Торенко Сергей Викторович: другие произведения.

Князь Тьмы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Стихи Сергея /Лоннана/ Авуева, с его разрешения. Использована песня "Последний пир" /Тэм/

  Я сменял свою жизнь, как павших коней,
  
  Пробираясь сквозь толщу веков,
  
  И бессчетное множество дней и ночей,
  
  Вёл жестокую битву со злом.
  
  Менестрель поднял лютню:
  
  - История стара, как наш мир.
  
  Вздох, перебор струн, взгляд сквозь пламя костра.
  
  - Он был великим воителем, но вместе с тем - смертным. На фоне сотен веков истории его жизнь была вспышкой крылец мотылька на пламени свечи. Наши жизни это тоже вспышки... Тысячи тысяч вспышек, но вспышек в огне костра, где среди искр пламени нас не заметят.
  
  К костру неспешно подошёл граф Кинбурский, его сиятельство сэр Лонн. Солдаты повскакивали и в почтении склонились перед графом. Менестрель оставался сидеть, подобрав ноги под себя и жуя какую-то травинку.
  
  - Мой почтение, граф, - приподнял глаза менестрель, но продолжал сидеть.
  
  - И тебе привет, благородный Аватор. Опять моим воинам настроение портишь?
  
  - Что Вы, граф. Я лишь хочу поведать им балладу о последних, но героических, днях жизни великого владыки Северных Пределов Конаона... Вы знаете, слова этой песни я слышал из уст самого Говарда... за неделю до его трагической гибели.
  
  - Самоубийства? - нотка иронии плохо скрывалась в голосе графа.
  
  - Пусть будет так, - тень улыбки скользнула по лицу Аватора.
  
  - Позволь мне присесть у костра.
  
  - Как может скромный менестрель посметь указывать великому графу?
  
  - Так я сяду?
  
  - Да, пожалуйста.
  
  Граф присел напротив менестреля. Солдаты безмолвными тенями стояли за его спиной.
  
  - В отличие от солдат, тебе, менестрелю, я не могу указывать или приказывать.
  
  - Знаю...
  
  - Но я хочу тебе посоветовать, - перебил граф. - Побольше маршей, войскам нужно без страха идти на битву. Боевой дух, вот что нужно моим воинам... Тем более что мы сражаемся не с людьми.
  
  - Сиятельный граф, скромный менестрель ещё не видел ни одного нечеловеческого существа. Даже в той деревне, что Ваши... - секундная заминка. - Нет, наши бравые войска сровняли с землей седмицу назад.
  
  Менестрель медленно перебрал струны. Оглянулся. Лагерь расположился на исполинской базальтовой ступеньке. С одной стороны возносилась отвесная скала, с другой был глубокий провал, к маленькой деревне у подножия скалы вела лишь одна узкая тропка, по которой и поднялись войска графа. Сверху нападение было невозможно, единственная тропка снизу, от села со странным названием, охранялась. Перед тем как был разбит лагерь, следопыты обнаружили на "ступеньке" и завалили камнями маленький вход в пещерку, второй вход закрыть было невозможно, так как он располагался на высоте десятка локтей над землёй. Пришлось и там выставить охрану.
  
  - Аватор, нелюдей мы ещё увидим.
  
  Граф и не думал оправдываться. Ну, кто же знал, что это была обычная деревня, без ведьм, как считал один из проводников. А граф ему слепо поверил.
  
  Вдруг со стороны тропки к селу послышался сигнал тревоги, вспыхнули заранее приготовленные кострища, в их отблесках метались низенькие сгорбленные фигурки, слышались визгливые кличи.
  
  - Гоблины, - выдохнул граф, вытаскивая меч необычной формы, этот клинок его дед привёз с далеких островов Восхода. - Теперь ты увидел нечеловеческие существа, певец.
  
  - Когда менестрель берёт в руку клинок, лютня сгорает в огне, - Аватор вытянул длинный узкий клинок, что-то среднее между массивной шпагой и лёгким мечом.
  
  - Приказывай, граф, я в твоём распоряжении.
  
  Лонн уже не слышал своего менестреля, он бежал к тропке, рассыпая по ходу приказы и распоряжения.
  
  
  
  
  
  Я представить не мог себе жизни иной,
  
  Только пламя, железо и кровь.
  
  Но одно знал я точно, что должен герой
  
  Драться без лишних мыслей и слов.
  
  На стороне гоблинов была ночь и внезапность. Считалось, что безымянная деревня у подножия "ступеньки" будет своеобразной буферной зоной, и если что-то будет угрожать лагерю графа, то жители деревни невольно предупредят воинов на скале. Но ни единый огонёк не загорелся в окнах домов у подножия скалы. Казалось, что деревня вымерла, впрочем, так оно и было.
  
  Первые отряды гоблинов ясно понимали, что они лишь смертники, а потому сражались с удесятеренной яростью - терять им было уже нечего. Нелюдей встретили пешие рыцари, лучники отошли к стенке скалы и откуда сеяли смерть среди наступающих гоблинов.
  
  Нападающие теснили ряды защиты, но и сами не были бессмертными. Кровь-сталь, кровь-сталь. Лязг стали, хрип смерти, крики раненых, смерть-смерть-смерть.
  
  Из алого тумана Лонна вырвал невероятно далёкий голос. Спустя целую вечность он смог разобрать слова.
  
  - Граф, уже всё закончилось. Мы победили.
  
  - Хороша победа, половина солдат полегло, - прохрипел Лонн, каждое слово давалось ему с трудом.
  
  - Могло быть и хуже. Это отряд самой Фариды, - страх и уважение причудливо сплелись в голосе старого воина.
  
  - Фариды?
  
  - Начальница личной гвардии Князя Тьмы, она сама сражалась против нас... Она убила множество наших воинов.
  
  - Её убили?
  
  - Нет... Она ушла.
  
  С востока золотом разливалось солнце. В первых его лучах кружилось вороньё. Смерть собирала свою жуткую жатву, и лишь воронам было всё равно кого клевать - людей или монстров.
  
  Граф склонился над обезображенным трупом... Некогда это тело было Аватором, узнать его было трудно. Разрубленное лицо, вырванная с суставом правая рука, смятая грудная клетка. Лонн с трудом сохранял самообладание. Перед его глазами Аватор встал словно живой. Высокий, сутуловатый, вечно с травинкой в зубах. Лютня в руках и голос густой, тягучий:
  
  Последняя чаша прощанья, вино золотое,
  
  В молчании по кругу серебряный кубок идёт.
  
  Никто не вернётся из этого боя
  
  Последнюю песню, сегодня певец допоёт.
  
  
  
  В бой, через смерть, страшен путь и далёк,
  
  Песня замрёт в тишине,
  
  Фантом задрожал и исчез.
  
  - Проверить, кто остался в живых... Мёртвых... Камнями завалите, земли тут немного, - граф не мог совладать с собственным голосом.
  
  В кострище тлело единственное сокровище Аватора - лютня. Вспомнились и его последние слова: "Когда менестрель берёт в руку клинок - лютня сгорает в огне". Лютня сгорела, клинок преломлен... Что же от тебя осталось, кроме куска мёртвого мяса? И в такие же бесформенные куски мяса превратилась половина его воинов.
  
  Это была первая серьёзная потеря в войске графа. А до Тёмного чертога ещё так далеко.
  
  
  
  
  
  И тогда я возглавил крестовый поход
  
  В царство ночи и долгих теней.
  
  Мы шли на Запад, шли напролом.
  
  Не щадя ни драконов, ни змей.
  
  Длинная зала в старом замке Кинбур в тот день была полна людей. В родной дом, после длительного обучения, возвращался молодой хозяин. Двадцать лет назад погибли хозяева этой твердыни, невольно оставив замок и годовалого ребёнка одному из родственников. Годы прошли - и молодой граф готов вступить в свои права.
  
  Меч опустился и коснулся плеча графа Кинбурского, имя которому Благословенный.
  
  - И пусть это будет самый сильный удар по твоему телу. Поднимись же и прими новое имя, граф.
  
  Граф поднялся.
  
  - Нарекаю тебя Одиночкой, что на высоком наречии звучит, как Лонн.
  
  Граф отсалютовал. Стоящий перед ним мужчина похлопал его по плечу:
  
  - Ну, вот и всё, племянник. Отринь прошлую жизнь, теперь ты мужчина и рыцарь.
  
  - Благодарю тебя, дядя...
  
  - Ты еще не отказался от своей глупой затеи?
  
  - Нет, я сокрушу всё Зло на Земле и уверен - моего века на это хватит.
  
  - Что же, я помогу тебе всеми своими силами. В наследство от своего отца ты получаешь замок Кинбур и две сотни мечей его гарнизона. В замке сейчас живёт мой сын, твой кузен, Аватор.
  
  - Он тоже рыцарь?
  
  - Нет, он менестрель. Не самый худший выбор жизненного пути, ведь мы живём не только телом - костью и кровью, но и душой, той самой эфемерной сущностью, что покидает нас лишь со смертью.
  
  Лонн (да теперь приходилось привыкать к новому имени) был более чем удивлен. Старый рыцарь, по его мнению, просто не способен на высокий штиль и размышления о сущности бытия.
  
  Замок, действительно, оказался недурен собой. Высокие крепкие стены, удачно расположенные бойницы, источник воды в стенах и, самое главное, море - естественный защитник твердыни с трёх сторон. Четвертой своей стеной замок смотрел в бескрайнюю степь. Так что незаметно подобраться к нему, решительно, невозможно. Это была твердыня для обороны, однако Лонн Кинбурский хотел атаковать.
  
  За полгода был скоплен гарнизон в пять сотен мечей легкой кавалерии и около двух тысяч безродных лучников. С этой армией молодой граф отправился огнём и мечом уничтожать зло на нашей земле.
  
  
  
  
  
  Наконец, я ворвался в тот Тёмный Чертог,
  
  Чёрный рыцарь там встретил меня,
  
  Я схватился за меч, он поднял свой клинок,
  
  Мы столкнулись, булатом звеня.
  
  Из всего воинства, что вышло из-под сводов замка на море, в живых осталось не более сотни бойцов. Все только мечники, ни одного лучника, нет дальнего прикрытия, провизия на исходе. Похоже, в успех похода продолжал верить только молодой граф.
  
  Армия уже миновала Великую пустыню, и именно она отобрала у графа всех безродных лучников. Более стойкие рыцари с честью переносили тяжкие испытания. Пустыня забрала лишь немногих из них.
  
  Цель была близка. Каждый уже мог разглядеть Тёмный Чертог, стоящих меж двух гор. Ещё ночь пути, только одна ночь пути. Всего ночь отделяла мир от победы над Злом или от его очередного торжества.
  
  Ночь упала на остатки войска Лонна. Над головами всадников взошла полная Луна. Вдалеке послышался соответствующий вой - на охрану Тёмного Чертога выходили верные слуги Князя Тьмы. Луна... Ночное светило, как же ты прекрасно. На графа волной нахлынули воспоминания. Всего год назад он был обычным человеком, его совесть не сковывали клятвы борьбы со Злом. Можно ли оставаться человеком, взяв на себя нечеловеческую тяжесть обета? Не поспешил ли он с обещанием перед самим собой? НЕТ! Цель благородна и ради неё он потеряет всё.
  
  Лонн снова поднял взгляд на небо. С Луной явно было что-то не так. Не хватало маленького кусочка. Присмотревшись, Лонн заметил, что ночное светило медленно, но неотвратимо, покрывается багровой пленкой. Вот уже исчезла половина холодного диска... три четверти... и вот уже вся Луна была в крови.
  
  По отряду пробежал ропот: "Знак... Кровавая Луна". Некоторые даже вспомнили учёное слово "затмение".
  
  - Братья, мы на земле Князя Тьмы и, если это Знак, то пусть он примет его на свой счёт. Этот Знак может быть только против него. Победа будет за нами.
  
  Под стенами замка его войско встретили жалкие остатки некогда великой армии боевых орков. Их было немногим меньше сотни, так что силы были примерно равны, но во главе отряда орков было видно грозную предводительницу и прекрасную амазонку Фариду.
  
  Каждый из этих двух сотен стоил десятка простых воинов, каждый доказал это тем, что выжил, что прошёл через мясорубку лишь одного года.
  
  И вновь в висках Лонна запульсировал бешеный ритм: сталь-кровь, сталь-кровь, крик-смерть, крик-смерть, смерть-смерть-смерть.
  
  Вот потеряна первая десятка, но орки оттеснены к воротам. Вот отряд Лонна ворвался во внутренний дворик, а ещё десяток его воинов оросили своей кровью подступы к воротам. Ещё немного, ещё чуть-чуть. Вот уже силы орков вошли в замок и укрепились на первом этаже. Прорыв в стены замка стоил Лонну ещё трёх десятков воинов. Ритм битвы ускорялся: кровь-кровь-кровь, сталь-смерть, сталь-смерть.
  
  Ценой ещё десятка жизней орков удалось загнать в угол. Фарида с дюжиной воинов заняла широкие ступени лестницы ведущей на второй этаж, но отступать по ступеням не спешила. Сталь-кровь, сталь-кровь, сталь-кровь. Лонну удалось прорваться сквозь ряды орков, и он уже поднимался по лестнице, за его спиной кипела битва, сражающихся уже было не больше двух десятков. Нечеловеческий вопль заставил его обернуться и на какую-то секунду он встретил взгляд Фариды. Казалось, что девушка ему улыбнулась, но её вновь затянул водоворот битвы.
  
  Второй этаж казался лабиринтом узких коридоров. Вдоль стен стояли порожние доспехи. Внизу отчётливо слышались звуки битвы - сражающиеся и не думали сдаваться.
  
  Коридор, поворот, ещё коридор. Пульсация в висках Лонна постепенно успокаивалась, поворот, ещё один. Вдруг Лонн спиной ощутил чей-то взгляд. Одним рывком развернулся и...
  
  
  
  
  
  Это самая славная битва была,
  
  Среди тех, что видала Земля.
  
  И тогда я сразил Императора Зла,
  
  И направил обратно коня.
  
  В конце очередного короткого коридора стоял Он. Стоял и ждал.
  
  Чёрные доспехи без шлема, по воронённым наплечникам струились белые волосы. Тяжелый меч с чёрной гардой в правой руке. Насмешливый взгляд. Миг - и князь скользнул на два шага впёред:
  
  - Привет тебе, герой, - удивительно, но в его голосе не было и капли насмешки.
  
  Лонн молчал. Князь Тьмы должен был быть животным - воплощением всех страхов человечества, а перед ним стоял... простой человек. Не очень высокий, не очень старый... Без щупалец, когтей и клыков.
  
  Ещё два шага. Лонн словно очнулся от забытья. Ну, конечно же, зло способно принимать любые образы, даже столь безобидные, на первый взгляд. Это не человек, под латами холодная змеиная кожа, в груди каменное сердце. "Это не человек, это не человек, это не человек!" - пульсировало в висках Лонна.
  
  - А ты молчалив, герой.
  
  - Я пришёл тебя убить, - предательская дрожь готова была проскочить в голосе графа.
  
  - Не ты первый, - ещё два совсем незаметных шага, меч Князя медленно поднимался.
  
  - Но я лучший, - голос Лонна сорвался на крик.
  
  В следующую секунду случилось очень многое. Мир заполнила ватная тишина, куда-то пропали звуки битвы на первых этажах замка, воздух обрёл невероятную плотность, время словно остановилось. Князь прыжком преодолел разделяющее его с Лонном расстояние и нанёс рубящий удар сверху вниз. Граф упал на одно колено, но успел выставить блок. Затем блок перешёл в контратаку, мгновение и граф вновь на колене защищает мечом голову. Время опять обрело нормальную скорость.
  
  Князь обошёл стоящего на колене Лонна, тот преследовал его взглядом, не выпуская из рук своего странного меча, однако, удар наносить не спешил.
  
  - Как тебя звать, герой? - в голосе князя уже слышалась явная насмешка.
  
  - Врагу не открой имени своего, по имени призовёт он тебя с Серых Равнин.
  
  - Ладно, буду звать тебя Одиночкой, во всяком случае, такой герб носят... хм, носили твои воины.
  
  Лонн с криком выдохнул, бросился в сторону Князя. Противники обменялись ударами, и вновь время потекло густой патокой. Спустя какое-то мгновение звон булата смолк. По лицу графа текла кровь свежих порезов.
  
  - Одиночка, я сильнее тебя, - Князь даже не сбился с дыхания, голос его был ровным. - Знаешь почему?
  
  Граф и не думал отвечать.
  
  - Мои доспехи лучше, мой меч крепче... - голос Князя поражал спокойствием. - Я Хаос, а всё в мире стремится к хаосу.
  
  Лонн поднял взгляд и посмотрел в лицо Князю:
  
  - Я тебя развею, Хаос.
  
  И вновь музыка сшибающихся клинков. Лонн совершенно не надеялся на успех этой атаки, он уже ни на что не надеялся. Всё Зло разрушить, увы, не удалось, но он успел сделать многое. Может кто-то воспользуется слабостью гвардии Князя Тьмы, быть может кому-то повезёт больше. Из тяжких раздумий графа вырвал крик. Он сам не знал, как ему удалось достать незащищённую шею Князя, но он смог. Князь, выронив клинок, зажимал рукой яремную вену. Но кровь, не зелёная, не испаряющаяся едким дымом... Простая человеческая кровь пробивалась сквозь пальцы Князя.
  
  - Поздравь себя, Одиночка, - прохрипел Князь. - Ты сильнее меня.
  
  Князь побледнел, пальцы его ослабли, кровь свежим потоком хлынула на мозаичный пол.
  
  - Одиночка, у меня тоже когда было имя... Ли... Лис...
  
  Князь так и не договорил своего имени. Выдох - и мир очистился от зла.
  
  
  
  
  
  Возвращаясь, домой, смотрел я вокруг,
  
  Мне казалось, что что-то не так.
  
  Тут меня осенило, и понял я вдруг,
  
  У меня теперь есть новый враг.
  
  - Убил! Я его убил!!!
  
  Лонна никто не слышал. Не мог слышать. Первый этаж Чертога был завален телами людей и нелюдей. Армии Света более не существовало, но это не важно, свое задание воинство выполнило и не важно кто стал мечом убившем Князя, важно, что зло уничтожено и никогда более...
  
  Из груды тел донёсся сдавленный хрип:
  
  - Стой, граф.
  
  Неужели остался кто-то в живых, неужели кто-то из своих. Из-под груды тел показалась рука. Нет, не из своих - чёрно-зелёная перчатка, поверх неё чёрные перстни.
  
  - Граф, я Фарида. Сдаюсь тебе на милость. Я тебе пригожусь... в новых битвах.
  
  - Битв больше не будет, твой хозяин сражён. Зла больше нет.
  
  - Зло есть всегда, - Фарида закашлялась. - Даже среди добра...
  
  - Я не философ, я - воин.
  
  - Возьми меня с собой, граф... или добей.
  
  - Нет, живи. Теперь ты никто.
  
  Тяжелый запах гниения заполнял стены Тёмного Чертога. Огонь, только огонь способен очистить это место. Святое очищающее пламя.
  
  Огонь пробежался по соломе двора, лениво лизнул каменные стены и откатился в поисках горючей пищи. Пламя завершало дело Лонна, графа Кинбурского.
  
  На фоне языков пламени прочь от замка шёл внезапно постаревший воитель. Всё миссия выполнена, можно ехать домой, впрочем, зачем теперь жизнь? Без миссии, без тяжести обета. Лонн и не заметил, как из ревущего пламени вырвалась быстрая фигурка и скрылась. Воительницу Фариду убить не так просто.
  
  Обоз из, без малого, сотни коней остался без хозяев. Лонн освободил своего коня и направился прочь из этого края, в сторону родного дома. Домой, только домой, на Юг и на Восток, на побережье Бурного моря. Вперёд! Со щитом, а не на щите. Весть о победе, вероятно, обгонит его. В родном Кинбурне его победы будут прославлять задолго до его приезда. Менестрели сложат баллады, правда среди них не будет голоса Аватора.
  
  Потери уже не волновали графа - он победил, а победителей не судят, их воспевают. Но странная опустошенность в душе всё равно оставалась.
  
  Дороги, сплетение путей и тропок. Последний год, который равен жизни, Лонн провёл в дороге. Пройти предстояло ещё столько же.
  
  
  
  
  
  Торгашей и чиновников хищная пасть,
  
  Захватила сердца и умы,
  
  И плодится повсюду никчемная власть,
  
  Вместо гордых детей Сатаны.
  
  Таверна не располагала к долгому пребыванию в ней. Но необходимо было сделать остановку. До дома было ещё так далеко. Замок Кинбур был ещё во множестве переходов на Юг и на Восток. Внутренняя опустошенность в первые дни гасилась радостью победы, но только в первые дни. Сейчас Лонн чувствовал давящую вековую усталость. Согнутый под тяжестью мыслей Лонн, вошёл под крышу таверны "На перепутье".
  
  - Хозяин, пива и еды!
  
  Однако, вместо "хозяина" из кухни показалась "хозяйка".
  
  - Чего желает чужеземец?
  
  - Чужеземец желает не сдохнуть под этой крышей от голода и жажды.
  
  - Пиво подадут сейчас, а с едой придётся подождать, пока не приготовится.
  
  Спустя некоторое время Лонн уже набивал желудок жареным мясом и прохладным пивом. К его столу подошла молоденькая дочь хозяйки.
  
  - Позвольте посидеть рядом.
  
  - Садись, - былой такт заменила холодная циничность.
  
  Девушка присела напротив Лонна, положила перед собой тонкие бледные руки.
  
  - Странник, расскажи о себе.
  
  Лонн горько усмехнулся. Сделал большой глоток прохладного хмельного напитка, выдохнул и сказал:
  
  - Я уничтожил всё зло Земли.
  
  Он ожидал всего что угодно - снисходительной улыбки, издевательского смеха, крика "Сумасшедший", но девушка его удивила - она уронила голову на сложенные руки, с её глаз упало пару слезинок:
  
  - Зачем ты врёшь, чужестранец?
  
  - Это правда. Я убил Императора Зла, Князя Тьмы. За моей спиной сгорел Тёмный Чертог. В битве против Тьмы я потерял всё моё войско, я потерял друга, но я искоренил Зло на Земле.
  
  - Глупый рыцарь! Ты поехал уничтожать зло за сотни переходов от дома и ничего не увидел по дороге.
  
  - Ты о чём?
  
  - Зло оно всегда вокруг нас, а не в одном Чертоге. Да и Зло вовсе не Тьма, хотя у них много общего.
  
  По спине Лонна потянул лёгкий сквозняк, хлопнула дверь. Послышались шаги, девушка испугано сжалась. За спиной послышался грубый хриплый голос:
  
  - Хозяйка, выходи! Плати оброк.
  
  Лонн решил не вмешиваться. В глазах девушки танцевали огоньки ненависти.
  
  - Вот оно зло непобеждённое!
  
  - Разбойниками пусть занимаются власти.
  
  - Это и есть власть. Боевики Гильдии Торговцев, налог собирают каждый день, не зависимо от дохода. С этим ли злом ты боролся?!
  
  Девушка стукнула кулачком по столу и отправилась за стойку, оставив Лонна наедине со своими мыслями.
  
  Боевики Гильдии давно ушли, на кухне смолкли проклятия, а Лонн всё сидел и грел в руке эльгвард с некогда прохладным пивом.
  
  Перед его глазами вновь встала Фарида:
  
  - Я тебе пригожусь... в новых битвах.
  
  Вдруг Лонн почувствовал на себе чей-то чужой взгляд. Он приподнял глаза. Напротив него сидела высокая девушка с чёрными, как смоль волосами, слегка раскосые глаза выдавали примесь крови орков, алый плащ и такие знакомые чёрно-зелёные перчатки с тёмными перстнями.
  
  - Фарида? Ты?
  
  Девушка усмехнулась и прильнула губами к кружке с тягучим портером. Отхлебнула и глянула на Лонна.
  
  - Да. Это я. Что собираешься делать?
  
  - Не мне судить этих людей, они живут в своём мире, а я...
  
  - Ты тоже человек. И я, как это не странно это звучит тоже человек, во всяком случая я себя таковой считаю. Они тоже люди.
  
  - Я хочу им помочь, - почти прошептал граф.
  
  - Ты не сможешь, хотя...
  
  Лонн приподнял изрядно косые глаза (ох, не только пиво он сегодня пил):
  
  - Я пойду в Гильдию и...
  
  - И так в каждом городке? - перебила его Фарида. - Эта система разветвлена, как паутина, а паука зовут "бюрократия".
  
  - Фарида, - Лонн стукнул кулаком по столу. - Я победил Князя Тьмы, самого Императора Зла.
  
  Хозяйка уже посматривала на эту парочку с явным подозрением, мол, "а не пора ли позвать городскую стражу".
  
  - А я знаю, как помочь всем этим людям.
  
  - Как? - логика событий потихоньку покидала Лонна.
  
  - Вначале возьми меня в служение и прими мою присягу.
  
  - Зачем? Впрочем, ладно. Беру тебя, Фарида, в своё воинство. Готова ли ты служить мне верой и правдой, мечом и словом?
  
  - Готова.
  
  - Предашь ли ты меня в бою?
  
  - Лишь смерть способна на измену. Я верна тебе до смерти.
  
  - Фарида, отныне ты мой воин, - Лонн подавил смешок. - А заодно и командор моей малочисленной армии.
  
  - Благодарю, граф. Но не улыбайся - армия будет.
  
  Они допили своё пиво.
  
  - Так, что же мне делать, командор, для выжигания этого нового зла... Как ты говорила? "Бюрократия"? Страшный зверь!
  
  - А сам ещё не понял? Сам стань Князем Тьмы!
  
  
  
  
  
  И раскаялся я, в том сам совершил,
  
  И вернулся в тот Тёмный Чертог,
  
  Я надел его латы и меч заточил,
  
  Повернувшись лицом на Восток.
  
  До Тёмного Чертога ещё оставалась верная ночь пути.
  
  - Фарида, а куда мы, собственно, направляемся? Чертога нет, я же сжёг его.
  
  - Угу, и меня в его стенах. Не так-то просто уничтожить Тёмный Чертог, даже сразив Князя Тьмы. Ну, а раз теперь есть Князь, то и Чертог ему будет.
  
  И вновь ночь, на сей раз глубокая и безлунная. Воздух был чист и прозрачен до самых звёзд, а они смотрели, не мигая, на двух путников, которые покидали смертоносные пески Великой пустыни.
  
  - Хм, Фарида, а как ты спаслась тогда?
  
  Девушка озорно улыбнулась:
  
  - А что хотелось избавиться от меня?
  
  - Нет, но... В смысле, - мысли графа путались. - Ну, да тогда хотел, а сейчас рад, что ты выжила.
  
  - Я хоть и человек, но во мне течёт кровь орков, это и даёт моему телу поразительный запас живучести. Как-то раз я... в смысле, мне расколотили коленную чашечку и - ничего, за месяц срослась... вот только на погоду, а ладно...
  
  Граф и не слушал, он просто смотрел на прекрасную воительницу. О, Силы, как он мог поднять клинок против такой красоты. Из глубин подсознания холодным ужом выползала мысль: "Зло способно принимать самые безобидные формы... под доспехами холодная змеиная кожа, а в груди камень". Неправда, кожа её хоть и была в многочисленных рубцах и шрамах, но вполне мягкая, человеческая, а под левой грудью билось настоящее тёплое сердце. Правда, Фариду не назовёшь "безобидной". Но и не Зло она, максимум Тьма, а Тьма и Зло не есть одно и тоже. На какое-то мгновение вспомнилась девушка, дочка хозяйки той далёкой таверны "На перепутье", вспомнились и её слова "Да и Зло вовсе не Тьма". Вот именно Тьма это лишь инструмент, просто им можно уничтожать, а можно и приумножать. А Зло это всегда разрушение.
  
  Из глубин размышлений Лонна вырвал голос, такой близкий, такой родной.
  
  - Лонн, о чём ты задумался?
  
  Неужели он в мысли свои пустил любовь к той, что уничтожила всё его войско. Почему теперь этот голос кажется таким родным.
  
  - Фарида, я... сомневаюсь. Правильно ли я всё делаю?
  
  - В чём твои сомнения?
  
  - Я всю жизнь готовил себя к сражению против Тьмы, год с ней боролся, а сейчас готов стать адептом Тьмы.
  
  - Нет, не адептом, - с чарующей улыбкой перебила его Фарида. - Не адептом, а повелителем. Ты победил Тьму и теперь готов ею повелевать.
  
  - То есть Князь Тьмы... кстати, как его звали?
  
  - Тебе это не нужно.
  
  - Ладно, значит, Князь тоже когда-то был, хм, героем, который поверх предыдущего Князя и занял его трон?
  
  - В общем, так и есть, но ты лучше. Я уверена, тебя не свергнут с трона.
  
  Лонн усмехнулся:
  
  - Я на него ещё и не сел. Кстати, а мне не нужно будет проводить какие-то... противоестественные ритуалы для, хм, вступления в должность Князя?
  
  - Не волнуйся, жертвоприношений не будет.
  
  В молчании они проехали ещё пару лиг. Каждый думал о своём, но мысли двух воителей время от времени переплетались.
  
  "О Силы, как же она прекрасна. Прекрасны её тонкие, но сильные руки, её длинные чёрные волосы, её улыбка - нечастая, а потому в сотни раз прекраснее обычной, её глубокие тёмные глаза. Пусть мне после смерти сидеть у холодного пламени костра в Серых равнинах, но рядом только с ней".
  
  "Почему меня всё время тянет к нему? Ничего необычного, только какая-то внутренняя сила. За ним хоть дракону в зубы, хоть в Серые равнины. Я гораздо сильнее его, но так хочется, чтобы Лонн (какое красивое имя) защищал и прикрывал меня".
  
  На горизонте виднелись тени некогда великого Тёмного Чертога. В темноте ночи едва можно было разглядеть высокие развалины, пока всё ещё развалины.
  
  В тишину аккуратно вплёлся голос Фариды:
  
  - Лонн, привал. Переночуем тут.
  
  Лонн молча спешился, помог Фариде. Он хотел что-то сказать, мучительно подбирал слова, но не смог, поэтому просто позвал, тихо, стараясь не беспокоить тишь прохладной ночи:
  
  - Фарида.
  
  Тихо, словно боясь потревожить ночь, она отозвалась на голос.
  
  - Лонн.
  
  Слова им в эту ночь более не понадобились.
  
  Наутро они рука об руку вошли в Тёмный Чертог, который башнями своими подпирал небо. Как истинные хозяева прошли по Большой зале первого этажа, поднялись на второй этаж, прошли по лабиринту узких коридоров и вышли в тронный зал, где Лонн ещё никогда не бывал. В конце длинного зала стоял трон, выточенный из цельного куска чёрного камня, рядом с троном стояли воронённые доспехи, а рядом с ними тяжелый меч-полуторник, так знакомый Лонну. На подлокотнике трона лежала корона - стальной с серебром обруч с тремя драгоценными камнями надо лбом.
  
  Фарида легонько подтолкнула Лонна вперёд:
  
  - Иди, этой короной не коронуют. Избранный сам возлагает её себе на голову. Иди и правь, Князь... Мой повелитель.
  
  
  
  
  
  Утро нового дня я в крови утоплю,
  
  И очищу от Света свой мир.
  
  Я свой путь от конца до начала пройду,
  
  И да здравствует новый Князь Тьмы!
  
  На балконе высокой башни стояла Фарида и всматривалась вдаль. На балкон неслышными шагами вошёл Лонн. Он приобнял подругу за плечи, а та, развернувшись, прильнула к его груди. Некогда сиятельный граф Лонн, а теперь Князь Тьмы слегка отстранил от себя Фариду:
  
  - Ты что-то увидела?
  
  - Да. Против нас идёт армия.
  
  - Отобьём, Фарида, отобьём. Вместе с тобой мы всесильны.
  
  Из высоких ворот замка выходили боевые порядки орков. Это была самая сильная армия, под самым мудрым руководством. "Армия львов под руководством дракона", как скажут позже многочисленные хроники. До балкона доносились крики:
  
  - Да здравствует Лонн, Князь Тьмы!!!
  
  Губы Лонна и Фариды сливаются в поцелуе.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Працкевич "Когда я потерял себя " (Научная фантастика) | | М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | А.Крайн "Стальные люди. Отравленная пешка" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | | О.Обская "Принц под Новый год" (Любовное фэнтези) | | Кин "Новый мир 2. Испытание Башни!" (Боевое фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"