Трифонов Андрей Леонидович: другие произведения.

Тамплиеры Рыцарь-отступник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Работник российской спецслужбы Белов и по совместительству рыцарь ордена Тамплиеров вновь оказывается втянут в череду странных и загадочных событий, охвативших Россию. Активность рыцаря-ренегата, массовое зомбирование, вызов Антихриста, погоня за конспектом Иисуса Христа, распространение убийственных вирусов, инициирование природных катастроф - вот далеко не полный перечень событий, туго завязанных вокруг центральной идеи - уничтожения России.


Тамплиеры. Рыцарь-отступник

Пролог

   - Становись, - голос разводящего гулко отозвался в узком бетонном коридоре.
   Рядовой Иван Дижечко и семеро таких же как и он военнослужащих-срочников энергично, но без спешки выровнялись в одну шеренгу, спиной к одной из серых, пахнущих сыростью стен.
   - Равняйсь! Смирно, - сержант Лыков скучающе посмотрел на смену. - К местам несения боевого дежурства, согласно расчета, шагом... Марш!
   Иван переставил автомат с положения "на плечо" наизготовку, дулом вперед. Почувствовав, что его товарищ, Володя начал движение, сделал первый шаг. Попав "в ногу", солдаты зашагали, удаляясь по коридору к мониторной комнате, где им предстояло скоротать следующие сутки.
   Боевое дежурство в лаборатории существенно отличалось от привычного армейского караула, где Иван провел первый год своей службы в Вооруженных Силах. Здесь одна смена заступала на сутки и никем не сменялась, находилась постоянно на своих постах, прерываясь для принятия пищи и короткого сна по одному из пары. Зато, как справедливо отметил Володя, когда их вместе перевели из обычной мотострелковой части на этот объект, следующие сутки полностью отданы в личное распоряжение, можно делать, что хочешь, включая увольнение в город. Главное условие - нигде, ни при каких обстоятельствах не разглашать данные об охраняемом объекте посторонним, что было понятно и объяснимо. Потому что это была одна из немногих засекреченных военных лабораторий, продолживших после развала СССР свою работу в полном объеме.
   Что здесь изучали и делали ученые - для солдат оставалось тайной. Все хорошо помнили, что произошло с ефрейтором Сергеевым, который попытался поговорить с одним из сотрудников лаборатории. Точнее, сотрудницей. Молодой, привлекательной девушкой, недавно окончившей ВУЗ и начавшей работу в лаборатории. На второй минуте односторонней беседы Сергеева - девушка предпочла отмалчиваться, к нему подошли двое мрачных мужчин, отобрали автомат и увели несостоявшегося Казанову в неизвестном направлении. Больше его никто не видел, на следующий день исчезли личные вещи ефрейтора, сержант Лыков предложил солдатам вести себя так, словно Сергеева никогда здесь не было.
   Володя открыл дверь, коротко отдал честь находившемуся у полусотни мерно жужжащих черно-белых мониторов работнику лаборатории и прошел к своему месту - ко второй двери, ведущей, к лестнице в подвал, где, собственно, и находились рабочие помещения. Дижечко встал у двери, через которую они вошли. Верхняя часть лаборатории, насколько он помнил, была замаскирована под обычный армейский склад с горюче-смазочными материалами. Там шла своя жизнь и практически никто не знал, что спрятано под цокольным этажом.
   Солдаты чуть заметно напряглись, развернув автоматы, когда в мониторную медленно вошел начальник лаборатории.
   - Сиди, - бросил он дежурному по мониторам. - Значит так! Завтра лабораторию посетит Президент. Закончены испытания новых технологий, достигнуты значительные успехи, все очень-очень серьезно...
   Тут Иван понял, что начальник лаборатории пьян, что называется, "в стельку", чем и объясняется его необычное многословие.
   - Так, что... - руководитель объекта немного покачнулся, оперся о спинку стула мониторщика. - Вы уж не подведите, ребята!
   "Если что-то случится, - мелькнула мысль у Ивана, - нас слишком мало, чтобы отразить профессиональное нападение".
   - Александр Палыч! - привстал работник лаборатории. - Может пойдете к себе?
   Александр Павлович неуверенно кивнул, повернулся и пошел через дверь, которую охранял Дижечко. Проходя мимо, он положил руку на плечо солдату и сжал его, как бы ободряя. Иван взглянул в его глаза и внезапно по спине пробежал холодок нехорошего предчувствия. Он кивнул, пытаясь прогнать непонятное чувство страха и неуверенности, отвернулся от руководителя. Тот вышел и закрыл за собой дверь. Наступила тишина, мерно шумели вентиляторы, охлаждающие системный блок с мониторами.
   - Будет дождь, - подал голос мониторщик, показывая солдатам на экран с изображением улицы.
  
   Лыков поежился, когда теплый закат сменился зябкой предгрозовой прохладой. Последний раз затянулся, бросил сигарету в урну, промахнулся, медленно выдохнул сизый дым. Первые капли зашуршали по асфальту, мягко прибивая дорожную пыль, запахло свежестью. Тучи набежали на небо, полностью закрыв заходящее багровое солнце, сразу стало темнее.
   Вдруг что-то мелькнуло в стороне контрольно-пропускного пункта, какая-то размытая фигура. Сержант потер глаза, всмотрелся. Ничего не было видно. Куда-то пропал огонек сигареты, которую, насколько он помнил, раскуривал один из солдат его смены. Послышался слабый звук, похожий на шум падающего мешка.
   Лыков помедлил всего секунду, потом выучка и армейские рефлексы взяли верх. Он достал из поясной кобуры "Макаров", снял с предохранителя. Передергивать затвор не стал - за патрон, досланный в патронник и наколотый капсюль можно было нарваться на служебное разбирательство. Быстро, не скрываясь, он направился к будке часового. Когда до нее осталось несколько метров, сержант не выдержал:
   - Васюков! Комаров! А ну вышли наружу!..
   Ответом ему была тишина. Почувствовав как адреналин заполняет его кровь, Лыков оглянулся. И остолбенел.
   Перед ним стоял человек в темном комбинезоне и маске, закрывающей лицо. Последнее, что увидел и почувствовал сержант, это было смазанное движение чужака, удар и темнота. Боли не было.
  
   Иван немного ушел в свои мысли и поэтому не сразу понял, что происходит что-то необычное. Потом он услышал ругательства, произносимые вполголоса мониторщиком, увидел, как тот наклоняется к нескольким экранам, нажимает что-то на клавиатуре, снова чертыхается. Поймал озабоченный взгляд Володи, внутри кольнуло нехорошим предчувствием, опасностью.
   - Не работают три экрана. - работник лаборатории, развернулся в крутящемся кресле. - Надо сходить, выдернуть штекер кабеля и снова вставить. Вова, давай, ты, - он показал пальцем в экран, - Смотри, эти камеры находятся в третьем проходе, считая от основного коридора. То есть, в том, который ведет в рабочие помещения лаборатории.
   - Может, начальник что-то там задел? - вслух подумал Володя, поправил автомат и вышел из комнаты.
   Дверь закрылась тихо и медленно, как бы нехотя. Иван посмотрел на черно-белые экраны, расположенные таким образом, что соседние камеры передавали изображение на соответствующие соседние мониторы. Увидел, как Володя прошел быстрым шагом через основной коридор. Свернул направо в третий проход. Дальше ничего не было видно.
  
   Володя сразу увидел причину, по которой камеры не работали. Они просто были вырваны из своих гнезд и сложены возле стены. Чувство тревоги забилось в такт участившемуся сердцебиению. Солдат сжал вспотевшими ладонями автомат, обернулся, ища того, кто мог отключить камеры наблюдения. Дальше по коридору послышался скрежет металла, что-то упало на бетонный пол.
   Володя развернулся к источнику звука и, крадучись, начал приближаться. Почему-то стали дрожать руки.
  
   - Блин, еще пять камер отключилось! - ударил мониторщик ладонью по столу.
   - Володя не вернулся. - чуть слышно проговорил Иван, но работник лаборатории его услышал.
   - Все, объявляю тревогу! - он нажал кнопку на рации. - Внимание! Общая тревога по объекту! Старшему смены и по одному человеку с постов прибыть в мониторную!
  
   Зачем начальнику лаборатории понадобилось зайти в опечатанные и закрытые помещения, он не знал и сам. Может, волнение накануне визита первых лиц государства. А может и неясные предчувствия, мучившие его с того самого дня, когда на него вышли неизвестные с предложением о приобретении части изобретенного в лаборатории бактериологического оружия.
   Их познакомил общий знакомый, занимающийся, насколько было известно Александру Павловичу, экспортом за рубеж экспортом черных и цветных металлов. Люди, разговаривавшие с ним по рекомендации знакомого ничего конкретного не предлагали, нет. Просто в общих чертах расспросили о направлении работы лаборатории, сроках вероятного выхода новой разработки на промышленный уровень. Но с той поры, а это было полгода назад - зимой, его не покидало предчувствие беды.
   Он сунул ключ в замок, повернул его по часовой стрелке, чуть не вывихнул руку, когда ключ ткнулся во что-то, едва начав движение. Дверь была не заперта!
   Александр Павлович мгновенно вспотел, потер рукой мокрый лоб. Нажал на ручку, толкнул дверь от себя. Внутри был включен свет, работали все компьютеры.
   "Может кто-то из сотрудников остался?" - мелькнула догадка, но развить мысль он не успел.
   В противоположную дверь, ведущую к опытным образцам вошел незнакомец, одетый с ног до головы в черное, на голове была ткань, укрывавшая лицо. Видны были только глаза. Очень странные. Не успел начальник лаборатории понять что-либо или закричать, как чужак уже стоял возле него.
   - Вы... вы...- попытался он задать вопрос, но воздуху не хватало.
   Чужак чуть сгорбился, левая рука мелькнула в коротком замахе, удар пришелся в основание шеи, точно в сонную артерию. Начальник мешком осел на пол, теряя сознание.
   "Один глаз - искусственный," - была последняя мысль, потом он провалился во тьму.
  
   - И это все?! - изумился мониторщик, оглядывая трех солдат, стоящих перед ним. - А где Лыков? Где солдат из пары на КПП? А, ребята?
   Ребята молчали, переминаясь с ноги на ногу. Сотрудник лаборатории еще несколько раз вызвал сержанта по рации, но в ответ ему была только тишина.
   - Вот, ешкин кот! Что за херня происходит? - он встал из-за стула, толкнул его к противоположной стене. Открыл ящик стола, достал пистолет, проверил обойму.
   - Все бегом в лабораторию! Быстро, быстро!
  
   Дижечко бежал первым и поэтому раньше других заметил сорванные со своих мест видеокамеры, тело Володи, неестественно раскинувшего руки, лежащее в углу. Четверо задержались у тела, обступили. Иван присел, пощупал рукой пульс, потом выпрямился и отрицательно помотал головой. Товарищ был мертв.
   - Это нападение. - тихо заявил он. - А нас слишком мало, чтобы что-то сделать. Нужно вызывать подкрепление.
   - Ты с ума сошел! - выдохнул мониторщик. - Завтра приезжает Президент. А если будет огласка... Если происходящее выйдет за пределы лаборатории!.. Вперед!
   Когда они вбежали в лабораторию, неизвестный в маскировочной черной одежде уже заканчивал упаковывать контейнеры с опытными образцами в рюкзак, лежащий на столе прямо на бумагах.
   - Стоять! Руки вверх! - крикнул работник лаборатории, направляя на чужака пистолет.
   Солдаты рассредоточились по помещению, водя стволами автоматов по сторонам. Иван отметил, что незнакомец без лишней суеты положил последний контейнер в рюкзак, застегнул его на молнию.
   И лишь потом повернулся к ним. Из маски на них посмотрели черные пронзительно горящие глаза.
   - И это все? - изумился чужак. - Вас слишком мало...
   Все, что произошло дальше, уместилось в секунду. Мониторщик набрал в грудь воздуха, дуло пистолета чуть качнулось вниз и в сторону. Стоящие у стены солдаты начали наводить свои автоматы на незнакомца, Иван успел осознать, что один глаз у человека в черном - ненастоящий. Чужак дернулся, исчез, вновь материализовался у работника лаборатории, хитрым приемом вырвал у него "Макаров", при этом дуло пистолета уставилось в грудь своему бывшему хозяину.
  
   В лаборатории раздалось четыре выстрела, настолько быстрых, что их грохот слился в один. Через полминуты из дверей спокойно вышел человек в черной армейской одежде, поправил рюкзак, висевший за спиной. Его глаза ничего не выражали. Не задержавшись и не делая лишних движений, чужак прошел через коридоры к выходу и растворился в ночи среди капель дождя.
  

Глава 1

  
   Стоящее вдоль проспекта Вернадского многоэтажное здание, обнесенное забором с колючкой ничем не выделялось среди нескольких своих соседей, через равные промежутки украшавшие собой широкую оживленную автодорогу в одном из районов столицы. Такое же серое, с такими же дополнительными прямоугольными фрагментами на каждом окне, множеством различных, от простых, до локаторного типа антенн на крыше. Лишь немногие посвященные знали, какая служба находится внутри и какие задачи она выполняет.
   В этот вечер большинство сотрудников режимного объекта уже разошлись, разъехались, спеша домой. Но в спортзале, расположенном на одном из низших уровней горел свет. Если бы кто-нибудь заглянул туда, то увидел бы странную картину: двое людей, один постарше с длинными темными волосами, собранными в хвост на макушке, второй коротко стриженный блондин, значительно моложе, сидели напротив друг друга на матах посреди огромного зала, закрыв глаза и молчали. Тишину нарушали только люминесцентные лампы, ровно и мерно жужжа.
   Они одновременно открыли глаза. Встали, поправили складки кимоно, поклонились друг другу.
   Первым атаковал молодой. Начав атаку с нескольких коротких ударов ногами, он сократил дистанцию, вошел в ближний контакт.
   Тот, что постарше, спокойно, даже с ленцой, уклонился в сторону, пропуская прямой удар рукой в голову. Не выпрямляясь, он схватил одной рукой за штанину противника, второй за ворот кимоно и сделал "мельницу".
   Вернее, попытался. Молодой, шагнул за спину партнера, второй ногой ткнул в место сгиба его опорной ноги. И начал разворачиваться, держа руки перед собой в боксерской стойке.
   Старший, упав вперед на одно колено, разворачиваться не стал. Он сделал короткое вращательное движение свободной ногой, подбивая подсечкой противника. Это ему удалось. Но молодой вывернулся при падении и ухватив обеими руками стопу ноги, которой сделали подсечку, крутанул ее на девяносто градусов.
   Соперник упал на мат, перевернулся. И исчез.
   Если бы в зале был сторонний наблюдатель и в помещении было бы достаточно света, то он бы увидел, как смазанный силуэт старшего вихрем налетел на ничего не успевшего противопоставить молодого. В следующее мгновение вихрь материализовался в стоящего в статичной позе человека, одна рука которого была направлена вперед ладонью. Глухой звук удара, который пропустил молодой, слился с его невольным резким выдохом, когда он пролетел несколько метров спиной вперед. И упал на маты, глядя прямо перед собой, раскинув руки в стороны. Потом перевел взгляд на своего оппонента.
   - Ну, и как это понимать? - старший, выпрямился, упер руки в бока. - А где ускорение, где боевой транс, Андрей?!
   - Сам не знаю, - примирительно улыбнулся юноша. - Представь себе, Калиостро, у меня просто не получилось.
   Тот, которого назвали Калиостро, помог лежащему подняться. Нахмурился, потом, придя к какой-то мысли, он без предупреждения нанес легкий удар в корпус Андрея. Тот сблокировал выпад, сделал полшага назад, закрылся.
   - Ну? - вопросительно протянул старший.
   Юноша отрицательно помотал головой:
   - Не могу, как будто разучился.
   Калиостро почесал кончик носа указательным пальцем. Потом развернулся и пошел по направлению к одному из углов спортзала, туда, где на полу лежали различной длины палки, имитации ножей и пистолетов, выполненные из дерева. Не глядя, приглашающе махнул рукой Андрею.
   Юноша выбрал себе короткую палку, Калиостро - длинную.
   - А ну, скажи мне, когда последний раз ты использовал боевое ускорение? - вопросительно приподнял брови Калиостро, делая пробный замах.
   - Давно. - юноша отбил конец шеста нижней фехтовальной защитой. - Полтора года назад, когда мы работали против мутантов общества Туле.
   - Этих, которые последователи идей Гитлера?
   - Скорее, тех, кого последователи Гитлера вырастили в своих лабораториях.
   - Тогда, друг мой, у меня для тебя пренеприятнейшее известие. - Старший широкой дугой провел подсечку, Андрей подпрыгнул, сократил дистанцию, сделал выпад в плечо противника. - Ты безвозвратно потерял возможность пользоваться своими способностями без тренировок. Помнишь, как быстро я всему тебя научил?
   - Помню, - подтвердил юноша, отходя, потому что атака в плечо привела к резкой контратаке Калиостро. - Ты тогда вызвался помочь мне с поиском черного мага, совершившего взбудоражившее мой родной город ритуальное убийство. А в результате мне пришлось брать отпуск на месяц, потому что на работе уже стали считать меня сумасшедшим. Вот, за месяц я и освоил базовую технику Иных.
   - Интересный термин. - Калиостро резким тычком заставил оппонента прекратить атаку и уйти в сторону. - Это, если я не ошибаюсь, из фильма "Ночной дозор" Головачева? Подходит. Единственное, что там неправда, то, что существует Договор между Темными и Светлыми. В действительности, эта сфера ничем не регулируется.
   - Ну, так вот. - продолжил он через несколько секунд. - Лафа закончилась. Какой бы одаренный ты не был, теперь только упорными тренировками можно восстановить былые способности. Так, что планируй свое время.
   - Ты же сам знаешь, почему я одомашнился! - Андрей поднырнул под слишком широкий замах шеста и коротким тычком показал, куда именно Калиостро пропустил удар. - Как сын родился, так я и прекратил бегать по подворотням за привидениями и гадалками.
   Калиостро совершил мгновенный полуоборот и с локтя вывел шест на удар в основание шеи юноши. Палка замерла в миллиметре от кожи, мелко вибрируя от инерции. Андрей поднял руку, подтверждая, что пропустил удар.
  
   Закончив спарринг с оружием, они вышли из спортзала и прошли в небольшой предбанник сауны, где на небольшом журнальном столике уже стоял горячий чайник, три кружки и ваза с различными печеньями и сдобой. Сидящий на стуле старик повернулся к вошедшим, закашлялся, прикрыв рот кулаком. Водянистые чуть слезящиеся глаза блеснули из-под толстых стекол очков в дорогой оправе.
   - Что так долго? - посетовал он ворчливо, протягивая для рукопожатия сухую узловатую ладонь, усеянную выступающими синими разводами вен.
   - Так зашел бы в зал, сказал, что уже пришел, Марк Семенович! - возразил Калиостро, пожав руку и садясь на один из стоящих в предбаннике стульев.
   - Здравствуйте, - Андрей ответил на рукопожатие, прошел в парилку проверить температуру.
   В лицо дохнуло горячим сухим паром, небольшое, обшитое деревом помещение было сильно разогрето, около ста десяти градусов. Юноша быстро разделся и, не принимая участия в разговоре Калиостро с Самсоновым, которого он также знал, но не очень хорошо, зашел в парилку. Медленно расстелил простыню на верхней полке, улегся на спину, расслабился.
   В памяти еще раз всплыли обстоятельства знакомства с Марком Семеновичем. Именно он ввел его, Белова Андрея Юрьевича в курс дела, рассказал о деятельности последователей дела Гитлера и его окружения по созданию расы сверхлюдей в секретных лабораториях. Сразу после их беседы в квартире Самсонова в одном из переулков центра Москвы, Андрею, бывшему тогда в звании капитана, пришлось срочно ехать в Соединенные штаты для беседы с антикваром, могущим вывести тамплиеров на след неофашистской организации. Там он столкнулся с одним из мутантов Шинлера, лидера общества Туле. Второй сверхчеловек находился в составе преступной группировки под руководством чеченца Эмина. Третий, по прозвищу "Волк", убивал и терроризировал людей в самой Чечне, руководя отдельным бандформированием.
   Собственно, именно тогда Андрей последний раз применял свои сверхспособности, инициированные его наставником Калиостро, в миру именовавшегося Худяковым Семеном Валерьевичем. После этого он получил повышение по службе, став старшим оперуполномоченным одного из отделов Департамента по борьбе с терроризмом ФСБ России, сделал предложение Карине, девушке, с которой познакомился при снятии денежных средств со счетов Эмина. Через год у них родился ребенок, которого они назвали Давидом. Жизнь потекла степенная, другая, не та, к которой успел привыкнуть Андрей.
   И вот, спустя неполных полтора года, Калиостро вновь вызвал его для беседы. У Белова было предчувствие начала чего-то значительного, очень важного дела и, в то же время, очень опасного. В пользу этого говорило хотя бы то, что Худяков после приветствия сразу к делу переходить не стал. Заявил, что ждет еще одного человека и предложил скоротать время в спортзале.
  
   - Итак, - обвел взглядом присутствующих Калиостро. - Все в сборе. Андрей, речь пойдет о недавнем нападении неизвестного на военную лабораторию, помнишь, ты читал в секретных документах, удивлялся, почему ничего не просочилось в прессу. Самсонов был в составе комиссии, расследовавшей обстоятельства этого происшествия. Прошу, Марк Семенович!
   - Спасибо, - старик откашлялся. - Изучив обстоятельства похищения штаммов нового вируса, электронных файлов по его распространению и применению, я пришел к выводу, что это дело рук одного из обладающих сверхспособностями людей...
   - Мы с Андреем приняли термин "Иной", - вежливо вставил Калиостро.
   - Пусть будет Иным. Скорость, с которой действовал неизвестный, взлом сложнейшей аппаратуры без специального оборудования, такие специальные возможности как отвод глаз говорят в пользу моего предположения. Я внимательно ознакомился с отчетом комиссии, которая, помимо прочего, опрашивала всех уцелевших солдат. Есть одна интересная деталь. - старик хитро прищурился. - Левый глаз неизвестного был искусственным.
   Белов поразился не столько бледности, внезапно охватившей лицо наставника, сколько скорости подобной реакции. Калиостро явно был в шоке.
   - Да... - протянул он, уставившись на свои ладони. - Не думал, что вновь когда-нибудь услышу об Отступнике.
   - А ты никого не послушал тогда, когда подарил ему жизнь. - ядовито заметил Самсонов. - Я всегда говорил, что жизнь - это борьба, а выживает в ней сильнейший. А Отступник всегда являлся одним из самых развитых... как их, Иных.
   В предбаннике повисла тишина, прерываемая потрескиванием угля в топке печи. Андрей налил себе чаю, отпил, поставил кружку на стол. Он, конечно, прекрасно почувствовал, что наставнику и старику надо о чем-то поговорить. Некоторые мысли и эмоции других людей он читал также легко, как будто они были произнесены вслух. Поэтому он спокойно встал и снова зашел в парилку.
   Через пять минут туда же зашел Калиостро.
   - Не дуйся, - быстро проговорил он. - Нужно же было старикам пошептаться.
   Андрей хмыкнул. Сухому, поджарому телу наставника с рельефно развитой мускулатурой мог бы позавидовать любой молодой человек, занимающийся спортом. И это при том, что Калиостро было несколько сотен лет, он был одним из старейших магистров древнего ордена Тамплиеров, официально переставшего существовать в начале 14 века. И ни одного седого волоска на голове!
   - В общем так. - наставник поднялся на предпоследнюю полку, сел на захваченную с собой простыню. - Я действительно знаю этого Отступника, даже знаю его истинную дату рождения и родовое имя. Мы когда-то были друзьями. И поэтому я не согласен с Марком в том, что ему могли понадобиться громадные деньги, которые получит любой человек, продавший новейшее бактериологическое оружие одной из воюющих арабских стран. Помимо этой проблемы я могу сказать лишь, что у Отступника есть мотивы ненавидеть существующий мир и всех его обитателей. Иной-злодей, не связанный никакими моральными барьерами потенциально способен сильно испортить обычным людям жизнь. Но предлагаю вернуться к этому разговору позже. Сейчас нам нужно обсудить детали твоей предстоящей экспедиции в Таджикистан...
  
   Если бы кто-нибудь заглянул в этот вечерний час в небольшую комнату рядом со спортзалом одной из засекреченных высоток на проспекте Вернадского, он бы сильно удивился, с какой легкостью находящиеся в ней двое мужчин обсуждают проблемы развития мировых религий вообще и будущего христианства в частности.
   - Каждому времени - свою религию, свою мораль. - Калиостро отпил маленький глоток обжигающе горячего чая. - Что было хорошо и уместно в средние века, то выглядит наивно и неубедительно сейчас.
   Посуди сам! В мире существуют различные конфессии и только пять являются старше ста пятидесяти лет: язычество, христианство, буддизм, иудаизм и ислам. Остальные тысячи течений и направлений появились с середины девятнадцатого века. Это и можно считать переломным моментом, когда человечество начало заново осмысливать догматы церковников, пытаться самостоятельно объяснить те или иные процессы на планете. В то же время, по моему глубокому убеждению, ни одна религия не является идеальной. Язычники в большинстве своем правильно понимали механизм взаимодействия человека и природы, выработали важнейшие принципы морали. В то же время они считали богами сущности, которым больше подходит понятие эгрегор.
   - Такой же, с которым мы с тобой столкнулись при расследовании ритуального убийства в моем родном городе? - перебил Андрей.
   - Такой же, но только невообразимо больше и сильнее. Я как-то сталкивался с одним таким божком в прериях Америки. Если когда-нибудь ты окажешься нос к носу с подобной сущностью, запомни: драться с ними не имеет смысла, ты все равно не сможешь их уничтожить. Лучше закрыться, спрятаться, изменить свой вид в тонком мире. Такие божественные эгрегоры не отличаются сильно развитым интеллектом, они просто потеряют тебя.
   - Ну ты скажешь, - Белов поежился, обхватил ладонями горячие бока своей кружки с чаем. - Чтобы мне пришлось драться с богами!..
   Его собеседник смолчал, улыбнувшись, но в глубине его черных глаз на секунду мелькнуло что-то, что заставило юношу усомниться в своем утверждении.
   - Теперь далее. - продолжил как ни в чем не бывало наставник. - буддизм - это, скорее философия, принципы правильного построения жизненного пути. Он характерен для группы народов Востока, для большинства западных стран он просто неприемлем.
   Иудаизм и христианство наиболее правильно отражают истинное строение Небесного Царства, квинтэссенция догматов церкви заключены в заповедях. Однако, если ты читал Библию, то согласишься со мной, что большинство ее положений являются двух-, а то и более, смысленными, а текст рассчитан на мышление отнюдь не современного человека. Служители церкви, естественно, постоянно дают толкования положениям Книги книг, но это уже субъективизм.
   Ислам является самой молодой из основных мировых религий, охватывает значительное пространство, его исповедуют свыше миллиарда людей. Но он, если честно, придуман обычным человеком, взявшим за основу христианство и иудаизм.
   И самое главное. Все религии, кроме буддизма и язычества, со временем претерпевали изменения, переписывались. Помимо обычных, допускаемых писарями и переводчиками ошибок и неточностей, некоторые положения меняли свой смысл в угоду правящей элите или клерикальному руководству. Таким образом, современная Библия содержит ряд исправлений или искажений, которые в некоторой степени меняют ее первоначальный смысл.
   В то же время, я лично считаю, что объединять мировые религии следует именно под флагом христианства, более того, сохранить руководящую роль Ватикана, хотя бы на первых порах. На данном этапе в истории планеты человечеству очень нужна объединяющая идея.
   Белов встал, снял закипевший электрочайник с подставки и налил новую порцию кипятку в стоящие на столе кружки. Пододвинул поближе банку с вареньем, бросил в воду пакетики чая. Одинокая, непонятно откуда пробравшаяся на секретный объект муха прожужжала мимо, пролетела между дымящихся ароматных кружек, попыталась спикировать на варенье. Андрей знал, что сейчас произойдет, но все равно не успел уследить, когда рука магистра пропала из виду, размытым веером мелькнула над столом и материализовалась одновременно с сухим щелчком. Получившая свое муха отлетела к печке, ударилась об чугунную задвижку и замертво упала на пол.
   - Когда-то и ты так умел, - заметил наставник. - Тренируйся.
   - Хорошо, - юноша улыбнулся. - Есть стимул - насекомые достали, без репеллентов загрызают за полчаса.
  
   Если бы кто-нибудь заглянул в этот вечерний час в пропахшее запахами дерева, трав и чая помещение предбанника в подвале рядом со спортзалом одной из засекреченных высоток на проспекте Вернадского, он бы удивился теме разговора двух находящихся там людей, больше подходящей временам рыцарства и инквизиции.
   - Когда-то тамплиеры стали самым могущественным из орденов рыцарей-монахов. Это случилось по многим причинам, но есть еще одна, известная лишь немногим посвященным. Когда воины освобождали от сарацинов Иерусалим, к ним в руки попали драгоценнейшие предметы. Предметы, прямо подтверждавшие утверждение об искажении Библии. Это были рукописи самого Иисуса, его дневники и конспекты проповедей, самая первая Библия.
   - А он читал проповеди по конспектам? - удивился Андрей.
   - Он был нормальным человеком, хоть и сыном Божьим. - мягко возразил магистр. - Он долгое время учился мудрости, постигал существующие религиозные течения и философии. Он был женат, имел детей. Вся эта информация могла повредить деятельности Церкви и Инквизиции, поэтому была безжалостно стерта из последующих вариантов Святого Писания. Но сейчас не об этом. Если захочешь, я подробно расскажу про эти времена позже.
   Реликвия долгое время считалась потерянной навсегда. Буквально месяц назад при раскопках одного из курганов в Центральной Азии было обнаружено захоронение одного из потомков Христа, целой семьи, если хочешь знать. Среди вещей археологи обнаружили ряд документов, в том числе выполненных и на дорогой и долговечной коже. Один из наших резидентов узнал о наличии среди этих предметов самой первой Библии, об этом узнали и другие люди. В том числе и те, которые будут стремиться заполучить Книгу во что бы то ни стало и не остановятся ни перед чем. Кто они, тебе знать не обязательно. Потому, что первый шаг они сделали не сами, а через каких-то арабских наемников.
   Смотри, - магистр протянул Андрею распечатанный на листе текст.
   Белов отставил в сторону чай, уставился в документ. Через пару мгновений его брови поползли вверх, потом он нахмурился:
   - Убили всех членов экспедиции?! Тридцать с чем-то человек?..
   - Да. А еще при пересечении границы расстреляли блокпост.
   - А где они сейчас?
   - Они - не знаю. - Калиостро развел руками. - А Книга - в лагере боевиков в Рамитском ущелье в Таджикистане. Это вообще-то курортная зона возле города Кафарниган, там люди отдыхают. Курьер с книгой, другими реликвиями, его охрана из боевиков пробудут в ущелье недолго, около недели, потом реликвию заберет заказчик и все, след потеряется.
   - Почему я? - Андрей посмотрел в глаза своему наставнику.
   Калиостро положил обе руки на стол, взгляд его заострился.
   - Видишь ли, я мог бы послать на такое ответственное задание другого, в конце-концов, поехать сам. Но в последнее время я стал замечать утечку информации, кто-то в моем окружении работает против своих. Не понимаю, что, но происходит что-то важное... Я несколько раз подряд видел один и тот же сон... Нас всех ждет какая-то страшная беда, катастрофа, погибнут миллионы... Откуда исходит опасность, я не знаю, но над Россией сгущается Тьма. В этой ситуации я не могу покинуть свой пост в Москве ни на минуту, а полностью я доверяю немногим. Из этих немногих только ты способен выполнить эту миссию...
   Они помолчали. Слова были не нужны, Белов полностью погрузился в эмоции наставника, прочувствовал его переживания. Ощущения были нешуточные. Над ними обоими, сидящими в маленькой комнате в подвале одного из зданий Москвы словно нависла тяжелая грозовая туча, готовая вот-вот разразиться убийственными молниями. Он впервые уловил неуверенность и отчаяние в обычно ироничном и спокойном Калиостро.
   - Итак. - магистр снова вернулся к теме разговора. - поедете группой. Возьмешь с собой Громова, несколько спецов, на месте вас встретит проводник. Оружие и боеприпасы с собой везти нет необходимости, их найдете в потайном месте, в схроне, оставшемся с того времени, когда Таджикистан был "горячей точкой". Вот маршрут.
   Андрей взял пододвинутую в его сторону карту, провел пальцем вдоль темно-синей линии, нанесенной, по-видимому, шариковой ручкой. Потом выпрямился, отодвинул стул и встал. Секунду он оглядывался, словно ища чего-то, потом увидел свою одежду на крючке у входной двери и пошел к ней.
   Тишину прорезал энергичный ритм музыки сотового телефона. Калиостро с интересом посмотрел на юношу, спросил:
   - Ты всегда так угадываешь, когда кто-то звонит?
   - Только если на другом конце провода знакомый мне человек. - пояснил Андрей, нажал на кнопку ответа. - Да, Карина!.. Немного занят... Да, уже десять вечера, знаю... Нет, конечно, не до утра... Хорошо, скоро заканчиваю, ложитесь спать... Целую...
   - Семейная жизнь, - с непонятной интонацией протянул магистр.
   - Сын требует папу перед сном. - улыбнулся Белов. - А жене до свечки спасение мира, ей главное, чтобы муж был дома сразу после работы. Какой бы он не был важный человек...
   - Ладно, дуй домой. Завтра я оформлю все документы, можешь за это не беспокоиться. Послезавтра встречаемся в аэропорту Шереметьево, время я скажу дополнительно.
   Они поболтали еще немного, потом Белов собрался и первым покинул здание высотки. Когда он подходил к машине, почувствовал колючее прикосновение чужого взгляда. Неприятное ощущение длилось всего мгновение, поэтому юноша не смог засечь источник. Не спеша подошел к машине, поставил сумку на землю, оглянулся. Вблизи никого не было. Было достаточно светло, чтобы увидеть, что ближайшие прохожие находятся через дорогу, там же было припарковано несколько машин таксистов.
   Андрей хмыкнул, помотал головой и сел в машину. Завел двигатель, включил передачу.
   Уезжая, он уже не видел, как из одной машины, стоящей на противоположной стороне проспекта в его сторону внимательно смотрят двое людей.
  

Глава 2

  
   В этот вечер в столице было пасмурно. Начавшие собираться после полудня тучи к ночи уже закрыли собой все небо, превратив обычную светлую летнюю ночь в непроглядную темень. На улицах стало неуютно, особенно после того как пошел проливной дождь. По подоконникам противно и требовательно стучали крупные тяжелые капли. Самые настоящие ручьи текли по дорогам, смывая с асфальта пыль и грязь. Проносящиеся по дороге мимо дома машины расцвечивали мокрую поверхность улицы и окрестных домов яркими бликами.
   Вот одна из машин свернула по двор и на мгновение осветила окно на втором этаже, в котором стало видно паренька лет шестнадцати, стоявшего, прислонившись лбом к стеклу. Ярко блеснули глаза, потом окно снова погрузилось в темноту.
   Юноша еще немного постоял, глядя на дождь, потом зевнул, широко открыв рот и долго с удовольствием потянувшись, раскинув руки в стороны. Стало видно, что он является обладателем мощного торса, широких плеч и немалого размера ладоней. Сделав вращательное движение головой, он размял шею и лишь после этого снова сел в уютное кожаное кресло перед мерцающим монитором. Руки легли на клавиатуру.
   "Почему ты говоришь, что руны можно использовать не только для гадания, Хеймдаль?" - набранный текст не сопровождался картинками или смайликами, как это бывает у старых знакомых, не тратящих время на подобную ерунду.
   Ответ не заставил себя ждать.
   "Если руна написана правильно, то она начинает активно влиять на привычный окружающий мир в соответствии со своим назначением".
   "Что значит правильно?" - набрал Матвей, хотя уже знал ответ
   "Собственной кровью"
   Из соседней комнаты послышались еле слышные, приглушенные ковром шаги приближающегося человека. Юноша поспешно закрыл диалоговое окно, на экране остался один из многочисленных сайтов по религии.
   На его плечи скользнули мягкие нежные руки с дорогим и затейливым маникюром на длинных ногтях. Ноздри уловили тонкий аромат дорогих духов, слегка смешивающийся с благовониями кремов, сквозь который, дразня и возбуждая, ощущался запах молодого женского тела. На шею щекоча упали тяжелые только что вымытые и высушенные густые волосы. Горячие мягкие губы коснулись уха:
   - Ты скоро? Я иду в спальню.
   Низкий сексуальный голос был таким, что все инстинкты молодого организма сладко заныли в предвкушении наслаждения. Все, кроме разума. Сейчас расслабляться ему было нельзя.
   - Ложись без меня. - желание все бросить и схватить в охапку стоящую сзади женщину было столь велико, что Матвей с трудом заставил себя говорить нормально. - У меня сегодня много работы. Возможно, до утра.
   - Это вряд ли, - собеседница выпрямилась, тонкие пальцы чуть сжали плечи юноши, - только что звонил Асмодей, сказал перезвонить на второй сотовый, номер ты знаешь.
   Вызываемый абонент поднял трубку лишь с четвертого гудка.
   - Завтра к десяти поедешь на телевидение в одиннадцатую студию, - сильным, несмотря на старческий возраст, голосом заявил ему вместо приветствия Асмодей, - нужно будет поработать с программой для военных. Меня там не будет, обратишься к монтажеру, он в курсе, будет ждать. Понял?
   - Понял. А у меня вопрос по отработанным программам... - Матвей не сразу понял, что собеседник отключился сразу после своего монолога.
   Что ж, кому другому не поздоровилось бы за такое невежливое отношение. А это был не просто кто-то, это Куратор, человек масонской ложи, лично занимающийся финансированием и воспитанием юноши. Ему позволялось еще и не такое.
   Именно старик Асмодей, он так представился при знакомстве, нашел Матвея, когда тот попал в переплет с местными воротилами, желающими отомстить юноше за травмы, нанесенные сыну их лидера.
   Перед мысленным взором вновь всплыла картинка: зимний студеный вечер, занесенная снегом улица, грязные, исписанные непристойностями стены забора, огораживающего неоконченную стройку от прохожих, мусор, в большом количестве валяющийся прямо под ногами. И группа подростков, собравшихся у машины "Форд-Скорпио" темно-синего цвета, нагло заехавшей на тротуар. Прохожие были вынуждены обходить ее по широкой дуге, выходя на дорогу, по которой проносились редкие в этот вечерний час автомобили. По лицам шпаны было видно, что им доставляет удовольствие причинять людям неудобства, они так и ждали замечаний со стороны пешеходов, чтобы повеселиться.
   В этот вечер Матвей возвращался поздно потому, что разгружал товары с большегрузных машин в таможне. Когда он подходил к перегороженному "Фордом" участку, один из подростков, допив пиво из стеклянной бутылки швырнул ее под ноги волхву. Как оценил потом Матвей, она запросто могла попасть ему в голень и нанести травму. Подростки перестали разговаривать, предвкушая развлечение.
   Бутылка не долетела до цели. Поймав ее за горлышко, волхв медленно поставил стеклянную посудину у забора и выпрямился. Бросивший ее двенадцатилетний пацан оглянулся на одного из группы, видимо старшего, носившего дорогую рыжую дубленку. Тот кивнул.
   - Ты чо, самый крутой, да? - двенадцатилетний шагнул, загораживая дорогу Матвею.
   Последний не останавливаясь посмотрел в глаза агрессору, на секунду вложив во взгляд парализующую силу. Пройдя мимо остолбеневшего и дико вращающего глазными яблоками пацана, он приблизился к машине. Помолчал, давая шпане возможность начать первой.
   Тот, что в рыжей дубленке слез с капота, красивым и отработанным щелчком отбросил через забор недокуренную сигарету. Его свита начала двигаться, обтекая волхва и заключая его в кольцо. В воздухе запахло угрозой.
   - Ты за что маленького обидел? - начал для затравки старший, но он не знал, с кем связывается.
   Матвей, прекрасно зная, что начнется через несколько секунд, не стал ждать развития событий, он с детства привык управлять ситуацией, а не подстраиваться под нее. Высунувшийся ближе всех к нему слева подросток в черной шерстяной шапке, низко надвинутой на глаза, получил короткий удар в подбородок и улетел назад, создав брешь в кольце обступивших волхва людей. Шапка слетела, стало видно, что подросток абсолютно лысый, что при его худощавом сложении выглядело комично.
   Не успел никто опомниться и среагировать, как Матвей бросился в брешь, схватил одного из ближайших за отворот куртки и резко потянув на себя, бросил его разворотом на противоположную сторону окружения. Несколько человек упали. Раздались первые крики. Началась сутолока и давка, потому что одни пытались протиснуться к Матвею, другие, находившиеся в непосредственной близости старались покинуть поле боя. Кто не успевал - падал на снег, сбитый точным скупым ударом.
   Матвей тогда толком так и не подрался. Группа была настолько неорганизованной, что, оказавшись в критической ситуации, подростки не смогли дать достойный отпор. Часть просто разбежалась. Лишь старший инициативно вступил в драку, видимо, чтобы подтвердить свой авторитет.
   Авторитет был подтвержден и значительно снижен, когда рыжая дубленка вместе со своим хозяином влетела через закрытое стекло в автомобиль, брызнув осколками стекла.
   Как потом выяснилось, владелец рыжей дубленки и темно-синего "Форда-Скорпио" был сыном лидера преступной группировки, копировавшим деятельность папаши в своем подростковом пространстве. Волхву потом пришлось сильно пожалеть, что вступил в драку со шпаной.
   Матвей был недоволен собой еще и по другой причине. Драться он умел, хотя и не любил. Если хотя бы на одной из рук появлялась ссадина, царапина, любого размера рана, то он уже не мог колдовать. Потому что магия Волхвов, а именно ее изучал и успешно применял на практике юноша, не терпела телесного ущерба или изъяна.
   Если бы не вмешательство масонов, Матвей бы сильно тогда пострадал, став врагом преступной группировки.
  
   Поняв, что он несколько отвлекся, молодой волхв вернулся к Интернету, переходя со страницы на страницы, изучая сайты по религии. Наконец, он удовлетворенно откинулся на спинку кресла, щелкнул на значок принтера. Тот послушно зажужжал, из лотка выехал первый лист, на котором крупными буквами стояло название: "Методы обращения в свою веру, использовавшиеся Ватиканом".
   Внимательно изучив документ, он взял с полки над монитором папку с заданиями своего куратора, как он про себя называл Асмодея. Завтрашний выезд заранее оговаривался и назывался "Подчинением социальной группы военных идеям смены руководства в стране". Матвей хмыкнул, полистал документы, освежив в памяти то, что ему ранее говорили. Все было понятно, хоть и противно. Еще одна веская причина, чтобы порвать с масонами. Единственное, что удерживало юношу от столь радикального шага - это невероятные возможности его покровителей, часть из которых была продемонстрирована ему при их знакомстве. Из его жизни исчез не только сын преступного воротилы, но и сам лидер вместе со своей группировкой. Матвей вообще сомневался, есть ли в стране или в мире группа сильнее масонской ложи, в которую входил Асмодей.
   Раньше он даже не подумал бы о том, чтобы уйти из-за Лены, сексапильной дамочки, появившейся рядом с ним когда он согласился работать на Асмодея. Умом понимая, что она - просто холодная красивая кукла, юноша ничего не мог сделать со своим либидо. Прекрасно зная, как и зачем многими сектантами ставится "точка" у своих последователей через секс, он не смог ничего не поделать, когда этот привораживающий прием был применен к нему.
   Но в последнее время кое-что изменилось и это оказалось сильнее полового влечения, что бы там не говорил на этот счет старик Фрейд.
  
   Но уже наступила полночь - время, которого он ждал для проведения одного эксперимента. Матвей открыл ящик стола, достал маленькую кисточку и перочинный нож. Выключил компьютер и на цыпочках, чтобы не разбудить свою прекрасную сожительницу, вышел в ночь.
  

Глава 3

  
   В этот жаркий летний день было особенно душно. Раскаленный асфальт аэропорта Шереметьево жег ноги сквозь подошвы. Над его поверхностью маячил прозрачный пар, поднимающийся вверх, создавая ощущение, что земля мелко колеблется, дрожит. В воздухе не было ни малейшего дуновения ветерка, одежда противно липла к спине. Небо было чистым, глубоким, лишь на западе на горизонте одиноко маячила небольшая туча.
   В зал ожидания аэропорта вошла группа, состоящая из четырех молодых людей. Сторонний наблюдатель, несомненно, отметил бы некую похожесть, имевшуюся, по крайней мере, у троих из них: крепкое сложение, короткие стрижки, острый взгляд, особая походка. Четвертый был ростом пониже, имел светлые волосы, зачесанные назад, в его движениях бывалый человек также определил бы человека, имеющего отношение к боевым искусствам. С учетом уверенности и властности, с которой четверка двигалась и осматривала территорию огромного зала, любой мало-мальски сведущий человек определил бы, что молодые люди имеют непосредственное отношение к правоохранительным органам. Или к бандитам. И поэтому сильно бы удивился, прочитав, что у них написано в документах.
   - Археологи? - симпатичная девушка в форме пограничника не скрывала своего изумления.
   - Да, - ответил светловолосый, облокачиваясь локтями на стойку, - едем на раскопки одного кургана. Бросайте все, поехали с нами!
   - Спасибо, - кокетливо улыбнулась пограничница, возвращая билет и паспорт, - мне еще вечером мужу борщ варить.
   Андрей понимающе кивнул, направился в сторону накопительного помещения, поправив резким движением небольшой рюкзак за спиной. Его спутники также прошли проверку документов и багажа, догнали его.
   - Почему именно археологи? - вполголоса спросил один
   Андрей не ответил. Чуть поморщившись, он скинул рюкзак на пол возле столика кафе, сел на стул. Обернувшись попросил подошедшую официантку принести чай, чего-нибудь поесть. В это время его спутники также расселись за столом.
   - Потому что в ту страну, в которую едем мы, в основном, едут военные, бизнесмены и археологи. Первые две категории представляют интерес для местных властей всегда, третья - иногда. Ясно?
   - Ясно, командир.
   То, как было выделено последнее слово должно было дать Белову понять, что в действительности говорящий его таковым не считает. Андрей устало вздохнул. Поездочка предстояла еще та...
  
   - Костя, привет! - друзья обменялись крепким рукопожатием, обнялись.
   - Тысячу лет тебя не видел! Чем занимаешься?
   - Не тысячу, - серьезно поправил Белов, - а полтора года.
   - Ну, да. - согласился Костя Громов, щуря свое темно-карие глаза. - С той акции в Чечне. Рассказывай!
   Андрей оглядел небольшой стадион, на котором они находились, убедился, что поблизости никого нет, потом достал сложенный вчетверо лист бумаги, протянул товарищу.
   - Ого, - вчитался тот, - настоящая Библия... переворот в мировой религии... противостоящие силы, подумать только!.. неустановлены, конечно... ГДЕ находится?..
   - В Кафарнигане. Был там?
   - Нет, но в Таджикистане приходилось... бывать. Кто еще едет?
   - Я их не знаю, - Белов достал другой лист, посмотрел, - Топорин Алексей и Сиваков Вадим из твоей конторы.
   Костя кивнул, ненадолго задумался. Потом развернулся в сторону спортивных снарядов, где занимались несколько крепких ребят.
   - Топорина я знаю давно, проверенный кадр. Выезжал в командировки от военной разведки не раз, имеет опыт боевых акций. Спокойный, имеет высшее образование, погоняло "Доцент". - Громов чуть улыбнулся.
   - А Сиваков?
   - Сам пообщайся. Не хочу заранее тебя настраивать, но Вадим своеобразный человек. Надежный, но с гонором...
  
   Официантка принесла дымящийся чай и большую плоскую тарелку с бутербродами. Сервировала быстро, немного нервно, что в середине смены - на улице еще был день - было немного странно. Улыбнувшись дежурной улыбкой, она подняла глаза на Андрея.
   "Когда же найду себе нормального мужика, сколько можно воспитывать дочку одной!" - ее мысль была такой громкой, что Белову не пришлось даже напрягаться. Такая боль и безысходность была в ее глазах, что он, не совсем понимая, что делает, мысленно приобнял, утешая. "Все будет хорошо, - подумал юноша, - в этом году ты встретишь своего будущего мужа и вы будете вместе..." Он удивился, откуда это все взялось, но его уверенность передалась и девушке. Выражение глаз сменилось на спокойно-ироничное, официантка прямо-таки засветилась изнутри. Взяв со стола поднос, она развернулась и ушла пружинистой походкой уверенного в себе человека.
   Андрей встряхнулся как ото сна, так до конца и не поняв, что сейчас произошло. Он осознал, что все смотрят на него в ожидании.
   - Что? - спросил юноша, глуповато улыбаясь.
   - Я спрашиваю, нас там будут встречать? - голос Сивакова изобиловал нотками раздражения.
   - Нет
   - Почему?
   Андрей перестал улыбаться и в упор посмотрел на оппонента. Над столиком на несколько секунд повисла напряженная тишина. Сиваков принял вызов, ответив пристальным взглядом. Белов чуть усилил давление, позволил накопившемуся раздражению выйти наружу и тонким направленным импульсом ударить порядком надоевшего ему члена отряда. Дождавшись, когда на самоуверенном лице появятся капельки пота, а могучие плечи начнут неуверенно ерзать, юноша веско произнес:
   - Что и как мы будем делать по прибытии, решу я. Потому что только мне и Громову известны истинные цели экспедиции, пароли и явки, а также только я владею персидским языком, на диалекте которого говорят в Таджикистане. Твое дело - выполнять приказы старшего.
   Вадим съежился, что при его огромных габаритах выглядело смешно. Коротко стриженная голова уткнулась в чай, некоторое время он избегал смотреть в глаза.
   Андрею не было стыдно за примененные способности, конфликт назревал давно и пора было уже определиться в отношениях с подчиненным. Он вспомнил как они знакомились на складе, где получали спецсредства, одежду.
  
   - Ты, что ли Белов? - поигрывая мускулами на руке, произнес сквозь зубы Сиваков.
   Андрей ответил на рукопожатие и от неожиданности растерялся: спецназовец стиснул ему ладонь так, что пальцы мгновенно слиплись и перестали что-либо чувствовать. Белов попытался выдернуть руку, но это ему не удалось - ладонь по-прежнему находилась в стальных тисках. Вадим стал улыбаться.
   Несильный удар заставил разлететься сцепившиеся руки. Громов не стал ничего говорить, хмыкнул и стал рядом вполоборота, видимо, на случай, если начнется драка.
   Андрей помассировал руку, к побелевшим пальцам медленно стал возвращаться нормальный цвет.
   - Ты откуда такой, а, командир? - сверкнул белыми зубами Сиваков.
   - Какой такой? - Андрей никак не мог собраться с мыслями, чтобы дать достойный отпор.
   - Да слабенький. Того и гляди, кони двинешь в первый день экспедиции. А еще старшим поставили.
   - Ладно, все, - вклинился в разговор Громов, - собираться надо. Потом отношения выясните.
  
   Отношения Сиваков выяснял еще трижды, но Андрей, твердо решив не доводить дело до конфликта, не реагировал. Лишь раз, в ответ на очередную выходку спецназовца, он сказал:
   - Если не изменишь свое поведение, то будешь принесен в жертву древним богам...
   Как потом пояснил Костя, в этот момент голос у Андрея был не похож на свой, странно вибрировал, как бывает, когда человек сильно волнуется. И, что самое странное, Белов не помнил, чтобы он что-то подобное говорил. У него эта фраза вообще не отложилась в памяти.
   Юноша отпил горячий ароматный напиток, откинулся на спинку пластмассового стула.
   - Жалко, что границу легально пересекаем. - вполголоса произнес Громов, наклонившись к товарищу. - Я бы взял что-нибудь из своих приспособлений.
   Перед глазами Белова всплыл момент, когда он дома собирал рюкзак и под руку подвернулся меч. Тот меч, который ему подарил во время посвящения в рыцари Ордена тамплиеров сам Фулканелли, верховный магистр этой древней секретной организации. Тот самый меч, с которым юношу связывали смутные неясные воспоминания из прошлой жизни, когда он, по словам Фулканелли, воевал с мусульманскими ордами на Священной земле. Светло-голубая полоска метеоритной стали, нисколько не истончившаяся за эти столетия, которой, если действовать осторожно, можно было бриться.
   Оружие, не раз выручавшее хозяина, само просилось в руки. Но, с учетом условий экспедиции, меч брать было нельзя.
   - Мне тоже жалко. - согласился Андрей.
   Негромкий гул разговоров с легкостью прорезал динамик аэропорта, красивым женским голосом объявившим начало посадки на их рейс.
  
   Рейс длился несколько часов и Андрей, загодя прекрасно выспавшийся, мучился вынужденным бездельем. Читать не хотелось, спать тоже. Глядя в окно, он вспомнил, что их отъезд совпал по времени с серединой лунного месяца, полнолунием, что, согласно гороскопам, нельзя было назвать большой удачей. Каждый день имеет собственное значение, но обобщая можно было сказать, что дела лучше начинать на новую луну, а войны - на ущербную. Полнолуние же всегда считалось плохим временем, когда просыпается всякая нечисть, мешающая людям жить.
   Например, со слов Калиостро, вампиры существуют на самом деле. Это не умершие люди, не князь Влад Цепеш, иначе называемый драконом или Дракулой. Это разновидность нечисти, не видимой обычным зрением. Их очень много в окружающем мире. Грызут они слабых, больных, нервных или истеричных людей, обычно за ноги. Точнее, атаки производятся на эфирное нематериальное тело человека и теряет жертва не кровь, а энергию, защиту. Люди, подвергшиеся атаке вампиров, впоследствии могут заболеть или состариться. Иные, случайно или намеренно попадавшие во сне в мир вампиров, подвергались сильной опасности. В тонком зыбком мире полусна-полуяви вампиры представлялись посетителю такими, какими их сделало общественное сознание и голливудский синематограф: страшными, быстрыми и неуязвимыми. В таких снах можно было и голову сложить, если вовремя не проснуться.
   От нечего делать Андрей начал ежедневную тренировку, пытаясь восстановить утраченные сверхвозможности. Для начала он попытался внушить стюардессе мысль подойти к его креслу, но не смог зацепиться за ее сознание. Потом он стал поочередно вытягивать конечности своего тонкого тела, стараясь пошевелить какой-нибудь предмет материального мира, но даже тонкая нитка на впередистоящем кресле не шевелилась. Согласно теории, тонкое тело человека сродни руке, много месяцев пролежавшей в гипсе, мышцы которой практически атрофировались. Предстояло много работы.
  
   Самолет, благополучно перелетевший территорию России и Узбекистана, приземлился в Душанбе, находившегося в центре Таджикистана. Стояла характерная для этого времени года жаркая, около 30 градусов, удушливо сухая погода. Спутники, обливаясь потом, получили свой багаж, вышли из таможенной зоны и встретились со своим проводником по имени Мирзо. Небольшого роста, толстоватый улыбчивый черноволосый мужичок средних лет неплохо говорил по-русски. Он сразу рассказал, что встречает их по рекомендации Худякова, которого давно и хорошо знает, о целях экспедиции немного осведомлен, свою задачу - отвести их в нужное место и вернуть обратно выполнит добросовестно.
   После этого группа покинула аэропорт, они вышли к автостоянке и погрузили свои сумки в потрепанного вида ГАЗель со смятым задним бампером. Мирзо, ни на минуту не умолкавший, пояснил, что занимается частным извозом, знает всех милиционеров и проблем по дороге со стороны властей не предвидится. Цены в его стране небольшие, например, поездка до Кафарнигана, до которого около 15 километров, стоит 10 рублей с человека. Несмотря на то, что с 1991 года Таджикистан обрел суверенитет и собственную валюту, рубли имеют хождение в стране наравне с долларами.
   Дорога, отметил Андрей, была сравнительно хорошей: двухполосная, новый асфальт. По пути они проехали несколько кишлаков, выглядевших на сторонний взгляд совершенно одинаково: большинство домов являются саманными, то есть сделанными из глины с соломой, некоторые, очевидно, принадлежащие местным бизнесменам, построены из бетонных блоков, крыша покрыта шифером. Растительность практически не отличалась от той, к которой он привык в своем родном южном городе - ель, различные лиственные деревья, акация, можжевельник, например. Существенно отличало от России то, что в поселках дороги были очень узкие, одноколейные, многие местные жители передвигались на лошадях и ишаках, совершенно не пугавшихся редких автомобилей, среди которых преобладали УАЗы, ГАЗели и тойоты.
   Перед самым Кафарниганом Мирзо повернул машину направо и они стали приближаться к горам, видневшимся на горизонте. Спутники проехали довольно большую реку Кафарниган, еще один кишлак Йос и въехали в Рамитское ущелье. Здесь проводник стал ехать очень медленно, присматриваясь к одному ему известным ориентирам. Наконец, он остановил машину.
   - Вроде здесь, командир, - обратился он к Андрею.
   Юноша кивнул своим спутникам, все повытряхивали вещи из рюкзаков, переоделись в камуфляжную одежду "Березка", очень удобную для подобных климатических условий и молча двинулись вслед за Мирзо.
   Через какое-то время группа достигла источника Зайран, возле которого и был замаскирован схрон. Чтобы не терять время на поиск более десяти лет назад спрятанного убежища, Андрей достал металлоискатель и передал его "Доценту". Тот сноровисто включил аппарат и практически сразу нашел искомое - металлоискатель издал негромкий но противный писк.
  
   - Умели же хранить оружие, - похвалил Сиваков, доставая очередной ящик из норы. - Все в масле, хоть сейчас в бой.
   - Типун тебе на язык, Вадим. - рассерженно бросил Мирзо, оглядываясь. - Лучше, чтобы оно вообще не пригодилось.
   - А где база этих арабов? - спросил Громов.
   Андрей не спеша достал навигационную спутниковую аппаратуру, включил ноутбук и, дождавшись загрузки данных, ткнул пальцем.
   - А, это на самой горе, там у нас курорт. - сказал Мирзо, смотревший на карту через плечо Андрея.
   - Надеюсь, - тамплиер выпрямился, встал, - что они все там в плавках и никто нас не ждет.
   Присутствующие плотоядно заулыбались.
   - Но интуиция говорит об обратном, - закончил он, - Все, оружие и боеприпасы по мешкам, пора выдвигаться.
  

Глава 4

   - Семен Валерьевич, это Алексей из Твери, - голос звонившего был взволнован, - включите первый канал. Это, возможно, Вас заинтересует.
   Калиостро последовал совету собеседника, щелкнув пультом. На экране появились кадры одного из новых приключенческих фильмов. Горящие улицы. Мрачное грозовое небо. Герои фильма - мускулистый мужчина и сексапильная дамочка упрямо шли к победе, невзирая на трупы и страшные разрушения. Полиция работала, но как-то вяло, предоставляя им спасти мир самостоятельно. Ничего нового, обычное голливудское говно, чего тут смотреть.
   И тут что-то необычное мельком коснулось сознания. Будто чужая мысль появилась и ушла, оставив смутное пятно в памяти. И еще раз. В глазах зарябило. Калиостро почувствовал давящую боль, сосредоточившуюся над бровями и переносицей. Появилось сильное желание отвернуться от телевизора.
   "Власти не хотят помогать мне", - эта мысль появилась в сознании неожиданно четко, словно результат его собственных размышлений. Калиостро даже пришлось сделать над собой усилие, чтобы вспомнить о чем он думал в этот момент, после чего пришло понимание чуждости этого предложения.
   Ничего себе! Магистр включил видемагнитофон и записал часть фильма. Перемотал и пустил пленку в замедленном режиме. Через равномерные промежутки времени на экране появлялся один и тот же символ, чем-то похожий на китайский иероглиф. Снова включив фильм, он всмотрелся и понял, что в магическом зрении от экрана исходят какие-то рваные колючие колебания с металлическим блеском. Смотреть на них было неприятно.
  
   Раздался звонок телефона. Морщась от головной боли, Калиостро снял трубку.
   - Ну, что Семен Валерьевич, - Алексей из Твери явно видел то же самое, в его голосе звучало удовлетворение охотника, наконец-то выследившего дичь.
   - Что это за символ, Леша?
   - Это обычная скандинавская руна. Называется Тейваз, изображается как крест с опущенными боковыми палками. Является символом, могущим подавить волю человека, его дух.
   - А больше ничего ты не заметил?
   - Ну, как-то настроение испортилось, раздражение какое-то. А что?
   - Нет, - поспешно пояснил магистр. - Ничего. Какая-то ерунда. Ты молодец, что заметил, я разберусь, что это было.
   Он положил трубку, взглянул на часы. Уже было одиннадцать утра, а на полдень он запланировал встречу со своим резидентом из южного региона, тот настойчиво просил аудиенции.
  
   - Семен Валерьевич! - подошедший к магистру Ветров был одет как на пляж: короткие шорты и цветная футболка.
   - А, Володя, - Калиостро пожал протянутую ладонь, - Отдыхаешь?
   - Да, только вернулся с Кипра. Как дела?
   - Нормально, только заморочки всякие настораживают...
   - Ну вот, - оживился Ветров, голубые глаза под белой как снег шевелюрой засияли, - а я тоже новость привез нехорошую.
   - Из-за границы?
   - Ну, да, откуда еще. Короче, изо всех стран в Москву планируют съехаться сатанисты. Даже день назначен - 6 июня. Получается в дате три шестерки: шестой день, месяц и год.
   - А чего вдруг в Москву? - хмуро спросил Калиостро. - А не в старую Европу, там все можно, даже парад гомосеков устраивают, лишь бы туристов заманить.
   - Официально заявлен концерт альтернативной рок-музыки с игровыми элементами шабаша. Мне по секрету сказали, что в этот день, точнее, в полночь состоится очень важная для дьяволопоклонников церемония. То ли воскрешение антихриста, то ли сожжение Христа, сами не знают, все держится в строжайшей тайне. Даже приезд ими планируется не в Москву, а сначала куда-нибудь по соседству: Владимир, Гусь Хрустальный и так далее. А уж к шестому - все в обусловленное место, название которого будет распространено через Интернет непосредственно перед началом церемонии.
   - Вот блин, не хватало мне еще на собственной территории шабаш ведьм разгонять. Ведь не просто так они сюда припрутся, что-то серьезное намечается... - подумал вслух магистр. - Ладно пойдем, там мой резидент уже столик заказал.
  
   Резидент, на взгляд Ветрова выглядел обычным человеком средних лет, в джинсах и рубашке с коротким рукавом. Темно-русые с желтизной волосы выглядели несколько неопрятно, возможно, их не мыли несколько недель кряду. Лоб резидента покрывала испарина, глаза запали как у человека, давно не высыпавшегося нормально. Или работающего на производстве хлора без защитных очков.
   - Богдан, - представился он, протягивая руку Ветрову, тот также назвал свое имя.
   - Ну, что, рассказывай, - предложил Калиостро, когда они расселись за столом и официант обнес их чашками с пахучим эспрессо.
   Богдан закурил, откашлялся:
   - У нас в регионе появилась новая организация. Имеет много подконтрольных фирм с различными наименованиями, но руководство одно. Назовем ее для удобства Корпорация.
   За последние несколько месяцев Корпорация взяла под свой контроль все жизненно важные сферы нашего края. Начали с уборки мусора и благоустройства дворов. Потом коммунальные службы были подведены к банкротству и выкуплены с аукциона. Дальше строительные фирмы, правоохранительный блок. Сейчас они планируют продвигать своего человека на пост губернатора. Я сразу и не обратил внимание что это из ряда вон... Вот все бумаги, копии договоров.
   - Я посмотрю, - сказал Калиостро, беря из рук резидента дипломат. - А почему лично приехал? Можно было все переслать почтой, списаться по "мылу".
   - Я... - Богдан начал доставать новую сигарету, у него затряслись руки и пачка просыпалась на стол. - опасаюсь за свою жизнь. Люди Корпорации выследили меня.
   - Это невозможно, дружище, - мягко и убедительно сказал магистр. - Я сам ставил тебе защиту от чужого вмешательства. Чтобы тебя вычислить, на тебя должен был кто-то показать пальцем - вот он, тамплиер... - он осекся.
   - Что, кто-то из нас предал? - вмешался в разговор Ветров.
   - Или самостоятельно засыпался, - уточнил Калиостро, глядя на резидента. - Ладно, поезжай в гостиницу, я посмотрю бумаги. Завтра соберу наших аналитиков, будем думать вместе. Охрана нужна?
   По выражению лица резидента было ясно, что он был бы не против, однако Богдан отрицательно помотал головой и тяжело вздохнул.
   - Почему вы ему не поверили? - спросил Володя когда резидент вызвал такси и уехал.
   - Поверил, но мне кажется он заработался, напридумывал всякого. Знаешь, почувствовать ложь нетрудно, это могут почти все обычные люди. Но вот раскусить человека, верящего в собственные придумки практически невозможно.
  
   Богдан добрался до гостиницы, расположенной на Мичуринском проспекте, заполнил карточку туриста. Когда администратор принимала от него документы, резиденту вдруг почудилась некая пауза с ее стороны. Но в следующую секунду у него уже интересовались, будет ли он завтракать и когда намерен выехать. Богдан несколько успокоился.
   Поднимаясь в номер на 5-й этаж, он дважды поймал косой взгляд сотрудников охраны и понял, что или весь мир против него, или у него не на шутку разыгралась паранойя. Разозлившись на себя, свою мнительность, Богдан вошел в номер и закрыл за собой дверь.
   Чем занять себя до вечера он не успел придумать: в дверь постучали.
   - Кто там? - сердито спросил резидент, подходя к двери.
   - Это охрана отеля, откройте, пожалуйста...
   - Что случилось? - он уже не верил никому, сердце тревожно стучало, отдавая в виски.
   - На этаже обнаружен предмет, подозрительно похожий на взрывное устройство, мы эвакуируем всех постояльцев до приезда милиции.
   Богдан заторопился, распахнул дверь. Стоявший на пороге улыбчивый молодой человек с располагающей к себе внешностью виновато развел плечами: служба, мол. Лицо его стало напряженным, рука быстро взметнулась вверх. Резидент успел лишь открыть рот и сделать небольшой шажок назад в номер.
   В лицо Богдану ударила тугая струя неприятно остро пахнущего аэрозоля. И все погрузилось во тьму...
  
   Когда Калиостро ознакомился со всеми документами, привезенными Богданом, он уже перестал сомневаться в истинности рассуждений последнего об опасности, исходящей от Корпорации. Ей практически принадлежал весь Южный регион от Кропоткина до Сочи, основные интересы сосредоточились почему-то не в Краснодаре, а в родном портовом городе Белова.
   "Что, впрочем, неудивительно", - рассуждал сам с собой магистр, - "в Краснодаре только административный центр, а в этом порту сосредоточены все деньги. Треть российского экспорта проходит через порт, там же расположена база Черноморского флота, переведенная из Севастополя. Крупные авто- и железнодорожные развязки, курорт".
   Рано утром его разбудил телефон.
   - Калиостро! - это был Ветров. - Богдан умер.
   - Как умер, когда?
   - Мои знакомые из милиции говорят, что поскользнулся в ванной и упав, сломал себе шею. Это случилось через несколько часов после того как мы расстались.
   Магистр положил трубку. Невидящим взглядом он посмотрел на кипу бумаг, привезенных Богданом, уронил голову на руки. Неведомый противник сделал первый ход, уничтожив одну из главных фигур. Счет потерям был открыт.
  

Глава 5

  
   Продвигаясь по ущелью, Андрей в очередной раз поразился величием гор и ощущением собственной ничтожности рядом с этими скальными нагромождениями, помнившими еще те времена, когда люди одевались в звериные шкуры и дубинами отстаивали свое право на жизнь. Было очень жарко, редкая растительность не могла спасти от палящего солнца группу вооруженных людей, быстрым темпом продвигавшихся к курортной зоне в Рамитском ущелье.
   Во время очередного привала Белов спросил
   - А другие дороги сюда на курорт ведут?
   Мирзо ответил не сразу. Он глубоко затянулся сигаретой-самокруткой, выдохнул сладковатый дым конопли - местного заменителя табака и произнес:
   - Дорога одна. Сюда еще вертолеты летают. Все остальные направления - только козьи тропы да дороги пастухов. В здравом уме никто по ним не пойдет - слишком долго получится.
   - Ты не ссы, командир! - Сиваков немного неестественно засмеялся. - Тихо придем, возьмем что надо и уедем на автомобиле как белые люди. Даже вертолет не понадобится.
   Андрей резко вскинулся, посмотрел на Вадима. Тот демонстративно погладил свой автомат и внешне беспечно закинул голову, любуясь небом. Громов тоже недовольно посмотрел в его сторону:
   - Накаркаешь, второй раз уже загадываешь, балда!
  
   К нужному месту они дошли когда уже смеркалось. По дороге несколько раз пришлось прятаться, когда мимо проезжали автомобили. Когда очередная машина проезжала мимо, Белов почувствовал что внутри находится кто-то либо знакомый ему, либо имеющий при себе что-то очень важное. Он даже хотел сначала поделиться своими мыслями с группой, но вспомнил Сивакова и промолчал. К тому же подозрительная машина уже находилась далеко.
   - Вот наш курорт, - с гордостью, будто лично проектировал этот роскошный комплекс, заявил Мирзо.
   Андрей огляделся. Несколько огромных корпусов, два бассейна, пальмы, бары, множество отдыхающих в купальниках, обслуживающий персонал. При въезде стоят два охранника, еще четыре разгуливают по территории, лениво переговариваясь по рации. Плюс, как сообщил заранее их проводник, по двое в корпусах. Нужное им здание расположено немного в стороне, что облегчает задачу по проникновению. Пора была действовать, но что-то его удерживало от дачи соответствующего приказа.
   - Ну ты чего? - Громов тронул его за плечо. - Пора уже.
   - Не знаю, Костя, - Андрей замялся, - какое-то тревожное чувство, как будто некоторое несоответствие в происходящем. Ты ничего странного не видишь?
   - Да вроде ничего...- Громов взял бинокль, всмотрелся, пожал плечами.
   Андрей оглянулся, жестом поманил остальных членов группы. Оценивающе взглянул. Переодетые в камуфляжную форму они, конечно, будут выделяться на фоне отдыхающих, но в данном случае это неважно - после акции группа растворится в горах, после чего их заберет вертолет без опознавательных знаков на борту. В руках большинство держали бесшумные автоматы "Вал", Громов был вооружен снайперской винтовкой "Винторез". За спинами объемистые рюкзаки, но это имущество никуда не деть - еда, боеприпасы, запасная одежда, рации, аптечки, придется нести на себе. Лица спокойны, только Мирзо потеет больше обычного.
   - Итак, - Тянуть дальше не было смысла: предчувствия это одно, а выполнение задания - совершенно другое. - Мирзо, ты отходишь в эту точку. - Он показал на карте место за курортным комплексом, где снова начинались горы. - Мы вчетвером проходим до середины зоны отдыха по горам, потом спускаемся вниз возле корпуса номер два, где на втором этаже предположительно в номере двести тридцать один находится курьер с необходимым нам предметом. Упаковка - резной плоский сундук весом около трех килограммов, предмет - ветхая книга в темном кожаном переплете, написанная по латыни. Если будет время, допрашиваем гонца, поэтому желательно сразу его не убивать. Охрана этого курорта находится вокруг бассейнов по два человека на каждый и, аналогично, по два охранника на первом этаже корпусов. Начинаем по моему сигналу, когда наступят сумерки.
  
   Им удалось добежать до корпуса и используя декоративную решетку на окнах первого этажа быстро взобраться на один из балконов. Случайно или нет, но в этой части курортного комплекса никто из отдыхающих не гулял. Использовав визир - гибкую трубку снабженную оптическими стеклами, позволяющую заглянуть за угол, под дверь, в другое труднодоступное место, Громов выяснил, что в номере никого нет. Он же сноровисто и энергично поковырялся в устье замка двери, после чего сумел ее открыть. Группа быстро переместилась в коридор, где им встретилась горничная. Спиваков сейчас же зажал ей рот рукой. Андрей приблизился, лихорадочно вспоминая персидский язык:
   - Отаг-е шомарей-е девист-о-си-о-йек коджа (комната номер двести тридцать один где - перс.)?
   Девушка, рот которой по-прежнему был зажат рукой спеца, показала пальцем вглубь коридора. Белов мотнул головой, Громов и Топорин встали по обеим сторонам двери. Андрей посмотрел в глаза горничной:
   - Ма байад анджа варед шодим, фахмиди (мы должны туда войти, поняла - перс.)? Комак кони (помоги)!
   Горничная закивала, широко открытыми глазами глядя на дуло автомата, которое Андрей в горячке направил прямо ей в лицо. Спиваков медленно отпустил ее рот, готовый в любую секунду вырубить, если начнет кричать. Девушка оправила свое платье, быстро подошла к двери номера, постучала.
   - Ки (Кто - перс.)?
   - Сервис-е отель (обслуживание гостиницы - перс.) - голос девушки даже не дрожал.
   За дверью послышались шаги, потом щелкнул замок. Горничная, улыбаясь, потянула ручку вниз.
   - Стой! - забывшись, по-русски закричал Андрей, но было уже поздно.
   Короткая автоматная очередь раздалась как гром среди ясного неба, группа моментально оглохла. На двери появилась линия дырочек, уходивших косо вверх. Горничная схватилась за живот и медленно опустилась на ковер. Из под пальцев, судорожно сжавших живот показалось темное, быстро расползающееся пятно. Белов показал два сжатых кулака, потом рукой махнул в сторону двери - жесты из арсенала спецназа, Громов кивнул Топорину, также на пальцах определяя последовательность действий. Алексей резко открыл дверь, в этот момент Константин нажал на спусковой крючок и полоснул автоматом на уровне коленей. Из комнаты раздался крик и трое спецов вбежали внутрь.
   Андрей немного задержался возле упавшей девушки, попробовал пульс на шее. Почувствовав пальцами слабые толчки вены, он не церемонясь разорвал блузку на животе, осмотрел рану. Выяснилось, что пули все кроме одной прошли мимо, а та, что нанесла ранение, попала в ребро, сломав его. Вытащив из плечевого кармана мини-аптечку, Белов выбрал шприц-тюбик с промедолом и сделал укол в плечо девушке.
   Когда он вбежал в комнату, на лестнице снизу уже слышались голоса, где-то по коридору открылась дверь и голос одного из постояльцев о чем-то спросил по-английски. Начиналась ненужная суматоха, нужно было уходить, все планы катились к черту. Злополучный стрелок был связан, во рту торчал кляп. Андрей вопросительно посмотрел на Громова.
   - Ящика нет, книги тоже нет, - ответил он на немой вопрос.
   - Берите этого, - Белов кивнул в сторону пленника. - и, как договаривались, на крышу. Потом спуститесь по пожарной лестнице. Я догоню уже на улице. Командует Громов.
   Все-таки все они были военными и обошлось без соплей и сантиментов. Спецы подхватили пленника под руки и вышли из номера, Громов последовал за ними, не оглядываясь.
   Андрей глубоко вздохнул, задерживая дыхание, потом медленно выдохнул. Времени оставалось в обрез, а нужно было еще раз обыскать номер в поисках нужного им предмета. Поэтому оставалось положиться на свои недавно утраченные навыки. Он разфокусировал зрение - метод позволяющий быстро перейти в режим "третьего глаза", методика знакомая также тем, кто встречал в своей жизни пестрые картинки с повторяющимся узором, глядя на который можно было увидеть объемные фигуры. Огляделся, ни на чем особенно не сосредотачиваясь. Ничто не привлекло его внимания, спустя десяток секунд пришло понимание того, что искомого в комнате нет. Потом он обратил внимание, что нигде нет даже сумки, что выглядело по меньшей мере странно - отдыхающий там или нет, но пленник должен был иметь хотя бы минимум сменных вещей, а кроме этого, по имевшейся информации, у него должны были быть и другие христианские реликвии. Не такие ценные, но все же. Полученные приказы прямо предусматривали, что группа Белова должна собрать все вещи, имеющие отношение к религиозной сфере.
   Что-то заставило его пойти к туалетной комнате. Белов открыл дверь, прошел мимо унитаза с биде к ванной, задернутой занавеской. Там что-то темнело. Он резко отодвинул занавеску автоматным дулом, от неожиданности отступил на шаг. В ванне лежал труп мужчины в ярких цветастых шортах и белой футболке к большим кровавым пятном на груди. Лица у него не было, так как второй выстрел пришелся в голову, разворотив глазницу. А кто тогда захвачен его группой? Курьер должен был быть один!
   Время! Он спохватился, перекинул в одну руку автомат-бесшумку и выбежал в коридор. Там уже начала собираться толпа, среди них находились два охранника. Увидев в руках у Андрея оружие, охранник полез в кобуру, второй отступил в сторону, отодвигая вместе с собой толпу.
   Андрей стрелять не стал. Зачем, если можно просто двинуть прикладом автомата в лоб незадачливому бойцу. Когда охранник мешком свалился на пол, Андрей рванул по направлению к лестнице, мельком отметив, что толпа стоит не двигаясь, а второй охранник, как-то медленно наклоняется к своему напарнику. Пробежав несколько лестничных пролетов, он выскочил на крышу.
   И сразу же упал на живот, выставив перед собой автомат. Впереди он увидел отступающих и прячущихся за вентиляционными надстройками членов своей группы. А прямо перед собой - спины неизвестных ему личностей, имеющих, по всей видимости, самые гнусные намерения. Их было трое, двое вооружены автоматами "калашникова" со складывающимся прикладом, у третьего в руках был гранатомет РПГ-7, который уже был готов для выстрела. Андрей мысленно охнул, представив, что будет с его группой, когда ракета достигнет своей цели. Тремя экономными выстрелами он устранил угрозу, причем снова ему показалось, что противники двигаются медленно как под водой. И выждав минуту, он вскочил на ноги и побежал вслед за своими.
   - Охранники внизу набежали. - констатировал Громов, глянув вниз.
   Белов перегнулся через край и сразу отпрянул. Толпа действительно собралась немаленькая: там были и охранники, и отдыхающие. Нужно было что-то придумывать и срочно.
   Выход подсказала сгущавшаяся темнота.
   - Алексей, - обратился к Топорину Андрей. - Видишь подстанцию, вон там, у горы? Нужно ее уничтожить. Вадим, заблокируй дверь, по которой мы сюда пришли. Костя! Найди другую пожарную лестницу.
   Сам он сел на корточки перед пленником. Достал нож и, внутренне передергиваясь от омерзения, нанес несколько порезов ему на лице. Кляп заглушил крик пленника, его дико вытаращенные глаза заблестели белками в темноте.
   - А как ты хотел, тут Женевские конвенции не соблюдаются, тут другие игры. - пробормотал про себя Андрей.
   Пересиливая себя, не скотина все же, он ударил связанного ногой, опрокинув его на спину, подошел и добавил пару раз в бок. Когда пленный перестал мычать, наклонился и вытащил кляп:
   - Быстро, гнида, говори, где книга?
   Пленный что-то забормотал отрицательно мотая головой. Белов секунду подумал, после чего вспомнил нужные слова:
   - Кетаб коджа (книга где)? Ки ан мард ра коште (кто того человека убил)?
   - Хичи немидонам (ничего не знаю)! - заговорил пленник с должной ноткой испуга глядя на стоящие в непосредственной близости от его лица кожаные армейские ботинки-берцы Белова. - Мард-е диге ке йек чешм дорад хаме-йе пуль ва джамадан дашт (другой мужчина с одним глазом забрал все деньги и дипломат)!
   Чертыхнувшись, Белов побежал к тем троим, которых только что убил из своей "бесшумки". Он вспомнил, что у одного из них в руках был какой-то рюкзак. По пути он поймал взглядом силуэты ребят, отрабатывавших свои задания. Вроде пока все было в порядке.
   Рюкзак действительно был. И в нем кроме боеприпасов, которые Андрей выкинул (есть такое правило - чужим оружием и боеприпасами не пользоваться - сколько ребят погибло из-за различных подлянок) он увидел документы, иконы, какие-то украшения. Он перекинул немного полегчавший рюкзак себе за спину, подвигал плечами, устраивая поудобнее, чтобы обе сумки, его и эта найденная, не мешали друг другу.
   - Есть лестница, - подбежал Громов, - что с пленником?
   - Бросаем, - не думая, сказал Андрей, - это не тот, что нам нужен. Нас подставили!
   - А то я не понял. - примирительно ухмыльнулся Константин и у Андрея немного отлегло от сердца. - Прорвемся. Там Леха уже почти добил трансформаторную.
   В этот момент все огни курортного комплекса погасли, из чего Андрей сделал вывод о том, что Топорин своей цели достиг.
   Дальше все стало гораздо проще. Группа быстро спустилась по второму пожарному выходу, обогнула здание, почти столкнувшись с беспорядочно мелькавшими людьми и бегом направилась к заранее намеченной точке отхода.
   Уже поднявшись на склон Сиваков по команде Андрея несколько раз ухнул совой. Ответ раздался немного левее того места, куда они направлялись. Вадим вскочил, но тут же вынужден был сесть на корточки, повинуясь державшей его руке Белова.
   - Погоди, - Андрей немного помолчал, переводя дыхание, - Перед акцией я не доверился своей интуиции и мы чуть не погибли. Сейчас у меня то же ощущение. Там впереди может быть засада.
   Вадим промолчал, но по его лицу было видно, что доверие к командиру стремительно падает. Андрей решил не обращать внимания.
   - Вы с Алексеем пойдете прямо, но прошу - прикрывайте один другого и идите медленно. Мы с Громовым зайдем отсюда, - он показал на следующий ярус горы, возвышавшийся над тем местом, где они находились, на пятьдесят метров.
   - Ты не перегибаешь палку? - тихо спросил Константин, когда они поднимались по осыпающемуся склону.
   - Не знаю, но нас слишком мало, чтобы я не принял во внимание такие предчувствия, - упрямо ответил Андрей.
   Через десять минут они были на месте. Внимательно присмотревшись, Андрей увидел проводника и привлек внимание Громова. Мирзо сидел на поваленном стволе сосны, держась обеими руками за ветки. Что-то в его позе показалось Белову неестественным. И почти сразу пришел ответ - обычно Мирзо не сидел на месте, он или курил свою сладко пахнущую анашу, или начинал расхаживать взад-вперед.
   Андрей начал потихоньку спускаться, но тут его за рукав схватил уже Костя. Повернувшись к нему, Андрей увидел тревогу в глазах товарища, проследил за его взглядом. За деревьями виднелись какие-то силуэты, видимые только благодаря тому, что пошевелились.
   Белов быстро достал рацию, включил ее и начал выстукивать пальцем: тук-тук, тук-тук, тук-тук, тук-тук-тук, что означало для Топорина и Сивакова тревогу. Перекинув автомат из-за спины вперед, он двинулся вслед за Громовым.
   Не желая спугнуть засаду противника, они спускались с горы классически - сползая на животе, держа оружие перед собой. Не совсем удобно, зато - постоянно видишь противника, шума не издаешь.
   Вадим все-таки не услышал сигналы по рации. Или плюнул на них. Потому что и Белов и Громов увидели его фигуру, подходившую к Мирзо.
   - Вадим, я не виноват! - срывающимся голосом сообщил проводник, не вставая, впрочем, с места.
   Что там ответил Вадим, Андрей не услышал, потому что они начали стрелять и лес наполнился щелкающими звуками работающих в бесшумном автоматическом режиме затворов. Они уничтожили затаившихся почти сразу, лишь один успел открыть ответный огонь, что-то заподозрив. Андрей опомниться не успел, как рука сама взметнула в нужном направлении оружие и нажала на спусковой крючок. Короткая очередь и последний враг осел на землю. Костя одобрительно посмотрел на напарника.
   И тут раздался взрыв. Андрей успел завалиться набок, увлекая за собой Громова, над ними что-то пролетело, противно жужжа. Уши оглохли. Через несколько секунд они подняли головы, пытаясь разглядеть подробности.
   На месте взрыва загорелось несколько кустов, что облегчало обзор. Ни Мирзо, ни бревна, на котором он сидел уже не было. Поодаль валялся Сиваков, откинутый, видимо, взрывной волной. Они бросились туда.
   - Жив? - Костя потряс его за плечи.
   - Что там? - спросил выбегающий из зарослей Топорин.
   Сиваков зашевелился. Почерневшее лицо сморщилось, глаза открылись, он раскашлялся, замычал, схватившись за бок.
   Белов достал фонарик, посветил туда. Рана была неглубокая, скорее всего осколочный элемент зацепил на излете. Топорин сноровисто разорвал индивидуальную аптечку, достал бинты, ватный тампон и йод. Перебинтовал рану, спросил:
   - Идти можешь?
   Сиваков скривился, сплюнул, потом кивнул.
   Андрей кивнул Топорину, тот забрал у пострадавшего рюкзак и автомат и группа бегом направилась вглубь леса. Сверяясь с компасом, Андрей корректировал направление, инстинктивно выбирая дорогу полегче. Он первым услышал вертолетный гул и на коротком выдохе крикнул:
   - Быстрее, опаздываем!
   Они наддали, ориентируясь уже на шум подлетающего вертолета. По предварительной договоренности летательный аппарат не должен был садиться, им будет спущен трос-лестница.
   Даже удивительно, как в шуме приближающегося вертолета, топоте ног и хрусте сминающегося под тяжелыми армейскими ботинками подлеска можно было услышать посторонний звук. Андрей резко остановился, поднял вверх ладонь. От неожиданности члены его группы все-таки налетели на него, едва не столкнув. Они так и стояли, тяжело дыша переводя дыхание, когда звук металлического щелчка повторился. Андрей резко присел вскидывая автомат, остальные, он это услышал по шороху, рассыпались в разные стороны. Он наконец увидел источник шума и яростно указал жестом туда. Громов прицелился из снайперской винтовки, Топорин кинулся вперед чуть левее, держа "Вал" у груди. Сам Белов стал поустойчивее и начал целиться, понимая, что не успеет.
   Вввух!.. Оставляя широкую белую дымную полосу, ракета полетела к вертолету, зависшему над полянкой. Андрею на миг показалось, что он видит перекошенное от ужаса лицо пилота. Секунда, другая, казалось время застыло. Невыносимо медленно снаряд долетел до борта "стрекозы", расцвел оранжевым цветком, прожигая броню. Потом полыхнуло, через миг прогремел взрыв. Вертолет резко дернулся набок, продолжая вращать лопастями, потом полетел вперед и вниз, снижаясь по широкой дуге. Зацепил дерево, носовой отсек повернулся в другую сторону и раздался второй взрыв. Куда упал вертолет, уже не было видно - дымом заволокло все окружающее пространство.
   Андрей все же опомнился, начал стрелять по спинам людей, устроивших засаду. Их ошибкой был расчет на то, что вертолет останется без прикрытия на земле, видно, считали, что группу Андрея положат там, на первой точке отхода. Воспользовавшись этим просчетом, спецы уничтожили четверых, стоявших к ним спинами. Потом Белов кивнул Косте, тот бросил несколько дымовых шашек и группа отступила.
   Пробежав с сотню метров, Белов остановил своих и быстренько организовал заслон с тем, чтобы полностью разделаться с погоней, если таковая появится. Так и есть, злорадно подумал он, бегут голубчики. Дождавшись последнего и убедившись, что это не передовой отряд, а вся группа противника, он первый открыл огонь.
   Все оказалось проще, чем в тире. Заслон был выставлен немного сверху, что сразу же дало неоспоримое преимущество: противники не успели понять, что по ним стреляют как их больше не стало. В какой-то момент Андрей понял, все. И наступила тишина.
   И только сейчас Белов понял, что сложности только начинаются. Одни, без поддержки, в чужой стране и даже без проводника.
  

Глава 6

  
   В этот пасмурный вечер тьма над Москвой сгустилась незаметно, превратив хмурый серый день в очень темную ночь. Тучи висели над головой, никуда особенно не торопясь. На небе не было видно ни луны, ни звезд, легкий дождь лениво накрапывал, создавая то неповторимое настроение, которое так ценят, если верить слухам, поэты.
   Охранники, сидевшие перед мониторами в вестибюле одного из фешенебельных особняков в центре столицы, встрепенулись. Только что вся улица была пустынна, даже машины не ездили и вот - перед входной дверью стоит одетый в черное кожаное пальто и черную пижонскую шляпу с полями мужчина. В глазок видеокамеры он не смотрел, поэтому невозможно было его рассмотреть, голова была наклонена вниз.
   - Открой, - сказал один из охранников другому, вставая со своего места и подходя к двери.
   Второй нажал кнопку на столе, замок двери сухо щелкнул. Визитер потянул ручку вниз, толкнул дверь и вошел в вестибюль.
   - В двенадцатую, - бросил он, не дожидаясь вопроса от охранника, стоявшего перед ним и загораживающего проход.
   Через секунду он начал движение и охранник был вынужден отодвинуться в сторону. Гость прошел к лестнице, хотя обычно жители особняка, в том числе и хозяин двенадцатой квартиры, поднимались на лифте, толкнул дверь и исчез из поля зрения охраны.
   - А кто это? - спросил один из сторожей у другого.
   - Не знаю, первый раз вижу.
   - А почему тогда не остановил?
   Молодой человек откровенно замялся, почесал пальцем в ухе, потом вытащил палец и критически его осмотрел:
   - А х... его знает! Очень уверенно он себя вел. Думаю, его там ждут.
   Странный гость в шляпе даже не задержался перед дверью с табличкой двенадцать, видимо, точно зная, что она открыта. Аккуратно закрыв ее за собой и на этот раз закрыв замок, он не разуваясь прошел в комнату. Внутри царил полумрак. В кресле-качалке сидел старик в дорогом на вид темно-бордовом халате. Он был лыс, голубые глаза прикрывали очки в дорогой оправе.
   - Асмодей... - голос визитера отдавал холодом.
   - Отступник, - старик мелко затрясся, спустя секунду стало ясно, что он смеется. - Ты так и не сообщил мне свое настоящее имя.
   - Оно тебе не нужно. Пусть за меня говорят мои дела.
   С этими словами визитер расстегнул пальто и стало видно, что под одеждой у него пристегнута плоская сумка. Немного повозившись с застежками, он снял сумку и протянул ее собеседнику.
   Старик вскочил, его руки, принимая сумку, начали трястись. Торопливо, будто боясь, что кто-нибудь отнимет приобретение, он открыл сумку и бережно достал завернутый в тряпицу прямоугольный плоский предмет. Прошел через комнату, открыл сейф и положил предмет туда. При этом край тряпицы соскользнул вниз и стало видно, что это старая на вид книга в темной кожаном переплете.
   - Твое вознаграждение уже перечислено на указанный счет, - к старику вернулось самообладание, он вновь был спокоен. - Выпьешь?
   - Нет, - после короткой паузы ответил Отступник.
   Асмодей вернулся в кресло, бросил в сторону гостя толстый пакет, перетянутый скотчем. Тот без видимых усилий поймал его двумя пальцами.
   - Что это?
   - Новое задание. - старик прищурился, глядя ему в глаза. - Поедешь на юг
   - В Южный Регион? - в голосе Отступника промелькнуло сомнение.
   - Да, подключишься к нашим, поможешь в работе. Ты вообще-то новости смотришь?
   Гость кивнул. Потом посмотрел на Асмодея еще раз, в глазах мелькнуло понимание, потом злая радость, после чего лицо затуманилось печалью. Старик, наблюдавший за его реакцией, радостно закивал:
   - Да, бактерии уже в работе, все работает просто прекрасно.
   Его улыбка исчезла, словно ее стерли ластиком, когда гость молча развернулся на месте и взмахнув полой пальто вышел прочь. Губы беззвучно прошептали какое-то ругательство.
  

Глава 6

  
   - Здравствуйте, - широкоплечий молодой человек улыбнулся, открыв дверь одной из телестудий.
   - Вы от Алексея? - девушка, сидящая у входа, отставила чашку с кофе, поднялась со стула.
   Матвей понятия не имел, кто и от кого на этот раз договаривался за него, но на всякий случай кивнул. Ему даже показалось, что встретившая его сотрудница обрадовалась визиту.
   - Мы вас давно ждем, идите за мной, - немного суетливой но, тем не менее, красивой походкой она пересекла студию и открыла дверь, - здесь у нас монтажка, ваш компьютер первый слева, сюжет уже открыт в адобе, разберетесь?
   - Не впервой, - Матвей немного скривился при этих словах, - спасибо, дальше я сам.
   Усевшись за стол он украдкой оглянулся. Кроме него в комнате было еще пять компьютеров, два из них были заняты небритыми молодыми людьми, в которых угадывались монтажеры, сиречь программисты, занимающиеся видеомонтажом в программе адобе-премьер и тому подобных утилитах. У одного из них на придвинутом стуле закинув ногу за ногу находилась молодая девушка приятной внешности, которая, тыкая пальчиком с накрашенным ногтем в экран монитора что-то объясняла монтажеру. Атмосфера, как убедился волхв, царила самая рабочая и на него обратили не больше внимания, чем, скажем, на электрочайник. Вот и прекрасно.
   Повернувшись к экрану он неспешно потер ладони рук друг об друга, добиваясь появления небольшого, неразличимого глазом, но, несомненно, видимого в инфракрасные приборы энергетического шара, чуть развел их в стороны, подержал так, концентрируясь и аккуратно направил его на застывшую картинку. Одновременно ткнул мышкой на кнопку воспроизведения. Картинка ожила, мужчина в военной форме с погонами полковника начал рассказывать о ходе военной реформы в России, о тех достижениях, которыми может похвалиться российская армия на поприще улучшения жилищных условий военнослужащих. Матвей его не слушал, хотя этот треп, который будет показан в прайм-тайме, наверняка привлечет внимание профессиональных военных. Он сосредоточился на своем вложении в сюжет. Та сила, которую он накопил в себе прошлой ночью, медленно перетекала в электронное нутро компьютера. Как и что конкретно сейчас происходило, юноша такими вопросами не задавался. Получается - и ладно. На каком уровне его мысленная энергия соединялась с ячейками памяти системного блока ПЭВМ - пусть ученые голову ломают, по сути это такая же простая операция как нашептывание на воду, которое может сделать любая знахарка в деревне. Он знал, что руна, которую он нарисовал лично по всем магическим правилам, была отсканирована и посредством запрещенного двадцать пятого кадра включена в видеоряд сюжета, а значит посыл, призванный внушить военным недоверие к правящим кругам, дойдет до адресата.
   Половина дела была сделана, теперь поставить сначала и несколько раз прокрутить по новой, чтобы перераспределить энергию, выровнять ее по всему сюжету, да так, чтобы никому не стало плохо, не разболелась голова. Ну, может быть, за исключением самых чувствительных и способных к колдовству. Хотя на то, чтобы зарядить магией сюжет и скрыть этот факт от коллег по колдовскому ведомству не хватило бы сил даже у Мерлина.
   Матвей горько улыбнулся. Перед глазами встал бородатый седой дед, рассказывающий о том, что в мире полно магов и между ними царит вооруженное перемирие.
  
   После гибели родителей Матвея его забрал к себе на обучение родной дед по отцу, проживавший в одном из захолустных поселков в Южном регионе, знаменитым своей церковью, выстроенной на святом месте неким монахом-передвижником своей биографией схожим с более известным Серафимом Саровским.
   О том, что дед является не только знахарем-травником, к которому на лечение приезжали люди даже из других районов, но и самым настоящим колдуном, мальчик догадался не сразу. Позднее он понял, что дед, не увидев в собственном сыне своей силы, большие надежды возлагал на внука. И случай, раскрывший способности Матвея, не заставил себя ждать.
   Это случилось летом. Деревенская ребятня, еще не вошедшая в возраст тружеников, но уже самостоятельно проводящая свой досуг пошла на речку. Сейчас, вспоминая детство, Матвей, сказал бы, что это было так называемое гирло, то есть канал, соединяющий два лимана. В гирле можно было купаться, течение своей скоростью могло увлечь разве что бумажный кораблик. В тот день вода поднялась, вероятнее всего из-за дождей, заливавших поселок несколько дней. Матвей, дурачась, отплыл подальше остальных и нырнул, намереваясь вернуться под водой и схватить кого-нибудь из друзей за ногу. В этот момент поток холодной воды ожег его слева. Потом справа. Потом что-то холодное протерлось по спине. Участки с холодной водой, все это знают, называются ключи, но Матвей никогда не слышал, что они могут самостоятельно куда-то устремляться или играть с человеком. На миг солнце закрыла какая-то тень, исчезла. Запаниковавший мальчик попытался вынырнуть, но не тут-то было: что-то холодное вцепилось ему за ногу. Матвей извернулся, выжигая остатки кислорода в легких, чтобы освободить ногу. И носом к носу столкнулся с человеческим лицом. Мальчик заорал, дергаясь изо всех сил, хватка на ноге ослабла и он смог вынырнуть.
   Судорожно вдохнув воздух, он снова заорал и суматошными шлепками начал загребать к берегу. Краем глаза Матвей увидел темный вытянутый силуэт, нагоняющий его под водой, впереди виднелись макушки прекративших играть сверстников, и тут его уже жестко схватили за ноги, руки и увлекли в воду.
   Дальнейшее вспоминалось урывками. Вот он быстро несется под водой, увлекаемый кем-то, ледяной хваткой тянущего за ноги. Почему то нет страха, не хочется дышать.
   Потом грудь сдавило сильнее, мир вокруг потемнел - таинственный похититель начал погружаться на глубину. И остановился, хватка исчезла.
   К лицу мальчика медленно приблизились чьи-то глаза, окруженные колышущимися зелеными волосами, больше всего похожими на водоросли.
   "Вот и все...", - обреченно подумалось ему. И эта единственная мысль вдруг заставила заработать мозг, встряхнула его, сердце лихорадочно забилось. На мгновение вернулся страх и вдруг, совершенно неожиданно Матвей почувствовал, что его накрывает волна гнева, окрасившая окружающий мир в красные оттенки.
   Он вцепился в волосы-водоросли и, теряя последние запасы воздуха в легких, закричал, выплескивая всю свою ярость. Глаза перед ним дернулись в сторону, словно их обладателю нанесли удар, потом назад и исчезли, оставив в руках мальчика рваные клоки.
   Матвей заработал ногами и всплыл на поверхность. Как потом выяснилось, он оказался почти в километре от того места, где утонул. Когда он вернулся по берегу, там уже были взрослые, некоторые раздевались, чтобы искать тело.
   Он ничего никому не рассказал, подспудно чувствуя, что не поверят. Лишь вечером, когда дед вернулся из леса, у них состоялся разговор, удививший, в первую очередь, внука.
   - Как ты прогнал водяного? - спросил его дед, требовательно глядя голубыми, почти прозрачными глазами.
  
   - Вы закончили?
   Матвей не сразу вернулся в реальность, недоуменно глядя по сторонам. Девушка, стоящая рядом с его столом, наклонилась, постучала костяшками пальцев по столу:
   - Я спрашиваю, вы закончили? А то уже закрывать монтажку надо...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   19
  
  
   40
  
  
  
  

Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Ф.Вудворт, "Эльф под ёлкой"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Минаева "Академия запретной магии-2. Пробуждение хранителя"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Невеста двух господ. Дарья ВеснаТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Подари мне чешуйку. Гаврилова АннаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Проклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаОфисные записки. КьязаВОЗВРАЩЕНИЕ. Конвалюция. Лана ЛэйВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова Дана
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"