Ларри Коррейя: другие произведения.

Охотник на чудовищ-03

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 7
  Небольшое судно шло по сравнительно высокой волне, оставляя меня с легкой тошнотой и чувством падения в бездну. Я держался за ограждение с такой силой, что мои костяшки стали белыми -- или, по крайней мере, они выглядели бы белыми, если бы их можно было разглядеть сквозь толстые перчатки. Когда берег исчез из виду, у меня защекотало в животе. Океан тянулся всюду, куда бы вы ни бросали взгляд. Солнце понялось незадолго до нашего вылета. Теперь оно бросало теплый золотистый свет на синюю поверхность. Конечно, если бы я не готовился к предстоявшей битве, это зрелище показалось бы мне ошеломительно прекрасным. Я никогда раньше не выходил в море, кроме редких и кратких прогулок на туристических яхтах у калифорнийского берега. Наверное, островные предки моего отца поглумились бы над этим обстоятельством.
  На маленьком суденышке "Блистательная ошибка", который Харбингер нанял для транспортировки к цели, находилось десять Охотников. На мой взгляд, название корабля было, как минимум, дурным знаком, но капитан, получивший за вояж большую пачку денег, заверял, что наименование судна пришло ему на ум из любимой песни и никоим образом не определяло судьбу его команды. Мне все же оно не понравилось. Корабль выглядел ржавым, старым и постоянно трещал. Но он оказался доступным для нашего дела и, более того, его матросы показались Эрлу понятливыми и малоразговорчивыми людьми.
  Перед полуночью мы собрались в лагере, нагруженные оружием и снаряжением. Многие сели в грузовой самолет МАО - старый, но вполне рабочий почтовик. Он производил плохое впечатление, но свою работу делал (к тому же, мог нести тонну груза). Мы полетели сначала на небольшую взлетную полосу в Атланте, где приняли на борт другую команду Охотников. Потом воздушный борт отправился в последнюю точку назначения - в еще один маленький аэропорт на побережье Джорджии. Остальных отправили более медленным, но крайне необходимым в этой миссии, вертолетом. Он присоединился к нам, пока Харбингер хлопотал о корабле. Руководителям команд были переданы копии электронных переговоров, которые проводились с французским судном.
  В Джорджии нас разбили на две группы. Под прикрытием темноты основная часть погрузилась на "Блистательную ошибку", а остальные сели в вертушку. По плану им полагалось лететь к цели и, осмотрев ее, сбросить несколько человек на судно. Эта группа должна была спустить веревочную лестницу, чтобы мы могли подняться. Вертолет мог при необходимости вести заградительный огонь. Обеим судам - воздушному и морскому - предписывалось держаться поблизости от корабля на тот случпй, если нам понадобится быстрый путь отхода.
  Все казалось понятным. Моя работа заключалась в простой миссии, которую более опытные люди назвали бы переноской дополнительного оборудования.
  Рядом с бортиком стоял Трип. В отличии от других Охотников, он не выглядел жертвой морской болезни и, скорее, радовался волнам. Парень являлся потомком ямайских рыбаков, и теперь в его теле главенствовали гены, связанные с морем. К сожалению, их не доставало мне.
  Я рассказал ему о своем сне.
  -- У меня тоже бывали кошмары,-- ответил он.-Кому они не снились?
  Я знал, что некоторые уничтоженные им зомби приходились ему друзьями и бывшими учениками. Наверное, тяжелая ноша для ума обычного человека.
  -- Что-то странное витало в воздухе прошлым вечером.
  -- Но я слышал, как инструкторы совещались насчет нас. Я знал об этом раньше, чем они пришли за нами. Как ты это объяснишь?
  Он пожал плечами.
  -- Знаешь, как это бывает, когда человека внезапно разбудят. Химия мозга взболтана. Безсознательный ум заполняет, как может, возникшие пустоты сюжета. Поэтому нам кажется, что сон дает нам важную информацию. По-моему, все пока логично.
  -- А мне кажется, ты только пытаешься быть логичным и следуешь неверным путем.
  Он игнорировал мои слова.
  -- Итак, шесть мастеров-вампиров, работающих вместе? Такого прежде не случалось.
  -- Семь,-- поправил я его.
  Мне вспомнился тот мужчина в катере, с острым лицом, который разозлил и напугал Старика.
  -- Какая разница? Этого никогда не происходило. Они слишком могущественные и любят свою территорию. В мире, по словам Харбингера, не так уж много мастеров. И потом, откуда тебе известно, что они мощные существа? На вид-то они все одинаковые!
  Трип во многом был прав. Судя по тем материалам, которые мы изучали, все вампиры выглядели обычными людьми - если, конечно, их не воспринимали чувствами.
  -- Не знаю, откуда мне это известно. Но я ощущал их, как мастеров. И есть огромные крылатые монстры, которых я плохо разглядел. Потом имеется одно существо... Оно оставалось в катере. Самое пугающее создание. Я хочу сказать, это была самая опасная тварь, когда-либо встречавшаяся мне.
  Мои пальцы в двенадцатый раз ощупали "Ремингтон 870". Карабин по-прежнему был со мной.
  -- Хватит беспокоиться о сне, приятель. Нам нужно позаботиться о реальном деле. Давай проанализируем нашу игру.
  Он ударил меня кулаком в предплечие. Чертовы футболисты.
  Сэм Хэвен собрал нас на корме суденышка - подальше от ушей команды, которая, на мой взгляд, уже любопытствовала о десяти чужаках в брониках, с оружием в руках. К счастью для нас, пятнадцать тысяч долларов в сутки считались хорошими деньгами, чтобы мириться со всякими странностями. Конечно, они взяли нас на борт за полцены вперед. И поскольку нам предстоял путь по воде, Харбингер отдал нас под начало бывшего "морского котика". Поэтому Сэм выкрикивал приказы громче, чем обычно. Они с Мило находились на борту "Блистательной ошибки", а остальная часть их команды летела на вертолете. Один из новичков, Чак Мид, -- бывший армейский рейнджер -- тоже был с нами. Он мастерски умел перемещаться по веревкам, а это искусство как раз предназначалось для такой миссии.
  -- Итак, парни. Слушайте задание.
  Сэм начал брифинг, методично проверяя и заряжая каждый патрон своей винтовки. На корме противно пахло рыбой.
  -- Несколько часов назад с нами связалась французская корпорация, которая владеет грузовым кораблем, перевозящим в США крайне ценные грузы. Неделю назад, еще в Атлантическом океане, судно потеряло контакт с диспертчерскими службами. Последние передачи указывали на какой-то вид сверхъестественной проблемы.
  -- Что они сказали?-спросил Охотник из Атланты, с которым я не был знаком.
  -- Неизвестно. По крайней мере, полную чушь. Они сообщили о каких-то чудовищах, но не указали их вид. Тем не менее, это была опытная команда. Поэтому сомнительно, что они пошли бы на любую глупость.
  Сэм выбрал для себя странное оружие: карабин "Марлин" .45-70. Очень медленный в перезарядке. С умеренной скоростью огня. Но, как он отметил при посадке на корабль, его литые пули могли пробить борт судна наскозь. В этом было мало толку, если только французы не перевозили злобных боевых бизонов.
  -- Как называется корабль?-спросил один из новичков.
  Сэм пожал плечами.
  -- Что-то по-французски. Поглоти меня ад, если я знаю название.
  -- Почему они обратились к нам? Лягушатники не любят нанимать американских Охотников.
  Это сказал парень по имени Бун. Он являлся командиром другой команды и, судя по слухам, недавно служил в Афганистане в отряде особого назначения. Когда наша компания снова открылась, он стал Охотником. Бун был стройным парнем, с хорошим характером, и его группа во всем следовала указаниям командира. Я принял это, как хороший знак. У него на груди висел коренастый русский АКС-74У "Кринков", а символом команды был лопоухий кролик, вооруженный ножом.
  -- Сначала они выбрали своих. Через день после потери связи на перехват направили франузскую команду. Они вылетели к грузовому судну, и их последний радиоконтакт указывал, что парни высадились и начали зачистку корабля. С тех пор о них больше никто не слышал.
  -- Да, дело дрянь,-- проворчал Бун.
  -- Подожди, ты еще не слышал всего остального,-- вмешался Мило Андерсон.-Командиром французской команды был Жан Дарне.
  Некоторые опытные Охотники начали шептаться. Бун выругался.
  -- Кто этот Дар Нэй?-спросил я.-- И почему вы считаете, что все так плохо?
  -- У них он считался лучшим,-- ответил один из опытных Охотников (мигрант из Южной Африки по прозвищу Жрец).-- Вообще, эта команда была самой подготовленной в Европе. Они не занимались простыми заданиями. Что бы ни встретилось им на борту, это оказалось чем-то очень серьезным.
  -- Поэтому мы должны быть жесткими и быстрыми.
  Сэм нажимал на рычаг своего "Марлина" и заряжал патроны.
  -- Раз уж мы не знаем, что на корабле, нам следует готовиться ко всему. Каждый вооружается железом, которое стреляет серебром - даже если это простой пистолет. Для дробовиков у нас имеются специальные патроны котрые мы недавно заказали. Пятидесятый калибр! Еще имеются ручные гранотометы и огнеметы, термиты и СИ-4. Я даже видел где-то бензопилу. "Окорок" будет прикрывать нас с воздуха, если кому-то понадобится помощь.
  -- Какие требования миссии?-спросил Бун.
  -- Не попортить груз. Он в ящиках, в трюме. Видимо, образцы бесценного искусства или какое-то другое дерьмо. Поэтому в трюме не стрелять и не дырявить ящики. На остальной части корабля допускается открытая игра. Если можно спасти членов команды или французских Охотников, сделайте это. И не утопите судно.
  -- Какова стоимость контракта?-поинтересовался Бун.
  -- По оценке Джули, это выгодное дело. Нам дали миллион задатка. Если груз останется нетронутым, МАО получит 3.5 миллионов. Чем сильнее мы повредим контейнеры в трюме, тем меньше прибыль. Если потопим корабль, не получим ничего. Поэтому корыто не топить.
  Мы продолжали получать вводные данные. Команда состояла из тридцати человек, груз охраняли десять наемников, плюс, нужно было учитывать дюжину французских Охотников. Так что, если мы имели дело с чужеродным заражением, нас могли встретить пятьдесят потенциальных неприятелей -- не считая тех, с кого началась инфекция. Парни осторожно излагали догадки о том, кого мы можем увидеть на борту, включая жуткое мифическое существо Шогафина, рыбу-человека или старого гигантского молюска-убийцу. Пока наше судно плыло к цели, мы пытались обобщить детали и понять возможные проблемы. К счастью, радар указывал, что прошлой ночью грузовой корабль прекратил движение - то есть, он бросил якорь. По крайней мере, он больше не приближался к берегу. Но тогда вставал вопрос: кто именно поспособствовал якорной стоянке?
  -- Грузовое судно направлялось на север,-- стоя над развернутой картой корабля, сказал Сэм.-Два дня назад оно повернуло на юг и стало двигаться параллельно побережью. Передатчики GPS по-прежнему работают, поэтому мы знаем, где оно находится. Когда подплывем к его борту, не пытайтесь добраться до лестницы. Ее падение, возможно, не убьет вас, но понадобится время, чтобы вам помогли и выудили из воды.
  Наконец, мы увидели корабль. Это была массивная серая посудина, с высокой надстройкой, поднимавшейся в воздух. В погожее летнее утро судно выглядело очень красивым. Но я не мог сдержать зловещей дрожи, когда смотрел на его обычные с виду формы. По брифингу было известно, что длина корабля составляла 600 футов, а водоизмещение -- 15000 тонн. Сэм заверил нас, что на самом деле контейнеровоз не являлся таким большим, как казался, так как большая его часть приходилась на трюм. Однако для тщательного осмотра и поиска он все равно представлял собой сущее наказание.
  Внезапно послышался массивный рев, и над нами пролетел похожий на луковицу вертолет. Он нацелился на грузовое судно. Ветер и соленые брызги окатили тех, кто стоял у бортов. Фигура, маячившая у дверей и пулемета, помахала нам рукой.
  -- Показушники!-крикнул Мило, махнув в ответ.
  Наша вертушка являлась списанным МИ-24. После крушения коммунизма ее купили за смешные деньги. Это была самая некрасивая из когда-либо придуманных вещей, но она, по хорошим причинам, считалась летающим танком. Несмотря на старания утилизаторов, машина оставалась надежной и многофункциональной. Она не имела ракетных гнезд и снарядов, потому что федералы не позволяли этого добра в гражданской авиации. Вместо орудийных пилонов ей установили дополнительные баки горючего и отсеки для оборудования. Вертолет предназначался для восьми человек, довольно большого объема горючего и груза с достаточным весом, чтобы при необходимости эвакуировать всю команду -- с учетом того, что нам не нужно было висеть на перекладинах и крыльях. К плюсам можно было отнести его большую скорость. К минусам -- на малых оборотах ему не хватало маневренности.
  В своей оригинальной коммунистической окраске вертушка имела довольно странный вид, поэтому компания старалась не показывать ее в дневное время в населенных пунктах. Несколько полетов закончились звонками от властей. Те подумали, что "Красная заря" действительно случилась. Затем Харбингер приказал перекрасить вертолет в красно-белые цвета. Теперь его часто путали с медицинским или поисково-спасательным транспортом. Однако малярам позволили нарисовать на передней части корпуса две челюсти с острыми зубами, и они сделали это прекрасно.
  Вертолет быстро пронесся над грузовым кораблем, потом круто развернулся и сделал другой заход. Он замедлился, завис над палубой и медленнно повращался над серединой корабля. Сэм Хэвен, стоявший рядом со мной, внимательно прислушивался к наушникам. Мы все имели сетевые радиогнезда и могли принимать любую передачу. Нас сказали не лезть в эфир, кроме случаев абсолютной необходимости. Еще через каждые пять минут проводилась рутинная поверка -- с тех пор, как мы оказались на борту рыбацкого судна.
  В рации затрещал голос Джули Шэклфорд. Это она махала нам рукой с позиции пулеметчика.
  -- Это Джули. Движений не вижу. Палуба выглядит чистой. Никаких тел. Нет признаков повреждений. Французский вертолет по-прежнему на площадке.
  У нас была небольшая группа, поэтому в своей радиосети мы могли использовать имена.
  -- Вертушка один. Это Лодка один. Вы видите мостик? Прием.
  На связи находился Сэм. Ему не часто давали роль командира, поэтому он не упускал возможности использовать правильный радиожаргон.
  "Окорок" изменил положение, пока не оказался перед надстройкой. Джули высынулась из двери, удерживаемая только троссами, пристегнутыми к ее бронежилету. Она приподняла свою снайперскую винтовку и, используя оптику, осмотрела окна.
  -- Внутри никого. У нас судно-призрак.
  -- Роджер понял,-- отозвался ковбой.
  Он ткнул Мило кулаком под ребра и дал ему ухмылку коренного жителя Копенгагена.
  -- Ты знал, что мое среднее имя Роджер?
  -- Да, Сэм, я знаю,-- ответил его собеседник.
  Он был меньше Сэма, но зато прожил долгую жизнь.
  По рации зазвучал голос Харбингера:
  -- Давайте сделаем это. Передняя часть корабля чистая. Мы спустимся по вервкам и обеспечим периметр. Потом сбросим ребятам лестницу. Все внимание передней и левой части.
  -- Вертушка Один,-- взвыл Сэм в тихом ужасе.-- Это Лодка один. Надо говорить "нос", черт возьми! А левая часть - это "борт". То есть, "передняя часть" - носовая, а "задняя" - кормовая. Прием!
  -- Роджеру,-- ответил Харбингер.-- Передний и левый бок. Лестница опустится у якорной цепи. Если нас никто не атакует, мы сбросим вторую лестницу. Посигнальте, когда будете на месте.
  -- Чертовское вам армейское: "Будет сделано с мылом в заднице".
  -- Лучше с флотским "крепким дерьмом",-- согласился Бун, ткнув Сэма в плечо.
  Ковбой усмехнулся и сплюнул на палубу огромный ком жвачки.
  Капитану передали указания, и "Блистательная ошибка" направилась на свою позицию. Матросы сбросили сбоку оранжевые амортизаторы, чтобы защитить нас от более крупного судна. К счастью, океан оставался сравнительно спокойным -- по крайней мере, мне так сказали. Я переживал тяжелое время и не мог стоять, не держась за что-то. Палуба казалась скользкой, словно лед, а стальная серая стена, приближавшаяся к нам, пугала меня, как ад. Мне не хотелось карабкаться по мокрой лестнице - особенно с грузом в сорок фунтов. Но могло быть и хуже, если бы, например, сухогруз двигался. Волны могли подниматься выше. Сэм говорил, что до приобретения вертолета, они попадали на корабли, карабкаясь по якорным цепям.
  -- Вертушка Один, это Лодка. Будем на месте через минуту. Прием.
  -- Понял тебя, Роджер. Мы спускаемся.
  С рыбацкого судна нам было видно, как пять Охотников из "Окорока" полезли на палубу. Постепенно, наш кораблик занял свою позицию. Мы бездыханно ожидали. Сверху ничего не доносилось, кроме и рева подчинявшего гравитацию вертолета.Ну, и в борт били волны.
  Единственным признаком успеха стала цепочная лестница, которая помчалась по борту сухогруза, яросно раскручиваясь и гремя своими звеньями. Сэм склонился вперед, схватил ее и сделал могучий рывок. Удовлетворенно кивнув, он повернулся к нам и поднял большой палец вверх. Первым полез Мило. Он считался у нас альпинистом, потому что каждый отпуск лазил по горам. Коренастый мужчина ловко ухватился за цепи и без усилий начал продвигаться вверх. С длинной рыжей бородой, ощетинившийся огнестрельным оружием и ножами, он напоминал мне пирата. Пусть немного рыхлого, но, тем не менее, пирата. Сэм полез следующим. Пусть несколько тяжеловато и менее грациозно, чем его прешественник, однако он имел в этом огромный опыт и был значительно быстрее.
  Вторая лестница рухнула вниз, и команда Буни начала подниматься. Новички полезли последними. Все, кроме Холли Ньюкастл. На нее возлагалась функция поддержки. Ей полагалось оставаться на "Блистательной ошибке" и посылать наверх любое снаряжение, которое могло нам понадобиться. Мы спускаем тросс, и она привязывает к нему необходимое снаряжение. Командир оставлял ее там, где было безопаснее. Однако ей это нисколько не нравилось. Фактически, она даже обиделась.
  -- Дерьмово,-- сказала Холли, пока я ожидал своей очереди к лестнице.
  Меня немного трясло, но я старался не показывать этого.
  -- У тебя важное задание,-- ответил я ей.-- Кто-то должен выполнить его. Мы еще не знаем, кто на этой штуке. И нам не утащить все с собой. Кто знает, что может пригодиться?
  -- Лучше пососи мои соски,-- возразила она.
  -- Я сделаю это в другой раз. Хотя спасибо.
  Беседа получилась хорошей. Она удержала меня от мыслей, которые мучили бы меня эти тридцать секунд.
  -- Ззнаешь, что я скажу? Я могла бы поддерживать вас огнем. Там, наверху. Я бы справилась.
  -- Уверен, что справилась бы. Не волнуйся. У тебя еще будет возможность. Да и мы с Трипом и Ли будем охранять маршрут отхода. Это не очень героическое дело.
  -- Не важно,-- крикнул Трип сквозь шум вертушки.-- Плату все получат одинаковую.
  Наступила его очередь. Ли уже болтался на первой лестнице. Мой друг бунтарски завопил "И-еха!" и начал карабкаться вверх. Странно было слышать боевой клич конфедератов из уст черного парня. Ладно, лишь бы сработало.
  Мой черед настал. Ли уже бежал к носовой части. По беглым прикидкам, карабкаться нужно было около двадцати пяти футов -- цепляясь за цепочные ступени и борт корабля. На скользкой металлической лестнице. Повиснув над бушующим океаном. Забавно. Я проверил патронташ с патронами 12 калибра и ощупал карманы, убеждаясь, что все они застегнуты. Пора было приступать.
  Ухватившись за лестницу, я понял, что действительно начал карьеру профессионального Охотника на чудовищ. А что? Готовность номер один. Я восстановился от прошлых ран и был способен работать усерднее, чем годами раньше. Прекрасная физическая форма. Да, я боялся и нервничал. Но само дело меня не пугало. Имеется в виду, это дело.
  Я поднимался по лестнице последним, потому что был самым тяжелым - и, возможно, сильным. Во всяком случае, я мог поднимать больше веса, чем остальные. Кстати, по этой причине вы не часто увидете крупных мускулистых парней в качестве скалолазов и горных альпинистов. Лестница, как я и думал, оказалась некудышней. Мои большие ботинки не влезали в узкие перекладины. Приходилось выворачивать их под углом. В самый первый момент внезапная волна ударила о борт корабля, и плеснувшая соленая вода попала мне в лицо. Я сплюнул ее и по пути наверх повторил это несколько раз. Где-то на середине подъема мои бицепсы и икры начали гореть. Я заглянул в ближайший иллюминатор, но внутри корабля ничего не было видно. Серый корпус сухогруза находился в паре дюймов от моего лица. Я стал подниматься как можно быстрее. Когда команды заняли позиции, ребята начали подтрунивать по рации надо мной. Я был последним, и мне не хотелось замедлять их.
  По мере подъема передо мной постепенно появилась огромная буква А. Я замер от неожиданности, заледенел от ужаса и, задыхаясь, с трудом удержался на узкой лестнице, едва не упав в ожидавший внизу океан. Черные трафаретные буквы перед моим лицом были названием корабля.
  Антуан Анри.
  -- Святое дерьмо!-воскликнул я.
  
  Раньше угол движения не давал увидеть название судна, а когда мы были прямо под ним, я был слишком занят, чтобы смотреть наверх. Но это имя значилось на зловещем катере из моего сна.
  Пытаясь не паниковать, я активировал микрофон.
  -- Это Питт. Мне нужно поговорить с Харбингером. Прямо сейчсас!
  -- Питт, что случилось?-протрещал ответ в моем наушнике.
  -- Нам нужно сматываться с этого корабля. И как можно быстрее.
  -- Почему? Назови причину.
  -- На борту семь мастеров-вампиров, несколько гигантских летающих монстров и суперзлобная тварь в старинном панцире. Или, по крайней мере, эта группа находилась здесь. Я думаю, прошлой ночью они могли перебраться на берег.
  -- И как ты это узнал?-спросил веселый голос.
  Грант Джефферсон.
  -- Я наблюдал за ними во сне. Видел их вчера ночью.
  Меня слушали две команды. Кто-то засмеялся над моими словами.
  -- Он запаниковал на лестнице,-- предположил Грант.-- Большое чучело. Пусть говорит это своим парням. Питт, возвращайся на рыбацкую лодку.
  -- Грант, глупый сукин сын, заткнись и слушай! В своем сне я видел название катера. Монстры сошли на берег с посудины, которая называлась "Антуан Анри".
  Радиосеть замолчала. Я повис на лестнице. В двадцати футах внизу на меня недоверчиво смотрела Холли. Пятью футами выше две команды Охотников либо собирались поглумиться надо мной, либо, надеюсь, обдумывали то, что я сказал. Трафаретные буквы корабля смеялись мне в лицо.
  Наконец, прозвучал голос Харбингера:
  -- Питт, поднимай свою задницу наверх.
  Я одолел остальную часть пути с максимально возможной быстротой, перелез через перила и распластался на серой палубе. Служебное рвение заставило меня вскочить на ноги и посмотреть на Харбингера. Охотники заняли главенствующие точки, обезопасив переднюю часть корабля. "Окорок" ревел над головой, обдувая нас порывами ветра.
  -- В чем дело?-спросил Харбингер.
  Он держал в руках пулемет "Томми", и в глазах у него светилось убийство. Эрл сердито посмотрел на вертушку и сделал пальцем крутящееся движение. Джули находилась еще в дверном проеме. Она показала ему большой палец, прокричала что-то пилоту, и вертолет отлетел назад на достаточное расстояние, чтобы мы могли продолжить беседу.
  -- Прошлой ночью мне приснился сон. Я увидел вас, говоривших об этой миссии. Вы решали, кого из новичков брать с собой на задание. Затем я наблюдал за катером, приставшим к болотистому берегу, и на нем было название "Антуан Антри". На борту собралось семь матеров-вампиров и какая-то темная, злобная тварь в плаще, которая носила панцирь. Все подчинялись ее приказам. Затем существо увидело нас, и какие-то крылатые демоны атаковали меня. После этого я проснулся.
  Харбингер внимательно посмотрел на меня. Трудно было сказать, о чем он думал. Несколько других Охотников тревожно поглядывали в нашем направлении. Любая затяжка времени стоила им бесценного дневного света. Наконец, Эрл нажал на кнопку микрофона.
  -- Джули, сделай еще один облет над кораблем. Проверь наличие катера и спасательных шлюпок.
  -- Будет сделано,-- протрещало в моем ухе.
  "Окорок", опустив нос, набрал скорость и направился к задней части грузового корабля. Харбингер повернулся ко мне. Я уставился на свои ботинки и начал усердно рассматривать палубу. Мы имели тринадцать вооруженных до зубов Охотников, и над головой кружила Джули со снайперской винтовкой. Я не чувствовал себя в безопасносии. Сэм и Грант вышли из укрытий и направились к нам.
  -- Что за ерунда происходит?-поинтересовался Грант.
  Его полированная черная броня сияла в лучах солнечного света. Личным оружием был крайне дорогой, подавляющий отдачу автомат "Найтс СР25" .308 калибра.
  -- У нас нет времени для этой чуши. Эрл, отправь его обратно в лодку. Питт не справился. Он запсиховал.
  -- Заткнись, Грант!-- рявкнул я.
  Харбингер, сдерживая нас, поднял руку.
  Голос Джули зазвучал в наушнике:
  -- Вряд ли здесь были какие-то спасательные шлюпки. Похоже, вместо них для этой цели используются надувные плоты.
  Ее голос искажался статикой.
  Мой дух поник. Грант засмеялся. Харбингер нахмурился. Сэм сплюнул на палубу большой ком слюны. Я почувствовал себя очень глупым. Возможно, мое подсознание сыграло со мной какую-то странную шутку.
  Никакого шанса.
  -- Вы заметили меня,-- прохрипел я в отчаянии.-- На вашем совещании прошлой ночью. По крайней мере, вы что-то почувствовали. Я сказал какую-то фразу, и это удивило вас. Я находился в углу комнаты. Потом меня унесло в барак. И вот тогда монстры высадились на берег. Когда их главарь коснулся земли, у всех людей появилось странное чувство.
  Как я уже говорил, мне не хотелось бы играть в покер с Харбингером. Обычно он не выражал своих эмоций, но теперь они легко читались на его лице, как название на борту этого проклятого корабля. Его челюсть отвисла, и глаза расширились. Что-то в моих словах потрясло его.
  -- Какого черта...
  Его прервали на полуслове. Джули снова вышла на связь:
  -- Эрл, я беру назад свои наблюдения. Похоже, они имели тут моторный катер. Об этом говорит система шкивов на корме корабля. Выглядит так, что ее использовали для спуска и подъема небольшого судна. Сейчас шкивы свободны, и тросы уходят в воду. Повторяю, система шкивов свободна, и тросы находятся в воде. Здесь был катер, но он ушел к берегу.
  -- Спасибо, Джули. Держи глаза пучком.
  Харбингер опустил руку, потом подумал и снова включил микрофон.
  -- Бун, иди сюда. Нам нужно переговорить.
  Сэм воинственно сжал свой 45-70.
  -- Невозможно, Эрл,-- выпал он.-- Семь мастеров? Звучит неправдоподобно. Они не сотрудничают вместе. По крайней мере, такого никогда не было.
  -- Вы, что, свихнулись? Новичок все придумал. Его нужно...
  -- Грант,-- тихо произнес Харбингер.-- Марш на периметр!
  -- Но я...
  -- Иди!-- рявкнул Эрл.
  Грант сердито выполнил приказ.
  Бун со встревоженным видом присоединился к нам. Харбингер вкратце ознакомил его с ситуацией. Джули говорила, что Эрл намного старше того, как выглядел, но сейчас он, казалось, постарел перед нами. на десяток лет. Бун смотрел на нас, словно мы спятили.
  -- Так ты, значит, экстрасенс или что-то похожее?
  -- Нет. Я бухгалтер.
  -- Бун, мы видели и более странные вещи,-- сказал Харбингер.-Не забывай! Охотник должен иметь гибкий ум.
  -- Черт!-ответил Бун.-- Это странно даже для нас.
  Повернувшись ко мне, он спросил:
  -- Ладно, амбал, откуда тебе известно, что они мастера?
  -- Я не знаю этого. Просто так получается. И они работают вместе, как боевая единица.
  -- Нет, Эрл, это невозможно. Если вампиры начнут сотрудничать друг с другом, они захватят весь мир. С тех пор, как поступило последнее достоверное сообщение о мастере, прошло двадцать лет.
  -- Скорее, тридцать,-- отозвался Харбингер.-Это я убил ту дрянь. Но Питт прав в одном. Кое-что удивило меня прошлой ночью. Я ничего не увидел, но кто-то был в комнате вместе с нами. Да и как он мог узнать об этом?
  Мы четверо подпрыгнули на месте, когда рация затрещала:
  -- Это Жрец. Вы и не поверите, но я слышу сигналы, призывающие на помощь. Кто-то заметил наше прибытие.
  -- Что за сигналы?-спросил Бун.
  -- Слушайте. Я сейчас приложу микрофон к переборке. Эти сигналы приходят через воздуховод.
  Каждый Охотник на корабле напряг слух. Послышалась серия щелчков, повторяемых снова и снова. Я не сразу узнал систему. Сэм понял ее первым.
  -- Азбука Морзе,-- прошептал он.-СОС... Попали в западню... В моторном отсеке... Дарнэ... СОС.
  -- Жрец, передай ответ,-- приказал Харбингер.
  -- Я не могу, командир. Не знаю азбуку Морзе.
  -- Уже выполняю,-- произнес Сэм и поспешно ушел прочь.
  Харбингер вновь обратился по рации:
  -- Так, парни. Параметры миссии меняются. Теперь это операция спасения.
  Он на мгновение выключил микрофон.
  -- Бун, собери своих людей. Зачищайте корабль.
  -- Не в первый раз американцы спасают французов,-прокричал через плечо ветеран специальных операций, побежав к своей команде.
  Эрл повернулся ко мне. Я не мог сказать, о чем он думал.
  -- Питт?
  -- Да, сэр?
  -- Кончай тут "сэрничать". Ты можешь еще что-нибудь предложить, кроме своего сна? Что нам может помочь?
  -- А зачем? Если сон говорит правду, то плохие ребята покинули корабль. Подождите. Значит, вы все-таки поверили мне?
  Он не ответил на мой вопрос. Вместо этого Харбингер поднес рацию ко рту:
  -- Холли, пошли наверх каждый заостренный клин, который у нас имеется. Нам тут нужно убить несколько вампиров.
  -- Так значит "да"?-настойчиво спросил я.
  -- Хватит. Мы тратим зря дневной свет. Никто не убивал мастера-вампира в темноте.
  
  Глава 8
  Вампиры-одна из самых опасных форм нежити. Они брутальные и быстрые. Ни один Охотник в мире не относится к ним легкомысленно. Они сильно варьируются по способностям, и пока самые слабые являются только сверхопасными, мастера бывают воистину неудержимыми -- идеальными машинами убийств. К сожалению, каждый убиенный человек, послуживший пищей вампира, может подняться через несколько ночей, поэтому мы ожидали на корабле до пятьдесяти алчущих кровососов. К счастью, вновь созданные вампиры, как правило, бывают смущенными и дезориентированными. Чем дольше тварь существует в этой жизни, и чем больше крови она поглощает, тем сильнее становится.
  Литература и фильмы дают лишь частично правильную фактуру. Вампиры - это существа ночи. Рассеянный солнечный свет может обжечь этих существ. Прямые солнечные лучи убивают их. Клетки вампиров могут регенирироваться почти мгновенно, но кол, пронзивший сердце, парализует их продвинутую систему циркуляции и успокаивает на достаточно долгий срок, чтобы обезглавить тварей. Даже в нашей работе встречается не так уж много созданий, которые могли бы выжить, когда их мозги отделены от тела. Святые символы типа крестов или святая вода оказывают на вампиров некоторый эффект, однако все зависит от персональной веры пользователя. Многие Охотники предпочитают насилие, а не веру. В этом отношении мы похожи на футбольных болельщиков.
  Я удоволетворенно улыбнулся, когда поднял наверх с "Блистательной ошибки" несколько осколочных гранат. При определенных обстоятельствах они могли быть очень полезными. Я хмыкнул, опустив тяжелую коробку на палубу, отсоединил трос и бросил его за борт. Холли ожидала дальнейших требований. Трип и Ли стояли поблизости, сканируя пространство на любой вид угрозы. Мы обеспечивали безопасность. Джули оставалась в вертушке и тоже вела наблюдение, а другие Охотники, разбившись на две группы, постепенно продвигались к моторному отсеку.
  -- Это Харбингер. Что-нибудь видите перед собой?
  -- Команда Буна. Все чисто. Остаемся начеку.
  Сэм отправил сообщение через воздуховод. Французский Охотник отстучал, что большая часть его команды стала вампирами, а они, оставшись без патронов и нуждаясь в убежище, закрылись в рубке,.
  -- Команда новичков. Наверху все чисто.
  Я баюкал на руках "Ремингтон" и наблюдал за палубой. Ничто не двигалось. Лишь французский флаг трепетал на ветру. Так как мы стояли на открытом месте, а вампиры горели в солнечном свете, команда новичков не была особенно занята. Мы просто осматривали палубу. Над нами лениво завис вертолет.
  -- Когда Чак осмотрит внутренности, мы свалим отсюда?-спросил Альберт Ли.
  Альберт был низкорослым парнем азиатского происхождения. Какое-то время назад он работал библиотекарем. Но потом колония гигантских мутировавших пауков обжилась в его архиве и начала высасывать жидкости из посетителей заведения. К счастью, в отличие от обычных библиотекарей, Ли находился под крылом закона "О гражданской адаптации военнослужащих" и раньше был специалистом по взрывчатке в корпусе морских вооруженных сил. Проблема с гигантскими пауками нашла себе огненный конец - спасибо дизельному топливу и удобрению с нитратом аммония. Печально, но библиотека сгорела. Альберт считался очень сообразительным. Выделяясь из числа многих новичков, он знал, какой конец ружья опасен и стреляет пулями. Мне понравилось, что Харбингер взял его с нами.
  -- Чак - мастер по ББД,-- заметил я.
  ББД - это аббревиатура для боя на ближней дистанции. Мид, как бывший рейнджер, имел больше опыта, чем остальные новички. Ли кивнул головой, и мы вернулись к ожиданию. Время текло медленно. Тишина нарушалась регулярными радиоперекличками. Две штурмовые команды сходились по разным коридорам к моторному отсеку.
  -- Это Харбингер. Камбуз чистый. На полу разлиты ведра крови. Там шел нешуточный бой.
  -- Это Бун. Мы над бойлерами. Много крови, пустых гильз и магазинов. Наверное, тут французов и взяли.
  -- Это Джули. На палубе чисто.
  -- Команда новичков. Наверху все чисто,-- повторил я ее слова.
  -- Это команда поддержки,-- отрапортовала Холли.-- Вокруг только тупые матросы, которые пытаются склеить меня. А чертово судно провоняло рыбьими кишками.
  Я еще раз проверил оружие. 870-й имел 18-дюймовый ствол и два дополнительных магазина. Он давал семь выстрелов без перезарядки и являлся моим любимчиком. Находился у меня с пятнадцати лет. Я заменил цевье на "Старфайр", с более сильным фонариком. Луч оптики проходил через XS мушку. На боку были гнезда для шести патрон. На нейлоновом заднике могло вместиться еще шесть. Затвор имел несколько дополнений: можно было стрелять серебряной картечью, серебряными пулями, стрелами, бронебойными гранатами, дробью, специальными разрывными снарядами, придуманными Мило, и даже слезоточивыми патронами. Я оснастил карабин всем, кроме кухонной раковины, и, будьте уверены, каждое улучшение имело свою задачу.
  Пистолет тоже являлся старым другом. В нашей ассоциации Охотники могли подстраивать под себя технику, и любое личное оружие -- например, .45 калибра -- выдавалось переделанным под серебряные пули. Моим пистолетом был "Кимбер/БУЛ", с полимерной отделкой из семейства 1911. Я стрелял из него еще годы назад на матчах по трем оружиям. Толстые магазины содержали 14 патронов .45 калибра. У меня на поясе имелось шесть дополнительных обойм. Я приспособил к пистолету большую газообразную оптику "Эшли Экспресс", которая позволяла уменьшать разброс при скоростной стрельбе, что меня вполне устраивало. Из этого пистолета было выпущено свыше 10000 пуль. Я получил с ним несколько призов.
  На лямках моего бронежилета имелось несколько гранат, заостренных кольев и других разнообразных инструментов. Ансамбль завершал огромный нож, висевший на груди. Будучи крупным парнем, я выбрал один из самых больших ножей в арсенале. Мило сказал, что это кукри из Непала - оружие прославленных отрядов гуркха -- изогнутая смертельная сталь, с толстым тяжелым концом, предназначенным для максимального рубящего маха. Тот вариант, который оказался у меня, назывался "ганга рам", и он был больше моего предплечья. Если мне предстояло срубать головы, я не собирался мучиться. Многие из нас взяли с собой легковесные хоккейные шлемы, поскольку большие экземпляры являлись слишком громоздкими для тесных пространств корабля.
  Я чувствовал себя полностью готовым -- как перед долгим боем. Каждый из нас был хорошо тренирован: физически и ментально. Команда новичков могла показать свою мощь. Некоторые бойцы имели пистолеты-пулеметы "Хекклер и Кох" .45 колибра. Меня не очень впечатляли такие пушки. Я думаю, немецкая инженерия реально переоценена, Просто Мило выгодно приобрел пару дюжин на черном рынке, и поэтому многие новички получили именно это оружие, хотя могли бы использовать и собственное оснащение.
  Моя рация снова затрещала. Чем глубже команды углублялись в недра корабля, тем больше становилось помех. Мы применяли новейшее коммуникационное оборудование, но радиоволнам приходилось проходить через большие слои стальных пластин.
  -- Это Бун. Впереди замечено движение. В пяти ярдах от моторного отсека.
  -- Харбингер. Регистрирую движение спереди.
  -- Черт! Они и позади!
  -- Приближаются. Проходят через решетки.
  -- Вампиры под нами. Идут через палубу.
  На фоне слов загремели очереди автоматов.
  -- Засада! Это засада!
  Рация отключилась. Я больше ничего не слышал. Мы, трое на палубе, смущенно посмотрели друг на друга.
  -- Эрл, прием,-- произнесла Джули из зависшего вертолета.-Эрл! Бун! Кто-нибудь слышит меня?
  Ее голос звучал встревоженно.
  Я посмотрел вверх и увидел, как она держит руку у шеи. Там располагалась тангента микрофона. Снайперская винтовка болталась на ремне. Джули сказала что-то пилоту, затем взглянула на меня и быстро поправила винтовку на плече.
  -- Команда новичков,-- прокричала она по рации и выстрелила прямо над моей головой.-Ваш выход!
  Сверхзвуковое потрескивание отозвалось на веках и в ушных перепонках. Пуля просвистела в дюймах от шлема. Я обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть перекошенное лицо нежити, перелезшей через борт. На ее сером лбу чернела дырка. Люди в испачканных кровью лохмотьях преодолевали ограждения и мчались к нам быстрой прыгающей рысцой.
  Для эмоций не хватало времени. Все обучение, как рукой, смело.
  Я бездумно поднял карабин, спустил предохранитель и погладил пальцем спусковой крючок. На меня неслось существо с выпученными глазами. Я смел его с палубы двойным выстрелом в грудь. Прежде чем оно упало, мне удалось перезарядить помпу и выстрелить в следующую тварь на очереди, порвав ей челюсть в брызгах черной жидкости. Она продолжала двигаться, расставив руки и нацелив на меня свои когти. Я послал ей две быстрые пули. Существо споткнулось и упало за борт. Чанк-чанк-чанк зазвучали приглушенные выстрелы пулеметов, когда Трип и Ли начали стрелять из своих "H&K UMP" .45 калибра.
  Хватая патроны из ленты на бронежилете, я присоединился к их быстрому огню. Глаза выискивали цели. Пепельная нежить карабкалась через борта и катилась к нам сплошной стеной. Я стрелял в них с максимальной быстротой. Карабин стал продолжением моей воли. Я влепил пулю с двенадцатью серебряными гранулами в мозг существа, приблизишегося к Ли, и выпустил заряд в грудь другой твари, когда та набросилась на Трипа. На меня плеснули холодные брызги из головы уродца, появившегося за моей спиной. Это Джули разбила череп твари меткой пулей .308 калибра
  -- Сомкнуть ряды,-- закричал я своей команде.-- Встать спина к спине! Спина к спине!
  Каким-то образом в бурлящей суматохе боя они услышали меня и побежали выполнять команду. Мы продолжали стрелять одновременно в разных направлениях. Некоторые из монстров, сбитых на палубу, уже снова стояли перед нами. Я пнул одного в ребра. Будь он человеком, удар сломал бы ему грудную клетку или вообще убил. Но существо опять вскочило на ноги. В беззвучном реве оно открыло пасть и бросилось на меня. Я ударил стволом карабина под грудину твари и пробил тело насквозь, оставив дыру в ее спине. На какой-то момент она упала, но затем встала и вновь направилась ко мне. Я раздробил ей череп прикладом своего оружия, а потом подсечкой уложил на палубу.
  Ли закричал от боли. Костлявая лапа вцепилась ему в ногу. Он рухнул вниз. Трип прошил монстра очередью - прямо через лицо. Схватив Ли за рукоятку на спине бронежилета, он оттащил его в безопасное место. Я, стреляя только в головы нежити, опустошил карабин и отвел его в сторону, когда он отозвался пустыми щелчками. Ремень удержал его от падения на палубу. Я схватил пистолет и, прицелившись в ближайшую фигуру, начал стрелять. Куски мяса и костей полетели от голов, когда пули находили пристанище.
  Мы трое, собравшись вместе, стреляли в противника и перезаряжались. Ли, лежа на животе, палил из пулемета вверх. Мимо нас то и дело пролетали пули. Это Джули сокращала численность толпы. Затвор моего 1911 замер в задней позиции, когда существо прыгнуло на меня. Моя рука дернулась за новым магазином, но тут Трип внезапно рванулся вперед и вонзил свой топорик в плечо монстра. Второй лапой существо жестко сбило Трипа на палубу. Я вставил новый магазин, перевел затвор и выстрелил в оба глаза твари.
  Ли перезаряжал пистолет, пытаясь вытащить магазин из нагрудного кармана. Но он лежал на нем, а его парализованные ноги бездействовали. Трип не двигался.
  На ногах осталось только два существа. Они двигались к нам очень быстро. Первый был одет в форму моряка, второй носил костюм сотрудника судовой безопасности. Их глаза мерцали красным светом. Черные сломанные зубы пугали своими большими размерами. Заостренные кости торчали из рваных ран на руках. Я встадил две пули в голову первого существа, и оно растянулось на палубе.
  Вторая тварь приняла выстрел прямо в лицо. Ее когти мелькнули у моей головы. Я наклонился, избегая их. Ноги скользнули по покрытой кровью поверхности, спина ударилась о палубу, и мне пришлось стрелять вверх в существо, все еще безжалостно нападавшее на меня. Когда Джули попала в тварь, временно замедлив ее, из шеи создания вырвалась струя черного цвета,. Я вытащил из нагрудных ножен длинный "ганга рам" и ударил им по ногам существа. Большой нож порвал колено монстра и начисто отрубил одну кончность. Бывший охранник упал рядом со мной, и я снес ему половину черепа, выплеснув розовые мозги и черную жидкость на залитую красными лужами палубу.
  Переднюю часть корабля усеивали дымящиеся серые тела. Некоторые из них еще шевелились, а несколько пыталось встать. Я взмахнул большим ножом и закричал от ярости. Потом изогнутое лезвие рубило все, что двигалось, разбрызгивая жидкости и кусочки мяса. Ли удалось подняться на ноги. Дрожа от головы до пят и матерясь последними словами, он оставлял зловещие дыры .45 калибра во всем, что выглядело подозрительным. Вертолет, сбросив высоту, ревел над самым бортом судна.
  -- Оуэн! Нежить выползает из иллюминаторов. Они пробираются вверх по бортам корабля. Холли нужна помощь.
  Дерьмо! Я сунул все еще скользкий нож в ножны и, поместив пистолет в кобуру, начал заряжать карабин патронами. Ноги сами несли меня к цепочным лестницам. Джули выснулась из вертушки, стреляя по борту, который уходил к воде подо мной. Одна из пуль заискрила рикошетом вверх и попал в мою броню. Игнорируя болезненный, но не очень опасный удар, я наклонился через ограждение, чтобы взглянуть на "Блистательную ошибку". Холли, рисковано свисая со скользкой палубы, стреляля из UMP по монстрам. Твари ползли по борту, нарушая законы тяготения и здравого смысла. Они направлялись прямо к ней. Я насчитал, по крайней мере, пять фигур, и они поглощали пули без малейшего толка.
  Я всадил пулю в существо, котрое ползло подо мной. Стрелять приходилось под неудобным углом. Перегнувшись так далеко, что можно было упасть в океан, я нажал на курок и послал унцию серебра в лопатку ожившего мертвеца. Его руки обмякли. Он скользнул вниз по борту и упал в бушующие волны. Я передернул помпу, попутно прицеливаясь в следующую тварь.
  Затем через все мое тело пронеслась холодная волна. Она началась в центре спины и распространилась дальше по членам. Меня обжег жуткий холод. Ноги одеревенели и подогнулись подо мной. Карабин выскользнул из пальцев, повиснув на ремне. Я медленно дернулся и поник, как тряпичная кукла. Мертвый матрос держал меня за лямки броника. Его прикосновение вызвало внезапный паралич. Я посмотрел в его кроваво-красные глаза, когда он невероятно широко открыл рот с черными острыми зубами. Я попытался отстраниться, но мне удалось лишь слабо дернуть руками, напрячь мышцы лица и немного шевельнуть пальцами. Я приготовился к скорой гибели.
  Внезапно верхняя половина головы нападавшего существа отлетела от тела, как кусок взорвавшейся дыни. Пуля Джули прошла в дюйме от моих обмякших губ. Фактически, она царапнула мой шлем. Это был лучший выстрел из тех, что я видел. Существо упало. Его безжизненные лапы отлетели от меня. Я заметил, что Трип и Ли двинулись ко мне, пытаясь поймать меня раньше, чем мое безвольное тело перевалится через борт корабля. Трип нырнул головой вперед над мертвецом. Его руки были расставлены, словно я являлся чертой тачдауна.
  Ему не удалось поймать меня.
  Не издавая ни звука, я упал с тридцати футов в океан. И уж поверьте, мое молчание объяснялось не храбростью. Внутри я орал, но мое горло онемело и не могло издавать какие-либо крики. С огромным всплеском я ударился о волны Тут же вес бронежилета и оружия потащил меня вниз. Ноги и руки вяло болтались и не слушались приказов мозга. По крайней мере, мне удалось закрыть рот, хотя вода все равно неумолимо поступала через нос. Я попытался двигаться - то есть, волей заставлял безвольные руки шевелиться. Но ничего не происходило. Я старался бороться и беззвучно проклинал свою беспомощность, но, тем не менее, спиралью уходил в глубины.
  Выше меня замаячил свет. Не знаю, то ли я проплыл большое расстояние до поверхности, то ли мой мозг нуждался в кислороде. Вода была холодной, но внутри моего тела царил еще больший озноб. Свет запульсировал, когда вода попала в легкие. Мне стало понятно, что вскоре они остановятся, и я умру -- от безысходности или по физическим причинам.
  Что за нежить парализовала меня своим прикосновением? Мы обсуждали это в классе... И тут перед глазами появилась фотография сражавшейся Джули. Человечки. Тебя парализовал человечек. Как долго продлится его воздействие? Ли встал довольно быстро. А Трип уже двигался, когда я упал через борт. Минута? Может, две? К сожалению, я не имел минуты. Глубина увеличивалась, и я начинал паниковать из-за потери воздуха. Ужас, вызванный неподвижностью, был самой худшей неприятностью. Я старался двигаться, понуждая себя реагировать на указания ума. Мои пальцы слегка шевельнулись. Жаль, что этого было не достаточно.
  Забавно, сколько продлится мой ступор?
  Затем я вздрогнул. Передо мной находился старик из сна. Я ясно видел его в темной воде -- идеально сухого, пока рыбы плавали над костлявыми плечами моего потустороннего спутника. Он печально покачал головой.
  -- Парень, мы должны перестать встречаться подобным образом.
  Он приподнял свою тяжелую трость и ткнул ею в аварийную кнопку на моем бронежилете. Баллон CO2 извергся газом вместе с пузырями, надув плечевой сегмент броника и дав мне силу внезапно обретенной плавучести. Я начал подниматься.
  -- Плыви вверх. Твоим друзьям нужна помощь. Хотя ты не очень хорош в бою. И еще одна просьба. Больше не умирай.
  Пока бронежилет нес меня в облаке пузырей к поверхности океана, я ощущал чувство обретения своего тела. Это было ужасное покалывание. В сочетании с жаждой воздуха, агонией в груди и невыносимой болью в голове, это казалось худшей из мук. Мои ноги начали вспенивать воду, руки -- трепыхаться. Я стремился подняться к свету и вдохнуть бесценный воздух.
  Голова взломала поверхность океана. Я глотнул воздух и наполнил мои - в основном, распертые водой - легкие. Затем яростно исторг из себя соленую жидкость. Это было больно. Тут же один из рыбаков начало дико лупить меня по шлему палкой.
  -- Убейте его!-закричал он.-Убейте!
  Я попытался отплыть от шеста, но мои руки и ноги все еще восстанавливали силу.
  -- Прекратите это!-- прохрипел я, пока рыбаки с "Блистательной ошибки" пытались затолкать меня палками под воду.-Вы имеете дело с человеком, идиоты!
  -- Он за нас,-услыщал я голос Холли.-Хватит бить его, черт возьми! Лучше вытащите парня!
  Я с трудом поймал конец шеста и попытался забраться на судно. Грубые руки схватили меня за ремни и втащили на борт - мокрого, дрожащего и по-прежнему блюющего. Потом в неспокойных волнах возникло движение. Один из человечков взломал поверхность воды и по-собачьи поплыл к "Блистательной ошибке".
  -- Можете бить его,-- пробулькал я.
  Мои онемевшие пальцы схватили все еще висевший на ремне карабин.
  -- Я позабочусь о нем,-крикнула Холли.
  Я услышал, как отчаянный плеск рук сменился оглушительным взрывом, когда сдетонировала осколочная граната. Океан изверг высокую волну. На палубу выбросило воду и несколько кусков плоти.
  -- Это один из последних,-- прокричала Холли.-Ты как?
  Я перекатился на бок, отрыгнул пену и ужасно закашлял. Мою грудь сжимали спазмы боли. В глазах двоилось.
  -- Полный порядок,-- задыхаясь, прошептал я.
  -- Ага! Образчик здоровья. Кончай, Зи.
  Она попыталась помочь мне подняться на ноги, но я был слишком тяжелым. Мне пришлось сначала встать на колени, пока она тянула меня за лямки броника. На корпусе "Антуана Анри" виднелась большая подпалина с неровным кратером, прорвавшим металл. Холли заметила, что я изумленно смотрю на дыру.
  -- Какого хрена? Вы, парни, думали, что оставите здесь кучу всякого барахла, и я ничем не воспользуюсь?
  Она указала на отстрелянный гранатомет, который валялся на палубе. Рядом лежало обезглавленное тело дергавшегося человечка. Холли приколола его к палубе большим багром.
  -- Им наверху нужна помощь,-- прохрипел я, когда она помогла мне встать на ноги.
  Мне пришлось согнуться вдвое, потому что меня опять стошнило. Спазмы все еще были болезненными, но уже не такими сильными. Прощай мой ужин с прошлого вечера. И чипсы "Начо".
  -- Я сама пойду к ним. Ты оставайся. Капитан хочет уплыть. Матросы собираются убраться подальше от демонического корабля, и я не виню их за это. Они отойдут на полмили и подождут нашего сигнала. Боятся, что какая-нибудь из тварей полезет из иллюминатора.
  -- Я поднимусь наверх.
  -- Ты чуть не утонул,-- всплеснув руками, взмолилась она.
  -- Мне даже не сделали искусственного дыхания рот в рот. Мы теряем время.
  Я ухватился за лестницу. Двигатель "Блистательной ошибки" с противным кашлем включился и выпустил клуб дизельного дыма. Холли в смятении покачала головой и шагнула ко второй лестнице. Мы полезли наверх, пока маленькое судно отплывало от большого корабля. Если я думал, что подъем был трудным в первый раз, то после почти завершенного утопления путь по цепочным звеньям стал гораздо тяжелее. Ботинки и жилет намокли, утроив свой вес. Я казался набухшим гигантом Гордурой. Холли легко обошла меня на дистанции. Ей помогали легкий вес и прекрасный мышечный тонус. Она первой перебралась через борт. Трип и Ли ожидали меня. Последние несколько футов они помогли мне забираться наверх.
  -- Уф!-прошептал я, вновь упав на палубу.-Ненавижу эту глупую лестницу.
  -- Ах, бедная сестричка,-- заявила Холли, перезаряжая пистолет-пулемет.-Попробовал бы ты елозить по шесту на сцене.
  Осмотрев палубу, я заметил, что парни были заняты во время моего купания в океане. Каждый человечек выглядел тщательно порубленным на мелкие кусочки. Несколько серых рук все еще ползало по палубе, а отсеченные головы смотрели на нас и скрежетали зубами. Вертушка по-прежнему кружила над нами. Удивительно, но моя рация все еще работала.
  -- Я сняла пару тварей, карабкавшихся на другой стороне корабля,-- донесся голос Джули.-- Думаю, теперь все чисто. Никакого ответа от двух команд зачистки. Я спускаюсь.
  Вертушка остановилась прямо над нами. Была сброшена веревка, и Джули отсоединилась от тросов, удерживавших ее на позиции стрелка. Она быстро спустилась на палубу. Как только ее ботинки коснулись поверхности, она направилась к нам. Голова в шлеме по-привычке пригибалась вниз, избегая удара винтов. "Окорок" тут же набрал высоту, склонился на бок и отлетел от корабля.
  -- Он будет ждать нас еще минут двадцать, потом полетит на дозаправку,-- крикнула Джули, приближаясь к нам.-Все в порядке?
  -- Готовы идти,-- ответила Холли.
  Остальные кивнули.
  Я внезапно почувствовал "сушняк" и упал на колени, дрожа и кашляя, как маленький ребенок. Когда приступ прошел, мне удалось подняться на ноги.
  -- Все замечательно,-- прохрипел я,поднимая большой палец.
  -- Хорошо,-- сказала Джули.-- Мы входим внутрь.
  Она вытащила частично использованный магазин из своей винтовки М14 и заменила его на полный.
  -- Обе команды зачистки молчат уже несколько минут. Возможно, им нужна помощь. Давайте выдвигаться.
  Она поспешила к приземистой пристройке. Там находился вход в утробу корабля. Мы последовали за ней. В принципе, команда новичков еще не была готова к ведению жесткого ближнего боя, который монстры могли навязать нам в клаустрофобно узких внутренностях корабля. Теперь это не играло большой роли. Мы стали кавалерией, спасавшей людей. По крайней мере, Джули знала, что делала.
  -- Приготовьте гранаты. Следите за тем, как вы используете их. Мы будем внутри стальной трубы. Возвратное давление при взрыве может убить вас. Никаких выстрелов с двух рук. Нам не нужно никаких рикошетов. Соразмеряйте каждый выстрел с тем, где находится остальная команда. Никакого пламени. Судно металлическое, но все на борту может загореться. А пожар на корабле - это плохая новость. Если что-то движется, и это не человек, стреляйте, не думая. Вопросы?
  Никто ничего не сказал. Мы остановились перед массивной металлической дверью. Джули схватила Холли за лямки бронежилета и посмотрела ей в глаза.
  -- Холли, там будет темно. Как в дыре. Ты справишься? Не ходи туда, если не готова.
  -- Я в порядке,-- сердито ответила Ньюкастл.-- Ненавижу вампиров. Давай начистим их орешки.
  Джули кивнула и улыбнулась. Я так и не понял, что это значило.
  -- Мы собираемся двигаться быстро. Не нужно совать нос в каждый проход. Нам не требуется полная зачистка. Просто двигайтесь вперед и следите за собой. Посматривайте на решетки и воздуховоды. Ли, ты берешь тыл и наблюдаешь за тем, что творится позади. Я впереди, затем Питт, Трип и Ньюкастл. Все ясно?
  -- Позволь мне занять переднюю позицию,-- сказал я.
  -- Почему?
  -- У меня карабин, а у тебя -- спайперская винтовка. Плюс ко всему, я расходный материал. Если ты пойдешь впереди и погибнешь, нам не сдобровать.
  Это не было рыцарством. На близком расстоянии любая длинноствольная винтовка создавала трудности - к тому же, оснащенная оптикой.
  Джули подумала секунду над моими словами и кивнула голвой.
  -- Питт впереди, потом я. Какие вопросы?
  Возможно, нам следовало поставить впереди бойца с пистолетами-пулеметами, но я не думаю, что Джули доверяла их стрелковому искусству.
  Мы безмолвствовали. Каждый по-своему готовился к вхождению в темноту. Трип шептал молитву. Ли закрыл глаза и делал контролируемые вдохи. Холли злобно усмехалась, как доисторический хищник. Я убедился, что мой карабин полностью заряжен, потом похлопал по магазинам и ножу. Они находились на своих местах. По крайней мере, мой заплыв в океане очистил меня от слизи человечка. Остальная команда новичков была покрыта соками нечисти. Джули хлопнула ладонью по спине моего бронежилета.
  -- Пошли.
  
  Первый уровень, который мы легко преодолели, был освещен флуоресцентными лампами. Но когда наш маленький отряд достиг лестницы, ведущей на следующий этаж, темнота заставила нас включить вмонтированные в шлем очки ночного видения. Кто-то систематически и старательно разбил каждую лампу. Стекло крошилось под нашими ногами, когда мы быстро проходили через узкие стальные коридоры. На моем карабине была пара фонариков: один создавал яркий белый свет, а второй проецировал луч, невидимый для человеческого глаза. Он освещал зеленым светом тот мир, который я видел через моноколь. Остальная команда тоже была экипирована инфракрасным светом, установленном на оружии. Так как мы сражались с нежитью, оборудование с термовидением осталось на палубе. Оно не подходило для тварей, которые уже имели комнатную температуру.
  Мы быстро прошли через то, что раньше было камбузом. Я держал карабин наготове в нижней позиции. Локти опущены вниз, чтобы не биться ими об стены.На столах лежало полусъеденное и даже подгнившее мясо. Стены были забрызганы густой жидкостью, которая не определялась через прибор ночного видения, но мои внутренности говорили мне, что это была яркая артериальная кровь. Я пнул ногой бутылку, и она покатилась под один из столов. Двери, в основном, являлись водонепроницаемыми люками, и я осторожно перешагивал крутой выступ в основании каждого портала. Пока все люки были открытыми.
  Треск оружейного огня эхом прогремел по коридорам и воздуховодам. Это давало хороший намек на то, что наши товарищи все еще живы. Моя небольшая команда ускорила шаг. Согласно схеме, которую мы изучили на пути к таинственному кораблю, нам нужно было спуститься вниз на еще один пролет лестницы и пройти какие-то помощения. Одолев длинный коридор, мы окажемся у моторного отсека. Я вздрогнул, когда взрывное вхамп завибрировало по всему судну и отозвалось тарелками на камбузе.
  -- Бомба?-спросил Трип.
  -- Трудно сказать,-- ответила Джули.
  -- Надеюсь, мы не утонем,-- с усмешкой произнес Ли.
  Наши ботинки загрохотали по металлическим ступеням, когда мы, поспешив, спустились на новый уровень. Время скрытного перемещения закончилось. Я свернул за угол кубрика. Фонарик освещал темноту перед нами. Приклад карабина был плотно прижат к плечу. Длинную узкую комнату заполняли двойные кровати. К стенам были приклеены порнографические открытки. Все это странно выглядело в мерцавшем зеленом свете. Везде валялись одеяла и мусор. Помещение казалось скопищем укромных засад. Вскинув кулак вверх, я просигналил команде замереть на месте. Мое чутье говорило об опасности.
  Джули прижалась ко мне. Ее ружье было готово к стрельбе. Я мог слышать дыхание девушки. Послышался резкий звук, когда кто-то из нашей команды споткнулся о порог двери. Что-то находилось в комнате вместе с нами. Я чувствовал это.
  Ничего не происходило.
  Группа продолжала освещать комнату невидимыми лучами. Я не мог указать пальцем на врага, но что-то ожидало нас. Наверное, Джули чувствовала то же самой.
  -- Всем выключить фонарики,-- скомандовала она.-- Перейти на белый свет.
  Я отвел моноколь назад и выполнил команду, нажав на кнопку, которая активировала лампочку в 120 люмен на боку моего 870-го. Внезапно, сразу из пяти точек, яркий жгучий свет наполнил комнату.
  Моноколь ночного видения имел некоторые преимущества над маской, закрывавшей оба глаза, но также обладал и своими недостатками. С одной стороны (и со знаком "плюс"), первый зрачок -- при использовании монокля -- был полностью расширен и воспринимал "ночной вид зрения", а другой глаз смотрел на ярко зеленый мир. Человеческий мозг, будучи потрясающим механизмом, совмещал освещенный и неосвещенный образы вместе. Вы получали электоронно улучшенное видение, но в случае отказа хитроумного устройства один глаз все же мог видеть то, что наблюдает человек, попавший в темноту. В маске (с двумя линзами) вы обретали улучшенное ночное видение, но при отказе устройства отказывались беззащитным. Тут требовалось долгое ожидание того момента, когда ваши глаза привыкнут к темноте. Монокли очень хороши, но у них имеются большой недостаток. Когда вы выходите на яркий свет, один глаз тут же слепнет.
  Поэтому при включении белого света в режиме Surefires мы пятеро оказались с одним функционирующим глазом и одним ослепленным, Вот, наверное, почему образ вампира, пробиравшегося к нам по потолку, показался мне очень сюрреалистичным. Я уже говорил, что они выглядят, как нормальные люди. Этот на вид был обычным матросом. Бледным, отрицающим гравитацию, но человеком.
  Я отреагировал на долю секунды раньше остальной команды. За это время мне удалось послать две серебряные пули в грудь и таз вампира. Грохот карабина в ограниченном пространстве воспринимался оглушающим, но он не шел в сравнение с соническим треском М14 Джули. Ее пуля прошила вампира через плечо. Существо упало на пол, и мы оба перевели огонь вниз. Остальная команда не могла стрелять, поскольку мы мешали им.
  Когда я и Джули одновременно упали на колени, вампир нечеловечески закричал. Еще трое воинов открыли огонь поверх наших голов. Оружие сотрясалось. Пули .45 калибра прошивали существо - причем, многие из них не попадали в цель и пятнали стены и койки. Тварь вздрагивала, покачивалась, но продолжала приближаться к нам. Черные отверстия дырявили бледную кожу существа - теперь уже на близком расстоянии. Я отстрелял два последних патрона, попав монстру в пах и лоб. Вторая пуля пробила затылок вампира.
  Отбросив на бок дымящийся "Ремингтон", я вытащил пистолет и дважды выстрелил в противника, прежде чем был сметен в сторону. Мой бронежилет поглотил удар, но я, пролетев в воздухе, врезался в стальную стену. Боль распространилась по всем ребрам. Мой пистолет при ударе потерялся. Джули пригнулась и перекатилась под ближайщую кровать, с трудом избежав ноги вампира, когда та вмяла металлический пол. Иллюминация пяти разных фонариков, направленных под странными углами, создавала адски смущающую сцену.
  Остальные ребята из нашей команды опустошили свои пистолеты-пулеметы в тварь, которая приближалась к ним. Холли и Трип начали перезарядку, а Ли вытащил нож и замахал им, как саблей. Вампир двигался очень быстро. За ним было трудно уследить. Он нанес боковой удар, потом схватил Ли за руку и швырнул его через комнату. Я услышал, как парень заскользил по полу. Когда тварь отвлеклась на Трипа и Холли, пули .308 калибра впились в его ступни и икры.
  Укромное место Джули было обнаружено. Матрос схватил кровать и вырвал ее с настенных креплений, легко сломав довольно мощные болты. Он потянулся к ней, но я подоспел вовремя. Мой "ганга рам" взметнулся вверх со всей яростью, которой я обладал. Он как-то почувствовал возможный удар и начал двигаться. Я целился ему в шею, но лезвие вместо этого вошло ему в плечо, сломав ключицу и скользнув по верху ребра. Черная жидкость брызнула в стороны, словно из гидравлического цилиндра.
  Повернувшись, тварь вырвала клинок из моей руки. Она отлетела назад и, как паук, ударилась о стену. Сердито закричав, вампир приподнялся, схватил рукоятку массивного непальского клинка и вытащил его из спины. Шелест стали, царапавшей кость, был тошнотворным. Лезвие упало со звоном на пол. Я услышал одновременное пулевое попадание, когда Трип и Холли вновь принялись стрелять из своих пулеметов. Джули перезряжалась. Ли не двигался. Я достал особый патрон 12 калибра, послал его в камеру моего 870-го и передернул помпу.
  Рана вампира уже закрывалась. Он прошептал что-то матерное на французском языке. Потом по-английски:
  -- А что на это скажешь, мать твою?
  Он прыгнул на меня, стартовав, как снаряд из пушки или демоническая лягушка. Я приподнял карабин и нажал на курок, когда дуло соприкоснулось с грудью твари.
  Стандартный разрывной патрон используется полицией во время штурмов для взлома замков или запоров на тяжелых дверях - с условием, что осколки не будут представлять опасность для прохожих. Трех-дюймовый патрон, содержавший заряд из магнезии и вольфрама, предназначался для подрыва запоров в банковских подвалах. Мило рассказывал, что при проверке эта штука оставила в говяжей туше дыру с баскетбольный мяч.
  Отдача была очень сильной -- даже по моим стандартам. Шум оставил всех нас на неделю со звенящими ушами. Торс вампира взорвался в черном тумане.
  Инерция существа понесла его на меня. Мы оба рухнули на пол, перекатываясь и врезаясь в кровати. Внутренности разлетелись повсюду. Ноги существа дергались на полу, а верхняя половина продолжала сражаться со мной. Когда она вцепилась в меня, я оттолкнул ее в сторону и перекатился на бок. Трип и Холли выпустили в молотившие ноги твари по два полных магазина с серебряными пулями. Как только ребята отстрелялись досуха, Джули занялась торсом. Она придавила тяжелым ботинком шею злобного существа, подняла над головой заостренный кол и с криком вонзила его в черное сердце вампира.
  Фонтан густой жижи взвился в воздух, и отвратительные крики пронзили нас до самых костей Забрызганная Джули была неустрашимой. Вампир извивался. Но он не мог уже двинуться с места. Она протянула ко мне руку.
  -- Большой нож.
  Схватив с пола "ганга рам", я вяло поднялся на колени и передал клинок рукояткой вперед. Нож был огромным. Но и она оказалась сильной женщиной. Джули взмахнула им одной рукой, словно стряхивала кровь, а затем ударила. Послышался глухой удар, и крики, наконец, остановились. Голова откатилась в угол. Девушка с отвращением пнула ее ногой.
  -- Перезарядитесь,-- сказала она.-- Крики доносятся из разных мест. Ли, ты все еще с нами?
  Она вытерла окровавленное лезвие о ногу и передала нож мне, прошептав скупое "спасибо". Джули выглядела смертельно серьезной. Ее освещали мощные фонарики и покрывала вампирская кровь.
  -- Я в норме,-- ответил Ли, когда Трип помог ему встать на ноги.-О, черт!
  Его голос звучал слабо и скрипуче.
  -- Кажется, сломано ребро.
  -- Через секунду станет легче. Холли, прикрой другую дверь. Держи ее под белым светом. Нам будет легче стрелять. Свет дезориентирует их.
  -- Разве этот был дезориентирован?-поинтересовался Трип.
  Я быстро зарядил карабин. Мне не хотелось заряжать разрывные патроны, поскольку они не показали большой эффективности и были полезными только на дистанции ближнего боя.
  -- Кто-нибудь видел мой пистолет?
  Ли передал его - поцарапанный, но невредимый. Я поменял магазин и сунул оружие в кобуру. Рядом с койкой, к которой я прислонился, висел снимок молодой жены моряка и двух детей. Их группа стояла перед Эйфелевой башней. Я осветил фонариком поверженное тело вапира. Плоть медленно пузырилась и сплавлялась в смолянистую субстанцию, оставляя на виду торчавшие кости. Безглазый череп, казалось, смотрел на меня.
  -- Значит, это местер-вампир?-- спросил я.-Не такие уж они и крутые.
  Джули удивила меня своим смехом. В нем чувствовалось искреннее веселье, которое было абсолютно не к месту в разбитом кубрике. Она замолчала и начала очищать слизь со своих очков. Затем девушка посмотрела на нас -- бедных и смущенных новичков. Она покачала головой и улыбнулась.
  -- Это вновь обращенный. Он почти как ребенок.
  Все проворчали какие-то слова. Холли выругалась так цветасто, что ее мат был как поэзия.
  -- Мастера могут двигаться настолько быстро, что вы не увидите их. Они могут съесть стопку Библий и запить их зажженным коктейлем Молотова. Этот парень, возможно, стал вампиром на прошлой неделе. У них у всех ненормально быстрая регенерация. Но чем мощнее создатель, тем сильнее творение. Это месиво начал сильный и плохой застранец. Он был творцом тех человечков, которых мы встретили на верней палубе. Они служили ему дневными охранниками.
  Довольная тем, что снова может видеть, Джули указала Холли на проход к моторному отсеку.
  -- Оуэн снова впереди. Трип будет рядом с Ли и поможет ему при необходимости. Холли, ты сзади. Если мы нарвемся на еще каких-нибудь вампиров, останавливаемся и бросаем для начала несколько гранат. А теперь давайте двигаться.
  Я занял свое место у двери и направил в коридор луч света, выискивая цели. Джули устроилась на второй позиции. Она тихо сказала в мое ухо по-французски.
  -- Что скажешь, мамочкин сынок?
  -- В нужный момент звучит очень ласково,-- пожав плечами, ответил я.-Эй, если мы не умрем в следующие несколько минут, давай, ты сделаешь сегодня вечером какую-нибудь вкусняшку на ужин?
  Она похлопала меня по плечу, указывая, что пора выдвигаться вперед. Я понял это, как слово "нет" и быстро зашагал по коридору. Свет фонариков за мной отбрасывал на полу массивную тень. В поединке с вампиром я что-то потянул в ноге. Голова и грудь болели после предыдущих приключений в соленой воде. Живот и горло ныли от прежних бросков. Мои нервы звенели от адреналина и произведенного страхом эндорфина. Я все еще видел полуослепленным глазом фиолетовые тени и был покрыт вампирскими соками. Но у меня имелись прекрасные моменты для воспоминаний, и я никогда еще не чувствовал себя таким живым.
  В наушниках зазвучал голос Харбингера:
  -- Свет, мелькающий около моторного отсека... Кто вы?
  -- Не стреляйте,-- ответила Джули.-Это я и команда новичков.
  -- Оставайтесь там, где стоите. В тридцати футах от вашей позиции за левой дверью находится много врагов. Мы в конце коридора с другой стороны. Почему вы не наверху?
  Приятно было слышать Харбингера. Я навел карабин на указанную дверь. То, что пришло бы оттуда, получило бы горсть картечи.
  -- Мы потеряли радиосвязь после того, как вы попали в засаду,-- ответила Джули.-- Палубу наводнили человечки. Мы уничтожили их, но команда судна не захотела оставаться рядом. А у "Окорока" заканчивалось горючее. Новички показали себя хорошо. У них только незначительные ранения. Мы решили найти вас, ребята. Я какое-то время думала, что мы потеряли вас.
  -- Мы обошлись без потерь, но у Буна погиб человек. На Робертса напали из засады. У нас несколько раненых. Ничего серьезного. А теперь о плохом. Здесь около двадцати вампиров, и они первым делом гасят фонарики, когда атакуют.
  Его голос звучал устало и потрепанно.
  -- Это как-то неправильно,-- произнесла Джули.-Нежить не ведет себя так координировано.
  -- Наша нежить ведет. План такой. Мы убили большую часть этой дряни. Остальные спрятались в моторной рубке. Там, по краней мере, засело пятеро из них.
  -- Может быть, выкурить тварей из огнемета?-- с надеждой спросила девушка.
  -- Ответ отрицательный. Там склад горючего. Взрывчатые вещества тоже нельзя применять. Если мы зачистим тот отсек, то поплывем домой. Плюс, еще помещение, где заперты Дарнэ и его люди. По другую сторону двери как раз и находятся вампиры.
  -- Какой план?-поинтересовалась она.
  -- Я еще не придумал. В принципе, можно пойти пострелять. Но если мы начнем атаку, то попадем по паровым патрубкам, которые сварят нас. Или мы можем попасть в бойлер и пробить дыру в днище корабля. В любом случае время поджимает. Мы получили сообщение от французских Охотников. Вампиры пытаются прорваться в их отсек... Подожди секунду.
  Я не оглядывался на Джули и держал зловещую дверь под прицелом. У нас была хорошая позиция. Обе группы Охотников могли безнаказанно стрелять в дверной проем. Дуга коридора сводила шанс рикошета почти к нулю. Трип и Холли присели около меня, поэтому тоже могли стрелять. Раненный Ли наблюдал за тылом, а Джули вела переговоры. Стены и пол слегка вибрировали от близости мощного двигателя. Воздух пропах дизельным топливом, резиной, ржавчиной и слабым медным запахом крови.
  Пока мы ждали дальнейших указаний от Харбингера, я не мог не спросить:
  -- Кто-нибудь из вас знал Робертса?
  -- Я видел его на судне,-- сказал Трип.-Высокий худощавый блондин. Кажется, хороший парень.
  -- Он был отличным воином,-- ответила Джули.-Храбрым, немного безумным, но все равно чертовски замечательным Охотником. Робертс примкнул к нам с момента нового старта. Он пришел из первой партии новичков, которую выпустила наша школа. Будем считать, что он пропал без вести. Кажется, в Сент-Луисе у него остались бывшая жена и несколько детей.
  Голос Харбингера вернулся в мой наушник.
  -- Сэм говорит, что нашел на схеме второй проход. Мы прямо под главным трюмом. Там имеется спасательный люк, ведущий в моторный отсек. По мнению Сэма, мы можем послать кого-нибудь к нему. Если парни пробьют паровую трубу в помещении, где собрались вампиры, а затем закроют люк, то все твари сварятся. Пар убьет нежить, или, по крайней мере, выгонит ее в коридор, где мы нашпигуем болезных пулями.
  -- А это не прикончит французов?-спросила Джули.
  -- Сэм так не думает. Может быть, у них немного станет жарче, но, судя по схеме, с ними все будет в порядке. Я направлю туда Сэма, Гранта и Мида. Они выполнят поручение, как нужно.
  -- Как насчет команды Буна?
  -- Моя команда немного занята, Джули,-- отозвался по рации Бун.-Твой дядя скромно умолчал, что мы имеем, по крайней мере, еще двух кровососов, притаившихся внизу в шахтах. Один из этих сукиных сынов и укусил Робертса.
  -- Ясно,-- ответила Джули.-Ждем от вас барбекю.
  -- Я могу установить в коридоре несколько мин,-- предложил Ли.-Удивим вампиров, когда они полезут из отсека.
  Похоже, бывшие саперы только и ищут возможность кого-нибудь взорвать.
  -- Нет, мы в слишком узком пространстве.
  Наверное, она была права. Но, судя по количеству пуль, поглощаемых этими монстрами, мы не выдержим атаки, если пять вампиров направятся к нам одновременно. Здесь пригодился бы тяжелый пулемет FN MAG, поднятый мной с борта "Великолепной ошибки". Я оставил его на верхней палубе, поскольку он казался слишком длинным и неповоротливым в тесных коридорах корабля. Однако патроны 200 калибра при огневой поддержке пулеметов были бы здесь просто идеальными.
  -- У меня имеются более маленькие штучки. Они сделают свое дело с минимальным ущербом для нас и повредят только тем, кто пройдет через дверь.
  Ли похлопал рукой по мешочку, пристегнутому к его лямкам.
  -- Я сильно ранен и не смогу добросить их так далеко. Но один из вас должен кинуть мешочек к двери. Устройства сдетонируют по радиосигналу.
  Джули обдумала его слова и кивнула Трипу. Ли расстегнул мешочек, сделал несколько подстроек механизма, застегнул его обратно и передал Трипу. Тот, проверяя вес, несколько раз взвесил его в руке, затем с идеальной точностью бросил к двери.
  -- Хорошая подача,-- похвалила его Холли.
  -- Я помогал тренировать женскую команду по софтболу.
  Мы озарились усмешками.
  -- Это была маленькая школа,-- попытался защититься он.
  Время шло. Харбингер информировал нас, что запертые французы прислали еще несколько сообщений. Вампиры настойчиво пробивались к ним, надеясь на свежую кровь. Сэм вышел на связь и сказал, что их отряд был почти на позиции. Команда Буна, сократившаяся до четырех человек, получила еще двоих раненых. Они решали свои проблемы. Харбингер и Мило заняли удобное место, но поскольку их было только двое, они попали бы в большую беду, если бы все вампиры направились в их сторону. Мы растянулись тонкой цепью. А атака собиралась быть жесткой.
  -- Это Сэм. Мы у цели. Грузовой трюм выглядит безлюдным. Но тут много контейнеров "Конекс", так что трудно сказать. Мы собираемся открыть люк. Потом взорвем трубу. Вы сразу поймете, если это получится. Прием.
  -- Иди и возьми их, ковбой,-- прошептала Джули, усиливая хватку на винтовке М14.
  Мы расположились так, чтобы существа, отступающие в коридор, получили большой сюрприз. Взрывчатку дополняли четыре ствола, способные вести прямой огонь. Мы с Джули считались приличными стрелками. Хотя зачем этот глупый обман? Я был убйственно хорош, а судя по тому, что мы видели на палубе, она отличалась великолепной стрельбой. Я тайком посмотрел в ее сторону. Она полностью сосредоточилась на линзах своего скопа ACOG. Ее палец в перчатке покоился на спусковом крючке. Для равновесия Джули оперлась на стальную стену. Ее черты лица выглядели решительными, и каким-то образом она казалась привлекательной в не очень симпатичном зеленом бронежилете, несмотря на царапины и слизь, покрывавшие щеки. Джули Шэклфорд была девушкой моей мечты.
  В отдалении послышался звук взорванного металла и затем быстрая серия выстрелов и клацания металла о металл. Трип растянулся на полу, поэтому он первым почувствовал вибрацию.
  -- Начинаем!-крикнул он.
  Металлический скрежет едва не порвал наши уши, когда стена белого пара повалила из выбитой двери. Шум являлся извращенной версией огромного и самого чудовищного в мире чайника. Даже в том месте, где мы затаились, температура драматически выросла, когда жгучий туман начал заполнять коридор. Через его гудение можно было слышать жуткие нечеловеческие крики - на это раз из логова вампиров в моторном отсеке.
  Что-то вырвалось из дверного проема. Сначала один, потом второй и, наконец, третий вампир выбежали в коридор. Пар вскипятил их кровь, и она вырывалась из плоти быстрее, чем та могла регенерироваться. Один из беглецов, с пустыми расплавленными глазницами, повернулся к нам и закричал.
  -- Кончай его, Ли!-приказала Джули.
  Наш подрывник-библиотекарь подчинился и сжал в кулаке детонатор.
  Небольшой заряд сработал. Взрыв проявил себя приглушенным звуком и невыразительной вспышкой. На открытом пространстве маленькая бомба была бы не такой впечатляющей, но в узком металлическом коридоре кинетическая энергия СИ4 разнесла нежить на части. Кости вампиров были размолоты в порошек, а тела рассеяны на мельчайшие куски. Мы находились в тридцати футах, но нас все равно овеяло кровавым туманом.
  Еще два существа, выпрыгнувшие из двери, не попали под действие бомбы. Один двинулся в нашем направлении, другой повернулся к Харбингеру и Мило. Шесть оружий открыли огонь. Суш\щество, направлявшееся к нам, было слепым, обоженным и покалеченным. Некоторые его внутренние ограны трансформировались под интенсивным жаром. Существо выгядело кривобоким и неловким. Наши пули врывались в него, дырявили вены и ткани, ломали кости и разбрызгивали на пол черную кровь вампира. Под нашим натиском он упал на колени, но продолжил подтягивать себя к нам. Моим последним выстрелом одна ошпаренная лапа была полностью оторвана от тела, однако она каким-то образом все равно пыталась соединиться с остальными членами.
  Он упал и затих, но мы, тем не менее, отстрелялись досуха. Мои уши частично защищали высококачественные наушники, но благодаря им голова гудела от выстрелов в тесном и наполненном эхом помещении. Со второй позиции наших Охотников не доносилось никакого оружейного огня.
  -- Эрл, прием. Эрл, вы в порядке?
  Джули бросила пустой магазин от М14 и вставила другой.
  -- Вы слышите нас?
  -- Прием. Наш вапирчик прилег и отдыхает.
  -- Мы сейчас зайдем в отсек и освободим французов. Придержите огонь.
  -- Принято.
  Вампира разорвало на части, но он уже начал исцеляться. Трип и Холли позаботились о нем, пока я прикрывал их действия. Холли поставила ботинок на хребет существа и с яростью вогнала в него кол. Вампир был так истерзан, что даже не мог кричать. Трип поморщался, вытаскивая свой тесак. Я полагаю, что во вьетнамскую эру это оружие правильно называлось "томагавком". Именно его мой приятель взял в оружейной комнате. Трип поднял маленький топор и быстро опустил его вниз. В шею вампира стреляли много раз, и это не вызвало большего эффекта. Томагавк скользнул через плоть с такой силой, что высек из пола сноп искр. В тот же момент ткани поверженного существа начали растворяться и стекать через решетку, оставляя только черный скелет с ненормально огромными зубами.
  Шум выходящего пара заглох. Аварийные системы корабля отключили этот сегмент отопительной сети, заглушив бойлеры и перекрыв особые клапаны. Белый туман в коридоре начал медленно рассеиваться. Температура успела подняться, по крайней мере, на двадцать градусов. Я чувствовал пот, катившийся вниз по моему телу.
  -- Джули, это, кажется, все. Когда в моторном отсеке достаточно остынет, войди туда и спаси людей Дарнэ. Мы с Мило пойдем на помощь Буну.
  -- Принято, Эрл.
  Команда новичков терпеливо ожидала приказов. Ли был тяжело ранен, и Трип, как заботливая нянька, помогал ему стоять на ногах.
  -- Ты подождешь еще немного?-спросила у маленького парня Джули.-Мы заберем французов и поднимемся наверх. Зачистка нежити почти закончена.
  -- Мне просто тяжело дышать,--- прохрипел он.-Вот и все.
  -- Что нас не убивает, то делает сильнее,-- прокомментировал Трип.
  -- Повтори это, когда чуть позже я надеру тебе задницу,-- ответил Ли и поморщился от боли.
  Вампир, ставший жертвой маленькой бомбы Ли, уменьшился до кашицы и костей. От него не осталось даже плоти, чтобы пробить ее колом. Когда я вошел в моторный отсек, сильный жар вызвал у меня небольшое головокружение. Густой от сырости воздух обдал лицо горячей волной. Остаточный пар с шипением выходил из разорванной трубы, которую расстрелял Сэм. Всюду капала вода. Казалось, что с потолка шел дождь. Помещение выглядело сауной -- только хуже. Все металлические поверхности, трубы и краны оставались достаточно горячими, чтобы серьезно обжечь. Через подошвы ботинок я чувствовал жар от пола. В отсеке горел аварийный свет. Я сделал глоток из фляги и выключил фонарик, чтобы сберечь батареи. С лестницы и люка, который вел в грузовой трюм, сочилась вода.
  Я остановился перед тяжелой металлической дверью, за которой находились французы, и попробовал колесный вентиль. Мои перчатки давали необходимую защиту, чтобы касаться металла. Но это продлилось недолго. Новое затруднение. Я постучал в дверь. Стук кулака отдавался громким эхом.
  -- Кто-нибудь из вас знает азбуку Морзе?-спросил я.
  Все покачали головами. Не очень много скаутов в моей команде. Джули отодвинула меня и ударила в дверь прикладом снайперовской винтовки. Дум-ду-ду-дум-дум. Вот и мы -- побриты и причесаны.
  Мы подождали несколько секунд. Дум-дум, пришел ответ. Два удара. Колесо начало вращаться. Я с облегчением вздохнул и попытался вытереть влагу с лица. Мне очень хотелось выбраться из этой сауны. Дверь открылась.
  Перед нами стоял известный французский Охотник Жан Дарне, высокий и импозантный в своем черном бронежилете, немного отличавшемся от нашей брони. Он был легендой и считался одним из величайших европейских Охотников. Этот герой отстреливал монстров во многих местах и больше, чем кто либо еще -- кроме Эрла Харбингера. Его команду уважали все, и он являлся лучшим из лучших.
  К сожалению, в данное время он был мертв. Как и другие четверо членов его команды.
  -- Мы ждали вас,-- сказал вампир.
  
  Глава 9
  Никто из нас не шевелился. Вампир и его четыре человечка стояли прямо за дверным проемом. Мы с Джули находились ближе всех. По какой-то причине вампир не двигался. Человечки совершали жевательные движения и напряженно готовились к прыжку. Их красные глаза алчно следили за нами. Все они были одеты в одинаковые черные бронежилеты. Дарнэ улыбался, показывая свои удлиненные резцы. Он демонстративно отстучал по переборке сигнал С-О-С.
  -- А это случайно не маленькая Джули Шэклфорд?-спросил француз.-- Моя дорогая, как ты выросла! Копия своей матери. Изумительная красавица. Какое наслаждение видеть тебя.
  -- К вашим услугам, мсье Жан,-- ответила она.
  Девушка слегка переместила винтовку. Своими телами мы блокировали дверной проем. Твари стояли настолько близко, что чувствовался их запах. Не думаю, что мы могли бы уклониться от контакта. Хватило бы одного прикосновения человечков, чтобы мы стали парализованными.
  -- Теперь к делу, малышка. Не нужно совершать необдуманных действий. Единственное, что сдерживает моих подчиненных, это воля вашего покорного слуги. Они связаны со мной. Но если моя концентрация уменьшится, твоя команда будет обречена.
  Он выглядел симпатичным мужчиной, когда был живым: учтивый, отмеченный прикосновением седины на висках и тонких усах. Его английский казался безупречным. Уверен, что его можно бы было назвать очаровательным человеком, если бы он не являлся злобным вампиром в окружении стоявших рядом четырех эквивалентов адских питбулей.
  -- Тогда почему вы не выходите сюда? Вы могли бы наброситься на нас и ошеломить своей внезапной атакой.
  Джули иногда говорила не то, что требовалось. Хотя я не уверен, на что она надеялась.
  -- Американцы не имеют склонности к драматизму. Вы почти такие же простоватые, как немцы. Вам не хватает романтики. Вы излишне прямолинейные.
  Он щелкнул длинными пальцами.
  -- Я хочу заключить сделку.
  -- Мы не заключаем сделок с вампирами,-- спокойно ответила она.
  -- Однако раньше вы договаривались с нами. Это факт, который нельзя отрицать. Мне хочется заключить сделку с вашим руководством. Я оставлю твою команду живой и дам вам важную информацию в обмен на безопасное отбытие с этого корабля... после заката.
  -- Надеюсь, речь не идет о монстрах, которые по нашему согласию покинули свои тела?-- мягко спросила Джули.-- В любом случае, я не могу согласиться на это.
  Один из наших бойцов медленно переместился за моей спиной.
  -- Ты такая наивная, малышка. Твой отец от стыда должен перевернуться в гробу. Он считался гибким и практичным человеком. Твой папа заключил бы сделку даже с дьяволом - была бы причина правильной. Прикажи своему человеку прекратить свои действия, иначе я отпущу на свободу моих человечков. Ты же не хочешь, чтобы здесь взорвалась граната. Тут тысячи галлонов топлива и обжигающий пар в тонких трубах. Он убьет всю твою команду... да и нас, возможно.
  Джули покачала головой.
  -- Ли, никакой взрывчатки. Ладно, Жан. Давайте договариваться. Но пусть мои друзья не будут участвовать в переговорах.
  -- Достаточно честно.
  Движение за моей спиной прекратилось.
  -- Твоя команда перейдет на мостик, поднимет якорь и направится на материк. Затем вы покинете корабль.
  -- Как вы узнаете, что мы уйдем с судна,-- спросила Джули,-- а не пустим его прямиком ко дну?
  -- Я оставлю тебя заложницей. Этой миссией руководит твой дядя. Он сделает все, чтобы защитить тебя. Ты будешь свободной, когда мы сойдем на землю.
  Джули холодно рассмеялась.
  -- И мне полагается поверить вам? Вы укусите меня, как только вертолет взлетит в небо. Хватит говорить ерунду.
  -- Ах, молодежь! Смотри. Не мной выбран этот путь. Но я привык выживать. И теперь мне тоже хочется жить.
  -- Если вы можете называть это жизнью.
  -- Не нужно судить торопливо. Люди только гадают о загадках жизни. Она таинственна и прекрасна. Но я так много лет сражался с тьмой, что просто не осознавал пропущенную часть. А сейчас я вижу это. Ах, Джули, детка! Я могу отсюда чувствовать твой пульс. Ощущать огромный мир. Его сердцебиение. Это экстатическое чувство.
  Вампир ударился в поэзию. Мне нужно было что-то предпринять.
  -- Эй, Жан,-- вмешался я.-У девчонки уже болит голова. Давай поговорим о деле.
  -- Как меняются стандарты!-- злобно сказал вампир, посмотрев в моем направлении.-С каких это пор МАО начала нанимать горилл?
  Его красные глаза буравили меня.
  -- Оуэн, что ты задумал?-спросила Джули.
  -- Замолчи,-- оборвал я ее.-А ты, кровосос, послушай. Мне не хочется здесь умирать. Можешь оставить девчонку себе. Я поднимусь на палубу, вытащу якорь и нацелю эту баржу на Флориду. Старина Эрл постарается, чтобы с этой цыпой не случилось ничего плохого. Мы покинем корабль.
  -- Понятливый. Ты, должно быть, новенький?
  -- Да, я наемник. Мне обещали большие деньги.
  Пот закапал в мой шлем и горячо покатился по позвоночнику.
  -- Хорошо. Мне это нравится.
  Вампир потер ладони
  -- Теперь расскажи о той ценной информации, которой ты владеешь. Вот, что меня интересует, француз. Слово "ценная" означает сведения, которые я могу продать.
  Понятия не имею, насколько были хороши вампиры в оценке человеческих характеров.
  -- Я сообщу тебе о шести старейшинах и их лидере. Они сейчас ступили на землю твоего государства.
  -- Меня волнует Проклятый,-ответил я.
  Четыре человечка испуганно ахнули. Дарнэ съежился.
  -- Откуда ты знаешь о лорде Мачадо?-прошептал вампир.
  -- Мы с ним старые знакомые. А теперь, если хочешь девочку, расскажи мне, что он здесь делает.
  -- Ладно. Но это твоя беда. Лорд Мачадо владеет редким артефактом. Он отнесет предмет во Дворец силы, где и использует его. Вы не сможете остановить его. Ни один смертный не остановит нашего лидера.
  -- Слушай, Жан. Я не хочу останавливать его. Мне нужно просто убедиться, что я выбрал выиграшную сторону. Понимаешь, о чем идет речь?
  Вампир улыбнулся.
  -- Я помогу тебе. Когда лорд Мачадо захватит власть, ты не будешь на плохой стороне. Так мы договорились?
  Джули сердито вмешалась.
  -- Оуэн? Какого черта ты задумал? Никаких сделок с вампирами! Он убьет меня, как только вы выйдете за дверь.
  -- Заткнись, тупая сука!
  Для большого человека я двигался молниеносно. Мои пальцы разжали карабин и позволили ему повиснуть на ремне. Я поднял правую руку, как будто хотел дать ей пощечину. Глаза Джули расширились в шокированном удивлении. Пока вампир следил за моей поднятой ладонью, я левой рукой сорвал гранату с ремня. Вместо того, чтобы ударить девушку, я сунул палец в кольцо гранаты и выдернул его. Звук чеки, упавшей на дымившийся пол, был неожиданно громким.
  -- Беги, Джули. Беги!
  Я держал гранату перед своим лицом. Единственное, что удерживало ее от взрыва, была тонкая, оснащенная пружиной металлическая дужка, которую я придерживал одним пальцем. Если бы рука разжалась, запал взорвался бы через несколько мгновений. А еще через пять секуд весь моторный отсек превратился бы в массивный сгусток огня. Джули ничего не сказала. Она кивнула и отступила прочь. Остальная команда быстро последовала за ней. Я прокричал финальную инструкцию:
  -- Приготовьтесь покинуть судно!
  -- Ты идиот!-прорычал вампир.
  Человечки шипели и в унисон молотили кулаками в воздухе.
  -- Ты нас всех взорвешь!
  -- Пусть лучше будет по-моему, чем по-твоему, лягушачий ублюдок
  Я начал медленно отступать назад. Человечки вырвались из помещения и выстроились в боевую линию, хватая и жуя воздух. Жан Дарнэ переступил порог и шагнул вперед. В остаточном паре и аварийном освещении он выглядел, как традиционная версия дьявола. Да, это был ад.
  -- Отдай мне гранату,-- велел он.
  Дарнэ не отводил глаз с моего лица. Дрожь сотрясала мой позвоночник. Температура в помещении составляла примерно 54 градуса по Цельсию.
  -- Я сейчас брошу тебе ее. Подожди.
  -- Повторяю. Дай мне гранату.
  Красные глаза буравили меня. Слова сами повторялись в моем уме и, как усики лозы, проникали в мое подсознание. Я чувствовал, что начинаю подчиняться. Человечки постепенно приближались. Мое зрение начинало темнеть.
  -- НЕТ!-закричал я, яростно покачав головой.
  Человечки отпрыгнули назад.
  -- У тебя сильная воля, человек-обезьяна, но ты не достаточно хорош. Отдай мне гранату. Ты же не хочешь умереть.
  -- Как и ты! Назад, уроды!
  Я взмахнул гранатой перед собой. Фунт взрывчатки был моим святым символом.
  -- Может, я просто возьму ее. Я более великий и могущественный, чем ты можешь себе представить. Чем могущественее создатель, тем мощнее его творение. Моим создателем был величайший из них.
  Дьявольский искуситель Дарнэ продолжал приближаться.
  -- Если ты думаешь, что достаточно быстр, то подойди и возьми ее.
  Я отступил к чему-то твердому - к спасательной лестнице, ведущей в трюм -- к сорока футам железных ступеней, стоявших в центре служебного помещения между мной и относительной безопасностью. Я знал, что Дарнэ никогда не позволит мне выйти в коридор.
  -- Ты не оставляешь мне выбора, человек,-- прошипел вампир.
  Он остановился менее чем в десяти футах от меня. Его человечки разошлись вдоль него, по двое с каждой стороны. Расстояние около ярда между каждым существом. Образ черных стальных пластин промелькнул непрошенно в моем уме.
  Это была судьба.
  Моя левая рука с гранатой была вытянута вперед. Опустив правую ладонь, я cхватил цевье карабина. Мне доводилось стрелять из этого оружия сотни и тысячи раз, практикуясь до той стадии, пока мои пальцы не начинали кровоточить, а на плечах не появлялись мозоли. Мой отец, безжалостный перфекционист, командовал мной жестко, когда дело доходило до стрельбы, потому что он чувствовал, что я обладаю даром. Папа не успокоился бы, пока его сыновья не превратились бы в идеальных убийц. Дерево стало гладким под моими перчатками. "Ремингтон" тускло блестел от влаги из-за пара. Я приподнял приклад к плечу. Моя жизнь свелась к этому мгновению. Мне нужно было улучшить свой результат.
  -- Хватай!
  Я швырнул гранату Дарнэ. Дужка отлетела с металлическими звяканьем, воспламеняя запал. Чтобы поймать гранату в воздухе, вампир двинулся к ней, как смазанное пятно. Человечки бездумно проследили взглядами летящий объект. Время для меня остановилось. Мы с оружием стали слитой воедино машиной. Предохранитель был уже опущен, и палец со знаним дела нашел спусковой крючок. Ствол приподнялся. Нажатие крючка. Боек ударил о капсуль. Порох вспыхнул.
  Я перевел мушку на голову второго человечека еше до того, как дробь ударила в первого. Огонь. Переход на третьего. Повтор. Пять выстрелов. Быстрее, чем я стрелял прежде. Их последовательность слилась в один протяжный рев. И я ни разу не промахнулся в стрельбе по пяти черепам.
  Когда карабин повис на ремне, я ухватился за лестницу и начал карабкаться вверх. Мне не нужно было проверять результат. Я слышал характерные звуки. Некоторые человечки упали на спины, другие -- на колени.
  Дарнэ был Охотником на чудовищ дольше, чем я жил. Он знал, что делать с зарядами в плохих местах. Француз поймал и в том же броске выбросил гранату через дверь в коридор. Любой игрок в бейсбол гордился бы таким достижением. Он сделал это - несмотря на то, что серебряная дробь пронзила его череп.
  Граната ударилась о стену в коридоре и откатилась в сторону, выпуская оранжевый сигнальный дым. Это была обычная дымовуха. Когда серебро обожгло клетки его мозга, Дарнэ закричал:
  -- Убейте его! УБЕЙТЕ ЕГО!
  Двое человечков, теряя части своих разбитых черепов и поврежденных мозгов, вскочили на ноги и бросились вперед. Первый начал карабкаться следом за мной, а второй запрыгнул на один из двигателей и, как паук, начал подниматься вверх по металлической поверхности. Третий человечек остался без глаз - они просто выскочили при выстреле в голову. Он слепо лез к лестнице, выискивая меня по запаху. Последний, с разорванным позвоночником, дико дергался на полу, подчиняясь внезапным командам его пробитого дробью мозга. Я взбирался по ступеням - на максимальной скорости, как мог. Ноги сгибалась и разгибались, руки хватали железо и подтягивались с отчаянной силой. Но человечки двигались быстрее.
  На полпути вверх мой преследователь схватил меня за ботинок. Я выстрелил из карабина -- прямо между моих ног. От удара пули цепкую руку существа отбросило от ступеней, и он полетел на пол. Слепая тварь тут же заняла его место и торопливо последовала за мной. Человечек, поднимавшийся по вертикальной металлической поверхности в пяти метрах от меня, соразмерил высоту и прыгнул на лестницу. Когда он врезался в стальные прутья, времени на обдумывание почти не осталось. Меня лишили возможности повернуть назад. Монстр снес меня с моей позиции, и я повис над полом. Одно парализующее прикосновение могло бы принести мне смерть. Я, как дубиной, взмахнул карабином, ударив человечка в лицо. Он вырвал мое оружие и вместе с ним упал на пол. Я перебрался на мокрую площадку, а затем заставил себя вскарабкаться выше.
  Дарнэ схватил мой "Ремингтон" одной рукой. Он опытно передрнул помпу, прицелился и выстрелил. Картечь застучала по моей бронированной груди, толкнув меня назад. Я зарычал от боли. Однако серебряные горошины были остановлены плетеным Кевларом. Перчатки скользнули по мокрой стали. Я еще больше отпрянул назад в головокружительной панике. Мое колено болезненно подвернулось, и тело полетело вниз. Я повис, подвешанный за ногу. Мой ботинок попал под одну степеньку, а колено согнулось на верху другой. Я парил в воздухе, словно безумный гимнаст на трапеции. Кровь прихлынула к голове, но я видел, как Дарнэ перезарядил карабин, прицелился прямо в мои глаза и нажал на курок.
  У него ничего не получилось. Щелчок был самым громким звуком во всем мире. Как ни крути, седьмой выстрел.
  Слепая тварь заторопилась вверх, почувствовав мою живую теплую кровь. Все еще болтаясь вниз головой, я взмахнул кулаком и разбил лицо противника. Человечек дернулся в сторону и упал. Моя рука мгновенно стала парализованной. Холод пронзил предплечье. Я зарычал, напряг пресс и левой рукой ухватился за ступеньку выше меня. Правая рука безвольно повисла, а колено пульсировало от боли. Я продолжал подтягиваться вверх: цеплялся за одну ступень, склонялся к другой, хватал ее и повторял эту серию движений. Мой карабин разбился в щепки, отрекошетив от поручня рядом с моей головой. У Дарнэ была верная рука.
  -- Мое любимое оружие!-проворчал я, пробираясь к люку.
  Ко мне быстро поднимался по лестнице один человечек. Еще двое ползли по стене, чтобы позже прыгнуть на меня. Люк находился всего в десяти футах.
  -- Тебе нужно было принять мое предложение,-- прокричал вампир.
  Он невероятно высоко подпрыгнул и приземлился на лестницу прямо подо мной. При столкновении металлическое сооружение закачалось. Капли горячей воды слетели с поручней и ударили мне в лицо. Через несколько секунд меня ожидала встреча с тремя человечками и вампиром. Я продолжал карабкаться вверх, потому что это было единственно возможное действие. Меня довольно сильно "пожевали".
  И тогда над моей головой открылся люк. Я увидел своего спасителя. Это был Грант Джефферсон.
  -- Грант!-- крикнул я, приближаясь по дюйму к нему.-- Помоги мне!
  Его зрачки расширились, когда он увидел кишевшую внутри нежить. Парень протянул ко мне руку, но затем очевидно решил, что не успеет - что существа убьют и его. Я заметил, как страх появился в его глазах, когда он произвел мгновенные рассчеты. Твари были слишком близко. Грант находился прямо надо мной, в своем полированном черном бронежилете. Он был нашпигован серьезным оружием. Но его двумя произнесенными словами оказались: "Извини, Питт". Он сконфуженно посмотрел на меня и захлопнул люк.
  -- Усссуук!-неинтеллигентно выдохнул я.
  Чуть ниже меня Дарнэ засмеялся. Чтобы закрепиться на лестнице, я зацепился за нее ногой. Обвив тело левой рукой, я вытащил пистолет, взглянул на ближайшего человечка, поднимавшегося, словно паук, вверх по стене, и четыре раза выстрелил ему в голову. Он соскользнул с тридцатипятифутовой высоты и с отвратительным треском костей упал на спину. Другое существо, висевшее рядом с первым, прыгнуло ко мне, и я, не имея времени перевести на него взгляд, просто выстрелил серебряной пулей ему в мозг. Инерция твари понесла ее вперед. Человечек ударился об одну из моих ног. Он закричал от ярости и рухнул вниз. Дарнэ без усилий уклонился от падавшей нежити, но слепому монстру, который поднимался ниже его, так не повезло. Два существа ударились о металлический пол. На этот раз они не поднялись. Моя онемевшая нога соскользнула со ступени, и я едва удержался за поручень.
  Теперь мы с Дарнэ остались вдвоем. Он продолжал взбираться вверх по лестнице. Я выстрелил оставшиеся десять пуль с такой быстротой, как только мог нажимать на курок. Серебряные посланники попадали в него раз за разом, но почти без эффекта. Я бросил в вампира пистолет. Он отбил его в воздухе. Оружие упало на пол, и его части разлетелись по сторонам. Я схватился за нож, однако было уже поздно. Дарнэ оказался рядом со мной.
  Его когтистая рука, словно железные тиски, перекрывая воздух, сомкнулась вокруг моего горла. Пулевое отверстие на лбу закрылось, оставив после себя небольшой грибочек. Дыра от 45 калибра превратилась в маленький прыщ. И тут я понял несколько вещей. Вампиры не дышат, и они все еще боятся смерти. В последний момент я подумал о Джули. Надеюсь, и она поступила бы точно так же.
  -- Расскажи мне одну вещь, храбрый идиот,-- встряхнув меня, произнес вампир.-Откуда тебе известно о лорде Мачадо?
  -- Однажды я был во Франции,-- удалось прохрипеть мне.
  -- И как это связано с нашим делом?-спросил Дарнэ.
  Его клыки обнажились, показывая, что он собирался пообедать мной. Я гадал, смогу ли вырваться из его хватки - причем, на такое время, чтобы упасть на пол и разбиться насмерть. Это испортило бы его планы.
  -- Моя семья ездила туда посмотреть, где похоронен мой дедушка. Он погиб на берегу нормандской Юты.
  -- Как трогательно. А теперь расскажи мне, как ты узнал о лорде Мачадо. За это я сделаю твою смерть менее болезненной.
  -- Я понял, что люди в глубинке очень простые и приятные. Это парижане представляют собой кучу заносчивых самодовольных засранцев. Скажи, а ты из Парижа?
  -- Идиот!
  Челюсть француза растянулась, рот открылся, как у анаконды, готовой съесть козу.
  -- Дарнэ!-прокричал голос снизу.
  Это был Харбингер. Он вошел в моторный отсек через клубившийся оранжевый дым.
  Рот вампира медленно закрылся.
  -- Привет, Эрл. Давно не виделись.
  -- Спускайся и посмотри на меня в последний раз. Ты знаешь, что не выйдешь отсюда живым. МАО контролирует весь корабль. Твои парни заколоты кольями. Все кончено.
  -- У меня в заложниках твой человек,-- прошипел вампир.-Или дашь мне свободу, или я убью его!
  -- Тебе известны правила. Ты сам писал некоторые из них. Отпусти его и сразись со мной в честном поединке. Ты давно пытался доказать свое первенство. Давай начнем. В любом случае, тебе предстоит умереть. А так ты увидишь, хорош ли я настолько, как говорят обо мне.
  -- А что если я убью этот кусок merde?
  Он сжал пальцы еще сильнее. Позвонки моей шеи жалобно хрустнули. Я съежился от боли, и на глазах непроизвольно навернулись слезы.
  -- Тогда я попрошу моих людей воспользоваться люком над тобой и окатить тебя ведрами кипятка. Когда ты упадешь вниз, я проткну тебя колом. Или даже лучше -- я свяжу тебя и вытащу на солнце. Ты увидишь свет. И тебе известно, как это больно. Клянусь, если ты убьешь Охотника, я подниму тебя на верхнюю палубу и прибью гвоздями к рубке. А потом мы посмотрим, как ты будешь гореть. Думаю, тебе лучше спуститься ко мне, иначе тебя забьют пинками до смерти.
  Харбингер растегнул лямки бронежилета и опустил оружие на палубу.
  -- Только ты и я, Дарнэ. Победитель останется один.
  -- Откуда мне знать, что в коридоре не поджидают еще десять Охотников?
  -- Пусть это останется тайной для тебя. Но ты знаешь мою репутацию.
  -- Знаю. Ладно, Эрл. Давай посмотрим, кто из нас лучший Охотник.
  Вампир отпустил меня, и я, падая, едва успел ухватиться за поручень. Дарнэ спустился вниз с такой быстротой, словно это было плевое дело.
  Двое соперников встретились в пульсирующем красном свете и вездесущем паре. Я с изумлении наблюдал, как Харбингер начал кружить вокруг вапира. Он был просто человеком - возможно, в две трети от моего веса. Во время нашего ознакомительного курса он никогда не говорил о том, что обучался каким-то боевым искусствам. С другой стороны, я сам видел, как Дарнэ выполнил несколько сверхъестественных трюков и голыми руками разбил мой пистолет. Это не предвещало Харбингеру ничего хорошего.
  Люк надо мной со скрипом открылся. Сильные руки протянулись ко мне и схватили за рукоятки моего бронежилета. Запах Копенгагена подсказал, что это был Сэм Хэвен. Высунув голову из люка и осмотрев комнату, он увидел, что Харбингер и Дарнэ готовятся к бою.
  -- О, черт!-- проворчал Сэм.-- Нам нужно выбираться отсюда!
  Потащив меня вверх, он сердито заворчал:
  -- Помогай мне, детина с заячьей губой. Ты чертовски тяжелый.
  -- А что будет с Харбингером?-встревоженно спросил я.
  -- Об Эрле не волнуйся. Он в своей обычной среде. Ты не захотел бы оказаться рядом с ним, когда он входит в боевое настроение. А теперь шевелись, черт возьми!
  Я начал продвигаться вверх, пока Сэм тянул меня за рукоятки. Другая пара рук подхватила меня и помогла выбраться из узкого проема. Это был Чак Мид. Двое дородных мужчин подняли меня в трюм. Сэм опустил крышку люка и, запечатывая выход, повернул колесо.
  Температура здесь была намного ниже. Стальная палуба охлаждала мое лицо. Я лежал около минуты, задыхаясь и впитывая колющую боль, пока чувства возвращались в мои руку и ногу. До меня постепенно доходила суть происходящего. Всего лишь несколько секунд назад Эрл Харбингер отдал свою жизнь за мою. Я был уверен, что Дарнэ порвет его на куски. А в это время мы бесполезно прохлаждались в трюме. Я медленно сел и прислонился к металлическому грузовому контейнеру. Каждое движение сопровождалось спазмами в животе и болью в колене.
  -- Мы должны помочь ему.
  -- Поверь мне, Питт. Эрл в полном порядке. В любом случае, теперь поздно вмешиваться. Лучше давай поднимемся на открытую палубу.
  -- Что такое открытая палуба?-спросил Мид.
  Большой рейнджер был забрызган кровью. На его ручном пулемете М249 виднелись следы когтей.
  -- Чокнутый вояка. Это верхняя часть корабля. Поверхность, с которой видно небо.
  -- Ладно. Солнечный свет - это хорошо.
  -- У меня ничего нет,-- заявил я, когда Мид потащил меня вверх.-- Дарнэ сломал мое оружие.
  -- Уязвимое состояние. Вот. Возьми эту вещь. Французам она больше не понадобится.
  Сэм вручил мне штурмовую винтовку "ФАМАС". Она была громоздким и странным на вид оружием. Но это казалось лучше, чем ничего.
  -- Французская команда, охранники и Охотники подсчитаны. Мы действовали пунктульно, но в нашем деле никогда не нужно полагаться на предположения. Пошли.
  Когда мы выходили из трюма, я не мог не спросить:
  -- Где Грант?
  Сэм нахмурился. Его закрученные вверх усы заметно опустились вниз. Наконец, он сплюнул ком жвачки на палубу и пожал плечами.
  -- Честно говоря, не знаю. Наверное, где-то на свету.
  -- Он бросил меня умирать,-- сердито сказал я.
  -- Да. Я думал об этом. Некоторые люди храбрые только тогда, когда другие наблюдают за ними. Трудно быть бравым человеком, когда нет свидетелей. Раньше Грант не подводил нас. Возможно, он посчитал тебя мертвым, несмотря на некоторые признаки жизни. Я полагаю, Эрл еще поговорит с ним на эту тему.
  -- Просто поговорит?
  Я сжал кулаки. В моем уме происходила медленная казнь, и, наверное, это было понятно Сэму. Он сочувственно улыбнулся.
  -- Не убивай его,-- сказал отставной "котик".-- У нас и так рук не хватает. Плюс к тому, Джули прикончит тебя за гибель своего парня, а ты же не хочешь злить эту девушку.
  Сэм переключился на общую радиосвязь и предупредил остальных Охотников, что мы выходим на палубу. Я не слышал ответных комментариев. По ходу боя моя рация сломалась.
  Дневной свет был прекрасен. Прохладный бриз освежал лицо. Я удивился, насколько низко солнце опустилось к горизонту. Похоже, мы пробыли в темных кишках корабля почти целую вечность. Как хорошо быть живым и знать об этом. Почти все Охотники находились на палубе. Команда Буна мрачно собралась около обернутого в простынь тела их погибшего товарища. Моя команда тоже поднялась сюда. Холли и Трип бросились ко мне, обнимая и хлопая по спине. Ли лежал под одеялами. Его рубашку сняли, а грудь покрыли бинтами. Он прокричал мое имя и захлопал в ладоши. Джули тоже была среди остальных. Она перестала отдавать приказы, подбежала ко мне и схватила за лямки бронежилета.
  -- Я извиняюсь, что мы не вернулись за тобой. В коридоре нас ожидало еще несколько существ. Нам пришлось задержаться. Прости меня. Как ты выбрался?
  Увидев меня, она обрадовалась. Это было обоюдное чувство.
  -- Меня спас Эрл. Я думаю, он умер.
  -- Нет. Я только что говорила с ним по рации. Он поднимается к нам и у него с собой сувенир. Череп Дарнэ.
  -- Как это ему удалось?-с удивлением спросил я.
  От услышанных вестей мой дух окреп.
  -- Как я и говорила, Эрл лучший из живых Охотников. Не беспокойся о нем. Я так рада, что с тобой все нормально. Мне уже казалось, что ты погиб...
  Она замолчала на какое-то время.
  -- Там, внизу, ты действовал очень храбро. Глупо, но смело. Спасибо тебе.
  Я покраснел.
  -- Не такое уж большое дело.
  Она похлопала меня по руке.
  -- Я схожу, проверю груз и убежусь, что ничего опасного не имеется, прежде чем связаться с клиентами. Ты оставайся здесь. Поешь и попей, а то выглядишь, как дерьмо.
  Она махнула рукой нескольким парням, указывая им идти за ней. Никто не осмеливался ходить один по этой посудине. Я посмотрел ей вслед. Даже покрытая засохшими вампирскими соками, она была самой симпатичной девушкой, которую я знал. Трип прервал мои мечты, передав мне "энергетик" и шоколадную плитку. Я вытер баночку шарфом, слушая его рассказ о последней схватке с вампирами. Потом сел на ящик с гранатами и выслушал пару своих друзей. И знаете, все сводилось к одному. Не важно, какое высокотехничное оружие мы имели, как тренировались и оснащались. Все сводилось к друзьям, которые стояли рядом с тобой, к нашей воле в бою. И чувствовалась эйфория от того, что живешь прямо сейчас, что можешь находиться с этими людьми в любой день недели и знать, что они всегда будут на моей стороне.
  Я начал рассказывать им о своей встрече с Дарнэ и тут услышал этот голос. Слова застряли в горле, хотя друзья смотрели на меня с любопытством. С трудом поднявшись с ящика, я решительно поплелся в направлении этого голоса -- этого вкрадчивого и горделивого говорка голливудской кинозвезды. Я покачал головой из стороны в сторону и похрустел шеей по старой привычке, которую приобрел в прежние бойцовские дни. Мне нравилось так делать перед дракой с крутыми и безбашенными пьяницами.
  -- Эй, Грант,-- произнес я холодно, подходя к нему.
  -- Питт, я рад, что ты уцелел. Слушай, мне действительно жаль, но...
  Я остановил его. Мы находились на ближней дистанции. Я не хотел, чтобы он убежал, потому что вряд ли поймал бы его.
  -- Грант, ты оставил меня умирать.
  -- Подожди секунду.
  Он оборонительно поднял руки.
  -- Все было не так. Они бы тоже меня достали. Если бы я оставил люк открытым, мы умерли бы оба.
  Я пытался выглядеть спокойным. Это трудно выполнимо, когда ты неуклюжий и грубый человек с лицом, покрытым шрамами. Я медленно сокращал дистанцию. Охотники из команды Буна, которые говорили с Грантом, почувствовали серьезную проблему и отступили в стороны.
  -- Ты бросил меня на съедение тварям.
  Теперь я стоял прямо перед ним.
  За его спиной находилась ограда. Отступать ему было некуда. Он почувствовал недоброе и попытался увернуться. Этого не получилось. Я почувствовал удовлетворение, когда его нос с треском сломался под моим мясистым кулаком. Ноги парня подлетели вверх, и он начал падать.
  Я схватил его за ворот и рывком подтянул к себе. Кровь струилась по его лицу. Он попытался применить айкидо и выполнить замок на запястье, чтобы уклониться от моей руки, но я был слишком сильным и сердитым человеком. Мой толчок отбросил его назад на ограждение.
  -- Ты умеешь плавать?-поинтересовался я.
  -- Питт, это не моя вина,-- умоляющим тоном сказал он.-Подожди...
  Я нанес ему сильный удар - на этот раз в рот, разбив его губы и сломав несколько зубов. Мою чашу терпения точно не переполняла жалость.
  -- Я спросил: Ты... Умеешь... Плавать?
  -- Нет, пожалуйста. Я извиняюсь.
  -- Тогда тебе лучше научиться побыстрее!
  Я схватил его за ногу и поднял над ограждением.
  Меня не интересовал его удар об воду. Я отступил от борта. Грудь переполняла радость. Я не тревожился, что он утонет. В момент необычной доброты, странной даже для меня, я перед тем, как разжать пальцы, надавил на кнопку, активировавшую устройство аварийной плавучести. Возможно, я был придурком, но не чудовищем.
  Бун встал передо мной. Он хмуро посмотрел на меня. Все другие Охотники сбежались посмотреть на причину шума. По их взглядам я понял, что они увидели Грина в секунды его стремительного погружения.
  -- Что, черт возьми, произошло?-- спросил Бун.
  -- Он бросил меня на съедение нежити. Грант оставил меня в помещении с вампиром и несколькими человечками. Он запер люк перед моим лицом, а перед этим извинился за свой поступок. Сукин сын должен радоваться, что я не выстрелил ему в голову.
  Бывший спецназовец взглянул мне в глаза. Потом он просигналили своим людям.
  -- Бросьте Джефферсону веревку со спасательным кругом.
  -- Он не утонет. Я включил баллон с углекислотой, прежде чем пустить его в плавание.
  -- Меня не волнует, утонет он или нет. Я тревожусь, что мясо человечков привлекло к нам акул, и они теперь съедят его напыщенный зад.
  Дерьмо. Я не подумал об акулах. Впрочем, ладно. Будет, что будет. Я вернулся к своей шоколадной плитке.
  
  Солнце садилось чуть правее носа "Антуана-Анри". Четырнадцать уцелевших членов МАО устало собрались на палубе в грубый полукруг, освещеные бледными золотистыми лучами. Гранта Джефферсона благополучно вытащили из воды. Он стоял вдали от меня, с большими ватными тампонами, торчавшими из каждой ноздри. Харбингер угрюмо выслушал доклад о происшествии и обещал по-мужски поговорить с нами обоими. Я старался не думать о предстоявшем разговоре и надеялся, что он не закончится моим увольнением.
  Джули заполняла каталоги груза. Ни один из шедевров искусства не был утерян. Парни нашли ее возбужденно копавшейся в открытых контейнерах, заполненных бесценными изделиями. Поскольку я не был ценителем картин, вся эта французская мазня выглядела для меня скоплением разноцветных точек. Джули опечалилась, когда услышала о том, что я сделал с ее парнем. Взягляд, которым девушка одарила меня, был похож на тот, который она бросила на первого вампира -- перед тем, как проткнуть его сердце колом.
  Вся команда корабля и французские Охотники были снова пересчитаны. Образцы тканей, взятые от каждого индивидуального существа, планировалось направить в офисы БФВС для подтверждающей фактуры и как обоснование для дальнейшей бумажной работы по вознаграждению. Учитывая огромные выплаты Фонда и деньги за выполнение французского контракта, этот день оказался очень прибыльным.
  Но он имел свою цену.
  Тело Джеремии Робертса, в данный момент помещенное в застегнутый большой мешок, покоилось на холодной стальной палубе. Его ворот на бронежилете был вырван, и в отличии от аккуратных маленьких дыр, которые свидетельствуют о вампирских укусах, на горле Охотника отсутствовал массивный кусок плоти. Короче, там заяла дыра. открывавшая трахею и позвоночник. Команда Буна находилась ближе всех к телу героя. Это было их личное дело. Остальные являлись зрителями. Парень, которого они называли Жрецом, сказал несколько слов. Они называли его так, потому что он когда-то имел сан священника. Это были похороны Охотника, и они проводились по такому же ритуалу, как и служба в церкви.
  -- Он считался самым храбрым из нас -- таким бесстрашным, что обычные люди считали его безумным. Мы любили его за это. Джерри не боялся никого - ни людей с Земли, ни зверей из ада. Я жив благодаря ему. Вся наша команда жива благодаря ему. А он лежит в этом мешке потому, что принял атаку на себя и защитил остальных. Сегодня он снова совершил свой подвиг. Просто теперь ему не повезло. Мы же еще раз учимся истине: Нет любви, величавее, чем эта - от человека, который положил свою жизнь ради своих друзей. Он -- мой товарищ. Наш товарищ! Покойся с миром, брат! До новой встречи в лучшем мире. Аминь.
  -- Аминь,-- хором, как один человек, произнесла группа Охотников.
  Бун шагнул вперед. Его разлинованное лицо демонстрировало следы от слез, пролитых по грязным щекам. Он мрачно посмотрел на павшего товарища, затем медленно встал рядом с ним на колени. Воин мягко прикоснулся к лицу Робертса в последний раз.
  -- Извини, что я подвел тебя, Джерри. Еще увидимся.
  Я отвел глаза, потому что знал, что случится дальше. И не только я один. Казалось, что звук боевого ножа, вытащенного из ножен, длился вечно. Робертса укусил вампир. Это нужно было сделать.
  Когда Бун закончил дело, остальная команда помогла ему встать на ноги. Он очистил нож о тряпку. Жрец застегнул пластиковый мешок, и похороны Охотника закончились.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"