Тонина Ольга Игоревна: другие произведения.

"Польский крейсер "Владислав Iv". Немеркнущая слава." Ольга Тонина. Александр Афанасьев.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 2.18*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Героические страницы из истории польского военного флота. Переведено с польского.


   Ольга Тонина. Александр Афанасьев
  
   Польский крейсер "Владислав IV". Немеркнущая слава.
  
   В 1917 году, демократическая Антанта вернула независимость Польше, незаконно оккупированной Германией, Россией и Австрией. Польское государство возникло в нелегкое время, во враждебном окружении. Но благодаря Юзефу Пилсудскому, польский народ сумел отстоять и возродить в полной мере основы демократии, заложенные великим польским королем Ежи Третьим, правившим, с 1574 по 1577 год. Одной из опор демократии должен был являться военный флот. У молодой польской демократии не было промышленности, способной строить корабли самостоятельно, поэтому польское правительство решило купить корабли у демократической Франции и демократической Англии. В числе приобретенных кораблей был крейсер "Д,Антрексато", переименованный в "Владислав IV". Этому кораблю было суждено сыграть большую роль в истории Польши. Он имел мощные пушки и был защищен прочной бронированной палубой от вражеских снарядов. Носовое и кормовое орудия были установлены в специальных бронированных башнях. Стройный, стремительный, трехтрубный, он был воплощением достижений человеческого прогресса, семимильными шагами, шествующего по планете.
   В конце августа 1939 года, понимая неизбежность войны с Германией, польское правительство, решило направить крейсер с золотым запасом Польши, на борту в Англию, где на золото, собиралось приобрести вооружение и укомплектовать около восьмидесяти новых дивизий. Это позволило бы полякам разгромить германскую армию, и нанести упреждающий удар по агрессивному большевистскому СССР Однако намеченный 1 сентября 1939 года выход "Владислава IV" в море, был сорван появлением германской эскадры. Война! Но, кто может остановить славных поляков? Нет такой силы!
   На флагштоке крейсера "Владислав IV" взметнулись ввысь боевые стеньговые флаги. На корме затрепетала боевая хоругвь знаменитого польского короля Ежи Третьего. Оглашая бухту завываниями сирены, польский флагман устремился навстречу германскому флоту. Изящный таранообразный нос крейсера хищно вспорол морскую гладь бухты. Судовой оркестр на корме, одетый в белоснежные парадные мундиры, заиграл полонез Огинского "Польша встречается с морем". Командир крейсера капитан 1 ранга Бжижек Пилсудский, сын великого Юзефа Пилсудского, щелкнул тумблер циркуляра боевой трансляции, и обратился к экипажу: "Панове! Великая Польша помнит заветы великого польского короля Ежи Третьего! Сейчас нас мало и враг силен, но мы еще будем править морями! Мы примем бой, и враг узнает, что значит знаменитая доблесть великой польской шляхты!". Ответом на его обращение, были громогласные выкрики во всех отсеках: "Да здравствует Великая Польша! Да здравствует король Ежи Третий! Да здравствует шляхта! Польша правь морями!". Убедившись, что моральный дух экипажа крейсера на высоте, Бжижек Пилсудский вышел на мостик, чтобы показать, что шляхта не боится врага, и кланяться германским снарядам не собирается.
   На нем был шикарный белый двубортный мундир. Надраенные два ряда пуговиц, сверкали как бриллианты. Сделанные портным специальные выточки, и клинья-вставки под мышками, выгодно подчеркивали атлетичность и мускулистость фигуры Бжижека. Его высокий рост, подчеркивался тройными золотыми лампасами, и белыми лакированными туфлями. Мужественное аристократическое лицо командира крейсера украшала огромная белая фуражка, квадратной формы с белой тульей. На мостике завитал запах знаменитого польского одеколона "Варшавская вода N421". Этот запах, а больше его обладатель, сводил с ума не только первых красавиц Польши, но и многих красавиц Европы. Вот уже четыре года, Бжижек Пилсудский являлся секс-символом Европы, по опросу популярного журнала "Олд Плэйбой", издаваемого в Англии лордом Александром Неменко, русским эмигрантом. Но Бжижек, был примерным семьянином, и католиком, поэтому его брак с Мариной Левински, дочкой польского аристократа, считался одним из самых счастливых в Польше.
   Первым противником польского крейсера оказался германский броненосец "Щлезвиг-Голштейн" загородивший выход в бухту. Вот на нем заметили стремительно летящий силуэт крейсера, и открыли огонь. Рявкали чудовищные одинадцатидюймовки броненосца, выпуская, каждые тридцать секунд, порции смертоубийственной крупповской стали, навстречу польским морякам. Но польские моряки не привыкли кланяться вражеским снарядам. Временами, стремительный как птица, изящный трехтрубный силуэт польского крейсера, совершенно скрывался в водяных столбах близких разрывов германских снарядов, но овеянная славой веков великая хоругвь короля Ежи Третьего, как невидимая божья десница хранила польских моряков от смерти.
   Наконец, силуэт германского броненосца заполонил собой всю оптику дальномеров "Владислава IV". Бжижек махнул фуражкой своим комендорам. "Цельтесь вернее Панове!" - прокричал он. И его артиллеристы не подкачали. Оглушительно стрельнула носовая пушка крейсера, за ней открыли огонь орудия среднего калибра. Есть накрытие! Было видно, как водяные столбы от падения польских снарядов взметнулись, вокруг германского броненосца. "Беглый огонь!" - скомандовал Бжижек, и польские снаряды забарабанили по крупповской броне, время от времени, высекая искры, и уходя стремительно вверх. От частых попаданий поляков, команда германского броненосца была полностью деморализована, и броненосец резко отвалил вправо, не выдержав боя с польским крейсером.
   "Воздух!" - отчаянно закричал сигнальщик. Командир "Владислава IV" обернулся - справа на его крейсер заходили в атаку девять германских пикирующих бомбардировщиков Ю-87, ведомые германским асом Рудольфом Руделем. Бжижек не растерялся, он знал, какую тактику применяет этот немецкий летчик. Поэтому, он не суетясь, расстегнул кобуры с револьверами, прикрепленные ремешками к его мускулистым бедрам, и так же не спеша достал оттуда два верных шестизарядных "Краков-Вавеля", калибром 12,7 мм. Он очень любил это оружие, и во время океанских походов польского флота, когда тот заходил в иностранные порты, очень часто использовал их на охоте. Мощная пуля "Краков-Вавеля" спокойно приканчивала слона или носорога с расстояния в пятьдесят метров. Вжижек взвел курки на револьверах и навел их на приближающихся германских пикировщиков. Сто метров, восемьдесят, шестьдесят, пятьдесят - пора! Указательные пальцы обоих рук, резко рванули на спусковые скобы револьверов, еще, еще, еще! И вот уже у головного Ю-87, из двигателя блеснули языки пламени, и он с черным дымным шлейфом отвернул в сторону, уводя за собой остальные бомбардировщики.
   И вот, выход из бухты свободен! Но, что это? На горизонте замаячили хищные силуэты двух германских тяжелых крейсеров! Это были два зловещих брата близнеца "Лютцов" и "Зейдлиц", которые по количеству орудий и по их калибру многократно превосходили прославленный польский крейсер. Но, что может остановить неудержимый порыв и атаку польской шляхты? Капитан 1 ранга Вжижек решился на смелый и рискованный маневр - он решил пройти между двумя германскими крейсерами, чтобы задействовать артиллерию сразу двух бортов своего корабля. Горнисты протрубили в горны, засвистели дудки боцманматов, и обнаженные по пояс мускулистые красавцы кочегары стали швырять уголь в топки котлов с удвоенной скоростью. В сполохах пламени топок, особенно красиво и рельефно подчеркивалась их мускулатура, их обнаженные торсы, казались торсами античных богов, снизошедших на землю, чтобы принести славу польскому оружию. Перед носом "Владислава IV" поднялся огромный бурун - крейсер развил скорость в восемнадцать узлов, подрагивая и вибрируя в предвкушении от скорой встречи с подлым врагом.
   Вжижек Пилсулский стоял на мостике широко - по-морски расставив ноги, и смотрел на приближавшегося врага в бинокль. Он знал, что схватка будет жестокой, но на его мужественном аристократичном лице не дрогнул не один мускул. Наконец, радары германских крейсеров нащупали стремительный как молния польский крейсер, и сразу шестнадцать восьмидюймовок изрыгнули длинные языки пламени, на встречу доблестным польским морякам. Взметнулись водяные столбы близких разрывов, и осколки разорвавшихся крупповских снарядов забарабанили по стальному корпусу "Владислава IV". Не смотря на это, оркестр на корме все также исполнял военный марш Огинского "Польский король Ежи Третий". Командир польского крейсера, невозмутимо достал из нагрудного кармана кубинскую сигару, и обрезав ее кончик специальной золотой гильотиной, подарком супруги, спокойно раскурил ее. Враг приближался. Коварный и подлый враг, укрывшийся за стальной крупповской броней неимоверной толщины.
   Но вот и настал этот момент! Момент истины. Крейсер "Владислав IV" стал проходить между бортами двух германских крейсеров- близнецов. Капитан 1 ранга Бжижек Пилсудский, дождался, когда станут видны невооруженным глазом, заклепки на бортовой обшивке вражеских кораблей, выпустил кольцо дыма изо рта, и махнув белоснежной фуражкой, крикнул "Беглым! Оба борта!" Это был кромешный ад. Мускулистые, атлетически сложенные комендоры, обнажившись по пояс, с упоением посылали снаряд за снарядом во врага. Во славу Польши. Во славу короля Ежи Третьего. Во славу шляхты. Под ногами перекатывались груды латунных гильз, пахло порохом и "Варшавской водой N421". И чудо свершилось! Нос и корма "Лютцова" вдруг окутались дымом и пламенем взрывов, и он разбитый и изуродованный меткими польскими снарядами отвернул на восток, пытаясь спастись в территориальных водах большевистской России. Его собрату "Зейдлицу" повезло меньше - он не находился против солнца, и стрелять в него было легче, и он получил более тяжелые повреждения. Видя искаженные звериной ненавистью лица германских сигнальщиков на мостике "Зейдлица", Бжижек снова достал два своих верных "Краков-Вавеля", и открыл огонь на поражение, убив лично троих и ранив четверых германских моряков. Налетевший порыв ветра позволили рассмотреть, что убегавший в сторону большевистских вод "Лютцов", лишился второй и третей башен главного калибра, которые снесло попаданиями польских снарядов. "Зейдлиц" был поврежден более основательно, и избиваемый польскими снарядами, взял курс к берегу, надеясь выброситься на мель.
   Казалось ничто не спасет два германских крейсера, атакованных флагманом польского флота, но увы, враг оказался более многочисленным и коварным - сигнальщик
   "Владислава IV" доложил, что видит на горизонте новейший германский линкор "Шарнхорст". Это была стальная плавучая крепость, защищенная толстым слоем брони толщиной в несколько десятков сантиметров. На своем борту он нес целых девять, чудовищного размера одиннадцатидюймовых орудий - почти в три раза больше, чем недавний противник "Владислава IV" - "Шлезвиг-Голштейн". В носу и корме этого бронированного чудища, методично вращались антенны радаров, разыскивая польский крейсер. Казалось ничто и никто не спасет, маленький героический польский корабль, от неминуемой гибели. Но вот взревел мотор двухсотсильного "Гном-Рона", раскрученный специальным каучуковым-жгутом пускателем, и с катапульты, установленной на кормовой башне "Владислава IV", стартовал гидросамолет - "Морской Еж" с подвешенными бомбами. И тут же прижимаясь почти к самым волнам, устремился навстречу грозному врагу.
   За штурвалом гидросамолета сидел подполковник Билл Левински - брат Марины Левински. Это был отважный и неустрашимый летчик, четырежды перелетавший Атлантику, в одиночку на одномоторном самолете, а также совершивший полет не Северный полюс. Меткость Билла Левински, была в польской авиации притчей во языцех.
   На боевых тренировках, он спокойно укладывал бомбы в круг диаметром всего пять сантиметров - в два раза меньше по размеру, чем тот, который используют парашютисты при тренировках. Главное, чтобы при атаке, не подвел альвеер, за которым всегда внимательно следил Билл. Альвеер необходим для ручной дополнительной подачи топлива, при заходе в атаку, а также при выходе из нее. Подача дополнительного топлива альвеером увеличивает мощность двигателя и скорость самолета. Конечно, при этом увеличивается и расход топлива, поэтому альвеер всегда используется только в бою. "Морской Еж", ведомый Биллом лег на боевой курс. Все ближе и ближе германский линкор. К героическому самолету, ведомому героическим летчиком тянутся огненные трассы "эрликонов". Но не дрогнул польский летчик! Зажав ручку управления самолета коленями, он берется двумя руками за рукоять альвеера и подает дополнительное топливо в двигатель. Скорость "Морского Ежа" возрастает почти на треть. Все ближе точка сброса бомб! Цель в визире прицела. Билл выпускает рукоять альвеера, и дергает рычаги бомбосбрасывателей. Черные капли бомб устремляются вниз. Есть! Сброшенные Биллом бомбы поразили локаторы и дальномерные посты корабля. Теперь германский линкор слеп, и не может вести прицельный огонь по польским морякам.
   "Владислав IV" разворачивается на германский линкор и идет в атаку. Но, вот наконец стали видны заклепки на бортах германского линкора. Вжижек снова дает отмашку, своей белоснежной фуражкой. Оглушительно стреляет баковое 240 мм орудие польского крейсера. Есть! Все на борту "Владислава IV" заметили, как тяжелый снаряд высек целый сноп искр из германской брони. "Беглый огонь!" - командует героический командир крейсера, и в бой вступают 140 мм орудия. И тут, случается чудо! Германский линкор, избиваемый польскими снарядами бросается наутек! "В погоню!" - командует Вжижек! И мускулистые кочегары польского крейсера, разгоряченные боем стараются вовсю! Благодаря их усилиям, немолодой польский крейсер развивает скорость в двадцать восемь узлов, и начинает нагонять трусливо удирающий немецкий линкор. Но что это? Почему смолкли пушки героического польского корабля? Все очень просто! Французские проектировщики крейсера, даже и близко не предполагали, что крейсер будет служить под польским флагом! Если бы они знали это, то наверняка бы учли отчаянную смелость и лихость польских моряков, но увы, в самый решающий момент боя снаряды на польском крейсере закончились, и все его погреба опустели. Вжижек Пилсудский, с трудом сдерживая разочарование, потрясает своим кулаком в белоснежной лайковой перчатке, в сторону трусливо бегущего "Шарнхорста" и восклицает: "Мы еще встретимся! Трусливый тевтон!". И его слова, оказываются пророческими - они действительно встретятся, но через пять лет, но об этом позже, а пока Вжижек принимает решение продолжить выполнение основной миссии, доставки золотого запаса Польши в Лондон, куда благополучно прибывает уже 3 сентября 1939 года. Что касается кораблей германского флота, то "Шлезвиг-Голштейн" за трусость проявленную в бою, был переведен из разряд броненосцев, в разряд учебных кораблей, по личному приказу Гитлера. Лишившийся двух башен главного калибра, крейсер "Лютцов" струдом доковылял до территориальных вод СССР. Германия, не имела денег на его ремонт и продала его СССР. "Зейдлиц", успевший сесть на мель, был поврежден еще сильнее, и его решили переоборудовать в авианосец, но отсутствие денег и стали, не позволили сделать это до самого конца войны. Повреждения, полученные линкором "Шарнхорстом" были столь велики, что он не смог участвовать вместе с карманным линкором "Адмирал граф Шпее", в крейсерской операции, что привело к гибели последнего.
   А польский крейсер, с его героическим капитаном продолжил нелегкую, но славную службу. Увы, судьба распорядилась так, что привезенное им золото, на которое оснастили тридцать семь польских дивизий, хотя и было доставлено вовремя, но увы не успело сыграть роли в спасении Польши. Коварный удар СССР в спину польским войскам 17 сентября 1939 года, разрушил планы польского командования. Полякам и их союзникам не хватило буквально семидесяти двух часов, чтобы высадить данные войска на северном побережье Германии и ударом мощных танковых клиньев менее чем за сутки захватить Берлин. Но несмотря на оккупацию Польши Германией и СССР, она не исчезла с карты земли. Польское правительство в изгнании продолжало работать. Марина Левински, сумела в последний момент вывезти из Польши, на территорию Англии, главные польские реликвии -гробницы с останками Тадеуша Костюшко, а также польского короля Ежи Третьего. Для всех в цивилизованном демократическом мире это означало, что Польша жива и не утратила своей самостоятельности. Сформированные польские дивизии принимали активное участие в финско-советской войне, оказывая содействие мужественным финнам, затем, они помогали англичанам оборонять Норвегию. Защищали они и линию Мажино, вместе с французами, сорвав планы германского блицкрига. Активное участие в боях принимал и польский крейсер. В 1939-1940 годах, он провел ряд сражений с Балтийским флотом СССР, сдерживая рвущиеся к Хельсинки большевистские орды. В 1940 году "Владислав IV", участвует в героической обороне Норвегии и 7 апреля 1940 года в Бей-Фьорде, после жестокого полуторачасового боя на короткой дистанции, топит германский тяжелый крейсер "Блюхер" - систершип "Лютцова". Здесь Вжижек применил свой излюбленный прием - открывать огонь по противнику, с малого расстояния - когда невооруженным глазом видны заклепки на корпусе вражеского корабля. Далее польский героический корабль, останавливает огнем своих орудий продвижение стальной армады германских танков на Дюнкерк, уничтожив при этом свыше двухсот тридцати немецких средних и легких танков. Смелые и решительные действия польского корабля, позволили англичанам почти без потерь эвакуировать свою армию с территории Франции, на родную землю. Потом корабль, под командованием капитана 1 ранга Бжижека Пилсудского занимался сопровождением атлантических конвоев. Тогда же хитроумный и находчивый польский командир придумал хитрость, которая позволяла бороться с германскими подводными лодками. Дело в том, что благодаря обтекаемому сильно выдающемуся вперед носовому таранному выступу, корпус "Владислава IV" сильно напоминает корпус подводной лодки. Этим и воспользовался Бжижек. Он приказал нарисовать на бортах своего корабля огромную надпись "U-571". Германские подводники, осматривая идущий конвой в перископ, видели, что в составе его идет свой подводная лодка, причем в надводном положении. Это означало, что конвой идет совершенно без охранения, и топить суда можно в надводном положении, экономя торпеды и драгоценный воздух. Следуя примеру, замеченной ими "U-571", они всплывали в надводное положение, и тут же попадали под огонь скорострельных 140 мм орудий польского крейсера. Благодаря такой уловке, с весны 1940 но начало мая 1941 года, экипаж крейсера сумел достоверно потопить семнадцать германских подводных лодок. Еще четыре победы были под сомнением.
   В 1941 году, умелые действия польского крейсера сыграли решающую роль в охоте за германским линкором "Бисмарк". Именно, тогда, когда после героической гибели линейного крейсера "Худ", наблюдение за германскими кораблями было утеряно, положение исправили героические польские моряки. Бжижек приказал нарисовать на борту своего крейсера, применявшуюся ранее надпись - "U-571". Именно на эту польскую хитрость и купились, моряки германского линкора, подумав, что эта лодка прислана на помощь "Бисмарку" и вынырнули из полосы тумана, в которой до того момента, они умело скрывались. Польский крейсер, тут же развил максимальный ход, и пошел на сближение с германским линкором, для того, чтобы вступить с ним в бой. Одновременно в эфир полетела радиограмма, об обнаружении германского корсара. Германский линкор яростно огрызался, пытаясь отогнать от себя неутомимый польский крейсер, не раз и не два, а целых восемь раз, его чудовищные пятнадцатидюймовые снаряды, весом почти в тонну, пронзали незащищенные борта польского крейсера. Но, французские корабелы, сработали на славу - всякий раз, чудовищный полет германских снарядов, встречала надежная броневая палуба толщиной 83 мм, от которой хваленые крупповские снаряды бессильно рикошетировали, уходя свечою ввысь, в бессильной злобе, от того, что не сумели причинить повреждения героическом крейсеру.
   И вот уже видны заклепки на борту новейшего германского линкора, и героический Вжижек, одетый в ослепительно белый китель, делает взмах своей белоснежной фуражкой. Рявкает носовая пушка, а затем вступают в бой все остальные - начинается суровая трудная морская работа героических польских моряков. Вот сбиты польскими снарядами радары германского рейдера, разбиты прицельным огнем командирских "Краков-Вавелей", линзы цейсовской оптики немцев, и в воздух взлетает, отважный Билл Левински, на юрком и грозном "Морском Еже". Атака с воздуха, и бомбы разбивают рулевое управление "Бисмарка" - теперь он обречен кружиться на месте, а вот и подоспела помощь героическому польскому экипажу - на горизонте дымы английской эскадры. Дело сделано - "Бисмарк" идет на дно, а в историю польского флота вписана еще одна славная страница.
   1942 год. Суровый год. Арктические конвои. Конвой PQ-17. Погоня за легендарным "Тирпицем". Выстрелом из носового торпедного аппарата, поляки сумели повредить скоростной германский линкор. Теперь шансы почти уровнялись - слава о кочегарах с "Владислава IV", уже гремела на всю Атлантику. Но трусливых немцев спасла роковая случайность - на польский крейсер был загружен некачественный советский уголь в Мурманске. Именно поэтому, трусливый германский линкор, сумел уйти от погони. Но Вжижек Пилсудский был человеком чести - шляхтичем, он погрозил удирающему германскому линкору кулаком и прокричал - "Мы еще встретимся!" И они встретятся оно уже в 1944 году. А пока, путь нашего героического корабля лежит через льды Северного Морского пути, на помощь доблестному американскому флоту, который героически сражается с армадами японских авианосцев и супердредноутов.
   И вот он Тихий океан. Печально известный пролив Стальное Дно. И в водах этого пролива реет, великая Хоругвь польского короля Ежи Третьего. И падают в воды океана хваленые японские "Зеро", сбитые меткими польскими зенитчиками. И напрасно ждут окопавшиеся на островах самураи помощи - ее не будет - в ночной бой с японским конвоем "Токийским экспрессом" вступил флагман польского флота. Словно хищная птица носится он среди походного ордера японского конвоя, поражая японские транспорты. И вот результат - шесть транспортов потоплено - остальные повернули назад. И вот на горизонте замелькали знакомые родные флаги - это идут десантные корабли с прославившимися в боях на территории Европы, польскими дивизиями. Дни самураев на островах сочтены. Но японцы известны своим коварством, в глубокой тайне они готовят удар по атоллу Мидуэй, надеясь свести на нет, героические усилия польских десантников. Но не даром, за кормой "Владислава IV" вьется овеянная славой Хоругвь Ежи Третьего. Скрытно крадущееся японское авианосное соединение обнаружено "Морским Ежом", пилотируемым Биллом Левински. И польский крейсер, вступает в неравную схватку с многочисленной японской эскадрой. Вжижек Пилсудский, избирает единственно верную тактику - маневрировать так, чтобы японские авианосцы не смогли развернуться против ветра и выпустить свои самолеты. Это маневр приносит успех - прилетевшие на подмогу американские бомбардировщики топят два японских авианосца, еще два топят артиллерийским огнем доблестные польские моряки. Пятый, во время второго боевого вылета удачно поражает авиабомбами Билл Левински. В панике японские корабли поворачивают к берегам Японии, а их командующий адмирал Ямамото делает себе харакири.
   Но вот пора снова на Север. 1944 год. Год, когда сбываются обещания Бжижека Пилсудского. Арктический конвой. Коварная и подлая атака "Шарнхорста", пытавшегося спрятаться в снежных зарядах. Но польские моряки всегда начеку. Меткими залпами они уничтожают радары противника, а затем лишают германский линкор хода. На помощь полякам, спешат приданные им в подчинения корабли охранения конвоя - британский линкор и два крейсера. Дальше, прославленный польский флотский офицер, обучил англичан, новым тактическим приемам, вести бой на коротких дистанциях, ориентируясь по заклепкам. Итог - германский линкор уходит на дно Северного Ледовитого океана. Но у поляков, остался еще один соперник - "Тирпиц", который трусливо отсиживается в норвежских фьордах. Но польская шляхта держит свое слово! И вот прославленный польский крейсер, отправляется в логово последнего германского зверя "Тирпица", чтобы корректировать бомбометание английских бомбардировщиков, собирающихся потопить германский линкор пятитонными бомбами. Снова Вжижек идет на хитрость и рисует на борту своего корабля надпись "U-571". Это позволяет отчаянно смелым полякам незаметно подкрасться к германскому линкору. Но британские самолеты, отчаянно мажут, ибо не имеют такого уровня подготовки, который присущ прославленным польским асам. И конечно же, как всегда в бой вступают героические польские моряки. Через четыре часа ожесточенного боя, изуродованный корпус "Тирпица" погружается на дно фьорда.
   И снова туда, где требуется помощь! Высадка в Нормандии. Чудовищные укрепления Атлантического Вала, воздвигнутого немцами. Однако, именно поляками доказано, что слава любит отчаянных! Огнем своих орудий прославленный польский корабль, сметает всю хваленую немецкую фортификацию, расчищая путь десанту, во главе которого - пятьдесят семь отборных польских дивизий. И каждый раз, когда после завершения боевого похода польский крейсер возвращался в родную базу, их ждали там их боевые подруги. Ждали и Вжижека - его Марина Левински. Красавица-пани. Стройная, с осиной талией, нежной бархатистой кожей, крутыми бедрами, молодой эффектной упругой и пышной грудью, с полными чувственными губами. Она неоднократно брала призы и становилась Женщиной Года по версии журнала "Олд Плэйбой", трижды избиралась Мисс Европа", и дважды избиралась "Мисс Вселенная" И ее подруги ей под стать - стройные, крутобедрые и пышногрудые, с горячим огнем неземной страсти в бездонных глазах, и нежной, чувственной, проникновенной улыбкой. Польские пани гордились своими возлюбленными, и моряки чувствовали это, и любовь их подруг, их чувственные улыбки, крутой изгиб бедер, зажигали их сердца, заставляла неутомимой страстью бороться с коварным и беспощадным врагом.
   В апреле 1945 года, польский крейсер с первой кавалерийской уланской дивизией на борту, совершает беспрецедентный по дерзости рейд из Балтийского моря, вверх по течению Одера, до самого Берлина, взламывая по пути рубежи обороны германской армии и уничтожая ее стратегические резервы. А вот и набережные Берлина. Вот оно - логово зверя - здания рейхстага и рейхсканцелярии. С борта крейсера опускаются десантные аппарели, и польские уланы устремляются в последний бой против вражеской Германии. Впереди, с развернутой Хоругвью Ежи Третьего в руке, сам Вжижек Пилсудский, в белом мундире, в белой фуражке, и на белом жеребце, подаренном, его женой Мариной. Страшен таранный удар сплоченной массы польской кавалерии по германской разношерстной пехоте, не успевшей построиться в каре. И вот уже польские всадники мчаться по коридорам рейхстага и рейхсканцелярии, опускаясь все ниже, туда, где спрятался Гитлер. Вот и заветная стальная дверь в его кабинет. Конечно же заперто! Грохот выстрелов от "Краков-Вавелей" гулким эхом оглашает коридоры логова германского зверя. Замок разбит. Вжижек рывком открывает дверь, и тут же разряжает барабан своего револьвера в какого-то усатого человечка, пытавшегося незаметно выскочить. Гитлер мертв! Победа!
   Но, еще, осталась Императорская Япония. И польский крейсер с десантом на борту спешит к ее берегам. И вот , по пепелищу сожженных кварталов Токио, мчатся польские уланы, во главе с доблестным командиром "Владислава IV". Императорский дворец берется штурмом. Итог - на борту "Владислава IV", японцы подписывают акт о капитуляции. Победа! Война окончилась! Но ни Вжижек, ни его команда не хотят возвращаться в Польшу, где коварный Сталин привел к власти коммунистов. И поэтому доблестный корабль вместе с командой остается в США. Война в Корее, война в Египте, война во Въетнаме - вот вехи славного боевого пути, борьбы за идеалы американской демократии, который прошел, его славный экипаж. Наконец, стараниями диссидентов: Славкина Фредди Рома, Балабаша , Чижика и Солженицына гнилой коммунистический режим в Восточной Европе рассыпается как карточный домик. 1989 год. Славный польский крейсер возвращается на Родину. В городе Гданьске его устанавливают на вечную стоянку, как символ несгибаемой польской доблести, как символ героизма польской шляхты. Стоит он рядом с морским вокзалом, напротив статуи королю Польши - Ежи Третьему.
   Как заслуга и признание - избрание в 1990 году Вжижека Пилсудского президентом Польши. Его славные дети, являются продолжателями его героического дела. Внучка Вжижека - Моника Левински работает в администрации президента США Билла Клинтона. Героические подвиги славного польского крейсера и его героического экипажа золотыми страницами вписаны в золотые скрижали истории Польши и ее демократии, основы которой заложил польский король Ежи Третий, знаменитая Хоругвь которого и по сей день украшает флагшток славного польского корабля.

Оценка: 2.18*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"