Troan: другие произведения.

Последний рассвет.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Последний рассвет.
  
   Илья с самого утра почувствовал некое недомогание. Из носа потекли сопли, а в горло, казалось, кто-то засунул грецкий орех. С каждым разом глотать становилось больнее, и парень даже не пошёл на завтрак, желая одного - поваляться ещё секунду в постели. Его одноклассники тем временем, заправляли свои постели, а затем быстро убегали в ванную комнату, где делали утренние процедуры. Хотя, конечно, были и такие, кто сразу же направлялся к столовой. К примеру - Жора. Казалось, он никогда в жизни не брал в руки зубную щётку, если судить по налёту на его зубах. Но ничего. Это ему совсем не мешало широко скалиться. Были и такие в комнате, что принимали душ раз в неделю. От них страшно несло потом, и Илья только про себя удивлялся: имея душ, как можно так сильно вонять. Далеко ходить не надо было. К примеру, Андрей, чья кровать находилась рядом... Стоило ему поднять руку, как все окружающие морщились, делая как по команде, шаг назад.
  Но наконец, одноклассники покинули комнату, и Илья остался в одиночестве. Во рту то и дело собиралась слюна, и, несмотря на адскую боль, парень с упорством мазохиста продолжал раз за разом сглатывать, причиняя себе новые страдания. Однако он облегчённо вздохнул, оставшись наедине с самим собой. Дело в том, что отношения в интернате у него сразу не заладились. По какой причине? Илья сказать бы и сам не смог. Скорее всего, его просто случайным образом выбрали мишенью для насмешек и разных издевок. Такое очень часто происходит и в обычных школах, а уж говорить о заведениях для трудных подростков, и не приходилось. Какой-то сукин сын указал на него пальцем, и вся толпа, стадо, - послушно повторяли за тем -первым. Не было бы Ильи, нашли бы другого козла отпущения. Но делать было нечего, и парню приходилось терпеть разные насмешки и издевательства со стороны товарищей. Хотя, если разобраться, то они ему никакие не товарищи, а скорее мучители. Чёртовы ублюдки, как любил говорить обо всех остальных, покойный папаша парня.
  Вскоре одноклассники вернулись из столовой, и Илье пришлось подниматься с кровати. Он, как всегда, стараясь не поднимать взгляда, быстро оделся и, подхватив учебники, вышел из комнаты. Спустившись на первый этаж, направился по длинному и мрачному коридору в учебный корпус. Этот проход между двумя зданиями, никогда ему не нравился, так как очень часто его поджидали здесь сюрпризы. Постоянно толпившиеся ребята, прятавшиеся во мраке, стояли, невидимые для всех, тиская девчонок, которые взвизгивали, когда руки парней залазили им под кофточки. И на этот раз, небольшая толпа находилась на своём обычном месте. Но Илье повезло. Он отделался только лёгким "подсрачником", и, радостный от этого знаменательного события, поспешил, как можно быстрее убраться с глаз долой.
  - Вот урод, мля, - донеслось до слуха парня явное обращение к нему.
  Илья с этим был полностью согласен. Да-да, и ничего в этом не было удивительного. Он сам себя не раз называл уродом и ещё хуже, так как ненавидел свой слабый и безвольный характер. Другой бы на его месте, устав терпеть, давно уже дал бы отпор своим обидчикам, но только не он. Подобно паршивой овце, парень, отбившись от стада, находился в стороне, но и не отходил далеко. Где-то внутри ещё была надежда, что возможно, всё скоро закончится, когда ребята найдут другого козла отпущения. Но почему-то, это всё не происходило. Илья проклинал тот день, когда прибыл в этот закрытый интернат, став мишенью для издевательств. Хотя, если сказать честно, то и в прежней школе ему жилось несладко. Обычно, таких, как он, называют лохами, и продолжают чморить до самого выпуска. Но, если там парень, в конце концов, просто перестал ходить в школу, каждый день направляясь в её сторону, но проходя мимо, то здесь такой номер не проходил. Прогулять уроки, конечно, можно, вот только об этом сразу узнает классный руководитель и директор. С такими, как он, здесь научились бороться и заставлять посещать уроки даже против их воли.
  Поравнявшись с открытой дверью во двор, Илья выскользнул на свежий воздух, вдыхая утреннюю прохладу. Несмотря на то, что стояла середина осени, деньки продолжали оставаться всё ещё тёплыми. Оглядевшись по сторонам, и никого не обнаружив, парень закурил, отходя за постройку, которая служила хранилищем для инструментов. Сигарет в пачке было мало, и ему совсем не улыбалось, чтобы кто-нибудь увидел и отобрал у него курево. Особенно, такое часто позволяли себе ребята из параллельного класса, который считался самым трудным. Выдыхая дым и чувствуя, как боль в горле усиливается, парень поднял взгляд на чистое небо. По радио говорили, что завтра на каком-то расстоянии от Земли ( Илья не помнил- на каком...), пролетит комета, которая проходит чуть ли не раз в миллион лет. Зрелище обещало стать поистине интересным. В школе об этом событии слышно было на каждом шагу, и даже - с утра всех учеников собирались выгнать на стадион, чтобы наблюдать за этим редким космическим явлением. Илья в самом начале тоже собирался присоединиться к остальным, но сейчас, пока он стоял за сараем, у него в голове родилась новая мысль. Ему не улыбалось учиться, а тем более возвращаться обратно в комнату, где издевательства будут продолжаться.
  Докурив до фильтра и затушив окурок, парень поспешил ко входу. Как раз в этот миг раздался звонок на первый урок. Илья со всех ног бросился в другой корпус, буквально взлетев на второй этаж. Учитель к тому времени, как парень вошёл, уже находился в классе. Неодобрительно взглянув на опоздавшего, он нахмурил свои седые брови.
  - Степанов, снова опаздываем?
  Илье на это нечего было сказать, и поэтом, опустив взгляд, он промолчал.
  - Ладно, занимай своё место, - разрешил учитель физики, берясь за классный журнал.
  Илья направился между рядов, чувствуя на себе взгляды одноклассников. Кто-то равнодушно провожал его взглядом, кто-то смотрел с ехидством, другие же - просто свысока. Из одной парты резко материализовалась нога, обутая в тяжёлый ботинок, но парень ловко её переступил.
  - Вот урод, - послышалось сзади шипение раздосадованного подростка.
  Илья, не обращая внимания на реплику, занял место на последней парте, где сидел в гордом одиночестве. Достал тетрадь и учебник по физике, а затем, с абсолютно тупым взглядом уставился на учителя, пытаясь понять, что тот пытается ему вдолбить. Украдкой зевнув, парень подпёр голову рукой, и прикрыл веки. Он бы с огромным удовольствием поспал, чем слушал бы эту чушь, которую вдалбливал Захаров - учитель с сорокалетним стажем.
  "Старому мудаку, уже давно пора на пенсию, а он всё продолжает втулять про какие-то атомы", - думал парень, пытаясь одной рукой извлечь из кармана плеер.
  Наконец, ему это удалось. Вставив в уши наушники, он включил воспроизведение, и из маленьких динамиков полилась музыка. Нет, не полилась, а загрохотала, пронзая мозг скрежетом гитар и адским голосом певца. Илья любил рок, и других жанров не признавал. Его знакомство с этой культурой началось, когда он услышал какую-то песню Лагутенко. Заинтересовался, но потом перешёл на более тяжёлое. Его коллекция пополнилась такими группами, как "Ария", "Коррозия металла" и "Чёрный кофе". Совсем недавно он столкнулся с фолк-роком, подсев на "Мельницу" и "Канцлер го" - очень приятная музыка и интересные тексты. Хотя тяжёлого в них ничего не было, но все равно слушать было очень приятно. В его воображении вспыхивали картины миров, где существуют драконы, а также меч и магия. Рисовались высокие замки, находящиеся в осадах, и битвы рыцарей, которые после блуждали в туманах, заколдованные ведьмами. Илья даже и не заметил, как погрузился в сон, переходя из одного мира в другой.
  Разбудил же его звонок с урока. В классе зашумело. Послышался скрип отодвигаемых стульев и весёлые голоса парней и девчонок. Убрав плеер обратно в карман, Илья тупо поглядел на пустую тетрадь, в которой за урок не написал ничего, а затем, сложив всё в рюкзак, направился прочь из класса. Переступив порог, сразу же столкнулся с Ларисой, девушкой, занявшей первое место на конкурсе красоты, который проводился в интернате в прошлом году. - Мечта многих парней и эротических желаний. Илье оставалось только гадать, сколько ребят забрызгали в туалетах стены, мечтая о ней. Но Степанов отлично понимал, что мечта, по крайней мере для него, никогда не станет реальной. Всё было очень просто. Лариса водилась с Матвеем, довольно крутым парнем из трудного класса. Илью всегда удивляло, почему красивые девчонки выбирают для себя всяких отморозков. Он бы конечно мог задать этот вопрос ей, но боялся за последствия, которые могли последовать за этими словами. Хотя, вроде бы говорили, что Лариска, девчонка неплохая. Но это для кого как. И вот Илья с ней столкнулся. Но надо же было получиться так, что в этот момент рядом с ней находился Матвей. Всё произошло, конечно случайно, но длинноволосый парень, по-видимому, воспринял это как обиду, да ещё вдобавок и от существа, которое вообще не должно высовываться из своей норы. Сразу последовал болезненный удар в грудь. Илья отшатнулся, глядя расширившимися глазами на возвышающегося над ним парня. Сам Степанов был не коротышкой, имея рост под сто девяносто, но почему-то в данный момент ощутил себя карликом. Возможно из-за страшной морды, которую скроил ему Матвей, скалясь белыми зубами.
  - Слышь, хер! - обратился он громко к Илье. -Ты что ослеп? Не видишь куда прёшь?
  - Нет. То есть, да.
  - Какого хера ты там мямлишь?
  Последовал новый удар в грудь, и Степанов впечатался в стену. Уже привычно он просто стоял, опустив взгляд и дожидаясь, когда закончится экзекуция. Но, похоже, нашла коса на камень. Матвею явно хотелось выпустить пар, и тут так удобно подвернулся лох, груша для битья.
  - Сопли подбери.
  - Матвей, хватит, - вмешалась Лариса. - Он же неспециально.
  Илья, не поднимая глаз, с надеждой слушал девушку, ожидая чуда. И оно, к его счастью, произошло. Парень повёлся на уговоры своей девушки, отступая назад, напоследок награждая Илью презрительным взглядом. Он громко набрал в рот слюну и харкнул. Плевок, подобно сопле повис на спортивной куртке Степанова.
  - Вытри, - приказал тот.
  Илья полез в карман за платком, но Матвей его остановил.
  - Рукой вытри.
  Стараясь, чтобы на лице не появилось отвращение, Степанов стёр свисающую слюну, решившись поднять взгляд. Он увидел только удаляющуюся спину парня, который обнимал за талию девушку.
  "Сука", - обозвал Илья про себя уходившего мудака.
  Пылая от злости, которую умело прятал внутри себя, Илья, стараясь не глядеть на других учащихся, спустился на первый этаж и поспешил в медицинский кабинет. Врачиха, толстая баба, сразу сунула ему градусник. Илья уселся на скрипучий стул, молясь, чтобы у него была температура. Он в действительности чувствовал себя не очень хорошо. Помимо боли в горле, появилась лёгкая слабость во всём теле. Когда же он вытащил градусник и взглянул на шкалу, его сердце радостно забилось. Температура была выше тридцати семи. Счастье переполнило грудь парня.
  - Покажи горло, - приказала врачиха.
  Степанов послушно открыл рот, давая взглянуть на свои гланды. Наконец, удовлетворенно кивнув, докторша уселась своей толстой жопой в продавленное кресло, и начала что-то писать в карточке.
  - Сейчас сходишь в свою комнату, - говорила она, не глядя на парня.- Затем возьмёшь кружку, тарелку, полотенце и гигиенические принадлежности. После вернешься сюда.
  - Вы меня будете ложить? - поинтересовался Илья стараясь не выдать радость в голосе.
  - А что ещё с тобой делать? Если не положить тебя, так можешь заразить ещё кого-нибудь.
  Илья выскочил из кабинета врача и быстрым шагом направился в спальный корпус. Он шёл по коридору, весело насвистывая, не опасаясь ни чего, так как все находились на втором уроке. В спальне покидал шмотки в пакет и направился в обратный путь. Но когда вступил на лестницу, замер. Его посетила идея. В данный момент Степанов чувствовал свою неуязвимость, так как был под защитой врачихи. В любое другое время он бы никогда этого не совершил, даже под страхом смерти. Войдя в спальню, что находилась в самом конце спального корпуса, обнаружил, что та абсолютно пуста.
  - То, что нужно, - пробормотал он весело.
  Подойдя к кровати Матвея, Илья выхаркнул сопли прямо тому на покрывало. Зелёная слизь шлёпнулась беззвучно, маленьким комочком, но таким отчётливым на жёлтой ткани. Обернувшись, чтобы уйти, Степанов вздрогнул и замер. В дверях стоял Артур, шестёрка Матвея. Тот с лёгкой улыбкой смотрел на Илью, а затем, резко развернулся и побежал прочь.
  - Млять, попал, - выдохнул парень, настроение которого вмиг улетучилось.
  Теперь не оставалось никаких сомнений, что Матвей его просто уроет на месте, перед этим заставив вылезать все сортиры в школе. Но что сделано, того не вернёшь, и Илья, подхватив удобнее пакет со шмотками, спустился на первый этаж. Снова вышел на улицу и закурил, глядя на пачку, в которой оставалось всего две сигареты.
  Двигаясь по направлению к лазарету, Илья не прекращал думать о том, что сделает с ним Матвей. В голове вспыхивали различные варианты того, что произойдёт с ним по выходу из больницы. Один хуже другого. Парень клял себя всеми словами, желая одного, отмотать время назад, и перед тем, как он плюнул, дать бы себе хорошенько по морде. Но, увы, слишком поздно. Илье оставалось лечь на больничную кровать, к которой он собственно и двигался.
  * * *
  Почти всю ночь Илья не спал. Горло разболелось так, что ему постоянно приходилось подниматься и отправляться в туалет, полоская гланды. Но к утру, к его огромному удивлению, всё прошло. Честно сказать, парень даже не ожидал такого скорого выздоровления. Он-то планировал здесь побыть хотя бы с недельку, а такими темпами его выпишут уже к завтрашнему дню. Расстроенный, Степанов лежал в постели, заложив руки за голову и пялясь в белый потолок. Ему повезло, что палата была пустой и ни одного больного, если не считать его самого, больше не было. Прикрыв веки, Степанов вспоминал вчерашний вечер, когда врачиха отправилась по каким-то своим делам, и он остался предоставленным целиком самому себе. Нет, парень не стал тупо валяться в койке, а, покинув больницу, пошёл в сторону бани. Была суббота, последний учебный день, а значит вдобавок и банный день. Осторожно прокравшись через забор и высокий кустарник какой-то колючей дряни, он прилип к стене, полностью скрытый темнотой. Подтянувшись на руках, Илья взобрался на покатую крышу, удобно устраиваясь на самом краю. Затем, перегнувшись, с величайшей осторожностью отодвинул тайное стёклышко, и приник глазом. Его виду открылось голое тело. Нет, его виду открылось множество голых тел. Сейчас парились девчонки, а следом за ними должны были прийти и ребята. Но так как последние Илью не интересовали, Степанов наслаждался видом ничем не прикрытых грудей, и - ниже. Ближе всего к нему сидела Аня Борисова с прилипшими к плечам длинными волосами. Рядом с ней находилась Вика, фамилию, которой он позабыл. Ещё дальше - три девчонки, скрытые паром. Короче, было на что поглядеть.
  "Эх! Жаль нет фотика, или хотя бы камеры. А то можно было бы заснять всё это великолепие на память. Потом, после окончания школы, любовался бы. Хм... А у Аньки сиськи даже ничего. Я думал, что гораздо меньше. По крайней мере, так казалось, когда она была одета".
  Илья почувствовал возбуждение и незамедлительно решил спустить пар прямо на крыше. Все равно его никто не видел. Впрочем, это происходило каждый раз, а точнее - каждую субботу.
  Заслышав шум, парень открыл веки, бросая взгляд на часы. Стрелки показывали половину восьмого утра. Минут через двадцать на небе должно было появиться то самое космическое явления, комета, которая проходила рядом с планетой раз в миллион лет. Тяжко вздохнув, Илья натянул спортивный костюм и, сунув ноги в кроссовки, направился к выходу. Остановившись на пороге, встретился с врачихой, которая собиралась, как и другие, на стадион, чтобы полюбоваться редким зрелищем.
  - Ты это куда? - спросила она, поднимая брови.
  - На стадион, как и все, - ответил Илья.
  - А ну давай обратно в палату.
  - Но...
  - Никаких возражений. Ты по-моему болеешь?
  - Ну да.
  - Вот и иди, и лечись.
  - Но комета, - попытался возразить парень.
  - На комету посмотришь через окошко.
  "Ну, толстая срака", - с раздражением подумал Степанов.
  - Покурить хотя бы можно?
  - Ох! - демонстративно вздохнула врачиха. - Ладно. Только быстро.
  Илья кивнув, бросился к выходу. Остановившись на ступенях, достал сигарету, заглядывая снова в пачку. Осталась только одна штука, а денег у него не было, чтобы сходить в ларёк и купить новых. Закуривая, парень стал наблюдать за стадионом, который медленно заполнялся человеческим стадом. Похоже, что сюда выгнали абсолютно всех, и даже учителей со всяким там персоналом(?). Народ то и дело поглядывал в небесно голубое небо, на котором не было ни единого облака. Павел Иванович, директор интерната, по сути хороший мужик, громко командовал, указывая кому куда идти. Илья наблюдал с лёгкой завистью за всем этим, но одновременно и радуясь, что он не с ними. Вдалеке заметил Матвея, который окружённый своей шайкой, двигался к стадиону. Завидев Степанова, парень остановился и ткнул в него пальцем, а затем провёл ладонью себе по горлу. Жест предельно ясный, и не было никаких сомнений о дальнейшей судьбе Ильи. Что его дёрнуло это сделать, парень и сам сказать бы не мог. Но в следующий момент Степанов вытянул руку и показал средний палец. Матвей замер, как будто наткнувшись на невидимую стену.
  - Ну, вешайся сука! - выкрикнул он довольно громко, так что несколько учителей обернулось.
  Илья струхнул. Бросив недокуренную сигарету, поспешил обратно в такую удобную и безопасную палату. Плюхнувшись на кровать, принялся слушать, как в коридоре возится врачиха, а затем, заглянув к нему, сама себе кивнула.
  - Ты уже здесь? Хорошо. Я ухожу, так что веди себя прилично. Когда вернусь, померяем температуру.
  Илья кивнул, отворачиваясь.
  Он продолжал лежать, заложив руки за голову, прислушиваясь к шуму, который доносился с улицы. Думал о Матвее и о том, что произойдёт с ним по выходу из лазарета. Жить не хотелось.
  - Дайте мне яду, - громко потребовал Степанов, обращаясь к невидимому собеседнику.
  Но ответа не последовало. И тогда, постепенно веки парня стали смыкаться, превращаясь в узкие щёлки, а вскоре и вовсе закрылись. Он планировал взглянуть на комету, но бессонная ночь взяла своё. Повернувшись на постели, Илья накрылся с головой, уткнувшись лицом в подушку, находясь под властью Морфея. Он спал, и не знал, что его ждёт впереди.
  * * *
  Илье снилось, как он убегает от Матвея. Парень бежал со всех ног, то и дело бросая взгляды почему-то не назад, а на небо. Там как раз в этот момент Земля проходила через хвост кометы. По обеим сторонам от бегущих, выстроилась длинная толпа из учеников и учителей. Они что-то выкрикивали, но Илья не слушал, вкладывая все свои силы в бег. Он чувствовал позади дыхание Матвея, который продолжал его медленно нагонять. Краем глаза увидел в толпе Аню и Ларису, которые с горящими глазами скандировали нечто футбольное. Врачиха, разорвав на себе белый халат, потрясала им, держа в руке подобно флагу. Её огромные груди подпрыгивали в такт движению. Павел Иванович, почти всегда спокойный и уверенный, сейчас дико кривлялся, выплёвывая матерные слова в сторону Ильи. Короче, царил дурдом. Степанов заметил впереди вход в лазарет и понял, что это единственный для него шанс на спасение. Если он пересечёт порог, то окажется в безопасности. Но не тут-то было. Когда Илья прибавил ходу, Матвей его настиг, валя на землю. Толпа завыла, беснуясь в каком-то дьявольском танце. По ушам ударили визги и крики.
  Илья проснулся, часто дыша. Оглядевшись, облегчённо выдохнул, поняв, где находится. Утёр выступивший пот со лба. Под одеялом оказалось довольно жарко, и одежда липла к телу. Тут он замер, прислушиваясь. Он отчётливо слышал крики сотен глоток. Посмотрел на настенные часы: ровно восемь.
  "Это что, они так на комету реагируют?"
  Поднявшись с постели, Илья поспешил к окну, но к его сожалению и разочарованию, небо оказалось девственно чистым. Ему подумалось, что он мог пропустить небесное явление, но затем, пораскинув мозгами, решил, что просто надо выйти на улицу. Возможно, из окна комету не видно. Как был в спортивном костюме, парень поспешил прочь из палаты.
  Выскочив на крыльцо, задрал высоко голову, но и здесь его ждало разочарование. Ничего он не увидел, кроме всё той же голубизны. Ругаясь в адрес астрономов, которые снова что-то напутали, прошёл до угла, и замер. Крики продолжали доноситься со стадиона, не стихая. Прищурив глаза, Илья даже и не понял, что увидел. Примерно две сотни человек, которые столпились на стадионе, дёргались во все стороны, колыхаясь, подобно огромной волне. Выйдя из-за угла переступил бордюр и замер на лужайке. Теперь его разделяло с теми, кто был на стадионе, не больше пятидесяти метров. По мере того, как парень всматривался, он всё больше внутри холодел. Открывались всё новые и новые подробности. Там происходила самая настоящая свалка из человеческих тел. Учителя, подобно диким зверям, бросались на учеников, впиваясь зубами, разрывая плоть ногтями. И самое непонятное - это то, что учащиеся даже не пытались убежать. Нет, находились некоторые индивидуумы, которые отползали, шаря ладонями по окровавленной земле. Илье это что-то напомнило. Покопавшись в памяти, наконец вспомнил. Они походили на слепых!
  Парень наверное так бы и стоял, тупо глядя на всё происходящее, если бы в этот момент от свалки не отделилась одна фигура, в которой с трудом узнавался их учитель по труду, и по совместительству - водитель школьного автобуса. Его морда, иначе это было не назвать, была искажена в гримасе ярости, а щёки и подбородок вымазаны в крови. Глаза дико смотрели на парня. Илья попятился, а затем развернулся и побежал со всех ног обратно к медицинскому корпусу. То и дело оглядываясь себе за спину, Степанов убеждался, что преследователь не отстаёт. Раньше приятный в общении, учитель теперь походил на какого-то кровожадного монстра из ужастиков. Илья, тяжело дыша, мчался, молясь, чтобы не споткнуться. И вот, наконец, заветная дверь, за которой ждало спасение. Но парень ошибался. Трудовик влетел следом, и гонка продолжилась, только уже в коридорах. Глаза Ильи метались из стороны в сторону, пытаясь найти средство спасения. И наконец, ему пришла одна дельная мысль. Свернув за очередной поворот, парень промчался сквозь узкий проход, что вёл в учебный корпус. Позади слышались топот ног и дыхание с присвистом. Но вот показался спортзал, в который Илья и влетел. По счастью, в огромном помещении не было никого. Пробежав мимо шведской стенки, Степанов влетел в другую дверь, резко остановившись и развернувшись. Захлопнув за собой дверь, он закрыл её на замок, благо, что тот находился именно с его стороны. Физрук часто закрывался в этой комнате, чтобы хряпнуть стаканчик-другой, пока ученики наворачивали круг за кругом. По другую сторону послышался жуткий грохот и злобное рычание. Дверь затряслась, но держала хорошо. Не теряя времени, Илья выскользнул через другую дверь, пробжав мимо раздевалок и снова направляясь к спортзалу.
  - Попался! - хохотнул парень, прерывисто дыша.
  Он закрыл массивную дверь, отрезая последний и единственный путь к отступлению учителя. Лязгнул тяжёлый металлический засов.
  - Вот и всё.
  Но парень мгновенно вспомнил о других, тех, кто находился на стадионе. Сколько там было учителей, он не знал, как и не знал, что произошло. В этот момент за дверью послышалось рычание, и Илья отступил. Облизав пересохшие губы, Степанов развернулся и побежал в обратном направлении. Не став выходить на улицу, он поднялся на второй этаж, где вошёл в один из классов. Там мгновенно прилип к окну, наблюдая за тем, что происходило на стадионе. Побоище продолжалось. Озверевшие учителя нападали на своих бывших учеников, а те падали под звериным натиском. Вдалеке, на самых трибунах, Илья заметил Матвея. Оторвав длинную доску от скамьи, парень слепо размахивал из стороны в сторону, круша направо и налево своих и чужих. Голова одного из учеников разлетелась кровавыми ошмётками, когда Матвей нанёс сокрушительный удар. Другой, но на этот раз учитель по истории, отлетел в сторону, откинутый мощнейшим ударом. Парень что-то выкрикивал. Илье почему-то это напомнило одну картину, которую ему довелось узреть в интернете. На земле стоят сотни и тысячи человек, а над всеми ними возвышается смерть с косой. Она взмахивает своим острым инструментом, и множество голов отлетают в кровавых брызгах. Другой взмах, и ещё сотня человек лишились своей верхней части.
  Вспомнив про косу, Илья поспешил вниз, покидая класс. Он то и дело прислушивался, останавливаясь, но в учебном корпусе по ходу, всё находилось в спокойствии. Оставив позади коридор со множеством дверей, парень пробежал по тёмному тоннелю, который переходил в спальный корпус. Не добегая до конца, выбежал в открытую дверь и направился к сараю, где хранился всякий инвентарь. Сбив хлипкий замок с нескольких ударов, Степанов отбросил кирпич и вошёл вовнутрь. Оглядел огромное множество инструментов, начиная от лопат и тяпок и заканчивая топорами и граблями. Но, в конце концов, остановил свой выбор на косе, за которой собственно и шёл. Он знал, что после каждого взмаха, её надо натачивать, но решил, что снести голову можно и без заточки. Инструмент удобно улёгся в руки, и Степанов почувствовал себя той самой смертью, которая рубила головы с плеч. Но вот проблема. Илья не знал, сможет ли убить человека? Но, в конце концов, судьба решила за него. За дверью послышался некий характерный шорох, и парень мгновенно выскочил из сарая. Не далее чем в паре метров, находилась врачиха. Её некогда белый халат превратился в кровавую тряпку, открывая множественные раны и царапины на теле. Глаза докторши недобро сверкнули, и женщина бросилась на парня, выставив перед собой обе руки. Взмах и секундный свист. Голова с лёгкостью отделилась от тела и, кувыркаясь на неровностях почвы, укатилась в ближайшие кусты.
  "Так просто? - спросил самого себя Илья. - Раз - и всё!".
  Агонизирующее фонтанами крови тело, сделав пару шагов, повалилось, дёргая руками и ногами. Парень смотрел на это с отвращением, но и с каким-то извращённым любопытством. Он не мог оторвать взора от перерубленных вен и прочих артерий, которые выпускали струи крови. Врач больше всего походила на курицу, которой отрубили голову и, которая, бешено взмахивая крыльями, металась в предсмертных судорогах. Но наконец, тело без головы угомонилось и замерло.
  "И что мне теперь делать дальше? Идти на помощь к другим? Но я ничего не смогу поделать в одиночку. Учителей конечно гораздо меньше, чем учащихся, но все равно...Телефон! Надо позвонить в полицию, или куда там ещё!"
  Поудобнее взяв косу, Илья побежал в обратный путь. Снова спальный корпус, затем учебный и, наконец, вахта возле директорского кабинета. Отсюда обычно давали звонок на урок и с урока. К счастью, на обычном месте, где сидела вахтёрша, никого не было. Схватив потными от страха руками телефонную трубку, Илья принялся тыкать в цифры, набрав короткий номер. Потянулись длинные и протяжные гудки, которым, казалось, не будет конца.
  - Ну, давайте, - шептал парень, пританцовывая на месте от нетерпения.- Где вас там носит, уродов?.
  Но на другом конце так никто и не ответил. Илья ещё несколько раз набирал номер, не только полиции, но и пожарную, однако везде слышались только гудки. Наконец, не выдержав, он отшвырнул трубку, с раздражением и досадой глядя на светящееся табло. Но затем спохватился и сунул её в карман спортивной куртки. Возможно, позже, сделает новую попытку дозвониться, благо, что телефон был радио.
  Степанов стал отдаляться от вахты, внимательно прислушиваясь. Он замер, так как ему послышался какой-то шорох или возня. Звук исходил от двери, что находилась в нескольких метрах в стороне. Вскинув своё оружие, парень напрягся, готовясь увидеть очередного безумца. Дверь медленно, как это обычно случается в фильмах, открылась, и на пороге возникла девчонка, которая, как Степанов помнил, училась классом ниже. Её лицо полностью было измазано грязью вперемешку с кровью. Из носа тоже стекала кровь, смешиваясь с соплями. Она, шаря руками по стенам, продвигалась вперёд, делая маленькие шаги, и то и дело всхлипывая.
  - Эй! Наконец, обратил на себя внимание парень.
  Девушка вздрогнула, и от неожиданности громко вскрикнула. Тут же попятилась обратно, стараясь попасть в дверь, которая к этому времени за ней уже закрылась.
  - Кто здесь?
  Илья, нахмурившись, и всё также продолжая крепко сжимать косу, приблизился вплотную, и остановился не далее чем в метре. Не было теперь никаких сомнений, что она его не видела. Его тогдашнее предположение, оказалось правильным.
  - Что произошло?
  - Кто ты? - снова повторила девушка свой вопрос, но на этот раз гораздо спокойнее.
  - Илья.
  - Илья?
  - Да. С одиннадцатого класса. Теперь скажи, что произошло.
  - Ты видишь? - проигнорировав вопрос, поинтересовалась она.
  - Да.
  - Но как это возможно?
  - Не знаю. Об этом, лучше расскажи ты.
  - Я тоже не знаю.
  - Ты ослепла?
  - Да, - всхлипнула девушка, размазывая слёзы по грязным щекам.
  - Как это произошло?
  Илья, взяв её за руку, повёл к скамейке, что находилась возле окна. Затем напряг память, и вспомнил, что девушку зовут Ольгой. Да, именно она в начале учебного года выиграла какой-то математический конкурс или олимпиаду.
  - Мы, как нам и сказали, утром собрались и отправились на стадион, - начала она, но снова замолчала.
  - Ну, продолжай, - подбодрил её парень. - Что произошло дальше. Вы хотели посмотреть на комету. Так?
  Оля утвердительно кивнула.
  - Собрались все на стадионе, в том числе и учителя. Затем, когда наступило время, не знаю точно, но около восьми, я поглядела на небо.
  - И что дальше? - поторопил её Илья, переминаясь от нетерпения.
  Достав последнюю сигарету, смял пачку, и закурил, не обращая внимания, что находится в здании школы. В любое другое время, у него за это были бы крупные неприятности, но не сейчас, когда всё шло к чёртовой матери.
  - Дальше, - протянула девушка, шмыгнув разбитым носом.-Я увидела на голубом небе красивое сияние. Оно было подобно огромной волне, перекатываясь и переливаясь. Кто-то принялся снимать на камеру, другие - на мобильные телефоны. Короче, я такого зрелища никогда в жизни не видела. А потом всё изменилось. Сияние становилось ярче. Дальнейшее произошло настолько быстро, что я даже не поняла. Вспыхнуло небо ярким огнём, пылая подобно тысячам солнц. В следующий миг в глазах всё померкло. Нет, вначале я секунду или больше, смотрела, как через жёлтое стекло, а уж потом всё погрузилось во тьму. Мне подумалось, что это типа затмения. Не знаю почему. Вокруг меня настала абсолютная тишина. Не было слышно ни одного звука. После пришла боль. Я почувствовала резь в глазах, которая продолжала усиливаться. Тут я и поняла, что ослепла. Но, не смотря на это, я ещё поняла то, что я такая не одна. Похоже, у других тоже, как и у меня ,произошли проблемы со зрением.
  - А потом?
  - А потом настал самый настоящий кошмар. Все начали кричать. Меня кто-то толкну, и я упала. Мне наступили на руку. Я попыталась подняться, но безуспешно. На меня кто-то навалился сзади, и принялся кусать в спину. Даже не знаю, как мне удалось вырваться. В следующий момент шум потасовки отодвинулся в сторону и я, ощупывая впереди дорогу, двинулась, желая одного - как можно дальше уйти. Я постоянно звала на помощь, но никто так и не пришёл.
  Ольга умолкла, пытаясь сдержать рыдания. Она подняла голову и слепо зашарила по сторонам, желая обнаружить Илью по какому-либо звуку. Снова шмыгнув, приложила оборванный рукав к носу, пытаясь остановить кровь.
  - Скажи, - попросила она. - Что с моими глазами? Их больше нет?
  Илья попытался ответить, но умолк. Он не знал, что сказать. Нет, с глазами у девушки всё было в порядке. Они выглядели, как и у остальных. Может, немного красные, да и только. Его мысли переключились на другое, а точнее, на Ольгин рассказ. Выходило так, что космическое явление обернулось самой настоящей катастрофой. Каким-то образом яркая вспышка ослепила учеников, но не учителей. Последних же, она или нечто другое, превратило в кровожадных и безумных монстров. Тогда сам собой поднимался вопрос. Почему ученики не стали такими, как учителя, а учителя не ослепли? Илья поёжился от осознания того, что и он мог находиться на стадионе среди остальных, или же в больничной палате, когда собирался взглянуть на комету через окно. Его спасло только то, что он уснул. Иначе бы быть беде. Но теперь, он, конечно, радовался, что остался в помещении, так как возможно к этому времени его могло не быть в живых. Но вот теперь, что делать дальше? Илья не знал масштабы катастрофы, но предполагал худшее, если судить по тому, что в город, он так и не дозвонился. Возможно, и там было всё хреново, а может, и гораздо хуже. Взрослые убивали ослепших детей и подростков. Но вдруг, ему подумалось о том, что возможно, он уцелел, а значит есть шанс и для других. Ведь не все смотрели на небо, ожидая комету.
  - И что теперь делать? - спросила Ольга, отрывая Илью от невесёлых размышлений.
  - Не знаю, - честно признался парень. - Я в тупике.
  "Может для меня будет лучше убраться подобру-поздорову? Но, а что произойдёт с остальными? А мне не плевать ли? Ведь они особо не задумывались, когда всячески издевались надо мной. Сяду в автомобиль, благо, что водить умею, и проблем с транспортом нет. А дальше? Возможно, что катастрофа более масштабная, чем я ожидал, и в больших городах будет только хуже. По крайней мере, в интернате есть одно преимущество. Он располагается в десятках километрах от ближайшего населённого пункта. А вокруг только лес и чёртовы болота. Так что делать? Если я их брошу, то скорее всего они все погибнут, так как самим им не справиться. Ха! Как будто чем-то особым обладаю я. Конечно. У меня единственного осталось зрение. А ещё - коса. М-да, много с ней сделаешь против толпы бешеных придурков. Но всё же надо срочно решать. Или я ухожу, или остаюсь. Возможно, уйти для меня будет гораздо лучше. Найду нормальных людей, которые не смотрели в этот день на небо. Нет, бросить их всех, значит уподобиться тем отморозкам, которые издевались надо мной. Я не такой".
  - Пойдём.
  - Куда? - спросила Ольга, нерешительно поднимаясь.
  - Тебя надо спрятать куда-нибудь.
  - А ты? Ты бросаешь...
  - Нет, - честно ответил Илья. - Хотел бы бросить, да не брошу.
  Взяв девушку за руку, он повёл её в учебный корпус. Поднявшись на второй этаж, завёл в класс алгебры, усадив за одну из парт. Потом, поразмыслив, подтащил несколько столов прямо к дверям. Илья жалел, что у него не было ключа, чтобы Ольга могла за ним запереть дверь.
  - Когда я уйду, просто пододвинь эти два стола вплотную к двери. Никому не открывай, даже если услышишь кого-то из знакомых. Только мне. Тебе всё ясно?
  - Да, но если это будет...
  - Я же сказал, - перебил её парень. - Пододвинь эти чёртовы столы к этой дерьмовой двери, и сиди очень тихо.
  Дождавшись, пока девушка утвердительно кивнёт, Степанов покинул класс. Подождал за дверью, слушая, как Ольга двигает парты, перекрывая вход вовнутрь. Конечно, защита была очень хреновая, но другой пока не было. Наконец, за дверью всё стихло, и Илья быстрым шагом направился вниз по лестнице.
  Очутившись на первом этаже, выглянул в окно, которое выходило на стадион. Там всё ещё продолжалась бойня, хотя и в гораздо меньших масштабах, чем раньше. Многие из учеников лежали неподвижно, как впрочем, и некоторые из взрослых. Выйдя на улицу через двери, у которых он ранее обнаружил Ольгу, Илья попытался сосчитать учителей. Трудная задача, но все-таки ему это удалось. Выходило, что взрослых осталось не больше десяти. Сколько же осталось учеников, он не знал. Возможно - четыре десятка, или слегка меньше. И это примерно из двухсот человек. Остальные же лежали в море крови, которой был залит стадион.
  Обогнув колоны, Степанов вступил на лужайку, направляясь к одиночкам. Основная масса находилась на трибунах, где сбились в толпу подростки, на которых нападали подобно стае зверей, учителя. Там восемь, и двое ещё убивают тех, кто остался в одиночестве. Ухватив крепче косу, парень подбежал сзади и взмахнул своим смертельным оружием. Кожа разошлась в том месте, где он полоснул, открывая плоть, а следом и кость. Учительница младших классов, взвыв от боли, зашипела, плюясь кровью из разбитого рта, с ненавистью глядя на Илью. Тот, в свою очередь, торопясь прикончить тварь, взмахнул ещё раз, и правая рука отлетела в сторону, шлёпнувшись на живот трупу, что лежал в стороне. Другой взмах, и проклятая голова, наконец, отлетела, выпуская струи крови. Выбрав себе следующую цель, Степанов поспешил к лысому мужчине.
  "Млять, это же завуч", - узнал парень мужчину.
  Свист, и новые ручьи крови окрапляют мёртвые тела, что лежат настолько тесно друг к другу, что порою приходилось, в буквальном смысле, шагать по трупам. Взгляд Степанова упал на огромный ангар, который приютился в стороне от зданий. Там обычно хранили всякие запчасти. У него возник мгновенный и рискованный план. Хотя, в этом дурдоме - риск на каждом шагу. Свиснув, парень принялся громко кричать, пытаясь привлечь внимание оставшихся восьмерых. Через пару секунд ему это вполне удалось. Окровавленные головы обернулись к нему, уставившись злобными глазами. Илья, бросив косу, помчался со всех ног, обернувшись только однажды. Да, так и было. Восьмёрка направилась за ним, постепенно сокращая расстояние. Степанов размахивал руками, перепрыгивая через бордюры, несясь сломя голову. Ангар медленно приближался, и вскоре показалась открытая дверь, что вела во мрак. Влетев в проём, Илья тут же бросился по узкой лестнице на второй ярус. Чья-то рука цепко ухватила его за лодыжку. Парень запаниковал, но попытался взять себя в руки. Крепко вцепившись в верхние перила, он наотмашь врезал кроссовком в морду женщине и та кубарем скатилась с лестницы, сбивая своих товарищей, как шар - кегли. Подтянувшись, Степанов оказался на втором ярусе, и направился сквозь мусор и ящики, стараясь громко топать, чтобы привлечь к себе внимание. Вскоре, преследователи последовали за ним, забираясь по лестнице. Когда восьмёрка оказалась вся наверху, Илья бросил взгляд вниз, а затем прыгнул. Лететь было не особо высоко. Всего метра три. Очутившись на твёрдом бетоне, и хорошо приложившись челюстью о собственные колени, парень направился к выходу, оставляя позади себя воющих безумцев. За пределами ангара он закрыл железную дверь, подкатив бочку со смолой, которую собирались использовать для перекрытия крыши в учебном корпусе. По другую сторону раздались первые удары. Степанов поморщился от невыносимого шума, но одновременно оставаясь довольным самим собой. Не мешкая, прикатил ещё пару бочек, которыми подпёр двери. Теперь они должны были гораздо лучше удерживать тех, кто попался в ловушку.
  * * *
  -Сказать честно, я до сих пор не могу поверить в то, что произошло, - говорила Лариса, сидя на диване и держа в руке кружку с горячим кофе.
  - Да, в это очень сложно поверить, - соглашался Илья.
  А что ему ещё можно было сказать? Кроме, как поддакивать, ничего. Но зато, он заметил одну очень важную вещь. С ним стали общаться, считая равным. Да и это понятно. Они боялись, что он просто развернётся и уйдёт навсегда, бросив их наедине с психами. У него, по крайней мере, имелась такая возможность, в отличие от тридцати двух оставшихся в живых подростков. Все они ослепли и без его помощи ничего не могли сделать. Даже Матвей изменил своё мнение о нём. Но вот именно сейчас Илье на это равенство было как-то, плевать.
  Израненные и побитые, все они собрались в спальном корпусе после того, как Степанов вернулся от ангара. Пришлось приложить довольно много усилий, чтобы успокоить оставшихся, а после - выстроить их в цепь и направить к зданию. Затем Илья сходил за Ольгой, которая была в истерике, находясь с собственными мыслями и мучениями, что терзали душу. Они заперлись, и сказать стоит, что во-время. Дело в том, что, не понятно - откуда, но восьмёрка взрослых смогла вырваться через некую дыру - щель, все-таки отыскав спасительный выход. Но, самое интересное, они больше не нападали. Илья несколько раз приближался к зарешеченному окну и выглядывал сквозь плотно сомкнутые шторы. Учителя просто стояли, не реагируя абсолютно ни на что. Это продолжалось, как минимум два часа. Такое поведение не только раздражало, но и заставляло нервничать, находясь в постоянном напряжении.
  - А что там с телефоном? - спросил Матвей, устроившись со своей девушкой на диване.
  - Ольга пытается дозвониться в город, но пока безрезультатно. Да и я глубоко сомневаюсь, что у неё что-то получится.
  - Настолько всё плохо?
  - Скорее всего, именно так, - пожал плечами Илья, открывая новую пачку сигарет, которую отыскал в одной из комнат.
  - Тогда, нам нельзя покидать это место, - заключил Матвей.
  - Да.
  - Но нужно что-то делать с теми, кто находится за окном. Они кстати ещё там?
  - Да. Ещё там.
  - У тебя же твоя коса с собой?
  - Да, - продолжал отвечать односложно Илья.
  - Тогда эта миссия ляжет на тебя.
  - Илье нельзя рисковать, - встряла Лариса.- Мы без него погибнем.
  - Я знаю, - ответил девушке Матвей.- Но и с теми кто за окном, мы тоже погибнем. Рано или поздно, они обязательно ворвутся вовнутрь. Поверь, я такие дела жопой чувствую.
  Илья смотрел на парня, больше не ощущая перед ним никакого страха, который испытывал раньше. Матвей, да и все они находились в его руках. Теперь бывшие враги, выглядели как-то даже жалко. Но, как ни крути, недруг говорил правильные вещи. От психов надо избавляться и сделать это сможет только он. Хотя, ой как не хотелось...
  - Всего осталось девять взрослых, начал Степанов. - Восемь из них представляют опасность, последний же заперт в спортзале. Я только надеюсь, что новые психи не притопают из города. С этими же я обязательно разберусь.
  - Но как? - спросила Лариса, делая маленький глоток кофе.
  - Ещё не знаю, - ответил Илья. - Но выбора особого у меня нет.
  Тут Степанова позвали. Кому-то приспичило в туалет, а другой захотел водички. Он, чертыхаясь про себя, оставил сладкую парочку и направился через холл, отыскивая взглядом зовущих.
  - Слушай, Жора. Имей совесть. Я же тебе показал, как пройти в сортир. Иди по правой стене, и, когда досчитаешь до пятой двери, значит это твой шанс не напустить в штаны.
  Парень из комнаты Ильи осторожно поднялся, вытягивая руки вперёд, и отправился по коридору, то и дело останавливаясь при каждом малейшем шуме, вертя во все стороны головой. Глаза больше не видели, и поэтому ему приходилось рассчитывать только на свой слух.
  "Один орган у каждого минус. Страшно подумать, что произойдёт, если ещё что-то случится со слухом".
  - Так, кому тут нужна вода?
  Из толпы подняла руку Борисова. Илья, подхватив наполненную пластиковую бутылку, направился к девушке. Переступая через тела тех, кто не мог подняться, он протиснулся в дальнюю часть холла.
  - Держи.
  Поблагодарив, Аня приняла бутылку, и тут же присосалась к горлышку разбитыми губами. Девушка находилась в ужасном состоянии. Илье и не верилось, что ещё вчера вечером, он наблюдал именно за ней в бане.
  "Да, ещё вчера вечером ничего не предвещало беды, если не считать Матвея. Но будь у меня выбор, то я, наверное, выбрал бы последнее в качестве неприятностей".
  Илья развернулся и направился к окну. Осторожно выглянул и с ужасом увидел, что восьмерых психов нет. Его почему-то моментально бросило в холодный пот. Нет, он бы предпочёл, чтобы они находились у него на виду, чем потом получать неожиданные сюрпризы. Степанов метнулся к лестнице, наступая кому-то на ноги и не обращая внимания на вопли. Поднявшись на второй этаж, более внимательно оглядел территорию. Нигде бывших учителей он так и не отыскал.
  - Куда, мать их так, эти уроды запропастились?
  Но тут ответ пришёл сам собой. Снизу, с первого этажа послышались крики. Не ожидая ничего хорошего, Илья бросился по лестнице вниз. В холле царил хаос. Непонятно как, но взрослые сумели пробраться вовнутрь, и теперь нападали на оставшихся. Степанов попытался отыскать взглядом в этой сутолоке свою косу, но быстро отказался от этого решения. С помощью неё, он ничего не сможет сделать в закрытом пространстве, где все толкали друг друга. Поэтому, ухватив за спинку стул, налетел на женщину, обрушивая дерево той на голову. Хряснули ножки и голова взорвалась кровавыми брызгами. Один глаз выскочил, повисая на тонкой нитке нерва. Нападавшая дико завизжала и повалилась, тут же затоптанная множеством ног. Отломав ножку от стула, парень бросился на другого. Размахнувшись, Степанов планировал пробить мужчине череп, но тот, как скользкий червь, ловко увернувшись, ушёл в сторону. Деревянное оружие парня прошло мимо, опускаясь на лицо подростку. Послышался сухой удар, и зубы одноклассника вместе с кровью разлетелись в стороны. Громко выругавшись, Илья зарычал от досады и бросился на того психа, который смог избежать смертельного удара. Лупя со всей силы по плечам, голове, парень бил, пока лицо не превратилось в кровавую бесформенную кашу. Затем выпрямился, тяжело дыша. Оглядел побоище. Двоих взрослых ему удалось победить, а ещё троих смогли одолеть одноклассники. Он видел, как Матвей, крепко уцепившись за шею психа, лупил затылком о стену, не ослабляя своей хватки. Лицо парня снова разбито в кровь. Из приоткрытого рта стекает слюна, а слепые глаза широко открыты. Теперь, оставались ещё трое человек. Илья, отыскав следующего, накинулся на него сзади. Тот не заметил налетевшего парня, занятый добиванием какой-то девушки, которая бездыханная лежала на полу в луже собственной крови и мочи. Много времени, чтобы разбить тому череп, Степанову не потребовалось.
  - Где ещё двое! - выкрикнул он, утирая капли крови с лица.
  Но понятное дело, что ему никто не ответил.
  Принюхавшись, Илья почувствовал запах дыма. Обернулся, с ужасом глядя на пламя огня, медленно подползавшее по коридору к холлу. В клубах дыма заметил взрослого, которы, держа факел из штор, поджигал мебель и прочую обстановку. Где-то грохнул телевизор, разлетаясь на тысячи осколков. Послышался крик боли. Дышать стало трудно. Задержав дыхание, Илья бросился к двери, открывая её нараспашку.
  - Выходите! - громыхнул он, пытаясь привлечь к себе внимание.
  Но его услышали только пара человек, которые, натыкаясь друг на друга, двинулись в его направлении. Остальные же, продолжали дико кричать, ползая по усыпанному трупами полу. Одного подростка охватило пламя, и тот неестественно тонким голосом завизжал, катаясь и пытаясь сбить огонь. Кожа на его лице почернела, а незрячие глаза запеклись, превратившись в белок.
  - Сюда!
  Илья ухватил за шиворот Ларису, и бросил её за порог. Следом за девушкой последовала Аня и Матвей. Парень сделал шаг вперёд, погружаясь в густой дым, и хватал тех, на кого натыкался. Он что-то выкрикивал им в лицо, а затем отправлял к выходу. Кто-то доходил, другие же сбивались с пути и вспыхивали живыми факелами. Наконец, Илья понял, что если останется ещё на минуту здесь, то превратится в покойника. Развернувшись, парень поспешил прочь, кашляя и стараясь разглядеть слезящимися глазами путь к отступлению. Впереди показался просвет, а следом и свежий воздух.
  Когда он выскочил, то сразу обернулся. За ним никого не было. Если кто ещё и оставался внутри, тем парень уже не мог помочь. Холл полыхал, объятый огнём. Доски потрескивали, а из открытой двери вовсю валил густой и вонючий дым. Отойдя на приличное расстояние, Илья наблюдал за горящим зданием. Огонь распространился и на второй этаж, где находились спальни ребят. Он обернулся, окидывая взглядом немногочисленных одноклассников. Из знакомых ему, отсутствовали Жора и Ольга. По-видимому, парню и девушке так и не удалось выбраться.
  * * *
  -Может все-таки нам лучше остаться здесь? - в который раз спросила Лариса.
  - Мы не знаем, что нас там ждёт, - поддакнула Аня.
  - Если будет так всё плохо, то вернёмся обратно, - ответил Илья, заправляя бак автобуса. - Ну, а вообще, если боитесь, то можете остаться здесь. Думаю, что к вечеру вернусь с новостями.
  - Э, нет, браток, - подал голос Матвей. - Ты уедешь и не вернешься, а нам здесь останется только помирать.
  - Если бы я хотел уехать, то давно бы это сделал. Скажу честно, соблазн был огромный. Или ты думаешь, что мне охота возиться с двумя десятками слепых?
  - Это не наша вина! - воскликнула Лариса.
  - А никто и не говорит о вине, - возразил парень. - Просто так сложились обстоятельства. У меня осталось зрение, у вас его нет. Вы же, как беспомощные дети. Пока научитесь обходиться самостоятельно, пройдёт много времени.
  - Какой ты жестокий, - попыталась укорить его девушка.- Сейчас нам, как никогда, надо держаться вместе.
  - Я - жестокий? - фыркнул парень. - Вот вы как заговорили. Что же вы этого не замечали раньше за собою, до того, как всё произошло? Хотя ладно. Кому я это пытаюсь втолковать?
  - Я лично, не делала тебе ничего плохого, - возразила Лариса. - Но если что-то было не так, то прости нас.
  - Хм... Прости, и всё? Это всего лишь слова, от которых мне не жарко и не холодно. Ну, а вообще, по-хорошему, вас надо бы оставить одних, как бы это сделал любой на моём месте. Лишний груз, кому он нужен?
  - Но мы же одноклассники всё-таки, - подал голос Матвей.
  - Ах! Вот ты как заговорил. Ещё сегодня утром ты вроде хотел оторвать мне голову, а сейчас я стал твоим одноклассником? Смешно.
  - Но...
  - Хватит, - оборвал резко парня Илья. - Я уже сказал, что не собираюсь вас, чёрт возьми, бросать. Повторюсь. Если бы хотел это сделать, то меня здесь давно бы не было.
  - Ладно. Но всё равно, мы поедем с тобой.
  - Валяйте.
  Погрузившись в автобус, Степанов вырулил со двора, направляясь за школьные ворота. Через несколько минут здание учебного корпуса исчезло за верхушками деревьев, а вот спальный корпус был ещё долго виден. Точнее, поднимающийся от него дым.
  По мере того, как они приближались к городу, взгляду Ильи открывались всё новые и новые разрушения. За пару километров до человеческого муравейника, он увидел чёрные столпы дыма, а также многочисленные вопли безумия. Через пару минут автобус остановился, так как парень заметил прямо посередине дороги слепо бредущего ребёнка лет десяти. Когда его подобрали и устроили в салоне, мальчик поведал о том аде, который царил впереди.
  - Взрослые сошли с ума, - говорил он, вертя во все стороны головой, и ничего не видя. - Мама с папой накинулись на мою сестру. Я слышал её крики, но ничем не мог ей помочь. Не знаю- как, но мне удалось вырваться из дома...
  Илья только удивлялся, что за всё это время на мальчишку никто больше не напал. Возможно, что он жил на окраине, где домов было не слишком много и это сыграло важную роль в спасении.
  - Что планируешь делать дальше? - спросил Матвей со своего места.
  Илья задумался. Становилось ясно, что ничего хорошего их дальше не ждёт. Похоже, что от кометы пострадали многие и многие, как это было ни печально. В городе царило безумие, а значит, путь вперёд для них закрыт. Они просто не смогут проехать дальше. А вот позади, их ждало более спокойное место. Пускай и спальный корпус сгорел, но всё ещё оставался учебный, где можно с удобством расположиться. Да и интернат находился вдали от города и вообще от людей. Там у них будет основа, фундамент для постройки будущего. Илья был уверен, что сможет обезопасить то место, сделав его недоступным для атаки безумцев. Там можно отдохнуть, зализать раны, а уж дальше станет видно. А самое главное - научиться взаимодействовать друг с другом.
  - Решено, - проговорил парень. - Возвращаемся обратно.
  Автобус медленно развернулся на узкой дороге, и поехал в обратном направлении, оставляя позади ад. Если бы Илья и был один, то возможно,и предпринял вылазку вперёд, но он теперь отвечал не за одну человеческую жизнь. На него надеялись и нуждались в нём другие.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"