Токтаев Евгений Игоревич: другие произведения.

Круги на воде

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Альтернативная история. Александр Македонский гибнет в битве при Гранике. Книга закончена. Скачать FB2

Обложка []

Слёзы
Циклоп
Власть народа
Человек предполагает...
Стенка на стенку
Кровь героев
Анабасис Антигона
Змея у колыбели
Мидас
Встречи
Послы, подсылы и патриоты
Друг правды и справедливости
Три льва и обезьяна
Титаномахия
Призрак прошлого, образ будущего

 

 

Автор благодарит Аркадия Абакумова и Максима Нечитайлова за помощь в работе над книгой.

 

 

Пролог

 

"Я передаю, как вполне достоверные, те сведения, которые одинаково сообщают и Птолемей, сын Лага, и Каллисфен, сын Демотима. В тех случаях, когда они между собой не согласны, я выбирал то, что мне казалось более достоверным и заслуживающим упоминания. Оба они писали свои труды уже на склоне лет, и ничто не заставляло их искажать события, и никакой награды им за то не было бы".

 

Обработанный для письма кончик пустотелой тростинки с лёгким скрипом скользил по папирусу. Человек, склонившийся над свитком, писал размашисто и быстро, не соблюдая строгости колонок текста. Иногда он спохватывался и начинал мельчить, но стоило увлечься, как реальность отступала на задний план и он, нырнув без оглядки во вновь открываемый мир прошлого, забывал о необходимости экономить папирус. Материал под рукой самого дешёвого сорта, "рыночный", на агоре торговцы таким рыбу заворачивают, но его потребуется много, очень много. Если боги позволят свершить задуманное, книга займет десятки свитков. Позже опытный каллиграф перепишет её красивым почерком, по сорок букв в одну линию, столько вмещает стихотворная строка гекзаметра. Текст обретёт изящество и таким будет воспроизведён ещё сотни раз. Для каждой копии переписчик применит папирус высшего качества, выделанный из волокон сердцевины стебля. Только в таком виде подобает оставлять потомству труды о великих людях и их деяниях. Но это случится намного позже, а пока под рукой самая простая тушь, смесь сажи и масла, дешёвый папирус... И замысел, не менее грандиозный, чем устремления тех, чьи деяния строчка за строчкой возрождались из небытия волей мастера.

 

"Рассказывают, что Филипп скончался, когда в Афинах архонтом был Пифодем. Александр, как сын Филиппа, принял царскую власть и отправился в Пелопоннес. Было ему тогда около двадцати лет. Там он созвал на собрание эллинов, живущих в Пелопоннесе, и обратился к ним с просьбой вручить ему командование походом против персов, которое они уже предоставили Филиппу. Просьбу его удовлетворили все, кроме лакедемонян, которые ответили, что им от отцов завещано не идти следом за другими, а быть предводителями. Были кое-какие волнения и в Афинах. Афиняне, однако, перепугались насмерть, стоило Александру подойти ближе; в знак почтения к Александру они согласились на большее, чем было дано Филиппу. Вернувшись в Македонию, Александр занялся приготовлениями к походу в Азию..."

 

Порыв ветра ворвался в распахнутое настежь окно и подхватил край папируса, свободно свисавший с письменного стола, заваленного книгами и цилиндрами их кожаных футляров. Историк сумел удержать лист, но, расплатившись за резкое движение жирной кляксой, недовольно поморщился и придавил свиток бронзовым львом, обнимающим свечу, представлявшую собой свёрнутый в трубку, пропитанный жиром лист всё того же папируса. Она не горела, до вечера ещё далеко и света достаточно, хоть окна и выходят на северную сторону дома.

Задумчиво покусывая кончик тростинки-пера, историк посмотрел в окно. Отсюда, со второго этажа, хорошо просматривалась обширная гавань, запруженная торговыми судами. Солнце стояло высоко, и мириады пляшущих зеркал слепили глаза, словно персеевым щитом прикрывая небесную синеву моря. Историк смежил веки, но продолжал видеть, как наяву -- десятки, сотни кораблей, везущих войско царя Александра на покорение Азии. Казалось, они целиком заполонили Геллеспонт. Хищные боевые триеры, неуклюжие афракты, построенные для перевозки войск. Огромный флот, пусть уступает он ксерксову, но и такого уже более сотни лет не видело море Геллы.

Вновь затанцевало "перо" на грубом листе папируса.

 

"Рассказывают, что он первым во всеоружии вступил на азийскую землю. Придя в Илион, он свершил жертву Афине Илионской, поднёс ей и повесил в храме полное вооружение, а взамен его взял кое-что из священного оружия, сохранившегося ещё от Троянской воины. Он возложил венки на могилу Ахилла, а Гефестион, говорят, на могилу Патрокла. Рассказывают, что Александр провозгласил Ахилла счастливцем, потому что о славе его возвестил на будущие времена такой поэт, как Гомер. Царь, действительно, имел право завидовать в этом Ахиллу -- никто не рассказал человечеству о деяниях Александра достойным образом. О нём не написано ни прозой, ни в стихах, его не воспели в песнях. О делах Александра знают гораздо меньше, чем о самых незначительных событиях древности".

 

Историк задумался. Искупительные жертвы, венки, возлияния. Величественной театральной позой врага не повергнешь. Кричи громче всех: "Боги вручают мне Азию!" -- но спрыгнешь на берег с борта корабля, и ты... нет, не Ахилл. Протесилай первым из ахейцев ступил на берег древней Трои. И первым же пал. Почему в то время, когда все так азартно играли в эту безумную свору ахиллов и агамемнонов, полубогов, богов на четверть, на восьмую, никто не вспомнил Протесилая?

Театр... Театру хорошо разместиться в уютной ложбине меж холмов с округлыми склонами, образующими кратер, чтобы голоса актеров легко долетали до самых верхних скамей. Вот там следует играть в Ахилла, а никак не на виду у вражеского войска.

Бледная желтизна папируса быстро покрывалась чернильной вязью.

 

"Мне думается, царь, что хорошо было бы в данной обстановке стать нам, как мы есть, лагерем на этом берегу реки. Я не думаю, чтобы враг, у которого пехота значительно уступает нашей, осмелился расположиться вблизи от нас; тем самым он даст нашему войску возможность легко переправиться на рассвете. И мы перейдём раньше, чем они успеют построиться. Теперь же, по-моему, опасно приступать к этому делу, нельзя ведь вести войско через реку вытянутым строем: видно, как тут много глубоких мест, а сами берега, -- ты видишь, как они высоки и обрывисты".

 

Кому ты это говоришь, старый дурак, верный пёс отца, ныне не видящий далее собственного носа? Герою, чья слава затмит ахиллову?

 

"Я переправлюсь: этого требует и слава македонцев, и моё пренебрежение к опасности!"

 

Нет ничего сильнее человеческой глупости.

Историк покачал головой. Преисполненное пафоса начало и такой бесславный конец. Поучительный пример для потомков. Иные собратья по перу склонны фантазировать, стараясь измыслить ход истории, переживи Александр тот миг, когда клинок Спифридата, сатрапа Лидии, взмыл за его спиной в той роковой битве при Гранике. Развлечение досужих людей. В своей книге он изложит сведения проверенные и взвешенные, очищенные от противоречий и домыслов.

И всё-таки, какая страсть! Как далеко он мог зайти, успей тогда Клит, ближайший из телохранителей, отразить смертельный удар, спасти царя! Всего одно мгновение... Как подумаешь, мурашки по коже...

Падающей звездой Александр промчался по тёмному небу и сгорел без следа, канул в Лету.

Историк поднялся из-за стола и подошёл к окну. Повеяло свежестью: снаружи, в саду, совсем недалеко от его рабочего кабинета разместился большой фонтан. Тонкие серебристые струи, падая в гранитную чашу, порождали причудливую игру маленьких волн.

"Бесследно? Так не бывает".

Историк вернулся к своему письменному столу и вновь взялся за перо. Он записал всё, что знал об Александре. Не так уж много. Колесо Истории суждено было вращать другим людям. Нужно начинать новую главу.

 


 

 

Когда, наконец, почти всё царское достояние было распределено и роздано, Пердикка спросил его:
"Что же, царь, оставляешь ты себе?"
"Надежды!" -- ответил Александр.

Плутарх. "Сравнительные жизнеописания"

Он добрый повелитель,
Он Солнцем был и был Луной.
Империя осталась
Его вдовой...

Маргарита Пушкина

 

 

 

1
Слёзы

Амфиполь. Лето второго года 111-й Олимпиады[1]

[1] 334 год до н.э. Древние греки вели счет лет по Олимпиадам. Самые первые Олимпийские Игры состоялись в 776 году до н.э. Это летоисчисление введено Тимеем Сицилийским в III веке до н.э., то есть позже описываемых событий.

 

-- Предатели! Будьте вы прокляты!

На заросших колючей щетиной щеках Андроклида отчётливо проступили грязные влажные дорожки. Глаза застилала едкая пелена -- Слёзы и пот, всё вперемешку. И не утереться теперь, как бросишь сариссу[2]? Ремень щита, прикрывающего левый бок, плечо и, частично руку, тёрся о шею. Сквозь мутную поволоку Андроклид видел приближающийся частокол копий и ряд щитов, украшенных, так же, как и его собственный, шестнадцатилучевой звездой Аргеадов.

[2] Длинное копье, основное оружие македонской фаланги. Античные авторы приводят различную длину сариссы -- от 4.5 до 7.2 метров. Держали ее в бою двумя руками. Сечение переменное, на конце противоположном наконечнику, крепился массивный бронзовый подток-противовес, снабженный острием, что позволяло драться им, когда сарисса ломалась. В оригинале слово это пишется с одной "с". Удвоение -- сложившаяся традиция перевода.

Ламах, сосед, отправивший в поход за море старшего сына, рыдал в голос:

-- Изменники! Что же вы творите?! Опомнитесь!

Наступающая по пшеничному полю фаланга нестройно и как-то неуверенно гаркнула:

-- Парменион!

По рядам с правого крыла волной прокатилась команда:

-- Вперёд!

-- Аргеады! -- закричал Андроклид, перехватил поудобнее сариссу и шагнул, сминая колосья, чувствуя, как его шаг повторяют тысячи ног.

-- А-а-а! -- выл слева Ламах.

Фаланга качнулась и уступом двинулась на сближение с противником, навстречу отцам, сыновьям и братьям. Не осталось в ней сейчас и следа того монолита, что выстоял против "Священного отряда" фиванцев на поле под Херонеей. Да и у противника дела нисколько не лучше. Строй колебался, повсюду видны разрывы, губительные для фаланги.

-- ...Парменион! Парменион!..

-- ...против кого копья повернули? Прокляну!..

-- ...Геракл и Аргеады!..

-- ...прости меня, отец!..

Между фалангами пятьдесят шагов. Сорок.

Андроклид разглядел, как один из бойцов Парменионова войска поднял копьё вверх. Сдаётся. Его немедленно толкнули в спину, и он упал под ноги своим товарищам, однако пример оказался заразителен -- ещё несколько копий упёрлись в хмурое небо. Здесь, против правого крыла, где шёл Андроклид, на своём левом враг по традиции поставил слабейших. Враг?

Тридцать шагов.

 

Битва при Амфиполе []

 

Всё реже звучало имя полководца-изменника. Строй его пехоты рассыпался на глазах, воины не выдерживали противоборства взглядов. Андроклид не видел, что творится на левом крыле, но его опыт подсказывал, что там дело пойдёт жарче, чем здесь.

Двадцать шагов. Нет, все не побегут. Десять...

-- Аргеады!

Длинные копья с треском скрестились. Перед лицом Андроклида маячило сразу несколько наконечников, но он не мог различить ни один из них по отдельности. Какое-то мутное пятно. Острая сталь скользнула по начищенной, сверкающей бронзе шлема и Андроклид инстинктивно втянул голову в плечи, ощутил толчок в щит. Ламаху остриё сариссы оцарапало щеку, рассекло ремешок шлема. Сосед даже не заметил, срывающимся голосом выкликая сына.

Руки, сжимающие древко, липкие от пота, дрожат так, словно он, Андроклид, безусый юнец, первый раз вставший в строй, как тогда, в бою с фракийцем Керсоблептом. А ведь прошло семь лет, минуло много сражений, но даже в несчастливой битве с трибаллами, окончившейся тяжёлым поражением, когда едва не погиб царь Филипп, ему не было так страшно.

Многие воины с обеих сторон уже корчились под ногами в агонии, пронзённые копьями. Ощетинившиеся двенадцатилоктевыми иголками ежи почти остановились. Андроклид, счастливо избежав сарисс противника, ворочал копьём, отбивая чужие, пытаясь наносить удары, не разбирая, куда и в кого. Вскоре почувствовал, что его сарисса упёрлась во что-то, а потом и вовсе застряла насмерть. Он бросил бесполезное древко, выхватил меч и полез через бурелом. Примеру последовали многие. Фаланги сходились щит в щит. Из задних рядов орали прямо в ухо что-то ободряющее.

"Какое счастье, что у меня там нет никого. Я бы не смог"...

Наконец он добрался до противника, толкнул щитом, ударил мечом сверху вниз, раз, другой, и всем телом ощутил, что стена подаётся назад.

-- Антипатр! Антипатр погнал их! -- неслось откуда-то справа.

-- Бегут, бегут!

-- Сдавайтесь, собаки!

-- Антипатр!!!

С противоположной стороны кричали иное:

-- Стоять, трусы! Убью того, кто побежит!

Поздно. Стена рухнула. Сбивая с ног щитом ещё колеблющихся, Андроклид рвался вперёд, не по собственному желанию, но увлекаемый всей массой человеческих тел, вновь пришедшей в движение.

В противостоянии нервов фаланги развернулись противосолонь на восьмую часть круга и Андроклид оказался вблизи того места, где в самом начале сражения располагался самый центр строя противника. Стараясь, по возможности, не пускать в ход меч, орудуя им, скорее, как дубиной, Андроклид пытался бежать вперёд, спотыкаясь об убитых и раненых. В глазах рябило, и он сам не заметил, как выскочил на небольшую группу ощетинившихся короткими копьями гипаспистов-щитоносцев. Здесь, вокруг пожилого воина в дорогих, отделанных золотом доспехах, разгорелась самая жаркая сеча. Гипасписты сдаваться не собирались. По выкрашенным в пурпур высоким "фригийским" шлемам с белыми перьями цапли Андроклид опознал в них агему -- царских пеших телохранителей. Эти будут драться до конца. Устойчивый очаг обороны притягивал к себе всё новые силы сражающихся.

-- Парменион! -- ревели гипасписты.

-- Александр! -- кричали товарищи Андроклида, не замечая, какую бессмыслицу несут.

Откуда-то слева подлетело несколько всадников. Прикрываясь щитом от одного из них, Андроклид проворонил другого. Удар по затылку поверг его на землю. В глазах потемнело, во всей вселенной умерли звуки. Ещё находясь в сознании, Андроклид попытался встать на четвереньки, опираясь на щит, но внезапная острая боль окончательно швырнула его в небытие...

 

...Он лежал на дне глубокой могилы, заполненной водой до краев, и смотрел вверх на границу стихий, где плясали причудливые тени. Где-то далеко-далеко в горах катилась лавина. Она победила время, и гул в ушах не смолкал уже вечность, не нарастая и не стихая. Накатывало удушье, но он не пытался бороться за жизнь, рваться к поверхности. Зачем? Здесь хорошо и покойно. Устав воевать с рассудком, он глубоко вздохнул, с удивлением ощутив запах гари. И в то же мгновение услышал голоса. Глухие, искажённые, они пришли извне, из того мира над поверхностью странной, пахнущей дымом воды, которой можно дышать. С ними вернулась боль, сжав тисками голову и левую руку. Ростки боли стремительно опутывали всё тело, выталкивая его к поверхности.

-- ...похоже, у него рука сломана...

Лавина, наконец, растратила свою мощь -- гул прекратился внезапно, словно из ушей убрали затычки.

-- Переворачивай его. Осторожно. Ремень с шеи снимай.

Куда-то исчез раскалённый колпак, сдавливавший виски, и ветер исцеляющим холодком коснулся пылающего лица, растрепал волосы.

Андроклид открыл глаза и увидел чью-то бороду. Хотя почему "чью-то"? Рыжая борода с двумя чёрными подпалинами, тянущимися от уголков рта к подбородку, могла принадлежать только Неандру. Хотя, в последнее время уже само наличие бороды однозначно указывало на Неандра, даже без дополнительных примет.

Озабоченное лицо друга просветлело.

-- Живой!

Ещё не вполне пришедший в себя Андроклид не смог сообразить, вопрос это или утверждение. В висках стучало, а левую руку пониже локтя одновременно кололи десять тысяч иголок.

-- Кто... победил?.. -- с трудом разлепил пересохшие губы Андроклид.

-- Мы победили, командир, -- пробасил над ухом Медон, воин его декады.

Андроклид попытался повернуть к нему лицо, но шевельнулся всем телом, потревожил руку и застонал от боли.

-- Не дёргайся, -- посоветовал Неандр.

-- Парменион убит, -- продолжил Медон, -- и сын его средний, Никанор. Антипатр рассеял крыло Никанора, там фракийцы были, разбежались, как зайцы.

-- Видел, те, кто против нас стояли, копья вверх подняли? -- спросил Неандр.

-- Да, -- выдавил из себя Андроклид.

-- Это тимфейцы. Сразу все сдались. Потому Парменионова фаланга и не устояла.

Андроклид поморщился, с помощью Неандра сел и попытался осмотреться по сторонам. К северу небосклон затянуло густым чёрным дымом. То тут, то там, по всему полю разбросаны костры: победители хоронили убитых. Желтеющие колосья потоптаны, кое-где окрашены бурым. Трупов не много, боя насмерть не получилось, но здесь, в центре поля, где стоял Парменион, его воины полегли все до одного и антипатровых бойцов за собой утянули немало. Отсюда Андроклид не мог видеть, что в пяти сотнях шагов к северу, где сошлись конные отряды Филоты, старшего сына Пармениона и антипатрова зятя, Александра-Линкестийца, сеча вышла ещё жарче, чем здесь. Там лежало множество побитых людей и коней. Филота не смог превозмочь Линкестийца и бежал.

Неандр осторожно ощупывал руку друга.

-- Что со мной? -- спросил Андроклид, облизнув губы.

-- Рука сломана. Перелом закрытый, крови нигде нет. Похоже, когда ты упал, тебе на щит наступили. Может, лошадь, копытом. Тут больно?

-- Меньше. Голова гудит. И кружится. Немного.

-- Если голова болит, значит, она есть. По затылку тебе хорошо приложили, потом вмятину на шлеме посмотришь. А сустав, вроде, цел. Вывиха нет. Повезло тебе, хуже могло быть. А так, сейчас руку в лубок возьмём, через месяц, как новая будет.

-- Что с нами со всеми через месяц будет? -- спросил Андроклид, -- с Македонией... Мы-то с тобой неженатые, и из родных наших никто в Азию не ушёл. А у Ламаха против нас сын сражался. Каково Ламаху? И сыну его...

-- Всё равно ему уже, -- мрачно сказал Неандр, прилаживая к руке друга обломок копья, который он предварительно расщепил мечом на две половинки. Медон стоял наготове с полосой ткани, которую оторвал от хитона одного из покойников.

-- Это почему же?

-- Он уже к Харону в очередь пристроился, -- сообщил Медон, -- сарисса насквозь через грудь прошла, да ещё и заднего ранила.

Андроклид стиснул зубы и больше не проронил ни слова.

Незнакомый воин неподалёку переворачивал трупы, искал кого-то. Двое других снимали доспехи убитых, нанизывая их на сариссу, которая перекладиной лежала у них на плечах. Андроклид следил за ними отстранённо, и одна единственная мысль ворочалась в его голове:

"Боги, брат на брата... Как мы дошли до этого?.."

 

Главная карта []

 

Антипатр, наместник Македонии, победе не радовался. Хуже произошедшего, по его мысли, и представить себе нельзя. Десятилетия Македония, объединённая под властью Великого царя Филиппа, не знала братоубийственных распрей и вот он, Антипатр встал с мечом в руке, против кого? Против Пармениона, своего друга. Сколько дорог вместе пройдено, сколько боев. Не было у Антипатра друзей ближе Пармениона с Филиппом, а теперь оба мертвы. И сын Филиппа мёртв, не уберегли мальчика. Страшную весть наместник узнал от своего зятя, который, загоняя коней, примчался в Пеллу в последние дни десия[3], месяца, когда македонские цари никогда не начинали войну. Александр нарушил традицию и не пережил десия. Антипатр не поверил. Зятя он не слишком жаловал, ибо братья того, линкестийцы, запятнали себя изменой, а пожилой наместник предан роду Аргеадов всем сердцем. Позже прибыли ещё горевестники, поверить пришлось. Вовсе не смерть царя выбила почву из-под ног пожилого стратега. Нет, страшна смерть человека, мальчика, возмужание которого он наблюдал, радуясь вместе с его отцом так, как если бы это был его собственный сын, но куда страшнее смерть государства. Царь не оставил наследника и то, чего больше всего боялся Антипатр, свершилось.

[3] Май.

С Александром в Азию ушёл Арридей, сын Филиппа от наложницы, фессалийки Филлины. Этот молодой чловек имел разум малого ребёнка. Ненавистники царицы Олимпиады шептались за её спиной, что не иначе она приложила к тому руку, опоив Арридея ещё в детстве колдовским зельем. Как бы то ни было, он не годился в цари, но в нём текла кровь Филиппа. Его убили сразу же, едва мысль о престолонаследии завладела умами македонян. Линкестиец рассказал об этом тестю, подозревая в убийстве Филоту, сына Пармениона. Прошло несколько дней и громом среди ясного неба грянуло: ушедшие в Азию провозгласили Пармениона царём!

"Это начало конца", -- подумал Антипатр.

Наместник ходил по дворцу с окаменевшим лицом, но сильнее пугала челядь Олимпиада. Царица-мать заперлась в своих покоях, впуская лишь Ланику, кормилицу Александра и сестру Клита Чёрного, телохранителя царя. Ланика выплакала все глаза по обоим, а царица не проронила ни слезинки. Кровь отхлынула от лица Олимпиады, царица превратилась в подобие мраморной статуи, которую не успели ещё раскрасить.

Преодолев мимолётную растерянность, Антипатр железной рукой навел порядок в оставленных ему войсках, усилил гарнизоны в городах Линкестиды и дал понять, что власть, завещанную царём, с себя не сложит до объявления наследника.

"Аргеадов нет более, никого царской крови не осталось, войско будет выбирать нового царя. Всё войско, а не только та половина, что подняла на щитах Пармениона".

Антипатр высказал это вслух в присутствии царицы. Та взметнулась дикой кошкой -- разве забыл наместник об её дочери от Филиппа, что сейчас замужем за эпирским царём?

Нет, он не забыл, но женщина не будет править Македонией, а её муж прав на престол Пеллы не имеет.

Царица и бровью не повела. Скользкая змея, не из тех, кто легко Сдаётся. Есть ещё кое-что, о чём следует знать Антипатру.

Наместник выслушал Олимпиаду, но не уступил ей в умении сохранять невозмутимость в любой ситуации, хоть сердце забилось чаще. Да, если её слова не очередная хитрость изворотливой ведьмы, цепляющейся за соломинку, лишь бы удержаться у власти -- это выход для всех, спасение Македонии, и он первым поддержит царицу, хотя не доверяет ей. Он вступит в союз со змеёй, с кем угодно, с самим Аидом, лишь бы сохранить филиппово наследие.

Войско возвращалось, о продолжении похода не могло быть и речи, это понимали все. Наместник ожидал, что союзники разбегутся и Парменион не сможет их удержать, но у самозванца всё равно останется около двадцати тысяч воинов. Менее пятнадцати тысяч у Антипатра. Наместник выступил навстречу. Если не обманула Олимпиада, братоубийственной бойни можно избежать. Они договорятся с Парменионом, он мудр и уравновешен, в Троаде у него не осталось другого выхода, кроме как принять волю войска, иначе он мог не удержать воинов в узде. Конечно, так и должно быть никакой он не мятежник, не предатель, ведь они столько пошли вместе, плечом к плечу.

Антипатр переправился через Стримон у Амфиполя и встал лагерем, а к вечеру соседнюю гряду холмов занял Парменион. Наместник послал к другу-врагу одного из самых надёжных людей. Парменион должен услышать слова Олимпиады и противостоянию будет положен конец. Но на следующее утро Антипатр увидел строящуюся фалангу... Он так и не узнал, что гонца перехватили люди Филоты. Сын самозваного царя уже прикидывал, как будет смотреться на его челе диадема, и ни о чём разговаривать не хотел.

"Ещё не всё потеряно. Нужно выехать навстречу, вызвать Пармениона на середину поля. Несколько слов решат судьбу Македонии!"

Боги судили по-своему. Филота не обладал благородством Александра, жаждавшего лишь "честной" славы, фаланга Антипатра ещё не построилась полностью, как сын Пармениона атаковал, вломившись в левое крыло противника, где наместник поставил старшим своего зятя. Договариваться стало не о чем, нужно сражаться.

Линкестиец на этот раз не струсил, понимая, что невозможно вечно бегать от судьбы. Он выдержал удар гетайров. Да, по правде сказать, устоять ему и не составило большого труда. Восемь ил "друзей", полторы тысячи тяжеловооружённых всадников ушло с Александром, здесь же не было и половины. Антигон ещё не знал, что вернулись из Азии далеко не все. Не только эллины бросили Пармениона. Многие из молодых, сверстники покойного царя, его друзья, не присягнули самозванцу. Фаланга тоже поредела: таксисы[4] Пердикки и Кена, наполовину составленные из эллинов, не пожелали возвращаться.

[4] Таксис -- подразделение фаланги численностью в 1500 человек. Командовал таксисом таксиарх.

И уже в бою, ещё до столкновения, Полиперхонт, старый товарищ, князь Тимфеи, увидел в первых рядах противника своих людей и обратился к ним, умоляя сложить оружие. Тимфейцы подчинились, сломав строй фаланги Пармениона. Сам Антипатр ударом своего правого крыла, семью илами гетайров, оставленных ему Александром, решил всё дело. Он призывал брать бегущих в плен, не убивать никого, ведь это македоняне. Братья...

 

Они ожидали решения своей участи без страха. Знали, на что шли и не видели иного выхода. Высших начальников уцелело и попало в плен немного: брат Пармениона Асандр, командиры фаланги, Мелеагр и Кратер, стратег агриан Аттал, а так же глава царского грамматеона[5], грек-кардиец Эвмен. Выжившие приготовились присоединиться к своим павшим товарищам, и не сомневались, что в шатёр наместника их ведут лишь для скорого суда и смертного приговора.

[5] Грамматеон -- канцелярия.

Однако всё случилось иначе. Перед входом пленникам развязали руки, стража осталась снаружи. Внутри вокруг разборного походного стола расположились стратеги Антипатра, с ним самим во главе. У входа стояло пять складных стульев, но ни один из "мятежников" ими не воспользовался. Ни победители, ни побежденные не приветствовали друг друга. Антипатр внимательно разглядывал "мятежников", подолгу задерживая взгляд на каждом из них.

Асандр смотрел прямо в глаза наместнику, почти не моргая и, казалось, не замечая больше никого в шатре. Лицо его спокойно, не выражает никаких эмоций, поза расслаблена. Большие пальцы рук заложены за пояс хитона, спина прямая, как у юноши.

Слева от младшего брата Пармениона вращал глазами Аттал. Он выглядел наиболее беспокойным из пятёрки, не знал, куда деть руки и, то потирал запястья, "украшенные" бледнеющими следами пут, то принимался теребить складку хитона на груди.

Бородач Мелеагр (он проигнорировал недавнюю идею Александра о поголовном бритье в армии) выпятил вперёд толстую верхнюю губу, отчего усы стратега хищно топорщились. Он стоял чуть вполоборота, словно готовился бежать.

Далеко не великан ростом, крепко сбитый и значительно превосходящий остальных шириной плеч, Кратер, тем не менее, возвышался над всеми, собравшимися в шатре. Надменно вздёрнув подбородок, сложив руки на груди и выдвинувшись вперёд, он с вызовом и насмешкой взирал на судей. Его хитон, спущенный с плеч, держался на бедрах поясом, торс забинтован от пупа до мощных выпуклых грудных мышц. На правом боку тряпица окрашена бурым -- такая рана часта у командиров фаланги, самых опытных воинов, занимающих правый край, где уже не прикроет щитом товарищ. Бледность лица стратега, то, единственное, что не подвластно человеческой воле, собранной в железный кулак, выдавала, как тяжело ему стоять вот так, гордо вскинув голову. Антипатр всегда симпатизировал этому человеку, отчаянно храброму, решительному и умному, сдавшемуся в плен вовсе не для того, чтобы спасти свою шкуру, но чтобы защитить на суде своих подчинённых, спасти их от гнева наместника, взяв всю вину на себя, как и подобает истинному вождю. Антипатр покосился на Полиперхонта, словно и в его глазах искал восхищение Кратером. Лицо князя Тимфеи сохраняло каменное выражение, но на Линкестийца, сидящего далее, поза Кратера явно произвела впечатление.

Наместник перевёл взгляд на последнего из пятёрки. Кардиец, даже здесь не расставшийся с деревянной, покрытой воском табличкой, заткнутой за пояс, не пытался прятаться за спины товарищей, но всё равно был самым неприметным из них. Он входил в ближний круг Александра, но всегда держался в тени. Многие не любили "царского писаря", не считали ровней им, македонянам и воинам. Не все знали, что архиграмматик почти любого из них способен одолеть, схватившись в панкратионе, не допускали и мысли, что острый, светлый ум кардийца дороже Александру десяти тысяч воинов. Да и то цена скорее занижена, что ещё Филипп осознал, возвысив Эвмена, совсем ещё мальчишку, много лет назад. Кардиец выглядел почти столь же невозмутимым, как Асандр, но не смотрел, подобно старшему, в одну точку, а с живым интересом оглядывался по сторонам, ничуть не стесняясь хмурых антипатровых стратегов.

Молчание затягивалось. Пленники терпеливо ждали слова наместника.

-- Садитесь, -- предложил, наконец, Антипатр.

-- Я бы выслушал свой приговор стоя, -- ответил Кратер.

-- Мы не собираемся никого из вас судить, Кратер, садись. Будет разговор. Мечами намахались и хватит. Самое время остыть и поговорить.

Кратер поколебался, но всё же сел, не сводя с наместника пристального взора. Остальные последовали его примеру.

-- Я оплакиваю сегодняшний день, -- сказал Антипатр, -- ибо по злому року, не ведая иного спасения, мы подняли оружие на ближних, на своих товарищей. Парменион был мне, как брат, мы понимали друг друга с полуслова, тем страшнее обернулась его глухота к моим словам. Я не верю, что жажда власти ослепила его, среди нас он был одним из мудрейших. Мой человек, которого я послал вчера в ваш стан, мог предотвратить бойню. Я не понимаю, почему Парменион не услышал его, не услышал меня, не поверил в то, что я скажу вам сейчас. Если вы знаете причину, назовите её мне, ибо я теряюсь в догадках.

"Мятежники" озадаченно переглянулись.

-- Мы не понимаем, о чём ты говоришь, -- сказал Асандр.

-- Тогда горе всем нам. Верно, таков оказался наш жребий, -- Антипатр провёл рукой по лицу, помолчал немного и вновь заговорил, -- вы избрали Пармениона царём, ибо уверились, что род Аргеадов пресёкся, и никто иной не может претендовать на трон. Только войско властно выбрать царя.

Кратер кивнул.

-- Вы поторопились. Моих воинов почти столько же, сколько вас, а сейчас едва ли не больше. И все они македоняне. И права избирать царя у них никто не может отнять. А вы попытались.

Мелеагр и Аттал опустили головы, Кратер дёрнул щекой.

-- Ты позволишь высказаться нам, Антипатр? -- поинтересовался Эвмен.

-- Говори, -- согласно кивнул наместник.

-- Мне, действительно, неизвестно, почему Парменион решился дать бой, но он вовсе не забыл вашу дружбу. Не дадут соврать: он невыносимо мучился в последние дни, словно на плечи возложили ещё лет тридцать, к без того немалой ноше. Он пребывал, словно во сне, глядел отстранённо, а приказы отдавал чужим голосом.

-- Голосом Филоты, -- добавил Кратер.

-- Так всем заправлял Филота? -- спросил Полиперхонт, -- и вы ему подчинялись?

-- Командовал Парменион, -- резко ответил Кратер.

-- Я не знаю, что случилось с нами там, в Троаде, -- мрачно проговорил Асандр, -- мы все поддались его красноречию. Я имею в виду племянника.

-- Большинство поддалось, -- покосился на Асандра Эвмен.

Тот не заметил уточнения. Или сделал вид, что не заметил.

-- Филота убедил всех, что ты, Антипатр, примешь сторону сына Аэропа, -- сказал Мелеагр, покосившись на Линкестийца. Тот поджал губы, но ничего не сказал.

-- Он говорил с каждым по отдельности, -- буркнул Аттал, глядя в сторону, -- и убеждал, убеждал бесконечно, когда Парменион его не слышал, что старик растерян, он верит в дружбу Антипатра и будет обманут. Надо ударить первыми, не соглашаться ни на какие переговоры, ибо линкестийцы, дети предательства, уже опутали своими сетями наместника по рукам и ногам...

-- Как смеешь ты, собака! -- вскричал Линкестиец, подавшись вперёд, -- поносить меня гнусной ложью?! Меня, кто первым назвал Александра царём!

-- Чтобы спасти свою шкуру, -- процедил Кратер.

-- Что?! -- Линкестиец побледнел, его рука шарила у пояса в поисках рукояти меча, но никто, ни пленники, ни судьи, не вошёл в этот шатёр при оружии.

-- Остыньте! -- повысил голос Антипатр и повернулся к кардийцу, -- говори, Эвмен.

-- Что тебе ещё сказать, Антипатр? Тут уже всё сказали. В войске разброд и шатание. Вернулись не все. Лично я всюду чужой. Буду с тем, чья власть поимеет хоть толику законности.

-- А моя власть, по-твоему, не законна?

-- К чему оправдания, -- заявил Кратер, -- судит всегда победитель и только он прав в итоге. Давай уже покончим с этим, Антипатр, я очень устал и хочу спать. В Аиде мне это точно дадут сделать.

-- Я уже говорил вам, что не намерен никого судить, все уже наказаны сполна. Вы поторопились дважды, ибо не пресеклась кровь Филиппа!

-- Как?! -- вскинул голову Кратер.

Мелеагр и Аттал недоуменно вытаращили глаза, Асандр дёрнулся, как от пощёчины и внезапно побледнел. Эвмен застыл неподвижно, невидящим взором изучая пустоту, а потом вдруг со свистом втянул воздух, сквозь сжатые зубы, и схватился за голову.

-- Клеопатра беременна, -- тихо произнёс кардиец.

-- Что? -- повернулся к нему Кратер.

-- Ты знал? -- удивился Антипатр.

-- Я догадался. Другой возможности нет.

-- Это правда, -- подтвердил Антипатр, -- Клеопатра, дочь Филиппа носит под сердцем ребёнка. Внука нашего великого царя!

-- А если будет девочка? -- спросил Эвмен.

-- Тогда мы вернёмся к выбору войска, -- ответил Полиперхонт.

-- Если же мальчик, -- с жаром продолжил Антипатр, -- я первым принесу к его колыбели свой меч и буду при нём неотступно, пока он, возмужав, не освободит вернейшего из своих подданных от обязанностей регента. Вверяете ли вы мне эту ношу?

Антипатр вопросительно взглянул на Асандра: младший брат Пармениона немногим уступал наместнику возрастом и по праву должен был высказаться первым.

-- Ты старейший среди нас, -- медленно сказал Асандр, -- ты назначен самим царём, только он может сместить тебя.

-- Мы с тобой, Антипатр, -- горячо заявил Аттал.

-- С тобой... -- выдохнул Кратер.

-- У меня нет желания становиться изменником снова, -- заявил Мелеагр, -- поганое занятие. Я присягаю тебе, Антипатр.

-- Какой срок у царицы? -- спросил Эвмен.

-- Осталось ждать два месяца.

-- Подождём. И я клянусь в верности тебе, регент, -- сказал Эвмен.

"Как же мы были слепы. Как я был чудовищно слеп... Ведь ничто не скрывалось, письма, разговоры. Кому какое дело, что творится в захолустном Эпире, этом медвежьем углу... Все устремились на восток, клацая зубами, истекая слюной по лакомой добыче. Поистине, когда боги хотят наказать -- они лишают разума"...

 

На следующее утро Антипатр собрал всех воинов, "своих" и "чужих", у погребального костра друга.

Неандр, Медон и Андроклид стояли в первых рядах. Рука декадарха висела перед грудью на шейной лямке. Вечером опытный врач, выбросив обломки неандрова копья, заново зажал её в лубки и перебинтовал. Андроклид поглаживал руку и крутил головой, высматривая знакомцев среди тех, кто уходил с Александром. Вид у них был особенно замученный, но и антипатровы воины свежестью лиц не слишком выделялись.

Антипатр взошёл на помост, сколоченный на скорую руку и, видя гнетущую тревогу, смятение людей, без долгих предисловий объявил воинам новость и попросил поддержать "решение совета".

Македоняне притихли, а едва наместник закончил речь, вообще потеряли дар речи. Воцарилась мёртвая тишина. Каждый пытался осмыслить невероятное. Наконец чей-то голос негромко произнёс:

-- Так как же это?.. Зря кровь проливали?..

Раздался всхлип.

Андроклид повернулся к Неандру, открыл рот, собираясь что-то сказать, но так и не смог: ком в горле перехватил дыхание.

-- А Ламах-то... -- прошептал Медон.

Один из воинов сел на землю, обхватил голову руками и глухо застонал, покачиваясь.

-- Слава царице Клеопатре, -- негромко сказал кто-то в первом ряду, неподалёку от Андроклида.

-- Слава... -- пробормотал декадарх, вскинул голову и крикнул, -- слава!

"Это судьба, она сильнее всех. Такой выпал жребий и не стоит роптать. Слава!"

-- Слава внуку Филиппа! -- закричали сзади, не допуская и мысли, что может быть иначе.

-- Слава Клеопатре!

Македоняне, ещё вчера сражавшиеся друг с другом, а теперь стоявшие в общей толпе, все вперемешку, закричали разом. Славили и Олимпиаду, и Антипатра. Славили Филиппа, Геракла, прародителя Аргеадов. Перечисляли всех богов, состязаясь в витиеватости здравниц. Они сошли с ума, обнимались, орали, пускались в пляс. Огромное напряжение последних дней всесокрушающей лавиной неслось вниз в пропасть отчаяния. Можно снова жить и радоваться жизни. У них будет царь, законный, не самозваный. У них есть будущее.

 

 

 

2
Циклоп

Лампсак. Несколькими днями ранее

 

-- Ну, как он?

-- Гораздо лучше, похоже, для жизни уже нет опасности. Жар спал.

-- А глаз?

-- Правый?

-- Да.

-- Что ему сделается? Удар же пришёлся слева. Но повязку пришлось наложить так, что и правый сейчас закрыт.

Птолемей вздохнул.

 

Птолемей []

 

-- Значит, он думает, что полностью ослеп?

-- Боюсь, что так. Я говорил ему, что это не так, но он меня не слушает.

-- Не удивительно. Он очень боится слепоты. Потеря второго глаза просто убила бы его. Та стрела, под Перинфом, которая сделала его похожим на царя Филиппа, изрядно испортила Антигону характер. Я помню, как кто-то из молодых обозвал его Циклопом, так еле отбили дурня, а то бы ему хана. Рука у Антигона, что молот.

Тёзка покойного царя, врач Филипп-акарнанец лишь покачал головой.

-- Царю Филиппу увечье не мешало быть первым среди мужей. Он и одним глазом видел больше, чем иные двумя.

-- Кроме глаза он тебя о чём-нибудь спрашивал? -- поинтересовался Птолемей.

-- Он только и делает, что спрашивает. Сначала в бреду кричал, сражался с персами, потом пришёл в себя и стал спрашивать. Правда, вопросы не отличаются разнообразием. Его интересовало собственное местонахождение. Хотел узнать, куда направился царь. Он уверен, что войско ушло вперёд, а его оставили гнить среди раненых. Рвётся к Александру, порывается снять бинты, хоть вяжи его. Грозится мне руки вырвать. Сейчас уже поутих немного, ослаб.

-- Ты ему...

-- Не сказал. Он даже не спросил, кто победил.

Птолемей горько усмехнулся.

-- На этот вопрос легко ответить правду. Можно мне к нему?

-- Сейчас, да, -- врач улыбнулся, -- ты чрезвычайно деликатен, Птолемей. Селевк и Леоннат состязались в измышлении страшных кар на мою голову, если я не впущу их.

-- Не сердись на них, Филипп, -- сказал Птолемей, -- все мы сейчас не в себе.

Внутри прохладно, просторно и уютно -- акарнанец умело подбирал покои для пациентов. В Лампсаке Птолемей занял пустующий дом Мемнона-родосца, что бился на стороне персов при Гранике во главе греческих наёмников. "Вольный" Лампсак уже больше ста лет управлялся эллинами, которым время от времени его дарили персидские цари. Последний раз город был подарен ныне покойным Артаксерксом Охом именно Мемнону, но родосец бежал из своих владений ещё два года назад, когда передовые части македонян под командованием Пармениона, заняли всю Троаду в ожидании высадки основных сил сначала царя Филиппа, а затем Александра.

Птолемей впервые переступил порог эллинского дома в Азии и с любопытством его осматривал, пытаясь найти присутствие чего-нибудь варварского. Нашел довольно быстро: в одной из комнат пол застлан коврами, ими же завешены стены, а из мебели лишь низкий столик посередине. На столике стояла серебряная посуда непривычного вида. Судя по всему, комната предназначалась для приёма гостей-персов. Ей уже давно не пользовались, но рабы, оставшиеся в доме, исправно протирали здесь пыль, выколачивали ковры. А в остальном -- дом, как дом. Не отличить от жилища какого-нибудь богатея в тех же Афинах. Вот и верь тому, что эллины-ионийцы живут под пятой персидского царя в страшном угнетении, лишённые возможности вести привычный образ жизни.

Комната, которую врач подобрал для раненого, выходила, как и прочие, в перистиль, внутренний дворик, но в отличие от большинства других помещений она закрывалась не занавеской, а деревянной дверью. Хорошо смазанные бронзовые петли позволили Птолемею войти совершенно бесшумно, однако он не остался незамеченным: возникший сквозняк заставил человека, лежавшего на постели, установленной изголовьем под маленьким окном с полуоткрытыми ставнями, повернуть к вошедшему лицо. Он не мог видеть Птолемея: глаза скрыты под белой повязкой, закрывавшей всю верхнюю часть лица.

-- Это ты, Филипп? -- спросил раненый, повернув голову.

Правая сторона его лица, украшенная тёмной десятидневной щетиной, почти уже бородой, резко контрастировала с левой. Борода росла неровно: у подбородка гуще, реже на щеках.

Тонкое пёстрое покрывало не скрывало лишь мощных рук и плеч, ширина которых оставляла позади совсем не хилого Лагида. Ширококостный мощный муж, ростом превосходил Птолемея на целую голову. Впрочем, сейчас, когда он лежал, это сложно оценить.

-- Радуйся, Антигон, -- негромко поприветствовал его Лагид, -- хвала богам, я вижу тебя живым и почти здоровым.

-- Птолемей, -- узнал голос Антигон, -- а ты что здесь делаешь? Тоже был ранен?

-- Нет, боги хранили.

-- Зачем же царь оставил тебя в Лампсаке?

Лагид ответил не сразу. Отыскал глазами стул в углу комнаты и подставил его к постели.

-- Не будешь против, если я сяду?

-- Ты уже сел. Птолемей, помоги мне снять повязку. Этот акарнанец как-то хитро завязал её, не могу нащупать узел, а просто стянуть не получается.

-- Филипп запретил. Ещё рано, Антигон, успокойся. На всё воля Зевса. Твой правый глаз цел. Ты не слепой. Удар вышел скользящий. Слева по черепу топором. Филипп говорит, было много крови. Ремешок шлема тебя подвёл, лопнул. Рана такая, что Филиппу пришлось наложить повязку, закрыв правый глаз. Но с ним всё в порядке, не веришь акарнанцу -- мне-то хоть поверь.

Антигон, сжав зубы, глухо застонал.

-- Какое-то проклятье на мне... Что ни рана -- в голову. В первом же бою похода... Что же теперь? Царь отошлёт меня обратно?

-- Не отошлёт, -- негромко проговорил Птолемей, -- царь мёртв.

-- Что?! Ты лжёшь! -- раненный попытался сесть, но, не справившись, без сил рухнул на подушки.

-- Нет. Произошла катастрофа, Антигон. Царь мёртв, пал от руки Спифридата, лидийского сатрапа.

-- Как?!

-- Убит ударом в спину. Клит не успел. Никто не успел. Царь слишком сильно вырвался вперёд и варвары его окружили. Нас оттеснили было, и мы не смогли защитить царя.

-- О, боги... -- потрясённо прошептал Антигон, -- а тело Александра?

-- Тело отбили. Клит и Гефестион. Варвары не успели надругаться над ним.

-- Боги... Мы разбиты?

-- Нет. Хотя варвары изрядно воодушевились. Наше крыло дрогнуло, но смерть Александра видели немногие. Я надел его шлем и натиск удалось восстановить. Конница погнала персов, а фаланга закончила дело, там никто до самого конца сражения и не узнал о том, что царя уже нет. Твои эллины тоже стойко сражались, жаль ты не видел всего. Персы бежали, а против нас остался только Мемнон со своими наёмниками. Мы перебили их всех. Почти всех -- сам Мемнон тоже смог скрыться.

-- И что же теперь? -- Антигон стиснул край покрывала с такой силой, что побелели костяшки пальцев.

-- Теперь... Не знаю, никто не знает. Над полем вой стоял -- по Филиппу не так убивались. Что там потом началось... Хаос, Антигон. Всех трясло, как в ознобе. Клит сошёл с ума, волосы рвал, метался с пеной у рта, все вокруг шарахались. А потом бросился на меч. Никто и не пытался ему помешать. Стояли поодаль и смотрели. Как во сне, я даже ущипнул себя пару раз. Не проснулся.

-- Что было дальше? -- голос Антигона предательски дрогнул.

Пятидесятилетний стратег и прежде не отличался суровой невозмутимостью, свойственной воинам его возраста и положения. Он всегда находился во власти чувств, радовался и горевал на разрыв сердца. Два года назад, когда родился его поздний, обожаемый сын Деметрий, немолодой уже полководец закатил невиданный пир, едва не спустив на него всё своё состояние. Молодёжь посмеивалась, а вот теперь, когда мир перевернулся, испуганно жалась к старшему, хоть он сейчас и беспомощен, как слепой котёнок.

-- Дальше успокоились, как смогли, и стали думать. Ох, не зря Антипатр с Парменионом уговаривали царя жениться, чуть не на коленях перед ним стояли. Ни в какую. Как знали... Что дальше, Антигон? Наследника нет, вот что дальше.

-- А что Арридей?

-- Ты бы хотел такого царя, как Арридей? Послушный, добрый, мухи не обидит... Сидел бы на троне с отсутствующим взглядом и интересовался бы только сластями и игрушками. В двадцать с лишним лет...

-- Нет.

-- Вот и другие... не захотели, чтобы кто-то правил втихую от его имени. Мы нашли беднягу в шатре. Он, очевидно, всё понял в последний момент, словно боги ему перед смертью вернули разум. Пытался бежать, но куда такой убежит... Кинжал, в его спине торчавший, никто не опознал. Не нашли убийцу, да, по правде, и не искали. Кое-кто вспомнил по Линкестийца, но того и след уже простыл. Небось, к тестю своему сбежал, когда увидел, как с претендентами на трон иной раз поступают. Да никто бы его не поддержал, не верю я в то, что за линкестийцев многие стояли. Сыновья Аэропа сами о себе эти слухи распространяли, за что и поплатились, дураки.

-- И больше царской крови никого нет, -- сказал Антигон, -- если бы тогда оставили в живых Аминту... Единственный реальный и законный претендент. Уж Олимпиада расстаралась, упыриха. Кончились Аргеады...

Он постепенно приходил в себя, свыкнувшись со случившимся, и вновь приобретал способность мыслить здраво и взвешенно. Боль, не отпускавшая с тех пор, как вернулось сознание, отступила на второй план. Он вновь был стратегом, одним из самых старших по возрасту военачальников. Александр поставил его командиром эллинских союзников и во время битвы при Гранике Антигон находился на левом фланге в подчинении Пармениона. Бой там вышел не слишком жаркий, однако ему вот хватило...

-- И тогда вы созвали собрание войска, -- уверенно предположил стратег.

-- Да, -- подтвердил Птолемей, -- собственно, это случилось ещё до того, как мы нашли бездыханное тело Арридея. Пехота назвала его царём. "Друзья" пытались возражать, а Парменион молчал. Когда стало ясно, что Аргеадов больше нет, выступил Филота. Он напомнил всем о древнем обычае...

-- ...и предложил в цари своего отца.

Птолемей внимательно посмотрел на стратега.

-- Акарнанец уверил меня, что ничего не говорил тебе.

-- Думаешь, я придуриваюсь, изображая неосведомлённого? Нет, Лагид, я просто почти на двадцать лет старше тебя. Нет здесь ничего удивительного. Филиппа ведь тоже избрало войско. Он не мог царствовать по праву рождения и стал первым среди нас лишь, как опекун малолетнего Аминты. А потом взял и задвинул своего племянника подальше. Войско называет царя, Птолемей, и оно выберет того, кто способен побеждать. Филипп был способен -- выбрали его. Парменион способен, что доказал многократно. Я не удивлён.

-- Ты прав, -- согласился Лагид и с выражением продекламировал, -- Аргеадов нет более, зачем же искать царя среди знатных, но ничем не проявивших себя людей? Выберем же царя среди мудрых и прославленных полководцев! Пусть царём будет тот, кому вы доверяете безраздельно и кто никогда не подводил вас на поле брани!

-- Слова Филоты? Никогда не сомневался в его красноречии.

-- Да, его слушали, затаив дыхание. Потом началась буря. Старика подняли на щитах.

-- Думаю, не ошибусь, если предположу, что далеко не все разделили энтузиазм Филоты.

-- Я не разделил. Вот почему сижу здесь, в Лампсаке, у твоей постели, вместо того, чтобы топать сейчас к Пелле, объяснять Антипатру: "Ты уж извини, друг Антипа, так получилось. Отдавай-ка свою государственную печать".

Антигон молчал некоторое время, потом спросил:

-- Значит, Парменион убрался в Македонию? И давно? Сколько я вообще тут валяюсь?

-- Валяешься дней пятнадцать. А они, да, возвращаются. Сейчас топчутся у Абидоса, а может уже переправились.

-- Но не все?

-- Не все, -- кивнул Птолемей, -- большая часть эллинов всё ещё в Троаде. Почти все корабли достались Пармениону и вернуться в Элладу без него сейчас непросто. Мы тут стоим тремя лагерями, если не считать тех, кто пошёл за новым царём. В Лампсаке часть "друзей", почти девятьсот человек, кое-кто из отрядов Пердикки и Кена. Ситалк с одрисами, но эти скорее не с нами, а просто поблизости. Агриане ушли с Парменионом, а все прочие рассеялись. Окрестности грабят. Мы, кстати, тоже. Местные звереть начинают.

-- Это владения Мемнона. Александр не зря приказал щадить их и не обижать жителей: увидев, что земли родосца не пострадали, персы заподозрят его в предательстве. Это при любом раскладе разумно и полезно. Если, как ты говоришь, он жив и сбежал, то немало ещё нашей крови выпьет.

-- Нас тут почти три тысячи человек, лошадей много, жрать что-то надо.

-- Кого избрали старшим? Тебя?

-- Мы с Пердиккой командуем. Остальные пока слушаются, но начинают огрызаться. Ждут, когда ты в себя придёшь. Ты старший, тебя хотят вождём. Все.

Антигон выдержал паузу.

-- И ты?

Тишина, пронзительная настолько, что слышно сердце, мерно отбивающее:

"Раз, два, три, четыре..."

-- И я, -- ответил Птолемей.

Вздох.

-- Вы решили, что я за Парменионом не побегу?

Птолемей кивнул, забыв, что Антигон его не видит, однако стратегу подтверждения не потребовалось.

-- Ну да... Если бы здоров был тогда, на том вашем собрании... Не знаю. В себя ещё не пришёл. Осмотреться надо, -- Антигон дёрнул уголком рта, -- подумать. Эллины что?

-- Которыми ты командовал, весь Коринфский союз и фессалийцы впридачу, стоят у Дардана. С этими всё понятно -- при первой возможности свалят на родину. Наёмники где-то под Илионом. Они чего-то отделились, не знаю, почему.

-- Понятно, а персы?

-- Мы сначала их очень опасались. Боялись, что они соберутся с силами и скинут нас в море. Но потом катаскопы[6] и кое-кто из местных, перебежчики, сообщили, что при Гранике мы уничтожили все персидские рати по эту сторону Тавра. Остались гарнизоны в городах, но они не высовывают носа. При погребении побитых персов пленные опознали трупы зятя Дария и внука Артаксеркса. Лидийского сатрапа, убийцу нашего царя, Клит лично изрубил в куски, я сам видел. Потом пришли известия, что сатрап Фригии-на-Геллеспонте, Арсит, не выдержал позора и наложил на себя руки.

[6] Катаскопы -- разведчики в Древней Греции.

-- Эх! -- Антигон ударил кулаком по постели, -- какая победа! Какие плоды она могла принести...

-- Ну, насчёт плодов ещё не всё потеряно, -- усмехнулся Птолемей.

 

На следующий день, вечером, Филипп осторожно снял повязку. Он предпринял необходимые меры для того, чтобы не ранить глаз Антигона, но, несмотря на полумрак в комнате, освещаемой единственной свечой, стратег зажмурился и дёрнулся прочь, отворачивая лицо, словно взглянул прямо на солнце. Привык уже к темноте.

Рана не гноилась и уже начинала затягиваться. Антигон, отчаянно моргая, вновь привыкал к свету. За два дня бесед с Птолемеем он смог всесторонне оценить сложившуюся ситуацию, но так и не принял решения, как действовать дальше. Вернуться? Прямиком к междоусобной грызне? Продать свой меч тому, у кого хватит денег? Что ж, профессия наёмника после Пелопоннесской войны привычна в Элладе. Но наёмники -- перекати-поле, люди без родины, а в Македонии остались жена и любимый сын. Что этим птолемеям и леоннатам? Их семьёй был Александр. Они молоды, рвутся в мир. Тоска по родине -- удел стариков. Тоскуй -- не тоскуй, а есть ли она теперь вообще, родина? Нет, он не мог принять решения.

Антигон активно налегал на еду, восстанавливая силы, и Филипп, наконец, разрешил ему встать с постели. Наутро Птолемей провёл стратега по узкой потайной лестнице в подвальное помещение мемнонова дома. Здесь, возле крепкой дубовой двери стоял молодой человек, на вид чуть старше двадцати, облачённый в льняной панцирь, обшитый железными пластинками, вооружённый гоплитским щитом и кривым мечом-кописом. Масляный светильник, подвешенный на крюк возле двери, освещал гладко выбритое лицо стражника: впалые щеки, прямой нос с небольшой горбинкой, острый подбородок.

-- Радуйся, Антигон! -- поприветствовал стратега страж, -- хвала богам, ты вновь на ногах!

-- Радуйся, Селевк, -- кивнул стратег.

-- Открой, -- попросил Птолемей.

Селевк отпер дверь и посторонился. Птолемей и Антигон вошли внутрь маленького помещения, очевидно, погреба, почти половину которого занимали какие-то сундуки.

-- Что это? -- спросил стратег.

-- Серебро, -- ответил знакомый голос из-за спины.

Антигон обернулся: возле двери, рядом со стражем стоял Гарпал, сын Махата. Он был одним из друзей детства Александра, в числе прочих собирался вступить в ряды "царской илы", но из-за перенесённой болезни, которая частично обездвижила его левую руку, оказался непригодным к военной службе. Царь, однако, нашел Гарпалу другое занятие, по способностям, назначив его хранителем казны, и в этой должности юноша изрядно преуспел. Во многом благодаря его предприимчивости, умению складно врать с честнейшими глазами, царю удалось получить заем в восемьсот талантов у храма Аполлона Делосского и некоторых других. Правда, почти все эти деньги уже утекли из казны, превращённые в военное снаряжение и припасы.

-- Серебро? -- переспросил Антигон, -- откуда?

-- Это царская казна, -- ответил Птолемей, -- вернее, её часть.

-- Вы, что, похитили её?!

-- Не всю, -- усмехнулся Гарпал, -- всю воровать слишком рискованно. Здесь сорок талантов из тех шестидесяти, что царь взял в поход.

-- Сорок талантов?! -- лицо Антигона вытянулось от изумления, -- и Парменион не хватился пропажи?

-- Судя по всему -- нет. Раз мы ещё живы. Те сундуки, которые он тащит в Македонию, почти не облегчились. Филипповы полновесные золотые статеры там только сверху, а под ними свинцовые снаряды для пращей. Ну, кое-где просто камни навалили.

Стратег хотел возмутиться столь наглым грабежом, но вовремя опомнился. А почему, собственно, царская казна должна доставаться Пармениону?

Сорок талантов серебра... Антигон заглянул в смеющиеся глаза Птолемея и понял, что уже не очень хочет присягать новоявленному царю. Гарпал, звякнув ключами, отпер ближайший сундук. В тусклом свете факела блеснули новенькие тетрадрахмы с профилем Александра.

-- Зачем вы их в подвал стаскали? Не вечно же в Лампсаке сидеть. А если придётся быстро убираться отсюда? Как такую тяжесть наружу быстро вытащишь?

-- Надёжнее тут, -- сказал Гарпал, -- меньше глаз и разговоров.

-- Кто ещё знает?

-- Немногие, -- ответил Птолемей, -- Селевк, Леоннат, Неарх. По очереди охраняют.

-- Больше никто? Не доверяете товарищам?

-- Не доверяем, -- согласно кивнул Гарпал.

-- Пердикка тоже не знает? Он же вроде у вас тут главный.

-- Ты у нас главный, Антигон, -- нарушил молчание Селевк, покосившись на Птолемея.

Тот и ухом не повёл.

-- Мутит чего-то Пердикка, -- сказал Гарпал, -- мечется. И то ему надо и это. К Пармениону не хочет, хочет к Антипатру, к Олимпиаде поближе. Всё надеется на что-то. Уж два года прошло, как голубку нашу замуж выдали, а он всё вздыхает. Думает, Олимпиада ему Клеопатру отдаст. Ага, только все и ждали худородного любовничка с распростёртыми объятьями.

-- Из-за Клеопатры? -- Антигон поскрёб подбородок, -- ну, он не совсем дурак. Я бы сказал, что сейчас высока вероятность того, что Олимпиада уберется в Эпир. С Парменионом ей точно нечего ловить. Если Пердикка хочет быть при Олимпиаде... Логично рассуждает, коли так. Ну, с недоверием понятно. Он эти деньги царице-матери с поклоном поднесёт, только бы ему дали, чего вожделеет.

-- Вот и мы так рассудили.

-- А Гефестион? -- Антигон посмотрел на Птолемея, -- кстати, ты ни разу не упоминал его. Где он?

Птолемей посерьёзнел.

-- Рядом с царём.

-- С Парменионом?.. -- удивился стратег и осёкся, поняв, что означали слова Лагида.

Гарпал покачал головой.

-- Мы собирались отвезти Александра в Илион, похоронить рядом с курганом Ахилла. Он бы хотел этого. Но пехота воспротивилась. Что им какой-то Ахилл... -- мрачно сказал Птолемей, -- Прах Александра должен упокоиться в Эгах, в гробнице царей. Костёр сложили больше, чем у Филиппа. Гефестион лично возложил тело царя на вершину, а спускаться не стал. Достал меч и...

-- Понятно...

-- Урну с прахом Парменион забрал с собой. Но внутри не только прах Александра, они там оба. И в Аиде не разлучатся.

Некоторое время все молчали, рассматривая сундуки, потом стратег поднял глаза на Гарпала.

-- Ты сказал, что золото оставили Пармениону. Почему не серебро?

-- Это очень интересный вопрос, -- вместо казначея ответил Птолемей.

-- "Филиппики" серебром по весу оцениваются, как один к двенадцати, -- объяснил Гарпал, -- его, Филиппа, серебром, не афинским. Александр отчеканил свои тетрадрахмы немного тяжелее. Понимаешь?

-- Нет, -- совершенно искренне ответил Антигон.

-- Эти монеты, -- Гарпал зачерпнул горстью несколько блестящих кругляшей, -- дороже эллинских, тех, что мы заняли в храмах и у богатейших ростовщиков Афин и Коринфа. Заёмные деньги мы потратили, а свою чеканку приберегли. У персов монета золотая. Мы рассчитывали на то, что когда возьмём все сокровища Азии, золото упадёт в цене.

-- А серебро вырастет! -- подхватил Птолемей, -- теперь понял?

Антигон медленно кивнул. До него действительно начинало доходить, куда ведут эти плуты.

-- Но мы не взяли сокровища Азии, -- сказал стратег.

-- А вот тут возникает самый главный вопрос, -- хитро прищурился Лагид, -- чего ты хочешь, Антигон?

 

 

 

3
Власть народа

Афины

 

Первым её заметил, разумеется, проревс триеры Морской стражи, что курсировала между Пиреем и островом Эгиной, охраняя Саронический залив от пиратов, никогда не переводившихся в водах Эгеиды, особенно в непосредственной близости от таких торговых гигантов, как Афины и Коринф. Длинный силуэт на горизонте сразу привлёк внимание вперёдсмотрящего, и патрульная триера немедленно отклонилась от курса, повернув на восток, навстречу неизвестному, явно военному кораблю.

 

Триера []

 

"Саламиния" шла на вёслах, пурпурные паруса, самый большой из которых украшен вышитой серебром совой Афины, притянуты к опущенным на подпорки реям. Именно это обстоятельство и послужило причиной повышенного внимания Морской стражи, не сразу опознавшей "священную" триеру, одну из трёх в афинском государстве, что выполняли церемониальные функции в гораздо большей степени, нежели военные. "Священные" триеры применялись для отправки праздничных посольств в дружественные полисы, перевозки денег из колоний, доставки важных депеш и возвращения в Афины государственных преступников, пойманных заграницей. Каждая из них отличалась весьма преклонным возрастом и находилась в строю уже не одно десятилетие, периодически переживая ремонты.

Опознав своих, патрульные, тем не менее, на прежний курс не вернулись, продолжая сближение. Недавно отбывшая с флотом Коринфского союза в Азию, чтобы от имени Афин открыть священную войну эллинов против Персии, "Саламиния" не ожидалась так скоро. Она шла в одиночестве, что само по себе было в высшей степени удивительным.

Корабли сближались на встречных курсах. Расстояние между ними быстро сокращалось. По команде гребцы осушили весла, и кормчий провёл корабль в двадцати локтях вдоль борта "священной" триеры, на которой гребцы не оставили работы.

-- Эй, на "Саламинии"! -- прокричал триерарх, сложив ладони рупором, -- Полидект, слышишь меня? Чего-то вы быстро, мы вас в этом месяце не ждали! А где "Парал" и остальные?

-- "Парал" отстал, а большая часть кораблей всё ещё в Троаде! -- ответили с борта "священной".

Корабли миновали друг друга.

-- Весла на воду, право на борт, -- распорядился триерарх, а сам прокричал вслед удаляющейся триере, -- так что случилось-то?

-- Важные новости, торопимся! -- долетел уже плохо различимый ответ.

Патрульная триера разворачивалась по широкой дуге.

Триерарх задумчиво почесал бороду.

-- Не нравится мне это...

-- Сопровождаем? -- обратился кормчий к начальнику.

-- Нет, я не в том смысле. Чего их сопровождать, свои же и до Пирея рукой подать. Я к тому, что вернулись они рановато. Подозрительно. Ну ладно, то -- не наше дело. Ложимся на прежний курс.

Обычно "священные" стояли в Кантаре, торговой гавани Пирея, самой крупной из трёх. Их прибытие и отправление всегда сопровождалось большим стечением народа. Едва они проходили мимо южной оконечности порта, как об их возвращении уже знал весь город и тысячи зевак встречали корабли, заполонив мол Эстионеи и все портовые пирсы. Сейчас традицию нарушили. "Саламиния" шла прямиком в гавань Мунихия, района порта, где стоял афинский военный флот. Для кораблей, идущих с востока, Мунихий ближе.

Никто из высших лиц государства корабль не встречал. Конечно, едва "Саламиния" вошла в узкую горловину бухты, сторожевые на башнях немедленно отправили гонца предупредить начальника порта, но никто из должностных лиц не успел на пирс к моменту, когда у его заросшей мидиями и скользкой от водорослей стенки встала триера. Демад, плотно завернувшись в плащ, накинув на голову его полу, сошёл с корабля никем не узнанный.

В Мунихии почти никогда не бывает такой суеты и скопления народа, что ежедневно можно видеть возле заставленных купеческими кораблями причалов Кантара и Зеи, и Демад, избежав проталкивания сквозь толпу, прошёл быстрым шагом в северную часть города, где сдавались внаём носилки и колесницы. До Афин сорок стадий[7], нет времени топать пешком. Он очень спешил, не доверяя триерарху Полидекту, который хоть и приходился другом Фокиону, одному из лидеров промакедонской "партии мира", но не отличался сдержанностью языка. Скоро Афины узнают, почему "Саламиния" вернулась так быстро.

[7] Около 7 км.

Весь путь от Троады Демад никак не мог продумать план действий. Мысли путались. Он даже не решил, кого известить первым, Эсхина или Фокиона. А может плюнуть на всё и вообще уехать поскорее? Пусть крутятся сами, своя шкура дороже. Так ведь осудят заочно и всё равно найдут. Та же "Саламиния" торжественно назад и привезёт. Нет, нужно встретиться, продумать речи в свою защиту. Конечно, Демосфен теперь окажется на коне, но и они не беспомощные щенки. Нужно бороться до конца.

Сорокашестилетний сын рыбака, он не отличался образованностью, но природное красноречие помогло ему выдвинуться в ряд самых известных ораторов. Сделав ставку на Филиппа и его золото, Демад, ни разу не усомнился в правильности своего решения. Вынужденно сражавшийся в рядах своих сограждан при Херонее, он сдался царю в плен, не скрывая радости. Впоследствии, выступая в Народном собрании, Демад не упускал случая напомнить афинянам, что именно благодаря его заступничеству и хлопотам Филипп отпустил всех пленных без выкупа. Простодушные верили. Им, конечно, невдомёк, что македонский царь своим широким жестом демонстрировал миролюбивость, стремясь предстать в глазах эллинов не агрессором, но объединителем. И никакие демады тут не причём.

Однако истину говорят -- не важно быть, сумей прослыть. Приобретённая репутация помогла Демаду удержаться на плаву даже после убийства царя. Новоиспечённый политик неоднократно лично встречался с наследником Филиппа и нисколько не сомневался в выдающихся способностях Александра. Он не поверил в слухи о его гибели год назад, когда македоняне приструняли совершенно обнаглевших иллирийцев, и бесстрашно противостоял нападкам Демосфена, призывавшего сбросить македонское ярмо. "Картавый" -- так до сих пор звал оппонента Демад, хотя речь Демосфена спустя годы упорных тренировок давно уже приобрела удивительную чистоту и гладкость -- предоставил Народному собранию "свидетеля", который лично видел "гибель царя". Всё это оказалось ложью. Александру потребовалось всего две недели, чтобы прийти из Иллирии во главе войска и сравнять с землёй Фивы, которые так же поверили в его смерть и попытались избавиться от македонского гарнизона. Увидев судьбу Фив, афиняне ужаснулись и чуть ли не в ноги бросились Демаду, только бы он успокоил разъярённого Александра. Сам Демосфен, смирив гордыню, просил противника о помощи. Чего это ему стоило... Но царский гнев оказался столь сильным, что и Демаду не удалось его превозмочь. Потребовалось вмешательство Фокиона Честного, уважаемого всеми, даже врагами, старого полководца, сорок пять раз избиравшегося стратегом -- честь, которой не удостаивался даже великий Перикл. Александр оставил Афины в покое и город облегчённо вздохнул.

Год назад "смерть" царя оказалась лишь слухом. Теперь она -- реальность. Демад не видел тела лично, но горе, охватившее македонян невозможно сыграть.

Ну, так куда? К Фокиону? Вес старика неоспорим, но он, в сущности, вовсе не сторонник македонян. Он поддерживал их только потому, что не видел другой силы, способной объединить Элладу. Сейчас, без Филиппа и Александра, какие из них объединители? Пожалуй, Фокион не скажет ни да, ни нет, предпочтёт подождать, не предпринимая скоропалительных решений. Значит, первым делом к Эсхину.

Солнце, давно перевалив зенит, клонилось к закату, растягивая тень, что неслась впереди колесницы, намертво пришитая к ней и, в тоже время, вечно недостижимая.

 

Акрополь []

 

Возница миновал Мелитские ворота Афин, и его пришлось отпустить: сложно будет колеснице развернуться в узких улочках района Коллит. Здесь уже недалеко. Совсем скоро Демад постучался в дверь эсхинова дома. Открыл раб-домоправитель.

-- Хозяин дома? -- тоном, не терпящим промедления, задал вопрос Демад.

-- Нету господина, -- важно ответил раб.

-- Где он? Отвечай быстрее!

-- Он отправился к Эвбулу, -- заторопился раб, -- к почтенному Эвбулу. На симпосион.

-- Немедленно пошли кого-нибудь за Фокионом Честным, пусть прибудет к Эвбулу, да пошевеливайся, -- резко распорядился Демад и почти бегом заторопился прочь.

 

 

* * *

 

 

-- Один к одному? Уволь, Эсхин, как не противно тебе всюду подражать этим северным варварам? Мы здесь одни, кто оценит это раболепие? Сначала вино в равных долях с водой, потом прикажешь нацепить длиннорукавные рубахи, а дальше что? Штаны надеть велишь?

-- Ну что ты, уважаемый Эвбул, -- с усмешкой пробасил высокий мощный муж, расслабленно возлежавший перед резным столиком с закусками, -- штаны, это по-скифски.

-- По-скифски?! -- ужаснулся Эвбул, немолодой лысоватый толстяк, поглаживавший ухоженную бороду пальцами, на каждом из которых красовалось по дорогому перстню, -- ни за что! Я растянусь на полу, едва пригубив неразбавленное пойло.

-- Оставь его, Эсхин! -- хохотнул один из гостей, -- он нам ещё нужен.

-- Пожалуй, да, -- согласился Эсхин, бывший актер, а ныне известный каждому оратор и лидер всех афинян, кто противился войне с македонянами, -- но что за слова слетают с твоих уст, Эвбул? Уж не ослышался ли я? Ты называешь наших уважаемых друзей "варварами"?

-- Это тебе они друзья, -- буркнул толстяк, -- одни убытки от них. То все дружно кричат: "Давай встанем за Филиппа! Нет войне с Филиппом! Война -- разорение казны!" То вдруг оказывается, что необходимо вложиться в общее для всех эллинов дело, щедро поддержав его монетой. Да ладно бы просто поддержав! Нет, ведь нужно, как всегда и везде, лезть первыми! Коринф за счёт государства поставляет пятьсот щитов, а мы поставим тысячу. Зачем? Зачем вечно за счёт государства? Или граждане афинские обнищали настолько, что гоплитское снаряжение приобрести не могут? Так им надо тогда, не в Азию идти, а побираться. Все в бочки, к Диогену!

-- Но согласись, изящно получилось, -- перебил Эвбула юноша в белоснежном некрашеном хитоне, -- Демосфен столько сил угрохал, чтобы уговорить экклесию пустить часть средств казны на военные расходы. Он-то войну с Македонией предполагал, а вовсе не то, что в итоге вышло!

В отличие от остальных симпосиастов, молодой человек не лежал, а сидел на краю ложа, занятого стройной темноволосой девушкой в золотистом хитоне. Говоря речь, он не смотрел на толстяка, целиком посвятив себя прелестнице соседке, запястье которой покоилось в его ладони.

Эвбул, хранитель государственной казны, не первый год избиравшийся на эту должность, лишь тяжело вздохнул и махнул рукой.

-- Каким боком не повернись, всюду война. Не будет войны с македонянами -- будет за македонян. Куда катится Эллада? Сколько трудов впустую...

-- О, да! -- раздался сильный и распевный насмешливый женский голос, -- снова война, едва мужчина в дом успеет возвратиться, опять за щит берется, да и был таков! Любовники -- и те, как будто вымерли!

Продекламировала эти аристофановы строки женщина уже немолодая, но никак не старуха. Более того -- узнавший её возраст, непременно уронил бы наземь челюсть, ибо не дал бы ей и сорока. Между тем, Мнесарет, Золотой рыбке, перевалило за пятьдесят, а слава её, гремевшая по всей Элладе, придя ещё в юном возрасте, с годами лишь разрасталась, как снежный ком, множась сплетнями и небылицами, кои на все лады горазды сочинять бесчисленные поклонники и, куда уж без них, завистники с недоброжелателями. Фигура Мнесарет и до сего времени сохранила стройность, не отвергая взгляд ни худобой, ни обрюзглостью и лишь немногим уступала юным девушкам, таким, как загорелая не по афинской моде красавица, присутствовавшая на симпосионе. Хоть и жирок имеется под кожей, но в меру, столько, сколько надо, и там, где следует, ибо не дело женщине быть плоской, как доска. Гладкая кожа отливала золотистым, именно она дала Мнесарет прозвище. Вернее, даже два, но первое из них -- Золотая рыбка -- употребляли немногие. Гораздо известнее второе. Таким женщину могут наградить лишь женщины, чья зависть к чужому совершенству, выплёскиваясь через край, превращается в презрительную кличку -- Фрина. Жаба. И лишь поистине выдающаяся способна носить её с высоко поднятой головой, превратив в имя.

Фрина. Знаменитая гетера, любовница Праксителя, она стала для него воплощением пенорождённой Афродиты, и мастер первым решился изобразить богиню обнажённой, за что едва не поплатилась модель, обвинённая в кощунстве и святотатстве. Это случилось совсем недавно, шесть лет назад. В суде Фрину защищал оратор Гиперид, сторонник Демосфена и, исчерпав перед судьями, горящими желанием растоптать безбожницу, все доводы и аргументы, он просто сорвал с неё одежду. И судьи ахнули... Столь совершенное тело не могло содержать несовершенную душу.

Гетера, в изящные руки которой деньги попадали с такой же лёгкостью, что и покидали их, слыла безмерно легкомысленной. Дружба с Гиперидом не являлась в её глазах достаточным основанием, чтобы отказаться от посещения симпосиона его политических противников, куда она явилась не одна, а с дочерью давно умершей подруги. Много лет назад Фрина устроила её, рано осиротевшую, в то единственное место, где юная девушка, оставшаяся без средств к существованию и защиты, не пропадёт, а получит возможность самостоятельно обустроить свою жизнь в мире безраздельной власти мужчин. То место, которое когда-то покинула сама Фрина -- коринфскую школу гетер. Теперь они часто появлялись вместе, словно мать и дочь.

-- Уж кто бы о любовниках тут плакался! -- прогудел Эсхин, растянув рот до ушей -- ты, Фрина, мужской лаской обделённая? Да у тебя, бесстыдница, мужчин перебывало больше, чем ушло на персов. Когда мы о войне беседуем, пусть бабы помолчат!

Гости рассмеялись.

-- Ах так? -- притворно рассердилась Фрина, -- смотри, Эсхин, дождётесь, вспомним Лисистрату! Ты со мной, Таис?

Юная подруга Фрины улыбнулась и подхватила:

-- Да если надо, хоть сейчас готова я продать браслеты и... напиться допьяна!

-- Вот так, Эсхин. Коль ничего от нас не нужно вам...

Бывший актер соскочил с ложа и, приняв театральную позу, включился в игру:

-- Что говоришь -- не нужно? Нужно до смерти! Ах, глупая! Зачем ты это делаешь? Послушавшись подруг, меня ты мучаешь, да и себя изводишь.

-- Мне и дела нет! -- отмахнулась Фрина.

-- Нет дела до того, что вышивание твоё растащат куры?

-- Пропадай оно!

-- И Афродита от тебя давно уже не видит угожденья, -- Эсхин подвигал тазом вперёд-назад, -- возвратись домой!

-- Не возвращусь, пока вы не помиритесь, и воевать не кончите.

-- Так, может быть, мы сделаем и это.

-- Ну, может быть, и мы к вам возвратимся. А сейчас нельзя...[8]

[8] Большая часть диалога -- цитата из комедии Аристофана "Лисистрата".

Обеденные ложа тряслись и скрипели, гости держались за животы, хрипели и булькали. Эсхин, отсмеявшись, рухнул всем весом на ложе так, что оно едва под ним не развалилось. Даже Эвбул не удержал на лице мрачного трагического выражения и скалил зубы. В это время один из рабов подскочил к нему и зашептал на ухо, показывая рукой на дверь. Хозяин перестал смеяться, лицо его вытянулось. Он что-то негромко сказал рабу и тот исчез.

-- Что случилось, -- спросил его один из гостей.

-- Демад, -- медленно ответил казначей.

-- Что, Демад? -- не понял Эсхин.

-- Демад здесь. Вернулся.

Никто ещё не успел переварить эту новость, как сам Демад появился на пороге обеденного зала. Гости оторопело уставились на него.

-- Александр убит, -- без предисловий и приветствий заявил прибывший.

-- Что? -- переспросил Эсхин, перестав улыбаться.

-- Александр мёртв! -- рявкнул Демад, -- я не достаточно ясно выразился?

-- Не может быть!

-- Ага, я примчался сюда, за тысячу стадий, только чтобы разыграть вам тут комедию: "Александр опять умер, на этот раз уже совсем?"

-- Невероятно! Как это случилось? -- гости заговорили все разом.

-- Он пал в бою.

-- Ты видел тело? -- озабоченно уточнил Эсхин, -- вдруг, как в Иллирии...

-- Эсхин, молния не бьёт в одно и то же место дважды! Македоняне все черны от горя.

-- Проклятье! Только всё наладилось...

-- Что же теперь будет?..

-- А войско наше? Разгромлено? Каковы потери?

Вопросы сыпались со всех сторон. Демад сбивчиво рассказывал, что македоняне и союзники одержали победу, заплатив за неё лишь жизнью царя, но поход будет прекращён.

Фрина поднялась с ложа, повела плечами и расстроенно вздохнула.

-- Похоже, тут сейчас начнется "Семеро против Фив", а не "Лисистрата". Пойдём, Таис.

-- Нет, подожди! -- воскликнула девушка, жадно вслушивавшаяся в каждое слово вестника.

-- Что тебе эта война?

Таис лишь мотнула головой и, пытаясь перекричать мужской шум, обратилась к вестнику:

-- Скажи, Демад, а друзья царя? Что с ними?

Оратор повернулся к ней и не слишком дружелюбно спросил:

-- Тебя, красивая, интересуют все вместе или каждый по отдельности?

-- Меня интересует друг царя по имени Птолемей.

Фрина удивлённо приподняла бровь. Демад хмыкнул.

-- Может и называли каких-то птолемеев в числе убитых, я не помню. У македонян совсем слаба фантазия на имена. Всех этих птолемеев, филиппов, александров у них в каждой дюжине -- двенадцать.

Таис отошла в сторону и присела на ложе. На неё уже никто не обращал внимания, даже тот молодой человек, что настойчиво стремился первым завоевать её благосклонность.

Фрина обняла девушку за плечи.

-- Тот Птолемей, что год назад приезжал в Афины с посольством Александра?

Таис кивнула. Щеки её предательски блестели.

-- Он так тебе... запомнился? Ну, будет убиваться, ведь ещё ничего не известно. Всё будет хорошо, родная. Пойдём отсюда, сейчас эти козлы вцепятся друг другу в бороды, выясняя, кто из них больше сложил в свои сундуки "филиппиков" и кого следует вытолкнуть первым на съеденье Демосфену.

Женщины покинули злосчастный симпосион. Вместе с ними Эвбул отпустил и флейтисток с виночерпиями. Демад, вконец измученный вопросами, налил себе вина и выпил, не разбавляя. Он стал уже не нужен: гости достигли состояния, нередкого в Народном собрании Афин, когда все говорят одновременно, и никто никого не слушает. Эсхин некоторое время молчал, мрачно переводя взгляд с одного спорщика на другого, потом не выдержал и во всю немалую мощь своего раскатистого баса гаркнул:

-- А ну, тишины! Тише!

Вздрогнули даже рабы на кухне в отдалённой части дома.

-- ...вот и я говорю, надо сначала... -- не заткнувшийся вовремя оратор съёжился под взглядом Эсхина и пролепетал, -- назад... отобрать...

-- Чего назад отбирать собрались? Шкуру неубитого медведя уже делите?

-- Так убитого же...

Гневная молния из глаз и спорщик совершенно втянул голову в плечи. Эсхину совсем не нравилось, что столь важное совещание придётся проводить в присутствии слишком большого количества лиц, с которыми хорошо пить и тискать флейтисток, но никак не обсуждать вопросы деликатнейшего характера, от которых, возможно, жизнь зависит. Однако, деваться некуда, он хорошо знал своих сограждан: если сейчас кого-то отпустить, то их языки развяжутся в шаге от порога эвбулова дома и Демосфен начнет действовать прежде, чем они смогут что-то решить.

Гости молчали, пожирая глазами оратора, который мерил шагами зал, заложив руки за спину. Наконец, он остановился спиной ко всем и, чуть повернув голову, произнёс:

-- Однажды пастух со скуки стал кричать, что на отару напали волки. Прибежали люди с дубьём, а он посмеялся над ними. На следующий день он решил пошутить снова и опять народ сбежался спасать овец. Рассердились люди и тем дрекольем, что на серых заготовили, побили пастуха. Никто не поверит Демосфену, у всех поджилки трясутся при мысли о судьбе Фив.

-- Узнают правду всё равно, -- раздражённо бросил Демад.

-- Узнают, -- согласился Эсхин, -- но не сразу. И долго будут сомневаться, не верить. Очень долго. Уже когда десять гонцов прибудет, да хоть сто! Неужели не понимаешь ты, какой это страх? Целый город, один из могущественнейших в Элладе, продан в рабство. Стены разрушены до основания, а земля посыпана солью! Ксеркс жёг Афины, люди спаслись, укрылись на Саламине, полтораста лет прошло, а до сих пор, как вспомнят, так вздрогнут. А тут год назад! Фивы -- не какая-то там Амфисса! До основания! И в рабство всех! Как бы нашего пастуха дрекольем не побили.

Демад не ответил, мысленно взвешивая каждое слово Эсхина.

-- Ты, Эсхин, притчу намеренно до конца не рассказал? -- раздался голос со стороны входа.

Гости повернулись: в дверях стоял немолодой муж, одетый очень скромно.

-- Радуйся, Фокион, -- буркнул оратор, проигнорировав вопрос.

-- Что потом было, знаешь? -- продолжил пожилой стратег, -- пришли волки и зарезали всех овец. Тщетно звал пастух на помощь, только злились люди, что глупцу не смогли вколотить ума и опять он за старое...

-- Плохо ты своих сограждан знаешь, Фокион, -- возразил Эсхин, -- афиняне живут сиюминутными желаниями и страхами. Каждый умён сам по себе, а все вместе -- глупая толпа, не способная думать о будущем.

-- Допустим, Демосфену сразу не поверят. На его месте я бы поостерёгся надевать праздничный гиматий, как раз по упомянутой тобой причине. Но ведь скрыть столь важное событие невозможно. Сколько времени ты намерен выиграть и, самое главное, что собираешься делать, получив это преимущество?

-- Отправлю посла к Антипатру. Нет, не отправлю, поеду сам.

-- Когда ты уедешь, Демосфен добьётся твоего осуждения, ты будешь, по меньшей мере, изгнан. И о чём ты станешь говорить с Антипатром?

 

Симпосион []

 

Эсхин не ответил.

-- Демосфену могут поверить сразу, -- сказал Эвбул, -- люди рассудят, что, поверив ложным слухам один раз, он больше не совершит этой ошибки.

-- Я слышал ваши речи, многие из вас уже кричат: "Вернуть, отнять!" -- предвосхищая завтрашние слова Демосфена. Ещё вчера вы стояли за македонского царя, -- выражение лица Фокиона оставалось бесстрастно, но Демад всей коже почувствовал идущую от стратега волну холодного презрения, -- а сейчас поджали хвосты и ползёте на брюхе к новому хозяину. Уж если здесь сейчас пошли такие разговоры, что мы услышим завтра, когда соберемся на Пниксе? Не вижу ничего, что стоило бы обсуждать в такой компании, напрасно я пришёл сюда. Говорил год назад и скажу снова: македонское войско уменьшилось всего на одного человека.

Фокион повернулся, собираясь уходить.

-- А ты, значит, не поддерживал царя? -- поинтересовался Эсхин.

-- Я не брал его золото, -- спокойно ответил Фокион, -- и поддерживал его, потому-что он единственный, кто мог объединить Элладу.

-- Думаешь, охлос вспомнит об этом? -- злобно прошипел Демад, -- год назад, когда Александр потребовал выдачи Демосфена, Гиперида и прочих, не ты ли заявил, что эти люди должны продемонстрировать свою любовь к Родине и ради неё отдаться в руки врага добровольно? Теперь они сполна вернут тебе должок.

-- Не рановато ли ты отделил себя от охлоса? -- спросил Фокион и, не дожидаясь ответа, вышел.

Эсхин мрачно смотрел ему в след. Гости молчали.

-- Не следует пытаться скрывать правду, -- повторил Демад, -- её всё равно узнают, и нам не поздоровится вдвойне.

Казначей согласно кивнул.

-- Хорошо, -- сжав зубы, проговорил Эсхин, -- но мы так и не решили, что делать. Какую выбрать стратегию защиты?

-- Защиты? Я надеялся услышать от тебя хоть одну ценную мысль на этот счёт, но вижу, что лишь потерял уйму времени, -- Демад поднялся, -- я уезжаю к Антипатру, как изначально собирался. Чего и всем советую. Здесь толпа растерзает нас.

-- Нет, -- покачал головой Эсхин, -- я остаюсь. Демосфен добьётся немедленного объявления войны, а Фокион прав -- македонская армия не стала слабее. Изрядная часть наших войск ещё не вернулась. Мы лишь напросимся на вторую Херонею. Войну надо предотвратить, охладить пыл Демосфена.

-- Не поздновато ли ты возомнил себя спасителем отечества? -- злорадно поинтересовался Демад.

Эсхин, как будто не услышал, мыслями уже далеко отсюда, он разговаривал сам с собой.

-- На Пниксе я припомню кое-кому персидское золото. И надо собрать съезд в Коринфе. Главное, выдержать первую схватку.

 

 

* * *

 

 

-- Граждане афинские! Вслушайтесь в его слова! Что он говорит вам? Он говорит: "Если Александр мёртв сегодня, то останется мёртвым и завтра, и послезавтра, стало быть, мы можем держать совет спокойно, ничего не опасаясь". Ничего не опасаясь! Только что он убеждал вас, граждане афинские, будто македоняне, потеряв царя, лишились всего одного воина и теперь говорит: "Не опасайтесь!"

Нарядно одетый, худой, болезненного вида человек с лавровым венком на голове, изящной, годами отточенной жестикуляцией, как гоплит в первом ряду фаланги, разил своих противников, занявших противоположный от него угол высокого помоста, установленного в высшей точке холма Пникс. Фокион, неизменно мрачный, скрывающий руки под плащом, и Эсхин, красный, как варёный рак, раздувающий ноздри подобно бешеному быку, угрюмо смотрели на Демосфена, не в силах противостоять буре, которую тот вызвал у своих ног. Человеческое море внизу бесновалось, граждане повскакивали со своих скамей, потрясали кулаками, орали все разом, брызжа слюной. Перекричать эту тысячеголосую какофонию под силу лишь двоим, но один из них молчал, другой же, выждав многозначительную паузу, улавливая мельчайшие изменения настроения толпы, продолжил наступление:

-- Чего же ждать нам? Чтобы Антипатр, успел прийти в себя и выступил с войском? Только немедленный удар спасёт Афины!

-- Немедленный удар?! -- крышку котла эсхинова терпения сорвало и унесло прочь, -- какими силами? Войска Коринфского союза всё ещё в Азии! Парменион захватил корабли! Ты перенесёшь воинов на крыльях, Демосфен?!

 

Пникс []

 

В Афинах сплетни распространяются со скоростью лесного пожара: если двое о чём-то знают утром, к вечеру узнает весь город. В виду отсутствия бежавшего Демада, носителем новостей, как и опасался беглец, оказался триерарх Полидект, особо сделавший упор на то, что "Саламинии" едва удалось вырваться из стальной хватки Пармениона.

Эсхин славился, как мастер экспромтов, но брал своё зачастую лишь мощью голоса и выразительностью поз. Красотой и изяществом его речь не отличалась. Убеждения и нападки, обещания и угрозы, пафос и острая простота, антитезы, повторы слов, непередаваемый ритм и плавность речи -- никто в Элладе из живых не владел искусством управления толпой лучше Демосфена. Игра на противоречиях -- его стихия.

-- Семь тысяч воинов выставил Коринфский союз. Союз, а не Афины! Фокида, Арголида, Этолия, Беотия, все полисы! А сколько там афинян? Один таксис, тысяча гоплитов! Неужто мы не соберем в десять, в двадцать раз большее войско, когда отечество в опасности?!

-- В опасности? -- вмешался Фокион, -- в какой? Ты так много кричишь об угрозе, Демосфен, что не даёшь никому вздохнуть и задуматься -- а есть ли, вообще, опасность? Разве клятвы уже нарушены? Нет, граждане афинские! Вот перед вами клятвопреступник, ввергающий вас в очередную войну! Бессмысленную, ибо никто не угрожает Афинам! Теперь у Македонии полно своих забот, им ещё долго будет не до нас. Взбунтуемся -- они как раз ради такого случая сплотятся!

-- Вдумайтесь в эти слова, граждане! -- Демосфен даже выше ростом стал на вид, вонзив свой обличающий перст в пространство, разделяющее его и Фокиона, -- "взбунтуемся!" Разве мы рабы македонян, чтобы бунтовать? Нет, мы свободны и не бунт наш гнев, но справедливое возмездие! За попранную свободу Эллады, за Херонею, за Фивы!

-- Вспомните судьбу Фив! -- взмахнул рукой на северо-запад, в сторону разрушенного города Эсхин, -- такую участь вы хотите для себя?!

-- Но ведь Александр мёртв! -- донёсся отчётливый возглас из передних рядов гудящей, как потревоженный пчелиный рой толпы, -- чего теперь бояться?

-- А разве Антипатр растерял своё военное искусство?

-- А разве Антипатр славен победами? -- немедленно парировал Демосфен, -- где и когда он одержал их? Что, бил фракийцев, иллирийцев? Так лишь ленивый их не бил! Филипп -- вот кто был страшен. Парменион опасен, но первый мёртв, второй -- лишь воин, бесхитростный слуга покойного царя! Антипатр -- правитель, но не стратег! Нам ли бояться Антипатра?

-- Год назад ты кричал: "Нам ли бояться Александра!" -- уколол Эсхин, -- а после чуть не в ноги пал Демаду!

-- Так значит, мы дальше будем всех бояться, афиняне? -- ловко перехватил знамя Демосфен и, состроив презрительную мину, бросил, -- и верно, зачем сражаться гражданам, когда всегда найдутся люди, кто прикроет нас щитами...

-- Наёмники? -- не дал ему закончить Эсхин, -- и где ты возьмёшь деньги для уплаты им? Опять опустошишь казну? Или поделишься персидским золотом, что прячешь в сундуках под полом?

-- Ты подкупил моих рабов? -- расхохотался Демосфен, -- иль сам безлунной ночью с отмычкой влез в мой дом?

По толпе прокатилась волна веселья, а Демосфен ни на мгновение не ослаблял хватки.

-- Да если даже было бы оно, то золото, в чём мне укор? Что у одного врага взял деньги, супротив другого? Так среди опытных бойцов такое почитается искусством, бить врагом врага! Взгляните на меня, афиняне, разве я разодет в золото? Разве я сорю деньгами направо и налево? На мне тот самый хитон, что одевал я на смерть Филиппа.

-- Никто не сомневается в тебе, Демосфен! -- крикнули из толпы, -- скажи что делать?

-- Взгляните на этих господ, именующих себя "сторонниками мира", -- оратор встал на самый край помоста и выбросил правую руку в сторону оппонентов, растопырив пальцы, -- вот стоит Фокион, которого вы зовёте "Честным". Он честен, но умён ли? Он видел в Филиппе объединителя Эллады. Кто же из македонян станет объединять Элладу сейчас? Вы знаете такого? Я -- нет! Царский род кичился эллинским происхождением, а остальные кто? Варвары! Варвары объединят Элладу?

-- Нет! -- качнулась толпа.

-- Имеют ли смысл теперь призывы Фокиона?

-- Нет!

Демосфен сжал руку в кулак.

-- А вот Эсхин, он призывает к страху: "Вспомните судьбу Фив". Так будем ли мы жить в вечном страхе? Нас победили не македоняне, а один человек -- Филипп! Его нет более! Разве Александр победил нас в бою? Нет! Вы поддались страху, что Эсхин вложил вам в уши. И Ксеркс был грозен, но разве испугались наши деды персов? Так будем же достойны предков, раз и навсегда избавившись от македонского ярма! Что делать, говорите вы? Я скажу, что делать! Вернуть себе потерянные города! Сейчас мы можем пойти ещё дальше и совершенно загнать македонян в те норы, откуда они вылезли! Мы легко выставим в поле не меньше тридцати тысяч воинов! За нами встанут многие. Пошлём посольство в Спарту. Спартанцы единственные, кто не пошли за Македонянином. Забудем о прежних распрях, ради общего дела. Пошлём послов на острова, в Ионию, да разве у нас самих нет больше кораблей? Те семь тысяч гоплитов ещё ударят македонянам в спину!

Толпа неистовствовала, каждая фраза Демосфена тяжёлым тараном расшатывала стену нерешительности и вот уже виднелись трещины, вот и брешь. Гиперид, во время всей баталии стоявший за спиной Демосфена, вышел вперёд и, подняв обе руки вверх, призывая к практически недостижимой тишине, прокричал:

-- Голосование! Кто за предложение Эсхина и Фокиона?

Два десятка осторожных.

-- Кто за предложение Демосфена?

Тысячи рук взметнулись вверх, и экклесия[9] взревела раненым гекатонхейром.

[9] Экклесия -- народное собрание в Афинах.

-- Война! -- воскликнул Демосфен.

-- Война! -- выдохнули ему в ответ Афины.

 

Политическая карта []

 

 

 

 

4
"Человек предполагает..."

Тёплые Врата. Начало осени

 

Человек может бесконечно смотреть на три вещи: как течёт вода, как горит огонь и как работает другой человек. Эта, старая, как мир, поговорка оправдывалась полностью. Ну, почти полностью: текущей воды поблизости не оказалось, но зато в наличии имелся горящий огонь и работающий человек, за которыми Андроклид следил попеременно.

Тысяча костров, с весёлым треском вгрызаясь во тьму, бодро истребляла запасенные вязанки маквиса. В округе на десять стадий не осталось сухой веточки, как саранча прошлась. В не вырубленной ещё каким-то чудом буковой роще, свалили весь сухостой. Не хватило, пришлось рубить живые деревья. Они, сырые, горели плохо. А завтра что жечь будем? Об этом никто не задумывался, о другом мысли. Завтра-то, конечно, наступит, а вот потом...

-- Андроклид, ты за кашей-то смотришь? -- окликнул Неандр.

-- А? Что? -- встрепенулся декадарх, возвращаясь к действительности.

-- Каша, говорю, пригорает! Не чуешь что ли?

Нынче его, командира, очередь кашеварить. Хоть он и начальник, да невелика птица, чтобы от общих обязанностей устраняться. Есть ещё, конечно, слуга, что каждой декаде положен, но он ускакал по соседям, излишки лука на сало сменять и где-то застрял, видать со знакомцами языком чешет, затрещины давно не получал.

Андроклид помешал кашу, снял котёл с огня. Воины с ложками расположились вокруг. Все, кроме Медона -- тот копошился в своих вещах, сначала долго подгонял новый шейный ремень к щиту, сейчас вздыхал, пытаясь соединить бронзовой втулкой половинки сариссы, слишком свободно входившие внутрь. Медон встал на ноги, стараясь никого не задеть, перехватил сариссу обеими руками в трети, ближней к тяжёлому бронзовому подтоку, так, как будет держать её в строю. Тряхнул. Часть древка, та, что с наконечником, сразу же отвалилась. Соединительная втулка тоже улетела во тьму. Медон снова печально вздохнул и пополз вокруг костра на поиски.

-- Остынет, -- покосился на него Андроклид.

-- Сейчас, -- отмахнулся Медон.

-- Семеро одного не ждут, -- с набитым ртом проговорил один из воинов.

-- А пятнадцать, тем более, -- добавил другой.

Когда Филипп стал царём, в каждом поперечном ряду фаланги стояли десять воинов, называвшихся "декадой". Незадолго до Херонеи царь довёл их число до шестнадцати, на эллинский манер, но именование наименьшего отряда педзетайров, "пеших друзей", таковым и осталось.

Медону повезло, втулка нашлась быстро, и теперь он опять сидел на карачках, пытаясь сообразить, как усилить ненадёжное соединение.

-- Верёвкой обмотай поверх, -- посоветовали товарищи.

-- Не, лучше верёвку распустить и волокнами деревяшку замотать, да в таком виде в трубку и сунуть.

-- Жрать уже садись! -- рассердился декадарх.

Медон послушался. Каша стремительно убывала.

-- Состену, бездельнику, оставьте, скулить же будет.

Едва были произнесены эти слова, приспичило заорать стреноженному ослу, который до этого мирно покачивал головой в дрёме, натрудившись за день перевозкой восьми палаток, упакованных в тяжёлые кожаные чехлы, жерновов для ручной мельницы, котла и кое-какой другой поклажи, что воины декады не тащили на себе.

-- Эй! -- крикнули от соседнего костра, -- заткните свою скотину! Разбудил, зараза...

Андроклид цыкнул на осла, да разве проймёшь отца упрямства. Пока не наорался, не замолчал.

Неандр облизал ложку, похлопал себя по пузу и заявил:

-- Все, спать. Завтра, может, начнется, надо свежую голову иметь.

-- Вряд ли, -- не согласился Андроклид.

Неандр спорить не стал, опустился на четвереньки и заполз в одну из низких, рассчитанных на двух человек, палаток, кольцом расставленных вокруг костра. Одни последовали его примеру, другие вызвались помочь Медону в его мучениях. Появился Состен. На дюжину луковиц никто не позарился. Декадарх выбранил слугу за долгое отсутствие, заставил быстро проглотить оставленный ужин и вместе с котлом прогнал к ручью, где вся армия набирала воду. Состен убежал во тьму, Андроклид десяти раз не вздохнул, как оттуда донёсся грохот покатившегося по каменистой земле котла, чья-то ругань и звук звонкой оплеухи.

К декадарху подсел Филодем с деревянной чуркой в руках и большим ножом. Чурка отдалённо напоминала человеческую фигурку. Андроклид отстранённо наблюдал, как Филодем осторожно вырезает подобие лица. Получалось плохо, нож для такой работы великоват. Конечно, опытный резчик и топором бы управился, но куда до него Филодему, большие мозолистые руки которого не привыкли к тонкой работе.

-- Карану отдай, -- посоветовал Андроклид, -- он лучше сделает.

-- Сам хочу, -- отмахнулся Филодем.

Декадарх понимающе кивнул.

-- Сколько ей уже?

-- Третий год пошёл. Такая егоза... -- Филодем улыбнулся, мечтательно глядя на огонь.

Андроклид почувствовал лёгкий укол зависти. У него не было ни жены, ни детей. Вообще никого из родных. Ему ещё и пяти лет не исполнилось, как отца зимой порвали волки. Он смог отбиться, порубил серых топором, да самому изрядно досталось. Раны загноились. Так и сгорел. Через четыре года умерла мать. Тоже зимой. Простудилась, слегла и больше не встала. Осиротевшего мальчишку поднял на ноги старший брат. Как смог. Едва сводя концы с концами, они протянули несколько лет, а потом брат вступил в царское войско. Филипп хорошо платил опоре своего трона, жить стало полегче.

Достигнув семнадцати лет, Андроклид пошёл по стопам брата. Филипп много воевал, а Андроклид вышел и умом и силой. Сейчас ему двадцать четыре, а он уже декадарх и мужи в подчинении, не мальчишки. Слушаются. И уважают.

Брат погиб под Херонеей. Андроклид остался совсем один. Дома его ничто не держало, по правде сказать, у него и дома-то давно не было. Он надеялся уйти с Александром, на родине любой камень бередил душу, но царь не взял в поход таксисы Эмафии, Внутренней Македонии. Они, наиболее преданные Аргеадам, остались дома, а за море ушли менее надёжные таксисы окраинных областей. Оставлять их за спиной слишком рискованно, что и подтвердилось недавними событиями. Воины Эмафии никогда не подняли бы оружие против своих братьев. Покойный Ламах напрасно выкликал сына под Амфиполем, тот служил в гипаспистах и с отцом на поле боя встретиться не мог.

Декадарх растянулся на земле, заложив руки за голову. Алмазная россыпь, невидимыми гвоздями прибитая к бесконечно далёкой небесной сфере, мерцала убаюкивающе. Веки наливались свинцом, Андроклид не пытался сопротивляться.

-- Скатку подстели, -- не поднимая головы от своей работы, посоветовал Филодем.

-- Да встану сейчас, в палатку пойду.

-- Смотри, уснёшь, спину застудишь.

Андроклид не ответил. К костру кто-то подошёл, присел рядом, задев декадарха полой плаща. Знакомый голос спросил:

-- Ну, как тут у вас?

Андроклид открыл глаза и привстал на локте: нехорошо лежать в присутствии начальства.

-- Как обычно, без происшествий.

Танай, лохаг[10], начальник над шестнадцатью декадами, поковырял костёр обугленной веткой.

[10] Лохаг -- командир лоха, тактической единицы фаланги. В разное время, в зависимости от полиса и способов комплектования, лохи могли состоять из 100, 144, 256 и 512 воинов.

-- Рука-то как, Андроклид?

-- Нормально, как на кошке всё зажило.

-- Готовы?

-- Думаешь, скоро? -- спросил Филодем.

-- Всё к тому.

-- Далековато от Врат встали, -- заявил Филодем, -- могут выйти, а мы не помешаем.

-- Да ну кто же в здравом уме выйдет, -- выказал уверенность Андроклид, -- если полезут -- дураки. Сами полезем, значит и у наших ума нету. Кто первый начнет, тот и проиграл. Я думаю, мы тут долго простоим.

-- Можно ведь и по козьей тропе в тыл выйти, -- сказал Танай.

-- Нет, -- покачал головой декадарх, -- такие вещи только раз проходят. Я думаю, эту тропу пуще глаза берегут. Наверняка там народу толпится не меньше чем в самих Вратах.

-- Слыхали, -- переменил тему лохаг, -- над нами Антипатр Кратера поставил.

-- Да ну? -- удивился Андроклид, -- с чего бы это?

-- Всех начальников меняет. Эмафийцам ставит командирами "персов", а "персам" -- наших.

"Персами" с лёгкой руки антипатрова сына Кассандра теперь именовались все македоняне, потоптавшиеся на пороге Азии.

-- Зачем? -- поднял голову Филодем.

-- Для большей устойчивости, судя по всему, -- предположил Андроклид, -- я не удивлюсь, если он не только командиров, а вообще всех перемешает.

-- Нет, я бы на такое не пошёл, -- протянул лохаг, -- вот я всех своих знаю и уверен, что те шестнадцать, что в первом ряду пойдут, коленями не дрогнут, а если чужих в середину поставить -- это же слабое звено!

-- Быстро мы на "своих" и "чужих" поделились, -- буркнул Филодем.

Повисла пауза. Танай посидел ещё немного, поднялся, плотно завернувшись в плащ.

-- Ладно, пойду я.

-- Погоди, Танай, -- задержал его Андроклид, -- как думаешь, кто там против нас, кроме афинян с этолийцами? Подошли спартанцы?

-- Не знаю, эти наособицу всегда. Вряд ли они там договорятся. Меня больше Леосфен беспокоит.

-- Леосфен?

-- Не слышал? Он союзниками сейчас командует вместо Антигона. Про того что-то ни слуху, ни духу, может и в живых уже нет.

-- И что Леосфен?

-- Говорят, эллины отплыли из Азии. Антипатр Кассандра отправил удерживать Амфиполь, если они назад по Фракии пойдут. Только я думаю, что они в другом месте высадятся. Если бы через Фракию -- уже слышно было бы, а так, как сквозь землю провалились. Наш флот под началом Амфотера в море вышел, ищет.

Танай сделал шаг во тьму, снова остановился и сказал, чуть повернув голову:

-- Бой будет, Андроклид, слева от меня встанешь.

-- Что так?

-- Видел тебя при Амфиполе. Думаю, скоро уже и крайним сможешь быть. Посмотреть хочу, потянет тебя вправо или нет.

Лох Таная, самый устойчивый в таксисе Эмафии, уже не первую кампанию располагался в фаланге крайним правым, а лохаг, соответственно, занимал самую почётную и опасную позицию, в переднем углу, задавая темп движения монолита.

-- А Менедема тянет?

Танай задумался, но молчал не слишком долго.

-- Тянет. Вроде и лет немало и опыт преогромный. Пальцами одной руки, Андроклид, можно пересчитать тех, кто на правом краю фаланги без щита товарища может угол сохранять. Всяк норовит правее взять, из-под удара выйти. Тех, кто весь строй локтем удерживает, воспитывать надо, Андроклид. Сами они из ничего не возникают и в палестре их не вырастишь, только в бою.

Лохаг удалился, но декадарху весь сон уже, как ветром сдуло. Он подбросил в догорающий костёр ещё охапку хвороста и устроился поудобнее возле радостно оживающего пламени. Верно, истину говорят люди, наблюдать за пляской прометеева подарка человек мог бы вечно. Если б дали ему боги ту вечность.

 

 

* * *

 

 

Александр мёртв!

Ураган пронёсся по Элладе, валя деревья, срывая крыши, но не смог превзойти по силе то смятение, что породила в умах людей весть о смерти царя. Невидимые стены из невесомых, ничего не значащих теперь клятв, рушились на глазах, и в них, наливающихся кровью, багровела ненависть.

Из каждого полиса, поклонившегося македонянам, нахлёстывая коней, мчались на Истм, в Коринф, послы. Новый всеэллинский съезд собирался в куда большей спешке, чем два предыдущих. Представители городов пребывали в неуверенности, задавая друг другу один и тот же вопрос: "Что делать?"

"Я скажу, что делать!" -- возвестил город Паллады устами Демосфена.

Заскрипели снасти, вспенили водную гладь весла триер и понеслись буревестники на острова Эгеиды, в Ионию.

"Где деньги?" -- вопрошал Эсхин.

Полмесяца не прошло, появились у Демосфена и деньги и гоплиты и полководцы. Персидская эскадра под командованием флотоводца Фарнабаза подошла к берегам Аттики у Марафона и на берег сошли полторы тысячи наёмников во главе со стратегом Харидемом, известнейшим ненавистником македонян, вынужденным бежать от Александра к персам. Теперь он вернулся, одолеваемый жаждой мести, да не с пустыми руками, а с воинами и тридцатью талантами персидского золота, задатка Дария Афинам на войну с Македонией. Афинам -- не Демосфену, и город взял это золото.

Сто афинских триер могли выйти в море на схватку с македонским флотом. Пятьдесят из них немедленно отправились к Геллеспонту, забрать войска Коринфского союза, которых после бегства македонских начальников возглавил известный предводитель наёмников Леосфен.

Первыми, кто преодолел страх перед тенью македонского царя, стали этолийцы. Они выставили пять тысяч гоплитов. К ним присоединились фокейцы и жители Локриды, в числе невеликом, но обладающие достоянием, способным уравновесить ничтожное войско с сильнейшим. Фермопилы, Тёплые Врата, однажды, много лет назад, ставшие вратами огня для бесчисленных ратей Ксеркса, вновь наполнялись войсками. Наёмники Харидема спешили к ним, как и авангард афинян, двадцать тысяч которых сняли щиты со стен своих домов и проверили остроту наконечников копий.

Немалое удивление у делегатов съезда вызвало появление в Коринфе Агесилая, брата спартанского царя Агиса. Все ожидали, что спартанцы по своему обыкновению останутся в стороне от общеэллинских проблем, однако Агесилай, получив слово, коротко заявил, что Спарта присоединит своё войско к новому Коринфскому союзу, который уже назвали Третьим.

-- Эти-то куда полезли? -- от новостей, одна печальнее другой, у Антипатра болела голова, -- сидели бы в своей дыре, да поплёвывали на всех высокомерно, как всегда...

-- Наверное, Агис захотел славы Леонида -- хмыкнул Эвмен, изучавший письма и сообщения лазутчиков.

-- Леонид занял Фермопилы, опередив всех союзников, -- раздражённо буркнул регент, -- а эти припёрлись последними. Сколько их там? Опять, небось, триста гиппеев?

-- Полторы тысячи, -- рассеянно пробормотал архиграмматик, пытавшийся в этот момент разобрать смятую надпись на восковой табличке.

-- И только?

-- Да, -- Эвмен поднял глаза на регента и показал ему дощечку с донесением катаскопа, -- верховным стратегом большинством голосов избран Харидем, кандидатура Агесилая отклонена.

-- Чего и следовало ожидать. Погоди, так там не Агис?

-- Нет, судя по всему, спартанцами командует его брат, а самого царя здесь нет.

-- Ничего, -- процедил регент, -- доберемся. До всех доберемся...

В последнее время Антипатр стал раздражителен, зол. И следа не осталось от спокойного, уравновешенного и мудрого правителя, которому цари с лёгким сердцем оставляли государственную печать, отправляясь на войны. Часть казны разворована дружками ведьминого сыночка, которые ещё и утянули за собой немалую часть войска. Далеко не худшую, причём. Они уже объявлены вне закона, все до одного, но сейчас их не достать. Сама ведьма принялась оспаривать любое решение регента, всюду ей мерещится ущемление прав царя. Он напомнил ей, что царю ещё неплохо бы родиться и потом дожить до шестнадцати лет. Эти слова, прозвучали, как угроза, хотя Антипатр, славящийся невозмутимостью, редко выходящий из себя, и в мыслях ничего подобного не держал. Олимпиада, которой всюду мерещились заговоры, словно вернулась к реальности, осознав, что в Македонии у неё нет ни одного сторонника. Гадюка уползла в Эпир. Сразу дышать стало легче, однако ненадолго: она и оттуда пыталась царствовать, заваливая регента письмами и вмешиваясь во все дела.

Окажись отношения с царицей единственной препоной на пути наведения железного порядка в пошатнувшемся государственном здании, Антипатр возблагодарил бы всех богов, угождая Олимпиаде во всём с сыновней почтительностью, даром, что старше её почти на двадцать лет. Если бы только это... Войска пришлось распылить, усилив приграничные гарнизоны. На окраинах вновь зашевелились соседи. Били-били, не добили. Иллирийцы, казалось хорошо поученные год назад, вновь замечены неподалёку от горной филипповой крепости Пелион, торчавшей у них на границе, как кость в горле. До открытого нападения дело пока не дошло, но в намерениях битых князей, жаждущих реванша, сомневаться не приходилось. На востоке дела ещё хуже: царь одрисов Севт, послушно приславший своих воинов Антипатру под Амфиполь согласно союзному договору, после битвы, как видно раскинул мозгами и осознал, что колосс стоит некрепко, а "падающего -- подтолкни". Одрисы уже открыто выступили против Македонии, отрезав от Антипатра его стратега Зопириона с частью армии, расквартированной в Византие. Севт грозил начать осаду Амфиполя, расположенного в его землях, но пока тянул время, выясняя отношения с Афинами, которые так же претендовали на этот город, свою бывшую колонию. Конечно, раздоры в стане противника только на руку, но донесения лазутчиков, которые читал регенту Эвмен, наводили на мысли, что те, весьма вероятно, на этот раз договорятся. Пусть ненадолго -- Македонии хватит. Волки могут передраться, но зарезанному барану будет уже всё равно.

Антипатр поморщился: мысль про барана была особенна неприятна, сразу вспомнилось предсказание дельфийской пифии Филиппу:

"Видишь, бык увенчан, конец близок, жертвоприноситель готов".

Никому и в голову тогда не пришло, что увенчанный жертвенный бык -- вовсе не Персия.

-- Что ещё?

Эвмен посмотрел на Демада, вальяжно развалившегося в складном кресле. Афинянин умудрился сбежать с десятью талантами золота, полученного ранее от царей за верную службу. Хоть и не довелось ему воспользоваться этими деньгами для укрепления собственного благосостояния, но выгоду он всё равно с них поимел. Благодаря золоту, возвращённому изначальному владельцу, Демад оказался при дворе регента более чем желанным гостем, потому и вёл себя так, словно находился у себя дома.

-- Против Демада выдвинуто три обвинения, он лишён права произносить речи перед народом...

Афинян презрительно хмыкнул.

-- ...и приговорён к штрафу в двадцать талантов.

-- Это ещё за что? -- не стирая с лица саркастической улыбки, поинтересовался беглый оратор.

-- Здесь не сказано. Но раз штраф, а не более суровое наказание, наверное из-за того, что ты уважаемый, не предоставил в Совет Пятисот отчёт о своей миссии.

-- "Более суровое"... А двадцать талантов -- не суровое. И как будто они горели желанием услышать тот отчёт, лицемеры.

-- Наверное, всё же менее суровое, чем Эсхину.

-- А что с ним?

-- Приговорён к изгнанию.

-- Вот, как раз он легко отделался, -- хохотнул Демад, -- а Фокион что?

-- Ничего.

-- Совсем?

-- Совсем.

-- Везучий старикан, -- сморщил нос афинянин.

Антипатр мрачно переводил взгляд с одного на другого, облокотившись на походный стол, обхватив виски ладонями и не произнося ни слова. Эвмен раскрыл очередную табличку.

-- Письмо от Кассандра.

-- Почему сразу не сказал?! -- взвился регент, -- тебе что, все эти афинские судилища важнее?

-- Это письмо ничем не отличается от его же предыдущего. Твой сын просит подкреплений.

-- Подкреплений?! -- рявкнул Антипатр, -- ему десяти тысяч мало? С фракийцами, сопляк, справится не может?!

-- Ходят слухи, что к Севту бежал Филота с остатками сохранивших ему верность.

-- И что? Три человека прибежало -- Севт невероятно усилился? Где я возьму подкрепления? И чем сам воевать буду? У меня тут четырнадцать тысяч человек, а там, -- регент ткнул пальцем на юг, -- за Вратами сидят тридцать тысяч эллинов. Если не больше!

-- Так что ответить? -- спросил Эвмен.

-- Не задавай дурацких вопросов, кардиец.

-- Так и напишу, -- согласно кивнул архиграмматик.

Антипатр скрипнул зубами.

"Совсем распоясались, собаки. Филипп бы с тебя за дерзость шкуру впустил, а сынок ведьмы ещё чего повеселее изобрёл".

Грозовая туча антипатрова настроения наливалась тьмой день ото дня всё больше. Регент никогда не имел склонности к припадкам неконтролируемого гнева, свойственного Александру, но в последнее время с тревогой замечал за собой непреодолимое желание кого-нибудь убить. Лично. Окружающие Антипатра стратеги, конечно замечали столь катастрофические изменения его характера, но в собственном поведении не могли или не хотели ничего менять. Как жёлтая листва в горах облетает, не в силах противостоять неумолимо наступающей осени, так и при дворе без следа таяло прежде нерушимое ощущение всеобщей сплочённости, незыблемости военного и государственного здания, что два десятилетия кропотливо создавал Филипп. Казалось, все здесь ждут чего-то, заранее прикидывая пути отступления. Не верят в то, что Антипатр -- сила, что он -- надолго.

Распахнулся полог и в палатку вошёл Линкестиец. В руке кубок, и вроде даже не пустой. Ну, это уж совсем через край.

-- Ты чего здесь делаешь? -- напустился на зятя регент, -- я куда тебя посылал?

-- Они больше не лезут, -- ответил Линкестиец и нагло отпил из кубка, -- две атаки отбили, они убрались. Сунулись одними пельтастами, я их отогнал. Потерь нет.

-- Четвёртый день такая беготня, -- подал голос Демад, -- почему ты не ударишь, Антипатр?

Регент посмотрел на него, как на философствующего таракана.

-- Куда ударить? В Фермопилы? Ты совсем рехнулся? Даже, если бы у меня было численное превосходство, а не у них, только законченный идиот станет штурмовать Врата в лоб!

-- Но есть же тропка...

-- А они, думаешь, про неё не знают?

Линкестиец присел на свободный стул.

-- Однако, не лезут. Не хотят отдавать удобную позицию.

-- Они ждут, -- сказал Эвмен, -- у нас за спиной Фессалия. Они ждут её выступления.

-- Там в каждом городе наш гарнизон, -- возразил Линкестиец.

В палатку заглянул телохранитель, стоявший на страже у входа.

-- Чего тебе? -- спросил Эвмен.

-- Гонец из Пеллы!

-- Пусть войдёт, -- распорядился Антипатр.

Вошёл посыльный и протянул регенту письмо. Антипатр раскрыл его, пробежал глазами строки, посмотрел на Эвмена, на своего зятя и сказал, безо всякого выражения:

-- Родился новый царь македонский.

-- Что? -- вскочил кардиец.

Его примеру последовали остальные.

-- Родился новый царь македонский! -- повысил голос регент, сверкнув глазами на зятя, -- всех начальников, до лоха включительно, собрать перед шатром!

Линкестиец выскочил наружу, как ошпаренный. Антипатр протянул Эвмену табличку и медленно, проговаривая каждую букву, словно смакуя, произнёс:

-- Царь Филипп, третий с таким именем...

Кардиец, бегло ознакомившись с письмом, недоуменно поднял глаза.

-- Не Филипп -- Неоптолем. Александр назвал его в честь своего отца.

-- Мне плевать, как будет его звать молосс! -- отрезал регент, -- а для Македонии он -- царь Филипп Третий!

Эвмен не стал спорить. Он рассуждал вслух:

-- Двенадцать дней. Мальчик родился в Эпире, в Додоне, но гонец не знал, где стоит войско, поэтому сначала поскакал в Пеллу.

-- Чего ты там бубнишь, кардиец? -- бросил регент, -- пойдём, выйдем, душно здесь, не место, чтобы царя провозглашать.

Снаружи стремительно сгущались сумерки, но с собранием тянуть не стали. Галдеж экклесии показался Демаду не более чем симпосионом весьма скромного разгула, по сравнению с ликованием македонского войска. По случаю невыразимой никакими словами радости, давно ожидаемой с настороженной опаской, Антипатр велел раздать воинам вино и всю ночь лагерь у Гераклеи Малидской, что в семидесяти стадиях от Фермопильского прохода, напоминал оргию дионисовой свиты. Сам регент поднял несколько кубков, впервые за годы, изменив своей знаменитой трезвости, над которой всегда беззлобно подтрунивал друг Филипп.

А на рассвете к шатру Антипатра подлетел разведчик, поднял на дыбы взмыленного жеребца и, не удержавшись на его спине, кубарем покатился наземь. Чуть шею себе не сломал. Сонные стражи, бранясь, помогли ему встать на ноги, и он прокричал, срывая голос:

-- Спартанцы вышли из Фермопил!

 

 

* * *

 

 

Войско союзников совсем немного не дотягивало до тридцати тысяч человек, числа, названного Антипатру его лазутчиками. Основной лагерь располагался у отвесной скалы в подножии горы Каллидромон, между Скиллийским фонтаном, горячим источником, посвящённым Персефоне, и холмом, локтей тридцать в высоту, на вершине которого лежала мраморная плита с надписью:

"Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне, что их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли".

Последний рубеж трёхсот спартанцев. Здесь они приняли смерть от персидских стрел, не сложив оружие перед царём царей. Об эллинах, отступивших из Врат, после того, как персы по тайной тропе проникли им в тыл, предпочитают не вспоминать. По правде сказать, и не за что, однако в их число незаслуженно попали семь сотен феспийцев, до конца разделивших судьбу доблестных воинов Леонида. Но даже им -- ни памятных плит, ни песенной славы. Спартанский подвиг. Кому есть дело до феспийцев, кроме них самих? А между тем их отряд снова здесь, как и многие прочие: афиняне, коринфяне, этолийцы, аргосцы, фокейцы, локры. Такой пестроты эмблем на щитах, собранных в одном месте, Эллада не видела очень давно. Сейчас их в десять раз больше, чем тогда во время нашествия тысячи языков и малую долю снова составляют спартанцы. Даже некоторые совсем захудалые полисы прислали воинов больше, чем Спарта, однако "Красные плащи" держались так, словно они македонян уже разбили, причём в одиночестве.

Спартанцы расчёсывали бороды, завивали длинные волосы, упражнялись с оружием, и совсем не общались с союзниками, которые недоумевали, что вообще сюда привело самовлюблённых гордецов.

-- Как с персами воевать, так их это не касается, а тут к разделу пирога локтями норовят протолкаться, -- неприязненно говорили афиняне.

Прибыв в Фермопилы не первым, Агесилай, тем не менее, далеко вырвался вперёд в деле призывов к решительному выступлению на Антипатра. Его горячо поддерживал представитель аркадцев, которых пришло к Вратам всего двести человек, он даже предложил выбрать Агесилая верховным стратегом.

"Кому как не спартанцу командовать, воину из воинов?"

Афиняне и этолийцы, составлявшие становой хребет союзной армии, в восторг от подобного не пришли. Со времён фиванца Эпаминонда одной спартанской репутации маловато для того, чтобы доверять войско первому встречному, все заслуги которого лишь в том, что он родился в городе без стен.

Демосфен предложил кандидатуру Харидема. Худой узкоплечий оратор, белая ворона в совете стратегов, нацепив гоплитские доспехи, в которых он промаршировал сюда вместе с афинской армией, выглядел донельзя нелепо, вызывая смешки даже у своих сограждан, однако дара убеждения у него никто не отнял, и предводителя наёмников провозгласили главнокомандующим почти единогласно.

Агесилай презрительно поджал губы, скрестил руки на груди и в дальнейших обсуждениях плана боевых действий участия не принимал, свысока взирая на суету глупцов, отдавших предпочтение какому-то наёмнику.

Противники стояли на месте, друг против друга, уже несколько дней, и за все это время перед Вратами произошло около десятка мимолётных стычек. И те и другие понимали, что если битве суждено состояться, то случится она не в узком проходе, однако большинство эллинов никак не могло решиться выйти из Врат. Численность македонян доподлинно не была известна, сообщения разведчиков не отличались достоверностью, но что удалось определить абсолютно точно, так это существенное превосходство Антипатра в коннице. Эллины верхом воевали плохо, однако уже не раз убедились, что подобным недостатком не обладают их враги. После того, как при Херонее гетайры во главе с Александром переломили ход сражения, к кое-кому пришло запоздалое осознание того, что некоторые вещи в традиционном воинском искусстве безнадёжно устарели.

Регент привёл к Фермопилам почти пять тысяч тяжеловооружённых всадников. Половину составляли фессалийцы, которых Антипатр вынудил предоставить конные отряды. Новый набор в македонское войско никого в Фессалии не обрадовал, ибо ещё не вернулись домой ушедшие с Александром. От них пока не дошло никаких вестей и это обстоятельство добавляло в положение обоих противников острую интригу: за кого встанет Фессалия?

"За кого?" -- спрашивали Демосфена вожди эллинов, ожидая, что родитель нынешней войны должен это, безусловно, знать.

"Фессалийский вопрос" превратился в камень преткновения, не выпускающий союзные войска из Фермопил.

 

Море пока что оставалось за Афинами, македонский флот вблизи от Малидского залива не появлялся и союзники без каких-либо проблем снабжались всем необходимым. Для двух триер крупный двадцативёсельный акат, появившийся на выходе из Эвбейского пролива, не представлял никакой опасности, поэтому его пропустили без досмотра. Дозорные удовлетворились заявлением кормчего аката, издали прокричавшего, что судно идёт с Хиоса и везёт в стан союзников посольство.

Слова кормчего не были ложью, но и правдой являлись лишь отчасти. Акат действительно принадлежал Хиосу, но вёз он вовсе не послов острова, а доверенного человека царя Агиса, который ещё весной, одновременно с выступлением Александра в Азию тайно отбыл в Ионию. Цель путешествия была известна лишь членам герусии[11] и его брату.

[11] Герусия -- совет старейшин в греческих городах-государствах. Наиболее известна герусия в Спарте -- высший правительственный орган, состоявший из 28 геронтов в возрасте старше 60 лет и двух царей.

Сойдя на берег, посланник прошёл в спартанскую часть лагеря, приветствовал гоплитов, стоявших на страже, и попросил, чтобы его провели к Агесилаю. Что и было немедленно исполнено.

-- Радуйся, полемарх.

-- Павсаний? -- стратег, совсем не удивившийся вошедшему, поднялся навстречу и, сцепив с ним предплечья, коротко приказал, -- говори.

Многословие не в обычае лакедемонян и посланник не стал растекаться мыслью по дереву, сразу перейдя к делу.

-- Я опережаю Леосфена на один день. Он высадился в Магнесии и идёт маршем через Фтиотиду. Мирокл по наущению Харидема убедил его не заходить в Малидский залив. Леосфен идёт к Ламии и освободит её от македонян. Одна из триер Мирокла должна будет появиться здесь. Это послужит сигналом к всеобщему выступлению.

Агесилай хмыкнул.

-- Едва Антипатр обнаружит Леосфена в Ламии, он немедленно снимется и уйдёт. Эти идиоты думают, что сожмут его в кулаке. Да, сожмут, только угря не удержать. Он скользкий, знаешь ли.

Павсаний согласно кивнул.

-- Где сейчас мой брат? -- спросил полемарх, -- с Леосфеном?

-- Нет. Мы разделились, нужно было оценить обстановку.

Месяц назад царь Агис прибыл в азиатский лагерь союзников, опередив флот афинского наварха Мирокла. Все стороны довольно быстро договорились о совместных действиях и решили, что выгоднее всего высадится в Фессалии. Фессалийская конница Александра отделилась от союзников и, переправившись через Геллеспонт в его самом узком месте на свежепостроенных плоскодонных паромах и собранных с миру по нитке судах, двинулась на родину берегом. Это не слишком огорчило Леосфена, поскольку кораблей для перевозки огромного количества лошадей у него всё равно не было. Одно дело преодолеть десять стадий в ясную ровную погоду и совсем другое -- везти конницу за море на значительное расстояние.

Цель союзников, единая, как они друг друга горячо убеждали, под внимательным взглядом начинала слегка двоиться, словно при глазной болезни. Агис отбыл в Фессалию раньше Леосфена и уже полмесяца с малым отрядом осматривался на месте, тайно встречаясь с фессалийскими правителями, тагами. Царь лично наблюдал, как войско Антипатра прошло на юг, видел -- оно не слишком велико. Афинянин Мирокл похвалялся ему, что союзники соберут не менее пятидесяти тысяч человек. С такой силой Антипатр сражаться не будет, отступит, укрепится в какой-нибудь надёжной крепости, и вся война сведётся к её осаде. Скорее всего, союзники всё равно одолеют, но Спарта рассчитывала на несколько иной результат.

-- Что предлагает мой брат?

-- Ты должен сам занять Ламию. Опередить Леосфена.

-- И что это даст? -- удивился Агесилай.

-- Антипатр постарается сразу выбить тебя оттуда или вообще не допустить даже твоего приближения к городу. Оба этих варианта нас устраивают. Он ввяжется в бой.

Агесилай почесал бороду.

Городу воинов нужна победа в поле. Желательно без участия афинян. Необходима демонстрация военной мощи Спарты. Но македоняне сильны и дело отсвечивает неопределённым исходом, поэтому геронты не хотят рисковать гражданами Спарты, число которых от поколения к поколению уменьшается, ради туманной перспективы вновь вырвать у Афин знамя первенства в Элладе. Поэтому один из царей спартанских лично занимается разведкой и переговорами с союзниками, хоть это и несвойственное царям занятие. Поэтому другой царь не возглавил войско, остался дома, а полемарху[12] дали всего полторы тысячи гоплитов. После катастроф при Левктрах и Мантинее Спарта собирается таскать каштаны из огня чужими руками. Но обстоятельства складываются так, что вытащить македонян на бой можно только на живца. И этим живцом предстоит стать Красным плащам. Задача усложнялась тем, что Агесилаю предстояло не просто геройски умереть. В столь славном для сынов Лакедемона месте он сделал бы это, не задумываясь, но требуется нечто большее -- победить. Так, чтобы ни у кого не осталось сомнения -- победой все обязаны Спарте.

[12] Полемарх -- военачальник.

-- Это танец на лезвии ножа, -- сказал Агесилай, -- а если нас не поддержат? моё влияние здесь ничтожно, надо было Агиса сюда посылать, а на его место меня. Или тебя. Харидем уже дал всем понять, что первым ход не сделает. Антипатр прижмёт нас к морю и уничтожит.

Павсаний задумался. Харидем ненавидел македонян лютой ненавистью. Нынешний план сформировался окончательно, как раз тогда, когда Агису стало известно, что в стратеги прочат Харидема. Выдвижение кандидатуры Агесилая предполагало, что союзники лишь горячее захотят стратегом бывшего наёмника, однако его нынешняя осторожность не объяснима и может погубить всё дело.

-- А мы не будем скрывать наших намерений, -- сказал, наконец, Павсаний, -- когда на рассвете выступим из Фермопил, пусть это увидят все.

-- И что? -- недоуменно спросил полемарх.

-- А когда отдалимся на десяток стадий, кто-то расскажет весь наш план Демосфену. Этот в военном деле ничего не понимает, зато взбаламутит всех. Ты знаешь здесь кого-нибудь, кому можно довериться?

-- Эвтин, стратег аркадцев, голосовал за меня. Думаю, для такого дела подойдёт. Если позвенеть монетой.

-- Отлично. Деньги найдутся.

-- Допустим, они выйдут, -- предположил Агесилай, -- но в их рядах и духа нет сплочённости. Если Антипатр их потеснит -- побегут.

-- Куда? Обратно в Фермопилы? И много их таким способом сбежит?

-- А если сдадутся?

-- Да пусть македоняне их даже перебьют всех до единого, нам только на руку.

-- То есть, они все -- лишь мясо и мой брат рассчитывает только на наши с Леосфеном силы? Маловато.

-- Хватит, Агесилай, главное связать Антипатра боем, не дать ему уйти. Неужели ты пытаешься оспорить приказ царя?

-- Нет, -- гордо выпрямился полемарх, -- приказ священен. На рассвете Врата вновь увидят бой спартанцев.

 

 

 

5
Стенка на стенку

 

Бодрый посвист флейт раскрашивался в настоящий марш ритмичным топаньем множества ног. Шесть тысяч педзетайров, ударная сила македонского войска, шагали в ногу, колонной по четыре человека в ряд, поднимая клубы пыли. Слабому утреннему бризу, пришедшему со стороны Малидского залива, едва хватало сил немного относить пылевую завесу к югу. Солнцу ещё не доползло до зенита, но вовсю грозилось устроить к полудню настоящее пекло, жарче, чем в гефестовой кузне, даром, что на дворе уже не лето. Воины, промаршировавшие в полном облачении тридцать стадий, успели вспотеть, пыль оседала на разгорячённой коже, почти не охлаждаемой едва ощутимым ветерком, лезла в рот, нос, глаза, которые, ко всему прочему, ещё и слезились от пота у тех, кто не догадался повязать на лоб льняную ленту. Держать сариссу вертикально само по себе непросто, а нужно ещё споро идти, да и щит на левом плече не способствует подвижности.

Марша, подобного этому, в полной боевой готовности, Андроклид не мог припомнить со времён, когда только-только встал в ряды фаланги. Да и тогда подобные броски были лишь учебными. Никогда ещё войско боевым строем не шло на такое значительное расстояние. Пятьдесят стадий до Фермопил. Уж насколько Андроклид опытен, а древко его сариссы постоянно ударялось где-то наверху о соседние. Не маршируют с двенадцатилоктевыми копьями в собранном виде, непривычно это, да и держать их совсем рядом с подтоком довольно тяжело. Воины пыхтели, ругались вполголоса, думая, что не слышит Танай, шедший первым. Ага, сейчас. Всё-то он слышал, и ему, как и всем, неудобно, однако шёл себе и шёл, невозмутим и собран. Так же, как и Кратер.

Новый командир таксиса Эмафии в бою будет стоять вместе со всеми, занимая место димойрита, командира полуряда, восьмого по счету от переднего края. Он должен находиться в самой гуще боя, но не в первых рядах, дабы в случае его гибели, фаланга не осталась без управления. Сейчас, на марше, он одним из немногих шёл налегке -- привилегия военачальника, которому нужно не просто топать к месту боя, но ещё и руководить всей это огромной массой людей. Щит и сариссу ему нёс слуга.

К голове колонны подлетел всадник, прискакавший с севера.

-- Ну что? -- прокричал таксиарх, выйдя из строя.

-- Поравнялись! -- прокричал разведчик, -- они уже переправились через Асоп и продолжают идти вдоль берега залива!

-- Спартанцы?

-- Да!

-- Не встали на берегу?

-- Нет, продолжают движение!

-- А наши?

-- Подходят к реке! Где Антипатр?

-- Скачи вперёд, он там!

"Значит, действительно идут на Ламию, как и предсказывал Эвмен".

Кратер окинул взглядом колонну, растянувшуюся более чем на восемь стадий. Дорога не слишком широкая, четверо в ряд помещаются с трудом, но сузить ряды, увеличив тем самым длину, неразумно. Если впереди бой, то перестраивать фалангу с марша потребуется очень быстро. Таксиарх чувствовал, что маневр спартанцев неминуемо приведёт к сражению, не бросят же их остальные. Или "Красные плащи" проявили инициативу, ни с кем не сговорившись? Вполне в их духе. Но тогда они просто перестанут существовать.

Хвост многоногого колючего зверя всё ещё не виден, а голова уже удалилась на порядочное расстояние.

-- Шире шаг! -- скомандовал таксиарх и, придерживая рукой перевязь с мечом, побежал догонять.

 

Битва при Фермопилах []

 

Рано утром, едва была получена весть о выступлении спартанцев, регент спешно собрал военный совет. Различные варианты действий в случае выхода союзников из Фермопил обсуждались не единожды, но нынешняя ситуация оказалась весьма необычна: по сообщениям разведки, "Красные плащи" шли в одиночестве.

-- Что это может значить? -- обратился Антипатр к стратегам.

Те дружно заскребли затылки, и только Эвмен не слишком замедлил с ответом:

-- Готов прозакладывать что угодно -- они идут на Ламию.

Антипатр, подумав, согласно кивнул.

-- Да. Эвмен, немедленно гонца в гарнизон Ламии. Предупредить. А спартанцев надо перехватить.

Кардиец вышел из шатра и отдал несколько коротких распоряжений.

-- Пехота не успеет, -- сказал Кратер.

-- Ударить гетайрами? -- поинтересовался Линкестиец.

-- Нет, -- возразил регент, -- атаковать конницей спартанский монолит -- самоубийство. Аристон, задержи их, пусть идут в постоянном беспокойстве, это их замедлит. Аттал, твои агриане бегом поспеют за пеонами, поможешь им. Исполняйте!

Названные стратеги покинули шатёр. Князь фракийцев-пеонов Аристон командовал лёгкой конницей, состоявшей из воинов его племени, вооружённых дротиками. В войске регента пеонов насчитывалось чуть меньше тысячи. Фракийцев-агриан, сражавшихся пешими в рассыпном строю, числилось вдвое больше.

-- Все остальные выступают немедленно, -- приказал Антипатр.

-- На спартанцев? -- уточнил Мелеагр.

-- А если это уловка? -- засомневался Кратер, -- мы подставим бок остальным эллинам, и они выйдут из Фермопил.

-- Да, это весьма вероятно, -- согласился Эвмен, который как раз в этот момент вернулся в шатёр.

Линкестиец покосился на архиграмматика и усмехнулся.

"Стратег... Писцами своими командуй".

Антипатр, однако, к кардийцу прислушался. За последние два месяца он, прежде мало имевший дел с Эвменом, убедился в том, что Филипп, приблизив этого молодого человека, не прогадал. Он, Филипп, вообще видел много дальше других. Как бы он поступил сейчас? Эллины явно задумали какую-то хитрость и "правильный" бой, грудь на грудь, принимать не жаждут. Если им удастся захватить Ламию, Антипатру придётся уйти на север, оставив Фтиотиду, а там и до потери Фессалии недалеко.

Захватить Ламию... Стены этого города не слишком высоки, но спартанцы явно не готовы к штурму, времени на строительство лестниц у них нет. Однако они наверняка попытаются проникнуть в город по реке Ахелой, что протекает прямо через него. Тут им помешать сложно -- в гарнизоне трёх сотен бойцов не наберётся, да и те не слишком надёжны. Допустим, македоняне запрутся в высоком и хорошо укреплённом акрополе Ламии, но и в этом случае они не смогут успешно досаждать спартанцам. А те, вдобавок, овладеют портом Фалара и добро пожаловать Леосфен! Нет, Ламию нельзя отдавать.

Но всё же, вдруг это действительно уловка, направленная на то, чтобы выманить его, Антипатра, на бой в невыгодных условиях? Харидем нанесёт удар на марше, фаланга в колонне встретит врага в неудобной позиции...

-- Гелланик, ты поведёшь своих гипаспистов к устью Асопа. Выступай немедленно, иди быстро. Нужно перехватить спартанцев прежде, чем они переправятся. Тебя поддержат Аттал и Аристон.

Высокий муж, хилиарх, начальник тысячи щитоносцев, ростом превосходивший всех присутствующих на совете, молча кивнул и вышел из шатра. Менон, гиппарх фессалийцев, посмотрел ему вслед и сказал:

-- Это спартанцы, Антипатр. Стоит ли искушать судьбу, посылая против них равные силы?

-- Спартанцы... Нынешнее поколение -- бледная тень погибших при Мантинее отцов.

-- Разве они отринули законы Ликурга и уподобились изнеженным афинянам? -- не сдавался фессалиец.

-- Менон прав, -- вставил Кратер, -- это не тот случай, когда имеет смысл устраивать честное состязание. Их надо посто растоптать числом.

-- Разделение войска слишком рискованно, -- встревоженно вставил Эвмен, -- нас могут разбить по частям.

Антипатр медлил, на скулах его играли желваки: и без слов кардийца он понимал, что не в его ситуации разумно разделять армию. Она и так вдвое меньше эллинской.

-- Время дорого, -- торопил гиппарх.

-- Хорошо, -- принял решение регент и повернулся ко второму хилиарху щитоносцев, -- Тимандр, отправляйся с Геллаником, он старший. Менон, ты перейдёшь Асоп западнее и ударишь по Агесилаю, когда гипасписты вступят в бой, и он покажет тебе спину.

Гиппарх кивнул.

-- Тимандр, мы прикроем вас от Харидема. Помни, времени у вас с Геллаником мало, спартанцев нужно бить очень быстро. Все остальные выступают к Вратам!

 

-- Идут, -- Харидем оторвал ухо от земли, обтёр его, поправил массивное золотое кольцо в мочке и отряхнул от пыли плащ, -- топот такой, словно Посейдон совсем рядом землю качает.

Демосфен не ответил. На его лице театральной маской застыло донельзя странное выражение, которое верховный стратег, усмехнувшись в угольно-чёрную бороду, объяснил для себя нетвёрдостью коленей оратора.

Ликург, один из афинских вождей, предводитель филы Леонтиды, давний приятель и сторонник Демосфена, лысоватый муж лет шестидесяти, весьма моложавый, несмотря на возраст, невозмутимо подвязывал наплечники льняного панциря к нагрудному кольцу. Рядом замер в ожидании слуга. В его руках щит и копьё, на голове гривастый шлем, он сейчас отдаст их хозяину, едва ли не единственному, кто вот только что приступил к облачению в доспехи, когда Харидем отдал приказ остановиться. Демосфен мрачно смотрел на филарха[13] и никак не мог объяснить себе его поведения. "Серьёзные дела не терпят суеты", -- часто повторял Ликург. Разумно, конечно, но делать всё в последний момент... Что это, как не беспечная глупость? Или пустая бравада? Пускание пыли в глаза впечатлительным эфебам: "Вот образец хладнокровия!"

[13] Филарх -- предводитель филы. Фила -- родовая община, а так же территориальная единица, на которой жили члены этой общины.

А пыли в глаза совсем скоро достанет вдоволь. Вот она, клубиться над холмами, поднимаемая тысячами конских копыт и человеческих ног.

Идут.

Харидем отвернулся от созерцания бурого облака, разглядывая перестраивающуюся из двух колонн афинскую фалангу.

-- Может всё же сильнее растянуть линию? -- спросил Ликург, -- я думаю, восьми рядов вполне достаточно.

-- Нет, -- возразил Харидем, -- если у него действительно нет и двадцати тысяч, он не будет пытаться состязаться с нами в охвате, а соберёт все силы в кулак.

-- Мне не нравится твоя идея, Харидем, -- сделал недовольное лицо Ликург, -- отдать инициативу противнику... План очень рискован. Я надеялся, что за ночь, хорошо подумав, ты изменишь своё мнение.

-- Я не склонен менять решения в последний момент, -- раздражённо бросил Харидем, -- Антипатр будет атаковать. Если бы он не решился на это, до сих пор сидел бы у Гераклеи или вообще, давно уже отправился восвояси. Пусть нападает, меня не покидает чувство, что проиграет тот, кто начнет.

Афиняне заняли престижное правое крыло, этолийцы -- левое. Союзники, что привели малые отряды, менее тысячи гоплитов каждый, расположились в центре, ближе к левому крылу, которое почти упиралось в круто уходящие вверх склоны Каллидромона. Самая оконечность эллинского строя оказалась сродни утёсу: она насчитывала двадцать четыре шеренги. Харидем, не сильно рассчитывавший на мощь этолийцев в атаке, сделал ставку на устойчивую неподвижность левого крыла. На склонах засели две тысячи пельтастов.

Харидема небезосновательно беспокоила македонская тяжёлая конница. Противопоставить ей что-то равноценное он не мог, обладая всего пятью сотнями продромов, легковооружённых всадников. В лоб фалангу гетайры атаковать вряд ли станут, за левый фланг так же можно не опасаться: какой дурак пошлёт конницу на склоны горы. А вот правый... Ликург предлагал удлинить строй, тогда союзники могли бы упереться в море, но войско, вытянутое на двенадцать стадий, станет совершенно неуправляемым. К тому же, стоит македонянам сформировать узкий по фронту, но мощный многорядный кулак, подобный тому, что обеспечил гениальному фиванцу Эпаминонду победу над спартанцами почти тридцать лет назад... Нет, Харидем на такое не пойдёт. Но тогда фланг афинян не будет защищён и Антипатр непременно ударит туда. Если бы не граничащее с предательством самовольство спартанцев, верховный стратег поставил бы здесь, на самом почётном месте, именно гоплитов Агесилая. Но теперь... Как поступить?

Антипатр успешно отлавливал большинство афинских лазутчиков и стратег союзников лишь вчера, благодаря помощи местных жителей-локров, узнал, сколько костров жгут македоняне. Харидем был достаточно опытен, чтобы не доверять подобным сведениям, согласно которым выходило, что войско Антипатра соизмеримо с союзническим. Это могло быть правдой, но не исключало уловки. Однако, переоценить противника лучше, чем недооценить. Стратег осторожничал, вспоминая, как при Херонее тяжело сложилась схватка равных противников. Херонея... Как Филипп победил при Херонее? А если попробовать повторить нечто подобное, но подготовить македонянам сюрприз?

Когда на военном совете Харидем изложил свой план, на него замахали руками. Особенно сопротивлялся Демосфен, который при Херонее сражался в рядах фаланги, как простой гоплит.

-- Это безумие! Ты забыл мощь удара македонской конницы? её не остановить так, как ты предлагаешь!

-- Очень большой риск, -- вторил Демосфену Ликург.

-- Глупцы! -- раздражался Харидем, -- это единственная возможность заставить их играть по нашим правилам. Вот горы, вот море, как вы предлагаете поступить? Покажите мне другой способ!

-- Монолит, -- упрямо твердил своё Ликург.

-- Они разрежут твой монолит, как нож масло!

Стратеги колебались, а Харидем убеждал, убеждал, срываясь на крик, страстно жестикулируя, сейчас он смог бы переубедить Демосфена даже на Пниксе перед многотысячной толпой. И с ним, наконец, согласились.

 

На гребне длинного низкого отрога, отстоящего к западу от войска союзников примерно на четыре стадии, засверкала яркая звёздочка. Следом за ней из-под земли, как ростки драконовых зубов, пробившихся взглянуть на слепящий блеск гелиосовой колесницы, что летела к зениту, возникали плохо пока различимые человеческие фигуры. И у каждой в руках маленькое солнце.

-- Они здесь, -- сказал Ликург и усмехнулся, -- наверное, всю ночь щиты начищали.

Харидем повернулся к филарху.

-- Помни, вся моя надежда на тебя.

Ликург покачал головой.

-- Ох, не нравится мне твоя затея, Харидем. Не нравится.

-- Помни, Ликург!

Филарх пристально посмотрел в глаза стратегу, тот вцепился в его взгляд, как утопающий за протянутую руку.

-- Всё сделаю, Харидем.

Ликург принял из рук слуги шлем и надел. Откинул из-за шейного отворота панциря край гребня, свисавшего сзади конским хвостом.

-- Зевс нам поможет!

Харидем кивнул и повернулся к воинам, которые уже заканчивали построение.

-- Братья! Этот день будут помнить века и воспоют в песнях, а вас всех, поимённо, уровняют с героями седой древности! Отправим варваров в Аид! Паллада!

-- Паллада! -- взревели гоплиты.

 

-- Некоторые не способны учиться даже на своих ошибках, -- Антипатр, восседая на рослом гнедом жеребце, нервно раздувавшем ноздри и бившем копытом, осматривал из-под ладони строй союзников.

-- Что ты имеешь в виду? -- поинтересовался Линкестиец.

Регент вытянул руку вперёд.

-- Смотри, как встали. Левее. Видишь эмблемы на щитах?

Линкестиец прищурился, напрягая зрение.

-- Нет, не могу разобрать.

-- Молодёжь... -- усмехнулся регент, -- сова на щитах. Афинская фаланга.

С возрастом Антипатр стал гораздо лучше видеть вдаль, к сожалению, в ущерб ближнему зрению.

-- И что? -- спросил Линкестиец.

Регент досадливо поморщился: зять не отличался наблюдательностью и быстротой ума. Хотя, последнее утверждение можно и оспорить, если вспомнить с какой резвостью он пал в ноги тёзке, самым первым наименовав того царём. После казни своих братьев-заговорщиков.

-- Асандр, ты видишь? -- Антипатр повернулся к брату покойного Пармениона, -- что думаешь?

Тот покривил губы, поскрёб заросший седой щетиной подбородок, проследил взглядом строй союзников до Каллидромона и заявил:

-- Надо бить туда.

Антипатр согласно кивнул и обернулся к прочим стратегам, конными и пешими расположившимся чуть позади.

-- А вы что скажете?

-- Там брешь, -- не слишком уверенно сказал Кратер, всматривавшийся вдаль, приложив обе ладони к козырьку высокого фригийского шлема, -- между афинянами и фокейцами.

-- Им что, чести нет, со всеми монолит составить? -- предположил Мелеагр

Афиняне сильно загнули своё правое крыло вперёд. Между ними и остальными союзниками действительно прослеживалось пространство, вроде бы никем не заполненное. Там мелькали отдельные человеческие фигуры, но это могла быть россыпь пельтастов.

-- Думаю, они надеются таким способом избежать охвата фланга, -- сказал Кратер, -- не знают, что у нас сил для этого не достанет.

-- Надо бить туда, -- Антипатр подтвердил уверенность Асандра.

-- Вдруг ловушка? -- осторожно поинтересовался Эвмен.

-- Какая? -- спросил регент, -- думаешь, если мы туда вклинимся гетайрами, они смогут сжать нам бока? При Херонее у них не получилось.

Регент не участвовал в битве, подчинившей Элладу Филиппу, но, разумеется, был наслышан и не раз, во всех подробностях из первых уст. Тогда Филипп выманил афинян притворным отступлением своего фланга и, когда те в азарте оторвались от союзников, в образовавшуюся брешь, в бок фиванского "Священного отряда", теснившего македонян, ударил Александр. Конница переломила ход сражения. Было ли прежде такое на земле Эллады? Дайте-ка припомнить... Вроде нет. Именно тогда и родилась кавалерия -- ударная сила войска, а не просто его вспомогательная часть.

-- Однако не следует явно демонстрировать намерения, -- состорожничал Асандр, -- расстояние большое, успеют сомкнуться.

-- Вот поэтому ты и поведёшь один таксис прямо на них. Создашь видимость атаки.

-- Маловато, -- возразил Асандр.

-- С тобой пойдут гипасписты Адмета, они же поддержат конницу, когда та оторвётся от фаланги.

Послав две тысячи щитоносцев против спартанцев, Антипатр оставил при себе ещё одну тысячу, ибо эти воины отлично выучены прикрывать тыл атакующей тяжёлой кавалерии и развивать наступление во все стороны. Их вооружение легче гоплитского, отсутствовали панцири и поножи, но щиты применялись значительно большего размера, нежели те, что использовались "пешими друзьями".

-- Александр! -- регент позвал зятя, -- пустишь коней шагом за Асандром. Когда он сойдётся с афинянами на полстадии, перейдёшь в галоп и атакуешь из-за его спины, ударишь в эту брешь, заходя в тыл фокейцам. Всё понял?

-- Сделаю, -- коротко ответил Линкестиец.

-- Мелеагр, встанешь в центре и растянешь строй до восьми шеренг. Кратер -- на правом фланге в шестнадцать шеренг. Всем всё ясно?

Стратеги дружно кивнули.

-- Ускорить развёртывание. Нечего тянуть кота за хвост, -- Антипатр, щурясь, посмотрел на солнце, -- скоро полдень, а там и Гелиос за нас встанет.

Военачальники отправились к своим отрядам. Фаланга торопливо перестраивалась из походной колонны.

Вот нет клепсидры[14] под рукой, да собственно, и зачем она, когда солнце на небе? Опытный глаз по тени скажет, что и получаса не прошло, как ряды щитов союзников вздрогнули, и строй гоплитов качнулся вперёд. Шумно опустились сариссы первых рядов македонской фаланги, задние слегка наклонились, создавая какую-никакую защиту от стрел. Зафыркали кони, понукаемые пятками всадников. Битва при Фермопилах началась.

[14] Клепсидра -- прибор для измерения промежутков времени в виде цилиндрического сосуда с истекающей струёй воды.

 

Битва при Фермопилах []

 

 

 

* * *

 

 

Тяжёлый свинцовый шар угодил прямо в вершину лямбды, украшавшей щит, тот загудел, привычно задрожал, но его край его, поддерживаемый плечом, не шелохнулся. Пущенный не слишком умелой рукой дротик на излёте скользнул по украшенной чеканкой бронзе, что защищала выставленную вперёд ногу.

-- Агесилай! Долго мы будем так стоять? Теряем время!

-- Прекратить разговоры! -- рявкнул полемарх.

На нетерпеливого воина зацыкали. Несмотря на непрекращающийся лязг, гудение, свист и вопли фракийцев, Агесилай явственно различил донёсшийся слева зубовный скрип: Павсания тоже не радовало текущее положение вещей. Варварам, налетевшим конными, не удалось застать спартанцев врасплох и те под градом дротиков не понесли никаких потерь, мгновенно перестроившись из походной колонны, что шла на северо-запад по берегу Малидского залива у самой кромки воды. Фракийцы, не желая вступать в непосредственное соприкосновение, попытались окружить противника, и монолит вынужден был изогнуться дугой, концами упираясь в морской прибой. Внутри, под защитой щитов укрылись легковооружённые илоты, которых Агесилай пока не ввёл в бой, что и вызывало недовольство некоторых недальновидных горячих голов. Впрочем, железная дисциплина держала большую часть ртов на замке. Руки и ноги выполняли привычную работу, а головы, тренированные не хуже тела, не позволяли сердцам частить. Гоплитам не нужны призывы к спокойствию, устойчивости строя. Однако, продвижение прекратилось и с этим действительно пора что-то делать.

Фракийцев очень много. Часть пеших подвезли конные, ещё несколько сотен человек появились чуть позже. Они уже убедились, что нанести хоть какой-то урон спартанцам весьма проблематично и лишь кружили подле монолита, не переставая визгливо вопить на своём тарабарском языке, время от времени проверяя дротиками бдительность противника.

Так бесконечно продолжаться не может, Агесилай понимал, что совсем скоро на сцене могут появиться новые действующие лица и в сюжете представления наметится поворот.

Фракийцы начали наглеть. Спокойно стоят в пятидесяти шагах, ржут над чем-то. Один, задрав хитон, потряс своим выдающимся волосатым хозяйством. Богами не обижен. Пример оказался заразителен. Пора наказывать.

-- Токсотам приготовиться!

Илоты-лучники протолкались между рядами гоплитов к первой шеренге, наложили стрелы на тетивы.

-- На колено!

Стена щитов стремительно опустилась, немногие фракийцы успели среагировать, метнув дротики и свинцовые снаряды, но, тем не менее, первая кровь со спартанской стороны пролилась.

-- Бей!

Осиный рой танатовых слуг собрал жатву. Фракийцы, бросились врассыпную, спеша прикрыться лёгкими, плетёнными из лозы щитами.

-- Вперёд! -- Агесилай вскочил и бросился в атаку.

Не отставая ни на шаг, ни на полшага не вырываясь из строя, гоплиты поддержали рывок своего предводителя. Вообще-то спартанцы бегом атаковать не любили. Предпочитали наступать медленно, под ритмичную поевую песнь-пеан, дабы исключить малейшую возможность разрыва строя. Потому часто даже не преследовали бегущего врага. Но после того, как при Левктрах "Священный отряд" фиванцев под командованием Пелопида с разбега вломился в спартанскую фалангу, чем решил исход сражения, пришлось "Красным плащам" взять такую тактику на вооружение. В исключительных случаях, как сейчас, она была вполне уместна.

-- Бей!

Рука привычно отводит копьё для удара. Выпад! Фракиец, обливаясь кровью, валится наземь. Рубиновая капля, срывается с наконечника в бездну, но он ещё не напоён, он только вошёл во вкус и серп чёрного даймона смерти срезает новые колосья.

Спартанцы безмолвно шли вперёд, спокойно работая, как косари в поле. Фракийцы визжали, брызжа слюной. Как прибой разбивались о скалы и откатывались прочь, до новой волны. В дело пошли длинные ромфайи, двухлоктевые узкие клинки, с соразмерной рукоятью, но они легки и не могут разрубить бронзовую кромку массивного гоплитского щита, тем более пробить его. Они почти бесполезны сейчас. Способные одним ударом лишить человека ноги, они вязли в холщовых подвесах, спускающихся со щитов для прикрытия ног гоплитов. А копья спартанцев не оставляли ни единого шанса тем немногим храбрецам, что пытались вплотную подобраться к несокрушимой стене.

Варвары обратились в бегство, но преследовать их спартанцы не могли, подвижность пельтастов несравнима. На крыльях фаланги вновь завертелись конные кольца, полетели стрелы и дротики.

Бесполезный рывок, движение невозможно. Хотя, нет, кое-какой результат есть -- варвары в ближний бой больше не полезут, а гоняться за ними, всё равно, что бить комаров дубиной.

-- Да сколько же у них может быть дротиков? -- прошептал Павсаний.

Очень своевременный вопрос и фракийцы не слишком задержались с ответом.

-- Отходят! -- прокатилось по рядам.

-- Отходят, -- выдохнул полемарх и прокричал, -- лохагам доложить о потерях!

Убиты восемнадцать спартанцев, примерно столько же илотов. Число раненых превосходит невосполнимые потери вдвое. Фракийцев на поле боя осталось лежать гораздо больше. Иной полис подобное количество покойников при достигнутом результате, несомненно, порадовало бы, но не Спарту, всё войско которой ныне насчитывает четыре тысячи человек. В таких условиях потери неприемлемы вообще, поэтому Спарта и норовит в течение жизни нынешнего поколения воевать чужими руками. У государства воинов сейчас одна забота: рожать, рожать, ещё и ещё, больше мальчиков, больше гоплитов. Если раньше, во времена Леонида бездетная семья -- позор, то ныне -- преступление. Ещё совсем недавно гибель мальчиков в процессе растянутой на годы закалки воспринималась, как обыденность, а сейчас подобные случаи заканчиваются расследованиями. Спартанец обязан быть воином, спартанская женщина должна ходить с пузом. И не приведи Арес, родиться девочка, девять месяцев впустую...

Глядя на отходящих фракийцев Павсаний поинтересовался:

-- Интересно, это всё? Эта толпа дикарей -- всё, что Антипатр решил выставить против нас?

-- Надеюсь, нет, -- сказал Агесилай, -- продолжить движение!

Гоплиты повернулись направо и, не ломая строй, побежали вперёд, легко, словно и не было марша с самого рассвета, словно и не отгремела только что кровавая схватка. Легкораненые не отставали от остальных. Пару тяжёлых илоты несли с собой на импровизированных носилках из копий и щитов. Убитых бросили, приказ царя священен и он ещё не выполнен. Цель -- Ламия.

Фракийцы никуда н делись, они сопровождали бегущих спартанцев на некотором отдалении, однако Агесилай почти перестал о них думать -- это не угроза. Но неужели Антипатр не клюнул всерьёз? Ограничился застрельщиками? Если так, захват Ламии ничего не даст, чтобы там не думали Павсаний с Агисом. Весь план полетит к воронам.

Ноги бегут, исполняя царский приказ, а голова думает:

"Не убежать бы ненароком от противника".

Полемарх не знал, где сейчас Леосфен и успеет ли он прийти, если Антипатр всё же явится в силах более внушительных, чем толпа варваров. Он не знал, что делает Харидем. Он вообще не имел никакого представления о том, что происходит на пятьдесят стадий вокруг. Он просто бежал, исполняя приказ и надеялся, что боги услышат и кости лягут "Афродитой", хотя и нет к тому никаких, по здравому рассуждению, оснований. Столько случайностей на войне, командир фаланги часто не ведает, что происходит на её левом конце, а тут Агис пытается свести в один ковёр столь непохожие нити, подумав за себя, за Харидема, за Антипатра... Ну возьмёт Агесилай эту Ламию и что? Леосфен явится на следующий день, потом окажется, что Харидем всё это время ковырял в носу, даже не думая вылезать из Врат, а македоняне, без сомнения, заполонившие своими разъездами всю округу, в отличие от полуслепых союзников, заметив намечающиеся клещи, спокойно отойдут. К чему вся эта безумно сложная мышиная возня?

Полемарх не жаловал игру в кости, сторонился её, а потому не знал, что искуснейшие из игроков не полагаются на случай, порождение предвечного Хаоса.

-- Македоняне на гряде! -- пронеслось по рядам, по эномотиям[15], от хвоста в голову.

[15] Эномотия -- воинское подразделение спартанцев, состоявшее, по разным данным, из 32 или 36 человек.

Агесилай вышел из колонны, опустив щит, уже не опасаясь случайной стрелы от фракийцев, которые всё ещё маячили неподалёку. В пяти-шести стадиях позади спартанской колонны, на гребне цепи невысоких холмов, тянущихся бесконечной змеёй вдоль морского берега, заблестели щиты. Не фракийские плетёные пельты.

Боги услышали. Кости легли "Афродитой".

 

 

* * *

 

 

Выгоревшая за лето бурая сухая трава колко хрустела под ногами, злобно пытаясь укусить за пятки топчущих её воинов. Педзетайры шли в бой босыми[16], но грубая кожа у них на подошвах, уже в детстве не уступая подмёткам сандалий, позволяла успешно игнорировать неудобства.

[16] В македонской армии обувь в бою носили только гипасписты.

Массивные нащёчники почти полностью прятали лицо, оставляя открытыми лишь глаза и нос. Шлем Андроклида похож на древние коринфские. С десяти шагов ещё отличишь, благодаря бросающемуся в глаза козырьку вместо стрелки-поносья, но дальше отойдёшь и уже не разобрать, есть ли разница. Начищенная бронза сверкала на солнце. Она не столь нагрета, как матовая, выкрашенная в синий цвет поверхность шлема Таная, но тот сильнее открыт и лохаг, чьё лицо обдувает разгулявшийся к полудню ветер, испытывал неудобств гораздо меньше, чем декадарх, идущий приставным шагом, ссутулившись, как и все в македонской фаланге. Воины двигались левым боком вперёд, иначе нельзя, ведь сариссу можно удержать лишь двумя руками, щитом при этом управлять невозможно, тот висел на шейном ремне, поддерживался локтем. Голова каждого бойца повернута налево, нащёчники андроклидова шлема, выступавшие далеко вперёд и вниз, для защиты горла, упирались в наплечник, затрудняя декадарху обзор.

 

Битва при Фермопилах []

 

-- Да-а-нос, да-а-нос, -- монотонно тянули воины, -- смерть, смерть.

Таксис Кратера хищно скалился[17] девятью десятками зубов на длинных древках, растянутых на половину стадии. Это если только первый ряд считать. А учесть все, что смотрят прямо в грудь наступающим навстречу этолийцам -- любая акула лопнет от зависти.

[17] Возможно, слово "сарисса" происходит от древнемакедонского "сайро" -- "скалиться".

-- Кратер! -- прокричал Танай, не отрывая взгляда от противника, -- они нам в бок ударят! Ты видишь?

Лохаг шёл угловым, и щит товарища не прикрывал его от пельтастов, что маячили правее края македонской фаланги среди зарослей низкорослых маквисов на, полого уходящих вверх, склонах горы. Да этолийцы и без них сильно растянули свой строй. Тревожно для македонян. Если ещё учесть, что шеренг там вроде бы угадывается поболее...

-- Вижу, -- спокойно ответил таксиарх и, повернув голову направо, высмотрев в последней шеренге урага, замыкающего декады, в которой шёл сам, приказал, -- всех "помощников" из тыла на правое крыло.

"Помощники", слуги, что полагались по одному каждой декаде, обычно занимались выносом раненных, но иногда и участвовали непосредственно в бою, для чего им выдавались пращи и короткие мечи. Легковооружённые бегом заняли предписанную позицию, их всего сотня.

Неандр, димойрит, начальник полуряда, шедший в той же, шеренге, что и таксиарх, с сариссой, поднятой почти вертикально, негромко произнёс:

-- Не сдюжат, маловато их.

Если уж димойрит из глубины строя разглядел явное превосходство противника в пельтастах, то Кратеру сие и объяснять без надобности.

-- Верно говоришь, -- согласился таксиарх, -- надо бы у Мелеагра позаимствовать, ему фланги прикрывать без надобности.

Кратер подозвал гипарета[18], державшегося неподалёку, вне строя, и коротко изложил ему задачу.

[18] Гипарет -- адъютант.

-- Только, парень, быстрее беги, скоро тут жарко будет.

Совсем скоро. Фаланги сблизились уже на пятьдесят шагов.

Если бы Танай или Андроклид могли сейчас взглянуть налево, то увидели бы извилистый частокол копий, растянувшийся на две с половиной стадии. Три таксиса, из которых крайний левый лично возглавлял Антипатр, двигались небольшим уступом, однако, против обыкновения, вперёд немного забирало именно крыло регента: Танай, не отрывавший глаз от этолийских пельтастов, не торопился в атаку без прикрытия и ориентировавшиеся на него полторы тысячи воинов шли медленнее своих соседей.

-- Может выставиться вправо, пока не поздно? -- крикнул лохаг, -- как Мелеагр, в восемь рядов?

-- Приказ регента! -- возразил Кратер, -- да и поздно уже. Начнем суетиться, с разбега сомнут.

До вражеской фаланги тридцать шагов. Этолийцы не спешили атаковать с разбега, как любят спартанцы, шли неспешно, ободряя себя ритмичным речитативом.

Все ближе и ближе. Андроклид видел их светящиеся весёлой злостью глаза. Передние держат четырёхлоктевые кизиловые копья на уровне пояса, бойцы второго ряда уже подняли их над плечами товарищей, чтобы колоть сверху вниз. Но прежде чем бить, ещё надо избежать македонских сарисс.

Все мысли прочь, лицо спокойно, шаг размерен. Сковать их страхом, пусть глаза мечутся, колени дрожат.

Вот сейчас... Все ближе. Ещё немного. Ещё...

-- Алалалай! -- закричал лохаг прославление Аресу.

-- Алалалай, Аргеады! -- подхватил Андроклид, а следом за ним и все.

-- Эниалий[19]! -- взревели в ответ этолийцы, принимая на свои большие щиты наконечники македонских сарисс, отражая их вверх, заученным движением. Они не наёмники, граждане, но плох гражданин эллинского полиса, если никогда не стоял в учебном строю, не работал копьём и щитом.

[19] Эниалий -- одно из прозвищ бога войны Ареса.

Две грозовых тучи столкнулись посреди ясного, ослепительно голубого неба, извергнув молнию. Раскаты грома, нарастая, побежали вдоль частокола копий, с треском ломающихся о щиты. Рёв тысяч глоток, в первые мгновения слитный и разборчивый, стремительно превратился в какофонию, что затихая в одном конце поля, немедленно взрывалась с новой силой в другом, чтобы, отразившись от взбегающих полукружьём амфитеатра склонов Каллидромона, вернуться к истоку.

-- Н-н-н-а-а-а-а! -- Андроклид энергично качнул сариссой вперёд, шагнул, качнул снова, чувствуя, как наконечник подбрасывает вверх.

Вражеский гоплит упал, но сразил его не декадарх, а Медон, стоявший во втором ряду, чуть-чуть правее. На место павшего немедленно заступил его товарищ. Этолийцы отчаянно проталкивались сквозь лес македонских копий, добиваясь успеха лишь ценой большой крови. Не спасали массивные аргивские щиты и поножи: македоняне просто сбивали гоплитов с ног, монотонно толкая сариссы вперёд. Каждый педзетайр превратился в подобие тарана. Никакой слаженности, ритма, под который враг мог бы подстроиться, вписаться в его рисунок. Сариссы бьют хаотично, но в этом и кроется сила фаланги.

Ещё пара шагов и македоняне остановились. Ближний бой -- гибель. Стоит врагу подобраться вплотную, как реки крови польются уже на другой стороне.

Строй этолийцев начал загибаться, охватывая фалангу македонян. Чтобы воспрепятствовать удару в бок, Танай и вся его декада вынуждены были развернуть свои копья вправо. Лохаг отодвинулся на два шага назад, останься он на месте, открыл бы свой левый бок под удар.

-- Андроклид, держишь угол!

-- Понял!

Неандр, чья сарисса подпирала голубой небосвод, молниеносно сориентировался и без приказа лохага велел своему полуряду опустить копья на правую сторону, чуть выставившись вбок. Для вражеских пельтастов, которые, набегая с воплями, собирались обрушиться на задние ряды правого края фаланги, это стало неприятным сюрпризом. Получился удар растопыренными пальцами и волна легковооружённых схлынула, огрызаясь дротиками. Вслед им полетели свинцовые снаряды "помощников" и бездоспешные пельтасты не просто отошли, но обратились в бегство, неся большие потери.

Этолийских гоплитов это не остановило, они продолжали давить на фланг македонян, который постепенно сминался, растягиваясь в клин. Уже Медону и стоявшим за ним бойцам приходилось все сильнее отклоняться вправо, только Андроклид, оставшийся в одиночестве на вершине тупого угла, в который превращался правый край фаланги, ещё недавно геометрически идеальный, продолжал ритмичными толчками сариссы сдерживать напор врага.

Повсюду треск, лязг, хрип, рёв. Перед глазами мельтешат оскаленные, брызжущие слюной, перекошенные бородатые лица. Один из гоплитов, протолкался-таки почти вплотную к Андроклиду, взмахнул копьём, но ударить не успел: стальная змея ужалила его прямо в рот, декадарху опять помог кто-то из задних.

Откуда-то слева по рядам этолийцев пошла волна воодушевления. Декадарх не видел, что там происходит, но необъяснимо ощутил нарастающий жар в той стороне. Противник прорвался на расстояние удара и длинные копья македонян стали проигрывать более подходящему для ближнего бою оружию эллинов. Большие глубокие гоплоны прикрывали этолийцев гораздо надёжнее малых и лёгких, почти плоских щитов-асписов. Недаром в Пелопоннесскую войну эллины почти полностью отказались от доспехов -- щит казался более надёжным средством сохранения жизни в схватке фаланг, да и он несравнимо дешевле панциря. Неопытные воины, занимающие задние ряды, и сейчас идут в бой, одетые лишь в эксомиды, хитоны, что застёгиваются только на левом плече. Щит и простой колоколовидный шлем-пилос, столь любимый спартанцами -- вот все снаряжение этих бойцов. Однако после Мантинеи все армии вновь стали обряжать первые ряды в панцири и по большей части дорогие кованые, изображающие мускулатуру мощного атлета.

Так был облачен и первый из этолийцев, кто смог, наконец, пробиться к Андроклиду, счастливо избежав македонских копий. Эллин ударил копьём сверху вниз, наконечник скользнул по щиту декадарха и ушёл в сторону, едва не пропоров бедро. Ответить Андроклид не мог, сарисса слишком длинна. Бросить? Эллин замахнулся снова. Не успевший принять решения декадарх (по правде сказать, его голова была сейчас совершенно свободна от каких-либо мыслей, а "думали" за хозяина тренированные мышцы), качнул копьём слева направо, не пытаясь уклониться от удара. Древко, безвредно для здоровья, врезалось в прикрытую шлемом голову гоплита, и тот промахнулся.

Декадарх ощутил, что тяжесть в руках уменьшилась, и массивный подток сариссы перевешивает назад. Это могло означать только одно. Македонянин перевернул обломок копья острым подтоком вперёд, приняв удар противника в центр щита, и сделал выпад. В остановившихся глазах гоплита застыло изумление, он рухнул на колени и, через пару ударов останавливающегося сердца, завалился вперёд.

-- Медон! -- рявкнул Андроклид, -- сарисса!

Медон сердито зарычал, он был очень занят и сильно удалился вправо. За спиной декадарха давно образовалась каша, и ближайшим сменщиком оказался воин вовсе не его декады.

-- Назад! -- крикнули почти в самое ухо.

Андроклид нанёс ещё один удар обломком и попятился. Его место тут же занял другой боец. Декадарх шумно вздохнул, переводя дух.

 

 

 

6
Кровь героев

 

Таксис Кратера, медленно сминаясь под напором, казалось, незамечающих потерь этолийцев, тем не менее, и шага назад не сделал. Совсем иначе обстояли дела на левом фланге македонян.

Афиняне, возбуждённые пламенными речами Харидема с Демосфеном, прямо-таки лучились уверенностью, что способны горы своротить. Они продвигались вперёд медленно, периодически выкрикивая хором энергичные боевые кличи. Асандр наступал очень бодро, и топтание противника на месте, его не настораживало, а скорее всего это им даже и не замечалось. За лесом поднятых вверх сарисс Харидем не мог видеть едущих шагом гетайров и македоняне, не наблюдая попыток противника перестроиться, уверились в том, что их план удаётся. Гипасписты закрывали пространство между фалангами Антипатра и Асандра, отчего македонский строй выглядел вполне монолитным. Лохаги афинян заволновались:

-- Харидем, похоже, они не купились!

Стратег даже ухом не повёл.

-- Харидем, ты слышишь?

Вот же мухи назойливые.

-- Сохранять спокойствие! -- рыкнул стратег.

Афиняне шли прямо, македоняне согнувшись. Флейтисты с обеих сторон играли марши, вплетавшиеся яркой нитью в тысячеголосый хор, свист и топот двух многоногих гигантских зверей, надвигавшихся друг на друга. Они до смерти пугали маленького удода, сидевшего в уютном гнезде, скрытом под аркой выбеленных солнцем и ветром рёбер скелета собаки, давным-давно нашедшей последнее пристанище в пожухлой траве посреди поля. Удод полтора месяца назад научился летать, и уже один раз, ловко маневрируя в полете, смог спастись от ястреба, но теперь, скованный страхом, не мог двинуться с места. Его рыжий хохол нервно вздрагивал.

"Уп-уп-уп, чи-и-ир!" -- кричал от ужаса маленький удод, отгоняя страшных чудовищ, но те продолжали приближаться с двух сторон, крича, рыча и грохоча.

Удод, наконец, решился и бросился бежать. Нёсся он очень проворно, но чудовища и не думали удаляться. Тогда, совершенно отчаявшись, он прибег к последнему средству и распластался на земле, раскинув в стороны пёстрые крылья и задрав вверх слегка изогнутый клюв.

-- Ах ты, зараза! -- споткнулся один из педзетайров.

-- Чего ты? -- не отрывая взгляда от приближающегося врага, спросил другой.

-- Наступил на что-то, а оно вскочило...

Удод заметался под ногами воинов и, наконец, сообразил взлететь, забив широкими крыльями.

-- Гляди, гляди! Удод!

-- Это сам Терей! Боги за нас, вперёд македоняне!

Воины воодушевились: всякий в Македонии знал, что увидеть удода перед сражением -- к победе, ведь в эту птицу когда-то был превращён фракийский царь Терей, полубог, сын Ареса. Явление отпрыска Эниалия на поле, что совсем скоро умоется кровью, могло означать только одно: боги спустились к смертным и незримо присутствуют где-то поблизости, как в героические седые времена противостояния ахейцев и троянцев.

 

Битва при Фермопилах []

 

Фокейцы сильно выдвинулись вперёд, обогнав своих правофланговых союзников, которые продолжали ползти крайне медленно, не выравнивая своего строя, все также загибавшегося к северу. Пространство между эллинскими фалангами ещё больше увеличилось.

Самое время.

-- Алалалай!

Неожиданно для эллинов, в македонском строю появился увеличивающийся просвет. Гипасписты бегом смещались вправо, отрываясь от фаланги Асандра, и из образовавшихся ворот вырвалась конная лава. Она не была хаотичной: сторонний наблюдатель, если бы ему достало выдержки и хладнокровия спокойно оценить этот неудержимый, несущий смерть вал, отметил бы, что македонская конница выстроена вытянутым ромбом. Такое построение неслучайно, оно значительно облегчает маневрирование на поле боя, а в задачу Линкестийца, гнавшего своего рыжего жеребца на острие атаки, как раз входило резкое изменение направления удара после прорыва вражеской линии.

Две тысячи широкогрудых фессалийских лошадей разгоняющимся галопом летели вперёд. Гетайры приникли к конским шеям. Атака началась, когда фаланги сблизились на совсем малое расстояние, но пространства для разбега "друзьям" хватило, тем более, что неслись они не на копья врага, а в пустое пространство -- настоящий подарок предоставленный глупцом Харидемом Антипатру.

-- Алалалай!

Линкестийцу казалось, что он не сидит на тряской широкой спине рыжего "фессалийца", укрытой двумя попонами, а парит над ней. Он, горец из Верхней Македонии, не столь привычен к верховой езде с малых лет, как уроженцы равнин, но чувство единения с конём сбивало с ног легче неразбавленного вина. Оно, доселе неизведанное, впервые пришло к нему в этой атаке, скоротечной, как удар молнии, и тянущейся уже целую вечность. Жеребец подчинялся узде, коленям и пяткам всадника столь послушно и просто, что Александр совершенно уверился, что лишь одной своей мыслью подчинил скакуна.

Александр... Защитник мужей. Ведь это его имя, почему же так редко оно слетает с чужих уст? Единственный выживший сын князя Аэропа хорошо знал, что поминая его в приватной беседе, надеясь, что он не слышит, люди избегают звать его Александром, используя прозванье, данное по имени родины. А почему? В знатных семьях Македонии и Эпира полно Александров, почему же только его избегают называть по имени? Не из-за близости ли к покойнику, чей прах в золотой урне скрыт от людских глаз в тёмном сыром склепе?

Не хотят лишний раз бередить рану. С ним, сыном Филиппа, убийцей его братьев, жестоким безжалостным тираном, всего год правления которого наполнил целые озёра слез, они связывали все свои надежды. Надежды на славу.

"Как он опрокинул фиванцев при Херонее? Вы видели?"

Видели. И тогда и позже, когда вереницы стройных обнажённых девушек жались друг к другу, сгорая от страха и стыда перед пожирающими их глазами озверевшими победителями. Видели, невыразимый человеческой речью, ужас детей, разлучаемых с родителями. Видели бессильную злобу избитых мужчин, не спасших, не защитивших и теперь не имеющих даже возможности наложить на себя руки...

Кто они, эти фиванцы, ему, македонянину, линкестийцу? Но они станут безмолвными свидетелями возмездия, даже если боги никому из них не позволят дожить до этого дня. Он запомнил их лица, поставив в один ряд со своими братьями. Он отомстит, рано или поздно. Так он думал...

На все воля богов, но что же теперь? Нерастраченная ненависть требует выхода, но все, кому следует мстить, уже лишь бесплотные тени. И не он отправил их в небытие. Что же делать?

Разрушить их славу.

"Как он опрокинул фиванцев?"

Об этом помнят. Об этом говорят с горечью, хороня канувшие в Лету надежды, но помнят, ибо даже минувшую славу не забывают, она -- то, что поддерживает огонь людских сердец в дни беспросветного отчаяния.

Как разрушить славу? Превзойти, принизить, стереть из памяти, заменив другой, свежей, горячей и светящейся, как раскалённый клинок только что откованного меча, ещё не закаленный погружением в масло.

"Как он опрокинул фиванцев?"

Он, Александр опрокинет фокейцев и афинян. Его, Александра, имя будет звучать годами на пирах мужей, восхищённо цокающих языками при воспоминании о былых днях молодости и этой стремительной атаки. Его атаки, Александра, не Македонянина, но Линкестийца!

-- Алалалай!

Гетайры ворвались в брешь между союзническими фалангами и, забирая вправо, обрушились правым углом своего ромба на край фокейского строя, разя копьями сверху вниз, топча конями бездоспешных гоплитов в задних рядах фаланги, ошеломлённой, словно ударом молота по голове. Александр, развивая успех, рвался дальше во вражеский тыл. Ромб, не задерживаясь, не сбиваясь в кулак, что способен сворачивать не челюсти, но целые армии, вытягивался в длинную тонкую дугу. Она отрывалась от спешащих следом щитоносцев, которые тоже вломились в брешь, схватившись врукопашную с гоплитами обеих фаланг.

Фокейцы дрогнули, афиняне заколебались, в то время, как Асандр ещё даже не подошёл на расстояние удара. Антипатр наступал быстрее, и вся длинная линия македонской тяжёлой пехоты уже столкнулась с союзниками. Тех вдвое больше, но центр почти расстроен, эллины угодили в клещи, повторялась Херонея.

-- Пора! -- коротко приказал Ликург.

-- Паллада! -- грянуло за спиной Линкестийца, но тот был слишком занят: забыв обо всём на свете, он с упоением давил разбегающихся перед ним гоплитов.

Сначала никто не понял, что произошло. Гипасписты, дравшиеся с афинскими гоплитами, не сразу разобрали, что в сражение включилась новая сила. Щитоносцы словно в зеркало упёрлись: новый враг был под стать им, столь же подвижен и быстр. Но это только на первый взгляд, а вот на второй...

Филипп создал корпус щитоносцев, как среднюю пехоту, не имеющую панцирей, вооружённую недлинными копьями и гоплитскими щитами. В сражениях гипасписты поддерживали конницу, связывая её с неповоротливой фалангой, и прекрасно зарекомендовали себя. Но средняя пехота не была единоличным изобретением македонского царя, придумал её, немного ранее, афинянин Ификрат. Он пошёл гораздо дальше Филиппа, отобрав у воинов тяжёлый и слишком большой гоплитский щит. В войнах прошлого именно от него, в первую очередь, норовил избавиться бегущий с поля боя. Не случайно спартанки, провожая мужчин на войну, говорили: "С ним или на нём". Ификрат не стал облегчать гоплитов, как Филипп. Ификрат утяжелил пельтастов. Они оставили себе плетёный щит, получили копьё и шлем, а вместо поножей высокие сапоги, которые, как и саму новую пехоту, по всей Элладе прозвали "ификратидами".

Изобретение оказалось невероятно удачным, дошло до того, что афиняне некоторые сражения стали выигрывать одними ификратидами, без фаланги гоплитов.

И вот эта сила, ведомая Ликургом, обрушилась на гипаспистов и, потерявших пробивную мощь, гетайров. В спину растянувшимся в нитку всадникам. Одного эффекта неожиданности оказалось достаточно для того, чтобы македоняне дрогнули, а численное превосходство эллинов, уже вроде бы превозмогаемое, всей своей неподъёмной массой обрушилось на плечи покачнувшегося гиганта.

Гипасписты бросились бежать. Мимо, спешащей в драку, македонской фаланги.

-- Что это?! -- удивление Асандра было неподдельным, -- стоять, собаки!

Но бегущих не остановить. В голове каждого бойца асандрова таксиса в эти мгновения промелькнула одна и та же страшная мысль:

"Поражение!"

А враг, словно гераклову силу получил!

-- Паллада!

-- Все, как один!

Пользуясь минутным оцепенением македонян, афиняне прорвались вплотную, и не в одном-двух местах, а почти по всему фронту. Их слитный удар ошеломил педзетайров. Первые ряды "пеших друзей" словно ураганом смело. Лучших воинов. Асандр, занимавший, несмотря на возраст, место димойрита, внезапно оказался в непосредственной близости от украшенных совой Афины щитов.

Расстроенная фаланга не в состоянии сопротивляться долго, противостояние монолитов -- всегда состязание нервов. Многие сражения в прошлом были проиграны ещё до столкновения наступающих друг на друга шеренг, и вся кровь лилась во время избиения бегущих. Так случилось и теперь. Потери педзетайров ещё не велики, не смертельны, но от боевого духа не осталось и следа, они уже не воины, они -- стадо ищущих спасения баранов.

-- Стоять! Сохранять строй! -- в отчаянии кричал Асандр, беспорядочно размахивая обломком сариссы, почти ничего не видя перед собой. Немногие, ещё державшиеся рядом, падали, один за другим или, бросая копья и щиты, показывали врагу спину. Таксиарх прошёл множество боев и прекрасно понимал, что это все, смерть, но в такие мгновения лишь одна мысль раненной птицей бьётся в голове каждого воина, кто не опуская оружие, сражается до конца. За торжествующе-сосредоточенными лицами врагов Асандр уже отчётливо видел ладью Харона, и душа молила лишь об одном: создать на той последней пристани, как можно большее столпотворение, утянуть за собой ещё хоть парочку этих... И тогда, в недолгие мгновения, отпущенные до момента, когда губы коснуться вод Леты, душа возликует от радости.

Что-то ударило Асандра в лицо, и солнце померкло, сгорев в краткой вспышке боли, голову сдавил глухой колпак мёртвой тишины, и необоримая сила толкнула пожилого воина в объятия пустоты, где не было ни Харона, ни Леты. А что было? Никто о том не расскажет.

Асандр рухнул навзничь, раскинув руки. В стекленеющих глазах таксиарха, залитых кровью, отражалось бесконечное небо и там, в недостижимой его высоте, пел жаворонок...

 

 

* * *

 

 

Гипасписты умело сражались в рассыпном строю, но против спартанского монолита сами построились фалангой. В последние десятилетия сомкнутый строй по достоинству оценили многие варвары. Фракийцы и иллирийцы, даже не имея тяжёлого вооружения, все реже действовали на поле боя аморфной толпой.

Гелланик и Тимандр, догнав спартанцев, выстроили своих людей в восемь шеренг. Македонян было больше, и они значительно превосходили длиной фронта спартанскую фалангу. Лакедемонян это не беспокоило. На лицах презрительные усмешки, всем известное спартанское высокомерие, подкреплённое многовековой репутацией непобедимых воинов.

Не таких уж непобедимых, как дважды доказал Эпаминонд. А Филипп, в молодости живший почётным заложником в Фивах, на горе эллинов оказался способнейшим учеником великого полководца. В корпус гипаспистов отбирали отборных воинов, самых рослых, сильных и, что немаловажно, сообразительных. Сам Гелланик, человек незнатный, выдвинувшийся из низов, превосходил ростом и шириной плеч любого стратега македонян, и не только. Сейчас, на правом краю фаланги жёсткая чёрная щётка гребня его шлема возвышалась над всеми на полголовы. Да и сам шлем, выкрашенный в пурпур, с золотой продольной полосой, с перьями цапли по бокам, очень заметен, бросается в глаза. Такие носили воины агемы, от которых осталось... По пальцам счесть можно...

Спартанцы запели пеан, и двинулись вперёд. Воплощённое презрение к смерти: только две первых шеренги имели панцири, остальные -- лишь щит, простой конический шлем и копьё. Все остальные эллины, не сговариваясь, ответили бы, что это все от спартанской бедности. На эксомиды мол денег не хватит, совсем голыми в бой пойдут, а всем станут рассказывать, что де "пращуры им так заповедали".

-- Иди твёрдо, копьём коли, щитом бей! -- затянул Гелланик.

-- Ха-ай, щитом бей! -- подхватили воины.

Флейтисты высвистывали все убыстряющийся ритм, гипасписты шагали в ногу, нисколько не уступая выучкой "пешим друзьям". Собственно, подавляющее большинство начинало службу в фаланге, в корпус щитоносцев переводились отличившиеся в горных войнах с иллирийцами, где нечасто македонянам удавалось вести "правильный" бой.

Спускаясь с гряды, чуть подзадержался Тимандр и теперь поспешал, ликвидируя разрыв в стене щитов.

Спартанцы идут, на шеренгу сбоку глянешь -- один человек. Глаза над кромками щитов, как у каменных некрашеных статуй, словно бельма без зрачков, спокойно-неживые.

Тимандр оглянулся на своих: как они, не дрожат ли колени?

Линия гипаспистов чуть извилиста, но движется ровно. На скулах ближайшего к командиру воина играли желваки, у следующего за ним капля пота блестит на бритой щеке. Да, сразу после быстрого марша в бой, но и спартанцы тоже не свежие.

Песня флейт и слитный топот тяжёлых сандалий-эндромид, не люди идут навстречу, а древние спарты[20], проросшие из драконовых зубов.

[20] Спарт (греч.) -- "посеянный". Спарты -- неистовые в бою воины (не путать со спартанцами), выросшие из зубов дракона, посеянных героем Кадмом, легендарным основателем Семивратных Фив. Согласно Павсанию, из рода спартов числил себя знаменитый фиванский полководец Эпаминонд.

"Ну, уж нет. Бивали эти зубы-переростки, и не раз. И мы побьём".

Но мысль не покидает:

"Стоит ли искушать судьбу, посылая против них равные силы?"

-- Тимандр!

-- Кто меня зовёт?

Подбежал гипарет Гелланика.

-- Не торопись, вместе ударим! С агрианами!

Гипарет тычет рукой куда-то вперёд и левее. Тимандру плохо видно, но вот, кажется, различил: по гребню бежит человек. Там, поодаль, сбились в кучу фракийцы. Растратив стрелы и дротики, они не решаются атаковать монолит.

А ведь неплохая идея. У спартанцев на флангах илоты, надо бы их снести.

-- Тише шаг! Делай, как я!

Замедлились. Крылья фаланги щитоносцев далеко охватывают спартанские шеренги, это хорошо, намнем бока вепрю.

Но Гелланик придерживается другой точки зрения:

-- Тимандр! -- прокатилась волна по рядам справа, -- синасписм! Сомкнуться в кулак!

Синасписм -- это строй, ещё более тесный, чем тот, которым обычно идёт в атаку фаланга. Чётные ряды входят в промежутки между воинами нечётных, отчего монолит становится ещё плотнее, а его глубина меньше. Шагать в таком тяжело, используют синасписм для обороны. А что, следует обороняться? Не верит Гелланик, что сдюжим? Однако вспомнил Тимандр и желваки на скулах воинов и скрип зубовный. Лучше перебдеть...

-- Синасписм!

Это вам не строй "пеших друзей" с их двенадцатилоктевыми оглоблями ворочать -- сомкнулись вмиг, поучитесь-ка, "драконьи зубы".

Те и ухом не ведут, ещё и скалятся. Ага, противник меняет построение, значит, заметался, значит дрогнул. Вот уже мы его сейчас приложим!

Ну, кто там самый шустрый?

И как по заказу клич с правого угла лаконского монолита:

-- Кто из вас храбрец?! Кто сразит врага?

-- Я!!!

Вот и все понятно с вами, спартанцы. Смертные вы, титан себя накручивать не станет.

А раз смертные...

Монолит приближался. Встретим, обнимем. Ну, македоняне?!

-- Алалалай!

И дальше уже ничего человеческого в этом надрывном рёве сшибающихся волн.

Столкнулись!

И пошла работа...

Принять удар на щит, отбросив вверх, поднырнуть в длинном выпаде в ноги и сразу бросок вперёд, щит в щит, толкнуть, сбить с ног. Стоит, зараза. Второй ряд колет сверху вниз, прямо в брызжущие слюной рожи, и нащёчников-то у них нет, только попади! Ага, попадёшь тут, не для того их там с пяти лет гоняют, чтобы они стояли столбом рот разинув.

Спартанцы страсть, как любят потолкаться. Только они по всей Элладе предпочитают такую свалку, где и копьём не взмахнуть. Не бьются фаланги "продавливанием", хаос получается, передним не повернуться, и все преимущества монолита вмиг улетучиваются. Очень долго учиться надо такому бою, а какой полис себе может позволить столько времени выделить на подготовку гоплитов, обычных граждан, призванных на краткую службу? Даже богатые Афины не могут. А у спартанцев этот хаос управляемый, они ему с малолетства учатся, ибо ничем иным в жизни и не занимаются.

Но гипасписты не ополченцы, раз в год собираемые полисом на учения. Филипп создал постоянную армию и подготовкой она спартанцам уступать не желала. Значит, толкаться будем? Ну, давай!

Македонян больше, построились они плотнее. Вперёд, "Красные плащи", сдвиньте глыбу. Животы не надорвите. А глыба-то не лежит на месте, сама прёт.

Агесилай, вне себя от изумления, сделал шаг назад. На периферии зрения пошло какое-то движение. Полемарх скосил глаза направо, а там...

-- Кандаон!

У этих варваров половина имён эллинские, а всё равно в атаке не Ареса поминают, а своего бога. Имя чужое, но сам бог вполне подходящий. В смысле, своим завсегда поможет.

Агриане, потрясая длинными ромфайями, врубились в ряды илотов, как волки в собачью свору. И у тех и у других клыки и когти имеются и облик схож, да вот что-то псы заскулили, хвосты поджали...

-- О дисе, Кандаоне!

-- Павсаний, прикрой!

Полемарх повернулся вправо и отточенным движением вогнал копьё в незащищённый живот набегавшего фракийца. Наконечник вышел из спины на две длины ладони.

-- А-а-а, улке мука! -- фракиец и не думал умирать.

Полемарх легко отбил длинный слабоизогнутый вперёд клинок, и хотел выдернуть копьё из тела мёртвого фракийца, но "покойник", бешено вращая глазами, вцепился в древко и, надеваясь на него, подтягивался к Агесилаю. В его рыке уже не осталось ничего людского.

-- Да умри же ты! -- Агесилай потерял хладнокровие, ударив фракийца по лицу краем щита.

Взгляд того сразу погас и он обмяк, но полемарх, открывшись на мгновение для напиравшего с фронта македонянина, вдруг ощутил острую боль в боку.

-- Эх... -- взмахнув тяжёлым гоплоном, как дискобол, полемарх отбросил врага.

Край щита переломил кизиловое древко копья, торчавшего в пояснице, как раз в стыке между половинками кованного мускульного панциря. Огненный цветок распустился перед глазами. Полемарх отшатнулся, спасаясь от его обжигающих лепестков.

-- Павсаний... -- Агесилай осёкся.

Царский советник лежал лицом вниз. Враги усилили натиск. Перед глазами все плыло, рана горела. Полемарх взмахнул голой рукой, не видя, что копья в ней нет, оно осталось в теле злого фракийца. Он уже не чувствовал, ни рук, ни ног, вообще ничего...

Вражеский воин сделал шаг вперёд, толкнул полемарха щитом и, переступив через его труп, ударил копьём следующего спартанца.

"Красные плащи", так и не ставшие сверхчеловеками за годы аскезы, самоистязания и воинских упражнений, попали в клещи и гибли один за другим. Что же, все зря?

Не зря. Перемалываемые в сжимающихся тисках, спартанцы дрались так, словно само право на существование их города отстаивалось в этом бою. Им некуда отступать, за спиной море, врагов очень много и они теснят. Неся потери. Большие потери.

-- Ну же! -- кричал Гелланик, работая копьём, -- осталось немного! Навались!

Навалились.

-- Дайте им ещё! -- ревел Тимандр.

Дали ещё.

-- Агесилай! Агесилай мёртв!

Все, сейчас побегут.

Как бы не так!

-- Эниалий! Тебе эта жертва!

Копья давно почти все переломаны, пляшут клинки.

-- Ах ты тварь! -- Тимандр швырнул в лицо спартанцу обломок своего меча, схватил его за щит, рванул на себя и боднул гребнем шлема прямо в лицо. А в следующее мгновение правое плечо обожгло льдом.

Стратег отшатнулся, укрылся за щитом, отразив пару ударов, нырнул вниз, подхватив первое, что в руку попалось, обломок копья, и, не обращая внимания на рану, вновь утонул в схватке.

Спартанцы умирали, но не сдавались, таща за собой в Аид десятки македонян, но те, ослепнув от ярости, не видели потерь и бились отчаянно, наказав сами себе непременно укрыть землю ковром из красных плащей.

Правая рука онемела, Тимандр почти не чувствовал её и вынужден был отойти с первой линии. Он выбрался на небольшой бугор, позволивший ему осмотреть поле боя, и первым увидел конную лаву, переваливающую через холмы.

Менон. Явился, наконец-то, бездельник, к самому концу. Не слишком торопился, мы пёхом быстрее управились. А скажет потом, что именно он решил всё дело. Тимандр поморщился, зажимая рану. Щит он опустил и прислонил к ноге.

Пора заканчивать. Стратег набрал в лёгкие побольше воздуха и заорал:

-- Гелланик! Явились фессалийцы! Давай отойдём, пусть закончат! -- перевёл дух и уже гораздо тише добавил, -- хватит губить воинов зазря, нужно просто стоптать лаконских собак копытами.

Гелланик услышал, по рядам гипаспистов прокатилась команда отхода. Щитоносцы отхлынули, у спартанцев уже не осталось сил, подобно бойцовым псам вцепиться зубами, и в смерти не отпуская врага.

-- Ну, сдохните, твари, -- оскалился стратег.

Фессалийцы летели клином. А может своим любимым ромбом, отсюда не разобрать. Вот только как-то странно... Зачем взяли так круто вправо? Куда они?

-- Куда ты прёшь, придурок?!

От первого жеребца Тимандр увернулся, но в следующий миг что-то со страшной силой толкнуло стратега в спину и вышибло из него жизнь.

Конница врезалась в ряды гипаспистов, как тяжёлый таран.

-- Менон, предатель... -- процедил Гелланик.

Он понял все и бросился в свою последнюю атаку, намереваясь подороже продать жизнь.

А над кровавым полем плыл в полуденном мареве торжествующий клич:

-- Фессалия!

 

Битва при Фермопилах []

 

 

* * *

 

 

Наибольшего успеха на поле у западного устья Врат достигли Антипатр и Мелеагр. Перед ними стояли слабейшие отряды союзников: фокейцы, локры, аркадцы.

Регент, как издревле заведено у македонской знати, не отсиживался позади войск на высоком холме, взирая на битву, а самолично шёл в бой и ничего, что стукнуло уже шестьдесят три года, навыков не убыло, как раз наоборот. Вот сила в руках уже не та, но педзетайрам вовсе не она нужна в первую очередь, а холодная голова[21]. Мышцы же и на смертном одре будут помнить, как нужно колоть сариссой.

[21] Это действительно так. В конце похода Александра самое боеспособное подразделение его армии, "Серебряные щиты", состояло из ветеранов, многим из которых было шестьдесят лет.

Кратер на правом фланге стоял, как скала, и даже мало-помалу начал теснить этолийцев. Мелеагр выдвинулся вперёд на дюжину шагов и, не желая обнажать свой правый фланг, заворачивал всю линию посолонь, попутно разрезая фалангу союзников в стыке локров и фокейцев. Последним доставалось особенно: спереди их со страшной силой теснил Антипатр, почти оторвавшийся от остальных своих войск, а в тыл прорвались гетайры и учинили там настоящую резню. Фокейцы балансировали на зыбкой грани между, ещё беспокойством и уже паникой, строй их трещал по швам, глаза воинов метались, отчего продвижение македонян превращалось в лёгкую прогулку.

Атаку Ликурга Антипатр со своего места видеть не мог, но улавливая чутким ухом, тончайшие нотки перемен в, казалось, хаотичной какофонии, звучавшей над полем боя, заподозрил, что на левом фланге происходит что-то неладное.

Спустя короткое время торжествующие вопли раздались за спиной пятящихся фокейцев, и по их рядам прокатилось:

-- Вперёд, вперёд! Навались!

Действительно, навалились. Регент, хоть и не в первой шеренге стоял, почти сразу ощутил возросшее давление. Откуда силы взялись? Полководец в строю, конечно, способствует повышению боевого духа, но требуется срочно прояснить обстановку.

Антипатр покинул строй, в сопровождении телохранителей, ему подвели коня.

Эвмен с тремя десятками продромов-разведчиков, последним македонским резервом, держался позади фаланги. При нём вестовые, гипареты, сигнальщики, а так же слуги стратегов. Небоеспособный люд. Кардиец, восседавший, посреди всей этой пестроты, на серой кобыле, облачённый в мускульный панцирь и беотийский шлем с широкими, согнутыми в складки полями, с мечом на перевязи, выглядел довольно странно, особенно, если не забывать о его должности.

Архиграмматик был мрачен и тем самым подстегнул худшие опасения Антипатра.

-- Ну что? -- ещё издали крикнул регент, понукая коня пятками.

-- Не знаю, -- ответил кардиец, -- гетайры напылили, ничего не разобрать. Послал разведчика. Вот, жду. Что-то там нехорошее творится. Хоть сам поезжай.

Антипатр хмыкнул, но обстановка к шуткам не располагала и он не стал развивать тему "писаря в разведке".

-- У Кратера что?

-- Там все неплохо, стоит Кратер, хотя против него, судя по всему, силы тяжкие. А Мелеагр так прямо и давит в центре.

-- То я и сам вижу, побольше тебя, локтем его таксиса касался, можешь не рассказывать мне.

Эвмен не ответил, прикрывая глаза от солнца ладонью, щурясь, в том числе и от пыли, что плотной занавесью разделила сражающихся, он пытался разобрать в мелькании размытых теней, хоть что-нибудь. Расшифровать, кажущееся беспорядочным, движение.

-- Смотрите! -- один из воинов указал рукой куда-то назад.

Все оглянулись: два всадника мчались со стороны западной оконечности Малидского залива. Подлетели, осадили коней. Один, не удержавшись, рухнул на землю: на спине колотая рана.

-- Откуда вы? -- почернел лицом Антипатр, уже догадываясь, каким будет ответ.

-- Мы разбиты, -- выдохнул второй гонец, фракиец, бледный, как мел, -- фессалийцы... Менон... предал...

Антипатр застонал.

-- А Гелланик?

-- Убит... Войско рассеяно...

Они ещё не успели толком осознать эту страшную весть, как из серо-бурого, нежелающего оседать облака, появился разведчик. Он мчался, приникнув к шее коня, и отчаянно стегал его плетью.

-- Афиняне!..

Вроде не своими ногами бежал, а воздух ртом хватает, как рыба на берегу.

-- Что? -- нетерпеливо рявкнул Антипатр.

-- Афиняне... прорвались...

-- Где? -- коротко спросил Эвмен, опередив регента, -- как это случилось?

Разведчик покачал головой, сглотнул.

-- Не... Не знаю... Наши бе... бегут...

-- Вот пёсьи дети! -- воскликнул Антипатр. Не понятно, кого имел в виду, -- "бегуны", за мной!

-- Куда ты?

-- Разберусь на месте. Остановлю!

-- Опасно! Позволь мне!

-- Ты -- здесь! -- отрезал регент и исчез в пыли. Тридцать продромов последовали за ним.

Эвмен остался один. Как часто случается в подобных ситуациях, чувство времени отказало ему. Сколько его утекло, как песок сквозь пальцы, прежде чем обстановка стала проясняться? Любитель точности во всём, не только в составляемых текстах, кардиец имел наметанный глаз и легко мог свериться по солнцу, но сейчас он забыл обо всём, страстно желая лишь одного: пусть эта проклятая пыль уже опустится. А та сопротивлялась: утренний бриз сошёл на нет, сдавшись на милость победителя -- полуденного безветренного зноя.

 

Битва при Фермопилах []

 

Творилось что-то очень плохое, фаланга в центре пятилась назад. Эллины ввели в бой новые силы? Это уже очевидно, но в каком месте и как много? Правый фланг просматривается лучше, хотя и там напылили тысячи ног. А с левым совсем все плохо.

Так сколько же времени прошло? пёс его разберёт. Грохот битвы на левом фланге докатился уже до того самого места, откуда таксис Асандра двинулся в атаку. Давят афиняне, мы отступаем.

Нет, прав разведчик, не отступаем -- хуже. Эвмен различил, наконец, бегущих, побросавших оружие людей. Уж точно не афиняне, те бы в другую сторону бежали. За спасающимися мчались всадники-продромы. Чужие.

Боги, где Антипатр?! Ведь в самое пекло бросился старик!

Нужно срочно спасать ситуацию. Как? Быстро, вот как, без разговоров и душевных метаний.

Сжав зубы, кардиец ударил пятками лошадь и помчался к, медленно пятящимся, педзетайрам.

-- Развернуть строй противосолонь! -- Эвмен скакал вдоль тыла фаланги, -- развернуть строй!

Его не слышали, может, не понимали, а может (скорее всего) -- не желали подчиняться приказу, отданному не понятно кем.

Кардиец спрыгнул с лошади, выхватил меч и бросился прямо в гущу сражения, проталкиваясь между рядами воинов, раздражённо огрызавшихся и бранивших писаря на чём свет стоит. Эвмен пробился почти на самый передний край, где шла жестокая сеча, и заорал в ухо одному из лохагов:

-- Слева обходят, развернуть строй противосолонь и отойти на стадию!

-- Чей приказ?! -- не отрывая взгляда от напиравших фокейцев, крикнул лохаг.

-- Антипатра! Он возглавляет отход наших! Теснят наших афиняне!

Кардиец импровизировал, прежде ему никогда не приходилось руководить сражением, да и вообще, командовать воинами, но сейчас в его голове складывалась отчётливая картина битвы. Что не смог увидеть, домыслил по косвенным признакам. Нужно организованно отходить на юго-запад, держа фронт против прорвавшихся афинян. Левый фланг, похоже, не спасти. А там регент... Но не о нём сейчас думал Эвмен, а о войске, большую часть которого ещё можно вытащить из этой бойни.

-- Выполняй! -- проорал он в ухо лохагу, -- я к Мелеагру!

Однако добраться до Мелеагра кардиец так и не смог: тот сильно оторвался от своих, азартно преследуя побежавших аркадцев и локров, и открыл брешь, в которую незамедлительно хлынули недобитые фокейцы и ещё какие-то воины. Афиняне? Как они тут? Откуда?

Ификратиды Ликурга, стремительно перемещаясь по полю боя, казалось, были уже всюду. Они отсекли таксис Мелеагра от остальных и уже окружали его.

Кардиец бежал по тылам, которые стремительно растворялись в бурлящей кровавой пене. Его заметили. Худощавый воин метнул дротик, Эвмен увернулся. Афинянин бросился к нему, потрясая копьём. Кардиец легко уклонился от смертоносного жала, перехватил древко рукой. Выпад, противник закрылся пельтой от меча, но клинок-обманщик, не желая встречаться с лозой, на противоходе подсёк воину сухожилия в коленном сгибе. Эвмен толкнул раненого ладонью в грудь, проскользнул в пируэте, уходя от копий ещё двух проворных вчерашних гончаров. Короткие точные взмахи клинка и горшки лепить в Афинах придётся кому-то другому. Впрочем, здесь недостачи не будет, вон сколько их... Видели бы сейчас царского писаря эти надменные князья, только вчера сменившие овчинные безрукавки македонских пастухов на расшитые хитоны. Писарь, да. Папирусомаратель. А вот Филипп бы не удивился, опознав в ловком и умелом панкратиасте своего секретаря. Он, Филипп, многое знал, о служивших ему людях. Может, даже больше, чем они сами. Это ведь он первым вручил писарю панцирь и шлем, перед походом на Элладу. Все тогда смеялись...

Эвмен замешкался. Мелеагр окружён, куда бежать? Вперёд, к Кратеру? Или назад? Кратер имеет больше шансов прорваться, но отход следует начинать прямо сейчас, промедление смерти подобно.

Эвмен оглянулся: за спиной никакого строя, свалка, повсюду мелькают плетёные щиты.

Кратер. Предупредить Кратера. Сражение проиграно.

Эвмен бросился бежать.

 

Андроклид вновь шёл в первом ряду, подхватив сариссу из рук павшего товарища. Он, конечно, понятия не имел, что творится вокруг, но нутром чуял -- в сражении наступил перелом. И явно не в пользу союзников: строй этолийцев трещал по швам, прогибаясь под напором македонской фаланги. Продвижение вперёд заметно усилилось. Ряды этолийцев смешались, а воины Кратера сохранили порядок и теперь их глаза горели, предвкушая восторг резни показавшего спину врага. Ну, ещё не показал, но скоро уже. Совсем скоро...

"Пешие друзья" рвались вперёд, но их командир сохранял трезвость, не позволял себе без памяти погрузиться в танец смерти. Он не видел, что твориться на левом краю своего монолита, но чувство, более надёжное, чем зрение, подсказывало ему:

"Не торопись!"

-- А ну пыл умерить! Кто вырвется вперёд, накажу! Ровнее строй!

-- Сейчас, сейчас драпанут, -- в возбуждении приговаривал Неандр, работавший слева от таксиарха, -- навались, ребята!

-- Сохранять спокойствие! -- скосил глаза на торопыгу Кратер.

Неандр заткнулся, но губы всё равно шевелились:

"Сейчас, вот сейчас..."

Ну и случилось.

-- А-а-а!

-- На, жри!

-- Бегут!

-- Ар-ре-е-ес!

-- Б-е-е-е-е-г-у-у-у-у-т!

-- Стоять! -- взревел Кратер, как сто быков, -- сохранять строй!

Неандр дёрнулся было вперёд, но таксиарх, повернувшись и перехватив сариссу одной рукой, отвесил неслуху оплеуху.

-- Шкуру спущу!

Подействовало, горячие головы малость охолонули.

-- Кратер! Кратер! Пустите меня, да пустите же! Ну, раздайтесь!

-- Кто там орёт? -- повернулся таксиарх, -- Эвмен? Зачем ты тут? Что случилось? Ты в крови?!

-- Не моя, -- кардиец запыхался, -- нужно отходить!

-- Отходить? Но почему? Эллины показали спину, смотри!

-- Это неважно! Мы разбиты! Ты слышишь, разбиты!

-- А ну успокойся! -- рявкнул стратег, -- не части! Объясни толком!

-- Нет времени, ты единственный сохранил порядок. Мелеагр окружён, и таксис Антипатра, похоже. Асандр бежит. С тыла подходят фессалийцы.

-- Как это могло... -- начал Танай.

-- Подожди! -- резко прервал его таксиарх, -- а регент? Что с Антипатром?

-- Я не знаю, -- устало опустил руки Эвмен, -- нужно уходить, Кратер, сражение проиграно. Мы разбиты. Наголову. Гелланик погиб. Линкестиец, похоже, угодил прямиком в засаду.

-- Проклятье! -- проревел Кратер, -- проклятье!

-- Если повернёмся спиной, догонят, -- покачал головой Танай.

-- Нужно уходить бегом, -- твердил своё Эвмен.

-- Ударят в спину.

-- Значит нужно оставить заслон... -- уверенно сказал Танай.

-- ...из смертников, -- закончил за него Кратер.

Повисла пауза. Недолгая. Танай, выпрямившись во весь рост, шагнул вперёд.

-- Я останусь! -- он посмотрел вокруг, -- кто со мной?

-- Я с тобой, Танай, -- шагнул вперёд Андроклид.

-- И я, -- поспешил за другом Неандр.

-- Нет, -- отрезал лохаг, -- если остаётся декадарх, уходит димойрит. И наоборот. Ты уходишь, Неандр.

-- Но...

-- Никаких "но", -- негромко, но так, что у всех мурашки по спине пробежали, сказал Кратер, -- оставим один лох, составной. Из разных отрядов. Только добровольцы. Те, у кого есть сыновья. А сами пойдём быстро. Очень быстро. Нужно сохранить армию, то, что осталось. Спасти Македонию! Эти шакалы теперь накинутся...

-- У Андроклида нет сыновей! -- голос Неандра дрогнул.

-- Успокойся, брат, -- Андроклид положил руку ему на плечо, -- так надо. Я ведь гол, как сокол, а у тебя семья. Так нужно.

-- Один лох, -- задумчиво проговорил Эвмен, -- почти триста.

-- А как иначе, кардиец? -- сверкнул зубами в улыбке Танай, -- это же Фермопилы!

 

Линкестиец стоял на коленях, уткнувшись носом в землю. Руки связаны за спиной, ремнями стянуты у локтей. Ноги свободны, ну и что с того? Не убежишь... Некуда бежать.

Союзники ликовали, шум стоял нисколько не меньше, чем в битве.

Чья-то нога ткнулась в бок.

-- Вставай.

Линкестиец не без труда поднялся на ноги. Он не был ранен, но помят изрядно.

-- Не бей его, Харидем.

Два человека. В доспехах, без шлемов. Один худой, высоколобый, чуть лысоватый. Светлые кустистые усы и борода скрывают рот. Другой покрепче, кудрявый, чернобородый, загорелый, как эфиоп, золотая серьга в правом ухе.

-- Ну что, Линкестиец, не узнаёшь меня? -- спросил чернобородый.

Александр медленно покачал головой, чуть наклонился в сторону и сплюнул кровь.

-- А я тебя помню. Видел при дворе Филиппа, когда с ним ещё можно было разговаривать. Только ты тогда совсем сопляк был.

-- Повежливее, Харидем, -- поморщился худой.

-- С какой стати?

-- Ты забыл, о чём мы договорились?

-- Ну, дай мне насладиться моментом! Ведь ни одного больше пса из верхушки не осталось! А тут целый князь Линкестиды!

-- Уважаю твоё желание отомстить, но лучше направь гнев на других. Например, на Антипатра.

-- Ещё бы нашли его...

-- Харидем?! -- раздался чей-то крик, -- стратег?

-- Здесь! -- обернулся чернобородый.

К ним спешил какой-то воин с небольшим кожаным мешком в руках.

-- Нашли!

Харидем принял мешок, осторожно заглянул внутрь, словно опасаясь увидеть гадюку. Расплылся в злорадной ухмылке.

-- Лёгок на помине! Вот такого тебя я люблю! -- он сунул руку внутрь и вытащил... -- смотри, Линкестиец. Смотрите все!

Александра передёрнуло. Харидем держал за жидкие волосы голову его тестя.

-- Какое варварство, -- поморщился худой, -- что, нельзя было иначе?

-- Не-ет! -- прошипел стратег, слизнул кровь с бледной холодной щеки своего врага.

Худой даже чуть отошёл в сторону, скривившись от отвращения.

-- Убери, прошу тебя.

-- Ладно, -- послушался стратег, сунул голову в мешок и протянул воину, -- отнеси в мой шатёр и охраняй, как свою.

Худой повернулся к Линкестийцу.

-- Боишься? Не бойся. Для тебя время страхов прошло, Александр из Линкестиды, царь македонский!

 

 

 

7
Анабасис Антигона

Эфес

 

Посреди улицы, заваленной мусором, растащенным из полуразрушенной баррикады, на бурых от засохшей крови булыжниках мостовой, лежала голова. Она таращилась единственным глазом на ворону, что нетерпеливо подпрыгивала поблизости, подозрительно косясь на свою более наглую товарку, сидевшую на голове, и суетливо ковырявшую клювом пустую глазницу.

-- А ну пошла прочь, поганая тварь!

Ворона так увлеклась, что едва не проворонила прилетевшую палку, от которой смогла увернуться в самый последний момент. Обе падальщицы, громко хлопая крыльями, поспешили убраться, но не слишком далеко. Уселись на крышу соседнего дома и сердитым карканьем выразили своё отношение к отогнавшему их от трапезы человеку.

Голова, которой давно уже было безразлично, что с ней происходит, взлетела с мостовой, подхваченная на жёсткие, свалявшиеся на затылке волосы.

-- Так и есть, это Варахран. Вчера в спешке забыли... -- произнёс поднявший голову.

-- Бедняга, совсем не узнать, -- сочувственно протянул другой голос, -- у-у, нечисть!

Последние слова относились к воронам, одна из которых, подпрыгнув разок на козырьке крыши, поспешила ретироваться, а вторая, склонив голову набок, следила за двумя щитоносцами-такабара, одетыми в одинаковые голубые рубахи и красные фригийские колпаки. Их щиты, выполненные в форме полумесяца, закинуты за спины. Один из воинов положил отрубленную голову в мешок, второй выдернул из борта перевёрнутой телеги застрявший топор. Ещё несколько их товарищей подбирали с мостовой оружие, как целое, так и поломанное, нёсшее на себе бурые запёкшиеся пятна, растаскивали к стенам телеги и бочки, перегораживавшие улицу. Большую часть трупов уже убрали.

-- А ну, расступись!

На улице появились два десятка воинов в шафрановых одеждах и такого же цвета головных платках, окутывавших все лицо, оставляя открытыми лишь глаза. Облаченные в недешевую пластинчатую броню, они бежали трусцой, друг за другом, двумя колоннами, образуя коридор и выгоняя такабара за его пределы.

-- Дорогу! Дайте дорогу!

По мостовой застучали копыта. Несколько всадников, обдав пехоту ядрёным запахом свежего конского навоза, пронеслись по улице. У завала им пришлось остановиться, один из них, багрянобородый перс, весь в золоте, даже поднял коня на дыбы.

-- У, Акем Мана[22]! Долго копаетесь, дети шакала! Быстрее расчистить! -- для пущей убедительности всадник, явно главный здесь, стегнул плетью одного из такабара, те сразу же забегали быстрее.

[22] Акем Мана -- злой дэв (дух) в зороастризме. Имя означает -- "Злой Промысел".

Через завал пробирался человек.

-- Господин! Господин Фарнабаз, Сирфака там нет!

-- Как нет?! -- возопил Фарнабаз, флотоводец Великого царя, снова подняв на дыбы атласно-чёрного тонконогого жеребца, отчего у него с головы едва не слетела тиара, -- куда провалился этот шелудивый пёс!

-- Не знаю, господин!

-- О, Ненавистный, за что обратил на меня свой чёрный взор? Защити светозарный Михр[23] и надели этих бесполезных людей хоть толикой храбрости! -- Фарнабаз повернулся к одному из всадников и приказал, -- разыщи Мемнона, немедленно!

[23] Ненавистный -- эпитет бога зла Ангра Манью, Аримана. Михр -- Митра, зороастрийский и ведический бог солнца и справедливости.

Родосец приходился Фарнабазу, сыну Артавазды, бывшего хшатрапавы[24] Фригии-на-Геллеспонте, родным дядей. Отец флотоводца, давний друг Мемнона, много лет назад женился на сестре эллина. Племянничек, однако, слыл изрядным гордецом и в данный момент мнил себя выше дядюшки, ибо командовал немалой частью персидского флота, а родосец по его мысли -- разбитый македонянами неудачник. Хотя и родственник, друг отца, которого следовало почитать. Фарнабазу было около двадцати пяти, но пышная, окрашенная охрой борода, делала его гораздо старше своих лет.

[24] Хшатрапава -- сатрап, наместник царя царей. Хшатра (сатрапия) -- военно-административный округ (провинция) в государстве Ахеменидов. Хшатра переводится с персидского, как "царство".

Мемнон отыскался в гавани, где он командовал погрузкой войск на корабли. Этот сорокашестилетний муж, одетый по-персидски, выделялся в толпе эллинских наёмников, как пёстрый петух среди одинаково-безликих кур. С флотоводцем они не пересеклись, ибо тот прибыл в город не по воде, а прискакал верхом.

Эфес, раскинувшийся в окружении холмов и болот, располагался в тридцати стадиях от моря, однако имел сразу две гавани, одну в устье реки Кайстр, где сейчас стояли пятьдесят триер Фарнабаза, а другую прямо в черте городских стен. Внутренняя рукотворная гавань, довольно обширная, соединялась с рекой узким и длинным каналом. По этому каналу один за другим корабли Мемнона выходили в море.

-- Ты что делать, дядя?! -- от возбуждения перс слегка коверкал эллинскую речь, хотя этот язык был ему не менее родным, чем персидский, -- кто тебе позволять уходить Эфес?

-- Три дня назад они вошли в Смирну, Фарнабаз! Нагрянут сюда в любой момент! А ты видел, что тут творится?

-- Это все неумение глупый Сирфак. Не мог утихомирить толпу нищих! Хшаятийе[25] станет известно все.

[25] Хшаятийя (перс.) -- царь. Хшаятийя хшаятийянам -- царь царей.

-- Давай, беги к царю, докладывай, племянничек, -- огрызнулся Мемнон.

Фарнабаз помрачнел.

-- Я не стану доносить на тебя, дядя, как ты мог подумать! Но этому ублюдку, которому доверили город, не сносить головы!

-- Не известно, кто дотянется до него первым. Ты недоволен, что я оставляю Эфес? А кто, вместо того, чтобы оказывать помощь, увёз полторы тысячи бойцов в Аттику!

-- Я выполнял приказ Ватафрадаты[26], а он -- Великого хшаятийи!

[26] Грекам он известен, как Автофрадат.

Военачальник Ватафрадата командовал основными силами персидского флота, молодой Фарнабаз был у него на подхвате.

-- Я не виню тебя, а лишь объясняю сложившуюся ситуацию. Половина оставшихся наёмников разбежалась, едва эти шакалы узнали о нашем разгроме при Гранике. И смерть Александра не смогла остановить трусов.

-- Но ведь большая часть псов свалила в свою конуру, только этот ублюдок Антигон остался, чтобы пограбить.

-- Пограбить? Это при дворе Великого царя такое мнение? Или так считает Ватафрадата? Это заблуждение, племянник. Они не грабить остались. Какими силами я должен воевать с македонянами? Эта "толпа нищих", как ты выразился, вчера едва не вышвырнула меня из города. Я потерял двести человек в уличных боях! Местные олигархи, шавки Сирфака, бегут из Эфеса, никто не желает сопротивляться. У меня осталось всего три тысячи бойцов, а положиться я могу, в лучшем случае, едва на половину из них. Мне донесли, что македонян десять тысяч. Как, скажи мне, я должен противостоять им, когда мне в Эфесе нож нацелен в спину?

У Фарнабаза борода оттопырилась вперёд от удивления, а глубоко посаженые чёрные глаза расширились.

-- Десять тысяч? Так много? Проклятье, этот лжец Агис говорил -- их в три раза меньше! Собака...

-- Антигон, очевидно, смог удержать наёмников, кто-то ещё присоединился. Не удивлюсь, если мои шакалы переметнулись.

-- Я могу послать на берег только тысячу...

-- Этого не хватит даже, чтобы замирить город. Я ухожу в Милет и организую оборону там.

-- Хшаятийя не позволит сдать город без боя! -- вспыхнул Фарнабаз, -- нам снимут головы...

-- Погоди-ка немного, -- перебил его Мемнон.

Родосец подозвал раба.

-- Мои вещи ещё не погрузили?

-- Нет, господин!

-- Принеси царский указ.

Раб убежал, но возвратился очень быстро. За время его отсутствия флотоводец молчал, хищно раздувая ноздри и подозрительно поглядывая на дядю, который, ожидая раба, вернулся к руководству погрузкой.

-- Вот, господин.

Мемнон развернул перед носом Фарнабаза папирус с большой царской печатью. Двуязыкий текст гласил, что Хшаятийя хшаятийянам Дараявауш, третий с таким именем, арий из ариев, друг правды и справедливости, милостью Ахура Мазды властитель Парсы, Вавилонии, Бактрии, Согдианы, Египта, Финикии, Лидии, Мидии, Фригии и прочая и прочая, назначает Мемнона-родосца караном Малой Азии до Тавра с полномочиями вести войну, вершить власть и суд. Все военачальники и хшатрапавы Мизии, Лидии, Фригии, Карии и Памфилии должны подчиняться Мемнону, помогая ему во всём.

Фарнабаз, если что и собирался сказать, все слова растерял.

-- Будет, как я решу, Фарнабаз. А я решил защищать Милет.

 

Эфес напоминал котёл с кипящей водой. Крышка подрагивала все сильнее, выпуская пар, и грозила в скором времени улететь. В таком состоянии город пребывал уже несколько месяцев, с тех пор, как сюда прибежал родосец с остатками побитого войска сатрапов. Уже не первое десятилетие эфесцы жили под пятой тирана Сирфака. Жалкий вид людей Мемнона вселил в души многих надежду, что с помощью Александра удастся сбросить персидское ярмо. Несколько дней миновали в ожесточённых уличных стычках демократов и олигархии, но потом пришло запоздалое известие о гибели царя и сторонники Сирфака воспряли духом. Лидеры народной партии были схвачены, многие казнены.

На некоторое время в городе наступило затишье. Об оставшихся в Азии македонянах ничего не было слышно, зато с запада приходила новость за новостью, одна удивительнее другой. Сначала Мемнон порадовался междоусобице в Македонии, потом огорчился, что она так быстро закончилась. Родосец встречался со спартанцем Агисом и эвбейцем Харидемом, обсуждал с ними планы войны против Антипатра. Месяц назад пришло сообщение о разгроме македонян при Фермопилах, но радость оказалась разбавлена изрядным привкусом горечи: одновременно пришли вести с севера, Антигон без боя взял Даскилий, оставленный гарнизоном.

Сначала Мемнон не слишком переживал, но поскольку стратегом был опытным, то заранее озаботился рассылкой лазутчиков. Их донесения ввергли родосца в беспокойство. Антигон каким-то образом увеличил своё войско и шёл на юг. Не просто шёл -- летел под лозунгом освобождения Ионии от персов. Дескать, священная идея Ификрата и Филиппа должна быть воплощена и неважно, как зовут полководца, исполняющего заветы великих.

Н-да... "Все остаётся без изменений, поменялось лишь имя царя!" Живучи, твари и упрямы. Задумаешься тут.

Один за другим небольшие города сдавались македонянам. В Эфесе снова зашевелилась чернь, и опять начались уличные столкновения. Проклятье, эти ублюдки, не имеющие даже доброго оружия, дерутся всяким дубьём, будто сами боги на их стороне!

Великий царь подкреплений все не шлёт, ограничился указом, наделившим Мемнона исключительными полномочиями. При этом Дарий на всякий случай оставил при дворе жену родосца, Барсину, чтобы у новоиспечённого карана мысли текли в нужном направлении.

Наступила осень, а с ней в Эгеиду ворвались холодные ветра. Посейдон на них сердился и буйствовал, отчего крутобокие торговые парусники мотало по свинцовым волнам, как ореховую скорлупу. Длинные, плоскодонные боевые корабли, выйдя в такую погоду в море, рисковали зачерпнуть бортом через отверстия для весел нижнего ряда, которые приходилось закрывать кожаными заплатами. Гребцов двух верхних рядов ежеминутно обдавало холодными солёными валами, грозящими опрокинуть триеру. Корабль то взмывал вверх, подставляя борта холодному дыханию Борея, то срывался вниз с крутого гребня, проваливаясь в пучину. А если Посейдон подхватывал триеру двумя пальцами, за нос и корму, душа моряков уходила в пятки от страшного стона, который издавал корабельный киль, трещавший от напряжения.

Только самоубийца сейчас выйдет в море на триере-афракте, низко сидящей, открывавшей свои обнажённые ребра всем ветрам и волнам. Это всё равно, что пускаться в плавание на плетёной корзине. Немалую долю в эллинских военных флотах до сих пор составляли именно афракты, ибо отличались дешевизной и быстротой постройки.

Персидский флот, безраздельно властвовавший в море, состоял в основе своей из финикийских кораблей, более приспособленных для дальних всепогодных переходов, но и он готовился встать на зимовку. Ватафрадата выбирал гавани. Хотя у него четыреста триер и двадцать тысяч воинов, помогать Мемнону он не спешил, склонялся к приуменьшению опасности на суше. Его больше беспокоил македонский флот, который хоть и значительно уступал в численности персидскому, головной боли вполне мог прибавить.

В сложившейся ситуации родосец выводил гарнизоны отовсюду, собирая силы в кулак. Несколько лет назад ему вместе с покойным братом Ментором довелось пожить при дворе Филиппа, когда братья и их друг-родственник Артавазда неудачно попытались немного побунтовать против Великого царя и вынуждены были спасаться бегством. В Пелле Мемнон свёл знакомство со многими военачальниками македонян, в том числе и с Антигоном. Родосец знал, что его противник опытен, умён, но предсказуем, в отличие от Александра. Стратег не станет распылять свои весьма небольшие силы и нанесёт удар в одном месте. Оба полководца оказались в схожей ситуации: и тот и другой оставили без защиты несколько городов. Это обстоятельство играло бы на руку Мемнону, ибо он имел флот для перемещения войск в тыл противнику, однако, как раз сейчас подобные маневры невозможны, так что преимущество пропадало впустую. В выигрыше, таким образом, македонянин: родосцу ещё надо поскрести по сусекам, стягивая войска к Милету.

Все бы ничего, но бунты ионийцев придавали Антигону сил, к тому же Мемнону пришлось оставить без защиты Сарды. Одно успокаивало -- македонянин, по сообщениям лазутчиков, шёл вдоль побережья, не рисковал соваться вглубь страны.

 

Знать бы Мемнону, что он балансирует на острие ножа, ибо помимо "предсказуемого" голоса Антигона, мысли в палатке стратега звучали довольно неожиданные. В духе покойного царя:

-- Надо брать Сарды, -- упорствовал Птолемей, -- в первую очередь. Как ты не понимаешь?! Деньги решают все! Появившись с лидийской казной на Тенаре, мы удвоим, утроим нашу численность!

-- Допустим, -- лицо Антигона оставалось бесстрастным уже битый час. Как ни старался Лагид расшевелить стратега, какие только доводы ни приводил, того ничто не прошибало. Он давно уже принял решение и, терпеливо отбиваясь от эмоциональных наскоков Птолемея, лишь убеждался в его правильности, -- допустим, Сарды мы возьмём. Забудем пока, что акрополь Сард стоит на отвесной скале, город окружён тройной стеной и имеет репутацию неприступного. Сейчас я не буду спрашивать тебя, какую стратигему ты измыслишь, чтобы осуществить свою идею. Пусть, мы взяли Сарды. Дальше что?

-- Дальше надо плыть на Тенар и вербовать наёмников, -- Птолемей уже не помнил, в который раз он повторяет эти слова, но начинал чувствовать себя бараном, ополчившимся на дубовые ворота.

-- И ты уверен, что лидийскую казну персы не вывезут?

Птолемей всплеснул руками.

-- С чего бы им её вывозить? Кого бояться? Нас?

-- Ты сам себе противоречишь, рассказывая мне, как легко мы возьмём Сарды, и в то же время утверждаешь, что мы слабы, персы нас не боятся. Не вижу логики.

-- Ничего подобного, логика железная. То, как видят ситуацию они, а они, я уверен, уже подсчитали, сколько нас тут осталось, не имеет ничего общего с тем, как вижу её я.

Антигон усмехнулся.

-- Ты их мысли прочитал?

-- Зевс не наградил таким талантом, -- огрызнулся Птолемей.

-- Хорошо-хорошо, -- поспешил успокоить закипающего Лагида стратег, -- как видишь ситуацию ты?

Птолемей, нервно описывавший круги по шатру, подошёл к столу, за которым сидели Антигон, Пердикка и Гарпал. Стол застелен большой картой. Лагид быстро отыскал глазами Сарды, и положил на изображение города серебряную монету, которую только что крутил пальцами.

-- Я уверен, что гарнизон, не больше тысячи.

-- Уверен он... -- усмехнулся Пердикка.

-- А скорее всего и того меньше, -- Лагид пропустил замечание мимо ушей.

-- Ещё не вернулись катаскопы, -- спокойно возразил Антигон, -- рано делать выводы.

-- Да, поймите, не может быть там людей больше! Сатрапы забрали гарнизон Даскилия? Забрали. Оставили город без защиты. Зелея, Адрамиттион, Пергам -- везде сущие горстки людей. Все сдаются!

-- Это Мемнон, -- вновь встрял Пердикка, -- осуществляет свой план скифской войны. Странно, что колодцы не засыпает при отступлении.

О планах родосца, предложенных им сатрапам перед битвой при Гранике, македонянам стало известно от пленных, а о способе ведения войны скифским царём Иданфирсом против Дария Великого двести лет назад, Птолемей, Гарпал и Пердикка были наслышаны от Аристотеля, когда-то приглашённого Филиппом для воспитания наследника и знатных юношей. Давно это было. Кажется, в совсем другой жизни.

-- Родосец снимает гарнизоны, чтобы собрать большое войско в одном месте, -- продолжил Пердикка.

-- Это и ежу понятно, -- кивнул головой в его сторону Птолемей, -- ты сам и подтвердил мои слова, чего же сопротивлялся-то? Не может быть в Сардах большого гарнизона.

-- Но если Мемнон, как раз и решил защищать Сарды? -- спросил молчавший доселе Гарпал, -- по слухам, там в казне не меньше ста талантов.

-- Очень вряд ли, -- ответил Антигон, -- то есть, я не деньги имею в виду, а защиту Сард. Тут я согласен с Птолемеем. Если Мемнон разменяет Сарды на Эфес, то потеряет гораздо больше, чем приобретёт. Убежден -- родосец закрепится в Эфесе.

-- Если ты в этом убежден, то почему так рвёшься туда? -- спросил Птолемей.

-- Я уже отвечал тебе, скажу снова, скажу хоть десять раз, может, дойдёт, наконец -- нам нужен порт. И не такой, как в Адрамиттионе, а большой опорный пункт. Ты обещаешь мне наёмников с Тенара, а как ты их перебросишь сюда? У тебя есть корабли? В Эфесе найдутся. Но скоро зима, недолго осталось до конца навигации. Пойдём на Сарды -- потеряем время. А без опоры на побережье, окажемся в мышеловке. В золотой мышеловке, Птолемей.

План Лагида не приняли и, хотя тот старался не показывать обиды, в его поведении заметно проявилась раздражительность. Как это так? От его мудрого совета отмахнулись, как от назойливой мухи! Да если бы не он, Циклоп до сих пор метался бы у Геллеспонта в поисках смысла жизни! Это ведь благодаря ему, Птолемею, македонянам удалось договориться с наёмниками, которые после бегства к Пармениону своего командира, стратега Менандра, выбрали лидером некоего Демарата, эвбейца, в прошлом известного атлета, однажды едва не ставшего олимпиоником в кулачном бое. Птолемей тогда чуть было не опростоволосился, недооценив "тупого мордоворота". Разговор вышел непростым:

-- Вам уже заплатили, -- Лагид немигающим взором рассматривал лидера наёмников.

-- А мы отработали, -- растянулся в улыбке Демарат, -- при Гранике.

"Дурачком решил прикинуться? Ну-ну..."

-- При Гранике я в самом пекле был. Вас там не помню.

-- Не помнишь и ладно, а боги видели. Чисты мы перед богами, все клятвы исполнили и никому ничего не должны.

-- Вас не на один бой нанимали.

-- Верно, договор мы заключали с Александром на год. Можем теперь с тобой заключить. Тоже на год.

-- Год не истёк, -- Птолемей все ещё старался сохранить невозмутимое выражение лица.

-- Зато истёк Александр! -- хохотнул Демарат, -- ты чем-то недоволен, Лагид? Уж не хочешь ли сказать, что мы кого-то обманули? Нет? Или хочешь? Так ты накажи нас, попробуй!

Несколько наёмников, присутствовавших на переговорах, схватились за животы. Птолемей помрачнел, но лбом в закрытые ворота биться не стал, сменил стратегию.

-- Деньги любишь, Демарат?

-- А кто ж их не любит?

-- И то верно, да вот только посуди сам, ведь ты не купец.

-- Не купец, -- согласно кивнул Демарат.

-- Не ремесленник и не пахарь. Ты только бошки можешь прошибать и более никаких у тебя талантов. То есть, тебе война нужна, чтобы прокормиться. Верно излагаю?

-- Говоришь правильно, -- все ещё улыбался Демарат, -- да вот только не понимаю, куда клонишь.

-- Не понимаешь? Сейчас поймёшь. Смотри: поход окончился неудачей, царь мёртв. Теперь эллины будут рвать Македонию на части. Поди, надеешься поучаствовать?

-- Почему нет? Мне всё едино, кого резать. Верно, братва?

"Братва" согласно кивнула.

-- А знаешь, сколько там уже желающих? Все эти скоты, зовущиеся Коринфским союзом, дружно ломанулись за раздачей лакомых кусков. Думаешь, перепадёт?

-- А то как? Если там не дураки заправляют, призовут Харидема. Он -- наш человек, всегда платит до битвы, а не после, когда очередь за оплатой поуменьшится.

"Ишь ты, какие мы осведомлённые".

-- А воевать-то знаешь, с кем придётся? Не думал об этом? Ну-ка вспомни Фивы, Херонею. В Иллирии ты не был, так других послушай, много интересного расскажут. Да что в такую даль ходить, Граник вспомни. Твои братья-наёмники под рукой Мемнона против нас стояли. Где они? Лёгкую добычу себе наметил?

Демарат убрал ухмылку с лица, видно -- задумался. Но не испугался.

-- Нить уже спрядена, как боги решат, так и будет.

-- Коли нить спрядена, чего богов поминать, если Мойры[27] и над судьбами иных бессмертных властны. Посмотри назад, Демарат.

[27] Мойры -- древнегреческие богини судьбы.

Наёмник оторопело уставился на Лагида, медленно обернулся.

-- Да не за спину себе, я имею ввиду, посмотри назад, туда, за пролив. Что там?

-- Что там? -- тупо моргая, спросил Демарат.

-- Нищая Эллада, Демарат, нищая Македония. Чем тебе заплатят за то, что ты будешь сражаться на стороне Союза? Золотом, Демарат. Персидским золотом. А теперь кругом оглянись. Мы в Азии. Не проще ли то золото взять самим и не столько, сколько дадут, а сколько сможем, на сколько сил хватит?

-- А ведь верно говорит, -- буркнул один из наёмников.

Ободренный Птолемей развивал успех:

-- Там, в Элладе, ловить вашему брату нечего. Желающих много, добычи мало. На ситос[28] заработаете, а вот на опсон уже не хватит. Всю жизнь один чёрствый хлеб будешь жевать, а, Демарат? А мне вот баранья отбивная милее. Ты денег из меня хочешь вытянуть, а если не дам? Мне, конечно, поплохеет, но ты о себе думай. Тебе-то какая выгода? Нам друг без друга хана.

[28] Ситос -- хлеб. В более широком смысле -- первая перемена блюд (у бедняков -- единственная) в древнегреческой трапезе. Вторая перемена блюд называлась "опсон". Обычно в нее входили блюда из рыбы, а в зажиточных эллинских домах и из мяса.

Наёмники задумались. Говорили и спорили ещё долго, но дело было сделано. По рукам ударили за десять талантов и условие -- будущую добычу делить в равных долях, не возвышая бывших царских "друзей" над остальным войском. Птолемей побился ещё немного за выделение отдельной доли на содержание лошадей, но потом махнул рукой. Александр потратил на задаток наёмникам почти восемьдесят талантов, если не больше, а потому Лагид почувствовал себя гениальным переговорщиком. Гарпал, конечно скривился, но остальные и не думали попрекать Птолемея. Мигом ощутили, как силы в руках прибыло. Подумать только -- на пять тысяч человек войско приросло. Более чем вдвое увеличилось. Потом Антигон убедил снова присоединиться фракийцев Ситалка, что грабили окрестности Кизика. Войско доросло до десяти тысяч. Да, не сорок, как у Александра, но и противник вполне под стать. Уж точно числом не превышает. По крайней мере, пока.

Ещё за тот трюк со шлемом царя, некоторые гетайры, кто в пылу битвы видел побольше, да ещё голову на плечах имел не только чтобы есть и зевать, прозвали Птолемея Сотером, Спасителем. Разве не справедливо? Не надень он тогда этот шлем, не крикни: "Царь жив!", -- как бы оно все обернулось? Третий раз Лагид выручает доверившихся ему людей. Правда, про серебро лишь единицам известно, но зато договор с наёмниками у всех на устах. Птолемей раздулся от важности, как бычий пузырь, однако, едва войско миновало Пергам, на том, недоброй памяти, совете, ему этот самый пузырь прокололи.

Несмотря на обиду, он не отказался возглавить авангард из двух ил "друзей" и первым ворвался в предместья Эфеса возле Цитадели, расположенной в северной части города.

Картина, которую Лагид там увидел, потрясала: горожане штурмовали Цитадель, и та уже была на грани падения. Не впечатляет? Скажем иначе: вооружённые, чем попало, не защищённые даже плохонькими доспехами, необученные люди, наспех сооружённым тараном, били в ворота крепости, лезли на стены, защитники которых уже склонялись к тому, чтобы сдаться. Да, защитников горстка, но если бы этой горсткой командовал смелый и опытный полководец, сумевший бы вдохнуть в своих людей боевой задор и уверенность в своих силах... Тиран Эфеса подобными качествами явно не обладал.

Накануне Мемнон вышел победителем из уличного сражения, но теперь, когда родосец уносил ноги, бросив Сирфака на произвол судьбы, народ намеревался припомнить тирану все притеснения, казни и грабёж сокровищницы храма Артемиды, знаменитого на весь мир Чуда Света.

Даже в самые тяжкие времена неудачного восстания против персов полтора столетия назад, богиня хранила город. Эфес имел репутацию самого свободолюбивого из ионических городов. Попав под власть персов при Кире Великом, город восставал дважды и, в конце концов, освободился, после чего почти столетие сохранял независимость. Он вновь был присоединён к царству наследников Кира по условиям Анталкидова мира, когда коварные спартанцы, не желая упускать ускользающую гегемонию в Элладе, продали ионические города персам, получив за это золото и гарантии невмешательства Персии в свои дела. Но и тогда эфесцы продолжали верить своей богине и надеяться на избавление. А потом один тщеславный ублюдок, да исчезнет его имя навсегда из разговоров мужей, спалил храм дотла, желая прославиться (правда, ходили разговоры, что он пожаром заметал следы похищения храмовой казны), и богиня покинула Эфес... Больше двадцати лет прошло, но до сих пор храм не восстановлен в былом величии. Одно название осталось. Оттого и свалились неисчислимые бедствия на эфесцев. Но все когда-то кончается и плохое в том числе.

Македонский авангард вступил в город почти одновременно со сдачей Цитадели. Народ ликовал, но, тем не менее, Птолемея заметили своевременно. Встревоженные возгласы перекрыли шумное веселье, горожане ощетинились копьями. Лагид поднял обе руки вверх.

-- Мы пришли вам на помощь! Мы пришли освободить Эфес!

-- Кто вы такие?

-- Это же македоняне!

-- Антигон пришёл! Антигон Одноглазый!

-- Слава Антигону!

Птолемей несколько оторопел от этих восхвалений. Он, признаться, никак не ожидал, что слава освободителей Ионии обгонит их. Горожане оказались прекрасно осведомлены о том, кто и в каких силах ведёт войну против ненавистных персов.

Ещё Филипп провозглашал, что его поход имеет целью пересмотр Анталкидова мира. За это эфесцы заочно поставили ему статую в храме Артемиды. Вернее, в том, что от него осталось. Простояла она, правда, недолго -- люди Сирфака сбросили её с постамента и разломали на мелкие куски. Слова своего отца повторил и Александр, а вслед за ним Антигон, ибо не нужно иметь семь пядей во лбу, дабы догадаться, что Анталкидов мир -- заноза в пятке Ионии. Кто пообещает её вытащить, за того ионийцы встанут горой. Вот все поочерёдно и обещают. И каждый раз в ответ всеобщее ликование. Пожалуй, немногие успели задуматься, что двое обещавших уже покойники, а у третьего сил -- кот наплакал.

С последним обстоятельством активно боролся Птолемей. В освобождённых городах он развернул такую мощную пропаганду, превознося до небес славу, воинские таланты и личную доблесть своего старшего товарища, что уже сам готов поверить был, будто за его спиной не четыреста всадников, а стотысячная рать. Однако -- вот они, плоды. Он, Птолемей, вступает в Эфес, не обнажив меча. Вступает под музыку, что творят тысячи человеческих глоток, в едином порыве орущих:

-- Славься Артемида Гегемона, Артемида Ведущая, что проложила путь доблестному Антигону Монофтальму, освободителю Эфеса!

Хорошо звучит. Правда, Птолемей Сотер -- мелодичнее.

 

 

 

8
Змея у колыбели

Эпир. Зима

 

-- Сердце, сердце! Грозным строем встали беды пред тобой.
Ободрись, встречай их грудью, и ударим на врагов!
Пусть везде кругом засады -- твёрдо стой, не трепещи.
Победишь -- своей победы напоказ не выставляй,
Победят -- не огорчайся, запершись в дому, не плачь[29].

[29] Архилох, перевод с древнегреческого В. Вересаева.

 

Женский голос тягуче звенел, как пустая серебряная чаша, когда пирующий ногтем отбивает по её краю ритм застольной песни. Малыш таращил испуганные голубые глазёнки, не понимающие, зачем его так неудобно трясут под эти странные, совсем не баюкающие звуки. Вот и мокрый блеск в двух, небесной чистоты, озерках. Маленькая ладошка упирается в лицо матери, отталкивает.

 

Клеопатра []

 

-- Спи, спи. Что же ты? Зачем же гнёшься, я ведь тебя уроню!

Мальчик захныкал.

-- Дейпила, он не горячий? Мне показалось, виски, как кипяток!

-- Позволь мне, госпожа.

Второй голос -- не кубок, серебряный колокольчик. Влажные губы нежно касаются детского лба.

-- Нет, госпожа, лоб не горячий. Тебе показалось, госпожа. Так бывает.

-- Ты уверена? -- в густом звоне робкие нотки надежды.

-- Уверена, госпожа. Позволь, я уложу его, он устал.

Клеопатра отдала сына кормилице и тихонько отошла в сторону. Дейпила качала ребёнка совсем иначе, мальчик сразу перестал хныкать.

 

-- Прилетела ласточка

С ясною погодою,

С ясною весною.

Грудка у неё бела,

Спинка чёрненькая.

Что ж ей ягод не даёшь

Из дому богатого?

Дашь ли в чашке ей вина,

Сыру ли на блюдечке

И пшенички?

И от каши ласточка

Не откажется[30].

[30] Народная песня, перевод с древнегреческого А. Артюшкова.

 

Звон серебряного колокольчика сплетался в мелодию с переливами пастушьей свирели. Клеопатра зачарованно слушала. Малыш, засыпая, щупал обнажённое плечо кормилицы. Он был сыт, ему тепло, сухо и спокойно. Он устал, но мама песней объяснила ему, как отдохнуть. Глаза закрылись сами собой, и он ровно засопел.

"Мама..."

Клеопатра вздрогнула.

"Это ведь я -- мама!"

Почему же у неё на руках мальчик выгибается и плачет, а у этой девушки, все достоинство которой -- полные груди, спокойно спит? Это ведь не она рожала её обожаемого мальчика. Боги, почему так?!

Стараясь не шуметь, Клеопатра вышла из покоев на балкон гинекея. Внизу, во внутреннем дворике, тихонько журчал маленький фонтан в центре обложенного мрамором бассейна.

В Пелле был такой же и даже фигура рыбоногого Тритона, трубящего в раковину, похожа. Только в Пелле ещё стояли рядом её качели с резным кипарисовым сиденьем, подвешенным на цепочках, увитых плющом. Она качалась, смеялась, бегала наперегонки с Кинаной, а с балкона за ними без улыбки наблюдала чужая женщина. её мать...

"Неужели и мне такая же судьба?"

А память услужливо подсовывает говорящую маску:

"Мамки для этого есть. Не хватало ещё дочери славного древностью рода Пирридов, потомков Ахилла, уподобиться чёрной девке! Не будешь сама кормить".

Она не посмела возразить, с младенчества боялась этого непреклонного, привыкшего повелевать голоса. Она очень рано впервые ощутила зависть и направлена та была на всегдашнюю подругу детских игр, Кинану, сводную сестру, дочь её отца, Филиппа, рождённую иллирийкой Авдатой. Кинана знала любовь матери. её, рождённую вне брака, не вскармливали мамки, она не плакала испуганно, когда родная мать брала её на руки.

Олимпиада ненавидела Кинану и её мать, но, копя злобу, не смела перечить Филиппу. Каждый раз, натыкаясь взглядом на иллирийского ублюдка, царица вспоминала те, наполненные отчаянием дни, когда она мучилась от мысли, что ненавистное, утомившее её бремя, по предсказанию опытных бабок вовсе не сын, а девчонка -- немилость богов. Тем невыносимее было видеть рядом с собой такую же пузатую Авдату и не знать, кого она принесёт царю. Боги все же сжалились: иллирийка родила дочь. Но Филипп не удалил от себя плод мимолётной страсти. Царь повелел воспитывать обеих дочерей, законную и незаконную, вместе. Как он решил, так и будет.

Ну, уж нет. Олимпиада не допустит, чтобы эту сучку воспитали царицей. Вот и носилась по полям верхом на подаренном ей отцом гнедом "фессалийце" дикая амазонка Кинана, училась владеть оружием, как её мать, дочь племени воинов. Клеопатра чинно сидела в гинекее под бдительным оком нелюбимой матери и завидовала Кинане.

Отец выдал незаконнорождённую дочь замуж за своего племянника, Аминту, у которого когда-то отобрал царство. Родственные души, в обоих текла царская кровь, оба удалены в тень. Соединённые без желания, по непонятному расчету всевластного отца и дяди, они вскоре полюбили друг друга. У пары родилась дочь, Адея. Но счастье было совсем недолгим. Пал от руки убийцы Филипп и младший брат Клеопатры, которого она едва знала, и помнила больше пятилетним ребёнком, смешно хмурящим брови и склоняющим голову набок, взошёл на престол. Александр убил Аминту, сделав сводную сестру вдовой. Клеопатра так и не узнала, сам ли он решился на это или ему подсказали.

В день смерти отца она вышла замуж за царя Александра Эпирского. Филипп был заколот прямо на свадьбе, но у дочери не нашлось для него ни слезинки, она готовилась навсегда убраться из ненавистного дома. Клеопатра прежде ни разу не видела мужа, родного брата матери, приходившегося ей, таким образом, дядей, но, гоня прочь тревоги, готова была неустанно благодарить его, что он заберет её далеко-далеко.

Отъезд после свадьбы задержался, и Клеопатра видела все, на что оказался способен её родной братец. Она помнила день, даже не казни -- убийства Аминты. Помнила Кинану, чёрную от горя, не смеющую вымолвить слово во спасение мужа, и торжествующую Олимпиаду. Она испугалась, представив на мгновение, что превратится в такое же чудовище.

"Никаким мамкам детей не отдам!"

Как она была наивна...

Замуж её выдали поздно, в двадцать два года, и Клеопатра уже успела записать себя в старые девы. Она прекрасно знала, что ей предстоит в первую брачную ночь, но, засидевшись в девках, понапридумывала себе всяких глупых страхов, усиленных потрясением от зрелища окровавленного отца в праздничных одеждах и с венком на голове. Результат -- Александр, посмотрев на бледную, сжавшуюся в комочек молодую жену, даже не перешагнул через талам[31]. Он не пришёл и на следующий день, и через день. Он так и не прикоснулся к ней, до самого отъезда, почти не появляясь в гинекее. Да, она понимала, всем сейчас уж точно не до её переживаний. Эпирский царь большую часть времени проводил со своим шурином-племянником, который устранял препятствия со своего пути к трону. Брат Клеопатры -- старший сын царя, его любит войско, успевшее убедиться в выдающих способностях наследника Филиппа. Кто оспорит его права? А людей, между тем, всё равно убили много. Что старик, что младенец -- всяк опасен сыну Филиппа...

[31] Порог гинекея, женской половины дома, где находилась совместная спальня супругов.

Мир Клеопатры, и без того маленький, сжался до размеров одной единственной комнаты. Казалось, все забыли о ней, даже мать. Последнее совсем не огорчало.

Наконец, наступил день отъезда. Короткое прощание. Поцелуй в лоб от брата. Она украдкой глянула на его руки. Руки, как руки. Чистые.

"Чти своего мужа и подари ему наследника", -- это уже мать. Голосом можно гвозди заколачивать...

Ну что, сбыли девку с рук? И ладно.

Все случилось уже здесь, в Додоне. Может она просто устала бояться, но не зря ведь "отчаяться" -- означает ещё и "решиться". Так или иначе, но тогда, в мятущемся полумраке спальни, освещаемой десятком свечей, распуская на плечах завязки длинного, до пят, белоснежного хитона, она вызвала в памяти образ смеющейся амазонки Кинаны. Сестра скакала верхом, одетая лишь в эксомиду с распущенным поясом. Летящая на ветру ткань, крылья за спиной, даже не пытающиеся скрыть то, что под ними, заставляли расширяться от изумления глаза случайных свидетелей этой бешеной скачки, а кое у кого в середине тела разбегалась кровь. Клеопатра улыбнулась и как под ледяной водопад бесстрашно шагнула, переступив через упавшую на пол одежду. Александр тоже улыбнулся, расстёгивая пояс, и тогда она поняла, что не боится больше ничего. Совсем-совсем.

Александр старше на двенадцать лет, он вступил в пору расцвета зрелости. Как там сказано у Солона?

 

"Всякий в седмице четвёртой уже достигает расцвета

Силы телесной, и в ней доблести явствует знак.

В пятую -- время подумать о браке желанном мужчине,

Чтобы свой род продолжать в ряде цветущих детей"[32].

[32] Перевод с древнегреческого В. Латышева.

 

Как раз, пятая седмица Александру. Ну, а что с голой женщиной на ложе делать, он ещё в третью узнал.

Сильные руки подхватили Клеопатру, закружили по комнате, срывая свечное пламя. А что потом было, о том мужчине прилюдно говорить не следует. Хоть и знают все, но одно дело прелести да умения флейтисток обсуждать, а другое -- законной жены. Что же до Клеопатры -- опытный и терпеливый муж любые оковы с души снимет. Что рабыни нашептали, все забыла наперво, но едва руки мужнины ласково по коже заскользили, и вспоминать не пришлось. Сама всему научилась.

И начались дни счастья, о каком даже мечтать нельзя. Одно плохо, как ни прислушивалась к себе Клеопатра, сердце заставляя замереть, а все впустую. Не зарождалась жизнь. Год прошёл, Александр хмуриться начал. Говорили ему: "Так бывает". Конечно, бывает. Все знают. Нет в том ничего странного, на все богов воля. Но беспокойно на душе. А потом, в один прекрасный день...

"Непраздна я".

Как он пировал на радостях! Слуги под руки до ложа довели, ноги царя уже не держали, а язык и вовсе одеревенел. Клеопатра лишь снисходительно посмеялась.

Потянулись дни томительного ожидания. Царицу холили, лелеяли, пылинки сдували. И вдруг молния среди нетронутой синевы: брат мёртв...

Что бы с ней могло статься, если бы они были близки, как настоящие брат с сестрой? Впору было бы сразу за две жизни беспокоиться начать. А так, метнулись пальцы к губам, расширились глаза, да сухими остались. Александр и без того заботой окружил, а тут и вовсе одну ни на минуту не оставлял.

Вскоре ожидание разрешилось младенческим криком. Мальчик, Неоптолем, в честь деда названный, родился здоровым. Весь мир для Клеопатры убрался в тень, а его место занял сын. И все было бы хорошо, если бы в Додону не пожаловала, злющая на всё и вся, мать.

После гибели сына, единственного боготворимого ею и, как она думала, любимого человека, Олимпиада, не поладив с Антипатром, приехала в Эпир к дочери и брату. Для Клеопатры настали чёрные времена. Хорошо вдалеке быть храброй, продумывать дерзкие ответы. При встрече с матерью, у молодой царицы подкосились ноги. Она так и не смогла ни в чём возразить, сбивчивое лепетание застревало в горле под пристальным властным взглядом. И вот результат: сын, больше жизни любимый, обожаемый мальчик, плачет у неё на руках...

 

Царица зябко поёжилась, обхватила руками обнажённые плечи. Неодетая выскочила на воздух. Холодно, но внутрь, в обогретую жаровнями на треногах комнату возвращаться Клеопатра не торопилась. Вздохнула полной грудью обжигающий лёгкие воздух, в котором поблёскивали еле заметные глазу искорки. Как бы фонтан-то во внутреннем дворике не замёрз.

Эта зима выдалась многоснежной. Перевалы в горах завалило, не проехать, не пройти. Здесь все иное. Пелла стоит на равнине, и снег там землю укрывает раз в пятьдесят лет. Чаще бывает, что навалит за ночь, но не долежит покрывало до следующего полудня. Зима дождливая, слякотная. От Пеллы далеко до гор Верхней Македонии, а здесь, в Эпире, куда не кинь взгляд, в заснеженный хребет упрёшься.

Клеопатра не горевала по просторам Эмафии, горы завораживали её, притягивали взор. И люди здесь совсем иные, гордые, сильные. Повадками на линкестийцев похожи. Как и у тех, под тонким, едва заметным эллинским налетом дремлет не изжитая ещё горская варварская страсть.

При дворе Филиппа, Александра Эпирского не спешили воспринимать всерьёз. Он представлялся македонской знати человеком мирным, неопытным, а оттого слабым. Эпир давно не вёл больших войн, жители его не спешили высовываться за пределы своего орлиного гнезда. Однако, когда Олимпиада с сыном, вконец рассорившись с Филиппом, бежали, одна в Эпир, другой в Иллирию, и молосский царь, решив поддержать сестру, принялся бряцать оружием, Филипп, нет, не испугался, конечно, но и не отмахнулся от угрозы. Не свалил на Антипатра, разрешил конфликт сам. Перед походом в Азию, ему совсем не улыбалось поиметь на границах враждебно настроенную змею. Вот кого-кого, а жену свою Филипп знал хорошо. Что бы ни говорили злые языки про их давно холодную постель, как ни сторонился царь Олимпиады, но, как опытный стратег, предпочитал знать о враге намного больше, чем тот позволял. И, хотя его приближённые частенько отпускали пренебрежительные высказывания в адрес эпирского царя, его Филипп тоже оценил по достоинству. Эпир был замирен династическим браком. Македонский царь разрешил возвратиться Олимпиаде, встретил её, как царицу, помирился с сыном.

Нет ничего страшнее, злопамятнее, оскорблённого горца, это Клеопатра хорошо затвердила, прожив здесь два года. Быстро поняла, что её муж и царь не безвольная кукла, как считали македоняне, и игрушкой в руках более могущественных людей не станет. Он мужчина и воин. Вот только от матери он её не мог защитить, ибо очень любил сестру и не в силах был разорваться между двумя дорогими его сердцу женщинами. Да ему и в голову подобное не приходило, ведь он мужчина, а они часто не способны разглядеть многих вещей, что только женщины видят и чувствуют. Вот и Александр не ощущал, как дрожит ладонь жены в его руке, в присутствии Олимпиады.

Клеопатра совсем окоченела. Кристально-чистый горный эфир пьянил сильнее неразбавленного вина, что довелось ей как-то попробовать, в шутку уболтав мужа. Она уже собиралась вернуться, как взгляд её невольно скользнул по ложбине между горой Томар, у подножия которой раскинулась священная дубовая роща Додонского Зевса, и соседней. Царский дворец стоит на возвышении и выстроен так, что с балкона гинекея окрестности хорошо видны не меньше чем на десять стадий. Клеопатра часто бывала здесь, разглядывая склоны гор. Разгоняла скуку во время вынужденного зимнего затворничества. На белом фоне даже олень, выйди он на опушку священной рощи, виден отлично, а уж пушистая огнёвка-лиса и подавно. Редко звери подходят так близко к человеческому жилью, а потому увидеть их отсюда, прямо с балкона -- особая радость. Вот и сейчас зоркие молодые глаза Клеопатры разглядели на снегу медленно приближающуюся тёмную точку. Ещё одну. И ещё. По дороге, ведущей в эпирскую Халкиду, шли люди. Много людей. Их число прирастало десятками, сотнями, выходящими одна за другой из-за поворота дороги, петляющей у подножий горных отрогов.

Не только у царицы острый глаз -- протяжно затрубил рог. В комнате заплакал проснувшийся Неоптолем и Клеопатра поспешила к его колыбели. Не её дело печься о приближающемся войске, то мужчин забота, а у неё поважнее занятия есть.

 

Предание гласило, что именно в Эпире обосновались, спасшиеся во время Великого потопа, Девкалион и Пирра, от которых пошло новое поколение людей. Много веков спустя, Неоптолем, сын Ахилла, величайшего героя, явился сюда во главе своего племени, захватил страну и положил начало царской династии Пирридов. Род его именовался так потому, что рыжий Неоптолем звался в детстве Пирром[33]. К тому же одного из своих сыновей, рождённых от Ланассы, правнучки Геракла, он назвал этим именем.

[33] Пирр (греч.) -- "рыжий".

Следующие поколения Пирридов впали в варварство и утратили единовластие над Эпиром. В стране соперничали несколько племён: молоссы, феспроты, афаманы, хаоны, долопы и тимфеи. Долгое время сильнейшими считались хаоны. Они жили на северной границе Эпира, соприкасаясь с иллирийцами, и вели с ними постоянную войну.

Так продолжалось до греко-персидских войн, после которых племя молоссов и род Пирридов вновь принялись, шаг за шагом, возвращать себе утраченное влияние. Царь молоссов Таррип ещё юношей, задолго до наследования своему отцу, некоторое время жил в Афинах. Взойдя на престол, он объединил страну, дал племенам эллинские законы, а многие обычаи горцев, вроде кровной мести, запретил.

Потомком Таррипа был царь Алкета, сыновей которого звали Арибба и Неоптолем. Ариббе, ставшему царём, боги послали двух сыновей -- Алкету и Эакида.

Из них царь Арибба более всего выделял младшего. Старшего сына, имевшего отвратительный, вспыльчивый нрав, он считал недостойным царствования и отправил в изгнание. Наследником царь назначил Эакида, но отцовское царство тому не досталось. После смерти Ариббы в эпирские дела вмешался Филипп. Он возвёл на трон сына Неоптолема, Александра, на сестре которого был женат.

Эакид против двоюродного брата бороться не стал и вообще ни полсловом, ни мимолётным жестом не выказывал недовольства. В государственных делах он принимал живейшее участие, и Александр считал его надёжной опорой трону и своему наследнику. Разумеется, с приглядкой, ибо беспечный монарх рискует стать последним в династии. Но Эакид не давал поводов усомниться в своей верности. Будучи правой рукой Александра, он замкнул на себе столько дел, что царь иногда просто диву давался, как брат все успевает. Вот и сейчас стражи границ первым делом прибежали к Эакиду, а тот, выслушав донесение, поспешил к царю.

Братья встретили пришельцев у городских ворот. Несколько сот человек, уставшие, замёрзшие, едва волочили ноги. Впереди колонны, завернувшись в тёплый плащ и натянув на уши македонский берет-каусию, шёл Полиперхонт. Братья переглянулись.

-- Это конец, -- прошептал Александр.

Эакид кивнул.

Старик приблизился и остановился, медленно переводя взгляд с Александра на Эакида и обратно. Выпростав из-под плаща правую руку, князь приложил её к груди и поклонился.

-- Царь... -- голос Полиперхонта дрогнул, -- ты видишь перед собой Македонию. Все, что от неё осталось... Нашей родины нет более.

Александр молчал, обозревая строй, нет, не строй, толпу воинов за спиной стратега. Они глядели отстранённо, равнодушно. Часть ещё сохраняли подобие военного отряда, опираясь на копья и снятые с плеч щиты. Другие не имели оружия и доспехов. Воинов в них можно было признать лишь благодаря кожаным ранцам для вещей, введённым Филиппом в качестве замены неповоротливых войсковых обозов. Заорал осел, его огрели палкой. Македоняне без интереса, пустыми, холодными глазами смотрели на эпирского царя, который видел перед собой лишь бесплотные тени тех, кто ещё вчера наводил ужас на всю Элладу.

-- Сколько вас? -- нарушил молчание Александр.

-- Тысяча восемьсот сорок шесть, -- без запинки отчитался Полиперхонт, -- на время утренней переклички. Здесь все -- гипасписты, педзетайры, гетайры, аконтисты. Все вперемешку. Все, кто не захотел лечь под Линкестийца, да подохнет этот сучий выблядок гнусной смертью!

-- Вы идёте от самой Пеллы? -- спросил Эакид, -- где состоялось сражение и как он смог одолеть вас?

-- А никак. Не было сражения. Огулял кобель суку, а та и визжала от радости, -- мрачно бросил Полиперхонт.

Александр покачал головой и поджал губы. Никогда прежде князь Тимфеи не произносил подобных слов. Не по его достоинству.

-- Пусть твои люди разбивают лагерь у стен Додоны, -- сказал царь, -- мы поможем вам всем, в чём нуждаетесь. Дадим шатры, если ваши износились, накормим, доставим дрова. Тебя же прошу проследовать с нами во дворец. Думаю, нам многое нужно обсудить.

-- Надо дождаться Кратера, -- устало сказал старик, -- он плетётся в хвосте.

 

Александр не стал собирать большой царский совет и созывать князей, вождей всех четырнадцати эпирских племён. Сначала ему хотелось узнать все новости и осмыслить их в ближнем кругу.

Македоняне молчали. Кратер мрачно глядел прямо на царя, но того не покидало чувство, что таксиарх смотрит сквозь него. Полиперхонт покачивал чашу с вином, рассматривая, как серебряные стенки омываются кроваво-красным. Эвмен сидел неестественно прямо, словно копьё проглотил. Он, как и Кратер смотрел на Александра и периодически косился на Олимпиаду.

Царица, которой брат и не думал отказать в обсуждении государственных дел, ибо эпирские обычаи вовсе не запрещали править женщинам, неспешно скользила бесстрастным взглядом по сидящим напротив македонянам. Она первая нарушила молчание:

-- Говорите. Вы заставляете царя ждать.

-- Не торопи их, Миртала, -- мягко сказал Александр, назвав сестру её девичьим именем, данным при рождении. Вне македонского двора он никогда не прекращал именовать её так.

Полиперхонт кашлянул в кулак.

-- Откуда прикажешь начать, царь?

-- Ты болен, Полиперхонт? -- спросил Эакид.

Тимфеец покачал головой, но царь останавливающе простёр перед ним руку.

-- Не спорь, я ведь вижу. Мой врач осмотрит тебя.

-- Благодарю за заботу, царь.

-- Не стоит. Начни с самого начала, дабы мы могли представить все события в полной мере.

-- Сначала? Тогда начать следует Кратеру. Он был при Фермопилах, я -- нет.

Все взгляды обратились на таксиарха. Тот поскрёб щетину, неопрятными клочьями выделявшуюся на красных от холода щеках.

-- Что я могу сказать нового? Полагаю, царю все известно. Я видел лишь кусочек драки, причём не худший для нас. Когда Эвмен, -- Кратер не глядя мотнул головой в сторону кардийца, -- прибежал и начал кричать, что все потеряно, я сначала не поверил, но он был так возбуждён...

-- Трусость одного человека вполне способна погубить войско, -- холодно произнесла Олимпиада.

Кардиец взглянул на неё, но та даже не повернулась в его сторону, пожирая глазами таксиарха.

-- Трусость? -- Кратер несколько опешил, -- Эвмен был при мече, меч в крови...

-- Я не хочу устраивать здесь суд, -- вмешался царь, -- Миртала, прошу тебя, не делай поспешных выводов.

 -- Прости государь, -- встрял Эакид, -- мы сильно отклоняемся в сторону. Что произошло у Врат, нам известно, равно как и доблесть Кратера, спасшего изрядную часть войска. Однако последние три месяца вести, что доходят до нас, изрядно противоречивы. Например, были и такие, будто молодой Кассандр, отбив атаки фракийцев на Амфиполь, выдвинулся к Пелле, дабы противостоять Линкестийцу.

-- Не более чем слухи, -- печально вздохнул Полиперхонт, -- сын Антипатра действительно все ещё удерживает Амфиполь, но не более того. Мы собрали новое войско, но никаких сражений в Македонии не было. Линкестида поддержала сына Аэропа с таким жаром, что никто не рискнул встать против неё. Македоняне устали от невзгод и не горят желанием воевать. Люди принялись разбегаться по домам. Повсюду разговоры, что Линкестиец -- царь вполне законный. А то, что его поддерживают афиняне, войска которых вошли в Пеллу, Эги, Пидну... Что же, они не насилуют и не грабят. А люди Линкестийца без устали напоминают, как милосердно обошлись с Македонией, учитывая то, как Македония поступила с Фивами...

-- Ложь! -- выдохнула царица.

Полиперхонт сделал вид, что не заметил.

-- Линкестиец очень красноречив и убедителен.

-- Это Демосфен в его тени убедителен, -- вставил Эакид.

-- Возможно, -- не стал спорить старый стратег, -- так или иначе, но очень скоро оказалось, что опереться не на кого. Государство Филиппа превращалось в труху, как источенный жуком-древоядцем старый корабль.

-- Вы забыли присягу вашему царю?

Эвмен в очередной раз подивился голосу Олимпиады и её поведению. Если бы статуя могла ожить, то непременно держалась бы подобно царице. Впрочем, про Галатею рассказывают иное...

-- Я не забыл, -- ответил Полиперхонт, -- но прочие задают вопрос: "Какому царю?"

-- Никто никогда не видел царя Неоптолема в Македонии, -- добавил Эвмен.

-- Да и что бы это изменило? -- спросил Кратер, -- царь пачкает пелёнки...

-- Это неважно, -- отрезала Олимпиада, -- поддержанный сильным войском, он воцарится в Македонии, ибо имеет все законные права.

-- Мы ведь посылали к тебе, царь, гонцов с призывами о помощи, -- обратился к Александру Полиперхонт.

Царь посмотрел на Эакида. Тот покачал головой.

-- Ни один не добрался до меня. Впрочем, это скорее моя вина, я должен был действовать быстрее, и не ждать, пока вас перемелют в муку.

-- Не поздно выступить, Александр, -- заявила царица.

-- Сейчас? -- спросил Эакид.

-- Невозможно, -- возразил Кратер, -- перевалы под снегом. Мы едва пробились сюда, а сколько из наших осталось лежать там, по пути, сколько сорвалось в занесённые трещины...

-- Боги против нас, -- покачал головой Эвмен, -- необычайно суровая зима.

-- Если выступать, то, конечно, весной, -- сказал Александр, -- но войско в любом случае не готово.

-- Я бы сказал, страна не готова к войне, -- поправил брата Эакид.

-- Что ты предлагаешь? -- прошипела Олимпиада, обращаясь к Эакиду, -- подарить Македонию Линкестийцу?!

-- Неоптолем -- наследник эпирского престола, -- возразил тот, -- какое нам дело до Македонии?

Лицо Олимпиады, потемневшее от гнева, наконец-то перестало походить на полированный мрамор.

-- Мне нанесено оскорбление! -- повысила голос царица, -- какой-то немытый варвар, родич убийц моего мужа, будет восседать на его троне, поплёвывая на меня, дочь рода Ахилла?!

"А ведь это ты похоронила с почестями Павсания, убийцу твоего мужа. А теперь горишь желанием мстить за кровь Филиппа?" -- подумал Эвмен, но, конечно, не рискнул произнести такое вслух.

-- Успокойся, Миртала, остынь -- призвал царь.

Он пристально изучал снятый с пальца драгоценный перстень, не замечая направленных на него ожидающих взглядов всех присутствующих.

-- Я не приму решения здесь и сейчас, ибо оно должно быть взвешенным. Эакид, тем не менее, следует подготовить войско к весеннему походу. Как только снега сойдут, мы испросим волю богов. И если в шелесте листвы Отца лесов будет явлена благосклонность громовержца... -- Александр, не закончив, поднял глаза на Полиперхонта и резко переменил тему, -- ты, князь Тимфеи, мог бы остаться там, поучаствовать в дележе лакомых кусков...

-- Я не забываю клятв, -- сжав зубы, вымолвил старый стратег, перебив Александра, -- прошу тебя, царь, не оскорбляй меня. Такие речи пресекаются лишь клинком, будь ты хоть...

-- Нет-нет! -- примирительно поднял руки Александр, -- я вовсе не хотел оскорбить тебя, доблестный Полиперхонт! Я хочу лишь понять, что намерены делать вы, македоняне. Что вы ожидаете от меня?

-- Что ожидаем? -- Полиперхонт задумался.

-- Тихой гавани, для начала, приюта измученным людям, -- вылез вперёд князя Эвмен.

-- Мы принесли присягу нашему царю, внуку Филиппа, -- сказал Полиперхонт, не осадивший кардийца, -- пусть иные отказываются от своих слов. Мне слава клятвопреступника ни к чему.

-- И мне, -- прогудел Кратер.

Александр посмотрел на Эвмена. Тот кивнул.

-- Хорошо, я принимаю ваших людей в своё войско. Как и вас самих. И потребую ещё клятвы: служить мне верой и правдой. Позже я освобожу вас от этой неё, когда мой сын достигнет совершеннолетия. А с клятвами принесёнными ему, он сам разберется.

-- Клянёмся! -- склонили головы все трое.

-- Лишние рты, -- еле слышно сказал Эакид, -- да и толку-то с оборванцев...

В отличие от македонской, эпирская постоянная царёва рать не отличалась многочисленностью. Александр с неодобрением поглядел на Эакида.

-- Посмотрим, будет ли толк. Эти люди прошли такие испытания, что нам с тобой и не снились, брат. Все свободны. Пока.

Македоняне, кардиец и Эакид поднялись и, коротко поклонившись царю, вышли. Олимпиада осталась.

-- Ты колеблешься, Александр, я вижу, -- голос царицы несколько смягчился.

-- Да, -- не стал запираться царь, -- я во многом согласен с Эакидом. Зачем нам ввязываться в борьбу за Македонию? Что хорошего эта страна принесла тебе? Одни страдания.

-- Ты царь древнего рода, Александр, потомок Ахилла! А кем считают тебя эллины? Козопасом! Варваром! Таким считали и Филиппа, но он сумел поставить их всех на колени.

-- Мне странно слышать из твоих уст похвалу Филиппу, Миртала.

-- Я ненавидела Филиппа, и буду ненавидеть его, пока дышу, но он -- великий царь. Мой сын превзошёл Филиппа во всём, но Александра настигла месть Диониса за разрушение хранимых богом Фив.

-- Твой сын мог бы превзойти отца, -- поправил царь.

-- Превзойти громовержца?! -- вспыхнула Олимпиада.

"Ну да, как я забыл..." -- усмехнулся царь.

-- И кто такой Филипп?! -- продолжала бушевать царица-мать, -- грубый и хитрый дикарь. Да, он велик, но он дикарь! А мой сын, сын громовержца -- слепил глаза всем этим напыщенным эллинам! Свет его славы был способен разогнать ночь!

-- "Был", Миртала, в любом случае -- "был". А теперь ты жаждешь такой же славы для Неоптолема...

"И власти для себя. Я ведь знаю тебя хорошо, сестра. Сладкими посулами тебе меня не обмануть".

Александр задумался. Воспитанный, как и Миртала, в уверенности, что род Пирридов древнее, славнее и выше всех прочих царских династий, в детских мечтах он видел себя великим воином, раздвигающим границы козьего царства. Но все это лишь мечты. Он знал, что царём ему не быть прежде Алкеты и Эакида. То есть никогда. Возведённый на эпирский трон Филиппом, Александр несколько растерялся, он не был готов к такому повороту событий, но вскоре пришёл в себя. И тогда давние грёзы, казавшиеся несбыточными, напомнили о себе.

Он видел, что Македония устремлена на восток, расширяется на север, подминает под себя юг. Единственная сторона света, на которую не заглядывался Филипп -- запад. Вот туда и обратил свой взор Александр. О западе все его думы, мечты и чаяния. Италия, Сицилия... Богатейшие страны. Опасные враги. Но тем и слава больше.

Слава... Имела ли она власть над ним, такую же, как над племянником, который с малых лет сдался ей в безраздельное владение? Они ведь не просто тёзки и родственники. Много, очень много общего меж ними.

Сколько раз уже корил он себя за тот неопределённый ответ тарентинцам, четыре месяца назад приславшим посольство с призывами возглавить эллинские италийские колонии в борьбе с луканами и бруттиями. Если бы не гроза над Македонией... Настроение царя постоянно менялось. То ему казалось, что это тот самый шанс вырваться на простор и стоит бросить все, то в душе побеждали доводы Эакида, уверявшего, что сейчас не время для подобных авантюр.

Александр не сказал тарентинцам ни да, ни нет и теперь метался в четырёх стенах, не находя себе места. Олимпиада прекрасно знала об его устремлениях и потому её последний довод -- как грохот могильной плиты, запечатывающей саркофаг:

-- Ты уверен, что Линкестиец, окрепнув, поддерживаемый Афинами, не оглянется вокруг и не заметит подле своих границ маленькое горное царство, такое беззащитное в отсутствии своего царя, воюющего на западе? Вспомни Ясона Ферского.

Да, он помнил. Филиппа останавливали родственные связи, а великий фессалиец, не имевший таких ограничений, едва не сожрал Эпир в правление деда Александра, царя Алкеты. Если бы тиран не был убит, как и Филипп, своими людьми, кто знает, где бы сейчас оказался род Пирридов...

Бросать македонские дела просто так нельзя. Александр поднялся из-за стола.

-- Я помню, Миртала.

 

Клеопатра, отослав кормилицу, присела без сна у колыбели, заворожённо глядя на танец пламени свечи. Вскинулась, услышав шаги, подняла глаза и увидела мать.

-- Я пришла пожелать спокойной ночи.

-- И тебе спокойной ночи, матушка, -- тихо произнесла Клеопатра.

Олимпиада, не обращая более внимания на дочь, подошла к колыбели Неоптолема, склонилась над ней, разглядывая мирно посапывающего малыша. Клеопатра, затаив дыхание, следила за матерью, пугаясь холодному блеску её бесстрастного лица. Олимпиада не произнесла ни слова. Потом улыбнулась. Клеопатра вздрогнула.

 

 

 

9
Мидас[34]

[34] Мидас -- мифический царь, получивший от Диониса дар, ставший проклятием: все, к чему он прикасался, превращалось в золото.

Сарды

 

Никогда за всю свою жизнь Митрана ещё не оказывался в столь щекотливой ситуации. Какое решение не прими -- начинает чесаться шея, предчувствуя встречу с топором. Вопрос лишь -- с чьим.

-- Что делать, Фархад? Затвориться? Отсидеться за неприступными стенами? Или сложить оружие?

-- Ты что же, почтенный Митрана, не надеешься справиться с этой горсткой яванов? -- удивился казначей, -- посмотри, как их мало!

-- Ах, уважаемый Фархад, это же только передовой отряд. Разобьём его, придут ещё и ещё. Разве ты не читал то последнее письмо из Эфеса? Сам Ангра Манью помогает злым яванам: почтенного Сирфака и его сыновей забили камнями, многие знатнейшие и благороднейшие люди разделили их участь. Мои люди донесли, что все города, захваченные Одноглазым, бурлят. Яваны валом валят в его войско, я уже сомневаюсь, что устоит Милет, а ты предлагаешь сопротивляться. У нас меньше тысячи воинов, к тому же всех лучших забрал Мемнон, будь он трижды проклят. Не пойму, почему хшаятийя так возвысил его, вместо того, чтобы укоротить на голову...

-- Удивляюсь твоему малодушию, почтеннейший! Цитадель неприступна и запасов достаточно, чтобы продержаться год. А нам следует всего лишь дождаться весны. Ведь хшаятийя непременно пришлёт сюда новое войско и прогонит яванов. Как же ты потом, Митрана, будешь отвечать перед Великим за то, что не удержал Сарды?

-- Я маленький человек, всего лишь начальник гарнизона. Великий назначил хшатрапавой Спифрадату и тот должен был позаботиться о сохранности города и казны, но вместо этого он, легкомысленно забрав почти всех моих людей, умудрился умереть, а уцелевшие воины достались родосцу. Какой же с меня теперь спрос?

-- Вот так и скажешь палачам, когда с тебя живого кожу начнут сдирать.

-- Твои слова, уважаемый, сами, как отточенный кинжал и режут мне сердце! Ты говоришь "подожди". А что же Великий так и не прислал помощь? Ведь уже больше полугода яваны с огнём и мечом идут по нашим землям. Почему флот Ватафрадаты бездействовал до самых зимних непогод? Почему сам каран один за другим Сдаёт города Одноглазому? Что же это такое, как не измена? И в этой ситуации ты убеждаешь меня сражаться? Возьми меч и сражайся сам!

-- Это не моё дело, сражаться, -- поморщился Фархад, -- волей Добронравного[35] хшаятийи я служу хранителем монет.

[35] Тронное имя царя Дария III -- Дарайавауш (Дарием его звали греки) переводится, как "Добронравный".

-- Вот и храни! Я по лицу этого хитрого яваны понял, что Ненавистный шепнул ему на ухо, как велика лидийская казна и как мало её защищает храбрых воинов. Не удивлюсь, что он привёл с собой вьючных ослов больше, чем всадников!

Фархад покачал головой. Сказать по правде, при виде отряда яванов у него тоже душа ушла в пятки, а пальцы сами собой принялись быстро-быстро перебирать можжевеловые шарики чёток. Однако он, в отличие от Митраны, давненько уже начальствовавшего над местным гарнизоном, прибыл ко двору лидийского хшатрапавы прошлой зимой и ещё не успел нажить ощущение всепозволяющей удалённости царя царей. Наместники властителя Азии и многие из их наиболее возвышенных слуг чувствовали себя в своих владениях полновластными господами, умудряясь даже иногда безнаказанно проявлять открытое неподчинение, подобно Артавазде. Удалённость двора позволяла Митране на полном серьёзе рассматривать возможность сдачи Сард, наказание вовсе не ощущалось неминуемым и уж точно обещало быть весьма отсроченным. Шейный зуд, если хорошо подумать, выходил не слишком докучливым.

Фархад, не решаясь на такое самовольство, пытался отговорить начальника гарнизона, пробудить в нём храбрость и решимость. Однако, сам не обладая в должной мере этими качествами, казначей лишь убеждал Митрану в бесполезности сопротивления.

Тем не менее, Митрана имел для обороны Сард все возможности. Древний город укреплён лучше любого другого в Малой Азии. Ну и что, что людей мало, при необходимости каждый горожанин станет воином. Здесь живёт немного яванов и удара в спину можно не опасаться. Наконец, численность противника иного защитника лишь рассмешила бы: под стены лидийской столицы явилось всего четыре сотни всадников и около тысячи пехотинцев. Курам на смех. Можно до скончания времён сидеть на стенах и поплёвывать на врагов.

Все это, конечно, хорошо, если бы не некоторые, усложняющие ситуацию, обстоятельства.

Во-первых, про Ионию уже можно говорить: потеряна. Почти все города радостно открыли ворота македонянам. Враг осадил Милет и, хотя ещё не подступился к Галикарнасу, участь последнего явно предрешена.

Во-вторых, Милет пребывает в осаде уже второй месяц, Одноглазый, по донесениям лазутчиков, не испытывает недостатка в пропитании для растущего войска и не стремиться губить его в плохо подготовленных штурмах, строя огромное количество машин. Местные яваны оказывают ему безоговорочную поддержку, а персы вынуждены во множестве оставлять свои дома, опасаясь за жизнь. Даже если Милет продержится до весны, Ватафрадата не сможет выйти в море для нанесения удара по тылам Одноглазого. Ведь это означает немедленное падение ослабленного города. Даже удивительно, что он ещё не сдался, учитывая, как много в нём жителей, разделяющих свободолюбивые устремления своих братьев-ионийцев, уже сбросивших персидское ярмо.

Наконец, в-третьих, Митране уже больше десяти дней доносят со всей округи, что дороги Лидии заполонили всадники, собирающие толпы народа в многолюдных сёлах и призывающих к великому восстанию против персов. Дескать, грядёт уже победоносный освободитель Антигон, поднимающий покорённые народы на борьбу. Эллины-ионийцы поднялись, теперь Лидии черёд. Двести лет страна изнывает под гнётом владык Парсы, пора уже сбросить ярмо.

"Вспомните лидийцы печальную участь царя вашего, Креза, заживо сожжённого персами!"

Ну, Креза-то, конечно, не сожгли. Смилостивился Куруш-завоеватель. Да яваны, пламя смуты раздувающие, никому об этом задуматься не дают, знай себе, зверства персов перечисляют. А у местных купцов, да знати, что от старинных лидийских семейств род свой исчисляют, взгляд стал какой-то, подозрительно задумчивый.

Все видел Митрана, все замечал и оттого потерял покой и сон. Внезапно неудобно стало ему на любимой подушке.

Новое войско царя царей не придёт раньше весны. Хшатра, держава Ахеменидов, велика и необъятна. Чтобы собрать силу, способную сбросить яванов в море, придётся немало потрудиться.

Что же делать?

Хитроглазый явана, предложил Митране встретиться. Что же, узнать мысли врага, отобедав с ним -- не преступление. Воевать Сарды, имея полторы тысячи воинов... На что он надеется? Явно не на мечи и копья, а значит, стоит поговорить. Глупец тот, кто, имея уши, не желает слышать.

 

-- Воистину, почтеннейший, тебе следует быть осторожным! Боги завистливы, а сей великолепный стол способен, пожалуй, с лёгкостью посрамить пир олимпийцев, вкушающих лишь нектар с амброзией! Пусть их вкус недоступен смертным, зато твоё изобилие и разнообразие бессмертным и не снилось!

Митрана, вежливо кивая каждому слову Лагида, не преминул возразить:

-- Пресветлый Михр и Ахура Мазда не обидятся, а боги яванов, полагаю, не обращают свой взор на края, где им не приносят жертв.

-- Но ты же сам только что рассказывал мне, как прошлым летом молния ударила в то место, где некогда стоял дворец Креза. Разве это не знамение, ниспосланное громовержцем? Тучегонитель сам выбрал место для храма и указал его. А ты говоришь, не обращают взор...

Митрана продолжал кивать и улыбаться, перебирая чётки.

-- Попробуй вот этого фазана, уважаемый. Клянусь, ты мигом позабудешь все свои прежние восторги.

-- М-м! Твой повар, почтенный Митрана -- величайший из искусников в своём ремесле. Я никогда прежде не услаждал свой желудок столь изысканным опсоном!

-- Да, это так. Мне остаётся лишь опасаться, что самому хшаятийе станет о нём известно. Боюсь, в этом случае мне придётся уступить Великому и, хотя я уверен, что он щедро вознаградит меня взамен, мне нелегко будет расстаться с моим поваром. Он обошёлся мне в целый талант и, я ни дня не сожалел о потраченных деньгах.

Фархад спрятал улыбку в густую барашковую бороду и не стал уточнять, что этого повара, принадлежавшего Спифрадате, Митрана присвоил, прослышав о гибели хшатрапавы при Гранике.

Казначей и начальник гарнизона уже второй час вели с яваном пространные беседы, вкушая изысканные блюда, и рассуждая на теологические темы, в которых предавались сравнению схожих черт и различий Аполлона и Митры. Обоим персам до смерти хотелось перейти к делам, но, следуя впитанной с молоком матери вежливости гостеприимцев, они из последних сил сдерживали своё раздражение, наблюдая, как Птолемей беспечно уплетает за обе щеки очередного фазана.

Он, что, поесть сюда приехал?

Сказать, что македонянин удивил их -- не сказать ничего. Птолемей с необычайной лёгкостью согласился нанести визит Митране в одиночестве, оставив всех своих воинов за стенами города и даже не взяв оружия. Подобное поведение вынуждало персов ломать голову -- кто перед ними? Непроходимый дурак? Сомнительно, что такой мог бы начальствовать над войском. Убить македонянина представлялось делом не сложнее щелчка пальцами, но Митране, почему-то вовсе не хотелось совершать необратимые поступки, последствия которых сложно просчитать. Он слышал краем уха, как рабы-виночерпии, еле слышно перешёптываясь и с опаской поглядывая на богато разодетого явана, обронили слово -- "Вэрэтрагна"[36]. А вдруг и правда? Вдруг, перед ним действительно сидит воинственный бог, который ничего на свете не боится и в любую крепость входит безо всякого войска, распахивая её ворота ударом ноги?

[36] Вэрэтрагна (Бахрам) -- "Победа", зороастрийский бог войны, греки ассоциировали его с Гераклом.

У Птолемея, непривычного к вкушению пищи сидя на коврах за низким столиком, затекли ноги. Сердце его с момента вступления в Сарды билось заметно чаще обычного, но волнения Лагид не выказывал. Он был сама вежливость. Практически не имея прежде дел с персами, македонянин, тем не менее, тонко и дипломатично вёл беседу с прекрасно говорящими на ионийском диалекте варварами, рассыпался в пышных славословиях. Если возражал, то делал это мягко. Поддерживал с воодушевлением. В его поведении восточной неторопливости было больше, чем в самих персах и это обстоятельство начинало Митрану раздражать. Наконец, он не выдержал.

-- Скажи, пожалуйста, почтеннейший Птолемей, ведь не праздное любопытство привело стопы твои, да снимет усталость их Хаурвадат[37], в Сарды?

[37] Хаурвадат (Хордад) -- зороастрийский бог целостности тела и здоровья.

-- Ты верно рассудил, уважаемый Митрана, -- важно кивнул Птолемей.

-- Что в таком случае, ты хотел бы сообщить нам? Прошу тебя, говори, мы открыли уши и разум для слов твоих.

-- Я хотел бы предложить вам, тебе, досточтимый Митрана и тебе, не менее почтенный Фархад, сложить оружие к ногам Антигона Монофтальма, коего мы, македоняне, а так же все наши многочисленные союзники именуем верховным стратегом Азии.

Фархад скрипнул зубами. Лицо Митраны осталось невозмутимым: именно этих слов он ждал.

-- Сложить оружие? Разве мы вступили в бой и были побеждены вами?

-- Разумеется, нет, -- улыбнулся Птолемей, -- своим предложением я, как раз, хотел бы удержать вас от бессмысленного кровопролития.

-- Бессмысленного? Мы не считаем защиту нашей земли от захватчиков бессмысленным занятием.

-- В том-то и дело, уважаемый Митрана, что не вашей. Вас, персов, здесь в Сардах и по всей Лидии -- горстка. Одни царские чиновники остались, даже воинов у вас кот наплакал и те, по большей части -- лидийцы.

-- Более двух веков Лидия является одной из хшатр державы парсов. Это наша земля.

-- Боюсь, так думаете только вы, персы, а местные эту вашу уверенность не разделяют.

-- Все это пустой разговор, -- встрял доселе молчавший Фархад, -- в любом случае Лидия пребывает под рукой Великого хшаятийи. Мы будем защищать Сарды! Тебе, македонянин, следует покинуть пределы города, иначе ты утратишь священное звание посла.

Птолемей, не убирая улыбки, кивнул.

-- Я услышал ответ казначея. Что скажет начальник над воинами?

Митрана пожевал губами.

"Как он спокоен... Словно махнёт сейчас рукой и под стенами, как по волшебству, окажется не полторы тысячи воинов, а в сто раз больше. Неужели, он настолько глуп? Не-ет, не глуп. Умён и расчетлив, за парасанг[38] видать. Это он к каждому лидийскому дому прибил папирус с призывами к смуте. Конечно, он не станет штурмовать Сарды своим ничтожным войском. Он подождёт, пока Сарды сами упадут в его раскрытую ладонь. Но что же делать? Сдать город? Когда хшаятийя победит этих зарвавшихся яванов, моя голова слетит с плеч тотчас. Сопротивляться? Лидийцы ударят в спину. Что делать?"

[38] Парасанг -- персидская мера длины, равная 5549 м.

На скулах перса играли желваки, длинная кудрявая борода мелко подрагивала.

-- Я вижу, тебе следует хорошо обдумать своё решение, досточтимый Митрана, -- сказал Птолемей, -- позволь мне отбыть к своим людям, а твой ответ я стану ожидать завтра. Ты согласен?

Митрана посмотрел на Фархада: тот поджал губы так, что рта не было видно меж усами и бородой. Казначей покачал головой, однако начальник гарнизона в первую руку отметил про себя бледность лица хранителя монет.

-- Хорошо, -- сказал, наконец, Митрана, -- я провожу тебя, почтенный Птолемей.

Когда они вышли из приёмных покоев вдвоём, не считая сопровождающего стражника, Птолемей быстро спросил Митрану.

-- Я вижу, уважаемый, ты колеблешься. Полагаю, что ты способен рассуждать здраво и понимаешь, что в сложившейся ситуации, падение Сард -- лишь вопрос времени. И весьма близкого. Однако боязнь возможного наказания в случае наших дальнейших неудач не позволяет тебе немедленно сложить оружие. Я прав?

Митрана помолчал, но все же выдавил из себя:

 -- Ты благословлён богами, уважаемый, ибо способен видеть невысказанную истину.

-- В таком случае я готов избавить тебя от душевных мук. Ситуацию легко представить к нашей взаимной выгоде таким образом, что комар носа не подточит. Посуди сам -- вся Лидия охвачена безумием бунта против сатрапов царя царей. Оставленные тебе войска ненадёжны. Ты, ежедневно опасающийся удара в спину от вероломных лидийцев, горящих желанием восстановить царство Креза, тем не менее, не бежал из города, а мужественно охранял казну и лишь предательство отдало тебя в руки македонян.

Птолемей понизил голос.

-- Некоторые твои соратники, разделившие вместе с тобой верность царю, сражались до последнего, но пали в бою, ты же был оглушен и схвачен.

Митрана кинул быстрый взгляд на Птолемея.

-- Фархад -- отчаянный храбрец, даром, что не воин, -- кивнул Лагид с совершенно серьёзным выражением лица.

-- Могут быть и другие... -- прошептал начальник гарнизона.

-- Мало ли какую судьбу уготовят нам боги завтра.

Митрана промолчал. Они дошли до внешних ворот Цитадели. Прощаясь, протянули обе руки друг к другу, сплели предплечья.

-- Ты получишь мой ответ завтра, -- сказал Митрана.

Птолемей кивнул.

На следующий день он снова вкушал восхитительного фазана в покоях бывшего начальника гарнизона Сард.

 

 

 

Милет

 

Геродот называл этот город "жемчужиной Ионии". Многие века Милет соперничал с Эфесом за право первенства на восточном берегу Эгеиды и, несмотря на то, что северный собрат, по мнению многих, более заслуживал звания гегемона эллинских полисов в Малой Азии, Милету боги уготовили не менее выдающуюся судьбу. Персы не слишком притесняли милетян, оставив им самоуправство и демократию, почти не вмешиваясь в полисные дела. Город избежал печальной участи Эфеса, сломленного силой, и процветал, не расточив жизни лучших своих граждан в кроваво подавляемых восстаниях. Эфесу пришлось долго восстанавливать пошатнувшееся могущество и Милет, удобный для торговли почти со всей Ойкуменой, обогнал соперника в деле приращения славы и богатства.

Не случайно эллины, желая именовать кого-либо баловнем судьбы, нередко называли его "милетянином".

Город лежал в южной части Латмийского залива на обширной треугольной косе, изрезанной удобными гаванями, защищёнными от буйного нрава Посейдона Трагасайскими островами. Крупнейший из них, Лада, имел очень удобную гавань, которая активно использовалась милетянами в дополнение к трём другим, расположенным непосредственно на косе.

Как раз гавань Лады в настоящее время была занята персидским флотом, который, зимуя в Милете, оставался вне досягаемости Антигона, огородившего город с южной стороны палисадом.

От большинства эллинских полисов Милет выгодно отличался правильностью застройки. Почти все его улицы пересекались друг с другом под прямым углом и не петляли непроходимыми лабиринтами -- удобно развивать наступление в любом направлении. Только за стены войди.

В средней части косы жилые кварталы уступали место рынкам и общественным зданиям. Здесь больше открытых пространств, штурмующим проще разворачивать войска, а защитникам напротив -- меньше возможностей, чтобы закрепиться. Именно поэтому основной удар Антигон нацелил сюда. На узком пятачке между морем и городскими стенами, в опасной близости от метательных орудий защитников, македоняне возводили три массивных осадных башни и два тарана. Зима не позволила Мемнону разметать их десантом с моря -- даже в глубине залива волны отличались изрядной высотой. Это обстоятельство мигом остужало горячие головы, советовавшие родосцу активно использовать флот. Ватафрадата ограничился отправкой половины своих воинов на помощь карану, но кораблями рисковать не собирался.

 

Милет []

 

Ещё один таран и башню осаждающие возводили у южных ворот. Здесь работа двигалась не менее споро, что не позволяло Мемнону считать это направление отвлекающим.

Циклоп не имел флота, а Мемнон, обладая самой мощной морской силой в Эгейском море, оказался лишён возможности использовать её. Единственная попытка разрушить македонские машины ударом с моря, едва не привела к потере нескольких триер. Тяжёлые палинтоны, метающие каменные ядра весом в талант, на корабли установить персам не удалось, а более лёгкие машины не причиняли осаждающим существенного вреда. Качка не позволяла пристреляться, а зимняя сырость слабила волосяные канаты машин, снижая дальнобойность палинтонов. Первый же введённый в строй камнемёт македонян, огромный, высотой в три человеческих роста, положил ядро у носа вражеской триеры столь метко, что персы поспешили ретироваться, едва не зачерпнув бортом при выполнении маневров. Ни одна из сухопутных вылазок, предпринятых Мемноном, так же не принесла успеха -- македоняне чутко стерегли свои машины, и поставили в охранение отборных воинов. Никому из союзников Антигон это дело не доверил. За машины лично отвечал Пердикка и бдительность его была выше всяких похвал.

Союзники рассеялись по округе, освобождая от персов Карию и отсекая пути подхода возможных подкреплений из Галикарнаса, где укрепился перс Офонтопат. Этот вельможа по воле царя царей сделался наследником карийского тирана Пиксодара, женившись на его дочери. Пиксодар умер в прошлом году и теперь Офонтопат правил в Галикарнасе. Это обстоятельство ионийцев совсем не обрадовало, и перс не решался покинуть город со своими войсками, опасался, что эллины немедленно востанут. Он игнорировал призывы карана, который просил, вернее, требовал помощи весьма настойчиво. В каждом письме, отправляемом голубиной почтой, родосец напоминал о своих исключительных полномочиях и грозил новоявленному тирану гневом царя царей. Офонтопат находил тысячи причин, чтобы отложить своё выступление.

Союзников у Антигона теперь было в достатке: в числе великом к нему присоединялись граждане Эфеса, Смирны, Миунта и десятков других городов, городков и селений. Вначале настороженно -- кипел людской котёл на рыночных площадях, бурлил, клокотал, но через край варево не выплёскивалось. Ждали люди. Опасались ставить все на человека малоизвестного, не царского рода. Циклоп представлялся им очередным авантюристом, предводителем наёмников, каких немало. Да вот только ставка сатрапов битой оказалась. Не могли персы удержать Малую Азию и "очередной предводитель наёмников" входил в города, как к себе домой. И все же сомневались люди. Не дал ещё сражения Антигон. Не показал себя.

Эфесцы решились. Очень уж велика у них была ненависть к персам. А за ними, как снежный ком, принялись умножаться ополчения полисов, приходивших к Одноглазому.

К стенам Милета подошло войско, численностью не менее чем в двадцать тысяч человек. С крепкими тылами, поддержкой обширных людских масс. У селян зимой занятий немного, отчего бы кулаки не почесать? Ради будущего. От искры разгорелось пламя.

 

Антигон не торопился штурмовать Милет, затягивал осаду, хотя понимал, что бесконечно это делать нельзя. Уже наступил месяц гамелион. Минует он, и в середине антестериона Автофрадат сможет выйти в море. А там -- наноси удар куда хочешь, отрезай тылы, высаживай десанты. Четыреста триер -- не шутка. Никто не осилит. Сейчас часть из них вытащена на берег, большинство скученно, борт к борту, стоит в гавани Лады. Не дело, конечно, кораблю в воде зимовать, но все места на берегу, где удобно разместить триеры, уже забиты ими. Гребцы и матросы разбили на острове лагерь, пехоту Мемнон почти всю свёз в Милет и расставил на стенах. Корабли неподвижны, связаны канатами и цепями, беззащитны. Бери, не хочу. Эх, как взять-то... Почти сорок стадий до Лады, а флота у Одноглазого -- пять триер, что родосец не успел увести из Эфеса, да два десятка лоханок на которых и по спокойному морю забоишься идти. Куда уж, зимой.

Флот, ага. Даже наварх имеется. Эта должность, как-то сама собой досталась критянину Неарху, одному из ближайших "друзей"... нет, не так -- друзей покойного Александра. Критянин на сём славном острове, древней цитадели давно уже испивших из вод Леты морских царей, только родился, а большую часть жизни прожил в Амфиполе. Родителя его приблизил Филипп, вот сына и отправили вместе с другими знатными юношами в Миэзу, где в цветущих, дышащих жизнью садах, тенистых мраморных портиках, неспешно прогуливаясь по, чуть шуршащим мелким гравием, дорожкам, Аристотель открывал Александру мир.

Прежде Неарх к македонскому флоту касательства не имел. У Филиппа хватало навархов, а Александр, следуя советам старших, назначил начальником над теми кораблями, что доставили его в Азию, среднего сына Пармениона. Тот нашел свой конец рядом с отцом в битве у второй родины Неарха. Критянин ни дня не прослужил в военном флоте, но, тем не менее, похоже, впитал знание моря с молоком матери. Никто из оставшихся с Антигоном македонян не стал оспаривать его командования над приобретёнными скрипящими и протекающими корытами. Посмеивались только.

Частенько разглядывая скрывающуюся в утренней дымке Ладу с высокого берега или вершины строящейся у южной стены гелеполы, критянин задумчиво почёсывал щетину на подбородке (в период осадного одичания позабыл про бритву). Дней десять просто смотрел, прикидывал что-то, а потом, кликнув добровольцев, вышел в море на открытой всем волнам и ветрам десятивёсельной эпактиде и, на удивление безнаказанно, доковылял на ней до самого входа в Театральную бухту, названную так из-за того, что на северном её берегу сразу за городскими стенами стоял театр.

Судёнышко подпрыгивало на волнах, как невесомая пушинка. Половина моряков вычерпывала воду, а критянин, ворочающий рулевое весло, напоминал в эту минуту Геракла, борющегося с Немейским львом. Вылазка прошла без неприятностей, никого за борт не смыло. Селевк высмеял бессмысленный риск, но критянин считал иначе.

-- Это возможно.

Антигон сидел за столом и, уперев локоть в блестящую, покрытую лаком крышку, прикрыв нижнюю часть лица ладонью, искоса рассматривал Неарха единственным глазом. Пердикка, подсевший сбоку, со скучающим выражением лица крутил по гладкой поверхности золотую монету. Порывистый ветер тревожил ткань шатра, она слегка подрагивала. Возле подножия центрального опорного столба накапливалась лужица: снаружи моросил дождь.

-- Если бы ты вышел в море под парусом... -- скептически хмыкнул Пердикка, -- а так... Кому ты чего доказал? Не потонул и ладно.

-- Это возможно, -- упрямо повторил Неарх, -- дождусь подходящего ветра и выйду под парусом.

-- Давай-давай, -- покивал таксиарх.

Антигон покосился на него, убрал ладонь от лица и звонко хлопнул по столешнице. Монетка Пердикки подпрыгнула и, жалобно зазвенев, задрожала, укладываясь плашмя.

-- Что там? -- спросил стратег.

Пердикка сгрёб потёртый персидский дарик.

-- Лучник.

Таксиарх толкнул монету к стратегу, тот поймал, развернул пальцами, хмыкнул. Да, действительно, монета легла кверху выпуклым изображением Дария, стреляющего из лука.

-- Ты что загадывал? -- спросил Пердикка.

-- Я не собираюсь полагаться на случай, -- прогудел Антигон и поднял глаза на Неарха, -- только одна попытка у тебя, другой Автофрадат не даст. Ты это понимаешь?

Критянин нагнул голову. Антигон все ещё колебался.

-- Пять кораблей, -- сказал Неарх, дёрнув щекой, -- этого хватит. Это возможно.

-- Почему ты так уверен, что хватит пяти? -- спросил таксиарх, -- смотри, какая сырость кругом. Снизу вода, сверху вода, кругом вода. Гефестову жаровню надо, тогда может, что и выгорит...

-- Вовсе нет, -- невозмутимо возразил Неарх, -- в дождь, конечно, не сунемся, слишком рискованно. Смолу, масло, дёготь, паклю -- легко достанем. Займется так, что зарево на Самосе увидят.

-- Хорошо, -- откинулся на спинку складного кресла Антигон, -- начнем одновременно. Ты -- чуть раньше. Ночью соваться -- безумие. До Лады не дойдёшь, разобьёшься о скалы. Выйдешь в море перед рассветом. А как прояснится, двинемся мы. Десять дней тебе на подготовку даю.

Пердикка пробарабанил пальцами по столешнице, привлекая внимание.

-- Чего-то сказать хочешь? -- поинтересовался стратег, -- говори.

-- Десять дней даёшь... Не успеем ведь. Мне кажется, этот твой механик -- шарлатан. Первый раз он гелеполу строит. Верхние уровни перетяжелил. Нагрузка на катки страшенная. Все скрипит, трещит...

-- Успевай! -- повысил голос Антигон, -- некуда дальше тянуть! Машины с верхних уровней сними. Только одна ведь такая? Чего грешишь на Никомаха? Остальные башни он хорошо изладил? Хорошо. А тут лучше глядеть надо было, мнится мне -- на этой гелеполе лазутчики сработали. Я тебе сказал -- головой отвечаешь за башни и машины! Спрошу. Со всех вас спрошу, никого жалеть не стану. Избрали меня вождём -- не думайте, что я вам брат, сват. Разленились от успехов! Перед Александром бы так не сидел, вразвалку! А ну, марш за работу!

Пердикка подпрыгнул, будто его в задницу шилом укололи и спешно ретировался. Антигон, остывая, перевёл взгляд на Неарха.

-- Десять дней у тебя.

 

Этого человека на рассвете десятого дня привёл Леоннат. Милетянин ночью спустился по верёвке с северо-западной стены и вдоль кромки прибоя прокрался в лагерь Пердикки. Одет перебежчик был не бедно, хотя изрядно перепачкался в грязи.

-- Ты кто? -- прогудел Антигон.

-- моё имя -- Главкипп.

-- Хочешь что-то сообщить мне, Главкипп? Говори.

-- В городе смута, стратег. Кто-то пустил слух, что кончаются запасы зерна. Люди поверили, кинулись к государственным складам. Мемнон толпу разогнал. Кровь пролилась. Злы люди. На персов, на тебя, даже на богов.

-- А на кого больше? -- спросил Антигон, посмотрев на Гарпала, присутствовавшего при разговоре.

Лицо казначея оставалось бесстрастным.

-- Пожалуй, на персов. Потому я к тебе и пришёл. Гегесистрат...

-- ...начальник гарнизона, -- вставил Гарпал.

-- Я знаю, не перебивай его, -- стратег сделал рукой приглашающий жест, -- продолжай, уважаемый Главкипп.

-- Гегесистрат не горит желанием сражаться. Если бы не Мемнон с Ватафрадатой, он давно уже открыл бы тебе ворота.

Перебежчик замолчал. Сглотнул.

-- И что? -- поинтересовался Антигон.

Стратег самолично налил из кувшина, стоявшего на столе, вина в широкую приземистую чашу, протянул Главкиппу.

Тот благодарно кивнул, отпил и закашлялся.

"И верно ведь говорят про македонян -- варвары. Неразбавленное пьют..."

-- Гарни... кх-х... кх-хр... гарнизон готов отойти со стен, когда ты начнешь штурм. Все... кх-х... наёмники отойдут. Их Мемнон в одном месте поставит.

-- Где?

-- Там, где у тебя машин меньше.

-- Вот как... Не доверяет, значит, наёмникам Мемнон.

Вопрос риторический, никто не стал отвечать.

Антигон помолчал немного.

-- Хорошо. Что ты хочешь за эти сведения?

-- Не разоряй Милет, стратег, прошу тебя. Не трогай наших жён и детей. Мы ни в чём перед тобой не виноваты.

Антигон изучающе рассматривал милетянина.

"Боитесь... Наслышаны про Фивы. Думаете, раз царь бешенный был, так и преемники его такие же? Напрасно. То, что Александр фиванцев поголовно в рабство продал -- вовсе не от злобы, не от безумия дионисова, от матушки унаследованного. Холодный расчёт. В казне денег недоставало, а после Фив изрядно прибыло. Милет разорять только круглый дурак станет".

-- Милету не стоит бояться своих братьев-ионийцев, -- сказал стратег, -- ведомо ли тебе, что наше войско менее чем наполовину состоит из македонян? А большая его часть -- вовсе не наёмники, а жители Эфеса, Смирны, других городов. В каждом городе мы восстанавливаем народовластие. Так можешь и передать своим согражданам. Как вот только тебя назад доставить?

Циклоп посмотрел на Гарпала, тот ответил:

-- Тем же способом.

"Ну да, ну да, так же, как того лазутчика-смутьяна. Получилось ведь. Припасы кончаются в Милете. Его пару лет надо осаждать, чтобы они закончились. Эх, плуты..."

Не уставал удивляться стратег той бурной деятельности, что развернули Гарпал с Лагидом среди местного населения. В отсутствии Эвмена эти двое полностью подмяли под себя управление многочисленной и незаметной армией катаскопов-разведчиков, ряды которых изрядно расширились. Даже не предполагал стратег, сколько лазутчиков трудится для того, чтобы он брал города, меча не обнажая.

Главкипп ушёл в сопровождении Селевка, который исполнял обязанности начальника телохранителей стратега. Даром, что молод, зато с оружием ловок и бдителен.

Пролетел в интенсивной подготовке к штурму десятый день. Истёк срок, назначенный Циклопом. Почти минула ночь и ещё до того, как розовоперстая Эос-заря, разливая по небу пунцовый румянец смущения от мимолётной страсти в объятиях очередного смертного или бессмертного любовника, коснулась верхушек отрогов Карийских гор, что громоздятся на востоке, в бухте Менделия, лежащей против острова Лада, подняли паруса пять крутобоких купеческих кораблей. Каждый из них тянул за собой канатом, привязанным к корме, рыбачью беспалубную ладью-хорию. Дождя уже пару дней не было, лишь роса на траве. Неарх не сомневался в успехе предприятия. Только бы подойти без потерь...

Ветер в правый борт и корму. Не слишком удачный, но не противный. И на том спасибо, Борей. Вытянем.

Ещё на берегу стратег сжал крепко-крепко предплечье критянина.

-- Зевс-Гонгилат[39] тебе в помощь, Неарх. Пусть корабли персов запылают жарче кузни хромого бога.

[39] Гонгилат -- "выбрасывающий шары огня", эпитет Зевса.

-- Принеси им огонь, Прометей! -- весело хлопнул моряка по спине Леоннат.

 

 

* * *

 

 

Взревели трубы. Заскрипели натужно канаты, загрохотали дубовые катки по дощатым настилам. Вздрогнули чудовищные аресовы игрушки, качнулись и двинулись вперёд. Недолга будет их жизнь с момента пробуждения. Короток путь. Пару стадий пройдут гелеполы Антигона, поливаемые дождём персидских стрел, расшатываемые градом камней. Не смирные жертвенные быки идут под стены -- страшные твари, мечущие смерть, подобно меднопёрым стимфальским птицам, которых в седой древности истребил Геракл.

На нижних уровнях гелепол скручивались промасленные волосяные каналы метательных машин, накапливая мощь, что будет выплеснута в одно краткое мгновение. Рывок, и обтёсанный в шар камень, или огромная, с целое копьё размером, стрела, улетит в цель, неся смерть и разрушение.

Влажные бычьи шкуры прикрывали внешние, обращённые к защитникам Милета, стены деревянных башен-гелепол, "берущих города". Такая защита стоила гекатомбы[40]. Ну, почти -- несколько десятков быков забито, чтобы предохранить осадные башни от зажигательных снарядов. Огромные средства потратил Антигон на эту осаду и подготовку к штурму. Все на кону. Один мощный рывок нужен для победы. Неудача сулит месяцы неопределённости. Союз ионийских полисов зыбок. Есть среди них те, кто отрезал себе пути отступления, а есть такие, что при случае не преминет одну задницу на два стула угнездить. Только победа нужна. Быстрая победа.

[40] Гекатомба -- жертва ста быков.

Перед глазами стратега, наблюдающего с возвышения за развёртыванием своих войск, мелькнул на мгновение образ маленького ребёнка. Сын, Деметрий... Как он давно не видел малыша. Тот подрос уже, лопочет смешно. Поди, не узнает отца.

Из Македонии вести одна другой страшнее. Как там они, жена и ребёнок? Не думать об этом. Вот она -- цель. Возьми её! Сожми в кулаке. Потом Галикарнас и тогда все они примут случившееся, все полисы, что клялись идти с Филиппом. Афины примут и станут считаться с новой силой на востоке. Можно будет разговаривать. Можно будет купить жизни жены и ребёнка, вновь обнять, расцеловать, подбросить на руках. Обоих? Антигон улыбнулся. Обоих. Услышать заливистый детский смех, восторженный визг.

Если живы ещё... Линкестиец, тварь кровожадная, мстительная, всех ещё живых старых соратников Филиппа уморил одного за другим, баб и детей не щадит... Антигон помотал головой. Не думать, об этом. Вот она -- цель. Не раскрывший ворот Милет, огрызающийся Мемнон.

Первыми рва достигли деревянные щиты на катках, из-за которых полетели в хлюпающую жижу, наполовину залитого водой рукотворного препятствия, толстенные вязанки хвороста. Персы со стен отчаянно били из луков, но вреда наносили мало. Вздрогнуло утро повторно, прежде разбуженное грохотом машин и рёвом труб, а теперь ещё и испуганное льющейся кровью и стонами раненных. Штурмующих первые потери не смутили. Воины сновали за щитами, как муравьи, деловито подтаскивая новые вязанки. Ров преодолён.

На пути гелепол было выбрано пространство, как можно более ровное. За время осады союзники срезали все кочки, засыпали ямы. Стены Милета стоят по высоте неровно, взбираются поочерёдно на три не слишком пологих холма и ныряют вниз со склонов. В некоторых местах крутые склоны не позволяют подвести башни на колёсах, но со стороны моря, на узкой полосе между прибоем и стеной -- вал чисто символический. Три башни двигались там. Четвёртую тащили к стене возле южных ворот, в которые последние двадцать дней бухал таран, возведённый первым и принявшийся за работу ещё до окончания строительства прочих машин.

Таран окованные медью ворота разбил на четвёртый день, однако Мемнон заранее подсуетился и заложил проем каменной кладкой, подпёр брёвнами. Она оказалась крепким орешком и бронзовый баран на конце массивной балки, качающейся под крышей-винеей, едва не расплющил в блин свои рога.

Башня на южной стороне должна подойти к стене рядом с тараном. Возле ворот ровное пространство, длинный пологий скат, плавно сводящий высокий вал на уровень предполья. Скат узкий, но вся надежда антигоновых механиков на то, что ширины его хватит.

Падающий мостик придётся ронять не на стену, а на привратную башню, отчего эта гелепола выше прочих. И двигать-то её в горку несравнимо тяжелее. До появления Главкиппа Циклоп не собирался наносить основной удар здесь, хотел лишь обозначить атаку, оттянуть силы Мемнона с восточного очага.

Теперь именно на этот участок возлагались все надежды. Возле южной гелеполы союзники старались суетиться поменьше, а у восточных побольше. Выше головы македоняне прыгнули, пряча тысячи отборных педзетайров, прежде составлявших таксисы Пердикки и Кена, таким образом, чтобы враг не увидел до поры, какая тут сосредоточена сила.

На восточной стороне, напротив, наёмники Демарата, союзники, развили бурную деятельность, подтаскивая штурмовые лестницы. Такие же готовили и на южном очаге, да только показывали в числе малом.

Башни достигли стен почти одновременно. Мемнон ждал их.

-- Бей!

С сухим щелчком стреломет-эвтитон выплюнул здоровенный дротик с массивным стальным шипастым наконечником и подвязанным канатом. Стрела прошила обшивку башни, застряла хорошенько. На стене кто-то проворно взмахнул топором, выбил подпорку, удерживающую здоровую корзину с камнями, противовес рухнул вниз, натягивая канат, зацепивший гелеполу. Рывок!

Среди антигоновых механиков дураков не нашлось. Осадные башни обшиты снаружи фальшивым щитами. Крюк защитников вырвал такой щит, лишь чуть-чуть качнув башню.

-- Уронить хотели! Ага, сейчас вам! Нате!

Рухнул на стену мостик и, не медля ни мгновения, ринулись в бой гоплиты.

Завертелась карусель!

Демарат одним из первых спрыгнул за крепостные зубцы. Царапнул ножную защиту чей-то клинок. Вскользь, безвредно. Укрываясь гоплоном, наёмник рубил мечом, изогнутым кописом. Трещали под ударами плетёные полулунные щиты воинов-такабара.

 

Штурм Милета []

 

Лязг, треск, брань отборная, персидская, эллинская, со всех сторон.

-- Азамат твоя мать ипал, сестра, брат ипал! Умри, су-у...

-- Пасть захлопни, евнух! Смотри -- вон говно твоё в кишках!

-- А-а! Азамата убили! Бей, бей их!

-- Ксанф, прикрой! Н-на, баба, рожай!

-- Дэвы, дэвы это! Спасайтесь!

Трусы всегда найдутся, но дрогнули лишь единицы. Персы рубились яростно. Это были воины Ватафрадаты. Они не изведали горестей поражений, их дух не сломлен, число велико. Три четверти всех бойцов отдал Мемнону Ватафрадата. Лица персов замотаны платками, одни глаза наружу. Одинаковы щитоносцы, словно близнецы, будто спарты, проросшие из драконовых зубов. Оттого казалось эллинам, что число врагов бесконечно.

Эллины завсегда превозмогали персов, сражаясь в сомкнутом строю. Здесь он невозможен и, хотя гоплиты-наёмники живущие войной, не вчера взяли в руки оружие, спихнуть такабара со стены никак не удавалось.

Картина в южном очаге наблюдалась совсем иная.

Среди воинов Гегесистрата стоял Аминта, сын Антиоха, македонянин. Его брат командовал илой гетайров и сейчас отбыл с Птолемеем в Сарды. Аминта же оказался в числе тех, кто после смерти Филиппа бежал из Пеллы, зная за собой дурные намерения в отношении Александра и боясь разоблачения. Аминта дружил с казнёнными сыновьями Аэропа и, в отличие от своего брата, не поверил, что Александр обойдётся с ним милостиво. Прогадал сын Антиоха, да поздно теперь метаться. Врагами стали македоняне. И брат -- тоже враг. Сам бы не простил такое, вот потому и от других не ждал прощения. Он примкнул к Мемнону ещё в Эфесе, с ним бежал в Милет, теперь вот нетерпеливо поглаживал рукоять меча, глядя, как педзетайры внизу деловито подтаскивают лестницы.

-- Готовсь! -- крикнул Аминта и обнажил меч.

Наёмники качнулись, отхлынули от бойниц. Что?!

Македонянин оторопело озирался по сторонам. Что происходит?

Эллины бросились к башням и лестницам, ведущим со стен вниз. Внутрь крепости, не наружу.

Что происходит?!

На этом пролёте стены персов не было вообще. На других участках стены стояли и "шафрановые рубахи" и "красные колпаки", но здесь, как назло -- только эллины.

Аминта оказался в одиночестве. Справа от него через кирпичные зубцы перемахнул первый воин в синем шлеме, со звездой Аргеадов на щите. За ним другой. У третьего вдоль гребня золотая полоска -- лохаг.

-- Ну, чего рот разинул? -- насмешливо спросил начальник все прибывающих воинов.

"Это измена! Измена..."

Сердце билось, как птица в ловчей сети. Аминта сжал зубы, напрягся и присел, заученно, готовясь к схватке.

-- Ты это чего? -- оторопело бросил один из македонян.

-- Алалалай! -- закричал Аминта и бросился вперёд. Голос его затрепетал, срываясь в мальчишескую пронзительность, даром, что обычно хриплый и густой, -- алалалай! Алала...

-- Одержимый какой-то... -- пробормотал лохаг, вытирая клинок о белоснежный хитон мёртвого безумца, -- вперёд, ребята!

 

 

* * *

 

 

 -- Ночью надо было идти. Торчим тут, на просторе, как посейдонов приап...

-- Как пять приапов, -- поправил Неарх, -- кончай дед ворчать, боги за нас.

-- Как бы, не за нас... -- не унимался Гликон, седовласый кормчий, ловко управлявшийся с рулевыми вёслами "огненного" корабля, -- скажут они тебе, за кого...

-- Жертвы благоприятствуют, старик.

-- Ну-ну...

Неарх, махнув на него рукой, прищурился.

-- А это чего? На нас идёт?

Гликон встрепенулся.

-- Триера!

"Так быстро?"

Кольнуло сердце.

-- Далеко пока, -- сказал один из моряков, коих на судне, считая кормчего, числилось семь человек.

-- Эх, ночью надо было...

-- Да заткнись уже, старый! -- рявкнул вперёдсмотрящий.

-- Спокойно, -- чуть повысил голос критянин, -- не катастрофа ещё.

Остров поднимался из моря, проявлялся сквозь рассветную дымку, словно художник, обозначивший контуры на белом холсте, уверенными движениями руки с зажатым в пальцах углем добавлял все новые и новые детали к рисунку.

-- Вот они... -- прошептал Неарх.

Прямо по курсу, в гавани Лады, замаячила гигантская чёрная масса. Сцепленные бортами персидские триеры. Условно персидские -- большинство их из Финикии, много ионийских, есть и с островов.

Цель.

-- Ещё триера! Смотрите!

-- А вон ещё! На нас идут!

Заметили... Восходящее солнце им в глаза, а всё равно заметили. Сколько же Автофрадат держит триер не в сцепке? Сколько на перехват выйдут? Сейчас все и решится.

-- Четыре! Нет... пять. Вон ещё одна, в стороне!

-- Пять!

"Как нас. По одной на брата... Не уйти ведь от триеры. Эх, ночью надо было..."

Прочь эти мысли!

-- Давай, старик, на тебя надежда! Увернись!

Не стал ворчать и ныть Гликон, как преобразился: спина прямая, суровая складка меж бровями, борода воинственно топорщится -- бог у кормила!

-- Давай!

 "Боги морские, боги подземные, молю вас, помогите мне... Зевс-Гонгилат, тебе приношу эту жертву огнём... Помоги мне, Зевс-Хтоний[41]".

[41] Хтоний -- "подземный", эпитет Зевса.

Пять триер шли на перехват. Не дураки персы. Далеко ещё, стадий пять.

-- Зажигать?

-- С ума сошёл? -- встрепенулся критянин, -- одной искры хватит нас в факел превратить! В последний момент. Только в последний момент. Ждать!

"Арес-Эниалий, помоги мне, укрой щитом своим..."

-- Две на Ксеногора идут!

"Две на Ксеногора, значит, на кого-то ни одной!"

Неарх отчаянно крутил головой, высматривая противника.

"Боги морские, боги подземные, помогите..."

-- Р-раз! Р-раз! -- уже слышны крики келевстов, задающих темп гребли. На ионийском кричат.

"Минос, судья подземный, помоги мне..."

Один из "огненных" кораблей Неарха, пытаясь увернуться от удара триеры, круто сманеврировал, так, что едва не зачерпнул бортом. Успели?

Нет!

Треск удара, крики летящих за борт людей. Судёнышко перевернулось.

"Первый..."

Другая триера притёрлась бортом к судну Ксеногора, эпибаты, морские пехотинцы, бросились в бой, беспощадно избивая горстку моряков. Такая же участь постигла ещё один "огненный" корабль, но там кто-то успел запалить факел и охотник вместе с жертвой мигом превратились в один большой костёр. Охваченные пламенем люди прыгали за борт, пытаясь спастись.

"Второй, третий... Боги подземные, помогите. Минос, владыка морей, владыка Крита древнего, судья мёртвых, помоги своему правнуку..."

Впереди, в скоплении кораблей, крики. Кто прежде не догадался, сейчас уж понял, что за паруса приближались.

Патрульные триеры разворачивались по широкой дуге для новой атаки, два "огненных" корабля продолжали свой бег, пытаясь уйти от преследователей. Борей щедро наполнял паруса. Ветер пытался положить парусники на левый борт, рули упирались в противоположную сторону.

"Пара стадий всего, ну же!"

Четыре против двух. И по одной бы достаточно.

-- Р-раз! Р-раз!

Как медленно время тянется... Догоняют? Не понять. Нос подпрыгивает на крутой волне, вздрагивает рей, хлопает парус, канаты скрипят, холодные солёные брызги в лицо.

-- Р-раз! Р-раз!

Неужто догоняют?

Пенные буруны у окованного бронзой тарана. Весла -- крылья. Машут споро, ровно, хоть одно бы вкривь. Уходи, ну же! На левый борт руль! Ну!

Треск. Корма подпрыгивает, нос "огненного корабля зарывается в волнах. Миг и на поверхности только днище виднеется, ореховая скорлупа. Пару раз моргнуть -- уже и пусто. Три головы торчат. А по ним вёслами...

Вот и нет никого, один ты, Неарх остался. И стадия одна осталась. Глаз наметан, не врёт.

"Боги морские, боги подземные..."

А не успевают ведь! Задних потопили, а переднего проворонили! Поняли -- выдохнули в отчаянии!

В мачту вонзилась стрела, над ухом свистнула другая. Ещё и ещё. Неарх мигом пригнулся, прячась под бортом. Оглянулся на Гликона: старик медленно оседал со стрелой в горле. Пальцы продолжали сжимать рукоять рулевого весла. Критянин вскочил и, презрев опасность, бросился к кормчему, подхватил кормила.

-- Состен, зажигай... -- голос охрип, сам себя критянин не слышал.

-- За-жи-а-а-ай!

-- Что? -- крикнул вперёдсмотрящий, втягивая голову в плечи.

Неарх орал, что есть мочи.

-- ...а-а-а-й!

Матрос подпрыгнул, метнулся к большому глиняному горшку, там, под крышкой кремень, кресало, трут, растопка, обильно промасленная. От одной искры займется.

"Минос, владыка, не оставь своего правнука, Эниалий направь руку мою..."

Загудело пламя.

-- Бросай! Все в лодку!

Состен кинул факел в открытый трюм, там чего только нет -- промасленные опилки, смола, пакля, сера. Ввысь с радостным рёвом взметнулся язык освобождённого пламени. Матросы бросились к спасительной хории, попрыгали в воду и мигом, ухватившись за привязной канат, за борта судёнышка, взобрались на него. Прикрываясь рукой от стены огня, Неарх взмахнул топором. Неловко. Не попал по канату. Взмахнул ещё.

-- Прыгай! -- кричали с хории.

"Боги морские..."

Тело само знало, что делать, голова не указ.

Тёмная фигура, бросившаяся в волны, мелькнула на миг на фоне беснующегося пламени и исчезла.

Критянин вынырнул, вцепился в борт, дюжина рук втянула его на лодку.

-- Бежим!

Охваченное пламенем судно, никем не управляемое, Борей потащил влево, но это уже не важно -- цель столь велика, что промахнуться теперь невозможно. Персы кричали и метались, но было поздно. Судно Неарха врезалось в связку триер, упала мачта и парус, раздуваемый ветром язык пламени, передал эстафету огня кораблям Ватафрадаты. Расхохотался Зевс-Гонгилат, Зевс-Астропей, мечущий молнии. Жадный огонь, всепожирающий, неуёмный, стремительно разбегался по щедро просмолённому дереву. Персы визжали. Пожар никто не пытался тушить. Бессмысленно. На краях скопления моряки топорами рубили каналы, стягивающие корабли, пытаясь расцепиться.

Одна из преследовавших Неарха триер так разогналась, что, поздно спохватившись, с упёртыми в воду вёслами и вывернутыми кормилами, продолжая катиться вперёд, поворачиваясь бортом, столкнулась со связкой кораблей. Три другие, счастливо развернувшись, бежали прочь, до смерти перепуганные развязкой. Спасая свои жизни, их триерархи не озаботились местью удачливым врагам, так же удирающим от гигантского жертвенника. Хорию плевком потопить можно, да только потрясение столь велико, что о том никто и не задумался. Только это и спасло критянина с его людьми.

Для персов вновь наступила ночь: поднимающееся солнце спряталось за густым чёрным дымом.

Моряки Неарха, дружно ворочая вёслами, гребли на пределе сил человеческих, а сам критянин, сидевший на ближней к корме скамье, влившись в ритм, освободил свой разум от всех мыслей и, работая в быстром темпе, безучастно смотрел на гибнущий флот вчерашних властителей Эгеиды.

К полудню от большей части автофрадатовых триер остались идущие ко дну головешки. Уцелели около пятидесяти кораблей, зимовавших на берегу.

Гигантский столб дыма был виден на Самосе, за четыреста стадий от Лады.

 

 

* * *

 

 

-- Это измена, Мемнон! Они уже у Западной агоры! Полгорода прошли, как нож, сквозь масло...

-- Как это могло случиться?!

-- Измена, дядя... -- устало повторил Фарнабаз, -- наёмники предали...

-- Проклятье! Где Гегесистрат! Я ему кишки выпущу!

-- Никто не знает. Восточную стену тоже не удержим, там бой уже отдельными очагами на улицах. Ещё немного и Одноглазый возьмёт и Южную агору. Надо уходить...

-- Куда уходить! -- Мемнон схватил племянника за грудки, -- стоять насмерть!

Родосец огляделся вокруг: рядом с ним горстка хмурых, подавленных командиров такабара и лохагов городского ополчения.

-- Щитоносцев отвести за стену Верхнего города. У Булевтерия[42] перегородить улицы. Хватайте всех, тащите из домов. Всех за работу. Выполнять!

[42] Булевтерий -- здание государственного совета в древнегреческих полисах.

Стратеги бросились врассыпную. Мемнон посмотрел на запад: небосклон затянут чернотой. Фарнабаз проследил его взгляд.

-- Это не тучи, дядя...

Родосец кивнул.

-- Сколько у тебя кораблей, Фарнабаз?

-- Тридцать триер. Но в бухте Львов всего десять.

-- Значит, другие уже достались Циклопу. Десять триер... Опять бежать, как побитая собака, поджав хвост...

-- Может, ещё не все потеряно? Может, Ватафрадата...

-- Ты сам сказал, что это не тучи, Фарнабаз...

 

В западной части города Кен продвигался, почти не встречая сопротивления. За его спиной Пердикка занимался наёмниками Гегесистрата. Всем им обещали жизнь и свободу, но пока шло сражение, на всякий случай заставили сложить оружие.

-- Хотите получить это назад, -- Пердикка потряс поднятым с земли копьём, -- помогайте! Ломайте кладку в воротах!

Помогали и горожане. Выглядели они очень испуганными, глаза метались, руки тряслись, но на македонян никто не кидался, все безропотно подчинялись.

Приказ Мемнона об отводе щитоносцев с восточной стены вышел ему боком: наёмники Демарата повисли на отступающих врагах, как волки на кабане.

Кен, заняв Западную агору, повернул к востоку и вскоре упёрся в стену Верхнего города. Македоняне продолжили двигаться вдоль неё, зная, что у здания Булевтерия она прервётся. Не было в Милете замкнутой цитадели.

Обе атакующих колонны союзников достигли Булевтерия почти одновременно. Демарату идти до здания государственного совета было гораздо ближе, но каждый его шаг сопровождался взмахом меча, поэтому Кен чуть раньше вступил в бой на баррикадах в самом сердце города. Защитники перегородили улицы перевёрнутыми телегами. Не успел Кен, как следует, ввязаться в драку, на его правый фланг выкатились отступающие такабара.

Образовалась жуткого вида каша, никакого строя и порядка. Македоняне, ионийцы, наёмники всех мастей, персы, все вперемешку. Кто и хотел бы отступить, да не мог. Куда бежать-то? Со всех сторон мелькают мечи и топоры, трещат щиты, льётся кровь. Хаос.

В это время Пердикка окончательно доломал ворота, обеспечив достаточный коридор для конницы, и Антигон во главе гетайров ворвался в город.

Молниеносно промчавшись по южным кварталам, "друзья" обогнули с востока кипящий котёл у Булевтерия и, сделав крюк, прорвались к бухте Львов у храма Аполлона.

Триера отходила от пирса. Осадив коня на самом его краю, Антигон в отчаянии метнул копьё вслед. Свистнули стрелы, одна скользнула по шлему, сломавшись о гребень, две других принял на щит подоспевший Селевк.

-- Стратег! Осторожно!

Антигон взревел, как злой и обиженный лев, упустивший добычу.

-- Мемнон!

Сто восемьдесят весел ритмично взмахивали, унося родосца прочь. Ещё девять триер маячили далеко в море, еле заметные на фоне, тонущего в дымке, мыса Микале.

 

Милет медленно приходил в себя. Горожане разгребали завалы на улицах, убирали трупы. Антигон, как и обещал, никого не тронул, грабить город не дал, созвал народное собрание, на котором провозгласил свободу и независимость Милета.

Войско, добив последние очаги сопротивления, покинуло пределы городских стен и все три дня, что задержался здесь Антигон после победы, стояло снаружи, в своём лагере.

Македоняне разбирали осадные машины. Все ценные детали тщательно упаковывали, им предстояло ехать в разраставшемся обозе. Деревянные остовы гелепол Антигон оставил горожанам -- на дрова распилят.

Автофрадат с остатками флота все ещё торчал на Ладе. Добивать его не собирались: персы были полностью деморализованы и угрозы не представляли. Между тем кое-какой флот образовался у Циклопа -- Кен в Театральной бухте захватил двадцать триер. Невелика сила, но уже кое-что.

-- Стой! Куда прёшь! -- Селевк останавливающим жестом выбросил вперёд правую руку с зажатым в ней копьём, едва не ткнув всадника прямо в лицо, -- кто таков?

-- К стратегу мне! Из Сард я!

Гонца впустили в шатёр полководца. Гарпал принял из его рук свиток, развернул, пробежал глазами... и прыснул в кулак, растеряв всю свою важность.

-- Жди здесь.

Казначей скрылся во внутреннем отделении шатра.

-- Письмо от Птолемея.

-- Давай, -- стратег нетерпеливо протянул руку.

 

"Птолемей -- стратегу Азии.

Радуйся, Антигон!

Мне здесь очень хорошо. Кормят от пуза три раза в день, да такими яствами, что ты отродясь не пробовал.

Сижу на золоте, куда взгляд ни кинь -- повсюду оно. Иной раз яблоко в руки возьму, а оно золотое. Опасаюсь, как бы ослиные уши не выросли[43].

[43] Ослиными ушами наделил Мидаса Аполлон, разгневанный за то, что тот, судивший состязание флейтистов, отказал ему в победе.

Сарды твои, Антигон".

 

-- Вот шельмец, -- хохотнул Кен, -- голыми руками Сарды взял! А ведь не верил никто. "Глупейшая затея..." Твои слова, Монофтальм!

-- Беру обратно!

-- Мидас-с-с, -- протянул Пердикка.

-- Да, только не Лагид, -- возразил Гарпал, вновь одевший серьёзную маску, -- полагаю, он -- лишь одна из рук, что превращает в золото все, к чему прикасается. Есть и другие, Неарх, к примеру...

-- Да все вы! -- весело сказал стратег, -- слава вам, македоняне!

"Сарды твои, Антигон".

И Сарды, и Милет, и Эфес! Галикарнаса черёд.

Снаружи глаза слепила колесница Гелиоса. Потянулись к северу стаи перелётных птиц. Весна гнала зиму.

 

 

 

10
Встречи

Эпир. Весна

 

Весна пришла в горы, пробудив их от сна, оживив весёлой капелью, наполнив истончённые ленточки рек бурными потоками новой силы, вернув в леса тысячеголосые птичьи хоры, на все лады славящие очередное рождение.

Набухают почки на деревьях, скатываются с еловых лап тяжёлые шапки мокрого снега. Разливаются реки в глубоких долинах, питаемые бессчётным количеством мелодично журчащих ручьёв, отрезают людские поселения друг от друга. Откуда возьмётся у горца лодка, когда эту же реку летом по колено перейти можно? Жди теперь, пока высокая вода спадёт.

Летит весна на крыльях, одолженных у Ники, спешит поклониться дубу Зевса Додонского. Не ронял по осени листву вечнозелёный Отец Лесов, но и он, отметивший на теле своём не одно столетие, выглядит молодым и свежим, радостно вскидывает тяжёлые ветви, здороваясь с солнцем, принимая тёплое рукопожатие Нота, южного ветра,

В укромном овраге заворочался здоровенный сугроб с продушиной на вершине, затрясся изнутри, осыпаясь, и оттуда показалась медвежья морда. Морда недовольно фыркнула, осуждая весну за подмоченный мех. Медведица выбралась наружу, встряхнулась и замерла. Только ноздри ходуном ходят, отмечая знакомые и новые запахи. Из развороченной берлоги показались ещё два носа, четыре глаза, боязливо сунулись обратно, напуганные столь непривычно ярким светом и сотней впечатлений, что за один миг вывалила на них весна. Так вот он какой, мир? Э, нет, ребятки, вы ещё мира-то не видели. Давайте, вылезайте, он вас заждался уже.

Радостно встречал лес старых друзей, знакомился с новыми. Многим, очень многим, за зиму забытым, пришла пора вернуться в мир. Они и возвращались.

 

Человек в длинном плаще, стянутом на левый бок лямкой заплечного мешка, шёл берегом Инаха вверх по течению. шёл не торопясь, осторожно продираясь через нанесённое паводком скопище коряг, прихрамывая на левую ногу и опираясь на толстую узловатую палку. В этом месте дорога лежала у самой воды, но сейчас она почти вся потонула в вязкой грязи, не пройти, не проехать. Вот и приходится обходить затопленные места, широкие крюки делать, через кусты лезть. И чего понесло в такое время? Подождал бы немного, втрое быстрее до цели добрался бы.

Он устал ждать. С момента своего второго рождения он только и делал, что ждал, в равнодушном бессилии провожая день за днём, месяц за месяцем. Поначалу равнодушном, а потом в агрессивном. Забавно, наверное, со стороны -- агрессивно-деятельное бессилие. И так бывает. Смешно, да...

Потом он заново учился ходить, раздражённо отпихивая руку помощи: сам. Сусам. И мордой в грязь, неоднократно. На тебе колотушкой боли по ноге и по башке дурной. Зубы сжать, да все по новой. Сам.

Нога гудела, болью награждая хозяина за каждое движение. Попрыгал по кочкам.

"Ладно, сяду на пенёк, съем пирожок".

Человек пристроился поудобнее на подсохшей коряге, предварительно постучав по ней палкой, выгоняя змей. Нет, никому, кроме него, заползти сюда не приспичило. Снял мешок, развязал. Ну, пирожка нету, но кусок хлеба, не слишком чёрствого, аккуратно в чистую тряпицу завернутого, найдется. Вытянул вперёд больную ногу, блаженно зажмурился...

 

-- ...теснее, ребята, теснее. Растянуться, как они, всё равно не сможем, так и нечего растопыренными пальцами бить.

Земля содрогалась от топота тысяч ног. Воздух, как плетью, секли взвизги флейт. Цепь круглых щитов, ожерелье Паллады, приближалась. её невозможно охватить взглядом. Куда не глянь -- прямо, налево, направо, кругом -- всюду щиты, щиты, щиты...

-- Какая честь нам, братья! -- прогремел Танай, -- сейчас мы сразимся с храбрыми гражданами афинскими! Смотрите, как бесстрашно они идут в бой! Вот с кого следует брать пример!

Македоняне рассмеялись.

Когда до горстки бойцов Таная оставалось не более пятидесяти шагов, фаланга остановилась. Она охватывала македонян широкой дугой. В центре афиняне, на флангах -- их союзники.

Вперёд вышел человек в дорогом панцире и шлеме. Полосатый чёрно-белый гребень мерно подрагивал в такт неспешной походки. Человек шёл без оружия. Он не стал представляться.

-- Македоняне! Сдавайтесь! Мы сохраним вам жизнь.

-- Сегодня хороший день, -- Танай мечтательно посмотрел на небо, -- солнце светит, птицы поют. Кому в такой день захочется умирать?

Андроклид усмехнулся и чуть качнул сариссой в сторону врага:

-- Вон, смотри, сколько дураков-то набежало.

-- Вот и я о том, -- Танай повысил голос, -- афиняне, мы на вас зла не держим! Ошиблись, с кем не бывает, в следующий раз умнее будьте, не слушайте картавого! Сдавайтесь, и мы сохраним вам жизнь!

"Пешие друзья" грянули хохотом.

Переговорщик побагровел, повернулся и зашагал прочь. Ему вслед полетели советы, как любящим мужам ловчее становиться раком.

Стена щитов вздрогнула, качнулась вперёд. Танай перехватил сариссу и крикнул:

-- Братья, помните, все вы -- титаны!

 

Что есть человеческая жизнь? Полевой цветок, былинка, сорвёшь, не заметишь. Но у иных цветов шипы есть и корнями они за землю цепляются так, что, пожалуй, скорее все ладони раздерёшь в кровь, прежде, чем этот сорняк вырвешь.

...Чья-то оскаленная рожа...

-- Ахрг!

Чавкающий звук раздираемой плоти.

Огромное, во все небо, красное солнце сжимается в точку.

-- Все, как один!

Он ещё может слышать, значит, жив? Значит...

Молот бьёт по наковальне. Без гулкого лязга, совсем беззвучно. Ничего здесь нет, ничего...

 

...Едва различимое желто-зелёное пятно висит посреди черноты предвечного небытия уже тысячу лет, а может один вздох. По краям пятно переливается бледной радугой. Ни рук, ни ног. Вообще тела нет. Или все же есть? Вот бы глаза открыть, да на отливку век какой-то дурак свинец пустил. Ну-ка, поднатужимся...

Пятно сжалось в пляшущую рыжую искорку лучины, а в следующий миг оказалось, что и руки-ноги на месте. Вроде бы. По крайней мере, болят. Да ещё как...

Небо с землёй поменялись местами. Нет, нет!

Снова бесплотная тьма...

Холодно.

Свистит ветер, хлопает дверь.

Тишина.

-- Сейчас дров подкину, согреемся.

Голос немолодой, мужской, хриплый.

Откуда он?

Дрожат веки, сопротивляются глаза тусклому свету. Для них он сейчас ярче тысячи солнц.

-- Ты смотри! Очнулся, наконец! Ну, радуйся, парень!

Чья-то бородатая... Нет. Чьё-то седобородое лицо. Радостное.

"Ты кто?"

-- Сейчас, сейчас, напою тебя, как знал ведь, похлёбки-то сварить! Сейчас, парень. На вот, пей.

Губ касается глиняная плошка с чем-то обжигающим.

Из глубины глотки вырывается выворачивающий наизнанку кашель.

"Ты кто?"

-- Давай, пей, тебе силы нужны, а то вон, почти в скелет превратился.

"Он не слышит. Или я не могу говорить?"

Все силы в кулак.

-- Ты... -- снова приступ кашля, -- кто?

 

Старика звали Поликсеном. Он наблюдал за битвой со скальной площадки на крутом склоне Каллидромона, возвышавшейся над местом последнего боя отряда Таная.

Когда сражение закончилось, победители удалились в свой лагерь, а на поле появились сотни рабов. Они выносили раненных и убитых воинов Союза, снимали доспехи с трупов врагов. Поликсен спустился с утёса и смешался с рабами. Он надеялся найти ещё живых, а в случае неудачи, хотя бы вынести с поля тело командира македонян и предать его достойному погребению. Командира он нашел довольно быстро, афинские падальщики ещё не успели добраться до него и снять панцирь и шлем с золотой полосой лохага. Македонянин лежал на спине, сжимая в правой руке, по рукоять красный меч, а в левой -- обломок сариссы с острым подтоком. У ног его валялся разбитый в щепки щит. На теле лохага не было живого места, а лицо представляло собой сплошное кровавое месиво. Очевидно, после того, как он упал, афиняне изрядно поглумились над искусным воином, лично отправившим к Перевозчику более дюжины их товарищей.

Нигде по всему полю не наблюдалось такого нагромождения трупов, как здесь, на небольшом пятачке. За истребление горстки так и не покинувших своей позиции педзетайров, афиняне и их союзники заплатили поистине страшную цену. Десять раз пожалел Харидем, что по примеру Ксеркса не засыпал последний рубеж македонян градом стрел, а желая пущей славы, двинул в атаку гоплитов. Слава в итоге встала очень дорого.

Поликсен уже спихнул с мёртвого лохага навалившийся на ноги тому труп афинянина и собирался тащить его прочь с поля, мысленно испросив прощения у остальных павших, что старческих сил не хватит на всех, как вдруг краем глаза заметил, что у одного из мертвецов пальцы левой руки сжались в кулак.

Македонянин ещё дышал. Досталось ему -- будь здоров, как всем им. Большая часть ран -- не слишком опасна. Глубокий порез на правой руке, пара сломанных рёбер, опять же с правой, неприкрытой щитом, стороны. Неприятно, но и не страшно. Другое дело -- сквозная и рваная рана на левом бедре, что у фалангита обычно выставлено вперёд. Ногу пропороли широким листовидным наконечником гоплитского копья. Вырвали с проворотом. Судя по всему, задета кость.

Похоже, получив такую рану, парень упал на колено и его оглушили ударом по шлему. Не просто оглушили -- меч-копис, содрав с бронзы синюю краску, скользнул вниз и вонзился в основание шеи. Не глубоко, силу удар уже растерял, но совсем рядом яремная вена. Чуть-чуть бы в сторону... Повезло.

Везучий парень о своём везении не знал и баловнем судьбы не выглядел. Выглядел неуверенно переминающимся в хвосте длинной очереди на ладью Харона.

"Ну, уж нет. Я тебя отсюда вытащу, а там -- как боги присудят. Твоему командиру уже всё равно, а ты давай, держись парень".

Поликсен подхватил македонянина под мышки и потащил. Тот еле слышно застонал.

"Ничего-ничего, все будет хорошо".

Старик снял с раненого приметный македонский шлем, способный выдать, и кликнул одного из крутившихся поблизости рабов. Вдвоём они вытащили парня из груды тел, перевязали раны чистой тряпицей, располосованной на ленты. Когда же раб высказал удивление, что они несут раненного вовсе не в сторону Врат, к лагерю афинян, а зачем-то лезут вверх по склону, Поликсен слегка приложил его по темени обухом сыскавшегося за поясом топорика. Не до смерти. Тут уже совсем недалеко пощипывал травку привязанный к стволу маквиса поликсенов мул. Старик взгромоздил ему на спину бесчувственного парня, отвязал животину, цокнул языком и зашагал прочь.

Часть его пути пролегала по той самой знаменитой козьей тропе, которая когда-то вывела персов в тыл Леониду. Только Поликсен заворачивать крюк обратно в Фермопилы не собирался и, когда тропа повернула на восток, он шагнул на другую, не столь заметную, ведущую на юг, в долину Кефиса. На берегу этой реки стоял дом, в котором спустя двенадцать дней после битвы, раненый македонянин очнулся.

-- Кто-то из Олимпийцев горой за тебя стоит, парень. Другому бы ногу уже резать пришлось, а ты вроде ещё побегаешь. Ну, по крайней мере, поковыляешь. На своих двоих. Если я что-то понимаю в ранах.

-- Где... я?

-- У меня дома.

Македонянин попытался приподняться на локте, но без сил рухнул на постель. Облизал губы. Ответ его явно не удовлетворил, но сил допытываться не осталось.

-- Ты кто?

-- Зови меня Поликсеном. А как твоё имя?

-- Андро... Андроклид...

-- Вот и познакомились.

-- Скажи... мне...

-- Потом скажу, отдыхай.

Андроклид сердито мотнул головой, поморщился и закрыл глаза. Лоб его покрылся испариной и старик обеспокоенно пощупал его ладонью, нет ли жара.

Поликсен выхаживал парня, как заботливая наседка. Несколько дней тот метался в бреду, нога покраснела, опухла. Македонянин потерял много крови, и непонятно было, как в нём вообще ещё теплится жизнь, но верно, действительно кому-то из богов он оказался нужен. Поликсен не раз видел, как сгорали люди с менее страшными ранами, как от малой царапины чернели руки и ноги и если их вовремя не отнять, человека можно было числить в покойниках.

Андроклид цеплялся за жизнь отчаянно. Странно говорить такое про того, кто лежит бревном половину месяца и глаза с трудом открывает, а рот разинуть -- вообще неподъёмная работа. Поликсен поил его жидкой ухой, отваром из горьких целебных трав. В некоторые дни там попадалась мелко накрошенная зайчатина. Мясо -- роскошь на столе живущего трудом рук своих эллина, тем более многие удивились бы, как можно переводить добро на гадящего под себя полупокойника. Ладно, был бы брат или сват, а то ведь -- никто, и звать никак.

Это обстоятельство и Андроклида чрезвычайно интересовало, только он о том задуматься не мог, сил не было, спал все время. Но не вечно же в недосказанности существовать? Пора и объясниться.

"Потом скажу".

Ну, раз ладья Харона, судя по всему, откладывается на неопределённый срок, можно считать, что "потом" наступило.

-- Почему ты спас меня? Почему, как мать родная, вокруг хлопочешь? Чем я это заслужил?

Поликсен усмехнулся.

-- Ничем, паря. Ничем. Не бери ты в голову.

Андроклид нахмурил брови.

-- Не могу я понять никак...

-- Да что тут понимать. Только голову ломать.

-- Скажи дед, а то точно башка расколется.

Поликсен грустно усмехнулся.

-- Сын у меня был... -- он посмотрел на македонянина, на лице которого отразилась некая, как тот думал, догадка, и оскалился, -- на тебя совсем не похож.

Андроклид фыркнул. Поликсен покачал головой и вздохнул.

-- А может похож... Был бы... Не дожил он до твоих лет, совсем мальчишкой Танат забрал... И жену, мать с отцом...

-- Что же случилось?

-- Фиванцы убили.

-- Фиванцы? Когда это было?

-- Давно, -- ответил старик, -- во время Беотийской войны[44], когда фиванцы разрушили Орхомен.

[44] Беотийская война -- конфликт между Спартой и Фивами в 378-362 годах до н.э. (за время войны к двум основным участникам присоединялись и другие полисы).

-- В Фивах же тогда в большой власти был Эпаминонд? -- напряг память Андроклид, -- спартанцев бил. Я слышал о нём лишь славословия, что-де -- величайший полководец...

-- Не отнять, -- кивнул головой Поликсен.

-- Как же получилось, что он убивал женщин и детей?

-- Не он, -- старик рассеянно посмотрел на потрескивающую лучину, -- и без него нашлось кому. Он всего лишь не мешал...

 

Он был богат. Очень богат и знатен. Самонадеян и глуп. Все они тогда оказались глупцами, лучшие люди Орхомена. "Хватит под ярмом Фив ходить! Станем жить своим умом!".

И стали. Не учли, что имеют дело с теми самыми фиванцами, которые спартанцев при Левктрах так расколошматили, что у тех веки дёргаются до сих пор, когда вспомнят. Спартанцы. А тут какой-то Орхомен. Побунтовать решил против господина. Сразились, как запишут учёные мужи, сочувствующие побежденным, неудачно. Побили Фивы Орхомен. И наказали. Что такое, Орхомен? Город-раб. Город разрушили, жителей частью к Харону, частью на рынки. Аристократов казнили прилюдно. Один он уцелел, Поликсен. Для того, чтобы тридцать лет в соломенной хижине сидеть. И чего руки на себя не наложил? Труслив оказался, видать. И чем старше, тем трусливее... Ну-ка, кто это такой храбрый судит?

Сначала жил мечтой о мести, да через два года мстить стало некому. Пали Эпаминонд с Пелопидом. В боях оба, смертью славной. А Поликсену что делать? На болоте гнить, подвывая: "Сдохните, Фивы"?

Андроклид внимательно слушал, не перебивая. Он уже догадывался, что к чему.

-- А потом пришёл Филипп. И наказал Фивы, повелел Орхомен восстановить. Я домой вернулся. Пусть и дом-то давно уже пеплом обратился и родни никого, а все одно -- родина. Я барана в благодарственную жертву Гераклу, предку македонянина, принёс. Да только Филиппа зарезали, как того барана. Я за упокой души его выпил. А Фивы-то опять поднялись, вот ведь, верно говорят, говно не тонет. Но Зевс мои молитвы все же услышал. Пришёл Александр и опять наказал Фивы. Вот уж, воистину, за все. Я среди судей был. Как один проголосовали -- городу этому, не быть!

Поликсен вздохнул.

-- Потом, что было, сам знаешь. А вот того не знаешь, что за время вашего стояния у Врат, в Беотии два сражения случилось. Малых, конечно, не чета той бойне, куда тебя угораздило. Так, не сражения даже -- стычки. Недобитки повылазили, афиняне за них горой, ну и опять козла отпущения нашли -- Орхомен, Платеи, Феспии. Все бывшие фиванские подданства обратно удавкой тянут. Уж от господина руины одни, а всё равно...

Андроклид молчал, обдумывая слова старика. Тот внимательно смотрел на него, потом продолжил:

-- Я наблюдал за битвой. Как вы одолевали, как вас одолели. Громовержцу трёх баранов обещал, обойдётся. Подумал, не спасу никого, так хоть командира вашего на костёр, его храбрости достойный, возложу. Не смог я сам отомстить, хотя бы так отблагодарю тех, кто за меня отомстил. Да видно, боги от вас, македоняне, тоже отвернулись...

Андроклид закрыл глаза.

Он смог встать с постели, когда среди ветвей уже вовсю пропархивали мокрые пушистые хлопья, мгновенно исчезающие в соприкосновении с, чуть дрожащей, гладью Кафиса. Зима выдалась многоснежной, редкость в этих краях. Дороги и перевалы замело, здоровый не пройдёт, а тут костыль при хромой ноге. Да и куда вообще податься? Что в Ойкумене-то происходит? Спас ли Кратер остатки войска? Как подумаешь, чем разгром при Фермопилах мог обернуться...

Поликсен вывез его с поля боя не в Орхомен, а в ту самую, как он выразился, "берлогу", где обитал все гоы от разрушения родного города до его восстановления Филиппом. Объяснил -- спокойнее здесь.

Когда Андроклид уже сносно ходил (с палкой, но все ещё не оставляя надежды, что хромота со временем уйдёт), вместе с Поликсеном они побывали в Китинии, что в Дориде, ближайшем городе. Там, посидев в таверне, потолкавшись на агоре, последние новости узнали. Нерадостные новости. Не было теперь у Андроклида родины. А что было? Говорят, Кратер ушёл в Эпир, к царю, которому все они присягали.

Куда ещё идти? Некуда.

Не знал македонянин, как спасителя отблагодарить, карманы пусты, да и не взял бы тот денег. Допытывался Андроклид:

"Какую службу сослужить тебе, дед?"

Тот только отнекивался.

"Какую службу? Иди уж, парень, живи лучше, чем я. Не прячься в нору, до последнего за родину бейся".

 

Андроклид открыл глаза и потянулся. Отдохнул малость, пора и дальше путь держать.

Не найдя другого способа выразить признательность, он, как смог, помог старику подлатать обветшавшую хижину. Измучившись за зиму ожиданием, он рванулся в дорогу, едва началось таяние снегов. Отговаривал его Поликсен обождать, да без толку. Махнул рукой, благословил. Выбранил дурака, рассыпающегося в благодарностях, за пустословие. Простились.

Ушёл Андроклид в Эпир. В сущности -- куда глаза глядят. В антестерионе пересёк всю Этолию, дошёл до реки Ахелой, её берегом спустился до устья Инаха и пошёл вверх по течению. Незаметно пересёк эпирскую границу. Собственно, не было её, границы-то. Просто местные племена знали, что гора, под которой живут эвританы -- это Этолия. А следующая принадлежит долопам -- там Эпир. Размытый рубеж.

Поликсен дал македонянину в дорогу кое-каких припасов, но тот берег их, рыбу ловил, силки ставил. Временами встречал Андроклид местных. Они не пытались вредить ему, кто станет опасаться хромого. В некоторых селениях даже встречали, как гостя, доброжелательно, узнав, что он македонянин. От воинского снаряжения у него остался льняной панцирь со вшитой бронзовая бляхой, звездой Аргеадов. Кормили, плату не спрашивая. Заметил Андроклид, что к македонянам здесь отношение сочувственное. Никакого злорадства. Филипп уж точно доброго слова от эпиротов не заслужил, но то дело царей, а простой люд наслышан, что македоняне теперь союзники, привели войско, присягнули и Александру, и наследнику его. Царь многих в стражи границ определил. Не погнушались, служат.

Вот эту стражу и посчастливилось встретить Андроклиду. Он некоторое время колебался, куда идти. Берег Инаха привёл бы его в эпирскую Халкиду, но сердце подсказывало, что встреча со своими более вероятна в Додоне. Пошёл в Додону. Добрые люди путь указали.

До столицы царства по прямой уже недалеко было, орёл за пару часов долетит, если не меньше, но человеку ползти по дороге, петляющей в ногах гор -- два дня. Хромому Андроклиду -- все три.

Из-за ближайшего поворота донеслось лошадиное фырканье. Андроклид не удивился. Здесь, в срединных долинах, довольно многолюдно, селений побольше, чем в Долопии. На дороге показались люди. Десятка два. Вьючная невысокая лошадка, ведомая в поводу, пара мулов. Все люди с оружием, с походным скарбом. Щиты на плечах или за спинами, шлемы на ремнях подвешены к поясам, на головах македонские береты-каусии.

Давно уже ждал Андроклид этой встречи, а как случилась, так и встал столбом, дар речи потерял. Откинул полу плаща, прикрывавшую голову.

Передний из македонян озадаченно замедлился, пристально всматриваясь в бородатое лицо Андроклида. Тот стоял и улыбался, дурень дурнем. Предводитель воинов вдруг столкнул с плеча на землю щит, выпустил копьё. Неуверенно шагнул вперёд, раз, другой. И, вдруг, побежал.

-- Брат! -- Неандр орал, как умалишённый, -- Андроклид! Живо-о-о-й!

Хрустнули кости. Воскресшего мертвеца мигом окружили радостно гомонящие товарищи, среди которых знакомцев почти половина. Андроклид уже не мог сдерживать чувств и беззастенчиво размазывал Слёзы и сопли по плечу Неандра.

 

 

 

Эфес

 

-- Смотри, смотри, кто здесь прогуливается! Зевс-Вседержитель, да это же Лисипп! Эй, Лисипп, радуйся! Какими судьбами ты здесь?

Высокий, солидного вида муж, одетый в белоснежный гиматий, украшенным чёрным меандром по краю, повернулся на зов.

-- Ба! Кого я вижу! Апеллес! Ты что же, только сошёл с корабля?

Лисипп из Сикиона, известный скульптор, неспешной походкой шествовал по пирсу, праздно разглядывая купеческие суда, а окликнувший его человек, художник, знаменитый на всю Элладу, следил за тем, как пара дюжих рабов стаскивала по сходням внушительный сундук. Узнав и приветствовав знакомца, он мигом забыл про свои дела.

-- Как видишь. Но вот уж никак не мог ожидать, что первым человеком, кого я встречу в Эфесе, окажешься ты, почтенный Лисипп! Я слышал, ты на Эвбее.

-- Кто мог такое выдумать? И в мыслях не было ехать на Эвбею, что я там забыл?

-- Значит, ты остался с Антигоном? Признаться, я удивлён. Тебя же столько связывало с македонским двором.

-- Верно, с двором Филиппа и Александра. А Парменион, Антипатр... До них мне не было дела и тогда, теперь же, когда оба они лишь тени в Аиде -- и подавно.

-- А знаешь, что говорят в Афинах про поход Антигона?

-- Уж догадываюсь, что ничего хорошего.

-- "Разбойничий набег шайки авантюристов".

-- Что, до сих пор так говорят?

-- До сих пор.

-- Остаётся лишь посочувствовать Демосфену. Полагаю, ему все труднее дурить головы гражданам афинским столь неумной пропагандой. Нет, дорогой друг, Антигон вовсе не главарь шайки разбойников. Он -- истинный вождь! Я несказанно благодарен богам, что мне выпал жребий жить в это славное время. Мы живём в эпоху титанов! Череда несчастливых событий пресекла нить судьбы многих славных мужей, способных вырвать Элладу из болота междоусобиц и повести к великой цели. Ификрат, Филипп, Александр мертвы, но смотри, поход продолжается! Другие люди мгновенно занимают место павших, а это значит, нет никакой случайности в успехах македонян. Случайностью было возвышение Фив при Эпаминонде, но сейчас любой из друзей покойного царя способен продолжить его дело. И продолжает. Как мне не быть в такой момент в первых рядах тех, кто несёт свободу эллинам? Как не запомнить их лица, не запечатлеть на века в бронзе? Иметь возможность и пренебречь ею -- кощунство. Поэтому я здесь. Что же привело тебя?

Апеллес улыбнулся.

-- Ты, верно, не знал -- я ведь родился в Эфесе. Много лет назад уехал в Афины, сейчас же, когда моя родина сбросила с себя оковы персидского рабства, я поспешил увидеть её, обновлённую. Признаться, я тоже хотел было ехать в войско Александра, но горестные вести с Граника, последовавшая война с Антипатром, остановили меня.

-- Неужели ты расстался с Фриной? Или она все же последовала за тобой?

-- Увы, Мнесарет стала слишком капризной и совершенно невыносимой. Она не пожелала путешествовать со мной. Мы расстались. Но я приехал не один, -- Апеллес повернулся и поманил невысокую девушку в длинном ионийском хитоне и тонком шерстяном плаще-хлене, наброшенном на голову, скромно стоявшую поодаль.

Девушка приблизилась, бесчисленные складки хлены мягко качнулись в такт её движению.

-- Позволь представить тебе, почтенный Лисипп, приёмную дочь Мнесарет, Таис.

-- Таис? -- поднял бровь скульптор, -- я наслышан о тебе. Не только в Афинах говорят, что в танце ты способна посрамить Харит[45].

[45] Хариты (от греч. "харис" -- "изящество") -- три богини веселья и радости жизни, изящества и привлекательности.

-- её и называют четвёртой Харитой, -- улыбнулся Апеллес.

-- Зачем ты повторяешь измышления досужих людей, -- зарделась девушка, -- завистливы боги.

-- Только не Хариты, -- засмеялся художник, -- те, чей удел веселье и радость, не испытывают чёрной зависти.

-- Воистину, так -- подтвердил Лисипп, -- полагаю, вы путешествуете вместе, как художник и его модель?

-- Нет, -- засмеялась Таис, -- сейчас никого из художников не интересует женская красота. Все забыли о нашем существовании, возбуждены победами македонян и поглощены изображением воинов, пишут сцены сражений.

-- Как, и ты тоже? -- расхохотался скульптор, -- поистине, ты совершенно права, Таис! Нет для художника темы сейчас важнее, чем прославление великого похода за освобождение Ионии!

-- Мужчины! -- возмущённо фыркнула гетера, -- разве может Арес одолеть Афродиту?

-- Вот отличная тема для симпосиона, -- подмигнул скульптор.

Апеллес пропустил эти слова мимо ушей.

-- Твоя мастерская сейчас здесь? Над чем трудишься?

Кто о чём, а хромой о костылях.

-- Я замыслил поставить памятник на месте битвы при Гранике. Заказчиком выступил сам Антигон. Работа начата недавно. Но к чему пустые слова, я приглашаю вас в мою мастерскую! Организовал её здесь три месяца назад.

-- Мы, несомненно, нанесём тебе визит, дорогой друг, но сначала нам следует устроиться здесь. Ведь старый родительский дом я давно продал. Ты, случайно не знаешь, кто теперь в Эфесе является проксеном Афин[46]?

[46] Проксен -- "гостеприимец", влиятельный гражданин, который брал на себя заботы о приюте и юридическом представительстве иностранцев.

-- Апеллес, -- сделал обиженное лицо Лисипп, -- неужели ты думаешь, что я заставлю тебя искать государственный заезжий двор, отказав себе в удовольствии лично оказать гостеприимство? Остановитесь у меня! Моя мастерская полностью в твоём распоряжении!

-- Мы не стесним тебя?

-- О чём ты говоришь, конечно же нет! Эй, рабы, отнесите вещи этого почтенного господина и его спутницы в дом Гармодия, что стоит между агорой и театром. Узнаете его по двум львам, поддерживающим ворота.

-- Кто такой этот Гармодий?

-- Он тоже был скульптором. Статуя Филиппа в храме Артемиды, разрушенная олигархами -- его работа.

-- Был?

-- Бедняга погиб в уличном бою, когда эфесцы восстали против Сирфака и персов. Я знавал его прежде, поэтому сын мастера, ушедший сейчас с войском Антигона, предоставил в моё распоряжение дом и мастерскую. Хороший был человек и мастер отменный. Жаль его.

Дом Гармодия располагался в восточной части города, довольно далеко от порта, но почти до самого его порога путь Лисиппа и его гостей пролегал по главной улице Эфеса, достаточно прямой и просторной для того, чтобы быстро достичь цели, не толкаясь локтями в узких лабиринтах. Когда они дошли до ворот со львами, Лисипп вновь предложил сегодня же вечером устроить симпосион.

-- Не каждый день я принимаю сразу две знаменитости. Твоя слава, Таис, далеко обогнала тебя. Быть в эти дни в Эфесе и не попытаться увидеть танец четвёртой Хариты -- глупость, не имеющая оправданий. А если ты откажешься -- по меньшей мере, совершишь святотатство!

-- Не откажусь, -- улыбнулась Таис, -- и, может быть, там мы вернёмся к упомянутой тобой теме.

-- Отлично, пойду, распоряжусь насчёт приготовлений, а вас прошу осмотреть мою мастерскую.

-- Ты что, Лисипп, покажешь незаконченную работу? -- удивлённо спросил Апеллес.

-- Ты, дорогой друг, мне не конкурент, так почему нет?

Апеллес покачал головой. Таис понимала причину его удивления: художники -- суеверный народ. Хотя, судя по всему, бывают исключения.

Лисипп удалился, а раб-домоправитель провёл Апеллеса и его спутницу во внутренний дворик, превращённый прежним хозяином в мастерскую. Афинянка, не смотря на свою известность, прежде не удостаивалась чести служить моделью для скульптора и с интересом рассматривала глиняные и восковые наброски, в основном головы и погрудные портреты мужей. На большом деревянном столе под навесом разместились двенадцать восковых фигур. Каждая в высоту чуть больше ладони. Воины в одинаковых льняных панцирях, но разнообразных шлемах, высоких фригийских и широкополых беотийских, вооружённые и безоружные, застыли в различных позах. Один из них лежал на земле, без шлема, его голову придерживал в руках, словно баюкая, высокий, но сутулящийся, коленопреклонённый человек. Рядом ещё двое. Один, присев на колено, прикрывал лежащего щитом. Рука, сжимающая меч, отведена для удара. Другой, чуть в стороне, одевал шлем, украшенный длинными широкими перьями, прикреплёнными по обе стороны гребня. Позади восемь конных фигур, летящих в атаку гетайров.

-- Александр... -- прошептала Таис.

Апеллес кивнул.

-- Вот, на коленях, Гефестион. Щитом их прикрывает, судя по всему, Клит. А шлем царя одевает...

-- Птолемей.

Так странно было видеть его здесь. Набросок будущей работы, восковая фигурка не отличалась многочисленностью деталей. Лицо обозначено условно, неузнаваемо, но это именно он, Птолемей Сотер, спаситель войска. Миг его торжества. Людская молва выплеснула славу за пределы Азии. Здесь он -- воин в сердце битвы, решительный и отважный. Миг -- и он, взлетев на коня, поведёт за собой "друзей", а споткнувшаяся было Ника, обопрётся о его надёжное мощное плечо. Таис никогда ещё не видела его таким, помнила другим и это воспоминание о горячем, вызывающем трепет прикосновении, огоньком пробежало по её телу, опалив каждую мельчайшую его частичку.

-- Тот лучше, -- где-то далеко-далеко за пределами Ойкумены прозвучал голос Апеллеса.

Таис повернулась: художник стоял у другого стола, где разместился ещё один макет, гораздо менее проработанный, изображавший Александра верхом на Букефале в окружении конных "друзей". Апеллес подошёл к гетере.

-- Лисипп прав, что забросил ту работу, она получилась бы мертворождённой, а эта заставляет сердце сжиматься, она полна движения, жизни. Воображение само дорисовывает битву, ревущую вокруг.

-- В глаза бросается, -- сказала афинянка, -- эти три фигуры заметно отстоят от остальных.

-- Лисипп отделил мёртвых от живых.

-- Они будут стоять на постаменте, словно разрубленном мечом, -- прозвучал голос скульптора из дверей.

Таис повернулась к нему.

-- Спасибо тебе, Лисипп. Я никогда прежде не видела, как скульптор творит то, от чего мы потом не можем глаз оторвать.

-- Ты говоришь, поистине страшные вещи, Таис. Никто не предлагал тебе послужить моделью? Неужели Афины настолько оскудели мастерами или те разучились видеть женщин?

-- Не знаю, -- улыбнулась афинянка, -- может быть, их так напугало судилище Мнесарет? Но ведь все разрешилось благополучно. Пракситель заслужил венок первенства за то, что изобразил Афродиту обнажённой, однако, немало моих сестёр по ремеслу представали прежде в образах богинь и они во всех смыслах были достойнее меня.

Лисипп прищурился.

-- Не лукавь, афинянка. Боги щедро одарили тебя, но и плата за это должна соответствовать. Ты способна затмить Фрину, так не отказывайся прославлять Афродиту своей красотой, увековеченной в бронзе или мраморе. Помни -- в том твоё предназначение, коли уж судьбе было угодно избавить тебя от участи быков приносящей невесты!

-- Я думаю, недолго ждать того, кто вызовется повторить подвиг Праксителя, -- сказал Апеллес, -- а я считаю создание Афродиты Книдской не иначе, как подвигом.

-- Может им станет наш гостеприимец? -- предположила Таис.

-- Уволь, -- сделал отстраняющий жест Лисипп, -- моё призвание в служении Аресу, а не Урании.

Афинянка улыбнулась.

-- Ты служишь одному из супругов, а Апелеес никак не может разорваться меж ними. Моей матери он все уши прожужжал о своём желании изобразить Афродиту Анадиомену, Пенорождённую, но стоило на востоке забряцать оружию, как он, бросив все дела, сорвался на войну, как в море со скалы прыгнул.

-- Увы, это так, -- развёл руками художник, -- увлекающийся я человек. Не могу сидеть на месте. Может потому мой удел -- холст, что он не приковывает меня к одному городу, подобно мастерской скульптора. К тому же, я вечно стеснён в средствах, отливка статуи в человеческий рост -- мне была бы не по карману. Кстати, Лисипп, а какой величины ты замыслил памятник Александру?

-- Как можно больше. Это сражение захватило дух и уже несколько месяцев не даёт мне покоя. Однако, ты прав, насчёт средств. Я замыслил отлить мой "Граник" в коринфской меди, чтобы не тускнеющий золотистый оттенок бросался в глаза с любого расстояния. Но затраты предстоят чудовищные, ведь медь, золото и серебро требуются почти в равных долях. Вряд ли всех моих накоплений хватило бы даже на половину фигур в человеческий рост. Антигон, мой заказчик, так же не обладал свободными средствами и мог себе позволить лишь одну статую Александра. В лучшем случае -- конную. Я уже решил было отказаться от этой затеи, но совсем недавно из Сард прибыл Менелай, сын Лага и привезённые им вести вновь пробудили надежду.

-- Сын Лага? -- переспросила Таис.

-- Значит, македоняне взяли лидийскую казну? -- перебил её Апеллес.

-- Да, -- несколько рассеянно ответил Лисипп, -- прошу простить меня, друзья, я должен вас покинуть, располагайтесь, как у себя дома. На предстоящий вечер я пригласил македонян, начальника гарнизона и его помощников. Надеюсь, нам сообщат все последние новости о ходе войны.

 

Мегарон в доме покойного Гармодия не отличался большими размерами, поэтому гостей на симпосион Лисипп пригласил не слишком много. Из македонян старшим по должности в Эфесе был иларх Сополид, один из "друзей". Антигон назначил его начальником гарнизона. Людей Сополиду верховный стратег оставил немного, не было у него возможности распылять войско. Всего пятьдесят гетайров и две сотни "пеших друзей". Такая, с позволения сказать, "сила" -- скорее для обеспечения общественного порядка и обозначения присутствия. В случае опасности городу этот отряд можно в плевке утопить. Правда, Эфес оказался в глубоком тылу, а с разгромом Ватафрадаты, и подавно.

Кроме начальника гарнизона пришли: командир пехотинцев лохаг Аристон, трое декадархов, пятеро уважаемых граждан и молодой человек, прибывший от Птолемея с письмами и небольшим обозом, в котором, помимо прочего, ехали десять больных, отправленных наместником Сард в Пергам, на излечение в знаменитый храм Асклепия. В Эфесе молодой гетайр должен был навербовать ещё наёмников для усиления союзного войска, для чего имел при себе немаленькую сумму. После бескровного захвата столицы Лидии Лагид вдруг стал ощущать себя довольно самостоятельным и, располагая огромной казной, не просил подкреплений у Антигона.

Гости оделись празднично, в белые и лазоревые хитоны, украшенные по краям цветными вышитыми волнами и меандрами. Посланник Птолемея резко выделялся на их фоне, на нём была тёмно-синяя рубаха с длинными рукавами, фракийского кроя. За последние лет пять такая одежда вошла в моду при македонском дворе и её носили все мужи, от покойного царя до конюха. Очередной раздражитель для эллинов, которые по длинным рукавам отличали варваров.

Гости разулись, рабы омыли им ноги, раздали лавровые венки, принесли вино, воду и мёд, чаши для смешивания. Хозяин совершил возлияния Зевсу и Артемиде, покровительнице города. Первая перемена блюд, ситос, состояла из хлеба, обсыпанного маком и маринованных оливок. Беседа малознакомых людей текла вяло, но когда подали вторую перемену, опсон, отличавшийся большим разнообразием, языки, слегка подстёгнутые вином, понемногу начали развязываться.

-- Знатный стол, знатный! -- запихивая в рот кусок жареной камбалы под соусом, прочавкал один из эфесцев.

-- Да, неплох. А помните почтенные, симпосион в доме Нестора? Какие там были угощения! М-м! Не в обиду тебе, Лисипп.

-- Где же ты был, уважаемый? Посоветовал бы Лисиппу обратиться к тому же повару.

-- Э, нет. Мне говорили, Нестор больше никого не нанимает для устройства пирушек, а раскошелился на искусного раба-беотийца. Не слышал, чтобы беотийцев и фессалийцев кто-то смог превзойти в поварском деле.

-- Да, Нестор удачно подсуетился, когда все рынки на Делосе были забиты пленными фиванцами. Купил недорого. Когда бы ещё так повезло?

Лисипп помрачнел.

"Вместо того, чтобы сражаться с варварами, эллины похваляются дешевизной рабов-эллинов... О, боги, куда катится этот мир?"

-- Да, изрядно Александр сбил цены на рабов, и не на каких-то тупоголовых варваров, годных лишь на самую простую и тяжёлую работу, а на мастеровых. Повезло владельцам эргастериев, кто не прохлопал ушами. Ещё той осенью за опытного кузнеца давали столько, сколько прежде одна рука стоила, та, что молот держит!

Гости захохотали. Лисипп, которому такие речи совсем не нравились, поспешил направить беседу в другое русло.

-- Скажи, молодой Менелай, -- обратился скульптор к посланнику Птолемея, поразительно похожему на того лицом, -- какие ты привёз новости из Сард? Что слышно о персах?

-- Да нет особых новостей, почтенный Лисипп. Мой брат занят укреплением обороны, но, по правде сказать, нам ничто не угрожает. Разведчики доносят, что ближайший персидский гарнизон остался в Тарсе. Офонтопат в Галикарнасе ещё, но скоро его оттуда выбьют.

-- И Мемнон, по слухам, бежал в Митилену, -- добавил Сополид.

-- В Митилену? -- удивился Апеллес, -- так он же может отрезать вас от проливов и зайти в спину!

-- Не сможет, кишка тонка. Если раньше мы, называя его имя, подразумевали -- "Мемнон с войском", то теперь это просто "Мемнон". Сам по себе, один-одинёшинек.

-- Галикарнас неизбежно падёт, -- заявил лохаг Аристон, -- и тогда вся Азия до Тавра наша.

-- Не вся, -- возразил один из эфесцев, тучный и важный купец Бакид, владелец портовых складов, нескольких кораблей и кожевенных мастерских, после свержения олигархии избранный одним из эллинотамиев, хранителей государственной казны, -- вы, македоняне, ждёте, что новое войско Дария придёт через Киликийские ворота, но, похоже, совсем забыли про существование Царской дороги. Птолемей взял Сарды, но в этом городе она всего лишь заканчивается. А Гордий, Анкира? Если основа нового войска будет набрана великим царём в Мидии, ему гораздо проще будет пройти через Каппадокию по Царской дороге. Которую вы не сторожите и даже не собираетесь.

-- Я не могу говорить о том, что собирается делать стратег, -- недовольно буркнул Сополид, -- не все ли равно, с какой стороны придёт войско Дария? Мы знаем, что рано или поздно, нам придётся снова столкнуться с персами, которые сейчас убрались за Тавр. Однако, к этому моменту, здесь вся земля будет в наших руках. Даже если сражаться станут только эллины, их вполне достаточно.

-- Опять эллины будут сражаться с эллинами, -- огорчённо покачал головой другой гость, агораном, следящий за порядком на рынках, -- в войске персов все больше и больше наших соотечественников.

-- Всякая рвань мне не соотечественники, -- презрительно бросил Бакид.

-- Во время войн цены на рабов падают, -- сказал Лисипп, -- богатые землевладельцы обогащаются ещё больше. Малоимущие разоряются. Куда им податься? Только в наёмники. А кто достаточно богат, чтобы платить им? Персы. Получается, Филипп воевал с эллинами только для того, чтобы его наследники в Азии столкнулись не с варварами, а опять же с эллинами.

-- Это так, почтенный Лисипп, -- согласно кивнул Сополид, -- но взгляни на Милет. Он был взят во многом благодаря тому, что тамошние эллины не стали сражаться со своими братьями.

-- Братья... -- протянул Бакид, -- нос по ветру они держат. Была бы возможность остаться у персидской кормушки -- остались бы, не раздумывая. Не верю я им. До последнего на двух стульях пытались усидеть. А мы здесь, как один, на борьбу с олигархами поднялись.

-- Ты сам, уважаемый Бакид, почти как олигарх, -- усмехнулся агораном, язык которого уже слегка заплетался, -- деньжищ-то у тебя, ого-го. Не кричал бы Сирфак о твоём худородстве, а водил дружбу, стал бы ты, "как один" на борьбу подниматься?

-- Да я свои деньжищи вот этими руками заработал! -- вспыхнул купец, -- весь Эфес помнит, ещё мой отец самолично кожи мял...

-- Миром, только миром, -- привстал на ложе Лисипп, -- не ссорьтесь, прошу вас.

-- А вот интересно мне, -- сказал Апеллес, смешивая вино, -- побьёт Антигон персов и дальше что? Я имею в виду, он же всюду восстанавливает демократию. Сейчас, во время войны, он гегемон -- ведущий. Война кончится, отдаст власть?

-- Тебе что, не верится в это, дружище? -- спросил скульптор.

-- Не припоминаю случаев, чтобы кто-нибудь, облечённый властью, добровольно от неё отказался, -- художник отпил из чаши-киафа, покатал золотистое хиосское во рту, смакуя, -- получим очередного тирана.

-- Тиран захватывает власть силой, -- возразил Сополид, -- мы же следуем за избранным вождём. Отчего бы не следовать за ним и дальше, пока в том видится польза и удача. Боги помогают Монофтальму.

-- И все же его положение шатко. Опираться на сиюминутные чаяния народа -- глупость, -- возразил художник, -- сколько лет прожил в Афинах, а так и не привык к этой тысячеголовой глупости. Если бы такие, как Демосфен, не расточали себя, убеждая капризную и бестолковую толпу, глядишь, город Паллады мог бы достичь, куда больших успехов.

-- Ты разделяешь убеждения Аристотеля? -- спросил Лисипп, -- монархия -- лучшая из форм правления?

-- Да. Будь жив Александр, союз ионийских полисов не выглядел бы титаном на глиняных ногах, ибо они объединились бы вокруг царя, потомка Геракла.

-- Разве важно лишь происхождение объединителя?

-- Я, кажется, понимаю почтенного Апеллеса, -- сказал Бакид, -- через пару лет начнут говорить: "Да кто такой этот Антигон? Он даже не иониец!" Циклоп напрасно делает ставку на власть народа, который и дальше будет избирать его вождём. Ему, поистине, лучше сделаться тираном.

-- Вроде того, против которого ты боролся? -- ехидно поинтересовался агораном.

-- Тиран тирану рознь.

-- Тем хуже для союза, -- сказал Лисипп, -- если он держится лишь на одном человеке, который, увы, смертен. А что будет после него? Опять раздрай, смута? Под которую нас всех снова пережуют персы.

-- Вот и выходит, -- подытожил Апеллес, -- что нам просто необходим царь, верховенство которого неоспоримо и его наследники законны и признаются всеми. Как не зови Антигона -- верховным стратегом, гегемоном, тираном, а всё равно его власть будут постоянно ставить под сомнение. Царь нужен.

-- В Македонии, почтенный Апеллес, -- сказал Аристон, -- это просто делается.

-- Я заметил, -- усмехнулся художник, -- сколько царей у вас за последнее время сменилось? Царь, которого избирает войско, в наших глазах всего лишь очередной тиран. А это -- разные вещи. Нет, царь нужен такой, про которого сами боги скажут -- вот он, истинный.

-- Где бы такого взять? -- протянул кто-то из гостей, прежде не принимавший участия в беседе.

-- Я против царей, -- сдвинул брови Бакид, -- надеюсь, Циклопу хватит ума не объявлять себя царём.

-- Вот и первый смутьян, -- кивнул Лисипп, -- я же говорил, будут разброд и шатания.

Эллины обожали застольные беседы, потому и смешивали вино с водой или мёдом, чтобы подольше оставаться трезвыми. Дар Диониса возбуждал, подстёгивал речь, но ослабленный, не валил с ног слишком быстро. Заметив, что гости уже большей частью оставили трапезу и вытирают жирные руки кусками мягкого тёплого хлеба, Лисипп объявил:

-- Не пора ли нам выбрать симпосиарха?

Царём пира избирали человека острого ума, способного увлечь гостей игрой или состязанием в пении, риторике. Инициатива наказуема: хозяину не удалось отвертеться от этой "должности" и, по правде сказать, справедливо, ведь он здесь был единственным, кто знал всех присутствующих.

Скульптор совершил возлияние Дионису и продекламировал:

 

-- Мил мне не тот, кто, пируя, за полною чашею речи
Только о тяжбах ведёт, да о прискорбной войне;
Мил мне, кто, Муз и Киприды благие дары сочетая,
Правилом ставит себе быть веселее в пиру[47].

[47] Стихи Анакреонта.

 

Рабы наполнили чаши гостей и те дружно выпили, подарив несколько капель богам. Музыканты, незаметно возникшие в мегароне, расположились у стен, ударили в тимпаны. Запели флейты. Гости оживились: в зале, перед пиршественными ложами появилась Таис. Она была одета в золотистую короткую эксомиду, открывавшую правую грудь. Чёрные волосы, достающие почти до пояса, заплетены в две тугих косы, совсем не в обычае гетер, укладывавших их в более сложные причёски. В правой руке афинянка держала короткий меч. В левой -- небольшой тонкий жезл с подвязанной к нему длинной алой лентой. Таис двигалась в такт музыки с кошачьей грацией, а лента, тоже пребывающая в постоянном движении, обвивала гетеру по спирали, образуя своеобразный кокон, из которого время от времени выскакивало стальное жало. Девушка кружилась на носках, временами замирая на кончиках пальцев, с такой лёгкостью, словно не весила ничего. Полы эксомиды развевались, отчего у гостей захватывало дух.

-- Пирриха, пирриха! -- выкрикивали гости название этого воинственного действа, зародившегося в Спарте.

Это была не совсем пирриха, танец, который исполняют с оружием и, чаще всего, не в одиночку, но задуматься о том некогда. Неспешный вначале, темп нарастал, как приближающийся издалека раскат зевсова гнева в грозу.

Апеллес вскочил с ложа и начал хлопать в ладоши, поддерживая ритм. Его примеру последовал Менелай. Глаза молодого человека расширились в восхищении. Казалось, для него сейчас во всей Ойкумене не существует ничего, кроме танцующей четвёртой Хариты.

Таис резко переломилась пополам, сталь клинка лязгнула о каменный пол, а гетера взлетела в воздух, опираясь только на меч. Лента скользнула по отточенному лезвию, взмыла вверх. Один алый лоскут остался на полу.

-- Таис! Таис! -- гости хлопали уже все.

Ритм все ускоряется. Шаг, поворот, шаг на носке, пируэт на кончике большого пальца -- попробуйте-ка повторить мужи-воины! Прыжок, приземление. Афинянка изгибается назад, спина дугой, волосы-ночь метут по полу. Снова лязг меча. Гости в восторге, никто не сожалеет об иззубренном клинке, судьба у него такая. Шаг, прыжок, поворот.

-- Таис! Таис!

Мчится по мегарону красно-золотой ветер, свистят флейты, тимпаны уже и не слышно, тонут они в ритме, что в едином порыве гости выбивают ладонь о ладонь. Шаг, прыжок, поворот. Хлопают гости, кружится в танце Таис. Кровь стучит в висках, сердце выпрыгивает из груди. Ничего вокруг уже нет, только ветер, цветная метель.

-- Лети, ветер!

 

Таис []

 

Афинянка, завертевшись в очередном сложном пируэте, выпустила ленту из рук и молниеносными взмахами меча рассекла её на четыре части. Прыжок, мягкое приземление. Ни на миг не останавливаясь, Таис "перетекла" из высокой фигуры в низкую, уложила на пол клинок. "Вынырнула", вытянувшись в струну, с поднятыми вверх переплетёнными руками, отогнув кисти под прямым углом, и замерла.

Гости взревели от восторга, взорвался мегарон громом рукоплесканий.

-- Таис!

-- Анадиомена... -- прошептал художник, не в силах оторвать взор от гетеры.

Высокая грудь афинянки учащённо вздымалась. Девушка раскраснелась. Умеренно-смуглая, не бледная, как свободнорождённые эллинки, избегающие появляться на солнце неукрытыми, но и не загорелая дочерна, подобно уроженкам южных краев, Таис напоминала сейчас статую, отлитую в коринфской меди, той самой, о которой вздыхал Лисипп. Умастить кожу золотистым оливковым маслом для блеска, и не отличить.

-- Слава четвёртой Харите!

-- Никогда подобного не видел...

-- И не увидишь, она одна такая!

-- Иди к нам, афинянка!

Ложе для Таис было предусмотрено. Устроившись на подушках, разгорячённая пляской сильнее, чем мужчины вином, афинянка оказалась рядом с Менелаем. Молодой человек благоговейно смотрел на гетеру, будто на расстоянии вытянутой руки от него находилась сама Урания.

-- Муха залетит, -- с улыбкой покосилась на него Таис.

-- А? -- очнулся македонянин и закрыл рот, -- прости, я прежде не встречал богинь.

Гетера повернулась к нему, собираясь что-то сказать, но слова внезапно застыли на языке, глаза расширились в изумлении.

-- Кто ты?

-- моё имя Менелай, я младший сын Лага, одного из князей Орестиды.

-- Младший сын? Так ты брат Птолемея?

Молодой человек кивнул. С афинянки мигом слетел налет божественной недоступности. Превратившись в самую обычную девятнадцатилетнюю девчонку, она придвинулась к гетайру и с жаром спросила:

-- Давно ли ты видел его? Он жив и здоров? Где он сейчас?

Эксомида сползла с плеча афинянки. Взгляд Менелая упал на обнажённую грудь Таис и молодой человек покраснел. Глаз, правда, не отвёл, это было, поистине, выше человеческих сил. Слегка заикаясь, гетайр пробормотал:

-- Н-недавно. Он в Сардах. Жив. Здоров.

Менелай сглотнул и, справившись с волнением, уже увереннее сказал:

-- Так ты знакома с ним? Он ничего не говорил мне.

-- Знакома... -- чуть рассеянно произнесла Таис, глядя в сторону, -- последняя весточка от него пришла в начале осени. Все кругом завертелось... В Элладе война, в Азии война. Я понимала, что письма могли затеряться в пути, но сердце не на месте.

Менелай помолчал немного, а когда вновь собирался что-то спросить, не успел рта раскрыть, как вниманием гетеры завладел Лисипп.

-- Скажи, Таис, там, в порту, ты так и не ответила, что же заставило тебя пуститься в путь с Апеллесом?

Афинянка покосилась на художника, но тот смотрел будто бы сквозь неё, погружённый в свои мысли.

-- Я всегда мечтала увидеть мир, другие страны, людей. Но как иначе может путешествовать женщина? Только с победоносным войском.

Лисипп кивнул.

-- Да, женщине одной, тем более столь прекрасной, путешествовать, даже в компании одного-двух телохранителей, в наше время небезопасно, в этом ты совершенно права. Но и войско македонян никак не может служить тебе надёжной защитой. Всякие люди там есть. Даже боги в своих храмах не защищают ищущих спасения от насилия. Разве что мстят потом святотатцам, но я бы не хотел оказаться в роли мстителя за погубленную жизнь четвёртой Хариты. Или среди соратников Антигона есть кто-то...

-- О, да! -- поспешила ответить афинянка.

Лисипп взглянул на Менелая, тот кивнул.

-- Душно стало в Афинах, -- подал голос Апеллес, -- выйдешь на улицу -- кругом разговоры о войне. Крики "вернём" сменяются воплями "отберём", и все реже последние сопровождаются словом "назад". Победа в Фермопилах вскружила афинянам голову. Повсюду разговоры о возрождении Архе, нового Морского Союза. Город бряцает оружием...

Художник замолчал, поглаживая бороду и изучая капли вина на дне пустой чаши.

-- Что-то наш избранный симпосиарх отлынивает от своих обязанностей! -- громко заявил Сополид.

-- Действительно! -- поддержал командира Аристон, -- наши кубки пусты, музыка стихла...

-- Справедливо, -- согласился скульптор, -- эй, рабы, разлейте вино, да не ждите, пока чаши гостей вновь опустеют!

Рабы поспешили исполнить приказ, а Лисипп продолжил:

-- Не устроить ли нам состязание в пении?

-- Верно, пусть Таис ещё и споёт! -- подхватил кто-то из гостей.

-- Нет, -- покачал головой Лисипп, -- не будем излишне утомлять нашу гостью. К тому же, кто желает состязаться с Харитой? Заранее проигрышное дело.

-- Правильно!

-- Да, верно!

-- Состязание!

-- Нужно установить правила, -- продолжил скульптор, -- ведь не следует одну меру прикладывать к песне любовной или гимну. В чём же мы станем состязаться?

-- Жёнам пристало взывать к Афродите, -- сказал Сополид, -- мужам же -- славить Бромия[48]!

[48] Бромий -- "шумный", эпитет Диониса.

-- Или Ареса.

-- Верно, предлагаю состязаться в воинских гимнах.

-- Согласны!

-- Рабы, освободите один стол, -- скомандовал Сополид, и, когда распоряжение было выполнено, взошёл на импровизированную орхестру.

-- Разве мы варвары, чтобы попирать ногами место, за которым едим? -- неодобрительно покачала головой афинянка, но в этот раз на её слова не обратили внимание.

-- Чем мы хуже спартанцев? -- разгорячённый вином иларх, слегка покачиваясь, сбросил с плеч хитон, -- вспомним древние обычаи[49]. Жаль, шлема нет. Ладно, пусть будет венок.

[49] Бытует мнение, что в период архаики военные гимны и песни, прославляющие богов, исполнялись обнаженными людьми. "Гимнос" (греч.) -- "голый". В позднейшую эпоху эта традиция могла не соблюдаться.

Македонянин принял величественную позу. Лисипп, ваятель мужей-воинов, цокнул языком, слегка прищурившись: сложение иларха в точности повторяло канон Поликтета, создателя знаменитого "Копьеносца". Сополид раскатистым низким голосом запел:

 

-- Скоро ль воспрянете вы? Когда ваше сердце забьётся
Бранной отвагой? Ужель, о нерадивые, вам
Даже соседей не стыдно? Вы мыслите, будто под сенью
Мира живете, страна ж грозной объята войной.
Требует слава и честь, чтоб каждый за родину бился,
Бился с врагом за детей, за молодую жену.
Смерть ведь придёт тогда, когда мойры прийти ей назначат.
Пусть же, поднявши копьё, каждый на битву спешит,
Крепким щитом прикрывая своё многомощное сердце,
В час, когда волей судьбы дело до боя дойдёт.

 

-- Наша песня! -- в восторге взревели эфесцы[50].

[50] Стихи Каллина Эфесского.

Закончив, иларх с торжествующим выражением лица вернулся на ложе, а его место занял соперник из числа эфесцев.

-- Ну, Антиф, не посрами наш город!

 

Гости становились все шумнее. Один из младших македонских начальников жестом поманил светловолосую флейтистку-фракиянку, одетую лишь в поясок, сплетённый из весенних первоцветов, а когда она приблизилась, задрал себе хитон до подмышек, недвусмысленно предлагая сыграть ещё на одной "флейте". Его товарищи сначала посмеивались, давая советы, а потом, распалённые зрелищем, последовали его примеру, благо, флейтистка была не одна. Мегарон наполнялся стонами. Таис от такой "музыки" заскучала.

-- Афинянка! -- обратился к ней Бакид, которого уже изрядно штормило, -- ты воплощение Урании! А воплощение Урании не может стоить меньше мины за ночь любви! Подари мне эту ночь и ты увидишь, как щедр Бакид!

-- Дёшево же ты оценил богиню, -- прошипел Апеллес.

-- Дёшево? В самый раз. Взгляни на этих флейтисток, они -- услада очей, а берут всего два обола. Дневной заработок гребца триеры. Я же предлагаю в триста раз больше. Разве это дёшево?

-- Если зовёшь меня богиней, почтенный Бакид, -- спокойно сказала гетера, -- то знай: цена богинь высока, но редко их интересуют деньги.

-- Что же тебя интересует? -- с вызовом бросил купец.

-- Ищи и найдешь, -- улыбнулась афинянка, -- не все продаётся.

-- Чушь! Чушь вдвойне в устах гетеры, все богатство которой скрыто между ног и ничем не отличается от такового у других жён.

-- Коли так, зачем переплачивать? -- холодно спросил Апеллес, -- доставай свои два обола, вон, погляди, сколько охотниц. Устроены они так же, и прелестями не обделила их Афродита. В чём видишь ты разницу?

-- В умении красиво танцевать? -- хохотнул агораном, -- имеет ли это значение на ложе?

Бакид набычился и что-то злобно пробурчал. Расслышал его слова только Лисипп. Он нагнулся к эфесцу и негромко произнёс, покосившись на ноги афинянки:

-- Как ты думаешь, какую силу в себе таит этот пальчик, который только что держал весь её вес? И что будет с незадачливым мужем, которому удар этого пальчика придётся в пах?

Таис поднялась с ложа.

-- Я устала, Лисипп. Позволь мне покинуть твоих гостей.

-- Зачем ты просишь меня об этом, Таис? Разве ты чем-то обязана мне?

-- Разреши, я провожу тебя, -- вскинулся Менелай.

Гетера хотела сказать, что в том нет необходимости, ибо она пользуется гостеприимством скульптора, и всего лишь пройдёт на женскую половину дома, но, задумавшись на мгновение, кивнула головой.

Они вышли в ночную прохладу перистиля и, когда остались одни, афинянка все же созналась, что провожать её имеет смысл всего пару десятков шагов. Менелай не смутился. Казалось, ему и этого расстояния вполне достаточно, чтобы ощутить в себе силы на прыжок до вершины Олимпа.

Таис глядела на македонянина, но видела другого человека, его брата. Воспоминания кружились перед глазами переливающимся калейдоскопом.

"Так ты из свиты македонского царевича?"

"Верно. А ты -- та самая Таис, про которую говорят, будто за ночь с ней иному не хватит и таланта?"

"Граждане афинские склонны к преувеличениям".

"Так значит, это неправда, что ты самая дорогая из подруг? Меня заинтересовала твоя слава, и я нарочно искал встречи, но ожидал увидеть..."

"Зрелую жену, подобную Фрине? Разочарован, увидев девчонку?"

"Нет, заинтригован ещё больше".

"Не можешь понять, где же во мне прячется стоимость целой триеры?"

"Уже эти твои слова наводят на мысль, что ты стоишь гораздо дороже триеры".

"Вот как? И сколько же талантов я стою?"

"Всего золота мира не хватит. А оно и не нужно. Та, что зовётся четвёртой Харитой, не может иметь цены".

"И, тем не менее, я называю её, беру деньги".

Птолемей смотрел внимательно, чуть наклонив голову набок, подражая своему другу, наследнику македонского престола. Афинянка ждала его ответа, заинтересованно глядя прямо в глаза. Лагид, среди всех царских друзей прослывший самым искушённым знатоком любви, сменивший на своём ложе столько женщин, что давно уже потерял им счёт, не мог вымолвить ни слова. Он видел собственное отражение в тёмных тёплых и смеющихся глазах афинянки. Дурак-дураком.

Таис улыбнулась.

"Недосуг мне с тобой в молчанку играть. Найдешь, что сказать, приходи. Мой дом возле Диомейских ворот, у подножия холма Мусейон. Там спросишь, укажут. Меня знают".

Гетера, по воле судьбы призванная к служению Урании, обученная дарить мужчинам наслаждение, духовное и плотское, она не пыталась играть в недоступную богиню, подобно многим своим знаменитейшим сёстрам по ремеслу. Пусть этот покоритель женщин придёт, пусть назовёт свои желания (ха, как будто кто-то их не знает). Она назначит цену. Ещё несколько серебряных "сов" присоединятся к своим товаркам в заветном сундучке. Птолемей получит то, что хочет, очередную победу, ещё один горделивый рассказ друзьям, в ответ на вопрос: "Ну, и какова на ложе эта знаменитая афинянка?" А Таис, в очередной раз восславив Киприду, станет чуточку богаче, приобретёт ещё больше возможностей в мире, где все продаётся за деньги. Все?

А как быть с тем гнетущим равнодушием, что не желает её оставлять в минуты, когда мозолистые руки мужчин скользят по гладкой коже? От поклонников проходу нет, и многие желают не только брать, но и дарить. Но все не то. Поделившись со своей юной жрицей властью над мужчинами, Урания не дала ей чего-то важного и после, вовсе не сыгранной, ночной страсти в объятиях очередного любовника, сердце Таис билось спокойно и размеренно, не раненое чувством. Хоть плачь.

Птолемей пришёл через день, но цену не спросил. Словно забыв свою славу охотника за женскими прелестями, он просто сидел в гостях у гетеры, они пили ослабленный, не будоражащий кровь кикеон, вино, смешанное с мёдом, и провели вечер в беседе. А потом ещё один. Птолемей был спокоен, вежлив, внимателен, улыбчив, остроумен. Казалось, только таких встреч с четвёртой Харитой он ищет. Он удивил афинянку своей образованностью, тогда она ещё не знала, что друг Александра учился у Аристотеля.

Пришёл вечер разлуки: Александр, посол победителя при Херонее, поразивший Афины умом и прямо-таки божественным величием, столь непохожий на одноглазого, хромого, сурового и хмурого царя-воина, должен был отбыть к отцу. Птолемей следовал за ним. Ни один из мужчин афинянки не был похож на сына Лага, и Таис, в груди которой все последние дни разгоралась настоящая огненная буря, повела македонянина прочь из душного кольца стен Паллады, по Фалерской дороге в сторону моря, мимо рощ огромных платанов, к маленькой бухточке, укрытой в кольце скал. Туда, где ночь, бесстыдно подглядывая за смертной любовью мириадами неспящих глаз, приняла их в свои объятья.

 

Дел у Менелая в Эфесе было много, и все же он постоянно находил время за какой-нибудь надобностью появляться возле дома Лисиппа. Никто тому не удивлялся. Хозяин посмеивался. Таис вздыхала. Вовсе не желала она для брата Птолемея той участи, на которую тот себя обрекал. Жестока бывает Урания, не бесследно её замужество, союз с незнающим жалости Аресом.

Апеллес после симпосиона впал в странную задумчивость. Загадочно смотрел в сторону Таис, иногда скользя взглядом по фигуре афинянки, а временами глядя, словно сквозь неё. Три дня так продолжалось, на четвёртый художник, наконец, подошёл к гетере.

-- Ты знаешь, Таис, как давно меня не отпускает образ твоей матери, выходящей из моря на посейдоновых мистериях. Я пытался говорить с ней, но Мнесарет не хочет этой работы и для меня это необъяснимо. Я разучился понимать многие её слова и поступки. Совсем отчаявшись, пытаюсь скрыться от себя здесь, за морем. Придумал занятие -- рисовать победоносных воинов, освободителей Ионии. Но не моё это. Пусть мужей изображает Лисипп. Я же призван, как и ты, к служению Афродите. Я долго не мог взяться за Анадиомену, даже против воли Мнесарет. Понимал, модель не подходит. Афродиту Выныривающую, рождающуюся из пены, не стоит рисовать со зрелой женщины, пусть она до сих пор способна затмить красоту юности. Я видел твой танец не раз, но здесь, на нашем недавнем симпосионе, меня словно перуном зевсовым ударило! Ты та, кого я так давно искал. Столько времени, дурень, провёл с дочерью своей возлюбленной, а разглядел лишь сейчас, -- Апеллес улыбнулся, -- ты будешь моей моделью, Таис?

Афинянка коснулась ладонью колючей щеки художника.

-- Это величайшая честь для меня.

 

Наступил месяц мунихион. Скоро год, как войско Коринфского союза вторглось в Азию. Сколько всего случилось за этот год... Разум смертных слаб, чтобы осмыслить, осознать произошедшее и предстоящее.

Апеллес, которому гостеприимный Лисипп предоставил в полное распоряжение дом, принялся за работу, готовил холст, растирал и смешивал краски. Вместе с Таис они придумывали позу Анадиомены. По вечерам заглядывал Менелай, делясь последними новостями. Он набрал пять сотен наёмников и должен был вскорости отбыть к своему брату. Птолемей все ещё находился в Сардах и отчаянно скучал там. Никаких угроз, вызовов. Деятельная душа старшего Лагида рвалась в гущу событий. Он неоднократно предлагал Антигону прислать в Сарды кого-нибудь другого вместо себя, но Циклоп всякий раз высказывал опасения, что новый наместник не удержит в руках лидийскую знать, покорившуюся хитроумному Лагиду. Дескать: "Они тебе подчинились, приедет какой-нибудь Леоннат, признают ли его верховенство?"

Вот и вздыхал Птолемей ревниво, читая письма о ходе войны в Карии. А там дела у Одноглазого шли лучше некуда. Ада, наследница карийских династов, лишённая власти своим младшим братом Пиксодаром и нашедшая приют в горной крепости, единственной сохранившей ей верность, самолично прибыла к Антигону и убедила его вернуть в её руки Карию, в обмен на поддержку местного населения. Циклоп согласился, поставив условие, что эллинские полисы в Карии получат самоуправление и Ада воцарится лишь над варварскими городами.

Войско союзников осадило Галикарнас. Оборонявший город Офонтопат так и не пришёл на помощь Мемнону в Милете и вот теперь остался один на один с врагом. Город, лежащий в северной части Косского залива, очень хорошо укреплён. Помимо внешних стен и глубокого рва, он защищён тремя внутренними цитаделями: Царской -- в юго-восточной оконечности, Салмакидой -- в юго-западной, и Акрополем у северной стены.

Галикарнас мог бы довольно долго продержаться в осаде, но Мемнон, отлично умевший мутить воду, сюда так и не прибыл, а сил и авторитета Офонтопата оказалось недостаточно, чтобы заставить горожан зубами цепляться за каждый камень крепостной стены.

Все же Антигону пришлось повозиться. Ворота сразу не открыли и он начал собирать "милетские" осадные машины, встав лагерем у западных, Миндских ворот, которые затрещали под ударами тарана.

Союзники очень быстро убедились, что Галикарнас, это не Милет. Добраться до Миндских и Миласских ворот города оказалось гораздо сложнее: в обоих случаях крепостная стена здесь образовывала нишу, глубиной в тридцать шагов. На крышу тарана с трёх сторон полетели камни и бревна, полилось кипящее масло. Воинам Офонтопата удалось очень быстро проломить винею и Антигону пришлось отвести таран.

Монофтальм изменил тактику. Для подвода осадных башен требовалось изрядно потрудиться на земляных работах по выравниванию предполья, поэтому ставку решили сделать на подкоп в районе северной стены. Где-то на двенадцатый день, когда он был почти закончен, и часть стены грозила обвалиться с минуты на минуту, а бойцы Пердикки стояли наготове в ожидании штурма, Миндские ворота отворились. К немалому удивлению союзников навстречу Антигону вышла делегация горожан, сообщивших, что Галикарнас восстал против персов и Сдаётся.

Однако, радость оказалась несколько преждевременной. Офонтопат с горсткой преданных воинов затворился в Царской цитадели. Персы так же удерживали Салмакиду и остров Арконнес, господствовавший над заливом. Правда, гарнизон первой сложил оружие на следующий день после вступления Антигона в Галикарнас. Офонтопат в плен сдаваться не собирался, ибо убедил себя, что эллины его не пощадят. Все предатели уже перебежали к противнику и с тираном остались только надёжные воины. Их, хоть и немного совсем, но для обороны небольшой по размеру и отлично укреплённой цитадели, вполне достаточно.

Через пять дней Неарх, командовавший флотом из трёх десятков триер, подвёл половину из них к Арконнесу и высадил на берег четыреста гоплитов. После короткого боя, союзники завладели островом.

Царская цитадель держалась, правда её защитников уже никто не воспринимал всерьёз. Македоняне потешались над персами, выкрикивали обидное, но ни ломать стены, ни лезть на них по лестницам, не собирались.

-- Само отсохнет, -- заявил Антигон.

Стратег навел порядок в городе (прямо с недобитыми персами под боком) и порывался, оставив здесь сильный гарнизон, отбыть в Милет, где на середину мунихиона был созван всеионийский съезд, на котором предстояло определить, как многочисленным полисам, затащенным дерзкими македонянами в союз, существовать дальше. Некоторые из них в прошлом не слишком дружили, а иные и вовсе считались непримиримыми соперниками. Кто-то под персами жил широкой автономией, кто-то имел свободы поменьше, а были и такие, кто прямо в рабстве прозябал. Милет, к примеру, давно уже испытывал сильное влияние Афин, которые считались чуть ли не его метрополией (что находило подтверждение в преданиях). Так или иначе, но, даже во времена персидского владычества, афиняне для милетян оставались друзьями. А вот если сейчас перед македонянином скажешь, что родом из города Паллады, будь готов его пальцы от своего горла отдирать.

Над всем этим довлела извечная эллинская приверженность демократии и неприятие тиранов. С другой стороны, хотя в союзном войске македонян меньшинство, они вполне способны расколошматить остальных поодиночке. А если те объединятся? Что? Милет с Эфесом? Эфес и Смирна, когда-то богатая и во всём превосходившая город Артемиды, но задавленная персами? Никогда!

Совсем неочевидными представлялись Антигону решения съезда, а значит, не одному надо ехать, а подкрепить свой вес сариссами.

Убедившись, что для выкуривания персов из Царской цитадели его присутствия не требуется, оставив начальником Пердикку, Циклоп забрал большую часть армии и ушёл из Галикарнаса. В Милет с представителями знатнейших лидийских семейств приехал и Птолемей, вырвавшийся, в конце концов, из своей золотой клетки.

Все это Менелай рассказал афинянке тем памятным вечером, когда Апеллес, не слишком торопившийся с подготовкой, провёл, наконец, первую линию на холсте, обозначив изгиб бедер Анадиомены. Таис слушала в пол уха, лишь при упоминании Птолемея проявила интерес к разговору.

-- Так значит, тебе уже не нужно ехать в Сарды?

-- Почему это? Приказ никто не отменял.

-- Что же там теперь делать?

-- То же, что и планировалось. В Сардах собираются войска, которым предстоит выступить по Царской дороге на восток. Поход начнется через месяц. Мы возьмём Гордий и Анкиру.

-- Снова поход. Зачем? Вы освободили эллинские города, к чему это вторжение в исконные земли варваров? Что движет Антигоном? Жажда завоеваний? Я слышала, этим был одержим Александр. Но чего вы добьётесь? К чему преумножать Слёзы и кровь?

-- Не пойму тебя. Ты же сама хотела посмотреть мир? -- удивился Менелай, -- больше не хочешь?

-- Я не желаю, чтобы из-за моих прихотей пролилась хотя бы слезинка, -- возразила Таис.

-- Так или иначе, но поход состоится. Ионии нужна безопасность, а значит, земли варваров должны отодвинуться от неё, как можно дальше.

-- Дивлюсь я, как вы, македоняне печётесь о благополучии Ионии, чужой для вас земли.

Менелай помрачнел.

-- Она нам не чужая, мы проливали свою кровь за неё. Кто знает, сможет ли кто-нибудь из нас вернуться на родину? Думаю, наша судьба теперь здесь.

Таис не нашлась, что ответить. Первый порыв -- ехать в Милет, к Птолемею, она погасила со вздохом, но неумолимо. Апеллес начал работу и бросить его -- отплатить чёрной неблагодарностью за все, что художник сделал для неё. Верный, надёжный друг. Нет, она останется. Что ж, похоже, война подходит к концу, а значит, она все же увидит Птолемея. И скорее раньше, чем позже.

Война подходит к концу... Наивная девчонка. Никогда четвёртой Харите не встать на Олимпе среди первых трёх в свите Афродиты, не окинуть взглядом с небес Ойкумену. Откуда ей знать, что лазутчики приносили с востока одно донесение тревожнее другого. Царь царей собрал неисчислимые рати и совсем немного времени уже оставалось до того дня, когда им будет отдан приказ о выступлении. А ещё есть Мемнон, никуда не делся. Его корабль приставал уже ко многим островам. Родосец встречался с афинскими послами. О чём они пытаются договориться? Мемнон и без войска -- опаснейший враг.

Но пока жизнь Таис наполнялась радостью в ожидании встречи с Птолемеем. Каждый новый день светлее предыдущего. Вот и новый гонец прискакал в Эфес. Откуда? Из Милета?

-- Две новости! -- Менелай возбуждён больше обычного, -- Офонтопат пошёл на прорыв морем. На десяти триерах. Неарх встретил его и пустил на корм рыбам!

-- А вторая новость? -- спросила афинянка.

-- Союз избрал Антигона стратегом-автократором Азии!

 

 

 

11
Послы, подсылы и патриоты

Иллирия. Начало лета

 

Летящие из зенита гелиосовы стрелы, неудержимые высокими колючими кронами стройных корабельных сосен, пронзали лес насквозь, до самых корней. В низинах дубы и буки с царственной важностью принимали милость бога, неохотно делясь ею с теми, кто ниже, и оставляя подлесок в тени, но здесь, в чистом прозрачном сосновом бору, почти невозможно скрыться от ослепительного ока Всевидящего. Разве что под шатрами одиноко стоящих в рядах сосновой фаланги вековых елей.

Не постичь человеку путей Гелиоса, он добр и жесток одновременно. Вернее, даже не так. Он равнодушен. Он пробуждает всходы, наполняет жизнью колосья, но если не одарит землю дождём Громовержец, бесстрастный взгляд солнечного бога высушит её, убьёт. В своём ежедневном беге по небосводу, он никогда не умерит изливаемых сил и лишь Тучегонитель способен рассеять его мощь, направив её на созидание или разрушение по своей воле.

Ныне на небе ни облачка. От палящего зноя, запаха смолы, перегретой хвои, голова шла кругом. Рваная тень не спасала от солнца, но все лучше, чем вообще никакой.

Жарко. Эвмен, ехавший в голове небольшого конного отряда верхом на буланой невысокой лошадке, спустил с плеч хитон и в причудливой игре света и тени временами становился похожим на кентавра. Шкура лошади лоснилась от пота и всадник ей под стать, словно маслом умащен. Жарко. Ещё и мошкара докучливая повсюду.

Десять всадников двигались по двое в ряд неспешным шагом. Дорога, не слишком извилистая, то забирала круто вверх, то ныряла вниз. Эвмен подумал, что с тележным обозом идти здесь не слишком удобно, да и разъехаться встречным непросто. Видать, купцы, что по осени проезжают долиной Апса от морского побережья вглубь Иллирии и Македонии, гоняют взад-вперёд караваны вьючных мулов.

"Ну, нам телеги без надобности, главное -- здесь войско пройдёт, не растягиваясь в нить на сотню стадий".

Впереди лес начал светлеть. За деревьями мало-помалу вырисовывалось обширное открытое пространство.

-- Это Апс там виднеется? -- Эвмен повернулся к проводнику, ехавшему по левую руку от кардийца.

-- Да, -- ответил тот.

Меньше чем через стадию путь отряду преградил крутой обрыв. Эвмен спешился и осторожно подошёл к его краю. Внизу, на глубине четырёхсот локтей, серебряная лента Апса слепила глаза, играя россыпью солнечных бликов. Река, текущая с востока на запад, образовывала в этом месте плавную дугу, выгибающуюся на юг. Словно кривой фракийский клинок в ножнах из выбеленного ветром известняка.

Дорога, резко поворачивая на северо-восток, сбегала вниз на пятьдесят локтей и довольно долго тянулась между небом и землёй по узкой скальной ступеньке, прежде чем продолжить свой путь на дно речной долины. Вот здесь точно с телегами делать нечего. В самом узком месте четыре человека в ряд пройдут, но не больше.

Апс, и ещё Эордайк к северу, образовывали природные ворота, проход из Иллирии в Македонию. Другого пути нет. Козьими тропами не провести армии. Ещё предшественники царя Филиппа на троне Пеллы озаботились защитой своих владений от набегов западных варваров и возвели в узостях долин сильные крепости -- кость в горле иллирийцев. Дассареты, эордеи и тавлантии, племена воинственные и, без должного уважения смотрящие на чужое добро, никак не могли смириться с тем, что глаза их вместо беззащитных селений македонян видят массивную дверь с крепким засовом. Поэтому на границе никогда не остывали угли войны.

Южный проход из земель варваров в Орестиду прикрывала крепость Пелион. Когда от кинжала убийцы пал Филипп, князь дассаретов Клит вообразил, будто сынок покойника слаб. Пару лет назад Александр укрывался от своего многогневного отца у него, Клита, в гостях, и князь был прекрасно осведомлён о делах македонского двора. Под щенком трон шатается, до границ ли ему теперь? Воинственным варварам много времени на сборы не надо, набежали в силах тяжких и вышибли македонский гарнизон из крепости.

Клит не ошибся в одном -- Александр действительно обратил на него свой взор в последнюю очередь. Но обратил. Когда для дассарета стали доходить слухи, один другого тревожнее, о победоносном шествии македонян по землям их северных соседей, он, мудро решив перебдеть, послал гонцов к своему союзнику и зятю, князю тавлантиев Главкию. Зять на зов откликнулся и с войском двинулся на помощь.

Около пяти сотен дассаретов засели в крепости, а основная часть войска, едва Александр приблизился к Пелиону, заняла покрытые лесом окрестные высоты, угрожая македонянам с тыла. Иллирийцев было много, и они атаковали первыми, но царь отразил их и смог потеснить, хотя и не нанёс существенного урона.

На следующий день после первого столкновения к Пелиону подошло войско тавлантиев, и Главкий запер македонян в речной долине. Князья радостно потирали руки: сопляк попался в ловушку, как желторотый птенец, но пока они медлили, ожидая, что царь, осознав своё положение, вступит в переговоры о мире, Александр совершил невозможное.

Варвары охватывали македонское войско с трёх сторон. Четвёртую прикрывала река. Оставив всю конницу и легковооружённых фронтом против крепости, Александр построил фалангу глубокой колонной и быстрым маршем двинулся к реке. Казалось бы, ничто не мешало варварам, сжав бока колонны, раздавить её, но на иллирийцев напало странное оцепенение. Впрочем, почему странное? Объяснялось оно просто -- македоняне шли вперёд столь необычным порядком, что варвары не знали, как же им противостоять этой доселе невиданной стратигеме Александра. Колонна двигалась зигзагом, попеременно прикрывая частоколом копий свой правый и левый фланги. Перестроения "пеших друзей" были столь точны и молниеносны, что дассареты так и не решились ударить. Фаланга без потерь достигла реки и переправилась. Тавлантии попытались напасть на македонян с тыла, но Александр, во главе отряда замыкающего колонну, решительной атакой отбросил их и вырвался на свободу.

Во время скоротечной схватки царь дрался в первых рядах и, оглушённый ударом палицы, едва не упал с коня. Один воин из числа "пеших друзей", отставший от своих товарищей, видел ранение Александра и, поддавшись панике, вообразил, будто царь убит. Македонянин бежал с поля боя. Сам родом из Пиэрии, он стал пробираться к себе домой. Именно этого человека злая судьба сделала роком Фив, по её воле он, счастливо миновав заслоны варваров, смог достичь Фессалии и там рассказал о гибели царского войска. Слух распространился по Элладе со скоростью жадного пламени, пожирающего сухой камыш в ветреный день. Демосфен так страстно желал, чтобы эта новость оказалась правдой, что ни на минуту в ней не усомнился. Как и несчастные жители семивратного города, родины великого Геракла...

Князья несколько огорчились, упустив царя, но легко убедили себя в том, что победа осталась за ними, ведь царёво войско бежало, да и крепость осталась в их руках. В течение следующих трёх дней, пока Клит и Главкий ещё оставались под Пелионом, их воины совершенно расслабились и утратили бдительность. На четвёртую ночь Александр неожиданно вернулся. Он вновь переправился через реку и всеми своими силами обрушился на лагерь варваров. Охваченное паникой, войско князей рассеялось, а сами они спаслись бегством, причём Клит, опасаясь, что Александр последует за ним по пятам, оставил свои владения и бежал в земли зятя. Куда сильнее напугала варваров судьба Фив.

Спускаясь к реке, Эвмен отмечал взглядом знакомые места. Как они шли здесь в тот день... Даже спартанцам не повторить такое. По крайней мере, тем, что ныне небо коптят. Видел бы Филипп своего сына, не иначе, прослезился бы, как много лет назад, при укрощении Букефала... Ни в одном другом сражении не проявился столь ярко гений Александра, но кто сейчас о том вспомнит?

Когда вести о гибели царя в Азии достигли Иллирии, Клит им не поверил. Побоялся поверить. Даже когда все новые и новые лазутчики докладывали ему о смуте в Македонии, дассарет не решался вновь осадить Пелион. Лишь в начале зимы, окончательно убедившись, что могуществу грозного соседа пришёл конец, а воцарившийся в Пелле Линкестиец направо и налево раздаёт эллинам завоевания Филиппа и больше озабочен добиванием друзей одноглазого хромца, Клит, наконец, вновь прибрал к рукам вожделенную крепость. Сейчас здесь располагалась его ставка, и именно сюда направлялся Эвмен, посол Александра Эпирского.

За два года крепость не изменилась. Да и с чего бы ей меняться, коли она на века построена? Угрюмые серые стены, сложенные из дикого камня, башни с дощатыми шатрами -- все, как в тот день, когда Эвмен впервые её увидел. Правда, тогда ворота были закрыты, а сейчас распахнуты настежь. Да и, по правде сказать, чего бояться варварам? Тут теперь снова их земли.

Поднимаясь по крутому склону горы к главным воротам крепости, венчающей вершину, Эвмен поделился с проводником своим удивлением насчёт беспечности варваров:

-- От самой границы с Эпиром встретились нам два купеческих каравана, но ни одного стража я так и не видел. Этак можно войско под носом провести, а они и не заметят.

Проводник лишь усмехнулся.

-- Чудной ты человек, посол. Смотришь вокруг себя, а словно не видишь ничего. Ещё там, на верхотуре, сопровождали нас трое. И здесь уже, в долине, миновали мы стражей. Если им что-то не понравится, ты и понять ничего не успеешь, как на харонову пристань прибежишь. А говоришь, беспечные... Это ты, посол, головой по сторонам беспечно крутишь.

Что тут возразишь? Поделом. Век живи, век учись -- дураком помрёшь.

-- Что же они нас не остановили, не спросили ничего, кто такие, куда едем?

Проводник шумно выдохнул носом и беззвучно затрясся. Смеётся.

-- Вчера ещё спросили. На днёвке. Ты, посол, на землю прилёг, глаза в небо воткнул, вроде как, замечтался чего-то. Люди твои разбрелись сушняка собрать, за водой, у костра хлопотали. Я в ближние кусты шагнул, да все и обсказал, как есть.

Эвмен только головой покачал пристыжено.

-- Что меня не позвал?

-- А зачем? О чём им с тобой говорить? С тобой вон, князь говорить станет. А меня в этих краях каждая собака знает. Отец-то у меня хаон, мать из тавлантиев. Хаоны с тавлантиями уже два поколения не воевали, в добрососедстве живут, вот и хожу туда-сюда свободно.

-- А дассареты?

-- Что, дассареты?

-- Ну, с ними у Эпира какие отношения?

Проводник удивлённо уставился на кардийца.

-- И как тебя царь послом-то назначил, такого бестолкового, ничего не знаешь о людях, к которым едешь.

-- Ну почему бестолкового? -- обиделся Эвмен, -- я просто от тебя услышать хотел. У царей на уме одно, а у простого люда -- другое.

-- Зачем тебе это знать? Всё равно будет, как цари решат. Скажут воевать -- воевать будем. Скажут дружить -- подружимся.

-- Э, нет. Цари на чаяния подданных от дури плюют. Ты меня в дураки записал, а я просто городской житель. С малолетства при царском дворе, по лесу ходить тенью бесплотной, как ты, не умею. Но своё дело знаю. А дело моё -- уши открытыми держать. Только, конечно, не для того, чтобы в завывания ветра вслушиваться или треск сухой ветки ловить.

Проводник прищурился.

-- Что-то мнится мне, парень -- ты не посол никакой, а подсыл.

Эвмен не ответил.

 

Идея вторжения в Македонию с северо-запада, через земли варваров, принадлежала самому царю. Однако, высказав её на военном совете, Александр столкнулся с яростным противодействием со стороны Полиперхонта. Пожилой полководец горячо доказывал, что наступать непременно нужно через его вотчину. Стоит ему, Полиперхонту, одной ногой ступить на землю Тимфеи, как тысячи его подданных немедленно присоединятся к походу, встав под знамёна законного царя Неоптолема.

Выслушав пламенную тираду стратега, Эакид скептически хмыкнул. Он, единственный из присутствующих стоял, подпирая спиной стену комнаты и скрестив руки на груди. Александр раздражённо покосился на него.

-- Сядь уже, брат.

-- Я лучше постою. Тогда никто не упрекнёт меня в том, что моя задница отяжелела и приросла к земле, -- Эакид покосился на Олимпиаду.

Эвмен улыбнулся, прикрыв рот ладонью: Эакид и не думал скрывать своего неудовольствия от решения Александра вмешаться в македонские дела, из-за чего за последнее время ему пришлось выслушать от Олимпиады бесчисленное множество упрёков и обвинений в равнодушии, трусости, даже в предательстве. Царицу, никогда не отличавшуюся сдержанностью, заносило так, что Александр вынужденно вставал на защиту брата, хотя и ему, разумеется, не нравилось то, что Эакид противится его решениям. Впрочем, упрекнуть брата царь ни в чём не мог, тот деятельно готовил поход, никому не давая повода заподозрить себя во вставлении палок в колеса царскому предприятию.

-- Через перевалы на границе Эпира и Тимфеи непросто провести войско, -- подал голос Кратер, -- их легко оборонять. Не считая того, что это кратчайший путь в Македонию, здесь нет других преимуществ. Мы прошли этой дорогой зимой. Немало наших навсегда осталось на тех перевалах. Замёрзли, провалились в занесённые снегом трещины...

-- Сейчас лето, -- напомнила Олимпиада.

-- Конечно, царица, -- кивнул Кратер, -- летом совсем другое дело. Лёгкая прогулка.

Олимпиада поджала губы, но ничего не сказала.

-- Я пойду вокруг Лихнидского озера, -- хлопнув ладонью по столу, напомнил о своём решении царь.

-- Хорошо ли ты все обдумал, Александр? -- спросила Олимпиада.

-- Да-да, -- подхватил Полиперхонт, -- учёл ли ты, что нам в таком случае придётся договариваться с иллирийцами?

-- Мы в хороших отношениях с Клитом, -- ответил царь, -- он давно уже не тревожит Эпир.

-- Зато все время лезет в Македонию... -- буркнул Полиперхонт.

-- Тем не менее, сначала нужно отправить посольство, -- сказал Эакид.

-- Разумеется, -- кивнул Александр, -- кстати, брат, мы все ещё не слышали твоего мнения на этот счёт.

-- Насчёт посольства?

-- Нет, скажи, что ты думаешь, о том, с какой стороны лучше идти в Македонию.

-- моё мнение о вмешательстве в македонские дела всем хорошо известно, но, поскольку присутствующим так хочется подраться с Линкестийцем, выскажусь, -- Эакид обвёл взглядом членов царского совета и усмехнулся, -- я пошёл бы вокруг Лихнидского озера.

Полиперхонт скрипнул зубами, а Александр с довольным выражением лица откинулся на спинку кресла.

-- Поясни, -- попросила Олимпиада нахмурившись.

Царица симпатизировала князю Тимфеи и недолюбливала Кратера, поднявшегося из низов волей ненавистного ей Филиппа. В военном деле она не разбиралась, но не пропускала ни одно заседание царского совета и всегда поддерживала Полиперхонта, с тех пор, как он появился в Додоне. Она понимала, что без сторонников из числа македонян ей в Пелле не усидеть, но на кого делать ставку, как не на аристократа?

-- Кратер уже все сказал, -- ответил Эакид, -- да, путь намного длиннее, да, надо договариваться с варварами, зато проходы в горах севернее Лихнида гораздо шире, закрыть их почти невозможно и вряд ли нас там будут ждать.

-- Есть ещё одна гирька на весы царского решения, -- сказал Эвмен.

-- Какая? -- спросил Полиперхонт.

-- Пойдя на север, мы первым делом нанесём удар по Линкестиде, а разгромив вотчину самозванца, лишим его опоры и путей отступления.

-- Верно! -- с воодушевлением подхватил Александр, -- ты читаешь мысли, Эвмен! Что же, все решено, я удовлетворён.

Царь собирался распустить заседание совета, но тут из-за стола поднялся высокий седой муж, шириной плеч способный поспорить с самим Гераклом. То был Аэроп, дядька-воспитатель Эакида, самый преданный из его приближённых.

-- Государь, кого же ты пошлёшь послом к иллирийцам?

Царь задумался, взгляд его заскользил по лицам присутствующих и, описав полный круг, вернулся к Аэропу.

-- Я помню, почтенный Аэроп, некогда тебе удалось кое в чём убедить Бардилея, когда во времена иллирийской смуты этот бывший углежог, назвавший себя князем, угрожал нашим границам.

-- Было дело, -- кивнул Аэроп.

-- Ты умудрён опытом, варвары хорошо знают и уважают тебя. Кому как не тебе возглавить посольство?

-- Брат, -- встрял Эакид, -- не ты ли месяц назад приказал Аэропу разделаться с пиратами в Амбракийском заливе?

-- Верно, -- подтвердил царь, -- но разве ты, Аэроп, присутствуешь здесь и сейчас не потому, что прибыл в Додону с отчётом об успешном выполнении задания?

-- Это так, государь, -- прогудел стратег, -- но несколько разбойных вождей смогли улизнуть от меня и уйти на Левкаду. Они переждут и вернутся. Я как раз хотел просить тебя наделить меня полномочиями, преследовать пиратов за пределами прибрежных вод Эпира, в том числе и на Кефаллении с Итакой.

-- И на Керкире, -- добавил Эакид.

-- Это может не понравиться эллинам, -- проскрипел Диокл, князь долопов.

-- Что же, пусть грабят и дальше? -- возмутился князь береговых феспротов, земли которых более других страдали от пиратских набегов.

-- Аэроп, тебе так и не удалось поймать Тевтама Кривого? -- спросил Диокл.

-- Ублюдок скользкий, как угорь, -- покачал головой стратег.

-- Вот-вот, а он, между прочим, этолийский аристократ и в Калидоне любую дверь ногой открывает!

-- Этолийцы в прошлом году уже разевали пасть на Аргос Амфилохийский, -- прошамкал ещё один старческий голос, -- если бы их македоняне не потрепали у Фермопил...

Суровый Кратер невольно заулыбался. Ещё бы, о его подвиге речь.

-- Так больше не полезут, -- уверенно сказал Эвмен.

-- Ой ли...

-- Афинские триеры замечены у Кефаллении...

-- Да-да, сунемся туда, вызовем гнев Коринфского союза.

-- А так мы его не вызовем? -- раздражённо бросил Полиперхонт, -- идя войной на Линкестийца и поддерживающих его афинян?

-- Вот именно! Не время сейчас воевать с Македонией!

-- Правильно! Какое нам дело до Македонии?

-- Верно! Следует укреплять южную границу, дружить с иллирийцами на севере!

-- Это решать царю! -- в голосе Олимпиады зазвенела сталь.

-- Погонимся за двумя зайцами...

Александр, хмуро посмотрел на брата. Эакид невозмутимо заявил:

-- Слышал я басню о том, как волк, погнавшись за зайцем, угодил мордой в капкан, а косой, недолго думая, зашел с тыла, да и огулял серого.

-- Что ты хочешь этим сказать? -- раздражённо спросил Александр.

Эакид не ответил. Только он да Олимпиада могли позволить себе подобное поведение в присутствии царя, но чтобы при таком количестве свидетелей, князей, стратегов и советников... Это уж слишком.

Царь грохнул кулаком по столу.

-- Аэроп, я приказываю тебе преследовать пиратов, угрожающих нашим берегам везде, где только можно. Даже в гаванях Пирея, если потребуется! К иллирийцам поедет Эвмен.

-- Почему это? -- удивился Полиперхонт, раскрыв рот без разрешения.

-- Потому что я так решил! -- повысил голос царь, -- совет окончен. Миртала и ты, Эакид, останьтесь. Эвмен, тоже задержись.

Приближённые встали из-за стола, поклонились и покинули совещательные покои.

-- Почему ты посылаешь кардийца? -- спросила Олимпиада с неприязнью глядя на бывшего писаря.

-- Он был с твоим сыном, когда тот наказал дерзких князей. Он составлял договор о вечной дружбе, подписанный Клитом и Главкием. Они помнят начальника царского грамматеона. Помнят, Эвмен?

-- Надеюсь, мой царь.

-- Ну и что? Одного знакомства, да ещё случившегося в неприятной для варваров ситуации, недостаточно для успешного посольства.

Александр молчал. В последнее время он приблизил Эвмена, прислушивался к его советам. Кардиец был на несколько лет младше царя, но жизненного опыта успел приобрести на троих. Из всех своих приближённых только в этом чужаке царь видел искреннюю преданность, желание принести пользу. Конечно, есть ещё Эакид, но брат лишь вернейший из подданных, тогда как Эвмен... Друг? Да, именно так.

Первое время Александр воспринимал кардийца, как обычного наёмника, которому всё равно, кому присягать, но очень скоро понял, что тот служит не за деньги, высокое положение или иные земные блага. Нет, Эвмен, как никто другой предан его маленькому сыну, в котором он видит продолжение Филиппа, своего благодетеля. Он сохраняет верность Филиппу, его крови.

"Собаке нужен хозяин", -- презрительно говорила Миртала.

Собака... Собака может стать человеку другом, да ещё таким, каким никогда не станет другой человек. Всего три месяца назад появился Эвмен в Додоне и вот уже Александр не знает, кому кроме него можно поручить ответственное дело. Все окружение, молосская знать, князья младших, подчинённых племён, в одночасье сделались чужими, а все потому, что в большинстве своём испугались царского решения.

-- Что же, своим подданным ты больше не доверяешь? -- спросил Эакид, -- разве совсем не осталось у нас мудрых мужей, хитроумных и опытных в общении с северными соседями?

-- Эти "мудрые мужи" заметались. Как я могу посылать человека выторговывать проход войска, когда он только и думает о том, чтобы это войско в поход вообще и не вышло?

-- Но угроза с юга тоже никуда не делась. Неужели ты не видишь, что там творится, Александр? Слухи один тревожнее другого. Афины пытаются возродить свою морскую мощь. Сначала Закинф, Кефалления, потом Керкира. А дальше что? Где они остановятся?

-- Мы, конечно, столкнёмся с Афинами. Когда возьмём Пеллу. Но какой смысл им тогда кусать нас за пятки? Нет, брат, они вцепятся в горло. Схватка предстоит не на юге, а там, на северо-востоке.

Эакид покачал головой.

-- Ты совершаешь ошибку, Александр. Откажись от этой безумной затеи, пока не поздно.

-- Как ты смеешь называть безумными решения твоего царя?! -- зашипела Олимпиада.

-- Остынь, Миртала, -- оборвал сестру Александр и снова повернулся к Эакиду, -- коли ты так печёшься о южных границах, брат, организуй их оборону. Ты останешься в Эпире. Я назначу тебя хилиархом на время моего отсутствия.

-- Александр! -- возмущённо воскликнула Олимпиада.

Царь поморщился.

"Ну да, конечно, про тебя позабыли, тебя отодвинули, не уважают. Ты от крови Ахилла, такого обращения не потерпишь. И так далее и тому подобное. Как обычно. Как же мне надоела эта твоя бесконечная песня, дорогая сестра".

-- Мы на пороге войны, Миртала. Править страной будет мужчина, это решено.

Царица поджала губы.

-- Это решено, Миртала, -- повторил Александр, -- не женское дело править. Хотя наши законы, завещанные предками, не препятствуют тебе в этом и кровь твоя ближе моему наследнику, но Эакид -- мужчина и воин. Он умён, не по годам мудр, доблестен, верен.

Царь замолчал, разглядывая пламя светильника. Повисла пауза.

-- Нам нужно обратиться к Отцу Лесов, -- наконец нарушил молчание Эакид, -- не стоит начинать столь рискованное предприятие, не узнав своей судьбы.

-- И что тебе скажут томуры? Что-нибудь вроде: "Видишь, бык увенчан?" Как Филиппу?

-- Не богохульствуй, Александр!

-- Имевший всего один глаз, не видел очевидные вещи, -- высокомерно заявила Олимпиада.

-- Всякий крепок задним умом в толковании слов пифии, -- покосился на неё Эакид.

-- Кстати, об одноглазых... -- осторожно сказал Эвмен, вклинившись в разговор царственных родственников, -- есть ведь ещё кое-кто, кому Линкестиец стоит поперёк горла.

 

Клит, сын Бардилея, седеющий муж сорока пяти лет, взвешивал выгоду на весах осторожности. Эти весы ему продал Александр, сын Филиппа, взяв немалую плату княжеской гордостью. Зрелого мужа, сопливый мальчишка натыкал носом в дерьмо, как котёнка. С тех пор Клит часто пользовался дорогим приобретением, не пренебрегая даже тогда, когда удача, наконец, повернулась к нему лицом.

-- Значит, пропустить?

-- Пропустить, -- кивнул Эвмен.

Князь хмыкнул, покривился, выковыривая языком кусок мяса, застрявший в зубах, и повернулся к одному из своих ближников, истреблявшему жареную кабанью ногу.

-- Что думаешь, Оролес?

-- А чего тут долго думать? -- прочавкал тот, -- по золотому "филиппику" с каждой десятки рыл и нехай себе идут.

Князь согласно кивнул и посмотрел на Эвмена.

-- Сколько хочешь войска провести?

Кардиец мгновенно подсчитал в уме -- выходило пять талантов на пятнадцатитысячное войско, которое собирался выставить Александр. Не слабо, учитывая, что в эпирской казне каждая драхма на счету, а золотых филипповых статеров раз, два и обчёлся. Снаряжение войска уже обошлось более чем в пятьдесят талантов.

-- Не жирно будет?

-- Не, -- облизав пальцы, заявил дружинник, -- в самый раз.

Эвмен лихорадочно искал выход из положения. Переговоры зашли в тупик после пятой осушенной чаши неразбавленного вина (начавшись после четвёртой). В голове кардийца уже изрядно шумело, мысли путались. Он не царь, чтобы давать невыполнимые обещания. А что он может посулить? Вечную дружбу с Македонией?

Эвмен провёл рукой по лицу, живо представив, какой хохот начнется здесь, в самом большом зале цитадели Пелиона, превращённом варварами в княжескую трапезную, попытайся он предложить эту самую дружбу. Сотня пьяных глоток грянет так, что впору беспокоиться, как бы не оглохнуть. Тут от шёпота эхо гуляет, будь здоров.

Иллирийцам нужна Орестида, можно обещать её. Всё равно, что одну руку себе отрезать. Хорошо, что о цене, которую готов заплатить царь, ещё не знает Полиперхонт. Отдать Орестиду -- оголить спину Тимфеи, а значит, и её тоже отдать. С другой стороны, Александр не дурак, он понимает, что с его силами взять Пеллу можно, но удержать все завоевания Филиппа нельзя. Афины непременно отберут назад колонии в Халкидике и Эдонии. Хорошо если только свои бывшие полисы, а не обе эти области целиком. Фессалийцы обязательно позарятся на Элимию и Пиэрию, а вот здесь надо зубами вцепиться. Долину Галиакмона никому нельзя отдавать. Она, вместе с перевалами Тимфеи -- связующее звено между Пеллой и Эпиром. Линкестиду придётся предать огню и мечу, иначе нельзя, там не найти ни одного человека, кто поддержал бы Александра и его притязания. Оттуда всегда тянулись ростки смуты ко двору Филиппа, чтобы, в конце концов, прорости самозваным царьком на троне Аргеадов.

Значит, Орестида. Жертва.

Эвмен сделал предложение. Клит задумался.

-- Орестида? -- князь повернулся к Оролесу, -- ты слышал? Молосс предлагает Орестиду.

Тот оскалился. Не понять, доволен или смеётся. Князь снова посмотрел на Эвмена.

-- Послушай, кардиец, как ты думаешь, зачем мы раз за разом лезем на эту крепость, -- слегка покачиваясь, Клит обвёл вокруг себя рукой, -- которая теперь снова наша?

-- Это ключ, -- негромко ответил посол.

-- Во-от, -- князь повёл перед глазами пальцем, блестевшим от жира, -- понимаешь. А когда у нас уже есть ключ от сундука, зачем твой царь предлагает нам этот сундук в дар? Мы сами возьмём. Верно, братья?

Дружинники возбуждённо загалдели.

-- Возьмёте, -- стараясь сохранять невозмутимое выражение лица, сказал Эвмен, -- если Линкестиец отдаст.

-- Ой, напугали ежа голой жопой! -- хохотнул князь, -- у нас новый великий полководец завёлся? Слыхали, братья? Всякого, кто носит имя Александр, следует бояться!

Новый взрыв веселья.

"А ведь сын Филиппа тебя даже из урны своей золотой пугал до полусмерти. До снега ты в нужнике просидел, а теперь хорохоришься?"

-- Мне тут сорока на хвосте весть принесла, -- снисходительным тоном заявил Клит, -- Линкестиец со своими друзьями-афинянами завяз под Амфиполем. Который месяц там торчит?

Один из дружинников, сидевший следом за Оролесом, растопырил перед собой пальцы и напряжённо хмурил брови. Эвмен живо представил себе, как от трения мыслей в черепе варвара, из ушей того вот-вот повалит дым.

-- Четвёртый. А может пятый.

-- Или шестой, -- подсказал Оролес.

-- Я думаю, -- сказал Клит, -- это надолго. Потом Линкестийца начнут покусывать одрисы, трибаллы. А может уже взялись. Там, на севере, много развелось обиженных. Линкестийцу не до нас. А вот если в Пелле сядет Молосс, он будет в первую очередь смотреть поближе к своей отчине. Ну и на нас глаз падёт. Так?

Эвмен не ответил.

"Он не хочет причастности к этому делу, видит его безнадёжность. И ведь знает откуда-то, пёсий сын, что денег у нас нет. Хотя, чему я удивляюсь, чтобы сосед не знал, что у соседа за плетнём делается? Если уж он откуда-то знает про Амфиполь, то услышать, что за ближайшей горой происходит -- только уши растопыривай. Я не могу обещать ему деньги, а что могу?"

Он знал, что может предложить. Знал, что царь согласится на такие условия, ибо ещё в Додоне посол, обсуждая способы убеждения князя дассаретов, упомянул и этот. Александр промолчал, не возразил -- тот случай, когда молчание красноречивее любых слов. Узнай об этом Олимпиада -- сжила бы со свету кардийца, взглядом испепелила бы на месте. Потому ей знать пока незачем, а царь... Что царь? Многое может случиться за десять лет, когда всего один год весь мир с ног на уши поставил и хорошенько встряхнул. Многое может случиться, да только богам подобные обещания в устах смертных слаще нектара и амброзии -- страсть, как любят олимпийцы проследить за исполнением таких вот клятв, которые произносились с приговором про себя: "А чего там загадывать за десять лет, всякое может..."

Эвмен решился.

-- Захмелел я. Неразбавленное пьёте, я не привык. Эллины одну часть вина с тремя частями воды смешивают, а македоняне -- один к одному.

-- Это Филипп их так разнежил, когда эллином стать решил -- усмехнулся Клит, -- я помню, ещё послы царя Пердикки, которого мы на копья подняли, пили по нашему и не морщились.

-- Эллины поначалу и Филиппа звали варваром. Кое-кто и до самой его смерти так именовал. А вот сына уже признали ровней себе. Вся знать македонская наприглашала отпрыскам своим в учителя и воспитатели эллинов, и одрисы в том македонянам подражают. А Эпир не считают в Афинах варварской страной уже двести лет как.

-- Ты куда клонишь? -- прищурился князь.

-- К тому, что если бы Филипп остался в козьей безрукавке, как бы ни бил он эллинов, а не объединить ему их, не повести рать Союза на покорение Ойкумены.

-- Филиппа зарезали, -- напомнил Клит.

-- Я не о том.

-- А о чём? Не говори загадками, кардиец.

-- Дассареты могут и дальше коз пасти в горных долинах, а могут возвыситься. Добиться уважения Эллады. Встать вровень с Македонией, а там и превзойти её.

-- Что мне до их уважения? -- протянул Клит не слишком уверенно.

По интонациям в его голосе Эвмен понял, что о подобных вещах князь задумывался и не раз. Развивая успех, посол продолжил:

-- Тебе, может, и нет дела, а потомству твоему? Неужто не хочешь для детей и внуков своих более великой судьбы, чем власть над козьим княжеством? Отец твой, могучий Бардилей, вроде дрова на уголь жёг? Чего бы ему и дальше их не жечь? Так ведь нет, представилась возможность, сам себя едва не за волосы втащил на трон. И всеми окрестными князьями ты, сын его, признан. Эпиром признан. Уже успел с тавлантиями породниться. Род свой устраиваешь не на один день, на многие поколения. Трон, хоть деревянный, но уже искусно резной. А чего бы дальше не пойти, позолотой его украсить? И то -- не предел...

-- Что ты хочешь мне предложить, посол? -- князь резко перебил кардийца, пронзив его взглядом едва не насквозь.

-- У твоего сына, Агрона, недавно родилась дочь.

-- Так, -- кивнул Клит.

-- Ну, у вас товар -- у нас купец.

-- Так, -- снова качнул головой князь.

-- Ты, князь, может, и дальше Македонию грабить будешь, да вот царём её никогда не станешь. И сын твой не станет. А вот внучка твоя сможет. И дети её смогут.

-- Моей внучке полгода, -- сказал Клит.

-- Царю Неоптолему -- год.

-- Царь в возраст войдёт лет через пятнадцать. Много воды утечёт.

-- Женить можно и раньше.

-- Ну да, -- согласно кивнул князь, -- когда женилка отрастёт. Хотя срок не намного короче. Ты, кардиец, это сам придумал? Молосс-то знает, какими ты тут предложениями разбрасываешься?

-- Он сможет лично произнести вместе с тобой слова клятвы, когда войско его пройдёт мимо Пелиона на север.

Клит задумался и молчал довольно долго. Потом сказал:

-- Ты очень интересный собеседник, Эвмен. Я бы хотел ещё с тобой выпить. Давай вмажем разбавленного, пока ты под стол не упал. Чего-то меня потянуло сегодня на беседу. Долгую.

 

 

 

Эфес

 

-- Ты уедешь сегодня?

-- Да.

-- Возьмёшь меня с собой?

-- Нет, тебе лучше остаться здесь. Я не буду сидеть на одном месте.

-- Считаешь, я буду обузой?

Птолемей лежал на животе, подложив под подбородок кулак, а Таис прижималась сбоку, закинув бедро ему на поясницу. Афинянка перебирала жёсткие тёмные волосы на затылке Лагида и ревниво поглядывала на тонкий солнечный луч, что пробившись сквозь щель между створок закрытых ставень, неспешно полз по подушке, приближаясь к лицу Птолемея. Настойчивое напоминание, что ночь, казавшаяся бесконечной, в очередной раз не смогла удержать своей власти над миром и растворилась в розовой заре. Начался новый день. День разлуки.

-- Почему ты молчишь?

Птолемей не ответил. Таис вскочила и перевернула его, не сопротивляющегося, на спину. Уселась верхом, уперев ладони в грудь македонянина, выпуклостью не отличавшуюся от геракловой "мускулатуры" бронзового панциря.

 

Таис и Птолемей []

 

-- Почему ты молчишь?

Птолемей крепко зажмурился и поморщился: пока его вертели, луч солнца резанул по глазам.

-- Ты не будешь в безопасности рядом со мной.

Таис скользнула вперёд, намереваясь обнять, прижать его голову к своей обнажённой груди, побаюкать, как ребёнка, но, задев соском щеку Птолемея, отпрянула.

-- Колючий!

Птолемей поскрёб подбородок.

-- Стал забывать бриться. В Сардах бороду отрастил, чтобы поближе к лидийцам быть, не выделяться и ненужных мыслей в их головах не рождать, а в Милете смахнул её к воронам. Надоела. Но бриться успел отвыкнуть.

-- Чем вам бороды не угодили, македоняне?

-- Так придумал Александр, чтобы противник не мог за неё схватить в бою. Для него не существовало мелочей.

-- Я слышала, спартанцы зовут вас за это бабами.

-- Скоро длине и витиеватости лаконской речи станут завидовать лучшие ораторы.

Таис слезла с Лагида, подошла к окну и распахнула ставни. Солнечный свет хлынул в комнату, выхватывая из объятий тьмы очертания наполнявших её предметов, облёк фигуру девушки в красное золото. Таис потянулась, приподнявшись на носках. Птолемей залюбовался подругой.

Афинянка повернулась.

-- Думаешь, я стану помехой в собирании красоты?

-- Не ревнуй, -- покачал головой Птолемей, -- я не нашел никого лучше тебя. Но я действительно не могу взять тебя с собой.

Их встреча прошла буднично, если не сказать, холодно. Менелай не известил брата о приезде афинянки и Птолемей, появившись в Эфесе, первым делом устроил себе отдых в компании флейтисток, чем изрядно остудил Таис радость встречи. Ревность для гетер -- чувство дикое, непредставимое. Так учат их в коринфской школе. Но возможно ли перебороть природу? Разве одним мужчинам свойственно желание единолично обладать?

Увидев афинянку, Птолемей разинул было рот от удивления, но совладал с собой мгновенно. Согнал с колен наигранно стонущую голую девицу, резким жестом отправил прочь остальных. Оделся.

-- Я не знал, что ты здесь.

Он спокоен, невозмутим. Таис тоже быстро подавила мимолётную вспышку ревности. Разве она имеет право осуждать его? Или она сама не была с другими мужчинами с момента их знакомства? Была. И даже не всегда ради денег: в заветном сундучке достаточно "сов". Не супруга, не рабыня, жрица Афродиты, славящая богиню в объятиях мужей, она не связана с Птолемеем никакими обязательствами. Как и он с ней.

-- Я приехала к тебе.

Он не стал задавать дурацких вопросов: "Зачем?" Он действительно был очень рад её видеть, а каменное лицо -- от забот, что легли на плечи тяжким грузом.

Прежде Лагид за такую ношу не брался. При дворе покойного царя Птолемей состоял лишь одним из соматофилаков, телохранителей Александра. Знай себе крути головой по сторонам, высматривая опасность, в бою держись рядом, а всей ежедневной рутины -- устройство постов и только. Да и то, старшим был Чёрный Клит, а он, Птолемей, лишь одним из его помощников. Александр, конечно, выделял Лагида. Кто такой Клит? Соратник отца. А Птолемей -- друг детства. Правда, не единственный, к тому же в первых рядах всегда Гефестион. Тому дел находилось больше и гораздо значительнее. Царь помнил о своих друзьях, постепенно задвигая в тень ближников отца. Как знать, какое занятие он придумал бы Птолемею, что позволило бы в полной мере раскрыться способностям Лагида, если бы не Граник.

После гибели Александра, Птолемей без оглядки, как с высокой скалы в прибой, нырнул в дела, для которых умение ловко работать мечом требовалось едва ли не в последнюю очередь. По правде сказать, после Граника он и в бою-то не был ни разу, но разве одними воинскими доблестями удержать от разбегания хрупкий союз, что стремительным рывком создал Антигон? Нет. У Монофтальма достаточно воинов. А таких, как Лагид -- умных, проницательных, прозорливых, умеющих красно говорить, способных увлечь людей, зажечь их без принуждения -- кот наплакал. Никто не удивился, когда стратег-автократор, выступая по Царской дороге на Анкиру и Гордий во главе союзного войска, отставил в тылу Птолемея, назначив его своим заместителем, наместником в Ионии, единой и такой разношёрстной. Эта новая должность именовалась хилиархией. Прежде хилиархами звались тысячники, командиры щитоносцев, а теперь вот смысл несколько иной. Лидийцы, так и вовсе, не мудрствуя, прозвали Птолемея в привычной для них манере, хшатрапавой. Сатрапом, то есть, если на эллинский манер сказать.

Много дел у Лагида. Надо думать о хлебе насущном, снабжении ушедшего войска, вербовке наёмников для его пополнения, строительстве флота (как без него), проведении полевых работ в срок. А ещё судебные тяжбы, и ладно бы между людьми, так ведь полисы придумали друг с другом бодаться за землю и воду. Меряются, кто больше пострадал от персов. И главная головная боль -- деньги. Как сделать так, чтобы имеющееся не потратить, а наоборот, преумножить. Тут, конечно, крутится Гарпал, правда за ним нужен глаз да глаз, ибо он живёт по правилу: "Чтобы у нас все было, а нам за это ничего не было". По правде сказать, все заботы можно свести к одним только деньгам, знай, доставай их из сундуков, да вот только если так сделать, никакой лидийской казны не хватит. Она не бездонная. Вот и приходилось хилиарху вертеться, как лодке в бурю между скал, чтобы всюду успеть, спорящих помирить, нужное добыть, мощь свою укрепить, и при этом ни обола не потратить.

Не оттого ли в тридцать четыре года он кажется старше? Да и Таис... Ей двадцать, но куда подевалась та лёгкая и беззаботная девчонка, перед которой открыты все двери? Есть ли ещё в её глазах та свобода, недоступная невестам, "быков приносящим"? Птолемей всматривался внимательно, угадывая её чувства, пытаясь понять, какой она стала. Изменилась? Прежняя?

-- Я не знал, что ты здесь.

-- Я приехала к тебе.

-- Давно?

-- Больше месяца назад.

-- Где ты живёшь?

-- В доме Лисиппа.

Бесстрастный обмен вопросами и ответами. Голоса тверды, спокойны, словно расстались только вчера. Оба чего-то ждали, изучая друг друга. Словно разум в смятении, видя знакомое лицо, тем не менее, не мог его опознать и ждал какую-то приметную деталь, которая сказала бы обоим:

"Это я".

Давно забыты флейтистки, до них никому нет дела. Мимолётное удовольствие, не стоящее памяти. Памяти важнее другое.

Три года в разлуке, для бессмертных -- лишь миг, но человека ничтожная песчинка Крона-временщика способна изменить до неузнаваемости.

Таис смотрела на Птолемея. Изменился? Прежний? Афинянка видела, как разглаживается глубокая морщина меж бровей, как смягчается тяжёлый взгляд, погружаясь в бездонные озёра её глаз.

На лице Птолемея вдруг появилась смущённая улыбка.

-- Я очень соскучился по тебе, Таис. Прости меня. Я, кажется, лепетал сейчас какую-то чушь, вместо того, чтобы подхватить тебя на руки...

-- Не ожидал, что я помчусь за тобой на край света? -- улыбнулась афинянка.

-- Если и ожидать от кого такое, так только от тебя... -- прошептал македонянин.

Таис шагнула вперёд.

Птолемей шагнул вперёд.

-- Я хочу поцеловать тебя.

Кто произнёс эти слова? Мужчина? Или женщина?

Таис зажмурилась. Нет, это не она. Птолемей не стал просить, он мужчина, воин, хилиарх. Пусть просят другие, те, кто вымаливает близость Четвёртой Хариты, суля горы золота за ночь неземного наслаждения.

Он мог бы стиснуть её в объятьях, не произнося никаких слов.

"Я беру, потому что могу взять. Моя!"

Нет, он произнёс слово. Не "моя" -- другое, обозначающее желание, не обязывающие ни к чему, но подразумевающее продолжение:

"А ты?"

Сердце было готово выпрыгнуть из груди афинянки. Три года разлуки. Война. Победы. Пленницы... Ещё там, в Фивах, да и здесь немало. Гаремы разбитых сатрапов, настоящие цветники, уступающие богатством лишь одному -- царскому. А какие там женщины! Одна другой краше. Руку протяни, да выбирай, какую хочешь. Любой одичает от их доступности... Только таких, как Четвёртая Харита, не берут силой. Берут, не спрашивая, рабынь или флейтисток, вроде тех, которых прогнал Птолемей. Больше всего Таис боялась, что он, победитель, завоеватель, забудет об этом. Но он не забыл.

Таис сделала ещё один шаг навстречу.

"Твоя", -- шевельнулись беззвучно губы.

Стена рухнула. Птолемей подхватил девушку на руки, словно невесомую пушинку, закружил...

Ночь все расставила по своим местам. Это была ночь памяти, они осторожно открывали друг друга заново, отдавшись во власть текущего по жилам огня, отворяющего уста для трёх простых слов, уже сказанных когда-то давно, в другой жизни, на берегу звёздного моря.

Они встретились буднично, даже холодно, но наутро уже и не вспомнили это глупое чувство настороженного недоверия, растворились друг в друге без следа.

Боги завистливы к радости смертных. Верно, от того, что сами не могут длить её бесконечно.

-- Ты уедешь сегодня?

-- Я не могу взять тебя с собой. Я еду в Милет. Сначала -- в Милет. Там меня ждёт Неарх с флотом.

-- Что же потом?

-- Потом будет война.

-- С персами?

-- Не только. Созданное нами не нравится слишком многим. Острова мутит Мемнон с афинянами, персидские навархи залечивают раны, все новые силы прибывают с юго-востока, из Финикии. Антигон оставил меня здесь сторожевым псом, а хватать лиходеев за пятки сподручнее из Милета. Да и вряд ли я буду там сиднем сидеть. Пожалуй, меня ждёт качающаяся палуба.

-- Разве ты моряк? Есть же Неарх.

Птолемей не ответил. Встал с ложа, набросил хитон. Подошёл к Таис, обнял её за плечи, коснулся губами шеи.

-- Не знаю, когда вновь увидимся. Увидимся ли... Не на весёлую пирушку уезжаю.

-- Я буду ждать тебя, ты -- моё солнце.

Птолемей провёл кончиками пальцев по распущенным волосам Таис.

-- Я знаю.

Он подошёл к двери, обернулся.

-- Долгие проводы -- лишние Слёзы.

-- Я не буду плакать, -- пообещала Таис, но глаза её предательски блестели.

 

 

 

Милет

 

В конце весны второго года сто одиннадцатой Олимпиады[51] Антигон Одноглазый оказался в положении совсем слепого: лазутчики приносили противоречивые сведения с востока и запада. Одни говорили, что на островах про Мемнона ни слуху, ни духу, словно в Тартар провалился, как вдруг родосец объявился на Лесбосе и осадил Митилену, присоединившуюся было к Союзу. Сколько у него людей и кораблей, откуда он их взял, никто толком сказать не мог.

[51] 333 год до н.э. Эллинский новый год начинался в первое новолуние после летнего солнцестояния, таким образом, второй год 111-й Олимпиады еще не закончился.

Афиняне помогли Линкестийцу удержаться в Пелле, а теперь осаждали Амфиполь, пытаясь отобрать его у молодого Кассандра, успевшего укрепить город и устроить в нём большие продовольственные склады. Старший сын Антипатра держался в осаде уже почти полгода и мог с лёгкостью просидеть за стенами ещё год. До ушей Птолемея дошли слухи, будто бы царь одрисов Севт собирает войско, чтобы... тоже отобрать Амфиполь у Кассандра. Для себя. Одрисы считали земли, на которых стоит город, своими. Узнав об этом, македоняне только посмеялись -- Харидем и Севт собирались делить шкуру неубитого медведя. Пусть пободаются втроём, каждый сам за себя.

Неспокойно было и в Фессалии, где Менон, "герой" Фермопил, боролся с тремя или четырьмя конкурентами за титул тага. Афины ему в этой борьбе одной рукой помогали, а другой мешали, не заинтересованные в появлении очередного тирана с амбициями Ясона Ферского или Филиппа.

Бурлила Беотия, где уцелевшие фиванцы пытались восстановить свой город, а Платеи и Орхомен, готовые рубить головы уже за одни только разговоры об этом, сеяли смуту среди членов Коринфского союза.

Раздоры в рядах врага, это хорошо, вот только враг этот в данный момент для Антигона второстепенен, есть дела и поважнее. Мемнон. Хитрый, скользкий, как угорь. У него осталось почти пятьдесят триер, спасшихся в огненной буре, устроенной Неархом. Сколько на них может быть воинов? Тысяч пять? Не больше. А скорее всего, меньше. И с таким войском он полез на Лесбос? Что-то не верится. Значит, где-то ещё набрал. Где и на какие шиши? На первый вопрос ответ простой -- на мысе Тенар в Пелопоннесе, где лагерь людей, продающих свои мечи тому, кто больше заплатит, существовал уже сто лет и превратился в настоящий город. Там можно было за полдня нанять целую армию, были бы деньги. Откуда у Мемнона деньги? Тоже несложно догадаться. Не бросил, выходит, царь царей своего слугу, несмотря на все его неудачи. Не отобрал титул карана. Продолжает снабжать деньгами и людьми. Эх, вот бы взять тот корабль, на котором едут к родосцу золотые дарики... Только где его искать? Море велико, а финикийцы, что основу персидского флота составляют, мореходы хоть куда, к берегам не жмутся.

Собственно, полная неизвестность о том, что происходило на востоке, больше всего раздражала и злила Антигона. Лишь единицы катаскопов-лазутчиков пробирались за Киликийские ворота или по Царской дороге в верхние сатрапии. Возвращались немногие, да и те приносили сведения обрывочные, туманные. Азия слишком велика и слухи, проходя огромные расстояния, разбухали от небылиц, как снежный ком. Щедро делились новостями купцы, прибывающие из Сирии и Финикии, никого не приходилось тянуть клещами за язык, вот только новости эти... Мягко выражаясь, противоречивые.

Великий царь собирает большое войско в Дамаске. Великий царь в Вавилоне и у него пятьсот тысяч человек. Нет, все совсем не так, царь в Сузах, ждёт, когда подойдут бактрийцы и уж тогда выступит. Дарий пересёк Евфрат у Каркемиша и идёт в Киликию. При нём весь его двор, жены и триста тысяч воинов. Нет, не триста, а шестьсот, царь у южных границ Армении.

Войско Дария двинется за Тавр в начале лета, в середине, в конце, поздней осенью, вообще с места не сойдёт в этом году, завтра будет под стенами Милета.

В таких условиях решение Антигона выступить в поход на Каппадокию по Царской дороге представлялось вполне логичным. Сидеть на месте, ожидая прихода персов глупо, встретить их желательно подальше от Ионии, дабы было, куда отступать в случае, если дела пойдут плохо. Лезть в Киликию, петляя по горным тропам и перевалам Тавра? Уж лучше идти равниной, по широкой и удобной дороге, где гораздо проще провести обоз, ведь македонян, приученных обходиться без оного в войске, меньшинство. А там, поближе к противнику и сманеврировать проще.

Антигон отбыл в Сарды к собирающемуся там войску, а Птолемей уехал в Эфес на несколько дней, оценить тамошние дела. Встретив здесь Таис, Лагид задержался в городе дольше, чем собирался, но все же бесконечно лежать в постели с любимой женщиной он не мог. Необходимо было возвращаться в Милет и начинать активные действия против Мемнона. Конечно, от Эфеса до осаждённой родосцем Митилены гораздо ближе, но флот союзников стоял на юге. Там удобнее гавани. Там сходятся сейчас основные торговые пути. Эфес -- болото. Освобождённый от душащей тирании, он снова поднимется и достигнет былой славы, но не сейчас. Может всё-таки взять афинянку с собой? Нет, невозможно. С ней он совсем размякнет и разленится. Его ждёт война.

Флот союзников, возглавляемый Неархом, за весну увеличился до сорока триер. Захваченные у врага, пришедшие из союзных полисов, только что построенные. Не густо. Больше Антигон не мог себе позволить, ибо содержание даже такого числа кораблей ежемесячно обходилось в десять талантов.

Для войны с родосцем должно хватить, главное не дать ему соединиться с подкреплениями, которые, вполне возможно, персы постараются доставить в Эгеиду морем. Лежащие на дне бухты Лады обгорелые остовы триер Ватафрадаты -- ещё не все морские силы царя царей.

Птолемей вернулся в Милет, с головой погрузившись в подготовку флота и небольшого войска, оставленного ему Монофтальмом для добивания Мемнона. Лагид опасался отправлять на Лесбос одного Неарха, не верил, что тот в одиночку справится с хитрым родосцем. Кроме критянина с хилиархом остался Демарат, а все остальные опытные стратеги ушли с Антигоном. Ещё с Лагидом был Гарпал, но его кандидатура на роль стратега даже не рассматривалась. Возглавить флот самолично и на неопределённое время оставить без присмотра юг? Ну, местные дела можно свалить на Гарпала. Вот только кто за ним самим присмотрит?

От необходимости принимать решение Птолемея избавил купец, прибывший с востока, и появившийся в Милете в последние дни таргелиона[52].

[52] Середина июня.

На рынках Делоса этого человека привечали, как Ксантиппа-киликийца и он, уважаемый купец из Тарса, пользовался здесь государственным гостеприимством. В Геллеспонтской Фригии и Сузах он был известен, как Фратапарна, партнёр знаменитого, существующего не первое столетие, вавилонского торгового дома Эгиби[53] и крупнейших трапедз[54] Афин. Заявись он на Родос -- рисковал бы угодить в руки палачей, как известный пират Фраат-сириец.

[53] Авторское допущение. На самом деле дом Эгиби захирел лет за двести до описываемых событий.
[54] Трапедза -- банк в Древней Греции. Трапедзит -- меняла, банкир. Многие современные реалии банковского дела (кредиты, денежные переводы, обмен, хранение, вклады) уже существовали в описываемое время.

Если бы некто чрезвычайно могущественный и всезнающий принялся бы распутывать этот необъятный клубок имён, то после долгих трудов нашел бы, что история их обладателя, вернее, наиболее интересная её часть, началась лет двадцать назад. Тогда он, называвшийся тем же именем, под которым его хотели казнить родосцы, ещё довольно молодым человеком сменивший с десяток занятий, большей частью незаконных, попался на глаза всесильному евнуху царя царей, Багавахье[55]. В то время этот могущественный египтянин как раз начал своё восхождение к вершинам власти, подминая под себя волю Артахшассы, царя царей. Фактическим он стал правителем необъятной державы персов. Он нуждался в доверенных людях, которые могли бы стать его глазами и ушами. Фраат заинтересовал евнуха и тот, оценив способности сирийца, внедрил его под видом купца, поставщика драгоценных камней для ювелирных мастерских в окружение Артавазды, сатрапа Фригии-на-Геллеспонте.

[55] Грекам он был известен, как Багой.

Практически все сатрапы в своих владениях жили, как цари. Скромностью запросов никто из них не отличался, богатством многие спорили с самим Великим царём, а тут под рукой такой полезный человек, поставщик самоцветов, да ещё с ценнейшими связями в Вавилоне, Экбатанах, Сузах. Артавазда без труда завербовал Фратапарну, и тот сообщал ему о происходящем при дворе царя царей. Доносил то, что поручал ему доносить Багавахья. А иногда и то, что Багавахья разглашать не желал. Дважды в год Фратапарна совершал путешествие в Вавилон и тогда Багавахья узнавал нечто интересное о происходящем в Геллеспонтской Фригии. То, что разрешал евнуху узнать Артавазда. А иногда и то, что он не хотел бы открывать, кому бы то ни было.

Фратапарна шпионил не только за самим сатрапом, но и за его друзьями-родственниками, Мемноном и Ментором. Пикантность ситуации заключалась в том, что Ментор считал Багавахью своим другом, вместе они участвовали в подавлении египетского восстания и сблизились. Более того -- Багавахья был обязан Ментору жизнью. Евнух об этом помнил, и долг вернул: с помощью своего подсыла он "разоблачил" несуществующий заговор Артавазды, изрядно возвысившись в глазах Артахшассы, однако от царского гнева братьев и их родственника спас, позволив бежать. Так вот, одной стрелой двух зайцев. Что, разве не добром отплатил?

Багавахья, эгоистичная, неверная скотина, действовал исключительно в собственных интересах и рвался к власти, шагая по трупам. Если кого-то выгодно было назвать другом -- называл. Благодарность, признательность -- удел мягкотелых дураков.

Вскоре он обнаглел настолько, что принялся менять царей. Отравил Артахшассу, потом убил его сына со всей семьёй, не пощадив даже маленьких детей. Багавахья нуждался в царе, который полностью подчинился бы его воле, позволив править из тени. Подходящего кандидата он увидел в сатрапе Армении Арташту[56]. Тот, хотя и происходил из боковой ветви рода Ахеменидов, о царской диадеме не помышлял, однако стараниями Багавахью вскоре оказался единственным законным претендентом на престол и принял тронное имя -- Добронравный, Дарайавауш, Дарий.

[56] Грекам он известен, как Кодоман, персы же будущего царя Дарайавауша, Дария, так не называли. Само им Кодоман, вероятно арамейское и означает -- "Человек с востока".

Евнух добился своей цели, но торжествовал недолго -- Дарайавауш, с виду человек мягкий, слабовольный, на деле оказался не так прост, как думал египтянин. Управлять им никак не получалось. Багавахья попытался исправить ошибку, приготовил яд и на пиру слуга поднёс царю царей чашу с отравой. Добронравный государь взял её, отыскал глазами Багавахью... Было в его взгляде что-то... острое, как нетупеющий кинжал, из тех, что куют в Дамаске. Багавахья похолодел. Царь улыбался. Он знал.

"Прими эту чашу в знак моего признания твоих заслуг, друг мой".

"Это великая честь", -- проговорил евнух, посерев лицом и медленно выпил, не отрывая безумного взгляда от доброжелательной улыбки царя царей.

Фраат-сириец, один из псов Багавахьи, от смерти своего господина ничего не потерял. Он балансировал на лезвии ножа ещё более ловко, чем покойный евнух. Хотя и не с таким размахом.

Через несколько лет службы Фраата "разоблачили и завербовали" сатрапы Лидии и Фригии. Сириец оказался столь ловок, что ни один из его господ не догадался о том, что он не единственный "работодатель" поставщика самоцветов. Кстати, торговля камушками -- сама по себе чрезвычайно выгодна. Они всегда в цене, возить, сохраняя от всевозможных дорожных неприятностей, довольно просто. Казалось бы, зачем продолжать рискованное ремесло лазутчика? Не будет ли разумно, сколотив состояние, сойти с этого невероятно опасного пути?

Нет, невозможно. Столь ценную рыбу из сетей не выпускают. Разве что сбежать в какие-нибудь дикие края, населенные дремучими варварами.

Ещё задолго до смерти Багавахью дальновидный подсыл разглядел на доске петейи[57] фигурки нового игрока, оценил его ходы и понял, что дальнейшая игра цветами персов бесперспективна. Когда Артавазда, Мемнон и Ментор бежали от гнева Дария к Филиппу, Фраат, к тому времени практически влившийся в свиту опального сатрапа, последовал за ним и незаметно, под именем киликийского купца Ксантиппа (миксэллина-полукровки с изрядной долей варварской крови) вплёлся в сеть, которой македонский царь постепенно опутывал соседей.

[57] Петейя -- древнегреческая настольная игра, напоминающая шашки.

Услугами Ксантиппа-Фраата-Фратапарны, не пренебрёг и Александр, а вслед за ним и Антигон. Правда сам Монофтальм о существовании искусного лазутчика даже и не подозревал.

 

В Милете Птолемей устроил себе резиденцию в здании Булевтерия. Спустя четыре месяца после штурма уже ничто не напоминало, что здесь шагу нельзя было ступить, не запачкавшись кровью. Давно убраны трупы, развороченные телеги и бочки, которыми персы пытались остановить антигонов девятый вал. Чисто все, умиротворённо. Как и не было осады.

-- Какой-то купец просит приёма, -- доложил начальник стражи, -- назвался Ксантиппом из Тарса.

-- Пусть войдёт.

Во время раскола, когда Парменион принял решение возвращаться на родину, хитроумный и дальновидный Гарпал, помогая Эвмену с погрузкой грамматеона в обоз, присвоил часть архива, где содержались записи о катаскопах. Кардиец, глубоко подавленный случившимся, сразу пропажу не заметил, а потом всем стало не до того. Птолемей те записи внимательно прочёл, и имя киликийца сразу же всплыло в памяти, вытянув за собой из её тёмных глубин всю подноготную лазутчика. То, что Ксантипп позволил узнать о себе Эвмену и то, что кардиец счёл нужным доверить папирусу. Самого купца Птолемей, конечно же, видел впервые.

Рост средний. Не слишком широк в кости, но и не худ. Волосы тёмные, аккуратно подстриженная борода. Возраст на глаз определить сложно -- от тридцати до пятидесяти лет. Особых примет нет.

Птолемей сидел за рабочим столом. Купец стоял перед ним в трёх шагах и не произносил ни слова. Оба оценивающе смотрели друг другу в глаза. Купец ожидал, когда заговорит большой начальник.

-- Я хилиарх Птолемей, сын Лага, -- представился Лагид, сделал паузу и продолжил, -- назови себя и говори, что ты собирался сообщить мне.

-- Господин беседует с недостойным Ксантиппом из славного города Тарса, что в Киликии.

-- Ксантипп из Тарса... -- протянул Птолемей, -- а ещё Фратаферн из Харрана, Фраат из Дамаска.

Лазутчик и глазом не моргнул.

-- Господин видел Ксантиппа прежде?

-- Нет.

-- А Ксантипп видел господина.

-- Где?

-- При дворе Филиппа. Среди друзей молодого царевича.

Птолемей помолчал немного и спросил:

-- Ты искал встречи. Я слушаю тебя.

Ксантипп молчал.

-- Я жду.

-- Раз господин знает столько имён, он, наверное, догадывается, какие сведения недостойный скромный купец может сообщить.

-- Догадываюсь.

-- Эти сведения дорогие и не для всякого уха.

Птолемей поднял бровь.

-- Ты что-то дерзок, купец.

Ксантипп низко поклонился, не по-эллински, на персидский манер.

-- Ксантипп лишь ничтожный слуга македонского царя и только его доверенному лицу может раскрыть свои уста.

-- Царь мёртв, -- Птолемей, заинтригованный наглостью лазутчика, никак не мог заставить себя рассердиться, хотя другому бы уже самолично выбил половину зубов.

-- Ксантипп слышал разговоры, -- купец все не разгибался, -- что царь жив и здоров. Сейчас у Македонии даже два царя. Один, по слухам, младенец, но зато другой зрелый муж и государь вполне законный.

Птолемей вскочил из-за стола.

-- Он самозванец!

-- Ну, если господин так говорит...

-- Ты испытываешь моё терпение.

Манера речи купца дико контрастировала с именем и вполне эллинской внешностью. Не может быть, чтобы он не понимал это. Из записей Эвмена следовало, что этот варвар говорит на десятке языков и диалектов и способен выглядеть своим для кого угодно. Нарочно так говорит, подтверждая, что никакой он не эллин? А если бы не вываливать на него знания имён, как бы он себя повёл? Впрочем, все это уже бесполезные измышления.

-- Ксантипп сказал -- сведения дорогие, он должен взять плату. В том числе и терпением господина. Господин -- не из тех, кому Ксантипп может раскрыть свои уста. Он получал приказы от других людей, но если господин хочет знать -- узнает.

-- Безусловно!

-- О, господин сердится. Он думает, что под пыткой Ксантипп скажет все? Господин ошибается. Ксантипп получал от царя Филиппа хорошую плату. Тот, кто открывает уста под пыткой, не достоин её.

-- Скоро мы это выясним.

Он не станет пытать лазутчика. Другой на его месте, например Пердикка, уже потерял бы терпение, но только не Птолемей. Этот "купец" возбуждал любопытство хилиарха все сильнее. Достаточно, чтобы принять правила игры.

-- Господин не боится, что ничтожный Ксантипп может быстро умереть и тогда никто ничего не узнает?

-- Чего ты хочешь?

-- Всего лишь увидеть, выгодно ли Ксантиппу начать говорить перед господином хилиархом или приберечь слова для царя Македонии?

-- Царя Македонии ты не увидишь в любом случае, кого бы ни имел в виду.

Лазутчик кивнул.

-- Да, это так. Никто не заплатит Ксантиппу.

Хилиарх снова сел за стол. Открыл стоящий сбоку сундук, выставил на стол и пододвинул к купцу небольшую шкатулку.

-- Здесь десять мин. Получишь ещё столько же, если сведения заинтересуют меня. А если нет -- вобью эти деньги тебе в рот.

-- Господин щедр. Но этого недостаточно.

-- Вот как?

-- Те сведения очень важны, для господина и его друзей. Они стоят шестьдесят мин. Это очень дёшево. Ксантипп поиздержался на службе царя Македонии, но готов и дальше терпеть лишения.

-- Талант? Ты хочешь целый талант? -- Птолемей откинулся на спинку кресла, глядя лазутчику в глаза, -- ну, ты и наглец. Ты сам-то понимаешь, что я с тобой сделаю, если ты разочаруешь меня?

Лазутчик снова кивнул.

-- Ты получишь, тридцать мин и ни оболом больше. Если соврёшь, а это я рано или поздно выясню, пеняй на себя. Говори.

Купец медлил.

-- Ни оболом больше, -- напомнил Птолемей.

Лазутчик пожевал губами и заговорил:

-- Ксантипп очень спешил, он загонял коней и молил ветер сильнее раздувать паруса корабля. Полтора месяца назад в Вавилоне прошёл совет великого царя с его военачальниками. Присутствовавшие в едином порыве обратились к царю с просьбой не поручать ведение войны с дерзкими македонянами сатрапам. Великий царь лично выступит во главе государственного ополчения. Это должно случиться в середине скирофориона. Через пятнадцать дней. Пятью днями раньше или позже. Ксантипп очень спешил.

-- Сколько войск собрал Дарий?

-- Люди говорят, что им нет числа, а если все же попытаться счесть, то выйдет никак не меньше шестисот тысяч человек. Люди склонны преувеличивать. В войске великого царя не более семидесяти тысяч воинов, но если учесть многочисленных слуг, оно гораздо больше.

Птолемей крякнул: с Антигоном всего пятнадцать тысяч бойцов, а если поскрести по всем сусекам, Союз может выставить тысяч сорок. При этом большинство ополченцев копья ни разу в руках не держали. Здесь не Эллада, где граждане хотя бы в учениях регулярно участвуют. В Ионии под персами ничего подобного не проводилось.

-- Много ли в войске царя эллинских наёмников?

-- Не меньше десяти тысяч. И ещё столько же кардаков.

Кардаки представляли собой нововведение персов. Это были воины-азиаты, вооружённые на эллинский манер и обученные сражаться фалангой. Персидские цари давно по достоинству оценили эллинов-наёмников, но те брали слишком большую плату, а многим властителям, гребущим деньги лопатой, не чужда скупость. К тому же, сколько можно зависеть от эллинов? Предстоящее столкновение с Антигоном должно было стать первым испытанием кардаков в бою.

-- Каким путём Дарий пойдёт сюда?

-- Северным. По Царской дороге.

Этого и следовало ожидать. Персы сильны конницей, им нет резона лезть в горы. Антигон никак не сможет вытащить их на удобную для себя позицию. Если он займет Киликийские ворота, Дарий просто пройдёт у него за спиной, отрезав войско союзников от их городов, путей подвоза припасов, подхода подкреплений. Тогда конец всему. Но принимать бой на равнине...

-- Чего они ждут?

-- Египетского сатрапа Сияваки и бактрийцев. Сбор назначен у города Арбелы, на Царской дороге. Сиявака сейчас должен подойти к Дамаску. Может быть он уже там.

-- Понятно. Что ещё можешь сообщить?

-- В Тире почти готов к выступлению большой флот, под командованием царя Адземилькара. У него сто триер и пентер. Ещё тридцать триер собираются на Кипре. Ими командует наёмник Аристомен.

Птолемей заскрипел зубами.

-- Это все?

-- Все, господин. Все, что стоит тридцати мин, -- ответил лазутчик со смиренной улыбкой, пряча глаза.

Птолемей не обратил внимания на его последние слова. Пододвинул к сирийцу-киликийцу шкатулку.

-- Ты свободен. Пока. Из Милета не уезжай, будешь при мне, некоторое время.

-- Как долго, господин?

-- До тех пор, пока я не удостоверюсь, что оплата, которую ты получил, справедлива. Ступай.

Ксантипп-Фраат согнулся пополам и, пятясь, удалился. Птолемей снова подумал, что для эллина подобное раболепие немыслимо. Он не видел, что лазутчик скалится как-то недобро, злорадно. Он не знал, что уже вышел из финикийского порта Триполь корабль, на котором едет к Мемнону второй его племянник, сын Ментора Тимонд. Приказ царя царей, который везёт посланник своему дяде, способен спасти Союз. По крайней мере, облегчить его положение.

"Все, что стоит тридцати мин..."

"Не слишком ли он легко согласился на половину названной цены? А может специально завысил её, ожидая, что я буду торговаться? Не исключено... Как и то, что все его слова, вполне возможно, хорошо продуманы в ставке Дария. Что бы там ни было записано в свитках Эвмена, а чужая душа -- потёмки. Что, если все это -- хитрая игра персов и царь пойдёт южной дорогой? Но с какой стати ему самого себя лишать стольких выгод, которые сулит северный путь. Единственный его недостаток -- он длиннее, но стоит ли переживать о том? Зато войско пойдёт не по горам и пустыням".

Нет, здесь лазутчик не соврал. А что насчёт численности персов? Все прочие распространяют басни про сотни тысяч воинов, а этот наоборот, приуменьшает их число. Обманывает? Так ведь не может не понимать, что Лагид непременно обратит внимание на столь значительную разницу в показаниях. Про пятьсот тысяч-то на всех рынках сплетники кричат. Но даже если не обманул. Восемьдесят тысяч воинов. На равнине, удобной для разбега конницы, которой у союзников почти нет...

Лагид, конечно, даже не подозревал, что мог бы приобрести за те тридцать мин, которые недодал лазутчику до полного таланта.

Если боги Олимпа действительно существуют, то не иначе двое из них сейчас незримо стояли за спиной Птолемея, ведя свой тайный, непостижимый смертными спор.

"Ну и дурак", -- презрительная усмешка искривила холодно-прекрасное лицо Аполлона.

"Как знать", -- хитро прищурился Гермес, -- "как знать..."

Человек предполагает, а боги делают по-своему. Но даже боги порой пасуют перед безумной дерзостью смертных.

 

Птолемей два дня не покидал Булевтерия, почти не спал, расхаживая вокруг стола с огромной, склеенной из нескольких папирусов картой. Семьдесят тысяч воинов у Дария. Сто тридцать боевых кораблей. Это не считая Мемнона. Что делать?

Ну, для начала, взять себя в руки. Разве испугался бы Александр такого противника? Нет, он лишь порадовался бы его мощи -- тем громче и ослепительнее слава победителя.

"Как жаль, что я не Александр".

Варваров много, но далеко не все они хорошие воины. Значит, нужно противопоставить им число пусть меньшее, но таких бойцов, каждый из которых в тесном строю будет стоит трёх-четырёх азиатов.

И где таких взять? Поставить в фалангу гоплитов-ополченцев?

Похоже, пришло время открывать сундуки. Неарх поедет на мыс Тенар. Эх, кораблей мало для перевозки наёмников, придётся раскошелиться ещё и на них. Прямо там, в Пелопоннесе. Эллада сильна пехотой, но как быть с конницей? У варваров её особенно много, а у Антигона всего девять сотен "друзей". Ионийцы могут выставить до тысячи "бегунов"-продромов, но этого явно недостаточно. Больше взять негде. С фессалийцами не договориться. Даже если бы удалось, их переправа в Азию займет многие месяцы. Столько времени у союзников нет. Карта не слишком точна, по ней трудно определить расстояния, но если судить по рассказу Ксенофонта об отступлении десяти тысяч эллинов-наёмников из сердца Азии (где они сражались за персидский трон на стороне невезучего претендента Кира Младшего), по сообщениям купцов о путях-дорогах, можно сделать вывод, что войско персов дойдёт от Вавилона до Анкиры за два месяца. В самом благоприятном для союзников случае -- за три. Ксенофонт прошёл этот путь почти вдвое быстрее, но Дарий не станет загонять своё войско. Ему некуда спешить. Птолемей не сомневался, что персидские военачальники достаточно неплохо осведомлены о состоянии дел в Союзе. Зачем торопиться? Пусть шаткое здание само развалится. Или, хотя бы, накренится сильнее.

Птолемей налил себе воды. К вину он не прикасался, требовалось сохранять ясность ума.

Где взять конницу, способную сдержать персов? Негде. Разве что, Монофтальм сумеет привлечь на свою сторону каппадокийцев. Птолемей слышал, что те славятся, как искусные наездники, не зря же их земля именуется "Страной прекрасных лошадей". Но даже если удастся, будут ли они верны на поле боя? Впрочем, это уж точно не забота Лагида. Ему нужно думать о другом.

Мемнон...

Родосец сидит под стенами Митилены, как заноза в заднице. Вроде столь мала, что и не видно, а болит, ноет. И попробуй, вытащи. Город он, похоже, не собирается штурмовать, ждёт, когда тот сам упадёт в его раскрытую ладонь, как спелое яблоко.

Сколько сил Птолемея ублюдок оттянет на себя? Если ударить, скорее всего уйдёт, лови его потом по островам... Высадится в другом месте, где его не ждут и предаст огню все, до чего сможет дотянуться. Посол Митилены каждый день напоминал Лагиду, что осаду с его города следует снять немедленно. Что же это за Союз такой? Мы-де, вступая в него, надеялись, что нас будут защищать, а хилиарх сидит себе на заднице и левую пятку правой чешет!

Птолемей не исключал, что у родосца повсюду глаза и уши и стоит кораблям союзников выйти на север, как противнику тотчас станет об этом известно. Даже ближние острова далеко не все присоединились к Антигону. Например, родина Мемнона извечно сама по себе, в выжидательной позе. А флот у Родоса ого-го какой... Может так и останется в стороне, а вдруг решит поучаствовать? Только в чём? В разгроме македонян, от которых взять-то нечего? Или в дележе сокровищ персидского царства?

Попробовать договориться с родосцами? В любом случае надо, но сейчас, скорее всего, они ещё не определились, против кого им выгоднее дружить.

Что делать?

Взгляд Птолемея раз за разом притягивала одна и та же область на карте. Восточная оконечность Тавра, Аманские горы, Киликия Равнинная, Киликия Суровая. Горные дороги, перевалы. Вот бы где встретить Дария! Здесь коннице персов не развернуться, а македоняне, закаленные в иллирийских войнах, на перевалах могли бы дать мощный отпор. Но даже без слов лазутчиков ясно, что великий царь этой дорогой не пойдёт. А что бы могло заставить его изменить решение?

Думай, Птолемей, думай.

И он придумал. Да такое, что сам испугался собственной наглости.

 

-- Если часть гребцов заменить гоплитами, то мы сможем в один присест тысяч пять перевезти.

-- С пятью тысячами ты хочешь захватить Тарс? -- недоверчиво покачал головой Гарпал.

-- Нас там никто не ждёт, -- уверенно заявил Птолемей, -- с налету возьмём.

-- Тебе же потребуется весь наш флот, -- неуверенно сказал Неарх.

-- Именно.

-- А как же Мемнон?

-- Никак. Пусть делает, что хочет.

-- Как это, что хочет? -- недоуменно спросили все присутствующие на совете.

-- А вот так. Он думает, я буду за ним гоняться. А я не буду. Пока он не получил подкрепления, а он их не получил, иначе давно уже взял бы Митилену, его сил хватит лишь на то, чтобы гадить нам на ближних островах. Да и пусть себе их забирает. Мы всё равно потом отнимем назад. Ополченцев брать не станем, пусть сторожат берег от родосца. Я предлагаю на время вообще забыть на нём, как будто его нет, и не было никогда. Сейчас нам нужно разбить Дария.

-- Как ты его разобьёшь? -- спросил Демарат.

-- Вдребезги, -- улыбнулся Птолемей.

-- Я серьёзно.

-- Я тоже. Дарий подойдёт к Анкире. Если Антигон примет сражение, Аршама, сатрап Киликии, может ударить ему в спину, пройдя перевалы. Как будто нам одного Дария мало. А если мы ворвёмся во владения сатрапа и наделаем там шороху, да такого, что на всю Азию будет слышно, глядишь, царь царей спустит на нас часть своих псов. А при большой удаче вообще сам придёт. Только надо пораньше успеть пошумет. Азия, как все говорят, огромна, вести долго будут идти.

-- Голуби долетят быстро, -- возразил Неарх.

-- Это безумие, -- покачал головой Гарпал.

-- Ага, -- согласился Птолемей, -- ты можешь предложить что-то другое?

Казначей поджал губы.

Демарат поскрёб подбородок, задумчиво разглядывая карту.

-- Далековато. Пять тысяч стадий[58].

[58] Около 900 километров.

-- На одних вёслах можно дойти за четыре дня, если грести круглые сутки безостановочно, работая только двумя рядами гребцов, сменяя их и не приставая к берегу.

-- Люди выдохнутся, а впереди бой.

-- Пять дней, -- согласился Птолемей, -- край, шесть.

-- А если шторм? -- спросил Неарх.

-- Боги за нас, -- уверенно заявил Лагид, словно всего полчаса назад с Посейдоном договорился.

-- Ты сумасшедший, -- заключил Гарпал.

Птолемей не стал это оспаривать. Он действительно, выглядел, как умалишённый: глаза блестят, кривая ухмылка с лица не сходит.

-- Боги свидетели, не слышал прежде о подобной наглости, -- покачал головой Демарат, но неожиданно заявил, -- а ведь может получиться! Именно потому, что совершенно безумная идея! Если действовать быстро...

-- Да! -- подхватил Птолемей, -- не откладывая ни на один день. Начать подготовку немедленно. На триеры посадить лучших воинов и вперёд. А Мемнон... да гори он синим пламенем!

-- Что скажет Антигон? -- не сдавался Гарпал, почуявший, что все трое стратегов сорвутся в этот дикий поход, а заправлять здесь всем оставят его. И с Мемноном разбираться тоже.

-- Об этом не беспокойтесь, все беру на себя, -- заверил товарищей Лагид.

-- А ты ничего не упустил? -- спросил Неарх.

-- Что именно?

-- Видишь, вон тут островок один под боком нарисован небольшой. Кипр. А на нём, по словам твоего подсыла, у персов флот почти равный нашему. Да и Адземилькару из Тира идти совсем недалеко.

-- Их надо бить по частям, -- уверенно заявил Птолемей, -- главное, действовать быстро и нагло.

Быстро и нагло... Как Александр, когда он выводил фалангу невиданным маневром, вырываясь из иллирийского кольца, когда он шёл из-под Пелиона к Фивам, добравшись за десять дней.

-- Я думал об угрозе с Кипра, -- продолжил Лагид, -- расспрашивал своего подсыла, купцов, что там и как. Там, на острове, у каждого камня свой царь, вернее, царёк, но кто сидит в Саламине, на восточном побережье, тот и владеет Кипром. Аристомен собирает свои триеры в гавани этого города. Он думает, что оттуда держит в кулаке весь остров. А правители Сол, как мне говорили, считают, что Саламин слишком сильно прогнулся перед царём царей. Им в такой позе стоять надоело. На этом мы и сыграем, так же, как здесь, в Ионии. Ведь получилось у нас? А сначала тоже все сомневались, кричали: "безумие". Ты, Неарх, возьмёшь один корабль и пойдёшь в Солы Кипрские. Делай там, что хочешь, ври, деньгами тряси, золотые горы обещай, хоть мужеложством занимайся, но добейся того, чтобы они выступили против Саламина. И вот тогда мы по частям их всех и умоем.

Стратеги молчали, обсасывая брошенную Лагидом кость. Поставить все на один рывок, победить или умереть. А может, ну его к воронам? Чудовищный риск. И что тогда? Отсрочить неминуемую развязку на несколько месяцев?

За окном солнышко светит, лёгкий бриз приятно холодит разгорячённую кожу, небо чистое-чистое, как глаза новорождённого ребёнка. А на душе чёрные тучи. Схватить кусок сумели, теперь бы его удержать, а потом ещё и переварить. Не каждая чайка, выхватившая из воды рыбину, сможет её съесть: слишком много подле неё конкуренток криком исходят и норовят добычу отнять.

-- Надо бить сейчас, -- сказал, наконец, Демарат, -- промедлим, подарим победу врагу. Все успеют подготовиться. А когда помирать, сейчас или через полгода... Нить давно спрядена и жребии наши взвешены.

Не сомневался Лагид в предводителе наёмников. Эти люди не выбирают своими вождями нерешительных и авантюризма им, кормящимся с кончика копья, не занимать.

-- Надо бить, -- подался вперёд Неарх.

И этот храбрость свою, повязанную с толикой сумасшествия, давно доказал.

-- Твоему родителю, Лагид, следовало назвать тебя Автоликом[59], -- пробормотал Гарпал, глядевший куда-то в пустоту, сквозь своих товарищей.

[59] Автолик -- "Одинокий волк" (греч.), сын бога Гермеса, выдающийся вор и кулачный боец, "хитрейший из эллинов", дед Одиссея.

-- Да ну, вся Македония бы над ним потешалась, -- хохотнул Неарх.

-- О чём вы? -- спросил Демарат.

-- Лаг -- заяц, на их языке, -- пояснил критянин.

-- А-а... -- протянул эвбеец, -- Волк, сын Зайца, это сильно.

-- Ну, хватит скалиться, -- осадил веселье Птолемей, -- Гарпал, большинство голосов... Подготовку начать немедленно, отбирать лучших воинов. Займешься, Демарат. Неарх -- корабли, Гарпал -- припасы. Через пять дней выступаем.

Казначей только покачал головой.

-- Ох, не любят боги дураков...

-- Боги любят дерзких...

-- ...обрекать на мучительные страдания, -- закончил казначей.

Когда советники расходились, Птолемей вышел из комнаты первым. Неарх придержал Демарата за локоть в дверях и шепнул:

-- Про отца Птолемея разное говорят.

-- Что именно?

-- Будто бы не Лаг вовсе его отец, а сам Филипп. Царь свою любовницу, гетеру Арсиною, за князя Лага выдал непраздной. Наградил, как говорят, князя за верность. Тот рода захудалого, рад был такой чести.

-- Даже так? -- удивился эвбеец, -- Птолемей, выходит, единокровный брат...

-- Всякое болтают, -- буркнул за их спинами Гарпал.

Демарат многозначительно посмотрел вслед уходящему хилиарху, но ничего не сказал.

 

...Были сборы недолги, от Хиоса до Халки корабли выступали в поход...

А спустя два дня после отбытия флота Птолемея, в Театральной гавани появилось судно, с которого на берег сошёл эпирский посол. Кратер.

 

 

 

Эпир

 

Полиперхонт нашел Александра в палестре. Как удачно.

-- Доброе утро, царь.

Александр, голый, разгорячённый борьбой, уже собирался уходить, намереваясь смыть пот и прилипший к телу песок, когда столкнулся в дверях с князем Тимфеи.

-- Радуйся, Полиперхонт.

-- Ты уходишь, государь? Позволь, я отниму ещё немного твоего времени.

-- Стоит ли говорить о делах в палестре?

-- Это дело как раз уместно обсуждать именно здесь. Я хочу показать тебе кое-кого.

-- Вот как? -- приподнял бровь Александр, -- и кого же?

-- За этого человека просил похлопотать Кратер перед своим отъездом, сам не успел. Ты, государь, верно слышал о том, как Кратер отступал с поля боя у Врат? Он оставил заслон, сдержавший афинян и позволивший ему уйти.

-- Разумеется, слышал, как и то, что те герои пали все до единого, но не сделали ни шагу назад.

-- Не все. Около месяца назад один отряд из наших македонян, которых ты послал стеречь южные рубежи Эпира, повстречал идущего из Этолии человека. Каково же было их изумление, когда в сём путнике они узнали своего товарища, что одним из первых вызвался прикрывать их отход в том несчастливом сражении. Они давно уже оплакали его и даже соорудили кенотаф[60].

[60] Кенотаф -- символическая могила, которая возводилась, если останки покойного не были найдены (пропал без вести, утонул и т.п.).

-- Как же он выжил?

-- Какой-то старик нашел его, тяжелораненного на кровавом поле и выходил. Весной воин узнал, что Кратер в Эпире и направился сюда.

-- Что же, я рад, раз ещё один из македонян не достался Аиду. Действительно, стоит взглянуть на сего доблестного мужа. Его следует наградить. Полагаю, он хотел бы вновь присоединиться к своим товарищам в строю фаланги, но, верно, утратил своё вооружение? Я не спартанец, не вижу в том бесчестья. В такой-то сече...

-- Именно так, мой царь, но это ещё не все. Ни я, ни Кратер, не стали бы беспокоить тебя без нужды. Мы сами могли бы снарядить воина, но тут есть одна сложность. Его раны оказались слишком тяжёлыми и, несмотря на то, что он уверяет, будто совершенно поправился, мы видим, что это не так. Он хром. Подвижность ноги вряд ли восстановиться в прежнем виде и ему не осилить больше дальние переходы и бой в строю. Он не может стоять в фаланге.

Александр нахмурился.

-- Жаль. Но в чём же состоит тогда твоя просьба?

-- Это идея Кратера. Андроклид, так зовут воина, поистине отличный боец, он был декадархом. Жалко терять такого и Кратер подумал, что ты, мой царь, мог бы принять его в число телохранителей твоей супруги.

-- Телохранителем? -- удивился Александр, -- калеку? Какой же от него будет прок? К тому же Клеопатре ничто не угрожает, и я не вижу нужды окружать её кольцом из щитов, запирая, как сладкоголосую птицу в золотой клетке. Тех воинов, что уже состоят при ней вполне достаточно, к чему добавлять в их число ещё и хромого?

-- Твоему сыну год, государь. Ещё через четыре ты приставишь к нему дядьку-воспитателя. А пока Андроклид мог бы состоять при царице, она привыкла бы к нему и знала, что её сын в надёжных и верных руках.

Александр подумал немного и сказал:

-- Ты что же, Полиперхонт, хочешь сказать, что в Эпире не найдется опытных воинов, которых я мог бы приставить к своему сыну? Эпир до такой степени оскудел бойцами, что нет кандидата лучше калеки-македонянина?

-- А ты испытай этого калеку, царь, сам все увидишь.

Александр недоверчиво хмыкнул.

-- Что же, приводи его.

-- Он уже здесь, ждёт.

Полиперхонт выглянул из палестры и крикнул:

-- Подойди, Андроклид.

Александр заинтересованно оглядел приблизившегося человека. Ровесник царю или немного моложе. Роста среднего, крепко скроен. Черты лица резкие, словно топором рубленные, не слишком привлекательные. Мужчине о том не следует задумываться, но не приставлять же к Клеопатре урода от вида которого она будет вздрагивать каждый день. Этот хотя бы у брадобрея недавно побывал.

Андроклид с не меньшим интересом смотрел на Александра.

-- Ну и чего ты изучаешь? Царя ни разу не видел?

"Ага, к тому же голого".

-- Нет, -- покачал головой македонянин. Так близко не видел, только издали.

-- Ну, и как мне тебя испытать?

-- Как тебе будет угодно, царь.

Александр прищурился.

-- В борьбе или на кулаках... Мы не к Играм готовимся. С копьём и щитом? Нет, не то, -- царь повернулся к слугам, -- эй, кто там? Подайте мечи и кликните Гиппия.

Названый человек был царским телохранителем -- старшим из тех, кто состоял при царице.

Мечи подали деревянные. Александр презрительно поморщился.

-- Что мы, дети?

-- К чему рисковать, государь? -- спокойно спросил Андроклид.

Александр ещё раз окинул его взглядом, усмехнулся, но все же взял учебный меч. Не дожидаясь, пока придёт Гиппий, изготовился к бою.

-- Ну, давай!

Андроклид скинул хитон. На его левом бедре "красовался" жутковатого вида шрам.

Царь действительно не вчера взялся за меч и сразу же оценил стойку противника. Андроклид берег левую ногу, не нагружал, отчего его поза выглядела неустойчивой.

На лице македонянина нет даже намёка на волнение.

"Ишь ты... Нет, я тебя жалеть не стану".

Александр атаковал. Будь его противник более подвижен, он ушёл бы в сторону, избегая подставлять под удар меч, но Андроклид этого делать не стал. Деревяшки с треском столкнулись, полетели щепки. Царь стремительно сместился в сторону, Андроклид лишь чуть повернулся. Взмах, треск. Меч Александра едва не поцеловал шрам македонянина. Тот лишь улыбнулся, шагнул неловко, раскрываясь...

"За ногами следи", -- поучал Александра с малолетства его дядька, ближник отца.

Андроклид двигался скованно и царь, видя это, не угадал ловушку, сделал выпад в незащищённый живот противника, уже предвкушая окончание поединка. Он не увидел встречного движения македонянина, а спустя мгновение острая боль обожгла запястье Александра. Меч, кувыркаясь, улетел в сторону.

-- Прости, государь, ты убит, -- спокойно сказал македонянин, остановив деревяшку в двух пальцах от шеи царя.

-- Ах, ты... -- выдохнул Александр, потирая руку.

Впрочем, в его взгляде не было ни злобы, ни обиды -- лишь удивление и уважение. Да, уважение -- эпирские воины знали, что их царь не пролёживает бока по утрам. Чуть свет, как он уже в палестре валяет своих телохранителей в пыли и они даже не думают ему поддаваться.

-- Недооценил я тебя, -- царь оглянулся кругом и увидел Гиппия, который уже прибыл и стоял рядом с Полиперхонтом, скрестив руки на груди, -- Гиппий, урони этого человека на землю.

Телохранитель снял перевязь с мечом, отдал подскочившему рабу. Принял из его рук учебный меч.

-- Погоди, -- сказал вдруг царь, и поманил наблюдавших поодаль троих эфебов, сыновей знатных молоссов, удостоившихся чести упражнять тело в царской палестре, -- возьмите палки и нападайте сразу все.

Александр повернулся к Андроклиду и объяснил:

-- Не в поединщики тебя беру.

Тот кивнул.

-- Позволь, государь, сменить оружие.

-- Дозволяю, -- согласился царь, решив, что учебный меч македонянина раскололся.

Андроклид отложил деревяшку в сторону, прошёл к стене и поднял стоявший там табурет.

Полиперхонт одобрительно крякнул. Александр покосился на него и сказал:

-- Смотри, не расшиби моим людям головы.

-- Я тихонечко, государь.

-- Нападайте! -- махнул рукой царь.

Двое эфебов ринулись в бой, помешав третьему. Гиппий остался стоять на месте. Андроклид поймал между ножек табурета палку первого эфеба, вырвал из рук, его самого оттолкнул. Палку второго отбил в сторону, а бойца ткнул сиденьем в лицо. Пытаясь увернуться, эфеб потерял равновесие и упал. Третий парень, не по возрасту здоровый, как медведь, попёр без ума, разогнался. Андроклид отшагнул, пропуская его, и толчком в спину помог познакомиться с землёй. Первый, тем временем, сориентировался, подскочил сзади, кинулся на плечи, да с таким расчётом, чтобы уронить македонянина на левое колено. Это ему удалось, Андроклид заскрежетал зубами от боли, однако в следующий миг пятки эфеба пробежали по небу, а спина впечаталась в песок.

-- Гиппий! -- крикнул Александр, -- ты чего стоишь, как столб? Нападай!

-- Прости, государь, -- невозмутимо заявил телохранитель, -- меня он тоже убил. Разве что провозился немного подольше.

-- Ты что такое несёшь?! Он же хромой! Подумаешь, раскидал мальчишек!

-- Правду говорю, хоть и стыдно мне. Я вижу, что он сильнее меня. И нога ему не помеха.

-- Да ты...

Царь дар речи потерял от возмущения. Полиперхонт цокнул языком. Сзади кто-то трижды хлопнул в ладоши. Александр обернулся: в дверях стоял Эакид.

-- Где ты так натаскался? Ты же в "пеших друзьях" служил, не в щитоносцах?

-- Да, господин, в "пеших друзьях". А где научился... Так жизнь заставила. Я гимнасий не посещал и правил в борьбе соблюдать не приучен. Поставь государь против меня ещё пару парней, да кабы не нога больная, я бы не погнушался кому и по яйцам съездить. Когда кого-то оборонить надо, все средства хороши.

-- Отлично сказано! -- похвалил Эакид.

-- Хорошо, Андроклид, -- сказал царь, -- я удовлетворю просьбу Кратера. Ты будешь состоять при царице, принесёшь присягу мне и моему сыну. Гиппий, проводи воина, устрой, одень, снаряди и расскажи, что да как. Да нос не вешай, старшим ты остаёшься. Потом я представлю его Клеопатре.

Александр повернулся к брату.

-- Ты чего в палестру такой разодетый идёшь?

-- Некогда мне пот сгонять, дел много.

-- Ишь ты, дела у него... А я, значит, прохлаждаюсь. Ладно, говори, чего у тебя.

-- У Левкады опять видели афинскую триеру.

-- И что?

-- А то, что они ходят все дальше на север. И на Закинфе внезапно стало все хорошо.

-- Не понял. Что значит "все хорошо"? А было плохо?

-- Совсем недавно купцы, которым я приплачиваю за то, что они держат глаза и уши открытыми, говорили, что афиняне крутятся у Закинфа. Приезжали какие-то важные послы. О чём говорили с тамошними правителями, не знаю. А теперь, как спрошу кого, как там дела на Закинфе, мне в ответ: "Все спокойно, тишь да благодать". Не к добру это.

-- Ты не переутомился, Эакид? -- участливо поинтересовался Александр, -- тебе же сказали, что все спокойно, зачем выдумываешь опасность, где её нет?

-- Есть, -- упрямо заявил Эакид.

Царь только вздохнул и переменил тему:

-- Когда Кратер возвращается?

-- Если он уже добрался до Азии, то дней через пятнадцать-двадцать.

Таксиарх был отправлен послом к Антигону. Когда до Эпира дошли слухи об успехах Одноглазого, Эвмен убедил царя попытаться заключить с ним союз против Линкестийца. Выбор пал на Кратера. Военачальник никогда прежде не бывал послом, но все согласились, что к Антигону следует посылать обязательно македонянина и кого-то, с кем Одноглазый состоял в дружеских отношениях. Кардиец считал, что справился бы лучше, но вынужден был признать, что в этом деле главное -- личные взаимоотношения, дружба и доверие. Зато он разработал обширный план совместных действий, вот только удача на этот раз повернулась к нему спиной: никого из высших стратегов таксиарх в Милете не застал. Гарпал принял его дружелюбно, но сразу дал понять, что говорить с ним не имеет смысла, он ничего не решает. Птолемей с головой ухнул в безумную авантюру, в которой, несомненно, свою дурную башку и сложит, а Антигон... Хочешь, скачи, сменных лошадей дадим, дороги тут хорошие. За полмесяца войско нагонишь.

Столько времени у таксиарха не было. Согласно плану Эвмена и Александра, выступить в поход войско должно было в метагейтнионе[61]. Вторжение подгадали к уборке урожая, чтобы только-только сложенный в амбары хлеб достался Александру.

[61] Август -- сентябрь.

Побеседовав с казначеем, изучив ситуацию, в которой оказался Ионийский Союз, Кратер понял, что с Линкестийцем придётся разбираться в одиночку. У Антигона хватало своих забот. Тратить полмесяца чтобы услышать все то же самое из первых уст? Кратер был опытным стратегом, не только железкой махать умел. Он видел, что его не пытаются обмануть. Так и пришлось отплыть восвояси ни с чем. В Эпире о его неудаче ещё не знали.

Эакида раздражало беспечное отношение брата к угрозе с юга, которая ему представлялась совсем не шуточной. Александр возражал, что Афины вцепились в Амфиполь, о чём даже уже бабы на агоре судачат.

-- Не станут они воевать в двух местах одновременно.

Эакида эти доводы не убеждали. На островах у побережья Эпира что-то происходило. Что?

Афинам нужна Керкира. Они никогда не скрывали своих устремлений обладать этим островом, важнейшим в торговле с Италией и Сицилией. Керкира в данный момент состоит с горным царством в дружеских отношениях. Афинский флот, господствующий в западном море, держащий ключи от морских ворот Эпира, в десять раз хуже любого пиратского набега. Такого удушья эпирская торговля не переживёт.

Но Александр, подзуживаемый Мирталой, полностью отдался безумной идее завоевания Македонии. Он не слышал Эакида.

Вечером к царскому брату зашел Аэроп.

-- Один человек хочет встретиться с тобой.

-- Кто такой?

-- Он не назвал себя и мне незнаком, но показал симболлон. Такой был у одного из наших лазутчиков в Этолии.

-- Вот как? И ты его не знаешь?

-- Нет. Это точно не наш человек. Задержать его и допросить? С пристрастием?

-- Нет, не стоит. Хочет говорить, поговорим. Приведи его.

Аэроп повиновался.

Вошедший человек скрывал лицо широкими полями фессалийской шляпы, глубоко натянутой на уши. Он покосился на Аэропа, который замер в дверях, подобно статуе, скрестив руки на груди, и снял её. Комнату освещала всего одна свеча, её вздрагивающее пламя не давало, как следует, рассмотреть лицо незнакомца. Эакид встал из-за стола, за которым допоздна читал отчёты сборщиков податей и подошёл вплотную к вошедшему.

-- Ты кто такой?

-- моё имя ничего не скажет господину. Сейчас я служу устами Ликурга, стратега афинского, предводителя филы Леонтиды. Считай, что ты говоришь с ним.

Эакид не удивился. Он давно ждал, что Афины обозначат свой интерес к Эпиру. Сын Ариббы посмотрел на Аэропа -- по лицу того и вовсе нельзя было предположить, что он живой человек.

-- Что же граждане афинские, желая поговорить, прислали к нам не посольство, а человека, таящегося в ночи, словно вор?

-- Я вижу, господин раздражён, -- спокойно ответил посланник, -- я должен всего лишь передать сообщение Ликурга, и не отниму у тебя много времени, сын царя Ариббы.

Слова произнесены. Имеющий уши -- да услышит. Эакид глухотой не страдал.

-- Говори.

-- Стратег предлагает тебе, Эакид из рода Пирридов, встретиться с ним через десять дней на острове Левкада для важного разговора.

-- В Эпире правит царь. Почему бы Ликургу не встретиться с ним, если он хочет обсудить какие-то вопросы, касающиеся Эпира?

-- Ответ на этот вопрос стратег не вкладывал в мои уста.

-- То есть я должен поехать на встречу, не зная её целей? Зачем мне кот в мешке?

-- Стратег ожидал, что господин Эакид может не заинтересоваться его предложением. Он велел передать, что хотел бы обсудить с тобой, сын Ариббы, как лучше использовать тех воинов, что собрал твой брат.

Эакид дёрнул щекой. Посланник едва заметно прищурился.

-- Что мне передать моему господину?

-- Ступай, -- сказал Эакид и отвернулся к окну.

Посланник слегка наклонил голову и шагнул назад.

-- Ответа не будет?

-- Я сказал, ступай.

-- Стратег Ликург будет ждать тебя на Левкаде через десять дней, -- переступив через порог, напомнил посланник.

За окном трещали цикады.

-- Аэроп, проследи, чтобы он нашел дорогу до городских ворот.

Сын Ариббы провёл рукой по лицу, стирая испарину.

Солнце за день так пропекло воздух и стены царского дворца, что не было и намёка на долгожданную ночную прохладу.

"Они знают про войско. Они ждут нашего удара и готовы к нему. Никакой внезапности не будет. Они настолько самоуверенны, что, не таясь, смеются над нами".

Рассказать Александру? Станет ли слушать? В последние дни он стал совершенно одержим войной. И откажется ли он от вторжения в Македонию? На войско потрачены колоссальные деньги, ополченцам обещана добыча, произнесены пламенные речи. Плюнуть на все это и растереть? Но ведь намёк недвусмысленный: "С кем это ты воевать собрался? Только сунься в Македонию, моментально найдется управа". Так рассказать Александру или нет?

Негромко стукнула дверь: вернулся Аэроп. Эакид, не оборачиваясь, спросил.

-- Что ты скажешь, старый друг?

Дядька помолчал немного, потом пробасил:

-- Все это может оказаться игрой. О каких воинах идёт речь? Конечно, им известно, что к нам пришёл Полиперхонт. "Использовать тех воинов, что собрал твой брат"... Они не знают ничего о наших силах и пытаются по твоему поведению вызнать намерения Эпира. Или они знают все, и тогда слова посланника следует рассматривать, как прямую угрозу.

-- Мне именно это сразу пришло в голову. Как поступить?

-- Я уверен, Александр предпочтёт первое толкование.

-- Пожалуй, -- согласился Эакид.

-- А мы слепы и глухи.

-- Верно...

Эакид сам себе помассировал затёкшую шею. Помолчал какое-то время.

"Сын царя Ариббы... Ублюдок. Бессонная ночь теперь обеспечена".

-- Подготовь корабль.

Аэроп кивнул и вышел прочь.

 

 

 

12
Друг правды и справедливости

К северу от города Арбелы

 

Над выгребными ямами роились тучи мух, и стояло нестерпимое зловоние. Всадник, прикрывая нос и рот полой длинного головного платка-яшмага, осадил коня возле согбенного старца, что деревянной лопатой сгребал конский навоз и накладывал в тачку.

-- Эй, старик, давно ли ушло войско?

Старик распрямился, насколько смог, опершись на лопату, и поднял на всадника белесые глаза.

-- Чего молчишь? -- всадник нетерпеливо шлёпнул плетью по своему кожаному сапогу, -- отвечай быстро!

Дед не ответил.

-- Ты глухой? -- всадник повысил голос, растопырил пальцы обеих рук прямо перед лицом старика, -- сколько дней прошло? Пять? Десять?

Дед смотрел немигающим взором и молчал.

Устав ждать, всадник выругался, осквернив свои уста именем Ненавистного. Старик невозмутимо вернулся к работе, не обращая на гонца внимания, словно тот был пустым местом. Однако, все же буркнул себе под нос:

-- Два дня уходили, два дня, как ушли.

-- Чего? Какие два дня?

Старик не ответил, сетуя про себя, что Молодёжь пошла совсем бестолковая. Суетятся, руками трясут, сотню слов за раз говорят, а ни себя, ни других не слышат. Чего ему не понятно? Разве может такое огромное войско сняться с лагеря за один день?

Он вывалил в тачку очередную лопату.

Всадник опять ругнулся, толкнул пятками бока нетерпеливо пританцовывающего жеребца, и помчался прочь, на северо-запад.

Старик даже не посмотрел ему вслед, мысли заняты другим.

Воины великого царя отобрали почти всех овец. Приговаривали:

"Мы тебя, дед, идём защищать от злых яванов. Не накормишь нас, как следует, они придут и тебя, как барана, на вертел насадят. Но ты не бойся, мы этих детей дэвов побьём".

Он не роптал. К чему? Молодые ропщут, глядят исподлобья, получая за это удары плетью. Не понимают, что таков миропорядок, заведённый Премудрым Господином и Благими Бессмертными. Каждый баран -- божественная благодать царя, и по первому требованию любой из "стоящих в колеснице" может его забрать. Большому войску надо много баранов.

Старик вновь погрузил лопату в навоз. Воины забрали овец и оставили после себя горы дерьма. Что ж, и оно на пользу. Нужно его собрать, перемешать с соломой, утрамбовать ногами в деревянных рамах. Высохнет под палящим солнцем -- превратится в кизяк, пищу огня. Владыка Атар[62] добр к человеку, но сам собой очаг не разгорится. Кто не работает, тот не ест.

[62] Атар -- бог огня в зороастризме.

"А эти, отец?" -- возмущаются молодые, -- "они разве работают? Только жрать горазды!"

"Их дело -- сражаться и умирать по слову великого царя".

"Разве это работа? От такой тьмы войска яваны разбегутся, как мыши по норам. Никто из этих бездельников и меча не обнажит. А баранов наших сожрали..."

Дед лишь качал головой. Он был очень стар, успел услышать первые слова сыновей своих внуков. Годы согнули его спину, помутили взор. Он едва помнил вчерашний день, но зато события, давным-давно канувшие в тёмную бездну времени, выплывали из глубин памяти, как наяву. Семь десятков лет назад, когда он был мальчишкой, здесь прошло войско яванов. Это были странные люди, чужие от пят до макушки, увенчанной у каждого волосяным гребнем. Это были сильные, смелые люди. Отец рассказал ему, что яваны шли на свою далёкую родину, непобежденные в битве, а многие тысячи воинов хшатрапавов Мидии и Вавилонии, пытались перебить эту горстку чужеземцев. Пытались, но так и не смогли.

Разбегутся яваны, как мыши по норам? Едва ли.

Он поведал своим внукам эту историю, те призадумались. Спросили деда:

"Что же ты ничего не сказал об этом воинам великого царя? Они самонадеянны, думают, враг слаб. А вдруг тот одолеет? И придёт сюда, на нашу землю?"

Старик не ответил, лишь усмехнулся. К чему сеять слова попусту. Молчание -- золото. Кто захочет понять -- тот поймёт. Тому же, кто смеётся над врагом, речи ума не добавят.

 

С востока на запад, с севера на юг, докуда хватает остроты глаз, раскинулось море. Море трав. Оно дышит, живёт. В глазах пестрит от многоцветья травяного ковра, словно исполинским мечом рассеченного надвое. Бурый шрам тянется через державу владык Парсы на сотни парасангов с юго-востока на северо-запад. Царская дорога, древняя, как само время. Иные, услышав такое утверждение, скажут, что оно произнесено для красного словца, ведь дороге всего-то пара веков, она проложена во времена царя царей Дарайавауша, первого с таким именем. Знающие возразят на это, что волей великого хшаятийи его трудолюбивые подданные лишь соединили, кое-где перемостив заново, древние пути владык Ашшура. Потому-то Царская дорога соединяет крупнейшие города державы персов не по кратчайшему пути.

Так или иначе, но именно сын Виштаспы превратил дорогу в, поистине, одно из чудес света. Местами она замощена тёсаным камнем, через каждые десять стадий стоят столбы, указывающие расстояния, а на развилках ещё и направления обозначены. Путник знает, что пройдя очередные четыре парасанга, дневной пеший переход, он найдет стол и кров на специально обустроенном дворе. Царские гонцы получат здесь свежих лошадей. Уставшего немедленно сменит новый гонец, и послание продолжит свой путь без остановки, летя быстрее журавлей в отдалённые уголки державы. Но даже этого показалось мало царям, и они повелели устроить на вершинах ближайших гор сигнальные посты, позволяющие передавать сообщения ещё быстрее, с помощью костров в ночную пору и отполированных до зеркального блеска бронзовых щитов, отражающих солнечные лучи днём.

Тысячи купеческих караванов проходят Царской дорогой. Тяжёлые кибитки, увлекаемые парой или четвёркой степенно вышагивающих волов, неспешно катятся по безлесной каменистой Каппадокии, предгорьям Армении, безлюдной мидийской степи, плодородным низинам к востоку от Тигра.

Ветер гудит в ушах путников, приглушая все прочие звуки: низкий рёв быков и верблюдов, ржание лошадей, окрики всадников, звон бубенцов, топот копыт.

Пряный запах трав дурманит, он способен свалить с ног. Скрипят большие, почти в рост человека, колеса, перекатываются через неровности дороги, заставляя вздрагивать серую войлочную крышу кибитки.

Царской почте требуются считанные дни, чтобы передать эстафетой письмо из Сард в Сузы. Купец совершает такое же путешествие за месяц или два, а войску требуется три месяца. В начале лета бесчисленные рати великого царя царей выступили из Вавилона на север и, пройдя до города Арбелы, на много дней встали лагерем в ожидании подхода дополнительных сил.

Последним к войску присоединился отряд, ведомый Бессом, правителем Бактрии. Этот человек, властвовавший над одной из самых отдалённых хшатр державы, состоявший в родстве с Ахеменидами, повинуясь своему долгу хшатрапавы, "младшего царя", привёл две тысячи тяжеловооружённых всадников. Ядро их составляли сыновья знатнейших семейств Бактрии и Согдианы, бойцы поместной конницы. Каждый из них получил от владык Парсы на прокорм "надел коня" -- землю с крестьянами, которые, не будучи рабами, платили всадникам оброк, обеспечивая их всем потребным для жизни. У тех же единственным занятием была воинская служба. Они должны приходить под знамёна царя по первому зову. С конём, при оружии, в доспехах и со всеми необходимыми припасами. Если сын такого воина выражал желание послужить царю царей, так же, как его отец -- надел становился наследственным. Так создавалось сословие "благородных". Бактрийцы и согды славились, как отличные бойцы тяжёлого конного строя. Этим они превосходили персов, отдававших предпочтение луку, потому царь царей всегда звал их с собой на любую войну.

Кроме них в отряде состояли три сотни юношей из народа доителей кобыл, обитавших в Великой степи, которую делят на части полноводные реки, Окс и Яксарт. Эти племена, саки и массагеты, считали себя независимыми от власти владык Парсы, но охотно участвовали в походах, привлекаемые жаждой наживы. Только позови их Молодёжь, мигом соберутся в лихие ватаги, знай, успевай следить, дабы не пограбили по дороге мирных землепашцев.

 

Завершив четвёртый дневной переход от Арбел, войско встало лагерем на берегу реки Бумсла, возле селения, именуемого "Хлевом верблюда". Солнце клонилось к закату, ветер стих и весь лагерь заволокло дымами от костров.

Дров в степи взять негде. Их везут в обозе только для царского очага. Для большей части двора и самых знатных вельмож ужин готовят, используя кизяк. Хорошо высушенный, он лёгок, но занимает много места и потому не все могут его себе позволить. Простые пешие воины обходятся без костров, довольствуются припасёнными лепёшками, размачивая их водой или вином. Проще всего кочевникам, для них походные неудобства -- сама жизнь. Сжевал кусок вяленного мяса, запил кумысом и спать.

Вчерашние землепашцы, согнанные под знамёна великого царя, с завистью втягивали ноздрями восхитительные ароматы, распространяющиеся от шатров знати, приговаривая: "Бедный человек ест пилав, богатый человек ест только пилав".

Воистину так. Ни один из бактрийских вельмож не доверит приготовления пилава рабу. Знатные воины не гнушаются сами его варить в походе -- это благородное занятие. Потому-то сейчас им и занимался седобородый богатырь, самый старший из согдийских всадников, сидевших вокруг большого казана.

-- Эй, Хоршед, а сливы где взял?

-- Да там же, где и барана, в селении, у местных.

-- Какой-то он у них тощий...

-- Это да, хорошо бы пожирнее.

-- Дома у себя зарежешь жирного барана, а здесь уж, какой есть. И так местные волками смотрят.

-- Плетей давно не получали! Мы не крадём, а законно отнимаем! Воинам великого царя позволено.

-- Дома... -- вздохнул один из воинов, -- увидим ли ещё дом? И чего нас потянуло сюда, за тридевять земель?

-- Чего опять затосковал, Видафарна?

-- Он все мечтает, что Ухшатра отдаст за него дочь.

-- Роухшана дитя ещё, -- грозно посмотрел на товарищей седой.

-- Ничего, -- уверенно сказал Видафарна, -- три года подожду. Отдаст. Если не сгину в чужих краях...

-- Не скули.

-- Таков долг азадана[63] -- следовать за своим повелителем, -- наставительно проговорил седой, -- или ты страдаешь, что Пресветлый Михр не дал тебе родиться крестьянином?

[63] Азадан -- "благородный" (среднеперс).

-- Да и чего по малолетней девке вздыхать, -- заговорщическим тоном прошептал сосед Видафарны, -- там, в этом самом Хлеву верблюжьем, я среди навоза такую паву видел. В самом соку, м-м-м, Ширен[64]!

[64] Ширен -- "красавица" (среднеперс).

-- её так зовут, что ли? Ты уже и имя успел узнать?

-- Титьки большие у неё?

-- Как дыни!

-- Дыни? Дыни я люблю, -- мечтательно протянул ещё один юнец.

-- Ишь ты, любитель выискался! Да кто на твой хилый стручок позарится?

Несколько воинов рассмеялись. Любитель дынь набычился.

-- Кто её мнения спросит! Я мужчина, как захочу, так и будет!

-- Я бы на твоём месте не заглядывался на селянок, -- раздался от входа в шатёр низкий голос, исполненный силы и уверенности.

Воины обернулись: там стоял человек чуть старше средних лет, темноволосый, бородатый, как и они, одетый в сходную одежду, широкие штаны с рубахой, расшитой цветами, мягкие сапоги и кожаную шапку. В ушах, как и у всех, серебряные серьги. Лишь узорчатые браслеты на запястьях и акинак[65] в лакированных ножнах, с золотыми накладками, более дорогой, чем у остальных азаданов, говорили о том, что этот человек даже среди "благородных" возвышен властью. Должность его называлась -- "шатапатиша", сотник, хотя он командовал куда большим отрядом.

[65] Акинак -- короткий (40-60 см) железный меч, применявшийся скифами и персами.

-- Уличённого в насилии оскопят, -- сказал шатапатиша, -- вы не дикие горные племена грабите, а находитесь на землях, где живут мирные землепашцы, верные подданные великого царя, друга правды и справедливости, да продлит Ахура Мазда его дни. Закон здесь для всех един, будьте вы хоть трижды азаданами в Сугуде[66].

[66] Сугуда -- Согдиана, историческая область в Средней Азии, между Оксом (Амударьей) и Яксартом (Сырдарьей).

-- Все равны перед хшаятийей, но парсы всех равнее, -- проворчал седой.

-- А за такие речи, Хоршед, можно лишиться головы, -- сказал шатапатиша.

-- Как будто ты сам, Спитамана, никогда об этом не задумывался, -- огрызнулся седой.

Шатапатиша ответить не успел, его внимание привлёк человек, подошедший к шатру. Как и сам Спитамана, он был согдийским вельможей, но носил длиннополый мидийский кафтан с драпировкой на плечах и узкими рукавами.

-- Ты куда пропал? -- спросил его шатапатиша, -- я тебя потерял.

-- Садись с нами, Ухшатра, -- пригласили подошедшего воины, -- сейчас есть будем, почти готово.

-- Ты же сам послал меня к Бессу, -- сказал Ухшатра, присаживаясь в круг.

-- Не думал, что ты так долго проходишь. Что сказал Бесс?

-- Ничего. Его срочно вызвали в ставку великого царя. Некогда ему, видите ли, разбираться с пьяными саками. Ты утихомирил их?

-- Да, разошлись, но подчиняться по-прежнему не желают, шакальи дети. Только силу понимают...

-- Зачем великий их вообще тащит на войну? -- спросил один из воинов, -- они же дикие совсем.

-- Потому что они хороши в драке, а платить им не надо, достаточно добычу посулить, -- ответил шатапатиша.

-- Они в своих степях в драке хороши, -- возразил Хоршед, -- мне отец рассказывал, а он от деда слышал, что когда великий Хшаяршан полтораста лет назад ходил за море воевать с яванами, он тоже брал с собой саков, только от них там толку не было. Их тогда пешие яваны побили в каком-то ущелье. И была-то тех яванов малая горстка. Вот и сейчас мы не в степь воевать идём. Чего таскать с собой саков?

Согды изрядно недолюбливали своих кочевых соседей. Когда те начинали похваляться доблестью, рассказывая о том, как разбили некогда войско персов, убив самого царя Куруша, доителям кобыл припоминали их вековой давности позор, превратившийся в сказку, обраставшую все новыми и новыми удивительными подробностями. Не так уж много свидетелей той битвы добралось до Согдианы, но ведь несложно из мухи сделать слона. Особенно упирали согды на обидную деталь: саков, великолепных наездников, разбили пешие.

-- Вино, -- один из воинов протянул Ухшатре кожаный бурдюк.

Тот благодарно кивнул.

-- Интересно, зачем Бесс потребовался ко двору? -- задумчиво произнёс Спитамана.

-- Чего гадать? -- сказал Ухшатра, -- может быть тысяча причин. Он же родственник Ахеменидам, может быть, великий хшаятийя пригласил его разделить с ним стол.

-- Не думаю. Я слышал, прибыл гонец с запада. Должно быть что-то серьёзное случилось, раз государь решил созвать совет.

-- Скоро узнаем, -- зевнул Ухшатра.

 

 

* * *

 

 

Царский шатёр стоял на деревянном помосте, высотой в четыре локтя, уменьшенной копии террас, на которых возведены дворцы столиц державы Ахеменидов. Походный дом царя царей ежедневно собирали и разбирали несколько сотен человек, а перевозили на пятидесяти повозках.

Эллины, что постоянно в числе великом толпились при дворе благоволившего к ним царя, будучи воспитаны в скромности, характерной для их небогатой родины, поражались неумеренной роскоши, царившей вокруг. В своих письмах и записках они, не скрывая удивления, наперебой повторяли невозмутимое речение придворных о том, что: "царь царей никогда не расстаётся со своими близкими людьми и любимыми вещами". Близких у хшаятийи не менее тысячи: его семья, целая армия родственников, наложниц, преданных слуг. Дарайавауш постоянно путешествовал между своими резиденциями в Вавилоне, Экбатанах и Сузах, а любимые вещи всегда сопровождали его, превращая царский караван в гигантскую змею, протяжённостью способную поспорить с немалым войском.

Некоторые эллины смотрели на все это с нескрываемой завистью, другие неодобрительно качали головами, но сами азиаты не видели в блеске царского двора ничего дурного.

Шатёр состоял из нескольких помещений. Покои государя соединялись с канцелярией, которой заведовал хазарапатиша, командир тысячи царских телохранителей, а по совместительству -- начальник над шептунами, "глазами и ушами хшаятийи", распорядитель приёмов, без ведома которого никто не мог входить в покои повелителя. Исключение делалось лишь для матери, старшей жены и детей великого царя. Главам семи самых влиятельных родов Парсы попасть на приём так же не представляло труда: начальник стражи, сотник арштибара[67], в свой черёд охранявший шатёр и особу государя, докладывал об их визите и пропускал. Все прочие бесчисленные просители, могли дожидаться приёма много дней и даже месяцев, записываясь в канцелярии в нескончаемую очередь. Хазарапатиша единолично принимал решение, кого пропустить, кому подождать или вообще давал от ворот поворот. Постоянно сетовали на недоступность царя царей эллины, недавно прибывшие с родины, особенно, если они были плохо осведомлены о нравах, традициях и этикете двора, и никак не ожидали подобной чиновничьей волокиты.

[67] Арштибара, "носящие айву" -- оторные воины, телохранители царя царей. Тупые концы их копий украшались золотой айвой. Эллины называли этих воинов -- "мелофорои", "яблоконосцы".

Канцелярия соединялась с помещением, размерами сопоставимым с покоями государя и служащим для той же самой цели, что и знаменитая ападана Парсы, построенная Дарайаваушем Великим и его сыном Хшаяршаном. Ападана, парадный зал, предназначенный для приёмов, мог, по уверениям придворных, вместить десять тысяч человек. Конечно, походный шатёр на такое не способен, но и он невероятно огромен. Его поддерживала дюжина украшенных резьбой деревянных столбов. Ощущение сходства с ападаной не покидало всякого, входящего сюда, если, конечно, он бывал и во дворце древнейшей столицы державы. Там хранилась значительная часть казны, но цари редко приезжали туда, хотя на украшение города тратили сил не меньше, чем на другие свои столицы -- Экбатаны, Сузы и Вавилон. Взгляд любого из "благородных", вхожих к царю царей, сразу отмечал, что золотая вышивка пурпурных стен шатра в точности повторяла барельеф ападаны, на котором изображена процессии тридцати трёх покорённых народов, несущих дань повелителю половины мира.

Высший совет царя царей в походных условиях, конечно, не предполагал приёма столь огромного числа посетителей, какое присутствовало на торжественных церемониях во дворцах, но, тем не менее, сейчас в шатре яблоку было негде упасть.

Хазарапатиша Набарзан, одетый в пёстрое мидийское платье, стоял у правого подлокотника пустого трона владыки, сурово обозревая ряды вельмож и полководцев, ожидавших выхода повелителя. Набарзану исполнилось около сорока, но выглядел он несколько старше своих лет. Хазарапатиша был мрачен, поэт сказал бы: "Его лицо имело цвет, чернее прокопчённого казана". Губы поджаты, отчего густая тщательно завитая борода немного топорщилась вперёд. Между бровями пролегла глубокая морщина, а глаза слегка прищурены. Взгляды, которые он бросал на придворных, заставляли многих из них вздрагивать и пятиться, что в такой толпе сделать было непросто. Уж если, всегда спокойный и незыблемый, как скала, Набарзан чем-то рассержен, чего же в таком случае ждать от государя?

Евнух, распорядитель приёмов, закончил расставлять прибывших согласно их достоинству. Много времени это не заняло: вельможи прекрасно знали придворный этикет, и на места пришлось указать лишь нескольким невежественным эллинам.

Ближайшим к хазарапатише стоял Оксафр Ахеменид, младший брат великого царя, наиболее знатный из присутствующих. Следующим должен был стоять Мазей, могущественнейший из "младших царей", но он остался в Вавилоне, управлять державой в отсутствие её повелителя. Дарайавауш доверял Мазею больше, чем кому бы то ни было, и собирался вскорости породниться с ним, обещав выдать за него свою дочь Статиру.

Далее расположились родственники и придворные рангом поменьше, и первым среди них -- хшатрапава Бактрии Бесс. Замыкал ряд высших вельмож престарелый Артавазда.

Обнаружив его среди придворных, Набарзан испытал некоторое удивление, быстро сменившееся нарастающим гневом. Он не любил неожиданностей, а появление в лагере войска старика, который по мысли хазарапатиши должен был лежать в постели своего дома в Вавилоне, раз уж сказался больным, вывело Набарзана из себя.

Что дед здесь делает? Это, как раз, понятно. Старик надеется, что в походной обстановке ослабнет бдительность хазарапатиши, падут чиновничьи препоны, мешавшие опальному Артавазде попасть на приём к царю царей в столице. Рассчитывает оказаться поближе к повелителю, когда будет решаться судьба Мемнона и Фарнабаза и тогда он сможет отвести немилость от своей семьи, как сделал это много лет назад, добившись прощения от Артахшассы Вауки[68] за свой мятеж.

[68] Артаксеркс III Ох.

Не дождётся.

В этот раз старикан рассердил Набарзана всерьёз. Хитрый дед на старости лет снова занялся интригами. Опять он хочет усидеть сразу на двух стульях. И ведь смог обвести его вокруг пальца! Да так, что ему, Набарзану, нечего предъявить государю, обвиняя Артавазды в измене. Словам царь царей не поверит, слишком много сил положил Набарзан на то, чтобы утопить Артавазды и его родичей-яванов. Государь милостив. Вся опала старика, подпитываемая властью хазарапатиши, рассыплется в прах, как только тот попадает на приём к повелителю.

Нельзя этого допустить. Набарзан раздражённо отметил про себя, что евнуха-распорядителя необходимо будет наказать: опальный Артавазда должен был утратить своё место в высшем совете, о чём есть его, хазарапатиши, письменное распоряжение, но евнух, очевидно, об этом забыл.

В тайном состязании невидимых сил хазарапатиша проиграл Артавазде, да так, что это поражение способно навредить войску повелителя больше, чем десятитысячная рать в чистом поле. Набарзан знал за собой вину. И знал, что единственный, кто может выдать его повелителю, стоял сейчас перед ним, смиренно держа глаза долу. На расстоянии вытянутой руки...

 

Бывший хшатрапава Фригии-на-Геллеспонте, некогда бунтовавший против Вауки, горячо приветствовал восшествие на престол хшаятийи Дарайавауша, ибо водил дружбу с его отцом. Помня об этом, государь всегда отличал старика. Именно протекция Артавазды ввела его родича, Мемнона, в круг высших военачальников и помогла ему получить титул карана.

Ещё пару лет назад царь царей считал Мемнона выдающимся полководцем, но, слушая донесения о том, как родосец терпит поражение за поражением от македонян, Дарайавауш все чаще раздражался. Не имея возможности выплеснуть свой гнев на самого Мемнона, повелитель перенёс его на Артавазды. Пожилой вельможа впал в немилость. Тщетно он, вместе со своей дочерью Барсиной, супругой Мемнона, добивался приёма -- царь царей не желал их видеть.

Зато часто видел Набарзан: дня не проходило, чтобы старик не появлялся на пороге государственной канцелярии с прошением о приёме.

Набарзан не обольщался на счёт смиренного облика старика. Хшатрапавы, гордые и неприступные в своих владениях, прибывая ко двору, в приёмную канцелярии хазарапатиши, старались стать как можно меньше ростом. Они боялись его, как огня, ибо тот знал, что каждый из них съел на завтрак и о чём подумал минуту назад.

Артавазда старательно прятал глаза, избегая встречаться взглядом с, буквально сверлившим его, хазарапатишей. Набарзан хищно раздул ноздри, припомнив двухмесячной давности разговор в Вавилоне с Багавиром, одним из своих соглядатаев.

Этот шустрый каппадокиец был тенью хазарапатиши, незаметной в окружающем Набарзана со всех сторон блеске царского двора, и отчётливо проступающей лишь на удалении от него.

В тот жаркий день начала месяца Адрвахишта[69], Багавир сообщил своему начальнику, что в Вавилоне замечен Фратапарна.

[69] Вторая половина апреля. Месяц Ардвахишт посвящен Аша Вахиште, богине Правды, Порядка и Гармонии в зороастризме.

-- Сегодня утром он появился возле резиденции Эгиби, одетый купцом. С ним несколько рабов, повозка, лошади. Как обычно, изображает торговца самоцветами, необременённого большим караваном.

-- Куда он направился дальше? -- спросил Набарзан.

-- Он посетил дом Артавазды, но пробыл там всего ничего. Задержался лишь для пары слов. А может что-то передал.

-- Значит, побывал уже... -- протянул хазарапатиша, -- давно он в городе?

-- Ещё не знаю, господин.

-- Узнай.

Багавир поклонился и вышел, а Набарзан задумчиво разгладил бороду.

Через три дня царь царей созывает большой совет, на котором, несомненно, будут объявлены сроки выступления армии в поход. Принятие решения изрядно затянулось. Зима прошла в бесчисленных совещаниях, как с глазу на глаз, так и при больших собраниях приближённых. Обсуждалось, кто из хшатрапавов приведёт войска, а кого надлежит избавить от этого бремени. Кто-то рвался подраться, грозя закидать яванов шапками, кто-то совсем воевать не жаждал. Предполагалось, впервые за десятилетия, собрать войско числом до ста тысяч человек. Во все уголки державы мчались гонцы, развозя приказы хшатрапавам. Решались вопросы снабжения огромной армии. Среди придворных начался подковёрный делёж хшатр, захваченных яванами, благо те остались бесхозными. Их "младшие цари" сгинули при Гранике все, кроме Атизия, хшатрапавы Фригии, и Равамитры, командовавшего в битве правым крылом войска. Оба спаслись чудом и теперь, вымолив прощение у государя, вновь рвались в бой.

Атизий надеялся, что ему вернут владения. Набарзан лишь посмеивался про себя: хшатру давно обещали другому. Особенно хазарапатишу забавляло то, что даже Киликию, которая вполне себе пребывала в составе державы и яваны до неё не добрались, придворные "поделили", прямо вместе с её нынешним правителем, Аршамой. Претендовал на Киликию Равамитра.

Бесса, хшатрапавы Бактрии, на войну звать вовсе не собирались. Его владения располагались в самом дальнем углу державы, а войска набиралось довольно много и без бактрийцев. Однако тот, несмотря на огромные расстояния, зорко следил за происходящим на западе, состоя в переписке с Оксафром, и сразу засобирался в поход. Дарайавауш удивился, но Бесс объяснил ему своё рвение тем, что двое Ахеменидов пали при Гранике, а он, Бесс -- Ахеменид. Негоже ему оставаться в стороне, когда сам хшаятийя будет рисковать жизнью. К тому же хшатрапава напомнил государю об исключительных боевых качествах бактрийцев. С этим никто не спорил, другой такой панцирной конницы в войске царя царей не было. Ко всему прочему, письмо Бесс составил в столь пафосно-трогательных оборотах, что Дарайавауш прослезился.

Истинная причина, побудившая Бесса сорваться с насиженного места, конечно, была иной. Знали её высокородные согды, Спитамана и Ухшатра. А ещё знал Набарзан, ибо то, что известно троим -- не тайна вообще. Ахеменид Бесс с некоторых пор стал задумываться, что Бактрия расположена слишком далеко от сердца державы. С одной стороны это позволяло ему пользоваться независимостью, недоступной для большинства других хшатрапавов, но с другой... Узнав о захвате Малой Азии яванами, Бесс, ни минуты не сомневаясь, что она будет возвращена под руку царя царей, положил глаз на Лидию. Эта богатейшая хшатра приносила ежегодно доход в размере пятисот талантов. А Бактрия только триста шестьдесят, да и то в самые урожайные годы. Если же ещё удастся заполучить Ионию... Собственно, почему нет? Мятежный брат царя Артахшассы, Куруш[70], некогда владел сразу всей Малой Азией, а Бесс тоже родственник государю. Кто, как не он, достоин? Правда, есть ещё Оксафр, но ведь впереди война, на войне всякое может случиться... Вот и торопился бактрийский отряд к дележу пирога.

[70] Кир Младший, сын Дария II, брат Аршака, будущего царя Артаксеркса II, с которым боролся за трон, но потерпел поражение и погиб в битве при Кунаксе.

Царь царей, напротив, не спешил. Готовясь к войне, он, будучи нерешительным по складу характера, старался предусмотреть кучу мелочей с великим тщанием. Дарайавауш не поехал в зимнюю резиденцию в Экбатанах. Чем теплее становились дни, тем меньше времени он проводил в охотах и увеселительных прогулках, посвящая большую его часть военным совещаниям и упражнениям в стрельбе из лука.

Будучи сложением скорее хрупок, нежели могуч, царь царей, тем не менее, имел заслуженную славу доблестного воина. Более двадцати лет назад, тогда ещё не Дарайавауш, а Арташту, он победил в единоборстве знаменитого поединщика племени кадусиев, придумавших воевать с его царственным родственником, Артахшассой Ваукой. С тех пор он больше не участвовал в сражениях, но не оставлял регулярных воинских занятий, следуя правилу, установленному для знатных юношей и зрелых мужей самым первым государем персов из тех, кто носил имя "Добронравный":

"Как всадник, я хороший всадник. Как лучник, я хороший лучник, и пеший и верхом".

Многим была известна любовь Дарайавауша ко всему эллинскому. Он даже стал носить на поясе прямой меч-ксифос, отказавшись от акинака. Придворные шептались по углам, а маги и вовсе открыто объявили, что это дурное предзнаменование, сулящее гибель державе персов. Дарайавауш, если и знал об этих разговорах -- не обращал на них внимания. Он окружил себя эллинами, бежавшими от Филиппа и Александра, и все чаще прислушивался к их словам.

Царь царей прекрасно говорил на ионийском диалекте, много читал, изучая сочинения эллинских историков, особенно Ксенофонта, который более других был осведомлён о военном устройстве державы персов, изучив его изнутри во время знаменитого "похода десяти тысяч". Хшаятийя стал горячим поклонником западного военного искусства и считал своих наёмников более боеспособной силой, чем даже отборных арштибара. Будь такая возможность, он бы всю армию сформировал из эллинов, которым достало бы беспринципности, чтобы с лёгким сердцем воевать против своих же соплеменников. Однако хитрые эллины ещё со времён Междоусобицы, когда в борьбе за трон Парсы схватились братья Куруш и Аршак, задрали свою цену до небес. И совершенно справедливо -- те десять тысяч наёмников, которых Ксенофонт вывел из сердца Азии после неудачной для них битвы при Кунаксе, всем в Парсе доказали, что запрашиваемых денег они стоят. Наёмники очень дорого обходились далеко не бездонной казне.

Выход нашел ещё Артахшасса Ваука, а Дарайавауш активно развивал его идею: цари занялись созданием войска из персов, вооружённых эллинским оружием и обученных сражаться фалангой. Во главе этих отрядов, получивших название "кардаков", стояли эллины, которые втихаря над ними посмеивались: вид у оштаненных варваров в льняных панцирях, вооружённых гоплитскими копьями и щитами, был донельзя странным.

Дарайавауш возлагал на кардаков большие надежды, но вынужденно признавал, что их численность и боеспособность пока оставляют желать лучшего, поэтому немало времени проводил в бесконечных инспекциях. С Аристомедом-фессалийцем, командиром кардаков, царь царей совещался чаще, чем с военачальниками из числа персов.

Это приводило к обидам. Персы ревниво смотрели в сторону Аристомеда, предполагая в нём очередного Мемнона. Особенно возмущался (конечно, не в лицо царю царей) Равамитра. Набарзан был убежден, что Равамитра ненавидел Мемнона в первую очередь за то, что тот оказался прав в своей оценке сил Александра. Особенно битый полководец бесился от осознания того, что нахлёстывая коня, с сердцем, стучащим в пятках, он удирал от мёртвого врага.

Набарзан ненависть Равамитры разделял. Ему не нравились эллины, не нравился Мемнон, он не доверял ни ему, и никому другому из числа его родственников, даже если они приходились ему, хазарапатише, единоплеменниками, как Артавазда. Неудачи Мемнона облегчили задачу хазарапатиши, который изо всех сил помогал Дарайаваушу утвердиться в мысли, что назначение родосца караном с обширными полномочиями было ошибкой.

Его усилиями царь царей, наконец, принял решение отозвать родосца из Эгеиды. Племянник Мемнона, Тимонд, отправился под стены осаждённой Митилены с приказом к дяде сесть вместе со всем войском (вернее, его остатками) на корабли и отплыть в Атар, который эллины называли Тройным городом, Триполем, а далее идти по суше к Арбелам. Царю царей для войны требовалось как можно больше эллинских наёмников, и он не желал их распылять по очагам военных действий, собираясь объединить в ударный кулак.

Набарзана беспокоил Артавазда, но удача оказалась на стороне хазарапатиши: царь царей не желал того видеть. Зная за собой излишнюю для владыки половины мира мягкость и склонность к прощению, Дарайавауш сам избегал встречи, во время которой, поддавшись жалости, непременно помиловал бы друга своего отца. Царь царей старательно изображал гнев, хотя уже начинал тяготиться им.

Впрочем, избегать Артавазды было не так уж и сложно: занятый военными приготовлениями, Дарайавауш почти не вспоминал про него, а тот всякий раз упирался в непреодолимую стену, которую возводил перед ним хазарапатиша. В результате Артавазда остался в стороне от подготовки войска и не имел никаких сведений о планах владыки.

Это играло на руку Набарзану, который подозревал старика в двурушничестве, прекрасно помня, как тот интриговал против Вауки, выходя вместе со своими родичами сухим из воды. Хазарапатиша давно уже выявил всех подсылов, работавших на Артавазды. Часть удавил, остальных перевербовал. Конечно, доверял он им с большой оглядкой. За ними всегда нужен глаз да глаз, особенно за Фратапарной.

Сириец появился у Набарзана вечером того же дня, когда о его появлении доложил Багавир. Сведения Фратапарны о делах в Ионии не отличались новизной и не представляли большого интереса. Хазарапатиша и так уже знал о том, то Антигон собирает войско в Сардах, готовясь к выступлению на восток. Тем не менее, лазутчик получил оговорённую плату и спокойно отправился в гостиный двор дома Эгиби. Багавир организовал за ним слежку и периодически докладывал, что сириец ведёт себя спокойно, без суеты. К Артавазде он больше не заходил, занимался своими самоцветами.

Все же что-то не давало Набарзану расслабиться, необъяснимое чувство, нажитое годами службы главой шептунов. Подошёл день большого совета, на котором царь царей объявил давно уже утверждённые планы перед многочисленными придворными. Артавазда присутствовал на приёме, ибо Дарайавауш, в кои-то веки решивший пробежать глазами список приглашённых подданных, не обнаружил имени старика и попенял за это хазарапатише. Гнев царя царей остыл, он пребывал в добром настроении от уверенности в том, что кампания против яванов спланирована хорошо. Набарзану ничего не оставалось, как подчиниться.

Предчувствуя недоброе, он напомнил Багавиру приказ не спускать глаз с сирийца, однако в тот же день каппадокиец с серым от страха лицом доложил хазарапатише, что Фратапарна скрылся от слежки. Набарзан скрипнул зубами и проклял сам себя за то, что не отдал приказ усилить стражу во всех воротах Вавилона. Впрочем, это ни к чему бы не привело: "Врата Бога" открыты на все стороны света, слишком много в них входов и выходов, а люди, простые служилые люди, всегда были слабым местом в интригах и расчетах хазарапатиши.

-- Он встречался с Артаваздой? -- грозно спросил начальник над шептунами.

-- Н-нет, -- пролепетал Багавир, обычно невозмутимый, но теперь сам на себя не похожий.

-- С кем-то из домашних слуг старика?

-- Нет, нет, он даже близко не подходил к его дому. И слуги не искали встреч. Хотя... -- Багавир почесал затылок, -- Вашти, служанка Барсины, беседовала с каким-то конюхом, служащим в доме Эгиби.

-- Болван! -- рявкнул Набарзан, -- найти этого конюха, душу из него вытрясти! Что передал сирийцу, как и куда тот убрался из города?

-- Слушаюсь!

Однако в доме Эгиби Багавиру заявили, что людей своих хватать не позволят, даже если речь идёт о конюхе. А если начальник Багавира будет настаивать, им, уважаемым купцам, придётся пожаловаться Мазею. Кандидат в зятья царя царей и правитель Вавилонии был самым уважаемым клиентом торгового дома с многовековой историей.

Хазарапатиша утёрся. Он в этом доме связей не имел, и это не в первый раз выводило его из себя. Семья Набарзана уже сто лет состояла в тесных отношениях с когда-то могущественным, но ныне постепенно увядающим торговым домом Мурашу. Сказать по правде, Мурашу так и не смогли достичь вершин, занятых их конкурентами. Им не удалось вступить в партнёрские отношения с заморскими торговыми домами. А Эгиби даже в Афинах знают.

Способов воздействия на купцов Эгиби не существовало. По крайней мере, хазарапатише не удалось придумать ни одного. Получив от царей право откупа податей, сосредоточив в своих руках денежные потоки всей державы, богатства хшатрапавов и чиновников помельче, купцы-ростовщики никого и ничего не боялись. Даже если найти способ обойти Мазея, среди глав семи привилегированных родов, которым не требуется стоять в очереди к хазарапатише, чтобы попасть к государю, найдется кто-то ещё, кого великий царь выслушает с неменьшим вниманием. А если хазарапатиша превысит свои полномочия и обидит почтенных купцов, совершив насилие, хотя бы даже над их рабами... Не сносить ему, пожалуй, головы. Властители монет бдительно оберегали свои секреты, а кроткий Дарайавауш на один день вполне был способен вернуть времена жестокого Вауки...

Можно, конечно, потрясти эту девку, Вашти, но её госпожа Барсина дружна со Статирой, дочерью государя. Пожалуй, без огласки и скандала не получится, а шума Набарзан не любил.

Итак, Фратапарна сбежал. Набарзан не сомневался, что он сейчас скачет к Одноглазому. Люди, отправленные по самым главным дорогам в погоню, вернулись ни с чем.

Что знает сириец? В лучшем случае то, что знают все: выступление войска намечено на шестнадцатый день месяца Тир, именуемый ещё днём Михра[71]. В худшем... Что Набарзан знал наверняка, так это то, что Фратапарна в своём деле из первых. Переиграл, собака. Давно надо было его удавить, да все пытался выжать из мерзавца какую-никакую выгоду. Эх...

[71] Приблизительно -- 1 июля.

С этого дня Набарзан ждал от яванов какой-нибудь подлости. Вот и дождался.

 

Гонец из Киликии догнал войско возле селения Гавгамелы и хазарапатиша, как обычно, первым узнал о дерзком нападении Птолемея на Тарс. Аршама, не ожидавший налета, был разбит и отступил с остатками войска на восток, к городу Малл.

Царь царей созвал малый совет из одних военачальников. Едва им объявили о случившемся, как Равамитра, брызгая слюной, забыв об этикете, который, впрочем, не особенно соблюдался в узком кругу, вскричал:

-- Не может быть! Как Одноглазый смог просочиться через Киликийские ворота? Или этот бездельник Аршама проспал его?

В тайне Равамитра ликовал: чем глубже в дерьмо нырнёт Аршама, тем больше у него, Равамитры, шансов занять его место. Начальник конницы ещё в Вавилоне заручился поддержкой Мазея, который совсем недавно сам правил Киликией.

-- Аршама бдителен, -- возразил Оксафр, -- охрана прохода -- его прямая обязанность. Как он мог проспать? Ведь сам же и предлагал в донесениях накрепко запереть Врата, дабы не пустить Одноглазого в Киликию. Действительно, уму непостижимо, как яваны туда проникли.

 

Дарий []

 

-- В том-то и дело, что на Тарс напал не Одноглазый, -- сказал Набарзан.

-- А кто? -- спросил Бесс, резко выделявшийся на фоне присутствующих своей густой рыжей бородой. В отличие от бороды царя царей, выкрашенной охрой, достояние бактрийца было природным.

-- Одноглазый сидит в Анкире, это известно совершенно точно. Яваны пришли с моря. Высадились тайно и стремительным броском овладели городом.

-- Тайно?! Как можно тайно провести корабли вдоль побережья, которое постоянно сторожит наш флот? Где был Аристомен?

Присутствовавший на совете фессалиец Аристомед, командир кардаков, вздрогнул, но речь шла не о нём, а о человеке со схожим именем, навархе-наёмнике, державшем флот в Саламине Кипрском.

-- У Аристомена не так уж много кораблей, -- ответил Набарзан, -- к тому же никто не ожидал, что яваны решатся подставить спину Мемнону.

Хазарапатиша замолчал. Остальные военачальники тоже перестали шуметь и посмотрели на повелителя.

Войска собирались к лагерю у Арбел почти месяц. Царь царей ждал прибытия Мемнона, но Аристомед, жаждавший высоких чинов и опасавшийся, что родосец, появившись при дворе, вернёт расположение Дарайавауша и задвинет его, Аристомеда, в тень, смог убедить царя царей в том, что Мемнон не нужен. Действительно, сил у него -- кот наплакал, но те, что есть, удачно отвлекают часть войск Одноглазого. Пусть себе на западе торчат. Врага лучше всего бить по частям, а у великого царя и так храбрых воинов хватает. Вон, бактрийцы, как раз, подошли.

Дарайавауш отличался большой осторожностью и нерешительностью, однако ему наскучило сидеть на месте, настроение его постоянно менялось, и, в конце концов, он отдал приказ к выступлению войска без родосца и его людей. Посланник Тимонд ещё даже до Родоса не добрался, не говоря уж о Митилене.

В день выступления с запада прилетел голубь, принёсший на лапке весть о внезапной болезни Мемнона. Новость сообщал Фарнабаз, который опасался, что дядя умрёт и просил инструкций, надеясь, что великий царь титул карана передаст ему, а не Ватафрадате.

У Дарайавауша заболела голова. Он слег пластом в своей роскошной четырёхколёсной крытой повозке и не желал думать о войне. Однако пришлось.

-- Достойна похвалы, Набарзан, твоя защита провинившихся, -- сказал хшаятийя, -- я знаю, что ты соблюдаешь справедливость всегда и во всём, как и надлежит истинному сыну Парсы, высшая добродетель которого -- правдивость.

Царь царей поморщился: столь длинная речь привела к новой вспышке боли в висках. Превозмогая её, он продолжил:

-- Тем не менее, трусость Аршамы не может быть прощена...

Равамитра заулыбался.

-- Страх помутил его рассудок и он забыл о своём долге. Теперь ничто не мешает Одноглазому пройти в Киликию. Несомненно, именно так он и поступит, любой разумный полководец на его месте ушёл бы с равнины в горы.

-- Позволь, сказать, о великий, -- поклонился Бесс.

-- Говори, брат мой.

Дарайавауш всегда обращался к Бессу таким образом, дабы порадовать его, ибо хорошо к нему относился. Родство их не было близким. Всякий раз, слыша слово "брат", произнесённое государем в адрес бактрийского хшатрапавы, обязательно кривился Оксафр.

-- Если яваны оставят Анкиру, твоё войско легко и быстро, не встречая сопротивления, достигнет Сард. Мы отрежем яванов от их тылов, рассечём пути снабжения, и они окажутся в ловушке, -- сказал Бесс.

-- Я согласен с почтенным Бессом, -- прогудел Оксафр, совершенно неожиданно для самого себя поддержав родственника-конкурента, -- если они попытаются ударить в спину, что же, тем хуже для них. В Каппадокии мы легко их побьём. Тогда ничто не помешает нам вернуть Фригию и Лидию ещё до зимы. А там и все остальные владения очистим от яванов.

-- Прикажи, государь, -- запальчиво воскликнул Бесс, -- мои бактрицы разгонят фалангу яванов, как стадо баранов! Никто не устоит против удара нашего клина!

-- Действительно, -- подтвердил Оксафр, -- мы знаем, что у яванов совсем мало конницы. На равнине они не противники нам.

-- Вы предлагаете забыть про Киликию и продолжать путь, согласно ранее утверждённому плану? -- спросил хшаятийя.

-- Не забыть, -- мягко поправил Набарзан, поглядев на большую карту, расстеленную на столе, вокруг которого расположились военачальники, -- пусть Аршама продолжает сражаться за Малл, Исс, пусть свяжет боем Одноглазого, притянет его к себе. Даже если все воины Аршамы падут, мы успеем войти во Фригию. А яваны в Киликии, отрезанные от ионийских городов, сдохнут с голоду.

 

Дарий []

 

-- Или захватят Кипр, -- вставил Аристомед.

-- Каким образом? -- удивился Оксафр.

-- Ты забываешь, почтенный Оксафр, что Тарс Антигон, или кто там у него заправляет флотом, взял ударом с моря. То есть войска Монофтальма прибыли на кораблях. У Аршамы четыре тысячи воинов, не считая ополчения. Если его бьют, значит, число эллинов соизмеримо. Из этого следует, что флот, доставивший их в Киликию, сопоставим с нашими силами на Кипре. А Кипр -- такой лакомый кусок. Я бы непременно на него позарился.

-- Если твои слова, уважаемый Аристомед, хотя бы на половину соответствуют истинному положению дел, -- подал голос Сиявака, хшатрапава Египта, -- то нам следует изрядно обеспокоиться. Ведь яваны смогут парализовать торговлю у берегов Сирии и Ханаана, разграбить цветущие приморские города, оставшиеся беззащитными после того, как их гарнизоны пополнили войско государя.

-- Да не бывать этому! -- воскликнул Равамитра, -- у Адземилькара в Тире сто кораблей. Он перетопит яванов, как котят.

-- Если тех удастся загнать в угол и вынудить принять сражение, -- сказал Аристомед, -- а если они станут действовать, как пираты? Финикийцы, исполняя волю государя, который год безуспешно пытаются покончить с разбойниками киликийского берега... Хоть сто кораблей, хоть двести, а эти ублюдки так и не истреблены.

-- Ханаанцы любят торговать, а не воевать, -- презрительно фыркнул Набарзан, -- чтобы заставить купцов взяться за оружие, их надо сначала раздеть до нитки.

-- Адземилькар присягнул на верность повелителю, -- сказал Оксафр, -- он исполнит приказ.

-- Приказ можно по-разному исполнять, -- хмыкнул Аристомед, -- например, как Мемнон с Ватафрадатой, у которых было четыреста триер, а они их все просрали. Говорят, Антигон сжёг их всего пятью огненными кораблями.

Дарайавауш поморщился. Эллин не первый раз забывается. При Вауке ему уже сняли бы голову.

-- Следи за языком, -- грозно сказал Набарзан, -- или лишишься его.

Фессалиец поспешил заткнуться.

Царь царей посмотрел на Сияваку. Тот, ещё недавно невозмутимый (а за пределами шатра так и вовсе надменный и напыщенный) теперь выглядел крайне озабоченным.

-- Ты ведь легко побьёшь яванов и в теснинах Киликии, о, величайший, -- неуверенно сказал хшатрапава Египта, чрезвычайно обеспокоенный неожиданной угрозой.

-- Всадники Бесса способны и в горах успешно сражаться и побеждать, -- неожиданно сказал Равамитра.

-- О, да! Бактрийцам это не в новинку, -- горделиво приосанился было Бесс, но, сообразив, к чему ведёт Равамитра, не стал продолжать похвальбу.

-- А согдам и сакам? -- спросил Набарзан, но бактрийский хшатрапава не обратил на его слова внимания.

-- Твои бактрийцы уже сражались с яванами при Гранике... -- сказал Оксафр, которому начало казаться, что он на этом совете слишком много поддакивает Бессу, сам того не желая, -- напомнить, кто там победил?

-- Они сражались под началом Равамитры, -- спокойно парировал Бесс, -- а теперь будут под моим. Ощущаешь разницу, уважаемый?

Равамитра ревниво покосился на Бесса, он уже пожалел, что польстил ему.

-- Надо идти в Каппадокию, -- твердил Оксафр.

-- В Киликию, -- перебивали его Сиявака, Равамитра и Аристомед.

Бесс тоже заикнулся было про Каппадокию, но смутился и замолчал, заметив насмешливый взгляд Набарзана, беззвучно вопрошавший: "Чего ты мечешься?"

-- Не забывайте о снабжении войска, -- сказал молчавший до сих пор Атизий, -- изначальный план предполагал создание складов в Амиде и Комане на Царской дороге.

-- Склады в Амиде будут использованы, -- ответил Равамитра, -- как раз оттуда мы свернём на запад. Расстояние от Амиды до Аманских гор такое же, как до Команы.

-- Но если мы встанем в Сохах, там уже никаких складов не будет, -- возразил Оксафр.

-- Недалеко побережье, -- сказал Сиявака, -- тот же Адземилькар легко доставит продовольствие морем. Мы ни в чём не будем иметь нужды. А яваны флоту Адземилькара не воспрепятствуют.

-- А если попробуют, -- согласно кивнул Аристомед, -- то тем хуже для них. Не придётся гоняться. Я бы даже распространил слух об этом. Пусть знают и попытаются напасть.

-- Верно, верно, -- горячо кивал Сиявака.

-- Дополнительные расходы, -- скривился Оксафр и посмотрел на царя.

Царь царей, поджав губы и нахмурившись, переводил взгляд с одного полководца на другого. Наконец, задержав взгляд на хазарапатише, он произнёс:

-- Скажи о втором донесении, Набарзан.

Набарзан кивнул, повернулся к военачальникам и объявил:

-- Одноглазому, а я убежден, что это его рук дело, удалось взбунтовать Солы Кипрские. Безопасность Саламина, а с ним и нашего флота, под угрозой. Яваны действуют стремительно и продуманно. Я уверен, они решили укрепиться здесь, в Киликии, на Кипре. Мы мало знаем, что происходит в Ионии. Только то, что Мемнон болен, успехов у него нет, а многие острова примкнули к Одноглазому. Афины получают наше золото, но что-то не видно, чтобы они его отрабатывали. Лазутчики докладывают, будто на Пниксе даже разговоров не ведётся о войне за острова, афиняне устремлены на север, возвращают отобранные Филиппом владения. Взвесив все это, я предполагаю, что Одноглазый решил не отсиживаться за стенами Анкиры, ожидая нашего подхода, а нападает сам. Он рвётся на Сирийскую равнину. А там, поддержанный флотом, городами Кипра...

Набарзан споткнулся на полуслове. Все военачальники вновь посмотрели на царя царей. Государь молчал. Набарзану вдруг показалось, что он оглох: неведомая сила, сдавив голову железными тисками, изгнала прочь почти все звуки. Мир сжался до размеров царского шатра и шумевший на десять тысяч голосов огромный лагерь исчез без следа. Лишь всплески капель эллинской клепсидры в углу рвали мёртвую тишину. Повелитель половины мира подался чуть вперёд, опершись на подлокотник кресла. Густые брови почти сомкнулись. Пальцы, на каждом из которых поблёскивал перстень с огромным рубином или изумрудом, погрузились в роскошную рыжую бороду, перебирая кудри.

-- Собрать на завтра высший совет, -- приказал царь царей.

 

Придворный этикет персов предполагал строгое исполнение огромного количества ритуалов. По большей части они были призваны явить подданным ослепительный блеск величия хшаятийи. Некоторые представители династии, Дарайавауш Великий, Хшаяршан и Ваука, были деспотами, не нуждающимися в советчиках, а если и прислушивались к чужому мнению, то лишь в узком кругу придворных и родственников. При их правлении высшие советы являлись лишь формой волеизъявления государя. Они не длились долго, ибо устраивались, когда все необходимые решения уже приняты.

Совсем не так правил Дарайавауш. Не ограниченный ничем, кроме власти Ахура Мазды над его телесной оболочкой, он, тем не менее, при принятии решения готов был выслушать мнение каждого придворного. Многим это льстило.

Во время высших советов Набарзан часто ловил себя на мысли, что никак не может определить, что же на уме у повелителя в этот раз. Дарайавауш, внимательно выслушав советы, зачастую поступал им наперекор. Зачем же ему в таком случае требовались советчики, если решения он принимал заранее, подобно своим, не ведавшим сомнений предкам? Набарзан предполагал, что царь царей не столько слушает советы, сколько пытается вникнуть в интонации придворных. Определяет, какова их собственная уверенность в произносимых речах.

На малом совете повелитель не объявил решения, значит, оно будет оглашено здесь и сейчас. Покинув покои государя, хшатрапавы продолжили спор. Разумеется, никто никого не смог переубедить, ибо все преследовали личные интересы. На высшем совете победит тот, кто за ночь сможет найти ещё более убедительные слова и превзойдёт в красноречии соперников. Однако там советников будет не семеро, а несколько десятков. Конечно, высказываться будут не все, а лишь те, кому предоставит слово царь царей. Список этот утверждён заранее. Большая часть приглашённых на совет в него не попала, им просто подтвердят их достоинство самим фактом приглашения. И все же совет вполне способен затянуться на весь день, если повелителю достанет терпения.

Ожидание выхода государя затягивалось. Набарзан снова посмотрел на Артавазды. Старик молодится, стоит прямо. Нет, его болезнь -- ложь. Усыпил бдительность хазарапатиши. В списке тех, кому позволят говорить, его нет. Другого шанса у него не будет, значит, он попытается обратиться к государю прямо сейчас, нарушив протокол. Рискует дед. Что он скажет? Царь царей напряжён, раздражён наглостью яванов, срывающих его стройный план войны. Он может рассердиться на дерзкого. Хорошо бы так и случилось.

Из заднего помещения шатра появился евнух, распорядитель двора, и, ударив церемониальным посохом о застеленный дорогими коврами деревянный помост:

-- Склонитесь перед великим хшаятийей хшаятийянамом, арием из ариев, милостью Ахура Мазды властителем Парсы, Вавилонии, Бактрии...

Подданные согнулись пополам, приложив одну ладонь к лицу, словно принимали в неё руку повелителя для поцелуя. Не шелохнулись лишь телохранители.

-- ...Лидии, Карии, Фригии...

-- Поднимись, Набарзан, -- раздался мягкий голос, прервавший напыщенную речь евнуха, -- поднимитесь все.

"Властитель Лидии, Карии..."

Аристомед отвернул в сторону лицо, пряча кривую усмешку, но она не укрылась от внимания евнуха, и тот возмущённо поджал губы.

Внимание прочих придворных было целиком и полностью приковано к персоне царя царей.

Этот сорокавосьмилетний муж, взошедший на престол благодаря интригам коварного Багавахью, поистине восхищал подданных своими добродетелями. Мягкий и милостивый, обходительностью он резко отличался от жестокого Вауки. Умеренный в пище, не злоупотребляющий вином, он сохранил свежесть лица и молодость тела.

Устав от бесчисленных злодеяний Вауки, жестоко топившего в крови одно восстание за другим по всей державе, казнившего множество "благородных" из подозрений в неверности, и во всём слушавшего Багавахью, свою злобную цепную собаку, или, скорее, змею, подданные боготворили Дарайавауша. Предпочитали не замечать его недостатков: недоверчивости ко всем и прежде всего, к самому себе.

"Великий бывает вспыльчив и в гневе способен обречь смерти того, кто рассердит его? Да ну, это ж как его надо рассердить... А вспомните-ка Вауку".

Все познаётся в сравнении. Держава персов давно не знала такого правителя, как Дарайавауш.

Царь царей поистине величественен. Среди своих полководцев он не самый высокий, но все они рядом с ним кажутся малорослыми, даже если он сойдёт с тронного возвышения.

Дарайавауш опустился в резное кресло. Четверо "носящих айву" в полном воинском облачении, одетые в рубахи сотни "Пурпурных", с невозмутимыми лицами, наполовину скрытыми полами башлыков, замерли за спиной повелителя.

Придворные спрятали свои ладони в широких рукавах. Дарайавауш пригладил окрашенную охрой длинную кудрявую бороду и коротко кивнул Набарзану.

Хазарапатиша в короткой речи объявил суть обсуждаемого. Далее, согласно протоколу, евнух принялся вызывать для произнесения речей тех, кому это было позволено. Придворные выходили вперёд, останавливаясь в десяти шагах от государя, и повторно совершали проскинезу[72], оставаясь в согнутом состоянии, пока царь царей не позволял им выпрямиться и говорить.

[72] Земной поклон. Греческие авторы описывают проскинезу по разному, но многие историки сходятся во мнении, что подданные царей из числа "благородных" на колени все же не становились.

Несли по большей части величественную чушь. Набарзан едва заметно кривился от безудержного славословия. Общий смысл сводился к тому, что великому царю лучше дать сражение в Каппадокии, но ничто не помешает ему с той же лёгкостью победить и в Киликии. Поскольку дерзких яванов следует покарать, как можно быстрее, то лучше всего вести войско в Киликию. Или в Каппадокию. Короче, как будет угодно великому царю. Советчики...

Иногда из потока цветистых восхвалений вообще нельзя было извлечь ничего осмысленного. Большинство присутствующих эллинов не могли по достоинству оценить конницу персов и не видели её преимуществ в сражении на равнине. Многие мыслили привычными образами своей воюющей в пешем строю родины и твердили одно: на равнине враг возьмёт своё фалангой. Набарзан отметил, что слушая их, царь царей еле заметно кивает. Соглашался, эллинофил, чему в немалой степени способствовало то, что яваны не растекались мыслью по дереву и высказывались в более доходчивых выражениях, чем персы.

За удар в Каппадокии высказались немногие македоняне, бежавшие от Александра. Они-то, как раз, бывшие совсем недавно гетайрами, знали цену тяжёлой кавалерии. Царь царей оперся на подлокотник -- верный признак, что государь колеблется, однако Равамитра, получив слово, с большим пылом принялся убеждать Дарайавауша идти в Киликию. Его речь была щедро пересыпана доводами в пользу такого решения, по большей части надуманными, но та страсть, с которой он их излагал не оставляла времени как следует задуматься. Начальник конницы убеждал государя в том, что не следует на эту конницу полагаться. Он в красках расписывал силу македонской фаланги, о которую, по его словам, бактрийцы при Гранике разбились, как о скалу.

"Только твои наёмники и кардаки, великий государь, смогут противостоять яванам".

Услышав откровенную ложь про Граник и бактрийцев, Бесс побагровел, но, вспылив, растерял все красноречие и ограничился бессвязным ворчанием.

Набарзан следил за Артаваздой и отмечал, что старик явно нервничает. Наконец, после того, как высказался и отступил на своё место Оксафр, Артавазда, рванувшись из второго ряда придворных, бросился к царю царей, повалился на колени и впечатал лоб в дорогой ковёр.

-- Смилуйся, великий государь!

Набарзан ждал этого, посему раньше телохранителей (в сущности, он ведь и сам телохранитель) подлетел к дерзкому и приставил к его шее обнажённый акинак.

По рядам придворных пробежал ропот. Царь царей нахмурился, однако жестом приказал хазарапатише убрать оружие и отпустить старика.

-- Что случилось, почтенный Артавазда? Почему ты ведёшь себя столь недостойно?

-- Прости, великий государь! Я решился на подобную дерзость от отчаяния. Уже несколько месяцев я лишён радости видеть моего повелителя и говорить с ним! Зная, как ты был добр ко мне в прошлом, великий государь, я теряюсь в догадках о причинах твоей немилости.

-- Встань, Артавазда.

Старик не шелохнулся.

-- Поднимись! -- повысил голос царь царей.

Артавазда встал, однако всё равно не поднимал глаз на царя царей, согнувшись в поклоне.

-- Твой повелитель был занят приготовлением к войне, -- холодно сказал Дарайавауш, -- и потому ему не достало времени уделить тебе внимание. О чём же ты просишь в столь неподобающей форме?

-- Государь, некоторое время назад мне стало известно об измене. Я был лишён возможности увидеться с тобой и коварный план врага претворился в жизнь. Желающий зла тебе, о великий, рассказал Антигону о том, что ты повелел моему зятю Мемнону оставить Ионию. Именно поэтому Одноглазый устроил нападение на Тарс. Он понял, что со спины ему больше ничто не угрожает!

-- Почему ты не сообщил об этом хазарапатише? -- грозно спросил царь царей.

-- Ещё в Вавилоне я ежедневно являлся к нему, добиваясь приёма, но хазарапатиша не удостоил меня этой честью. Всякий раз писцы отмечали мой визит, но и только.

Дарайавауш посмотрел на Набарзана.

-- Это ложь, -- помотал головой тот.

-- Мои слова легко проверить, -- сказал Артавазда, -- если почтенный Набарзан развернёт свитки с перечнем посетителей.

Лицо Набарзана стало ещё темнее.

"Так ты, значит, ко мне на приём рвался, а не к хшаятийе?! А я тобой пренебрёг? Змея! Интересно, чью же измену ты раскрыл?"

Царь царей некоторое время молчал, потом объявил:

-- Я разберусь с этим делом позже. Сейчас не время и не место. Яваны уже захватили Тарс, твои слова, почтенный Артавазда, прозвучали слишком поздно.

-- Позволь сказать ещё слово, великий государь, -- ещё ниже согнулся старик.

-- Говори.

-- Я получил голубиной почтой письмо от моего сына. Фарнабаз пишет, что Мемнон присмерти и в любом случае не может выполнить твой приказ, великий государь. Однако мой сын увидел способ, как можно извлечь выгоду из гнусного предательства.

-- Какой способ? -- удивился царь царей.

-- У яванов не так уж много сил. Для нападения на Тарс они посадили на корабли всех своих воинов в Милете и Эфесе. Всех воинов, -- повторил старик, -- теперь эти города беззащитны. Фарнабаз мог бы взять их с теми силами, какие у него есть, но он не имеет на то полномочий. Старший пока Мемнон, а он лежит в постели и может испустить дух в любой момент. Фарнабаз знает, что приближается Тимонд, сын Ментора, которому поручено принять командование. Мой сын пишет, что Ватафрадата намерен подчиниться Тимонду и не желает штурмовать Милет.

-- Ты просишь отозвать Тимонда?

-- И передать Фарнабазу титул карана, -- бросил Набарзан.

Дарайавауш посмотрел на него, потом снова на Артавазды.

-- Выступление Фарнабаза будет полезным, -- сказал Сиявака.

-- Что там навоюет Фарнабаз со своей горсткой наёмников? -- подал голос Бесс, державший нос по ветру и почуявший, что титул карана уплывает из его рук, -- достоин ли он, мальчишка, такой должности.

-- Не лучше ли её отдать Ватафрадате? -- добавил Равамитра, в кои-то веки согласный с Бессом.

-- Ватафрадата потерял огромный флот, -- прогудел Оксафр, -- он достоин суда, а не должности карана.

Глаза хшаятийи метались, мысли путались, и он судорожно сгонял их в кучу, как стадо испуганных баранов.

-- Великий государь, -- сказал Набарзан, -- прошу простить, тебя грубо прервали и ты не огласил своего решения.

Все голоса стихли. Хшаятийя молчал. Вдруг, в пронзительной тишине прозвучал голос Аристомеда, так и не усвоившего всех тонкостей придворного этикета:

-- А ведь Тимонду с наёмниками гораздо проще добраться до Киликии, чем до Анкиры. К чему распылять силы?

Артавазда сжал зубы. Оксафр и Бесс досадливо крякнули: так и эдак выходило не по их желаниям. Сиявака довольно цокнул языком. Набарзан злорадно усмехнулся.

Царь царей снова обвёл всех присутствующих и встал. Подданные поклонились.

-- Я принял решение, -- возвестил Дарайавауш, арий из ариев.

 

 

 

13
Три льва и обезьяна

Амфиполь

 

Интересно, Зевс способен заметить муравья?

Неисчислимые армии существ, каждый из которых меньше мизинца и легче былинки, день за днём, тысячи лет, деловито снуют взад-вперёд, рождаются, проживают краткую, как мгновение, жизнь и умирают, созидая невероятных размеров города. Для них невероятных.

Всякий, кто слышал про Ахилла, величайшего героя, знает: однажды Зевс действительно обратил внимание на этих трудолюбивых строителей. Он очень удивился, до чего же они похожи на тех, других ничтожных смертных, следить за которыми -- его любимое развлечение. Вероятно, это открытие изрядно позабавило Громовержца, да так, что он, решив утешить своего смертного сына Эака, соплеменники которого все до одного умерли во время чёрного мора, смилостивился над ним и превратил муравьев в людей. Так появилось племя мирмидонян, прославленных вместе со своим вождём Ахиллом, внуком Эака, под стенами Трои.

Несложно понять прихоть Тучегонителя -- наблюдение за муравьями наскучило ему очень быстро: ну копошатся себе, ну строят. Иногда кто-нибудь большой их ест, а они в ужасе разбегаются. Весело, но как-то не очень долго, а потом становится скучно.

А вот за другими "муравьями", покрупнее, смотреть куда как интереснее. Да, они тоже однообразно копошились в своей грязи, чего-то строили, причём соотношением размеров, по большей части, даже близко не дотягивающее до эпических сооружений тех, мелких. Но временами и они оказывались способными на подобные масштабы. Вот только цели у них при этом были совсем другие.

Иногда, по прихоти своих вождей, они возводили что-нибудь громадно-бесполезное (будучи убежденными в обратном), но Громовержца, его братьев, сестёр и детей, это не слишком занимало.

Гораздо интереснее следить за "муравьями", когда какой-то части из них приходила в голову идея ограбить и убить некоторое количество себе подобных. Довольно часто им это удавалось без труда, но иногда жертвы отчаянно сопротивлялись, затворяясь в крепостях, вот тогда и начиналось самое интересное.

Обе противные стороны состязались в изобретениях множества хитроумных способов добраться до врага или напротив -- не пустить его внутрь безопасного кольца стен. Именно тогда, в борьбе, возводимые сооружения обретали смысл, а хаотичная суета становилась понятной Олимпийцам.

Иногда перипетии противостояния становились столь захватывающими, что бессмертная семейка азартно вмешивалась в него, поддерживая оба лагеря.

Зевесов перун, посейдонов трезубец, отставлялись в сторону: Олимпийцам интереснее играть, незримо направляя оружие смертных. А те, поминая в героических песнях богов, давно уже не надеялись на них, полагаясь лишь на собственные силы и деятельный ум.

Канули в Лету дни Троянской войны, когда рать ахейцев десять лет осаждала город, не предприняв ни единого штурма. Времена героев, бьющихся один на один, безвозвратно ушли. Нынешние "муравьи" Громовержца уже не способны, подобно Диомеду, противостоять богам. Измельчали телесно, но зато окрепли умом. Теперь никому из них не придёт в голову, десять лет сидеть бездеятельно под вражескими стенами.

Ещё полтораста лет назад эллины не имели не малейшего понятия об осадном искусстве. Если враг запирался в городе, нападающие старались разорить его землю: вырубали рощи, уничтожали посевы, выманивая защитников в поле. Никто никогда не штурмовал стены. Первыми до такого способа ведения войны "додумались" те эллины, что жили на Сицилии и тесно общались с карфагенянами, хорошо знакомыми с древним военным искусством великих азиатских держав.

Мир стремительно менялся и, дабы удержаться в нём, эллинам пришлось быстро перенимать знания презираемых ими варварских народов. Эллины всегда отличались живостью ума, учились быстро и скоро уже не знали себе равных в изобретении осадных приёмов и хитростей.

Первыми, как ни странно, "правильную" осаду устроили спартанцы во время Пелопоннесской войны. В течение двух лет их войско пыталось взять дружественные афинянам Платеи. Противники стоили друг друга, и на каждую придумку спартанцев осаждённые немедленно отвечали своей. Спартанские илоты перекопали необъятные горы земли, насыпая холм вровень со стенами города, а платейцы столь же неутомимо эти самые стены наращивали, попутно, хитроумными подкопами, обрушая насыпь врага. Истинно -- как муравьи трудились.

С тех самых пор войны эллинов уже не обходились без штурмов и осад.

 

В дни, когда регент Антипатр готовился отправиться в свой последний поход к Фермопилам, значительная часть войска Коринфского союза, возглавляемая афинянином Леосфеном, ещё находилась в Азии, изыскивая способ возвратиться на родину. Силы союзников заставляли регента беспокоиться о безопасности македонских городов в южной Фракии, поэтому он послал своего сына Кассандра с десятитысячным войском в Амфиполь. Кассандр молод, ему всего двадцать один год, но, собственно, выбирать регенту было не из кого -- слишком много опытных полководцев Филиппа или погибли, или остались искать удачу в Азии. Те же, что сохранил верность Антипатру или присягнул ему после бесславной битвы с Парменионом, требовались регенту для противостояния с Афинами.

Все же, Антипатр изыскал способ поддержать сына, направив в помощь ему опытных стратегов. Ими стали навархи, Амфотер и Гегелох. Они командовали ста шестьюдесятью триерами, на которых войска Александр переправились в Азию. Возвращаясь на родину, Парменион захватил все корабли, не собираясь делиться с союзниками, а потом они достались регенту.

Флот встал на якоре в устье Стримона. Смерть царя и последовавшее братоубийственное противостояние вышибло у навархов землю из-под ног (в этом они были не одиноки). Оба спасовали перед афинянами, хватающими удачу за хвост, и македонский флот не предпринял никаких действий по предотвращению морской угрозы со стороны Афин. Корабли простояли в бездействии до осени, а после катастрофы при Фермопилах, когда все царство покатилось в Тартар, стало понятно, что флот сохранить не удастся. Амфотер отдал приказ все триеры вытащить на берег, команды распустить. Всё равно для их содержания средств не нашлось. Навархи превратились в сухопутных стратегов и со всеми эпибатами, морскими пехотинцами, отступили в Амфиполь, присоединившись к Кассандру.

Сын Антипатра все лето активно готовился к обороне, запасая в городе продовольствие и укрепляя стены. Узнав о том, чем закончилась битва при Фермопилах и, осознав, что он следующий на очереди, Кассандр после минутной слабости и горя по отцу, над телом которого надругались победители, взял себя в руки и объявил войску, что будет сражаться до конца, верный новорождённому внуку Филиппа. Воины горячо приветствовали Кассандра, так же подтверждая свою присягу царю Неоптолему. Самозванец повинен смерти и, несомненно, справедливая кара настигнет его.

 

Осада Амфиполя []

 

Кассандр удерживал довольно обширную округу, в которую помимо Амфиполя входил ещё город Кренид. Двадцать три года назад царь Филипп завоевал его и назвал своим именем -- Филиппы. Город представлял большую ценность, поскольку совсем рядом с ним располагалась золотоносная гора Пангей. Именно благодаря её рудникам воины Филиппа сменили козьи безрукавки на льняные, бронзовые и даже железные панцири. Пангейское золото стало одним из краеугольных камней, на которые опиралась власть и могущество царя Македонии.

Филиппы, заселенные македонскими колонистами, за два десятилетия не слишком разрослись. Царь возвёл здесь крепость, но не очень большую. Основным опорным пунктом македонян в этой области считался Амфиполь. Он стоял в ста сорока стадиях на юго-запад от Кренида и был несравнимо лучше укреплён.

Амфотер высказал мысль, что два города одинаково хорошо оборонять не получится. Кассандр и сам это понимал. Защищаться лучше в более сильной крепости. Кассандр согласился пожертвовать рудниками. В конце концов, они никуда не убегут, а отбившись от афинян и самозванца, он ещё сможет вернуть их под свою руку.

Следующее решение Кассандра, пожалуй, оказалось самым рискованным. Амфиполь стоял в землях фракийцев, и за пределами его стен почти не было эллинских селений. Местным сын Антипатра не доверял, ибо слухи о претензиях царя одрисов Севта на всю южную Фракию начали распространяться сразу после смерти Александра. Кассандр не собирался полагаться на варваров и посему решил извлечь из их присутствия максимальную выгоду -- он дочиста выгреб фракийские амбары, благо те, после только что закончившейся уборки урожая, были полны. Это, разумеется, немедленно восстановило против него всю округу и македонянам пришлось закрыться в крепости. В дальнейшем они выходили наружу исключительно большим отрядом в полной боевой готовности. Сношение с Македонией ещё продолжалось некоторое время по реке, и далее морем, но вскоре наступил сезон штормов и эта связь тоже оборвалась. Остались только почтовые голуби, но к началу маймактериона[73] войска Линкестийца и афинян взяли Пеллу. Письма слать стало некому. Полиперхонт увёл уцелевших верных в Эпир.

[73] Середина ноября.

В Филиппах Кассандр для надзора над рудниками оставил всего две сотни воинов, которые при первых признаках опасности должны были отступить в Амфиполь, забрав все золото, которое уже удалось превратить в слитки. Для этого гарнизон имел достаточное число телег и вьючных мулов.

Началась осада, пока ещё достаточно пассивная: под стенами не стояло вражеских войск, лишь воинственно настроенные фракийцы-селяне, похватавшие оружие, но их было много и македоняне редко рисковали выходить наружу.

В городе Кассандр устроил обширные склады зерна. Часть отобранных у местных овец сразу зарезали. В войске сына Антипатра было две сотни гетайров. Их лошадей македоняне решили сохранить, а всех прочих, если они не были задействованы на строительных работах, забили, желая сберечь как можно больше фуража. Лошадям "друзей", не говоря уж о пущенных на мясо, остригли гривы и даже хвосты. Из конского волоса вили торсионы метательных машин.

Мясо вялили, солили, мариновали в уксусе, вываривали в смеси с маслом и мёдом, разливая полученный при этом отвар по амфорам. Измельчённый лук смешивали с кунжутом, маком и мёдом. Загустевшая масса получалась очень питательной. её припасали на самый крайний случай. Всего продовольствия в Амфиполе хватило бы на пару лет осады.

Филипп взял Амфиполь на второй год своего царствования. Тогда македонское войско проторчало под стенами города несколько месяцев, прежде чем они пали под ударами таранов. Соратники Филиппа, Амфотер и Гегелох, были свидетелями той осады и подсказали Кассандру, на что следует обратить особое внимание.

Город располагался на восточном берегу Стримона в крутой излучине реки, в двадцати пяти стадиях от моря, на высокой горе. С юга и юго-запада, сразу за стенами, начинался крутой, совершенно неприступный обрыв, глубиной в двести локтей. Восточная стена была дополнительно прикрыта ложбиной, отделявшей город от соседней горы. С севера склоны пологи, но изрезаны оврагами, затруднявшими подвод осадных башен и таранов. Тем не менее, именно с северной стороны стоило ждать штурма, ибо ведение осадных работ здесь представляло собой меньшее зло.

Сто лет назад, во время осады Амфиполя спартанцами, защитники выкопали несколько рвов, служащих дополнительной защитой и затрудняющих врагу действия на узкой полосе между горой и рекой. Часть рвов сохранилась и по сию пору. Кассандр восстановил их, углубил и подвёл воду из Стримона. Два моста и пристань защитили частоколами.

Окрестности города всегда славились корабельным лесом. Афиняне во время своего владения Амфиполем строили здесь большую часть триер. Филипп занимался тем же самым. Верфи в устье реки никак не защищены и Кассандр, не надеясь спасти свой флот, приказал подготовить корабли к сожжению. Смолу, серу, масло, даже опилки и ладан, конфискованные у купцов, и позаимствованные в храмах, свезли в устье Стримона. Побеспокоились и о зажигательных смесях для обороны города.

Укрепив крепость, Кассандр озаботился людьми, в ней укрывавшимися. Первым делом он беспощадно перебил в городе всех линкестийцев без разбора их знатности. Из Амфиполя изгнали купцов, которым не повезло застрять здесь. Имущество их по большей части конфисковалось. Городской бедноте сын Антипатра объявил прощение долгов, а некоторых богачей, которые этим решением возмутились, заключил под стражу. Одного особо крикливого даже казнил.

Для часовых ежедневно менялись пароли и отзывы. Вспомнив некоторые рассказы Аристотеля о тайнописи (философ очень увлекался ею, именно он изобрёл способ чтения скитал[74] лазутчиков) и секретной связи, Кассандр ввёл дополнительное правило: при произнесении пароля, воины должны были переложить копьё или другое оружие из одной руки в другую.

[74] Скитала -- способ передачи тайных сообщений в Древней Греции. На цилиндр наматывался кожаный ремень. Сообщение писалось на коже таким образом, что прочитать его мог лишь тот, кто имел цилиндр точно такого же диаметра. Аристотель научился читать скиталы, используя вместо цилиндра конус.

Македоняне решительно пресекали сборища граждан и любые проявления инакомыслия. Рассказы отца, Филиппа, Пармениона, даже Аристотеля, о городах, оказывавшихся в руках врага из-за предательства, не миновали внимания Кассандра, он оказался очень памятливым учеником. Будучи по складу характера недоверчивым, сын Антипатра стремился "перебдеть". От излишнего рвения в поиске врагов, подозрительности, способной отвратить верных, стратега удерживали опытные Амфотер с Гегелохом.

 

Союзники недооценили мальчишку и подарили ему много времени, а сами упустили уйму возможностей. Эллины, ушедшие с Александром, первоначально возвращались на родину, кто как сможет. В их рядах не было единства, ведь некоторые города поддерживали македонян охотно, без принуждения. Значительные силы сплотились вокруг афинянина Леосфена, а нашлись и такие, кто колебался, не зная, чью сторону принять. Гоплитов из Платей, Орхомена и других городов, осудивших Фивы на разорение, афиняне не желали принимать. Дело чуть было не дошло до кровопролития. Промыкавшись в Азии два месяца, кормясь грабежом, около двух тысяч эллинов, разбились на малые группы и разошлись на все четыре стороны. Буквально. Кто-то подался наёмничать в города южного берега Понта, некоторые решили уйти на восток, в земли ещё подвластные персам, чтобы там поступить на службу сатрапам, четыре или пять сотен воинов отправились на юг, догонять Антигона, а все остальные, кто как сумел, возвращались на родину, на купеческих кораблях, рыбачьих лодках. Многие так и не добрались до неё, застряв на островах с наступлением осени. Большой отряд зимовал на Лесбосе, а по весне, когда на острове появился Мемнон, некоторые эллины влились в его войско.

С Леосфеном осталось пять тысяч воинов. Афинянин собирался сохранить этот отряд, как боевую силу, и решил согласовать действия с вождями антимакедонского союза. Корабли не птицы и не могут пересечь море за считанные часы. Леосфен не очень-то желал становиться под знамёна Харидема, полагая, что он не менее достоин возглавить войско Союза. Переговоры стратегов затянулись, и эллины просидели в Азии до начала боэдромиона[75].

[75] Середина сентября.

Фессалийцы, которые с самого начала держались особняком, не признавая Леосфена главным, первыми потеряли терпение. В Абидосе они захватили много судов и судёнышек самого разного размера и, связав их попарно, иной раз и по трое, соорудили паромы для перевозки лошадей. Две тысячи всадников, составлявших ещё совсем недавно, наравне с гетайрами, ударную мощь македонской армии, переправились через пролив.

Леосфен остался, поскольку вдрызг разругался с фессалийцами. Когда уже гремела битва при Фермопилах, его отряд все ещё находился на восточном берегу Геллеспонта. Наконец, когда погода уже портилась, прибыл афинский флот, войско Леосфена переправилось через пролив и двинулось на войну с Македонией.

Леосфен сразу предлагал Харидему осадить Амфиполь, но тому не терпелось разделаться с внутренней Македонией, взять Пеллу. Леосфен подчинился с неохотой, и его войско проследовало мимо Амфиполя так же, как и фессалийцы месяцем ранее. Тем вообще не было дела до македонян -- они спешили на собственную войну. Освободившись от Александра, их вожди готовились вцепиться друг другу в горло, в борьбе за титул тага, верховного правителя Фессалии.

Сын Антипатра, хотя и имел в три раза больше воинов, не рискнул сразиться с эллинами, идущими на запад. Он чувствовал себя ещё не совсем уверенно.

Наступила зима. Союзники довершили разгром Македонии и возвели на трон Пеллы во всём послушного их воле Линкестийца. Вот тогда-то торжествующие победители и обратили, наконец, внимание на Амфиполь.

Тридцатитысячное войско союзников подошло к городу в середине зимы. Вёл его Харидем, а Леосфен, скрипя зубами, согласился на должность младшего стратега, ибо соперник в последнее время блистал успехами и его авторитет взлетел вровень с Олимпом.

Началась "правильная" осада.

Защищённую палисадом пристань на реке, афиняне взяли почти сразу, высадившись с кораблей. Правда, захваченное пространство было слишком мало, чтобы на нём развернуться. Пришлось союзникам сосредоточиться на другом направлении.

Оценив оборону противника, Харидем не раз и не два выругал себя за то, что позволил Кассандру так основательно подготовиться. Без осадных машин город не взять, а чтобы их подтащить к стенам придётся перекопать горы земли. Причём сделать это можно только с северной стороны. К воротам вообще не подобраться. Они, единственные в городе, выходили на мост через Стримон. Между ними и рекой -- узкая полоска суши, на ней не развернуться и пространство для машин не разровнять. Дорога от моста к воротам поднималась круто вверх. Таран не подтащить. Если его использовать -- бить придётся в стены, а не в ворота. В своё время Филипп тоже не смог сломать ворота Амфиполя.

-- Стоит ли штурмовать? -- заволновались младшие стратеги, -- продержим их в осаде несколько месяцев, сами сдадутся.

Но Харидем уже знал от местных фракийцев, что сил у Кассандра много, а припасов ещё больше. Может, ну его к воронам, этот Амфиполь? Ни за что! Он, Харидем, не успокоится, пока хотя бы один македонянин ещё держит в руках оружие. И дело здесь не только в честолюбии. Граждане афинские единодушно проголосовали за войну, как раз возвращение Амфиполя под этим подразумевая. Амфиполь -- это Стримон, торговля с царством одрисов. Амфиполь -- это рудники Пангеи. Оставить эти богатства в руках варваров немыслимо.

"Осел, гружённый золотом перешагнёт любую стену", -- говорил Филипп, но и здесь Харидема постигло жестокое разочарование. Ни одному из лазутчиков не удалось проникнуть в город. Стратег получил назад лишь их головы.

-- И как ты собираешься его брать? -- поинтересовался Леосфен, когда они с Харидемом верхом объезжали город, -- устраивать беготню с лестницами даже не стоит пытаться.

Харидем согласно кивнул и ответил:

-- Два десятилетия назад Филипп с севера разравнивал холм и удлинил его насыпью на две стадии, чтобы склон стал более пологим. Потом подтащил тараны. Думаю, и на этот раз они ждут штурма отсюда, не зря же выкопали эти рвы.

-- А если попробовать подкоп под стены с южной стороны? -- предложил Леосфен.

-- Ты видел, какие там булыжники из земли торчат? Там сплошной камень, скала. Соваться туда с кирками и мотыгами бессмысленно. С востока может чего и получилось бы. В ложбине. Хотя, скорее всего и там камень.

-- Ну что же. Значит, нам остаётся уподобиться Филиппу, -- кивнул Леосфен.

Но "уподобиться Филиппу" оказалось не так-то просто. Старая насыпь, разумеется, давным-давно разрушена. Восстанавливая стены захваченного Амфиполя, Филипп озаботился тем, чтобы тот, кто снова попытается осадить город, потрудился значительно больше, чем он. С этой целью царь приказал укрепить нижнюю часть стен дополнительной каменной облицовкой -- талусом.

Земля раскисла от дождей, и афиняне строили новую насыпь по колено в грязи. К зиме их воинственный пыл несколько поостыл, воины роптали, что победоносная кампания несколько затянулась и пора уже по домам. Такие же разговоры начались и в самих Афинах. Несмотря на отсутствие большинства вождей, "партия мира" осторожно поднимала голову. В экклесии пошли бесконечные обсуждения расходов на войну. Как только всплыл денежный вопрос, популярность Демосфена стала уменьшаться. Однако великий оратор не собирался сдавать позиций и терпеливо, как малым детям, продолжал доказывать согражданам исключительную важность Амфиполя для Афин. Если бы сейчас в городе Паллады оказался Эсхин, он, несомненно, зубами бы вцепился в подобные настроения афинян, но главный соперник Демосфена отправился в изгнание, Демад после битвы при Фермопилах бежал в неизвестном направлении, а Фокион стал редко выходить из дому и не вступал в словесные баталии с Демосфеном.

Видя снижение боевого духа афинян, Гиперид вбросил новую кость. Размышляя вслух на Пниксе, он, словно сам себе, задал вопрос: а почему бы с македонянами не воевать македонянам? Дескать, мы возвели Линкестийца на престол, помогли избавиться от соперников, пусть отрабатывает подарки.

Идея всем понравилась, тем более что приближалась весна, а с ней полевые работы. Демосфен сам поехал в Пеллу, "договариваться" с союзником, а по сути -- отдать приказ.

К началу весны афиняне засыпали рвы и соорудили насыпь, достаточную для того, чтобы подвести к стенам один таран. Машина получилась очень большой (а как иначе ломать стены?) и тащили вверх по склону её несколько дней. Защитники, всю зиму почти не беспокоившие афинян (они изредка пускали стрелы, отлавливая неосторожных, и не совершили ни единой вылазки), очнулись от спячки и, наконец-то, обеим сторонам пришлось вспомнить, что они, вообще-то, находятся на войне.

В медленно ползущую здоровенную "черепаху" полетели стрелы, обёрнутые паклей и подожжённые. Винея, двускатная крыша тарана, была покрыта мокрыми кожами для предохранения от пожара. Под ней афиняне ещё и чан с водой держали для тушения огня. Горящие стрелы защитников не причиняли значительного урона "черепахе".

Практически без людских потерь таран добрался до стены и обрушил на неё огромное, перетянутое для прочности цепями и канатами бревно, ударный конец которого афиняне снабдили клиновидным железным навершием. Били им не абы как, а стараясь попасть в стык камней. Балку раскачивали пятьдесят человек.

Сверху полетели камни, полилось кипящее масло, но винея достаточно надёжно защищала осаждающих.

Таран бил в стены всего один день. Под вечер над крепостными зубцами появились две балки, между которыми на цепях висело массивное бревно. Улучив момент, защитники отпустили одну из цепей и здоровенный маятник, грозно прогудев, одним ударом отломил навершие тарана, перекалечив при этом кучу народу.

Повреждение, полученное в считанные мгновения, афиняне устраняли пять дней. Потом все повторилось заново. На этот раз афиняне подвели "черепаху" вплотную к стене и усилили переднюю часть крыши. Бревно на цепи уже не могло повредить качающейся балке тарана.

Через два дня защитники уронили на крышу тарана мраморную колонну. "Черепаха" рассыпалась, убив всех, кто под ней находился.

Харидем пришёл в ярость. На строительство нового, более прочного тарана ушло полмесяца. Обломки первого убирали под стрелами защитников.

Попутно афиняне подтащили к стенам три камнемёта-палинтона. Для их защиты Харидем соорудил палисад. Сначала стратег собирался залить Амфиполь огнём, для чего палинтоны принялись метать глиняные горшки с зажигательной смесью. В нескольких местах из-за стены повалил густой чёрный дым. Однако радоваться Харидему пришлось недолго. Амфотер придумал хитроумный способ борьбы с неприятельскими снарядами. Отступая в Амфиполь, он приказал снять с кораблей всю оснастку, и теперь македоняне развернули над стенами паруса, поднятые на длинных шестах.

Паруса натянули не туго и дымящиеся горшки не могли их прорвать, скатываясь вниз, где их немедленно тушили песком. Конечно, большая часть парусов вскоре всё равно пришла в негодность, горшки поджигали их, но и кратковременного успеха оказалось достаточно, чтобы раздражённый Харидем отказался от этой идеи.

Тогда он приказал бить по крепостным зубцам ядрами, весом в половину таланта. Несколько дней афиняне пристреливались, прежде чем первый снаряд высек каменную крошку из зубца, отгоняя защитников.

Зима на дворе, сырость, волосяные канаты машин быстро теряли упругость. Приходилось постоянно менять прицел. В цель попадал лишь один из десяти снарядов. Потом прошёл сильный дождь, разбухло и покоробилось дерево. Точность стрельбы стала ничтожной: камни либо ударялись в стену ниже бойниц, не производя никакого урона, либо проносились над головами осаждающих, падая за их спинами. Несколько снарядов разрушили черепичные крыши, поранив при этом с десяток горожан. Один камень прямым попаданием убил лошадь. Харидем уже понял, что его камнемёты неэффективны, но попыток отогнать защитников со стены над тараном не оставлял.

Со вторым тараном македоняне провозились гораздо дольше. Он проработал пять дней. Все это время на него бросали бревна и камни, лили кипящее масло, пытались пробить крышу маятником. Она выдерживала все удары. Защитники снова попытались сбросить на него колонну, но винея на этот раз была сконструирована так, что удар получился скользящим и не причинил "черепахе" вреда.

Харидем торжествовал, а защитники сменили тактику: они спустили со стены корабельный якорь на массивной цепи и после нескольких неудачных попыток смогли зацепить им винею, сорвав её с "черепахи". Следом немедленно полетели стрелы, камни и горшки с огненной смесью. Для афинян разверзлись глубины Тартара. Воины в ужасе разбегались. Обожжённые катались по земле, пытаясь сбить пламя. Кто-то от брызг масла лишился глаз и теперь жутко орал, срываясь на визг, терзая скрюченными пальцами пустые глазницы и слепо натыкаясь на остов "черепахи". Кто-то хрипел еле слышно, пытаясь отползти прочь, царапая землю чёрными обгоревшими руками. Некоторым повезло: македонские стрелы избавили их от мучений. Из полутора сотен афинян, обслуживавших таран, спаслось человек тридцать.

Харидем выл, бесновался, богохульствовал, брызгая слюной на безопасном отдалении, но не мог перекричать ни умирающих, ни торжествующих защитников. Когда же верховному стратегу доложили об уроне, который таран смог причинить стенам Амфиполя, он в бессилии едва не стёр зубы в труху. Леосфен мрачно скрёб подбородок.

-- Талус слишком прочен, -- сказал младший стратег, -- у подножия его не пробить.

-- Я им всем пробью жопы... -- Харидем сорвал голос и еле слышно сипел, -- когда доберусь.

-- Впору уже говорить: "Если доберусь", -- хмыкнул Леосфен.

-- Нет, я их достану... Всех натяну на кол... А ты запомни, я не потерплю в своём войске дух пораженчества...

Верховный приходил в себя три дня. Все это время македоняне поносили афинян, осыпали шутками, рассказывали, в каких позах они имели их матерей. Один из воинов, забравшись на зубцы, демонстративно задрал хитон и помочился. Другой, громко чавкая, поглощал баранью ногу:

-- Эй, афиняне, подходи, накормлю! У нас жратвы -- хоть жопой ешь!

-- Мужеложцы, не замёрзли ещё? Вы как там греетесь, попарно или в кольцо замкнулись?

-- Идите сюда, ещё огоньку подкинем!

Наконец Харидем успокоился и стал думать, что делать дальше. Леосфен, заняв позицию отстранённого наблюдателя, ждал, когда у верховного от тяжких дум треснет голова.

-- Талус не пробить, -- наконец выдавил из себя некую мысль Харидем.

Леосфен насмешливо поддакнул.

-- Надо брать выше, -- сказал верховный, -- насыпать всход до середины стены и попытаться снова. Там она тоньше. Или вообще вровень, тогда таран не нужен.

-- Так они и дали тебе насыпь строить, -- возразил младший стратег, -- прежде мы равняли подходы на удалении. Начнем под стенами работать, сотни, тысячи кровью умоются.

-- На насыпи устроим передвигаемый палисад, -- уверенно заявил Харидем, -- не мы первые. А на работы сгоним фракийцев.

Однако сразу к исполнению этого плана верховный приступить не успел. Граждане афинские порешили, что большая часть гоплитов, не занятых на строительных работах, бездельно проедает припасы. Экклесия постановила распустить две трети войска по домам. Как раз наступила весна, и афинские корабли вывезли сограждан на родину.

Харидему объявили, что ему на помощь выступил Линкестиец. Верховный от этой новости испытал сложные чувства. С одной стороны он был согласен с тем, что лучше воевать чужими руками, но с другой... Харидем Линкестийца откровенно презирал, а македонян на дух не переносил. Понятно, что ведут их на мясо, но все же...

А вот Александр из Линкестиды, царь македонский, имел совсем иное мнение насчёт того, кто там будет мясом в этой осаде. С момента занятия им трона прошло уже полгода, и он успел сжиться с новой ролью. Своих благодетелей-афинян он ненавидел лютой ненавистью, ибо те, сделав его царём, позаботились о том, чтобы весь мир знал, что этот царь -- кукла, собака, учёная голос подавать по команде хозяина. Демосфен и Харидем обставили воцарение Линкестийца, как можно унизительнее.

Александр, как и его покойный тёзка, отличался злопамятностью. Отец и братья привили ему склонность к интригам, в которые новый царь погрузился с головой, едва лишь афиняне покинули Пеллу. Вот и сейчас, "договорившись" с Демосфеном о помощи союзникам, он раболепно уверил того в своей верности, а сам подумал о том, что хватит уже опасливо осматриваться, пора начинать Игру. Линкестиец всегда грезил славой Филиппа. Не распознавшие его мечты афиняне глубоко заблуждались, думая, что получили покорного цепного пса.

Ещё зимой Александр затеял переписку с Меноном-фессалийцем, коего македоняне прокляли до десятого колена. Менон одержал верх в борьбе знати и стал тагом Фессалии. В начале весны он приехал в Пеллу лично и встретился с царём.

Линкестиец принял его радушно. После пира с обильными возлияниями, соседи-правители переговорили с глазу на глаз.

-- А ведь если бы не я, вы могли бы победить, -- польстил Менон гостеприимцу.

-- Едва ли, -- не согласился Александр, -- при самом благоприятном исходе у Полиперхонта осталось бы больше сил, только и всего.

-- Возможно, так было бы лучше для всех, -- задумчиво сказал фессалиец, глядя через распахнутые ставни царских покоев в ночь.

-- Это ещё почему?

-- Антипатр потерпел слишком сокрушительное поражение. Тогда, в Фермопилах, единственным моим желанием было -- уничтожить, растоптать, чтобы духу македонского не осталось. Позже, глядя, как небывало усилились Афины, я понял, что ошибался. Гораздо лучше для Фессалии, если бы, Македония не испытала унижения, а оставалась угрозой Афинам.

-- Ты необычайно откровенен, Менон, -- сказал царь, внимательно разглядывая собеседника, -- чего ты хочешь?

-- Союза, -- ответил фессалиец.

-- В последнее время я заключил слишком много союзов, -- усмехнулся царь.

-- Тебя вынудили сделать это. Я же предлагаю тебе союз не столь громкий, как те, которые ты заключил с Демосфеном, стоящим за спиной. Тайный союз против Афин, против любой лиги, которую они возглавят, добиваясь гегемонии над Элладой.

-- Они сейчас слишком сильны, -- покачал головой Александр, -- Филипп и его сынок сами того не слишком желая, убрали им множество препятствий на пути к гегемонии и, в первую очередь, Фивы. Не говоря уж о всякой мелочи, вроде фокидян. Афины тоже потеряли многое, но им хватит сил все это вернуть. Просто потому что никто не сможет воспротивиться. Персы могли бы натравить кого-нибудь на них, но и Дарию сейчас не до того. Сто лет назад афиняне смогли создать невероятной мощи и влияния Морской союз, несмотря на то, что им противостоял очень сильный противник. Спарта. Теперь нет и его. Тогда они практически лишили независимости триста полисов, даже монету запретили чеканить и вовсю раздавали своим гражданам наделы на землях "союзников". Где они сейчас остановятся, когда некому им противостоять? Раны, нанесённые македонскими царями, совсем не велики, затянутся быстро. Вот Фивы из руин так запросто не восстановить. И Спарта... После Эпаминонда только-только приподнялась с колен, как снова едва не на лопатки опрокинули.

-- Кстати, о Спарте. Царь Агис готов к нам присоединиться. Его попытка в одиночку оттолкнуть Афины локтем провалилась.

-- Насколько я знаю, благодаря тебе, -- хмыкнул Александр, -- ты явился слишком поздно на помощь его воинам.

-- Подозреваешь меня в двурушничестве? -- спокойно спросил Менон.

"А что, ты никого не предавал? Совсем никого?" -- одними глазами усмехнулся царь.

Вслух, однако, сказал другое:

-- Насколько я понимаю, ты действовал лишь в собственных интересах. Не могу за это осуждать. Или ты нарушил какие-то клятвы?

Менон пропустил последние слова царя мимо ушей.

-- Агис развил такую кипучую деятельность с привлечением на свою сторону островов и персидских военачальников, что я счёл нужным немного его охладить. Побоялся, что у него все получится, а я тогда окажусь всего лишь на подхвате.

-- Не перестарался?

-- В самый раз.

-- И как он воспринял смерть брата?

"По твоей вине".

Менон некоторое время молчал, глядя Линкестийцу прямо в глаза. Тот взгляд не отводил.

-- На войне всякое может случиться, -- наконец ответил недрогнувшим голосом фессалиец.

-- Значит, Агис, не смотря ни на что, твой союзник?

-- Да.

-- Хорош союз. Сговорились трое мышей, как им сову забороть...

-- Гложут сомнения?

Александр не ответил. Он действительно не мог пока принять решения. Менон истолковал его молчание по-своему.

-- Если думаешь, что я приехал к тебе с пустой болтовней, то готов доказать, что это не так, скрепить наш будущий договор делом.

-- Каким образом?

-- Ты ведь женат, Александр? -- спросил Менон.

-- Да, -- ответил царь.

-- На дочери Антипатра?

Линкестиец кивнул.

-- Ты любишь её?

-- К чему эти расспросы? -- сдвинул брови царь.

-- Не подумай плохого, -- примирительно поднял руки ладонями вперёд Менон, -- я лишь пытаюсь понять, имеет ли смысл моё предложение.

-- Люблю? -- Линкестиец отвернулся, -- я слишком мало времени провёл с ней, чтобы вспыхнули какие-то чувства. Все время подле Филиппа, потом Александра. Оба они постоянно в походах, а меня и братьев, не доверяя нам, цари держали рядом с собой. На коротком поводке...

Линкестиец помолчал. Менон терпеливо ждал, не встревая.

-- Меня женили без меня, почтенный Менон. До свадьбы я видел невесту лишь мельком. Она -- дочь Антипатра и этим все сказано. Какая уж тут любовь...

-- Да, -- покивал фессалиец, -- немногие, облечённые властью свободны в своём выборе. Когда мы молоды, жён нам выбирают отцы. Но сейчас ты уже не мальчик, Александр. Можешь принять решение сам. Я предлагаю тебе свою дочь, Фтию.

Линкестиец посмотрел на Менона.

-- Она только что расцвела, -- продолжал фессалиец, -- ей пятнадцать. Тебе скоро тридцать -- самый возраст для женитьбы. С предыдущим браком твой покойный батюшка явно поторопился.

"С предыдущим браком..."

Александр задумался. А ведь это мысль. Он действительно уже не глупый мальчишка с горячей кровью, способный на безумства ради любви. Сейчас его разум холоден. Чтобы обладать женскими прелестями, совсем не обязательно жениться. Филипп никогда не отказывал себе в удовольствии затащить на ложе понравившуюся ему девку, не обращая внимания на законную жену, которую ненавидел. Царевна Миртала, в замужестве Олимпиада, нужна была ему для союза с Эпиром. А позже, когда он женился на Клеопатре, племяннице Аттала, это было сделано лишь для того, чтобы обеспечить верность её дяди. Впрочем, ходили разговоры, что царь действительно влюбился. А тут значит, Фтия... Он даже лица её не видел. Интересно, какая она? Вдруг страшная? А, собственно, какая разница? Красавица Олимпиада оказалась безумной вакханкой, ведьмой, вот и гляди после этого на красоту. Родится сын, которого можно любить и воспитывать наследником, даже ненавидя его мать, как уже продемонстрировал Филипп. Дочь Антипатра так и не принесла сыну Аэропа детей, может фессалийка окажется плодовитее?

Союз с Фессалией, это хорошо. В своё время именно фессалийцы устроили вмешательство Филиппа во внутриэллинские дела, когда он, давно искавший повод для этого, принял самое деятельное участие в войне дельфийских амфиктионов[76] против святотатцев-фокидян. Правда в тот раз фессалийская лига была раздроблена, каждый её член думал: "Кто достойнее? Этот худородный Калликрат из Маллеи? А почему не я?" Договориться между собой фессалийцы оказались неспособны, поэтому и считали, что лучше пусть объединителем станет чужеземец Филипп.

[76] Амфиктионы -- греческие города, заключившие союз для совместной охраны какой-либо святыни. Дельфийские амфиктионы защищали храм Аполлона в Дельфах.

Менон же явно мечтал о славе Ясона Ферского, так же как он, Линкестиец, о филипповой. Ну что же, от Александра зависит, станут ли эти мечты явью. А у Филиппа есть чему поучиться, он умело разделял врагов и бил их поодиночке.

-- Твои слова запали мне в душу, почтенный Менон. Я подумаю. Хорошо подумаю.

Фессалиец удовлетворённо кивнул. Конечно, кто же даёт согласие сразу. Нужно устроить смотрины. Они поняли друг друга.

Менон уехал, Линкестиец тепло проводил его. Оба остались довольны переговорами и строили далеко идущие планы по использованию союзника в своих целях.

Через несколько дней в Пеллу явился Демосфен и вынудил Линкестийца идти на войну против своего шурина.

 

Пролетела весна, а союзники даже на час не приблизили день падения Амфиполя. Строительство насыпи продвигалось еле заметными шажками. Сначала возводилась бревенчатая основа, её засыпали землёй и поверх вновь укладывали бревна.

Кассандр не сразу занялся строительством собственных камнемётов, но, в конце концов, они и у него появились. Македоняне несколько раз сумели разрушить защитный палисад на насыпи ударами ядер, после чего прицельно расстреливали рабочих из луков. Немало афинских ядер улетело обратно. Вражеские машины осаждённые уничтожили дерзкой ночной вылазкой, научив Харидема бдительности.

Восстанавливая палисад, союзники каждый раз несли большие потери. Однако, несмотря на все трудности, насыпь мало-помалу росла.

В первый летний день часовые у палисада ощутили запах гари. Никто не мог понять, откуда он идёт. Возле стены прямо из земли повалил дым. Союзники заметались, не понимая, что происходит, а через некоторое время часть насыпи обрушилась, выпустив наружу языки пламени. Провалившиеся сгорели заживо. Все труды опять пошли прахом.

На Харидема было страшно смотреть, Леосфен пребывал в задумчивости, а Линкестиец откровенно, не таясь, злорадствовал. Никто не понял, что произошло.

А дело было так. Раскусив планы союзников, Кассандр и его стратеги решили подвести под вражескую насыпь подкоп. Добравшись до сруба-основания, македоняне не без труда вытащили часть брёвен, обустроив под землёй небольшую комнату. От неё прокопали два тоннеля к поверхности, на которую пробились ночью. Отверстия до поры прикрыли дёрном. Комнатку заполнили дровами и смолой, подожгли их, и с помощью всех кузнечных мехов, которые нашлись в городе, принялись нагнетать в подкоп воздух.

Союзники были настолько подавлены случившимся, что македоняне, совершенно обнаглев, опять сделали вылазку, в ходе которой захватили пристань и спалили два вражеских корабля.

Харидема хватил удар, его с трудом привели в чувство, но с тех пор он лишь бессвязно мычал, лёжа пластом в своём шатре. Командование принял Леосфен. Положение союзников от этого, разумеется, легче не стало. Афины кипели, призывая привлечь Харидема, которого совсем недавно они едва ли не боготворили, к суду.

Вскоре у Леосфена появилась ещё одна головная боль: под стены Амфиполя явилось войско одрисов во главе с царём Севтом.

 

 

* * *

 

 

Отец Севта, царь Котис, много лет положил на укрепление союза с Афинами, однако с годами стал подумывать о расширении границ своего царства. Трудность здесь заключалась в том, что все окрестные земли в той или иной степени управлялись Афинами, какие-то напрямую, а иные под прикрытием союзнических договоров.

Отношения Котиса с Афинами портились из года в год, несмотря на то, что он являлся тестем влиятельного полководца Ификрата и, в конце концов, царь решил разорвать их, напав на Херсонёс Фракийский.

Афины не стали объявлять одрисам войны, вместо этого они устроили в вотчине Котиса восстание. Руку к этому делу приложил молодой командир наёмников, эвбеец Харидем. Ификрат, считавшийся лучшим из афинских стратегов, в те годы незаслуженно пребывал в тени. Он оказался там из-за провала осады все того же Амфиполя, бывшей афинской колонии, порвавшей с метрополией. Зять Котиса, обиженный на сограждан, решил послужить тестю и подкупил Харидема. В результате тот, вместо раздувания пожара восстания, сам же его и затушил, после чего прибыл в Афины, как посол одрисов с предложением вечного мира с Фракией.

Граждане афинские очень удивились, но наживку проглотили, а Котис под это дело все же прибрал к рукам Херсонёс Фракийский, да ещё и заключил союз с только что взошедшим на престол Филиппом.

Этого афиняне уже не стерпели и подослали к Котису убийц. Севт, младший сын царя, в ту пору ещё сосал мамкину грудь, и престол наследовал его старший брат Керсоблепт.

Афины убийством Котиса не удовлетворились. Они решили совершенно развалить царство одрисов и начали планомерно сеять там смуту. Против Керсоблепта выступили Амадок и Берисад, потомки династии, когда-то свергнутой Котисом. Поднял восстание казначей Керсоблепта. Его разгромил Харидем, который так и остался на службе у одрисов. Наёмник стал первым полководцем Керсоблепта и царь даже выдал за него свою сестру.

Хитрый эвбеец довольно успешно воевал с обоими претендентами и стоявшим за их спинами городом Паллады. Тем не менее, силы были неравны, и вскоре царство одрисов распалось на три части.

Видя, что дела у одрисов совсем плохи, Харидем, не желающий тонуть вместе с ними, решил бросить Керсоблепта, наплевав на родство. Через подкупленных влиятельных граждан он внёс в экклесию предложение назначить его стратегом наёмников, упирая на то, что только он сможет вернуть Амфиполь Афинам. Предложение приняли. Так беспринципный Харидем, которому было всё равно, кому служить, вторично сменил хозяина. Правда Амфиполь он взять так и не смог, поскольку в тот же год город захватил Филипп.

Через несколько лет македонянин поочерёдно завоевал все осколки царства одрисов. Харидем стал одним из самых непримиримых его соперников.

 

Когда престол Македонии занял сын Филиппа, Севт, по малолетству не участвовавший в войнах, что вёл его брат (к тому времени уже покойный), принёс новому царю клятву верности, как владетельный князь. Он послал в азиатский поход большой отряд своих подданных.

Едва Фракии достигли вести о смерти Александра, Севт решил вернуть утраченную независимость. Он объявил себя царём, благо из других претендентов в живых никого уже не осталось, и начал готовиться к войне за Амфиполь, в ворота которого столько лет подряд безрезультатно стучались лбом афиняне.

Почти год он выжидал, рассчитывая, что Македония и Афины хорошенько измотают друг друга. Прекрасно осведомлённый о ходе нынешней осады Амфиполя Харидемом, он подгадывал момент для собственного выступления, собираясь обрушиться на афинян, как только те ворвутся в город. Годы македонского владычества и собственной слабости приучили его к тому, что каштаны из огня правильнее таскать чужими руками.

Однако он просчитался. Поверив рассказам лазутчиков о том, что харидемова насыпь почти готова и союзники, несомненно, возьмут город со дня на день, он начал собирать войско и выступил. Неудача Харидема его озадачила и вынудила вступить в переговоры. Войско Севта уступало числом ратям Леосфена и Линкестийца.

Не ожидая от фракийцев ничего хорошего, союзники изготовились к бою, но Севт предложил поговорить. Люди Кассандра со стен следили за происходящим с большим вниманием.

Шатёр для переговоров фракийцы поставили на полпути между своим лагерем и осадным строительством союзников. На встречу с Севтом Леосфен взял Линкестийца и двух своих лохагов, которым доверял. Царь одрисов так же явился с тремя воинами. Возле шатра он поднял пританцовывающего коня на дыбы, пристально рассматривая перекопанное предполье крепости.

Александр внимательно разглядывал фракийца. Ростом царь на целую голову уступал Линкестийцу, своему ровеснику, но зато вдвое превосходил его шириной плеч. Он мог бы с лёгкостью задушить льва голыми руками, да, собственно, он и сам был львом: на круглом бронзовом медальоне, висевшем на груди Севта, грозно скалил пасть царь зверей.

Линкестиец покосился на второго льва в шатре[77]. Тот старательно изображал невозмутимость.

[77] Имя "Леосфен" происходит от слов "леон" (лев) и "сфенос" (сила, мощь).

За спиной царя застыли его воины. Все в эллинских льняных панцирях, обшитых бронзовыми пластинками. Двое держали шлемы в руках, а третий не пожелал его снять и парился в бронзовом колпаке с высокой загнутой вперёд тульёй. Столь необычное поведение вызывало любопытство. Александр внимательно всматривался в лицо странного фракийца, частично скрытое нащёчниками шлема. Оно казалось ему смутно знакомым.

-- Я ожидал увидеть Харидема, -- первым заговорил Севт.

-- Стратег болен, -- ответил Леосфен, -- он не может подняться с постели.

-- Какая жалость. А я так хотел его поблагодарить за то, что он много лет поддерживал моих отца и брата, -- усмехнулся Севт.

Леосфен, уловивший сарказм в его словах, отвечать на них не стал. Поинтересовался не слишком дружелюбно:

-- Чего тебе здесь надо, Севт?

-- Царь Севт, -- поправил его фракиец.

Леосфен лихорадочно просчитывал, стоит ли ссориться с одрисами. Воинами те были, хоть куда, а у него, хотя и много народу, но большинство из них -- совершенно ненадёжные македоняне. Ситуация непростая. Пожалуй, не стоит нарываться.

-- Что тебе надо в Амфиполе, царь? -- повторил вопрос стратег.

-- Мы пока что ещё не в Амфиполе.

-- "Мы?" -- изобразил удивление Леосфен, -- я не ослышался? Ты желаешь оказать нам помощь?

-- Нет уж, берите город сами. Я подожду. Посмотрю, как у вас это получится.

Наглец! Леосфен вспылил.

-- Ты предложил переговоры, чтобы сообщить нам это? И все?

-- Я собирался говорить с Харидемом, -- спокойно ответил царь, -- с вами мне обсуждать нечего.

Он двинулся к выходу из шатра. Линкестиец вдруг усмехнулся:

-- Ну да, пока два льва дерутся, хитрая обезьяна сидит на дереве, как говорят "пурпурные"[78].

[78] Финикийцы.

Севт повернулся, смерил Линкестийца взглядом и сказал:

-- Кого это ты считаешь обезьяной?

Александр не успел ответить, как встрял Леосфен:

-- Обезьяна -- это Кассандр. От нашей свары выиграет только он. Уверен, уже сейчас, глядя, как мы стоим, друг против друга, он там держится за живот от смеха.

-- Я не хочу с вами драться, -- сказал фракиец, -- бейте себе Кассандра, мне нет до него дела. Как побьёте, не забудьте убраться с моей земли. Порядок в городе я уж как-нибудь сам восстановлю.

-- Ты дурных грибов объелся?! -- возопил Леосфен, -- Амфиполь -- афинская колония! Это наш город и не тебе, вонючий варвар, зариться на него!

-- Сто лет назад он был вашей колонией, -- спокойно ответил Севт, -- я вижу, вы, афиняне, немало грязи тут намесили. Выгребные ямы до краев полны, скоро в горы превратятся, выше вашей насыпи. Так кто из нас воняет больше?

Леосфен задохнулся от гнева.

-- Да мы тебя в порошок сотрём!

-- Попробуй. У меня здесь двадцать тысяч воинов.

Стратег не нашел, что ответить и, бешено вращая глазами, выбежал прочь из шатра. Лохаги последовали за ним.

Линкестиец чуть задержался и Севт обратился к нему:

-- Я тебя помню, македонянин. Видел подле Александра. Это ты теперь называешь себя царём в Пелле? Тебе ведь нет дела до Амфиполя. Твоя власть не может считаться законной, пока жив Кассандр, присягнувший вашему царю-младенцу. Только поэтому ты здесь.

-- Ты и это знаешь? -- удивился Линкестиец.

-- Я на своей земле все знаю.

-- Амфиполь никогда не принадлежал фракийцам, -- покачал головой Александр, решив пока не напоминать о том, что золотые рудники и ему бы не помешали.

-- Он стоит на исконных фракийских землях.

-- Афины всё равно не отступятся от него. Придёт новое войско.

-- Тебе-то что за печаль? Филипп владел этим городом по праву сильного. Тебе до одноглазого хромца ещё годы ползти. Сначала, вон, Кассандра убери. Кстати, я готов помочь тебе в этом. Отложись от Афин, присоединяйся ко мне, я буду верным союзником. Равным, -- подчеркнул Севт и добавил, -- Амфиполь и рудники, конечно, не дам.

Александр долгим взглядом смерил фракийца, повернулся и вышел прочь.

Севт повернулся к воину в шлеме.

-- Ты не запарился ещё в этом набалдашнике?

-- Не хочу, чтобы они видели моё лицо, -- сказал воин, но шлем снял.

-- Сомневаюсь, что тебя кто-то узнает с бородой. К тому же шрам этот...

-- Александр узнал бы сразу. Да и Леосфен меня знает.

-- Ладно, то все мелочи, -- раздражённо сказал царь, -- что ты думаешь о происходящем?

-- Ты так и не сказал, о чём собирался договариваться с Харидемом.

-- Какое это теперь имеет значение?

-- Мне просто интересно.

-- Я рассчитывал, что старый лис, оценив обстановку, сам переметнётся. Это вполне в его духе. Он не дурак, должен понимать, что если пангейские рудники окажутся под Афинами -- он с того разве что лавровый венок поимеет. Он столько лет служил моему отцу и брату. Неспроста, я ведь знаю. Видел перед глазами пример Ификрата: как бы не был прославлен афинский стратег, малейшая неудача и отношение толпы мигом переменится на противоположное. Я собирался напомнить ему, какое положение он имел при дворе царя одрисов. Если бы не козни Афин... А ещё он, вообще-то, мой зять. Хотя Бития давно уже умерла, и он женился на другой, я всё равно считаю его своим зятем. Знаю, он любил её, хотя Керсоблепт устроил этот брак исключительно по расчету. А зять мой достоин зваться первым полководцем и советником.

Собеседник царя скептически фыркнул.

-- Чем недоволен? -- спросил Севт, -- обделили тебя? Харидем за тридцать лет только Филиппу проигрывал. Больше никому. Ты какими победами похвастаться можешь? Ишь, зафыркал он.

-- А ты, государь, не сердись за правду, слишком самоуверен, совсем как сын Филиппа.

-- Осуждаешь меня, македонянин? -- сверкнул глазами Севт.

-- Нет, но помнить о том, куда самоуверенность завела Александра, не повредит.

-- Разве я лезу на стены, бездумно и безоглядно размахивая мечом?

Воин, названный македонянином, помолчал немного, потом сказал:

-- Но ты сделал ставку на одного человека, а вон оно как все обернулось... Если Харидем действительно серьёзно болен и скоро умрёт, придётся все планы менять. Что ты намерен делать дальше?

-- Ждать.

-- Чего ждать?

-- Когда уйдёт Линкестиец.

-- А если не уйдёт?

-- Тогда Леосфену придётся принять бой в поле. Мы принудим его к этому. Иначе все выйдет так, как я ему рассказал. Они возьмут город, а мы заберем его себе. Он это понимает и вряд ли теперь будет продолжать активные действия против Кассандра.

-- Их больше, чем нас.

-- На днях должен подойти Медосад. Он приведёт ещё воинов. Кроме того, Линкестиец уже погрузился в сомнения, по лицу видно.

-- Допустим, мы побьём их, но Кассандр-то никуда не денется.

-- Не денется, -- согласно кивнул Севт, -- но и помощи ему ждать неоткуда. Пусть сидит себе год, два. Время за нас. Мы на своей земле. Обложим его, не выскочит. Или сдохнет с голоду, или выйдет.

-- Придётся держать здесь войско постоянно.

-- Совсем небольшое. Тут пары тысяч достаточно. Да и тысячи, пожалуй. Если македоняне пойдут на прорыв -- пускай себе. Куда им идти-то? На родину? Ну-ну.

-- А если присоединятся к Линкестийцу?

-- Это с какой радости? Нет, если бы там, за стенами, были простые стратеги, я бы с тобой согласился и обдумал бы такую возможность, но там Кассандр. Уж поверь, он не меньше твоего считает Линкестийца узурпатором-самозванцем, хотя тот и родственник ему. Они никогда не договорятся. Полезут македоняне на прорыв -- наши люди отступят. Пополнить припасы Кассандру на его ораву негде, он и так уже всю округу разорил. А я соберу войско в считанные дни. Это ведь афиняне спешат и бесятся. Селян против себя восстановили, помощь из-за моря придёт небыстро. Успехов, опять же, нет, граждане афинские взволнуются и передумают воевать. Будто сам их не знаешь.

-- Знаю.

-- Вот и ладно. Пошли в лагерь.

 

В ту ночь царь Македонии долго не мог заснуть. Ворочался, вставал, мерял шагами шатёр, обдумывая слова Севта. Из головы никак не шёл тот странный воин. Где-то Александр его уже видел. Где? Не покидала мысль, что при дворе Филиппа. Смутно знакомое лицо. Вроде не старое. Македонянин? Вся Молодёжь по примеру сына Филиппа брила бороды. Борода и мешает вспомнить. Как представить себе этого человека без бороды?

Стоп. Ведь именно из-за неё лицо показалось знакомым. Александр мог поклясться, что видел этот прищур тысячу раз. В похожей ситуации. Филипп сидит на троне, по обе стороны его стоят Антипатр и Парменион. Антипатр всегда спокоен, Парменион смотрит чуть исподлобья. Парменион... Он часто одевал фракийский шлем с широкими нащёчниками...

В шатёр ворвался порыв ветра. Александр вздрогнул и поёжился. Словно дыханием Аида повеяло...

 

 

* * *

 

 

Как Севт и предсказывал, союзники, озабоченные новой угрозой, совсем позабыли про Кассандра. Леосфен, зажатый между двух огней, даже спать ложился в доспехах, не выпуская меча из рук. На его счастье враги не могли сговориться и медлили.

Впрочем, подобное утверждение было справедливо лишь в отношении фракийцев. Кассандр сопли жевать не стал. Расположение городских ворот и тайных ходов затрудняло вылазку большими силами. Прежде защитники выходили наружу лишь небольшими отрядами, а совсем лишаться защиты стен, дабы разогнать давно растерявших боевой дух союзников, сын Антипатра не рисковал. Смятение осаждающих Кассандр использовал для другого.

Воспользовавшись ослаблением бдительности врага, город покинули несколько человек. Осаждённые давно не имели сведений о том, что происходит в мире и сын Антипатра разослал лазутчиков, дабы те попытались связаться с возможными союзниками. В первую очередь предстояло выяснить, какова судьба Полиперхонта.

Припасов у осаждённых было ещё вполне достаточно, урон они понесли незначительный, даже смехотворный.

Хитрая обезьяна продолжала сидеть на дереве, с интересом поглядывая на трёх львов.

Один из них, могучий, но ленивый, разлёгся на дальних холмах, ожидая, что конкуренты уберутся прочь, а добыча сама упадёт в пасть. Он ничего не предпринимал, лишь сыто зевал и время от времени выпускал когти.

Второй лев, храбрый, злой, но изрядно помятый, нервно бил хвостом по бокам, недобро поглядывая на конкурентов. Он проголодался, ободрал с дерева всю кору, докуда смог дотянуться, но влезть на него так и не смог. Порыкивая на соседей, он ходил кругами, но напасть на первого льва не решался. В животе его с каждым днём урчало все сильнее.

А третий лев, облезлый и хромой, таскался за вторым, как хвост. При этом он постоянно косился по сторонам, явно дожидаясь удобного момента, чтобы удрать.

Обезьяна корчила рожи, кидалась ветками, а иногда, совсем обнаглев, спускалась на землю, чтобы дёрнуть кого-нибудь из сторожей за хвост.

Впрочем, продолжалось это недолго. Через четыре дня после появления фракийского войска, вскоре после полудня, в устье Стримона вошла триера. её паруса были подтянуты к реям, рисунка на них не видно, но на корме моряки выставили знамя с изображением совы Афины.

На берег с корабля сошёл всего один человек -- стратег Ликург.

-- Где Харидем? -- спросил он Леосфена, не обнаружив в командирском шатре верховного главнокомандующего.

-- Присмерти, -- ответил младший стратег.

-- Что?! Как это случилось?

-- Он не ранен. Удар хватил. Несколько дней уже лежит, как бревно.

-- Пошли к нему, подробности по дороге расскажешь.

Они вышли из шатра.

-- Зачем ты приехал? Что случилось? -- спросил Леосфен.

-- Очень важные события произошли, там расскажу, в его палатке.

-- Может не стоит? Бедняга совсем плох.

-- Я должен его увидеть. Что говорят врачи?

-- Говорят, что не жилец. Послать за Линкестийцем?

-- Пока не надо.

Когда стратеги вошли в палатку, верный раб Харидема, фракиец Галавр, менял ему простыню. Сам верховный еле-еле мог пошевелить левой рукой. Вся правая половина тела отнялась. Он был в сознании.

Ликург поморщился: в нос ударил резкий запах мочи.

-- Харидем, -- позвал стратег, -- ты слышишь меня?

Вздрогнули веки.

-- Можешь говорить?

Молчание.

-- Не может он, -- сказал Леосфен, -- паралич разбил.

Ликург вздохнул.

-- Как это все не вовремя...

-- Что случилось-то?

Ликург покосился на раба. Леосфен, заметив его взгляд, бросил:

-- Говори, не бойся, этот пёс верен своему хозяину, как никто другой. Все, что ты хотел сказать Харидему, вполне можно говорить при нём.

Ликург прокашлялся.

-- Ветром продуло в море... Ладно, к делу. У нас возникли трудности с Эпиром.

-- Какие?

-- Стало известно, что Молосс решил завоевать для своего сына престол Македонии. С ним много македонских недобитков и в поход они выступят со дня на день.

Леосфен присвистнул.

-- И что?

-- Как что? С ним не меньше пятнадцати тысяч воинов. Там Полиперхонт, Кратер. Стоит им появиться в Македонии, восстание против нашего подопечного вспыхнет, как лесной пожар. Не для того мы его на трон сажали, чтобы он оттуда слетел от первого же тычка. Линкестиец слаб, но именно такой он нам и нужен. Если страну захватит Молосс, да ещё с непримиримым Кратером в подручных... Тебе не рассказывали, как этот ублюдок дрался в Фермопилах?

-- Если это произойдёт, -- возразил Леосфен, -- Молоссу достанется выжженная земля и сотня голодных нищих козопасов в качестве подданных. Чего нам опасаться?

-- А того, что Филипп тоже стал царём нищих козопасов.

-- Они не скоро поднимутся.

-- Возможно, но это рано или поздно произойдёт. И весьма вероятно, ещё на нашем с тобой веку. Граждане афинские не горят желанием опять воевать с македонской заразой и не станут бездеятельно наблюдать, как она возрождается из пепла.

Леосфен нахмурился.

-- Я знаю, к чему ты ведёшь. Пусть Линкестиец идёт и защищает свой трон, так?

-- Да.

-- Если он уйдёт, Севт выбьет меня отсюда одной левой.

-- Севт?

-- Ты не знал? Он явился на днях с войском и объявил о своих притязаниях на Амфиполь.

Ликург выругался и сплюнул.

-- Только этого не хватало. Впрочем, наши планы не слишком меняются. Демосфен настаивает, что твоему войску, Леосфен, следует присоединиться к Линкестийцу.

-- Демосфен стал что-то понимать в военном искусстве?

-- Да тут и понимать нечего. Если оставить Линкестийца один на один с Молоссом, половина его воинов немедленно перебежит к противнику.

-- К эпиротам?

-- Они перебегут к Кратеру! -- повысил голос Ликург, -- неужели не понятно?

Леосфен некоторое время обдумывал слова Ликурга, потом спросил:

-- Молосс пойдёт через Тимфею?

-- Нет. Он хитёр. Его пропустят иллирийцы. Пройдёт к северу от Лихнида и обрушится прямиком на Линкестиду.

-- Откуда известно?

-- Есть верные люди. Нашептали.

Леосфен поскрёб бороду.

-- Который раз мы ни с чем уходим из-под Амфиполя? Теперь вот дарим Севту.

-- Пусть забирает, -- ответил Ликург, -- мы потом с ним разберемся. Нам ли бояться фракийцев?

-- Ну, -- протянул Леосфен, -- Котис нас успешно колотил.

-- Руками Харидема, -- напомнил Ликург и посмотрел на больного.

Лицо того не выражало никаких эмоций, лишь веки время от времени вздрагивали.

-- Македоняне совсем ненадёжны. Мои люди устали, -- сказал Леосфен, -- всю зиму и весну мы тут гнили в грязи.

-- Больных и раненых отправим домой.

-- Не только в ранах дело. Осада неудачна, большие потери. Люди ропщут. Боеспособна едва половина. Совсем павших духом тоже лучше отправить домой. Они уже не воины.

-- Демосфен и Гиперид ведут переговоры с Олинфом и Меноном-фессалийцем. Войсками нам помогут, снабдят провизией. Все будет.

Леосфен помолчал.

-- Проклятье, Ликург! Ты землю выбиваешь из-под ног!

-- Не переживай. Даже великий Ификрат не смог взять этот город. Крепок для нас этот орешек оказался. Лучшие стратеги десятилетиями пытаются его расколоть, а все впустую.

-- Интересно, если лучшие стратеги не смогли, то каким стратегом считать Филиппа? Величайшим?

-- Не бери в голову. За неудачу тебе не грозит преследование. Не ты был верховным командующим. Демосфен держит толпу на Пниксе в руках. Сейчас нам никакие эсхины не мешают.

-- А Фокион?

-- Фокион копается в своём огороде.

-- Неужели ни разу не выступил против?

-- Ну почему, выступал несколько раз. Заявил, дескать, плохо ли, когда граждане умирают на родине в своих постелях? К чему все эти войны на чужбине?

Леосфен фыркнул.

-- Высшая слава -- это погребение в Керамике и надгробная речь. Фокион превратит Афины в болото, где лягушки квакают. Надеюсь, его не послушали.

-- Демосфен ещё не растерял своего искусства. А за всяких фракийцев не переживай. Мы, Леосфен, ещё разберемся с ними, со всеми. И с Севтом и с Молоссом. Мы в шаге от гегемонии в Элладе, надо хватать удачу за хвост, а то улизнёт. Македоняне сделали за нас всю грязную работу. Фивы разрушены, и земля на их месте посыпана солью. Спарта -- давно уже дряхлый старик с кучей болезней. Даже подталкивать не надо, скоро сам упадёт. Периклов Золотой Век не вернётся от тупого сидения на заднице, как предлагает Фокион.

-- Когда я должен выступить?

-- Чем скорее, тем лучше. Начинай сборы немедленно. Несколько кораблей придут завтра-послезавтра, они вывезут раненых и все ценные детали машин.

-- Там мало что ценного осталось. Кассандр разломал и сжёг все камнемёты.

-- Наплевать, пусть подавится. Сейчас важнее разобраться с Молоссом. Он хочет, чтобы его побили. Мы ему это устроим. По шумок мы ещё и Керкиру приберём к рукам. Афинская морская держава возрождается, Леосфен.

Ликург вышел из шатра. Леосфен задержался, глядя на беспомощного Харидема, голову которого заботливый Галавр поудобнее устраивал на подушке. Младший стратег наклонился к верховному.

-- А я ведь тебе говорил, предупреждал. Надо было в первую очередь с Кассандром разбираться. Ты слишком много времени ему подарил. Вот щенок тебя и уделал. Видать, подохнешь скоро, а мог бы жить. Нет предела человеческой глупости.

Леосфен вышел. Харидем еле слышно захрипел, а пальцы его левой руки судорожно сжались в кулак.

 

-- Они уходят, царь! -- воин влетел в шатёр, оторвав Севта от еды.

Царь вытер жирные пальцы куском хлеба и потребовал подвести коня.

У шатра собрались советники и старшие дружинники. Уже сидя верхом Севт подозвал одного из них.

-- Что слышно от Зунла?

-- Он ничего не сообщал уже несколько дней.

-- Скверно. Всем готовится к выступлению. Займем их место. Терес, Садок, за мной! Съездим, поглядим поближе, что там и как.

-- Меня возьмёшь, государь? -- спросил, "украшенный" шрамом, советник-македонянин.

-- Куда я без тебя, -- усмехнулся царь.

Фракийский лагерь пришёл в движение. Севт, расположившийся на одном из холмов к северу от города, ещё не успел вдоволь насладиться зрелищем уходящего эллинского войска, как к нему подлетел всадник и прокричал, протягивая восковую табличку.

-- Есть вести от Зунла, государь!

Севт забрал табличку, пробежал глазами, нахмурился.

-- Возвращаемся.

Фракийцы сворачивали палатки, но царский шатёр пока не тронули. Севт собрал в нём ближайших советников и изложил сообщение лазутчика:

-- Александр Эпирский собирается напасть на Македонию. Эллины вместе с Линкестийцем ушли ему навстречу. Хотят устроить западню возле Лихнидского озера.

-- Не может быть! -- воскликнул македонянин, -- сведения надёжны?

-- Да, -- подтвердил Севт.

Сведениям, сообщаемым Зунлом-Змеем, он доверял безоговорочно. За годы своей службы Змей не подвёл ни разу. Известный эллинам под именем харидемова раба Галавра, он действительно был предан своему хозяину, как собака. Вот только хозяин его вовсе не Харидем. Галавр-Зунл верой и правдой не первое десятилетие служил царям: Котису, Керсоблепту и Севту.

-- Как вовремя выступил Молосс, -- усмехнулся советник Терес.

-- Боги за нас, -- кивнул Севт.

Македонянин лихорадочно терзал чёрную бороду.

-- Позволь сказать, государь.

-- Говори.

-- Мне кажется, ты не там ищешь союзника.

-- Что ты имеешь ввиду?

-- Я думаю, будет ошибкой делать ставку на Линкестица.

-- Мы уже обсуждали это, -- сказал Севт, -- союз с ним нам выгоден.

-- Да, -- кивнул македонянин, -- но выгоден союз с Македонией, а не с Линкестийцем.

-- Что ты предлагаешь?

-- Отправь меня послом к Молоссу. Если Кратер ещё жив, он наверняка с ним. С его помощью и с моей, ты, государь, заключишь союз с Александром Эпирским.

Севт задумался.

-- Зунл сообщает, что против Молосса поднимается большая сила. Что, если он проиграет?

-- Я постараюсь, чтобы не проиграл, -- оскалился македонянин, -- не лежит у меня душа к союзу с Линкестийцем, государь, уж не сердись за откровенность. Задолжал он мне кое-что.

Севт обвёл взглядом советников. Терес еле заметно кивнул. Его примеру последовали и другие.

-- Быть посему, -- заключил царь.

 

 

 

14
Титаномахия

Эфес. Начало осени

 

Эллины всегда были никудышными наездниками. Исключение составляли фессалийцы, не случайно они со времён седой древности выделялись среди прочих эллинов многочисленными странностями. Фессалия населялась то муравьями, превращёнными в людей, то человеко-конями, кентаврами. Прошли века, почти канула в Лету эпоха колесниц, эллины тесно познакомились с фракийцами и скифами, пережили нашествие многоконных ратей Ксеркса, но любовью к лошадям так и не воспылали.

Кто-то скажет, дескать, как тут воспылаешь, когда горы кругом, а самые просторные долины, как раз в Фессалии? Оно, конечно, так. Только Македония, тоже не скифская степь, однако же, Филипп конную мощь своего южного соседа оценил по достоинству, не зря имя его -- "Любящий лошадей". Перенял, да так, что поди-ка скажи, что лучше, копия или оригинал. Фиванский "Священный отряд", дружною толпою спустившийся в Аид прямиком с поля под Херонеей, мог бы многое про это рассказать.

Нет, всё-таки эллины -- пеший народ, народ моря, которому шаткая палуба гораздо приятнее конской спины. Случись посреди города верховой, немало народу удивлённо обернётся ему вслед. Ладно, если это воин будет. Кому ещё возникнет надобность верхом-то ехать? А уж если женщина на лошади -- это и вовсе нечто невероятное. Тут впору в ближайший забор спиной вжаться, да сказки про амазонок припомнить, наездниц, убивающих мужчин. А ну как это тень жены Андрокла-основателя[79] из Аида сбежала? Спаси, сохрани, Психопомп-душеводитель[80], отведи её назад поскорее!

[79] По легенде, афинянин Андрокл назвал основанный им город Эфесом в честь своей возлюбленной, амазонки Эфесии (греч. -- "желанная").
[80] Психопомп -- "душеводитель", прозвище бога Гермеса, сопровождавшего души умерших в царство Аида.

Уж если эллинские мужи наездники слабые, так о женщинах и говорить нечего. Пожалуй, лишь гетеры могли бы преуспеть в этом деле, с их совершенным чувством равновесия, отточенным многолетними танцевальными упражнениями.

Таис пожелала обучиться верховой езде в пятнадцать лет, вызвав удивление Фрины, которая лошадей недолюбливала, опасалась, не находила в них ничего привлекательного и, даже отправляясь в какую-нибудь длительную поездку, всегда подолгу выпытывала у нанятого колесничего, спокойный ли у его лошадок нрав. Таис заявила, что хотела бы обучиться танцам на лошади, какими известны амазонки. Мнесарет на это печально ответила:

-- Зачем тебе это искусство? Славы оно уж точно не принесёт. Вспомни рисунки Микона, работы Фидия и Поликтета. Вспомни Илиаду. Повсюду Тезей, Геракл или Ахилл сражаются с амазонками и непременно побеждают их. Никогда мужчины не позволят женщинам властвовать над собой, оттого они и стремятся, как можно сильнее унизить амазонок. Даже мифа боятся. Хочешь, чтобы на тебя пальцами показывали, как на диковинную зверушку?

Упрямая дочь с доводами приёмной матери не согласилась. Позже граждане афинские часто рисковали свернуть себе шеи, провожая взглядом Таис, несущуюся верхом по Пирейской дороге. А когда они уже пообвыкли и перестали удивляться, пришла очередь эфесцев.

В самом начале третьего года сто одиннадцатой Олимпиады[81] стояла страшная жара. В Эфесе, окружённом с трёх сторон болотами, было особенно душно, и Таис стала каждый день выбираться из города к морю. Расстояние небольшое, всего тридцать стадий, в Афинах оно куда больше. Вот только дорога тут не столь накатанная, как та, что соединяет столицу Аттики с Пиреем, к тому же идёт она по самому берегу Кайстра и местами под ногами хлюпает вода.

[81] 333-й год до н.э.

Ко всему прочему афинянка любила купаться по ночам, потому, для большей безопасности, решила не искушать судьбу пешими прогулками под луной в полном одиночестве. Она купила невысокую, себе под стать, лошадку, которую за привычку ластиться к хозяйке в поисках вкусного, назвала Айкаллеей[82]. Цены на лошадей в Азии заметно ниже, чем в Элладе, и Таис не особенно поиздержалась. Некоторые из новых знакомых афинянки удивились покупке, но только не Лисипп. Ваятель мужей и лошадей, он немедленно прочёл Таис целый трактат о достоинствах и недостатках её приобретения. Первые гетера выслушала благосклонно, вторые легкомысленно пропустила мимо ушей.

[82] Айкалло -- "ласкать" (греч.)

 

Таис []

 

Вдали от городского шума девушка боролась с прибоем, забираясь подальше от берега. Скользила по крутым волнам неуловимой нереидой или ныряла в прозрачную синеву, стараясь коснуться дна, такого близкого на вид, достать красивую раковину. Накупавшись до одурения, отжав волосы, подолгу сидела на берегу, заворожённая шумом прибоя, криками чаек. В туманной дымке она высматривала стремительные дельфиньи плавники и далёкие паруса, мечтая, что под одним из них возвращается Птолемей.

О хилиархе не было вестей уже продолжительное время. Доходили какие-то смутные слухи, будто он сражается с персами далеко на востоке, но, сколько Таис не расспрашивала приезжающих в город купцов, они толком ничего не могли рассказать. Многие из них, ходившие прежде торговать в Финикию, испугавшись войны, теперь избегали этого пути.

Македоняне, оставшиеся в Эфесе, знакомые Таис по памятному симпосиону, тоже помалкивали. Прежнего командира гарнизона, Сополида, Антигон услал за каким-то делом, поговаривали, что с посольством в Элладу (иные уверяли, что в Македонию). Нынешний начальник, лохаг Аристон, в последние дни лета честно признался афинянке, что о судьбе Птолемея знает, но сказать может только то, что тот ещё недавно был жив и здоров. На большее Таис рассчитывать не стоит, поскольку дело, в котором участвует Птолемей, представляет собой военную тайну.

-- Недавно?

-- Месяц назад. Азия огромна и новости идут долго.

День за днём пролетело лето, наступила осень. Здесь, в Эфесе, как и в Афинах, смена времён года прошла почти незаметно. Македоняне говорили, что в горах их далёкой родины этот переход куда ощутимее. Там на деревьях уже начали желтеть листья, а здесь, на побережье, вечнозелёные заросли маквиса, дикой оливы, лавра и не думали меняться.

Вспоминая родные горы, оставшихся дома близких, македоняне становились задумчивы, печальны или злы. Иные бранились чёрными словами, понося самозванца, кто-то лишь горестно вздыхал, а некоторые сами себя утешали словами надежды, что все ещё образуется и разлучённые встретятся вновь.

Осень принесла уныние. В прошлом году не было времени киснуть, но сейчас, оставшиеся в Ионии маялись от безделья. В начале метагейтниона громом среди ясного неба разнеслась весть о смерти Мемнона от лихорадки, свалившей непримиримого родосца, куда быстрее и успешнее македонских мечей. Фарнабаз, принявший командование, снял осаду Митилены и убрался в неизвестном направлении. Афиняне, так ничего и не добившиеся под стенами Амфиполя, готовились вытащить свой флот на берег. Никто больше не угрожал Эфесу и Милету. Македоняне расслабились и начали стремительно превращаться в плаксивых баб. Вот тогда на глазах Таис и произошло событие, которое одело тени надежд плотью, пышущей жизнью, разогнало тучи в душах воинов, заставило вновь поверить в то, что далеко не предопределён ещё их жребий, сулящий вечную разлуку с близкими.

То был самый обычный день, ничуть не отличающийся от длинной вереницы предшествующих. Солнце достигло зенита и афинянка, как всегда, возвращалась с купания, собираясь укрыться от палящих лучей, слишком злых даже для её терпеливой загорелой кожи, в тенистой прохладе перистиля лисиппова дома. Таис проехала вдоль канала, миновала западные городские ворота. Айкаллея неспешно вышагивала вдоль торговых складов, везя хозяйку к гавани, где разгружалось несколько кораблей. Зрелище каждодневно-привычное и, конечно, не стоило ради него задерживаться, но внимание Таис привлёк один человек, спустившийся по сходням с борта большого крутобокого корабля.

 

Порт []

 

Это был Сополид. Таис собралась поприветствовать его, а он, ещё не видя гетеры, протянул руку какой-то женщине, помогая ей сойти на берег. Женщина, светловолосая и бледная, одетая просто и неброско, спускалась несколько неловко, выдавая усталость и нездоровье, вызванное морской качкой. За подол её льняного пеплоса крепко держался маленький мальчик, лет трёх на вид, похожий на неё лицом и цветом волос.

-- Радуйся, Сополид! -- поздоровалась Таис с македонянином.

Тот обернулся и ответил улыбкой.

-- Радуйся и ты, афинянка.

Следом за женщиной с мальчиком, с корабля сошли несколько воинов, одетых в доспехи. Это обстоятельство немного удивило Таис: с чего бы им париться на такой жаре в панцирях?

-- Подать колесницу госпоже! -- скомандовал Сополид.

Приказание было тотчас исполнено. Рабы принялись переносить на берег тюки с вещами. Македонянин подошёл к женщине и негромко произнёс:

-- Твои покои должны быть готовы. Отдохни с дороги, а утром мы отправимся в Милет сушей.

-- Разве здесь опасно оставаться? -- спросила она.

-- Нет, но Эфес в это время года не слишком приятное место. Антигон дал мне чёткие указания привезти тебя в Милет. Там резиденция хилиарха. Там сейчас твой дом. До поры.

Женщина кивнула и взошла на колесницу вместе с мальчиком, который с интересом вертел головой по сторонам. Он потянул Сополида за полу хитона и спросил:

-- А почему нас не встретил отец?

Македонянин улыбнулся, взлохматил вихрастую голову мальчика и ответил:

-- Твой отец сейчас далеко, малыш. На войне. Но он обязательно вернётся, чтобы обнять тебя. Вернётся с победой. Веришь?

Мальчик кивнул. Один из воинов вскочил в колесницу, скомандовал вознице:

-- Трогай!

Ещё четверо бегом пустились следом. Таис заинтересованно проводила их взглядом.

-- Кто это? -- спросила афинянка Сополида.

-- Стратоника, дочь Коррага, -- ответил македонянин, -- жена Антигона. И его сын, Деметрий.

-- Вот как? А я слышала, они остались в Македонии.

-- Я привёз их.

Таис недоверчиво взглянула на Сополида.

-- И Линкестиец, которого вы зовёте самозванцем, спокойно выпустил из рук столь ценных заложников?

-- Выпустил, -- кивнул македонянин, -- мы договорились. Антигон признал его законным царём Македонии.

Таис некоторое время молчала, пытаясь осмыслить сказанное.

-- Значит, Антигон признал его верховенство над собой?

-- Нет. Линкестиец сам по себе, а мы -- отрезанный ломоть. Антигон лишь подтвердил его права на Македонию. То, что мы взяли мечом и союзом -- наше и никому мы это не отдадим.

-- Вы же все мосты сожгли за своей спиной таким договором. Он не позволит вам вернуться.

-- Ну, это мы ещё посмотрим, -- уверенно заявил Сополид.

-- Разумно ли заключать не очень-то и нужный договор, с мыслью его потом нарушить?

Македонянин пристально посмотрел на гетеру, хмыкнул.

-- Иногда ты произносишь речи, свойственные скорее умудрённому опытом мужу. Я не знаю больше жён, которые так интересовались бы политикой и стратегией, как ты. Ну, разве что, нашу бывшую царицу, Олимпиаду, но я с ней, хвала богам, близко не знаком. А иногда напоминаешь, что ты ещё совсем девчонка. Когда станешь матерью, Таис, многое без слов поймёшь. Антигон любую ложь произнесёт, любую клятву преступит ради жизни своего сына. Я бы на его месте поступил так же.

Сополид повернулся и пошёл прочь, оставив Таис наедине со спутанными в клубок мыслями.

Стать матерью? Да ведь лишь об этом она и мечтает. Только бы Птолемей вернулся живым...

 

 

 

Киликийские ворота

 

Таврские горы непроходимы практически на всём своём протяжении. В западной части Суровой Киликии их склоны круто обрываются в море. Места эти дики, но вовсе не пустынны. С древних времён они стали прибежищем племенам, известным своим разбойничьим нравом. Горцы всегда жили бедно, суровая земля не позволяла им заняться земледелием, однако они довольно давно уже обнаружили у себя под боком оживлённую морскую дорогу из богатых Египта и Финикии в Эгейское море.

Сами боги видать пожелали обустроить в Суровой Киликии пиратское гнездо. Береговая линия здесь изрезана бесчисленными бухточками, усеяна скалами -- идеальное пристанище для быстрых и вёртких пиратских судёнышек. Горцы стали морскими разбойниками, а эллины сочинили поговорку:

"Три худших слова есть в эллинском языке на букву К -- критянин, каппадокиец и киликиец".

В восточной части Киликии Тавр отступает от моря, образуя долину, рассеченную руслами нескольких больших и малых рек. Здесь стоят богатые города -- Адана и соперничающий с ней Тарс, древний город, основанный ассирийским царём Сарданапалом, оставившим после себя надпись:

"Сарданапал основал Анхиал и Тарс в один и тот же день; ты же, чужеземец, ешь, пей и люби; все другие блага человека не стоят внимания".

Город стоял в сотне стадий от моря, на реке Кидн, которая разделяла его на две части. Река текла с севера, со склонов Тавра, образуя восточную часть прохода, соединяющего Каппадокию с Киликией Равнинной и носящего гордое имя: "Киликийские ворота". Несмотря на величественное название, проход представлял собой довольно тесный коридор. Дорога извивалась среди горных хребтов, как змея, ползущая с запада на восток, круто взбиралась на перевалы между вершинами, а потом резко сворачивала на юг и ныряла в глубокую и узкую долину студёного Кидна.

Путь непрост и длинен, протяжённость прохода -- пятьсот стадий. На равнине войско способно преодолеть это расстояние за четыре дня, но здесь ему потребуется намного больше времени. Обходной путь лежит слишком далеко.

Образующие проход обрывистые склоны густо поросли пихтой, длинноиглой сосной, можжевельником и кедром. В самой узкой части прохода дорога такова, что отойди всего на десять шагов с тропы, и ты уже лезешь вверх по отвесному склону, продираясь сквозь густые колючие заросли.

Здесь горстка людей вполне способна сдержать стотысячную рать, это прекрасно понимает любой полководец, ведущий войско Киликийским проходом, потому каждый стремится скорее очистить себе весь путь стремительным броском передовых отрядов, но сделать это весьма непросто.

Защищать Киликийские ворота очень легко, потому персы никогда не держали здесь много войск, лишь малые отряды, препятствующие разбоям горцев на дороге. Флота у сатрапа Киликии Аршамы вообще не было. Зачем он ему? С пиратами побережья борется близкий Кипр, покорный царю царей.

Уцелевший при Гранике Аршама имел в своей сатрапии всего четыре тысячи воинов, боеспособность которых была весьма низкой. Он ничего не смог противопоставить лихому налету Птолемея, который тайно высадился в устье Кидна и, совершив быстрый переход, овладел Тарсом. Город был плохо укреплён со стороны реки, да и ворота закрыть персы, застигнутые врасплох, не успели. Птолемею не понадобились ни машины, ни даже штурмовые лестницы.

Аршама едва спасся бегством, но выбравшись с малым отрядом из города, он совершил непростительную глупость: вместо того, чтобы отступать в горный проход, сатрап бежал к юго-востоку и укрылся в городе Малл, где начал спешно готовиться к осаде. Отсюда он отправил гонца к царю царей с просьбой о помощи. Это оказалось ещё одной ошибкой запаниковавшего сатрапа. Дарий разгневался и повелел Аршаме немедленно занять Врата, дабы воспрепятствовать соединению македонских войск.

Легко сказать, займи. Аршама, словно Геракл на распутье оказался. Только у того по одну руку лежал путь трудный, ведущий к славе, а по другую -- лёгкий, привлекательный, полный удовольствий, хотя и заканчивающийся посмертным забвением. Аршама про Геракла слышал, но не очень много. Таких подробностей не знал, а перед собой видел пути несколько иные.

Первый -- стать героем, напугав македонского ежа своей голой задницей. Второй -- принять мучительную смерть в руках палача, не выполнив царский приказ. Был ещё и третий -- опустошить в Малле винные погреба и перепортить всех местных девок, затрахавшись вусмерть.

Пока Аршама мучительно думал, от страха осуществляя третий вариант, Птолемею без боя сдалась Адана, а с Кипра пришли вести о восстании Сол. Дальше сидеть на заднице невозможно, что-то нужно уже делать.

Птолемей отрезал Аршаму от Киликийских врат, и сатрап бросился бежать на восток, к вратам Сирийским. Добежав до города Исс, он встретил ещё одного царского гонца. Тот сообщил, что царь царей всем войском идёт к Сохам и, грозя Аршаме расправой, требует, чтобы тот перекрыл северный проход, отрезав Одноглазого.

У сатрапа душа совсем ушла в пятки, он лихорадочно искал пути спасения. Мысли завязались в сотню узелков, мозги ворочались так, что сера в ушах дымилась. Думал-думал и придумал. Нашел-таки сатрап лазейку и, приободрившись, радостно бросился в Сохи, встречать царёво войско.

 

Ещё в начале лета заняв без сражения Анкиру, стратег-автократор Азии развернул здесь кипучую деятельность, стремясь привлечь под свои знамёна побольше союзников. Помчались послы во главе с Леоннатом в независимые эллинские колонии на южном берегу Понта Эвксинского -- Гераклею и Синопу. Пердикка договаривался с вождями племён Пафлагонии, сам Одноглазый с каппадокийцами.

Все лето пролетело в лихорадочном пополнении войска и его подготовке. Македонские стратеги нещадно гоняли ополченцев и наёмников, создавая из них декады, лохи и таксисы "пеших друзей". Не всем сие понравилось. Многие из тех, кто зарабатывал на жизнь мечом, и считал, что владеет им вполне сносно, оскорбились. Немалое число таких пришлось оставить в покое. Разве что вынудили обходиться в походе без обоза. По заведённому Филиппом установлению каждой декаде придавался мул и слуга. Никаких телег.

Возникло много забот со снаряжением. Если изготовить нужное число сарисс не составило труда, то большие круглые щиты, что были у каждого гоплита, для строя македонской фаланги совсем не годились, поэтому увеличить численность педзетайров Антигону удалось незначительно и преимущество в вооружении перед эллинскими наёмниками Дария осталось ничтожным. Впрочем, стратег не сильно расстраивался на сей счёт. Гораздо больше беспокойства вызывала малая численность конницы.

Антигон своевременно получил от Птолемея послание, сообщавшее о количестве войск Дария, и вполне отдавал себе отчёт в том, что уступая в людях пятикратно, сможет лишь доблестно сложить голову. Македоняне, конечно, обсуждали идею отступить с безлесной каменистой равнины в горы, но каппадокийцы сообщили, что персы сторожат проход. Историю Антигон знал хорошо. Не требовалось ему напоминать про давние подвиги спартанцев.

Каппадокийцы совещались долго, под персами им жить надоело, но и в успехе антигонова дела они изрядно сомневались. Среди знати не было единодушия. Те аристократы варваров, чьи земли располагались восточнее реки Галис, продолжали смотреть в сторону персов, хотя столица сатрапии, Газиура, ныне пустовала без высокого начальства. Западные вожди все же решились предоставить Монофтальму около пяти тысяч воинов, из которых две тысячи пришли конными. Ни стратеги эллинов-союзников, ни старшие гетайры не верили в надёжность этого отряда, но Антигон искренне радовался приобретению. Ещё бы не радоваться. На безрыбье-то. Пафлагонцы ответили отказом, а из Гераклеи, дорийской колонии, Леонната едва не пинками выдворили, обидев и обозлив неимоверно. Гордые дорийцы спешили не отстать в высокомерии от своих дальних родичей -- спартанцев.

Зато пришёл отряд из Синопы, милетской колонии. Этот город обладал автономией, подобной той, что персы предоставили его метрополии, формально подчиняясь сатрапу Малой Каппадокии. Впрочем, сей сатрап, Митробазан, погиб при Гранике, а нового Дарий не назначил. Пятьсот гоплитов и около тысячи пельтастов пополнили войско Антигона.

Последним с запада подошёл Кен, который привёл новые пополнения: конный отряд лидийцев и ещё две тысячи наёмников, в основном из Вифинии.

Теперь войско союзников лишь немногим не дотягивало до тридцати тысяч человек. Уже что-то, хотя персы по-прежнему подавляюще превосходили их числом, да и надёжное ядро македонян оставалось совсем небольшим.

Антигон узнал о дерзком деянии Лагида уже в конце лета, вовсю занимаясь укреплением Анкиры, причём птолемеевы труды едва не пошли прахом. До верховного стратега смог добраться лишь второй из двух отрядов гонцов, отправленных предусмотрительным Лагидом с разницей в несколько дней. Первый так и не дошёл до цели, сгинув где-то по дороге, вероятно, вырезанный горцами, польстившимися на лошадей.

-- Ну и ловкач, Лагид, -- только и оставалось протянуть Пердикке, когда веселящийся, как мальчишка стратег-автократор сообщил ему новость.

-- А что это нам даёт? -- недоуменно спросил Кен, ещё не вникший в ситуацию.

-- Как что? Встретим Дария, как Леонид Ксеркса, -- ответил Пердикка.

-- А чего бы Дарию переться в Киликию? Где ему там развернуться? Персы простор любят, -- не сдавался Кен.

-- Нам надо двинуться туда пошумнее, -- сказал Леоннат, -- тогда он просто пойдёт за нами. Ему же нас надо разгромить, вот он и станет искать встречи.

-- А вот я иначе думаю, -- возразил Кен, -- он хочет себе всю Азию вернуть, потому пойдёт прямиком на Сарды. А там Митрана, большой любитель открывать гостям ворота.

-- Он не оставит нас у себя за спиной, -- уверенно заявил Антигон, -- не пойдёт. Вернее, пойдёт, если не будет знать, что мы в Киликии. Леоннат прав, надо побольше шуметь о нашем выступлении. Прямо сейчас и начинать.

 

В семнадцатый день метагейтниона голова союзнической колонны миновала самое узкое место прохода, где кто-то из древних возвёл каменные ворота с участком стены, упиравшейся в отвесные склоны. Здесь, на протяжении двадцати стадий, можно было идти всего по три человека в ряд.

Антигон, ведущий коня в поводу, как и все гетайры, сберегавшие лошадей, вступил под древнюю арку без опаски: давно уже разведчики и авангард проверили всю округу на десятки стадий вперёд. Противника не было. Никто не сторожил перевалы, никто не пытался обрушить камнепад на колонну, медленно ползущую по дну глубокого ущелья.

На некотором удалении от ворот дорога расширилась, и её пересёк быстрый ручей.

-- Это Кидн, -- сказал проводник из каппадокийцев, -- здесь его перешагнуть можно, а в море впадает уже полноводная река.

Антигон присел у ручья на корточки, зачерпнул горстью воды, выпил.

-- Холодная, аж зубы ломит. Но вкусная, чистая.

Он стянул с головы шерстяной берет-каусию, смочил затылок, шею, поплескал на лицо.

-- Жарко. Окунуться бы целиком...

-- Не советую, -- покачал головой проводник.

-- И то верно, -- согласился стратег, -- в такую студёную воду лезть, судьбу искушать... Да и некогда.

Он снова надел берет, растянул его края пошире, пряча глаза от солнца. Воины, подходя к воде, наполняли флаги и бурдюки.

-- Теперь легче идти будет, -- сказал проводник, -- дальше дорога все шире.

Идти действительно стало легче, и, хотя до выхода из ущелья было ещё далеко, это расстояние войско, несмотря на накапливающуюся усталость, протопало быстрее.

Семьдесят лет назад здесь прошли эллины, наёмники Кира Младшего, претендента на персидский трон. Шли на войну, в которой потерпит поражение и сложит голову Кир, но их, эллинов, так никто и не сможет победить. Ни персидские стрелы, ни гигантские расстояния Азии. Мысль об этом не покидала Антигона и его товарищей. Пожалуй, каждый эллин, ступая на этот путь, вспомнил хотя бы раз о славном походе десяти тысяч. Вспомнил и задумался: "А где будет конец нынешнего Анабасиса? И каким он будет?"

И вот, наконец, Тавр остался за спиной. Перед Антигоном раскинулась обширная плодородная долина, Киликия Равнинная.

-- Куда теперь, господин? В Тарс? В Адану?

Антигон приказал разбить "правильный" лагерь. С валом и палисадом. Здесь уже следовало держать глаза открытыми.

Воины отдыхали два дня. Антигон дожидался прибытия катаскопов, разосланных далеко вперёд. Он не хотел идти вслепую, не разведав обстановки, однако пришлось. Он не мог себе позволить длительную стоянку в малолюдной местности. Этак воины съедят все припасы, а где их пополнить? Нужно спускаться в долину к селениям и городам.

Союзники сделали ещё один переход по направлению к Тарсу, когда, наконец, прискакал один из разведчиков.

-- Докуда добрался? -- спросил его Пердикка.

-- Три конных перехода к юго-востоку от города Исс.

-- Покажи.

Перед разведчиком развернули карту, он показал.

-- У самых Сирийских врат, -- отметил Антигон, -- что там?

-- Там уже разъезды персов! Царь стоит огромным лагерем в Сохах у оконечности Аманских гор.

-- Давно они там?

-- Не смог узнать точно. Вроде, недавно. С берега видно множество кораблей. В самом Иссе никого из начальства персов нет. Местные уверены, что царь со дня на день вступит в Киликию.

Антигон сжал зубы. Сердце забилось чаще. Вот он, момент истины, все ближе и ближе. Здесь все решится. Какой жребий вынули для него боги?

-- Где Птолемей? Видел кого-нибудь из его людей?

Разведчик виновато развёл руками.

-- Нет Птолемея в Киликии.

-- Как это нет? -- удивился Пердикка.

-- Вот так... Нет и все.

-- А его люди?

-- Никого нет. Ни в Тарсе, ни в Адане. Были, персов разогнали, а потом ушли. Куда -- местные не знают. В Малле я не был, но, говорят, Птолемей туда тоже не ходил.

-- Ну не сквозь землю же он провалился? -- озадачился Антигон.

Вот это новость. Приняв решение идти в Киликию, Монофтальм считал присоединение к своему войску пятитысячного отряда Лагида практически свершившимся событием. Сообщение разведчика покачнуло землю у Антигона под ногами.

-- Отплыл, не иначе, -- подал голос Леоннат.

-- Куда и зачем? -- спросил помрачневший Антигон.

-- Не знаю...

 

 

 

Тарс. Несколькими днями ранее

 

-- Господина любят боги, -- раздался за спиной вкрадчивый голос.

Птолемей обернулся. Так и есть, сириец подкрался незаметно. Тихо, как змея приполз.

-- Боги любят тех, кто про них не забывает, но надеется только на себя, -- ответил хилиарх, -- чего тебе нужно, сириец? Хочешь, чтобы я тебя, наконец, отпустил?

-- О, недостойный Ксантипп был бы очень рад такому великодушию. Но единственное его желание -- быть полезным господину.

"Единственное желание... Зачем он упорно продолжает называть себя эллинским именем? Я ведь знаю, что он знает, что я знаю, что он никакой не эллин. Эка сказанул. Боги, голову на пару с языком о такие завороты сломаешь".

-- Говори яснее, чего ты хочешь?

Ксантипп-Фратапарна облизал губы и сказал:

-- Я долго наблюдал за тобой, господин. Ты смел, дерзок, умён и расчетлив. Удачу даже не за хвост хватаешь, а прямиком за хребет...

От внимания Птолемея не укрылось, что лазутчик совершенно неожиданно стал говорить о себе в первом лице и вообще отбросил этот варварский лукаво-раболепный тон, который до невозможности раздражал хилиарха.

-- И что?

-- Я бы хотел остаться с тобой.

-- Ты и так со мной, я не отменял свой приказ, запрещающий тебе отлучаться.

-- О, это не составило бы труда. Ни ты, ни твои люди меня задержать не способны.

Птолемей смерил его взглядом.

-- Ты наглец, как я погляжу. Это почему ещё не способны?

-- А ты попробуй поймать голыми руками угря.

Птолемей усмехнулся.

-- Что-то ты на угря не очень похож.

-- Как знать... -- в свою очередь заулыбался Фратапарна.

Птолемей поманил молодого гетайра, одного из своих телохранителей.

-- Ну-ка, ткни этого наглеца мордой в пол.

Гетайр подскочил сзади и схватил Фратапарну одной рукой за загривок, а другой за правое предплечье. Толкнул вперёд. Фратапарна, послушно подаваясь, немного повернулся и... Птолемей не понял, как у лазутчика это получилась и какими словами можно описать то, что произошло, пожалуй, лучше всего подходит -- "стряхнул". Да, именно стряхнул совсем не лёгонького воина с себя. Тот грузно шмякнулся на бок, откатился в сторону и мгновенно пружинисто вскочил.

-- Хватит! -- остановил его Птолемей и, повернувшись к лазутчику, хмыкнул, -- и верно, угорь. Ты, я смотрю, умелый панкратиаст, ну и что? Допустим, раскидаешь несколько моих людей. Всё равно далеко не убежишь.

-- Я и не собирался убегать. Всего лишь хочу доказать тебе, что решил остаться вовсе не по принуждению. Своей волей.

-- С чего бы это вдруг?

-- Ты очень удачлив.

-- Это я уже слышал.

-- Разве этого мало? Хорошо. Ты не просто удачлив. Некоторые прыгнут с обрыва в море, надеясь на достаточную глубину и отсутствие подводных камней. Ты прыгнешь, зная, что их там нет. Ты осторожен, но вместе с тем дерзок. Иные не стали бы прыгать в любом случае, а поискали бы более лёгкий способ спуститься.

Птолемей помолчал немного, глядя лазутчику в глаза, потом сказал:

-- И к чему ты мне все это говоришь?

-- Я решил, что те тридцать мин, на которые ты меня недооценил, ты все же заплатишь, -- спокойно ответил Фратапарна, скрестив руки на груди.

-- Это с какой стати? -- удивился Птолемей.

-- За то, что я предостерегу тебя от опасности.

-- Какой опасности?

-- Там, в Милете, я не сказал тебе, что Тимонд, сын Ментора отплыл на Лесбос, дабы отозвать Мемнона и его войска сюда, в Азию.

-- И ты умолчал об этом?! -- вспыхнул Птолемей.

-- Любые слова имеют цену. Ты отказался её платить.

Птолемей сдвинул брови, поиграл желваками на скулах, но быстро успокоился. Фратапарна прищурился:

-- Ты отлично владеешь собой, господин. Очередное подтверждение, что я не ошибся.

-- А если я, отлично владея собой, сейчас сниму тебе голову за обман? -- спросил Птолемей, -- ты уверял, что рассказал все.

-- Все, что стоило тридцати мин. И я открыто заявил об этом. Тебе не в чем упрекнуть меня.

"Да, верно... Вот ведь, пёс! Что ж, наука. Слушая речи варваров, под каждым словом ищи ещё три".

-- Зачем сейчас рассказал? Я все ещё не обещаю тебе дополнительной платы.

-- Весь мир -- доска для игры, -- развёл руками Фратапарна, -- люди, лишь фигурки на ней. Большинство людей, -- поправился сириец, -- а единицы ведут игру. Кто-то играет хорошо, кто-то плохо. Я много лет уже служу советником в этой Великой игре. Служу разным игрокам. Тем, кто играет хорошо. Ты хорошо играешь.

-- Мне уже приходилось слышать подобное сравнение. Но впервые кто-то под игроками понимает людей. Все в руках богов, сириец. Все в руках судьбы. Люди посмеются, когда ты скажешь: "Нет никаких Мойр". Особенно, когда Мойры скажут: "Нет никакого Фратаферна".

-- Может и так, -- улыбнулся Фратапарна, -- может и так. Без сомнения, скромный купец, торговец самоцветами, должен быть богобоязненным, ибо никакие цари не защитят его от всевозможных бед, которые сулит столь опасное ремесло. Но я ведь не только купец. Я вхож ко многим сильным мира сего. Не боги играют в Великую игру, господин. Может быть, конечно, они иногда дёргают за ниточки. Иногда.

-- Да ты философ, сириец. Значит, служишь тем, кто нынче сидит выше? А если ножка у этого седалища подломится?

-- Ты хорошо играешь, хилиарх, -- повторил лазутчик, -- играй так и дальше и я принесу тебе много пользы.

Птолемей задумался, подошёл к распахнутому окну резиденции беглого сатрапа Арсама. За окном Кидн спешил к морю, бесконечно на одном месте, и всегда новый в каждое следующее мгновение.

"Играй хорошо. Проиграешь, не обижайся. Маски сброшены. Интересно, он со всеми своими хозяевами столь откровенен?"

-- Хорошо. Ты получишь и тридцать мин и моё доверие. В некоторой степени.

Фратапарна кивнул. Уточнение "в некоторой степени" ему особенно понравилось. Македонянин не прост. Такой способен горы своротить и при этом спокойно умереть в своей постели в глубокой старости. Разумеется, без чужой помощи. Хорошо быть рядом с таким.

-- Зачем царю Мемнон? -- нарушил молчание Птолемей, -- как горстка его людей усилит Дария? Персы и так собрали по твоим словам огромное войско.

-- Великий царь испытывает сейчас некоторый недостаток в эллинских наёмниках. Поскольку он считает их самыми лучшими воинами, то не будет чувствовать себя уверенно, даже командуя стотысячной ратью, если в ней нет эллинов.

"Значит сюда скоро нагрянет Мемнон... Сколько у него людей и кораблей? После Милета немного оставалось, но мог ведь ещё набрать. На Тенаре они никогда не переводятся, а золото ему могли доставлять морем. Если хватало сил держать в осаде Митилену, значит, пожалуй, воинов не меньше, чем у меня".

Птолемей не горел желанием драться с родосцем в Киликии. В Ионии -- другое дело, там можно было рассчитывать на поддержку, на крепкий тыл. Но здесь... Силы, по всей видимости, равны, а воевать Мемнон умеет. Дело отсвечивало неопределённым исходом. А скоро сюда вломятся Антигон и Дарий. Ситуация становилась непредсказуемой.

"Может, пора уносить ноги?"

Птолемей поделился этой мыслью с Демаратом.

-- Не сочтёт ли тебя Антигон предателем? -- поинтересовался наёмник.

-- Это с какой стати? После всего того, что я для него сделал?

-- Ну, он же наверняка будет рассчитывать на наш отряд в предстоящей схватке с персами.

-- Он, вообще-то, оставил меня в Ионии. То есть, как бы не предполагалось присоединение наших с тобой сил к нему.

-- Он оставил тебя воевать с Мемноном. А родосец прибудет сюда.

-- Антигон об этом не знает.

Эвбеец прищурился, глядя Птолемею прямо в глаза, но ничего не ответил.

Повисла пауза.

-- Осуждаешь меня? -- не выдержал хилиарх.

Демарат не сразу ответил.

-- Нет. Не осуждаю. Сказать по правде, я поступил бы так же.

-- Значит, уходим.

-- Куда?

-- На Кипр. Неарх и Менелай своё дело сделали, Солы Кипрские за нас. Теперь можно заняться Саламином, персидским флотом. Я думаю, что там мы гораздо больше пользы принесём Антигону. Всё равно оценит, даже если и не сразу разберется.

-- Когда выступаем?

-- Как можно быстрее. Завтра же. Тянуть нельзя. Отдай команду, Демарат.

Наёмник кивнул и вышел прочь.

-- А ведь ты уже привык жить своим умом, Лагид, -- прошептал Демарат несколько позже, уже на борту отходящей от берега триеры, сверля глазами спину стоящего на носу со сложенными на груди руками хилиарха, -- и нравится тебе это. Ох, как нравится.

 

 

 

Исс

 

Огромная армия хшаятийи Дарайавауша переправлялась через реку Пинар, приближаясь к Иссу. Первыми на правый берез перешли "носящие айву" из сотни "Шафрановых". Эти воины ранее состояли в войске хшатрапавы Мазака в ту пору, когда тот правил Киликией, они хорошо знали здешние места и потому шли в передовом отряде. Возглавил их Равамитра, буквально рвавшийся в бой и лелеявший надежду добыть большую славу, которая могла бы смыть позор Граника. Бывшему начальнику конницы придали ещё и две тысячи такабара.

Войско двигалось по травяному ковру, ширина которого колебалась, доходя местами до тридцати стадий. С востока ковёр упирался в гряду холмов, постепенно превращающихся в Аманский горный хребет. С запада он обрывался узкой песчаной лентой, омываемой морским прибоем.

Пинар в это время года не отличался полноводностью, и его вполне можно было преодолеть вброд. Равамитра не стал ставить часть воинов в оборону у переправы, поскольку был вполне уверен в её безопасности: далеко впереди местность уже проверили конные разъезды.

Военачальники едва не разодрались, выпрашивая у царя царей право возглавить авангард. Всем хотелось отличиться на глазах у повелителя, первым встретить врага и разогнать его. В войске хшатрапавов у Граника никто не рвался в бой с таким пылом. Они не о сражении сейчас думали, а уже примеряли на себя будущие награды и милости. Дарайавауш склонялся поставить вперёд Бесса, поддаваясь его уговорам, но Равамитра, неустанно кланяясь, убедил царя, что Бесс не годится, ибо не знает здешних мест.

Переправились египтяне, сирийцы. Когда реку переходили кардаки, их командир, Аристомед, презрительно фыркнул, обращаясь к своему лохагу-заместителю, тоже эллину:

-- Антигон -- глупец. Вот здесь надо было нас встречать, лучше места не найти.

-- Почему?

-- Полоса узкая от моря до холмов, коннице не раскатиться, обход не совершить, в бок не ударить. Если бы встали тут вдоль реки, нам бы несладко пришлось. А там за Иссом широкая равнина.

-- Он возьмёт и в Киликийский проход юркнет, как мышь в нору. Как его оттуда выковыряешь?

-- Да я бы никак не стал. Залезет -- сам дурак. Ему там скоро жрать нечего станет.

-- А ну как обратно в Каппадокию уйдёт? Мы что, за ним? Тут он нас на выходе... -- лохаг ударил ладонью о ладонь.

Аристомед призадумался.

-- Ну... Я бы не стал туда идти. Корабли же у нас есть. Морем тысяч двадцать перебросить в Карию и в тиски македонян!

Примерно так же рассуждал в ставке великого царя Оксафр, которому идея похода в Киликию с самого начала не нравилась.

-- Государь, я уверен, Одноглазый боя не примет.

-- Почему ты так считаешь?

-- Разведчики уже достигли Пирама. Нет ни следа яванов.

-- Куда же они делись?

-- А может трусливый пёс Аршама продался врагу и все его донесения и россказни -- выдумка? -- предположил Атизий, -- мы войдём в Киликию, а яваны все это время так и сидели в Каппадокии. Что нам делать? Назад идти? Конечно нет, пойдём на север проходом. Тут-то в узком месте они нас и прижмут.

Аршаму, который прискакал в Сохи накануне выступления войска, царь царей выслушал, казнить не стал, но велел удалиться прочь с глаз. Незадачливый хшатрапава наплёл басню, будто он героически выманивал яванов из Врат, дабы те, сидя в узком ущелье, не имели преимуществ. Спасая свою шкуру, он превратился в поток красноречия и милостивый царь царей смягчился. Но все же видеть неудачника более не желал.

-- Почему же ты раньше не высказывал подобной мысли, почтенный Атизий? -- спросил Набарзан.

-- Потому что он тугодум, -- оскалился Бесс, -- государь, пусти моих всадников вперёд, я мигом все узнаю. Этот тихоход Равамитра топает слишком медленно.

Дарайавауш переводил взгляд с одного на другого, но хранил молчание, а потому войско продолжало идти вперёд.

В Иссе царя царей ожидал акарнанец Бианор, наёмник, один из лохагов покойного Мемнона. С ним была одна триера. Он сообщил, что весь остальной флот Фарнабаза стоит в Малле и наёмники приказаний великого царя. Вражеских кораблей Бианор не видел.

Куда же делись яваны? Этот вопрос мучил всех.

Царь царей повелел Бианору возвращаться в Малл, а всем наёмникам идти сушей, по берегу Пирама в городок Магарс, где войскам предстояло соединиться.

Бианор повиновался.

Через два дня, когда персидское войско удалилось от моря, его нагнал гонец из Исса, оставшегося за спиной. Храпящий жеребец гонца, весь в мыле, рухнул замертво посреди лагеря. Торопясь и заикаясь, вестник сообщил, что большое войско яванов идёт северным берегом Кипра на Саламин, а вся западная часть острова перешла на их сторону. Наварх Аристомен просит помощи, ибо всех защитников Саламина -- лишь семь сотен его морских пехотинцев-эпибатов и даже если он вооружит гребцов, это город не спасёт.

-- Пусть вооружит горожан! -- закричал хазарапатиша.

-- В городе волнения, -- прохрипел гонец, -- смутьяны требуют от Фитагора прогнать персов.

Царь Саламина Фитагор (на Кипре вообще в каждом городе сидел царь, все они подчинялись персам, но единого хшатрапавы Ахемениды на остров не назначали) правил последние восемнадцать лет, сменив на троне бунтовщика Эвагора, который пытался поднять восстание против царя Артахшассы, но не преуспел. Царёк этот был послушным, незаметным. Фитагор-Никакой, прозвали его подданные. Фактически, последние пару лет в городе распоряжался наварх-наёмник Аристомен.

-- Набарзан! -- приказал Дарайавауш, -- срочно гонца в Сохи, к Адземилькару. Пусть немедленно выступает на Саламин!

-- Повинуюсь, о, великий!

-- А флот яванов? -- дрожащим голосом спросил хшатрапава Сиявака.

-- Кто его видел? -- прогудел Оксафр.

Никто не видел. Никто не знал, насколько он велик.

-- У Адземилькара достаточно кораблей, -- успокоил Сияваку Набарзан.

Ага, кораблей много, вот только воинов на них... Да и какие из ханаанцев воины?

Так или иначе, стало понятно, что яваны, разбившие Аршаму, убрались из Киликии.

-- Отлично! -- потёр ладони Дарайавауш, -- с ними разберется Адземилькар. Теперь нам надо найти Антигона.

-- Если он здесь... -- мрачно произнёс Атизий.

-- Позволь мне, повелитель... -- вновь высунулся Бесс.

Дарайавауш только рукой махнул раздражённо, дескать, знаю, знаю, чего хочешь.

-- Идём в Магарс! -- возвестил царь царей.

Через три дня персы соединились с войском эллинских наёмников, которые дисциплинированно под командованием Тимонда прибыли к назначенному месту встречи. Фарнабаз остался в Малле с флотом.

Там же, в Магарсе, персы, наконец, узнали, где находится Антигон.

Войско яванов было замечено на Алейской равнине на полпути между Тарсом и Аданой.

-- Что они там делают? Куда идут? -- опросил Дарайавауш своих военачальников.

Те зачесали бороды.

-- Алейская равнина удобна для конницы, -- пробормотал Равамитра.

-- Вот именно! -- сказал царь царей, -- не вы ли уверяли меня, что Антигон не станет рваться на равнину?

Военачальники не знали, что ответить. Так и не поняв замысла противника, персы выступили на Адану.

 

...А за десять дней до этого, Антигон, расспросив местных жителей и своих проводников, изучив землеописания, составляемые купцами и все карты, какие у него были, расстелил одну из них перед стратегами и, ткнув пальцем в папирус, сказал:

-- Вот здесь мы их встретим.

 

 

 

Адана

 

Свистнули стрелы.

-- Спитамана! Они уходят!

-- Вижу! Догоним! Хей!

Шатапатиша бросил своего высокого злого аргамака в галоп.

-- Хей! Хей!

-- Фаиспарт, давай вперёд! -- заорал Спитамана вождю саков, -- Ухшатра, ближе держись, не отставай!

Несколько удирающих всадников обернулись разом, спустили тетивы, издавшие звонкий хлёсткий свист. Согды прильнули к конским шеям. Спитамана злорадно ухмыльнулся: мало, кто может метко стрелять на полном скаку, подобно сакам и массагетам. Эти всадники точно не из их числа.

Вновь свистнули стрелы, и один из согдов полетел на землю, раскинув руки.

"Вот дети шакала! Недооценил..."

Хотя, справедливости ради, шатапатиша не так уж и ошибся: убегающие всадники стреляли за спину неважно и попадали, скорее случайно. Действительно, до степняков им далеко.

Под стрелами Спитамана заколебался на мгновение: не стоит ли достать щит? Глупо умирать от первой же стрелы. Нет, только мешать будет.

Крышку горита шатапатиша отстегнул загодя, дабы не мешкать, когда потребуется выхватить уже снаряжённый лук и теперь, не отрывая взгляда от беглецов, выдернул стрелу. Отточенным движением наложил её на вощёную тетиву, не заботясь, попал ли в пропил на костяном ушке. Нет нужды смотреть, пальцы с раннего детства сами знают, как надо. Изгибаясь, заскрипели рога короткого степного лука и, с неслышным уху вздохом, рванулись назад, пытаясь обрести свободу. Стрела улетела. Гудящие колебания тетивы замерли, не достав до предплечья Спитаманы, защищённого лишь рубахой. Опытному стрелку щиток не нужен.

Никто из удирающих даже не вздрогнул. Мимо!

-- Улала!

Слева с азартным улюлюканьем согдов обгоняли саки.

Возле уха что-то треснуло, и перед глазами задрожало оперенье чужой стрелы, расщепившей край закинутого за спину щита, торчавший над плечом.

-- Акем Мана... -- Спитамана вздрогнул, выломал древко, злобно скалясь.

-- Улала! -- орали саки и пускали стрелы на полном скаку, растягивая тетивы до уха.

Они стреляли успешнее согдов, убегающий враг недосчитается уже дюжины воинов.

Спитамана отметил, что вражеские всадники -- не яваны. Тех он бы сразу узнал, а эти обликом, хоть и, несомненно, чужие, но от его собственных воинов отличались не так уж и сильно. В сравнении с голоногими яванами.

-- Хей! Хей!

-- Улала!

В азарте погони, преследуя отряд, человек в пятьдесят или чуть больше, Спитамана не мог оценить, какое расстояние его всадники пронеслись, и очень бы удивился, если бы ему сказали, что не меньше половины парасанга. Шатапатише казалось, что скачка вышла скоротечной.

Удирающие воины свернули к реке, в камыши.

-- Фаиспарт, осторожно! -- предостерегающе закричал Спитамана, но вождь саков его не расслышал.

Саки, не разбирая дороги, бросились за противником и поплатились. Из камышей выскочили прятавшиеся там люди, пешие, большей частью без доспехов и даже шлемов. Саки напоролись на выставленные копья. Заржали раненные лошади, вздымаясь на дыбы и сбрасывая седоков.

Спиатмана заскрежетал зубами, бросил разогнавшегося жеребца направо, уходя от вражеской пехоты, которой оказалось неожиданно много.

Пельтасты, таившиеся в камышах, прикрываясь от стрел небольшими щитами, забрасывали согдов и саков дротиками. Некоторые воины даже использовали их, как короткие копья, смело бросаясь на оторопевших от неожиданности и сбившихся в кучу степняков.

Спитамана вложил лук в горит и выхватил из-за пояса топор с узким, всего в ладонь шириной, лезвием и длинным топорищем, туго обтянутым кожей.

-- Согды! Вперёд!

Сам он на правом крыле, подтянувшийся Ухшатра на левом. Сотня согдов, издав боевой клич, бросилась выручать степняков.

Первого своего врага Спитамана стоптал конём, рубанул топором второго. Тот прикрылся щитом, плетённым из лозы. Топор пробил щит, но податливые прутья охватили лезвие словно руками. Шатапатиша рванул топорище на себя, одновременно отталкивая противника ногой. Успел освободиться. Как раз вовремя, чтобы увернуться от высунувшегося, откуда ни возьмись, чужого копья.

Спитамана рубил направо и налево, углубляясь в камыши, кишевшие пельтастами. Под ногами коня хлюпала вода. Вокруг визг, вой, треск.

Аргамак жалобно заржал: на шее его заалела рана. Жеребец, не слушаясь седока, взвился на дыбы и копытом размозжил череп обидчика.

Чужой чернобородый воин в лисьей шапке насадил на копьё неосторожного согда совсем близко от шатапатиши и уронил его вместе с конём в жижу под ногами. Согд визжал, пытаясь вытащить древко, но наконечник копья торчал из его поясницы уже на две ладони. На маленькую свежевытоптанную "полянку" посреди зарослей, ворвался ещё один согд и, перелетев через конскую голову, покатился под ноги вражьим воинам. Его коню подсекли ноги странным оружием. По виду меч, но очень длинный и узкий, снабжённый рукоятью не короче самого клинка. Спитамана прежде не встречался с фракийцами, и оружие их видел впервые. Он бросился на подмогу сбитому соплеменнику, но не успел: тот, совсем ещё мальчишка безусый, хрипел, обливаясь кровью, уставившись на командира безумными глазами в крупную монету величиной. Второй фракиец, выскочивший на "поляну", перерезал парню горло.

Спитамана, стиснув зубы, яростно толкнул пятками бока храпящего тонконогого аргамака. Тот грудью сшиб фракийца, вооружённого клинком-переростком, а второго врага сотник зарубил, правда, повозившись при этом: вёрткий попался ублюдок.

-- Спитамана! Смотри! Справа! -- долетел до шатапатиши чей-то крик.

Сотник в это время отчаянно рубился с всадником во фригийской шапке, одним из тех, убегавших, и не мог оторвать взгляда от вражеского широкого, серповидно изогнутого клинка, который едва не перерубил топорище согдийского начальника, оставив на нём уже три глубоких отметины.

Справа нарастал какой-то шум. Что там такое? Нет времени взглянуть. Удар, ещё один. Израненное топорище трещит и стонет. Противник вдруг захрипел и повалился в воду, которая доходила здесь лошадям до колен. Командиру помог один из его воинов, всадив акинак в незащищённую спину врага.

-- Выбираемся! -- скомандовал шатапатиша, -- Ухшатра, ты где?

Нет ответа.

-- Ухшатра?!

-- Здесь! -- сдавленный крик откуда-то сзади.

-- Отходим!

Рассекая камыш перед мордой коня могучими взмахами топора, Спитамана выбирался на сухое открытое место. Пельтасты отхлынули, словно растворились среди шумящего на ветру серо-зелёного травяного леса, высотой почти в человеческий рост.

Вот снова поле. А на нём...

-- Ухшатра! -- заорал Спитамана, срывая голос, -- уходим! Бежим!

С вершины близлежащего холма, на увязших в камышах согдов, летела конная лава. Три или четыре сотни всадников. Нечего и думать тягаться с ними. Согды бросились наутёк. Роли поменялись, теперь удирающим оказался Спитамана.

Впрочем, яваны, или кто там ещё был, долго преследовать согдов не стали. Повернули назад. И весьма своевременно. Ещё чуть-чуть, и они сами нарвались бы на превосходящие силы противника. Превосходящие стократно. В десяти полётах стрелы к югу, равнина была чёрным черна от войск великого царя.

 

Дарайавауш подошёл к Адане, стоявшей на правом берегу реки Сар, в полдень. Персы не стали переправляться сразу, принялись разбивать лагерь, а к северу и к югу отправились на разведку усиленные разъезды. Не десяток всадников, как обычно, а по паре сотен.

Северный, согдийский отряд, наткнулся на противника, попытался преследовать его и еле-еле смог выскочить из засады. К югу от города все было чисто, ни следа яванов.

После возвращения Спитаманы, едва он успел доложить о столкновении, Бесс со всем своим отрядом бросился в бой, но враг уклонился, откатился назад, огрызаясь стрелами.

Противник постоянно маячил на отдалении, иногда немного приближаясь и вынуждая персов вновь и вновь хвататься за оружие.

Тем временем хазарапатиша лично перешёл через реку по старому каменному мосту возле городских ворот и выяснил, что они открыты.

-- Где яваны?

-- Ушли, -- отвечали горожане.

Набарзан осмотрелся. Да, похоже на правду. Все убрались прочь, хотя это не совсем укладывалось у него в голове. Он ожидал, что Одноглазый затворится в городе.

-- Не вижу здесь ничего удивительного, -- сказал Аристомед, когда Набарзан вернулся в ставку, -- Антигон опередил нас всего на день или два. У него не было времени подготовиться в обороне, а без этого сидеть большим войском за стенами, только что взятого, чужого города, бессмысленно. Я первым советовал бы повелителю отказаться от штурма. Македоняне не имели времени запасти достаточно продовольствия для осады, им всё равно пришлось бы выйти наружу.

Эти слава показались Дарайаваушу вполне убедительными. Для царя царей стало очевидным, что яваны ищут сражения в поле.

В тридцати стадиях вверх по течению Сара Алейская равнина, на юге плоская, как доска, вспучивалась грядами холмов. Здесь уже начиналось предгорье Тавра. Наскоки вражеских всадников, в которых персы опознали каппадокийцев, завлекали царя царей с его полководцев в холмы. Этому Дарайавауш не удивлялся. Конечно, Одноглазый попытается использовать любую неровность местности, дабы хоть немного ослабить удар персидской конницы.

Принять приглашение? Почему нет? Холмы -- ещё не горы. Конница без труда их преодолевает. Ко всему прочему, царя царей уже весьма утомил поход, и он не горел желанием его затягивать. Вельможи хором пели славословия, на все лады расхваливая военную мощь великого царя. Без сомнения, яваны, пытающиеся измыслить спасительную хитрость, извиваются, как уж, брошенный на угли, но ничто их не спасёт от справедливого возмездия.

Из Аданы прибыла депутация зажиточных горожан, которые пали ниц, умоляя царя царей оказать им величайшую честь и посетить город. Они молили о прощении, что сдали его яванам и изливали, кажущийся бесконечным, поток оправданий.

-- Потом, потом! -- раздражённо замахал руками царь царей.

В Адане Дарайавауш оставил весь свой двор, гарем и огромный обоз, выделив для охраны тысячу мидян во главе с Атизием. Остальное войско не стало переправляться через Сар и, свернув лагерь на следующий же день, двинулось на север, углубляясь в холмы. Однако пройти им пришлось не один парасанг, как рассчитывал царь царей, а все четыре, целый дневной переход. Персы достигли места, где в Сар с запада вливалась небольшая безымянная речка (конечно, местные её как-то называли, но царские землеописатели не удосужились сие имя указать в походных дневниках, хотя обычно составляли их с большим тщанием).

Смеркалось. Военачальники и сам царь царей уже начали беспокоиться, когда разведчики сообщили, что за ближайшей грядой горят тысячи костров.

Хшаятийя удовлетворённо разгладил свою великолепную бороду.

-- Слава тебе, Премудрый Господин и всем вам, Благие Бессмертные! На рассвете мы, наконец, покончим с этими наглецами.

Ночью Дарайавауш провёл военный совет, на котором утвердил расстановку войск перед сражением.

Командование было распределено согласно достоинству вельмож. Войском, разделённым по традиции на три части, предстояло руководить высшим, знатнейшим начальникам.

Правое крыло, состоящее из тяжёлой поместной конницы персов и мидян, получил хазарапатиша Набарзан.

Левое предстояло возглавить Бессу Ахемениду. Под его рукой оказались Равамитра и Сиявака, все египтяне, сирийцы, согды, саки, персидская лёгкая стрелковая конница.

Аристомед напомнил о том, что эллины чаще всего главный удар наносят своим правым флангом, то есть он придётся как раз в Бесса. Замечание все нашли справедливым и фессалиец, вместе с подчинёнными ему кардаками, оказался тем щитом, которому предстояло выдержать этот удар.

Эллинских наёмников во главе с Тимондом хшаятийя собирался поставить в центре, но Набарзан посоветовал заполнить ими пространство между центром и левым крылом, дабы они поддержали кардаков. Это предложение так же было принято.

Наконец, арштибара, царскими телохранителями, составлявшими центр, предстояло командовать брату царя царей, Оксафру. За их спинами должна была разместиться колесница самого Дарайавауша в окружении самых отборных из числа "носящих айву".

С первыми лучами солнце, едва край его показался над вершинами далёких Аманских гор, персы приступили к построению, но тут разведчики донесли обескураживающую новость: яваны отсутствовали за грядой. Там только головешки. Сотни прогоревших кострищ.

В отчаянии царь царей взметнул руки к небу, кляня неуловимых яванов, трусливо сбежавших от сражения. Ведь очевидно -- Одноглазый впечатлился силой персов и ударился в бега. Теперь гоняйся за ними по всей Киликии, а это значит, что ненавистный Дарайаваушу поход продолжится.

Впрочем, долго сетовать царю царей не пришлось. Ахура Мазда его услышал: недалёкие холмы начали стремительно чернеть, заполняясь тысячами людей и лошадей.

Холмы на правом, противоположном строю персов берегу Сара!

 

 

* * *

 

 

-- Слишком глубоко, государь. Пехота не пройдёт.

-- Здесь есть броды?

-- Да, даже несколько. Есть удобный широкий брод к северу. По нему можно быстро провести много войск.

-- Как далеко он?

-- Менее парасанга.

-- А где расположены остальные?

-- Ещё один широкий брод южнее, но он далеко, возле места нашего предыдущего лагеря. Есть и ближе, но тот узкий и почти незаметен с берега. Хотя там довольно мелко, но всадники по нему могут ехать только гуськом.

Царь царей задумался.

-- Перейдём по северному броду, на нашем пути окажется ещё и вон та река, -- сказал Набарзан, указав рукой на место слияния Сара с его правым притоком, укрытое в высоком камыше и едва заметное даже отсюда, с высокого холма, где расположились военачальники во главе с Дарайаваушем.

-- Она узкая и совсем мелкая, господин, -- учтиво склонился глава чиновников-землеописателей, вызванный на военный совет, -- это даже не река, а речушка, ручей. Воинам по колено будет.

-- Круты ли берега? -- поинтересовался Дарайавауш.

-- О, незначительно! Твои доблестные воины, великий государь, легко их преодолеют!

Царь царей был раздражён. Опять потеря времени из-за этих непредвиденных перемещений. Яваны, как зайцы, бегают от него кругами. Но ещё не один заяц не уходил от стрелы хшаятийи в царских охотничьих садах. И Одноглазый не уйдёт.

-- Выступаем к северному броду. Немедленно, -- объявил Дарайавауш.

"А если они опять отступят? На юг, прямиком в Адану. А там..."

Словно прочитав мысли повелителя, подал голос Бесс:

-- Великий государь, позволь мне переправиться по тому южному броду. Я ударю яванам в спину и не позволю сбежать!

На этот раз царь царей раздумывал совсем недолго.

-- Быть посему!

 

-- Вот и хорошо, -- сказал Антигон, разглядывавший из-под ладони пришедшее в движение войско персов, -- теперь им ещё и солнце в глаза будет.

Союзники выстроились фронтом на север вдоль берега маленькой речки. Их правое крыло прикрывал глубокий Сар. Можно не опасаться флангового удара. Здесь встали самые надёжные силы Антигона -- два таксиса "пеших друзей", под руководством Пердикки и Кена. Далее разместились гоплиты союзных городов. Ими командовал Леоннат.

Наконец, на левом крыле Антигон расположил почти всю свою конницу -- гетайров, продромов-ионийцев, и каппадокийцев. Полноводный Сар позволил Монофтальму, не без основания опасавшемуся могучей персидской конницы, избежать распыления своих сил. Конечно, они были очень пёстрыми, но у персов в этом отношении дела не намного лучше.

Девятьсот гетайров, поделённых на четыре илы неодинаковой численности, образовали ударный клин, на острие которого встал сам верховный стратег. За его плечом неотлучно находился Селевк, глава телохранителей, а всей первой илой (при Александре она именовалась "царской"), самой большой, командовал гетайр Лисимах. Ему двадцать восемь лет, он всего на три года старше Селевка. После потрясений, выпавших на долю македонян, их командиры изрядно помолодели, ибо многие из старших товарищей уже сложили головы.

Гоплитов-наёмников, которых Антигон собирался использовать, как гипаспистов, возглавлял Эригий, другой вчерашний юноша из числа друзей Александра, воспитывавшихся вместе с ним в Миэзе. Гипаспистов македоняне всегда использовали для заполнения разрыва между гетайрами и фалангой. От этих воинов требовалась большая подвижность, и сражались они без панцирей. Наёмники, так же как и эллины-ионийцы имели собственных вождей, но Антигону было спокойнее от мысли, что он почти над всеми отрядами поставил македонян. В помощь Эригию Антигон дал фракийцев Ситалка.

Лидийская конница расположилась за строем войска. Предполагалось держать лидийцев в резерве, хотя Монофтальм предвидел для них несколько иное применение.

Персам потребовалось почти пять часов, чтобы переправиться через Сар и вновь приблизиться к союзникам.

-- Пусть потопают, -- усмехался Антигон.

Дарайавауш злился, все больше распаляясь, и подгонял своих военачальников. Те, в свою очередь, срывая голос, орали на подчинённых.

Солнце достигло зенита, а персы все ещё суетливо выстраивали войска. Фаланга союзников расположилась на расстоянии стадии от маленькой речки, дабы персы со своего берега не могли причинить большой урон своими стрелами, пускать которые они большие мастера.

Персов дистанция стрельбы не смутила. Юный отрок, воспитывающийся по заветам первого из царей, носивших имя "Добронравный", должен суметь поразить цель на таком расстоянии, если не хочет получить от учителя палкой по спине за косорукость. Азиатские луки позволяли бить намного дальше, а уж заваливать вражье войско тучей стрел, даже неприцельно, вообще не представляло труда.

Отойти дальше от берега союзники не решались, дабы не оставлять пространство для разбега персидской коннице. Атаковать сам, как при Гранике, Антигон не собирался. Он и тогда поддержал опасения Пармениона, старавшегося удержать Александра от броска через реку.

Союзники ждали, что первый шаг сделают персы. Антигон рассчитывал, что комариные укусы, которыми он терзал Дария в минувшие дни, разозлят того и заставят действовать. Он оказался прав. От нерешительности царя царей, раздражённого беготней, не осталось и следа.

Персы, наконец, построились и замерли, ожидая приказов.

Антигон ехал вдоль своей фаланги.

-- Македоняне! Эллины! -- прокричал стратег-автократор, -- вы знаете, нам некуда отступать! Тот, кто дрогнет и побежит -- погубит всех! Их больше, но мы всё равно победим! Ибо боги за нас! Мы -- справедливое возмездие за века рабства, за разрушение Эллады!

Монофтальм задержался возле таксиса ионийцев.

-- Если мы падём, персы опять пройдут огнём и мечом по нашей земле! Спалят наши дома, а жён и детей угонят в рабство! Не допустим этого!

С правого крыла на левое катилась волна нарастающего рёва. Гоплиты стучали копьями о щиты.

-- Арес и Афина! -- закричал Антигон.

-- Арес и Афина!

Монофтальм надел шлем, ударил пятками коня и, сопровождаемый Селевком, помчался к строю гетайров.

С шумом опустились сариссы "пеших друзей".

-- Оксафр, -- позвал Дарайавауш, -- пусть идут мидяне и закроют им солнце.

 

Битва при Адане []

 

По рядам персов прокатилась дрожь.

-- Ну, держись ребята, -- сквозь сжатые зубы проговорил Кен, могучий воин, занимавший место углового.

Мидяне двинулись к реке, остановились, подняли луки с наложенными на тетивы стрелами.

Пердикка скосил глаза налево. Лицо соседа блестело от пота, губы поджаты, брови сдвинуты.

-- Харону надо бы ещё лодок подогнать, -- усмехнулся таксиарх, -- очередь сейчас выстроится до самого Амсанка[83], а то и на поверхность вылезет!

[83] Амсанк -- озеро, возле которого располагался вход в подземное царство Аида.

-- Вот бедняге Психопомпу-то работы! -- хохотнул кто-то за спиной.

Воины засмеялись, разряжая томительное ожидание.

-- Сейчас... -- прошептали чьи-то обветренные губы.

Свист нарастал. Пердикка инстинктивно втянул голову в плечи.

-- Поднять щиты!

Туча стрел, миновав зенит, обрушилась на фалангу. Многие столкнулись с поднятыми вверх сариссами, служившими дополнительной защитой, другие вонзились в щиты. Вот только те у педзетайров совсем небольшие, не чета гоплитским...

-- Агхрр... -- захрипел рядом с Пердиккой один из бойцов, оседая на землю.

Его место немедленно занял другой.

-- Ни шагу назад! -- крикнул таксиарх.

Стрелы сыпались и сыпались. Ряды педзетайров редели. Пердикка в бессилии скрежетал зубами. Кен вполголоса бранился. Эллины в центре понесли гораздо меньшие потери.

-- Позволь наступать, великий государь, -- повернулся к брату Оксафр.

-- Не торопись. Пусть идут кардаки.

 

Битва при Адане []

 

Дарайавауш взмахнул рукой. Ему не терпелось увидеть в бою своих любимцев, созданных по эллинскому образцу.

Кардаки и наёмники двинулись вперёд и быстро достигли реки. Мидяне расступались, пропуская их. Заросли ивняка разорвали ряды персидской фаланги. Речка совсем узкая, но берега крутые, в полтора человеческих роста, глинистые и скользкие.

-- А ну, поживее! -- кричал Аристомед, опасавшийся, что македоняне скинут его назад.

Не скинули. Педзетайры не сдвинулись с места, позволяя врагу выбраться на берег. Такую тактику предложил на военном совете Пердикка.

-- Если их сразу в воду сбросим, они снова за стрелы возьмутся. Плохо это для нас. Пусть уж вылезут, даже построятся. Завязнут сильнее.

-- Рискованно, -- покачал головой Антигон, -- да и сколько у них стрел может быть?

-- У персов-то? -- переспросил Кен, -- много.

-- Что-то в этом есть, -- задумчиво проговорил Леоннат.

-- Хорошо, -- сказал Монофтальм, -- действуйте так.

Вот и действовали. Кардаки и наёмники, восстановив строй, плотно сомкнув ряды, двинулись вперёд. Среди людей Тимонда были спартанцы, они запели пеан, подхваченный остальными эллинами.

Пердикка прищурился. Враг совсем близко. Пора?

Кардаки тоже затянули какой-то монотонный вой на своём языке.

Пора?

-- Ну же, Пердикка, -- не выдержал Кен, -- начинай!

Пердикка его, конечно, не слышал, но движение должен был начать именно он, угловой правого крыла. А идти надо, никогда македоняне не встречали врага стоя на месте.

Все ближе и ближе чужие щиты. Все ближе воины, нелепо выглядящие в варварских штанах и эллинских льняных панцирях, с лицами, замотанными платками.

Пора!

-- Фаланга! -- прокричал Пердикка, -- вперёд!

Две тысячи ног шагнули, как одна.

-- Алалалай!

Кардаки вздрогнули. Они впервые шли на частокол копий. Колени воинов затряслись, движение замедлилось.

-- Не отставать! -- кричал Аристомед.

Он видел, что наёмники Тимонда, не столь пугливые, как персы-фалангиты, вырываются вперёд. Сын Ментора понятия не имел, что происходит слева от него и бодро наступал на Кена и Леонната.

Ближе, ближе.

-- За Македонию! -- закричал Пердикка, качнув сариссой вперёд.

-- За Македонию! -- помчался по рядам грозовой вал.

Кардаки попятились.

-- Держать строй, собаки! -- орал Аристомед.

Опытный в драке строй на строй, фессалиец уже в зародыше распознал панические настроения подчинённых. Как не гонял он их, готовя к столкновению с вражеской фалангой, бодро наступая на учениях, в настоящем бою кардаки дрогнули. Большую ошибку совершили персидские военачальники, собрав в этот отряд слабейших, ибо не хотели переучивать отборных воинов, опасаясь задеть их честь. Воинов-армтака, в рядах которых служили целые воинские династии, предложение сражаться по-эллински возмутило бы до глубины души. Царь царей понимал это, но надеялся, что его эллины смогут воспитать из кардаков могучую силу.

Не смогли.

-- Ха! -- выдохнул Пердикка, сбивая с ног вражеского воина.

-- В воду их! -- кричали слева.

-- Давай, давай, жми! -- напирали задние, почуявшие, что враг подаётся.

Кардаки показали спину.

-- Стоять, трусливые ублюдки! -- выл Аристомед, на глазах которого рушился мир и все надежды на возвышение.

Копьё сломалось. "Второй Мемнон", как его звали персы, выдернул из ножен меч и, отбивая в стороны наконечники сарисс, бросился вперёд, не в силах вынести позора. Даже до щитов македонян не добрался, повис на копьях четвёртого ряда...

Кардаки с воплями сыпались в реку.

-- Что там происходит? -- встревоженно вглядывался вдаль Дарайавауш.

-- Дозволишь узнать? -- спросил Оксафр.

Царь царей кивнул.

Гонец умчался, но вернулся довольно быстро.

-- Кардаки разбиты! Аристомед отступает!

-- Что?! -- вскричал царь царей, -- скачи к Равамитре и Сияваке! Пусть они дадут пинка этим трусам и отгонят яванов от реки! Что у Тимонда? -- вновь повернулся Дарайавауш к брату.

У Тимонда дела обстояли получше. Наёмники к бою фаланг привычны и сеча в центре разгорелась жаркая. Эллины ломали древки сарисс, добираясь до схватки щит в щит. Особенного успеха они добились на своём правом краю, где шёл сам Тимонд. Здесь против них стояли ионийские ополченцы Леонната. Опыта у них было мало, и гоплиты начинали понемногу пятиться.

Это заметил Набарзан, топтавшийся на месте. Он немедленно послал скорохода к царю царей.

-- Позволь атаковать, повелитель! Мы добудем победу!

-- Да поможет вам Ахура Мазда! -- благословил Дарайавауш.

Тяжёлая поместная конница приступила к переправе.

Антигон тоже видел, что Леоннат мало-помалу отступает. Стратег поудобнее перехватил кизиловое древко копья.

-- Вперёд, гетайры!

Пространство для разгона двух конных лавин было совсем небольшим, но сшибка все же получилась страшная. Щитов не было ни у кого, но персы все же имели преимущество в защите: шесть сотен знатнейших воинов, именуемых "родичами царя", были прикрыты панцирями и поножами из мелких прямоугольных железных пластинок, нашитых на кожаную основу. Даже на коней надели подобные нагрудники[84]. У гетайров доспехи куда скромнее.

[84] Согласно реконструкции М. Горелика, в IV веке до н.э. персы уже создали прообраз будущего катафрактария, еще без сплошной конской брони.

Антигон, умело направляя своего ширококостного серого "фессалийца", уклонился от первой, самой кровавой сшибки, и теперь колол копьём, почти не глядя, не пытаясь высматривать слабые места в броне, похожих на железные статуи персов. Те в долгу не оставались, и стратег-автократор почти сразу заработал рану на левом бедре. Храпели кони, лязгала сталь. Множество воинов уже корчилось в агонии под копытами.

Селевк прикрывал Монофтальму спину, вертясь на конской спине, быстрее детского волчка. Его копьё давно сломалось, и телохранитель бился мечом, клинок которого мелькал быстрее молнии. Скоро лишился копья и Антигон, тоже пришлось взяться за меч.

Основная масса персов, не защищённых тяжёлыми доспехами, обтекала ревущую свалку, заваливая македонян стрелами. Правда, очень скоро луки стали практически бесполезными -- высока вероятность повредить своим.

Набарзан, орудуя топором с клинком столь узким, что справедливее его было бы назвать чеканом, пробивался к военачальнику яванов, рассчитывая сойтись с ним в единоборстве. Он высматривал доспехи побогаче, и кричал по-эллински:

-- Одноглазый! Сразись со мной, если ты мужчина!

Голос его тонул в потоке чёрной брани, льющейся со всех сторон.

-- А, умри, явана! -- брызгал слюной потерявший оружие перс, голыми руками вцепившийся в горло Лисимаху.

Тот хрипел, отгибал одной рукой скрюченные пальцы перса и пытался всадить ему меч бок. Безуспешно: кусающиеся кони обоих кружили на месте, толкались, клинок Лисимаха безвредно скрежетал о чешуйки вражеского панциря. В конце концов, оба воина полетели на землю, расцепившись. Перс вскочил первым и ударил македонянина ногой в живот, но больше ничего сделать не успел, поскольку был стоптан конём своего же товарища. Тот не видел, что творится у него под ногами, отражая удары македонян, сыплющиеся со всех сторон.

Лисимах с трудом приподнялся. Рядом с ним упал пронзительно визжащий перс, совсем ещё молодой, из легковооружённых всадников, которые тоже уже втянулись в сечу. Он пытался непослушными руками запихать в распоротый живот кишки и жутко кричал, повторяя одно и то же слово. Лисимах его не понял, но успел подумать, что наверняка это слово: "мама".

Недалеко от иларха из-под конского трупа безуспешно пытался выбраться гетайр, вся голова которого представляла собой кровавое месиво. Руки его, скребущие землю, двигались все медленнее.

-- Нет! Не хочу! Нет! -- кричал молодой македонянин, расширившимися от ужаса глазами уставившийся на обрубок руки, из которого толчками вытекала жизнь.

-- У, Ангра... -- седобородый перс выбросил руку с акинаком в стремительном выпаде, и парень замолчал навеки.

-- Аминта! -- услышал Лисимах совсем рядом с собой голос Селевка, -- а-а-а! Затраханный говноед! Подохни, сука! Аминта, очнись! Аминта-а-а!

-- ...Манью -- прохрипел седой перс, сползая с конской шеи.

Лисимаха опять сбили с ног, он снова попытался встать и закричал:

-- Селевк!

-- Лисимах, ты где?

-- Здесь! -- закричал командир первой илы, выпрямившись во весь рост, не видя взлетевший за спиной клинок...

-- Держись! Иду!

Лисимах в это время был уже мёртв. Не успел Селевк.

В бешеной круговерти схватки он потерял Антигона. От страха за жизнь полководца телохранителя теперь колотило, как в ознобе.

-- Одноглазый! Где ты, сын шлюхи?! -- ревел Набарзан, но приблизиться к стратегу не мог, их разделяло слишком большое число сражающихся.

Все силы антигонова крыла уже были связаны боем, а персы продолжали прибывать. Их лёгкая конница, выполняя приказ хазарапатиши, сумела прорваться во фланг Леоннату. Запахло катастрофой. В эту, критическую для союзников минуту грамотно сориентировался Эригий. Его гипасписты и фракийские пельтасты атаковали легкоконных персов, уже начавших давить фалангу в бок. Персы увязли, потеряли разбег. Отличные конные стрелки, они были хороши в дальнем бою. В ближнем их, бездоспешных, пехота начала одолевать и теснить. Воспрял духом и Леоннат, прекратил пятиться. Продвижение Тимонда вперёд завершилось.

Люди Набарзана переломали все копья и давно бились мечами и секирами. Работать топором в сковывающих движения пластинчатых наручах, непросто. Более подвижные гетайры начали сгонять персов на харонову переправу десятками.

Тут бы Антигону усилить натиск, ввести в бой лидийцев, да боги решили иначе...

-- Антигон! Стратег Антигон!

Кричали откуда-то из тыла.

-- Кто зовёт? -- ответил Монофтальм, придержав коня.

Гетайры-телохранители прикрыли его, оттёрли назад. Поблизости вновь возник Селевк, сражающийся, как лев.

Стратег вышел из боя, который медленно катился обратно к реке.

-- Что случилось?

-- Персы! Сзади! Множество всадников!

-- Ах, твари... -- стиснул зубы Антигон, -- так и знал, что попытаются обойти. Скачи к Артагату, пусть их встретит.

Вождь лидийцев повиновался, и его конница умчалась в тыл, отражать удар Бесса.

 

Дюжина белоголовых сипов, широко растопырив свои почти чёрные маховые перья, кружила в недостижимой даже для стрелы скифского лука высоте.

На дне необъятного голубого океана ворочался страшный гигантский зверь о ста тысячах голов. Он ревел, хрипел, бился в конвульсиях, словно что-то рвало, терзало его тело изнутри.

Грифы довольно шипели и хрипло каркали, будто вороны. Их становилось все больше. Они предвкушали невиданный пир. Им не жаль зверя.

А тот уже бился в агонии.

 

Битва при Адане []

 

Воины Равамитры и Сияваки волна за волной разбились о незыблемый утёс, имя которому -- Пердикка. Равамитра, уже видевший Киликию на острие своего копья, тянулся к ней, как осел, что вращает мельничное или водоносное колесо, шагая за подвешенной перед мордой морковкой. Он храбро бросился в бой во главе мидян и сложил голову. Сиявака оказался осторожнее, в самое пекло не полез, но его воинов македоняне разметали, как слепых котят и хшатрапава схлопотал-таки тяжёлую рану. Едва успели его вынести с поля верные слуги.

Персы попытались возобновить обстрел македонян с безопасного берега и тогда Пердикка, не желая бездельно топтаться под стрелами, сам двинулся в атаку, дерзко преодолев ручей и погнав египтян с сирийцами.

Дарайавауш, увидев зародыш поражения, в отчаянии вынужден был бросить в бой оторных арштибара во главе с Оксафром. Он надеялся ввести их в пролом, который создаст Тимонд, но тот стоял на месте, как вкопанный, не в силах обратить в бегство Леонната.

Царь царей поворотил свою колесницу на левое крыло, надеясь, что вид повелителя остановит бегущих, но те, подстёгиваемые паническим страхом, уже ничего не различали в пёстром калейдоскопе, разбившегося на мириад осколков мира. Многие бросались в Сар, пытаясь вплавь добраться до спасительного берега, где не было ни наступающих арштибара, безжалостно загонявших испуганное стадо обратно на бойню, ни напиравших сзади ужасных яванов.

Паника заразительна. Едва опрокинулось персидское левое крыло, как дрогнули наёмники Тимонда. Не по всему фронту, лишь с края, ближайшего к бегущим. Кен, ощутивший, что враг уменьшил напор, немедленно надавил сам. Фаланга Тимонда, пятясь, начала поворачиваться противосолонь.

-- Парса!

-- Слава!

Оксафр протолкался к македонянам. Арштибара вступили в бой.

-- Да сколько же вас?! -- задорно прокричал Пердикка.

Перед глазами таксиарха уже маячили крылья Ники и он шёл по трупам вперёд, разя мечом (сарисса давно сломалась) на кураже, словно неуязвимый спарт, проросший из драконовых зубов.

-- Ну, персы, становись! -- потрясал обломком копья, с массивным подтоком, сосед таксиарха по строю, -- огуляю враз! У меня длинный!

-- И толстый! -- кричали сзади.

-- Нагибайся, бабы! -- намекая на длиннополые, пёстрые одеяния арштибара, добавил кто-то звонким голосом, в котором и следа не осталось от недавнего напряжения и страха.

Фаланга грянула хохотом.

-- Смелее! -- размахивал акинаком Оксафр.

Столкнулись.

Арштибара -- гордость Ахеменидов. Все они -- отличные воины. Любой из них в единоборстве способен одолеть гоплита. Вот только с эллинским строем эти мастера меча и лука ничего сделать не могут. Который век уже разбиваются об него, как волны о скалу. Волны ведь иной раз чудовищную силу имеют. А эллинские скалы стоят. Устояли и на этот раз.

Дарайавауш побледнел, судорожно, до белизны в костяшках пальцев, вцепился в борт колесницы. Его глаза метались по полю в поисках резервов и не находили их.

 

Бесс нахлёстывал коня, предвкушая, как яваны разбегутся в панике, едва завидев атакующий клин бактрийцев и согдов. Он уже слышал шум сражения и очень спешил, опасаясь, что Набарзан успеет украсть у него победу.

В возникших на дороге лидийцев, воины Бесса врубились, как топор в мягкое дерево. И завязли. Бойцы Артагата прилипли к бактрийцам, как мухи к ложке с мёдом. Согды, саки, с улюлюканьем завертели гигантскую карусель, осыпая лидийцев стрелами. Те не отставали, кружа вокруг бактрийцев, как слепни возле коровы.

Бесс дотянулся топором до одного из вражьих воинов, но больше никого не мог достать. Колеса из всадников, сталкиваясь, пересекаясь, медленно катились к месту основного сражения.

Антигон, у которого спина зачесалась от предчувствия удара с тыла, попытался разорвать цепь, притянувшую его к Набарзану. Оба уже выдохлись, поэтому, когда раздались крики: "Отходим!" -- персы не нашли в себе сил повиснуть на македонянах мёртвой хваткой, как бойцовые псы. Все же гипасписты и пельтасты Эригия сделали своё дело, хоть и понесли очень большие потери. Прорыв персидской конницы провалился.

Персы и македоняне отхлынули друг от друга, оставив на месте ожесточённой схватки сотни людских и конских трупов.

Среди гетайров больше половины покрыты ранами. Сам Антигон ранен дважды. Набарзан отходил, морщась и зажимая ладонью бок. Персы, у кого ещё остались стрелы, принялись покусывать македонян издали.

Не учёл Набарзан, пекущийся лишь о себе, что, завидев его отступление, дрогнет измученный Тимонд. Сын Ментора, покрытый ранами, держался из последних сил. Едва отступавшая персидская конница обнажила истерзанный правый край фаланги наёмников, как Эригий, собрав остатки гипаспистов, ударил по нему. И Тимонд не выдержал.

-- Отступаем!

Наёмники попятились, а Леоннат устало сел на землю, снял шлем, выпустил из рук красный от крови меч и вытер со лба пот.

-- Все... Стоим... Сил больше нет...

Никто из ионийцев с ним не стал спорить, уцелевшие едва держались на ногах.

 

У хшаятийи кровь отхлынула от лица: яваны теснили арштибара.

К государю подлетел один из сотников Набарзана, с головы до ног, вместе с конём, перепачканный кровью.

-- Повелитель! Яваны отступают! Набарзан просит помощи, чтобы окончательно опрокинуть их!

-- Помощи?! -- закричал царь царей, -- где я возьму эту помощь! Яваны прорвались на левом крыле! Пусть Набарзан немедленно прибудет туда и отбросит их!

Сотник помчался выполнять приказ, от которого хазарапатиша заскрипел зубами. Но повиновался.

Тем временем, Кен, дожимая Тимонда, сбросил его в ручей. Наёмники побежали. Показали спину и царские телохранители. Набарзан на выручку не успел.

Персы отступали по всему фронту, но преследовать их союзники не могли. Не осталось сил.

 

Битва при Адане []

 

Бесс почти рассеял лидийцев, когда заподозрил неладное. До места основного сражения ему уже было рукой подать, противник, как ему и положено, разбегался, когда хшатрапава Бактрии, бросив случайный взгляд на противоположный берег Сара, увидел бегущих и там.

-- Что это? -- в этом же направлении указал рукой Спитамана, оказавшийся поблизости.

Он напряг зрение, приложив ладонь козырьком к глазам.

-- Наши бегут!

-- Ты что несёшь... -- начал было Бесс, и осёкся.

Лидийцы откатились к западу, зализывать раны. Бактрийцы и согды влетели на вершину невысокого холма, закрывавшего от них панораму битвы.

-- Ангра Манью... -- прошептал Бесс.

-- Смотри! -- вытянул руку Спитамана.

Оба видели, как несколько сот вражеских всадников двинулись шагом в их направлении, потом перешли на рысь.

-- Отступаем! -- скомандовал Бесс.

-- А как же хшаятийя?

-- Дурень, какой хшаятийя? Надо ноги уносить!

 

Так закончилась битва при Адане. Отряд Бесса, ещё достаточно свежий, на следующий день достиг города. Хшатрапава Бактрии забрал с собой царскую семью, бросив все остальное, оставив эллинам огромный обоз, даже гарем Дарайавауша и отступил в Исс.

Сам царь царей, видя, что эллины не преследуют его, принялся собирать остатки войска. Он сохранил лучшие его части, но все они были изрядно потрёпаны, и о новом сражении не могло идти и речи, потери персы понесли чудовищные. В битве погибли Аристомед, Равамитра и Оксафр. Был тяжело ранен Сиявака. Погибло множество командиров рангом помельче. Через два дня после сражения от ран скончался Тимонд.

Антигон потерял убитыми треть войска. Среди выживших мало кто избежал ран. Героически дравшийся Кен разделил судьбу Тимонда.

Доблестный Пердикка, опрокинувший несколько волн персидской пехоты, по иронии судьбы понёс наименьшие потери.

Союзники, так же, как и персы, не могли возобновить сражение. Два дня эллины собирали по окрестностям дрова для погребальных костров. Похоронив павших, Антигон скомандовал отступление в Адану.

Атизий, который должен был охранять лагерь и обоз, напуганный рассказом Бесса, бежал вместе с ним.

Царь царей подошёл к Адане только через пять дней после занятия города Антигоном. Войско его было голодно и измучено.

День персы стояли на противоположном городу берегу реки. Войско их таяло на глазах: воины разбегались кто куда, угроза расправы не могла их удержать.

Наконец, разведка донесла, что эллины ушли. Антигон решил вернуться в Тарс.

Царь царей занял Адану. Его наложниц эллины не тронули (ну, почти), все они дожидались господина к вящей радости того. Обоз, конечно, был разграблен, но это не помешало Дарайаваушу издать указ, возвещавший о победе персов и изгнании яванов из Киликии.

То, что Тарс, куда ушёл Антигон -- тоже Киликия, решили умолчать. Набарзан быстро оправился от раны и инструктировал гонцов, которые должны были принести в Вавилон и все хшатры весть о великой победе. Хазарапатиша объявил, что цель похода достигнута.

-- Вернёмся в следующем году, -- уверял царя царей Набарзан, -- вот увидишь, великий государь, яваны к тому времени передерутся между собой. Это стадо баранов крепко бьётся рогами, но без пастуха разбредётся на все четыре стороны.

Дарайявауш слушал отстранённо, опустив веки. Он очень устал и мечтал лишь о возвращении в Вавилон. Ему хотелось как можно скорее оказаться в успокаивающей прохладе тенистого сада, за которым он так любил ухаживать. Сейчас царю царей не думалось ни о чём, даже о наказании предателя Бесса, который, захватив жену и мать своего государя, загоняя коней, мчался на восток.

Великий царь ещё не знал, что именно в день Аданы на глиняных ногах титана, попиравшего огромное пространство от Египта до гор Гиндукуш, появилась первая, неумолимо расширяющаяся трещина.

В день битвы Птолемей стоял под стенами Саламина во главе вдвое увеличившегося войска (за счёт ополчений западной части острова) и строил большой таран, готовясь к штурму.

Богам было угодно, чтобы первой достигла Саламина весть о "победе" персов в эллинском изложении. Аристомен и Фитагор Никакой, поняв, что помощи не будет, открыли ворота и сложили оружие, сдав и город и флот в тридцать триер. Лагид в одночасье оказался властелином Кипра, толком даже меча не обнажив.

-- Я же говорил тебе, господин, боги тебя любят, -- скучным голосом, словно излагая прописную истину бестолковому ученику, заявил Фратапарна.

-- Знать бы ещё, кто именно, -- рассеянно пробормотал Птолемей, -- а то разорюсь на жертвах, если всем сразу...

Чуть позже набарзанова пропаганда добралась до ушей стоящего в Сохах Адземилькара. Царь Тира ещё раньше получил приказ хшаятийи идти в Саламин, но замешкался из-за внезапно налетевшего шторма, а потом было уже поздно. Адземилькар попытался блокировать город с моря, но для полноценной осады недоставало войск, а эллины не давали высадиться на берег даже для того, чтобы воды набрать. В конце концов, потоптавшись на месте до осенних штормов, финикийцы ушли в Тир.

Антигон в Тарсе задержался. Рана на бедре воспалилась и едва не возвела стратега-автократора на погребальный костёр. Спас его, как и после Граника, врач Филипп-акарнанец. Антигон встал на ноги в конце боэдромиона. К этому моменту остатки персидской рати уже ушли из Киликии, а у эллинов и македонян день ото дня ухудшались отношения с местными, которых истинные победители при Адане беззастенчиво грабили. В конце концов, и Одноглазому пришлось убираться восвояси.

За время пока Антигон валялся в постели в сатрапской резиденции, ни сам он, и никто от его имени не посылал на Кипр гонцов к Птолемею. Пердикка, заправлявший всем в дни болезни и беспамятства Антигона, посчитал, что ему не о чем разговаривать с Птолемеем (а тот писал письма, предлагая помощь и согласование дальнейших дел). Почему? Может, был обижен. За то, что Птолемей помощь предлагал тоном, словно он независимый правитель, договаривающийся с союзником. Или за то, что хилиарх не явился к Адане. А может быть всё дело в том, что он, Пердикка, припомнив, как его отодвинули после Граника, посчитал: "Лагид не нужен". Кто знает...

В середине осени союзники, совершенно к тому дню рассорившись с киликийцами, двинулись домой. Все тем же путём, которым пришли. В Сарды войско вернулось уже в разгар зимы. К радости жён, детей и матерей. К бездне забот и проблем.

Величественный в своём трагизме и героике, поход эллинов на восток закончился.

 

 

 

15
Призрак прошлого, образ будущего

Линкестида

 

Бодрый перестук, звонко разносившийся среди золотистых колонн необъятного храма, завладел вниманием Александра. Царь, лежавший на плаще, расстеленном у подножия здоровенного, зелёного ото мха валуна, приподнялся на локте, повернулся на звук, напряг зрение. Слезящиеся глаза не сразу разглядели пёстрого дятла, что отбивал барабанную дробь, сидя в высокой кроне прямой, как мачта, сосны.

Движение забрало остатки сил. Александр со стоном откинулся на импровизированную постель, едва не ударившись затылком о камень.

-- Не двигайся, государь, -- заботливые руки подложили под голову скатку из овечьей шкуры, -- нельзя тебе.

Фыркнула лошадь. Вдалеке шумно захлопали чьи-то широкие, могучие крылья.

"Танат[85] летит?"

[85] Танат -- олицетворение смерти в древнегреческой мифологии.

Нет, просто тетерев, затаившийся на дереве, не выдержал близкого соседства с людьми и решил убраться подальше.

Ласковый ветерок, прикоснувшийся прохладными ладонями к пылающему лицу, донёс до ушей Александра слабеющий раскатистый протяжный рёв -- песню оленьего быка.

-- Матёрый... -- прошептал Александр, -- у молодого голос чище... Этот, видать, не раз побеждал... Как и сейчас...

Царь смотрел в небо, словно со дна колодца, образованного стволами полувековых сосен, наблюдая, как в маленьком бесформенном лоскутке синевы проплывают облака. Перед глазами пролетали образы прошлого, казалось бы, совсем недавнего, но минувшего безвозвратно. Песня спета, и слова из неё не выкинешь.

"Прошу тебя, Александр, отступись. Ты погубишь нас, втянув в эту бессмысленную войну".

Эакид. Трезвый и рассудительный Эакид. Брат.

"Ты потомок Неоптолема, сына Ахилла, Александр! Неужели ты стерпишь, что эта мерзкая тварь будет сидеть на троне, принадлежащем твоему сыну?"

Миртала. Страстная и гордая Миртала. Сестра.

Как часто мы, не слыша голоса разума, отдаёмся во власть сжигающих нас без остатка страстей. Как часто мы жалеем об этом, когда уже слишком поздно.

"Защитник мужей, что занял трон не по праву, падёт!"

Так возвестили томуры, прочитав волю Зевса Додонского в шелесте листвы Священного дуба, Отца лесов, и войско, с тревогой ожидавшее прорицания оракула, разразилось радостным рёвом.

Боги сулили победу над самозванцем.

Эакид бросил короткий взгляд на Аэропа, тот еле заметно кивнул. Сын Ариббы побледнел, но Александр не заметил этого, торжественно передавая ему государственную печать.

Войско выступило из Додоны и быстрым маршем двинулось на север. В авангарде под командованием Полиперхонта шли македоняне-изгнанники. В их рядах находился Эвмен, гарантировавший свободный проход по землям иллирийцев. Часть македонян, бывших прежде командирами, лохагами и декадархами, Александр поставил начальниками над отрядами эпиротов, ибо посчитал, что воины, прошедшие столько сражений с Филиппом, послужат надёжной основой его войску. Кратер возглавил дружину царя. Эпиротам это не понравилось, они зароптали. Встревоженный Александр устроил собрание войска, на котором произнёс речь, превозносящую доблести македонян с одной стороны, но успокаивающую соплеменников с другой.

-- Стоит ли нам стыдиться, учась у лучших воинов?

Он говорил о том, что ни в коем случае не желал унизить чувства своих соплеменников, но предлагал задуматься, вспомнить, когда Эпир в последний раз вёл войну крупнее приграничных стычек с иллирийцами или тяжбы с этолийцами из-за угнанного лихими людьми стада.

Эпироты выслушали, вздохнули. Повиновались. И без особой охоты пошли добывать македонский престол.

В день, когда далеко на востоке гремела битва титанов, Александр переправился через Дрилон. Два дня спустя он, обогнув с севера Лихнидское озеро, вступил в Линкестиду.

Возле Гераклеи, на малоезжей северо-западной дороге, идущей лесом к приграничным крепостям дарданов, в сумерках передовой отряд остановил одинокого всадника. Тот был одет фракийцем, но приветствовал македонян на их родном языке. Всадника провели к Полиперхонту и когда тот, взяв у часового факел, поднёс его к лицу незнакомца, то отшатнулся, схватившись за сердце, словно увидел живого мертвеца.

Да так оно и было.

-- Филота!

Через несколько минут весь отряд собрался у палатки полководца. Воины передавали друг другу удивительную новость. Филота жив!

Полиперхонт, растрогавшись до слез, обнял "мертвеца".

-- Я горько оплакивал твоего отца! Поистине, боги прокляли нас всех, старых полководцев Филиппа, позволив дожить до того дня, когда мы повернули оружие друг против друга. Брат на брата. Твой отец пал, а проклятье настигло Антипатра. Я стоял против твоего отца и не сдерживал слез, как сейчас. Простишь ли ты меня, Филота?

-- Я прощаю тебя, Полиперхонт, -- дрогнувшим голосом сказал сын Пармениона.

-- Боги, с бородой ты не отличим. Одно лицо! -- князь Тимфеи подслеповато разглядывал Филоту.

Македоняне радостно хлопали восставшего из мёртвых по плечам, а тот, прежде надменный, тоже растрогался и даже радостно поздоровался с Эвменом, к которому не испытывал прежде ни малейшей симпатии.

"А помнишь, мы тогда, с Александром..."

Через час отряд догнал царь. Кратер, увидев Филоту, потерял дар речи, но вовсе не от радости. Перед глазами его, как живое, встало лицо Антипатра.

"...Мы все поддались его красноречию. Он убеждал, убеждал бесконечно, когда Парменион его не слышал, что старик растерян, он верит в дружбу Антипатра и будет обманут. Надо ударить первыми, не соглашаться ни на какие переговоры..."

-- Радуйся, Кратер! -- Филота протянул таксиарху руку.

Тот стоял, как пень, не двигаясь с места. Филота руку убрал. Показал зубы.

-- Смотрю, ты рад меня видеть. А я-то, дурак, думал...

-- Дурак? -- хрипло бросил Кратер, -- именно так! Гляди, куда завели нас твои призывы!

Он сжал кулаки. Филота спокойно скрестил руки на груди.

-- Когда в стадо овец запускают козла и те покорно бредут за ним, они думают, что он знает, куда идти. А козёл всего лишь желает быть впереди. Трава сочнее и не вытоптана. Так кто глупее, Кратер? Козёл или овцы?

Кратер вспыхнул, качнулся вперёд.

-- Хватит! -- вмешался Александр, -- чего ты хочешь, Филота? Ведь не случайно ты встретил нас здесь. Верно, знал, кто и когда появится на этой дороге. Меня особенно интересует, откуда у тебя это знание.

-- Ты, должно быть, удивишься, царь, -- невозмутимо ответил сын Пармениона, -- но твой "тайный" поход, тайной не является ни для кого. Уж если даже при дворе царя Севта об этом знают.

Александр побледнел.

-- Как это возможно? -- воскликнул Полиперхонт.

-- Предательство... -- прошептал Александр.

-- Расскажи, Филота, -- попросил Эвмен, -- расскажи, что тебе известно.

И сын Пармениона поведал, без утайки, о том, что стало известно одрисам, благодаря лазутчику Галавру. Он не умолчал ни о бесславной осаде афинянами Амфиполя, ни о притязаниях Севта на этот город.

-- Ты думаешь, царь, что тебя никто не ждёт. Ты ошибаешься.

Александр задумался.

-- Выходит, что Линкестиец выступил нам навстречу, -- начал рассуждать вслух Эвмен, -- да ещё и с войском Афин и Олинфа.

-- Возможно, к ним присоединятся ещё и фессалийцы, -- добавил Филота.

-- И фессалийцы... Сколько же их всего?

-- Это мне неизвестно. Но, думаю, немало.

-- Но ведь они не из железа сделаны, -- сказал Полиперхонт, -- они утомлены неудачной осадой. Высок ли их боевой дух? Я полагаю, что воины идут против нас, лишь из-под палки своих вождей.

-- Я бы не стал их недооценивать, -- бросил Кратер.

-- Что ты предлагаешь? -- повернулся к нему Александр.

Полиперхонт поджал губы, обиженный тем, что не к нему первому царь обратился за советом.

-- Выслать вперёд разведчиков. И, возможно, пересмотреть все планы.

-- Отступиться? -- возмутился царь.

-- Государь, -- подал голос один из эпирских князей, -- стоит ли ссориться с афинянами? Вспомни, Эакид предупреждал...

-- Разве Эакид -- твой царь, Диокл?! -- вспылил Александр.

Эпирот смутился и замолчал.

-- Почему ты предупредил нас? -- спросил Эвмен, обращаясь к Филоте.

Александр недоуменно посмотрел на кардийца, удивлённый вопросом.

-- Что тебя смутило, Эвмен? Разве доблестный сын Пармениона не должен был предупредить своего царя об опасности?

Эвмен не ответил. Внезапно стало очень тихо. Перестали гомонить воины. Замолчали кони. Из чащи донеслось уханье филина.

-- Ты мне не царь, Александр, -- спокойно ответил Филота, -- я не присягал тебе. Я теперь служу Севту, царю одрисов, который дал мне приют и доброжелательно обошёлся со мной.

Лицо царя онемело.

-- Значит, этим предупреждением я обязан Севту? -- холодно спросил он, -- а зачем оно ему?

-- Царь одрисов хотел бы заключить с тобой союз.

-- Вот как? На каких условиях?

-- Мы могли бы объединить наши силы. Севт поможет тебе получить престол Пеллы. А ты не станешь притязать на земли к востоку от Эходона.

-- Что?! -- вскричал Полиперхонт, -- это исконные македонские земли!

-- Нет, -- спокойно ответил Филота, -- ты прекрасно знаешь, старик, что их завоевал Филипп. Старая граница Македонии лежит по Аксию. Севт уступит вам больше, он согласен на Эходон.

Все присутствующие заговорили разом.

-- Невозможно! -- кричал Полиперхонт, -- он хочет Мигдонию! И всю Халкидику!

-- Халкидика вышла из-под руки Линкестийца, -- сказал Филота, -- все её города, Олинф, Потидея, Аполлония, вновь обрели независимость. При поддержке Афин.

-- Чтобы Мигдонию прибрали к рукам вонючие фракийцы... -- скрипел зубами Кратер, -- и Пангей... Мы столько крови пролили в борьбе за него!

Молчал лишь Эвмен. И Александр.

-- Довольно, -- негромко сказал царь.

Его не услышали.

-- Хватит!

Шум прекратился. Воины повернулись к царю.

-- Ты сказал, Филота, что вам стало известно о планах Линкестийца и афинян в тот день, когда их войско ушло от стен Амфиполя?

-- Да.

-- И ты сразу поскакал сюда?

-- Именно так.

-- Я полагаю, что войско, особенно уставшее от многомесячной осады, идёт гораздо медленнее, чем одинокий всадник.

Александр замолчал.

-- Продолжай, государь, -- попросил Кратер.

-- Если мы вернёмся, другого шанса уже не будет. Потеряем Македонию на долгие годы. Может быть, навсегда. Я думаю, у нас ещё есть время. Впереди Гераклея. Филипп, держа Линкестиду в узде, ставил в этот город сильный гарнизон, но сейчас, при власти самозванца, в этом нет необходимости. Думаю, воинов там почти нет. Мы возьмём Гераклею. Захватим заложников из числа знатных родов Линкестиды. Укрепимся. Оценим войско Линкестийца. Если оно слабо, ударим. Если сильно, продержимся в Гераклее до зимы. Афиняне зимовать не будут, обязательно уйдут. Самозванец останется с нами один на один, вот тогда и посмотрим, кто кого. Безо всяких одрисов.

Филота усмехнулся. Кратер кинул на него косой взгляд.

-- Ты говоришь верно, Александр, -- сказал Полиперхонт после минутного молчания, -- поступим так.

На том и порешили.

В темноте негромко ухал филин. Смеялся.

Войско Линкестийца действительно не успевало к Гераклее раньше эпиротов. Самозванец шёл очень быстро, но ещё не пересёк западную границу Эмафии, Внутренней Македонии, однако, как верно заметил эпирский царь, всадники скачут быстрее многотысячных армий.

Линкестиец не мог самолично отразить удар, направленный в самое сердце его родного края, но делать это ему и не пришлось. Много веков горцы северных окраин Македонии прожили бок о бок с фракийскими племенами. Воевали, мирились, роднились. Им было, что сказать друг другу. Иногда для победы в войне достаточно всего пары слов.

Гераклеи-в-Линкестиде царь эпирский так и не достиг.

Войско шло по лесной дороге, растянувшись в длинную колонну. Щиты подвешены на плечах, за спинами нехитрый скарб в плетёных корзинах и мешках, панцири, шлемы. Сариссы разобраны на две половинки и связаны между собой. Впереди сотня продромов, разведчиков, столько же замыкали колонну, пёструю ленту, длиной в сорок стадий, опасную, когда она собрана и напряжена, но совершенно беззащитную сейчас, когда петляет в отрогах гор, густо поросших лесом.

Александр ехал верхом во главе гетайров (все эпирское войско царь организовал по македонскому образцу) ближе к голове колонны. Рядом с ним держался Эвмен и Кратер, а впереди шёл Полиперхонт.

Дорога забиралась вверх, приближаясь к северному берегу озера Преспа, которое лежит на триста локтей выше Лихнида. Войско бодро топало, воины переговаривались, не таясь, шутили и пели песни, коротающие путь. И никто не знал, что пеоны и агриане, как раз в этот самый момент дорезают тыловое охранение.

Александр вёл приятную беседу с Эвменом, когда сзади раздались неразборчивые крики, нарастающий шум.

-- ...а-а-а-ры!

-- Что там такое? -- повернулся царь.

И в этот момент подлесок по обе стороны дороги взорвался диким рёвом и волчьим воем, слившимся в имя фракийского бога войны.

-- Кандаон!

Царь вздрогнул, схватился за меч. Телохранитель молниеносно вскинул маленький круглый щит-лазейон, с которым не расставался подле охраняемой персоны. Закрыл царя. В щит впился дротик и две стрелы. Ещё один дротик поразил телохранителя в спину, стрела вонзилась в шею лошади Александра. Рана не тяжёлая, но кобыла, жалобно заржав, взвилась на дыбы, едва не сбросила царя. Он удержался и даже успел надеть шлем.

Эвмен быстрым движением перебросил щит из-за спины на руку (те, кто знал кардийца лишь, как писаря, поразились бы его проворству), выхватил меч и спрыгнул с коня. В такой свалке лучше уж на земле стоять. Приняв на щит длинный клинок набегающего фракийца, Эвмен всадил широкий копис ему в живот. Вырвал с проворотом. В трёх шагах визжащий варвар рубил голову какому-то гетайру, лежавшему на земле. С третьего удара отсек и, вскинув её за волосы, по-волчьи завыл. Кардиец прыгнул вперёд, пытаясь достать его в длинном выпаде. Фракиец проворно отклонился, но Эвмен все же поймал его на обратном движении и уже красный от крови, изогнутый серпом меч-копис царского советника нырнул в шею варвара, выскочив из горла.

Стрелы сыпались дождём со всех сторон, и одна из них ударила царя под наплечник, засев в левой ключице. Александр инстинктивно вскинул руку, выпустив поводья и схватившись за древко, и в этот момент вторая стрела ужалила его в бок, пробив льняной панцирь, не защищённый в этом месте бронзовыми пластинками.

На дорогу почти по всей длине колонны высыпали сотни, тысячи варваров в шкурах поверх хитонов и пёстрых плащах. Некоторые были в чём мать родила, разве что островерхие лисьи шапки нахлобучили на головы. Они орали, визжали и улюлюкали, забрасывая эпиротов и македонян дротиками. Многие бросились в ближний бой, размахивая мечами и ромфайями, сбивая ошалевших от неожиданности гоплитов с ног.

Тяжёлый свинцовый шар, выпущенный из пращи, ударил Александра в затылок. Размозжил бы череп, если бы не шлем, но и так хватило. У царя потемнело в глазах, и он рухнул на землю.

-- Царь мёртв! -- немедленно раздался вопль какого-то обезумевшего от ужаса дурака.

Весть покатилась по избиваемой колонне.

"Это конец", -- вздрогнул Эвмен.

-- Царь ранен! -- заорал кардиец, что было мочи, даже не зная, так ли это или тень Александра действительно уже покинула тело.

Эвмен подлетел к Александру и прикрыл его щитом, опустившись на одно колено. Почти сразу справа возникла кромка ещё одного щита. Эвмен скосил глаза: Кратер.

-- Ха! -- таксиарх выбросил вперёд руку с, только что подобранным, длинным фракийским дротиком, насаживая на острие подбежавшего неосторожного варвара.

Македоняне пришли в себя и вокруг лежащего в беспамятстве царя начала стремительно расти стена щитов. Нечто подобное происходило ещё в нескольких местах. Союзники внезапно заметили, что атакующих варваров совсем мало, не больше двух или трёх тысяч. Против пятнадцати.

Фракийцы нести потери не пожелали, увидев, что оцепенение врага прошло, откатились обратно в чашу. Ещё около двух часов союзники пребывали в напряжении, слушая завывания варваров. Потом все смолкло. Фракийцы ушли. Колонна, как пружина, медленно сжималась, стягивалась в ощетинившийся копьями кулак.

Убитых насчитали почти пятьсот человек. Фракийцев погибло в несколько раз меньше. Тяжёлый урок.

Царь пришёл в себя, но был очень слаб, потерял много крови. Его положили на одну из немногочисленных телег.

Стрелу, что попала в ключицу, вынули, предварительно протолкнув насквозь и срезав наконечник, но со второй, угодившей в бок, так поступить было нельзя. Когда её извлекли, царь взглянул на серое лицо Кратера и все понял: наконечник остался в ране.

-- Надо вырезать его, государь, -- сказал врач, эллин из Аргоса, -- иначе он убьёт тебя.

-- Режьте.

Кратер протянул палку.

-- Сожми зубами, царь. Будет легче.

Александр помотал головой. По его лицу градом катился пот, но царь выдержал. Не закричал.

-- Смотри, государь.

На ладони Кратера лежал наконечник. Александр, тяжело дыша, кивнул. Ему удалось сохранить сознание.

Дальше войско не шло -- ползло. Хотя союзники и жаждали поскорее выбраться из леса, но теперь двигались во всеоружии, держались настороже. В сумерках разбили лагерь со всеми возможными предосторожностями, после чего военачальники собрались в царской палатке на совет.

Князья феспротов и долопов сразу же заявили, что надо возвращаться домой. Хаоны, поколебавшись, примкнули к ним. Молоссы прятали глаза, боясь встречаться взглядами с Александром. И только македоняне пытались возражать, доказывая, что до Гераклеи уже рукой подать и надо сделать последний рывок.

Воины окружили шатёр, в волнении ожидая решения царя. Эпироты роптали и на все лады повторяли одну и ту же мысль: надо возвращаться.

Александр молчал, глядя на сухо потрескивающую лучину. Полиперхонт и Кратер, едва не сорвав голос, убедили князей, что надо идти в Гераклею. Царь подтвердил приказ. До города оставалось три перехода, но уже на следующей днёвке стало понятно, что царю хуже.

На привале Александр попросил, чтобы ему помогли сойти с неудобной телеги, которая растрясла ему все кости. Хотелось просто посидеть на земле. С помощью воинов он привалился спиной к замшелому валуну. Царь смотрел в небо. В боку и ключице пульсировала боль. Начался жар.

"Защитник мужей, что занял трон не по праву, падёт..."

Снова боги посмеялись над глупостью смертных.

"Это не Линкестиец. Это я, тот Защитник мужей, что занял трон незаконно. По прихоти Филиппа... Править должен был Эакид. Править должен был сын царя Ариббы, а не его племянник".

К Александру подошли полководцы.

-- Царь, -- сказал Эвмен, -- феспроты ушли. Они сказали, что в Гераклее нас всех ждёт смерть. Линкестиец готовит засаду.

Александр сжал зубы.

-- Долопы готовы последовать за ними.

-- Эвмен, -- слабым голосом позвал Александр, -- ближе...

Кардиец наклонился к царю. Тот слабой рукой сгрёб его за хитон, притянул лицо к своему.

-- Эвмен... Бросай все и скачи в Эпир... Это ловушка, Эвмен... И мы в неё угодили... Я угодил... Воистину... если боги хотят наказать... они лишают разума... Предупреди Эакида... Он был прав насчёт афинян... Он всегда прав... Предупреди его... Спаси... моего сына... и Клеопатру...

-- Я клянусь тебе, царь, что отдам за них свою жизнь.

Эвмен отступил в сторону. Приблизился Кратер.

-- Что нам делать, государь?

-- Идти... в Гераклею... Только там, за стенами... Спасение... Станем отступать... Ударят в спину...

Кратер кивнул.

Эвмен кликнул трёх человек из числа македонян, тех, кого хорошо знал и доверял.

-- Неандр, ты тоже со мной.

Друг Андроклида, хорошо державшийся на лошади, состоял теперь в рядах гетайров, которых Александру недоставало.

Услышав волю царя, долопы и хаоны принялись кричать, что дальше не пойдут.

-- А я не отступлю! -- рявкнул Полиперхонт.

-- И я! -- шагнул вперёд Кратер.

-- Вернётесь, Эакид вам снимет головы! -- добавил князь Тимфеи, -- за то, что вы бросили своего царя.

Молоссы кидали друг на друга многозначительные взгляды, мялись, но все же высказались за продолжение похода. Хаоны пошумели и тоже решили остаться. Пока. Долопы ушли.

Эвмен, обогнав их, во весь опор мчался в Эпир.

Войско продолжило свой путь и вошло в Гераклею. Воинов противника там действительно не было. Через два дня все высоты вокруг города заняли агриане. Среди них было немало тех, кто побывал в бесславном походе на восток. Их князья по-прежнему блюли союзнический договор с тем царём, что сидел в Пелле.

Многие лазутчики македонян попали варварам в руки, но двое смогли прорваться к своим и донести весть, что Линкестиец на подходе. С ним двадцать тысяч воинов. От рати, покинувшей Эпир, к тому времени оставалось менее десяти тысяч и воевать желали совсем немногие.

-- Тут мы все и сложим головы, -- сказал Филота, -- я вас предупреждал.

-- Злорадствуешь? -- бросил Кратер, -- думаешь, тебя пощадят?

-- В отличие от некоторых, я не питаю иллюзий на сей счёт.

-- Не продержаться нам тут до зимы, -- мрачно бросил Полиперхонт, -- эпироты разбегутся. Даже если и нет -- Линкестиец нас всё равно сожрёт.

-- Что ты предлагаешь? -- спросил Кратер.

-- Идём на прорыв.

Кратер скрипнул зубами.

-- Добрая будет потеха! -- усмехнулся Филота, -- красная!

 

 

 

Эпир

 

Сменить лошадей было негде, Эвмен и его спутники больше всего боялись загнать их до смерти. Приходилось давать отдых. В такие минуты сердце кардийца готово было выскочить из груди. Он боялся опоздать. Воображение рисовало картины вторжения афинян, одну страшнее другой. Вот уж, воистину: "Не спеши, но поторапливайся".

Видать, богам было очень интересно наблюдать за кардийцем, иначе трудно объяснить его везение. Без приключений он довольно быстро, как только мог, добрался до границ Эпира. Там, наконец, удалось получить свежих лошадей, и в Додону македоняне с кардийцем буквально влетели.

Эакид принял Эвмена сразу же, в главном зале дворца, в присутствии князей-старейшин. Кардиец рассказал о случившемся без утайки. Сын Ариббы побледнел, посмотрел на Аэропа, обвёл взглядом собравшихся.

-- Я услышал тебя, доблестный Эвмен. Отдохни с дороги, нам нужно хорошо обдумать принесённые тобой сведения.

-- Я не устал, -- попробовал возразить кардиец, но хилиарх был настойчив в своём предложении.

Эвмен не стал сопротивляться, торопился увидеть Клеопатру. Когда он, кивнув стоявшему у дверей Андроклиду, вошёл в гинекей, Неоптолем сладко посапывал в своей колыбельке. Эвмен остановился возле неё на минуту, рассматривая годовалого малыша, который только-только начал делать свои первые шаги. Кардиец хотел что-то сказать, но нянька Дейпила вытолкала его прочь.

-- Тихо ты, дурень. Разбудишь.

Эвмен вздохнул и направился к царице. Через несколько минут Андроклид услышал в гинекее вскрик и, схватившись за меч, бросился на выручку.

Клеопатра лежала на полу в обмороке, Эвмен бил её по щекам, пытаясь привести в чувство. Увидев телохранителя, кардиец объяснил:

-- Царь тяжело ранен.

Андроклид похолодел.

Появился Гиппий, выяснил, что случилось.

-- Пришлю врача.

Ночью Эвмен плохо спал, ворочался, вставал и открывал ставни. Со стороны мегарона доносились голоса. Кардиец мог поклясться, что и Эакид в эту ночь не сомкнул глаз. А наутро Андроклид огорошил Эвмена заявлением:

-- Что-то наш хилиарх мутит.

-- В каком смысле? -- не понял Эвмен.

-- Кабы знать...

Прибыл раб, один из доверенных слуг Эакида.

-- Хилиарх зовёт тебя, господин.

Идя тёмными коридорами к царским покоям, Эвмен отметил, что во дворце слишком много стражи.

Эакид стоял у распахнутого окна, сложив руки на груди, и смотрел на далёкую священную рощу Зевса Додонского.

Эвмен вошёл неслышно, но хилиарх безошибочно распознал его присутствие.

-- Это ты, кардиец? -- не поворачиваясь, спросил Эакид.

-- Да, -- ответил Эвмен, удивившись обращению всегда вежливого сына Ариббы.

Эакид вздохнул.

-- Видят боги, я не хотел этого...

Он повернулся к Эвмену и сказал:

-- Александр в своей слепоте и гордыне привёл государство к краю бездны. Ещё летом я встречался с афинянином Ликургом и тот объявил мне, что если Александр попытается напасть на союзную Афинам Македонию, те немедленно начнут вторжение в Эпир.

-- Почему ты ничего не рассказал об этом царю? -- спросил Эвмен.

-- Боги свидетели! -- вспыхнул Эакид, -- я пытался отговорить его, как только мог! Но он не слушал меня, поддавшись змеиным чарам Олимпиады!

Это имя, нелюбимое эпиротами, на устах Эакида, прежде называвшего двоюродную сестру не иначе, как Мирталой, заставило Эвмена сжать зубы. Он начал понимать, что происходит.

"Что ты творишь, Эакид..."

-- Но ты не открылся ему. Не сказал всей правды, умолчал о встрече с Ликургом. Почему?

Эакид молчал.

"Потому что ты -- сын царя Ариббы. Престол, отнятый Филиппом, вот, что они тебе пообещали".

Эвмен почувствовал затылком чьё-то присутствие, обернулся. Так и есть: за спиной стояли четверо вооружённых людей. Эакид заговорил:

-- Ты сказал, что Александр тяжело ранен, он умирает. Вот и Эпир стоит на грани гибели. Я не допущу этого, кардиец. Не допущу, чтобы враги топтали землю моих предков. Ты знаешь, что три дня назад, накануне твоего прибытия, афинский флот вошёл в Амбракийский залив? Ещё ранее они вторглись на Керкиру. Лучшие наши силы ушли с Александром, мы не в состоянии сопротивляться. Мы, молоссы. Вожди феспротов уже перебежали на сторону афинян. В сложившейся ситуации мне остаётся только одно... Боги видят, я не желал зла своему брату и его семье! Я был ему предан и не искал престола, хотя тот мой по праву, -- Эакид повысил голос, -- да, по праву рождения! Я не хотел этого, я несколько месяцев уговаривал его не ввязываться в эту драку. У меня не было выбора...

"Скажи это ещё десять раз и сам поверишь в свою искренность", -- подумал кардиец.

Вслух спросил:

-- Что ты намерен делать?

-- Я уже объявил афинским послам, что Эпир отказывается от всех обязательств, данных македонянам. Царь Александр низложен.

-- И ты думаешь, они уйдут?

-- Из Амбракия -- да.

-- А с Керкиры?

Эакид не ответил.

-- Гость пришёл, чтобы остаться?

-- Керкира -- не эпирская вотчина, -- резко ответил Эакид, -- она нам не принадлежала.

Эвмен промолчал.

-- Я позвал тебя, кардиец, не для того, чтобы объяснять происходящее. Ты умён, верен. Ты не только хороший дипломат, но и смелый воин. Я знаю, македоняне недооценивали тебя. Ты мог бы принести пользу Эпиру.

-- Хочешь, чтобы я тебе присягнул?

-- Да.

Эвмен не задержался с ответом. Раздумывать тут нечего.

-- Я клялся в верности не Эпиру, а сыну Александра Молосского. Через клятву я не преступлю. Как ты намерен поступить с Неоптолемом и Клеопатрой?

Эакид поджал губы. Похоже, разочарование хилиарха было искренним, он действительно надеялся, что кардиец перейдёт на его сторону.

-- Увести его и запереть.

Эвмен повернулся.

-- Не сопротивляйся, -- сказал ему один из воинов, -- я не хочу повредить тебе.

Кардиец кивнул.

Его заперли в той самой комнате, где он жил все эти месяцы с момента появления в Додоне зимой. Не темница, домашний арест.

Весь день он мерял комнату кругами, лихорадочно думая, что делать, что предпринять. Он ни разу не прилёг, и даже ночью о сне не могло быть и речи.

Из головы не шли слова Эакида:

"Я не желал зла своему брату и его семье. Не желал зла..."

Около полуночи у двери раздались голоса, потом странный всхлип. Задвигался засов. Эвмен напрягся.

"Решил избавиться от меня втихую..."

Он приготовился к драке.

Дверь отворилась. На пороге стоял Неандр. Возле его ног дремал стражник. Похоже, вечным сном.

В ответ на невысказанный вопрос Эвмена Неандр пояснил:

-- Убили двух князей, которые отказались присягнуть Эакиду. Весь дворец занят людьми Аэропа, но уйти можно. Нас ждут лошади.

-- Что с Клеопатрой и Неоптолемом? -- нетерпеливо спросил Эвмен.

-- С мальчиком Андроклид и Дейпила. Олимпиаду и Клеопатру увели к Эакиду. Где они сейчас, мне неизвестно.

-- Надо найти их.

Неандр протянул Эвмену меч. В коридоре неподалёку обнаружился Гиппий и ещё четверо стражников. Телохранитель царицы милосердия к ним не проявил.

-- Я только что узнал, -- сказал Гиппий, вытирая клинок одеждой одного из покойников, -- госпожу и царицу-мать заперли в гинекее, уже после того, как Андроклид унёс царевича оттуда. Нянька Дейпила тоже с ним. Наверное, мальчика уже хватились, надо спешить.

Возле мегарона послышался лязг и звон стали.

-- Ну что же ты, какой неуклюжий-то! -- гремел голос Андроклида, -- и где вас только набрали, таких олухов!

Сразу три человека пытались танцевать в узком коридоре... Уже два. Пытались танцевать, бестолково отбиваясь от хромого телохранителя. Ещё пятеро нетерпеливо переминались с ноги на ногу, дожидаясь своей очереди. Половина противников Андроклида была вооружена короткими копьями, но это не помогло: подвижность калеки им, здоровым мордоворотам, могла только сниться.

-- Следующий! -- скомандовал Андроклид, когда ещё один из нападавших (по правде сказать, нападал-то, как раз, телохранитель), хватая ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег, впечатался спиной в стену и медленно сполз на пол, украсив штукатурку багровой полосой.

Гиппий, выросший за спинами аэроповых людей, не говоря ни слова, прыгнул вперёд и, схватив за шеи сразу двоих, треснул их головами друг о друга. Ещё одного заколол Неандр, с остальными быстро расправился Андроклид.

-- Надо уходить, -- приказал Эвмен, -- мы шумели, как толпа афинских голодранцев на Пниксе. Сейчас тут вся Додона будет.

-- Куда уходить? А Клеопатра? -- воскликнул Андроклид, -- я не могу её бросить.

Эвмен заскрипел зубами.

"Спаси... моего сына... и Клеопатру..."

Спасать царицу -- сложить голову, ничего не добившись. Тогда и мальчик останется в руках Эакида. Какую судьбу сын Ариббы измыслил для него?

Кардиец не знал, что одним из ликурговых условий оставления Эпира в покое было "пресечение рода македонского ублюдка".

-- Дабы ни одна тварь в будущем не могла заявить, что в жилах её течёт кровь Аргеадов, -- наставлял сына Ариббы Ликург.

Эвмен не знал и того, что в эту самую минуту Эакид, дабы унять дрожь в руках, допивал четвёртый кувшин вина (отчего руки дрожали ещё сильнее) и разговаривал сам с собой, повторяя одни и те же слова: "не хотел, не оставили выбора".

Аэроп жёг усадьбы верных Александру знатных молоссов и отсутствовал в Додоне. Только поэтому беглецы были ещё живы.

Неоптолем, сидевший на руках у Дейпилы, испуганно ревел. Дейпила гладила его по голове, пыталась что-то говорить, даже напевать, но у неё самой стучали зубы от страха.

-- Мы не сможем спасти обоих. Мальчик важнее, -- сказал Эвмен.

Семь слов. Семь ножей в сердце.

-- Идите! -- распорядился Андроклид, -- я попробую вызволить царицу.

-- Нет! -- резко возразил Гиппий, -- я пока ещё старший телохранитель!

С этими словами он повернулся и побежал прочь, на женскую половину дворца.

-- Уходим, -- приказал Эвмен, -- Неандр, понесёшь мальчика. Андроклид, поможешь кормилице.

-- Куда? -- буркнул Андроклид, -- какой дурак в этом мире приютит Неоптолема?

-- Дураки всегда найдутся, -- возразил Эвмен, -- нам бы только до Апса добраться.

-- В Иллирию? -- удивлённо спросил Неандр.

Эвмен кивнул.

 

-- Где щенок?!

Эакид напоминал сейчас пьяного сатира. Лицо его раскраснелось, борода топорщилась, волосы спутаны, а дорогой хитон измят. Сына Ариббы изрядно штормило.

-- Слюни подбери, -- голос Олимпиады оставался твёрдым и холодным, как сталь, хотя казалось, вся кровь её отхлынула от лица.

Царица-мать сидела в кресле. Ноги не держали. В углу комнаты на полу сжалась в комочек Клеопатра. её плечи вздрагивали в беззвучных рыданиях.

-- Ты как гвришь со мной... змея?! -- язык Эакида заплетался, безумные глаза метались по сторонам, -- я, царь Эпира!

-- Я не вижу перед собой царя, -- спокойно ответила Олимпиада, -- только пьяную скотину.

-- Ах ты, шлюха! -- Эакид хлёстко наотмашь ударил царицу-мать по лицу, -- блудливая вакханка!

Та сжала зубы, но не издала ни звука.

-- Это все ты, пганая тварь! -- бесновался Эакид, -- ты здурила голву своему хромому! Или правду гворили, что у него крепче стоял на твоего смаз... смазли... ик... да твою за ногу... смазливого братца, чем на тебя? Я царь, по наслецт... по праву! Я! Я! Я!

Эакид бил себя кулаком в грудь, отчего раскачивался ещё сильнее.

-- Пошёл вон, ублюдок.

-- Да я тебя... -- начал Эакид.

Не закончил. За дверью послышались крики.

-- Что там?! -- повернулся сын Ариббы.

В дверь словно тараном ударили, но она отворялась наружу, потому и не открылась. Лязг, хрип. Эакид на нетвёрдых ногах бросился к двери, распахнул её. И его тут же сбил с ног один из стражников, ввалившийся внутрь. Снаружи Гиппий дрался один с целой армией.

-- Госпожа!

Узнав его голос, Клеопатра вздрогнула, подняла голову.

-- Госпожа! -- Гиппий вертелся волчком, сражаясь сразу двумя мечами. Стражники пытались достать его копьями, но он ловко изворачивался, отбивал наконечники и стремительно сближаясь, убивал людей хилиарха одного за другим. Врагов было много. Пробираясь сюда, ещё на лестнице, ведущей на второй этаж дворца, где располагался гинекей, Гиппий отправил к Перевозчику не меньше десятка.

Он не был неуязвимым Ахиллом, в чём враги уже несколько раз убедились, но, не замечая ран, шёл вперёд, оставляя за спиной трупы.

Эакид, бранясь и плюясь, поднялся на четвереньки, сгрёб за шиворот растянувшегося на полу стражника и заорал:

-- Вставай! Убей его!

Воин поднялся и бросился на Гиппия, который в тот момент повернулся спиной. Прямой клинок вошёл в спину телохранителя, выскочил из груди.

-- А, с-с-сука...

Гиппий упал на колени. Люди Эакида набросились на него, повалили на пол и принялись кромсать на куски уже мёртвое тело, выплёскивая наружу весь ужас, внушённый им неубиваемым воином.

-- Гиппий! -- закричала в отчаянии Клеопатра.

Она смахнула Слёзы. В руке её появился длинный и узкий стилет. Как кошка царица бросилась на Эакида, но тот уже поднялся на ноги и легко перехватил её руку, вывернул, завладел кинжалом и ударил им женщину в живот.

Клеопатра охнула, обмякла, медленно сползла к его ногам. Эакид отступил на шаг.

Глаза царицы застыли.

Эакид поднёс к глазам стилет и отшвырнул его прочь, словно ядовитую змею. Замычав нечленораздельно сквозь сжатые зубы, сын Ариббы, шатаясь, вышел вон из комнаты.

Олимпиада бесстрастно смотрела на тело дочери, зажав в ладони маленький флакончик, вырезанный из конского копыта...

 

 

 

Правобережье Истра. Зима

 

Зима в этом году пришла во фракийские горы многоснежная, вьюжная. Два человека медленно брели вниз по склону, поколено утопая в мокром снегу. Вернее, брёл один, взвалив себе на спину второго.

Ветер бросал в лицо снежные заряды, идущий морщился, отворачивая лицо. Дойдя до большого валуна, он сгрузил на снег своего беспомощного товарища, укрывшись всместе с ним от ветра за камнем.

-- Уфф... Все... Не могу больше. Надо передохнуть.

Он стянул с головы фракийскую островерхую шапку, вытер пот со лба. Вся рубаха мокрая, хоть выжимай. Его друга, напротив, трясло от холода, хоть он и был укутан в накидку, сшитую из двух овечьих шкур.

-- Недолго уже осталось. Спустимся, костёр разведём.

Раненый ничего не отвечал, глаза его были закрыты.

-- Ты там живой ещё? Дойдём уже скоро, говорю. Слышишь меня?

Раненый разлепил веки, едва заметно кивнул. Его товарищ снова надел шапку, глубоко вздохнул, осматриваясь...

 

...Им не удалось вырваться из Гераклеи. Совершенно расстроенное, лишённое боевого духа войско фракийцы не просто разбили -- разметали.

Небольшая горстка гетайров во главе с Полиперхонтом смогла пробиться на юг, но в двух переходах от Гераклеи они наткнулись на Линкестийца. Князь Тимфеи сложил оружие.

Кратер искал смерти на поле боя, намереваясь подороже продать свою жизнь, но боги вынули ему другой жребий. Оглушённый, он попал агрианам в плен. Так же, как и Филота, который сдался сам.

Сын Пармениона рассчитывал, что его отпустят просто за красивые глаза или, по крайней мере, за деньги. Он заявил князю Реметалку, преемнику Лангара, верного союзника македонских царей (Александр даже собирался выдать за него свою сводную сестру, Кинану, но свадьбу сорвала внезапная смерть Лангара), что Севт заплатит за него большой выкуп.

Реметалк посмеялся, но пообещал послать к Севту кого-нибудь.

-- При случае.

А пока Филоту вместе с пришедшим в себя Кратером посадили в яму. Линкестийцу о своих пленниках Реметалк ничего не сказал, ожидая исполнения македонским царём договоров, согласно которых тот уступал пеонам и агрианам, выступившим на его стороне, обширные спорные земли на севере Линкестиды.

Александр уверял Реметалка, что слово сдержит, но тянул кота за хвост. Македонские гарнизоны из северных крепостей не уходили.

В руки Линкестийцу попала урна с прахом его тёзки-молосса, который ушёл в Аид через два дня после того, как Эвмен ускакал в Эпир. Линкестиец не поместил урну в гробницу македонских царей в Эгах (на что молосс не имел права), но и в Эпир не отослал. Он ещё не решил, как вести себя с Эакидом, который, перебив сторонников Александра и всю его семью, изо всех сил дружил с афинянами. Именно это обстоятельство и смущало Линкестийца, который, вновь встретившись с Меноном-фессалийцем, по варварским обычаям кровью скрепил тайный союз с ним против нового эллинского гегемона.

Полиперхонта Линкестиец долго ломал, склоняя принести клятву верности ему, единственному оставшемуся в живых претенденту на македонский престол, и уже на этом основании законному. Престарелый князь Тимфеи устал сопротивляться и, в конце концов, присягнул Линкестийцу.

Всех интересовала судьба малыша Неоптолема. Эакид заявил, что мальчик мёртв, но тело никому не предъявил, объяснив тем, что уже предал его погребальному костру. Прах последнего из Аргеадов, представленный в качестве доказательства, афинян не заинтересовал, но вскоре они перестали вспоминать о мальчике, погрузившись в собственные заботы. Афинская морская держава бурно расширялась, переживая второе рождение. Афиняне оккупировали почти все Ионические острова и вновь, как во времена Пелопоннесской войны, засматривались на Сицилию.

Эакиду исчезнувший Неоптолем не давал покоя, но совсем скоро новому царю из рода Пирридов тоже стало не до мальчишки: он с головой погрузился в борьбу за эпирский престол, ибо феспроты, хаоны и долопы выступили против молоссов, заявив, что досыта наелись их владычеством.

"Случай", который Реметалк обещал Филоте, наступил поздней осенью. Князь повелел, чтобы пленника привели к нему и объявил, что, по мнению Севта, Филота не стоит пяти талантов, а на меньшее он, Реметалк, не согласен.

-- Выходит, нет от тебя никакой пользы, македонянин.

-- Так как же я тебе принесу пользу, сидя в яме? -- спросил побледневший Филота.

-- Ну, может и сгодишься для чего-нибудь. Я пока не придумал.

Надо бежать. С Кратером они первое время сидели, как пауки в закрытом горшке, своими перепалками веселя фракийцев, но постепенно товарищи по несчастью сблизились.

Кратер обдумывал план побега. Филота, которому идея казалась безумной, надеялся на выкуп, однако, после отказа Севта, вынужден был с планом согласиться.

-- Допустим, уйдём, -- рассуждал сын Пармениона, -- и куда подадимся?

-- Не знаю, -- буркнул Кратер.

-- Это надо сразу решить.

-- Ты, верно, к одрисам...

-- Нечего мне там делать, -- злобно бросил Филота, -- хватит, послужил фракийцам. Больше не хочу.

-- А куда ещё? К эллинам -- ни за что! И в Эпире нам делать нечего.

До них доходили обрывки разговоров стражников, обсуждавших случившееся в Эпире. Конечно, Эпир для агриан -- край земли. Страна далёкая и неинтересная, но сейчас, после того, как они разбили пришлых эпиротов, разговоры об этом не стихали.

-- К иллирийцам? -- спросил Филота.

Кратер задумался.

-- Нет. Сам же знаешь, как мы их колотили. Эвмен как-то договорился, да он эллин-кардиец. К тому же разговаривал от лица молоссов. Нас, македонян, они не примут.

-- А помнишь, ещё при Филиппе Александр срывался у них от гнева своего отца? Я тогда последовал за ним.

-- Клит принял его, поскольку увидел в том для себя выгоду. А от нас, двух оборванцев, ему какая выгода?

Некоторое время они молчали.

-- Я буду пробираться на север, к Истру, -- сказал Филота.

-- Зачем?

-- Попробую дойти до эллинских колоний на берегу Понта. По реке проще.

Кратер почесал бороду.

-- А помнишь, в том походе с Александром, когда мы побили трибаллов, к царю прибыли послы скордисков?

-- Помню. Они ещё сказали ему, что боятся лишь того, как бы на них не упало небо. Хвастуны. Ты что, хочешь податься к ним? С чего бы вдруг такое желание?

Кратер задумчиво покачал головой.

-- Может и нет... Может, с тобой пойду к Понту.

Побег им удался. Оторвавшись от погони, Филота и Кратер, как и собирались, двинулись на север, через земли дарданов. Выложившись в рывке, дальше шли медленно. Горы эти им были незнакомы, к тому же наступила зима. Они разжились кое-какой тёплой одеждой и оружием, ограбив нескольких пастухов, перегонявших последние стада в долины. Идя вдоль берега Марга, впадающего в Истр, во время мимолётной стычки с варварами Филота словил в ногу случайную стрелу. Какое-то время он хромал. Рана гноилась в сырости, нога опухла, и вскоре Кратеру пришлось тащить его на себе.

 

...Вьюга стихла, облака проредились и в разрывах время от времени даже сверкало солнце. Снег слепил глаза.

Отдохнувший Кратер вновь взгромоздил товарища на закорки и двинулся дальше. Перед ними катил свои воды Великий Истр. Несмотря на обилие снега, зима выдалась тёплая, река не замёрзла.

-- Вот и дошли Филота. Только нам бы теперь к людям надо. До Понта отсюда ещё тысячи стадий. С твоей ногой нечего и думать идти.

-- Тогда... на переговорах... -- прошептал Филота, -- эти варвары рассказывали Александру... о своей стране... К западу от устья Марга... Стоит город... Сингидун...

Кратер ничего не ответил. Посидел ещё немного на земле, переводя дух. Потом поднялся.

-- К западу, говоришь?

Он оглянулся. К юго-востоку все небо затянули тёмные тучи. На западе гораздо светлее, но солнце уже садится.

-- Ну что ж... Пойдём на запад.

 

 

Конец



[1] 334 год до н.э. Древние греки вели счет лет по Олимпиадам. Самые первые Олимпийские Игры состоялись в 776 году до н.э. Это летоисчисление введено Тимеем Сицилийским в III веке до н.э., то есть позже описываемых событий.

[2] Длинное копье, основное оружие македонской фаланги. Античные авторы приводят различную длину сариссы -- от 4.5 до 7.2 метров. Держали ее в бою двумя руками. Сечение переменное, на конце противоположном наконечнику, крепился массивный бронзовый подток-противовес, снабженный острием, что позволяло драться им, когда сарисса ломалась. В оригинале слово это пишется с одной "с". Удвоение -- сложившаяся традиция перевода.

[3] Май.

[4] Таксис -- подразделение фаланги численностью в 1500 человек. Командовал таксисом таксиарх.

[5] Грамматеон -- канцелярия.

[6] Катаскопы -- разведчики в Древней Греции.

[7] Около 7 км.

[8] Большая часть диалога -- цитата из комедии Аристофана "Лисистрата".

[9] Экклесия -- народное собрание в Афинах.

[10] Лохаг -- командир лоха, тактической единицы фаланги. В разное время, в зависимости от полиса и способов комплектования, лохи могли состоять из 100, 144, 256 и 512 воинов.

[11] Герусия -- совет старейшин в греческих городах-государствах. Наиболее известна герусия в Спарте -- высший правительственный орган, состоявший из 28 геронтов в возрасте старше 60 лет и двух царей.

[12] Полемарх -- военачальник.

[13] Филарх -- предводитель филы. Фила -- родовая община, а так же территориальная единица, на которой жили члены этой общины.

[14] Клепсидра -- прибор для измерения промежутков времени в виде цилиндрического сосуда с истекающей струёй воды.

[15] Эномотия -- воинское подразделение спартанцев, состоявшее, по разным данным, из 32 или 36 человек.

[16] В македонской армии обувь в бою носили только гипасписты.

[17] Возможно, слово "сарисса" происходит от древнемакедонского "сайро" -- "скалиться".

[18] Гипарет -- адъютант.

[19] Эниалий -- одно из прозвищ бога войны Ареса.

[20] Спарт (греч.) -- "посеянный". Спарты -- неистовые в бою воины (не путать со спартанцами), выросшие из зубов дракона, посеянных героем Кадмом, легендарным основателем Семивратных Фив. Согласно Павсанию, из рода спартов числил себя знаменитый фиванский полководец Эпаминонд.

[21] Это действительно так. В конце похода Александра самое боеспособное подразделение его армии, "Серебряные щиты", состояло из ветеранов, многим из которых было шестьдесят лет.

[22] Акем Мана -- злой дэв (дух) в зороастризме. Имя означает -- "Злой Промысел".

[23] Ненавистный -- эпитет бога зла Ангра Манью, Аримана. Михр -- Митра, зороастрийский и ведический бог солнца и справедливости.

[24] Хшатрапава -- сатрап, наместник царя царей. Хшатра (сатрапия) -- военно-административный округ (провинция) в государстве Ахеменидов. Хшатра переводится с персидского, как "царство".

[25] Хшаятийя (перс.) -- царь. Хшаятийя хшаятийянам -- царь царей.

[26] Грекам он известен, как Автофрадат.

[27] Мойры -- древнегреческие богини судьбы.

[28] Ситос -- хлеб. В более широком смысле -- первая перемена блюд (у бедняков -- единственная) в древнегреческой трапезе. Вторая перемена блюд называлась "опсон". Обычно в нее входили блюда из рыбы, а в зажиточных эллинских домах и из мяса.

[29] Архилох, перевод с древнегреческого В. Вересаева.

[30] Народная песня, перевод с древнегреческого А. Артюшкова.

[31] Порог гинекея, женской половины дома, где находилась совместная спальня супругов.

[32] Перевод с древнегреческого В. Латышева.

[33] Пирр (греч.) -- "рыжий".

[34] Мидас -- мифический царь, получивший от Диониса дар, ставший проклятием: все, к чему он прикасался, превращалось в золото.

[35] Тронное имя царя Дария III -- Дарайавауш (Дарием его звали греки) переводится, как "Добронравный".

[36] Вэрэтрагна (Бахрам) -- "Победа", зороастрийский бог войны, греки ассоциировали его с Гераклом.

[37] Хаурвадат (Хордад) -- зороастрийский бог целостности тела и здоровья.

[38] Парасанг -- персидская мера длины, равная 5549 м.

[39] Гонгилат -- "выбрасывающий шары огня", эпитет Зевса.

[40] Гекатомба -- жертва ста быков.

[41] Хтоний -- "подземный", эпитет Зевса.

[42] Булевтерий -- здание государственного совета в древнегреческих полисах.

[43] Ослиными ушами наделил Мидаса Аполлон, разгневанный за то, что тот, судивший состязание флейтистов, отказал ему в победе.

[44] Беотийская война -- конфликт между Спартой и Фивами в 378-362 годах до н.э. (за время войны к двум основным участникам присоединялись и другие полисы).

[45] Хариты (от греч. "харис" -- "изящество") -- три богини веселья и радости жизни, изящества и привлекательности.

[46] Проксен -- "гостеприимец", влиятельный гражданин, который брал на себя заботы о приюте и юридическом представительстве иностранцев.

[47] Стихи Анакреонта.

[48] Бромий -- "шумный", эпитет Диониса.

[49] Бытует мнение, что в период архаики военные гимны и песни, прославляющие богов, исполнялись обнаженными людьми. "Гимнос" (греч.) -- "голый". В позднейшую эпоху эта традиция могла не соблюдаться.

[50] Стихи Каллина Эфесского.

[51] 333 год до н.э. Эллинский новый год начинался в первое новолуние после летнего солнцестояния, таким образом, второй год 111-й Олимпиады еще не закончился.

[52] Середина июня.

[53] Авторское допущение. На самом деле дом Эгиби захирел лет за двести до описываемых событий.

[54] Трапедза -- банк в Древней Греции. Трапедзит -- меняла, банкир. Многие современные реалии банковского дела (кредиты, денежные переводы, обмен, хранение, вклады) уже существовали в описываемое время.

[55] Грекам он был известен, как Багой.

[56] Грекам он известен, как Кодоман, персы же будущего царя Дарайавауша, Дария, так не называли. Само им Кодоман, вероятно арамейское и означает -- "Человек с востока".

[57] Петейя -- древнегреческая настольная игра, напоминающая шашки.

[58] Около 900 километров.

[59] Автолик -- "Одинокий волк" (греч.), сын бога Гермеса, выдающийся вор и кулачный боец, "хитрейший из эллинов", дед Одиссея.

[60] Кенотаф -- символическая могила, которая возводилась, если останки покойного не были найдены (пропал без вести, утонул и т.п.).

[61] Август -- сентябрь.

[62] Атар -- бог огня в зороастризме.

[63] Азадан -- "благородный" (среднеперс).

[64] Ширен -- "красавица" (среднеперс).

[65] Акинак -- короткий (40-60 см) железный меч, применявшийся скифами и персами.

[66] Сугуда -- Согдиана, историческая область в Средней Азии, между Оксом (Амударьей) и Яксартом (Сырдарьей).

[67] Арштибара, "носящие айву" -- оторные воины, телохранители царя царей. Тупые концы их копий украшались золотой айвой. Эллины называли этих воинов -- "мелофорои", "яблоконосцы".

[68] Артаксеркс III Ох.

[69] Вторая половина апреля. Месяц Ардвахишт посвящен Аша Вахиште, богине Правды, Порядка и Гармонии в зороастризме.

[70] Кир Младший, сын Дария II, брат Аршака, будущего царя Артаксеркса II, с которым боролся за трон, но потерпел поражение и погиб в битве при Кунаксе.

[71] Приблизительно -- 1 июля.

[72] Земной поклон. Греческие авторы описывают проскинезу по разному, но многие историки сходятся во мнении, что подданные царей из числа "благородных" на колени все же не становились.

[73] Середина ноября.

[74] Скитала -- способ передачи тайных сообщений в Древней Греции. На цилиндр наматывался кожаный ремень. Сообщение писалось на коже таким образом, что прочитать его мог лишь тот, кто имел цилиндр точно такого же диаметра. Аристотель научился читать скиталы, используя вместо цилиндра конус.

[75] Середина сентября.

[76] Амфиктионы -- греческие города, заключившие союз для совместной охраны какой-либо святыни. Дельфийские амфиктионы защищали храм Аполлона в Дельфах.

[77] Имя "Леосфен" происходит от слов "леон" (лев) и "сфенос" (сила, мощь).

[78] Финикийцы.

[79] По легенде, афинянин Андрокл назвал основанный им город Эфесом в честь своей возлюбленной, амазонки Эфесии (греч. -- "желанная").

[80] Психопомп -- "душеводитель", прозвище бога Гермеса, сопровождавшего души умерших в царство Аида.

[81] 333-й год до н.э.

[82] Айкалло -- "ласкать" (греч.)

[83] Амсанк -- озеро, возле которого располагался вход в подземное царство Аида.

[84] Согласно реконструкции М. Горелика, в IV веке до н.э. персы уже создали прообраз будущего катафрактария, еще без сплошной конской брони.

[85] Танат -- олицетворение смерти в древнегреческой мифологии.



Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"