Ильш Марья: другие произведения.

Давай, ты умрешь сегодня? (чд-3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    "Если в твоих руках практически судьбы мира, а ручки-то дрожат и растут, гм, не из плеч, - надо спросить совета у кого-нибудь умного!" Легко философствовать подобным образом, когда у тебя есть друзья. А если ты совсем одна? Мало того, ты единственная в этом искалеченном мире, кто способен сделать его хоть немного светлее. Потому что точно знаешь, что произойдет с каждым. Сегодня, завтра, через год...
    Тем временем, команда "Черной Дыры" впервые пробует себя в роли частных детективов.


   Хруп.
   Короткий пластмассовый хруп. Из-под каблука выкатилось миниатюрное колесико, и рассыпались осколки, только что бывшие игрушечной моделью Фольксвагена "Жука". Пацаненок лет четырех подобрал колесико и, зажав его в кулачке, обиженно разревелся, качественно так, на весь двор.
   Вета улыбнулась.
   - Вы что себе позволяете?! - напустилась на нее мамаша. - Зачем Вы это сделали?! Я ему на день рожденья покупала! Немедленно оплатите ущерб!
   - Через пару лет отдайте его в музыкальную школу, - сказала Вета, все еще улыбаясь. Женщина потрясенно умолкла и посмотрела на нее, как на сумасшедшую. Это нормально. На Вету часто так смотрели.
   Она зашагала было прочь, но в арке остановилась. Тень и прохлада, после жаркого, залитого солнцем двора, как ни странно совсем не освежали. Наоборот, Вете подумалось, что так наверное ощущается выход в открытый космос. Когда ты один в бесконечности, и с жизнью тебя соединяет лишь тоненький трос до шлюза. Она прислонилась спиной к сыроватой штукатурке, исчирканной углем, мелом и баллончиками, и прислушалась.
   Летний двор всегда звучал детством. Скрипом качелей, взвизгами и смехом, звонками велосипедов. В любом году, в любом дворе. В любом лете.
   И само лето звучало качелями и пахло горячим асфальтом. Шершавилось цветными мелками в пальцах. Пересыпалось теплым песком в босоножках. И было желтым и пушистым, как одуванчики и тополиный пух. Ну, или сладкая вата и лимонад.
   Эта дурацкая машинка тоже была желтой.
   Вета вздохнула. Ладно. В конце концов, маленькая неживая игрушка - довольно глупый повод для грусти. Да и важно совсем другое. Машинки больше нет, а значит сегодня ночью мать пацаненка не поскользнется на ней и не разобьет голову об угол комода. Мальчик не обнаружит утром ее труп и не проведет остаток жизни в лечебницах. Он вырастет невероятно талантливым. И станет автором песен, которые не одно десятилетие будут петь миллионы людей. Да что там десятилетия, не один век!
   Хорошо, когда судьбу решает машинка. Гораздо хуже, когда это чья-то жизнь.
  
  
  
   - Даги, стой!
   - Не ссови меня такх!
   - Я не собираюсь это выговаривать!
   - Вот и отссстань.
   На веранду быстрым шагом выскочил дроу, а следом почти бегом, чудом поспевая за ним на каблуках, вылетела запыхавшаяся Миррин. Эльф недовольно сморщил нос, надвинул поглубже капюшон черной толстовки, поправил темные очки и зашагал к воротам, хлопнув застекленной дверью веранды.
   Миррин снова открыла ее, впуская по-октябрьски промозглый ветер.
   - Даги, ну пожалуйста! Тебе нельзя просто так бродить по городу. Хочешь опять попасться?
   Дроу никак не показал, что слышал. Миррин капризно надула губки и сменила тон:
   - Мы тут что, подписывались вечно тебя вытаскивать?!
   Джонни поежился и уткнулся носом в большую кружку кофе, уже в который раз наблюдая подобную сцену. Все это не его проблемы. Он сидел за столиком на веранде, забранной по осени плотными, пластиковыми под дерево, панелями с застеклением. Ему здесь нравилось. Удобные ротанговые кресла с мягкими сиденьями и прилагающиеся к ним пледы выигрывали у внутреннего ресторана даже в это мерзкое время года. По крайней мере, для Джонни выигрывали. Здесь было светло, а с некоторых пор он перестал любить полумрак и отсутствие окон. Нелюди "Черной Дыры" - каждый по своим причинам - терпеть не могли яркий свет, и во всем этом заведении не водилось ни одного нормально освещенного уголка.
   "Черная Дыра" оказалась клубом. Местом, мягко говоря, неординарным, не хуже той секретной лаборатории. Пожалуй, даже круче. Там-то работали всего лишь замороченные люди, а тут с людьми была как раз таки напряженка. Во главе хозяйства стояла самая настоящая вампирша, по связям с общественностью у нее вертелась бешеная девочка-оборотень - да нет, не в прямом смысле бешеная, просто Джонни запредельно раздражала ее гиперактивность, - а Миррин обладала любопытным свойством - подчинять голосом. Говорят, нормальное свойство для всех сирен. Только оно ни разу еще не срабатывало на дроу, что изрядно ее бесило. Кстати, жаль, что не срабатывало. У Джонни был бы отличный повод позлорадствовать.
   Дроу тем временем, проигнорировав сирену, уже дошел до ворот. Миррин рыкнула. Отодвинула скрытую панельку сбоку от двери в клуб и нажала пару кнопочек наманикюренным ноготком цвета клубничного варенья. И сощурилась предвкушающе. Мягкие черты ее идеального личика каким-то образом умудрялись выглядеть даже хищно.
   Калитка захлопнулась прямо перед эльфом. Тот рефлекторно отскочил. Обернулся, изобразил на пальцах, что он обо всем этом думает, и направился к ограде с явным намерением перелезть.
   - О, давай, давай... - прошипела сирена, расплываясь в гаденькой ухмылочке.
   Дроу как будто спиной почуял ее ожидание. Кто его знает, что он способен чуять вообще. Эльф прошел пару шагов вдоль ограды, вынул из рукава небольшой нож и, задумчиво крутанув его в руке, коротким броском отправил в перекрестье прутьев.
   Бдыщщщ!
   Ограда сыпанула искрами. Нож отбросило в клумбу с бархатцами. Оранжевые головки цветков возмущенно качнулись от такого хамского обращения.
   - Черт, - пробормотала сирена. - Понял, зараза. Вообще-то днем включать напряжение нельзя... Но иначе он ведь опять сбежит! Достал!
   - Да ладно, я никому не скажу, - Джонни отхлебнул кофе, - а ты че, хотела, чтоб его шарахнуло?!
   - Пфф. Толку-то, что ты не скажешь, - отмахнулась Миррин. - Ты будешь знать. Но это неважно. Мне велели за ним следить и не выпускать. Я и не выпускаю, как могу.
   Ха. Как будто ей можно что-нибудь велеть! Они все тут творят, что пожелают. Сирена хмуро плюхнулась в кресло напротив Джонни.
   - Но было бы прикольно, если б его шарахнуло, - вдруг мечтательно промурлыкала она.
   - Кофе? - Джонни протянул ей свою кружку.
   - О, спасибо, - она кивнула и с удовольствием сделала пару больших глотков.
   Помолчала, досадливо поморщилась и заговорила, обращаясь скорее к потолку и Вселенной, чем к Джонни:
   - Ну почему я должна нянчиться с этим чокнутым, а? Я не хуже Сэми могла бы съездить на эти супер-пупер важные переговоры! Все было бы отлично и как нам надо. Разве нет?
   - Думаю, да, - осторожно откликнулся он.
   - Видите ли, мне не хватает дипломатического такта, - продолжила сирена. - Да кому он нужен! Это вообще понятие для слабаков.
   - Угу, - на всякий случай согласился Джонни.
   - А этому вашему, грубо выражаясь, Дагирраену - тьфу ты, язык сломаешь - портал до дома подавай.
   - Он не наш.
   - Неважно. Упертый, зараза. Не понимает что ли, портал так просто, бегая по городу, не найдешь, даже если он и есть где-нибудь, в чем я лично сомневаюсь, - бурчала Миррин. - Видите ли, чует он силовые точки. Даже если чует, мало ли что в них найти можно. А портал может вести вовсе необязательно в его мир. Да и вообще... Почему я?!
   - Может, чтоб ты тренировалась пробивать его ментальные блоки? - пожал плечами Джонни. - Или дипломатический такт вырабатывала?
   - Пфф. И ты туда же. Никакой такт с ним не поможет. Уж ты-то должен знать, что дроу не признают авторитетов. Есть только сила и хитрость.
   - Знаю. Да пусть бы валил искать свой портал. Я вот абсолютно не расстроюсь, если он куда-нибудь сгинет.
   Дверь хлопнула в очередной раз.
   - Это было нечшшессстно, - заявил дроу, подсаживаясь к ним.
   Он выдернул разом пачку салфеток из салфетницы и принялся чистить свой нож от земли.
   - Ого! - усмехнулся Джонни. - Надо же, ты в курсе, что такое честность.
   - В кхурссе, - огрызнулся дроу. - Прямолинейноссть и предсскхассуемоссть.
   - Ты меня практически похвалил, - кокетливо хихикнула сирена. - Я вся такая внезапная!
   Дроу фыркнул, мрачно разглядывая забитые мокрым черноземом орнаменты на рукоятке.
   - Не сснал, шшто ссабор тошше под токхом. Умно, - одобрил он. - Не хочшшешшь отпусскхать меня одногхо - воссьми машшину и помогхи мне исскхать.
   - И чего ты так уперся в эти поиски? Чем тебе здесь плохо? - сирена нажала на кнопку вызова официантки.
   - Ты и такх ссснаешшь. Я ушше гховорил. Ссдессь нет магхии и нет такхих, какх я. Мне ссдессь нет месста и нет применения. Я долшшен ссидеть вссаперти и ничшшегхо не делать. Почшшти какх в той кхлетке.
   - Ох! - Миррин всплеснула руками. - Тебе нашлось бы и место, и применение! Если б ты например не бросался на людей с воплями "Как ты смеешь, грязный хуманс!", когда тебя случайно толкнули!
   - Это было один рассс. Ты мне теперь это двесссти лет припоминать будешшшь?
   - Может и дольше, - хохотнула сирена. - Отличная вышла развлекательная прогулочка. Тот мужик чуть не обделался, когда с тебя капюшон съехал.
   - И правильно, - кивнул дроу. - Очшшень правильная реакцссия хуманссса на илитиири.
   - Ага, только мужик был не в курсе, кто ты такой, - сирена продолжала ностальгически улыбаться. - Просто ты стремный! С твоей незабываемой манерой поведения у людей при виде тебя будет возникать всего два типа желаний - удрать или замочить. И однажды ты крупно нарвешься. И совсем даже не на портал.
   - Ссснаю, - дроу как-то сдавленно вздохнул и отложил салфетки и недочищенный нож в сторону. - Ссснаю я. А шшто ты мне предлагхаешшь? Вы шше ничшего не делаете. Никхто иссс вассс не предлошшил нормального решшшения. А этот вашш сссабытый богхами мир...
   Он умолк, не договорив. Серия выразительных и вполне интуитивно понятных жестов довершила мысль об исключительно "нежном" отношении дроу к этому самому миру. Сирена, кажется, смутилась. Коротко куснула себя за нижнюю губу и тут же вернулась в свой обычный режим самоуверенности, сравнимый по задранности носа разве что с ракетной установкой класса "земля-воздух".
   - И не надо на меня смотреть, как тысяча голодных котят! - сирена перешла в наступление и воззрилась на дроу примерно как вышеупомянутая ракетная установка. - Я что ль виновата, что тебя сюда занесло?! Мы пытаемся вычислить! Но это ни хрена не так просто. По-твоему, в мире со слабой магией порталов пруд пруди?! Ну так спешу обрадовать: нет!
   К столику осторожно приблизилась девушка-официантка и постаралась зайти со стороны Миррин. Дроу приспустил темные очки на нос, посверлил девушку ощупывающим взглядом закоренелого маньяка и радостно ощерился во все клыки.
   - Никхто ше не рассстроитссся, если я ее на ночшь сссаберу? Сссильно портить не буду, чессстно-чессстно!
   Девушка буквально позеленела, попятилась и чуть не упала. Миррин вовремя подхватила ее под локоть.
   - Леночка, солнце, не обращай внимания на нашего штатного имбецила! Это у него шутки такие дурацкие. И принеси нам всем грог, пожалуйста! - Миррин добавила фирменных успокаивающих модуляций в голос и тепло улыбнулась перепуганной девчонке.
   Девушка чуть расслабилась, робко улыбнулась в ответ и исчезла за дверью служебного входа.
   - Ну вот нахрена это было делать? Как маленький, блин! - сирена укоризненно покачала головой.
   Дроу невозмутимо пожал плечами и когтем подщелкнул очки обратно на переносицу.
   - Долшшен ше я какх-то расссвлекхатьссся!
   К воротам подкатил новенький белый "Лексус"-кроссовер Саманты. Система опознавания автоматически раскрыла створы, пропуская автомобиль на территорию.
  
  
  
   Их созвали в небольшой кабинет, где Саманта обычно проводила собеседования с претендентами на работу в клубе. Классические столы, составленные буквой "т", сделали бы это место официально-скучным. Если бы не публика. Вот уж сборище, веселее некуда.
   Джонни устроился так, чтоб видеть Кару. Ее строгий профиль, аккуратный прямой носик и изумрудно-зеленое каре даже ненадолго отвлекли Джонни от ее непревзойденно раздражающего соседа. Дроу лениво покачивался в кресле, с выражением вселенской скуки на тошнотворно утонченной морде. Его раскосые алые глазища фосфоресцировали в полутьме кабинета. Вот обязательно ей было садиться с этим выродком? С этим... с этой ошибкой природы, пусть и не нашего мира! Черт. Джонни не считал себя расистом, но, кажется, потихоньку им становился. Год назад он бы в жизни не поверил, что возненавидит вполне конкретного дроу в частности, а за ним и всю расу в целом.
   Ладно, не будем на них смотреть. Вот лучше на Миррин. Она расслабленно откинулась на высокую спинку мягкого кожаного кресла. Сто процентов, что сидит, закинув ногу на ногу, и покачивает верхней, спустив туфельку с пятки. За столом не видно, но она всегда так делает. Шикарная она все-таки. Одни губы чего стоят. Сочные, яркие. Ох, вот зачем... Она взяла стакан и начала пить мелкими глотками. Джонни понимал, что беспардонно пялится на ее шею, но оторваться не мог. Вот если бы она упустила капельку, и эта капелька скатилась бы - по шее, по груди... Черт.
   И почему даже инфантильному придурку Рю досталась красотка-сирена, и сокровища впридачу, а ему, Джонни, хоть расшибись, хоть взломай все сервера в мире - хрен с маслом? Кстати, интересно, как дроу охарактеризовал бы справедливость.
   Он отвернулся и перевел взгляд на свою сторону стола. Собственно, Рю. Яйцеголовый, как все ботаны. Короткая рыжеватая стрижка над высоким лбом, маленький подбородок и типичный для британцев разрез мутно-серых глаз - с приспущенным внешним уголком. Парень кажется таким рассеянным, но стоит пообщаться подольше, и ты начинаешь понимать, что он усек и запомнил все, что ты ему наговорил. И, скорее всего, использует это против тебя. Учится на юридическом. Талантище, блин. Единственный его плюс - коктейли Рю делает классно.
   Ну и Лина, конечно, куда ж без нее. Брызжет позитивом, даже когда ее об этом не просят. Тошнит от ее вечно счастливой морды. Какой нафиг из нее оборотень. В кого она обратиться-то может? В спаниеля если только. Чтобы преданно лизать руки своей обожаемой Сэми.
   Что там вещала Саманта во главе стола, Джонни не слушал. Но на нее хотя бы смотреть можно было без дополнительных психологических травм. Просто таки целительный ледяной компресс. Бумажно-бледное лицо, почти безгубый рот и огромные глазища, как последствия средневековой пытки. Ей залили их ртутью, а она научилась ими видеть. Худая, в своих неизменно белых, строгих костюмах, на фоне Кары и той же Миррин она выглядела самым натуральным призраком. Вот и отлично. Призраки не вызывают желания.
   Резкая боль в висках заставила Джонни взвыть и сжать голову руками.
   - Мальчики! Вы двое зря меня не слушаете.
   Саманта смотрела то на него, то на дроу. У последнего выражение лица по шкале кисломордости сползло куда-то в район абсолютного нуля, и чуть ли не на лбу бегущей строкой читалось "Какого черта я тут вообще делаю?!"
   - Да ссслышшал я всссе, - эльф демонстративно зевнул. - Толькхо не понял, прричшем тут я.
   - Что ж, значит, специально для тебя, Джонни, - голос Саманты сейчас вполне заменил бы цистерну жидкого азота. - Эксклюзивная индивидуальная передача информации.
   По вискам долбануло еще сильней. Внутри головы как будто взорвалась петарда, причем немаленькая. В ушах зазвенело, на глаза накатились непроизвольные слезы.
   Мстит что ли? Подслушала, что он считает ее некрасивой?
   Прекрасный способ передачи информации, чего уж там. Зато теперь он знал.
   Саманта ездила не на бизнес-переговоры.
  
  
  
   - Мои родители могут заплатить! Выпустите меня! Пожалуйста!
   Тишина. Даже эха нет.
   - Свет включите хотя бы!
   Никаких признаков, что ее услышали.
   Она пошарила руками вокруг. Что-то металлически брякнуло рядом, левое запястье свело холодом и болью. Цепь. Она на цепи!
   Короткая цепь почти у самого пола крепилась к кольцу в стене, шершавой, сухой и ужасно холодной на ощупь, похоже бетонной. Пол толстым слоем покрывала то ли пыль, то ли земля, - разве определишь в полной темноте. И на нем - то ли из непонятного извращенного милосердия, то ли просто по неписаным канонам похитителей - лежал ватный матрас. Старый, комковатый, наверняка он мерзко-бурого цвета, с синими когда-то, в его матрасной молодости, полосками. И пятнами застарелой крови. Нет, не надо включать свет. Не хотелось бы увидеть, что все и правда так.
   От матраса воняло сырыми тряпками, плесенью и мочой. В воздухе сырости не ощущалось, только жуткий, какой-то застоявшийся холод. Подвал? Склеп? Тогда здесь могут быть крысы. Нет. Нет. Их было бы слышно. Возня, писк, шорох. Хотя, кто знает, она ведь еще не оказывалась в подвалах с крысами. Да и кто бы сказал, что лучше - замерзнуть насмерть или быть съеденной крысами.
   Сверху и чуть впереди загремело. Звук подошел бы деревянному люку в погреб. Широкий луч мощного диодного фонаря софитом залил деревянную же лестницу. Сейчас все выяснится. Может, ее услышали, и похититель согласен на выкуп. А может, ее вытащат наверх, забросят в фуру к таким же несчастным и увезут продавать в бордель, где-нибудь в странах третьего мира. Или станут насиловать и пытать прямо здесь.
   Она сжалась у стены. По лестнице, ритмично заскрипевшей в ответ, мягко и быстро спустился человек в камуфляже. Черная спецназовская маска с прорезями для глаз и свободно сидящая форма не давали определить даже пол похитителя. То, что человек невысокий, еще ни о чем не говорило. Неизвестный направил фонарь ей в лицо и замер.
   - В-вы к-кто? - от холода и страха губы еле шевелились.
   Молчание.
   - З-зач-чем я вам?
   Молчание и неподвижность.
   - Да скажите хоть что-нибудь! Чего вы хотите? Что я сделала?!
   Человек отвел фонарь в сторону и покачал головой.
   - Выпустите меня, а? У моей семьи достаточно денег... Вы же сообщили им требование о выкупе, да?
   Человек развернулся и направился к лестнице.
   - Стойте! Тут слишком холодно! Я так не доживу до выкупа! - она кричала, как будто человек успел уйти на несколько сотен метров от нее.
   Тот поднялся наверх. Люк остался открытым. Наверху было немногим светлее, чем здесь, и контур люка создавал ощущение, что она провалилась в огромный колодец, из которого видно только ночное небо. Беззвездное и глухое. Она так и сидела, механически покачиваясь вперед-назад и не отрывая взгляда от прямоугольного пятна выхода. От холода зубы стучали, как клавиши древней печатной машинки, а пальцев ног она уже почти не чувствовала.
   Сколько прошло времени, она не смогла бы сказать. Человек вернулся, на сей раз с объемистой сумкой в руках. Поставил фонарь на торец, светить пятном в потолок. Присел на корточки и расстегнул молнию сумки.
   Она ожидала чего угодно. Что незнакомец вытащит набор пыточных инструментов и клеенчатый фартук. Что из сумки появится видеокамера, и похититель заставит записывать обращение к родителям. Или установит камеру и начнет снимать снафф-видео. Что... Да что угодно. Но не теплое одеяло, пластиковый контейнер с бутербродами и термос.
   - О... С-сп-пасибо... - пробормотала она, тут же хватая плед, и торопливо заговорила, пока человек не ушел:
   - Э...это не Вы меня похитили, да? Вас заставляют охранять меня? Как Вас зовут? Я Ева, ну Вы наверное знаете...
   От коробочки с бутербродами уютно пахло ветчиной и свежим хлебом. Хорошо бы в термосе оказался чай с мятой. Но это неважно. Важно, что все не так плохо. Если наладить контакт с этим человеком, может, удастся уговорить его, разжалобить, задобрить, подкупить, наконец. Но он по-прежнему не отвечал и никак не показывал, что слышит ее. Глухонемой? Не исключено.
   - Хотя бы скажите, зачем я здесь, - снова попыталась она. И испугалась обреченности в собственном голосе.
   - Это сложно, - тихо прозвучало из-под маски.
  
  
  
   Джонни выругался еще раз. Проморгался, вытер глаза, помассировал виски и снова выругался.
   - Черт! Обязательно это было делать вот так?!
   - Необязательно. Но некоторым идут на пользу отрезвляющие процедуры, - все так же холодно и ровно ответила вампирша.
   Конечно, необязательно. Она умеет вполне себе безболезненно лазить по мозгам. Джонни мельком глянул на дроу, ожидая от него злорадную ухмылочку в свой адрес. Но тот, игнорируя всех и вся, методично дырявил когтем пластиковую бутылку из-под воды, выпитой Миррин. Ладно, что ж.
   Суть информации, запихнутой в головы присутствующих тем или иным способом, заключалась в следующем. "Дружный" коллектив этого сумасшедшего дома наняли в качестве частных детективов. И не кто-нибудь, а известный нефтяной магнат, Стешин Владимир Эдуардович.
   Два года назад у Стешина пропала дочь. Поиски через спецслужбы и десятки частных агентств не дали абсолютно ничего. Ни следа, ни трупа. Дальше слухов - вроде "знакомый знакомого как-то ее видел, а может и не ее вовсе" - дело не зашло. Двадцатидвухлетняя девушка как сквозь землю провалилась, сколько эту самую землю не рыли носом опытнейшие и весьма высокооплачиваемые сыщики. А неуемная Лина увидела статью в интернете и подбила Саманту впахаться в эту историю. Предложить Стешину свои услуги. Если бы причиной исчезновения было нечто обыденное - человеческий фактор, девушку уже нашли бы. Но нечто предположительно сверхъестественное на территории Столицы должно быть подконтрольно "Черной Дыре", а значит следовало вмешаться.
   Джонни пожевал губами. И, подозревая за собой кисломордость не хуже темноэльфийской, спросил:
   - А причем тут я?
   Саманта смерила его очередным леденящим взором.
   - Так вышло, что мы тебе помогли. И я не вижу, чтоб ты стремился уйти от нас. Значит, ты претендуешь на место в нашей команде, полноправное членство в которой надо еще заслужить. В данном деле ты будешь нам полезен. Основное техобеспечение расследования достанется тебе.
   - В смысле? - изобразил тупого Джонни.
   - В прямом. Камеры видеонаблюдения, начиная с нескольких домов семейства Стешиных, включая камеры всей Столицы, аэропортов, вокзалов, всего. Банкоматы. Левые документы, которые она могла бы достать. Данные, которые она могла бы стереть, заметая следы. Все, что ты провернул для вашего побега из лаборатории, могла провернуть и она. Или похитители. Ты этим займешься. И выкопаешь, что упустили остальные.
   Джонни почти на полном серьезе ожидал финальной фразы "не выкопаешь - сожру". Нет, она бы сказала, "найду тебе другое применение". "Сожрать" - слово не ее лексикона. Но тон очень даже компенсировал вежливые формулировки.
   Вампирша наконец перестала сверлить взглядом Джонни.
   - Итак. Остальные свои задачи знают. Приступаем.
   - А я не ссснаю, - буркнул дроу. - И сссачшем мне это всссе?
   Саманта устало вздохнула, глядя на эльфа, как на упрямящегося ребенка.
   - Тебя это все касается в первую очередь. Если исчезновение девушки и впрямь такое бесследное, оно может быть связано с чем-то вроде портала. Ты, кажется, искал, а?
   Дроу скривился.
   - Ее прроссто тррахнули и ссакхопали в какхом-нибудь лесссу. А хуманссы исскхать не умеют.
   - Может и так. Вот и выясним. Заодно посоветуешь что-нибудь. Ты ж у нас не хуманс, должен уметь искать.
   Все поднялись из-за стола.
   Джонни побрел в техцентр клуба. Ему почти сразу после их эпического спасения на границе поручили охранные системы "Черной Дыры", звук, свет, да все! Выдали денег, позволили совершенствовать на свой вкус. Он удивился было, чего это ему так доверяют. А потом понял. Во-первых, ему доверили только верх. Только сам клуб. Подземельем занималась Лина. Во-вторых, ни одна его мысль не останется тайной, как минимум, от Саманты. Доверие ни при чем.
   - Чего киснешь? - мягкий голос сирены выдернул Джонни из размышлений. Каблучки Миррин глухо тукали по ковровой дорожке коридора.
   - Вы все меня ненавидите, да? - вопросом на вопрос откликнулся он.
   - С чего ты взял такую глупость?
   Надо же, как искренне выглядит ее удивление. Джонни неопределенно передернул плечами и сунул руки в карманы джинсов.
   - Просто... Если она захочет разлить меня по баночкам, на свои кровавые консервы, никто и не пикнет. Даже Кара. Ни слова не сказала, когда эта надо мной издевалась сегодня.
   Сирена усмехнулась.
   - А ты не провоцируй. Ты...
   - Как - не провоцируй! - раздраженно перебил он. - Не думать? Не смотреть? Не дышать?!
   - Слушать, когда просят, а не страдать показательно. Перестать изображать из себя всеми непонятого и обиженного.
   - Ничего я не изображаю!
   - Хватит перебивать, - вздернула бровь сирена, - ты спросил, я отвечаю. Хочешь правду?
   - Не особенно.
   Судя по вопросу, Джонни подозревал, что сейчас ему выдадут некую нелицеприятную "истину" из разряда "просто ты стремный!".
   - Ну, а я все равно скажу, раз начала, - сирена высказалась бы, даже если б Джонни попытался залить себе уши воском. Даром что она недавно обвиняла в упрямстве дроу. - Это ты всех ненавидишь, только потому, что Кара относится к тебе не так, как ты хотел бы. Ты замкнут на себе и своем "ах, какой я несчастный". Нормально все к тебе расположены. И Сэми без повода не злится. И уж тем более не сделает тебе ничего.
   - Угу, не сделает...
   Джонни открыл дверь своего рабочего угла и остановился в проеме.
   - Может, только ты и попробуешь ее отговорить, если что, - вздохнул он. - Ты меня не ненавидишь. Вроде бы. У меня тут вискарь есть. Зайдешь?
   Сирена кивнула и, наградив Джонни понимающей полуулыбкой, прошла в комнату, аккуратно переступая через путаницу кабелей на полу. Он подкатил Миррин кресло и даже нашел для нее чистый стакан. Раз уж нет человеческого тепла, будем заменять его спиртовым.
   - Не злись на Сэми, - сделав первый глоток и откинувшись в кресле, заговорила сирена. - Она ведь очень добрая на самом деле, просто многое пережила и обыкновенную неразделенную любовь проблемой не считает.
   - А я типа ниче такого не пережил, - пробурчал он. - Работу нормальную потерял, потом чуть не убили нахрен, теперь должен тусоваться тут, с кучкой фриков, один из которых увел мою женщину.
   Миррин подняла тонкие темные брови.
   - Насколько я знаю, твоей Кара никогда не была. Всегда считала тебя просто другом.
   - Пфф. Ну да. Хотя я уже и в этом не особо уверен. Использовала. И все.
   Он махнул залпом свою порцию и налил еще.
   - А эта ваша Сэми... Да что дает ей право хреначить по голове, чуть чего не так? Типа "просто потому что могу"?
   - Не совсем.
   Сирена поводила "клубничным" ногтем по ободку стакана.
   - Она не очень-то понимает, как быть лидером. Ее ведь обратили совсем юной. Длинная история. Сэми пришлось пройти через страшные вещи, но она так и осталась девочкой-подростком. Вампиры практически не меняются со временем, причем и психологически тоже с большим трудом.
   - Подростком? - Джонни всегда плохо определял возраст по внешности, но чтоб настолько... Или это все ее холодность и костюмы. - Тогда ясно, чего она меня так приложила.
   - Что, чуток понимания проснулось?
   Сирена изучала свой виски в свете настольной лампы, привычно заложив ногу на ногу и балансируя туфелькой на кончиках пальцев.
   - Ага. Я тогда как раз подумал, что она некрасивая. И что разглядывать ее - вроде ледяного душа. Она, наверное, подслушала.
   Миррин рассмеялась.
   - Ну молодец, чего уж!
   - А что это ты со мной про нее откровенничаешь? - Джонни подозрительно хмыкнул. - Это можно вообще? Или она меня еще и за это чем-нибудь долбанет?
   - Не долбанет, не боись, - покровительственно заверила сирена. - Налей-ка еще.
   Джонни налил. Побултыхал в стакане главное магическое зелье этого мира и выпил до дна.
   - Вот раз ты вся такая понятливая, типа психологом тут устроилась, давай объясни мне, какого черта Кара спит с этим уродом?!
   - Да ладно тебе, он довольно симпатичный, - захихикала сирена, - я бы даже сказала, опасно-красивый. Девушкам такие и нравятся, если ты не в курсе.
   - Угу, поиздевайся еще надо мной. Я ж больше ни для чего не гожусь, - обиженно отвернулся Джонни. - Я вообще-то серьезно спрашивал.
   - Если серьезно... С ней-то все просто. Ей льстит внимание такого эксклюзивчика. Мне куда интереснее, почему он с ней спит. - Сирена задумчиво повертела в руке стакан. - Она человек, а он всех людей в гробу видал. Да и не только людей.
   - Кара особенная, - тихо проговорил Джонни. - Даже он это понимает.
   - Вот-вот. Она может оказаться особеннее, чем мы себе представляем, - отчего-то нахмурилась сирена.
   - В смысле? Особеннее, чем кто?
   - Да это так, не обращай внимания, - отмахнулась Миррин.
   - Ладно.
   Джонни покачался в кресле.
   - А что, Саманта не может его подслушать? Мыслей почитать? Узнали бы. Или он типа ментальные блоки ставит?
   - Да не ставит он никакие блоки.
   Сирена сама себе подлила виски и продолжила:
   - Для блоков ему магия нужна, а здесь ее практически нет. То есть, ему недостаточно здешнего магического фона. Он к другому привык. Это как из нормальной атмосферы попасть в сильно разреженный воздух. Жить - живешь, но бегать-прыгать не будешь.
   - М-м, ясно, - Джонни покивал. - Так что, подслушать-то можно?
   - Угу, можно. Только не поймешь ни черта. Он же дроу-разведчик.
   - И че? У него шифровальный аппарат на входе в мозг?
   - Почти. Тут ведь как. Нормальные люди - и вообще существа - думают образами. Картинками, звуками, ассоциациями. Что-то вроде кино, плюс оценочное восприятие, чувства. Сэми объясняла, как она это все видит.
   Джонни попытался отследить, как он собственно думает. Может, и картинками, но сейчас выходило мутновато. Интересно, читать пьяные мысли сложнее? Надо будет спросить.
   - Ну и? А у него что?
   - А у него паранойя. И прелюбопытнейшая привычка.
   Сирена сделала глоток. Не иначе как с целью потянуть драматическую паузу. И выдала:
   - Он думает текстом! Словами! Буквами! Можешь себе представить? Причем на родном языке. Разумеется, Сэми не знает илитиири.
   - Вау...
   - Именно. Вот такой простой и экономный способ, без расхода магической энергии. Чего ее зря на всякие там блоки переводить. Просто думай текстом на незнакомом врагам языке.
   Джонни помотал головой.
   - Ниче себе простой! Да я понятия не имел, как я думаю, пока ты щас не сказала. Это ж сколько тренироваться надо...
   - Он же эльф, времени у него вагон и маленькая тележка. И полагаю, им это буквально вбивают. Чтоб даже под пытками контролировали себя. Мда...
   - Отлично. Параноик со стажем, - фыркнул Джонни. - А ты на него почему влиять не можешь?
   - Да кто его знает, - Миррин пожала плечами. Джонни даже поверил бы, что безразлично, если б не знал, как ее это выводит из себя.
   - И все-таки?
   - Самоконтроль у него что надо. Потому и не могу.
  
  
  
   - Это сложно.
   Голос был женским. Тихий, хрипловатый, как если бы его обладательница редко разговаривала. Вот это новость. Женщина! Что ей может быть нужно? Ева не жаловалась ни на свою фантазию, ни на логику, но сейчас приходили в голову только все тот же банальный выкуп или месть за что-нибудь. А может, и за кого-нибудь.
   И зачем этой женщине понадобилось надевать маску? Вряд ли Еве стало бы менее страшно, имей она возможность видеть лицо похитительницы. Когда фонарь не светил Еве в лицо, она видела глаза этой женщины в прорезях маски. Таких угольно-черных кошмарных глаз Ева не помнила ни у кого. Конечно, это могли быть линзы, но отчего-то так не казалось.
   Ева попробовала вспомнить, кому перешла дорогу за последнее время. На кастингах или в борьбе за внимание мужчин, пусть и мимолетной, пусть даже шуточной. Может, это был легкий флирт на вечеринке, которому даже значения придать было невозможно, как теперь и вспомнить. Но кто-то принял близко к сердцу.
   - И... что со мной будет?
   Ответ слышать не хотелось, но неизвестность пугала сильнее.
   - В том-то и проблема, что с Вами будет, - как-то непонятно выделила последнее слово незнакомка. - Вы могли бы отказаться от съемок в том новом фильме, если бы ценой стала Ваша жизнь?
   Неудавшаяся претендентка на роль! Вот она кто!
   - Что? - вопрос невольно прозвучал чуть свысока. - Это Вы меня так шантажируете?
   - Это не шантаж.
   - Ха! Вы думаете, я заняла Ваше заслуженное место, да?
   - Нет.
   - Тогда с какой стати мне отказываться от перспективного проекта в "Дримворкс"? Меня пригласили! Я стану знаменитостью! Мировой! Ясно?
   Она даже забыла про цепь и так взмахнула руками, что наручник больно врезался в запястье.
   - В том-то и проблема, - тихо повторила незнакомка. - Я бы просила Вас отказаться от актерской карьеры вообще. Я бы даже объяснила, в чем дело, только...
   И замолчала, не закончив фразы. От актерской карьеры?! Еще чего захотела.
   - Что? Что "только"? А Вы попробуйте объяснить!
   - Вы не поймете. И не поверите.
   - Уверена, все не так сложно.
   - Сложно, - еще тише отозвалась похитительница. - Вы просто назовете меня сумасшедшей.
   - Знаете... Мне и без "объяснений" уже так кажется.
   - Неважно. Просто подумайте над моей просьбой. От этого зависит Ваша жизнь.
   Похитительница встала и подняла фонарь.
   - А если я откажусь? От карьеры.
   - Я Вас отпущу.
   - Но я могу соврать. Или потом передумать.
   - Соврать можете. Обмануть - нет. Надеюсь, разницу улавливаете. Насчет передумать... Об этом я сразу же узнаю. И исправлю ситуацию.
   Женщина говорила сухо, короткими фразами. Так, что каждое слово чуть ли не пропечатывалось в голове большими гранитными буквами.
   - Я не понимаю...
   - И не нужно. Думайте.
   На сей раз люк захлопнулся.
  
  
  
   Вета не знала, что решила бы она сама, если бы ей предоставили тот же выбор: жизнь или любимое дело и смысл этой самой жизни. Наверное, жизнь все-таки дороже. Может, потому, что у Веты никогда не было любимого дела, и его место занимал долг. Тяжелый. Иногда совершенно неподъемный. С другой стороны, она не слишком-то дорожила собственным существованием.
   Щелкнув дужкой навесного замка, Вета подергала его для проверки и набросила полосатый коврик на крышку люка.
   Старый дом в полузаброшенной подмосковной Березовке стоял чуть поодаль от остальной деревни. Некрашеное дерево посерело от времени, а рубероид на крыше местами искрошился насквозь. Вета не стала делать капитальный ремонт. Законопатила щели от сквозняков и приколотила к дырам на крыше куски линолеума, залив для верности края клеем. Не протекает - и ладно. Гораздо хуже дело обстояло с отоплением: сильно растреснутая печь жутко дымила и быстро остывала. Черт бы с ним, с дымом, - он хотя бы перебивал неистребимый запах сырых плесневелых тряпок, поселившийся здесь, пока дом пустовал. Но холод... Печь по-хорошему надо было переложить, но самостоятельно Вета этого сделать не могла, а приглашать кого-то сюда в ее планы не входило. Приходилось постоянно топить буржуйку и закупать дрова в огромном количестве. Электропроводка по стенам тянулась до того ветхая, что использовать обогреватели было страшновато. Хорошо хоть лампочки выдерживает. Не хватало еще со свечкой сидеть.
   Огромный запущенный сад, позади дома плавно переходящий в лес, служил прекрасной маскировкой. Что творится в почти неотличимом от лесной поляны, заросшем крапивой, лебедой и иван-чаем, дворике - и уж тем более в доме - разглядеть, не подойдя вплотную, вряд ли кому-то удалось бы.
   Вета заварила чай в древнем эмалированном чайничке. Травяной, с малиной, ромашкой и чабрецом. Хоть что-то теплое и приятное в этом вынужденном одиночестве. Маленькое кухонное окошко выходило на задний двор, с сарайкой, изображающей гараж. За сараем мелко сигналил редкими красными пятнышками осинник. Октябрь в этом году выдался холоднее, чем обычно, и листвы уже почти не осталось.
   Чай ароматным эликсиром мгновенно согрел тело изнутри. Вета неожиданно для себя осознала, что надеется, такой же напиток в термосе понравится Еве. Что ей станет немного лучше. Что она поймет: здесь ей не желают зла.
   Только Ева не поймет и ни за что не поверит. Ее не удастся ни запугать в достаточной степени, ни отговорить. Если она выйдет из подвала, она в первую очередь наймет надежную охрану. И, конечно же, не откажется от съемок. Кто отступился бы от главной роли?
   А потом ее сметет волной успеха. Даже не волной, настоящим цунами. Фильм "Расстояние" в одночасье станет культовым, а главная героиня - объектом обожания и преклонения, как и исполнительница звездной роли, Ева Котт. Жаль, но мгновенная слава не успеет принести ей счастье. Вместе с нарастающей популярностью придет усталость от публики и пристального внимания прессы. Фоторепортеры, поджидающие буквально в номере отеля под кроватью, доведут до нервного истощения. И Ева, в попытках хоть немного расслабиться, неизбежно, как и многие жертвы славы, придет к наркотикам и алкоголю.
   Это осталось бы ее личной бедой, если бы не одно "но". В пьяном бреду девушка устроит пожар на борту авиалайнера. Самолет рухнет. Четыреста двадцать семь человек погибнут вместе с ней. Через двенадцать дней после ее гибели один из ее поклонников, спятив с горя, решит умереть так же. Он сумеет пронести на борт еще одного самолета самодельную бомбу. Точнее, собрать ее прямо там, в салоне. Это унесет жизни двухсот с лишним человек.
   А пока Еве остается жить три с половиной года. И ничего подобного не произойдет, если она умрет сейчас. Одна. Или передумает участвовать в съемках "Расстояния". Но она не передумает.
   Себя убедить бы теперь. Принцип меньшего зла и все такое. Смогла же Вета пристрелить того наркодилера. И Еву - сможет.
   Она отхлебнула остывший чай. На язык попался размяклый листик чабреца. Вета поморщилась и сплюнула его обратно в чашку. Склизко и отчего-то уже неприятно. Она выплеснула остатки чая в ведро с помоями. Надо будет вымыть эту гору чашек. Сложенные в мятом алюминиевом тазу, некоторые из них уже вырастили в себе целые популяции плесени. Впрочем, легче купить новые чашки. А эти свалить за домом или снести в овраг. Это все мелочи.
   Она прошла в комнату, откинув занавеску между косяком и печью. Зеркало на стене, в темной деревянной оправе, звало ее даже из-под покрывала. Крепко зажмурившись, Вета протянула руку к плотной, но мягкой гобеленовой ткани, когда-то бывшей ее любимым палантином - чуть ли не единственной вещью, которую она позволила себе забрать из дома сюда.
   Ткань с ребристым шорохом соскользнула с рамы. Вета сделала глубокий вдох. И встретила взгляд собственного отражения. Взгляд слишком темных глаз на несоответственно бледном лице. Загар на ее кожу не ложился совсем. Иногда Вете казалось, что ее лицо все равно никто не видит, и неважно, есть на нем маска или нет. Все видели только ее глаза. Однажды она покрасила свои светло-русые волосы в черный, чтобы уменьшить контраст между глазами и остальной внешностью, но стало только хуже. Вете самой было жутковато от такого вида, и она высветлилась обратно.
   Несколько секунд ничего не происходило. Она в который уже раз надеялась, что все прекратилось и теперь отражение будет только отражением. Но картинка неумолимо поплыла, размываясь и меняя образы. Это преследовало ее с детства, поначалу лишь изредка пугая девочку неясными картинами еще не случившегося, но Вета точно знала, что рассказать об этом взрослым - самая плохая идея из всех, и старалась лишний раз не смотреть в зеркало. Потом начала это использовать. И совсем недавно осознала, для чего мироздание наделило ее таким странным даром.
   Новый глубокий вдох-выдох помог сосредоточиться и стряхнуть пленку бесполезных воспоминаний. Они наводят помехи и путают взгляд. Нужно узнать, сможет ли она убить Еву. Точнее, убьет ли. Изображение перестало мельтешить. Заросли пожухлой крапивы у гаража. Ева. Стоит лицом к стене. Видно, как она дрожит. Кусает пальцы связанных спереди рук. А вот и она сама. Вета. Держит пистолет, наводя его в затылок Еве. Держит. Опускает. Снова наводит. Опускает. Действие зациклилось.
   Вета набросила шаль на зеркало. Конечно, так она ничего не узнает. Данное конкретное будущее зависит от ее собственного решения. Решение не принято. Значит, этого будущего еще попросту нет.
  
  
  
   - Ну? Есть что-нибудь? - вопросила Саманта с порога, даже не здороваясь.
   Джонни вчера весь вечер просидел с Миррин, пока та не ушла, оставив его пить в одиночестве. Наутро состояние соответствовало вчерашнему количеству виски, и Джонни снова полдня торчал на веранде с новыми и новыми порциями кофе. Всего пару часов назад он наконец взял себя в руки и заставил заняться делом. Одну полезную программку - лицевого поиска - он содрал у ФБР уже давно. И доработал еще в лаборатории. Теперь вот представился шанс ее испытать. Програмулина тихо шуршала на одном из компов, засасывая спутниковые данные с каждого уголка этих гребаных русских просторов и все расширяя радиус поиска. Результатов пока не было. Параллельно с этим еще пара программок сканировала всю ту лабуду, вроде использования кредиток, покупки билетов на имя такое-то, и прочую стандартную всячину. Из анализа ее телефонных разговоров, смс-ок и интернет-переписки выяснить удалось немногое. Да собственно только то, что Стешина была крайне необщительна. Подруг у нее не оказалось. Переписку она вела только по учебе и финансам. По сути, с ней плотно не общался никто, кроме отца, да и тот вечно был занят делами корпорации. Мать давно умерла от рака, и девчонка, предоставленная сама себе, научилась быть абсолютной невидимкой. Неудивительно, что искать ее теперь трудно. Стешина либо мастерски заметала следы, либо не оставляла их вообще. Тем не менее, сбегать из дома поводов у нее вроде не было, так что Джонни даже начал склоняться к версии дроу насчет "тррахнули и ссакхопали".
   - Да нет ничего, - буркнул он, полуоборачиваясь к Саманте, - рано еще выводы делать, я только-только все запустил.
   Вампирша поджала свои и без того нитевидные губы.
   - Мог бы и побыстрее приступить.
   - Ой, да ладно, - Джонни неопределенно взмахнул руками, - ее уже два года как нет. Один день ничего не изменит.
   Вампирша нахмурилась.
   - Иногда все меняют секунды, пусть до них и прошла целая вечность.
   Вот уж изрекла так изрекла. Цитаток в соцсетях начиталась что ли? Черт, стоп. Не думать ничего такого. Лучше вообще не думать, пока она здесь. Он постарался абстрагироваться и размышлять исключительно о пицце с грибами, например.
   Саманта ухмыльнулась.
   - Тоже вариант. Работай.
   И вышла.
   Работай. А че - работай? Техника все сделает сама. Надо подождать. Совсем бесследно не исчезают даже бургеры с прилавков фастфуда. Хм. Что это он все о еде? Сходить пожрать что ли.
   Сбоку призывно тренькнуло. Совпадение! Совпадение по лицевому поиску! Всего сорок три процента, но совпадение! И, между прочим, пока единственное.
   Дверь резко открылась, в проеме снова возникла Саманта.
   - Что там?
   Услышала. То ли его реакцию, то ли сигнал компьютера.
   - И то, и другое, - фыркнула вампирша, - так что там?
   - Первый результат по визуальному поиску, - нехотя пробубнил Джонни. Зачем вообще ей отвечать, если она вечно сидит у всех в мозгах?
   - Всего сорок три процента. Что так мало? Программка слабенькая? - с легкой ехидцей поинтересовалась Саманта.
   - Да не слабенькая она! - обиделся за свое детище Джонни. - Совпадать особо не с чем было. Вот. Только нижняя часть лица.
   Он вывел изображение на экран. Запись с камеры дорожного видеонаблюдения. На размытом кадре, в лобовом стекле автомобиля, из-под солнцезащитного козырька виднелся подбородок, губы и нижняя часть носа водителя.
   - Запись недельной давности. Если это наша девчонка, то она жива-здорова, ездит на "Рейндж Ровере" и по ходу прячется от всех. Но может это и не она. Слишком картинка нечеткая. Программа действительно могла ошибиться.
   - Так, - Саманта побарабанила пальцами по спинке кресла Джонни. - Она или не она, это мы выясним. Найди, на кого зарегистрирована машина. И продолжай визуальный поиск.
   Через час Джонни знал все, и даже больше, о неком Алексее Волкове, собственностью которого значился черный Range Rover с записи. Тридцать шесть лет, живет один, в новом комплексе таунхаусов на Новорижском шоссе. Разведен, выплачивает алименты. Зарабатывает неплохо, проводит бизнес-тренинги в компаниях, занимающихся недвижимостью. По пятницам ходит в бильярд с парой друзей. Иногда выезжает на охоту, причем не всегда с лицензией. Разрешение на оружие есть, и Волков его исправно обновляет. В целом, нормальный среднестатистический обыватель. И главное, никаких связей с пропавшей Стешиной. Никаких.
   Лицевой поиск продолжал шуршать, но результатов больше не было.
  
  
   - Если это и была она, то номера на машине левые, - закончил свой доклад Джонни все в том же "официальном" кабинете.
   - Возможно, - кивнула Саманта, - но все равно стоит съездить и пообщаться с Волковым.
   - Еще что-то интересненькое, кроме этого мужика, есть? - поинтересовалась Лина, крутя в пальцах ярко-оранжевый карандаш.
   - Особо ничего, если не считать, что Стешина сняла все деньги со всех своих счетов, в том числе и левых, перед тем, как исчезнуть.
   - Да, любопытно. Плюсик к тому, что она сама пожелала скрыться, - Лина чуть нахмурилась и что-то черканула в блокноте. Дело становилось обычным, и видимо ей это не нравилось. Скучно же человеческие дела разгребать!
   - Не факт, что сама, - Кара придвинулась ближе к столу. - Совсем даже не факт. Ее могли заставить, могли шантажировать. Ну, как нас...
   Она посмотрела на Джонни и тут же отвела глаза.
   - Угу. Только нас найти оказалось - раз плюнуть, - вздохнул Джонни.
   - Ага! - радостно согласилась Лина. - Мы переговоры ФБР подслушали, и всего делов.
   - Могли и шантажировать, - Саманта сложила тонкие пальцы домиком под подбородком. - Предположим, кто-то затребовал с нее денег и назначил встречу. Она на встречу пришла - и исчезла. Зачем людям с такой суммой оставлять в живых бывшего владельца этой суммы.
   - Я шш гховоррил, ссакхопали, - дроу разглядывал потолок кабинета, запрокинув голову на спинку кресла.
   - Ладно! - Саманта пробежалась длинными белыми ногтями по столу, - Миррин, есть желание прокатиться?
   - Куда? К Волкову что ли?
   Миррин сморщила свой идеальный носик и потянулась, совсем по-кошачьи прогибая спину.
   - Ну да, - передернула плечами Саманта, - поговоришь с ним. Тебе кто угодно что угодно расскажет. И прослушек ему в квартиру повесить бы. И в машину. Поэтому Джонни едет с тобой.
   Джонни вздохнул. Ну да, конечно. У него даже спрашивать не надо.
   - Хорошо, - Миррин подмигнула Джонни, - с утра поедем, сейчас уже поздно. Нормальные люди спят в это время.
   Именно. Люди. А тут людей-то раз-два и обчелся.
  
  
   Будильник заверещал в восемь утра. Как обычно, на самом интересном месте. Снился научный городок, дом Кары. Такой безупречно солнечный денек, какие бывают только во сне, когда все залито светом, и ты даже можешь поднять голову и посмотреть на солнце. Во сне солнце не режет глаза. Они с Карой женаты и жарят барбекю во дворе. Кара берет кусок мяса и кидает в миску у конуры.
   - Даги, на!
   Из конуры, позвякивая цепью, вылазит дроу.
   Дззззыыыыыыыынь!!!
   Джонни с трудом вспомнил, нафига ж ему будильник на такую рань. А, ну да, точно. Он сел на кровати. Эти странные комнаты, в которых нет окон. Только карнизы с задвинутыми шторами имитируют их присутствие. Он уже почти привык. Но просыпаться и каждый раз не понимать, какое время суток, по-прежнему было неприятно.
   Позавтракал он как обычно на веранде. Подземелье ему категорически не нравилось. В том числе и всеми обожаемая гостиная с камином. Да, безусловно, в ней что-то этакое имелось, но окон, как и везде, не было. А это давило на мозг.
   Миррин возникла на веранде, как раз, когда Джонни допил последний глоток кофе и успел подумать, а не притащить ли себе еще кружечку. В высоких сапогах и короткой кожаной курточке, отороченной светлым мехом, сирена выглядела до того аристократично, что ей не хватало пары далматинцев на поводках. И, пожалуй, коня.
   - Доброе утречко. Ты готов?
   - Вполне. "Жучки" при мне. Едем?
   - Ага, я за машиной. Хочешь - тут подожди. С нами еще Даги поедет.
   - Что?!
   Джонни аж подбросило на стуле.
   - Зачем?!
   - Ну... - сирена замялась, - он попросил. Вдруг он эти свои силовые точки почует где-нибудь по дороге. Что такого-то? Пусть развеется.
   - Развеется?! Я б его развеял при случае! По ветру!
   Джонни швырнул пакетик с "жучками" на стол.
   - Пусть он их и устанавливает! Делать мне нечего, только полдня с этим упырем тусить.
   На веранду вышел дроу. В косухе и кожаных штанах, когда-то подобранных ему Карой еще во время побега. Капюшон толстовки и темные очки как обычно завершали его уличный гардероб. Костюмчик "я мутный тип с похмелья". Джонни встал из-за столика и успел сделать пару шагов ко входу в клуб.
   - Джонни! Ну Джонни, - Миррин поймала его за плечи, - ты нам очень-очень нужен. Я буду разговаривать с клиентом, отвлекать его, а ты - устанавливать микрофончики. Ты же не взвалишь все на меня, м-м-м?
   Миррин ловила его взгляд и мурлыкала, мурлыкала своим голоском. Обволакивала ласковой-ласковой патокой, и все его сопротивление таяло. Он ведь ей нужен. Он не может отказать.
   - Это нечестно, - промямлил он.
   - Зато приятно, - муркнула сирена. - Ну все, мальчики, я за машиной. Не подеритесь тут.
   - Вот ешше, дратьссся ссс ним, - дроу мило улыбнулся сирене, - ссрассу убью.
   - Убьешь - кататься не поедешь.
   Миррин вернула ему улыбочку и упорхала в сторону подземной стоянки.
   Джонни тряхнул потяжелевшей головой. Наваждение от сиреньего голоса постепенно отступало, и Джонни одновременно хотелось и сбросить его, и вернуть.
   Красная Audi Q3 Миррин посигналила с дорожки. Джонни сунул пакетик с прослушками в карман. Долбаные нелюди. Ладно уж. Поехали.
   Джонни сел назад. Почему-то совершенно не радовала перспектива сажать дроу позади себя. Джонни понимал, что тот ему ничего не сделает, дроу это попросту не нужно. Но, тем не менее, всю дорогу сидеть и бояться какой-нибудь иглы в затылок - нет уж, спасибо. Пусть едет спереди.
   И теперь Джонни отчаянно ревновал к нему Миррин. Не то чтобы ревновал, не в полном смысле, как ревновал Кару. Просто не хотел, чтоб с этим уродом хоть кто-нибудь общался, чтоб с ним случалось хоть что-то хорошее или приятное. Миррин не должна говорить с ним! Но так уж был устроен этот мир, что пожелания Джонни в нем ничего не значили.
   В салоне играла музыка, и Миррин, перебрасываясь фразами с дроу, подпевала всему, что звучало.
   - Ой, мое любимое!
   Она сделала погромче. И запела громче. Джонни знал этот трек, его часто гоняли в клубе. Соло Сальери из рок-оперы "Моцарт", "Le Bien Qui Fait Mal". Джонни и самому нравилось.
   - А слабо со следующего припева со мной?! - повернулась сирена к дроу.
   - Я не сссапоминал, надо было предупредить.
   - Э-э-эй, а как же тренированная память разведчика? Ты эту песню и раньше слышал!
   Она что, реально собирается взять дроу на "слабо"? Тот прошипел нечто неразборчивое и вслушался. А в следующий момент Джонни уронил челюсть.
   - C'est le bien qui fait mal
   Quand tu a-a-aimes...
   Уверенный, с хрипотцой, баритон влился в пение сирены и солиста. Ни хрена ж себе! Скорее всего, Джонни перестанет любить этот трек. Но вашу ж мать! Кто знал, что дроу ТАК умеет!
   Песня закончилась. Миррин сделала потише и расхохоталась.
   - Джонни! Ты бы видел свое лицо! Аххахахах! Джонни! Жалко, здесь нет Рю, он бы тебя сфоткал! А-а-а-а-а, ой, не могу я, о-о-о-о-о!
   Дроу тоже ржал, тихо и ехидно.
   - Хошшь, ешше ссспою? - он развернулся к Джонни. Из-под капюшона светилась довольная клыкастая улыбка.
   - Спасибо, не надо, - буркнул Джонни, скрестив руки на груди.
   - А шшто такх? Не понрравилоссь?
   - Пошел ты...
   - О-о-о-о-о! - Миррин уже стонала от смеха.
   До сих пор сирена была единственной, кто над ним особо не издевался. Но все хорошее имеет свойство заканчиваться, не так ли?
   - О-о-о-ой, не могу, - Миррин вытирала слезы смеха и продолжала хихикать, - Джонни... Извини, конечно, но ты просто не представляешь!
   - Да ничего. Ты за рулем, между прочим. Вот не увидишь чего-нибудь, на меня засмотревшись, и все.
   Вышло как-то грустно. Миррин посерьезнела.
   - Ну правда, извини. Я не собиралась над тобой смеяться, просто так получилось. Не обижайся, а?
   Она на секунду обернулась. В темно-синих глазах мелькнуло нечто похожее на беспокойство.
   - Ладно, ладно.
   - Мир?
   - Мир.
   Сирена просияла. И тут же переключилась на дроу.
   - Слу-у-ушай, а где ты так петь научился? Или это у вас тоже в обязательную программу входит?
   - Входит. Некхоторые ссакхлинания требуют пения. Правда, их немногхо.
   - Ух ты!
   Джонни перестал их слушать. Остаток пути он мысленно убивал дроу самыми мучительными способами, какие мог вспомнить или изобрести. Способ Слейтера - генерация в крови дроу "сыворотки жизни" - пока оставался на втором месте. Лидировало традиционное сожжение заживо, причем на медленном огне.
   Миррин тормознула напротив одного из совершенно одинаковых домов. Ухоженный газон, новенький асфальт, все такое свежепостроенное, свежевыкрашенное. Какое-то прилизанно-безжизненное, будто сделанное из блоков конструктора "Лего".
   Волков был дома. Собственно, как и ожидалось в субботнее утро. Дверь открылась, и на пороге показался заспанный мужик в спортивных штанах и шлепанцах, ни разу не похожий на бизнес-тренера по продаже недвижимости. Он поежился, уставился на Миррин смурным утренним взглядом и хрипло спросил:
   - Вы кто?
   По выходным этот Волков видимо отключает профессиональные навыки вежливости и ведения беседы. Сирена нежно улыбнулась.
   - Доброе утро, Андрей. Меня зовут Миррин. А это мои коллеги. И у нас к Вам пара вопросов. Мы можем войти?
   Мужик похлопал глазами и, нерешительно отступив на пару шажков в дом, открыл дверь пошире. Сирена вошла первой, жестом пригласив Джонни и эльфа следовать за собой.
   Первым, что бросалось в глаза в просторной и довольно пустой гостиной, была огромная плазменная панель во всю стену. И аудиосистема к ней. Мужик наверняка все свободное время смотрит сериалы или рубится в приставку. Напротив этого хозяйства стояли диван и журнальный столик, на котором ровным рядком лежали пульты и здоровенный пакет фисташек. Больше ничего в комнате и не было. Даже мусор от фисташек не валялся. Минимализм, присущий таким вот аккуратным холостякам-занудам.
   Миррин, не дожидаясь приглашения, уселась на диван.
   - Андрей, Вы бы оделись. Простудитесь, ведь прохладно.
   - Мгм. Я щас. Извините. Вчера, то есть сегодня уже, поздно лег, ниче не соображаю. Я щас.
   Волков ненадолго исчез на втором этаже и вернулся в толстом халате.
   - Вы это... Может, кофе хотите?
   - Да нет, спасибо, мы позавтракали, - изящно качнула головой Миррин, - а Вы себе сделайте, не стесняйтесь. И скажите, пожалуйста, у Вас есть машина?
   - Угу. Есть, конечно.
   Мужчина прошел к барной стойке, отделяющей кухню от гостиной, и тыкнул кнопку на кофеварке.
   - Нам нужно на нее взглянуть.
   - А что с ней не так? В ДТП я не попадал уже давно. Вроде не нарушал ничего. Я кстати так и не понял, кто вы такие?
   Аромат крепкой арабики затопил гостиную, и Джонни подумал, что зря Миррин за всех отказалась. Волков взял наполненную чашку из-под краника кофеварки, подул и сделал малюсенький первый обжигающий глоток. Джонни завистливо сглотнул слюну.
   Сирена снова улыбнулась, еще нежнее и обворожительнее, и заговорила тем самым голосом:
   - Все в порядке. Просто мы хотим посмотреть. Пойдем в гараж, м-м-м?
   Ох, каждое утро бы так предлагали пойти в гараж... Там обнаружился черный Range Rover последнего поколения, точно такой же, как на видеозаписи. Только с другими номерами.
   - Скажите, Андрей, это Ваша единственная машина?
   Джонни чувствовал, как тяжелеет голова, становятся ватными ноги, и все тело куда-то плывет, как на границе сна и яви, когда засыпаешь в теплой постельке, и тебя будто слегка качает, качает...
   - Угу...
   Волков тоже "поплыл". Он загипнотизированно смотрел на сирену, обеими руками держа чашку и чуть пошатываясь.
   - А как так получилось, что на Вас зарегистрирована еще одна?
   - А, эта... Ее угнали.
   - И Вы не заявили в полицию?
   - Нет. Мне же вернули деньги. Прям сразу. Я только-только купил ее. Проснулся ехать на работу, прихожу сюда, а машины нет. Зато есть чемодан денег и записка.
   - И что в ней было? Она еще у Вас?
   - Записка? Нет, выкинул. Там было "Здесь полная сумма плюс моральный ущерб. Купите себе еще одну машину и не заявляйте в полицию". Ну, я так и сделал. Мне-то что, даже денег добавилось.
   - И когда это случилось?
   - Полгода назад.
   Миррин вынула из кармана фотографию Стешиной.
   - Вам знакома эта девушка?
   - Нет. Первый раз вижу. Хотя... Она такая обычная, я может и не запомнил бы, если даже видел. Вот Вы красивая, очень...
   Волков улыбался глупой и невероятно счастливой улыбкой.
   - Спасибо.
   Сирена задумчиво оглядела гараж.
   - Знаешь, Джонни, думаю, нам не нужно ничего здесь оставлять, - она кивнула на его карман.
   - А?.. Ладно.
   Джонни с трудом сообразил, что она про "жучки".
   Уже на обратном пути, чуть отойдя от воздействия сиреньего голоса, Джонни смог наконец включить мозг в работу. Действительно, прослушки в доме у Волкова ни к чему. Это явный тупик. Но если исходить из того, что на видеозаписи была все же Стешина? Если это она настолько оригинальным способом купила себе машину полгода назад. Надо поискать, где еще засветился Range Rover с таким номером.
   Как выяснилось, нигде. Записи с камер дорожного видеонаблюдения хранятся всего месяц, с заправок и парковок и того меньше. И за этот месяц автомобиль-"призрак" промелькнул всего раз, тот единственный, выцепленный программой. К тому же, за все полгода ни одной аварии, ни одного нарушения, ни одного выписанного штрафа. Ничегошеньки в базе местной дорожной полиции. Возможно, ничего больше и не случится. Мало ли, как часто Стешина появляется в зонах досягаемости камер, с какой периодичностью меняет тачки. Кстати об этом. Есть вероятность, что и предыдущие свои машинки - если они были - замороченная дамочка "покупала" точно так же. Но как их вычислить, оставалось проблемой.
  
  
  
   Джонни набрал код и осторожно открыл дверь лаборатории.
   - Привет?..
   - Приве-е-ет, - откликнулась Кара, даже не оборачиваясь и немного растянув слово, как очень увлеченный своим занятием человек, отвечающий скорее эхом, чем сознательно.
   Что ж, хоть это не изменилось. Жутко занята, и ей не до простых смертных. Великие открытия, судьбы человечества и прочее бла-бла-бла - все в ее власти, все в ее пробирках. Только теперь из-под лабораторного чепчика на затылок выбиваются изумрудно-зеленые волосы. А лаборатория эта ее собственная. В подземелье гребаной "Черной Дыры". Конечно, ничего удивительного, они были счастливы заполучить высококлассного ученого. Кара тоже прямо прыгала и светилась от восторга. Они же разрешили ей себя изучать. Изобретать для них всякие полезности - таблетки, энергетики, еще черт знает что. Всем хорошо, все довольны. История с появлением гребаного дроу оказалась не слишком-то доброй сказочкой исключительно для Джонни.
   Он подошел ближе к ее рабочему столу.
   - Слушай, нужен твой совет...
   - Тебе? Мой совет?
   Кара засмеялась и отвлеклась-таки от микроскопа.
   - Ну хорошо, слушаю тебя!
   - А ты можешь как-то поменьше сарказма? Я просто хотел, типа как в старые добрые времена, подумать вместе...
   Фразы получались неуклюжими, и Джонни уже раскаивался, что пришел. Она ведь всегда смотрела на него так, немного свысока, с легкой искоркой насмешки в серо-зеленых глазах. И никогда не воспринимала всерьез. Там, в научном городке, он этого не замечал. Зря. Может, надежда бы не появилась.
   - Извини, - она пожала плечами. - Так чего ты хотел? Если просто потрепаться о "старых добрых временах", то лучше за ужином.
   - Нет уж, спасибо. За ужином вокруг слишком много любопытных нелюдей, - Джонни рефлекторно потер лоб. При мысли о Саманте ему снова захотелось надеть каску, а лучше шлем космонавта. - Я, собственно, по делу. Допустим, там за рулем была Стешина. Допустим, она меняет тачки раз в полгода. Реже, чаще - неважно. Как нам вычислить предыдущие? Искать людей, которые в короткие сроки купили себе вторую аналогичную машину подряд? Или просто вторую машину. Не все же стали бы одинаковые покупать. Но на покупку второй машины может быть сотня других причин. Может, у тебя свежие идейки есть?
   Кара чуть нахмурилась.
   - И что нам это даст? Я хочу сказать, даже информация по ее последнему автомобилю не дала толковых зацепок. А эти более старые и вовсе не актуальны. К тому же, она необязательно каждый раз действовала по такой схеме. И мы вообще не уверены, что это она!
   - Да. Ты права, наверное. Где б еще других зацепок взять... Толковых.
   Она развела руками в тонких латексных перчатках.
   - Я не детектив, Джонни. И даже не хакер. Я разбираюсь в генетике, а не в поиске людей. Чего ты сейчас от меня хочешь?
   - Просто... Пообсуждать... Вдруг вместе сообразим. Я ведь тоже не какая-нибудь ищейка ФБР-овская...
   - Слушай, я занята. Давай за ужином, а?
   Горло перехватило, он даже не сразу смог нормально вдохнуть.
   - За ужином?! Конечно! Почему бы и нет! - он взмахнул руками и хлопнул себя по бедрам. - Только когда я был тебе нужен, мы почему-то вместе думали над всем! Вместе решали твои - твои, между прочим - проблемы! Когда я был нужен, то "Джонни, миленький, разберись с этим"! А теперь все, иди нахер, Джонни, да? Так что ли?
   Кара сняла перчатки и примирительно выставила ладони вперед.
   - Неправда, это не так, - она шагнула к нему и мягко взяла его за локоть, - не кричи, пожалуйста.
   - А как тогда?! - Джонни отдернулся и отступил. - Ты лишних пару минут провести со мной не можешь! Конечно! Куда мне до ушастого придурка в кожаных штанах! Может, мне столько же дырок в ушах наколоть, чтоб ты со мной разговаривать начала?!
   - Успокойся, а!
   Кара слегка повысила тон, и Джонни смутился.
   - Хватит истерить, - уже спокойно произнесла она, снова беря его за локоть. - Причем тут Даги? Хочешь поговорить - давай.
   - Ага, поговоришь с тобой, как же, - буркнул Джонни в сторону.
   - Хочешь, можем пойти прогуляться куда-нибудь?
   Подобное приглашение в ее устах было практически высшей формой признания своей неправоты. Джонни чувствовал, что злиться больше не может.
   - Я не пытаюсь тебя выгнать, просто работаю, - продолжила Кара, - а ты знаешь, как я увлекаюсь. Тут интересно.
   Вот с таким взглядом, строгим и немного укоризненным, она казалась прежней.
   - Ну, все, успокоился? Идем куда-нибудь?
   - Не надо со мной, как с ребенком.
   - А ты не веди себя, как ребенок.
   Она сняла халат и чепчик, бросила их на стул и кивнула в сторону двери:
   - Идем?
   Блестящие изумрудные пряди мягко качнулись. Ей так шел этот цвет! И эта стрижка. Каре тоже нравилось, так что крукстонскую прическу она оставила и регулярно обновляла. Джонни улыбнулся.
   - Конечно. Сто лет никуда не выбирались.
   Он повернулся к выходу.
   - Ах ты ж, твою мать! Жеваный крот! - вырвалось у Джонни, хотя он уже миллион раз обещал себе прекратить так бурно реагировать.
   Дроу сидел на металлическом столике у двери, пристроившись между коробок с отработанными перчатками и еще какой-то лабораторной хренью, и отстраненно наблюдал за происходящим.
   - И давно ты тут с интерьером сливаешься?!
   - Угхадай.
   - Даги! Привет. Мы не слышали, как ты вошел, - Кара отреагировала, как будто это милый сюрприз, а не наглый шпионаж.
   Тот равнодушно дернул плечом.
   - Хорошшо, шшто не сслышшали. Обратное ссначшило бы потерю кхвалификхацсии.
   Надо же, он позволяет Каре сокращать его имя.
   - Ну, значит, ты знаешь, мы гулять. Пока!
   Она махнула эльфу рукой и настойчиво подтолкнула Джонни к выходу.
  
  
  
   Весь вечер они провели вдвоем, в городе. Джонни любовался азартно сияющими глазами Кары и слушал ее бесконечно счастливую болтовню про новые исследования. Заодно пытался абстрагироваться от навязчивого голоса в голове, вопящего, что гулять в такую погоду - верх идиотизма.
   Если где-то в мире существовало более промозглое место и время, чем этот московский октябрьский вечер, Джонни ничего не хотел о нем знать. Но Кара словно бы не замечала висящей в загазованном воздухе сырости, холода, и почти липкого от влаги ветра. Она уютно куталась в яркий желто-оранжевый шарф, до того яркий, что казалось, он светится. Улыбалась всем, кто на нее засматривался. И тащила Джонни сквозь причудливую вязь переулков, непрерывно восторгаясь колоритом и загадочной русской душой. Джонни в гробу видал эту загадочность. Ничего красивого в полном хаосе и бессистемности этих вечно петляющих улочек он не видел. Тут без навигатора можно забрести в межмировой портал и не заметить. Иногда даже дышать делалось трудно от ощущения, что за следующим поворотом будет еще такой же узкий крысиный ход, под желтыми фонарями, склизко поблескивающий тротуаром с невидимыми в полутьме выбоинами. Что они не выйдут отсюда никогда. Но он только кивал Каре и шел за ней. И выныривая на проспекты, вдыхал глубже, как будто получилось бы запастись воздухом на еще кусок лабиринта.
   Надо бы отправить сюда эльфа. Пусть либо набредет на портал, либо заблудится насовсем. У него-то навигатора нет. Хотя... Этот гад ушастый наверняка не одно столетие пробегал по гораздо более мрачным и запутанным тоннелям Подземья. Что ему какой-то центр Москвы. Вернется, сволочь, еще и с магнитиками.
   Весь вечер Джонни так и ловил себя на вплетении дроу в любую мысль. На ощущении, что эльф тоже здесь и следит. Мысленно отплевывался, отмахивался и старался переключиться.
   Когда Кара наконец предложила зайти в ресторанчик, перекусить и погреться, Джонни испытал непередаваемое облегчение.
   - О, давай! Я, честно говоря, уже заледенел.
   - Что же ты не сказал? Зашли бы куда-нибудь раньше, - она немного удивленно посмотрела на него. - Ты вообще сегодня слишком молчаливый какой-то.
   В Москве поражало огромное количество заведений в японском стиле. В такое Кара и завернула. Джонни было плевать, куда, лишь бы в тепло. Стандартный интерьер в черно-бело-оранжевых тонах, прямые линии, стилизованные восточные лампы, бамбуковые салфетки на столах. Ненавязчивый лаунж тихо наигрывал из невидимых колонок под потолком. Сойдет. Тепло. И покормят.
   Они расположились на невысоких белых диванчиках, за столиком у окна. Сделали заказ и замолчали. Кара смотрела в окно, провожая взглядом мокро шуршащие мимо автомобили. Джонни некоторое время молча грыз заусеницы и старательно пытался найти в заоконном пейзаже то неуловимое, что так завораживало Кару, но в конце концов не выдержал.
   - Ты так изменилась...
   - Знаю, - Кара поводила ногтем по ребрам бамбуковой салфетки.
   - Ну и? Похоже, ты здесь счастлива?
   - Знаешь, да, - она оторвалась от изучения оконной панорамы.
   - А пару месяцев назад ты считала, что твоя жизнь разрушена. Что такого замечательного ты тут нашла?
   - Много чего.
   Тр-р-р-рк. Снова ноготком по салфетке.
   - Ну, может, не много, но главное - свободу, как ни странно. Я просто не сразу поняла, что мне разрушили не жизнь, а стенки дорожки для тараканьих бегов. Теперь поняла. Раньше у меня была запланированная, линейная жизнь, по прямым рельсам стандартной карьеры. И мне даже скучно не было. Мне было никак. Все казалось таким правильным. Вроде как - чего еще желать? Понимаешь?
   - Не совсем. Мне казалось, тебе нравилось там работать.
   - Нравилось, да, - Кара покачала головой, - но кроме работы у меня не было ровным счетом ничего. Вне института или лаборатории у меня включался, можно сказать, спящий режим. Как у робота. А здесь я живу. Здесь можно быть живой. Здесь это имеет смысл.
   - Смысл? - Джонни поерзал, не решаясь уточнять. - Надо полагать, твой "смысл" - этот... дроу?
   Он неслабым усилием воли удержался от оскорблений. Незачем ее расстраивать, раз в кои-то веки сумел вытащить на прогулку.
   - Даги? Да нет, он просто часть всего. Одного большого смысла.
   Кара на секунду прикрыла глаза и улыбнулась чему-то невысказанному. Она облокотилась на стол и подперла подбородок кулачками.
   - Чему это ты так улыбаешься? - Джонни подозревал, что улыбка адресована эльфу, и изо всех сил старался не беситься.
   - Да так. Даги как-то сказал, что мы не выбираем ни мир вокруг, ни себя самих. Но можем выбрать, во что со всем этим играть. Теперь я выбираю. Действительно выбираю.
   - Ага, и выбрала ты его. Поиграть типа, - не удержался Джонни. Здорово. Великолепно. Она уже начала цитировать своего ненаглядного Даги.
   Кара скептически выгнула бровь, впрочем, не теряя улыбки. Джонни опять заерзал и, не зная, куда деть руки, сунул их себе под колени. Нет, нельзя, нельзя так. Не ссориться же они сюда пришли.
   - Я все понимаю, - начал оправдываться он, - это все твое личное дело, просто мы теперь так редко видимся, а ты знаешь, как я к тебе отношусь...
   - Вот тут ты сам виноват, - усмехнулась Кара, - сидишь, как рак-отшельник, в своей конуре. В общей гостиной на посиделках не бываешь. В клуб вылезаешь только заценить свои новые технические примочки, а с нами не тусишь. Таков твой выбор. Скажешь, нет?
   - "Не тусишь". Слов понабралась. От Лины что ли? - проворчал Джонни. Резануло слух другое. "Таков твой выбор". Надо же. Снова из репертуара дроу. Она и правда невероятно изменилась. Как будто вместе с прической ей перекрасили характер.
   - Ты ужасно забавный, когда ворчишь, - Кара хихикнула. - О, супчик!
   Высокий тощий официант незаметно возник над столом и поставил перед ними горячие пиалы с мисо-супом. Они заказали одинаковый - с рисовой лапшой и говядиной. От аромата разом свело и скулы, и желудок. Джонни еле дождался, пока долговязый уйдет. Неудобно как-то при нем хватать ложку и набрасываться на еду.
   Тарелка опустела слишком быстро. Кара ела гораздо медленнее, ей было горячо.
   - Вот ты говоришь, с вами, - Джонни поскреб темное глиняное дно пустой пиалы. - Да не могу я с вами. Не могу видеть, как вы... ты с ним. Вместе. Как в этой вашей гребаной гостиной он валяется у тебя на коленях, а ты ему косички плетешь. Или наоборот. Нет уж. Я лучше, как ты выражаешься, в конуре.
   - Хочешь, тебе буду плести? Ты уже опять оброс, можно начинать, - в ее глазах так и плясали искорки-смешинки. Издевается.
   - Представляешь, хочу. Только со мной почему-то всегда так. Я вечный наблюдатель за чужим счастьем.
   - Почему вечный? - она перестала хихикать, взяла его руку своими тонкими, теплыми пальцами и успокаивающе погладила. - Просто не надо зацикливаться на мне. Ты же сам знаешь, у нас бы ничего не вышло.
   - Вот-вот. Всегда есть причина. Или повод. Всегда есть это "ты же сам знаешь", - Джонни покивал собственным горьким мыслям, - всю жизнь. Прям как в детстве. Я хотел собаку, а мне говорили "ты же знаешь, нельзя, у тебя аллергия". И я дни просиживал у дырки в заборе. Смотрел, как соседские дети, Фиби и Джек, носятся со своим псом за фрисби. Здоровенный сенбернар у них был, звали Пистон. Гонялся за тарелкой, лужайку в хлам лапищами перекапывал. Лаял так, что оглохнуть можно. Лизал их. Они его с собой брали везде - и на пикники, и на рыбалку. А мне даже к ним сходить поиграть нельзя было. Из-за риска расчихаться вся нормальная жизнь шла мимо. Вот она и привыкла. Проходить. Мне ж нельзя. Не нужно. Ни к чему. Мне дырки в заборе хватит, на чью-то радость попялиться. Вот до сих пор и пялюсь.
   Кара наклонилась ближе, все еще держа его руку. Он поднял голову и встретил взгляд Кары. Нет, не сочувственный. Внимательный, изучающий.
   - И что? Я тебя пожалеть должна? За то, что был послушным мальчиком? Или за то, что не умер от анафилактического шока?
   Джонни пару раз глупо моргнул. Подобного от Кары он не ожидал и понятия не имел, что ответить.
   - Еще скажи, что это тоже был мой выбор, - пробормотал он наконец.
   - Вообще-то да. Мог бы спросить у себя, чем еще хотел бы заняться, кроме сидения под забором.
   Она отстранилась, чтоб подошедший официант мог забрать посуду и поставить на стол большой сет на двоих с ассорти теплых роллов.
   - Интересно, ты всегда такая была или с ним переобщалась?
   Джонни чувствовал себя жалким и тупым. Зачем он вообще рассказал ей про Пистона? Теперь было невыносимо досадно, то ли на себя, то ли на полное отсутствие сострадания с ее стороны. Нет, она конечно всегда была скорее ученым, чем человеком, но все-таки.
   - Ох, пожалуйста! - Кара резко сдернула обертку с палочек, собираясь продолжать ужин. - Ты можешь перестать ныть и переживать на пустом месте? Попробуй для начала насладиться этим вечером. Все же хорошо! А ты настроение портишь.
   И она заказала себе "Лонг-Айленд айс ти", видимо, для поправки настроения.
   - Ладно, проехали, - вздохнул Джонни.
   Продержался он минут пятнадцать тяжелого молчания, плотного и удушливого, как сырость за окном.
   - А... извини, я все-таки спрошу...
   - Ну?
   - Ты, значит, простила его за ту иглу?
   Кара кивнула задумчиво и, как показалось, чуть грустно.
   - Ему тоже было за что меня прощать. Причем, гораздо за большее.
   - И? Ты что, серьезно рассчитываешь, что он тебе это не припомнит? Он же...
   - Да-да. Дроу, я прекрасно это знаю, - перебила Кара, - но мы с тобой однажды уже обсуждали. Все может оказаться не так, как в твоих книжках.
   Она помолчала, крутя в руках палочки, и немного нахмурилась.
   - Или я слишком надеюсь, что не так. Во всяком случае, не хочу пока об этом думать. Пусть все идет, как идет.
   - А если он все-таки найдет портал?
   - Хорошо бы. Ему здесь трудно.
   - Переживаешь за него что ли?
   - Ну, - она как-то неловко усмехнулась, - вроде как, мы в ответе за тех, кого приручили.
   - Это еще кто кого приручил.
   - Знаешь, ему ведь это снится, - она поковыряла палочкой горку имбиря. - Эта дурацкая "сыворотка жизни". Он вскакивает от кошмаров и потом всю ночь сидит медитирует. Однажды вот рассказал, отчего это он...
   - Мда. Ты беспокоишься даже за его сны. Ты... его любишь, да?
   - Нет, ты что. Ерунда какая. Все равно, что влюбиться в экзотического зверька, - она отрицательно мотнула головой. - Вряд ли такое возможно.
   - Зверька?! Ха! Ну ты даешь! - Джонни хлопнул рукой по столу. Благоразумно заткнуться он был уже не в состоянии. - Это ты говоришь, чтоб я не слишком ревновал? Типа оставить меня в активном резерве? Или себя успокаиваешь?
   - Опять ты впадаешь в истерику, - Кара помрачнела. - Себя-то мне зачем успокаивать?
   - Затем, что ты в него все-таки втюрилась, - скривился, как от кислятины, Джонни, - а любовь для тебя - постыдная слабость. Вы просто созданы друг для друга, блин. Куда я лезу, черт вас обоих дери!
   Кара холодно посмотрела на него.
   - Да иди ты знаешь куда! Не мог не испортить вечер! Помолчи и дай хоть доесть нормально.
  
  
  
  
   Утро началось с совещания. Лина выхватила из интернета новость об исчезновении известной актрисы и решила поделиться с общественностью. Четыре дня назад пропала Ева Котт. Первые дни это не разглашалось. Близкие думали, что получат требование выкупа, но ничего не происходило, и они начали активный поиск. Ева как сквозь землю провалилась, почти так же бесследно, как и Стешина, с той лишь разницей, что деньги со счетов она не снимала. Просто исчезла вместе с машиной, документами, телефоном. Всем, что было при ней. Отследить ничего не удалось. Вся автомобильная электроника, сим-карта, смартфон - они просто не существовали, нигде.
   Как и Стешина, Ева ничем не намекала, что собирается куда-то. В вечер исчезновения она поздно уехала со студии, но это было как раз нормально. Дома не появилась. Вот и вся информация.
   Джонни сидел, не поднимая головы. Не хотелось бы встретиться глазами с Карой - она ведь наверняка злится за вчерашнее. Чего ему стоило выбрать менее скользкую тему для беседы, а? Просто мило поболтать, поинтересоваться, как там ее открытия мирового значения. Какое его дело, что там у нее с дроу. Сам-то давно за бортом. Нет же, понадобилось лезть на рожон. Вот теперь сиди и чувствуй себя идиотом.
   - Ну, есть соображения? - голос Саманты звучал устало. Он почти всегда у нее был усталым. Миррин не зря говорила, что Саманте трудно в роли лидера. Интересно, как так получилось, что именно она считается хозяйкой "Черной Дыры". Надо будет снова зазвать сирену в техноугол на вискарь и повытаскивать из нее условно-исторических тайн.
   - Е-е-ессть, - протянул дроу, увлеченно ковыряясь в Карином мобильнике.
   - И какие? - Лина немного удивленно обернулась к эльфу.
   - Кхто-то сссобирает кхоллекцссию.
   - В смысле?!
   - В прямом. Кхрадет богхатых или иссвесстных людей. И шшто-то ссс ними делает. Ссасставляет работать на ссебя. Или трахает. Или дершшит тайный бордель. Или ссасспиртовывает в банки.
   - Ну ты и псих! - восхитилась Лина.
   - Почшшему я? Это шш не я их кхраду, - изумился дроу, - я толькхо предполошшил.
   - Почему бы и нет, - Саманта хмуро посмотрела на него. - Как объяснишь Стешину за рулем?
   - Проссто. Ей дали кхакое-то ссадание. А шштоб вернулассь и оссобо не ссветилассь, ввели яд. Медленный. Вернулассь - получшила противоядие.
   - Нет, ты все-таки маньяк, - хихикнула Лина.
   - Ссовссем нет, - дроу сделал большие честные глаза, - я дашше промолчшал про пыткхи для рассвлечшения. И вообшше, это я у вассс фильм такхой видел, "Кхоллекцссионер".
   - А ты типа святая невинность, ага, - съехидничал Джонни, - всего лишь ужастиков насмотрелся, а сам весь белый и пушистый.
   - Кссстати, такх и не понял, шшто в них такхого ушшасссного, - пожал плечами дроу, - и да, я белый и пушшиссстый.
   Он кокетливо заправил выбившуюся прядку волос за ухо. Первой прыснула со смеху Кара, за ней расхохотались и остальные.
   Джонни вздохнул. Охренеть, как смешно.
   - Да-да, я понял. Только не вздумай мне демонстрировать, где именно ты пушистый.
   - А ты и такх всссе видел, - довольно осклабился дроу.
   Совещание было сорвано. Тем не менее, вероятность описанного эльфом развития событий существовала. Конечно, разница во времени слишком велика. Трудно будет как-то связать эти два исчезновения или найти действительно похожие, а не просто нераскрытые, за последние два года, например. Но видимо придется.
   Искать помогала Лина. Она пришла со своим ноутбуком в техноузел и, оккупировав диван, периодически подкидывала хоть сколько-нибудь похожие происшествия. Джонни проверял, но все они в итоге отпадали. Никто не заметал следы столь же идеально, как в этих двух случаях. Знаменитости и детки богатеев "исчезали" в нарколечебницах, меняли пол, проигрывали гигантские суммы в казино и сбегали жить в другие страны под другими именами. Всего пара похищений ради шантажа, из разряда "не подпишешь такой-то договор/контракт - твоему ребенку конец". Словом, ничего подходящего.
   Они провозились допоздна. Лина пару раз бегала за едой, услужливо прихватывая и для Джонни. Вообще-то она ничего, когда не болтает без умолку. Толковая, умная девчонка. Можно потом попробовать с ней общаться, что ли.
   Дверь открылась, на пороге техноузла нарисовался дроу. Повертел головой, оглядывая комнату.
   - Кхара не у васс, - констатировал он. - Не в лаборатории. Не в кхлубе. И не отвечшает.
   Дроу покрутил в руке смартфон. У Джонни неприятно засвербело под ложечкой. Он схватил свой мобильник и набрал номер Кары. "Аппарат абонента выключен или вне зоны действия сети".
   - Думаешшь, я не умею этим польссоватьсся? - сощурился дроу, щелкнув когтем по экрану смартфона.
   - Допустим, умеешь. Когда ты последний раз видел Кару? Она не говорила, куда пойдет?
   Сердце понеслось неровными скачками. Когда целый день читаешь про похищения, паранойя развивается, как сетевой вирус.
   - Она уехала сса покхупками, сскхассала, ненадолгхо. Это было ешше днем.
   - Уже... два часа ночи! Черт! Черт тебя дери! Ты чего раньше не сказал?! Давно она по телефону не отвечает? - Джонни вскочил со своего кресла и забегал по комнате. Лина встревоженно отложила ноутбук.
   - Я пробовал ссвонить толькхо в посследний часс. Мало ли гхде она решшила ссадершшатьсся. Но ушше поссдно.
   - А ты типа волнуешься, - нервно усмехнулся Джонни.
   Дроу не ответил.
   - Так... сейчас... сейчас, - забормотал Джонни, бросаясь обратно к компу. Нужно отследить ее телефон по GPS. Хотя бы узнать, где она. Джонни забарабанил по клавиатуре со всей скоростью, на какую был способен.
   Сигнала не было. Джонни попытался активировать программу-"жучок", когда-то подсаженную Каре в телефон на всякий случай. Программа должна была ответить, даже если телефон не ловит сеть оператора, выключен или разряжен. Но не сработала и она.
   - Черт... - Джонни беспомощно посмотрел на Лину. - Че теперь делать-то?
   В округлившихся желто-зеленых глазах Лины стояли слезы.
   - Это все из-за меня, - прошептала она. Губы задрожали, она всхлипнула. - Не надо было находить все это... Начинать расследование... Мы разозлили их...
   - Кого - их?! Ты чего несешь?!
   Джонни встряхнул ее за плечи.
   - Не зна-а-аю, - прорыдала Лина, - и-их. Тех, кто собирает колле-е-екцию... Надо сказать Сэ-эми...
   - Так. Хорошо. Пошли скажем.
   Саманта сидела в гостиной и занималась какими-то бумагами, скорее всего по делам клуба.
   - Кара пропала! - выпалил Джонни, еле дыша после забега по коридорам.
  
  
  
   Ева проснулась от грохота поднимаемого люка. Наверху горел свет, и перед лестницей происходила какая-то возня. Похоже, ее похитительница пыталась спустить в подвал нечто большое и тяжелое. Точнее, кого-то. Она сошла на пару ступенек вниз, закинула чьи-то безвольные руки себе на плечи и продолжила спуск, волоча за собой неподвижное тело. Ева съежилась на матрасе, едва сдерживаясь, чтобы не завыть вслух от страха.
   Похитительница тем временем дотащила тело до стены рядом с Евой и пристегнула наручниками к Евиной цепи, только парой звеньев выше. Сегодня она была без камуфляжа и маски. В обычных джинсах и белой облегающей футболке, женщина оказалась молодой. Без макияжа, с собранными в низкий хвост недлинными, светло-русыми волосами и выражением мрачной решимости на лице, она казалась непривлекательной, но Ева допускала мысль, что ее можно сделать даже красивой. Впрочем, среди актрис или моделей она ее вспомнить все равно не смогла. Может, в самом деле, эта девушка не конкурентка.
   Прежде чем уйти, похитительница на несколько секунд внимательно вгляделась Еве в лицо. Она делала так каждый раз, и от этого ее безумного антрацитового взгляда становилось еще страшнее. На что она смотрит? Что выискивает? Ева зажмурилась и вжалась в матрас.
   - Я откажусь, откажусь... - прошептала она чуть слышно.
   - Вы не сможете, - немногим громче ответила женщина и поднялась наверх.
   Люк закрылся. Абсолютная тьма снова залила подвал. Благо, тут не было ни крыс, ни насекомых, иначе Ева уже сошла бы с ума. Она прерывисто вздохнула и попыталась устроиться поудобнее. Цепь брякнула, рядом застонал новый пленник.
   Сосед, точнее, судя по голосу, явно соседка, что-то невнятно забормотала и дернула пристегнутой рукой. Ева охнула и тихо выругалась. Ее натертое до ссадин запястье отозвалось режущей болью на движение цепи. Ева старалась не шевелить рукой лишний раз, но теперь это стало проблематичным. Она нащупала свободной рукой плечо соседки и легонько потрясла.
   - Эй... Эй! Вы не ранены?
   - М-м-м... - соседка завозилась, пытаясь то ли сесть, то ли отодвинуться, ругнулась по-английски и заговорила уже по-русски, но с сильным акцентом:
   - Где я?
   - Вас похитили, как и меня, - пояснила Ева. - Где мы, я точно сказать не могу. В подвале какого-то дома. Меня Ева зовут.
   - А... Я Кара... Мы что, на одной цепи?
   - Ох! Не дергайте, умоляю! - Ева почувствовала, как от боли навернулись слезы. - На цепи, да. Я тут уже несколько дней, у меня вся кожа под наручником содрана.
   Она всхлипнула.
   - Нас убьют! Эта психопатка нас убьет...
   В темноте не было видно реакции Кары. Когда она заговорила, голос звучал спокойно и, как ни странно, заинтересованно:
   - Ева... Вы случайно не Ева Котт? Это было бы даже забавно.
   - Что в этом забавного?! - снова всхлипнула Ева.
   Легкий смешок из темноты напугал не хуже взгляда похитительницы.
   - Да так. Мы Вас искали. Ох, чтоб я еще раз брала попутчиков!..
   Соседка придвинулась ближе, чтоб не натягивать цепь.
   - А с чего Вы взяли, что она нас убьет? Кто она вообще?
   - Она не представилась. Зато потребовала отказаться от актерской карьеры! Сказала, что иначе я умру. Представляете?! - Ева сама истерически захихикала сквозь слезы. - От Вас тоже что-нибудь потребует, вот увидите.
   - Хм.
   - Хм? Просто "хм"? Вам что, не страшно? - Ева непроизвольно попыталась отодвинуться. Мало того, что ее коллега по несчастью как-то не очень боится, так еще и искала ее, Еву.
   - Страшновато. Но нас найдут. Главное, потянуть время. Ни Вас, ни меня эта женщина не убила сразу. Значит, есть шанс, что и в ближайшие несколько часов она этого не сделает. А меня уже наверняка ищут.
   Кара говорила уверенно, и Еве стало чуть легче, хоть и не слишком верилось в такое скорое спасение. Еву давно должны искать, по идее. А толку?
   - Почему Вы считаете, что нас смогут найти так быстро? Меня ведь не нашли!
   - Думаю, мои друзья ускорят поиск.
   - О... Знаете, мне тоже казалось, что меня ценят, - вздохнула Ева.
   Люк опять загремел. Похитительница, снова одетая в камуфляж, но без маски, быстро сбежала по ступеням, держа в руках фонарь и длинную, больше метра, палку. Поставив фонарь на лестницу, она вытащила из карманов куртки моток липкой ленты и пистолет.
   - Простите. У меня мало времени, - женщина швырнула скотч в ноги Еве и мотнула головой в сторону Кары. - Бери, свяжи ей руки сзади, плотно, одна к другой. Давай!
   - За...зач-чем? - голос совсем не слушался, слезы потекли с новой силой.
   - Не спрашивай. Вяжи! - женщина ткнула палкой в скотч.
   Ева обернулась на Кару. Та выглядела почти хладнокровно и пыталась рассмотреть лицо похитительницы, как если бы оно казалось ей знакомым.
   - Подождите, - Кара обращалась к похитительнице, щурясь против света, - у Вас должны быть причины так поступать с нами. Я хочу их знать. Вы требовали от Евы прекратить сниматься в кино. А ко мне у Вас есть просьбы? Пожелания? Требования?
   - Причины есть. Просьб нет, - отрезала женщина.
   - Что Вы собираетесь с нами делать?
   - Устранить.
   Кара даже на это отреагировала спокойно.
   - В смысле? Убить, я полагаю?
   - Да.
   - Почему? За что?
   - У меня нет времени трепаться! - женщина явно теряла самообладание. - И нет смысла!
   - Смысл есть всегда, - строго возразила Кара.
   Как она только может! Разве можно так разговаривать с психами!
   - Послушайте, - Кара успокаивающе подняла руки, - считайте это последним желанием смертника. Я имею право знать, почему должна умереть.
   - Вы не поверите.
   - О, я за последний год столько всего увидела, узнала и пережила, что способна поверить во все что угодно! - быстро проговорила Кара.
   Длинные сложные фразы и, судя по всему, хороший словарный запас, в сочетании с сильным англоязычным акцентом, создавали противоречивое ощущение.
   Женщина помялась, словно в нерешительности, продолжать ли беседу.
   - Проблема в том, что вы обе умрете за еще не совершенные вами дела. Это невозможно ни объяснить, ни доказать.
   - Еще не совершенные дела? Вы пытаетесь что-то предотвратить? - Кара понимающе закивала. - Вы способны видеть будущее?
   - Вы так легко об этом говорите, - женщина раздраженно тряхнула палкой в руке. - Вы мне не верите.
   - Верю, - нахмурилась Кара. - Верю, представьте себе. И что же сделаю я?
   - Вы - ученый, - глухо произнесла женщина, - Вы создадите биологическое оружие, вирус, который убьет тысячи людей.
   - Что? Нет, вряд ли, - Кара покачала головой. - Я не разрабатываю вирусы!
   - Это выйдет случайно. Вы даже не будете знать, насколько опасную вещь создали.
   - Хм. Хорошо, допустим, - потрясающе, но Кара не подвергала сомнению способность этой чокнутой садистки видеть будущее, по крайней мере, внешне. Она скорее размышляла о собственных возможностях. - А Ева? С ней что не так?
   Женщина объяснила.
   - Я... я н-не стану наркоманкой! - Ева даже нашла в себе силы возмутиться. - Вы считаете меня настолько глупой и безвольной?
   - Хватит. Теперь вы обе знаете. И мне плевать, верите вы или нет! - женщина махнула пистолетом. - Ты! Бери этот несчастный скотч и вяжи!
   - Н-не б-буду, - дрожаще прошептала Ева.
   Раздался треск, на конце странной палки заискрился электрический разряд. Женщина сделала шаг к Еве и ткнула ее палкой в бок. Ева закричала. Ее изогнуло в болезненной судороге и швырнуло об пол. Сквозь боль донесся голос женщины:
   - Это шокер для отлова бродячих собак и дрессировки крупных хищников. Вы обе будете делать то, что я говорю. Вяжи!
   Почти ничего не видя, трясущимися пальцами Ева попыталась найти край ленты, но моток не поддавался, выскальзывал и уже в который раз падал.
   - Тихо, все нормально, - Кара погладила ее по руке, взяла скотч и сама нашла краешек. - Связывай. Все нормально.
   Она даже развернулась спиной и подставила сложенные запястья. Ева, всхлипывая, несколько раз обернула скотч вокруг них.
   - Так. Теперь ты. Руки за спину.
   Женщина сунула пистолет обратно в карман и, держа наготове шокер, приблизилась к Еве. Связав ее, похитительница отстегнула обеих девушек от цепи.
   - Встать.
   Ева с неясной надеждой посмотрела на Кару. Та поднялась, опираясь о стену и почему-то больше не делая попыток убалтывать эту ненормальную. Логично, не хочет нарваться на удар током. Но, честное слово, шокер - не худшее, что может с ними произойти в ближайшее время!
   - Встать, я сказала!
   Похитительница коротко ткнула Еву шокером в колено. Ева вскрикнула и неуклюже попробовала встать, но без рук это получилось не сразу.
   - Наверх, - скомандовала женщина.
  
  
  
   Последний раз Кару видели в торговом центре "Афимолл". Камеры стоянки зафиксировали, как она села в серебристую "Mazda" MX-5, отданную ей в пользование из личного гаража Саманты, и спокойно выехала в город. Машину полиция нашла в переулке неподалеку. Ни Кары, ни ее сумочки с документами, деньгами и телефоном, в машине не оказалось. Машина была просто закрыта и поставлена на сигнализацию, как будто Кара всего лишь припарковала ее здесь и ушла.
   Лина, пригнав машину в "Черную Дыру", заявила, что с Карой в салоне был кто-то еще. Скорее всего, молодая женщина. Джонни вполне верил в Линин нюх оборотня, и ему оставалось только удивляться, откуда в машине взялся второй человек. Неужели Кара согласилась кого-то подвезти? Она никогда не отличалась ни альтруизмом, ни особой общительностью. Даже теперь, с учетом пересмотра жизненных ценностей, доброты в ней ни разу не прибавилось. Хотя, конечно, чем черт не шутит.
   Переулок, в котором нашли "Мазду", был абсолютно пустынным, без единого жилого дома. Вдоль него тянулись бывшие заводские здания и глухие заборы, так что свидетелей не было и быть не могло, даже случайных. Никому в здравом уме в голову бы не пришло здесь гулять ни вообще, ни тем более поздним вечером. Лина сказала, что Кара пересела в чужую машину, вместе с таинственной пассажиркой. Судя по следам покрышек в переулке, это был Range Rover, возможно тот самый, но на проспекте следы автомобиля уже затерлись тысячами других шин. На дорожных камерах автомобиль не попадался, словно бы водитель знал слепые зоны, или попросту давно сменил цвет и номера машины.
   - Народ, хреновые из нас детективы. Че делать-то будем? - Джонни весь извелся и издергался. Остальные тоже нервничали, но вряд ли так же, как он.
   Все набились в его техноузел и сосредоточенно пытались придумать хоть что-то. Снова ни одной зацепки, ни кусочка следа, способного привести к неуловимому похитителю. Этот некто, казалось, способен предусмотреть что угодно и учесть все, до мельчайшей детали.
   - Такх. Вы вссе бессдарны и бессполессны. Я ссам.
   Дроу до сих пор уступал инициативу поиска остальным, видимо надеясь, что они знают, как правильнее пользоваться средствами этого мира. Надежды на технологии не оправдались. Дроу состроил презрительную гримасу, встал, вынул из кармана штанов маленький пластиковый пакетик, явно взятый из лаборатории, и аккуратно, двумя пальцами вытянул из него нечто невидимое в полутьме техноузла.
   - Волосы? - Миррин удивленно вгляделась в пакетик.
   - Волоссы Кхары.
   - Ты таскаешь с собой ее волосы?! - Джонни вытаращился на дроу.
   - Да, на вссякхий ссслучшай.
   Дроу зажал волосок между ладоней, сложенных в как бы молитвенном жесте, и прошептал нечто короткое. На несколько мгновений прикрыл глаза и вдруг чуть ли не подпрыгнул на месте.
   - Опасссноссть! Она шшива, но в опасссноссти!
   - Где она?! Ты можешь сказать, где она? - Джонни набросился на эльфа с вопросами. В данный момент он был готов простить дроу все на свете, лишь бы тот нашел Кару.
   - Не сснаю. Я толькхо проверил, шшива ли она. Покха да, но мошшет умереть. Она чувссствует сссильный страх и угроссу.
   - С чего ты взял?! То есть, я верю! Но ты можешь ошибиться?
   - Хотел бы, - дроу тихо скрипнул зубами. - Хватит тратить время.
   Он подхватил брошенную в углу куртку и помчался к стоянке. Джонни старался успеть за дроу, но его тут же обогнали Саманта с Линой. Миррин, как всегда на каблуках, обгонять не пыталась, но буквально дышала в затылок. Выскочив на стоянку, Джонни нашел глазами дроу. Тот стоял около мотоцикла и о чем-то спорил с Самантой.
   - На карте показать сможешь?
   - Нет. Ссмогху толькхо ехать туда, кхуда потянет нить.
   - А если не выдержишь?
   - Посссмотрим, - отрезал он, - отойди. У вассс всссе равно нет вариантов.
   Он вытащил новый волос из пакетика, положил его на раскрытую ладонь и заговорил мелодичным речитативом. Волосок задымился и вспыхнул зеленоватым пламенем, тут же превращаясь в мелкий легкий пепел. Дроу поднес ладонь к лицу и, быстро вдохнув пепел, на выдохе произнес еще несколько слов. Замер секунд на пять, пошатнулся и пару раз затрудненно сглотнул.
   - О... Ллос... Ненавишшу вашш мир...
   - Отмени заклинание! Мы найдем ее и так! - Саманта тревожно вглядывалась в побледневшего дроу.
   - Нельсся отменить. Невоссмошшно.
   Он надел шлем, вспрыгнул на мотоцикл и яростно стартанул, рывком направив байк прочь со стоянки.
   - Да что он творит! Сдохнет, не доехав!
   Саманта метнулась к своему "Лексусу". Лина бросилась за ней, но вампирша жестом остановила ее:
   - Остаешься здесь, координатором.
   Миррин пихнула в бок Джонни.
   - Давай! Или не поедешь?!
   - Еду я!
   Они заскочили на заднее сиденье, уже на ходу захлопывая двери.
   - Когда это он водить научился?! - Джонни цеплялся за дверь и сиденье, растопырясь крабом, чтоб не кататься по салону.
   "Лексус" мчался по ночному шоссе, пытаясь не отстать от верткой спортивной "Хонды".
   - Да так, развлекался тут по территории клуба, от нечего делать, - Миррин напряженно следила за дорогой из-за спины Саманты.
   - Расколотит мой лучший байк, гонщик хренов! - возмущалась Саманта, с трудом вписываясь в очередной поворот на нереальной скорости.
   Главное, чтоб сам не расколотился, думал Джонни. Он - их единственный шанс найти Кару вовремя.
  
  
  
   Кара поднялась по лестнице первой. Ева шла за ней, чуть не падая из-за связанных сзади рук и боли в колене. Похитительница вывела девушек наружу. Слабая лампочка на крыльце подсвечивала морось в по-зимнему холодном воздухе. Запах прелой травы, мокрой земли и почему-то грибов после подвала казался самым великолепным в мире сочетанием. Сзади в поясницу ткнулся кончик шокера. Хоть и без разряда, но Еву продрал озноб.
   - Туда, к сараю, - хрипловатый голос мучительницы задал направление.
   Под козырьком сарая тоже висела пара лампочек. Их света хватало только чтоб обозначить стену сарая, и Ева бесконечно спотыкалась об узелки спутанной травы и глинистые кочки, поскальзывалась и изо всех сил старалась не рухнуть, чтоб не заработать новый удар током.
   Кара периодически оборачивалась. Дойдя до сарая, она и вовсе развернулась лицом к похитительнице.
   - Лиза, - вдруг тихо сказала она, - это же Вы? Там, в машине, я Вас не узнала. Парик, шарф...
   - Как... Откуда Вы меня знаете? - похитительница хмурилась и нервно сжимала шокер. - Впрочем, это неважно. Лицом к стене!
   - Нет, Лиза, подождите, я хочу спросить...
   - Нет времени!
   Женщина отбросила шокер и выхватила пистолет, сжав его двумя руками.
   - Развернись! Мне плевать, откуда ты меня знаешь! И мне не нравится "Лиза", я Вета! Развернись к стене, я сказала!
   Похитительница почти кричала, руки с пистолетом дрожали, дуло ходило из стороны в сторону. Ева подглядывала за происходящим искоса, в пол-оборота. Бесстрашная Кара и не думала разворачиваться. Здесь было достаточно света, чтобы разглядеть ее: дорого и стильно одетая, с экстравагантной прической, она в упор смотрела на Вету и выглядела героиней боевика.
   - Зачем разворачиваться? Зачем выполнять это бессмысленное требование? Я же все равно умру, так? - Кара склонила голову чуть набок.
   - Так! - Вета расставила ноги пошире, пытаясь принять более уверенный вид.
   - Но ты не можешь выстрелить в лицо, - Кара коротко улыбнулась. - Мы еще ничего не сделали. И ты не можешь. Я понимаю, ты пытаешься реализовать принцип меньшего зла. Я знакома с ним, как никто другой, и отлично тебя понимаю...
   - Ничего ты не понимаешь! - перебила Вета, срываясь на крик и не отводя пистолет. - Это мой долг! Мой дар. Я должна использовать его. Если не я, кто еще!
   - Тем не менее, понимаю, - все так же тихо и уверенно продолжила Кара, - ты стремишься сделать мир лучше, в меру своих возможностей. Они у тебя выше, чем у простых людей, но это не значит, что ты имеешь право на подобный суд.
   - Есть дар, значит, есть право!
   - Нет. Дар для предупреждения. Ты предупредила меня, и я принципиально не буду работать с вирусами. Ты предупредила Еву, и она станет внимательнее к себе.
   - Нет! Ничего не изменилось! Я вижу, что и видела, в вашем будущем, - по щекам Веты покатились слезы. - Ничего не изменилось...
   - А как именно ты это видишь? Каким образом?
   - Когда смотрю в глаза... Смотрю и вижу, что случится с человеком.
   - А про себя видеть можешь?
   - Да, в зеркале... Хватит! Ты тянешь время!
   Вета выстрелила. Пуля выбила фонтан щепок из бревенчатой стены сарая.
   - Стой! Стой, прошу, пожалуйста! - Кара утратила свое хладнокровие. - Скажи... скажи, почему ты так торопишься?
   Она действительно тянула время, как могла. Ева сползла по стене, ноги больше не держали ее. Колени утонули в глинистой жиже канавки, выбитой дождями.
   - Как только я забрала тебя, я знала, что у меня мало времени. По твоему следу идут. Я не понимаю, как, но идут. Мне помешают.
   Вета сосредоточилась и снова прицелилась.
   - Я должна.
   - Нет, не должна! Я хочу предложить тебе кое-что! - Кара говорила быстро и суетливо, отчего акцент заметно усилился. - Ты можешь остаться жить с нами, со мной! Мы... То есть, там, где я живу и работаю, есть и другие с необычными способностями! Тебя поймут! Подумай, пока не сделала ничего необратимого!
   - Откуда тебе знать, что я сделала! Я все равно не могу отпустить вас. Вы меня видели. Я специально не надела маску. Тем более, ты знаешь, кто я. Я должна!
   Она выстрелила еще раз, выбив новую дыру в стене.
   Где-то неподалеку послышался звук мотора. Ева отчаянно желала, чтобы Вета его не услышала, не обратила внимания. Вдруг это те, кто ищет Кару? Только бы они успели!
   Кусок забора вынесло и разметало в щепы. В пробоину влетел мотоцикл. Байкер в наглухо тонированном шлеме соскочил с мотоцикла и метнул что-то в похитительницу. Нож с противным хрустом вошел ей в плечо. Вета вскрикнула, выронила пистолет и осела на землю. Мотоцикл завалился набок и заглох, еще вертя передним колесом.
   - Даги!
   Кара рассмеялась, то ли истерически, то ли от облегчения. Она кинулась к свернувшейся клубком и тихо подвывающей похитительнице, отшвырнула ногой пистолет подальше от нее и подбежала к байкеру. Тот, пошатываясь, сорвал с себя шлем. Еве только сейчас пришло в голову, как же он видел в такой темноте, да еще в тонированном шлеме? Но, кажется, этот видел. Глаза байкера отсвечивали ярко-алым, а сам он был похож на киношного демона. Темнокожий, с заостренными ушами и длиннющими белыми волосами, заплетенными в косу, он выглядел откровенно жутко и сюрреалистично. Ничего удивительного, что Кару оказалось непросто запугать. Она повернулась к "демону" спиной, и тот перерезал еще одним ножом связывающий ее скотч.
   У забора остановился белый "Лексус", оттуда вывалились сразу трое. Кара радостно помахала им взятым у демона-байкера кинжалом.
   - Ну, ты как? - ласковый тон Кары вывел Еву из ступора.
   - Я-а... не знаю, - выдавила Ева, внезапно ощутив, как сильно у нее пересохло во рту. Последние несколько минут она осознавала только картинку происходящего, а сейчас нахлынуло все разом: боль в боку, дрожь от холода и нервов, промокшие насквозь и сверху донизу ноги. Скотч, приклеенный прямо к ссадинам от наручников. Кара уже разрезала его, но отрывать было страшно.
   - Давай, вставай, хватит в луже сидеть.
   Кара помогла ей подняться. Ева взглянула в сторону похитительницы. Вышедший из "Лексуса" парень присел рядом с Ветой и удивленно присвистнул.
   - Вот черт! - выругался он, тоже с акцентом. - Даги, ты хоть знаешь, кого зарезал? Елизавета Владимировна Стешина собственной персоной!
   - Не ссарессал, а нейтралиссовал, - прошипел демон-байкер с совсем уж невообразимым произношением.
  
  
  
   Кара потихоньку вела Еву к машине. Подбежала помочь Миррин, взяв девушку под руку с другой стороны, и Кара с чистой совестью сбагрила ей свою ношу.
   Дроу сидел прямо на земле, прислонясь к упавшему мотоциклу.
   - Зачем забор-то магией разносить? - Кара присела на корточки рядом с Даги и взяла его за руку. Пальцы дроу оказались непривычно холодными. Кара забеспокоилась: как-то уж слишком бледно он выглядел и учащенно неглубоко дышал.
   - Я сслышшал высстрел... Черессс ворота могх не уссспеть...
   - Успел. Спасибо, конечно. Сам теперь похож на труп.
   - Сснаю... Я сслишшкхом... потратилссся...
   - Больно?
   - Нет... Не сссовссем... Не ссснаю, какх сскхассать...
   К ним неслышно приблизилась Саманта. Миррин тем временем сгрузила полуобморочную Еву в "Лексус", и Джонни тут же подкинул сирене забот, доставив к ней связанную Стешину. В конце концов, надо было извлечь нож, перевязать рану. Сам он ничего в первой помощи не понимал, так что просто доверил ее Миррин и, пройдя за спину Каре, осторожно встал неподалеку.
   - Ну чего, домой едем или как? - поинтересовался Джонни.
   - Даги? Едем? - Кара убрала с его лба прилипшие волосы. Дроу явно делалось все хуже.
   - Ты... мошшешшь... быссстрее? - отрывисто выдавил-выдохнул он.
   - Быстрее? Что именно? - Кара не поняла. Он, похоже, начал бредить.
   Даги попытался что-то сказать, но дыхания перестало хватать даже на отдельные слова. Кара, приложив ладонь, чувствовала, как бешено и судорожно колотится его сердце, захлебываясь в полном отсутствии ритма. Он перевел взгляд на Саманту.
   - Ого! - воскликнула вампирша. - Тебе понадобилось оказаться при смерти, чтобы начать доверять мне! Ладно-ладно, сейчас. Кара, он говорит, что ты можешь помочь. Что ты ухитряешься собирать магическую энергию из скудного фона этого мира, и способна передавать ее. Он просит тебя передавать быстрее, иначе умрет.
   - Что?! - Кара непонимающе помотала головой. - Я что делаю?
   - Ого! - повторил за вампиршей Джонни и издевательски хохотнул. - Не тупи! Ты типа аккумулятор. Давай, заряди дружка!
   - Аккумулятор? - Кара отстранилась от дроу. - Что вы все несете! Ничего я такого...
   И замолчала. Джонни подбавил масла в огонь:
   - А я-то думал, чего ты ему так прям понадобилась! Какого хрена он тебе позволял что угодно и тискал все время! Магию выжимал, вот чего. Косички эти, массаж... Уж не знаю, че там у вас еще было. Хах! Ну да, ну да.
   Он злорадно покивал.
   Кара вскочила и попятилась. "Ага! Получила! - ликовал кусочек рассудка, за все время так и не сдавшийся сентиментальным иллюзиям. - Думала, нравишься? За красивые глазки что ли? А я говорил!" Действительно. Какая глупость. Как же наивно было игнорировать простые логические выводы собственного разума.
   Саманта осуждающе воззрилась на Кару. Конечно. Какие у вампира могут быть сомнения по поводу использования людей в своих целях!
   - Тебе разве было плохо? - вампирша уставилась Каре в глаза тяжелым металлическим взглядом. - Скажи честно, тебе что-то не нравилось? Ты чувствовала дискомфорт, моральный или физический?
   - Нет... - признала Кара, - но... я всего лишь батарейка! Это отвратительно! Вы вряд ли понимаете...
   Она отступила еще на пару шагов.
   - Твои ожидания всего лишь не совпали с реальностью, - Саманта надавила на это "всего лишь" и сделала шаг к ней. - Ты считала, что игрушки могут быть только у тебя. Или как там, экзотические зверьки, да?! А ты даже не игрушка. Ты - жизненная необходимость.
   Кара не нашла мгновенного ответа, и вампирша продолжила:
   - Прямо сейчас ты считаешь, что тебе позволено убить, в наказание за попытку выжить. Это, по-твоему, более честно?
   Еще шаг.
   - По твоей логике, вас троих ФБРовцы должны были сразу же грохнуть за побег с причинением ущерба государственному объекту. Сейчас ты скажешь, что не надо путать государство и личные отношения. Правильно. Только вот десятки людей были уволены с той базы за некомпетентность и халатность. Профессоры, рядовой технический персонал, охранники. Ты сломала им карьеру и жизнь. Каждый из них теперь лично ненавидит тебя и Джонни. А ты всего лишь пыталась не умереть.
   Кара остановилась. Чертова кровососущая нелюдь. Она ведь права. Как бы ни было противно, как бы ни жгло внутри ощущение использованности, придется признать эту простую, как гвоздь, истину: ожидания никогда не совпадают с реальностью, и довольно бессмысленно на них за это обижаться. На себя - можно. Это на здоровье, сколько угодно. И то, если себя гнобить не жалко. От идиотизма это не помогает, а настроение портит еще как. Да, чертов дроу рисковал не ради самой Кары, но и не обязан был вообще-то. Она ведь отлично знакома с его девизом: в игре под названием "Жизнь" каждый за себя.
   Она проглотила мерзкий ком в горле. Давай же, наивная курица, веди себя достойно хотя бы сейчас. Еще пару дней назад она призывала Джонни не быть ребенком. Самой бы прекратить ребячество. Кара заставила себя подойти обратно к дроу.
   Его сердце билось теперь медленно, неровно, словно пропуская удары, и с каждым неправильным ударом слабее и слабее. Он был без сознания.
   - Как... как вы хотите, чтобы я управляла этим... этой передачей энергии, если впервые о ней слышу?
   Кара растерянно заглянула дроу в лицо. Она потеряла столько времени на эгоистическую истерику, а могла бы спросить у него, пока он хоть что-то соображал.
   - Я так понимаю, все зависит от тактильного контакта, - Саманта хмуро смотрела сверху вниз на Кару, - и, вероятно, эмоционального настроя.
   - Я должна прикасаться и хотеть отдавать энергию?
   - Возможно. Я не очень поняла из его мыслепотока. Но похоже.
   - Ладно.
   Кара придвинулась ближе. Она понятия не имела, что делать, но точно знала: если не попытается, из "Черной Дыры" придется уйти. Ее не выгонят. Но смотреть станут так, что она сама предпочтет исчезнуть. Только теперь идти больше некуда. Кара улыбнулась навязчивому дежавю - этот дроу в очередной раз портит ей жизнь. И взяла лицо эльфа в ладони, упершись в его липкий от испарины лоб своим.
   - Знаешь, что? Прости. Я, кажется, не считала тебя равным в игре.
   Она закрыла глаза и застыла, вслушиваясь в его слабое дыхание. Только бы продержался еще один вдох. И еще один. Держись, ушастый придурок в кожаных штанах. Джонни довольно метко тебя обозвал. Держись. Традиция у нас с тобой такая: по очереди портить и спасать жизнь друг другу. И играть в эту жизнь, считая себя игроком непременно круче соперника. О да, мы с тобой определенно друг друга стоим.
   Кара очнулась от того, что дроу пошевелился. Серый мокрый рассвет потихоньку наползал из-за леса. Заросший двор маленького старого дома устало кутался в клочковатый туман и наверняка мечтал от всех избавиться, если вообще о чем-то мечтают старые дворы. Вокруг уже никто не толпился, все собрались у машины и о чем-то дружно расспрашивали Стешину. Ноги затекли, все тело замерзло, несмотря на накинутый кем-то плед. А дроу спал, самым наглым и натуральным образом. Наверняка дернулся во сне и разорвал контакт.
   - Эй! - она поднялась с земли. - Может, поедем уже? В ближайшее время он не сдохнет. А я дико замерзла.
   Джонни доверили отогнать домой мотоцикл, и Миррин поехала с ним, иначе места в машине категорически не хватало. Остальные трамбовались в "Лексус" под сокрушенное бормотание Саманты про капитальную чистку салона. Еще бы: и Ева, и Даги, и сама Кара за эту ночь успели основательно вываляться в грязи. Стешину усадили вперед, на пассажирское. Она диковато озиралась и с трудом верила в происходящее. Ничего, привыкнет. Если Саманта решит внести ее в свою "коллекцию" своеобразных личностей и заманит в "Черную Дыру", Вета привыкнет к чему угодно.
   Ева перепуганно жалась в уголок, к самой двери. Она, кажется, теперь боялась всех и каждого. Кара уселась между ней и сонным, вялым дроу. Умирать он пока не собирался, но состояние оставляло желать лучшего. Кара покровительственно прислонила Даги к себе. Подумаешь, батарейка. Зато кое-кто в прямом смысле жить без нее не может. И кто тут главный, а? Кара поймала себя на том, что улыбается.
   - Что, полезная штука - переосмысление? - Саманта усмехнулась в зеркало заднего вида.
   Кара в ответ просто улыбнулась еще раз.
  
  
  
   Еву подбросили до дома. Саманта лично довела ее до квартиры и потом рассказывала, как несчастная актриса умоляла стереть ей память. Саманта этого делать не стала, или не смогла, - не призналась бы в любом случае, - а через пару дней проскользнула новость, что Ева Котт отказалась от съемок в "Расстоянии".
   Стешину отвезли в больницу и сообщили о ней отцу.
   Как выяснилось, девчонка действительно сверяла каждый свой шаг с тем, что видела о себе в зеркалах. Два года назад она решила, что пора менять мир к лучшему - и это в ее силах. Исчезла из собственной привычной и благополучной жизни. Пряталась, куталась в шарфы, носила очки, парики и широкополые шляпы. Невидимкой скользила по городу. Искала тех, чью великую судьбу может прервать нелепая случайность, и устраняла эти случайности. Позже решила, что следует заняться теми, кто может причинить зло. Первой ее жертвой стал крупный наркодилер, и с ним у Веты не возникло ни проблем, ни моральных терзаний. Следующим стал бы человек, уже убивший двух женщин и готовый продолжить в том же духе. Его бы никогда не поймала полиция. К счастью, на него подействовало предупреждение и приказ сдаться правосудию. Неслучившийся серийный убийца посчитал появление Веты знаком свыше, а Вета в свою очередь знала, что он умрет в тюрьме.
   Всех, кому Вета решала помочь или наоборот, она не искала по какому-либо принципу. Она просто позволяла им появиться в своей жизни. Бродила в толпе и позволяла взглядам пересечься со своим. И читала судьбы.
   А вот дальше были Ева и Кара. Вета, как ни мучилась, не смогла утвердиться в правильности собственного решения. Убить людей, которые пока ни в чем не виноваты, оказалось слишком сложно. И она постаралась создать для себя максимально безвыходную ситуацию, но - как все видели - не помогло и это. Впрочем, помогло бы, если б не дроу. Возможно оттого, что дроу не принадлежит миру по имени Земля, действий Даги в своих картинах будущего Вета не видела - только смутно чувствовала - потому и не понимала, что именно и когда помешает ее планам.
  
  
  
   Жизнь в "Черной Дыре" потекла своим чередом. Правда, дроу ходил мрачнее, чем раньше, а Джонни не упускал случая поиздеваться над ним. У Кары создавалось впечатление, что Джонни начал появляться на общих посиделках только для этого. А Даги с той ночи как назло стал еще более зависимым. Он не жаловался и ничего не требовал, но за день, пока Кара работала в лаборатории, заметно слабел, и вечером, будь то за ужином или уже в Звездной гостиной, вцеплялся в нее, как аквалангист в оторвавшийся баллон с кислородом.
   Стоило Джонни увидеть их вместе, как тут же начиналось:
   - Слышь, ты как телефон на "Андроиде" - вечно на подзарядке!
   Если это происходило не на посиделках, а например при случайной встрече где-то в коридорах бесконечных подземных этажей, Кара еле успевала повиснуть на дроу. И, чтоб не дать ему избить Джонни, старалась подстегнуть в себе эту неведомую передачу энергии. Она ничего не чувствовала, но эльф прекращал попытки сбросить ее руки, а значит у нее получалось. Как знать, может, Даги демонстративно бесился именно для этого - стрясти с неадекватно мягкотелой, по его мнению, Кары дополнительную дозу энергии. При всех он либо высокомерно игнорировал не слишком остроумные выпады "конкурента", либо осаживал его встречными шуточками. И периодически с кристально искренним непониманием интересовался:
   - Почшшему ты не хочшешшь, шштобы я поучшил его увашшению?
   - Просто не хочу, - выдавала Кара нечто уклончиво-неубедительное. Либо вообще отмалчивалась. Даги презрительно закатывал глаза, иногда пытался раскрутить ее на разговор, но неизменно уступал. Не в его положении было спорить.
   Если бы Кара не препятствовала, очередная издевка могла бы стать последним осознанным действием в жизни Джонни. Не требовалось даже быть ясновидящей, чтобы точно знать: при первой же возможности дроу предпочтет раз и навсегда избавиться от постоянных напоминаний о собственной слабости. Незадачливый юморист конечно останется жив. Даги совместит "приятное с полезным", но, следуя местному кодексу не убивать своих, честно ограничится тяжкими телесными повреждениями. Только вот все, на что Джонни после такого будет способен, - это гадить под себя и пускать слюни. Интересно, он хоть понимает, что до сих пор цел только благодаря ей? Кара отчего-то чувствовала себя виноватой перед ним, сколько ни убеждала себя в обратном. Да, она ничего не обещала, не клялась в вечной любви, и близко ничего подобного не говорила. Да, он по доброй воле и собственной инициативе взялся помогать ей с побегом. И уж тем более она не виновата, что несчастного гика угораздило влюбиться в нее. Но выходило все равно некрасиво. Как будто она и вправду его соблазнила, использовала и бросила. Ничего этого не было. А ощущение было.
   Кара надеялась, что Саманта не передает остальным ее мысли. С дроу она не разговаривала на эту тему из опасения показаться слабее, чем допустимо. Хотя он наверно и сам обо всем догадывался, но прибор для измерения степени презрительности в закатываемых глазах еще не изобрели. А Джонни тем более не стоило знать о ее дурацком чувстве вины. Не хватало еще, чтоб он на совесть ей давить начал.
   Впрочем, никто не делал попыток вмешиваться в их "треугольник", и мысли оставались мыслями.
  
  
  
   Вечер в Звездной гостиной начался как обычно. Камин тихо урчал ласковым огоньком и вкусно потрескивал сухими полешками. Почти у решетки, в куче разноцветных пуфиков и подушек, угнездились Миррин с Линой. Последние полчаса они увлеченно разрабатывали идеальную пропорцию мартини в яблочном соке. Любимое кресло-качалка Саманты стояло гораздо дальше, вне круга света от огня. Кара давно заметила, что вампирше не нравятся ни жар, ни яркий свет, но как ни странно камин в этой комнате был именно ее прихотью. Даги тоже терпеть не мог находиться рядом с живым огнем. Его глаза, приспособленные видеть скорее в инфракрасном спектре, чем в нормальном, не позволяли ему смотреть в сторону камина даже отсюда, с дивана у дальней стены. Зато Каре камин нравился, так что дроу был обречен на компромиссы.
   Пошла уже третья неделя, как детективная история с предсказательницей счастливо разрешилась, а тема не теряла актуальности до сих пор.
   - Если в твоих руках практически судьбы мира, а ручки-то дрожат и растут, гм, не из плеч, - изрекла Миррин, подняв очередной бокал с коктейлем и придирчиво изучая его на свет, - надо спросить совета у кого-нибудь умного, как минимум!
   - Ага, например, у нас, - без тени иронии добавила Лина, сосредоточенно внюхиваясь в свою версию напитка.
   - Я бы дашше сскхассал, осссобенно у нассс! - саркастично хохотнул Даги.
   - Она привыкла все делать одна, - тихо сказала Саманта. - и полагаться только на себя. Сомневаюсь, что она поинтересовалась бы нашим мнением, даже если б знала про "Черную Дыру".
   По ногам потянуло сквознячком из холла. Дверь гостиной приоткрылась, в нее боком просочился Джонни. Как всегда, с целой батареей банок пива подмышками и в руках, он плюхнулся в свободное кресло в углу и сходу начал:
   - Давно хотел спросить! Ребят, а вы это, без переходника нормально обходитесь? Ну, когда по ночам, на интенсивной подзарядке: розетка, штекер, все дела... Вы ж все-таки разных видов!
   Он скабрезно ухмыльнулся и подмигнул Каре.
   - За собой следи, электрик-самоучка, - умиротворенная атмосферой Звездной гостиной, Кара даже не смогла как следует обидеться, только плотнее обняла Даги за талию. Но игнорировать откровенное хамство хотя бы из принципа не стоило. - Еще раз обзовешь меня розеткой, я тебе такого в пиво подолью! Штекер-то и отвалится.
   - Сссабей, он ссавидует, - "шепнул" дроу ей на ухо, так, чтоб все слышали, - или всссе-такхи восссьмем его переходникхом?
   - Извращенец, - буркнул Джонни, вскрывая банку. - Не удивлюсь, если он меня однажды отымеет в темном углу.
   - Толькхо есссли попросссишшь, - Даги, чемпион двух миров по похабной ухмылке, многообещающе поигрывал бровями в сторону в очередной раз нарвавшегося шутника, - ты не сссовсссем в моем вкхусссе, но есссли хорошшо попросссишшь...
   Миррин с Линой переглянулись и захихикали.
   - Мальчики, снимите уже номер! Вам давно пора уединиться, - сирена переводила озорной взгляд с дроу на Джонни и явно жаждала продолжения "дискуссии".
   - Зачем какой-то где-то номер? - включилась Лина. - Вон на минус-второй поднялись - и все дела. Там такие уютные комнатки!
   - Ну шшто, пойдем? - Даги подмигнул и томно воззрился на несчастного хакера. - Я сссегодня добрый и дашше сссам тебя пригхлашшу.
   - Да пошел ты! - Джонни покраснел и честно попытался игнорировать его взгляд. Более бесперспективного занятия, чем игнорировать Даги, Кара пока не знала.
   - Ты расссбиваешшь мне сссердцсе! - возопил дроу с видом оскорбленного в лучших чувствах.
   - Я б тебе че-нибудь разбил, - пробормотал парень, красный от бессильной злости и смущения.
   - Кхакая досссада. Придетссся напитьссся ссс гхоря, - пожал плечами дроу и, цапнув графин красного вина с близстоящего столика, отхлебнул прямо из горла.
   - Он нассс не хочшет. Будешшшь? - он протянул графин Каре.
   - Но-но, не обобщай тут, - проговорила Кара сквозь смех, принимая графин. - Джонни только тебя не хочет!
   - Ну всссе, я в этом, кхак его... В депрессссии! - заявил Даги с непроницаемо серьезной мордой и сграбастал вино обратно.
   Лина и Миррин уже хохотали вовсю. Тихо посмеивалась даже вечно серьезная Саманта.
   - Даги, не расстраивайся, я ему тоже не нравлюсь, - сообщила вампирша, включаясь в игру.
   Рю, со своими учебниками и ноутбуком сидящий отдельно от всех, ржал, одновременно пытаясь пробудить в окружающих совесть:
   - Народ! Я тут учиться пытаюсь, блин!
   - Да учись себе на здоровье! Насколько я знаю, на тебя у Джонни планов нет, - утешила его Саманта.
   - А на нас?! - в притворном ужасе хором завопили Лина с Миррин.
   - А на вас - есть! - Саманта, ехидно посмеиваясь, разглядывала вконец затравленного хакера. - Лин, чтоб ты знала, ты вполне себе ничего такая, когда молчишь! Я, между прочим, всегда тебе это говорила!
   - Что-о-о?! - Лина схватила ближайшую от себя подушку и с силой запустила в Джонни.
   - Да идите вы все! - он рефлекторно заслонил лицо рукой, но это его абсолютно не спасло. Подушка врезалась в другую руку, держащую пиво, выбила банку и припечатала ее к груди Джонни. Пиво некультурным пятном потекло на кресло.
   - А я? - Миррин игриво повела плечиком и состроила такие глазки, что на мгновение Кара усомнилась в собственной ориентации.
   - А ты вообще-е-е... - протянула Саманта и вдруг выдала очаровательно злокозненную улыбочку: - Замужем! Нечего тебе интересоваться всякими глупостями!
   Звонок телефона заставил всех ржать потише. Звонили на официальный номер администрации "Черной Дыры".
   - Алло? - Миррин, все еще хихикая, постаралась сделать голос официально-приветливым.
   На той стороне что-то сказали.
   Миррин вскочила.
   - Я сейчас! - крикнула она в трубку и выбежала из гостиной.
   Минут через семь сирена вернулась. За ней в Звездную гостиную вошла Вета.
   - Давай, скажи им! - подтолкнула ее Миррин.
   Вета подняла глаза и оглядела присутствующих.
   - Вы спрашивали, найдете ли вы портал, - тихо произнесла она. - Я не знаю, но могу попробовать помочь.


Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"