Ведьмочка Тоня: другие произведения.

Странная писательница

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.37*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация: она пишет потрясающие романы, но нигде не выкладывает их, складывает в архив своего нетбука и иногда даёт почитать друзьям, если те просят. Она любит свой город и никогда не попадает под дождь, если при ней нет зонта. Иногда как она говорит, так и происходит. Она не логична, непосредственна, непонятна. Кажется, она видит то, что не видим мы. А вот причины её поступков... только иногда можно понять их смысл. Она - странная писательница.
    Рассказ ведётся от лица парня, так что немного может быть размыто и сопливо. Предупреждаю сразу!!! ГЕРОИНЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СТРАННАЯ!!! Даже автор не знает, что у неё в голове, поэтому и ведёт повествование не от лица главной героини. Простите, но сюжета и как такового нет. просто жизнь, вторая часть "про музыкантшу" объяснит и до расскажет некоторые детали.
    ЧЕРНОВИК. ЗАКОНЧЕНО, будет редактироваться))))

   Странная писательница.
  
   Аннотация: она пишет потрясающие романы, но нигде не выкладывает их, складывает в архив своего нетбука и иногда даёт почитать друзьям, если те просят. Она любит свой город и никогда не попадает под дождь, если при ней нет зонта. Иногда как она говорит, так и происходит. Она нелогична, непосредственна, непонятна. Кажется, она видит то, что не видим мы. А вот причины её поступков... только иногда можно понять их смысл. Она - странная писательница.
  
  
   Пролог.
  
   Она сидела на кухне своей подруги и смотрела в окно. Тугая коса чёрного цвета, карие глаза с зелёными крапинками. Теплая улыбка. Хрупкая фигура и смуглая почему-то кожа (в последнее время девушка совсем не выходила из дома, только в универ, но работу и обратно домой), наверно наследственность. Она сидела и озябшими пальчиками сжимала горячую чашку с фруктовым чаем.
   - Выручишь? - спросила она наконец. - Я тебе мешать не буду, честно.
   - Я знаю, но обещай правильно питаться и со своими романами не забывать кушать вовремя, а то смотри, во что превратилась! Ужас! - подруга тряхнула коротко стриженой шевелюрой и сверкнула темно-карими глазами.
   - Ладно, но готовить будешь тогда ты... а то я... - девушка развела руками, - сама знаешь...
   - О да! Ты можешь! - закивала в ответ подруга. - До сих пор не понимаю, как можно поджарить пельмени, решив их сварить... Ты мастерица делать невозможное! И как у тебя растворы смешивать получается?! Они же все - ядовитые.
   - По-моему в твоём вопросе содержится ответ, - усмехнулась девушка.
   - Хм... точно, - почесала макушку собеседница. - В общем, неделю кантуешься у нас, а затем, я помогаю переехать тебе в новоселье, согласна?
   - Вася, ты чудо! Спасибо!
   - Но-но, лучше закончи ту историю... с оборотнем! Мне так хочется, чтобы он нашёл своё сокровище и снял проклятье! Эх!
   - Ладно-ладно. Всю неделю буду печатать у тебя эту историю, уговорила, - улыбнулась юная писательница.
   - Замётано! - Василиса плюнула на ладонь и протянула её для рукопожатия. Писательница улыбнулась в ответ и последовала примеру подруги. Сделка состоялась.
  
  
   Глава 1
   Странная незнакомка.
  
  Квартира на окраине Петербурга на проспекте Ветеранов была обычной трёхкомнатной квартирой, заставленной шкафами и сделанным косметическим ремонтом (тут подмалевали, там подклеили - и так сойдёт, но выглядит красиво). На кухне сидели два друга и поедали колбасу, что нашли в холодильнике (кастрюли решили не трогать - мало ли мина, случаи-то бывали) - это обычное их занятие. Друзья по военной части (раскрывать не будем, ибо безопасность страны), не раз в горячих точках бывали, но сейчас они просто сидели и болтали ни о чём. Обоим было по двадцать пять лет и оба до сих пор состояли на службе. У Павла, хозяина квартиры (ну как хозяина, вместе с парнем проживала ещё его молодая жена Василиса), были коротко стриженные темные волосы, широкие плечи, крупная сама по себе фигура, высокий рост, круглый череп и 'восхитительные щёчки', как говорила Лиса, когда тискала своего большого 'мишку Павлушу'. Тот сверкал карими очами, как углями, но любимой жене прощалось все. Захотела косу обрезать - пожалуйста, захотела микроволновку новую - будет! Девушка тоже души не чаяла в своём мужчине. Такие разные вкусности, типа мясного рулета больше никто наверно не готовил. Сама девушка Василиса была красивой, темно-русые волосы смешным ежиком топорщились по сторонам, но быстро отрастали, и проказница отправлялась делать новую с ног сшибательную (иногда в прямом смысле) причёску. Глаза у красавицы были в пол лица тёмно-карего оттенка с серыми крапинками, носик курносый и легонько усыпанный веснушками, рост маленький, а фигурка хрупкая. Жена Пашки была тем ещё энерджазером и устраивала такие проказы... Одни её клички чего стояли! Она купила шапку и назвала её 'говном со сливками'. А её ругательство: 'ты, что таракан в памперсах?' стало притчей и теперь вся их военная часть угарала, когда Пашка случайно ругался её словечками. Да-а, чувство юмора было у Васи не слабым, застебёт и не заметишь, как сопли утираешь в уголочке.
  Вторым собеседником Павла был в то знаменательное утро я, Олег то есть. Я такой же военный, как и Пашок, темноволосый, только волос на голове у меня побольше, чем у друга, а глаза зелёные. Правда Пашка покрупнее меня будет, хоть, зараза, и одного со мной роста. Что ещё могу сказать о своей внешности? Ну, нос в детстве в драке был сломан, поэтому немного кривоват, но некоторым девчонкам даже нравится, лицо обычное без 'восхитительных щёчек' (надеюсь), руки нормальные (не из ж... растут). Да, хватит уже, достаточно покрасовался.
  Так вот сидели мы с другом спокойно, никого не трогали и болтали (заходить на огонёк к Пашку было для меня обычным делом), как на кухне появилась она... Заспанная незнакомка. Она была одета в растянутую футболку с надписью 'рок - это навсегда', что практически мешком висела на её худенькой фигуре (явно мужская, почему-то захотелось зарычать... хм...), синие шорты с белыми звёздочками (доходили до середины бедра, оголяя при этом потрясающие ножки) и в один тапок в виде тигрёнка, вторая ножка была босой, но её хозяйку это не смущало (слишком сонная наверно). Волосы, заплетенные в длинную растрёпанную чёрного цвета косу, напоминавшую чем-то толстый канат, спускались между лопатками к пояснице и далее ниже очаровательной попы девушки (так и захотелось проверить округлость на ощупь... тьфу, надо выбросить эти мысли из головы!). Каре-зелёные глаза сощурились от солнца, что светило из открытого окна прямо в лицо незнакомке. Девушка сморщила маленький носик, отвернулась от прямых лучей солнца, после чего взглянула на очумевших нас, затем нахмурилась, зевнула, очаровательно прикрыв ротик ладошкой, после чего почесав голову, наконец посмотрела на колбасу.
   - Ещё не ушли? - пробормотала она, то ли утверждая, то ли задавая вопрос и прошлёпала к чайнику. - Ага. - добавила она, наливая в чайник воду из фильтра.
   - Чего ага? - не понял я. Девушка скосила на меня равнодушный взгляд, невольно грудь вперёд выставил, подбоченился, думаю сейчас... Ага, как же! Она зевнула и вернулась обратно к созерцанию пока ещё не закипевшего чайника. Да что это за девка-то такая?
   - Не обращай внимания, она странная, - Пашка махнул рукой на напивающую что-то девушку. Та тем временем уже дождалась закипевшего чайника и, налив себе чаю, добавила три ложки сахара, затем выпив кружку тремя глотками (всю кружку!), умудряясь между глотками заесть всё это дело тремя конфетами, пошла обратно в коридор.
   - А чего она тут у вас делает? - я проводил незнакомку взглядом. Эх, такие ножки... и при таких странных мозгах.
   - Это Танька, подруга Васи, у неё в её квартире, что родители купили - ремонт, вот она и у нас тусуется, - Пашка отпил чая из своей кружки и заел бутербродом.
   - А почему не у родителей?
   - Те уехали и квартиру сдали, а ремонт не закончили вовремя, вот и... К тому же, она писательница, так что немного... того. Но Васька её любит, говорит - подруга детства, а Ваське я не могу отказать, ты же знаешь.
   Я невольно усмехнулся.
   - Она тебе тоже.
   - Есть такое, - ухмылка в ответ.
   - Та-ня!!!!!!!! - голос жены Пашки прервал наш разговор и заставил дребезжать стёкла, хотя готов поспорить, девушка орала из последней комнаты.
   - Чего? - донеслось из коридора знакомым голосом.
   - Ты позавтракала?!!!!!!
   - Даааа!
   - И что у тебя было на завтрак?!
   - Колбаса и конфеты! Если что, я пишу! - послышался звук захлопнувшейся двери.
   - Что????!!!!! - казалось, зверя выпустили на свободу. Через секунду перед нами предстала картина - злая Василиса с растрёпанным ёжиком волос, смешно водящая носиком и злобно сверкающая глазами. Одета Лиса была легинсы (или как там их девушки называют) и безразмерную футболу (явно Пашка). Жена Паши оглядела замерших нас, потом её взгляд упал на колбасу.
   - Вы съели её завтрак???!!!! - рычание настоящей львицы. Мы даже вздрогнули. Ни какие пули не сравняться с разгневанной женщиной. Вот поверьте мне.
   - Мы не знали, что это её колбаса, честно, - Паша взял огонь на себя. Уважаю, друг!
   - Да ну? Не могли подождать или у меня спросить? М-м-м? - девушка упёрла руки в боки и нахмурилась. Так, дело пахнет жаренным. - Ну, что она ела?
   - Э-э-э... - муженёк завис. - Да ничего....
   - ВООБЩЕ?????
   - Да нет... она чашку чая выпила и три конфеты съела... - буркнул я.
   - Точно? - Вася успокаивалась на глазах.
   - Ага, - закивали мы, бравые военные.
   - Уф, ну хоть что-то! - пробормотала Василиса, устало усаживаясь на стул. - Так... надо сготовить будет ей суп, желательно мясной...
   - Дорогая, ты чего? - Паша попытался приобнять жёнушку в объятия, но та увернулась.
   - Ты, обжора моя любимая, пойми, я не могу оставить Таню голодной, она же ночью в круглосуточный пойдёт и глазом моргнуть не успеешь!
  - Да, я твой любимый! - остальное прошло мимо Пашкиных ушей, но не моих.
   - В смысле? Одна? В магазин? - я округлил глаза. Почему вид этой очаровательной сонной знакомой, идущей по тёмной улице, меня чуть не привёл в бешенство, но я сдержался.
   - Ну да, это же Таня, - Вася пожала плечами, как будто такое поведение для этой девушки было нормой, хотя почему 'как будто'?
   - Ничего себе...
   - А я о чём, она странная и ненормальная, - кивнул Пашок, за что получил подзатыльник от благоверной. Парень не растерялся и, схватив в объятия жену, крепко поцеловал. Я улыбнулся глядя на эту парочку. Может у них и не всегда всё гладко, но они любят друг друга и все проблемы решают вместе, а что ещё для счастья надо, как не родной человек рядом?
  Я встал со стула и пошёл в коридор, чтобы не мешать супругам, вернее хохочущей Василисе готовить суп для странной и непонятной Тани, не знаю почему, но захотелось заглянуть в комнату, где в данное время обитала девушка. Я тихонечко приоткрыл дверь... оглянулся. Комната тонула в полутьме, но я отчётливо видел очертания разобранного и застеленного покрывалом дивана, контур рюкзака, большого, но почему-то одного, где остальные чемоданы, которые обычно девушки с собой таскают? Стол, заваленные листами бумаги, при ближайшем рассмотрении я увидел, что это карты неведомых земель, чертежи, какие-то схемы, раскрытые тетради с формулами, планы и даже книги с подчёркнутым текстом и закладками. На столе среди всего этого хлама стоял нетбук, а за столом уже в обычных джинсовых шортах и в футболке уже с чёрно-белым рисунком тигра сидела Таня. Она одела большие наушники и что-то усердно печатала на клавиатуре со скоростью света. Свет от экрана освещал её нахмурившееся личико, сдвинутые на переносице бровки, временами морщившийся носик, а иногда она даже закусывала пухленькую нижнюю губу. Я подкрался сзади и заглянул в экран и пропал...
  Она писала как раз сцену боя. Такое ощущение, что я слышал лязг мечей, стоны умирающих и шаги главного героя. Он был оборотнем, скрывающим свою сущность, поэтому дрался на мечах... Я не мог оторвать взгляд от этих строчек на белом фоне, мне хотелось, чтобы она печатала своими тоненькими пальчиками дальше и дальше, быстрее и быстрее, потому что я, уже не выдерживая накала нарастающих событий, опёрся одной рукой на её стул. Девушка вдруг очнулась и прекратила печатать... на самом интересном месте. Да что же это! Никогда не любил фэнтези, но сейчас, кажется, я изменил своё мнение.
   - Что ты тут делаешь? - она опустила наушники на шею и оглядела меня с ног до головы.
   - Читаю, - честно ответил я, а ещё вдыхаю цитрусовый аромат твоего шампуня и глазею в вырез футболки. Ага. Я - маньяк, теперь это очевидно.
   - И как? - голос звучит ровно, но по глазам вижу, что она хочет узнать моё мнение. Я улыбаюсь и снова смотрю на экран (потому что в вырез смотреть теперь палевно), хотя историю я уже прочитал.
   - Нравится, дашь почитать, когда допишешь?
   - Хорошо... только напомни, - мне показалось или она покраснела. Я снова улыбнулся в ответ, не нарушая нашего зрительного контакта. Она тоже смотрела мне в глаза, в полутемноте они казались чёрными с сине-зелёными всполохами. Я даже дышать перестал. Никогда не замечал, какие там у девушки глаза: карие и карие, зелёные и зелёные, а тут... любое изменение улавливаю...
   - Таня!!! Завтракать иди! Конфеты - это не еда!!! - крик Васи вывел нас обоих из транса.
   - Иду!!! - закричала Таня в ответ отворачиваясь. Я же тряхнул головой отгоняя наваждение. - Я допишу обязательно этот роман, раз тебе понравился, - и нежно коснулась кончиками пальцев моей руки, что до сих пор опиралась на стул. Меня как током прошибло. Захотелось схватить обладательницу этой маленькой и тоненькой ручки, прижать к себе и... Но вместо этого я сказал:
   - А обычно ты не дописываешь?
   - Нет, почему, дописываю, - она встала, а она чуть ниже меня, высокая однако, - просто более долгое время... - Таня зевнула и потянулась, она действительно не знает, что провоцирует меня? Я же совсем рядом! - у меня же этих начинаний...
   - Таня!!!!!! - раздалось снова. - Счас всех твоих тараканов в памперсы одену!!!
   Я улыбнулся, Таня тоже. И мы двинулись к выходу из комнаты, сначала вышла она, потом я.
  
  
   Глава 2.
   Кинотеатр и дождь в Петербурге.
  
   С того памятного майского дня прошёл месяц. Я всё вспоминал странную писательницу и невольно улыбался, а ещё из-за этих воспоминаний приходилось чаще принимать холодный душ. И чем дальше, тем больше! Что же в ней такого, я сказать и сейчас не смогу... может фигура? Да не, обычная, худенькая больно (ещё бы, тремя конфетами в день питаться!), но накормить и будет в самый раз. Может тонкие пальчики, что отбивали на клавиатуре новую судьбу для героев? Не знаю, хотя эти пальчики сейчас бы так и зацеловал! Честно! Может необычный цвет глаз темно-карий с зелёными вкраплениями, а при дневном свете почти зелёный, в полутьме каре-сероватого отлива? Хмм... Странно? Да? Видел эту девушку меньше двух часов, а до сих пор помню, как она улыбается, как отшучивается от Васьки, как задумчиво водит ложкой по тарелке... А её ножки? Она высунула из-под стола и, закинув одну на вторую, покачивала в такт музыке, что тихо играла по радио. Я глаз оторвать не мог от этих покачиваний, такие гладкие, стройные, так бы... Что-то я увлёкся. М-да.
  Что же это было за притяжение такое? До сих пор не знаю, но разумно старался держаться от Тани подальше. Сначала хотел с ней начать 'мутить', улыбался, попытался сделать комплемент, но она в упор не замечала, вообще. А после, когда у нас была очередная посиделка (пока Таня жила у семьи Чижовых, я наведывался к ним почти каждый день) сказала, что не крутит отношения с тремя типами парней (разговор зашёл): творческие личности, иностранцы и военные. Дружить да, но ни какой романтики. Короче, у меня не было шансов. Правда вот, мериться с этим не очень получалось.
  Я пытался узнать у Пашки, как она, что с ней, прикрыв свой интерес тем, что Танюша обещала мне свой законченный роман дать прочитать (глупая отговорка, я знаю, но не знать, что происходит с этой девушкой, я почему-то не мог). Роман я получил, по 'контакту', она его прямо вордовским файлом перекинула. За то я узнал, кто она 'в контакте': Татьяна Василькова. Хотя странно, что у неё не было ни одной своей фотографии на странице, только ведьмы какие-то, писательские сайты, да пейзажи Петербурга. Странная она, это да. Но собеседница... мы до трёх ночи иногда болтали обо всём на свете. От политики (хотя она призналась мне, что не очень её любит, но почему в ней разбирается) и книг (тут я снимаю шляпу) до мультиков (здесь я познакомился со знатоком, хотя и не ожидал) и сериалов. Эта девушка знала очень много и многое понимала. Казалось, вот я уже разгадал эту нелогичную загадку по имени Таня, а она всё равно преподносила мне сюрприз за сюрпризом. Я узнал, что она заканчивает учиться на физико-химическом факультете по специальности эколог, будет проводить какие-то анализы почвы в лабораториях и ещё чего-то, я не вникал. Ещё она умеет играть на электро-гитаре (вот уж шок!), делать выводы из мелочей и много других вещей. Я рассказывал ей о себе, о родителях, о детстве, но больше не просил встретиться (помня её правило о парнях, не хотел спугнуть, хотел приучить к себе немного, а уже потом... Да! Я так просто не сдаюсь!).
  Её роман я прочитал за один день, закачав себе в reader, хотел попросить ещё, но на следующие сутки мне нужно было уезжать, я просто написал сообщение, о том, что меня не будет две недели. О том, что я могу не вернуться, я не писал. Даже не сказал, с какого мы вокзала отбываем. Почему? Наверно просто боялся, что она не придёт. Или не хотел разочарований. Но как бы ни так, я получил отличный стимул, чтобы вернуться и попросить почитать что-нибудь из её репертуара, а так же чтобы написать ей очередное сообщение...
   И вот через две недели мы с Пашком вернулись с задания и решили сходить в кинотеатр (чисто по-мужски, да и Ваське куда-то надо было бежать). При такой работе как наша начинаешь острее ценить простые радости, и поход в кино с другом, не исключение. Благо лето, конец июня, да и в кинотеатре днём шаром покати практически на любом киносеансе, разве что вечером, публики прибавляется, но не суть.
   Мы купили билет на разрекламированный боевик и спокойно прошли в кинозал, ну как прошли, закупились поп-корном, алкоголем (налили в стакан из-под колы, вообще мы взяли немного, для поднятия духа так сказать) и хорошим настроем. Сев на предпоследний ряд в середину (кто в пустом зале будет смотреть на места?) мы уставились в экран и стали стебаться над главными героями, как обычно это делаем. Так бы мы и продолжали сие разгульное мероприятие, если бы я не увидел их.
  Ножки.
  Они покачивались в такт музыке на экране и маячили примерно через три ряда впереди нас. Не может быть! Эти ножки я узнаю, где угодно и при каком угодно освещении! Она же наверно вверх ногами лежит! А может ей плохо?
  Я, не говоря ни слова, только кивнув Пашку и вручив ему ведро поп-корна, встал со своего кресла и направился между рядами в сторону, где виднелись виновницы потери моего спокойствия.
  Таня лежала почти вверх ногами, положив их на спинку соседнего рядом сидения, и задумчиво смотрела фильм. Легла странная посетительница кинотеатра между сидениями и, таким образом, ей всё было видно, потом девушке надоело так лежать и оголённые ножки в мини-шортах оказались прямо на моих коленях. Я даже ахнуть не успел, когда мне в руки упало настоящее сокровище (вернее два сокровища).
   - Ой! - Танюша наконец меня заметила. Как можно не заметить такого амбала, как я? Да ещё его своими ногами поразить, невольно схватил обеими руками эти прелестные ножки и начал легонько гладить. Они холодные! Ну, в принципе логично, в зале-то довольно прохладно, в отличие от улицы. Стал гладить усерднее, чтобы согреть (о чём тут же сообщил), она посмотрела на меня, но не отстранилась, только устроила своё оружие массового поражения и для управления мужчинами на моих коленях и опёрлась на сумку, но я прекрасно видел в свете экрана её смущённую улыбку. Ну что за девушка, а? Наддать бы ей по шее, ещё простынет летом...
   - Ой, - передразнил я, - ты же совсем заледенела, чего ходишь в одних шортах?... - я прошёлся ладонью по бедру, о, кожа разогрелась (и я тоже). Какие же они гладкие и на ощупь, как шелк, нежный-нежный. Вот тут родинка под коленкой, ага, а вот здесь шрамик чуть выше, его почти не видно, но на ладонь явно улавливают его шероховатость. Надо будет спросить от чего он.
   - Ну и что, за то на улице не жарко, - фыркнула она, смешно двигая пальчиками на ногах. Тут же схватил и прошёлся ладонью. Свет экрана отразил ноготки покрытые прозрачным лаком, округлые пальчики и... какие же они маленькие, особенно в моих ладонях. Эх! Хорошо, что она не отстраняется!
   - Ага, сегодня дождь обещали после обеда, - я поудобнее обхватил ножки, не собираясь отдавать их хозяйке в распоряжение, ещё сбежит. На фильм мы уже давно не обращали внимания, а Пашка только рад будет меня пристроить (вернее его супруга) и мешать нам не будет.
   - И чего? Он же тёплый будет, вечером температура плюс двадцать два и почти безветрие, - девушка пожала плечами.
   - Погоду узнавала?
   - Не специально, радио, - она ловко вытащила ножки из моего захвата (и как она умудрилась?) и села на соседнее кресло, поплотнее укутавшись в курточку. Я рассеянно взглянул на макушку, что оказалась практически под моим носом, и вздохнул... цитрусовое что-то похоже на апельсин. Таня поёжилась снова, забралась ножками в кресло и прижалась к моему боку. Я улыбнулся счастливой улыбкой. Эх! Неужели она не понимает, что делает? Почему-то интуиция говорила, что не понимает, а своей интуиции я доверял, если бы я этого не делал, то и не сидел бы сейчас рядом с Таней, а валялся бы где-то мёртвый и в крови.
   - Ох! Горе ты луковое, - пробормотал я, скидывая свою куртку и накидывая ей на плечи, потом обнимая её, а заодно и отгоняя тяжёлые мысли из своей головы. Перетаскивать себе на колени побоялся. Во-первых, испугается и убежит, а во-вторых, мои намеренья сразу станут понятны, а вы попробуйте гладить и массировать такие ножки и не возбудиться? Вот-вот! О чём я и говорю! А так... спасибо вам, просторные военные штаны цвета хаки и выдержка пополам с железной волей!
   - Да не-е, я больше чеснок люблю, - пробормотала Таня, кладя головку мне на плечо.
   - М-м-м? - я был слишком счастлив, чтобы воспринимать этот бред, и поддерживал разговор чисто на автопилоте. Она меня не отталкивает! Ура!!! Такая маленькая и беззащитная... Неожиданно для себя стиснул плечи писательницы сильнее, она тут же повела плечом, заставляя расслабить хватку, нехотя сделал...
   - Но не переношу его запах, - еле слышный ответ.
   - ??? - о чём мы вообще говорили? Ах да, о чесноке...
   - А что ты так на меня смотришь и мычишь ещё? - Таня недовольно подняла голову и невинно взглянула мне в глаза, а потом очаровательно зевнула и сказала. - Давай фильм смотреть что ли, а? - Таня снова положила головку мне на плечо и... через несколько минут (может две), я услышал, как она посапывает. Осторожно вздохнул, укрыл девушку поплотнее своей курткой, кивнул Пашку, что спустился с нашего ряда посмотреть, чём это я страдаю, а потом прижал к себе своё сокровище посильнее. Девушка пробормотала что-то во сне и перебралась мне на грудь. Сердце заколотилось, как бешенное. Но почему-то обнимая и охраняя её сон, я улыбался. Как можно любить чеснок, но не переносить его запах? Эта девушка просто выносит мозги одной фразой. Да, она странная, но как же хочется, чтобы она не позволяла ни одному парню то, что сегодня позволила мне.
  
  
   Вышли мы из кинотеатра под дождь, как я и предсказывал (ну не совсем я, а синоптики). Вышли мы все трое: я, Таня и Пашка (что ворчал не переставая). Таня сощурилась и задумчиво посмотрела на небо, выглядывая из-под карниза и что-то зашептала, сумки у неё не было, а как следствие и зонта. Не пойму, она же знала о дожде, так почему не взяла?
   - О, как красиво, - улыбнулась девушка, застёгивая кожаную курточку и поправляя кепку (куртку мою отказалась брать наотрез, даже шанса не дала на неё её напялить), после чего резво запрыгала по ступенькам. Она что это, про наводнение в Петербурге так говорит? Дождь уже давно превратился в ливень и теперь вода была везде, где только можно: на карнизах, вытекала из труб образуя ручейки, стекала по мостовым и лилась с неба. А обута Таня была в полу-тряпочные кроссовки с фиолетовыми шнурками и без зонта. Так чему радоваться-то?
   Тем не менее, девушка махнула нам рукой и открыла дверь на выход, впуская холод и шум дождя в холл кинотеатра.
   - Эй, куда! Там же ливень! - попытался остановить её я.
   - И что? Петербург не даст мне намокнуть, да и до метро недалеко! - послышался мне ответ.
   - Петербург? -я обернулся к Пашку.
   - Я же говорил, что она чокнутая, - Пашка встал рядом со мной, - а ты не верил.
   - Ладно, всё равно одну оставлять её нельзя, придётся проводить до дома...
   - Угу, а карманный зонт есть только у тебя, эх...
   - Вспомни свою жену и что она с тобой сделает, если Таня простынет.
   - А что она сделает-то? - вопрос с подвохом.
   - Таня снова будет жить у вас, пока лечится, а Вася будет пичкать тебя чесноком, чтобы ты не заразился. - Пашка ненавидел чеснок и это знали все.
   - Ладно, уговорил, больше табу на мясной бульон я не выдержу! - Пашок поморщился и тут же задорно улыбнулся, видимо вспомнил, как мы с ним этот самый мясной бульон прямо из кастрюли тырили, а Васька за нами потом с поварёшкой бегала вокруг стола. Я усмехнулся этим воспоминаниям и открыл дверь кинотеатра.
   Таня стояла под козырьком здания, защищающим её от дождя, и смотрела на проезжающие машины, витрины магазинов, расположенных рядом и через дорогу от кинотеатра, дома... как ребёнок на кондитерскую лавку. Казалось, она видела то, что не видел никто. И тут я заметил, что дождь становиться моросью, а через минуту совсем перестаёт идти. Пришлось убрать зонт, чтобы не выглядеть идиотом.
   - О, вы уже вышли! - она повернулась к нам, с козырька кепки брызнуло несколько капель, видимо высунула всё же нос под ливень... экстрималка, но почему-то кепка не была такой уж мокрой. Да и сама девушка облитой водой не выглядела.
   Мы кивнули в ответ и пошли по обе стороны писательницы, как телохранители... Вот эдрид...
   - Идёмте, у нас двадцать минут, - сказала она вдруг нахмурившись и пошла быстрее, только ножки, обутые в кроссовки и замелькали. Нам тоже пришлось прибавить шагу, чтобы успеть за этой юркой девушкой, то и дело исчезающей между прохожими. Как ни странно на улице было тепло, не смотря на дождь (как и говорила Таня), но задерживаться тоже не стоило... только бы она в лужу не попала, а то точно простынет.
   - А почему двадцать, мы куда-то спешим? - Пашке удалось первым догнать Таню на очередном светофоре.
   - Потом снова ливень пойдёт, - обернулась Таня и улыбнулась очаровательной улыбкой, - Ты же не хочешь промокнуть, зонт-то всего один, - мы уставились на Таню. С чего она решила, что дождь снова ливанёт именно через этот промежуток времени, явно не из-за своего телефона, она туда почти не заглядывает.
   - А с чего ты взяла, что ливанёт через... - Паша усмехнулся, попытавшись озвучить мой вопрос, я же молча покачал головой в знак, что солидарен и мне тоже интересно. Но Таня не стала ждать окончания вопроса, ответила сразу.
   - Считай это интуицией! И иди быстрее! А то мне Васька голову оторвёт, если ты простынешь! - был ему ответ.
   - Правда, так и оторвёт? - поддержал эстафету вопросов я.
   - Правда-правда, только морально, - ловкий прыжок через лужу, обернулась и показала нам язык, - ну чего вы такие хмурые?! Нам немного осталось!
   - Но скажи, почему именно двадцать? - Пашка не унимался, он перепрыгнул через лужу и оказался рядом с Таней, я прыгнул следом.
   - Уже через десять, - откликнулась девушка.
   - ???
   - Не спрашивай, всё равно не поверишь, - махнула рукой и пошла дальше.
   - И всё-таки ты странная, Таня... очень...
   - Зато живу весело!
   - В смысле? - я оказался рядом с ней в течение нескольких секунд с другой стороны к нам присоединился Пашок.
  Таня пожала плечами, ожидая сигнала светофора (только на них и можно было её догнать и поравняться). Я засмотрелся на её профиль, почти скрытый кепкой. Такая худенькая, милая, смешно водит носиком, немного покраснела от бега (и надеюсь не только от него), весёлая, не знающая тех ужасов, что видел я и, надеюсь, никогда не узнает. Я вздохнул. Да что это такое! В ине-те с ней могу болтать о чём угодно, а сейчас почти весь разговор на Пашке! Совсем язык проглотил!
   - Ну смотри, мне двадцать два года, так? - она посмотрела на меня своими восхитительными карими... нет, почти зелёными глазами с серым ободком и карими проволоками! Ого! Я пропал! Точно пропал! Если так цвет глаз различаю...
   - Так, - кивнул я, так вот сколько ей лет! Всего на три года меня младше, а выглядит на восемнадцать не больше! Я глупо улыбнулся, но следующие слова этой непостижимой писательницы быстро вернули меня с небес на землю.
   - А я уже видела застреленный труп, помогла справиться с маньяком пятнадцатилетней девчонке, сбежала от двух грабителей, один из которых был вооружён ножом, - она что магнит для шпаны?! - что вы так побледнели? Я же не рассказывала вам про заброшенную железнодорожную станцию, - какую ещё станцию?! - Ну прям как Вася, я не знаю! - она всплеснула руками и пошла по переходу, оставив нас с отвисшими челюстями смотреть ей вслед, даже не понимая, что сейчас чуть не довела меня до инфаркта!
   - Афигеть! - только и смог выдать друг.
   - Да ей круглосуточная охрана нужна с её запросами... - пробормотал ошеломлённый я. Как представлю себе, что эта хрупкая девушка убегала от двух амбалов, и у одного из них был нож, да я... я бы сейчас их нашёл и такую взбучку дал! А за одно и ей! Наверняка по тёмной и малолюдной улице шла, как пить дать! Приеду домой, позвоню Ваське и накажу названивать этой ходячей катастрофе каждый вечер и перезванивать мне, чтобы я знал, что с ней происходит! 'А лучше самому названивать...' - промелькнула мысль. Я покачал головой, самый лучший вариант, это находиться с ней рядом и защищать её от всех опасностей, но это же Таня... Она сбежит или какую-нибудь пакость учудит.
   - Васька хотела организовать, эта ни в какую, говорит Питер защитит, а если приставит кого-нибудь без её ведома - исчезнет. Эта ненормальная помешана на феминизме и свободе, - Павел ступил на переход, смотря вслед мелькающей красной кепке впереди...
   - Какой Питер? Защитит??? Да она вообще... - аж чуть не задохнулся от страха за неё.
   - Я же говорю, странная она, - Паша покрутил пальцем у виска. Я вздохнул и пошёл догонять ненормальную Таню вместе с Пашком. Девушка умудрилась уйти далеко от нас.
   - То есть станция... какая станция? - с трудом восстановил голос я, чтобы не заорать на всю улицу, когда мы наконец её догнали.
   - Обычная, я не туда уехала, а следующая электричка была через четыре часа, - и она это так спокойно говорит??!
   - И что же ты сделала?
   - Да мимо товарняк проезжал, я прыгнула на него и доехала до ближайшей жилой станции и все дела. А что мне паниковать надо было, да? - Таня сощурила свои необыкновенные глаза. Упс, кажется я её обидел, только понять бы чем... женская логика для меня потёмки, а Танина особенно.
   - Да Таня... - Пашок со своей стороны попытался сгладить ситуацию, но у него это плохо получилось.
   - Хватит мямлись, я всё слышала, вы на пол улицы орали, - мне кажется или у меня заалели щёки? - Да, я не люблю, когда меня опекают, чем больше звонков, тем меньше шансов, что я отвечу. Был у меня парень... бррр! Каждые полчаса звонил, достал до жути, - она передёрнулась, а я вздрогнул. У неё был парень? И он её достал... Почему-то захотелось набить ему морду за это, хотя я его прекрасно понимаю, тоже бы названивал наверно каждые пятнадцать минут.
   - И где он теперь?
   - Не знаю, он мне не звонит, я ему не звоню, - она посмотрела куда-то в сторону, - он так и не принял мой выбор, - какой ещё выбор? Я внутренне подбоченился.
   - А чё за выбор?
   - Неважно, мы всё равно уже пришли, - она повернулась к нам спиной и взбежала по ступенькам к дверям метрополитена. И тут же хлынул ливень...
   - Она либо сумасшедшая, либо ведьма! - пробормотал Пашок, взбегая вслед за ней и спасаясь от струй летнего дождя.
   - Она ведьма, - прошептал я, видя, как Таня улыбаясь произнеся одними губами: 'Петербург, спасибо!'.
  Может и правда Петербург её защищает... что за крамольная мысль в моей голове? Совсем сбрендил в последнее время!
  
  
   Глава 3
   Полуночный звонок.
  
  Мы сидели втроём и играли в карты. Мы - это я, Пашка и Вася. А где мне ещё быть? Родители под Мурманском, а я как уехал в Петербург учиться, так и остался тут... сам по себе, только изредка их навещаю. Живу сейчас у брата, квартиру мне дадут примерно через год (очередь, что б её), но у братика сегодня свидание, так что я третий лишний, вот и пришёл к друзьям. Не по ночному городу же ночью болтаться?
   - А я такая, пришла из рая, на солнце таю, тебя смущаю!!! - заорал Василисин телефон.
   - Опа-чки! Танька звонит! - Вася подпрыгнула на месте и кинулась искать телефон.
   - Сейчас же без пятнадцати двенадцать, - удивился я.
   - Это же Таня, - пожал плечами Павел.
   - Ну логично, - с этим даже не поспоришь.
   - Алло, чумовая, как жизнь? - раздалось из соседней комнаты. - Да ты шо!... Чего???... Да, я в этом районе, как чукча в Париже... - в каком районе? Почему чукча? Она заблудилась, да? - Просто поговорить... э-э-э... ты вот мне скажи, как тебя угораздило???... - пауза и после удивлённый голос Василисы, - да ладно! Ни фига себе.... - благоверная Паши вошла в комнату и уселась на стул. - И че? Куда тебя на этот раз унесло?... В Рустановку?... В Поречье??? - Вася выпучила глаза и уставилась на нас.
   - Что с ней??? - я даже наклонился к Василисе и уже из последних сил держался, чтобы не вырвать телефон из рук девушки. Та махнула на меня рукой и продолжила слушать голос Тани в трубке.
   - Да ладно... Ну ты даёшь!... А-а-а, так ты на велеке... Ну тогда я спокойна... Только на кладбище, как в прошлый раз не уезжай, а то там связь плохая, - глаза выпучил даже Пашок, не говоря уже обо мне, - и с волками там не встречайся, хорошо? - с волками? Да где она, чёрт побери??? Пашка в ужасе уставился на меня, я на него, но Василиса только встала и налила себе чаю, как истинный пофигист. - Уже??? - сердце ухнуло вниз. - А-а-а-а, так это был оборотень в погонах...И где ты гаишника откопала в вашей глуши?... Ну да, это же ты... Да н-е-е, мы тут сидим, в картишки играем.... Ага, Олежка пришёл, вот и играем... - дальше был торопливый говор в трубке и Василиса нахмурившись посмотрела на меня, а потом сказала, - а почему?
   - Да потому! - слишком громко высказала трубка практически сразу же. - О блин! Васька!!! Кажись, мне всё же придётся свернуть в лес, а там связи нету... - и отключилась.
   Мы втроём все вместе тупо уставились на Василису, она лишь пожала плечами.
   - Вась, что это было? - тихо спросил я.
   - Это? Ничего, обычный день из жизни Тани на даче, - Вася допила чай и поставила чашку на место.
   - В смысле? - я сощурился. Понимание того, что сейчас эта хрупкая девушка едет по лесу на велосипеде, одна и там нет связи... Народ, врагу такого не испытывать не пожелаю.
   - В прямом, - Вася тряхнула короткими волосами и снова уселась за стол. Карты в руки пока не брала, кружка с чаем ей мешала.
   - Вась, а чего у неё там? - Паша посмотрел на жену с любопытством. - Судя по разговору, она у родителей на даче.
   - Ну да, у родителей, и решила прокатиться вечером, луной полюбоваться, к озеру съездить, - мы с другом так и не поняли, это был сарказм или же просто констатация факта? Так или иначе, но девушка пожала плечами и вдруг на меня рыкнула. - Олег, хватит на меня так смотреть! - Вася сверкнула глазами, так заметно что ли?
   - Дык, озеро там в трёх километрах же и по лесной трассе! - удивился друг. Он знает это место???
   - Откуда ты знае...
   - У моих родичей там тоже дача, - вместо Павла откликнулась его жена. - Мы с Таней с четырёх лет в песочнице совок делили.
   - И??? Зачем она поехала ночью на озеро? - я уже начал терять терпение.
   - Всё просто, как пареная кепка, - фыркнула Вася. - Она решила порисовать, приехала в обед, а очнулась, когда уже стемнело, а чтобы не было так страшно возвращаться, она позвонила мне. Она всегда так делает. И что вы на меня смотрите?
   - Рисование? А как же там свет, тени и прочая фигня, о которой художники пекутся? - Паша сощурился.
   - Это при обычном пейзаже - раз, и когда у тебя мозги нормальные - это два. Но Таня, есть Таня. И оба пункта тут соблюдаться будут вряд ли.
   - Логично, - вздохнули мы. Как будто логика применима к этой девушке! Да я поседею, пока не узнаю, что она доехала до дома!
  Следующий звонок был в полпервого, Таня звонила, что добралась и всё хорошо, но поскольку ей нужно печатать, она разговаривать долго не может. Я с облегчением вздохнул, казалось, всё это время я и не дышал. Ну что за девушка-то такая?
   - Олежка, а ты ничего мне сказать не хочешь? - спросила Вася, когда Пашка ушёл в комнату дрыхнуть, ему на работу завтра, а Ваське как раз нет. Ну а я ни в одном глазу понятно почему.
   - Чего я должен говорить? - я сразу же заподозрил подвох.
   - Я же вижу, что ты волнуешься за Таню, - так, сейчас будут разговоры про то, что я не гожусь её милой и такой... странной подруге. Ага, так я с этим и соглашусь!
  Я решил не отвечать ничего на эту фразу, просто промолчал отвернувшись.
   - Она тебе нравится? Не бойся, не выдам, - и улыбка такая понимающая. Вот знаю я девчонок и их 'не выдам'.
   - Вася! - я взглянул на благоверную Пашка, мерзопакостная улыбка что-то задумавшей девицы тут же исчезла с лица Василисы и мордашка девушки сразу же приняла довольно милое и невинное выражение. О, женщины и имя вам коварство! Не помню, кого эта фраза, но точная, едрид... просто слов других нет.
   - Что? Я не слепая и она, кстати, тоже, - Вася села напротив меня и облокотилась локтями на стол, святая невинность и добровольное участие, ага, так я и поверю.
   -Вася... - который раз начал я. - Она же сама сказала с военными не встречается, да и ты подтверждала её это правило, - я встал и открыл холодильник. О-па, колбаса... то, что нужно моему нервному организму.
   - И? Тебя это должно остановить? - Вася скрестила руки на груди. - Ты же у нас только благодаря своему упрямству барана выжил в половине ваших операций. Нечего глазами хлопать. Мне муж рассказал, кто его пол дня на себе тащил по лесу. Ну?
   - А тебе-то какая разница, буду я с ней мутить или нет? - разозлился я наконец. Достала. Какое её дело вообще?
   - Вообще-то это моя лучшая подруга, к тому же я не против твоей кандидатуры на роль её парня. Самой надоело видеть её одной, - благоверная моего друга и новоявленная сваха грустно вздохнула, ничуть не обижаясь на мой резкий тон.
   - Э-э-э-э, - вот на это у меня уже вообще слов не было. В смысле 'кандидатуры'? А ещё 'кандидаты' есть? И, главное, никакой ехидной гадости в ответ... Интуиция просто кричит, что за этим разговором кроится что-то ещё. Но Вася вряд ли сейчас что-то расскажет, кроме того, что ей надо. Ладно, я подожду. Я терпеливый.- А может мы с Таней сами разберёмся? - спросил спокойным голосом я, взяв себя в руки.
   - Значит так, слушай внимательно, - меня буквально пригвоздили взглядом, не обращая на моё офигивающее выражение лица (морды) от каждого слова самопровозгласившей себя свахи, - я всё понимаю, ты типа самостоятельный мачо и тебе советы в завоевании девушек не нужны. Конфеты и цветы, мы дарить умеем, - на последнем слове она показала пальцами кавычки и поморщилась, - но милый мой, ты забываешь, что это - Таня, а не какая-то там красотка из романтических сериалов или простая романтичная барышня, - Вася закатила глаза и устало вздохнула. Мне осталось только её слушать, потому что даже я понимаю, что от совета лучшей подруги понравившейся мне девушки я сейчас не откажусь. И дело тут не в гордости. - Нет, она конечно романтик, но... не такая.
   - Я понял, - кивнул я. Таня действительно мало подходила под описание 'возлюбленной принца' и любительницы розовых соплей, - и что ты предлагаешь? - я всё же решил выслушать мнение Василисы. Во-первых, любая информация для ведения военных действий по взятию крепости по имени 'Татьяна' не будет лишней, я думаю. Во-вторых, у меня просто нет выбора. Васька, как танк - прёт на пролом. Значит, будем извлекать пользу.
   - Ну вот например, какие бы цветы ты ей подарил? - Вася смачно хлебнула из кружки чая, что до этого помешивала иногда позвякивая ложкой о краешек ободка. Она надомной издевается что ли?
  Вопрос действительно застал меня на миг врасплох. Нет, я помнил, что Таня, пока она жила с Васей и Пашкой, то приносила каждый день букеты сирени, один раз хризантему и даже букет из ромашек, наверно из этого и стоит исходить.
   - Может букет сирени или хризантемы различных цветов, она же - загадка, - я улыбнулся и откусил кусок прямо от батона колбасы. Таня действительно загадка, так что розы бы я ей дарить точно не стал. Не её это цветы.
   - Таня не любит букеты сорванных или срезанных цветов в принципе, её коробит сама мысль того, что 'они умирают в вазе страшной смертью, подаренные какой-то дуре', - она что? Процитировала слова самой девушки? Василиса встала и потопала наливать себе новую порцию чая. - Будешь? - спросила она будничным тоном. Я только ошарашенно кивнул переваривая то, что жена друга сейчас сказала.
   - Но ведь она таскала каждый день ветки сирени, и хризантемы, розу приносила... - я взял кружку из рук подруги.
   - Она подбирает брошенные цветы на улице и дома ставит их в вазы. Такого количества цветов самых различных мастей ты в цветочном магазине не увидишь, как у неё дома, поверь. - Вася уселась на стул. - Только вот розы ей лучше не дарить вообще, если остальные цветы она ещё примет, то розы ни-ни. Побить может. Почему, не знаю, - моя собеседница пожала плечами в ответ на мой хмурый взгляд. - Она не говорила, только морщится каждый раз, особенно от красных.... - Василиса покрутила чашку в руках и поставила её на стол. - Знаешь, и всё же у неё розы неделями стоят, когда как у меня и три дня не могут, а она даже в ванну их на ночь не кладёт... - вдруг задумчиво добавила Вася.
   - ??? - я чуть не поперхнулся чаем. Всё-таки девушки - это очень странный народ, а их логика тем более. Ладно, слушаем дальше.
   - Ну чтобы розы не завяли их на ночь кладут в ванну, а ещё в вазу можно кусочек сахара положить. Но только совсем чуть-чуть...
  Я снова чуть не поперхнулся чаем. Никогда не думал, что с цветами столько проблем!
   - Тьфу на тебя! - Вася отмахнулась от моих немых вопросов из-за очередного приступа кашля.
   - Сама...кхэ-кхэ... такая, - выдавил я, - что хотела ещё ценного сказать? - про цветы я понял, но этого мало, чтобы завоевать такую девушку, как Таня, поэтому будем слушать дальше, что скажут.
   - М-м-м, ты мой друг, но и она тоже, так что если её обидишь, то скалкой по мягкому месту не отделаешься, - тоже мне новость! Мне проще удавиться будет, чем сорится с женой Пашка. Вся наша часть это знает.
   - И? К чему весь этот разговор? - не выдержал я. - Проверяешь, действительно я ей подхожу? Мне казалось, ты уже всё решила, даже Таню спрашивать необязательно, - нет, она меня правда выводит из себя. Честно. Никогда за собой не замечал таких наклонностей, но сейчас...
   - В чём-то ты прав и я тебе это уже говорила, - девушка кивнула как бы соглашаясь со мной, никакой агрессии в ответ, только понимание и даже улыбка. Я что, прошёл проверку? - её просто слишком много раз предавали именно парни, поэтому она им не доверяет в принципе, но... в тебя я верю и вижу, что она тебе и в правду нравится... так что... - Вася развела руками. Ясно.
   - В смысле предавали, кто? - тут же насторожился я. Раздражение как рукой сняло.
   - На неё поспорили, - Вася отвернулась. Я сел прямо. Это уже интересно! Какая сволочь это сделала, вернее какие сволочи? - Это не моя история, - она невольно усмехнулась, - если захочет, то расскажет, - по тону Лисы я понял, что продолжения ждать не придётся, не тот голос. Он у девушки всегда менялся, когда она становилась серьёзной. - Значит так, - Василиса резко сменила тон, давая понять, что тема закрыта, -Таня терпеть не может двадцать пять звонков на дню, она просто выключает телефон минимум на месяц.
   - А как же звонки друзьям, родным? - удивился я.
   - У неё три телефона, и какой из них она поменяла и с какого будет тебе звонить, никто не знает, - Вася развела руками, который раз уже за этот вечер.
   - Мд-дааа, - протянул я. Завоевание в перспективе становится всё сложнее и сложнее... Но ничего, я сдаваться не собираюсь.
   - Но и сама Таня звонить не будет, если не считает это важным.
   - Логично.
   - Логика и Таня? - неужели ехидство в голосе. А я думал, что настоящую Васю украли инопланетяне. И всё же, чего это она решила мне помочь? Явно не из прихоти, какое-то решение приняла - это точно. Но вот с чего она его приняла?
   - Ну да, - между тем кивнул я, продолжая думать о своём.
   - И ещё пара фраз тебе в помощь, - Василиса встала из-за стола и стала ходить по кухонке. - Она верит всем, но не доверяет никому.
   - Это как? - я продолжил есть колбасу.
   - Нуу, она считает любого парня потенциальным предателем, поэтому ей проще доверить тебе жизнь, чем сердечко, - жена Паши усмехнулась, видимо что-то вспомнила, а после продолжила хождение по кухне. - Что ещё? Она любит одиночество, фанатеет от него просто. Если по улице ходит с компанией или выбирается с друзьями, то дома ты можешь её и не найти в квартире.
   - Да, она всегда закрывалась в комнате, когда у вас жила, - согласился я.
   - Любит ходить в кино одна, кататься на общественном транспорте в час-пик, - на этот раз я подавился сильно. Василиса долго-о-о стучала по моей спине.
   - Как можно любить ездить в общественном транспорте в час-пик? - прохрипел наконец я.
   - Я тоже задавала себе этот вопрос много раз, - она улыбнулась, ещё пару раз хлопнув меня по спине. - Но у неё же БСК, - Вася пожала плечами, - и да, названий улиц она не знает, ориентируется только по 'цветочным балконам', 'метро', 'заброшенным зданиям' и 'красной стене', - добавила девушка, - правда стена не всегда красная... но это уже другой вопрос, - она отмахнулась, действительно, какая разница, какого цвета та стена, главное, чтобы саму стену не снесли... чего-то я сарказма у Васи набрался. Но чашку от греха подальше я всё же отодвину, подавиться можно и при более страшных обстоятельствах.
   - И она находит дорогу домой?
   - Всегда, при любом раскладе, даже если метро не работает, а на улице два часа ночи. Это же Таня.
   - Ну да... - я постарался отогнать от себя видения, идущей ночью одинокой девушки по улицам. И как она умудряется попадать в такие истории? И, самое интересное, выбираться из них!
   - Её любимое мороженое, это тебе тоже поможет, ведь так? - я молча кивнул. - Короче, её любимое лакомство - мороженое с шоколадом или с клубникой, но много ей нельзя, вечно воспалённое горло с детства, она первую порцию-то попробовала тайком в шестнадцать... - продолжила перечислять подруга странной писательницы, в которую я умудрился... которая мне нравится, нравится очень сильно. И всё-таки в шестнадцать лет первый раз попробовать мороженое... неудивительно, что её считают странной. А вот про горло, Вась действительно спасибо, буду знать.
   - Спасибо про горло, буду следить.
   - Только не переусердствуй, тут даже я тебе тогда не помогу.
   - Понял.
   Вася села и в течение нескольких минут молчала, потом вдруг начала говорить более тихим и проникновенным голосом. Похоже проверку по-настоящему я прошёл только что.
   - Ты не первый и не последний, кто к ней неровно дышит, - жена моего лучшего друга пожала плечами, - но первый, кому я рассказала про несколько закидонов и не сбежал, некоторым хватало и одного.
   - И что? После этого разговора они все сбегали? - откуда-то изнутри кольнула ревность. Силой воли загнал её подальше. Неудачники.
   - Кто-то раньше, кто-то позже, - девушка уставилась в окно. - Я проводила такие беседы и в таком ключе только с теми, кто нравился ей. Не может быть, что у вас в части не было разговоров о странной девочке, что 'увязалась с семьёй Чижовых', не поверю, - 'только с теми, кто нравился ей'? Это что значит? Я ей нравлюсь? Да?! Так, спокойнее Олег, ещё не время пороть горячку, ещё ничего неизвестно, это только предположение. Спокойно. Тихо! Но сердцу было по барабану, оно заколотилось как бешенное, где-то в груди потеплело и загорелось желание прямо сейчас выяснить, как там эта непостижимая девушка и правда моя догадка имеет смысл или... даже думать не хотелось о другом варианте событий. Тряхнул головой, стирая с лица глупую улыбку, но по взгляду Васи получилось плохо. Да и плевать!
   - Ты вообще слышал мой вопрос?
   - Э-э-э, да, - я мило улыбнулся.
   - Повтори, - ехидная улыбка мне в ответ.
   - Ну... ты говорила что-то про 'странную девочку'... - красноречивый взгляд и тут до меня наконец дошло. - Так это Танька тогда напугала всё подразделение тогда?! - я который раз кардинально удивился этой непостижимой девушке. Это же надо напугать такое количество здоровенных мужиков, да ещё и военных! Да как она умудрилась?! Во истину Таня - одна такая!
   - Ага, она, - Лиса поморщилась, - эти идиоты хотели заставить её готовить. Мол, чего я одна кручусь им салаты режу, да жаркое жарю, а она книжку тут читает.... Ну-ну. Нет, чтобы самим помочь... И ведь Таня предупреждала, что не умеет готовить. Вообще. Ну, ты и сам это должен был понять, но они её достали, вот и сготовила она... супик. Два дня очередь в туалет была огромная. В кусты чуть ли по номеркам не ходили. А Таня отдыхала в тенёчке и больше к ней до сих пор никто не пристаёт. - Лиса усмехнулась. - Такие дела.
   - То есть вообще не умеет готовить? - как-то не готовящая девушка, мягко говоря, не вписывалась у меня в образ 'идеальной', хотя бы пельмени варить, но надо... хоть для себя что ли. - Я думал, она просто ленится, - я пожал плечами. - Ну ничего, научится, - кажется я сказал это вслух и сказал что-то не то.
   - Она не хочет учиться готовить, - отчеканила Вася, - по крайней мере, Таня так говорит всем, но на самом деле она не может. Просто очень гордая в этом признаваться. Я тебе сейчас скажу одну её тайну, а ты, если попадёшь к ней домой, следи, чтобы она на кухне во время готовки не проводила больше получаса, понял?
   - То есть? - я нахмурился, слишком строго сейчас говорила жена Паши.
   - Ей становится плохо, она начинает задыхаться от повышенной температуры и влажности, да что и говорить! Она в музее падает в обморок через минут двадцать после прогулки по залам! Представь себе, что со мной было, когда я отошла буквально на пять минут из кухни, а когда вернулась, то увидела её на полу среди разлитого кипящего супа первый раз?! - под конец Лиса сорвалась на крик и всхлипнула.
  У меня пропал дар речи.
   - Пообещай, что проследишь за тем, чтобы она не оставалась на кухне одна рядом с кипящими кастрюлями? - сидящая напротив девушка посмотрела на меня блестящими от непролитых слёз глазами и в них я увидел отражение той жуткой картины. Самому страшно стало.
   - Хорошо, прослежу, - тихо сказал я, от части, чтобы успокоить Василису, от части, чтобы успокоить себя. - Но что делать, если ей станет плохо? Что говорили врачи?
   - Она терпеть не может медицину, ментов и такси, так что скорее удавиться, чем обратится за помощью либо к первым, либо ко вторым, либо к третьим. - Лиса вздохнула. - Всё, что я знаю, так это то, что ей нужно дать полтаблетки валидола или мятную жвачку, тогда ей станет легче... несильно, но дотянуть до открытого окна и не упасть она сможет.
   - Ничего себе... - только и мог сказать я.
   - Угу. Ты о ней позаботишься, правда...? Олеж, я бы не завела этот разговор, если бы не была уверена, что вы друг другу нравитесь и даже больше. Ты сможешь с ней справиться и не сломать её... я просто боюсь за неё, а уже скоро не смогу так наблюдать, как раньше, поэтому...
   - Это ещё почему не сможешь? - кажется, я понял, на меня возложили почётные обязанности няни. Ну-ну. Ладно, всё равно я не против.
   - Потому, - Василиса как-то странно улыбнулась и погладила себя по животу. Я не дурак, понял.
   - Когда скажешь?
   - На день рождения, - Василиса снова улыбнулась.
   - Хороший подарок.
   - А кто ж спорит.
   - Да-а.
   - Так позаботишься?
   - Не сомневайся.
  
  
   Глава 4.
   Мистика в понимании Тани.
  
   Ночь была её любимым спутником. Сколько она написала ей стихотворений! Как она любила луну! И вот сегодня город послал ей сон, как бы невзначай, именно сейчас, когда она легла пораньше спать.
  ...Крик разорвал полутемноту ночной комнаты. Девушка с длинными почти чёрными волосами проснулась и хватала воздух ртом, как рыба выброшенная на берег. Вскоре взгляд её прояснился, и девушка начала лихорадочно искать свой мобильный телефон.
  Гудки отбивали ритмы внутри черепной коробки, но Таня не сдавалась, она набирала номер снова и снова. Только уже встав с раскладного дивана, служившего ей постелью, и лихорадочно бегая по комнате в поисках одежды.
   - Вася, Вася ответь... - шептала девушка.
   -... Алло... чего тебе... час ночи же...
   - Дай мне номер Олега, пожалуйста, это очень важно! - тут же затараторила Татьяна, когда в трубке услышала родной и заспанный голос подруги.
   - Сейчас? Давай... а-ах... утром? - зевнула на том конце связи Василиса.
   - Нет, мне нужно сейчас! Васенька... пожалуйста!
   - Ну хорошо-хорошо, только с ним потом сама разбираться будешь, поняла?
  
  
  Боль боку и шум в голове были нестерпимыми. Каждое движение и шорох отзывались гулом где-то в висках и резью в боку и в глазах. Невольно застонал, но всё же смог поднять руку и пощупать макушку, а заодно и затылок. Поморщился. Шишка. Так, теперь бок... липкий. Чёрт! Телефона нет. Бля*, ещё хуже... Сколько же я провалялся? Даже часы спи*ли, дебилы.
  Бля*. И угораздило же меня? Конечно и не в таких переделках я бывал, но чтобы так... И главное, сам виноват. Говорил брат: возьми такси, возьми такси. А я? Десять минут, дойду. Ну и дошёл, едрит... твою налево... Против целой компании отморозков даже я один... И что теперь говорить?
  Пошатываясь и ругаясь сквозь зубы, поднялся на ноги. Преодолевая желание грохнуться прямо тут и сдохнуть, побрёл из переулка на свет ближайшего фонаря. Конец августа, темные ночи, что б их... Стена дома меня держала, но как-то слабо. Перед глазами прыгали звёзды, бок горел, а в голове что-то стучало и шумело.
  Сознание снова померкло... и я опять упал на асфальт. Епт*, сильно же меня приложило.
  Очнулся от скрипа шин рядом с переулком. Лёгкие шаги и короткий всхлип где-то рядом. Маленькие пальчики касаются лба, щёк, груди, раненного бока. Снова всхлип. Слышу, как кто-то набирает номер на телефоне. Приоткрыл глаза. Неужели ангелы всё же существуют и я попал в рай?
   - Та-н-я... - то ли прошептал, то ли подумал... сам так и не понял. Меня тут же погладили по голове, даже легче стало.
   - Да, улица Есенина, сколько раз повторять, тут человек кровью истекает! Я вам что толкую! Да... да... ДА! - она раздражённо нажала на отбой. - Иногда я так ненавижу этих врачей! - поворчала она, запихивая мобильник в карман.
   - Т-а-н-я... как ты тут...
   - Неважно, - она замотала головой. - Показывай свой бок, ну давай.... - чувствую, как мою руку отдирают от бока. Б-о-л-ь-н-о, бля*... Еле сдержался, чтобы не заорать, кажется мне попытались зажать рану чем-то... не помню...
  Скорая приехала довольно быстро для этого времени суток, по крайней мере, для меня. Я помню всё смутно, так, урывками. Разве что звонок брату остался в памяти более-менее внятным.
  Окончательно пришёл в себя только утром через день.
  ...Она спала прямо на стуле, используя мою руку, как подушку, а больничный халат, как одеяло. Рука затекла и неприятно колола, как и бок, но я не чувствовал этого, а как идиот, смотрел на спящую девушку, не замечая сопящих людей рядом, не замечая тиканья часов, не замечая ничего вообще. Растрёпанная чёрная коса, серебряные серёжки-жемчужинки, сопящий носик, полу-приоткрытые губки и каждый тихий вздох, отдаётся где-то глубоко внутри. Боясь, пошевелиться я смотрел на это чудо наверно полчаса, пока в палату не вошёл врач с медсестрой. Я притворился спящим.
   - Я же просил вывести её из палаты, - услышал я строгий голос врача.
   - Я пыталась, но она проскальзывала каждый раз обратно, а остальные ребята её не выдают, вон смотрите, даже халатом укрыли, - женщина, судя по тону улыбалась. - Они говорят - это любовь. Она же два дня от него не отходит. Как привезли, - Медсестра была на моей стороне. Уже хорошо. Я снова взглянул на малышку, забывая на миг, что притворяюсь спящим. И только сейчас отдал себе отчёт в словах медсестры: у неё круги под глазами, хмурые бровки даже во сне и эта складочка между бровями, так и захотелось её разгладить... поцелуем. Ничего, как-то только встану на ноги, займусь... этим важным делом. Заставил же я её поволноваться. - К тому, это же Таня Василькова, - её, что и здесь знают?!
   - Ну раз Василькова, тогда ладно. Неужели я дожил до этого дня? - врач как-то по-отцовски ухмыльнулся. В глубине души прочно обосновалось подозрение, подкармливаемое надеждой. И ещё эта фраза про любовь... - Эх! Молодёжь! Ладно, пускай сидит, всё равно этот парень только благодаря ей и выжил-то... - врач вздохнул.
   - Но вы же сами сказали, что рана не глубокая, - удивилась медсестра шёпотом.
   - Да, но их несколько, не забывай, да ещё много крови потерял и его неудачно головой приложили, думаю, что до утра бы он не дотянул, к тому же нам звонили из полицейского управления...
   - Да-а-а, у них делёж территории, а у нас работа, - буркнула медсестричка, садясь с другой стороны моей кровати. - Эй! Новенький, я знаю, что ты не спишь, открывай глаза.
  Я послушно приоткрыл глаза и поморщился рези в них.
   - Не будите её только, хорошо? - просипел я.
   - Не будем, - пообещал врач, - но процедуры тебе всё равно проходить надо.
   - М-м-м? Олег? - сонный шёпот Тани заставил меня посмотреть в её сторону.
  
  Провалялся я на больничной койке чуть больше недели. Дольше не разрешили, сказали, что я конь и что у них и так места нет. Я даже сам шёл, опираясь на стеночку, утром к врачу (это, скорее всего, и послужило основным фактором моей выписки). Тани с утра я ещё не видел и наверно сегодня уже и не увижу. Девушка после того, как я очнулся, сразу же уехала и вернулась на следующее утро только проведать. Больше на моей руке она не спала, а жаль.
  Брат приезжал, сказал, что я дебил и что в следующий раз сам мне такси вызовет, а как только меня выпишут, набьёт мне морду. Впрочем, ничего другого я от него и не ожидал. Василиса приезжала с Павлом, тот прикалывался надо мной и говорил, что раз я не был на его днюхе, от подарка это меня никак не освобождает. Правда сравниться с 'подарком' Васи вряд ли кто сможет. На что я ответил, что 'подарок-то' он сам и сделал. Все патсаны в палате довольно загалдели, пока Вася не фыркнула и, покрутив пальцем у виска, произнесла, что в процессе обычно двое участвуют. В общем, под конец их визита ржала вся палата наших (нормальные ребята оказались, когда на Таньку смотреть перестали...). Только вот Таня ушла почти сразу же после того, как Василиса переступила порог палаты. Ушла итак и не вернулась. На мой скромный вопрос, куда она исчезает, Пашка тогда ответил уже давно известную фразу всей больнице: 'Ну, это же Таня!'.
  Я тяжело вздохнул, выгоняя воспоминания из головы, и открыл дверь в процедурный кабинет.
   - О! Вот и наш Ромео! - улыбнулся врач, Геннадий Владимирович, когда я зашёл. Пожилой мужчина лет пятидесяти с цепким взглядом и был явно хорошим врачом и не только хирургом, но ещё и специалистом по сотрясениям головы. Собственно из-за этого я тут и валялся эту неделю. Ножевые ранения оказались неглубокими и особой опасности не представляли, а вот голова... вроде аномалий не нашли, но подержать всё же решили, за то сегодня я уже домой. Ага.
   - Да какой я Ромео, у меня даже Джульетты нет, - фыркнул я.
   - Да ну? А как же наша Таня?
   - Это же Таня, - я пожал плечами и посмотрел в окно, - то ночует у моей кровати, то появляется на пять минут раз в два дня и даже пару слов не скажет.
   - Да, это в её духе, ни за что не скажет, что переживала, никогда не позвонит, что волнуется, но всегда придёт на помощь, - улыбнулся Геннадий Владимирович, пожав плечами. Откуда такие подробности характера? - скажу по секрету, после того, как вы засыпаете, она всегда приходит вас проведать, - я вскинул голову и уставился на мужчину удивлёнными глазами. То есть она мне не снилась? Да чего она боится тогда, если я ей нравлюсь?!
   - В смысле, она, что тут ночует? И кто её пустил? - я сглотнув всё же выдавил я из себя хоть какие-то слова. В голове до сих пор не укладывалось, что приснившаяся девушка и её ласковые слова, это не сон, а реальность. Хотя... может я просто хочу в это верить?
   - Охранник её обычно пускает. В основном она обитает в родильном отделении, но может зайти и в онкологию, - Геннадий Владимирович, казалось, не замечал метаний моих тараканов в голове (как сказала бы Вася) и попросил жестом меня сесть и снять рубашку, - она сюда с восемнадцати лет заходит, любит с брошенными детьми возиться. Медсёстры её Ангелом прозвали, во время проверок, стажёркой называют, - доктор улыбнулся. - Ничего, всё затягивается, но не советую участвовать в драках ближайшие недели...
   - Не буду, - пообещал я.
   - Голова больше не болит?
   - Так иногда, но жить можно.
   - Вам бы милый человек, в покое полежать, - но учитывая ваших друзей вряд ли это выйдет... Хотя... - он подмигнул мне, одевающему рубашку, и достал мобильный. Алло... Радочка, здравствуй родная, как там наш Ангел поживает?... О-о-о, тогда как закончит, сразу ко мне, у меня к ней просьба.
   - Ангел? То есть Таня?
   - Ага, ты потом мне ещё благодарен будешь, парень. Сейчас она придёт, и мы договоримся... - доктор явно что-то задумал, но у меня были другие планы, раз Таня в больнице, можно её поймать. Зачем? Я ещё не знаю... но поймать мне её надо. Срочно. И свои проблемы я решаю сам.
   - Э-э-э, - я тряхнул головой, приходя в себя. - А где она сейчас?
   - В родильном, она...
   - Спасибо, - я вскочил, даже не поморщился, когда бок отозвался ставшим уже обычным болезненным покалыванием. - Дальше я сам.
  - Уверен? Она сейчас и так сюда придёт.
  - Да, - сказал я уже выходя из кабинета.
  
  ...Растрёпанная Таня с накинутым на плечи халатом, как белоснежными крыльями, сидела на краешке кровати незнакомой, плачущей девушки и что-то ей тихо говорила. Девушка была примерно её возраста, даже младше и постоянно всхлипывая прижимала к груди розовый свёрток. Свёрток временами шевелился и даже агукал, но ни первая, ни вторая девушка этого не замечали, поглощённые разговором. Я остановился около приоткрытой двери и решил подождать, пока они закончат. И что Тане тут понадобилось?
   - Ты позвони ему, хуже не будет, поверь, - услышал я родной голос, в сердце кольнуло.
   - Зачем? Я уже всё решила... и... - всхлип и судорожное обнимание свёртка сильнее. Малыш даже пискнул, но не заплакал, видимо понимал, что маме итак плохо.
   - Ты просто позвони и скажи, что у вас родилась дочь, не бойся, давай, - я не видел улыбки, но почувствовал её. Девушка в ответ всхлипнула и замотала головой. - И перестань плакать, тебе волноваться вредно, - добавление строгим голосом.
   - Нет, ты не понимаешь! Я не могу себе её оставить, меня родители... и она ему не нужна и... его семье тоже... так будет лучше... - послышалось бормотание в ответ.
   - Ох! Какая же ты упрямая! - я улыбнулся этим словам, не смотря на сложность ситуации, которую хотела распутать эта не постижимая писательница. - Я тогда позвоню, диктуй номер, - в голосе Танюши появились стальные нотки.
   - Я его не помню...
   - Не верю, к тому же я звонить буду с твоего телефона, а не своего, - и показала язык (я услышал характерное 'н-м-м', которое говорят дети, когда паясничают). Вот так, взяла и показала. Я продолжил зачарованно наблюдать за ней. Какая она красивая! Слегка растрёпанная, немного уставшая, в этом белом халате на плечах, худенькая, тоненькая, в растянутой футболке и толстовке поверх неё, в дранных джинсах в обтяжку и кроссовках с неизменными фиолетовыми шнурками.... Я прислонился к стене рядом с дверью и вздохнул. Я влюбился. Окончательно и бесповоротно. И плевать на её тараканов в голове, и странности тоже!
   - Ты его украла из моих вещей?!
   - Считай это воспоминанием бурной молодости, - отмахнулась эта ненормальная, я удивлённо продолжил слушать. Интересно, что она Танюша имела ввиду под 'бурной молодостью'?
  Мимо прошла та самая медсестра, что была с Геннадием Владимировичем в то утро, когда я очнулся. Она увидела меня и остановилась. Я сделал большие глаза, когда она хотела задать мне резонный вопрос: 'что я тут делаю?'. Я приложил палец к губам и кивнул на приоткрытую дверь. Медсестра подошла и заглянула в палату. К слову, кроме пациентки и Тани, там никого не было.
   - Ну как, уговорила, не бросать малышку?
   - Нет, ещё, но думаю, уговорит, - я улыбнулся.
   - Да, она всегда уговаривает, просто появляется, когда нужна и помогает принять правильное решение, - женщина улыбнулась мне в ответ. - Она и меня с моим сыном познакомила...
  Я уставился во все глаза на медсестру. На вид двадцать восемь, может тридцать лет, блондинка, глаза карие, ростом чуть ниже меня, никогда бы не подумал, что такая женщина сделает такой шаг, ещё и работая медсестрой.
   - Вы усыновили ребёнка?
   - Да, он так кричал, что уши закладывало, а я детей боялась из-за... неважно, только с взрослыми работала... В то утро я куда-то бежала... И тут ко мне подошла девушка в белом халате и попросила помочь, все знали, что я боюсь брать малышей на руки... но не она... - в глазах женщины стояли слёзы. - Да, сейчас, я мама-одиночка, но не жалею, поверьте мне, Кирилл... это... это моё маленькое счастье и спасибо за это Тане.
  Я улыбнулся и взглянул на свою писательницу, девушка набирала в данный момент номер на старом, поцарапанном мобильнике, не смотря на уговоры пациентки.
   - Алло, это Сергей? - спросила Таня через некоторое время, вставая с кровати, чтобы молодая мама не могла до неё дотянуться, а мама хотела и очень сильно. - Да... нет, это не Настя... Она рядом... Куда пропала? Рожала вообще-то... - после этих слов Танюша отодвинула трубку от ушка и поморщилась. - Ну и крикливый он у тебя! - сказала она ошарашенной Насте. - Да... родила, девочку, здоровенькую, красивую... как в какой? Сорок третьей... третий этаж, ага... палата...
   - Зачем вы... нет... - девушка снова всхлипнула.
   - Не плакать, он сейчас приедет... вернее вечером, он в другом городе, и всё будет хорошо, - телефон перекочевал на тумбочку, а Таня снова уселась на кровать рядом с Настей, - как назовёшь-то её?
  Молодая мама закусила губу и задумчиво посмотрела на малышку в её руках.
   - А как тебя зовут? - вдруг спросила она.
   - Таня, а что...
   - Ну, вот и решили... - Настя вдруг улыбнулась.
   - А может лучше, Диана или Ярослава? - немного смущённо.
   - Нет, пусть будет Таня, - покачала головой молодая мама.
   - Ох! - новоиспечённая тёзка закатила глаза. - С тобой посидеть, пока не придёт папочка?
   - Нет, спасибо...
   - Глупостей не наделаешь?
   Девушка замотала головой.
   - Ну, давай, а то смотри, малышка кушать хочет. Завтра проведаю, пока! И не смей сбегать!!!
  Мы с медсестрой отскочили от двери в разные стороны, когда Таня вышла из палаты. Она оглядела нас, вернее медсестру, на меня почему-то смотреть не захотела, поздоровалась с женщиной, мимоходом кивнула мне и, закатив глаза к потолку больничного коридора, потопала по своим делам.
  Очнулся я быстро и бросился за ней.
   - Что это было? - догнал я её уже на повороте при выходе из крыла родильного отделения.
   - Что именно? - она обернулась и остановилась. На меня напал ступор. Блин! Я хотел спросить, почему она ушла, почему не была со мной, почему не звонила и ещё много 'почему?'... но вместо этого я спросил:
   - Твоя помощь этой девушке, откуда ты знала, что этот Сергей не откажется от дочери? - ну и зачем я это спрашиваю? Какое мне дело! Я даже не стал отрицать, что подслушивал. От этой девушки у меня мозги отшибает напрочь.
   - Петя сказал, он просил им помочь, я не смогла ему отказать, - Таня улыбнулась какой-то тёплой улыбкой и улыбка предназначалась не мне, а этому... Пете.
   - Петя? - ревность против воли кольнула в сердце.
   - Петербург, - расшифровала девушка тихим голосом. Я уставился на неё, как на сумасшедшую.
   - Петербург? - переспросил я.
   - Ну да, - она деланно спокойно пожала плечами, как будто бы ничего такого сверхъестественного сейчас не сказала.
   - Таня, Петербург - это город, просто груда домов и асфальта, центр красивый, я не спорю, но он не может о чём-то просить..., - попытался уразуметь её я. И тут же пожалел о своих словах, Таня дёрнулась, как будто бы я её ударил, только я это не сразу заметил, приводил 'логичные' выводы.
   - Вот от Васи я такого ожидала, от родителей... но не от тебя... если не веришь, то хотя бы не пытайся переубедить меня... - тихо сказала она, когда я закончил, и пошла куда-то через коридор. Я её окликнул лихорадочно соображая, что сказал не так. По всему выходило, что я только что оскорбил её любимый город, чёрт!
   - Таня! Стой!
  Таня даже не обернулась.
  Я чертыхнулся и бросился за ней. Вот, что до этого стоял, как столб, спрашивается? Голова сразу же закружилась, а в боку закололо, но я не обратил на это никакого внимания. Сейчас главное было догнать малышку. Догнал, схватил, повернул к себе лицом. Она его опустила и поднимать отказывается.
   - Таня, посмотри на меня, - попросил - ноль реакции, тряхнул за плечи.
  Она замотала головой и попыталась вырваться. Ну уж нет! Схватил за подбородок и заставил глядеть себе в глаза.
   - Отпусти! - так и есть плачет.
   - Таня, - я покачал головой. - Ты чего обиделась?
   - Я не обиделась, я просто разочаровалась в... - договорить я ей не дал. Слишком был велик соблазн. Понял ошибку, не прав. Сколько раз уже убеждался, что с этой девушкой нельзя как с остальными и всё равно наступаю на эти грабли!
  ... Она была тёплой, сладкой, терпкой... как малиновое варение. Такой маленькой, худенькой... такой... я просто не смог устоять и, обняв девушку за талию, сильнее прижал к себе и попытался углубить поцелуй, надавливая языком на губы, покусывая нижнюю, потёрся носом о её носик. Она тяжело вздохнула и как-то странно посмотрела на меня.
   - Ну же, открой ротик... это не больно... - прошептал ей я прямо в губы. Она вздохнула, как будто бы на что-то решаясь, и вдруг сама неловко прижалась к моим губам своими, обвив мою шею руками. Инициативу перехватил почти разу. Башню унесло окончательно. Я прижал Таню к себе ещё сильнее, осмелел и начал поглаживать спину и немного ниже. Она вздохнула и... выгнулась, чтобы мне было удобнее... Бля*, слов приличных нет, как же это классно её обнимать, целовать и...
   - А-а-а, вот вы где! - голос Василисы заставил нас обоих замереть и уставиться друг на друга. Таня смотрела на меня с испугом, а я на неё как... как мартовский кот, что украл сметану и его при этом не спалили. Но мне было мало, хотелось ещё и побольше. - Эй!!! Голуби на выгуле! Вы меня слышите!!! Ау!!!
   - Я выпросил прощения? - тихо и проникновенно спросил я, не обращая внимания на смеющуюся подругу и её ошарашенного мужа, приближающихся к нам с того конца коридора. Моя писательница, верящая в чудеса, покраснела до пальчиков на руках и попыталась отстраниться, не позволил, просто чмокнул в носик.
   - Я... нет... да... - она потрясла головой, отгоняя наваждение, и снова попыталась отстраниться.
   - Я потом снова попрошу, ты не переживай, - улыбнулся я и поцеловал смущённую девушку. Как это приятно... Теперь ей точно от меня никуда не деться!
   - Прости, но Петербург живой и он тебе это докажет, - прошептала она в ответ. Я только закатил глаза к потолку, но из объятий свою ненормальную писательницу так и не выпустил.
  
  
   Глава 5
   Вечер.
  
  
   - Ну и зачем ты от него бегаешь? Тань, он же хороший и по тебе сохнет ещё с весны, - Василиса сидела за столом в Таниной квартире и болтала ногой. Животик у девушки был почти незаметен, казалось, что Вася просто поправилась слегка, но это было не так. Будущая мама светилась каким-то внутренним светом и пыталась осветить всех, кто был рядом. Таня улыбнулась, глядя на подругу. Сама девушка сидела на тумбочке у окна и смотрела на дорогой и уже ставший родным вид дождливого Петербурга. Тумбочка с успехом заменяла подоконник, а шкаф спинку, матрас и подушки делали это место уютным гнёздышком.
   - Вася, не надо тут свахой работать, мы просто поцеловались и все.
   - Угу, всё, а парень потом весь вечер со стояком ходил, и тебе не жалко? - Лиса ничуть не стесняясь отгрызла внушительный кусок яблока и раздражённо болтнула ногой.
   - Вася! - Таня невольно покраснела от таких слов подруги.
   - Что 'Вася'? Тут все свои и 'не надо стесняться-я-я', - фальшиво провела девушка слова из новой попсовой песни. - К тому же ты пишешь такие постельные сцены, что мне жарко становится, смысл краснеть, как школьница?
   - И чего мне должно быть жалко? - вздохнула писательница, решив, что спорить с подругой бесполезно. - Того, что такой 'стояк' пропадает?
   - Да хотя бы из-за этого, - в покрасневшую Таню ткнули надкусанным яблоком.
   - Вась, ты не понимаешь...
   - Я не понимаю? Я действительно не понимаю, - кивнула будущая мама, - как можно так над парнем издеваться? Тебе он нравится - нравится, ты нравишься ему - нравишься. В чём проблема? Ну не верит он в твою чушь, и что? Он военный? Да и фиг с ним, я тоже замужем за военным и не жалею. Да и тебя кажется эта проблема уже не волнует. Чего тебе ещё не хватает? Красивый, умный, в меру наглый... - Вася продолжила перечислять достоинства Олега, а Таня покачала головой и отвернулась.
  Она снова взглянула в окно. Девушка давно привыкла, что Василисе как-то не присуще верить в волшебство 'Северной столицы'. Она привыкла, что родители её не понимают и сплавили её в отдельную квартиру, чтобы не мучала их и не мешала. Она привыкла, что одна. Ей даже нравилось это одиночество. Но... почему-то Таня оказалась не готова к тому, что парень, который ей понравится, в которого она... влюбится (пора бы признаться самой себе хотя бы в этом), окажется 'таким же как и все'. Это было бы логичным, с этим можно было смириться и продолжить жить дальше, забыв, как и прошлые свои влюблённости. Герои историй её никогда не бросят, они поймут и помогут забыться, но... сейчас почему-то не получалось... ну никак... вдохновение ушло. Она ничего не могла написать. Ни строчки. Кроме одного романа. Для него. Только вряд ли Олег когда-нибудь его прочитает. Таня не скажет ему, она никому не скажет. Слишком много раз её предавали, чтобы вот так... открывать душу.
   - Эй! Ты меня слышишь? Земля вызывает кузнечика! Ау!!!
   - Слышу-слышу, - Таня невольно улыбнулась.
   - Ну, поговори с ним, чего тебе стоит, а? - Вася так и не поняла, из-за чего её подруге так тяжело. Увы.
   - Может и поговорю, но ещё не время, - покачала головой девушка и снова уставилась в окно. Вид с восемнадцатого этажа её всегда завораживал. И сейчас в это дождливое Питерское утро ей показалось, что там... внизу стоит курносый, веснушачий парень в пиджаке и джинсах, худой, кудрявый, с нагловатой улыбкой. Стоит и улыбается ей, как бы говоря, что всё будет хорошо.
  Таня моргнула. Парня больше не было. Да и как его можно увидеть с восемнадцатого этажа? Но девушка вдруг улыбнулась. Сразу же захотелось печатать. Может и правда не всё потеряно. Да?
  
  
  Прошло две недели с момента моей выписки. Мне дали отпуск восстановиться и на задание вместе с нашей группой я не поехал. Наступила осень, но лето пока было не в курсе, и народ этим нагло пользовался. Д-а-а, Петербург славился своей непонятной погодой во все времена, даже Лондон с его дождями и туманами не сравнится, ну это всё пейзажи и философия, присущая моей девушке, а не мне. Да, моей девушке. Только вот Таня это признавать отказывалась совершенно. Маленькая писательница умудрилась сбежать от меня тем вечером и теперь всячески исчезала, стоило только мне появиться на горизонте. Она меня избегала под любым предлогом, даже Вася не могла её отловить. Казалось, сам город против, чтобы мы встречались. Я ехал к Василисе и Павлу (Вася позвонила, что Таня у них), как в метро происходила поломка поезда и, когда я добирался, Таня уже уходила (как бы её не задерживали). Мы не могли пересечься ни в аллее в парке, ни в кинотеатрах (хотя раньше это происходило часто), даже в контакте, она не появлялась. Причём я точно знал, что она в городе.
  И вот сейчас ноги сами привели меня к её дому. Адрес я выпросил у Васи, она сопротивлялась до последнего, но потом плюнула (попала в Пашку, хихикнула) и начиркала адрес на листочке. С тех пор повелось. Откуда бы я не ехал, куда бы не шёл - всегда с утра и поздним вечером приезжал к этой красно-белой многоэтажке и смотрел в окна восемнадцатого этажа. Не мог удержаться. Просто не мог. Много раз хотел подойти, даже до двери квартиры доходил, но Тани либо не было, либо... её не было. Неужели я настолько провинился, что она меня вообще видеть не хочет?
  ...Свет в комнате не горел, но я так и стоял запрокинув голову, не обращая внимания на холодные струи дождя, что заливали мне лицо. И когда я стал таким сентиментальным?
   - Давно стоишь? - спросил немного хриплый голос рядом.
   - Какая тебе разница? - я повернул голову и уставился на кучерявого парня. Лет двадцать, может восемнадцать, в такую погоду и тем более вечер фиг поймёшь. Но то что парень, худощавый, промокший до нитки и пофигиски-философски настроенный, это понятно даже мне.
   - Значит давно, - что ж умное заключение.
   - Хм... - решил не отвечать я.
   - Хочешь совет?
   - С какой стати? - я продолжил смотреть в окно.
   - Да так, интересно просто, - я почувствовал, как незнакомец улыбнулся.
   - Да ну?
   - Ага, мириться с девушкой надо сразу, пока она ничего себе ненапридумывала.
   - Логично, - согласился я.
   - Логично, - повторил за мной парень.
   - Тоже тут стоишь и смотришь? - спросил я через некоторое время и обернулся, но никого рядом не оказалось. Привиделось что ли? Я оглянулся по сторонам, но никого не увидел, пожал плечами и снова посмотрел в окно, но долго искать заветный тёмный проём мне не удалось, потому что на меня кто-то налетел в этой полутьме, мне удалось перехватить падающего прямо в лужу, как вдруг...
   - Ой! - знакомый голосок отозвался радостным отзвуком в сердце. Таня. Что она делает в такую погоду на улице?! Простудится же! - Простите, - на меня уставились почти чёрные глаза из-под мокрого капюшона.
   - Да уж, прощаю. Ты почему по улице в такой потоп бродишь? - спросил я, всё ещё обнимая маленькую врединку за плечи.
   - Олег?! - писательница пискнула не хуже мышонка, угодившего в мышеловку.
   - Угу, Олег, кто ж ещё, - буркнул я. Как же хочется её обнять, а не просто держать за плечи, и... Но нельзя, после поцелуя итак, как умалишённая от меня бегала. Вася на этот счёт меня быстро просветила. Танюша боится парней, что они её предадут, с ней нужно действовать не так открыто, а я её напугал...
  Напугал... Да как сдержаться-то рядом с ней! Как не поцеловать было?! Даже сейчас, глядя на это промокшее, продрогшее и такое испуганно-шокированное создание, мне хочется схватить в охапку эту упрямую писательницу и унести куда-нибудь, чтобы больше от меня не могла сбежать! Но не могу я с ней так... не могу принуждать Танюшу к чему-либо. Только быть рядом. Поэтому я стоял под проливным дождём, как идиот не в силах пошевелиться и сказать хоть что-то более-менее внятное.
   - Олег... - пробормотала она ошарашенно разглядывая меня, я тоже её размаривал сквозь пелену дождя, такую родную, худенькую, нежную, прекрасную, такую любим... - Что ты здесь делаешь?... - вопрос немного вывел меня из состояния кайфа, но отвечал я всё равно на автопилоте.
   - Стою, мокну... - договорить мне не дали. Девушка видимо пришла в себя и отошла от меня на шаг. Пришлось отпустить её плечи. Руки невольно сжались в кулаки. Ну почему ты такая пугливая, милая писательница? Ну не обижу же я тебя!
   - Ты промок, - это факт. - Пошли. Тебя нужно высушить и напоить чаем, а то ещё простынешь, - тоном нетерпящим возражений заявила девушка. У меня сердце кульбит сделало от таких слов, но потом Таня схватила меня за руку и потащила к подъезду и мысли из головы вылетели совсем. Ни про то, что я и не под таким ливнем в походы с нашей частью ходил, и не в таких переделках бывал... сейчас я не думал об этом, только о девушке, которая проявила обо мне заботу. Вот что являлось в этот момент для меня главным.
  
  Квартира у неё оказалась маленькой и двухкомнатной, я заметил две двери и выход в кухню. Кухня наоборот была довольно просторная с сиротливым холодильником и минимальной стенкой почему-то фиолетового цвета (холодильник тоже был фиолетовый), столом и тремя табуретками. В прихожей обнаружился шкаф, в котором можно было по ходу дела обнаружить всё (даже Нарнию), поскольку Таня туда запихнула свою сумку, ключи, шапку, а так же обувь, что валялась посреди прихожей (вместе с ковриком). Тапочки мне выдали, а себе искать не стали, махнули рукой. Я даже возмутиться не успел, как меня еле стащившего куртку (и отдавшего её в дань Нарнии шкафа) потащили на кухню.
  На кухне меня усадили за стол, поставили эклектический чайник подогреваться, а сами скрылись в глубинах квартиры. Я ошарашенно (Таня за мной ухаживает!) осматривал обстановку (даже про тапочки забыл), в том числе и неимоверное количество ваз (большинство пустовало, но парочка была занята городскими 'сорняками') и кактус на подоконнике, когда Танюша вернулась.
  Я ошарашенно смотрел на девушку, растянутая футболка серого цвета оголяла плечо, чёрные легенцы (или как они называются) открывали стройные ножки, на ногах были шерстяные носки, но обута девушка была как обычно в один тапок... Дальше мысли выключились окончательно. Схватить, притянуть на колени, целовать и...
   - Вот. Переоденься, а то на пол капает уже, - деловито сказала Твня, всовывая мне в руки какой-то свёрток, даже не догадываясь о ходе моих мыслей. - Осталось со времён базы, так что бери, мне не жалко, - и утопала смотреть, что там в холодильнике. - О-о-о, колбаса... Вася, Мира, я вас люблю... - донеслось из глубин фиолетового чудовища. Мне же была видна только филейная часть хозяйки квартиры, слегка покачивающаяся в такт неведомой мне музыке и обтянутая чёрной тканью.... Епт*, чтобы не думать о том, что под этой самой тканью у неё одеты стренги и что вообще рядом эта мелкая, соблазнительная, ненормальная, я заглянул в свёрток. Внутри были заляпанные краской джинсы чуть маловатые мне (как потом выяснилось) и такая же футболка серого цвета.
   - Э-э-э, - только и смог произнести я.
   - Что? - из холодильника показалась голова Тани, а не только попа (эх...). - Они чистые, я их стирала, иди, переодевайся уже, а то и правда простынешь.
   - Ладно, а ванна...
   - Угловая дверь, рядом с подсобкой! - Таня опять скрылась в холодильнике и задумчиво протянула. - Вискас... что здесь делает Вискас, кота же у меня нет... а-а-а, вспомнила... о-па-на... мой лак для ногтей!
   Я оставил девушку искать в пятом измерении фиолетового монстра что-то съедобное помимо Вискаса и пошёл переодеваться. А что ещё оставалось?
  Когда переодевшись я вернулся, Танюша с каким-то умным видом пожёвывая что-то мятное, варила макароны. Вернее поставила воду кипятиться и достала пакет незабвенной лапши, а так же поставила вариться сосиски.
   - Вернулся? - она мне улыбнулась. Я чуть мимо стула не сел. Джинсы стали ещё теснее, чем прежде. Чёрт! Веду себя, как юнец на первом свидании! Таня, казалось, ничего не заметила (надеюсь, тот румянец относился к глюкам или хотя бы был на совести плиты), она повернулась ко мне спиной, якобы проверить воду.
   - Ага, - только и смог произнести я, поспешно сев. Ох, как же неудобно в этих джинсах!
   - Тогда следи за макаронами, я пойду искать тебе подушку и одеяло, - и торжественно всучила мне ложку.
   - То есть... как... - я уставился на это создание, как на инопланетянку. Она что? Просит остаться у неё... а если? Да она... она понимает, что я такой пытки не вынесу! Особенно после того, как её поцеловал!
   - Ты собрался в такой ливень пилить фиг знает куда? - Таня нахмурилась, тут же захотелось, чтобы это озадаченное выражение исчезло с этого милого личика. Но я ничего внятного не смог сказать на её вопрос и просто ошарашенно кивнул. Дебил.
   - Ну и дебил, - выдала девушка в тон моим мыслям.
   - Почему? - кое-как вышел из транса. Я не дебил, я клинический идиот! Блин, да когда ж смогу нормально разговаривать, ведь раньше получалось... Да, но раньше-то я был не один, рядом была либо Вася, либо Пашка, либо кто-то из мед-персонала (в больнице), а сейчас мы ОДНИ в квартире. В пустой квартире. С ней, в одном тапочке и шерстяном носке, такой домашней и родной... Чёрт!
   - У тебя глаза из зелёных карими становятся... - вдруг пробормотала девушка. Только сейчас понял, что мы наверно с минуту таращимся друг на друга. Я с ложкой наперевес, она, нахмурив бровки и уперев руки в бока.
   - Чего? - я моргнул, отгоняя наваждение.
   - О! Опять зелёные! - хмурость на миг с личика исчезла, озаряя всё улыбкой. Я тоже улыбнулся, но через силу. Джинсы и правда малы. Очень. А вот футболка в самый раз. Это хорошо.
   - То есть? - я окончательно запутался.
   - Ох! - устало вздохнула Танюша, потом посмотрела на меня, покачала головой и задумчиво протянула. - У тебя глаза меняют цвет, когда ты чём-то таком странном думаешь.
   - Э-э-э, - вот уж не думал, что мои собственные глаза устроят мне такое палево, хотя стоит сейчас посмотреть на меня ниже пояса становится понятно, что не только глаза всё выдают. Никогда не думал, что именно со мной такое произойдёт. Честно. - Олег? - Танечка как-то странно на меня посмотрела. Я не отвёл взгляд.
   - М-м-м? - не мог удержаться, чтобы не встать и приблизился к ней на шаг.
   - Вода закипела, макароны положи и проследи за сосисками, пожалуйста. Пока я разбираюсь... тут... - что-то снова мелькнуло в её взгляде. Когда же я смогу её понять? Наверно никогда. Но сейчас помимо всего прочего был испуг и я... отступил. Не время.
   - Хорошо, - улыбнулся через силу и профессионально начал кошеварить, вспомнив слова Васи о том, как Таня один раз упала в обморок больше вечером к плите её так и не подпустил...
  Разговор за ужином шёл вяло, а затем совсем исчез. Памятуя наши разговоры в интернете, мы молчали. Просто молчали. И это было... классно, я наслаждался каждой минутой. Потом Танюша неожиданно вскочила со своего табурета и подбежала к маленькому радио.
   - Музыки хочу, ты не против? - спросила она, пальчик замер на кнопке выключателя.
   - Нет, не против, - я улыбнулся, какая она забавная всё-таки.
   - Просто очень хочется послушать одну песню... - она пожала плечами и неловко улыбнулась в ответ мне. Кажется или она покраснела?
   - Так в интернете же есть... - решил постараться перевести тему, чтобы не смущать писательницу ещё больше.
   - Это не то, - Танюша забавно сморщила носик, - музыка на радио - это дикие звери, а ты на охоте за удачей, а все эти записи, б-р-р, это выращенные в ни воле, - она повернулась к приёмнику, старому и допотопному, даже с кассетником. Наверно в середине девяностых такие продавали, а то и раньше, - неее, я больше радио люблю, - сказала девушка, включая последнее детище постсоветского периода и что-то там прокручивая. - М-м-м, как хочется услышать Маликова 'После бала'...
  И чудо... тихая мелодия песни, которой я почти никогда не смог бы услышать, только третьим фоном на чьей-то даче, когда мы жарили шашлыки, заиграла на кухне. Писательница, казалось, впитывала в себя каждое слово, каждый отзвук этой песни, невольно заставляя слушать и меня, прожжённого рокера. А песня и правда со смыслом...
  
   Никого не пощадила эта осень,
   Даже солнце не в ту сторону упало.
   Вот и листья разлетаются, как гости,
   После бала, после бала, после бала.
   Вот и листья разлетаются, как гости,
   После бала, после бала, после бала.
  
   - Осень, - ласково улыбнулась знакомым словам Таня, - когда я впервые её услышала, то плакала, представляешь... - она села напротив за стол, держа в руках приёмник. Песня закончилась и пошла заставка радио. - Красивая...
   - Тебе нравятся песни Маликова?
   - Нет, мне просто нравится эта песня, я не делю на певцов, группы, жанры всю эту музыкальную индустрию, я просто слушаю музыку, что нравится, и мне всё равно к какому жанру относится та или иная 'композиция'.
   - Понятно-о-о, а какие ещё тебе нравятся песни?
   - М-м-м, из крутых и модных наверно знаменитые...
   - Нет, ты лучше скажи те, которых стесняешься, - я подался вперёд. Да, я наглый, я знаю. Таня сразу же покраснела. - Я смеяться не буду, честно, - какая же она милая! Руки так и чешутся схватить в охапку и посадить на колени... Я чуть вслух не застонал.
   - Ну... 'После бала' одна из эдаких песен, вряд ли меня кто-нибудь поймёт... - Таня отвела взгляд. - Ещё мне у Scorpions 'Ветер перемен' и 'Ещё не вечер' Высоцкого нравится, у некоторых песен я даже названия не знаю, - она улыбнулась, как бы заглядывая в себя. Что же ты там прячешь, милая? Вон глазки засветились как, видимо что-то важное вспомнила. - О! У Джо Кокера есть песня 'Солнце в городе'. Я просто обожаю эту композицию. Петербургу... она тоже нравится, - запнулась на слове 'Петербург' и метнула испуганный взгляд в мою сторону. Сердце невольно ёркнуло. И винить больше, чем самого - некого. Блин.
   - Ну раз Петербургу нравится, значит действительно хорошая песенка, - постарался разрядить обстановку я. Таня облегчённо вздохнула и даже немного расслабилась.
   - Да-а, ага, - она закусила губу и снова стрельнула в меня глазками. Я улыбнулся. Кажется, подводный камень мы только что миновали, но были близко к краху. Ещё не время для этого разговора (в том, что разговор будет, я не сомневаюсь). И всё же, мысленно погладил себя по голове, какой я молодец.
   - Какая ещё музыка тебе нравится? - я облокотился локтями на стол и, сцепив пальцы рук в замок, опёрся на них подбородком.
   - Тебе, правда, так интересно? - Таня встала из-за стола.
   - Ага, - ты ещё не знаешь, КАК мне всё это интересно. А мне ИНТЕРЕСНО. ОЧЕНЬ.
   - Ну-у-у, 'Криминаль Танго' Леонтьева, - я удивлённо повёл бровью, такой песни я вообще не слышал, - эта песня вдохновила меня на написание одного романа, - продолжила говорить писательница, как бы не замечая моего удивления. - Черновое название 'Бар', 'Бар Судьба' или 'Бар Грехов'.
   - А что за роман? - учитывая, что предыдущими я зачитывался, мне действительно было интересно.
   - О семи грехах, если быть точнее, - Таня отвернулась, чтобы поставить чистую тарелку на полку в буфете. - Семь различных историй, объединённых в одну, или так-то так...
   - То есть, он же о баре?
   - Не совсем. Если послушаешь песню, то поймёшь... - начала объяснять девушка, попутно вытирая новую тарелку и отправляя её вслед за предыдущей. - Начинается всё как обычно, постоялица приходит в любимый бар выпить и отдохнуть. Кто она и откуда - загадка. Как и их разговор с Хозяином заведения, что решил за прихотью встать за стойку. В обмен за помощь главе заведения, девушка просит рассказать ей истории, произошедшие в этом баре. Хозяин ухмыляется, сверкает жёлтыми глазами, - Таня усмехнулась и как-то хитро посмотрела на меня, видимо представила меня тем самым барменом, - и рассказывает ей семь историй, о семи смертных грехах. Каждая история - это отдельная мозаика и вместе с тем, они все связаны с этим баром. А в конце... М-м-м! Какой конец! - Танюша закусила нижнюю губу и закатила глаза. Я чуть не поперхнулся, желание вскочить, сжать в объятьях и целовать, целовать, целовать... было просто чертовски сильным.
   - И какой же конец? - выдал я из себя аж четыре слова, а задумка романа действительно ничего, интригует. Правда больше меня сейчас интригует одна девушка в потрёпанном тапке. Ну это... это другой вопрос.
   - А догадайся сам, - снова стрельнула глазками в мою сторону (она долго ещё будет так делать? Я ж не сдержусь!), потом ловко поставила тарелку в буфет. Футболка натянулась показывая насколько тонкая талия у моей писательницы, а стройные ножки... Взгляд на них стал последней каплей. Через секунду ничего не соображая, я оказался рядом с Таней и опёрся руками на стол для готовки по обе стороны от девушки, судорожно вдыхая запах её волос.
   - Непременно, догадаюсь, - на автопилоте пробормотал я, зарываясь носом в макушку писательницы.
   - О-л-е-г? - Таня замерла.
   - М-м-м? - я осторожно надавил ладонью на плечо девушки. Вынуждая повернуться к себе лицом и наклонился над ней, снова опираясь рукой на стол. Наше дыхание смешалось. Зрачки Тани расширились, я наклонился ещё ближе. Малина... м-м-м.
   - У тебя глаза опять карие... - договорить я ей не дал. Всё. Время вышло. Я буквально как с цепи сорвался и поцеловал. Ощущения, что и в больнице нахлынули сразу. Только более яркие, динамичные, взрывные, потрясающие. Руки сами залезли ей под футболку, а потом и подхватили под попу и посадили на стол. Она невольно вскрикнула и обняла мою шею руками. Поймал крик губами и улыбнулся, отстранился, посмотрел. Дышит часто-часто, щёчки красненькие, губки распухли. Снова набросился на её губы с поцелуями. Мозгов не осталось, вообще. Только чувства. Как она обнимает меня, как гладит спину, как тихо постанывает. Оторвался на миг, чтобы сорвать свою чёртову футболку через голову, но лучше бы я этого не делал... Таня тряхнула головой и очнулась от наваждения. В глазах девушки появился испуг. Девушка попыталась отстраниться.
   - Олег... стой... не надо... - прошептала она.
   - Что? - чёртову тряпку я всё же стянул и прижал Таню к себе. Авось сработает?
   - Не надо... пожалуйста... не сегодня... - она посмотрела на меня, в глазах у неё стояли слёзы. Чёрт! Чёрт! Чёрт!
   - Почему?! - я не пустил её со стола, только крепче обнял и упёрся лбом в её лобик.
   - Я не могу... так сразу... прости... я всё понимаю, но не могу, - она снова замотала головой и всхлипнула. Да чего она боится?!
   - Тань, посмотри на меня, посмотри, - я заставил её взглянуть себе в глаза, держа лицо девушки в ладонях. - Не хочешь, не будем, хотя это и будет чертовски сложно... для меня, - кривая улыбка у меня заставила улыбнуться и её, ну хоть чуть-чуть разрядили обстановку. Балда я, совсем обезумел от этой девчонки. - Но знай, я тебя не придам, не заключу пари... Да, Вася рассказала, что на тебя поспорили и ты теперь никому не веришь, особенно парням, но... я не такой, Танюш, честно. Не бойся меня... - я закрыл глаза и слегка тряхнул девушку за плечи, а потом и вовсе прижал её макушку к своей груди. Она в свою очередь неловко обняла меня за талию.
   - Два раза... - вдруг чуть слышно прошептала малышка.
   - Что два раза? - не сразу разобрал я, целуя её в макушку.
   - На меня спорили два раза, - Танюша отстранилась и попыталась снова вырваться из моих объятий. - В школе, потом в универе.
   - Бля* - выругался я, снова прижимая её к себе. Наверно только через секунд десять дошло, что она беззвучно плачет. Ни всхлипов, ни картинных жестов, только молчаливые слёзы. Убить этих уродов мало!
   - Расскажи, - попросил я, мягко удерживая её сидящей на столе и обнимающей меня, через некоторое время. Она тихо заворочалась в моих объятиях, вытирая слёзы радошкой. Танечка... как вообще можно было додуматься до такого и поспорить на девушку? Тем более такую?! - Тебе легче станет, - добавил я сглотнув. Знал бы, что это вызовет такой поток слёз, держался бы как мог. Блин, и чего мы тут стоим? Надо её хотя бы на диван отнести, а то как-то...
  Я подхватил малышку под попу, заставляя её обвить мою талию ногами, а ручками шею и понёс подальше от кухни, попутно ища диван.
   - Ты куда меня несёшь? - Таня забавно шмыгнула носиком и обняла меня за шею, уложив головку на плечо.
   - На диван тебя посадить хочу, нечего сидеть на столе, негигиенично, - буркнул я.
   - Пф-ф, - она фыркнула и... сильнее ко мне прижалась. - Олег... - это было сказано таким голосом... таким в любви признаются. Я чуть в дверной косяк не врезался.
   - Ну что Олег, я, знаешь, сколько времени уже 'Олег', - я уселся на диван в полутёмной комнате, свет был только из коридора, не стал включать в самой комнате, да и руки заняты. Я посадил девушку себе на колени. Ну как посадил... она и сидела на мне. Верхом. Бля*. Сейчас не время. Дыши-дыши. Вдох-выдох... или как там в той песне. Чёрт! Тебе душу раскрывают, а ты? - Расскажи, тебе самой легче станет, - снова тихо сказал я и погладил девушку по щеке.
   - Нечего рассказывать, - Таня вздохнула и прижалась ко мне всем телом. Угу, я прямо так и вижу. А чего тогда защитиы неосознанно ищешь? И глаза постоянно грустные? Конечно, нечего рассказывать!
  И тут она отвлекла меня от мысленного возмущения тем, что потёрлась щекой о мою ключицу. Бросило в жар сразу, но помимо обычного и такого понятного чувства, было ещё одно... как и в больнице. Если раньше оно где-то там что-то тлело, то сейчас... - В школе... - Таня обняла меня ещё крепче, малышка... они просто идиоты, - представляешь, меня оценили в пятьсот рублей, - нервный смешок. - Ну и в институте, но там круче было. Скандалы, интриги, расследования. Гадость.
  Я ничего не сказал, просто обнял сильно в ответ. Это ей сейчас нужнее. Да и сказать ничего кроме матов я не мог. Мы так просидели около десяти минут, может больше, я не знаю. Таня просто прижималась ко мне и тёрлась щекой о ключицу и грудь, я же обнимал и шептал что-то ей на ушко. Вдруг девушка отстранилась и прошептала:
   - Всё, я успокоилась, можешь отпускать...
   - Зачем? Мне и так удобно, - я улыбнулся, она улыбнулась в ответ, положила ладони мне на плечи и посмотрела каким-то серьёзным взглядом.
   - Олег, то, что было со мной сейчас... это минута слабости. В остальных я отрешённая от этого мира девочка, ничего не знающая о жизни, которую легко сломать и предать, которая ничего не знает, и пусть все так и продолжают думать, хорошо? - прошептала Таня, глядя мне в глаза. Чего это она?
   - Тань... я и не переставал так думать, - я пожал плечами. - Ты странная, добрая, милая, безумно красивая, желанная, нежная, хрупкая и тебя хочется...
   - ... предать, - закончила за меня девушка. Я так быстро отстранился, что чуть не стукнулся головой о стену, около которой стоял диван.
   - Предать?! Ты что? В своём уме, я не собираюсь тебя предавать! Как тебе такое могло прийти в голову?! - я сдавил плечи этой в высшей степени непонятной и загадочной девушки.
  Таня поморщилась от моей хватки, пришлось тут же ослабить захват, но из объятий девушку я так и не выпустил. Танюша перестала вырываться, замерла и тихим голосом начала говорить:
   - Олег, меня все предавали, даже Вася когда-то. Ни один парень меня не любил, кому-то были нужны деньги... - она запнулась, - мне давали на расходы довольно много, кому-то власть, я же слабое звено... значит можно унижать, - безжизненный голос говорил тише и тише с каждым словом. Мне оставалось только сжимать кулаки за спиной своей девушки. - Третьим нужна была домашка. Были и такие, кому нравилось играть... Не было исключений, кроме возможно родителей, но они просто ранили непониманием... Парни, девушки. Разницы нет, предают все... это просто вопрос времени, - последняя фраза была произнесена с такой болью, что я чуть не задохнулся и ослабил хватку. Таня тут же этим воспользовалась и выбралась из моих объятий.
  Взгляд твёрдый, но отрешённый, как и голос до этого. Слез больше нет, но и жизни в глазах я тоже не увидел. Так вот какая она... настоящая. Странная девочка - это маска. Настоящая, писательница, что так красиво пишет - это одинокая девушка, которая уже и не верит хороший конец своей истории. Вот откуда эта жажда помогать другим, любовь к растениям, к жизни. Отчаянное желание дарить любовь и помогать нуждающимся, потому что... со своими проблемами и одиночеством она справиться не может. Таня-Таня... как же ни Вася, ни остальные не поняли, что тебе плохо? Милая, ты не одна больше... Танюша...
   - Танюша, не всё так плохо, - я встал с дивана, но слишком резко и малышка отступила на шаг. Я четырхнулся. С этой девушкой, как на поле боя, ладно, попробуем уговорить. - Ты мне можешь верить, да ты и сейчас мне уже веришь, раз рассказала всё это! - я снова попытался приблизиться, но моя пугливая писательница лишь покачал головой. Я всё не так делаю. Бля*, но тогда, как правильно-то?
   - Возможно, - девушка пожала плечами, - но я не могу пока... - она запнулась, вздохнула и ещё больше отступила к двери. Я почти нагнал её и хотел снова обнять, но... - Ладно, вечер откровений закончен, - улыбка снова озарила её личико, даже в темноте я увидел, что улыбка слегка грустная. Из моих объятий опять ускользнули, - никому не говори, что узнал, хорошо? Даже Васе, - на меня так жалобно посмотрели.
   - Хорошо, - с трудом выговорил я, больше не делая попыток приблизится. Не могу идти против её воли. Не получается. Вот и сейчас понимаю, лучше её не трогать. Хотя всё существо во мне против такого решения.
   - Тогда давай ложиться спать, а? - сказала она уже привычным голосом. Почему-то только сейчас дошло, что это её защитная маска. Нет, это часть её. Та, на которую она разрешает смотреть, да и то не всем. Таня...
   - Хорошо... Танюша... И где я буду спать? - улыбнулся я, поддерживая игру. На меня благодарно взглянули. Видимо ей это и правда сейчас очень нужно.
   - На диване, где же ещё.
   - Ну, я думал...
   - Не-е-е, там буду спать я, а ты - на диване! Вот! - мне осталось только усмехнуться на такие слова.
  
  
   Глава 6
   Утро.
  
  Утро было ранним. Поскольку сон у меня чуткий (работа такая едрит её...), я проснулся сразу, как услышал тихие шуршащие шаги в нескольких десятках сантиметрах от себя. Хотел показать, что не сплю, но потом передумал и просто приоткрыл глаза. Мама родная! Афигеть!
  Перед моим взором предстала картина... просто невообразимая. Я чуть не завыл! Таня искала что-то под креслом совсем рядом со мной. Ладно бы просто искала, но на ней была коротенькая маечка и трусики... с кружевами. Леопардовой расцветки и... это были стренги. Я застонал в подушку. В этот момент соблазнительница ловко выгнулась, забираясь рукой и головой под кресло, а попу выпячивая назад. Бля*,..., едрит... Как она так может?
  Таня снова прогнулась, но теперь вылезая из-под кресла, и брезгливо вытерла ладошки друг о друга, поговаривая что-то о лени и уборке. Такая родная и красивая! Волосы заплетены в растрёпанную косу, тапок нет (какого она без тапок!), маленькие кругленькие пальчики на ножках, а сами ножки... и талия... и упругая грудь под маечкой. Лежать на животе стало очень неудобно, но с другой стороны, если бы я лежал на спине... то выдал бы себя сразу. М-да. Кажется, я стал маньяком.
   - Тут его нет... - пробормотала Таня, не замечая моего сбившегося дыхания. - Куда же я его дела?
  Я продолжил наблюдать за происходящим, как истинный мазохист, а сводящая меня с ума писательница, поставила между тем ближайший стул к полупустому шкафу и начала рыться на антресоли.
   - Не здесь... - сказала она через некоторое время. - Ну где же он? - и повернулась в мою сторону. Резко притворился бревном и попытался дышать ровнее, но с каждой минутой эти действия становились всё более и более невыполнимыми задачами, как и едва сдерживаемое желание. Только воспоминания об испуганном взгляде и 'не могу' надтреснувшим голосом ещё держали меня.
  Таня бесшумно спрыгнула со стула и стремительно подошла к дивану. Дышать стал через силу, даже зашевелился, типа устраиваясь поудобнее (хотя так оно и было, почти перевернулся на бок), чтобы Танюша испугалась и отошла. Типа не буди лихо, пока оно тихо.
  Но не тут-то было!
   - Вот ты где, зараза, - вдруг прошипела девушка и потянулась ручкой куда-то за моей головой. Облокотилась коленом на диван. Рядом с моей рукой. Чёрт. В нескольких сантиметрах от моей ладони оказалось стройное, горячее, пахнущее гелем для душа бедро, а что выше...
  Заворочался я сильнее.
  Дурочка! Если ты сейчас же не уйдёшь, то окажешься подомной! И никто уже меня не остановит!
  Увы, мой мысленный порыв не услышали, а на моё ворчанье ответили нестандартно.
   - Не надо, милый, не просыпайся, - меня ласково погладили по голове, как бы успокаивая. Зря. Я возбудился только сильнее, - баю-баюшики баю, спи на диване, как в раю, - запела моя личная катастрофа. - Тёте Тане не мешай счастливый лифчик искать, из-за дивана его доставать, а-а-ап, - и почесала за ушком. Пока я переваривал слова 'песенки', Таня нашла, что искала за подушками моего сегодняшнего спального места. - Ага! - сказала она и отошла на приличное расстояние. Еле удержался, чтобы не схватить. Так, я сплю, я сплю. Мне вон даже колыбельную спели.
  Утешение и самовнушение помогли мало. Невольно посмотрел на то, что было у утренней искательницы в руках. Мама родная! Да он же тоже леопардовой расцветки и в кружевах! И я рядом с этим спал?! Всё, меня это достало. Встаю!
  И в холодный душ.
  Сейчас же! А то и правда стану маньяком.
  Бесшумно сел. Поднял глаза и застыл.
  Маечка улетела на стул рядом со шкафом, а Таня повернувшись ко мне спиной уже надевала лямки лифчика. Застёжку она застегнула секунду назад.
  Я упал на диван снова и укрылся одеялом. И как она этого не заметила? Наверно из-за того, что диван не скрипучий. Хотя... она в туже секунду вылетела из комнаты в поисках чего-то ещё, при этом напевая какую-то странную песенку. Что-то вроде: 'рыбки сдохли в пруду, а я тебя всё равно найду-у-у'. Ладно, встаём. Ещё одного такого спектакля я больше не вынесу (а он будет обязательно).
  Я откинул одеяло и встал с кровати.
   - О! Я твои джинсы как раз на стул несу и футболку тоже, - раздался милый голосок в дверях. Ни тени смущения в глазах. Ещё бы! Она думает, что я спал. Так! Лучше сесть! И прикрыться! - У тебя глаза просто чёрные, ты знаешь?
  Знаю, милая, знаю. И даже из-за чего, знаю. Но фиг тебе расскажу! Должна же быть хоть какая-то компенсация за мои потраченные нервы!
   - Что? - я решил состроить дурачка, поправляя одеяло. Или мне кажется или моя маленькая писательница всё же покраснела глядя на меня? Напряг мускулы и мило улыбнулся (а что? В любви все средства хороши).
   - Хм... - реснички опустились, карие глазки девушки уставились в пол, но зеленоватый блеск я успел увидеть. - Ничего, - протянула Танюша, поудобнее перехватывая в руках мои сложенные вещи. Ага, так я и поверю!
  Летящей походкой маленькая писательница приблизилась ко мне и протянула мои джинсы и свитер. Прикрылся одеялом посильнее (складок сделал побольше). Сама она была одета в большущий белый свитер и чёрные джинсы, опять же в одном тапке и шерстяном носке.
   - Спасибо, - улыбнулся я, стараясь оторвать взгляд от того места, где угадывались очертания лифчика. М-да, совсем с ума сошёл. - Тань...
   - А-а-а, я на работу опаздываю, завтрак на столе, - это прозвучало так привычно и по-домашнему, что я опять впал в ступор. Да когда же я смогу вести себя, как уравновешенный мужчина, а не влюблённый патсан?! Один взгляд в сторону маленькой писательницы ясно подсказал ответ - никогда.
   - Спасибо, - ещё раз тупо повторил я, но внутри разгоралась радость. Она всё ещё смущена и слегка покраснела. Может всё-таки заметила, что я проснулся? Или нет?... Эх! И не поймёшь же! Сбежала от меня на кухню!
   - Не за что, - прокричала она уже из коридора, - яичница с сосисками, это то не многое, что я умею готовить!
   - Значит, ты не безнадёжна! - прокричал я в ответ, тем временем натягивая на себя джинсы. Как же хорошо же надеть штаны своего размера!
   - А то! - на кухне загремел чайник.
   - Тань... я вот что хотел спросить, можно? - я уселся за стол через десять минут (холодный душ помог слабо, но помог), и уставился на довольно приличную яичницу, что была подана мне в качестве завтрака.
   - М-м-м? - девушка в этот момент наливала кипяток из только что вскипячённого электрического чайника. - Что? - я вдруг почувствовал, что Танюша напряглась.
   - Почему ты всё время в одном тапке ходишь? - задал давно мучавший меня вопрос. Простыть же может, дурёха. Таня, кажется, облегчённо вздохнула, а потом пожала плечами и выдала, садясь напротив меня:
   - Ноги длины разной, вот и хожу, - она невозмутимо отпила из кружки.
   - То есть? - не въехал в тему я.
   - Ну ноги разной длины, одна на два сантиметра короче.
   - И? - я удивлённо уставился на ножки девушки, выглядывающие из-под стола. Та болтанула одной из них, той что в тапке. - Зачем в одном тапке-то ходить? Вроде не так много или операцию там сделать...
   - Ну-у-у, как тебе объяснить, для операции слишком малая длина, а для болей в спине - достаточная. - Таня улыбнулась и стащила у меня со сковороды кусок яичницы.
   - Болей?! - сердце ухнуло куда-то вниз.
   - Да чего ты въелся-то, подумаешь, - она отмахнулась, легко ей говорить, хотя какое легко.. блин. - Раньше-то в три утра засыпала, ревела, - Малышка поморщилась и тут же улыбнулась. Как она об этом так спокойно говорит?! - а сейчас лучше, нога выросла, теперь разница всего сантиметр, да и подпяточники помогают.
   - Адж.. то...есть подпят... что?
   - Ну такая гадость, кладётся на стельку в ботинок, тапок и так далее, правда сейчас тапок с нормальными задниками фиг найдёшь, вот и выкручиваюсь как могу, - продемонстрировала мне ножку в шерстяном носке.
   - ???
   - Вываливается, а приклеивать не имеет смысла, не держится. - Таня задумчиво посмотрела на яичницу, к которой я чуть-чуть притронулся. - Невкусно, да? - как-то уж слишком грустно спросила она.
   - Что? - я удивился. - А это... нет, почему... вкусно, да есть можно, - в другом бы случае я сказал бы 'очень даже вкусно', но с Таней так нельзя - обидеться. Знаю, выучил.
   - Ура! Значит я и правда небезнадёжна. Класс! - и хихикнув спросила. - Ещё кусь стащу?
   - Давай, - разрешил я. И не потому что яичница была плохой, просто кормить Танюшу тоже надо.
  Из дома мы вышли через минут десять, поскольку оставшееся время Таня вела себя как истинная девушка: судорожно собирала сумку, искала свои любимые сапоги, умудряясь при этом натянуть за несколько секунд (пока я отвернулся) джинсы и переплетала косу. Делала она всё это одновременно, чем шокировала меня. И как она умудрялась это делать? Как все девушки мира умудряются так собираться? Пришлось спасаться от этого ураганчика на кухне, намывая посуду.
   - Может, в кино сходим или... - начал я, когда мы остановились на светофоре. Промозглое Петербургское утро, туман вокруг, грязно золотые листья от деревьев повсюду. Романтика вперемешку с лужами, однако.
   - А давай, - каре-зелёные глаза весело сверкнули, я уставился на девушку, как на инопланетянку. Писательница подмигнула мне и тут... - Ой! Это же мой автобус! Пока!!!
  Я проводил Таню взглядом, какая же он противоречивая, непонятная, загадочная, ранимая и такая... улыбаясь я пошёл в сторону метро. Звонил братец и требовал подробного отчёта, как же я могу ему отказать в разочаровании его планов? Ну как?
  
  
   Автобус шурша шинами отъехал от остановки, а девушка не могла отвести взгляд от высокой фигуры, что удалялась в сторону метро. Она прислонилась пылающей щекой к холодному стеклу и закрыла глаза. О, Боже, она чуть не сорвалась! Какой же он красивый и... домашний. Олежка... А как они смеялись за завтраком! И он сказал, что обязательно найдёт ей тапки с задниками и на жёсткой подошве и меховые.
  Таня улыбнулась, но тут перед глазами предстала картина, как утром она искала свой счастливый и потерянный предмет туалета. Девушка покраснела до корней волос. Сейчас уже можно было не сдерживаться. Принцесса Петербурга стыдливо вспоминала очень яркое желание прикоснуться к той родинке на плече и провести ладонью вдоль позвоночника мужчины. Какой же... Таня закусила нижнюю губу и провела ладонью по стеклу. И шёпот ночью, когда она позорно разревелась и поцелуи на кухне. Сегодня утром, при одном взгляде на этом чёртов стол, у неё начинали порхать бабочки в животе. Танюша тихонько застонала. Как же хочется ему поверить! Очень хочется!
   - Олежка... не предавай меня, я не переживу, - прошептала она одними губами. Тёплое дыхание оставило на холодном стекле белый след. - Олег...
  
  
   Глава 7.
   Прощание.
  
  
   ...Здание было разрушенным лишь на половину, сквозь чёрные провалы окон выглядывали шальные языки пламени. Где-то рядом кричали люди. Кто-то ругался, кто-то бежал. Ничего нельзя было разглядеть из-за дыма. Она немым призраком огибала осколки бетонных плит и оглядывала пятна крови на асфальте, смешанные с грязью. Только что прогремел взрыв в соседней многоэтажке, но снесло часть и той, на которую смотрел призрак.
   Вдруг невидимая девушка увидела, как на здании, где-то на вершине седьмого этажа развивается красный флаг. Он был сделан из какой-то тряпки, кажется свитера, но развивался гордо, отражая свет солнца, сверкая как маяк в этом пыльном и задымлённом аду. И тут рядом с призраком раздался командный бас:
  - Всё чисто! Вперёд! К зданию!
  - Хорошо! - ответил знакомый девушке голос.
   И отряд из вооружённых бойцов, многие из которых были ей знакомы, двинулся вглубь завалов, к полуразрушенным строениям. Но как только бойцы достигли разрушенной многоэтажки 'с красным флагом' и вбежали в здание, раздался оглушительный взрыв...
  - Н-е-е-т-т!!! - Таня в поту подскочила на кровати и часто дыша уставилась в патолог. Она ненавидела эти моменты. Кто-то радовался цветным снам, кто-то мечтал о них, но не Таня. Она знала цену ярким цветам и безумно боялась, когда оказывалась права. - Чёрт! - девушка провела рукой по лицу, как бы убирая с глаз жуткие видения. - Нужно позвонить Олегу...
   Таня откинула одеяло, чтобы начать уже искать свой мобильник, как тот сам дал о себе знать.
  - 'Ядерная война! Ядерная война! Кто мне подскажет, кто расскажет, где она, где она?!!' - запел телефон на тумбочке. Василиса опять копалась в её мобильнике, эх, выбрала бы другую мелодию...
  - Алло, - Таня нажала зелёную трубку на сенсоре и поплелась в ванную, а потом на кухню пить валерьянку. - Да, Вась, да я дома... Как уезжает? Сегодня? Сейчас?! Через час отправка?!!!... Скоро буду!
   Девушка панически оглядела кухню, она даже не заметила, что успела умыться и теперь вода стекала с лица на её спальную футболку. Валерьянка была выпита буквально через три секунды, джинсы одеты через десять, а через пять минут из подъезда выбежала, как ошпаренная девушка с длинной потрёпанной косой каштанового цвета и испуганными зелёными без проблеска карего оттенка глазами, тихим шёпотом, повторяющая:
  - Петя, помоги, не подведи меня, пожалуйста! Я должна к нему успеть! По телефону же он не станет слушать...Петенька, Петербург! - она прыгала через замёрзшие лужи, на ходу завязывая шарф, о такой важной вещи как шапка даже и не думая. Варежки без пальцев не защищали от холода, но ей было всё равно.
  ...Маршрутка выехала из-за поворота, как Таня перебежала дорогу.
  
  
   Эти две недели для меня была большим испытанием. Во-первых, я так и не смог сводить в кино Таню, во-вторых, я устроился на кулинарные курсы (странный порыв, но радовать любимую девушку вкусностями и видеть как загораются её глаза.. это дорого стоит). Короче, тут главной была мотивация, так что я начал делать успехи, почти сразу же. Мне даже понравилось. Но... произошло в третьих, мы с Таней поругались. Повод был пустяковым, на мой взгляд, но не на взгляд Тани, и дорос до скандала и даже вывел меня из себя. Слов нет!
  Началось всё просто, я готовил у неё на кухне завтрак, то есть манную кашу на молоке (Таня терпеть не может её на воде) и напевал себе под нос незамысловатую песенку. Таня сегодня 'уже встала', как сказала сама, хотя я не дурак и давно понял, что она и не ложилась спать. Опять печатала. С увлечением и каким-то маньячеством. Похоже этот роман её захватил, только вот давать почитать мне его она отказывалась совершенно. Я просил показать, но Танюша краснела и закрывала свой нетбук перед моим любопытным носом. Интерес разгорался у меня от этого ещё сильнее, но против желания своей девушки я идти не мог... пока. Или до тех пор, пока не представится случай.
  - Ну почему ты так рано пришёл? - отвлекла Таня меня от тяжких дум сонным голосом. Сегодня она была в бесформенной футболке, той что когда-то пришлось одеть мне, когда моя одежда промокла до нитки, и больших вязанных шерстяных носках. - Я спать хочу... - и зевнула.
  - Я сейчас кашу сварю и уйду, раз ты меня видеть не хочешь, - пожал я плечами, делая вид, что обижен. На самом деле обижаться на эту девушку просто невозможно (я так точно не могу), но хорошо, что она об этом не знает.
  - Да, чего там, не возмущайся, я тебе рада, вари себе и сиди, можешь телек посмотреть... про-пыле-со-сить, - зевнула снова писательница ночного фэнтези заглядывая в фиолетовый холодильник, - чувствуй себя, как дома, а я пока посплю... о-па-на, сосиски! Вот и завтрак, - эта любительница острых ощущений вытащила сырые сосиски из холодильника и, открыв упаковку, откусила от одной из них внушительный кусок.
  - А ну положи, сейчас кашу есть будешь! - рыкнул я, отбирая у сонно-жующей девушки упаковку. Пришлось забросить её в недра холодильника вместе с надкусанной сосиской, но я не расстраиваюсь из-за этого.
  - Чего хочу, то и ем, - буркнули мне в ответ надув губки, - что за каша хоть?
  - Манная.
  - Ох... ладно, давай, - сморщила носик Таня.
  - Сначала покушай, а потом нос вороти, - я нахмурился. Вот сейчас я начал обижаться по-настоящему, несильно и ненадолго, но обидно всё же было.
  - Хорошо, - Таня вдруг улыбнулась. - Прости, я с утра всегда такая... злая на всех.
  - Да я уже понял, но сырами сосисками больше не питайся.
  - А можно поджаренными на газе? - азартно загорелись глаза у девушки.
  - То есть? На сковородке? - не понял я такого ажиотажа.
  - Нее, на нож и как на костре, м-м-м, а каша-то вкусная... сейчас масла добавим и усё... - Таню разговор волновал мало, она уже ела. Невольно залюбовался, как она смешно облизывает губы. О нееет, только не сейчас. Спокойно, она просто ест. Ага, как же... Лучше сосредоточится на разговоре. Угу.
  - Ты правда так готовила себе завтрак? - я опёрся локтем на стол подперев щёку кулаком. Какая она всё-таки смешная. И красивая. И моя. Фиг я её кому отдам!
  - Как? - она тоже видимо о чём-то задумалась.
  - Как на костре, - уточнил я.
  - С детства, - Таня задумчиво посмотрела на ложку.
  - У-у-у, как всё запущено, - я покачал головой, так и продолжая смотреть за Танюшей подперев голову кулаком.
  - За то весело, - ответили мне и стали облизывать ложку. Тщательно. И со всех сторон.
   Да блин! Что за пошлые мысли в голову лезут! Я невольно поёрзал на стуле и выпрямился, а одна наглая писательница и возмутительница моего спокойствия положила облизанную ложку в тарелку.
  - Спасибо! Оч вкусно! - заявила она. - Посуду потом помою, не мучайся, - и встала из-за стола. По дороге из кухни она сделала две вещи, это закинула тарелку в раковину и достала из холодильника недоеденную сосиску.
  - Таня, - я нахмурил брови.
  - Что? Не офтафлять же её недоефенной! - заявили мне с набитым ртом.
   Я только возвел глаза к потолку в немой мольбе, но она не была услышана. В принципе Таня права, только вот холодными сосисками питаться не надо, мало ли из чего их приготовили, да и вообще лучше кусок мяса поджарить или сварить, чем есть эту гадость.
  - Так, я в душ, а ты иди-смотри телек, я на ноут новый фильм закачала, стрелялки с юмором, тебе понравится, - Таня мило улыбнулась и убежала в комнату, через минуту она уже скрылась за дверью ванной, а я покачал головой и стараясь не думать о том, что тоже хочу в душ... к Тане, пошёл в комнату, где у девушки стоял её нетбук, смотреть фильм.
   Комната была вполне прибранной, кровать заправленной, нетбук включён. Уже знакомый мне провод от него шёл к телевизору, чтобы смотреть фильмы на большом экране. Я сел за стол, покрутил мышкой и уже хотел нажать на папку с фильмами, как вдруг заметил папку в углу 'моя личная хрень'. Вообще все папки у Тани назывались довольно своеобразно: к примеру, папка, где хранились доклады, отсканенные методички, лекции и всё, что связано с учёбой, называлась 'Архив хлама'. Папка с рассказами и романами, что она сама написала - 'хрень Пера и Клавы'. Папка, где хранились видио с мультфильмами 'Каля-маля в движении'. Папка с картинками, обложками для её же книг (зачем делать обложки к книгам, которые не хочешь издавать?): 'каля-маля замри'. Папка с фильмами - 'вынос мозга'. А вот эту папку я раньше не замечал...
   Понимаю, что я поступаю плохо. Нет, не буду я заглядывать в эту папку... не буду. Я снова подвел курсор к папке с фильмами, но потом резко нажал на папку 'моя личная хрень'. Там было три файла: папка для картинок к роману, вордовский файл самого романа и словарик. Я бы вышел, очередной роман пишет, какая разница, но меня заинтриговало название 'Грани Доверия'. Странное очень. Колющее взгляд. Кажется именно так назывался файл, который она от меня скрывала и не давала читать...
   Я закусил губу и откинулся на спинке стула. Таня за последнее время начала доверять мне и давать читать практически все свои начинания и законченные романы. Мы могли спорить до хрипоты над характерами героев или же, о том, какой должна быть битва между армиями. Мне безумно нравилось это время и Тане похоже тоже. Ведь любому писателю нужны читатели, наверно поэтому я взял один из её романов и отдал почитать другу из издательства, скоро должен прийти ответ... но этот роман она не давала мне читать... а любопытство съедало меня и я решился...
   Файл был довольно большой. Около ста восьмидесяти страниц, я отыскал на столе провод от телефона, благо разъёмы стандартные, и перекинул его себе на мобильник. И когда я уже вытаскивал разъем и хотел мышкой нажать на заветный крестик закрытия файла, в комнату зашла Таня...
  - Что ты делаешь? - девушка была в халатике по колено, открывающим её стройные ножки, с сооружением из полотенца и волос на голове, и шерстяных носках на босу ногу. Каре-зелёные глаза серьёзно смотрели, а губки изогнулись в тонкую линию.
  - Я? - я тут же закрыл файл, на большие действия пока не был способен. Какая она красивая...
  - Не старайся, всё было видно на экране телека. - Таня скрестила руки на груди. - Я же тебя просила не лесть в этот файл, ведь просила же? - глаза, казалось, метали молнии.
  - Ну просила, - буркнул я, стараясь не смотреть в вырез халатика и одновременно мысленно застонав от своей тупости, надо было вынуть провод! Вот дебил! Так глупо спалиться! Всегда ж получалось, а тут... расслабился, дебил! - Но я же не успел ничего прочитать, не волнуйся...
  - Но ты открыл файл... - она покачала головой. - Олег, я же тебе доверяла, поэтому и отдала в распоряжение ноутбук, а ты... - она отвернулась.
  - Да, блин, Тань... я же ничего не успел прочитать... Честно! - я вскочил со стула и быстро подошёл к девушке, - просто мне... интересна твоя жизнь, твои увлечения... - я положил руки ей на плечи, стараясь заглянуть в эти карие-карие сейчас глаза. Блин, она сильно разозлилась! Что же делать, чёрт! - и... ты как красной тряпкой махала... закрывала передо мной этот файл..., - я судорожно замолчал, потому что понял, что говорю сплошную ерунду и только усугубляю положение. Чёрт! Чёрт! Чёрт!
  - Не успел? Ты его открыл! Интересно ему! - Таня всплеснула руками, сбрасывая мои руки со своих плеч. Полы халатика разошлись... Да бля...! Сейчас не время! Соображай!
  - Но... а-а... - хорошо соображаешь Олег, просто замечательно.
  - Тебе не приходило в голову, что у девушки должно быть что-то своё личное? Необязательно скрытое от твоих внимательных глаз, - Танюша поморщилась, когда я снова попытался её обнять и начать что-то говорить, - а просто что-то своё! Какой-то уголок души, что будет всегда с ней! - девушка резко отвернулась.
   Я нахмурился. Чего это она?
  - Тань... я...
  - Ты ворвался в мою жизнь, хоть я этого и не просила. Тебе безумно трудно сдерживать себя и не звонить каждые пять минут и я ценю это, но как долго ты продержишься? - Таня устало посмотрела на меня и села на разобранный диван, что служил ей кроватью, диван скрипнул, но выдержал. Таня закрыла лицо ладонями и упёрлась руками в колени. - Думаешь, я не вижу ничего? Я тебе нравлюсь и довольно сильно, ты сдерживаешься, как можешь. Ты же себя ломаешь! Но ведь хочешь всё контролировать и знать, я права? Хочешь же! - мне оставалось только кивнуть, ну права, но что в этом плохого-то? Многие парни... и девушкам даже нравится так... - Но я так не могу! Мне нужна свобода! И тяжело видеть твои метания. Ломать тебя! Дело не флирте с другими - его нет ни с моей ни с твоей стороны, не в ревности или же зависимости... Олег... я... я не могу, когда меня контролируют! С детства меня замучили этим контролем и недоверием... Ай, ладно, ты всё равно будешь делать по-своему...
  - Тань, ну что тебя не устраивает? Я же только один раз посмотрел, ну подумаешь файл ты мне не давала посмотреть и... - да что я мямлю, как идиот какой-то! Мужик я или нет?!
  - Ага, а как же телефон, сообщения в нём? - Танюша сложила руки на груди и взглянула на меня снизу вверх, заставляя краснеть даже ушами. Сжал кулаки, блин, я что, школьник?! - Я уже не говорю о слежке твоих дружков, когда я пошла с универскими подругами вечером в кафе посидеть! Это по-твоему не контроль?! М-м-м?! - продолжила перечислять мои 'прегрешения' наблюдательная пи-са-те-ль-ни-ца. Да как она Лёшку и Федьку вычислила? Они лучшие разведчики в нашей группе!
  - Нет! - да! - Я за тебя волнуюсь, а с твоей любовью к приключениям, - я сжал кулаки сильнее, ненавижу оправдываться, - на тебя может напасть кто угодно! Сколько раз тебя шпана останавливала? Я чуть не поседел, когда увидел, как за тобой идут трое и один с ножом! - лучшая защита это нападение. Хватит уже оправдываться.
  - Но я же позвонила тебе, чтобы встретил! Позвонила! - Таня сверкая глазами вскочила с дивана, полотенце упало с головы и мокрые волосы рассыпались по плечам и спине, но девушка этого казалось, не заметила. Я на секунду замер от этого зрелища, но тряхнул головой и снова уставился на эту мелкую любительницу свободы. Да, может переборщил, но слабо сказать сразу, что я перегибаю палку?! Нет, надо было терпеть до последнего, а сейчас... Таня подошла подошла ко мне в плотную и сжала кулачки. Невольно вдохнул запах цитрусового шампуня. Не время, голова должна быть ясной! Ага, с Таней у меня голова никогда ясной не будет!
  - Да, позвонила! Когда вышла из автобуса! Ты не могла позвонить раньше! А если бы я не успел?! - до сих пор вижу в кошмары с рожами этих троих уродов.
  - Но успел же! И в следующий раз я звонила раньше! - так-так, мы оправдываемся. Сейчас я тебе покажу, где раки зимуют и...
  - Угу, позвонила, раньше, а потом...
  - Хватит, я тебя поняла, - голос был холодный и какой-то чужой. Таня покачала головой и подошла к окну.
  - Что ты поняла? - я подошёл к ней сзади, даже попытался прикоснуться к плечу кончиками пальцев, но Таня сбросила руку. Невольно выругался.
  - Что ты долго так не продержишься, уже на нервах, а я не могу заставлять кого-то страдать и идти против его природы.
  - Тань? - что-то мне не нравится эта фраза.
  - Хватит, ты себя ломаешь, чтобы мне было хорошо. Я стараюсь идти на компромисы, а ты чувствуя власть начинаешь ломать меня... - она вздохнула и мельком на меня взглянула.
  - Тань, ты чего это говоришь?
  - То, уходи Олег, мы должны отдохнуть друг от друга. Хватит издеваться над тобой, я не эгоистка.
  - Так, стоп! - я повернул её к себе. - Ты хочешь, чтобы я ушёл? Сейчас?!
  - Да, хочу, - Таня сверкнула практически чёрными глазами и снова сбросила мои руки. - Хватит! Последняя неделя показала, что всё. Баста!
  - Что баста? Таня, я не уйду! - я попытался снова её схватить и как следует встряхнуть, чтобы до неё дошло, что я не уйду. Я не откажусь от неё!
  - Олег, тебе реально нужно отдохнуть, ты не няня, ты мужчина, - она вышла в коридор.
  - Рад, что ты это заметила, - чуть не сказал про Ваську, но не стал впутывать в это жену друга. Это наши с Таней проблемы, нам и разбираться.
  - Заметила, поэтому и даю тебе передышку, - как курок щелкнул замок входной двери. Что? Она серьёзно?!
   До последнего момента я верил, что всё это неправда, она не может меня выгнать! Блин! Я же думал, что всё хорошо! Ну почему она мне ничего не сказала?
  - Тань, я не... - чёрт, снова мямлю! Бля! Схватить её надо и зацеловать, ну же, Олег, хватит строить идиота из себя, ты итак напортачал.
  - Нам передышку, - или мне показалось, или голос правда дрогнул? Я остановился. На полпути. Зелёные глаза посмотрели на меня как-то обречённо. - Олег, уйди пожалуйста, я очень тебя прошу, - вдруг совсем тихо прошептала она. - Пожалуйста, я с тобой не расстаюсь, просто... - она открыла входную дверь шире. Наверно это послужило последним толчком. Я осознал, любимая, ты от меня устала. Что ж не буду мучать! Невозможно оставаться рядом с девушкой, которая действительно не хочет оставаться рядом с тобой. Ну и ладно!
  - Ты от меня устала. Я понял, - я схватил куртку. А гори оно пропадом!
  - Это ты устал... - послышалось мне вслед.
  
  С того момента прошёл месяц. Таня пыталась мне звонить аж целых три раза, но я не отвечал. Роман её так и не открыл, хотя зачем-то перекинул в reader. Василиса попыталась что-то сказать по этому поводу и так потерпела поражение. Не позволю об себя вытирать ноги, никому. Даже Тане. Хотя если посудить... виноваты оба, но чего уж теперь говорить.
   Сзади подошёл Серый и хлопнул по плечу.
  - Чего скис? Братан не приехал? Да он у тебя вообще никогда не приезжал.
  - Ага, говорил, что это плохая примета, - отозвался Пашка.
  - У каждого свои тараканы, - Васька зевнула, - больше так рано не уезжайте, а то я спать хочу, - и положила голову на плечо своего мужа.
  - О да, в следующий раз будем выезжать строго по вашему расписанию девочка, - буркнул наш командир и уже зычным голосом добавил. - Давайте, шевелитесь, через три минуты отправка!
  - Большое спасибо, Эдуард Фёдорович, - Василиса даже не открыла глаза.
  - Вася, - пожурил супруга Пашка и отвел со лба отросшую прядку с чёлки девушки, та улыбнулась, а я отвернулся. Вот так же гладил по щеке совсем недавно одну девушку и она отвечала мне улыбкой, а как оказалось... терпела. Чёрт! Хватит киснуть, ведь не сошёлся клином...
   Додумать эту мысль я не успел, в меня что-то, вернее кто-то врезался. Да ещё как! Где-то рядом пролетел скейтборд, а мою талию обвили стройные ножки.
  
  
   Она бежала со всех ног. Только бы успеть! Петя, помоги! Пожалуйста! Маршрутка летела по улицам, не останавливаясь почти, пассажиров было всего трое, светофоры только селёные, но этого было мало. Чертовски мало. Время было против неё.
  Таня обессиленно сжала кулачки и попросила остановить у метро. Пожилой водитель только кивнул и остановил. Девушка бежала по эскалатору, как будто за ней гнались бесы. Она влетела в закрывающиеся двери, на миг пожилому мужчине показалось, что дверь придержал кудрявый юноша в странной одежде и тёмно-русыми волосами, но мужчина моргнул и ведение исчезло.
  ...На вокзале было многолюдно. Очень много народа. Таня закусила губу, она никогда так не успеет! Она увидела, взбегая по ступенькам, как поезд гудит, сообщая о том, что посадка заканчивается. У неё всего несколько минут осталось! Девушка огляделась. И вдруг...
  - Спешишь принцесса? - вопрос был тихий и сказан каким-то знакомым голосом.
  - Очень! - Таня начала активно пробиваться сквозь толпу.
  - Тогда это поможет, - и худощавый кудрявый парень с безбашенной улыбкой протянул ей скейтборд.
  - Но...
  - Потом вернёшь, я буду на этой же платформе.
  - А... - и тут толпа, расступилась, как бы давая ей дорогу. Таня удивлённо хлопнула глазами и посмотрела туда, где только что стоял парень. Его не было.
  Новый гудок привёл девушку в чувство. И уже через минуту она летела сквозь толпу на скейтборде... впервые в жизни!
  Только бы успеть!
  'Успеешь, принцесса, успеешь...' - прошептал ей на ушко ветер.
  - Успею! - вторила ему Таня. - Успе-ю-ю!
  
  
   ...Нос сразу же уловил запах цитрусового шампуня, руки обняли до боли знакомую фигурку, защищая от нападения, а глаза встретились с каре-зелёными глазами Тани. Что она тут забыла?
  - Успела! - прошептала девушка крепче, обвивая мою шею руками, и прежде чем я вообще что-либо сообразил, наклонилась и поцеловала. Ого! Поудобнее перехватил малышку под улюлюканье друзей и ответил. Или кажется, или кто-то свистнул? Ай, плевать! Мне дали кусочек счастья и я его никому не дам испортить.
  - Эй! Я же сказал, хватит, отправляемся! - голос командира доносился словно через вату. Народ что-то снова загалдел, но этого я уже не понял, снова потянулся к Таниным губам, чувствуя, как пальчики девушки поглаживают меня по макушке.
  - Тань... - прошептал, когда мы наконец оторвались друг от друга, но только чтобы начать сначала.
  - Олег, подожди... стой... - и сама обнимает, целует короткими поцелуями в щёки, нос, глаза, какая же она... Таня.
  - Танька, - я потянулся снова за поцелуем, надеясь поймать в плен её губы, а когда не удалось, спросил. - Ты меня простила? - и потёрся носом о её носик.
  - Да, - она закусила губу, отводя взгляд. - Олег, я должна тебе кое-что сказать..., я видела сон и...
  - Хватит уже! - меня хлопнули по плечу, дальше последовал гудок поезда, отправка через минуту.
   Я нехотя опустил малышку на землю, вернее на асфальт, но Таня не желала отпускать меня, продолжая обнимать шею.
  - Тань, мне уезжать надо... - попытался ласково разжать руки девушки, но она с таким отчаянием посмотрела на меня. - Вот приеду и расскажешь мне сон.
  - Олег! Это не простой сон! Он такой же, как и перед твоим ранением!
  - Тань, я опазд... - я замер на полуслове и обернулся.
  - Пообещай, что не зайдёшь в дом с красным свитером в виде флага на седьмом этаже и отряду своему не дашь! Пообещай! - в глазах Тани появились слёзы. - Пообещай, Олеж, - она смотрела на меня с такой мольбой.
  - Обещаю, - кивнул и взял сумку в руки. А что я ещё мог сказать?
  - Спасибо, - прошептала она, уже плача по-настоящему и шмыгая носом. - Только умоляю, не ходи туда, понял? - на меня вновь посмотрели каким-то отчаянным взглядом, что действительно подумал, не пойду. Не смогу просто.
  - Хорошо. Любимая, я вернусь, обещаю, - и улыбнулся всхлипнувшей девушке, попутно быстро вытирая со щёчки дорожки слёз и целуя в эту самую щёчку. - Вернусь.
  
  
  Эпилог.
  Возвращение.
  
  
  Зима окончательно завоевала Петербург. Снег был везде, где грязный, где белый. Ветер бил в лицо, порез на щеке почти зажил, но меня это волновало мало, я спешил к своей девушке. Специально не стал говорить, что приезжаю, решил сделать ей сюрприз. Интересно получится или нет?
  В квартире на звонок домофона никто не ответил и я сел на обледенелую скамейку рядом с входной дверью подъезда и откинулся назад. Васька сказала, что Танюша обычно работает до шести и будет дома только в семь, ну а я? Не удержался и припёрся в пять. М-да.
  Прикрыв глаза я снова увидел всполохи огня, что с ревом и искрами рассекали воздух вокруг той разрешенной девятиэтажки. Подумать только... красный свитер. Увидел я его не сразу, сначала заметил едва заметную тень девушки в футболке между осколками бетонных блоков. Она исчезла так же быстро как и появилась. Я даже подумал, что спятил, так она была похожа на Таню... а потом увидел этот свитер. И тут приказ командира продвигаться к ЭТОМУ зданию. Тогда из-за спора со мной (поливания меня матом) командир и команда замешкалась всего на несколько долей секунды и когда мы подошли к самому зданию, как грянул взрыв. Нас отбросило назад, но мы выжили, а если бы не эти несколько долей секунды...
  ...Тихие шаги раздались совсем рядом. Я почувствовал, как на меня смотрят и открыл глаза. Она не звонила, не писала, не узнавала, это же Таня, но она за меня волновалась и ждала, а это главное. Никакие телефонные разговоры не заменят такого взгляда при встрече.
  - Олег... - она улыбнулась как-то нежно, ласково. В душе сразу же потеплело.
  - Ага... я, - все слова, заготовленные заранее вылетели у меня из головы. Она такая смешная, тоненькая, родная стоит передо мной в старой куртке, закутанная в фиолетовый шарф и в шапке с помпоном, смотрит так тепло. Чёрт! Её хватать надо и целовать, так нет же, встал, как придурок и лыбюсь во все тридцать два зуба.- Спасибо... за подсказку, командор тебя благодарит лично, не говоря уже о парнях, - мысленно стукнул себя по лбу, что я несу!
   Таня посмотрела на меня каким-то странным взглядом, потом подошла совсем близко и серьёзно спросила:
  - Ты только чтобы 'спасибо' говорить пришёл?
  - Э-э-э... ну я... нет, - блин, вот может задать вопрос так, что у меня вообще мозги перестают работать. - Я ну... это... короче... Я к тебе пришёл... вот... - невольно сглотнул.
  - Точно?
  - Точно, - я снова кивнул. Длинные предложения мне сегодня не по зубам.
  - Ну тогда ладно, - кивнула Таня, закусывая губу, снова странно посмотрела на меня, я посмотрел на неё. Девушка фыркнула, буркнув что-то типа 'все мужики - идиоты', обвила мою шею руками и поцеловала...
  - Я тебе доверяю... - тихий шёпот прямо в губы.
  - Я тебя люблю. - такой же тихий ответ.
  
  
  
  Автор подсмотрела маленький кусочек
  
  - Я твой роман так и не прочитал...
  - То есть ты его скачал? - глаза смеются, сама девушка улыбается, глядя на склонившего голову парня.
  - Ага, - кивок и улыбка истинного шалопая. - Так дашь прочитать, а? - он пристраивается совсем рядом на кровати и подпирает голову согнутой в локте рукой.
  - Ну-у-у, - девушка делает вид, что задумалась и переворачивается на спину. - Я подумаю над этим вопросом.
  - Вредина, - ухмыляется парень и начинает щекотать неприступную писательницу.
  - Ах...ой... что... ты дела... ой... ешь.... Хорошо, читай... только перестань... я очень... - и тут оба замирают. Дыхание сбито, глаза глядят в глаза: зелёные и зелёные. Волна вот-вот накроет их с головой, - я... тебя люблю, - вдруг шепчет девушка одними губами. - Очень.
  - Я верю... - он целует её, позволяя волне унести их дальше, в мир где они одни.
  
  
  Закончено 11.08.14.
Оценка: 7.37*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Касс "Избранница Архимага"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"