Трипольский Владимир Иванович: другие произведения.

Русская идея: истоки, настоящее, будущее

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Но всякие преобразования без духовной идеи мертвы, так как приводят к рождению человека-потребителя, но никак не созидателя. И такой одухотворяющей идеей должна быть русская православная идея, как вектор дальнейшего движения вперёд, как нравственный ориентир для всего русско-евразийского пространства.

   Посвящается другу Филонову Юрию Николаевичу
  
  
  РУССКАЯ ИДЕЯ: истоки, настоящее, будущее.
   ======================
  
  
  
  
   "Ибо идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности"
   В.С. СОЛОВЬЁВ
  
   Предыстория.
  
  Человеческая популяция, зародившись однажды как этническая система, прошла длинный исторический путь и превратилась в организм этно-социальный. Который давно перешагнул за этнические рамки, имея сегодня в своём арсенале такие формы развития этногенеза как суперэтнические, расовые, общечеловеческие. Параллельно с этногенезом развивалось через исторический процесс общество. Если в первом случае (этногенеза) через этногенетическое смешение отрабатывались варианты улучшения фено- и психотипа и на первое место выходили законы биофизической химии, комплиментарные интуитивные отношения, подсознательное желание продолжения рода. То во втором человек действовал осознанно, нарабатывая опыт совместного проживания поначалу в малых поселениях, затем в крупных городах. Родственная община превращалась в соседскую, родовые кланы составляли племена. Последние становились субэтническими единицами, составляя основу этносов.
  Видимо, переживая очередное ухудшение климата, люди оказались разобщены. А новые условия так по разному воздействовали на внешние данные людей в различных местах проживания, что у них появляются резкие отличия в физическом облике и психическом складе. Так возникают первые расы, прообразы первых этносов, а затем по мере укрупнения и суперэтносов. Устанавливается цепочка форм этнического бытия: этнос, суперэтнос, раса, человечество. Этногенез приобретает структурную завершённость. А мы приходим к пониманию единства популяции людей несмотря на внешние различия.
  Кланово-родовая структура первобытных обществ не могла удовлетворять потребностям крупных разросшихся до сообществ человеческих коллективов. Многотысячные народности требовали новых форм организации и управления. Социально-экономические отношения, перерастая рамки отдельной общины, усложнялись. Одно дело когда все заняты по сути одним и тем же - охота, собирательство, приусадебное земледелие и скотоводство, ремесло. Совсем иные отношения в условиях разделения труда и накопления излишков продукции. Разделяются земледельцы и скотоводы, выделяются в отдельную касту ремесленники. На вершину социальной пирамиды взбираются жрецы и вожди родов и племён. К ним подтягиваются воины и приближённые вождя. Усложнение социальной организации повлекло за собой совершенствование политической: племена и роды объединяются для защиты своей территории, интересов, материальных и духовных ценностей. Возникают первые города-государства. Очень скоро среди них возвышаются отдельные более сильные, толи по причине лучших земель, толи лучших пастбищ, толи того и другого, обеспечившего прирост населения. Сильные расширяются за счёт слабых. Именно тогда зачатки этнического осознания единства превращаются в стойкие постулаты национального самосознания. Этносоциумы, ограниченные рамками кровного родства, понимания принадлежности к единому этническому организму, оказываясь в сообществе себе подобных, вынуждены принимать новые условия игры. Этнос (большой или малый), как продукт развития этногенеза, становится соучастником более сложного процесса - этногенетического, социального, политического. Так рождается первая национальная идея.
  Глубоко прав В.С. Соловьёв, указывая на единство человечества как общества, но в первую очередь оно единая этносистема. А в рамках ЭТНОСОЦИУМА совмещает в себе признаки и функции того и другого. Развиваясь через этногенез человечество улучшает адаптивные, приспособительные качества через постоянное усовершенствование фенотипа и психотипа как отдельно взятого человека, так и этноса - его этногенетической организации. В ходе исторического процесса при постоянном изменении качества социально-экономических отношений, человек совершенствует интеллект и проходит путь духовного становления. Стремясь к высшему идеалу Богочеловека, сочетая в себе земное и Небесное, человек шаг за шагом оставляет в себе животное, тварное, приближаясь Божественному. А поскольку этносоциум любого ранга состоит из отдельных людей, то задачи человека экстраполируются на весь этносоциум и становятся общим делом.
  
  Бог создал человека по образу и подобию Своему и дал ему ПРАВО ВЫБОРА. Сказанное в Библии как нельзя лучше подтверждается историей человечества. Нет человека без целей и задач в жизни, также нет и такого этноса. Но и тому, и другому дано право выбора пути и средств для развития. Ибо основной целью является РАЗВИТИЕ. Физических и психических качеств, интеллектуальных возможностей, духовного мира. В течение тысячелетий отдельные коллективы людей проходили свой путь развития, предопределённый им Свыше. Каждому давалось по мере сил и возможностей. Всякому отводилось своё время и пространство. Цель не изменялась - Богочеловечество, но усложнялись задачи. Сложные масштабные задачи требовали укрупнения этносоциумов. Человечество стремится к суперэтническому состоянию: персы 7-4 вв. до н.э., за ними греки, итало-римляне, ханьцы, германцы, русские. Но интегративные явления этногенеза сопровождаются установлением высокой духовной планки - Единобожия, в мир людей приходят Будда, Иисус Христос, Мухаммед. Этногенетический и исторический процессы ускоряются многократно, спираль развития закручивается в тугую воронку. Ни арабы, ни ханьцы, ни германцы не выполнили задачи вселенского охвата в силу заложенных в них идей центризма. Для арабов мир ограничивался мусульманскими народами, для ханьцев Поднебесная стала центром Вселенной, германцы споткнулись об идею европоцентризма. Но,
  "Моральное существо никогда не может освободиться от власти божественной идеи, являющейся смыслом его бытия, но от него самого зависит носить ее в сердце своем и в судьбах своих как благословение или как проклятие." (Соловьёв В.С. "Русская идея"). Пожалуй впервые в истории на арену выходит народ, способный претворить идею вселенского собора. Не для угнетения других ради собственной выгоды и желания жить сытно и комфортно за чужой счёт, но для равноправного со-работничества. И народ этот русский.
  
   1.РУССКАЯ ИДЕЯ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?
  
   "Русский народ - народ христианский,
   и, следовательно, чтобы познать истинную русскую идею, нельзя ставить себе
   вопроса, что сделает Россия чрез себя и
   для себя, но что она должна сделать во
   имя христианского начала, признаваемого
   ею и во благо всего христианского мира,
   частью которого она предполагается. Она
   должна, чтобы действительно выполнить
   свою миссию, всем сердцем и душой войти
   в общую жизнь христианского мира и
   положить все свои национальные силы на
   осуществление, в согласии с другими
   народами, того совершенного и
   вселенского единства человеческого рода,
   непреложное основание которого дано нам
   в Церкви Христовой."
  
   Соловьёв В.С. "Русская идея"
  
   Во второй половине 9 века на северо-западе нынешней России собрались в одном месте осколки племён славянских, балтских, угро-финских. Чересполосное проживание по соседству собирателей и охотников, земледельцев и скотоводов вызвало к жизни особую этническую генерацию. Приглашение варягов-руси из-за моря трактуется нашими современниками как что-то презрительное по отношению к русскому народу. Не утихают споры германофилов и славянофилов. Однако ни те, ни другие не дадут себе за труд выяснить, что приход иноплеменников для руководства в племени не являлся в те далёкие времена чем-то позорным. Скорее был естественным. Тем более, что назвать германцев Скандии чужими для славян и балтов, было бы неверно. Лингвисты доказывают их давнее языковое единство.
  Летописец, описывая события тех дней, ясно даёт нам понять, что собравшись в поход в Поднепровье, словене ильменские, чудь, меря, весь, кривичи под началом варягов-руси уже имели план действий, предполагавший не набег ради грабежа, но планомерный захват территорий населённых родственными племенами. Заняты "столичные" племенные города Смоленск, Любеч, Киев. Удобное расположение последнего сделало город столицей будущего древнерусского государства. Летописец выделяет в своём рассказе ещё одну особенность последовавших за походом событий: "И были у него варяги, и славяне, и прочие, прозвавшиеся русью." То есть, появляется самоназвание общее для всех - РУСЬ. Находники не собираются возвращаться на север, они начинают обустраиваться "Тот Олег начал ставить города и установил дани словенам, и кривичам, и мери..." Мы читаем описание начала русского этногенеза! Родился русский народ. Он как ребёнок ещё не знает своего предназначения, но чётко исполняет первые шаги: занятие первичной территории обитания, своей колыбели. За несколько лет в русский этногенез вовлекаются племена полян, северян, древлян, радимичей. Пробивается через земли уличей и тиверцев коридор в заветный Царьград. А спустя четверть века Олег ведёт на греков целую армаду кораблей - 2000. В его войске "множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мери, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев..." Так рождается путь из варяг в греки, из варварского мира в цивилизацию, из язычества в Православие. Как ранняя зорька забрезжил свет русской идеи, русского высшего предназначения. Миф как предчувствие превращается в реальность. Идея материализуется новыми землями и племенами, городами и поселениями, этно-социальными взаимосвязями и взаимозависимостями, устроением общества и государства. Физиология и психология русского народа подготавливается к роли Богоносца. Ибо нет другого пути как "Участвовать в жизни вселенской Церкви, в развитии великой христианской цивилизации, участвовать в этом по мере сил и особых дарований своих, вот в чем, следовательно, единственная истинная цель, единственная истинная миссия всякого народа." (Соловьёв В.С. "Русская идея").
  
  Всякий народ/этнос, реализуя в ходе этногенеза и исторической жизни свои энергетические потенции, проходит определённые возрастные периоды: детство и юность, возмужание, зрелость, старение. Каждому периоду соответствуют свои особенности: внутренняя структура этноса, энергетический потенциал, цели и задачи. Русские не стали исключением.
   Детство и юность русского народа/этноса укладывается в период от первого похода в Поднепровье до нашествия монголо-татар. От первичной консолидации до распада общерусского этногенетического поля на полтора десятка местных этногенезов в рамках удельных княжеств. За это время русские обозначили территорию местообитания от Карпат на западе до Волги на востоке, от Ладоги на севере до Чёрного моря на юге. Источниками, питавшими русский этнос стали этно-культурные общности индоевропейская, уральская, алтайская. Русский этносоциум получает политическое оформление в границах древнерусского государства. Кодифицируются законы. Видимо Бог поцеловал русский народ в лоб при рождении, иначе как объяснить передачу христианской православной традиции-эстафеты от греков русским?! Крепкая русская рука взяла православный факел из слабеющей руки византийской с тем, чтобы пронести его по 1/6 суши. Миф о предопределении превратился в христианскую реальность русской жизни. Идея высшего предназначения материализовалась принятием Крещения и Православия в качестве духовной окормляющей во времена правления Владимира Первого.
  
   -БОЖЕСТВЕННОЕ ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ ИЛИ
   ОБЫЧНЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ?
  
  Второй период развития русского этногенеза от нашествия и до Русской Смуты начала 17 века. Время возмужания, роста национального самосознания в условиях ожесточённой внутренней борьбы за лидерство между субэтносами. Мы знаем об этом как о борьбе княжеств. Волго-Окское междуречье становится эпицентром русского этногенеза на долгие 700 лет. Нас же интересует период от нашествия монгольского до окончания Смуты. По большому счёту общерусское поле разделилось надвое: западные русские субэтносы попали под польско-литовский прессинг с католическим душком. Я не могу иначе назвать влияние римских пап как идейных вдохновителей походов на восток в русские пределы. Это было не по-братски, не по-христиански. Это была каинова ноша католицизма.
  Другая часть русского этногенетического поля попала под влияние монголо-татар. Московские князья, начиная с малого, озаботились собиранием русских земель. Имея цель, они не гнушались смешением с татарами, закладывая энергетический потенциал будущего в обновлённый этносоциум. Воспринималась не только татарская одежда, воинское снаряжение и правила ведения боя, русский менталитет проходил татарскую корректировку. От активного смешения русских и татар обновлялся фено- и психотип русского этноса, приобретая черты так необходимые для преодоления разобщённости. Русский субэтнос в его московском варианте оказался более целеустремлён, упорен в достижении цели, устойчив в драке и в беде, но и настойчив в приоритетах духовных. Вместе с татарскими генами русские получили то, чего им не хватило для преодоления раздробленности ранее - чувство национального самосознания. Русские научились стойко переживать неудачи и активно использовать малейшую возможность для достижения цели - ОБЪЕДИНЕНИЯ.
  
  Небесное и земное наполняет человека. Живительная чистая влага божественного замутнена взвесью земных страстей. И нужно время, желание, устремление к успокоению, только в этом случае муть осядет на дно души, оставляя место для Божественного нектара Святого Духа. Так и в этносе, сообществе многих людей. История русского возмужания изобилует интригами, предательствами, изменами, убийствами. Время жестоких внутренних противостояний, невозвратных потерь для народа, но и оправданных надежд. Во втором периоде русского этногенеза выкристаллизовывается внутренняя решётка русской идеи как системы ценностей, как характеристика русского национального сознания и мышления, как особый русский взгляд на окружающий мир и понимание этого мира в глубокой взаимосвязи земного и Небесного. Русский мир этногенетически и исторически формировался под обаянием идеи Всеединства нашего земного бытия и Царства Небесного, Начального и Конечного. Равности людей перед Богом независимо от национальной, религиозной, расовой или культурной принадлежности.
  Русская идея в противовес западному европоцентризму и восточному пониманию Поднебесной как центра мира легко и непринуждённо позволяла самым разным людям быть прямыми соучастниками русского этногенеза, соработниками цивилизационного строительства. Именно поэтому народы уральские, алтайские, европейские изначально становились частью русского мира. Внося свои корректировки в русский характер, в русскую ментальность. Однако, все эти поправки внешнего свойства не отменяли основной цели русской идеи - Всеединства.
  
  Чем более укреплялось национальное самосознание, тем увереннее русский человек приходил к пониманию своего высшего предназначения. Присоединение и освоение новых территорий, вовлечение соседних народов в совместный этногенез не было чем-то обыденным и прагматичным, но освещалось светом христианской идеи. В новых землях в первую очередь строились храмы как подтверждение намерений. И пусть на этногенетическом уровне естественного отбора действовали законы дикой Природы, а русская душа рвалась к Горнему Свету. И пусть гордыня национализма порой туманила разум, испытывая соблазном избранности, ложной песчаной вершиной превосходства, но русский человек не опускался до крайней низости снятия скальпов себе подобных. Идея национального превосходства так и не пустила крепких корней в России.
  "К числу первичных основных свойств русского народа принадлежит выдающаяся доброта его. Она поддерживается и углубляется исканием абсолютного добра и связанною с нею религиозностью народа." - писал Н.О. Лосский. - "...Доброта русского человека свободна от сентиментальности, т. е. от наслаждения своим чувством, и от фарисеизма, она есть НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ ПРИЯТИЕ ЧУЖОГО БЫТИЯ В СВОЮ ДУШУ И ЗАЩИТА ЕГО КАК САМОГО СЕБЯ." (Лосский. Характер русского человека)
  Ни суровые условия жизни, ни гнёт богатого сословия, ни чужеземное иго не истребили в русском народе желания быть похожим на свой духовный идеал - Иисуса Христа, ощущения принадлежности к телу Христову. Эта высокая планка не позволяла опускаться до уровня обычного национализма, поддерживая надежду в душе на Божественное Предопределение своей судьбы, на преодоление своей тварной сущности, устремляя русский дух Горнему.
  
  Внешние обстоятельства только подтверждали русскую предназначенность быть носителями православной христианской идеи. Византийский этнос не смог преодолеть суперэтническую планку этногенеза. Как только греки - ведущий этнос византийской этносистемы опустились до уровня обыденного национализма, система начала разваливаться изнутри не перенеся внешнего воздействия (походы крестоносцев, османский натиск). Греки словно предчувствовали в русских своих продолжателей. В конце концов центр православия переместился в Россию вместе с идеей третьего Рима (в смысле духовном).
  
   - Запад и Восток как два крыла
   русской идеи.
  
  Продвигавшиеся на восток славяне получили в исторической литературе название "восточные". Превратившись в 9 веке в русский народ, они задолго до того смешивались с народами иранскими, фракийскими, германскими, иллирийскими. Гуннское цунами накрыло славян с головой, да так, что часть из них увязалась за гуннами в Европу, чтобы топтать луга Норика и Галлии и скрестить мечи в битве народов на Каталаунских полях. Оставшиеся славяне отошли на север из степей Причерноморья в лесостепи, а то и дальше. Только бы уйти от беспокойной степи, избавиться от булгарского догляда, от хазарского сборщика дани. Забивались подальше в тайгу. И дошли аж до Ладоги. Но вот эта встреча на путях истории с неугомонными гуннами, потомками центрально-азиатских хунну и приуральских угров, стала первой для славян. И не последней для русских. Печенеги, половцы, татаро-монголы... Из века в век в русском этносе добавлялась доля генов и крови алтайских народов. Увлечение востоком не было чем-то неожиданным для русских. Но с приходом монголо-татар русская христианская идея, ограниченная до того восточно-европейским местообитанием и западной однокрылостью, обретает второе крыло - восточное. Русскому человеку претила жизнь ради самого себя, он взрастал как НОСИТЕЛЬ христианской идеи. Но ему была отвратительна мысль насильственной христианизации. Именно поэтому большинство татар и башкир остались мусульманами. Они сохранили не только своё этническое лицо, но и духовную окормляющую - ислам. Более четырёхсот лет сосуществуют православие и ислам в рамках единого государства. Веками русские и татары как самые крупные этносы находились в совместном этногенетическом взаимодействии, формируя крупнейшую в мире русско-евразийскую этносистему. Вместе с русской экспансией на восток в Сибирь, смешением с местными народами, крепло и восточное крыло русской идеи, обретая земное присутствие в сибиряках и небесное основание в новокрещенцах.
  
  Так по мере продвижения на восток русские становились евразийцами, а Россия евразийской державой. Сибирь была пройдена русскими землепроходцами менее чем за 100 лет. Однако осмысление значения этого броска на восток началось Михайлом Васильевичем Ломоносовым с его слов о прирастании России Сибирью. Он обращал внимание на практическую сторону дела, философское же понимание пришло в 19 веке. И лишь евразийцы 20-го попытались дать историческое и этногенетическое обоснование факта евразийства русского народа и России. Обретая Восток, русские осознавали значение русской идеи как идеи мирового значения исходя не из факта узколобого национализма, но из понимания своего предназначения нести христианский свет на восток. В этом смысле русская идея получила второе крыло.
  
  Н.С. Трубецкой писал о долге европеизированных народов, имея в виду в первую очередь русский народ, преодолеть болезнь европоцентризма и её последствия в себе. Он предупреждал о двух опасностях, стерегущих на этом пути - "собственный эгоцентризм" и "обман "общечеловеческой цивилизации". Мы должны помнить и понимать, что национализм и "общечеловечность", возведённые в ранг гордыни, опасный соблазн. Особенно сегодня на сложнейшем этногенетическом переходе для русского этноса, когда с одной стороны его генерация в древнерусском варианте стареет, с другой стороны этнос через активное смешение с народами евразийского пространства совершает переход в суперэтническое состояние. Преодолеть опасность заражения европейскими болезнями позволит Вера и понимание основы русской идеи как христианского мессианства. Ни то, ни другое не терпит соблазна гордыней.
  
  
   - национальное и общечеловеческое
   в русской идее.
  
  Однако, первые евразийцы, предупреждая об опасности, в то же время впадали в другую крайность утверждая: "в национальных культурах нет общечеловеческих элементов.. человечество в своей культурной жизни разбито на взаимно чуждые культурные миры и ... нет и не
  может быть таких культурных духовных ценностей, которые имели бы значение общечеловеческое." Что вызывало справедливую критику. На первых этапах своей жизни человечество расселялось по лику Земли. Но его сравнительная немногочисленность и разобщённость порождали обособление в рамках этноса, своей особой культуры. Создавая свои особые цивилизационные миры, этносы множились, увеличиваясь количественно, расширяя территорию обитания и входя в соприкосновение с себе подобными. Взаимное проникновение, начавшись тысячелетия назад, пугает нас сегодняшних призраком глобализации, усреднённости, унификации. Мы боимся потерять в толпе народов своё глубоко национальное, неповторимое, уникальное. Но можем ли мы противостоять этому?
  Несколько тысячелетий назад человеческая популяция вступила в фазу интегративных процессов в этногенезе. Что не замедлило сказаться исторически в глобализации поначалу на региональных уровнях, а потом и в объёме человеческой цивилизации. Активное этногенетическое смешение предопределило сложение нескольких этнических и культурных сообществ, которые Л.Н. Гумилёв назвал суперэтносами. Они прорисованы и пространственно, и политически, и культурно, и этногенетически. Правда, нужно отметить, что не все. Можно обозначить десятку складывающихся суперэтносов: афразийский (Юго-западная Азия и Северная Африка), индийский (п-ов Индостан), китайский (КНР), европейский (в рамках ЕС), русско-евразийский (в границах бывшего СССР), североамериканский (Северная Америка), южно-американский (Южная Америка), африканский (к югу от пустыни Сахара), индокитайский (Индокитай и часть юго-восточной островной Азии), австрало-островной (Австралия и окружающий островной мир).
  В рамках огромных суперэтнических образований идут активные этногенетические и исторические процессы, не умаляющие и не отменяющие факты этнической и культурной идентификации. Но в то же время человек шаг за шагом приближается к общечеловеческому в плане этногенетическом, культурном, политическом, социально-экономическом. И с этим не поспоришь. Вместе с тем люди приходя к пониманию своего единства в многообразии, всё более приближаются времени заповеданного Спасителем:
  
  "18 И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле.
  19 Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа,
  20 уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь.
  (Матф.28:18-20)"
  
  Пожалуй никогда ранее общечеловеческое не было так близко к воплощению, как в наше время. "Национализм есть порождение новой истории. Ныне кончаются времена замкнутых национальных существований. Все национальные организмы ввергнуты в мировой круговорот в мировую ширь. Происходит взаимопроникновение культурных типов Востока и Запада. Прекращается автаркия Запада, как прекращается и автаркия Востока..." писал Бердяев. Пожалуй первыми заразились идеей общечеловеческого европейцы. Но мечта эта была принижена гордыней европоцентризма. Получая из европейских рук мечту эту, мы должны помнить об опасности заразиться национальным эгоцентризмом. И не дать возвести общечеловеческую ценность русской христианской идеи в завоевательный фарс пространства и народов ради удовлетворения собственного эго.
  
  Весь ход русского этногенеза и русской истории готовил народ для восприятия русской идеи через понимание своей национальной уникальности и осознание общечеловеческой предназначенности. Расширяясь в пространстве и прорастая корнями в народы населяющие это пространство, русское самосознание взламывало узко националистические рамки и углублялось до понимания общечеловеческого Всеединства. Мир, поделённый в своё время на Восток и Запад, в российском варианте наиболее близко подошёл к идее "вселенского значения православия и мирового призвания России как великого мира Востока и Запада. Соединяющего в себе два потока всемирной истории" - писал Бердяев, критикуя евразийцев. И далее он указывал на главную их ошибку: "Евразийцы неверны русской идее, они порывают с лучшими традициями нашей религиозно-национальной мысли."
  Вот где причина последующего их провала. Осознавая своё евразийство, мы должны помнить свои национальные истоки. Взлетая до высот общечеловеческого Всеединства, не забывать родники питавшие нас на протяжении тысячелетия. Всеединство - идея христианская, не отменяющая факта этнического, расового, национального разнообразия. Потому что Всеединство это не атеистический коммунизм с уравниловкой, но равность перед лицом Бога, сопричастность телу Христову.
  
   - прошлое и настоящее.
  
  Русский человек давно стоит лицом к Западу с открытым ртом. Западный ветер приносит многое, в том числе и мусор. Которого в последнее время всё больше. Мусор культурный, политический, социальный и прочий. В рот русскому набивается много непотребного. Пока он его прожуёт, поймёт на вкус - не то! И выплюнет, проходит время. Глядя на всё это, европеец потешается над "глупостью" русских, над "неразвитостью", над откровенным бессмысленным подражанием западному. Есть ли объяснение всему этому?
  Обратимся к этногенезу, как к первой и естественной форме существования. Поскольку этногенез явление биохимикофизическое, то и объясняться оно должно с точки зрения основных законов естествознания. К тому же этнос помимо пространственных координат имеет и временные, выражающиеся в возрастных особенностях. Когда всякий этнос проходит периоды детства и юности, возмужания, зрелости, старения. Каждому периоду соответствует определённая внутренняя структура этноса, временные рамки, задачи и цели. Все эти характеристики относятся и к русскому этносу.
  
  "Русский народ есть в высшей степени поляризованный народ, он есть совмещение противоположностей[1]. Им можно очароваться и разочароваться, от него всегда можно ждать неожиданностей, он в высшей степени способен внушать к себе сильную любовь и сильную ненависть... Противоречивость и сложность русской души, может быть, связана с тем, что в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории - Восток и Запад. Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира. И всегда в русской душе боролись два начала, восточное и западное." (Бердяев . Русская идея)
  
  Русское этническое, а позднее и национальное самосознание формировалось постепенно во времени-пространстве, по ходу этногенеза. В то время как на западе на смену отжившей итало-римской этнической генерации с её Римской империей пришли германцы, на восточно-европейском пространстве ещё наблюдался упадок прежней черняховской этногенерации. О ней нам известно немного, но то, что Черняховская культура была близка к первичной государственности, кажется вне сомнений. Этносы, её составлявшие, были размётаны гуннами и разбрелись кто куда. Восточнославянские племена антов отошли на север. На западе Европы германские племена влились в местные этногенезы италийцев, галлов, британцев, иберов и других и начали очередной этногенетический виток развития европейских народов. При этом надо отметить - суперэтнический виток, германцы стали ведущим этносом европейского этногенеза.
  На востоке Европы русский этнос вышел на арену мировой истории спустя 350-400 лет в то время, когда европейский этногенез миновал юношескую пору. То есть, наблюдается разница в возрасте. Европейская этносистема идёт как бы на шаг вперёд русско-евразийской. В этом видится мне причина русского подобострастия к европейскому. Подобно младшему русский примеряет европейский костюм, перенимает европейские идеи, подражает в большом и малом.
  Христианство пришло в Европу через Грецию и Рим много раньше, чем на русские равнины. Да и культурный поток из Передней Азии через Грецию и Италию достиг Европы на несколько столетий прежде, чем русский этнос заявил о себе. И нет ничего удивительного или порочного в некотором отставании русского этноса в социально-экономическом плане. Есть определённая заданность этногенеза, это важно понимать, от которой не уйти и которую человек не в состоянии изменить. Его волевые усилия с успехом применяются в осознанном социально-экономическом строительстве. Но так было в прошлом.
  
  Европейский СЭ входит в начале 21 века в очередной виток суперэтнического развития. А значит история повторяется и европейцам придётся начинать всё заново. Конечно же, цивилизационный багаж останется с ними. Правда он будет спрессован, чтобы легче было нести. Русский этнос оказывается в положении старшего по возрасту, поскольку у него начинается период старения. Поэтому следует ожидать эффектов, сопровождающих этот возраст. Первый эффект происходит в наши дни и заключается он в осознании пройденного пути, подведении итогов прожитого, осмыслении своего предназначения. Несмотря на раскол общерусского поля, на снижение пассионарности в русском этносе и связанные с ним деструктивные особенности этногенеза и исторической жизни, русско-евразийское пространство ожидают интереснейшие события. Уже сегодня духовные лидеры православия, ислама, буддизма и других конфессий пришли к пониманию главного: всеединства этногенетического, пространственного, культурного, временного, социального, экономического и, что самое важное, духовного. Русская идея, родившаяся как национальная, трансформируется на наших глазах в русско-евразийскую. И нас охватывает страх размывания её среди множества других народов, культур, иноверцев. Бог дал разным народам разные религии, очевидно согласно психотипам, миропониманию, мировоззрению. Каждый из них идёт своим путём к Богу. Можем ли мы судить их за это? И говорить: нет, мы лучше! Мы правильные! Да нет же. Только своей жизнью во Христе можно доказать правильность выбранного пути. И это будет самая действенная агитация за русскую идею.
  Вместе с тем мы должны понимать, что разойтись в разные народы не значит раствориться среди них. Впереди сложное время евразийского существования. И русская идея в жизни должна пройти этап евразийского всеединства, как промежуточного к общечеловеческому. Задача сегодняшнего дня в осознании своего положения и предполагаемого пути развития евразийского этногенеза.
  Мы покидаем родные русские равнины, растекаясь ручьями (а то и каплями) среди народов мира. Вчера нашим отчим домом была Россия от Карпат до Волги, а сегодня мы вышли в люди на большую часть Евразии. Насколько мы сильны любовью к оставленному нам нашими предками? Насколько прочно заложены в наше сознание основы русского миропонимания и мировоззрения? Настолько и будем готовы претворять русскую христианскую идею в жизнь.
  
  
  -- Русская идея в условиях глобализации экономической, социальной, культурной, политической.
  
  Безусловным завоеванием человечества на современном этапе развития социальных, экономических, политических отношений является демократия. И заслуга европейцев в этом неоспорима. Во многом демократия была плодом их усилий. Но, как мы видим, она была выхолощена задвиганием церкви на второй план после нескольких веков борьбы за влияние на умы и души европейцев между светской и духовной властью. Хотя надо признать католическая церковь дала повод своим отношением к обществу как экспериментальному полю: безликому, бесправному, бессловесному. Идеи демократии развивались как протестные на непомерное и извращённое влияние церкви на жизнь европейца (индульгенции, инквизиция и пр.).
  Жизнь общества направляется и движется не просто желанием быть сытым, богатым, комфортным. Божественная идея развития человека от примата к духовному через этногенез и исторический процесс и есть тот вечный двигатель развития этносоциума. Было бы неверным думать, что русские были первыми, осознавшими идею всеединства человечества во Христе. Впервые она как направляющая идея была дана в осознание европейцам. Они славно потрудились, проповедуя христианство в мире. Однако европоцентризм стал тем тормозом, который чуть не свёл на нет усилия многих миссионеров, жертвовавших всем ради духовного становления язычников.
  Можем ли мы говорить о демократии как о самой справедливой и эффективной форме социально-экономических отношений в отдельно взятых этносоциумах и тем более в человеческой популяции? Да нет же! Но она очень важная ступенька на пути. Демократия установила определённые более справедливые взаимоотношения человека и общества, церкви и государства, этносоциумов и человечества. Современная демократия как плод европейского мышления не всегда, не везде, не во всём принимается как цель и вектор развития. Поскольку свои идеи развития существуют в суперэтнических объединениях. Для китайцев таковой является идея Поднебесной как центра Вселенной. У североамериканцев атлантизм как производная от европоцентризма. И так далее. Но везде собственный центризм ставится во главу угла, сводя к минимуму духовные усилия. Идея Божественного Всеединства не может быть воплощена через эгоцентризм отдельного этносоциума.
  
  Должны ли мы преодолевать демократические отношения сегодняшнего дня как некий порог, препятствие? Или это рубеж обороны от которого следует отталкиваться для движения вперёд? И какова роль русского народа и русской православной идеи в жизни человеческой популяции в будущем?
  
  Сегодняшняя переоценка ценностей и пройденного тысячелетнего пути русскими и всеми, кто был соучастником и соработником вместе с ними, показывает небезнадёжность нашего положения. Для дальнейшего движения вперёд крайне важна переоценка, корректировка цели, постановка задач. Поскольку русская идея двигатель развития русского этносоциума в контексте Божественной идеи всеединства, то логично предположить её распространение на евразийском пространстве. Точно также как она объяла русско-евразийское.
  Сложность дня сегодняшнего в том, что мы понимаем, что происходит "глобализация" - культурная, экономическая, политическая, социальная, но запаздываем с осознанием того, что в первую очередь человечество глобализируется этногенетически. Подтверждение тому сложение огромных этнических сообществ, которые Гумилёв Л.Н. назвал "суперэтносами" (СЭ). То есть, глобализация происходит одновременно в обеих формах существования: этногенезе и историческим процессе. В результате активного смешения стандартизируется и унифицируется фено- и психотип человека, а также культура, политические и социальные конфигурации. Богочеловечество, как конечная цель развития, становится общей для всех. И мы находимся в моменте осознания этого феномена. Осознания смыслового значения жизненного пути, его конечной стратегической цели не как самоцели из чувства собственного превосходства и сопровождающей этот смысловой акт гордыни. Но понимания своей роли факелоносца, направляющего, вперёдсмотрящего. Понимая куда и зачем надо идти, мы должны рассказать об этом другим, задать направление движения, поддержать людей в пути.
  
  Ускорение этногенетического и исторического процессов требует от русского народа, как ведущего на ближайшие столетия, концентрации усилий. Принимая эстафету от европейцев, русские оказываются в положении того, кому достался самый трудный, тяжёлый участок маршрута. Надо найти силы для броска, поддержать других, бегущих рядом. Ведь смысл этого забега не в славе обогнавшего всех, а в умении привести команду без потерь на финиш. Мотивация едина для всех: Богочеловечество. И всякий, кто свернёт с этого пути, окажется в тупике сошедшего с дистанции.
  
  Русская христианская идея не красивая сказка для оправдания факта имперских амбиций 17-20 веков, не протестная социальная утопия в пику Западу, не миф о русском мессианстве и миссианстве. Это продолжение пути пройденного европейцами. И, если европейцы сочетали роль духовного поводыря и простого грабителя с большой дороги, то русские должны доказать превосходство духовного над материальным.
  Русская идея не плод досужего ума русского националиста с романтическим уклоном. Она результат поиска смысла жизни, который привёл к пониманию своей богоизбранности не как факта обоснования своего превосходства над другими или исключительности среди себе подобных, но данности трудной роли ведущего.
  И, отвечая Ивану Ильину, можно сказать: демократии в европейском варианте незачем "падать". Требуется её дальнейшее развитие и трансформация для создания улучшенного варианта человеческого общежития. При котором у власти встанут достойные, а народ насытится плодами трудов своих. Демократия не барьер на пути бегущего к финишу человечества, но фактор при помощи которого оно преодолело отрезок дистанции.
  Социально-экономическое и политическое развитие европейского сообщества привело к созданию палочки-выручалочки - демократии. Она и нас выручит на первых порах, но нужно думать о более действенном способе. К этому подталкивает пробуксовка демократии в других суперэтносах, её неприятие. Однако говорить о смерти демократии неверно, она скорее приспосабливается под региональные особенности и трансформируется.
  
  Русский этнос идёт след в след за европейским в плане этногенетическом, историческом. Примеряя европейский демократический костюм, мы понимаем, что он не по размеру. Жмёт в плечах, а в талии болтается. Да и штанишки европейские коротковаты. Как быть? Этот перешить или сшить новый? Для перешивания недостаёт материала, нужно будет надставлять другими кусками. Вернее пошить новый, но взять идею европейского кроя, потому как лучшего не придумано. Это к тому, что европейская демократия как форма существования на определённом отрезке развития этносоциума себя оправдала, но требует доработки, усовершенствования, одухотворения.
  
  Этногенетическое и историческое развитие русско-евразийского пространства имеет свои особенности. Изобилующее природными запасами воды, ископаемых, леса и пр., оно остаётся лакомым куском для многих. Столетиями Запад прорывается сюда. Добавим к внешнему давлению внутренние посылы к дезинтеграции на фоне старения древней русской этнической генерации и мы придём к пониманию критичности момента.
  Русско-евразийский суперэтнос складывается на наших глазах. Это факт. Даже несмотря на раскол общерусского этногенетического поля, система остаётся единой во времени и пространстве. А смешение с другими этносами связывает нас невидимыми этногенетическими корнями, которые невозможно обрубить государственными границами или сменами режимов. Русско-евразийский этносоциум имеет огромный опыт авторитарного управления. Одновременно он стоит перед задачей реформирования социально-экономических отношений внутри системы. Что приведёт в созданию более эффективного общества. Но всякие преобразования без духовной идеи мертвы, так как приводят к рождению человека-потребителя, но никак не созидателя. И такой одухотворяющей идеей должна быть русская православная идея, как вектор дальнейшего движения вперёд, как нравственный ориентир для всего русско-евразийского пространства. Нас призывают к её "модификации". Но она совершенна по форме и содержанию! Не лучше ли "модернизировать" своё демократическое или коммунистическое миропонимание и мироощущение?
  Реалии сегодняшнего дня не отвечают высоким требованиям русской идеи, но она прекрасный ориентир для движения в будущее. Не подгонять под идею общественное и политическое устройство, а на основе высочайших требований, предъявляемых идеей к человеку, выстраивать взаимоотношения и взаимосвязи в этносоциуме. Власть светская и власть церковная не должны соперничать и конфликтовать между собой за тела и души граждан, но сотрудничать во имя людей. Власть и народ не противники, разделённые высоким забором неприязни и ненависти, но соработники за лучшую жизнь. В первую очередь важны принципы организации отношений, остальное вторично. Духовное омовение придаст силы исстрадавшемуся народу. С Любовью в душе, Верою в сердце и Надеждой на будущее у нас всё получится.
  
  Цель демократии состояла в устройстве общества справедливого для всех его граждан. И в первую очередь имелось в виду повышение благосостояния граждан. Демократическая форма социально-экономических отношений в социуме создала видимость свободы и равенства граждан, но не сделала их братьями. Европейская демократия, напичканная идеями просветителей, оказалась выхолощенной, отказавшись от религиозного окормления. Красивая, упитанная, сытая яловая корова.
  
  Демократия пришла и в наш дом. Несомненно это плюс. Однако, сегодня налицо и минусы демократии. В европейском варианте она не может прижиться на русско-евразийском пространстве. Поскольку у народов, населяющих эту громадную территорию, свой опыт жизни, свои традиции. Безусловно они воспримут самое лучшее и подходящее, но демократия без духовного окормления пустышка. Православная русская идея способна наполнить смыслом демократию, вернуть ей детородные духовные функции. С другой стороны идея объединит разбросанный по лику Земли русский мир.
  Одновременно она наполнит смыслом существование сильного государства, гаранта и защитника идеи и её носителей.
  В то же время идея сильного централизованного государства скомпроментировала себя в прошлом. Государство, являясь внешним отражением внутренней структуры этносоциума, имеет
  свойство трансформироваться, преображаться, увеличиваться и дробиться. И это естественно. Народ ожидает от него (государства) правды и справедливости в общественных отношениях, покровительства и защиты своих интересов. Возрастные особенности этносистемы создающей государство диктуют его форму. Империя не прихоть чья-либо как пытаются нам втолковать критики, она отражает имперские устремления системы, её возраст зрелости. Она и не вечна, потому что наступает период старения этноса её создавшего. Что означает нарастание деструктивных процессов в системе. Ослабевают внутренние этногенетические связи, перестраиваются социально-экономические. Этнос распадается на части. Чему мы свидетели, из русского этноса вышли украинский и белорусский. Процесс дезинтеграции в России приостановлен. Надолго ли?
  
  В демократическом гражданском обществе интересы отдельных граждан координируются с интересами корпораций исходя из взаимной выгоды. Смысл русской православной идеи в братской соборности во имя Христа. Если в первом случае взаимоотношения регулируются правовыми нормами, то в нашем упор делается на осознании высокого нравственного долга друг перед другом и перед государством, как формой организации этносоциума.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"