Thistl Maria-Pandora: другие произведения.

Дзёдзюцу. Часть вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

  7*
   Катсухико пребывал в легком и радостном настроении по дороге к дому Исида Отогору. Он ощущал себя ребенком в преддверии Рождества, предчувствуя интересный сюрприз в подарок. За окном машины тянулась широкая степь, изредка попадались маленькие деревца и длинноногие аисты, прогуливающиеся вблизи болот.
  - И что ты такой оживленный, Ито-кун? - Дружески обратился к нему Икко Рану, его заместитель.
   Катсухико задумался, стоит ли во время встречи придерживаться официального обращения или лучше повести себя естественно. Неформальная обстановка могла бы заставить любого собеседника расслабиться и раскрыться, но только не Отогору. Конечно, Катсухико обычно предпочитал держать своих оппонентов в постоянном напряжении и контролировать обстановку, но в этот раз, пожалуй, он готов был признать, что сегодняшний соперник ему ни в чем не уступает. А своего будущего партнера по бизнесу Ито-сан считал в первую очередь соперником. Это помогало не расслабляться. И весьма поднимало боевой дух и настроение. Катсухико любил напряженную обстановку, каверзные диалоги и хитроумные недомолвки. В такой атмосфере он чувствовал себя, как в родной стихии.
  - Катсухико! - Икко дотронулся до плеча сидящего за рулем директора. - У тебя такой вид, как будто мы уже победили в номинации года. И не гони так, ты не на трассе "Формулы один"! К счастью... Нашему и всех гонщиков мира.
   Серо-зеленые глаза мужчины действительно светились торжеством. Он предчувствовал скорый успех.
  - Мы в нескольких шагах от победы, Рану-кун. К тому же эта номинация для меня совсем не главное... Главное то, что мы почти что получим во владения вторую после нашей сильнейшую фирму по выпуску одежды в городе!
  - Эй... Я же тебе говорю, не гони! Ты и здесь слишком спешишь... Пока что "Ичибан" принадлежит Исида-сан.
  - Ну, это пока... Но Отогору мужчина уже не молодой... Да и здоровье у него не важное. - Ито зловеще оскалился. - А нам бы не помешал филиал...
  - Черт, о чем ты говоришь! - Вмешался Ворико Едзи. - Нельзя быть таким циничным...
  - Да ладно вам... Поверьте, не я один так думаю. К тому же, сто против одного, что Отогору не раз желал мне скорой и мучительной смерти. А может быть и нет... В любом случае, я шучу. - Посерьезнел модельер.
  - Мне так не показалось...
   Катсухико молча пожал плечами. Да, он циничен и бесчеловечен... Но разве в этом мире может вести кому-то другому?
   Резко крутанув руль вправо, Ито обогнал впереди идущую машину и еще сильнее нажал на педаль газа. Судя по мелькающим за окном уютным загородным домикам, они почти что прибыли на пункт назначения. Нужно было придать лицу официозное выражение и отнестись к встрече со всей серьезностью.
  
   Кано проснулся и сразу же почувствовал ломоту во всем теле. Сказывалась ночь в неудобных брюках из грубой ткани и жестком свитере. Часы показывали без десяти минут одиннадцать. У Исида было ровно десять минут, чтобы привести себя в порядок и гордо предстать перед глазами врага в самом достойном виде. И в идеале нужно было включить в этот возмутительно короткий отрезок времени глажку помявшихся за ночь брюк, расчесывание длинных спутавшихся волос и утренние гигиенические процедуры. Кано вскочил с постели, в смятении прошелся по комнате, вернулся обратно к своему футону, сел на него и замер в глубокой задумчивости. Потом со вздохом поднялся, стянул с себя свитер и накинул на плечи скромное вчерашнее кимоно.
   Его отец не простил бы ему появления перед гостями в клетчатых штанах и розовом свитере...
  - Охайо годзаимас... - Сквозь зубы процедил художник, появляясь в гостиной.
   Он заставил себя вежливо поклониться. На него с интересом воззрились друзья Ито Катсухико. Сам же модельер скользнул по нему равнодушным взглядом, поклонился в ответ и, кажется, снова обратил все свое внимание к Отогору-сама, сидящего во главе стола. Кано с неудовольствием заметил, что его это слегка задело.
   Он не сводил с Катсухико взгляда, правда, разглядывая мужчину незаметно, из-под прикрытых ресниц. На себе же он чувствовал постоянный взгляд Рану-сан, который откровенно рассматривал художника так, что даже искушенный мужским вниманием Кано почувствовал что-то, отдаленно напоминающее смущение. Ито-сан же ни разу не повернул головы в его сторону. Он, как и Едзи-сан, главный стилист "Махоу", был поглощен деловой беседой, доводя своим сосредоточенным и серьезным лицом Кано до тихого бешенства.
  "Неужели его совершенно не трогает мое присутствие"?? - Удивлялся Исида.
   Сам он при виде модельера почувствовал, как кровь ударяет в виски, сердце падает куда-то в большой палец ноги, а в желудке полыхает фейверк. И от этой мысли ему было так же обидно, как и от того, что он сидит перед этим мужчиной в самой наипростейшей одежде и с волосами, убранными в хвост на затылке.
   "Если бы я хотел создать неформальную атмосферу, я бы предложил гостям пиво". - Подумал Кано.
  - Ито-сан, простите за нескромный вопрос, но вы ведь родились не в Японии? - Сделала Арако первую попытку перевести нудный разговор о работе в приятную беседу, подобающую чайной церемонии.
   Катсухико кинул на нее быстрый, но пронзительный взгляд, как будто решая, стоит ли отвечать на этот вопрос.
  - Да, я до тринадцати лет жил в Англии. Мой отец родом из Солсбери, а мать родилась в Токио и приехала учиться в Лондон. Там они и познакомились.
  - Но... Сейчас вы в Японии?
  "Красивая женщина" - Отметил Ито с профессиональной точки зрения, как привык отмечать моделей на показе его новых коллекций. - "Кано похож на нее и своей внешностью, и своими жеманными манерами".
  - Да... Сейчас я в Японии. Мне всегда была интересна эта страна. Куда интереснее, чем Англия.
  - Ито-сан, вы посчитали, что в Токио открыть свою компанию будет легче, чем в Англии? - Отогору интересовали только профессиональные качества его гостя.
  - Скажем так... У меня были на то обстоятельства. - Катсухико глянул в пол. - Веские причины...
   Кано заинтересованно глянул в сторону модельера, почувствовав привкус тайны в его фразе.
  - И культура какой страны вам кажется ближе?
  - Я терпимо отношусь к проявлениям обеих культур. - Пространственно объяснил Катсухико, чем заработал еще один одобрительный взгляд Отогору.
  - Но вы ведь знакомы с традициями нашей страны?
  - В некоторой мере...
  - Но о ритуале чайной церемонии вы просто обязаны были слышать. - Заключила Арако, широко улыбаясь, довольная тем, что умело смогла вывести разговор на нужную тему.
  - Мне даже довелось в ней как-то поучаствовать. - Ито не смог не улыбнуться в ответ. - Однако, вынужден заметить, что исконные традиции Азии постепенно уступают место Европейским новациям. Сколь это не прискорбно...
  - Мы будем очень рады, если вы согласитесь разделить с нами чаепитие. Мы с мужем с огромным уважением относимся к обычаям наших предков и, может быть, проведение нашей церемонии не будет включать в себя абсолютно всех правил чайного ритуала, но мы надеемся, что это поможет нам немного расслабиться и поговорить о делах более отвлеченных, чем работа.
  - Вы говорите о тядзи*?
  - О несколько упрощенной версии тядзи...
  - То есть, через дверцу для собак** вы нас пролезать не заставите? - Засмеялся Катсухико совершенно искренне.
   У Кано от его смеха внутри что-то сжалось. Словно от обиды... Казалось бы, будто он был недоволен тем, что этот мужчина мог быть таким открытым и дружелюбным с кем-то, но только не с ним. И о том, что вражду с ним он начал первым, Кано в тот момент не думал. Но и не гордиться своей матерью в тот момент он тоже не мог. Арако, как и ее сын, могла найти подход к любому человеку и в любом случае жизни была несравненно обаятельна и мила. Отогору, кажется, тоже был доволен своей женой.
   Женщина внесла в комнату вазу с композицией из цветов, установила ее на столе и разложила тканные шелковые салфетки с рисунками горных пейзажей. На них она поставила несколько подносов с особой "чайной" едой - кайсеки, состоящей из риса, супа и легкой закуски. Еще через несколько минут в воздухе раздался запах благовоний.
  - Первое разжигание угля? - Поинтересовался Катсухико, с интересом наблюдая за этими манипуляциями.
   Процесс церемониального действа его увлек.
  - Вы неплохо ознакомлены с традициями Японии.
  - К сожалению, скорее теоретически. Но вы заставили меня почувствовать себя робким туристом. - Катсухико снова засмеялся и Кано опять почувствовал, как изнутри его точит злость.
  "Но я ведь не ревную?.. К собственной то матери"? - Ужаснулся Кано.
   Хотя, он сам понимал, что это была не ревность, а скорее необъяснимая жажда внимания со стороны модельера. Тот опять заставлял художника выпустить свои чувства из-под контроля. Это уже начало порядком раздражать. Да и Рану-сан не сводил с него заинтересованного взгляда, что тоже не могло не напрягать нервную натуру Кано.
  - Мой сын отлично разбирается в истории искусства нашей страны. - Неожиданно заговорил Отогору и Кано вдруг понял, что до этого его отцу просто нечего было вставить в разговор. - Я думаю, что он не разочарует нас познаниями в творческой ее части.
  "И снова он переводит стрелки на меня". - Грустно понял Исида-младший. - "Ну что же поделать...".
  - Ото-сан, вы меня слишком высоко цените. - Кано добавил в голос немного сарказма... но совсем чуть-чуть. Скорее по привычке, чем по своей прихоти. Мои познания довольно скудны... И касаются лишь одной небольшой доли поэзии и, конечно, изобразительного искусства.
  - Мой сын художник. - С такой небывалой гордостью произнес Отогору, что сам художник чуть не задохнулся от возмущения. - И скоро он будет работать в моей фирме. Он своеобразен, но весьма талантлив, надеюсь вы оцените это, Ито-сан, позволив ему поработать в проектировании Наших новых моделей. - Он сделал упор на слово "наших".
  - О, разумеется, Исида-сан, разумеется.
   Кано вспомнил, как сладко и вместе с тем остро звучало в его устах обыденное "Исида-тяаан", относящееся непосредственно к нему и зажмурился.
  - Исида-кохай, расскажи что-нибудь о своих задумках? Вы давно занимаетесь моделированием одежды? И насколько вам это интересно?- Впервые за день обратился к нему Ито.
   При этом мужчина произнес эти несколько слов таким проникновенным голосом, как будто интересовался, практикует ли Кано оральный секс и насколько сильно ему это нравится. Художник почувствовал, что краснеет и мысленно проклял тот день, когда подошел к Катсухико в одном из гей-баров.
  - Ну-у... - Кано понял, что в кои-то веки пребывает в растерянности.
  - Вы, наверное, давно работаете в фирме вашего отца?
  - Я... - Он снова чувствовал себя рыбой, попавшей в сети Катсухико.
  - Мне очень хотелось бы ознакомиться с вашими работами. Это возможно?
  - Зимняя муха...
  - Что?
  - Зимняя муха
   Так и вьется вокруг меня -
   Одни мы в доме... - Продекламировал Кано задумчиво.
  - Кано... - Его отец, расслабившийся было и поверивший, что на его сына можно положиться, оторопел от его неожиданной наглости. - Что такое ты говоришь??
  - Это Гёдай. Мы же заговорили об искусстве? Вы хотели, чтобы я блеснул своими познаниями, ото-сан... Я подумал, что ответить на все вопросы Ито-сан разом я не могу... поэтому я решил просто переменить тему. Вы позволите?
  - О, я думаю, Ито-сан с удовольствием отвлечется от деловых проблем. - Пришла ему на помощь мама. - Право, вы, наверное устали от служебных разговоров? Мне кажется, что даже таким представительным мужчинам, как мой дорогой муж и вы, следует иногда позволять себе отдых.
  - О-о... - Протянул Катсухико, будто бы потерявшийся на долю секунды... Но тут же его глаза снова сверкнули интересом и он повернулся в сторону Кано. - Разумеется, меня всегда интересовали Японские поэты. - Соврал он, не моргнув глазом.
  - И художники, я не сомневаюсь, тоже. - Не сдержался Кано.
  - И художники - в первую очередь. - Протянул Катсухико тихо, подперев рукой подбородок и, нависнув над столом, вытянулся в сторону Кано.
   Кано мог понять, когда он играл на нервах у людей и вызывал беспокойство у его родителей, но, когда на его глазах то же самое проделывал кто-то другой...!
  - А что вы думаете о хокку Басё? - Кано склонил голову набок, приобретая поразительную схожесть с попугаем-какаду.
  - Я мало думаю о хокку, уважаемый Исида-кохай. В основном я думаю о том, как делать деньги. Простите, что я опять о наболевшем. - Прижал руку к груди Ито, обращаясь к Арако. - Поговорить о делах мы еще успеем...
  - Вы очень многое потеряли, если не читали сборники "Манъёсю".
  - Это же великая книга, самая древняя поэтическая антология? - Впервые, наверное, за весь разговор подал голос Икко Рану.
  - Да, верно. - Кивнул Кано, недовольный, что в их, почти что личную беседу, с Катсухико встрял кто-то еще.
  - В нем представлено множество различных форм стихов, это же настоящий памятник литературы, который включает в себя четыре с половиной тысячи стихотворений.
  - И я не удивлюсь, если окажется, что наш уважаемый художник знает их все наизусть. - Ухмыльнулся Ито, стараясь, однако, чтобы его голос звучал как можно более уважительно. - Вы порадуете нас чем-нибудь еще?
  - Сказать не могу я...
  Но слова, что тебе не скажу,
  Бурей волнуют грудь.
  Им не дано исхода.
  Остались лишь в сердце моем. - Кано понимал, что, пожалуй, начинает переступать черту, за которой последует извечное: "У отца больное сердце!", но остановиться не мог.
  - Очень красиво. - Криво улыбнулась Арако. - Чьи это стихи, Кано?
  - Аривара Нарихира. А вот еще...
   Осень. Я занемог.
   Но, может быть, нынешний вечер
   Завтра мне станет мил.
  - Пожалуй хватит, Кано... - Встрял отец, которому неожиданный ажиотаж сына доверия не внушал.
  - Ну, вот еще, последнее. - Кано поднялся из-за стола и вытянул вперед левую руку, правую прижав к груди. -
  Всего-то: гость
  Прислонился к откосу двери
  В моем доме,
  И сделался храмом дом.
  Сумрак весенний.
  - Я подам рисовые пирожные... - Пробормотала Арако, исчезая за складной перегородкой.
   За столом повисла тишина.
  - Я польщен. - Катсухико поклонился в вежливой Японской манере. - Жаль, что сейчас зима, а не весна.
  - Я знаю множество хокку и танку о зиме, хотя мне милее осень...
  - Не надо! - Не выдержал Отогору. - В смысле, я думаю, что Ито-сан не слишком интересна эта тема...
  - Отчего же? Я, конечно, равнодушный финансист, но и ничего святое мне не чуждо. - Пожал плечами Ито. И почему его так увлекала самая простая беседа с этим парнем? - А почему же осень?
  - Я родился осенью. Осенью можно много грустить и плакать и это не будет выглядеть неестественным и лишним... Осенью многие болеют и умирают... То есть, я хочу сказать, что это пора отдыха. Да, я люблю осень и цветы...
  - А еще, наверное, гравюры и художника Кацусика Хокусай? - Добавил Ито, улыбаясь.
   Сегодня он поклялся себе, что и не посмотрит в сторону сумасбродного художника... Сейчас же ему казалось, что они оба находятся на какой-то своей, особенной волне и не желают слышать никого вокруг.
  - Наверное... Вам лучше знать о Куцусике Хокусай.
   Кано было удивительно, что они так спокойно разговаривают сейчас. Ему все больше и больше начинало казаться, что позавчерашняя ночь ему приснилась.
  - О, это же один из самых особенных, гениальных людей! Я не понимаю, как я могу жить в Токио, окончить институт дизайна, и не знать ничего о человеке, который родился со мной в одном городе и столько сделал для мира искусства!
  "Нет, не приснилась". - Моментально протрезвел Кано, когда этот человек процитировал его же фразу.
  - А вот и пирожные. - Улыбаясь, Арако поставила на стол еще один поднос.
  - Мне кажется, что мы встречались с вашим сыном раньше, достопочтенная Исида-сан.
   Кано дернулся всем телом, как от удара током. Да, Катсухико не дал бы ему ничего забыть. А Арако лишь мило улыбнулась, не слишком, в общем-то понимая, что имеет в виду уважаемый гость. Одно она понимала очень хорошо - за столом творится что-то неладное. И подкрепляется это "неладное" застывшим в воздухе напряжением.
  - Пожалуй, нужно сделать небольшой перерыв перед тем, как я подам койтя. - Нашлась она, машинально улыбаясь и осматривая задумчивые лица собравшихся за столом людей.
  
  Тядзи* - Чайная церемония в Японии, чаще всего рассчитанная на определенное время, несет в себе оттенки официальной встречи.
  Лаз для собак перед началом тядзи** - Через вход, размером не больше собачьей дверки, по традиции, должны были пролазить гости, чтобы попасть в помещение, в котором будет проходить тядзи.
  
  8*
  - Кано, мне кажется, что за столом что-то неладно. - Произнесла Арако, доставая сигарету в момент перерыва между первой и второй частями чаепития.
  - Ты считаешь? - Невинно моргнул ее сын, выуживая из глубокого кармана кимоно свои сигареты.
  - Кано, ты куришь!?
  - Мама, мне уже девятнадцать...
  - Да? Значит, здоровье губить никогда не рано?
  - Мама...
  - Кано, зачем ты нагнетаешь обстановку? Я не знаю, что там между вами...
  - Что?? Ничего между нами!
  - Я имею в виду, почему у вас такая взаимная неприязнь, я не знаю, но ты должен понять, что отношение с этим Катсухико очень важны для твоего отца. Пожалуйста, уйми свой характер хотя бы ради меня, если не ради него... Не заставляй меня нервничать.
  - Я заставляю тебя нервничать?
  - Ты с самого своего рождения всегда заставлял меня нервничать.
  - Но что я такого сделал сегодня, ока-сан?
  - Сегодня ты был на удивление вменяем... Но, все равно, твоя неожиданная любовь к поэзии... Заметно двусмысленной, между прочим. От чего тебя вдруг понесло про эту зимнюю муху??
  - Ну, Ито-сан родился зимой...
  - Ох, Господи... - Арако вздохнула и провела ладонью по щеке. - Кано, не забывай...
  - Да-да, у отца больное сердце. А как тяжело мне это дается, никому не важно.
  - Не будь таким эгоистом! Отец предложил тебе работу, освободил тебя от бремени быть владельцем "Ичибан", а ты все еще недоволен!
  - Я буду доволен, когда отец совсем перестанет лезть в мою жизнь.
  - Отец никогда не лез в твою жизнь. Она просто никогда не была ему интересна... Но ведь это тебя и злит, Кано?..
   Окурок с тихим шипением упал в пепельницу с водой, потухая и выпуская короткую струйку дыма на прощание.
  
   Действо чайной церемонии было поистине завораживающим. Опустившись на колени перед котацу, гости поклонились друг другу и замолчали, ожидая, пока хозяин дома заварит густой чай в одной чашке, которая в последствии пройдет по рукам всех, собравшихся за столом. Кано не пропустил момент, когда Катсухико приник к краю чашки губами. Чувствуя пристальное внимание к своей персоне, модельер поднял глаза, исподлобья глядя на Кано своими редчайше-светлыми глазами, и улыбнулся уголками губ. Такой прозрачный, непривычный цвет и завораживал и пугал художника. У Ито-сан были глаза, цвета зеленого чая... Икко Рану вырвал его из оцепенения, передавая ему чашку и, как бы случайно, коснувшись пальцами его руки. Арако была права, атмосфера за столом накалялась.
   Погасшие было, благовония затлели вновь, и в воздухе поплыл опьяняющий сладковатый запах. Кано почувствовал легкое головокружение. Арако протянула ему чашку со светлым, едва прозрачным чаем. После церемонии койтя - распития крепкого чая из одной чашки, следовала церемония кусутя, когда гости пили светлый, едва заваренный чай, каждый из своей, персональной, кружки.
  - Исида-кохай, вам наверняка есть, что сказать? - Разрезал тишину в доме вкрадчивый голос Ито.
  Хрипотца, легким привкусом сахара на слуху, царапала что-то в голове Кано, задевая притаившиеся там эрогенные зоны. И вроде бы ничего такого не сказал, сволочь, но задело!
  - Мне всегда есть, что сказать. - Пожал плечами художник, стараясь, чтобы этот жест продемонстрировал Катсухико все его безразличие к присутствию модельера в его доме и ко всем его проявлениям.
  - Порадуете нас?
  "Я бы тебя так порадовал..." - Подумал Кано, представляя, какой веселый переполох поднимется за столом, если он как бы невзначай прольет горячий, исходящий паром, чай на брюки Ито-сана. Но ведь его потом самого казнят... Да и калечить модельера вдруг показалось ему совсем не выгодной идеей...
  - Большой снегопад...
   Скоро закроют заставу.
   Близится ночь. - Монотонно произнес Кано.
  Трое гостей не сговариваясь, посмотрели на свои наручные часы. Отогору побагровел, а Арако взглянула в окно.
  - Тонкий намек? - Улыбаясь, поинтересовался Катсухико.
   И весь он выглядел сейчас таким безопасным, простым и спокойным... Ничего схожего с тем, ядовитым, как черная гадюка или паук птицеед, Ито-саном.
  - Акико Есано. - Невпопад, по любимой привычке, ответил художник.
  - Отличная у вас память. Да и декламируете вы неплохо. - Потянул Ито серьезно. И вдруг, наклонившись, по-змеиному потянулся вперед. - Вы во всем так талантливы? - Прошептал он с придыханием.
   Кано резко подался назад, забыв, что сжимает в ослабевших пальцах чашку. Кипяток прокатился по краям кружки и выплеснулся на руку и колени юноши. Кано взвыл.
  - Кано! - Испугалась его мама, прижав руку к груди. - Быстрее, иди, приложи что-нибудь холодное...
  - Все самые важные части тела в порядке? - Спокойно поинтересовался Катсухико.
   Художник кинул на него обиженный взгляд. Неужели он только что желал того же самого ему? Кано искренни раскаялся. Ох, не просто так это произошло, не просто так...
  - Почему с тобой вечно что-нибудь случается? - Поинтересовался Отогору недовольно.
  - Пойду переоденусь. - Пробормотал Кано сквозь зубы.
   Он был рад, что чай пролился только на колени и никуда больше.
  
   Кано свернулся калачиком на своей кровати и, прожигая взглядом черных глаз дыру в стене, тихо злился.
  "Он специально это сделал". - Пришел он к выводу наконец-то.
  Настроение его очень редко падало ниже нормальной отметки... Но сейчас оно у него опустилось до минусового уровня, исчисляемого во многих десятках. Кано достал сигарету и закурил прямо в комнате, не взирая на запрет родителей. Сам он искренне считал себя некурящим и хватался за сигарету только в периоды слишком плохого или слишком хорошего настроения.
  - Сволочь... - Прошипел Кано, аккуратно поднимаясь с постели.
   Места ожогов еще давали о себе знать легкой пульсирующей болью.
   Кано решил, что единственной возможностью улучшить свое духовное, а вместе с тем и физическое, состояние возможно будет только одним способом - прогуляться к ботаническому саду. Ему хотелось побыть одному и разобраться со своими чувствами, пока они не навели в его голове еще больший сумбур.
  
  - А ничего сынок у этого Отогору, да? - Поделился Икко Рану своим мнением с Катсухико.
  - Да, ничего. Ничего хорошего.
  - Как думаешь, он...?
  - А по нему не видно? - Фыркнул Ито. - Однозначно - педик.
  - Ну, я бы не был так уверен...
  - Я встречал его пару раз в гей-барах. - Признался модельер.
   Правда, больше он ни в чем не стал признаваться.
   Несколько часов чаепития в компании семейства Исида в полном составе утомили Ито. Когда церемония подошла к концу, они еще долгое время обсуждали с Отогору дела обеих фирм и от долгих вычислительных размышлений, а может быть от запаха благовоний, Ито почувствовал себя невероятно уставшим. А еще этот парень... Он поймал себя на мысли, что куда с большим удовольствием побеседовал бы с Кано наедине и в более приватной обстановке... В ту ночь Кано действительно очень разозлил мужчину. И злопамятная натура Катсухико требовала реванша... Как и тело - удовлетворения.
  "Вот зациклило-то меня на этом сумасшедшем". - Поражался сам себе Ито. И, тем не менее, продолжал держать Исида-младшего на крючке напряжения. К тому же, что это так легко у него получалось.
  - Интересно, куда это он собрался? - Вывел его из раздумий голос друга.
   Кано, в своей обычной, как считал Ито - клоунской одежде, промаршировал мимо мужчин, занятый какими-то своими размышлениями о мировых проблемах.
  - Хочешь пойти за ним? - Улыбнулся Ито, сощурившись.
  - Лучше всего нам было бы пойти обратно к столу. Мы с тобой нарушили общепринятый японский этикет, когда покинули его только для того, чтобы покурить.
  - Ох уж этот ваш этикет!
  - И твой тоже, Катсухико. Ты решил жить в Японии, значит должен принять и законы этой страны. К тому же, что ты наполовину Японец и это должно быть у тебя в крови.
  - С волками жить - по-волчьи выть?
   Рану недовольно нахмурился. С Катсухико порою было тяжело общаться. А еще чаще он был просто невыносим.
  - Ваш сын, а по совместительству художник нашего будущего проекта, решил нас покинуть? - Поинтересовался он у Отогору, вернувшись в гостиную.
  - Он сказал, что плохо чувствует себя и решил подышать немного свежим воздухом.
  - Он отправился в "Центр цветов и деревьев", я уверена. - Улыбнулась Арако. - Кстати, если вам интересно, вы тоже можете там побывать. Там довольно красиво и собрана огромная коллекция редчайших растений. Это своеобразная достопримечательность Тибы.
  - Спасибо, но, боюсь, у нас очень много дел в городе. - Вежливо отказался Ворисо.
  - А я бы с удовольствием прогулялся. - Оживился Катсухико. - Я всегда любил ботанику...
   Его друзья воззрились на него с крайним недоумением.
  - Ну, тогда я могу позвонить Кано и попросить, чтобы он провел вам небольшую экскурсию.
  - Не стоит беспокоиться! Просто скажите мне, где я могу его найти и далеко ли идти до этого центра?
  - Мне было бы не сложно, конечно, но ладно... Там есть местечко, где стоят скамейки. На одной из них вы его и найдете. Как правило, Кано там рисует.
  - Надеюсь, я не обижу никого своим столь скорым уходом?
  - Нам было очень приятно познакомиться с вами поближе, в простой, так сказать, обстановке, Ито-сан. - Отогору поднялся с татами. - Но я ценю чужое время, так же как и свое. И чужие желания тоже. Насколько я помню, мы договорились с вами, что вечер, посвященный официальному соглашению на сотрудничество двух компаний будет проходить в ресторане "Юми"?
  - Да. Для меня это великая честь и радость - увидеть вас с семьей снова. - Почтенно произнес Ито, прикрывая длинными черными ресницами светлые, какие-то прозрачные глаза.
   Мужчины обменялись любезностями и поклонились друг другу.
   Оба оставшихся сотрудника фирмы "Махоу" проводили глазами их начальника.
  "Эгоист" - Подумал каждый из них почти одновременно.
  
  9*
   Дорогу до Ботанического сада Катсухико нашел легко и быстро. Шел он неторопясь, получая удовольствие от прогулки, рассматривая пригородные пейзажи и отдыхая от городской суеты. Токио он любил, но... но любовь эта была не взаимна, ибо большие города кипят только для себя и никого не любят. Такая любовь быстро выматывала Ито. А здесь... Здесь было огромное здание со стеклянными стенами, за которыми зеленели разномастные растения.
   Катсухико, весело и мелодично насвистывая себе какую-то мелодию под нос, зашагал по выложенной сверкающей плиткой тропинке между высокими тропическими деревьями.
  "Ebony" - Эбеновое дерево" - Прочитал он выгравированное название на табличке. А прямо над табличкой, между ветками дальних деревьев виднелся стройный силуэт в шляпе, склонившийся над блокнотом с карандашом. Воплощение богемы... Над силуэтом печальнос клонилась ветка с зелеными лимонами.
  - Yesterday you told me about the blue - blue sky...
  And all that I can see is just a yellow lemon-tree...* - То ли напел, то ли промурлыкал себе под нос Катсухико и направился к трудолюбивому силуэту, который, прикусив от усердия кончик языка, старательно водил карандашом по бумаге, не замечая ничего вокруг.
   Тихо подкравшись, Ито облокотился на спинку скамейки, перевесился через плечо Кано и заглянул в блокнот. Скосил глаза вбок и столкнулся взглядом с окаменевшим на своей скамейке художником.
  - Исчезни отсюда! - Кано взмахнул блокнотом, целясь явно в голову мужчине.
   Катсухико перехватил его руку в полете, и, не отпуская ее, уселся на скамейку, притянув парня к себе и обняв его другой рукой за плечо.
  - Только вместе с тобой, дорогой. - Широко улыбнулся Ито. - Не знаю, каким образом, но ты весьма пагубно на меня действуешь. Мне хочется вести себя по-идиотски и говорить тебе милую ерунду... Твоя глупость передается по воздуху, как опасный вирус.
  - Не боишься, что это смертельно опасно? - Кано высвободился из цепких рук и, соскочив со скамейки, отошел на приличное расстояние.
  - Если понаблюдать за твоим образом жизни... Да, это действительно смертельно опасно. Но я люблю риск.
  - Не правда. - Поморщился Исида.
   Катсухико невольно залюбовался им. Растрепанный и нахмурившийся Кано был похож на вспугнутого кота, встопорщившего шерсть на загривке.
  - Да ну? А что же я люблю?
  - Такие, как ты, любят свою работу, свой Мерседес, или что у тебя там... Свое положение в обществе и свой креативный образ, который не всегда соответствует тому, что есть внутри них самих. Вы хотите выглядеть крутыми бесстрашными ребятами, но больше всего на свете боитесь потерять свою стабильность. Иногда, такие, как ты, хотят, чтобы их любили и оттого заводят себе собаку, потому что окружающие люди редко любят таких, как ты. Такие, как ты, хотят выглядеть смелее и более вызывающе, чем они есть на самом деле.
  - Давай вычтем из твоих слов Мерседес и работу... И получим тебя. А?
  - Не правда. Меня любят все. А те, кто меня не любит, всего-навсего мне завидуют.
  - Я тебе не завидую. Я тебя жалею... Далеко в глубине души. - Ито всем своим видом демонстрировал живое воплощение иронии и живого интереса к происходящему.
  - Ты меня так сильно не любишь?
  - Ты меня раздражаешь.
  - И какого черта ты здесь делаешь? Решил проявить снисхождение и пришел меня пожалеть?
  - Твоя мать пообещала мне экскурсию по ботаническому саду, которую проведешь мне ты.
   Кано фыркнул.
  - А если мне не захочется?
  - А если мне вдруг не захочется подписывать бумаги? Что тогда? Сделка не состоится, а, Исида-тян?
  - Так вы еще не заключили эту сделку? - Кано посерьезнел и скрестил руки на груди.
  - Это зависит от меня - состоится ли она. Но для твоего отца это очень важно, не правда ли?...
  - Сомневаюсь. - Скептически ухмыльнулся Кано. - У "Ичибан" и без тебя дела шли неплохо.
  - Шли.
  - Отец бы сказал мне, если что-то изменилось бы... У "Ичибан" нет проблем. - Не очень уверенно возразил Исида.
  - А ты часто разговариваешь с ним о делах? Что-то, мне так не показалось... - Ито поднялся, разгладил несуществующие складки на брюках, провел рукой по темным волосам и прошел мимо Кано, кинув, не оборачиваясь - Пошли ка, прогуляемся...
   Кано, продолжая хмурить брови, проводил его глазами, постоял несколько секунд для порядка на одном месте, и все-таки двинулся следом.
  
  - Как в джунглях, да? - Обрадовано произнес Ито, приподнимая над их головами свесившуюся лиану. Глаза его светились азартом.
  - Ты хотел мне что-то рассказать. - Напомнил Кано.
  - Ты составил мой психологический портрет... Теперь моя очередь.
  - Ты только за этим позвал меня прогуляться?
  - Нет, не только...
  - Так за чем еще?!?
  - Я же сказал, я хочу поглядеть на цветочки и погулять в тени редких деревьев. - Недовольно отозвался Ито.
  - И после этого я псих??
  - Я всего лишь хочу пройтись по саду, а не провести ночь в публичном доме в роле шлюхи. У тебя странные понятия об аномалиях...
  - Это не вписывается в компоновку черт твоего характера.
  - Я не натюрморт из овощей и фруктов, мальчик... Не надо меня рисовать. Ты еще недостаточно хорошо разбираешься в людях.
  - А ты мнишь себя великим психологом?
  - Общаясь с тобой, я чувствую себя психиатром на грани выхода на пенсию. Так, тебе интересно?
  - Интересно. Говори. - Милостиво согласился Кано.
  - У тебя огромные комплексы. Это связано с отцом, да?
  - С чего ты взял, что у меня комплексы...
  - Твои сегодняшние выступления. Столько пустой болтовни, столько игры... Все для того, чтобы привлечь внимание Отогору и мое.
  - Ну уж не льсти себе!
  - А ты не ври себе. В тебе это есть, знаешь... Тебе так хочется внимания, что ты уже не видишь грани между обычной потребностью быть замеченным и настоящим помешательством. Ты уже сам то соображаешь, что ты делаешь по своему собственному желанию, а не из-за желания толпы?
  - Я всегда делаю только то, что хочу Я.
  - Ну да, ты хочешь, чтобы о тебе не забывали. За сегодняшнее утро твой отец был единственным, кто ни разу не посмотрел в твою сторону, пока ты говорил. Он даже почти не слушал тебя... Только попросил заткнуться пару раз.
   Кано все труднее было следить за тем, что говорит ему мужчина. Его сердце билось громче и, казалось, готово было оглушить его, стуча где-то в висках и разламывая черепную коробку.
  -... А ты так старался, чтобы все взгляды были обращены в твою сторону. Но на самом деле, ты хотел быть замеченным твоим отцом. Может быть и сам того не осознавая. Суровый и бездушный мужик, твой папаша, я тебе скажу...
   Дальше Кано уже не слушал, развернувшись на сто восемьдесят градусов и рванув в обратную сторону. Глаза застилала мутная пелена, поэтому Кано непрерывно тер глаза, искренни надеясь, что это поможет ему позорно не разрыдаться. При всей своей восприимчивости, он уже не помнил, сколько лет назад плакал последний раз...
  - А еще ты хотел обратить на себя мое внимание. - Руки модельера перехватили его поперек талии, слегка приподнимая над землей. - Я тебе так сильно нравлюсь?
  - Ты меня раздражаешь. - Прошипел Кано, подхватывая на лету слетевшую шляпу.
  - Ты меня тоже. Тем не менее, я здесь. - Катсухико забрал у него из рук шляпу, оценивающе глянул на этот безвкусный, по его мнению, плод творчества неизвестного автора, и повесил ее на ближайшую ветку.
   Спиной художник упирался в широкий выступ в стене. Перед ним на голову возвышался Ито-сан, загораживая все пути к отступлению... Но вот вопрос - а хотелось ли ему отступать? Однако, Кано было жутко, как тогда, в ту ночь, когда он чувствовал на себе власть и силу Ито Катсухико. Какой же все-таки страшный человек...
   Кано собирался сказать, что он против всяческого посягательства на его свободу, а еще напомнить о недавнем желании модельера погулять по ботаническому саду... Еще он, наверное, очень хотел сказать Ито что-нибудь колкое и обидное и попросить свою шляпу обратно тоже, наверное, хотел... И он даже открыл рот, чтобы выпалить это на одном дыхании, как всегда... И еще через секунду почувствовал на своих губах сухое тепло чужих губ... Именно чужих, потому что целующий его мужчина был ему чужд и непонятен... Кано отстранился, стремясь увернуться от нахальных рук, которые уже исследовали его спину под свитером и пребольно ударился затылком о стену.
  - Неудачник. - Хмыкнул Катсухико, с трудом сдерживаясь, чтобы не засмеяться.
   Так обидно Кано не было, пожалуй, даже, когда его работы не приняли на выставку творческой молодежи в выпускном классе. Он снова предпринял попытку достойно ответить этому мерзкому человеку и даже набрал в легкие побольше воздуха... Он ему понадобился, потому что следующий поцелуй длился намного дольше. Сопротивление, моральное и физическое, художника было подавлено, а затем и вовсе сметено под напором чувств возбужденного Ито.
  - Мммм... - Убедительно протянул Кано, мотая головой.
  - Никогда не оставляй после себя неудовлетворенного мужчину, Исида-тян. Это тебе совет, как бывшему девственнику. - Пробормотал Катсухико, увлеченно занимаясь высвобождением молодого человека из куртки.
   Кано нервно сглотнул, особенно впечатлившись определению себя, как "Бывшего девственника".
  - Но не здесь же! - Опомнился юноша, запоздало оглядываясь по сторонам.
  - А где? - С искренним любопытством поинтересовался Ито, оторвавшись от процесса стягивания одежды с Кано.
  - Дома... - Произнес художник еле слышно, клянясь позже казнить себя за такую уступчивость.
  - У твоих родителей? Я с радостью поучаствовал бы в этом безумии, но это ведь по твоей части. А такие, как мы, любим стабильность...
  
   Момент, когда они шли до машины Катсухико, когда, стараясь остаться незамеченными, садились в нее и, с громким хрустом по гравию, срывались с места, оставляя позади себя семейный дом Исида, запомнился Кано смутно и размыто. Мужчина, в отличие от него, успокоился очень быстро и сейчас, кажется, был полностью увлечен дорогой. А вот художник чувствовал себя весьма паршиво, тщетно пытаясь отделаться от горячего ощущения в низу живота. Он откинулся на спинку кожаного сидения и, из-под прикрытых длинных ресниц, принялся наблюдать за Ито.
  - Закрой рот и перестань щурить глаза. Ты возмутительно пошло выглядишь. - Произнес Катсухико, поворачиваясь к художнику.
  - Ты оставил там своих друзей... Как они будут добираться домой? - Спросил Кано, чтобы хоть что-нибудь сказать и разрядить наэлектризованную обстановку.
  - Вызовут такси. - Ито равнодушно пожал плечами. - Удивительно слышать это из уст олицетворения всего земного эгоизма.
  - А мне удивительно видеть кого-то, кто претендует на мое звание. Ты чудовище...
  - А ты красавица, Исида-тян?
   Кано впервые обрадовался тому обстоятельству, что они с Юджиро снимают квартиру на окраине города и до пригорода Тиба от его дома не более двадцати минут езды. Катсухико же, поражая даже Кано своей манерой вождения, долетел до его подъезда минут за десять.
  - Стоп... Юджиро!
  - Что это? Кто это? - Катсухико буквально втолкнул художника в лифт. - Он может попробовать нам помешать?
  - Нет... Он на проекте... должен быть... был... да.. - Связно выражаться ему помешала рука Ито, протиснувшаяся за пояс его штанов и исследующая область его тела уже где-то в самых уязвимых местах.
   Кано последний раз мысленно пожелал себе сдохнуть, закрыл глаза и, застонав, откинулся на грязную и разрисованную стену лифта.
  - Ключи.
  - Ааа?
  - Ключи, твою мать, давай. Иначе я тебя здесь трахну. - Интеллигентно пообещал модельер, срывая с плеча юноши сумку.
   В прихожей, не включая свет и пару раз споткнувшись о раскиданные по всему коридору сапоги, Ито пришел к выводу, что не совсем чистый пол - это самое подходящее ложе для того, чтобы придаться занятию священной любви ... ну, ладно, страсти... поэтому многострадальные шляпа и куртка художника тут же украсили двумя яркими пятнами скучную обстановку холла.
  - Я хочу на кровать. - Капризно протянул опрокинутый на лопатки Исида, пытаясь вылезти из под на удивление тяжелого Катсухико.
  - Черт... Одни претензии! - Разозлился Ито.
   Модельер поднялся, оглянулся, интуитивно прикидывая местонахождение спальни и, вдруг с легкостью подхватив с пола Кано и перекинув его через плечо, направился к нужной комнате. Исида тихо взвизгнул и вцепился пальцами в складки на пиджаке Ито.
  - Ты мне точно что-нибудь сломаешь. - Пробормотал он, скинутый, совсем не бережно, на кровать. - Между прочим, у меня очень тонкая кость...
  - Ты хоть когда-нибудь заткнешься? - Поинтересовался Катсухико, склоняясь над ним, дабы продолжить начатое в прихожей занятие по избавлению будущего любовника от остатков одежды.
   Отрицательным ответом на его философский вопрос был ярко-эмоциональный вой художника, когда руки Катсухико все-таки нашли достойное применение их бесстыдству, изучая все самые чувствительные места Кано.
  - Ничего себе. - Довольно потрясенно пробормотал Ито, обрадованный такой искренней отзывчивостью тела Кано к его прикосновениям.
  И на радостях утроил усилия.
   Кано щурился от удовольствия, вытянувшись на кровати, бесстыдно разведя в стороны ноги и запрокинув голову, периодически извиваясь на атласных простынях, делясь с мужчиной своими ощущениями исступленными стонами. Перед его глазами по потолку весьма развратно двигались тени и при мысли, что эти тени отражают происходящее на его кровати, Кано готов был сойти с ума от счастья.
   Ито приподнялся на руках, нависая над художником.
  - Ну все, хватит... Ты не один здесь эгоист. - Безжалостно вырвал он Кано из пребывания в экстазе.
  - Эмм? - Вопросительно уставился на него Кано, с трудом возвращаясь к реальности.
  - Пора делиться удовольствием с ближним своим, Исида-тян.
   Катсухико, в своем природном обличье, не обремененном лишним кусочком ткани на теле, уселся на край кровати, шаря в кармане своего пиджака. Кано, пользуясь возможностью, с интересом уставился на тело, которое только что с упоением доставляло ему столько удовольствия. Идеальным это самое тело не было. Никаких кубиков пресса или внушающей мускулатуры у мужчины не было, однако, и ничего лишнего тоже. Скорее даже, по мнению Кано, Ито-сан в его натуральном виде, был несколько худоват.
  - Ты что, его всегда с собой носишь? - Удивился Кано, углядев знакомый тюбик в руке модельера.
  - Так ведь в любой момент может пригодиться. - Хитро подмигнул ему Катсухико...
   И этот момент... не минутой раньше, а именно этот, стал по-настоящему памятным для Исида Кано, потому что в ту секунду, эгоистичный, самовлюбленный художник впервые познал это гадкое чувство... И имя ему - ревность. Хотя, тогда Кано не придал особого значения этой кольнувшей в сердце фразе. Ощущения эти были ему еще неведомы, новы, а потому - не особенно заметны.
  - Раздвинь ноги... Шире...
  - Ай... Холодно. - Поежился Кано, улыбаясь незнакомому чувству.
  - Чему ты радуешься, идиот? Сейчас будет очень больно... И не дергайся, как в прошлый раз...
   Кано с каким-то благоговейным ужасом прислушивался к своим ощущениям... На втором пальце он решил, что издевательства над его телом пора заканчивать и, чудом выкрутившись из стальной хватки Ито, отполз на другой конец кровати.
  - Надо было купить что-нибудь выпить... - Запоздало спохватился Катсухико.
  - Ты хочешь споить меня и воспользоваться моим состоянием? - Возмутился Кано.
  - Что, прости?? Чтобы хотя бы Попытаться воспользоваться твоим состоянием, мне, кажется, придется приложить тебя чем-нибудь тяжелым по затылку...
  - Только попробуй. - Насупился художник, отодвигаясь еще дальше.
  - Может быть, хватит разводить здесь ясли сад, Исида-тян? - Самым сладким голосом маньяка-извращенца попросил Катсухико. - А то я... я за свои действия не ручаюсь, я тебя предупре...
   Его душевные излияния прервал звук открывающейся двери.
  - Юджиро. - Прошептал Кано, моментально слетая с кровати. - Черт, где-то же должна была быть моя домашняя одежда.
  - Ве-ли-ко-ле-пно... - По слогам произнес Ито. Ему безумно захотелось курить...
   Кано еще никогда не был так рад видеть своего друга, как в эту минуту.
  - Юджиро, миленький...
   Танака внимательно оглядел раскрасневшегося и взъерошенного художника.
  - Ты не один?
  - Ой... Как ты догадался?
  - Интуиция. - Юджиро подобрал с пола и повесил на вешалку его куртку. - Дружеская телепатическая связь. Мне не входить к тебе в спальню до утра, я верно понял?
   Кано представил, что будет, если Юджиро увидит в своем доме... мало того, в постели своего сожителя и друга, известного модельера со скандальной репутацией. И это после того, как он был свидетелем их многочисленных враждебных стычек.
  - Не входи, хорошо?..
  - Но и вы особо не шумите. Мне завтра вставать в половину седьмого утра, Кано...
  - Спасибо тебе. - Расплылся в улыбке Исида.
  - Кано... - Позвал, удаляющегося в сторону своей комнаты, друга Танака.
  - Да?..
  - Ты впервые привел кого-то к нам домой. Это что-то значит?
  - Нет-нет. - Помотал головой художник. - Просто... Обстоятельства так сложились...
   Кано закрыл за собой дверь, прислонился к ней спиной и задумался...
  - Твой друг, видимо, уверен, что на тебе пробы ставить негде? - Ухмыльнулся Катсухико сквозь дым сигареты.
   Кано поморщился от такого определения.
  - В моей компании уже все давным давно... берут от жизни все. А я...
  - Не хотел выбиваться из стада? Пришлось самозабвенно врать?
  - Мы не стадо. И я не врал... Просто многое не договаривал...
  - Хочешь курить? - Мужчина протянул раскрытую пачку "Cabin".
   Кано, подумав, что его сигареты остались где-то далеко в прихожей, не предчувствуя ничего дурного, подошел к Катсухико... и тут же был повержен и опрокинут на постель. Мужчина сел на него сверху, продолжая держать его руки.
  - Подумать только, я приманил и поймал тебя на сигарету.
  
  Слова из текста песни* Fool`s Garden - Lemon tree
  
  10*
  ... - Знаешь, парень, в одном тебе действительно очень повезло... - Обессилено проговорил Катсухико, уткнувшись лицом в подушку.
  - В чем?
  - Тебя точно никто и никогда не сможет изнасиловать...
   Оба они лежали на кровати, изморенные, уставшие и выдохшиеся... Но совсем не по той причине, по которой хотелось бы Катсухико. Мужчина сердито курил, выпуская дым ровными кольцами в потолок. Он снова пожалел, что у них нет ничего алкогольного...
  - У тебя есть что-нибудь выпить? - Устало повернулся он к Кано.
  - Ты хочешь попробовать меня напоить? - Приподнял одну бровь молодой человек.
  - Нет, я сам очень хочу напиться.
   Исида понимающе кивнул и ушел в кухню... чтобы вернуться через пару минут с кружкой зеленого чая.
  - Ничего крепче не было, прости. - Пожал он плечами извиняюще.
   Ито с изощренной жестокостью раздавил окурок в пепельнице и сжал руками чашку.
  - Черт, она же горячая! - Он встряхнул рукой, с шипением ставя чай на пол. - Ты причиняешь мне столько проблем, что я все больше и больше задумываюсь над тем, что я здесь делаю...
  - Прости меня... - Покаянно опустил голову художник. - Я же не специально... Ну не могу я!
   Катсухико тихо зарычал, пряча недовольную ухмылку в чашке. Ему сдавалось - еще немного и он впадет в отчаянье...Казалось бы, что проще - одеться, дать по морде на прощание, чтобы впредь неповадно было, и отправиться на поиски приключений... Но, поди же ты, что-то его здесь до сих пор держало. Вот ведь, сладок запретный плод...
  - Ты из меня инвалида сделаешь... На что ты меня толкаешь? На единоличное занятие онанизмом??
   Кано хихикнул. Не смотря на некоторую боль, которую оставили после себя бесплодные попытки Катсухико, ему было весело. Неужели Ито такой же слабый и подверженный соблазнам мужчина, как и он? В это было сложно поверить, но...
  - Ты меня так сильно хочешь? - Кокетливо поинтересовался он, вытягиваясь на постели у ног сидящего по-турецки Ито.
  - Сейчас? Нет. Ты мне отвратителен, я не хочу тебя ни видеть, ни слышать, ни трахать...
  - Не правда. - Покачал головой Кано. - Если бы не хотел - свалил бы уже...
   Кано и сам не мог объяснить, зачем он все это говорит и делает... Как он уже однажды признался себе - присутствие рядом с ним Катсухико толкает его на необдуманные поступки. Как будто разум его, и так в обычной жизни уступающий эмоциональной стороне его характера, отключался полностью, забирая с собой последние остатки осторожности. Кано хотелось говорить этому мужчине что-то вызывающее так, чтобы слышать то же от него в ответ. Хотелось постоянно будоражить в нем какие-то чувства, провоцировать, вынуждать... Кано и сам не понимал - какие, - ненависть, или интерес. Просто рядом с Ито он вдруг начал узнавать себя нового... Как будто впервые открывая в себе те качества, которых ранее не ощущал и даже не предполагал об их существовании. Кано любил выглядеть вызывающе... Но не больше. Не выше той грани, которая могла бы поколебать его уверенность в себе. И таким дерзким он тоже никогда не был... Совершал ли необдуманные поступки? Да. Но далее - бежал от них прочь, спасая себя в безопасном и тихом месте, а не цеплялся до последнего за источник опасности... Цеплялся ли он за Катсухико? Да. Если бы Ито сейчас действительно вздумал бы уйти, Кано забыл бы о своей надменности и бросился бы вслед за ним. Только потому что он еще никогда не чувствовал себя таким живым...
  - Тоже верно... - Безразлично произнес Ито, пожимая плечами.
  Вид у него был какой-то устало-отрешенный.
  - Давай мы сейчас немного отдохнем и еще раз попробуем, а?.. - Кано попытался улыбнуться самой своей обаятельной улыбкой и пододвинулся поближе к модельеру.
  - Сейчас мы ляжем спать, потому что мне завтра нужно вставать очень рано. А еще, перед тем, как поехать на работу - переодеться и принять душ.
  - Спать? - Растерялся Кано.
  А ему уже начинала нравиться эта игра... В конце концов, он уже было понадеялся, что в этот раз сможет переступить через свой страх.
  - Да. Спать. - Ито отставил пустую чашку на прикроватную тумбочку. - Спать. Просто спать и все... Боже, мне завтра обеспечен нервный срыв...
  
   Катсухико никогда не мог представить себе, что сможет вымотаться до такой степени, чтобы лечь рядом с действительно красивым парнем и... почувствовать глубокую усталость. Он стареет? Или что, черт возьми, с ним происходит? Ну и довел же его этот ненормальный Исида Кано. Наверное, он должен был беситься и испытывать единственное желание - медленно и мучительно прикончить это длинноволосое создание, которое согревает его с правого бока своей ровной белокожей спиной. Нет, последнее желание в нем было неизменно... Но, вот вместо того, чтобы его осуществить, Катсухико разглядывал посапывающего рядом с ним художника и раздумывал, почему у него, для чистокровного с виду Японца, такая белая кожа. И... еще, непонятно, о чем он только думал таком... О том, что Кано, оказывается, любит цветы и осень... и о том, что дурацкая фиолетовая шляпа ему не то, чтобы идет... но делает его забавным. И о том, как может первое впечатление и внешний образ человека отличаться от того, что есть на самом деле... Исида оказался намного более слабым и восприимчивым, чем Ито думал раньше. А сколько блеску и мишуры!.. А если рассмотреть поглубже - вполне распространенный типаж творческого, ранимого и чувственного человека со своими, может быть, личными заскоками... и своим, необъяснимым, но ощутимым обаянием. Кано не был особенно сексуальным в великом смысле этого слова, или таким сексуальным, каким он сам себе и остальным хотел казаться с первого взгляда... Но было в нем что-то необъяснимо притягательное, что-то скрытое глубоко внутри... Какая-то детскость и чистота... и напускная бравада... и скрытая безрассудная страстность под всем этим. А легкость и изящество уместно сочетались в нем с импульсивностью и упрямством. Кано мог походить на порыв прохладного ветра... а через секунду уже напоминал бушующий кратер вулкана. Казалось, чтобы разгадать натуру Кано, нужно всего-то на всего представить себе горячий лёд...
   Катсухико осторожно провел указательным пальцем по тонкой верхней губе спящего художника. Белеющие в темноте зубы, приоткрытый рот, теплое влажное дыхание... Постоянно взбудораженный и суетливый юноша во сне казался таким спокойным и умиротворенным, всем своим видом демонстрируя уверенность в незыблемости окружающего его мира, что Ито, как будто бы назло его беспечности, захотелось прервать и сломать эту уютную безмятежность. Оставить следы от хватких пальцев на восприимчивой коже на запястьях, увидеть испуг в черных раскосых глазах, услышать вскрик неожиданности... И ведь все это было в его, Катсухико, силах...
   Неполная луна, неказисто и криво обломанная с одного края, казалось, врывалась прямо в незашторенное окно, освещая комнату и часть кровати, разливала серебристый свет по блестящим черным волосам Кано. Ито ухмыльнулся каким-то своим, нехорошим мыслям... И поддался вперед, обхватывая руками мягкое сонное тело. Провел ладонью по груди, по ребрам, спустился по животу до полоски темнеющих жестких волосков... Художник сонно пробормотал что-то, не открывая глаз, и перевернулся на спину, во сне раскрываясь рукам Катсухико. Мужчина задумчиво сощурился, оглядывая распростершегося перед ним юношу... И легко перевернул того на живот, быстро прижимая не успевшего проснуться Кано к постели. Зафиксировал того в нужном положении, слегка вывернув руки за спиной, подавляя слабое еще сопротивление и едва успевая увернуться от удара ногой по спине.
  - Это подло... - Пробормотал плененный Исида, отплевываясь от собственных длинных волос.
  - Зато эффективно.
   Кано прикусил губу от боли, выгибая спину, жмурясь от страха перед испытываемыми ощущениями... Но долгожданной убийственной боли не было. Было лишь легкое неприятное ощущение, ноющее, протяжное, отдающееся где-то в желудке... И усилившееся, когда мышцы непроизвольно сжались, отторгая вторжение пальцев... Но не больше того. А потом на смену ему пришло наслаждение. Сначала едва заметное, отдающееся легким горячим покалыванием, обжигающим изнутри, и перешедшее в пульсирующую во всем теле агонию, оно превращало разумное некогда создание, в оголенный комок нервных окончаний. Художник согнул ноги в коленях, прогибаясь так, чтобы получить, вобрать в себя как можно больше удовольствия, повторяя, как мантру, "Ит-то!", извиваясь на постели и комкая освободившимися руками простыню, судорожно сгибая тонкие пальцы.
   Через пару минут, когда мужчина уже сам не помнил себя от возбуждения и пришел к выводу, что с разминкой пришло время закончить, и пора бы и ему уже самому вступить в дело... Кано в очередной раз прогнулся, уткнулся лицом в подушку, сжимая зубы на белоснежной ткани наволочки и, приглушенно вскрикнув, вытянулся на одеяле, блаженно прикрыв глаза...
  - Черт бы тебя побрал. - Проговорил медленно Ито. - Я тебя ненавижу...
  - Ммм... - Протянул расслабленно Исида, приоткрывая один глаз.
   Ему было настолько хорошо, что хотелось беспричинно улыбаться, смеяться и... чтобы Катсухико лег рядом и обнял его. Однако мужчина его желаний не разделял.
  - Какого... Ты не мог продержаться еще минут десять??
  - А не надо было... - Кано вдруг с удивлением понял, что смущается. - Не надо было этого со мной делать... так...
  - Я просто не хотел, чтобы тебе сразу же было слишком больно!
   Художник расплылся в улыбке.
  - Это так мило слышать от тебя...
  - Но теперь, как только ты уснешь, я тебя задушу.
   Кано задумался... Но не надолго. В конце концов, одним из его любимых девизов было: "Чем дольше ты думаешь, тем меньше сил у тебя остается на дело".
   Он нехотя оторвал голову от подушки и пододвинулся к Катсухико, одной рукой опираясь на его колено. Смоляные блестящие пряди рассыпались по ногам модельера...
  - Ты это серьезно намерился? - Наполовину насмешливо, наполовину растерянно спросил Ито, глядя на склонившегося к его животу Кано. - Ну, знаешь... - Он запустил ладонь в густые длинные волосы. - Тогда... я... может быть... тебя... прощу...
  
  - Ты мог бы и поаккуратнее, честно слово. - Не выдержал Кано после минутного молчания. - И... ну, спасибо мог бы сказать...
  - Золотце, это был самый отвратительный минет в моей жизни. - Сонно вздохнул Ито, не открывая глаз.
  - Ты поэтому чуть не выдрал мне все волосы??
  - Я должен был хоть как-то тебя направить на нужный ритм... Вот что, парень, скажи мне честно, у тебя что, действительно НИКАКОГО опыта?
  - Ну-у... Для первого раза, я считаю, я неплохо справился...
  - Значит все-таки для первого раза? Никогда бы не подумал, глядя на тебя... Ты мне руку отлежал, поднимись... Никогда бы не подумал, что такое извращенное чудовище, как ты, может быть столь невинно в таком возрасте.
  - Нет, ну я не настолько невинен... У меня были знакомые парни...
  - И что же вы с ними делали? Обсуждали искусство художников Эпохи Возрождения? А может, стихи друг другу читали?
  - Не только. - Буркнул Кано, обиженно повернувшись к мужчине спиной. - Есть еще способы доставить друг другу удовольствие...
  - Тантрический секс?
  - Руки! - Исида снова повернулся к Ито, крутясь и пытаясь найти удобное положение.
  - Баловство для малолеток. - Фыркнул Катсухико. - Ладно, не обижайся. Со мною ты получишь достойное воспитание... Не обижайся я тебе говорю... И не лежи у меня на сгибе локтя, ты мне руку сломаешь...
   Кано уже спал, вымотанный сегодняшним днем, досматривая прерванные недавним вероломным нападением модельера, сны. Во сне, ежась от холода, он тесно прижимался к мужчине, уткнувшись холодным носом тому в плечо. Ито скосил глаза, посмотрел, ухмыльнулся и, удобно устроив голову на подушке, попытался заставить себя уснуть тоже.
  
  11*
  - Нет!
  - Как это - нет?
  - Тебе пора на работу, ты же сам говорил, что должен быть там как можно раньше.
  - Но не в седьмом часу утра! У меня есть еще, как минимум, час. - Плотоядно оскалился Ито, исследуя под одеялом соблазнительный изгиб бедра художника.
  - У тебя нет часа. Юджиро в половину седьмого проснется, поэтому ты должен исчезнуть из нашей квартиры за максимально короткий срок времени.
   Кано стянул с мужчины одеяло и сам предпринял попытку встать с постели.
  - Эй! - Катсухико схватил его за руку, притягивая к себе. - А такое явление, как утренняя эрекция, тебе что не знакома? Мог бы посочувствовать мне хотя бы чисто из мужской солидарности!
  - И посодействовать?
  - Да! - Обрадовался Ито.
  - Я тогда только посочувствую.
   Не смотря на проявленное Кано сочувствие, брюки Катсухико натягивал уже в коридоре. Ни о чем другом, кроме как об осторожности, художник в этот момент думать не мог.
  - Можно я хотя бы чашку чая выпью и волосы расчешу?
  - Нет, иди отсюда!
  - Хэй, это что же получается... ты меня соблазнил, использовал, а на утро выгоняешь на улицу? Ну и как это называется?
  - Как? - Заинтересовался Кано.
  - Дзёдзюцу в упрощенном варианте!
  - Что это??
  - Наука обольщения. Стыдно не знать, Исида-тян, стыдно!
   Катсухико на ходу пытался попасть ногой в туфлю, пока Кано настойчиво толкал его к двери.
  - Не кричи, Юджиро разбудишь... - Прошипел Кано, накидывая на голое тело пальто и выходя в нем на лестничную площадку.
  - Ты так меня стыдишься? Или себя - в данной ситуации?
   Кано тихо прикрыл входную дверь.
  - Говори тише, я тебя прошу...
  - Я у тебя сигареты забыл.
  - Купишь новые...
   Они замолчали. Ито нажал кнопку вызова лифта. Кано рассматривал шероховатости на стене старого дома...
  "И почему родители не могут мне выделять побольше денег"? - В очередной раз задумался он, созерцая убожество обстановки, в которой ему приходилось жить, чтобы чувствовать себя свободным.
  - Ну... До-свидания, что ли? - Развел руки в стороны Кано.
  - До скорого свидания?
  - Я имел в виду - пока...
   Лифт загромыхал за железными дверями и через секунду гостеприимно распахнулся, приглашая во внутрь себя. Катсухико сделал шаг по направлению к кабине, остановился, повернулся к Кано, обнял его за талию и притянул к себе.
  - До встречи на банкете в "Юми", милый. - Проворковал Катсухико, легко прикоснувшись губами к его губам и заскочил в лифт за мгновение до того, как за его спиной сомкнулись двери.
  
   Ито Катсухико приехал на работу с растрепанными волосами, в помятом пиджаке, не выспавшийся, но в прекрасном, на удивление, расположении духа. В кабинете он вызвал секретаршу и попросил ее принести кофе покрепче.
   Коридоры "Махоу" постепенно наполнялись людьми, оживали офисы, занимались рабочие столы и гудели процессоры проснувшихся компьютеров. Щелкали выключатели, стучали каблуки, шуршали листы деловых бумаг и эскизов с карандашными набросками, по этажу распространялся запах свежего кофе и, ближе к пожарной лестнице, сигаретного дыма. Катсухико расслабленно прикрыл глаза, наслаждаясь этой маленькой жизнью, протекающей за стенами его любимой фирмы. Он, как полноправный создатель и владелец своей фирмы, чувствовал каждое движение в ее механизме. "Махоу" не была местом его работы. Она была его настоящим домом, где он чувствовал себя в безопасности. И в то же время, его не оставляло чувство волнения и понимание огромной ответственности. Та власть, которую он чувствовал, находясь в своем кабинете директора, сидя в черном кожанном кресле не избавляла его от активного участия в жизни его фирмы. Он представлял себя капитаном огромного корабля, держащим в своих руках громоздкий штурвал.
  - Ну, ты и скотина. - Приоткрыв дверь, к нему в офис заглянул Икко. - Нам пришлось провести в компании Отогору еще сорок минут, прежде, чем приехало такси. Куда ты смылся вчера? И с какой стати?
  - Мне просто стало скучно и я уехал домой. - Пожал плечами Катсухико.
  - Мы так и подумали... Ну надо же было так выкрутиться! В ботанический сад он собрался... Мы ведь чуть тебе не поверили поначалу! Ты так подробно расспрашивал жену Отогору, как добраться до этого "Центра цветов и деревьев"...
  - Вы тоже могли уйти.
  - У нас, в отличие от тебя, есть какие-то понятия вежливости.
  - И что? Вам с ними легче живется?
  - Нам легче общается... А знаешь, Кано же вчера так домой и не вернулся. Хотя, мне так показалось, что для него это обычное явление. Симпатичный мальчик, но уж слишком странный.
  - Молодой и глупый. Повзрослеет - поумнеет. - Коротко бросил Катсухико. - Да где там уже мое кофе?? Пора искать себе новую секретаршу...
  - Я пойду, посмотрю, что там у Ворисо в отделе дизайна творится. Прогуляюсь...
  - Ну, прогуляйся, прогуляйся... - Пространственно произнес Ито, пропадая где-то в своих мыслях.
  - Кстати. - Обернулся возле двери его заместитель. - А ты не знаешь, Кано будет на банкете?
  - Должен быть, я думаю. - Пожал плечами мужчина.
  - Хотя, мне так сдается, что этот малый делает только то, что ему вздумается...
  - Только, не когда это касается его отца, поверь.
  - С чего ты взял?.. А, впрочем не важно. Я вот думаю... насчет него.
  - Ты меньше думай, Икко, и быстрее действуй. - Усмехнулся Катсухико. - Больше толку будет.
  - Ок, я буду действовать. В "Юми" и начну. - Улыбнулся Рану, исчезая за дверью.
  - Удачи. - Произнес сухо Ито. - Да где там уже мой кофе?.. - Недовольно обратился он к тишине..
   "Может быть Кано в чем-то прав со своей жизненной позицией"? - Задумался он над собственной фразой. Обычно Катсухико не торопился с выводами и редко совершал какие-то порывистые движения прежде, чем мог все взвесить и просчитать несколько шагов вперед. И, тем более, не советовал другим поступать иначе... - "Ему, наверное, легко так жить... Не задумываясь о последствиях..."
   Вчера Ито сам так попробовал... И что же? Ему понравилось...
  - Ваш кофе. Крепкий, без сахара и молока. - Торжественно объявила девушка-секретарь, возникая на пороге его кабинета.
  - Ты что, за ним в Бразилию ездила?? - Рявкнул на нее модельер. Настроение у него неожиданно испортилось. - Иди уже отсюда... - Махнул он рукой в сторону двери.
   Симпатичная японка поклонилась и тихо выскользнула за дверь. А Катсухико не вовремя вспомнил о том, что забыл сигареты у Кано дома и разозлился еще больше.
  "Интересно, Икко может понравиться Исида?"
   Катсухико вспомнил, как впервые познакомился с Икко Рану. Он тогда посещал курсы по менеджменту. Еще в то время, когда был владельцем небольшого ателье в полуподвале одного старого дома. Там они и познакомились... Теперь у них своя фирма в Одайба* и бутики в квартале Гиндза**. Икко всегда был его ближайшим другом, хотя Катсухико и старался не допускать людей слишком близко к себе. Он же значился в роли лучшего работника, второго после него человека в "Махоу" и по совместительству любовника Ито. Одним из многочисленных любовников... Обоих мужчин такое положение вещей устраивало. "Дружеский секс", полная независимость друг от друга и общность интересов помогали им сохранить общение на протяжении нескольких лет. Ворисо Едзи был его недавнишним увлечением. Однако, долго это увлечение не продлилось и любовные отношения перешли в приятельские. Теперь же, когда Рану заинтересовался Исида, Ито не почувствовал ни оттенка ревности в своем настроении. Однако, чем-то оно было испорчено. Чем - он понять не мог...
  - Пошли курить? - Икко снова неожиданно возник в его кабинете, без стука врываясь в дверь.
  - А если бы я был не один?..
  - На нашем этаже, кроме нескольких секретарш, бухгалтера и кадровика, только мы с тобой. Опять же, только мы с тобой являемся личностями мужского пола. И с кем, позволь, кроме меня, ты можешь быть в кабинете "не один"?
  - Пошли курить. - Поднялся со своего места Ито, тяжело вздохнув. Ему захотелось в теплую постель. Можно даже в чьей-нибудь теплой компании... - Только, сегодня ты меня угощаешь.
   Ито шел по коридору здания "Махоу", машинально отмечая, что картина с фотографией ночного Токио слегка покосилась, а вторая, от выхода на лестницу, бра не горит. Нужно будет разобраться... В его фирме все должно было быть идеально.
  - И кому же вчера так повезло? - Поинтересовался Икко, облокачиваясь о перила небольшого балкона, их излюбленного места для курения.
  - В каком смысле?
  - Ты ведь не один сегодня ночевал? И не дома, явно.
  "Он так наблюдателен к деталям". - Подумал Катсухико, придумывая, что бы такое соврать. - "Зато в понимании человеческой психологии - полный профан. Это же надо было вчера целый день наблюдать за Кано и ничего не заметить...".
  - Меня на ужин пригласил старый знакомый.
  - Это к нему ты вчера сорвался от Отогору?
  - Даже, если так...
   Рану молча затянулся, втягивая в себя горьковатый дым. Катсухико никогда не был разговорчивым даже с друзьями. Икко поражался, откуда многочисленные журналисты берут все те сплетни, что печатаются почти ежедневно про его начальника. Половина из них, кстати, содержала в себе намного больше правды, чем кто-то мог подумать. Так и получалось, что даже Икко чаще всего узнавал о жизни Катсухико из газет и журналов.
  - Интересно, сколько времени у меня может уйти на то, чтобы затащить в постель сына Исида-сама?
   Катсухико усмехнулся, выпуская изо рта облако дыма.
  - И это меня Ворико вчера назвал циничным??
  - А сегодня ты что-то явно расчувствовался. Ты же видел этого парня, Катсухико? Он же воплощение глупости в чистом виде. Немного внимания, комплиментов и подарков и... этот шикарный экземпляр пополнит мою коллекцию симпатичных бесененов.
  - Думаешь, Кано так легко окрутить? Не забывай, он все-таки не дешевая шлюха, а сын известных родителей.
  - И что? Дешевая шлюха, дорогая шлюха... Какая разница? Как бы он не изображал из себя утонченную интеллигенцию в доме родителей, мы же видели его в клубе "Накама". Да через него половина его посетителей прошла!
  - Хмм... Думаешь, с ним прокатит банальный съём на одну ночь?
  - Да он сам только рад будет. Неужели ты во мне сомневаешься? У него только внешность яркая, а так, я уверен, он обыкновенный разбалованный сын богатых родителей, не знающий, куда девать себя от безделья.
  - Не думаю, что настолько обыкновенный. Он же на голову повернутый, ты что, не понял? С ним простой сценарий не прокатит, Икко. Он же у нас богема, высокодуховное общество... - Усмехнулся Ито. - Художник-сюрреалист и все такое...
  - Да мне совершенно все равно, кто он там, Ито. - Рану выкинул окурок, и с теперь с интересом наблюдал за его полетом. - Но знаешь, есть в нем что-то такое, что задевает...
  - Согласен...
  - Хотя, не могу понять, что. Обычная симпатичная задница.
   Ито наконец-то понял, что задело его в их разговоре с Икко - равнодушие... Отсутствие интереса. Его заместителю был совершенно безразличен Кано, как человек. Не то чтобы Катсухико был так важен Исида, как личность, но чаще всего его притягивали люди необычные. Притягательные ни сколько смазливым личиком, сколько энергетикой, поведением и обладающими в себе чем-то особенным, что нельзя объяснить, но можно почувствовать... Именно поэтому Катсухико проснулся сегодня в одной постели с Кано. Икко же было просто-напросто плевать на характер художника. Впрочем, как и на личностные качества всех его предыдущих любовников. Ему всего лишь нравились молодые длинноволосые японцы. Катсухико это задело? Интересно, почему же?
   Он чувствовал себя так, как будто при нем сравнили танец Бон Одори*** и стриптиз в борделе, гейшу и куртизанку... То, что Катсухико называл великим искусством соблазнения, для Икко было обычным способом приятно провести время. Не дольше одной ночи. Для Катсухико же такой взгляд на священнейшее из священных занятий был неимоверно скучен... А Кано его зацепил, отрицать это было бы бесполезно.
  "Дзёдзюцу"... - Всплыло в памяти модельера.
  - Что там у Ворико в отделе? - Сменил тему Катсухико, пользуясь возникшим молчанием.
  - Несколько новых эскизов. Посмотришь?
  - Разумеется.
   Одайба* - Молодой район Токио с высотными домами и с огромным количеством офисов и известных фирм.
   Гиндза** - Престижный торговый район в Токио
   Танец Бон Одори*** - В Японии - танец, посвященный памяти предков.
  
  - Ты, надеюсь, не вздумал утонуть в нашей общей ванне! - Раздался требовательный стук в дверь и взволнованный голос Юджиро.
  - А, не дождешься! - Весело крикнул Кано.
   Он моментально вернулся из своих, щекочущих сердце размышлений в суровую действительность, быстро обернул полотенце вокруг бедер и отодвинул щеколду на двери. Юджиро зажмурился от окутавшего его облака теплого пара и еле успел увернуться от выпорхнувшего из этого облака Кано.
  - Да ты, я смотрю, летаешь. - Юджиро улыбнулся, любуясь на друга, с которого ручьями стекала вода. - Выспался?
  - Нет.
  - Это правильно. Я, кстати, благодаря вам, тоже.
  - Извини. - Смутился Исида. - Хочешь, я тебе завтрак приготовлю, пока ты будешь в душе?
  - Ты? Ради всего святого, Кано, не подходи к плите!
  - Разве я плохо готовлю?
  - Не имею ни малейшего понятия. А знаешь, почему?.. Потому что все, чем удавалось тебе меня порадовать до этого - это спаленные сковородки.
  - Да, это мое коронное блюдо. - Грустно улыбнулся молодой человек.
   Однако, Кано все-таки отправился на кухню и разбил над сковородой два куриных яйца, нашинковал туда же репчатого лука и щедро посыпал сверху зеленью. И, не сдержав своих эстетических порывов, украсил полученную композицию долькой лимона.
  "Сюда бы еще немного синего и красной охры для контраста" - Подумал Исида, профессиональным взглядом окидывая блюдо, совсем позабыв, что готовит завтрак, а не натюрморт на картине. - "Точно! У нас же есть цедра! Цедра - это почти то, что нужно, она же оранжевая!".
  И, уверившись в необходимости вышеназванной приправы, художник с головой зарылся в кухонный шкаф, занявшись увлекательными поисками молотых апельсиновых шкурок.
  - Кано!!! - Юджиро, прибежавший в кухню на запах гари, схватил со стола прихватку, подцепляя с раскаленной горелки не менее раскаленную сковороду.
  - Что такое? - Удивился Исида, возникая из-за дверцы с заветным пакетиком, победно зажатым в руке.
  - О чем ты только думаешь!!? И думаешь ли ты вообще!!? Вот в чем вопрос... - Юджиро заставил себя успокоиться. - Зачем тебе понадобилась цедра?
  - Я хотел украсить ею твой завтрак... - Расстроился Кано, поникнув на глазах и теряя весь свой вдохновенный задор.
  - Яичницу - цедрой??
  - Она должна была отлично смотреться с луком...
  - Луком??? Кано, мне сегодня с заказчиком беседовать!
  - Какая теперь разница? - Вздохнул Исида. - Хочешь, я сделаю какой-нибудь сендвич?
  - Нет уж, я сам. - Испугался Юджиро. - Да и вообще, хватит с нас этих европейских извращений.
   Танака достал из холодильника миску с холодным рисом, пару кунжутных булочек и пакет соевого молока.
  - Ну и пожалуйста... Чтобы я еще что-нибудь для тебя сделал... - Обиделся Кано, с самым оскорбленным видом покидая кухню.
   Юджиро растерянно посмотрел ему вслед, сейчас же раскаявшись в своих словах.
  -Кано! Подожди! Ну, не обижайся ты! Вот, чаю со мной выпей. С жасмином...
  - Ну-у... Если ты меня так просишь... - Смилостивился Исида.
  - Давай, ты мне лучше расскажешь... Ага?
  - А? Ну хорошо! - Оживился Кано. - А что именно? О чем?
   Юджиро вздохнул, возведя глаза к потолку.
  - Ладно. Расскажешь вечером. Ты ведь не собираешься снова смыться к родителям?
  - Хватит с меня, я думаю.
  - Вот и славно. Нас скоро в "Накама" забудут. Хотя... Нет, благодаря тебе, нас никогда и нигде не забудут.
  - Хочешь наведаться?
  - А почему бы и нет? Или у тебя могут быть на вечер другие планы? - Улыбнулся Юджиро хитро.
  - Ну уж нет. Этот вечер я посвящу себе и только себе. Хватит с меня развлечений в лице отца и его деловых партнеров. - На последнем слове Кано как-то особенно таинственно улыбнулся и сощурился.
  - Мм! Как прошло чаепитие в компании Ито-сама?
  - О, мне удалось поставить его на место! Конечно, моим родителям это не то чтобы понравилось...
  - Представляю! - Хохотнул Танака. - Жаль, я не видел, что ты там устроил.
  "Хорошо, что ты не видел, ЧТО мы устроили после". - Подумал Кано.
  "И почему мне кажется, что мой непредсказуемый друг мне что-то не договаривает"? - Подумал Юджиро.
   Взгляд у художника сделался отсутствующим, между тонкими бровями образовалась маленькая складочка, свидетельствующая о процессе глубокой задумчивости. Всем своим видом Исида явно доказывал свою непринадлежность этому миру в настоящий момент.
  - Надеюсь, что ты посвятишь нас в последние новости своей захватывающей жизни уже этим вечером. Я заеду за тобой после работы, как обычно. Договорились?
  Художник отстраненно кивнул.
  "Задумался... Интересно, о чем?" - Думал Юджиро, завязывая шарф в прихожей. - "Что-то у него произошло"...
   Танака Юджиро часто злился на своего друга. И еще чаще - не мог злиться. Сосуществовать на одной жилплощади с творчески-помешанным небожителем, это испытание, которое не каждому нормальному человеку по силам. Чего только стоят груды несчастных погибших сковородок... А вечно-заляпанные краской светлые обои? А разъедающая легкие вонь от химических растворителей? А стружки от заточенных карандашей, которые имеют замечательное свойство загадочным образом передвигаться по квартире и оказываться под одеялам, в одежде и в обуви? И это, еще не говоря о странностях и привычках человека, который постоянно пребывает в каких-то своих фантазиях. Кано редко прислушивался к своему рассудку. А, скорее всего, никакого рассудка у него и не было. Юджиро казалось, что Кано живет по настроению. По велению сердца. Он был постоянен в своих привязанностях и обычаях и при этом мог меняться каждую секунду. И желания менять, и цели, и направления... Да что уж говорить!.. Кано мог уйти в ближайший магазин за хлебом, а вернуться через два дня с компанией каких-то новых знакомых, которые оставались у них еще на неделю и покидали квартиру только по твердым просьбам, чередующимся с угрозами, прихватив на память фарфоровый сервиз, настольную лампу и несколько полотенец. Кано мог притащить домой раненого голубя, потерявшуюся собаку, размером с лошадь, или, не дай Бог, серую крысу, которой срочно нужно протезирование задней конечности... Кано мог опоздать на важную встречу только потому, что ему по дороге неожиданно захотелось посидеть в парке под ветками цветущей сакуры... Но, при этом, Юджиро не знал больше ни одного такого человека, который мог бы так уверенно пойти на край света, или сразиться с самим чертом ради своих друзей и близких, или просто потратить деньги, отложенные на покупку нового мольберта, на подарок другу на Рождество... Исида был непостижим в логическом понимании. Объяснять его поступки было самым бесполезным занятием. Его можно было либо ненавидеть, либо любить до умопомрачения, прощая ему все недостатки.
   Танака Юджиро уже давно и безвозвратно пал жертвой обаяния очаровательного художника и предпочитал действовать по второму пункту. А что еще ему оставалось делать, если Юджиро иногда казалось, что оставь он Кано хотя бы на пару дней одного - тот просто не выживет. Умрет от голода рядом с полным холодильником, или захлебнется в собственной квартире, забыв про наполняющуюся ванную, или, что вероятнее всего, спалит весь дом, пытаясь приготовить себе завтрак... Юджиро просто не мог не заботиться о существе, совершенно не приспособленном к жизни в обществе обыкновенных людей.
  - Удачи на работе, Танака-кун! - Раздался из кухни звонкий голос героя его размышлений.
   Юджиро улыбнулся, поправил шарф и закрыл за собой дверь.
  
  
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) А.Найт, "Капкан для Ректора"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"