Ведьмочка Тоня: другие произведения.

Воспоминания Грязевого Монстра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЗАКОНЧЕНО. Новогодняя миниатюра навеянная одной грустной песней о лете (ХЭ есть, если что ;))

   Воспоминания Грязевого Монстра или Такое Короткое Лето.
  
  
  Новогодняя пора поспешно обходила меня стороной. Музыка, играющая на радость прохожим, звучала где-то на заднем плане. Песня казалась мне знакомой, но я была слишком далеко от этого ларька, чтобы понять, что за знакомые слова разливаются в воздухе. Снега в этом году не было, только слякоть, но, не смотря на это, народ спешил куда-то, о чём-то переговаривался, отовсюду на меня смотрели улыбающиеся картонные деды Морозы, реже Снегурочки. Искрящиеся гирлянды свисали с чёрных деревьев, придавая им свои непостижимые краски, ёлки украшали входы в метро. Город боролся с потеплением как мог и, похоже, у него это получалось.
   Я вздохнула и поправила плечо своего маленького рюкзачка. Нет, там не было подарков: все, что я хотела, я уже отдала - я сама их сделала. Подружке по группе подарила браслет-шамбалу (она давно просила), Тетя Сабина получила новогоднюю ёлочку из бисера, мама - комплект украшений: колье, серьги и браслет из белого жемчуга. Папе починила ремень на его любимых часах (ни один мастер не брался за такую сложную работу, они были хитро закреплены), так что покупать мне ничего не нужно было, да я и не любила магазины. Мда..., что-то я совсем раскисла.
   У входа метро стоял тот самый ларёк с музыкой, из которого доносилась очередная песня. Я хотела пройти мимо, как вдруг услышала:
  
  Такое короткое лето,
  Такие летучие дни,
  Кончается наша кассета,
  Но ты её все же храни...
  
   Я замерла, так вот почему мне песня казалась такой щемяще знакомой. Нежная, грустная, как дуновение ушедшего лета. Накануне нового года эта мелодия казалась кощунством. Сейчас поют хвалу новому году, а не о неудавшихся романах, но... голос певца бередил мои душевные раны каждым словом, заставляя вспоминать это лето...
  
  
   Мы с ним встретились уже к концу лета, я приехала на дачу к бабушке. Лето выдалось жарким, а бабушке, которой было всё рано, где я болтаюсь, лишь не мешала ей перемалывать сплетни с подругами на скамеечке и вовремя кушала всё, что она приготовила. В то утро я как обычно взяла свой старый и скрипящий велик (недавно очередной раз самой пришлось чинить, хех) и отправилась исследовать ближайшие садоводства. Благо было что исследовать.
  - Варечка, ты когда вернёшься? - спросила бабуля не отвлекаясь от карт, она играла с подругой Ефросиньей в дурака как раз (и похоже карта не шла).
  - Не знаю, как выйдет, бабуля, как выйдет! - прокричала я, запрыгивая на своего 'железного коня' и тараня ни в чём не повинную калитку, та крякнула и открыла мне путь на свободу, а потом сама же и закрылась (я так и услышала в её скрипе:'уйди бешенная! Уйди') .
  - Только к одиннадцати вернись! Август же!
  - А-а-г-а-а!!! - был ответ вредной внучки откуда-то издалека.
   Дороги у нас между линиями и садоводствами (особенно теми, что упирались в лес) прокладывали даже не один, а два пьяных архитектора, причём каждый из них выкурил перед этим гашиша, не иначе, а это в купе с тропинками.... С детства мы давали этим тропинкам очень реалистичные названия: 'Грязевой монстр' (грязи по колено, даже если на улице температура неделю плюс тридцать!), 'Американские горки' (там камыши росли прямо посреди дороги и проехать нормально мог только трактор и тот один раз застрял!), 'Бешеные утки' (пруд рядом, дальше объяснять не надо), 'Тропинка Дровосека' (ночью какой-то мужик постоянно ходил с бензопилой), 'Кладбище' (сокращали путь на обед через него), ну и так далее. Эх! Хорошие были времена, пока все мои друзья не разъехались, теперь кто в Москве, кто за границей, кто вообще фиг знает где, а я... Ладно, не будем о плохом.
   Короче, я проехала известные мне места и решила заглянуть в неизвестные... там как раз построили новое садоводство и мне стало любопытно (надо же оправдывать репутацию своего имени), как там местные дома... ещё не утонули в болоте?
   Но я не учла одно немаловажного фактора - местную речку, что решила именно в этом месте сделать петлю, а старое и новое садоводства разделяла ещё и лесополоса. Ну, добавьте тот факт, что три дня как прошёл дождь, а лес, он и в Африке лесом останется, да ещё и со склонностью к болоту. В общем, когда я по тропинке вышла к мостику, я была вся в грязи (это мягко сказано), я была злая (это вообще мягче-мягкого) и мокрая (это реалистично).
   Мостик был старый. Очень. Видимо по нему жители из соседней станции ещё в годы войны сокращали путь, наверно тут прошёл не один отряд партизан даже, но... вид этого раритета был слишком плачевен, чтобы я оценила его уникальность. Мне нужно было перебраться через этот мост и желательно на главную дорогу, потому что обратно по этой... по этому 'Брату Грязевого Монстра' я идти не собиралась.
   И я говорила, что до жути боюсь высоты? Нет? Так вот: Я ОЧЕНЬ БОЮСЬ ВЫСОТЫ!!!
   В общем, я пошла (а что ещё оставалось?).
   Мост шатало, он кряхтел, возмущался, жижа внизу булькала, но я шла.
  Шла и шла.
  Велик на плечах сильно мешал, даже хотелось его бросить пару раз, но потом вспоминала, что он мой 'верный конь', который не раз мне помог избежать участи быть ограбленной и чего похуже... короче, я его дотащила. Впереди за лесом показался забор, я шатаясь направилась к нему. Как самый настоящий Грязевой Монстр. Мдя...
  Чёрно-волосый парень в одних штанах спокойно качал воду насосом из скважины, нажимая на поручень. Бугрились мышцы на радость местным девкам, сверкали темно-карие глаза, капельки пота скатывались по прессу, витиеватая татуировка подчёркивала мускулы на спине, и он был босиком. Конечно не качок, но жилистый, крепкий, среднего роста, чуть повыше меня где-то. С-о-в-е-р-ш-е-н-с-т-в-о, одним словом.
   И вдруг в эту идеалистическую картину под названием 'Совершенство снизошёл до работы простого дачника' вхожу я. Грязевой Монстр! Причём, я вышла из леса - это раз, и прямо на участок, где парень качал воду - это два. Девки заорали как резанные и побежали в рассыпную, не зная, что орать: 'Спасите, убивают!' или 'Грабят, насилуют!' - в итоге выбрали оба варианта орать по очереди. Парень оказался более практичен, он отошёл от насоса и, забрав у меня из онемевших пальцев велик (снял со спины практически), спросил:
  - Ты кто, чудовище?
  - Э-э-э... Варя! - я почесала голову и поморщилась, когда обнаружила там несколько листьев. - А там у меня гнезда нет? - и я указала на свои спутавшиеся волосы.
   На что парень только замотал головой, покусывая при этом губ. Вскоре он не выдержал и заржал.
  - Нет... - захлёбывался он смехом, всё ещё держась за руль моего велика, - но ско... скоро... будет...хаха!!!
  - Ах ты! Вредина! - я обиделась и отвернулась, комки грязи полетели в разные стороны. Тут я услышала, что что-то звякнуло, это оказывается, он прислонил моего верного 'железного коня' к дому и, всё ещё хихикая, опять приблизился ко мне.
  - Давай, ты помоешься у нас в бане, там горячая вода есть, а я твой велик сполосну и тогда ты меня простишь, а? - заискивающе смотрит на меня, а ямочки на щёчках выдают с головой.
  - Ладно, - киваю я, - но, не вздумай подглядывать!
  - Нет, ты что! Я порядочный! И у меня девушка есть! - он даже поднял руки вверх, как бы сдаваясь.
  - Ага, так я и поверила, - я важно прошла мимо... в баню.
   Вот так и началось наше знакомство со Стасом. Серьёзным молодым человеком (ага, как будто бы на следующий день по мостику мы вместе не ходили!), двадцати четырёх лет отроду (по мне так ему семь дать будет много), наглому (вот тут правда), вредному (я ему постоянно это напоминаю) и злопамятному (всё время меня 'Грязевым Монстром' называл!). Нет, конечно, я с ним сравниться по красоте (даже после того, как помылась) явно не могла. Две вечные толстые косы пшеничного цвета, торчащие под неимоверным углом в разные стороны (чтобы не делала, ничего не могло их исправить), худенькая фигура с довольно приличной филейной частью (почему-то набирала вес только она), грудью второго размера (без комментариев), милым личиком с веснушками на маленьком носике, который был длинным, и все хотели за него меня оттаскать! Вредины! У-у-у! И всё было хорошо, мы были друзьями..., пока он не поругался со своей девушкой по телефону.
   В тот вечер он был так зол на неё и на своего друга, который ему и сказал, что больше, пока он помогал бабушке на даче, его бросили и... ему изменили.
  - Да не переживай ты так, - я гладила его по спине. Летний погожий вечер, играет 'ретро FM' (это все орут, что любят 'Ди FM' или там 'Рокс', а на самом деле мы все летом слушаем 'радио дача' и 'ретро FM', и нечего отнекиваться). Звучала тихая мелодия в исполнении Евгения Белоусого 'Такое короткое лето'. Я невольно усмехнулась, чем-то мне эта мелодия напоминает мне это лето. Интересно, а конец будет таким же? Я тряхнула головой как бы отгоняя непрошенные мысли, главное сейчас успокоить Стаса. А потом буду думать над... своими мыслями.
  - Да... чёрт! Я давно думал..., но... - Стас почесал голову пятернёй и достал из карманов пачку сигарет. Он курил очень редко только во времена сильных потрясений, я сама случайно узнала. Один раз бабушке Стаса стало плохо и пока не приехала скорая парень совсем извёлся. Бабуля кстати сейчас была под присмотром родителей парня, а самого беднягу отправили следить за 'бедненькими грядочками', потому что только Стасу бабуля могла и доверить самое дорогое (родители спорить не стали и спихнули всё на любимого сына, я в шоке).
  - Дай сюда, они вредные! - я отобрала пачку у парня.
  - Да ну? Ты же говорила, что и я вредный, - он встал и потребовал сигареты обратно. Такой хмурый-хмурый и несчастный. Ладно, будим поднимать настроение парню проверенным способом.
  Я тоже встала и спрятала руку с сигаретами за спину.
  - Не-а, не отдам, кто-то должен о тебе позаботиться! Вот! - я в полутемноте не разобрала и грохнулась на плетёный диванчик (этот болван опять не убрал инструменты!). - Ойй!!! Моя попа!
  - Да что с ней сделается, она же у тебя просто феериче... - Стас попытался показать мою попу руками. У-у-у!!! Вредина! Ну, хоть немного повеселел.
  - Не отдам пачку никогда! - я взвилась ужом и ткнула пальцем в грудь парню.
  - Отдай по-хорошему! - вот уже глазки загорелись, главное потом выжить. Эх, что для друга не сделаешь! И почему при упоминании, что этот парень всего лишь 'друг' так кольнуло сердце.... Я вздохнула, тряхнула головой и твёрдо сказала:
  - Нет!
  - Да! - он стал приближаться, я невольно отступила и опять упала многострадальной попой на диван. Как он ещё не сломался под моим весом???
  - Нет! - я демонстративно запихнула пачку в задний карман джинсов и села сложив ручки на коленях, хорошо так сложила..., ну я честно не знала, что у меня в футболке такое большое декольте... при виде сверху! Честно! Но Стас потом мне объяснил, что это было последней для него каплей.
  - Ах так! - карие глаза в сумерках казались совсем чёрными, я даже залюбовалась этим зрелищем, пока... этот вредина не кинулся на меня, пытаясь достать до моих драгоценных вторых девяносто.
   Я взвизгнула и упала спиной на диванчик, пытаясь проползти под навалившимся на меня телом. Ага, как же так меня и выпустили. Тем более этот Казанова недоделанный умудрился упасть носом мне... в первые девяносто, при этом нещадно меня щекоча, стал лапать вторые. Ну, каков нахал!
  - Ты что делаешь!! Ухах-аха... я не... могу... пе-ре-ста-нь..., - я стала отбиваться, но тут бедром задела что-то большое и... твёрдое.... Замерла. Он тоже замер. - Стас? - прошептала я, всё ещё не веря на что наткнулась, ерзая под парнем.
  - Что? - так же тихо спрашивает он. Голос у него вдруг стал хрипловатый, по коже, где соприкасаются наши тела неожиданно начинают пробегать маленькие электрические мурашки...Его лицо оказывается совсем рядом. Очень близко... Очень рядом...
  - Ты... ты... - произнести вслух 'ты что, возбуждён?' я не могу, это кажется таким пошлым и неправильным сейчас, как и наше положение на диванчике, - отпусти, пожалуйста... - произношу я.
  Парень нехотя выпускает меня из своих объятий. Я резко сажусь на диванчик, глубоко вздыхаю, тру лицо ладонями - оно горит, как будто у меня температура сорок.
  - Думаю, мне лучше поехать домой, бабуля волноваться будет... - бормочу я, краснея с каждой минутой всё больше и больше.
  - Да, думаю, так будет лучше... - он не смотрит на меня. Сидит не двигаясь. Вообще...
   Я уже подхожу к калитке, берусь за руль велика и неожиданно для себя оборачиваюсь. Стас уже не сидит на диванчике, он стоит на веранде, окутанный сумерками и смотрит в сторону леса. В его руках тлеет сигарета. Блин! Я так не могу его оставить! Пора признаться хотя бы самой себе, что мне уже давно хочется его обнимать, ерошить волосы на правах Его девушки, зацеловать до беспамятства, наконец! Чтобы он понял, что он... нужен... мне, что хотя бы я не буду его использовать!
   Я вздохнула, раз, другой. Всё равно через три дня уезжаю в город. Я ведь ничего не теряю? Да? Ну, кроме своего сердечка..., а так... Я снова вздохнула, увидела, как он выпускает струйку дыма и решилась: бросила велик в ближайшие кусты и взбежала снова на веранду.
  - Отдай сюда, идиот! - прошипела я, буквально вырывая сигарету у него из рук. - Курить вредно!
  - А что не вредно тогда? - почему он такой злой, промелькнула в голове мысль, но тут же исчезла.
  - Может это...? - и я молниеносно обвила руками шею Стаса (в одной до сих пор тлела злополучная сигарета) и поцеловала... от души. Молча высказывая то, что скрывала эти неполные четыре недели. Всё-всё. Как хотела его обнимать, как ревновала его к разговорам с неведомой мне Мариной, как гладила его по волосам, когда он засыпал у меня на коленях по вечерам на этой самой веранде, как... тосковала по его 'дружеским' объятиям..., как... я в него влюбилась.
   Он замер всего на долю секунды, а потом обнял меня и... ответил. Мы целовались в полутемноте, как будто мы - одни во всём мире. Целовались, как безудержные. Судорожно ища губы друг друга, целуя шею, щеки, подбородок, нос, глаза и снова возвращая к губам....
  - Ты не права..., - прошептал Стас, когда мы смогли хоть немного оторваться друг от друга, чтобы перевести дыхание, а парень выхватил у меня из рук истлевший окурок и выкинул его куда-то.
  - В чём...? - я была не в силах ответить внятно, так как я водила носом по его шее, судорожно обнимая этого непостижимого, наглого, вредного до изнеможения парня. Как же он вкусно пахнет... М-м-м... свежескошенной травой и стиральным порошком, футболка наверно свежая...
  - Поцелуи с тобой... на много опаснее...
  - Почему? - я подняла голову и удивлённо посмотрела ему в глаза. Он улыбнулся.
  - Можно окончательно потерять голову..., что я и сделал..., - Стас сильнее меня обнял и провёл ладонью по спине..., другая ладонь уже умудрилась забраться под мою футболку и хозяйничала на пояснице, посылая толпы мурашек по всему телу, я не могла думать связно от такого, а говорить тем более не хотелось. Но любопытство... Я же Варвара в конце концов!
  - И когда же ты её потерял...? - я лукаво прищурилась, слегка отстраняясь в его объятиях.
  - Когда ты поцеловала меня неделю назад...
  - Что??? Так ты... всё слышал... - он должен был спать! Я почувствовала, как краснею и как горят щёки. Хорошо, что сейчас темно!
  - Да... - он наклоняется к моему лицу, ласково проводя пальцами по щеке, я понимаю, что сейчас меня поцелуют, но я ещё не возмутилась! Эй! Я упираюсь кулачками ему в грудь.
  - Ах ты... - договорить и обидеться я так и не успела, меня поцеловали (не смотря на слабое сопротивление), обняли (после поцелуя я уже не сопротивлялась, а способствовала объятиям), а дальше... дальше были только ощущения. Ласки..., нежность..., тихий смех, снова нежность..., безудержность, сладкая слабость при коротких передышках.
  Дальше была наша ночь.
  Наша единственная ночь.
  
   ... Как и положено всем сказкам, моя растаяла с приходом утра и приездом девушки Стаса, Марины. Она что-то кричала на меня, а я ещё сонная и в футболке Стаса ничего не понимала. Я думала, что он меня защитит..., а он... он сказал мне выйти из комнаты. Грозно, как будто выгонял. Понятно, я бы для него просто девчонкой 'для снятия стресса', кажется, так... меня обозвала эта блондинка. Она ещё меня и толкнула, да так, что я вылетела из комнаты. В другой бы раз я ответила, но сейчас... после этого голоса и холодных чётких фраз Стаса, обращённых ко мне... нет, я вышла из комнаты и просто закрыла дверь.
  И я ушла из этого дома. Натянула джинсы и, не снимая его футболки, прямо так, даже оставив лифчик и свою футболку села на велик и уехала, попутно отключая телефон. Плеер в кармане нашёлся привычно быстро, даже наушники не спутанные были. Включила радио, как назло при переключении радиостанций именно в этот момент транслировалась уже знакомая мне песня: 'Такое короткое лето'.
  Я молча слушала её, как заправская мазохистка и думала: 'неужели оно и правда такое короткое? И это единственное, что я смогу сохранить?'.
  
  
  Я тряхнула головой, отгоняя непрошенные слёзы, и шмыгнув носом, пошла по направлению к метро. Дома поплачу, дома! Нельзя сейчас сопли распускать. Только вот каждое слово песни отдаёт воспоминанием. Эх!
   Но тут меня толкнули, какая-то очень сердобольная тётенька пыталась проскочить на мигающий зелёный (тётенька была колобком... очень большим колобком) и буквально выпихнула меня на проезжую часть. Я успела прыгнуть на пешеходный асфальт обратно, но отойти... это было выше моих сил. Мимо пронеслись машины и каждая окатила меня водой из ближайшей глубокой лужи. Я оказалась вся в грязи.
  Да что ж это такое!
  Я зашмыгала носом. Сначала песня, потом эта тётя! А теперь ещё и новая куртка безвозвратно утеряна. Да меня и в метро теперь не пустят! Я молча стала стягивать варежки (хоть и плюс три, но всё равно при таком ветре ручки мёрзнут), чтобы вытереть слёзы. Как вдруг услышала визг тормозов совсем рядом с собой. Сапоги снова окатило. Я закатила глаза к небу и всхлипнула, ну за что?!
  Тем временем из машины выскочил мужчина и кинулся ко мне.
  - Варька, ты что ли? - знакомый голос заставил меня вздрогнуть, так же как и песня несколько минут назад. Стас... - Опять в грязи измазалась, да? - парень расстегнул куртку и вытащил из кармана платок. Я смотрела на него и не понимала ничего, что сейчас происходит. Он похудел, осунулся, но это был он... Стас...
  - Ничего я... не... - слёзы полились просто нескончаемым потоком, а он вытирал мне лицо своим платком, потом просто обнял. А затем... я даже и не заметила, как оказалась в машине парня, без куртки, брошенной на заднее видение и с конфетой 'Мэллер' за щекой.
  - Куда мы...? - удивлённо пробормотала я, немного придя в себя и неприлично высморкавшись. Или мне показалось или Стас улыбнулся?
  - Как куда, тебе душ нужен и новая куртка, Грязевой Монстр ты мой, - Стас усмехнулся, уже не скрываясь. - Вот скажи мне, почему ты всегда в грязи, когда я тебя встречаю, а?
  - Да ничего я не в... - тут мы подъехали к очередному светофору и меня прервали самым действенным способом - поцелуем.
  - М-м-м, шоколад, - прошептал Стас мне в губы, и резко отстранился, уже следя за дорогой, не отрываясь.
  - Если тебе так нравиться со мной целоваться, то почему... - я снова шмыгнула носом, - почему ты тогда на меня на кричал, почему не... сказал Маринке уходить... почему?!
  - Я сказал, просто ты этого уже не услышала, ты позорно сбежала, - парень сжал руль пальцами так, что побелели костяшки пальцев, я на тебя не кричал, просто не хотел, чтобы Маринка тебе навредила и, поверь, она больше и пальцем тебя не тронет, я позаботился об этом.
  - Ч-т-о...? - я хлопала ресницами и ничего не могла понять. Так выходит... он меня не выгонял... он хотел... то есть... я...
  - А ты? Почему ты выключила телефон? Знаешь, сколько раз я тебе звонил? М-м-м?
  - И... сколько? - всё ещё ошарашенная я смотрела на дорогу.
  - Триста пятьдесят восемь и это только с домашнего, - косой взгляд на меня.
  - Но... а...
  - Я тебя искал по всему городу! Даже старые связи в ментуре поднял.... - Стас нервно взъерошил волосы пятернёй, - и тут... ты..., - он чему-то улыбнулся, не отрывая глаз от дороги, - наверно, если бы тебя бы не облили, я бы так и не узнал, но... твоя моська, этого забыть просто невозможно.
  - Ну, спасибо! - буркнула я, незаметно пытаясь достать из бардачка ещё одну конфету, но меня опередили и кинули всю пачку на колени. Я пыхтя засунула сразу две конфеты в рот. - Все узнают своих девушек по профилю там, а по фигуре... а меня? Как будто я - Грязевой Монстр какой-то! - и ещё одна конфета для успокоения.
  - Ты мой Грязевой Монстр, и это главное. - Стас улыбнулся мне безбашенной улыбкой, которой я давно уже не видела. - Вылезай, мы приехали.
  
  Два года спустя.
  
  - Стас! - кричу я в мобильник, одновременно показывая кулак водителю-лихачу.
  - Что случилось? - усталый голос мне в ответ.
  - Ты скоро там?
  - Ну, ещё минут десять... тут пробка, - неуверенно.
  - Ну тогда ладно, - говорю я спокойным в тоном. На том конце провода что-то заподозрили.
  - Уф! А в чём ты хоть? В красной или в кремовой куртке? - подозрительно.
  - Нее, я как обычно... в грязно-серой..., - невольно шаркаю ножкой.
  - Тебя опять облили?!
  - Ну что я виновата, что мы живём в Петербурге?!
  - Ох! Грязевой Монстр ты мой! Ладно, жди, я тебя уже вижу!
  
  
  Вот эта песня послужила вдохновением к этой миниатюре:
  
  Такое короткое лето.
  
  Ещё немного, и слова закружит ветер,
  И синим небом завладеют облака,
  И всё, что было между нами в этот вечер,
  Слегка нелепым станет вдруг издалека.
  
  Такое короткое лето,
  Такие летучие дни,
  Кончается наша кассета,
  Но ты её всё же храни.
  
  Такое короткое лето,
  Такие летучие дни,
  Кончается наша кассета,
  Но ты её всё же храни.
  
  Ещё немного, и загар померкнет южный,
  Затянешь в узел золотых волос ручьи,
  И не меня улыбкой влажной и жемчужной
  Манить ты будешь в сети нежные свои.
  
  Такое короткое лето,
  Такие летучие дни,
  Кончается наша кассета,
  Но ты её всё же храни.
  
  Такое короткое лето,
  Такие летучие дни,
  Кончается наша кассета,
  Но ты её всё же храни.
  
  Ещё немного, и дожди печаль остудят,
  И мы с тобою растворимся в суете,
  И чьи-то губы в час любви тебя разбудят,
  И ты не вздрогнешь от испуга, что не те.
  
  Такое короткое лето,
  Такие летучие дни,
  Кончается наша кассета,
  Но ты её всё же храни.
  
  Такое короткое лето,
  Такие летучие дни,
  Кончается наша кассета,
  Но ты её всё же храни.
  
  30.12.13.
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Кристалл "Покровитель пламени"(Боевое фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Н.Екатерина "Нить души"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"