Толстой Владислав Игоревич: другие произведения.

Альтернатива маршала Тухачевского, черновик-1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 3.82*34  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мне стало интересно попытаться описать вариант истории, при котором в теле маршала Тухачевского оказался бы высококвалифицированный офицер-генштабист, полковник ГРУ, из нашего времени. Обновление от 9 мая - в конце текста. Обновление от 17 мая - в начале текста.

  Альтернатива маршала Тухачевского.
  Предисловие. Вне пространства и времени.
  Полковник ГРУ ГШ МО РФ Вячеслав Владимирович Ленин понимал, что с ним происходит что-то не то - с одной стороны, он четко помнил, что вчера вечером он заснул дома, в своей кровати, с другой стороны, откуда-то он знал, что сейчас его не тело, но личность находятся вне пространства и времени.
  - Добрый вечер, Вячеслав Владимирович! - приветствовал его высокий голубоглазый шатен.
  - Здравствуйте - сухо приветствовал его полковник - мы с Вами знакомы?
  - Мы с Вами знакомы односторонне - я с Вами знаком, Вы со мной нет - слегка улыбнулся шатен - позвольте представиться - бог-куратор Земли.
   - С этого места, пожалуйста, подробнее - еще суше попросил Ленин.
   - Согласно учению Вернадского о ноосфере, существует пространство мысли, если так можно выразиться - начал шатен - далее, это т. н. эгрегор Земли, выражающий мысли, надежды, чаяния землян.
   - Вообще-то, земляне очень разные - мысли и чаяния у них тоже очень разные - я бы даже сказал, зачастую диаметрально противоположные - заметил полковник.
   - Вы совершенно правы, но есть своего рода векторная сумма мыслей и надежд - это и есть эгрегор Земли, точнее, эгрегор человечества - уточнил шатен.
   - Допустим - задумчиво сказал Ленин - а зачем Вам понадобился я?
   - Дело в том, что человечество идет к гибели - спокойно констатировал куратор - сейчас еще есть шанс предотвратить худший сценарий.
   - Вам не кажется, что наша беседа начинает напоминать плохой фантастический роман, в котором в тысячный раз пережевывается тема супергероя, спасающего человечество, и, доброго бога, помогающего ему в этом благом деле? - жестко спросил Вячеслав Владимирович.
   - Есть такое дело - флегматично согласился бог-куратор - давайте сделаем так - я Вам предоставлю всю доступную мне информацию о текущем положении дел, прогнозы на будущее. Вы не торопясь осмыслите предоставленную мной информацию, если Вы сочтете мои доводы убедительными - мы продолжим беседу, если же нет - я начну убеждать следующего кандидата. Вы согласны на такой вариант?
   - Кто Вы такой? - спросил полковник.
   - Сейчас я сгусток информации, нематериальная часть того, что называют личностью человека - ответил шатен - если же Вы имеете в виду прошлое, то при жизни я был инженером, буровиком. Точности ради - русский, не судим, не привлекался, в политических партиях не состоял, погиб в катастрофе вертолета, летевшего с буровой.
   - Как Вы стали богом-куратором? - продолжил Ленин.
   - Как я уже упоминал, эгрегор представляет собой некую сумму векторов мыслей и надежд - неторопливо сказал шатен - среди личностей погибших в какой-то отрезок времени эгрегор выбирает себе своего рода Хранителя, того, кто наиболее полно соответствует этим чаяниям. В принципе, большинство людей не так уж плохи - они хотят работать, зарабатывать, продолжать свой род, воспитывать детей.
   - Вас понял - отозвался полковник - давайте свой пакет информации.
   - Будьте добры - отозвался куратор, сделав жест рукой.
   Вне пространства и времени, несколько дней спустя.
   - Добрый день - приветствовал Ленина куратор - Вы готовы продолжить беседу?
   - Добрый день - ответил Ленин - я согласен продолжить беседу, но, сначала мне бы хотелось уточнить информацию по представленному Вами пакету. Кроме того, считаю необходимым согласовать понятийный аппарат.
   - С удовольствием - ответил шатен - я не был кадровым военным при жизни, поэтому мог в чем-то напортачить. Согласен с Вами насчет понятийного аппарата.
   - Итак, пункт первый - неторопливо начал Вячеслав Владимирович - современное состояние США. Совершенно согласен с Вами в том, что элиты США заигрались в игры с необеспеченными деньгами и денежными суррогатами, а, также, в бесконечное наращивание долгов. Все это неизбежно ведет к потере США роли первой сверхдержавы мира, более того, практически со стопроцентной вероятностью США придется в будущем довольствоваться ролью региональной державы, будучи отброшенными в экономическом развитии лет на 30-50. Также я согласен с Вами в том, что элиты США с этим не смирятся, наоборот, они будут яростно сражаться за сохранение своего доминирования в мире, не щадя никого и ничего. Но я не очень понимаю, почему Вы считаете неизбежным массированное применение США ядерного оружия - в конце концов, вряд ли американская элита ставит своей целью безвременную кончину от лучевой болезни.
  Пункт второй - Западная Европа. Их экономика также сильно завязана на игры с необеспеченными деньгами, но, в значительно меньшей степени, чем американская. Далее, экономики Германии и Франции являются экономиками, производящими реальный продукт, вполне востребованный на мировом рынке, а не пустые бумажки, в особенности немецкая экономика. Вы правы в том, что там возможен вариант элоев и морлоков - идеи всеобщего покаяния белых перед дикарями, идеи поощрения всех и всяческих извращений до добра не доведут, это очевидно. Очевидно, что в Европе нет исламского терроризма только потому, что европейцы дают исламистам все, что те потребуют. С другой стороны, в Европе наблюдается ренессанс консервативных партий, например, вполне возможно, что следующим президентом Франции станет Марин ле Пен.
  Вы, в своем прогнозе, рассматриваете варианты мягкого и, скажу так, полужесткого захвата исламистами власти в Западной Европе - это возможно. Так же я согласен с Вами в том, что исламисты не смогут удержать экономику Европы на нынешнем уровне - максимум того, на что эта публика способна - это стабилизация европейской экономики на уровне 50-х - 60-х годов, с удержанием некоторых предприятий ВПК на нынешнем уровне.
  Мне непонятно, почему Вы считаете, что исламисты, захватив власть в Европе по этому сценарию, не пойдут на широкомасштабную войну с США и/или Россией - да, они быстро угробят европейскую экономику, но для войны хватит 2-3 лет.
  Неясно, почему Вы считаете маловероятным вариант прихода к власти в ведущих странах Европы жестких консерваторов, проводящих антииммигрантскую, антиисламскую политику - и, в результате - войну коалиции Германии и Франции против исламистов в Средиземноморье. Пункт третий - Китай. Вы правы в том, что в случае мирового экономического кризиса экспортноориентированную китайскую экономику ждет коллапс, из-за неразвитости внутреннего рынка. Но почему Вы считаете, что Китай будет искать выход только в агрессии против России и Казахстана, с целью приобретения территорий, богатых природными ресурсами, и, совершенно не рассматриваете, значительно более реальный, на мой взгляд, вариант гражданской войны небогатого Севера и нищих внутренних провинций против богатых прибрежных провинций Центра и Юга.
  Пункт четвертый - исламский мир. К сожалению, Вы полностью правы в том, что сторонники светского варианта развития, сторонники модернизации на данном этапе потерпели полное поражение. К власти пришли, или придут в ближайшее время, сторонники исламского фундаментализма, те люди, которые столкнут свои народы в архаику, в дикое, неграмотное средневековье. Эти кадры, например, искренне верят в то, что для излечения от любой болезни достаточно многократного прочтения первой суры Корана - если же человек умер, то, значит, он либо недостаточно сильно верил, либо слишком мало раз прочитал первую суру. Еще более важно то, что чем менее развито общество, чем оно примитивно, тем меньший прибавочный продукт оно производит - следовательно, тем меньше людей оно может прокормить. С учетом того, что вариант контроля над рождаемостью фундаменталисты вообще не рассматривают, то у них есть выбор между голодной смертью и экспансией, которая рано или поздно приобретет характер агрессии. Поскольку примитивность экономики стран исламского мира не позволяет создать ВС, способные сколько-нибудь успешно воевать против армий развитых стран, то у них остается только вариант "войны без границ", или как нынче модно говорить у нас "молекулярной агрессии".
  - Простите, можно Вас перебить - попросил шатен - я бы хотел уточнить некоторые моменты.
  - Пожалуйста - ответил полковник - спрашивайте.
  - Вы говорите об исламском мире как о чем-то едином, и, безусловно, враждебном, нашей стране, если я Вас правильно понял - поинтересовался шатен - или я ошибаюсь?
  - Не едином - там хватает своих противоречий, зачастую, крайне серьезных; если и не однозначно враждебном, то, во всяком случае, недружественном - ответил разведчик - а в чем дело?
  - Мне при жизни доводилось и общаться, и работать вместе с мусульманами - и татарами, и башкирами, и северокавказцами - впечатления остались хорошие - сказал куратор.
  - Что же, отвечу по пунктам - сказал полковник - во-первых, есть некоторая разница между мусульманами, ходящими в мечеть, в которой мулло говорит прихожанам на проповеди об "ахл-ал-китаб" (дословно "люди Книги", имеются в виду христиане и иудеи), рассказывает о том, как пророка Мухаммеда, спасавшегося бегством от язычников, приютили монахи из монастыря святой Екатерины, предоставив ему стол, кров и защиту - и теми, кому мулло рассказывает о фетве "Жизнь, женщины и имущество неверных разрешены идущему по пути джихада"; если с первыми вполне можно нормально ужиться в одной стране, то вторые понимают один язык - язык силы; во-вторых, есть разница между народами, исповедующими ислам, если одни столетиями жили в многонациональном, многоконфессиональном, светском, высокоразвитом государстве - а, другие, столетиями жили в средневековых странах, где культурной нормой являются гомосексуализм, педофилия, выражение почтения к вышестоящему в форме целования следа на песке от сапога хана; в-третьих, северокавказцы, мягко говоря, бывают очень разные - например, Шамиль Басаев и Салман Радуев - несомненные выходцы с Северного Кавказа.
  - Простите, насколько я знаю - заметил куратор - по нормам шариата гомосексуализм карается смертью.
  - Формально это так - согласился разведчик - а на деле ситуация иная: во-первых, мальчиков и девочек у всех народов рождается практически одинаковое количество - так что если у одного человека гарем из пятидесяти женщин, то у сорока девяти мужчин нет ни одной; между тем природу не обманешь, инстинкт размножения никуда не девается; во-вторых, скотское отношение к женщинам в большинстве исламских стран, что сплошь и рядом ведет к ранней смерти женщин, кстати, по нормам шариата свидетельство одного мужчины приравнивается к свидетельству трех женщин; в-третьих, по нормам шариата вполне одобряется выдача замуж 10-12-летних девочек - если это не педофилия, то я, видимо, китайский император; в-четвертых, в некоторых исламских странах, например, Афганистане, есть достаточно распространенная практика покупки маленьких мальчиков - в Афганистане таких мужчин называют "бачабоз" ("любящий мальчиков"). Дальнейшие комментарии нужны?
  - Благодарю Вас - задумчиво отозвался шатен - по этому вопросу мне все ясно. Прошу Вас, продолжайте.
  - Пункт пятый - помрачнев, продолжил полковник - наше Отечество. К сожалению, вынужден не согласиться с Вашим прогнозом относительно будущего России. Ваша точка зрения сводится к тому, что в настоящее время все не так уж плохо, если сравнить с 90-ми годами. Это действительно так, но, хочу обратить Ваше внимание на два момента - во-первых, 90-е годы являются очень низкой точкой отсчета, во-вторых, в Вашем прогнозе неявно подразумевается, что ситуация и дальше будет развиваться в том же ключе, что и в нулевые годы.
  - Начну с того, что благоприятная экономическая конъюнктура России и в нулевые годы, и в настоящее время обусловлена исключительно высокими ценами на российское сырье и продукцию первого передела, в первую очередь, на углеводороды. В последние годы цены упали на все виды российского экспорта, кроме нефти. Очень показательна ситуация с природным газом - вначале у нас весело смеялись над попытками американцев сделать добычу сланцевого газа рентабельной; в середине нулевых, когда себестоимость добычи тысячи кубов сланцевого газа в США практически сравнялась с себестоимостью добычи тысячи кубов природного газа на Ямале, смех приутих; когда в 2010 г. Хорватия, закупив и освоив американскую технологию, отказалась от закупок нашего газа, смех стих вовсе; в настоящее время, когда Западная Европа, освоив в промышленных масштабах производство дешевой электроэнергии на ветрогенераторах нового поколения и производство дешевого биогаза, начала методично сбивать цену на наш природный газ, заодно, Германия собирается в два раза сократить объем закупок газа, в "Газпроме" началась тихая паника; полагаю, что, когда Южная Корея в 2016 г. достроит заказанную американцами серию газовозов, и, американцы начнут массированные поставки в Европу недорогого СПГ, паника перестанет быть тихой. Пока держится высокая цена на нефть - но, после перехода мирового кризиса в острую фазу, которая может начаться в течение ближайшего года, падение цены на нефть неизбежно. Вопрос только в том, насколько низко она упадет - хорошо, если цена упадет до 60-70 долларов за баррель, но не исключен и плохой вариант, при котором цена барреля упадет до 25-30 долларов. Это при том, что Россия зависит от импорта продовольствия - мы выращиваем в достаточных количествах только пшеницу.
  Мало этого, у нас еще наличествует серьезнейший кризис системы управления. Советская система управления была не идеальна - она была слишком бюрократизирована. Но, по сравнению с нынешней системой управления она выглядит 'Мерседесом' последней модели, оказавшимся рядом с 'Жигулями' шестой модели.
  Наиболее ярким примером деградации системы управления, из числа известных мне, является 'Газпром'.
  В советском министерстве газовой промышленности в центральном аппарате было 550 сотрудников, причем, должен заметить, все они были отличными профессионалами, прошедшими все ступени карьеры, досконально знавшими газовую отрасль. Характерное время принятия решения по текущим проблемам составляло 5 рабочих дней - почему в этой системе, в советские времена, командировки оформлялись на неделю - пять дней на принятие решения, два дня на 'обмыв' решения.
  В центральном аппарате 'Газпрома' - 30 000 сотрудников, причем, по каким критериям их отбирают, для меня - тайна; очевидно лишь одно - профессионалов газовой отрасли среди них надо искать со служебно-розыскными собаками, причем, без гарантии успеха.
  Характерного времени принятия решения, строго говоря, нет - решение текущей проблемы занимает не меньше месяца, но, спокойно может затянуться и на два, и на три месяца. Невиданных в советские времена высот достигла 'спихотехника' - дела 'отфутболивают' из одного отдела в другой, из одного управления в другое.
  - А теперь - смертельный номер - слегка улыбнулся Вячеслав Владимирович - объем работы, выполняемый центральным аппаратом министерства газовой промышленности СССР, практически равен объему работы, выполняемой центральным аппаратом 'Газпрома'; данные о количестве сотрудников и характерном времени принятия решения по текущим вопросам есть; вопрос - насколько упала производительность труда газовых управленцев?
  - За что принять характерное время 'Газпрома' - деловито осведомился шатен.
  - Давайте считать по минимуму - предложил полковник - пусть будет месяц.
  - С ума сойти - так прокомментировал полученное решение куратор - почти в 250 раз меньше.
  Простите, а вы полностью уверены в точности приведенных Вами чисел? - спросил шатен.
  - Да - коротко ответил разведчик.
  Имеющиеся деньги тратятся абсолютно бездарно - достаточно вспомнить зимнюю Олимпиаду в субтропиках; по официальным данным, она обошлась в 51 миллиард долларов, кроме того, как выяснилось, содержание построенных олимпийских объектов будет обходиться в 7 миллиардов долларов в год.
  В это же время социальный взрыв из вероятного стал практически неизбежным - по данным Росстата, децильный коэффициент по состоянию на 2010 год равен 17, с учетом теневых доходов наиболее богатой части российского общества можно предположить, что в реальности он равен примерно 30-35. Если вспомнить, что критической точкой, после прохождения которой социальный взрыв становится более чем вероятным, является значение 10 - в общем, давайте не будем об очень грустном.
  - Простите, пожалуйста, нельзя ли подробнее о перспективах социального взрыва - попросил куратор.
  - Пожалуйста, - ответил Ленин - во-первых, российское общество расколото по социально-экономическим показателям - в крайней нищете живут 13,4% населения, в нищете - 27(в нищете) живут 27,8% населения, в бедности - 38,8% населения, к категории т.н. "богатых бедных" относятся 10,9% населения, к среднему классу - 7,3% населения, к категории состоятельных людей - 1,1% населения, к богатым - 0,7% населения; ситуация усугубляется тем, что в нынешней России практически не работают социальные лифты; во-вторых, российское общество расколото по этноконфессиональному признаку - выходцы из мусульманских республик Северного Кавказа и республик Средней Азии против русских и русскоязычных, в основной массе, православных и атеистов; в-третьих, присутствует массовое недоверие к власти, примером чего может послужить случившаяся несколько нет назад история с конкурсом "Имя России" - фактическое первое место Сталина, по сути дела, является классическим протестным голосованием.
  - Пункт шесть - продолжил полковник - вероятность возрождения нацизма. Тут я полностью согласен с Вами - человеческое общество развивается по спирали, с учетом кризиса вполне возможно возрождение нацизма, только с нынешними техническими возможностями он будет таким, что Гитлер покажется Вольтером, говорящим: "Я не согласен ни с одним словом, которое Вы произносите, но готов умереть за Ваше право высказать свое мнение". В общем, не будем о грустном.
  - Хорошо - согласился куратор - в основных моментах мы с Вами согласны. Теперь мне бы хотелось обсудить с Вами вот такой вопрос - независимо от того, согласитесь ли Вы на то, чтобы принять мое предложение, мне позарез необходим военный консультант. Чтобы у Вас не возникло соответствующих мыслей - мне необходимы квалифицированные консультации по подготовке и ведению Второй Мировой войны оптимальным для СССР образом. Разумеется, Ваш труд будет оплачен в приемлемой для Вас форме.
  - Простите, а Вы представляете себе систему контроля сотрудников в ГРУ? - с улыбкой спросил Вячеслав Владимирович.
  - Крайне смутно - признался шатен - но, я понимаю, что если Вы вдруг найдете клад или выиграете крупную сумму в казино, то за Вас немедленно возьмется служба собственной безопасности.
  - Совершенно верно - согласился разведчик.
  - Но, насколько я понимаю, если Ваш сын начнет делать карьеру в бизнесе - доброжелательно улыбнулся куратор - успешно развивая прорывные технологии, и, соответственно, зарабатывая на этом хорошие деньги, то, его, естественно, проверят - но, не найдя ничего криминального, и, тем более, не обнаружив никаких следов враждебной разведдеятельности, то так это и оставят, не препятствуя члену Вашей семьи законно зарабатывать деньги.
  - Для непрофессионала Вы очень хорошо знаете порядки, существующие в нашем ведомстве - задумчиво сказал полковник.
  - Я собрал информацию о Вашем ведомстве, имеющуюся в эгрегоре - пожал плечами шатен.
  - Что именно надо сделать, и, в какие сроки? - деловито спросил полковник.
  - Вы сможете к нашей следующей встрече подготовить пакет информации по бронетанковым войскам СССР? - спросил куратор - только, большая просьба - если можно, представить информацию в таком виде, чтобы она была понятна такому дилетанту, как я.
  - Если Вас устроит для начала обзорный пакет - то да - кивнул полковник - только уточните граничные условия.
  - Устроит - согласился куратор - мне необходимо представлять, о чем вообще идет речь - пока что я это представляю довольно приблизительно. Граничные условия - техника, которая была - и, какая техника была бы оптимальна для условий Великой Отечественной войны, исходя из реальных возможностей советской промышленности; оптимальная организация; оптимальная тактика. Разумеется, все это с учетом послезнания.
  - Учитывать только советский опыт или и иностранный опыт тоже? - спросил разведчик.
  - Все, что только может пригодиться - уточнил куратор.
  Следующие несколько вечеров Вячеслав Владимирович посвятил перечитыванию имевшихся в его обширной библиотеке исследований по истории танковых войск периода Второй Мировой войны, справочников по бронетанковой технике, заказанных в служебной библиотеке учебников и исследований по тактике.
  Утром субботы, поблагодарив супругу за завтрак, он, прихватив с собой чайный набор и пачку любимого "Честерфилда", устроился на балконе дачи. Домашние, прекрасно зная привычки главы семьи, поняли, что ему надо обдумать что-то важное, и, не тревожили его.
  Они были правы - Вячеслав Владимирович формулировал пакет информации по бронетанковым войскам для куратора.
  - Итак - подумал полковник - начну с начала, сиречь с Первой Мировой войны.
  В Первую Мировую войну, строго говоря, танковых войск, как главной ударной силы сухопутных войск, так и не появилось - тогда были более или менее многочисленные танковые части, занимавшиеся исключительно поддержкой пехоты. Существовавшие тогда танки, как правило, имели пулеметное, или пушечно-пулеметное вооружение, противопульную броню, низкую скорость, малый запас хода, плохую надежность - собственно, это были неизбежные "детские болезни" принципиально нового класса вооружения.
  Эта же ситуация, почти без изменений, сохранилась до конца 20-х годов. Работы военных теоретиков того времени, посвященные проблемам танковой войны, сводились к рассмотрению вопроса прорыва танками обороны. Несколько выделялась работа австрийца фон Эйсманбергера, ставшего основоположником теории противотанковой обороны.
  Качественно ситуация начала меняться в 30-е годы. Тогда начался процесс, ставший революцией в военном деле - моторизация армии. До того времени подвижность частей и соединений сухопутных войск определялась либо собственными ногами и гужевым транспортом, либо верховыми лошадьми и, либо вьючными лошадьми, либо все тем же гужевым транспортом.
  Нормальный суточный переход пехоты составлял 20-25 км; после четырех суточных переходов надо было делать дневку, чтобы дать отдохнуть людям. Форсированным маршем пехота могла преодолеть 50 км в сутки, но теоретический предел продолжительности форсированных маршей - неделя; на практике его продолжительность редко превышала 2-3 суток - как правило, люди больше просто не могли двигаться с такой скоростью. Что же касается грузоподъемности тренированного пехотинца, то она равна трети его собственного веса, т.е. от 20 до 30 кг.
  Русская телега, запряженная парой лошадей, могла за сутки перевезти полтонны груза на 30 км, т.е. она могла одолеть 15 тоннокилометров; стандартная телега Вермахта, запряженная парой европейских тяжеловозов, перевозила тонну груза на те же 30 км в Европе - летом 1941 г. ее загрузка была уменьшена до 750 кг, т.е. ее суточная норма была равна 22,5 тоннокилометрам.
  Вес стандартного конского вьюка, принятый в РККА, составлял 96 кг.
  Надо учесть еще такой момент - чтобы верховая лошадь могла за день проходить 40-50 км, разумеется, с всадником, ее необходимо кормить не только травой или сеном, но и овсом.
  Для сравнения - стандартный грузовик Вермахта Опель "Блитц", имевший грузоподъемность в 2 тонны, вполне мог преодолеть за сутки 200-250 км, по дорогам средней паршивости, т.е. его суточная норма была равна 400-500 тоннокилометрам. Проще говоря, один Опель "Блитц" округленно был равен 30 русским телегам или 20 телегам Вермахта; но, этим его достоинства не исчерпывались - он еще доставлял грузы с многократно большей скоростью, равной 15-20 км/ч по проселку, против 3-4 км/ч у гужевого транспорта, что позволяло снабжать ушедшие в прорыв танковые соединения.
  История советского танкостроения началась в 1919 г., когда на заводе "Красное Сормово" был выпущен первый советский танк "Борец за свободу тов. В.И. Ленин", представлявший собой слегка переделанный Рено FT-17.
  Правда, после выпуска двух десятков танков производство было прекращено - Советская Россия была слишком бедна для того, чтобы позволить себе танкостроение.
  Возобновилось производство танков лишь в 1927 г. - в серию пошел усовершенствованный вариант того же FT-17 Т-18, он же МС-1. Связано это было с начавшейся модернизацией РККА. В 1928 г. был принят пятилетний план развития вооруженных сил, составленный под руководством начальника Штаба РККА М.Н.Тухачевского; по этому плану в течение пяти лет предполагалось построить 1075 танков. План успешно выполнялся - за три года было построено 962 танка Т-18.
  
  
  В 1928 г. было начато производство бронеавтомобиля БА-27 на шасси первого советского серийного грузовика АМО-Ф-15; башня БА-27 была унифицирована с Т-18. В 1929-1930 гг. на базе Т-18 были созданы танкетки Т-17 и Т-23, которые были выпущены малыми сериями. Наконец, в 1930 г. малой серией был выпущен первый советский средний танк Т-24. Другое дело, что по меркам Второй Мировой войны Т-24 мог считаться средним танком очень условно - при массе в 18 т он имел броню толщиной 20 мм, и был вооружен 45-мм пушкой и тремя пулеметами ДТ.
  В это же время один из сподвижников Тухачевского, Калиновский, создает первые организационные структуры советских танковых войск: в 1929 году, одновременно с созданием управления механизации и моторизации РККА, формируется первый опытный механизированный полк, в 1931 году он развертывается до бригады. Одновременно утверждается новая программа строительства бронетехники, по которой до конца первой пятилетки должно было быть построено уже 5 500 машин!
  Но, к этому времени уже было очевидно, что Рено FT-17, используемый в качестве базы для проектирования новых танков, безнадежно устарел.
  Здесь надо заметить, что в СССР, трудами Тухачевского и группировки "поручиков-командармов", была принята слегка видоизменная английская концепция танковой войны, созданная Фуллером. Эта концепция, в определенной степени стала ответом на колоссальные, для привыкшей к небольшим человеческим потерям Великобритании, потери, понесенные в ходе Первой Мировой войны. Концепция предусматривала создание тихоходных, относительно тяжелобронированных, т.н. пехотных танков, каковые, как следовало из названия, предназначались для поддержки пехоты (в СССР они так и назывались - танки поддержки пехоты, или танки ПП, или просто ТПП); таким образом, системообразующей характеристикой пехотных танков была броневая защита; и, легкобронированных, скоростных, с большим запасом хода, крейсерских танков, предназначенных для действий в тылу противника, в составе танковых соединений (в СССР такие танки назывались танками дальнего действия, или танками ДД, или просто ТДД); системообразующими характеристиками этих танков были высокая скорость и большой запас хода.
  Калиновский был убежденным сторонником теории Фуллера, и, уже в 1925 г.опубликовал статью "Танки ДД", в которой излагал свое видение концепции крейсерских танков.
  Все бы хорошо, но Калиновский, как и сам Тухачевский, был сторонником теории "классовой войны", согласно которой Красная Армия качественно отличалась от армий капиталистических стран тем, что РККА была армией классово однородной, в то время как армии капиталистических государств классово неоднородны. Из этого, по мнению сторонников теории "классовой войны", следовало, что Красной Армии достаточно будет нанести один сверхмощный удар - и, этого удара будет достаточно для того, чтобы пролетарии капиталистических стран, воюющих против СССР, подняли восстание против своих капиталистов.
  
  
  В том же, что касается танкостроения периода Второй Мировой войны, можно выделить два подхода: советско-американский и англо-немецкий.
  В США, и, в несколько ином виде, в Советском Союзе, основная ставка была сделана на универсальные боевые платформы.
  В США единственной боевой платформой был средний танк "Шерман", выпускавшийся в 1942-1945 гг.; в Советском Союзе же был принят более дифференцированный подход - с некоторой натяжкой можно сказать, что в СССР были три боевые платформы - в 1941-1943 гг. выпускались легкие танки Т-70, средние танки Т-34-76, тяжелые танки КВ-1 и КВ-1С, а, также относительно немногочисленные СУ-122 на шасси Т-34-76 и СУ-152 на шасси КВ-1С; начиная со второй половины 1943 г. был налажен выпуск легких СУ-76 на шасси Т-70, средних СУ-85 на шасси Т-34-85, а, также, тяжелых танков ИС-1; с начала 1944 г. в серию пошли средние Т-34-85 и тяжелые ИС-2, тогда же началось серийное производство тяжелых ИСУ-122 и ИСУ-152 на шасси ИС; и, наконец, в конце 1944 г. началось серийное производство СУ-100 и Т-44, впрочем, последние на фронт не успели.
  Англия, и, в несколько меньшей степени, Германия, предпочитали выпускать узкоспециализированные танки, хотя, в отношении немцев надо сделать оговорку - при всей любви немцев к узкоспециализированной бронетехнике, основу бронетанковых войск Германии составляли танки Т-III и Т-IV, а, равно, самоходки на их шасси. Еще точнее будет сказать, что немцы выпустили около 9 тысяч танков Т-IV и, примерно, 10,5 тысяч самоходок "Штуг" III - именно эти машины и были "рабочими лошадками" немецких танкистов даже в 1943-1945 гг., так что немецкий подход можно определить и как промежуточный между американско-советским и английским подходами.
  
  
  Для начала следует уточнить понятийный аппарат - чем определяются боевые возможности танка.
  Обычно упоминаются вооружение, бронирование и подвижность - это верно, но очень общо.
  Ключевым моментом вооружения является способность эффективно поражать цели, для борьбы с которыми создан танк.
  Наример, для средних танков периода 30-х - начала 40-х годов, за исключением английских, основной задачей была поддержка пехоты - соответственно, на ранних модификациях Т-IV, "Шермана", Т-34-76, колесно-гусеничном Т-28 основным вооружением были короткоствольные пушки калибра 75-мм - 76,2-мм.
  Для средних танков ВМВ периода второй половины 1942 г. - 1945 г. это, во-первых, средние танки противника, в любой проекции, на реальных дистанциях танкового боя, т.е. до 1200-1500 м, во-вторых, поддержка пехоты, или, проще говоря, уничтожение вражеских огневых средств и объектов полевой фортификации на тех же дистанциях. Практически для этого на танки ставились длинноствольные пушки калибров 75-мм - 76,2-мм - 85-мм.
  Качество бронирования определяется способностью лобовой брони выдержать прямое попадание бронебойных снарядов основных типов танковых и противотанковых пушек противника на дистанции, как минимум, в 1000 м.
  Понятие подвижности очень размыто - на практике надо рассматривать такие параметры как скорость танка по шоссе и пересеченной местности, его запас хода.
  На практике лучшие средние танки ВМВ имели скорость по шоссе 38 км/ч (последние модификации Т-IV), 48 км/ч (последняя модификация "Шермана"), 53 км/ч (Т-34-85).
  Скорость по пересеченной местности была 20 км/ч - у "Шермана" и Т-IV, 25 км/ч - у Т-34-85.
  Огромное значение имел запас хода, сиречь расстояние, которое танк мог пройти экономической скоростью без дозаправки. Почему немцы так восхищались Т-34, ведь к началу 1943 г. их Т-III стал близок Т-34-76 по вооружению и бронезащите, а Т-IV был просто равен Т-34-76 по вооружению и броневой защите? Ответ прост - дело в надежности ходовой части Т-34 и его огромном, благодаря дизельному двигателю, запасе хода.
  Поскольку основой танковых войск периода Второй мировой войны были средние танки, основное внимание следует уделить именно им.
  
  
  - Хорошо - согласился куратор - в основных моментах мы с Вами согласны. Скажите, пожалуйста, а в чем, на Ваш взгляд, причины кризиса современного человечества?
  - Сложный вопрос - хмыкнул разведчик - Вам бы с ним обратиться к какому-нибудь философу - я, знаете ли, практик.
  - А все же - попросил шатен - Пусть это будет "сырое" мнение.
  - Оно будет и "сырым", и не политкорректным - предупредил полковник.
  - Согласен - кивнул шатен.
  - Ну что же - задумчиво начал Ленин - человечество, согласно теории Тойнби, состоит из цивилизаций. Есть исламская цивилизация, которую мы уже вскользь обсуждали. Возможно, если бы там взяли верх сторонники модернизации по европейскому образцу, сторонники "светского" ислама, то из нее, со временем, конечно, и получилось бы что-то серьезное, способное и на технический, и на социальный прогресс - сейчас же она браво марширует в пропасть, и, заодно, вполне может прихватить с собой остальное человечество. Есть конфуцианские культуры Дальнего Востока - я с огромным уважением отношусь и к китайцам, и к японцам, и, особенно, к корейцам и вьетнамцам - интересные культуры, трудолюбивые люди, в общем, много хорошего - проблема в том, что это интровертные культуры, замкнутые на себя. Веками они жили, опираясь только на заветы предков, принципиально отвергая любые инновации - собственно, их нынешний взлет состоялся благодаря внешнему давлению, натиску европейцев. Например, Япония веками жила в полной изоляции от внешнего мира - и, вышла из нее только потому, что самурайские кланы Юго-Западной Японии осознали неприятную истину - или их Родина сумеет измениться, приняв принципы ненавистных гайдзинов, или станет их колонией или протекторатом; Китай сумел выйти из многовековой спячки благодаря нам и американцам; Южная Корея сумела стать экономическим гигантом, одним из мировых лидеров высокотехнологичной промышленности благодаря американцам. Есть индийская культура - примерно та же история, что и с дальневосточными культурами.
  Индия стала тем, чем стала сейчас, благодаря англичанам, нам, русским, и американцам.
  И, последнее по счету, но не по значимости - европейская цивилизация. Состоит из трех основных страт - протестантской англосаксонской, католической европейской, православной русской.
  Эта цивилизация, по сути, и построила современный мир, с его научно-техническим прогрессом, социальными структурами, балансом интересов общества, государства, отдельной личности. Проблема в том, что эта цивилизация была надломлена Первой Мировой войной - и, окончательно сломлена Второй Мировой войной. Далее пошел процесс постепенного затухания европейской цивилизации.
  - Простите, перебью Вас - извинился куратор - можно подробнее о сломе европейской цивилизации?
  - Пожалуйста - пожал плечами полковник - к началу XX века Европа представляла собой фактически единое экономическое, культурное, юридическое пространство - я не считаю отдельных нюансов. В этом едином пространстве наблюдался стабильный экономический рост, и, как следствие, рост благосостояния населения; фантастические темпы научно-технического прогресса; постепенный социальный и культурный прогресс - я не имею в виду то, что выдается за прогресс в этих областях сейчас, а, именно, расширение прав разнообразных сомнительных меньшинств, и, такие же сомнительные эксперименты в области культуры - нет, развивалась нормальная культура, и расширялись права нормальных людей. Короче говоря, потенциал тогдашней европейской цивилизации, и материальный, и моральный, был колоссален - но он, не литературно выражаясь, был спущен в унитаз в ходе Первой Мировой войны.
  - У меня сразу два вопроса - сказал шатен - насчет морального потенциала, и, насчет возможности предотвратить Первую Мировую.
  - Насчет морального потенциала - ответил разведчик - за века были выработаны признаваемые всеми "правила игры", неотъемлемой частью которых были законы и обычаи ведения войны. Понятно, что в колониальных войнах они крайне редко соблюдались, но, вот когда велись войны между европейцами, по крайней мере, с середины XVII века, их нарушали редко. Эти законы и обычаи ведения войны играли роль своего рода нравственных тормозов, достаточно эффективно сдерживавших людей от зверства - понятно, что имелся некий неизбежный процент законченных отморозков, но, во-первых, их было не так много, чтобы сломать существовавший порядок, во-вторых, их быстро вешали свои же. Классический пример такой войны - франко-прусская война 1870-1871 гг. На этой войне военные медики оказывали помощь равно и своим раненым, и раненым врагам, нормально относились к пленным, не трогали мирное население, существовали перемирия после боя для сбора раненых и убитых, обмены пленными и т.д. Из числа погибших на этой войне только 3% падает на мирное население - все остальные были военными. Кто-то из прусских генералов, когда его спросили, как так получилось, что погибли мирные французы в городке, который обороняли французские войска, негодующе ответил: "Я не воюю с гражданскими!". Имелось в виду, что мирные жители подвернулись под пулю или снаряд, предназначенный вовсе не им - им просто не повезло.
  Что касается возможности предотвратить Первую Мировую - очень сомневаюсь, что это реально. Я не профессиональный историк, знающий все эти вещи в мельчайших подробностях, но военную историю нам в Академии Генштаба давали в очень серьезном объеме, включая собственно военную историю, военную экономику, стратегическое планирование и т.д.
  - Простите - попросил шатен - а нельзя ли подробнее о Первой Мировой?
  - Конечно - кивнул разведчик - начну с начала - в викторианскую эпоху Великобритания имела первую экономику мира, числясь "мастерской мира", крупнейшую в мире колониальную империю, над которой никогда не заходило солнце, занятый охраной этой империи мощнейший в мире военно-морской флот, соответствующий двухдержавному стандарту, т.е. бывший равным второму и третьему сильнейшим флотам мира, вместе взятым, национальную валюту, бывшую мировой резервной валютой.
  К началу XX века ситуация изменилась - стремительный рост экономик США и Германии привел к вытеснению английских товаров со многих рынков, более того, концепция фритредерства, сиречь свободной торговли, ранее позволявшая Великобритании вытеснять конкурентов с рынков, перестала соответствовать английским интересам - товары конкурентов имели лучшее соотношение "цена - качество", благодаря чему немецкие и американские товары начали теснить английские товары уже на рынках Британской Империи.
  Тем не менее, у англичан оставались в руках очень сильные козыри - налаженные веками торговые связи, крупнейший в мире торговый флот, статус фунта стерлингов как мировой резервной валюты.
  Задачей Британской Империи был разгром конкурентов, желательно, с возвращением их на уровень второстепенных стран.
  Франция, после разгрома во франко-прусской войне, и, потери Эльзаса и Лотарингии, подчинила свою внешнюю и оборонную политику одной задаче - возвращению Эльзаса и Лотарингии. Это стало во Франции даже не национальной идеей, а, скорее, национальной паранойей.
  Франция располагала довольно мощной экономикой, но она, в отличие от экономик США, Великобритании, Германии была в большей степени рассчитана на внутренний товарный рынок - Франция экспортировала капиталы.
  Франция имела вторую в мире колониальную империю, второй в мире ВМФ, довольно мощную сухопутную армию.
  Германия, после объединения выросшая в мощнейшую европейскую континентальную Империю, в ходе периода грюндерства создала очень сильную промышленность, стремительно догонявшую английскую промышленность - но, проблемой Германии было почти полное отсутствие колониальных рынков, поскольку внутренний рынок Германии и доступные ей внешние рынки уже подходили к пределу насыщения промышленной продукцией.
  Германия имела сильнейшую в Европе сухопутную армию, и, начала создание ВМФ, способного бросить вызов Королевскому флоту Великобритании.
  Особо серьезные проблемы были у России - незавершенность реформ Александра II привела к расколу российского общества. С одной стороны, в России были современные промышленные предприятия, производившие вполне качественную продукцию, с другой - 80% населения России составляли крестьяне, пахавшие на тощих лошаденках невеликие десятины. Развитие промышленности сдерживалось отсутствием платежеспособного спроса у большинства населения. Похожая история была и с системой управления - могущественная экономически российская буржуазия была бесправна политически.
  Дополнительно международные отношения осложнялись проблемой колоний - грубо говоря, мир уже был поделен, незанятых мест не осталось, так что получить новые колонии можно было, только отняв их у одной из великих держав.
  Примером столкновений могут послужить Фашодский кризис, между Великобританией и Францией, и, Марокканский кризис, между Германией и Францией.
  Надо отметить, что в это время "созрели" условия для изменения самого характера войны.
  Несколько упрощая, войны XVIII-XIX веков были войнами за тот или иной кусок территории, выгодный торговый договор и т.д.; в этих войнах воевали армии, но, страна, в целом, жила обычной жизнью - т.е. это были ограниченные войны.
  К началу XX века ситуация резко изменилась - во-первых, от исхода войны зависело экономическое процветание страны, или, же ее падение в кризис, во-вторых, качественно выросли расходы на войну, например, золотой запас Германии в 1914 г. оценивался в 200 млн. марок, чего было достаточно для оплаты двух дней боевых действий германской армией; проще говоря, теперь, чтобы получить шанс на победу, нужно было вывернуть карманы всей нации, более того, превратить страну в военный лагерь - теперь большая война между великими державами становилась тотальной.
  Я уже упоминал тот факт, что к началу XX века Европа была, де-факто, единым экономическим пространством - в этих условиях тотальная война, точнее, неизбежный разрыв экономических связей в результате тотальной войны, гарантированно приводил к экономической катастрофе. К сожалению, европейские элиты этого не понимали - они руководствовались опытом прошлого, как, например, Вильгельм II искренне говорил своим солдатам в августе 1914 г., провожая войска на фронт: "Вы вернетесь до осеннего листопада".
  - Простите, я Вас перебью - извинился куратор - но, ведь экономические последствия тотальной войны должны были быстро выясниться - так что мешало вернуться к статус-кво?
  Видите ли, вначале, когда еще теоретически была возможность заключить мир, не слишком сильно проиграв экономически, например, немцам, казалось, что еще немного, совсем чуть-чуть, и они победят; о национальной паранойе французов я уже упоминал; в России мечтали о захвате черноморских проливов; англичане спали и видели Германию, отброшенную в разряд второстепенной страны - начал отвечать Вячеслав Владимирович - затем, когда истинная цена войны уже стала ясна элитам воюющих великих держав, заключение мира без аннексий и контрибуций означало падение в тяжелейший экономический кризис, просто потому, что на войну уже были истрачены деньги, равные нескольким годовым бюджетам мирного времени каждой из воюющих держав - единственным шансом свести нулевой баланс войны была победа, и, обдирание проигравших "как липки". Над тем нехитрым фактом, что другая сторона тоже начисто вывернула свои карманы, финансируя войну, так что взять с нее особо нечего, похоже, никто не задумывался.
   Понимаете, если Вы, как это описывают в "попаданческих" романах, перенесете мое сознание в Николая II, Вильгельма II, Георга V, президентов Пуанкаре или Вильсона - продолжал полковник - это ничего не изменит, просто потому, что короля всегда играет свита. Как я уже упоминал, у всех великих европейских держав были свои стратегические задачи, реализация которых категорически противоречила задачам соседей; если глава государства начнет как-то противодействовать решению этих задач, то его попросту отстранят от власти, в той или иной форме.
  Хорошо - поинтересовался куратор - а можно как-то изменить ход Первой Мировой войны?
  Можно - ответил разведчик - а что именно Вас интересует?
  Например, сделать ее более скоротечной, менее кровопролитной - можно? - спросил шатен.
  Вряд ли - ответил Вячеслав Владимирович - можно, например, изменить стратегическую концепцию Российской Империи, отказавшись от наступательных операций против Германии, и, сосредоточив силы для захвата Босфора и Дарданелл; но, никто не может гарантировать, что при полном успехе новых операций Россия, сразу по окончании Первой Мировой, не получит конфликт с Британской империей и Францией, всерьез собиравшихся делить территорию бывшего союзника на свои сферы влияния. На оперативном уровне изменить ход Первой Мировой не получится, по причине отсутствия в то время необходимых инструментов ведения войны.
  Простите, - извинился куратор - а Вы бы не могли объяснить мне последний пункт подробней?
  Пожалуйста, - ответил полковник - суть дела в том, что Первая Мировая война относится к тому типу войн, когда оборона доминировала над наступлением - средства, необходимые для создания устойчивой обороны, как-то магазинные винтовки, пулеметы, артиллерийские орудия среднего и крупного калибра уже были доведены до высокого уровня технического совершенства, массово выпускались, были освоены войсками, как в применении, так и встроены в соответствующие организационные структуры; средства же, необходимые для наступления на значительную глубину, как-то танки, САУ, бомбардировщики и штурмовики, инженерные машины, полноприводные грузовики либо пребывали "в пеленках", либо вообще отсутствовали; их уровень технического совершенства мог быть назван таковым только из вежливости; были проблемы с массовым выпуском; они не были освоены войсками в должной мере; если их применение еще как-то было освоено к концу Первой Мировой, то соответствующие организационные структуры были созданы только к началу и во время Второй Мировой войны.
  Хорошо - сказал шатен - а возможно изменить ход Второй Мировой войны?
  Смотря что надо сделать - ответил разведчик.
  Какой вариант Вы бы считали оптимальным, с точки зрения спасения человечества? - спросил куратор.
  - М-да, умеете Вы задавать сложные вопросы - констатировал полковник. Так сразу и не ответишь. В первом приближении я бы сказал так: во-первых, во Вторую Мировую войну вступили пять могущественных Империй - США, Великобритания, Германия, СССР, Япония; вышли из нее победителями две - США и СССР, причем, надо отметить, США вышли из войны, усилившись и в военном, и в политическом, и, особенно, в экономическом отношении, полностью поглотив Японию, большую часть Германии, и, фактически, вынудив Великобританию стать своим протекторатом; Советский Союз, резко усилившись в военном и политическом отношении, был крайне ослаблен экономически и демографически; также были резко ослаблены экономически побежденные, а Германия и Япония и демографически; в общем, Советский Союз вступил в "холодную войну", имея почти заведомо проигрышную позицию; во-вторых, что касается влияния европейской цивилизации на остальной мир - это влияние и было резко ослаблено, и качественно изменило свой характер, а именно, классическая колониальная система была не только системой выкачивания из колоний дешевого сырья и поставок туда дорогих промышленных товаров метропилий, но и системой индукции ценностей европейской цивилизации - проще говоря, европейцы переформатировали колонии "под себя", вытесняли местные культуры, заменяя их европейской культурой; неоколониализм же американского образца сводился к экономическому господству, при минимальном проникновении европейской культуры; в-третьих, крайнее ожесточение Второй Мировой войны окончательно привело к закреплению принципа "цель оправдывает средства" в мировой политике - моральные нормы, даже в том небольшом объеме, который был до Первой Мировой, были окончательно "сданы в архив" - после лагерей уничтожения, ковровых бомбежек городов и Хиросимы с Нагасаки стало возможно абсолютно все.
  - В принципе, можно изменить участие СССР во Второй Мировой войне - продолжал размышлять вслух разведчик - если бы РККА, даже при тех недостатках, которые в изобилии были в 1941 г., заняла бы стратегическую оборону на "Линии Сталина", использовав территорию Западных Украины и Белоруссии в качестве полосы обеспечения, и, подготовив тыловую линию обороны на рубеже Днепр - Западная Двина, то катастрофы 41-го у нас бы не было - были бы, конечно, тяжелые, кровопролитные сражения, серьезные потери, но это совсем не та катастрофа, которая была в реальности.
  - Простите, - поинтересовался куратор - а возможен разгром Вермахта в 1941 г.?
  - Честно говоря, это маловероятно - отозвался продолжавший размышлять полковник - немцы создали великолепно подготовленную и организованную, с образцовой тактикой и очень хорошей техникой, армию; да, у них были определенные недочеты, но, в целом, по состоянию на 1941 г. Вермахт был лучшей армией мира. У нас ситуация была иной - мы так и не изжили полностью доктрину "классовой войны", почти полностью ориентированную на наступление и пренебрегавшую обороной, мы не успели создать современную тактику, у нас была масса проблем с организацией частей и соединений, в особенности, авиационных и танковых, у нас очень плохо обстояли дела со связью, что не позволяло обеспечить непрерывность управления, у нас неважно была подготовлена пехота, у нас были плохо подготовлены, в основной массе, танкисты и летчики, мы сильно запоздали с перевооружением армии, и очень многое другое. Что очень важно, Вермахт, с сентября 1939 г., успел наработать огромный опыт победоносных маневренных войн - у нас подавляющая часть соединений такого опыта не имела. Не менее важно то, что немцы были психологически готовы к войне на уничтожение - а наши - нет.
  - Простите, а если всем этим заняться задолго до войны? - спросил шатен.
  - На все это, во-первых, уйдет лет 10-15, во-вторых, необходимо будет "обкатать" значительную часть РККА, по крайней мере, в одном крупном конфликте - ответил полковник - тогда, при благоприятном стечении обстоятельств, можно будет иметь к лету 1941 г., условно говоря, РККА "образца 1943 г.". Тогда есть вероятность, что Гитлер вообще не отдаст приказ о начале "Барбароссы".
  - А разве такое возможно? - спросил шатен.
  - Да - ответил Вячеслав Владимирович - у нас, с советских времен, принято писать о зоологической русофобии Гитлера, его вере в расовую теорию, его психическом нездоровье, переходящем в полную неадекватность. Вообще, это все правда - другое дело, что есть важные нюансы, которые надо учитывать. Во-первых, Адик действительно был психически неустойчив, как многие талантливые гуманитарии - другое дело, что подавляющее большинство таких людей проживает жизнь, оставаясь в пределах нормы; конкретно Адик был вполне адекватен до начала 1943 г., затем пошел постепенный отрыв от реальности, и, к середине 1944 г. он окончательно спятил, так что в течение примерно года Германией руководил самый настоящий безумец; во-вторых, Гитлер, судя по всему, искренне веря в расовую теорию, и, например, считая славян унтерменшами, когда было надо, охотно имел дело и с Пилсудским, и со Сталиным; вообще, до определенного момента, несмотря на расовую теорию, политика Рейха была совершенно прагматичной - к примеру, Германия состояла в союзе с Румынией и Японией, притом, что и румыны, и, особенно, японцы, в списке расово неполноценных народов стояли намного ниже русских; личная русофобия фюрера нисколько не помешала заключению пакта Молотова-Риббентропа и активному и экономическому, и военно-техническому сотрудничеству. То же относится и к войне - известны слова Гитлера, сказанные после разгрома наших войск под Киевом, в 1941 г., и, подсчета наших потерь: "Если бы я знал, что у русских есть столько танков, я бы никогда не начал эту войну". Естественно, все вышесказанное относится к периоду, когда Адик был адекватен.
  - А как бы Вы охарактеризовали Гитлера? - начал брать управление разговором в руки куратор.
   - Судя по тому, что я о нем читал, психологически в детстве, ранней юности это был классический романтик из небогатой, но и небедной семьи, желавший добра своей стране, своему народу - внимательно посмотрев на куратора, начал разведчик - затем жизнь окунула романтика носом в дерьмо - он столкнулся сначала с бедностью, затем с нищетой и, заодно, с непризнанием своих талантов; как результат, романтик, не на шутку озлобившись, начал искать врагов. Тут надо отметить такой момент - будущему фюреру не хватило силы воли на то, чтобы признать тот факт, что в своих бедах человек всегда виноват сам - он предпочел более легкий путь - путь поиска врагов. Поскольку он был романтиком, имевшим сверхидею - он решил, что речь идет не просто о личных врагах, но о врагах его страны, его народа. Если оценивать все это с точки зрения психологии, то я бы сказал, что черно-белое восприятие мира, свойственное романтикам, столкнувшимися к неприглядными сторонами жизни, усугубилось полученными психотравмами. Это еще не катастрофа - многие люди, получившие подобные психотравмы, нормально живут с ними, хотя, конечно, в этом случае не помешала бы помощь хорошего психолога.
  Затем была Первая Мировая война, на которую он пошел добровольцем, судя по всему, из искреннего желания послужить своей стране - продолжил полковник - надо полагать, плохо представляя себе, что такое настоящая война. Надо отдать ему должное, Гитлер проявил себя храбрым солдатом - если Железный крест II степени имели многие фронтовики, то Железный крест I степени солдатам и унтер-офицерам в кайзеровской армии давали крайне неохотно, как правило, в тех случаях, когда не дать эту высокую награду было невозможно. У меня нет оснований сомневаться, что это был как раз этот случай - Адик был связным, т.е. человеком, обязанным раз за разом смертельно рисковать, ползая под обстрелом, чтобы передать приказ командира.
  Другой вопрос, что, находясь на передовой, убивая и видя смерть товарищей, Гитлер неизбежно получил тяжелую боевую психическую травму, или, как принято писать в соответствующих трудах, БПТ. Судя по его поведению в послевоенные годы, посттравматический синдром у него был в тяжелой форме.
  - Простите, - извинился куратор - не могли бы Вы объяснить эти моменты для непрофессионала?
   - Это Вы меня простите, пожалуйста - в свою очередь извинился разведчик - я привык беседовать на эти темы с коллегами, прекрасно знающими специальную терминологию, и, постоянно на нее сбиваюсь. Попросту говоря, есть люди с устойчивой психикой, способные переносить тяжелые перегрузки, оставаясь при этом в пределах нормы - а, есть люди, которые, при наличии таких перегрузок отклоняются от нормы - больше или меньше, в ту или иную сторону. Адик относился ко второй категории. Дополнительно проблему усугубляло то, что он был романтиком - сиречь, человеком, не желавшим принимать мир таким, каким он является в реальности, со всем его несовершенством и, зачастую, грязью - и, создавшим, в качестве защиты своей психики, некий образ идеального мира. В принципе, в этом нет ничего плохого - недаром говорят, что человек, в молодости не бывший романтиком, к старости зачастую становится законченной сволочью, если речь не идет об исключении - когда романтик начинает заливать мир кровью, пытаясь построить на руинах реального мира свой идеал.
  Тяжелыми ударами по его психике стали ранняя смерть родителей, в особенности, матери, которую он, насколько можно судить, искренне любил; нищая молодость в Вене.
  Отдельно следует упомянуть проблемы с женщинами - я никоим образом не поклонник Фрейда, но, биологически человек устроен таким образом, что секс попросту снимает стрессы, тем самым уменьшая нагрузку на психику. У Адика с этим явно было не все в порядке - не исключено, что была еще одна тяжелая психотравма в молодости. Проще говоря, молодой человек мог искренне влюбиться в юности - а девушка попросту послала нищего художника, жившего в ночлежке.
  Люди с неустойчивой психикой, получившие такое количество психотравм, нередко спиваются, становятся наркоманами, или же кончают жизнь самоубийством - будущий фюрер был достаточно волевым человеком, чтобы не пойти ни по первому, ни по второму, ни по третьему пути - он нашел для себя выход в ненависти, видимо, сначала возненавидев весь этот мир, затем он додумался до того, что ненависть надо канализировать, что он и сделал, выбрав объектами своей ненависти евреев и славян.
  Теперь о боевых психических травмах - дело в том, что в нашей психике стоит мощнейший блок, запрещающий убийство себе подобных. Преодолеть этот блок, во-первых, очень непросто, во-вторых, платой за убийство становятся послевоенные психические расстройства, мешающие жить среди обычных людей - тот самый посттравматический синдром. Недаром в современных западных армиях всех участников боевых действий отправляют к психологам, которые целенаправленно занимаются вытеснением и замещением психотравмирующих воспоминаний. У нас принято обходиться водкой, которая, как правило, только обостряет болезненную, переходящую пределы разумного, тягу к справедливости, готовность добиваться ее силовыми способами, отсутствие "тормозов", и многое другое.
  Все это прослеживается у Гитлера. Кроме того, надо отметить еще одну особенность его психики, явно появившуюся в результате БПТ - многократно видя смерть боевых товарищей, он стал очень болезненно относиться к потерям немецких войск. Можно даже сказать, что насколько наплевательски он относился к террору против мирного населения на оккупированных территориях СССР, Югославии, Польши, воспринимая его как норму в отношениях "высшей расы" к "унтерменшам", настолько нервно он относился к потерям Вермахта и СС.
  Отдельно следует отметить такую особенность психики Гитлера, как сверхразвитая интуиция, что иногда случается с творческими личностями - образно говоря, его можно назвать Наполеоном от политики. Поясню свою мысль - почему в военных училищах и академиях не изучают метод Наполеона - да потому, что никакого метода не было в принципе, Бонапарт "выезжал" на своей сверхинтуиции. Нечто подобное было и с Гитлером, с той разницей, что его сверхинтуиция была, если так можно выразиться, специализирована не на военное дело, а на политику. Другое дело, что Наполеон был одним из самых образованных людей своего времени - Гитлер, не имевший высшего образования, соответственно, не имел адекватной образовательной базы и не владел профессиональными методами работы с информацией; как следствие, там, где Наполеон мог полноценно контролировать свое ближайшее окружение, Гитлер мог только верить или не верить своим приближенным.
   Одним из следствий его сверхинтуиции было пренебрежение и к образованию, и к образованным людям; дополненное и отсутствием чувства юмора, и, постепенно росшим самодовольством, и, в особенности, авторитарным складом характера, оно постепенно превратилось в чувство непогрешимости.
  Но, до определенного момента, эта сверхинтуиция работала - заметил шатен.
  Безусловно - согласился разведчик - наиболее яркий пример - Мюнхенское соглашение, когда, казалось, все было против Гитлера - во-первых, чехословацкая армия ненамного уступала Вермахту, во-вторых, чехословаки опирались на мощнейшую линию укреплений на западе страны - Ханичку, в-третьих - почти нечего было противопоставить французам на западе, в-четвертых, Кригсмарине настолько уступали английскому и французскому флотам, что о втором Ютланде можно было даже не мечтать, в-пятых, Советский Союз, имевший договоры с Чехословакией и Францией, был готов "бросить на чашу весов" свою немалую сухопутную и воздушную мощь, в-шестых, немецкий генералитет, прекрасно понимавший безнадежность войны с коалицией сильнейших военных держав Европы, готовил военный переворот.
  Свою роль сыграла и череда непрерывных успехов на политическом поприще внутри Германии - ведь все началось с крохотной группы маргиналов, а закончилось сильнейшей политической партией Германии, пользовавшейся массовой поддержкой.
  - Хорошо, с Гитлером мне все ясно - констатировал куратор - а как Вы охарактеризовали бы Сталина?
  Сталин, на мой взгляд, фигура намного более яркая и сильная - начал полковник - достаточно упомянуть то, что Гитлер пришел к власти в первоклассной индустриально-аграрной державе, имевшей высококвалифицированный аппарат управления, неплохую армию, устойчивую финансовую систему - Сталину же, точнее, его команде, пришлось выстраивать почти с нуля, и державу с первоклассной промышленностью и современным сельским хозяйством, и эффективную систему управления, и боеспособные ВС, причем, все это пришлось делать в неправдоподобно короткие сроки, и, при жесточайшем противодействии, как извне, так и изнутри.
  Итак, красный император Иосиф Грозный - продолжил разведчик - родился в бедной семье, причем, надо отметить, со здоровьем у него дела обстояли неважно. Насколько я помню воспоминания его сверстников, в детстве он отличался отчаянным характером и редкой, пожалуй, даже болезненной, справедливостью. В семье у него отношения были сложными - если поначалу отец нормально работал, и, неплохо зарабатывал, то, позже, отец начал сильно пить, и, семья скатилась в настоящую нищету - это не могло не отразиться на характере мальчика; одних такое ломает, других - закаляет. Будущий Сталин относился ко второй категории.
  Надо отдать должное его матери - женщина делала все возможное и невозможное, чтобы "удержать на плаву" семью, работая как проклятая. Конечно, имея перед глазами два таких диаметрально противоположных варианта отношения к жизни, психологически трудно вырасти чем-то средним - Сталин и сознательно, и подсознательно копировал поведение матери, всю жизнь работая на пределе человеческих сил, собственно, даже не столько работая ради заработка, сколько выполняя свой долг. Судя по всему, именно мать стала для него учителем, преподавшим урок жизни во имя долга.
  Несомненно, немалое влияние на формирование характера Сталина оказали и религиозность его матери, и, учеба в семинарии. Понятны и мотивы его матери - умный сын, выучившийся на священника, был для семьи реальной возможностью вырваться из нищеты. Несомненно, в детстве он был искренне верующим человеком - таким он и пришел в семинарию. Семинария дала ему хорошее гуманитарное образование, не говоря уже о том, что Сталин был человеком, исключительно высоко ценившим знания - достаточно вспомнить историю, как он, вместе с несколькими сокурсниками, брал книги в платной библиотеке, и, переписывал эти книги, чтобы иметь свой экземпляр, поскольку возможности покупать книги у них просто не было. Другое дело, что семинария, благодаря культивировавшейся там системе контроля, одновременно и тотального, и мелочного, атмосфере доносительства, воспитала человека, мягко говоря, изрядно усомнившегося если не в религии, то, по крайней мере, в Церкви.
  Если оценить характер Сталина в юности, то это смелый романтик, искренне желающий изменить жизнь к лучшему, но, пока не знающий, как этого добиться, с невероятной жаждой знаний, очень трудолюбивый, неплохой поэт, патриот Грузии.
  После того, как Сталин разочаровался в церковной карьере, наступил период его определения в жизни, который, в конце концов, привел его в революционное движение.
  Тут сразу надо уточнить такой момент - русских революционеров, в первом приближении, можно разделить на две категории: во-первых, это выходцы из обеспеченных, а, зачастую, и богатых семей, за которыми стояли деньги и связи их родственников - примером может послужить одна из эсеровских террористок, которую, после совершенного ей убийства, трудами родни, признали душевнобольной, и, отправили лечиться в швейцарский санаторий; во-вторых, это выходцы из бедных семей, которым во всех житейских неурядицах приходилось рассчитывать только на себя.
  - Простите, я Вас перебью - сказал шатен - я бы, прежде всего, делил русских революционеров на теоретиков, писавших статьи в уютных и безопасных Лондоне, Женеве, Париже - и, практиков, которым реально "светили" ссылки, тюрьмы, каторга, а, иногда, и виселица.
  - Положим, чтобы заработать в Российской Империи каторгу или петлю, надо было очень хорошо постараться - отозвался полковник - как Махно, участвовавший в ограблении почтовой кареты и убийстве двух полицейских - так ему, как несовершеннолетнему, смертную казнь заменили на каторгу. Тот же Сталин участвовал в экспроприациях, сиречь, вооруженных ограблениях, заводил подпольные типографии, готовил восстания - и, за все достижения его всего лишь отправляли в ссылку. Кстати, он семь раз бегал из ссылки - так его, поймав, водворяли обратно, ничуть не добавляя срок.
  Естественно, что практика революционного подполья, с атмосферой всеобщего недоверия, риском попасть в "нежные" руки жандармов, постоянным безденежьем, бродяжьей жизнью, вообще, отсутствием своего крова заметно изменили характер будущего Императора - он научился быть недоверчивым, очень осторожным, верить не словам, а делам, и, что самое главное - научился разбираться в людях.
  Правда, толику романтики он себе все же позволял - некоторые исследователи выводят псевдоним Сталин из древней, еще дохристианской, осетинской легенды о Стальном Человеке, сыне смертного мужчины и богини плодородия Наталки.
  Особо надо отметить раннюю смерть его первой жены, Екатерины Сванидзе, которую он очень любил - такое горе прибавляет человеку жесткости - задумчиво констатировал Вячеслав Владимирович.
  - А как Вы бы охарактеризовали его семейные дела, и, прежде всего, их влияние на его характер? - спросил шатен.
  - Понимаете, Сталин был невезучим в семейной жизни человеком - ответил разведчик. Первый раз он женился по большой, и, судя по всему, взаимной любви - и ему очень повезло с женой. Простите за банальность, но Сталин был классическим восточным человеком, в определенной степени эталоном кавказского мужчины - неуклонно платящим добром за добро и злом за зло, верным друзьям, безжалостным к врагам, очень целеустремленным, умеющим добиваться поставленных целей любой ценой человеком. Применительно к семейной жизни эта модель поведения означает то, что жена подчиняет свою жизнь целям и задачам мужа, авторитет мужа и отца в семье абсолютен и, не может быть оспорен.
  Прекрасная портниха Екатерина, обшивавшая местную элиту, перевозила разнообразную нелегальщину, была связной у мужа - словом, она полностью подчинила свою жизнь интересам мужа, была идеальной грузинской женой. Но она заболела - а у Сталина, подчинившего свою жизнь интересам партии, не было денег на хорошего врача. Любимой женщины не стало - а подпольщик Коба был вынужден оставить сына на родственников жены.
  Можно представить, каким ударом это стало для Сталина - смерть любимой женщины, случившаяся из-за того, что он, мужчина, глава семьи, не имел денег на врача; сын, который рос безотцовщиной при живом отце.
  Еще большей проблемой для Сталина стал второй брак. Насколько я могу судить, намыкавшийся Сталин искал в браке душевного тепла, хотел найти "отдушину" от реалий Гражданской войны и государственного строительства - а, девочка Надя вышла замуж за романтического героя, не сумев разглядеть в высокопоставленном государственном и партийном деятеле живого человека, который всей этой "романтикой" был сыт на сто жизней вперед, категорически не желавшем сталкиваться с этой "романтикой" в своем доме.
  Дальше дела пошли еще хуже - Надежда категорически не хотела быть нормальной, в понимании Сталина, матерью и женой, избрав для себя путь раннесоветской эмансипэ - был такой тип политизированных дамочек. Дети росли без родительского внимания.
  Скорее всего, в один прекрасный день у Сталина просто закончилось терпение - он ведь долго все терпел и, прощал, Надежде все ее фокусы - но, никакое терпение не вечно, так что, надо полагать, Надежда услышала что-то вроде: "Дети остаются со мной - а ты пошла вон! С меня хватит!" С учетом плохой наследственности у Надежды по линии матери, низкой устойчивости ее психики, вполне вероятна сильнейшая истерика, полная потеря самоконтроля - и, как итог - самоубийство.
  Плохо обстояли дела и с детьми.
  Первый сын, Яков, выросший безотцовщиной, судя по всему, выбранный отцом путь категорически не признавал - судя по его поступлению в Институт железнодорожного транспорта, он не хотел посвятить свою жизнь исполнению долга, как отец, а хотел жить для себя и своих близких. Вообще, очень похоже на то, что он был достаточно волевым человеком для того, чтобы не подчиниться своему очень волевому отцу - но, увы, недостаточно волевым для того, чтобы отстоять свой выбор пути. Можно не сомневаться, что это очень раздражало Сталина - во-первых, сын имел наглость не выбрать качественно иной путь, чем он; во-вторых, он не проявил достаточной силы воли для того, чтобы отстоять свой выбор, вопреки всему.
  Василий рос законченным раздолбаем, талантливым человеком, но, совершенно не способным сосредоточиться на чем-то одном, не желавшим признавать ни дисциплины, ни, тем более, самодисциплины - что для Сталина, человека, сумевшего выработать в себе невероятную самодисциплину, было дико и неприемлемо.
  Любимица отца, Светлана, росла тепличным растением, человеком, не имевшим волевого "стержня" в душе - надо полагать, любящего отца это очень тревожило.
  Единственным исключением, вполне соответствовавшим представлениям Сталина о настоящем мужчине, был приемный сын - Артем Сергеев. Надо заметить, что генерал-майор артиллерии Сергеев всей своей жизнью доказал наличие у него и твердых принципов, и железной воли, необходимой для того, чтобы эти принципы отстаивать.
  - Благодарю Вас за подробное объяснение - задумчиво сказал куратор - но круг общения человека обычно не ограничивается семьей, есть еще и друзья.
  - С друзьями у Сталина тоже все было очень непросто - ответил Вячеслав Владимирович - если Вы хотите, то, я, в меру своих знаний, могу обрисовать ситуацию.
   - Буду Вам очень признателен - кивнул куратор - чем подробнее Вы опишете психологию Сталина, условия, в которых он жил и действовал, тем больше у нас с Вами будет шансов на успех.
   - Вы не сомневаетесь, что я соглашусь - хмыкнул полковник.
   - Если бы Вы хотели отказаться, Вы бы давно это сделали - пожал плечами шатен - судя по Вашей реакции, Вас всерьез заинтересовало мое предложение.
  - Вы правы - согласился разведчик - но, может быть, мы вернемся к теме друзей Сталина?
   - Будьте добры - попросил куратор.
   - Насколько я могу судить - начал Вячеслав Владимирович - у Сталина отношение у друзьям было не таким, как у Франко, сказавшего "Друзьям - все, врагам - ничего, остальным - закон", но, похожим в том плане, что дружбу он воспринимал как нечто абсолютное, не терпящее компромиссов. Смыслом его жизни, его долгом, во имя исполнения которого он жил, начиная с определенного времени, было строительство Империи - но, для друзей он был готов на все, что не входило в противоречие с его долгом, как он его понимал.
  В молодости Сталин дружил с Камо Тер-Петросяном, знаменитым большевистским боевиком, человеком невероятного мужества и отчаянным храбрецом. В начале 20-х годов Камо погибает в автокатастрофе, случившейся при, замечу, очень странных обстоятельствах.
  Сталин долго считал своим другом Бухарина, при каждом удобном случае клявшегося ему в дружбе - пока не выяснилось, что Николай Иванович успешно совмещал клятвы в вечной дружбе с активным участием в антисталинских интригах.
   - Простите, я Вас перебью - извинился куратор - Вы считаете, что это повлияло на финал жизненного пути Бухарина?
   - Это повлияло на личное отношение Сталина к Бухарину - ответил разведчик - что же касается расстрелов оппозиционеров, то это диктовалось государственными интересами. На этот счет, по моему мнению, лучше всех высказался бывший посол США в СССР Дэвис, когда его спросили летом 1941 г., почему в СССР не обнаружилось "пятой колонны" - Дэвис ответил: "У них нет "пятой колонны" - они ее расстреляли". К слову, эта история прекрасно иллюстрирует такую черту характера Сталина, как отношение к предательству - он мог простить и успешно использовать бывшего врага, например, Вышинского, но не терпел и не прощал предателей.
  Потом была его дружба с Кировым - если в случае с Камо еще была какая-то вероятность, что его гибель объясняется трагическим стечением обстоятельств, то в случае с убийством Кирова ни о каких случайностях речи нет.
  - Простите, я Вас перебью - извинился шатен - не могли бы Вы подробней изложить свою точку зрения на убийство Кирова?
  - Общепринятая точка зрения заключается в том, что убийцей был полусумасшедший неудачник Николаев, приревновавший Кирова к своей жене - неторопливо начал полковник. У меня нет сомнений в том, что Николаев действительно был исполнителем - но, я думаю, что его использовали "втемную", как "слепого" агента.
  Предистория убийства, на мой взгляд, выглядела так - к началу 30-х годов окончательно сформировалась единая антисталинская оппозиция в верхушке большевистской партии. Мотивы этих людей были различными - кто-то бредил мировой революцией, кто-то хотел вернуть утраченное в результате чисток положение, немалая часть просто не хотела вкалывать, как проклятые, превращая СССР в могущественную индустриально-аграрную державу, а, хотела жить красными барами, всласть потребляя, но не работая. В общем, сходились они в одном - необходимо вышвырнуть Сталина с вершины власти, иначе всем им будет "небо в алмазах".
  Проблемой всех этих групп было отсутствие единого лидера - одни были троцкистами, вторые - бухаринцами, третьи ориентировались на Зиновьева и Каменева. Что еще более важно, никто из вышеперечисленных лидеров не был безусловным авторитетом для основной массы партийцев - все они были лидерами той, старой РСДРП (б), партии интеллигентов и заговорщиков, фракционеров и интриганов, где нормой были болтовня и расколы по любому поводу.
  А, ведь к началу 30-х годов партия становилась качественно другой, в основной массе это уже была партия государственников и работяг, строивших Красную Империю. Строго говоря, к этому времени все более явственно обозначался раскол между верхами РКП (б), где были сильны "старики", и рядовыми партийцами, которых, в основной массе, интересовало дело, а не бесконечная говорильня. Вот эти "низы" партии и поддерживали Сталина и его команду, для них именно он был признанным лидером.
  Таким образом, единственным реальным шансом "стариков" было свержение Сталина на очередном партийном съезде - но, для этого требовалось выдвижение альтернативного Сталину кандидата, подконтрольного им, но, в то же время, приемлемого для той части верхушки РКП (б), которая поддерживала Сталина, и, что не менее важно, авторитетного для рядовых партийцев. У них такого лидера просто не было, так что оставалось только перетащить на свою сторону кого-то из ближайшего окружения Сталина.
  Надо заметить, что время работало отнюдь не на руку "старой гвардии" большевиков - с каждым годом, для все большей части членов партии они становились не реальными руководителями, пользующимися серьезным авторитетом, а чем-то вроде музейных экспонатов, которым, разумеется, полагались положенные по протоколу почести - но не более того.
  Но ситуация не исчерпывалась тем, что Сталин на посту Генерального секретаря был неразрешимой проблемой оппозиции - оппозиция, контролирующая многие ключевые посты в государстве, была неразрешимой проблемой Сталина.
  Дело в том, что коммунистическая партия - РСДРП(б)/РКП(б)/ВКП(б)/КПСС - с момента ее прихода к власти не была политической партией в европейском понимании этого термина, но была системой управления государством. Поэтому противники Сталина имели массу возможностей саботировать работу команды генсека - и, судя по всему, не упускали ни одной такой возможности.
  При этом, Сталин знал только верхушку своих противников - вычислить всех, используя обычные методы, было почти нереально, и, вдобавок, потребовало бы нескольких лет на эту работу - а столько времени у генсека банально не было. Дело было в том, что на протяжении практически всей истории партии большевиков фракционная борьба была нормой партийной жизни - поэтому в разнообразных оппозициях побывали все старые большевики, практически все без исключения. Оставалось одно - спровоцировать противников на выступление, заставить их, образно выражаясь "сбросить маски".
  И тут сцене появляется Киров - руководитель второй в СССР ленинградской партийной организации, партийный и государственный деятель, пользующийся немалым авторитетом и в партии, и в стране, ярый сталинист, личный друг Сталина. И, в то же время - живой человек, большой жизнелюб, любящий вкусно и обильно покушать, и, очень, очень большой любитель женщин.
  Уцелевшие оппозиционеры вспоминали о переговорах, которые они вели с Кировым. Суть этих переговоров заключалась в том, что оппозиция предложила Кирову пост генсека. Киров сначала согласился, а, затем, когда оппозиция открыто выступила против Сталина на XVII съезде, проголосовав против Сталина - тогда оппозиционеры собрали четверть голосов делегатов съезда, спокойно сдал всю оппозицию другу Кобе.
  Мне представляется крайне сомнительным, что матерые заговорщики, в большинстве своем имевшие огромный опыт работы в подполье, просто так взяли и доверились человеку, который ранее не только не выказывал симпатий к оппозиции, но методично громил ее в Ленинграде, последовательно очищая ленинградскую партийную организацию от противников Сталина. Скорее всего, речь идет об операции, совместно спланированной и осуществленной Сталиным и Кировым. Видимо, вначале была осуществлена серия вбросов убедительной дезинформации, сводящейся к тому, что один из окружения Сталина хочет занять его место, не останавливаясь перед заговором против лучшего друга. Затем, когда заговорщики начали осторожное прощупывание Кирова, он сумел убедить их в том, что ему надоело быть "одним из" - он хочет стать "номером первым".
  
  
  Заговорщики поверили - у них тоже не было времени - еще несколько лет, и власть окончательно ушла бы из их рук к молодым и талантливым выдвиженцам Сталина, таким, как Малышев, Байбаков, Устинов; да и выбора альтернатив Сталину, очень на то похоже, просто не было.
  После этого разгром оппозиции становился исключительно техническим вопросом - другое дело, в каких именно формах он бы выражался. Тогда, в 20-е - начале 30-х годов, категорически не было принято применять жесткие методы воздействия к "старым" большевикам, вообще к своим, даже столпы троцкизма, непримиримые враги Сталина, такие, как, например, знаменитый Смирнов, один из лидеров троцкистского подполья, прославившийся в Гражданскую войну как организатор и руководитель сибирского подполья, уничтожившего тыл Колчака, а, впоследствии, внесший немалый вклад в дезорганизацию тылов Деникина и Врангеля, человек, создавший подпольные организации, которые так и не были раскрыты белыми контрразведчиками, человек, который не каялся никогда и ни в чем, ни при каких обстоятельствах, отбывали срок в весьма комфортных условиях.
  Да что там Смирнов - самого Троцкого сначала отправили в ссылку в Алма-Ату, где он продолжал руководить троцкистской оппозицией, затем всего лишь выслали за границу.
  Те же, кто бы вовремя раскаялся, как тогда выражались "разоружился перед партией", имели вполне реальные шансы отделаться отправкой на периферию, понижением в должности. Рядовые же участники оппозиции, даже троцкисты, при условии искреннего раскаяния имели шансы, конечно, при условии хорошей работы, и вовсе сделать неплохую карьеру. Таким примером может послужить известный писатель Эммануил Казакевич, автор неоднократно экранизированного рассказа "Звезда" - менее известно, что в молодости Казакевич был активным троцкистом, раскаялся, получил второй шанс, сделал неплохую карьеру в военной разведке, выйдя в отставку, стал писателем. За ним, конечно, присматривали - но, поскольку он действительно порвал с троцкизмом, не преследовали.
  Но Киров убит в Смольном. Крайне примечательна реакция Бухарина на это событие:"Вы понимаете, теперь он сделает с нами все, что захочет - и будет прав". С учетом того, что у большинства оппозиционеров было на уме, у Коли Балаболкина (прозвище Бухарина В.Т.) было на языке - это, фактически, признание в том, что убийство Кирова организовано оппозицией.
  - Простите, я Вас снова перебью - извинился шатен - Вы считаете, что оппозиция могла пойти на убийство своего?
  - А почему нет? - пожал плечами полковник - Поймите, это ведь не современная парламентская оппозиция, это профессиональные революционеры, подпольщики и террористы, у которых нормой жизни было убийство разоблаченного полицейского провокатора. Судя по всему, какая-то влиятельная группа в оппозиции решила, что с Кировым следует поступить, как с провокатором - возможно, это были сторонники Зиновьева, долго руководившего петроградской партийной организацией, и, несмотря на все усилия Кирова, сохранявшие там серьезные позиции, возможно, это были троцкисты, отличавшиеся крайней склонностью к радикальным мерам даже на том, весьма своеобразном фоне.
  Проще говоря, оппозиция перешла от политической борьбы между своими, регламентированной определенными "правилами игры", признаваемыми и соблюдаемыми всеми участниками, к войне, на которой дозволено все.
  Разъяренный Сталин приезжает в Ленинград, начинает расследование - и, выясняются интереснейшие детали. Например, выясняется, что охрана Кирова, говоря русским языком, поставлена "через задницу" - хотя этого не должно было быть в принципе, поскольку Киров был одним из высших руководителей СССР. Конечно, охрана того времени заметно отличалась от той, которая была в СССР, начиная с 60-х годов, когда были освоены достижения лучшей в мире кубинской школы личной охраны - но, при нормальной постановке даже той охраны Николаев просто не смог бы отстреляться по Кирову - ему бы не дали такой возможности.
  Один из ключевых свидетелей погибает в автокатастрофе, когда его везут на допрос к Сталину. При ближайшем рассмотрении автокатастрофа оказывается даже не сомнительной, а стопроцентно подстроенной.
  Руководители ленинградского ОГПУ Медведь и Запорожец, ответственные за все это, вопреки прямому приказу Сталина, отправляются в северные лагеря не заключенными, а руководителями этих лагерей. Мало этого, им демонстративно предоставляется спецпоезд, чтобы они могли доехать до нового места работы с максимально возможным комфортом, прихватив все имущество.
  Можно констатировать, что речь идет не просто о спланированном убийстве одного из высших руководителей СССР и попытках сокрытия улик - нет, Сталину демонстрируются реальные возможности оппозиции, ее готовность не просто к тихому аппаратному саботажу, а прямому противостоянию сталинской команде, причем не по правилам политической борьбы, но по законам подпольной войны, включающему и убийство одного из сталинских соратников, и демонстративное покрывание своих подельников.
  После этого ни у одной из противостоящих группах "заднего хода" просто не было - или сталинская команда уничтожит оппозицию, причем не политически, а физически - или оппозиционеры уничтожит сталинистов так, как они убили Кирова.
Оценка: 3.82*34  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"