Torlara: другие произведения.

Катализатор. Глава 20

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    20 глава отдельным файлом для читающий с телефона. Просьба оставлять комментарии в общем файле.


   Глава 20. Алтарь науки
  
   Рутина затянула очень быстро. Уже на второй-третий день занятий стало казаться, что лета не было в принципе. Причем схожие ощущения были у всех, не только у Ники, у которой все события и впечатления за полтора месяца схлопнулись в последний день августа, став эдакой "галактикой в поясе Ориона" из старого фильма "Люди в черном". Туда можно было вглядываться бесконечно, вспоминая музыку, эмоции, прикосновения... Звезды тоже там были. Их компания разглядывала после кинотеатра, во время пешего похода домой по ночному городу. Транспорт уже не ходил, ноги все равно болели бы - роликов хватило, зато в черном, без единого облачка, небе можно было увидеть... Большую медведицу. Малую, как Ника ни старалась, найти не удалось, и мальчишки всем скопом пытались ей объяснить, показать. "Полярную звезду видишь? Как не видишь?! Ну, от Большой откладываешь пять расстояний...". Что-то Ника в итоге рассмотрела, но поручиться за то, что это был именно ковш Малой медведицы, все равно не могла. Самый просвещенный Максим показывал еще Сириус и сетовал на то, что Марс в городе не видно. На этом познания в астрономии у мальчишек заканчивались, а чудесное настроение нет. Кажется, его, как варенье, можно было закатывать в банки, чтобы в серую осеннюю хмарь или зимний холод смаковать, вдыхать ароматы лета.
   Ника смаковала. Временами открывала и пересматривала фотографии - табулатуры и ноты. Для группы музыка не годилась, во всяком случае, в исходном виде, но переделывать не поднималась рука. Девушка помнила каждую закорючку, отмечала удачные места. Не слишком удачные, впрочем, тоже. В любом случае, это были не просто каракули на асфальте. Разглядывая, проигрывая, пропевая придуманные тогда музыкальные фразы, она словно возвращалась в тот вечер. Чувствовала прохладные пальцы, сжимающие ее ладонь, меловую пыль на руках; воскрешала ощущение... полета в кроличью нору - страшно, странно, любопытно и отдает сумасшествием, но здорово, потому что не в одиночку... И как тут что-то менять? Единственное, о чем Ника остро жалела - прочитать и пропустить через себя то, что написал Максим, она не могла. А очень хотелось. Казалось, получись это, и девушка сможет больше о нем узнать, понять, что он чувствует, о чем думает, как к ней относится...
   Ноты. Для Максима такая форма записи была привычней и естественней табулатур. Это как с письмом, наверное. Можно и на английском написать, и даже не очень сложно, наверное, особенно если язык знаешь сносно, не на уровне "читаю со словарем". Но все равно текст сего послания, прежде чем вылить на бумагу, придется переводить - пусть мысленно, но придется. А это лишнее время, дополнительные усилия, из-за которых уходит легкость, искра, настроение...
   Но если для Макса табы были "английским", то ноты для Ники - китайской грамотой. Припомнилось и то, как зимой она оскорбленно отвергла его переделки "Крыльев за спиной" - подозревала его, это ж надо было додуматься, в попытках уязвить ее самолюбие. Глупо как. И, кажется, после этого Максим ни разу до этого асфальтового сумасшествия не использовал ноты.
   Можно было попросить Павлова переписать тоже самое табулатурами, но вместо этого девушка, потерпев очередное поражение в попытках разобраться самостоятельно, решила попросить басиста объяснить хотя бы азы.
   Это оказалось неожиданно легко. Последний день лета многое изменил. Впрочем, перемены начались задолго до него - с выволочки в Настином исполнении, с решения отпустить ситуацию, и, главным образом, с музыки. Протянутый Максимом мел только подкрепил то, что уже оформилось раньше, стал якорем. Пусть случались порой неловкие моменты, но если сердце начинало частить, всегда можно было свернуть на безопасную тему. Музыка объединяла, успокаивала, позволяла без смущения разговаривать, смотреть в глаза, быть на одной волне. Верить, что все еще впереди. Не бояться выглядеть странно - у Максима тоже странностей хватает, и ничего, это даже здорово. Так что в очередной сбор группы Ника улучила момент, когда поблизости не было мальчишек, и озвучила просьбу.
   Максим согласился с энтузиазмом:
   - Без проблем, Ник. Только на этой неделе, пожалуй, не получится... Давай в понедельник пораньше встретимся. Все равно не репетируем.
   С репетициями действительно пока не складывалось, а все потому, что ремонт во Дворце Пионеров к первому сентября закончить, как водится, не успели. Точнее открыли первые два этажа, а третий, где собственно и находилась арендуемая репетиционная, едва-едва начали. Чтобы как-то ускорить процесс, в свободное от работы и учебы время приходилось помогать по мере сил. Так что сборы группы были, а вот музыка - увы и ах.
   На встречное предложение Ника обрадованно кивнула, но в понедельник позвонил Славка, сообщил, что в репзалах передумали перестилать полы ввиду исчерпанного бюджета, и, в связи с этим же, вот прям с сегодняшнего дня надо возобновить договор аренды. Причем сумма по договору увеличивалась почти в два раза. Так что надо как можно раньше появиться во Дворце пионеров, заполнить бумажки, занести, установить и протестировать оборудование, и, наконец, репетировать.
   Новости вызывали смешанные чувства - с одной стороны, ну наконец-то, с другой, разбор "китайской грамоты" под руководством басиста откладывался на неопределенный срок, да и увеличение платы не радовало. Впрочем, даже двойной размер оплаты был немного меньше, чем стоимость аренды аналогичной студии скажем в ДК "Юность" (с учетом Славкиной зарплаты, конечно, которая, к слову, осталась прежней). В общем, Ника сразу после универа поехала за гитарой.
   Расписание в этом семестре, в отличие от предыдущего, оказалось на редкость неудачным - пары размазали на все шесть дней, да еще поставили во вторую смену, преподнеся это как великое благо, мол, чтобы студенты на последнем курсе имели возможность трудоустраиваться. Трудоустроиться куда-то на полдня, особенно без ущерба для учебы, было почти нереально, а планировать другие дела стало ощутимо сложнее, например, приходилось сломя голову мчаться на остановку после пар, чтобы успеть хотя бы переодеться. Впрочем, в тот день можно было и не торопиться так, все равно девушка до шести вечера проторчала в репетиционной пока Славка с Максимом таскали и устанавливали комбики, колонки, микрофоны и ударную установку. Из полезного только спутанные провода разобрала да пыль протерла, поэтому чувствовала себя немного неловко. Успокоил ее, как ни странно, Фокс, заявив, что "нечего париться", так как Артем с Саней "вообще филонят". Тот факт, что оба трудились в поте лица, по мнению Лисицына, их не оправдывал. Впрочем, Славка, скорее всего, просто подбадривал Нику и ворчал по инерции. И сработало. У Ники отлегло от сердца, не из-за собственного, большего чем у парней, вклада, а из-за сопричастности и предвкушения новых эмоций, новых звуков, новых песен... Свободы и эйфории, которые обычно дарил сам процесс репетиций. И в этих чаяниях не так обидно было откладывать на потом ликбез. Кажется, она расстроилась даже меньше, чем Павлов. Во всяком случае, именно он вернулся к этой теме, когда по традиции сажал ее на маршрутку:
   - Ноты разберем перед следующей репетицией?
   Ника кивнула, соглашаясь, но снова не срослось.
   На следующую репу девушка едва успела - долго не могла уехать, а когда, наконец, добралась, Славка с Максимом уже вовсю обсуждали новости.
   Павлову перед самой репетицией позвонил знакомый, подвизавшийся администратором арт-кафе, и принялся уточнять, что у Макса за группа, какую музыку играют, и, главное, что делают в эту субботу и не могут ли смотаться за сто пятьдесят километров отыграть концерт. Оказалось у него неожиданно и почти в последний момент сорвалось выступление приглашенной команды, и теперь товарищ в легкой панике обзванивал знакомых музыкантов, но, как назло, никого не мог найти.
   Все это Павлов изложил сначала Нике, потом подтянувшимся Сашке и Артёму.
   - Там какой-то концепт: по субботам всю осень играют группы из других городов, так что договариваются обычно сильно заранее... А утром выяснилось, что у них какая-то накладка, вот Ром и начал всех подряд обзванивать. Я пообещал уточнить, можем ли мы приехать, и перезвонить сегодня.
   Чернов, недолго думая, выдал:
   - Звони и говори, что мы приедем.
   Потом чуть притормозил и добавил недовольно:
   - Я надеюсь, все могут освободить одну разнесчастную субботу?
   Сашка пожал плечами, мол, хоть две - у меня выходной. К Максу, как зачинщику этого выездного мероприятия, даже не обращались - не мог бы, не стал бы и заикаться. Славка беспечно бросил: "Прогуляю". Все повернулись к Нике.
   - Эх, прогуляю тоже, - тяжко вздохнула она.
   - У тебя что-то важное в субботу? - спросил Максим.
   - Ну как сказать. У нас две пары у Полякова. У него пропуски по неуважительным причинам караются смертной казнью. В смысле, люди вешаются, пока отрабатывают. Ладно, справку все равно добыть не получится, так что попробую отпроситься, хотя-а...
   - Ясно. Ты погоди пока отпрашиваться. Я попробую организовать тебе легальную причину пропуска.
   - Какую? - вперед Ники полюбопытничал Славка, но Максим ответил уклончиво, мол, потом расскажу, если получится.
   - Ладно, хорош болтать, - буркнул Артём. - Сет на сколько по времени?
   Оказалось, что от щедрот им перепало целых два часа. И, следовательно, работы - непочатый край, даже при том, что вопросы по техническому райдеру басист брал на себя, а Славка обещал договориться на внеочередную репу в пятницу.
   Играли мало, больше обсуждали сет-лист: что играть, в каком порядке, куда и сколько вставлять каверов, какие каверы вообще... Материала было много - с одной стороны выбирай - не хочу, с другой - не так-то и просто выбрать. В итоге отобрали все свежие песни, кавер про зайцев и те три, которые они играли на двадцать третье февраля, остальное время добили более ранним материалом. Можно было бы придумать что-то еще, если б на подготовку было больше трех дней (считай всего часов шесть-семь чистого времени), но, раз не судьба, надо грамотно распорядиться тем, что есть.
   Расходились поздно, с "домашним заданием" вспомнить и отрепетировать собственные партии, потому как, даже если у Фокса все срастется с репзалом, времени будет на один, максимум два генеральных прогона.
   На следующий день утром позвонил Лисицын, обрадовал, что удалось-таки добыть репзал на пятницу, правда не тридцать четвертый, а тридцать второй, с пианино и без комбиков. А ближе к обеду Нику в университете отловил Максим. Заглянул в аудиторию в перерыве между двумя парами "Организации и планирования производства" и поманил в коридор.
   Ника выскочила за дверь, спиной чувствуя любопытные взгляды одногруппников.
   На ее приветствие Павлов только кивнул и сходу выдал причину визита:
   - Поздравляю, Ник, ты в субботу едешь на семинар по электронике и микропроцессорной технике. Приглашение на тебя уже пришло, сейчас в канцелярии, командировку я оформлю, завтра до трех надо будет забрать. Будет еще распоряжение декана, так что на счет Полякова можешь не переживать.
   - Семинар?..
   - Не переживай, на самом деле идти на него не обязательно. На кафедре, где я раньше работал, просто плановое мероприятие будет, а мне все равно в универ ехать к научному руководителю. Могу тебе буклет для отчета захватить, а можешь со мной за компанию съездить, послушать про разное железо, которое на кафедре собирают. Это все утром, так что без ущерба для основной цели визита.
   - Я бы сходила... А как вы приглашение оформили? Да еще так быстро пришло...
   - Можно было бы сказать по блату, но на самом деле - по бартеру. Взаимовыгодный обмен - они нам приглашение, мы им участие, а они потом в отчете по науке пишут "межрегиональный семинар" и получают дополнительные баллы в рейтинг. Так что утром по факсу отправили без проблем.
   - М-м, понятно, а не спрашивали, почему вдруг меня?
   - Кто, принимающая сторона?
   Ника пожала плечами.
   - Принимающей все равно, а нашим - очевидно: в прошлом семестре я группу студентов к олимпиаде готовил. У тебя пятое место было, а у Смирнова - одиннадцатое, остальные и того хуже. В общем, смотри...
   Максим вкратце обрисовал алгоритм действий: куда пойти, что при себе иметь, где подписать, где взять командировочные, и прочие нюансы. Сумма командировочных вызвала нервный смешок (целых сто рублей!), но к ним еще добавлялись деньги на проезд - приятный бонус, ведь изначально предполагалось, что платить придется из своего кармана.
   Прозвенел звонок. Павлов заторопился - у него была пара в другом корпусе. Ника тоже вернулась в аудиторию.
   - У вас сейшн намечается? - негромко спросил Димка, едва она уселась за парту.
   Девушка периферическим зрением отметила, что некоторые из "коллег" явно навострили уши.
   - Вообще-то у меня намечается участие в выездном семинаре. Завтра документы на командировку надо забрать, а в субботу меня не будет - еду слушать про электронику.
   Интерес у любопытствующих сразу угас. Ника хмыкнула, качнула головой, наклонилась к Димке и шепнула:
   - А во второй половине дня будет сет в каком-то кафе. Нас на замену позвали, едем одним днем, совмещаем полезное с приятным.
   - Круто! - излишне громко воскликнул Семенов. "Коллеги" снова насторожились, а Ника поморщилась. - Я бы тоже съездил... на семинар, - все тем же бодрым голосом закончил Димка и заговорщически подмигнул - выкрутился.
   Одногруппники, похоже, приняли его импровизацию за чистую монету. На соседнем ряду чуть наискосок сидел Веретенников, и Нике было отлично видно, как он закатывает глаза и презрительно бухтит что-то похожее на "ботаник". Завидует, что ли? Смешно. Хотя... Последнюю сессию Димка сдал с тем же результатом, что и Веретенников, только Семенов здорово подтянулся, а Серега наоборот, совершенно расслабился.
  
   Следующие двое суток было сложно фрагментировать на отдельные события. В голове крутился грядущий сет, листочек со списком треков почти всегда был перед глазами, и на его обороте писался список номер два - дел, которые нужно сделать до отъезда и вещей, которые надо взять с собой. В четверг Ника устроила ревизию шкафа - предстояло как-то исхитриться выбрать наряд для семинара и для выступления, при этом не тащить с собой пол гардероба. В итоге остановилась на черных джинсах и синем свитере. С собой предполагалось взять какой-нибудь топ. Его-то девушка и выбирала дольше всего, ибо все привычное "концертное" легко мялось, погладить вещи не представлялось возможным, а выходить в пожеванной футболке не позволяло чувство прекрасного. В итоге она отковала в закромах родины черный корсет. К корсету еще прилагалась короткая летящая юбка. Все это великолепие она надевала единственный раз на выпускной, и уже, если честно, подзабыла, что такие вещи у нее вообще есть. Поколебавшись, девушка примерила добытый верх от выпускного наряда вместе с джинсами, покрутилась перед зеркалом так и эдак, но к однозначному выводу не пришла, оставила этот вариант на крайний случай, а сама пошла спать.
   В пятницу денек выдался тот еще. В универ пришлось переться с самого утра - Максим порекомендовал ей от греха подальше занести служебку и приглашение Полякову лично. Сказал, что собирался передать сам, но у них с Поляковым катастрофически не совпадает расписание - разные корпуса, пары в одни и те же часы, только у Павлова заканчиваются позже. Не пересекаются, в общем. Ника не расстроилась, но со временем итак были напряги, а тут оно еще больше уплотнилось. Поляков, кстати, отреагировал сносно, сначала поворчал, мол, опять деканат студентов на всякие песни-пляски с занятий снимает, потом вчитался в обоснование, приглашение глянул, подвигал бровями и бросил: "Ну, езжай", даже не озадачил ничем дополнительным. Хотя, может, специально не озадачил. Как пить дать, спросит по пропущенному материалу на следующей паре.
   До начала собственных пар оставалось еще прилично времени, и пока девушка ждала, размышляла, что в каждом семестре обязательно находится препод, который так и норовит на чем-нибудь подловить чтобы жизнь медом не казалась. В этом семестре вот Поляков, в прошлом - Ромашова была. А год назад - Павлов Максим Анатольевич. Смешно. Сейчас уже смешно.
   От мыслей, что было и что могло бы быть, не уйди Ивлева в декрет и не приди на ее место Павлов, отвлек Димка. Пришел, поздоровался, поболтал о насущном, то есть о грядущих парах Полякова, пожаловался в пространство, что Ника его бросает и едет развлекаться. Ника, в свою очередь, поделилась подозрениями, что через неделю товарищ Поляков устроит ей блиц-опрос по пропущенному материалу, и попросила Семенова писать как-нибудь поразборчивее, чтоб без переводчика обошлось. И вообще писать, а не лениться. Димка обижено пробасил, что он все пишет, потом подумал и уточнил "теперь". Потом еще подумал, и, от чего-то смущаясь, попросил Никин конспект по электротехнике.
   - Тебе он зачем? - изумилась девушка, так как электротехнику у них читали еще на втором курсе. Кажется, долгов у Димки не осталось, да и не держат в вузе студентов с хвостами такой длины.
   Семенов смутился еще больше и начал довольно путанно объяснять, что конспект нужен не ему, а для одного хорошего человека, и не насовсем, а просто скопировать, и вообще берет он его под честное слово и свою ответственность.
   Ника удивилась еще больше, но расспрашивать не стала. Выпытывать подробности вообще было не в ее характере, а тут еще и одногруппники подтягиваться начали - при свидетелях и вовсе неудобные темы лучше не трогать. Так что девушка просто пообещала поискать тетрадь и принести на неделе.
   Потом были пары, какие-то ненормально длинные. В перерыв между двумя последними еще пришлось чесать в сначала в канцелярию, потом в бухгалтерию, потом в кассу. На пару, в итоге, опоздала. Преподша ничего не сказала, но смотрела неодобрительно. Нике было все равно, перед глазами лежали листочек со списком и часы. Дел оставалось - вагон и маленькая тележка.
   Домой она ввалилась за десять минут до "часа икс" - договорились, что Медведев заберет девушку и поможет транспортировать комбик. Для этих целей Сашка выпросил у отца машину - не везти же добро общественным транспортом. В Никину обязанность входила еще подготовка описи: наименования и серийные номера вносимого оборудования, чтобы потом у вахтеров не было проблем, если вдруг кто-то из начальства застанет "вынос тела" и решит, что ребята разграбляют пионерское имущество. Основной файл она набрала еще в четверг, но серийник басового комбика до последнего был под вопросом, ибо брался взаймы у Ваньки из "R-R интервала" на один вечер. Саня как раз его и привез. Ника галопом по Европам допечатала недостающее в опись, сжевала бутерброд (хорошо еще днем в столовку сходила, а то совсем голодно было бы), и они с Медведевым выдвинулись во Дворец Пионеров. Даже не опоздали.
   Репетировали до победного. Лидия Николаевна даже Славке позвонила, мол, не пора ли вам, ребята, выметаться, а то здание на сигнализацию ставить пора. И это еще им по блату перепал лишний час. Даже сет успели дважды прогнать, и кой-какой сюрпризец подготовить. Вроде, неплохо вышло, особенно учитывая временные рамки.
   По домам всех развозил Медведев. Конечно, на репетицию ехали с куда большим комфортом, чем обратно, да и то, как загружались в машину пять человек плюс две гитары, плюс бас и три комбика, из которых в багажник поместились только два, это история особая. Хотя грех жаловаться, в тесноте да не в обиде, и все равно так лучше чем то же самое везти на маршрутке.
   Сначала вернули Ваньке одолженное имущество. Пилить пришлось на другой конец города, но зато получилось не совсем в ночь-полночь. Потом отвезли Артема, следом Нику, как Славка пошутил, "с заносом в квартиру". Заносили комбик, но Фокс, сказал, что, при желании, и ее занести могут. Ника из вредности желание изъявила. Лисицын немедленно начал подбивать Саню исполнить сею процедуру вместе: один за руки, другой за ноги, и пока подбивал, Максим спокойно поднялся с девушкой и все отнес.
   - Я поняла, - сказала Ника Максиму в дверях, - Славка это все затеял, чтобы самому ничего не нести.
   Максим усмехнулся, но комментировать не стал.
   - До завтра, Ник.
   - До завтра, - кивнула девушка, закрыла дверь.
   Переоделась. Перекинулась с родителями парой слов. Сделала себе мисочку творога со сметаной, попила кофе. И пошла собирать вещи. Вчерашние мытарства ей в этом не сильно помогли, разве что струны лежали на видном месте, да одежду на завтра заранее погладила. На глаза опять попался корсет. Ника покрутила его в руках и запихнула в сумку. В качестве альтернативы положила еще простую черную водолазку - на концертный наряд она мало походила, но выбирать больше все равно было не из чего, и девушка решила, что разберется на месте. Может у них в клубе, точнее в арт-кафе, холодина и играть вообще в куртке придется, а она тут корсетами затарилась. Ну да ладно, не в одежде дело, главное командировочные документы не забыть. И паспорт, и студенческий билет...
   Дважды проверив все по списку, Ника, наконец, улеглась. На часах было почти одиннадцать. На сон оставалось чуть больше трех часов.
  
   Может для студентов или работающих в областном центре жителей пригорода расписание и было удобным, но просыпаться среди ночи и прибывать на конечную в семь утра - сомнительное удовольствие. Еще одна электричка отправлялась в шесть вечера и совсем не подходила. Славка накануне заикнулся было на счет машины, но Саня ответил, что отец тоже собрался куда-то ехать, так что не судьба. Оставалась только электричка и сопряженные с ней "радости жизни": будильник на полтретьего, такси до вокзала и сонные лица товарищей по команде.
   Честно сказать, Ника не помнила, когда последний раз ездила на электропоезде. Да и ездила-то к тете на дачу, а это всего двадцать минут. Но в этот раз расстояние было куда большим, и, соответственно, предстояло вкусить все "очарование" такого рода путешествия.
   Нет, первые полчаса все было сносно. Сначала суета с рассаживанием, размещением вещей и инструментов, потом разбор полетов с контроллером-кассиром, у которой не нашлось сдачи. А в промежутке ночной город за окном, редкие машины, фонари, сонные улицы... Даже интересно. Но кассиры ушли, город, а затем и пригород, быстро закончился, смотреть стало не на что - чернота посадок вдоль дороги и небо в низких тучах, тоже черное. К тому же лавки не вписывались ни в какие, даже самые скромные, представления о комфортном передвижении, зато, по заявлению Славки, "формировали плоскопопие".
   Разговоры быстро заглохли. Ника слушала музыку. Артём завалился спать, хотя "завалился" не совсем верный эпитет, скорее умостился, выставив согнутые в коленях ноги в проход. Сашка со Славкой по тихому смотрели фильм. Максим, разок заглянул к ним в планшет, но предложенным к просмотру не проникся. Нет, девушка не следила за ним специально, она вообще с закрытыми глазами сидела. Просто, при попытке устроиться поудобнее, из уха выпала бусина наушника, вот и пришлось возвращаться в реальность. Заодно и окрестности оглядела. И с Максимом взглядом встретилась, чем тот незамедлительно воспользовался.
   - Что слушаешь? - спросил он, пересаживаясь на ее лавку.
   Ника пожала плечами:
   - Все подряд, в смысле рандомно всю подборку.
   Да уж, объяснила исчерпывающе, называется, но Максиму хватило и этого, а может просто доверял ее вкусу - кивнул на выпавший наушник и спросил:
   - Можно?
   Мгновенной вспышкой вспомнился вечер на базе. Тогда тоже все начиналось с музыки в наушниках, одной на двоих. Чем закончилось тоже известно. Самокопанием и втыком от Насти.
   - Да, конечно, - сказала она, мысленно отвесив себе затрещину, и приказав не думать лишнего.
   Максим придвинулся ближе к Нике, взял наушник, на миг коснувшись пальцами. Улыбнулся едва-едва.
   - Спасибо. А то скучно очень. Я зарядник забыл, а телефон быстро садится.
   Девушка улыбнулась в ответ и постаралась сосредоточиться на музыке. На какое-то время даже получилось.
   Стук колес, размеренный и неспешный, укачивал. Так и подмывало к чему-нибудь прислониться боком, пристроить голову и немножко поспать. Ника покрутила головой. Слева пластиковая оконная рама, пыльная к тому же, справа плечо Максима, которое выглядит куда соблазнительнее. Девушка даже задержала на нем взгляд, прикидывая, как отреагирует басист, если она вдруг сойдет с ума и начнет прикладываться головой к Павловскому бицепсу. Хотя, что это она. Максим тактично промолчит, зато сама Ника, скорее всего, снова не сможет смотреть ему в глаза. Так что, в целях сохранения душевного равновесия, не стоит даже рассматривать его кандидатуру в качестве подушки, а то голова уже потяжелела и стала самопроизвольно клониться вправо. Вздохнув с понятным и объяснимым сожалением, Ника достала салфетку, протерла пыль, и стала гнездиться у окна, пытаясь пригородить свернутый валиком снуд как-то так, чтобы не затекала шея и было хоть немножко помягче. И, пока гнездилась, случайно выдернула наушник у Максима из уха. Павлов открыл глаза и повернул к ней голову.
   - Ой... - девушка смущенно улыбнулась, подцепила наушник и протянула басисту.
   Снова мимолетное касание пальцев, улыбка.
   - Тебе удобно? - спросил Максим.
   Ника пожала плечами.
   - Нормально.
   Павлов кивнул, а потом посмотрел мимо нее в окно. Девушка тоже обернулась. Уже рассвело. Вдалеке за редким перелеском показались панельные многоэтажки. Электричка сбрасывала скорость. Ника посмотрела на Максима, потом снова в окно.
   - Подъезжаем?
   - Нет, еще сорок минут.
   Девушка кивнула и попыталась определиться с ощущениями: то ли "ура, всего сорок!", то ли "кошмар, еще целых сорок минут!".
   - В этом городе я жил семнадцать лет... - неожиданно сказал Максим.
   Ника оглянулась. Павлов тоже смотрел в окно, потом перевел взгляд на девушку и улыбнулся. А она растерялась, и так и не нашла, что сказать. Так и промолчала все оставшееся до прибытия время.
   Город встретил их ветром, хмурым небом и мокрыми улицами. Дождь только что закончился. В лужах плавали желтые листья; воробьи, нахохлившись, сидели на проводах; встречающие-провожающие складывали зонты...
   - И не скажешь, что еще сентябрь, - тихо, ни к кому не обращаясь, сказала Ника.
   Их компания выгрузилась из вагона самой последней. Павлов сказал, что штурмовать транспорт не придется, поэтому вместо того, чтобы толпиться у перехода, они обозревали окрестности.
   - Да сентября-то осталось шиш да маленько, - проговорил Сашка. - Блин, а холодно!
   - Хочешь сказать, в электричке тепло было? - буркнул Артём. - Макс, куда нам? Веди, давай.
   И Макс повел. Вниз, по подземному переходу, через вокзал, через привокзальную площадь и через какой-то переулок.
   - А от вокзала что, ничего не едет? - бухтел Чернов, старательно обходя лужи.
   - Едет, но там уже все битком. А мы сейчас пройдем чуть-чуть и сядем спокойно.
   И действительно, остановка оказалась не так уж и далеко, почти сразу подошел автобус, в котором даже нашлись сидячие места, правда вразнобой по всему салону и в основном спиной вперед. Ника предпочла постоять. Маршрут не запоминала - в одиночку бродить все равно не предполагалось - просто смотрела в окно на незнакомый город: многоэтажки, магазины, скверики с начинающими желтеть деревьями, и машины, машины, машины...
   - На следующей выходим. - Предупредил Максим, и Ника отвлеклась от созерцания урбанистических пейзажей.
   Выгрузились они в обычном среднестатистическом спальном районе. Тополя, панельные девятиэтажки, "Магнит" на углу. Почти "Ирония судьбы". Ника пригляделась к названию улицы. Табличка на ближайшем доме гласила "ул. Суворова". Смешно. У них на Суворова такие же голубые мозаичные дома. Вспомнилось, как соседские мальчишки в детстве эти мозаичные элементы (ведь какое-то специальное заковыристое название для них есть, но девушка забыла, какое) коллекционировали, а поскольку отваливались плиточки не очень часто, детишки их отковыривали. А бабульки детишек гоняли. Весело было.
   В одной из девятиэтажек жил институтский приятель Максима, тот самый Леша Саблин, что помогал снимать видео для поздравлялки к Никиному дню рождения. К нему-то честная компания и направлялась. Клуб открывался в одиннадцать, и, как минимум до этого времени, парням надо было куда-то приткнуться вместе с вещами, коих брали не очень много, и инструментами, коих с учетом Никиной гитары и Максова баса набиралось прилично. Вот Павлов и договорился с Лешкой. Тот без проблем разрешил оставить у него на передержку часть вещей. На счет того, чтобы передержать в дополнение к вещам еще и часть коллектива, договоренности не было, о чем Артем и Сашка, кажется, остро сожалели. Славка как всегда по пустякам не унывал и фонтанировал идеями, куда можно податься.
   Но сначала познакомились с Лешей. Одарили его купленными по дороге плюшками, попили кофе (при этом съев почти всю дареную выпечку), обменялись телефонами, и пристроили вещи. Вместе спустились по лестнице, вышли во двор. Дальше предстояло разделяться. Хоть отказываться от семинара Ника не собиралась, ей было немного неудобно, что она бросает мальчишек, поэтому все выспрашивала, куда они собираются, и где потом "воссоединятся" с "отщепенцами", чем, в конечном итоге, достала Чернова.
   - Чешите уже, - проворчал Тёма. - В клубе встретимся.
   - О! Я знаю, куда мы пойдем! - между тем провозгласил Славка, который последние пять минут сосредоточенно изучал что-то в телефоне - то ли "Яндекс карты", то ли "2ГИС", то ли что другое из той же оперы. Сашка с Артёмом заинтересованно оглянулись.
   - Пошли? - сказал Максим. Ника кивнула. - Все, мы ушли, - поставил парней в известность басист, те вразнобой угукнули не отрываясь от телефона.
   Ника с Максимом переглянулись, одновременно улыбнулись, басист снова куда-то ее повел.
   - Здесь недалеко конечная маршрутки. Быстро уедем, - пояснил Павлов на ходу, хотя девушка ни о чем не спрашивала. Это мальчишкам надо было дорогу запоминать - как-никак за вещами возвращаться, а у нее личный гид имеется.
   Максим, кстати, такое определение вполне оправдывал. Рассказывал по пути занятные истории, в основном из студенческой жизни. Ника слушала, улыбалась, и вспоминала собственный опыт экскурсовода, тогда, с Инной. У Павлова получалось намного интереснее, хотя краеведенье явно не входило в сферу его интересов. В общем, дорогу до университета девушка не заметила.
   Ника как-то привыкла, что университет - это целый студенческий городок: несколько корпусов, отдельно стоящая столовая и пара-тройка общежитий до кучи. Все за забором с турникетами и системой электронных пропусков. Павловская же альма-матер (точнее тот корпус, в котором располагалась кафедра) оказалась внушительным трехэтажным зданием. Ника заметила его, едва выбравшись из маршрутки. Из-за голубых елей выглядывал портик и колонны с круглыми капителями. Девушка не ожидала, что им туда, но Максим уверенно поднялся по ступеням и придержал перед ней тяжелую дверь.
   Внутри стало понятно, что пропускная система не обошла и этот храм науки, просто турникеты поставили внутри здания, чтобы не портить фасад.
   Максим перекинулся парой слов с охранником. Тот изучил Никин студенческий билет и лист приглашения и выписал ей временный пропуск.
   Они поднялись на третий этаж. Павлов поминутно с кем-то здоровался, Ника крутила головой разглядывая широкие, какие-то монументальные перила лестницы, кажется, мраморной, массивные двери и лепнину, в кои-то веки даже уместную.
   Максим привел ее в конференц-зал. Народу там пока было - кот наплакал. Какой-то парнишка включал проектор, в самом дальнем углу сидел грузный мужчина в мятом костюме, а у самого входа за столом регистрации сидели две девчушки и строгая дама лет сорока. Даму Максим представил как Анну Викторовну, и именно ей "сдал" Нику для дальнейшего введения в курс дела. Сам же поздоровался с "мятым" мужчиной и парнишкой, после чего умчался искать своего научного руководителя.
   Ника зарегистрировалась и немного поговорила с Анной Викторовной. Может, поговорила бы и подольше - дама оказалась внимательной, располагающей к себе и интересной, но в зал начал подтягиваться народ, и девушка не стала отвлекать организатора.
   Семинар оказался действительно интересным. Не совсем Никина тематика, иная область применения, чуть другая специфика, но если не уходить в частности, многие вещи можно было транслировать и на привычные девушке объекты и задачи. Ника с удовольствием послушала короткую лекцию, посмотрела видео-демонстрацию процессов разработки и тестирования новых плат контроля и управления, а чуть позже и пощупала их живьем, поглазела на сборочные стенды лаборатории. Короче, приобщилась к прекрасному. Народу на семинаре было много, но в основном все "местные", наверняка руководство распорядилось "согнать гостей", то есть сняло несколько студенческих групп с занятий. Пришлых вроде нее было всего человек пять, хотя может и больше, просто остальные слились уже после демонстрации, и лабораторию показывали именно такому "наноколлективу". В основном, конечно, хвалились, но и опытом делились охотно, на вопросы отвечали подробно и обстоятельно. Так что время Ника провела с пользой.
   Павлов вернулся как раз под занавес экскурсии, и, едва его увидев, девушка сильно встревожилась. Такого выражения лица у Максима она не видела никогда: на скулах ходят желваки, почти белые губы стянуты в тонкую линию, брови сдвинуты...
   - Что-то не так? - тихо спросила Ника, когда они вышли из лаборатории.
   - Все нормально, - рыкнул Павлов далеким от нормы голосом.
   Больше девушка ничего сказать не рискнула. Павлов медленно выдохнул и сказал уже совсем другим тоном:
   - Извини, Ник. Просто... научный руководитель свинью подложил. М-мразматик старый... Нам сейчас в главный корпус - твою командировку отмечать. Поедем или пройдемся одну остановку?
   Они как раз вышли из здания. Из-за облаков выглянуло солнце и стало почти тепло, хоть и ветрено. Порывами с осин срывало листья, и они, кувыркаясь, неслись по тротуару.
   - Можно и пройтись, - пожала плечами девушка.
   Павлов кивнул, и пошел, подстраиваясь под Никин шаг. Видно было, что такой темп давался ему не без усилий, но если бы подстраивалась Ника, догонять Максима пришлось бы бегом. Праведный гнев так и просился наружу, и, в конце концов, Максим все же решил выказать, все что думал, точнее, думал-то он, может, что-то и вовсе непечатное, но причину негодования для девушки разъяснил.
   - Прости, Ник. Просто... Накипело! - Максим нервно хохотнул, и покачал головой с видом "в голове не укладывается". - Когда я здесь два года штаны на кафедре протирал, научный руководитель мне снисходительно втолковывал, что торопиться не нужно, что раньше люди в сорок лет кандидатские защищали - вот это работы были, а сейчас так, околонаучный бред, лишь бы корочки получить... Достал, ни два, ни полтора: "ты еще вот это сделай, то проверь, с этого бока покусай...". Накусал! У меня материала на три кандидатских, причем разных, по разным специальностям. А теперь он хочет, чтобы я защитился к маю, а еще лучше к новому году, а то с первого января правила оформления документов в совет поменяться могут. Видите ли, у них аккредитация вуза в следующем году, а эффективность аспирантуры еле-еле до нормы дотягивает.
   Ника слушала не перебивая. Максим выговорился, и ему заметно полегчало.
   - Прости, что на тебя все это вывалил, - покаялся он, переведя дух.
   Ника пожала плечами.
   - Да ладно. - Она успокоилась еще на упоминании свиньи, так что просто слушала и молча сочувствовала, понимая, что иногда надо просто дать возможность спустить пар, а потом переключить на что-нибудь "безопасное". С "безопасным" все было не так просто, и она спросила первое, что пришло в голову. - А что такое "эффективность аспирантуры"?
   - Это такой показатель - отношение количества защитившихся в срок, к общему количеству обучающихся в аспирантуре.
   - А-а, понятно. А вы еще успеваете, в срок?
   Максим тяжко вздохнул, и девушка подумала, что с "безопасным" все-таки промахнулась. Но Павлов продолжил все в том же популистском ключе без лишнего нервяка и прочих спецэффектов.
   - Если до июля защищаюсь, то успеваю.
   - Ну, до июля еще времени много... - протянула Ника.
   - С одной стороны, вроде и много, а с другой - за три месяца до защиты законченная работа на сайт ВАК выставляется, и после этого поменять в ней уже ничего нельзя. - Пояснил Павлов, и начал прикидывать, загибая пальцы, - Это получается июнь, май, апрель... То есть к концу марта должна успешно пройти предзащита, надо исправить все замечания и сдать в типографию автореферат... Я снова тебя гружу, да? - спохватился он.
   Ника покачала головой:
   - Да нет, мне интересно.
   - Собираешься в аспирантуру? - оживился Максим.
   Ника улыбнулась и снова покачала головой.
   - Если честно, не очень представляю себя в роли преподавателя.
   - Почему? - Павлов оценивающе посмотрел на девушку и заявил, - Мне кажется, у тебя бы получилось.
   - Ну-у не знаю. Я могу объяснить что-то только тем, кто хочет понять, разобраться. А на практике, по-моему, разбираться не так уж много кто хочет. А если не слушают, то никакого желания распинаться нет...
   Максим только улыбнулся.
   - А ты думаешь, у меня есть большое желание распинаться перед аудиторией, которая не слушает?
   - Я не об этом.
   - Я понял. Ну да не суть. А вообще, аспирантура не обязательно предполагает, что дальше ты будешь преподавать. В НИИ, на производстве ученая степень очень приветствуется для продвижения по службе.
   За разговором они дошли до главного корпуса. Повторилась процедура с охранниками, с той разницей, что у Максима спросили: "А на вас где приглашение?". Павлов показал свой пропуск, и больше претензий не возникло. В канцелярии Нике быстро шлепнули два штампа "прибыл", "убыл" и на этом гештальт с семинаром был завершен.
   На обратном пути Павлов рассказывал про аспирантуру. Как сдавал кандидатские экзамены: английский и философию; что для сдачи английского надо книжку было перевести и о сфере своих научных интересов перед аудиторией рассказать; что он до сих пор не понимает сакрального смысла изучения философии (с английским-то все понятно, обзоры зарубежных источников как-то делать надо); что сдать ему осталось еще экзамен по специальности, и все упирается в то, что со специальностью могут быть варианты: можно в приборостроение уйти, можно в моделирование, можно в управляющие системы... Ника слушала с интересом, вопросы задавала, хоть и отчетливо понимала - ей Максов опыт не пригодится, ни в какую аспирантуру она не пойдет. Впрочем, это совсем не имело значения.
   Транспорт ждать не пришлось. К остановке как раз подъезжал автобус. Максим вскинул руку, мельком взглянул на часы:
   - Пойдем, должны успеть.
   Девушка не стала уточнять, куда. Собственно торопиться им было не обязательно. Максиму еще в универе позвонил администратор арт-кафе, в котором они должны были играть, уточнил, когда они приедут, и сказал, что, если вдруг разминутся, он будет после обеда. Потом отзвонился Леша, сказал, что мальчишки все забрали и выдвинулись в центр. Так что, как и предполагалось с самого начала, разминуться с остальными членами группы они не могли, и вариант, куда ехать, оставался единственный.
   В салоне свободных мест не было, но Ника с Максимом довольно комфортно расположились у поручня на задней площадке рядом с кондукторским "насестом", опознанным по мягкой сидушке веселенькой расцветки и табличке, приклеенной на окно. Табличка гласила: "Место кондуктора не занимать, а то сам кондуктором станешь!". Ника хмыкнула и указала на нее Максиму:
   - У нас максимум, что я видела "Место кондуктора не занимать" с припиской "В окно кондуктора не смотреть".
   Максим хотел что-то ответить, но тут автобус довольно резко затормозил. Девушку мотнуло вперед, чувствительно припечатав кистью о поручень. По салону понеслись недовольные возгласы, сначала с общим посылом "не дрова везешь", потом "чего встали".
   Ника выглянула в окно. Причину остановки не рассмотрела, зато снова увидела белое здание "с колоннами и елками" - тот самый корпус, где проходил семинар.
   - Кажется, авария впереди, - резюмировал Павлов, поглядывая на часы и недовольно морщась.
   Дорога была не слишком широкой, и автобус довольно долго пытался объехать "поцеловавшуюся" парочку - юркнуть в просвет не позволяли габариты, а легковушки и маршрутки не спешили пускать его на соседнюю полосу. Наконец место аварии осталось позади.
   Максим еще раз взглянул на часы и разочарованно вздохнул:
   - Не успели, - посмотрел на озадаченную Нику и уточнил. - Пара закончилась.
   Дальнейшие объяснения не потребовались. Автобус остановился, открылись двери, и девушка увидела нехилую такую толпу, нацелившуюся уехать "вотпрямщас". Парочка выходящих пассажиров с трудом выбралась под напором встречного потока. Поездка сразу перестала быть комфортной. Кондукторша призывала людей продвинуться, но на задней площадке все равно стало очень тесно. Нику задвинули в самый угол, но это еще было ничего, главным образом благодаря Павлову. Он повернулся спиной к толпе и лицом к Нике, руками схватился за поручень по обе стороны от нее, и зафиксировался в этом положении. Ну, то есть, на него сзади напирали, а он не давал окончательно вжать Нику в угол. Прямо скажем, героически держал оборону. Ника даже хотела последнюю мысль озвучить вслух, но так и не решилась.
   Ей казалось, что все происходящее немного "слишком". Разговоры, семинар, командировка эта так удачно Максимом устроенная, наушники в электричке, эмоции Макса, которые он не посчитал нужным скрывать (уж что-что, а морду кирпичом он делать умел при любых душевных переживаниях, не захотел бы делиться наболевшим, отмолчался без проблем), вскользь брошенная фраза про город, в котором он родился... И все в рамках обычного дружеского участия. Но все-таки немного слишком.
   Близко. Дистанция сократилась, прямо как сейчас, в этом автобусе. И плечо касается его руки, и можно почувствовать запах крема для бритья и еще чего-то, возможно геля для душа или шампуня. И хочется чего-то большего, и страшно, потому что осмысливать происходящее просто не успеваешь. И, наверное, хорошо, что Максим так успешно "держит оборону", ведь если остальные пассажиры все-таки его подвинут, то... Додумать она не успела - ткнулась лбом Максиму в плечо. Автобус лихо вписался в поворот, Павлов удержался, а она нет. Намек мироздания, чтоб его.
   - Ничего, еще одна остановка, и дальше посвободнее должно быть, - "утешил" Нику Максим.
   И действительно, на следующей остановке вышло почти пол салона, и остаток пути прошел без приключений. Только думалось всю дорогу о всякой чуши - снова реки, попытки плыть по течению, повороты и прочие аллегории. Но Ника знала, что это ненадолго. Музыка все расставит на свои места, и до концерта осталось всего ничего.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"