Томашева Ксения: другие произведения.

Железный Дровосек (4 серия пишется + прода от 10.08)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.25*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это немного расширенная (совсем чуть-чуть) версия расказа "Терра Нова" + продолжение. Планируется типа "сериал" с отдельными рассказами-сериями, но объединенными одним сквозным сюжетом. Выкладывать буду все в один файл, чтобы не захламлять раздел. Апдейты по сериям, время от времени. Пишется серия 4 "Per aspera ad astra". Космическая станция, детективные расследования, шпионские страсти...

Железный дровосек [Ксения Томашева]
  Серия 1: Терра Нова
  Серия 2: Игра в поддавки
  Серия 3: Мы с тобой одной крови
  Серия 4:Per aspera ad astra (пишется)
      прода от 06.05
      прода от 09.05
      прода от 12.05
      прода от 27.05
      прода от 06.08
      прода от 08.08
      прода от 10.08
  
  Терра Нова
  На крики и выстрелы парализатора никто из посетителей "Старкапс" даже не обернулся. Подумаешь, невидаль - грязнокровку незарегистрированного разоблачили.
  Толстяк за столиком напротив вперился напряженным взглядом в экранчик терминала инфосети, попивая синтетический кофе. Меня передернуло. Как эту бурду вообще пить можно? В "Старкапс" я был завсегдатаем. Каждое утро брал "большой маккиато с карамельным соусом" и исковерканным именем на стаканчике. Сегодня там значилось "Людвиг". Девочки на кассе соревнуются, кто больше вариантов придумает? Или это такой способ заигрывать с неженатым обладателем "чистого" биопаспорта? Та пышногрудая брюнеточка точняк мне глазки строит. Зря, не в моем вкусе она, да и не за тем я в эту рыгаловку космического масштаба хожу. И уж точно не ради кофе. Но бесплатная подзарядка имплантов и доступ в инфосеть - на мой взгляд, достойная компенсация за прием внутрь подаваемой здесь отравы.
  Списанному безопаснику звездолета на станции типа "Терранова-бис" работу найти непросто. Это не дальний космос, где ясно, откуда ждать неприятностей. В этом космическом муравейнике главный источник опасности - люди. А они - фактор непредсказуемый. С людьми я не особо лажу.
  Я уже год без работы, приходится экономить. Спасибо "чистой" родословной, помимо пропитания у меня имеется еще одна статья расходов. И немаленькая. Зарядка имплантам требуется регулярно, а в дальнем космосе без них не выжить. Если космические излучения не убьют, то стычки с пиратами и воинственными негуманоидами доконают. Шансы имеют только мутанты, грязнокровки. А они, по новому закону, подлежат регистрации и, если мутации передаются по наследству, стерилизации. Меня такой вариант вполне устроил бы - все проще, чем от розетки зависеть - но выбирать не приходится. Космос жесток, а конкуренция с грязнокровками, имеющими лучшие способности к выживанию и боевые качества, высока. Вот и приходится "чистым" людям обвешиваться дорогущими имплантируемыми модулями, чувствуя себя неполноценными, полуроботами на батарейках, чтобы хоть как-то за мутантами угнаться. А платят одинаково.
  Мне повезло сорвать большой куш, которого хватило на самый навороченный модуль активной защиты, существовавший на тот момент. Да и поныне аналогов ему нет. Только поэтому я его и не меняю, хоть и жрет энергию не по-детски. Вместо положенного раза в декаду приходится каждый день подзаряжать. "Повезло" нарваться на пиратов. Получил заряд бластера в голову. Мозги не выкипели только благодаря импланту, но в самом модуле что-то переклинило. Броня на левом виске и вокруг глаза - туда угодил заряд - теперь не убирается. Особых неудобств, помимо ежедневной подзарядки и накрепко приклеившегося прозвища "Железный Дровосек", поломка не доставляла, и я забил. В активном режиме модуль работает нормально. А теперь, не имея заработка, поздно рыпаться. На что-то попроще менять не хочется, а для равноценной замены кредитов на счету недостаточно.
  Слава Гее, существует "Старкапс" с его политикой бесплатной подзарядки для клиентов, купивших порцию того, что тут по ошибке именуют "кофе". Пока не разбогатею, можно и перетоптаться с барахлящим модулем, невелика проблема. Единственное, что выбешивает - повышенная активность матримониально настроенных дамочек в радиусе прямой видимости. Столь наглядная демонстрация импланта просто вопит о моей чистокровности. А вкупе с отсутствием брачной метки действует не хуже феромонов. Чистокровность нынче в моде.
  Проводив взглядом увозящий грязнокровку мобиль, я вспомнил, что собирался заглянуть в инфосеть. Новости полистать, объявления о работе прошерстить. Ничего интересного выловить не надеялся: последний месяц на станции царило затишье. Ни сенсаций, ни вакансий.
  О, а в новостях сегодня оживляж. Драги внезапно согласились на официальную встречу. Сами. Сами же указали дату и место. Ни пояснений, ни возможности обсудить. Драги - не любители объяснять причины своих поступков. На Землю они ни ногой, что-то им там не подходит: то ли спектр солнечного излучения, то ли воздух. В кадре маячила троица красавчиков в черных облегающих комбинезонах с капюшонами и полупрозрачных дыхательных масках. Глаза похожи на человеческие, только почти неестественно огромные, яркие и лучистые, будто искорки золотые в них пляшут. Остальное терялось в дымчатом затемнении масок. Драги - гуманоиды. Казалось бы: давайте дружить семьями. На фоне остального, сплошь и рядом негуманоидного, населения галактики, наши виды выглядели белыми воронами. Углеродная жизнь - редкость, а уж такая физически слабая и незащищенная, как люди, вообще имеет один шанс из миллиона на выживание в космосе. А тут - высокоразвитая планета, поддерживающая торговые и дипломатические отношения с половиной галактики. Но почему-то упорно отказывающаяся иметь дело с людьми. И вот, наконец-то, лед тронулся. Делегация прибывает на станцию "Терранова-бис" через три дня.
  Странное место для встречи. От сектора дельта, в котором расположена Драгао, из всех форпостов землян мы наиболее удалены. Да и до Земли не близко. На мой взгляд, выбор крайне нелогичный. Еще более нелогичный, чем название станции - "Терранова-бис" - при полном отсутствии "Терранова-альфа" или просто "Терранова" за всю историю покорения космоса. Ладно, Локи с драгами, что-то более приземленное в новостях есть?
  "Прибытие земной делегации задерживается из-за усиления боевых действий в зоне разграничения Рикан-Шлихо". И это правильно. Шлихи отличаются поразительной близорукостью, когда дело доходит до распознавания целей. Мочат все, что не определяется, как "свой". А попадешь под горячую руку - хрен что потом докажешь. "Нечего шастать," - и весь сказ.
  "Симпозиум Независимых Исследователей Истории Человечества в этом году пройдет на "Терранова-бис"". Этих чудиков тут еще не хватало. В местах их ежегодного скопления случалось всякое. Вплоть до терактов. Земная история, особенно в вопросе отношения к мутантам, вызывала слишком много разногласий. Так что симпозиум из года в год сопровождался митингами за права грязнокровок, безжалостно разгоняемыми властями. Масла в огонь подливали экстремально настроенные чистюли, устраивающие провокации при попустительстве этих самых властей. Официальная политика Земли на стороне чистюль. Пусть и не столь радикально, как им хотелось бы: грязнокровок пока не убивали, но гайки закручивали с каждым поколением сильнее. Не вовремя эта тусовка, ой не вовремя: даты симпозиума пересекались с прибытием делегации с Драгао. Хотя... Для меня это шанс на подработку. Наверняка Служба Безопасности будет набирать людей.
  Пропустив спортивные сводки, я открыл раздел объявлений. "Требуются крепкие парни с опытом. Наличие имплант-брони классом не ниже F обязательно." Что ж, я подхожу: В-плюс - это определенно не ниже F. А то что барахлит, так не в активном же режиме. И боевой опыт имеется.
  Я набирал номер из объявления, когда информер пиликнул срочной новостью. Толстяк за соседним столиком побледнел и опрокинул на себя кофе, едва не замочив кожаную папку, которую не выпускал из рук. Поглядывая одним глазом, как он суетится, я прервал набор и открыл новостную ленту.
  - Трагедия парализовала трафик на уровне 33-сигма, и хотя затор обещают ликвидировать в кратчайшие сроки, мы рекомендуем воздержаться от поездок личным транспортом на центральных уровнях, - вещала взволнованным голоском молоденькая репортерша. О, а эта как раз в моем вкусе. Никаких модных имплантов линии "Гламур-ХХХ", каштановые волосы, серые глаза, милая улыбка и совершенно непрофессиональное сочувствие на симпатичной мордашке. - Напоминаем: десять минут назад произошла катастрофа, унесшая жизни двух человек и вызвавшая крупнейший за три года транспортный коллапс.
  Камеродрон облетел Аннетт Флорес (если верить подписи внизу экрана, так зовут милое создание, ведущее репортаж) и приблизился к месту аварии. Покосившийся на левый бок гриб гиробуса замер враскорячку посреди магистрали. "Нога", соединявшая тарелку-"шляпку" этого монстра с линией монорельса, согнулась. К счастью, ложноножки стояночных опор удержали тарелку от падения. Сновали аэроплатформы, эвакуируя пассажиров. Гиробус выпустил опоры весьма неудачно: левая прошила такси насквозь, расплющив мобиль в неаккуратную лепешку с начинкой из невезучих пассажиров.
  - С нами следователь СБ Арнольд Кейн, - в кадре появилась Аннетт, рядом с ней топтался лысоватый безопасник. - Мистер Кейн, известны ли причины, вызвавшие аварийную остановку гиробуса?
  - Майор.
  - Что, простите? - растерялась девушка, отчаянно краснея. Надо будет отписаться на страничке "Терранова Ньюз": наконец-то у них появился репортер, на которого приятно смотреть.
  - Майор Кейн, не мистер, - недовольно морщась, пояснил следователь. Вот напыщенный индюк! Девушка покраснела еще сильнее, на скулах проступили веснушки. - Аварийное торможение вагона 7-59 произошло в результате перебоя в подаче энергии на линии монорельса, что вызвало остановку гироскопа и потерю равновесия. Для обеспечения безопасности пассажиров гиробуса сработал экстренный выброс опор. Причины сбоя выясняются. Остальной транспорт на станции работает в штатном режиме, поводов для беспокойства нет.
  - Но ведь такси управляются той же системой, что и гиробусы. Разве транспортный узел не должен был вывести мобиль из-под удара опор?
  А ты не просто красавица, Аннетт, но и умница. Правильные вопросы задаешь.
  - Причины сбоя выясняются, - повторил майор.
  Вопрос милашки ему не понравился. Неудобный. Не должно быть подобных неувязок в системе общественного транспорта. Вероятность того, что сбой в питании на линии вызовет задержку отклика системы, близка к нулю. Больше похоже на проблему в главном вычислительном узле. Но тогда аварий было бы больше: одних гиробусов в данный момент на маршрутах около сотни, а сколько такси и грузовых коптеров... Да и гравилифты к общей сети подвязаны, как и аэроплатформы.
  - Рассматривается ли версия теракта в связи с предстоящим визитом драгов? - не унималась девушка. - Как известно, даже в правительстве не все одобряют сближение с Драгао, не говоря уже о более радикально настроенных гражданах.
  Кейну этот вопрос не понравился еще больше, чем предыдущий. Как и толстяку за столиком напротив. Мой сосед сбледнул и заозирался по сторонам. Из грязнокровок что ли? Или ученый, на симпозиум приехал и теперь шарахается от собственной тени, настращавшись историями прошлых лет?
  - В интересах следствия - без комментариев, - выкрутился майор на экране.
  - Только что мы получили данные о жертвах этой страшной трагедии, - продолжила Аннетт, поглядывая на суфлер. - Ими оказались профессор истории Джонатан Сноу и его ассистент, Свен Тиррон. Ученые прибыли на "Терранова-бис" для участия в Симпозиуме Независимых Исследователей Истории Человечества. Профессор должен был выступить с докладом в день открытия Симпозиума. Тема не разглашалась, но ожидалось, что доклад станет сенсацией, - голос репортера дрогнул.
  Я поднял взгляд на толстяка, но его уже и след простыл. Хм, а мне казалось, что новость любителя синтетического кофе зацепила, и он с места не сдвинется до конца выпуска.
  Пиликнул входящий вызов. Номер, который я набирал перед тем, как отвлекся на новости. Удивился, но вспомнил, что оставлял контакты центру занятости, еще когда только решил осесть на "Терранова-бис". Похоже, Служба Безопасности собирает все силы, даже про центр занятости вспомнила.
  - Людовико Гарибальди? - появившаяся на экране дама в темно-синей форме СБ уж точно не пользовалась не только "Гламуром-ХХХ", но и банальной старомодной косметикой. Думаю, ей бы ни первое, ни второе не помогло. У военных с годами службы вырабатывается совершенно особое выражение лица, которое сводит на нет любые гламуры и косметики. Вот и это, слегка лошадиное, обрамленное гладкими черными, до плеч, волосами, сверлившее меня крохотными синими глазками, просто кричало, что его обладательница здесь как большая военная шишка сидит, а не как женщина.
  Молча кивнул, выжидающе уставившись на экран.
  - Что с имплантом? - Дама, не заботясь о том, чтобы представиться и сообщить цель вызова, сразу приступила к той части собеседования, в которой потенциальный работодатель пытается определить, готов ли он мириться с недостатками потенциального сотрудника.
  - Глюк режима ожидания, на активный режим не влияет, - отрапортовал я.
  - Придется пройти техосмотр, - недовольно поджала губы собеседница. - Уровень 33-сигма, десять минут, - она отключилась, не прощаясь и не сообщив точный адрес.
  Управление Службы Безопасности, насколько помню, на 33-тета, не сигма. Проверка на сообразительность? Думаю, не только. Я нехотя отключился: уровень заряда едва дополз до половины, но тратить драгоценные минуты на дозарядку нельзя. Десять минут даже без пробок - недостаточно, чтобы добраться с 24-го, на котором я сейчас, до 33-сигма. Поспешил на выход, вызывая карту на левый глаз. Все равно, экран на нем не убирается, и я давно наловчился просматривать информацию на ходу, не активируя полный экран. Неудобно, но меньше жрет батарею.
  ***
  Моя собеседница знала, чего требует, ставя срок прибытия десять минут. Есть лишь один способ добраться за это время. Между прочим, в резюме нет ни слова о том, что до начала карьеры в охране дальнобойщиков я был хакером. Честно признаться, думал, что та история давно забылась. Да и не баловался я больше взломами. В открытую - так точно, хоть навыки старался и не терять.
  В СБ наверняка думали, что выиграть навязанную мне гонку со временем можно, лишь взломав транспортную сеть. Но ничего я ни сейчас, ни тогда не взламывал. Просто воспользовался багом навигатора, столь мелким, что его за десяток лет, прошедших с моего "подвига", так и не пофиксили. Что ж. Если СБ хочет Призрачного Гонщика (вот же дурацкое прозвище), то оно его получит. Но свой фокус я им не сдам. Пусть ищут, там много ума не надо, даже программистом быть не обязательно. Просто мыслить следует шире.
  Спустя девять минут я стоял на месте аварии, озираясь в поисках своей нанимательницы.
  Гиробус перекосило знатно. Похоже, гироскоп остановился еще до того, как вышли опоры, раз транспорт начал заваливаться, погнув "ногу". Странно, учитывая то, сколько времени требуется на торможение маховика гироскопа в случае обесточивания. А опоры и система аварийной остановки автономны. Даже в случае отключения питания в рельсе и отсутствия связи с транспортной системой при замедлении маховика ниже критического порога гиробус остановится и выпустит опоры задолго до того, как потеря равновесия станет возможна. Опоры не успели бы выйти либо при мгновенной остановке гироскопа, либо из-за сбоя программы.
  Пассажиров тарелки гиробуса уже эвакуировали, место аварии окружили силовым полем. Сотрудники СБ разгоняли зевак, съемочная группа сворачивалась. У фургона службы новостей я заметил каштановую головку Аннетт. Мелькнула шальная мысль подойти познакомиться, но додумать мне ее не дали.
  - Мистер Гарибальди? Или стоит называть вас Призрачным Гонщиком? - голос за спиной был знаком.
  - Не стоит, - ответил я, поворачиваясь. - Если есть необходимость в оперативном псевдониме, то Железный Дровосек подойдет лучше.
  Дама в синей форме с нашивками полковника понимающе улыбнулась, рассматривая мою живописную физиономию.
  - Прозвище вы получили, как я понимаю, не за свою бессердечность? - Оу, а полковники СБ не чужды древней земной литературы.
  Я криво усмехнулся в ответ. Если припомнить, кто меня этим прозвищем наградил, то понимает полковник как раз неправильно. Мириам, конечно, барышня эффектная, но не фанат я идеологии чистюль, а посему, общего с ними иметь не хотел и не хочу ничего, даже случайного секса.
  - Полковник Поппинс, - представилась дама.
  Я поперхнулся чуть было не вырвавшимся наружу вопросом: "Уж не Мэри ли?"
  - Нет, - ответила полковник моим мыслям, видимо, слишком явственно отразившимся на лице. - Но спасибо, что не спросили. Нужен отпечаток вашего пальца, образец ДНК и скан сетчатки, - мне протянули планшет с логотипом СБ. Главного управления, не просто "Терранова-бис".
  Удивленно вскинув бровь, я приложил палец к панели, почувствовав легкий, почти незаметный, укол анализатора.
  - Одного глаза хватит? - спросил, наклоняясь к окошку сканера сетчатки. Экран на левом все равно не убирается.
  - Нет, но для вас сделаем исключение, пока не пройдете техосмотр и ремонт, - полковник отобрала у меня планшет и, хмурясь, тыкала в него пальцем. Что именно она делала, мне было не видно. Но что-то ей там явно не нравилось.
  - Боюсь, ремонт не поможет, модуль заклинило конкретно, нужна полная замена. По крайней мере, мне так в сервисе сказали.
  - Решим, - рассеянно отмахнулась полковник Поппинс, не отводя взгляд от экрана и хмурясь все сильнее.
  Да что там так ее расстроило? Ну не тест же ДНК, в самом деле. Да с моими родителями-чистюлями, я ни в чем не мог быть так уверен в жизни, как в этом самом тесте. К тому же, проходил его, и не раз. Последний - лет пять назад, как раз, когда модуль брони полетел и я подумывал о замене.
  - Я думаю, вы догадываетесь, почему мы вас позвали, мистер Гарибальди? - наконец-то отложила планшет полковник.
  - Наверняка не в оцеплении стоять, раз такую проверку устроили. Я и сам собирался позвонить по объявлению, но видимо, центр занятости резюме передал.
  - Передал. И вы не подошли. В охране не нужны люди с неисправными имплантами. Однако, кандидатов тщательно проверяют. И именно потому, что проверку провели со ВСЕЙ тщательностью, мы вас и вызвали. Как вы понимаете, никакого сбоя в питании линии монорельса не было. Была хакерская атака. Возможно, терроризм, хотя ответственность никто не взял. Как и в истории с Призрачным Гонщиком, центральный узел - ни сном, ни духом. По логам вагон 7-59 следовал по маршруту в штатном режиме, без единого сбоя, вплоть до внезапной остановки гироскопа и аварийного выброса стояночных опор.
  - И вы решили, что я могу иметь отношение к этому происшествию? - насторожился я.
  - Скорее, наоборот. Вы к этому происшествию гарантировано непричастны, а вот помочь с расследованием вам по силам.
  - С чего такое доверие, спрашивать бесполезно?
  Полковник кивнула.
  - И что я получу за свою помощь?
  - "Чистая" биография, техосмотр и ремонт или замена импланта.
  Я скептически вскинул правую бровь. Долго этот жест перед зеркалом репетировал. На допрашиваемых он действовал волшебно, особенно в сочетании с ртутно-серебристой броней и светящимся красным, как у боевого бота, экраном, закрывающим левый глаз. Но, видимо, либо психологическая подготовка у полковников СБ получше, чем у попадавшихся мне прохвостов, либо за год праздной жизни на станции навыки я подрастерял. Поэтому сомнения пришлось озвучить:
  - И это все?
  - Три тысячи кредитов, - не моргнув глазом, продолжила полковник.
  Я молчал.
  - Если зарекомендуете себя хорошо, то постоянный контракт, - вот с этого и стоило начинать.
  - Я согласен.
  - А у вас выбора нет, КАПИТАН Гарибальди, - полковник усмехнулась, давая знак отбоя кому-то позади меня.
  Обернувшись, заметил, как трое СБшников в штатском прячут оружие. Хм. Это что, получается, в случае отказа мне арест грозил? Делишки, однако. Ну, хоть звание и в самом деле легализовали. Ранги сотрудники охранных служб гражданских звездолетов получали, как все, однако, по возвращении на Землю, звание необходимо было подтверждать в СБ, только тогда оно котировалось наравне с военными. А это означало полную проверку личных данных кандидата особистами СБ. Которой я, по вполне понятным причинам, опасался. Как выяснилось, не зря. Что-то эти ребята все-таки могут.
  - Сами понимаете, в условиях угрозы терроризма мы не можем рисковать, - пояснила мисс Поппинс, продолжая дружелюбно улыбаться. - Вот ваш жетон, можете приступать. Нам нужно понять, что произошло с этим чертовым гиробусом, и чем скорее, тем лучше. И какие возможны последствия. В противном случае, боюсь, переговоры с Драгао придется перенести.
  - Сколько у меня времени, пока не уберут это безобразие?
  - Полчаса вам хватит?
  Молча кивнул, направляясь к съемочной группе.
  - Капитан Гарибальди, гиробус в другой стороне, - окликнула меня полковник.
  Знаю. Но я не лох из техподдержки, чтобы искать иголку в стоге сена. Для начала стоит разобраться, что искать. Моя лазейка тут точно не причем. Я просто пудрил мозги ограничителю скорости, используя баг с единицами измерения в навигаторе. Тут взлом явно не того порядка. Смущало такси в роли случайной жертвы. Какова вероятность такого совпадения?
  ***
  - Привет, я Людовико, - я ослепительно улыбнулся.
  Похоже, мое очарование дало сбой. Мисс Флорес, доказывающая что-то хлыщу в рыжей кепке и ковбойских ботинках, повернулась ко мне и замерла, испуганно икнув. Ну вот, напугал девушку. А еще приударить за ней собирался. Видно, не судьба. В огромных серых глазах плескалась паника. Странная реакция, если честно. Пришлось выключать "чистокровного мачо" и включать деловой режим.
  - Простите, если напугал, - я приглушил улыбку до вежливо-дружелюбной. - Капитан Людовико Гарибальди, Служба Безопасности, - поспешно предъявил жетон.
  Паника из взгляда девушки никуда не делась, наоборот, усилилась.
  - Я бы хотел задать вам пару вопросов о происшествии. Вы прибыли одними из первых, верно?
  - Мы были здесь, когда все случилось, - губы Аннетт побледнели и дрожали. - Сюжет о подготовке к встрече делегации с Драгао собирались снимать... - она махнула в сторону конференц-холла.
  О как. Верно говорят, не везет в любви - повезет в игре. Возможно, у нас тут не просто свидетели, а неучтенная запись происшествия. А ведь фургон службы новостей уже готовился отъезжать. Поторгуйся я с полковником на пять минут дольше, проворонил бы улику.
  - Момент происшествия попал на запись?
  - Не знаю, - глаза Аннетт наполнились слезами. - Это ужасно! Я лицом к магистрали стояла...
  Я попытался успокаивающе погладить девушку по плечу. Очень уж трогательно она переживала, рука сама потянулась защитить, утешить. Однако, от меня шарахнулись так, будто я чудовище какое.
  - Простите, - мисс Флорес виновато стрельнула из-под челки серыми глазищами. Да что ж она чудит-то? Ни за что не поверю, что не понимает, что такой взгляд творит с нормальными половозрелыми мужиками. - Я просто никогда раньше не видела таких... - голосок девушки дрогнул, бархатисто завибрировав.
  Я удивленно смотрел на нее, ожидая пояснений.
  - Ну, роботов, - Аннетт очаровательно покраснела и потупилась. - Я неделю, как с Земли прилетела, - пояснила она совсем упавшим голосом.
  Честное слово, я не хотел. Смех сам вырвался. Понимаю, что получилось оскорбительно, но ведь и в самом деле смешно же. Мисс Флорес совсем стушевалась, краска добралась до кончиков очаровательных ушек, прикрытых локонами шелковистых волос... Безумно захотелось заправить за это ушко непослушную прядь, упавшую девушке на лоб. Какая-то совсем уж ненормальная у меня на нее реакция.
  - Аннетт, - взяв себя в руки, мягко начал я: - Вас ведь Аннетт Флорес зовут, верно? Я не робот, это просто имплант барахлит.
  - Анна, - не похоже, чтобы информация о моей принадлежности к роду человеческому ее успокоила. - Цветкова. На студии решили, что Аннетт Флорес лучше звучит. Привычнее.
  - Анна Цветкова звучит потрясающе! Хоть и непривычно. Так могу я вам пару вопросов задать, как свидетелю? - я решил перейти к делу, чтобы отвлечь слишком пугливую девушку от ее переживаний. Да и самому от девушки отвлечься не помешает, чего греха таить.
  - Мы в тот момент уже снимали. Камера трехмерная, так что дрон захватил происшествие в кадр, - вмешался хлыщ в ковбойских ботинках.
  - Могу я копию записи получить? - оживился я.
  - Нам на студию пора... Там ждут, - Анна забеспокоилась. Боится выволочки от начальства?
  - Так давайте не будем задерживать вас и ваших коллег. Сделайте мне копию, и я вас отпущу. Только контакты свои оставьте.
  Анна обреченно кивнула. По-моему, ее страх объясняется вовсе не тем, что меня за "робота" приняли. Кое-кто определенно недолюбливает СБ.
  - Я в отеле "Рояль", на 28-тета остановилась... - Если она и дальше шепотом будет говорить, я с ума сойду. - Только... У меня регистрация просрочена, столько работы, не успела на учет встать, - решившись, выпалила девушка, несмело заглядывая мне в глаза. А радужки у нее не серые, а серебристые, с золотыми искорками! Красиво.
  Ясно все с ней. Великая преступница. На учет следовало встать не позже трех дней с прибытия на станцию, но нарушали многие, особенно туристы. Штраф небольшой, проще заплатить на выезде, чем выстаивать очередь.
  - Ваша регистрация меня не волнует, - отмахнулся я. - Но не советую затягивать. Штраф будет расти.
  Видео картины произошедшего не прояснило. Гиробус, мчавший по монорельсу в правой полосе, вздрогнул, накренился и остановился, выпустив стояночные опоры. Такси, как раз с ним поровнявшееся, попало прямо под одну из опор. Все.
  Вообще-то, для такси отведена левая полоса. На внешние они выезжают лишь для маневра или высадки пассажиров, если, конечно, идут на автопилоте. Поворота направо поблизости нет. А значит, такси приближалось к пункту назначения, либо его пассажиры зачем-то перешли на режим ручного управления. Уж не затем ли, чтобы подобраться к гиробусу поближе?
  Я перемотал запись и повернул картинку. Очаровательная мисс Цветкова, всматриваясь вперед, замирает в беззвучном крике. Прохожий за ее спиной пытается сдвинуть с места испуганно поджавшую хвост псину.
  Понимание происходящего на экране осложнялось отсутствием звука. Как пояснил режиссер - тот самый хлыщ в кепке - звук им не был нужен, вот и экономили заряд камеродрона. Разумно, при нынешних ценах на энергию.
  - Собака скулила. Очень, - припомнила Анна. - Гиробус внезапно замолчал. Знаете, это низкое доставучее гудение. Оно прекратилось. Потом заскулила собака... Дикий скрежет был. Но люди в такси громче кричали...
  - Наоборот. Сначала собака заскулила, а потом замолчал гиробус. И Ань, кричала ты, - поправил девушку режиссер. - Эти, в такси, и пикнуть не успели, как в отбивную превратились, - повернулся он ко мне.
  Девушка побледнела и кинулась за фургон.
  - Вы точно помните, что собака скулила до, а не после остановки гироскопа?
  - До, - уверенно кивнул мужчина. - Нам уже действительно пора. Если будут еще вопросы, звоните, - он протянул мне старомодную пластиковую визитку.
  Машинально взял, прощаясь. Все, что нужно, я выяснил. Визитку передам СБ. Захотят - продолжат допрос. Лично меня режиссер не интересует. В отличие от Анны. По окончании дела попробую продолжить знакомство. Надеюсь, без служебного жетона меня будут бояться меньше. Вообще, странная реакция. Как и все наше знакомство. Я тоже на девушку неадекватно реагировал. Если на экране она казалась просто милой, хоть и симпатичной, то при общении вживую мне просто крышу сносило даже просто от звука ее голоса. Наваждение какое-то. Или это та самая мифическая любовь? Которая с первого взгляда?
  ***
  Для очистки совести я проверил логи бортового компьютера 7-59, хоть и был уверен, что нечего там ловить. Если орава экспертов из СБ ничего не нашла, то куда мне. Несмотря на репутацию крутого хакера, уж я-то знал, что на деле являюсь просто читером.
  - Как я могу получить свое вознаграждение? - я подошел к полковнику, недовольно вчитывающейся во что-то на экране планшета.
  При моем приближении, мисс Поппинс поспешно свернула окно.
  - Вознаграждение за что? - не поняла моя временная (пока что) начальница.
  - За определение способа, которым вывели из строя гиробус, - терпеливо пояснил я. - Я ведь верно вас понял, три тысячи кредитов и прочие плюшки мне полагаются именно за это?
  - А вы уже определили? И как, по-вашему, это провернули? - полковник прямо-таки источала скептицизм.
  - Ультразвук.
  - Поясните.
  - Звуковые волны высокой частоты, не слышимые человеческому уху, но пугающие собак до усрачки.
  - Я знаю, что такое ультразвук, - прервала она. - Как он мог заставить гиробус остановиться?
  - Это пусть техники скажут, где у них недоработка, - я пожал плечами. - Думаю, они сумеют найти, что именно разрушилось под воздействием ультразвука в маховике гироскопа. Искать программный сбой или след хакера бесполезно: вмешательства не было.
  Полковник оглянулась, поманив пальцем одного из снующих поблизости сотрудников СБ. Пока она приглушенным голосом отдавала распоряжения, я посматривал по сторонам. У расплющенного автотакси суетились рабочие и медики. Медики-то чем уже помогут? Разве что по анализу ДНК личности жертв подтвердить. К слову, лысый индюк, который Анне интервью давал, куда-то запропастился. Кто это вообще был и зачем его к прессе пустили?
  Репортеры уже убрались. Прохожие тоже вернулись к своим делам, лишь изредка косясь на оцепленный участок магистрали. На остановке гиробуса толпились люди: из-за аварии уже несколько вагонов не пришло по расписанию. В толпе маячил мой знакомец из "Старкапс". Этому-то какой резон переться через десяток уровней, чтобы постоять тут на остановке? Толстяк заметил, что я на него смотрю, засуетился и принялся поспешно отступать, натыкаясь на окружающих.
  Крикнув полковнику, что скоро вернусь, я направился следом. Толстяк побежал. Не упитанному землянину тягаться в беге с тренированным безопасником. Отдуваясь и тяжело дыша, беглец свернул в подворотню. Тупик, лишь в углу виднеется люк сервисного тоннеля. Зря он там встал, у самого люка. Мало ли что. Тоннели кишат охранными ботами.
  - Вы кто? Что вам от меня надо? - в голосе толстяка звучала паника.
  - Странно, а я хотел спросить у вас то же самое, - ухмыльнулся я, помигивая экраном на левом глазу.
  Хороший трюк. Меняешь яркость подсветки, а со стороны кажется, будто око прицела вспыхивает алым. Толстяк затрясся, заскулил тоненько и сполз по стеночке, прижимая к груди кожаную папку, с которой он еще в "Старкапс" обнимался.
  Эх, перестарался я со спецэффектами. Беглец валялся в отключке. Я похлопал его по щекам - ноль реакции. Присел рядом, потянул папку за уголок. Толстяк вздрогнул, открыл глаза и вытаращился на меня, отчаянно вцепившись в свое сокровище. Да уж, дядя явно в неадеквате. Я на всякий случай помахал своим новеньким жетоном СБ. В маленьких глазках засветились проблески сознания, вкупе с новой волной паники. Он шумно выдохнул и сел ровнее, перехватив папку покрепче.
  - Капитан Людовико Гарибальди, СБ, - представился я. - С кем имею честь?
  - Ансельмо Блейк, доктор исторических наук, - голос толстяка сорвался.
  - Доктор Блейк, почему убегаем от сотрудника Службы Безопасности?
  Похоже, ученый из тех, кого при виде должностного лица пробирает священный трепет.
  - Я... думал, вы за мной следите... - пробормотал он.
  - А есть повод? - я сурово сдвинул брови, заставив доктора вздрогнуть.
  Толстяк замер, уставившись мне в глаза. Не знаю, что он там высмотрел, но паника на его лице сменилась явным облегчением.
  - Мои связи с профессором Сноу...
  Конспиратор, однако. Сдал интригу первому же встречному. Чего тогда убегать было? И с какого перепугу СБ могли заинтересовать связи этого чудика со случайной жертвой теракта?
  - Вы готовили заговор против человечества? - фыркнул я.
  Толстяк побледнел и попытался потерять сознание.
  - Эй! - Я влепил доктору пощечину.
  Тот встрепенулся, странно дернулся и уставился полным ужаса взглядом мне за спину.
  - Передайте ей, - толстяк сунул мне папку. - Не сообщайте своим коллегам, это может стоить многих жизней. Они уже пытались...
  Договорить Блейк не успел. Выстрел бластера охранного бота прилетел ему прямо в лоб. Ученый имплантов не имел.
  За спиной зашипели конденсаторы набирающего заряд бластера. Защитный модуль и рефлексы сработали одновременно. Покрываясь текучей серебристой броней, я перекатом ушел вбок, едва не выронив папку. Сгусток плазмы врезался в стену прямо перед моим носом. Выскочил из подворотни, лихорадочно соображая, куда бежать, чтобы не водить взбесившегося бота по людным секторам. Но тот преследовать меня не стал, вернулся в свою нору. Однако броню я убрал не сразу.
  К СБшникам возвращаться не стал. Сперва нужно пораскинуть мозгами над словами толстяка и в папку заглянуть. Всерьез в страхи Блейка не верилось, попахивали они теорией заговора. Но спокойно во всем разобраться лишним не будет. Знаю я укромное местечко без лишних глаз в 28 секторе. Там и отель "Рояль" недалеко, можно будет в гости заскочить... При мысли об Анне я расплылся в глупой мечтательной улыбке. Да что ж это сероглазое чудо со мной сделало?
  ***
  "У Берни" темно, тихо и сонно. В зале ни души: до обеда в бар даже местный сброд не захаживает. Робот-бармен отрабатывает айдл анимацию, возя тряпкой по стойке. Заказав водку-мартини, я расплатился наличкой, дабы не светиться. Камер у Берни не водится, какое-то время меня даже СБ тут не найдет. Поймал свое отражение зеркале бара: как есть, влюбленный идиот - в глазах прямо искорки пляшут.
  В папке обнаружилась стопка бумажных листов - такие только у любителей древностей встретишь - и номер коммуникатора, нацарапанный прямо на обложке.
  Ого! Разжился я текстом таинственного доклада профессора Сноу. "Одни ли мы во вселенной?" Учитывая, что космос кишит постоянно грызущимися между собой негуманоидами... Хм. Профессор провел в анабиозе лет четыреста и еще не разобрался с текущим состоянием дел?
  История первых полетов за пределы Солнечной системы. И это держали в секрете, раздувая сенсацию? Взгляд зацепился за знакомое название. Вот и ответ, почему наша станция - "бис". Речь в докладе профессора шла о самой первой "Терранова". Точнее, "Терра Нова" - в два слова. Не станция и даже не звездолет. Колонизационная авантюра, предпринятая человечеством шестьсот лет назад, в 2137 году. Что-то не припомню ее в учебниках. Официально мы впервые попытались обзавестись планетарными колониями лет двести назад, но поняли, что не изменившись, людям на новом месте не выжить. А к мутантам после XXIII века, прошедшего в кровопролитных войнах человечества с его же созданиями, отношение было настороженным, если не сказать "враждебным". Памятуя урок истории, отбросивший землян на добрую сотню лет назад от космической эры, экспериментировать в поиске полезных в новых условиях мутаций ученые опасались. А когда чистюли получили большинство в правительстве, об этом уже не могло быть и речи. Мы предпочли ограничиться станциями - гигантскими космическими муравейниками, мало чем отличающимися от мегаполисов Земли.
  "Терра Нова" была рисковым проектом. Билет в один конец на круиз длиной в сто лет. Звездолет, полный смельчаков, обреченных остаток жизни провести на его борту. Цель - планета в секторе дельта, названная "Терра Нова" - Новая Земля. Только это была гипотетическая планета. Вероятность существования семьдесят процентов. Безбашенные люди. Впрочем, их особо и не спрашивали, попросту "назначив" добровольцами. Страна, запустившая звездолет, не отличалась бережным отношением к своим гражданам. Узнать о результате авантюры люди должны были спустя два столетия: устроившись на новом месте, колонисты выслали бы зонд.
  Я задумался. Сенсация налицо: целая неучтенная экспедиция к дальним звездам. Однако интерес она представляет только для историков. Но со слов доктора Блейка я понял, что Сноу собирался предать огласке по меньшей мере государственную тайну.
  Ученый предполагал, что Земля все же получила привет от своих блудных детей. Но почему об этом молчит история? А все потому же: потомкам пионеров пришлось измениться, перестав быть людьми в биологическом смысле этого слова. И мы отправили им "подарок". В случае вскрытия посылки, фейерверк предполагался знатный. Размером с планету.
  Некрасиво? Определенно. Но как это связано с аварией гиробуса?
  Активировав полный экран, запустил видео, полученное от репортеров. Покрутил картинку, осматриваясь. В конце улицы показался гиробус. Перестроившись в правую полосу и замедлив ход, с ним поравнялось такси. Окно такси приоткрылось, однако, пассажиров видно не было. До катастрофы двадцать секунд. Поищем, кто осуществил ультразвуковой удар?
  Повернувшись, я оказался вплотную к Анне. На записи девушка не производила того сногсшибательного эффекта, что вызывал у меня разрыв шаблонов. Но она все равно мне нравилась. Простая, естественная красота, без вычурности и искусственного совершенства. Анна что-то говорила режиссеру, не сводившему с нее жадного взгляда. Наверное, такой был и у меня, когда я с вожделением маньяка следил, как она сдувает мешающую прядь. В груди шевельнулась колючка ревности. ТАК смотреть на девушку могу только я! Вот Анна прервала разговор и подняла руку, словно намереваясь помахать знакомому. Пауза!
  Посмотрим, цветочек мой, кому ты машешь. Ревность вновь разбудила все те иррациональные чувства, что обуревали меня рядом с Анной. Глубоко вдохнул, приводя себя в порядок, повернулся в направлении взгляда девушки.
  Гиробус и такси почти на месте аварии. Ба, знакомые лица. На остановке топтался недавно поджаренный толстяк. Откуда он тут? В тот момент Блейк сидел напротив меня за столиком "Старкапс". Присмотревшись, понял, что дядя на видео одет иначе, в руках у него не папка, а планшет. Издалека с моим знакомцем перепутать легко. Но вблизи заметны более волевой подбородок, твердые черты лица, военная выправка... Двойник доктора Блейка тоже кому-то махал. Я повернулся в направлении его взгляда. Бинго! Смотрел он на такси, примостившееся у "ноги" гиробуса. Поймав в кадр и остановку, и вагон 7-59, я снял видео с паузы.
  Толстяк тычет в планшет, несколько мгновений ничего не происходит, а потом гиробус начинает крениться. Отмотав на момент, когда палец Блейка-два почти коснулся экрана, я повернулся к Анне и снова запустил запись. Собака за спиной девушки испуганно поджимает хвост. Лицо Анны искажено от ужаса, рот приоткрыт в беззвучном крике. "Пауза!" На нёбе, сразу за зубами, это что? Пластина воздушного фильтра? Такие применяют в опасных для человека атмосферах или при лечении некоторых респираторных заболеваний. На станции воздух очищен и по составу не отличается от земного. Анна больна? Мое сердце сжалось от тревоги за девушку.
  ***
  Меня нашли.
  Пикнуло входящее сообщение. "Три тысячи кредитов будут зачислены на ваш счет. Подтвердите личность." Я машинально приложил палец к сканеру отпечатков коммуникатора. Для этого пришлось выйти из полноэкранного режима, что меня и спасло. Бармен открывал порт бластера на груди. Так и знал, что Берни не для красоты эту железяку держит. Только вот взломать дорогущего охранного бота для СБ не проблема.
  Подхватив папку и на ходу вызывая броню, я перемахнул через спинку диванчика и припустил на выход. Вслед полетел сгусток плазмы, однако я сумел увернуться. Почувствовал только легкое тепло у левого плеча, едва не задетого разрядом. Содрогнулся, вспоминая ощущения пятилетней давности. Броня гасит большинство негативных последствий для организма, однако, ощущения от прямого попадания все равно не из приятных. Не дожидаясь повторного выстрела, я выскочил за дверь.
  Навигатор на экран. Карта камер. Незаконно, потому я за нее и отвалил, страшно вспомнить, сколько. Выйти из сети, отрубить коммуникации. Готово. Теперь маршрут. Уйти из-под слежки камер. За мной охотится СБ, нет сомнений. Их почерк. Вот только полковник Поппинс отдала приказ, или у них крыса завелась?
  Заряд 31%. Деактивировал броню, переведя в режим боеготовности. Энергию надо экономить. Неизвестно, где и когда получится подзарядиться, а с севшей батареей я беспомощен.
  Спустя десять минут плутаний по закоулкам станции, я решил, что оторвался. И что дальше?
  Во-первых, стоит передать посылку адресату. Раз существование этой папочки так бесит чистюль из правительства, я в деле. Кто адресат, идея есть... Но не нравится мне совершенно. Не хотелось бы втягивать девушку в опасные разборки. Но, похоже, без прессы не обойтись. Набирая номер с папки, я надеялся, что ответит не она. Не Анна.
  - Я слушаю? - Казалось, моя собеседница не уверена, правильные ли слова говорит.
  И все-таки она. Жаль, я не ошибся: у девушки была назначена встреча с профессором Сноу. Но за ним следили. А значит, Анна тоже под угрозой.
  - Как мы можем встретиться?
  - Кто это? Я вас не вижу, - встревоженно спросила Анна. - Куда тут нажимать? - пробормотала она.
  Что значит, куда нажимать? Да любой ребенок знает, куда нажимать.
  - Я с автомата, с анонимного канала. Видео заблокировал, - поспешил успокоить девушку я. Безумно не хотелось, чтобы она переживала. - Мы с вами сегодня общались. У меня для вас посылка, и хотелось бы ее передать без лишних свидетелей и камер.
  - Мистер, ой, капи...
  - Обойдемся без имен, - прервал я. Сердце совершило радостное сальто. Меня узнали!
  - Хорошо. Я буду в отеле через полчаса, сможете подъехать?
  - Не хотелось бы мелькать перед камерами.
  - Номер 72-бис. Код три семерки. В номере камер нет.
  - Понял. Буду.
  До отеля, не засветившись на уличных камерах, доберусь. Проникнуть в номер сложнее. Но выполнимо. Багажные аэроплатформы камер не имеют. Угнать такую можно со стоянки отеля. Их закрытые кабинки вполне вмещают одного, пусть и рослого, человека. Доставку багажа в номер 72-бис заказывали?
  ***
  Анна задерживалась.
  Добрался я быстро, даже успел немного осмотреться. Минимум одежды в шкафу, все свежекупленное. Личных вещей, безделушек нет вообще. Ничего. Не просто ничего подозрительного, а вообще ничего. Анна Цветкова как личность не существовала... Один ящик комода, правда, был под замком, но вскрывать его я не решился.
  В ожидании девушки я сидел в номере 72-бис и размышлял. Итак, что мы имеем? Оказавшиеся не в то время и не в том месте ученые. Их коллега поджарен бластером охранного бота. Всех объединяет доклад профессора Сноу. А стоило папке оказаться у меня, как и на меня открыли охоту. Кому-то очень не хочется, чтобы доклад обнародовали. Что в этом докладе так взбудоражило... кого? Правительство? Или какие-то другие силы?
  Была ли гибель профессора под опорой 7-59 случайна? Гиробус в роли орудия убийства? Оригинально... и не подкопаешься. Механическая поломка гироскопа. Несчастный случай. Если бы не поведение собаки на видео, никто бы и не заподозрил в инциденте убийство.
  Сектор дельта. Потерянная и забытая (точнее, намеренно стертая из истории) экспедиция к далеким звездам. Внезапное желание драгов посетить станцию именно в те дни, когда доклад об этой экспедиции должен был прозвучать на симпозиуме... Совпадение? Не думаю.
  Кому невыгодно, чтобы люди узнали, что драги - потомки первых колонистов, нашедших свою Терра Нова? Генетически измененные потомки, достигшие большего, чем "чистокровное" человечество. Кроме чистюль в правительстве, мне никто в голову не приходил.
  Уверен, доклад и стал причиной трагической гибели профессора Сноу. За профессором следили и убрали при первой возможности. Блестящая операция, хорошо подготовленный экспромт. У СБ много таких заготовок. Не учли только, что ученый решил подстраховаться.
  Но почему Анна? Неизвестный начинающий репортер, всего несколько дней назад прибывший на станцию. Договорились еще на Земле? Почему не обратиться к кому-то с именем, чей репортаж выпустили бы в эфир, не подвергая цензуре?
  Услышав шаги Анны в коридоре, я бесшумно встал и резко распахнул дверь. Девушка испуганно отшатнулась, сверкнув серебристыми очами. Вот наваждение: мне показалось, будто они светились. Накатила знакомая волна взбесившихся чувств. Нет, серьезно. Если - а вернее, когда - эта история закончится, приглашу на свидание. Я обязан понять, чем она меня так зацепила.
  Пропустив Анну внутрь, захлопнул дверь. Девушка тяжело дышала, как после долгого бега.
  - Папку принесли? - Хрипловатый от неровного дыхания голос звучал как-то... не так. Слишком резко и решительно.
  - Да, - я протянул папку.
  Наши руки соприкоснулись, и... Крышу снесло напрочь. Серые глаза затопили весь доступный мне мир. А от поцелуя я улетел окончательно.
  Поэтому направленный в грудь бластер встретил самой глупой улыбкой, на какую был способен.
  - Прости, - одними губами прошептала Анна.
  Защитный модуль не подвел. Боль, правда, адская. По ощущениям, сердце вскипело и взорвалось прямо в грудной клетке. Наверное, именно так и должно чувствовать себя разбитое сердце.
  3%... УРОВЕНЬ ЗАРЯДА КРИТИЧЕСКИЙ... НОСИТЕЛЬ ПОВРЕЖДЕН... РЕЖИМ "КОКОН" АКТИВИРОВАН...
  - Нееет! - Мой крик не вырвался за пределы брони, перешедшей в режим "кокон": полная изоляция от внешнего мира, отключение всех функций, кроме системы поддержания жизни.
  Застыв, словно железная статуя, я наблюдал, как Анна пятится к комоду, отпирает ящик. Выплюнув отработанную пластину воздушного фильтра, натягивает серебристо-дымчатую маску.
  - Прости. Люди все еще не готовы... принять. Мы надеялись, что профессор Сноу это поймет...
  Нереально огромные серебристые глаза с танцующими в них золотыми искорками - последнее, что я помню. Глаза драга.
  
  
  Игра в поддавки
  
  Свет возвращался медленно и неохотно. Белый потолок больничной палаты насмешливо помигивал квадратной лампой. Первым проснулось желание прибить того, кто додумался поставить койку с больным, неспособным самостоятельно не то, чтобы отвернуться, а и вообще пошевелиться, прямо под неисправным светильником. Мысль, что можно просто глаза закрыть, в голову почему-то не пришла. Видимо, участок мозга, отвечающий за рациональное мышление, еще не проснулся. Если он вообще проснется когда-нибудь. Кажется, мне его отшибло напрочь. Выстрелом бластера, сжимаемого очаровательной ручкой. Иначе, с чего бы мне сейчас переживать о том, успела ли Анна сбежать до появления СБ-шников?
  Смутно припомнились слетевшая с пазов гостиничная дверь и брызги мелкой крошки оконного стекла, черный блеск брони группы захвата... И полный отказ всех систем собственного модуля. Кажется, меня все-таки вели. Несмотря на все мои ухищрения. Иначе СБ ни за что не оказалась бы в номере 72-бис так быстро. В штатном режиме на выстрел бластера в номере отеля сначала реагирует автоматика, и только несколько минут спустя примчались бы безопасники. Причем, не из центральной Службы, а местные, из охранного агентства, обслуживающего отель.
  - Что ж, признаюсь, я весьма впечатлена, - голос полковника Поппинс раздался откуда-то сбоку.
  Учитывая, что ни шагов, ни звука открывающейся двери я не слышал, она тут уже давно. Свет померк, заслоненный фигурой полковника. Я облегченно выдохнул.
  - От лица Службы Безопасности и правительства Земли должна поблагодарить вас за проявленную бдительность и раскрытие шпиона, МАЙОР Гарибальди.
  Мысленно присвистнул. Ого! Целый майор! Быстро же у них дела делаются. Чтобы дослужиться до капитана на дальнобойщиках, потребовался добрый десяток лет. А тут хватило пары часов.
  - Поймали? - задал вопрос, который волновал меня с момента пробуждения. Даже это единственное слово далось нелегко: губы отказывались шевелиться. Испугался, что меня вообще парализовало - такое случается при замыкании импланта, а мой, к тому же, и до поглощенного им выстрела был неисправен.
  - Ушла, - поморщилась полковник Поппинс.
  Надеюсь, облегчение не слишком явно отразилось на моем лице. Однако, паралич сыграл на моей стороне. В какую бы гримасу ни сложились неконтролируемые мышцы, полковник поняла ее по-своему.
  - Не дергайтесь, дальше это уже не ваша забота. Дело передали в разведуправление и засекретили. Выздоравливайте. Жду вас завтра в управлении. Адрес знаете?
  - Но... - Ура! Меня не парализовало! Во всяком случае, не с концами.
  - Отдыхайте, майор. Поговорим завтра на инструктаже, - неодобрительно взглянув на меня, полковник вышла.
  ***
  Все тело, от кончиков пальцев и до подбородка, кололо мелкими раскаленными иголками. Не удержался и зашипел.
  - Мистер Гарибальди, потерпите, пожалуйста, неприятные ощущения скоро пройдут, - суетливый медик с удивительно маленькими пухленькими ручками хлопотал у койки, отключая от меня бесконечные капельницы и провода. - Удивительно, как вы вообще выжили! Подумать только: прямое попадание в сердце! Вам очень повезло, что доктор Палмер оказался в составе Земной делегации...
  Стоп. Какой такой Земной делегации? Сколько я здесь валяюсь?
  Последний вопрос я задал вслух.
  - Две недели, майор, - в палату стремительно вошел сухопарый, седой, как лунь, мужчина. На носу его красовались старомодные очки в тонкой оправе. Кто в наше время очки носит? - Как самочувствие?
  - Пациент полностью пришел в себя, чувствительность восстанавливается, доктор Палмер, - засуетился медик с маленькими руками.
  - Я не вас спрашиваю, - резко оборвал его вошедший.
  - Мурашки, - выдал я единственное, что мог сказать вменяемого о своем самочувствии. Других сведений о собственном организме в моем распоряжении не имелось. Головой вертеть уже худо-бедно получалось, да и с речью, кажется, налаживалось, однако, прочие конечности пока что отзывались на сигналы мозга не столь охотно.
  - Хорошо, - кивнул седой. - К сожалению, заменить ваш имплант не удалось, однако, мы сделали все возможное.
  Гадство! А я так надеялся, что СБ выполнила обещание, не зря же я тут две недели валяюсь - как раз период реабилитации после замены импланта такого класса.
  - Боюсь, ваш модуль заменить или удалить теперь вообще невозможно. Вас разве не предупреждали, что "Железный человек" не рассчитан на дальнейшую эксплуатацию после прямого попадания?
  Предупреждали, конечно. Но плачевное состояние моего счета, вкупе с излишне оптимистичной надеждой, что молния не бьет дважды в одно место, а значит, второй выстрел из бластера в упор мне вряд ли грозит, казались вполне приемлемыми причинами, чтобы проигнорировать предупреждение. А зря. Если тенденция сохранилась, то от розетки мне теперь далеко отходить не стоит.
  - Однако, мы смогли заменить элементы питания на гораздо более современные, проапгрейдили некоторые блоки и обновили программное обеспечение, - продолжил доктор Палмер.
  И снова подстава. Если эти умники снесли мой софт, я буду зол. Очень зол. На него ушла сумма, вполне сопоставимая со стоимостью замены самого модуля, а кое-какие программулины из этой коллекции уже и не достать. Их создатели давно протирают койки в элитных учреждениях, призванных обеспечить отдых своих постояльцев от любых технологий.
  ***
  - Вам кого?
  В дверях моей собственной квартиры стоял какой-то щуплый волосатый мужик, задумчиво почесывая яйца через заметно великоватые пижамные штаны.
  - Э-э... - видимо, рано я из госпиталя сбежал. Соображаю как-то туговато. Стоило, наверное, согласиться на уговоры коротышки с пухлыми ручками и остаться на ночь. И что это тело забыло в моем жилище?
  - А-а, ты, наверное, Гарибальди! - тело оказалось сообразительнее меня. - Вот держи. Дэйв сказал, что ты за барахлом зайдешь, - мне на ногу шлепнулся сильно поцарапанный вещевой контейнер. Дверь захлопнулась, взметнув записку, примотанную огрызком проволоки к ручке контейнера.
  "Ты не заплатил за квартиру," - гласил накарябанный на пластике текст.
  Твою ж мать, Дейв! Я расхохотался. Вот же мелочный тип. Ведь наверняка СБ побеспокоилось предупредить моего арендодателя, что квартиросъемщик в порядке и скоро вернется. А уж сложить два и два и понять, что по возвращении у меня будет чем расплатиться, этот пройдоха в состоянии. Однако Дейв предпочел выставить меня на улицу. Неужели так и не простил ту интрижку с его дочуркой? Вот уж в чем не было ровным счетом ни капли моей заслуги: девица сама на шее повисла и в койку прыгнула бы, не явись папаша так вовремя.
  Проверив состояние счета, вновь усмехнулся. Упавшее было настроение стремительно взлетело обратно на отметку "отлично". Сегодня шикуем.
  ***
  Отель "Рояль" встретил приглушенным помигиванием табло у стойки регистрации и сдержанной элегантностью интерьеров. Приложив ладонь к экрану для идентификации, я выбрал номер из незанятых. Присвистнул. Цены у них, однако. Поинтересуйся я ранее, наверняка бы засомневался, что простой журналистке такое по карману. Поколебавшись немного, оплатил проживание на неделю вперед. В конце-концов, у меня теперь стабильный заработок имеется. Интересно, какая у майора СБ зарплата?
  В 72-бис царили порядок и стерильная чистота. Я в общем-то и не рассчитывал ни на что иное. Просто, увидев знакомый номер в списке свободных, решил, что эта шутка станет достойным завершением сумасшедшего дня длиной в две недели. Шутка не удалась.
  Несмотря на свою безликость, обстановка комнаты будила воспоминания. Приятные и не очень. Откинувшись на кровати, я потер левую сторону груди. Рука наткнулась на металл. Где-то под ним тоскливо сжалось сердце, подгоняемое электродами. Доктор Палмер заверил, что кардиостимулятор - временная мера. Через пару месяцев от дополнительного импланта можно будет избавиться. Если захочу, конечно. Взглянув на характеристики, понял, что такое желание у меня вряд ли возникнет. Возможность контролировать сердечный ритм и держать его в пределах нормы при любых нагрузках дорогого стоит.
  В госпитале, когда сумел наконец-то пошевелить головой и взглянуть на пострадавшее от выстрела место, я устроил форменную истерику. На груди, закрывая область сердца неряшливой серебристой кляксой красовалась броня. Еще один неубираемый кусок. Похоже, это стандартный баг модели, реакция на выстрел из бластера в упор. Неужели ее не тестили? И за добрый десяток лет эксплуатации никто не предъявил претензий? Оказалось, никто. Ни одному из счастливых владельцев в голову не пришло подвергать имплант столь экстремальным испытаниям. Тем более, дважды подряд. Что удивительно: модуль продолжал функционировать. Боевой режим активировался нормально - это я проверил первым делом после того, как тело наконец-то отошло от наркоза, и получилось пошевелить хотя бы пальцем. А новые батареи позволяли не особо переживать по поводу неубираемых участков. По крайней мере, ежедневная подзарядка мне больше не требуется - и то радость.
  Не вставая с кровати, активировал экран. Что у нас тут? Как глубоко вы влезли в систему своими немытыми ручонками, господа СБ-шники? Лепнина потолка, имитирующая земное барокко, скрылась в сероватой дымке интерфейса главного меню.
  Ну-у-у... Не так плохо, как можно было ожидать. Кое-какого софта я лишился, но ничего такого, что не подлежало бы восстановлению. Файлы бэкапа были припрятаны в надежном месте. А вот до самого ценного умельцы Службы Безопасности не добрались. То ли не сильно и рылись, то ли не сумели. Зато на месте снесенного ПО обнаружилась масса занятных новых приобретений. Взять ту же карту камер, к примеру. Тип, толкнувший ее по сходной цене, уверял, что карта наиболее полная. И апдейты присылал регулярно. Однако, заменившая ее официальная карта СБ просто кричала, что тип оказался мошенником. М-да. Неудивительно, что меня так легко отследили до номера Анны. Вели по отсутствующим на паленой карте камерам всю дорогу, ни на миг не теряя из виду. Слить эту карту в сеть, что ли? Озолочусь ведь. Впрочем, и со службы вылечу, не успев поступить. Думаю, вычислить источник утечки для СБ не составит труда.
  Помимо карты нашлась еще парочка вкусняшек, а также целый блок запароленных софтин. Не нравится мне это. Зачем ставить что-то, к чему нет доступа у владельца импланта? В месте, ответственном у нормальных людей за интуицию, шевельнулось беспокойство. Усилием воли подавил его. Все завтра. Слабость еще накатывала, вкупе с сонливостью. В затылке разгорался зуд, ползая вниз по спине - давали о себе знать новые батареи импланта, вживленные вдоль всего позвоночника. Учитывая, что раньше модуль питался от одного такого блока, да еще и более древнего, с таким запасом энергии я был практически автономен. Подзарядка требовалась раз в месяц, а при полном заряде и необходимости, я мог сам послужить источником питания небольшому шаттлу или спасательной шлюпке. Очень удобно. Правда, и заряжать это счастье требовалось почти сутки. Надеюсь, уж раз в месяц-то внеочередной выходной для этих целей у меня будет. Оплачиваемый. Усмехнулся, потирая повязку на запястье, прикрывающую новый разъем. "Полковник Поппинс, разрешите завтра отсутствовать на рабочем месте по причине подзарядки," - кривляясь, спросил у потолка. "Но МАЙОР Гарибальди, вы уже заряжались в прошлом месяце," - даже из уст воображаемой полковника "майор" звучало бальзамом для ушей. Вспомнился майор Кейн. Хорошо, что, если придется пересекаться с этим напыщенным индюком, буду делать это на равных. Не понравилось мне, как он с Анной в прямом эфире разговаривал, за такое морду бы начистить... Ну да, мозгом я понимал, что не столь уж и невинным и хрупким оказался мой цветочек. Однако, наваждение, охватывавшее меня рядом с девушкой, все еще давало о себе знать. Сделал зарубку на память: как только получу доступ хоть к каким-то секретным материалам, нужно будет разузнать, что за технологии у драгов, чем это она меня приворожила? Вот ни за что не поверю, что наши за столько лет ничего на драгов не нарыли. Если уж их шпионы у нас свободно разгуливают, думаю, наши тоже в долгу не остались...
  Зуд в спине нарастал, переходя в довольно неприятную боль, и я решил, что уже можно принять дозу. Медик с пухлыми ручонками на прощание вручил мне инъектор с обезболивающим, наказав пользоваться не чаще, чем раз в восемь часов. Прошло всего два, но кто будет проверять? Щелчок инъектора, и блаженное онемение разливается по позвоночнику. Благодетель! А ведь я и имени его не спросил - настолько спешил убраться из госпиталя, подальше от столь раздражающей неисправной лампы.
  Даже не пытаясь бороться с навалившейся сонливостью, выполз в сеть. Буквы новостной ленты расплывались перед глазами, и я решил не мучать себя, переключившись на подборку рекомендованных видео. Кажется, инфобот решил, что мне не помешает отдохнуть от серьезной информации, потому что первым роликом шел репортаж о Шлиханской опере. Учитывая, что эти, похожие на короткошерстных плоскомордых медведей негуманоиды - весьма воинственная раса, само наличие у них такого мирного вида искусства, как опера, вызывало недоумение. Тем более, непонятна была цель, с которой шлихи решили поделиться этим самым искусством с землянами. Они не особые любители сообщать соседям по галактике что-либо о себе, за исключением рекламной информации о товарах, предназначенных для торговли. А торгуют шлихи в основном военными технологиями и оружием. Достаточно примитивным по земным меркам, но весьма убойным. Еще бы с распознаванием целей у них получше было... А так - бьют без разбору, и по своим, и по чужим. Своих не жалко: с размножением у них все в порядке - а чужих и подавно... Так, под завывания шлиханского то ли певца, то ли певицы - кто их там разберет, голоса одинаковые, а под кричащими костюмами вторичные половые признаки не видать - и ленивые размышления о стратегиях боя разных рас, я и заснул.
  ***
  Обнаружив себя за столиком "Старкапс" со стаканом мокачино в руке, я даже рассмеялся от неожиданности. Надо же.
  Утро выдалось тяжелым, голова раскалывалась, будто с похмелья. Наверное, все-таки не стоило колоть обезболивающее не по графику. Сон никак не хотел отпускать, но опаздывать на службу в первый день как-то не комильфо. Поэтому, превозмогая приступ острой любви к подушке и одеялу, я все-таки отскреб себя от койки и двинул к сектору 33-тета, в котором располагалось Управление Службы Безопасности станции Терранова-бис. Каким ветром (коих в искусственном климате станции и не водится) меня занесло в "Старкапс" в секторе 24, если отель на 28-м? Вот что значит: привычка - вторая натура.
  Задумавшись, отхлебнул из стаканчика. Да что со мной сегодня? Собственная рассеянность поражает. С трудом проглотив безумно сладкую бурду, машинально прочитал имя на стаканчике. "Людовико". Хорошо, что "кофе" я уже проглотил. Иначе, поперхнулся бы, зуб даю. Изумленно оглянулся на стойку кассы. Впервые. Впервые более, чем за год, кто-то соизволил написать мое имя правильно.
  Девочки, как обычно, блистали улыбками, усиленными "Гламуром ХХХ", но не интеллектом и были вне подозрений.
  Сигнал входящего вызова прервал мои размышления.
  - Гарибальди, вас где носит? - полковник Поппинс явно выспалась не лучше моего.
  - Я в пути, - озадаченный напором теперь уже начальства, ответил я.
  - У нас форс-мажор, потрудитесь явиться незамедлительно!
  - Буду через двадцать минут.
  - Жду, - и полковник, не прощаясь, отключилась.
  Что за спешка? Я ведь, вроде, не опаздываю. На всякий случай скосил глаза на часы над кассой, вдруг мои неправильно идут. Да нет, полвосьмого, до времени, когда надлежало явиться на инструктаж, еще полчаса. Пожав плечами на причуды начальства, двинул к выходу. Уже в дверях уловил боковым зрением знакомую застенчивую улыбку у кассы и искорки в серых глазах. Резко обернулся. Показалось. Помимо привычной пригламуренной брюнетки и ее блондинистой напарницы, за стойкой мелькнул еще и рыжий локон. Однако, девушка быстро отвернулась к кофейным автоматам, и разглядеть ее толком я так и не успел.
  ***
  - Третье нападение за неделю, и вновь охранные системы полностью игнорируют факт взлома, - похоже, на планерку я все-таки не успел, полковник Поппинс уже заканчивала.
  Экран, развернутый во всю стену митинг-рума, пестрил прямоугольниками видео с камер наблюдения. Разобрать, что там на них, с места в дальнем углу помещения, на которое я пробрался, стараясь не привлекать лишнего внимания, не представлялось возможным. Кажется, на одном из видео витрину магазина электроники вскрывали чебурашки. Был в древней земной культуре такой сказочный персонаж: плюшевая игрушка, похожая на помесь обезьянки и медведя, с огромными, будто тарелки параболических антенн, ушами.
  - Гарибальди, можете не прятаться, ваше опоздание сложно не заметить, - полковник Поппинс перевела внимание присутствующих с экранов на меня.
  - Но я... - я украдкой вызвал экран на левый глаз. Без четверти восемь. Никаких опозданий.
  - Ты попал, чувак, эта фурия уже две недели никому спуску не дает, - сочувственно шепнул мой сосед по галерке.
  - Вы должны были выйти из комы восемь дней назад, - отрезала полковник.
  Да уж. На это мне нечего возразить. Опоздал, так опоздал.
  - Дело ведет майор Кейн, майор Гарибальди, поступаете в его распоряжение в качестве технического эксперта. Разберитесь, почему охранки игнорируют этих чебурашек. Хватит топтаться на месте.
  Судя по недоумению на лицах присутствующих, "чебурашек" понял только я. Вот уж не знаю, радоваться, что нас с полковником объединяет интерес к земным сказкам полутысячелетней давности, или не стоит светить осведомленностью в данной теме перед новыми коллегами. Решат еще, что мечу в начальственные любимчики. Кстати, а ведь Поппинс - сотрудник Главного Управления, а не отделения Террановы-бис. И почему она до сих пор на станции торчит, да еще и ведет планерку по заурядным, пусть и серийным, ограблениям?
  - Все свободны, Гарибальди ко мне, - полковник обвела присутствующих колючим взглядом синих глаз.
  Провожаемый взглядами новоиспеченных коллег, я проследовал за полковником. Большинство взглядов было сочувствующими, однако, Кейн смотрел неодобрительно. Угораздило же влипнуть в одно дело с этим индюком.
  - Нужен отпечаток вашего пальца, образец ДНК и скан сетчатки, - ко мне через стол скользнул знакомый уже планшет с логотипом СБ на экране.
  Удивленно вскинул бровь. Дежавю у меня, что ли?
  - Одного глаза хватит? - дежавю, так дежавю. Экран с левого как не убирался до апгрейда, так и не убирается.
  - Вы знаете ответ, но по словам специалистов, вы умудрились настолько небрежно обойтись со своим имплантом, что теперь у нас просто нет выбора, - полковник, по своему обыкновению, поджала губы, вглядываясь в экран возвращенного мной планшета. Нет, все-таки, ее имя должно быть Мэри. Слишком уж повадки похожи.
  Еще раз скривившись, моя начальница отложила планшет, взглянув на меня в упор.
  - Майор, я бы хотела, чтобы вы не питали лишних иллюзий. Вы отлично справились в деле с аварией гиробуса. Ваши технические навыки нам рекомендовали как выдающиеся, но хороших технических специалистов в СБ и без вас полно, сами понимаете.
  - Понимаю, но не понимаю, к чему вы клоните.
  - К тому, что вас взяли не за личное обаяние и профессионализм, а только потому, что так проще контролировать ваше молчание в деле со шпионкой, - что и говорить, умеет полковник делать комплименты. - И еще потому, что мне в этом болоте нужна свежая кровь, - она кровожадно улыбнулась.
  Как-то сразу поверилось, что кровь ей нужна в буквальном смысле. Иначе, зачем у меня ее на анализ ДНК брать дважды? Это если не считать того, что в госпитале у СБ к моему бессознательному телу вообще доступ был неограниченный.
  - Ясно.
  - Тогда свободны. Найдете Кейна, и выдвигайтесь на место преступления. Вопросы есть?
  - Зачем повторное сканирование и анализ ДНК? - на самом деле вопрос у меня был другой - почему полковник из Главного Управления вмешивается в дела Службы Безопасности отдаленной станции - но задал я этот.
  - Засекречено, - отрезала мисс Поппинс, давая понять, что разговор окончен.
  
  ***
  Кейн был явно "рад" нашему сотрудничеству. "Радость" эта была написана на его кислой физиономии такими крупными буквами, что хотелось отойти подальше - чтобы читать удобнее было.
  - Гарибальди, я не знаю, чем ты сумел впечатлить полковника настолько, что она сочла необходимым подключить тебя к уже ведущемуся - и довольно компетентно ведущемуся - расследованию, - сквозь зубы процедил он. - Но со мной этот фокус не пройдет. Пусть на тебя и свалилось ни за что ни про что внеочередное звание, но прошу запомнить, что веду расследование все-таки я, а ты мне подчиняешься.
  Пожал плечами. Какая мне разница. Могу и подчиниться. Рвать жопу и пытаться выслужиться в мои планы не входит. Тем более, что полковник Поппинс ясно дала понять, в чем причина моего найма. Впрочем, такое положение дел меня вполне устраивает. Будет еще лучше, если обо мне вообще забудут. Протирать штаны в Управлении, получать зарплату и не высовываться - это же мечта, а не работа. Непонятно только, зачем требовалось меня так апгрейдить для нее... Ну ладно, разберемся по ходу. Файлы запароленные взломаем, не торопясь. Пораскинув мозгами, решил не признаваться, что их обнаружил: вообще-то обычный пользователь в бут-сектор не должен лазить, а значит, о существовании этих файлов знать мне не положено.
  - Если ты закончил с формальностями, то поехали. Улики ждать не будут.
  Не знаю, закончил ли я с формальностями, но покорно поплелся за Кейном.
  ***
  На место мы прибыли минут через пятнадцать: магазин находился на 42-альфа - одном из трех центральных секторов станции.
  По дороге я подключился к инфосети Управления и просмотрел материалы дела. Третье ограбление, преступники действуют по одной и той же схеме. Всегда под утро, когда людей почти нет. Суточный ритм станции, как и на других космических объектах, тридцатичасовой. И пусть внешние кольца никогда не спят, однако более престижные сектора центрального пояса щеголяют своеобразной сменой дня и ночи: на десять часов каждые сутки публичное освещение приглушают, переводя сектор в "ночной" режим. Глупо, и, как показывает практика, небезопасно, зато хорошо подчеркивает элитность центра.
  Записей всех трех происшествий в распоряжении СБ оказалось предостаточно: грабители особо не таились. Прибыв на место (мобиль каждый раз разный, могу поспорить, что угнанный или вообще списанный в утиль), вскрывают двери, заходят, выносят все, что на них смотрит. Все - на виду у камер, не боясь быть узнанными. Впрочем, людей, способных узнать преступников, на всей станции, думаю, по пальцам одной руки пересчитать можно. И двое из них - это я и полковник Поппинс. Грабители вырядились в костюмы, какие принято надевать на рекламных ботов на распродажах в торговых центрах: комбинезон из плюшевой ткани, голова-маска. Особо в таком костюме не половкачишь, однако нашим "клиентам" это и не требовалось, действовали они чинно и не спеша, будто знали наверняка, что времени в их распоряжении предостаточно. Единственное, что можно было сказать о грабителях наверняка - ростом они не вышли, все четверо. Судя по видео, либо карлики, либо дети. Интересно, и почему из всех возможных персонажей, преступники выбрали именно этих, мало кому нынче известных персонажей древней земной сказки? Может, и в самом деле дети?
  "Я был когда-то странной игрушкой безымянной..." - пропел я вполголоса.
  - Что ты там бормочешь? - дернулся Кейн.
  - Да так, ничего... - если это и дети, то дети гениальные. Охранные системы они обходили на раз, вскрывая замки так, что те думали, будто хозяин явился. - Что у нас на ограбленных?
  - В материалах дела все есть, - недовольно пробурчал Кейн.
  В материалах были только названия магазинов. Все три - эксклюзивные и жутко дорогущие. Ювелир, антиквар и электроника. На первый взгляд, разумно. Товар сплошь мелкий и дорогой. Только вот смущал меня такой разброс интересов. Насколько я знаю, никто из скупщиков краденого на 'Терранова- бис' не работает по всем трем направлениям сразу. А с антиквариатом и предметами искусства местные вообще стараются не связываться. Разве что, есть покупатель под конкретный товар.
  - В материалах нет ничего на владельцев, - возразил я.
  - Мы кражи расследуем, а не подноготную пострадавших выискиваем, - Кейн сморщился. Ясно. Не понравилась моя прыть. Счел, что на чужое замахиваюсь.
  - Да просто странным показалось, что имен владельцев пострадавших магазинов в деле нет. Кто-то же должен был сообщать о происшествиях в службу безопасности, раз уж охранки не сработали.
  - Для этого есть менеджеры, - пожал плечами майор. - Слушай, ты техэксперт? Вот и занимайся техникой. Твоя задача - выяснить, почему охранки так лояльно к этим чебуршилам отнеслись, остальное оставь профессионалам.
  - Чебурашкам.
  - Один хрен овощ.
  Как я понимаю, под "профессионалами" Кейн имеет ввиду себя.
  Кто бы ни были владельцы ограбленных магазинов, на охранные системы они не скупились. "Мастерсейф", "Секурион", и, наконец, мой любимый "Форт-Нокс". Максимально надежные и максимально разные. Версия причастности грабителей к сервисным службам охранок отпадает. А жаль. Как просто все было бы... Техник с "ключом от всех дверей" своей системы... И дело в шляпе: являешься в офис охранки, предъявляешь претензии и ждешь, пока тебе доставят преступника в упакованном виде с подписанным признанием. Ведь скандал, ставящий под сомнение надежность охранной системы, не нужен никому.
  Однако в нашем случае, похоже, имела место либо тщательная подготовка дела: преступники должны были заранее выведать коды и заполучить и подделать все необходимые отпечатки и сканы для идентификации, либо... Орудует крутой хакер. Навскидку, никого достаточно крутого на "Терранова-бис" не припоминалось, но мало ли. Вдруг звезда какая залетная объявилась.
  Оставив Кейна отбиваться от возмущенных претензий дамочки на головокружительной высоты каблуках и с ядовито-розовыми короткими волосами, находящимися в тщательно созданном хорошим стилистом беспорядке, я отправился прямиком к пульту охранки. Мимоходом только отметил про себя, что майор, молча прослушав первые несколько фраз розоволосой, мигом превратился из в общем-то нормального, хоть и крайне недовольного моим существованием немолодого мужчины в уже знакомого мне напыщенного индюка. Усмехнулся про себя, мысленно показав Кейну большой палец. Хорошая тактика допроса свидетелей. Однако к Анне он все же зря ее применял.
  Внешний осмотр пульта на входной двери ничего не дал: следов физического взлома панели заметно не было. Отпечатки и ДНК сняли еще до меня, хотя, не думаю, что преступники были настолько глупы, чтобы что-то оставить на поживу экспертам СБ. Придется рыться в системе, ища следы хакерского взлома.
  - Да говорю вам: двенадцать передатчиков взяли и винтажную подпространственную антенну! - повысила голос розоволосая. Кажется, Кейн ее уже достал. - Витрину с чипами имплантов разбили, но все на месте. Спешили, наверное.
  Ага. Видел я на записи, как они спешили. Так, что не торопясь отключили охранку витрины и только потом разбили стекло. После чего вынесли дюжину, пусть недешевых и небольших, но жутко тяжеленных передатчиков и громоздкую спираль антенны, цена которой - пара сотен, да и то, если найти любителя винтажа, который пожелает украсить свой интерьер этой бесполезной железкой - стандарты подпространственной связи лет пятьдесят, как поменялись. А вот крохотные чипы имплантов, каждый из которых можно загнать за пару десятков тысяч, а после взлома и того дороже, в 'спешке' забирать не стали, хотя для этого достаточно было руку протянуть и сгрести содержимое витрины в карман. Или у них в витрине муляжи? Я двинул к руинам витрины.
  - Что за?...
  Нога поехала на лужице чего-то зеленовато-прозрачного и на вид определенно липкого.Экран импланта на левом глазу мигнул, высвечивая информацию: "Слизь рикана. Мужская особь. Выделяется в состоянии сильного испуга."
  Восхищенно присвистнул. Этот апгрейд, пожалуй, мне нравится.
  Осталось выяснить, что делает слизь мужской риканской особи в магазине дорогой электроники на земной станции. А также, зачем мне в имплант встроили анализатор, способный ее определить, если собирались держать подальше от шпионско-дипломатических интриг.
  
  ***
  Как я и предполагал, следов взлома охранки обнаружить не удалось. По логам так вообще выходило, что магазин как вечером закрыли, так и открыли сегодня утром, в семь часов без нескольких минут. Просмотрев логи предыдущих дней, я пришел к выводу, что сотрудник магазина, открывавший его по утрам, пунктуальностью не отличался: время открытия каждый раз был разным, разброс составлял почти час, с шести до семи утра. Деактивация охранной системы, имевшая место, когда явились грабители, в логах не значилась. Судя по времени на записях с камер, ограбление произошло около четырех утра. За час до переключения освещения сектора на дневное.
  А вот отключение сигнализации витрины с чипами имплантов в логи попало. Взломали ее довольно грубо, но эффективно: попросту устроили короткое замыкание. Учитывая, что "Секурион", стоящий в "Эльдорадо" - пока я рылся в охранке, заодно выяснил название ограбленного магазина, раз уж вывеску над входом глянуть не удосужился - система, претендующая на "разумность"... иронично. "Умная" система, убедившись, что внешний контур не нарушен, а следов возгорания нет, сочла единственно возможной причиной замыкания скачок напряжения в сети, что и отразила в логах, но тревогу поднимать не стала. И то верно: зачем тревожить владельца, отвалившего немалые бабки за охранку, ложными срабатываниями.
  Вариант, что логи просто аккуратно подтерли, сбрасывать со счетов, конечно, нельзя, но я не представляю себе, как это можно было провернуть. Насколько я знаю "Секурион", эта система помешана на логгировании, и каждая запись заносится в такое множество всяких реестров, что на удаление всех "хвостов" ушло бы времени гораздо больше, чем длилась кража. К тому же все четыре "чебурашки" все время были на виду у камер, и можно было с точностью утверждать, что ничем, даже отдаленно похожим, никто из них не занимался. Разве что, был еще и пятый, ломавший систему издалека, но... Сделал себе зарубку на память уточнить у производителя охранки, возможно ли это в принципе.
  - Гарибальди, ты закончил? - Кейн, довевший розоволосую дамочку до состояния ненависти ко всему облаченному в форму СБ, решил, что он уже достаточно поизмывался над свидетельницей и готов выдвигаться обратно в управление.
  Эксперты с уликами тоже давно закончили. Даже пробу слизи, в которую я так неосторожно вступил, взяли на анализ. Делать в "Эльдорадо" нам больше нечего. Однако...
  - Иди, я сейчас догоню, - кивнул я, делая вид, что еще колупаюсь в пульте охранки.
  Дождавшись, пока Кейн выйдет, нацепил самую сочувствующую из имеющихся в моем арсенале улыбочек и двинул к розоволосой.
  - Вы не обращайте внимания на моего напарника, он кого хочешь до белого каления доведет своим занудством, - начал я. - Даже такую очаровательную девушку, как вы.
  - Это я заметила, - мадам усмехнулась, кокетливо поправляя прическу.
  Надо же, в матери мне годится, а туда же: стоило сделать не самый изящный комплимент, намекнуть на мужской интерес, и дамочку можно голыми руками брать. Сменил улыбку с сочувствующей на восхищенную.
  - Послушайте, э-э-э...
  - Гарибальди. Людовико Гарибальди, - представился я.
  - Марина Кирш, - расплылась в улыбке розоволосая, протягивая ручку для пожатия.
  Взял. Слегка пожал. Поцеловал. Мисс Кирш растаяла, всем своим видом выражая готовность к сотрудничеству.
  - Скажите, Людовико, - низким грудным голосом начала она, - у вас в СБ принято один и тот же вопрос задавать по сто раз, или это мистер Кейн провалами в памяти страдает с утра?
  - Ну, он зануда редкостный, конечно, но на память, вроде бы никогда не жаловался, - а ведь главное я не соврал ни словом. Мне Кейн и в самом деле ни разу на свою память не жаловался.
  - Я ему три раза сказала, что сама лично закрывала вчера магазин и открывала его сегодня. Но, похоже, ваш коллега думал о чем-то другом в этот момент, иначе, зачем каждый раз переспрашивать, во сколько это было?
  - Хм, даже и не знаю, что сказать... Но на него это непохоже. Примите мои извинения за его навязчивость, - развел руками я. - Простите, не стану вас больше задерживать. Пойду ловить преступников. Надеюсь, это ограбление не слишком скажется на вашем бизнесе.
  - Ой, что вы, - поколебавшись, мисс Кирш решила признаться. - Я - всего лишь управляющая. Магазин принадлежит мистеру Адамсу.
  Я мысленно присвистнул. Во как. Одна из самых одиозных фигур в Земной политике. Лоббист, сенатор и радикальный чистюля. Сенаторам не положено иметь бизнес на Земле, а вот на станциях, считающихся оффшорными зонами, этот запрет не действует. Хоть и не принято это афишировать, все-таки наличие персональных бизнес-интересов у сенатора - прямой удар по его реноме.
  
  ***
  Кейн нетерпеливо тыкал пальцем в кнопки системы навигации служебного мобиля, всем своим видом показывая, что я заставляю себя ждать. Стоило мне забраться внутрь, как мобиль сорвался с места, перестраиваясь через три полосы на среднюю, ведущую к лифту между секциями.
  - Чего так долго? - процедил он, когда я закончил материться и наконец-то уселся на сидении ровно.
  - Да так... Выслушивал жалобы потерпевшей на твою забывчивость, - я решил прощупать почву.
  - А, заметила-таки, что я ее несколько раз про время спрашивал, - удовлетворенно кивнул майор, выпячивая нижнюю губу.
  - А с чего это ты вообще?
  - Да так, показалось, что она не слишком уверена в своих показаниях. Считай, интуиция, - усмехнулся он. - Та самая, которая кричит, что тебя не просто так мне навязали, и что с тобой будут еще проблемы, господин любимчик начальства.
  Я лишь равнодушно пожал плечами. Не буду я с ним спорить, тем более, что проблемы со мной случаются, и не так редко, как мне самому хотелось бы.
  - Да! Ну что еще? - Я даже не сразу понял, что Кейн уже не со мной разговаривает, а отвечает на вызов видеофона. - Понял, сиди на месте, скоро буду! На месте сиди, я сказал! - В голосе майора звучало больше испуга, чем раздражения.
  - Держи, сдашь отчет, потом зайдешь к экспертам за результатами, - изменив курс на навигаторе, он протянул мне планшет с материалами допроса свидетельницы. - Только лично зайди, ногами, не полагайся на результаты в электронном виде. Во-первых, так быстрее, а во-вторых они в письменный отчет обычно кучу интересных подробностей забывают включить.
  - А ты куда?
  - Скоро буду, - мобиль даже не успел толком затормозить и причалить к тротуару, а Кейн уже выпрыгнул, поднимая руку, чтобы привлечь внимание автотакси.
  Крайне странное поведение для майора СБ, находящегося на службе. Проследить, что ли? Однако, зуд вдоль позвоночника напомнил, что скоро даст о себе знать и боль от недавно вживленных батарей модуля-импланта, а шприц с обезболивающим я оставил в шкафчике в Управлении, да и объясняться с начальством по поводу несанкционированной отлучки... Не знаю, как собирается отмазываться Кейн, но лично мне этим заниматься в первый рабочий день не по кайфу.
  Откинувшись на спинку сидения и скинув неприятно натирающий плечо ремень безопасности, я бесцеремонно полез в планшет Кейна. Пароль на нем стоял простенький, а отпечаток пальца систему и мой устроил: какая разница, какой из майоров, работающих над делом, будет пользоваться девайсом. Быстро прокрутил запись допроса. Марина сбилась на вопросе о порядке действий при закрытии магазина. Сначала она сказала, что активировала охранную систему, а потом закрыла дверь. А когда Кейн с невинным видом переспросил: "Так значит, вы закрыли дверь, а потом активировали охранку?", тут же подтвердила, что именно так все и было. Дальнейшие расспросы показали, что розоволосая управляющая не только не помнит точно, в котором часу это было, но и что именно она делала, чтобы закрыть магазин. Не знаю, что подумал по этому поводу Кейн, однако, у меня сложилось впечатление, что Марина Кирш магазин не закрывала. Причем, не только вчера, но и вообще ни разу. Иначе, она не могла бы не знать, что для активации автономного охранного режима "Секуриона" необходимо набрать код операции, закрыть дверь, а потом активировать охранку отпечатком пальца и персональным кодом сотрудника с наружной стороны двери.
  А что, если управляющая все-таки закрыла магазин вчера, но неправильно? Идея интересная. Я ведь детально в логи закрытия не вчитывался. Нужно глянуть. Если охранка активировалась некорректно, то и проникнуть в магазин, минуя ее, наверное, можно было. Задумался, машинально роясь в папках планшета. Ничего интересного: те же файлы с материалами дела, что и у меня, рабочие заметки. Кейн, оказывается, не любитель писать, предпочитает все надиктовывать голосом. Возможно, ему самому эта привычка время и экономит, а мне всегда было быстрее глазами пробежать, чем переслушивать запись, к тому же не свою.
  Раздумывая, столь ли ценны мысли моего коллеги, чтобы тратить время на их прослушивание, я рассматривал фото, установленное на рабочем столе. Девчушка лет пятнадцати, с двумя смешными косичками, пирсингом во всех неожиданных местах, столь популярным у нынешних подростков, и тату-наклейкой с милым розовым котенком на скуле. Дочка, или Кейн у нас любитель нимфеток? Что-то в облике девочки меня смущало, но что, я так и не успел разобраться.
  Завизжали тормоза мобиля, раздался скрежет сминаемого страшным ударом металла. Позвоночник обожгло теплом тянущей прорву энергии на экстренную активацию брони. Я едва успел сгруппироваться, вылетев через лобовое стекло. Скрежет тормозов, уже изрядно приглушенный фильтрами брони, вой сигналов пролетающих мимо мобилей: вылетел я на шестой, самой скоростной полосе.
  
  ***
  Лампа раздражающе мигала. Но теперь к миганию добавился еще и противный зудящий звук на грани слышимости. Кажется, приходить в себя в госпитале у меня уже входит в дурную привычку.
  В ушах все еще стоял визг тормозов и скрежет покореженного металла, однако, потрескивание лампы они не заглушали. Смутно припоминался летящий прямо на меня грузовик-рефрижератор. Еще там, кажется, были бутылки молока, сыпавшиеся на голову, будто странный снег, и невозможность выбраться из-под этих "осадков": левую руку капитально зажало. Скосив глаза, попытался рассмотреть, что там с рукой. В теле разливалась знакомое онемение, сменяющееся покалыванием - явный признак наркоза. Опять что-то не так с модулем?
  С модулем определенно было что-то не так: клякса брони на левой половине груди переползла на плечо и дальше по руке, до самых кончиков пальцев.
  - Только не говорите, что модуль снова заклинило.
  - Не буду, - доктор Палмер, по своему обыкновению, ворвался в палату внезапно и стремительно. - Однако фактов это не изменит. Ваш модуль снова заклинило. Область неубираемой брони распространилась на участок, пострадавший от новых повреждений. К счастью, ваш модуль сбоит в удивительно правильном направлении: гораздо хуже было бы, если бы броня на поврежденных участках не появлялась, вместо того, чтобы не убираться.
  С этим не поспоришь. Главное, чтобы батарей хватало, а там, пусть хоть вообще вся не убирается.
  - А что случилось? - спросил я вслух.
  - Ваш мобиль попал в аварию.
  - И как вы себе это представляете? Я шел на автопилоте.
  Доктор Палмер равнодушно пожал плечами, всаживая шприц в капельницу.
  - Это вы уже будете сами выяснять. Завтра, - внушительно припечатал он, заметив, что я дернулся встать. - До утра я вас подержу под присмотром. Не нравится мне, как ваш имплант себя ведет. Я связался с производителем: они утверждают, что при таких повреждениях модуль брони должен был давно вырубиться напрочь, прервав связь с носителем. Однако, последствия замыкания, как и в прошлый раз, прошли почти без последствий для организма.
  - Но продолжать пользоваться им я могу?
  - Можете. Боевой режим, что удивительно, все еще работает нормально. Правда, на вашем месте, я бы внимательно следил за тем, какие части тела подставляете под удар. Если броню снова от повреждений заклинит... - доктор издал какой-то слишком нервный смешок.
  Затуманенные от остатков наркоза мозги соображали туго, поэтому до меня не сразу дошло, на что он намекает. А когда дошло, я... позорно испугался. Нет, конечно, система жизнеобеспечения в броне имеется, но... одно дело - "железная" рука, а другое... бр-р-р. Избавь меня, Локи хитроумный... Даже думать о таком повороте не хочется. Я мысленно содрогнулся. Слева раздался скрежет и неприятный хруст.
  - Эй, полегче, счет за испорченное оборудование получит Служба Безопасности, - предостерег меня Палмер.
  С удивлением обозрев обломки бортика кровати, я припомнил, что мышечный усилитель импланта мне тоже проапгрейдили. Нехило так проапгрейдили, бортик титановый, насколько я знаю... И что за суперсолдата из меня делают, скажите на милость? Необходимо срочно разобраться с новыми возможностями и порыться в запароленных файлах. Не нравится мне это все. Интуиция просто вопит, что от полковника Поппинс следует ждать сюрпризов. Причем таких, от которых нынешняя авария покажется детским лепетом. Хотя, авария мне тоже не нравится. Совсем.
  Задумавшись, я не заметил, как доктор Палмер свалил, а заметив, решил, что вынужденная отлежка в госпитале без дела - как раз подходящий повод порыться в смущавших меня файлах. Впрочем, больших успехов добиться я не успел. Не знаю, с чего я решил решил, будто статус "больного" предполагает, что меня все оставят в покое?
  Первым был Кейн. Вызов от него пришел в тот момент, когда я, мысленно наметив алгоритм действий, приступил к "серьезному разговору" с запароленными файлами.
  - Очнулся? - Ага, спасибо, что спросил, как мое самочувствие.
  - Не дождешься, - ответил вслух.
  - Да я и не жду особо... - Кейн звучал как-то рассеянно, то и дело пропадая. На фоне слышались шум транспортной магистрали и перекрикивающие его отрывистые голоса. - Слушай, ты планшет с допросом свидетельницы куда дел?
  Я закашлялся. Все-таки действие лекарств сказывалось: прямо так сходу придумать колкий ответ, достойный ситуации не получилось.
  - Так где планшет, не припомнишь? Я на месте, но найти не могу.
  - Был в руках у меня, а потом не помню. Не до того было, знаешь ли... - А и в самом деле, когда я его выронил? - А что там случилось? Не успел рассмотреть.
  - Ты попал в караван. Рефрижератор принял тебя за тягач и решил пристыковаться.
  - Как такое вообще возможно?
  Вот уж о чем никогда не слышал, так о сбоях в грузоперевозках. Эта система - закрытая, влезть снаружи нереально, к тому же идет тройное дублирование всех команд. К грузовым беспилотникам требования чуть ли не выше, чем к пассажирским. Контейнеры идут караваном по выделенной средней полосе, отстыковываясь и переходя в общий поток по мере необходимости. У нужного съезда груз встречает тягач, и контейнер покидает караван, идя на "зов" маячка тягача, передающего нужный код. Далее тягач, уже под управлением общей транспортной системы станции, доставляет контейнер к месту назначения. Загвоздка лишь в том, что передатчики нужного типа устанавливаются исключительно на тягачах. То есть, перепутать служебный мобиль СБ с маячком тягача рефрижератор не мог по определению.
  - Есть подозрение, что маячок был в планшете. Но его не могут найти. Ни планшета, ни обломков. Полоса уже больше двух часов перекрыта.
  Стоило Кейну отключиться, подкинув мне новую пищу для размышлений, а мне откинуться на подушку с намерением этим самым размышлениям предаться, как дверь палаты отъехала в сторону, пропуская доктора с маленькими ручками. Надо хоть спросить, как его зовут...
  - Мистер Гарибальди, к вам посетитель... Примете?
  - Кто? - я удивился. Точно не кто-то из СБ, они моим согласием на визит вряд ли стали бы интересоваться.
  - Ваша девушка.
  Хм. А это интересно... Сердце попыталось изобразить взволнованную чечетку, однако, кардиостимулятор не был настроен позволять ему такие вольности.
  Доктор посторонился, впуская посетительницу.
  
  ***
  Марина Кирш вплыла в палату походкой королевы, ослепительно улыбнулась стушевавшемуся под этой улыбкой доктору, стрельнула глазами в сторону двери. Док понятливо испарился.
  - Вы меня простите за этот маленький обман, майор Гарибальди. Только не подумайте ничего такого, - сказано было так, что "ничего такого" не подумать шанса у меня не было. - Просто к вам посетителей не пускают, а для девушки доктор Руссо сделал неофициальное исключение.
  Ага, значит вот как его зовут.
  - И с чего вдруг у вас возникло желание меня навестить? - спросил я, тщетно пытаясь отодвинуться подальше от присевшей на край кровати мисс Кирш: облако ее духов накинулось на мои обонятельные рецепторы сладким удушливым монстром. - И откуда вы вообще узнали, что я в госпитале?
  - Коллега ваш сказал, - сама невинность и розовое простодушие. - Вы знаете, я сначала хотела поговорить с ним, ведь, по его словам, это он ведет дело, к тому же номер у меня был только его, но...
  - Кейн вам нахамил, и разговаривать с ним вам расхотелось, - предположил я.
  - Да! - как-то слишком поспешно согласилась Марина. Будто не знала, как пояснить, и я сам предложил ей приемлемое объяснение ее же поступка.
  - Ну, выкладывайте, - мне стало любопытно. Чего же такого имеет сообщить моя "девушка", что не поленилась лично явиться в госпиталь, вместо того, чтобы просто связаться через коммуникатор. Уж номер-то мой можно было у Кейна спросить. Или майор был настолько не в духе?
  - Ой, ну зачем же так сразу? - захлопала ресницами мисс Кирш. - Как ваше самочувствие? Говорят, вас едва не раздавил сошедший с ума грузовик?
  - Жить буду, - бодро усмехнулся я. Так-так. Значит, о деле говорит не хотим, а подробности моего приключения свидетельнице сообщаем? Чего это с Кейном такое? Насколько я понял, он педант, каких мало, и инструкций старается придерживаться со всей тщательностью. Если бы не его сегодняшняя отлучка, я бы ни за что не поверил, что он на такое способен.
  - Вы не слишком разговорчивы, мистер Гарибальди... Людовико, - с придыханием произнесла Марина, одаривая меня бархатным взглядом из-под полуопущенных ресниц.
  "Динь-динь!" - звоночек в голове предупреждает, что сейчас мне будут вешать лапшу на уши, раз в ход пошла тяжелая женская артиллерия, а именно - стрельба глазками. Ха. У меня иммунитет. С некоторых пор, правда, имеется одно исключение, но это явно не Марина Кирш. Приготовился слушать, сделав вид, что впечатлен, очень.
  - Понимаете... Я попала в затруднительное положение... - мисс Кирш замялась. Трагические взгляды искоса, драматическое комканье края одеяла в тонких наманикюренных пальцах. Кажется, сейчас я должен проникнуться ее проблемой, и сделать все, что требуется, чтобы эту проблему для несравненной Марины решить. Странно. При первой встрече сегодняшним утром я решительно записал Марину Кирш в деловые женщины-вамп. Из тех, что все свои проблемы решают сами, идя по головам окружающих, а не сваливают их на ближайшую подвернувшуюся под руку мужскую особь. Совсем перестал в людях разбираться, что ли?
  Сделал внимательно-сочувствующий вид. Мисс Кирш моя мимика удовлетворила, и она решила продолжить.
  - Я дала неправдивые показания, и меня уволили, - выпалила она одним духом, выжидающе уставившись на меня.
  Так, на такое заявление какая у нас реакция полагается? На всякий случай, подбавил во взгляд сочувствия и ободряюще улыбнулся:
  - Вас уволили за то, что вы дали неправдивые показания? Это какие, кстати?
  - Нет, меня уволили... А я не знаю, почему меня уволили! - а вот обида в голосе дамочки получилась как раз очень даже настоящей. Верю. В отличие от ее остальных ужимок.
  - Хорошо, тогда давайте, вы мне просто расскажете все по порядку. И не стоит бояться сболтнуть лишнее: у нас сейчас не официальный допрос, а просто приватная беседа. До завтра я на больничном, - решил дать ей немного расслабиться я.
  - Я так и знала, что от нее будут одни проблемы...
  Таки да. Мисс Кирш не закрывала вчера магазин. Она вообще этим никогда не занималась, предпочитая уходить пораньше и оставлять закрытие на подчиненных. И все было в порядке, пока в "Эльдорадо" не появилась новая продавщица. "Эта шлюшка малолетняя" было самым безобидным эпитетом, который использовала Марина в адрес навязанной ей мистером Адамсом сотрудницы. Вернее, навязал не сам лично мистер Адамс, а его референт, но это одно и то же. Мисс Кирш подозревала, что девушка была одной из любовниц-однодневок сенатора, которую убрали подальше с глаз его супруги и папарацци. Толку от нее не было, наоборот, за те пару недель, что она успела отработать, фифа стала виновницей четырех недостач и трех жалоб от недовольных обслуживанием клиентов. А вчера, помощник мисс Кирш, который должен был закрыть магазин, сильно отравился в обед, и не нашел ничего лучшего, как уйти пораньше, оставив горе-продавщицу "за старшую". Сообщить мисс Кирш об этом он не удосужился. В результате, придя утром открывать магазин (это Марина всегда делала сама, предпочитая поработать в тишине час-полтора до прихода продавцов и появления первых посетителей), и обнаружив кражу, мисс Кирш первым делом вызвала СБ, а после позвонила помощнику с требованием явиться пораньше. Она резонно предполагала, что у нас возникнут к нему вопросы. И с ужасом выяснила, что тот все еще болен, а ответственной за закрытие оказалась та самая "шлюшка", которую ни перед СБ, ни перед неминуемо появившейся бы вскоре прессой светить категорически нельзя.
  В общем, мисс Кирш, как преданная сотрудница, "прикрыла" девушку, а сразу после нашего с Кейном ухода связалась с начальством и доложила о своей самоотверженности. В качестве награды была тут же уволена. Без объяснения причин и с требованием немедленно покинуть помещение. Она и покинула. Сначала в салон красоты - развеяться, а когда не помогло, в объятия безопасников - отомстить.
  Месть получилась... занятная. И дающая пищу для размышлений. Только поразмыслить у меня не очень-то получилось. Внезапно навалилась сонливость.
  - Мариночка, вы уж извините, но у больного таймер на капельнице сработал, ему пора отдохнуть, - в палату заглянул доктор как-его-там с маленькими ручками.
  Я был полностью с доком согласен: таймер на капельнице сработал, со сном бороться получалось все хуже.
  ***
  К мигающей лампе присоединилось бормотание экрана информера на стене. Шлихская опера, мать ее. Представления о музыке у шлихов, конечно, странное: это скорее речитатив, чем песня. Отличная штука, когда хочешь уснуть, а снотворное кончилось. Но я-то проснуться пытаюсь! И кому только в голову пришло этот долбаный экран включить?
  Побороть объединенное действие остатков снотворного и шлиханской оперы помог сигнал вызова коммуникатора. Кейн.
  - Если ты еще не вспомнил, куда дел планшет с показаниями Кирш, самое время вспомнить, - вместо приветствия выдал он.
  - И я рад тебя слышать, мне уже лучше.
  - Не ерничай. Тут у нас все серьезно. Пока ты на койке больничной прохлаждаешься, Марину Кирш нашли убитой недалеко от ее квартиры. В том же сорок втором секторе, что примечательно. Хороша зарплата управляющего вшивой лавочкой, не ту я профессию выбрал.
  
  ***
  Доктор Руссо оказался заметно сговорчивее доктора Палмера. Возможно, все дело в том, что и посетителей ко мне он пускать не должен был, и проследить за тем, чтобы больной не пользовался коммуникатором, в его обязанности входило. В общем, налажал он, что и сам понимал. Потому уломал я его на преждевременную выписку, пусть и не в два счета, но четверти часа на это дело вполне хватило.
  Удивительное простодушие дока также сыграло на моей стороне: ведь сам же и проболтался, что медицинских причин держать меня на больничной койке нет, просто Палмер всерьез заинтересовался сбоями импланта. Подозреваю, что светило нейрохирургии намеревался тиснуть пару статеек о моем случае в научные журналы, но это его личные проблемы. У меня тоже есть работа. С которой Кейн в одиночку, похоже, не справляется.
  - Ну и зачем ты нарычал на свидетельницу, зная, что, придется просить ее о повторных показаниях? - на Кейна и так жалко смотреть было, но я не удержался.
  - А? Ты о чем? - мысли майора явно не здесь. Труп несравненной Марины его так впечатлил, что ли?
  Зрелище и впрямь не для слабонервных. Голову, по словам крутившегося поблизости эксперта, так и не нашли. Обнаружил недостающую деталь санитарный бот. Точнее, я прибыл как раз вовремя, чтобы на подходе к месту преступления отловить санитарного бота, тащащего розоволосую голову к утилизатору.
  "Слизь рикана. Мужская особь. Выделяется в состоянии сильного испуга," - знакомая надпись высветилась на экране. Спасибо, капитан очевидность. Я уже и сам понял, во что вляпался, отбирая у бота его добычу. Самого бота пришлось обездвижить. Просто выломал отростки движков одной левой. Хм, а удобно. Потерять второго свидетеля мне не улыбалось. Память у бота, конечно, как у тостера, но место, где он эту самую голову подобрал, должно было сохраниться.
  - Марина с тобой связывалась с желанием покаяться и уточнить свои показания, а ты ее послал... ко мне в госпиталь, - я протянул бота с головой жертвы Кейну.
  В ответ получил уже не рассеянный, а возмущенный и непонимающий взгляд. Бедолага-бот полетел на землю, но я успел его подхватить. Не для того я его ловил, чтобы Кейн расколотил.
  - Гарибальди, тебя фура по голове переехала? - возмущенно прошипел Кейн. - Куда я кого послал?
  - Марину Кирш. Она пыталась с тобой связаться вскоре после нашего ухода, но ты был не в духе.
  - Точно, контузило, - сам себе прокомментировал Кейн. - Со мной никто не связывался, кроме наших, из Управления. Да и то, я на место твоего приключения с опозданием прибыл, потому что был вне сети, когда тревогу объявили. Меня даже сначала вместе с тобой в пострадавшие записали.
  - Это где же ты шлялся, что оказался вне сети?
  Насколько я знаю, выпасть за пределы коммуникационной сети станции можно, либо выйдя в открытый космос за ее обшивкой, либо... Я критически осмотрел майора. Да нет, бред. Этот индюк и "грязные" сектора не вяжутся друг с другом категорически. Я видел его досье: чистокровка с разрешением на трех (!) детей, правда, ни разу им не воспользовавшийся. Имплант слабенький, в основном, коммуникационные функции, базовая защита от космического излучения, бронежилет (даже не полная броня). Типичный набор для кабинетного следака.
  - Где, где. На вызове был, - буркнул Кейн.
  - Это на каком таком вызове? - подозрительно осведомился я. - Уж не на том, из-за которого ты меня бросил одного в служебном мобиле, в который через несколько минут въехал грузовик?
  - На ложном, - майор вновь вернул себе привычный напыщенный вид. - Если у вас есть подозрения на мой счет, майор Гарибальди, вы можете их озвучить в официальном рапорте. Уверен, мои действия будут проверены со всей надлежащей тщательностью.
  - Да ладно тебе, - я решил не наседать, мне с ним еще работать, а выяснить, где майор шлялся, смогу и без официального рапорта. - Просто, тебе самому не кажется подозрительным, что этот самый вызов пришел так 'вовремя'? А учитывая, что маячок тягача был в твоем планшете... Не думаешь, что тебя пытались отделить от других случайных жертв?
  - Не представляю себе, кому бы это могло понадобиться, - задумчиво протянул Кейн, возвращаясь в рассеянное состояние, в котором пребывал несколько минут назад. - Так что там с мисс Кирш?
  - Она явилась ко мне в госпиталь, обманом выпросила у дежурного врача посещение в неурочное время, и призналась, что дала ложные показания, - я вкратце пересказал наш разговор.
  Кейн задумчиво потирал подбородок, помалкивая, пока я не закончил. Потом торжественно вздернул палец вверх, будто собрался толкнуть речь, но вместо этого молча развернулся и направился к мобилю.
  - Идем, тут и без нас справятся. Нам нужно в управление. Надеюсь, ты записал ваш разговор?
  - Это не был допрос. Беседа была конфиденциальной.
  - Ага. Так записал?
  Кажется, кое-кто лучшего мнения о моих умственных способностях, чем они того заслуживают.
  
  ***
  А разговор я записал. Что оказалось весьма неприятным сюрпризом для меня самого. Закралась даже подленькая мыслишка, что ну ее, эту работу. А заодно и навязанные апгрейды. Неприятное чувство, когда тебя предает собственный имплант. Что он еще записал, интересно? Мысленно дал себе обещание взломать запароленные файлы сегодня же вечером. Благо, этот безумно длинный день подходит к концу.
  Кейн отчитывался. Меня с собой не взял. Точнее, полковник, скользнув по мне оценивающим взглядом, заявила: 'А вас, мистер Гарибальди, здесь до завтрашнего утра быть не должно,' - и сделал вид, что меня в Управлении и в самом деле нет. Ну, нет, так нет. Узнав у миловидной (что странно: без признаков Гламура ХХХ, по уставу им не положено, что ли?) секретарши, где рабочее место Кейна, направился туда. М-да. Не могу сказать, что мистер Индюк на хорошем счету у начальства.
  'Гнездышко' Кейна располагалось у самого прохода, на пути к мекке всех офисных сотрудников: кофеварке. Грешен: я и сам первым делом проверил сию адскую машинку. Жижа, которую она выдавала, была заметно больше похожа на кофе, чем то, что мне приходилось каждое утро покупать в 'Старкапс'. Впрочем, до гордого названия 'кофе' эта субстанция все еще не дотягивала. Возможно, я привередничаю. Все-таки, наш кэп - ярый ценитель этого древнего земного напитка - слишком разбаловал экипаж. Но весь последний год, с того самого момента, как сошел с борта 'Птички' на станции 'Терранова-бис', я страдаю. Страдания эти может понять лишь человек, хотя бы раз в жизни попробовавший настоящий хороший кофе. А таких в нашей галактике не так уж и много.
  Пароль взломать оказалось еще проще, чем на переносном планшете. Не могу сказать, что в работе с компьютером Кейн оказался таким же педантом, каким выглядел по жизни. Бардак. Это емкое слово в полной мере характеризовало творящееся с его рабочими файлами безобразие. Первым делом я проверил рабочий стол. Стандартная картинка с логотипом СБ. Никаких девочек с косичками. Чем меня все-таки эта девчонка так зацепила? Никак не могу понять. Как и выбросить ее из головы. Вроде бы, ничего особенного. Обычный подросток, каких много. Серые глаза, каштановые волосы. Немного тяжеловатый подбородок, нос-картошка. Не скажу, что страшненькая, скорее, гадкий утенок. Подрастет немного, выровняется, научится этим их женским штучкам... Выйдет вполне миловидная особа. Правда, не из тех эфемерных хрупких созданий, которые без сильного мужского плеча шагу ступить не могут. Впрочем, для этого и существует линия имплантов от 'Гламур' - вводить нас, мужчин, в заблуждение. Что же с ней не так? На вид так же скучна, как Кейн... Точно!
  Девчонка неуловимо напоминала Кейна. И снова Хм. Зарубки на память множились, как и вопросы.
  Уровень доступа к информации у майора-старожила оказался повыше, чем у меня, чем я и не преминул воспользоваться. А именно, полез в материалы дела в поисках информации о владельцах ограбленных магазинов. Фамилия Адамс меня не то, что бы смутила, но, скажем так, насторожила. Так и есть: предыдущие пострадавшие - сплошь 'сливки' земного общества. А именно - ярые чистюли. Причем такие, что их влияние на политику Земли нельзя назвать незначительным. Что делать с этой информацией, я пока не решил. Что-то определенно нужно. Ну не верю я в совпадения. Ладно, пока отложим. Что у нас дальше?
  А дальше, стоит все-таки узнать, что украли в первых двух случаях.
  Украли примерно такой же хлам, как и в 'Эльдорадо'. В ювелирной мастерской - горсть необработанных сапфиров. Готовые ювелирные изделия, в том числе, штучной работы, с довольно редким 'глазом дракона', добываемым лишь на Шлихо, не тронули. Разбросали, да наступили на парочку эксклюзивных образцов так, что восстановлению они не подлежали. Просматривая запись с места преступления, я обратил внимания, что пресловутая 'слизь рикана' присутствовала и там. Точнее, это мой свежепроапгрейдженный имплант отметил ее присутствие на картинке. Как раз в луже такой слизи и лежало колье ручной работы с довольно крупными 'драконьими глазами'. Камни имели жалкий вид: слизь рикана на них действовала пагубно.
  Антиквар вообще пострадал ни за что. Судя по отчету, в антикварной лавке ничего не взяли. Все было на месте, только из пары старинных варп-двигателей вынули катушки. Кому это барахло могло понадобиться, если такие движки сняли с эксплуатации лет триста назад? Да и без кристалла-фокусировщика они бесполезны. Впрочем, они в принципе бесполезны, технологии уже давным-давно ушли вперед.
  Да уж. Зацепок катастрофически мало. Разве что, та самая слизь рикана, выделяемая этими плоскомордыми моллюсками в момент 'сильного испуга' по утверждению базы данных моего проапгрейдженного импланта. У антиквара она тоже была. Среди побитых фарфоровых статуэток середины двадцатого века (девушки в странных пышных, но безумно коротких юбочках - сущая безвкусица, на мой взгляд).
  Осталось выяснить, откуда на 'Терранова-бис' взялся рикан. Ради интереса, я полез в сеть - посмотреть, что за зверь такой это вечный противник шлихов за господство в нашем секторе. Стыдно признаться, но я понятия не имею, как выглядят эти, с позволения сказать, моллюски. Не попадались они мне под горячую руку. Риканы - довольно мирный народец, в чужие дела не суются, своими не напрягают. Единственные, с кем они не в ладах - шлихи. Причем настолько не в ладах, что их 'войнушки' длятся не первую сотню лет и так всех достали, что на них попросту перестали обращать внимание. Инфосеть услужливо подсунула мне картинку: толстенькое тельце, упакованное в витой панцирь. Немного неуклюжие, на человеческий взгляд, конечности. Числом четыре, считай, руки-ноги. Расположение то же, что и у людей. Если бы не плоское зеленоватое 'личико' с круглым плоскими ушами-отростками по бокам, то издалека это создание можно было бы принять за гуманоида. Очень сюрреалистичного, но гуманоида. Подпись под изображением гласила: 'Рикан. Женская особь'. Хм. А интересно, мужская сильно у них отличается? Это у людей практически нет разницы между мужской и прекрасной половинами. А у большинства населения галактики (у тех, у кого вообще больше одного пола) разница, зачастую, разительна.
  'По вашему запросу изображений не найдено,' - выдала мне инфосеть в ответ на просьбу показать мужскую особь рикана. Да ладно. Это шутка какая-то. Мой имплант в курсе, как выглядит 'слизь мужской особи, выделяемая в состоянии сильного испуга', а в сети нет ни одного изображения этой самой мужской особи?
  - Да ты гонишь. Этой офисной крысе дали вести громкое дело? - разговор двух, явно крутых парней, спешащих к кофепою, выдернул меня из задумчивости.
  - Прикинь. И новичка к нему приставили. Эта полковничиха из головного управления явно не в себе.
  - Да ну, баба норм, - вмешался в разговор третий, успевший к кофеварке раньше остальных и уже с удовольствием потягивающий смоляную жидкость. - Просто не разобралась еще, что к чему. И вообще, кто как, а я с удовольствием понаблюдаю, как наш крысик облажается.
  
  ***
  Кейн вернулся хмурый и озабоченный. Молча зыркнул на меня, подождал, пока уберусь из его кресла, и тяжело плюхнулся на нагретое место.
  К этому моменту я уже давно закончил ревизию файлов на терминале майора и вернул все как было. Посему, сидел с невинным видом, просматривая отчет от криминалистов по ограблению 'Эльдорадо', пришедший и на мой коммуникатор тоже.
  - Гарибальди, у тебя своего стола нет? - устало поинтересовался Кейн.
  - А я его не нашел, - ухмыльнулся я.
  - Ага, а мой, значит, нашел.
  - Ага, - я вновь осклабился, устраиваясь на столе.
  - Послушай, не до тебя сейчас, - поставив локти на стол, майор уронил на руки голову. - Ты, кажется, пострадавший? Вот и иди страдать домой.
  - Что случилось? - я прекратил паясничать. Кажется, у мужика реальные проблемы, слишком уж вяло он выглядит. Сейчас он смотрится на полтинник, не меньше, а с утра Кейн казался лишь немногим старше меня.
  - Планшет этот дурацкий, - поколебавшись, признался майор. - По идее, я его не должен был из рук выпускать, да и вообще... Так что теперь я - главный подозреваемый в покушении на тебя. Полковник это не сказала, да и не отстраняет пока, но...
  Я смерил Кейна оценивающим взглядом. Индюк мне все еще не нравился. Однако, и на главного злодея не тянул. Вот на офисную крысу - по меткому определению безымянного пока для меня коллеги - вполне. Как я понял, в Управлении Кейна не любят. Однако...
  - Кейн, ты ведь кабинетный следак, верно?
  - У нас нет кабинетных, - буркнул он.
  - Да ладно, не передергивай. Когда в последний раз на место преступления выезжал?
  Кейн задумался, явно затрудняясь припомнить.
  - Тьфу ты, - наконец махнул рукой он. - Не доставай, а? На гиробус выезжал.
  - Ага.
  - Гарибальди, ну откуда ты на мою голову взялся?
  - Оттуда, - широко улыбнулся я, указывая в потолок. Примерно в том направлении находится внешняя обшивка, а за ней - открытый космос. Я ведь с дальнобойщика на станцию сошел. Так что все верно.
  - То, что я не езжу 'в поле', не делает меня плохим следователем. У меня процент раскрываемости повыше, чем у многих.
  - Да верю, верю, - поднял руки, демонстрируя, что сдаюсь. - Но мне все-таки интересно, с чего вдруг у тебя второе дело подряд с выездом?
  - На гиробус не я должен был ехать, - признался Кейн. - Я поменялся.
  - Сам додумался?
  - Ну... Не совсем. По вызовам дежурил Вайс, но он... а мне как раз нужно было... Не важно. Мы с ним поменялись. Неофициально. За это он должен был отсидеть вместо меня ночь, ему так удобнее.
  Присвистнул. Ничего себе, бардак у них тут. Поменявшийся неофициально сотрудник мало того, что выезжает на место крупного чп, так еще и интервью дает прессе. И после этого не только не вылетает с должности, так еще и громкое дело получает.
  - Должен был? - Такое построение фразы царапнуло слух.
  - Он исчез. С дня аварии гиробуса его никто не видел, на работу он не выходил.
  Я снова присвистнул. Масштабы бардака в станционном СБ уже не удивляли - поражали. Зато понятно стало и то, почему полковника Поппинс сюда прикомандировали, и ее жажда 'свежей крови'. Правда, зачем эту кровушку брать у меня, все еще неясно.
  - И что, Вайса даже не искали?
  Кажется, Кейн обиделся.
  - Я не знаю, может, у вас, на ваших пиратских корытах, и принято плевать на пропажу коллеги, а в СБ все строго. Искали. Не нашли. Капитан Вайс объявлен в розыск.
  Угу. Строго. Я вижу.
  - Так что там с планшетом? И вообще, почему ты пользуешься планшетом, а не коммуникатором импланта?
  - Не у всех хватает бабла на что-то стоящее, - поморщился Кейн.
  Недоверчиво покосился на него. Как же. Я в курсе, какое жалование у безопасников. Предположим, имплант он ставил еще когда был молодым и зеленым. Но ведь проапгрейдиться можно было? Да и по должности что-то положено, наверняка. Хотя, если он кабинетный сотрудник, то могли счесть, что и с планшетом перетопчется. Это на меня расщедрились, но я-то умею торговаться. А майор не похож на пробивного.
  С планшетом все просто: подтвердилось, что сигнал маячка тягача шел от него. Все служебные планшеты отслеживаются компьютером управления. Сопоставили по пространственным координатам из данных трекинга планшета и устройства наведения контейнера - они совпали идеально. Но чтобы выяснить, как маячок попал в планшет, нужен физический осмотр устройства. А устройство пропало.
  - Так стоп, - не стыкуется что-то. - Если трекинг планшета работает, что мешает его отследить сейчас?
  - Он отрубился после аварии. Но обломков планшета на месте происшествия не обнаружено. И теперь меня подозревают в том, что я подсунул ценному сотруднику маячок, а потом уничтожил улику.
  Ценному сотруднику? С какого перепугу я вдруг стал ценным? Помнится, не далее, как сегодня утром, полковник сообщила совершенно противоположное.
  - Ты же на место аварии прибыл с опозданием, - припомнил я. - То есть, до тебя там толклась куча народа, планшет мог забрать кто угодно.
  - В том-то и дело, что вплоть до момента моего прибытия планшет отслеживался в кабине раскатанного контейнером служебного мобиля. А после - все. Тебе не говорили, кстати, что ты счастливчик? Будь ты пристегнут, не спасла бы даже броня.
  - Угу, счастливчик, - я помахал 'железной' рукой перед носом Кейна. Силу соразмерять я уже, вроде бы, приловчился, но вот в работе с техникой броня мешает.
  - Я и говорю - счастливчик, - кивнул тот.
  Я помолчал. Особо доверять Кейну оснований нет. Но и резона от меня избавляться, тем более, таким остроумным способом, у майора тоже не просматривается. К тому же, очень моя собственная авария кое-что напоминает. Чувствуется рука того же художника, что и в случае с гиробусом. Вопиюще нецелевое использование общественного транспорта нетрадиционным способом налицо. Но в прошлый раз катастрофа была подстроена драгом...
  - Гарибальди, а ты, пока мне место грел, к криминалистам заглянуть так и не удосужился? - вырвал меня из раздумий голос майора.
  - Нуу, - вообще-то да, я был занят другими делами, но отчет они и без моих походов к ним на поклон прислали. И я его даже открыл. Как раз перед возвращением Кейна.
   - Ясно. Не удосужился, - вздохнул тот. - Придется самому идти. Опять напортачили. 'Человеческой ДНК на месте преступления не обнаружено', - процитировал он.
  Формулировочки у них. Стоп. Человеческой не обнаружено, а какая обнаружена?
  
  ***
  - Кейн, не занудствуй. Ты на часы смотрел? Рабочий день уже закончился.
  - Насколько я знаю, за сверхурочные вам доплачивают в тройном размере, так что можешь не благодарить, - надменно выдал Кейн.
  Кажется, я начинаю понимать, за что майора коллеги не любят. Что сказать? Восхищен. Таким занудой быть - это не каждому дано. Тут требуется упорная работа над собой.
  - Да все верно, вот, смотри, - лаборант сунул Кейну под нос планшет с отчетом.
  - Ты мне отчетом не тыкай, - майор даже не попытался планшет взять. - Я его и без тебя читал. Открывай вашу базу. Показывай, по каждому образцу отдельно.
  - Кееейн, падла, ты смерти моей хочешь? - взвыл лаборант. - У меня годовщина сегодня Мелисса загрызет, если опоздаю. Я и так в прошлую забыл.
  - Ничего, выживешь. И даже не бросит она тебя. Отделаешься скандалом, - Кейн был непробиваем и на попытки надавить на жалость не велся.
  - Слушай. А давай, я тебе доступ открою, сам все, что надо посмотришь, а потом просто вылогинишься? - с надеждой предложил лаборант.
  - Не по... - начал Кейн. Ага, кто бы говорил, поменявшийся.
  - Нас это вполне устроит, - подвинув возмущенного майора, я ухватился за планшет.
  Так-так-так. Занятно... Занятно - не то слово. Человеческая ДНК, конечно, была. Куда без нее, все-таки магазин. Сотрудники, покупатели - не может быть, чтобы никто не 'наследил'. Но все - в пределах фоновой нормы. А вот на взломанной, а затем и разбитой витрине с чипами кое-что интересное нашлось. Значилась находка как 'инопланетный биологический материал'. Я решил было, что это про слизь рикана, но... нет. Слизь проходила отдельно, под пунктом 'слизистое вещество неизвестного происхождения'. Почему ни один анализ, ни второй не определил, что 'инопланетный' - это именно риканский?
  В задумчивости я побарабанил по экрану пальцами, случайно нажав на надпись 'слизистое вещество неизвестного происхождения'. Услужливый интерфейс тут же вывалил моему вниманию все, что нашел в базе с такой пометкой. Все три наших ограбления, сегодняшнее убийство Марины Кирш и беспорядки в театре. Так, ну ограбления - понятно. Раз почерк один, то и наличие одной и той же улики закономерно. Убийство тоже с этими делами связано, по крайней мере, с одним из них. Но театр тут причем? Наши грабители - ценители прекрасного?
  - Кейн, - позвал я, указывая на строчку. - Знаешь, что за дело?
  Кейн недоуменно уставился в экран.
  - Это вообще мелкое хулиганство, - после некоторого зависания выдал он. - Мы такими не занимаемся, охранники сами должны были разобраться.
  - А как оно тогда в базу СБ угодило?
  - Видимо, не разобрались.
  - Видимо не разобрались, - эхом повторил я.
  Театр. Место, где возвышенные снобы строят из себя истинных ценителей искусства, в котором на самом деле они ни в зуб ногой. Какие такие беспорядки эти ценители могли устроить? Да еще такие, чтобы безопасников станции привлекать?
  - Гарибальди, ты зацикливаешься не на том, - сморщился Кейн. - Даже если наши клиенты отметились в потасовке за право первыми вручить цветы любимому тенору, это никак не поможет нам в деле с ограблением.
  Вот с этим я категорически не согласен. Допустим, грабители не принимали участия непосредственно в мордобое. Но ведь можно предположить, что искомые нами субъекты, как минимум, находились среди зрителей. А значит, круг подозреваемых сужается. С нескольких миллионов до нескольких сотен.
  - А знаешь, что? - я поднялся.
  - Что?
  - Мой рабочий день тоже уже закончился. Пора и отдохнуть, к прекрасному приобщиться.
  Название театра я запомнил. Как и дату происшествия.
  
  ***
  И снова ненавистное утро. И снова ненавистный 'Старкапс'. И снова ненавистный 'большой маккиато с карамельным соусом' и возмутительно правильно написанным моим именем на нем. Да нет, бред какой-то. Второй день подряд? Я решительно поднялся из-за столика и направился к стойке кассы.
  - Кто мне сегодня делал кофе? - сурово осведомился у девочек.
  - Я, мистер Людвиго, - захлопала выкрашенными в зеленый цвет ресницами брюнетка. Едва уловимое движение плеч, и вырез форменной блузки становится глубже на одну расстегнутую пуговку. Талант!
  - И имя тоже вы писали? - не поверил я. Она даже произносит его неправильно, как написать умудрилась?
  Томный вздох, взгляд, исполненный достоинства из-под скромно опущенных ресниц. Она. Ждет, что хвалить начну? А и начал бы, но... Взглянув на стаканчик в левой руке, передумал. На его серебристо-голубом боку черным фломастером было выведено: 'Людвиго'. Мир стремительно возвращался к своему нормальному состоянию. Неудобоваримая бурда в стаканчике, исковерканное имя на нем. Наверное, мне просто показалось. Не выспался сегодня категорически, к тому же, обезболивающее, принятое с утра, немного туманило восприятие. За спиной брюнетки промелькнула знакомая фигурка, послышался негромкий смех.
  - Ой... - вскрик девушки заставил вздрогнуть.
  По руке, покрытой броней, стекала сладкая, пахнущая пережаренным до неузнаваемости кофе и жженым сахаром жижа. Потерял контроль и сжал стаканчик слишком сильно.
  - Мое имя Людовико, запомните, пожалуйста, - бросил я девушке, брезгливо выкидывая изувеченный стаканчик в урну. - А такой вариант у меня уже есть, - не дожидаясь ответа брюнетки, развернулся и направился к выходу. Позади брюнетки никого. Показалось.
  
  ***
  Вчерашний поход в театр 'удался' на славу. О баснословной сумме, выложенной за это культурное мероприятие, я не слишком жалел. Дело даже не в представлении, на которое удалось попасть, урвав 'лишний билетик' у перекупщиков на входе. Ну кто мог предположить, что театр, отличившийся беспорядками, окажется именно тем, в котором вот уже неделю слух почтенной публики терзают шлихи-гастролеры? Дело в том, что театр оказался в стиле 'ретро'. С пышным холлом и, что ценнее всего, старушкой-гардеробщицей. А со старушками мое обаяние сбоев не давало еще ни разу. Так что ценные сведения о точных времени, обстоятельствах и участниках имевшей место несколько дней назад потасовки добыть удалось без особого труда. Заодно и прояснилось, почему привлекли СБ. Один из воинствующих борцов за мир во всей галактике полез на сцену устраивать акцию протеста прямо в разгар представления. Шлих, исполнявший роль сурового воина (впрочем, как я понял, посмотрев представление собственноочно, почти все актеры изображали суровых воинов), возмутился тем, что его партию прервали столь грубым способом. Перехватив поудобнее меч, которым как раз намеревался отрубить голову поверженного и трепещущего перед победителем рикана, он ринулся на обидчика. К счастью, усилиями охраны и добровольцев из зала горе-пацифиста отбили. К счастью - ибо, как выяснилось впоследствии, меч у шлиха оказался вовсе не бутафорским. Особо не пострадал никто, инцидент замяли, не без помощи СБ - все-таки едва до дипломатического скандала не дошло.
  Интересно, помимо компенсации за билет, удастся с СБ моральную компенсацию стрясти? Шлиханская опера - это нечто. Костюмы, конечно, впечатляют своей пышностью и яркостью, однако, актеры в них передвигаются неуклюже, точно рекламные боты-зазывалы. Больно смотреть. Ну, а голоса и сама музыка... На человеческий слух, действо сие маломузыкально, однако, весьма снотворно.
  После ударной дозы этого 'искусства' на ночь глядя, голова наутро раскалывалась, будто с похмелья. Да и сон мой нельзя назвать безмятежным. Всю ночь кошмары мучили. В них я снова и снова пытался проснуться, каждый раз оказываясь вместо гостиничного номера в очередном сне. Единственное, что хоть как-то скрашивало эту бесконечную череду 'снов во сне', это присутствие Анны. Девушка что-то говорила, но слов было не разобрать. Кажется, меня отчитывали.
  Неудивительно, что по дороге в Управление я снова по многомесячной привычке в 'Старкапс' завернул. Пусть он вообще ни разу не по дороге. И еще менее удивительно, что Анна мне теперь мерещится за каждым углом. Правда, неутешительно. Пожалуй, если будет и дальше так продолжаться, стоит сходить на поклон к мозгоправу. Ненормально это, какой бы там неземной любовью я к девушке ни воспылал.
  - Гарибальди, дома поспать не мог, обязательно это за моим столом делать?
  Хмурый и еще более невыспавшийся, чем я, Кейн стремительно ворвался в сонную тишину рабочего зала. Сегодня я благоразумно явился пораньше, обнаружив, что кроме ночного дежурного, в Управлении - никого. Поэтому пристроился в кресле майора, которого уже считал кем-то вроде своего напарника. Да так глубоко задумался, что, похоже, и в самом деле задремал.
  - И я рад тебя видеть, Арни, - включил я самую ослепительную из своих улыбок.
  Кейн резко дернулся, словно звук собственного имени его испугал. Но быстро взял себя в руки, хмуро зыркнув на меня исподлобья.
  - Ну вот скажи, и чего ты на моем рабочем месте околачиваешься? Иди к себе, проверь, может, тебе задание выдали. Нет, так отчет напиши по вчерашнему заданию, что ли... - судя по кислому выражению лица, так просто от меня отделаться майор не надеялся, но не попробовать не мог.
  - Ты не поверишь... - трагически начал я, - я до сих пор не знаю, где оно - мое рабочее место.
  И это было чистой правдой. Сразу не выяснил, а с утра и спросить не у кого. К тому же, мне как-то и в голову не пришло, что моя роль в расследовании ограблений, совершенных 'бандой чебурашек', исчерпывается технической экспертизой охранки 'Эльдорадо'.
  Кейн закатил глаза:
  - А посмотреть в базе ты не догадался? У тебя же доступ есть с коммуникатора импланта напрямую.
  Не догадался, конечно. И вообще, мне не до поисков собственного стола. Я, кажется, дело раскрыл.
  Естественно, Кейн мне не поверил. Решил, что издеваюсь, мщу так за вчерашний инцидент с тягачом. Признаться, про него я как-то и забыл вообще. Точнее, больше не связывал ту аварию с Кейном. Стоило подумать о сходстве орудий убийства, как становилось очевидно, что покушались именно на меня. Хотя... Ведь Кейн тоже был на месте катастрофы с гиробусом. Причем, одним из первых. Вдруг, увидел, что не положено, и жертвой покушения стать должен был все-таки он? Ладно, с этим потом.
  - Я вчера ходил в театр.
  - Поздравляю с приобщением к высокому, - язвительно ответил Кейн.
  - Наши чебурашки - шлихи.
  Взгляд, полный недоумения и сочувствия был мне ответом.
  - Никем другим они быть не могут, сам посуди, - и я быстро, пока майор не опомнился, выложил ему свои соображения.
  Ну, во-первых, походка и манера двигаться. Просматривая видеозаписи ограбления, я обратил внимание на некоторую неуклюжесть грабителей, но, как и все, списал ее на громоздкие неудобные костюмы. Которые во-вторых. Невысокий рост преступников вполне соответствовал росту, присущему шлихам, а вот выбор именно чебурашки в качестве персонажа для маскарада оказался чрезвычайно удачным: такой костюм легко скрывал отличия строения тела и головы шлихов от людских. И, наконец, в-третьих: слизь рикана. Точнее, то самое 'слизистое вещество неизвестного происхождения', которое мой имплант определил как 'слизь рикана'. В своем представлении шлихи использовали такое вещество, чтобы изобразить слизь смертельно напуганного и трепещущего врага. Предполагаю, что на место - а вернее, места - преступления они его подкинули в надежде запутать следы, а если повезет, вообще перевести подозрения на риканов. Вот только не учли, что на визуальном осмотре места преступления мы не имеем привычки останавливаться.
  - А почему тогда эксперты наши в 'инопланетном генетическом материале' шлихов не опознали? - Кейн скептически скривился.
  - Еще не вечер, - я был уверен в своей правоте. - Думаю, не так это и просто, к тому же, там охранку коротнуло, от жара материал мог частично разрушиться. Зная, куда копать, думаю, ребята смогут найти совпадения.
  - Ну хорошо, - не сдавался Кейн. - А убийство мисс Кирш каким боком тут?
  - А таким же. Убрали шлихи ее. И слизь подкинули. Подходящее орудие преступления - ножичек-переросток, которым как раз голову можно снести, у них всегда с собой - родовое оружие, шлихи с ним даже на сцене не расстаются.
  - Мотив?
  - Пока не знаю, но вдруг сочли, что может сболтнуть что-то важное? - Дела-а, - протянул Кейн. - Только вот, знаешь что? Я тоже уверен, что дело раскрыл. И твои шлихи в мою картинку как-то не очень вписываются...
  
  ***
  - Вы понимаете, что мне нужны неоспоримые доказательства, чтобы дать ход этому делу? - полковник Поппинс пребывала в задумчивости.
  Мы с Кейном дружно закивали.
  - Ладно, с версией Гарибальди могут быть проблемы, очень уж она сомнительна, - начал майор. Я возмущенно уставился на него. А кто мне только что перед начальственной дверью втирал, что все логично и круто, и вообще, он сам бы до такого не додумался, так что 'впечатлен, впечатлен'? - Но мою-то мы можем проверить? Всего-то санкция на проведение допроса нужна.
  - Всего лишь? - полковник прищурилась. - Кейн, а в вашей характеристике нет ни слова об умении передергивать. Вы хотите, чтобы я дала разрешение на допрос 'всего лишь' трех из самых влиятельных земных политиков. Причем, опираясь на смутные подозрения, что ограбления их небольших бизнесов - которые они не слишком-то рвутся афишировать - были подстроены ими же самими? С целью получения страховки? Что обо мне подумают, скажите на милость? Там же ничего особенно ценного не украли, ни в одном из случаев.
  - Но ведь мы можем не сообщать о подозрениях, - не унимался майор. - Скажем, что есть опасения, будто эти инциденты имеют своей целью дискредитацию определенных политических сил на Земле. Они же сами и будут заинтересованы помочь следствию. А мы просто посмотрим, как господа чистюли выкручиваются, и сделаем свои выводы.
  Я удивленно зыркнул на Кейна. Почему-то мне представлялось, что дядя если и не является сторонником идеологии чистюль, то, как минимум, им симпатизирует. А судя по тому, как выплюнул это слово майор, симпатией тут и не пахло. С чего бы такая неприязнь?
  - Действуйте на свой страх и риск, - наконец-то решила полковник. - И советую начать не с самых верхов, а с того, до кого можете дотянуться, не вызывая лишних вопросов. Если последуют претензии, я 'разберусь'. Ясно?
  Мы снова закивали.
  - А что насчет шлихов? - напомнил я.
  - Будут доказательства, тогда и обсудим, - отрезала начальница. - Свободны. Гарибальди, задержитесь ненадолго.
  - Нужен отпечаток вашего пальца, образец ДНК и скан сетчатки, - планшет знакомо скользнул по столу.
  Маразм крепчал, дежавю цвело буйным цветом.
  - И да, знаю, придется нам обойтись одним глазом, - буркнула мисс Поппинс. - Не тяните.
  Я даже спрашивать ничего не стал, просто выполнил требуемое, молча развернулся и вышел. Уже в дверях расслышал разочарованный вздох полковника. Она, что надеялась на то, что результат будет не таким, как вчера, что ли?
  - Чего она хотела, - накинулся на меня Кейн, ждавший под дверью.
  - Кровушки моей, - усмехнулся я, делая страшное лицо.
  Кейн, кажется, прикола не понял, но решил не переспрашивать.
  
  ***
  - Парниша, я не поняла, чего ты мне предъявляешь, а?
  Девица картинно развалилась на стуле, закинув ногу на ногу. Юбчонка покроя 'длинный пояс', чулки - один фиолетовый, второй желтый, маникюр, зеркально повторяющий расцветку чулок. Кажется, блондинка. Так сразу и не разберешь. В общем, типичная дорогая девочка, которая не каждому по карману. Мне - точно нет. Знаем запросы таких, проходили.
  Девица же, едва окинув Кейна рассеянным взглядом, сосредоточилась на мне. В ход пошел весь набор ужимок, от томных взглядов до стрельбы глазками. Ага. Не на того напала. Пока мы играли в гляделки, Кейн задавал вопросы. Вопросы девице не нравились, ответы она цедила сквозь зубы, зависая периодически над самыми простыми и безобидными. Кейн не сдавался, я играл роль приманки, допрос медленно, но верно продвигался.
  Девица - та самая сотрудница 'Эльдорадо', навязанная Марине Кирш владельцем магазина - была крайне недовольна тем, что ее посмели потревожить, но старательно играла роль простой продавщицы.
  Кейн решил не замахиваться сразу на владельцев, а начать с предположительной любовницы потерпевшего. Девушка вполне охотно ответила на все, что связано с ее работой в магазине и ограблением, в том числе, и на вопросы о закрытии магазина накануне оного. Даже не сбилась ни разу, хоть Кейн и применил свой любимый трюк, сыграв 'забывчивого чудака'. А вот на том, как она попала на работу в 'Эльдорадо', девица заартачилась. Даже соизволила обратить возмущенный взор на самого Кейна.
  - Шьет он тебе соучастие в ограблении, - охотно пояснил я, наблюдая, как вытягивается миловидное, в общем-то, личико, теряя надменность, и начинает подрагивать нижняя губа. - А именно, намекает, что обидевшись на отправившего в отставку любовника, ты сговорилась с грабителями и не закрыла дверь магазина накануне. Вернее, не активировала охранку.
  Возмущенный, а потом и умоляющий взгляды я выдержал стоически, старательно следя, чтобы на моем лице не промелькнуло и капли сочувствия.
  - Да он сам... - начала девица и осеклась.
  - Что сам? Продолжайте, - подобрался Кейн.
  - Ничего, - блондинка сникла. - Ничего вы не докажете!
  - А нам и не надо доказывать, все доказано без нас, - добил девушку я. - Вот заключение техэксперта, из него явственно следует, что охранка не была активирована с вечера. А показания мисс Кирш, которые она дала перед смертью, явственно указывают на вас и на то, что сделали вы это намеренно, - я протянул девушке планшет.
  Когда Кейну выдавали новый, я тоже выпросил себе один. Хочу на досуге поколупаться в нем, понять, как можно было незаметно встроить в эту штуковину маячок тягача. На экране было открыто заключение техников по охранке антиквара, но я рассчитывал, что девица не обратит внимания на то, что у них в 'Эльдорадо' стоит 'Секурион', а в отчете значится 'Мастер Сейф'. Не обратила. Зацепилась глазами за фразу: 'Охранная сигнализация должным образом активирована не была,' - и не обратила.
  Кстати, эта же фраза имелась и в заключении по ювелиру. И появились они там после того, как я вынес мозг всем в техотделе, заставив проверить логи систем. В обоих случаях, так же, как и в случае с 'Секурионом' 'Эльдорадо', были допущены незначительные небрежности при активации охранок. У каждой свои, однако, вполне достаточные, чтобы, зная об этих небрежностях, можно было бы легко обойти охранную систему при взломе двери. Эдакая лазейка для своих, форточка, оставленная приоткрытой в запертом окне.
  - Если я расскажу все, что знаю, вы гарантируете, что на меня не повесят соучастие? - мигом сориентировалась девица.
  - Если вы невиновны - не повесят, - я решил не давать невыполнимых обещаний, но ее такой ответ устроил.
  - Я не знала. Мне Рон сказал, что хочет вывести на чистую воду небрежную управляющую, и попросил организовать небольшую проверку. Подлить слабительное в кофе ее помощнику в нужный день, подстроив, чтобы именно мне досталось закрывать магазин, и пропустить одну комбинацию кода при установке сигнализации. А на следующий день, если бы она не засуетилась и не устроила разборки, он ее бы уволил.
  - Рон? Рональд Адамс, ваш любовник?
  - Ну какой он любовник? Так, перепихнулись разок, к обоюдному удовольствию, ну он и пообещал помочь материально за одну маленькую услугу, включающую в себя турпоездку на эту богами забытую станцию, - скривилась блондинка.
  
  ***
  - Так, Кейн, может, ты хоть сейчас пояснишь, что ты задумал? - поймать майора на разговор мне удалось уже у кофеварки.
  Прибор фырчал, чихал и пукал, выдавая мне такую вожделенную порцию ароматного напитка. Кейн, кисло скривившись на мое предложение сварить кофе и ему, прошествовал к автомату с химическими энергетиками и принялся тыкать в его кнопки, намешивая себе какой-то адский коктейль. И то верно, видок у него был сонный, даже мне, отчаянно невыспавшемуся, жалко на него было смотреть.
  - Ты меня вчера озадачил своими настойчивыми вопросами про владельцев ограбленных магазинов.
  - Ну, как видишь, не зря. Минимум у одного рыльце в пушку, - кивнул я.
  - Да вообще не зря. Слишком много у всех троих общего, не бывает таких совпадений...
  Все трое - представители правящей партии, причем, ее радикального крыла. У всех троих, помимо ограбленных магазинчиков, никаких побочных бизнесов. Да и сами магазины выглядят, как безобидное хобби. Но при этом дяди при деньгах, и немалых. Первой мыслью Кейна было, что оффшорные бизнесы потерпевшими используются для отмывания денег. То есть, эта череда ограблений - скорее всего, наезд с целью припугнуть и тряхнуть их на предмет 'поделиться'.
  - Ну сам посуди, ты ведь перечень пропавшего добра видел, - Кейн, горячась, размахивал руками. Планшет он положил на верх автомата с энергетиками, чтобы не мешал. - Сам понимаешь, что оно даже затраты на подготовку ограблений не окупает.
  Ну, предположим, окупает, да еще и навар будет какой-никакой, но да. Список смотрится, по меньшей мере, странно.
  - А ты в курсе, что все три бизнеса появились на станции практически одновременно?.. - Кейн сделал драматическую паузу.
  Нет, так глубоко я не копал, переключившись на след инопланетян.
  - Мало того, этот момент совпадает по времени с очередным обострением рикано-шлихского конфликта, точнее, предшествует ему! - торжественно заключил он.
  - А это-ты с чего вспомнил? - удивился я.
  Ну, если так судить, то и мое появление на станции ему предшесвует, и что? Обострение случилось чуть меньше года назад. С рядовой, казалось бы, стычки. Риканы, ведя горную добычу в поясе астероидов соседней с 'Терранова-бис' системы, якобы, случайно зацепили шлихский крейсер неизвестным оружием. И быть инциденту замятым, принеси эти панцирно-слизистые, по своему обыкновению, извинения... Но они внезапно стали отпираться, обвиняя шлихов в том, что те сами все подстроили. Слово за слово, и вот уже имеем очередную войнушку так близко к земной станции, как никогда раньше.
  - Да так... проконсультировался с умельцами и выяснил, для чего может понадобиться украденный хлам...
  Вот уж точно, хлам. Варп-катушки, подпространственная антенна и необработанные сапфиры. Набор юного оружейника, блин. Я хлопнул себя по лбу левой рукой, тут же об этом пожалев. Что кувалдой врезал. Пока тряс головой, приходя в себя от получившегося чересчур увесистым шлепка, Кейн, получивший наконец от автомата свою гремучую смесь, подхватил ядовито-зеленый стаканчик и с блаженной улыбкой отхлебнул.
  - Именно. В сочетании с внезапными гастролями шлиханской оперы и попытками навести подозрения на риканов... Кто-то заинтересован в раздувании конфликта и передает шлихам материалы для создания подпространственной бомбы, - торжественно заключил он.
  Точнее, для системы наведения такой бомбы. И как я сразу не догадался? Видимо, потому что технология была устаревшая, запрещенная и позабытая. Вот уж не думал, что кто-то способен ее восстановить, да чего и говорить: даже сама мысль, что такая идея кому-то в голову может прийти, казалась дикой. Я поежился. Учитывая личности замешанных, похоже, наших с Кейном полномочий недостаточно, чтобы дать делу дальнейший ход.
  - Но если ты обо всем этом раньше догадался, то чего перед полковником комедию ломал? - спохватился я.
  - Да не доверяю я ей, - Кейн скривился. - Кто знает, что за фрукт, да еще и с Земли. Вот и решил для начала прикинуться недалеким и проверить. Но проверку мисс Поппинс, кажется, прошла. Заодно и подсказала, чего делу не хватает, чтобы не попасть в ловушку собственной торопливости, - майор направился к выходу.
  Я двинул за ним, но потом спохватился:
  - Эй, Кейн, ты ничего не забыл?
  Он повернулся, недоуменно глядя на меня, а потом спохватился и вернулся за оставленным на верху автомата с энергетиками планшетом.
  - Зараза, постоянно его тут забываю.
  Ага. Кажется, теперь я догадываюсь, как маячок мог попасть в планшет. Честно признаться, эта мысль мне совершенно не нравится.
  
  ***
  Дело у нас отобрали, это без вариантов. Но, кажется, полковник получила, что хотела. По ее маловыразительному лицу это было не особо заметно, но синие глаза довольно поблескивали.
  А еще, кажется, мне начинает нравиться новая работа. Действительно нравиться. Не такое уж это и теплое местечко, скорее, горячее. А я люблю погорячее. Да и напарник мне достался что надо: в свободное от работы время нужно будет им заняться, дядя явно не тот занудный кабинетный служака, которым хочет казаться. Заодно и покушение непонятно на кого из нас попробую раскрутить.
  И последней тайной в моем списке дел значилось местонахождение моего рабочего места. Но с ней, пожалуй, разберусь попозже, не горит.
  Я блаженно вытянулся на кровати, прикрыв глаза. С делами на сегодня покончено, пора заняться собой. Вызвав экран импланта, я запустил очередной алгоритм взлома. Запароленные файлы, с которыми я воюю уже второй день, никак моим атакам не поддавались. Одна за другой хакерские софтины сдавались, признавая, что их алгоритмы бессильны перед шифрованием, использованным в пароле. Это же насколько технологии в СБ вперед убежали, если...
  И снова облом. Очередная прога из моей обширной коллекции сдалась, сложила ручки перед стойким паролем. Да что ж такое? Вручную подбирать его, что ли? Усмехнувшись, ввел первое, что в голову пришло: 'большой маккиато с карамельным соусом', неотступно преследовавший меня, как наваждение, эти два дня.
  С мелодичной трелью имплант перешел в полноэкранный режим, запуская видео с полным погружением. Все тот же номер 72-бис, кровать которого я в данный момент протираю. Только, судя по углу обзора, точка съемки находится посреди комнаты, на высоте моего собственного роста.
  - Догадался. Значит, не так уж ты и безнадежен. Ну привет, Людовико.
  Анна сделала шаг, серые глаза с пляшущими в них искорками приблизились. Мягкая улыбка озарила лицо девушки.
  А что я? Я, как дурак, разулыбался в ответ.
  
  Мы с тобой одной крови(пишется)
  На крики и выстрелы парализатора никто из посетителей 'Старкапс' даже не обернулся. Подумаешь, невидаль - грязнокровку незарегистрированного разоблачили.
  Я сидел, уставившись в свой стаканчик с 'большим маккиато с карамельным соусом' и загадочным словом 'Ледовик' на нем. Если бы не вчерашний 'разговор' с Анной, можно было бы поверить, что жизнь возвращается в привычную колею. Только вот не шло никак из головы послание, оставленное моим личным наваждением.
  - Гадство, это легал! - донеслось с улицы приглушенное стеклом-экраном восклицание.
  - И че теперь делать? Ты его хоть не сильно поджарил?
  Я отрешенно подумал, что, кажется, ловчие попали. Выволочка им обеспечена, а то и кое-что похуже. Отвести взгляд от гипнотизируемоего стаканчика было лень, я вообще спал на ходу - сказывалась бессонная ночь. Еще немного, и решусь выпить сегодняшний маккиато. В Управлении, конечно, кофе почти приличный, но до него еще добраться нужно, а я снова, по привычке, свернул на 28-й, в свой 'любимый' 'Старкапс'.
  - Как обычно. Если и легал, то какой-то он неадекватный. Из этих, что ли? Обдолбышей. Вызывай безопасников.
  На 'безопасниках' я встрепенулся. Хм. А это альтернатива. Проснусь, и местную бурду пить не придется.
  - Сегодня - ваш день, ребята, - сообщил, широко улыбаясь и подруливая к ним размашистой походкой. - Майор Гарибальди, управление СБ 'Терранова-бис'. Что у вас тут за тело?
  Тело было приличное. В смысле, одето прилично. Судя по прикиду - мелкий представитель офисной фауны. У таких самой ценной частью организма является коммуникатор. Тело лежало ничком, не подавая признаков жизни, из-под уткнувшейся в покрытие тротуара головы растекалась лужица рвоты. Странная реакция на стандартный заряд парализатора. Разве что, у бедолаги индивидуальная непереносимость.
  - Может, перевернете? - обратился к мнущимся поблизости ловчим.
  По мордам видно, что прикасаться к обблеванному 'клиенту' никому не хочется. Но в иерархии силовых структур я выше. Ловчие - просто 'санитары леса', и полномочия с правами у них соответствующие.
  Старательно подавив вздох, ребята ухватили тело и перевернули. Присвистнул, машинально потянувшись к коммуникатору.
  - Девочки, эскулапов на 28-й, к 'Старкапс', и экспертов мне, - буркнул, когда на пульте ответили. - Кто, кто, Железный Дровосек.
  Везет мне на женское внимание. Высвечивается же у них, с какого коммуникатора вызов, но все равно переспрашивают, а потом хихикают.
  - Майор, что у вас? - раздраженный, по обыкновению, голос полковника Поппинс ворвался в эфир, заставив вздрогнуть. На экране, затянувшем левый глаз, появилось ее недовольное лицо.
  - У меня, похоже, жмурик. Нестандартная реакция на парализатор.
  - А вы тут каким боком? Оставьте ловчим, пусть сами свое дерьмо разгребают. Я вас уже полчаса в Управлении жду.
  Угу, полковник почему-то никак не может запомнить, что прежде, чем начинать ждать кого-либо из подчиненных, ему следует об этом сообщить.
  - А они подозреваемые, - ухмыльнулся я, замечая, как бледнеют и вытягиваются лица под зелеными скорлупками шлемов. - Жмурик оказался очень даже зарегистрированным, так что налицо или халатность, или преднамеренное убийство.
  - Что значит, зарегистрированным? - начальница не настроена была поддерживать мою игру в устрашение бравых ловчих. - Какого тогда они к нему с парализатором полезли?
  - Ребята? - обратился я к стремительно мимикрирующим под цвет своих головных уборов бедолагам.
  - Детектор показал незарегистрированную мутацию, - пояснил тот, что за старшего. - Он вел себя неадекватно, проявлял признаки беспокойства, высокий уровень адреналина...
  - Покажите, - прервала ловчего Поппинс.
  Я переключился на внешнюю камеру коммуникатора, поворачивая голову так, чтобы полковник могла рассмотреть кокнутого ловчими красавчика. Синюшное лицо, все в сети синих сосудов. Такое впечатление, что всаженный в бедолагу заряд парализатора вызвал тотальную закупорку вен. Язык нехорошо вывалился изо рта. Глаза покраснели, будто в них не осталось ни одного нелопнувшего сосуда. Гематома захватила радужку, заливая кровью зрачок. НАСТОЛЬКО нестандартной реакции на парализатор, признаться, я раньше не встречал. Хоть повидал на своем веку немало жертв этого 'гуманного' оружия. Да и сам не раз получал заряд-другой - за десятилетнюю карьеру на облюбованных пиратами маршрутах доводилось и не такие 'подарочки' ловить.
  - Дождитесь Кейна с экспертами, этих двоих с маршрута снять, парализаторы пусть вам сдадут, - увидев тело, полковник Поппинс внезапно поменяла решение. - Защищенный канал, - приказала она.
  Экран растянуло на оба глаза, вырубая прозрачность, развернулись плотные раковины наушников.
  - Это третий труп с такими признаками за сегодняшнюю ночь. Скидываю материалы дела, ведете вы с Кейном, старший он. Ловчих допросить, снять все показания с их оборудования. Опросить возможных свидетелей. Это первый, которого видели еще живым, - и полковник, по своему обыкновению, не прощаясь, отключилась.
  Убрав экран, задумчиво перевел взгляд с трупа на ловчих.
  - Ну что, ребята, желаете реабилитироваться? - подмигнул я отчаянно закивавшим ловчим. - Тогда у вас есть время до прибытия моей группы поддержки, чтобы найти свидетелей, видевших вашего жмурика живым.
  Ребят, как ветром, которых отродясь на станции не водилось, сдуло.
  Я же присел перед телом, задумчиво всматриваясь в неаппетитную картину, поданную мне с утра вместо завтрака. Модуль, который я переключил в режим анализа, решил присоединиться к 'трапезе', неуверенно прыгая подсветкой с лица трупа на лужу его рвоты, а потом на налитые кровью глаза. На экране неуверенно помигивали названия состояний, при которых могут наблюдаться подобные симптомы. Версии постоянно менялись. Махнув рукой, отключил бесполезную софтину. Без медэксперта не разберешься. Что ж. Подождем.
  Выставив полицейский купол над телом, я вернулся за столик 'Старкапс', на котором все еще одиноко маячил мой 'маккиато'. Задумчиво покрутил его, по привычке, читая исковерканное имя. Замер. 'Людовико'. Вскочил, оглядываясь по сторонам. Томная брюнетка скучает за кассой. Клюющий носом над терминалом сети пожилой грузчик. Этого-то как на среднее кольцо занесло? Разнорабочие обычно ютились в бараках ближе к внешней обшивке, чтобы поближе к рабочим местам. Больше никого в поле зрения не наблюдалось. И уж точно не было ощущения знакомой улыбки, преследовавшего меня в последние дни. Разочарованно вздохнув, сел обратно. Похоже, вчерашнее маленькое послание - это все, на что я могу рассчитывать.
  
  - Догадался. Значит, не так уж ты и безнадежен. Ну привет, Людовико, - Анна сделала шаг, серые глаза с пляшущими в них искорками приблизились. Мягкая улыбка озарила лицо девушки. - Прости за это маленькое представление, но я должна быть уверена, что мое послание не вскроет никто, кроме тебя. Пароль не знаю даже я, он завязан на твое подсознание, и только ты смог бы его вытащить. Насчет меня - ты сам все понял. Мы с тобой одной крови, ты и я. Только наша родина от нас отвернулась, а тебе нагло врет в лицо.
  Анна обеспокоенно оглянулась, вздрогнув от шума за дверью.
  - Времени мало. Если послание ты увидел, то и файлы взломаешь, прежде, чем они доберутся и до вас тоже. Удачи!
  
  ***
  - Не может такого быть, - полковник, по своему обыкновению, была недовольна. - В одном из самых оживленных секторов станции не нашлось ни одного свидетеля, видевшего этого джентльмена до того, как он окочурился при активном содействии господ ловчих?
  Мы с Кейном переглянулись и обменялись безнадежными вздохами. Ни одного. Парень, похоже, оказался невидимкой. Не удивительно. На таких обращаешь внимание только, если он в общественном месте достанет пушку и начнет палить в окружающих. Усредненная невзрачность. Даже я его не видел, пока мое внимание не привлекли растерянные реплики ловчих.
  Прохожие от ловчих шарахались, никто ничего не заметил, все шли по своим делам, опустив головы. Контакты они записали, но и только. Остановка неподалеку радовала пустотой. Час пик еще не начался, гиробусы ходили редко, и предыдущий ушел минут за десять до происшествия, до следующего оставалось больше получаса.
  Брюнетка-кассир никого не видела. Причем, с таким придыханием об этом сообщила, что стало совершенно очевидно, кто именно ей обзор закрывал.
  Мой сосед-грузчик тихонько испарился, пока я допрашивал кассиршу. Только что дремал над терминалом инфосети, а когда я повернулся к его столику, его уже и след простыл. Выскочил наружу, но там никого, кроме облепивших тело, словно мухи, экспертов и Кейна, допрашивающего окончательно поникших ловчих. Выходящего из 'Старкапс' дядю никто из этой теплой компашки не заметил. Чудеса, Копперфильды они тут все, что ли? Был такой фокусник, промышлявший зрелищными исчезновениями, в мой любимый период земной истории. Лишь все еще не ушедший в режим ожидания терминал инфосети свидетельствовал о том, что грузчик мне не привиделся. Учитывая сегодняшнюю чехарду с именами на стаканчике, вариант глюков я бы не стал исключать. От безысходности, я ткнул пальцем в оставленный мужиком терминал, пробуждая его. Ничего особенного, страница с объявлениями о работе. Что ж. Хоть какое-то объяснение его присутствию в 28 секторе. Двадцать восьмой - самый внешний из секторов, на которых 'Старкапс' предоставляет клиентам неограниченный бесплатный доступ к инфосети и розетке. Похоже, мужик в таком же режиме строгой экономии, в каком еще недавно находился я. Усмехнулся, поймав себя на том, что машинально листаю объявления, вчитываясь в названия в поисках интересных. Я уже пару дней, как трудоустроен, а все никак не привыкну к этой мысли. Впрочем, большую часть своего рабочего времени я провел на больничной койке, так что не удивительно.
  Похоже, улов у дяди сегодня оказался не жирным: прочитанным помечено было лишь одно объявление из длинного столбика вакансий. Отстраненно-сочувственно заметил, что искали уборщика на внешние сектора. Кто-то явно дошел до полного отчаяния, если его такое заинтересовало. Метки грязнокровки на грузчике я не заметил.
  - По камерам что? - прервала полковник Поппинс наши виноватые переглядывания.
  - Проверяем. На транспортных его нет, похоже, ловчие бедолагу встретили сразу по выходу из дома. Не повезло мужику, - посочувствовал Кейн.
  Полковник скривилась.
  - Ладно, работайте. Не нравится мне бал смерти, устроенный сегодняшней ночью. Слишком много похожих трупов. Найдите мне убийцу. И поторопите медиков с причиной смерти. Если до следующего жмурика у меня на столе не будет лежать заключение, что это именно убийства - с подробным описанием способа - я объявляю карантин.
  
  Выйдя от начальства, я только присвистнул.
  - Думаешь, все настолько серьезно? Что-то я не припомню ни одной хвори, которая сопровождалась бы подобными симптомами, - поделился соображениями с Кейном. - Даже мой анализатор, и тот затрудняется что-то конкретное назвать.
  Кейн молча пожал плечами. Какой-то он смурной сегодня с самого утра. Не выспался, что ли?
  - По кофею? - предложил, в надежде расшевелить майора.
  Кейн лишь отстраненно кивнул. Ладно, хочет тупить - его право. Лично я обязан забить вкус Старкапсовского пойла, которое зачем-то отхлебнул, перед тем как выкинуть стаканчик в урну. Сегодня маккиато был особенно противным. Двойную порцию карамели они мне туда бухнули, что ли?
  Пока я жал кнопки кофемашины, напарник с таким же отсутствующим видом, как и в кабинете у начальства, терпеливо ждал в сторонке, не предпринимая попыток раздобыть своей любимой зеленой химической дряни.
  - Да, да, конечно, - пробормотал он в ответ на мое напоминание и послушно направился к автомату.
  Планшет сунул под мышку, передумав класть наверх. Исправляется дядя. Это хорошо. Хотя, есть у меня идейка как-то сымитировать его забывчивость, и посмотреть, кто клюнет.
  Планшет Кейна выдал мелодичную трель, и он поспешно, едва не расплескав свою зеленую жижу, кинулся проверять пришедшее сообщение.
  - Ну что там? - я решил, что это от экспертов, у меня тоже коммуникатор пиликнул, но мне проверять лень было. - Установили личность нашего жмурика?
  Идентификационный чип сгорел от разряда парализатора, подкинув возни ребятам из техотдела.
  - А? Нет, это личное, - дернулся Кейн. - Слушай, а чего ты снова на моем столе сидишь? Ты свой что, так и не нашел? - подозрительно сощурился он.
  - А я и не искал, - ухмыльнулся я. Вот без шуток: сколько я тут продержусь, ни разу не побывав на отведенном мне рабочем месте? Интересно же.
  - И за что тебя только полковник так любит? - вздохнул Кейн.
  - За мои красивые глазки? - предположил с надеждой.
  - Ага, и за бессердечность, - вяло поддержал шутку майор.
  Коммуникатор снова пиликнул. У нас обоих. Настойчиво так. Пришлось взглянуть. Анализ рвотных масс с фото. Любят СБ-шные медэксперты наглядность. Ничего особенного, но меня вдруг повело. Строчки отчета поплыли перед глазами, и я едва успел пергнуться через стол прежде, чем меня вырвало. В глазах потемнело, окружающий мир подернулся красноватой пеленой.
  
  ***
  Сквозь пелену и громкий пульсирующий шум в ушах пробивался еще один посторонний звук: тревожный писк откуда-то слева. И голос. Настойчивый, неприятный. От него блевать хотелось. Я не стал себя сдерживать.
  Почувствовал, как кардиостимулятор суматошно пытается завести объявившее забастовку сердце. Да кто там надоедливый такой, не заткнется никак? Отмахнулся от назойливого голоса, как от жужжащей осы. Тем более, что эта оса меня еще и ужалила куда-то в шею сзади.
  - Гарибальди, ты вообще думаешь, перед тем, как граблями своими железными махать? - прорвалось возмущенным сдавленным хрипом в мой затянутый красным мирок.
  - Иди в... - прохрипел я, не менее сдавленно.
  - О, тебе уже лучше? - оживился голос, в котором я начал узнавать Кейна.
  Постепенно окружающий мир возвращался ко мне, звуки, слипшиеся в один неприятный скрипучий комок, начали распадаться на нечто членораздельное и узнаваемое.
  - Вырубите кто-то долбаную сирену, - наконец-то выделил я из этой каши наиболее раздражающий фактор.
  - Майор Гарибальди, тут нет никакой сирены, - сухой голос полковника Поппинс присоединился к хриплому Кейна. Интересно, почему майор хрипит, простыл, что ли?
  - А что тогда пищит?
  - Вам лучше знать, это ваш модуль.
  А, точно. Хлопнул себя по уху, вырубая звуковое оповещение, вывел инфу на экран.
  'Отравление. Доза близка к смертельной. Рекомендуется полное промывание организма и переливание крови.'
  Что за... Слова двоились и расплывались, баланс цветов заваливался в красное.
  - Мы вкололи нейтрализатор, но не факт, что он поможет, - незнакомый голос за моей спиной. - Я бы рекомендовал госпитализацию и полное обследование. И кровь надо бы на анализ...
  Что, опять кровь? Да они издеваются. Да на такую работу никакой крови в организме не хватит, каждый день ее сдавать.
  Снова запищало. На этот раз звук шел откуда-то из-под моей задницы, не скажу, что с комфортом разместившейся на столе Кейна.
  - Вот скажи, чем тебе на моем рабочем месте намазано? - майор, потирая шею, спихнул меня с насиженного места, вытащил пакет с надписью 'улики', мешавший мне сидеть.
  Оглянулся. В данный момент тут, гм, намазано, точно не чем-то привлекательным. Да, и что у меня с резкостью картинки? Все плывет, глаза слезятся, резь дикая, а левый не почешешь никак. С наслаждением почесал правый, за двоих. Тут же получил по руке. Возмущенно повернулся к испуганно шарахнувшемуся коротышке в форме медика.
  - Не чешите... Пожалуйста, - промямлил тот. - Сосуды полопались, будет только хуже.
  Сосуды, говоришь. И рвота. И сердце чуть не встало.
  - Док, не подходил бы ты. Вдруг я от жмурика заразу подхватил? - миролюбиво предложил я почему-то вновь вздрогнувшему медику.
  - От 'жмурика' вы ее точно не подхватили, - полковник покачала головой. - А вот где нахватались, это придется выяснять. Вам с Кейном. И заканчивайте влипать в истории с членовредительством. Из-за вас годовой бюджет управления на медицинские расходы будет освоен в рекордно короткие сроки.
  - Расшифруй? - обратился я к медику.
  - Это химическая субстанция. Чрезвычайно быстро разлагающаяся в организме, те следы, что мы нашли в крови пострадавших, недостаточны для установления точной формулы, - затараторил тот, бочком приближаясь ко мне. - Нам чрезвычайно повезло с вами, вы позволите?
  Позволю, куда я денусь. Все ради благого дела установления истины. Протянул палец, ожидая, что медик подсунет анализатор планшета. Как же. Этого кровопийцу из пальчика не устраивает. Дядя шустро ухватил меня за руку, закатывая рукав, и всадил иглу капсулы прямо в вену. С ловкостью опытного живодера. Я невольно восхитился даже.
  - Гхм, - раздалось покашливание всеми забытого Кейна, который все время наших разговоров о здоровье тихо шелестел пакетом для улик. - Гарибальди, а я думал, ты 'чистокровный'.
  - Угу. Самый что ни на есть. Родословная длиной в семь поколений в рамочке у бати в кабинете висит, - буркнул я. Висела, насколько я помню нашу последнюю встречу. Думаю, и сейчас висит, вряд ли за десять лет что-то изменилось. Отец не из тех, кто любит что-то в своей жизни менять, пусть даже и декор интерьера.
  - А вот индикатор наших приятелей-ловчих совсем другого мнения. Если верить ему, тебя следует обездвижить при помощи парализатора и отправить в Центр.
  - А ну дай, - я цапнул из рук Кейна прибор. На экранчике мигал красный огонек и виднелась надпись: 'Незарегистрированная мутация. Рекомендуется...' - дальше Кейн уже озвучил.
  Я витиевато выругался.
  
  ***
  - Бледновато выглядишь, - Кейн поднял на меня уставшие глаза.
  Сам он выглядел в точности согласно этому определению. Ладно я, из меня эскулапы выкачали столько крови, что хватило бы на год анализов. Пока они переваривают добытое, донор был отпущен на свободу, а именно - поработать. Чем и воспользовался, сбежав из медпункта со всей доступной в моем нынешнем потрепанном состоянии скоростью. Самочувствие стремительно улучшалось, хотя пошатывало и мутило до сих пор. В глазах все еще саднило, будто от песка, а от яркого света резало - и это несмотря на кучу спазмолитиков и успокаивающих раздражение средств, которые мне вкололи закончившие кровозабор и сжалившиеся медики.
  - На себя посмотри, - буркнул я, разглядывая синяк на шее майора. Все-таки, врезал я ему знатно, отмахиваясь от 'осы' в лице медика с инжектором. - Что у нас?
  У нас имелось четыре трупа и один выживший. Выживший - это я. А четвертый труп появился, пока я развлекал сотрудников Управления своей неудавшейся попыткой последовать примеру уже имеющихся в наличии жмуриков. В отличие от предыдущих трех, обнаруженных в, пусть и не самых благополучных, но все же, пригодных для жизни секторах, этот загнулся в грузовых доках.
  - Картинка есть?
  - Есть, но там все то же самое. Уверен, что ты уже готов лицезреть? - скептически глянул на меня Кейн.
  Фыркнул, вызывая на экран отчет с места происшествия. Картинка имелась, даже с нескольких камер. Грузовой док жил своей особой, такой знакомой жизнью. Сновали платформы-погрузчики, караван контейнеров на центральной магистрали походил на модель броуновского движения молекул. Всегда поражался, как тягачи не сталкиваются, беспрестанно вылавливая и отводя контейнеры. Счет шел на доли секунды. А ведь малейший сбой системы мог бы вызвать коллапс, в сравнении с которым моя маленькая авария показалась бы падением с табуретки. И в эту кучу-малу и сунулся наш четвертый труп. На тот момент еще не труп. Пожалуй, если бы его не добило неизвестное пока медикам вещество, дядя долго не протянул бы, попав под один из несущихся с сумасшедшей скоростью транспортов. Система, конечно, крутая, но не всесильная.
  - Э-э-э, стоп! - Перешел в режим полного погружения, приближая картинку. Полноценно осмотреться не получалось, недостаточно точек съемки. Но мне хватило. - Кейн, а я, кажется, его знаю.
  - Кого? - устало спросил Кейн, не отрываясь от планшета, пиликнувшего входящим сообщением.
  - Покойничка нашего. Четвертого. Видел в 'Старкапс', как раз, когда ловчие предыдущего пришили. Он объявления по работе в инфосети шерстил.
  - Не может быть, - майор говорил спокойным наставительным тоном. - Досье почитай. На этот раз - никаких проблем с определением личности. Парень находился на работе, да и ловчих с их расшалившейся аппаратурой поблизости не было.
  А и почитал. Хорошее досье. Прямо образцовый представитель рабочего класса. Место работы не менял лет двадцать. Семьдесят третий док, третий сектор. Грузовые все на третьем. Это пассажирские до пятого дотягивают, а внешние два сектора вообще технические, там в основном сервисные боты, живые люди забредают исключительно в скафандрах.
  Чистокровка наш грузчик, что примечательно. Это я еще в 'Старкапс' подметил, когда сочувственно удивлялся, что человек дошел до крайней степени отчаяния, раз заинтересовался вакансией уборщика на внешних секторах.
  - С работодателем связывались?
  - Угу. Парень на хорошем счету, образцовый работник, по словам бригадира, лучший оператор погрузчика из всех за его долгую карьеру. Жена, дети... - последнее слово Кейн выплюнул так, что я, кажется, начал понимать, почему он, имея разрешение на четырех отпрысков, так до сих пор ни одним не обзавелся. Кажется, кое-кто у нас детоненавистник. - Слушай. Вот ты, вроде, грузчиком работал? Скажи, на кой там живые операторы? Не проще с автоматикой?
  - Неа, - помотал головой я. - И я не грузчиком, а начбезопасности на дальнобойщике был. Но насчет операторов, сам посуди. У тех же землян частные грузовозы каждый тюнингует, насколько фантазии и средств хватит. А добавить туда еще инопланетян, у которых вообще системы шлюзов как попало устроены. Никакую автоматику невозможно запрограммировать с учетом всех вариантов. Да и дешевле по старинке, живыми операторами обойтись.
  - Хм. Ну, тебе виднее, - пожал плечами Кейн. - В общем, мужик пришел на работу, сел за пульт своего погрузчика, даже забрал груз с одного из частных перевозчиков, и начал чудить. Контейнеры перевернул, погрузчик впечатал в верхнюю галерею, хорошо, никого там не было на тот момент. А после выскочил и поломился напролом на магистраль. Убытков на пару сотен тысяч, руководство дока рвет и мечет: если это вина сотрудника, страховки им не видать, как своих ушей. Выплаты повесят на родню бедолаги, а сам понимаешь, откуда у семьи грузчика такие деньги могут быть?
  Да уж. Попал мужик, да так, что и после смерти не расплатишься.
  - Так что, когда выдвигаемся? - меня уже почти полностью отпустило, душа, а точнее, шило в заднице требовало действий.
  - Куда? - не понял Кейн.
  - На место происшествия.
  - А смысл? Труп медикам скоро доставят, с работодателем я по сети переговорил, из свидетелей - только камеры. Сам понимаешь, доки - не самое многолюдное место.
  - Угу. Так когда?
  Кейн хмуро взглянул в экран планшета, нахмурился еще больше, а потом махнул рукой.
  - Да ну тебя, Гарибальди. Поехали. Мутацию ты свою зарегистрировал? Не хватало нам еще от ловчих отбиваться по дороге.
  - А нет никакой мутации, - ухмыльнулся я. - Это прибор барахлит. Кстати, ты техникам не сдавал его еще?
  Кейн отрицательно мотнул головой.
  - И не сдавай. Я сам хочу в нем поколупаться.
  
  ***
  С телом мы разминулись. Впрочем, меня это не особо волновало, с телом пусть медики разбираются. А вот перевернутый дядей контейнер - это интересно. Я неплохо знаком с погрузочными платформами, успел за десять лет насмотреться. И несчастные случаи при погрузке были, куда без них. Только вот что-то не припомню, чтобы платформы когда-либо переворачивались. Там такие системы стабилизации, что перевернуть правильно закрепленный контейнер попросту невозможно. Либо автоматика дала сбой, либо контейнер не закрепили. Ошибка оператора к таким последствиям привести не могла.
  Доки - это не центральные сектора. Тут на полчаса-час жизнедеятельность из-за инцидента на транспортной магистрали никто останавливать не станет. Убрали тело и движение тут же возобновили. Разрушения на галерее так быстро, само собой, устранить не получилось бы, хотя платформу погрузчика уже отбуксировали.
  - Слушай, а чего его вообще в ту сторону повело? - задумчиво спросил я, глядя на покореженные балки и смятое на манер неумело сложенного оригами армированное стекло, ограждающее галерею.
  - Думаю, просто поплохело уже, вот и начал заваливать, - Крейг ничего странного в месте, куда врезалась платформа, не видел.
  - В том-то и фокус, что если бы просто 'повело', то он сюда платформу не довел бы.
  - Ну не знаю, на записи выглядело, как 'просто'.
  Угу. Только вот, в том состоянии, в котором я себя помню, довести платформу погрузчика от грузовоза, с которого был снят контейнер, до галереи, не врезавшись по пути ни в один из несущихся по магистрали транспортов... Да я даже блевануть точно в мусорную корзину не сумел. А для маневра, проделанного терпящим крушение погрузчиком, требовалась ясная голова и отличная реакция профессионального пилота. Такой у чистокровки без специализированных имплантов быть не могло.
  Так, а где у нас место падения контейнера? Что-то, помимо помятого участка галереи, других разрушений я поблизости не наблюдал. Вызвал запись. Хм. Удачно. Перевернутый контейнер полетел прямо в раззявленную пасть шлюза. Покрутился, сопоставляя картинку на экране с левого глаза с реальной местностью. Ага. Восьмой шлюз, вон там.
  - А контейнер упавший из шлюза кто доставал? - повернулся к Кейну.
  - Без понятия, - Кейн нахмурился. - Тут ни слова об этом.
  - Так чего стоим?
  ***
  Диспетчерская семьдесят третьего дока больше походила на логово хакера-отшельника, чем на 'мозговой центр' такого сложного организма. Панель помигивала доброй сотней мониторов, пульт и пол вокруг мусорной корзины оказались завалены обертками и пакетами от 'Бургер Стар'. Ботов-уборщиков у них тут не водится, что ли?
  Одинокий диспетчер развалился в кресле в эпицентре этого срача, никак не реагируя на наш приход. Дрыхнет он, что ли? И правильно, чем еще заниматься на рабочем месте, когда автоматика со всем прекрасно справляется и без человеческого вмешательства.
  - Служба Безопасности, разрешите задать вам несколько вопросов, - Кейн с порога о деле.
  Парень даже ухом не повел.
  - Эй, чувак, а кофе пить не пробовал? Говорят, помогает не спать на рабочем месте, - я тронул засоню за плечо, и тут же понял, что да, пробовал.
  Пластиковый стаканчик из 'Старкапс' упал и покатился по полу, расплескивая остатки кофе. Вслед за стаканчиком упала безвольная рука, вся в бугристых рытвинах вздувшихся вен. Толкнул, поворачивая кресло. Налитые кровью глаза стеклянно вперились куда-то в район моей груди, вонь рвоты, смешанная с запахом синтетического кофе, ударила в нос. К этому 'букету' примешивался аромат чего-то противно-сладкого и до боли знакомого.
  - Пять, - флегматично прокомментировал Кейн.
  Угу. Это если мы обо всех знаем. Что-то мне подсказывало, что и этот жмур у нас не последний.
  Пока Кейн докладывал, я решил немного осмотреться. А точнее, получить ту инфу, за которой мы сюда, собственно, и явились. Знаю, по-хорошему, нужно разрешение у руководства дока получить, предъявив ордер, потом подождать, чтобы нам выдали доступ... Лень мне этой ерундистикой заниматься. Поэтому подрубился к пульту, пока Кейн отвернулся, и запустил дешифровщик. Хорошо все-таки, что бэкапы я держал в запароленном архиве в облаке, и умники, решившие проапгрейдить мой модуль, до них не добрались. Восстановил я все еще сегодня ночью, когда понял, что взломать файлы, оставленные Анной (если это настоящее имя моего цветочка), умишка мне не хватает. Дальше ее загадочного послания дело так и не продвинулось, как я ни бился.
  Код доступа подобрался быстро. Все-таки, дешифровщик местные умельцы писали, знающие особенности шифрования паролей на станции. Быстро просмотрел записи, касающиеся интересующего меня момента. Хм. А занятно. Восьмому шлюзу полагалось быть закрытым, к нему вообще сегодня по плану полетов никто пристыковываться не должен был. А вот то, что диспетчер спохватился и захлопнул его в тот момент, когда в шлюз угодил контейнер, выглядит весьма подозрительно. Особенно, если учитывать, что этот диспетчер уже ничего не расскажет и объяснить свой внезапный порыв следователю из СБ не сможет. Но это еще цветочки. То, что за время полета контейнера в стыковочной камере, он успел не только закрыть внутренний люк шлюза, а и открыть внешний, совсем уж было из области фантастики. Теоретически, такой фокус проделать можно. Однако не вручную же. Такая скорость реакции нормальным людям недоступна.
  - Кейн, а что у нас есть на мистера... - я задумчиво пнул носком ботинка стаканчик из 'Старкапс', переворачивая именем вверх, - Леонарда?
  Хм. А ведь бедолаге еще с утра, похоже, везло: имя на стаканчике было написано правильно. Впрочем, на моем тоже, а я едва не окочурился...
  Запах! Плотный, сладковатый, похожий на запах карамели. Я вспомнил, откуда он мне знаком. Еще только поднимая стаканчик с остатками отравы с пола, я уже знал, что унюхаю этот запах. И неважно, что кофе белодаги Леонарда был обычным, черным, без всяких карамельных соусов.
  
  ***
  - Полковник говорит, проверить, что ел и пил труп, - Кейн закончил докладывать. - Эксперты уже едут, но в лаборатории уверены, что вещество поступило в организм орально. Правда, они еще уверены и в том, что оно не должно вызывать такой смертельной реакции - это всего лишь стимулятор. Призван мобилизовать ресурсы организма, увеличивать скорость реакции, быстроту движений...
  - Угу, - тут все просто, уж слишком подозрительное это совпадение - два правильно написанных имени и запах карамели. Тем более, что у меня, кроме злополучных пары глотков 'маккиато' с утра во рту ничего не было. Кофе, сваренный в Управлении, я так и не отхлебнул ни разу. - А контейнер подобрали уже, или он так и болтается в космосе?
  - Какой контейнер, Гарибальди, ты слышал задание? - Кейн снова вернулся в отвратительное расположение духа, в котором пребывал с самого утра.
  - Угу. Слышал. Кофе это, могу поспорить. Так что с контейнером? Уронили который. А точнее, сбросили.
  То, что пробурчал себе под нос майор, переводу на цензурный земной не поддавалось. Общий смысл сводился к тому, что его все достало.
  - Ты же взломал тут все? Вот и ищи в записях, - буркнул он, отвлекаясь на входящий вызов коммуникатора.
  Я-то взломал. Только вот, то, что за обшивкой станции, уже вне юрисдикции диспетчерской дока. Могу поспорить, что контейнер уже давно испарился. Диспетчер о происшествии не сообщал. Нужно давать запрос выше, в управление порта. Сам я с этого терминала до нужной информации не доберусь.
  - Кейн, какая у нас процедура подачи официальных запросов? - обратился я к напарнику. Пожалуй, стоит все-таки почитать должностную инструкцию. Несолидно как-то.
  - Это к полковнику, - отмахнулся Кейн от меня. - Слушай... Ты тут сам разберешься, дождешься ребят? Я отлучусь ненадолго.
  Что опять? Прямо дежавю какое-то. Мне ждать транспорт, врезающийся в рубку диспетчерской? Повернулся, чтобы высказать все, что я думаю по поводу его отлучек, но передумал. Кажется, кое-кто наглотался той дряни, что едва не прикончила меня. Во всяком случае, цвет лица майора явно сигнализировал о том, что ему нехорошо.
  - Стоять, - рявкнул я: Кейн, не дожидаясь утвердительного ответа, уже направился на выход. - И куда ты собрался, в рабочее время?
  - Гарибальди, не занудствуй.
  - Я не занудствую, а беспокоюсь о собственной безопасности. Тебе не кажется, что твои отлучки как минимум подозрительны?
  Кейн устало вздохнул, присаживаясь прямо на сенсорную панель диспетчерского пульта.
  - Слушай, ну оно тебе надо? Это личное... Семейное. Доживешь до моего - поймешь.
  - Угу, - сочувственно покивал. Знаем, плавали. С отцом я не общался уже лет десять. Именно из-за таких вот семейных нервотрепок, устраиваемых с завидной регулярностью. Стоп. - Кейн, чего ты заливаешь? Какое семейное? Думаешь, я твое личное дело не читал?
  - Ну, расположением своего рабочего места ты не поинтересовался, так что смею предположить, что и на прочую рутину забил. Процедуру подачи официальных запросов ведь поленился почитать.
  - Я никогда не ленюсь выяснять действительно важную информацию, советую запомнить на будущее, - кинув полицейский купол, я направился к выходу. - Ну. Ты идешь? По дороге расскажешь, куда вляпалась твоя дочурка на этот раз.
  - Откуда ты...
  Я только молча усмехнулся. Что поделаешь, страсть к театральным эффектам - моя маленькая, тщательно лелеемая слабость. Имею право. Но обидно, что Кейн меня за дурака держит. Да тут и клинический идиот сумел бы сложить его внезапные отлучки, излишнюю нервозность без видимого повода, содрогания при слове "дети" и портрет подозрительно похожей на самого Арни малолетки в его планшете. Будь он просто любителем неспелой клубнички, не стал бы малявку вместо обоев ставить. Почему только в личном деле не указал, пусть дочь и внебрачная? Женат Кейн не был ни разу... Оу. Кажется, я вспомнил, что меня в той фотке смутило.
  - Идем уже. И начинай говорить, пока я готов смиренно выслушать, как тебя угораздило обзавестись отпрыском-грязнокровкой, - поторопил я Кейна.
  Люблю наблюдать здоровое офигевание на лице собеседника.
  
  ***
  С полковником я все-таки связался, запрос на поиск уроненного в восьмой шлюз контейнера составил по всей форме. Еще и организовал нам с Кейном легальную причину для визита во внешние сектора. Проверка заинтересовавшего нашего мертвого грузчика объявления. Сам издергавшийся папаша был уже не в состоянии трезво соображать и, закусив удила, рвался в бой.
  - Так, успокойся и давай еще раз по пунктам, - рявкнул я, когда окончательно потерял надежду получить членораздельную информацию.
  Кажется, когда до Кейна дошло, что теперь нет нужды держать все в себе, его прорвало. Вот уж никогда бы не подумал, что этот зануда может так искренне, а главное, панически переживать за кого-то. И теперь, пока мы топтались у шлюзов, ожидая, пока Кейну выдадут скафандр, он изводил себя напрасными переживаниями, а меня - неспособностью внятно изложить суть проблемы.
  - Значит, говоришь, дочь живет в "Помойке"?
  - Она не зарегистрированная!
  - Кейн, твою инструкцию! Отвечай на поставленные вопросы, а не на свои собственные, - как же с ним тяжело. Педант-майор мне определенно нравился больше, чем наседка-папаша. Как бы того парня вернуть?
  - Да.
  - Вот и замечательно. Могёшь ведь. Она спуталась с торговцами дурью, и те ее один раз уже подставили, верно я понимаю?
  - Нет.
  - И-и? С этого места можно и поподробнее, - я закатил глаза.
  Угу. Типичная история типичного подростка. В равной мере применима и к отпрыскам богатеньких интеллектуалов, и к выросшим в "Помойке" ублюдкам. Я себя в ее возрасте помню пока. Тоже тянул в рот всякую дрянь, думая, что крутой. Хорошо, отец вовремя подвернулся с более, чем наглядной демонстрацией возможных последствий такой неизбирательности. Просто взял меня к себе на работу и провел экскурсию. Само собой, показали мне далеко не все: до секретных лабораторий мы не дошли. Однако и увиденного в "театре" - так коллеги отца, по аналогии с психушками древности, в шутку называли помещения, где держали наблюдаемых пациентов, - мне за глаза хватило. Насмотревшись на нариков на последней стадии ломки, я зарекся пробовать что-то посильнее кофе с сахаром. Только потом я узнал, что отец и его коллеги не пытались лечить этих бедолаг. Они их изучали. Порой своими руками сажая людей на иглу. "Биоматериал" поставляли тюрьмы, фавелы и прочие места, в которых одинокого соседа никто не хватится. Отец всегда умел заводить полезных и влиятельных друзей, при чьей поддержке и не такое возможно. Помню, узнав, я закатил скандал, доведя отца едва ли не до сердечного приступа. Мать рыдала, уговаривая "понять, что это делается для блага человечества". Понял. Послал это благо вместе с благодетелями подальше и свалил в дальний космос.
  Дочурке Кейна никто подобной демонстрации не проводил. Да и нервы у детишек с "Помойки" покрепче. А сверстники все хвастались наперебой богатым опытом в "расширении сознания". Поэтому соблазниться попробовать новую "забойную штуку", от которой "супером" себя чувствуешь, для девчонки оказалосьсовсем просто. Но в первый раз не получилось: не дойдя немного до места встречи, ребятня попала в облаву. Долорес - так звали мелкую - не нашла ничего лучшего, как связаться с отцом. Кейн примчался, вывел дочурку и ее дружков из оцепленного района, провел воспитательную беседу.
  А спустя пару дней история получила неожиданный поворот. Теперь ребенку угрожали уже не ловчие, невовремя решившие прошерстить один из секторов "Помойки", а люди посерьезнее. Кто-то из спасенных дружков стуканул, что у Долорес папаша - безопасник. И в облаве, в которой, видимо, замели-таки кое-кого из нужных людей, стали винить ее. На Долорес открыли охоту, о чем и сообщили папаше. Связаться с девочкой у Кейна не получалось с самого утра, что заставляло его воспринять угрозы всерьез.
  - И чего они от тебя хотят? - я был в недоумении. - Выпустить захваченного ловчими подельника требуют?
  - В том-то и дело, что я не имею ни малейшего понятия. Встреча через пятнадцать минут, там и расскажут. Да где этот драный скафандр? Нужно было тебя не слушать, идти как обычно... - Кейн снова начинал паниковать. - Да, я один должен прийти, ты не отсвечивай там.
  - Хорошо, хорошо, - я примирительно поднял руки. - А все-таки, как оказалось, что твое горячо любимое дитятко в "Помойке" обитает? Ну подумаешь, мутация, зарегистрировал бы, и делу конец.
  - Да не знал я о ее существовании. Ошибка молодости, она говорила, что зарегистрирована и стерилизована. Я и не парился. Любовь, гормоны, сам понимаешь. А потом Констанс исчезла, думал, надоел я ей. Я ведь в те времена редким занудой был. А недавно получил посылку: бабочка, знаешь, из этих, под кожу которые вживляются, из голометалла. У Констанс на, гм, левой груди была. Я все поражался, какая работа искусная. И адрес. В "Помойке". Явился - а там это чудо...вище. Рыдает. Умерла Констанс. От передоза.
  - Почему тогда оставил малявку в "Помойке"? Мог же документы сделать, забрать?
  - Да что я мог за две недели? Как назло, скандал этот с драгами, потом начальство новое. Тут без "подмазать" в нужном месте никак. Нельзя Долорес в центр вести. С ее типом мутации, говорят, не возвращаются в последнее время.
  
  ***
  - Гарибальди, потеряйся.
  - Да помню я: ты должен явиться один, никто не должен меня видеть, - отмахнулся я.
  - Вот именно! А ты все еще здесь! - Кейн сорвался чуть ли не на визг.
  - А ты больше оборачивайся, тогда меня точно за случайного прохожего не примут.
  - С какого перепуга тебя за случайного прохожего могут принять? Ты на себя посмотри!
  А чего мне на себя любоваться? И так знаю, что броня 'Железный человек' со стороны выглядит эффектно: жидкий металл в проблесках энергощита. Только вот это обывателям она в диковинку. А среди контрабандистов - вполне распространенная штука. Этот народ знает цену сохранности собственной шкуры и при первой же возможности разживается броней подобного класса. Так что я как раз вполне за своего сойти могу. За преуспевающего 'своего'. Зато вот Кейну в стандартном скафандре только таблички с надписью 'чужак' в руках не хватает. В те сектора, куда мы свернули, сервисные рабочие обычно не заходят. Да и вообще никто не заходит. Из тех, кто с законом в ладах.
  Следующий поворот заставил Кейна нырнуть в совсем уж темную подворотню. Пора переходить в режим маскировки. Сюда за ним случайный прохожий уж точно бы не последовал.
  Я немного отстал, делая вид, что размышляю над выбором направления. Благо, было над чем: от коридора, по которому мы топали, расходилось сразу насколько полутемных ответвлений, парочка из которых вообще не предназначалась для передвижения людей. Вот такой-то мне и нужен. Тоннель, сворачивавший в ту же сторону, что и Кейнова подворотня, скорее всего, служил для доступа ремонтных ботов к силовым кабелям наружных сенсоров. Если меня карта не обманывает. Брал я ее у того же парня, что и карту камер, а та оказалась далека от совершенства. Хотя, какое мне дело до назначения тоннеля? Главное - ведет он туда, куда надо. Надеюсь, люк или вентиляционная решетка поблизости от места встречи найдется.
  Еще раз убедившись, что наблюдения нет, нырнул в отверстие тоннеля. Кстати, Кейна все-таки вели. Правда, не очень умело, я засек сразу. Говорить майору не стал, он бы тогда вообще весь извелся. По-моему, какой-то малолетка. Так точно и не скажешь, эти аборигены 'Помойки' все, по большей части, низкорослые. А наблюдатель еще и капюшон низко надвинул, да и фигура, в тряпье замотанная, казалась бесформенной.
  Тоннель извивался кабелями, укутанными в толстые шубы изолята. Пока пробирался к нужному месту, я сто раз пожалел, что не являюсь малоросликом с 'Помойки'. С моими габаритами тут было не развернуться. Разогнуться тоже не особо получалось. Кабеля, свешивающиеся неожиданными петлями, добавляли пикантную нотку нежданчика к моей 'приятной' прогулке. Модуль ночного видения не особо помогал, а пользоваться фонариком я опасался - мало ли, кто тут еще гуляет. Не хотелось бы светить свое присутствие здесь.
  - Ты пришел один?
  Голоса за тонкой переборкой заставили меня вздрогнуть. Сверился с картой. Точняк. Едва не проскочил. Где-то неподалеку должна быть решетка. Такие шли вдоль всего тоннеля через каждые триста шагов. Стараясь не задеть никакой из растрепанно торчащих кабелей и не шуметь, я подобрался поближе. Очень удобно. Кейн как на ладони. Собеседник его, правда, в область обзора едва попадал. И это плохо. В случае резких движений могу не среагировать своевременно.
  - Я спрашиваю: хвоста нет? - в искаженном голосовым модулятором до полной безликости голосе звучало нетерпение.
  Майор, зараза, чего тупим? Простой вопрос, подразумевающий простой утвердительный ответ.
  - Мы ведь так договаривались, - наконец-то процедил Кейн.
  Я едва сдержался, чтобы не застонать вслух. Вот же, дубина, запредельно честная. Ну что стоило просто подтвердить, что один пришел?
  - Не врет, - второй, его мне не видно. Судя по голосу, совсем мальчишка.
  - Хорошо, умный папаша, - скрежещуще рассмеялся первый.
  - Хватит ерничать, - оборвал его Кейн. - Где Долорес?
  - Папаша еще и нетерпеливый, - смех перерос в издевательский.
  - Папаша терпеливый. А вот начальство у папаши - не очень. У меня, между прочим, рабочий день в разгаре. Через полчаса меня хватятся, и как думаешь, сможет ли СБ определить местонахождение своего лучшего следователя?
  Ага, а майор у нас еще и скромный.
  - Это будут твои проблемы. Твоего ублюдка, - процедил главный. - Ладно, хочешь к делу - давай к делу. Лови.
  В Кейна полетел небольшой серебристый диск. Майор в скафандре двигался неуклюже, заметно было, что не привычен. Да и большая сила тяжести на внешних секторах давала о себе знать. Стандартные скафандры идут со слабеньким сервоприводом, и повышенная сила тяжести все равно ощущается. Так что поймать летевший предмет Кейну удалось с трудом. А тип, как назло, недокинул. Пока растянувшийся на полу майор барахтался, пытаясь встать, его собеседник развернулся уходить.
  - Это нужно оставить у твоего драгоценного начальства в кабинете. Согласись, не такая уж и большая услуга, - бросил он.
  - Где Долорес? Я хочу ее увидеть, - прошипел Кейн.
  - Любуйся на здоровье, - снова рассмеялся переговорщик, и в майора полетел коммуникатор устаревшей модели.
  Кейн плюнул на попытки встать, полностью сосредоточившись на ловле коммуникатора. Я решил, что майор и без моей моральной поддержки справится, и сосредоточился на попытках рассмотреть его собеседника. Парень светиться не собирался. Голова закутана тряпьем, даже нос не торчит. Глаза прикрыты пластиковыми очками с зеркальным покрытием. Такие в лавках карнавальных сувениров по пятерику продаются. Фигуру тоже не разберешь, правда, рост, слишком высокий для коренного жителя 'Помойки', тряпье скрыть не в силах. Дядя даже повыше меня будет.
  Я почти приник к решетке, силясь рассмотреть хоть что-то.
  Мальчонка, шедший следом за закутанным в тряпье индивидом, вытянул руку, прогрохотав модными среди шпаны металлическими напалечниками-когтями по решетке.
  - Палишься, - услышал я сквозь грохот решетки едва различимое.
  Между прутьев скользнул и шлепнулся на пол тоннеля, глухо звякнув, небольшой предмет.
  
  ***
  - И что делать планируешь? - Я, по привычке, устроился верхом на столе Кейна.
  Майор только глаза закатил, но промолчал. Смирился, что ли? Быстро он.
  - Доложу полковнику, - наконец-то выдал Кейн решение. - Пусть ребят подключит, надо выяснить, что это за штуковина.
  - И подставишь дочку?
  - Я ее уже подставил по самое немогу, - вздохнул майор. - Ясное же дело, что попала она из-за меня.
  - Думаешь, не просто случаем решили воспользоваться, а подстава с самого начала была? - Эта мысль пришла мне в голову еще когда Кейн рассказывал об обстоятельствах своего знакомства с дочерью. Очень уж все удачно совпало по времени. Именно когда в Управлении появилась новая пришлая начальница, Констанс так вовремя схватила передоз. Да еще и заранее побеспокоившись сообщить майору того самого Управления Службы Безопасности станции 'Терранова-бис' о том, что ему следует позаботиться о неучтенной дочери. - Кстати, а передоз чего у твоей благоверной случился?
  - Откуда я знаю, - буркнул Кейн. - Я тело не видел. Учитывая, где они обитали, это могло быть что угодно, и не факт, что одно. Я поражаюсь, как она дочку сумела воспитать почти пай-девочкой. Долорес сроду ничего такого не пробовала, да и вообще, начитанная, техником стать хочет. Даже подрабатывает в доках на мелком ремонте шлюзов.
  - Стоп, стоп, стоп. Что-то в твоей истории не вяжется, тебе не кажется? Как она может в доках подрабатывать?
  - Думаешь, все своих работников проверяют, как в СБ? Да на шлюзы и грязнокровки неохотно соглашаются...
  И то верно. Шлюзы - самое загрязненное место на любой станции. Там даже ремонтные боты не всегда выживают - выходят из строя от остаточных излучений. Соглашаются туда выходить только грязнокровки, в основном те, кому терять нечего. И в самом деле, у таких смельчаков паспорт не спрашивают. Да и работают они, как правило, нелегально, проходя по документам как 'расходные материалы для уборки'.
  К слову сказать, по объявлению, заинтересовавшему мертвого грузчика, мы сходили. Время было. На то, чтобы занести врученную ему штуковину в кабинет начальства, Кейну отвели срок до вечера. Я подозревал, что искали кого-то типа таких вот 'расходных материалов' для шлюзов. Жаль, что проверить не получилось: объявление оказалось пустышкой. По указанному адресу сдавались комнаты. Почасово. Для любых нужд. Ни камер, ни регистрации постояльцев и посетителей, ни живого вахтера, на которого можно было бы надавить. Оплата с разовых карт, такие не отслеживаются. Суешь карту в щель допотопно выглядящего автомата, получаешь ключ, выпадающий в помятый жестяной лоток. Допотопный металлический ключ с фигурными бороздками. Не электронный. Да, такие замки взломать - дело нехитрое. Но на этот случай охранка имеется. Почти столь же допотопная, как и замки. Но от этого не менее убойная. Мозгов никаких, микросхема пряма, как транспортный тоннель. Если не совпадает радиоактивный маркер ключа или отмычки с контрольным, срабатывает примитивный спусковой механизм бластера. И все: взломщик, похрустывая румяной поджаристой корочкой оседает на пол.
  - Нет, а ты вот так спокойно про шлюзы говоришь, я, наверное, не смог бы свою дочь отпустить на такую подработку... - продолжил рассуждать вслух я.
  - У нее полная устойчивость к излучениям.
  Повезло. Мутация распространенная, но полная устойчивость все же нечасто случается. Ээээ. Стоп.
  - Слушай, Кейн, и все равно, мне вся это история с твоим внезапно обретенным потомством кажется шитой белыми нитками. Устойчивость к излучениям признана безвредной же. Просто на учет встать нужно и все, даже стерилизация необязательна.
  - Угу. А телепатия?
  Я присвистнул. Ого. А это вообще из области фантастики. Нет, конечно, байки до меня доходили. Поговаривали, что на 'Летучем Голландце' был телепат. Правда, Локи миловал, пересечься не довелось. Не уверен, что после такой встречи я имел шанс продолжить карьеру. Как и кто-либо из прочих членов экипажа. Те, кто пережил нападение 'Голландца', навсегда становились клиентами мозгоправов, шарахающимися от собственной тени. Если, конечно, им везло и дрейфующее судно или спасательные капсулы находили вовремя. Молва списывала такое состояние пострадавших на разрушающее разум влияние телепата. Я придерживался мнения, что у знаменитого пирата просто имеется грязное ионное оружие убойной силы. Электроника на пострадавших кораблях оказывалась сплошь выжжена, а симптомы у людей схожи с последствиями лечения электрошоком: глубокая потеря памяти, иногда вплоть до забывания навыков речи и сложной моторики.
  - Кейн, заливаешь же, байки эта телепатия, - ну не верю я!
  - Раздел сто тридцать семь, подпункт тринадцать дробь семьдесят четыре реестра генетических отклонений, совместимых с жизнью. Мутации, влекущие за собой изменения в работе нейронов головного мозга в части активности аксонов, - процитировал Кейн.
  - Так это может быть что угодно, почему сразу телепатия? С чего ты взял? И как определил?
  - Да никак, тестов я не проводил, сам понимаешь. У Констанс было. Потому она и скрывалась в 'Помойке'.
  - То есть, ты предположил, что мелкая это унаследовала от мамаши, даже не проверив? А вдруг эта вся конспирация нахрен никому не нужна была?
  - Я видел своими глазами. Долорес сдвинула чашку, не прикасаясь к ней.
  Не верю. Не видел своими глазами, поэтому сказать, как мелкая сумела этот фокус для впечатлительного папочки провернуть, не могу, но не верю. Телекинез невозможен. Мой папаня это доказал. Такая мутация была бы несовместима с жизнью.
  - Ладно, времени мало, - Кейн обеспокоенно взглянул на часы. - Нужно сообщить полковнику о 'передачке' для нее. Если не доставлю через полчаса, ты сам слышал, что будет.
  Слышал. И видел. Девочка со смешными растрепанными косичками и слишком тяжелой Кейновской челюстью мило и обыденно передавала привет папочке. И указания, где именно в кабинете полковника Поппинс следует оставить полученный кругляш. На все про все отводился срок, пока таймер на охватывающем тонкую шейку девочки тяжелом обруче не дотикает до нуля. Если время записи не врет, то это через тридцать четыре минуты. Точнее, уже тридцать три. О том, что будет, если таймер дойдет таки до нуля, думать не хотелось. Видел я такие украшения. Странно, что сама Долорес, казалось, вообще по этому поводу не переживала. Ее огромные лучистые глазищи смотрели спокойно и безмятежно.
  - Дай гляну еще разок, - попросил я.
  Мы кругляш уже осмотрели со всех возможных сторон. Разве что вскрывать не рискнули. По всему выходило, что это простой жучок. Корпус не совсем стандартный, но оно и понятно. Какой-то экранирующий материал. Анализатор в моем модуле на него не реагировал, не отличая от материала стола, на котором лежал кругляш. Занятная штучка. Думаю, СБ не прочь бы такую изучить и себе на оснащение взять. Впрочем, чего это я. Наверняка, у нас такие есть, просто не про обычных майоров игрушки. Могу поспорить, у наших же и стырено.
  - Кейн, Гарибальди, что вы там хотели, давайте, в темпе вальса. У меня через полчаса доклад на Землю, - полковник, как всегда: ни приветствия, ни шанса собеседнику самому принять входящий вызов. Честно признаться, не нравится мне эта опция автоматического ответа на вызовы начальства. Надо порыться, поискать, как это отключить. А вдруг я на горшке сижу? Или в засаде?
  - Ну что? - еще раз уточнил я у Кейна.
  - Докладываем, - на миг прикрыв глаза, решил он. - Только... Ты не мог бы... Говорят, ты хорошо торгуешься...
  О чем вопрос. Я и сам, без просьбы напарника сообразил, что можно попробовать выбить из начальства защиту для девочки. В том числе, и от службы контроля за мутациями.
  К тому же, мы с двойным уловом. Я Кейну не сказал, к слову не пришлось. А как это к нашему текущему делу пришить, не раскрывая подробностей сегодняшнего похода во внешние сектора, пока не придумал. Поэтому медальон на порванной титановой цепочке валялся у меня в кармане. А милая розовая горошина пилюли, приторно пахнущей карамельным соусом, перекатывалась внутри медальона. Так же, как и ее нежно-зеленая товарка. Уверен, наши медэксперты за этих малюток неделю меня на руках носить будут. Спасибо давешнему пацану. Кстати. А ведь тот, закутанный, малого с собой в качестве детектора лжи притащил. Неужели, и в самом деле телепат? Или просто парень с хорошим слухом, способный различить неуверенность в голосе?
  - Полковник Поппинс, тут вам ребята передали, просили сюрприз устроить, но мне показалось, что вы не любите сюрпризов, - если хочу выторговать выгодные условия для малышки Долли, следует быть нахальнее.
  Ухмыляясь с видом великого волшебника, я широким жестом левой, покрытой броней, руки протянул кругляш начальству, едва переступив порог ее кабинета. Кейн, наученный предыдущим опытом общения с моей бронеконечностью, шарахнулся в сторону с ее траектории.
  Кабинет озарила ослепительная вспышка. Модуль среагировал мгновенно, стремительно активируя полную боевую броню. Я сжал ладонь и кинулся на пол, подминая под себя руку со злополучным кругляшом.
  
  ***
  Лампа привычно мигала, треск еще больше усилился.
  - Майор Гарибальди, вы самый дорогостоящий сотрудник за всю историю Службы Безопасности 'Терранова-бис'... Да и в общем зачете имеете неплохие шансы на далеко не последнее место, - недовольство в голосе полковника Поппинс звучало слегка фальшиво.
  - Раз Управление за меня все еще платит, значит и в зачете ценных сотрудников я не совсем задних пасу, - прохрипел в ответ.
  Голос слушался плохо, но гораздо лучше, чем в прошлые пробуждения под ненавистным осветительным прибором. Попробовал пошевелить пальцами. Получилось. Значит, либо я в отключке на этот раз дольше обычного провалялся, либо обошлось без наркоза. Надеюсь, второе. Как меня угораздило снова на больничную койку угодить? Припоминалось смутно. Точнее, хорошо помнилась вспышка света от кругляша, а потом все как в тумане. Кажется, меня дернуло погеройствовать, и бомбу я попытался накрыть своим телом...
  Холодный пот прошиб, скатываясь капелькой по виску. Я вспомнил, где находилась моя рука с полыхнувшим кругляшом. Подскочил, откидывая простыню.
  - Гхм, - где-то справа насмешливо прокашлялась полковник.
  Дерьмо... Поспешно натянул простыню обратно. Стыдно перед начальством, но самое главное я успел рассмотреть. Никаких дополнительных неубираемых кусков брони в неожиданных местах, которыми пугал доктор с маленькими ручками. Вот уж незапоминающийся человечек - имя опять из головы вылетело начисто. О. А на руке броня убралась. Это радует. Нет, с бомбой она мне очень даже пригодилась. Не будь броня уже активирована, не факт, что имплант успел бы среагировать быстрее, чем я лишился бы кисти, а то и конечности целиком. Но ведь с тачскринами неудобно, да и пластиковый стаканчик с кофе не удержать - мнется. И Кейн, опять же, пострадал ни за что.
  - Кейн в порядке? - Я вспомнил, что майор стоял значительно ближе, чем не успевшая подойти полковник Поппинс.
  - Жить будет. Но в ближайшие пару суток недееспособен, - поморщившись, полковник села обратно в кресло в углу палаты.
  Похоже, ее тоже зацепило. Ну, хоть живы все. Интересно, разрушения тоже есть? И какого этот долбаный кругляш вообще бомбой оказался, я был уверен, что это жучок. И времени нам дали до начала связи с Землей... Выходит, целью было не подслушать, а сорвать?
  - Что вы должны были обсуждать на докладе на Землю?
  - Гарибальди, вам не кажется, что это не ваш уровень доступа?
  - Кажется, - не стал спорить я с очевидным. - Но мне также кажется, что злоумышленники очень не хотели, чтобы вы сообщили в Главное Управление нечто очень для них важное. И мне хотелось бы, чтобы вы попытались припомнить, что бы это могло быть.
  - И почему вам так кажется? - прищурила полковник синие глаза.
  Нет, ну не может быть, чтобы ее не Мэри звали. А как, кстати? Нужно будет в личное дело заглянуть. Интересно же.
  - Гарибальди, ау! - напомнила начальница о своем присутствии. - Мне хотелось бы получить пояснения, почему вы притащили взрывчатку в мой кабинет, и откуда такая уверенность, что взрыв связан с ординарным еженедельным служебным докладом.
  - Угу... А где моя одежда?
  - Гарибальди, вы к премии еще и выговор хотите получить? На вопросы старшего по званию вас отвечать не учили?
  Премия? Премия - это хорошо. За что, интересно.
  - Там в кармане, - туманно пояснил я. - Кстати, а что у нас особо ценным свидетелям полагается?
  Полагалось нормально. Сторгуемся. Выложил все Кейновы проблемы, отчитавшись о походе в 'Помойку'.
  - Позвольте уточнить, - прищурилась полковник. - Вместо того, чтобы сразу отдать неизвестный препарат, переданный вам информатором, экспертам, вы раздумывали, стоит ли это делать?
  Ой-ой. Кажется, не стоило в этом признаваться. Теперь мне точняк вместо неожиданной премии закономерный выговор впаяют, и хорошо, если им дело и ограничится.
  - Если похитители знали, когда у меня доклад на Землю, и о чем я собираюсь говорить, то они в курсе того, что происходит в у нас в Управлении... - призадумалась полковник.
  - А значит, они уже в курсе, что покушение не удалось, - закончил я за нее, холодея. - Долорес...
  - Не спешите паниковать, - усмехнулась начальница. - Они могут не знать, что все выжили. Я еще не сообщала никому, что в порядке. Заканчивайте с докторами, жду в Управлении через полчаса. Это я возьму, пожалуй, - полковник вытянула из моих пальцев цепочку медальона с таблетками и вышла, кивнув осторожно протиснувшемуся в дверь доктору с маленькими ручками.
  - Так-так-так, что тут у нас, - затараторил тот, подобравшись ко мне. - Так, все замечательно, вы удивительно быстро приходите в форму, мистер Гарибальди. Просто поразительно. Модуль, конечно, ваш сбоит снова, однако, заменить его мы пока не можем. Но профессор изучает этот вопрос, возможно, еще парочка ваших визитов, и что-то получится. Каждый раз, как вы к нам попадаете, вы даете кучу занимательнейшего материала для исследования. Можно вашу руку? Нужна кровь, - какой-то он чересчур болтливый нынче.
  - Если вы всерьез рассчитываете на еще парочку встреч, рекомендую починить лампу. Иначе, следующий мой визит она не переживет, поверьте, - пробурчал я.
  - Лампа? - доктор недоуменно захлопал ресничками. Я молча указал глазами на потолок. - А-а-а, лампа! Лампа исправна. Это она на вас так реагирует, - огорошил меня он.
  
  ***
  Офис Управления Службы Безопасности станции 'Терранова-бис' погрузился в траур. Скорбящие сотрудники, проходя мимо стола Кейна на кофепой, косились на меня с плохо скрываемым подозрением. Я их понимаю. Покушение на полковника реализовано, фактически, моими руками. Полковник в морге (пьет чай с медэкспертом, но об этом никому знать необязательно: по официальной версии, она там в несколько ином качестве), Кейн в реанимации. А я сижу тут, как ни в чем не бывало, и даже выговор мне некому влепить.
  Почему я поперся в управление? Да просто сил моих не было оставаться рядом со сходящим с ума папашей, которого по причине контузии с больничной койки не отпустили, несмотря на его бурные протесты. Тем более, что вот-вот должны были поступить результаты анализа таблеточек. Меня особенно розовая интересовала, с карамельным ароматом. А пока жду, можно и в детекторе ловчих покопаться.
  Подключился к разъему блока памяти, намереваясь скачать логи. Хорошо, что мы, люди, сами себе не доверяем. Все показания тщательно регистрируются, дабы не полагаться на ненадежный человеческий фактор в случае претензий по спорным ситуациям. Почему отлов грязнокровок не переложили вообще на ботов, исключив возможность человеческой ошибки? Да просто все: чтобы исключить возможность ошибки. Вот как с этим злополучным детектором. Если бы не подозрительное поведение жмурика, ловчие могли засомневаться в показаниях прибора, начать разбираться... Кейн же засомневался, когда эта жестянка нашла мутацию у меня.
  Хм. А приборчик с норовом. Стоило копнуть чуть глубже записей типа '09:46:33; незарегистрированная мутация; SDI347BbjK4590А37', как фаервол взвыл сообщениями о несанкционированном доступе. Так, так, так... 'SDI347BbjK4590А37' - это код моего идентификационного чипа в Общей Базе. Занятно. Технически, на расстоянии его считать сложно, почти невозможно без громоздкого стационарного оборудования. Создатели детектора потрудились на славу, втискивая считыватель в столь компактный прибор. Уважуха. А вот то, что код этот - это личные данные, и они защищены законом о личных данных, считывать которые без согласия владельца запрещено... Как правило, для всех операций, требующих подтверждения личности, используется сокращенный номер. Неприятная новость. Нужно свериться с последними нормативными актами. Есть у меня подозрение, что земные законотворцы пропихнули таки закон, что в случае выявления незарегистрированной мутации, для раскрытия кода идентификационного чипа согласие владельца не требуется.
  По остальным пунктам лога понятно: первая запись - это время. Примерно в тот момент меня накрыло. А вот скромное 'незарегистрированная мутация' меня своей излишней скромностью как раз и смутило. Ну реально. Эта штуковина может прочитать то, что не каждой стационарной рамке безопасности под силу, а указать, что именно за мутацию она засекла, слабо? Ага, тут есть 'подробнее'...
  На 'подробнее' меня фаервол и тормознул. Учитывая, что копался в я приборе в полноэкранном режиме, ругаться хотелось громко и со вкусом. Похоже, первым уровнем защиты от хакеров был психологический. Либо, у них дизайнер интерфейса просто-напросто дальтоник. Фон жуткого розового цвета (кажется, он называется 'фуксия'), окошко сообщения в цветовой схеме 'зеленый вырви-глаз' и желто-кислотными шрифтами. Учитывая, что сосуды после утреннего инцидента у меня в норму пока не пришли, глаза мгновенно отреагировали на это буйство дизайнерского произвола дикой резью и слезами. Пришлось даже паузу сделать, чтобы проморгаться. Мой арсенал, похоже, тоже пасовал перед столь креативным фаерволом, но недолго. Шестой по счету генератор сумел подобрать ключик к кислотному стражу, открыв мне доступ в святая святых - алгоритму определения наличия мутации.
  А алгоритм тупой. Настолько примитивный, что я даже заподозрил, что фаервол был призван скрыть эту примитивность от излишне любопытных пользователей. Судя по зарегистрированным прибором данным, выявляет он всего лишь отклонения в электрической активности аксонов у находящихся поблизости от прибора людей. Я не медик. Но кое-какие основы все-таки знаю, нахватался по верхам, в силу профессии отца. Так вот: не догоняю я, каким вообще боком то, что прибор регистрирует, может свидетельствовать о мутациях. Разве что, об одной, конкретной мутации. А именно - раздел сто тридцать семь, подпункт тринадцать дробь семьдесят четыре реестра генетических отклонений, совместимых с жизнью. Да и то, по косвенным признакам. Выявить, к примеру, ту же устойчивость к излучениям этот детектор не в силах. И вообще, огромный спектр мутаций ничем, кроме анализа ДНК, определить невозможно. Визуально они не заметны, человек и сам может не знать, что он - грязнокровка, если не делал тестов. Я, конечно, с трудом представляю себе подобного индивидуума: с самого первого вздоха в роддоме и до момента смерти человека в наше время преследуют анализы. ДНК - это ведь что-то типа биологической подписи, без которой ни счет в банке не открыть, ни на работу не устроиться.
  В голове вертелась злорадная мыслишка о распиле бюджетных денег. Одна большая профанация, размером с целое ведомство ловчих, в работе своих патрулей в основном полагающееся на показания вот этого самого, ничего не умеющего прибора. Но ведь что-то же он определяет. Иначе, не было бы такого большого количества задержаний прямо на улицах. А задержания особенно участились в последнее время...
  'Препарат усиливает выработку миелина олигодендроцитами,' - пиликнул взодящим сообщением от экспертов коммуникатор. Блин. Они человеческим языком сказать не могут, что за хрень? Имя лаборанта, приславшего отчет, оказалось знакомым. Попался, голубчик. Руперт Янг, значит. Запомним.
  - Расшифруй, - вызвав Кейнова дружка, сразу перешел к делу я.
  - Чего расшифровать? - не понял лаборант. - Ты вообще кто?
  Ну здрасьте приехали.
  - Анализ свой расшифруй. По таблеточкам, - пояснил я, назвав номер служебного жетона и дождавшись, пока Руперт убедится, что доступ к данным мне положен.
  - Да чего там расшифровывать? В конечном итоге, усиливают они электрическую активность аксонов. В разы. А где Кейн?
  - Раздел сто тридцать семь, подпункт тринадцать дробь семьдесят четыре... - пробормотал я. Кое-что прояснялось.
  - Что? - не понял лаборант.
  - Да ничего, телепата из закинувшегося эти колеса делают, говорю, - пояснил я скорее себе, чем ему.
  - Ну, телепата - это ты загнул, мифы это все. А вот скорость реакции и обработки информации мозгом повышают так, что страшно представить. Правда, и последствия для 'закинувшегося', как ты говоришь, тоже страшно представить.
  - Угу, и не надо представлять, нервы целее будут, - буркнул я, припоминая собственное состояние. Что-что, а последствия я хорошо ощутил. А вот предшествующие им приятные 'плюшки' как-то проскользнули мимо моего внимания.
  - Так а Кейн где? - снова переспросил мистер Янг, но я его уже не слушал, отключаясь.
  
  ***
  Я развалился в кресле Кейна, закинув ноги на стол. Стаканчик с остывшим кофе, который я задумчиво вертел в руках, не вдохновлял. Что-то после давешнего маккиато моя любовь к кофе поутихла. Я даже неимоверным усилием воли сумел сдержаться и не заехать с утра в 'Старкапс', а поперся прямо в Управление. Но кофе все равно себе сделал, у меня давно и прочно вошло в привычку думать под этот напиток. Поворачивая стаканчик то так, то эдак, представлял, что стаканчик - моя проблема, которую рассматриваю с разных сторон. Стаканчик подсказывать не спешил, радуя одинаковыми серыми боками без каких-либо зацепок. Нет, одна зацепка таки была - тот самый выпавший в шлюз контейнер. Но бюрократическая машина порта все еще пережевывала официальный запрос, не спеша осчастливить меня своей отрыжкой. В ожидании вожделенного ответа я обновлял папку входящих сообщений каждые тридцать секунд. Безрезультатно. Думаю, полковник могла бы надавить, но полковник у нас со вчерашнего вечера официально мертва. Кейна эскулапы пока так и не отпустили из госпиталя, лишив меня последнего стимула к логическому мышлению. С удивлением обнаружил, что постная физиономия майора действует на мое серое вещество не хуже злополучной таблеточки. Усмехнулся, вспомнив, как сильно мне напарник не понравился в начале нашего знакомства. Впрочем, мне тогда любой, посмевший косо взглянуть на Анну, не понравился бы. Прикрыл глаза, вызывая в памяти огромные лучисто-серые глаза с танцующими в глубине искорками. Глаза драга. Странное дело: сколько времени прошло, а я все еще вспоминаю Анну с непонятной щекоткой в районе кардиостимулятора. Чем бы она на меня ни воздействовала тогда, эффект давно должен был пройти. И ведь знаю, что шпионка, убийца, к тому же. Но все равно выкинуть ее из головы никак не могу. Еще и игра эта, которую Цветочек со мной затеяла. Вчера снова полночи убил на то, чтобы взломать оставленные девушкой - в этом я теперь ни капли не сомневался - файлы. Безрезультатно. То ли алгоритмы шифрования драгов нам совершенно чужды, то ли я, расслабившись от праздной жизни на станции, сдал. 'Подарки' Анны мне оказались не по зубам. И когда только успела, я ведь четко помню, что с момента ее выстрела и до момента, когда группа захвата вышибла двери номера, прошло не более тридцати секунд. Большая часть которых была потрачена Анной на то, чтобы скрыться в неизвестном направлении. А ведь на то, чтобы взломать главный чип 'Железного человека', залить на него файлы, да еще и видео сообщение оставить, требуется заметно больше тридцати секунд. Да и девушка была на видео без маски, которую она надела сразу после выстрела, на моих глазах.
  Пиликанье входящего сообщения вырвало меня из сладких грез, в которые я начал проваливаться, прокручивая события, предшествовавшие выстрелу. Что-что, а целоваться Анна умеет. Крышу мне тот поцелуй снес знатно. Или это какая-то особенность физиологии всех драгов? Если так, то у них есть шанс завоевать Землю без единого выстрела. Любовь, как говорится, побеждает все.
  Лучистые серые глаза все еще стояли перед моим внутренним взором, и я не сразу сообразил, что с экрана допотопного коммуникатора, полученного Кейном от похитителей, на меня смотрят не они.
  - Что? - переспросила Долорес, оборачиваясь к кому-то, стоящему за пределами обзора камеры. - А, ну ок. Па, ты, надеюсь, не... - начала девочка, поворачиваясь к экрану, и осеклась.
  Несколько секунд мы играли в гляделки. Я любовался сменой эмоций на лице малявки, отмечая про себя, что глаза у нее подозрительно похожи на глаза моего Цветочка - те же серебристые искорки в глубине чуть более голубоватых радужек. Даже не сразу сообразил, что ошейник с таймером шейку Долорес больше не украшает, да и вообще, не выглядит она напуганной жертвой похищения. Разве что немного обеспокоенной.
  - Ты не па, - наконец-то прервала моя собеседница затянувшееся молчание. Голос ее при этом звучал весьма обвиняюще, будто это я ей Кейном представился.
  - Нет, твой па в госпитале, как я понимаю, не без твоего участия, - пошел я в наступление, сурово сдвинув брови и помигивая красной подсветкой экрана на левом глазу.
  Девчушка заметно побледнела, беспомощно оглянувшись назад.
  'Да не тормози, это его напарник, я тебе говорил,' - послышался громкий шепот за кадром.
  - А вы робот? - после небольшой паузы выдала Долорес, заставив меня громко расхохотаться.
  Оглянулся на возмущенно зыркающих в мою сторону коллег, благо в этот час в Управлении немноголюдно: ночной дежурный да парочка таких же ранних пташек, как я. Все равно, дело, кажется, секретное, не стоит болтать при всех. Я лениво встал, пряча коммуникатор в рукаве, и направился в сторону кофеварки. Продолжу разговор там, в скрытом от посторонних глаз закутке.
  - Во что ты вляпалась? - спросил, убедившись, что теперь наш разговор надежно скрыт от любопытных глаз и ушей коллег.
  - Как папа? Я слышала, взрыв полуправления разнес, погиб кто-то. Папа не пострадал? - засыпала меня встречными вопросами Долорес, беспокойно сверкая лучистыми глазищами.
  - И где ты это слышала?
  - Так... - девочка замялась. - В инфосети же было!
  - В инфосети, говоришь, - прищурился я. Что-то не припомню, чтобы новостные ленты кричали о нашей камерной заварушке. - Точно в инфосети, а не от своих 'похитителей'? Кстати, не подскажешь, как так вышло, что спасать тебя больше не нужно?
  - Я не...
  'Дура ты, Дол,' - раздалось закадровое шипение, а потом, решительно сдвинув девочку в сторону, в камеру влез вчерашний парнишка, передавший мне таблетки.
  - Не нужно ее спасать, я уже спас, - хмуро выдал он, уставившись на меня зеленющими очами.
  - Замечательно, - я постарался вложить в голос достаточное количество сарказма. - И не объяснишь, что это было? Я начинаю сомневаться, что похищение вообще было настоящим. Если вы замешаны в покушении на офицера СБ, никакой папа-майор не поможет.
  - Мы не думали... - пискнула Долорес, но парнишка шикнул на нее, не дав договорить.
  Ясно все с ними: мелкий в этой шайке за главного.
  - Не все так просто, - серьезно пояснил он мне. - Надеюсь, мистер Кейн не сильно пострадал. Это хорошо, что мы на вас попали. Нужно встретиться. Именно с вами, мистер Кейн мне не кажется подходящим... - пацан замялся, подбирая слово.
  - Лохом? - подсказал я.
  - Ну зачем вы так сразу? - обиделся мой собеседник. - Я хотел сказать, посредником. Через час на вчерашнем месте, идет? И поверьте, ни Дол, ни я не имеем отношения ко вчерашнему взрыву. Наоборот, - и этот умник мелкий отключился.
  Локи! А ведь мне даже в голову не пришло попробовать проследить сигнал во время разговора. Теперь-то уже бесполезно - коммуникатор примитивный, инфу о завершенных вызовах не сохраняет. Придется тащиться на внешние сектора. На данный момент детишки - моя единственная и самая жирная зацепка.
  Час - не так уж и много, учитывая, что добираться нужно через полстанции. Без особой надежды в очередной раз обновив папку входящих сообщений, я уже направился на выход, когда управление доков все-таки осчастливило меня официальным ответом. Дабы не терять время, залогинился по указанному в письме доступу на ходу, вызывая просмотр видео на экран модуля. Картинка с внешних камер наблюдения шлюзов станции не отличалась супервысоким разрешением, но и того, что имелось мне хватило, чтобы узнать судно, подобравшее потерянный почивающим в нашем морге грузчиком контейнер. Плавные изгибы, хищный вытянутый силуэт. Слишком изящный для грузовоза-дальнобойщика. Ну привет, 'Птичка'. А я-то, дурак, уверен, что ты тихо ржавеешь в доках, или хуже того - давно пошла на запчасти. Кажется, мне срочно нужно перетереть кое-с-кем из давних знакомцев.
  
  ***
  И снова меня вели. Не очень умело, да и не слишком старательно скрываясь. Зародилось подозрение, что слежка была призвана продемонстрировать, что вот мы, мол, какие, бдим, так что без фокусов. Подавил желание поиграть в 'прятки' с наблюдателем. Это его территория, шанс выиграть у меня почти нулевой, а учитывая показательность слежки, думаю, это свои.
  Перед нужным поворотом я засомневался. Пойти открыто, по пути, которым шел вчера Кейн, или воспользоваться сервисным тоннелем? Решил, что 'на том же месте' стоит трактовать буквально.
  - А если он не придет?
  Долорес обеспокоенно озиралась по сторонам. Накинутый на голову шарф пестро-невнятного цвета сполз, открывая лицо с яркими голубовато-серыми глазищами.
  - Этот? Обязательно придет. Он любопытный.
  Спутник девочки оказался почти на голову ниже ее; разглядеть его внешность не давал плащ с низко надвинутым на самый нос капюшоном. Хотя голос я узнал. Приметный голос, почти детский, но с пробивающейся уже подростковой хрипотцой. Парнишка стоял, расправив плечи и старательно демонстрируя уверенность, которой наверняка не ощущал.
  - Ну смотри, Лим. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - сомнение в голосе Долорес не расслышал бы и глухой. - И имей в виду. Я верю тебе. Ему я не доверяю. Как по мне, лучше папу дождаться.
  - Дол, поверь, я знаю, что делаю, - в голосе мальца - достоинство и едва сдерживаемая гордость пополам с радостью. Похоже, то, что девчонка ему верит, кое-кого очень даже воодушевляет. - Ш-ш-ш. Он уже здесь.
  - Где? - Долорес завертела головой, окончательно сбрасывая шарф.
  - Блин, Дол, ну что я говорил про маскировку? - рассерженно шикнул Лим, направляясь в мою сторону. Хочешь, чтобы вся 'Помойка' знала, кто и с кем тут стрелку забил?
  - Так ведь нет же никого, - беспечно отмахнулась девочка, семеня следом за ним.
  - Ты и папашиного напарничка не почуяла, как ты можешь быть уверена?
  - Так ты бы сказал, если бы кто-то был, - логика Долорес была железной.
  - Не мог нормально, по пешеходному тоннелю, дойти, обязательно снова в технический лаз переться было? - малец забарабанил пальцами по решетке.
  Мог. Но не захотел. Я осторожно пошатал хлипкую на вид решетку, намереваясь выбраться.
  - Сиди уже. Может, ты и прав.
  Что-то мне не очень нравится, как этот парнишка команды налево-направо раздает. Ладно Кейнова пигалица, у них свои терки. Но мной, взрослым и опасным мужиком чего раскомандовался?
  - Ой, да ладно, взрослый и опасный, - Лим сплюнул сквозь зубы себе под ноги, присаживаясь у решетки на корточки. - Простую бомбу чего не обезвредил? Я ж тебе даже намек подкинул.
  - Какой такой намек? - куда-то у нас не туда у нас разговор сворачивает. Во-первых, как он про 'взрослый и опасный' догадался, я вслух этого не говорил. И в самом деле телепат, что ли? Во-вторых, действительно, что за намек.
  - Вы в своем СБ что, вообще зря штаны протираете? - преувеличенно-снисходительно хохотнул он. - Спайс я тебе зачем дал?
  - Какой такой 'спайс'? - мда. Кажется, я и в самом деле зря протираю. Мог бы догадаться, он, помимо пилюль - розовой и зеленой - мне ничего не давал.
  Лим кивнул, удовлетворенно хмыкнув моей догадливости. Кажется, я определился со своим отношением к телепатам: они меня бесят. Пацан заржал в голос, заставив вздрогнуть притихшую Долорес.
  - Ладно, некогда нам тут с тобой рассиживаться, - паренек поднялся, раздраженно нахлобучивая на голову Долорес вновь сползший шарф. Ему для этого пришлось на цыпочки приподняться, но менее покровительственным жест от этого не стал. - Картель уже месяц распространяет новую шнягу, 'спайс' называется. Позволяет на время ускорить реакции и скорость мыслей. Имеет побочные 'плюшки': нарики, которые давно на системе и которым уже ничто не вставляет, тащатся по полной. Правда, если не принять нейтрализатор вовремя, можно загнуться. Если твоя мутация несовместима с препаратом, можно загнуться. Несовместимых у нас много. Было. Многие загнулись, но внутренним секторам до этого дела нет. Вы зашевелились только, когда ваши, 'чистенькие', дохнуть стали. Хотя кто вас знает, может, это вы и подкинули. Подозрительно беспечно себя картель ведет, похоже, с поставками у них все пучком. А дохнут те, кому на ваш учет вставать нельзя, говорят, не возвращаются они из центра. Вон, мамаша этого горечка, к примеру. Разобрался бы ты с этим 'спайсом', Дровосек. Мы ведь с тобой одной крови.
  Пока я переваривал инфу, вываленную пацаном на одном дыхании, скороговоркой, тот ухватил Долорес за руку и решительно потопал вглубь тоннеля.
  - Эй! - окликнул я его, тщетно дергая обманчиво хлипкую решетку, что отделяла меня от уходящего источника сведений.
  - Лови, и не профукай на этот раз. У меня больше нет, штука не дешевая вообще-то, - Лим обернулся, и в меня полетело нечто металлически звякнувшее о пол по ту сторону решетки. - Папаше передай, что Дол я спрячу, пусть не ищет пока. Когда до картельских дойдет, что вы их надули, ей будет опасно на 'Помойке' светиться, да и вообще, на станции.
  Да уж, передать-то передам, только вот Кейнову истерику - а она будет, это я могу поспорить - мне выслушивать, не этому умнику. Из глубины тоннеля донесся злорадный смех. Вздохнув, я принялся доставать упавший на пределе досягаемости медальон. Точно такой же, как в прошлый раз. Тот, в котором чудо-пилюли обнаружились. Кстати, интересное дело: а почему в результатах из лаборатории лишь об одном веществе речь шла? Придется допросить Янга, как в Управление вернусь. Ножками к нему спустившись, как завещал майор-зануда.
  Доставая медальон, пришлось попыхтеть минут пять: сквозь отверстия решетки кисть в броне пролезала с трудом, пришлось убрать, несмотря на вопли системы мониторинга окружающей среды модуля, а выше локтя рука застревала вообще. Мелькнула не лишенная паранойи мысль, что мелкий зараза специально кинул медальон так, чтобы я едва мог до него дотянуться.
  Облегченно выдохнул, откинулся к задней стене своего лаза, возвращая на место броню на руке и пряча добытый медальон во внутренний карман. Вернусь, надо будет у наших эскулапов пилюлю какую-нибудь противорадиационную попросить, мало ли. Знаем мы, какая тут, на внешних секторах, изоляция. В который раз посетовал на нелегкую долю отпрыска семейства убежденных чистюль благородных кровей. Правда, долго вздыхать не пришлось: в опустевшем тоннеле послышались шаги. Со стороны, противоположной той, куда удалились детишки.
  
  ***
  - Нет тут никого. Кто, говоришь, стуканул? - голос был незнаком, но фигуру, закутанную в тряпье, и карнавальные очки я узнал.
  - Пак, он за этим, новеньким из СБ, до поворота шел, - собеседник знакомого мне мужика, подсунувшего Кейну бомбу для начальства, особой конспирацией не страдал.
  Толстенький, короткий, как и большинство жителей внешних секторов, цвет лица неестественно землистый, даже синюшный какой-то. Болен, или просто особенности мутации?
  - Угу. Мутный тип. Ты с ним знаком?
  - Мне-то откуда его знать? - удивился толстячок.
  - Так Чокнутого Профессора сынок это, - пояснил очкастый с непонятной интонацией.
  - Ты гонишь! - восхитился толстый.
  Хм. Это они о бате, что ли? С чего бы им вообще вспоминать ученого с Земли? Еще и в таком ключе, будто они с ним знакомы. Честно признаться, прозвище Чокнутый Профессор ему совсем не идет. Отец всегда был образцом стиля и чопорности. Уж кем-кем, а чокнутым его назвать было бы сложно, даже несмотря на то, что он всю жизнь возился с психами всех мастей. Так, пора линять, что-то не хочется мне с этими типами поближе знакомиться. Хоть и стоило бы поинтересоваться, откуда им мой батя знаком. Если, конечно, речь о нем, а не о ком-то другом. Возможно, это слишком самонадеянно с моей стороны - предполагать, что мужики мало того, что меня узнали, так еще и родословную пробили.
  Я начал потихоньку отползать, стараясь не шуметь. Надеюсь, толстяк - не телепат. Насчет долговязого очкарика я был спокоен, будь он из этих, не стал бы тащить мальчишку на встречу с Кейном. В узком тоннеле ни повернуться, ни разогнуться. Шланги изоляции лезли под ноги, норовя поймать меня в свои петли. Странно, на пути сюда они так не мешали.
  - Тс-с-сс, - Зараза, меня все-таки услышали. - Проверь коммуникационную шахту, живо!
  Я ускорился, отчаянно сожалея, что не могу развернуться.
  Решетка со скрипом и скрежетом отлетела, в отверстии показалась землистая рожа толстяка. Я замер, надеясь, что отполз уже достаточно далеко, и в темноте смогу слиться с хаосом, царящем в моей норе.
  - Нет тут никого, - крикнул толстяк себе за спину. - Крысы шалят, наверное.
  Я облегченно выдохнул. Зря, как оказалось.
  - Шандарахни там, на всякий случай, - долетело приглушенное.
  Подумать о том, что длинный имел ввиду, я не успел. Мое тело решило за меня, что нам пора эвакуироваться. Восхититься его предусмотрительностью я не успел. Хотя, за поворот тоннеля отползти все-таки удалось. А потом 'шандарахнуло'. Уж шандарахнуло, так шандарахнуло. Похоже было на то, что по всем металлическим частям коммуникационной шахты пропустили высоковольтный ток. Что-то замкнуло, кабеля разразились фейерверками. Искры, посыпавшиеся из моих глаз, по своей фееричности с этим салютом вполне могли поспорить на раз. Стемнело.
  - Порядок, - донеслось до меня, словно сквозь вату.
  ***
  - Сходить в лабораторию лично ты, конечно, не удосужился, - хмурый Кейн приветствовал меня, тяжело опираясь на стол.
  Цветом лица он вполне мог поспорить с дядечкой, едва не сделавшим из меня хорошо прожаренный стейк. Если бы не броня, этот фокус ему удался бы, как пить дать. Вообще-то похоже было на выстрел бластера. Как модуль снова не заклинило, ума не приложу. Меня вырубило на полчаса, не меньше. Пришел в себя самостоятельно, даже сумел выбраться с 'Помойки' и дойти до Управления. Честно признаться, в шлюзе я отключал броню с некоторой опаской. Тряхнуло меня здорово, со всех сторон. Так что шанс, что заклинит в каком-то неожиданном месте был высок, как никогда. Не заклинило. А вот Кейна, кажется, заклинило. Начавший, было, вставать майор, замер в странной скрюченной позе.
  - Могу я ознакомиться с заключением разгильдяя, который тебя из больнички выпустил? - спросил сурово, не спеша помогать застрявшему напарнику. Знаю, смеяться над пострадавшим нехорошо, но стремительно проступающий от натуги румянец на щеках и лысине майора, вкупе с его Чрезвычайно Недовольным выражением лица вызвали у меня приступ неконтролируемого веселья. Нервное, наверное.
  - Твою микросхему, Гарибальди! Ты угрохал полковника, разнес полуправления, и даже не побеспокоился выяснить все, что нарыли наши эксперты по делу, которое ведешь! - Кейн наконец-то сумел разогнуться, но спасительный стол отпускать не спешил. Из-под воротника аккуратно застегнутой форменной куртки виднелся край медицинского пластыря, помигивающий желтыми огоньками. Могу поспорить, его не на работу отпустили, а домой - отлеживаться в кроватке.
  - А че сразу я? - возмутился я, только потом сообразив, что Кейн, похоже, не в курсе нашего с полковником Поппинс маленького спектакля. Выходит, майора из списка подозреваемых она решила не исключать? Занятно.
  - А то. Где коммуникатор? Я его уже полчаса ищу. Между прочим, у меня дочь похитили, а ты шляешься неизвестно где, - Кейн продолжал кипятиться.
  - Какой? А, - я вытащил из кармана старый коммуникатор, через который со мной связывалась мелюзга. - Все в порядке с твоей пигалицей. Она под надежной защитой, - усмехнулся, вспомнив покровительственные нотки в отношении Лима к подруге.
  - Откуда ты знаешь, - Кейн сглотнул, провожая тоскливым взглядом коммуникатор, который я, показав напарнику, сунул обратно в карман.
  - А я только что с ней виделся. И часу не прошло. Говорю тебе: в порядке мелкая, не напугана даже, а зря, как мне кажется, - так, пора переводить разговор на что-то другое, а то придется доказательства предъявлять и выслушивать за то, что отпустил с незнакомым подозрительным мальчишкой неизвестно куда. Мне и самому малец подозрительным кажется. - Так что ты там насчет лаборатории говорил?
  - Да ничего, мне Янг устроил истерику, с больничной койки сдернул, заявив, что мой напарник, цитирую: 'Безалаберно относится к своим служебным обязанностям и свалил в разгар рабочего дня, не подтвердив получение результатов экспертизы', - вздохнул Кейн, усаживаясь обратно в кресло.
  Хм, это мы уже не идем к лаборантам?
  - Да виделся я с Рупертом уже, все подписал, - майор отмахнулся. - Глянь новый файл.
  Я устроился на столе, вызывая файлы на экран. Пока я гулял по 'Помойке', все оповещения вырубил, чтобы не мешали, и теперь тихонько млел от свалившегося на меня шквала входящих сообщений. Половина из них - вызовы от Кейна, их можно смело в утиль. 'Не пора ли почтить память умерших предков?' - это от 'няни Мэри'. Ясно, полковник соскучилась в обществе трупов и мало отличимого от них по общительности патологоанатома и желает отчет. Зайду сейчас.
  Материалы экспертизы по таблеточкам затерялись во всей этой куче спама. Открыл. Ничего особо нового, только добавилась информация по розовой. Одно слово: 'Мелатонит'. Блин. Опять этого Руперта вызывать, что ли? Впрочем, Кейн же сказал, что уже с ним говорил, наверняка выяснил, что за зверь такой.
  - Ты уже расшифровал их эльфийский? - повернулся к майору.
  - Чего? - не понял тот.
  - Что за 'Мелатонит' такой, который наши алхимики в розовой пилюле обнаружили?
  - Ну ты даешь, - почти восхищенно присвистнул Кейн. - Уж ты-то должен знать.
  - С какого перепуга?
  - Ну, нельзя же до такой степени не интересоваться делами предков.
  'Мелатоит'. Ага. Зарегистрированная торговая марка. Патент на имя дорогого папочки. Обычная, пусть и довольно эффективная, пилюля от бессонницы, на основе мелатонина. В глубоком космосе - необходимая штука. У меня за регулировку биоритмов отвечает маленький, но дорогущий апгрейд к модулю, но большинство людей предпочитает по старинке - фармакологией обходиться. Если предок не продешевил и выторговал себе хороший процент с продаж, подписывая лицензию компании-производителю, то я, в довершение к своей чистокровной родословной, еще и богатый наследничек, выходит. Усмехнулся, тут же отметая подленькую мыслишку помириться с батей. Не дождетесь. Помирать он еще долго не соберется, а выслушивать лекции о чистоте человеческого генома желания нет, от слова совсем.
  - Эй, а откуда ты взял, что мои предки тут замешаны? - спохватился я.
  - Я тоже делаю домашнюю работу, и почитать личное дело раздолбая, которого мне навязали в напарники, не поленился, - усмехнулся Кейн в ответ.
  Уел. Я не особо афишировал свои родственные связи, но сменить фамилию на фамилию матери - не значит оборвать все концы, особенно учитывая контору, на которую я сейчас работаю.
  
  ***
  - Картель. Так ребята себя называют. Держат в страхе всю 'Помойку', промышляют рэкетом, контрабандой, - по мере того, как я докладывал, выражение лица полковника становилось все более кислым. Ну да, мне тоже это 'картель' ни в одно место не впился. Обычные бандюки, я с ними не раз не то, чтобы пересекался, но, скажем так, мимо проходил, за год, который провел на 'Терранове-бис'. Ну не тянут они на хитроумных преступников. Так, мелкий диллер. К тому же, не припомню я, чтобы картель особо с наркотой связывался. Это вредит основному бизнесу. Так что изготовлением этой зеленой дряни они точно не занимаются. Берут у кого-то на стороне. Про розовою таблетку я вообще молчу. Ее в любой аптеке купить можно. Интересно, они так и делают, перепродавая в нагрузку к самому 'спайсу' по баснословной цене? С них станется. Чистая прибыль, а такие ушлые ребята ее ни за что не упустят.
  - Майор, мне кажется, вам стоит зайти с другого конца, - полковник выглядела задумчивой и обеспокоенной. - Почему этому картелю было так необходимо помешать мне доложить на Землю о рядовом деле с наркотиками? Да и светиться им зачем? Не свяжись они с Кейном сами, Службе безопасности потребовалось бы много времени на то, чтобы отследить наркотик и выйти на дилеров, не говоря уже о главном поставщике и производителе.
  - Ну, не настолько оно и рядовое, - я даже слегка обиделся.
  - А вы мне пока не доказали обратное, - мстительно улыбнулась полковник Поппинс.
  - А украденный контейнер? - опешил я. - Я сверился по накладным. Оружие. Ионные ракеты, наводимые по подпространственному сигналу. Паршивая штука. Отследить, откуда нанесен удар, невозможно.
  - Свериться-то вы, может, и сверились, но в докладе упомянуть как-то забыли, - едко заметила полковник.
  И то верно. Не дошел пока до этого. Доступ к накладным нам удалось выбить буквально только что. Кейн постарался. Связался с кем надо, включил своего 'надменного зануду'. Я в это время разрывался между придумыванием оправданий за неявку для засыпавшей меня нетерпеливыми сообщениями 'няни Мэри' и отмазок для Кейна, не позволявшего мне тихонько слинять из-под его сурового надзора.
  - Откуда эта гадость на моей станции, да еще и официально завезенная по накладным? - возмутилась полковник. Ого, командует местной тусовкой СБ без году неделю, а туда же: 'моя станция'. Хороший настрой, правильный. Поддерживаю.
  - Не на станции. Транзит, - покачал головой я. - Коммерческие поставки частной военной фирме в секторе гамма.
  Что интересно, согласно той же накладной, контейнер с ракетами передан фирме, акт приема-передачи подписан с обеих сторон. То есть, фактически контейнер украли уже у наемников. Которые почему-то о пропаже не сообщили до сих пор.
  - И не сообщат, - уверенно кивнула полковник. - Если эта информация просочится, плакали их контракты. За ненадежностью исполнителя. Проще проглотить убытки, списав в отработку, и заказать новую партию.
  Занятная картина выходит, однако. И я не очень-то уверен, что речь идет об одном деле, а не о двух разных. Наркота наркотой, но кража оружия, да еще и такого серьезного, как-то не вяжется с тем, что я о картеле слышал. Насколько я понимаю, за этим преступлением стоит кто-то гораздо более сильный в планировании, чем шайка рэкетиров с 'Помойки'. План был продуман до мелочей и разыгран, как по нотам. Грузчик 'случайно' роняет контейнер точно в 'случайно' открытый шлюз, диспетчер так же 'случайно' замечает непорядок и закрывает шлюз в момент, когда контейнер уже там. Теоретически, он так же 'случайно' мог отдать команду на открытие внешнему люку шлюза. И тут - о какое невероятное совпадение - мимо пролетает судно, перегоняемое из парковочного дока в утилизационный. Ну, а подобрать болтающийся бесхозный контейнер - это такая естественная реакция для экипажа грузовоза, который вот-вот разберут на металлолом. Привычка - вторая натура, а как же.
  По отдельности каждая из этих 'случайностей' смотрелась как невероятное совпадение. Все в сумме - как случай отказа теории вероятностей на практике. А свидетелей, которых можно было бы допросить, не осталось. Наркоши. Передоз. Тоже ничего экстраординарного. Если бы не жертва объединенных усилий слишком рьяных ловчих и странного алгоритма детектора, улавливающего лишь внешнее проявление мутации определенного типа, и не мое маниакальное стремление начинать утро со 'Старкапсовской' бурды... В лапы СБ это дело попало бы нескоро. 'Птичка' успела бы превратиться в ком спрессованного металла и кучку б/у запчастей, и этот след тоже оборвался бы. 'Спайс' в этом деле сыграл не последнюю роль. Наверняка, исполнителям выдали лишь зеленую пилюлю, не поставив в известность о необходимости принять антидот.
  Дальше у меня были сплошные домыслы. Предположим, грузчик получил задание, откликнувшись на объявление. Этот след ведет в тупик. Но есть еще и вторая ниточка: кофе. И я, и диспетчер пили напиток из 'Старкапс' и именно через него хапанули дозу. Грузчик тоже наведывался в это заведение, а жертва произвола ловчих как раз мимо проходил. Пожалуй, мне нужно вернуться и задать пару вопросам девочкам на кассе, особенно брюнеточке - ее, как мне кажется, будет проще всего разговорить.
  Я вскочил, намереваясь немедленно осуществить задуманное, но сел обратно, остановленный строгим взглядом полковника и очевидной неразумностью финальной части плана злоумышленников.
  - Ну ок, предположим, картель не совсем в курсе того, насколько мы продвинулись в расследовании, и слегка преувеличивает наши умственные способности, - начал я. - В этом случае, целью диверсии было не дать вам доложить на Землю о контейнере. Но ведь они должны понимать, что отчет все равно будет отправлен, не вами, так лицом вас замещающим. Если они надеялись таким образом выиграть время, чтобы дать 'Птичке' кануть в утилизационную лету...
  - 'Птичке'? - не поняла полковник.
  - 'Тысячелетний Сокол', дальнобойщик, на котором я служил до того, как его списали в утиль. Очень удивлен, что кэп тянул год, прежде, чем сдать транспортник на металлолом. С наличкой у него было совсем плохо. Кэп его даже не продал, я проверял, судно все еще значится на... Что? - я недоуменно вскинул бровь, видя, что полковник Поппинс с трудом сдерживает смех.
  - 'Тысячелетний Сокол'?
  - У нас с кэпом были общие культурные интересы, - хмыкнул я.
  - Кстати, об общих интересах... - полковник заметно колебалась.
  Я молча смотрел на нее, выжидая.
  - Вы, наверное, не в курсе, что руководство Службы Безопасности - выборное, переизбирается каждые пять лет, голосует парламент?
  Ну откуда я могу быть в курсе таких подробностей? Конечно, я не вникал.
  - А при чем тут это? - спросил я, осознавая, что, кажется, я уже знаю при чем.
  - А при том, что голосование сегодня вечером. И Джексону кресло не удержать: нынешний парламент почти полностью 'чистый', а Джексон - грязнокровка. Мутация незначительная, не являющаяся препятствием к несению госслужбы, но вы понимаете...
  О да, я понимал. А так же, как и то, что злоумышленники, наверняка, надеялись, что новый начальник не даст хода делу. А значит, у них были на это основания.
  А еще я понимал, что времени у нас - до вечера. Если 'Птичку' еще не разобрали.
  Нужно поторопиться, нутром чую. Точнее, тем местом, которое у нормальных людей отвечает за интуицию.
  
  ***
  - У меня нет времени возиться с болезными, - попытался я воззвать к здравому смыслу Кейна. - 'Птичка' улетит. Думаешь, если им удалось провернуть фокус с кражей контейнера на глазах у изумленной публики, то ребята не имеют концов в доках, способных им стукануть, чем именно СБ интересовалось и - главное - какой ответ и когда был получен?
  - Ты завалишь допрос, - видимо, здравый смысл Кейну отшибло при контузии.
  - Есть у меня некоторые сомнения, что допрос - это то, чем мне придется там заниматься, - я не сдавался. - Если ты так печешься о допросах, то съезди в 'Старкапс' на 24-м, тот, возле которого ловчие поджарили первого жмура. Допроси девочек на предмет знакомства с парнем. Если он жил неподалеку, то наверняка забредал к ним за пойлом. Интересует, заходил ли он с утра, до того, как там появился я. При мне точно не появлялся. Я заявился примерно в 7:30. Основной наплыв у них после восьми, так что могли запомнить. И не проболтайся пока о том, что мы подозреваем, что их кофе - средство распространении наркоты.
  - Гарибальди, за дурака меня не держи, - возмутился майор, а потом подумал и возмутился снова: - Эй, а чего это ты тут раскомандовался, полковник меня назначила старшим, не забыл?
  Не забыл, только она потом передумала. После моего доклада в морге, где полковник Поппинс до сих пор скрывалась, изображая труп и утверждая, что это-самое надежное и непросматриваемое камерами место в Управлении, мне дали карт-бланш. На все, кроме оповещения Кейна о том, что начальство живо и здорово. Совместными умственными усилиями мы пришли к выводу, что Кейн, хоть и надежный служака сам по себе, но уже не раз становился невольным источником утечек, да и рычаг давления на него у картельских имеется. А следовательно, чем меньше он будет осведомлен, тем спокойнее начальству мерзнуть в морге. В общем, Кейн пока не в курсе, что за главного уже я. Пятнадцать минут как.
  ***
  Мне повезло. 'Птичка' еще не улетела. Точнее, не пошла на жаркое. Стояла в утилизационном доке, посверкивая новехоньким стыковочным шлюзом. Новехоньким? На моей памяти стыковочный шлюз был самой 'потерпевшей' частью судна. Поцарапанный многочисленными неформатными грузами, в кое-как залатанных пропалинах бластерных выстрелов, шлюз был одним из самых неприглядных отсеков грузовоза. В тот момент, когда я сходил на станции, шлюз так и оставался потерпевшим. А сейчас я видел перед собой совершенно новый аккуратный стыковочный шлюз. Кто станет ремонтировать судно перед тем, как сдать его на переработку?
  Глянув на такие дела, я решил сменить план. Вместо того, чтобы ворваться с главного входа, распахнув объятия навстречу горячо любимому кэпу, я 'залег в кустах'. Вернее, пристроился в достаточно укромном местечке, не слишком просматриваемом со стороны шлюза, и принялся наблюдать.
  Суета у 'Тысячелетнего Сокола' совершенно не походила на трудовые будни мусорщиков. Рабочие сновали туда-сюда, но я не заметил, чтобы они выносили какие-то узлы и детали с корабля. Наоборот, было похоже на то, что идет погрузка. Паллета с контейнерами белкового порошка, украшенная ненавистно знакомой всем, кто хоть раз выбирался в дальний космос, эмблемой производителя биодобавок. В затяжной рейс свежие помидорки не возьмешь, а гидропонные отсеки и 'живые фермы' - непозволительная роскошь для грузовоза. Не отнимать же место у грузов, на которых можно заработать. Определенно, 'Птичку' готовят к рейсу. Значит, моя догадка оказалась неверной: я-то думал, что контейнер с оружием в утилизационном доке попросту перегрузят на другое судно, а 'Птичку' пустят в расход. Но, похоже, из нее намеревались сделать корабль-призрак, 'Летучий Голландец'. Я усмехнулся, припомнив, как кэп распинался о своих предках, положивших начало большей части морской терминологии своих времен.
  Пока я предавался размышлениям и соображал, что делать дальше: доложить значащемуся в списке мертвых начальству или связаться с Кейном, чтобы тот думал, как нам официально провернуть арест передумавшего утилизироваться судна, Кейн сделал выбор за меня.
  - Ты знаешь, Гарибальди, мне иногда кажется, что детектор ловчих на тебе не глючил, ты и в самом деле - чертов телепат, - начал он слегка заплетающимся голосом. Последствия контузии внезапно проявились, что ли? - Бесс говор-рит, что заходил парень, брал кофе на вынос, незадолго до твоего появления. А?.. Да-да, передам... Тебе пр-тривет, ик! Как не знает? Ща... Бесс - это брюнеточка, - это уже мне в трубку, доверительным шепотом. - А Флора - такая прелесть! Не знаю, чего ты, Гарибальди, нос вор-ротишь от местного кофе... Тот, что варит Флора - восхитителен! Ик!
  Ого. Похоже, Флора - какого бы цвета ни были ее волосы - действительно варит восхитительный айриш крим. С тройной порцией выпивки для представителя Службы Безопасности. Ничего другого с содержанием алкоголя я в меню 'Старкапс' не припомню. Кстати, а чего бы этой Флоре спаивать Кейна? Не думаю, что потому что майор такой милашка...
  - О! Гар-рибальди, а что ты делаешь рядом с Долорес? - продолжил нести чушь Кейн. - Пер-редай ей, пусть идет домой, папочка скоро пр-риедет.
  - Кейн, ты пьян.
  - Не, ну что ты, - наигранно удивился майор, - ну, может, захмелел совсем немного...
  - Ты пьян.
  - Ну пьян. А ты с моей дочерью. Считай, мы квиты.
  - Что за... - я осекся.
  Очередная платформа с грузом плавно и неторопливо вползала в шлюз 'Тысячелетнего Сокола'. В отличие от предыдущей, которая была самоходной, эту подталкивали двое старательно пыхтящих рабочих. Форменные мешковатые комбинезоны с круглыми ярко-оранжевыми шлемами делали фигуры рабочих практически бесформенными. Однако мне они все равно показались знакомыми. Особенно тот, который пониже. Что они творят?
  - Кейн, поговорим позже. Езжай домой, - я поднял руку прервать связь, но был остановлен пьяным воинственным воплем.
  - Эй! Куда ты дел мою дочь? Маячок снова пропал...
  Платформа, подталкиваемая рабочими, как раз скрылась в шлюзе 'Птички'. Люк зашипел, готовясь к закрытию.
  Не совсем соображая, что именно делаю, я выхватил медальон с таблетками, подогнанными Лимом, из кармана. Открыл уже на бегу, активировав броню. Надеюсь, эта штуковина действует мгновенно. Стоило зеленой малютке оказаться в моем желудке, как мир замедлился. Розовая пилюля падала медленно, еще медленнее закрывалась дверь шлюза. Я понимал, что не успеваю. Или остановиться и поднять антидот и упустить 'Птичку' с детишками на борту, или проскочить в шлюз, наплевав на то, что могу загнуться от отката после приема 'спайса'. Я мчался к шлюзу, а в голове толпилось слишком много разных мыслей. Почему я не почувствовал такого эффекта от 'спайса' в кофе, хотя откат получил по полной? С какого перепуга Лим - а я не сомневался, что это целиком идея мальчишки - решил, что им будет безопаснее в навострившем лыжи непонятно куда списанном дальнобойщике? Да с чего этот псих вообще взял, что прятаться нужно поближе к тем, кто их ищет?
  Неизвестно, сколько еще вопросов могло поместиться в моей ставшей слишком вместительной черепушке, но дорога закончилась. В последнем отчаянном прыжке я проскочил в закрывающийся люк шлюза.
  Стыковочный рукав стремительно втягивался, даже с моими нынешними ускоренными рефлексами, объединившимися с усилителями модуля, я едва успевал. Если не добегу до внутреннего шлюза раньше, чем рукав съежится до стартовой позиции, мне крышка. Даже броня 'Железного человека' не способна выдержать нахождение в открытом космосе достаточно долгое время. Учитывая, что маячки сотрудников СБ отслеживаются только в пределах станции... А также то, что даже в 'Помойке' достаточно мертвых зон, меня не хватятся еще какое-то время, а хватившись, не сразу найдут.
  Внутренний шлюз начал закрываться, под ногами уже ощущалась вибрация разогреваемых маневровых движков. Торопятся. Похоже, ребята поняли, что так просто их не отпустят и решили поспешить с побегом со станции. Не добегу. Мозг уже все просчитал: двадцать метров, прыжок... шлюз закроется, перерезав меня пополам. Но если...
  - Эй! - заорал я, что есть мочи.
  Фигура в мешковатом комбинезоне медленно обернулась. В голове зашумело, волосы на руках встали дыбом - это я почувствовал даже под плотно прилегающей к коже броней. Ярко-оранжевый шлем опустился, кивая. Дверь внутреннего шлюза застонала, замедляясь. Двадцать метров, прыжок... я успел, встретив грудью заряд бластера.
  НОСИТЕЛЬ ПОВРЕЖДЕН... РЕЖИМ 'КОКОН' АКТИВИРОВАН...
  Я застонал, обрушиваясь на пол. Мир подернулся кровавой пеленой, в туман которой медленно уходили две фигуры в мешковатых комбинезонах. Фигуры держались за руки. Интересно, а что будет, если я блевану внутри перешедшей в режим 'Кокон' брони? Я уже почти готов это проверить... Перед глазами плясали цифры и графики. Кажется, мне показывают мою же кардиограмму. Зачем, если есть кардиостимулятор? Пусть пыхтит.
  Я мысленно отмахнулся от мешающих графиков. Мысли скакали, как бешеные, путаясь и пересекаясь. Меню импланта слушалось плохо. Кажется, оно просто не успевало за моими командами. Как меня занесло в бутсектор, я не вникал. Просто замер на мгновение, осененный внезапной догадкой. Запустил запароленный файл. К черту дешифраторы. Теперь я явственно видел, что никакого особо хитрого алгоритма там нет. Просто комбинация символов, которую необходимо повторить. Быстро меняющаяся комбинация символов. Настолько быстро, что мой коллекционный софт за ними попросту не успевал. Зато я, в моем нынешнем состоянии, вполне даже успевал. К тому же, заняться все равно больше нечем. 7-2-J-o-p-3-F... От внешнего мира я отрезан, удивительно, что еще в сознании и даже чувствую вибрацию выходящего из дока судна. Как были маневровые рассинхронизированы, так и остались. TR-24-52-fG-h6... Допрыгается кэп, разорвет 'Птичку' на подходе к какой-нибудь станции. SaV-Yy9-000-gV3-hZa-666-4Qe-Rrr-C59...
  
  'Просто попробуй мне поверить,' - лицо Анны крупным планом. Серые глаза с серебристыми искорками, упрямая прядь, которую так хочется заправить за ушко. - 'Так, как поверила тебе я'
  Картинка сменилась на комбинацию цифр и букв. Координаты. Надпись постояла бесконечно долгую секунду и пропала. Стемнело. В глазах и вообще. Системы модуля догадались вколоть мне успокоительное.
  
  
  Per aspera ad astra
  Сквозь пелену и громкий пульсирующий шум в ушах пробивался еще один посторонний звук: тревожный писк откуда-то слева. И голос. Настойчивый, неприятный. От него блевать хотелось. Я не стал себя сдерживать.
  В глазах немного прояснилось, но к пульсирующему шуму добавилось еще и до боли знакомое мигание.
  - Черт подери, я же просил не класть меня под этой барахлящей лампой, - прохрипел я.
  Неприятный голос заржал.
  - Какие еще будут распоряжения, сэр? - издевательски поинтересовался он.
  Я поморщился: все-таки, для моего нынешнего состояния он слишком громко говорит. Мигание лампы раздражало, и я попытался прикрыть глаза рукой. Что за..? Рука не поднималась. И вообще, лежать было как-то неудобно, будто я не лежал, а сидел. Головой вертеть большого желания не возникало: мир все еще покачивался, намекая, что не стоит делать резких движений, во избежание нового приступа тошноты. Однако осторожный осмотр подтвердил: я сижу в кресле, мои руки-ноги удерживают противоперегрузочные зажимы. Правда, голова болтается свободно, значит, не ради защиты от перегрузок пристегнули. Да и какие перегрузки в открытом космосе? Я ведь на 'Птичке', если мне память не изменяет. Припомнил вибрацию маневровых движков. Все верно, кэп еще не совсем двинулся, от станции мы отходили без ускорения, это точно.
  - Очухался? Не рыпайся, сейчас капитану доложу.
  Резкость возвращалась медленно, но возвращалась. Знакомые стены, однако. Одна из технических кают 'Тысячелетнего Сокола'. Машинное отделение. И кресла противоперегрузочные понятно откуда здесь: техники должны быть как можно ближе к посту даже во время старта с планеты. А вот рожа неприятного голоса мне незнакома. И не нравится, если честно, совершенно. Еще и воняет от нее...
  Фуу, нет, это от меня воняет. Зря не сдержался. Черт, ну почему эта лампа долбаная... Сощурившись от яркого света, я поднял глаза к потолку. Экран на левом тут же потемнел, компенсируя переизбыток фотонов. 'Что за... ' - кажется, это я уже вслух сказал.
  - О, ты оценил? Я рад. Симпатичная штуковина, хоть и капризная, - в голосе моего собеседника промелькнула гордость. - Впрочем, чего это я. Нашел, перед кем хвастаться. Ты в курсе, что чуть всех не угробил? Как умудрился дверь шлюза замедлить? Еще немного, и получили бы разгерметизацию. Чем думал? Судя по модулю, ты не планетарная крыса, должен знать, чем грозит разгерметизация на старте.
  Эй, эй, эй, мужик, не тараторь. Я еще эту хрень наверху не рассмотрел как следует. Год назад ее точно не было. Сияющее бирюзовое пятно раскинуло щупальца-отростки в стороны. Самые длинные и тонкие тянулись к реактору, провисая петлями. Пятно пульсировало и, кажется, медленно переползало с места на место.
  - Что за бедовину вы на 'Птичку' приволокли? - я наконец-то смог совладать с голосовыми связками и выговорить вопрос полностью. Вдоль позвоночника все еще покалывало - блоки модуля возвращались в режим ожидания после работы в режиме 'кокон', в углу экрана мельтешили данные о состоянии здоровья носителя. Цифры были еще слишком мелкими для не пришедшего в норму зрения, однако, красным уже не мигали, сменив цвет на сдержанный оранжевый.
  - Так-так-так, Железный Дровосек наигрался в добропорядочного гражданина и решил вернуться на борт? - кэп, вопреки своему обыкновению, пребывал в великолепном расположении духа. - Смирнофф, свали и сними зажимы, не видишь что ли: человеку нужно себя в порядок привести?
  - Но капитан... Я категорически не рекомендую... Неизвестно, с какими намерениями он проник на борт...
  - Смирнофф, иди в жопу, - капитан отмахнулся гигантской ручищей от довольно-таки щуплого мужичонки, напомнившего мне кузнечика чересчур длинными конечностями. Впрочем, в сравнении с кэпом, все люди обычно казались мелкими, даже я. - Дай с блудным сынишкой пообщаться.
  Ага, сынишка. Блудный. Папа Карло, блин. Любящий отец для всего экипажа. Сам же разогнал лавочку, а когда снова к делам вернулся, побрезговал к старому начбезопасности обратиться. Зрение еще не вернулось к норме - глаза, наверняка сейчас краснючие, как у вампиреныша - но уж нашивки на комбинезоне этого мелкого типа я разглядел.
  - Теряешь хватку, Карлос, - буркнул я, когда Смирнофф свалил, неодобрительно поджав губы. - Ты хоть не лично собеседование с новым безопасником проводил? Если скажешь 'да', я в тебе окончательно разочаруюсь.
  - Не больше, чем я в тебе, - капитан Карлос Сараива плюхнулся на соседнее противоперегрузочное кресло, с интересом наблюдая, как я пытаюсь выбраться из своего или хотя бы принять в нем более вертикальное положение. Хмыкнул, бросил мне какую-то засаленную тряпку. - С чего тебя понесло в СБ? И как раз, когда хороший заказ подвернулся?
  Тряпка летела медленно, я, даже несмотря на свое 'вареное' состояние, легко ее поймал. Критически осмотрел, понюхал, но счел, что пусть уж лучше от меня смазкой несет, чем рвотой, и принялся оттираться. Только поняв, что сделал все, что было в силах этого обрывка чьей-то футболки, я догадался взглянуть на кэпа. На его физиономии читалось непонятное изумление.
  - Чего?
  - Да ничего, - кэп хлопнул себя по колену, встряхнув головой. Кольца в левой ноздре звякнули. Ого, а у него за этот год еще одно прибавилось. Интересно, кого и где это он подбить умудрился, 'Птичка' ведь из доков 'Террановы-бис' не выходила. - Так какого тебя в СБ понесло? И почему на мои вызовы не отвечал?
  - Это я-то? - теперь моя очередь изображать 'интеллектуала', хлопая глазками. - Что-то не припомню, чтобы ты со мной за год хоть раз связаться пытался. Так что за кузнечик у тебя начбеза изображает?
  - А, - отмахнулся кэп. - Навязали.
  - Кто?
  - Не слишком ли много вопросов, как для зайца? С чего мне с тобой откровенничать, вдруг ты не из-за того, что безумно соскучился, на борт столь оригинальным способом поднялся, а по заданию СБ?
  - Ну, это было не сложно, - я усмехнулся, вспомнив свой эпический бег по стыковочному коридору. - У тебя вообще на судне большие проблемы с безопасностью, ты в курсе?
  Кэп помрачнел. Глаза, мигнув, сменили цвет с темно-карего на черный. За все годы службы под началом нашего 'Папы Карлы' я так и не разобрался, что у него за мутация такая. Единственным ее проявлением - весьма полезным для экипажа, учитывая эмоциональную нестабильность капитана - была смена цвета радужки в зависимости от настроения. Не слишком заметная, но мы быстро научились распознавать оттенки. Так вот, этот черный с оттенком дыма от горящего мазута - верный признак того, что кэп в бешенстве и готов убивать.
  - С чего ты взял? - рыкнул он. - Ты же в отключке с момента старта провалялся.
  - И давно мы стартовали?
  - Пять часов.
  Я выругался. Если только мы не висели в окрестностях станции все это время, то ни с полковником, ни с Кейном, я без доступа к системам связи судна связаться не смогу. Надеюсь, Кейн уже протрезвел и доложил о местонахождении пропавшего контейнера, и о том, где именно я был, когда выходил на связь в последний раз.
  Черт. Детишки! Я вскочил, намереваясь... даже и не знаю... ломиться на мостик, сенсоры биосигналов проверять?
  - Стоять, - Карлос не слишком нежно придержал меня своей ручищей. - То, что я тебя развязать позволил и веду беседы, как со старинным приятелем, не значит, что позволю разгуливать по кораблю. СБ тут не рады, а нынче - так особенно. Куда намылился?
  - Зайчатник твой разгонять, - буркнул я, понимая, что прямо сейчас решительно действовать не готов. Если не считать непреодолимое препятствие в лице капитанской туши, у меня еще и с координацией движений проблемы наметились. Попробовав сделать шаг, я с такой силой впечатался пяткой в пол, что болью стрельнуло до самого плеча. То ли ногу я чересчур быстро опустил, то ли пол оказался гораздо ближе, чем сообщал мне мой помутившийся глазомер.
  - Какой, к чертям, зайчатник?
  - А что, твой кузнечик не доложил? - я злорадно ухмыльнулся, предвкушая разбор полетов, ожидающий мужичка с алкогольной фамилией. - Кроме меня, у тебя еще парочка безбилетных пассажиров имеется.
  Кэп открыл рот - уж не знаю, чего он сказать намеревался - но тут нас тряхнуло. Взвыла аварийная сигнализация, питание с потолочной подсветки переключилось на инженерные пульты.
  - Докладывай, - Карлос хлопнул себя по уху, включая коммуникатор.
  Мы с ребятами в свое время частенько спорили, что первым такого обращения не выдержит: капитанская голова или коммуникатор. По статистике, коммуникаторы сдавались первыми.
  - Понял, иду.
  Кэп грубо толкнул меня обратно в кресло, развернул, схватив за плечо. Зажимы на руках и ногах щелкнули.
  - Эй, что случилось? - я дернулся.
  - Не дури, - предупредил кэп. Мягко так предупредил, что сразу расхотелось рыпаться. - Пробоина в первом грузовом, и если я выясню, что ты...
  Спасибо, можно не продолжать. Лапища капитана прижала мою голову к подголовнику, с тихим клацаньем защелкнулась лента фиксатора, прижимая лоб.
  
  ***
  - Температура системы?
  - Норма. Верхняя граница.
  - Активность ядра?
  - Слегка повышена, но тоже в пределах нормы.
  - Матрица?
  - Нет данных.
  - Что значит, нет данных?
  - А я знаю? Нет данных, и все тут, сам смотри, - женский голос звучал раздраженно.
  Похоже, я снова отключился. Потому что в упор не припомню, чтобы слышал, как техники входили в помещение, да и, судя по репликам, работа у них давно кипит. Как и раздражение. А еще, никого из них я не знаю. Кэп набрал новый экипаж? Очень на Папу Карло непохоже. Он всегда неохотно брал новых людей, предпочитая работать со 'своими', особенно, если от них зависело техническое состояние корабля или выживание. Хотя... Кузнечика же взял. Возможно, и остальной экипаж ему точно так же 'навязали'.
  - Твою... Ничего не могут нормально сделать, - выругался мужской голос. - Знай я, что придется работать с контрабандистами хреновыми, ни за что не подписался бы.
  На меня ребята обращали ровным счетом столько же внимания, как на исправно работающую лампочку.
  - Они не контрабандисты, иначе проверку не прошли бы, - возразила женщина. - Да и не стали бы те ребята с нашими связываться. У них нюх знаешь какой. А ты, как ни старайся, на штатского не похож.
  Ого. Я весь превратился в одно большое ухо. При этом постарался сделать вид, что все еще нахожусь в отключке. Посмотреть бы, что за непохожий на штатского техник на 'Птичке' завелся, да накрепко пристегнутые противоперегрузочные зажимы не давали даже голову повернуть, поэтому приходилось или пялиться в потолок с тошнотворно переливающейся хреновиной, или глаза закрыть. Подумав, решил пойти на компромисс: правый, незащищенный экраном закрыл, а левым пялился. Хрень переливалась и пульсировала, а я жалел, что не спросил у кэпа, что это за штука.
  - Ну, этот 'Папакарла' тоже не законопослушный гражданин, - хмыкнул дядька. - Иначе не пошел бы на такую авантюру.
  - А где ты видел кристально чистого перед законом дальнобойщика? - женщина рассмеялась. - Раз согласился, значит, есть чем за его яйца подержаться. Да и деньги тут явно лишними не будут. Посмотри, в каком тут все состоянии. Или капремонт или разборка, без крайних мер это корыто выдержит еще рейс-два, не больше.
  Судя по раздавшемуся следом звуку, женщина решила пойти на 'крайние меры', то есть хорошенько попинать пульт. Порадовался, что зажимы надежно фиксировали меня в кресле, иначе не сдержался бы, вздрогнул, выдавая, что очнулся. А столь любопытный разговор прерывать ох как не хотелось.
  - И как? - насмешливо поинтересовался мужской голос.
  - Хм. Ты знаешь, помогло... - женщина прыснула. - Похоже, что-то с контактами. Эта посудина проржавела насквозь.
  Эх, слышал бы кэп. Уж в чем в чем, а в плохом технической состоянии 'Птичку' уличить на моей памяти нельзя было. Пусть не новое, пусть собранное из подручных запчастей при помощи напильника и такой-то матери, но оборудование Тысячелетнего Сокола' всегда было в идеальном порядке. Даже за год простоя в доках ржавчине взяться было неоткуда.
  - Что там с тревогой? Ты проверил груз?
  - В порядке. Мы в третьем, а отвалилось что-то у них в первом отсеке... Черт, что опять с матрицей? Нет данных.
  - Сейчас.
  Новый пинок по пульту разразился неожиданным эхом. Судно вздрогнуло, со всех сторон раздался протяжный противный скрежет. Я такой уже слышал. В тот раз мы потеряли целый караван с грузом руды. Повезло, что торпеда угодила во второй вагон. Покореженный первый пришлось отрезать в доках, а потом еще месяц ремонтироваться. Хвост из семи уцелевших вагонов мы оставили пиратам, не стали и пытаться отбить. Благо, было это в те времена, когда страховки еще покрывали полную потерю груза в результате нападения пиратов. И когда кэп еще мог себе позволить страховку.
  Сейчас каравана из десятка вагонов, способного оторваться с подобным скрежетом у 'Птички' явно не было, и это настораживало. Ведь что-то же оторвалось, судя по звуку.
  Корабль вновь тряхнуло, кресло, к которому я был прикован, мягко повернулось, перегрузка вдавила меня в сидение. Со стороны пульта послышалась ругань, грохот, а потом стоны.
  
  ***
  - Майор Гарибальди, вы поступаете в мое непосредственное подчинение до завершения рейса, - кузнечик помахивал перед моим носом жетоном с логотипом Службы Безопасности Земли, будто пытался меня им загипнотизировать.
  Я послушно поворачивал голову вслед за побрякушкой, силясь рассмотреть звание и служебный код. По всему выходило, что полковник, только вот код почему-то имел девять цифр и букв вместо положенных семи цифр.
  - Где капитан? Хочу это с ним обсудить, - выдавил я. Противоперегрузочное кресло здорово выручило - по крайней мере, я был жив и в сознании, в отличие от пары болтливых техников, которых унесли в лазарет.
  - Капитан в данный момент недоступен, - отрезал Смирнофф. - Так я могу рассчитывать на ваше содействие?
  Зажимы щелкнули, освобождая меня из плена кресла.
  - Для начала, я хотел бы проверить ваши данные. Сами понимаете, что жетон - это всего лишь побрякушка для впечатлительных законопослушных граждан. Подделать его ничего не стоит.
  - К сожалению, я под прикрытием. Вся информация о служебном положении стерта со всех электронных носителей, - кузнечик вздохнул. Дядя больше не выглядел таким самоуверенным, как при первой нашей встрече. Похоже, кое-кто осознал, что не может справиться с проблемой самостоятельно, и теперь, скрипя зубами, наступает на горло собственной песне, собираясь просить о помощи.
  - Тогда, как вы понимаете, я не могу поверить вам на слово без подтверждения от капитана.
  - Его не будет, - вздохнул кузнечик. - Послушайте, Людовико. Капитан Сараива пропал, и вы - единственный человек на этом корыте, к которому я могу обратиться за помощью в этом деликатном деле.
  То есть как это пропал? Как может пропасть капитан на корабле в открытом космосе?
  - А в иллюминатор вы выглядывали? - Ну не удержался я.
  - Смешно, - кисло согласился предположительно-полковник Смирнофф. - Так вы поможете, или мне сообщить полковнику Поппинс, что ее рекомендации оказались напрасными?
  
  ***
  - Еще раз, для особо одаренных, можно? Что забыл полковник отдела внутренних расследований СБ Земли на списанном дальнобойщике, приписанном к станции в черт-знает-скольки световых годах от планеты?
  - Капитан Гарибальди, с чего вы взяли, что я из отдела внутренних расследований?
  Этот новый любезный кузнечик мне не нравился гораздо больше, чем предыдущий, враждебно настроенный. Во-первых, он внезапно перешел на 'вы'. Не люблю людей, которые хамят, когда думают, что они в выигрышной позиции, и начинают проявлять чудеса вежливости и такта, стоит им чему-то от тебя понадобиться. Во-вторых... а во-вторых, я помню, что сказал Папа Карло: полковника с алкогольной фамилией ему навязали, и сам кэп от него не в восторге.
  - Решил поверить вашему жетону, - буркнул я. Несмотря на то, что связи с Управлением СБ 'Террановы-бис' не было, база данных, залитая в мой получивший непрошенный апгрейд модуль, работала оффлайн. И хотя кодов сотрудников СБ Земли в ней не было, но формат кода анализатор опознал. - А почему вы... - я осекся.
  - Что я? - Смирнофф насторожился.
  - Да нет, ничего. Думаю, вы сами расскажете все, что мне необходимо знать, - поспешил проявить покладистость я. Хотел спросить, почему он меня капитаном назвал, если меня уже повысили до майора, и не кто-нибудь, а сама полковник Поппинс, которая, якобы, меня и порекомендовала. А вот не буду спрашивать. Просто сделаю себе зарубку на память.
  Полковник смерил меня задумчивым взглядом.
  - Расскажу. Не хотелось бы, но выхода другого нет. Как уже говорил, я работаю под прикрытием. Это тайная правительственная операция. Настолько тайная, что даже сотрудники, сопровождающие груз, который перевозит 'Тысячелетний Сокол', не знают о моей истинной роли. Для них я лишь начальник безопасности этого звездолета.
  - Груз - это 'бесхозный' контейнер, который 'Птичка' подобрала у восьмого шлюза пятого дока? - ехидно поинтересовался я.
  Судя по удивленному взгляду кузнечика, нет, не он.
  - Нет, погрузка осуществлялась в утилизационном доке.
  - Дайте угадаю. Третий грузовой отсек отведен под ваши нужды.
  Хм. А у него оказывается, больше одной степени удивления имеется. Причем вторая заметно отличается от первой. Эдакое удивление с примесью беспокойства.
  - Ваши сотрудники, сопровождающие груз, весьма болтливы, - поспешно пояснил я. - Как они, кстати, и что это были за перегрузки? Мы разве не в открытом космосе? И объясните мне, наконец, что это за светящаяся иноплатнетная хреновина, которую вы притащили на мой корабль?
  - На ВАШ корабль? - А вот и третья стадия удивления ака 'крайнее изумление'.
  - Ага. Раз кэп недоступен, то я за него, - я выдал одну из своих любимых ослепительных улыбочек.
  Дядя проникся, но верить не спешил. Впрочем, улыбнулся в ответ, видимо, на всякий случай. Улыбка вышла слегка растерянная. А судя по рассеянному взгляду и едва заметным красноватым отблескам в левом зрачке, он сейчас пытается связаться с мостиком, чтобы проверить мои слова. Посмеиваясь про себя, я осторожно поднялся с кресла.
  На удивление, с координацией движений и глазомером на этот раз было уже получше, даже несмотря на перенесенные перегрузки. Стараясь держаться как можно ровнее, я неторопливо последовал к выходу.
  - Ну, вы идете? - обернулся в дверях к зависшему кузнечику.
  - Куда?
  - На мостик. Должен же я принять командование. Ваш отчет выслушаю по дороге, чтобы не терять времени даром.
  
  ***
  Папа Карло всегда сложно сходился с людьми. Но если уже ты дал себе труд завоевать капитанское доверие, то мог быть спокоен: кэп за тебя горой стоять будет. Я летал с ним на 'Птичке' больше десяти лет. Да, собственно, она у меня была единственной за всю мою карьеру. То, что зеленый парнишка, планетарная крыса, только и умевший, что взламывать чужие компьютеры, дослужился на столь непростом судне, как дальнобойщик-фрилансер, до начбеза о многом говорило. В том числе, и о степени доверия капитана: дальний космос с его опасностями и пиратами всех мастей - не то место, где обеспечение безопасности корабля можно поручить чужаку, взятому по резюме.
  Для капитана Сараивы я был 'своим'. Причем, настолько, что пару лет назад Папа Карло пошел на решительный шаг, дабы узаконить наши отношения. В системы 'Птички' (не без моего скромного вмешательства, но с полного и добровольного согласия капитана) были внесены некоторые изменения. В случае гибели либо отсутствия капитана на борту во время рейса, если перед тем, как покинуть корабль, кэп не дал других указаний, корабль переходил под мое командование. Бортовой компьютер попросту не примет команд от другого члена экипажа. Проделали этот фокус мы с Папой Карло после неудавшейся попытки его тогдашнего старпома захватить власть на судне, прикончив капитана. Я, хоть и не сумел полностью предотвратить покушение, вмешался вовремя, кэп выжил. А очухавшись, потребовал обезопасить "Птичку' от подобных поползновений на будущее, составив своеобразное 'завещание'.
  В общем, расчет был на то, что кэп до последнего надеялся вернуть меня на борт, а значит, 'завещание' отменить не успел. Да и накрутил я там такого, что убрать или обойти эти настройки не так-то и просто. Даже мне самому пришлось бы повозиться.
  Расчет оправдался. Анализатор на пульте управления впился в палец, требуя кровавую жертву. Огонек анализатора озадаченно поморгал желтым, но потом сменил гнев на милость и, сдавшись, засветился ровным зеленым светом. Я быстро ввел свой старый код, засмеявшись от неожиданности. Надо же. Сработало. Эх, Папа Карло, не любишь же ты менять людей и привычки. Быстро пробежавшись по строчкам отчета, показавшимся на дисплее, я убедился, что никаких критических утечек атмосферы и повреждений, угрожающих безопасности судна, у нас нет.
  - Что ж, Смирнофф. Теперь докладывайте. И я хочу знать все, что происходит на этом чертовом корабле.
  
  ***
  На чертовом корабле происходила чертовщина. Для начала - ложное срабатывание датчиков в первом грузовом. Никакой разгерметизации там не было, однако, договорить нам с кэпом не дали, а ремонтную бригаду на какое-то время заняли. Поэтому, когда то же самое произошло в третьем отсеке, Папа Карло лично облачился в скафандр и попер проверять. Тогда и рвануло. Что и где - неизвестно. Сразу после взрыва автоматом врубилось ускорение, и пока экипаж пытался справиться с невесть откуда взявшейся перегрузкой, мы оказались неизвестно где. Без капитана.
  - Дин, а кстати, где именно? - я обернулся к изрядно потрепанному навигатору, фиолетовеющему свежим фингалом. Не всем так повезло оказаться в нужный момент в противоперегрузочном кресле, как мне. Хотя... зная Дина, не могу утверждать, что фингал он заработал именно в момент, когда 'Птичка' решила посамовольничать.
  - Вычисляем, - буркнул тот. - Сектор дельта, точнее пока не скажу. Сам знаешь, наши карты сектора не совсем актуальны...
  Дельта? Сердце выписало кувырок и снова вернулось на свое законное место. Заглянуть в гости к дальним родичам, что ли?
  - А перегрузка откуда? - нет, ну все-таки. Откуда в открытом космосе перегрузка, как при старте с планеты?
  - А хрен его знает, - Дин пожал плечами. - Датчики гравитации говорят, что рядом с нами было планетарное тело. Визуальные датчики уверены, что открытый космос.
  - Хм... - все страньше и страньше. - А дай-ка мне данные, попробую разобраться.
  - В данный момент меня больше волнует, чтобы вы разобрались, куда подевался капитан Сараива, и что произошло в третьем отсеке, - вклинился Смирнофф. - Туда нет доступа.
  - Да? - вкрадчиво поинтересовался я. - А вот меня волнует, что именно вы перевозили в том отсеке, и не оно ли стало причиной того, что нас закинуло в сектор дельта.
  - Это секретная информация, - поджал губы кузнечик.
  - А это - на данный момент мой корабль. И секретов, угрожающих его безопасности, я не потерплю. На борту. Хотите секретничать - милости прошу сойти.
  - Куда?
  - Космос большой. Если надумаете, дайте знать. Я даже приторможу, на полном ходу выходить не заставлю.
  - Эээ, Дровосек, с этим вряд ли, - подал голос Дин.
  - С чем 'вряд ли'?
  - С притормозить. Управление навигационной и ходовой системами у кого угодно, но не у меня.
  Выругавшись сквозь зубы, я кинулся к пульту. Да нет, все в порядке. Все системы работают в штатном режиме, управление на мостике доступно. Отдал команду сбросить скорость. Команда прошла, ингибиторы опустились до половины в ядро реактора... 'Птичка' продолжила переть вперед на прежней скорости.
  - Твою темную материю, - выругался я, заполучив одобрительную ухмылку от Дина и кислую гримасу от кузнечика. - Машинное отделение, что там у вас? - рявкнул в громкоговорители.
  Ответа не последовало. Припомнил, что когда мы со Смирноффым уходили, на вахте никого не было. Пришлых техников, не успевших принять меры безопасности в момент перегрузки, унесли в лазарет, а им на смену никого не прислали. Полный бардак.
  ***
  Сигнализация взвыла. Разгерметизация. Второй грузовой. Я устало плюхнулся в капитанское кресло. Черт знает что.
  - И что, так и будешь сидеть? - рявкнул Смирнофф, мигом забыв, что мы на 'вы'. - Назвался капитаном - делай что-нибудь.
  - Какова вероятность, что после двух ложных срабатываний третье окажется не ложным? - фыркнул я. - Техники нужнее в машинном. Если не затормозим, через пару часов сектор дельта пройдем насквозь. У тебя есть подробные карты внешних секторов? Вот и у меня нет.
  - Мммм... Разрешите обратиться? - тоненький голосок из угла рубки за моей спиной заставил вздрогнуть и попытаться вывалиться из кресла.
  Папа Карло детей уже в экипаж набирает? Или тоже навязали? Присмотревшись, сообразил, что эфемерное создание за пультом связи постарше меня будет. Просто хрупкое телосложение и небольшой рост, присущие выходцам с островов восточного полушария Земли, да миловидное треугольное личико с узкими, как щелочки, глазами и гладкой кожей с толку сбивают. Уж кто-кто, а эта женщина - точно не малолетка.
  - Обращайтесь, Ч...
  - Чань Ю, капитан, - поспешно прервала меня женщина. - Специалист по связи. Мы с вами не знакомы, капитан Карлос нанял меня незадолго до этого рейса.
  Хм. Ну, не знакомы, так не знакомы. Хотя не узнать Чио-сан... Я, конечно, с хакерством вроде как давно завязал, толком и не начав, однако... Оглянувшись на кузнечика, понял: этот не знает. А сама Мадам не горит желанием перед ним светиться. Чутью этой женщины на представителей власти можно позавидовать. Но кэп, красава. Заполучить саму Мадам Баттерфляй за пульт связи! Этот рейс мне 'нравится' все больше и больше... Возникло настойчивое желание выяснить, в чем же интерес этой женщины. Просто так она на люди выходить не любит, тем более, не станет наниматься на корабль, кишащий непонятными, но явно работающими на правительство, личностями. Разве что с целью диверсии, но для этого нет необходимости в присутствии Мадам на борту.
  - Рад познакомиться, Чань Ю, - взглядом я пообещал долгий и обстоятельный разговор. В честь 'знакомства', так сказать. В ответ получил взгляд не менее многообещающий. - Так в чем дело,
  - У нас незарегистрированный коммуникационный сигнал во втором грузовом. Личный коммуникатор, вызов в пределах корабля, но это не кто-либо из экипажа.
  - Еще безбилетник? - взвился кузнечик.
  - Господин Смирнофф, не заставляйте меня думать, что ваша квалификация не соответствует вашему... гм...вашей должности, - не удержался от подковырки я. - Чань Ю, дайте, пожалуйста, громкую связь на грузовой... нет, по всему кораблю.
  Дождавшись, когда Чио-сан откроет канал, я постарался придать голосу максимум дружелюбия:
  - Дол, Лим, это дядя Людовико. В данный момент я являюсь самым главным на этом корыте. Сами понимаете, гарантии безопасности дать могу - любые, на которые способен капитан. Сейчас я иду проверить, что за хренотень творится на моем корабле, и сочту за согласие на добровольное сотрудничество нашу с вами встречу у дверей второго грузового отсека. Дорогу, надеюсь, найдете.
  
  ***
  Двери отсека заклинило. Команда на замыкающий пульт проходила, Чио-сан проверила трижды. Пульт я разобрал лично. До последнего винтика. Замкнул контакты вручную. Сервопривод двери взвыл, но створки даже не дрогнули, не делая ровным счетом никаких попыток разойтись в стороны.
  - А...
  - Только вот не надо этих 'а я же говорил', - прервал я открывшего, было, рот Смирноффа. - Приоритеты я расставил правильно. Потеря груза - не та неприятность, которая могла бы оказаться важнее летящего Локи знает куда корабля с полным экипажем на борту. Полным экипажем и довеском, - поправился я, вспомнив про своих 'зайчат'.
  Кстати, им бы давно пора объявиться. О том, что детишки могли оказаться по ту сторону переборки, думать не хотелось.
  - Ч..ань Ю, незарегистрированный сигнал еще определяется? - я решил не пороть горячку. Послать ребят за плазменными горелками всегда успею. Чего-чего, а это добро на 'Птичке' точно имеется. Для начала нужно проверить, вдруг, тревога ложная, и незарегистрированные пассажиры просто боятся появляться на столь многочисленной публике.
  - Да, - разбила мои надежды Мадам. - Один по ту сторону переборки, второй - наподалеку от вас.
  Ну хоть половина новости оказалась не такой отвратительной, как могла бы быть.
  - Дол, выходи! Я же сказал - не обижу. Теперь тут я за главного, - проорал, повернувшись к единственному месту, где, по моим расчетам мог спрятаться подросток не слишком могучего телосложения - углу, захламленному беспорядочно сваленными в кучу контейнерами с инструментом. Сколько себя помню, этот бардак тут был всегда. Папа Карло пытался с ним бороться, но за все десять лет нашего знакомства так и не преуспел. Кэп не сдавался. Завал тоже: он возрождался после каждой генеральной уборки с удивительными упорством и скоростью.
  - А откуда ты знаешь, что это я? - Долорес голос подала, но выбираться из своего убежища не спешила.
  - Оттуда. Твой дружок давно бы уже залез ко мне в мозги и понял бы, что прятаться и в самом деле смысла нет.
  Сам знаю, логика железная, с ней не поспоришь. Долорес и не спорила. После нескольких секунд тишины, из-за ящиков послышались громкие рыдания. Мысленно закатил глаза, изо всех сил сохраняя на лице доброжелательное выражение. Женские слезы - самый страшный кошмар любого мужчины, и от того, что женщина не доросла еще до 'взрослого' размера скафандра, кошмар менее страшным не стал.
  - А ну молчать! - рявкнул я, поняв, что истерика только набирает обороты.
  За ящиками икнуло и умолкло.
  - Выходи! - Ну, раз строгий командный тон действует, будем продолжать. Главное - не перегнуть палку.
  - Н-не могу... - хлюпнуло носом из-за ящиков.
  - Почему это? - не понял я.
  - Я не одетая...
  Кажется, смеялся даже смертельно серьезный Смирнофф.
  
  Мелкая оказалась действительно не одета: дрожа от холода, она куталась в кусок пластикового тента, явно выуженный в одном из контейнеров. Кэп всегда экономил ресурсы корабля, даже когда особой нужды в этом не было, поэтому грузовые отсеки не могли похвастать комфортными для разгуливания голышом температурами. Долорес не то, чтобы совсем голышом разгуливала, однако, помимо тента на ней было лишь старенькое застиранное бельишко. Даже с обувью не сложилось - из-под пластика торчали грязноватые голые пятки.
  - Ну и как ты дошла до жизни такой? - не удержался я от колкого вопроса.
  - Мы переодеться хотели, чтобы... ну, слиться с местными, - пролепетала Кейнова дочурка, хмуро поглядывая на меня из-под растрепанной челки покрасневшими глазищами.
  - Угу. И что помешало закончить дело? - Про то, как именно детишки представляли себе 'слиться с местными' на грузовозе с экипажем менее полусотни человек, я решил пока не спрашивать.
  - Призрак, - буркнула девочка.
  - Ага, отца Гамлета, - фыркнул, получив в ответ взгляд, которым меня явно попытались испепелить.
  - А как бы ты назвал белую, светящуюся штуковину, похожую на полупрозрачного человека? - хмуро уточнила она. - И вообще, 'дядя Людовико', ты собираешься Лима вытаскивать? Он там, за дверью, - Долорес мотнула головой в сторону переборки. - Меня вытолкнул, а сам не успел, когда дверь закрываться начала.
  - А есть кого спасать?
  Ну вот. Не умею я с детьми, особенно женского пола. Снова слезы в три ручья.
  - Я с ним связаться не могу, - затараторила Долорес. - Ни коммуникатор не отвечает, ни так... - она осеклась, зыркнув на подошедшего Смирноффа.
  - Вообще никак не получается, говоришь? - призадумался я.
  Девочка кивнула.
  Плохо. Очень плохо. Если не отвечает коммуникатор, это еще полбеды. Мог упасть, сломаться, да мало ли что, батарея села. Хотя это вряд ли, раз у Чио-сан, тьфу ты, Чянь Ю, его засечь получилось. А вот если Долорес пацана при помощи этой своей телепатии дозваться не может - это уже хуже. Но с другой стороны, у девочки явно более слабые способности, чем у Лима.
  - А постучать пробовали? - пробасил здоровенный детина явно военной выправки.
  Не дожидаясь ответа, он загрохотал по переборке кулачищем, на котором поблескивали клеммы модуля управления РПГ.
  Ответ Долорес потонул в грохоте. Здоров, мужик. Такой ударит посильнее, и плазменный резак не понадобится - дверь сама вылетит. Только вот с субординацией у него явно проблемы. Команды создавать шумовые эффекты не было.
  Грохот стих, за дверью тишина.
  - Может, еще и покричишь? - спросил ехидно у инициативного. По моему взгляду дядя должен был догадаться, что сделал что-то не так.
  Не догадался.
  - Агов, есть кто живой? - послушно заорал детина, сопровождая крики новым грохотом.
  За дверью грюкнуло в ответ.
  Долорес подскочила, но, запутавшись в тенте, полетела носом на пол, увлекая за собой стопку пластиковых контейнеров. К счастью, пустых.
  Из-за переборки вновь послышался стук.
  - Лим! Он там! Живой! - послышался сдавленный писк из-под завала.
  - Он-то, судя по всему, живой, а вот ты, похоже, жить перехотела, - вздохнул я, помогая подбежавшим Смирноффу и здоровяку вызволить малявку.
  - Я хочу! - возмущенная головка показалась из-под отброшенного в сторону контейнера.
  - Тогда рассказывай в подробностях, что произошло в отсеке. Пока я не знаю точно, что за переборкой, я не могу дать распоряжение ее взломать. Система вопит, что во втором разгерметизация, и у меня нет оснований ей не верить.
  - О, - глаза девчонки округлились. - Но там же Лим...
  - Значит, не тяни. Если пробоина небольшая, и утечка атмосферы идет медленно, то у нас есть шансы успеть. Если пацан догадался влезть в скафандр, - добавил жестко, дабы не обнадеживать попусту.
  - Да ничего там не произошло. Когда бабахнуло и тряхнуло, мы испугались и решили перебраться в более безопасное место. Но в комбезах грузчиков идти нельзя было, нас на раз засекли бы, и неуклюжие они, не убежишь, в случае чего, - затараторила Долорес. - Мы полезли искать что-то подходящее, но там столько ящиков! Пока все перерыли... Лим сказал, в том ящике должна быть форма, судя по маркировке... Лим сказал раздеваться, и мы заглянули в ящик, а оттуда как вылетит!
  - Что вылетит?
  - Да призрак же! - возмутилась моей непонятливости малявка.
  - А потом?
  - А потом сигнализация завыла, и Лим меня ка-ак вытолкнет, а дверь ка-ка закроется!
  - Дверь закрывается не мгновенно, - припомнил я. - Если он успел тебя вытолкнуть, то почему сам за тобой не выскочил.
  - А он не так... - Долорес снова осеклась, зыркнув на моих спутников.
  Ясно. При посторонних девочка говорить не станет. И правильно. От папаши ей не только тяжеловатая челюсть досталась, но и немного мозгов. Радует.
  - Смирнофф, вернитесь на мостик, вы за главного. Проследите за проверкой состояния систем, мне нужен отчет о повреждениях корпуса. И организуйте сбор данных с внешних сенсоров перед инцидентом. Хочу быть уверен, что мы не подверглись внешней атаке. В общем, вас капитан Сараива начбезом взял? Вот и прошу занять места согласно купленным билетам.
  - Простите, КАПИТАН Гарибальди, - слово 'капитан' было выделено особенно тщательно, дабы и глухой понял, в каком именно значении оно используется, - но вам не кажется, что основная угроза безопасности корабля может располагаться именно здесь?
  - Не кажется, - отрезал я. - Я уверен, что основная угроза в третьем отсеке. И вам стоит проследить, чтобы в следующий раз тревога не оказалась не ложной.
  Возразить на это Смирноффу было нечего, пришлось подчиняться.
  Громилу я услал за плазменным резаком, а с ним отправил и Бела - толкового техника, но слишком болтливого рубаху-парня. Теперь можно и поговорить.
  - Как я понимаю, вытолкнул Лим тебя при помощи этих ваших штучек? - я сделал неопределенный жест рукой, долженствующий означать применение телекинеза - как я это себе представляю. Все-таки мне тогда не показалось у шлюза. Пацан умеет.
  Долорес кивнула.
  - А сам был далеко и не успел добежать? - продолжил излагать свои предположения я.
  Снова кивок.
  - А почему дверь не замедлил? - тут не стыкуется. Я же видел, что может пацан. А у двери внешнего шлюза сервопривод куда более мощный чем у внутренней перегородки грузового трюма.
  - Он пытался... Но кажется, она только быстрее захлопнулась, - в голосе Долорес прозвучало недоумение. Похоже, она только сейчас осознала этот факт и удивилась.
  Меня такой поворот тоже удивил. Не мог же Лим перепутать вектор приложения силы или что там у них используется для их фокусов.
  - Дол, а ты тоже мысли читать умеешь, как и Лим?
  - Не, - девчонка замотала головой, - Он меня учил, но я невнимательная. Но я пыталась! Докричаться... Лим всегда чувствует... Он бы дал знак, если бы почувствовал...
  А вот это интересно.
  - А давай ты еще раз попробуешь? Ну, докричаться. А вдруг он тебя чувствует, но ответить по какой-то причине не может? Попросишь его дать знак. Скажем... - я призадумался, - пусть простучит три раза, если все в порядке, и два, а потом еще два раза, после паузы, если в отсеке и в самом деле разгерметизация?
  - Зачем тебе? - с подозрением осведомилась Долорес.
  - Затем, что если разгерметизация, то мы не станем резать дверь. С этой стороны. Найдем другой способ. Я надену скафандр и выйду наружу. Проделаю выход с той стороны. Идет? - Иногда я поражаюсь собственному же, ангельскому терпению.
  Долорес молча кивнула. Потопталась на месте, покрутилась, прикрыла глаза. Замерла. Нет. Что-то ей не понравилось. Замотала головой, смешно хлопая растрепавшимися косичками по плечам. Прошлепала поближе к двери отсека, волоча за собой тент и запинаясь о шуршащий пластик. Встала, прижавшись лбом к переборке и положив на нее растопыренные ладошки.
  Сколько мелкая так простояла, я не засекал. Долго. По моим расчетам, уже должны были вернуться громила с Белом и резаком. Внезапно за дверью загрохотало. Стучали в переборку, но стук был беспорядочным, непрерывным, даже каким-то паническим. Вообще ни разу не похоже на условный сигнал.
  Я открыл, было, рот, чтобы попросить Долорес сосредоточиться и передать то, о чем договаривались, но не успел. Судорожно вздохнув, девчонка начала сползать по стеночке. В уголке рта показалась струйка крови.
  
  ***
  Задумчиво побарабанил пальцами по столу. Быть или не быть? В смысле, вскрывать или не вскрывать заклинившую дверь второго грузового. Несмотря на то, что я несу ответственность за жизнь застрявшего там мальчишки, пороть горячку не хочется. Не нравится мне этот грохот. И внезапный обморок Долорес не нравится. Девчонка уже полчаса в отключке, а в медотсеке лишь руками разводят да несут непереводимую на человеческий язык пургу. Отсюда и мои колебания. Если во втором грузовом засело нечто настолько мощное, что оно сумело вырубить телепата, открывать не стоит. Жаль мальчишку. Но за жизнь остального экипажа я несу не меньшую ответственность.
  Расположился я в закутке, гордо именуемом 'капитанская каюта', а по сути являющемся переоборудованной кладовкой с выходом на мостик. Папа Карло любит свою 'берлогу'. Сколько помню, он всегда стаскивал сюда разные сувениры и безделушки с мест, в которые нас заносил солнечный ветер. Заявлял, что 'создает уютное гнездышко'. Ребята посмеивались над страстью кэпа к гнездовью, но все, кто попадал в святая святых 'Птички' впервые, не могли удержаться и не поглазеть по сторонам.
  Нынче 'гнездышко' являло собой плачевное зрелище. На стенах виднелись места крепления гравистазисных полок, но самих полок, как и безделушек, на них ютившихся, и след простыл. И да, пришлый техник была права: ржавчина на 'Птичке' есть. Там, где краска стены облупилась вокруг гнезд креплений, ее наличие особенно заметно. Кэп, конечно, попытался прикрыть это безобразие антикварными звездными картами, но помогло мало. Выходит, он и правда собирался корабль отдавать на разборку, раз прибрал свое барахло из каюты.
  - Кэп, разрешите обратиться? - в каюту просунул голову инициативный детина.
  Совсем он бесстрашный, что ли? Даже Смирнофф так и не рискнул ко мне без приглашения сунуться: после происшествия с Долорес я рвал и метал. Полковник был не готов поделиться со мной исчерпывающими сведениями о сопровождаемом грузе, а я не был готов общаться с ним на какую-либо тему, помимо этой и отчета по выданному ему заданию. Отчет предоставить он тоже был пока не готов. Краем уха я слышал разговор, точившийся на пониженных матерных тонах, который он вел с Чио-сан и Дином. Похоже, ни связистке, ни навигатору поставленная задача пока была не по зубам. Бардак на судне. Не могли же у нас разом отказать и все внешние датчики, и навигация? Впрочем, движки же сошли с ума. И капитан Сараива пропал. Зуб даю - хреновина эта из машинного отделения во всем виновата. Нужно хоть про нее Смирноффа допросить. Или кого-то более компетентного и разговорчивого.
  - Кэп?
  - Обращайтесь уже, раз вломились, - вздохнул я. Что за мужик вообще, где его Папа Карло нарыл? Не из наших 'старичков', да и не из привательственной братии. Выправка у него военная, но на Смирноффа за одобрением каждого пука не оглядывается. - Только представьтесь для начала.
  - Чиф, сэр! - радостно осклабился детина.
  - Мастер? - вот знаю же, что шанс встретить человека, способного в наше время понять мои ассоциации родом из двадцать первого века, но все равно удержаться не могу.
  - Ага, - еще шире разулыбался Чиф.
  Надо же. Однако.
  - Я это... - здоровяк замялся. - Покумекал. В третьем отсеке же есть шлюз прямой. Для разгрузки.
  - Не вариант, - с сожалением возразил я.
  Про этот шлюз я прекрасно помню. И сам уже пришел к выводу, что это хороший способ попасть во второй, не рискуя разгерметизацией всего корабля. Зайти из третьего, а в случае, если разгерметизация - не выдумка сошедших с ума датчиков, вывести малого через шлюз и вернуть в неповрежденную часть судна через 'главный вход'. Заодно и оглядеться в поисках Кэпа, вдруг и правда, снаружи болтается. С него станется. Правда, не могу представить себе, зачем бы Папе Карло это понадобилось.
  Проблема заключается как раз в том, что шлюз в третьем грузовом. А там правительственный груз. Переместить который нет возможности. И рисковать разгерметизацией в третьем - теперь уже не мнимой, а настоящей - я бы поостерегся. Не из страха за собственную карьеру в СБ, нет. Просто были у меня подозрения, что везут эти ребята нечто взрывоопасное.
  - Но кэп, - Чиф не сдавался. - Мальца ж вытащить надобно.
  - Надобно. Но мы придумаем другой способ. Свободен.
  ***
  - Девочки, техники уже пригодны к общению?
  Я ворвался в медотсек стремительно, рассчитывая взять если не капитанским авторитетом, то эффектом внезапности и психологической атакой. Сработало. Медики - брюнеточка и блондиночка - при виде меня прыснули в разные стороны. Блондинка, зыркнув на прощание, ретировалась в соседнее помещение, оставив брюнетку мне на растерзание. На мгновение мне показалось, что из-под длинной светлой челки на меня смотрят серые, с серебристыми искорками, глаза Анны, но я быстро отогнал наваждение. Знаем. Проходили уже. Думал, начало отпускать, но, выходит, пока не очень-то и попустило.
  - Лейтенант в коме, боюсь, мы не сможем ему помочь, пока не вернемся на станцию, где есть все необходимое оборудование. А сержант уже в сознании, но я бы не рекомендовала ее беспоко...
  Рекомендации оставим на потом. Отодвинуть с дороги мужественно вставшую грудью - должен заметить, вполне симпатичной и внушительной грудью - на защиту покоя пациентки медичку, мне труда не составило. Интересно, этих-то Папа Карло из каких соображений в команду взял? Эстетических? Вот уж никогда не подумал бы, что он станет Ганнибалу изменять, пусть даже и с блондинисто-брюнетистым дуэтом.
  У Ганни пациенты в коме не залеживались. Меня после того выстрела он мигом на ноги поставил. На вопрос, как ему это удалось, буркнул, по своему обыкновению, что пошаманил немного, но 'секретами цеха' делиться не стал. А вот интересно, уж не из-за шаманских ли действий доктора Ганнибала у меня модуль брони теперь сбоит столь причудливым образом?
  Охарактеризовать состояние сержанта как 'в сознании' язык поворачивался лишь с большой натяжкой. Женщина лежала, опутанная трубками капельниц, сливаясь цветом лица с традиционно немарко-серыми простынями койки. Глаза ее были открыты, но особых проблесков сознания в них не наблюдалось, взгляд рассеянно блуждал по потолку. Похоже, сержант еще только-только начала отходить от наркоза и была слегка дезориентирована. К сожалению, из всего штата техперсонала 'Птички' двое пострадавших при внезапной перегрузке техников - единственные, кто вообще знает, что за сияющий апгрейд украшает машинное отделение.
  - Сержант... - я замялся.
  - Рипли, - подсказала доктор-брюнеточка. Я поперхнулся. Поспешно отогнал все ассоциации.
  - Сержант Рипли, я хотел бы задать вам несколько вопросов. Речь идет о безопасности судна.
  Женщина перевела равнодушный взгляд на меня. В светло-карих глазах блеснуло узнавание, тут же сменившееся испугом.
  - Майор Людовико Гарибальди, Служба Безопасности, - поспешно представился я, помахивая жетоном. - И на данный момент по совместительству и.о. капитана этого корыта. Вы не могли бы мне вкратце рассказать, что за светящаяся штуковина висит на потолке в нашем машинном отделении?
  Взгляд сержанта, потеплевший, было, при виде моего служебного жетона, вновь приобрел упрямо-отсутствующее выражение.
  - Вкратце, государственные тайны можно не выдавать, - поспешно добавил, видя, что мне собираются ответить решительным отказом. - Мне лишь нужно знать, как именно эта хреновина могла сломаться. 'Тысячелетний сокол' сейчас несется на всех парах к Локи на кулички, не слушаясь команд с пульта управления, и у меня есть основания подозревать в этом бунте наш милый декор.
  - Где Диллон?
  - Лейтенант что ли? В коме, к сожалению, я могу рассчитывать только на вашу помощь.
  - Мне нужно встать, - Рипли потянулась сорвать капельницу.
  
  ***
  ***
  - Но так нельзя! - медичка-брюнеточка суетилась вокруг сержанта Рипли.
  Рипли отмахивалась от нее, как от назойливой мухи, вызывая мое уважение. Было заметно, что женщина все еще дезориентирована и с большим удовольствием отлежалась бы в койке - благо, огромный кровоподтек на скуле и периодическая тошнота, вызванная сотрясением, намекали на целесообразность этого. Но долг есть долг. Не скажу, что меня очень устраивал предложенный Рипли компромисс: она не раскрывает деталей, но делает все возможное, чтобы приструнить взбесившуюся светящуюся штуковину. Но делиться со мной информацией сержант отказалась наотрез. Звать Смирноффа на помощь я не стал, припомнив, что тот говорил об осведомленности остальных сопровождающих относительно его истинной роли.
  - Ну хоть что-то вы можете мне рассказать? - воззвал я к сосредоточенно ковыряющейся в проводке пульта Рипли. - Вам не кажется, что капитан должен быть в курсе, как именно его судно приводится в движение?
  - Это экспериментальный двигатель. 'Тысячелетний сокол' был предоставлен в наше распоряжение капитаном Сараивой на условиях полного невмешательства и неразглашения.
  Информация, несомненно, полезная. Однако, то, что 'экспериментальный двигатель' не работает как следует, я понял и без этих пояснений, еще когда она ногой выбивала из пульта данные с матрицы - что бы это ни значило.
  - И по какому принципу он работает?
  - По принципу вашего полного невмешательства, - отрезала Рипли.
  Ну да, ну да. Помним.
  - Вы знаете, что мы буквально в считанные минуты оказались в секторе дельта? - вкрадчиво поинтересовался я. - И пока мы тут с вами препираемся, вполне возможно, что уже вышли за его пределы.
  - За пределы не выйдем, это слишком далеко от... - сержант осеклась.
  - От чего?
  - Не важно. Если мы уже в секторе дельта, то скоро начнем торможение.
  - Вы так в этом уверены?
  - Да, - слишком активно кивнула женщина, ударившись головой о навигационную панель, под которую она перебралась, в очередной раз послав медичку туда, куда приличные девушки до брака не ходят.
  Брюнетка обиделась и, сообщив, что расценивает это как отказ от лечения, удалилась.
  - Сержант, я повторю вопрос: даете ли вы гарантии, что мы не проскочим сектор дельта и не выйдем за его пределы.
  - Я сказала же: да! - раздраженно рявкнула Рипли.
  - То есть, вы утверждаете, что мы вот-вот начнем торможение?
  - Я... черт подери, майор! Не знаю, откуда вы такой дотошный на мою голову взялись, но, вашу мать! Нет! Я этого не утверждаю. Я утверждаю, что мы ДОЛЖНЫ вскоре начать торможение. И чем меньше вы будете доставать меня своими дурацкими вопросами, тем больше вероятность того, что мы все-таки это сделаем.
  Вот это поворот. Выходит, есть вероятность, что мы можем торможение не начать. Но и из сектора дельта не выйдем. Не стыкуется, однако.
  - А что будет, если не начнем? - ну вот, еще один дурацкий вопрос. Но ведь я не могу его не задать.
   - А что будет, если вы разгонитесь и врежетесь во-он в ту стену? - вопрос Рипли прозвучал, как предложение.
  - Если успею активировать модуль брони, то в стене получится дырка, - я отнесся к вопросу со всей серьезностью.
  - У 'Тысячелетнего сокола' модуля брони нет.
  - Может, вам что-нибудь подержать нужно? - тут же предложил я посильную помощь.
  - Гарибальди, у вас других дел нет? - устало вздохнула сержант.
  - Есть, но без информации от вас я не могу ими заниматься, - вздохнул я. - Ну хоть скажите, что за груз в третьем отсеке. И насколько ему может повредить разгерметизация.
  - Считайте, что там топливо. Запасные элементы питания. И не вздумайте устроить там разгерметизацию!
  - А то что?
  - А то они ум...
  Окончание слова потонуло в вое сирены. 'Разгерметизация в третьем грузовом, - раздалось в коммуникаторе. - Кэп, на этот раз не ложная тревога.'
  Ругались с Рипли мы удивительно слаженно.
Оценка: 8.25*13  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Вострова "Мой хозяин - дракон" (Любовное фэнтези) | | О.Райская "Магическая штучка" (Городское фэнтези) | | А.Субботина "Цыпочка на побегушках" (Попаданцы в другие миры) | | О.Райская "Звездная Академия. Шаманка" (Любовное фэнтези) | | В.Лошкарёва "Вторжение" (Любовная фантастика) | | В.Свободина "Наследница проклятого мира" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | Т.Михаль "Сделка с Ведьмой" (Городское фэнтези) | | Д.Хант "Лирей. Сердце волка" (Любовное фэнтези) | | О.Адлер "Феникс" (Современная проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"