Томашева Ксения: другие произведения.

759

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

  - А кофе?
  - Да спешу я, автобус уйдет, потом час почти ждать. Хотя... да, пожалуй. Пара минут у меня еще есть. Новый декор? - я кивнула на подставки для салфеток в виде керамических лягушат, украсившие столики любимого кафе. На стойке у кассы тоже примостился вполне симпатичный жабеныш. Правда, с обстановкой, выдержанной в традиционном стиле, мультяшные лягушки не вязались вообще никаким боком.
  - Да цыгане достали, - отмахнулся Рикарду. - На прошлой неделе опять переполох подняли.
  Сочувственно покивала. Цыгане, повадившиеся заваливать в час пик шумной толпой и устраивать скандалы, не вредили, но напрягали. Даже то, что в кафе обедала половина местного отделения полиции, их не останавливало.
  - А лягушки тут при чем? - эту связь я как-то не уловила.
  - Не лягушки, а жабы, - важно поправил хозяин кафе. - Цыгане их как огня боятся. Туда, где есть изображение жабы, не зайдут.
  - Шутишь? - недоверчиво вытаращилась я. - И ты в эти сказки реально веришь?
  - Главное не то, верю ли я, а то, верят ли они. А они, похоже верят. С прошлой среды ни единого скандала, - усмехнулся толстяк.
  - Угу, - я отхлебнула кофе и скривилась. - Слушай, когда ты уже кофеварку отладишь? Кофе снова горчит. Хочешь, Жоржа попрошу завтра заглянуть, настроить?
  - Да толку, поставщика надо менять. Эти стали больше Замбийской робусты домешивать.
  - Тем более. Это же робуста. А ты ее пережигаешь, вот она и начинает горчить. И помол нужно сделать помельче, а то слишком кислый сейчас. Ой, пора мне уже, - глянув на часы, я поспешно кинула на стойку десятку и направилась к выходу.
  - Стой, сдача, - Рикарду полез в кассу за мелочью.
  - Оставь себе, - отмахнулась я. Обед обошелся в восемь евро, но из-за пары евро сдачи пропустить транспорт мне не улыбалось. - Хорошего дня!
  На светофоре в конце улицы уже маячил выруливающий из-за угла автобус. Хорошо свет красный, успею до остановки добежать.
  - Хорошего дня! В следующий раз с меня десерт, - крикнул мне вдогонку Рикарду.
  Не оборачиваясь, подняла большой палец вверх, показывая, что услышала.
  Улица ударила в лицо типично августовским зноем. Даром, что июль на дворе. Рановато в этом году жара пришла, еще сезон отпусков не начался, а +35 в тени уже вторую неделю стоит, и не свежеет никак. Даже газоны, несмотря на ежедневный полив, местами пожухли. Хорошо, в автобусах кондиционеры работают исправно. Главное - добежать, не расплавившись на солцепеке. Табло утверждало, что до прихода 759-го еще пять минут, но сам автобус, видимо, был не в курсе и прибыл сейчас. Снова пару-тройку безлюдных остановок проехал, не останавливаясь, не иначе.
  Влетела в переднюю дверь, поздоровалась с водителем и, клятвенно заверив его, что дела у меня отлично, расплатилась за проезд. Согласилась, что погода нынче и в самом деле не по-июльски жаркая, и устроилась на сидении сразу позади водителя. Прямо под кондиционером прохладнее, да и наблюдать с "насеста" находящегося на возвышении бокового места за пассажирами "бабушковоза", как я в шутку прозвала 759-й, было сподручнее. А наблюдать было за кем. Наши бабушки (да чего греха таить, и дедушки тоже) - народ весьма доброжелательный, а главное, общительный. В дневное время в общественном транспорте ездили в основном они. Вот и вышло, что все завсегдатаи маршрута давным-давно между собой перезнакомились. Поэтому, дорога, занимавшая больше часа от конечной до конечной, проходила в неизменно дружественной, даже семейной, обстановке и была весьма информативна в плане местных сплетен и новостей.
  В поисках "добычи" оглядела салон. У окошек примостились татуированная и пирсингованная девица в наушниках, на всю громкость орущих нечто тяжелое, и парнишка лет пятнадцати, не менее радикально отгородившийся от мира смартфоном, в котором он что-то строчил, с досадой закусив губу. Ясно, эти господа для общества потеряны. Зато радовала глаз бьющей через край энергией парочка дам из клуба "кому за семьдесят". Уставившуюся в окно девицу подпирал пристроившийся на соседнем сидении дедок с ходиками. Выглядел старичок так, будто он только что с фазенды: сморщенная, словно печеная картошка, физиономия под белоснежной панамой украшена седой бородой, смотревшейся особенно ярко на фоне черной, как спелая оливка, кожи; рубашка в мелкую клетку.
  - Ой, сеньора Мария, и не говорите, - две старушенции, устроившиеся в противоположных концах передней части автобуса, переговаривались, абсолютно не смущаясь тем фактом, что им приходится фактически перекрикиваться. - В наше время так сложно найти жилье в приличном тихом районе.
  - Не то слово, сеньора Лу́сия, - закивала сеньора Мария белой, как одуванчик головой.
  Дедок завороженно следил за тем, как колыхается облако белоснежных кудряшек и блаженно улыбался. Похоже, он был глуховат, иначе тоже подключился бы к обсуждению.
  Автобус остановился у поликлиники, и разговор на какое-то время увял: сеньоры с любопытством уставились в окно на остановку.
  - Пу́чи! Как тебе не стыдно! - Миниатюрная старушка с не менее компактной собачкой породы "щетка от швабры обычная, сильно попользованная" попыталась одновременно расплатиться за проезд и отобрать у песика яркую погремушку.
  На остановке мамочка с коляской утешала зареванного малыша.
  - Вы уж простите, вечно он тащит все, что плохо лежит. Ладно, бы просто тягал, так он еще и закапывать пытается! - посетовала хозяйка воришки, возвращая отвоеванное у мелкого грабителя имущество мамаше.
  - Да ничего страшного, - женщина на остановке едва сдерживала смех: слишком уж расстроенной выглядела мордочка Пу́чи. Зато ее собственный карапуз теперь сиял и тянул ручонки к погремушке.
  Водитель терпеливо дождался, пока восторжествует правосудие, и новая пассажирка займет место в салоне, и только потом тронулся. Разговор вернулся в прежнее русло. Недолго горевавший Пу́чи уже обнюхивал ходики дедугана, явно присматриваясь к ним на предмет пригодности для задирания лапы.
  - У нас во дворе подростки повадились по вечерам галдеть. Уж сколько раз просила потише себя вести - не слушают, - продолжала сокрушаться, покачивая необъятным бюстом, сеньора Лу́сия.
  - Это еще что, - вклинилась дама с собачкой, оттаскивая питомца от предмета его пристального интереса. - Я в этом году гортензии под окнами посадила, так какие-то безобразники горшки несколько раз переворачивали.
  Обожаю гортензии. Влюбилась в эти цветы еще на Азорах, где они повсюду. Только тамошние гортензии ярко-голубые, до сине-фиолетового, а у нас больше нежно-розовыми вырастают. Говорят, это от того, что на вулканических островах в земле много железа и алюминия, а у нас почвы хоть и почти подходящей кислотности, но на металлы бедны.
  - Еще и в окна по ночам стучат, мимо проходя, а Пу́чи каждый раз лай на всю улицу поднимает, - добавила сеньора.
  Дедок передвинул ходики, уронив при этом связку ключей, которую держал в руках. Пу́чи тут же с охотой продемонстрировал свою суровость, зарычав на подозрительную штуковину и залившись визгливым лаем.
  - Пу́чи, фу! Как тебе не стыдно? - старушка погрозила морщинистым пальчиком.
  По выражению мордочки Пу́чи было понятно, что вообще никак не стыдно. Зато ключи манили. Но под пристальным взглядом хозяйки стырить вожделенную связку он не решался. Дедок, кряхтя, наклонился за ключами, подвинув все-таки сунувшего к ним морду песика.
  - Ой, нулевой этаж - это так неудобно по нынешним временам, - поцокала языком сеньора Мария. - У меня соседку снизу обокрали, представляете?
  - Представляю, - вздохнула собачница. - Меня тоже в начале лета обокрали, аккурат на праздники. Говорила дочке не бросать свои побрякушки на подоконнике. Окно забыла закрыть, когда в магазин ходила, вот и уперли. Брошку ее любимую. Ее издалека видно - крупная, яркая. Еще и попереворачивали все статуэтки да вазу сбросили на мостовую, расколотили. Такая красивая была, мне ее дочка в Париже купила.
  - Туристы, наверное, - сочувствующе вздохнула Лу́сия. - Спасу от них нет, а ведь всего лет тридцать назад по пальцам пересчитать можно было.
  - Что вы, туристы на нашу улочку и не заглядывают, нечего у нас смотреть, - отмахнулась пострадавшая.
  - Туристы? - оживился дедок. - Плохо с ними в этом году. На июньские праздники меньше обычного было, а все из-за чемпионата Европы. У меня внук экскурсоводом работает, он говорил, - проорал пенсионер. Ну точно, глуховат.
  - А может цыгане? - продолжала толкать версии сеньора Лу́сия. - Много их тут в округе. Шляются, песни свои горланят, да так и высматривают, что плохо лежит.
  - Да, эти могут, - сеньора Мария согласно закивала.
  - Да с чего бы им? - старушка с собачкой призадумалась. - Может из мести? Они накануне гвалт под окнами устроили, да такой, что полицию снова пришлось вызывать. Думаю, и горшки они мне переворачивают. Не в первый раз ругаемся.
  - А вы про кражу в полицию сообщили? - поинтересовалась сеньора Лу́сия.
  - Конечно! Только толку с этого. Они даже отпечатков пальцев не нашли, - вздохнула пострадавшая. - "Сеньора Фа́тима, мне очень жаль, но можно надеяться лишь на то, что ваша брошка случайно попадется среди конфискованных краденых вещей," - вот что они мне сказали.
  Пу́чи залился согласным лаем. Дедок, вздрогнув, принялся оглядываться по сторонам в поисках причины столь бурной реакции.
  - А что же ваш охранничек, промолчал? - сеньора Мария попыталась потрепать Пу́чи по лохматой голове, но нарвалась на предостерегающий рык и поспешно отдернула руку.
  - Так окно открыто было. Сбежал охранничек. Только к вечеру дозвалась, - сеньора Фа́тима покачала головой. - Что, Пу́чи, прогулял хозяйское добро? Вот был бы дома, поднял бы тревогу, сеньора Карла из дома напротив наверняка бы выглянула и сеньора полицейского вызвала. Если бы повезло, то даже твоего любимого, у которого для тебя всегда печенюшка есть.
  Пу́чи в ответ сокрушенно заскулил, глядя на хозяйку несчастными глазами. Не думаю, что до него дошла суть хозяйских претензий, но про упущенную печенюшку наверняка понял.
  - Ну, если цыгане, то уже и не найдешь, - с видом знатока заключила сеньора Лу́сия. - Эти наверняка давно сплавили вашу брошку кому-то.
  - Не думаю, что ее так легко выгодно продать, если не знатоку. Брошка ведь не драгоценная, даже не серебро, легкая, хоть и из металла. Но дорогущая, от Тиффани... Как это сейчас модно говорить? Винтаж!
  - Слушайте, а может, кто-то из своих взял? Ну, кто знал, что брошка ценная, - похоже сеньора Лу́сия возомнила себя мисс Марпл. Эдакой громкой, пышнотелой, благоухающей сандалом, смуглой ее версией с бразильским акцентом.
  - Да кто ж знал-то? - Фа́тима пожала плечами. - Я и не говорила никому, сколько она стоит.
  - Так уж и никому? - прищурилась сеньора Лу́сия.
  - Да неужели вы думаете, что у меня ума не хватит язык за зубами держать? - возмутилась сеньора Фа́тима.
  Мария неопределенно хмыкнула. По-моему, этот божий одуванчик насмешило заявление попутчицы.
  - А кто в прошлый четверг на весь автобус хвастался, что дочка ей новый АйФон купила? А потом его на сидении забыл? - ехидно поинтересовалась она.
  - Ой, ну припомните тоже, - отмахнулась Фа́тима. - Кто его тут возьмет.
  - Может и никто, но если бы я не заметила, уехал бы ваш телефон, - пожала плечами сеньора Мария. - Нельзя быть такой рассеянной, да и людям не стоит всем подряд доверять.
  - Я не доверяю всем подряд, - рассеянно возразила сеньора Фа́тима, явно соображая, что ее понятие о "не всех подряд" немного более широко, чем это принято у менее доверчивых людей.
  - А ну-ка, припомните, кому вы хвастались брошкой? - детективный пыл сеньоры Лу́сии не угасал.
  - Да никому я не хвасталась, это же дочкина. Я и надевала-то ее всего один раз. С шелковой блузкой, той, жемчужно розовой, что мне к лицу. Потом сто раз пожалела. Теперь отстирать никак не могу. Брошка окисляется и пачкает чем-то черным. Выкидывать, наверное, придется, - пожаловалась Фа́тима.
  Сеньоры Лу́сия и Мария сочувствующе зацокали языками, скорбя о судьбе испорченного предмета туалета.
  - И в тот раз я только Диогу встречала из знакомых, - продолжала припоминать старушка. - Он мне столько комплиментов наговорил, - мило зардевшись, добавила она.
  - Диогу - это который? Племяш Карлы?
  - Нет, что вы, - сеньора Фа́тима поморщилась. - От него разве дождешься комплиментов? Он и как дела интересуется через раз. Совершенно невоспитанный молодой человек. Нет, тот Диогу, который в полиции служит. Ну тот, что Пу́чи печенюшки носит.
  Пу́чи при упоминании любимого лакомства радостно заскулил, подметая хвостом-щеткой пол автобуса.
  - И вы, конечно, сболтнули ему о ценности брошки, - скорее утвердительно, чем вопросительно, подытожила сеньора Мария.
  - Ну... Наверное, не припомню я, - сеньора Фа́тима выглядела расстроенной.
  Было очевидно, что думать плохое о таком милом сеньоре полицейском ей не хотелось, но по всему выходило, что никто из посторонних, кроме него, о настоящей стоимости не знал. Разве что действительно вор-знаток винтажа, способный с первого взгляда определить коллекционную ценность пропавшего предмета бижутерии попался.
  - А может, все-таки цыгане? - с надеждой спросила она. - Я уверена, что горшки они мне переворачивали. Когда брошка пропала, тоже нахулиганили, все стебли переломали. Думала уже и не выживут мои гортензии, но нет. Оклемались, цветут. Вот, - она полезла в сумочку за телефоном. - Вчера сфотографировала, даже от зноя этого не пожухли! - добавила сеньора Фа́тима с гордостью.
  Старушки тут же сбились в кучку, с восторгом рассматривая фото. Только дедок, блаженно щурясь, прижимался к девице в плеере, похлопывая ту по коленке. Девица косилась на пенсионера, но молчала. Судя по тому, как у дедугана подергивалась голова, это были не поползновения в сторону юного создания, а приступ трясучки.
  Бабульки так восхищенно ахали, глядя на фото, что я не удержалась, и тоже вытянула шею, пытаясь подсмотреть. Заметив мой интерес, хозяйка протянула телефон.
  Кусты сеньоры Фа́тимы были высажены в широкие глиняные горшки, выставленные на мостовую прямо у крылечка типичного Лиссабонского дома: стены, покрытые узорчатой керамической плиткой, окна с деревянной рамой и открывающимися наружу ставнями, неизменное белье, сушащееся на веревке, протянутой под окном. Тяжелые соцветия гортензий почти достигали подоконника. Один куст полностью розовый, а у второго, который ближе к окну, часть цветков получилась голубыми. Занятно. Под горшком виднелась горка земли - видимо, не убрана еще с того времени, как хулиганы горшки перевернули. В окне на широком подоконнике теснилось несколько разношерстных керамических фигурок: дева Мария соседствовала с традиционным красно-черным петушком, денежной жабой, машущей кошкой и фарфоровой балериной. Пристроившийся среди этого добра Пу́чи тоскливо взирал на улицу сквозь стекло, положив голову на керамическую черепашку.
  - Красивые цветы, - похвалила я, возвращая телефон, и старушенция расплылась в довольной улыбке.
  - А как вы ее в голубой перекрасили? - полюбопытствовала сеньора Мария. - Я уж сколько ни билась, никак не получается.
  - Да я ничего такого не делала, - пожала плечами сеньора Фа́тима. - Она сама такая выросла.
  Бабульки замолчали. То ли утомились расследованием пропаж брошки, то ли размышляли о вечном, то бишь, о цветах. Я уставилась в окно. Мимо проплывали привычные виды 759-го маршрута: двух-трех этажные дома, обложенные пестрой керамической плиткой, подступающие вплотную к узкому мощеному тротуару. Вот в просвете между зданиями примостился крохотный скверик, в котором под сенью раскидистого кедра ютилось несколько кованых столиков, вечно облепленных толпой дедушек глубоко пенсионного возраста, режущихся в домино. По нынешней жаре старички попрятались по домам и окрестным кофейням, коротая время в ожидании, когда спадет дневной зной.
  Автобус подкатил к кофейне "У Роши", и наш дедуган засобирался на выход. Хлопнув татуированную девицу по коленке напоследок еще разок, он громогласно заявил:
  - Хорошую музыку слушаешь, эх, я даже молодость вспомнил! - и направился к двери автобуса, напевая "Oh, show me the way to the next whiskey bar" и роняя ключи.
  Пу́чи, не будь дураком, сориентировался мгновенно. Волоча за собой поводок, он сорвался с места, ухватил ключи и юркнул под пустующее сидение. Оттуда донеслись скребущие звуки. Сеньора Фа́тима запричитала, костеря питомца на все лады, но тот плевать хотел на ее недовольство, засев с добычей под сидениями. Пришлось парнишке отложить телефон и лезть доставать мелкого негодника. Бабушки тут же налетели на пацана с советами. Пу́чи, видимо, наслушавшись того, что говорили эти милые старушки и представив, что будет, если парень все-таки к этим советам прислушается, счел за благо сдаться добровольно.
  Дедок, тем временем, запутался в ходиках и чуть не полетел носом из автобуса, так что нам с девицей пришлось вмешаться и ссадить дедугана на мостовую. Ему вручили отвоеванные у Пу́чи ключи, и автобус поехал дальше, а Дед потопал в сторону кафе, козырек-маркизу которого украшали яркие красно-зелено-желтые гирлянды, оставшиеся еще с празднования дня Святого Антония.
  - О, посмотрите на них, - сеньора Лу́сия тоже обратила внимание на гирлянды. - Что это Роша все никак украшения не снимет? Праздники-то почти месяц как прошли.
  Сеньора Мария и сеньора Фа́тима неодобрительно закивали, а Фа́тима еще и призадумалась, шевеля губами и загибая пальцы.
  - Нет, постойте, Диогу не мог, - встрепенулась она. Пу́чи согласно тявкнул. - Брошку аккурат на дни народных святых украли, в июне. А Диогу на праздничной неделе в отпуске был, на север к родителям ездил. Это я точно знаю, мне Мафалда сказала.
  - Ну, тогда только цыгане остаются, - заключила Лу́сия. - Не повезло вам. Не найдут теперь уже, к цыганам даже полиции соваться неохота.
  - А вы знаете, что они еще и наркотиками торгуют? - похоже, сеньора Мария решила припомнить цыганам все их доказанные и мнимые грехи.
  Я бы с удовольствием послушала, но приближалась моя остановка, и пора было перебираться поближе к выходу. Но одна мысль вертелась в голове, не давая мне покоя. Версия с цыганами казалась мне весьма сомнительной. И не только потому, что я знала об их легендарной способности на глаз отличать драгметаллы от подделок. Нет, похоже, цыгане не причем. А вот еще одного подозреваемого консилиум бабулек как-то из виду совсем упустил.
  - Сеньора Фа́тима, - решилась я. - А скажите, пожалуйста, те статуэтки, что у вас на подоконнике так все там и стояли, когда брошка пропала? Вы ничего не убирали или нового не покупали?
  - Ой, деточка, да я их лет сто не трогала, - старушка удивленно глянула на меня. - С тех пор, как мода на них прошла, так и стоят там, пылятся.
  - Тогда, кажется, я знаю, где ваша пропажа. Цыгане ее взять не могли, у вас денежная жаба на подоконнике стоит. А они жаб боятся, ни за что не полезут в то место, где есть их изображение. А вот мелкий клептоман у вас в семье имеется, - усмехнулась я, глядя на Пу́чи. - Который, к тому же, любит закапывать добычу. Так что поищите в горшке с гортензией, под голубыми цветками.
  - Правда, что ли? - Фа́тима недоверчиво прищурилась. - Хотя, проверить-то мне ничего не мешает.
  Женщина снова полезла в сумочку за телефоном.
  - Сида́лия, доченька, а ну-ка возьми в кладовке лопатку садовую... Да, с зеленой ручкой... Ага. Теперь иди к гортензиям... Та, что слева... Да нет, которая с разноцветными цветками. Ага. Копай... Что-что. Клад. Брошку твою. Да, ту, что украли. Нет я с ума не сошла. Просто мы тут подумали, что Пу́чи, мелкий шкодник, мог ее стырить и прикопать, недаром он тогда сбежал.
  Автобус подкатил к моей остановке, поэтому, пришлось покинуть интересную компанию, помахав старушенциям на прощание. Я уже отошла, и стояла на пешеходном переходе в ожидании зеленого света, когда передняя дверь догнавшего меня автобуса открылась, и оттуда выглянула радостная сеньора Фа́тима.
  - Нашлась! - закричала она, да так, что все прохожие пооборачивались. - Аккурат у корней закопана была. А как ты догадалась, что именно там? Мой безобразник мог ее вообще куда угодно утащить.
  - Ну, вы же сами сказали, что брошка легкая, но из металла, и окисляется, черным мажется. Значит, алюминиевая или из сплава с большим его содержанием. А в наших слабо-кислых, почти нейтральных почвах только этого металла и не хватает, чтобы получить у гортензий голубые цветки. Но у вас на кусте цветки двух цветов. Значит, алюминий в почве появился совсем недавно, когда часть бутонов уже сформировалась. Июньские праздники как раз по времени подходят, гортензии в это время только готовятся зацвести.
  - Ну надо же! А я и не подумала! - сеньора Фа́тима восхищенно поцокала языком.
  Загорелся зеленый, и я, помахав старушке на прощание потопала по переходу. Водитель 759-го улыбался мне сквозь лобовое стекло, показывая большой палец вверх.
  
  
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | М.Ртуть "Черный вдовец" (Попаданцы в другие миры) | | А.Калинин "Рабыня для чудовища" (Проза) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"