Трищенко Сергей Александрович: другие произведения.

Прозрачный намек

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На конкурс "Странная война"

   Звездолет проламывался сквозь гиперпространство, словно неумелый рыбак сквозь затянутую свежим ледком прорубь: летели брызги звезд, малые туманности расплывались бледными пятнами, и даже галактики отползали в сторону от мчащегося гиганта, попутно зализывая сделанные им раны.
   Сив Тип, первый пилот, небрежно положив ноги на пульт управления, жевал резинку и поигрывал джойстиком, выбирая маршрут движения. Он воображал себя завзятым слаломистом и все отпуска проводил на снежных трассах горных планет, а любой свободный момент личного времени отдавал компьютерной игре "Слалом". Часто он даже не менял джойстик управления кораблем на игровой, а просто переключал бортовой компьютер с игры на пилотирование.
   Пег Джастер, командир корабля, неодобрительно поглядывал на действия пилота, однако замечаний не делал: Сив свое дело знал, а вмешиваться в работу пилота, когда тот ведет корабль, запрещено самому президенту Федерации.
   Да и что с того, если звездолет заденет по пути пару обитаемых планетных систем? Их жители получат компенсацию - такую, что им хватит на всю оставшуюся жизнь, какой бы длительности та ни осталась. Впрочем, Федерация денег на ветер не бросала.
   К тому же Пег знал, что в этом секторе Вселенной практически не осталось обитаемых систем: они были выжжены пару столетий назад объединенным флотом Федерации и Империи, когда местные жители вознамерились поспорить с их совместной мощью.
   Пег жалел, что ему не пришлось поучаствовать в той тотальной акции, когда планеты сгорали спичками, а звезды затаптывались гравитационными ударами - чисто угольки под кованым каблуком легионера.
   Что осталось на его долю? Мелкие полицейские акции. Даже обидно, что нет возможности применить хотя бы одно из суперорудий, которым оснащен межгалактический крейсер.
   А Пег мечтал, что, прилетев на одну из инспектируемых планет, он встретит хорошо организованное сопротивление, которое сможет продержаться хотя бы минут пятнадцать, чтобы насладиться зрелищем гигантского фейерверка, в который превращается размалываемая позитронными ударами бунтующая планета.
   Но Пег знал, что подобное маловероятно, особенно в данной инспекции, когда за плечами торчит этот хлюпик из экологической полиции. И придумали же название: экологическая полиция! Сам, наверное, и зубочистки в руках не держал, а туда же: полицейский!
   Он покосился на Сема Трудора, который с горящими глазами всматривался в разворачивающееся на переднем экране зрелище.
   "Первый рейс, - подумал Пег. - Салага! А случись что, придется испрашивать его санкцию! Разве столкнемся с признаками явной агрессии..."
   И ему вдруг до боли в печенках захотелось, чтобы по прилету толпа дикарей... а кто еще мог их встретить? Разведывательные спутники не давали повода для беспокойства, инспекция была не чрезвычайная, а плановая. Так вот, чтобы толпы дикарей окружили их корабль и принялись забрасывать его дротиками...
   "Э-э, нет, - прервал он сам себя. - Это не агрессия, не угроза. Выпусти роту десантников в полном вооружении - дикари от одного их вида разбегутся. Тогда так: дикари пусть будут. Пусть окружают, пусть бросают дротики. Я выпускаю роту десантников, и тут неожиданно разверзается земля и оттуда появляется суперпушка! Она стреляет по десантному боту и уничтожает его - вместе с десантниками! И тогда я с орбиты выжигаю место атаки. Оставляю грандиозный восьмикилометровый провал - в назидание. А затем сажаю второй десантный бот и запускаю отравляющий газ в вырытое коварными тварями подземелье. Нет, лучше подпочвенных кротов с лазерными..."
   Пег не успел додумать: Сем Тудор, наклонившись особенно сильно, случайно коснулся его плеча своей зеленой фуражкой. Он, правда, сразу же извинился, но приятные мысли ушли:
   - Прошу прощения, капитан, - повторил Сем Тудор. - Скоро ли мы прибудем?
   - Еще два поворота, - отозвался Сив Тип, орудуя джойстиком и продолжая жевать с такой интенсивностью, что Пегу почудился запах паленой резины.
   - Как вы думаете, - продолжил "экологист", и Пег подумал, что его прикосновение было не случайным: парню захотелось пообщаться, - что мы увидим на инспектируемой планете?
   "Ладно, просветим его", - решил Пег, а вслух сказал:
   - Встретить можно что угодно. Надо быть готовыми ко всему. Даже к тому, что на подлете нас обстреляют квадракетами.
   - Но разведспутники... - растерялся Сем. - Они...
   - Спутники, - Пег постарался, чтобы его усмешка выглядела самой саркастической из тех, которые он до сего времени применял, - следят лишь за поверхностью планеты. Ну да, они могут улавливать инфракрасные лучи и с глубины почв и вод, могут отличить искусственную радиоактивность от фона, однако спутники легко обмануть: скажем, наморозить сверху айсберг, а затем построить подземный завод, или сделать завод под водой, а тепло рассеивать далеко в океане, по трубам. Затем, спутникам можно совсем отвести глаза!
   - Каким образом? - удивился Сем Тудор. - Колдовством, что ли? Роботы - не люди, их черной магией не проймешь.
   - Дело не в черной магии, - усмехнулся Пег. - На одной планетенке был случай: начали туземцы строить высокую-превысокую башню. Ну, строят себе и строят - мало ли идиотов-правителей заставляют идиотов-подданных выполнять любой идиотский каприз? Тем более что строили они вручную, камни таскали на спине - никто внимания не обращал. А они достроили до определенной высоты, а затем воздушные шары с нее пускать начали. Тоже милое развлеченьице, не правда ли? - он саркастически рассмеялся и продолжил. - А шарики-то были водородом надуты. Короче, получился у них прообраз космического лифта. Причем такой, что спутники с орбиты сняли. А на этот случай никакой инструкции не предусмотрено. Невозможно такое сделать, думали. Вот и не додумались. Если бы ракетой сбили - ясно. Лазерным лучом - понятно. А то исчезли - и все.
   - Ну, и что? - осторожно спросил Сем.
   - А ничего, - хладнокровно ответил Пег. - Послали туда эсминец, и размолотил он все, что те успели начудить. Теперь снова с каменного века начинают.
   И он захохотал.
   - Не лучше ли с ними договориться, - осторожно произнес Сем, - и снабжать их хотя бы теми орудиями и технологиями, которые мы не считаем опасными?
   - А разве такие есть? - удивился Пег. - И лопатой можно голову раскроить. Нет уж, пусть лучше пребывают в первобытном неведении. Используют мускульную силу, животных приручают. Словом, живут в экологической чистоте. Разве вы не к этому стремитесь? - издевательски спросил он.
   Сем покачал головой:
   - Прогресс остановить невозможно. В парламенте давно ведутся дебаты...
   - Правильно, - согласился Пег, скептически махнув рукой: мол, знаем мы ваши дебаты. - Мы и не останавливаем. Мы его уничтожаем. Зачем нам постоянные угрозы со всех сторон? Цивилизация должна быть только одна - наша!
   - А Империя? - спросил Сем.
   - Ну, Империя, - поморщился Пег. - Они надежно двигаются в кильватере нашей политики. К тому же мы с ними находимся на одной планете. Только это и сдерживает, а то бы... - и он мечтательно зажмурился.
   - Капитан, - лениво произнес Сив, надавливая на кнопку джойстика, - приехали! Высаживаться сразу будем?
   - А что осведомители? - Пег приник к экранам, на которые сейчас транслировалась информация разведывательных спутников.
   - То же самое! - разочарованно протянул он, отваливаясь от них, - патриархальная цивилизация, ни фабрик, ни заводов, ни крупных мануфактур. Здорово мы их напугали в прошлый раз! Небось, до сих пор в штанишки ходят.
   Сем неодобрительно посмотрел на него, но промолчал.
   - Штурмовая группа, на выход! - скомандовал Пег. Затопали кованые сапоги солдат, заполняя десантный бот. Пег повернулся к Сиву: - Сдашь вахту второму пилоту, а сам отдыхай.
   - Я еще побуду чуть-чуть, - с готовностью произнес Сив, покачивая джойстиком.
   - Не наигрался? - усмехнулся Пег. - Опять "Слалом" запустишь?
   - Игра - тренировка, - отозвался Сив, загружая систему.
   - Старпом будет рядом, - распорядился Пег, - оставь ему хоть один экран.
   - Я ему все оставлю, - пробурчал Сив, надевая видеошлем, - я его видеть не могу!
   Последние слова он произнес глухо, из-под шлема.
   Пег вздохнул, но ничего не ответил: конфликт между старпомом и первым пилотом тлел, но не разгорался. И потому можно было пока не обращать на него внимания. К тому же имелся ряд факторов, с учетом которых Пег не мог отдать предпочтения ни тому, ни другому.
   - Да, - вспомнил он, поворачиваясь к Сему, - и вы идете.
   - Спасибо, - неожиданно сухо ответил тот, - я помню инструкцию, согласно которой я должен, - он подчеркнул это слово, - присутствовать при первой же высадке.
   Пег внутренне чертыхнулся про себя, но промолчал, втайне надеясь, что его сокровенные моления оправдаются, и за патриархальным внешним видом планеты откроются такие ужасы, которые разом обнаружат коварные замыслы обитателей этого мира
   И в то же время Пег чувствовал, что здесь ему вряд ли удастся выстрелить хотя бы разок. Слишком уж все выглядело тривиально.
  
   - Типично сельскохозяйственная планета, - прокомментировал Сем разворачивающийся перед ними пейзаж: грунтовая дорога вела среди зеленых полей. По левую сторону дороги трава была скошена, высушена и сложена в стога, справа лежали длинные ряды подсыхающего сена. Вдали, за рекой, паслись крупные рогатые животные. - Что вам еще надо?
   - Подождем, - прохрипел Пег, сжимая автоматическое атомное ружье - атомат, - может быть, под этими милыми стожками скрываются шахты баллистических ракет!
   Сем хмыкнул.
   - Ребята, - обратился Пег к десантникам, рассыпавшимся вокруг. - Смотреть в оба! Готовность номер один!
   - А вон идут местные жители, - указал Сем на приближающуюся группку туземцев, - давайте у них и спросим, есть ли шахты.
   - Так они вам и скажут, - продолжал цепляться за собственную надежду Пег, прекрасно понимая, что, несмотря на плановость инспекции, туземцев о ней никто в известность не ставил, стало быть, и подготовиться они не могли, разве что готовились постоянно. Да и спутники, как ни крути, а не передавали ничего мало-мальски подозрительного. Просто ему так хотелось.
   Туземцы приблизились и остановились. Их улыбающиеся загорелые лица не оставляли никакого сомнения в том, что перед проверяющими находятся именно те люди, за которых они себя выдают, а именно - крестьяне. На ту же профессиональную принадлежность указывали деревянные вилы и грабли, покоящиеся на плечах.
   "Идиоты, что ли? - подумал Пег. - Или хорошие актеры? Но тогда они переигрывают: что у них, и металл перестали обрабатывать? На это запрета не было. Только на атомную энергию и строительство звездолетов".
   Но утверждать, что перед ним актеры, можно было бы, только признав, что вся планета состоит из актеров: о месте высадки не знал никто. Сам Пег ткнул пальцем в точку на экране и приказал: "Сюда!". Кто бы успел приготовиться?
   Значит, идиоты. То есть люди, вполне довольные существующим положением и не стремящиеся его изменить. Чего и следовало добиться.
   Пег почувствовал гордость за Федерацию и досаду за неудовлетворенное честолюбие: "Опять в тире стрелять придется", - с досадой подумал он.
   - Здравствуйте! С прибытием! Привет воинам Федерации! Не хотите ли освежиться? Как долетели, капитан? - раздались веселые возгласы.
   Последние слова несколько насторожили Пега: значит, они не такие уж идиоты, если могут читать знаки различия. А, впрочем, чей другой военный флот может бывать в этих краях?
   - Здравствуйте и вам, - ответил Сем, кланяясь в пояс.
   "Что делает этот идиот? Ах, да, он же ксенобиолог, - Пег вспомнил строчки из досье Сема. - Поступает соответственно местным обычаям".
   Сам он удостоил приветствия туземцев лишь легким наклоном головы.
   - Чем занимаетесь? - спросил Пег, не снимая рук с атомата.
   - Сено убираем, ваша милость, - ответил один из крестьян, слегка подбрасывая в руке трехрогие вилы.
   "Из развилки дерева сделан, - определил Пег. Нападения со стороны крестьян он не опасался: даже если туземец метнет свое сельскохозяйственное оружие, оно просто-напросто отскочит от брони скафандра. А силовой шлем способен отражать и крупнокалиберные снаряды - пока не опустится защитный колпак. И произойдет это в доли секунды. Да и от лазерной вспышки успеет укрыть. А уж когда опустится защитный колпак... Так что опасаться нечего.
   - Куда же вы его убираете? - Пег решил показать осведомленность и огляделся. - Уж не на плечах ли перетаскиваете? Где транспортное средство?
   - Зачем на плечах? - удивился высокий крестьянин, почти в рост Пега. - Вон телега едет, сейчас погрузим - и отвезем в село, в сарай.
   Действительно, на ведущей от небольшой деревушки дороге, по которой пришли крестьяне, наблюдалось слабое пыление.
   - Ага, - глубокомысленно кивнул Пег, поворачиваясь, чтобы осмотреться: не изменилась ли обстановка?
   Идиллия. Травка зеленеет, солнышко блестит. Речка вон поблескивает: рыбешки играют.
   Пегу неожиданно захотелось сбросить скафандр высокой защиты и окунуться в прохладную воду. Корабельный бассейн не мог создать полную иллюзию открытого водоема. Ну ничего, если у них взаправдашняя идиллия, то, может, и удастся искупаться. Только... подозрительно как-то. Неужели они спокойно смирились с поражением? Обычно в подобных случаях местные жители десятки лет бунтуют, пока не успокоятся и не привыкнут. А то и сотни.
   "Слушай, а их случайно ничем не опрыскивали? - спросил он сам себя. - Чтобы стали более покладистыми?"
   Да нет, на идиотов никак не похожи. Взгляд открытый, слюна изо рта не бежит. Улыбки - не застывшие, не остановившиеся, а вполне нормальные, веселые... даже чуть издевающиеся. Нет, не издевающиеся - иронические. Или снисходительные.
   Ну, тогда тем более можно успокоиться: бывает, существа, находящиеся на более низкой степени развития, чувствуют свое превосходство, если могут метнуть копье дальше, чем чужак - вооруженный атоматом десантник.
   Пег снова посмотрел на крестьян. Улыбаются. Как будто встретили именно то, что ждали... Странно.
   Да, и еще одна странность - Пег перевел взгляд на дорогу. Если они ездят на телегах, туда положено кого-то впрягать. Лошадей, волов - словом, крупных копытных животных. А следов копыт на дороге почему-то не видно. Неужели сами телеги тянут? Ну, это уж слишком! Рабство, выходит, вернули?
   Пег обернулся к приближающейся телеге и глаза его сами собой стали раскрываться все шире и шире. Мало того: начал открываться и рот.
   Пег спохватился, закрыл рот, моргнул и быстро скосил глаза на нагрудный радиометр: тот молчал.
   Пег снова посмотрел на телегу, борясь со страшным желанием позволить глазам делать все, что заблагорассудится.
   Телега ехала сама. Мало того: на ней не было видно и следов упряжи.
   У Пега мелькнула сумасшедшая мысль, что местные животные здесь невидимы, и она показалась ему не лишенной разумности. Но телега остановилась сама, никаких возгласов "тпру!" или "стой!" возница не издавал.
   Он просто спрыгнул с телеги и поздоровался. Пег не ответил.
   Сем, хотя и выглядел столь же ошарашенно, тем не менее, сумел поклониться.
   "Неужели и я такой бледный?" - подумал Пег. Но проверить не удалось: зеркало не входило в штурмовой комплект.
   - Готовы? - спросил возница крестьян.
   - Давно, - отозвался за всех высокий.
   - Тогда пусть грузится, - продолжил возница, - а мы поговорим с господином капитаном. Я чувствую, что ему очень хочется нас о чем-то спросить.
   Он махнул рукой, и телега подкатилась к ближайшему стогу сена, в который крестьяне предварительно воткнули вилы.
   "Телекинез!" - со страхом подумал Пег. С подобным ему сталкиваться не приходилось. Уставы и боевые наставления ничего не говорили о том, как надо вести себя в бою с превосходящими телепатическими силами противника. Оставалось надеяться, что скафандровую броню психоволны не проломят... а все остальное не так страшно.
   Пег подумал было, что туземцы могут психически подчинить его своей воле, а тогда... Но вовремя вспомнил, что курс психофизической подготовки включал в себя и гипнотические способы противодействия - в случае, если бы кто-то из воинов Федерации попал в плен. А это значило, что подобного воздействия опасаться не приходилось.
   Пег приободрился и более спокойно посмотрел на самодвижущуюся телегу: телекинез так телекинез, пусть напрягаются.
   Едва телега остановилась, вилы пришли в движение и принялись набирать внушительные охапки сена и грузить их на телегу, проявляя полную самостоятельность.
   "Но если это телекинез, - мелькнула у Пега мысль, - почему никто не смотрит на орудия труда?"
   Крестьяне, действительно, совершенно не обращали внимания на работу вил и граблей: те подбирали со стерни остатки сена, обчесывали со всех сторон растущую на телеге копну сена. Люди же просто стояли и разговаривали: рассуждали, что лучше всего посеять на этом месте в будущем году?
   Закончив погрузку одного стожка, телега переехала к следующему. Сюда перепорхнули и грабли с вилами. И продолжили работу.
   - Об этом и поговорим, - кивнул возница. - Я вижу, вы заинтересовались.
   - Как... как вам удалось добиться такого? - Пегу не хотелось выглядеть растерянным, но приходилось.
   - Давайте присядем, - возница опустился на землю.
   Пег ожидал, что он зависнет в воздухе, на каком-нибудь невидимом кресле, но тот опустился прямо на стерню, подложив клок сена.
   Сем плюхнулся рядом с ним. Пег остался стоять.
   - Ну, как хотите, - возница развел руками. - Мы никого не принуждаем...
   - В отличие от нас? - медленно произнес Пег. - Это вы хотели сказать?
   - Нет, не хотел, - покачал головой возница. - Но, если желаете, можете думать и так.
   - Разрешите мне? - Сем поднял голову и устремил умоляющий взгляд на Пега. Тот, мгновение подумав, кивнул:
   - Действуйте. В конце концов, это ваша работа!
   "...черт побери!" - хотел добавить он, но сдержался.
   - Что произошло? - обратился Сем к вознице. - Мы поражены...
   "Лучше бы он произнес "удивлены"", - поморщился Пег, который любое упоминание о поражении понимал однозначно, но прерывать не стал: пусть говорит. Все разговоры фиксируются.
   - После... акции, - возница взглянул на Пега, - когда на планете были уничтожены практически все отрасли современной промышленности, ядерной энергетики, а также исследовательские институты передовых разработок, перед нами встала проблема. Отдельные горячие головы предлагали отомстить: любыми путями проникать на ваши планеты и устраивать там диверсии. Некоторым, я знаю, это удалось.
   - Несколько мелких взрывов, - криво усмехаясь, заметил Пег. - Десяток трупов, полсотни раненых.
   - Да... Если вы так относитесь к своим, что вам чужие, - заметил возница. - Было абсолютно очевидно, что, продолжай мы идти по прежнему пути, то есть восстанавливать ядерную энергетику, строить новые заводы, воссоздавать прежние технологии - нас может постигнуть та же участь. Мы заметили вновь появившиеся звездочки - ваши спутники, и догадывались, для чего они.
   - Разумеется, - подтвердил Пег. - Лидер может быть только один.
   - Были и другие варианты. Некоторые впали в отчаяние и предлагали наладить выпуск ручных и ножных электрогенераторов, станков с гидроприводом, осваивать ветроэнергетику...
   - Ну, зачем так грустно, - усмехнулся Пег. - Никто не заставлял вас возвращаться на деревья.
   - А у нас были и такие, - кивнул возница. - Среди особо отчаявшихся. Они предлагали отыскать стимуляторы для ускоренного отращивания хвостов и возврата на деревья. "Назад, к природе!" - так, кажется, звучал их лозунг.
   - Но у вас был еще один путь, - тихо заметил Сем, - брать то, что давала Федерация.
   - Всегда плестись в хвосте? Довольствоваться объедками с вашего стола? Поставлять вам сырье в виде редких минералов, пушечное мясо, да, в отдельных случаях, мозги, то бишь нашу интеллектуальную элиту? Ну, уж нет!
   - И что вы сделали? - спросил Сем. Пег навострил уши.
   - Все произошло как бы само собой, - спокойно продолжал возница. - Не скрою: поначалу мы ненавидели вас. Ненавидели так, как, наверное, ни один народ не может ненавидеть своих угнетателей. Мы - очень свободолюбивые люди. Некоторые предпочли смерть унижению, - он поник головой, но снова выпрямился. - А затем произошло главное: мы поняли, что ненависть - большая сила... Но не она помогла нам. Она лишь способствовала освоению той силы, по сравнению с которой любая сила - ничто. И запасы ее неисчерпаемы. И теперь наш мир неузнаваемо преобразился, - он обвел вокруг руками. - Не скрою, любая цивилизация не свободна от загрязнения среды обитания. Не были свободны от них и мы. Стремясь к прогрессу, мы регрессировали. Промышленные отходы - дым, пыль, стоки - загрязняли атмосферу, воду и землю, радиоволны засоряли эфир, шум мешал общению. А сколько имеется других отходов, которые невозможно учесть - психических, эмоциональных?
   Пег слушал внимательно. Может быть, сейчас он узнает главный секрет туземцев?
   - Мы избавились от всех прежних недостатков. Мы поняли, что есть иной путь. Вы тратите мощь своего разума на создание машин и механизмов, которые бы осуществляли ваши желания, а мы осуществляем желания без помощи техники, убираем промежуточное звено. В этом проявляется экономичность нашего мышления. Мы достигаем цели гораздо быстрее вас.
   - Но телега, вилы, - не выдержал Пег, - разве это не атрибуты техники?
   - Это эстетические символы, - заметил возничий, - произведения искусства.
   Он протянул руку, и трехрогие вилы прилетели и легли ему в руку. Возничий подал их Пегу. Тот сдвинул атомат на спину и присмотрелся. Тончайшая резьба покрывала дерево.
   - Можно и без них, - произнес возничий.
   Он махнул рукой, и следующая копна сена поднялась и полетела по направлению к деревне.
   - А как же путешествия между звезд? - спросил Сем.
   "Действительно! - спохватился Пег. - Молодец, задохлик!"
   - Мы путешествуем, - улыбнулся возничий.
   - В мечтах? - скривился Пег.
   - Почему же? - удивился возничий. - Я, например, знаю номер и дату приказа, которым вас произвели в капитаны.
   - Вы могли прочитать мои мысли! - чуть не закричал Пег.
   - Зачем читать мысли, если можно прочесть документ? - возразил возничий, сунул руку в карман и достал оттуда сложенный лист, который протянул Пегу.
   Развернув его, Пег охнул: это была копия того самого приказа.
   - Я сделал копию в вашей канцелярии, - возничий указал на синий штампик в углу листа. - И уплатил за нее три монеты.
   - Что же это за сила? - вскричал Пег. - Что позволяет летать между звездами без помощи космических кораблей?
   Возничий поглядел на него с сожалением:
   - Может быть, когда-нибудь и вы узнаете о ней. Если... если перемените отношение к окружающему миру.
   - Не верю! - завопил Пег. Сознание отказывалось принимать увиденное и услышанное. - Вы все подстроили...
   - Проверьте, - возничий поднял брови. - Вы ведь любите стрелять... Пальните во что-нибудь - хоть в тот стог сена.
   - Близко... - пробормотал Пег. - Это атомное ружье...
   - Вы уверены в своем оружии? - спросил возничий.
   - Как в самом себе... - Пег отвечал машинально, по уставу, но на самом деле не был сейчас так уж уверен в себе. В оружии, пожалуй, он был уверен больше. Атоматы никогда не отказывали.
   - А я уверен в нашей силе, - спокойно произнес возничий. - Стреляйте!
   Пег поднял атомат. Стрелять в ближайший стог он не решился - мало ли что? Вдруг перед ним - сумасшедший самоубийца?
   Он перевел ствол атомата куда-то на линию горизонта, наугад поймал на мушку небольшой лесок и нажал на спуск. И сразу же внутренне сжался, ожидая, что в нескольких километрах вспухнет облако атомного разрыва. И, может быть, слегка опалит лицо яркая вспышка.
   Но ничего не произошло. - Вот видите, - возничий встал и положил руку на плечо Пега. И Пег Джастер, капитан Вселенской Гвардии великой Федерации почувствовал, как по его голому плечу - сквозь скафандр высокой защиты! - примиряюще похлопала теплая ладонь.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"