Thistl Maria-Pandora: другие произведения.

Ветхая заповедь печатного слова. Часть 1.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну, для начала, это была моя первая повесть. Первая более-менее серьезная вещь, превышающая по объему десяток страниц. Сильно превышающая. Почему "была" ? Потому что писала я ее аж два года назад, а выставить на всеобщее обозрение решилась только сейчас. Стремительное развитие отношений между молодым журналистом и писателем, которых жизнь свела вместе, как двоих заклятых врагов, добавила в их взаимоотношения немного страсти и поставила перед сложным выбором.) Хочу поблагодарить Tiferet :) Без ее поддержки и помощи я бы здесь никогда не оказалась). Жанр: Yaoi Рейтинг: NC-17

  Вилле Прайд. Глава 1.
  
   "Дневной воздух так открыт и прозрачен. В нём не спрятаться, не укрыться, не обмануть. Солнечный свет рентгеном пройдёт сквозь тебя своими лучами, высвечивая на загорелой коже все твои тайные мысли. Это голубое, невинное небо. Как глаза малого ребёнка, милое до отвращения. Не спрятать в нём свои желания, не отразиться на сияющих облаках чёрный отпечаток запретного. Жди ночи. Мягко, стекая по тонкой льдинке окна мазутной плёнкой, наступит ночь. Плавно навяжет тебе свои законы и расширит рамки сегодняшних приличий. Выкатит на почерневший потолок неба свой жёлтый хитрый глаз. Моргнёт звездой, отзовётся ночным криком своей совы, рассмеётся стрекотом кузнечиков в густом тумане чернеющей травы. Давайте же ждать ночи, пусть она бесстыдно раскроет миру наши подлые души. Издеваясь, она заставит нас исповедоваться в самых страшных желаниях, запретных фантазиях. Поманит нас в свой тайный мир, укрывая безопасным и тяжёлым одеялом потемневшего воздуха. Мы доверимся ей, искусительнице, с детской искренностью и улыбкой признаваясь ей во всех своих грехах, а она с материнской заботой спустит к нам на землю всех своих чёрных ангелов, унося, унося с собой в далёкий путь удовольствия, даря бесценные уроки самопознания, искушая, искушая... Закройте шторы..."
  
   Вилл закончил писать и удовлетворенно откинулся на спинку стула. Внутри чувствовалась какая-то опустошенность. Не чувство потери, нет. Скорее приятная истома.
  - Оргазмотическое ощущение. - Улыбнулся он своему отражению в экране монитора.
   В квартире молодого журналиста царил творческий беспорядок. Точнее говоря, крайняя степень беспорядка. Самым чистым и свободным местом в комнате был старый, поцарапанный секретер. На нём, по-хозяйски расположившись, дремала хрупкая сиамская кошка. Ей не мешал ни стук пальцев по клавишам клавиатуры, ни частый мат писателя, ни его рассуждения вслух, с самим собой.
  - Хааа! - Заорал Вилл, расхаживая по комнате и отбрасывая ногами лежавший на полу плед. - Мои мысли спешат вперед меня, обгоняют мои действия! Я реально творческий, талантливый, умный! Я такой счастливый! - Вилл зачем то подхватил на руки кошку, немного покружился с ней по комнате и вернулся на свой кожаный офисный стул, выкинув несчастное животное на кровать, на которой кроме матраца не было ничего. Вилл жестом пианиста вознёс руки над клавиатурой, но резко остановился.
  - Нет, всё. Хватит. - Вилл понял, что ничего удачного он написать сегодня уже не сможет. Нет, вдохновение его не покинуло, просто ослабло на какую то долю импульса, но для журналиста это значило очень многое. Он доверял только настоящему чувству полёта, зная, что при утрате этого ощущение, утратится и та сила слова, дающая ему не только такое неземное наслаждение, но и вполне земное материальное. В свои восемнадцать лет Вилле добился приличной славы циничного и острого на язычок работника Второй древнейшей профессии. К сожалению его слава намного превышала его денежное обеспечение. Года три назад, когда его маленькие, но едкие статейки впервые появились на страницах известнейших Миропольских газет, он думал, что это победное чувство известности заменит для него пьянящий запах и дурманящий шелест собственных денег. Вилл упивался своей удалью, почти не отходя от своего рабочего места и не уставая рождать для белого света новые и новые статьи. А недавно его взяли работать в "Target", где ему удалось проявить себя, как потенциального, трудолюбивого писателя. С самого начала Вилл, пленник своей врождённой скромности, не рассчитывал на высокую оплату, действительно достойную его работ и вот уже несколько месяцев, пожинал плоды своей нерешительности.
   Вилле родился в Прадже, в одном из спальных районов города, в среднестатистической семье из пяти человек. Кроме него ещё мать - поэтесса, отец - учитель английского языка и двое старших братьев. Если отец, уважаемый в школе человек, "мистер" Тиен Прайд, зарабатывал ровно столько, чтобы прокормить такое количество голодных ртов, то его жена Ирма Прайд, тратила ровно половину. Сорокалетняя женщина, разочарованная в мирской жизни, напоминала беззащитного ребёнка, потерявшегося на главном проспекте города. Она много писала, много пила и много плакала. В молодости это была красивая изящная женщина с рыжими волосами и голубыми глазами, с розовато-белой чистой кожей и большим смешливым ртом. Про таких, как Ирма, люди говорят: "не от мира сего". Она действительно не хотела принадлежать этому скучному миру. С раннего детства в её голове бродили мысли, составленные из рифмующихся слов. Она пугалась своего редкого дара. Она думала и говорила стихами. Практически всегда. Она не расставалась с блокнотом и карандашом, записывая каждое четверостишье, приходящее к ней на ум каждую минуту. Из четверостиший рождались длинные, содержательные стихи, которые впоследствии стали появляться на страницах школьной газеты. Слушая комплименты учителей и одноклассников, Ирма всё больше и больше убеждалась в своей избранности. Она уже твёрдо знала, что серая и обыденная жизнь не для неё. Ирма была уверена - она создана на этот свет, что бы дарить окружающим галочки её таланта. Её волшебные стихи, сотканные из невидимых глазу нитей чувств и эмоций. Она станет известной и популярной, её будут знать и любить. Лёжа ночью в своей комнате она вслух, тихим шёпотом перечитывала свои стихи и мечтала о том, как на свет появится её первая книга. Сидя на последней парте в своём классе, игнорируя просьбы и заверения учителей, она писала свои дорогие сердцу строчки. Тетради по алгебре и географии содержали в себе обрывки стихов, отдельные рифмы, серьезные поэмы и даже частушки. Учёба девушку волновала мало. Кое-как окончив школу, в один прекрасный день Ирма, одолжив у подруги печатную машинку, собрала на белых печатных листах свои лучшие стихи и уверенно направилась в печатное агентство... Затем ещё в одно. И в следующем ей так же объяснили, что им печатать стихи начинающих писателей невыгодно. Они не продаются, они не приносят прибыли агентству. Люди не покупают книг неизвестных имён. В третьем агентстве Ирме мягко объяснили, что её стихи не годятся для печатанья. Они совершенно непрофессиональны, неинтересны. Посоветовали не бросать своё увлечение, почаще читать известных поэтов, продолжать писать... Чувство своей избранности не бросало Ирму ещё долго. Может быть, будь она более земным человеком, менее ранимой, чуть-чуть сильнее, она бы и смогла найти нужные пути, выйти на искомую тропинку к своему счастью, но Ирма бойцом не была. Довольно быстро у девушки опустились руки, она бросила писать и решила найти себе работу. Жила она по-прежнему с родителями, питаясь и одеваясь на их деньги. Если бы не частые упрёки её престарелой матери, Ирма бы так и не пошла уборщицей в ближайшую школу. Это была единственная свободная вакансия из всех возможных. Ирма не боялась чёрной работы, к тому же она была искренне уверена, что без осуществления своей мечты жизнь её кончена. Теперь ей было всё равно, кем быть и как зарабатывать деньги. Она не жила, существовала. Голову ей по-прежнему не покидали рифмованные мысли, но священный блокнот был заброшен далеко в шкаф, а на давней мечте поставлен крест...
   Смысл жизни к Ирме вернулся вместе с молодым учителем той школы, где она работала. Довольно быстро у Тиена Прайда и симпатичной уборщицы закрутился роман, окончившийся скромной, но счастливой свадьбой. Через год неудавшаяся поэтесса с головой окунулась в материнство, воспитывая двух крепких близнецов. Мальчики росли активными и здоровыми, но крайне непослушными и богатыми на самые крайние выходки. В шестом классе дети терроризировали всю школу, запугивая учителей и не слушаясь никого. От исключения, близнецов спасало только уважение директора к их несчастному отцу. При всей своей любви к её мальчикам, Ирма плакала по ночам от безысходности и отчаянья. Она снова начала писать, выплёскивая свою грусть и тоску в слова. По ночам, когда слёзы размывали чернила на листе бумаги, Ирма мечтала о третьем ребёнке. Девочке. Спокойной и женственной. Девочке, которую она смогла бы воспитать одна, привив ей любовь к литературе и искусству. Может быть она бы смогла обойти свою мать, став в будущем известной писательницей. Мальчиков же творчество совсем не интересовало. К восьмому классу один из близнецов, Брайан, смог остепениться. Занялся боксом. Очень быстро стал звездой боксёрского клуба и смог зарабатывать деньги. А вот Остин остался на второй год, продолжая носить титул главного хулигана своей школы. Ирма всё больше стала задумываться о том, что бы снова стать матерью. Её всё чаще посещали мысли о её будущей девочке. Её маленькой Виоле, как она мечтала назвать дочку. Виола должна была быть нежной и отзывчивой девочкой, гордостью школы, отличной помощницей матери... В середине мая тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года Ирма поняла, что беременна. Она с удовлетворённым спокойствием принялась поглощать книги по воспитанию девочек, делать специальную гимнастику для беременных, пошла на курсы будущих мам. Её малышка должна была появиться на свет здоровой и крепенькой, такой же, как и её старшие братья... В середине января, в главном и самом лучшем роддоме Праджи на свет должна была появиться Виола Прайд, надежда и опора её матери...
   - О, как я несчастна. - Произнесла обессиленным голосом Ирма Прайд, когда врач-акушер торжественным голосом поздравил её с рождением... мальчика. - Как же я несчастна... - Заплакала Ирма. Перед её глазами снова пронеслись все воспоминания о годах жизни с её близнецами. Нет, этот мальчик просто обязан отличаться от его братьев, иначе она просто покончит с собой. Мальчик действительно отличался от братьев...
  - К сожалению мальчик очень слаб... - Грустно произнёс ей врач, обследуя двухмесячного Вильяма. Среди ночи сын разбудил её слабым плачем, больше похожим на мяуканье котёнка. Ирму этот плач напугал гораздо больше, чем грозный рёв её первых детей во младенчестве. С самых первых дней Вилл отличался среди своих сверстников не только маленьким ростом и весом, но и пугающим молчанием. Он был самым слабым из родившихся в те дни ребёнком. Плакал он только однажды, когда его первый раз купали. Мать тогда посчитала это небывалой смелостью маленького ребёнка. Однако Вилле уже через неделю выписки из роддома умудрился подхватить какую то неизвестную Ирме болезнь. В течение этих двух месяцев, Ирма Прайд, с её маленьким сыном, стала постоянной клиенткой в районной поликлинике. Измученная мать даже не успевала запоминать названия тех редких болезней, ни одна из которых не обошла стороной её слабенького сына. В семь лет Вилле стойко переносил огромное количество уколов, прививок и молча принимал самые горькие лекарства. Несмотря на редкую молчаливость в его раннем детстве, вырос Вилл общительным, любознательным ребёнком. Когда в десять лет его опять положили в больницу на неделю, Вилл, не теряя времени даром, написал длинный, для его малых лет, рассказ. Написанный кривоватым, подскакивающим над тетрадной линейкой, почерком, детективный рассказ о злостных убийствах в стенах детской больницы. Читая написанное, Ирма ободряюще улыбалась сыну, мысленно ужасаясь историей, порожденной десятилетним ребёнком. Вилл детально описал кровавые смерти молоденькой медсестры и старушки сиделки от рук злобного врача-хирурга. В качестве главного злодея Вилле использовал портрет его лечащего врача, которого не любил из-за излишней строгости и суровости. Да, Вилле стал увлекаться литературой, как и мечтала когда-то его мать. Но видимо такая была судьба у Ирмы Прайд. Всё в её жизни случалось карикатурно-наоборот. Игнорируя отчаянные призывы матери обратить внимание на признанных классиков мировой поэзии, Вилле загромождал книжные полки своего шкафа книгами Стивена Кинга и Сидни Шелдона. Отношение к учёбе Вилле так же перенял у своих братьях, умудрившись опять же перевернуть всё наизнанку. Вилл, тихий, спокойный, болезненного вида мальчишка умудрился стать угрозой для своих учителей пострашнее старших братьев. Кошмаром для работников интеллигентного труда дома знаний стал тот день, когда Вилле с радостной улыбкой на лице предъявил свой первый текст для школьной газеты.
  - Когда то я тоже состояла в клубе писателей моей школы и писала для газеты. - Мечтательно произнесла Ирма, когда её любимый сын сообщил ей эту новость. Улыбка на её лице немного померкла, когда на следующий же день её вызвали в школу, к директору.
  - Ох и натерпелась же наша школа от семейства Прайд. - Засмеялась старенькая директриса. Рядом с ней сидел Тиен Прайд, смущённо глядя в пол. - Ваш мальчик, безусловно талантливый писатель, но... - Директор замялась. - Было бы неплохо, если бы вы смогли объяснить ему... некоторые правила приличия.
  - Приличия? - Удивилась Ирма. - Но мой сын отлично воспитан! Ещё никто никогда не жаловался на его поведение, и...
  - Нет, ваш сын не нарушает норм поведения. - Старушка кашлянула. - Я бы хотела, что бы вы прочитали, что Вилле написал в школьную газету ко Дню Учителя.
  - Это похоже на злобный донос! - Вмешался Тиен. - Я никогда не ожидал, что в нашем сыне столько подлости... - Расстроено добавил учитель.
   Ирма углубилась в текст, содержащий в себе перечисление фактов из жизни учителя алгебры. По мере прочтения её глаза расширялись от ужаса.
  -... Но если это всё правда... - Она прикрыла рот от ужаса. - Если всё, перечисленное моим сыном правда, то этого учителя необходимо уволить!
  - Это всё наглая ложь! Клевета! - Воскликнул Тиен. - Я давно знаю Кайла Кейса, он не извращенец! Никогда не поверю, что этот милый и воспитанный человек мог приставать к его же ученицам шестого класса. Это же... - Тиен покраснел. - Кайл не... Не... Педофил. - Последнее слово далось для мужчины с огромным трудом.
   Директор школы молчала. Кайл Кейс работал в их школе около пяти лет. И за это время в стенах учебного заведения произошло несколько странных событий, связанных с именем этого человека. Из его вспомогательной группы по алгебре за последние три года перевелось около десятка человек. Девять из них девочки. Но каждый раз Кайлу удавалось найти удачное и разумное объяснение происшедшему, а ученицы не давали повода думать о чём-то...
  - Почему вы считаете, что мой сын обманщик?! - Повторила Ирма, наверное впервые в жизни повышая голос на человека, старше её возрастом.
  - Ирма! - Разозлился Тиен. - Ты слишком доверяешь ему! Ты итак многое ему прощаешь!
   Ирма дала себе слово откровенно поговорить со своим сыном сегодняшним же вечером.
  
  - Но откуда ты узнал об этом, сынок?? - Поражённо спросила Ирма Вилла, когда тот поклялся, что всё написанное им в газету - правда.
  - Очень просто, ма. - Улыбнулся Вилл, подняв вверх указательный палец. - Одноклассницы пожаловались, когда узнали, что я должен очерк про учителей в нашу газету.
  - И ты им поверил? - Удивилась Ирма, точно зная, что наивность не числилась чертой характера её сына.
  - Пришлось проверить. - Серьёзно ответил её скромный Вилл. - Я пришёл к нему после уроков и предложил заняться сексом за хорошую оценку по алгебре. Он согласился.
   Впервые в жизни Ирма Прайд действительно осознала, что значит фраза "Лишиться дара речи"...
  - И.. ты... с ним...? - Всё-таки смогла произнести несчастная женщина через несколько минут.
  - Ма, как ты можешь такое думать!? - Покраснел Вилл от негодования. - За дверью стояли мои одноклассники. Парни всё слышали и зашли в нужную минуту, якобы за пособиями по математике. А я убёг быстренько. Вот и всё. - Вилл гордо прищёлкнул язычком и подмигнул матери.
   Ирма облегчённо вздохнула.
  - Но ведь если они подтвердят твои слова, а девочки сознаются в домогательстве со стороны учителя, его уволят! - Осенило женщину. - И благодаря тебе школа найдет нормального учителя, а не этого извращенца. - Её передёрнуло от мысли, что какой то ненормальный мужчина мог приставать к её сыну.
  - Ну да... Наверное. - Вилл задумался. Когда он писал эту статью и "собирал материалы", как выражались опытные журналисты в газетах, им двигало чувство азарта. Ему хотелось написать что-то такое острое и яркое, о чём говорили бы очень долго. О том, что он может принести этим пользу своей родной школе, он даже не размышлял.
  
   Через несколько дней судебных разбирательств учителя уволили и засудили за "совращение малолетних", а Вилле впервые познал, что значит чувствовать себя местным героем, ловить на себе восхищённые взгляды и купаться в лучах, пусть и скромной, но Славы.
   Спустя ещё год, Вилле уже работал в местной газете, изредка посылая свои статьи в Нистанию. В столицу всех столиц - в Мирополис. Когда, впервые проверяя свой Е-мэйл на наличие писем, он наткнулся на ответ от самого редактора "Target", Вилл чуть не потерял сознание от радости. Такое с ним уже случалось на протяжении семнадцати лет его жизни. Легендарный хозяин и редактор величайшей Миропольской газеты предлагал ему поработать в их тёплой команде.
  - Сборище злостных сплетников. - Проворчал Тиен. Новость светившегося от радости сына, не произвела на него нужного впечатления.
  - А где же ты будешь жить? - Испугалась Ирма. Она была рада за Вилле, но мысль о том, что её драгоценный сын будет ночевать на вокзале, перебиваясь с хлеба на воду, приводила её в леденящий ужас.
  - Боже мой, ма... - Засмеялся Вилл. - Просто-напросто сниму квартиру. - Денег мне хватит. Буду присылать тебе каждый месяц открытки с подтверждением того, что я жив.
   Последняя фраза не вселила уверенности в, сжимающееся от волнения, заботливое сердце Ирмы.
  
   Утром, в день своего рождения, достигший совершеннолетия Вилле мечтательно ловил снежинки, стоя у выхода из аэропорта. Зимний Мирополес распростер пред ним свои каменные джунгли. В первое время его оглушили звуки большого города. Он сразу же почувствовал себя бедным заплутавшим путником, невесть как оказавшимся на этом празднике жизни. Его серенькое старое пальто казалось нелепым на фоне блестящих витрин дорогих магазинов и ослепляющих своими огнями вывесок модных магазинов.
  - Ничего... - Пробормотал Вилл Прайд. - Многие известные личности так начинали... - Он уверенно шагнул навстречу своей судьбе сквозь стенку снегопада, которым встретил его незнакомый город.
   * * *
  
  Ким Стоквелл. Глава 2.
  
   Киммен с улыбкой любовался из окна своей машины на новенькую глянцевую вывеску рекламы. "Новый Бестселлер Знаменитого Писателя Киммена Стоквелла" - Оглашала ярко-синими буквами надпись всему городу. Чуть ниже размещалась фотография самого писателя. Не слишком удачная, по мнению Кима. "Как я убил своего любовника" - Довершала оповещение вывеска. Ким долго размышлял над названием книги и в итоге решил внести ясность для своих будущих читателей, характеризуя повесть одной главной фразой. Кому не понравится - не читайте.
   Светофор сменил цвет с красного на позитивный - зелёный. Ким мягко надавил на педаль своего послушного "Мерсика", как он сам называл свою любимую машину и понёсся по кольцевой, безжалостно обгоняя и подрезая неторопливых соперников. Быстрая и дерзкая езда доставляла ему не меньшее удовольствие, чем смелые и вызывающие рукописи.
  
  С Джастином Дженеши, Ким встретился в одном из лучших ресторанов в городе. Это было его кредо, любые встречи проводить в местах, оснащённых едой. Он с лёгкостью прощал себе такой незначительный грешок, как чревоугодие. Кто же мог винить известного писателя в том, что он позволяет себе маленькую слабость - есть во время интервью. К тому же на его спортивной фигуре это никак не отражалось. Ким с удовлетворением огляделся вокруг, ловя на себе восхищённые взгляды женщин. Его узнавали. Им восторгались. Ким улыбнулся молоденькой официантке, подающей ему меню в красивом богатом переплёте. Пока этот журналюга ещё не подошёл, Стоквелл мог себе позволить немного перекусить. "Всегда так много суеты перед этими премьерами..." - Подумал он, расслабленно попивая кофе. Нравилось ли ему это? Да, нравилось.
   Джастина он распознал сразу. Ким вообще легко узнавал журналистов. Ну а в этом случае, парень в чёрной водолазке и потёртых старых джинсах, с сумкой через плечо, просто не мог быть ни кем иным. Робко осматриваясь по сторонам и дёргаясь от удивлённых взглядов немногочисленных клиентов и официантов, Дженеши тенью метнулся к столику, за которым его поджидал обаятельно улыбающийся Ким.
  - Привет. - Кивнул он парню.
   Джастин в ответ протянул ему руку для рукопожатия. Ким удивился, но ответил. Он не любил подобных фамильярностей с журналистами.
  - Привет, меня зовут Джастин Дженеши, но Ты можешь называть меня просто Джас. - Улыбнулся журналист, доставая из обтрепанной сумки диктофон.
  "Какая неблаговоспитанность" - Подумал Ким хмуро, но решил промолчать. Неприятно конечно, когда малознакомые газетные писаки обращаются к тебе, как к ровне, но Киму приходилось держать марку.
  - Я думаю, мне представляться не стоит. - Ухмыльнулся Ким.
  - Да, не нужно. - Парень снова растянул губы в лёгкой улыбке. - Я думаю, стоит быстрее приступить к делу. У меня не слишком много времени, как, думаю, и у тебя, наверное.
  "Ух ты, какой занятой" - Подумал Ким с иронией. Он незаметно рассматривал Джастина. Высокий воротник подчёркивал стройную и красивую шею. Несмотря на то, что одежда на журналисте выглядела так, как будто он вытащил её из закромов шкафа и натянул, не гладя и не стирая, качества и водолазка, и джинсы, явно были хорошего. Ногти ухоженные, на правой руке - дорогие часы, на левой - несколько браслетов.
  - Сейчас я задам тебе несколько вопросов, относительно премьеры вашей новой книги, а ты постараешься мне на них ответить. - Объяснил Джастин.
  - Знаешь, это Не Первое мое интервью. Я думаю, я справлюсь. - Ким начал терять терпение, но продолжал улыбаться.
  - Отлично. Тогда приступим. - Серьёзно произнёс парень, включая диктофон. - Ходят слухи, что сюжет твоей книги основан на реальных событиях. Это правда? - Начал он без всякого вступления.
   Ким улыбнулся. Как часто он слышит этот вопрос от журналистов. Джастин не был оригинален.
  - Пусть это останется моей маленькой тайной. - Ответил Ким интригующе.
  - Тайной?.. Но ведь если всё, описанное в твоей книге - правда, то ты действительно кого-то убил? А это уже подсудное дело. - Абсолютно серьёзным голосом произнёс Джастин.
  "Либо он и вправду такой дурень, либо просто удачно притворяется" - Удивился про себя Ким.
  - Я никого не убивал, клянусь. - Ким шуточно поднял руки вверх и рассмеялся. Он всё ещё продолжал рассматривать Джастина, на что тот не обращал ни малейшего внимания. "Типичный поштовец" - Подумал Ким. Чёрные волосы, густые брови, бледная кожа, большие раскосые глаза... "А он ничего...". Но дальше этой мысли заинтересованность Кима не проявлялась. Он давно поклялся себе не заводить никаких романов с журналистами. Ни с женщинами, ни с мужчинами. Сказывался давнишний опыт.
  - Так всё-таки?... - Удивился Джас. - В одном из интервью ты полностью отрицал действительность описанного, утверждая, что любое совпадение с реальными событиями является простой случайностью, в другом - признал, что половину из главных героев книги списаны с существующих людей...
  "Вот привязался. Он журналист, или частный детектив?" - подумал Ким с раздражением. Все предыдущие работники пера, с которыми Стоквеллу приходилось общаться, с лёгкостью подхватывали его игру в загадку. "Он что, не понимает, что тайна сюжета выгодна и мне и ему?"
  - Пойми, Джас, милый... - Ким постарался придать своему лицу как можно больше дружелюбия. - Я бы хотел сохранить ответ на этот вопрос открытым. Понимаешь? - Спросил он демонстративно заботливым голосом. - Понимаешь?
  - Хорошо. - Кивнул Джастин. - Тогда перейдём к следующему вопросу.
  Ким с готовностью кивнул. "Наконец-то!"
  - Ты наверное хочешь знать, не претендую ли я на звание скандального писателя? Или откуда я черпаю вдохновения для своих книг?
  - Нет, это меня не слишком интересует. Скорее... - Дженеши задумался. - Насколько я помню, в первых твоих книгах факт о твоей ...хмм... гомосексуальности не упоминался...
  - Ну, мальчик мой. - Перебил его Ким. - Почему ты решил, что в каждой из моих книг я пишу про себя? Если главный герой повести упоминается от первого лица, то это не значит, что Он, это обязательно Я. Да, конечно для написания книги "Экстремисты", мне пришлось пообщаться с большим количеством специальных людей, начиная от районной полиции и заканчивая... тюремными заключёнными, принимающими участие в известных терактах. Однако же вся нить сюжета сплетена мною... - Ким щелкнул пальцами, подняв руку над головой. -... Из воздуха. А характер главного героя очень слабо напоминает мой собственный. Но речь сейчас не об "Экстремистах". Об этой книги сказано уже больше, чем нужно...
  - Так ты гей? - Спросил Джас прямо.
  - А почему ты решил, что если эта тема не всплывала в текстах интервью с другими журналистами, то она обязательно должна раскрыться в разговоре с тобой? - Осадил его Стоквелл. - К тому же, я тебе ещё раз повторяю: жизнь моих героев Не Зависит От Моей Собственной!
  - Значит, нет? - Ни сколько не испугался Джастин его строгого тона.
  - У меня осталось пять минут на разговор с тобой. - Ким понял, что если в ближайшее же время не уйдёт, то просто не выдержит и задушит назойливого парня. - Сдается, и ты говорил, что у тебя не слишком много времени?
  - Ну ладно. - Смилостивился Джастин. - Если ты не можешь прямо ответить на Этот вопрос, - перейдём к другому.
  Ким вытер лоб салфеткой и глубоко вздохнул.
  - Давай.
  - Почему, если в первых двух твоих книгах практически отсутствуют постельные сцены, то последняя по содержанию напоминает эротический роман?
  - Да просто потому, что мне так захотелось!
  - А описание этих самых сцен ты тоже берёшь из воздуха? - Ехидно ухмыльнулся Джастин.
  - Да, если тебя это устроит!
  - Не слишком. - Вздохнул Джас. - А говорил, что справишься. - Он расстроено щёлкнул кнопкой диктофона. - Не самое моё лучшее интервью.
   Дженеши поправил ремешок сумки, и пригладил волосы, заправляя за уши длинные пряди. Ким только сейчас обратил внимание на необычную, но явно профессиональную стрижку парня.
  - Слушай, ты случаем не из полиции нравов? - Спросил его Ким.
  - Я думал, что ты уже понял, что я журналист. - Серьёзно ответил Джастин, направляясь к выходу. - Бывай! - Он махнул рукой.
  - У журналиста без чувства юмора - нет будущего! - Крикнул Ким ему на прощание, раздумывая, что бы такого ему съесть, чтобы стало легче.
   * * *
   Это сентябрьское утро Вилле Прайда не отличалось от верениц всех прошлых скучных пробуждений. Пробиваясь сквозь тонкую тюль, комнату чуть освещало осеннее солнце. Вилл попытался закрыться от него рукой, но это, разумеется, ему не слишком помогло. Глаза тут же заболели от яркого света. Вилл накрылся пледом с головой, но ему тут же стало плохо от духоты и жары. На далёкой коммунальной кухне послышалась возня соседки, через минуту донеслись звуки музыки. Миранда включила радио и пыталась подпевать известному певцу.
  - Сегодняшний день обязан быть лучше вчерашнего. - Произнёс Вилл свою традиционную фразу, с трудом поднимаясь с постели. Голова кружилась, шея затекла, а в ногах словно плескался жидкий свинец.
  - Ну вот, завтра ветер переменится. - Пояснил он Мисе, улыбаясь кривой от боли улыбкой. Вилл точно знал, что ноги у него болят к перемене погоды. Спину ломит обычно к дождю, а вот мигрень начинается к понижению давления.
   В дверь настойчиво постучали.
  - Вилл, ты проснулся? - Раздался из коридора приглушённый голос Миранды. - Я оставила на столе твой завтрак. Не забудь выпить лекарство! - Добавила она, не дожидаясь ответа.
   Вилле подождал, когда шаги в коридоре затихнут, и хлопнет входная дверь.
  - А вот теперь - доброе утро. - Заулыбался он. Не то, что бы он не любил свою престарелую соседку, скорее наоборот, был очень благодарен ей за заботу, но тихое одиночество и свобода действий были ему намного дороже.
   Вилл, слегка прихрамывая, поплёлся на кухню и первым делом заглушил надоевшее радио и сменил вчерашний диск Криса Исаака на Аланис Морисетт. Миса крутилась под ногами, ненавязчиво напоминая о своём существовании. Вилл с интересом разглядывал стол, на котором громоздилось огромное количество склянок, баночек и упаковок с таблетками.
  - А это и есть наш завтрак. - Обрадовал он кошку. - Тебе упаковку Фервекса, а мне пару ложек Настойки Шиповника. Правда, не знаю, от чего его пьют... "...Повышает потенцию у мужчин..." - Прочитал Вилл на приклеенной к бутылке этикетке.
  - Ого, спасибо Миранда. Действительно заботишься обо мне. - Усмехнулся он.
   Вилле быстро позавтракал найденным среди аптекарской провизии бутербродом с сыром, кинул Мисе её кошачьих консервов и побежал одеваться. Это было постоянным сценарием его рабочих будних. Сначала он долго бродил по кухне, разминая болящие части тела, затем беседовал с кошкой, или с самим собой, долго пил чай, или кофе, в зависимости от настроения, а потом неожиданно бросал взгляд на часы и начинал поспешно собираться. Так же и сейчас. Вот уже пять минут, как он должен был выйти из дома, но замечтавшийся Вилл бегал по своей комнате, пытаясь найти чистую футболку под завалами старых вещей. Сегодня была ровно неделя, как он обещал себе убраться в комнате.
  - Ничего. Приеду домой - сразу же приберусь. - Поклялся Вилл сам себе, вылетая за дверь.
  
   Вилл Прайд всегда любил маршрутные такси. Не автобусы, не трамваи, а именно небольшие тесные "тэшки". Он вообще любил маленькие, уютные пространства, в которых можно было спрятаться от посторонних глаз, укрыться от лишнего внимания. Вилл вообще предпочитал больше оставаться в тени. Он любил одиночество, тишину и ночь. Также он любил смотреть, как в утреннем рассвете всё ещё горят уличные фонари, а усталые, заспанные прохожие бредут по лужам, расплёскивая тёплыми непромокающими ботинками влажную грязь и дождевую воду. Вилл прислонился лбом к стеклу, всматриваясь сквозь рассеивающуюся тьму в даль глухих улиц и скверов. Он раздумывал над тем, какое задание дадут ему сегодня, о чём придётся писать, насколько заинтересует его данная тема. Вилл был уверен: не было в мире такой темы, которая не смогла бы заинтересовать его в большей, или меньшей степени. Ему было любопытно категорически всё, что окружало его в этом мире. Главное в деле печатного искусства было правильно подать, красиво сформировать нужный материал, найти в нём загадку, вопрос. И оставить его открытым. И по возможности увлечь этим читателя. В его сумке лежала дискета с готовыми статьями, написанными на свободный мотив. Была вероятность, что эти темы заинтересуют его придирчивое начальство. Первая статья довольно заурядна, рассказывала о проблеме распространения наркотиков в клубах и дискотеках. Вилл расстарался, как мог, чтобы придать этой тухлой темке вид свежего мяса. Вторая не такая затёртая, но возможно слишком провоцирующая, - "Влияние старонистанских сказок на психику детей дошкольного возраста". Третья больше напоминала отзыв о поездке к осеннему морю. Раз в год Прайд мог позволить себе разориться на сантименты и восхищённые фразы, адресованные красоте Мирополисских пригородов. Это было несколько забавно, учитывая, что изучив его природу, сам город Вилл ещё практически не видел. Времени, да и желания, болтаться по пыльному центру мегаполиса, не было. Несмотря на некую удовлетворённость от проделанной работы, Вилле понимал, что всё это совсем не то, чего бы ему действительно хотелось написать. Он любил работать над определёнными объектами. Лучше - над людьми. Вилл любил писать о людях, об их поступках, о судьбах. Нет, жизни очень известных артистов, музыкантов и политиков, примелькавшихся нам по телевидению, ему были не слишком интересны, и к ним и не подступишься, а вот интересные случаи, происходящие с известными в узких кругах, жителями города... Владельцы торговых точек, модельеры, администраторы клубов... Вилле необыкновенно волновал тот факт, что он может найти такие упакованные секретики в надёжно скрываемых недрах чужих квартир. Из каждой квартиры выглядывает улыбающееся лицо, а за его спиной в шкафу скелет... Уязвимость людей в том, что их влечет всё таинственное, загадочное, даже тёмное. Вилле умело этим пользовался, выискивая в такой, скучной на первый взгляд, жизни, всё самое скрытое. Вилл слабо отдавал себе отчёт в том, что он и сам относится к таким людям. Как бы то не было, он любил свою работу и считал себя поистине счастливым человеком.
  
   В редакцию "Target", Вилл ворвался позже всех, опоздав к всеобщему сбору на целых пятнадцать минут.
  - Я бегу, уже бегу!! - Закричал он ещё у самого входа, скользя по скользкому, свежевымытому полу и оставляя на нём грязно-мокрые следы к неудовольствию уборщицы.
   Обогнав по дороге двух секретарш с чашками кофе, он с грохотом опустился на стул, усаживаясь за большой круглый стол в центре кабинета. Шеф с неудовольствием взглянул на запыхавшегося подчинённого. Вилл пристыжено захлопал своими редкостно-длинными ресницами, изображая смирение.
  - Я надеюсь, что этот тысячный раз всё-таки был последним. Так, Вильям Прайд?
   Вилл старательно закивал головой.
  - Маршрутку долго ждал. - Пояснил он, собирая понимающие взгляды коллег. - Я надеюсь, что больше такого не повторится. - Учтиво добавил он.
  - Ладно, мы не в школе. - Вздохнул главный редактор. - Итак, специально для опоздавших, повторю в двух словах: Скоро состоится церемония награждения лучшего писателя года, и будет очень и очень плохо, если наша газета оставит этот рассадник пересудов и скандалов без внимания. Ты меня понял, Вилле?
  - Почему именно я? - Поинтересовался Вилл, предвкушая приятный ответ, что, мол, ты у нас лучший работник, Вилле.
  - Так ты же у нас специалист по грязным сплетням? Вот и отрабатывай своё звание. Ясненько? - Бодрым голосом поинтересовался шеф.
  - Ясненько. - Вздохнул Вилл разочарованно. Особенность их Главного была в том, что он любую похвалу мог произнести так, что несчастному отличившемуся становилось стыдно за свои заслуги.
  - Тогда готовься, тебе больше всех от меня достанется, если что не так. - Посмотрел на него ласково шеф. - Но остальные тоже работать! Работать!! - Редактор хлопнул в ладони. Журналисты испуганно повскакивали со своих мест. Вилл несколько минут подождал, пока стихнет стук двигающихся стульев и быстрых шагов, не двигаясь со своего места.
  - Что-то не так, мистер Прайд? - Поинтересовался шеф, угрожающе поправляя очки на переносице.
  - Я вот сейчас не слишком понял... Это комплимент был, или вы меня так ругаете? - Растерянно спросил Вилл.
  - Ты у меня для этого время отнимаешь?! - Грозно сверкнул глазами шеф.
  - Нет, хотел отчитаться о выполненной работе. - Отрапортовал Вилл, еле удержавшись, чтобы не отдать честь.
  - Ты о чём? - Растерялся Главный.
  - О статьях...
  - Агаа... - Сменил он гнев на милость. - Давай, посмотрю, кому ты на этот раз косточки промыл.
   Трясущимися руками отдав Главному редактору дискету, Вилле с облегчением убрался в свой родной кабинет. Хотя "своим" кабинетом Вилле вряд ли мог назвать маленькую комнатушку с одним окном, которую ему приходилось делить с умницей и красавицей Региной Рейвоне и странным парнем Джастином Дженеши. Нет, никаких жалоб предъявить к своим соседям он не мог. Оба журналиста совершенно не мешали ему работать. Регина, - так как практически не появлялась на рабочем месте, вовсю крутя роман с местным программистом, и практически не вылезала из его кабинета. Джастин же во-вторых был молчаливым малым, а во-первых был единственным и близким другом Вилле.
  - Я вообще не понимаю, зачем нам появляться в этом чёртовом корпусе, если мы практически всю работу забираем на дом?! - Возмутился Вилл, влетая в кабинет.
  - Чтобы наш любимый и многоуважаемый Главный мог в любой момент заглянуть в нашу темницу и с гордостью посмотреть, как мы сеем в массы доброе, мудрое, вечное... - Отрешённо произнёс Джастин, не отрываясь от своего занятия. Он методично отщипывал у старого хлорофилума листики и, скручивая их в трубочки, ронял на пол.
  - Отец родной... - Фыркнула Регина, докрашивая ноготь мизинца в фиолетовый цвет.
   Вилле тоскливо уставился в свой компьютер. Никогда не умел работать по заказу. В нём с детства жил дух противоречия. Чем напористее его склоняли к какому либо роду действия, тем упорнее он сопротивлялся. Так же и сейчас. После утренних криков Главного, Вилле утратил последние проблески вдохновения в своих мыслях.
  - Я на выходных на ипподром ездила. - Прервала Регина сонное молчание.
  - Лошадей перегоняла? - Лениво поддел её Вилл.
  Девушка обиженно отвернулась.
  - Не обращай на него внимания, он дурак. - Поспешил утешить её Джастин. - Статью писала?
  - Ну да. - Кивнула Рейвоне. - Представляете, они и бедным лошадям стали наркоту подсовывать! - Возмущённо пожаловалась Регина.
  - Так их что же теперь, также на воздействие допинга проверяют? - Удивился Прайд.
  - Ага, воображаешь?
  - Мне бы сейчас самому допинг не помешал. - Вздохнул Вилл.
  - Бедные лошадки. - Искренне расстроился Джастин. - А вот тебе я допинг предоставить могу. - Повернулся он к Виллу.
  - Сигареты? Алкоголь? Кокаин? - Поинтересовался Вилл, наблюдая, как Джас пытается достать что-то тяжёлое из своей сумки.
  - Нет! - Джастин торжественно улыбнулся. - Духовное наитие тебя устроит? - Дженеши протянул ему толстую книгу, глянцево переливающуюся в свете монитора.
  - Это что? Библия? - Усмехнулся Вилле.
  - В точности - наоборот. - Засмеялась Регина, рассмотрев обложку книги.
  - Ты читала? - Удивился Джастин.
  - Разумеется. Её уже половина населения планеты читала, не надо себя первооткрывателем мнить.
  - Про что это? - Спросил Вилл, разглядывая фотографию писателя на обложке. - "Как я убил своего любовника" ... Хм... Глубокомысленно.
  - Похабность, циничность, мракобесие, - всё, как ты любишь. - Улыбнулась Регина.
  - С каких пор у меня в этих стенах имидж падшего грешника? - Возмутился Вилле. - Я не люблю ни похабность, ни пошлость. Я люблю Писать об этих явлениях, разбираясь в их истинном происхождение, вызванном психологическим давлением на сознание человека, окружающей атмосферой, влиянием социума...
  - Всё, не травмируй мою детскую психику. - Взмолился Джастин.
  - Не выделывайся. - Уточнила Регина.
  - Так зачем ты мне эту книгу то приволок? Ты хочешь, что бы я очерк о ней написал? - Удивился Вилл. - Нет, я конечно могу, но не думаю, что мне это доставит огромное удовольствие. Извини, если разочаровал твои благие намеренья.
  - Дело не в самой книге, а в её авторе. - Загадочно улыбнулся Джас. - Помнишь Кодди из газеты "Look@"? А у него знакомый на телевидение есть. Не помню, как его зовут... А у этого знакомого есть друг...
  - А если чуть скорее? - Нетерпеливо попросил Вилл.
  - Так вот вообще-то и всё практически. У него есть друг, Филипп Дариан, который когда-то по пьяни обмолвился, что знает лично самого Кима Стоквелла и его тайну, относительно сюжета последней книги. Якобы всё, что описано в этой книге произошло на самом деле, чуть ли не на глазах самого Филиппа. И все главные герои, включая и того, от лица которого ведётся повествование, списаны с реальных людей. Включая и самого Кима.
  - Господи, так с этого и надо было начинать. - Сморщился Вилл. - У меня уже голова кругом пошла.
  - Ты серьёзно? - Изумлённо распахнула синие глазища Регина. - Так это получается, что Ким Стоквелл не только писатель, но и убийца?
  - Вилле, неужели тебе не интересно? - Расстроился Дженеши.
  - Я всё ещё пытаюсь вникнуть в суть происходящего. - Пояснил Вилл растерянно. - Не забывайте, что я отношусь к отсталой половине планеты. Что там произошло такого в этой книге, что вы все так дёргаетесь?
  - Узнаешь... Нет, я не понимаю, как ты мог не читать этой книги. Ты что же, и предыдущих не читал? - Растерялась Рейвоне.
  Вилл отрицательно покачал головой.
  - Только помидорами меня закидывать не надо, я человек занятой.
  - А зря. Пишет этот тип неплохо. - Поделился Джас. - Но в общение не слишком приятный человек.
  - Так ты с ним общался? Когда успел? - Ошеломлённо спросил Вилле.
  - Так вчера вечером. Пока ты дома хандрил, а Регинка на скачках зажигала. И мне теперь точно кажется, что этот писатель что-то скрывает. - Произнёс Джастин заговорщицким тоном.
  - Так. - Попытался внести ясность в ситуацию Прайд. - Если кто-то кому-то сказал что-то, это ещё не значит, что всё это правда. Про игру в сломанный телефон слышали?
  - Ну да. А ещё может быть все твои друзья просто такие же отъявленные сплетники, как и мы. - Загрустила Регина.
  - Для начала - кто такой Филипп Дариан? Друг Кима, или просто дальний приятель?
  - А ты, я вижу, заинтересовался. - Довольно улыбнулся Джастин. - Не знаю, друг ли он ему, но он его телохранитель.
  - Блин! - Не выдержал Вилл. - Почему ты всегда главные факты оставляешь на потом?
  - Это его писательские приёмы. - Пояснила Регина.
  - Так пусть он их на читателях отрабатывает, а не на нас! - Разозлился Вилле.
  - А ты на меня не кричи. А то не дам телефон этого Филиппа. - Дженеши оскорблено посмотрел на друга.
  - А почему ты сам этим не займёшься? - Поразился Вилл. - Ведь если всё это правда, то это же огромная сенсация! И стоить она будет не дёшево... А ты мне её с такой лёгкостью отдаешь.
  - Я за деньги своими принципами не поступлюсь! - Гордо вскинулся Джастин.
  - Ты его за эти месяцы так и не распознал? - Удивилась Регина. - Всё, что не летает на метле, не появляется из сгустка воздуха и не метает огненные шары - не его профиль.
  - А ты как же? - Спросил Вилл аккурат из солидарности. Он понял, что это дело Регина уже занесла в разряд "авантюрных" и ни за что не сунется в него.
  - Я милостиво дарю этот шанс тебе. - Улыбнулась девушка.
  - Ну что же... Джас, давай мне книгу, давай мне телефон... Займусь на досуге. - Небрежно произнёс Вилл, даже не пытаясь скрыть от друзей азартно загоревшихся глаз.
   * * *
  Настроение у Кима пропало окончательно, когда он выискал в Интернете сайт газеты "Target". Он и раньше слышал, чем промышляет это нашумевшее издание. Собирает компромат на известных людей, выискивая из любых грязных сплетен крупинки правды и прикомпоновывая к ним улики, выдает на радость любопытных читателей. От распространённой "звёздной" прессы эта газетёнка... нет, Газета... отличается тем, что без чётких фактов, подтверждающих свои сенсации, они информацию на колонки не выдают. Если попадёшься на страницы "Target", то всё... Последнюю кровь выпьют. Не отвертишься. Но на форуме сайта активно обсуждалась его книга. Вчерашний журналист Джастин Дженеши торжественно обещал читателям вывести Кима Стоквелла на чистую воду.
  - Ах, так?... - Проскрежетал сквозь зубы Ким. Он с трудом удержался, что бы не ответить Джастину всё, что он думает о его заявление, взяв себе ник "Твоя смерть", или "Инквизитор".
   Ким нервно вышагивал из угла в угол по своей роскошной комнате. Он любил ценные и красивые вещи. Дорогие вазы, шикарные ковры, богатая мебель. Всё, что можно было потрогать, провести пальцами, помять в руках, доставляло ему такое же удовольствие, как еда, или секс. Ну, последнее, наверное, всё-таки намного больше. Ким схватился за телефон.
  - Ну... Ответьте же мне, кто-нибудь! - Он дрожащими от гнева руками, набрал номер редакции газеты.
  - Здравствуйте, газета Target вас слушает, меня зовут Нелли. - Скороговоркой произнесла девушка на другом конце провода.
  - Газета не может слушать! - Инстинктивно поправил Ким. Девушка растерянно примолкла.
  - Что вы хотели? - Наконец продолжила она, не теряя своего вежливого тона.
  - Я бы хотел поговорить с человеком по имени Джастин Дженеши. Это возможно? - Стоквелл постарался сдержаться. В конце концов, секретарь не виновата в том, что ему хочется убить одного наглого журналиста.
  - Одну минуточку подождите, пожалуйста. - Ким услышал отдалённый писк переговорного устройства. - К сожалению сегодня Джастин уже уехал, но вы сможете застать его завтра, с восьми утра до шести вечера. Вас интересует что-то ещё?
  - Нет, спасибо. Это всё, что было мне нужно.
  - Я рада, что смогла вам помочь. До свидания. - Корректно попрощалась она.
  - До свидания. - Ответил Ким, выключая телефон. - Завтра на этом месте в три часа дня состоится убийство. - Добавил он тоном ведущего новостей.
  
   Утром Ким неторопливо завтракал и пытался настроить себя на боевой лад. Даря читателям свои вызывающие книги и присваивая персонажам своих книг такие качества, как воинственность, отвага, горячность, сам он вряд ли мог назвать себя хотя бы скандалистом. Любые разногласия предпочитал решать мирным путём, не повышая голоса и не используя рукоприкладства, но последние события чрезвычайно вывели его из себя. Он даже начал представлять, как разнесёт всю эту редакцию ко всем чертям и хорошенько встряхнёт гадкого поштовца.
  - На чистую воду он меня вывести собирается, видите ли! - Пожаловался он Филу, нервно глотая кофе.
  - Не понимаю я твоего волнения. - Пожал плечами его телохранитель. - Ты же любишь распускать вокруг себя скандальные слухи? Вот и пользуйся.
  - Да если бы только слухи! - Продолжал сокрушаться Стоквелл. - Насколько я понял, этот парень уверен, что всё написанное в моей книге - правда.
  - Вроде бы ты никогда и не отрицал этого чётко? - Удивился Филипп.
  - Но и не утверждал, что это так! Это такая игра, понимаешь? Тайна, окутанная мраком, тонкий намёк, недосказанная фраза... Пиар, понимаешь? Имидж книги! А этот Дженеши... Такое ощущение, что он уверен в том, что всё написанное мной - правда. Кажется он думает, что я действительно Убил Своего Любовника. - Ухмыльнулся писатель.
  - Но ты же никого не убивал. - Ответил Фил равнодушно. - Так что успокойся. Зачем так нервничать?
  - Убивал, не убивал... Дело не в этом, а в том, что если ему удастся докопаться до всего того, что в самом деле произошло... Пойми, Такая репутация мне не нужна. Не видать мне первого приза в конкурсе... Да какого там приза! Моя карьера писателя будет закончена...
  - Почему ты так думаешь? - Не согласился Филипп. - Просто ты станешь подлинно Скандальным писателем. Это тоже своего рода слава.
  - Мне этого не нужно. - Поморщился Ким. - И послал же мне Господь этого выскочку. И как раз перед премьерой книги.
  - Да перестань. Предложишь ему денег, он и успокоится.
  - Да если бы. - Вздохнул Ким. - У меня такое плохое предчувствие...
  
  Ровно в три часа дня Ким решительно вышел из своей машины и уверенным шагом направился к дверям довольно пообшарпанного здания.
  - Здравствуйте. Где я могу найти молодого человека по имени Джастин Дженеши? - Поинтересовался он у сидящей на входе девицы-консьержки.
  Девушка подняла на него отсутствующий взор.
  - Джаса... - Тут её глаза расширились от удивления. - Ааааа! - Издала она пронзительный крик. Ким шарахнулся в сторону, оторопело оглядываясь по сторонам, пытаясь увидеть то, что так напугало девушку. - Вы?!...
  - Да, я. - Ким успокоился. Как он мог не узнать обыкновенную реакцию его молодой фанатки.
  - Ким Стоквелл!?
  - Ну да, да. Вам, наверное, нужен автограф? - Нетерпеливо спросил он. Ему хотелось как можно быстрее разобраться с Джастином Дженеши.
  - Если вы можете... - Девушка краснея, вытащила из сумочки его книжку.
   Стоквелл с чувством глубоко удовлетворения расписался на своей же фотографии, прямо у себя на лице.
  - А теперь, пожалуйста, милая моя, подскажи, где мне найти вашего сотрудника Джастина Дженеши?
  - А Джаса сегодня нету. Он не приехал, почему-то. - Растерянно сообщила она.
  - Как так?! - Взревел Ким. - А у вас есть его домашний адрес?
  - Мы не имеем права давать адреса наших сотрудников. - Испуганно пискнула девчушка.
  - Чё-ёрт. - Протянул Ким тоскливо.
  - А что он сделал? - Полюбопытствовала она, с сочувствием глядя на кумира.
  - Он... - Ким глянул на девушку невидящим взглядом. - Он подрывают мою карьеру, портит мне репутацию... Он мне жизнь гробит! - Воскликнул Ким несчастным голосом.
  - Джастин? - Удивилась девушка. - Да он же у нас добрый, он не может. - С уверенностью объяснила она. - Может быть я смогу вам чем то помочь?
  - Вы поможете мне... Если поясните мне, зачем этому доброму малому собирать на меня компромат. - Грустно усмехнулся Ким.
  - А вы у его друзей спросите. - Восприняла его слова всерьёз консьержка. - Они с ним в одном офисе заседают. Должны знать.
  - А почему бы и нет... - Задумался Ким.
  - Пойдёмте, я вас провожу. - Девица схватила его под руку и потащила по длинным коридорам редакции.
   Через минуту она остановилась у деревянной двери с прибитой к ней надписью "Без пива - не входить". Консьержка коротко постучала и не ждя какой-либо реакции распахнула дверь.
  - Заходите. - Послышался из кабинета приятный женский голос. - Кто там к нам пожаловал? - Из за книжного шкафа, перегораживающего комнатку на две части, вышла молодая красивая поштовка. - Лана? Что случилось? - Она замерла, заметив Кима.
  "Они что, по национальному признаку работников набирают?" - удивился Ким.
  - Регинка, разберись в ситуации. - Жалобно попросила девушка, оказавшаяся Ланой. - Тут вот известнейший писатель говорит, что Джастин наш, компромат на него роет. Ты знаешь что-нибудь об этом?
  - Джастин? - Удивилась Регина. - Он тут причём? Этим делом сейчас Вилле занимается. - Она угрожающе посмотрела на Кима. - А что вам от него нужно?
   Ким растерялся. Он знал, что ему было нужно от Джастина, но вот про какого-то Вилле он слышал впервые.
  - Вилл? Джас ему это передал?? - Лана с откровенным сочувствием посмотрела на Кима.
  - Ну да. - Пожала изящными плечиками Регина. - Ты же знаешь, как Вилл с такими делами справляется. - Она снова кинула неодобрительный взгляд на писателя. - Если уважаемому Киму Стоквеллу есть, что скрывать, Вилле обязательно найдёт это.
  - Но у вас же нет каких то постыдных тайн, или тёмного прошлого? - С надеждой спросила Лана.
   Ким почувствовал себя обвиняемым на народном суде.
  - Н-нет. - Произнёс он запинаясь. - А кто такой Вилле?
  - Оо, Вилле Прайд... - Лана восхищённо возвела глаза к потолку. - Это надежда нашей редакции. Из его рук ещё не одно дело не уходило, хотя он и не так много расследований описывал, конечно...
  - Но именно мне повезло оказаться в его списке подозреваемых. - Усмехнулся Ким.
  - Если вам нечего скрывать, то чего вы боитесь? - Сощурилась Регина.
  "Ещё не хватало, что бы какая-то девчонка допрашивала меня при моих же поклонницах!" - Возмутился про себя Ким.
  - Ладно, мне всё равно, кто будет гробить мою репутацию! Дайте мне поговорить с этим... Вилле.
  - А вы не боитесь? - Поинтересовалась Регина.
  - А я должен его бояться? - Удивился Стоквелл.
  - Ну, как знаете... - Задумчиво проговорила журналистка. - Он сейчас кушает, в такие моменты он не любит, когда ему мешают... Но, наверное, будет лучше, если он узнает, что вы здесь.
  - Да уж, пожалуйста! Пусть он узнает. - Ехидно выговорил Ким.
  - Тогда я сделаю вам одолжение и схожу за ним. - Высокопарно произнесла Регина, царской походкой выплывая за дверь.
   Ким и Лана молча проводили её взглядом.
  - Почему я должен бояться какого-то журналиста? Что это вообще за личность? - Накинулся Ким с вопросами на девушку, как только Рейвоне исчезла в коридоре.
  - Вилл... - Лана снова почтительно помолчала. - Зверь, а не журналист. Ни от кого живого места не оставит. Циничный и умный. Один из лучших работников газеты. Его все уважают. Страшный человек. - Покачала она головой.
   В воображение Кима возник портрет угрюмого мужчины средних лет с пронзительным взглядом и внушительными физическими данными.
  - Такая серьёзная угроза для меня? - Хмыкнул писатель.
  - Мне очень жаль, что именно он взялся за расследование вашего дела. - В глазах девушки плескалась искреннее сострадание. - Вы всегда были моим любимым писателем.
   Портрет журналиста в представлении Кима довершился пистолетом за поясом брюк защитного цвета хаки и топором в рюкзаке.
  - Да что там за палач такой? - Изумился Стоквелл. Предлагать этому чудовищу деньги он уже не решался.
   За дверью офиса послышались шаги и приглушённые голоса.
  - Я лучше пойду. - Пробормотала Лана. - У меня с ним давние счёты. - Прошептала она, испуганно глядя на Кима, и мышью выскользнула за дверь.
   Ким внутренне подобрался, готовясь встретиться со своей судьбой...
  
  ... Дожёвывая на ходу пирожок, в офис вошёл худой растрёпанный юнец в стильных очках и вызывающе глянул на Кима.
  - Это вы, значит, и есть тот самый Стоквелл? - Спросил он, подозрительно щуря глаза.
  - Да. Я и есть. - Растерялся Ким. - А вы вообще кто? - Ким уже не удивлялся, что сегодняшний день преподносит ему всё новые и новые знакомства, взамен нужных встреч. Вот только кем мог быть этот тощий студент?
  - Я? - Парень удивлённо ткнул себя в грудь указательным пальцем. - Как это кто? Ваше возмездие за грехи. - Он завернул надкушенный пирожок в салфетку и положил в сумку, висящую через плечо.
   Ким растерялся. У молодого человека как будто было не всё в порядке с головой.
  - И что же вам от меня нужно? - Осторожно спросил Ким.
  - Чистосердечное признание подойдёт. Только как можно более детально-изложенное. - Усмехнулся парень.
   Тут Ким начал потихоньку понимать суть происходящего...
  - Так вы... ты... вы... ты и есть Вилле Прайд?
  - Ну да, я. - Произнёс гордо "гроза всей редакции", деловым жестом поправляя очки.
   Ким закашлялся, чтобы не расхохотаться во весь голос. Только что его до смерти пытались запугать этим дохленьким мальчишкой в жёлтой футболке.
  - И это тебе доверил мою участь Джастин Дженеши? - Улыбнулся Стоквелл снисходительно.
  - Так, мне кажется, что мы с вами на брудершафт не пили? - Произнёс Вилле Прайд хмуро. - И заметьте, я к вам на Вы.
   Обращаться "На Вы" к парню, которому на вид можно было дать максимум восемнадцать лет, Киму казалось смешным, но он решил не спорить лишний раз.
  - Так это вы собрались выяснять историю создания моей последней книги? - Повторил Ким насмешливо.
  - Да, я займусь этим. - Кивнул Прайд. - А вы, наверное, приехали просить меня этого не делать?
  - Я приехал предложить вам сделку... - Промолвил Ким неуверенно.
  - Ага. - Удовлетворённо сложил руки на груди Вилле. - Трепещите? Значит, есть, что скрывать.
  - Я просто хочу, что бы вы не лезли в это дело. - Начал злиться Стоквелл. - Вы испортите мне репутацию своими бессмысленными провокациями!
  - И вы хотите предложить мне деньги? Верно?
  Писатель утвердительно кивнул.
  - Нет, вы мне вслух это скажите, - Вызывающе произнёс Вилл, грозно посматривая на Кима сквозь очки. - Покупаете меня?
  - Да! - Выпалил Ким раздражённо. - Какая разница, как это называется? Сколько вам нужно, чтобы забыть об этом деле?
  - А если я попрошу три миллиона долларов? - Поинтересовался журналист ехидно. - Обеспечите мне безбедное существование на ближайшие годы?
  - Мистер Прайд, вы с ума сошли? - Поразился Ким. - У меня нет возможности выплатить вам такие деньги в ближайшее время.
  - Да я бы у вас и цента не взял бы. - Презрительно проговорил Вилле. - А сейчас, извините, мне идти нужно. Меня дома кошка голодная ждёт. И кстати... - Вилл достал из кармана включенный диктофон. - Всё, что вы только что произнесли - обязательно войдёт в мою статью. - Продолжая ядовито улыбаться, Вилл неторопливо направился к выходу.
  - Стойте! - Бросился за ним Ким.
  - Учтите, я не уважаю людей, которые умоляют меня, стоя на коленях. Так что даже не пытайтесь. - Высокомерно взглянул на него Прайд.
  - Я не собираюсь стоять перед вами на коленях!
  - Зачем же вы тогда за мной бросились? Отнимите у меня диктофон силой? Так знайте, здесь много свидетелей. - Вилл уверенно шёл по коридору, не сбавляя шаг.
  - Оставьте эту плёнку себе на память! - Крикнул Ким взбешенно. - Никакой статьи всё равно не будет!!
  - Это мы посмотрим. - Улыбнулся Вилл, толкая железную дверь. - Ну а теперь до свидания. Вам на право, мне на лево. - Прайд быстрым шагом пошёл к остановке, а Ким бессмысленно стоял около своей машины, растерянно глядя ему вслед. Теперь он совсем не знал, что ему делать.
   * * *
  - Какой мерзкий тип! - Проворчал Вилл, глядя, на проезжающий мимо остановки Мерседес Кима Стоквелла.
   В салоне маршрутного такси настроение у Вилла повысилось. Он уже не сомневался, что этот писатель действительно что-то скрывает. Возможно, всё было не совсем так, как считал Джастин и дело было не только в сюжете книги. Взрослый человек, убивший своего любовника и написавший об этом книгу! Смешно прямо. Но какая-то тайна здесь точно была. И теперь Вилле точно знал, что не будет жить спокойно, пока не разгадает её.
   В магазине Вилл быстренько собрал обычный набор среднестатистического холостяка: хлеб, сыр, кофе и несколько пакетов кошачьего корма. Пытаясь запихнуть всё это в сумку так, чтобы она ещё после этого закрылась, Вилл с неудовольствием поймал себя на мысли, что с завистью вспоминает роскошный Мерседес писателя Стоквелла. Едва ли известный писатель так же по вечерам слоняется по магазинам, мучительно раздумывая, хватит ли ему на банку любимого томатного сока, а если и хватит, то как донести её до дома. Обычно завистью к богатым людям Вилле не страдал, скорее, сказывалась личная неприязнь.
  "По крайней мере ему-то сейчас явно хуже, чем мне" - Всё-таки не удержался Прайд от торжествующей мысли.
   Дорогу от магазина до дома, Вилл пересёк почти бегом. Упаковывая продукты в сумку, он наткнулся на книгу, и желание как можно быстрее раскусить очередное дело загорелось в нём с новой силой. Но для начала надо было осилить триста двадцать две страницы печатного текста. Перепрыгивая через ступеньку, он взлетел на шестой этаж за пару минут, однако жестокая боль в ногах снова напомнила о себе. Да так, что в квартиру он зашёл уже прихрамывая. С трудом доковыляв до своей комнаты, завернув ноги в тёплый плед, и с нежностью прижимая к себе кружку молока и кусок белого хлеба с маслом, Вилле принялся за чтение...
  
  "...Внутренний голос частенько нашёптывает нам только то, что мы сами жаждем от него услышать. Лукавый. Задумайтесь. А мы ему верим и считаем, что поступаем по совести. Но разве наша совесть может устоять против наших же желаний? Поверьте, зачастую они заодно. Поклонюсь пред силой желания. Лишь эта сила непобедима. Разве любой поступок нашей жизни подвигнут не жаждой желания? В большей, или меньшей степени. Непреодолимо. А как ещё прожить эту весёлую жизнь? Лишь дерзко гримасничая ей в ответ. Возьму то, что мне хочется. Запретит? Вряд ли. Кто меня накажет? Раскаюсь? Нет. Весело... Да и поможет ли?".
  
   На последней странице Вилл понял, что кажется сошёл с ума и ему придётся обратиться к помощи специалистов. Где-то на шестой главе каждое слово, каждое событие чётким кадром возникало у него перед глазами, разыгрывая себя наподобие изображения на экране телевизора. Это наваждение преследовало его всегда, когда воображение брало верх над его восприятием настоящего. Реальность тихо отходила на второй план, уступая место картинам из его фантазий. Стоило только Виллу начать писать самому, или найти интересную книгу, захватывающую его настолько, что он не слышал и не видел всего, что происходило в метре от него, как действительность полностью переставала его волновать. Джастин всерьёз считал, что это некие видения, приходящие к Прайду из астрального мира. Вилл же явно считал, что сюжетам прочитанных книг там делать совсем нечего и пытался найти этому всему логическое объяснение. Он вообще не верил в астральные миры и прочую чертовщину, что часто бывало причиной их немногочисленных ссор с Джасом. Но как бы то не было, Вилле пришлось признать, что некоторый талант у Кима Стоквелла всё-таки есть. "Похабность, циничность, мракобесие" - Вспомнились ему слова Регины. У неё с Виллом был разный взгляд на многие вещи. Во всей книги Вилл не заметил ни одного намёка на любое проявление пошлости. Достаточно тяжёлый, несколько психологический роман был изложен настолько понятным и интеллигентным языком, что Вилл уже начал подозревать Кима в плагиате. Ему было сложно поверить, что настолько неприятный ему человек мог написать настолько хорошую книгу. Пошатываясь от усталости и изредка опуская голову на клавиатуру, Вилл попытался вкратце изложить суть книги для себя.
  "Известный писатель гей решает написать книгу о развратном слое населения Мирополиса. Для этого ему приходится вникнуть в эту часть города как можно глубже. Каждую ночь он пользуется услугами продажных мальчиков и девочек, проводя с ними ночь в познавательных беседах. Один из этих несчастных парней влюбляется в главного героя книги, бросает свою работу, переезжает жить к нему, не зная, что через пару месяцев прославится на всю страну и даже за её пределами. Автор подробно и очень откровенно описывает каждую ночь, проведённую с несчастным парнем. Он буквально изучает его психологию, поведение, привычки, делая ударение на то, какой неизгладимый отпечаток оставляет на человеке его работа. Пусть даже бывшая. Автор понимает, что использует парня для своей личной выгоды, но остановиться уже не в силах. Книга написана уже наполовину и обещает стать истинным шедевром. Юноша же, чётко решая начать новую жизнь, устраивается на неплохую работу, где никто не знает о его прошлом. Он почти счастлив. Не знает, бедный, что ждёт его. Вся эта драма заканчивается тем, что на следующий день после премьеры книги, с огромным количеством прилагающихся фотографий внутри, парень бросается под грузовик и умирает в больнице в страшных мучениях. Всё"
   Вилл перечитал написанное. Его-то как раз творческий настрой сегодня уже покинул. Статейка получилась похожая на сонный бред больного человека, чем вообще-то она, по сути, и являлась. Не смотря на несколько дерганый сюжет книги, написана она была намного лучше, чем краткий отзыв Вилла о ней. "А ведь и вправду шедевр" - Подумал Вилл, засыпая. "И кто бы мог подумать, что этот самоуверенный индюк в кожаной куртке, может так писать"... "А этот несчастный парень из книги... Судя по написанному, очень неплохой человек, несмотря на то, что гей. Жаль его..."
  
   С тех пор, как Прайд переехал жить в Мирополес, ему перестали сниться сны. С точки зрения Джастина, это объяснялось тем, что собственное астральное тело Вилла покинуло его в наказание за аморальный образ жизни. Аморальным образом жизни для Джаса была работа Вилла. Он часто удивлялся, почему Виллу обязательно нужно было писать про мерзкую и грязную прозу жизни, если в этом мире так много прекрасного и таинственного, неразгаданного и притягательного. Вилл был с ним полностью согласен, но в горы на поиски лесных фей с ним не поехал. И в Поштову, караулить приземление НЛО, тоже не полетел. По своему астральному телу Вилл сильно не скучал, а отсутствие сновидений объяснял чрезмерным утомлением от жизни и работы в большом городе. Однако, не смотря на ужасное самочувствие и усталость, которые он испытывал перед тем, как заснуть, сон ему всё таки приснился. Первый сон в этом городе.
  
   Было раннее утро, когда Вилл вышел из дома Кима Стоквелла. Разминая затёкшие руки и плечи, он неторопливой походкой приблизился к широкой дороге, по которой то и дело сновали мощные грузовики дальнобойщиков. Присев на землю у края дороги, Вилл с ожиданием уставился вдаль. Так он сидел, пока один из проезжающих мимо фур не остановилась прямо перед ним. Задние дверцы фургона распахнулись, и Прайд понял, что должен войти туда. Изнутри Вилла тут же оглушила громкая музыка, чем-то напоминающая диско восьмидесятых годов, и ослепило сигаретным дымом, наполняющим фургон. Сделав шаг внутрь, Вилле показалось, что он попал в обычный ночной клуб. Пространство внутри фургона казалось намного более широким, чем виделось с улицы. На просторной танцплощадке под музыку двигались люди, хотя их танцы больше напоминали ломку наркоманов, мучающихся от отсутствия дозы. Ярко накрашенные девушки тянули к нему гремящие от браслетов руки. Вилле с неприязнью обходил их стороной. От них тянуло агрессией и пахло сырой землёй. Он не знал, куда конкретно он идёт, но люди перед ним расступались и указывали куда то вглубь помещения. Там, под светом неяркой неоновой лампы, сидел человек. Несмотря на освещение, лицо его мешала рассмотреть завеса из табачного дыма, но Вилл почему-то знал, что человек улыбается. Не приветливо, скорее злой и насмешливой улыбкой. Так же Вилл знал, что человек этот необычно красив, но вот мужчина, или женщина это была, он не мог понять. Скорее странное существо, бесполая тень.
  - За что ты на меня так злишься? - Удивился Вилл во сне.
  Человек вместо ответа протянул ему пачку сигарет. "Bee Happy" - было написано на ней. Сигареты марки "The Total". Вилл успел заметить, что ногти у него были покрыты ярко-синим лаком. Постепенно облако дыма стало рассеиваться и сквозь них начали пробиваться прозрачные лучики яркого света. Виллу показалось, что это сияние исходит из глаз незнакомца, серо-голубых.
  
   Виллу стало смешно, когда, проснувшись, он понял, что это глаза его собственной кошки. Миса сидела у него на груди и укоризненно смотрела на хозяина. Сбрасывая с себя кошку, Вилл с ужасом уставился на часы. "Ну, всё. Теперь шеф меня точно прикончит. Самое обидное, что он будет прав". - Подумал Прайд огорчённо. На работу ехать было противопоказано и Вилл, в поисках телефона, зашагал по комнате. Через несколько шагов он почувствовал такую боль в ногах, что от бессилья сел прямо на пол.
  - А вот и уважительная причина. - Мученически улыбнулся он, набирая свой рабочий номер.
  - Джастин Дженеши у телефона. - Ответил ему задумчивый голос друга.
  - Джас, привет. - Улыбнулся Вилл в трубку. - Я сегодня не приеду.
  - Что-то случилось? - Забеспокоился Джастин.
  - Ничего сверхъестественного. Просто плохо себя чувствую.
  - Чёрт, Вилл, тебе не надоело болеть? Что на этот раз?
  - Как всегда. Мои кости трескаются по частям. - Беззаботно ответил Вилл.
  - Несчастный. - С сочувствием произнёс Джас. - У тебя есть какое-нибудь обезболивающее?
  - Смеёшься? - Ухмыльнулся Вилл. - Уж по этой части я готов соревноваться с любой аптекой во всём городе.
  - Ты там держись. - Заботливо произнёс Джастин. - Я может быть к тебе сегодня заеду.
  - Обязательно. Но подожди, у меня вопрос. - Быстро проговорил Вилл до того, как Джас успел положить трубку.
  - Тебе нужен телефон телохранителя Кима Стоквелла? - Догадался Дженеши.
  - И он тоже. Но так же мне обязательно нужен телефон его знакомого, того самого, который работает на телевиденье.
  - Почему бы тебе не поговорить сразу с Филиппом? - Удивился Джастин.
  - Мне кажется, что ты там с этими своими волшебниками, да духами совсем от обычной жизни отъедешь. - Проворчал Вилл. - Неужели непонятно, что Дариан мне едва ли что-то скажет. Ему это нужно - работы лишаться? Ещё и накостыляет по шее, что бы я не лез к его хозяину. А вот из его друга я вполне могу кое-что вытянуть.
  - Тебе лучше знать, как этими подлыми делами заниматься. - Тихо ответил Джастин. Он явно обиделся за своих духов.
  - Ладно, мы с тобой оба профессионалы, каждый в своем деле. - Примирительно произнёс Вилл. - Так у тебя есть его телефон?
  - Разумеется, есть. - Вздохнул Джастин. - Чего не сделаешь для друга... Даже для такого хама, как ты.
   Вилл записал телефон и имя в записную книжку и, стараясь не обращать внимание на боль, принялся раздумывать, что ему делать дальше. Прежде всего, ему нужно было заставить себя дойти до кухни, поесть самому и покормить Мису. Та уже с мстительным выражением на морде, принялась рвать когтями ковёр и нагло следила за реакцией Вилла.
  - Лучше бы я хомячка завёл. - Недовольно произнёс Прайд, отдирая свою кошку от пола. Скорчившись от боли он с трудом поднялся на ноги и, цепляясь за мебель, вышел в коридор. Миранды в квартире уже не было, но на кухонном столе лежала записка от неё.
   "Вилле, малыш, завтрак в духовке. Я стучалась тебе в дверь, но, по-моему, ты так и не проснулся. Вот и правильно. Здоровый сон лучше твоей губительной работы. Не забудь выпить лекарства".
   Вилл тяжко вздохнул. Это же надо, как он вчера устал. Обычно он просыпается ещё от звуков шагов Миранды в коридоре. Вспомнив о книге, Вилле вспомнил и о своем сегодняшнем сне. С человеком, который ехал в грузовике в окружении девушек лёгкого поведения, ещё было всё более-менее понятно. Вилл мог предположить, что ему приснился тот самый парень-самоубийца из книги. Он даже вполне допускал, что мог во сне выйти из дома Кима Стоквелла, не задумываясь, что он вообще там делал. Но вот надпись на пачке с сигаретами показалась ему странной. "Будь счастлив". Что он этим хотел сказать? И почему он так злился? Вилл пожалел, что не вспомнил о своём сне в момент разговора с Джастином. Уж ему бы нашлось, что сказать об этом. Хотя сон - это всего лишь сон. По мнению Вилла он значил не больше, чем несколько подсознательных мыслей, влияющих на работающий во сне мозг. А сейчас ему нужно было заниматься делом, а не терять время, стоя посреди кухни с подносом в руках и раздумывая о своих ночных грёзах. Поделившись с Мисой завтраком, Вилл надел очки и уселся за компьютер, просматривая диск базы данных.
  - Попался, Грей Краин. - Торжественно воскликнул Вилл, записывая адрес рядом с именем и телефоном. Теперь у него появился план действия. Слабенький конечно и довольно рискованный, но всё-таки попытаться стоило. Главное забыть про боль в ногах.
   Вилл выглянул на улицу, отмечая погоду. В Мирополес наконец-то пришла настоящая осень. Тучи расползлись по всему небу, окончательно скрывая за собой солнце, температура упала до десяти градусов тепла, к тому же на окне уже блестели первые капли дождя. Именно такую погоду больше всего любил Вилл Прайд. Доставая из шкафа свою тёплую куртку с капюшоном, Вилл параллельно набирал номер Краина. На шестом гудке ему всё-таки ответил парень с молодым весёлым голосом. "Отлично. Идеальный голос для доверчивого прожигателя жизни" - Обрадовался Вилл. У него возросли шансы на удачу.
  - Грей Краин? - Спросил Вилл внушительным голосом, стараясь придать ему оттенок солидности.
  - Да, это я! А кто это? - Парень говорил на повышенных тонах, стараясь перекричать орущую на заднем плане музыку.
  - Мне необходимо встретиться с вами. Это касается одного вашего знакомого. Я частный детектив.
  - Какого знакомого? Какой ещё детектив? - Возмутился Грей.
  - Эта информация носит строго конфиденциальный характер. Вы будете в течение трёх ближайших часов дома?
  - Буду, но...
  - Тогда ждите. Я подъеду. Если вам конечно не безразлична судьба вашего друга. - Не дал ему закончить Вилл.
  - Кто вы?
   Вилл бросил трубку на рычаг. А теперь нужно найти его старое удостоверение частного детектива. Спасибо приятелю - специалисту по поддельным документам. Главное, чтобы Стоквелл не успел связаться с этим Краином и предупредить его о существование Вилла Прайда. А главное описать его внешность. "Кстати о внешности" - Подумал Вилле, подходя к зеркалу. Нужно было создать образ преуспевающего детектива, значительного и уверенного в себе человека. Хорошо одетого и причёсанного. В зеркале же отражалось чересчур стройное существо с торчащими, как колючки у ёжика, прядями, в импровизированных джинсовых шортах, созданных из обрезанных джинсов, длинной футболке и очках. Забавный и нелепый частный детектив. Хотя если со своей тощей с детства фигурой Вилл ничего не мог поделать, то волосы можно было причесать, а уж с одеждой у него проблем никогда не было. Хотя и одежды то особой у него не было, но та, которая была, по цене и качеству не могла уступить и крутой кожаной куртке Кима Стоквелла. Выгребая из шкафа джинсы и кофту, Вилл снова с раздражением поймал себя на мысли, что думает об этом писателе, сравнивая себя с ним.
  - Ну и кто из нас теперь крутой? - Подмигнул Вилл Мисе, застёгивая "молнию" на куртке. Вот теперь его очки здесь пришлись бы вполне кстати. Вид у Прайда сразу стал серьёзнее и важнее. Быстренько зачесав короткие волосы назад, Вилле прихватил зонт и вышел и дома.
   * * *
   Ким уставился в камеру. Нельзя было сказать, что он страдал боязнью сцены, но, зная, что съёмки пройдут не в прямом эфире, Ким чувствовал себя увереннее.
  - Итак, раз, два, три, мотор, поехали! - Оператор, стоящий за камерой, махнул рукой. Молодая ведущая с готовностью улыбнулась, поворачиваясь к камере.
  - Всем привет! С вами ваша любимая ведущая Дела и её почётный гость, всем известный писатель Киммен Стоквелл. - Протараторила девушка.
  - Можно просто Ким. - Улыбнулся писатель.
  - Ну и первый вопрос от меня - почему вы не любите своё полное имя? - Засмеялась Дела.
  - Почему - не люблю? Честно говоря, мне всё равно, но так привычнее.
  - Ок, Ким, сейчас я буду зачитывать вам вопросы от ваших поклонников, а вы мне на них ответите? Идёт?
  - Ну а зачем ещё я здесь. - Проговорил Ким уверенно. Ему было легче от мысли, что если какой то вопрос ему не понравится, он может подать знак ведущей, чтобы она его пропустила.
  - Вопрос от девушки под ником "Джулия": Назовите вашу точную дату рождения.
  - Семьдесят пятого года, тринадцатое мая. Четыре часа дня примерно.
  - Почему все ваши книги такие разные? Интересуется человек под ником "Крек".
  - Наверное я слишком разносторонний человек, чтобы писать про одно и тоже. На написание одной книги у меня уходит около двух месяцев. Представляете, как мне надоедает одна и та же тема?
  - Но ваша последняя книга существенно отличается от первых трёх. - Удивилась ведущая.
  - А разве моя первая книга похожа на вторую? - В свою очередь поинтересовался Ким. - Просто особенность моей последней книги в том, что это первый роман, который я решился написать. Пусть и с трагичным концом.
  - Когда появится ваш сайт в Интернете? Спрашивает "Бобр".
  - Всё это время я был настолько поглощён работой над своими повестями, что не оставлял времени ни на что другое. Думаю, что после последней книги я возьму небольшой отпуск и займусь остальными делами, например своим сайтом.
  - Значит ли это, что ваши поклонники очень долгое время не увидят ваших новинок? - Поинтересовалась Дела.
  - Ну почему же долгое? Раньше я работал, не делая перерывов дольше, чем на неделю. Заканчивал одну книгу и почти сразу же начинал новую. А сейчас вот думаю прерваться на пару месяцев.
   Время тянулось незаметно. Вопросы по Интернету всё приходили и приходили. В голове Кима крутился смерч из разнообразных прозвищ и вопросов. Несмотря на то, что он, казалось бы, был полностью поглощён раздумьем над ответами, на заднем плане его мыслей маячило одно единственное имя "Вилле Прайд" и огромное количество проблем, связанное с ним.
   Ведущая незаметно подмигнула оператору. Тот сразу же выключил камеру.
  - Предлагаю небольшой перерывчик. - Устало произнесла девушка.
  Ким согласно кивнул.
  - Я пропустила несколько не совсем корректных вопросов. Если хотите, можете глянуть на них, а заодно и на остальные, и сказать, на что хотели бы отвечать, а на что - нет. - Дела протянула Стоквеллу бутылку минеральной воды и развернула компьютер экраном к нему.
  "Это правда, что вы гей?", "Говорят, что весь сюжет вашей последней книги не вымысел, а настоящие события. Так ли это, и значит ли это, что вы гей?", "Почему вы до сих пор не женаты?". Ким задумчиво перечитал эти вопросы, оказавшиеся в числе отвергнутых. Ну на последний он пожалуй и смог бы ответить. А вот второй и первый... А может быть признаться наконец-то в своей бисексуальности? Ким в очередной раз убедился в высоком количестве своих преданных поклонников и уже практически не боялся никаких пересудов. Да и в конце концов, он же живёт в Мирополисе, где каждый пятый признается в своей нетрадиционной ориентации! Как долго он не может освоиться со свободными нравами и обычаями этой страны и этого города.
  - Ну, я думаю, что смогу ответить на все. - Смело заявил Ким. - Вот только первый можете не задавать, чтобы зря не терять на него времени.
  - Отлично. - Кивнула Дела. - Врубайте камеру! - Крикнула она на всю студию. В помещение тут же вспыхнул яркий свет. Девушка тут же натянула на лицо бодрую улыбку. Ким последовал её примеру. Дела смущённо прочитала второй вопрос.
  - Не могу сказать, что я полноправный гей. Но мужчины мне нравятся не меньше женщин. - Кивнул Стоквелл.
   Дела изобразила удивление.
  - Для нас большая честь, что вы наконец-то раскрыли тайну вашей ориентации именно на нашей программе. - Улыбнулась Дела. - А что касается первой части вопроса? Сюжет вашего романа настолько жизненный, что действительно напоминает реальную историю, а к тому же он написан от первого лица.
  - Мне очень часто задают этот вопрос. Признаюсь, первое время мне хотелось окутать свою книгу мраком тайны, но сейчас могу признаться честно...
  - И опять же в стенах нашей студии! - Ликовала девушка. Рейтинг программы стремительно взлетал вверх.
  - Могу признаться честно. Всё написанное в книге "Как я убил своего любовника" вымысел чистой воды. От первой, до последней страницы. - Чётко и уверенно заявил Ким.
  - Ну вот. - Разочарованно вздохнула Дела. - А так похоже на правду.
  - Думаю, это заслуга моего таланта. - Улыбнулся Ким.
  - И потому, что вы так много пишете - у вас не хватает времени на женщин? Ведь вы до сих пор не женаты. Об этом спрашивает вас и один из ваших поклонников. Или вы всё-таки сделаете выбор в пользу мужчин?
  - На женщин у меня всегда есть время. - Улыбнулся Ким обаятельно. - Просто я ещё не встретил той прекрасной незнакомки, с которой мне бы захотелось провести всю оставшуюся жизнь.
  - У вас есть определённый идеал женщины?
  - Нет, Идеала в этом мире, как известно, нет. Но есть некоторые качества, которыми должна обладать женщина, с которой я с удовольствием разделю свою жизнь.
  - Наверное, она должна быть красивой и всегда молчать? - Поддразнила его Дела. - Так мне говорили большинство известных мужчин, с которыми я общалась.
  - Какой бред! - Поморщился Ким. - Я не смогу полюбить красивую женщину, с которой невозможно будет разговаривать. Зачем мне глухонемая кукла? Моя жена должна будет быть умной, иметь своё мнение по каждому вопросу и не бояться высказать его. Она должна быть интересная и иметь сильный характер. Я должен уважать её. Но и она должна уважать меня, не забывая, кто в доме мужчина.
  - Я надеюсь, что рано или поздно вы встретите даму своей мечты. - Улыбнулась ведущая. - Но наша передача подошла к концу...
  
   В машине Ким снова вернулся своими мыслями к Виллу Прайду. "Вот заноза" - Подумал Ким. "Бывают же такие люди!".
  - Фил, как ты думаешь, у этого журналиста много возможностей узнать правду? - Тоскливо поинтересовался он у своего телохранителя, ведущего машину.
  - Откуда? - Удивился Фил. - Насколько я помню, о том, что произошло на самом деле, знает настолько ограниченное количество человек, что Виллу Прайду явно до них не добраться.
  - Но откуда-то у него же появились подозрения! - Воскликнул Ким. - Попытайся подумать, откуда?
  - Оттуда же, что и у большинства журналистов. Не надо было писать от первого лица и делать главного героя писателем. Как будто не видно, что ты буквально писал про себя! - Разозлился Дариан.
  - Я не мог удержаться... - Вздохнул Ким виновато. - Всё это так красиво получалось, даже не надо было практически ничего выдумывать. Практически.
  - Ну, вот теперь и расплачивайся! Получалось у него красиво, видите ли... Но я думаю, ты зря волнуешься. Всё, что есть у Вилла, это его догадки.
  - И запись на диктофоне, где я предлагаю ему взятку. - Добавил Стоквелл желчно.
  - Но ты же там не признавался ни в чём! Просто попросил его оставить тебя в покое. И всё. Видишь, как всё хорошо и просто? - Убеждающим голосом произнёс Фил.
  - Нет. Я же чувствую, что он что-то знает! - Снова начал паниковать Ким. - Ну не похож он на человека, который стал бы верить простым домыслам.
  - А ты уже и психологический портрет его составил? - Ухмыльнулся Фил. - А на какого человека он похож?
  - Он не глуп. К сожалению. И очень упорный, как мне показалось. Такой, уж если возьмётся за что-то, то не бросит, пока не разберётся во всём до конца.
  - Это ты за пять минут разговора с ним пришёл к таким выводам?
  - Не только. Послушал, что о нём коллеги по работе говорят. Я же тебе всё рассказывал.
  - А я всё равно считаю, что зря ты волнуешься. В твоей книге действие происходит в Поштове, все имена изменены, внешности вымышлены. У него просто нет шансов узнать что-либо. Если только он случайно не натолкнётся на улице на кого-нибудь, кто знаком с этой историей и вдруг решит рассказать ему о ней.
  - Всё может быть... - Подозрительно проговорил Ким. - Вспомни, кто из наших знакомых знает правду? И кто из них, по возможности, скорее всего мог бы пересечься с Прайдом.
  - Чушь это. - Пожал плечами Филипп. - Если только Дениен.
  - Дениен? - Удивился Ким. - Почему?
  - Он сейчас всерьёз занялся фотографией. Работает в каком то журнале. Мечтает стать известным фотографом.
  - Он всегда об этом мечтал. - Грустно усмехнулся Ким. - А откуда ты знаешь?
  - Ну как же, шеф! Вы же сами просили меня присматривать за ним.
  - Ну да, да, точно...
  - Но если бы это был Дэн, Виллу бы и не понадобилось ничего больше выяснять, Дэн бы рассказал ему всё, как было, предъявив все имеющиеся доказательства. Сайлона тоже отметаем по тем же причинам. Ещё остаются те, кто слышал об этой истории понаслышке и мог бы как-то обмолвиться о ней нашему журналисту.
  - Значит так, Фил. Как только приедем, нужно обзвонить всех, Всех. Даже включая Сайлона и... и Дэна.
  - И что мы им скажем? Обходите на улице всех незнакомых журналистов? - Усмехнулся Фил.
  - Да, именно так и скажем! - Разозлился Ким.
  - Всё же я не понимаю, почему ты так боишься. Небольшой скандал вокруг твоей персоны только встряхнёт твою славу.
  - Мне не нужна такая слава. - Решительно ответил Ким.
  - Ладно, обзвоним ребят. А ещё надо подумать, что делать с этим Прайдом.
  - Ну не нанимать же киллера для его устранения. - Усмехнулся Ким.
  - Почему бы и нет. - Произнёс Фил задумчиво. - Я его и сам скоро прикончу, так он меня раздражает.
  "Интересно, что ты за человек, Вилле Прайд"... - Подумал Ким, облокачиваясь на спинку сидения и закрывая глаза.
   * * *
   До дома Грея Краина, Прайд доехал на такси. Дождаться маршрутку он просто физически не мог, стоя на остановке двадцать минут. С подгибающимися ногами и опираясь на зонтик, как на трость, он производил впечатление пьяного. Как бы сильно он не жалел ему своих денег, но упасть от бессилия в лужу при огромном количестве народа, Виллу не хотелось. Да и детектив, важно выходящий из такси выглядит куда более внушительно, чем детектив, неуклюже вылезающий из общественного транспорта.
  
  "Господи, сделай так, что бы Стоквелл ещё не успел позвонить Грею. Пожалуйста!" - Подумал Вилле, молитвенно сложив руки на гуди, стоя перед домом Краина. Глубоко вздохнув, Вилл нажал на звонок.
  - Здравствуйте. - Испуганно произнёс парень, возникший на пороге дома. - Вы кто?
  "Замечательно. Он меня не узнал, значит, Ким ему ещё не звонил". - Обрадовался Вилл.
  - Вы меня на пороге будете держать, или в дом запустите? - Нахмурился важный детектив Прайд. - Я вам звонил сегодня.
  - Звонили? Так это вы?... - Грей с сомнением оглядел Прайда. - ...И есть частный детектив?
  - А что такое? - Возмутился Вилле. - Не похож?
  - Нуу, я вас немного другим представлял.
  - Другим - это каким? - Спросил Вилл растерянно.
  - Покрупнее как-то. Повыше, поплечистее. - Улыбнулся Грей.
  "Начинается!" - Подумал Вилл раздражённо. - "Как будто частные детективы не могут иметь изящную фигуру". Он раскрыл перед носом Краина своё липовое удостоверение, произведшее на юношу неизгладимое впечатление. - Так я пройду? - Поинтересовался Вилл как можно более свирепым голосом.
  - Конечно-конечно. - Засуетился Грей.
   Он пропустил Вилла в гостиную, указывая на глубокое кресло рядом с кофейным столиком.
  - Я заварю чай? Или вы предпочитаете кофе? - Гостеприимно спросил парень.
  - Ничего не надо. - Заторопился Вилл. - Я буквально на десять минут. - Он незаметно включил диктофон в кармане куртки.
  - Кому-то из моих друзей угрожает опасность? - Спросил Грей встревожено. "Наверное, мы с ним почти ровесники. На вид ему лет двадцать. Кажется неплохой парень. Неплохой, но такой глупый.". - Подумал Вилл.
  - Да, угрожает. И только вы можете помочь ему.
  - Но кому?
  - Вам знакомо имя Филипп Дариан? - Спросил Вилл строго.
  - Да, конечно, он мой близкий знакомый. Наши родители давнишние друзья.
  - Тогда вы должны знать, что он попал в очень опасную ситуацию. И только от вас зависит, смогу ли я ему помочь, или нет. - Произнёс Вилл величественно.
  - Но что я должен сказать?
  - Всего лишь ответьте на несколько моих вопросов и никому не говорите, что общались со мной.
  - Конечно. - С готовностью кивнул Грей. - Только почему он мне ничего не рассказывал?
  - Я уверен, он просто не хотел, что бы вы переживали. - Убеждающее произнёс Вилле. - Фил рассказывал вам о человеке, на которого он работает телохранителем?
  - Конечно. Это известный писатель Киммен Стоквелл. Но они скорее друзья, чем начальник и подчинённый.
  - Вы знаете сюжет последней книги, написанной этим человеком?
  - Конечно, Фил притащил почитать, ещё давно. Ничего написано, только как-то мрачно очень. И не понял я многого.
  "Ещё бы ты что-то понял" - Подумал Вилл снисходительно.
  - Вы знаете о том, что начальник вашего друга, этот известный писатель Ким Стоквелл, никто иной, как настоящий убийца! И вашего друга могут привлечь, как соучастника. - Произнёс Вилл гробовым голосом.
  - Ким? Вы шутите? - Удивился Грей, нисколечко не испугавшись. - А-а, если вы про ту историю из книги. - Протянул Грей.
  - Вы очень проницательны. - Льстиво улыбнулся Вилл. - Я действительно про эту историю. Вы знаете, что всё, написанное в ней - правда?
  - Всё - правда? - Переспросил Грей. - Не-ет, мне кажется у вас не слишком верные сведения. - Улыбнулся он хитро. - Поверье, я отлично знаю, что Ким не убийца.
  - Не убийца? - Нахмурился Вилл, как можно более убедительно играя удивление. - Расскажите мне всё, что знаете об этом. Поверьте, это очень важно.
  - Фил как-то рассказывал мне, что Ким задумал написать книгу о парне лёгкого поведения. Шлюхе вообщем. А этот парень возьми, да и влюбись в Кима. Ким то хоть и встречался с ним вроде как, но книгу свою писать не бросил. Мы с Филом такого поведения не одобряли. Вроде как предательство получается ведь. Ну и закончилось это тем, что Дениен Трейк, так звали парня, действительно бросился под грузовик. Я даже и не понял, почему именно... Вроде как по сюжету его с работы уволили за его прошлое и Дениен наверное боялся, что в жизни тоже самое произойдёт. Позора боялся.
   Вилл сидел не шевелясь, полностью превратившись в слух и молясь, что бы в следующую же секунду их не прервал телефонный звонок Кима, или Филиппа. Или, что ещё хуже, приезд того и другого в гости.
  - Так бросился значит? А вы говорите...
  - Ну броситься то он бросился, но попал в больницу.
  - В больницу? - Усмехнулся Вилл. - Слышал я, какие там в Поштове больницы.
  - Так это только в книге всё в Поштове происходило, а на самом деле - здесь. В Мирополисе.
  "Так я и знал!" - Ликовал про себя Вилле. Он всё ещё не мог поверить своему счастью. Всё настолько удачно складывается, что ему остается только встретиться с этим Дениеном и записать его разговор на диктофон. Вилл был уверен, - парню найдётся, что хорошего рассказать о Киме.
  - И этот самый Дениен остался жив?
  - Конечно, жив. Только после этого они с Кимом, само собой разумеется, разбежались. Но Киммен к нему постоянно в больницу ездил, прощение просил.
  - Спасибо вам огромное, Грей. Вот только, вы уж извините, но я вынужден проверить ваши слова. Вы же понимаете, - работа у меня такая. - Вздохнул Вилл печально. - Вы не могли бы дать мне координаты местонахождения того самого Дениена.
  - Нет. - Расстроено вздохнул Грей. - Но вы же можете спросить у самого Фила? - Удивился он. - Позвоните ему от меня.
  - Нет-нет, не могу. - Испугался Прайд. - Мне строго запрещено видеться с ним.
  "Главное, чтобы он не спросил почему, а то ведь я придумать не успею" - Подумал Вилл опасливо.
  - Ну, так давайте я ему позвоню и узнаю. - Поднялся с кресла Краин.
  - Нет! - Вскрикнул Вилл. - Не нужно. - Добавил он уже спокойнее. - А вы не знаете адрес больницы, где лежал Дениен? И дату, когда он туда попал. - Пессимистично спросил Вилле.
  - Больницу помню! - Обрадовался Грей. - Фил тогда оправдывал Кима тем, что тот его в лучшую клинику устроил. Клиника "Имени Тода Брайана". А вот точное число не помню, но месяц был декабрь. Это я помню.
  - Ну вот и всё, пожалуй. - Прайд встал и тихонько выключил диктофон. - Вы мне очень помогли. Мне пора идти.
  - А кто вас нанял? - Поинтересовался Грей.
  - К сожалению, я не могу этого ответить. - Грустно признался Вилл, двигаясь к выходу. - И очень прошу, не рассказывайте Филу о моём визите. - Попросил Вилл. - Это тоже очень важно.
  - Признайтесь, вас родители Фила наняли? - Улыбнулся Грей.
  - Вы всё-таки очень догадливы. - Произнёс Вилл, стараясь как можно быстрее одеть ботинки. - Раскусили меня.
  - У них с Филиппом такие плохие отношения всегда были, но они его очень любят и заботятся о нём. Но теперь они могут не переживать, ни Ким, ни Фил ни в чём не виноваты. Ни в чьей смерти.
  - Да, они будут счастливы. - Ответил Вилл, хватаясь за ручку двери.
  - Вот только я не понимаю... - Грея прервал звонок телефона. - Погодите, я сейчас. - Обратился он к Прайду, заворачивая за угол коридора.
  - Да, конечно. - Ответил Вилле, холодея изнутри. У него появилось тревожное предчувствие.
  - Здравствуй, Ким... - Услышал он удивлённый голос Краина в глубине дома, в подтверждение его мыслям. Дальше Вилле уже слушать не стал. Рванув на себя дверь, он выскочил из дома.
  "Всё конечно не так страшно, как расписывал мне Джастин, но занимательная история всё равно существует" - Думал Вилл, подходя к автобусной остановке. - "Хотя конечно если бы любовник Стоквелла всё-таки погиб под колёсами грузовика - сенсация была бы куда более красочная. Жаль... Чёрт, о чём это я?" - Испугался Вилл своих кровожадных мыслей.
   * * *
  - Грей, привет, это Ким. - Поздоровался Стоквелл. Он позвонил Грею, как только приехал домой, но всё равно ему почему-то казалось, что он опоздал. Вот только по закону подлости. Только потому, что Ким считал себя прирождённым неудачником.
  - Здравствуй. - Напряжёно ответили ему из трубки. - Ким, что-то случилось?
  - Не знаю ещё... - Признался Ким. - Грей, скажи, с кем ты общался в последнее время?
  - Зачем тебе? - Удивился Краин.
  - Нуу... Ни с кем подозрительным не встречался?
  - Да нет, вроде бы, а кто конкретно тебе нужен? - Не понял Грей.
  - Ладно, подсказываю. - Разозлился Ким. Иногда заторможенность Грея его сильно раздражала. - Костлявый такой, среднего роста парень, с тёмно-русыми волосами, даже ближе к каштановым...
  - И с такими глазами странными? Сиренево-карими? - Насторожился Грей.
  - Даа! - Заорал Ким, снова теряя самообладание. - Ты его видел? Что ты ему сказал??
  - Он сейчас у меня! - Ответил Грей, выходя в прихожую.
  - Задержи его! Я сейчас приеду. - Закричал Стоквелл, выбегая к входной двери.
  - Был у меня... - Растерянно остановил его Краин. - Киммен, он убёг... И зонтик даже забыл.
   Ким подавленно молчал. "Шустрый малый, этот Прайд".- Подумал он с некоторой долей восхищения.
  - Ладно... Грей, скажи честно, что ты ему сказал? - Осторожно спросил Ким, боясь слышать ответ.
  - Да не волнуйся ты, Ким! Я убедил его, что ты никого не убивал. И что Филипп тоже ни в чём не виноват. - Бодро произнёс Грей.
  - Убедил?... Как? - Прохрипел Ким обессилено.
  - Ну как же! Рассказал ему всю правду, всё как было.
  Киму казалось, что его убили. Контрольным выстрелом в голову.
  - Рассказал всё... Замечательно, Грей... Чудесно...
  - Но ему это мало показалось. - Продолжал тот радостно. - Он попросил у меня адрес Дениена.
  - А разве ты его знаешь? - Изумился Ким.
  - Нет, к сожалению. Но ты не беспокойся, я дал ему адрес больницы, где лежал Дэн.
  - Грей... А тебя не смутило, что незнакомый журналист расспрашивает тебя о моей личной жизни? - Безнадёжно осведомился Ким.
  - Журналист? - Удивился Грей в свою очередь. - Он сказал, что он частный детектив...
  - И ты ему так просто поверил?...
  - Нет, у него удостоверение было. Он сказал, что у Фила проблемы, что вас с ним в убийстве обвиняют... Ким, скажи, я сделал что-то ужасное? - Испугался Грей.
  - Да нет, не волнуйся... - Ким не мог расстраивать этого наивного ребёнка. - Просто Грей, мой тебе совет: никогда не пускай в дом незнакомых людей. Кем бы они не представлялись и какой бы документ тебе не показывали.
  - Он не детектив, да? - Спросил юноша грустно. - У него поддельное удостоверение, да?
  - Ладно, Грей, не забивай себе голову. - Попытался произнести Ким как можно увереннее. - Ничего страшного не произошло.
  "Кроме того, что моя жизнь кончена". - Подумал Ким, выключив трубку. - "Ну, держись, Вилл Прайд. Найду и убью. Ты же сам хотел сделать из меня убийцу? Но сначала заберу кассету из диктофона. Наверняка кроме записи моей реплики насчёт денег, там теперь появилось интервью с Греем. Подонок ты, Вилл. Нужно будет завтра вытрясти из Ланы твой адрес"...
   Ким настолько увлёкся своим мысленным диалогом с Виллом, что даже не сразу заметил, как телефонная трубка зазвонила прямо в его руке.
  - Ким, это Грей! - Услышал он знакомый голос.
  - Что случилось? - Испугался Ким. - Он опять вернулся?
  - Нет. Но я тут рассмотрел его забытый зонтик. Знаешь, на нём написан его адрес. С просьбой вернуть при потере.
   Ким не выдержал и засмеялся. "Вот уж не ожидал от Прайда такого прокола. Забыть улику на месте преступления! Да ещё с координатами своего проживания. Хитрый журналист, беспринципный интриган, подписывает свои вещи и уносит из редакционной столовой недоеденные пирожки. Комично. Неужели у него так уж плохо с деньгами?"
  - Ладненько Грей, ты никуда не собираешься? Я сейчас приеду к тебе.
  - Зачем? - Удивился парень. - Я и по телефону могу тебе адрес сообщить.
  - Ну что ты, Грей. Нужно же вернуть человеку потерянную вещь, особенно если он ей так дорожит. - Засмеялся Ким. У него неожиданно очень поднялось настроение. - Да и посидим с тобой, поговорим. Расскажешь мне всё конкретно, что произошло.
  - Зачем? Я ведь и так рассказал тебе всё самое важное.
  - Расскажи мне про этого Вилла. - Попросил Ким. - Что он говорил, как себя вёл?
  - Почему тебе это так интересно? - Удивился Краин.
  "И вправду?" - Задумался Ким. - "Почему это мне вдруг стало так любопытно узнать об этом Прайде побольше"?
  - Может быть, я о нём книгу собираюсь написать! - Нашёл Ким этому объяснение.
  - Даже книгу? - Восхитился Грей. - А что это вообще за человек? Зачем ему знать о Дениене?
  - Приеду и всё расскажу, дорогой Грей. - Улыбнулся Ким, выключая телефон. Ну теперь чёртов Вилл у него в руках и никуда не уйдёт. Ким перероет всю его квартиру, но плёнку найдёт. И убедит этого журналиста перестать пакостничать.
  
   Перед тем, как приехать к Грею, Ким заехал в ещё одно памятное место, что бы уладить одно важное дело.
  - Добрый день. - Заглянул он в окошко регистратуры. - Где я могу найти доктора Эндрю Маилса? - Спросил Стоквелл у молодой женщины в белом халате, сидящей за компьютером.
  - У мистера Маилса сейчас операция, но если вы хотите подождать, пока она закончится, то можете сделать это в комнате отдыха на втором этаже. - Вежливо улыбнулась она.
  - Спасибо, я пожалуй так и сделаю. - Улыбнулся Ким в ответ. Ох уж ему этот Европейский стандарт... Город Мирополес всеми силами старался походить на столицы большого мира. На удивление, это ему удавалось.
   Ким поднимался по белой, стерильного вида лестнице. Каждая ступенька, каждый пролёт напоминал ему о событиях, произошедших здесь почти пол года назад... Вот он устало бредёт к знакомой палате, неся в руке огромный букет цветов. Он чувствует себя глупо и неуверенно. Он чувствует на себе взгляд Дениена, полный ненависти. "За что?" - Единственное, что произнёс Дэн за всё это время, пока Ким навещал его в больнице. Стоквелл потратил много сил на то, чтобы забыть всё это и вернуться к нормальной жизни. Вилле Прайд же заставил его вспомнить всё это... Ким открыл знакомую стеклянную дверь и одев бахилы прошёл по тщательно вымытому линолеуму к привычному мягкому креслу за журнальным столиком. Всё та же декоративная пальма в кадке, всё тот же вид из окна. Ким взял в руки первый попавшийся журнал и углубился в чтение, стараясь избавиться от неприятных воспоминаний.
  
  - Здравствуй, Ким. - Услышал он голос Маилса через некоторое время. - Что случилось на этот раз?
  - Привет. - Поднялся Ким с кресла. - У меня к тебе важная просьба.
  - Залатать очередного твоего любовника-самоубийцу? - Хмуро пошутил Маилс.
   Ким даже и не подумал улыбнуться.
  - Нет Эндрю. Послушай, тут такое дело... - Ким в нерешительности замялся.
  - Ну, говори уже! - Не вытерпел врач. - Время - вещь ценная.
  - К тебе сегодня не обращался с вопросами о Дениене один человек...
  - С вопросами о Дениене? Что ты несёшь? Никто ко мне не обращался. А должен?
  - Завтра к тебе может приехать один человек... Его зовут Вилле Прайд. Хотя вряд ли он назовётся своим настоящим именем... Он начнёт спрашивать тебя о Дэне. Его адрес, может быть историю болезни...
  - Я должен молчать?
  - Ты же знаешь. - Кивнул Ким. Он снова нерешительно замолк. - Эндрю... Сколько тебе нужно за молчание?
   Врач в задумчивости пощипал пальцами жиденькую бородку.
  - Столько же, сколько и в тот раз. Мне хватит. - Наконец решил он.
  - Завтра вечером проверишь свой банковский счёт на поступление новой суммы. - Произнес Стоквелл, поворачиваясь к выходу. Теперь он действительно был спокоен.
  
   Ким с интересом рассматривал изящный зонт-трость тёмно-коричневого цвета. Ровным полиграфическим почерком на ней был выгравирован адрес, а так же надпись "убедительная просьба вернуть при нахождении".
  -... А потом я пошёл за телефоном, а он остался в прихожей. И когда я вернулся обратно, - его уже там не было.- Закончил свой рассказ Грей, нервно глотая чай.
  - Наверное, смылся, когда услышал, что ты со мной разговариваешь. - Усмехнулся Ким. - Так перепугался, что даже про зонтик свой позабыл. Детектив.
  - Ты знаешь, он мне сразу подозрительным показался. - Всё ещё не мог забыть своего обмана Краин. - Глаза у него какие-то странные всё-таки. Огромные, круглые, цвет странный. И взгляд такой, как будто насмешливый, или высокомерный... Нет, он мне сразу не понравился. - Решительно произнёс Грей.
  - Да, внешность у него действительно необычная. Но кстати привлекательная... - С удивлением заметил сам для себя Ким.
  - Что в нём привлекательного? - Недовольно спросил Грей. - Гнусный тип болезненного вида. - Скривился парень. - Подлый обманщик.
  "Скорее всего, они ровесники" - Подумал Ким - "А насколько разные люди..."
  - Да, действительно подлый... Ну а теперь слушай, что со мной произошло за это время. - Вздохнул писатель и начал своё повествование...
  
   От Краина Ким выехал достаточно поздно. На улице уже зажглись фонари, на землю спускались сумерки. И чем дальше Стоквелл углублялся на окраину города, тем сильнее жалел, что отпустил Фила пораньше. Район, где жил Прайд, по мнению Кима полностью соответствовал характеру журналиста. Тёмный и скрытный. С извилистыми закоулками и мрачными дворами, полными страшных сюрпризов. Выехав наконец-то к нужному дому, Ким вздохнул с облегчением. Припарковав свой Мерседес между двух стареньких машинок, Ким неуверенно оглядел дом, в который ему предстояло войти. Старое, страшное здание с выбитыми на лестнице окнами и обгорелым подъездом, в котором, по-видимому, кто-то выкрутил все лампочки. Сложно было поверить, что в Мирополисе ещё остались такие дома. Киму казалось, что живым он оттуда уже не вернётся. Глубоко вздохнув и прижимая к груди зонтик, как единственное своё оружие, Ким шагнул в тёмную неизвестность грязной парадной...
   * * *
  Под чутким руководством Миранды, Вилл морщась, всё-таки допил своё лекарство. Боль в ногах заглушалась головной болью, свербением в горле и тошнотой. Вдобавок его морозило, и к ужасу впечатлительной соседки, Вилл трясся крупной дрожью под двумя теплыми одеялами.
  - Господи, ну что же с тобой такое? - Охала она, качая головой. - Вилле, миленький, ты же такой молодой.
  - Да ничего со мной страшного. - Пытался успокоить её Прайд. - Просто я с детства очень мерзлячий и кальция у меня в организме не хватает. - Произнёс он хрипло, улыбаясь бледными губами. - Да и ревматизм... Простудился, когда домой ехал, под дождь попал...
  - Я сделаю тебе чай с мёдом и малиной. - Решительно произнесла Миранда.
  - Я же уже выпил две кружки! - Испугался Вилл. - Знаете, мне станет намного лучше, если я посплю пару часиков. - Попытался он убедить активно-заботливую соседку. - Правда-правда. - Захлопал Вилл ресницами.
  - Да, наверное тебе действительно лучше отдохнуть некоторое время. - Вздохнула старушка. - Но если что - сразу зови меня! - Строго предупредила она Вилле.
  - Конечно, обязательно. - Улыбнулся Вилл, накрываясь с головой одеялом. Засыпая, он почувствовал, как по нему прошлась его кошка. Потопталась немного на Вилленой руке и улеглась на плече.
  - Ой, ты посмотри, Мисачка то!... - Восхитилась Миранда. - Правильно люди говорят, они, животные, всё чувствуют. - Произнесла она назидательно. - А кошки, они плохую энергетику забирают и людей лечат. Ты слышал об этом, Вилле?
   С ужасом понимая, что стоит ему ответить хоть слово - старушку занесёт на новый виток информации для обсуждения, Вилл счёл нужным притвориться спящим.
  - Ну тогда спи, мальчик мой бедный... - Пробормотала Миранда, подхватывая его мокрую одежду и тихо прикрывая за собой дверь.
  
   Вилл проснулся от звуков голосов в прихожей.
  "А, ну да, сегодня же должен был прийти Джастин" - Вспомнил Вилл. - "Ни за что не встану... Пусть сам сюда идёт". Вилл потеплее укрылся одеялами и закрыл глаза. - "Как же хочется спать...". Миса уютно пригревала бок, тихо посапывая рядом, и Вилл снова погрузился в сон.
  - Просыпайтесь, уважаемый мистер Прайд, я пришёл вернуть ваш пропавший зонтик. - Услышал он сквозь сон знакомый голос.
  "Зонтик... Никогда бы не подумал, что по зонтику можно найти человека..." - Подумал Вилле сквозь забытьё.
  - Что ты здесь делаешь??!! - Заорал Вилле, распахнув глаза, когда до него дошёл смысл происходящего. - Какого чёрта ты делаешь в моем доме??!!
   Крутя жестом фокусника в одной руке зонтик, а другой - подперев голову, за компьютерным столом Вилла, сидел Киммен Стоквелл, собственной персоной. И ехидно улыбался.
  - Насколько я понял, это не твой дом. Ты всего лишь снимаешь здесь комнату. - Уточнил Ким.
  - Я тебя спрашиваю, как ты здесь оказался?! - Вилл судорожно раздумывал, что ему делать. Сидеть в одних трусах и одеяле перед человеком, которого он уже начал считать своим врагом, было как-то глупо, а за джинсами и кофтой нужно было бежать в ванную. Правда, где-то на полу лежали его домашние шорты и футболка...
  - Я смотрю, мы уже на "Ты" перешли... - Улыбнулся Ким, подходя к его тумбочке и рассматривая громоздящиеся на ней баночки с медицинскими медикаментами. - Это же надо... Ты что, при смерти? - Поинтересовался он, рассматривая ярко-зелёное содержимое одной из склянок.
  - Тебя это не касается. - Огрызнулся Вилл. - И какого хрена ты ходишь по моему ковру в уличных ботинках?! - Заметил он, свешиваясь вниз головой и выуживая из-под кровати свои джинсовые шорты.
  - Ну, у тебя в комнате такой свинарник, что это уже не так важно. - Ухмыльнулся Ким оглядываясь.
  - Это тебя тоже не касается!
  "Чёрт, ну почему я вчера не убрался?" - Подумал Вилл обескуражено. Он вертел в руках свою любимую домашнюю футболочку с портретом какого-то анимешного персонажа, в которой ходил ещё у себя дома. Это была одна из немногих вещей, напоминавших ему о жизни в Прадже и выбросить её у Вилле не поднималась рука. Несмотря на то, что на футболке было несколько внушительных дырочек, благодаря когтям Мисы, и не отмывающееся пятно, Вилл всё ещё продолжал носить её.
  "В конце концов, Стоквелла не должно волновать, в чём я хожу в своей комнате".
  - Мне отвернуться? - Спросил Ким, усмехнувшись. Он с интересом наблюдал, как Вилл пытается одеться, держа в одной руке одеяло, а в другой шорты.
  - Мне всё равно. - Ответил Вилл, натягивая футболку. - Не надейся, что тебе удалось меня смутить! - Нагло соврал Прайд, возникая перед Кимом во всей своей домашней красе.
  - Я и не пытаюсь. - Искренне поклялся Ким, разглядывая журналиста в новом обличье. В тонкой потрёпанной футболке и коротких шортах Прайд выглядел очень забавно.
   "Ах вот, какой ты на самом деле, ужасный журналист Вилл Прайд, гроза знаменитостей". - Подумал Ким весело.
  - Так как ты узнал, где я живу? - Повторил свой вопрос Вилл, уже в который раз.
  - В последнее время ты стал сильно разочаровывать меня, Вилле Прайд...
  - Я не знаю, куда деться от расстройства. - Скривился Вилл.
  -... Сначала забываешь в доме Грея свой зонтик с точным адресом своего проживания, а потом удивляешься, как я тебя нашёл. Склероз в таком возрасте - опасная вещь. Не находишь?
  - Но я не писал на своём зонтике свой адрес! - Удивился Вилл.
   Ким молча протянул ему зонтик. На его деревянной лакированной ручке чёрным фломастером почерком Миранды было выведено название улицы, номер дома и номер квартиры.
  "Блин, вечно лезет со своей заботой!" - Разозлился Прайд. - "Мало того, что меня подставила, так ещё и дорогую вещь испортила! И как я не заметил?".
  - Ну что, прошла амнезия? - Насмешливо спросил Ким.
  - Это моя соседка написала. Я бы такой глупости делать не стал. - Оправдался Вилл мрачно.
  - Шпионы всегда попадаются на мелочах. - Рассмеялся Ким. - В качестве вознаграждения за возврат пропавшей вещи, я бы хотел попросить плёнку с откровениями моего доверчивого приятеля и запись, где я предлагаю тебе деньги. - Добавил он уже серьёзным голосом.
  - Ни-за-что. - Проговорил Вилле по слогам издевательским голосом.
  - Брось, Прайд, отдай плёнку. Одними только словами ты людей не удивишь. Мало ли, что можно написать! Доказательств-то у тебя нет.
  - Как бы не так, Киммен. - Усмехнулся Вилл. - Ксерокопия документа, с историей болезни Дениена Трейка, может натолкнуть людей на подозрение. А когда я напечатаю интервью с Греем, и этим Дениеном, которого я обязательно найду, этим может заинтересоваться телевидение. А уж там я могу поделиться своими записями с твоим голосом. И с голосами Грея и Дениена. А уж если удастся зазвать на телевиденье врачей той больницы, где лежал несчастный искалеченный парень... Этой сенсации не забудут долго. - Поделился своими грандиозными планами журналист.
  - Ты этого не сделаешь... - Угрожающе протянул Ким.
  - Ха! - А что меня остановит? - Посмотрел на него Вилл вызывающе. - Может быть ты? Так ты даже друга своего предостеречь не успел, опоздал на каких то пол часа! - Мерзко захихикал Прайд.
   Ким молча смотрел на него. В его глазах плескалась злоба. Они сидели друг напротив друга, - два противника. Писатель, облокотившись о подлокотники стула, сверлил Вилла мрачным взглядом, а журналист, закинув ногу на ногу, расположился на незастеленной кровати и вызывающе ухмылялся, сложив руки на груди.
  - Можешь сколько угодно слоняться по больнице, никто тебе ничего не скажет. - Уверенно ответил Ким. - Я об этом позаботился, поверь.
  - А ты не боишься так открыто признаваться в этом сейчас? Может быть, я где-то прячу диктофон и записываю твои слова на очередную кассету? - Провокационно сообщил Вилл, глядя на Стоквелла бесстыжими глазами.
   Ким медленно встал и решительно подошёл к Вилле.
  - Отдай диктофон, Прайд. - Произнёс Стоквелл зверским голосом.
  - А то что? - Не шевельнулся с места Прайд. - Ты сам его отберёшь? Да нифига! Ты слабак, Стоквелл! - Сощурил глаза Вилл.
   Одним движением Ким схватил Вилле за воротник и прижал к стенке, придавив коленом к кровати.
  - Отдавай диктофон, придурок!!! - Заорал Ким, хорошенько встряхивая Вилла. - Сейчас же!!! Иначе я тебя придушу!
  - Да на работе мой диктофон! Я просто пошутил, идиот... - Растерянно пробормотал Вилл.
  - Твоё чувство юмора тебя погубит. - Угрюмо изрек Ким, сжимая руку на воротнике его футболки.
  - А если ты меня сейчас задушишь, то тебя посадят... - Прохрипел Вилл. - А я погибну, как герой, защищая правое дело...
  - Правое дело?! Вмешиваться в чужую личную жизнь, ломать чужие судьбы, это, по-твоему, геройский поступок? - Ким снова яростно встряхнул журналиста, да так, что у того в глазах потемнело. - Ты как крыса, Прайд, роешься в чужих мусорных бачках, подслушиваешь, вынюхиваешь! Подло копаешься в чужом грязном белье и считаешь себя великим журналистом! Героем! - Ким приблизил своё искорёженное от злобы лицо к лицу Вилла. - Ты всего лишь жалкий сплетник, неудачник, считающий себя вершителем справедливого суда. Поверь, Прайд, если не я тебя сейчас прикончу, так найдутся желающие. Тебе повезло, что ты ещё не перешёл дорогу по-настоящему опасным людям.
  - А сам то... - Вилл сглотнул, пытаясь высвободиться из рук Кима. Воротник футболки впился ему в шею, а коленом Стоквелл слишком сильно надавил на его грудь и журналист уже вправду начал задыхаться. - Использовал человека, который тебя любил. Обманывал его, изучал, как подопытного кролика... - Вилл судорожно дёрнулся, стараясь вдохнуть побольше воздуха.
   Ким, заметив это, разжал руку и Вилле, слегка ударившись о стенку головой, упал на кровать.
  - Не лезь в мою жизнь, Прайд. - Проговорил Ким сквозь зубы. - А то пожалеешь.
  - Теперь для меня это дело принципа. - Произнёс Вилл, потирая шею и отходя к компьютерному столу, подальше от взбелененного Кима. - Я найду Дениена любыми путями. И любыми же путями вытяну из него правду. И тогда...
   Ким не дал ему закончить, снова подлетая к Виллу и пытаясь схватить его за плечо.
  - Как ты предсказуем. - Усмехнулся Вилл, ловко уворачиваясь. - Снова будешь угрожать мне смертью от удушья?
   Ким не ответил, надвигаясь на Вилла, как бык на красную тряпку. Прайд отпрыгнул назад, но упёрся спиной в стол. Стоквелл, ухмыляясь, продолжал подходить, занося руку для удара.
  "Кажется, теперь он меня действительно убьёт"... - Подумал Вилле с ужасом, закрываясь руками и падая спиной на стол...
   Через мгновение Вилл услышал страшный грохот разбитого стекла и на него посыпались осколки. Медленно убирая руки от лица и открывая глаза, Вилле увидел над собой страшную картину. Зияя чёрной дырой в мониторе, над ним возвышался его любимый компьютер. А перед ним возвышался, тяжело дыша и держа на весу окровавленную руку, его ненавистный писатель. Казалось, что, обрушив всю свою злобу на ни в чём не повинную технику, он почти успокоился. По крайней мере, неконтролируемое бешенство из его взгляда исчезло.
  - А в следующий раз это уже действительно будет твой безмозглый череп, Прайд. - Ким, поморщившись, вытащил из руки небольшой осколок. - Я тебя предупредил.
  - Мой компьютер... - Прошептал Вилл поражённо. Прайд уже забыл о том, как минуту назад думал, что на его месте должен был быть он. - Мой единственный компьютер... Ты хоть знаешь, сколько он стоит, скотина? - Обратился он к Стоквеллу, не скрывая своё возмущение.
   Он почувствовал прилив болезненной слабости. Горло болело невыносимо. Из-за недавнего происшествия намного сильнее, чем раньше. Вдобавок его затошнило, и заболела голова. Вилл ощущал, как с каждой секундой поднимается температура. Его снова затрясло.
  "Это потому что я слишком перенервничал сейчас" - Понял Вилле. Он уже давно научился понимать реакцию своего организма на внешние раздражители. - "Главное не упасть сейчас в обморок, а то этот Стоквелл подумает, что я его угроз так испугался. Примет это на свой счёт, падла. Обрадуется...".
  - Это уже твои проблемы, Прайд. - Ким повернулся к выходу.
  - Нет уж, постой! - Вскрикнул Вилл, рывком вскакивая со стола. Его тут же пошатнуло. По телу прошёл озноб, а голову как будто обожгло огнём. - Кто мне ремонт монитора оплатит?
  - Что-о? - Замер Ким. - А моральный ущерб тебе не возместить?
  - Я сделаю всё, чтобы правда о твоей книге попала в газеты и самые популярные передачи на телевиденье!!! - Пронзительно закричал Вилл на самой высокой ноте и, покачнувшись, рухнул на пол.
   * * *
   Ким ошарашено смотрел на лежащего на полу журналиста.
  - Э-эй... - Позвал он. - Ты живой?
   Вилл не шевелился.
  "Не хватало ещё, чтобы и он из-за меня в больницу попал. Маилс точно решит, что это очередной мой любовник и будет мне это до конца жизни припоминать".
   Ким подошёл к неподвижно лежащему Виллу и, опустившись рядом с ним на колени, пощупал его пульс. Под тонкой желтовато-розовой кожей ощущались ровные симметричные удары.
  - Живой... - Проговорил Стоквелл облегчённо. - Эй, Прайд, не надо принимать всё так близко к сердцу, давай уже приходи в себя. - Усмехнулся Ким, легонько постучав пальцами по его щеке. Вилле даже не шевельнулся.
   Ким в растерянности огляделся, не зная, что ему делать. Взгляд Кима упал на батарею лекарств, стоящих на прикроватном столике.
  "Может быть среди них окажется нашатырь?" - Появилась у него небольшая надежда.
  - "Терморил". - Прочитал Стоквелл название на одной из бутылочек. - От слова "морить" что ли? "Помогает при простудных заболеваниях..." А вот не надо было зонтик забывать. - Назидательно проговорил Ким, поворачиваясь к недвижимому Виллу. - "Анальгин", "Кеторол"... Боже мой, с кем я связался... - Покачал головой Ким.
  "Может оставить его так?" - Мелькнула у Кима спасительная мысль. "Всё равно рано или поздно очнётся. Или его соседка найдёт. Хотя она спать легла, после того, как мне дверь открыла...". - Ким снова посмотрел на лежащего Прайда.
  - Ну что, друг мой, враг мой, что мне с тобой делать? - Ким, наклонившись, легко подхватил Вилла на руки и переложил на кровать. Немного подумав и коря самого себя за мягкотелость, накрыл сверху пледом. Только сейчас Ким обратил внимание на пульсирующую боль в руке. Раны от осколков оказались не слишком глубокими, но кровь всё равно запачкала весь рукав его свитера и пол в некоторых местах комнаты.
  "Хорошо, что его престарелая соседка не проснулась от шума, который мы тут устроили. Зайди она минуту назад и увидь пятна крови на ковре и лежащего на полу Вилла, точно бы сердечный приступ заработала" - Подумал Ким, мрачно усмехаясь.
  - Прайд, ты точно меня под статью подведёшь. - Снова обратился он к журналисту, не желающим приходить в сознание.
  Ким вздрогнул, услышав скрип двери. Он испуганно обернулся, готовясь увидеть там старушку, но в комнату, покачивая тонким хвостом, грациозно вошла сиамская кошка. Расширив глаза от удивления, она посмотрела сначала на Кима, а затем - на лежащего, на кровати, хозяина.
  - Кис-кис-кис. - Позвал её Ким. Кошка высокомерно глянула на писателя и запрыгнула на стол, по-деловому обнюхивая разбитый компьютер.
  "Ну точная копия своего владельца". - Поразился Ким. - "В доме незнакомый человек, повсюду кровь, хозяин бездыханный лежит, а ей параллельно. Первым делом к поврежденному имуществу несётся. Эгоистка".
  - Оба вы эгоисты. - Бросил он взгляд на Прайда. Чуть приоткрыв рот и расслабленно закрыв глаза, он совсем не походил на человека, упавшего в обморок. Скорее на спокойно спящего. Рыжевато-коричневые пряди разметались по подушке, переливаясь в электронном свете ярко-светящей люстры. Киму вдруг показалось, что он видит его впервые. По крайней мере, он никогда не обращал внимания, какие длинные и густые у Вилла ресницы и прозрачная чистая кожа. Ким почувствовал, как вся злость на журналиста, скопившаяся у него за эти дни, непостижимым образом улетучивается.
  "А он ничего... Когда спит". - Подумал Ким, мысленно ухмыляясь.
  - Оставляю его на твоё попечительство. - Сказал он кошке, выходя в коридор в поисках комнаты соседки. Как бы рискованно это не было, но он был писателем, а не врачом, и помочь Виллу ничем не мог. А судя по громоздящемуся скоплению медикаментов в комнате парня, он силой здоровья не отличается и случившееся могло быть серьёзнее, чем показалось Киму на первый взгляд. Пройдя несколько дверей и постучавшись в каждую, Ким наконец-то нашёл обитаемую комнату.
  - Вилле, что-то случилось? - Услышал он перепуганный голос за дверью.
  - Извините... Откройте дверь, пожалуйста. - Произнёс Ким первое, что пришло в голову.
   В комнате раздались глухие шаги и через несколько мгновений на пороге возникла замотанная в халат старушка.
  - Что случилось? Кто вы? - Спросила она, нисколько, однако, не испугавшись.
  - Я зонтик сегодня принёс Виллен, помните меня? - Произнёс Ким отчётливо и громко, как привык разговаривать с большинством своих знакомых престарелого возраста.
  - Не надо так со мной разговаривать, я не глухая и не выжившая из ума. - С чувством собственного достоинства произнесла бабушка. - Я то вас помню, но что вы делаете ночью в моём доме, мне не понятно. Либо вы объяснитесь, либо я вызываю милицию.
  - Я объяснюсь. - Выбрал Ким, растерявшись. - Мне нужен нашатырный спирт, вы не знаете, где он хранится?
  - Что-то с Вилле? - Переполошилась старушка, отталкивая Кима и устремляясь в сторону его двери.
  - Погодите! - Испугался Ким. - Вам лучше туда не входить... - Но она уже распахнула дверь и в ужасе замерла на пороге. Вопреки ожиданию Стоквелла, она не закричала и не упала в обморок вслед за своим соседом. Переводя взгляд с Вилла на красные капли на полу она обернулась к Киму.
  - Где вы его ранили? - Спросила она профессиональным тоном.
  - Я его не ронял! - Воскликнул Ким возмущенно. - То есть не ранил. - Поправился он. - Это моя кровь. А он просто упал в обморок. Не знаю, почему. - Добавил он быстро.
  - Наверное потому, что вы разбили его компьютер. - Хмуро произнесла соседка, прикладывая руку ко лбу Прайда. - Кто вы и что хотите от Вилле?
  - Я же уже сказал сегодня, когда пришёл. Зонтик... - Произнёс Ким, понимая, что эта бабушка, к сожалению, таким объяснением не удовольствуется.
  - Это я уже слышала. Но почему вы подрались, мне не понятно. - Она посмотрела на него, прищурившись. - Знайте, что я в любую минуту могу вызвать милицию, так что оставайтесь-ка лучше в квартире, пока Вилле не придёт в сознание и не объяснит мне, что произошло. - Она подошла к столу и выдвинув оттуда ящик, достала оттуда бутылёк с нашатырным спиртом и салфетку.
  - Вы бывшая медсестра? - Поинтересовался Ким.
  - Я была санитаркой во время Поштовской войны. - Ответила старушка гордо, поднося смоченную в нашатыре салфетку к носу Вилла. - Вилле, с его здоровьем, повезло попасть в квартиру именно ко мне.
   Через пару секунд Вилл широко распахнул свои, и без того, огромные глаза и, сев на кровати, глубоко вдохнул ртом воздух.
  - Вилле, миленький, как ты? - Обеспокоено спросила его соседка, присаживаясь к нему в ноги.
  - Я... - Вилл перевёл удивлённый взгляд на Кима. - Со мной всё в порядке. Как всегда, упадок сил. Не волнуйся, Миранда.
  - Ну и вечерок ты мне преподнес Прайд. Спасибо тебе. - Произнёс Стоквелл мрачно.
  - Кстати, Вилл, кто этот мужчина? Что он так долго делает в моей квартире? - Строго спросила Миранда, указывая на Кима.
  - Это... - Вилл знал, что не должен ни в коем случае посвящать в это свою соседку. Иначе ему придётся до конца года убеждать её, что у него всё ОК. - Миранда, не волнуйся, это... Это мой старый знакомый. - Прайд не знал, что ему придумать, а гудящая голова отказывалась соображать.
  - Старый знакомый? - Удивилась Миранда. - Но почему тогда он не знал твоего адреса?
  - Просто мы очень давно не виделись. Года два. - Пришёл Ким ему на помощь. - И я не знал его нового адреса. А тут прихожу, смотрю - Прайд!
  - Так вы тоже из Праджи приехали? - Удивилась Миранда.
  - Да-да, он тоже из Праджи. - Закивал головой Вилл. У него тут же зашумело в ушах. - Я и не знал, что он тоже в Мирополес переехал. А тут такое совпадение.
  - Ну да, я его зонтик нашёл. - Тупо объяснил Стоквелл уже третий раз за день.
  - Ну мы посидели, поговорили... - Вилл и Ким не сговариваясь перевели взгляд на разбитый компьютер. Миранда посмотрела туда же.
  - А это случайно произошло. - Поспешил добавить Прайд. - Просто Ким очень сильно размахивал руками. О-очень сильно.
   Ким посмотрел на него, как на дурака, но спорить не стал.
   - Точно, не рассчитал силу и случайно разбил монитор. Но Вилл на меня не в обиде. - Улыбнулся Ким, приобнимая Прайда за плечи. - Представляете, он так перепугался, когда я руку разбил, что потерял сознание.
   Вилл бросил на Кима взгляд, в котором читалось всё, что он о нём думает.
  - Вилле? Испугался крови? - Удивилась Миранда, недоверчиво глядя то на одного, то на другого.
  - Ну да, конечно. - Криво улыбнулся журналист. - Представляешь, с детства боюсь вида крови. Падаю в обмороки.
  - Ладно. - Миранда поправила халат и поднялась с кровати. - Не хочешь рассказывать, не надо. - И с видом оскорблённой изгнанницы она вышла из комнаты.
  - Как ты мог так поступить?! - Вскрикнул Вилл, как только за старушкой закрылась дверь.
  - Как - так? - Растерялся Ким. - Да что я не так сделал??
  - Ты ещё спрашиваешь! - Прорычал Вилл. - Какого хрена ты тут остался? Почему сразу не ушёл, как хотел?!
  - Ты не ори, а то опять вырубишься. - Предостерёг его Ким, устало усаживаясь на привычный стул.
  - А ты мне не указывай! Из-за тебя она от меня теперь год не отстанет!
  - Она о тебе заботится, сволочь ты неблагодарная. - Произнёс Ким укоризненно.
  - Вот она бы меня утром и подобрала бы! А ты какого чёрта тут делал? - Продолжал кипятиться Вилл. - И ты что, перенёс меня на кровать? На руках?
  - Нет, ногами допинал. - Проговорил Стоквелл ехидно. - Естественно на руках!
  - Я тебе что, - невеста? На руках меня таскать?! - Возмутился Вилле.
  - Чёрт, надо было тебя на полу оставить, да?
  - Да! - Вилл сидел на кровати, обхватив руками колени, и нахмурившись, смотрел в пол. - Я бы и сам прекрасно дошёл бы. Когда бы очнулся. Зачем было Миранду тревожить?
  - Знаешь, мне одно время показалось, что ты вообще умер. - Усмехнулся Ким.
  - Помнится, пол часа назад, ты меня сам хотел убить... - Проворчал Вилл. - А теперь, смотрите-ка, позаботился он обо мне!
  - У тебя сегодня был очень болезненный вид... Пришлось позаботиться. Не хотел брать грех на душу. Хотя, думаю, многие бы сказали мне спасибо...
  - У меня нормальный вид! - Закричал Вилл. - И с моим здоровьем тоже всё в порядке! Мне вся ваша забота нафиг не нужна!
   Ким внимательно посмотрел на разгорячившегося Прайда. Ему показалось, что он начал понимать истинную причину его озлобления.
  - Ты боишься жалости, да? - Спросил Ким серьёзно. - Боишься показаться слабым и больным?
  - Я ничего не боюсь! - Взвился Вилл, тут же обессилено падая на подушку и хватаясь за голову. - Мне завтра рано на работу вставать, тебе пора сваливать. - Добавил он грубо.
  - Я бы на твоем месте завтра на работу не ходил...
  - Снова угрожаешь? - Сощурился Вилл. - А может печешься о моём здоровье?
  - Нет, просто советую.
  - Если думаешь, что сегодняшний инцидент со здоровьем помешает мне продолжать моё расследование, то ты жестоко ошибаешься, Стоквелл. Мне ничего не помешает...
  - Да слышал, знаю... Ты сделаешь всё, что бы правда о моей книге "попала в газеты и самые популярные передачи на телевиденье". - Процитировал Ким его сегодняшнее торжественное обещание, поднимаясь со стула.
  - И ничего мне не помешает! - Крикнул Вилл ему в спину.
  - Спокойной ночи Прайд. - Ответил Ким, не оборачиваясь.
   Вилл посмотрел на закрывшуюся дверь и закрыл глаза, отворачиваясь к стене. Но через некоторое время поднялся, чтобы закрыть за Стоквеллом входную дверь. Проходя мимо окна, он замешкался и глянул вниз. Ким вышел из парадной и направлялся к своей машине, настороженно оглядываясь по сторонам.
  "Не привык к таким трущобам, живёт там... среди кремовых домиков с лепнинами..." - Злобно подумал Вилл. - "Может горшок с цветком ему на капот Мерседеса уронить?" - Мелькнула у него мстительная мысль.
   Машина, сверкнув фарами напоследок, нырнула в арку. Вилл ещё немного постоял у окна и вышел в коридор. Из кухни выскочила Миса и с громким негодующим криком бросилась к ногам хозяина, жалуясь на то, что ей пришлось испытать сегодня. Наверное, возмущалась, что какой то незнакомец весь день шастал по её квартире, а он, хозяин, вместо того, что бы что-нибудь предпринять, валялся на кровати.
  - Мне тоже плохо, Миска. - Вздохнул Вилл, подхватывая кошку на руки. - Очень-очень плохо.
  
  "Что ты за человек, Киммен Стоквелл?" - Думал Вилле, укутавшись в одеяла и пытаясь уснуть. - "Почему я тебя совсем не понимаю?"...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"