Torlara: другие произведения.

Катализатор: глава 13

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Просьба оставлять комментарии в общем файле.


   Глава 13. Это все весна
  
   Время таяло как снег на солнце: вроде только вчера были огроменные сугробы, а уже сегодня их нет и в помине, а на открывшихся, еще не прибранных клумбах жизнерадостно торчат крокусы... Апрель промелькнул со сказочной быстротой. В целом, он был рутинным - Ника занялась курсовиками, так как знала, что в мае совсем ничего не захочется делать, а "сдаваться" все равно придется. Репетиции шли своим чередом, иногда весело, иногда не очень. Коллектив одобрил две новые темы: одну Никину, одну - Максима. У Ники опять вышла баллада, зато Павлов порадовал хорошим темпом и драйвом. Текст, правда, Нике не слишком понравился - Сашке, привыкшему попадать с Никой в одно настроение, было тяжеловато перестроиться. Но все понимали, что именно такой темы "Выходу" не хватало.
   Отдельным ярким пятном запомнилась Пасха, когда Ника и мальчишки ходили друг к другу с крашеными яйцами. Причем сам по себе этот диетический продукт никто не любил, и все долго думали, куда девать презентованное. В результате Ника изрезала два больших батона на бутерброды и долго подтрунивала над Славкой, который поначалу ломался и кочевряжился, что не переносит чеснок, а в итоге умял больше всех. Тот громко признавал, как он был не прав, а потом и вовсе так расхвалил простецкое угощение знакомым, что у Ники спрашивали рецептик все кому не лень, начиная с тети Лиды, заканчивая Диной. Последнюю девушка видела теперь гораздо чаще, потому как Дина с Сашкой стали встречаться.
   О том, что между ними произошло раньше, почему плакала клавишница и отчего барабанщик намял Медведеву бока, Ника специально никого не расспрашивала - еще свежи были в памяти уколы совести, просыпающейся при очередной встрече с Максимом. Казалось бы, она всего-то полазила по сайту, и все равно чувствовала себя неуютно. Совесть через пару недель угомонилась, но девушке совершенно не хотелось, чтобы из-за ее не вовремя проснувшегося любопытства эта свистопляска начиналась заново, так что помалкивала, делая выводы про себя. Постепенно картина прояснилась. Что-то без всяких просьб и наводящих вопросов рассказала Дина, что-то скупо обронил Сашка, что-то нахально выболтал Фокс.
   На самом деле ситуация поражала своим идиотизмом, и оба влюбленных вели себя как последние болваны в чем, в итоге, и признались друг другу и окружающим. Вот только это признание случилось после знаменательной стычки Сашки и Ильи - Динкиного брата, а до того каждый по отдельности выдумывал себе проблемы.
   Все началось еще зимой. Сашка и несколько одногруппников успешно закрыли последнюю сессию и решили, что такое событие надо как-то отпраздновать. В процессе празднования Медведев с каким-то товарищем, в конце концов, оказались в "Точке кипения" - надоело слушать попсу, а пиво можно и в рок-кафе попить. Собственно, там он первый раз и увидел Дину. В "Точке" выступала какая-то заезжая группа блек-металистов, и на фоне толпы брутальных парней в коже и заклепках тоненькая и хрупкая девушка с огромными голубыми глазищами притягивала взгляд. Пока Саня раздумывал, стоит ли к ней подойти и, к примеру, спросить, действительно ли ей нравится такая музыка, или все же надо подождать пока придумается менее дурацкая тема для беседы, с ним возжелал пообщаться догнавшийся пивом одногруппник. Медведев еле от него отвязался, а когда снова нашел глазами заинтересовавшую его девушку, она уже уходила в компании какого-то крашенного под ведьмака товарища. "Значит не судьба", - подумал Сашка и на какое-то время выбросил Дину из головы. Впрочем, ненадолго. Он снова увидел ее буквально через неделю.
   В Сосновку его вытащил все тот же одногруппник - он со своим двоюродным братом остро нуждался в транспорте и поэтому расписал предстоящий сет "Книги Варуха" в таких красках, что грех было отказываться, но Сане не хотелось никуда тащиться. Уже не зная, какие аргументы привести, одногруппник показал фотки с какого-то концерта, и на одной из них Медведев узрел так заинтересовавшую его незнакомку. Вопрос ехать или нет, был решен положительно. Вот только Сашкины ожидания не оправдались.
   У Дины тот вечер не задался - ей, как утопленнику везло на всяческих придурков. Некоторые просто отпускали сальные шуточки в ее адрес, а один особо одаренный хлыщ из заезжих подловил в перерыве возле женского туалета и полез обниматься. На счастье клавишницы, у незадачливого ухажера под градусом приключились проблемы с координацией. Его качнуло в сторону до того, как он успел ухватиться за девушку, и Дина в панике рванула в зал, под защиту брата-барабанщика. Илью она сразу не заметила и остановилась у сцены оглядеться и перевести дух. Конечно, по закону подлости, Сашка не нашел лучшего момента, чтобы подойти и познакомиться. Дина шарахнулась от него, как от чумного, подспудно ожидая повторения "коридорной" ситуации. Сашка добился всего одной фразы, брошенной на ходу, лишь бы отвязаться: "Да не хочу я с тобой знакомиться!" и Дина скрылась за кулисами. Там ее перехватил Илья. То, что сестренка близка к истерике, не осталось незамеченным, а на вопрос, что случилось, Дина сбивчиво рассказала о пьяном придурке, распускавшем руки. В том, что этого самого придурка спутали с попавшим под раздачу Медведевым, был виноват кто-то из мальчишек "Книги Варуха", видевший "беседу" Сашки и Дины. По принципу испорченного телефона соотнесли жалобу клавишницы, незнакомую физию Сашки и реакцию девушки на, в общем-то, обычные действия. Вывод сделали однозначный и несчастного Медведева назначили крайним. Дину, чтобы не травмировать лишний раз, в "опознании" обидчика решили не задействовать.
   Сашке, можно сказать, повезло - на пышущего праведным гневом Илью он не нарвался, хотя транспортировку брата одногруппника в изрядном подпитии сам Медведев едва ли назвал бы везением, тем более, что на полдороги машина застряла, они проваландались полночи и в итоге получил нагоняй от отца и запрет брать машину. Ко всему прочему примешивалась досада. Что он такого сказал или сделал, что получил столь бурную реакцию?
   Чуть позже он решил, что не только девушка, но и вся ее семейка в неадеквате. Что конкретно произошло, история умалчивает, но из обрывков фраз можно было понять, что Павел и Илья встретились с Сашкой где-то в городе. Павел, похоже, просветил драммера, что Медведев тот самый тип, которого барабанщик мечтал изничтожить еще с памятного сета. Илюша сдержанностью никогда не отличался, в итоге между ним и Саней состоялся разговор на повышенных тонах. Сцепиться они не успели вроде бы только благодаря замаячившим на горизонте ППСникам. А у Сашки, до этого времени старательно убеждавшего себя, что нервная девица ему нафиг не нужна, возникло стойкое желание наплевать на предупреждения ее дурного братца, найти клавишницу и повторить попытку знакомства в каких-нибудь более располагающих к этому условиях.
   Искать никого не пришлось. Преддипломную практику Саня проходил в конторе дальнего родственника, рассчитывая в перспективе устроиться туда на работу, и неуловимую до сих пор клавишницу встречал каждый день у входа - в соседнем здании открылся новый магазин одежды, и девушка пару недель подрабатывала тем, что раздавала зазывные листовки. Сашка так и не подошел к ней знакомиться заново. Задетая гордость нашептывала, что ему этого не больно-то и хотелось, но взгляд самопроизвольно каждый раз приклеивался к хрупкой фигурке. Медведев ругал себя, отводил глаза, злился, вспоминал, как она сбежала от него в Сосновском клубе, и снова и снова решал, что не будет подходить к ней из принципа.
   Столь пристальное внимание не осталось незамеченным. Динкина напарница, понаблюдав несколько дней игру в гляделки, вынесла вердикт: "Динь, а вон тот парень на тебя запал!". Дина смущалась и отнекивалась, но на самом деле ей было лестно, да и молодой человек девушке понравился. Она совершенно не помнила их встречу в клубе - так старалась тогда быстрей убежать, что не приглядывалась к лицу, и теперь почти мечтала о знакомстве, но сделать первый шаг не хватало духу. Самое большее, на что она решилась, это всучить ему дурацкую рекламу, и то попытка не увенчалась успехом - парень выглядел чем-то раздосадованным, взял бумажку и прошел мимо. Дина потом долго переживала... Объяснить Сашкино поведение у нее получилось только во время отбора на "Яркий звук". Она сидела в зале расстроенная - выступление, прямо скажем, не удалось. Брат с басистом и фронтменом курили на улице, попутно выясняя, кто больше налажал. С ней остался только Павел, он и привлек ее внимание к сцене, высказав что-то нелестное относительно саундчека некой команды. Дина присмотрелась и увидела в числе ждущих свою очередь музыкантов своего "воздыхателя". Она напряженно следила за происходящем на сцене и гитарист "Книги" это заметил, но расценил по-своему:
   - Ты его не бойся, мы с ним уже поговорили по душам - больше он к тебе не сунется, - "успокоил" ее Павел.
   - В смысле, поговорили? С кем? - не поняла девушка. Павел в общих словах объяснил и с кем, и о чем. Дина едва не схватилась за голову, припомнив ситуацию и осознав, что незадачливый ухажер получил ни за что, ни про что. Она и не подумала, что у Сашки какие-то там принципы проснулись, решив, что тот просто не захотел огребать проблем из-за какой-то истерички. Стало горько и обидно. Окончательно Дина раскисла, когда стало точно известно, что на фестиваль их группа не отобралась, и, в итоге, позорно разревелась... Но зато познакомилась с Никой и узнала имя несостоявшегося знакомца. А еще решила, будь что будет.
   Подработка закончилась. Снова с Сашей они встретились только на "Ярком звуке", и ничем обнадеживающим эта встреча не завершилась. Видно, ошиблась Динкина напарница, а так хотелось, чтобы нет, потому что симпатии к гитаристу "Выхода" день ото дня только росли...
   Сашку же после фестиваля немного отпустило. Он даже самоуверенно решил, что Диной переболел, как ветрянкой и теперь у него иммунитет. И считал так довольно долго. Даже согласился на поездку в Сосновку, чтобы убедится на практике. Убедился! В обратном... Спешно ушел из зала, пытаясь проветрить голову. И проветрил, наконец, - укрепился в мысли, что пора что-то менять, что его принципы глупы и надуманны, что нужно попробовать начать сначала и чем раньше, тем лучше... После окончания сета, например. И если бы Дина, не обнаружив в зале Сашку, не напридумывала себе всяческой ерунды и снова не разревелась за кулисами, возможно у него что-нибудь да и получилось. А так вышло только подраться с Ильей. Впрочем, это только отсрочило Сашкино решение поговорить с девушкой. О том, что именно ей сказал Медведев, Дина не рассказывала, только заливалась румянцем, но, по большому счету, это было не важно. Главное, что они все-таки вместе.
   Может быть, детали истории их знакомства и были немного иными, но Нике представлялось именно так. Теперь, когда, наконец, они со всем разобрались, Сашка так трогательно за Диной ухаживал, что Ника ей чуть-чуть по-хорошему завидовала. Ей и еще Маше - девушке Макса.
   За прошедший месяц Машу Ника видела трижды. Первый раз они встретились на остановке. Ника приехала по слезной просьбе Семенова помочь ему с курсовиком. Программку она накропала дома, но оказалось, что кратких комментариев в коде Димке недостаточно - сказывались пробелы в знаниях. Так что она продумывала про себя пояснения и озиралась в поисках воспылавшего тягой к знаниям одногруппника, который обещал встретить на остановке, но почему-то запаздывал. Вместо Семенова Ника увидела Максима. Он шел под ручку с какой-то девушкой, и тоже заметил Нику, приветливо махнув ей рукой и корректируя траекторию движения, чтобы уж точно не разминуться. Не сказать, что его спутницу это сильно обрадовало, во всяком случае, при личном знакомстве не слишком-то приветливое выражение лица Маши, немного портило первое впечатление. В остальном же девушка была чудо как хороша: не очень высокая, стройная, с правильными чертами лица и ярко-рыжими прядями волос, выбивающимися из под смешной шапки с кисточками, делающей ее похожей на белку.
   Знакомство получилось каким-то сумбурным. Маша сдержанно кивнула, Ника тоже не выказала особого энтузиазма, к тому же на горизонте замаячила знакомая долговязая фигура, так что девушка поспешила попрощаться. Казалось бы, мелочь, случайная встреча, но почему-то этот эпизод долго не шел у Ники из головы. Копаться в причинах сего феномена не хотелось, да и времени особого не было - дурные и просто странные мысли, как показала практика, очень легко искореняются промежуточной аттестацией по большинству предметов, спрессованной в одну неделю.
   Второй раз Машу она увидела и вовсе случайно. Более того, не обратила бы на короткий сюжет местных новостей никакого внимания, если бы не состоявшийся накануне разговор. Дело было на репетиции. Ника с Сашкой шлифовали сложный перебор, расписывая по тактам свои партии, чтобы добиться более объемного звука, и Медведев обратил внимание на довольно глубокие царапины, резко выделяющиеся на правой руке девушки. Ника на вопрос, кто ее так подрал, пожаловалась, что в гостях у тети неосмотрительно решила погладить безобидного с виду котика. Котик добрых намерений не оценил, извернулся, и, пропахав когтями по руке, сиганул с кресла на штору, оттуда за диван, где и затаился, прячась от посягательств разных пришлых родственников. Сочувствия от мальчишек Ника, естественно, не дождалась. Артем высказал, наверное, общую мысль, мол, нечего трогать животное, целее будешь.
   - Так я же просто погладить, он ведь такой хорошенький... - неубедительно возразила, девушка.
   Артем снисходительно покачал головой:
   - Все они хорошенькие пока маленькие, а потом вырастают и превращаются в наглых тварей.
   Ему неожиданно поддакнул Сашка:
   - И вообще, по-моему, кот должен на улице жить! - на него удивленно оглянулась не только Ника, но и мальчишки, а Медведев, ничуть не смущаясь, продолжил. - А что, у нас раньше жил один во дворе. Ну, приблудился в смысле. Дом охранял. Мы его Собакой звали.
   - М-да, а вот от собаки я бы не отказался, - вздохнул Артем.
   - Ну так заведи! - отмахнулся Сашка.
   - Ага, заведи... Куда я ее в квартире дену?
   - Ну а ты маленькую заведи... - не уловил суть проблемы Медведев.
   - Ты еще скажи - мелкую трясущуюся гадость, которая не собака, а крыса сумочная! - возмутился Чернов.
   - О! А крыса - это круто! - вставил свои пять копеек Славка. - То есть не собака как крыса, а настоящая крыса. Хочу себе вот такенную... - мечтательно протянул он, показывая руками нечто большеватое даже для кота. - И чтоб еще хвост на полметра...
   - И что ты с ней делать будешь? - хмыкнул Артем.
   - На плече таскать!
   Ника аж передернулась. Сашка с Максимом переглянулись с одинаково широкими улыбками. Фокс насупился.
   - Макс, а ты, что скажешь? - спросил Чернов.
   - Про крысу или про собаку? - уточнил басист.
   - Про кота, - рискнула вставить Ника, надеясь, что хоть Павлов ее поддержит, но тот только руками развел.
   - С котами у меня как в том анекдоте - любовь измеряется в километрах. Я когда поступил в универ, сначала на квартире с хозяйкой жил, и у нее было три кота. Как они меня достали - на всю жизнь хватило. Нет, ну вы представьте, просыпаешься в четыре утра от того, что кот орет дурным голосом. Бабульке-то хоть бы хны - она глуховатая, а ты тащишься эту скотину выпускать. А потом только заснешь, как два других орать начинают. Они же с первым выходить не хотят... И еще шерсть кругом, хоть выметай, хоть не выметай.
   - А ты лысого кота заведи, - внес рацпредложение Славка. - Этого как его...
   - Сфинкса, - кивнул Максим. - У меня девушка о таком мечтает. Но у нее уже есть вислоухий. Сегодня его на выставку потащила. Ну да ладно, не суть важно... Слушай, Ник, а если здесь соль-диез играть?
   К теме домашних животных больше не возвращались, но, когда утром в бормотании телевизора Ника краем уха услышала "выставка кошек", она приостановилась и досмотрела сюжет до конца. Девушку Максима она узнала сразу. Та с гордостью расписывала, какой у нее замечательный кот. Сам "замечательный" затравленно озирался, обалдело мигая огромными, совершенно круглыми глазищами. На тупоносой морде отчетливо проступало: "Хозяйка, ты куда меня привезла? Домой хочу!". Унылая кошачья моська лишь укрепила Нику в мыслях, что Маша у нее вызывает исключительно неприязнь, правда внятно ответить, почему так происходит, девушка, пожалуй, не смогла бы, хотя где-то на задворках сознания маячила мысль, что это банальная зависть. Она такая красивая, эта девушка Максима, и поди совершенно не прилагает для этого никаких усилий. А тут прилагай - не прилагай, а все равно лучше не будет. Ника придирчиво осмотрела свое отражение в зеркале. Обычная среднестатистическая внешность. Никакой аристократической фарфоровой бледности, и глаза не сказать, что очень большие, и губы совсем не пухлые (последнее, если разобраться, слава Богу), да и волосы укладывать смысла нет - все равно до универа под шапкой все примнется до непотребного состояния... Ника зачем-то достала подводку и нарисовала на веках аккуратные стрелки, а вместо привычной гигиенической помады под руку попалась неброская коричневая - она ее купила летом и пользовалась всего один раз - на тетин юбилей, так чего ей просто так в косметичке валяться... По большому счету в ее внешности почти ничего не изменилось, мальчишки даже не заметили, зато одобрили девчонки в группе, наказав почаще так ходить. Ника отмахнулась, но совет к сведению приняла - такая реакция коллег, прямо скажем, способствовала поднятию самооценки.
   Когда что-то происходит случайно в третий раз поневоле начинаешь подумывать о закономерности, или о дурацких шутках судьбы, которой вздумалось заставить некую младую деву вытащить голову из песка. В третий раз Машу Ника увидела, когда возвращалась с внеочередной консультации Ромашовой, на которой два с половиной часа занимались тем, что переливали из пустого в порожнее уже предельно раскрытую на паре тему. Девушке было особенно тошно там находиться из-за того, что пришлось довольно долго дожидаться, пока начнется эта тягомотина. Ничего нового для себя она не узнала, в окна приглашающее заглядывало солнце, но, после прошлого инцидента, отпрашиваться у Светланы Алексеевны было себе дороже. Ближе к вечеру тупо заныла голова. Ника села на первый подвернувшийся транспорт, и вскоре прокляла все на свете. Нет бы потратить несколько лишних минут в очереди на маршрутку, а не лезть в автобус - ехал он "в час по чайной ложке" и от постоянных возвратно-поступательных движений уже начинало подташнивать. Чтобы как-то отвлечься, Ника неотрывно пялилась в окно, и возле поворота к кинотеатру "Москва" увидела Максима и Машу. Пара прямо-таки светилась счастьем, как люминесцентная лампа. Смотреть на них было... трудно.
   Ника внезапно поняла, что жутко, до боли хочет оказаться на месте Маши. Гулять по залитым солнечным светом улицам вместе с любимым человеком, смеяться так заразительно, что разглаживаются хмурые лица прохожих идущих навстречу, чтобы ее вот также держали за руку, а в перспективе маячил поход в кинотеатр, куда уже куплены билеты и...
   Ника отвернулась от окна, автобус поехал дальше. Это все весна!.. Она провоцирует нездоровые мысли и желания, а все потуги разума урезонить разошедшиеся эмоции, практически напрасны.
   Кое-как добравшись до дома, Ника пару часов слонялась по квартире не зная, чем себя занять, потом не выдержала и полезла в Интернет смотреть расписание сеансов в кинотеатрах города. От мрачного созерцания cтранички ее отвлек звонок телефона.
   - Привет! Что делаешь? - весело спросил Димка.
   Этот его тон сильно диссонировал с Никиным настроением, поэтому отозвалась она не слишком дружелюбно:
   - Да так, интересуюсь, что идет в кино...
   - Собираешься сходить? - еще больше оживился Семенов.
   - Нет... Или да... Еще не знаю... - последовательно выдала девушка, и сама поморщилась от "конкретности" своего ответа. Димка, видно тоже несколько озадачился. Немного помолчал, а потом внезапно выпалил:
   - Ник, пойдешь со мной в кино?
   Ника поначалу опешила, а потом перед глазами встала хохочущая парочка, и колебания были отброшены.
   - Да, конечно.
   - Класс! - обрадовался Димка. - Завтра?
   - Хорошо, завтра... - бездумно согласилась девушка, у которой все сильнее болела голова. Потом спохватилась и поправилась: - А вообще нет, Дим, у нас завтра репетиция. Давай в воскресенье.
   - Договорились! На что пойдем? - деловито уточнил одногруппник.
   - Не знаю, выбери сам.
   - А... - видно энтузиазм у парня пошел на спад. - Ну, тогда пока?
   - Пока.
   Ника сбросила вызов, выключила компьютер и вдруг вспомнила, что так и не спросила у Семенова, зачем он ей звонил. Но перезванивать не стала - выпила таблетку от головной боли и легла спать.
   О том, что она зря приняла предложение Димки, Ника начала подозревать еще в субботу на репетиции. Музыка успокаивала, настраивала на нечто позитивное, и приходило понимание, что хвататься за любую возможность, чтобы в жизни было "все как у людей" - это детский сад. "В конце концов, мы с Димкой просто приятели", - думала девушка. - "А разве приятели не могут сходить в кино просто так?". Как оказалось, Димка считал иначе, во всяком случае, явно задался целью произвести на нее впечатление - появился на пороге гладко выбритый и с розой в руках; из-под распахнутой куртки виднелся ворот стильной темно-синей рубашки. Ника так растерялась, что непростительно долго не могла понять, что ей делать с несчастным цветком. Розу оприходовала мама, она же заняла Димку на несколько минут, так что Ника кое-как пришла в себя. Перед Семеновым было очень совестно. Димка, не дурак, все, конечно, понял, и по дороге в кино как мог старался вернуть прежнюю непринужденную манеру общения, но все же нет-нет да и проскальзывало на лице разочарование. Так что фильм вряд ли доставил хоть кому-то из них удовольствие.
   - Ник, мы друзья? - спросил ее Димка, проводив до подъезда.
   - Друзья, - кивнула она, избегая смотреть ему в глаза.
   - Тогда помоги мне со второй эргээркой по Ромашовой! - огорошил ее Семенов.
   Ника вскинула голову. Семенов тут же состряпал жалостливую мордочку. Вероятно, он не хотел бы, чтобы она заметила грусть во взгляде. Она сделала вид, что и не заметила, тяжко выдохнув:
   - Ну ладно, уломал, чертяка языкастый! - так любил говорить Славка, а Нике сейчас ой как не хватало его умение прятать за шутовством истинные эмоции.
   Они почти привычно попрощались и разошлись в разные стороны, думая каждый о своем. Не известно, чем был озадачен Димка, а Нике все никак не давал покоя факт, что она даже не попыталась дать им с Димкой шанс. Ну ладно раньше - она совершенно Семенова не знала и считала откровенно недалеким, но теперь-то все изменилось. Если разобраться, Димка хоть и не красавец, но приятный внешне парень, неглупый и интересный человек, хороший друг. Можно было хотя бы попробовать, но... Почему-то сама мысль вызывала отторжение. И это с учетом того, что всего два дня назад Ника с завистью разглядывала из окна автобуса случайную знакомую и мечтала оказаться на ее месте. Девушка все-таки набралась мужества и призналась, по крайней мере, сама себе, что "это ж-ж неспроста". Чем дальше, тем больше Ника понимала, что она почти... нет, не почти, а точно влюбилась в Максима... Было трудно вытаскивать это из себя, хотелось привести другие формулировки, как-то смягчить ситуацию, поверить, что все несерьезно. Ника пресекла эти трусливые попытки и задалась вопросом искоренения влюбленности, потому что более неподходящей кандидатуры для личных привязанностей сложно было представить: препод, музыкант, и, к тому же, у него есть девушка... И как вообще такое возможно? Всего четыре месяца назад она ненавидела его лютой ненавистью, а сейчас... Нет! С этим нужно как-то бороться. В конце концов, Максим - коллега и, в лучшем случае, друг. Не больше. И она будет относиться к нему соответствующим образом. Во всяком случае, постарается. И не будет испытывать никакой зависти к его девушке, и, что уж там, глупой ревности не будет испытывать тоже. Нет, не дождется! Она так решила.
   Решимости хватило ровно полчаса, до того момента как ей позвонил Славик.
   - Олька! - не размениваясь на приветствия, зачастил он. - У Макса тридцатого апреля День рождения. Так что в понедельник перед репой собираемся пораньше. Надо обсудить сюрпрайз.
   - А мы будем делать "сюрпрайз"?
   - Ну да. Макс просто ничего эпохального на следующей неделе не планирует, по-моему. Отмечать, наверное, будет в субботу с девушкой. Ну там интим и все такое, а в воскресенье на все праздники уедет к родакам на картофельные угодья. Так что проставляться, скорее всего, будет сразу после майского феста.
   - Это он так сказал?
   - Нет, это я так думаю. Ну так что?
   Ника согласилась и с предложением и с доводами, но все равно немного приуныла - хотелось праздника, хотелось собраться группой и просто повеселиться, а картофельные угодья в перспективе маячили не только перед Павловым. Сходить куда-нибудь в субботу да еще по такому поводу было бы здорово, но на нет и суда нет. Хорошо еще Макс вообще субботнюю репетицию решил не пропускать, а то ведь подготовка - это дело утомительное. Или романтическую атмосферу Максу его девушка создавать будет? В качестве подарка?.. Ника гнала от себя эти мысли, прекрасно понимая, что на глупую и бестолковую ревность просто не имеет права. В конце концов, это личное дело Павлова, с кем проводить время, и желание встретить день рождения с любимым человеком вполне естественно. А для Ники Максим - преподаватель, басист ее группы и, в лучшем случае, друг. И все. И нечего травить душу. Однако это легко выполнялось только на словах, на деле же все воскресенье Ника хандрила и под это дело нашатала четыре листа табулатур - все какие-то депрессивные. В общем, на оговоренную встречу в понедельник она шла без энтузиазма. Совещались недолго, но бурно. На глобальный подарок катастрофически не хватало финансов, а мелочевкой поздравлять было как-то стыдно. В итоге, из-за отсутствия лучших вариантов, решили скинуться на подарочный сертификат "НеформаТа". Ника от такого варианта была не в восторге, находя подобные подарки бездушными и обезличенными, и имела неосторожность высказать мысль, что лучше бы подарить что-нибудь конкретное. Артем, который, собственно, и предложил обойтись сертификатом, раздраженно брякнул:
   - Тогда, конкретно ты, Олька, будешь печь Максу торт!
   Все с восторгом подхватили эту "классную" мысль, и на робкие замечания девушки, что торты она печь не умеет, никто не обратил существенного внимания, отмахиваясь досадным: "Не прибедняйся!". План действий был согласован и утвержден большинством голосов. Славку отрядили для похода в "НеформаТ", Сашке поручили написать поздравительную речь (желательно ехидную и в стихах), Нику обозвали признанным пекарем-кондитером, а Артем взялся координировать действия и вообще руководить.
   Ника три дня ломала голову, чтобы такое испечь. Донимала знакомых, облазила кучу сайтов, извела почти четыре десятка яиц, килограмм муки и энное количество нервных клеток, которых в продуктовом магазине не купишь. Ничего не получалось. Коржи или неравномерно пропекались, или крошились со страшной силой, крем получался какой-то крупитчатый, и общий результат ни разу не удостоился оценки выше чем "ну ничего так, есть можно", что девушку совершенно не устраивало. В неравной борьбе с выпечкой отступили даже душевные переживания.
   В четверг вечером, когда Ника ваяла очередной кулинарный "шедевр", позвонил Максим, и спросил, какие у нее планы на субботу. Девушка сначала подзависла, а потом ляпнула:
   - На репетицию прийти...
   - А до этого? - конкретизировал Павлов. Ника, теряясь в догадках, ответила, что пока не знает.
   - Отлично! И не планируй ничего. Ладно, еще увидимся. Пока.
   - Пока... - несколько ошарашено попрощалась девушка. Максим чему-то засмеялся и повесил трубку. А до нее только спустя пару минут дошло, что от неожиданности она себе позволила столь панибратский тон. Вот позорище!..
   От самобичевания отвлек подозрительный запах. Ника галопом понеслась на кухню и взвыла от досады: она снова прозевала нужный момент, и коржи, хоть и не сгорели окончательно, но приобрели не слишком равномерный негритянский колер.
   - Ну и плевать! - разозлилась девушка. - Испеку шарлотку.
   Стало легче - то ли от принятого решения и того, что больше не нужно изгаляться и выдумывать кондитерские изыски, но скорее от того, что в свой день рождения Макс нашел возможность провести время с группой.
  
   Максим ждал гостей к часу. Так как Ника толком не знала куда идти, а плутать по городу со здоровенным пирогом ей совсем не улыбалось, за ней обещал зайти Сашка. Медведев заявился даже раньше оговоренного времени - Ника как раз только закончила убирать кухню после утреннего разгрома. Как всегда, когда очень надо, все валилось из рук, и первая версия шарлотки от чего-то совершенно не поднялась. Дубль два пришлось ваять ударными темпами, и в итоге девушка сначала вылавливала из кастрюли скорлупу, потом просыпала муку и под конец едва не отчекрыжила себе палец. Пирог, не смотря на все злоключения, получился вполне нормальным, хоть и заставил изрядно понервничать, но вот времени на сборы практически не осталось.
   - Саш, будь другом, натяни мне вторую струну, я вчера случайно порвала, - попросила Ника, накрашивая второй раз глаза (первый вариант был забракован из-за кривых стрелок).
   - Бери акустику, - отозвался Сашка.
   - Зачем? - удивилась девушка.
   - Бери, кому говорят! Я тоже акустику взял, так что не парься. И не мельтеши, успеем. Тёмыч просил без него к Максу не выдвигаться.
   Ника чуть-чуть сбавила обороты, но все равно собиралась в темпе вальса, так что вышли они почти вовремя, да и доехали без проблем.
   На остановке околачивался Фокс, от скуки гоняя по тротуару бутылочку из под йогурта.
   - Ну и где вас носит? - возопил он, едва завидев вылезающего из маршрутки Сашку. Тот буркнул нечто неразборчивое, ибо пытался одновременно придержать дверь и принять у Ники пирог.
   - Чего?
   - Ничего! Лучше бы дверь подержал... И вообще, что ты возмущаешься, все равно еще Темы нет, а он сказал его подождать.
   - Не, ну ежики пушистые! Он приедет, поди, еще через полчаса, а нам до Макса топать минут десять-пятнадцать! - возмутился Славка, который уже измаялся ждать. Но Артем опоздал совсем на чуть-чуть, и "цыгане шумную толпою" двинулись в сторону Максова дома.
   Славка от полноты чувств напевал себе под нос что-то подозрительно похожее на "ну а мы с такими рожами возьмем да и припремся к Максу". Признаваться, как переиначил остальную часть песни, он категорически отказывался. Никину гитару взял Артем, пирог остался у Сашки, и девушка с пустыми руками чувствовала себя так, будто что-то забыла. Идти было не так чтоб далеко, а дворами и вовсе удалось срезать приличный угол.
   Максим жил на четвертом этаже старенькой пятиэтажки. Поднявшись на захламленную лестничную площадку, товарищи поздравляющие перегруппировались. Нике вернули пирог, хорошо хоть впереди делегации не выставили. К ней присоединился Саня, который написать речь мог запросто, а вот с декламацией не дружил. За широкими спинами Артема и Славки открывшего дверь Павлова она едва видела, но все равно пришлось напомнить себе о намеченной стратегии общения. Чтобы следовать этой стратегии требовалось постоянно прилагать некоторые усилия, но, в общем-то, получалось у нее вполне сносно. Во всяком случае, когда ее пропустили вперед вручать "хлеб-соль" имениннику, она спокойно отреагировала на басиста. И все же, когда Максим, принимая из ее рук шарлотку, солнечно улыбнулся, очень захотелось отнести эту улыбку на свой счет, а не расценивать как обычное проявление эмоций, вполне соответствующих ситуации.
   Предложив чувствовать себя как дома, Максим отправился кухарить дальше - на всю квартиру невероятно вкусно пахло запеченным мясом. От помощи он отказался, сказав, что осталось совсем чуть-чуть. Гости немного потолкались в тесной прихожей и, наконец, прошли в единственную комнату. Сразу в глаза бросалось, во-первых, обилие самой различной техники - издержки Павловской подработки в виде четырех мониторов (трех жидкокристаллических и одного, как выражалась Никина тетя "с жопочкой"), паре полуразобранных системников, осциллографа, и целой этажерки всякой мелочевки, и во-вторых контраста обстановки. Новый диван, очень современный и лаконичный, соседствовал с советским полированным шкафом; на древнем письменном столе стоял навороченный компьютер со здоровенным монитором; посреди комнаты уже был накрыт стол, и черные квадратные тарелки чередовались с разнокалиберными чайными чашками с наивными рисунками... Это было забавно, но ничего не говорило о Максиме, кроме того, что жилье временное и он совсем не горит желанием обустраивать его под себя. Почему так происходит, Ника додумать не успела, из кухни вернулся Максим с двумя огроменными посудинами в руках, и пригласил всех к столу.
   Едва все расселись и наполнили чашки (ввиду дефицита другой посуды), Артем встал и с торжественной миной на лице начал зачитывать поздравительную речь:
   - Сегодня повод есть поднять бокал: мы Макса поздравляем с Днем рожденья! И выпить мы успеем, а пока - прошу заслушать наши поздравленья. А так как у него, - он кивнул на Сашку, - не так давно проснулись графоманские замашки, к тому же плохо учится оно, поэтому читаю по бумажке... - и дальше в том же духе на двух листах. Поздравления придумывали коллективно, рифмовал их Саня - как и просили, по возможности ехидно. Макс оценил, сияя как медный тазик.
   Следующие полчаса почти не разговаривали, отдавая должное кулинарным талантам басиста. В блюдах Максим не изощрялся: здоровенный, килограмма на полтора, кусок запеченной корейки, гора запеченной же картошки аппетитного золотистого цвета, сырная нарезка, посыпанная кедровыми орешками, много оливок, красное вино, сок и минеральная вода, - вот и все угощение. Никаких сложносочиненных салатов, канапе и прочих красивостей, которыми неизбежно увлекаются девушки при подготовке праздничного стола, но все было настолько вкусно, что Ника съела бы еще больше, если бы могла.
   - Я наелся как дурак на поминках, - спустя какое-то время озвучил общую мысль Славка, блаженно откидываясь на диванные подушки. - Ты Машку не позвал, чтобы она не догадалась, что ты умеешь готовить, и не начала тебя эксплуатировать?
   - Машка вчера улетела в Египет загорать, - усмехнулся Максим. - А мясо она не ест.
   Разговор свернул на тему вегетарианства. Ника слушала в пол-уха, размышляя, что приоритетнее, поездка в Египет или то, что твоему парню стукнуло двадцать пять (Макс в возрасте признался охотно, но когда Сашка и Славка в четыре руки попытались оттаскать его за уши, немного поскучнел). Вывод для себя Ника делала однозначный, но она не Маша, и даже не на ее месте, к сожалению или к счастью.
   Еще через полчаса Сашка достал свою гитару, Артем передал инструмент Нике, а Максим подключил бас к компьютеру - комбика у него не было, зато на этажерке висела целая связка шнуров типа "джек-миниджек". Внеплановый концерт вышел такой душевный, что расходиться не хотелось - хотелось еще покушать, а потом еще поиграть.
   - А может мы сегодня репетиционной базой квартиру Макса назначим? - внес рацпредложение Артем. Все его охотно поддержали.
   Павлов засобирался в магазин, ибо у них кончился хлеб, сок и мальчишкам хотелось чего-нибудь посущественнее дареного пирога. В качестве сопровождающего вызвался Саня. Максим строго наказал не буянить, но и не скучать, и даже отдал на растерзание собственный комп. Славка с Артемом его тут же оккупировали и, вырывая друг у друга мышь, наперебой стали включать разные треки из немаленькой музыкальной подборки. Нике довольно быстро наскучило слушать обрывки композиций, и она потихоньку улизнула на кухню. Обозрела гору немытой посуды и решила помочь Максу. Мальчишки, наконец, остановили выбор на "Харизме", чем ее несказанно порадовали.
   - Семь дорог, семь ключей. Все, теперь я ничей... - негромко подпевала Ника. Она очень давно не пела в компании, но вот так, под шум воды, да еще учитывая, что никто не слышит, можно было поддаться моменту. - Я беглец, властелин колец, победитель зла. Я беглец, я понял, наконец, мир сгорит дотла... (*15)
   Потянувшись за противнем, она что-то заметила периферическим зрением и оглянулась на дверь. В проеме, привалившись плечом к косяку, стоял Максим. И когда только успел вернуться? Она не слышала, хотя... Вода шумит, музыка орет - немудрено. Но какая же дурацкая ситуация! Нет, противень из рук не выскользнул, и Ника даже не покрылась красными пятнами, просто замолчала на полуслове и остро возжелала куда-нибудь телепортироваться, ну или, на худой конец, провалиться к Павловским соседям снизу. Увы, с такими паранормальными способностями у нее было еще хуже, чем с вокальными, так что оставалось надеяться, что у Максима хватит такта, не заострять на ее позоре внимания.
   У Павлова такта не хватило. Вернее, он, скорее всего, не сразу осознал, что девушка в этом нуждалась, и поэтому совершенно не к месту ляпнул:
   - Здорово поешь...
   Ника скептически фыркнула и вернулась к мытью посуды. Внимательный взгляд Максима она чувствовала затылком, но в полемику вступать не хотела. Макс на это счет был, похоже, совершенно иного мнения. Он в два шага приблизился к девушке, заставив нервно передернуть плечами, но всего лишь снял с крючочка полотенце и загремел тарелками, попутно задавая неудобные вопросы:
   - Почему ты никогда не поешь на "бэках"? Некоторым песням очень пошел бы женский вокал...
   Ника страдальчески поморщилась и все же сказала:
   - Я не умею петь.
   - Всем бы так не уметь! - ничуть не смутился Павлов. - Особенно соседской девчонке. Знаешь, у меня тут в соседях чудная семейка. Мамаша по утрам вопит на дочку матом, и заметь, далеко не благим, дочка орет: "Не пойду в школу", а днем, если одна, поет... Хорошо так, громко... И ни одной чистой ноты. Так что нечего прибедняться. То что у тебя не сопрано, еще не означает, что у тебя нет голоса. Просто это ведь тоже инструмент, и им надо учиться пользоваться, его надо ставить. Ты на гитаре сколько играешь? Лет десять, наверное? Вспомни, с чего начинала и сколько училась... На Артема посмотри, в конце концов, он ведь до сих пор уроки вокала берет, пусть и не так часто.
   Доводы были разумными, но в то, что у нее получится что-то путное, Ника не верила. Последний прилюдный вокальный опыт закончился тем, что во время одной из репетиций школьного мероприятия завуч отозвала ее в сторонку и сказала: "Вероника, пусть Настя одна поет, ты лучше просто играй - это у тебя хотя бы получается". Сей дивный педагогический совет напрочь отбил у нее охоту делать что-либо вообще, и это аукалось до сих пор.
   Павлов, наконец, закончил с рассуждениями. Вопрос закрыли, и остаток вечера прошел на уровне. Только всю дорогу домой, Ника опять думала о Павлове. На сей раз в ключе "он правда считает, что у меня есть голос?".
  
  
  
   (*15) "Беглец" - Харизма, альбом "Источник силы"
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"