Томашева Ксения: другие произведения.

Проклятие Серебряной Маски (отрывок)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
      
      
    Это продолжение рассказа "Тайна Серебряной Маски", совершенно неожиданно для меня самой победившему на конкурсе Детективно-фэнтезийного рассказа 2016 :)
      
      
      
      
      
      
      
      
      
    Тут выложен отрывок. Книгу уже можно приобрести, пока только здесь: "Серебряная Маска" Но совсем скоро она появится и в других магазинах!

  Глава 1
  Глава 2
  Глава 3
  Глава 4
  
  --1--
  - Имя?
  - Соломия
  - Имя рода?
  - Не знаю
  - Прозвище?
  - Ночной Посыльный
  Один уличный философ сказал, что все события в нашей жизни повторяются по спирали. Мудрый был человек. В моей жизни витки этой самой спирали были так лихо закручены, что голова кружилась.
  Нынешняя ситуация до боли напоминала ту, в которой я оказалась всего пару дней назад. Тот же стражник, оформляющий бумаги, точно такой же (если не тот же самый) серебряный ошейник, на моей шее. Вот только жертва, приписываемая коварной мне, в этот раз была чином повыше - сам Повелитель. В прошлый меня обвиняли в убийстве всего лишь жреца Оракула. И, как и в прошлый раз, я была невиновна, но все очевидные свидетельства были против меня. Обратилась, называется, к Оракулу за восстановлением справедливости. Кто же знал, что восстановление справедливости в понимании Оракула - это не волшебное "чудесным образом сделать все и сразу хорошо", а долгий и непростой процесс, в ходе которого у просящего могут возникнуть новые проблемы.
  - Что за предмет ты передала Повелителю? На нем было проклятие?
  - Да я уже много раз повторяла: не было на нем никакого проклятия. Это давно утерянный родовой артефакт, Повелитель сам меня просил его отыскать! Я лишь выполнила и доставила его заказ.
  - Ты понимаешь, что подтвердить или опровергнуть твои слова может только сам Повелитель? И пока он не очнется (если вообще очнется), тебе придется посидеть в камере.
  - Понимаю, в первый раз, что ли.
  - Только ты больше не сбегай, - хохотнул стражник. - Ишь, юркая какая, и как только ошейник открыла?
  В ответ я скромно потупила глазки. Думаю, скажи я честно, что отмычку мне принес Повелитель, стражник бы только пальцем покрутил у виска.
  - Я-то тебе, пигалица, верю, но порядок есть порядок. Пока что ты - единственная подозреваемая. Ежели Повелитель помрет, то и тебе не жить.
  - Ага, за жреца вы меня тоже казнить хотели, и казнили бы, не сбеги я.
  - Эт да, со жрецом промашка вышла, ты уж не серчай... Гильдию свою благодари, что доказательства передали. Не люблю я ваших, слишком часто мы с ними по разные стороны закона оказываемся. Но тут они молодцы, хорошо сработали. Жаль, поганца того, который жреца заказал, уже не найти. Клиента твоего хитроумного теперь только некромант и разговорит, а где ж их взять, некромантов-то.
  Ну да, негде. Некроманты, они как и ифриты - персонажи вымышленные. Только в байках водятся. "В одном черном-пречерном гробике ворочался с боку на бок черный-пречерный труп. А почему ворочался? Так некроманты на кладбище пьяный дебош устроили, всех перебудили."
  - Идем уже, твоя комната заждалась постоянного жильца, - посмеиваясь в усы над собственной шуткой, стражник повел меня вниз. Что-то он в подозрительно добром расположении духа сегодня. В прошлый раз совсем не так со мной разговаривал. Неужели и в самом деле верит в мою невиновность?
  Тюремщик, чей пост был у двери в "мой" коридор, только молча на меня покосился. Знакомая камера встретила запахом прелой соломы на полу и полумраком: тусклых факелов на весь коридор не хватало, а моя клетушка находилась в самом его конце. Ну вот что, у них камер других нет свободных? Да я на весь этот коридор одна узница, нельзя меня возле входа "поселить"? Самим же ходить ближе будет...
  Оставшись одна, первым делом подергала ошейник, от серебра которого уже начинало печь кожу. Раз уж в моей жизни пошла полоса повторений, то чем духи не шутят, вдруг и в самом деле ошейник тот же, что и в прошлый раз. В том я замок немного повредила, когда вскрывала, это могло быть мне на руку. К сожалению, ошейник хоть и был прежний, но даже с поврежденным замком голыми руками его было не вскрыть, а обыскали на предмет шпилек и прочего реквизита юного взломщика меня весьма качественно.
  Я забралась с ногами на деревянный лежак в углу камеры и задумалась. Что на самом деле произошло в храме Оракула, не понял, наверное, никто кроме меня. Я поднялась по ступеням, передала артефакт - плоский кулон в форме капли из голубого камня - Повелителю и, подойдя к алтарю, сунула ладонь с выжженной на ней меткой Просящего Справедливости прямо в столб света, бьющий из Оракула. Золотистое сияние окутало руку, давая понять, что просьба моя принята, и я почувствовала, как боль от метки уходит. Когда сияние погасло, кожа на моей ладони снова стала гладкой, будто и не было на ней никогда ожога в форме дерева, символизирующего Оракул. А ко мне спешил тот самый усатый стражник, что оформлял мой арест. Спешил сообщить, что с меня снято обвинение в убийстве жреца, так как на трупе клиента, подставившего меня с тем заказом, нашли неоспоримые доказательства моей невиновности. А потом Повелитель ступил на алтарь, дабы завершить обряд слияния и обрести наконец-то полную власть над Оракулом. И все завертелось.
  Кулон на груди Повелителя полыхнул, его глаза наполнились тьмой и закатились. Повелитель медленно осел, теряя сознание, все еще окутанный сиянием Оракула. Когда Повелителя унесли, с алтаря Оракула продолжал бить в небо дрожащий столб голубого света, в котором сиял золотом силуэт дерева. Вокруг дерева вились черные нити. Нестерпимо яркие искорки-песчинки, отделяясь от дерева, впивались в концы нитей, жалили их и не позволяли коснуться ствола. Золотое дерево действительно должно было проявиться в свете Оракула, если тот принял Повелителя, только вот по завершении обряда свет должен был погаснуть, впитавшись в тело Повелителя, а он не погас. Когда меня уводили, я видела, что столб голубого света разгорался ярче, время от времени подрагивая, будто Оракул сотрясался от невидимых и неслышимых нам ударов. А вместе с ним подрагивала и сама земля Оазиса. Еле заметно, но я почему-то чувствовала эти толчки всем своим телом.
  Черные нити, атаковавшие дерево в Оракуле, напомнили мне сон, который я видела накануне дня солнцестояния. В нем такие же нити удерживали на золотом древе жизни - символе Оракула - готовый оторваться лист. Может ли быть, что виденный мной сон был пророческим, посланным самим Оракулом, дабы помочь мне понять, кем на самом деле является Повелитель? Думаю, да. Ведь в тот момент моя связь с Оракулом была особенно сильна: на мне был Капля Истинной Крови, да и метка Просящего Справедливости горела на моей правой ладони. Только вот, как понимать сегодняшнее явление древа в свете Оракула? Неужели, он принял молодого Повелителя? А как же Фахд? Ведь Капля реагировал на оборотня, и я думала, что Оракул выберет именно его. Когда я передавала артефакт Повелителю, тот выглядел как обычный кулон из голубого камня, никакого свечения. Но судя по всему, Оракул признал молодого Повелителя. Только вот Повелитель шел с довеском - вселившимся в него жрецом Имриром. И кто в итоге получил власть над Оракулом: сам Повелитель или все-таки Имрир в его теле - это был вопрос, ответ на который мы получим только, когда Повелитель очнется. Я болела за Повелителя, если что. Странно, я даже имени его не знала. Для всех он был просто Повелитель, и я никогда не задумывалась, что у него тоже есть имя, данное ему при рождении.
  Двое суток бодрствования (полчаса дремоты, полностью потраченные на просмотр сна об Оракуле - не в счет) - это чересчур даже для моего молодого организма. Свернувшись клубочком на жестком неудобном лежаке, я провалилась в крепкий сон без сновидений.
  
  --2--
  Проспать землетрясение - на такое способен только человек в крайней степени усталости. Типа меня. Из сна меня сумел вырвать только больно ударивший по лбу камень. Судя по всему, не первый. Мелкие камешки, которыми я была вся просто усыпана, разбудить меня не смогли: для такой великой цели понадобилось уронить на меня булыжник размером с кулак. Пол под ногами ходил ходуном, а камни сыпались со свода уже почти непрерывно. Я вскочила, но бежать было некуда: моя камера насчитывала шагов шесть в ширину и немногим больше в длину. Решетка надежно отделяла ее от длинного узкого коридора. Я знала, что за стеной толщиной всего в каких-то пару локтей есть еще один коридор, из которого можно попасть к подземному озеру - обиталищу такого неправильного и таинственного оборотня по имени Фахд. Но на мне серебряный ошейник. Благодаря ошейнику стена оставалась для меня таким же непреодолимым препятствием, как и для людей, не обладающих моим даром проходить сквозь стены.
  Толчки следовали один за другим все чаще и чаще. Грохот осыпающихся камней в коридоре нарастал, но в какой-то момент стих, и все замерло. Спустя три удара сердца тишины свод тюремного подземелья с протяжным, каким-то даже облегченным, вздохом осел. Когда пыль обвала немного рассеялась, я смогла рассмотреть, что моя камера оказалась отрезана от выхода. В один миг я осознала все, что, вероятно, чувствовал мой отец, когда оказался замурован в подземелье без пути к спасению. Перспектива смерти от голода и жажды из абстрактной страшилки превратилась в нечто реально грозящее непосредственно мне, а от того еще более пугающее.
  После обвала толчки землетрясения стихли. Совсем или на время? На меня липкими волнами накатывал страх, какого я не ощущала еще ни разу в жизни. Я привыкла, что даже запертые помещения для меня были не такими уж запертыми, и теперь во мне буйным цветом расцветало доселе неизведанное ощущение - боязнь замкнутого пространства. И обиднее всего была мысль, что если бы не ошейник...
  Я ухватила булыжник, устроивший мне столь болезненную побудку, прислонилась к каменному выступу стены и начала лихорадочно колотить по ошейнику, пытаясь сбить замок. С замком получалось не очень, зато к кровоточащей ссадине на лбу, оставленной разбудившим меня камнем, добавились сбитые костяшки пальцев (пару раз промахнулась и попала по стене) и синяк на шее. Ошейник, хоть и изрядно покореженный моими усилиями, так и остался на своем месте. Только теперь, даже попадись мне в руки отмычка, толку от нее было бы немного: замок я изуродовала знатно.
  Прижавшись кровоточащим лбом к стене, я всхлипнула. Приступ паники прошел, оставив после себя лишь глухое отчаяние и почти детскую обиду на несправедливость этого мира. Слишком ясно я осознавала, что вряд ли ради меня, преступницы, еще в полдень мнившей себя грядущим спасителем всего нашего Оазиса, будут разгребать завал. Сгинула и сгинула.
  Кровь из разбитого лба испачкала камень стены, растеклась по нему, тонкой струйкой заполняя едва заметные глазу трещинки. Я машинально водила пальцем вдоль мягко светящихся линий получившейся закорючки. Очень симпатичной такой закорючки. Знакомой. Я отстранилась от стены, внезапно осознав, что похожие светящиеся символы я видела на стенах коридора, скрытого именно за этой стеной. А спустя миг мне пришлось еще и отскочить как можно дальше. Потому что свечение закорючки начало пульсировать, а потом из нее полился нестерпимо слепящий свет, и грянул взрыв.
  Меня приложило затылком о решетку, перед глазами заплясали разноцветные пятна, а окружающий мир завертелся каруселью. Или это у меня голова закружилась? Однако, мое состояние не помешало мне осознать, что взрыв сделал свое разрушительное дело: в стене красовалась симпатичная дыра. Не скажу, что она тянула на парадный выход, но протиснуться через нее тщедушной мне все же удалось. Шанс на выживание, а возможно и спасение, замаячил на моем горизонте.
  Дорогу я помнила хорошо. Нащупав рукой стену, я побрела по коридору, считая шаги. Символы-закорючки на стенах на этот раз не светились, но темнота меня не смущала. А зря. Излишняя самоуверенность еще ни разу меня ни до чего хорошего не доводила. Первую ступеньку лестницы я, как и в прошлый свой визит, не заметила, но в этот раз все-таки не сумела удержаться на ногах. Кубарем скатилась со ступенек, торжественно въехав в оставленную приоткрытой в прошлый мой визит дверь.
  Камера, послужившая последним пристанищем моему отцу, утопала во тьме. Рассеять ее мне было нечем: оба факела я утащила еще в прошлый свой визит. Если бы не дикое головокружение и не общее паршивое состояние организма, я бы попыталась, несмотря на непроглядную темень, пошарить в комнате, хотя бы и на ощупь. Вдруг бы нащупала что-то еще из вещей отца, я ведь даже имени его так и не узнала. Но, прости, папа, выбраться за пределы дворцовых подземелий мне сейчас важнее. Толчки землетрясения могли возобновиться в любой момент, и оставаться в показавших себя ненадежными катакомбах было опасно.
  По стеночке доползла до решетки, разделяющей помещение на две части, нащупала проход в ней. Снова споткнувшись (совсем забыла, что дверь в решетке была не на уровне пола, а с небольшим порожком), пролетела несколько шагов до противоположной стены. Тормозила, как это у меня сегодня принято, головой. Звон закрепленных на стене цепей, за которые я схватилась, чтобы удержать равновесие, заставил меня передернуться. Слишком живо представляла я мучения закованного в эти цепи Фахда, читая рабочий дневник моего отца - лекаря, пытавшегося помочь юному бастарду Повелителя совладать с духом зверя и не превратиться в безумного кровожадного оборотня.
  Спокойно. Что бы тут ни происходило, это было двадцать лет назад и не с тобой, Соломия. От цепей - четыре шага вправо. Нащупать край разлома, уходящего в толщу камня. Вперед в разлом: немного темноты и впивающихся в бока камней, и я выйду в пещеру к светящемуся озеру. Очень надеюсь, что разлом не закрылся и не обвалился в результате сегодняшнего землетрясения.
  Похоже, что удача снова ко мне повернулась лицом. Потому что в конце показавшегося мне бесконечным путешествия забрезжил свет подземного озера. Я сделала несколько шагов по направлению к воде, и тут мое сознание решило, что его сегодня слишком часто били по голове, и предложило дальше обходиться без него.
  
  --3--
  В себя я приходила тяжело, рывками. Открыв глаза в первый раз, увидела над собой свод пещеры с переливающимися на нем голубоватыми бликами от светящейся воды озера. От их мельтешения меня замутило, и я снова соскользнула в уютную темноту беспамятства. Второй раз я глаза решила сразу не открывать, попробовав для начала перевернуться на бок. Тоже облом. Застонала от боли в голове, вновь отключаясь. Успела только почувствовать осторожное прикосновение шершавой ладони к моему лбу.
  Третья попытка оказалась наиболее успешной. Глаза открыть получилось, от бликов на своде пещеры не мутило. И вообще, этот самый свод закрывал склонившийся надо мной темный силуэт. Оп-па. А вот и оборотень. Я резко села, ну, точнее, попыталась сесть: меня при этом движении повело куда-то вбок. Упасть и снова приложиться многострадальной головой об камень мне не дали сильные руки, подхватившие и усадившие меня. Духи, а я ведь даже сбежать сейчас не смогу. Нет, после изучения дневника отца я прониклась симпатией к Фахду и даже искренне болела за то, чтобы отцу удалось все-таки помочь своему необычному пациенту. Но ведь в дневнике не говорилось, удалось ли человеку в нем окончательно возобладать над зверем. Я слишком хорошо помнила напугавшие меня до потери пульса желтые глаза оборотня с вертикальными зрачками, какими они были в момент нашей первой встречи. Да, вел он себя вполне мирно, но тогда при мне был Капля Истинной Крови, который, как я помнила из дневника отца, играл на стороне Фахда-человека и помогал тому справляться с духом зверя одним своим присутствием.
  Сейчас глаза в прорезях серебряной маски были нормальными, черными, и смотрели на меня со вполне человеческим выражением. Резких движений оборотень не делал, осторожно придерживал меня, и все. Я вздохнула с облегчением. Взгляд мой скользнул по маске, оставлявшей открытой лишь нижнюю часть лица со столь примечательными резкими чертами, выдающими в своем носителе родство с Повелителем. Спутанные черные волосы, явно не знавшие ни ножниц, ни расчески много лет, падали на плечи и спину. Странно, а подбородок гладкий, ни следа бороды или щетины, словно обитатель подземелий регулярно брился у лучшего цирюльника. Начинавшиеся где-то под маской параллельные шрамы тянулись вдоль шеи в опасной близости от сонной артерии и через всю обнаженную мускулистую грудь, заканчиваясь под ребрами. След, оставленный барсом, встреча с которым превратила мальчика-воина в оборотня. Каковы же были раны, если от них осталась такая память, даже несмотря на бешеную регенерацию, по легендам присущую оборотням? Или легенды врут? Из одежды на оборотне было только подобие штанов, кое-как сшитых из лоскутов странной кожи неизвестного мне животного.
  Я смотрела на оборотня, он на меня, молчание затягивалось.
  - Привет, - знаю, тупо. Но надо же было что-то сказать, а мне в голову ничего не лезло. Я вообще не уверена была, что он не разучился понимать человеческую речь, за двадцать лет-то. В прошлую нашу встречу мы не разговаривали. Слова, сказанные оборотнем при виде артефакта, не в счет: я не уверена, что он в полной мере понимал их значение.
  - Привет, - хрипло, с трудом, но однозначно осознанно, а не просто повторяя за мной. - Фахд, - и пальцем себя в грудь тычет.
  - Знаю, - постаралась ободряюще улыбнуться. - Я Ия.
  - Ия, - лучше бы не пытался улыбаться в ответ, вышло на оскал больше похоже. - Болит? - осторожное прикосновение к ссадине на лбу.
  - Жить буду, - поморщилась. Ссадина тупо ныла, как и затылок, но хоть больше не мутило с такой страшной силой, как прежде. - Долго я без сознания была?
  - Долго? Фахд принести... принес Ию сюда, поймал рыбу, рыба готова. Ия кушать?
  А и правда, теперь до меня дошло, о чем с самого момента моего прихода в сознание пытался сообщить мне нос: пахло запеченой на костре рыбой. Желудок радостно булькнул: в последний раз ему перепадало еще с утра, до моего эпохального похода за справедливостью к Оракулу. Но остальной организм был категорически против, о чем и сообщил подступившей вновь тошнотой.
  - Нет, спасибо, пока не могу. Толчки еще были?
  - Толчки?
  - Земля тряслась?
  - Нет. Пока Ия спала, не тряслась, - меня усадили поудобнее, прислонив спиной к каменной стене пещеры. Сидеть было мягко: опустив руку, я нащупала под собой подстилку из высушенной травы, похожей на водоросли. Оборотень протянул мне глубокую раковину, наполненную прозрачной водой. О-о-о! Ледяная водичка подействовала на меня оживляюще, - Когда Фахд... я сбежал, земля тоже тряслась.
  - Двадцать лет назад?
  - Лет... Не знаю лет... Я был меньше... Рейнар был живой... - Рука Фахда робко прикоснулась к моим волосам. Он вообще часто, но как-то слишком бережно, меня касался. Будто все время хотел убедиться, что я настоящая, но при этом боялся сломать неосторожным обращением. - У Ии волосы как у Рейнара.
  - Рейнар - лекарь, который тебе помочь пытался? - У меня дыхание перехватило: Фахд помнил моего отца! Я могу узнать о том, каким он был, из первых рук!
  - Рейнар. Да. Друг. Земля тряслась. Фахд испугался. Ушел. Вернулся, а Рейнар уснул. Совсем. Я будил, но он не проснулся... Плохо говорю. Слова прячутся. Слишком давно. Прости, - и голос такой расстроенный. Бедняга, тяжело ему. Двадцать лет одиночества, я бы точно с ума сошла.
  - Ничего, Фахд, - я успокаивающе погладила его по руке, - Ты вспомнишь слова, не торопись. Тебе долго не с кем было говорить, но теперь все изменится. Я буду с тобой говорить и подсказывать слова. А потом мы выйдем к людям, и все будет хорошо, - моя рука невольно потянулась к ошейнику. Э-эх, если бы не он, я могла бы выбраться из этих, оскомину мне набивших, подземелий, как только смогу стоять на ногах. Дорогу-то я знала. И, духи с ним, даже пошла бы сдаваться страже. Я была уверена, что Повелитель очнется, если еще не очнулся. А еще мне казалось, что землетрясение как-то связано с состоянием Повелителя. Особенно в свете того, что мне только что сообщил Фахд: в день, когда Имрир пытался подчинить Оракул, захватив тело крохи-сына умершего Повелителя, тоже было землетрясение. И думается мне, что подземные точки напрямую связаны с борьбой между Оракулом и его захватчиком. Я очень надеялась, что тишина, наступившая после обвала, отрезавшего мою камеру от выхода, свидетельствовала о том, что Имрир потерпел неудачу и вынужден был покинуть тело молодого Повелителя.
  - Ия тоже не можешь удержать зверя? - Фахд указал на серебряный ошейник, который я машинально крутила на своей шее, а потом на свою маску.
  - Нет, Фахд, я не оборотень. Я всего лишь могу проходить сквозь стены. Помнишь, как я ушла в прошлый раз? - Фахд кивнул, - Ошейник на меня надели, чтобы я не сбежала. И я не смогу уйти, как тогда, пока не сниму его. А значит, мы с тобой будем искать другой выход. Возможно, нынешнее землетрясение открыло нам путь. А если нет - мы попробуем сделать выход сами.
  - Фахд... я поможет... помогу, - Фахд постоянно сбивался на разговор о себе в третьем лице, но все чаще сам исправлялся. - Ошейник? Тонкий. Легко сломать.
  - Правда? - обрадовалась я.
  - Да. Ия уйдет, Фахд останется. Ия будешь приходить? - грустно, но смиренно.
  - Я не брошу тебя, обещаю. Если я смогу пройти сквозь стену, я вернусь с подмогой и заберу тебя.
  - Почему?
  - Ты и так слишком долго пробыл тут один. Это несправедливо. Мы снимем с тебя маску, и ты сможешь нормально жить там, среди людей.
  - Нет! - отшатнулся Фахд, - Нельзя снимать! Зверь выйдет. Зверя нельзя выпускать!
  - Но мой... Рейнар, он писал, что серебро на оборотней вообще не действует, а значит, маска тебе ничем не помогает сдерживать зверя. Скорее всего, ее на тебя надели, чтобы скрыть твое родовое сходство с нашими Повелителями. Ты же в курсе, кто твой отец?
  - Отец. Да. Говорили. Я не верил. Потом я встретил зверя. Отец пришел. Плохо помню. Боль. Огонь. Он говорит маска поможет... долг... Капля Истинной Крови. Не отдать Имриру! Я не справился.
  - Ты справился! Имрир все эти годы даже не подозревал о существовании артефакта. А то, что именно я нашла Каплю, помогло, надеюсь, вывести его на чистую воду. Я попросила справедливости у Оракула для нас всех. Знаешь такой обряд? В твое время он был?
  - Да. Редко просили. Нельзя с не...чистыми мыслями. Нельзя с выгодой. Оракул сам решает. Боялись воз..даяния.
  - О да, Оракул решает, - невесело усмехнулась я. - А делать все самой приходится. Я думала, Оракул просто все исправит своей магией: оправдает меня, очистит доброе имя моего отца от клейма темного мага, тебя выпустит и примет как Повелителя, Имрира накажет и выгонит из тела того, кого мы считали настоящим Повелителем все эти годы. А он решил, что достаточно просто указать путь. Пинком под зад в нужном направлении, а точнее, ударами по голове в моем случае. Так что буду самостоятельно тебя вытаскивать, раз уж Оракул следует принципу "помоги себе сам".
  - Я помогу. Но я не Повелитель. Нет. Хранитель. Повелитель - Ваддах. Когда вырастет.
  - Ваддах - это законный сын старого Повелителя? - Фахд кивнул, -Надеюсь, хоть ему справиться с Имриром Оракул поможет. Ведь как Повелителя он его принял. Причем, я почти уверена, что именно Ваддаха, а не Имрира в его теле. Ладно, узнаем, когда выберемся. А ты точно можешь снять с меня ошейник?
  - Да. Тонкий. Легко сломать.
  - Ага, ты уже говорил. Не могу согласиться, у меня не получилось. Но ты ведь намного сильнее, да? Действуй.
  - Ие нужно лечь.
  Я, стараясь не делать резких движений (от них меня снова начинало мутить), сползла обратно на подстилку и повернулась на бок, чтобы Фахду было удобнее подступиться к замку ошейника. Оборотень осторожно отвел мои волосы в сторону, чтобы не мешали, и, стараясь не потревожить синяк, оставшийся от моей неудачной попытки совладать с ошейником самостоятельно, подсунул левую ладонь под ободок. Хорошо, что ошейник болтался на моей шее достаточно свободно, чтобы не начать меня душить при таком маневре. Пальцами правой руки он ухватился за поврежденный замок и резко крутанул, придерживая ошейник левой. Я даже рассмотреть его движение не успела, хоть и пыталась скашивать глаза - интересно же. Ошейник раскрылся, а в руке Фахда остался вырванный с куском ободка замок. Да уж. А он при этом даже не напрягся особо. Вот это силища! Теперь понятно, почему он со мной как с фарфоровой вазой обращается: сломать боится нечаянно.
  Я растерла освободившуюся шею рукой. Не то, чтобы ошейник сильно натирал, но кожа под ним покраснела, и ее пекло, как от легкого ожога. Да и само присутствие этого унизительного предмета на шее доставляло дискомфорт.
  - Ия.. Ты теперь уйдешь? - Вот заладил. Похоже, несмотря на мои пламенные речи, он так и не поверил, что я не собираюсь снова сбегать. Решил, что просто зубы заговариваю, но все равно помог. В других обстоятельствах я, возможно, и сбежала бы. Но сейчас почему-то чувствовала себя обязанной помочь этому человеку... оборотню. Возможно, потому что хотела довести до конца спасение, ради которого отец пожертвовал своей свободой и жизнью. А может, это чувство внушил мне Оракул в рамках акции "хотела справедливости - восстанавливай теперь". Неважно. Но вариант выйти самой, а потом вернуться, принеся взрывной артефакт или кирку на худой конец, отпадает. Это может занять много времени, хватит, чтобы Фахд поверил, что я его бросила. А мне этого очень не хотелось. И, ведь если страже попадусь, то могу совсем не вернуться. Кто знает, что там на поверхности. Вдруг Имрир победил, или Повелитель вообще умер. Землетрясение же прекратилось, а значит, какая-то из трех возможных развязок уже наступила. Как же мне хотелось, чтобы победа осталась за Ваддахом... Красивое имя у нашего Повелителя, между прочим...
  - Я не уйду одна. Мы будем выбираться вместе. Только я пока все равно встать не могу: голова кружится. Я полежу еще немножко, хорошо? - Лежать, свернувшись клубочком, было удобно, но свет от озера больно бил по глазам, и я их прикрыла. Буквально на секундочку. Но видимо, организм решил, что ему мое сознательное присутствие только мешает: то сесть пытаюсь, то головой верчу - и я снова соскользнула в сон.
  
  --4--
  Не знаю, сколько я спала, но проснулась на этот раз в намного лучшем самочувствии. Голова не болела, тошнота, похоже, тоже отступила. Я осторожно открыла глаза. Свет не раздражал. Повернулась, чтобы сесть, и наткнулась на взгляд Фахда. Духи, он что, вообще не шевелился, пока я спала? Оборотень сидел точно на том же месте и в абсолютно такой же позе, как и перед тем, как я уснула.
  - Привет! - В этот раз улыбка ему удалась намного лучше, хотя клыки (совсем немного более выраженные, чем у обычного человека, но они были) все равно портили впечатление.
  - Привет! - Ответила я, но, боюсь, меня не расслышали. Мой желудок вспомнил, что ему в прошлый раз предлагали рыбу, и решил громко об этом напомнить окружающим.
  Мы с Фахдом переглянулись и рассмеялись. М-да. Если с улыбкой уже начало что-то получаться, то смеяться при слабонервных и детях я бы ему пока не советовала.
  - Сейчас, - оборотень отошел к костру и вернулся с остывшей уже рыбой, разложенной, как на тарелке, на огромной плоской раковине, и со знакомой мне раковиной поменьше, служившей чашкой.
  Я уселась поудобнее и принялась за еду. Рыба была вкусной, хоть и не соленой совсем.
  - Ты все эти годы только рыбой питался? - Мне хотелось побольше узнать о моем подопечном (так я для себя определила свое отношение к Серебряной Маске), да и ему не помешает как можно больше говорить, чтобы восстановить навыки.
  - Еще мясо. Охотился. Тут в проходах живут... дракончики?... Не знаю, как зовут. Мясо жесткое. Шкура прочная. Вот, - мне с гордостью продемонстрировали те самые криво сшитые из шкур штаны. - Сам сделал!
  - Здорово! И жилище ты хорошо обустроил, - похвалила я. - А костер из чего?
  - Трава... из озера... во..доросли? Слова не помню.
  - Не переживай ты так. Слова вспомнятся, просто говори побольше. А читать ты умеешь?
  - Читать?
  - Ну, книги. Буквы на бумаге.
  - Умел. Сейчас не знаю.
  - Выберемся, попробуешь. Тебе нужно будет многое наверстать. За двадцать лет все, что ты знал, могло измениться. Кое-что я расскажу, но я родилась уже после того, как ты оказался здесь, на многие вопросы я ответить не смогу.
  - Как выберемся? Здесь нет выхода. Я искал. Сначала. Решетку не сломать. Рейнар уснул... умер... потому что я не пришел. Меня не стоит спасать.
  - Эй! Не смей себя винить. Ты бы ничем не помог. Рейнар сам был лекарем, и он писал, что его время умирать пришло. А твое время жить только начинается! Скажи, ты очень сильный?
  - Да, наверное. Зверь сильный. Он меня теперь слушается.
  - Кстати о звере. В нашу прошлую встречу твои глаза были желтыми, как у зверя, а сейчас они нормальные. Почему?
  - Бежал за Ией. Зверь подумал - охота. Выглянул. Любопытный.
  - Тебе придется постараться, чтобы при посторонних он не выглядывал. И клыками своими не мелькай. Люди боятся оборотней. И маску придется снять, очень она приметная.
  - Маску нельзя!
  - Но ведь зверь тебя теперь слушается, да и не помогает она, я же говорила. Ладно, не буду пока настаивать. Помнишь, где я ушла сквозь стену? Сможешь найти это место? Я тогда так испугалась, что дорогу не запомнила вообще.
  - Смогу.
  - Тогда собирай вещи, которые ты бы хотел взять с собой, и идем, - я попыталась бодренько вскочить на ноги, но фокус не удался. Пришлось подниматься медленно, придерживаясь за стеночку. Фахд успел вернуться, повесив на шею мешочек из такой же кожи, что и штаны. Интересно, что в нем?
  Увидев мои героические попытки преодолеть земное притяжение, Фахд просто подхватил меня на руки и понес. Высоко же! Но такой способ передвижения меня вполне устраивал, все-таки топать своими ножками мне пока не рекомендовалось.
  В проходе, в беге по которому я ставила рекорды в прошлый раз, царила темень. Однако, оборотню она, похоже, помехой не была. Его глаза снова пожелтели и светились в темноте, как у огромного кота. Ну, так и должно быть, ведь его зверь - барс.
  Мы дошли до ямы-ловушки, на дне которой я чуть не завершила свои приключения еще в прошлый раз. Фахд спустил меня на землю, отпустив только когда убедился, что я смогу самостоятельно стоять. Со стороны это, наверное, выглядело презабавно: он до последнего придерживал меня и даже дыхание задержал - боялся, наверное, что меня сдует.
  - Постой. Тут где-то факел валяется. За пару суток он должен был зарядиться. Ты-то в темноте ориентируешься, но дорогу указывать мне, а у меня нет твоего кошачьего зрения. Факел будет не лишним.
  - Вот, - в руки мне ткнулась знакомая рукоять. Я нащупала кнопку и нажала. Хорошо. Заряд почти полный, должно хватить, особенно, если экономить.
  Я покрутилась на месте, пытаясь сориентироваться в пространстве. Так. Яма там. Стояли мы в прошлый раз так, что яма была слева от меня. Я подошла к нужной стене и приложила к ней руку, прислушиваясь к своим ощущениям. Да, пустота за стеной была. Но вот толщина два локтя - многовато, боюсь, даже с силой оборотня не пробить. Я осторожно двинулась вдоль стены, не отрывая от нее руку и прикрыв глаза. Фахд неслышно следовал рядом так близко, что я чувствовала его дыхание. Страховал, чтобы не упала? Такая забота была, с одной стороны, приятна, но с другой - уже даже немного раздражала. Как будто он считал меня дитем беспомощным. В конце-концов, это я его спасаю, а не он меня! Ладно, потом разберемся, кто кого. Кажется, я нащупала то, что искала. А именно: место, где стена истончалась почти до локтя, а канализационные воды с той стороны подточили камень, и он дал слабину. Трещины пока еще незаметны, но если посильнее ударить в правильном месте...
  - Бей сюда, - я указала на нужную точку рукой. - Как можно сильнее, и постарайся попасть точно. Иначе толку не будет, только себе что-нибудь сломаешь, а стена устоит.
  Ни на отсутствие силы, ни на отсутствие точности оборотень пожаловаться не мог. Один удар ноги - и по стене поползла сетка трещин. Еще пара пинков в то же место - и можно попытаться расшатать первый камень. Я кинулась помогать, но меня перехватили за плечи и просто отставили к стеночке, не мешайся, мол. Обиделась. Но потом посмотрела, как работает Фахд, откидывая в сторону камень за камнем, и с сожалением согласилась, что я бы ему только помешала.
  Минут через десять в нижней части стены образовался лаз, достаточный для меня, но пока узковатый для высокого и широкоплечего Фахда. Еще через полчаса (расширять лаз становилось все сложнее, камни сидели прочно), ширины отверстия хватало даже для него. Я решительно сунулась вперед, но меня снова отодвинули. Первым полез оборотень. Спустя мгновение его голова снова показалась из дыры:
  - Опасности нет. Иди.
  А вот я так переживала, что меня в городской канализации парочка монстров подкарауливает. Да единственного монстра на всю систему тоннелей я только что туда своими, можно сказать руками, запустила. Я полезла в дыру. Почему просто не прошла сквозь стену, где была моя голова? Не знаю, наверное, мне в ней сегодня что-то все-таки отшибло. Соображалку, скорее всего. Платье, изрядно потрепанное в прогулках по подземельям, зацепилось подолом за выступающий камень и отцепляться не хотело. Кто придумал, что женщинам положено носить эти тряпки? Неудобно же! Я сама всегда предпочитала штаны и куртку с капюшоном. Но ради маскировки пришлось влезть в платье, о чем я уже не раз пожалела за этот долгий день. Помянув про себя духов, дернула посильнее. Раздался треск, показавшийся мне слишком громким для рвущейся ткани. И тут Фахд одним резким движением, точно пробку из бутылки, выдернул меня из лаза. А в следующее мгновение на то место, где я только что боролась с платьем, обрушился град камней. Представила, что было бы, окажись я все еще там. Картина в воображении получилась красочная. Поняла, что отбивных мне еще не скоро захочется. От запоздалого испуга вцепилась в оборотня покрепче, что было им расценено, как просьба "на ручки". Вручив мне факел (ой, а я думала, что он под завал попал), Серебряная Маска подхватил меня и приготовился с ветерком доставить, куда укажу. Включила факел и принялась указывать.
  
  
   Книга будет издаваться в электронном виде, поэтому, по просьбе издательства, оставила только кусочек.
   Книгу уже можно приобрести, пока только здесь: "Серебряная Маска" Но совсем скоро она появится и в других магазинах!
  
  Следующая часть тут: "Оракул для Тринадцатого"
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | А.Енодина "Не ради любви" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"