Тремль-Леонидова Наталья: другие произведения.

Неохота

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В повести рассказывается о судьбе главного героя по имени Филимон. О его непростой судьбе, о его трудностях и победах. Рассказывается и о многих других людях, которые его окружают. О их жизни и участии в судьбе главного героя. В этой книге ясно прослеживается, что не надо отчаиваться, что в жизни всегда есть место для радости и, может быть, для чуда. Ведь все мы подсознательно верим в чудеса, хотим ли мы этого, или не хотим. И они случаются.

  Татьяна Игоревна Подбельская, девушка двадцати четырех лет, влетела в аудиторию, где ее ждали студенты университета стали и сплавов.
  Самыми кошмарными для нее были первые часы лекций. Она преподавала теорию механизмов и машин. Этот предмет студенты называли "тут моя могила", он по своей сложности считался одним из самых трудных после сопромата.
  Многие студенты спали, положив головы на столы. Остальные таращились сонными глазами на преподавательницу, которая, видимо, собираясь на работу, тоже спала. Поэтому кофточка на ней надета задом наперед, да еще и на изнанку.
  - Уважаемые студенты! Будьте добры немедленно проснуться! Мне предстоит совершить трудный поступок.- Татьяна хлопнула маленькой ручкой по столу.- Мне предстоит прочитать лекцию и заставить Вас, жутких лентяев, ее записать, а главное понять о чем я буду вам толковать.
  - Татьяна Игоревна!- С галерки раздался вредный девичий голосок.- Переоденьте кофточку! Призываю Вас тоже немедленно проснуться!
  Татьяна покраснела, ощупала себя и вместе со студентами засмеялась. Когда тебя осмеивают, надо не злиться, а смеяться вместе со всеми, ни в коем случае не поддаваться смущению. Боже упаси! Иначе наживешь себе недоброжелателей на свою непричесанную голову. Хохот стоял оглушительный минут пять. Все студенты проснулись. Татьяна взяла мел и подошла к доске. Студенты любили Татьяну. Во-первых, она была молода и хороша собой. Одета строго, но современно. Во-вторых, голос у нее приятный, каштановые волосы вились и падали на худенькие плечи. Маникюр в порядке. Фигурка стройная, рост небольшой, глаза мягкого карего цвета и всегда веселые. Но главное, она не вредничала, всегда готова помочь, на вопросы отвечала с уважением, даже на глупые. И еще - всегда отмечала в справке, которую предоставляла в деканат, что все студенты присутствуют на ее лекциях. Дело в том, что злостных прогульщиков отчисляли из университета за непосещаемость, а ей было их жалко.
  Ее отец, профессор, доктор наук, до сих пор читал лекции по сопромату в их университете. Студенты боялись его как огня. Профессор был строг, но справедлив. Некоторые студенты сдавали его предмет не менее пяти раз, а другие покидали университет, считая отца Татьяны своим врагом на всю жизнь. Профессор не брал взяток, мог запустить дорогой подарок в лицо дающему и слыл среди преподавателей старым идиотом. Благодаря отцу и матери Татьяна сумела окончить школу без троек, хотя она ненавидела математику, физику, а особенно, химию.
  Родители ее поженились, когда отцу стукнуло сорок, а матери тридцать пять. Поздний ребенок был обречен на образцовое воспитание. Мать работала на заводе конструктором. Родители Татьяны являлись "технарями" и были уверены, что и дочь станет инженером. Отец руководил ее занятиями, учил, учил и учил, несмотря на ее протесты и истерики.
  С помощью отца Татьяна окончила университет стали и сплавов. С его же помощью защитила кандидатскую диссертацию, две трети которой написал за нее отец. Выручала Татьяну ее замечательная память, она даже лекций, которые читала, не понимала до конца, но выучила их наизусть.
  Хлопнула дверь и на лекцию явился опоздавший студент. Он извинился за опоздание и сел впереди за пустой стол. Все девушки одновременно вздохнули, потупив глазки. Студент был не просто красив, он был великолепен. И, как подозревали студентки, тайно влюблен в Татьяну Игоревну.
  Преподаватели восхищались Филимоном Ибрагимовичем Касаткиным и трепетали, когда он задавал вопросы по их предмету. Студент явно тянул на гениальность. Он не ходил на лекции, экзамены сдавал на пятерки, а многие предметы изучал и сдавал заранее, в том числе и сопромат. А с отцом Татьяны затеял на экзамене дискуссию, они час спорили о каких-то балках и эпюрах, профессор даже вспотел и, чтобы не прослыть дураком, быстренько поставил ему пятерку и удалился вон. Филимон прославился сразу, ибо стал единственным студентом, получившим пятерку на экзамене по сопромату от страшного профессора.
  Но на лекции Татьяны Филимон приходил всегда. Вот и сейчас он смотрел на преподавательницу, на ее детскую улыбку и старательность, с которой она вела лекцию. Девушка не смущалась, не паниковала под его пристальным взглядом. Ему нравилась ее сила воли и озабоченность закончить лекцию как надо.
  - За мальчишку меня держит,- злился Филимон,- А мне вчера двадцать два стукнуло. Впрочем, ей это неизвестно.
  Хотя выглядел Филимон старше своих лет. Высокий, мужественный, с изящной фигурой, с синими в густых черных ресницах глазами, с густой черной волнистой шевелюрой, он влюбил в себя всех особей женского пола университета.
  Но только не Татьяну Игоревну. Однажды после лекций он подошел к ней и, как всегда, желая ее смутить, задал вопрос весьма заковыристый по ее предмету. Татьяна посмотрела на него и улыбнулась.
  -Филимон Маджахедович!- сказала она, щуря свои карие глазки.
  -Ибрагимович- поправил он мысленно.
  -Так вот, Филимон Маджахедович, Вы, без сомнения, весьма талантливы и кичитесь этим, без конца мучая преподавателей вопросами, на которые только у Вас есть ответы. Я бы советовала Вам держаться поскромнее.
   И она оставила Филимона в недоумении и злости.
  Но долго злиться он не умел.- Как бы не влюбиться,- громко сказал он.- Только этого мне не хватало!- И напугал дворнягу, которая бросилась от него за мусорные баки.
  Отца Филимон помнил плохо. И русского деда, который дал ему имя, чтобы он не забывал о русских корнях. Отец - полу татарин, погиб на стройке, когда на него нерадивый крановщик уронил блок. Крановщика судили, но легче от этого никому не стало. Мать - осетинка, красавица, уехала на родину в Осетию, а Филимона сдала в детский дом. С пяти лет Филимон освоил компьютер, который подарил детскому дому один из спонсоров. Директор детского дома - Михаил Енькин, полюбил мальчика. Считал его гением. Родных детей у него не было. Филимон больше жил в его квартире, чем в детском доме, помогал по хозяйству его доброй больной жене, бегал в магазин, готовил обед и убирал квартиру. Он записался в бывшую "Ленинку" и читал там все подряд. Енькин выхлопотал своему протеже комнатку в коммуналке, где он и проживал до сих пор. У Филимона появилось много друзей компьютерщиков, сутулых с безумными лицами молодых людей, среди которых он прослыл компьютерным гением. Директор детского дома разволновался, что его мальчик станет похожим на безумных любителей компьютеров и с помощью того же спонсора устроил его заниматься в секцию карате. Сейчас Филимон имел черный пояс по карате и работал у спонсора в его офисе. Спонсор, он же Вадим Сухимоншвили, руководил продажами компьютеров, имел свой магазин и всячески отмечал Филимона премиями и другими благостями за отличную работу. Он же и платил за обучение молодого человека в университете Стали и Сплавов.
  Филимон понимал, что диплом о высшем образовании ему необходим. Он собирался экстерном сдать все экзамены и получить диплом уже в этом году. Учиться ему было скучно. Он отслужил в армии до поступления в университет и был старше многих студентов, преподавателей же не уважал и считал их дураками. Он освоил методику быстрого чтения, изучил все положенные учебники и даже диссертации своих учителей. Удивила его только Татьяна Игоревна Подбельская, ибо ее диссертация была отличной и умной.
  На ее лекциях он зевал от скуки, удивляясь, как такая серенькая мышка могла написать качественную диссертацию. И еще удивляла ее независимость и полное равнодушие к его персоне. Все девчонки университета были в него влюблены, писали ему письма и записочки, признаваясь в любви до гроба. Особенно донимала его некая Галина Хвостикова, дочь олигарха, она требовала, именно требовала (дрянь какая!) чтобы он незамедлительно на ней женился, пока папенька не подобрал ей другого жениха и обещала любовь, квартиру, машину, престижную работу и милость папеньки. Разозлившись, Филимон перевел с помощью Васьки Иванова, своего старшего друга, некоторую сумму со счетов олигарха на свой счет в банке, а Галине предложил отстать от него навсегда, ибо девчонка обладала мерзким заносчивым характером, глупой физиономией на прыщавом невыразительном и некрасивом лице. Зад у нее был как у лошади, верхние зубы наступали на нижние и выдавались вперед. И никакая дорогая и модная одежда не могла улучшить ее фигуру с толстыми короткими ногами, мощной шеей, плечами, как у пловчихи и отсутствующей талией.
  Филимон стал мужчиной в пятнадцать лет. Девчонки из детского дома предлагали себя хотя бы на одну ночь. У него всегда была пачка презервативов в кармашке курточки. Позиции секса он изучал по книгам восточных мудрецов и не брезговал смотреть клубничку. Девчонки были довольны. Он учил их сексуальным играм и бросал без сожаления одну за другой, несмотря на слезы и скандалы, пока его названый отец - Михаил Енькин, не запретил ему устраивать в детском доме подобное . Сейчас у него была постоянная подружка - Тамарка. Он был доволен тем, что она от него ничего не требовала, была старше его на десять лет и мечтала развестись с богатым мужем, оттяпав у него дачу, квартиру и машину. Но Татьяна Игоревна запала ему в душу. Он не сомневался, что она станет его любовницей, не сейчас, позже. Только вот когда?
  Вчера, когда кончились лекции, он сумел поцеловать руку Татьяне Игоревне и признался ей в любви. Татьяна вытащила из кармана кружевной чистый платочек и вытерла его поцелуй с руки. Филимон буквально обалдел от такого безобразия и вытаращил на нее синие глазищи. Он обиделся. Он негодовал. Он ее ненавидел.
  - Заруби себе на своем очаровательном носу,- сказала она строго,- я терпеть не могу высокоталантливых людей, а особенно гениев, каким вы себя воображаете. Прочтите статистику. Все гении были ненормальными людьми с психическими и другими отклонениями, славились непредсказуемостью, неверностью в любви. А 99% гениев фанатично верили в Бога, имели маленький рост, манию величия и разные болезни. Кроме того среди гениев имелись отвратительные люди. Например: Гитлер, Ленин, Сталин, Наполеон и другие. Подавляли волю людей, уничтожали друзей. А друзья и подчиненные, для выполнения задуманных гениями целей, умирали по их приказу, захватывая с собой миллионы ни в чем не повинных жертв. Они обладали необъяснимым гипнотическим даром, им верили, им поклонялись. Я хочу выйти замуж за обыкновенного среднего человека, не глупого, конечно, но в пределах нормы, который был бы мне верен, на которого можно опереться в трудную минуту. И еще я хочу детей. Желательно троих. Хочу быть хозяйкой в своем доме и не терплю принуждения и навязывания мне правил поведения. Понятно Вам? Прошу Вас оставить меня в покое. Вы мне неприятны. Вы слишком красивы, слишком умны, самонадеянность и мания величия из вас так и прет. Так что, ку-ку, привет и точка!
  Она развернулась и ушла из аудитории, хлопнув дверью, оставив его одного.
  - Ах ты дрянь такая!- Филимон сел на стул. Ноги его не держали.- Скажите пожалуйста, гении ей не нравятся! Я, видите ли, слишком красив! У меня мания величия! Но я высок, у меня сексапильная фигура! Изучив библию от корки до корки, и известные материалы других основных религий планеты, я верю в Бога и в тоже время не верю. Нет ничего абсолютного в этом мире и не может быть! Дрянь такая! Неприятен я ей! Ну, погоди, женщина! Все равно станешь моей, дура ненормальная! Никуда не денешься мышь глупая!
   Ругаясь про себя и вешая на Татьяну нелестные выражения, Филимон, наконец, покинул аудиторию. Он придумывал план на ходу, как завоевать Татьяну Игоревну. План был прост и не отличался оригинальностью, но требовал материальных затрат, ненавязчивого ухаживания и убеждения серой мыши, что ее любят и верны ей на всю ее никчемную жизнь.
  - Трое детей! Ха! И еще раз - ха! Как только станешь моей, я тебя брошу и думать забуду! Как всех идиоток, которые встретились мне на пути!
  Гневная мысленная речь успокоила Филимона. Он направился в ближайшее кофе перекусить. Очаровал официантку, съел салат, выпил кофе и попросил завернуть ему с собой пирожки с мясом, которые очень любил. Приехал домой, позвонил другу Ваське и пригласил его к себе в гости для серьезного разговора. Он почему-то ощутил усталость и прилег на диван. Незаметно уснул, и во сне ему снилась Татьяна. Они гуляли в лесу, целовались, а когда он хотел снять с нее одежки, она вдруг побежала от него. Он кинулся ее догонять, но не догнал и проснулся с тоской и горечью в душе. Сердце болело, хотелось плакать, как в детстве, когда он понял, что мать его бросила, оставила его одного выживать без любви и поддержки в жестоком и равнодушном к маленькому мальчику, мире. Он вспомнил ласковые руки деда, его любовь, вспомнил погибшего отца, его заботу, любовь и расстроился. Давно он не вспоминал. Дал себе слово, что посетит церковь и поставит им свечки за упокой души. И закажет поминальную молитву. Потом стал готовить обед для вечно голодного друга, сбегал в супермаркет за бутылкой коньяка и продуктами. Обед вышел на славу: салат, борщ, отбивные с жареной картошкой и кисель из замороженных ягод и клюквы.
  Вскоре приехал Василий - тощий, сутулый, высокий, громогласный и верный друг.
  
  
  
   * * *
  На следующий день Татьяна проснулась в шесть утра под звуки оглушительно звонящего будильника. Будильник наорался и замолчал. Пора вставать, собираться на работу. Татьяна жила одна в трехкомнатной квартире, которую получила в наследство от умершего дедушки. Дом старый. Пятиэтажная "хрущеба" нуждалась в срочном снесении с лица бесконечно строящейся Москвы. Но время шло, а дом почему-то не сносили. То ли у "медведковского" начальства другие важные заботы, то ли просто забыли о "хрущебах", неизвестно. Когда она переезжала от родителей, это был самый счастливый день в ее жизни. Мать хотела дедушкину квартиру сдать.
  - У тебя же есть своя комната, что тебе плохо жить с нами?- Волновалась мать.
  Отец переживал, не смотрел дочери в глаза. Родителям не хотелось отпускать дочь.
  - Готовить ты не умеешь, в магазине сто лет не была, стиральной машины у деда сроду не было, ремонт не помню когда был. Как ты будешь жить одна?- Без надзора, хотела добавить мать, но воздержалась.
  - Ладно, мать, успокойся...- Сказал отец.- Таня взрослая девушка, ей пора одной научиться жить. Не вечные мы. И следить за ее жизнью ни к чему. Мы ее воспитали, выучили, работает дочка, специальность есть, кандидат технических наук. Чего еще желать? Вот только бы мужа, хорошего человека, да внуков. Так ли дочка?
  Татьяна посмотрела на отца и впервые заметила, как он постарел. Глаза слезились, густая шевелюра поредела, морщины четко обозначились, он пополнел, что ему не шло. И ходил последнее время с палочкой, и очки стал носить, плечи согнулись. Мать тоже сдала, особенно, как ушла на пенсию. Поседела, опустилась, за собой не следит. Вечно ходит в халате, напялив на себя старый замызганный фартук.
  Татьяна обняла отца, поцеловала в колючую щеку, посмотрела на мать, у которой глаза были полны слез, и ответила:
  - Я вас одних не оставлю. Каждый выходной ждите в гости или ко мне приезжайте. Папа, не пора ли тебе забыть о сопромате, уйти с работы? Будете с мамой гулять больше, следить за здоровьем...
  - Пока не готов с работы уйти.- Отец сурово нахмурился.- На что жить, дочка, подумала? Так что еще поработаю. Две пенсии и все? Только с голоду не умереть, да за квартиру заплатить. И дачи у нас нет. Ведь давали мне участок в свое время. Не захотел его взять, дурак старый. А сейчас поди купи... По теперешним временам участки недалеко от Москвы бешенных денег стоят. А у нас накоплений кот наплакал.
  Дочь переехала. Студенты помогли ремонт сделать и вынести на помойку старую мебель. Теперь в квартире стоял новый холодильник, небольшая стиральная машина, новая плита и микроволновка, диван раскладной и старые стулья. Денег у Татьяны не хватило своих, взяла в долг у родителей. Обустроилась. Недавно шторы купила, люстру и настольную лампу. Столик в кухню. Посуду мать дала, а старенький дедушкин буфет еще послужит. Компьютер отец подарил. Еще она забрала с собой любимую игрушку, лилового кота, с которым спала в детстве.
  Татьяна проснулась в плохом настроении. Всю ночь ей снился Филимон. Они гуляли в лесу и целовались. Филимон положил ее в траву, хотел раздеть, а она резко вскочила и убежала. - Вот дура!- Подумала Татьяна.- Может, хотя бы во сне женщиной стала... А то - девушка в двадцать четыре года до сих пор. Сказать бы кому - никто не поверит. Подруг у нее нет, отец не любил гостей, друзей сам не имел и ей запретил.
  - Никому нынче доверять нельзя.- говорила мать.- Есть наша семья, а посторонних нам не надобно.
  Вот так и осталась одна. И пойти не к кому и поделиться не с кем. А на работу идти не хотелось. И лекции читать не хотелось. Ох, неохота, неохота! Надоели до смерти: и университет, и студенты, а главное, теория механизмов и машин. Впервые Татьяна поняла, что работу в университете ненавидит. И козни преподавателей, которые боялись ее отца и ее заодно. Особенно доставал ее математик Семен Львович. Подслушивал под дверью, как она ведет лекцию, и доносил ректору, что Подбельская распустила студентов, смеется с ними, экзамены принимает спустя рукава, переэкзаменовок у нее нет, и пишет лживые донесения, что все студенты на ее занятиях присутствуют.
  - Вопиющее безобразие! Размахивая руками и брызгая слюной кричал Семен Львович в кабинете у ректора. Заставила студентов у себя в квартире ремонт делать! А на какие шиши квартиру приобрела? На взятки, это ясно!
  - Окстись!- Отвечал ректор.- Квартиру ей дед подарил и Вы, Семен Львович, лучше бы за собой смотрели, чем кляузы разводить. Как раз, Ваши студенты жаловались, что без взяток Вы экзамены не принимаете. Выгнал бы Вас, да преподавателей катастрофически не хватает, особенно молодых.
  - Вон!- Закричал, не выдержав, ректор и открыл дверь.- Вон! Из-за таких, как Вы, Сталин миллионы людей уничтожил! Кляузник! Мерзавец! Вон!
  - Я жаловаться на Вас буду, Вы не ректор, Вы размазня...- Говорил Семен Львович, торопливо убегая прочь.- Вас снимут, вот увидите!
  - Пишите заявление об уходе!- Кричал вдогонку ректор.
  - Сам буду математику преподавать! Катись колбаской, старый осел!
  - Сам осел! Никуда я не уйду, а девчонку и тебя выживу! Так и знай!
  Естественно, все, что происходило в кабинете у ректора каждую неделю, знали все. Сплетни обрастали жуткими подробностями. Преподаватели ухмылялись, а Татьяна переживала. Вот и теперь, готовя себе кофе, она вспомнила Семена Львовича и решила, что более дурной среды, где работают научные деятели, не бывает. Зависть процветает, тайные интриги с неизменной улыбочкой на губах. Шепотки за спиной, с желанием занять место повыше, побогаче, за драку о часах, за богатых студентов, чтобы урвать денег побольше.
  Если отец уйдет с работы, ее и вовсе заклюют. Правда, были и порядочные люди, которые относились к ней по доброму. В основном, пожилой состав старой закалки. Нравился ей и ректор, который пережил инфаркт на нервной работе.
  Но как же не хотелось идти сегодня на работу! Как же не хотелось видеть вездесущего Семена Львовича, а особенно, Филимона. То ли она просто не выспалась, но у нее было такое чувство, что сегодня в ее жизни что-то должно измениться, причем, не известно в лучшую или худшую сторону.
  И изменилось. На работу она не пошла. Приняла ванну, сготовила себе вкусный завтрак, поела не торопясь и принялась за уборку квартиры. И когда позвонил встревоженный отец с вопросом.- Что случилось, детка? Почему ты дома?
  Ответила радостно.- Неохота!
  - Что неохота?- Не понял отец.
  - Неохота на работу идти и не пойду в университет никогда! Надоело! Неохота и все! Напишу заявление об уходе, а ты, папа, замени меня пока и скажи, что я заболела, лады?
  - Какие там лады?- Устало ответил отец.- Вечером поговорим. Жди меня с матерью.- И отключился.
  
  
  
   * * *
  Филимон, как всегда, явился на лекцию по теории механизмов и машин. И удивился - вместо Татьяны лекцию читал ее отец, профессор Подбельский. И как читал! Стояла оглушительная тишина. От профессора шел такой заряд энергии, что все студенты проснулись. Филимон сразу понял разницу в преподавании. Профессор - преподаватель от Бога. Свою лекцию он дополнял примерами из жизни, теория ожила, захватила слушателей целиком. Студенты быстро записывали лекцию, потому что писать было легко и даже завлекательно. Филимон не заметил, что он слушает лекцию, открыв рот. Он понял, кто писал диссертацию Татьяне. Ясно, что девушке такая работа не по силам.
  Лекция кончилась. Студенты сидели молча, не спешили покинуть аудиторию, завороженно смотрели на профессора, который, опираясь на палку, выходил из аудитории.
  В коридоре Филимон догнал отца Татьяны. Профессор, сутулясь и покашливая, направлялся в деканат. Филимон встал перед ним, загораживая дорогу.
  - Я потрясен, разрешите выразить свое восхищение вашей лекцией. Такого знания предмета, такой эрудиции, такого умения доносить знания до слушателей я еще не встречал в нашем университете. Вы гениальны, профессор!
  - Успокойтесь, студент!- Профессор утомленно смотрел на Филимона.- Спасибо за добрые слова. Но дайте пройти. Мне некогда.
  - Только один вопрос задать можно?
  - Задавайте.
  - Что с Татьяной Игоревной? Она заболела? Дело в том, что она для меня много значит. Девушка меня очаровала. Но она отвергла меня напрочь, я ей не нравлюсь, мало того, она меня презирает.
  Профессор поднял очки, взглянул на Филимона, улыбнулся и спросил.
  - Презирает? Но за что?
  - Она говорит, что я слишком красив, слишком талантлив, нескромен и просила ее не беспокоить, потому что я не похож на ее идеал мужчины...
  - Полагаю, что это первый случай, когда Ваши ухаживания отвергла девушка?
  - Первый.- Филимон потупился.
  Профессор не выдержал и засмеялся.
  - Но ведь Вы студент, а она преподаватель. И Вы ее моложе. Девушки любят мужчин старше себя, насколько мне известно.
  - Подумаешь, моложе! Мне двадцать третий год пошел, я учусь и работаю в солидной фирме программистом, неплохо зарабатываю. А разница в возрасте - всего-то два года, значения не имеет. Я ее люблю, Игорь Николаевич. Я жениться на Татьяне хочу.
  - Что я несу?- в панике подумал Филимон,- какая женитьба, какая любовь?
  Филимон отчаянно покраснел и опустил глаза. Профессор сочувственно похлопал Филимона по плечу.
  - Не переживайте, молодой человек. У Вас вся жизнь впереди. Вы еще не раз влюбитесь, по себе знаю. А Татьяна - девушка серьезная, ее завоевать трудно, даже Вам. Она Вам не верит. Поухаживайте за ней, я не возражаю. Друзей у нее нет, подруг тоже. Каюсь, что слишком мы с матерью ее опекали, никуда на развлечения не пускали, следили за ее поведением, как церберы. И вот результат - ни ухажеров, ни подруг. Одиночество не красит девушку, развиваются комплексы, неуверенность и душевная ранимость. Дарите ей цветы, льстите, уважайте, не наскакивайте на нее как петух. Но не мне Вас учить. Терпение, молодой человек, и еще раз терпение! Но могу еще кое-что добавить по секрету. Татьяна не заболела. Только сейчас я понял, что профессия преподавателя, которую я, как последний эгоист, ей навязал, не для нее. Она ведь неплохо рисует, музицирует, поет, окончила детскую художественную и музыкальную школы. В университете, да еще техническом, ей делать нечего.
  Когда я ей позвонил узнать, почему она не пришла на лекцию, она мне ответила так, что я чуть не упал.
  - Неохота,- сказала мне дочь.- Неохота мне идти в университет. И не пойду. Вот так-то.
  - А если Татьяна решила увольняться, то уволится, и я ее уговаривать не буду изменить свое решение. Пусть девочка живет своим умом, а не моим, как до сих пор жила. Вот я с Вами разоткровенничался, почему, и сам не знаю. А теперь, дайте мне пройти. Я уже опаздываю, некогда мне, уважаемый Филимон. До встречи.- И профессор торопливо удалился, стуча палкой.
  А Филимон прислонился к стене и долго стоял, проклиная себя за дурацкие слова.- Жениться - Ха! Любовь? Ха! Видимо, помутнение рассудка было. Красавицы за мной бегают. Зачем мне нужна эта серая мышь? А поухаживать можно для интереса. Цветы подарить? Это мысль. И еще конфеты. Девушки любят сладкое.
  Итак, вперед, Филимон! На завоевание серой мыши! Вперед и с песнями, как говорится!
  А в это время "серая мышь", напевая веселую мелодию, вешала шторы, прогнав от себя все мысли о Филимоне и рассуждала - купить ли ей коврик или что-нибудь из продуктов, потому что холодильник пуст. Но в это время прозвенел звонок, и явилась мать с полными сумками. А в сумках какие-то вкусности наверняка. Настроение у Татьяны поднялось. Мать поможет ей сварить обед, начнет ворчать и ругать глупую дочь, но эту ругань пережить можно, зато обед будет - это точно.
  
  
  
   * * *
  Фаина Григорьевна Подбельская, в девичестве Чухонцева, ушла от дочери, когда на Москву опустились сумерки.
  - Хорошо посидели.- Думала Фаина, дожидаясь троллейбуса или автобуса.- Поговорили душевно. Хорошо, что я бутылочку вина с собой принесла. Выпили на двоих, душевно выпили.
  И рассказала Фаина о своей жизни дочери то, что дочь не знала и знать не могла. О том, что она два раза неудачно замужем была, а Игорь Николаевич третий муж. О том, как она забеременела в тридцать четыре года, а когда ей исполнилось тридцать пять, отец ребенка женился на ней, потому что он порядочный.
  - Такой порядочный, что аж противно.- Жаловалась Фаина.- Ведь я в молодости разве такая была? Парней за мной гонялось, не перечесть! Хороша была собой, волосы рыжие, глаза зеленые, так и сверкали. Темпераментная, веселая, характер у меня - легкий, неконфликтный, а уж как пела, как танцевала! Засушил меня твой отец, подчинил себе, заставил меня конструкторские курсы кончить. А у меня только девятилетка была за плечами. Ну какой и меня конструктор, представь себе! Устроил меня Игорь работать на завод, так я там за доской почти и не сидела. Общественной работой занималась. Членом месткома была. Путевки распределяла, разные мероприятия организовывала. Мужикам нравилось. Сколько раз хотела я уйти от Игоря, да как уйдешь и ребенка без отца оставить? Зануда твой отец, и не спорь. Жить с ним вместе - наказание. Однажды не выдержала, напилась дома "в сосиску", пришел Игорь с работы, отволок в ванную, душ холодный на голову вылил, кофием отпоил и сказал:
  - Еще раз напьешься - выгоню в твою коммуналку, родительских прав лишу.
  - Я ведь в коммуналке до сих пор прописана, комната там у меня, шестнадцать метров. Сдаю я ее. А деньгами у нас Игорь ведает. В магазин хожу, он каждый чек проверяет. Это после того, как я однажды сдачу забыла, да пару раз кошелек с деньгами потеряла. А как он всех моих подруг разогнал! А как заставлял за тобой следить, чтобы не дай Бог не веселилось дитя, подруг не имела! А уж мальчиков - не дай Бог! Вот и ты, моя девонька, чуть не засушилась под его руководством. Но у тебя сила воли покрепче моей, правильно решила - нечего тебе наукой заниматься. И до сих пор ты еще не топтаная!
  - Как это не топтаная?- Не поняла Татьяна.
  - А так, что ты девушка до сих пор, а я уже в шестнадцать женщиной стала. А как я на гитаре играла! У первого мужа выучилась. Он красавцем был, но уж очень до женского пола охоч, потому и разошлись.
  - А второй - хороший человек был, шофером работал, но выпивал крепко. Однако, всегда просил, чтобы я песни ему пела под гитару. А твой отец гитару выбросил и тигра, что я купила. На диване так хорошо смотрелся, а он его кому-то подарил на день рождения. А вот кота твоего фиолетового я стерегла. Спрятала от его глаз подальше на антресоли. До сих пор с ним спишь и правильно! Успокаивают нервы игрушки любимые. А ты в меня пошла - не в него, ирода. Первой была в музыкальной школе, а как рисуешь - загляденье! Одну стену в зале разрисовала - блеск! Тропический лес целый, веселый такой лес, весь в зеленых зарослях и обезьяны там, и попугаи, и тигриная морда улыбается, из чащи выглядывает! И козочка впереди стоит...
  - Это косуля, мама.
  - Ну, пусть косуля, красиво-то как! И потолок у тебя в спальне синий в звездочках. Красиво! И шторки у тебя яркие, а у нас дома все бесцветное, уюта нет. И все три комнаты на север смотрят. Солнышка нет. Только на кухне бывает. Так я с кухни и не ухожу. Там и живу, считай. Но с другой стороны, справедливости ради сказать, прожила я с твоим отцом как за каменной стеной. Все заботы он брал на себя. И получал деньги хорошие при советской власти. А как пошла вперед демократия вонючая, сразу деньги на доллары поменял и Гайдар с носом остался. Доллары в сейф запрятал, в квартире сейф, в его кабинете, там до сих пор и лежат. Банкам он не доверяет. Так что без приданого ты не останешься. Есть денежки и немалые.
  - Да не нужны мне деньги, мама!
  - Еще как нужны будут, когда замуж выйдешь, да дите появится. Ты не бойся, подвернется какой мужик, не раздумывая - выходи. Родить опять же нужно. А если что не так, развод и делу конец. Другого найдешь получше прежнего. Только не прописывай к себе никого. Тут ум свой прояви. Ты умна, этого у тебя не отнимешь. Это от отца, и его рассудительность ты от него взяла. Но от меня ты тоже многое взяла, это ты позже поймешь.
  Таня удивлялась, краснела, переживала за мать, и незаметно они всю бутылку выпили, а потом вдвоем спели песню о рябинушке на два голоса. У матери сопрано, у дочери меццо-сопрано, глубокий чистый голос. Потом немного поплакали, обнявшись. Мать засобиралась домой, долго полоскала рот, заела конфетами и, вздохнув, отправилась к своему ироду, так она сказала на прощанье.
  Фаина Григорьевна долго ждала троллейбуса или автобуса, люди толпились, негодовали. Дождик пошел апрельский, тоненький, но мокрый, на то он и дождь.
  Наконец, подошел к остановке автобус полный, почти до отказа злых раздраженных людей. Фаина растолкала всех, ступила на ступеньку и тут левая нога ей отказала. Не поднимается никак, судорогой ее скрутило, боль адская. И вдруг сзади кто-то сильно хлопнул ее по заду и какой-то мужик заорал:
  - Давай бабка, лезь, что раскорячилась, старая, людям ехать надо, а ты не шевелишься!
  Фаина озлобилась.- Ах ты, мудак! Руки не распускай!- Развернулась и врезала коленом здоровой ноги прямо в самое незащищенное место здоровенному мужику.
  - А-а-а!- Заорал мужик и вывалился спиной из автобуса. Но падать ему не пришлось. Другие тела, желающие влезть в автобус, задержали падение. Но шофер уже захлопнул двери и поехал, несмотря на вопли и крики недовольных граждан. Судорога отпустила Фаину. Автобус тряхнуло, и Фаина плюхнулась на колени к какому-то парню.
  - Слезь, дура!- Заорал парень.
  - Ах, ты сволочь малолетняя! Нет бы пожилому человеку место уступить, еще и лаяться вздумал!- Она схватила парня за длинные лохмы и вытряхнула его с занимаемого места.
  - Прочь с моих глаз, недомерок!- Фаина уселась, положила сумку на колени и закрыла глаза.
  Парень растолкал людей и выскочил на следующей остановке, подальше от бешеной бабки. В автобусе было тихо, никто не захотел вмешиваться в разборки.
  Только один хилый мужичек в крепком подпитии, который не падал, благодаря сдавившим его пассажиров, вдруг сказал басом.
  - Вот что я и говорю. Ведь раньше бабы были не тощие, здоровые! У нас в деревне, как пойдет по улице, морда - во! Красная! Ведра с водой несет - залюбуешься!
  - А сейчас, вот посмотрите!- Он указал пальцем на даму, сидевшую у окна.- Вся накрашена, а морда-то синяя! Сама тощая как змея, никакая краска не поможет ей быть женщиной! Духами разит, а толку нет! Размалевалась, тьфу на тебя, кикимора и есть!
  - Ну и ехал бы в деревню.- Сказала дама.- Там тебе и место, пьянь несчастная.
  - И поеду!- Сказал мужичонка.- Оставайтесь в своей Москве вонючей!- И стал протискиваться к выходу.
  Пассажиры смеялись и дама вместе со всеми. Видно, была не злопамятна. Мужичек вылез из автобуса и тут же упал в грязь. Наконец автобус довез до нужной остановки.
  Фаина поплелась к дому.- Ох, Господи!- Думала она.- Вдруг ирод унюхает винный запах? Только нюхать и умеет. Мужик он давно никакой. В сексе никогда ничего не понимал. Несколько взмахов и все! В пятьдесят моих лет и взмахи кончились. А я женщина темпераментная, до сих пор мужик нужен. А где его взять? Да и ирода жалко. Не гоже ему рога наставлять. Работает на нас с Танькой из последних сил.
  А вот привести себя в порядок надо. Танька обещала со мной по магазинам походить, шмотки новые купить. И прическу надо новую, модную. И волосы покрасить. И жрать поменьше. А то растолстела, корова и есть.
  Фаина пришла домой, приняла душ, долго чистила зубы, оделась в платье, нацепила чистый фартук и поставила готовиться жаркое в духовку.
  - Бедный мой ирод ненаглядный! Приходит домой поздно, усталый, еле живой, голубчик мой. Поест и сразу в постель валится. Пора ему с работы уходить. Всех денег не заработаешь. Надо будет ему как-то это объяснить. Ведь живут же другие на пенсию и ничего... Экономно живут, а мы чем хуже их? Поживем, небось, пока Господь не приберет. Фаина загрустила.
  В кухне было чисто, уютно и пахло аппетитно. Ворчало радио "Эхо Москвы". "Перед употреблением встряхивать!"- Разразилось.
  - Для чего встряхивать? Чтобы дерьмо наружу вылезло?- Подумала Фаина.- Надо позвонить им, чтобы не выкаблучивались. Идиоты!
  
  
  
   * * *
  Накормив мужа, Фаина увидела, что Игорь Николаевич переоделся и, конечно, собрался ехать к Татьяне.
  - Игорь, а я уже у Таньки была, никак ты к ней собираешься? Поздно уже, дождь идет, а я все, что нужно, уже выяснила. Дождись выходного дня, тогда вместе поедем. А сейчас ты устал, да и ехать ни к чему. Я Таньке сказала, что в воскресенье подъедем. Ложись-ка спать пораньше, я уже постельку расстелила.
  - Пожалуй, ты права. Ноги не держат. Устал.
  Фаина заставила мужа принять душ, вытерла его мохнатым полотенцем, подала пижаму, помогла ее надеть. Что-то в последнее время муж стал мерзнуть даже под пуховым одеялом. Улеглись на широкой мягкой постели. Слабо светил ночник.
  - Ну, спрашивай.- Сказала Фаина, подкатившись к мужу под бочек.
  - Не нукай. Сама рассказывай все по порядку.
  - Привезла я ей продуктов, кое - что из постельного белья. Комнаты все обошла и выяснила - хозяйка она никакая. Полы мыла, только грязь развезла. Ванна - черная, не отмытая. Посуда не домыта, кастрюли жирные. Ложки, вилки грязные. Посуда в раковине горой стоит не мытая. Холодильник пуст. А чем питается? Полуфабрикаты в микроволновке разогреет - вот и все питание. Кофе - дрянь, варить и готовить не умеет, обувь валяется с тапками по всем углам. И честно тебе заявляю: это мой недосмотр. Да и когда девочке учиться было хозяйствовать, ведь ты ее все учил, да учил наукам, а к жизни она не приспособлена. И если замуж выйдет, мужик быстро от нее сбежит. Ведь что мужику прежде всего надо?
  - Это интересно. Что же мужику прежде всего надо?
  - Прежде всего - темпераментный секс.
  - Неужели?- Профессор вдруг понял, что он темпераментным сексом не обладал, а Фаина с ним всю жизнь мучилась. Но не изменяла, он бы заметил.
  - Конечно, мужик сейчас пошел слабый. Стрессы разные, работа из последних сил их угнетает. Экология опять же. Некачественное питание. А хуже всего на свете - ревнивая жена, а если еще и изменяет, совсем кошмар.
  - Да ты у меня философ. А если мужик изменяет?
  - Он, конечно, должен изменять, если жена фригидная и при сексе мух считает. Но пусть изменяет осторожно, особенно если дети есть, если жена все понимает, сцены не устраивает, хозяйка хорошая, мужа старается ублажить. И вообще, жена - есть жена. Это - святое.
  - Ну, хорошо, мы несколько от темы отклонились.
  - Так вот. У меня теперь задача ее хозяйствовать научить. Первый урок уже был. Полы я ей отмыла. Бельишко грязное в стиралку запустила. В кухне на струнах вместе с ней повесили то, что постирали. Шторы, что она купила, повесили. Потом обед вместе готовили. И, знаешь, учится она быстро и недовольства не проявляла.
  - А бутылку вина зачем выпили?
   - Унюхал все-таки. Молодец ты мой!- И Фаина поцеловала мужа в нос.- Ты пойми, пить тоже надо уметь. А она вовсе пить не умеет. Вот пойдет в какую-нибудь компанию, и что? Представляешь, что будет, если она после одной рюмки под стол упадет? Или трезвая сидеть будет на пьяные рожи смотреть? Радости мало. А девочке надо и друзей иметь, и мужчину где-то себе выбрать. Не на улице же.
  И что еще удивительно. Сидим мы с ней обедаем и вдруг звонок. Я в глазок глянула - какой-то мужик перед дверью стоит с букетом белых роз. Мужик так себе - сутулый, высокий, лысый, но чем-то привлекательный. Я, конечно, открыла. Он вошел, кепочку снял и букет Таньке вручил. Она от удивления глаза вытаращила и спрашивает - Вы квартирой не ошиблись?
  Тот отвечает - Не ошибся, Вы - Татьяна Игоревна Подбельская? Я отвечаю - Так точно!- Просили Вам вручить. Так что я не ошибся. И нахальный такой. Курточку снял и вошел в квартиру, стал вазу искать, а вазы у Таньки нет. Я ему трехлитровую банку подала. Он воды налил и букет туда сунул. А розы - красота. На длинных ножках и пахнут офигительно. А потом он из своего рюкзачка коробку конфет вынул и Таньке подает. Я такой большой коробки сроду не видела. Конфеты шоколадные, фирма иностранная поставляет. Так вот. Мужик сказал, что его зовут Василием. Познакомились. Он мне руку поцеловал, представляешь? И сказал, что цветы и конфеты от его друга и этот его друг Татьяну беззаветно любит, но имени своего просил не говорить.
  - Знаю я этого друга. Филимоном его зовут. Красив, нахален, умен. Студент. Сказала Татьяна.
  - Ну, нам студенты не надобны. А откуда у него деньги на такие дорогие подарки? Кстати, Василию уже лет тридцать, не меньше. И он мне понравился, хотя и неказист. Обедал с нами. Ел так - любо дорого было смотреть. Интеллигентно и с аппетитом. А потом посуду нам с Танькой вымыл. Откланялся и ушел.
  - Ну мы с Танькой еще посидели. Бутылку допили и песни стали петь. А голос у Татьяны лучше моего намного. Ей бы в певицы идти. Или в художники. Сказала мне она, что в какую-то Строгановку поступать собирается. Эх, Игорек, а как она стену в зале расписала! А какие веселенькие шторки купила! И с фиолетовым котом вместе спит.
  - Что за кот?- Удивился Игорь Николаевич.
  - Игрушка ее детская, на антресолях у нас хранилась.
  - Ты спрятала?
  - Я.
  - Молодец.
  - Конечно молодец. Игрушка любимая. Пусть будет.
  - Пусть.
  - Так вот, я список составила, что Татьяне надо срочно купить.
  Но далее Фаине не пришлось рассказывать, что она решила дочке купить.
  Муж повернулся на бок и тихо захрапел. Фаина накрыла его одеялом и тоже уснула, оставив разговоры на потом. Стало тихо. Ночничок горел, чтобы пожилые люди, если приспичит ночью выйти в туалет, не споткнулись и двери не перепутали.
  
  
  
   * * *
  А Василий явился к Филимону с докладом, как договаривались, Филимон подал чаю с пирожками с мясом. Но Василий от чая отказался и от пирожков тоже.
  - Я у твоей Татьяны наелся на три дня вперед. И чаю с домашними пирогами пил. Пирог - во!
  - Не чета твоим пирожкам. Итак, докладываю:
  Девушка - золотая. Но не для тебя. Ей муж нужен, а не ты - прохиндей. Я бы на ней женился, хоть завтра: такая милая, нежная, ласковая, чуткая, без косметики, волосы густые, каштановые, вьются. Глаза чистые, ясные, без всякой лжи и кокетства. Фигурка изумительная. Ножки хороши, попочка, грудки - все в норме. Росточек небольшой. Ручки и ножки маленькие. Розам и конфетам особенно не обрадовалась. Сразу поняла, что от тебя, хотя я имени твоего не называл. Мать у нее - молодец. Думаю, что если бы не она, Татьяна мне двери не открыла.
  Квартирка трехкомнатная в хрущебе. Но чисто кругом и уже уютно, хотя квартира еще не обустроена. Видно, недавно переехала. В общем, эта девочка для меня, а не для такого прохиндея, как ты. Ну, влюбишь ты ее в себя, бросишь, а она страдать будет, плакать, переживать. И вовсе она не серая мышь, как ты ее обзываешь.
  - Влюбился зараза! Так я и знал. Сволочь ты после этого, Васька! А вот если я на ней женюсь, что скажешь?
  - Ты?! Женишься?! Сдурел? Да раньше планета рухнет, чем ты женишься! И не думай! Не позволю! Она не для тебя, паразит хренов!
  Филимон потемнел лицом и схватил Ваську за грудки. Но тут на счастье Васьки, свет во всем доме вырубился. Дом был старый, в центре Москвы стоял, но скоро его должны были снести, а жильцов расселить. То электричество вырубалось, то воды никакой не было - ни горячей, ни холодной, то штукатурка с потолков и стен валилась.
  Когда Филимон пришел в себя, Васьки не было.
  - Улизнул, скотина. Что он, дурак, с каратистом связываться.- Подумал Филимон.
  - Однако, влюбился Васька, вот незадача, так и друга потерять можно. И что теперь делать, ума не приложу.
  Филимон не стал пить чай, улегся на жесткую кушетку, пытался уснуть, но всю ночь не спал, ворочаясь с боку на бок, и ничего путного не придумал.
  В конце концов, решил - Мне экзамены сдавать надо, диплом получить. А Татьяна? Что такое Татьяна? Пусть все идет, как идет. Господь лучше знает, что делать. А как же быть со свободой воли, что он человечеству по великой милости предоставил...?
  
  
  
   * * *
  Отношения между друзьями разладились. Васька в гости не приходил. На работе только и виделись, ибо работали в одной фирме. Васька очень изменился. Он прикупил себе новый модный плащ, костюмчик, несколько свитеров яркой расцветки, джинсы, сменил куртку и обувь. Курить бросил. На вопросы Филимона о Татьяне отвечал неохотно. Но однажды Василий разговорился. Он сообщил, что навещает Татьяну часто, но только тогда, когда ее мать приезжает к дочери. Чтобы скромную девушку не пугать. Розы и конфеты дарит теперь от себя. Розы она любит, а конфеты не очень. Зато мать конфеты обожает. Перечинил у них в доме сантехнику, повесил люстру, привел в порядок старый компьютер, который был заражен вирусом и часто зависал. И учит Татьяну на нем работать.
  - Помять у нее!- Восхищался Василий.- Мне бы такую! Умница! Не бездельница! Мне велела по утрам зарядку делать. Делаю. Гантели купил. С матерью и с ней по магазинам ездил. Все одежки она для меня выбрала. А мать у нее - огонь! Ко мне относится как к сыну. Разную мебелишку Таньке прикупил. И новые одежки. А иногда Фаина Григорьевна просит меня сопровождать ее на рынок за покупками и помочь ей сумки донести до Таньки или в свою квартиру.
  А покупать она умеет. Весь рынок обойдет несколько раз, даже я устаю, а ей хоть бы что. Вот в прошлое воскресенье мы с ней рынок обошли, вышли из него, а возле рынка на ящике сидит женщина, продает свинину, никто не покупает, а она плачет. И рассказала, что приехала из села, порося своего вырастила на продажу, а ее на рынок не пустили.- А у меня и денег уже нету, все на дорогу извела, а дома - трое детей малолеток, рощу одна, муж умер от пьянки.
  Так Фаина Григорьевна у нее всего порося купила, еле мы свинину до ее дома приволокли, порубили и в громадный холодильник положили в морозилку. А половину Татьяне отвезли.
  В другой раз у мужика культурного, тоже возле рынка, яблоки - антоновку купили. Целое ведро. И Фаина Григорьевна сказала, что на рынке яблоки - дрянь. Красивые, а вкуса настоящего в них нет. И дорогие. А капусту она сама квасит и Татьяну учит. Такую вкусную капусту я с роду не ел. Она ее квасит с огурцами и яблоками. А огурцы тоже надо уметь выбрать. Покупать - только наши, иностранные не годятся, у нас огурцы пчелы опыляют, а у них - нет. Поэтому, наши огурцы вкуснее и полезней.
  - Да что ты мне о свинине, да о ее матери рассказываешь.- Разозлился Филимон.- Как у тебя с Татьяной-то? Предложение делал?
  - А как же! Как приеду к ней, так и делаю. При матери, конечно. Фаина Григорьевна говорит, что я, как зять, гожусь на все сто, и ничего против меня не имеет. И Таньку уговаривает, чтобы за меня замуж вышла.
  - А Татьяна?
  - А Татьяна смеется и говорит, что любит меня как брата, что такого друга как я у нее никогда не было, но замуж выходить ей пока рано, надо сначала образование в Строгановке получить.
  - А как она рисует, Филимон! Мать ей краски купила, мольберт, и все что нужно для рисования, кисточки дорогие и прочее.
  - А вчера мы ей коврик купили, чтобы лежал у постели и у нее ножки не мерзли, когда встает. Дом старый, дует из всех щелей. Так я ей щели законопатил. Теплее стало.
  - А про меня что-нибудь спрашивала?
  - Никогда.
  Филимону захотелось Ваську придушить. Еле удержался, чтобы не врезать по самодовольной Васькиной морде.- Влюбился скотина! В его девушку! Друга предал, гаденыш!
  Но радоваться Ваське особенно не приходится. Сестренку заимел. Служит у нее на посылках, да обеды ест. Вот и вся выгода.
  А если Татьяна его не полюбила, то и не полюбит никогда. Филимон знал, что любит она его. Невидимые нити их связывают, и что хочет она его как мужчину, и думает о нем, и мечтает его увидеть.
  - А поет как!- Продолжал разливаться соловьем Васька.- Под гитару. Гитару мать ей купила. Да только все песни грустные. И кажется мне, Филимон, что не светит мне ничего, кроме дружбы. И боюсь я, что ты ей не безразличен. Борьба с собой у нее видна. У нее ведь все на лице написано. И если мне ничего не светит, так пусть светит у тебя. Я хочу, чтобы Татьяна была счастлива. Я понял, что ты Таню любишь. Только сам еще не понял, что любишь. Так что думай, думай друг, такой милой девушки во всем мире не сыскать. Не обижай ее, как друга прошу. Девственница она. Это я нутром чую. Когда решишься, я тебя в дом к ней приведу, если захочешь. И не серая она мышь, заруби себе на носу. Филимон растерялся. Обнял Ваську, и мир между ними был восстановлен.
  
  
  
   * * *
  Прошел месяц. Филимон сдал экзамены экстерном и получил красный диплом. Отправился на прием к шефу и положил диплом на стол. Вадим Рафаилович Сухимоншвили разулыбался, поздравил Филимона, встал из-за стола и подошел к Филимону близко, очень близко. Погладил его по щеке, глазки плотоядно блестели, руки шефа дрожали.
  - Это еще что такое? Филимон отпрянул от шефа.
  Неужели Вадим Рафаилович мальчиков любит? Вот, не было печали... Но, ведь у него жена - "дама приятная во всех отношениях", двое детей... Не может быть...
  Шеф вздохнул и уселся за стол.
  - Филимон - сказал шеф обычным командным голосом.
  - Я назначаю тебя своим первым заместителем. Зарплата, конечно, утраивается. Будешь руководить компьютерщиками и разработчиками новых программ. Впрочем, ты давно руководишь ими. Василий Иванов будет твоим замом, согласен?
  - А Иванову зарплата повышается?- Поинтересовался Филимон.
  - Естественно. Знаю, что вы друзья. Приветствую.
  - А куда же девать прежнего начальника отдела?
  - Уволил. Всю работу на тебя свалил, толку от него никакого. Разбаловался, на работу через день является. Сивухой от него несет, одни девки на уме. Зачем нам такой кадр? Так, согласен?
  - Естественно - сказал Филимон. И они оба засмеялись.
  - И как ты за один год сумел университет окончить, да еще с красным дипломом? Я всегда удивлялся, зачем тебе нужны знания о стали и сплавах?
  - Знания никогда не мешают. Особенно диплом инженера. Кто его знает, как жизнь дальше повернется? Учиться было нетрудно. Я даже все диссертации кандидатов и докторов наук университета изучил. Разочаровался. Только одна диссертация мне понравилась. Профессора. Он сопромат преподает. Очень талантливый человек. К сожалению, стар, но мозги у него пока на месте. Редко кому на экзаменах четверку ставит, а я один из всех студентов пятерку получил. Похвастался Филимон.
  - Да, скромностью ты не страдаешь.- Шеф закурил сигару и приказал секретарше принести кофе.
  - Скромность талантливых людей не украшает,- Рассердился Филимон.- Еще хотел Вас попросить вот о чем, Вадим Рафаилович. Вышеупомянутый профессор Подбельский попросил его заменить на должности консультанта. Он работал по совместительству на известном заводе. Инженеров грамотных сейчас мало. Дефицит. Можно я буду раз в месяц по нескольку дней отсутствовать? В командировки ездить? Основной работе эти поездки не повредят. Обещаю.
  - Да проси все что хочешь, дорогой мой! Поезжай, когда захочешь и куда захочешь.- Глаза у шефа снова стали маслеными. Филимон содрогнулся, но виду не подал.
  Они душевно поговорили о разной ерунде, выпили кофе, шеф проводил его до дверей и снова погладил его по щеке.
  - Приходи, дорогой, когда захочешь. Твоя красота и обаяние мне настроение поднимает. А приказ о твоем назначении уже подписан.
  Филимон был рад унести ноги, быстро ушел и направился к себе в кабинет. Вызвал Василия, рассказал о новостях. Шепотом, на ушко поделился мыслями о необычном поведении шефа. Васька так удивился, что чуть со стула не упал.
  - А как же жена и дети?- Спросил он и загоготал.- Вот это новость, так новость!
  И сказал фразу из старого анекдота:
  - Ничего, что китаец! Был бы человек хороший!
  
  
  
   * * *
  На другое утро к новому начальнику компьютерного отдела явился начальник отдела сбыта. Он вбежал в кабинет, с разбега плюхнулся в кресло и потребовал кофе.
  Самуила Абрамовича Зельца любили. Маленького роста, толстый, с круглым животиком, еврейским горбатым носом, он был подвижен, как ртуть. Великий оптимист и хохотун. Черные густые жесткие волосы вились, как у пуделя, и стояли дыбом на крупной голове. Наверное, расчесывал он их не чаще одного раза в месяц. Он вытаращил на Филимона хитрые глазки и завопил:
  - Поздравляю с назначением! Поздравляю с получением диплома!- Самуил Абрамович вскочил с кресла, обнял Филимона и трижды облобызал.
  Филимон схватил начальника сбыта в объятия и усадил в кресло. Вошел Василий с подносом, где стояли разномастные большие чашки с кофе. По кабинету разлился чудный кофейный аромат.
  - Поздравляю тебя, Василий! С назначением, голубчик!- Самуил снова вскочил с кресла и долго тряс руку Василия, улыбаясь, и открыв в широкой улыбке крепкие белые зубы.
  Хорошо, что Василий успел поднос с кофе поставить на стол, прежде чем Самуил Абрамович ринулся к нему с поздравлениями. Филимон снова усадил начальника сбыта в кресло.
  - Посидите спокойно, уважаемый Самуил!- Филимон отнес чашку с кофе Самуилу.- Пейте на здоровье и закусывайте печеньем.
  -- Движение - жизнь!- Заявил Самуил, облившись кофе, и не заметив этого.- А я к Вам с предложениями и никто, как ты, Филимон, не сможет их воплотить.- Самуил Абрамович допил кофе, уничтожил пачку печенья и довольно откинулся на спинку кресла.
  - Садитесь, молодые люди, и слушайте внимательно старого, могучего зубра! Мимоходом замечу, что начальник влюблен в тебя, Филимон. Ему по душе твоя красота и незаурядный ум. Любит мальчиков. Об этом все знают. Особенно красивых. У него и любовник есть. Об этом тоже все знают, кроме вас, бестолковых компьютерщиков.
  - А как же жена и дети?- Спросили вместе Василий и Филимон.- Непонятно.
  - Сам удивляюсь.- Самуил вознес коротенькие толстые руки кверху.- Однако, жена есть. Сыновья учились за границей. Успешно закончили учебу и остались жить в Англии. Его жена живет в России, и, похоже, у них с мужем полное взаимопонимание. Она - душечка. Развода не просит. И не мешает Вадиму развлекаться по-своему. Такие вот дела.
  - Но я пришел к Вам совсем по другому поводу. Во-первых,- Самуил поднял толстый палец,- Нам необходима реклама. По радио, по телевидению, наконец. Наши компьютеры обладают высоким качеством, стоят дешевле, чем у конкурентов. Продаются неплохо. Но недостаточно. Склад завален продукцией. Это никуда не годится. Реклама нужна как воздух. А Вадим на рекламу денег не дает. Говорит, что и так все знают, что наши компьютеры лучшие в стране и не надо раздражать конкурентов. А конкуренты - не дураки. У них реклама на высоте и сбыт лучше нашего. Так что тебе, Филимон, и карты в руки. Только ты можешь уговорить шефа не жмотничать и дать деньги на рекламу.
  - Во-вторых,- Самуил поднял второй палец,- Замечал ли ты, как выглядят твои подчиненные?
  - А как они выглядят? Обычно, по-моему.
  - Они страшные, как смертный грех. Посмотри на них внимательно, Филимон. Компьютерная зависимость - это тебе не хухры-мухры. Их всех поголовно лечить надо. А то, не ровен час, все издохнут от перенапряжения, и тебе придется набирать новый состав работников. А предлагаю я следующее:
  - Нам необходима нормальная еда. Сейчас компьютерщики питаются бутербродами и пьют кофе литрами. В нашем офисе неиспользованного места много. Идем вместе с тобой, Филимон, к шефу и требуем оборудовать кухню, нанимаем повара и официантку. Это обойдется дешевле, чем заказывать обеды в офис. Покупаем холодильник и загружаем его продуктами. А так же - столики, стулья и что там еще? Плита, конечно, ложки, вилки, тарелки, кастрюли, сковородки. Пусть повар список составит, я тут не компетентен. И мои люди будут довольны. Им тоже обедать надо. А то из дома еду приносят на работу. Едят целый рабочий день, кто когда захочет, дух стоит омерзительный, все это отвлекает от дела и пользы не приносит. Или бегают жрать в кафешку напротив, а там - дорого. Сам туда хожу. И кофе у них - дрянь. И чай - дрянь. И пицца - черствая. Пирожные в рот не возьмешь. Дрянь. Бутерброды лежалые. Им сто лет в обед. Короче, нормальное питание нам необходимо. И производительность труда резко возрастет, это я тебе, Филимон, как другу обещаю, поскольку голодный работник, да еще с гастритом - не работник, а мученик.
  - А кто за еду платить будет?- Спросил Василий.
  - Фирма должна платить. Но некоторую сумму отъять у работников с зарплаты придется. А то шеф с ума сойдет от жадности и никакой кухни не будет и обедов также.
  - Дельно.- Ответил Филимон.- Согласен. Обед с двух до трех и никаких перекусов. Можно разрешить чай с булочками в пять вечера. Пятнадцать минут передыха.
  - И в одиннадцать дня.- Сказал Василий.- Чай с бутербродами предлагаю. Еще пятнадцать минут на перерыв.
  - Об этих перерывах в работе шефу докладывать не надо,- Сказал мудрый Самуил.- А начальнику отдела кадров и службе безопасности - надо. Им тоже обед необходим и перекусы. И бухгалтерам, и уборщицам и дворнику. В общем, всем. А шефу пусть приносят обед на рабочее место, чтобы он в столовой людей не пугал.
  - И перекусы приносить?
  - И перекусы. А то он что-то сдал за последнее время. Не молод наш шеф. И работа у него вредная, нервная, как бы не скопытился. Я замечаю - таблетки глотает, сердце у него давно барахлит. Секретарша доложила - коньячком балуется. Ест плохо. Аппетит на нуле. Вот так-то, молодые люди. Здоровье не купишь. Его беречь надо.
  - Так!- Самуил вскочил с кресла и стал бегать по кабинету.- Далее,- Самуил опять поднял палец.- Твои работники, Филимон, я уже говорил, выглядят страшней войны. Фигуры жуткие, одно плечо выше другого у всех. Вот, Василий, взялся за преображение, молодец. Слыхал, ты зарядку по утрам делаешь с гантелями, на турнике висишь, умно поступаешь, дорогой. И внешний вид изменился. К лучшему. И не воняешь.
  - Филимон!- Завопил начальник сбыта.- К тебе в отдел нельзя войти без противогаза! Смердит нестерпимо. Вонь дикая идет от твоих неумытых работников. Они когда-нибудь душ принимают? Они вообще моются когда-нибудь? У них мускулы как тряпочки висят. И как они одеты в свои грязные шмотки?! Если заказчик к вам зайдет, его на носилках вынесут. Такого запаха пота, такой вони свежий человек не вынесет. А внешний вид? Скрюченные, худые. Ты заметил, наши девушки ваш отдел за километр обходят.
  - Итак, предлагаю: оборудовать медицинский кабинет, провести диспансеризацию на месте, в офисе, ибо твои работники в больницу не пойдут ни за что. И нанять врача и медсестру на полставки. Далее. Нам необходим тренер. Думаю, волейбол подойдет. Оборудуем физкультурный зал, закупим тренажеры и сделаем волейбольную площадку с сеткой, как положено. И самое главное - сауна необходима, душ. Чтобы все твои работники после спортивных упражнений каждый день мылись под душем, а раз в неделю - в сауне. Парикмахера пригласим. Пусть негодяев подстрижет. Всех! До единого!
  - И вас тоже!- Расхохотался Василий.
  Самуил опешил. И рассмеялся.- Пусть и меня стригут как овцу. Времени у меня нет для похода в парикмахерскую. Я там не был с прошлого года, жена ругается, говорит, пуделей чаще стригут. Ну вот, пока и все на первое время. Пусть бухгалтерия смету грамотно составит. Проводи совещание, Филимон. А когда смета будет готова, тут мы шефа возьмем за жабры. Кроме того, составь научный отчет, это ты можешь. Посолидней, с графиками. Определи процент повышения производительности. Выведи формулы прибыли в долларах. Приведи цитаты разных умников по этому вопросу. Чтобы все было тип-топ, и выглядел отчет убедительно. Шеф любит такую фигню.
  - Как только отчет и смет будут готовы, идем все вместе к шефу. Убеждать его будешь ты, Филимон, смотри на шефа умильно, будто он тебе отец родной. Ты, Василий, вздыхай надрывно, скажи, что все компьютерщики без ухода скоро вымрут, как динозавры. Я, конечно, буду помалкивать, чтобы шефа не волновать. Секретарша говорит, что как только он со мной пообщается, сразу бежит коньяк пить и закусывает его валидолом.
  - Ну все, ребятки! Думайте, шевелите мозгами! Мне пора.- И Самуил Абрамович умчался, оставив после себя перевернутую чашку, крошки на полу и стойкий запах мужского парфюма.
  
  
  
   * * *
  И вскоре началось преображение компьютерного отдела и компьютерщиков. Началось с того, что всех компьютерщиков выгнали в коридор, пришли три уборщицы с тряпками, ведрами и пылесосом. Открыли все окна, заметая свежий майский ветерок. Три раза мыли пол. Смели пыль со столов, стен и пола. Пришли рабочие, починили столы и стулья. Покрасили стены и побелили потолки, убрали за собой весь мусор. Снова пришли уборщицы. Компьютерщиков на время ремонта отправили на неделю в неоплаченный отпуск. Велено было всем гулять в парках и забыть о работе. Как они там гуляли - неизвестно. Но явились в офис по-прежнему вонючими, грязными и недовольными. Филимон погнал их к парикмахеру, затем в сауну, которая уже работала. Велел остричь ногти на ногах и руках. После этого, выдал им новые футболки, белье, джинсы и спортивную форму. Не забыл и о новой обуви. Ботинки и тапки были дешевыми, но радовали глаз. Шмоток закупили несколько комплектов.
  После этого, Филимон распорядился всем ребятам одеться в новые футболки, трусы и спортивные тапки. Выстроил их вдоль стены и ужаснулся. Сутулые, все, как один, в очках, с тощими ногами и руками, с выпирающими ребрами, позвоночниками, расхлябанные и не умеющие стоять прямо. Воистину, ребята представляли собой столь жалкое зрелище, что Филимону захотелось рыдать. Прав был Самуил, тысячу раз прав!
  - Посмотрите друг на друга, работнички!- Зарычал Филимон.- До чего себя довели! Скособоченные уроды! Но я займусь Вами всерьез! Спортом будете заниматься с утра час и после работы полтора часа! Тех, кто будет отлынивать и проявлять недовольство, сначала квартальной премии лишу, а на кого не подействует - выгоню с работы. Поняли, уроды?
  - Круто, начальник!- Сказал Василий, который выглядел лучше других.- Не торопись. Дай некоторое время на преображение, а то ребята сами от тебя убегут. Их убеждать надо нежно, а не рычать. Сначала я большое зеркало принесу из приемной, чтобы ребята на себя посмотрели. Они давно забыли, что зеркала существуют. И что же парикмахер их не побрил, за что ему деньги платят?
  - Васька! Гони сюда парикмахера, пока не ушел. Там девки у него стричься хотели. Гони его сюда, немедленно! Волоки зеркало!
  
  
  
   * * *
  Удивительное дело! Через неделю вся новая одежда и ботинки стремительно потеряли нарядный вид, стали мятыми, грязными, вонючими и нравились работникам гораздо больше, чем новые.
  Филимон погнал ребят в сауну, выдал новый комплект одежды, заплатил уборщицам из своего кармана. Они собрали грязные шмотки, постирали у себя дома, отгладили и отчистили обувь до блеска. Спортивные тапки вымыли и высушили. Кроме того, после сауны, Филимон всех обрызгал своим одеколоном. Ребята стойко выдержали процедуру и перестали вонять потом. Форточки были открыты настежь, в комнате - чисто, уютно, просторно. Новые веселые занавески на окнах радовали глаз. Работники уселись за компьютеры и погрузились в виртуальный мир. В одиннадцать часов явилась миловидная девчушка, привезла на столике горячий сладкий чай в кружках с лимончиком.
  -Отдых!- Сказал Филимон.- Всем взять чай и бутеры по три штуки. Пятнадцать минут на перекус. Жевать не торопясь, как доктора советуют. Оторвись, кретин!- Он за волосы вытащил со стула молодого парнишку, который ничего не видел и не слышал, прибывая в виртуальном мире. - Всем есть, я сказал!
  Девушка хихикала, собрала грязные кружки, объедки и удалилась. Уборщица стояла наготове, замела пол, собрала мусор в корзину и, ворча, вышла из компьютерного отдела, который она стойко ненавидела.
  В два часа дня Филимон погнал ребят на обед. Никто идти есть не хотел, но Филимон отдал приказ, и они подчинились, нехотя, с упреками и даже с воплями. Однако, аппетит пришел к ним неожиданно и неотвратимо. Все съели салат, борщ, шницель с пюре и помидором, выпили вкусный компот и явились на рабочие места в лучшем настроении, чем ушли.
  А после работы Филимон отвел ребят в спортивный зал и сдал тренеру, седому серьезному человеку, который в свое время входил в лучшую десятку волейболистов страны.
  Филимон уже собирался уходить, когда к нему явился хмурый тренер, уселся в кресло и устало спросил:
  - Вы кого мне подсунули для тренировок, начальник! Сроду я такой немощи не видел. Их же лечить надо в больнице, а не тренировать.
  - Уже лечат. Витаминами и уколами. Они скоро станут посильнее, гарантирую.
  - На что мне Ваши гарантии... Уйду я от Вас от такой напасти. Я их сначала бегать трусцой заставил, так они через минуту задыхаться стали. Подтянуться хоть один раз на турнике никто не смог. А самый молоденький сел на лавку и заплакал. Я их в кружок выстроил, встал в середину и попросил их мяч ловить. Кидал мяч им прямо в руки, ни один не поймал. Это что такое, я Вас спрашиваю? Пошли Вы все в ж..у. Ухожу и точка. Здесь психолог нужен, а не тренер.
  - Психолог есть и с ними уже беседовал. И еще придет.- Уверил тренера Филимон.- Вы присмотритесь к ним внимательно, Сергей Ильич. Неужели Вам ребят не жаль? Компьютерная зависимость - это болезнь - не спорю. Но на таких трудоголиках вся наука держится. Они же, как дети, неразумные и чистые душой.
  Филимон встал, достал из сейфа пачку денег и отдал тренеру.- Я знаю, Вам трудно живется, Сергей Ильич. Жена с вами развелась. Мать старуха болеет, лекарства нужны дорогие. Дочь на работе из сил выбивается, двое внуков у вас. Их растить надо, воспитывать, им питаться надо хорошо. Я с руководством договорюсь, пусть обедать к нам приходят. Бесплатно. Я вам репетиторов домой пришлю, пусть ребят подтянут, а то учатся плохо, и надзора за ними нет.
  - Откуда Вы все знаете?- Набычился тренер.
  - Мне о своих людях, что работают на меня, все знать надо. Без этого нельзя. Вы не сердитесь. Берите денежки, от души даю, обеспечьте матери уход, наймите ей медсестру. Если надо, в хорошую больницу положим. Пусть подлечат. Стариков беречь надо. Правильно?
  Тренер встал, положил деньги в карман.- Ладно, уговорили. Деньги и правда очень нужны. Спасибо за помощь. Попробую ребят ваших сделать посильнее. Только быстрых результатов не ждите. И еще. Есть у меня старая подружка. Нетрадиционной медициной занимается. Имеет диплом врача. Она когда-то нашим спортсменам очень помогала. Давайте ее пригласим. Пускай полечит Ваших трудоголиков.
  - Согласен. Приводите Вашу подружку. Пусть лечит ребят нетрадиционно. Я на вашу рекомендацию полагаюсь. Правда, сейчас шарлатанов развелось в этой области немерено.
  - Не шарлатанка она, а врач высокой квалификации. А про ее методы лечения советую никому не рассказывать, чтобы сплетен не было. Зовут ее Анастасией Федоровной, вот Вам ее телефон. Только одно затруднение есть. Денег она за лечение не берет. Однако, бедствует, живет одна на свою пенсию. Как ей помочь, не знаю. Может обедами?
  - Поможем. Я подумаю как.- Уверил Филимон тренера.
  - Пойдемте, я Вас на машине до дому подброшу.- Филимон недавно купил себе жигули и сдал на права на вождение.
  - Уже вечер поздний, пробок мало. Поехали домой, Сергей Ильич. Завтра утром ждем Вас, как обычно.
  
  
  
   * * *
  Прошло полгода. Филимон жил теперь в однокомнатной квартире на окраине Москвы в новом доме. Сначала ему предложили комнату в коммуналке в центре Москвы, опять же в старом доме. Или на выбор - отъезд на окраину, зато в отдельную квартиру. Филимон выбрал второй вариант и срочно купил машину, иначе на общественном транспорте дорога на работу занимала час и сорок минут в один конец. Несчастных новоселов в часы пик вносила толпа в автобус, который довозил до ближайшей станции метро за сорок минут. И только тогда, когда двери автобуса распахивались прямо перед людьми, можно было влезть в его нутро. Даже такой сильный и молодой человек, как Филимон, влезал в автобус с третьей попытки. Надо было не упасть, когда разъяренная толпа тебя вносила внутрь. Кому не удалось сесть, стояли впритык к друг другу, иногда возникала ругань, но чаще всего все спали. Спали даже те, кто стоял, положив голову на плечи друг другу, закрыв глаза и расслабившись по возможности.
  Филимон взял ссуду в банке и купил новые жигули последней модели. Выбирали машину долго и придирчиво. Васька привел приятеля, который работал в автосервисе, и втроем они выбирали машину часа три, не меньше. Приятель, которого звали Лехой, ругался с продавцом, поливая его трехэтажным матом. Продавец, разозлившись, отвечал Лешке соответственно, пока не прибежал его начальник. Он разнял мужиков, которые уже собирались драться. Продавец убежал, а начальник предложил покупателям выбирать машину сколько душеньке угодно. Наконец, Леха выбрал машину светло-серого цвета, погладил бока и сказал ворчливо:
  - Эта лучшая из всего, что тут есть. Но запомни, парень,- Он ткнул пальцем в живот Филимону,- Все жигули - говно, чтоб ты знал. Поездишь на ней года три и сразу продавай, иначе будешь ее чинить до умопомрачения. А когда разбогатеешь, я тебе иномарку выберу. Окей? И гаражик. Ты когда права получил? Недавно? Я так и знал. Рисуй чайник.- И загоготал.
  - Поехали в ресторан. Ты обещал.- Лешка сел за руль, и они поехали.
  Филимон дня три ездил осторожно. Часто водители других машин, высовываясь из окна, бранились, крутили пальцем у виска, показывая Филимону, какой он идиот. Идиотом Филимону быть надоело. Через три дня он освоился, стал обгонять другие машины и крутил у виска разным "чайникам". А машину свою полюбил. Разговаривал с ней, часто мыл, гладил серебристые бока и ставил ее под окнами квартиры. Квартиру-то он получил на первом этаже, машина видна хорошо. Ночью Филимон просыпался, смотрел из окна на свой жигуль, кивал ему и просил не скучать.
  - Утро скоро,- Говорил Филимон машине.- Ты уж подожди меня, хорошо?
  - Хорошо.- Молча отвечали жигули.- Спи, дорогой, не волнуйся.
  Утром Филимон выходил с тряпкой и ведром горячей воды. Щеткой чистил машину изнутри, потом мыл снаружи. Жигули были довольны и радостно ворчали на хозяина.
  Теперь Филимон часто приезжал утром к дому Татьяны. Смотрел, как Татьяна Игоревна выбегала из подъезда и неслась к автобусной остановке. Автобус довозил ее до метро "Медведково". Вечно его девушка опаздывала. Выпрыгивала из автобуса и бежала к метро. Филимон ехал за автобусом, провожал Татьяну до метро и спрашивал себя: Какого дьявола я сюда езжу? Тяжело вздыхал и ехал на работу. А через несколько дней опять сидел в машине, недалеко от ее дома. Несколько раз видел, как приезжала ее мать всегда с тяжелыми сумками.
  Филимон однажды решился выйти из машины и подошел к Фаине Григорьевне.
  - Мадам!- Сказал он и поклонился.- Разрешите Вам помочь. Вы что, в сумки кирпичи положили? Это непорядок так себя нагружать. Вы же женщина, а не носильщик.
  Фаина испугалась.- Ты кто такой? Пошел вон, а то как врежу!
  - Не волнуйтесь. Я с Татьяной Игоревной, с дочкой Вашей давно знаком.- Ответил Филимон. Спокойно отобрал сумки и донес их до квартиры.
  - Ну спасибо. А когда ты с Татьяной познакомился можно узнать?
  - Узнать можно. Я слушал ее лекции, когда она в университете работала. Я тогда студентом был. А сейчас уже не студент. Получил красный диплом и работаю в солидной фирме, руковожу отделом. Вот, машину себе купил. Жигули. Скромная машинка, но пока бегает хорошо. Передавайте привет дочке. Меня Филимоном зовут. Она меня вспомнит, я уверен. До свидания, уважаемая Фаина Григорьевна. Я друг Василия, поэтому имя Ваше мне знакомо.- Он внес сумки в квартиру и ушел, оставив Фаину в недоумении.
  - Парень-то какой вальяжный.- Думала Фаина, разбирая сумки.- Филимон, поди ж ты! Не тот-ли этот Филимон, о котором муж говорил? Красив, как Бог! Неужели в Таньку влюбился?! Надо Ваську о нем подробно расспросить. Красавцы нам не нужны. Фаина вспомнила первого мужа и расстроилась.- Вскружит девке голову, а потом, поминай как звали. И чем Васька плох? Давно бы замужем была, если бы захотела.
  - Неужели в этого красавчика влюбилась? Вот горе-то, вот горе какое! Девчонки за ним, наверное, стаями бегают. Не пара он Таньке, да сердцу не прикажешь. И Таню жалко. Ведь только жизнь свою наладила. В Строгановку поступила. Легко поступила, хотя там конкурс большой. Значит, ее талант к рисованию признали. Вот почему она песни только грустные поет. Вот почему задумчивая всегда. А с матерью поделиться не желает. Молчит, как партизан. И спросить ее о Филимоне боязно. И рассказывать о том, как он сумки мне помог донести - ни к чему. И вмешиваться я в их отношения не буду. Ну, допустим, станет она его любовницей. Ну и что? Сексуальный опыт тоже необходим, иначе девушка засохнет на корню. А все-таки, дура Танька, ох, дура! Вышла бы за Ваську замуж, если бы умная была. Вся в меня, вся в меня. Я ведь тоже красавца выбрала, а какие парни положительные за мной ухаживали!- Рассуждения Фаины не мешали ей развивать бурную деятельность. Она поставила варить мясо, вытерла пыль, застелила диван, отворила форточки, полюбовалась на лес, что Танька нарисовала, протерла полы и пошла на кухню, потому что мясо уже сварилось.
  - Обед надо сготовить к Танькиному приходу и уехать домой до ее появления. А то не выдержу и о Филимоне расскажу, не дай Бог. И дома дел полно, и ирода надо встретить обедом. Он обещался сегодня пораньше дома быть.
  
  
  
   * * *
  Через три месяца компьютерный отдел "цвел и пахнул". Филимон не успевал покупать одеколон. Кстати, покупал он его на свои деньги. Вчера Самуил Абрамович ринулся в кабинет к Филимону, но, пробегая по комнате, где сидели компьютерщики, остановился, потому что расчихался оглушительно, и чихал он долго.
  - А-а-пчхи! А-а-пчхи! Филимон! Филимон! Уведи меня отсюда! А-а-пчхи! Никаких сил нет! А-а-пчхи!
  Филимон и Василий выскочили из кабинета и увидели начальника отдела сбыта, стоящего, раскорячив толстые ноги. Из его глаз неудержимо лились слезы, а с носа свесилась сопля, толстая, прозрачная и длинная.
  - Спаси, Филимон! Не вижу ничего! А-а-пчхи!
  Самуила Абрамовича спасли, под руки доставили в кабинет Филимона и усадили в кресло. Компьютерщики, как всегда, ничего не видели и не слышали. Они работали.
  - А-а-пчхи!- Вдруг сказал Васька и убежал в туалет промывать нос.
  А-а-пчхи! А-а-пчих! Зачихали все, кто работал за компьютером.
  - Что такое?- Филимон приказал всем выйти прочь из комнаты и распахнул окна. А-а-пчи! Вскоре работники офиса чихали все подряд, включая шефа и его секретаршу.
  - Что за саботаж?!- Бесновался Вадим Рафаилович.
  - Откуда-то отвратительный запах идет.- Сказала бледная секретарша.- Какого-то одеколона что ли, может, Филимон купил?
  - А-а-пчхи! Едем прочь отсюда!- Шеф подхватил пожилую тощую секретаршу под руки и вывел на улицу. Они сели в мерседес и укатили в парк.
  - Ух, еле отдышался.- Сказал шеф секретарше, у которой до сих пор лились слезы вместе с черной краской.- Прямо-таки вредительство! Все не работают. Убежали кто куда с рабочих мест. А служба охраны одела противогазы, я видел. Он вытащил мобильник и позвонил начальнику охраны.
  - Олег! Что происходит? Санэпидстанцию вызвали?
  - Уже едут. Я Филимона самолично побью.- Гундосо ответил Олег.
  - Может, конкуренты отраву подбросили?
  - Нет. Источник запаха и злоумышленника мы нашли. Петька - малолеток, какой-то одеколон на рынке купил. И поставил гребаный флакон в душевую комнату. Флакон упал, и из него вылилась отрава. Хотел, как лучше, а получилось, как всегда. Сейчас ревмя ревет и боится, что его с работы выгонят. Ему две шоколадки купили, чтобы не ревел.
  - И выгоню! Вместе с Филимоном!- Закричал Вадим Рафаилович.- А-а-пчхи!
  Филимон схватил Петьку, усадил в Жигули, и они на большой скорости умчались в парк имени Горького. Уселись на скамейку, Петька залез к Филимону на колени, обнял его за шею, плакал и жевал шоколадку.
  - Я больше не буду!- Рыдал он.- Это не я одеколон купил, а дедушка! Он видит плохо, вот и купил. И мне эту отраву подарил на день рождения.
  - Постой-ка, Петька!- Филимон строго поглядел на мальчишку.- А ведь ты девчонка, Петька! Грудочки-то уже отросли. Как тебя зовут, оборотень, блин?
  - Катькой!- Рыдая ответил Петька.- Я из детского дома сбежала, мальчишки меня били за то, что я лучше их на компе работать умею.
  - Это я уже слышал.- Филимон вспомнил, что недели две назад, когда он вышел из офиса и направился к машине, его кто-то потянул за рукав. Он обернулся и увидел оборванного мальчишку. Грустные голубые глаза, грязная смазливая мордочка, растоптанные грубые ботинки, бомженок, вобщем. Рыжие волосенки, курносый нос и щеки в золотых веснушках.
  - Дяденька! Миленький! Возьми меня на работу.- Детский голосок дрожал от страха.- Я на компьютере хорошо работаю, меня за это мальчишки били. Я из детского дома ушел, а то бы забили насмерть. Дяденька! Я только за еду работать буду. И спать мне негде. Пропаду я, дядя! Возьми меня на работу, я умный, дяденька, вот увидишь!
  Филимон понял, что оставить мальчишку из детского дома на улице, он не сможет. Его тоже били, пока он не стал каратистом. От зависти, детский коллектив - жестокий. Если кого-то невзлюбят - забьют. И директор детского дома не поможет.
  Он отвез Петьку, так представился мальчишка, к себе домой. Петька долго отмывался в душе, потом Филимон его кормил, удивляясь, что у Петьки такие хрупкие ручки и ножки.
  - Сколько тебе лет?- Спросил он.
  - Шестнадцать.- Ответил Петька, стараясь говорить басом.
  - Документы есть?
  - А кто бы мне их дал?- Сказал Петька, ковыряя нос.
  Он был одет в халат, полы которого волочились. Мальчишка подпоясался, выглядел трогательно. Мордочка отмылась, веснушки сияли на курносом носу по случаю наступившей весны.
  - Дяденька!- Заныл он.- Возьми меня на работу! Где у тебя комп?- Он кинулся к компьютеру, запутался в халате и чуть не упал.
  Потом Филимон устроил Петьке экзамен и был приятно удивлен. Петька разбирался в компьютере не хуже его парней. А в чем-то даже и лучше.
  Через два часа по просьбе Филимона, явился Василий. Состоялся совет. Решено было поселить Петьку у Михаила Енькина, названого отца Филимона. Михаил Енькин резко постарел после смерти жены, жил один и начал пить водочку сверх меры. Опустился, особенно после того, как ушел на пенсию.
  Петьку на другой день одели в новые шмотки, Василий привез паспорт с пропиской в квартире у деда Миши. У Василия было много друзей и приятелей и среди милиции - особенно. Свои хакерские привычки он не бросал. Филимон боялся, что Ваську в конце концов вычислят и арестуют. Он просил друга завязать, но Васька не слушался.
  - Знаешь, сколько хороших людей бедствуют? И сколько отвратных особей разбогатело? И кто бедным поможет, если не я? Богачи не обеднеют, а бедные выживут.
  Мальчишка дедушке Мише понравился. Петька вычистил его квартиру, выбросил все бутылки из - под водки и пива, грозным писклявым голосом запретил деду пить. Теперь они вместе ходили в магазин, готовили завтраки, обеды и ужины. Василий и Филимон подкинули им деньжат.
  Начальник отдела кадров не хотел брать Петьку в офис на работу, но по просьбе Филимона все-таки зачислил Петьку в компьютерный отдел с испытательным сроком и мизерной зарплатой.
  Петьку компьютерщики сразу объявили "сыном полка", баловали его конфетами, шоколадками и пирожными. Петька складывал подарки в мешочек и относил домой к деду.
  И вот теперь выяснилось, что Петька - не Петька, а Катька.
  А в офисе вовсю шла продувка помещения. Открыли все окна и двери. Возле дверей и окон дежурили люди Олега в противогазах, чтобы посторонние не вошли. В душе обнаружили открытую литровую бутылку с высокотоксичным ядом для уничтожения крыс и мышей. Яд следовало разводить из расчета чайной ложки на десять литров воды.
  Катя, видимо, считая, что это - одеколон, открыла бутылку, нечаянно ее выронила, яд разлился по полу, бутылка осталась открытой, и через вентиляционное отверстие запах распространился во все помещения офиса. Бутылку с осторожностью вынесли на пустырь, полили бензином и сожгли, причем жахнуло довольно оглушительно. Душевое помещение обработали специальными средствами работники санэпидстанции. Впоследствии, нашли продавщицу, обманувшую деда, и завели на нее уголовное дело.
  Офис закрыли на три дня по приказу Вадима Рафаиловича. Он приказал бухгалтерам и экономистам подсчитать ущерб от вынужденного простоя и направить иск в суд для возмещения ущерба. В программе "ЧП" по телевидению несколько раз ведущий рассказывал о нашумевшем происшествии. Показали плачущую продавщицу, офис, работников и интервью с шефом.
  А шеф, Вадим Рафаилович, плюнул на все неприятности и улетел на Канары, решив отдохнуть не менее недели от всех передряг. На Канарах его ждал молодой любовник. И понеслись развлечения, которые пожилому человеку в пользу не пошли. Выпивка, рестораны, любовные шалости, ненормальный отрывочный сон спровоцировали сердечный приступ.
  Любовник Вадиму разонравился. Слишком любит деньги, завистлив, жаден даже в мелочах. И вот еще что: потребовал от Вадима, чтобы он в завещании сделал его единственным наследником.
  Вадим пообещал, а сам подумал:
  - Ничего ты не получишь, дерьмо сраное. Ищи себе другого дурака...
  Совершенно больным он улетел в Москву, оставив парня на Канарах догуливать отпуск.
  В Москве, немного оклемавшись, сразу вызвал к себе знакомого нотариуса и составил новое завещание. А ночью, один без помощи (некому было вызвать скорую), скоропостижно скончался. Никто не слышал, как он хрипел:
  - Боже, если это смерть, то почему она такая страшная?...
  
  
  
   * * *
  На похороны пришло множество друзей, знакомых по бизнесу. В трауре стояла грустная жена и двое сыновей, срочно прилетевших из Лондона. Старый приятель Вадима - олигарх Хвостов, сказал прочувственную речь. Были и другие речи, масса цветов и прощальный салют. Оказывается, Вадим Рафаилович ранее служил в армии и являлся полковником вооруженных сил. Потом, как положено, состоялись поминки в ресторане "Прага". Понурые работники офиса сидели за отдельным столом и почти ничего не ели. Только помянули водочкой безвременно ушедшего шефа и закусили чем придется. Всех волновал вопрос, кто займет место шефа. Все считали, что наследницей бизнеса будет его жена и сыновья. Баба, как будто, добрая, а вот сыновья - кто их знает. Засиделись заграницей, в жизни России ничего не понимают, особенно в бизнесе. Другие у нас порядки, другие условия, не успеешь ахнуть, как сожрут конкуренты и не подавятся. И спокойная, налаженная работа может рухнуть в скором времени. Жалко было шефа, а еще жальче самих себя.
  
  
  
  
  
   * * *
  Через неделю работа возобновилась. Настоящий шок испытали компьютерщики, когда Филимон явился на работу с преображенным Петькой.
  "Петька" был одет в юбчонку и свитерок, сверкал голубыми глазенками. Рыжие реснички подкрашены, на пухлых губках - неброская розовая помада, на ногах - туфельки на каблуках. А главное, свитерок не скрывал маленькие грудки, которые нахально выпирали из свитерка. В ушах - сережки, капельки.
  "Петька" хлопал длиннющими ресницами и смущенно улыбался.
  - Вот, знакомьтесь.- Филимон вывел "Петьку" на середину комнаты.
  - Перед Вами - Екатерина Михайловна Енькина. Ей семнадцать лет и у нее теперь новый паспорт. Начальник отдела кадров долго ругался, но согласился переоформить Катьку по новым документам. Ее опекуном являюсь я. Прошу любить и жаловать бывшего Петьку, а теперь Катьку, - дочь нашего полка. Не возражаете?
  Компьютерщики бросились к Катьке, несколько раз подбросили девчонку в воздух и усадили ее на рабочее место. Галдеж продолжался не менее часа. Работники офиса сбежались в компьютерный отдел, таращились на Катьку, охали, удивлялись и поздравляли ее с перевоплощением.
  Не успели все разбежаться на рабочие места, как Филимон испытал другой шок. Звонил нотариус и пригласил Филимона явиться к нему в контору:
  - Буду читать завещание почившего Вадима Рафаиловича. Скажу Вам по секрету - Вы являетесь его единственным наследником. Так что, явитесь сегодня незамедлительно к семнадцати часам в контору.- И продиктовал адрес.- И еще получите пакет от бывшего шефа.
  Филимону показалось, что его ударили под дых. Он не помнил, как оказался в кабинете, где находился Васька, и пил кофе с Самуилом. Филимон рухнул на стул и закрыл глаза.
  - Что случилось, дорогой?- Подскочил Самуил и вылил кофе на Филимона. Филимон молчал.
  - Васька! Вызывай доктора!- Заорал Самуил и забегал по кабинету.- Филимон, голубчик! Тебе плохо? Где болит?
  - Нигде не болит.- Филимон открыл глаза и платком вытер кофе с пиджака.- Василий, уйми Самуила. Посади его в кресло, а то он всю мебель снесет напрочь. Дай воды.
  Самуил открывал и закрывал рот, и в кресло садиться не желал.
  - Нотариус звонил.- Тихо сказал Филимон.- Будто бы я являюсь единственным наследником шефа. К пяти часам должен явиться к нему в контору... Завещание будет читать...
  Самуил и Василий замерли, выпучив глаза.
  - Не ждали? Картина известного художника налицо. Я тоже не ждал. Может, это недоразумение и ничего больше?- Филимон выпил воды из стакана, который подал ему Василий, дрожащей рукой.
  
  
  
   * * *
  Громадного роста мужик с чисто русской физиономией, в дорогом костюме, из которого выпирали его могучие плечи, оказался нотариусом. Он вошел в комнату, где уже сидели потенциальные наследники, смиренно сложив руки на коленях.
  Присутствовали: жена покойного в черном платье, два ее сына, олигарх Хвостов Николай Петрович и какой-то парень, явно голубой. Он сидел, развалившись, и нагло смотрел на присутствующих. Вошел Филимон и скромно уселся в сторонке от других.
  Нотариус открыл папку и зачитал короткое завещание. Единственным наследником оказался Филимон. Остальным не завещалось ничего. Нагловатый парень покрылся красными пятнами, вскочил и закричал:
  - Не может быть! Кто такой этот Филимон? Я - наследник! Мне Вадим обещал! Я его самый близкий человек! Что вы тут туфту гоните?
  Нотариус вышел из-за стола, взял скандалиста за шкирку и выбросил наглеца на улицу. Хвостов, жена и сыновья не проявили никаких эмоций. Встали и ушли.
  - А вы, Филимон Ибрагимович, останьтесь.- Сказал нотариус и подал Филимону небольшой запечатанный пакет.
  - Велено передать Вам в собственные руки. Исполняю последнюю волю покойного, моего друга, между прочим. Обращайтесь ко мне, если возникнут какие-либо затруднения.- Он долго рассказывал Филимону, какой порядок вступления завещания в силу, отдал Филимону папку с бумагами, попросил секретаршу принести чаю и сам почтительно подал чай изумленному наследнику.
  - Вы теперь богатый человек.- Сказал нотариус.- Весьма богатый. Вадим относился к Вам с полным доверием. Оправдайте это доверие, молодой человек. Думаю, в этом пакете есть указания, как Вам распорядиться наследством. Вадим говорил, что Вы умны, инициативны, честны. Он изучил Вашу биографию, знал о Вас все и даже то, что Вы не знаете. Ваш начальник охраны, по указанию Вадима, ездил в Северную Осетию, где нашел Вашу мать. Она не бедствует, замужем за каким-то местным авторитетом, имеет трое детей, дочь и двоих сыновей. Вот Вам ее адрес. Если захотите ее увидеть и сводных сестру и братьев, поезжайте, когда захотите. Не захотите - не езжайте. Противная баба, между прочим, по словам Олега. Но до сих пор - красавица.
  Выпейте чайку, молодой человек. Что Вы застыли, придите в себя. Я понимаю Ваше состояние. Если к Вам будет приставать нахальный и дряной голубой отморозок, по указанию Вадима, ему надо дать в морду, припугнуть. Он трус и от Вас отстанет. Кстати сказать, на его счету в Сбербанке - миллион рублей, а также Вадим дарил ему дорогие вещи, подарки. Так что он выудил из Вадима достаточно.
  Советую Вам обзавестись новой машиной. А свои жигули подарите кому-нибудь, например, Вашему другу Василию. И посоветуйте ему с хакерством завязывать. Его уже почти вычислили, но Вадиму удалось дело замять. Пускай организует благотворительный фонд. Деньги у Вас есть. А Вам надо иметь репутацию среди высокопоставленных людей. Чтобы не бросились на Вас, чтобы не затоптали в грязь. Вадима-то они тронуть не решались. Жесткий был человек. А Вас на прочность обязательно проверят, так что будьте готовы к неожиданностям.
  Но Вы справитесь, так Вадим сказал и велел мне Вас предупредить, чтобы не паниковали. Я Вам всегда помогу, и Хвостов, друг Вадима - поможет. Когда-то Вадим Хвостова из больших неприятностей вызволил, и Хвостов об этом печальном факте не забыл.
  Ну, вот и все, пожалуй, что я должен был Вам сказать. Ветер Вам в лицо, Филимон. До встречи.- Нотариус пожал руку Филимону, и они расстались.
  Филимон сел в машину и долго сидел, осмысливая то, что с ним произошло. А потом поехал домой. В офис ехать не хотелось. Он заметил, что за ним едет мерседес шефа. Из него высунулся в окно Олег и помахал ему рукой.- Охрана, бля!- Подумал Филимон и засмеялся.
  
  
  
   * * *
  Филимон приехал домой. Машина шефа осталась стоять невдалике от его жигулей. Филимон уселся за стол и распечатал пакет. Вынул несколько листов, заполненных убористым почерком Вадима Рафаиловича.
  - Дорогой Филимон!- Начиналось послание.- Если ты читаешь это письмо, меня уже нет в живых. Поставь мне свечку в церкви, закажи молебен и помолись за меня. Я в Бога не верил, но вдруг Он есть? Иногда я ходил в церковь, разговаривал со священником, каялся и просил его помолиться за меня, отвести от нетрадиционной ориентации, ибо сам страдал и скорбел. У меня были любовники, но последний оказался редким ублюдком. Дай ему в глаз, если станет приставать. Напомни, что я купил ему квартиру. У него счет в банке и много дорогих вещей, что я подарил. Но не об этом речь.
  Когда началась перестройка, я служил в армии и был беден, как церковная мышь. Конечно, состояние я себе нажил нечестным путем. Оружием торговал. Участвовал в разборках, получил два ранения. Одно - тяжелое, но я выжил. Когда разбогател, понял, что надо жениться. Приходилось бывать на тусовках с женой. И кроме того, уже пошли слухи, что я - голубой, а в бизнесе это смерти подобно. На одной из тусовок познакомился с Еленой, милой девушкой, журналисткой. Она в Москву приехала из Омска, жила в съемной комнате в жутких условиях и получала гроши за работу в каком-то вшивом журнале. В людях я разбираюсь. Она честна, неконфликтна, привлекательна, скромна, некорыстна.
  Я рассказал ей о себе правду, предложил ей фиктивный брак и сказал, что не против, если она себе заведет друга и родит от него детей.
  Через год она стала любовницей Хвостова, который ненавидел свою жену и дуру дочь. Развестись он не мог. В то время был не очень богат и боялся, что жена оттяпает у него половину состояния.
  Сейчас положение другое. Хвостов - олигарх, денег у него немерено. Он признался мне, что решил развестись с женой, предварительно запугав жену и дочь, что если они будут возникать, то им грозит несчастный случай, и они сразу же окажутся на том свете. Они выпросили себе неплохое содержание и угомонились. Дочь, ты ее знаешь, живет с матерью в Америке, вышла замуж и родила ребенка.
  Хвостов обожает Елену и своих сыновей. Они давно на полном его обеспечении. Ко мне относились хорошо. И им моего наследства не надо. И Хвостов сказал, что в гробу он видел мое наследство. У меня родственников нет. Была сестра, но она умерла, не оставив детей. А муж от нее сбежал давно, и думаю, что его тоже нет в живых, ибо сестра была старше меня на пятнадцать лет. Родители наши тоже давно ушли. Никого у меня нет, кроме тебя, дорогой мой мальчик.
  Я любил тебя, Филимон. Любил так, как никого не любил, с первой минуты, как ты пришел наниматься ко мне на работу. Ты очень похож на артиста Васильева, писаного красавца, который мне очень нравился. Он рано умер. Я все фильмы с его участием смотрел и в театр ходил, смотрел на его изумительную игру. Он был чудесным человеком, был верен единственной женщине, своей жене. Его все любили за мягкий характер и не спесивость. И ты такой же. Если верить в переселение душ, может, его душа вселилась в тебя, мой дорогой мальчик. Я купил тебе двухъярусную квартиру в центре Москвы в тихом месте в переулке на Малой Бронной. Но боялся тебе сказать об этом. Ты бы не принял дорогого подарка. Я боялся, что ты станешь меня презирать и уволишься с работы. Прости дорогой, что однажды не удержался и погладил тебя по щеке. Увидев твою реакцию, понял, что не судьба сказать тебе о своей любви.
  Любимый мой Филечка! Извини, что так тебя называю, но ведь можно. Ведь я уже умер. А теперь о главном. На счету у тебя миллиард долларов и полмиллиарда евро. В швейцарском банке. И четыре магазина твои, где продаются компьютеры. И вилла во Франции и дом в Италии. И много еще чего - найдешь в бумагах, которые передал тебе мой друг нотариус. Он надежен, смел и верен. Обращайся к нему, если что, и постарайся подружиться с Хвостовым. Он тебе поможет на первых порах. Я плохо себя чувствовал последнее время и работу запустил. Подозреваю, что в других моих магазинах процветает воровство, сбыт у них никуда не годится, работники без надзора охамели. Итак, Филимон, работы у тебя непочатый край. Создай централизованную службу охраны. Олега сделай начальником. А службой сбыта всех магазинов пусть руководит Самуил, хотя я его больше пяти минут вынести не мог, у меня от него голова начинала болеть и сердце колотилось. Однако, он умный, как все евреи, и такая задача ему по плечу. Василия поставь на свое место, а сам переезжай в мой кабинет и секретаршу не выгоняй. Она в курсе всех моих дел, не смотри, что хиленькая. Она бывшая сотрудница ФСБ и очень умна. Я ей велел тебе помочь на первых порах. И переезжай жить на новую квартиру, очень тебя прошу, а свою отдай Василию, ведь он до сих пор в коммуналке живет. И скажи ему, что с хакерством пора кончать. Земля у него под ногами уже горит. И жигули ему подари. Купи себе престижный автомобиль.
  Вот и все, что я хотел тебе сказать, любимый мой мальчик. Не поминай лихом. Женись а Татьяне - одобряю. Девочка хорошая.
  Твой друг, Вадим.
  P.S. Письмо сожги. Не дай Бог, если кроме тебя, кто-нибудь его прочтет. Со стыда сгорю на том свете, да и вреда тебе от него много может быть, если эта писулька попадет в руки журналистав.
  Прощай.
  Долго сидел Филимон за столом. Несколько раз перечитал письмо. Сжег его на плите. Собрал пепел и выбросил за окно. Открыл бутылку водки, выпил за упокой души Вадима Рафаиловича и закусил соленым огурцом. Лег спать и снился ему грустный шеф, который смотрел на него ласково, а потом растворился в воздухе и исчез. Филимон хотел его о многом спросить, но не успел. А за окном дежурили люди Олега и охраняли спокойный сон нового шефа.
  
  
  
   * * *
  Филимон спал четыре часа в сутки. Времени теперь катастрофически не хватало. Он осунулся, побледнел, много нервничал. Мотался по объектам, загонял сотрудников, его офис напоминал потревоженный улей. Приезжал на работу в шесть утра, уезжал в одиннадцать вечера. Ел наспех. Секретарша огорчалась и боялась, что новый шеф заболеет от переутомления. Однажды, Филимон уснул за столом. Секретарша тихо вошла в кабинет, накрыла Филимона пледом, а когда шеф проснулся, то накричал на нее.
  - Как Вы посмели отключить телефоны и почему меня не разбудили?- Бушевал Филимон. Накричался вволю, пересел в кресло и снова уснул. День прошел зря.
  Строился новый офис. Филимон задумал создать единый центр, перевезти всех работников в новое помещение. Ругался с проектировщиками и строителями. И удивлялся. Все почему-то хотели его обмануть, требовали денег, денег и денег. С великим трудом удалось найти место для стройки. Московская земля стоила дорого. Филимон беседовал с мэром Москвы, с его чиновниками. Взяток принципиально не давал. Все время возникали немыслимые препятствия, чиновничий аппарат был неповоротлив, все его части "скрипели", поворачивались туго, без конца проводились совещания с дурацкими выступлениями глупых и умных, плодились бумаги. Бесконечные согласования, получение подписей, оравы алчущих и злобных людишек, которые намеренно затягивали решения, ожидая подачек от молодого неопытного олигарха. Наконец, стройка началась. Филимон не знал, что Хвостов самолично явился в мэрию, и только после этого дело сдвинулось с мертвой точки. Затем, начались неприятности. Стройку осаждали пикетчики. Полупьяные людишки, молодые ребята и девушки с красными флагами, транспарантами орали и пели возле стройки, стремились ворваться на стройплощадку и учинить разбой. Приезжали "зеленые", боролись за каждую вырванную травинку, куст и не дай Бог - дерево. Приехали телевизионщики. Появились статьи в газетах, где печатались сплетни, интервью с жителями близлежащих домов, которые требовали закрыть стройку. Их волновал шум, несмотря на то, что вечером и ночью работы не проводились. Плакали мамаши, говоря, что их детки не могут уснуть и капризничают в кроватках.
  Кто-то целенаправленно нагнетал обстановку. А кто - понять Филимон не мог. Олег мотался с ребятами на стройку, разгонял толпу. Наконец, выяснилось, кто мешал молодому олигарху. Конкуренты - кто же еще. Некий Иванов развернул целую кампанию против Филимона, не жалея средств на его уничтожение. И опять Хвостов помог Филимону, и кампания по его уничтожению захлебнулась в собственной грязи. Появились хвалебные статьи в газетах. Телевизионщики сообщили о травле способного и мудрого Филимона. Суд вынес решение. С Иванова содрали громадный штраф за нарушение законов.
  Стройка продолжалась. И через полгода уже стояло и красовалось трехэтажное здание нового офиса. Вокруг него разбили небольшой парк, насадили деревья, в основном - липы. А также, ели, сосны и березки. Филимон по гороскопу был девой и липы любил. Появились спортивная площадка, газоны, дорожки, детская площадка и место для выгула собак. Парк пришлось обнести высоким забором и поставить у входа охрану. Потому, что облюбовали парк молодые наркоманы. Они горланили по ночам песни, оставляли после себя бутылки с выпитым спиртным, мусорили, портили скамейки, сломали детскую площадку, вывернули с корнем качели, загадили привезенный песок. Бомжи тоже не оставили парк без внимания. Появились цыгане. Возникали драки. Вот поэтому и вырос металлический забор. У входа стоял здоровенный амбал - дзюдоист. Он быстро навел порядок с помощью милиции. В парк допускались мамаши, отцы, бабушки и дедушки с детьми, собачники, прочие люди, желающие посидеть на воздухе и отдохнуть в тишине. В основном, пенсионеры. Пьяницам и дебоширам вход был запрещен. Цыгане убрались вон. Бомжи также. Молодые хулиганы пробовали ночью ворваться в парк, но получили отпор. Дзюдоист побил их по своему, не оставив следов от побоев. И прочел им "лекцию", как надо себя вести добрым людям. "Лекция" сопровождалась матом, и хулиганы поняли, что парк для них закрыт. Они отругались в ответ и унесли поверженных приятелей, ибо идти они не могли.
  Всех работников перевезли в новый офис, и четыре офиса, разбросанные в разных концах Москвы, опустели.
  В одном здании обосновался благотворительный фонд, где хозяйничал Василий. Три другие - преобразовались в супермаркеты, где торговали продуктами. Жители были довольны. Продукты доставляли крестьяне. Зарубежные товары в супермаркеты Филимона не завозились. Продукты вкусные, без вредных примесей, высокого качества везли крестьяне из глубинки и московской области. Существовал жесткий контроль за качеством товара. Даже Хвостов отоваривался в супермаркетах Филимона, после чего препятствия в завозе продуктов исчезли. Цены на продукты были много дешевле, чем в других продуктовых магазинах, и всегда перед входом в супермаркеты собиралась толпа желающих проникнуть внутрь. Прибыль росла.
  Компьютеры Филимона раскупались быстро и тоже приносили немалую прибыль. Компьютерщиков свезли в новый офис, для чего потребовалось четыре комнаты. Преобразование компьютерщиков шло по известному сценарию. Пожилые не выдержали преобразования и уволились "по собственному желанию", а молодые - остались. Самому старшему исполнилось тридцать два года, а самой младшенькой оставалась Катька. Отдел сбыта пополнился новыми работниками, у Самуила прибавилось забот, он даже похудел и заставил Филимона принять на работу еще двух евреев в качестве своих заместителей. Два дня Самуил кричал на Филимона, проникал в его кабинет, игнорируя секретаршу.
  - Кадры решают все!- Кричал Самуил, бегая по кабинету. Дважды являлись сотрудники Олега и выносили Самуила вон. Однако, Самуил добился-таки, что заместители у него появились. Филимон понял, почему от Самуила у Вадима болела голова и начиналось сердцебиение.
  Василий разрывался между работой в благотворительном фонде и отделом компьютерщиков. Он самолично выявил и нашел четырех хакеров, которые сумели взломать им же внедренную защиту, но не сдал их, а пригласил работать в свой отдел. Хакерщики поломались, но на работу вышли.
  Филимон вместе с начальником отдела кадров проверили новых сотрудников офиса "на вшивость" с помощью нетрадиционного врача Анастасии Федоровны. Она сидела в уголке, и когда приходил новый кадр, незаметно поднимала большой палец кверху, если сотрудник соответствовал занимаемой должности, и опускала вниз, если не соответствовал. Иногда задавала вопросы, и испытуемый терялся, не зная, что ответить на странный вопрос, поднимал глаза кверху и, чаще всего, молчал.
  Филимон понял, что Анастасия Федоровна никогда не ошибается. А начальник отдела кадров не понял и принял несколько человек, игнорируя рекомендации Анастасии Федоровны, и погорел на этом очень быстро. После этого зауважал нетрадиционную медицину и попросил Анастасию Федоровну его полечить.
  Анастасия Федоровна срочно направила начальника отдела кадров в больницу, где у него вырезали опухоль на почке, и лечила его параллельно, наведываясь в больницу каждый день. Подлечила заодно и других больных, которые лежали с начальником в одной палате.
  Таким образом, Филимон освободил свой офис от скрытых алкоголиков, злобных людей, сплетников, от разгильдяев и неумёх. По указанию Анастасии Федоровны рассадили работников так, чтобы им было комфортнее работать друг с другом и общаться по-дружески.
  Кстати, Анастасия Федоровна выбирала место для стройки самолично. Забраковала несколько мест, нашла там какие-то черные дыры и отговорила Филимона, чтобы он даже и не думал строить офис на плохой земле. Филимон купил Анастасии Федоровне новую квартиру, заставил ее туда переехать, несмотря на протесты и зачислил в штат. Анастасия Федоровна питалась бесплатно в новой столовой, поздоровела и стала выглядеть намного лучше. Она лечила компьютерщиков и всех, кто пожелает, и работы у нее не убавлялось. А потом серьезно поговорила с Филимоном, Василием и Самуилом и заставила их лечиться у нее, провела несколько сеансов и они почувствовали себя намного лучше.
  Хвостов внес большую сумму в благотворительный фонд Филимона, за ним последовали и другие олигархи по его совету. Деньги переводились в детские дома, больницы, закупались дорогие лекарства и оборудование, одежда и игрушки для детей. Детей вывозили в Анапу на все лето для поправки здоровья. Милиция ловила беспризорных детишек, которые приезжали в Москву из глубинки России и даже из ближнего зарубежья. Для детишек построили новый детский дом. Наняли психологов, врачей, воспитателей, директора. Все опять же с помощью Анастасии Федоровны. Василий следил, чтобы деньги не разворовывались и круто поступал с ворами и мошенниками.
  Хвостов неожиданно приехал к Филимону в его офис. Долго смеялся, когда Филимон рассказал о своем методе по преображению компьютерщиков, обошел все помещения, включая столовую, сауну, душ, медицинскую комнату и спортивный зал. Поговорил с людьми. Филимон ему нравился. Похвалил Филимона и сказал, что надо усилить отдел охраны, ибо завистников много и способны они на заказное убийство и другие мелкие и крупные пакости. Хвостова окружали его ребята с автоматами, молодые, накаченные, прошедшие учебу, владеющие восточными методами ведения боя и борьбе. Хвостов похвалил Олега, но сказал, что людей у Олега мало и обещал усилить службу безопасности ребятишками, которых он отправит в его отдел на работу. Пригласил Филимона в гости к себе домой, сказал, что Елена, его жена, хочет с ним познакомиться, но предупредил, что он ревнив и если Филимон понравится его жене сверх меры, то он Филимона побьет и мало тому не покажется. Посмеялись. Хвостов посоветовал Филимону немедленно жениться, не чураться общества олигархов, обещал перезнакомить его с друзьями и на этом они расстались, весьма довольные друг другом.
  
  
  
  
  
  
   * * *
  В десять утра в кабинете Филимона раздался телефонный звонок. Звонил Самуил Абрамович.
  - Филимон!- Закричал он столь оглушительно, что шефу пришлось отнести трубку телефона далеко от уха.- Филимон! Шеф! Ты меня слышишь?
  - Не ори, Самуил. Я чуть не оглох, ты так вопишь. Что-нибудь случилось?
  - Немедленно иди к компьютерщикам! Увидишь нечто необычное!
  - У меня дела...
  - Дела обождут. Или я приду к тебе и поволоку силой!
  - Боже мой, Самуил! Ты когда-нибудь дашь мне поработать спокойно?
  - Не дам.- Честно сознался Самуил.- Так ты идешь?
  - Иду, неугомонное создание. Вот только...
  - Никаких "только". Без тебя мы не можем начать.- И Самуил Абрамович отключился.
  Филимон встревожился. И отправился в отдел компьютеров.
  Никто не работал. Рабочие сверлили дырочки в стене. Потом протянули деревянную длинную планку и прикрепили ее винтами к стене. На планку стали кнопками прикреплять длинный и свешивающийся до пола ватманский широкий лист. На верху листа большими черными печатными буквами была надпись:
  ГЕНЕОЛОГИЧЕСКИЕ ДРЕВА РАБОТНИКОВ КОМПЬЮТЕРНОГО ОТДЕЛА
  А внизу, нарисованные разными красками, красовались т. н. древа. На показе древ присутствовали также - Олег, Филимон, начальник отдела кадров, Василий и, конечно, Самуил Абрамович - Самуил Абрамович запер двери, чтобы все работники офиса не набежали к компьютерщикам, ибо любая информация разносилась по офису со скоростью света.
  - Должен Вас информировать.- Важно сказал Самуил голосом Жириновского.- Здесь деревья не только компьютерщиков, но и шефа, и мое здесь дерево есть, и Олега, и, конечно, Василия. И начальника отдела кадров.
  - Кто заказал эту фигню?- Спросил Олег и стал снимать подряд все древа на телефон.
  - Я заказал.- Гордо объявил Самуил Абрамович.- И на свои деньги, заметьте. Есть в Москве такая фирма, которая составляет генеалогические деревья всем, кто пожелает. И стоит такая работа недешево. Я давно подозревал, что в крови компьютерных гениев присутствуют гены всех национальностей Земли. И вот, убедился на практике, что моя догадка верна. Только я один чистокровный. У меня в роду одни евреи и все они занимались торговлей до седьмого колена.
  - Неправда.- Запищала Катька.- Один из Ваших пра, пра, пра женился на африканке.
  - Какое жуткое вранье!- Рассердился начальник сбыта.- С чего ты это взяла? Посмотри на мое древо. Там нет никакой африканки.
  - Есть. Только у негров волос такой жесткий и вьется мелкими колечками. А у евреев - крупными колечками или волнами.
  - Это точно.- Подтвердили все присутствующие. И тут все ринулись искать свои древа. Нашли свои фамилии и изучали предков.
  - Смотрите, смотрите!- Закричала Катька.- У Володьки в роду были родственники мадам Помпадур! Как интересно!
  А у шефа - осетинский князь, которого поместьем в Вологодской области наградил за храбрость в битве со шведами сам Петр Великий. А другой пра, пра, пра был русским крепостным у графа Шереметьева, получил вольную за то, что работал кузнецом, подковы держались долго. И еще он был виртуозом и ковал разные красивые изделия, которые высоко ценились и хранились под стеклом у графа Шереметьева. А еще...
  - Тихо, Катерина. Помолчи. Дай всем спокойно изучить свои древа. И сфотографировать их на мобильники.- Сказал Филимон.
  - А моего древа нет.- Грустно сказала Катька.- Я своих родителей не знаю. Я сначала в доме малютки росла, а потом - в детском доме. Зато сейчас у меня дедушка есть и Вы с Василием. И еще я - "дочь полка"
  Филимон прижал к себе Катьку и поцеловал ее в макушку.
  - А моя мать все-таки записочку написала, и там была моя фамилия, имя и отчество, год, число и месяц рождения. В шубку меня завернула, когда мне было пять лет, и ночью, зимой оставила у дверей детского дома. Я спал. Потом плакал. Меня уборщица нашла. Только никому не рассказывай.
  - И вы мать не нашли? Я бы нашла и плюнула ей в глаза.- Рассвирепела Катерина.- А у Вас в роду еще и татарский хан есть. Я видела.
  - Да, предки у меня разных национальностей и похоже, что Самуил прав. Факт - есть факт. Все компьютерщики - полукровки, дворняги, в общем. Удивительно. Даже Василий. И что интересно. В паспорте все русскими записаны, кроме Самуила.
  Самуил размахивал листочком с записями и возвестил:
  - Я составил список национальностей, которые были в роду у компьютерщиков. Кто хочет ознакомиться, подходи! Здесь присутствуют- Он надел очки и, перекрываю шум, стал читать:
  - Итак, больше всего татар. Далее идут: украинцы, немцы, англичане, итальянцы, шведы, французы, финны, чехи, болгары, осетины, грузины, армяне. Далее - турки, молдаване, евреи, конечно. Немного негров, а также - киргизы, японцы, китайцы, и прочие косоглазые. Вся Европа, Азия, Африка и Америка. Налицо. Вот австралийцев нет. Аборигенов, имею ввиду.
  Итого, вывод: Чтобы стать компьютерным гением, надо быть хотя бы полукровкой. И желательно иметь предков разных национальностей.
  - Я думаю,- Сказал Филимон- Что у всех россиян имеются предки разных национальностей. Кто такие русские? Они созданы из смеси разных племен и народов.
  - Это правильно!- Заорал Самуил.- И евреи со всеми народами перемешались. Гады! Я один, наверное, неперемешаный остался!
  Подошло обеденное время. Все отправились обедать, помещение опустело.
  - Что-ли выговор Самуилу вкатить? Сколько рабочего времени пропало! Негодяй!- Филимон ворча отправился в кабинет, где его ждала секретарша с горячим обедом. Ждали телефоны, бумаги, а у офиса мерседес с шофером и две машины с охраной.
  
  
  
   * * *
  Филимон понял, что надо принимать срочные меры по улучшению своего здоровья. Последние события измотали его. Он нервничал, иногда срывался на окрики, плохо спал. Громадная квартира, где он теперь жил, угнетала его. Пусто, одиноко. Ему не нравился дизайн, яркое освещение, ярко покрашенные стены, мягкие аляповатые ковры. Ему казалось, что стены давят на него; он заметил, что вздрагивает, если где-то возникают непонятные звуки: шорохи, скрипы, еле слышный стук. На работу он теперь приезжал к девяти часам, уезжал в восемь вечера. Он боялся встречи с Татьяной, у него не было сил на серьезный разговор, на сексуальные отношения. Поселился страх, что он может опозориться в постели. С Тамарой он расстался. Никак не ожидал от нее сцены со слезами, руганью. Она рвалась выцарапать ему глаза, а потом валялась у него в ногах и умоляла ее не бросать.
  - Не разводись со своим мужем.- Посоветовал Филимон.- Он мужик неплохой, добрый, работает как вол, и тебе не изменяет. Уймись Тамара. И расстанемся по-хорошему.
  С трудом отцепил от себя рыдающую женщину. И ушел навсегда. Тамара выпала из его жизни, как ненужный снежный грязный комок. Растаял и нет его. Только руки надо вымыть, чтобы грязь смыть.
  Каждую субботу, вечером он теперь ездил на дачу, в Подмосковье, в элитный охраняемый поселок. Его дом, по сравнению с другими домами, выглядел скромным. Всего два этажа без дурацких финтифлюшек, добротный, сложенный из бревен, и покрашенный приятной зеленой краской. Зато внутри он поражал пышным великолепием. Его встречала милая крестьянская девушка. Она убирала в доме, готовила ужин и убегала в деревню, где ее ждала многочисленная родня.
  Филимон садился у горящего камина, выпивал бокал марочного французского вина, а иногда и засыпал в удобном кресле.
  Утром он насилу поднимался. Не хотелось начинать день. Депрессия наваливалась на него и не отпускала. Филимон взял себе на службу шофером Леху, который вместе с Василием выбрал ему мерседес, блестящий, светло-серый автомобиль для личных поездок. Леха отвозил его на дачу, обзавелся, на всякий случай, автоматом, развлекал Филимона в дороге разными байками. И молчал, когда видел, что Филимон, расслабившись, сидит с закрытыми глазами. Леха водил машину виртуозно, презирал Олега, который следил за шефом, как рысь за добычей, и рвался сопровождать Филимона с вооруженной охраной на двух машинах.
  - Отвянь, Олег!- Говорил Леха.- Дай шефу отдохнуть от тебя. Кортеж машин только насторожит отморозков. Я - мастер спорта по стрельбе и, если придется, шефа уберегу. Сам видишь, как он сдал в последнее время. Заработался. Не бережете вы его, трясете каждый день, как грушу, недоумки.
  Филимон, шаркая тапками, шел умываться, брился, приводил себя в порядок. Появлялся Леха с подносом, с душистым кофе и плотным завтраком. Вздыхал, видя, что шеф почти ничего не ест.
  Уносил полный поднос на кухню и уговаривал Филимона идти гулять по саду.
  - Морозец сегодня приятный.- Говорил Леха.- Снежок идет, воздух яблоками пахнет. Не дам Вам лежать и в потолок глазеть. Движение - жизнь, как говорит Самуил, и он прав.
  Подавал Филимону пальто, шапку и сапоги. Насильно выводил из дома. Филимон плелся по расчищенным дорожкам и рычал на Леху, который вытаскивал часы и указывал, что идти в дом еще рано.
  - Я тебя в няньки не нанимал.- Раздражался Филимон.- Что ты квохчешь надо мной, как наседка над цыплятами? А то побью - не веришь?
  - Да где уж Вам меня побить! Еле ноги таскаете. Не порядок. Возьмите себя в руки, шеф, и уходите в отпуск. Вам необходим отдых, провались она пропадом эта работа! Найдите себе заместителей и не берите все заботы на себя.
  А то - поедемте в теплые края, в море купаться, загорать, а шеф? Вам надо переменить обстановку, встряхнуться, наконец. Девочку завести.
  - Если поеду, то без тебя.- Отвечал Филимон.- Вот через месяц и поеду. Может быть...
  - Без меня никак нельзя... Еще, не дай Бог, в море утопните. А Олег меня тогда убьет. Зачем ждать целый месяц, блин? Работа не волк и в лес не убежит. Понятно ли тебе, Филимон?!- Начинал злиться Лешка.- Вот, как врежу тебе, дураку! Довел себя, ходишь, как старая баба, смотреть противно! Ты мужик или кто?
  - Или кто...- Отвечал Филимон. Отталкивал Леху и шел в дом, ложиться на диван.
  
  
  
   * * *
  Наступил март. Филимону ночью приснился сон, необычно яркий. Перед ним стоял Вадим.
  - Умереть хочешь, Филя?- Спросил он грустно.- Уезжай на виллу в Италию. Я приказываю. Немедленно. Татьяна тебя заждалась. Девочка страдает. Поправляй здоровье. Твой учитель по карате сейчас в Италии. Обучает молодежь. Свяжись с ним и к себе вызови. А умирать тебе рано.- Голос звучал все тише, тело Вадима заколебалось и исчезло.
  Филимон проснулся в холодном поту. А утром вызвал к себе Леху и секретаршу Анну Демьяновну. Попросил заказать билеты на самолет в Италию, себе и Лехе, а также привезти приказ о назначении Василия своим замом. Приехал Леха и захлопотал. Помчался в магазин покупать летние шмотки и чемоданы. Приехала секретарша с приказом на подпись. И посоветовала позвонить Хвостову. Отдала билеты на самолет.
  Хвостов одобрил Филимона, что тот едет отдыхать в Италию.- Я на вилле Вадима отдыхал.- Сказал он.- Вилла хороша. Позвони туда. Обслуга там русская. Предупреди, чтобы порядок был, и чтобы встретили в аэропорту. А я твой офис без внимания не оставлю и Василию помогу.
  Докладывали мне, что ты совсем плох. Выздоравливай, молодой человек. Привет тебе от Елены. Пока, дорогой.
  Долетели спокойно. Филимон первый раз летел в самолете. Но не боялся. Выпил минеральной водички и даже поел. Потом уснул и проснулся, когда самолет уже шел на посадку. Разбудил Лешку. В аэропорту их встретил пожилой, улыбчивый человек. Сказал, что зовут его Виктором и что он является управляющим виллы. Рассказал, что слуги живут в отдельном домике, вилла вычищена и проветрена. Хозяина и его друга ждет обед.
  Аэропорт был громадный и суматошный. Их быстро пропустили через границу, не досматривая. Таможенник как-то не по-русски отдал честь.
  - Пойдемте.- Времени уже довольно много, а нам еще ехать.- И Виктор повел их сквозь толпу к боковому выходу.
  - А где чемоданы?- Спросил Лешка.
  - Чемоданы принесут в машину, не волнуйтесь.
  Прямо перед ними стоял черный сверкающий лимузин. Увидев процессию, шофер шагнул вперед и с поклоном открыл перед Филимоном заднюю дверь.
  - Где тут у нас водка?- Спросил Филимон у Виктора, стараясь не показать, что такой встречи не ожидал.
  Виктор открыл какую-то дверь в стене. Осветился небольшой шкафчик, в котором оказались бутылки и стаканы. Виктор нашел водку и подал наполовину наполненные стаканы.
  - Ты император?- Тихо спросил Леша у Филимона.
  Лимузин летел. За тонированными стеклами было не разобрать - куда. Похоже, автомобиль был бронированным.
  
  
  
   * * *
  Вскоре Хвостов явился в офис и пришел в кабинет к Василию с охраной.
  - Рассказывай, дорогой, как идут дела.- Хвостов уселся в кресло и долго слушал сбивчивый доклад Василия. Василий выглядел неважно. Небритый, в мятом костюме, с красными от недосыпа глазами.
  - Тяжело?- Спросил олигарх.
  - Не то слово...- Василий смотрел на Хвостова как побитая собака. Не ладится у меня. Ничего не успеваю.
  - Не горюй, дорогой. Я тебе в помощь пару человечков пришлю. Помогут. А сейчас пойду по службам, с людьми пообщаюсь, поговорю по душам.
  По офису сразу разнеслась весть, что приехал Хвостов и уже направляется в компьютерный отдел.
  Компьютерщики работали, как всегда, ничего не замечая и не слыша. Прибежал Самуил. Прокричал каждому в ухо, что сейчас к ним явится Хвостов. Никакой реакции. Все прочно сидели в виртуальном мире. Охрана проверила помещение и встала на страже у дверей. Вошел Хвостов. Катерина выключила компьютер и нажала кнопку у стены. Задребезжал такой оглушительный звонок, что Хвостов зажал уши. Компьютерщики нехотя оторвались от работы.
  - Катя, что, обедать пора?- И, увидев Хвостова, вытянулись в струнку.
  - Я,- Хвостов обратился к Самуилу,- Хочу закупить у вас партию компьютеров последней разработки. Начальник отдела снабжения уже едет к вам.
  - Сколько штук?- Заинтересовался Самуил.- Мигом отгрузим. Качество - пальчики оближите. Лучшая продукция в стране и во всем мире. К нам даже немцы приезжали. Купили партию. Были в восторге. Англичан ждем.
  - Я в курсе,- Хвостов с интересом посмотрел на Самуила,- Что Вы хвастаетесь генеалогическими древами сотрудников. Покажите мне эти древа. Занятно.
  Ватман развесили. Хвостов одел очки и стал изучать дальних и ближних родственников компьютерщиков.
  - Вы поймите правильно.- Самуил гордо приосанился.- Ведь у наших ребят предки - выдающиеся люди. Известные графья, князья, изобретатели, поэты, художники, инженеры, революционеры, даже убивец есть. Вот откуда качество продукции лучшее в мире.
  - Вот убийцы ни к чему.- Сказал Хвостов, изучая ватман.
  - Да не убивец он!- Закричал Володька.- Я лично, предками доволен. Вот только кличка ко мне дурацкая прилипла. Теперь все зовут меня Помпадуром, потому что у меня в роду родственники мадам Помпадур. А еще у меня один предок во время французской революции головы аристократам рубил. Не убивец он, а всего лишь палачом работал. Но и порядочные предки есть. Один булки пек у Елисеева. Потемкин, фаворит Екатерины, у меня в роду. Вот.
  Хвостов смеялся так, что ему Катька принесла минералки. Хвостов вытер слезы и отпил воды.
  - Фух!- Выдохнул он.- Закажу себе тоже древо. Никогда о предках не думал.
  Самуил подал ему визитку генеалогического центра.- Всем заказчикам древа показываем, чтобы не сомневались в качестве продукции. И визитки всем раздаем. Все теперь хотят иметь родословную. Директор центра лично мне звонил и благодарил за рекламу. Теперь центр работой завален, благодаря мне.
  - А Вы, Самуил Абрамович, почему деньги не потребовали за рекламу? Недочет с Вашей стороны.
  - Это - мысль.- Самуил дернул себя за волосы.
  - Спасибо Вам за подсказку. А за подсказку Вы денег не потребуете?- Хитро сверкая глазами, спросил Самуил.
  Хвостов опять оглушительно захохотал и попросил воды.
  - Я по уши напичкан положительными эмоциями. На много времени вперед. Их у меня мало, к сожалению.- Заявил Хвостов.- Спасибо всем, а особенно Вам.
  И он пожал Самуилу руку.- Пока, ребятки. Работайте на благо стране и всему миру.- Хвостов ушел, а компьютерщики хотели качать Самуила, но он не дался и убежал.
  Хвостов прошелся по службам и был приятно удивлен тишиной. Не услышал выяснения отношений, ссор. Девушки и женщины имели скромный макияж, все сотрудники встречали его улыбками, никто его не боялся. В некоторых комнатах негромко звучала древняя музыка, похоже, Вивальди. Еще он заметил, что в офисе нет курилок, где бы толпами стояли люди и воняли табаком. Чисто, просторно. Тихо работали кондиционеры, температура приятная, и пахнет везде хорошо, даже в туалетах. Только возле одной из комнат он услышал плач и утешающую речь. Хвостов приоткрыл дверь и увидел молоденькую девушку, которая горько плакала на плече главного бухгалтера.
  - Он,- Плакала она,- У-ушел к-к другой... Сказал, что меня больше не любит... Как жить дальше? А-а-а!
  - Он - идиот!- Главный бухгалтер, толстая дама в очках, обняла девушку, гладила ее по пушистой головке и говорила:
  - Ушел и хорошо. И неизвестно, кому повезло, как в песне поется. Изменил тебе, изменит и другой. А мы тебе нового бойфренда найдем. Вот - Митька, например... Чем плох? И на тебя глаз положил. Умный, добрый мальчик. И собой хорош.
  - Да,- Подумал Хвостов,- Мой главный бухгалтер выгнал бы из кабинета плачущую девчонку, потому что слез не выносит и потребовал бы, чтобы ее с работы уволили, раз не может держать себя в руках. А здесь - бухгалтерша - мать родная, ну, чудеса, да и только.- И прикрыл дверь бухгалтерии.
  Хвостов со свитой явился опять к Василию, который кричал в трубку телефона на кого-то и не сразу заметил олигарха. Вошла секретарша и спросила,- Чай, кофе?
  - Принесите чайку.- Попросил олигарх.- Устал я что-то. Старею, наверное.- Пожаловался он Анне Демьяновне.
  - А, может быть, обед принести? Время уже обеденное.
  - Нет, чайку и некрепкого. Зеленого с лимончиком. И пирожнице мне, эклерчик я люблю.
  Через пять минут он получил то, что просил. Чай был заварен, как он любил, эклеры - свежие, вкусные, как в старые времена, когда Хвостов был студентом и наведывался в Столешников переулок, где торговали пирожными, которых сейчас и в помине нет.
  - У вас что, люди не курят?- Обратился он к Василию.- Курилок я нигде не увидел.
  - Курили раньше. Я раньше курил по две пачки в день. Но бросил. Сам. А весь персонал от табачной зависимости избавила наш ангел во плоти, экстрасенс и ясновидящая Анастасия Федоровна. И работников наших лечит. Одна беда - денег за лечение не берет. Жила в квартирке гостиничного типа, размером шестнадцать метров, на пенсию.
  Филимоша с ее помощью избавился от пьяниц, дебоширов, сплетников и другой человеческой пакости. Взял ее в штат. У нее диплом врача имеется. Купил ей квартиру. Обедает она бесплатно. И продукты ей на дом завозят. Квартирку мы ей обставили по ее вкусу. Работает она много, себя не жалеет, лечит всех, кто попросит. Диагноз болезни ставит моментально. А бабы наши ей шмоток накупили. Она отказывалась, но Филимоша настоял, и теперь она одета прилично.
  Но не всегда она вылечить может. Филимон ее мнению не очень поддается. От депрессии она его вылечить не смогла. И еще. Шесть человек курят у нас, как и курили до ее появления. Лечиться не пожелали. Филимон распорядился всех курящих посадить в отдельную комнату. Кондиционер там мощный. И разрешил им курить на рабочем месте сколько душа пожелает. Вот, поэтому у нас курилок нет. И дебоша нет. И все сотрудники - люди порядочные, всегда помогут друг другу, если что. Зависти нет. Ни у кого. Завистливых выгнали.
  - Мне такую экстрасеншу не мешало бы иметь.- Сказал Хвостов, допивая третью чашку чая. Может, одолжите мне ее, хоть на время.
  - Нет, что Вы!- Испугался Василий.- Человек она пожилой, силенок у нее не так много. Ее тоже пожалеть надо. И Филимона она любит, как сына. И никуда от него не уйдет, даже к Вам. Не обижайтесь.
  - Ну, ладно, уговорил. Найдем себе других. Не проблема.
  - как раз - проблема. Шарлатанов полно. Вот тут Вам Анастасия Федоровна помочь может. Сразу распознает кто есть кто. Таких как она - единицы. Слава Богу, ФСБ к себе не загреб нашего ангела. Это я Вам по дружбе о ней рассказал. Филимон велел всем сотрудникам о ней молчать и родственников не подсовывать на лечение. И Вы никому о ней не говорите, очень Вас прошу...
  И тут открылась дверь и вошла сухонькая старушка в голубом платье. Седые волосы завязаны в пучок. Глаза большие, ясные, внимательные, цепкие. Руки молодые, ухоженные, ногти коротко подстрижены, без лака. Лицо доброе.
  - Никогда олигарха живого не видела, кроме Филимона.- Сказала она и улыбнулась Хвостову.- Дайте-ка мне Вашу руку, уважаемый. Глаза закройте.
  Она взяла руку Хвостова, погладила его ладонь, и олигарх почувствовал, что приятная энергия через руку окутала все его тело. Сразу появилась бодрость, умиротворение, ясность в мыслях. Согрелись ступни, которые в последнее время у него мерзли, несмотря на шерстяные носки. Она отпустила его руку и спросила:
  - Полегчало?
  - Очень даже. Вы - Анастасия Федоровна, я полагаю?
  - Правильно полагаете. Вам, Николай Петрович, надо почки и поджелудочную подлечить. Нервишки пошаливают. Падает зрение и слух. Обратитесь к врачам и не затягивайте с лечением. Мучную, острую и жирную пищу есть не рекомендую. Чай зеленый пьете - это правильно. Пирожное - одно в день - не более. Сладостей поменьше. А ведь Вы сластена, не правда ли? Сахар и соль употреблять ограниченно. Кофе - нельзя. Рыбку парную можно. Котлетки из нежирной говядины можно. Курочку вареную - можно. Свинину, баранину - нельзя. Соусы не надо употреблять. Масло оливковое - можно. Немного. Картофельное пюре можно. Яблоки, бананы, груши, апельсины - можно. Виноград - нельзя. Капусту желательно - цветную. И питайтесь помалу, но часто. Можно - шесть раз в день. И тогда, когда есть захочется. Не принуждайте себя есть по времени. Спать не менее восьми часов в сутки. Это неправда, что пожилой человек меньше спит. И днем, после двух часов, хорошо бы поспать пол часика. Нервы берегите.
  А у меня к Вам просьба, Николай Петрович. Убедите Филимона, что нельзя всю работу брать на себя. Пришлите ему на постоянную работу двух заместителей. У нас таких людей нет. Василию не справиться. Посмотрите - на кого стал похож? Вася, зайди ко мне, часов в семь вечера. Обязательно. Она встала и легкой походкой вышла.
  - Почки, значит, поджелудочная...- Прошептал олигарх.- Вот, дела!
  
  
  
   * * *
  На другой день к Василию явились посланцы от Хвостова.
  - Ребятенка какого-то прислал.- Подумал Василий, оглядывая мужчинку, похожего на восемнадцатилетнего юношу. Но потом понял - парнишке лет сорок - не меньше. Вихор, падающий на глаза, невысокий рост, щуплая фигурка молодили его, а также тонкий голос, как у женщины.
  - Неужто голубой?- Испугался Василий.- Только этого мне не хватало!
  Но "парень" оказался вовсе не голубым. Василий разглядел накаченные мышцы и плотоядный взгляд, который он бросил на свою спутницу. Посланцы уселись в кресла и уставились на Василия. От спутницы Василий пришел в состояние, близкое к панике. Высокая, мощная, крашенная блондинка, с ярким макияжем, с толстым кривым носом, тонкими губами и желтыми глазками, которые прямо-таки просверлили Василия вдоль и поперек, обладала неуловимой притягательностью и энергией.
  - Ну, милок.- Сказала она басом.- Рассказывай о своих неприятностях. Знаю, что тебя Василием зовут, меня - Аллой, а этого недомерка,- Она указала пальцем на мужчинку,- Костей. Давай общаться на ты и по-простому, не возражаешь?
  - Нет...- Пролепетал Василий.- Кофе, чай?
  - Кофе, конечно, не помешает. Но мы пришли не кофеи распивать, а работать. Да будет тебе известно - Костя - начальник по связям с общественностью, а я являюсь замом главного экономиста и работаю с Хвостовым много лет. Итак...
  - Непомерную сумму прислали налоговики для оплаты.- Начал Василий перечислять свои беды.- Не знаю - платить или нет. Или шефа обождать. Они судом грозят, если не оплачу. Замучили пожарные, милиция, санэпидстанция, зеленые. Все какие-то неполадки находят и составляют акты. Упала втрое прибыль у наших торговцев в супермаркетах, сразу, как шеф уехал. Обвалилась штукатурка с потолка в спортивном зале. Рабочие за ремонт запросили столько денег, что я их прогнал. А других никак не найду. Ну, не мое это дело, хозяйственными делами заниматься. Я же - компьютерщик. И мой компьютерный отдел забот требует. И в благотворительном фонде не все в порядке. Недостача обнаружилась. Куда деньги пропали - никто понять не может. Вот и все на первое время...
  Послышалась за дверью какая-то возня, протестующий голос секретарши, двери распахнулись и вбежал Самуил.
  - Что делается, что делается!- Самуил воздел руки, пробежался по кабинету и мимоходом поцеловал руку Алле, проигнорировав Костю.- Я знаю, Вы приехали нам помогать. От Хвостова. Помогайте, а то я с ума сойду. Хотел своему заместителю по перевозкам морду набить, но он сбежал.
  Куда делся грузовик?! Я Вас спрашиваю?! Надо срочно заказчикам отвезти продукцию, которую они уже оплатили, а грузовик с шофером как сквозь землю провалился. И что за служба охраны, которая не знает, где этот чертов грузовик?! Может его украл кто? Я Олегу объяснил, кто он такой, так можете себе представить, он схватил меня буквально за шкирку и выкинул вон!
  - Самуил!- Заорал Василий.- Я найду твой грузовик, будь он проклят вместе с Олегом, твоим замом и с тобой! А сейчас уходи отсюда немедленно. Не мешай работать, окаянный ты человек!
  Снова распахнулись двери, вошли два амбала Олега, схватили Самуила и понесли куда-то, несмотря на его крики и протесты. Стало тихо.
  Посланцы Хвостова сначала опешили, а потом смеялись до упаду.
  - Наш шеф,- Сказала Алла, отсмеявшись,- Рассказывал, что он от смеха чуть не умер в вашем компьютерном отделе. Я не верила, потому что шеф никогда не смеется, а теперь верю. Весело у вас, ничего не скажешь. Успокойся, Вася. Два дня нам хватит, чтобы навести порядок.
  - Костя! Вперед! Уйми мздоимщиков. Они у нас все прикормлены, и их акты засунь им в ж..у. Налоговиков образумь, нормальную сумму налогов я определю. И поговорю с начальником так, что все будет путем. Костик, звони в офис, попроси, чтобы наши рабочие ремонт здесь сделали.
  Телефон у Василия разразился трелью. Звонил Олег, сказал, что грузовик нашелся. Оказывается, он сломался, когда выезжал из гаража. Шофер сумел его починить и уже приехал. Заместитель Самуила по перевозкам с рабочими грузит продукцию и отправится скоро к заказчикам.
  - А Самуил где?- Спросил Василий.- Ты уж его побереги. Уж очень он все близко к сердцу принимает.
  - Я Самуила запер в его кабинете.- Сказал Олег.- Он сначала бесновался, а когда узнал, что продукцию грузят и грузовик нашелся, успокоился. Я его пришел освободить, открываю дверь, захожу, а он спит на диванчике и храпит, как стадо слонов. Ну и пусть спит. Видно организм сам решил, что ему надо отдохнуть. Ну, пока. У тебя как?
  - Работаю.- Сказал Василий.- Пока, друг.
  - Одной заботой меньше.- Обратился Василий к Алле.- Грузовик приехал, продукцию грузят и скоро отправят к заказчику.
  Алла затребовала документы, села за компьютер и быстро вычислила сумму налогов. Позвонила в налоговую службу, назвала сумму налогов и сказала, что если они еще раз обидят фирму Филимона, то будут иметь дело с Хвостовым.
  - Судиться хотите?- Спросила она.- Суд мы выиграем, а на вас наложат такой штраф за самоуправство, что мало не покажется.
  После этого с Василием посетила экономистов; дала им сразгон и сказала, что не Василий, а они должны решать проблемы с налоговой службой.
  Через час в кабинет Василия набились люди. Приехала милиция, пожарные, санэпидстанция, зеленые и налоговая служба. От каждой службы по человеку. Они забрали свои акты, долго извинялись и укатили прочь. Все, кроме налоговой. Приехал какой-то важный кадр, скрупулезно проверил расчет Аллы, выторговал пару тысяч, тяжко вздохнул, принял чек на оплату от Василия под расписку и удалился. Извиняться не стал.
  - Вот гад!- Сказала Алла ему вслед.- Урвал-таки себе пару тысяч в карман. Пусть подавится, лихоимец. Но такая сумма для него - слезы одни.
  Завтра, Василий, поедем в супермаркеты и в благотворительный фонд. Проси секретаршу подать нам кофе с пирожными. И по рюмочке коньячку.
  Вошла Анна Демьяновна. На подносе стояла бутылка дорогого коньяка, три рюмки, нарезанный лимончик на блюдечке, дымились чашки с кофе, а на красивой тарелочке лежали пирожные разных сортов. Не менее десяти штук. Секретарша сообщила, что уже приехали рабочие и приступили к ремонту спортивного зала. И платы никакой не требуют. Сказали - им зарплаты хватает.
  Алла выпила с Костиком несколько рюмочек коньяка, похвалила кофе, пирожные, секретаршу и сказала Василию:
  - Когда ты, Вася, и твой шеф поймете, что необходимо давать взятки. Этим людишкам тоже жить надо, зарплата у них аховая. И честность Ваша вам же боком выйдет. Я знаю, шеф твой - человек честный и упрямый. Ну сколько бы он нервов потерял, пока доказал взяточникам, что их акты - дерьмо собачье? А нервы беречь надо. Их, как и здоровье - не купишь. А налоговую - пугать надо. Ненавижу этих людишек. Наглые, живут за счет богатых предпринимателей, никого не боятся, разве только очень богатых людей. Но иногда и на богатых лапу поднимают. Тогда только главный прокурор помочь может. Или президент. А если не хотят помочь, все - кранты олигарху. Выпотрошат до основания и в тюрьму посадят. Наш шеф дружит с президентом и с премьер-министром. Поэтому его боятся враги и друзья. Лебезят, а за спиной камень держат. Хвостова я люблю и свою любовь не скрываю. И пусть твой шеф за него держится всеми конечностями, которые у него есть. Без Хвостова вас давно бы уже съели и не подавились.
  - Господи! Что за страна!- Василий чуть не плакал.- Огромная, богатая и бедная одновременно. Люди живут трудно, терпят и пьют. Умирают рано.
  - Не горюй, Васька!- Алла хлопнула его по плечу.- Лет через пятьдесят, если войны не будет и земной шарик не расколется, все может измениться в лучшую сторону. А, может, и нет. Поживем, увидим.
  На другой день работа возобновилась. Василий удивлялся, что двое людей могут за короткое время решить его проблемы. Сначала поехали в благотворительный фонд с фэсбешниками. Быстро вычислили вора. Им оказался один из работников фонда. С помощью хакера, молоденького и недостаточно опытного, вор перевел деньги со счета фонда на свой счет в банке. Вора тут же арестовали. Хакера вычислили. Василий попросил хакера не арестовывать. Сказал, что возьмет его к себе на работу. Работники банка, после беседы с Аллой, тут же перевели деньги на счет офиса Филимона. После этого явился ОМОН. Все три супермаркета освободили от покупателей. ОМОН окружил магазины. Вывели трех директоров, которые подверглись допросам с помощью милиции. Директора выглядели плохо. Шли с трудом, у всех были отметины на лицах. Фингалы, кровоподтеки; одним словом, их хорошо побили. И арестовали.
  Продавщицы плакали. Их отпустили по домам.
  На допросах выяснилось, что директора за взятки принимали некачественную импортную продукцию с просроченными сроками реализации. А также воровали деньги с выручки.
  Крестьянские уазики с продукцией стояли поодаль от магазинов. Они приступили с вопросами к Василию. Рассказали, что их продукцию магазины принимать отказались. Что они стоят здесь уже три дня и не знают что делать. Продукцию приняли и поместили на склады супермаркетов. Василий дал крестьянам адрес офиса и сказал, что с ними расплатятся незамедлительно.
  Алла доложила Хвостову по мобильнику о проделанной работе, и они с Костей укатили на машине в свой офис. На прощание Алла сказала Василию:
  - Если будут какие-то затруднения в работе, обращайся ко мне или к Косте.
  И дала визитку. Похлопала Ваську по щеке, сказала, что он мировой парень. Велела Филимону не звонить и лишний раз шефа не волновать.
  - Езжай домой.- Приказала она- Отоспись, отдохни, а то видок у тебя бледный. Пока, пока.
  Василий позволил секретарше и Олегу. Сказал им, что скоро приедут крестьяне, просил Олега их пропустить, а секретарше велел выдать деньги из сейфа столько, сколько крестьяне попросят и накормить их обедом. После этого приехал домой, рухнул в постель не раздеваясь и проспал целые сутки.
  
  
  
   * * *
  За два месяца Филимон окреп, загорел и обрел прежнюю силу. Вилла стояла высоко, на берегу моря. Внизу о скалу бились волны. Тишина, покой, выключенный телефон, который Леша спрятал в укромное место, подальше от шефа, способствовали выздоровлению.
  Главный "доктор", учитель по карате, явился на другой день после приезда Филимона и Лехи. Он оглядел Филимона и присвистнул.
  - Ну, приятель, ты довел себя до полного упадка сил. Я такого не ожидал. Краше в гроб кладут.
  К морю от виллы шла каменная лестница, с широкими и некрутыми ступенями. Внизу был личный пляж, посыпанный белым песком, огороженный от непрошенных гостей. Учитель велел Филимону каждое утро спускаться на пляж и в первый же день самолично повел спотыкающегося ученика к морю. Раздел его и окунул в прохладную волну. Растер жестким полотенцем. Леха явился с завтраком вместе с поваром. Составили меню на обед. Филимон попросил класть поменьше специй. Итальянская кухня ему не очень нравилась. Учитель долго втолковывал повару, что больному можно есть, а что - нельзя. Критически рассмотрел завтрак и половину выбросил в море.
  Завтракали в беседке. Летали чайки и другие птицы, просили еды, а ту, что выбросили, быстро склевали. Нежаркое весеннее солнце, легкий ветерок, море, которое Филимон увидел впервые, успокаивали расстроенные нервы. Филимон удивлялся, что море все время меняло цвет. Рано утром оно было молочно-белым, потом стало бледно-зеленым, затем голубым, а к вечеру ярко-синим.
  Филимон все дни проводил на пляже. Когда уставал сидеть и ходить, лежал в гамаке, смотрел в голубое, высокое небо и ни о чем не думал. Леша укрывал его пледом, чтобы не простудился, иногда кормил с ложки, как маленького, и очень боялся, что Филимон помрет.
  - Сделайте же что-нибудь.- Просил Леша учителя.- Филимон мне, как брат. Василий меня не простит, если он не выздоровеет.
  Через неделю учитель явился на виллу с десятилетним парнишкой.
  - Филимон, помнишь, как ты пришел ко мне на занятия первый раз? Ты был такой худенький, часто плакал. Я, честно говоря, думал, что тренировать тебя не стоит. Но уж очень твой отец просил сделать из тебя человека. Помнишь первое занятие? Тогда тебя на лопатки положил мальчик, моложе тебя и меньше ростом. Помнишь, как ты обозлился? Вот тогда я понял, что не все потеряно.
  - Вставай-ка! Иди на ковер. Вот привез тебе противника на тренировку.
  Крепенький, черноглазый и черноволосый мальчишка, сверкая белыми зубами, улыбнулся Филимону и встал в стойку.
  Леша содрогнулся и ушел. Достал из бара бутылку вина, подумал и выпил полстакана коньяка.
  - Ты издеваешься что ли?- Спросил Филимон у тренера.
  - Встать! Иди на ковер!
  И Филимон пошел. Через секунду он лежал на ковре. Мальчик кинул его через себя, и обе лопатки прижались к ковру. Филимон озверел. Он вскочил и в ту же секунду снова оказался на ковре лицом вниз. Филимон падал раз десять, выдохся и ушел на пляж. Никто не видел, как он плакал. Но равнодушие покинуло его. Ему захотелось стать прежним - ловким, сильным, подвижным.
  Через неделю Филимона тренер учил карате заново. Прежние навыки вспоминались, тело не забыло, как надо обороняться и нападать. С чердака вытащили тренажеры. Теперь Филимон тренировался всерьез. Утром бегал. Сначала - всего сто метров, через две недели - километр, а к концу месяца - десять. Мышцы окрепли, появился аппетит, с каждым днем он все более напоминал прежнего Филимона. Леха крестился каждый раз, когда Филимон шел на тренировку и молил Бога и всех святых, чтобы он поправился. На восстановление Филимона ушло два месяца.
  - Да,- говорил тренер,- Филя, я думал, что ты не жилец. Это надо же было так себя запустить! Каратист! С черным поясом, превратился в дохляка. Такого в моей практике еще не было. Ничего, дорогой мой! Все бывает в этой жизни. Не в пользу тебе богатство. Это я тебе от души говорю. Какие твои годы! Вот позанимаемся с тобой полгодика, я тебя на соревнования выставлю. Медальку золотую России добудешь, а Филимон? Так, Лешка?
  - Так.- Отвечал Леха, с уважением глядя на тренера.- Научите и меня хоть чему-нибудь. Я, конечно, драться умею, но куда мне до Филимона.
  - Несколько приемчиков покажу, если хочешь, только не обижайся, если синяки будут. А серьезно учить тебя уже поздно. Возраст не тот.
  Филимон купался в море, загорел до черноты, но с каждым днем все больше и больше скучал по России и работе. Наконец, он потребовал у Лешки телефон и позвонил. Василию.
  Василий обрадовался, спросил о здоровье и доложил обстановку:
  - Филимон!- Кричал Васька.- Дорогой! У нас все путем. Если бы Хвостов не помог, я бы увял на корню. Он прислал к нам на постоянную работу двух заместителей. Мужики специалисты высокого класса. И еще бабу одну. Ну, я тебе скажу и женщина! Командирша в юбке! У нее два образования. Она инженер и экономист в одном лице. Навела у нас шороху. От ее мата люстры звенели. Учинила разборки у конструкторов, технологов и сборщиков, у экономистов. Но все равно ее за свою приняли. Она ведь за дело хлопочет, не просто так. Аллой зовут. Прибыль, представь себе, увеличилась на пятнадцать процентов. Все ее боятся, кроме Самуила. По прежнему врывается ко мне в кабинет, и по прежнему его выносят ребята Олега. Но отдел сбыта работает, как часы, а Самуила все любят, ты знаешь.
  - Как поживает Анастасия Федоровна?
  - Поживает неплохо, но за последний месяц устала. Она ездила на квартиру к Хвостову и провела с ним и его женой восемь сеансов. Поправила им здоровье, а у Елены обнаружила начинающийся рак груди. Горошинку какую-то. Горошинку удалили под местной анестезией. Врачи Хвостова были в панике. Хвостов наорал на них, а профессор упал в обморок от расстройства. Еле отходили. После этого Хвостов подарил Анастасии новый бронированный автомобиль с тонированными стеклами. Сказал, что ее надо охранять. Прислал Олегу на службу десять своих охранников. Представляешь, все в галстуках, костюмах, морды интеллигентные. Вежливые. Вооружены отлично, Олега слушаются и все, как один, учились восточным единоборствам.
  После этого Хвостов распорядился найти двести экстрасенсов. Искали по всей стране. Согнали их в офис Хвостова, в зал заседаний. И из этой оравы наша Анастасия Федоровна выбрала лишь одну. Молодую девушку из Калмыкии. Остальных забраковала. Теперь Хвостов собирается своих работников поголовно проверить на "вшивость", провести борьбу с курением. И сказал, что набрался у нас полезного опыта. Хвалил тебя, Филимон, и интересовался твоим здоровьем. Есть еще и другие новости, но все - приятные. При встрече расскажу. Филимоша! Когда тебя ждать? Все по тебе соскучились, особенно Самуил. Замучил. Каждый день является ко мне и требует последних известий о твоем здоровье.
  - Через три дня с Лехой вылетаем в Москву. Никому пока не говори. Хочу взять недельку на личные дела. Жениться буду.
  - На Татьяне?!
  - На ней. Ты ее видел? Как она?
  - Видел, но давно. Заработался. У них в семье ЧП. Ее отец ушел с работы. Серьезно болен. Лечиться не желает. Фаина Григорьевна не знает что делать. Татьяна - тоже, выглядит неважно.
  - Ладно, разберемся. Пока, Васька. Всем привет. Скажи, что скоро буду, но не говори - когда. От Лешки тебе привет.
  Филимон выключил телефон и задумался. Как Татьяну уговорить выйти за него замуж? Может и отказать. С нее станется.
  
  
  
   * * *
  Игорь Николаевич, профессор Подбельский, лежал в кровати и размышлял о том, что пора покинуть этот мир.- Работать я не могу, сердце сдает, скорая приезжает почти каждый день. Фаина и дочь замучились за мной ухаживать, хожу на судно, позор! Доктора говорят - срочно нужна операция на сердце и что такую операцию делают только в Германии за большие деньги. Таких денег у меня нет, и никогда не будет. Умереть достойно получится ли? Может, перестать есть и умереть от голода? Освободить Таню и Фаину.
  Вошла Фаина Григорьевна, умыла мужа, протерла и смазала пролежни, вынесла судно. Завтракать Игорь Николаевич отказался, и уговоры Фаины не помогли. Кто-то позвонил.
  - Опять картошку на продажу принесли.- Подумала Фаина. Распахнула дверь и отпрянула от неожиданности. За дверью стоял Филимон. Он поздоровался, отодвинул Фаину в сторону и прошел в квартиру. Подал букет белых роз Фаине, а из сумочки достал бутылку красного вина и коньяк.
  - Бутылочка вина для Вас, Фаина Григорьевна, и коньяк. Говорят, коньяк сосуды расширяет, в небольших дозах, конечно. Ведите меня к профессору.- И, не дожидаясь, прошел в спальню. Фаина побежала следом. Профессор смотрел на Филимона и молчал.
  - Фаина Григорьевна! Надо переодеть Игоря Николаевича, я Вам помогу, времени у нас в обрез. Машина с шофером ждет у подъезда. Мой самолет ожидает вылета в аэропорту. Итак, Игорь Николаевич, Вы летите в Германию, за лечение деньги уже уплачены. И не возражайте!
  - Ты что, ограбил кого, Филимон? Откуда деньжищи?
  - Не грабил. Наследство получил на законных основаниях. Шеф умер и свой бизнес завещал мне. Я так заработался, что заболел. Лечили меня в Италии два месяца. Поэтому и не заходил к Вам. А как прилетел в Москву, попросил верных людей узнать, как Вы тут поживаете. И узнал. Кстати, а где Татьяна?
  - Татьяна экзамен сегодня сдает. Филимон, как же так? Батюшки светы! А мне можно с мужем лететь?
  - С мужем полетят врачи и сестра. Вам надо отдохнуть, Фаина Григорьевна. И Вы мужу пока не нужны. Уход за ним будет на высшем уровне. А пока я Вас на дачу свою отвезу в Подмосковье. Не дело лето в Москве проживать. Дух тут тяжелый. Квартирку Вашу в порядок надо привести. Пришлю Вам уборщиков.
  Игоря Николаевича переодели. Вошли два здоровенных парня с носилками. Фаина поцеловала мужа и перекрестила. Носилки загрузили в машину. И она поехала тихо, осторожно, чтобы не беспокоить больного.
  - Быстро собирайте свои одежки, возьмите с собой, что пожелаете и записочку Тане напишите, чтобы она не волновалась. Вот Вам мобильник. Номер я Вам напишу. И мобильник для Татьяны оставлю. И что Вам надо купить, скажите. И не экономьте и не переживайте из-за расходов. Вот, поправится Игорь Николаевич, свадебку справлять будем. Отдадите за меня дочь? Делаю Вам официальное предложение.- Филимон стал на одно колено и поцеловал руку изумленной Фаине. Она расплакалась.
  Потом они выпили коньячку на кухне. Фаина успокоилась.- Танька-то тебя любит, только не сознается. Что я враг собственной дочери? Рисует на своих эскизах только тебя. Складывает их в папочку. Я видела.
  Я ей рассказала, как ты сумки мне помог донести и что ты часто на жигулях утром приезжаешь. Так она все жигули твои высматривала. А их нет и нет. Загрустила, похудела, опять же уход за отцом силы отнимает. Мы с ней по ночам дежурили.
  - Собирайте вещички, Фаина Григорьевна! Поедем на дачу, там девушка будет Вам помогать хозяйство вести. Повара прислать?
  - Да нафига мне повар!- Возмутилась Фаина.- Ты совсем оборзел что ли?
  - Не оборзел. Садовника я уже нанял. Посадите что захотите. От безделья не помрете. Но все же берегите себя и отдыхайте. Выглядите Вы, прямо скажу, отвратительно.
  Вещи собрали в два чемодана. Лешка улыбался и по своему обыкновению развлекал Фаину и Филимона байками. Машина неслась на высокой скорости.
  Приехали на дачу. Их встретили девушка и садовник. Фаина ахала, бегала по всем комнатам и восторгалась. Выпили с Филимоном еще по рюмочке. Девушка принесла завтрак и кофе с булочками. Филимон распрощался и обещал Таню привезти. Фаина устала. Она проводила Филимона до машины, серебристой, красивой. Вошла в дом. Девушка перестелила широкую постель и, Фаина, впервые за долгое время, спокойно уснула.
  
  
  
   * * *
  Татьяна сдала экзамен на пятерку и по дороге домой зашла в супермаркет. В холодильнике хоть шаром покати, и обеда нет. Она стояла перед дверью квартиры, искала ключ, а он никак не находился. Вдруг дверь распахнулась, перед ней стоял Филимон. Татьяна отшатнулась от неожиданности и уронила тяжелые сумки.
  - Здравствуй, Танюша!- Филимон поцеловал ее в бледную щеку и подхватил сумки.
  - Что случилось?- Прошептала Татьяна.- Папа?
  - Папа летит в Германию. Я отправил его на операцию, лечение оплатил. А Фаина на моей даче отдыхает. Вот, сейчас ты немного в себя придешь и я тебя на дачу отвезу. Посмотри, до чего ты себя довела, девочка моя!- Он втащил Татьяну в квартиру, разгрузил сумки, отправил продукты в холодильник.
  Татьяна похудела, под глазами темные круги, мордочка усталая, никакой косметики. Каштановые волосы затянуты в хвост, руки не ухожены. Тоненькие стройные ножки обуты в старые босоножки, пальчики оттуда выглядывают...
  Филимон усадил Татьяну на кухне, она таращила на него карие громадные глазищи и, похоже, ничего не понимала.
  Филимон снял с нее босоножки и принес расхоженные тапочки. Погладил пальчики и одел тапки ей на ноги.
  - Сейчас ты перекусишь что-нибудь, и поедем на дачу.
  - К-какую дачу? Откуда дача?
  - Сначала поешь, а потом я тебе все расскажу.- Филимон быстро соорудил несколько бутербродов с сыром и колбасой, нарезал салат из помидоров и огурчиков, заварил растворимый кофе.
  - Ешь.- Сказал он.- Но сначала...- Он налил в рюмку немного коньяку и заставил Татьяну его выпить. Татьяна поперхнулась, коньяк обжег горло, но она сразу порозовела. Филимон смотрел, как она ест, осторожно пробуя салат и заедая его бутербродами.
  - Не хочу больше.- Татьяна отставила тарелку.- Рассказывай...
  Рассказ Филимона поразил ее. Особенно завещание шефа.
  - Болел я, Танечка, тяжело. Чуть концы не отдал. Лечили меня два месяца. Не просто руководить бизнесом. Опыта пришлось набираться. Топили меня все, кому не лень. Помог олигарх Хвостов, старый друг покойного шефа. Депрессия навалилась, жить не хотелось. И знаешь, кто меня вылечил? Мой учитель карате. Вытащил из могилы, можно сказать. В Италии у меня вилла есть. Море рядом, красота и покой. Вот там меня и лечили. Сначала работал день и ночь, а потом заболел. Поэтому я так долго не приезжал к тебе. Каждую ночь ты мне снилась. Ты все время убегала, а я тебя догонял, все никак догнать не мог.
  - И мне снился такой же сон.- Удивилась Татьяна.- Значит, один сон на двоих... К чему бы это?
  - К тому, что пора догнать тебя, моя милая. К тому, что мы друг другу предназначены, и какие-то добрые силы об этом знают.
  - Мистика...
  - Я еще не вполне здоров. Ты поможешь мне, Танюша? Душа не на месте. Без тебя я пропаду. Жизнь без тебя не имеет радости, красок, цели. Богатство и бизнес не помогут. Зачем мне богатство без тебя? Боюсь опять в депрессию впасть. Выходи за меня замуж. Я люблю тебя, и ты меня любишь, я знаю. И мама твоя не против.
  - Мама?
  - Она прямо заявила, что не враг собственной дочери. Я ей сказал, что хочу на тебе жениться, и она согласилась.
  - По-моему ты сошел с ума, Филимон. Я обычная девушка, без особых достоинств. Некрасива. С комплексами, оттого, что старая дева...
  - Ты красивейшая женщина на Земле.- Филимон взял ее за руку, и вдруг их так тряхнуло, что они в испуге отшатнулись в стороны.
  - Вот это да! Я думал, что это сказки, писатели выдумали, что между влюбленными ток искрит. Оказывается - это правда.
  Танечка, не думай, что я смогу тебя разлюбить. При чем тут красота и способности? Знаешь ли ты, что мать меня бросила и пять лет сдала в детский дом? И что там меня били. И я бы пропал, если бы директор детского дома не взял меня к себе жить. Он мой названый отец. А мой отец погиб. Несчастный случай. На стройке. А дедушка умер. Они меня любили и ушли. А мать уехала в Осетию. Думаю, у нее другая семья и другие дети. Я ей мешал, понимаешь? Я хочу детей, хочу крепкую семью. Я одинок, Танюша. Друзья, конечно, есть. Без них было бы совсем плохо.
  Таня смотрела на Филимона, но видела не зазнавшегося человека с манией величия, а маленького одинокого мальчика пяти лет, который звал маму, плакал по ночам от мысли, что мать его бросила, и что он один на этом свете...
  - Филимон! Я люблю тебя!- Татьяна бросилась к нему. Филимон усадил ее на колени, нежно прижал к себе, поцеловал в пушистые волосы. Татьяна обняла его, необъяснимая нега наполнила их души, сердца колотились, пропуская удары.
  - Я выйду за тебя замуж.- Прошептала Татьяна.- Мне без тебя тоже очень плохо. Я себя ругала, считала, что ты позабавишься со мной, а потом бросишь. Я гнала все мысли о тебе, и что мне стоило казаться равнодушной, когда ты меня сверлил взглядом на лекциях. Издевался надо мной. Я тебя ненавидела. И любила.
  - Забудь. Это - прошлое. Говорят, что счастье просто так не дается. Завтра же поженимся, потихоньку от всех. А свадьбу сыграем, когда твой отец выздоровеет. Учись, я не против. Работай, если захочешь. Сейчас поедем на дачу, она недалеко от Москвы. Подышишь свежим воздухом, отдохнешь. А завтра мой друг и шофер Леша отвезет нас в загс. Позовем Ваську, от него и от Леши у меня секретов нет. А потом поедем на дачу все вместе и устроим маленький сабантуй.
  - А маме скажем?
  - Как сама решишь. Но Фаина Григорьевна тайны хранить не умеет. Однако, интуиция у нее богатейшая. Думаю, все сама поймет. Но не время свадьбу затевать, когда твой отец серьезно болен.
  - Правильно. Не время. А как же это мы поженимся? Надо же заранее заявление подать...
  - Деньги, Танечка. Деньги могут многое. Невестой тебе всего на один денек быть.
  - Согласна. Только ты не задавайся, Филька. Я-то знаю, каким ты противным можешь быть...
  В ответ Филимон поцеловал ее, да так, что слова больше были не нужны.
  
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Р.Маркова "Хранительница"(Боевое фэнтези) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"