Филип Дик: другие произведения.

Ник и Глиммунг

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  НИК И ГЛИММУНГ (текст без редактирования)
  Филип Дик
  Перевод с английского Сергея Трофимова
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Список иллюстраций
  Глава 1
  Глава 2
  Глава 3
  Глава 4
  Глава 5
  Глава 6
  Глава 7
  Глава 8
  Глава 9
  Глава 10
  Глава 11
  Глава 12
  Глава 13
  Глава 14
  Глава 15
  Глава 16
  Глава 17
  
  Список иллюстраций
  Гораций, журналист. анти-питомцевый человек
  Гораций, похищен верджами
  Сожжение родичей
  Глиммунг идет
  
  Глава 1
  Ник точно знал, почему его семья намеревалась улететь с Земли и поселится на другой планете - в колониальном мире. Это было связано с ним и его котом Горацием. С 1992 года обладание животным любого вида стало криминальным. Фактически, Гораций был вне закона - владел им кто-то или нет.
  В течение двух месяцев, во время которых Гораций жил у Ника, мальчику удавалось держать кота в кваритире -- подальше от взглядов людей. Однако однажы утром Гораций выбрался в открытое окно. Он бегал и играл на заднем дворе, который все жильцы дома делили между собой. Кто-то -- возможно, сосед -- заметил Горация и позвонил в анти-питомцевую контору.
  -- Я говорил тебе, что будет, если Горций когда-нибудь сбежит,-- сказал отец после того, как ему и Нику удалось согнать кота с дерева и привести животное обратно в квартиру.
  -- Но теперь все нормально,-- ответил Ник.-- Мы нашли его.
  Он едва дышал после погони за Горацием. Кот, наоборот, выглядел спокойным и даже не запыхался. Гораций устроился в своем привычном месте перед обогревателем гостиной и занялся вылизыванием шерсти.
  -- Ситуация вообще не нормальная,-- сказал отец Ника.
  Как обычно, он был напряженным и встревоженным.
  -- Анти-питомцевый человек будет здесь в течение сорока восьми часов. И он не только выпишет нам огромный штраф, но и заберет Горация.
  Мать Ника нервозно спросила:
  -- Пит, штраф будет очень большим?
  . -- Меня не волнует штраф,-- ответил папа Ника.-- Меня беспокоит, что у нас заберут Горация. Вот, о чем я волнуюсь. Меня раздражает, что они могут отнимать у ребенка любимца или забирать у людей их питомцев. Я понимаю, что в наши дни еды на всех не хватает. Я знаю, почему прошел закон об анти-питомничестве. Но кот не потребляет много пищи
  -- Это закон,-- напомнила мать Ника.-- Мы должны подчиняться ему, одобряем его или нет.
  -- Мы можем покинуть Землю,-- сказал папа Ника.-- Улететь на другую планету, где можно законно владеть домашними животными. И не только животными. Мы сможем выращивать овец, коров и курей... Кого захотим.
  Странное чувство возникло у Ника, когда он услышал слова отца. Он знал по его тону, что тот говорил серьезно. Его отец действительно подумывал оставить Землю и упоминал об этом множество раз в течение двух последних лет.
  В последнее время Земля была ужасно перенаселена. Слишком много людей существовало на планете - с каждым годом все больше и больше. Никто уже не жил в своих домах. Это, как и владение животными, считалось незаконным. Люди - здесь, в Сан Франциско и в других местах -- обитали в огромных многоквартирных зданиях, которые поднимались вверх, этаж за этажом, и даже опускались вниз под землю, где ютились семьи с малым количеством денег. При возраставшем населении пищи становилось меньше. Отсюда появился новый анти-питомцевый закон и ужасные анти-питомцевые люди. С тех пор, как Ник нашел Горация, он боялся дня, когда к ним придет анти-питомцевый человек. Как часто говорил его отец, это только вопрос времени. Рано или поздно, анти-питомцевые люди находят каждого животного -- находят и уносят с собой.
  Неизвестно, что они делали с животными после того, как забирали их.
  -- Я уведу Горация подальше отсюда,-- предложил Ник.-- Найду того, кто возьмет его. Когда анти-питомцевый человек посетит нас, Гораций будет в другом месте.
  -- Ты не хочешь покинуть Землю?-- спросил его отец.-- И жить в колониальном мире, где можно разводить всех животных, которых захочешь?
  -- Я не знаю,-- ответил Ник.
  Он чувствовал себя немного напуганным. Улететь так далеко от дома... в дикое место, где росли леса и жили незнакомые существа. В новый мир, в другую жизнь -- очень трудную жизнь, как все говорили.
  Возможно, я могу спросить свою учительницу, подумал Ник. Возможно, мисс Джут подскажет мне, что нужно делать.
   -- Я не заставляю тебя лететь на другую планету, если ты не хочешь этого,-- сказал его отец.-Отъезд -- добровольное дело. Ты, я и твоя мама, мы трое, должны договориться. Мы должны обсудить этот вопрос и решить каждую деталь. Например, твой отказ от школы.
  -- Звучит возбуждающе,-- нервозно произнесла мать Ника.
  На следующее утро, поднимаясь в общественный аэробус, идущий в школу, Ник придумал, что сказать учительнице.
  Поскольку анти-питомцевый человек уже знал о Горации, говорил он себе, я могу открыто поднимать эту тему в классе. Я могу больше не замалчивать ее. Что скажет мисс Джут? Прежде всего, они с отцом нарушали закон. Но он подозревал, что мисс Джут нравились животные.
  -- Доброе утро, класс,-- сказала мисс Джут или, точнее, ее образ на большом телевизоре, установленном впереди классной комнаты.
  Мисс Джут, как и все учителя. обучала слишком много классов. Она не могла персонально быть в каждом из них. Вместо этого она говорила со всеми учениками -- из всех своих классов -- посредством телевизионного экрана. В группе Ника было шестьдесят пять учеников, и мисс Джут (как она сама говорила) учила девять других классов. Одним словом, она имела более шестисот учащихся. Тем не менее, мисс Джут, казалось, знала каждого ученика. По крайней мере, у Ника сложилось такое впечатление. Когда она появлялась на большом телевизионном экране и говорила с ним, то смотрела прямо на него, словно слушала ответы. Ник обычно вел себя так, словно она действительно присутствовала в классе.
  Он и другие ученики ответили:
  -- Доброе утро, мисс Джут.
  -- Сегодня,-- сказала учительница,-- мы будем изучать...
  Затем она замолчала.
  -- Я вижу, что Ник Грэхам поднял руку,-- произнесла мисс Джут.-- Ник, время дискуссий для твоего класса наступит только после обеда. Твой вопрос не может подождать?
  -- У меня другая проблема, мисс Джут,-- поднявшись, ответил Ник.-- Она не может ждать. Я должен спросить вас о ней прямо сейчас.
  -- А ты не думаешь, что все классы должны быть заинтересованы в теме?-- спросила учительница.-- Если ты так считаешь, то я включу трансляцию в особый режим, чтобы тебя видели и слышали во всех классах.
  Ник вздохнул и сказал:
  -- Речь идет о моем коте.
  Оправившись от легкого шока, мисс Джут произнесла:
  -- Боже милостивый, Ник. Я не знала, что ты имеешь кота.
  Она строго спросила у всех классов:
  -- Кто из вас знал, что Николас Грэхам владеет котом?
  Замигали огоньки голосования. Только Дональд Хедж -- лучший друг Ника -- нажал книпку "да". Подсчет гласил: 602 - "нет", 1 - "да" и 11 - "воздержались".
  -- Но, Ник,-- усомнилась мисс Джут,-- разве анти-питомцевый человек не найдет твою кошку и не заберет ее с собой?
  -- У меня кот, а не кошка. И, конечно, анти-питомцевый человек скоро придет. Вот, почему я решил поговорить с вами прямо сейчас.
  Мисс Джут обратилась ко всем классам:
  -- Кто из вас думает, что анти-питомцевый человек должен забрать кота Ника? Давайте посмотрим, как вы проголосуете.
  На этот раз пришло 265 огней "нет" и 374 огней "да".
  -- Ник, большинство учеников думает, что ты должен отказаться от своего кота и подчиниться закону,-- сказала мисс Джут.-И, как я понимаю, уплатить большой штраф.
  -- Мой папа думает, что мы можем эмигрировать на другую планету,-- парировал Ник.-- Туда, где мы можем держать Горация.
  -- Какая интересная идея,-- заметила мисс Джут.-- Очень оригинальная и, я должна сказать, смелая. Ну, дети? Какого вы мнения? Давайте все проголосуем, стоит ли Нику и его семье эмигрировать на другую планету.
  В классе Ника поднялась одна рука. Она принадлежала Салли Седж.
  -- Мисс Джут, что означает "эмигрировать"?-- спросила Салли.
  -- Ник, ты можешь сказать Салли, что означает "эмигрировать"?-- поинтересовалась учительница.
  -- Это означает полет на другую планету, чтобы жить там,-- ответил Ник.-- Не просто нанести визит, а чтобы остаться там надолго.
  -- Я поняла,-- сказала Салли Седж.-- Интересно узнавать новые вещи.
  -- А теперь проголосуем,-- предложила мисс Джуд,-- Прав ли папа Ника в решении эмигрировать с Земли.
  Голоса были такими: 189 - "нет" и 438 - "да", плюс небольшое количество воздержавшихся.
  -- Дети согласились с решением твоего отца,-- сказала учительница.-- Однако я тоже должна проголосовать. А мой голос, как ты знаешь, решающий.
  Она нажала на кнопку, расположенную на столе. Все огни "да" мигнули и исчезли. Мисс Джуд, проголосовав "нет", стерла их из бытия.
  -- Я против твоей эмиграции, Ник,-- объяснила учительница.-В колониальных мирах не бывает достойных школ. Это прервет твое обучение. Ты никогда не сможешь получить достойную работу.
  -- Но я не могу отказаться от Горация,-- сказал Ник.
  Через проход от Ника поднялась рука. Она принадлежала приятелю Ника -- Дональду Хеджу.
  -- Возможно,-- сказал Дональд, когда мисс Джуд указала на него,-- Нику нужно стать звериным доктором.
  -- Но на Земле не требуются ветеринары,-- возразила учительница.-У нас больше не существует животных.
  -- Он может быть животным доктором на колониальной планете,-- настаивал Дональд Хедж.-- Куда эмигрирует со своей семьей.
  -- Я даже не знаю,-- покачав головой, сказала мисс Джут.-- Возможно, ты задумал правильную вещь. Возможно, Ник, это я не права. Просто мне кажется, что кот не настолько важен, чтобы ты с твоей семьей менял из-за него весь путь жизни и, фактически, покидал нашу планету. Твоему отцу придется отказаться от работы. Ты подумал об этом?
  Ник имел готовый ответ.
  -- Моему отцу,-- произнес он,-- не нравится его работа. Он чувствует, что тратит время зря. Это все, что он теперь делает...
  -- Я извиняюсь,-- сказала мисс Джут, перебивая Ника,-- но мы должны вернуться к первой теме дня, которая является очень важной. Как пробиться в аэробус, спрашиваем мы иногда себя. Посадка в аэробус -- это трудное дело даже для взрослых. Не удивительно, что в наши дни многие пассажиры хотят добираться до мест назначения на особых автобусах. Нажмите кнопку А на ваших партах, и перед вами появится письменный материал по этой теме. На телевизионном экране вы увидите, что может пойти не так при посадке на аэробус. Схожая ситуация может случится с вами, как это произошло с показанным человеком.
  Склонившись к Нику, Дональд Хедж прошептал:
  -- Я думаю, это честно по отношению к твоему коту. Я имею в виду, чтобы вы эмигрировали. Учти все положительные голоса, которые ты получил. Большинство ребят согласны с твоим решением.
  Робот-монитор, стоявший в углу классной комнаты, повернулся к ним и сказал металлическим громким голосом:
  -- Не разговаривать.
  -- И тебе не нужно будет ходить в школу. По крайней мере, не в такую, где тебя заставляют смотреть на телевизионных учителей. Где ты не можешь увидеть настоящую учительницу и поговорить с ней в реальной жизни. И она не скажет тебе, что должна вести еще девять классов.
  -- Мне нравится школа,-- ответил Ник.-- Я всегда чувствовал, что мисс Джут действительно видит меня и напрямую говорит со мной.
  -- Иллюзия,-- сказал Дональд всеведающим тоном.
  Похоже, он думал, что знал все на свете.
  -- Если вы не перестанете разговаривать, я позвоню в полицию,-- пригрозил робот-монитор.
  Ник понимал, что он всегда говорил это -- прокручивал запись, которая игралась из глубин электроники его монитора. За все годы, которые робот стоял в этой классной комнате, он никогда не звонил в полицию.
  Ты действительно хочешь полететь на другую планету, спросил себя Ник, нажимая кнопку А на своей парте. Только для того, чтобы сохранить Горация?
  Хороший вопрос. В данный момент он не мог на него ответить.
  
  Глава 2
  Тем вечером, придя домой из школы, Ник увидел в гостиной высокого темноволосого мужчину с невзрачным чемоданчиком. Он никогда не встречал его прежде.
  -- Вы анти-питомцевый человек?-- спросил Ник, чувствовая, как его сердце застучало от страха.
  Он поискал взглядом Горация, но не увидел его. Возможно, анти-питомцевый человек уже схватил кота. Возможно, прямо сейчас Гораций находился внутри чемоданчика. Однако кейс не выпирал по сторонам, поэтому его предположение было неправдоподобным.
  Мать Ника сказала из кухни:
  -- Это мистер Деверест. Он из газеты. Он хочет взять интервью у твоего папы.
  Высушив руки, она вышла в гостиную. Ее лицо сияло от возбуждения.
  -- Газета хочет описать ситуацию с Горацием и предложить варианты того, что можно сделать по этому поводу.
  -- Как вы узнали о Горации?-- спросил Ник.
  -- Мы имеем тайные источники,-- весело ответил мистер Деверест.
  Он осмотрел комнату, подняв одну седую бровь.
  -- Я не вижу кота. Он снаружи?
  -- Мистер Деверест собирается сделать несколько снимков Горация,-- сказала мать Ника.-- Чтобы пробудить к нему публичную симпатию.
  -- Ваш кот снаружи?-- повторил мистер Деверест, поднимая чемоданчик.
  Он достал из него видеокамеру и небольшой магнитофон.
  -- Гораций никогда не выходит наружу,-- ответил Ник.-- Кроме вчерашнего дня, что было большой ошибкой.
  Он не хотел показывать Горация репортеру. Чем меньше внимания кот будет привлекать к себе, тем лучше. Так часто говорил его отец. Но со вчерашнего дня все изменилось.
  -- Ник собирается дождаться возвращения отца,-- сказала мать.
  Она мягко опустила руку на плечо сына.
  -- Если Пит скажет, что все в порядке, мы покажем вам кота.
  Однако в этот момент в гостиную вошел Гораций. Он услышал голос Ника и, как обычно, появился, чтобы поприветствовать его.
  -- Не такой уж и большой кот,-- немного разочарованно сказал репортер.
  -- Вы просто давно не видели котов,-- ответил Ник.-- Гораций довольно крупный.
  Бросив на репортера косой подозрительный взгляд, Гораций остановился и сел. Он не стал входить дальше в комнату.
  Хотя Ник считал кота крупным, Гораций, на самом деле, был меньше нормальных размеров. По какому-то капризу природы он имел двойной подбородок и полоску белого меха от одного уха до другого. Остальная часть его шерсти была черной -- живот, спина, лапы и пушистый хвост. Нижнюю часть морды закрывала бледная бандитская маска. Гораций вел себя нарочито чопорно, словно обдумывал каждое движение: делать его или не делать; а главное, к каким последствиям это могло привести.
  Он имел необычно длинные белые усы, которые, опускаясь вниз, придавали ему вид мудреца -- существа большого возраста и знания с малым желанием о чем-то говорить. Казалось, что кот за всем наблюдал, понимал малейшие события, но мало что хотел добавить. Он знал, но не комментировал. Он был беспристрастным.
  Однажды - где-то в первый год жизни -- Гораций задал Вопрос. Он обычно садился перед человеком и смотрел на него. Зеленые глаза кота расширялись и округлялись, напоминая стеклянные пуговицы. Маленький рот опускался вниз, словно в глубокой печали. Глядя вверх и встревоженно наморщив лоб, кот издавал одно баритонное мурчание и затем ждал ответ -- ответ на Вопрос, который никто не мог понять. О чем спрашивал Гораций, нтересовались друг у друга в семье. Кот ждал ответ, но каждый раз напрасно. Через несколько месяцев он перестал задавать Вопрос. Хотя его показное недоумение сохранилось и по этот день.
  Гораций смотрел на репортера с традиционной тревогой. Это было не просто смущение. Гораций не спрашивал: "Кто ты?" или "Для чего ты здесь?" Казалось, он хотел сказать что-то более глубокое -- что-то философское. Но, увы, никто его не понимал. И точно уж не газетчик. Мистер Деверест забеспокоился под интенсивным взглядом кота -- реакция, которой многие люди отвечали на испытующий взгляд Горация.
  -- Что он хочет?-- спросил, обеспокоившись, газетчик.
  -- Никто по сей день не знает,-- ответил Ник.
  -- Я могу сделать его фотографию?-поинтересовался репортер.
  -- Конечно,-- ответил Ник.
  Но он хотел, чтобы папа сначала вернулся домой.
  Отец Ника работал пятнадцать часов в неделю. Особая привилегия. Многим людям позволяли трудиться менее десяти часов в неделю. Здесь, в этом мире, некоторым счастливчикам разрешали работать двадцать часов или -- в случае крайне хорошего здоровья у очень сильных людей -- двадцать два часа в неделю. Максимальное количество рабочих часов считалось величайшей честью, которую мог получить человек, потому что теперь было столько живущих людей, что работы на всех не хватало. Некоторые невезучие персоны не работали ни дня в своей жизни. Они, конечно, заполняли прошения и умоляли позволить им работать. Они писали длинные отчеты о своих талантах, обучении и квалификации. Их формы кодиоровались и вводились в компьютеры... А люди ждали. Проходили годы, но никакой работы не появлялось. Они ждали напрасно. Поэтому отец Ника, по нынешним стандартам, был довольно удачливым человеком.
  И однако, Ник знал, что его папе не нравилась работа. Его отец не считал ее настоящей -- не той, что люди имели в прежние дни. Она была больше воображаемой: его папе платили зарплату, за ним значился стол в офисе, но...
  -- Если я перестану существовать,-- сказал однажды его отец,-- все будет идеально продолжаться и без меня. Моя работа после моего исчезновения может быть упразднена без нанесения какого-то вреда. Ее отсутствия никто не заметит. Мой невыход на работу оставят без внимания.
  Он выглядел мрачным. Мать Ника запротестовала.
  -- Теперь это одна из самых честных работ! Компьютеры могут делать почти все!
  -- Я хочу, чтобы мы жили в мире, где имеются реальные задачи,-- сказал тогда его отец.-- Дела реальной важности. В старые дни людей называли "мастеровыми". Они своими руками создавали красивые предметы, делали такие ценные вещи, как обувь и мебель. Они чинили машины и телевизоры. Их руки имели значение. А посмотри на мои ладони, которые ничего не делают и ничего не чинят. Я спрашиваю себя: каково мое предназначение? Чтобы делать работу? Нет. Работа существует просто для того, чтобы создавать у меня иллюзию востребованности. И что я реально делаю? Эд Сент-Джеймс -- за столом справа от меня -- проверяет документы, а затем, если они верные, он подписывает их и передает их мне. Я убеждаюсь, что он не забыл их подписать, и что они правильные. За четыре года Эд Сент-Джеймс не сделал ни одной ошибки. Он всегда подписывает документы, прежде чем передать их мне.
  -- Но когда-нибудь он может забыть,-- возразила мать Ника.
  -- И что тогда?-- спросил отец.-Что случилось бы, если бы Эд Сент-Джеймс не подписал документ? Рухнула бы наша экономика? Террор выплеснулся бы на улицы? Документы ничего не означают. Они существуют, чтобы создавать рабочие места. Один человек составляет их. Другой мужчина или женщина печатает. Эд Сент-Джеймс подписывает их, а я убеждаюсь, что он поставил свою подпись. Я передаю папку Роберту Хэллу, сидящему за левым столом, и он складывает страницы в стопки. Слева от него сидит тот, кого я никогда не видел. Этот неизвестный мне человек вкладывает сложенные документы в конверты, если их нужно отправить по почте, или складывает в отдельные папки, если так нужно по регламенту.
  При этом отец Ника нахмурился.
  Взглянув на Горация, газетчик с сомнением сказал:
  -- Он не выглядит атлетичным.
  Его слова разозлили Ника.
  -- А откуда у него взялась бы атлетическая стать? Он не имел возможности выйти наружу и что-нибудь сделать. До того, как мы эмигрируем...
  Мальчик вспомнил, что говорит с репортером, и замолчал. Газетчик приподнял обе брови.
  -- О? Вы собираетесь покинуть Землю из-за Горация?
  После паузы мать Ника произнесла:
  -- На несколько сезонов, возможно.
  -- Но причиной является кот,-- не унимался репортер.-- Он стал источником ваших неприятностей, верно?
  Мужчина достал магнитофон. Повозившись с микрофоном, он возбужденно спросил:
  -- На какую колониальную планету вы собираетесь лететь, миссис Грэхам?
  -- На планету Пахаря,-- ответила мать Ника.
  Газетчик недоверчиво открыл рот.
  -- На планету Пахаря? Но она такая далекая. И такая дикая.
  Мистер Деверест повернулся к Нику и окинул его долгим изучающим взглядом.
  -- Ты понимаешь, что там живут ужасные животные? Животные, названия которых свидетельствуют об их неестественной природе?
  -- Мистер Деверест, вы всегда используете такие длинные слова?-- спросил Ник.
  Длинные слова раздражали его. Он знал, что краткие слова могли бы быть такими же хорошими, если не лучшими.
  -- Давай я скажу это так.-- произнес газетчик.-- На планете Пахаря живут существа, не похожие на собак, котов и попугаев. Коты, собаки и попугаи яляются земными зверушками, которых мы любим и уважаем. Они красивы и полезны, как, например, твой кот.
  Репортер наклонился, чтобы погладить Горация. Уши кота неодобрительно встрепенулись. Усы угрожающе завибрировали.
  -- Они любят нас, мы любим их, хотя при этом нарушаем закон. Я полагаю, эта любовь живет в их памяти.
  -- Вы хотите сказать, в нашей памяти,-- отозвалась мать Ника.-В нашей памяти о животных, которые обитали на планете в прошлом. Или, как в случае Горация, в его реальном, но незаконном настоящем.
  Репортер повернулся к Нику и сказал:
  -- На планете Пахаря ты с родителями встретишь лишь нескольких других людей. По ночам, когда вы будете отдыхать, вас будет окружать повсеместная темнота. Вы не увидите свет других домов. Ни один аэромобиль не пролетит над головой. Вы не сможете смотреть телевизор, потому что там не будет телевидения. По утрам у вас не будет газет. И когда придет время идти в школу...
  -- Мы все это знаем, мистер Деверест,-- вмешалась мать Ника.
  -- А как насчет вубов?-- спросил газетчик.-- Вы знаете о них?
  -- Нет,-- ответил Ник.
  Ему стало интересно, кто такие вубы. Судя по имени, это были большие и круглые существа, с короткими ногами и прикрытыми ртами, крупными плоскими носами и маленькими глазами.
  -- Вубы живут на всей планете Пахаря,-- продолжил газетчик.-- Как только вы наткнетесь на одного из них, вам тут же захочется вернуться на Землю. Вубы тупые и мерзкие создания. Они выглядят так, словно вообще не имеют души. Хотя, если судить по длинным и скучным историям, их основной интерес заключается в пище. Они говорят только о ней и видят ее во сне.
  -- А как они выглядят?-- спросил Ник.
  -- Большие и круглые,-- ответил репортер.-- С короткими ногами и прикрытыми ротовыми полостями, большими плоскими носами и маленькими глазами.
  -- Я так и думал,-- сказал Ник.-Об этом можно судить по их имени.
  -- Еще там имеются принтеры,-- продолжил газетчик.-- И кучки. И "родичи". А еще, Ник, там живут ворчуны. Ворчуны с планеты Пахаря хорошо известны нашим ученым. Они очень воинственнные. но маленькие существа... на наше счастье. И ворчуны довольно глупые. Мы тоже этому рады.
  -- Кажется, я читал о ворчунах,-- сказал Ник.
  На самом деле он не читал о них. Однако говоря о ворчунах спокойным тоном, он хотел показать репортеру, что ничего не боится.
  -- А еще имеются членики,-- добавил репортер.-- Что во имя небес вы собираетесь делать среди члеников? Подумай, прежде чем ответить. Правда, я слышал, что они дружелюбны к людям, и что их реальными врагами являются вержи. Но говорят, что членики...
  Он замолчал, потому что передняя дверь открылась.
  Вошел большой и тяжелый на вид человек, одетый в металлизированную форму и шлем. Ник не видел его прежде. На худощавом и жестком лице мужчины застыло невозмутимое выражение, словно он ни о чем не заботился. Словно он жил в мире льда и железа.
  -- Я анти-питомцевый человек,-- сказал он.
  Его голос был холодным, как остывшая зола.
  
  Глава 3
  Увидев анти-питомцевого человека, мать Ника прошептала:
  -- О, Господи!
  Повернувшись к Нику, она тихо сказала:
  -- Мне хотелось бы, чтобы твой отец был дома. Я боялась, что так все и случится.
  Кот, сидевший в центре гостиной, отнесся к анти-питомцевому человеку очень невежливо. Он ясно не понимал, кем тот был и почему пришел. Такие простые вопросы его не интересовали.
  -- Иди на кухню, Гораций,-- сказал Ник.-- Подожди меня там.
  Его сердце колотилось от страха - гораздо большего, чем в прежние дни. И, однако, в то же самое время, он чувствовал себя спокойным. Это, наконец, случилось: анти-питомцевый человек пришел, чтобы забрать его кота. В некотором смысле Ник испытывал облегчение. По крайней мере, ужасное ожидание закончилось.
  -- Значит, вы анти-питомцевый человек,-- произнес мистер Деверест, поднимая камеру, чтобы сделать снимок.
  -- Нам не нужна излишняя публичность,-- ответил анти-питомцевый человек мрачным скрипучим голосом, который идеально соответствовал его грубой внешности.
  -- Могу поспорить, что не нужна,-- согласился мистер Деверест, делая снимок.-- Теперь, давайте, запечатлим, как вы будете засовывать Горация в клетку, которую принесли с собой. И потом сделаем еще один...
  -- Я забираю не человека,-- сказал большой мужчина.-- Я забираю животное -- точнее, кошку.
  -- Гораций - это кот,-- пояснил Ник.-А я Ник Грэхам.
  -- Позови кота,-- сказал анти-питомцевый человек.
  Сев на софу, он открыл клетку.
  -- Всем будет легче, если мы сделаем это тихо -- чтобы было как можно меньше суматохи.
  Мистер Деверест сфотографировал клетку.
  -- Читатели газеты с удовольствием посмотрят на ловушку для животных,-- сказал он.-В эти дни подобное устройство редко увидишь, потому что осталось только несколько собак и котов.
  Он нацелил фотокамеру на Ника.
  -- Ты не собираешься плакать?-- спросил он у мальчика.-Мне не помешал бы снимок с горькими слезами.
  -- Я не буду плакать,-- ответил Ник.
  -- На самом деле это не ловушка для мелких животных,-- сказал анти-питомцевый человек.-- Это здравохранительная санитарная клетка, используемая для перемещения животного с одного места в другое. Без нанесения какого-то вреда.
  Встав на колени, он протянул небольшой кусочек пищи.
  -- Эй, котик,-- произнес он скрипучим голосом.
  Гораций высокомерно посмотрел на него, не понимая, что хочет незнакомец с клеткой. Или, возможно, он притворялся, что не понимал. В большинстве случаев ему удавалось показывать свое высокомерие к людям, если это было в его интересах. Ник подозревал, что Гораций знал гораздо больше, чем демонстрировал внешне. Кот, подобно многим животным, был умнее в тех сферах, где вовлекалась его выгода. Фактически, он начал пятиться, уходя от анти-питомцевого человека и его клетки. Медленно, но верно Гораций убегал.
  -- Он уходит на кухню,-- сердито сказал анти-питомцевый человек.
  -- Гораций всегда уходит на кухню,-- ответил Ник.-- Не важно, в какой ситуации."Если сомневаешься, тебе нужно поесть." Это правило Горация.
  -- Правило лапы,-- кивнув, согласился мистер Деверест.
  -- Не понял,-- сказал Ник.
  Мистер Деверест объяснил:
  -- Упоминая людей, мы говорим о "правиле большого пальца", но коты не имеют больших пальцев. Поэтому мы должны рассуждать о "правиле лапы".
  Гораций, последовав правилу лапы, двинулся на кухню.
  -- Останови его,-- велел анти-питомцевый человек.
  -- Никто не может остановить Горация, когда он идет на кухню,-- сказал Ник.
  Анти-питомцевый человек снял с пояса устройство, похожее на металлическую трубку. Он указал им в сторону кухни.
  -- Я вынужден усыпить его,-- сказал мужчина.-- Это завершит его незаконную деятельность - неправомерное отступление на кухню.
  -- Разве отступление на кухню является неправомерным?-- спросил мистер Деверест.
  -- Для котов все незаконно,-- ответил анти-питомцвый человек, нацеливая блестящую металлическую трубку в направлении Горация.-- Например, для них неправомерно отступление на кухню. Хождение по улицам. Это особенно незаконно. Вхождение в...
  -- Мы поняли вашу идею,-- кисло оборвал его мистер Деверест.
  Похоже, анти-питомцевый человек не нравился ему. Как, впрочем, и Нику.
  -- Что здесь происходит?-- спросил строгий голос.
  У передней двери стоял папа Ника -- высокий и мощный. Его лицо было мрачным.
  -- Кто вы?-- спросил он Девереста, затем посмотрел на анти-питомцевого человека.
  Тот, мгновение назад уверенный в своей значимости и достоинстве, взглянул на отца Ника и съежился.
  -- Вы мистер Питер Грэхам?-- спросил он дрожащим голосом.-- Владелец дома? Хозяин этого кота?
  Он указал на Горация, который перестал пятиться... и теперь сидел в центре кухни с озабоченным видом на морде. И он и анти-питомцевый человек имели сходное выражение - оба, казалось, ощущали вину и беспокойство. Но Гораций всегда был таким. А вот анти-питомцевый человек очевидно пребывал в каком-то другом состоянии ума.
  -- Закон говорит,-- произнес отец Ника,-- что вы даете нам два дня на самостоятельную ликвидацию любимца. Вы не можете забрать его сейчас.
  Он схватил анти-питомцевого человека за плечо и потащил его к передней двери.
  -- Какая ужасная картина нам открывается,-- затараторил мистер Деверест, щелкая фотоаппаратом и следуя за анти-питомцевым человеком.-- Какой позорный конец для официального представителя власти.
  Анти-питомцевый человек неуклюже остановился у двери.
  -- Что это значит?-- споросил Ник у репортера.
  Мистер Деверест удовлетворенно ответил:
  -- Это означает, что анти-питомцевый человек должен подчиниться закону. Как и все остальные люди. Только в данном случае он не доволен. Закон сработал против него.
  -- Тогда это хороший закон,-- сказала мать Ника.
  -- Это хороший закон,-- согласился мистер Деверест, делая еще один снимок анти-питомцевого человека,-- но через два дня другое законодательное постановление будет на его стороне.
  -- Через два дня мы будем лететь к планете Пахаря,-- сказал, поворачиваясь к ним, отец Ника.-- И Гораций будет с нами. Во внешнем космосе земная власть бессильна. Ее законы там не действуют. Новый закон -- закон реальности -- защитит Горация на многие последующие годы.
  -- Пока его не съест какой-нибудь вердж,-- возразил мистер Деверест.
  Повернувшись к Нику, он добавил:
  -- Я забыл описать верджев, которые обитают на планете Пахаря вместе с вубами, принтерами и всеми остальными. Как я понимаю, они обладают особой...
   -- Планета Пахаря не только означает возможность похищения диким крылатым верджем,-- оборвал его отец Ника.-- Я знаю о верджах. Я знаю о других опасностях для нас и Горация. Тем не менее, планета Пахаря предлагает нам леса и огромные заливные луга. Она предлагает места в тенистой зелени, где Гораций может незаметно прятаться и красться. Там большие пастбища и поля мышей. Там реки мчатся к морю. Мы будем жить среди травы. Гораций будет охотиться под янтарной луной, озаряющей утесы и расщелины. Плоды, выращенные нашими собственными руками, наполнят плетеные корозины наших жизней. Мы будем сажать и выращивать. Мы будем жать. Дождь омоет наши тела, а яркое солнце дня...
  Он замолчал, размышляя над сказанным.
  -- Сделает то, что бы оно ни делало. Свои обычные дела.
  -- Вас переполняют мечты, каких у меня никогда не было,-- завистливо сказал анти-питомцевый человек, делая шаг вперед.
  -- Разве вы когда-нибудь мечтали?-- спросил отец Ника.
  -- Мечтал однажды,-- ответил анти-питомцевый человек.-- Я мечтал, что был на бейсболе. На игре между Гигантами и Ловкачами.
  Он замолчал. Все ждали, но он оставался молчаливым.
  -- И что случилось?-- спросил Ник.
  Анти-питомцевый человек печально ответил:
  -- Меня удалили с поля в начале первой подачи. Я забыл, что было дальше. Что-то в моем уме стерло из памяти все остальные события.
  -- Поезжайте с нами,-- сказала мать Ника добрым голосом.-У вас появятся мечты, о которых вы прежде не подозревали. Я просто хочу сказать... Перестанете быть анти-питомцевым человеком, и ваша реальная природа проявит себя. Вы расцветете, как...
  Она подумала несколько мгновений, желая сказать правильные слова.
  -- Как рогатый клэк,-- закончил за нее анти-питомцсвый ченловек своим обычным скрипучим голосом.
  Он потерял ту мягкость, которую имел мгновение назад.
  -- Кто такой клэк?-- спросил его Ник.
  Ему не понравилось звучание этого слова. Оно предполагало скользкую массу, которая волочилась в глубокой воде -- вне досягаимости людей и полуденного света.
  -- Рогатые клэки живут на планете Пахаря,-- сказал анти-питомцевый человек.-В какой-то момент один из них может схватить твоего кота и унести его на скалистый пик -- в гнездо, усыпанное костями и перьями уже съеденных существ. Они враждебны всему живому.
  -- Замолчите!-- резко сказал отец Ника.
  Его лицо стало красным от гнева.
  -- Он прав,-- согласился мистер Деверест.-По поводу клэков, я имею в виду. На самом деле, их очень мало на планете Пахаря. Однажды мы делали о них тематическую статью. Их тогда сильно боялись. По позже тревога уменьшилась.
  -- Мы ничего не боимся,-- сказал Ник, сражаясь со страхом (с небольшим, по его собственным меркам).-- В любом случае, Гораций умеет прятаться. Он может становиться почти невидимым фантомом.
  -- Гораций смешивается с другими цветами,-- согласился его отец.-- Он может становится удивительно незаметным, когда этого требует ситуация.
  Неодобрительно взглянув на анти-питомцевого человека, он мрачно добавил:
  -- Посмотрите, как долго Гораций ускользает от вас.
  -- До свидания,-- попрощался анти-питомцевый человек скрипучим голосом
  Передняя дверь захлопнулась за ним.
  -- Он ушел,-- сказала мать Ника.-- Но он вернется.
  Поместив одну руку на плечо сына и другую -- на плечо жены, мистер Грэхам торжественно произнес:
  -- Но нас уже здесь у тому времени не будет. Все решено. Сегодня я купил четыре билета на корабль, отбывающий из нашей системы на планету Пахаря. Сегодня вечером нам нужно собраться. Нужно спешить.
  -- Говоря о четырех билетах, вы, по-видимому, не имеете в виду меня?-- поинтересовался мистер Деверест.-Я спрашиваю не потому, что хочу полететь вместе с вами... У меня имеется...
  -- Я ссылался на свою семью,-- сказал отец Ника.-- На себя, жену, сына и нашего кота.
  Он повернулся к Нику.
  -- Убедись, что у Горация будут все его вещи -- тарелка, ошейник и еда. Еще понадобятся коробка с песком, кроватка и ночной мышонок, которого мы купили ему в прошлом месяце, хотя до сих пор не использовали.
  Планета Пахаря, подумал Ник. Интересно, на что она похожа? Впрочем, он скоро узнает.
  -- Я уже собрал вещи Горация,-- сказал он отцу.
  -- И свои не забудь,-- напомнил его отец.
  Он посмотрел на часы, интересуясь, сколько времени у них осталось до взлета корабля.
  
  Глава 4
  Аэромобиль привез их в космопорт, где стоял большой корабль. Ник дрожал от возбуждения. Огромное судно поднималось к небу, словно толстая бутылка. Из сопел вырывались клочья пара. Тут и там работали люди.
  Нику показалось, что Гораций странно повел себя при виде большого корабля. Даже будучи окруженным их личными вещами, кот угрюмо поник, обидевшись на разницу в размерах. Гораций не обращал внимание на переноску коробок и ящиков из машины на корабль. Он якобы выуживал карандаш, который завалился в щель между подушками.
  -- Коты не любят путешествовать,-- сказал отец Ника.-- Это правило верно почти для всех мурлык, хотя иногда вы можете прочитать про одного из них, примкнувшего к цирку или выплывшего с судна на льдину. Пример Горация показывает, что я совершенно прав.
  Вскоре все их вещи были погружены на борт.
  -- Это последний день нашего пребывания на Земле,-- сказал отец, когда они пристегнулись ремнями к их креслам.-Отныне мы не увидим ничего похожего на нашу планету.
  Его голос был немного печальным.
  Юнга, привязывавший Горация, слишком туго затянул ремни. В припадке внезапной ярости кот укусил его.
  -- Полегче, Гораций,-- сказал папа Ника.
  -- Он не хочет уезжать,-- предположил Ник.
  -- Похоже,-- согласился отец.-- Но после того, как мы попадем на планету Пахаря, он одобрит наше решение. Коты довольно прохладно относятся к любым изменениям. Они обладают так называемым высоким инерционным качеством или интроверсией их психического состояния.
  -- Что это значит?-- спросил Ник.
  -- Это ничего не значит,-- ответил его отец.-- Просто случайная мысль, которая пришла мне на ум.
  Он поинтересовался у проходившего мимо матроса:
  -- Через сколько времени мы доберемся до планеты Пахаря?
  -- Мы еще не взлетели,-- ответил матрос и скрылся за поворотом прохода.
  -- Я знаю, что мы еще не взлетели,-- проворчал отец.
  Он выглядел более встревоженным, чем обычно.
  -- Полегче, Пит,-- с улыбкой сказала мать Ника.
  -- Это так называемое высоко инерционное качество,-- ответил отец,-- или интроверсия моего ума. То, что я не могу изменить. Мне станет лучше, когда мы окажемся там. А сейчас...
  -- Успокойся, приятель,-- сказал член команды, проходя между рядами.-- Ты пугаешь кота.
  -- Мне еще никто не говорил, что я вызываю страх у котов,-- сердито ответил папа Ника .
  Из динамиков громкой связи прогремел зычный голос:
  -- Леди и джентельмены, до взлета осталось две минуты. Убедитесь, что вы надежно пристегнуты. Если вы имеете с собой животное -- собаку, кота или попугая -- держите его двумя руками, потому что, по нашему многолетнему опыту, мы знаем, что собаки, коты и попугаи выскальзывают из ремней во время взлета. По этой причине они падают и наносят себе травмы.
  Огромный двигатель корабля заревел. Судно завибрировало.
  -- Вот и полетели,-- громко сказал папа Ника.
  В этот важный момент Гораций закашлял. Закрыв глаза и опустив голову, он кашлял и кашлял.
  -- Гораций,-- с упреком произнес папа Ника,-- ты всегда кашляешь, когда случается что-то важное?
  Но кот кашлял и кашлял, не поднимая головы. И он не отвечал.
  Как материализовавшийся гром, корабль поднялся в утреннее небо.
  Этот полет занял десять дней. Ник проводил свое время в игровой комнате корабля, играя в пинг-понг с электронным напарником, который никогда не отсутствововал. Его мать и отец смотрели развлекательные передачи, а когда им это надоело -- образовательные фильмы, которые сообщали полезную информацию о месте их назначения.
  Гораций, когда его выпускали с кресла, прятался в прачечной. Ник доставал его теннисной ракеткой, которой кот мог играть долгими часами.
  Надеюсь, несколько раз думал Ник, на планете Пахаря будет интереснее.
  -- Мяу,-- отозвался Гораций, ожидая, когда шарик от пинг-понга подкатится к нему.
  После отлета с Земли странное изменение произошло с котом. Когда Гораций не играл с шариком от пинг-понга, он сидел на кресле и смотрел на стену корабля, словно ожидал, что кто-то появится из нее. Возможно, он слышал какие-то звуки, однажды подумал Ник. Что-то снаружи корабля. То, что, по мнению Горация, стремилось пробраться внутрь. А поселе периода сна Ник иногда находил кота высоко на полке настенного шкафа для припасов. В такие мгновения Гораций выглядел голубоко задумчивым. Он сидел со сложенными под собой передними лапами, и его глаза были большими и круглыми -- не как у кота, но как у человека, не считая того факта, что они оставались темно-зелеными. И в такие моменты уголки его рта были опущены вниз, как у маленькой старой леди.
  -- Гораций.-однажды сказал ему Ник, глядя вверх на кота,-- ты должен адаптироваться к новым условиям. Вещи не всегда остаются теми же самыми. Нам всем придется приспосабливаться, включая моего папу.
  Глаза Горация оставались большими, а рот опущенным. Он молча смотрел на Ника. Ни одна его часть не двигалась. Даже хвост.
  -- Мы пионеры,-- сказал коту Ник.-- Мой папа говорит, что нам нужно очистить землю и посадить зерновые. Ты можешь бегать по пашне. Будешь говорить моему папе, куда вести ее.
  Он замолчал, но кот ничего не ответил.
  -- Ты можешь гоняться за вубами,-- обнадеживающе добавил Ник.
  Горций посмотрел на него. Молча.
  -- И принтерами,-- сказал Ник.-- Ты можешь преследовать принтеров.
  Гораций не ответил. Он даже не шевельнулся.
  -- За кучками,-- произнес Ник.
  Гораций медленно закрыл глаза.
  -- Родичами,-- не унимался Ник.
  Гораций устроился для сна.
  -- На ворчунов,-- сказал громко Ник, желая разбудить Горация.-- И члеников. Кстати, Гораций, что ты думаешь о члениках? Это реальный вопрос. Как насчет члеников? Подумай об этом.
  Гораций открыл зеленые глаза, широкие и круглые. Уголки его рта опустились еще больше. Он выглядел очень встревоженным, потеряв былую невозмутимость. Очевидно, членики тревожили его.
  -- Тебе понадобится наша помощь,-- сказал ему Ник.-- В сражении с члениками. Так что не задавайся. Не думай, что тебе хватит только твоих лап, кошачей ловкости и увертливой тактики.
  Он слышал, как его отец беседовал с Горацием подобным образом, и это, похоже, всегда стимулировало у кота правильное отношение -- по крайней мере, на какое-то время.
  Встав позади Ника, его мать посоветовала:
  -- Не пытайся использовать с котом свой разум. С любым котом. Он должен понять это сам.
  -- Как только первый членик доберется до тебя, беги к нам за помощью,-- сказал Ник коту.
  Зеленые глаза Горация снова начали закрываться. Но не полностью. Кот с трудом продолжал наблюдать за мальчиком и слушать его.
  Голос капитана корабля внезапно загремел из динамиков громкой связи, закрепленных в разных местах корабля.
  -- Леди и джентельмены, мы вскоре ненадолго спустимся на планету Пахаря, где высадим трех пассажиров и кота, заберем почту и пищу, и проведем незначительные ремонтные работы. Прошу занять свои места и крепко пристегнуться.
  -- Мы прилетели,-- прошептал Ник, едва веря этому.-- Давай, Гораций. Возвращайся на свое место.
  
  Глава 5
  Под ними, среди туманов, простирался оранжевый мир. Он будто бы парил в свете близкого солнца.
  -- Планета вглядит живой,-- возбужденно содрогаясь, сказала мать Ника.-- Оранжевые леса! Как странно! Они не говорили этого в образовательных клипах. Наверное, забыли.
  -- Орнжевый цвет говорит о том факте,-- объяснил папа Ника,-- что растительная жизнь на планете в своем метаболизме основана на силиконе, а не на углероде.
  Ник знал, о чем говорил отец - точнее, думал, что знал.
  -- Но растения, использующе углерод, тоже могут здесь расти,-- ответил он.
  -- Да,-- согласился его отец,-- мы привезли пшеницу и другие растения, которые культивируются людьми и благодаря особым свойствам атмосферы растут здесь быстрее, чем на Земле.
  -- Успокойся, приятель,-- сказал проходивший мимо член команды.-- Ты смущаешь парня и пугаешь кота.
  -- Я не смущаю никаких парней,-- строго ответил папа Ника
  С небольшим ворчанием своих древних двигателей судно опустилось на мягкую посадочную площадку. Они оказались на поверхности планеты. Взглянув в окно, Ник увидел далекие деревья и густые желтые кусты. На краю плоского посадочного поля их ожидало большое животное.
  -- Вуб,-- сказал Ник, и его сердце забилось сильнее.
  Огромная некрасивая морда вуба выражала мягкую доброту. Взгляд не был интеллектуальным, но, по крайней мере, выглядел ласковым. Когда люк корабля открылся, вуб двинулся вперед. Его похожее на бочку тело покачивалось из стороны в сторону на коротких ногах. Позади животного болтался дурацкий крохотный хвост. Ник засмеялся. Пока все было неплохо, решил он. Эта жизненная форма казалась безвредной.
  -- Он тянет за собой повозку,-- с изумлением сказала мать Ника.
  Они спустились по трапу и оказались на пыльном поле. Ник крепко держал кота в руках. Люди из команды несли их багаж - коробки и чемоданы. Они опустили их на землю и пересчитали. Стоявшие поблизости столбики почтовых пакетов были забраны на борт.
  Через несколько минут, с огромным и ужасным шумом, корабль поднялся в небо. Его двигатели мигнули огнем. Он на мгновение завис, не двигаясь, затем снова начал подниматься. Ник смотрел ему вслед, пока тот не исчез из виду. Грохот сопел угас до тишины.
  Вот мы и на месте, сказал себе Ник. Потом он забыл о корабле и повернулся к вубу.
  Грубая повозка, подрыгивая, катилась за зверем. Вуб двигался вперед, пока не добрался до людей. Затем он уселся на землю. Животное выглядело потным и пыльным, но вполне дружелюбным.
  -- Он может говорить?-- спросил Ник у отца.
  Его папа, обращаясь к вубу, сказал нарочито отчетливым голосом:
  -- Твоя повозка выдержит наш вес? Включая багаж?
  Какое-то время вуб тупо смотрел на него, затем потянулся к небольшому мешочку, который висел у него на шее. Он достал оттуда карточку. Текст на ней гласил:
  КАК ПОЖИВАЕТЕ? Я В НОРМЕ. ЗА ЦЕНТ ОТВЕЗУ ВАС ТУДА, КУДА ВЫ ПОЖЕЛАЕТЕ.
  Ник и его отец загрузили багаж в повозку. Затем они четверо -- с Ником, крепко державшим Гоорация -- влезли в повозку рядом со своими пожитками.
  Вуб вытащил вторую карточку.
  ТЕПЕРЬ МНЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ ПОЛУЧИТЬ ЦЕНТ.
  Отец Ника дал ему цент. Вуб поместил монету в мешочек, который висел на его шее. Очень медленно зверь двинулся вперед. Его ноги подрагивали от усилий. Повозка шумно грохотала позади.
  -- Как он узнает, куда ехать?-- поинтересовался Ник у матери.
  -- Я спрошу его,-- отозвался отец Ника.
  Он вытащил карту местности и развернул ее.
  -- Минутку!-- окликнул он вуба.-- Я хочу показать тебе, где находится наша земля!
  Вуб остановился. Он постоял, отдыхая - на вид запыхавшийся от усилий тянуть тяжелую тележку. Затем животное со стоном порылось в мешочке и вытащило третью карточку, которую передало отцу Ника. Мальчик тоже прочитал ее. Карточка гласила:
  НЕТ, НЕ ЗДЕСЬ.
  Нахмурившись, отец Ника озадаченно спросил:
  -- Что значит: "Не здесь"?
  Он недоуменно повернулся к Нику.
  -- Может быть, он вытащил не ту карточку,-- предположил мальчик.
  Папа громко сказал нубу:
  -- Я думаю, что у тебя не та карточка. Я хотел показать тебе, где находится наша земля.
  Он выговаривал слова отчетливо и медленно -- так чтобы вуб его понял. Тот не выглядел слишком умным. Животное забрало карточку назад, осмотрело ее и сунуло обратно в мкешочек. Вуб быстро вытащил другую карточку, которую протянул им для чтения.
  Я НЕ ИМЕЮ НУЖНОГО ТЕКСТА, КОТОРЫЙ ОТВЕТИЛ БЫ НА ВАШ ВОПРОС.
  -- Я не задавал вопрос!-- с раздражением рявкнул отец Ника.-- Я просто хотел показать тебе карту!
  Он протянул ему лист бумаги и отметил пальцем местность, в которую они хотели попасть.
  -- Видишь?-- спросил он.-- Это земля, которую ООН дала нашей семье. Я так понимаю, что там имеется базальтовый блочный дом, плюс, вода и несколько роботов-фермеров. Ты можешь отвезти нас туда? Это далеко?
  На этот раз вуб пожевал свою жвачку и снова порылся в мешочке, выискивая нужную карточку. Она гласила:
  Я ДОЛЖЕН ВЕРНУТЬ ВАШ ЦЕНТ.
  -- Похоже, я не могу общаться с этим существом,-- сказал отец, обращаясь к Нику.- Попробуй ты. Я сдаюсь. Покажи ему карту . То место, которое я отметил.
  -- Возможно, он не понимает карт,-- предположила мать Ника.-- Наверное, он размышляет другим способом. Вообще не как мы. Возможно, карты не имеют для него никакого смысла
  -- Если это так,-- ответил отец,-- то я не знаю, как заставить его отвезти нас на наш участок. И я не вижу другого транспорта.
  Он выглядел расстроенным.
  Вуб усердно перерыл свои карточки, сложил их аккуратно в мешочке и, наконец, с надеждой показал Нику одну из них.
  НЕТ, Я НИКОГДА НЕ ТЕРЯЛСЯ. НИ РАЗУ ЗА ЦЕЛЫХ ПЯТЬ ЛЕТ.
  -- Он хочет помочь нам,-- сказала мать Ника.-- Я действительно думаю, что он очень добрый, но просто не обладает достаточным количеством карточек для разных ситуаций, с которыми сталкивается.
  -- Передай ему карту,-- сказал отец Ника.-Пусть он подержит ее в своих лапах.
  Ник так и сделал. Вуб помял карту пальцами -- точнее, как Гораций, подушечками лап -- и съел ее.
  Они четверо молча смотрели, как исчез последний кусок карты. Затем вуб икнул и покачал головой, прочищая горло. Он достал из мешочка еще одну карточку.
  ВУБЫ ЕДЯТ ВСЕ.
  -- Это я уже понял,-- сказал папа Ника, скорее, изумленный, чем рассерженный.
  Наверное, он не знал, что делать -- теперь, когда карты не стало. Повернувшись к вубу, мать Ника сказала вежливым тоном:
  -- Мы прилетели на эту планету, чтобы поселиться здесь. Теперь, когда ты съел нашу карту, мы не знаем, куда ехать. Ты можешь нам помочь?
  Она сделала паузу, но вуб ничего не ответил. Он продолжал жевать свою жвачку и нервно потряхивал головой, словно хотел помочь, но не знал, каким образом.
  -- Здесь пблизости должны быть другие люди,-- продолжила мать Ника.-- Ты можешь отвезти нас к ним?
  Она взглянула на мужа.
  -- Они помогут нам.
  -- Кажется, я вижу там какие-то здания,-- сказал Ник, указывая пальцем в сторону.
  Он заметил на горизонте смутные контуры строений.
  -- Направимся туда,-- предложил мальчик.
  По крайней мере, он надеялся, что это будут здания, построенные людьми.
  Его папа мрачно усмехнулся.
  -- Я думаю, это гнездовье верджей,-- сказал он.
  Из странных, похожих на трубки, контуров к небу поднимался веер мигающих точек.
  Вуб тут же вытащил новую карточку.
  ВЕРДЖИ!
  -- Я был прав,-- сказал отец.
  Точки мчались к ним, становясь все больше и больше. Их было много -- целый рой в вечернем небе. Как сажа, вылетевшая из трубы, подумал Ник. Он вздрогнул.
  
  Глава 6
  Точки приближались все ближе и ближе. В какой-то момент они перестали быть точками и превратились в крылатые паруса, перемещаемые ветром. Они больше скользили, чем летели. Как планеры, подумал Ник. Планеры, сделанные из кожи и черноты - из оперенных шкур, которые выглядели очень старыми.
  -- Мы в опасности?-- спросил отец у вуба
  Животное ответило тем, что начало бежать вперед. Оно астматически хрипело, тащя повозку. Вуб бежал быстрее и быстрее, затем внезапно споткнулся и упал. Повозка покачнулась, переворачиваясь и роняя чемоданы на землю. Затем она застыла вверх тормашками.
  -- Где Гораций?-- в ужасе спросила мать Ника.
  Ник быстро осмотрелся вокруг. Несколько упавших из повозки пакетов раскрылись. Их содержимое -- в основном, одежда -- валялось рядом на земле. Однако кота среди вещей не было.
  -- Гораций!-- громко позвал он.-- Где ты?
  -- Возможно, под повозкой,-- сказал его отец.
  Вуб, покачиваясь, поднялся на короткие толстые ноги. И снова принялся бежать.
  Позади повозки -- но в противоположном направлении - появилось небольшое черно-белое существо. Оно мчалось на максимальной скорости.
  -- Вот он!-- крикнул Ник.-- Он надеется вернуться на корабль!
  Гораций не понимал, что звездолет улетел, решил мальчик. Корабля там больше не было.
  -- Разверни повозку вокруг,-- крикнул отец, обращаясь к вубу.-- Мы должны забрать нашего кота!
  Однако вуб продолжал бежать. Гораций за их спинами становился все меньше и меньше. Ник видел только направление движения -- черно-белую точку, уменьшавшуюся с каждой проходящей секундой. Гораций почти достиг места, где прежде стоял корабль.
  Вердж упал с небес, как камень. Сделав пару взмахов крыльями, он сложил их и стал похож на старый сморщенный зонт, с лапами, поджатыми под ним. Во всяком случае, так подумал Ник. Птица опустилась перед Горацием и раскрыла парусообразные крылья. Кот бежал навстречу им.
  -- Гораций!-- закричал Ник.-- Открой глаза!
  Однако кот мчался, закрыв веки.
  Вердж схватил его и взлетел вверх, присоединяясь к другим сородичам. Их стая сделала круг, не приближаясь к повозке. И еще, заметил Ник, они не улетали. Создавалось впечатление, что птицы пребывали в нерешительности.
  -- Мы потеряли Горация,-- тихо сказал отец.
  Он заметно побледнел.
  Один вердж отделился от стаи и направился к повозке. Он завис над ней -- почти неподвижно и достаточно близко. Взглянув вверх, Ник хорошо рассмотрел его - особенно, глаза.
  В них он повторялся бесконечно -- длинная прогрессия темных зеркал, в которых он смотрел на самого себя. Его лицо искажалось в комичной маске печали и страха. Он видел свой собственный страх -- свой шок от потери Горация. Он видел содержимое пустых и древних глаз верджа. Птица будто насмехалась над ним - над его тревогой и заботой. И за этой насмешкой он увидел кое-что еще. Он увидел за своим кривым отражением нечто безымянное -- то, что косилось из глубин верджа. Не самого верджа, а того, что обитало в существе. Он заметил форму, вбиравшую воздух. Она словно была отрезана от мира, но желала найти путь в него.
  Вердж был только контейнером, подумал Ник. Коробкой. Он проглотил что-то ужасное -- что еще не было мертвым и, возможно, никогда не сможет умереть. Мальчик закрыл глаза, не желая видеть это существо. Вердж был ему противен - как и та тварь, которая обитала в нем своей бескровной жизнью.
  Громко хлопая крыльями, вердж опустился на землю перед повозкой. Его голос был скрипучим и тонким.
  -- Мы решили отдать вам обратно ваше животное. Оно неприятно нам. Оно пахнет рыбой. Оно пахнет морем. Но в обмен за это мы просим об услуге.
  Вердж издал резкий вопль и над головами людей второй более седой вердж спикировал вниз, процокал по земле плоскими перепончатыми ногами и остановился рядом с повозкой.
  В своих похожих на иглы челюстях он сжимал Горация.
  Гораций выглядел крайне сердитым.
  -- Отпустите кота, пожалуйста,-- сказал отец Ника.
  -- Здесь идет война,-- сказал первый вердж.-- Она висит над долинами этого мира, как злой вязкий дым. Прилетев сюда, вы вовлеклись в войну, и услуга, о которой мы просим вас... эта услуга связана с войной. Мы сами -- часть битвы. Мы сражаемся долгое время и очень устали.
  -- Просто отпустите нашего кота,-- повторил отец Ника.
  -- Спросите вашего вуба,-- сказал первый вердж,-- так ли это. Он раскроет вам правду. Вуб знает о нашей великой войне.
  Из нашейного мешочка вуб достал засаленную, много раз использованную карточку.
  ДА.
  -- Я все понял,-- произнес отец Ника.
  Он был недоволен ситуацией.
  -- Вы теперь можете отпустить Горация?-спросил Ник у птиц.
  Он мог думать только о коте. В челюстях второго верджа Гораций выглядел маленьким, беспокойным и очень несчастным.
  -- Пусть существо, которое пахнет рыбой, будет свободным,-- сказал первый вердж своему компаньону.
  Открыв длинные челюсти, второй вердж полушно опустил Горация на землю. Гораций метнулся от верджа, но, как обычно, не в том направлении.
  -- Гораций!-- в отчаянии крикнцл Ник.-- Сюда!
  Однако кот продолжал удаляться от повозки. Он увидел дерево и вознамерился спрятаться на нем, как это было в его обычаи.
  -- Я могу побежать за ним?-- спросил Ник отца.
  Он сделал шаг от повозки, но отец удержал его сильной рукой.
  -- Подожди, пока верджи не улетят,-- сказал взрослый мужчина.-- Тогда это будет безопасно. Он спустится с дерева, когда поймет, что путь свободен.
  Ник повернулся к первому верджу:
  -- Кто живет внутри вас? Какое мощное существо я видел за вашими глазами?
  Он не наблюдал его во втором вердже -- только в первом.
  Второй вердж сказал:
  -- Ты говоришь об осознании Глиммунга.
  -- Никто не может видеть Глиммунга,-- резко ответил первый вердж.-- Он невидимый.
  -- Тем не менее,-- сказал второй вердж,-- у него была форма, прежде чем он вошел в тебя.
  Птица повернулась к Нику.
  -- Глиммунг сделал нас старыми. Получив достаточно времени, он сделает старым сам мир, а это...
  Второй вердж замолчал, затем попытался объяснить то, что хотел сказать.
  -- Ткач паутины самой судьбы. Он несет с собой предначертание этой планеты, и теперь слишком поздно кому-то бежать от него.
  -- Включая нас?-- спросил Ник.
  -- Включая каждого,-- сказал первый вердж.
  Или это Глиммунг говорил через клюв птицы? Ник не знал.
  -- Каждого, кто появляется здесь,-- продолжил первый вердж, и его глаза засияли, как сломанные сияющие скалы.
  -- Я введен в твою душу,-- сказал вердж Нику.-Отпечатан в ней. Существуют воспоминания, как Глиммунг прилетел сюда в давниие времена. В те дни мы жили вместе -- кучки и принтеры, вубы, членики, мы сами -- каждая жизнь, которая цвела в этом мире, включая траву на полях; да, даже траву и деревья. Это был благословенный мир -- страна, чтобы играть и осознавать прелестные виды и движения, порывы теплого ветра, который дул через поля на закате. Мы жили в согласии друг с другом.
  -- А потом прилетел Глиммунг,-- сказал второй вердж.
  -- Откуда он прилетел?-- спросил Ник.
  -- Со звезды,-- ответил второй вердж.-- Опаленной мертвой звезды, которая угасла. Которая больше не могла гореть. Только немногие звезды становятся холодными, как она. Холод пожирал Глиммунга все больше и больше. Наконец, он улетел, принеся холод с собой.
  Вуб, порывшись в нашейном мешочке, протянул другую напечтанную карточку.
  КАК ВЫ? Я В ПОРЯДКЕ. ЗА ЦЕНТ Я ОТВЕЗУ ВАС ТУДА, КУДА ВЫ ПОЖЕЛАЕТЕ.
  -- Что это значит?-- спросил Ник отца.-Он дал мне первую карточку, которую показывал нам.
  -- Я думаю, он хочет, чтобы мы оставили это место,-- ответил отец,-- и прекратили говорить с верджами.
  -- Представляю, как это, наверное, раздражает,-- сказала мать Ника.-- Он ограничен несколькими карточками для каждого случая, который может случиться. Или не может
  -- Возможно, тут требуются карточки, которые он никогда не использовал,-- предположил отец Ника.-- А что, если некоторые из них он использовал вновь и вновь... соответствовали они вопросам или нет?
  Ник обратился к вубу:
  -- Мы не можем уйти, пока Гораций не спустится с дерева. А он не спустится, пока верджи не улетят.
  Вуб достал другую карточку.
  ПРОЩАЙТЕ. ПРИЯТНО БЫЛО СЛУЖИТЬ ВАМ.
  -- Он хочет, чтобы мы сошли с повозки,-- сказал отец Ника.-- Чтобы он мог уйти.
  Папа вздохнул.
  -- Ладно. Пошли. Ник, помоги мне выгрузить багаж. Бессмысленно просить его остатьтся, если он так напуган.
  Отец спрыгнул с повозки и начал разгружать ее. Ник присоединился к нему. Вскоре они сняли все пожитки на землю.
  Присоединившись к ним, мать Ника сказала:
  -- Этот вуб почти не помог нам.
  -- Но он пытался,-- поправил ее Ник.-- Он сделал все, что было в его силах.
  Мальчик не винил вуба за страх перед верджами. И, прежде всего, Гораций ничего не значил для инопланетного животного. Вуб, возможно, даже не знал, каким кот был сам по себе -- каким ценным и интересным он мог быть в иные мгновения.
  Вуб зашагал так быстро, как только мог. Повозка громыхала и подпрыгивала за его спиной вверх и вниз. Очень скоро вуб исчез в роще высоких оранжевых деревьев. Звуки его тяжелого сопения потускнели, и затем воцарилась полная тишина.
  -- Я думаю, мы пойдем пешком,-- сказал отец Ника,-- Нам нужно найти какое-то человеческое поселение. Они должны быть вокруг этого места.
  Стая верджей, летавшая над головами, прокричала своим сородичам на земле:
  -- Летим! Летим! Мы имеем дело, которое нужно выполнить!
  -- Момент,-- ответил первый вердж.-- Не говорите мне, что делать.
  Птица повернулась к Нику.
  -- Сейчас я открою тебе роль, которую вубы играют в войне. Когда Глиммунг прилетел сюда и поселился на Высоких холмах, животные, которые жили поблизости, пожелали уйти... Но ворчуны, как вы скоро увидите, не могли далеко перемещаться без посторонней помощи. Они попросили своих друзей вубов помочь им и перевезти их на другое место. Вубы сделали это - по крайней мере, они передоставили свои повозки тем ворчунам, которые могли заплатить пять центов.
  -- Очень корыстно,-- вставил второй вердж.-- Это слабое место вубов -- жадность. Жадность к еде и денегам, ко сну, к покупкам и владению наибольшим количеством карточек. Это хорошо известно в нашем мире. И за это вубов презирают. Все и каждый.
  -- Я пойду за Горацием-- сказал Ник отцу.
  Ему было ясно, что стая верджей никогда не улетит. Им нравилось говорить, болтать и болтать. Теперь он это понимал. А Горация нужно было спасать сейчас, не позже.
  -- Здесь маленькая книга, которую мы подготовили,-- сказал первый вердж.
  В его длинных челюстях появился тонкий том, и он был передан Нику.
  -- Короткая официальная история войны, написанная нами самими. Она дает точный отчет всего, что случилось. И, более того, она защитит вас от лжи Великих четырех, которые сражаются на другой стороне.
  -- Великие четверо,-- повторил Ник.-- Кто они?
  -- Принтеры, прежде всего,-- ответил вердж.-- Они последние великие враги Глиммунга. Ворчуны теперь почти исчезли, поэтому они не в счет. Все же они считаются вторыми среди Великих четырех. Третьи -- человеческие колонисты с Земли, которые обитают здесь. Они обмануты принтерами, как мы думаем. Вы тоже будете обмануты.
  -- И членики,-- сказал второй вердж.-- Они последниее из Великой четверки.
  -- А кучки?-- спросил Ник.-- Как насчет кучек?
  -- Они на стороне Глиммунга,-- ответил первый вердж.-- Так же, как и родичи. Мы, кучки и родичи сражаемся за Глиммунга и однажды победим. Мы почти уже выиграли. Потом будет мир на нашей планете. Глиммунг сможет благоденрствовать и процветать. Он будет делать, что захочет.
  Когда вердж сказал это, что-то сверкнуло в его глазах. Тусклый черный огонь, как факел, пылавший под водой. Искра самого Глиммунга, понял Ник, обитавшая в вердже, поселившаяся там и тлевшая годами, ожидая выйти, когда война будет выиграна. Он не мог ждать больше; Ник видел нетерпение Глиммунга, его ужасную нужду.
  -- Вы рассказываете слишком много!-- закричали верджы визгливыми скрипучими голосами.
  Они по-прежнему летали над головами.
  -- Улетайте! Оставьте их в покое и улетайте!
  Они качнули крыльями и начали возвращатьсяи к изогнутым, с печными тубами, зданиям на горизонте.
  Первый вердж опустил маленькую, покрытую кожей, книгу у ног Ника, затем побежал на своих плоских ногах и неуверенно поднялся в воздух. Он и второй вердж присоединились к стае. Какое-то время они парили над головами и летали кругами. Затем птицы умчались -- так же быстро, как и прилетели. Они вновь превратились в точки, постепенно исчезнув из виду.
  Ник склонился и поднял маленькую книгу. Ее текстура была шершавой и неприятной. Он прочитал заголовок. "Один летний день". Он полистал ее, взглянув там и сям на страницы.
  -- Она не о войне,-- сказал мальчик матери и отцу.-- Она...
  Он не мог сказать ничего конкретного. Казалось, она была ни о чем. Как книга во сне, подумал он.
  -- Я не хочу читать ее,-- сказал он вслух.
  -- Дай ее мне,-- произнес отец.
  Он вытянул руку, и Ник с благодарностью отдал ему странный маленький том.
  -- А теперь ты можешь забрать Горация,-- сказал его отец.
  Ник тут же побежал к оранжевому дереву, на котором Гораций, осторожно прячась, спасался от проклятых верджей.
  
  Глава 7
  После того, как они уговорили Горация спуститься вниз с дерева и собрали свои разбросанные вещи, все четверо сели на кучу пакетов и чемоданов.
  -- Время для разговора,-- сказал отец.-- Возможно, если мы обсудим ситуацию, то придумаем выход -- способ, как найти нашу ферму... теперь, когда наша карта съедена.
  Ник поднял Горация и осмотрел его. После своих приключений Гораций стал угрюмым. Он с подозрением смотрел на всех и каждого. Животное, сгорбившись, сидело на коленях и занимало, как можно, мало места. Все ясно. Верджи обидели его. Они поймали Горация и заставили потерять достоинство, смутив его, принудив бежать не в том направлении. Он надолго запомнит верджей и в будущем будет держать их в уме, чем бы ни занимался.
  -- Гораций расстроен,-- сказал Ник.
  Он погладил Горация, но кот пригнулся, уклоняясь от его руки.
  -- Возможно, если мы накормим его...
  -- Эта книга...-- сказал отец, не обращая на них внимания.
  Внимательно читая, он держал маленький том открытым по середине.
  -- Вердж мог дать нам вообще не тот текст. Он не имеет к нам никакого отношения. Эта книга не о войне.
  -- Возможно, вердж лгал,-- сказала мать Ника.-- Возможно, нет никакой войны. Что если он хотел напугать нас. Вердж обрадовался бы...
  Она вздрогнула.
  -- Вуб согласился с верджем,-- сказал отец Ника.-- Так что он, вероятно, прав.
  Перевернув страницу, папа прочитал ее.
  -- Гм,-- сказал он вслух.
  Мужчина передал книгу матери Ника, и та взяла ее.
  -- Прочитай слова на левой странице. Второй параграф.
  -- Читай вслух,-- добавил Ник,желая знать, о чем там говорилось.
  Мать прочитала:
  "Когда принтер делает чашку, он теряет часть себя. Чашка заполняется пудингом. Принтер пытается быть более твердым. Но он не может продолжать. Суть вещей заставляет его прекратить печать. Принтер умолкает. В конце концов, он не может печатать даже самого себя."
  Наступило молчание, когда четверо подумали об этом.
  -- Знаете, что я думаю об этой книге?-спросил отец.-- Это исследование врагов Глиммунга. Что они собой представляют, и как их можно разрушить.
  -- Загляни в индекс,-- сказал Ник.-- В задней части.
  Он имел странное чувство, словно знал, что его мать там найдет.
  -- На букву "Г". Поищи нашу фамилию.
  Его мать полистала конец книги.
  -- Я не понимаю, как мы можем...
  Она замолчала.
  -- Пит,-- сказала женщина мужу,-- он прав. Мы тоже указаны здесь. Тут говорится: " Грэхамы, Питер и семья. Страница 31."
  Она быстро перешла на указанную страницу.
  -- Читай вслух,-- произнес отец Ника тихим и серьезным голосом.
  -- Вот.
  Женщина глубоко вздохнула и прочитала 31 страницу маленькой книги.
  "Они не могут найти свою ферму. Карта съедена. Существо, которое пахнет рыбой, будет путать их, пока не станет слишком поздно. Они будут уничтожены своей любовью."
  Она замолчала, наморщив лоб.
  -- Нашей любовью к Горацию, я полагаю,-- добавила мать.
  Посмотрев на кота, она произнесла:
  -- Так это твоя вина, что мы потерялись.
  -- Верджи сеют семена недоверия,-- сказал отец Ника.-- Они коварны и хитры. Эта книга -- ловушка.
  Он взял ее в руки и лично осмотрел индекс.
  -- Верджи,-- прочитал отец вслух.-- Так же зачарованная особь; более известная, как Вердж. Страницы 24 по 29.
  Он поднял голову.
  -- Здесь много о них. Хотя я мало удивлен.
  -- Не читай это,-- сказала мать Ника.-- Не думаю, что мы очень интересуемся тем, что верджи говорят о самих себе.
  -- Не верю, что это писали верджи,-- ответил отец.-Мне кажется, это был Глиммунг.
  -- Почему ты так думаешь?-- спросил Ник, гадая, каким образом его отец мог знать такую важную деталь.
  -- Послушайте,-- сказал отец.
  Он прочитал вслух отрывок, связанный с верджами.
  "Это малая форма, которая пришла из ям и трещин в земле. Она использует свою кожу, как парус. Все, что движется, является ее жертвой. Некоторые сильные запахи заставляют ее бежать. В определенные части года -- в основном, летние -- она может кочевать и где-то путешествовать. В конце концов, она летит и становится пищей рогатого клака, нашего общего врага. Но до того времени ее можно использовать."
  Его отец захлопнул книгу.
  -- Верджи не писали ее. Ни одно существо не написало бы так о себе. Я сомневаюсь, что верджи могут писать. Как и вубы. Но какая-то жизненнная форма на планете Пахаря может делать это?
  -- Ты сам сказал,-- ответила мать Ника.-- Глиммунг.
  -- Он ужасен,-- сказал Ник.-- Я видел его внутри первого верджа. Он смотрел на меня.
  -- Но это грозное существо позволило нам уйти,-- заметила мать Ника.-- Поэтому оно не может быть таким плохим.
  -- Возможно, Глиммунг боится нас,-- сказал Ник.
  Его родители с удивлением посмотрели на мальчика.
  -- Существо может быть злым,-- пояснил Ник,-- не будучи сильным. Глиммунг имеет слабость. Война не закончена. Во всяком случае, принтеры все еще существуют. И этот страшный рогатый клак. Возможно, клаки даже хуже Глиммунга.
  Ему не понравилась эта идея. Она заставила его нервничать. Анти-питомцевый человек говорил о клаках почти так же, как книга. Очевидно, это было правдой.
  -- Мы должны найти Великих четырех,-- произнес его отец.-- Ни какого-то другого вуба, а этих парней. По моему мнению, добрые вубы предсталяют малую ценность для каждого. Кроме, возможно, их самих. Они, без сомнения, уцелеют в войне... Потому что на нейтральной стороне.
  Далекий шум достиг их ушей.
  -- Смотрите,-- сказал, указывая, Ник.
  Он увидел в отдалении устройство, похожее на старомодную древнюю машину. Она прнимыкала к большому баку странного вида, напоминавшему резервуар для запаса воды. Машины ехала очень медленно, подумал Ник. Словно водитель не знал дороги.
  -- Ник,-- возбужденно сказала его мать,-- беги быстрее и попытайся перехватить ее. Кажется, я вижу в ней кого-то. Да, я уверена, что вижу человека, который управляет ею.
  Бросив маленькую, переплетенную кожей, книгу на чемодан, отец добавил:
  -- Мы не найдем ничего лучшего.
  Он начал махать машине.
  -- Да, нужно остановить ее,-- согласился Ник.-- Она может доставить нас к Великим четырем. Возможно, они знают дорогу.
  Верджи вряд ли показали бы ее, сказал он себе.
  Интересно, как быстро он поймет свою ошибку.
  Склонившись,Ник поднял книгу.
  Древняя машина повернула в их направлении. Водитель увидел их. Очень медленно машина прилизилась к ним, потратив на это много времени. Наконец, с громким шумом,она подъехала к ним. Из радиатора вырывались струи пара.
  -- Кто вы?-- спросил водитель.-- Не помню, чтобы видел вас прежде. А я знаю каждого колониста на этой планете.
  -- Нас доставил корабль,-- ответил отец Ника.-- Вуб повез нас на ферму, но стая верджей отпугнула его.
  -- Вубы не очень храбрые,-- произнес мужчина.-- Где ваша ферма? Дайте взглянуть на карту.
  -- Вуб съел ее,-- смущенно признался отец.
  Водитель усмехнулся.
  -- Они это могут. У вас есть какие-то документы? Возможно, я смогу понять, куда вам нужно.
  Отец Ника достал из чемодана плоский пакет и открыл его. Он передал водителю пачку бумаг, которую тот медленно и тщательно прочитал.
  -- Это далеко отсюда?-- спросила мать Ника.
  -- Довольно далеко,-- ответил водитель.-- И я не собираюсь ехать в этом направлении. На самом деле я еду в противоположную сторону.
  -- Но вы сказали...-- начал отец Ника.
  -- Я сказал, что могу подсказать вам, где находится ваша ферма,-- ответил водитель.-- Я не говорил, что отвезу вас туда. У меня нет на это времени.
  Он передвинул рычаги машины, и та начала движение.
  -- Видите тот горный пик?
  Мужчина указал рукой.
  -- Идите в том направлении. Ваш участок на другой стороне.
  -- Но наш багаж,-- запротестовала мать Ника.
  -- Мы заплатим вам,-- сказал отец Ника.-- Вуб хотел цент, что, наверное, будет недостаточно. Мы заплатим больше. Сколько вы хотите?
  -- Извините,-- сказал водитель, когда его машина отъехала.-- Деньги здесь почти бесполезны. Ценится вода, которую я вожу в этом баке. Как вы слышали, воды на планете Пахаря мало.
  Он помахал им на прощание.
  Ник поднял в руке небольшую книгу, которую дал ему вердж.
  -- А это что-то стоит?-спросил он.
  Замедлив машину, водитель прикрыл глаза рукой и взглянул на книгу.
  -- Где вы ее достали?
  Он остановил машину.
  -- Мы отдадим ее вам,-- сказал папа Ника,-- если вы отвезете нас и наши вещи на выделенный участок. Это честный обмен. Без всяких вопросов.
  -- Никто никогда не видел этой книги,-- сказал водитель.-- Мы думали, что она миф. Я не верил, что она существует. Конено, я буду рад обменятся с вами.
  Он выключил мотор машины, открыл дверь и спрыгнул на землю.
  -- Я помогу вам загрузить ваши вещи в кузов.
  -- Почему книга такая особенная?-- спросил Ник.
  Его чувство было верным. Книга имела ценность -- как раз того вида, который был им нужен.
  -- Это книга Глиммунга,-- проворчал водитель, загружая чемоданы и свертки в багажник машины.-- Считается, что Глиммунг привез ее с собой, когда много лет назад прилетел на эту планету.
  Он поднял голову и посмотрел на Ника и его родителей.
  -- Вы видели Глиммунга? -- спросил он.
  -- Мой сын видел,-- ответил отец Ника.
  Водитель пристально посмотрел на мальчика.
  -- Как выглядит Глиммунг?-- спросил он настоятельно.-- Какую форму он принимает? Говорят, что Глиммунг имеет много обличий. Он появляется сначала так, потом эдак.
  -- На этот раз он жил внутри верджа,-- сказал Ник.-Того, что дал мне книгу.
  -- Вердж не дал бы человеку такую книгу,-- задумчиво произнес водитель.
  -- Он сделал ошибку,-- ответил Ник.-Птица собиралась дать мне историю войны. Вряд ли она может читать.
  -- Действительно,-- сказал водитель.-- Верджи не могут читать. Как и вубы, хотя они носят свои неряшливые маленькие таблички.
  Он загрузил последний чемодан в машину. Мужчина устроился за рулевым колесом и снова завел мотор.
  -- Глиммунг будет в ярости,-- сказал он, держа дверь открытой, чтобы залезла мать Ника.-- Он попытается вернуть книгу назад.
  Водитель с тревогой посмотрел на небо.
  -- Нам лучше поспешить.
  Машина покатилась вперед, унося их к далекому пику, который торчал на широкой равнине.
  
  Глава 8
  Солнце начало спускаться к горизонту, когда скрипучая старая машина, с огромным деревянным водяным баком, достигла фермы Грэхамов. Водитель, чье имя быо Рэг Фрэнкис, остановил автомобиль. Они пятеро сидели в молчании, глядя на местность, простиравшуюся впереди.
  Плоское пространство, которое лежало перед ними, было покрыто хрупкими колючими кустами -- такими же оранжевыми,как и все остальное на планете Пахаря. Здесь и там проглядывали камни, а на одном краю равнины виднелось огромное дерево.
  И дом. Ник в изумлении смотрел на строение. Такое большое место для них... Не то, что квартира на Земле. Никаких других зданий поблизости не было. Дом стоял один. Он выглядел довольно прочным. Подготовленным к последующей вечности, подумал Ник.
  -- Типовой дом, построенный правительством,-- сказал Рег Фрэнкис.
  Вид строения не впечатлил его. Возможно, все дома на прланете Пахаря были похожи на этот, построенный рабочими роботами.
  -- Десять актров земли. Возвышенностей нет. Несколько механизмов.
  Он указал рукой.
  -- Фермерская техника поможет вам обработать землю. Воды мало, но у вас есть собственный ручей.
  Он поднял руку.
  -- Теперь отдайте мне книгу.
  Отец Ника передал ему маленький том. Мистер Фрэнкис осмотрел ее, остался довольным и сунул ее в бардачок своей старой машины.
  -- Что вы собираетесь делать с книгой?-- спросил отец Ника.
  -- Продам ее принтерам,-- весело ответил мистер Фрэнкис.-- А теперь, если вы разгрузили свои вещи, я поеду. Меня ожидает долгий путь. Нужно вернуться на мой водный маршрут.
  Ник и его родители выгрузили чемоданы и свертки. Когда последний пакет был поднят из машины, мистер Фрэнкис завел мотор и поехал. Они смотрели ему вслед, пока машина не исчезла из виду среди рощи похожих на веретена деревьев.
  -- Интересно, насколько близки наши соседи,-- сказала мать Ника тихим и неуверенным голосом.-- Так странно, что никто не живет поблизости... Это заставляет меня..
  Она взмахнула рукой.
  -- Чувствовать себя неуверено.
  -- Мы привыкнем к этому,-- заверил ее отец.
  Гораций оставался тихим во время поездки на машине, но теперь в нем проснулась активность. Он спрыгнул с рук Ника и немного пробежался. Его хвост стелился низко к земле. Голова торчала вперед, словно он прислушивался к каким-то звукам.
  -- Гораций убегает?-- спросил Ник отца.
  -- Сомневаюсь. Он, кажется, знает, куда мы прибыли.
  Отец Ника начал переносить пакеты к дому. Ник и мать помогали ему. Довольно скоро они занесли все внутрь.
  -- Почти нет мебели,-- критично сказала его мать, осмотрев пустые, наполненные эхом комнаты.
  -- Нам повезло, что они хоть как-то обставлены,-- ответил отец.-- Фактически, мы счастливчики, что нам дали дом, землю и технику.
  -- Если бы они этого не сделали, мы сюда не прилетели бы,-- заметила мать Ника.
  -- Короче, жить можно,-- сказал его отец.
  Тем временем Гораций убежал куда-то. Ник заметил, что он направился к зарослям кустов, затем появился на прогалине и снова исчез. Чуть позже из кустов послышался громкий кошачий вой.
  Ник побежал к нему. Его сердце забилось. Что нашел кот? Существо с планеты Пахаря?
  Вскоре он обнаружил Горация. Мех животного вздыбился, хвост стал огромным. Кот шипел. Его уши были плоскими. На лапах повились когти. Увидев Ника, он издал заунывное мяуканье, словно извинялся за свое поведение.
  В вечерней темноте Ник увидел небольшую многоногую зверушку, которая удирала в кусты. У нее было несколько, похожих на веревки хвостов. Оно убежало с невероятной быстротой и, очевидно, исчезло в норе. Гораций потерся о ноги мальчика, не выказывая желания следовать за существом.
  -- Что там, Ник?-- крикнул его отец с порога их нового дома.
  -- Тварь, которая здесь живет,-- ответил мальчик.
  -- Лучше идите внутрь,-- сказал его отец.-- Мы еще не знаем, какая фауна тут безвредная, а какая -- нет. Не надо рисковать. Возьми Горация и принеси его.
  Многохвостное существо высунуло голову из своей норы. Это была воинственная энергичная зверушка, которая громко затрещала, о чем-то, сигнализируя другим сородичам. Ник услышал возню в ближайших кустах. Он вдруг понял, что его окружало множество беспокойных существ. Мальчик почувствовал тревогу за Горация, который продолжал выть и показывать когти.
  -- Ладно, пошли.
  Кот был явно удивлен. Ник прислушался. Существа трещали все громче и громче.
  -- Мой кот не навредит вам,-- крикнул Ник.
  -- Ты хочешь поспорить?-- раздался писклявый голос из кустарника.
  -- Он только кот,-- сказал Ник.-- Коты никому не вредят.
  -- Ага, заливай,-- ответил крохотный голос.-Все, что ты говоришь, это ерунда. Посмотри на клыки своего любимца. Он из города убийц. Мы сообщим о нем Великим четырем. Он абсолютное зло!
  Голос дрожал от возмущения.
  -- Кто вы?-- спросил Ник.
  -- Членики,-- ответило невидимое существо.
  Точнее, несколько голосов, прозвучавших в унисон.
  -- Вы люди, которые приехали, чтобы жить здесь?-- спросил один из них.-- И вы привезли с собой этого злобного хищника? Мы уйдем. Мы оставим это место.
  -- Мы уйдем!-подхватили другие.
  Первый добавил:
  -- Считай, что твой приятель-кот допрыгался. Либо он, либо мы.
  -- Кот -- часть семьи,-- сказал Ник.
  -- О-хо-хо!-- посетовал членик.-Это город суеты. Слушай, мистер. Мы и без того сражаемся в войне. Ты слышал о войне? Ты слышал, да? Ты слышал о верджах? Ты знаешь о Глиммунге?
  -- Да,-- ответил Ник.
  Впервые кто-то -- или что-то -- назвал его "мистером". Ему это понравилось.
  -- Я встречал Глиммунга,-- сказал мальчик.-- Он дал мне книгу. По ошибке. Я думаю, он хотел дать мне книгу, но не ту, которую предложил.
  -- Глиммунг дает каждому новичку на этой планете копию "Последней и финальной войны",-- произнес членик.-- В ней говорится, как правы они, и как ошибаются Великие четверо. Наверное, тысяча копий разошлась по планете Пахаря. Ложь! В ней только ложь.
  -- Но это не та книга, которую дал мне Глтиммунг. Или которую дал мне вердж. Я не могу сказать, кто именно. Том назывался "Один летний день".
  -- У тебя эта книга с собой?-- спросил членик.
  -- Нет,-- ответил Ник.
  -- Ты потерял ее? Ты дал книгу вубу, и тот съел ее? Ты сжег этот том? Ты...
  -- Мы отдали его земному колонисту,-- сказал Ник.-- Мистеру Фрэнкису. Мы обменяли книгу на поездку сюда.
  -- Добрый старый Фрэнкис,-- сказал членик, и в темноте его товарищи затрещали от презрения.-- Рег Фрэнкис вор. Кто знает, что происходит в его мозгу? Он тот, кого мы называем водяным человеком. Он перевозит воду и продает ее по высокой цене, которую никто не может себе позволить. Ты должен забрать у него эту книгу.
  -- Почему?-- спросил Ник.
  -- Потому что она нам нужна. Фактически, она нужна Великим четырем. Если мы останемся безучастными, Рег Фрэнкис загнет за нее высокую цену, которую мы не сможем заплатить. И тогда ее перекупит Глиммунг. У него много денег. Мы будем сломлены. Город бедности -- вот то, что вокруг нас. Почему, ты думаешь, мы живем в этих норах? Потому что нам так нравится? Я скажу тебе, почему. Потому что мы не можем позволить себе ничего лучшего.
  Голос членика задрожал от возмущения.
  -- Тебе повезло,-- сказал из темноты другой голос.-- Ты имеешь дом. Всем вам, земным колонистам, повезло. А кто позаботится о нас? Город безразличия -- вот, что это.
  К Нику обратился первый членик:
  -- Думаешь, у тебя получится забрать книгу у Фрэнкиса?
  Поколебавшись, Ник ответил:
  -- Мы заключили с ним сделку. Она теперь его собственность.
  -- А ты можешь украсть её?-- спросили в унисон несколько члеников.
  -- Я... так не думаю,-- ответил Ник.
  Это казалось ему неправильным. Торг был проведен по всем правилам.
  -- Ты мог бы сделать большое дело,-- сказал членик.-- Помочь нам закончить войну и принести финальную победу. "Один летний день" перечисляет слабости каждого существа на этой планете, включая кучек и верджей. Даже клаков. Никто не пропущен на тех страницах. На самом деле эта книга бывает монотонной и уклоняется от темы.. Ум Глиммунга неупорядочен. Но где-то в книге имеется все. И прошлое и будущее. Да, и то, и это.
  -- А теперь всю выгоду от нее получит Фрэнкис,-- с отвращением сказал другой членик.-- Город неудачи -- вот, как это называется.
  -- Неудача для Глиммунга,-- сказал третий членик.-Он должен вернуть книгу обратно в свои руки. Я думаю, парень встревожен. К этому времени Глиммунг уже обнаружил пропажу. Смотри сюда, земной человек. Он будет искать тебя, пытаясь завладеть своей книгой. Тебе лучше спрятаться. Осажденный город -- вот, чем ты теперь являешься.
  -- Давайте направим Глиммунга по верному пути,-- предложил новый членик.-Скажем ему, что книга сейчас у Рега Фрэнкиса -- водяного человека. Это для твоей собственной защиты. Иначе ты получишь город мести, земной человек.
  -- Обреченный,-- произнес другой членик.-- Обреченный город.
  -- Что это значит?-- спросил Ник.
  Он с трудом понимал своеобразную речь члеников.
  -- Это значит,-- сказал членик.-- что Глиммунг разорвет тебя на части ударом молнии. Чтобы найти свою пропавшую книгу. Ты заглядывал в нее? У тебя была возможность прочитать что-нибудь из нее?
  -- Только параграф или два,-- признался Ник.
  Какую возможность они потеряли, внезапно понял он. А теперь было слишком поздно.
  -- Когда-то это было счастливое место,-- задумчиво сказал членик.-- Преже чем появился Глиммунг. Он пришел сюда медленными крадущимися шагами. Постепенно. Не было точного времени, когда он появился в нашем мире. Мы начали осознавать его по отдельным частям.
  -- Сначала до нас доходили слухи,-- добавил другой членик.-- Смутные рассказы. Ничего определенного. Слухи говорили о чем-то плохом -- о злой вещи, которая существовала, но не здесь. Затем, однажды, оказалось, что он почти тут. Что он подошел немного ближе. А потом мы услышали от ворчунов, что он уже рядом с нами. И тогда это началось. День за днем. Верджи были рады. Очевидно, они сразу полетели к нему. И кучки, конечно. Они присоединились. Они кричали в ночи от удовольствия.
  -- Узнав, что Глиммунг объявился везде,-- произнес еще один членик,-- мы объединились с оставшимися принтерами. Потому что больше всего Гриммунг хотел уничтожить принтеров. Мы слышали, что он прилетел на эту планету в поисках принтеров, поскольку их борьба началась раньше, чем существовала эта планета. Фактически, она стара, как время. Принтеры никогда не говорили о войне. Они сражались, как могли, и это все. Они почти выродились -- наши принтеры. Сейчас они взбивают пудинги. Копируют второстепенные и почти бесполезные процессы. Мы, конечно, притворяемся, что все идет, как надо.
  -- Это мудрое решение,-- сказал третий членик.-Иначе невозможно.
  Из дома вышла мама Ника.
  -- Сынок,-- позвала она.-- Пора идти внутрь. Ты можешь осмотреться завтра.
  -- Пока,-- попрощался с члениками Ник.-- Увидимся завтра.
  Он зашагал через темноту к ярко освещенному дому. Около здания росла группа растений, похожих на бамбук. Ник начал проходить мимо нее, затем остановился.
  В бамбуке что-то было. Форма, молчаливая и неподвижная, поднималась из почвы, словно странный ночной гриб. Белый ствол и мясистая масса, которая влажно блестела в тусклом свете, льющимся из окон. Заплесневелый кокон покрывала паутина. Из ствола торчали вполне оформившиеся руки и ноги. Их дополняла неотчетливая голова. Однако персональные черты на ней еще не появились. Но он мог сказать, кто это был.
  Родич.
  
  Глава 9
  Родич был почти готов. Еще несколько дней, и он достиг бы полной зрелсти. Это все еще была личинка -- белая, мягкая и мясистая. Но солнце дня подсушит и согреет ее. Укрепит ее раковину. Превратит в темную и сильную особь. Она выберется из своего кокона, и однажды, когда отец Ника придет на это место...
  За родичем была другая мясистая белая, недавно отложенная личинка. Маленькая. Только что начавшая существование.
  Ник ошеломленно отступил назад. Он медленно перемещался в темноте, пытаясь найти опору для ног. Мальчик был напуган до головокружения. Он отступил на несколько шагов от родича и других, более новых личинок, затем увидел что-то еще. Нечто возникшее к этому моменту. Но когда? Этого он не был способен понять.
  Еще один родич. Другая личинка. Не белая. Эта уже начинала темнеть. Паутина, мясистая мягкость, влажность -- все ушло. Она была готова. Немного шевелясь, она вяло двигала руками.
  Ник-дичь.
  -- Ужин на столе,-- крикнула из дома его мать.-- Ник, иди и зови отца. Скажи ему, чтобы мыл руки. То же самое относится к тебе, молодой человек.
  Мальчик чувствовал запах еды. Их первый ужин на планете Пахаря.
  Он прошел в дом и свернул на кухню. Мать аккуратно поставила на стол дымящуюся запеканку.
  -- Что случилось?-- спросила она, увидев его.
  -- Я должен рассказать об этом отцу,-- прошептал Ник, все еще дрожа от парализующего страха.
  -- Пит!-- беспокойно позвала мать.-- Ник реально напуган. Тебе лучше прийти сюда. Ты можешь побриться после ужина.
  Его отец, сильный и красивый, вошел в кухню.
  -- В чем дело, Ник?-- спросил он, увидев лицо сына.
  -- Там, снаружи,-- сказал Ник.-- Я покажу тебе. Идем.
  Он выбежал из нового дома в ночную тьму -- на то место, где росли похожие на бамбук растения. Там поднималась вверх целая колония личинок в разном состоянии развития.
  После того, как отец осмотрел личинки, он хрипло произнес:
  -- Эти растения ужасно опасны.
  -- Я знаю,-- ответил Ник.
  -- Хорошо, что ты нашел их вовремя,-- сказал отец.-- Через несколько дней...
  -- Мы можем их убить?
  -- Почему бы и нет?
  Отец продолжал смотреть на родичей.
  -- Они могут заменить меня,-- сказал он.-- Любой из них.
  -- Меня тоже,-- подтвердил Ник.
  -- Да. Твой почти созрел. И он выглядит, как ты.
  Голос отца дрожал.
  -- Точно, как ты.
  Мать Ника вышла на порог их дома.
  -- Что там, Пит?-- встревоженно спросила она.-- Я могу посмотреть?
  -- Нет,-- сказал отец.-- Возвращайся внутрь.
  Он повернулся к Нику.
  -- Если бы мы имели немного бензина, то могли бы сжечь их.
  -- Возможно, они уже достаточно сухие...,-- начал было Ник и в ужасе замолчал.
  Последний лоскут влажной паутины отпал от Ник-дичи. Тварь, шатаясь, двинулась вперед. Она оторвалась от основания ствола и заковыляла к ним. Ник-дичь неуклюже спотыкался. Его рот открывался и закрывался. Глаза смотрели на мальчика.
  Отец отодвинул сына назад -- подальше от родича.
  -- В доме имеется телефон,-- прошептал он.-- Мы зайдем внутрь и запрем дверь. Я позвоню в местную полицию. Она должна быть на планете. Наверное, имеется какой-то способ, которым они справляются с этими растениями.
  -- Почему их назвали "родичами"?-- спросил Ник, когда они оба быстро вошли в дом и заперли за собой дверь.
  -- Очевидно, они имитируют взрослых людей,-- ответил отец.-- Хотя в данном случае личинка была больше похожа на тебя.
  -- Пожалуйста, скажите мне, что там,-- произнесла мать Ника.
  Она вышла из кухни с тарелкой роллов, только что вытащенных из духовки.
  -- Это очень плохо?
  -- Очень,-- ответил отец.-- Ник-дичь. Прямо за стенами нашего нового дома. Как они узнали?
  -- По книге Глиммунга,-- предположил мальчик.-- Она предсказывала наше появление здесь, помните?
  -- Это верно,-- сказал его отец.
  Он поднял трубку телефона. На небольшом сером экране появилось лицо оператора.
  -- Дайте мне полицию,-- мрачно сказал отец.
  Органы власти приехали очень быстро. Они возникли из темноты вместе со своими мигающими огнями и мощным снаряжением. Их боевой отряд уничтожил бамбукоподобные зароосли с личинками. После этого один из полицейских поговорил с отцом Ника в передней комнате дома. Дверь была закрыта, но Ник и его мать могли слышать их разговор. Ник пытался не подслушивать, но фразы долетали до него из-за закрытой двери.
  -- Понимаете,-- говорил полицейский его отцу,-- мы не взяли ту взрослую особь, которая уже освободилась. Мои люди прочесали местность инфракрасными сканерами, но пока ничего не нашли.
  -- Вы имеете в виду Ник-дичь?-- споросил его отец.-- Вы думаете, он ушел?
  -- Да,-- ответил полицейский.
  -- Вы можете оставить человека здесь, чтобы поискать его?-- спросил отец.
  -- Мы ограничены в людях. Боюсь, мне придется отказать вам. Найдите Ник-дичь сами и позвоните дежурному. Тварь уничтожат. Чтобы сжечь растение, достаточно поднести к нему спичку.
  -- Что он сделает с Ником, если поймает его?
  -- Заменит его собой,-- ответил полицейский.
  -- Но что будет с Ником? Он убьет его?
  Ник не услышал ответ. Полицейский говорил очень тихо.
  -- Какую другую помощь мы можем получить?-- спросил его отец.-- От кого? Возможно, от других колонистов?
  -- На вашей земле живет большое сообщество члеников,-- сказал полицейский.-- Попросите у них помощь. Членики -- хорошие друзья. Многие колонисты узнают это в трудные моменты жизни.
   -- А они смогут отличить родича от Ника?-- спросил его отец.
  -- Естественно,-- заверил его полицейский.
  Дверь гостиной открылась. Двое мужчин вышли наружу. Их лица были угрюмыми.
  -- Ник,-- сказал отец,-- как только увидешь Ник-дичь, скажи мне. Тут же. Мы будем держать все двери и окна дома закрытыми. А ты оставайся внутри... пока...
  -- Я не хочу оставаться внутри,-- ответил Ник.-- В любом случае, если я останусь дома, то не смогу уговорить члеников оказать нам помощь.
  -- Дайте ему поговорить с члениками,-- произнес полицейский.-- Но пусть это будет происходить в дневное время, чтобы мальчик мог видеть свое окружение. На тот случай, если Ник-дичь попытается подкрасться к нему.
  -- А вдруг я или моя жена наткнемся на родича?-- нешительно спросил отец.-- Предположим, он притворится Ником?
  -- Именно это он и будет делать,-- ответил полицейский.-Ник-дичь будет выглядеть точно, как ваш сын. Он будет заявлять, что ваш сын.
  -- Как я могу уловить разницу?-- спросил отец.-- Предположим, мальчик выйдет завтра утром наружу, а потом появится Ник-дичь и скажет, что он Ник?
  -- Родич -- не точная и не идеальная имитация,-- сказал полицейский.-- Особенно, когда эти растения говорят. Они не произносят слова, а только воспроизводят звуки. Говорите с ним, если думаете, что он не Ник. Таким образом, уверяю вас, вы сможете обнаружить подмену.
  Полицейский повернулся к матери Ника и прикоснулся рукой к шляпе.
  -- До свидания. И добро пожаловать на планету Пахаря.
  -- Что за приветствие,-- проворчал отец Ника, когда коп вышел и прошел через двор к своему аэромобилю.
  -- Я не боюсь ваших родичей,-- сказал Ник.
  Он знал, что членики помогут ему.
  Гораций, который исследовал дом, появился в гостиной. Он сел рядом. Его большие зеленые глаза уставились на Ника.
  -- Видишь,-- сказал отец коту,-- мы прилетели сюда из-за тебя.
  Он повернулся к Нику.
  -- И зря это сделали.
  -- Не говори так,-- сказал мальчик.
  Теперь, когда он был внутри, а полиция уничтожила все опасные кусты, Ник чувствовал себя намного лучше. Пусть жуткая тварь бродила где-то снаружи в непроглядной темноте, желая заманить его в ловушку. Но.. Эта особь казалась хрупкой и слабой. Возможно, она не представляла собой такую опасность, как другие родичи. В любом случае, как сказал полицейский, она сгорит от соприкосновения с обычной спичкой. И, прежде всего, родич был только растением.
  -- Я продолжаю утверждать, что мы зря это сделали,-- гневно произнес отец.-И это будет длиться до тех пор, пока мы не найдем родича и не уничтожим злобную тварь.
  -- Ник, ты не думаешь, что можно наладить отношения с члениками, которые живут здесь?-спросила мать.
  -- Конечно, можно,-- ответил Ник.-- Фактически, я уже это сделал.
  -- Приятно слышать,-- проворчал отец.
  Теперь он выглядел менее встревоженным.
  В камине гостиной горел огонь. Дом становился теплым и дружелюбным, полным запахов ужина и потрескивавших дров.
  -- Членики рассказали, какой была эта планета, пока Глиммунг не прилетел сюда,-- произнес Ник.-Они говорили, что это было счастливое место.
  -- Я им верю,-- сказал его отец.-Счастье вернется, когда война против Глиммунга будет выиграна.
  Он посмотрел на мать.
  -- Но мы ничего не знали. Мы не понимали, что прилетев сюда, стали частью войны, которая тянется веками. Вовлекая многие виды существ.
  -- Членики говорят,-- продолжил Ник,-- что война началась еще раньше, чем Глиммунг прилетел на планету. "Она старая, как время", сказали мои новые друзья. Глиммунг прилетел сюда из-за принтеров. Он хочет уничтожить их. Они старые враги.
  Мы должны узнать, где находятся уцелевшие принтеры, подумал Ник. И нужно бы встретиться с ними.
  -- Принтерам следовало бы помочь,-- сказал он отцу.-- Они почти истреблены. Так говорят членики. Я думаю, нам нужно поспешить.
  -- Завтра,-- пообещал его отец.
  Гораций пошел к передней двери. Он ожидал там, глядя на дверную ручку,
  словно пытался волей повернуть ее.
  -- Он хочет выйти,-- сказал Ник, направляясь к двери.
  Гораций продолжал упорно смотреть на ручку, по-прежнему направляяя свою мощную волю в этом направлении. К сожалению, ее было не достаточно. Дверь оставалась закрытой.
  -- Плохо, что мы не можем сказать ему, что он может выйти только завтра,-- произнес отец.
  Склонившись, он погладил кота. Гораций издал тихое мяукание, и его черный хвост изогнулся.
  -- В любом случае, ему нужно ненадолго выйти.
  -- Достаточно долгое, чтобы погнаться за члеником,-- добавил Ник.
  -- Подумай о радости, которую он чувствует, когда бегает и резвится. -- сказал отец.-- Когда он кричит небу о величие своего смелого духа. Этот прекрасный свободный дух должен быть выпущен из плена. Бедный старина Гораций.
  Отец Ника продолжил гладить кота. Гораций побуждал его сладкими звуками и настойчивыми взглядами на дверь, которую следовало открыть.
  -- Завтра,-- ответил Ник.
  -- Новая вселенная ожидает его,-- не унимался отец.-Его нетерпение вполне объяснимо. Все зависит от нас. Как только мы уничтожим растение...
  Он замолчал, и его лицо стало мрачным.
  -- Великие четверо на нашей стороне,-- указал Ник.-- Мы не одни.
  Хвала небесам, что это так, подумал он.
  -- Я хотела бы, чтобы мы вернули книгу Глиммунга,-- сказсла мать Ника.-- Если бы мы только прочитали ее.
  -- Посмотрим, возможно ли это,-- отозвался Ник.
  В данное время он не имел понятия, как заполучить ее.
  
  Глава 10
  На следующее утро, после умеренно невыносимого сна, Ник проснулся, оделся, и вместе с родителями позавтракал на кухне за маленьким столом, который прилагался к новому дому. Гораций был явно недоволен блюдом синтетических гранул, с запахом креветок, хотя оно было рекомендовано правительством планеты.
  В переднюю дверь постучали.
  -- Я посмотрю,-- сказал отец.
  Он встал из-за стола, прошел в гостиную и выглянул в окно.
  -- Какие-то люди. Наверное, соседи.
  Папа повернул ключ в замке и открыл переднюю дверь.
  На пороге стоял мужчина - короткий, круглый и почти лысый. Его сопровождала худая женщина. Ее волосы были подвязаны черной сетчатой материей. Женщина суетливо переминалась с ноги на ногу.
  -- Я Джек Маккенна,-- сказал мужчина.-- А это моя жена Дорис. Наш дом находится ниже по дороге. Мы видели, что вы въехали прошлым вечером. Хотели прийти к вам, чтобы помочь... Но по ночам в этом мире бродят кучки и верджи. Они выискивают заблудившихся колонистов, настолько глупых, чтобы выходить наружу после темноты.
  -- Мы видели полицейские аэромобили,-- сказала миссис Маккенна.-Они прилетали ночью к вашему дому. Что случилось?
  От любопытства ее глаза расширились.
  -- Родичи,-- ответил отец Ника.-- Выросли рядом с домом. Входите.
  Он сопроводил их в гостиную.
  -- Мы только что закончили завтрак. Хотите по чашечке кофе?
  -- Прошу, присоединяйтесь к нам,-- сказала мать Ника.-- Я Хелен Грэхам. Это мой муж Пит.
  Она кивнула на Ника.
  -- И наш мальчик. Николас.
  -- У вас имеется кот!-- пискнула миссис Маккенна, заметив Горация.-- Он не протянет здесь долго. Его утащат верджи.
  -- Они уже улетали с Горацием,-- сказал Ник,-- но вернули его назад.
  -- Странно,-- наморщив брови, произнес мистер Маккенна,.-- Верджи редко так поступают. Я удивляюсь, почему.
  Мать Ника подала гостям кофе. Те выглядели довольными, что им предложили напитки. Они сели в гостиной напротив отца Ника и стали громко отхлебывать из своих пластиковых чашечек.
  -- Вы должны понять, что местные животные на планете Пахаря сцепились в смертельной схватке,-- сказал мистер Маккенна.-В войне, которая длится веками.
  -- Да, мы уже поняли,-- кивнув, ответил отец Ника.-- Верджи сообщили нам о текущей ситуации.
  -- Многие прилетевшие сюда колонисты хотели бы удрать куда-нибудь из-за этой войны,-- произнесла миссис Маккенна,--. Даже обратно на Землю, такую теперь перенаселенную.
  -- Мы не можем вернуться,-- сказал Ник.-- Из-за Горация.
  -- Разве кот является веской причиной, чтобы покинуть свой собственный мир?-высокомерно спросила миссис Маккенна.
  -- Это дело принципа,-- тихо ответил отец Ника.-- Мы чувствовали себя там достаточно стесненно - особенно, в отношении животных -- не важно, какой перенаселенной стала планета.
  -- И вы решили заняться фермерством?-- спросил мистер Маккенна.-- Вы прилетели сюда, чтобы пахать землю и сажать зерно?
  -- Точно,-- кивнув, ответил отец Ника.
  -- А у вас имеется какой-нибудь опыт по земледелию?-- спросила миссис Маккенна.
  -- Никакого,-- признался отец.-- Но я привез с собой книги по фермерству. Я намерен читать их в свободное время.
  -- Вы не справитесь,-- сказала миссис Маккенна мрачным голосом.
  -- Я думаю, Пит сможет,-- возразила мать Ника.-- Он всегда был решительным и находчивым человеком. И мужчиной, который живет своими убеждениями.
  Злобное продолговатое лицо появилось в окне гостиной. Глаза твари сияли -- крохотные прорези, похожие на дыры в старом целлюлоиде. Ник понял, что существо носило темные очки.
  -- Великий боже,-- подскакивая, вскричал отец Ника.-- Кто это?
  -- Одна из кучек,-- спокойно ответил мистер Маккенна.-- Они узнали, что вы прилетели сюда и захотели взглянуть на вас. Возможно, им рассказали верджи.
  -- И что мы должны делать?-- нервозно спросила мать Ника.-- Это опасно?
  -- Я могу отогнать тварь с помощью этого оружия,-- сказал мистер Маккенна.
  Он передал отцу Ника небольшое металлическое устройство, которое прежде висело на его поясе.
  -- Это кучелуч. Он излучает яркие вспышки, а кучки, несмотря на их темные очки, слабеют до обморока при наличии резкого света,. Просто покажите им оружие, и они, вероятно, уйдут.
  Тем временем кучка уже исчезла. Наверное, тварь увидела кучелуч, который был у мистера Маккенны.
  -- Кучки могут забросать вас камнями,-- сказал мужчина.-В этом выражается их участие в войне. Они не такие вредные, как верджи, а верджи и кучки не такие плохие, как родичи. Но в этой колоде -- родичей, верджей и кучек -- самым опасным является Глиммунг. Его следует избегать.
  -- Я видел Глиммунга,-- произнес Ник.
  -- Где?--- спросили мистер и миссис Маккенны.
  -- Внутри верджа,-- ответил мальчик.
  -- Так вот, куда в наши дни ушел Глиммунг,-- кивнув, сказал мистер Маккенна.-- Я не удивлен. Таким образом он может направлять верджей, чтобы те уничтожали больше ворчунов и члеников и..., возможно, некоторых человеческих колонистов. Хотя люди тяжеловаты для транспортировки верджами. И мы вооружены против них.
  -- Каким образом?-- спросил отец Ника.
  -- Верджи боятся сильных запахов,-- ответил мистер Маккенна.-- В частности, запахов, неприсущих этой планете. Все мы носим с собой луковицу или мертвую лягушку. Или другую мелкую тварь с Земли. Вам тоже лучше сделать это.
  -- Как насчет чеснока?-- спросила мать Ника.
  -- По какой-то причине верджам нравится чесночный запах,-- сказал мистер Маккенна.-- Я предлагаю вам попробовать розу, если она у вас имеется. Или немного лаванды. Или...
  -- Глицинию,-- вмешалась миссис Маккенна.-- Верджи ужасно боятся запаха глицинии. И гвоздики. Но гвоздика не растет на планете Пахаря. К большому сожалению.
  -- У меня имеется пузырек духов,-- застенчиво сказала мать Ника.
  -- Это будет сомнительным средством,-- резюмировала миссис Маккенна.
  Кучка снова подошла к окну -- или, возможно, это была совершенно другая особь. Ник не мог сказать наверняка. Существо заглянуло в комнату. Ее желтое тонкие лицо пылало дикой ненавистью. Она постучала по очкам волосатой костлявой лапой и заговорила.
  -- О чем она болтает?-- спросил отец Ника.
  -- О коте,-- ответил мистер Маккенна.-- Что-то о вашем коте.
  Кучка прижала резиновые губы к окну и повторила то, что сказала.
  -- Великий Боже,-- произнес отец, подпрыгнув вверх.-- Она говорит, что Горация уже забрали.
  Он быстро осмотрелся.
  -- Но кот был здесь!
  -- Передняя дверь!-- тихо сказала мать Ника.-- Она осталась приоткрытой. Наверное, Гораций вышел наружу.
  -- Извините,-- сказал мистер Маккенна.
  Он не выглядел слишком озабоченным.
  -- Похоже, это я забыл закрыть дверь. Или, возможно, она не совпадает с косяком. Многие дома построены правительством очень плохо.
  В окне кучка бубнила:
  -- ...съедим его... лучший ужин за несколько месяцев...
  Затем она исчезла из поля зрения. Ушла.
  -- Они собираются съесть Горация,-- хрипло сказал Ник.
  Он побежал к передней двери и вышел на крыльцо.
  -- Сынок, вернись!-- позвал его отец.-- Ник-дичь... Сначала мы должны найти его...
  Однако Ник уже увидел двух тварей, уносивших Горация. Каждая кучка держала кота за лапы. Они были небольшими, но им удавалось нести Горация, хотя тот яростно извивался и отбивался лапами.
  -- Отпустите моего кота!-- закричал Ник.
  Он побежал за ними.
  
  Глава 11
  Когда мальчик побежал за кучками, что-то мелькнуло в оранжевых кустах, обрамлявших обе стороны дороги.
  -- Эй, мистер,-- окликнул его голос.
  Это был членик, стоявший в кустах и пытавшийся привлечь внимание Ника.
  -- Они забрали моего кота,-- остановившись, сказал Ник.-- Они собираются съесть его.
  Он слепо пошел вперед.
  -- Подожди, подожди,-- замахав, сказал члениик.
  Другой его сородич выбрался из земли, и затем еще двое. Целая группа члеников теперь высовывала свои носы с обоих сторон дороги. Все они пытались говорить одновременно.
  -- Подожди,-- громко сказал первый членик, велев другим замолчать.
  -- Давайте, парни, соблюдать порядок,-- с раздражением сказал членик.-- Ладно, говорить буду я.
  -- Мне некогда вас слушать,-- крикнул Ник.
  -- Мистер, это ловушка,-- сказал первый членик.-- Они не будут есть это тупоголовое животное. Они просто пытаются выманить тебя из дома.
  -- Но зачем?-- спросил Ник.
  Он остановился, чтобы послушать членика. Вдали на дороге две кучки в темных очках быстро шли, перетягивая Горация. Мальчик видел, что они становились все меньше и меньше.
  -- Мы понимаем, что нужно учитывать Ник-дичь,-- сказал первый членик.-- Мы искали его всю ночь, но не нашли. Это тебя собираются съесть, если ты не будешь более осторожным. Пока тварь бродит на свободе, тут сейчас город опасности.
  Ник стряхнул с себя груз нерешительности. Он побежал по дороге за кучками. Извилистый путь вел к большой роще - тенистому месту с густой лозой.
  -- Держись подальше от деревьев!-- крикнули ему вслед членики.
  Некоторые из них выбежали на дорогу, словно хотели последовать за ним.
  Ник вошел в темную рощу. Справа, прямо перпендикулярно дороге, он заметил то, что не ожидал увидеть. Изумленный, он замер на месте. Перед ним была древняя машина Рега Фрэнкса... Ее большой водяной бак лежал на земле. Перевернутый автомобиль... Бак расколот пополам. Из него по-прежнему вытекали ручейки жидкости. Вокруг машины и сломанного бака образовались лужи.
  Неподалеку, среди изогнутых кустов, лежал водяной человек. Лицом вниз. Древко серебристого металла торчало из центра его спины. Водяной человек, Рег Фрэнкис, был мертв.
  Членик, догнавший Ника, сказал:
  -- Копье Глиммунга.
  -- Прямо в спине,-- хрипло добавил Ник.
  -- Это сделал Глиммунг,-- произнес членик.
  Машина была разобрана на части. Детали усыпали землю, словно в них ковырялся гигант, искавший какую-то часть.
  -- Он искал книгу,-- сказал членик.-- Миро-книгу. Книгу, которая меняется каждый раз, когда ее читают. Книгу, которая никогда не бывает одной и той же. Единственный экземпляр, который ты отдал водяному человеку.
  -- Это моя вина,-- ответил Ник.-- Мне не следовало обмениваться с ним...
  -- Тогда Глиммунг покончил бы с тобой,-- произнес членик.-- Он сделал бы что-то, чтобы вернуть свою книгу. Город трусливых убийств. Мы тоже готовы пойти на что угодно, лишь бы добыть ее для себя.
  Членик замолчал, раздумывая над своими словами.
  -- Это самое чахлое место во всей роще. Здесь деревья искажают форму. Забудь о своем коте, мистер. Возвращайся домой. Кучки заманили тебя сюда, чтобы уничтожить раз и навсегда. Это место -- город погибели.
  -- Я останусь здесь,-- сказал Ник.
  У него возникла идея, которой он не хотел делиться с члеником.
  -- Возвращайся к моему дому,-- произнес он,-- и расскажи отцу о том, что случилось. Я встречу его здесь.
  -- Тогда выйди на дорогу,-- предусмотрительно сказал членик.
  Он зашагал в направлении, из которого они оба пришли.
  -- Не давай им уговорить тебя сойти с дороги, как они сделали это с водяным человеком.
  Членик подождал мгновение, потом снова зашагал по тропе. Через минуту он скрылся из виду.
  Книга все еще могла быть здесь, подумал мальчик. Где водяной человек мог спрятать ее, спросил он себя? В машине водитель кладет мелкие вещи в бардачок. Да, он вспомнил, что водяной человек делал именно это. Верджи -- и, возможно, Глиммунг - ничего не знали о привычках людей. Фактически, они не знали, что в машине был бардачок, и для чего он предназначался.
  Открыв погнутую и сломанную дверь, Ник осторожно пробрался в кабину. Его пальцы коснулись кнопки бардачка. Он нажал на нее. Дверца не открывалась. Он снова нажал на кнопку. Она по-прежнему не открывалась.
  Заела, сказал себе Ник. Я должен открыть ее.
  Выбравшись из машины в гущу разбросанных обломков, он осмотрелся по сторонам и, наконец, нашел острый металлический треугольник. Этот подойдет, решил он. Мальчик снова пролез в машину и воткнул кусок металла в небольшую щель. Дверца бардачка открылась. Ник заглянул в нее. Внутри лежала книга Глиммунга.
  Ник взял ее и выбрался из машины. Он встал в тени деревьев, читая обложку. "Один летний день". Эту книгу он обменял на поездку. Книгу, которую вердж по ошибке отдал ему.
  Могу ли я рассказать кому-нибудь об этом, спросил он себя. Я не должен говорить о книге со взрослыми людьми, решил мальчик. Они подумают, что это слишком опасно.
  Ник расстегнул рубашку и сунул маленькую книгу под материю, затем снова застегнул все пуговицы. Никто не должен знать, сказал он себе.
  На поляне за ближайшим деревом что-то захлопало. В утреннем небе появилась фигура крупной птицы. Ник, повернувшись на кублуках, со страхом наблюдал, как она летела к нему. Вердж. Существо уселось среди ветвей.
  Интересно, спросил себя Ник, он видит меня? Он видел книгу? Вопросы повисли в воздухе. Время покажет.
  Вердж бесшумно улетел в направлении далеких старых гор. Мальчик смотрел ему вслед, пока тот не исчез из виду. Возможно, он улетел, чтобы рассказать обо всем Глиммунгу.
  -- Ник!
  Его отец и мистер Маккенна спешили по дороге, петлявшей от дома. Впереди них, словно многохвостная белка, прыгал членик. Позади этой троицы бежали другие его сородичи.
  -- Я в порядке,-- крикнул Ник, когда его отец и мистер Маккенна вошли в сумеречную рощу.
  -- Ты должен был оставаться дома,-- строго сказал его отец, бледный от тревоги за сына.-Любое существо...
  Затем он увидел, что случилось с водяным человеком.
  -- Это сделал Глиммунг,-- пояснил мальчик.
  -- Я позвоню в полицию,-- сказал мистер Маккенна,
  Он в страхе посмотрел на деревья.
  -- Здесь небезопасно для любого из нас. Глиммунг, наверное, очень сердит. Это не часто случается. Прямой акт насилия... особенно с человеком. Обычно он нападает на принтеров.
  Мистер Маккенна торопливо зашагал к дому, оставив в роще Ника, его отца и члеников.
  -- Ты не видел Горация?-- спросил папа.
  -- Его утащили две кучки,-- ответил мальчик.-- Я видел, как они входили в рощу. Но потом передо мной возникла эта картина - обломки машины и мистер Фрэнкис. Я прекратил преследование.
  -- Думаю, мы потеряли Горация,-- мягко сказал его отец.
  -- Может быть и так,-- ответил Ник.
  Однако он не верил в такую перспективу.
  -- Членики говорят...,-- начал мальчик, но его отец перебил его.
  -- Ник, я требую, чтобы ты вернулся домой. Мы подождем полицию там.
  Его рука твердо легла на плечо сына. Он повел его к дороге в том направлении, откуда они пришли.
  Один из члеников возбужденно сказал другому:
  -- Эй, Джордж, возможно, книга еще здесь. Давай поищем.
  Оба членика, и затем третий, пробрались в сломанную машину и начали копаться внутри.
  -- Пошли,-- сказал отец Ника и подтолкнул сына вперед.
  -- Прикиньте, что это будет означать для последних выживших принтеров,-- страстно защебетал один из члеников.-Вдруг мы, наконец, найдем ее.
  -- Кстати, о книге...,-- произнес Ник.
  -- Забудь о ней,-- сказал его отец.-- Она не так уж и важна.
  Нет, она важна, подумал Ник.
  
  Глава 12
  Вернувшись домой, Ник закрылся в своей комнате. Здесь, в уединении, он расстегнул рубашку и достал тонкий том. Сев за стол, он открыл приложение в задней части книги и нашел имя Рега Фрэнкиса. Что там сказал членик? "Миро-книга. Книга, которая меняется каждый раз, когда ее читают." И членики говорили что-то еще. "Все там. Прошлое и будущее."
  Напротив имени Рега Фрэнкиса стоял номер -- 42. Ник пролистал до этой страницы. Его пальцы задрожали, когда он прочитал текст.
  "...за его воровские способы. Но Глиммунг знал, что делать. Водяной человек не имел права на книгу. И поэтому он исчез. Его бак навеки разбился. Pax vobiscum. Мир вам."
  Да, это было предначертано. Прямо в книге. Короткое, но точное описание смерти мистера Фрэнкиса. Был ли этот параграф здесь вчера вечером, подумал Ник. Предположим, он посмотрел бы его во время поездки домой? Предположим, мистер Фрэнкис посмотрел бы текст о самом себе? Нашел он бы его? Узнал бы, что случится с ним?
  Членики говорили: "Книга, которая меняется каждый раз, когда ее читают". Значит, этого параграфа здесь раньше не было. Он появился в момент смерти мистера Фрэнкиса или чуть позже.
  А что пишется в книге обо мне? подумал Ник. Что было в тексте, который мы читали прежде по пути сюда -- после ошибочного вручения этого тома мне? Или в тексте после изменения книги?
  Ник снова посмотрел индекс -- на этот раз название "Грэхам, Питер и семья". Индекс дал страницу номер 5. Разве раньше это не была страница 31? Впрочем, Ник не был уврен, что он правильно запомнил номер.
  Он нашел страницу 5. И прочитал ее:
  "Мальчик получил книгу по ошибке. Ценную книгу. Он обменял и потерял ее, а затем вернул обратно. Две кучки унесли существо, которое пахнет рыбой. Но это существо покусало их и вырвалось из плена. Оно бродило по лесам, кричало днями и ночами. По этим крикам мальчик нашел его. Но Глиммунг узнал местоположение книги и пошел искать ее."
  Так заканчивался абзац о Нике. Мальчик немного подумал. Об этом раньше не упоминалось. Членики были правы. Книга менялась. И она знала будущее. Она знала, что Гораций укусит врагов и убежит. И что Ник найдет его по крикам.
  Описание Горация было верным. Он отличался продолжительными мощными воплями, которые использовал при необходимости, а иногда и без оной.
  Что индекс говорил о Горации, поинтересовался Ник. Он вновь вернулся к указателю. Да, на странице 8 имелась запись о коте. Он мог прочитать необходимую информацию.
  Мальчик открыл указанную страницу.
  "Существо, которое пахнет рабой, найдет однажды путь к океану. В то время он будет серым и очень старым. Кот приблизится к океану и издаст особый крик. На зов приплывет огромная рыба, которая откроет рот. Существо войдет в большую рыбу. Рыба унесет его в море и там будет плакать и петь о печальном народе."
  Ник гадал, как далеко в будущем это случится -- когда Гораций найдет свой путь к океану и огромной рыбе. Но, по крайней мере, кот убежит от двух кучек. И он лично найдет кота. Это означало, что Глиммунг не поймает и не убьет его -- во всяком случае, не скоро.
  Если Глиммунг придет, решил Ник, я верну ему книгу. Это будет мудро, судя по тому, что тот мог сделать. Но... Если бы я имел время скопировать книгу, подумал Ник. Тут требуются часы или даже дни. И содержание, которое он скопирует, не будет меняться, как сама книга.
  Затем до него дошло. Он понял, что должен выполнить.
  Если я смогу найти принтера, сказал он себе, тот сделает дубликат книги. Точную копию. Если только я прав насчет работы принтеров. Хотя можно спросить у члеников. Они знают.
  Выйдя из комнаты, он направился к передней двери, открыл ее и посмотрел на кусты во дворе. Его отец, мать и мистер Маккенна ушли куда-то. Очевидно, они вернулись к роще, где находилось тело мистера Фрэнкиса, и решили дождаться приезда полиции.
  -- Призываю всех члеников,-- громко сказал Ник.-- Придите, членики. Вы слышите меня?
  Сонные головы высмунулись из норок. Наверное, членики отходили от дневного сна.
  -- Город помех,-- проворчал один членик и покачал головой, чтобы прояснить ее.-Что от нас требуется, мистер?
  -- Вы можете отвести меня к принтеру?-- спросил Ник.
  -- Другой мистер, более крупный, велел, чтобы ты оставался дома,-- ответил членик.-- Я слышал его голос. Город заточения -- вот, что это такое.
  Маленькая особь снова скрылась в кустах, возвращаясь к дреме.
  Глубоко вздохнув, Ник крикнул:
  -- Я снова обладаю книгой Глиммунга.
  Головы четырех члеников тут же приподнялись над землей. Они посмотрели на него -- восемь немигающих глаз, которые сияли, как утренняя роса.
  -- Ты смеешься над нами?-- спросил один членик.
  Он повернулся к своим товарищам.
  -- Я не верю ему. У него нет книги. Глиммунг забрал ее у водяного человека. Мы обыскали все вокруг.
  -- Я вернул книгу раньше, чем вы начали ее искать,-- сказал Ник.
  -- Город откровений,-- произнес восхищенный членик.
  На его маленьком коричневом лице появилось выражение надежды.
  -- Что ты собираешься с ней делать, мистер? У нас нет денег, чтобы заплатить тебе. У принтеров тоже. Возможно, у других колонистов найдется какая-то сумма.
  -- Это не вопрос денег,-- сказал Ник.-- Это вопрос моего спасения от того, что случилось с мистером Фрэнкисом.
  -- Тогда отдай книгу нам,-- предложил членик.
  -- Глиммунг будет по-прежнему думать, что она у меня,-- возразил Ник.-- Он будет так думать, пока я не верну ее ему.
  На самом деле Ник в тайне имел другую причину для сохранения книги. Он хотел консультироваться с ней -- и не просто теперь, а всегда. Он хотел, чтобы книга оставалась у него вечно.
  Членики, похоже, догадывались об этом, поэтому первый из них сказал:
  -- Я думаю, ты слишком глупый, мистер, и цепляешься за книгу Глиммунга. Тебе же будет безопаснее, если ты отдашь ее нам. Но мы понимаем тебя. Ей известно будущее. Ее трудно забыть. Все верно: мы сделаем копию. Мы отведем тебя к ближайшему принтеру и сделаем второй экземпляр. Принтер будет рад нам помочь. Мы долго искали эту книгу -- годами молились, чтобы Глиммунг потерял ее. Город возможностей. Пошли.
  Членики выпрыгнули из кустов и побежали по тропе, оглядываясь назад и провяряя, идет ли Ник следом.
  Высоко над ними в небе кружила черная точка.
  -- Вердж,-- заворчали членики, сопровождавшие Ника.
  -- Неужели он может видеть нас оттуда?-- встревоженно спросил мальчик.
  -- Наверное,-- ответил членик.-- У тебя имеются штучки, отваживающие верджей? Какой-нибудь предмет с сильным запахом. К примеру, лук?
  -- Нет,--- признался Ник.-- Я забыл взять его с собой. Подумал о нем, но...
  -- Вот ценный предмет, который дал мне колонист,-- сказал один из члеников.
  Он, вероятно, надеялся, что приобретение книги Глиммунга сделает члеников беззаботными.
  -- Кусок синего сыра,-- добавил малыш, когда Ник протянул руку.
  -- Вердж умрет, если окажется в десяти ярдах от этого странного предмета,-- произнес другой членик,--. Для чего сыр используется на вашей родной планете?
  -- Там синий сыр является обычной пищей,-- ответил Ник.
  -- Город удивления,-- прокричали в унисон хвостатые существа.
  Они быстро запрыгали вперед, и Ник поспешил за ними. Путешествие к принтеру началось, несмотря на верджа, парившего над ними в утреннем небе.
  Один из члеников посмотрел вверх и сказал:
  -- Надеюсь, он не сможет понять, что мы делаем.
  Мой папа назвал бы это "просчитанным риском", сказал себе Ник. Отец очень рассердится, когда узнает, что я ушел. Но это единственный способ, которым я могу избежать внимания Глиммунга и не отдать ему книгу.
  А книгу ему я не отдам, подумал он.
  
  Глава 13
  -- Как далеко живет принтер?-- спросил Ник, пройдя некоторое расстояние.-Мы скоро к нему придем?
  -- Он живет недалеко,-- тяжело отдуваясь, ответил членик.
  Над их головами к наблюдавшему верджу присоединилась вторая черная точка. Теперь два вердж кружили прямо над ними, ничего не предпринимая. Очевидно, они не могли видеть книгу, подумал Ник, и не знали, что я ей обладаю.
  Он вновь застегнул рубашку. Книга была сухой и царапала тело, как кожа сюрреалистической змеи. Ему не понравилось это ощущение.
  -- Где кучки берут темные очки?-- спросил Ник у члеников.
  -- Первоначально, годы назад, они стащили одну пару у колониста,-- ответили членики.-- А потом кучки заставили пойманного принтера сделать много-много копий очков.
  -- У вас имеется с собой кучко-луч?-спросил мальчик.-- Чтобы ослепить их, если они атакуют?
  -- Да,-- ответили членики.
  -- Город защиты,-- добавил один с усмешкой.
  Членики, казалось, не чувствовали страх перед кучками - во всяком случае, не такой, какой был у них перед Глиммунгом и верджами.
  -- А тот принтер потом ушел от кучек?-- спросил Ник.
  -- К сожалению, нет,-- ответил членик.-- В конце концов, Глиммунг ударил его своим копьем. По правде говоря, тот принтер стал очень старым и медленным. Вот, почему кучки смогли захватить его. Город неравенства.
  -- Что означает "неравенство"?-- спросил Ник.
  -- Ну...,-- начал членик.
  И тут его сородичи стали спорить. Они трещали, как сердитые мыши.
  -- Ладно, проехали,-- сказал мальчик.
  -- Город непонимания,-- произнес один из члеников, оценивая спор.
  Оранжевые кусты и трава с обоих сторон дороги начали уступать место бледной пустыне -- сухой полосе, где ничего не росло. Никаких укрытий, чтобы спрятаться, если нас атакуют, подумал Ник. В то же время никакой возможности для кучек, чтобы устроить засаду. Он мог видеть на мили вокруг. То же самое могли делать членики.
  Что-то маленькое и круглое прокатилось через дорогу перед ними. Что-то живое.
  -- Ворчун,-- сказали ему членики.-- Это территория ворчунов. Тут ничего не растет. Какое-то время назад ворчуны начали войну за обладание некоторыми пустынными землями.
  -- Эй, привет!-крикнуло маленькое существо пронзительным голосом.
  -- Как поживаешь, ворчун?-- ответили членики.
  Они ни на шаг не замедлились. Также поступил и Ник.
  -- Куда вы спешите?-- спросил ворчун.
  Он выкатился на дорогу. Нику пришлось быть осторожным, чтобы не наступить на него.
  -- К принтеру,-- объявили членики.-- Мы ищем старого лорда Синего. Или он уже сдох?
  -- Лорд Синий, как обычно,занят тостерами, вафельницами и радио для колонистов,-- весело ответил ворчун.-- А кто этот юный колонист? Мы раньше не встречались.
  -- Я с моей семьей только что прилетел с Земли,-- сказал Ник.
  Потом он покачал головой. Неужели я только вчера прилетел сюда, подумал мальчик. Так много случилось... Меньше, чем за полный день.
  -- Тогда вот вам несколько предостережений,-- сказал ворчун, вновь выкатываясь перед ним.-- Вы видели верджей вверху? Я подслушал их разговор. Они думают, что этому юному колонисту извесно, где находится книга Глиммунга. Что на это скажешь, паренек? Какой ответ с твоей стороны?
  -- Я отдал ее водяному человеку,-- осторожно ответил мальчик.
  -- Верджи не нашли ее,-- произнес ворчун, петляя между их ногами, словно это была какая-то игра.-- Они искали, а затем сдались. Птицы решили, что водяной человек никогда не имел ее.
  -- Это не так,-- сказал Ник.
  -- Другое предупреждение,-- пропищал ворчун.-- Родич следует за тобой.
  -- Он похож на меня?-спросил, вздрогнув, Ник.
  -- Точно, как ты,-- ответил ворчун и затем быстро покатился прочь, оставив Ника и члеников.
  -- Это плохие новости,-- сказал один из малышей.
  -- Нам лучше не медлить,-- произнес другой.-- Город настоятельности. Поспешим.
  Ник и членики торопливо зашагали дальше.
  Над ними настойчиво кружили верджи.
  
  Глава 14
  Пустыня превратилась в пологий склон, на котором росли страные пикоподобные растения -- столбики пятнистого серого цвета и ни одного листика. Растения казались Нику старыми и мертвыми. Они не шевелились под слабым полуденным ветром. Роща походила на заброшенный фруктовый сад. На некоторых умиравших растениях висели сморщенные и черствые фрукты. Вдали, вдоль потрескавшейся уединенной дороги, виднелись руины фермерского дома. Кто-то однажды здесь жил, подумал Ник. Возможно, человек. Но эта персона выбилась из сил и покинула местность. Чтобы никогда не вернуться.
  -- Когда-то это было богатое поле,-- печально произнес членик.-- Место многих урожаев. Затем пришел Глиммунг. Он разорил этот регион своим присутствием и заставил поселенцев уйти. Так было годы назад.
  -- Понятно,-- вздрогнув, сказал Ник.
  -- Глиммунг забрал отсюда жизнь,-- продолжил членик.-- Он вытянул ее из земли. Он похитил ее из растений. Мужчина и женщина, которые фермерствовали здесь, стали слабыми и хрупкими, как пересохшая кость. Из-за этого они не могли остаться на своем участке. Позже другие приходили сюда, но всегда повторялось одно и то же. Они уходили. Проклятие Глиммунга, протянувшись над краем, действовало неизменно. И это будет продолжаться до тех пор, пока Глиммунга не уничтожат.
  -- Что, возможно, никогда не произойдет,-- заметил другой членик.
  -- Может, и произойдет,-- сказал Ник.
  -- Если это случится,-- сказал один из малышей,-- членики тут будут ни при чем. Мы мало что можем выполнить. Город бессилия, я бы сказал.
  Впереди виднелись низкие холмы -- унылые и на вид необитаемые. Ник увидел огромные камни белой скалы. Цвет не обрадовал его и не сделал члеников счастливыми. Они, молча, поднялись по изогнутой тропе, которая проходила между отвалов некогда сплавленного шлака. Словно рядом бушевал мощный вулкан, подумал мальчик. Но его огонь угас десятки -- возможно, даже тысячи -- лет.
  Впереди на зазубренном пике Ник увидел широкую неровную расщелину. Казалось, что туда попала молния, выжегшая этот страшный след в сыром и холодной холме.
  -- Отметина Глиммунга,-- сказал членик.
  Малыши прекратили подъем, и Ник последовал их примеру.
  -- В этом месте, прямо здесь, Глиммиунг впервые появился в нашем мире. Он упал вниз с полуденного неба, пробудил серый огонь и сжег все, к чему был близок. С тех пор никто не обитает здесь. Из этого места Глиммунг распространился по всей планете -- как озеро ненавистной ночи. Огонь и ночь. Вот путь Глиммунга. Это его природа.
  Членики, отдохнув, начали двигаться дальше.
  -- Еще далеко?-- спросил Ник, с трудом вбирая воздух в легкие и поднимаясь шаг за шагом вверх.
  -- За этими холмами находится равнина,-- задыхаясь, ответили членики.-Нам туда.
  Они тоже почти выдохлись.
  Двойной вес висел на них -- ноша, наложенная этим местом. Даже простая прогулка требовала бы здесь огромной силы. Ник чувствовал, что сам мир лег на его плечи, сгибая и сминая под собой. Он чувствовал себя усталым и очень старым, словно прожил тысячу лет.
  -- Усталость здесь везде,-- прошептал членик.-Как будто сила тяжести исходит из этих холмов, выискивая живых существ и наделяя их весом. Но теперь уже недолго.
  Над ними к двум верджам присоединился третий. И теперь четвертый вердж приближался к другим, чтобы занять свое положение среди них.
  -- Они, похоже знают, куда мы идем,-- сказал Ник.
  -- Действительно,-- согласился членик.-- Но верджи боятся принтеров. Принтеры имеют силу над другими существами. По крайней мере, когда принтер сильный. Однако теперь они очень слабые. Борьба с Глиммунгом идет слишком долго.
  Они достигли вершины и здесь остановились. Ник посмотрел вниз на дальнюю сторону холма и увидел пологий участок земли с травой и редкими деревьями. Тут и там с тояли фермерские дома. Здесь жили человеческие колонисты -- довольно большое количество.
  -- Теперь наш путь будет легким,-- сказал один из члеников.
  Он вытащил большой платок и шумно высморкался. Его сородич деликатно вытер лоб, где блестели капельки пота.
  -- Город усталости,-- прокомментировал третий членик.
  На гребне холма они немного задержались, затем, один за другим, начали спускаться по дальнему склону. Над их головами четыре верджа внезапно полетели вниз. Их крылья сложились вокруг тел. Они опускались прямо к Нику и группе члеников.
  -- Быстрее!-- закоткал один из члеников.-- Синий сыр!
  Ник вытащил сыр из кармана и вытянул руку к спускавшимся верджам. В безумном отвращении четыре верджа перешли в планирование и отлетели от Ника и члеников. Птицы закричали от негодования, сделали несколько кругов и улетели в направлении, из которого пришли Ник и членики.
  -- Они только пытались напугать нас,-- сказал один из малышей.
  Хотя это его сородичи выглядели ужастно напуганными.
  -- Держи оружие наготове,-- сказал Нику членик.
  Тот без всяких напоминаний сжимал в руке сыр, отпугивавший верджей.
  -- Они могут подкрастьтся и схватить нас, когда мы не будем смотреть,-- продолжил второй чденик.-Но если мы успеем прийти к лорду Синему, все будет в порядке.
  Они медленно спускались по ломкой тропе. Она была высокой, грубой и тонкой. Ее колючие кончики напоминали жала, и членики внимательно уклонялись от них. Очевидно, шипы были покрыты ядом. Но, наконец, колючки закончились, и их заменила безвредная оранжевая трава. Членики расслабились и весело защебетали друг с другом. До Ника дошло, что опасность миновала.
  -- А вот и принтер,-- остановившись на миг, сказал членик.
  Ник прикрыл глаза рукой и всмотрелся в оранжевую растительность.
  Ниже них группа колонистов собралась вокруг бесформенного конуса, который испускал водянистые тусклые лучи -- пригорок довольно большого размера. Он пульсировал, угасал, расцветал и переформировывал себя.
  -- Что это?-- разочарованно спросил Ник.
  -- Не позволяй физической форме принтера вводить тебя в заблуждение,-- ответил один из члеников.-Его форма, по общему мнению, проста. Но принтер интеллигентен и добр, полон доброй воли и помогает всем, кто приходит к нему. Город поддержки -- вот, кто такой принтер.
  Членик зашагал по тропе, и остальные присоединились к нему. Ник поступил точно так же.
  Когда они достигли ровной земли, Ник увидел, что колонисты, окружавшие принтера, держали в руках устройства, которые хотели скопировать. Один за одним они подносили драгоценные предметы к лорду Синему, и старый принтер, колыхаясь от усердия, производил репродукции. Сначала Ник думал, что копии выглядели идентично первоначальным предметам. Но, подойдя ближе, он увидел, что в каждом случае репродукция принтера была более некачественной и плохой. Мальчик вспомнил все, что слышал о принтерах, об их слабостях, возрасте, невозможности удерживать репродукции от... Как же это называется? Халявности, вот как! Хороший термин, решил Ник, увидев работу принтера.
  Его продукты были нечеткими и деформированными. Ник посмотрел на колониста, который принес принтеру продублированные карманные часы. Мальчик обратил внимание на циферблат. Там были все числа, но в не том порядке. Шестерка была наверху, а двенадцать -- там, где полагалось быть четырем. И часы не имели стрелок.
  Почувствовав острое разочарование, Ник подошел к колонисту, который держал чашу, сделанную принтером. Чаша, как видел Ник, разваливалась на части. Ее куски падали, когда чашу трясли. Человек выглядел несчастным, но не удивленным. Колонисты, наверное, привыкли к этому, понял Ник. И однако продолжали приходить сюда. Затем он понял. Так сделаю и я. Он догадался, что они надеялись на чудо.
  Направившись к принтеру, Ник выждал момент, пока женщина впереди него не разместила на постаменте черно-белый набор шахмат, который хотела продублировать. Принтер пригнулся и задрожал. Затем часть его высвободилась, образуя отдельный небольшой холм. Через миг пригорок успокоился, обретая цвет -- он стал чертным на одном конце, и белым -- на другом. Холмик разделился на более мелкие части, и те застыли, образуя черные и белые шахматные фигурки. Но...
  -- Ах, милый,-- сказала в отчаянии женщина.-- Боюсь, лорд Синий, ты сделал все неправильно. Здесь могут быть только два короля и две королевы. Фигуры должны быть разными.
  Она показала принтеру на первоначальный набор.
  -- Видишь?-- спросила она.
  Ник приблизился, чтобы посмотреть. Да, все шахматные фигуры были одинаковыми. Каждая состояла из вертикального столбика. Из-за отсутствия внешних черт их невозможно было отличить друг от друга. И пока он смотрел, фигурки начали оплывать, словно плавились на сильном огне. Они превращались в лужицы черного и белого цветов, которые затем смешались в нейтрально-серую жижу. И никто уже не сказал бы, что это были шахматы.
  -- Может, попробуешь снова?-- спросила женщина.-- Раньше у тебя получалось лучше -- даже в прошлом месяце.
  Человек в форменной одежде, стоявший рядом с принтером, оттолкнул ее в сторону.
  -- Только одна попытка позволена. Пропустите следующего человека, мэм. Сегодня лорд Синий очень слабый. Ты.
  Мужчина в форме кивнул Нику.
  -- Твоя очередь, мальчик,-- добавил он.-- И не напрягай его слишком сильно.
  Ник начал расстегивать рубашку. Он вытащил книгу и приподнял ее.
  -- Книга Глиммунга!-- закричала женщина, стоявшая за Ником.
  Мужчина в форме посмотрел на том и затем на Ника. К большому удивлению мальчика, его лицо вырожало страх. Все люди по обе стороны от Ника отступили в панике. Неужели они так сильно боялись Глиммунга? Теперь Ник тоже чувествовал беспокойство. Их страх сказал ему многое.
  -- Я хочу сделать дубликат,-- сказал он.-- Тогда мы сможем вернуть оригинал Глиммунгу. И оставить себе копию.
  Членики у его ног запищали и затараторили. Ник не мог разобрать, о чем они говорили. А потом он увидел, что люди смотрели вверх. Он увидел их вытянутые замороженные лица, пока те смотрели на холм, откуда пришли Ник и членики.
  -- Это Глиммунг,-- прокричали малыши дрожащими госами.-- Он пришел сюда. Он увидел книгу.
  Фигура Глиммунга в ясном небе становилась все больше и больше.
  
  Глава 15
  Глиммунг перестал скрываться в вердже. Теперь, напрягаясь от спешки, он в собственной форме, как ветер, несся к ошеломленному Нику. Глиммунг появился неимоверно быстро, влекомый тонкой книгой -- его книгой, благодаря которой он правил миром.
  Он имел фрагментарный вид, словно его тело было разделено на множество частей, а затем неправильно соединено вместе. Ни один продукт старого принтера не мог соответствовать его неточности -- фальшивым окружностям сюрреалистического тела и этих изогнутых манящих глаз. Глиммунг кричал, пока спускался вниз. Его вой вызывал боль в ушах Ника. Громкий голос заставлял члеников бесцельно бегать вокруг. Они даже мгновение не могли стоять на месте. Глиммунг говорил, но Ник не разбирал его слов. Речь существа была смазанной, словно нечеткая запись на магнитфонной ленте.
  Глядя на Глиммунга, Ник думал: какой же он большой. Однако тот был еще далеко. Падая с неба, он будто бы рос в размерах. Он расширялся и удлинялся. В его глазах мерцал лютый холод, похожий на свет безумной звезды. Эти глаза, подумал Ник, вытягитвали нити зла везде и сплетали их в ткань, которой он хотел покрыть весь мир.
  Восторг появился на усмехавшемся лице Глиммунга -- восторг при виде его книги. Фригидная визжавшая радость, что этот всезнающий том опять очень близко. Глиммунг любил свою книгу. Он не мог жить без нее. В ее осутствии он худел. Он становился пустым. Вблизи книги огромная сила Глиммунга возвращалась. Спускаясь с небес, Глиммунг хотел схватить ее. Он жадно вытянулся. Его завывающий голос превратился в яростную песню триумфа и обладания. Это моя книга, пелось в песне. Она была потеряна по ошибке. Теперь она вернется к хозяину.
  Ник сунул книгу под рубашку и прижал ее к груди. Он почувствовал ее ужасное присутствие рядом с соблой. Мальчик побежал. Глиммунг изменил свой полет. Он вытянул правую руку, и в его ладони Ник увидел копье, которое убило мистера Фрэнкиса -- водяного человека -- и многих других невинных существ.
  -- Дай мне книгу!-- прорычал Глиммунг, и его голос вплелся в ветер, созданный его молниеносным спуском.
  -- Дай ему книгу,-- защебетали в страхе членики.
  Они разбежались в стороны, но не покидали его, как это сделали колонисты.
  -- Он убьет тебя,-- пропищал один малыш.-- И нас вместе с тобой. Тут нет надежды. Это город капитуляции. Верни ему книгу.
  Что я могу сделать, спросил себя Ник. Может ли мне помочь старый принтер? Круглая инертная масса принтера оставалась неподвижной. Тот был безучастным к ситуации. Или он ничего не мог придумать. Слишком древний, чтобы шевелить мозгами.
  Откуда я могу получить помощь, спросил себя Ник. Отец далеко отсюда. Гораций, покусав две кучки, странствует по густым лесам. Здесь только я и эта книга. И теперь Глиммунг хочет вернуть ее назад. А еще здесь война, подумал Ник. Она идет, и, возможно, Глиммунг побеждает. Он, как и раньше, воспользуется своей книгой, и никто не сможет ему помешать. Он будет слишком сильным. Но может быть помощь придет от книги, подумал мальчик.
  Сев на корточки, Ник расстегнул рубашку. Книга высунулась наружу, и он потянул ее вверх. Мальчик перевернул ее и открыл указатель. Он посмотрел на букву "Г" -- Глиммунг. Много страниц, много строк и частей. Как появился Глимимунг? Что сделал Глиммунг? Его планы. И последняя строка. Как можно уничтожить Глиммунга?
  Страница 45, говорил индекс. Последняя страница книги. Ник нашел ее, когда над его головой раздался крик Глиммунга. Тот вытянул руку, чтобы схватить том. Ник просматривал текст.
  "... его ничем нельзя разрушить. Ему никогда не будет конца. Он переживет всех остальных. Но его можно ослабить -- так сильно, что Глиммунг не сможет восстановиться. Его можно сделать бессильным и маленьким на все грядущее время."
  -- Как?-- вскричал Ник.
  Текст продолжал:
  "Помести книгу перед принтером; так, чтобы Глиммунг был близко -- так, чтобы он, хватая книгу, предстал перед принтером и оказался в зоне его действия. Если это будет сделано..."
  В этот миг Ник почувствовал фригидное дыхание Глиммунга. Оно приблизилось к его шее. Захлопнув книгу, Ник побежал обратно к принтеру. Над его головой Глиммунг резко затормозил, и затем, словно гром, промчалось копье. Оно вонзилось в землю рядом с мальчиком и завибрировало от неимоверной силы. Глиммунг над его головой выругался, увидев свой промах. Он приземлился и потянулся за оружием.
  Мальчик поместил книгу на высокий откос принтера и отбежал в сторону.
  Увидев том, Глиммунг забыл о копье. Похоже, он успокоился. Его плащ вился вокруг него, как язык зловещего пламени. Он шагнул к принтеру, огромный и источающий презрение. Там, рядом с древним существом, он согнулся и могучими пальцами поднял книгу. Глиммунг выпрямился, с ненавистью глядя на Ника.
  Принтер вздрогнул и приподнялся. Он превратился в колонну, и из нее выпрыгнул фантом Глиммунга. Принтер переживал смертельную агонию. Он дублировал очень плохо.Но, тем не менее, в результате получился живой и большой по размерам дублированный Глиммунг. Его рогатый шлем блестел, а глаза пылали злобой. Он поднял свое фантомное копье и вонзил его в горло настоящего Глиммунга.
  Тот взлетел в небо. Книга захлопнулась в руке, одетой в металлическую перчатку. Из горла торчало копье. Глиммунг схватил его и попытался вытащить из тела. Копье осталось в шее. Возникла рана, края которой не закрывались. Глиммунг не мог удалить копье, и он не был способен исцелить рану. Пронзенный фантомным копьем, он получил ранение, которое ему предстояло пронести через вечность. И это ранение нанес сильно деформированный дублированный Глиммунг.
  В это время фантом повернулся, чтобы посмотреть на Ника. Он умоляюще сложил ладони вместе и упал в самого себя. Он погрузился в бесформенность -- в массу без контуров и содержания. Дублированный Глиммунг упал на землю и остался лежать неподвижно. Его последним движением и имитацией жизни в мгновения смерти было объединение с умиравшим принтером, который оформил его.
  -- Глиммунг ранен!-- закритчали членики, собираясь вокруг Ника и пытаясь помочь ему подняться.
  Сила взгляда настоящего Глиммунга бросила его на четвереньки. Угроза миру миновала. Глиммунг бежал. Он был навечно искалечен. Существо слишком близко подошло к принтеру. В своем нетерпении вернуть книгу он ошибся; он забыл о противнике.
  -- Город спасения!-- запищали членики, прятавшиеся за почившим принтером.
  -- Он вернул книгу назад,-- хрипло произнес Ник.
  -- Но он никогда не будет тем же самым,-- сказал один из малышей.-- Копье в горле будет высасывать его жизнь Он не будет прежним. Вставай, мистер, прежде чем прилетят верджи. Глиммунг может отомстить, воздействуя на них. Помнишь о куске синего сыра. Он защитит тебя от гнева Глиммунга.
  -- Гнев Глиммунга,-- пропел другой членик.-- Тебя нужно держать в безопасном месте. Ты выиграл для нас победу. Ты спас этот мир.
  -- Не совсем,-- с трудом ответил Ник.
  Он стоял, покачиваясь, и чувствовал себя слабым и смущенным. Его зрение помутилось. Он покачал головой, пытаясь прояснить ее.
  -- Я не могу пойти домой,-- сказал он членикам.-- Один из вас должен сходить к моему отцу и попросить его забрать меня. Я буду здесь в безопасности до его прихода?
  Колонист в форме, стоявший на охране рядом с принтером, быстро приблизился к Нику и поддержал его рукой.
  -- Ты будешь в полном порядке. Мы имеем кучелучи и вещества, отгоняющие верджев. А Глиммунг какое-то время будет зализывать рану. Возможно, он не вернется никогда. Наверное, улетел в свои горы и скрылся там, ожидая исцеления. Но ничто, прозенное копьем Глиммунга, не может восстановится. Он будет ждать в горах вечно.
  -- Есть тут место, где я мог бы сесть?-- спросил Ник.
  Другой колонист поспешил за дубликатом стула, который принтер сделал некоторое время назад.
  -- Садись сюда,-- сказал он мальчику.
  Он и человек в форме помогли Нику сесть на стул.
  Ножки были разной длины. Под весом мальчика шаткий стул закачался и завалился на одну сторону. Нику снова пришлось встать. Принтер сделал плохую работу.
  -- Со мной все в норме,-- сказал мальчик.-- Более менее.
  Он проверил рубашку и увидел, что она покрыта бесчисленными крохотными кристаллами льда, которые насыпались на него с большого плаща Глиммунга.
  -- Теперь мне осталось найти Горация,-- сказал Ник.
  Все это время он ни на минуту не забывал о коте. Без Горация он не чувствовал бы себя счастливым - даже после победы над Глиммунгом,
  
  Глава 16
  Что книга говорила о Горации? Там писалось о том, что он вырвался из плена и убежал от кучек. И еще, что Ник мог бы услышать его крики, пока кот рыскал по лесам планеты Пахаря. Так что нужно прислушиваться, подумал он. Я должен найти его по громким кошачьим воплям... Возможно, они слышны даже теперь.
  Наконец, его отец, пришел вместе с мистером Маккенной. Очевидно, миссис Маккенна и его мать остались ждать дома.
  -- Ты больше никогда не выйдешь наружу,-- с упреком пообещал его отец.
  Он выглядел очень встревоженным, каким был часто на Земле.
  -- Это просто удача, что они не забрали тебя - верджи, или как они там называются.
  -- Это не удача,-- ответил Ник.
  Он показал отцу синий сыр.
  -- У меня была защита,-- сказал мальчик.-Спроси, если хочешь, у мистера Маккаенны.
  -- Он говорит правду,-- согласился мистер Маккенна.-- Верджи не подлетают близко к сыру -- особенно, к американскому, который, по идее, не имеет запаха. Его они очень не любят.
  -- Город победы,-- выкрикнули членики, подпрыгивая от возбжуждения.-- Великий и значимый день.
  -- Есть ли какие-то новости о Горанции?-спросил Ник.
  -- Я не искал его,-- мрачно ответил отец.-- Я думал только о тебе. Ты для меня намного важнее.
  -- Но мы должны найти его,-- сказал мальчик.
  -- Сначала пойдем домой. Ты сможешь отдохнуть. А я поговорю с полицией о мистере Фрэнкисе. Позже, если мы оба будем чувствовать себя достаточно нормально, и если это будет безопасно, поищем кота.
  -- На этой планете никогда не бывает безопасно,-- возразил Ник.-Я имею в виду, полностью безопасно.
  Здесь всегда будет жить Глиммунг. Здесь всегда будут верджи, кучки, ужаснее всего, родичи. Эта мысль заставила его подумать о словах ворчуна.
  -- Ворчун, мимо которого мы проходили...,-- произнес он и вдруг замолчал.
  Это лишь встревожит его отца: рассказ о Ник-дичи, идущим по дороге. А его папа был уже достаточно взволнован.
  -- Какой еще ворчун?-- спросил отец.
  -- Они безвредны,-- уклончиво сказал Ник.-- Мы встретили одного из них.
  -- Я знаю, что они безвредны,-- ответил отец встревоженным голосом.-Пошли домой.
  Он зашагал по тропе. Мужчина в форме, который ранее охранял пожилого принтера, остановил его.
  -- Мистер Грэхам,-- сказал он,-- ваш сын нанес первую большую рану Глиммунгу.
  -- Мой Ник?-удивленно спросил отец.-- Просто удивительно.
  Он выглядел ошеломленным.
  -- Я очень рад,-- добавил папа, но тут же стал снова встревоженным.-Ник, это было рисковано?
  -- Да,-- со вздохом признался мальчик.-- Я немного рисковал.
  -- По крайней мере, сейчас с тобой все в порядке,-- подытожил его отец.
  Это развеселило его. Он радостно похлопал Ника по спине.
  -- Значит, мы начинаем с позитива. Похоже, этот офицер гордится тобой.
  Членики, соборавшись вокруг Ника и его отца, громко закричали:
  -- Город осуществления!
  -- И твои друзья,-- произнес охранник.-- Они видели битву. Мы все были свидетелями. Из-за действий вашего сына, мистер Грэхам, Глиммунг вечно будет носить в горле фантомное копье. В уединенном горном убежище он будет смотреть на свою неизлечимую рану и слабеть день за днем. Он будет становиться злее. Будет размышлять и медитировать. Глиммунг будет тускнеть с каждой проходящей ночью. Поэтому вы можете понять, почему все гордятся вашим сыном.
  Это хорошо, подумал Ник. Но что вернет Горация? Он мрачно последовал за отцом и мистером Маккенной, когда те начали обратное путешествие к их новому дому.
  Неутомимые членики запрыгали вдоль тропы.
  
  Глава 17
  Когда они достигли шлаковых и белых скал, отец Ника и мистер Маккенна остановились. Ник тоже замедлил шаг. Долгое время они смотрели на знак Глиммунга -- огромную расщелину, прорезанную в пике круглого холма. Каждый из них думал свои приватные мысли. Никто не говорил.
  -- В этом месте он впервые объявился на планете,-- сказал один из члеников, обращаясь к отцу Ника и мистеру Маккенне.
  --- Я в курсе,-- ответил сосед.-- Каждый, кто живет на Пахаре, знает такие вещи.
  Он был мрачным и настороженным, как отец Ника.
  -- А сейчас он здесь?-- спросил папа у члеников.-Что если он пришел сюда после ранения?
  -- Возможно,-- прощебетали членики.
  Они не выглядели встревоженными.
  -- Даже если так, он не покажется.
  Малыши зашагали по тропе.
  Отдаленный крик донесся до Ника. Он пробуравил холодный воздух, задрожал, стал слабым и снова более громким.
  -- Гораций,-- с надеждой крикнул Ник.
  Он знал, о чем говорил. Он узнал этот звук. Мальчик тут же сбежал с тропы, быстро зашагал через камни и широкие плиты некогда расплавленного шлака.
  -- Кажется, крик шел из этого направления,-- сказал Ник.
  Он споткнулся, затем торопливо вскарабкался на склон холма и начал подниматься к отметине Глиммунга.
  -- Остановись!-велел его отец.-Ни шагу дальше!
  Мистер Маккенна закричал что-то неразборчивое.
  -- Я сейчас вернусь,-- через плечо ответил Ник.
  Он снова услышал крик и опять узнал его -- зов Горация. Это был кот, потерявшийся в безжизненных холмах. Гораций не выживет здесь долго. Никто не выжил бы в этом месте. С тех пор, как сюда пришел Глиммунг.
  Задыхаясь от усилий, мальчик на миг остановился. Над ним, рядом с отметиной Глиммунга, появилась черная небольшая фигура. Она неуверенно застыла на месте. Это был кот.
  -- Гораций,-- крикнул Ниик и снова начал карабкаться.
  Он продолжал подниматься, с трудом глотая воздух. Камни раскачивались под его ногами, и один раз массивная часть грунта обрушилась и пронеслась мимо него, быстро исчезнув внизу. Воздух стал густым. Было трудно дышать. Это вызывало кашель. Какой странный воздух, изумленно подумал мальчик. Словно в нем были частички пыли. Он выровнял дыхание, посмотрел вверх на склон и попытался разглядеть кота.
  Тот все еще был виден. Гораций стоял на скале, неустойчиво покачиваясь. Он снова закричал, еще и еще, а потом исчез. Кот спрыгнул со скалы и исчез. Ник, хрипя и отплевываясь от пыли, последовал за ним.
  Он, наконец, выбрался на сравнительно плоское место - горизонтальную скалу. Оттуда открывался хороший обзор в каждом направлении. Далеко внизу стояли его отец и мистер Маккенна. И членики. Никто из них, даже верные малыши, не полезли за ним по предательскому склону. Он был совершенно один. Ветер, холодный и разреженный, продувал его насквозь. Подтянув рубашку, Ник почувствовал себя еще более одиноким. Какое изолированное место, подумал он. Такое безмолвное. И без жизни любого вида..
  Прямо над ним на камне появился Гораций. В этот раз кот не кричал. Он просто смотрел вниз на Ника зелеными круглыми глазами. Его зернистые, похожие на стеклянные пгуговицы, зрачки выпучились, словно от благоговения. Кот был в пыли. Его черная шерсть стала серой и покрытой крупнозернистым песком. Кроме того, он выглядел очень усталым.
  -- Оставайся там,-- сказал Ник и осторожно направился к скале.
  Потянувшись вверх, он попытался взять кота. Но Гораций, по какой-то неясной причине, увильнул от спасительных рук мальчика.
  -- Пожалуйста,-- произнес Ник.
  Кот находился вне зоны его досягаемости. Мальчик понял, что должен вскарабкаться выше. Он нашел удобный выступ для ноги и начал подниматься вверх, пока снова не добрался до животного.
  Гораций спрыгнул с камня вниз.
  Задыхаясь и с трудом проталкивая воздух в легкие, Ник поднялся на вершину. Теперь он видел пространство за камнем -- укромное маленькое место, хорошо защищенное от ветра. Там сидел Гораций. На его лице застыло изумление.
  -- Ты глупый,-- задыхаясь, сказал Ник.-- Тебе надо было идти ко мне... просто несколько футов, и все было бы кончено.
  Мы могли бы пойти домой, подумал он. И отдохнуть.
  -- Пожалуйста,-- произнес мальчик, протягивая руки.
  А потом он увидел Ник-дичь.
  Тот стоял прямо за Горацием, не двигаясь и ничего не говоря. Не удивительно, что кот не знал, что делать. Мы идентичны, сказал себе мальчик. Растение и я. Он почувствовал ужас. Ник смотрел на тварь, а она смотрела на него. Прошло много времени, или просто так казалось. Ник-дичь не двигался. Да, подумал мальчик, это родич, моя копия, которая ушла искать меня. То существо, о котором предупреждал ворчун. Оно следовало за мной. Оно здесь и теперь ждет. Родич хотел, чтобы я пришел сюда.
  Гораций отступил к Ник-дичи, словно решил потереться о его ноги.
  -- Нет,-- резко сказал Ник.
  Кот заколебался. Он отбежал от Ник-дичи, затем остановился. Родич наклонился и сказал:
  -- Гораций.
  Кот быстро поспешил к нему.
  Я теряю его, подумал Ник. Он смотрел, как родич поднял Горация. Он наблюдал, как Ник-дичь выпрямился, держа кота в руках и поглаживая его.
  -- Верни Горация,-- сказал Ник.
  Родич продолжал держать кота.
  -- Я хочу его назад,-- продолжил мальчик.-- Он принадлежит мне, а не тебе. Я могу забрать его?
  Он подождал. Подняв Горация, родич протянул ему кота.
  -- Спасибо,-- поблагодарил Ник.
  Он спустился вниз и взял Горация из рук родича. Тот задумчиво улыбался. Затем он повернулся и ушел. Ник, крепко державший кота, смотрел ему вслед.
  -- Мяу,-- жалобно промурлыкал Гораций.
  Шаг за шагом, Ник карабкался вниз по скалистому холму -- назад на тропу, где его ожидали отец, мистер Маккенна и членики. Они не видели родича. Только Ник знал о нем. И Гораций. Кот тоже видел его. Но Гораций многого не понимал, поэтому его можно было не принимать в расчет.
  -- Ты порядке?-- спросил отец.
  -- Да,-- кивнув, ответил Ник.-- Все нормально.
  -- Давайте, уйдем с этих холмов,-- сказал его папа.-- Они тревожат меня. Я буду чувствовать себя лучше, когда мы вернемся домой.
  Он зашагал по тропе. Ник, мистер Маккенна и членики последовали за ним. Гораций на руках Ника радостно терся и мяукал.
  -- Это хорошо, что ты пришел,-- произнес мальчик.
  Кот подтолкнул головой подбородок своего хозяина, показывая удовольствие от нахождения Ника.
  -- Готов поспорить, что ты искусал те две кучки, которые утащили тебя,-- сказал Ник.-Я прав?
  Кот, словно соглашаясь, продолжал тереться о него. Он выглядел довольным, словно совершил благородный поступок.
  -- Да,-- продолжил Ник.-- Ты сделал это.
  Оглянувшись назад, Ник попытался разглядеть родича. Но тот не пошел за ними.
  -- Город безопасности,-- пропищал один из члеников.
  Так оно и было.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"