Томашева Ксения: другие произведения.

Системы навигации судов дальнего следования. Практикум (отрывок)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 7.24*12  Ваша оценка:

Мир над облаками 2 [Ксения Томашева]
 
  Глава 1
  Глава 2
  Глава 3
  Глава 4
  Глава 5
  Глава 6
  Глава 7
  Глава 8
  Глава 9
  Глава 10
  
  -1-
  - Сигурни Маркус, вы уверены в своем решении? - Куратор подняла на меня глаза, глядя поверх очков в костяной оправе.
  - Уверена, - кивнула я.
  - Деточка, - женщина сменила строгий тон на покровительственный, - может, все-таки хорошенько подумаешь еще раз? С твоими баллами, тебя любой концерн оторвет с руками, ногами и крыльями. Ну зачем тебе эти корабли? Не женское это занятие. Опять же, постоянно в разъездах. Это тебе сейчас кажется весело, романтично. А замуж выйдешь, детки пойдут? Каково совмещать будет? Вот, завод бытовой техники как раз кого-то вроде тебя ищет. Я директора знаю, могу дать рекомендацию. Хорошее место, на Прайме, с хорошей зарплатой после завершения практики.
  - Спасибо, но я не хочу всю жизнь делать чайники, - покачала головой я.
  Мне позарез нужно было попасть на корабль, причем не на какой-то там рейсовый, а именно на исследовательский. Такой как "Фата". И свой шанс заполучить место механика-практиканта на нем я не упущу. Даже учитывая, что женщин не особо охотно брали в экипаж. Баллы у меня и в самом деле высокие. Почти самые высокие на курсе. Почти - потому что из-за дурацкой курсовой по никому не нужной истории мы с Джейкобом Винсентом сравнялись.
  Препод придрался, что я опираюсь в своей работе на непроверенные источники. Поэтому, хоть ему и понравился полет моей фантазии, и будь я историком, он бы мне предложил провести исследование на поднятую мной тему (под его руководством, естественно), но пока нет очевидных доказательств подлинности источника, он не может принять ту часть работы, в которой я на него ссылаюсь. А посему, вынужден снизить оценку с "отлично" до "хорошо". Спорить не стала. Потому что самый главный аргумент в пользу подлинности источника запросто мог породить в членах экзаменационной комиссии сомнения в моей умственной адекватности.
  И правда, ведь не могла же я признаться, что тот самый, вечно встревающий в неприятности герой народных сказок Сиг Мара - это я? И что в этих дурацких детских сказках все, до последнего слова - правда, хоть и несколько приукрашенная народной фантазией. Ну серьезно, и вовсе я не на голову капитану Сильфару свалилась, да и не с неба. И мой дневник, найденный в брюхе того злосчастного трехсотлетнего кайта, вовсе не шутка и не фальсификация. Я проверяла. Он и есть. Так что у меня были все основания на него ссылаться в главе о ранних годах жизни капитана, до его появления в столице на бриге с голубыми парусами с картой Южного архипелага под мышкой.
  - Ладно, вижу, что тебя не переубедить, записываю на "Фату", - прервала мои возмущенные размышления куратор. - Тем более, что они сами тебя просили.
  - Правда? - Обрадовалась я. - Все-таки были у меня сомнения, что это место заполучить удастся. Джейк Винсент тоже на него претендовал, а баллы у нас равные.
  - Правда, - вздохнула куратор. - Они уже взяли Винсента. Но попросили поговорить с тобой. Если ты захочешь, то капитан готов взять второго практиканта, чтобы потом выбрать, кто останется дальше работать.
  Я сникла. Одно дело - узнать, что тебя выбрали и в выборе не сомневаются, и совсем другое - когда ты просто запасной вариант, и предстоит еще три месяца выгрызать право на это место, соревнуясь со своим бывшим однокурсником. Весьма перспективным и всякое такое. Шансов - мизер. Но даже этот мизер упускать я была не намерена.
  - Я хочу. Только... А можно узнать, почему вдруг они пошли на такую уступку?
  - Из-за твоей курсовой по истории. Им понравилась высказанная там идея, что, возможно, капитан Сильфар следовал путям миграции кайтов, когда открыл острова Южного. "Фата" получила исследовательский грант на поиск земель в западном направлении от некоего частного фонда, "Наследие фейри", может, слыхала?
  Я поперхнулась. Нет, о таком фонде я не слышала. Но слишком уж все... Находка моего дневника. Исследовательское судно, только что сошедшее со стапелей после капитального ремонта, превратившего военный крейсер "Грозный" в мирную "Фату". Фонд со словом "фейри" в названии, так кстати выделивший деньги на путешествие туда, куда я стремилась всей душой... Это знаки свыше. Великие ветра объединили усилия и толкают меня к моему предназначению. Если сейчас к этим знакам не прислушаюсь, то, возможно, буду жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.
  - Где расписываться? - Решительно тряхнула я вернувшими (не без помощи парикмахера) свой натуральный рыжевато-коричневый цвет волосами.
  ***
  Последняя ночь в общаге. Завтра с утра собираю вещички и перебираюсь на "Фату". Как же здорово, что удалось на судно попасть! Прочие мои однокурсники с ног сбились, подыскивая себе жилье поближе к месту практики, нам же с Джейком полагались персональные каюты на судне. Мы хоть и практиканты, но в экипаже пока недобор, и свободных кают хватало. А к концу практики кто-то из нас одну каюту освободит. Надеюсь, не я.
  Вздохнув, перевернулась на живот, болтая ногами в воздухе. Изрядно протоптанная за пять лет нашего с ней сожительства кровать скрипнула. Потерпи, милая. Еще одна ночь, и скрипеть тебе под каким-нибудь другим студентом.
  Выудив из-под подушки энциклопедию (не удержалась таки, сказала в библиотеке, что уронила, когда уступ обвалился, с меня даже неустойку брать не стали, пожалели), привычно открыла ее на нужном месте. Темная, почти черная от загара, обветренная ветрами странствий кожа. Иссиня-черные волосы, собранные в низкий хвост. Куча серебряных серег в левом ухе - от простых колец до талисманов-оберегов - наследие пиратского прошлого. Черный бархат крыльев может поспорить по глубине цвета с черным же бархатным камзолом с серебряным шитьем. Рука, затянутая в черную перчатку, лежит на эфесе сабли. Не церемониальная игрушка, а серьезное боевое оружие. На поясе слева - серебряный кортик - знак отличия офицера королевского флота. Лицо, сплошь покрытое татуировками. Не удержалась, провела пальцем по изображению свернувшегося кольцами кайта на правой щеке. С разворота на меня смотрел самый выдающийся из всех мечтателей. И самый романтичный. И самый упертый. Вот зачем было пользоваться этой дурацкой меткой? Я же четко предупредила, что нельзя, назад дороги не будет! Я с ума сходила, пока летела в воронку бури. Хорошо, энциклопедия вовремя раскрылась на нужной странице. Иначе я бы уже тебя похоронила, Дрейк Барни, пока догадалась бы поинтересоваться дневником, найденным в кайте.
  Итак, что мы знаем о капитане Сильфаре - этом любимце женщин, не отвечавшем им взаимностью? Сердца скольких придворных дам вы разбили, улыбаясь не им, лорд Сильфар?
  Вернувшись на Сидад, Дрейк переименовал "Мечту" в "Варну", заменив паруса на ярко-голубые, цвета неба и моих крыльев. Потом открыто заявился на Прайм, представившись капитаном Сильфаром и помахивая картой Южного архипелага перед носом короля. Выторговал амнистию себе и членам своей лихой команды. И продолжил метаться по миру, открыв половину известных ныне земель.
  А однажды взял своих самых верных людей и направил "Варну" прямиком на запад, туда, где облака сползают за край земли, устилая собой ложе для уставшего за день солнца. Дальнейшая судьба брига "Варна" окутана тайной. Для всех, кроме меня. Ведь именно мне Дрейк отправил это послание в брюхе кайта. Мой собственный дневник, прочитанный от корки до корки и снабженный многочисленными язвительными и не очень пометками, сделанными капитанской рукой (а, судя по отпечаткам маленьких лапок, перепачканных в чернилах, и не только капитанской). И припиской в самом конце: "Малыш, наконец-то я тебя выследил. До встречи через пару столетий."
  А еще там была... нет, не карта. Этот гад не мог просто набросать карту или оставить координаты. Там была картинка-ребус. И я буду не Сиг Мара, если ее не разгадаю.
  
  -2-
  Похмелье в первый день практики - не самая удачная штука, которая может случиться с девушкой. Голова раскалывалась, мысли о еде вызывали тоску и отвращение. Единственное, что грело душу - страдала не я одна. Пили всей общагой, устроив прощальную вечеринку до рассвета. Страдали наутро тоже все. Когда я выволакивала свои пожитки из комнаты, по коридорам общаги слонялись лишь бледные тени бывших студентов. Дабы совсем уж добить, с утра разгулялся сильный ветер, и "Фату" заметно болтало у причальной мачты. Даже мой привычный к качке организм слегка возмутился при мысли о том, что придется подниматься на борт. Что уж говорить о Джейке. Красавчик-ловелас, тайная страсть половины девчонок с нашего потока, нынче выглядел бледновато. Даже вечно идеальная укладка у него сегодня имела несчастный вид. Я даже пожалела бедолагу. Немного. Искренне посочувствовать не давала наша вечная вражда и соперничество. Ну как, соперничество. Это Джейк со мной соперничал в основном. Мне было все равно, я никогда не гналась за лучшим рейтингом. До настоящего момента. Прости, красавчик, это место для меня слишком важно, и я буду драться за него всеми зубами и крыльями.
  Капитан Алмеда был ну совсем не похож на капитана. Впрочем, судила-то я по единственному знакомому представителю этой профессии, а Дрейк и среди своих собратьев-пиратов отличался некоторой экстравагантностью, насколько я успела понять. Полноватый и лысоватый коротышка преклонных лет больше всего походил на чиновника, случайно попавшего на "Фату" с инспекцией, да так там и прижившегося, заблудившись и не найдя выход. Он рассеянно смотрел в наши бумаги, словно это у него, а не у нас сегодня ночью была самая грандиозная попойка пятилетия, и ему с утра было сложно вчитываться в норовящие расползтись корявые буквы почерка нашего куратора практики.
  - Д.Винсент, - обратился капитан Алмеда ко мне.
  - Я С.Маркус. Винсент - это он, - мотнула я головой на бывшего однокурсника, судя по зеленоватому цвету физиономии, тщетно пытавшемуся сдержать восторг от пребывания на сильно качающейся палубе.
  - Ага, - обвиняюще кивнул капитан.
  Интересно, что я сделала не так? То, что оказалась не Д.Винсентом или что спорить с капитаном вздумала? Может, стоило согласиться с тем, что я - он, а там походу бы как-то разобрались.
  - Вечно эти идиёты из канцелярии все перепутают, - пожаловался мне Алмеда, подняв глаза от бумаг. - Наш стюард старался подготовить вам каюты по вкусу, но... Кто ж знал, что С.Маркус - девочка, а Д.Винсент, наоборот?
  - А в чем проблема? - Я категорически не понимала, какую роль играет то, кто из нас какого пола.
  - Для дамы мы подобрали лучшую каюту, просторную, в центральной части судна, а вторая каюта на корме, там качка сильнее...
  - И все равно, я не понимаю, почему мы просто не можем поменяться каютами, если для вас так важно устроить даму с удобствами, - мне стало смешно. Видел бы капитан Алмеда мою "каюту" на "Мечте", то бишь, "Варне".
  - Там таблички с именами уже прикрепили, - трагично заявил капитан.
  Я не выдержала и прыснула. Да уж, действительно - трагедия. Таблички с именами.
  - Думаю, это совсем не проблема. Мы сумеем запомнить, что на наших дверях красуются чужие таблички. Правда, Джейк?
  Винсент закивал, правда очень быстро бросил это занятие схватившись за голову.
   - Хотя, даме каюта на корме тоже вполне подойдет, - поспешно добавила я, когда заметила, что при слове "качка" кое-кто позеленел еще сильнее и начал панически озираться в поисках тазика или уборной. Весь вид Джейка кричал, что ради того, чтобы заполучить каюту, в которой меньше укачивает, он сейчас готов и пол сменить.
  Бросив вещи в каюте, оказавшейся вполне уютной и светлой, со всем необходимым, да еще и огромным иллюминатором в придачу, я направилась на поиски капитана Алмеды. Следовало поставить все подписи, получить план практики и обсудить мои обязанности как второго механика-практиканта.
  Алмеда нашелся в комнатке-кабинете позади рубки управления. Без капитанской фуражки на лысой макушке он и вовсе перестал походить на капитана. Скорее смахивал на кабинетного ученого, по ошибке попавшего в капитанскую каюту.
  - Капитан Алмеда, я ведомости подписать, - просунула я нос в приоткрытую дверь.
  - Заходи, деточка, - ответил он. - И можешь меня доктор Алмеда звать. Так привычнее. Капитаном я стал только когда нам грант выделили и "Фату" подсуетили.
  - А разве на капитана не нужно специально учиться, лицензию получать? - Удивилась я. Хотя, теперь понятно было, почему капитан... доктор Алмеда смотрелся так чужеродно на палубе этой красавицы.
  - Так я доктор географических наук. Капитанскую лицензию еще в аспирантуре получил, - сообщил Алмеда. - Правда, не думал никогда, что придется полученные знания на практике применять... Сложно это, тут все так запутано, куча народу, всем указания подавай, а мне через три дня отчет фонду подать нужно. План полета, - пожаловался он.
  - Полета куда? - Я подалась вперед в предвкушении. - Мы что, скоро вылетаем?
  - На запад, куда ж еще, - вздохнул капитан. - Вот только, боюсь, не готовы мы. Курс не составлен, да и нет у меня идей пока, кроме этого злосчастного дневника. Но там тоже все неоднозначно... Потому и хватаюсь за соломинку. Ты будешь со мной работать, - внезапно закончил он.
  - Но как же... У меня же практика по механике, а не по географии, - разочарованно вздохнула я. Нет, конечно, поработать с капитаном над курсом - это было бы редкостной удачей. Опять же, прямой доступ к дневнику получу, почитаю, что там Дрейк подописывал. Все, что мне удалось разыскать пока - это отдельные страницы и нечеткие фото в визорной сети.
  - А ты против того, чтобы немного переквалифицироваться? - Хитро прищурился доктор Алмеда. - Насколько я могу судить по твоей курсовой, которую мой коллега совершенно случайно "забыл" у меня на столе, поиск неизведанного и географические открытия манят тебя гораздо сильнее, чем даже твои горячо любимые железки.
  Тут уж не поспоришь, тут он абсолютно прав.
  - А нам дадут оригинал дневника? - С надеждой поинтересовалась я.
  - Лучше! - Капитан просиял, доставая из сейфа пухлую тетрадку с едва различимыми корабликами на обложке и полустертой надписью "Капитан Сильфар". Остальные слова были скрыты чем-то, подозрительно напоминающим пятна крови.
  - А позволите взглянуть, что там Дрейк в конце дописал, а то на фотках из сети плохо видно было, - я в нетерпении протянула руку.
  - Дрейк? - Изумленно переспросил капитан Алмеда.
  Ой.
  
  -3-
  - Деточка, я не буду даже спрашивать, откуда ты выкопала это имя. Я уже по твоей курсовой понял, что ты знакома с дневником гораздо лучше, чем это можно было сделать по фото из сети.
  Ну все, сейчас доктор Алмеда, скорее всего, решит, что дневник и правда подделка, а я - один из фальсификаторов, раз так хорошо знаю его содержимое, что зову капитана Сильфара по имени, широкой публике пока неизвестному. Но дядя меня удивил. Нестандартностью своего мышления. И твердой верой в подлинность находки.
  - Ты знакома с кем-то из сотрудников Большого Архива, да? Иначе, как бы ты получила к дневнику доступ. Даже мне, имея могучую финансовую поддержку со стороны "Наследия фейри", пришлось проходить все круги бюрократического ада, чтобы получить дневник хотя бы на время. Я поражен, что ты не поленилась найти возможность добраться до него ради курсовой по предмету, далеко для тебя не профильному. Такие люди мне и нужны, - радостно закончил он.
  - Просто тема интересная. Я давно капитаном Сильфаром восхищаюсь, - потупилась я.
  Ага. С самой нашей первой встречи в трактире, то бишь, таверне. До сих пор разницу не улавливаю. Капитан тогда так грациозно под стол свалился, сраженный моей кружкой и добитый местным пьянчугой-стражником, что не восхититься было невозможно.
  - И это замечательно! Для меня капитан - кумир детства. Именно благодаря ему я принял решение стать географом, - глаза Алмеды загорелись. Видела я такой блеск в глазах. Не далее, как пару десятков дней и пару сотен лет назад. В своих собственных, в зеркале. Когда Дрейк сообщил, что берет меня в свою команду коком-механиком. Похоже, капитан, вернее все-таки, доктор Алмеда, мы с вами сработаемся. Хоть и сложно будет "Фате" с таким "капитаном". Ну ничего, прорвемся. Нынче не лихие времена Эпохи Великих Географических Открытий, да и экипаж к дисциплине приучен, чай не пиратское судно. Знала бы я тогда, как ошибалась... Но до этого прозрения было еще далеко.
  До вылета оставалось всего два дня, а до визита приводящей в такой ужас нашего капитана комиссии - и вовсе один. Мы с доктором Алмедой и еще одним ученым - доктором Бальтазаром - дни напролет корпели над дневником, который следовало вернуть в архив до отплытия. Доктора смотрелись рядом весьма потешно: упитанный лысый коротышка Алмеда и худющий длинный Бальтазар. Казалось, у зама по науке - а именно такой была его должность на судне - худыми и длинными были даже крылья. А уж его прическа покорила мое сердце с первого взгляда. Первой моей мыслью при виде этих буйных кудрей было, что либо багаж доктора Бальтазара состоит из запасных расчесок минимум наполовину, либо он не парится такими пустяками вообще. Как по мне, расчесать такое было нереально. И, судя по всему, Бальтазар был со мной согласен. А еще он был с западных островов. Об этом красноречиво говорила татуировка на его лбу. Дрейк мне показывал свое клеймо с каторги, и я хорошо понимала разницу между обычной татуировкой и этими их узорами, появляющимися на теле самостоятельно. Вытатуированное обычным способом клеймо выглядело просто как картинка, нарисованная чернилами. А племенные татуировки жителей западных островов являлись как бы частью организма. Просто некоторые участки кожи меняли свой цвет на более темный, создавая узор, по которому можно было узнать о подвигах его носителя. Видимо, племенная магия сочла защиту диссертации Бальтазаром подвигом, достойным всеобщего одобрения, ибо тату на его лбу изображало книгу и перо - символ науки. Сам ученый знака стеснялся и постоянно пытался прикрыть его волосами. Но с его непослушной шевелюрой это плохо получалось.
  В общем, пока все еще слегка зеленоватый Джейк (как выяснилось, у него не просто похмелье было, а острая воздушная болезнь) проводил дни, изучая запутанную географию машинного отделения, мы вовсю корпели над географией мира-над-облаками.
  - Нет, капитан не мог написать "следуй за сиренами", - кипятилась я. Дневник был сильно поврежден временем и пребыванием в желудке у кайта, и, если свой текст я восстановить могла без проблем по памяти, поражая начальство зоркостью и сообразительностью, то Дрейковы каракули даже мне давались с трудом. Похоже, что писал он левой рукой. А значит, от чипа избавиться не удалось. При всей его полезности в плане суперспособностей, заключающихся в метании молний, чип заметно ограничивал подвижность кисти, и кэпу пришлось учиться писать левой рукой. Радовало то, что эта штуковина фейри больше не убивала своего носителя. Запись про это я разыскала в дневнике в первую очередь. Все-таки, при всей своей вредности, Дрейк не поленился оставить весточку, чтобы меня успокоить, и это радовало.
  - Во-первых, в те времена их называли серейями, - начала я и осеклась. А во-вторых, Дрейк просто не стал бы мне предлагать такое, памятуя мою незабываемое свидание с монстриком. Но вам об этом знать необязательно, господа ученые.
  - А во-вторых, сирены - сказочные существа, их попросту не существует, - закончил за меня Бальтазар. - Извини, перебил. Ты это хотела сказать?
  Кивнула. Пусть будет это. Тоже аргумент. Хоть и ошибочный. Но слово, по поводу которого у нас разгорелся спор, действительно сильнее всего походило на "сиренами". Или "серейями". Очень уж плохо оно читалось. А все благодаря отпечатку крохотной ручки прямо посередине. Увижу кое-кого снова - ручки пооткручиваю. Я вздохнула. По своему пикси я скучала чуть ли не сильнее, чем по капитану и ребятам. Как там Пиратик? Я очень надеялась, что Дымка помогла ему справиться с пропажей нерадивой хозяйки.
  - А первое слово - точно "следуй"? - Задумчиво спросил Алмеда, который не поместился с нашей стороны и смотрел на разложенный по центру стола дневник вверх ногами. - Отсюда не очень похоже.
  Я вскочила, намереваясь посмотреть на надпись под другим углом. Двигать дневник не рекомендовалось, как и вообще на него дышать - очень уж потрепанным и пострадавшим от времени он выглядел. Проклятый стол, ничем не закрепленный к полу, дернулся, и моя чашка, до краев наполненная только что заваренным узваром, перевернулась, выплескиваясь на страницу. Все замерли.
  Первой очухалась я. С диким воплем я выхватила тетрадь из горячей лужи. Из корешка выпала тонкая длинная шпилька из серебристого металла, ни капельки не потускневшего от времени. На конце шпильки красовался многогранник, составленный из шестиугольников. И на каждой его грани красовались знакомые символы.
  А на промокшей странице дневника ярче проступали выцветшие от времени чернила, давая возможность рассмотреть не замеченные ранее слова. Вместе с теми, по поводу которых у нас разгорелся спор, слова складываясь в надпись: "исследуй за сиреневыми облаками". Да уж. "Следуй за серейями" было хотя бы понятнее.
  
  -4-
  - Ну почему мы не можем оставить ее себе? Ведь никто об этой шпильке все равно не знает, - ныла я.
  - Мисс Маркус, Сигурни, ну как ты не понимаешь, мы обязаны сообщить о находке Архиву! - Устало вздыхал капитан Алмеда. Он вообще все время выглядел уставшим и замученным. Сказывались нервотрепка от подготовки к полету и куча новых, непривычных обязанностей, свалившихся вместе с кораблем на новоиспеченного капитана. - Мы не можем просто "оставить себе" ценный экспонат!
  - Почему? - не поняла я. Я вообще считала, что имею полное право оставить себе и дневник, и все секреты, которые Дрейк в него напихал. А с приходом дня Х (сегодня нужно было вернуть дневник в Архив) мои собственнические инстинкты разыгрались вовсю. Ну не хотелось мне расставаться с вещами, которые я считала по праву своими.
  - Потому что это - достояние всего научного сообщества, а не наша личная вещь, - ответил он. - Ты думаешь, я бы не хотел заполучить дневник и все, что с ним связано, в свое распоряжение?
  Заметив алчный блеск в глазах собеседника, я поколебалась немного и... решилась.
  - А насколько сильно вам бы этого хотелось, - вкрадчиво поинтересовалась я.
  - А почему ты спрашиваешь? - Алмеда подался вперед. - Есть идеи?
  - Есть одна, но вам она может не понравиться. Доктору Бальтазару точно не понравилась бы, - я успела заметить, насколько амбициозным был Бальтазар. Для него не уронить свое имя в глазах коллег-ученых явно было важнее, чем докопаться до истины во что бы то ни стало. Алмеда совсем не такой. Еще один мечтатель, по ошибке родившийся на триста лет позже своего времени. Думаю, Дрейк бы без колебаний взял этого несуразного и неловкого толстячка в свою команду. Взял же он меня. А Алмеда вполне мог бы оказаться моим папочкой, если бы я не была так свято уверена, что кто-кто, а моя мама налево не гуляла. Слишком уж влюбленными глазами они с папой смотрели друг на друга спустя тридцать лет совместной жизни и пятеро детей, которых, с таким трудом, наконец-то выставили во взрослую жизнь. Мой самый младшенький братишка в этом году поступил в тот же универ, что и я, решив пойти по моим стопам, а сестры - и старшие, и младшенькая - давно повыскакивали замуж и фермерствовали с мужьями на соседних участках, забредая в отчий дом только по праздникам, или чтобы сплавить родителям внуков на пару дней.
  - Ну, если твоя идея мне не понравится, мы просто не будем ее претворять в жизнь, - философски заметил доктор Алмеда.- Так что, валяй, говори.
  - Это нужно показывать. Я мигом.
  Я умчалась в свою каюту, по пути чуть на сбив высокого пожилого сильфа, держащего путь мне навстречу. Странно, я никого похожего не помнила в экипаже "Фаты". Хотя, я-то с нашими учеными целыми днями штаны в капитанском кабинете просиживала, еще мало с кем познакомилась. Нужно будет у Джейка спросить, наш страдалец почти со всеми уже раззнакомился. Вроде бы, ему даже какие-то пилюли врач корабельный, вчера наконец-то взошедший на борт, подогнал. Сегодня за завтраком Джейк уже не изображал из себя молодой газон, а вполне с аппетитом уплетал слоеные булочки, так замечательно удававшиеся нашему коку. Растолстею я с такой работой, как пить дать. Нужно бегать побольше, главное при этом коллег не сбивать с ног.
  Выхватив из ящика стола первый попавшийся конспект, я понеслась обратно. Следовало поспешить, ведь сегодня мы еще и комиссию из фонда ждали. Нужно было успеть обо всем переговорить с капитаном Алмедой до их появления.
  - Вот, смотрите, - я без стука ворвалась в капитанский кабинет, чтобы снова наткнуться на уже пострадавшего от моей поспешности пожилого господина. Конспект вылетел из моих рук и, раскрывшись, упал на пол. - Ой, простите, пожалуйста, - пробормотала я, наклоняясь за оброненной тетрадью.
  - И кто у нас тут такой шустрый? - Насмешливо поинтересовался дед, стремительно выхватывая конспект прямо у меня из-под носа. - Сигурни Маркус. Хм.
  Что это "Хм" должно было значить, было ну вот вообще ни капельки не ясно. Но оно мне совсем не понравилось.
  - Так на что мы должны смотреть? - Вопросительно поднял он одну бровь.
  - Ой, да не важно, я одну лекцию доктору... капитану Алмеде хотела показать, не берите в голову, - я попыталась выхватить конспект из рук старика. - Простите, что помешала. Я попозже зайду.
  - Лекцию по матанализу?
  - Да, - не моргнув глазом соврала я. Да уж, нужно мне было схватить самый неподходящий конспект из всех. Мало того, что сейчас моя отмазка неправдоподобно звучала, так и продемонстрировать схожесть почерка Алмеде не получится. В конспекте почти одни формулы. Моей гениальной идеей было убедить начальника, что схожесть моего почерка с почерком автора дневника случайна, но мы можем этим счастливым совпадением воспользоваться. Убедив научное сообщество в том, что дневник Сиг Мара - поделка, студенческий розыгрыш, мы могли бы попробовать оставить его себе. Главным слабым местом моего плана было то, что нашего спонсора следовало убедить абсолютно в обратном. Как это сделать, идей у меня не было, но я надеялась, что вдвоем с доктором Алмедой мы сумеем что-то придумать.
  - Хм. Интересно, что там такого в этой лекции, что вы так торопились, - пробормотал старик.
  - Лорд Лициус, мы обсуждали с практиканткой способы вычислить маршрут кайта, в котором нашли дневник, и...
  - Доктор Алмеда, не стоит. Из вас конспиратор еще хуже, чем из вашей практикантки.
  Лорд Лициус? Глава фонда 'Наследие Фейри'? Вот это мы попали...
  - Так что вы задумали? - Лорд Лициус переводил взгляд своих льдисто-голубых глаз с Алмеды на меня.
  - Я...
  - Это я придумала, - поспешно перебила начальника я. Пусть уж лучше на меня все шишки посыпятся. Все равно доктор Алмеда не в курсе. - У меня почерк похож на почерк из дневника. И я подумала, что если мы скажем, что дневник - розыгрыш пытающейся прославиться студентки, предоставив в качестве доказательства мои конспекты... то его признают фальшивкой и позволят нам не возвращать его... Глупо, да?
  - Глупо, - согласился лорд Лициус. - Тем более, что в этом нет необходимости. Я выкупил дневник у Архива.
  - Выкупили? - Изумление в наших с капитаном Алмедой голосах было вполне единодушным.
  Это же сколько нужно было заплатить, чтобы выкупить находку века?
  - Полностью? - И снова мы хором.
  - Абсолютно. А почему вы спрашиваете?
  - В корешке тетради мы нашли вот это, - Алмеда выложил на стол шпильку.
  Металл глухо звякнул, ударившись о полированную деревянную поверхность. Лорд Лициус замер, уставившись на шпильку. И почему мне кажется, что он знает, что это такое?
  
  -5-
  - Вы уверены, что это было именно в дневнике? - Наконец-то отмер лорд Лициус, не спеша брать шпильку в руки.
  - Да. Я узвар на стол пролила, схватила дневник, чтобы не намок... сильно, - ой, мне еще за намокший дневник влетит... - А оно и выпало из корешка.
  - Ясно, - и снова тишина. Только глазами шпильку ест. А глаза прямо так и светятся.
  - Лорд Лициус, - я набралась нахальства, - а вы знаете, что это такое, да? Какая-то штуковина фейри? Но вы ведь не можете у нас забрать эту штуку...
  - Сигурни! - Шикнул на меня Алмеда. - Дневник теперь - собственность фонда, лорд Лициус сам решит, что делать с нашей находкой.
  - Да нет, все в порядке, доктор Алмеда, - вздрогнул, выходя из оцепенения лорд. - Я не знаю точно, что это такое. Но предполагаю. И если мое предположение верно, то забирать находку я у вас не буду. Но вам придется немного потесниться. Надеюсь, на судне достаточно кают, найдется местечко для еще одного пассажира?
  - Да, конечно, найдется! Постараемся устроить вас со всеми необходимыми удобствами, - засуетился капитан "Фаты".
  - Со всеми необязательно, к тому же, устраивать вы будете не меня, а одного из моих сотрудников. Староват я для СТОЛЬ дальних путешествий, - и зачем на меня так многозначительно смотреть? Или этот фейри что-то знает? Он ведь совсем не удивился схожести моего почерка и почерка Сиг Мара из дневника, да и когда я назвала шпильку "штуковиной фейри", тоже глазом не моргнул.
  - Когда ожидать вашего сотрудника? Мы планировали отправляться завтра на рассвете, - начал капитан Алмеда. - Но если необходимо, мы конечно, отложим вылет.
  - Да нет, откладывать не нужно. Сотрудник будет вовремя. Если с дневником и находкой мы закончили, то давайте вернемся к обсуждению того, зачем я пришел. Вы подготовили план полета?
  - Ну, для начала, мы планировали отправиться к месту, где поймали кайта, - вдохновленно начал Алмеда.
  А мы планировали, да? По-моему, мы топтались на месте, пытаясь найти хоть какую-то зацепку, и кроме намека на "сиреневые облака", которые еще непонятно, где искать, идей у нас не было никаких. Алмеда, видя, что я уже набираю воздух, чтобы спросить, не появилось ли у них с Бальтазаром за ночь идей, которыми со мной забыли поделиться, лихорадочно замахал мне рукой, намекая на то, что мне пора свалить, оставив начальство наедине со спонсором. Он так старался, что его маневры не остались без внимания лорда Лициуса.
  - Доктор Алмеда, нет необходимости прогонять вашу помощницу. Она нам не помешает. К тому же, когда мы закончим, я бы хотел побеседовать с Сигурни наедине. Так что в любом случае, далеко не уходите, милочка, - на меня уставились льдисто-голубые глаза. Бррр. У меня глаза тоже голубые, но я себя в зеркале взглядом не морожу. А этому словно две льдинки вместо глаз вставили.
  Пока Алмеда, бледнея и краснея под морозным взглядом нашего благодетеля, старательно делал вид, что мы знаем, куда летим, имеем четкое представление о конечной цели нашего путешествия, и вообще, у нас все под контролем, я скучала в кресле, поставленном сбоку от стола. Шпилька так и осталась лежать на гладкой полированной столешнице. Сначала я ее просто рассматривала. Потом мое внимание привлекла какая-то неправильность в отражении шпильки, которое можно было рассмотреть в поверхности стола. Присмотрелась, подавшись поближе. Символ-иероглиф на отраженной грани не выглядел зеркальным к оригиналу. Он явно был другим. Может, просто обман зрения? Мне кажется, что я вижу отражение одной грани, а на самом деле отражается совсем другая?
  Осторожно перекатила шпильку пальцем. Нет, все верно. Символы на гранях в реальности и в отражении отличались. Машинально потянулась за ручкой и бумагой. Открыла тетрадь и начала перерисовывать в нее символы с граней и их отражений. Так увлеклась работой, что не заметила, что уже какое-то время в каюте царит тишина.
  Осознав, что что-то в окружающей обстановке изменилось, подняла глаза. На меня уставились два взгляда. Перепуганно-возмущенный карий доктора Алмеды и задумчивый голубой лорда Лициуса. Медленно, еще не понимая, что сделала не так, я перевела взгляд со своего начальника на главу фонда "Наследие Фейри", потом на шпильку, и, наконец, на плоды своих трудов. Мамочки! Вот теперь понятно. Меня сейчас в лучшем случае уволят. Абсолютно не задумываясь, из всех бумаг и тетрадей, лежащих на столе, я выбрала... нет, не свой конспект по матанализу. И даже не какую-нибудь другую нужную тетрадь, типа дневника капитана. Нет, я по привычке схватила свой собственный дневник. Тот, который дневник Сиг Мара.
  - Ой... - а что я могла еще сказать?
  - Сиг... - Отмер доктор Алмеда. В его голосе звучал откровенный ужас.
  - Я нечаянно, честное слово! - Выпалила я, перебивая начальство. Так. Лучший способ защиты - нападение. - Я кое-что странное в этой шпильке заметила, нужно было зарисовать, а дневник случайно под руку подвернулся. Он же все равно теперь наш. Ну, то есть фонда, - заискивающе улыбнулась я лорду Лициусу.
  - Сигурни Маркус, - наконец-то сумел выговорить мое имя до конца Алмеда, - вы уволены! Ищите себе другое место прохождения практики. Я надеюсь, через терцию вас на моем корабле уже не будет.
  Ой, а вот это нехорошо, похоже, капитан рассердился всерьез.
  - Доктор Алмеда, - прервал гневную тираду моего, теперь уже бывшего, начальника глава "Наследия Фейри". - Я думаю, вам не стоит столь поспешно отказываться от помощи мисс... Маркус. Вы не оставите нас ненадолго? Я бы хотел с ней переговорить наедине. О записях в дневнике.
  Как-то двусмысленно эта пауза перед моим именем прозвучала, да и насчет записей в дневнике тоже подозрительно... Алмеда вышел из каюты, хлопнув дверью.
  - Ну что, Сиг Мара, давай начистоту? - Ой, мама... А можно я вещи собирать и увольняться с позором пойду? Не нравится мне этот ледяной взгляд, да и... Эй, он что, меня Сиг Мара назвал?
  
  -6-
  - Сиг, ты где витаешь? - Джейку надоело мое молчание. - Мы же праздновать хотели, а ты даже к бокалу не притронулась. Знаешь, какого труда мне стоило его добыть?
  - Ну и кто тебе виноват? - Прыснула я. - Вот что, мы не могли по старинке, из стаканов?
  - Не, ну это же игристое, кто его из стаканов пьет? - Возмутился мой бывший соперник по учебе, а ныне коллега по практике.
  И тут же сам рассмеялся собственному вопросу. На студенческих вечеринках мы все пили из той тары, что под рукой была. В ход шли и стаканы, и кружки, и даже пробирки - это когда у биологов бухали. Уж я то знаю. Меня приглашали на все пьянки. Я выгодным участником была: скидывалась со всеми наравне, а пила от силы стакан легкого вина за вечер.
  Напивалась я в своей жизни три раза. Третий был совсем недавно, на прощальной вечеринке в общаге, и я совсем не помню окончание вечера. Были у меня смутные подозрения... Иначе, почему вдруг первый парень на потоке из моего заклятого соперника внезапно превратился в нормального, пытающегося подружиться сильфа? Не потому же, что мы теперь с ним как бы конкурировали за должность младшего инженера на "Фате" по окончании трехмесячной практики? По идее, это как раз наоборот должно было нас еще сильнее рассорить. О том, что я ему уже не конкурент, Джейк пока не знал. Он думал, что из-за того, что я девушка, капитан эксплуатирует меня в качестве секретарши, не давая перейти к практике. И даже жалел меня, пытаясь каждый вечер пересказывать, чему его наш инженер за день научил.
  Сегодня мы, по обыкновению, сидели в его каюте и праздновали завтрашнее отплытие. К слову сказать, когда я впервые увидела это творение дизайнерской мысли, я дико обрадовалась, что нас перепутали, и что Джейку в первый день практики было настолько плохо, что он, несмотря на подозрительные переживания капитана, согласился оставить за собой "девочковую" каюту, лишь бы избежать лишней качки. Каюта была оформлена в розовых тонах, на всем, на чем можно, и на чем нельзя, красовались рюшечки. И как серейжа торт, все это великолепие венчало огромное овальное зеркало в позолоченной раме, висевшее прямо напротив кровати, на которой мы и расположились, забравшись на нее с ногами.
  - Так что случилось? - Джейк не отставал. Рассказать, что ли?
  - Меня чуть не уволили сегодня, - пожаловалась я.
  - За что? - Поперхнулся глотком парень.
  - За дневник Сиг Мара.
  - Это за тот, который доказывает, что ты у нас - не вымышленный персонаж?
  Я вздрогнула. Прямо в точку попал, гад. Потом расслабилась, сообразив, что это он имеет в виду героя народных баек, вечно попадающего в нелепые неприятности, в честь которого меня прозвали. Прототипом которого, как оказалось, была я сама. Ох, как же все запутано! А где-то там, за сиреневыми облаками еще и Дрейк имеется, который все-таки капитан Сильфар. И которому я при встрече выскажу все про его манеру писать загадками.
  - Ау, прием! - Джейк замахал руками у меня перед носом. - Ты снова не с нами. Так что там с дневником?
  - А я его испортила. Дважды.
  - Да уж, а ты уверена, что тебя в честь Сиг Мара прозвали, а не его в честь тебя? - Присвистнул Джейк. Ага. Уверена. В обратном. - И как умудрилась-то?
  - Ну, сначала узвар горячий на него вылила, а потом писать в нем начала, - покаялась я.
  - Малая, я тобой горжусь! За это и выпьем, - провозгласил товарищ, подливая вино.
  - Я не малая! - Взвилась я. Достали! Не такая уж я и мелкая.
  - Ну хорошо, малыш. Так тебе больше нравится?
  Я отставила бокал. Пить расхотелось.
  - Джейк. Сейчас я попрошу тебя один и, надеюсь, единственный раз. Никогда. Не. Называй. Меня. Малыш.
  - Почему это? - Не понял Винсент. - Тебе очень идет.
  - Потому. Я не хочу слышать это прозвище. По крайней мере, до тех пор, пока мы не достигнем цели нашей завтрашней экспедиции. Идет? - Попыталась я смягчить улыбкой свой резкий тон. Вот, чего так психовать, спрашивается? А того, что я себе примету изобрела дурацкую, и сама же в нее поверила. Пока не найду Дрейка, прозвище, придуманное им - табу. Иначе, ждет меня провал в поисках.
  - Чудная ты, правду девчонки говорили, а я не верил, - ни с того ни с сего заключил парень.
  - В смысле?
  А в том смысле, что подруг у меня, как оказалось, и не было. Ну разве можно назвать подругами тех, кто распускает о тебе всякие разные сплетни, лишь бы парня понравившегося отвадить? А Джейкоб Винсент нравился всем барышням с нашего потока. Кроме меня, мне не до него было, я науку грызла и переживала по поводу своих, немодных нынче, крыльев. Кстати, у Джейка они тоже были. Он даже мог на пару мгновений в воздухе задерживаться, чем несказанно восхищал и без того очарованных им однокурсниц. Так вот, курсе на третьем наш всеобщий любимчик, оказывается, всерьез мной увлекся. Эта информация как-то прошла мимо моего внимания. Потому что так называемые подруги, которых Джейк доставал вопросами обо мне, об этом позаботились. Не то, чтобы я в претензии была, но... так ведь нечестно.
  - Надеюсь, у тебя это уже прошло? - Уставилась я на Винсента с подозрением.
  - Да, конечно, - ответом мне был ну очень невинный взгляд.
  - Потому что, если нет, то я не смогу тебе доверить свою тайну, - заключила я, внезапно осознавая, что сама не заметив, выхлебала все вино, а Джейк не преминул подлить еще, и теперь язык у меня слегка заплетался. Не настолько пьяна, чтобы чудить, но на откровения меня уже потянуло.
  - А у тебя есть тайна? - Скептически спросил парень.
  - Угу. Страшная, - я сделала глаза побольше, чтобы подчеркнуть смысл сказанного.
  - Колись.
  - Я - Сиг Мара.
  - Тоже мне тайна, - фыркнул парень.
  - Не, я реально - Сиг Мара. Это мой дневник нашли в брюхе у кайта. И это для меня Дрейк... ну, капитан Сильфар... оставил в нем те заметки.
  Джейк какое-то время пристально на меня смотрел, а потом рассмеялся.
  - Ну ты даешь! - Восхищенно выдавил он сквозь смех. - С такой серьезной рожей заливаешь, что я даже на миг поверил.
  Обиженно запустила в него подушкой. А вот лорд Лициус поверил. Причем сам и сразу. И взял с меня слово, что я сделаю то, что и так собиралась сделать - найду Дрейка и его "Варну". Больше с меня ничего не требовалось, а взамен была обещана полная поддержка, в том числе и финансовая. Мне дали разрешение обращаться к фонду "Наследие Фейри" напрямую, минуя капитана Алмеду. Не думаю, что у меня будет такая необходимость, но спасибо. А еще меня попросили "взять шефство" над их человеком, который должен был подняться на борт "Фаты"... Да вот прямо сейчас и должен. Причем, тайно. По официальной версии, он на борт завтра утром попадет. Зачем такая конспирация, я не знала. Но, само собой, узнать хотела. Очень. Я ведь жутко любопытная, особенно, когда компания подходящая под рукой имеется. Самая подходящая компания - это мой пикси. Но Пиратика под рукой не было, зато был Джейк. Ничего, тоже сойдет.
  - Слушай, - протянула я. - А идем глянем, кого там фейри нам на шею посадили?
  
  -7-
  - Это он? - Шепотом спросил меня Джейк.
  - А я откуда знаю? Наверное. Больше некому. Остальной экипаж, вроде, уже на борту.
  Мы с напарником расположились на небольшом балкончике, опоясывающем вторую палубу, где располагались каюты экипажа. Как раз напротив двери в мою каюту в ограждении балкончика имелась очень удобная сплошная секция, за которой можно было спрятаться двум не очень откормленным бывшим студентам. С этого места было прекрасно видно причал и трап "Фаты". Ну как, трап. Трап на ночь убирали. Для гостя перекинули узкую доску с набитыми на нее перекладинами. Такая у нас на "Мечте" была. Жуткая конструкция. По веревке с узлами и то не так страшно на борт залазить.
  - И чего конспирацию разводить было? - Винсент недоумевал.
  Я, впрочем, тоже. Представителем фонда оказался обычный парень, примерно наш ровесник, насколько я сумела рассмотреть. В куртке с капюшоном, модных нынче штанах в обтяжку и тяжелых ботинках. В свете фонарей с причала цвет крыльев не разобрать, но, вроде тоже ничего особенного - темненькие. То ли синие, то ли зеленые. Вещей у представителя фонда было мало: видавший виды туристический рюкзак и старомодный кожаный чемодан из рыжеватой кожи.
  Парень ловко взбежал по трапу, молча пожал руку капитану, и так же молча последовал за тем в приготовленную ему каюту.
  - Сиг, - пихнул меня в бок Джейк.
  - Чего? - Мне было не до него, я во все глаза смотрела на выглядывающую из-под клапана рюкзака любопытную мордочку. Белую, с темными бровками и пятнышком-чубчиком. Заметив меня, пикси поспешно юркнул в рюкзак, но тут же выглянул вновь. А этот представитель фонда начинает мне нравиться. Пикси с кем попало дружбу не водят.
  - Какой номер каюты, в которую его поселили, ты в курсе?
  - 2-3 вроде, а что? - Все мои мысли были заняты пикси. Очень хотелось вновь увидеть Пиратика.
  - А то. У тебя 2-5. А значит, они идут прямо сюда. Вы соседи.
  - Ой.
  Вот вам и ой. Пока капитан с представителем фонда поднимались по лестнице, я лихорадочно пыталась открыть дверь своей каюты. Дверная ручка никак не хотела поворачиваться, рука соскальзывала с влажного от ночной росы медного шара. Кто вообще придумал поставить на каюты эти дурацкие круглые ручки-шары? Мне порой казалось, что когда "Фату" переделывали, то основной целью было не сделать корабль удобным, а уничтожить все, что напоминало бы о ее военном прошлом. В том числе и такие удобные и функциональные мелочи, как нормальные дверные ручки, за которые можно было бы ухватиться и открыть дверь в любой шторм.
  Когда шаги капитана уже раздавались на верхних ступеньках лестницы, с дверью я все-таки справилась, и мы дружно ввалились в мою каюту. Пронесло.
  У соседней двери послышался голос капитана Алмеды.
  - Вот ваша каюта, лорд... э...?
  Ответ пассажира расслышать не удалось. Или он говорил так тихо, или вообще не счел нужным отвечать.
  - Да, да, конечно, я все понимаю, - засуетился Алмеда. - Располагайтесь, отдыхайте, я вам не буду мешать. Завтрак в восемь. В каюте 2-5 проживает моя помощница, как мы и оговаривали с лордом Лициусом, она будет и вашей помощницей тоже. Девочка тут на практике, весьма толковая. Зовут Сигурни. Вы можете обращаться к ней в любое время. Ну, или напрямую ко мне, если вас смущает, что она практикантка.
  Вот же! Сначала я задохнулась от возмущения, когда меня записали в помощницы к новоприбывшему. С лордом Лициусом у нас был разговор совсем не об этом. Я пообещала помочь представителю фонда освоиться на "Фате", но никак не подчиняться ему, как начальнику по работе. Хватит с меня двух начальников - Алмеды и Бальтазара. Потом порадовалась, что доктор Алмеда меня похвалил. А потом снова расстроилась от понимания, что пока я просто практикантка, ко мне и отношение соответствующе несерьезное.
  Когда капитан Алмеда свалил, я с трудом выпроводила Джейка из своей каюты. Тот хотел остаться и проследить за моим новым соседом, предлагая подслушать, что происходит за тонкой переборкой, приложив к ней стакан. К счастью, стакана у меня не нашлось, поэтому от горящего шпионским азартом парня удалось избавиться. Спать хотелось неимоверно, а завтра подъем на рассвете. Отплытие я ни за что не пропущу. Это же самый волнительный момент любого путешествия! Но сон не шел. Не выходила из головы любопытная мордочка пикси, выглядывающая из клапана рюкзака. А стоило закрыть глаза, как перед внутренним взором появлялась другая - со смешным черным пятнышком на одном глазу - смотревшая на меня с укоризной.
  Только под утро мне наконец-то удалось уснуть, и всего через пару терций меня разбудил вой сирены стражников. Ничего не понимая, я, как была, в пижаме и босиком, вылетела из каюты. Другие члены экипажа тоже повысыпали из своих кают, кто в чем. Сосед из каюты 2-7 вообще выбежал, кутаясь в простыню, как в тогу. Из каюты 2-3 не доносилось ни шороха, казалось, она была необитаема. Может, ночной гость и его пикси мне просто померещился? Нужно будет у Джейка спросить.
  Трап был спущен, у трапа толпились стражники в форме, окружив неприметного молодого сильфа с серым чемоданчиком, на котором красовалась эмблема фонда "Наследие Фейри". Ростом и фигурой, а также темными крыльями, сильф напоминал ночного посетителя. Жаль, лицо того я так и не смогла под капюшоном нормально рассмотреть, но, вроде, тоже похож.
  - Лорд Родриго Виерра, вы арестованы по подозрению в убийстве лорда Дариуса Лициуса, главы фонда "Наследие Фейри", - стражники надели на сильфа с чемоданчиком наручники. - Вы должны проследовать с нами в отделение для опознания. У нас есть свидетель, видевший сегодня ночью сильфа, выходившего из дома лорда Лициуса в предполагаемое время смерти лорда. Свидетель смог опознать в выходившем вас, лорд Виерра.
  Арестованный, казалось, совсем не был удивлен или напуган. У меня сложилось впечатление, что он ждал этого ареста, и был даже... удовлетворен тем, что тот произошел. Странно это.
  - Господин лейтенант, - обратился к стражнику с нашивками на форме растерянный капитан Алмеда. - А нам что делать? Мы ведь обязаны взять на борт представителя фонда "Наследие Фейри", такова была договоренность с лордом Лициусом. Вы его скоро отпустите? У нас вылет через полтерции назначен.
  - Капитан...
  - Алмеда, - подсказал капитан.
  - Капитан Алмеда. Я не знаю, что вам делать. Связывайтесь с фондом, выясняйте, это не наша забота. Мы арестовали опасного преступника, совершившего убийство. И даже, если свидетель обознался, и этот сильф - не тот, кого он видел, в течение полутерции его все равно не отпустят, с этими словами, лейтенант дал стражникам знак усадить арестованного в самоходку, и стражники уехали.
  Капитан остался стоять на пристани перед трапом в полной растерянности. Похоже, наш вылет и в самом деле откладывался. Незанятый народ разбредался по каютам досыпать, вахтенные расходились по местам. Внезапно к капитану Алмеде подбежал запыхавшийся посыльный в форме "Курьерской службы".
  - Доктор Алмеда? Вам срочное письмо. Распишитесь в получении, пожалуйста, - проговорил мальчишка. После того, как Алмеда поставил на протянутом планшете свою подпись и приложил палец к сканеру отпечатков, в его руки перекочевал жесткий серый конверт с эмблемой фонда "Наследие Фейри". Эмблема была достаточно крупной, я хорошо ее рассмотрела.
  Вскрыв конверт, Алмеда сначала нахмурился, а когда дочитал послание до конца, просиял.
  - Готовимся к отплытию! - Крикнул он, поднимаясь на борт. - Убрать трап! Отходим по графику.
  
  -8-
  Отплытие из крупного порта далеко не столь романтично, как кажется. По крайней мере, отплытие "Фаты" от главного причала Университетского острова ни в какое сравнение не шло с тем, как "Мечта" покидала пещеру Сидад. Хмурое серое утро с накрапывающим дождем, будничное отправление. Буксир вытащил нас из гавани, оставив висеть на расстоянии прямой видимости с берега, но на достаточном для запуска движков удалении. Глубоко внутри "Фаты" родилось недовольное бурчание, переросшее в мерное гудение. Корпус корабля заметно завибрировал, из труб за кормой показался хвост черного дыма. Маршевые двигатели судов дальнего следования в момент запуска дают настолько сильный выхлоп, что их запрещается запускать поблизости от населенных мест. Выходить из порта на маневровых накладно, да и запас топлива тратить не хочется. Вот и приходится прибегать к услугам буксиров для выхода в открытый воздух. Гудение и вибрация нарастали, дым за кормой постепенно светлел, приобретая голубоватый оттенок. Еще немного, и маршевые двигатели наберут полную мощность, гудение стихнет, а вибрация станет настолько мелкой, что находящиеся на судне сильфы уже к вечеру перестанут ее замечать. Все, дальше ничего интересного не будет. Учитывая, что вчера мы с Джейком допоздна караулили нашего таинственного пассажира, а потом я еще долго ворочалась, вспоминая Пирата, в данный момент я была невыспавшаяся и еще более хмурая, чем нынешнее утро. Посему, поползла досыпать. До завтрака еще почти две терции, успею немного подремать.
  Кстати, о нашем пассажире. Зачем было подниматься на борт ночью, чтобы потом тихонько свалить и снова вернуться утром? Ладно, я бы поняла, если бы ночной визит был обставлен с помпой, чтобы как можно больше свидетелей было. Тогда понятно: дядя просто себе алиби обеспечить пытался. Типа: "Все видели? Я на судне. Никого убить не мог, спал в своей каюте." Но ведь он поступил с точностью до наоборот. Поднялся ночью тайно, а потом с утра попытался повторить попытку уже официально. Не вижу логики. Да и смущало то, что о таком финте ушами с капитаном Алмедой договаривался сам убитый. Вот это уже вообще ни в какие ворота не лезло. Да и поведение капитана как-то не вязалось с его характером. Я бы скорее поняла, если бы у доктора Алмеды сердечный приступ случился от известия, что руководитель нашего фонда-спонсора окочурился. Но нет. Капитан в прекрасном расположении духа порхал по судну, раздавая ценные указания, и испытывая терпение экипажа, которому мешал выполнять свои обязанности. В который раз порадовалась, что старпом у нас вроде бы ничего так, вполне профессионал. Правда, он мне Моргана неприятно напоминал, но сходство было чисто внешним.
  - Пс! - Раздалось над ухом.
  Я подскочила на кровати, стукнувшись головой о полку, висящую прямо над кроватью. Оглянулась. Никого. Легла обратно, накрывшись одеялом с головой. Единственное, чего сейчас хотелось - это спать.
  - Эй! Сиг! Ты же Сиг Мара, верно? - Тоненький голосок над ухом. Пикси, что ли?
  Я оглянулась по сторонам, но снова никого не увидела.
  - Вылазь, я хочу видеть с кем разговариваю. Или вали и дай поспать, - буркнула я.
  - А не забоишься? - Ехидство в голоске зашкаливало. Ну точно, девочка. Зуб даю. У Дымки тоже такие же интонации были.
  - С чего бы это я пикси боялась? - Недоуменно переспросила я.
  - А ты про нас знаешь? - Из-за книжек и тетрадей с конспектами, прихваченными на случай "а вдруг пригодится", ютящихся на полке, высунулась смешная мордочка с рыжими бровками и чубчиком.
  - Конечно. У меня у самой пикси есть... был... надеюсь, что есть, - я грустно вздохнула.
  - Ой, а ты по нему сильно скучаешь, да? Бедняжка, - бело-рыжая очароваха выбралась из-за книжек целиком и, присев мне на плечо, сочувственно погладила по щеке крохотной лапкой. Создание было весьма упитанным, и, судя по всему, не особо молодым. Эдакая пикси-матрона в возрасте.
  - Скучаю, - согласилась я.
  - Я вот по своему хозяину тоже скучаю, - вздохнула пикси. - Меня Мила зовут.
  - А меня Сиг, - представилась я. - Сигурни, вообще-то, но друзья называют просто Сиг.
  - Ага, Сиг Мара, знаю, - кивнула Мила.
  - А откуда?
  - Так хозяин же сказал. Он тебя узнал. Только волосы у тебя не голубые. Почему?
  Вот интересный вопрос. Потому что с голубыми волосами на практику как-то несолидно являться было, вот и вернула родной цвет. А интересным был вопрос, откуда хозяин Милы знает, что меня Сиг Мара зовут, и что волосы у меня голубыми были.
  - И кто твой хозяин? - Поинтересовалась я.
  - Дариус Лициус! - Гордо выпятила грудь кроха.
  - Бедняжка... Мне так жаль... - Поразительно, что пикси, у которой только что умер хозяин, так жизнерадостно держится. Может, мне Пиратик приврал по поводу силы привязанности? Хотя, Дымка тоже его слова подтверждала... Ой. А может, Мила не в курсе, что лорда Лициуса убили?
  - Ой, - Мила поднесла ручки ко рту. - Ты только никому не говори, что я проговорилась. Я должна изображать, что мой хозяин - Род.
  - Род? Это который Родриго Виерра?
  - Угу. Ты правда никому не скажешь? А то Дар расстроится...
  - Ох, малышка, - я погладила ее пальцем по головке.
  Бедняжка, она в одну ночь обоих хозяев - и настоящего и фальшивого - потеряла. При этом пикси вообще не выглядела расстроенной или обеспокоенной. Хотя... Кое что Милу волновало, причем очень.
  - Слушай, а завтрак когда? Мы не пропустим? - На мордочке пикси была написана такая тревога, что я, не выдержав, рассмеялась.
  - Да можно уже выползать в столовку потихоньку, - ответила я, глядя на часы. - Как раз первыми придем, кока застанем в хорошем расположении духа. Он всегда добрый, когда булочки из духовки достает. Говорит, запах свежей выпечки действует на него как антидепрессант. Для тебя же саболу нужно будет выпросить, верно?
  - Неа, - кокетливо захлопала глазками Мила. - Я женщина оригинальная, я эту горечь не люблю. А вот горячие булочки - самое то!
  И правда, как я могла по ее фигуре подумать, что она сидит на саболовой диете?
  В столовке было пусто, и мы заняли мой любимый столик в углу. Оставив пикси разглядывать искусственные цветы в вазочке на столе, я побрела к стойке раздачи за булочками. Их аромат уже успел проникнуть во все уголки просторного помещения, но остыть мои любимицы пока еще не успели. Поздоровавшись с коком, нагребла побольше своих любимых - слоеных - и по одной разных видов для пикси. Пусть пробует, выбирает, что больше по нраву. Крошку было жалко и хотелось побаловать. Взяла еще две кружки узвара. Пикси целую кружку не выпьет, но не беда, я помогу. Узвар у нашего кока получался под стать булочкам. Чтобы не перевернуть поднос с расставленным на нем богатством, я шла осторожно, глядя себе под ноги. Плюхнула поднос на столик, плюхнулась на прибитый к полу диванчик сама, и только когда чья-то нахальная конечность потянулась к моей любимой слоечке, подняла глаза.
  - Привет, я Род, - взъерошенный парень в куртке с капюшоном откусил одним махом половину булочки. - А ты предательница, почему меня не пожвала на жавтрак? - Он ткнул пальцем в пузико Милы.
  - Потому что тебе что велено было? В каюте сидеть и не высовываться, пока не отойдем подальше! Что, я тебе булочку не принесла бы? - Пикси сварливо уперла кулачки в боки. - Что я хозяину скажу?
  
  -9-
  - Утро, - Джейк Винсент уселся на диванчик рядом со мной, бесцеремонно запуская лапы в мои булочки и отхлебывая из моей кружки с узваром, который как раз отсыл достаточно, чтобы можно было пить, не боясь обжечь губы. Что я и собиралась сделать, но видно, не судьба. Вторую кружку прихватизировал Род.
  - Эй! - Я возмутилась. Ну сколько можно. А еще мужчины, называется. Вот Дрейк никогда не отобрал бы у дамы последнюю булочку. Ладно, булочка была не последняя, но узвар-то последний! И я даже сходить за новым не могла: этот гад прочно запер меня в уголке своей тушей.
  - Что? Я же поздоровался, - Винсент поднял мутный взгляд от кружки.
  Э, да у кого-то еще и похмелье в довесок к недосыпу. С чего бы? Вчера, вроде, не много выпили.
  - А. Джейк. Джейкоб Винсент, - представился он, заметив, что за столиком я не одна сижу. - Все, я представился, приличия соблюдены, чего пинаться-то? - Буркнул парень мне.
  Пиналась я не потому, что мне поведение товарища показалось невежливым, а потому, что узвара хотела, а он мне вылезти из-за стола и сходить за вожделенным напитком мешал.
  - Привет, я Родри... - протянул руку через стол мой новый знакомец. Получив оплеуху от пикси, пристроившейся с булочкой с повидлом у него на плече, осекся и исправился: - Род.
  - Очень приятно, Род, - по голосу Джейка было не сказать, что ему действительно приятно. А все потому, что я его снова пихнула, теперь уже кулаком в бок. - Сиг, ну ты чего?
  - Я-то ничего. А вот чего ты мой узвар хлестаешь?
  - Ой, а я думал, ты это мне взяла, - искренне удивился парень. - Сейчас, сгоняю за новым. Слоек еще прихватить?
  Мы с Родом согласно закивали.
  - Так, а теперь давайте с того места, где нас прервали, - повернулась я к Роду и Миле, стоило Джейку отойти за пределы слышимости. - Я так понимаю, что ты и есть тот пассажир, который вчера ночью на борт поднялся на нычку?
  Род радостно кивнул.
  - Тогда объясните мне, кого сегодня утром арестовали на причале за убийство лорда Лициуса, и почему арестованный согласился с тем, что Родриго Виерра - это он? Есть два Родриго Виерры, или кто-то из вас врет? - Я сурово уставилась на парня. Ну, я надеюсь, что сурово, я старалась.
  Похоже, что перестаралась, собеседник смотрел на меня слегка испуганно, но молчал. По плотно сжатым губам читалось, что он собрался изображать шпиона на допросе, терпя любые пытки, но не сдаваясь.
  - Сиг, тебе плохо? Судороги от голода? - Обеспокоенно спросила Мила, перелетая на стол передо мной. - Хочешь мою булочку? Мне не жалко, - мне протянули изрядно покусанный со всех сторон пирожок с повидлом. По мордочке пикси было понятно, что булочку ей как раз очень жалко, но меня все-таки жальче.
  Я не выдержала и рассмеялась, махнув рукой.
  - Нет, Мила, спасибо, кушай сама. Джейк сейчас моих любимых слоек еще принесет. Это я пыталась суровость изобразить. Хотела вас напугать, чтобы вы раскололись - покаялась я.
  - Фух, ну, у тебя получилось, - кивнула пикси. - Вон, глянь, как Род напуган, сразу замолчал. А когда я говорю язык за зубами держать, на меня ноль внимания. А я, между прочим, с пеленок его вынянчила!
  - Да, но я-то хотела, чтобы он не замолчал, а, наоборот, заговорил, - вздохнула я. По-моему, пикси не так простодушна, как кажется на первый взгляд. Очень уж она ловко разговор в сторону уводит.
  - Сиг, давай ты этого остолопа трогать пока не будешь, а я тебе все сама расскажу. Но потом. Когда отойдем достаточно далеко, чтобы нас не могли с берега догнать. А лучше, уже когда мы до Западных островов дойдем. Чем меньше народу пока что в курсе будет, тем меньше жертв будет среди окружающих в случае чего. Потерпишь до вечера?
  Потерплю, куда я денусь. У меня на сегодня и помимо ваших загадок много чего интересного запланировано.
  В отличие от сохранявшего поразительное спокойствие капитана Алмеды, я переживала из-за убийства лорда Лициуса. Во-первых, потому что понимала, что фонд - это в первую очередь его экстравагантный глава. Вчера, когда я узнала, что именно Дариус Лициус является руководителем спонсирующего нас фонда со столь интригующим (по крайней мере, лично меня) названием, кое-что в моей картине мира встало на свои места. Лорд Лициус славился как меценат, вкладывающий деньги в самые неожиданные проекты. Изучение изнанки островов, чтобы понять, как они в воздухе держатся, медицинские исследования, призванные вернуть сильфам способность пользоваться крыльями по назначению, и вот теперь экспедиция по следам капитана Сильфара. Кое-кто тоже был мечтателем, родившимся во времена, когда мечтать вышло из моды. И тем обиднее было осознавать, что сильфа, с которым мне было по пути в этом времени, не стало, а я так и не успела с ним как следует познакомиться.
  Кстати, еще больше, чем спокойствие доктора Алмеды по этому поводу, меня озадачивало спокойствие пикси, считавшей лорда Лициуса своим хозяином. Все мои слова про то, что Дариус Лициус мертв, Мила игнорировала, будто не слышала вовсе. Может, какая-то защитная реакция психики пикси? Я уже открыла рот, чтобы проверить это предположение, но тут вернулся Джейк с булочками. И горячим узваром.
  Насколько узвар горячий, я сумела оценить в полной мере: на меня его попросту перевернули.
  - Эй! - Возмутилась я, вскакивая. Темно-красное пятно расплывалось по груди. Сегодня узвар был с сушеными ягодами серейжи - та еще гадость в плане отстирывания, хоть и вкуснотища редкая.
  - Это что - пикси? Настоящий? - На мое возмущение обратили возмутительно мало внимания. Он что, Милу впервые заметил? Однако. Я думала, не заметить сидящую на плече собеседника и аппетитно чавкающую булочкой пикси, нереально. Еще одобрила про себя поразительно спокойную реакцию Джейка на считавшееся сказочным существо. А он ее, оказывается, только заметил.
  А Род, похоже, заметил кое-что другое. И это было не менее возмутительно, хоть и лестно. Как правило, парни, с которыми я была знакома, его не замечали. Да что там говорить, я и сама его с трудом замечала обычно. Но до лифчиков с увеличивающей грудь ватной вставкой все-таки не опускалась. Нечестно это.
  Это я о своем бюсте, обтянутом в данный момент мокрой от узвара футболкой. Вот как раз сейчас с таким пренебрежением отвергаемый мной "бронелифчик" был бы кстати. Ну, или хотя бы какой-нибудь кружевной. Намокшая ткань футболки не оставляла у окружающих сомнений насчет моей честности в отношении размера не обремененной нижним бельем груди. - Экипажу срочно занять места согласно штатному расписанию! Стажеру Маркус явиться в каюту капитана, стажеру Винсенту прибыть в машинное отделение. Научным сотрудникам и пассажирам - вернуться в свои каюты до окончания экстренного маневрирования! - Раздался голос старпома из динамиков у нас над головами.
  Вздохнув, я цапнула булочку с тарелки и потопала на выход. К капитану, так к капитану. Может, хоть там узвар попить удастся. Только заскочу к себе сначала, переоденусь. Парни поплелись за мной.
  - Выполнять немедленно! - Рявкнуло из динамиков. - Чтобы через тридцать мигов стажеры были на местах! - В дверях столовки стоял старпом и орал прямо в коммуникатор, из которого голос передавался на динамики. При этом ну очень ехидно глядя на мое мокрое отсутствие бюста. Мол, ну-ну, посмотрю, как ты в таком виде перед капитаном краснеть будешь. А чего перед ним краснеть, он и не заметит, пока само не высохнет. Капитан Алмеда был поразительно рассеянным сильфом, когда дело не касалось его научной работы.
  
  -10-
  - Сигурни, деточка, ты ранена? - В ужасе заломил руки капитан Алмеда.
  Гхм. По поводу его рассеянности я слегка погорячилась. Пятно узвара на футболке он все-таки заметил. Правда, вывод сделал странный.
  - Да нет, просто узваром облилась, - вздохнула я. - А что у нас случилось, с чего такой переполох?
  - Нас преследуют.
  - Кто? - Вытаращила глаза я. Первой мыслью было, что стражники поняли, что арестовали не того Родриго Виерру, и решили обыскать судно в поисках настоящего. Хотя, тут тоже нестыковка выходила. Подопечный Милы, с которым я познакомилась за завтраком, совсем не был похож на убийцу. Он мне вообще каким-то слишком несерьезным показался. Будто сынок богатеньких родителей, который привык, что все проблемы у него сами собой решаются. А проблемы у Рода, похоже, были, и немалые. Иначе, смысла во всем этом тумане, напущенном вокруг его появления на "Фате" не было никакого. И вообще, когда лорд Лициус говорил о представителе фонда, который должен был составить нам компанию, я решила, что речь идет просто о надзоре. Чтобы мы не вздумали припрятать какие-то интересные результаты исследования, если таковые будут. А тут прямо шпионско-криминальная история целая вырисовывается...
  - ... поэтому, я хочу попросить тебя спрятать дневник и предмет, в нем найденный, у себя, - закончил доктор Алмеда.
  - Что? - Кажется, я только что, задумавшись, пропустила все самое интересное.
  - Сигурни, ну где ты витаешь? Перед кем я тут распинался только что? - Пожурил меня начальник.
  - Простите, задумалась. О том, какую подставу нам лорд Лициус устроил с этим своим пассажиром. За нами ведь стражники гонятся, да?
  - Нет, стражники удовлетворились арестом подставного лица. Эти сильфы гораздо неприятнее... И влиятельнее. И я даже не спрашиваю, откуда ты знаешь о настоящем пассажире.
  - Так а чего мне о нем не знать? Мы только что с ним и его пикси завтракали вместе в столовке.
  - Ой идио-от... - Схватился за голову капитан, падая в кресло. - Сказочный идиот. Похлеще этого вашего Сиг Мары. Кто-то еще, кроме тебя, этого недоумка видел?
  - Ну, кок, само собой. Джейк с нами завтракал...
  - Джейкоб Винсент?
  - Ага. Старпом еще, мы с ним в дверях столовки столкнулись. Правда, не факт, что заметил, он на мой отвлекающий маневр пялился, - я указала пальцем на футболку.
  Алмеда недоуменно проследил за моим жестом, потом, явно что-то сообразив, понимающе хмыкнул.
  - А кроме вас в столовой никого больше не было?
  - Вроде бы нет... - Я постаралась припомнить. Мне казалось, что когда я несла поднос к своему столику, я краем глаза заметила, как в столовку входит Бальтазар. Но когда мы выходили, все столики были пусты, да и у раздачи никого не было. Возможно, мне просто показалось.
  - Хорошо, - кивнул Алмеда. - Но раз уж ты немного в курсе происходящего, то, надеюсь, понимаешь, что о нашем пассажире следует помалкивать? И Винсенту передай.
  - Передам. Так, а что там с дневником? Зачем мне его у себя прятать?
  - Судно, которое нас преследует, принадлежит одной преступной организации, и...
  Снаружи раздался странный раскат грома и хлопок. "Фату" ощутимо тряхнуло, маневровые двигатели взвыли, разворачивая корабль. Учитывая, что мы уже на крейсерскую скорость вышли, такой маневр нашей красавице не понравился, и она протяжно застонала всем корпусом.
  - Объяснения потом, - Алмеда сунул мне дневник и шпильку. - Стажер Маркус, займите свое место в машинном отделении! Дорогу хоть знаешь? - Обеспокоенно спросил он.
  Кивнула. Знаю, конечно. Все-таки, как бы ни было мне интересно заниматься научными изысканиями с капитаном и старшим по науке, но о цели своей практики я не забывала. Не хотелось бы, в случае если с научной работой сорвется, оказаться дипломированным инженером, в глаза не видевшим машинное отделение.
  - Я могу забежать переодеться?
  - Не стоит. Нас могут догнать в любую минуту, и я хочу, чтобы в этот момент, род твоих занятий не вызывал абсолютно никаких сомнений. Дневник и шпильку спрячь.
  Не долго думая, я скрутила волосы на затылке, заколов их шпилькой. Сверху повязала платок. Его я купила сразу после сдачи курсача по истории. Просто не смогла пройти мимо: платок был один-в-один как любимый Дрейков, который потом мне достался. Обычно я таскала платок кокетливо завязанным на шее или намотанным на запястье. Но сейчас, повязанный на пиратский манер на голову, он прекрасно скрыл шпильку от любопытных глаз.
  С дневником было сложнее. Впрочем... я схватила одну из контурных карт, стопкой лежащих на столе капитана. Их мы использовали в качестве черновиков, когда требовалось прочертить предполагаемый маршрут. Гораздо удобнее, чем полноценная карта, лишние детали на которой сбивают с толку. Завернув дневник в карту, как в суперобложку, я аккуратно вывела на нем: "Системы навигации судов дальнего следования. Последипломный практикум. Сигурни Маркус". Все, теперь можно в карман сунуть, никто и внимания не обратит. Добегу до машинного отделения, еще пару пятен смазки на обложку поставлю, и вообще незаметно будет.
  Когда я была уже почти у цели, "Фата" снова содрогнулась. Прямо перед моим носом палуба вздыбилась, распускаясь огненным цветком. Прямое попадание в маневровый двигатель? Нас обстреливают? Боевыми зарядами? Всего в терех терциях от обитаемых островов? На крейсерской скорости четыре терции в пути - это очень нехилое такое количество миль, но все же. Это же не времена Дрейка, когда нападения пиратов считались обычным явлением. В наши, цивилизованные, дни такая перестрелка казалась чем-то из области сказок.
  Пран! Там же Винсент! Он мне сам хвастался вчера, что его назначили дежурить к маневровым. Да и другие члены экипажа... Если кто-то выжил при взрыве, им может потребоваться помощь! Не долго думая, я слетела по трапу, и помчалась к объятому пламенем коридору, ведущему в отсек маневровых двигателей. Дверь в переборке отсека заклинило - сработала система пожаротушения, призванная перекрыть приток свежего воздуха к месту возгорания. Только вот толку от нее сейчас не было: дыра в палубе обеспечивала достаточное количество воздуха, чтобы досыта накормить пламя. А вот, судя по отчаянному стуку и крикам с той стороны переборки, выжившие при взрыве попали в ловушку. Изо всех сил я дернула за ручку. Сил было маловато, да и петли двери, похоже, покорежило при взрыве. Она не открывалась, удалось лишь приоткрыть щель, достаточную, чтобы руку просунуть. Я кинулась лихорадочно искать что-то, чем можно было бы воспользоваться, как рычагом. Нашла ломик. Сунула его в щель, налегая всем весом. Веса во мне было явно недостаточно.
  Внезапно, острая боль пронзила затылок, в глазах полыхнуло ярким светом, и судно начало заваливаться на бок.
  
  
  
  
  Конец отрывка. Полную книгу можно приобрести на гуглбукс: "Системы навигации судов дальнего следования. Практикум"
  
  Третья тут (отрывок): "Принцип неопределенности и причинно-следственные связи. Исследование"
Оценка: 7.24*12  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Р.Вольная "Одна из тысячи звезд" (Современный любовный роман) | | Е.Флат "Аукцион невест" (Попаданцы в другие миры) | | Э.Ридлин "Сердце подскажет" (Любовное фэнтези) | | В.Десмонд "Золушка для миллиардера " (Романтическая проза) | | О.Гринберга "Огонь в твоей крови" (Любовное фэнтези) | | О.Алексеева "Рассветница-2" (Городское фэнтези) | | Zzika "Вакансия на должность жены" (Любовное фэнтези) | | М.Славная "Как снять миллионера" (Юмор) | | Zzika "Не пара" (Современный любовный роман) | | Н.Кофф "Зона риска" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"