Torlara: другие произведения.

Катализатор: глава 14

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Просьба оставлять отзывы и комментарии в общем файле


   Глава 14. Сравнению не подлежит
  
   Как-то Нике в руки попала небольшая книжка в мягкой обложке с интригующим названием "Закон Мерфи и другие причины, по которым все в жизни получается не так". Книжка оказалась весьма интересной и жизненной, а всяческие законы раздражения, избирательной гравитации, а также о времени и усилии и тому подобное, не раз были проверены на собственном опыте, только вот удивительно, но девушка не встретила там ни одного высказывания о подлостях погоды. Даже странно, ведь любой студент знает, что удушающая жара стоит все время, пока идет летняя сессия, а как только измученный преподавателями и недосягаемыми мечтами о пляже студиоз сдает последний экзамен, сразу резко холодает и начинаются дожди. Или вот сейчас: конец апреля разголышил молодежь до футболок и шортиков, а майские праздники и выходные - излюбленная пора для пикников и концертов на открытом воздухе - "одарили" сначала заморозками на почве, а потом, ближе ко Дню Победы, обещанием довольно сильных дождей. Такой прогноз в принципе никого особо не радовал, но для Ники, Артема, остальных парней из "Выхода" и еще нескольких десятков музыкантов, плюс организаторов, техников и звукарей, и вовсе обернулся дополнительной неразберихой, нервами и головной болью. Собственно для организаторов любой рок-фест - тот еще геморрой. Молиться на этих святых людей надо, ибо для всех стараются и, в большинстве случаев, на голом энтузиазме. Но нет, не молятся неблагодарные музыканты и тем паче любители чего потяжелее, плюются и вообще отзываются не лестно, особенно этой весной. И, собственно, есть от чего.
   Наличествующая, так или иначе, предфестивальная катавасия в этом году била все рекорды. Привычный ульяновский парк загодя застолбил какой-то дом культуры, планирующий в майские уикенды развлекать пенсионеров народными песнями и плясками. По слухам администрация парка сию не радостную новость организаторам феста сообщала с нескрываемым злорадством - еще бы, от пенсионеров всяко меньше проблем, чем от толпы резвящихся неформалов. Из-за такой "подлянки" очень долго не могли точно назвать ни место, ни дату проведения, и, соответственно, из-за этого состав участников носил какой-то вероятностный характер: если фестиваль будет тогда-то, то участники будут такие-то, если тогда-то, то половина не может, зато присоединяется еще пяток коллективов, которых не устраивает первая дата. В конце концов, с местом кое-как определились. При поддержке городской администрации удалось выбить довольно приличную площадку на автодроме, правда при этом оказалось, что фестиваль теперь следует проводить под лозунгом "Рок против..." и вообще, сей праздник жизни будет проходить в рамках каких-то общегородских народных гуляний. Против чего именно музыканты будут против, решили определить в процессе, самое главное, что все-таки утрясли дату, да еще, в качестве бонуса, совершенно бесплатно засветились на афишах, в изобилии расклеенных по городу. Казалось бы, "жизнь" должна наладиться, но тут, совершенно неожиданно для организаторов, предстоящее мероприятие начало обрастать самыми разными слухами, вплоть до того, что хедлайнером фестиваля станет невероятно крутая московская группа (о том, какая именно мнения расходились) и из-за этого саудчека как такового не будет. Слухи множились, организаторы замучались консультировать всех по отдельности, собрали все команды и озвучили окончательную версию порядка проведения фестиваля. Правда "окончательной" она была меньше двух суток, ибо из-за уже упомянутого надвигающегося погодного катаклизма, выбранное, везде заявленное и обозначенное на афишках место за три дня до феста поменяли. В общем-то, конечно, и правильно сделали, потому что в сильный дождь месить грязь на автодроме никому не улыбалось, а асфальтированная площадка перед развлекательным центром "Страна Ozz" была, может быть, даже более привлекательным вариантом, но... Это ж надо было оповестить всех о переносе!..
   Ника, как и остальные участники фестиваля, от таких жизненных перипетий сначала нервничала, а потом, уже перед самым фестом, как-то успокоилась - будь, что будет. Так ли уж страшно, что не придет несколько человек (ну или несколько десятков) не слишком внимательно следивших за последними объявлениями. В конце концов, всех знакомых музыканты обзванивали лично, а случайные люди особой погоды не сделают. Ну а выйти на сцену и отыграть в свое удовольствие всегда приятно.
   Собственно к фестивалю "Выход - ноль!" не так чтоб уж сильно готовился. Еще в апреле, было отобрано три песни из собственного репертуара и отрепетированы несколько каверов, потому как опыт предыдущих Open Air'ов показывал, что народ куда охотнее реагирует на уже знакомые риффы, а новинки следует приберечь для сольных или, на худой конец, парных выступлений. На единственной пока майской репетиции определяли порядок, делали контрольный прогон программы и немножко дурачились. Вернее дурачились мальчишки, а Ника пребывала в состоянии самокопания и самоанализа. Результаты с одной стороны обнадеживали, с другой - удручали. Расстраивал главным образом тот факт, что аутотренинг совершенно не действовал. Умом Ника прекрасно понимала, что ей ничего не светит, а посему надо быстрее выбросить Павлова из головы, но претворять эти умные мысли в жизнь не получалось категорически. Правда в качестве положительного момента, показывающего, что на почве влюбленности девушка еще не выжила из ума, можно было отметить факт, что высказывания Максима не являлись для Ники истиной в последней инстанции. Взять хоть тот разговор про "хорошие" Никины вокальные данные на его дне рождения. Она долго переваривала слова Максима, но все же пришла к мысли, что отдельно взятое мнение басиста, хоть и льстит ее самолюбию, и вообще, что уж греха таить, весьма приятно, но ничего не меняет и совсем не способно сподвигнуть ее петь. Из этой своей упертости девушка сделала несколько парадоксальный вывод о том, что ее увлечение Павловым не так уж и серьезно, что это просто временное помутнение рассудка, а значит рано или поздно пройдет, и, вероятно, даже рано. Прошло же ее болезненное увлечение Прохором, а тогда она буквально ловила каждое его слово, принимала все на веру, считала неоспоримым фактом. И до сих пор это нет-нет да аукается. Сейчас, с Максимом не так, и это определенно радует. Хотя это не отменяет кучу проблем, возникших у Ники после осознания своих, так не во время вспыхнувших чувств. Она теперь словно все время балансировала на грани: не проявлять интереса, но и не избегать... Столько усилий, и все для того, чтобы внимательные поганцы-мальчишки, да и сам объект воздыхания ни о чем не подозревали.
   Держать лицо удавалось с большим трудом. Это сложно - казаться невозмутимой, когда изнутри тебя раздирают противоречия. Видеть Максима было больно, не видеть - тошно. Хотелось подсесть ближе, смотреть на него чаще, но так ведь Павлов обо всем догадается, и, вместе с тем, шугаться и прятать глаза тоже не выход - они же вроде как... Кто? Ника часто думала над тем, кем она является для Максима, и так и не смогла прийти к однозначному выводу. Студенткой? Вроде нет. Подругой, ну то есть другом? Кем-то вроде подопечной, с которой нянькаются на правах старшего... Раньше Нику опекал Сашка, но, с тех пор как у него наладилась личная жизнь, его "обязанности" все чаще выполнял Максим. Проводить, ненавязчиво помочь, шикнуть на буйствующего Артема... Зачем басисту все это надо? Ответы не находились. От мыслей пухла голова, хотелось какой-то разрядки, и девушка очень надеялась получить ее именно сегодня. Музыка, сцена, майский фестиваль... Пусть это будет лекарством.
   От остановки до "Страны Ozz" было не так уж и далеко, но Ника все равно немного подмерзла в своей тонкой ветровке. Надо было нацепить что-то посущественнее, но девушка поленилась пересматривать свой концертный наряд, а плащ и флиска с ним совсем не сочетались. Ничего, глядишь, на сцене отогреется. А вот высушить кеды там явно не получится, поэтому Ника не попыталась даже пройти через двор и оценить на собственном опыте глубину здоровенной лужи, - отправилась в обход. Заодно стала свидетелем идиллической картинки ремонта коммуникаций, из-за неисправности коих собственно и приключился потоп. Да уж, где еще увидишь, как один сотрудник муниципальных служб озадаченно заглядывает в канализационный люк, а другой в это время рефлексирует, качаясь на качельках детской площадки... Уже сворачивая к площадке перед развлекательным центром, Ника обернулась и фыркнула - теперь на качельках сидели оба коммунальщика. Лужа убывать и не думала...
   На площадке девушку сразу же взял в оборот Славка - он пришел минут на пятнадцать раньше Ники, успел со всеми поздороваться и разведать обстановку, а теперь жаждал поделиться результатами своих изысканий хоть с кем-нибудь. Наличествующий поодаль Саня на эту роль не подходил, ибо вел с явно нервничающей Диной успокоительные беседы. "Книга Варуха" сегодня открывала фестиваль, и ребята из "Выхода" в меру сил и возможностей поддерживали коллег по цеху. Во всяком случае, еще когда ходили упорные слухи, что саундчека не будет, единогласно решили, что к началу постараются не опаздывать, и знакомым прорекламируют новую команду. Первыми быть трудно: народу еще мало, да и вялые все, раскочегаривать надо, так что состояние Дины Ника вполне понимала, и подходить не стала, только приветственно махнула рукой. С Сашкой клавишнице сейчас спокойней, во всяком случае, так казалось Нике, да и остальным, наверное, тоже. Илья, например, поглядывал на парочку издали и не вмешивался, хотя по лицу видно - хотелось. Павла поблизости не было, остальных участников "Книги" Ника почти не знала, так что разглядывать перестала, обратив внимание на окрестности.
   По сцене муравьями ползали техники, заканчивали установку света. В полосатой палатке а-ля "ИП на рынке" копалась пара человек - кто именно не разобрать за широкой спиной Кесаря.
   - У нас, что опять Кесарь на звуке?! - перебила девушка Славкин словесный поток.
   - Не! - поспешил успокоить ее Фокс. - Он тут просто так околачивается. На звуке будет Леший и еще один товарищ, звать Антон, кто такой пока не ясно...
   Девушка кивнула, слушая драммера в пол уха и продолжая оглядываться. И первая заметила Артема.
   "Странно, что Павлова нет", - подумала она, наблюдая за приближающимся фронтменом, но вслух ничего не сказала. Впрочем, отсутствие басиста заметили и без ее напоминания. Подошедший Чернов, едва поздоровавшись, тут же недовольным тоном поинтересовался, где носит Макса. Славка пожал плечами и взялся названивать опаздуну. Тот ответил почти сразу, лаконично проинформировал, что скоро будет, но появился только спустя двадцать минут. И не один.
   Внутри у Ники что-то натянулось - еще немного и тренькнет лопнувшей струной, больно хлестнет кончиком... Рядом с Максимом вышагивала Маша, как всегда хрупкая и прекрасная, правда, на предвзятый Никин взгляд, в образе несколько не соответствующем предстоящему мероприятию. Во всяком случае, туфли на шпильках девушка не ее месте не обувала бы. Ника тупо смотрела на эти туфли, избегая поднимать взгляд на лица, страшась увидеть те счастливые улыбки, что так поразили ее, когда она заприметила парочку из окна автобуса. Потом разозлилась на себя, обозвала трусихой, напомнила про линию поведения, которой она решила придерживаться, а еще додумалась до очень умной мысли, что удивительно, как это товарищ Павлов раньше не приглашал на сеты свою пассию. На тот же "Яркий звук", например. В конце концов, это естественно, что Маша интересуется увлечениями своего парня, а для Максима глупо и странно резко разделять общение с девушкой и общение с друзьями.
   Не сказать, что аутотренинг сильно помог, но эти мысленные убеждения сделали свое дело. Ника поприветствовала вновь пришедших довольно спокойно и ровно, заставила себя изобразить умеренную доброжелательность. На явную доброжелательность сил не хватило. Впрочем, и умеренную получилось держать не долго, и девушка под первым же благовидным предлогом (поздороваться с Павлом) ретировалась к ребятам из "Книги Варуха", да так там и осталась, перебрасываясь редкими репликами то с Павлом, то с Динкой и Саней.
   Павел вскоре умотал куда-то за сцену, Дина привалилась к Сашке спиной, он что-то шептал ей в ухо и обнимал, согревая. А у Ники по спине гулял озноб, пальцы заледенели и плохо гнулись, и в груди какой-то мелкий пакостник время от времени все натягивал струну. Чтобы не завидовать парочке и не заниматься самокопанием, расстраиваясь еще больше, Ника без особого интереса посматривала на немногочисленных зрителей, угодивших на фест за час до начала. Справа у самой кромки асфальтовой площадки на молодой газонной траве, компания предприимчивых ребят расстелила большое покрывало. Одна девушка сидела по-турецки скрестив ноги, парень в соломенной шляпе, выглядевшей удивительно не к месту, валялся на спине, остальные стояли рядом. Ника некоторое время тоже мечтала поваляться на травке, пока не сообразила, что земля, наверное, еще холодная, да и, скорее всего, влажная. Покрывало перестало быть привлекательным вариантом ожидания, хотя, если кто-то догадался постелить под него еще и клеенку... Рядом две девицы неформального вида переговаривались о делах семейных, и Ника слышала, как одна рассказывает другой про свою свадьбу:
   - Было холодно, поэтому я пошла в камелотах...
   Ника представила себе глаза степенной работницы ЗАГСа, увидевший сногсшибательную пару новобрачных: она в куртке, короткой кожаной юбке и тяжелых ботинках, он с длинными распущенными волосами и в черном плаще...
   - Оль, на чек выдвигаться пора, - неожиданно близко сказал Артем, появление которого она, заслушавшись и задумавшись, пропустила. - И Макса позови.
   - А сам что?
   - Ну тебе чего, трудно что ли?
   И девушка собралась звать, чтобы никто не догадался, что на самом деле ей действительно трудно. Правда, сначала нужно было сообразить, куда идти. Ника огляделась и увидела поодаль спину Максима, стоящего с Машей у единственной на всю площадку лавочки. Сидячее место, судя по всему, было мокрым, так что праздношатающийся народ время от времени к ней подходил, но оккупировать пока не решался. Техники заканчивали проверку портального звука и из колонок доносились нестройные взвизги, гудящие басы и прочее непотребство. Окликать Павлова было как-то не с руки - или не услышит, или скажет, мол, чего орешь, поэтому она неспеша пошла к парочке. В очередную минуту затишья было слышно, как Маша довольно громко и сердито выговаривает басисту:
   - И чего мы пришли в такую рань, если начнется неизвестно когда.
   - Мару-усь, - примирительно протянул Павлов.
   - Я же просила не назвать меня так! - еще больше надулась рыжая.
   Возможно, Ника в теперешнем состоянии острой влюбленности не отличалась объективностью, но ей показалось, что кипятится Маша совершенно зря. Ввиду того, что саму Нику как только не называли (от Веры до Оли), она давно привыкла в первую очередь обращать внимание на интонации, и уж потом обижаться или, скорее, не обижаться. В обращении Максима не было ни намека на подколку, поддразнивание. Да, Боже мой, неужели Маша не услышала теплоты в этой домашней интерпретации имени?! Если так, то она слишком занята собой и не видит дальше собственного носа! Ника возмущенно нахмурилась, но тут же одернула себя - не стоит ей соваться не в свое дело, Максима-то, похоже, реакция своей девушки не сильно задела, во всяком случае, продолжил он все тем же примирительным тоном:
   - Маш, это обычная ситуация, когда назначают чек на двенадцать, а начинают хорошо если пол первого. Прекращай капризничать...
   Тут Маша заметила подходящую к ним Нику, а Максим, похоже, проследил ее взгляд и тоже обернулся:
   - Что, начинаем? - улыбнулся ей басист.
   Ника кивнула и тоже улыбнулась, хоть и через силу.
   - Марусь, ты тут постоишь или с нами пойдешь? - беззаботно поинтересовался Максим. Маша раздраженно на него зыркнула и сказала, что ей и отсюда все прекрасно видно.
   - Ну как знаешь, - пожал плечами Павлов. - Сейчас, по большому счету все равно, а когда фест начнется, лучше всего встать у палатки звукарей - там самый приличный звук будет. Ладно, не скучай! - и уже Нике: - Ну что, пошли?
   Ника снова кивнула, про себя удивляясь, с чего это она не ушла сразу же, а, получается, подождала Павлова. Ничего не надумала и поежилась. Наблюдательный Максим естественно это заметил:
   - Замерзла?
   - Ага... - несколько неохотно отозвалась девушка на ходу. Впрочем, не соврала ведь. - Руки особенно...
   Они уже подошли к сцене, когда басист сделал то, чего она от него совсем не ожидала - сграбастал обе Никины кисти в свои сложенные ковшиком ладони, чуток подержал, а потом еще и энергично потер. И не отпустил.
   - Теплее?
   Ника пришибленно кивнула. В груди все же что-то оборвалось, загорелись уши, благо не видно их под распущенными волосами. Что-то надо было делать, а она совершенно не представляла, что именно. Ее спас Артем, сегодня взявший моду появляться внезапно. Или это у Ники на нервной почве приключилось расстройство восприятия?
   - Ну и чего вы тут встали? - проворчал он, выныривая откуда-то из-за сцены. - Народ из "Книги" уже заканчивает...
   - Ника замерзла, - сообщил Павлов таким тоном, как будто это имело вселенское значение, и, наконец, выпустил ее руки.
   - Теплее надо одеваться, блин! - буркнул Тёма, стащил с себя косуху и накинул девушке на плечи. Ее робкие возражения, что он в одной футболке точно замерзнет и простудится, остались без внимания. В полном душевном раздрае она поднялась на сцену.
   Большинство команд чек проигнорировали, предпочитая появиться на площадке ближе к началу своего сета. Ника считала, что они прогадали. Во всяком случае, лично ей не хотелось бы за пять-десять минут до начала обнаружить, что из трех гитарных комбиков один совсем дохлый, в другом вдрызг разболтан джек, а на третьем до нечитаемости стерты надписи, что бас-бочка заклеена скотчем, а мониторы еле слышно, потому что если сделать их хоть чуточку громче, звук начинает "лезть" в микрофон. С большинством этих проблем оставалось только смириться (не принимать же во внимания вопли Фокса о том, что он вот прямо сейчас сгоняет до дому до хаты и привезет свою ударную установку), но все равно, предупрежден - значит вооружен.
   Кое-как отстроившись "Выход" перекочевал в партер. Скуксившуюся было Нику, до начала феста развлекал явившийся Димка Семенов, которому она поначалу обрадовалась как родному. Димка сразу же расцвел, а девушке моментально стало стыдно, что она использует одногруппника чтобы отвлечься, а он... Хотя может и это она себе придумала тоже? Ника пыталась вытрясти из головы дурацкие мысли, но получалось с переменным успехом. Она отвлекалась ненадолго на Димкины шутки, на выступление "Книги", ехидные комментарии Славки и Артема... На стоящих поодаль Макса и Машу. И все начиналось заново. Да что же это такое! Ей скоро на сцену, а настроиться не получается. Ну ничего, у нее еще есть время... Но времени оказалось недостаточно. И когда пришел их черед, Ника все еще не находила шаткого равновесия, руки тряслись (и нечего врать, что от холода), мысли разбегались. Оставалось надеяться, что привычный ритуал не даст сбой.
   ...Закрыть глаза, глубоко вздохнуть, отключиться от проблем, абстрагироваться... И дальше на раз... два... три...
   Что-то шло не так. Нет, она не делала ошибок, не играла мимо струн, просто странно, без привычной легкости и азарта, звучала гитара, не находился контакт со зрителями, да и с товарищами по команде тоже. Она пару раз поймала настороженный взгляд Артема, но понятия не имела, как исправлять ситуацию. На Сашку и, в особенности, на Павлова Ника вообще старалась не смотреть. К концу первой песни она четко понимала - еще чуть-чуть и у нее начнется паника. На последних аккордах Чернов еще раз на нее взглянул, а потом двинулся в сторону Сашки. Шепнул что-то ему на ухо, потом еще и кивнул, подтверждая, что Медведев все понял правильно. Ника, наблюдавшая эту картину, коротко перевела дух, и приготовилась играть вступление следующей песни, но тут Тема заговорил в микрофон:
   - Хей, народ! Что-то вы какие-то мертвые совсем! - народ действительно активностью не отличался, да еще и начало у "Выхода" из-за Ники смазанным вышло. - Специально, чтобы вас реанимировать, - продолжал меж тем разоряться Чернов, - мы решили изобразить тут одну штуку, экспромтом, специально для вас!
   У Ники даже внутри задрожало: какие, к лешему, экспромты? Что играть-то надо? Она же не в курсе. Да и остальные, кроме Сашки, похоже тоже. Впрочем, Медведев, вон, наскоро просвещает Максима. Ну а ей кто-нибудь что-нибудь скажет?!
   - Готовы подпевать? - лукаво поинтересовался Артем у зрителей, и, многозначительно улыбаясь, пропел: - В темно-синем лесу... Где трепещут осины...
   Сашка поддерживал его простым перебором после каждой строки. Подключился Славка, невесомо пройдясь по тарелкам. А Ника в некотором обалдении все таращилась на вокалиста.
   Рок-версию знаменитой песни про зайцев они делали еще на Павловском дне рождения. Веселились, шутили, и одно время даже рассматривали возможность включения ее в сет-лист. Но потом выяснилось, что что-то похожее уже делала группа "Катарсис", а ваять кавер на кавер - как-то странно. Собственно сам Тёма из-за этого ее и забраковал, а теперь вот... Чернов, наконец, повернулся к Нике и хитро подмигнул.
   - И при этом... Напевали... Странные слова-а... - здесь следовало сделать многозначительную паузу. Тёма замер, задрав кверху указующий перст. Ника качнула головой (что должно было означать "ну ты даешь!"), немного нервно хмыкнула и скоренько переключила режим гитарного процессора - приготовилась. Чернов залихватски улыбнулся, указующий перст теперь целился в Нику, и она словно оттаяла. Вместе с гитарными риффами Тёма ярко и дробно продолжил: "А нам все равно! А нам все равно!..", и это неожиданно стало созвучно Никиному состоянию. Чихать на все, как там Никулин пел? Все напасти нам будут трын-трава? Вот именно так все и будет!
   Дальше все пошло как по маслу. Зрители оживились и принимали происходящее на сцене эмоционально и с удовольствием. Ника, наконец, чувствовала себя легко, отдыхала душой, радовалась и ловила на себе одобряющие и ободряющие взгляды. И от мальчишек тоже. И от Павлова в том числе...
   В сторону лавочки Ника посмотрела в самый последний момент, перед тем как заглушить последний вибрирующий гитарный звук. Маша смотрела на нее со злостью и завистью - это было заметно даже издалека. И вызвало у Ники только чуть грустную улыбку и недоумение: с чего такая реакция?
   Сет закончился, пора было отключаться, и Ника потеряла Машу из виду, впрочем, и не до нее было. Едва сойдя со сцены, Ника вспомнила про экспромт и напустилась на Чернова:
   - Тём! Это что за финт ушами был! А предупредить не судьба?
   Артем беззаботно пожал плечами:
   - Ну, хуже чем в начале все равно вряд ли бы получилось, так что... - и проявил невероятный такт, не начав спрашивать, что за ерунда с Никой приключилась. Мальчишки тем более не лезли с вопросами, но девушка все равно поскучнела, тем более что к Максиму подошла Маша.
   - Пить хочется. Я пойду до кафе дойду...
   - У меня кола есть, - щедро предложил Славка. - Хочешь?
   Ника улыбнулась ему и покачала головой:
   - Нет, спасибо, я чего-нибудь горячего выпила. Чаю или кофе.
   - С тобой сходить? - это уже Артем.
   Ника пожала плечами, мол, как хочешь. Чернов хотел не сильно, и с девушкой увязался Димка. Пока одногруппник проявлял галантность и покупал им двоим чай, Ника разглядывала густо нашитые на сетку тряпичные листья, долженствующие изображать виноградные лозы и по мере сил прикрывать посетителей кафе от назойливых взглядов. Издали смотрелось ничего, а вот вблизи зрелище было довольно убогим. Мимо очень близко прошла пара - молодой человек и девушка. Видно было плохо, да она и не приглядывалась особо, а вот голос узнала моментально.
   - Марусь, не надо ревновать меня к друзьям, и к музыке ревновать не надо тоже, -сухим преподавательским тоном выговаривал Максим. - И вести себя как капризный ребенок. Ты же на самом деле другая, к чему это позерство?..
   Маша не ответила, да и вряд ли услышала что-то кроме ненавистной "Маруси". Впрочем, ее реплика и не требовалась, чтобы понять, что произошло. Она, судя по всему, пожаловалась, что устала (еще бы, вон какие каблучищи), что ей не очень нравится музыка (это заметно), что Макс свое все равно отыграл, а смотреть на других совершенно не обязательно... Максим, похоже, не хотел уходить, но Маша настояла на своем. И поступила очень глупо. Зачем вынуждать человека выбирать между любимой девушкой и друзьями? Это ведь не честно. Есть его чувства к Маше, есть любовь к музыке, и это сравнению не подлежит. Вот сейчас Макс выбрал ее, Машу, но разве от этого кому-то стало лучше? Маша, по всей видимости, недовольна тем, что ей, якобы, сделали одолжение, друзья расстроились, что хороший человек так быстро смотался и лишил их своей компании, а сам Макс?..
   - Мы чай здесь будем пить? - спросил за спиной Димка, и Ника вздрогнула от неожиданности.
   - Давай здесь, - подумав, решила она, принимая из рук Семенова пластиковый стаканчик. - Нести горячо.
   Думать о Максиме не хотелось, но все равно думалось. И пока она, обжигаясь, глотала чай, и когда шли обратно, особенно, когда Славка передал, что Макс уже ушел и попросил попрощаться с Никой за него. Потом стало чуть легче, невеселые мысли вытеснила музыка, но до конца их вытравить все равно не удалось. "А нам все равно!" - глупо талдычить себе как заклинание, если это все равно не правда.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"