Топчий Илья Альбертович: другие произведения.

Курилы - наша земля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.18*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сделал ещё одну ознакомиельную версию. Вот аннотация. Автор благодарит Баймашева Дмитрия Закарьевича, депутата Законодательного собрания Иркутской области и просто замечательного человека, за помощь в издании книги: "Недалёкое будущее. Пояс НАТОвских военных баз вокруг России. Завершив перевооружение, Япония пытается силовым путём разрешить вопрос о принадлежности Курильской гряды. Её самолёты и корабли атакуют злополучные острова, её войска высаживаются на побережье, её поддерживают американцы и всё так называемое "мировое сообщество". Казалось, гарнизон обречён. Однако проблема неожиданно находит горячий отклик в сердцах людей России. Патриоты со всей страны, с различными судьбами и разным социальным и материальным положением устремляются на гибнущий под бомбами и снарядами архипелаг. Их подвиг не остаётся невостребованным, да и как может быть иначе, когда в опасности твоя Родина?"


  
   Вступление.
   Курилы, ожерелье островов, протянувшихся с северо-востока на юго-запад на 1200 километров. От мыса Лопатка на полуострове Камчатка до пролива Немуро, что отделяет их от японской земли.
   Огненная, пыльная дуга, возникшая на основе вулканов, давших им жизнь. Многие из этих вулканов действующие, над ними в любую погоду вьётся дымок - за это островная гряда получила своё название. От слова "курить" - курящая, дымящаяся земля.
   Возникновение непосредственно связано с той активностью земных плит, что приводит к извержениям и землетрясениям. Именно потому здесь так часто трясёт.
   Много миллионов лет назад на изгибе подводной поверхности, на гребне земной коры, под водой тогдашнего доисторического моря начались толчки и извержения магмы. Они остывали, накапливались, складывались в конусы - и над уровнем моря, прямо из-под воды, как в какой-то сказке, поднялись былинные богатыри, Курильские острова.
   Так возникло это уникальное явление природы. Естественное ожерелье между тёплыми водами Охотского моря с одной стороны и холодными Тихого океана с другой. Со своим мультиклиматом на каждой жемчужине этого ожерелья, своими собственными флорой и фауной и курортными условиями существования.
   Япония считает острова своими, на основании того, что геологически они являются продолжением Японского архипелага. С такой же логикой особо предвзятые из них претендуют даже на Камчатку, лежащую севернее. А также на остров Сахалин, точно так же, как особо упорные китайские националисты заявляют свои требования на всю Сибирь и весь Дальний Восток.
   Однако это неправильно. Ведь, рассуждая от обратного, в таком случае и Россия вправе претендовать на Японию, как на продолжение Курильского архипелага.
   Исторически первыми обитателями островов были айны, пришедшие с юга. Палеонтологи до сих пор спорят, к какой именно расе принадлежал этот народ. Он в основном обитал на острове Хоккайдо, но небольшие группы просочились севернее, на Сахалин, Курилы и даже в устье Амура.
   Потом с юга пришли японцы и покорили айнов Хоккайдо. Клан Мацумаэ триста пятьдесят лет колонизировал непокорные северные территории и подавлял выступления айнов, прежде чем передал правление центральной власти.
   Русские впервые обследовали острова ещё в 18 веке, а в начале 19 столетия произошёл первый военный конфликт с японцами. В 1806, 1807, 1811, 1812 и 1813 годах случилась серия столкновений, связанных с нападением русских военных кораблей на японские торговые шхуны и опорные посты, во время одного из таких капитан шлюпа "Диана" Василий Головнин попал в плен и два года провёл "в гостях" у японцев. Он оставил интересные "Записки...", свидетельства о жизни в плену у японцев того времени.
   А в 1855 и 1875 годах произошло непоправимое. То, что до сих пор заставляет японцев заявлять об исторических претензиях на Курильский архипелаг.
   В 1855 году в ходе подписания Симодского трактата Россия получила Курилы к северу от острова Итуруп (что создало прецедент так называемой "Южной Курильской гряды"). День его подписания с 1981 года официально празднуется в Японии как "День северных территорий". Вскоре (в 1875 году) уже все Курилы переходят под власть японского микадо, взамен на получение Россией территории Сахалина в полном объёме (ранее был установлен совместный режим владения).
   Именно с этого момента на протяжении 70 лет Курилы становятся "японской землёй". Правительство в Токио активно проводит колонизацию новых территорий, их заселение.
   Ассимилируются айны: их численность уменьшается в процентном отношении к всё прибывающим колонистам Страны Восходящего Солнца. Строится инфраструктура, ведётся хозяйственная деятельность. Ближе к 1940-м годам некоторые острова превращены в настоящие укрепрайоны.
   ...В 1945 году Японская империя уже агонизировала. Поражение во Второй Мировой войне стало явственной явью. Разгром Квантунской армии в Маньчжурии, перспектива вторжения уже на собственно Японские острова предопределили её поражение.
   Десантная операция на самый северный остров архипелага, Шумшу, блестящий образец для подобных операций, по сути, решила исход битвы за весь архипелаг. С малыми потерями, малыми силами и средствами, пользуясь неразберихой в японском командовании, советские военно-морские силы очистили гряду.
   Когда дошла очередь до Южно-Курильских островов, десанты на них уже представляли собой операции по принятию капитуляций размещённых здесь гарнизонов. 1 сентября был занят остров Шикотан, 2 сентября Япония капитулировала, а 4 сентября была произведена последняя высадка на Лисьи острова (архипелаг Малой Курильской гряды).
   Казалось бы, исход Второй Мировой войны навсегда решил статус островов в пользу России.
   Однако это стало только началом территориального спора. Конфликт за Курилы так и не был решён, мир с японским правительством не был подписан. Сан-Францисский договор 1951 года содержал слишком много невнятных и коварных оговорок, не определяющих точный статус Курил и Сахалина, и Советский Союз отказался подписывать его.
   В итоге по настоящий момент Япония фактически по-прежнему находится с нами в состоянии войны. Войны гипотетической, условной, скорее юридической, разделённой перемирием. Но войны, способной в любой момент перейти в горячую стадию, когда враг на неё решится.
   При этом Япония активно заявляет права на южную часть Курильского архипелаг. Те четыре крупных острова (и гряду мелких), что принадлежали ей по Симодскому трактату. Что, в сочетании с обязательствами её весьма специфических "Сил Самообороны" защищать исконные японские земли, влечёт за собой довольно своеобразное положение.
   То есть, повернув определённым образом толкование международного права и получив соответствующее одобрение мирового сообщества, Токио может обставить дело так, что это Россия нарушает японский суверенитет и занимает некоторые принадлежащие Японии области. И, соответственно, применить свои "Силы Самообороны" для защиты как бы своих отеческих территорий от иностранной агрессии.
   Тем самым, повторяется ситуация с известным Фолклендским кризисом. Попытка разрешить который военным путём в 1982 году Аргентиной, между прочим, совсем не повлекла за собой использование ядерного оружия её противником, Великобританией. Если уж непосредственно говорить об аналогиях.
   ...В дальнейшем, с ослаблением имперских позиций страны, было сделано ряд уступок в сторону Японии - как правило, односторонних. По Московской декларации 1956 года глава правительства Хрущёв согласился передать два из четырёх крупных острова гряды - казалось бы, вопиющая уступка. Что прямо противоречит принципу нерушимости границ, заложенному Хельсинскими договорённостями 1972 года.
   Более того, это входило в конфликт с условиями Ялтинской конференции 1945 года, определившей послевоенное устройство мира.
   Но на сегодняшний день Япония по-прежнему претендует на все четыре острова. Это стало камнем преткновения во всех последующих переговорах по островам, так и не сдвинувшимся с мёртвой точки. Японцы упрямо не идут на компромиссы, отстаивая свою точку зрения в долгосрочной перспективе.
   Даже в тяжёлые 90-е (когда, казалось, уступали всё и вся) упорная позиция Токио не приводила к прогрессу по "Северным территориям". Они уже были отнесены на административных картах Японии к субпрефектуре Немуро, и такова официальная позиция японского правительства по ним.
   Ни сговорчивость Ельцина или Хрущёва, ни деятельность различных "организаций" не могли повлиять на железобетонную позицию "сынов Аматерасу". Япония не собирается отдавать ни клочка той земли, на которую претендует. Перефразируя одного классика, с японцами "нельзя ни о чём договориться".
   И это действительно так. Дальневосточного тигра невозможно сделать травоядным - он останется хищником. Япония потерпела поражение в войне - однако она стремительно навёртывала и восстанавливалась. А психология японцев запрещала им вести переговоры с "варварами" и уступать им в чём-то.
   ...Опасность заключается в том, что к концу 20-го столетия японцы явно сделали ставку на перспективы военного разрешения конфликтов. Силы Самообороны, созданные ими (японцам запрещено иметь полноценные вооружённые силы и наступательные вооружения, а также участвовать в конфликтах за рубежом) всё более приобретают черты полноценной армии агрессивного государства. Появляются всё новые боеприпасы, технологии, многое Япония производит сама, по лицензии, воскресает и крепнет военно-промышленный комплекс, планируется воссоздание корпуса морской пехоты.
   Их мощь всё возрастает, приобретает черты страны-агрессора, державы-монстра. В настоящий момент она заметно превосходит потенциал российского тихоокеанского флота, дальневосточной сухопутной и воздушной группировки. И, похоже, что это не предел: судостроительные программы и планы по перевооружению японских войск (те из них, что просочились в свободный доступ) поистине впечатляют.
   Шаг за шагом, последовательно японское правительство движется к цели. Неоднократно отмечались декларации отменить или изменить статью 9 Конституции, запрещающую применять вооружённые силы за границей. Предполагается получить в распоряжение комплекс наступательных вооружений, без которого их флот напоминает силача, способного только отбиваться, а не нападать, обзавестись полноценной армией, наконец.
   Для этого применяются все возможные средства. Дипломатические, экономические, пропагандистские. Пускай даже это делается всё под неусыпной эгидой американского старшего брата.
   Особенно опасным автор видит строительство "авианесущих эсминцев". По сути, малых авианосцев типа "Идзумо" (водоизмещение 27 тысяч тонн), закупку под них палубных самолётов пятого поколения с укороченным взлётом и наличие полноценных надводных сил эскорта. Подобные авианосные ударные группы уже могут выступить реальным инструментом при военном разрешении любого дальневосточного кризиса и обеспечить присутствие японского флота (с определёнными оговорками, конечно) в любой точке Мирового Океана.
   Россия же на Курилах сегодня слабее, чем была. В 1972 году началось формирование Южно-Курильского укрепрайона на базе 18-й пулемётно-артиллерийской дивизии. Строились доты, создавалась соответствующая инфраструктура, завозились войска. В настоящий момент от дивизии осталась лишь тень былой славы, правда, недавно перевооружённая (завезли внушительное количество новых танков Т-80 и зенитно-ракетные комплексы). ДОТы разрушены, материальная часть распилена или списана в утиль.
   Того, что имеется, явно недостаточно. Простой анализ, расчёт, показывает, что в условиях, когда в воздухе будет висеть вражеская авиация, а подходы перекроет вражеский флот, подмога на острова не поспеет. Их гарнизоны будут предоставлены сами себе - до дипломатического разрешения конфликта, - блокада окажется плотной, а материальная часть подвергнется воздушному поражению.
   В итоге сегодня Курилы острова сторожат силы, явно недостаточные для их обороны. Не более трёх тысяч штыков по штату (с пограничниками) вместо семи с половиной тысяч в годы советского могущества, лишённые самостоятельного разделённого командования силы, с кучей административных проблем. Что в сочетании с высоким патриотическим духом большого количества остающихся на островах русских людей может привести к катастрофе.
   В случае если японцы конечно, перефразируя момент из известного романа Пикуля, таки "посмеют".
   В 2011 году вышла статья автора "Чем защищать Южные Курилы?" Хотя вышла, скорее, очень громкое слово - она была просто опубликована им в интернете. В ней анализировался состав 18-й ПУЛАД (пулемётно-артиллерийской дивизии) и 114-го Курильского погранотряда, размещённых на островах, их потенциал по отражению агрессии.
   Выводы оказались сделаны неутешительные. Они содержали положения о необходимости менять структурный, качественный состав размещённой на островах группировки, концепцию их обороны. При этом имевший место быть завоз новой современной техники решением вовсе не являлся.
   Указанные обстоятельства в первую очередь и заставило автора сесть за работу над данным произведением. Советуясь с людьми "оттуда", специалистами, просто очевидцами, рассказчиками историй, всеми теми, кто помог сделать повесть такой. Чтобы привлечь внимание общества к проблеме, выделить её остроту и важность.
   Ведь, уступи этот клочок земли, кто знает, не придётся ли завтра уступить ещё, больше. А потом ещё и ещё, когда уже сложно остановиться. Ведь на любом пути важно сделать первый шаг, потом уже сложно остановится.
   В этом-то и опасность.
   Получилось - что получилось. Все совпадения, как говорится, случайны, все имена и фамилии изменены. Многое спорно, сделано для "красоты момента", некоторые мысли своих героев автор и сам не разделяет (это мысли встреченных им людей). Люди "бывалые", например, несколько иначе описывают огневой контакт. Данная книга, безусловно, является прежде всего сказкой, написанной для массового читателя и содержащей яркие картинки.
   Но это - сказка-предупреждение. Из разряда тех, что "да в ней намёк". И из того разряда, что могло быть и чего не должно бы случиться.
   Пускай в ней автор, ничтоже сумнящись, откровенно подыграл "нашим". Усилил их возможности на островах, поменял их концепцию обороны на более перспективную, с его точки зрения. Дополнил одно и уделил недостаточно внимания другому, пользуясь художественными средствами. В частности, на островах и правда в 2005 году, по слухам, находили какие-то пещеры, выкопанные японцами в последние годы их владычества, но никто не строил на их базе мощный подземный оборонительный комплекс. Кто знает, что будет, когда японцы достроят свои "Идзумо", когда почувствуют себя в безопасности?
   А главное, кому это в итоге окажется выгодным?
   И не решится ли японское правительство на авантюру, подобную той, на которую оно решилось в 1904 и 1941 годах?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Курилы - наша земля.
   ...
   Вечер. Угрюмый вечер седьмого февраля 201..., когда ещё не совсем стемнело, но комнату уже заполонил сумрак. Небольшой сибирский областной центр, не на самом виду, работы нет, народ бухает и бежит в мегаполисы. Ещё только шесть часов: зимой темнеет рано, на улице лёгкий снег и пасмурная погода. На улицу выходить неохота, сплошная грязь и городская сажа. И местные алкоголики за каждым поворотом, хулиганы, наркоманы и тунеядцы. В комнате работает телевизор.
   "...Отвратительным актом вандализма закончился очередной день северных территорий сегодня в Японии, - надрывается корреспондентка. - Толпа, собравшаяся у ворот российского посольства в Токио, забросала окна булыжниками и коктейлями Молотова, затем демонстративно порвала принесённый российский флаг перед входом, растоптала и осквернила. Полиция и органы правопорядка Японии не вмешивались в происходящее. Министерство иностранных дел России выразило протест и потребовало извинений за провокацию".
   Происходившее на экране мало напоминало мирную демонстрацию. Скорее, некую фантасмагорию: толпы каких-то обезьян, с перекошенными физиономиями, и без того узкоглазыми, в самых разнообразных одеждах, разгорячённые алкоголем, буйствуют перед решетчатыми воротами, раскачивают их, кто-то пытается перелезть. Свист - и в небо летят камни, бутылки, вспыхивают всполохи пламени. Рядом аккуратной шеренгой стоят правоохранители в синих мундирах. Они и правда не вмешиваются и с интересом наблюдают за действием. Некоторые в отдалении, похоже, даже о чём-то советуются с "протестующими".
   "Где-то я это уже видел, - отстранённо подумал Александр (для друзей и собутыльников просто Саня или Саныч), делая потише звук. - Где-то совсем недавно". Он силился вспомнить то недавнее, тяжёлое, кровавое, но в итоге светлое, что сопровождало его, но он был уже слишком пьян. Початая бутылка пива и тарелка с воблой стояли неподалёку. Голова бессильно опустилась на грудь.
   Точно. Северный Казахстан, пару лет назад. Он тогда был ещё молод и полон сил, сейчас - будто целая вечность прошла. Толпы обезумевших казахов, русских взаимная ненависть, выстрелы, первая кровь, затем война. Как всё-таки давно это было...
   ...После победы России в гражданской войне на Украине силы Запада последовательно разожгли вереницу национальных конфликтов вдоль бескрайней российской границы. Врагам нужно было создать вокруг его несчастной Родины пояс нестабильности из фашиствующих, национально ориентированных государств, сотворить новые обиды и претензии между бывшими Пятнадцатью республиками, наполнить отношения между ними ненавистью - и им это удалось. Старый римский принцип - разделяй и властвуй - вступил в дело.
   Первым запылал Карабах. Огромная азербайджанская армия, завалённая горами оружия, купленного на бакинские нефтедоллары, упёрлась в позиционную оборону армянских горных укрепрайонов и, завалив трупами те несколько километров, на которые удалось продвинуться, села за стол переговоров.
   Потом вспыхнуло в Прибалтике. Погружённые в кризис, прибалтийские квази-государства под экономические трудности шустро получили ворох русскоязычных этнических образований на своей территории. Принаровье, Колыванская республика, Восточно-Двинская народная республика... развитие событий грозило полным переформатированием прибалтийского политического курса и включением края в орбиту российских политических интересов. Однако тут НАТО не могло уступить свою с таким трудом обретённую вотчину - восстание подавили, всё закончилось довольно вялой партизанщиной.
   После Приднестровье. После присоединения его к России путём референдума, а также Гагаузии и автономии молдаванских болгар, обстановка здесь напоминала своего рода "Холодную войну" в миниатюре. Стороны глядели друг на друга с берегов Днестра, исторически подкованные журналисты даже обозвали это состояние "Стоянием на Днестре", по аналогии с Угрой в 1480 году. Но начинать никто не торопился: боялись полномасштабной бойни, опасались вовлечения в дело России.
   Затем Северный Казахстан... русское население там преобладало. После смерти старого руководителя к власти пришли националистические казахские круги из враждебного предыдущему президенту клана - и завертелось и там. В стране началось восстание, на взбунтовавшийся север хлынули толпы волонтёров и потоки оружия через границу. Началась война (названная новыми казахскими СМИ "интервенцией").
   Былые добропорядочные соседи быстро стали смертельными врагами. Закипели бои, маховик военных действий набирал обороты. "Последняя война образца двадцатого века" загромыхала на степных просторах Средней Азии.
   Среди тех, кто приехал туда, был и Александр. Мир тогда виделся по-другому: хотелось что-то менять. Куда-то ехать, дома ждали унылые будни и полное отсутствие работы - и он не устоял. Купил билет на поезд - и вскоре стоял на перроне вокзала в Павлодаре. Будущий заряжающий реактивного дивизиона повстанцев.
   Там он встретил кровь и смерть, отчаяние и радость, крайние появления человеческих эмоций - и самых лучших, надёжных людей из тех, что доводилось когда-либо видеть. Война оголяет нервы, отбирает лучший человеческий материал и отбрасывает несовершенный. Не надо верить, что на войне гибнут лучшие: просто худший там становится ещё хуже, а лучше - лучше.
   Там же он встретил и свою любовь. Ту, что стала его женой. Самой прекрасной тогда и самой отвратительной сейчас женщиной на земле.
   ...Сломал Саню быт. Омерзительный быт заштатного российского города, с умирающим градообразующим предприятием (его банкротили сейчас орды стервятников). Работы нет, перспектив никаких, из развлечений - уличные драки да алкоголь из дешёвого опилкового спирта. Для творческого человека, каким был в душе Александр, живущего идеалом и героикой, подобная обстановка была гибельна.
   Такая реальность, равнодушие людей, убивало почище вражеских пуль. Уничтожала в пыль, раскатывала катком. Забивала голову ненужными мыслями. Заставляла искать спасение в расслабляющих веществах (той же выпивке). Многие не выдерживали. Когда всюду отказ и нигде нельзя пробиться. Чтобы выжить в новом мире, нужно было стать тварью - а он этого не мог.
   Да ещё жена превратилась в мегеру...
   Он стряхнул с себя алкогольное оцепенение, и его душу наполнил гнев. По всем каналам одно и то же: новостные агентства не слишком заморачивались с своевременностью и качеством подачи информации, а уж о разнообразии нельзя было и мечтать. Разнообразие дарил только один интернет - но и он скатывался в то же самое. Весь мир получался одно д...мо, хаос безысходности наполнял сердце. Хватит. Нужно было бороться - или погибать.
   Нужна была борьба, которая сплотила бы разрозненные общественные группы. Та идея, что повела бы их за собой. Чтобы закончилась бесконечная война на своей земле со своими соседями. Чтобы прекратилась эта извечная грызня на национальных окраинах. Чтобы возродился этнос - и русские во главе угла. Как государствообразующий, а не соседенагибающий (как предлагали псевдонацисты), этнос.
   Чтобы прекратилась эта ситуация, при которой какой-нибудь Габон мог захватить экипаж судна и удерживать его, а министерство иностранных дел отделывалось бы недоумением... или это было в Сенегале? Чтобы весь мир боялся и ждал того, что скажут в Москве, а после того, как скажут - с трепетом ждал исполнения. Чтобы прекратились набеги эти жареных западных гусей, тыкающих в его Родину пальцем.
   После восстаний Русского Возрождения (как пышно обозвали цепь периферийных конфликтов по границам остатков великой Империи), казалось бы, закончилось беспросветное нечто. Появился свет в конце туннеля, смысл жизни, идеал. То, ради чего стоило бороться. Но, вернувшись с войны, он не нашёл то, зачем боролся.
   Хватит.
   Нужна была империя. Империя, чтобы возродить увядающую цивилизацию, идея. Чтобы дать ей стержень. И хоть немножечко правды, чтобы не развивалась щизофрения головного мозга. И тогда все эти Японии не смогут топтать российский флаг у ворот посольства, а вернейшим союзником и гарантом сохранности этого символа стали бы два старых верных союзника России - армия и флот. Нужно было бороться, чтобы не дать себе окончательно превратится в животное.
   "Нужно было что-то менять".
   Скрипнул ключ в дверном замке, вернулась с работы жена. Вернее, Баба (он называл её так, а ещё "Женщина" и "Скво"). От было красоты не осталось и следа, тонкая некогда талия раздулась до небывалых пределов. Она скривила губы:
   - Опять пьёшь? Замок чё не смазал?
   Он молча прошёл мимо неё в прихожую. "Сейчас начнётся".
   - С тобой разговариваю. Куда собрался?
   - Пойду, пройдусь, - сквозь зубы проговорил он.
   - Ну и вали, - зло выкрикнула Баба. - Без тебя разберусь. Как ты меня заколебал!
   "Два года назад он подобрал эту женщину. Прячущуюся от обстрелов в подвале. Маленькую, худосочную красавицу с большими тёмными глазами".
   - Работаю целый день, как белка в колесе, - причитала Баба, разгребая сумку. - Устроилась на работу, платят копейки, а он... Алкаш.
   ...Дверь, просипев, затворилась за его спиной.
  
   ...
   В кабинете у Президента - светло, проветрено. Чуть слышно разгоняют воздух вентиляторы. Ни грамма пыли и ароматизаторы - чтобы находиться в помещении было максимально комфортно. Запахи фруктов, горного снега, чистой лесной хвои. Удобные кожаные кресла, не создающие напряжения для спины. Огромный пейзаж на стене и бело-сине-красный флаг у окна. Окна - бронированные.
   За длинным столом сидят несколько человек. Военный, гражданские, из них одна женщина. Все в летах, все умудрены жизнью, все не просто так пробились наверх. Закрытое совещание, только для своих. Заседание за запертыми дверями. Не обычная постановка для журналистов. Здесь не будет вспышек фотокамер и пиар-показух, не будет игры на публику, образцово-показательных "разносов" и прочей политической шелухи. Здесь будут говориться откровенные вещи.
   Начал Президент:
   - Думаю, не стоит повторяться, зачем я собрал вас здесь. Сегодня определённое беспокойство вызывает ситуация на нашем Дальнем Востоке. Все мы знаем, как прошёл последний день так называемых Северных территорий в Японии. Всё, конечно, закончилось, как обычно, риторикой и обильными политическими жестами, однако тревогу вызывает не только и не столько это представление, направленное на удовлетворение потребностей широкой общественности.
   ...Президент уже не молод. Лысоват, седоват, с морщинами, которых не избыть никакой косметологией. Но он всегда умел говорить, и за это умение был во многом и выдвинут теми политическими силами, что поддерживали его. Его ораторское искусство, его фирменный стиль формировали его известный имидж, знакомый многим.
   Уже много лет он управлял огромной страной. Конечно, осколком величия былой Империи, которую он не очень-то жаловал. Но всё же. Кто-то называл его диктатором, кто-то - марионеткой и ставленником определённых сил, кто-то восхищался им. Но вот уже много лет он был у власти, что означало, что в истории останется только его портрет как государственного деятеля. А это что-то, да значило.
   Гости Президента зашевелились. Взял слово один из них.
   - По дипломатическим каналам стало известно, что в этот раз это не просто очередная рекламная акция. Япония всерьёз рассматривает вероятность конфликта. В том числе и военными методами.
   - Насколько вы оцениваете такую вероятность?
   - Как очень высокую. Токио достроил два авианосца и закупил новейшие самолёты F-35B, истребители пятого поколения с укороченным взлётом, у США. Кроме того, японцы отменили статью Конституции, запрещающую использовать их вооружённые силы за рубежом, и теперь усиленно создают части морской пехоты, а также тренируют части специального назначения и воздушно-десантные части.
   - Ну, само по себе это ни о чём ещё не говорит.
   - Япония собирается поставить вопрос о статусе спорных, по их мнению, территорий, ребром в ООН. Определить возможное столкновение в качестве конвенционного конфликта, с ограничением зоны военных действий в качестве 200-мильного карантина вокруг Южных Курил. Как во время Фолклендской войны между Великобританией и Аргентиной в 1982 году.
   - Думаете, они пойдут на это? А если ООН не проголосует?
   - Могут рискнуть и так, безо всякого голосования без надоевшей всем ООН. Наши друзья из Вашингтона дали понять, что в этот раз всё довольно серьёзно. В Токио у власти националистическая партия Абэ. Реваншистские настроения очень сильны, в правительстве преобладают "ястребы".
   - Международная реакция?
   - Евросоюз традиционно отмолчится. Возможный дальневосточный конфликт слишком далеко от его интересов, да и Россия в нём явно не будет предоставлена агрессором. Америка будет против нас, однако косвенно мне передали, что в Белом Доме выгодна будет небольшая заварушка на Дальнем Востоке, и Вашингтон не против будет, если в итоге немного нащёлкают по носу зазнавшимся самураями. Если, конечно, при этом не пострадают граждане и авиабазы США в Японии и, если всё дело ограничится указанными "конвенционным конфликтом". Китай и Северная Корея стандартно примут нашу сторону. У Китая схожий спор с японцами по поводу архипелага Сенкаку, а Пхеньян поддержит любого, кто против старого корейского врага. Южная Корея - также: открыто выступать против союзника США (которые и их союзник) не станут, но из-за схожих с Китаем территориальных споров ограничатся нейтралитетом.
   По-большому счёту, все останутся в стороне. Примут дружественный или враждебный нейтралитет - но не более того. Исход противостояния будет зависеть исключительно от нас и японцев.
   - Хорошо, - Президент обратился к следующему присутствующему, военному. - Господин министр обороны?
   - Есть, товарищ Верховный Главнокомандующий.
   - Насколько вы оцениваете перспективы и успешность обозначенного конфликта?
   Тот пошуршал бумагами.
   - Как уже здесь было объявлено, Япония за последнее время существенно нарастила свой наступательный потенциал. Была не отменена, была видоизменена статья 9 Конституции Японии, запрещающая использование вооружённых сил этого государства за рубежом. Вернее, было преобразовано её толкование: границами государства оказались обведены не только территории собственно Японии, но и земли, определённые как "временно оккупированные территории". Туда как раз вошла оспариваемая группа из четырёх южно-курильских островов, над которыми официальный Токио признаёт только свой суверенитет.
   Данные острова, а также 12-мильная полоса воды возле них (и 200-мильная экономическая зона) могут быть признаны владениями, на которых возможно использование вооружённых сил японского государства.
   - То есть, юридически предпосылки они могут сфабриковать?
   - Совершенно верно, товарищ главнокомандующий. При этом, следует отметить, что фактически использование японских вооружённых сил за рубежом уже имело место быть - в качестве миротворческих миссий и операций в северном Аравийском море.
   Однако главная угроза - это появление у них уменьшенных версий авианосцев типа "Идзумо", с которых они могут использовать палубную авиацию. До этого флот Японии обладал преимущественно оборонительными вооружениями, а также средствами для ведения морского боя: в частности, у них отсутствовали как класс ракеты, предназначенные для поражения наземных целей, те же "Томагавки".
   То же - с авиацией. Отсутствие бомбардировщиков, ракеты "воздух-земля" заменены бомбами с корректируемым падением. Плюс возможность применения ограничивалась радиусом действия состоящих на вооружении самолётов.
   С появлением авианосцев ситуация изменилась. Сформированы две авианосных ударных группы, уменьшенные аналоги американских авианосных групп, способных действовать на значительном удалении от своих берегов. Проведена существенная реорганизация вооружённых сил, построены четыре универсальных десантных корабля типа "Осуми". Воссоздана морская пехота. Закуплено большое количество индивидуальных высадочных средств. Вооружённые силы Страны Восходящего Солнца всё больше принимают черты агрессора, а не обычных Сил Самообороны, которыми они давно, по сути, не являются.
   По сути, повторяется ситуация перед русско-японской войной начала двадцатого века. Как и тогда, основные судостроительные программы наконец завершены и боевой организм находится в наилучшем состоянии. Появляется соблазн использовать имеющиеся средства, применить их против кого-нибудь. Например, против нас.
   - Как вы оцениваете характер возможного нападения страны-агрессора?
   - Аналог Фолклендской войны 1982 года, с дальневосточной спецификой. Заблаговременное скрытное выдвижение мобильных диверсионных и разведывательных групп, с заброской на остров, выбранный в качестве объекта для нападения. Сосредоточение крупных военно-воздушных и военно-морских сил под легендой проводимых в районе острова Хоккайдо учений. Формирование крупного каравана, способного перевозить крупные войсковые соединения. Мобилизация круизных лайнеров и сухогрузов для этих целей. Внезапное авиационное нападение, в лучших традициях Пёрл-Харбора и Порт-Артура, массированный бомбово-штурмовой удар по намеченным целям на территории оспариваемых островов в сочетании с комбинированной десантной операцией. Бои по овладению плацдармами. Зачистка захваченных земель.
   - Довольно пессимистично. Как вы оцениваете возможности наших вооружённых сил по отражению агрессии? Перспективы Объединённое стратегического командования "Восток"? Перспективы доставки подкреплений?
   - Достаточно скромные. Японский флот будто специально создан для эффективного эскадренного боя, объединён в единую боевую систему и располагает трёмя сотнями противокорабельных ракет в залпе. Наш Тихоокеанский флот, к сожалению, в настоящий момент только возрождается после разрухи девяностых. Тяжёлый атомный ракетный крейсер проекта "Орлан" "Адмирал Лазарев" фактически небоеспособен и находится в капитальном ремонте и на модернизации. Авианесущие крейсера давно списаны, палубная авиация отсутствует как класс. Четыре эсминца проекта 956 также на консервации или в ремонте, один в строю, "Быстрый".
   В наличии систершип (собрат по классу) "Лазарева", атомный крейсер "Варяг", который является флагманом Тихоокеанского флота. Он же единственный представитель Тридцать шестой дивизии надводных кораблей в Фокино в строю. Судов зарубежного класса "фрегат" (большой противолодочный корабль, по советской классификации) четыре, класса "корвет" - четырнадцать. Две атомных подлодки проекта 949А, носителя противокорабельной ракеты "Гранит", как и "Варяг". Три атомные торпедных подводных лодки. Всё - из Десятой дивизии подводных лодок в бухте Крашенинникова.
   Возможности по проведению десантных операций ограничены. Во Владивостоке развёрнуты две бригады морской пехоты, 155-я и 165-я, но не хватает плавательных средств для их переброски. Сотая бригада десантных кораблей находится в Фокино, но её транспортировочная нагрузка составляет тысячу человек. Универсальный десантный корабль "Владивосток" типа "Мистраль" построен и базируется в Владивостоке, но под него пока не создана соответствующая инфраструктура и, соответственно, как боевую единицу его можно пока не учитывать. Десантные корабли проекта "Носорог" уничтожены. Третий отдельный полк морской пехоты базируется в Петропавловске-Камчатском, но нечем его везти.
   По большому счёту, ударные возможности флота ограничиваются атомоходами. Однако эти суда - одно надводное и пять из подплава - к сожалению, не имеют надлежащего прикрытия. Ни корабельного, ни зенитно-ракетного, ни противолодочного, ни воздушного. Базы морской авиации в Каменном Ручье, Николаевке и Кневичах находятся в ослабленном состоянии после всех сокращений и представляют собой большей частью военно-транспортную и противолодочную авиацию, состоящую из летательных аппаратов устаревших типов. Для противодействия вражеским атакам нужно будет просить сухопутчиков, координируя наведение с помощью системы ГЛОНАСС, а эта система не предусмотрена для целеуказания, она навигационная, как американская GPS. Полк "тридцать первых" МиГов в Чугуевке был подвергнут сокращениям, но в настоящий момент восстановлен в качестве оперативно-тактической единицы.
   Президент помолчал.
   - Всё настолько плохо?
   - К сожалению - да. Единственным гарантом сдерживания противника на Дальнем Востоке является усиление нашей флотской и авиационной группировки. А также угроза применения ядерного оружия. Хотя последнее, в свете положений нашей новой военной доктрины...
   - Ну, надеюсь, что до этого не дойдёт. Ведь это вызовет мировую атомную войну, что пока никому не нужно, я полагаю. Какие меры противодействия по вашей, военной, части вы видите?
   - Довольно традиционные: те, которые предпринимались ранее. Наш генеральный штаб предложил следующий план действий. Создание под предлогом крупных военных учений значительных оборонительных группировок - в первую очередь авиации и флота. Перевод в состав Объединённого стратегического командования "Восток" значительных соединений из Европейской России, в частности, сил Северного флота - авианосца "Адмирал Кузнецов" с силами сопровождения.
   - Имеете в виду, переход по Северному морскому пути с использованием ледокола?
   - Да, товарищ Верховный Главнокомандующий. Авианосец и один "Орлан", знаменитый "Пётр Великий", а также малые силы и, в частности, флотилии БПК с десантом. Дополнить этот поход быстрым проходом атомного подплава подо льдами к месту дислокации. Большая часть Северного флота, к сожалению, также выведена из строя, однако объединённая мощь двух флотов может уже составлять существенную угрозу. Поэтому цель - соединение с Тихоокеанским флотом в Петропавловске-Камчатском. В нужный момент "Варяг" под зонтиком ПВО и ВВС Приморья проскользнёт туда же - Татарским проливом, а после воспользовавшись одним из проходов между северной части Курил. В угрожаемый период - скрытное устройство силами подводных лодок и ракетных катеров засад в районе проливов Лаперуза и Немуро, в тесном взаимодействии с авиацией и нашей спутниковой разведкой.
   - Такой вот аналог русско-японской войны, с поправкой на лучшее наше исходное положение и современность. На нашу готовность.
   - Вы совершенно верно заметили, товарищ Верховный главнокомандующий. Тем более, что и воевать мы в данном случае будем с японцами. Пока - только гипотетически.
   - Что ж, значит, война. Вторая русско-японская война. Или уже третья, с учётом кампании 1945 года. Господин министр обороны, как обстоят дела с организацией обороны на островах?
   Военный выпрямил спину. Это была его гордость, его личная инициатива. Его личный проект, стоивший, впрочем, бюджету немалых средств (частью расхищенных). Сейчас следовало не ударить в грязь лицом.
   - При организации обороны Южной Курильской гряды нами был учтён опыт подобных мероприятий. В частности, устройство обороны теми же азиатами, японцами во Вторую Мировую войну и корейцами. Узлы обороны представляют острова Кунашир и Итуруп, оба с одинаковой географией и геоморфологией, различающиеся только немного размерами. На каждом создано отдельное командование, подчиняющееся непосредственно руководству в Хабаровске, в оперативное подчинение которого поступают все прибывающие на остров части. В командующие выдвинуты два опытных инициативных офицера, имеющих большой боевой опыт и находящихся друг с другом в крайне хороших отношениях (что важно при взаимодействии "соседей").
   - Редкое в наше время явление, - заметил Президент.
   - Оба в звании полковников, но оба, следует заметить, не являются "паркетниками". Королевский Александр Степанович и Гирд Борис Сергеевич. Под самоуправство обоих отданы острова, и они за полгода уже провели там целый ряд значительных кадровых перестановок и частично сменили офицерский состав. Кроме того, личный состав на острове полностью заменён с солдат и сержантов срочной службы на военнослужащих на контрактной основе, причём предпочтение отдано лицам, участникам боевых действий (в том числе в качестве добровольцев).
   - Разумно.
   - Кроме того, существенно усилено оборонительное вооружение гарнизонов островов. Поставлены противокорабельные и зенитно-ракетные комплексы, современные противотанковые ракетные комплексы и переносные зенитно-ракетные комплексы, реактивные системы залпового огня, средства обнаружения, связи, индивидуальной защиты.
   Однако главным нашим козырем выступает новая оборонительная тактика. Полностью была пересмотрена концепция островной обороны, внесён проект по созданию системы оборонительных укреплений, отвечающих условиям современной войны. С учётом имеющегося опыта защиты островных операционных районов, по большей части зарубежного, взятого у корейцев или у тех же японцев.
   - Наслышан. Проект стоил приличной суммы денег и стал поводом для ряда крупных скандалов в печати.
   Его, министра обороны, личный подшефный проект.
   - Основой послужили японские укрытия, выстроенные в годы Второй Мировой войны и предназначенные для отражения наших десантов. В 2005 году они были обнаружены, в довольно неплохом состоянии, что говорило о качестве постройки. В настоящий момент острова представляют на угрожаемых участках системы подземных коммуникаций, фактически крепости под грунтом, невидимые для спутниковой и прочей разведки вероятного противника. Системы управления и связи запрятаны глубоко под поверхностью суши. Такое устройство обороны имеет свои минусы, но сочтено более перспективным по сравнению с прежней концепцией мобильной обороны, мало применимой на пространстве островов, слабо пригодном для маневрирования и к тому же существенно ограниченном из-за сильно пересечённого характера местности.
   - Прекрасно, - сказал Президент. - Евгения Михайловна?
   Евгения Михайловна - властная, полнотелая женщина - чуть дрогнувшим голосом начинает свой доклад. Все её называют "Евгения Михайловна", но за глаза зовут просто "Мадам". Её путь к власти тоже был далеко не так прост, и за ней водились грешки (среди которых тяга к молодым любовникам, восторженным и все как на подбор безголовым, была скорее даже добродетелью). Но профессионал она отменный. Умна, цинична, с распутным блеском в глазах. Она курирует работу по связям с общественностью при администрации Президента и отвечает за важнейший фронт - идеологический.
   - В настоящий момент внутриполитическую обстановку в стране можно охарактеризовать как нестабильную. Сложная экономическая обстановка в стране, связанная с продолжающейся деградацией промышленного потенциала и ресурсной, экспортной ориентацией экономики...
   - Евгения Михайловна, прошу, ближе к сути, - морщится Президент. Он не любит, когда ему даже косвенно напоминают, к каким политическим кругам он принадлежит.
   - Простите, господин Президент. Успешные действия по поддержке Русской Весны, восстаний и выступлений русскоязычного населения в периферийных государствах, бывших республиках СССР, создали вам положительный имидж, образ такого Русского Императора, защитника и собирателя русских земель. Они же, к сожалению, сформировала вокруг пояс враждебных государств из былых союзников, главным звеном которого стал новый противник, Казахстан, с его тысячами километрами необорудованной границы в степи.
   Успешность каждой такой операции повышала ваш рейтинг до запредельных восьмидесяти пяти - девяноста процентов, неудача снижала до пятидесяти-шестидесяти. Вместе с тем явное поражение в Прибалтике, отказ идти на прямую конфронтацию с странами Атлантического Альянса вызвало падение рейтинга, совпавшее с усугубившимися экономическими и социальными проблемами.
   - То есть?
   - Небольшая и должным образом поданная война является выгодным пиар-ходом, способным отвлечь население от внутренних трудностей. Вместе с тем затягивание военного конфликта, или же открытая военная неудача способна сыграть самую негативную роль. То есть, с точки зрения эффективной пропаганды, война нужна, но короткая и не очень неудачная.
   - Полагаю, у вас есть алгоритм действий?
   - Да, он изложен в предоставленной вам докладной записке.
   - И воевать опасно, и от войны не отвертеться, - с усмешкой произнёс Президент. - Господин министр обороны?
   - Да, товарищ Верховный главнокомандующий?
   - Я бы хотел подробнее ознакомиться с предложенным вами планом военных учений...
  
   ...
   Утро, угрюмое серое утро. На боевом корабле на палубе обычно шумно, особенно на борту авианесущего крейсера в походе, с задействованной авиагруппой (шумят дюзы реактивных двигателей), но в высоком начальственном кабинете всегда тихо. Неслышно топят помещение конверторные батареи вдоль стен. Окна распахнуты настежь, с высоты виден серо-белый, заснеженный Североморск, главная база Северного флота. В отдалении - пустеющий зимний рейд.
   Адмирал Александр Кораблёв задумчиво смотрит вдаль. Адмирал - звание, промежуточное между адмиралом флота и вице-адмиралом, эквивалентное сухопутному "генерал-полковнику". В его подчинении находится самое мощное оперативно-стратегическое соединение Российской Федерации, снабжённое стратегическим ядерным вооружением. Весьма существенный аргумент в любых дипломатических переговорах.
   За окном февраль. Отвалы серого снега на тротуарах, следствие работы снегоуборочных машин, пластами грязный наст. Чуть сыпет мелкая крошка, больше похожая на иней, безветренно и тихо. На улице ни души, и машины ездят не слишком часто. И на душе спокойно и светло, несмотря на рабочую обстановку и ответственное положение. Мысли совсем не о кораблях и не о военной службе.
   Ах, как хотелось бы командующему Северным флотом сбросить лишний десяток и снова почувствовать себя молодым! Ребёнком бежать по улице, играть в снежки, цепляться за проезжающие автомобили. Сейчас-то нельзя: несолидно, могут не так понять, ещё и за закрытыми стенами полечат. Но хотелось бы, безусловно хотелось бы снова оказаться в том времени, когда деревья были большими, мир прекрасным, а будущее безоблачным. И когда за спиной стояла Великая Страна.
   По всей форме, бодрым шагом входит вице-адмирал Висеватый. Личность на Северном флоте легендарная, да теперь уже и не только там. В любом доке, самом последнем кубрике, знают: если едет с проверкой Висеватый - туши свет, что-то будет. Даже прозвище дали "Писеватый" - производное от мужского полового органа, за въедливость. Адмирал в свои годы (за пятьдесят уже) умел таким виртуозным языком объяснить неподчинённым их недоработки и недостатки, что те после очередного "песка" только рты разевали. Велик и могучий солёный морской язык.
   Среди его "разносов" - такие "перлы", как: "Не следует стыдливо натягивать юбчонку на колени, товарищ капитан 1-го ранга, когда вы пришли за помощью к венерологу. Рассказывайте, как вы умудрились из такого хорошего и нужного дела как прием шефской делегации, устроить пьяную оргию с поездками на командирском катере по зимнему заливу с профилактическим гранатометанием?" Или же: "Если про известную актрису больше не говорят, что она - (здесь - очень нецензурное слово про женщину), значит - она теряет популярность. Если командира корабля подчиненные в разговоре между собой хотя бы иногда не называют (опять бескультурное слово), значит, его пора снимать с должности".
   Кто-то из офицеров не поленился и записал высказывания адмирала. А затем издал - в отдельный сборник цитат, как пособие по морской ругани. Бестселлер имел успех, экземпляры разошлись по всей стране. Прототип в адмиральских погонах получил всероссийскую славу, его цитатник мигом сделался бестселлером. Рядовые граждане только за головы хватались, как из незначительного эпизода можно сотворить четырёхэтажную фразу, содержащую эпитеты, метафоры, даже оксюмороны, играющую потаёнными смыслами, как бриллиант лучами радуги.
   Впрочем, в нужный момент Висеватый настоящий профессионал. Подлинный морской офицер, до мозга костей, военная косточка во всём. Выживший в годы развала, сохранивший и убеждения, и блестящую выправку. Руководивший ударным соединением российского флота, не раз бороздившим просторы Мирового океана.
   - Садись, Пётр Сергеич, - Кораблёв помахал ведомственной папкой. - Идёшь в дальний поход, на учения.
   - Средиземка? - морщится Висеватый, присаживаясь напротив руководства. Каждый поход в Средиземное море - целая операция: движение круглосуточно под наблюдением натовских флотов, от самого дома (Норвегия рядом). Постоянно настороже: боевая служба и большая политика здесь во всём, даже в посещениях гальюна. Всегда на нервах. Шаг вправо, шаг влево - согласовывай во всём.
   - Российский Дальний Восток, - Кораблёв бросил папку на стол. - Петропавловск-Камчатский. По прибытии перейдёшь в оперативное подчинение вице-адмиралу Нерсесянцу, командующему Тихоокеанским флотом.
   Вице-адмирал Висеватый немного удивлённо посмотрел на начальника. Он, конечно, человек вспыльчивый, холерический. Но, что в нём положительное, без напрасных амбиций. Подобные распоряжения воспринимает всегда должным образом.
   - Вижу, Пётр Сергеич, есть что сказать. Неохота в дальний поход?
   - И это. Но главное... с чем иду?
   - "Кузнецова" уводишь, "Петю", БПК, эсминец, который на ходу. Все боеспособные бэдэка с морской пехотой и техникой. А главное - Северным морским путём идёшь, в кильватер за ледоколом. У меня тут одни корыта остаются, да то, что на приколе. Одним подводникам радость: их атомарины проскользнут подо льдами - и выйдут в заданный район. Не нужно мучатся с Арктикой зимой и весной: она ведь и летом шуток не любит. У них автономность повышенная. И никакого сопровождения, никакого Фарерского рубежа фактически от родных ворот. И никакого СОСУСа. До Берингова пролива, по крайней мере.
   Кстати, подводники отдельно идут. С вице-адмиралом Белковым. И тебе не подчиняются. У них свой круг задач.
   - Как будто на войну идём. Как в девятьсот пятом - через полмира к Цусиме.
   - Чёрный у тебя юмор.
   - Да какой тут юмор...
   - На Дальнем Востоке сейчас напряжёнка. Видимо, на этот счёт и устроили учения. Против Японии, ты верно понял. Чтобы не как в девятьсот пятом - когда эскадры разделили Порт-Артур и Цусима.
   Помолчали. Подал голос командующий:
   - Соображения?
   - Соображения печальные. Соединение не бог весть какое. "Кузнецов" - авианесущий крейсер, не полноценный авианосец и не атомный, каждый поход проблемы с котлами. Даже до собрата по тоннажу, до красы и гордости французского флота, махины с ядерной силовой установкой, "Де Голля", не дотягивает. Откапиталить бы. Авиакрыло неполноценное: последний раз ходили - дюжина самолётов и три вертушки, треть от штата, курям на смех. Во льдах пойдём, за ледоколом. Скорость будет низкая, чтобы дойти до означенного района - нужно время. Любая авария, самая мелкая остановка - целая настоящая катастрофа. На развёртывание тоже затратиться надо. Думаю, не меньше двух месяцев уйдёт, раньше апреля не доберёмся. В одиннадцатом году только на подготовку выхода полтора месяца потеряли. Это если без эксцессов.
   - Ну, не каркай. Мы, моряки, люди суеверные.
   - И, главное, перспективы столкновения с японцами вызывают определённые сомнения. Это если начнётся стрельба. У них триста "Гарпунов" в залпе, у нас - одиночные снайперские выстрелы. И "Иджис" как связка. А главное - авиагруппа не чета нашей. Истребители пятого поколения, с серьёзными возможностями по обнаружению цели и приличной малозаметностью, что бы наши газеты и пропагандисты там не вещали. Без взаимодействия с сухопутчиками, если есть у них что-нибудь на Камчатке, разнесут нас к ....
   - Вроде, есть ещё авиабаза в Елизовском.
   - Без поддержки авиаполком, без соответствующего обеспечения (разведывательного, информационного) шансы невелики.
   - Ты вот что, Петя, - доверительно сказал адмирал вице-адмиралу. - Ерунду не говори. Идёшь на учения. Помашешь вымпелами у японских берегов, продемонстрируешь флаг - готовься на новое назначение. Информация верная, подковёрная борьба в министерстве прошла соответствующая. Вице-адмирал Нерсесянц немолод, скоро на пенсию, а плодить лишние штатные должности...
   - Есть. Правда, есть ещё одно беспокойство.
   - Какое же?
   - На месте японцев, если бы я и вправду собрался атаковать, я бы нанёс удар на стадии развёртывания. Как в сорок первом, в момент, когда наши эшелоны только двигались к границе. Обеспечил бы себе преимущество позиции превентивным нападением.
   - Да вряд ли... Не каркай, говорю тебе. Не навлекай беду. Идёшь на учения. Какая-такая война, в наш смутный ядерный век?
   ...В середине февраля ИТАР-ТАСС кратко сообщила о готовящемся походе группы кораблей Северного флота. Всё оставшееся время шла напряжённая работа: на кораблях, входящих в ордер, безвылазно находились специалисты флота, представители промышленности, экипаж вкупе с портовыми службами производил проверку оборудования, вооружения, механизмы. Принималось на борт молодое пополнение, производилось его обучение. Подготовка похода кипела.
   Молниеносного выхода не получилось. Это был не девятнадцатый век, с его линейными кораблями и фрегатами, в неделю готовыми к выходу в море. Каждая экспедиция флота - огромное событие, его освещали все медиа. Флот - гордость любого государства, символ его технологического могущества. Скрыть невозможно: тысячи моряков покидают свой дом, на причалах их ордами провожают члены их семей, которые пишут в социальных сетях, на электронные почты и так далее.
   Перед выходом ведутся огромные подготовительные работы, означенные выше, они также привлекают много внимания. Наконец, когда начинается поход, с рейда пропадают громадины кораблей, а в штабе противника через разведку и спутниковое наблюдение уже всё знают. Нет смысла скрывать. Американцы развёртывания своих "Нимитцев" за две-три недели анонсируют, понимая, что большой корабль - не танк, его в лесочке не замаскируешь.
   ...Только 12 марта корабли вышли в море. Впереди двигался авианесущий крейсер: яростно дымя и чадя котлами, забитый двумя с лишком тысячами экипажа, он встал на "бочки", готовясь принять авиакрыло. За ним следовали флагман "Пётр Великий", три БПК, эсминец и флотилия из четырёх БДК. 19 марта двенадцать истребителей Су-33, несколько МиГ-29К, а также четыре вертолёта ПЛО Ка-27ПЛ перенеслись на палубу, и ордер выступил в поход. Небольшая колонна кораблей и свыше пяти тысяч человек на борту. Предполагалось дойти до места встречи с ледоколом, после чего должно было последовать долгое и нудное прогрызание, проталкивание через льды. Команды были полны энтузиазма, всё же лучше, чем сидение дома. Но опытные офицеры были молчаливы и сосредоточены: они знали, что их ждёт. Арктика шуток не любит.
  
   ...
   "Кабуки".
   Таким презрительным словом, каким в давние времена именовали представителей народного театра бродячих актёров, самых низших представителей японского общества, вице-адмирал (или, по-японски, "кайсё") Шигеру Ито охарактеризовал происходящее за окном его автомобиля. Чёрный вальяжный "Мицубиси" быстро маневрировал среди сложной системы улиц громадного Токио, перестраиваясь в потоки, ныряя в проулки, известные только знатоку местных улиц. С этим мог бы справиться только опытный шофёр.
   Возле здания российского посольства на улице Азабудаи, в престижном районе Минато, недалеко от порта автомобиль притормозил: Ито попросил своего доверенного водителя остановиться. Здесь он узрел картину разгрома, творившегося у ворот представительства великой северной державы, с которой его родина, Япония, воевала в двадцатом веке аж дважды. Вернее, трижды: если считать войной пограничный конфликт на Халхин-Голе и у советского озера Хасан.
   Вот здесь-то он и проронил своё короткое: "Кабуки". Почти единственное слово за всю поездку, а затем приказал шофёру ехать. Его сегодня ждали в адмиралтействе, для него сегодня был важнейший день, и он немного спешил. Попутно он вспомнил, что сегодня великая дата, день Северных территорий, эры умиротворения Хэйсэй, что тянется уже третий десяток лет. Эры, что прервётся кровавой войной, как гласили предания.
   Как истый военный, Ито презирал весь этот цирк с топтанием чужого флага. В нём текла кровь самураев, древнего японского рода, к подобным выступлениям он относился с брезгливостью родовитого феодала, наблюдающего за не слишком удачным кривлянием игры актёров. Флаг врага следует брать с боем, вырывая из ослабевших и окровавленных рук, а не шить самим втайне, совершая подделку чужой символики, и затем не использовать её как средство вымещения своих политических претензий. Настоящий воин и самурай никогда не опустится до такого.
   Белый парадный китель сидел на нём, как влитой, в кобуре табельный пистолет. Но сам Ито предпочёл бы родовой клинок, наследственную катану, передававшуюся из поколения в поколение, выкованную и закаленную старинным мастером из речного железа. Тот самый, с красным шнурком войны на эфесе. В клинке содержалась сила, преемственность лет, придававшая силу и уверенность в действиях.
   Ито уже немолод. Его далёкий предок, Ито Хиробуми, маркиз Ито, предпочёл карьеру дипломата и выдающегося политика, он же, его потомок, выбрал стезю военного моряка. Путь к вершинам военной карьеры был долог и труден, в межведомственной грызне выживали самые пронырливые. Пять десятков лет давят на плечи подобно похоронному савану, Ито не всегда достигал результатов честными способами. Он помнил те времена, когда военному нельзя было применить своё табельное оружие против привязавшихся хулиганов, чтобы не попасть под расследование. Вообще нельзя было появляться с оружием, чтобы его не сочли агрессивным. Приходилось приспосабливаться и выживать.
   Но теперь всё иначе. Теперь военные - элита, каста общества. И он, адмирал, военный моряк, принадлежал к её числу. Было от чего возгордиться.
   А ещё у него есть сын, и всё для него. Ито-младший. Оболтус и повеса. Его наследник и его кровь. Его самая большая любовь и самая большая надежда. Правда, молодёжь сейчас меняется к худшему (не уважает старших, грубит, сквернословит), но к его потомку это не относится...
   Он учится в военной лётной школе, в будущем отец надеется вывести его в командиры эскадрильи. Той самой палубной военной эскадрильи, отборной гвардии вооружённых сил, лучших из лучших, что подчиняется не этим спесивым летунам из ВВС, но командующему военно-морским флотом. Какие, к демонам, Силы Самообороны, как их называют для отвода глаз...
   Мечтой Шигеру является увидеть Шимицу ведущим, среди первых слетающих в боевом порядке с палубы его флагмана "Идзумо", самого нового, самого мощного и полного возложенных на него надежд красавца со стандартным водоизмещением в двадцать семь тысяч тонн. Во главе выпестованной им эскадрильи японских боевых самолётов. Не стаи устаревших, производимых по лицензии "орлов", неспособных взлетать с корабельной палубы. А эф-тридцать пять-би, новейших американских самолётов, закупленных за счёт бюджета после долгого лоббирования и проволочек.
   Несокрушимых "лайтингов". Молний, росчерком серебряной пыли пересекающих небосвод.
   "Сегодня самый великий день. День свирепого зверя. Личного демона адмирала".
   ...Останавливаются у дверей адмиралтейства. Шофёр просит отлучиться: он хочет в туалет. Ито воспрещает ему это: пусть терпит, как может, как положено настоящему воину. Или гадит в штаны, нарушая запрет и устав. Ито взбегает по лестнице, миновав караул и несколько уровней безопасности. Шофёр пусть остаётся внизу.
   Раздвигаются сделанные под старину двери (из бумаги, с перекладинами), и он входит в свою епархию. Рабочий кабинет: стол, стулья, на стене экран, для визуальной связи. В секретере за стеклом меч, его родовая катана. Он специально перевёз её сюда, чтобы наполнять энергией предков свою рабочую деятельность.
   Отворяются дверцы шкафа, и катана с постамента в его руках. Он ощущает тяжесть боевого оружия, холод стали. Сколько лет этому клинку? Пятьсот? Шестьсот? А всё ещё острый, как, наверное, в первый день своей жизни, когда он только покинул кузню мастера. Великолепная заточка. Никого нет, можно не скрывать, вице-адмирал Ито делает пару замахов...
   ...И немолодой адмирал Ито исчезает со сцены. Вместо него - преклонных лет самурай, великолепный воин, вобравший ярость предков. Рыцарь в стёганых доспехах из кожи. С рогатым шлемом, гроза соседей. Япония была наклонена, её армия и флот подверглись позору. Ничего, всегда есть время для реванша.
   Замах. Ещё замах. Потом ещё замах. Смертельный выпад.
   В своё время, самурай имел возможность опробовать остроту своего клинка на первом попавшемся простолюдине. Просто пойти навстречу и смахнуть с плеч голову, преклоненную или нет. Жаль, что отошёл в прошлое этот великолепный обычай. Да и простолюдины подняли головы.
   ...Звонок по видеоконференц-связи. Он вырывает Ито из средневековой реальности, заставляет съёжиться, прийти в себя. Адмирал спешно прячет клинок, нажимает на кнопку, референт в другом помещении соединяет. На экране возникает бесстрастное лицо Генерального директора национального Агентства по обороне. Фактически - заместитель министра обороны, его правая рука и исполнитель.
   - Ито.
   Фраза ничего не значит, она лишена интонации, смысловой нагрузки. Но всё же что-то в ней есть. И недаром: сегодня очень важный день.
   Директор немолод. Сухощавый старичок с пронзительным взглядом, он куда ниже Ито, высокого сухопарого (даже долговязого) японца с широкими шагами. Он носит чёрную униформу ВВС, к которым принадлежит, и Ито ненавидит его пуще всего. Но в силу определённых соображений директор продвигает его по службе, и пока они работают в связке.
   "Всё ради тебя, сын. Ради продолжения рода".
   - Господин директор?
   - Сегодня день северных территорий. Великий, судьбоносный день. Нашим правительством был поставлен вопрос с Организации Объединённых Наций о признании южной Курильской гряды спорными территориями. Такое признание позволит нам в нужный момент применить наши войска на данных землях.
   Ито слушал без единой эмоции. Бесстрастные лица обоих японцев ничего не выражало.
   - Наш флот медленно, но верно восстанавливает свою боевую мощь. Авиация перевооружается, мы уже располагаем истребителями пятого поколения. Создание подразделений морской пехоты говорит о том, что превращение наших Сил Самообороны в полноценные вооружённые силы не за горами. А за ними - и воссоздание Великой Японской Империи, после тяжёлых поражений Второй Мировой и долгих лет унизительного мира.
   - Мы обучили и экипировали около трёх тысяч морских пехотинцев, господин директор. И несколько эскадрилий F-35, в том числе их палубных версий.
   - Вы амбициозный человек, Ито. И очень инициативный. Японии сейчас крайне нужны такие люди. Но смотрите, не оступитесь. Фортуна улыбается победителям.
   Генеральный директор вздохнул.
   - Ваш план, разработанный вами и инициативной группой офицеров Генерального Штаба, был доведён до сведения министра обороны. Был определённый конкурс, соревновались в основном ведомства ВМС и ВВС. Победило ваше ведомство. Командующий ВМФ очень вас рекомендовал.
   - Я был рад услужить, господин директор.
   - Есть некоторые вопросы лично от меня.
   - Конечно. Господин директор?
   - Как вы оцениваете возможности наступления на подготовленную оборону противника на острове, где все боевые действия развернутся на небольшом пятачке с пересечённой местностью, а оборонительные плотности будут значительно ниже отведённых нормативов? Понимаю, сухопутные бои - не совсем ваша компетенция, но специфика проведения десантной операции - ваша.
   - Вопрос в численности войск. Если остров будет оборонять не больше батальонной или полковой группы, чья устойчивость будет ослаблена внезапным авиаударом, а управление нарушено или дезорганизовано - скорее положительно.
   - Скорее?
   - Мы, к сожалению, пока не обладаем наступательными возможностями и ударной мощью американских военно-морских сил и корпуса морской пехоты. Флот создавался как средство эскадренного боя, ориентированное скорее на оборонительные действия и, соответственно, не обладает арсеналом специализированных боеприпасов, необходимых для поражения наземных объектов. Проще говоря, у нас нет ракет класса "корабль-земля" или "воздух-земля", а также "Томагавков".
   Мы, японцы, находимся на заре эры агрессивных войн, только-только восстанавливаем свой атакующий потенциал и выходим из сонного состояния "эпох умиротворения". Мы ограничены возможностями ударной авиации (в которой нет бомбардировщиков) и номенклатурой применяемых боеприпасов - авиационных бомб с корректируемым падением. Всё будет зависеть от эффективности первичности авиаударов и координации с производимым десантом.
   Директор помолчал.
   - Боюсь - вернее, надеюсь, - что планы по атаке Южной Курильской гряды могут быть приняты к действию. В частности, ваше, Ито, предложение, и предложение работников вашего штаба. Конечно, Генеральный штаб разрабатывает и принимает много таких планов, на всякий случай, в том числе на случай войны с африканскими государствами, но в этот раз что-то иное, и это "что-то" - не просто так. В воздухе веет ветром перемен, а это формирует возможности. Возможности для нас, сотрудников силовых ведомств, проявить себя, и, в частности, для вас. И для флота.
   - Я понимаю, господин директор.
   - В таком случае вам карты в руки. В ближайшее время ваш план будет доработан и детализирован, сотрудники экономических отделов рассчитают смету затрат на возможную операцию. В рамках Северного командования будет создано отдельная координационная структура, с сводным комитетом из штабов различных родов войск, под вашим непосредственным руководством. Было совсем непросто добиться вашего назначения на такую должность.
   - Я постараюсь оправдать надежды, господин директор.
   - Прекрасно. Нам останется ждать сигнала от политиков, но, когда он прозвучит - будьте готовы осуществить развёртывание.
   Экран погас. Ито остался в полутёмном кабинете. Тёмный зверь демона японского адмирала, урча, заворочался в материнской утробе.
  
   ...
   Аэропорт Менделеево. Раннее утро. Главный и единственный воздушный порт острова Кунашир, в период "реформ" благополучно переживший разрушение и регресс, полностью заброшенный тогда и заново отстроенный в период правления нынешнего Президента. Третье апреля 201... года.
   В то самое время, когда активизировался спор за Южно-Курильские острова, обнаглели японцы со своими "претензиями" и потребовалось срочно восстанавливать военную инфраструктуру острова. Для спасения престижа и сохранения лица, резко нашлись и средства, и люди, и проекты - аэропорт и все составные элементы его инфраструктуры были фактически возведены с нуля.
   Сереющая "бетонка" взлётных полос, уходящих в сумрак. Громада вулкана Менделеева на востоке, практически нависающая над взлётным полем, из-за которой всегда встаёт солнце. Шум и гам, характеризующий большое скопление людей, делающих какую-то большую работу. Несколько тёмных "туш" военно-транспортников Ил-76, замерших на полосе.
   Тучи народа, грузовики, снующие по территории аэродрома. Крики, команды, матерная брань и прочая "высокоинтеллектуальная" беседа, типичная для армии. Вроде этой, с обязательным добавлением небезызвестного "артикля" женского рода:
   - Тащи!
   - Куда?!
   - Туда!
   - Не ори!
   По трапам "Ильюшиных" сыпятся десантники. Один за другим, строй за строем, монолитной зелёной стеной. Не срочники, зелёные необученные юнцы - контрактники, знакомые с особенностями армейской службы не понаслышке. Здоровенные лбы лет по двадцать пять, явно уже кое-что умеющие и кое-что в жизни повидавшие.
   Есть и воевавшие: при распределении учитывалось участие в боевых действиях.
   Из чрева самолёта по выдвижной аппарели скатываются БМД и прочая техника. Десантно-штурмовой батальон, правда, пока только его половина, часть боевого состава и подразделения обеспечения. Скоро прибудет вторая, следующим рейсом. Дождутся - и двинутся в Лагунное. В места расположения.
   Сбросить бы всё это с парашютов, тем более что в России и техника десантируется с воздуха. Красиво, быстро, эффективно, не надо тратить время на посадку и выгрузку. Заполонить небосвод куполами-медузами парашютов. Но командование побоялось: рельеф местности сложный, "здесь вам не равнина - здесь климат другой". Попадёт техника в какую-нибудь расщелину или буреломный распадок - считай, пропало. Потом уже не вытащишь, тем более что время учений ограничено.
   Поэтому десантируют так, как есть, прямо на аэродром, без красивых моментов. Аккуратно, как величайшую в мире драгоценность. Словно пассажиров бизнес-класса гражданских воздушных авиалиний.
   Есть и "встречающий" - армейский капитан. Прямо из штаба. Он с трудом находит майора Попятнова, командира подразделения:
   - Вы к нам с корабля прямо на бал, - жмёт руку. - Уже ввели в курс дела?
   - В общих чертах.
   - Переходите в оперативное подчинение Сергеича... Гирда Бориса Сергеевича. Он здесь, на Кунашире, командующий отдельным командованием "Кунашир" центрального подчинения. Операционный район действия - Кунашир, Шикотан, Хабомаи, Малая Курильская гряда. Прямо под Хабаровском сидим, подчиняемся центральному штабу стратегического командования. Полковая группа у нас здесь. С вами - уже бригадная. Кстати, предлагаю на "ты"...
   Вскоре прибывает второй эшелон: новое звено "Ильюшиных" с рёвом заходит на посадку. Снова шум и гам, снова выгрузка. Ранее прибывшие ждут. Наконец, всё закончено, строятся в походную колонну, с определённым порядком движения и интервалами между техникой. Впереди, за взводом на БМД, - штабной УАЗик с комбатом подразделения, майором Попятновым и встречающим капитаном. Позади - вся маленькая десантная армия.
   Двинулись. Прямо в гору, под уклон. К самой вершине проплешины между холмами, где находился перевал.
   ...В дороге разговорились. До Южно-Курильска было ещё шестнадцать километров, а дорога мало походила на автобан. Да и колонна техники, шедшая следом, согласно распорядку, не давала разогнаться: скорость на марше не превышала двадцать-двадцать пять километров в час.
   Встречающий капитан говорил:
   - Здесь пещеры... Ходы подземные, множество... Когда в 2005 году какие-то туристы шарахались по острову - были найдены системы подземных коммуникаций, что японцы вырыли здесь во время Второй Мировой. Настолько хорошо замаскировали, что нашли только в пятом году. Готовились обороняться, как при этом их острове, как его... Иводзиме.
   - ?
   - При Иводзиме, в 1945 году. Там, на этом маленьком пятачке, в несколько раз меньше по площади Кунашира, с единственной горой на окраине, японцы тогда дали проср...ся американцам. Те бросили против них несколько дивизий своей хвалёной морской пехоты, авиацию, весь свой Тихоокеанский флот. На совсем крошечный уголок, час ходу туда, час - поперёк. Но япошки закопались под землю - и нанесли урон американцам больший, чем весь их гарнизон, вместе взятый. Погибли почти целиком, но дрались месяц с гаком. Про это фильм ещё потом сняли. Даже два.
   - Ну и?
   Капитан рассказал. Поглядывая в окно, общаясь по рации с кем-то из подчинённых. Слово за словом, открывая всю сложность судьбы маленького острова и населявших его людей. Делать всё равно нечего: тянись по дороге в гору, а за ней, за перевалом - вниз.
   ...Судьба кунаширских пещер сложилась любопытно. В годы Восстановления начали воскрешать местный гарнизон, изрядно погромленный за годы "реформ". России нужна была вывеска на Дальнем Востоке, чтобы противостоять экспансии набирающих мощь азиатских держав, одной такой "рекламной доской" стали Южно-Курильские острова и Кунашир в их числе.
   Работы по воссозданию островных крепостей Кунашир и Итуруп закипели. Делалось это, как было принято в родном отечестве, своеобразно, противоречиво и очень сумбурно. По крайней мере, так обстояли дела непосредственно на Кунашире, о чём в деталях знал капитан. Пограничников здесь по-прежнему "резали" по штату, сокращая совсем уже незначительное количество, но взамен завозилась новая техника. Много, обильно и бестолково, как всегда. Танки Т-80, комплексы зенитно-ракетные...
   Но всё это было не то. Войска, стоящие под открытым небом и в наземных строениях, были уязвимы для ударов с воздуха, а танки не могли воевать с самолётами. Что в условиях наличия под боком сильной японской и американской авиации наводило на печальные мысли. Оборона на Кунашире оказывалась несовместима с реалиями: расположение войск на поверхности, а также любая незащищённая связь - могли быть вынесены в первые же минуты воздушного нападения.
   К счастью, в Министерстве нашлись, в кои-то веки, умные головы, пересмотрели концепцию обороны острова. От концепции мобильной обороны, с подчинением штабу на Итурупе - концепция системы подземных укреплений с самостоятельным командованием. От маленьких раздробленных группировок, чьи части подчинялись разным ведомствам - к сильным монолитным кулакам.
   "Умные головы" звались полковники Королевский и Гирд. Те самые, так отчаянно проявившие себя в Казахстане и Прибалтике, а до того - ветераны двух Чеченских кампаний.
   Конечно, у них были покровители, конечно, они не на пустом месте развили проекты. Конечно, их сопровождала определённая протекция: как же, герои недавней войны, любимцы СМИ. Но их воля, их последовательность в принятии решений и упорство в их исполнении в первую очередь сделали своё дело. Оба были назначены на командные должности и уехали строить новые автономные оперативные командования.
   И началось! Когда капитан приехал сюда с Батей (кстати, Батя - так Гирда зовут, его прозвище ещё по прошлой войне, пояснил встречающий) - тут невесть что творилось. Воевать пришлось со всеми и со вся. Доносы так и строчились в Хабаровск. Раздолбайства и всех прелестей армейской бюрократии хватало с избытком. Всех перебили, "съели", оставили только тех, кто реально что-то делал. Не по принципу клановости, но по признаку полезности. Но крови попили...
   А японские подземные укрытия творчески доработали, довели до ума. Достроили, укрепили, восстановили. Целое состояние сюда зарыли, строительные компании трудились целое десятилетие. Теперь там - настоящее подземное царство, в несколько ярусов. Бункера, коридоры, хранилища, галереи - на многие-многие километры в глубь планеты. Подземные станции электропитания, автономные генераторы. Всего и не счесть...
   Капитан остановил свой рассказ и закурил. Попятнов спросил:
   - А "сосед" кто? На Итурупе?
   - Конунг. Тот самый Королевский, о котором я тебе рассказывал: от фамилии и прозвище. Они с Батей не разлей - вода. Воевали вместе в паре мест.
   - А наряд сил на острове достаточный?
   - Более или менее. Два батальона, пулемётно-артиллерийских, развернуты на базе мотострелковых, две отдельных танковых роты, пограничники, батальон внутренних войск... Дублирующая структура, всё подчиняется штабу в Лагунном. Вертолётная эскадрилья. Но главное - зенитно-ракетные дивизионы и два дивизиона РСЗО. Их Батя лично выклянчил у Хабаровска, доставили с огромным скрипом. Всё вместе - тысячи три. С вами и бригадой спецуры (она уже прибыла вчера) - уже четыре. Больше, чем сидело здесь при Советском Союзе.
   - Солидно...
   - Отож.
   - Если бы Союз не распался...
   - Не надо лучше про Союз.
   Помолчали. Как о покойном, о котором плохо не говорят.
   - По плану учений, как я понял, будем имитировать отражение атаки на остров?
   - Что-то типа того. Но не всё так просто... Батя у нас человек с хитринкой, так просто ничего у него не бывает. Увидишь...
   Открытия продолжались. На спуске с горы, в долину речки Лесной, с севера огибающей по распадку вулкан Менделеева и несущей свои быстрые воды вниз, туда, где широким простором открывается море, с берегами, ещё не очистившимися от апрельского льда, майор Попятнов не смог сдержать удивления:
   - У вас что, ещё и флот есть? - эмоции перехлестнули через край. На рейде покачивались два корабля со сложными этажерчатыми надстройками.
   - Есть. Батя затребовал два тральщика из Владика.
   - Мины будете ставить? Или снимать?
   - Будем. А потом снимать. Или изображать, что ставить и снимать. Кто знает, что у Бати в голове. Говорю - человек с хитринкой. Сегодня совещание, брифинг по-новомодному. Глядишь - скажет.
   ...Гирд Борис Сергеевич, он же "Сергеич", он же "Батя" способен был очаровать любого человека. Подтянутый, худощавый (с много говорящей понимающему человеку "худощавостью"), лет сорока пяти, он говорил коротко, сухо и всегда по делу. Ветеран целого ряда войн, из тех, что полыхали на периферии злосчастной России после развала Советской Империи. Человек Войны, приехал на остров с больной женой, когда здесь была руина, и теперь командовал укрепрайоном с самым боеспособным в стране гарнизоном.
   Сдержанный, корректный, не употреблял алкоголь и никогда не матерился, настоящий полковник. Тем более что и звание у него было подходящее, полковник. Что, кстати, не нравилось очень многим "генералам".
   Разве что его старый сосед и соратник, Королевский на Итурупе, мог поспорить с ним во всех этих качествах.
   Он поприветствовал Попятнова коротким кивком:
   - Вы у нас сразу с корабля на бал. Технические вопросы, лирика и общение - позже. Сейчас у нас военное совещание.
   ...Батя говорил - быстро, убеждённо. Не терпя отлагательств, местами заглядывая в лежащую перед ним бумагу приказа. При обращении использовал формулировку "господа и товарищи", следуя современной моде. Общество ведь раздробилось, на базе спора об историческом прошлом страны. Кто был за "белых", кто - за "красных", кто - за батюшку-царя. Становилось ясно, почему его ценят подчинённые - он умел работать по-человечески, подходить к людям по-людски и в то же время установить в коллективе чёткую дисциплину и рабочую атмосферу:
   - Как вы все знаете, по плану, утверждённому штабу, у нас тут проводятся, условно, "антитеррористические учения" и устанавливается наивысшая красная степень опасности для гражданского населения, что подразумевает его безусловную эвакуацию.
   Теперь по пунктам. Ни для кого не секрет, против каких "террористов" в действительности производятся учения. Эти террористы японской наружности готовы в любой момент вывести в море свой караван с войсками, сосредоточенный в портах Хоккайдо и северного Хонсю, там огромная армада, сопоставимая с испанской Непобедимой, и авианосное прикрытие. Лично я полагаю, что данные действия будут носить характер скорее демонстрации, сопутствующего дипломатии давления, как это уже не раз происходило, но считаю целесообразным обезопасить себя и подчинённых мне людей.
   Мы располагаем группировкой, насчитывающей, с учётом некоторого некомплекта, около трёх тысяч шестисот человек. С учётом экипажей двух тральщиков военно-морского флота, перешедших в моё оперативное подчинение. Отчасти это небоевые подразделения - например, медицинский батальон, части обеспечения боевых частей. В принципе, полнокровная армейская бригада.
   В связи с чем ставлю задачу согласно военному приказу. К вечеру следующего дня эти части должны быть распределены по убежищам и занять расположение согласно боевому расписанию. От скорости и успешности действий зависит успех учений. На поверхности остаются только наблюдательные и танковые части, они обязаны принять соответствующие меры по усиленной своей маскировке. В том числе против перспективных средств ночного обнаружения - тепловизионного, приборов ночного видения, средств спутниковой и воздушной разведки.
   Указанное же относится к гарнизону Головнина, в южной части острова. Туда уже переданы соответствующие распоряжения, майор Быстрица будет действовать самостоятельно, в отрыве от основных сил.
   Теперь по эвакуации населения. Дело непростое, трудоёмкое и не совсем отнесённое к армейской компетенции. Эти полномочия находятся в ведении подразделения внутренних войск (по большому счёту, эту функция МЧС, их нет сейчас у нас), но они на Кунашире переподчинены мне и поэтому задача ложится на наши, как говорится, хрупкие плечи.
   Население Кунашира до недавнего времени было порядка пяти тысяч человек, с учётом депопуляции последних лет, уменьшившей его почти вдвое, две тысячи мы вывезли. К сожалению, транспортные проблемы удалённости острова являются насущными, и быстрая эвакуация населения является сложным, почти невыполнимым процессом. Поэтому остальных гражданских, примерно три тысячи человек, согласно плану учений, считаю целесообразным разместить в подземных сооружениях.
   И последнее... Указанное является моей личной инициативой, утверждённой, впрочем, штабом... Считаю целесообразным осуществить минные постановки при входе на рейд Южно-Курильской бухты, до открытия сезона навигации... - не слушая возгласы изумления, Гирд продолжал. - Теплоход придёт ещё нескоро, время поставить и снять есть. Такая мера не позволит японцам с ходу атаковать гавань, если они решаться, заставит их тратить время на разминирование, воспрепятствует десантированию с крупных судов.
   Напоминаю, штаб из Хабаровска передал, что опасность насущна, реальна, поэтому действия максимально приближены к боевым. Приказываю: в случае получения сигнала о выходе японской эскадры и движении в нашем направлении - экипажам тральщиков иметь готовность осуществить постановку.
   - Но ведь это сорвёт навигацию! И останется опасность при разминировании, что не всё сможем снять! А если какой-нибудь теплоход наскочит - сразу десятки погибших! Сразу статья, особо тяжкое. И грех на сердце, до конца своих дней.
   - Будьте сдержанней, пожалуйста. Безусловно, это может сорвать навигацию, если вовремя не снять постановки. Но всю ответственность беру на себя, в том числе в письменном виде... Вы остаётесь только исполнителем, товарищ каплей, вынужденным следовать безумным распоряжениям начальства. Лучше перебдеть, чем недобдеть, как говорится...
   Совещание завершилось. После его окончания, когда товарищи офицеры разошлись, Батя задержал Попятнова. Полковнику было что сказать майору:
   - Древняя айнская легенда гласит, что после смерти духи павших на острове воинов мстят тем, кто причинил им смерть. Но мы не духи, наша цель - остаться в живых. И, оставшись в живых, причинить агрессору как можно больше смертей ...
   ...Учения начались. На следующий день, как только забрезжило солнце, огромные колонны техники, войск потянулись к норам входов в замаскированные укрытия. Их были десятки и сотни, этих нор, но войска шли только в открытые для них (чтобы не раскрывать расположения других). Вместе с ними потянулись мирные жители, некоторые добровольно, некоторые - с конфликтами и дрязгами.
   Последних было, по счастью, немного, но имелись и они: отечественное население оказалось изрядно испорчено за годы "демократии". Впрочем, части, ответственные за эвакуацию, пощады не знали, грузили всех.
   А там, под землёй, и правда было целое царство, описанное встречающим Попятнова капитаном. Коридоры, коридоры, коридоры, ведущие в глубь на много километров. Туннели, по которым свободно могли разъехаться машины. Арочные переходы, лестницы, ярусы. Вёрсты линий связи, протянутых прямо под землёй, в сберегающих трубах. Лампы освещения, способные озарить этот подземный город. Настоящий муравейник под землёй, тот, в котором живут чёрные песчаные муравьи.
   А вечером, получив соответствующую отмашку из штаба, в море вышли два владивостокских тральщика. Боевые корабли Тихоокеанского флота замерли, что-то там предпринимая. Тёмные силуэты судов слились в ночи с сумраком вод, сигнальные огни оказались погашены, все звуки - заглушены. Их команды всю ночь вели работы при входе на рейд...
  
   ...
   Мерцают огромные интерактивные экраны. Кулеры множества процессоров чуть слышно гудят, кнопки загораются и гаснут, как звёзды. Системы кодировки обеспечивают должное шифрование всем способам передачи информации. Люди в форме снуют туда и обратно, часть сидят за телефонами и средствами связи вдоль длинных столов, все чем-то заняты. Гул звучит отовсюду: гул голосов, разговоров, напряжённой работы.
   Девяносто шесть офицеров штаба, вдвое больше, чем требуется по нормативам. Столько понадобилось, чтобы обеспечить интенсивную работу военного командования. Ито никогда не мог подумать, что девяносто шесть человек в одном помещении способны сотворить такой гул.
   Объединённый штаб. Структура, непосредственно подчинённая Комитету штабов, подотчётному, в свою очередь, вице-амиралу Ито. Падчерица-работница в системе управления, выполняющая всю "чёрную" штабную работу. Над ней - представители ВВС, армии и флота, командующие со своими заместителями, сведённые в единый комитет. Объединённый Комитет штабов с чётко разграниченными полномочиями.
   Отдельно стоят четверо, среди этой массы людей со своими функциями. Их скорее Ито навязали, из соображения недостаточной квалификации японских Сил Самообороны. Нет пока у гордых сынов Ямато должного опыта в наступательных кампаниях и массированных воздушных налётах. Американские оперативные офицеры, с внешностями азиатов. Работают под эгидой ЦРУ, ни с кем в контакт лишний раз не вступают, держатся отдельно, в группе работают мобильно, в общении коммуникабельны, вежливы и корректны. Европейцу внешне не отличить.
   На взгляд потомка древнего самурайского рода, на истинных японцев они мало похожи. Один кореец, другой и правда японец (потомок эмигрантов из Чикаго), два других вообще этнические китайцы. Представители страны, с которой Японии, возможно, в будущем также придётся воевать... хотя один, вроде, с Тайваня. Это как совместить русского и немца или русского и англичанина и объявить, что они оба русские.
   Их задача - координировать деятельность японских управленческих структур с американской воздушной и спутниковой разведкой, а заодно - обеспечивать эффективность действий авиации (в чём американцы, следует признать, застарелые мастера). В частности, распорядок палубных самолётовылетов они поставили.
   Ито им не доверял. Вежливы, корректны, стоят на особь. Но всё же американцы (или, вернее, азиоамериканцы, согласно этой их "политкорректности"). Да ещё под эгидой ЦРУ. Когда секретность и так выше крыши. Наверняка докладывают куда надо, или доложат, когда придёт срок. Завтра с той же вежливой улыбкой и чёрной бездной в глазах всадят нож тебе в спину. Кто знает.
   "Враги. Всё равно враги. Грязные, неотёсанные чужеземцы, варвары. Не то, что высококультурные, утончённые японцы. Представители самой высшей, самой "белой" азиатской расы".
   ...Подготовка операции с кодовым наименованием "Ямамото" заняла уйму времени. И уже сожрала миллиарды бюджетных йен. А в смете возможных расходов стояла ещё большая цифра. Топливо. Боеприпасы. Улучшение и расширение инфраструктуры. Фрахт гражданских лайнеров, танкеров и сухогрузов. Выплаты личному составу (усиленные). Информационное обеспечение. Деньги, потерянные на различных согласованиях, осевшие в карманах должностных лиц. Очень большие деньги. Очень большие доходы - концернам и власть предержащим.
   Это так только кажется, что в современном мире так легко и просто взять и пойти на войну. Конечно, Генштаб каждой страны обязан иметь планы на случай любой войны в любой точке земного шара, но их практическая доработка и доводка, их реализация... Американцы готовили план атаки на Ирак больше года. Генерал Томми Фрэнкс начал разработку в декабре 2001 года, по поручению министра обороны Дональда Рамсфелда, несколько месяцев стягивал силы, а само вторжение произошло в марте 2003 года. Японский план атаки Южных Курил за подписью Ито был принят в феврале, а сейчас на дворе уже апрель. А уж доводился до ума этот план никак не меньше "Шока и трепета"...
   И вот сейчас всё было готово. Сигнал от правительства получен, националисты в Токио желали атаковать. Инфраструктура авиабаз в Читосе и Мисава улучшена и расширена, в рамках Северного командования тайно создано отдельное под-командование, для проведения самостоятельных действий. Группировка войск развёрнута, на север поэтапно переброшены нужные подразделения, перебазируется авиация.
   Элитные части посажены в первый эшелон, пехотная армейская дивизия - на гражданские транспорты во второй. Всё наготове, суда первой волны вообще вышли на внешний рейд с резервной военно-морской базы в Оминато, прочие собраны в Хакодате, поближе к театру действий, заполонив гавань. Субпрефектура Немуро, часть префектуры Хоккайдо, должна была быть непременно расширена за счёт северных территорий, незаконно отторгнутых Россией у Японии.
   Всё то, что готовилось долгие годы. Подспудно, тайно, шаг за шагом, Япония поднималась с колен и готовила новую войну. Войну, которая станет первой в череде конвенционных конфликтов за место Страны Восходящего солнца на просторах маленькой голубой планетки Земля. Так уж получалось, что одним народам Солнце даровало пространство и ресурсы, а других ограничило в них. И заставило сражаться и искать пути выхода, живя в минимализме и аскетизме.
   Японцам судьба определила место среди последних.
   Это было неправильно, безусловно неправильно. И вот теперь соседям снова надо было поделиться. Вот почему Страна Восходящего солнца снова, как в забытые былые времена, напрягала все свои силы для определяющей схватки. Мобилизовала тысячи людей, создавала инфраструктуру, перебрасывала целые подразделения. Готовилась к решающей битве.
   А подчиняется вся эта махина ему, Шигеру Ито. Адмиралу, чувствующему себя Того перед нападением на Порт-Артур и Ямамото перед бомбёжкой Пёрл-Харбора. Может быть, за давностью лет что-то и изменилось, но ощущения были ну очень похожие. Путь самурая - путь воина. Так наставлял древний кодекс бушидо. Главное было не оплошать при этом, как говаривал его куратор, Генеральный директор.
   ...План атаки представлял собой нападение только на один русский остров, Кунашир или, по-японски, Кунасири. На Эторофу было больше войск, больше танков, плотнее построена оборона, которую, как следствие, сложнее было взломать. На Кунасири дислоцировалось много различных частей, подчинённых разным ведомствам (например, пограничники), плохо слаженных между собой и прямо не предназначенных для линейного общевойскового боя.
   Этот разнобой представлял собой более слабую группировку, чем слитный боевой кулак Эторофу. Легче было разгромить их, чем истребить два танковых батальона и пехотные полчища Эторофу. Да и остров располагался гораздо ближе к Японии, через пролив Немуро. Выбор пал на Кунасири.
   Доводы, подводящие к тому, были следующие.
   Спорная часть архипелага представляла собой группу островов, Кунашир, Шикотан (Сикотанто), Хабомаи (Суйсё), Итуруп (Эторофу) и не перечисленные островки Малой Курильской гряды. Существовали различные редакции планов овладения ими.
   Сильные гарнизоны имелись только на Кунасири и Эторофу. Кто-то предлагал высаживаться на обоих, равными силами. Кто-то предполагал добавить ещё отдельную атаку на Малую Курильскую гряду и выбить погранпосты на Сикотанто. Кто-то рассчитывал ограничиться морской блокадой и давлением политическими методами. Кто-то протестовал против проведения операции в принципе.
   Всех переспорил Ито (и очень гордился этим). Его голос, голос разума, возобладал над ненужными амбициями. Он доказал, что распыление сил в условиях их дефицита является неразумным, что японским Силам Самообороны пока не по средствам одновременный десант на два укреплённых острова сразу. Что наступательный потенциал слаб и недостаточен, чтобы достичь успеха всюду и везде.
   Тем более что русские, скорее всего, проведут контрмеры и под видом своих учений также усилят гарнизоны островов. Вспомогательный удар против гряды мог быть нанесён и так, пограничные силы там скромны и не представляли угрозы. Морская блокада же сама по себе ничего не давала: флот будет постоянно под прицелом с островов, под целеуказанием для воздушных и ракетных ударов, русские будут стараться стрелять по кораблям. Как по мишеням в тире. Следовало этого избежать.
   Соответственно, нужен был всё-таки удар, но такой, чтобы наверняка. Как разящий удар клинка самурая - в самое сердце. Почти не оставляя следов крови на смертоносном лезвии.
   И вот теперь - он получил все карты в руки. Его волей было начать или отменить операцию. Сдвинуть или приостановить слаженную работу ста сорока тысяч людей, собранных на севере. Больше половины всех вооружённых сил Японии, включая обслуживающий персонал, назначенных обеспечивать проведение операции. Начать или остановить войну, подобно тому, как это делали все великие полководцы старины, прерогатива истинного властителя, стихии или даже бога. Это завораживало.
   ...Сперва - операция прикрытия. Корабли под зонтиком информационного и политического обеспечения соберутся к востоку от Хоккайдо и оформят боевой порядок. Авиация займёт позиции на аэродромах, в частях будет введена полная воинская готовность. Это - первая стадия, стадия якобы учений. Операция "Морская сила-201...". Так её обозвали остроумные штабисты, составная часть "Ямамото".
   Затем корабли врубят радиолокационное подавление на полную мощь и на всех парах помчат к цели атаки, намереваясь с ходу высадится на побережье. Так, как они пугали северных корейцев не раз, проводя подобные провокационные учения в прилегающих водах напротив Вонсана. Но только у подданных Ким Чен Ына была куда как более серьёзная береговая оборона, и при малейшем аврале они все, как один, вставали под ружье. Посмотрим, насколько хороши в этом русские.
   Одновременно самолёты нанесут массированные бомбово-штурмовые удары и оглушат защитников островов. Град бомб, сеемый с неба, должен сломить их волю к сопротивлению, нарушить связь и разрушить всю структуру управления. Жаль, конечно, что у них нет "Томагавков", конвенциями эти ракеты запрещены Японии. Триста ячеек флота могли обеспечить залп, перед которым померкли бы все Перл-Харборы и Порт-Артуры. И даже атомная бомбардировка Хиросимы, хотя до оружия массового уничтожения обычным средствам, конечно, ещё далеко.
   Кроме того, с юга на вертолётах и конвертопланах подойдут десантники и морские пехотинцы: их цель - резервный плацдарм на южной оконечности острова. А отряды диверсантов, несколько команд по десятку человек, уже начали с мини-субмарин инфильтрацию на территорию острова. Они по максимуму незаметно проникли в безлюдные бухты и, отлично натренированные, начали быстрое выдвижение по сложной пересечённой местности к местам дислокации. Туристов-иностранцев, к сожалению, в приграничную зону перестали пускать. Но это не простые "туристы". Они великолепно тренированы, обучены выживать, снабжены всем необходимым на пару недель и на месте обеспечат визуальное наблюдение, целеуказание и корректировку.
   Предполагалось, кроме того, ещё обогнуть Кунасири с запада и, пройдя на вертолётах, высадится в тылу у гарнизона, напротив военной базы в Лагунном, но Ито отговорил ретивых. Пролёт вдоль линии горной цепи с враждебным населением грозил ракетными атаками в борт, а Охотское море, скорее всего, будут контролировать русские, так что эта акция могла обернуться полным провалом.
   От такого варианта отказались.
   Если всё пойдёт ладно - они захватят Кунасири с ходу. Не дав врагу опомнится и оглушив его стремительным ударом, как удар джиу-джитсу. Комбинированной морской и воздушной, а также десантной операцией. Если же нет... Ито пока не хотел об этом думать.
   ...Сигнал был получен - Ито начал речь. Он говорил в специальный репродуктор - чтобы слышали офицеры его штаба, могли ретранслировать и передавать в войска. Он говорил, чётко, сильно и громко - чтобы слова шли от самого сердца. Он повторял слова приказа и передавал добрые напутствия частям, участвующим в операции с кодовым названием "Морская сила". Она, как элемент "Ямамото", должна была обеспечить результативность основной акции.
   ...Выходили в море корабли - один за другим. Они заранее покинули тесный рейд, собрались огромной ордой на внешнем и теперь спешно устремлялись прямо на восток - туда, в безбрежную даль. Хищные морские птицы, серо-стальные гиганты, с чётко очерченными обводами корпусов, они быстро резали высокую океанскую волну мощными форштевнями: на их мачтах гордо развивались агрессивные белые флаги с красными кругами и концентрически расходящимися алыми же лучами. Символ Восходящего солнца на море. Флот, надежда нации. Основа её технологического могущества, фундамент её престижа.
   Они формировали ордер и шли сложным противолодочным порядком, каждое авианосное соединение в три кильватерные колонны, корректируемые сложными компьютерными системами управления и навигации. Раньше это было наисложнейшей задачей, доступной лишь профессионалам - следовать нужным курсом, выписывая стандартный противолодочный зигзаг, и на поворотах прикрывать ядро группы - авианосцы. Сейчас многое упростилось, с усовершенствованием информационно-вычислительной техники. Но по-прежнему многое решал Человек.
   За ними начался выход Каравана. Гражданские лайнеры, забитые сухопутчиками, сухогрузы и танкеры. С таким трудом собранная и привлекавшая внимание всего мирового сообщества, теперь под вспышки телекамер и медиа-истерику покидала гавань Хакодате. Усиленная пехотная дивизия на борту - самая мощная, самая сокрушительная часть десанта. Она будет призвана закрепиться на берегу, если высадка состоится. Её батальоны и танки задавят все остаточные очаги сопротивления, а её численность превосходила первую волну вторжения почти вдвое. То-то сейчас, наверное, неистовствовали все мировые СМИ, куда Токио везёт морем свою многочисленную армейскую пехоту.
   ...Были приведены в повышенную боевую готовность авиационные части. Техники последний раз проверяли готовность самолётов к вылетам, экипажи отрабатывали массовость единовременных вылетов, исправность двигателей и оружия и имитировали воздушные бои. Армейские и пограничные части на севере были развёрнуты в боевой порядок, развёртывалась эшелонированная система ПВО и разворачивались скученные на Хоккайдо радары. В Немуро на пляжах и взлётных полосах прогревали свои шумные двигатели вертолёты и конвертопланы...
   ...Смеркалось. Корабельные порядки в теплых вечерних тонах шли на восток, их носы рассекали кофейно-алые воды. Почти сто сорок тысяч людей (включая обслуживающий персонал) были нацелены теперь на север, против группы островов, чей гарнизон, даже усиленный, составлял не более шести-семи тысяч солдат. Из них двадцать пять тысяч моряков, двадцать тысяч человек десанта на судах Каравана и ещё пять тысяч (вместе с обслугой) в отдельном подразделении вторжения в Немуро, в составе отдельной тактической группы "Немуро".
   В воздухе, казалось, повисли разряды грозы. Наступило то, что на большой войне именуют "паузой в боевых действиях". Японские офицеры у экранов были молчаливы и сосредоточенны. Все ожидали команды включения режима радиоподавления на полную мощность. Согласно плану учений, на эфирное пространство на сотни морских миль вокруг вскоре должен был обрушиться огромный зонтик помех, давящий любую радиоактивность.
   Затем корабельный ордер вдруг по сигналу остановился и развернулся на север. Всё затихло: все ждали приказа. Только слышно было, как функционировали корабельные механизмы да шумели голоса безбрежного и бескрайнего Моря.
   Близилась ночь.
  
   Это - реальные выдержки из сборника цитат адмирала Радзевского Геннадия Антоновича, командира 7-й оперативной эскадры Северного флота.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   10
  
  

1

  
  
  
  

Оценка: 3.18*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Олав "Мгновения до бури 2. Темные грезы"(Боевое фэнтези) Д.Осокинъ "Игры Свободной Воли"(Антиутопия) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Романова "Кластеры"(Научная фантастика) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Лили. Сезон первый. Анна Орлова✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаНарушенное обещание. Шевченко ИринаИмператрица Ольга. Александр МихайловскийПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаИзбранница Золотого Дракона (дилогия). Снежная МаринаПеснь Кобальта. Маргарита Дюжева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"