Троицкая Елена Игоревна: другие произведения.

Я не ангел

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 3.72*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ангелы, демоны, каннибалы, смена пола... диагноз)))))

  Автор: Елена Троицкая.
  Жанр: фэнтези.
  Название: Я не ангел.
  Год окончания работы: 2013
  
  Я не ангел
  
  Особая благодарность Ангелине Куц за ежедневную поддержку и пинки; Алине Декиной и Кристине Баушевой за помощь в исправлениях и Алине Гартлип за идею и прототип.
  
   Ловушки, ямы на моем пути -
   Их Бог расставил и велел идти.
   И все предвидел. И меня оставил.
   И судит! Тот, кто не хотел спасти!
   Омар Хайям.
  
  Глава 1. Позвольте представиться...
  
  - Позвольте представиться, Алина.
   Молодой человек моргнул. Не помогло. Протер глаза. Глюк не растаял. Потряс головой. Ничего не изменилось. Ночь так и осталась ночью, а свет фонаря освещал девушку со светлыми волосами в ночной рубахе. Александр так и сидел на сырой земле, а рядом с ним продолжала стоять эта особа.
   Человек вспомнил, как вопреки угрозе жизни не пошел по подземному переходу (расположенному в отдалении), а решил сэкономить время - пройтись по автодорожному мосту, не предназначенному для путешествия пешеходов. Знал же, что если с такого упасть, то твою тушку будут лопатой соскребать с асфальта. Он также помнил, чем закончилась прогулка - на него поехал с заносами автомобиль. Водитель явно был нетрезв и не справлялся с управлением. По счастливой случайности молодому человеку удалось отскочить с траектории бешеной машины, но на этом счастье кончилось. Он отскочил к низкому бортику, споткнулся и перевалился через него. Также хорошо Саша помнил и неожиданное появление блондинки. И, если мозг не страдает предсмертными галлюцинациями в агонии на асфальте, она подхватила его до падения на дорогу, где как раз ехал грузовик, распахнула два белых крыла и отнесла подальше от случайных взглядов.
   - Ты кто?
   - Алина, - повторно представилась девушка, просматривая свое правое крыло на наличие выбившихся перышек.
   - Вы... это... ангел?
   На него не бросили ни снисходительного взгляда, ни крестного знамения. Вместо этого девушка внезапно помянула черта и резко выдернула выбившееся из крыла перо. Белая письменная принадлежность былых романистов была убрана в сумку, откуда чуть не вывалилась пара коротких белых пушинок.
   - Официально и с твоей точки зрения - да. С их, - девичий пальчик указал в небо, - не в этой жизни.
   Молодой человек пытался удержать в куче разбегающиеся мысли. Самое простое решение подобной проблемы - сослаться на сон, глюк, безумие. Но Александр был оригиналом, пытавшимся поверить, что его спас настоящий ангел.
   - Спасибо, что спасли меня, - неуверенная улыбка коснулась губ Саши.
   И тут в глазах спасительницы мелькнуло непонимание.
   - Забавно, не часто самоубийцы благодарят за нарушение планов.
   - А с чего Вы решили, что я - самоубийца? - с недоумением уставился на нее человек.
   Игра в гляделки и озарение на лице ангела.
   - Погодь! - она дернула белыми крыльями и по-птичьи склонила голову на бок. - Не хочешь же ты сказать, что не собирался прыгать с этого симпатичного дорожного мостика, а упал по чистой воле случая?
   - Э? В общем, да.
   Как минимум минуту девушка размышляла, при этом ее лицо менялось в выражениях: от разочарованного до хищно-возбужденного. И наконец:
   - На время я твой ангел-хранитель, - с вызовом произнесла белокрылая.
   Александр как раз встал, пришлось сесть обратно.
   А Алина ткнула куда-то в воздух, и вокруг нее появились необычные сияющие кристаллы. Не глядя, коснулась одного из них, и многогранный камень-контроллер тут же рассыпался, создавая неясные очертания букв неизвестного алфавита с вполне узнаваемой фотографией сбоку.
   - Александр Дроздов, двадцать шесть лет. Не женат. Детей нет. Туры-муры, какие здесь фигуры, - она другим кристаллом что-то сдвинула, и информация распалась, собираясь в новую. - А вот и оно. Сегодня в клубе Вы вступили в контакт с демоном, - ангел насладилась эффектом, - который съел Вашу удачу.
   Изображение в воздухе исчезло с поддерживающими его кристалликами. Алина начала разбирать вещи из своей сумки. Там была и вполне современная одежда.
   - Что? Ты же не думал, что я буду в этой ночнушке по Москве гулять? - презрительно бросила ангел и начала стягивать белый бесформенный балахон через голову. Когда белое платье резко скользнуло выше колен, Саша уставился в землю.
   - Какой джентльмен, - прозвучало насмешливо со стороны новой знакомой.
   Человек тут же поднял голову, но все интересное уже закончилось. Перед ним стояла обычная современная девушка, одевающая легкие полусапожки. И куда делись крылья?
   - Если ты скажешь, что платье коротковато - убью, - улыбнулась ангел.
   - Он не скажет, я скажу! - раздалось сбоку.
   Александр буквально взвыл, увидав совсем рядом краснокожую женщину с рогами и хвостом. Тут он уже вскочил и попытался отбежать, но ему не дал гибкий хвост, ловко подставивший подножку. Тело парня вновь распласталось на земле.
   - А, Герань, привет, - Алина не обратила ни малейшего внимания на страдания Дроздова, полностью переключаясь на неожиданную гостью. А тон ангела не давал и намека на битву добра и зла.
   - Опять берешься не за свое дело?! - нахмурилась чертовка.
   - Да ладно тебе, вот только ты не читай мне нотации. У меня на это есть отдельный ангел.
   - Попадет, - пропела черт, и ее хвост вильнул влево.
   - А ты прикроешь, - в той же интонации пришел ей ответ.
   - Куда я денусь! Только ...
   - Да-да, - Алина лишь отмахнулась. - Я свяжусь с тобой, когда понадобится помощь.
   Герань обреченно возвела глаза к небу и горестно выдохнула:
   - Лучше через навигатора. Она сама передаст. Марьен понадежнее этой вашей магии.
   - Да-да.
   И тут божественно-дьявольская парочка решила снизойти до тихо сходящего с ума человека. Чертовка Герань посмотрела на ошарашенного до глубины души парня.
   - Это он жертва?
   - Он самый.
   - Ясно, - кивнула черт и улыбнулась Александру. - Ты уж прости, человек, - чертяка подмигнула. - Не все демоны одобрили последние поправки. А уж ЗеКам с последнего пришествия, они же старой закалки, тяжко принять современность.
   Человек схватился за голову и прикрыл уши.
   - Герань, отстань! У него и так нервы сдали.
   - Уже ушла, - надулась чертовка. - До связи, - и, полыхнув черным огнем со шлейфом дыма, исчезла.
   Парня пришлось приводить в чувство. Сколько не храбрился, а ум за разум зашел-таки.
   - Лучше? - спросила Алина, уже сидя в квартире у Саши. Несчастный даже не заметил, как они сюда попали.
   - М-м-м... - раздалось неопределенное мычание в ответ.
   Ангел осмотрелась. Она была хорошо просвещена о проблемах этого молодого человека. Даже невзирая на то, что начались они всего несколько часов назад с ухода девушки и закончились ограбленной квартирой. Представьте сами. Бросила девушка. Решил поехать домой - машины нет. Зашел в квартиру, а там все перевернуто, и ценности пропали. Пошел в полицию - послали. Возвращался домой - встретил ангела и черта.
   Никто и не мог подумать, что в отчет закралась ошибка, и дело должен был брать другой отдел. Но раз интересная работа попала в руки небесной энтузиастки...
   В квартире царил бардак неимоверный, даже старый диван не пощадили, выпотрошив плюшевые внутренности. На нем как раз сидел Саша.
   - Поясни, - очнулся Дроздов. - Что значит, съел удачу?
   - То и значит, - Алина села рядом. Ее белое перышко, выскользнувшее откуда-то из подпространства, было поймано и уложено в потертую сумку, с которой Алина не расставалась. - Демоны, в отличие от чертей, предпочитают пищу духовную, - Александр побледнел. - Ну, на душу твою им плевать, - попыталась ангел успокоить, утаив, что душа интересует и еще как, но на это стоит табу. - А вот то, что твоя душа производит, им более чем нравится.
   - Удача?
   Человек удивился, оно и понятно.
   - Даже не знаю, как объяснить, - Алина не оценила комфорт выпотрошенного дивана и, пересев на пол, вытянула ноги. - Человеческие чувства для духовных существ, словно шведский стол. Вы даже не замечаете, как вас подъедают, - парень побледнел. - И хорошо, что не замечаете! Значит, они взяли немного. Но в твоем случае был нарушен закон, - Алина поймала вновь появившийся кристалл. Поискала нечто в появившемся на воздухе тексте и зачитала. - Закон об ограничении объема потребления ресурса и угрозы жизни человека. М-да! Этому придурку грозит целая статья. И еще одна, если б ты расшибся, - Алина улыбнулась, а у Александра появилось нехорошее ощущение. Его он и озвучил.
   - У меня создалось впечатление, что Вы его, в смысле демона, не вините, - голосом прокурора произнес человек.
   - Я пока ничего толком не знаю, - пожала плечами девушка. - Возможно произошедшее - жест протеста, как упоминала Герань. Но возможно - это экстренный случай, допустимый при некоторых обстоятельствах. Тогда демон виновен лишь в умолчании факта, что тоже не есть хорошо. А может просто ребенок, не рассчитавший силы. Мне пока неизвестно, защищать ли этого глупца или обвинять. Да и не моя это работа.
   Ангел перечислила возможности с видом бывалого детектива. Саша моргнул, вначале он решил, что его вопрос не поняли, но белокрылая пресекла вопросы следующей фразой.
   - Еще одной войны никто не хочет.
   Парень расслабился под теплым небесным взглядом.
   - Все как у людей.
   - Скорее это у вас, как у нас, - Сашу всего передернуло от осознания почти бессмертного существа рядом с собой. - Кстати, ты же уже понял, - эффектная пауза, - я буду твоим телохранителем, пока норма удачи не восстановится.
   Александр настороженно рассмотрел хрупкую девушку рядом и так же настороженно спросил.
   - А это надолго?
   - Нет, - моментальный ответ.
   - Понял, - протянул он с явным облегчением, давая понять, что сверхъестественные существа не вписываются в его рамки жизни.
   - Вот и ладушки! - девушка показала белые зубки и, перепрыгивая через перевернутую мебель, скрылась на кухне. Вернулась оттуда уже с двумя кружками чая. - Думаю, у тебя нет особых планов на следующие день-два, - она продолжала улыбаться.
   - В смысле? - не понял Александр, к чему ведет ангел.
   Кружка была горячей, пришлось поставить ее на пол за неимением целого стола. А ангел держала свою в руке, не испытывая неудобств, словно в ее кружке была холодная вода. Однако поднимающийся вверх пар не давал усомниться в явно цейлонском (другого на кухне не было) содержании кружки и его температуре.
   - Хочу демона поискать, - от такого заявления брови человека скрылись в челке. - А тебе нельзя дальше ста метров от меня отходить. Иначе...
   - Иначе?
   - Иначе тебя на кольцевой метро собьет!
   - Это как?
   - Или метеор в голову попадет, - перечисляла белокрылая, отпивая из кружки.
   Выражение лица Александра нужно было заснять для потомков.
   - Шучу, - ангел сказала это абсолютно серьезно. И так же серьезно протянула, - вот если бы тебя полностью съели... - многозначительная пауза. - А так - собьет грузовик, намотает на колесо, крыша упадет, споткнешься на рельсах перед поездом. Короче, несильно удивишь своего патологоанатома, - все также безмятежно улыбалась девушка с белыми крыльями. - Видишь, худшее тебя миновало!
   - Спасибо, подбодрила, - руки ходили ходуном. Взятый с пола чай немедленно был пролит на пол.
   - Всегда рада помочь.
  
   Как истинный джентльмен, Александр отдал кровать в распоряжение дамы, а сам спал на выпотрошенном диване. Однако дама, видимо, была странного мнения о правилах хорошего тона, поэтому уж лучше бы человек спал в спальне.
   Ангел шла из ванной. И, или не нашла полотенце, или не сочла его нужным. (На самом деле его там просто не было). Так или иначе, когда она проходила мимо дивана, ей аукнулась лужа чая. Взмахнув крыльями в попытке восстановить равновесие, но только подогнав себя к неизбежному падению, она навернулась.
   От вскрика Александр моментально вскочил и увидел все! Он не мог отвести взгляда, ни пока девушка поднималась, ни пока лихорадочно собирала перья на полу, мимоходом потирая ушибленные места. Ее силуэт скрылся в спальне, а молодой человек все еще видел перед собой мечту любого художника воплоти.
   Сны обещали быть яркими.
  
   - Доброе утро! - зевнула "мечта любого художника", выходя из спальни уже одетой.
   Саша хотел вздохнуть свободно, но было уже поздно. Платье казалось коротким, вырез большим, ноги длинными. Так еще упертое сознание дорисовывало оставшееся.
   - Доброе, - буркнул он, отворачиваясь.
   - Хм! Какой бодрый с утра, - недвусмысленно дала понять Алина, что ведает о всех его мыслях и фантазиях.
   За завтраком ангел все из парня и выбила. Банальная история. Шел в клуб развлечься здоровым, а вернулся больным. Но не с венерическим, а с демоническим заболеванием. Демонов в глаза не видел. Когда его подъели, не ведает. Выбор не велик, нужно было топать в тот клуб.
   Алина утащила молодого человека в город. Александр помнил, как еще ночью, за несколько часов до встречи со сверхъестественным, с ним приключились всевозможные неприятности. Поэтому дергался всю дорогу, однако в присутствии ангелочка, ни разу и никто не наступал ему на ноги, в метро никто на него не наваливался и не приставал к его кошельку. А на дороге машины не пытались проехать по невероятной траектории, чтобы его сбить. Тишь да гладь. Даже слишком тихо. Его вопрос отразился в глазах, и белокрылая покорно ответила:
   - Моя аура отводит беды и отводит людям глаза.
   Но на этом вопросы не кончились.
   - А почему демоны едят именно удачу?
   Ответ последовал сразу, тоном, которым маленькому ребенку объясняют - не стоит совать пальцы в розетку, а то вдруг получится.
   - Ты тоже не одними бутербродами питаешься. Удача - лишь один из деликатесов. Есть еще более редкие вкусности. В основном демоны едят стандартные вещи из стандартного меню: гнев, страх, боль. Другие более интересуются отчуждением, бесчувственностью и ложью. Есть даже ходячие нонсенсы, обожающие демонические ядохимикаты: любовь, счастье, смех.
   - Не понял.
   - Ох, эти люди! - вздохнула Алина. - Поедание эмоций нужно демонам для восстановления затрата сил и природной магии, так как на Земле ее расход в три раза выше, чем в их мире. Также демоны, разные по силе, питаются разными чувствами. Как ваши бедняки и миллионеры. Кто ест икру? Например, наш "удачливый" тип, вряд ли бы покусился на простой гнев. Он скорее гурман. Более сильный демон, который ест редко, но лишь определенные вещи. Обычно, чем реже способность или ощущение, тем сильнее на нее добытчик. В твоем случае демон съел слишком много, скажем так. Надеюсь, он не причислен к аристократии Ада.
  
   Клуб днем не работал, но ложь и красивые глазки творят чудеса. Охранник взял с "милой голубоглазой девушки" честное слово, что она найдет потерянную сережку и оставит "хорошему человеку" свой мобильный номер. А "братик" ей, безусловно, во всем поможет.
   - Что хоть искать? - растерялся человек, смотря на столы и лежащие на них стулья.
   - Место, где сидел, танцевал, а мне надо связаться с навигатором, - вздохнула ангел и тронула сережку в форме кристалла.
   - Навигатор! - далее она долго слушала нечто нелицеприятное, после чего возвела глаза к небу. - Мне можешь и не говорить. Я в курсе, сама разберусь. Давай лучше по делу. Позови Герань.
   Кристаллик распался, но не прошло и секунды, как на его месте объявился новый.
   Для Александра манипуляции ангела казались необычными, но он старался не отвлекаться. Пытался вспомнить, где именно вчера сидел и с кем болтал.
   - Ну и? - человек топтался на месте.
   - Не "ну и", а ну-ка вспоминай! - Алина потеребила золотую косу. - Повстречал ты его в этом клубе. Тебе нужно вспомнить, кто - ОН!
   Александр неплохо запомнил ту гулянку, однако не мог припомнить ничего необычного. Выпивка, танцы, девочки, поцелуйчики, драки. И никаких рогато-хвостатых особей не появлялось. Предметы не летали, никого не убивали, никто ни во что не мутировал.
   - Все как обычно, - непонимающий взгляд.
   - Так и должно быть, - Герань тихо подкралась сзади и, обвив человека хвостом, улыбнулась, показывая острые белые клыки. Человек побледнел и силился не упасть в обморок. - Тише, я не кусаюсь, - примирительно шепнула чертовка на ушко Дроздову, - я сразу откусываю, - для верности чертовка щелкнула зубами. Особенно выделялась пара выпирающих клыков толще человеческих в три раза.
   Реакция не заставила себя ждать, и шокированный парень упал в спасительное беспамятство.
   Благо, не припадочная девица, так что пришел в себя быстро. Беседующие над его телом черт и ангел чуть не вогнали в новый обморок, однако силы воли хватило отползти подальше и постараться обращать на них как можно меньше внимания. Поэтому начало разговора пропустил, но и услышанного ему хватало:
   - Ты у нас по клубам шляешься! - руки Алина сложила на груди.
   - И тебе советую.
   - И раз здесь мог оказаться перспективный демон, то я сильно сомневаюсь, что ты не сунула сюда свой нос и рога.
   - Я бы сунула нос не сюда, а в его постель. Но, прости, не знала, где искать такого перспективного демона!
   - Сомневаюсь я в искренности твоей.
   - Искупи мне грехи и, может, никто не узнает о той попойке на "Лысой горе", - насмешливо.
   Алина немного побледнела, вспоминая.
   - Толку с тебя, как с козла!
   - Эй-эй! Не трогай моего папочку!
   Александр понял, что о нем все забыли.
   - Девочки, - попытался он привлечь их внимание.
   - ЧЕГО?! - они еще и повернулись синхронно.
   - Может, делом займемся, а? - взмолился человек.
   Пока парочка из Библии сверлила его взглядом, он начал рассказывать, где сидел и что пил. Немного смущаясь, описывал кандидаток в подруги на ночь. Девушки быстро перешли на деловой лад.
   - Герань, подскажи, а сколько демонов в этом городе на данный момент?
   Чертовка на секунду задумалась.
   - Около двухсот, если нужны более точные цифры, то мне стоит спросить у братика, он на телепорте города.
   - Ого! - Александру в начале показалось, что ангел ошарашен разгулом нечисти, но следующая фраза убила в нем последние крохи веры в светлое и вечное. - Твой братик и на телепорте?! Неужели в городе важные шишки? - Алина была немало удивлена. У братика Герани отменная репутация вышибалы-киллера, и он входил в сменную охрану одного из правителей Ада. Так что такого парня просто так на малооплачиваемый телепорт ставить бы не стали.
   - Наверное, - с сомнением. - Так мне с ним связаться?
   - Дерзай.
   Алина подошла к человеку и тихо, чтобы слышал только он, сказала: "Моих здесь столько же".
   Чертовка обнажила на руке массивный аппарат в виде оплетающего запястье браслета и начала сюсюкаться с кем-то на том конце "провода". Вскоре проговорила: "Мне пора. Работа волк - может и удрать!"
   Александр уже давно понял, что эти браслеты и кристаллы своего рода телефоны и компьютеры. Что наводило на невеселые мысли отсталости человечества по сравнению с рогато-крылатыми соседями.
   - В клубе было сразу восемь демонов! -произнесла Герань.
   Было хорошо заметно, как передернуло парня.
   - Круг сужается, - Алина повела плечом, словно поправляя крыло. Ее белая пара была не видна, но человеку все время казалось - они за ее спиной, стоит только протянуть руку, и дотронешься. Так и есть, откуда-то из подпространства вылетело белое перо. Оно было быстро обнаружено и с глубоким вздохом убрано в сумку.
   - Линька? - Герань вильнула хвостом и наклонила голову.
   - Старею, седею, рассыпаюсь.
   От такого ответа чертовка залилась смехом.
   - Ага, как же! Да ты всех еще переживешь! И на наших могилах спляшешь!
   Алина согласно кивнула, показывая всем своим видом, что еще и споет. Герань подошла к подруге вплотную и вложила в ее руку красный кристалл. Еле слышно прошептала:
   - Подарок одного из ухажеров. Аккуратней, я слышала он мощный, - затем она улыбнулась и громко окрикнула Сашу. - Эй, парень, сейчас будь внимательней, второго шанса не будет. Светопреставление начинается!
   Алина на секунду сжала кристалл в ладони, отдавая тому команду, и уже в следующую секунду подбросила его над головой.
   Кристалл вспыхнул пугающим алым светом и поднялся под самый потолок. Свет стал насыщенным и, падая на пол, начал оживлять приведений. Александр побледнел и затаил дыхание, но быстрее, чем он успел по-настоящему сильно испугаться, призраки превратились в знакомые и незнакомые лица тех, кто гулял в клубе той ночью. Герань оживилась и показала группу трех демонов в углу. Их ничто не отличало от людей, но чертовка уверенно указывала на них пальцем.
   - Судимости? - Алина едва взглянув в тот угол, продолжила рассматривать полупрозрачные фигуры, одна из которых была Александром.
   - Да, у всех.
   - Не очень-то сильные на вид.
   - Верно, но эти трое в свое время здорово всем попортили кровь.
   Ангел улыбнулась, не особо стараясь запомнить лица демонов, зная, что ищет вовсе не этих стариков. И тут она напряглась.
   - Герань, а этот?
   Совсем молодой паренек сидел недалеко от Александра и флиртовал с особой противоположного пола.
   - Ему около пятиста лет, четыреста лет назад судили за незначительные правонарушения. Осужден на "оковы" в течение года, - зачитала краснокожая чертовка со своего ручного компьютера.
   - Стукнули по рукам и отпустили. - резюмировала белокрылая.
   - Да, он совсем ребенок. Шалит помаленьку, но до террориста не дорос, - длинный хвост откинул прядь волос с лица. - Асьен, в городе живет под именем Паша. Сильный и несколько буйный. Право проживания на Земле получил благодаря влиятельным родственничкам.
   Алина потерла лоб. Пока ничего не происходило. Если виноваты те трое старших, то им мало не покажется за подобную шалость, а если виноват этот малец - ему грозит воспитательная беседа и пару раз по шее. Герань внезапно прислушалась к чему-то.
   - Мне пора, - торопливо бросила она. - Ни пуха.
   - К черту.
   - Принято.
   Она исчезла в потоке черного пламени, что означало ее перемещение в Ад. И скорее всего краснокожая уже получала по шее от начальства за внеочередную задержку документов. Математик из Герани был такой же, как из Склифосовского балерина. Все пишет и заполняет, неправильно проставляя цифры. Если ее вызвали, то это на долго. Скорее всего в этой авантюре она участвовать больше не сможет, что несколько огорчило Алину.
   Пока Герань была здесь, Александр боялся и слово сказать, теперь же чувствовал себя уверенней. Наконец, смог задать свой вопрос:
   - Эти демоны не похожи на демонов. Почему?
   - А ты ждал козлов с парой рогов и копыт? - Алина улыбнулась и снисходительно покачала головой.
   - Но у Вашей знакомой и хвост, и рога! - смутился человек.
   - Герань наполовину черт, - пояснила Алина и добавила. - И копыт у нее отродясь не было.
   Наблюдать за изменяющимся и переливающимся всеми красками лицом молодого человека было одно удовольствие. А уж как он посерел при следующей фразе:
   - К тому же, рога и хвосты всегда можно спрятать в подпространстве, как и мои крылья. От человека не отличишь, даже при довольно близком знакомстве.
   Она бы еще немного над ним поиздевалась, но тут произошло то, что так ждали.
   Призрак Александра случайно замахнулся назад в порыве рассказа перед пассией и врезал по спине Асьену. Кружка с пивом, которую демон держал в руке, щедро полила ему демона. Девушка, что была с ним, засмеялась, и Асьен, словно случайно, задел руку Александра своей, и тут же бутылка, стоящая на столе неподвижно, упала, испортив штаны человеку.
   - ОПА! - Алина возвела взгляд к небу. - Михаил, я знаю, что тебе сейчас не до меня, но почему мне вечно достаются глупые дети или неженатые мужчины?
   На нее покосились.
  
   Паша, он же Асьен, жил в довольно хорошем квартале. Чистенько, миленько и никаких признаков демона-подростка с плохо управляемой силой. Алина проверила адрес и приготовилась к аттракциону. Александр неуверенно держался в шаге от девушки. Лифт доставил до тринадцатого этажа и распахнул двери. У девушки и парня разом возникла мысль, что номер этажа отлично подходит для демона. Наконец, они дошли до нужной им двери и убедились в чувстве юмора их преследуемого. Шестьдесят шесть.
   Тук-тук.
   - Кто там?
   - Полиция.
   - Никого нет дома, - последовал незамедлительный ответ.
   Алина нахмурилась.
   - Ох, малой, тебе лучше открыть.
   - Зачем?
   Ангел потерла висок. Весь ее вид говорил: "Ненавижу детей!"
   - Иначе это будет считаться неподчинением органам правосудия, и... ты вновь загремишь на верховный суд.
   Голос за дверью стал испуганным.
   - Там кто?
   Видимо нервы у ангелов были шелковыми и куда менее прочными.
   - Да нефилим, блин, в глазок посмотри, чудило малолетнее!!!
   В глазке мелькнула тень. И тут же послышалась возня, мат и звон разбивающегося стекла.
   - Никогда не открывают, - глубокий вздох. Александр даже не понял, в какой момент Алина исчезла. Крылья с такой силой бросили тело девушки вниз по лестнице, что для парня все слилось в одну линию.
   - Навигатор! Заткнись! Запрос на остановку времени на две минуты! Ма-а-ма! - Алина полетела кубарем с лестницы. Буквально поцеловалась со стеной, отпружинила, заваливаясь назад, повстречалась затылком со ступеньками. Чертыхнулась. Встала, побежала дальше и с облегчением услышала:
   - Запрос подтвержден.
   Не теряя ни секунды, белокрылая бросила горсть кристаллов, которые в момент разлетелись кто куда и осыпали пространство своим прахом.
   Время превратилось в тянущуюся патоку, сквозь которую так сложно передвигаться, что хочется остановиться и подчиниться извечному закону. Замереть вместе с песчинками перевернутых часов, вместе с облаками на небе и лучами, не успевшими коснуться планеты. Так и поступили все жители отдельно взятого куска города, но не ангел. Для нее время не замирало ни на секунду.
   Человек был у окна на лестнице и не понял, что произошло. Вот демон летит по небу, а вот его уже нет на прежнем месте. А Алина и тот самый подросток стоят рядом с ним. При этом ангел держит провинившегося за ухо, а свободной рукой чешет затылок, корча такую злобную гримасу, что парнишка бледнеет на глазах.
   Квартира Паши, или Асьена, как обозвала его мама демоница, была довольно прилично обставлена. Слишком прилично для студента, которым бес притворялся, и слишком дорого. Сам хозяин сидел за столом и выписывал в воздухе каракули.
   - Как написать-то? - обреченно вздохнул он.
   - Как есть. Инцидент случаен, пострадавших нет, положение исправлено.
   - А про силу?
   - Обещаю посещать медитацию, шахматные клубы, психолога, принимать "Новопассит" в лошадиных дозах... Тебя что, ангел должен учить, как вешать лапшу вышестоящим инстанциям?
   Демон покраснел.
   - Но Вы же не ангел?
   - Да-да, я - мать Тереза! А еще жутко злая стерва, которая может настрочить на тебя департаменту! Пиши давай!!!
   Асьен побледнел, трижды пожалел, о том, что сказал неугодное злой тете дважды его старше. Александр покосился на девушку, но смолчал. Как умный, решил оставить все при себе.
   - Дописал?
   - Да.
   - Алекс, Сандр, Саша, называйся, как хочешь. Напиши здесь: "Претензий не имею". И подпись. Дата. Так, Асьен, оплати пострадавшему человеку убытки. А именно, - обращаясь уже к человеку, - Саша, перечисляй!
  
   - Претензий нет? - спрашивала потом она у волочившего мешок человека.
   - Теперь нет.
   Саша сыто улыбался, чуть не падая от веса мешка, в котором шуршало и звенело золото и драгоценности, но нес свою ношу, уже строя планы на ближайшее будущее.
   Алина потянулась.
   - Удача к тебе вернулась. Отплатили тебе золотом. Так что делать мне тут больше нечего.
   - Так ты все же ангел? - не удержался от вопроса Саша.
   - Я - нефилим.
   - А кто это?!
   - Великий интернет к твоим услугам.
   - Но...
   Не успел он и слова сказать, как ангела уже не было рядом.
  
  Глава 2. Дом милый дом.
  
   - Навигатор. Норма и расчет использования.
   В ухо ударил ехидный голос.
   - Новый рекорд! Сто девяносто девять. Еще один, и отчета бы не избежать.
   - А разве рекорд не двести шестьдесят пять? - ее менее ехидно раздалось в ответ.
   - Вспомнила, как в очередной раз нарушила все правила и, решив повеселиться, села на хвост опасному преступнику? Арина, тебя заставили писать отчет, и занял он двести листов. Хочешь еще раз?
   Алина не обращала внимание на деформацию своего имени. Лингвистическая шутка природы, у уроженцев Рая "л" в середине становится "р". Глупо, учитывая что с "л" в конце и начале у ангелов проблем нет. Так эту привычку переняли еще и некоторые полукровки.
   - Не, спасибо, - ответила Алина, быстро уходя в сторону от больших зданий. Ее широкие белые крылья легко унесли тело в район с домами пониже и победнее. А природная сила отводила людям глаза. - Спасибо, Марьен, я знала, что ты меня поддержишь.
   - Не вопрос. Уже придумала оправдание?
   - А то.
   - Ты уже рядом с клиентом ...
   Дослушивать белокрылая не стала. Кристалл энергии распался, став тем, чем был - энергией. Больше единиц использовать было нельзя, даже для того, чтобы свериться с картой. Но Алина и так знала, где ее следующая цель. Документацию нефилим читала заранее. Сложно было его не увидеть под таким углом. Пара крыльев легко унесла тело вправо, к распахнутому окну одного из невысоких зданий. Она безбожно опоздала. Впрочем, ее это никогда не смущало.
   - Всегда было интересно, - задумчиво произнесла она. - Почему почти все мои клиенты сплошь мужского пола и без кольца. Молодые, неженатые самоубийцы ... вот это романтика.
   С этими словами, с резким взмахом крыла, вылетело перо. Оно легко срезало бельевую веревку, на которой болтал ножками неудавшийся висельник. А пока неудачник кашлял, Алина встала на стул и вынула из потолка свое перышко. Крылья она на время убрала в астральный карман. Затолкать в уже объемную сумку это перышко оказалось сложно. Оно было длинное, растрепанное и на удивление прочное, сгибаться и ломаться не собиралось. Но наконец, дело было сделано, и девичий взгляд вернулся к представителю земной расы.
   Знакомый взгляд.
   - В чем твоя проблема!? - Наезд лучше начинать с порога.
   - Вы кто? - Видимо вопрос записан где-то в генетическом коде, иначе люди не повторяли бы его, как боты.
   Алина мысленно усмехнулась.
   - Вопросы здесь задаю я! - повысила голос блондинка с недовольной миной на лице.
   Мужчина потряс головой, нелепо снимая с шеи веревку.
   - Зачем Вы меня спасли?
   Правая бровь Алины поднялась.
   - Чтоб спросить, зачем?
   Взгляд человека сам скользнул на прикроватную тумбу. Фотография. Алина вздохнула и села на кровать. Она ненавидела читать другим нотации. Больше этого терпеть не могла, когда эти нотации читали ей. Гораздо успешнее ей удавалось давать по шее. Но положение обязывало не только грубо дергать, снимая с мостов, еще и успокаивая хлопать по плечу.
   - Мы все теряем. Но потеряв, мы не остаемся одинокими. Так что не кисни. - и тут ее голос стал раздраженным и сильным. - Учти, еще раз повторится, и я сама тебя отведу к друзьям в Аду и продиктую, что с тобой сделать!
   Угроза была беспочвенна, но подействовала. Люди верили подобным сказкам с котлами и сковородками.
   Она отошла к окну, как волна от берега, и, распахнув крылья, выпорхнула наружу. Человек остался сидеть там же, но уже с сильно выпученными глазами и отвисшей челюстью.
   А Алина уже с раздумьем глядела на рукописный список клиентов и заметила пропуск. Норма кристаллов уже была израсходована, и за ее пределы выйти - нудная писанина на пару дней. Но и без внимания оставлять оставшегося без ангела в критический момент полудурка, решившего посмотреть на Рай своими глазами, не следовало. Но и если бы случилось непоправимое, ее бы тут же оповестили, обвинили и обматерили. Пометавшись еще мгновение между ленью и обязанностями, нефилим все же израсходовала лишний кристалл.
   - Навигатор.
   - Марьен у телефона.
   - Почему я чувствую себя штатным психологом?
   - Потому, сладкая, что ты он и есть.
   - Да-да, кто дальше?
   - Никого, - протянули с того конца.
   - Но одного пропустили же, - удивилась Алина. Раньше за ней не стояло допускать ошибки в бумагах.
   - А тот заказ забрали.
   Секунду белокрылая удивлялась, другую пребывала в ужасе и вот уже с немалым любопытством спросила:
   - Кто?
   - Смерть!
   - Какого черта!? - Перед глазами заскользили строки бумажек, которые придется заполнить. Ладно бы если другой нефилим "помог" и пришлось бы просто ему отдать долг, неважно какой дорогой. Но вот если клиент умирал, или, как принято говорить: "Клиент ушел с чернокрылым," - это грозило немалыми проблемами.
   - Шучу. Подруга тебя подстраховала. Клиент сиганул с крыши, но внизу проезжал мусоровоз, набитый отходами с хлопчатобумажной фабрики. Сейчас в больнице с сотрясением мозга.
   - Было б чего сотрясать, - раздраженно выдохнула Алина, в который раз молясь на такого верного друга как Герань. - Ладно, шестьсот шестьдесят шестая команда дает отбой. Передай привет Герани, если она выйдет на связь.
   - Без проблем. Отчет завтра Михаилу несешь ты.
   - Это просьба?
   - Это приказ, сладкая. Его.
   - Очаровательно.
   Крылья взмахнули в последний раз, и Алина исчезла в россыпи золотистых искр. Хорошо, что подобные перемещения предоставлялись навигационным отделам по их энергетическим каналам, иначе затраты были бы куда большего масштаба.
   Подобные перемещения между двумя мирами всегда были с некоторыми неудобствами. Нефилим никогда не спрашивала, испытывали ли другие, подобные ей, такие же неприятные чувства. Например, это странное давление на тело, замирание сердца, острое покалывание на коже и жутковатое ощущение тупика в конце пути. Все, что ее интересовало в эти моменты - это вынырнуть, всплыть на свет, выкрутиться из объятий не полностью понятной ей магии и поскорей оказаться хоть где-то, лишь бы не застрять во тьме перемещения.
   С легким напряжением воздуха нефилим появилась у главных "Врат" в свободной пиктограмме Земля-Рай.
   На нее сразу же уставилось множество глаз.
   - Очаровательно, - пробубнила она себе под нос.
   В своем коротком летнем платье Алина была явно не к месту в этом чертоге святости. Но даже если бы она вернулась в той "ночнушке", в которой прибыла на Землю, на нее бы смотрели с той же толикой презрения и неудовольствия. Одно радовало: в Раю нельзя было спрятать крылья. Любой "карман в пространстве" рассеивался. То же было и в Аду. Так что пара не слишком аккуратных белых крыльев напоминала окружающим небесное происхождение этой особы в коротком платье.
   - И в этот раз Арина отличилась по затратам энергетических припасов! - пропело юное кудрявое дарование из-под стола выдачи пропусков.
   Алина поморщилась и протянула карту такой же кудрявой, кажется, женщине за тем же столом. Линии родства этих двух легко угадывались даже с учетом нетипичного для людей телосложения. У ангелов не разберешь: женщина перед тобой или мужчина. Так они еще все в платья обряжены!
   Да, экзотическая красота.
   Ей также молча отдали карту назад. Что обрадовало, если бы претензии по нормам требовали заполнения бумажек, ей пропуск так бы просто не вернули. Но ребенок из-под стола не унимался и выкрикнул так громко, чтобы услышал весь зал. Короче, некрупный аэропорт от выкрика этой малолетки точно бы на уши встал. А здесь услышали только метров на триста. И то, особого вида не подали.
   - Арина, тебя желает видеть Михаил. Тебе снова попадет, - распевала мелкая.
   Глубокий вздох, грозный взгляд на малявку, и нефилим удалилась в известном ей направлении.
   В последний раз начальник хотел видеть ее, когда она случайно оставила на земле горку собственных перьев. Линька, что б ее. На самом деле беды никакой, люди бы не поняли, чьи это перья. Скорее всего решили бы, что тут ощипали гуся или курицу. Об этом бы и не узнали, если бы кучка сатанистов не решилась на том самом месте вызвать демона. Вот они удивились, когда к ним на призыв из ниоткуда упал белокрылый нефилим. Алина тогда и сама не поняла, как это ее вызвать умудрилась кучка дилетантов. Но с тех пор начальник приказал ей собирать перья. Неподчинение грозило неприятностями в виде лишних часов, проведенных с Михаилом, и выслушивания лекций на тему: "Каким должен быть Ангел" и "Как положено вести себя благовоспитанным девушкам".
   И все из-за этой белой, страдающей облысением, пары лишних конечностей. Крылья всегда казались ей неважным и неудобным девайсом. О, сколь много проблем было из-за появления этого излишества! Но правда заключалась в том, что ей не выжить в этом мире без них. Выжить - это, конечно, просто для красивого слова, но все равно, без крыльев жить в Раю неудобно до смерти. Даже до квартиры будешь добираться часа два, а не пятнадцать минут. Да и просто привыкла за долгое время.
   Время ... Алина как раз проходила по площади времени. В центре стояли невероятно большое сооружение, на самом деле, являющее собой песочные часы. Нефилим остановилась, замерев перед этим изваянием. И, будто завороженная гладкими краями нетронутого ветрами и эрозией произведения искусства, замерла.
   Часы тысячелетия, своего рода реликвия небесного народа, неспешно отсыпали песчинки. По ним не узнать ночь сейчас или день. Так получилось, что ангелы не выносили затемнений, поэтому всегда было светло, а часы показывали лишь сколь молод этот мир. Последняя песчинка упала вниз.
   С новым тысячелетием вас!
   Часы спешно перевернулись. От их движения зал загудел. Это был радостный вой зверя, прожившего тысячу лет не шевелясь, и тут за секунду перевернувшегося с ног на голову, чтобы еще одну тысячу лет провести не шевеля ни одним изгибом своего стройного тела.
   "Вот оно. Новое тысячелетие. То, о чем нас предупреждали, свершится! Так, а о чем там предупреждали? А, ну да. Как и в прошлом, нам сулили смерть, затем разные хвори и испытания божьи. Ну и как окончание Армагеддон... Неизменное предсказание за последние пять тысячелетий, может люди придумают на следующее тысячелетие предсказания пооптимистичнее. Хотя бы для разнообразия," - нахмурилась Алина проходя мимо часов.
   Новость о наступлении нового тысячелетия испортила настроение окончательно. Михаилу придется ждать до завтра. Если бы в этом месте такое понятие существовало. Увы, время в Раю равно бесконечности.
  
   Жилой корпус Элизиум встретил почти радушно. В отличии от величественных залов, откуда унесли крылья, здесь царила суматоха, и кипела жизнь. На нескольких выступающих балконах массива, отдаленно напоминавшего многоквартирный дом с проросшими всюду ступеньками, балконами и площадками, сидели и стояли нефилимы. Одна особо наглая особа в драных джинсах курила и ловила приятные ее взгляду глюки. Зеленоватый дым кольцами поднимался вверх, привлекая внимание сидящего этажом выше ангела, уже собирающегося выпорхнуть и накостылять зазнавшейся молодежи. Еще на пару балконах сушилось белье. Несколько ангелов чистых кровей спорили на одном из выступающих лестничных проемов, а разнять их пыталась совсем юная нефилим с копной непослушных пушащихся волос. Еще выше, сидя на ступеньках, на все это взирал мускулистый черт и скучающе грыз гвоздь. А еще выше, почти перед самой дверью, куда стремилась Алина, целовалась парочка. При этом один из пары явно был чистокровным ангелом. И с учетом того, что в нефилиме угадывалась девушка, ангел соответственно был мужчиной ... по крайне мере вероятность была велика.
   Последние взмахи крыльев, и вот он - свой угол. Хлопок двери и несколько горестный выдох. На ходу стягивая одежду, швыряя ее на пол и расплетая косу, нефилим прокладывала себе путь в ванную.
   - Э? - только и выдал ангел неопределенного пола, случайно оказавшийся на пути. Но ему молча вручили стянутые ранее трусы и громко хлопнули дверью ванной комнаты. - Арина?
   Агрель, глубоко вздохнув, собрал одежду девушки. Он был в этой квартире вовсе не случайно. Однако с сегодняшнего дня его пребывание здесь уже не имело смысла. Новое тысячелетие наступило. Но ангел не обратил на это внимание, покорно исполнял роль заботливой домохозяйки: разгладил и уложил одежду, вытер грязные следы на полу, оставленные его сожительницей.
   Алина залезла в пустую ванную, покрутила краники, и вода начала набираться. В такие моменты она молилась на местное управление. Это была их идея - сделать корпус нефилимов под квартиры людей. По их взгляду, полу-люди должны жить на половину как люди, что являлось верным решением. К тому же полезным для самих ангелов. Склонные, склочные и порой бунтарно настроенные нефилимы могли здорово расшатать нервы полнокровных властителей этого мира. Поэтому и жили отдельно. Правда, треть этого корпуса все же была заселена ангелами по понятной причине. И назад эта половина не стремилась - привыкла и втянулась в жизнь без лишних заморочек.
   Пока Алина смывала с себя земную пыль и напряжение, мужчина осматривал "небольшой бардак". Этот бардак был "небольшим" по словам самой Алины. В глазах же педантичного и помешанного на порядке Агреля творящийся в комнате хаос можно было описать одним ёмким словом - помойка. Ангел как раз хотел поднять шкаф, который лежал на боку в углу комнаты.
   - Сколько раз я просила не трогать мои вещи! - на шум возни из ванной высунулась нефилим.
   - Сколько раз я просил не ходить голой по дому? - бархатный обволакивающий голос с легкими напевными, но все же с мужскими интонациями, раздался в ответ.
   Агрель смирился со своей участью терпеть это лишенное моральных устоев существо, отдаленно напоминающее ангела. Но уже с первого дня уяснил, что это не он терпит, а его. И не он будет ставить условия. Если бы только он был более властным и мог дать вовремя отпор, его бы не сослали жить в комнату наверх и не взяли под свое управление всю квартиру целиком.
   - Агрель, кинь мне какую-нибудь белую тряпку. - прервала его невеселые раздумья Алина.
   - Неисправима, - только и сказал ангел, найдя ее тогу под кроватью. Лицо неуловимо искривилось улыбкой. А тряпку, то есть тогу, уже взяли из рук и спешно натянули.
   Большая кровать явно для двоих немедля была занята девушкой. Исходя из явной невменяемости того, кто обустраивал комнату, кровать стояла точно по центру вместо стола. В этой комнате было много чего не так, однако Алина ни разу не изменила порядок вещей, считая, что так гораздо лучше. Ангел конечно был не согласен, но ему слова не дали. И вот он прожил тысячу лет с комочком, спрятавшимся под одеялом.
   - Слушай, - внезапно предпринял попытку поговорить Агрель. - Давай продлим контракт.
   Из-под одеяла показался нос.
   - Если ты шутишь, то представь - я смеюсь. Если серьезен, то посылаю тебя к черту. Могу сказать к какому именно или сам догадаешься?
   Агрель поморщился, но глубоко вздохнув, оставил засыпающую нефилим в покое.
   - Я хотя бы попытался.
   Алина прикрыла веки, стараясь не думать о ближайшем будущем. По правилам ангелов, пара определялась с момента рождения. И эта пара начинала жить друг с другом уже через пару десятилетий. На манер "стерпится - слюбится, сладится и забудется". Но порой случаются непредвиденные вещи. Например - смерть. Даже жизнь условно бессмертных ангелов приходит к этой черте. Так появляются одинокие. В число этих одиноких много лет назад попало множество нефилимов и прощенных павших. И совет решил срочно выровнять породу - женить нефилимов на ангелах. Однако слово "женить" не подходит. Ангелы не вступают в браки, они заключают со своей парой брачный договор. А в контракте прописывается условие его расторжения, даже при нежелании обоих сторон. Если за тысячелетие жизни вместе не появляется ребенок, то контракт расторгается.
   Тысячелетие прошло. Совместная жизнь с Агрелем ничего не принесла. Он как раз поднимался по лестнице на второй этаж, где была его комната. Очень скоро совет официально аннулирует договор, и Агрель уйдет к кандидатке, назначенной советом. Он покинет и без того пустой дом Алины. А ей назначат нового кандидата которого она, скорее всего, впервые в жизни увидит. И этот новый может оказаться не таким покладистым как Агрель. От осознания неизбежности будущего, нефилим горько выдохнула, но сон ласково забрал ее печаль ...
  
   - Доброе утро!
   - Вечер.
   Алина даже вздрогнула. И как определил? Неужели тоже живет по земным часам?
   Михаил был как и все ангелы экзотически красив, но красивее всего были его крылья. Великолепная белоснежная пара с вплетенными в них серебренными перышками. Особенно четко была видна их красота по сравнению с взъерошенными, вечно теряющими оперение крыльями Алины.
   Его кабинет был коронован висевшим на стене мечом непонятного назначения, тонкими витиеватыми рунами письма на стенах, величественным массивным столом, жемчужным с белыми вкраплениями из редко встречающегося небесного древа.
   Доклад упал как раз на этот редкий стол Михаила, руководящего всем первым отделом. К слову прибавляя, Михаил по-своему был большой шишкой в узких кругах, а должность первого отдела не была престижной. С чего там получилось, что элита работает в подобном месте? Кто знает...
   - Ну что ж, - процедил сквозь зубы глава первого отдела и поддел кучку, исписанных мелким подчерком листов, ножом для бумаги. - Эту ахинею я прочитаю позже. Почему опять нарушила запреты?
   - А я нарушала?
   - Арина! Это было дело, касающееся самоубийства.
   - Нет, это дело должно было быть передано уголовному сектору, - твердо пресек дальнейшую ложь Михаил.
   - А поверите, если я скажу, что паренек был милым?
   Ангел нахмурился.
   - Неплохо было бы, если бы это было правдой, - началась старая песня.
   - Не нужно меня ни с кем сводить ...
   - Арина! Мне можешь-то не рассказывать! Агрель тоже хорош, но ты...
   - А что я?
   - Ты с ним за это тысячелетие даже не спала, - удивленно пригладил волосы Ангел. - Сослала его к черту, то есть чертовке. Я бы понял, если бы ты роман завела на стороне, но... - Михаил не находил слов, чтобы описать происходящее. Наконец он уверенно произнес, немного повысив голос. - Роди ребенка!
   - Да ни за что! - мгновенный ответ.
   Минутное молчание.
   - Я же не прошу родить именно от ангела.
   - Я просто не хочу.
   - Но тебе нужно иметь хоть кого-то, кому ты сможешь подарить себя. И любимый мужчина с ребенком отлично подходят на эту роль.
   Алина тактично умолчала, что у Михаила тоже нет ни жены, ни ребенка. А если и есть кто на стороне, то он молчит. Проблемы с размножением встали костью в горле этой расы. Патология в том, что у ангела и ангела шанс появления ребенка очень мал. В то время как у ангела и человека он сто процентный. Смех, да и только. А сколько трений было на этой почве! Совет даже хотел пол мира потопить, только бы избавиться от полукровок. Однако, по всей видимости, Михаил преследовал иную цель, настаивая на размножении своей подопечной. Он надеялся, что это усмирит нрав Алины и не даст ей времени на ее безумства.
   - Прости, - это все что она могла сказать ангелу, который когда-то сам на руках принес еле живую девушку в Рай. Опекал ее во всем и опекает до сих пор. С первой минуты отношения этих двоих были сложные. Но Михаил упорно держал эту нахалку рядом и по мере сил пытался удерживать ее от непродуманных решений и действий.
   Разговор был окончен, однако оказалось, он даже не начинался.
   - Тебя просили из второго отдела. Гавриил.
   Сектора первого отдела занимались делами земли. А второй занимался контактами с противоположной стороной. Алина сразу же начала лихорадочно вспоминать, что и где она могла такого совершить, что теперь у ее подруги неприятности.
   - А что мы с Геранью сделали? - вырвалось у нее.
   Однако Михаил лишь ухмыльнулся и передал ей по воздуху небольшой голубоватый кристаллик.
   - Ничего, это просьба от второго отдела Ада. Возможно, воспалилось нечто из прошлых дел. Тебя просят прийти в свободное время. Значит, ничего у них не горит. Не волнуйся, - добродушный тон начальника должен был успокоить нефилим, но не волноваться не получалось. Походы в Ад всегда приносили массу впечатлений, чаще положительных. Но это всегда было связано с неким риском. Решив, что если все плохо, то оттягивать не стоит. А если хорошо, то тем более. Она озвучила мысли.
   - Я сейчас пойду.
   Михаил напряженно посмотрел на нефилима. Вот что, а походы к собратьям по разуму ангелу не нравились. Точнее, когда эти походы осуществляла вот эта человеческая особь с парой крыльев за спиной. Алина много раз задавалась вопросами, почему такие мероприятия вызывают у него неодобрение. Но во множестве ответов, верный найти было не так-то просто. Один из возможных - это война прошлого. Михаила не просто так считали фанатиком своего дела, который так и не расстался с мечом. Причем, на поясе он всегда и весел. И еще один на стене. Тот самый непонятный клинок, выполненный в стиле демонов. Скорее всего, как была уверена Алина, этот меч являлся трофеем с поля битвы. И скорее всего, был сделан одним из известным мастеров своего дела того времени. Она даже не удивилась бы, если он оказался бы одной из давно потерянных реликвий Ада.
   - Хорошо, - напряженно произнес ангел, давая понять, что ничего хорошего в этом не видит. - Я с ними сейчас свяжусь. И учти, я не собираюсь вновь выслушивать, что наш ангел дебоширил чище их демонов!
   - Есть, сэр!
   Алина развернулась на пятке и спешно ушла. Еще бы дверью хлопнуть, но архитектура ангелов двери не предусматривает.
   Есть одна возможная причина неодобрение начальника - это то, что еще ни разу Алине не удавалось уйти из Ада тихо. Михаил уже один раз краснел, когда пытался объяснить, зачем нефилим осветлила волосы преступника, нарядила в одежду ангела, споила, а своих коллег ангелов подорвала.
  
  Глава 3. В гостях хорошо...
  
   - Пришла ставить новые рекорды, Арина?
   Нельзя сказать, что этот ребенок ее достал, но мысли о порке иногда появлялись в голове.
   - Да, иду. Хочешь со мной?
   Мама или папа девочки или мальчика, Боже, повесь на них таблички, уже протянула руку за кристаллом.
   - А куда послали? - заинтересовалось юное дарование.
   - К черту.
   Оператор вставил кристалл в ячейку, и тут же раскрылись гостеприимные алые ворота на свободной пиктограмме. Оттуда пошел ядовитый черный дымок.
   С платформы оперативно и шумно сбежали все ангелы.
   - Все еще хочешь со мной? - улыбнулась Алина спрятавшемуся под столом ребенку.
   Нефилим привычно набрала в грудь свежего воздуха и поспешила во врата. Она мысленно улыбнулась, представив, как исчезает в черном огне, а этот противный ребенок еще долго попискивает от страха.
  
   Что внизу, что наверху - было абсолютно одинаково. От светлых врат все тоже шарахнулись.
   Не успела полуангел прийти в себя после перемещения и выйти из распахнувшихся перед ней врат, как ее согнуло пополам от кашля. Глаза наполнились слезами. Ей незамедлительно протянули стеклянный пузырек с таблетками. Высыпав сразу несколько на ладонь, нефилим сунула их в рот. Только теперь она могла дышать свободно.
   - Блин, как вы здесь еще не с детонировали!? - привычно перейдя на язык демонов, пошутила она. Шутка была старая и заключалась в большой концентрации серы и некоторых ядовитых соединений в местном воздухе. К счастью, не горючих в данной среде. Местных эти газы не беспокоили, зато для жителей Земли и Рая были крайне ядовиты. Проблема работы в агрессивной среде решалась при помощи специальных таблеток или масок.
   Глаза все еще сильно слезились. Стерев влагу, Алина смогла разглядеть стоящую рядом с ней пару мужчин в военной форме. Генералы, не ниже, но из разных подвидов. Первый был изящным сгустком змеиной осторожности: тонкий, гибкий. Голову украшали прямые рога, растущие назад, а спину - кожистые крылья. Второй, более сильный и грузный на вид, крыльев не имел, его рога были крученые, и их кончики смотрели вперед. Сильный и грозный, он казался машиной для убийств, много и активно увлекающийся бодибилдингом.
   Алина сглотнула от мысли, что это ее провожатые в местный обезьянник, уж слишком пристально смотрели эти двое, и в испуге шагнула назад. К счастью, ее страхи не оправдались. Первый поклонился, расправив кожистые крылья. От его жеста длинные волосы упали на узкое лицо. Их он небрежно зачесал назад своими когтями. Видимо, этот жест должен вызвать у женщин восхищенный вздох, но нефилим была слишком напряжена, чтобы восхититься чужой грацией. Ее скорее волновала своя неуклюжесть, которая уже много раз ставила в неловкие, а порой и опасные ситуации.
   - Просим прощение, генерал Вердж к Вашим услугам. - Голос был под стать грации: обольстительный и мелодичный.
   - А что случилось? - крылья нервно затрепетали, готовые поднять тело в любой момент.
   - У нас были сложности с несколькими заключенными, они пытались проникнуть на Землю.
   Поняв, что этот конвой не за ней, Алина тут же расслабилась. Ее крылья прекратили нервно подергиваться и сложились за спиной.
   - Прошу и меня простить, - улыбка исказила губы. - Меня ожидают. Второй отдел.
   Накаченный демон запросил начальство по своему ручному компьютеру и изучил тучу выданных цифр с закорючками. Демон, которого нефилим приметила первым, жестом показал, что оставляет девушку на попечение своего коллеги.
   - Прошу, следуйте за мной. - Наконец раздался бас удовлетворенного исчислениями машины нелетающего демона.
   Нефилим неудовлетворенно дернула плечами, ее крылья встрепенулись. Обычно все дела на территории Ада шли под наблюдением Герани, как с демоном-напарником. В ее случае скорее чертовкой. Папа Герани был чистокровным чертом - большая редкость. Отсутствие вышеупомянутой особы могло значить только одно - у Герани нет к этому делу доступа. И рогатая подруга не в курсе нахождения Алины в Аду.
   Демоны и черти иногда оглядывались, провожая заинтересованными взглядами. Шушукались, улыбались, облизывались. Различие культур. Демоны в чертогах Рая воспринимаются, как большая, гадкая букашка. А ангелы в Аду вызывают скорее интерес. Иногда нездоровый. Вот как сейчас: один из демонов просто раздевал полуангела взглядом. Алина ответила ему тем же и тут же высокомерно хмыкнула, заметив на лице молодого бесенка смущение.
   Предпочитавшие камень жители Ада строили примерно так же, как и ангелы, но меньше пафоса и больше практичности. И была во всем этом какая-то человечность. Что не удивляло при их истории и генетике. Но, как и в канцелярии ангелов, эти коридоры почти не имели дверей. Иначе бы демоны с крыльями все равно бы их разносили, не успев затормозить. И, как и у ангелов, в большинстве сооружений в больших залах не было крыш. Учитывая редкие кислотные осадки, можно было только удивляться, как здесь все держат в таком порядке. Нефилим как раз ступила под открытый свод, и под ее ногами захрустело покрытие с пророщенными канавками для стока вод. Коридоры тянулись на бесконечность, но, слава Богу, в бесконечность идти и не нужно было.
   Одна из арок открывала вид на просторный кабинет. Конвоир поклонился и ушел, спеша на свой пост. Все, что оставалось нефилим, это пройти в арку и предстать перед уже находившимися там. Ангела она знала - Гавриэль. Ну и здоровые же они, эти ангелы! Ангелы и без того значительно выше человека, а у этот индивид побил все рекорды. Но замечаешь это только вот так, стоя рядом и задирая голову вверх.
   На нем взгляд нефилим не задержался, и внимание перешло на демона, который сильно напоминал того демона с крыльями, которого Алина встретила у врат. Но у этого была более светлая кожа, голубые глаза, и в его черных кожистых крыльях торчали перья. Не сказать, что б уж Алина удивилась, но подобные гибриды довольно редки. Выдавало его еще отсутствие рогов.
   - Дагон, - представился он, и Алина сглотнула. Сглотнула от набежавшей слюны. Секунду спустя она уже вооружилась ручкой и бумагой. Магия ангелов в этом мире не работала, а то бы воспользовалась кристаллическим компьютером.
   - Можно пару вопросов! - от лихорадочного блеска голубых глаз, демон растерялся. - Вы генерал, участник Земной конвенции по отвоёвыванию земель Ада в третьей половине войны "света и тьмы"?
   - Я скорее повар ... - попытка отбиться Дагон от внезапно начавшей наступать особы не сработала.
   Гавриэль смеялся.
   - Алина из первого отдела хорошо известна своим патологическим влечением к истории демонов, знанием нескольких древних языков, многих наречий и, как Вы слышите, древнего диалекта.
   Дагон казался растерянным.
   - Я не говорю, что я против, просто, когда Вы сказали, что есть знаток, не думал увидеть ребенка даже младше своего.
   - А какое имя у Вашего ребенка? - тут же сунулась нефилим. Ее крылья пару раз нетерпеливо хлопнули, от чего бумаги спорхнули со стола.
   Гавриэль поймал растерянный взгляд Дагона и приструнил сотрудницу из отдела коллеги.
   - Алина, прошу, спокойнее. - Нефилим недовольно опустила блокнот. - Расколоть начальника второго отдела ты еще успеешь. Думаю, ты даже о нем забудешь, если тебе вместо него позволят взглянуть на военное древнее опечатанное строение в глубине Ада.
   Глаза Алины замерцали звездами.
   Уже забыла.
  
   В Ад довольно часто посылают именно нефилимов. Дело даже не в расовой дискриминации, которая безусловно есть. Ангелы, особенно древние, демонов не переносят на дух. А те, кто переносят, работали во втором отделе. Главная причина, по которой полнокровных ангелов в Аду днем с огнем не сыщешь - они не выдерживают здешний воздух достаточно долго, и никакие таблетки не спасают. Во времена войны, когда шло уничтожение падших, и только появилась возможность прохода в Ад, ангелы гибли сотнями, находясь недалеко от входов в "подземный мир". Поэтому, в часть исторических мифов слабо верилось. Даже название "подземный мир", давно вышедшее из обихода, еще один миф. Ад находился не под землей. И для него, и для Рая, была выделена плоскость в нижней части мира. Просто плоскость находилась ниже сферы Земли. Но название пошло вовсе не от этого. А от того, что первые входы в Ад представляли из себя гигантские кротовины. Но это было очень давно и могло быть еще одним мифом, например как те, где Люцифер жил в Аду больше пятидесяти лет, или что Ангелы воевали в "подземном мире". Как? В Аду ангелы умирали за считанные часы. Даже жизнь на земле здорово ослабляла чистокровных белокрылых. Вот даже Гавриэль закончил разговор и поспешил удалиться восвояси.
   Однако нефилимы наполовину люди, для них миазмы неприятны и губительны, но специальные таблетки, маски позволяют выдерживать до нескольких дней, а то и недель.
   А просьба была как раз на несколько дней. Алина задумчиво посмотрела на пузырек в руке и попросила дополнительный. На ее памяти были неприятные моменты, когда эти таблетки заканчивались или терялись. И повторения таких воспоминаний не хотелось. Уж лучше иметь запасной пузырек. Об этой мере предосторожности нефилим не забыла, даже узнав куда ей предстоит отправиться. А новость потрясла ее, содрогнув все жилы в ликующем выкрике. Крылья стали трудноуправляемыми и поминутно распахивались, при этом теряя перья. На закружившийся вихрь бумаг, пуха, пера и пыли хмуро взирал Дагон, даже не представляя, как этот сгусток энергии и хауса довезти до места назначения без покупки новой нервной системы.
  
   Старая заброшенная тюрьма Шибальба, названая в честь строителя, стояла нетронутой в центре нежилой пустоши, обильно заросшей травой, куда выгоняли пастись скот. Мало того, место было для местных еще менее привлекательным благодаря кладбищу, находившемуся там же. Так что к тюрьме, окутанной кровавой пеленой истошных криков и страданий, никто не смел подходить. Фермеры, только завидев строение из далека, поворачивали прочь, кляня себя за нерасторопность. Большинство выросших в этих местах поговаривали, что там живет смерть, что крики разносятся до сих пор, что по ночам мертвецы ходят около своего последнего пристанища...
   Много что говорили, оно и понятно. О войнах "света и тьмы" можно было говорить бесконечно, при этом не сказав ни одного положительного слова. Как и о тех строениях, которые возвели в те времена. Шибальба была тюрьмой, куда помещали еще живых и откуда волокли уже мертвых и растерзанных палачами. В основном клиентами палачей становились военнопленные ангелы и демоны-отступники. Первые, кстати, там и оставались. Навсегда. Для них даже могил не было. Но были и более интересные экспонаты. Например, около пяти тысяч лет назад в эти стены попали алхимики, как утверждают записи в музеи, и похоронены они на местном кладбище. Существовал по той теме еще один миф, будто алхимики бежали, сведя охрану с ума, а трупы подставные. Частично сказка даже была правдой. В тот же отрывок времени, когда погибли те великие деятели науки, действительно случился необычный всплеск ярости у всех находящихся в тюрьме демонов, и произошла кровавая бойня. Выживших, чтобы рассказать правду, не осталось.
   Сразу после того случая тюрьму закрыли и опечатали. И вот, полная страха агонии и надежд заключенных, тюрьма пустовала больше пяти тысяч лет. Пустовала - это грубо сказано, в нее временами совершали паломничества бандиты и ученые. И те, и те вандально растащили все ценное, оставив лишь стены, исписанные смертниками.
   И эти надписи от чего-то заинтересовали демонов именно сейчас. Алине было плевать с колокольни на их причину, все, что ее волновало, это то, что она имела право спуститься туда и увидеть своими глазами памятник древности. Политый кровью, но памятник. Один из многих, в которые она желала попасть.
   Причины такого рвения стал поиск ответов на вопросы. Вопросы туманные, ответы еще хуже. Так что Алина старалась побывать везде. Рай был буквально истоптан ее желанием познания. А Ад, который в пять раз больше Рая по своей территории, еще имел немало интересных мест. Однако, сколько бы мест не обошла, сколько бы демонов не расспросила, сколько бы ангелов не замучила, нефилим так и не приблизилась к ответам.
   Дагона передернуло, когда ему рассказали, как именно этот нефилим несколько столетий назад пыталась вытащить узника из колонии, чтобы он рассказал факты последней войны, произошедшей тысячелетия назад. А чтобы развязать ему язык - напоила. Охрана потом его не узнала: пьяного, осветленного и в женском платье. А он приполз сдаваться.
   Алина светилась, как новогодняя елка, всеми оттенками счастья. Впрочем, даже ощущая радость от предстоящей встречи с Шибальбой, в ее душу закралось нечто саднящие и неприятное. Полуангел не была маленькой девочкой, верящей в добрых дядей, которые бесплатно дарят конфеты. Но и думать о выгоде соседней стороны не давало отсутствие фактов. Было ощущение куплености и перекуплености, которое немного огорчало. Но нефилим загнала чувства подальше, за изгородь, построенную из кирпичиков знания, и из жажды приблизиться к ответам. Даже если бы ей сказали, что ее в этой тюрьме после и закопают, пожалуй, это не остановило бы жажду нефилим.
   Со дня ее появления на небесах, со дня начала обучения, ее интерес к этому миру был уже, как наточенный кинжал, острый. Она таскалась по библиотекам, по закрытым объектам, по чужим кабинетам, везде, где могла найти хоть толику интересной информации. Так копились ее знания.
   Для нее была одна дорога - в историки, но помешал один факт. Она - нефилим, полукровка. А исторический сектор включал в себя много чистокровных ангелов, некоторые из которых были связаны с советом. Для этих стариков был оскорбителен сам факт борьбы с традициями. Исходя из которых - нефилимы не угодны творцу. Из-за этого у Алины не было шансов. И уже отчаявшись, устав и махнув на все рукой, желая забиться в угол обиды на весь мир. Ей помогли. Михаил вновь выручил ее. Он уговорил оставить желание стать историком до лучших времен, а пока работать у него. Более того, пообещал, что, если подвернется работа, связанная с древностями, он тут же направит именно ее. Так она стала работать в его отделе.
   А знания накапливались. Михаил, как и обещал, отправлял ее на работу в другие отделы при первом же запросе. Изучение древности, достать неизвестно что из котлована, раскопки, старые письмена - Алина. Перевести демонические закорючки с пары одноручных мечей, найденных за тридевять облаков - Алина. Покопаться в старых архивах - Алина. Чуть позже дарованием юной нефилим заинтересовались и сотрудники Ада. Сразу после этого ее начали запрашивать по мелким поручениям. А еще позже допустили к базе знаний местных библиотек. В среде историков Ада Алина считалась незаменимым элементом, когда попадалось "неведомая, непонятная и непереводимая хрень". Так что гостила в Аду она частенько на страх и ужас местных правоохранительных органов и к радости Герани.
   Однако, никто, даже ее близкая подруга, не знали, что же такого ищет нефилим Алина. Собственно, и она не была до конца уверена в цели своих поисков. Но каждый раз, когда нефилим касалась древних текстов, проводила рукой по камню памятников, в ней оживало стремление, отражаясь на ее лице тенью. Эту тень Герань прозвала темной стороной. И каждый раз смущалась, говоря:
   - Не узнаю я тебя в такие моменты, - ежилась напарница. - Вроде и ты, а как взгляну, так пугаюсь. Другой челов ...тьфу... нефилим.
   То же замечали и другие нелюди. И чем сильнее оживало прошлое в глазах Алины, тем сильнее это отражалось на ее лице.
   Сильнее же оживляли прошлое участники тех событий. Поэтому Дагона за время пути на объект буквально препарировали вопросами, ответы на которые были тщательно записаны. А несчастный ответчик уже просто мечтал об избавлении.
   Ехать было недалеко, если перевести на человеческий час, то около восьми часов. К тому же за окнами открывались красивые пейзажи. Одни неучи думают, что здешняя флора эта камни, а фауна - трехголовые псы. Высотных деревьев здесь, конечно, нет, но их место занимают тысячи видов колючих трав, невысоких кустов, некоторые злаковые, невообразимое количество грибов во влажных районах, кактусы, мхи, лишайники и довольно странный набор высоких трав, в которых реально плутать неделями. А фауне могли позавидовать земные джунгли. Можно смело предположить, большинство писателей ужастиков бывали в здешних краях и своими глазами видели злющих хищников и вовсе не безобидных травоядных.
   Вдалеке пункт назначения показался.
   Здание тюрьмы было огорожено всеми возможными способами - от человеческих знаков "радиоактивно" до магических преград. Алине даже показалось, кое-где она видела полоски с надписью "курение убивает".
   - Перестарались вы. А сети для птиц или летающих демонов?
   Ее воображение тут же предоставило картину осады Шибальбы журналистами, историками и лингвистами. Кто-то запутается в сетях, другие повспотыкаются о натянутые ленты, самых ретивых отгонит пинками сторож.
   И пока она себе все это воображала, механическая фиговина а-ля танк, грешивший с каретой, резко остановился. Пассажиров тряхнуло. Девушка внутренне содрогнулась, вспомнив одну из пьянок, и, как результат - угон такого вот танка. Никто потом не мог понять, каким образом пятеро невменяемых: нефилим, двое чертей и двое демонов, остались живы. Но все зрители божились и клялись, что после автокатастрофы эти пятеро пересели на огромного дикого зубра и оставшееся время рассекали на нем. Стоит заметить, зубр нанес в два раза больше урона городу, в котором собственно дебоширили пятеро, чем они же, но на машине. И где только они тогда нашли зубра посреди населенного пункта?
   Дверь распахнулась, и Дагон постарался как можно быстрее сдать фанатичного полуангелочка на руки собратьям. Алина задержалась у машины, дабы рассмотреть своих коллег на ближайшие пару дней. Типичный ученый - это много извилин, очки на носу и отсутствие мышц. Не стоит думать, что такой внешний вид присущ лишь земным умникам. Эти двое, на которых скинул ее Дагон, выглядели под стать образу.
   Нефилим машинально скользила взглядом по открывшейся ей бугристой площадке, но так и не нашла ожидаемого. Вернее ожидаемых.
   - Это все? - перевод текстов - кропотливый и долгий труд, если их будет трое, то и года мало.
   - Еще есть охрана, - ответили ей.
   Ну что тут скажешь?
   - Очаровательно.
   Ученые были типичными историками, не отягощающие себя спортом. Ничего интересного, в отличии от здания. Только увидев строение впереди, Алина и думать забыла о предстоящих трудностях. Его было сложно описать словами, такое нужно видеть. Архитектор Шибальба был либо большой оригинал, либо больной на голову. Сами подумайте, кто еще будет прятать самую знаменитую и страшную тюрьму того времени, как сторожку, на краю дороги? За века от дороги не осталось воспоминаний. Вот и представьте себе маленькую сторожку по среди заросшего поля. Оставалось только хмыкнуть и удивиться, что вход замаскирован не под "кабинку раздумий". Дагон воспользовался остолбенением полуангела и, закрыв дверь, приказал водителю ехать отсюда. А демоны и нефилим медленно подходили ко входу, по дороге успев представиться друг другу.
   У дверей их поджидал скучающий охранник. Это был тяжелый бык-смотритель. А именно самый, что ни на есть, настоящий минотавр. Алина плохо себе представляла генетическую линию, в итоге получившей такой экземпляр. Но рогато-волосатые в роду у него точно были. Однако все черти низкорослы, в отличии от этого амбала. Загадка.
   Охранник молча провернул ключ и пропустил вперед гостей.
   - Осторожнее с зубастиками, - предостерег Лексенель. Это один из ученых, явно частенько наведывающийся на Землю и не пренебрегающий элементами современной моды. За это говорили модная стрижка и золотой Ролекс с Земли. - Их здесь много.
   - Хотя, если у Вас есть лишние ноги ... - засмеялся Засель, являющийся хозяином тупого черного юмора без привязи и висячими на шее часами неизвестного века. Вот кто-кто, а этот тип застрял в средневековье, где отсутствовали такие изыски, как ванная и шампунь.
   Имена этих двух порадовали. Дело было в том, что окончание "эль" или "ел" было недоступно для павших и демонов. Поправка несколько сот лет назад разрешила даже демонам подставлять эту частичку в имена. Алине такое тоже предложили, когда она впервые оказалась в Раю. Но как нужно исковеркать свое имя, чтобы в бабахать туда эту частичку, она так и не придумала махнув на всю эту поправку рукой. Как, собственно, и большинство нефилимов. Их хоть Феклой называй, только не лезь со своими баранами.
   Пройдя через потайной вход, который и подросток бы открыл, спустились на несколько десятков метров под землю. И теперь группа будущих переводчиков шла по коридору. Процессию начинали Засель и Лексенель, за ними Алина, заключал процессию грузно в перекатку охранник.
   Первые надписи были уже в коридоре. Правда, похабного содержания. Но интересные. Поэтому Алина остановилась дочитать рифмованный стишок о неком Тилиэле, позволив минотавру пройти мимо, и не сразу поняла, что у ее ног принюхивается маленький меховой шар. Пара глаз бусинок и пасть с зубами. Вот и зубастик. На самом деле это был гремлин. В Аду существо довольно распространенное, учитывая любовь демонов к технике. А эти существа технику тоже любили. Но как ни странно, Алине раньше не удавалось их увидеть. Как правило, паразитов в городах травили.
   Присев на колени, нефилим протянула руку, к которой тут же принюхались. Зверек был таким милым, и Алина добыла из кармана недоеденную шоколадку. Шоколадку съели с оберткой. Даже руку отдернуть не успела. Так и застыла. Подождав и убедившись, что откусывать конечность не собираются, девушка потрепала мохнатую макушку. Шар заурчал. Не разбирая, угрожает ли он или просит еще, Алина подняла его на руки и поспешила за удаляющимися мужчинами, быстро тех нагнав.
   Мужчины увидели шарик на руках девушки, побледнели, переглянулись, но ничего не сказали. А вот минотавр усмехнулся. Впервые он заговорил своим вибрирующим басом:
   - Вы ему понравились! В отличие от этих, - кивок в сторону двух бледных молодцов, - Вы их не пинали и не травили. А они любой твари чувствительней. Способны чувствовать любые изменения в мире. Да и прощупать намерения могут. Вот только технику, паразиты, ломают.
   Алина спешно записала информацию, сунув на время зубастика за шиворот. Тот злобно оскалился и даже рявкнул. Увидев это, минотавр прикусил язык. Возможно ожидал, что одним нефилимом станет меньше. Однако, вопреки ожиданиям, зверек пристроился поудобнее и задремал.
   Коридор заканчивался лестницей, ведущей на этажи тюрьмы. Вниз. Шутки ради Алина спихнула по лестнице камушек и минуты две слышала, как тот считает ступеньки. Все тише ... тише ... тише ... Внутри закопошилась нехорошая мысль о бездонности. На глупое выражение лица девушки, коллеги только посмеялись. Эти двое тут уже обстановку разузнали и теперь делились с нефилимом.
   Этажей много, работы еще больше. Встал вопрос с чего начать. Решили начинать с самых нижних этажей, с камер рядом с пыточной.
   Сконцентрировавшись, но не особо надеясь, Алина попыталась сотворить в руке клок света. Бледное подобие светлячка едва могло осветить такую непроглядную тьму, что таилась внизу. И девушка поскорее развеяла сей позор. Но демоны и не собирались смеяться над ней, они уже готовили факелы.
   Спускаться по осыпающейся под ногами лестнице с обычными факелами в руке было даже забавно. Сами собой всплывали образы давно прошедших дней, когда электричество еще считалось изобретением дьявола (заявление не беспочвенное, в Аду электричеством пользовались раньше людей на века). Те дни могли сравниться только с пещерами и краской из белой глины, которой рисовали на холодном камне, когда треску молний покланялись, как божеству. В этом никто не изменился. В языках огня, в течении воды, в блеске молнии, в непостоянстве вдыхаемого воздуха и в прорастающем ростке из плодородной земли, вот где видели деяния Бога. Полуангел задумалась над этим и закашлялась, прервав поток своих мыслей, в горле неприятно першило, но терпимо.
   - Здесь миазмы сильнее. - Без опасения констатировала факт Алина. И сразу кинула в рот две таблетки. У них неприятный смолистый привкус, но горечь и першение частично ушли.
   Демоны заговорщически переглянулись.
   Факел не мог осветить все, поэтому подол белой робы Алина подняла повыше. От этого Засель заулыбался и постоянно косился на мелькающие из под платья коленки.
   - Нравятся? Так и скажи. - Алине не особо нравилось подобное внимание. Льстило, но не нравилось.
   - Подаришь?
   Демон засмеялся. Его шутка вновь была про ноги. Но смех штука опасная, можно от нее и заболеть: переломом челюсти и сотрясением мозга. Нет, нефилим вовсе не вдарила ему с ноги. Хотя ей и хотелось. Смеявшийся Засель не заметил отсутствующей ступеньки и полетел рогами вперед.
   - Так ему и надо. - пробубнил Лексенель и подмигнул белокрылой.
   Переступив через лежачего и спустившись еще ниже, они начали преодолевать проходы. Им нужен был самый нижний уровень, который никак не появлялся. Но бесконечность штука слишком длинная, чтобы ее реализовать, поэтому лестница кончилась. И, славу Богу, закончилась она на земле. А то полет по узкому проему, так еще со смолящим факелом в руках, в кромешной тьме ни к чему хорошему не привел бы. Нефилим спешно кинула еще таблеток в рот.
   О, что это была за тюрьма! И сколько всего она в себе таила!
   Каждый шаг отдавался эхом и возвращался со всех сторон. От такого эха в два счета могла развиться паранойя. Свод казался бесконечен, на самом деле не более трех метров от пола. Множество пролетов, проходов и общая запутанность делали этаж лабиринтом, не давая и шанса побега. Узкие клетки заставляли забыть о полете и даже о том, как ходить. Лишь несколько были стандартного размера. И вся эта атмосфера отразилась в блике пламени факела. Вот-вот раздастся стон о помощи и прощении, еще через мгновение - вопль боли, а потом тишина - надгробие смерти.
   Но иллюзия развеялась, как только щелкнул рубильник заранее проведённого в главном пролете этажа электропитания, и несколько десятков ламп загорелись, давая свет.
   - Очаровательно!
   Тон этой женщины говорил сам за себя. Она была очарована уродством этого места, буквально упивалась его ржавыми решетками и пыльным полом. Подобное прошибло даже демонов. Девушка за секунду преобразилась в жаждущее знаний существо. Жутковатое, на их взгляд.
   Минотавр поежился и начал подниматься обратно. У него была другая работа. А честь копаться в давно заброшенных казематах принадлежала паре демонов и полуангелу.
  
  Глава 4. Забытый заключенный.
  
   Копирование надписей со стен, восстановление целых кусков осыпавшегося камня, бесконечное списывание и проверка, беглые переводы - все это отняло неделю. Демоны быстро осознали, как полезна присланная им нефилим. Алина почти в идеале могла прочитать и перевести текст на забытых языках и сто раз перепутанных диалектах. Если бы не она, то пришлось бы все копировать подряд, включая пошлые стишки и туповатые изречения типа: "Миниук здесь был, а там нога Миниука...". Или длинная посмертная матерная записка, где в лицах и муках погибают сто стражников. Забавно было бы посмотреть на вытянувшееся лицо королей Ада, когда им бы попал такой текст на стол. Пока на стол начальству положить, все равно, было нечего. Все малое ценное складывалось в одну кучку, подозрительное - в другую, в третью шли записи, не имеющие определенной ценности. Пергаментные листы и стержни заканчивались за день, так что ежедневно один из демонов поднимался за новой партией необходимых для копирования мелочей. Сразу все спустить было не безопасно, лестница не внушала доверия, а жить охота каждому. Вот и начинали день с зарядки. Лишь Алину не могли выгнать для разминки. Девушка прилипла к текстам и отвлекалась только, чтобы поесть. Ей казалось, что она вот-вот найдет то, что ищет. Оно рядом, стоит только найти его в этих стенах. И это ощущение было столь сильно, что доводило несчастную до беспамятства.
   Засель перестал бросаться шутками, что толку, если на них не реагируют. И также, как Лексенель, озаботился здоровьем через чур увлекшейся полукровки. Они понимали как им повезло заполучить в команду такое чудо. Историки такого уровня и просто "люди" такого ума, обычно сидели повыше, работая с лучшим оборудованием и посылая в такие вот миссии кого поглупее. А она тут. Вся в грязи, пыли, паутине с манией маньяка, прижимаясь к стене и копируя новый кусок текста. Более того, в голос с парнями громко жалела, что им не довелось увидеть инвентарь и останки.
   Оказалось, что Лексенель и Засель не лингвисты, как таковые. Они археологи, для которых тексты были побочной задачей. И эти археологи требовали крови и мяса, то есть развалин, трупов и их личных вещей. Им было не по должности водиться с текстами. Поэтому, до прихода Алины, работа еле шла. А теперь спорилась и делалась на перегонки.
   Но время давно перевесило положенный срок. По крайней мере, для одного из временных коллег.
   В середине очередного перерыва компания пригубила крепкую настойку. Все казались уставшими, но счастливыми. Однако, за этот срок они не сделали и половины работы на этом этаже. Обреченные, запертые, учуявшие смерть демоны и полукровки оставляли свой след в истории в своих предсмертных записках. Их боль и страдания не несли особого смысла помимо ненависти к палачам и непонимания, почему именно они и именно сегодня должны умереть. Алину уже подташнивало от этих обреченных записей. Она не могла сказать, что не сочувствует им, но и не хотела особо задумываться над судьбой несчастных, напротив, она корила их за отсутствие толковых посланий. Был, правда, один генерал, который довольно подробно изложил свою историю, выбив ее на стене узкой камеры. Честь ему и хвала.
   - Завтра снимаем копии со стен камер крайнего коридора, и Алина возвращается домой, - заключил Лексенель.
   - С чего бы это? - двойной возглас Заселя и Алины.
   В последнее время Засель непрерывно приставал к нефилиму, стараясь довести ее до края бешенства - своей духовной пищи. Но ничего не добился. За интересной работой Алина теряла всякую связь с реальностью и окружением. Герань не раз давала увлеченно читающей подруге пожевать сырой картофель или банан с кожурой. Самое страшно, что нефилим это съедала, не поперхнувшись, и долго не могла понять причину веселья чертовки. А вот этим демонам было не до веселья. Как заметил Лексенель: "Если о здоровье забеспокоился Засель, то пора - готовьте гроб".
   На Алину упал тяжелый взгляд. Ей оставалось только признать правоту. Если она продолжит копаться здесь дальше - миазмы убьют ее. Она уже постоянно чувствовала тошноту и головокружение, хоть и не говорила об этом демонам. Но ее зеленоватый оттенок кожи и вялость сказали за нее.
   - Займемся переводом снятого текста на поверхности. Алина сможет присоединиться к нам, как только передохнет, - взгляд нефилима, подаренный Лексенелю, был полон ненависти. Так что он быстро поправил. - И может взять с собой скопированные тексты, чтобы работать над ними дома. - Взгляд тут же стал чуть ли не обожающим.
   Лексенель принял из рук нефилима бутылку. Отпил. Пушок, так гремлина "окрестила" Алина, прыгал рядом. Ему непрерывно кидали остатки обеда. Безотходное производство. Ел даже фантики и консервы вместе с банками.
   Оставался один день до подъема на поверхность.
  
   Демоны уже занимались одной из камер, а Алина проспала. Все утро у нее раскалывалась голова. И хотелось бы сбросить этот факт на спиртное, но правда была иной. Вялость, слабость, головная боль, тошнота. Это были симптомы сильного отравления миазмами. Несмотря на них, нефилим была настроена закончить работу, даже если ее отсюда будут выносить вперед ногами. Она ела таблетки горстями, почти истощив принесенный с собой запас, но эффекта уже было мало. Со вздохом девушка тяжело поднялась и, поморщившись, сделала пару шагов. Гремлин Пушок прыгал у самых ног, но нефилим не стоило волноваться за него. Гремлин будто знал, куда наступит его хозяйка в следующий момент, и ловко отпрыгивал.
   Коридор ничем не отличался от остальных. Сантиметровый слой пыли, разлетающейся и приминающейся от шагов, непроглядная тьма, не расступающаяся даже от света факелов, и куча пустующих камер по бокам. Пауки усердно вили свои паутины на протяжении тысячелетий, но их произведения искусства были разорваны недавно прошедшими этим путем исследователями, оставив после себя висеть по бокам коридора липкие куски некогда красивых кружев. В одну из таких липких сетей Алина и попала рукой. Ноги и без того подкашивались, так что тратить время на очистку конечности девушка не стала. Однако большой паук, поползший по белой руке, заставил ее отпрянуть. Пауков она не боялась. По крайней мере земных. А эти, размером с голову, внушали опасения. Коротко вскрикнув, она машинально сделала шаг в сторону и зацепила ногой за припаянную к полу ручку. В свое время за такие ручки прицепляли руки во время клеймения заключенных. Клеймить Алину никто не стал бы, однако мурашки пробежали по девичьей спине. И она постаралась вынуть ногу побыстрее. К ее удивлению, конечность застряла. Более того, будто скользнула глубже и продавила незаметную педаль, от чего девушка потеряла равновесие. Нефилим начала заваливаться влево. В попытке удержаться, раскинув руки и крылья, левой рукой она зацепила немного вышедший из кладки камень.
   Облегченный выдох, перенос веса тела на опору. Камень такого отношения не вынес. Поддался и легко вошел вглубь стены.
   Эхо здесь было такое, что Засель и Лексенель слышали возню и шум в два раза громче, в многократном повторении.
   - Эй, ангел, ты там как?!!
   Послышался стук сапог. Демоны спешили посмотреть, что могло заставить вскрикнуть эту полуангел, которая мечтательно рассказывала о захоронениях, где помогала раскладывать мумифицированные тела. Не будет же она теперь смущенно признаваться, что мохнатые пауки из Ада ее не пугают, а вот воспроизводимый ими яд вполне достоин страха.
   - Все в порядке... - начала было оправдываться Алина, пытаясь вынуть застрявшую ногу, как раздался щелчок. Эхо разнесло "щелк" по всем коридорам и камерам. С опозданием сработал старый механизм. А затем последовал настоящий грохот.
   Демоны уже были в коридоре, когда поняли, что именно произошло. Бледнея, они подошли к тому месту, где секунду назад стояла Алина. Там была плита без единого признака пыли, зато влажная и покрытая солеными столбами отчего-то росшими вверх.
   - Господи, боже мой, - не удержался Засель. Лексенель просто сполз по стенке.
   Плита перевернулась.
  
   Сознание нехотя возвращалось на свое законное место, отмечая тяжесть души и невесомость в теле. Будто подвесили за ноги и дали так повисеть. Тяжелые веки едва удалось приоткрыть. Особой разницы, в принципе, не оказалось. Как было темно, светлее не стало. Ожидание, когда глаза привыкнут к тьме, и им предстанут туманные очертания, было нестерпимым и полным тяжёлого дыхания, закладывающего уши от страха.
   Пол различался на расстоянии вытянутой руки. А вот и ее рука безвольно весит, почти касаясь пола. А еще слышно, как капает ... кровь. В ее голове проносились мысли, что она ранена, а потом другая, более страшная: миазмы отравили ее, и началось внутреннее кровотечение. Удалось скосить глаза и понять, в каком она положении. Положение ужасное. Тело без сил висит на крючьях, распоровших ее крылья, и цепях, обмотавших ее пояс и ноги. С одной стороны, могло быть хуже, на цепях висели бы крылья ... А тут еще труп по соседству висит - отличная перспектива на будущее!
   Алина потрясла головой и начала соображать более четко, к телу начала подкрадываться запоздавшая боль. Легкие горели. Таблетки!!! Руки не хотели слушаться и искать карман, но нужно было их достать. Иначе спасателей можно было не дожидаться. На месте заветного предмета не оказалось. И вот уже Алина собиралась горестно вздохнуть и подумать о предстоящем и неминуемом, как знакомый пузырек обнаружился на полу. Стон сам вырвался из ее грудной клетки. Она не могла дотянуться до них. Совсем не много.
   - Вашу ж рогатую мать! - сквозь зубы ругнулась она.
   Таблетки были единственным шансом провисеть здесь до прихода помощи. Но они были слишком далеко. Из последних сил девушка приняла попытку выбраться, извиваясь телом. От ее движений крылья шевелились, вгоняя крюки глубже. Боль приходила откуда-то издалека, казалась эфемерной в отличие от наступающей апатии.
   - Ну же! Ну же!! - в панике причитала полуангел. - Давай же!!!
   Со скрежетом и скрипом цепи начали отваливаться и ломаться. Ржавчина и соль съели их давным-давно, но они держались до этого дня.
   - Еще немного! - воспела Алина, касаясь кончиками пальцев пузырька. Цепи не выдержали, отрываясь от потолка.
   Ее тело упало на каменный пол, сверху упали тяжелые ржавые цепи. Воздух покинул израненное пристанище под руку с сознанием. Было так обидно, пузырек уже был зажат в руке.
  
   - Повторите еще раз. Куда делся тот фанатичный нефилим? - Дагон мелко дрожал, услышав весть. Перед его глазами сразу предстал опекун потерянной нефилим, а именно Михаил с мечом на перевес. Вот чего еще не хватало, так это бывшего фанатика с мечем посреди его кабинета. Плюс существование еще одного этажа в, казалось, исследованной тюрьме, стало неприятным сюрпризом. Как это скрыть?! Если там ничего нет, то все хорошо. Но если именно там найдется то, что ищет парочка небезызвестных королей? Дагон задумался. В этот раз перевести мало значимый текст, найти пару карт и мифов, стало бы мало для его властителя. Возможно и хорошо, что будет что представить королю. А если там еще ничего не окажется - вот он лучший исход! - Немедленно собрать группу и вскрыть ловушку!
   - Но ...
   - Плевать! Если понадобится, вы у меня всю тюрьму снесете! Бегом!!!
   Дагон сжал зубы. Его терзало смутное предчувствие, что именно там можно будет найти подсказку к тому, что так отчаянно искали короли Ада. И, собственно, из-за чего Дагону пришлось разыграть весь этот цирк с важностью предсмертных записей. Но он даже не представлял, что именно скоро произойдет и какую цепь событий запустит.
  
   Привычный вкус таблетки ощутился вместе с кровью. Горько, солено и больно. Но мир перестал душить и даже стал не таким колючим, как был совсем недавно. Крылья шевельнулись, не ощутив холода крючьев.
   Ах да! Она вспомнила, что больше не весит, она упала, и ее задавили тяжелые орудия пыток. Но сейчас их вес был не ощутим, разве что на груди.
   Глаза приоткрылись.
   На груди сидел Пушок и принюхивался к запаху крови. Периодически он начинал слизывать с лица девушки кровоподтеки длинным, гладким красным языком. Его маленькое тельце давило на грудь, мешая дышать, но тепло этого зверька с легкостью компенсировало неудобства. И был еще кто-то. Не излучающий тепла, скорее распространяющий вокруг себя холодный страх. И он был совсем рядом. Нефилим смогла различить общие черты. Этот кто-то полусидел почти вплотную, рассматривая ее с интересом патологоанатома. На спасателя этот тип был не слишком похож. Было темно, но кое-что Алина смогла разглядеть. Высохшая кожа, превратившаяся в лохмотья, грязные засаленные волосы, пустота глаз. Казалось, перед ней скелет, обтянутый истлевшей кожей.
   У девушки не осталось сил на крик и страх, из приоткрытого рта вырвался лишь тихий шелест. Этот тихий звук заставил незнакомца податься вперед, нагнуться еще ниже, от чего Алина смогла разглядеть впалые щеки и рваную сухую кожу шеи. Рот незнакомца выдал едва слышный шелест вместе с облачком пыли. Однако, при второй попытке ему удалось изрыгнуть слова:
   -Ты падшая?
   Первые мгновения нефилим не смогла поверить, что слышит речь на том самом языке, тексты которых переводила всю эту неделю. Более того, этот труп говорил на наречии более не существующем. Наидревнейшее, забытое, мертвое. Которое появилось задолго до войны. И которое Алина не поленилась попытаться изучить. Наречие было похоже на обычный древний язык демонов, однако имело свои особенности. Непереводимый набор звуков, имеющий ряд тональностей и способов написания отличных от стандартного языка демонов и ангелов. Это наречие будто смешивало ряд известных языков и их произношений, насыщая звучание шипящими и рычащими слогами. Страх мгновенно покинул девушку. С трудом шевелился язык, с трудом вспоминались слова.
   - Нет, - Алина произнесла это с усилием. Раньше ей не доводилось разговаривать с носителем древнейшего языка. Она предполагала, что это похоже на разговор на обычном древнем демоническом, на котором у нее был недолгий опыт общения с древним из Ада, которого девушка приметила в коридоре второго отдела.
   - Ты ангел? - голос был сухой, как и сам несчастный. А еще бесцветный. Интонация скорее угадывалась и подразумевалась, чем была на самом деле.
   - Нет.
   - Ты не демон, - утвердительно. - Кто ты?
   Она хотела сказать "нефилим". Но этого слова не было в том наречии. Ближайшее по смыслу было следующее:
   - Я - неугодная Богу.
   Демон сидел, не в силах подняться. То, что перед ней демон, не поддавалось сомнению. Раса демонов необычайна живуча. Они могли тысячу лет проспать без воздуха, голодать годами и жить даже без некоторых органов. Но то, сколько времени провел в этом сыром и темном месте этот представитель расы, ставило все мыслимые и немыслимые рекорды. Это именно он висел рядом, когда Алина впервые очнулась в этом подвале. Видимо, упал вместе с цепями и крючьями, очнувшись от долгого сна.
   Подвал?
   Преодолевая слабость, Алина огляделась. Квадрат с крюками и паутиной цепей на потолке, часть из которых теперь грудой лежала на влажном каменном полу. Мокрые стены, засыпанная землей решетка сбоку. Возможно, это еще один этаж, а та решетка - предполагаемый выход. И учитывая, что из этого выхода торчит земля и каменная порода, он засыпан или обвален. Ловушка для вечных пленников. Под спиной была вода, она каплями падала с потолка и почти не слышимо разбивалась о лужи на полу. В воде было много соли, которая не облегчала страдания израненной нефилим. Раны буквально горели.
   Взгляд вновь остановился на демоне. Ей стало жаль бедолагу. Правда, через мгновение она поняла, что и себя впору пожалеть.
   Пушок последний раз лизнул лицо нефилима и упрыгал куда-то к стене, где была решетка. Скорее всего, эти вездесущие гремлины имели сюда свои подкопы.
   - Хоть кто-то из нас выберется, - выдохнула Алина, ни к кому не обращаясь. Для нее было важно услышать голос в образовавшейся тишине. Однако, она продолжила говорить на старом наречии. И ее продолжали слушать. Впалые, белые, ничего не выражающие глаза буквально застыли на лежащей фигурке. Девушка поняла - именно он спас ее. Легкие уже горели не так сильно.
   - Ты дал мне лекарство. Спасибо.
   Демон немного изменил положение тела, позволив себе откинуться назад сильнее. Возможно, он тратил последние силы на спасение нефилим, и разговор истощал их окончательно.
   - Ангелы все еще в Аду? Война идет?
   Алина нашла в себе силы и приподнялась, почти ощущая в себе ком волнения и удивления. Тюрьма была закрыта пять тысячелетий. А значит, он еще древнее. Плюс, его речь означала, что он жил около шести-семи тысяч лет назад. Именно на тот период приходится неподтвержденные сведенья, которые Алина считала сказкой, будто ангелы воевали в Аду, когда ни таблеток, ни других защитных средств ими не было изобретено.
   - Нет. Демоны и ангелы заключили "мирное содружество", - догадка казалась невероятной, но ... - Ты видел ангелов в Аду? А перед тем, как ты сюда попал, был собран королевский совет из семи королей Ада? - Получив неясное покачивание, Алина продолжила расспрос. - А не застал ли ты войну падения? - Получив кивок в ответ, девушка победоносно улыбнулась улыбкой демона, и в глазах начал светиться прежний фанатичный огонек.
   Нет, ее даже могила не исправит.
  
   - Как ангел, тьфу ты, нефилим? - Дагон ворвался в больницу Марбас (названа она в честь демона Марбаса, великого целителя и знатной сволочи, развлекающейся тем, что насылал болезни, а потом их лечил) через окно, выбивая стекло и раму. Осколки весело попадали на пол и разбились на сотни мелких кусочков.
   Чертовка-медсестра меланхолично сделала пометки в планшете. Записала счет ремонта. При этом она так посмотрела на дыру вместо окна, будто решая, а стоит ли вставлять новое или так сойдет.
   - Крылья повреждены, летать не может, куча ссадин, царапин, легкие сгорели.
   - О, дьявол!
   - Она сейчас в стерильном помещении с атмосферой мира ангелов, - и тут чертовка понизила голос. - И ОН там же.
   Дагон все тут же понял. Эта новость была из разряда очень и очень плохих, которые могли нехило шлепнуть по большинству репутаций.
   - ЧЕРТ!!!
   - Здесь я, - не поняла чертовка.
   - Да не ты! - Дагон схватился за голову. Геометрический рост прогрессии проблем пугал. При этом началась сама проблема довольно давно и имела конкретные имена. В мыслях Дагон именовал проблему как "Воспаление королевского мозга". Приспичило парочку высоко сидящих найти давно потерянное. И что именно? Вещь, которая непременно бы поссорила ангелов с демонами и нарушила бы шаткий мир. Естественно, все, кто был в курсе поисков, вели их вяло и подкладывали свинью, только бы не найти. Все возможные источники информаций ограничили и опечатали, например Шибальбу. Кто же знал, что в уже перепроверенной со всех сторон тюрьме, может лежать реальная подсказка для поисков. Да еще какая подсказка: живая, говорящая. Ах, если только повернуть время вспять, Дагон никогда бы не включил в группу лингвистов взбалмошную нефилим. Дареному коню ... Все же стоило сводить скотину к ветеринару и впороть укол от самоуверенности и безрассудства.
   Начальник второго отдела Ада понял истину, когда нефилим и двое его ребят проторчали лишних два дня на объекте. Что-то они нашли. А уж когда новость об исчезновении дошла до его ушей, оперенные крылышки чуть не полысели. А перьев и так было раз-два и обчелся. Но не успел бывший полевой повар собрать поседевшие и выпавшие перья, как пришла новая весть. Убойнее старой. Из той ловушки вытащили два полутрупа. Причем один явно лишний и был похож на всамделишный труп по имени "мумие ходячее". И вот тут проблема стала ого-го какой большой. Паникуя, тот заключенный забрал душу нефилим. Его можно было понять, но настолько жесткий и запрещенный прием не применялся уже много тысяч лет. Он стоял под строжайшим запретом и наказывался по всей строгости наложением "табу". А тут! Этот тип, подстраховываясь душой нефилим, требует справедливости.
   Можно хвататься сколько угодно за голову. Но этот проклятый труп, которого сейчас даже мать родная не признала бы, такая же жертва войны, как и многие в его время. Так что, на его стороне все полудемоны-полуангелы, они же аггелы, среди повелителей и уже вся больница. Сирый и убогий! Подкармливают, холят, лелеют. Дагон мысленно подергал на голове волосы и, глубоко вздохнув, решил, как поступить.
   Мужчина сбавил темп шага и пошел медленней, нужно было еще поразмыслить над нюансами. Например, о том, как лучше начать разговор с тем, кто такой же полукровка, как и сам Дагон. Демон двойного гражданства, так их стали называть. Но этот несчастный, родившийся еще в более страшное время, чем он сам.
   Вот и палата.
   - Михаил и Гавриэль убьют меня, - убито произнес полудемон, смотря через стекло на лежащую на кровати нефилим. Выглядела она не лучшим образом. Израненную, но живую девочку, демонам бы еще простили, а вот похищение ее души - нет. Разве что, эту самую душу без шума запихнут на место.
   Демон лежал там же, на соседней кровати. Вид у него был такой, что его проще было сразу определить в морг. Но весь истыканный капельницами, он явно набирался сил. Бывший повар смотрел со смесью жалости и отвращения. Картина была неприятной. Сухая, шелушащаяся натянутая на кости кожа, трупные пятна, выцветшие, почти провалившиеся глаза, спутанные седые волосы ...
   - А он как? - кивок повернувшемуся в их сторону демону.
   Медсестра, в отличии от Дагона, особой брезгливости не испытывала, но и радости от встречи с таким запущенным случаем тоже не было. Она равнодушно посмотрела в бумаги, бросила короткий взгляд на аггела, старающегося подняться с больничной койки, и пожала плечами.
   - Живой, - подтвердила она факт и, подумав, добавила. - Даже через чур живой, учитывая через что ему пришлось пройти. Обычный демон встал бы с кровати через пару месяцев и смог бы сам ходить через шесть. Если бы выжил в подобных условиях. А этот, - кивок, - одно сплошное чудо. Уже на постели приподнимается, - в это время чудо село и вновь попыталось встать.
   - Да не об этом я! - огрызнулся начальник второго отдела Ада.
   Чертовка вильнула хвостом, словно кошка, которую достали наглые людишки, но которая шипеть не смела в страхе потерять нагретую подушку и крынку сметаны.
   - Частичная амнезия. Что-то помнит, а где-то пусто. При этом пустоты гораздо больше. Ныне дырявое корыто. Кто он - не представляется возможным узнать. Больше ничего и не скажешь. Да он и не просвещал, - с этими словами медсестра решила удалиться.
   Дагон облегченно вздохнул. Все могло быть не так плохо. Нужно было с этим индивидом пообщаться. И срочно. Через стекло на него смотрело измученное худое лицо мертвеца, очень медленно наполняющееся хотя бы подобием жизни. Покусав губу, словно нерешительный подросток, глава второго отдела Ада, кого прозвали королем полевой кухни, медленно двинулся к отсеку, предназначенному для облачения в стерильную одежду. Также, отсек служил для того, чтобы посторонняя атмосфера не проникла внутрь стерильной и настроенной на определенный вид существа палату.
   Как и все аггелы, Дагон не испытывал болей в атмосфере ангелов, но стоило ему сделать шаг в палату, как внутри начал расти дискомфорт. Аггелы предпочли миазмы Ада мерцанию облаков Рая. Не из-за любви к скалам, а из-за не любви жителей поднебесья к их индивидуальности. Поэтому большинство аггелов жило в Аду. И воздух Рая был им непривычен. Дернув плечами, будто сбрасывая эти ощущения, полудемон все еще медленно, даже плавно, подошел к не отрывающему от него взгляда аггелу. Вблизи зрелище оказалось еще более неаппетитным. Пациента, конечно, вымыли на сколько могли, но полностью запах затхлого подвала, экскрементов и гниения так и не покинул сухого тела. Они будто стали его неотъемлемой частью.
   Дагон внезапно оказался мыслями на поле брани, где кричали демоны и ангелы, стонали раненые, и пахло горелой плотью. Но этот полудемон не кричал, не стонал, он изучающе наблюдал своими невыразительными глазами, в которых едва угадывался зрачок. Этот полутруп казался призраком тех дней, с укоризной взирающий на выживших. Потребовалось больше минуты, чтобы согнать оцепенение.
   - Дагон, начальник второго отдела, - сухо представился Дагон и дернул рукой, будто желая протянуть ее для рукопожатия, но в последний момент передумавший.
   Больной аггел на секунду задержал взгляд на так и не протянутой руке, потом опять уставился в лицо начальнику второго отдела. Казалось, он пытался узнать в нем кого-то знакомого и изучал черты лица, сравнивая с чем-то закованным в памяти. Наконец, по обезображенному лицу скользнула тень узнавания, быстро сменившаяся равнодушием.
   - Вы похожи на одного друга, - на ломанном общем языке старого образца произнес больной. Едва узнаваемые слова. Едва слышимая речь.
   Бывший генерал вздрогнул и поежился. Сухой, колючий, безжизненный голос этого мужчины ранил также, как куст терновника.
   Ровно на минуту повисло молчание. Вполне могло быть, что этот аггел был боевым товарищем, а возможно и врагом его отца, о котором можно было не говорить. Многие отмечали удивительную схожесть Дагона с его родителем. Повар не мог многого сказать об отце. Демон своего времени. Военный, бросивший семью, а позже забравший на войну всех сыновей.
   Похож на его друга, не на отца ли? Но выяснять это бывший генерал не желал. Ему хватило и того, что на его лагерь устроили облаву, и он, обычно державший только половник в руках, внезапно повел солдат на смерть. Хотя на примере отца уяснил: нет правых и нет виноватых, только приказ - победить!
   Однако, это невозможно. Когда тюрьма была закрыта, его отца даже в планах не стояло.
   - Я должен с Вами поговорить, - быстро сменил тему Дагон. - Войдя в Ваше ... плачевное положение, Вы сейчас в больнице, а не в службе охраны, - глава второго отдела пытался говорить медленно, однако уже через мгновение понял - его не понимают. Облизнул пересохшие губы и перешел на более старый вариант языка. И во взгляде бывшего узника появилось понимание. - Вы нарушили основной свод законов ... - он замолчал, так как неизвестный переключил внимание на лежащее по соседству тело. - Верни ей душу!
   - А если нет? - последовал незамедлительный ответ сухого и колючего голоса.
   - Тебя убьют. - "Уж слово смерть этот полутруп должен понять!"
   - Тогда вы потеряете ее душу.
   Запахло скандалом. Дагон вновь облизнул губы. Крылья предательски подрагивали.
   - Чего ты хочешь? - сквозь зубы.
   - Утверждения в правах и их соблюдение, - как ни странно, этот аггел сказал фразу на современном общем.
   Дагон зло вздохнул. Слишком правильно этот тип говорил. Слишком заученно. Взгляд сам собой дернулся на бледное женское тело. Что же он сделал с этой девочкой, что выбил из нее весь кодекс? Думать о таком не хотелось, но пришлось. Однако, нужно было держать себя в руках.
   - Нужно подтвердить твою личность, ты помнишь кого-нибудь, кто смог бы тебя опознать.
   И тут этот полутруп выдал нечто такое, от чего все мысли разом покинули Дагона.
   - Лонгин, он бы мог.
  
  Глава 5. У кого в аду погоны...
  
   Шпионы не стали долго держать новость и переправили ее, куда следовало, оповестив белокрылую верхушку.
   Рай был в шоке. Совет изображал рыб, не в состоянии внятно выражаться и, собственно, соединять мысли и слова. Однако, ни мыслей, ни слов не потребовалось, чтобы о новости узнали менее привилегированные чины. А от них все ниже и ниже. Михаил "повис", едва осознав весть, принесенную ему собратьями. Большинство ангелов внезапно вспомнили о великом изобретении человечества: валериане и нашатыре. Полуангелы, стараясь сдерживать любопытство и фантазии, передавали новость из уст в уста. Правда, их версия несколько отличалась от первоначальной, но суть не изменилась. Буквально все и всё узнали меньше чем за час, и теперь весь Рай готовился к предстоящему скандалу.
   В Аду шумиха постепенно улеглась на бытовом уровне. Демоны поговорили об ужасах войны, по вспоминали павших, выпили за упокой и за выздоровление внезапно найденного собрата. Но дальше у них не пошло. А вот на внутренних слоях управления была совсем другая картина.
   Собрались большинство королей, лордов и прочих важных чинов, чтобы обсудить произошедшее. На лицах собравшихся не было решимости. Лишь страх и сомнение.
   Прибыли лишь трое из семи правителей Ада, что говорило об отказе участвовать в предстоящем концерте по заявкам. Причем заявку на подобное шоу подали двое королей. И только один из пребывших пришел понаблюдать и подкорректировать чужой план себе во благо.
   В чем же заключалась суть собрания?
   Бывший заключенный тюрьмы Шибальба, который в данный момент находился на попечении медицинского отдела, упоминал Лонгина. А это, в свою очередь, давало возможность найти давно утерянную реликвию. Но какой ценой? Никто не мог и предположить подобной удачи и подобной промашки. Не просто так в живых не осталось никого, кто бы помнил о величии Лонгина и о том, что мог сделать этот необычный демон. До сих пор не раскрыта и треть всех его тайн. Одна из которых - создание великого "оружия власти". Самое сильное и опасное среди них считалось копье. Возможно, если бы с тех времен остался хотя бы один живой участник страшных событий, имевших печальный исход, или хотя бы искоса видевший происходящее, то копье нашли бы. Но такие участники упорно не находились. И его посчитали утерянным. Но не прошло и тысячи лет, с момента гибели всех алхимиков, как об этом оружии начали вновь говорить. И речи были неутешительными. Эта вещь всплывала и тонула много раз в истории человечества. Она убивала и упивалась кровью.
   Если бы создателем копья был не Лонгин, то и беды было бы мало. Ну, получили людишки игрушку, пусть истребляются помаленьку. Но нет! Лонгин ни одно свое оружие не делал простым. Для сравнения, можно прочитать в учебнике про известные его творения.
   Кинжал, отравляющий кровь так, что раненый становится рабом ранившего на всю оставшуюся жизнь.
   Пара мечей, способных резать ткань мироздания - открывать и закрывать остальные карманы.
   Полутораручный меч способный резать реальность.
   Алебарда разбилась, превратив один материк земли в пустыню. Там до сих пор дожди - редкость, а плодородная земля лишь на оазисах.
   Лук превращал пущенные стрелы в "ловцов", и те ловили души убитых ими. А затем, законсервированный дух становился отличным подопытным или просто энергией.
   Но самым необычным и опасным считалось именно копье. И принадлежало оно самому Лонгину. Его собственное смертоносное оружие.
   Какие только слухи не ходили о силе этого предмета. И то, что оно могло сбить Рай, и тот рухнет на грешную землю. Что отпугивает смерть. И даже, что способно перемещаться между мирами. Или, даже ходил слух, что оно может провести к Богу.
   Слухи слухами. Однако, ни один из них не был подтвержден или опровергнут. Копье пропало вместе с Лонгином. А сам Лонгин был убит в тюрьме при попытке побега. По крайней мере, так утверждал журнал тюрьмы Шибальба, и наличие трупа, зарытого в окрестностях, якобы являлось гарантией смерти. Через пару тысячелетий, когда все тела отрыли и перезахоронили, как положено, записи подтвердились. Лонгин мертв, как и его приспешники.
   Алина бы трижды хмыкнула и заявила, что в истории недостаточно фактов и слишком много дыр, но сама история существования алхимиков была подобна сказке, так что ее бы слова не имели никакого веса. Уж слишком опережали свое время те, кто прозвали себя алхимиками, уж слишком необычайно великими были их открытия.
   И вот, когда уже казалось, что сказка останется сказкой, и найти это оружие не представится возможным, вдруг нашелся этот аггел. Тот, кто жил в то время и знал Лонгина в лицо! Естественно, эта новость взбудоражила и испугала. Только посмотрев на выжившего, услышав забытый ими язык, демоны поняли - этот бывший заключенный жил в то самое время, знал Лонгина, видел копье и даже держал его в руках.
   Собрание в Пандемониуме - столице Ада, состоялось ровно через девяносто два часа и три минуты, после того, как начальник второго отдела прокричал в трубку довольно ценные сведения. Небирос, бывший фельдмаршал армии Ада, теперь же содержатель одного из многочисленных отделов, объявил начало совещания. Его негласно считали Королем Ада, одним из семерки, даже если это не было правдой. Однако, ему доверяли ту же работу, и имел он ту же власть. Именно он уже многие годы еще пытался искать потерянную реликвию во блага короля Вельзевула, которому был верен. Однако, он, не достигнув ничего, кроме головной боли, переложил свои проблемы на более молодые плечи Агаллиарепта. И не прогадал. Молодой демон был хитер и талантлив, отличаясь умом и целеустремленностью. Парнишке ничего не стоило достичь должности начальника тайной службы. И вот теперь, откинувшись на спинку кресла и слушая, что говорят собравшиеся, Агаллиарепт размышлял. Дагона, вещавшего о внеочередном конце света, он старался не слышать. Слишком пессимистичную картину рисовал этот полевой повар. Но остальные, видимо, разделяли взгляды бывшего генерала. Особенно внимательно слушал Абигор, содержавший армию. На его лице уже появилась тень подсчетов на содержание будущих бойцов в войне, которая непременно начнется. Мельхом - казначей, тоже мыслями был в предстоящих затратах. Маркиз Амон хмуро набирал текст на ручном компьютере, не обращая внимания на волнение окружающих, при этом он бросал укоризненные взгляды на губернатора Гоапа, который был явно не трезв. Лишь Асмодей сидел как всегда, не выражая и грамма беспокойства. Казалось, он где-то в мечтах, а не здесь, на собрании, где решалась судьба. Однако Агаллиарепт знал, сколько бы этот князь не выглядел расслабленным, он один из самых деятельных верхов этого мира и один из самых сильных королей Ада, за это он и получил звание первого короля. Именно он собрал их здесь. И, не смотря на свою мечтательную отстраненность, Асмодей ловил каждое слово. Герцог Барбатос тоже выглядел спокойным, его маленькая пернатая подруга - канарейка Соль что-то насвистывала, прыгая по плечу хозяина. И тут начальник тайной службы перевел взгляд на пятого короля Ада Вельзевула. И нервно дернулся. Король смотрел прямо ему в глаза. Попытка найти поддержку в князе Асмодее, которому по форме он и служил, уперлась в точно такой же испытующий взгляд.
   - Твою рогатую, - сквозь зубы протянул Агаллиарепт, понимая, на чью голову перекинут сию проблему. Оставалась одна надежда на четвертого короля - Велиала, возможно он смог бы повлиять на происходящее. Однако на лице четвертого короля не отражалось ничего, кроме сильно задумчивости. Но его протеже, генерал Вердж, оптимистично подмигнул.
   После собрания ушли все, кроме первого и пятого королей и Агаллиарепта. Приказ был ясным и не подлежал оспорению.
   - Во что бы то ни стало, любыми способами и любыми жертвами, но этот артефакт должен быть найден!
  
   Алина проспала все. И разговор аггелов, и неделю постоянных капельниц, и перевод в отдельную палату, и даже приход гостя. В отличие от своей хозяйки, гремлин Пушок, все это время носящийся по больнице и грызущий провода, ничего не пропустил и везде поучаствовал. Когда аггелы разговаривали во второй раз, он сидел под кроватью хозяйки и прислушивался, по окончанию впившись Дагону в ногу. Дико взвыв, полудемон пинком отправил гремлина за дверь, где тот тут же испарился в неизвестном персоналу направлении. Всю неделю врачи и медсестры боялись темных углов и столиков для инструментов. Черный зубастый шар мог выпрыгнуть и впиться в ноги. А еще он попортил почти все оборудование. Но стоило ему увидеть, как Алину перевозят в соседнюю палату, выплюнув провода, Пушок присоединился к транспортировке: тайно забравшись в каталку, а после - спрятавшись в палате. Для него не было особой разницы между атмосферами Ада и Рая. А вот то, что его не кормили, волновало куда сильнее. Он раздраженно ворчал, когда хозяйка отказалась встать и покормить его, фыркал на периодически входящих медсестер и буквально взвыл, когда вошел посторонний демон.
   Именно этот раздирающий уши вой и разбудил нефилима. Проснулась она как раз вовремя. Гремлин прыгнул на вошедшего сторожевой собакой.
   - Пушок, ФУ!
   Зверек буквально замер в воздухе, был побежден законом тяготения и упал на пол, отползая обратно к постели. Его негодующее ворчание было слышно даже из-под кровати.
   - Вижу, Вам лучше, - нахмурился демон, будто ожидая явно не этого.
   Алина окинула новое лицо оценивающим взглядом. Это был чистокровный демон со стирающимся сразу из памяти лицом. Обладал он довольно не запоминающимися чертами: прямой нос, раскосые внимательные светлые глаза, мышиного цвета волосы, худое, но обаятельное лицо, тонкие аристократические кисти, покоившиеся на коленях, выдержанный в серо-черных тонах стиль одежды.
   Где же она его видела? Или нет, просто кажется. Этот демон был сразу похож на всех и ни на кого.
   - Если сравнивать с тем, что было, то да, - в ответ на его хмурый вид нефилим улыбнулась.
   Демон продолжил хмуриться, и чем больше он смотрел на девушку перед собой, тем мрачнее становился.
   - Вы - нефилим Арина, - на ангельский манер обозвал демон.
   - Верно! - в голосе было молоко и мед, таким сладким могла сделать его девушка. - И прошу представиться и Вас.
   От звуков нежного голоса демон поморщился. Алина тут же поняла - перед ней генерал, нет ... возможно, перед ней генерал-аншеф. А значит, выбор не велик. Голос стал обычным. Ее ангельская магия не действовала на демонов высокого ранга. Она была предназначена для зачаровывания противоположного пола и людей. Также действовала на демонов средних сил.
   - Генерал-аншеф Агаллиарепт, полагаю, - продолжала улыбаться белокрылая.
   Взгляд демона стал более заинтересованным.
   - А Вы не такая недалекая, как я полагал.
   Нефилим поморщила носик. То, что она блондинка, еще не значило, что идиотка. Хотя, возможно, дело было в возрасте и в детском разлетающемся из крыльев пухе. Так или иначе, многие считали, что Алина глуповата. Естественно, те, кто ее не знал. Но стоило только познакомиться поближе, и за милым личиком показывались горы знаний и нездоровый энтузиазм в поисках истины.
   - Спасибо, - от вышестоящих лучше такие слова принимать как комплимент.
   Агаллиарепт молчал. Он не стал говорить, что не является генералом уже как тысячелетия два. И тем более не упомянул, что стал главой тайной полиции. Еще минут десять рассматривал девушку и лишь затем смирился с предстоящим.
   - Вы знаете, что случилось?
   - Конечно, - Алина криво улыбнулась. - Тот демон взял мою душу, и она несколько дней являлась разменной монетой.
   - Рад, что хоть это не придется объяснять... - мужчина собирался еще что-то сказать, но Алина и не желала останавливать поток речи.
   - Учитывая, на каком диалекте говорил демон, могу смело утверждать, что он жил во времена великой войны. Возможно, он прямой потомок первого поколения. А значит, ему около семи тысяч лет. Однако, мы не можем узнать это точно из-за амнезии, вызванной истощением и опустошением запасов его организма, приведших к сильному летаргическому сну. В его случае начали умирать клетки мозга, а значит, его шанс вернуть память один к десяти.
   Агаллиарепт был уже не так хмур, как прежде, вместо этого на лице было острое удивление.
   - Очень хорошо, - только и сказал начальник тайно службы, складывая руки на груди. - Хотя кое-что Вы еще не знаете. Он не демон. Он аггел. И это привело к некоторому конфликту, который решился оригинальным способом.
   - Каким? - Нефилим приподнялась на локтях. На ее лице нельзя было увидеть страх, или он был скрыт любопытством напополам с нетерпением.
   - Аггел попросил довольно немного для нуждающегося, и одна его просьба была выполнена без Вашего согласия. Вместо Вас решил совет старейшин, - и вновь Агаллиарепт умолчал тот факт, что совет сам связался с ними. Поиски шпиона ничего не дали. И велись до сих пор.
   Немного склонив голову на бок, Алина приготовилась внимать факты.
   - Вся во внимании.
   - Вам не понравится то, что Вы сейчас услышите.
   - А вы попробуйте сказать помягче.
   - Он заключил с Вами контракт, - произнес в лоб демон.
   Повисла пауза. Алина первое мгновение ловила внезапно отпавшую челюсть, второе - пыталась вспомнить, как дышать.
   Пока демон и нефилим вели беседу, Пушок, огорченный пренебрежением к своей персоне, точил зубы о ножку кровати. Настал момент, когда больничная койка сдалась. И тут кровать покосилась, один ее край рухнул, от чего нефилим упала на пол, что мгновенно привело ее в чувство. Гремлин зубасто оскалился, будто смеясь, и поспешил удрать в вентиляцию, чтобы не получить от матюкающейся полукровки. Капельница печально повисла - кончик иглы резко вышел из вены, а демон пополнял свой словарный запас речевыми оборотами и изысками ангельского-матного.
   - Ясно... - слабым голосом, оттененным ядом, произнесла Алина, поднимаясь. Тело плохо слушалось после долгого сна. И тут полуангел возвела глаза к потолку. Но больше ничего не сказала. Просто постаралась поудобнее устроиться на сломанной постели.
   - Дело в том, - пояснил Агаллиарепт, - что за этим демоном нужно следить. Понимаете, он ничего вообще не знает о современном мире. Да и о старом ничего толком ни помнит.
   - Поняла, - потирая лоб, внимала нефилим. - Вы хотите, чтобы я стала его нянькой.
   Всплеснув руками, Агаллиарепт улыбнулся.
   - Конечно! И не волнуйтесь. Ваши контракты всегда только формальность, не стоит относиться к этому так пессимистично, - в этом он был прав. Ангелы вовсе не пылают любовью к чему бы то ни было. Удивительно, что они хотя бы изредка размножаются. Так что, брачный контракт всегда лишь формальность. И очень редко, когда становится настоящим обязательством перед созданной семьей. - И конечно, Вы должны будете докладывать о его самочувствии, о том, что он вспомнил.
   Вот так Алина и поняла, что именно происходит. Демон дал ей достаточно намеков. Для пылкого ума сложить два и два - пустяк.
   Существовало множество отделов, большинство из которых одинаковые, что в Аду, что в Раю.
   Первый отдел - помощь людям, работа на земле. Второй отдел - работа в Аду, помощь демонам. Третий - работа в Раю, помощь ангелам. Четвертый - технический общий отдел. Пятый - медицинский, общий. И каждый разделен на множество секторов. Например, первый, где работала Алина, был поделен на сектор самоубийц, сектор ангелов-хранителей, подстраховачный сектор, сектор навигаторов Рай-Земля, аналитический сектор, сектор прогноза. Так же делились и остальные отделы. Но вот шестой...
   Про шестой существовали лишь слухи. На бумагах его не существовало. Нет, он был еще три тысячи лет назад. Военный отдел. Шестой отдел, сектор тайной службы. Вот, о чем поговаривали из века в век. И имя Агаллиарепта в этих слухах нередко мелькало.
   "Во что я опять вляпалась?" - пронеслось в голове блондинки.
   Алина постаралась ничем не выдать волнение. Однако, мысли и чувства переполняли ее, были готовы бить через край, душили, стремясь вырваться. Кое-что все же демон заметил, так как сказал:
   - Вам очень интересна история Ада, поэтому, думаю, нянькой забесплатно Вы работать не захотите. Думаю, я смогу выбить для Вас разрешение посетить закрытый архив.
   Голубые глаза Алины алчно заблестели, и Агаллиарепт улыбнулся. Закрытый архив! Место, где собрана вся информация о значимых событиях. Наиболее достоверное и полное собрание сведений. Особенно интересен был архив по истории сотворения мира, сильно отличающийся от версии хранящейся в Раю. Даже слюнки потекли.
   Нефилим сглотнула.
   - Минутку, а как же мне следить за ним на работе и... совет.
   - Уже все обговорено.
   Вот это поразило Алину сильнее, чем все ранее услышанное.
   - Что Вы хотите сказать? - спросила она, подавшись вперед и смотря точно в светлые глаза демона.
   - Он станет Вашим партнером по работе и будет с Вами двадцать четыре часа.
   - Очаровательно! - вырвалось помимо ее воли. - Значит, жить он будет со мной, а я буду ему охранник, нянька, может еще и подушка, обнимающая холодными вечерами?!
   - Конечно, - Агаллиарепт нехорошо улыбнулся, явно наслаждаясь внезапным порывом неудовольствия.
   Алина коротко шикнула на себя и глубоко вздохнула. Просто надеясь, что приз в конце будет стоить ее мук. Так или иначе, план с похищением души она придумала сама.
  
  Глава 6. Жених далекий от идеала.
  
  - Идиотка. Идиотка! Идиотка!!!
   - Простите. Ваш пропуск, - на ругающуюся и размахивающую полупустой бутылкой нефилим смотрела не только обслуживающая ее оператор, но и весь зал. Большинство взглядов выражали любопытство. Не каждый день им приходилось переправлять вдрызг пьяного ангела.
   - Дура. Дура! Дура!!!
   Оператор не знала, что делать, поэтому позвала охрану, которая незамедлительно явилась в лице все тех же мужчин, что встретили Алину две недели назад у врат. Увидев, в каком состоянии находится девушка, они кротко переглянулись.
   - Что несете, то есть пьете? - мужчина попытался вызнать и даже вырвать из рук девушки бутылку. Но Алина, воинственно рыкнув, отняла ценную контрабанду и решила, что дальше повезет сию жидкость в недрах желудка.
   - Лекарство! - огрызнулась она, выпивая из бутылки остатки содержимого. Лекарством оно было лишь на десять процентов, на девяносто - это был спирт, который отлично поднял настроение и позволил забыть о невзгодах, каковые, собственно, стояли на расстоянии пары шагов сзади. Но, главное, о предстоящем разговоре с Михаилом и Геранью. И если еще можно поверить в то, что чертовка просто схватится за голову, то опекун Алины мог взяться и за меч. Да и просто общение с абсолютно ничего не помнящим, но поддающимся дрессировке древним не приносило желаемого результата. Короче, поводов расстраиваться было предостаточно.
   - А куда вы? - нелетающий демон пытался ощупать пинающуюся нефилим и получил пяткой в нос.
   - Домой! - рявкнула белокрылая и запела "Все будет хорошо..."
   Неприятности сделали пару шагов вперед, приблизившись к оператору. Запах "Оргия", купленный на казенные деньги в первом же бутике и вылитый на этого аггела, бил наповал. Мало того, что он перемешался с запахом разложения и тления, так еще добавил им новых сил для более пронзительной вони. Женщина-оператор вначале отшатнулась от стойки, но взяла себя в руки. Новости били всех по ушам, поэтому женщина знала, кто перед ней, и лишь сочувственно кивнула полудемону.
   Полудемон выглядел уже получше, но все еще напоминал гибрид зомби и Кощея. Ходить он начал, вопреки всем заверением о его немощности, через неделю, что позволило покинуть Ад. Волос на голове у несчастного оказалось с излишком. После мытья и расчесывания коса была даже больше, чем у Алины. Однако волосы крошились и были седыми. Часть отстригли, часть причесали. Сама нефилим посмотрев на демона при свете дня, содрогнулась и немедля сунула горсть таблеток в рот, употребив "лекарство". Пришлось побороть в себе некоторое отвращение, чтобы находиться с этим типом в одной комнате. Жажда знаний победила. Они провели вместе почти неделю, в течение которой Алина и узнала о почти полной амнезии. А дальше они старались изучить основы общего языка и нового диалекта. Аггел не особо овладел новым общим языком и современным диалектом, поэтому объяснялся на старом демоническом, который понимала Алина. Говор и акцент другого диалекта делал Алину почти единственной, способной понимать своего нового фиктивного мужа. Естественно, были еще вышки власти, но они общались с этим безымянным меньше нескольких часов и ушли восвояси. На их лицах читалось отвращение.
   Стоило бывшему заключенному заговорить, как охранники порта врат отскочили и вынули электрические пистолеты. Создалось ощущение, что, пока мужчина не заговорил, его считали экспонатом. И теперь этот экспонат пытался объяснить на незнакомом языке чего хочет. Охранники отодвинулись еще дальше. Аггел поднял глаза к небу, в данном случае к своду, в который были вмурованы светящиеся кристаллы, и стал объясняться жестами. Указал на нефилим, уже отплясывающую на столе оператора, на бутылку в ее руке, на себя, на врата и тут предъявил документы отправки, а вернее того, кто их съел.
   Гремлин, которого держали за трудно находящуюся шкирку, срыгнул кусок документа. Вывернулся, щелкнув зубами, и с удовольствием начал прыгать у ног хозяйки, которую так и не сняли со стола. Пушок - отличное имя для этого зверька, он выглядит как черный пушистый шар. Правда, с течением времени и включая гастрономические интересы этого зверька, хотелось переименовать в мусорку или шредер.
   Выпихивали из Ада шумную особу поспешно, уже ничего не спрашивая и не требуя. Большинство демонов в зале посмеивались, пара троек осуждающе качала головой и лишь один демон, в самом углу, неотрывно смотрел в след уходящему аггелу. Его светлые глаза пытались разглядеть суть. Стоило вратам "закрыться", как этот демон растворился среди толпы, и никто его не заметил.
  
   Встреча на родине была запоминающейся. От главных врат все мирные граждане сбежали, а военные набежали. В облаке из серы и разводов тумана появились двое.
   Михаил содрогнулся, увидев невменяемую и пьяную подопечную, выпавшую из ворот, размахивая бутылкой. Побледнел, когда из врат вышел полудемон. Большая часть собравшихся попятилась. А потом из врат выпрыгнул Пушок. Немедля стало ясно: где девушка, где парень. Зубастых грызунов боятся не только земные женщины. Под шум и гам с визгом, разносящихся по всему залу, Алина, пошатываясь, прошла мимо начальника. Михаил не сразу оглянулся на нее и осипшим голосом спросил:
   - Кого ты привела? - с ужасом.
   - Жениха, - в пьяном угаре беззаботно ответила воспитанница.
   В ту ночь у Михаила были кошмары.
   Путь пешком был неблизкий. В такие моменты Алина сочувствовала бескрылым. Но сегодня ей было хорошо. Она махала пустой бутылкой, целовалась со столбами и повисала на своем спутнике, уже не обращая ни малейшего внимания на запах и вид, отчего аггелу приходилось буквально тащить пьяную на себе. Но, учитывая, что у самого мужчины сил было только, чтобы ходить и говорить, парочка падала. Ангелы и нефилимы при виде такого зрелища останавливались в нерешительности: бежать ли им или понаблюдать за бесплатным цирком. Девушка порой тормозила, вырывалась, била спутника крыльями, от чего пух и перья разлетались по улицам, горланила песни и перебудила почти всех. Оказавшись под открытым небом, попыталась полететь, убедилась в неспособности этого сложного действия и вновь бодро пошла по кривой.
   В Элизиуме на балконы выходили ангелы и полукровки и, увидев кого именно притащила их соседка, спешили рассмотреть это поближе. Итого в квартиру парочка буквально ввалилась, быстрее закрывая дверь перед любопытными носами. Пушку пришлось забираться через окно, покусывая чужие конечности желающих погладить или пнуть.
   Подпирая дверку и мысленно приходя в себя, нефилим вспомнила, что живет не одна.
   Агрель стоял у перил на втором этаже и еле дышал: запах проник в жилище быстрее его обладателя. Лицо, имеющее обычно лишь разные оттенки пофигизма, искривилось таким острым отвращением, что если бы Алина не знала, что это Агрель там стоит, то не узнала бы его.
   Учитывая осведомленность этого крылатого, ангел уже знал о завтрашнем слушании и ждал, когда его бывшая фиктивная жена приведет в дом нового фиктивного мужа. Привела. Можно представить, что именно увидел Агрель. Тощий, облезший, седовласый, вонючий, в одежде, висевшей мешком, аггел, который забрал себе его фиктивную жену. Аггел тоже посмотрел наверх и даже сделал шаг на встречу, будто пытаясь рассмотреть поближе. От его шага под одеждой звякнули золотые наручи. Отличная причина вести себя хорошо. Этот прибор слежения и шокер по совместительству. Одному Богу, если такой и вправду есть, известно, как сильно его унизили, надев эту безделушку. Обычно такое носят низшие демоны и скот. Бьет больно, но для слабеньких демонов не смертельно. То, что перед всеми слабый демон ни у кого не вызвало сомнения. Если, конечно, можно назвать слабым того, кто пробыл без еды и воды подвешенным на крюках тысячелетий семь в полном одиночестве. Так еще, вопреки всем прогнозам, смог ходить уже через неделю больничного ухода. Ослабевший, это еще возможно. Однако, аггел, видимо, элитой Ада себя не считал и относился к побрякушкам, как к обычным украшениям.
   Агрель не желал знакомиться, и стоило демону шагнуть на встречу, ангела как ветром сдуло.
   Алина тяжело вздохнула и сползла по двери на пол. Тихое сопение говорило о том, что дух ее решил посетить Морфея в его царстве. Аггел потоптался на месте, не определившись в своих действиях. А потом заметил в центре комнаты кровать. Соизмерив свои силы и возможности, он за шкирку оттащил сопящую девушка к постели. Кое-как уложив Алину на просторное ложе, мужчина махнул на нефилим рукой и начал исследовать жилое пространство. Для окружающего хаоса он нашел емкое определение "свалка", но, немного побродив, понял - здесь был некий, известный одной лишь хозяйке, порядок. Нашлись две двери. Одна на кухню, вторая в ванную. Вот в последнюю дверь он и решил наведаться.
   Знакомство с этаким чудом техники состоялось еще в больнице. Он там вволю полил себя и кипятком, ошпарив все места, которые еще могли что-то чувствовать, и ледяной водицей, остужая. Сейчас полудемон уже освоился, но войдя в эту ванную, в человеческом стиле, он вновь растерялся. Итого, очень скоро Алина сквозь сон услышала невнятный вопль и мат, непонятный даже ей. Улыбнулась и перевернулась на другой бок.
   Лежа в то ли прохладной, то ли чуть теплой воде и думая над будущим, аггел четко осознал свое положение и чудесное покровительство. Для него не было ответов на вопросы, которые обычно мы даже не задаем себе. Нам не нужно никого спрашивать. Мы уверены в ответах.
   Но аггел не знал: ни своего имени, ни рода деятельности, ничего из того, что могло бы напомнить ему о себе прежнем.
   Кто он?
   Его воспоминания были невнятными бормотаниями из тени туманных образов. Он помнил про войну, немного про свое окружение и вспомнил некого Лонгина. Этот мужчина никак не желал покидать его голову. Возможно, он был его другом. Это было имя из воспоминания пришедшего к нему в больнице. Он услышал страшный вопль. Голос, наполненный страхом и болью. И этот голос произнес имя "Лонгин". Потом он увидел, как копье ударяется в землю. Вот и все, что он вспомнил.
   Остальные моменты под емким названием жизнь полностью исчезли из его головы. Его имя, казалось, может сорваться с языка в любой момент, но когда он пытался его произнести, то не мог. Как же его звали? Нельзя сказать, что аггел грустил по поводу потери имени и памяти. Просто пустота на месте, где раньше была память, заставляла желать вернуть утерянное. И в то же время мужчина был не уверен, что так уж жаждет узнать прошлое.
   Машинально прополаскивая волосы, аггел выкинул мысли из тупика сознания и послал их по другому руслу. Например, его внешний вид. Пожалуй "о, Господи!" и "Зомби" подходящие определения. Отражение в зеркале говорило само за себя. Поседевшие лохмы было легче отстричь целиком. Кожу - пересадить новую. Телу срочно требовались калории и побольше. Зубам - замена. Трупным пятнам - лечения. Ногтям - кальций. Мужчина потер предплечье и с немалым ужасом рассмотрел оторвавшийся клок кожи. Успокоился, обнаружив на руке, вместо мяса и кровища, свежую ровную замену потерянному куску. Можно было бы подцепить ломаным ногтем и содрать еще кусок, но аггел не стал этого делать.
   Мысли опять поменяли направление, довольно резко поменяли, сконцентрировавшись на девочке, которая беззащитно спала в комнате. О пошлом мужчина и не думал. Не в том состоянии.
   Еще один взгляд в зеркало. Ну и видок!
   Аггел задумался о том, что полуангел, с которым он связался, ненормальная. Во всех смыслах. Во-первых, она была фанатичной и чудной. Во-вторых, играла не со спичками, а с динамитом. В-третьих, просто так никто не предлагает помощь первому встречному. Да еще такую! План девчонки был заковырист и опасен, имел череду подводных камней. Но нет, ее это не остановило. Более того, риск даже возбудил воображение Алины. Ее слова так и застыли в ушах мужчины.
   - А разменной монетой будет моя душа...
   Тогда аггел не задумывался, ему главное было покинуть этот склеп - проклятую тюрьму, решившую его движения, неба, сил и памяти. И он согласился. Но сейчас задумавшись...
   "Зачем?" - мужчина невольно вздрогнул. - "Зачем он ей? Для каких страшных экспериментов, такой как он, мог бы пригодиться такой, как она?"
   Он вспомнил интерес этой блондинки к его памяти. Она настойчиво желала знать о забытом прошлом и сильно расстроилась, поняв, что память долго не вернётся на законное место. И все же поволокла "кошмар стилиста", так она обозвала его, к себе домой.
   Задаваясь вопросами и не найдя ответов, мужчина огляделся в поисках одежды. Одежда нашлась в луже воды на полу. Следствие аварии при неправильном использовании душа.
  
   Агрель вновь стоял у перил и ждал выхода своего конкурента. Конкурент как раз вышел. В розовом женском халатике и с банным розовым полотенцем на голове. На упавшее со второго этажа тело полудемон не обратил внимания. Он осматривал комнату на предмет наличия спального места. А после тысячелетних дрем на цепях, а затем недельной ночевке на больничной койке, тело жаждало мягкости и нежности перины.
   Кровать посреди комнаты, шкаф, лежащий в углу на боку, и ни намека на диван. В принципе, и пол сойдет. Все лучше, чем висеть и гнить вниз головой в катакомбе. Но кровать-то двуспальная... Вот только разбудить мирно дрыхнувшую девушку не удавалось.
   - Подъем!!! - крикнул аггел в уши спящей нефилим.
   От крика она вся содрогнулась и даже подняла голову. Оглядела комнату и тут увидела, кто кричал. В начале на ее лице проступила тень отвращения, но уже через секунду расползлась тупая пьяная улыбка, тело мелко задрожало. Терпеть такое было сложно, и она поспешила спрятать лицо в подушке.
   - Ты что, плачешь? - удивился тот, у кого еще не было имени. Не такой реакции он ожидал. А звук усилился.
   Наконец, Алина нашла силы оторваться от подушки. На глазах у нее действительно были слезы, но губы тянулись в улыбке. Вновь рассмотрела разодетого мужчину и, завывая, попыталась заглушить смех подушкой. Представьте Кощея в розовом халате и с полотенцем того же цвета. С кровати доносились похрюкивания и попискивания.
   Полудемон посмотрел в сторону. Там стояло зеркало во весь рост. Посмотрел на себя и выдал:
   - Странная у вас мода.
   Алина больше не могла сдерживаться. Она взвыла на одной ноте, дергаясь в конвульсиях, и свалилась с постели. Кое-как поднявшись и временами все еще держась за живот, нефилим подползла к своему бывшему. Тот все еще лежал без чувств лицом вниз. После парочки потряхиваний упавший крылатый приподнялся. Девушка продолжала трясти его за плечо и, смеясь, показывала пальцем на безымянного. Агрель, увидав еще раз чудо в халате, потряс головой, пытаясь скинуть наваждение. А Алина наконец смогла сдержать смех и попросила:
   - Агрель, будь добропорядочным ангелом и дай ему, - продолжая указывать на аггела и не уточняя, что именно тот должен дать, отчего лицо Агреля вытянулось, - свой старый халат и кое-что из тряпок на выход, - смогла-таки выдавить сквозь смех и слезы Алина.
   Презрительный взгляд окинул гостя, но смягчился, когда скользнул на бывшую жену.
   - Он меня на голову ниже.
   - Ножницы я найду.
   Ангел сжал зубы, но все же повернулся в сторону лестницы на второй этаж. Дома он крыльями не махал, как и Алина. Это было чревато уборкой, а порой и травмами.
   За гордо поднявшим голову ангелом наблюдали полукровки. Тишину нарушил аггел.
   - А где я буду спать? - при этом мужчина почему-то посмотрел на второй этаж, будто желая не то спать с ангелом, не то выселить оттуда нахлебника и наслаждаться одиночеством.
   Алина задумывалась пару секунд и тут же произнесла:
   - Со мной.
   Агрель сбился с гордого шага, позеленел и упал, скатившись с лестницы. Полудемон тоже кривился в неясной гримасе. А Алина просто выложила стену из груды подушек и так же равнодушно пояснила:
   - Это моя половина. Там твоя, - зевнула она, подбирая попискивающего Пушка с пола, и накрылась одеялом с головой. - Спокойной ночи, дня, утра. Плевать, тут время разберешь. Больше не буди меня.
   Мужчина облегченно вздохнул, и сел на край кровати, ожидая, когда на него снизойдет ангел и подаст ему одежду.
  
   Каждый мужчина хочет, даже если он наполовину ангел, чтобы его будили ароматом жареного мяса. Именно такого мнения придерживалась Алина, когда шмякнула на разогретую сковороду стейк. И она не прогадала. В больнице аггела накормили: кашей в рот и витаминами в вену. Ничего удивительного, что учуяв скворчащую на сковородке говядину, полу-демон нашел кухню за мгновение.
   - Пушок, фу! - прогнала нефилим от сковородки зубастого гремлина. - А вот теперь раскрой ротик. - Довольно большая кость исчезла в пасти маленького на вид существа. В это же мгновение туда полетел какой-то мусор. Пушок захлопнул рот и удовлетворенно заурчал.
   - Ходячая урна, - почесываясь через белую ночную рубашку, кивнул мужчина на Пушка.
   Алина оглянулась на него и чуть не убежала через окно.
   - Ужас! Ты в одежде Агреля на призрака похож!
   Безымянный пожал плечами и невозмутимо сел. Нефилим криво усмехнулась. Да, выглядит не очень, зато держится чересчур прямо и непринужденно. Еще бы надменный вид и будет вам аристократ. Ну еще и аромат бы получше. Алина взяла с полки ароматные приправы, размышляя, способны ли они замаскировать этот неприятный запах, или ее будущего мужа легче замариновать.
   На кухне сидел и Агрель. Он так смотрел на жарившееся мясо, будто эту корову убили при нем и при нем же разделали. Пришествие гостя заставило ангела выдохнуть сквозь зубы и выйти прочь, огрев на прощание взглядом отвращения "ублюдка". Так он процедил сквозь зубы. С его тарелки упал один из кочанов мелкой брюссельской капусты. Пушок по привычке ее поймал, пожевал и с отвращением выплюнул. А ведь он даже неорганику ест!
   Алина проводила Агреля задумчивым взглядом и перевернула мясо на другую сторону.
   - Ангел ест мясо, - безымянный заинтересованно вытянул шею, рассматривая подрумяненный стейк.
   - Не ангел я. И да, я не склонна к полноте, - и тут поймав его печальный, голодный взгляд, продолжила: - садись, я на всех сделала.
   Ел этот индивид почти не жуя, давился через раз и снова хватался за пищу. Как ни странно, но девушку это даже умилило. Почесывая гремлина, она хмыкнула и погрузилась в раздумья. Потом еще раз хмыкнула. Посмотрела на проход, убедилась, что их не подслушивают и, наконец, спросила.
   - Как я понимаю, идея контракта принадлежит не тебе, - задумчиво протянула она. Но в ответ получила неопределенное пожатие плечами. - Спрошу по-другому. Ты знаешь, на какой контракт подписался? - аггел вновь пожал плечами. Алина решила не ждать, пока он прожует. - На брачный.
   Как она и думала, аггел подавился. И воззрился на нее такими круглыми глазами, что в момент стало ясно, не виноват он.
   - А? - то ли аггел переспрашивал, надеясь, что ему послышалось, то ли это была попытка сказать нечто в свою защиту.
   - Ну вот, Агрель - мой бывший. У нас был контракт одну тысячу лет. Совсем недавно контракт истек. Так что, нас сегодня будут "брачевать". Хотя, это неправильное слово. У ангелов нет жен и мужей. Есть контракторы, и они ни к чему не обязывают. Так что закрой рот и прекрати дергаться. О фиктивных браках никогда не слышал?
   Полудемон-полуангел издал тихий хрип и потупился.
   - Бог мой, как девица перед первой брачной ночью.
   Алина уже не видела ничего плохого в заключение контракта с этим типом. Тогда, в больнице, естественно получить такую весть было неожиданно. Но сейчас, обдумав, она увидела открывающиеся перспективы.
   - В целом план сработал, и ты тут, - наконец сказала она.
   На нее лишь искоса глянули и промолчали, вновь уплетая стейк.
   Когда парочка вернулась в комнату, там стоял Агрель и почему-то улыбался. Так лыбятся, когда затевают гадость. Да такую, о которой потом говорят не один год. Алина знала в этом толк. Сделав шаг на встречу к тому, кто его вытеснил с поста фиктивного мужа, и, взглянув на него сверху вниз, он вручил ему коробку.
   Было хорошо заметно, как после Агрель будто старается вытереть о робу руки. Ангел быстро удалился восвояси, все еще сохраняя торжественную улыбку.
   - Какого демона у пресветлого ангела генеральская форма демонической элиты!? - выдохнул аггел, открыв коробку. Форму нетрудно было узнать по нашивкам.
   - С такого, с которого он ее снял, - догадалась Алина.
   Повисла тишина.
  
   При заявлении, что идти нужно прямо сейчас, аггел внезапно встал столбом и не пожелал сдвинуться с места без хорошего пинка. Полудемон пытался разложить разбегающиеся мысли по полкам, но мысли упорно жались по углам, избегая препарирования. При повторном разговоре с Дагоном, полудемон получил предложение заключить с ангелочком контракт. Кто же знал, что под контрактом этот бесстыжий гад имеет в виду брачный контракт!? Аггел даже подвывал, когда его насильно одевали в генеральскую форму. Но даже эта узкая одежда висела на нем одеялом. Что, наверное, было плюсом. Авось не поймут, какая на анорексике тряпка висит. М-да, появиться на совете старейшин в военной амуниции соседней стороны, причем устаревшей так на пару тысячелетий...
   Теперь Алина понимала, отчего Агрель улыбался. Даже он мог придумать подлость, а еще полнокровный ангел называется. Но, в принципе, разницы особо никакой. Там все итак на нервах, так что древний в форме или трико - неважно. Хоть в пачку одевай.
   Вытолкнув на лестничную площадку аггела, Алина хотела взлететь и уже подтащила мужчину к краю, но безымянный замер, с ужасом смотря вниз. И буквально вцепившись в ее плечи, тем самым заставляя сложить крылья. Нефилим не сразу поняла к чему этот затравленный перепуганный взгляд.
   - У тебя же крылья, - поразилась она.
   - Они все в дырках!
   Крылья и в правду были не новыми, однако он даже не попытался их расправить. За то время, что она провела с ним, он ни разу даже не воспользовался ими. Будто и не было их. Так, одно напоминание в виде истрепанных висящих тряпок на спине.
   - Я тебя спущу, - попыталась убедить аггела нефилим. Но тот с ужасом начал отступать обратно к квартире.
   Пришлось бежать по лестнице.
   - Ты вспомнил свое имя? - прыгая через ступеньку, спрашивала девушка.
   - Нет, - мужчина безуспешно пытался вырвать руку из ее "клешней".
   - Тогда придумай себе новое.
   - Зачем?
   - Чтобы записать его в брачный договор.
   Мужчина чуть с лестницы не скатился.
   А лестница вела и вела их вниз. Когда Алина выбирала квартиру, она взяла себе повыше, чтобы удобнее было вылетать с балкона и иметь больше возможности видеть творящееся в округе. Однако ей и в голову не приходило задуматься, сколь долго придется спускаться вниз, не используя крылья. И как только бескрылые живут...
   "Очаровательно, я уже и забыла, как жила раньше без крыльев!" - с удивлением заметила Алина и укорила себя за глупые мысли.
   Аггел же, смирившись, послушно волочился следом, иногда с удивлением примечая довольно необычные особенности этого поселения. Здесь жили в основном ангелы похожие на Алину. И называли себя нефилимами. Они были ниже ангелов, более складно сделаны, но лишены ангельской тонкости, легкости и ауры величия. Если не присматриваться, то люди-людьми.
   Но кто это - нефилимы? Задворки памяти отказывались говорить ему ответ.
   Будущие контракторы как раз пробежали мимо вечно травящей себя наркоманки, которая курила все. Буквально все! Как-то раз Алина засекла ее за закруткой старых носков. А еще раньше она пыталась скурить собственные перья. Агрель случайно вздохнул дым и закашлялся, позеленел и чуть не задохнулся. Удивительно, что выжил. В этот раз эта особа курила ковер.
   - А это кто? - поразился мужчина, не в силах оторвать от занимательного зрелища тусклых глаз.
   Алина, не останавливаясь, бросила на наркоманку рассеянный взор и на следующем лестничном проеме ответила:
   - Одна особо одаренная, которой Рая как такового мало, еще и райскую жизнь хочет. Вот и ищет идеальный вариант "травы", которая может вызвать у поднебесных радужные глюки.
   - И как? - поддержал разговор безымянный, едва вписавшись в поворот.
   - Постоянно задымляет соседей, от чего те уже порядком окосели. Но ни разу не пожаловались.
  
   - Вот ЭТО пособие по анатомии - твоя следующая жертва игнора и раздела комнат?! - Герань выпала в осадок. В ее глазах читалось явное непонимание происходящего.
   Она-то всегда видела свою подругу как отличающуюся неплохим вкусом к одежде и полным отсутствием влечения к противоположному полу. А тут подруга силком приволокла страх господень в совет. Это никак не вязалось у Герани с давно устоявшимся образом знакомой ей девушки. Ей казалось, она знала свою подругу.
   А полудемон зевнул, показывая осколки зубов, не выражая особого интереса к происходящему. Учитывая непонимание всеобщего языка, ему словесно можно было хорошо перемыть косточки.
   - Бедный, бедный Агрель, - протянула чертовка, надув губки. - Спит теперь на коврике, под дверью твоей квартиры, - заключила она, делая жалостливые глаза, пытаясь имитировать ангелочков с людских картинок.
   - Я пока не выгоняю Агреля, - пожимая плечами, опровергла Алина слова напарницы.
   - Ну, так и где ты его положила? - с усмешкой представляя лежащего на коврике ангела и аггела с ним вместе, а Алину, как полноправную хозяйку, уже перестраивающую второй этаж по образу и подобию первого, вопросила Герань.
   - Агрель так и сидит на втором этаже.
   - Так, где спит ЭТО?
   - А, мой будущий? Спит он со мной.
   Лицо чертовки вытянулось. Глаза выражали неподдельное удивление и силились выпрыгнуть из глазниц, хвост помог удержать равновесие, сыграв роль опоры.
   - Спит с тобой? - словам Герань больше не верила, даже своим собственным.
   - А еще Пушок, правда милый, - именуемый Пушком, как раз показался из-под подола робы. И когда успел прицепиться?
   Герань спешно подняла повыше свой хвост.
   - Да, очень, - торопливо похвалила она, даже не смотря на гремлина. - Ну у тебя и вкус, подруга! Я не расист, но он ужасно выглядит! Да и пахнет!
   - Пушок очень милый! - запротестовала полуангел.
   - Нет, не гремлин, а ЭТОТ! - кивок на равнодушно осматривающегося аггела.
   - Чувствует себя тоже, - только и отмахнулась нефилим.
   Герань мысленно усмехнулась. Алина была не из тех, кто приносит жертву, не ища выгоды для себя.
   - И так, зачем тебе это ЧУДОвище? - уже с большим интересом спросила чертовка, взглянув на новичка, как на пособие времен великой войны и живой экспонат. Под этим углом краснокожая только удивиться могла, как же ее подруга еще не разорвала мужчину на лоскутки знаний и ответов на вопросы.
   Алина невинно похлопала глазками и, изучив небесную вышину, потупила взор. Герань понимала, сейчас из нее ответы и клещами не вытянешь, а разменной монеты-то у чертовки не было.
   Пока девушки объяснялись друг с другом, объект их разговора осматривался по сторонам. А Пушок капитулировал в неизвестном направлении.
   Когда Алина была здесь в первый раз, она тоже смотрела во все глаза. И теперь не могла понять, отчего раньше своды этого зала вызывали восхищение. Ну стены, ну своды, ну колонны, ну башни, а совет вообще живет на острове, в изоляции. Удивляет все лишь вначале. Ах, да. Совет действительно жил на острове, в самом центре Рая. А все отделы были построены вокруг него: с первый по пятый. Старейшие там жили, ели, спали и никогда прилюдно оттуда не вылезали. Состоял совет из ангелов долгожителей и, казалось, бессмертных старперов. Сложно было сказать, сколько им лет, и не начался ли у них небесный маразм с самыми разными заскоками. Выглядели-то они нестаро. И с чего у них бороды не растут? А вот некоторым нефилимам так не повезло. Вместо привычного пуха и пера в особых местах могла и растительность человеческая произрастать. Например, один сосед Алины мог похвастать ежедневной щетиной.
   Наконец, послышался звук арфы. И нужный коридор, ведущий в "зал" ожидания, открылся. Алина, Герань и аггел тут же поспешили в проход. Пеший ход был только здесь. Несмотря на крылья, Алина пользовалась именно им. Дело было в том, что на ковер к начальству она обычно шествовала с Геранью, которая крыльев не имела.
   Залом ожидания именовали свободное пространство вокруг острова, откуда уже была видна закрытая круглая сфера центра острова. Здесь ждали вызванные или добровольно пришедшие со своими вопросами. Пока никто не мог попасть в главное здание и наблюдал за ним издали, в ожидании, когда глас с небес произнесет имена. Ждали много и долго. Совет не желал утомлять себя делами ближних своих и вызывал по одному в час. На подходе к залу: на небе и на земле, была своего рода очередь. Каждый ждал, когда вызовут его и рассмотрят именно его дело. Повторять, что время в этом мире значения не имело, не стоило. Ждать можно было до скончания времен в буквальном смысле. Полудемон как раз осматривал ангела, на котором накопилась пыль. Но гордый от рождения пресветлый не желал ничем показать свое негодование и просто стоял, обрастая новыми слоями пыли.
   - Так как тебя будут звать? - вопрос застал врасплох, поэтому аггел ответил не задумываясь.
   - Каин, - это просто вырвалось из него.
   Герань с Алиной переглянулись. Но пока этот индивид не начал перечислять имена по ходу их появления в библии, решили пусть будет Каин. Хуже все равно быть не может.
   - Любопытно, что скажет совет? - с подобием улыбки на помрачневшем лице спросила себя Алина.
  
   - Повторите ваше имя.
   Их однозначно ждали. Как только совет узнал о парочке полуангелов, стоящих у них под носом, старики тут же вызвали их на ковер. Окружающие негодующе взвыли от такой несправедливости, но не посмели перечить и пропустили к мостовым переходам нефилим и ее будущего мужа. Совету Алину видеть приходилось на удивление часто. У половины стариков руки чесались выпороть маленькую полукровку. А вот приволоченного к ним полудемона-полуангела, так еще в полной военной амуниции времен кровавых войн, не знали. И, судя по перешептываниям, знать не желали, как и то, почему его волокли силком. Мужчина сопротивлялся. Там были мосты над пропастью, и по какой-то причине полудемон по ним идти не хотел.
   На это старики могли лишь пожать плечами, у них своих причуд хватало. Но вот имя демона вызвало у них массу чувств. Глубоко отрицательных.
   - Лучше бы ты Буратино назвался, - шепотом переговаривалась Алина.
   - А чем Каин плох? - ответный шепот не заставил себя ждать.
   - ТИХО!!!
   Громкий бас потряс зал. Кто из старейшин прикрикнул на шептавших, сказать было нельзя. Древние сидели на тронах расположенных по кругу и буквально окружали стоящих в центре зала. При этом освещался только пяточек с "подсудимыми", сами "судьи" оставались в тени. Нефилим всегда ненавидела этот их всевидящий стиль. Видимо, Каину все это тоже не нравилось, он ежился и несколько скованно двигался. Казалось, мужчина отчаянно нуждался в определении собеседника. Он переводил взгляд своих бледных глаз то на одну темную фигуру, то на другую.
   Долгое время старейшины молчали. Они пытались найти обходной путь решению, которое приняли накануне. Наконец, один их них произнес.
   - Брачный договор между ангелом Агрелем и нефилимом Ариной объявляем расторгнутым без права на продление, - Алина глубоко вздохнула. - Договор между демоном двойного гражданства Каином и нефилимом Ариной объявляем с этого времени открытым. Вы имеете право подать свою жалобу на рассмотрение в дисциплинарный комитет совета. Аггел Каин будет под присмотром своего контрактора до дальнейших инструкций. И назначается ее помощником на должность вестника в сектор "самостоятельного прерывания жизни". Обжалованию не подлежит.
   Вот и все. Алина и Каин выдохнули одновременно.
   - Даже у демонов интереснее, - выдавил по пути назад полудемон. И тут же поинтересовался: - а как у них сейчас? Пьянки и оргии?
   - Ну, почти, - Алина с неприкрытой завистью вспомнила одну из свадеб на Земле, где ей приходилось гулять. И тут же вспомнилась такая же гулянка у демонов. Найди три отличия. Вот тебе и доказательство немалого прилива человеческой крови.
   - Про пьянку это верно, - с улыбкой ответила нефилим. - Только оргии отменили. А что, участвовал? - с нескрываемым любопытством спросила девушка, при этим еле заметно усмехнувшись.
   Каин нахмурился. Нахмурился сильнее.
   - Я даже не помню, что такое оргия...
   - И не надо, - поспешно кашлянула она.
   Мост пришлось переходить вновь, но в этот раз полудемон уже не так упирался. Он просто пробежал по нему зажмурившись, на предельной скорости. Естественно в декоративную стену мужчина вписался красиво. Носом.
   - Может он высоты боится? Быть такого не может. Он же уме... умел летать... надеюсь.
   Эта догадка строилась на наличии у индивида крыльев. Например, если у птицы есть крылья, это еще не говорит об умении летать. Пингвин или страус тоже крылатые. В этот момент окрещенный пингвином и страусом уже поднялся на ноги и сфокусировал зрение на двух точках по разную сторону от места удара. Нефилим мысленно поздравила себя с новым контрактором и с началом новой "семейной жизни". И поспешила помочь ушибленному, пока тот окончательно не покалечился.
   Герань ждала их недалеко от декоративной стены, изображавшей сцену суда. Убедилась в окончании церемонии без эксцессов. И испарилась под предлогом незавершённого дела с любимым братиком, создав у Алины ощущение надсмотра старшей сестренки, пришедшей на свадьбу лишь за тем, чтобы не дать молодоженам разбежаться.
   Помахав ручкой, нефилим задумалась о дальнейших действиях, решая, что сделать в первую очередь. Выбор был невелик. К тому же Михаил давно хотел увидеть ее с новым контрактором. Вот и увидит.
   Такими бодрыми они пошли к Михаилу. И без стука, ибо двери не было, вошли. Выглядел тот ужасно: бледный, с черными кругами под глазами, трясущимися руками. Создалось впечатление папаши, отдающего свою дочь в рабство Люциферу или на съедение Церберу. А тут и доченька подоспела вместе со своим рабовладельцем. И улыбается во всю ширь своих алых губ. Пресветлый потянулся к мечу на поясе.
   Алина не обратила внимание на душевные терзания опекуна, просто положила перед ним документы и вложила в его руку, тянущуюся к мечу, свое собственное свежевыдранное перо. Трясущаяся рука, подведенная к бумагам, вывела непонятные закорючки, и нефилим спешно бросила листы в воздух, где они растворились, отправляясь по адресам. И сразу же схватив за локоть Каина, увела прочь. Опять пришлось вести силком. Полудемон завис, рассматривая меч на стене. Да, интересный предмет, неправильной изогнутой формы, заточенный со стороны малой дуги изгиба, а не большой, и с самодельной рукоятью. Как таким сражаться?
   Потеряв странный меч из виду, Каин вновь расслабился и пошел рядом с "невестой". Он завел руки за спину, укрыв кисти в сильно прижатых к спине крыльях. Алина вновь бросила оценивающий взгляд на сей экспонат. На ценный фонтан знания, но, к сожалению, временно не работающий. Нефилим горестно вздохнула и тут же одернула себя.
   "Прошло всего ничего. Прояви терпение, и ответы скатятся к тебе в ладонь, как ягода с земляничного куста".
   - Поздравляю! - внезапно произнесла она на весь пустующий коридор.
   - С чем?
   - С нашим первым рабочим днем! - торжественно провозгласила полукровка.
   Каин не сразу понял, что именно имеет в виду Алина. Но потом смекнул. Ангелы обязаны работать! Так было и прежде.
   - Зарабатываешь золотом? - вполне серьезно спросил он. За что получил немного удивленный и обиженный взгляд.
   - У ангелов нет денег вообще. Как и нет мест, где что-либо продается, разве что втемную. Всеми продуктами и благами обеспечивает нас райская гуща. То есть заведующий питанием и хозяйством. - Тут она поморщилась и, подумав, продолжила. - Но в ходу имеется валюта Ада, то есть драгоценные камни, и частенько можно встретить земные блага, как разменную монету. Ткани, кожу, меха и пищу. Ты не представляешь, какие порой торги могут возникнуть из-за одной баночки пива. - Девушка засмеялась, вспоминая.
   Демонам и чертям не было запрещено бывать в Раю. Чистокровные демоны райского воздуха не переносят, а вот черти на краткое время и со специальными таблетками, вполне. Так вот, эти индивиды с хвостами стали в Элизиуме настоящими контрабандистами и поставщиками запрещенных товаров. С их легкой руки в квартире Алины появился пышный ковер из шкуры льва, запас вина на особые случаи и постоянно пополняемый запас мяса.
   - А где ты, то есть мы, работаем? - наконец поинтересовался Каин.
   - В секторе самоубийств, первый отдел, - беззаботно отмахнулась девушка. Аггел открыл было рот узнать, что это вообще такое и что нужно делать в отделе с таким компрометирующим названием, но тут они вошли в порт.
   Наполненный шумом и движением, огромный "порт" внезапно затих, встречая новоиспеченных. Обычно лица ангелов выражают молчаливое презрение к нефилимам и прочим тварям, по их мнению, недостойных внимания. Но сегодня лица белокрылых выражали отвращение. Даже прислужники нефилимы и бескрылые смотрели с подобием неодобрения и брезгливости. Некоторые смотрели на Алину с жалостью.
   Осмотрев сей коллаж "Пролил кофе на ноутбук", Алина громко кашлянула и гордо прошла к стойке приема и отправки. Она всегда подходила к одной и той же стойке.
   - Арина, удивила даже себя! - нахальный голос малолетки лился из-под стола пропусков. - Пьяная вернулась из Ада! Привела демона! И заключила с ним контракт! - заливалась малолетка, впрочем, не высовывая из своего укрытия и носа.
   - Если родится мальчик, то я лично попрошу у совета поставить его к тебе в пару, - неожиданно мстительно произнесла нефилим.
   Мелкая тут же заткнулась, а Каин шарахнулся в сторону. Но у Алины была отличная хватка, и держала она крепко.
  Глава 7. Жизнь земная или первый день брака.
  
   - Чего ты такой шуганный!? - наконец спросила Алина, удерживая мужчину за локоть. Каин, переходя дорогу, шарахнулся от проезжающей мимо машины и чуть не угодил под грузовик.
   - Ну так... - аггел так и не нашел, что сказать. Он уже сам вцепился в руку девушки, как за спасительный трос.
   - Вроде только день таскаю, а уже устала, - ведя через дорогу, проворчала нефилим. Однако, еще раз посмотрев на демона, покачала головой. Поздно жаловаться. Она могла послать всех, отказаться от контракта, но жажда знаний возымела свое. Правда, пока неизвестно каких именно знаний.
   - Извини, - прохрипел изуродованный временем демон, нервно провожая глазами тяжелую фуру.
   - Ладно, только не неси бред про металлических драконов, и ты прощен, - девушка терла виски. Ей были больше по нраву буйные и своевольные, смелые демоны. А не дохляки с паранойей, которые даже высоты боятся. А уж мужчины ей нравились красивые и властные. Однако, даже имея вкус, Алина не смогла заставить себя пробыть ни с одним индивидом мужского пола дольше пары дней. Дальше или она переключалась на то, что ей интересно, или прижимала каблуком мужика так, что тот пытался сбежать.
   - Обычный дракон это я еще понимаю, но металлический! - буквально прижимаясь к девушке и все еще осматриваясь по сторонам с явным опасением, сказал аггел, выделяя последнее слово. Однако через страх начали пробиваться ростки новых эмоций: изумления и любопытства.
   Возведя глаза к небу, отдирая парня от себя и хватая его за руку покрепче, белокрылая поспешила в первый же магазин одежды. Машинально отметив какая у него высохшая шершавая рука.
   По пути на странную парочку бросали заинтересованные взгляды, но не более. Мало ли из какого клуба. Наряд Алины был похож на греческое платье. А Каин выглядел как гот, вот только лицо и руки напоминали змею, решившую сбросить кожу. От него почти шарахались, принимая это за диковинную болезнь. Если бы не правила, то крылья можно было не прятать. Всем все равно по барабану. Например, вот этот мужик, спешащий мимо с кольцами по всему лицу, выглядит гораздо чудней.
   - Я туда не полезу.
   - Не говори мне, что у тебя клаустрофобия?
   - Кло-чего? - упираясь четырьмя конечностями, спросил полудемон.
   - Полезай в кабинку! - огрызалась в ответ нефилим, напирая руками сильнее на худосочную спину.
   Продавец-консультант со скрытым любопытством наблюдала, как очень странная пара пыталась выбрать одежду в ее магазине. Довольно часто в этот магазин заходили люди нестандартной внешности, поэтому и эти клиенты не вызвали в ней особых чувств. Однако их поведение и язык, на котором они говорили, были столь необычны, что женщина неуверенно топталась на месте, не решаясь подойти и предложить помощь. Она поняла, что девушка с длинными льняными волосами, заплетенными в косу, играет роль няньки для этого рослого худого и чем-то больного парня, поэтому надеялась, что ее помощь и не понадобится.
   Наконец нянечка дала пинка своей деточке. Зашторенная кабинка проглотила тощего мужчину, позволив Алине дать ему несколько тряпок и заявить, что не выпустит, пока он их не оденет. Послышалась возня из кабинки. Выдохнув, нефилим смогла выбрать одежду и для себя. Как не смотри, но век хитона (который носили древние греки) прошел. А когда век ночных рубах пройдет и в Раю, не известно никому. Ангелы упорно привносили в свой гардероб исключительно платья до пола белых цветов.
   Возня в кабинки приостановилась, и послышался удивленный сухой голос:
   - Это что?
   Раздраженно натягивая выбранный наряд и пиная под стойку хитон, Алина заглянула в кабинку. И тут же вздрогнула.
   - Стриптизеров я предпочитаю более мускулистых и менее костлявых, и без трупных пятен, - шепотом выговорила она и перевела взгляд на джинсы. - Молния.
   - С неба.
   - ...
   Закатывая глаза и жестом показывая как работает молния, девушка вновь зашторила кабинку и мысленно помолилась.
   В конечном итоге Каина все же обрядили в джинсы и футболку. Не нужно было зеркала, чтобы сказать, насколько плохо на нем все это сидело, пардон, висело. Очки с темными стеклами и кепка улучшили картину. Волосы пришлось затянуть в хвост, в процессе выпало несколько клоков, от чего у Алины зачесалась собственная макушка. И вот, осматривая итог переодеваний, белокрылая махнула рукой. Так он хотя бы просто был похож на плохиша, а не на пришельца-зомби из космоса.
   - И запомни, никаких крыльев и магии на публике.
   Это было первое, что объяснила аггелу нефилим. С горем пополам удалось убрать с видимого фронта крылья. А про магию Каин только плечами пожал. Не знает, как ее творить, и, видимо, никогда не знал.
   - Может эти пенсне еще не снимать? - в голосе угадывался сарказм. Алина не сразу вспомнила, что пенсне - очки.
   - Да, и лучше молчи. На этом языке на земле всего одна группа говорила и то, в начале их истории.
   - А это что? - указывая на книжку в целлофановом пакете.
   - Азбука, - уже просто огрызнулась полуангел, жалея, что вообще в эту историю ввязалась.
   У нефилима в Москве была своя квартира, куда собственно парочка и направилась после всех покупок. Каин больше не шарахался от местной техники, напротив, проявлял к ней довольно ощутимое любопытство. Но Алина непреклонно тащила контрактора вперед, пребывая не в лучшем состоянии души.
   В Москве был уже вечер. И если честно, нефилим не могла решиться в дальнейших действиях. Нужно было все разложить по полочкам. Во-первых, план, наспех составленный сразу после чудесного спасения и оживления полутрупа, можно было считать почти идеально завершенным. Как и предполагала Алина, ее новый друг стал ее трофеем, а она для него нянькой. Идеальное сочетание для изучения этого объекта. Неожиданными элементами стали следующие: выдворение Каина из Ада, с глаз долой, и брачный контракт. Вот так сюрприз. Но и тут было много плюсов. Она могла изучать и расспрашивать аггела двадцать четыре часа в сутки. И был один огромный минус, который обрушил все старания девушки, свел на нет гениальный план. Полукровка времен великой войны потерял память основательно и надолго.
   В пору было выть. Но Алина была всегда терпелива. Как потерял, так и вернет!
   Уже открывая дверь, девушка внезапно подумала, что, наверное, стоит связаться с навигатором Марьен и начать работать, но Алине было лень. Да и настроения не было. Марьен сама найдет кому скинуть "клиентов". Вот в чем, а в смекалке своего навигатора нефилим не сомневалась. На крайний случай есть Герань, которая и одна справлялась более чем неплохо. И кто придумал систему: ангел на земле - навигатор в курсе?
   В квартире было две спальни, в одну Алина затолкала своего нареченного. Громко хлопнув дверью, она оставила ничего не понимающего Каина изучать азбуку в свою первую брачную ночь.
   Агаллиарепт наставлял ее на то, что как только Алина выведает у аггела - кто он, или хотя бы в какой сфере работал, сразу связаться с ним. А тот пришлет все необходимое, чтобы расшевелить память этого несчастного.
   Думая думы, девушка быстренько облазила закрома, поискала по углам, заглянула в холодильник. Квартира требовала некоторой уборки и покупки продуктов. Еще она узнала, что за время ее отсутствия ее никто не ограбил и ничего не трогал. А еще Алина поняла, что в ее квартире больно тихо. Аггел так и сидел в комнате и ни разу даже не высунул наружу нос. Естественно, этот факт насторожил. Заснул что ли? Или всерьез решил выучить азбуку? Приоткрыв дверь и заглядывая туда, она застала довольно интересную картину. Азбуку демон отбросил, зато занялся стареньким компом, подаренным Алине кем-то из земных ухажеров. Каин разобрал его и тщательно осматривал все элементы. Особенно много внимания уделял электронным платам.
   - Ладно, все равно не работал, - пробормотала хозяйка компа и, закрыв дверь, направилась на кухню. Еще раз осмотрела имеющийся арсенал продуктов и вздохнула. Идти куда-либо с типом из состава актеров "Ожившие мертвецы" сил уже не было. Значит, придется заказать ужин на дом.
   - Пиццу любишь? - вновь заглядывая в комнату и получив недоуменный взгляд в ответ. - Можешь не отвечать...
   На стене прихожей висел телефон, пользовалась Алина им редко, оплачивала тоже. Но вот соседи платили исправно. В свое время так вышло, что по соседству жил юный пацан, которого не устроила его жизнь. И он искромсал свои запястья. Нефилим спасла его, надавала по заднице и заставила жить. Сейчас этот недомерок уже старик и у него двое выросших внуков, однако, спасшую его соседку он еще помнил. Поэтому, увидев светлую макушку, тут же открыл дверь.
   - А, ангел мой! Заходи, заходи, проведай старика. Чаю?
   - Как всегда любезен, Максим, - легкая улыбка сама собой появилась на лице белокрылой. - Но извини, на мне висит иждивенец из царства тьмы, которого нужно кормить, - с этими словами девушка взяла в руки трубку телефона, стоявшего тут же в коридоре.
   Старик наблюдал, улыбаясь. В его глазах потухала зародившаяся зависть к этому вечно молодому существу. Нефилим наблюдала за ним из-под челки. Вернее за вещью, которой мог видеть только ангел. За тем, как угасал ее старый друг. Как очень скоро угаснет. Это можно было наблюдать только у стариков с Земли. Ни у демонов, ни у ангелов увидеть стоящего тенью чернокрылого Алине не удавалось. Если бы только она уже не видела подобного, то решила, что тень позади Максима привиделась ей. Но наблюдая из тени челки, она вновь заметила едва ощутимое холодное прикосновение смерти. Мистический жнец с косой был здесь.
   - Заходи еще, ангел мой. А то внуки редко бывают, - улыбался старик, провожая.
   - М, - она хотела уйти не прощаясь, но внезапно, у самой двери развернулась. - Прощай.
   - До свидания.
   Дверь закрылась.
   Пицца приехала в срок, как и обещала. И юный разносчик, удивленный количеством коробок, стаял у двери. В квартире нефилим держала достаточно налички, чтобы жить безбедно и ни в чем не нуждаться. Но редко ей пользовалась. Счета она не оплачивала чисто из лени. Так что пару сотен раз управление пыталось выяснить почему. Но постоянный прикорм сделал их ласковыми и кроткими, к тому же сами берущихся за бумажную волокиту. Так что официально эта квартира никому не принадлежала и лишь сдавалась в аренду.
   Каина удалось отвлечь от компьютера не сразу.
   - Ешь сколько хочешь. Эй! Не с коробкой же!!!
   Демон двойного гражданства поглощал кушанье с аппетитом аллигатора. Смотря на него, нефилим вспомнила о бедном маленьком Пушке, которого пришлось оставить дома. Голодный он, наверное. Хотя Агрель должен его покормить. Иначе комната на втором этаже резко освободится.
   Бутылочка колы перешла в руки демона. Тот отпил и тут же подавился. Это вызвало улыбку на лице Алины.
   Ужин прошел в молчании и чавканьи. Лишь когда Каин удовлетворенно откинулся на стуле с улыбкой сытого беса, Алина посчитала, что пора поговорить.
   - Каин, - начала она. На нее сыто и лениво повернули голову. Девушка вновь испытала неприятное ощущение от взгляда этих неестественно бледных выцветших глаз. - Мне нужно, чтобы ты рассказал все, что помнишь. По порядку.
   - Тебе для отчета? - лениво спрашивая и потягиваясь.
   - Ага. Вижу, ты суть уловил.
   - А что ее улавливать? Меня выслали из Ада, чтобы не мозолил глаза, и не поднимался шум. Дали в няньки бойкую девицу, чтобы разговорила, и чтобы не помер с голоду в этом жестоком мире, - Каин с улыбкой похлопал себя по пузу. - Ну и чтобы контролировала.
   - Понятно, - протянула бойкая девица. - Ну, так, что мне сказать?
   - Что не помню ни черта!
   - Так и скажу. А теперь, - с нажимом, - расскажи мне, что помнишь, и чего я говорить не собираюсь.
   Полудемон изогнул седую бровь.
   - Зачем тебе?
   Плотоядная улыбка была ему ответом.
   - Надо.
   Аггел настороженно осмотрел свою няньку и задумался.
   - Скажем так, я помню ту малую часть, которая не дает мне превратиться в животное. И так частями какие-то образы. Как картинки. Но, думаю, тебе уже сказали, что я каким-то боком связан с Лонгином?
   Повисла тишина. Выражение лица Алины было трудно описуемо. Грешный плод любви "у вас тройня" и "вас завтра кастрируют".
   -По-по-п....повтори, пожалуйста... что? - слабым голосом, еле слышно, пролепетала девушка, резко подавшись вперед и впиваясь аккуратными пальчиками в край стола.
   - Я знал Лонгина, - послушно повторил полукровка и увидел, как нефилим начала падать в бок. Грохот тела об пол.
   От мыслей, куда только нефилим сунет свой нос, мурашки пробежали по телу. Одно упоминание Лонгина вызывало сладкую дрожь. Алхимик Лонгин. Если только окажется, что ее нынешний фиктивный муж являлся приближенным алхимиков или как-то по-иному, но был связан с ними... Дух захватывало от возможных тайн, которые сможет поведать этот покалеченный жизнью, когда вернет память.
   - С ума сойти! - уже с пола произнесла белокрылая.
   - Зачем? - абсолютно серьезно спросил Каин.
   - За тем, чтобы суметь адекватно на эту новость среагировать, - Алина начала подниматься. Ее колени ощутимо тряслись. Появившиеся крылья подрагивали. - Тот самый Лонгин с копьем?
   Каин задумался. Его взгляд потерял те крохи выразительности, что появлялись в потускневших глазах, и, будто нехотя, ответил.
   - Да, - помолчав. - Копье у него тоже было, - помолчав еще. - Кажется...
   Мечта быть историком и написать правдивую историю миров внезапно приобрела вкус, тело и стала видимой, ощутимой. От этого во рту пересохло, а легкие упорно отказывались допустить в себя новую порцию кислорода. Перед ней был не просто древний, перед ней сидел кто-то, знавший алхимиков, возможно настоящий алхимик! Один из тех специалистов, что творили в своей мастерской чудеса во главе с Лонгином. Один из тех, кто сотворил невероятные орудия и непостижимые произведения искусства. Первые, кто научился ковать железо и обучил этому других, нашли способ вырабатывать электричество, создали практически всю базу для техники Ада. Каин мог быть одним из алхимиков!
   Кровь ударила в голову, вновь свалив с ног. Алина устроилась на пятой точке, все еще стараясь осознать невероятное. Но пора скинуть с себя вуаль надежды. С чего она решила, что этот аггел алхимик? В голове моментально выстроилась цепочка мыслей.
   Алхимики были не просто специалистами, они были как тайная организация: спрятаны, и хранили секреты даже под страхом смерти. Слухи гласили, что никто посторонний не мог войти туда и уж тем более не мог выйти оттуда добровольно. Полностью закрытые и ни в чем не нуждающиеся, кроме денег и материала, они контактировали с внешним миром при помощи подставных лиц, даже не знающих, для кого поставляют товары. И продавали свои изделия алхимики также через третьих лиц. Вторая версия истории гласила, что они были буйно помешанной группой затворников, но в подобное слабо верится. Главное не в этом! А в том, сколько тайн они унесли с собой! И все произошло в пару дней. Их нашли. И перебили, как крыс. Все случилось слишком быстро, чтобы они могли спастись или оказать достойное сопротивление. Однако они смогли-таки попортить всем нервы. Лонгин, понимавший, что дело близится к завершению, активировал артефакт невероятной мощи. Копье. Оно буквально смело нападавших, когда им взмахнули. А когда ударили оземь...
   Перед взором девушки выросла невероятных размеров расщелина, в глубине которой не существовало дна. Протяженность расщелины почти двадцать километров.
   Естественно, это только одна версия истории. Есть и другие, мало похожие на реальность и доказывающие, что кто-то выжил, или что кто-то их предал. И так далее. Дальше в истории существует значительный пропуск. Никто не знает, как алхимики попали в тюрьму, раз у них на руках был столь мощный артефакт. Но там они и умерли. Их было шестеро. И шесть тел были эксгумированы, подтверждая это. В отличие от заключенных, алхимиков похоронили в отдалении, как прокаженных, в общей могиле.
   Цепляясь за этот факт, многие историки уверяют, что такого быть не могло. Два алхимика были замечены на земле, и там же погибли. Каким же образом они могли попасть в тюрьму? Плюс ко всему, единственную женщину алхимика описывали не такой, какой нашли труп. Или она резко крылья отрастила? И так далее. Короче, никто не знал правды! А версии были одна краше другой.
   Лицо Каина внезапно приобрело выражение скорби и растерянности. Он сам не мог понять, по кому так загрустил. Но в груди была необъяснимая пустота. Ощущение, что чего-то не хватает. Нечто забытого. Давно ушедшего. Кого-то дорогого.
   Выражение боли на лице собеседника заставило нефилим Алину прервать расспросы. Ей нужно было подумать и подготовить следующие вопросы. А Каину разобраться в себе. Вместо разбирательства в своих чувствах этот тип вновь занялся металлоломом, что подтверждало мысли девушки о Каине-алхимике. Возможно их было вовсе не шестеро. На жутковатом лице появилось отстраненность, а руки играли музыку изобретателя.
   "В данный момент скорее разрушителя" - подумала Алина, наблюдая за уничтожением ее собственности. Но, наблюдая за процессом, она поняла, что следует вздремнуть и, отдохнув, вновь заняться расспросами. Поэтому пошла спать.
   Ровно в четыре утра ее разбудил грохот.
   - Пещерный человек понял, как работает телевизор?
   Алина спешно открывала все окна, чтобы проветрить задымленную комнату. А старый ящик, который в далеком прошлом мог показывать волшебные картинки, дымил, отчаянно призывая к состраданию.
   Демон сидел за креслом и испуганно листал инструкцию к телевизору. Его не сильно волновало, что брошюра была вверх ногами.
   - Ты что, уже разобрался, как читать? - разгоняя дым полотенцем, злилась хозяйка убитого ящика.
   В ответ пожали плечами, все еще боясь вылезти из укрытия, и по-русски, на очень корявом русском, сказали:
   - Это была первая попытка.
   Поморгав и пытаясь понять, как это ее подопечный муж смог обучиться языку, Алина потрясла головой. Осмотрелась: остатки телевизора дымились, разобранный компьютер предстал запчастями, а Каин уже жадно смотрит на оставшийся пока целым пылесос в углу. Нефилим тихо проговорила:
   - Особенно любопытно будет изучить вон то маленькое устройство. Называется розетка. Изучать ее лучше ножницами и с мокрыми руками.
   - Зачем с мокрыми руками-то? - лицо Каина вытянулось, выражая неподдельное детское недоумение.
   - Узнаешь, - таинственно.
   Дверь в спальню закрылась, и белокрылая легла в постель. Спустя пару мгновений свет мигнул и потух, выбило пробки, а в соседней комнате кое-кто понял на своей шкуре, что такое электричество.
  
   Прогнозы были самыми безнадежными, но ни один из них не стал реальностью. Никто не разбудил ее спозаранку. Никто не названивал узнать, как она. Ни одна живая душа не поинтересовалась ее самочувствием после заключения контракта. Каин ничего больше не взорвал. Тишина. Полежав в ожидании еще немного и вновь заснув, девушка при следующем своем пробуждении с ужасом обнаружила, что проспала аж до обеда. А никто так ее и не ищет.
   - Оператор? - касаясь серьги-кристалла и глазами ища брошенную вчера сумку. Кристаллик засветился.
   - Да, сахарная моя, уже хочешь на работу? - неожиданно удивленный голос Марьен заставил смутиться. Обычно навигатор острила и шутила, пытаясь поднять окружающим настроение или откровенно им перемывала косточки. К тому же Марьен не была настроена прощать лень, считая его главным грехом человечества. И гоняла отданных ей нефилимов и демонов на задания чуть ли не плетью. Только кто посмеет прогулять или вовремя не ответить на ее "зов", как отчет об этом негоднике будет лежать на столе начальника. Не часто удавалось удивить эту бескрылую.
   - А что? - девушка даже села. Обычно у Марьен имеется список дел, и она никогда не спрашивает, хочет кто, или не хочет кто работать.
   - Управление решило, что раз вы резко удрали в мир людей, то вас не стоит беспокоить пару дней. Кстати, мне сказали что твой контрактор - нечто особенное. Покажешь?
   Мысли медленно приходили в порядок: "Ну, видать в управлении решили, что у "молодоженов" бурный сезон размножения. Да, мешать при таком не стоило. Интересно только, с чего это наши верхи посчитали, что я бы решилась, пардон, переспать с анатомическим пособием. Когда у меня под рукой всегда был довольно привлекательный ангел. Главное им не знать, что я просто пренебрегла супружеским долгом. Мой единственный сексуальный партнер это "исторический факт". А с мужчинами мне как-то не везло. И не везет..." - Алина отключила связь, почесала лоб и, зевнув, поправила на себе помятое платье. Не стоило в нем спать.
   Если уж ТАМ решили такое, то пусть о ТАКОМ и думают. А вот ей нужно было подумать о другом. Например, а жив ли ее контрактор?
   Не прожаренный, живой полудемон обнаружился в духовом шкафу. По крайней мере, часть тела точно была там. Наружу торчала только худая задняя часть.
   - Ты что, на ошибках не учишься?
   В духовке дернулись и сильно ушибли голову. Демон вылез оттуда с закопченной мордашкой и дыбом стоящей челкой. Волосы при этом немного электризовались. Но на лице красовалась счастливая мальчишеская улыбка. Молоток и отвертка в руках дополняли образ. В шутку Алина прислонила к нему лампочку. Лампочка загорелась. Задумчиво посмотрела на сей феномен и выбросила лампу в помойку.
   - Мне нравится копаться в этих необычных приборах, - заявил полудемон, собираясь вновь залезть в духовку.
   - Надеюсь, ремонтировать тебе их тоже нравится, - ни к кому конкретно не обращаясь, произнесла нефилим, наблюдая, как из духовки посыпались искры, и полыхнуло пламя. Испугавшись, Алина спешно вывернула вентили газа и выдернула плиту из розетки. А то еще подорвет весь дом. При этом отметила, что Каин говорил по-русски. В свое время на изучение этого языка у девушки ушло почти три недели неотрывного сидения за телевизором, книгами и учебниками. И то, только, чтобы просто общаться с местными. А тут, одна ночь и этот полукровка уже неплохо говорит на этом сложном языке. Полуангел могла только предположить, что он мог в прошлом быть гением или, может, неплохо ладить с духовным миром. Ангелы так вообще из воздуха получают информацию. Или, как правильно сказать, из слоев пространства. Хотя, если предположить, что он действительно алхимик, то все может быть. И даже то, чего быть не может, тоже может.
   - Навигатор.
   - Привет опять! - голос Марьен был наполнен вселенским счастьем. - Как начало новой семейной жизни? Ты так резко отключилась! Неужели занималась кое-чем неприличным?
   Но щебетание подруги было пропущено мимо ушей.
   - Мне нужна работа, срочно!
   В подтверждение вновь выбило пробки.
  
  Глава 8. Трудовые будни.
  
   - Куда мы идем?
   Каин был удивлен и расстроен. Он, оказывается, не добрался пока до холодильника. Но обязательно рассчитывал это сделать в ближайшем будущем.
   - Подальше от моей техники! - огрызнулась нефилим.
   Вытолкнув мужчину за порог и выйдя сама, Алина громко хлопнула дверью и провернула в замке ключ. И тут же осознала, что находится в толпе людей. Они обсуждали что-то, и их внимание было приковано к полураскрытой соседской двери. Сжав губы и стараясь не прислушиваться, она потащила демона прочь.
   "Не сейчас ..." - решила она. - "Позже."
   Так незаметно они и покинули дом, выйдя к одной из многочисленных букв "М", что вели в метро.
   Девушка посматривала на часы, спускаясь в подземку метрополитена. Через турникет она просто перепрыгнула, таща за собой Каина. Тот повторял все за ней, пока не оказался на эскалаторе. Он удивился движущейся лестнице, и его вновь пришлось тащить за шиворот от высокой технологии. А тут как раз отъезжал поезд. Ветер задрал девушке платье, на что она не обратила внимания, а вот на Каина бросила обеспокоенный взгляд. И вовремя. Ветер пробрался под кепку и унес ее в темный туннель, освободив из-под своей опеки седые лохмы, а очки скатились с носа. Алина успела поймать их и вновь вернуть на место. Впрочем, ими так и не удалось прикрыть лицо полудемона, выражающее крайнею степень дурноты и неверие в окружающую материю.
   - Господи, не говори мне... Каин?! Эй! Каин! - Алина обхватила бледное лицо ладонями и заставила посмотреть ей в глаза. - Ты что, и громких шумов боишься?
   Как раз на огромной скорости с визгом тормозов подъехал еще один поезд. Алине очень не понравилось молчание, а еще больше - полное одеревенение так называемого напарника. Плюнув на кепку, и думая, не накинуть ли на мужчину тряпку, ей вновь пришлось тащить его.
   - Ты что, сестренка, эту восковую фигуру из музея ужасов украла? - спросил молодой парень, стоявший рядом и смотревший, как девушка ставит неподвижную статую на пол, поближе к поручню.
   - Нет, - огрызаясь, нефилим постаралась установить это чудо почти в угол вагона.
   - Ну, скажи, - не отставал паренек. - Может, я себе такую же хочу.
   Поезд тронулся, и "статуя" с силой рванула к двери, вызвав у любопытствующего приступ визга и бега. На уговоры аггела ушло довольно много времени. Он кидался на дверь и пытался ее открыть к ужасу окружающих. Кое-как удалось убедить успокоиться. Но и сесть Каин боялся. Вцепился в поручень и скрючился, напрягаясь всем телом, будто готовился к прыжку. Временная передышка.
   Седой, костлявый и в темных очках. Сложно сказать, на что именно он был похож. Видимо, у каждого пассажира было свое мнение, и было оно нелицеприятным. Не сам взгляд людей беспокоил Алину, а то, как на это реагировал Каин. Он пытался игнорировать все и вся. Однако, его растерянность, страх и напряжение были ощутимы кожей. Алина даже заметила, что под майкой у демона проявились крылья. Пришлось встать рядом и обнять сзади. От подобного жеста нервничать полудемон начал еще больше. Но не объяснять же ему, что это для дела. Пусть порадуется. Тем не менее, когда Каин посмотрел на девушку через плечо, на его лице не было ни грамма радости. Он окинул Алину осуждающим взглядом и неожиданно дернул плечом, заставляя отступить.
   Не ожидав такой реакции, нефилим сделала шаг назад. Теперь пребывая в растерянности, девушка, лишь отойдя, заметила, что крылья Каина исчезли. Если бы кто заметил их... Нет. Паника была бы лет пятьсот назад. А сейчас все начнут снимать, спрашивать. Эх, где вы, былые времена...
   Вытащить из поезда Каина оказалось легче легкого. Он сам выпрыгнул, да так ретиво, что вновь пришлось ловить этого трусишку за шиворот.
   Станция Тимирязевская. Станция как станция, но именно здесь, по словам навигатора, все скоро случится. Работа в толпе считается одной из самых сложных. Даже если навигатор даст описание человека, то найти его до времени "х" будет все равно непросто.
   - Навигатор!
   - Кепка желтая, майка белая, шорты в полоску и зеленые кеды на ногах. Возраст - семнадцать лет. Пятьдесят один килограмм, - подготовлено зачитала бескрылая.
   Нефилим потащила полудемона к платформе справа. Лишь потом спросила, обращаясь к навигатору:
   - Право или лево?
   - Лево.
   - ОЧЕРоваТельно!
   Пришлось тащить муженька в другую сторону, встретившись с течением спешащих по своим делам людей. Толпа безжалостно вырвала из рук девушки Каина. Алина даже выдохнула от неожиданности, но поделать уже ничего не могла. Мысли о взрослом, зрелом мужчине, способном о себе позаботиться самостоятельно, даже и не появлялись в ее голове. Появлялись иные. Потерялся шуганный полудемон, похожий на экспонат музея ужасов. Как бы этот умник под поезд не угодил вместо самоубийцы. Прикусив губу, Алина высматривала знакомую белую шевелюру, но вместо нее заметила другую. Желтую, как лимон, кепку с непонятным лозунгом про смерть. Проталкиваясь и отдавливая ноги каблуками, девушка увидела на молодом юнце и белую майку. Это был он - тот парень, желающий своей смерти! Оставалось только гадать, зачем этого дебила спасать? Но верхи знают лучше, кто нужен этому миру, а кто нет. Возможно, именно этот юнец станет спасителем человечества или мировым лидером, или изобретет кучу полезностей. Кто знает?
   Остановился новый поезд, и новая волна людей буквально смыла ее в противоположную сторону от самоубийцы. Матерясь последними словами и пинаясь, Алина вновь начала двигаться против течения, работая локтями и туфлями.
   А в это время аггел понял, что потерял свой "поводок". А девушка, в которую он по ошибки вцепился, медленно осела на пол и потеряла сознание. Растерявшись, Каин начал искать глазами Алину и носился в потоке людей, как пинаемый ногами мяч. Множество золотых макушек и ни одной нужной. Сдерживая рвущуюся наружу дрожь, он начал отступать к месту, где людей было меньше всего. Не зная, что это край перрона, устремился туда. С удивлением посмотрев на рельсы, расположенные в углублении, и нервно поозираясь, мужчина понял ошибку и попытался отступить назад. Естественно, что плотно стоящие люди ему просочиться сквозь свои ряды не дали. А самый раздраженный из них еще и пихнул обратно. Каин не удержался на краю и, ухватившись за близ стоящего молодого паренька, упал вниз. На рельсы. Очки при этом слетели, обнажая бледные невыразительные глаза. Волосы облепили влажную шею, а рот приоткрылся, обнажая осколки зубов. Раздраженный взгляд нашел молодого юношу в желтой кепке, белой майке и с рассеченным лбом, которого так не осторожно утянул за собой полудемон. Каин потянул к нему руку, предлагая помощь. Но тут несостоявшийся самоубийца как раз поднял глаза. Облик смерти, явившейся к нему с протянутой рукой, осунувшимся лицом скелета, с седыми волосами и выцветавшими глазами с плохо выраженным зрачком, быстро привел в чувство.
   Неудавшийся самоубийца взвыл и, воя на одной ноте, запрыгнул на платформу, задал такого стрекача, что и на первенство страны бы потянул. А вот полукровка не торопился. Люди на платформе суетились, и Каин был уверен это из-за него. Ему не пришло в голову, что виноват не его специфический облик, а событие, которое вот-вот произойдет. Кто-то позвал охрану. Однако большинство толпилось, наблюдая. Многие достали телефоны и начали видеосъемку.
   До Алины доносились отголоски происходящего. Некто упал на рельсы и ждет поезда. Значит ей туда. Клиент в фазе исполнения... тогда кто, только что, пронесся мимо нее? Алина смертельно побледнела и поняла, кто именно пронесся мимо, и кто именно остался на рельсах. Бросилась в том направлении.
   - КАИН! ПОДНИМАЙСЯ! - кричала она, не видя, что происходит внизу на рельсах.
   Ее не пропускали плотные ряды людей. А поезд придет точно по графику через двадцать секунд. Решение перелететь через людей пришло в голову быстрее идеи связаться с навигатором. Но в этот момент ей уже удалось пробиться к рельсам. И ее дрожащая, но уверенная рука протянулась к аггелу.
   - Хватайся за руку!
   Каин не осознал опасность и медлил. А тут еще все затряслось, и ему в глаза ударил свет поезда, заставив мужчину замереть и уставиться на источник огней, как мышь на змею. Нефилим нагнулась ниже, почти падая, но хватая руку подопечного, и выдернула его на платформу. Поезд, скрипя, останавливался на положенном ему месте. Только вот необычная пара куда-то исчезла... вместе с камерами и телефонами их снимавшими.
  
   - Алина, ты в порядке? - Герань бросилась на подругу чуть ли не с поцелуями. И та покорно их приняла, стараясь никак не выражать своего счастья от таких проявлений эмоций подруги. Для Герани излишняя эмоциональность была нормой, вот если бы она внезапно просто сказала: "Привет" и села рядом, в этом случае Алина бы начала реально задумываться, а не пропустила ли она конец света.
   Оказалось, Герани ничего не сказали о том, где Алина, и что внезапно та взялась за работу. И пусть бы и дальше ничего не знала. Чертовка была в полном неведении и на задании. Однако Марьен всегда отличалась болтливостью. Если хочешь, чтобы о чем-либо узнал весь отдел или даже Рай - скажи это Марьен. И на следующий день это что-то будет основной темой для разговоров всех ангелов и нефилимов. А уж когда Марьен получила возможность транспортировать свои "новости" и в мир демонов! Короче, как-то покупку нижнего белья одной полукровки обсуждало сразу три отдела и половина демонов. Помнится, эта несчастная потом лет сто не могла выйти из дому и не услышать в след окрика: "красные или черные?". Все это дела минувших дней. Так, по крайней мере, казалось. Но феноменальный способ спасения самоубийцы и последствия так взбудоражили ум бескрылой, что она не удержалась и связалась с чертовкой.
   Герань так удивилась, что чуть сама не утонула в реке, где искала лодку с предполагаемым будущим самоубийцей. Тот нашелся и долго смотрел вслед женщине с рогами и хвостом, проплывшей мимо на маленькой лодке на запредельной скорости при помощи весла. А когда осознал, что видел, так испугался, что погреб к берегу.
   Теперь вот невероятная троица полукровок сидела в кафешке.
   - Да в порядке я! - осадила Алина чертовку.
   Подругу это не слишком успокоило. Герань держала за руку нефилим и злобно косилась на аггела, обвиняя того во всех смертных грехах. При этом иногда ее взгляд падал на пластмассовый нож у тарелки, надеясь, что это чудо оценит угрозу. Однако Каина больше волновала пара котлет, нежели общение пары девиц. Чертовка нахмурилась и, наконец, отпустила Алину.
   Человеком Герань выглядела как нельзя человечно. Сегодня ее облик был сер и не запоминался. Алина тоже не сильно выделялась из общей массы женщин, хотя мужчины бросали на нее заинтересованные взгляды. Но вот Каин...
   - Ему поможет только пластика! - Герань с вызовом ткнула пальцем в мужчину. - Как вообще можно быть настолько жутким? С него же сейчас кожа слезет. А! Вот смотри, отслаивается! - Чертовка оторвала кусок отслоившейся кожи с лица и продемонстрировала. - Его лучше похоронить! - брезгливо выбрасывая кусок кожи, нахмурилась она. - Да, давай я тебе помогу! У меня даже лопата есть, - нефилим лишь тяжко вздохнула, смотря на поедающего котлеты аггела с необычной жалостью. А Герань продолжала:
   - Тебе его жалко? Тогда оставь его в коробке. Кто-нибудь обязательно подберет. Но лучше просто избавься от него поскорее. Он такой, - она на секунду задумалась над эпитетами, - тупой!
   Тут уж аггел подавился, полностью не согласный с определением своих умственных способностей. Алина как пила чай, так и пила. Впрочем, отсутствие слушателей Герань ничуть не смущало, она снова продолжила:
   - Он хоть представляет, как это сложно испарить кучу техники за секунду человеческой жизни! - злясь и косясь на стопку мобильных рядом со своим локтем, буквально выплюнула напарница. У Алины было два выхода: стереть информацию из окружающей техники или украсть ее. Она выбрала второй. Если бы первый, то лимит уже был бы израсходован. - А ведь он ничего не сделал полезного, только подставил тебя! Но и это еще не все! Я слышала, что именно он обрек на контракт тебя!!! Пожалуйста, скажи, что это правда, и я вырежу ему сердце этой ложкой! - Герань продемонстрировала грозное пластиковое оружие.
   Алина отставила чай в сторону и улыбнулась. Однако от ее улыбки веяло потусторонней жутью и желанием убивать. Намек был тут же понят, и подруга, не медля, замолчала, устремив взгляд на яичницу. Блюдо в ответ улыбалось губами из кетчупа и смотрело на чертовку желтками.
   - И вовсе я не тупой, - надулся обреченный на контракт. Его русский оставлял желать лучшего, но все же смысл окружающие уловили. - Я неплохо разбираюсь в технике.
   - Точнее, он ее разбирает, - внезапно подтвердила нефилим.
   Герань еще сильнее нахмурилась, были в те времена демоны, которые отлично ладили с техникой.
   - Может, он был техником в то время? В то время их как мусора было много. Каждый второй. Ничего особенного в этом нет, - попыталась чертовка отвести мысли от ненужного русла.
   Алина наморщила лоб. Этот вариант девушка не рассматривала. А он был более вероятным и не таким фантастичным. Но стоп! Обычный бы техник не знал Лонгина! Алина еще сильнее поморщилась и поняла, что скоро перегорит, пытаясь найти доказательство того, что ее убогий контрактор причастен к алхимикам.
   Каин доел пищу и начал озираться в поисках чего-нибудь еще. Покушение на тарелку Герани кончилось для него атакой пластиковой вилкой. И вот он выжидающе уставился на свою "супругу".
   - Давись на здоровье.
   Не обратив внимания на пожелание, полудемон проглотил все без эксцессов. Чертовка в это время уже начала морочиться с телефонами. Насытившись, аггел сначала с интересом смотрел за процессом стирания информации с электронных устройств, а затем неожиданно присоединился.
   - С ума сойти, - просипела Герань, смотря, как быстро и оперативно делает работу Каин.
   - Вот и я о том же, - поддакнула Алина.
  
   Марьен не понимала, на кой она должна давать молодоженам задания, когда им дали выходные. Но и не препятствовала. Покивала с умным видом и, поперемещав за своим рабочим столом кристаллы, нашла один еще незанятый заказ. Как и ее коллеги-навигаторы, бескрылая не знала откуда ей приходят заказы, и чем обоснован выбор. Однако она не обладала достаточным желанием, чтобы докопаться до истины. Поэтому и сейчас не удивилась внезапно появившемуся новому заказу. Вместо этого Марьен, привычно проверив время и убедившись в сто процентной возможности Алины не опоздать, произнесла:
   - Через два часа. Набережная Тараса Шевченко. Новоарбатский мост. Девушка тридцати двух лет, шестьдесят килограммов, решила поиграть в подводную лодку. На ней будут одеты светлые джинсы, белые кроссовки. Отличительная черта - зеленый рюкзак с брелком-бегемотом. И еще, - поспешила остановить бескрылая Алину, - Герань участвует. Ее следующий заказ одумался.
   Вот то, что происходило довольно редко. Человек одумался! Он уже приготовил керосин и спички и внезапно понял, что поступает эгоистично и глупо. Поступает как трус. И вопреки всему возвращается в строй живущих. В таких случаях заказ снимается, и нефилим или демон освобождаются.
   - Герань, твой следующий заказ решил пожить еще.
   - Ну и отлично.
   - И у нас общая операция.
   Сотовые телефоны исчезли в воздухе, отправляясь к своим владельцам, и будут удивлять их внезапным появлением на положенном этой вещи месте. Ничего, немного мистики человечкам не повредит. Решив так, Алина поднялась. Ей действие повторили полудемоны.
   До нужного места компания добралась обычными методами: трамваи и пешкодрап. И все бы ничего, но Герань и Каин явно не могли найти общий язык. При этом, они игнорировали великий и всеобщий - молчание, чем нагревали обстановку и истончали терпение Алины. Ругалась в основном чертовка, но Каин тоже не молчал. Он тихо рычал на древнем наречии, смысл его фраз можно было угадать. Одно выражение, впрочем, Алина знала. "Гхер де", что обозначало болтливую и глупую дворнягу. Герань, естественно, не знала ни одного слова древнего наречия и продолжала лить грязь ведрами, не понимая, что лопочет ее собеседник.
   - СТОП! - наконец завопила нефилим.
   Автобус и остановился. Пришлось выходить под неодобрительные взгляды остальных пассажиров. Пыхтя, как самовар, Алина уже сама костерила двух напарников.
   - Дал Бог друзей, врагов не надо!
   Но не успела белокрылая начать как следует "угощать" Герань и Каина, как последний остановился, да так резко, что девушки не сразу заметили пропажу. А когда Герань и Алина вернулись в поисках потери, аггел, казалось, даже не дышал - он застыл, смотря в одну точку. Люди старались обходить его как можно дальше. И тут Каин выдохнул и растерянно огляделся. Чертовка недоумевала, а Алина поняла. Клетки мозга начали восстанавливаться. Каин вспомнил кусок своего прошлого и в данный момент растерян. Покосившись на подругу, нефилим приняла решение не посвящать Герань в свой план. Поэтому, не дожидаясь вопросов, подхватила нового мужа за локоть и заставила его идти вперед.
   Чертовка вильнула появившимся хвостом, тут же рыкнула на себя, спрятала излишество и поспешила за удаляющейся парочкой. Герань помрачнела, ее недоумение превратилось в уверенность. Подруга придумала новый безумный план, но в этот раз не собирается в него посвящать. Однако, догнав Алину, рогатая вновь улыбалась. И как ни в чем не бывало встала по правую руку подруги.
  
   Мост как мост, время послеобеденное, так что людишек хватало по обоим его сторонам. В работе парой роли распределялись всегда одинаково. Уже и не вспомнить, как так сложилось. Но Герань обычно подстраховывала, а убеждала самоубийцу Алина. Возможно дело было в том, что чертям нет доверия, а возможно и в том, что нефилим взяла бразды правления. Вот и сейчас, не говоря ни слова, чертовка резко отделилась и спустилась по лестнице вниз, к реке. Каин проводил ее взглядом полным задумчивости, но ничего спрашивать не стал. Его фиктивная жена и глазом не повела на уход подруги. Значит так и надо.
   - Каин, ищи девушку, которая собирается утопиться, - дала задание нефилим и добавила, - сам только не потони.
   После краткой инструкции аггел пошел в одну сторону, нефилим в другую. Если бы их не подстраховывала Герань, то полуангел не решилась бы отпустить от себя полукровку. Однако шестым чувством поняла, лучше мужчине побыть наедине со своими новыми воспоминаниями, а с работой она как-нибудь и сама управится. Ну, на крайний случай эту дуру выловит из реки чертовка. Какая разница, до или после попытки проводить воспитательную беседу.
   Работа началась.
   Уже через полчаса все было готово. Под мостом, ближе к берегу, стояла лодка, которую наняла Герань. Человеческий вид подруги преобразился. Теперь она была похожа на порнозвезду, сошедшей с обложки мужского журнала. Не зря курс мороков краснокожая сдала на "отлично". Ее вид оценили заинтересованные ребята, играющие мышцами - бесплатная рабочая сила, а сама чертовка вольготно разлеглась в купальнике на шезлонге, попивая коктейль.
   На мосту работа проходила более бурно. Алине приходилось метаться с одного конца моста до другого, выискивая клиентку. Каин же стоял в стороне задумчивый и мрачный. Он больше наблюдал за своей женушкой, чем за людьми. Иногда его толкал спешивший человек и, пытаясь извиниться или обругать, терял дар речи, увидав в каком неприглядном состоянии находится объект столкновения.
   Время шло. И вот, когда в глазах начало рябить от пестрых нарядов, наконец, нашлась искомая женщина. Что можно было сказать по этому индивиду? Человек обыкновенный. Самый что ни на есть обыкновенный. Настолько типичный представитель человечества, что можно ее портрет писать в учебники по человековедению. Ни красавица, ни чудовище, ни низкая, ни высокая, ни толстая, ни худая. Алина бы с удовольствием материализовала компьютер, чтобы убедиться в истории этой особы. Но, как и в подобных ей случаях, можно утверждать, что она пыталась достичь высот, которые оказались ей не по плечу, а после не смогла смириться с поражением. И все туда же - на мост.
   - Навигатор.
   - На связи.
   - Скажи Герани, что она здесь.
   Завершив короткую связь, Алина поспешила за самоубийцей. По правилам, нужно убедиться в желании клиента и только затем вмешиваться. В идеале вмешательство должно быть незаметным. Но последние лет сто двадцать незаметно у нефилим не получалось. Ее работу можно было смело описать как воспитатель для леммингов со стажем садиста.
   Бросив осторожный взгляд на стоявшего вдалеке аггела, Алина ускорила темп, окончательно потеряв Каина из виду. "Клиентка" шла торопясь, глотая слезы. В таком состоянии люди были нестабильны и склонны совершать необдуманные поступки, слушая иррациональные чувства, забывая о морали и правилах. Нефилим знала, что сейчас девушка может в любой момент перемахнуть через ограждение и полететь в реку. Лето стояло довольно умеренное, и воспаление легких дурочка не получит. Однако, вместо того, чтобы дать пинка, Алина решила попробовать повлиять на женщину ангельскими методами. А именно голосом.
   Стоило только самоубийце опереться руками об ограждение, как Алина медленно открыла рот.
   - Остановись, - произнесла она изменившимся тягучем, как патока, сладким голосом. Эффект появился сразу. Женщина остановилась. - Посмотри на воду, - команда была выполнена. - Тебе страшно! Ты смотришь вниз и понимаешь, что смерть не будет легкой. Ты сломаешься, разломишься, но не сможешь кричать. Твое тело наполнит вода, ты не сможешь дышать и не сможешь бороться, - слова возымели действие. Убивать себя этот глупый человек явно передумал. Слезы высохли, на лице нерешительность. Семя брошено в благотворную почву, нефилим продолжала, - ты не одна. Ты никогда не будешь одна. Нужно сделать шаг назад и...
   Примерно это "и" случалось в каждом деле, которое вела Алина. Именно из-за этой треклятой буквы ей вновь и вновь приходилось писать объяснительные и корпеть над отчетами. В этот раз "и" проявила себя как случайный толчок пробегающего мимо человека. Мужик в панике распихивал идущих навстречу и, естественно, пихнул в спину и Алинину клиентку. Причина, по которой человек мужского пола так торопился, появилась в ту же секунду в лице Каина. Аггел был полон праведного гнева и собирался догнать обидчика, огрев его мусорной урной, которую полудемон нес в правой руке. Но причину дьявольского гнева выяснять было некогда, та женщина перевалилась через ограждение.
   Крик вырвался сам собой, и нефилим бросилась к ограждению с нечеловеческой скоростью. Ее разделяли три шага, о которых она жалела. Ну что ей стоило пойти на прямой контакт?! Первый шаг: женское тело легло животом на перегородку, ноги оторвались от асфальта. Второй шаг: ноги взметнулись вверх как у акробата, пытающегося сделать стойку на руках. Последний шаг: женское тело в свободном падении. Тонкая девичья кисть сомкнулась на женской лодыжке, впившись пальцами. Однако вздохнуть свободно не удалось. Алина развила слишком большую скорость, да и тяжеловата была для нее ноша. И вот уже вторая пара ног оторвалась от асфальта.
   Хвать!
   Герань с немым ужасом наблюдала человеческую гроздь. Самой первой висела женщина тридцати двух лет и поскуливала, смотря на потревоженную катером воду. В нее вцепилась Алина и с удивлением смотрела вверх на бледные руки, схватившие ее ноги. Все еще за ограждением бледный и с выпученными глазами стоял Каин. Он из всех сил старался держать за ноги белокрылую. Пешеходы еще и понять ничего не успели, как аггел, не отрываясь от женского коллектива, перевалился через ограждение.
   Плюх!
   - А-ха-ха-ха! - как конь ржала чертовка, позволив бравым ребятам с бицепсами вытащить трех утопленников.
  
   Мокрая, злая и холодная Алина шла по улице, оставляя после себя лужицы. Каин, полный раскаяния, желая получить прощение, опустив голову, шел позади нее. А Герань, все еще посмеиваясь, завершала строй. Оказалось, мужчина, что позже толкнул раздумавшую топиться, подошел к аггелу с вопросом: "Не желает ли господин получить лечение в клинике от своего недуга". И был столь настойчив, что начал исследователь полудемона прямо на улице, чем вызвал недовольство Каина. Результатом в начале стала вежливая просьба убраться подобру-поздорову, а затем и попытка изгнать настойчивого медика кулаками. Но мужчину оказалось не так легко напугать. Итогом стало то, что Каин оскалился, зашипел и схватился за мусорное ведро. Что именно напугало пешехода: осколки зубов или их ужасное состояние, неизвестно. Но удирал он лихо.
   Заговорить великим и нематерным нефилим соблаговолила только в собственной квартире.
   - На сегодня с меня хватит, - протянула голубоглазая блондинка, тяжело плюхаясь на диван.
   Герань согласно кивнула и достала из кармана портативный компьютер, на время операции у воды она сняла его с руки. Демоны и черти, в отличие от нефилимов, получали заказы по компьютеру, так сложилась их история. Они дети технологий, паровых двигателей, мечей и компьютеров. Поковырявшись в аппарате, чертовка недовольно встряхнула головой и, поджав губы, испарилась. У нее еще оставались заказы на сегодня.
   Полуангел и полудемон вновь остались наедине. Смерив последнего недовольным взглядом, Алина смягчилась.
   - Вспомнил нечто неприятное, верно?
   Аггела как током ударило. Он резко вскинул голову, насторожился и рефлекторно отшатнулся. Девушка и сама знала, что догадливость и ум ее основные черты, нередко заставляющие ангелов и демонов пересматривать первоначальный образ "глупой блондинки". Но Каин это уже должен был понять, Алина заметила ту заминку и поняла причину. И все же мужчина растерялся.
   - Да. Нечто, рассердившее меня, - Каин сел на пол, игнорируя кресло. Рядом с Алиной он сесть не пожелал, притворившись, что не заметил ее приглашающего жеста. - Видимо, придется рассказать. Иначе нечего будет докладывать...
   - Повторяю для дебила, я расскажу рогатым то, что сочту нужным и для нас безопасным.
   - Поверить тебе на слово? - с усмешкой вопросил аггел.
   - Поклясться на крови? - подставляя палец, в ответ усмехнулась Алина.
   Они молчали долго, размышляя о доверии.
   Аггел склонил голову. Он был в этом мире чужим, элементом прошлого, который тут же постарались забыть. Чем-то грязным и никому не нужным. А эта девушка, не раздумывая, протянула руку помощи. Но как долго он ее знает? Неделю? С чего ему доверять ей? Неужели спасение жизни может быть весомым доводом в этом вопросе? Она же придумала заумный и рискованный план, почти полностью овладев контролем над ним. Так стоит ли ей доверять, и есть ли выбор? Каин выдохнул, поднимая голову. Если он ошибся, то просто потеряет те крохи жизни, что к нему вернулись. Но если она оправдает его доверие, то он получит шанс обрести себя, вернуть память и жить в этом изменившемся мире.
   - Вспомнил попытку побега из Шибальбы. Неприятные воспоминания, - Алина молча слушала, не решаясь задавать вопросы, не желая разрушить картину, представшую перед глазами Каина. - Нас было двое. И этот второй был моим близким другом. - Он шумно выдохнул. - Я не помню, ни почему мы были дружны, ни его имени. Просто чувствую - он мой друг, - снова кратковременное молчание нависло над комнатой. - Мы бежали по нижнему этажу, кажется, сбежали из камеры...
  
   - Идиот!
   - Идиот.
   - Кретин!
   - Кретин.
   - Хватит со всем соглашаться!!!
   - Хв... Тьфу ты! Короче, где выход?
   Пара мужчин, один из которых был совсем юн и гораздо мельче, свернула в коридор и тут же со скрежетом когтей по каменному полу затормозили, и пустились в обратную сторону. Теперь по их следам бежали стражники. Еще один поворот, перепрыгнули через зазевавшегося стражника. Один из них чуть не упал, второй поддержал. Тот, что был мельче и шустрее, зло шикнул на новую преграду - тупик. Немного вернулись назад и свернули в новый коридор. Стражники потерялись по дороге, зато нашлись новые впереди. Наконец, дыхание заключенных стало учащенным и хриплым. Сказывалась глубина и долгое голодание.
   - Черти рогатые, - маленькие рожки блеснули в свете внезапно загоревшегося факела. Их нашли.
   Силы были неравны. Но смерть под пытками никогда не была предпочтительнее. Зло скалясь, шипя и рыча, беглецы двинулись на врага. Один замахнулся когтями, второй припал к земле и расправил крылья, собираясь воспользоваться острыми шпорами на них. Без боя умирать эти двое не желали, но для одного из них судьба свершилась мечом в груди.
  
   - У меня был близкий друг, который был готов умереть со мной плечом к плечу. И умер, а я даже не помню его имени.
  
  Глава 9. Безымянная могила.
  
   Минута молчания о погибшем друге закончилась сумасшедшим возгласом Алины.
   - Так пойдем и узнаем!
   Полное ужаса лицо аггела было ей ответом.
  
   Позабыв о Герани, которая обязательно вернется к Алине на квартиру и сильно удивится, никого не найдя, нефилим и аггел вновь переместились в Рай. Как и в прошлый раз, реакция окружающих была глубоко отрицательной. Но, как и тогда, Каина это нисколько не трогало. Он волочился на буксире и умолял на старо-демоническом бросить непутевую затею. Несмотря на недавний скулеж о забытом друге, такое поведение говорило о нежелание вспоминать этого друга.
   Залетев в комнату, Алина узнала следующее: Агрель не снизошел покормить питомца. И вот теперь пресветлый висел на люстре и отмахивался остатками своей робы, а Пушок рычал снизу и очень высоко подпрыгивал, желая оторвать кусочек, крылышка например. При виде хозяйки издал мяукающий звук и прыгнул на руки. Каин продолжал умолять супругу остановиться, но Алина была неумолима. Спешно накормив питомца, просто открыв перед ним холодильник, девушка порылась в шкафу и вытащила оттуда лопату и одежду. Скинула с себя платье, устроив стриптиз. Под звуки хруста и чавканья, исходящие из холодильника, Агрель упал с люстры. Но не успел бывший встать, как нефилим уже надела простой немаркий комбинезон.
   - Куда вы? - спросил он, оглядывая себя на предмет наличия травм, а потом лопату в руках бывшей фиктивной жены.
   - На кладбище, - с широкой улыбкой ответила ему бывшая жена.
   Агрель перевел взгляд на Каина и, закрыв ладонями уши, удалился к себе.
  
   Возвращаться в Ад, когда меньше, чем пару дней назад, оттуда ушли, нашумев, было безрассудно. К тому же, нынешнее положение дел и надсмотр за Каином, требовали разрешения. А как получить разрешение без нужного уровня и без связей? Алина быстро связалась через компьютер в зале Врат с Агаллиарептом и наплела душераздирающую историю о "безымянном холмике" и "плачущем горькими слезами аггеле", так что им позволили пошататься возле тюрьмы. Естественно, что этот тип будет следить, но из тени и незаметно. Так даже лучше, мало ли какие звери в том районе обитают.
   Весь монолог "горько плачущий демон" стоял за спиной Алины, пытаясь дышать ровно и унять тик на правом глазу. Он уже думал, что довериться этой девушке было большой ошибкой. Алина на энтузиазме была готова захватывать города. В данном случае она схватила только аггела и лопату. Тот от ее внезапного наплыва счастья и действия был готов этой самой лопатой рыть могилу. Общую. Так как если он эту девицу ненароком прибьет, то ему лучше тоже где-нибудь схорониться. Полудемон честно пытался упираться. Даже вцепился в ангела у стола пропусков. Ангел дар речи потерял от такой наглости, а когда присмотрелся, кто его так крепко обхватил, еще и пульс. А Алина, весело размахивая лопатой, чем отпугивала от своей персоны даже самых смелых и, напевая гимн горной деревушки, за локоть тащила аггела к вратам. Несчастного, запуганного ангела вырвали из цепких рук полудемона только у алых врат.
   - Кхе! - кашель вернул девушку к реальности и заставил положить в рот сразу четыре таблетки.
   Демоны вновь с интересом рассматривали гостей. С немым сочувствием взирали на Каина и старались не загораживать проход. Мало ли, вдруг заразно. Поэтому продвигались полукровки довольно быстро, пока...
   - АААА!!! - такой вопль можно услышать в джунглях, перед тем как вам томагавком снесут голову. Никто блондинке голову сносить не собирался, по крайней мере, пока. Вместо этого чертовка врезалась в свою подругу, не успев затормозить, и теперь сидела на ее распластавшемся теле.
   - Ге-ра-нь... - выдавило тело. - Сл-езь...
   - Не-а. Вначале расскажи, на кой ты меня оставила и на кой тебе лопата, - грозный взгляд недвусмысленно указывал на укатившееся оружие.
   Аггел остолбенело наблюдал за общением двух подруг, при этом, не стараясь помочь им разнять, напротив, он все уверенней отступал. Но сбежать ему не дали чьи-то мощные руки.
   - Это ваше? - потряс Каином в воздухе охранник порта. Огромный троллеподобный детина с зеленой кожей и лапами, каждая в обхвате как столетний дуб. Он протягивал шокированного аггела подругам, держа его одной рукой. При этом на его лице было отображено явное желание рассмотреть пикантно разлегшихся подружек поближе.
   - Наше-наше, - подтвердила Герань, с отвращением кивая на полудемона. - Вернее ее, - кивок на Алину установил право собственности. Нефилим глубоко вздохнула и резко выгнулась, скидывая чертовку. Зрителей поприбавилось, и девушки поспешили подняться и поправить одежды.
   - А без шоу никак? - равнодушно заложила за голову руки нефилим. К подобным выходкам подруги она давно привыкла. Но все же порой это немного напрягало. Как говорил брат Герани: "Болезнь излишней эмоциональности". Правда, он точно так же говорил и про Алину. С одной лишь разницей. У Герани это обычное состояние, а у полуангела накатами.
   - А без шоу неинтересно, - улыбнулась рогатая в ответ.
   Полудемон шел сзади подружек и нес лопату. Ему ее вручили со словами "мужская работа". По хитроватым улыбкам девушек мужчина понял - копать заставят именно его. Задумчиво осмотрев будущее оружие преступления, аггел облизнул бледные губы. М-да, таким еще трупы не выкапывали: ржавое с одной стороны, в мышином помете с другой, расшатанное и на подгнившей древесине. Мысленно пообещав себе, что если девицы заставят его рыть могилу, то он их там и похоронит. С такими нелегкими раздумьями Каин спросил:
   - Алина, а что ты думаешь найти на трупе?
   Нефилим косо посмотрела на недовольно идущую рядом Герань, которая ни слова не поняла из стародемонического, и со вздохом посвятила подругу, на что именно она решила подписаться. При этом Алина не удостоила и взгляда Каина, задавшего вопрос.
   - Герань.
   - Уже как три тысячи лет.
   - Мы идем копать могилу.
   Звук тормозов.
   - Чего?
   - Мы, - косой взгляд на аггела, - идем копать могилу.
   Челюсть чертовки начала отваливаться.
   - У меня слуховые галлюцинации, - понадеялась краснокожая. - Или ты сказала, что поменяла профессию на более денежную и закононепослушную?
   - Типа того.
   - На кой?
   Алина нахмурилась. Посмотрела на недовольно волочащего лопату аггела и со вздохом, переходящим в стон, заявила:
   - Ты не хочешь этого знать.
   - Хочу.
   - Я раскапываю могилу алхимика в поисках осколков прошлого и ответов на вопросы настоящего.
   Чертовка недовольно махнула хвостом, оскалилась. В прошлом эта белокрылая уже не раз хотела узнать о прошлом феерическими методами.
   - Напомни, что я пообещала за еще одну авантюру? - свист и рык должны были напугать, но нефилим была девочкой привыкшей.
   - Руки оторвать, - припомнила Алина, шутя убирая конечности за спину, - и перья повыдергивать.
   Она предоставила правое крыло для экзекуции. На крыле было множество выбившихся перышек, рви не хочу. Часть вываливалась из гнезд сама, медленно падая на пол.
   Герань пыхтела еще пару минут и, возведя глаза к своду, ускорила шаг, что означало: твой план мне не нравится, но и безучастной быть не хочу. На этом и решили.
   От девушек, по пятам которых шла "смерть с лопатой", старались держаться подальше. Никто их не останавливал. Но нельзя же всю дорогу проделать пешком. Особенно учитывая неблизкий путь. Встал вопрос о транспорте. До Шибальбы пешим ходом век топать. Значит, нужно взять на прокат паровую машину. Странная техника в Аду: компьютеры наимощнейшие, а машины до сих пор на пару работают или электричестве. Хотя, учитывая, что все необходимое для топлива плавает в воздухе...
   Машину выбирали долго. То модель не та, то цвет не нравится. А самое интересное началось, когда собрались ехать.
   - Садись, - приглашающий жест со стороны нефилим вызвал бурю непонимания на лице чертовки.
   - Только после вас, - ответный жест.
   - Нет, я настаиваю...
   - Да как я могу.
   Аггел покачивал в руке лопату и был в том самом состоянии души, когда совершаются страшные преступления с кровью и расчленёнкой. Но вместо веселой заварушки в его мозгу щелкнул переключатель - механик. В начале осмотрел танкоподобный механизм, затем, не обращая внимания на страдающих фигней девиц, Каин сел за руль машины и, то ли эксперимента ради, то ли случайно, надавил на газ. Что тут началось!
   Резкий звук сорвавшихся с места колес решил спор "кто поведет". Алина и Герань с одинаковым ужасом смотрели на укатывающийся по буеракам грузовик, который опасно кренился то вправо, то влево.
   Рванув с места за машиной, уже поднявшись в воздух, нефилим подхватила с земли подругу.
   - Раскачай меня! - заявила хвостатая.
   - Сама качайся, - пропыхтела крылатая.
   - Не могу...
   - Ну ладно.
   Кое-как поравнявшись с неуправляемой машиной, Алина начала раскачивать подругу, чтобы закинуть ее тушку на крышу. Но руки соскользнули, и чертовка рогами вниз полетела целовать камни. Белокрылая успела ее поймать на лету. Поймала она, мягко говоря, неудачно. Крик сто двадцать децибел - прощайте барабанные перепонки. Алина схватила черта за хвост. Ну что поделать, зато теперь ее можно было раскачать.
   Тело краснокожей рогатой бестии громко плюхнулось на крышу грузовика. Герань, глотая слезы, поползла к кабине машиниста, обещая припомнить этой парочке все. И так им отомстить, что до апокалипсиса помнить будут! Каин нашелся в кабине: бледный, взмокший, с огромными выпученными глазами, с вдавленной ногой в педаль и с руками, вцепившимися в руль.
   Долго не решалась нефилим подойти к остановившейся машине. Уж слишком там было тихо. Неужели Герань его зашибла? Любопытство губило не только кошек. Алина уже сложила крылья и стояла рядом с открытой дверцей. Она не знала, плакать ей или смеяться. Так и не определившись, девушка рухнула на красную почву со слезами на глазах и громко гогоча. Видимо, спасение настолько порадовало Каина, что несчастный решил излить свое счастье на спасителя. Он вцепился своими костлявыми объятиями в чертовку, чуть не плача уткнулся ей в плечо лицом. А Герань замерла, растопырив руки, и, как будто боясь заразиться страшным недугом, в ужасе уставилась в одну точку. Ее хвост встал торчком, а волосы дыбом.
  
   - Нужно было просто сказать, что не умеешь водить, - ухмылялась Герань, ведя машину достаточно плавно для "пару раз каталась". Хотя, после езды Каина любое вождение казалось плавным и аккуратным. Сам аггел, надувшись, сидел сзади и тер лицо. Надавала ему чертовка от души. Алина какое-то время смотрела, как этот полудемон катает комочки отмершей кожи, и отметила про себя, что лицо аггела стало куда лучше. Это немного удивляло, учитывая сколько и в каких условиях пребывал полудемон, он не мог так быстро восстанавливаться. Его кожа почти полностью лишилась подозрительных пятен, похожих на трупные. Цвет выровнялся - бледный, но все же уже гораздо более ровный. За старой кожей обнаруживался новый, нетронутый болезнью слой. Герань чуть не въехала в скалу при попытке своей подруги дотянуться до Каина. Любопытно было, а какая на ощупь новая кожа этого полукровки?
   - Не тронь бяку! А то еще заразишься! - взвыла она, чем остудила пыл Алины узнать состояние кожи своего благоверного.
   - Чем это? - без особого удивления поинтересовалась нефилим.
   - Глупостью.
   Тут уж голос подал свежеизбитый аггел.
   - Почему это глупостью? - сказал он это на кривом общем, так что Герань смогла его понять.
   - А ты еще чем-то болен? - саркастически поинтересовалась чертовка. - Пролежать неизвестно сколько лет в ловушке, попасть в супруги к Алине, жить в Раю, искупаться в реке, угнать машину без навыка вождения... Мне продолжать?
   Протест завял в тяжелом вздохе больного, подтвердив неутешительный диагноз.
   Большую часть пути провели в молчании или коротких разговорах, перетирая косточки знакомым и друг другу. Каин старался не слушать глупые диалоги, переходящие в монологи, и штудировал учебник по всеобщему. Оказалось, он все это время таскал его с собой. Помянули Лютика, Астру и других членов ботанической семейки Герани.
   - Вот объясни мне, - завела краснокожая знакомую песню. - Мать моя, дурочка, назвала всех своих детей в честь растений. Зачем? Ладно еще мое имя, а каково Лютику?
   Да, брат Герани был похож на кого угодно, но уж точно не на этот желтенький маленький цветочек. Обычно, когда его недоброжелатели слышали имя, то смеялись. А повидав обладателя сего имени, начинали бояться цветочков и самого Лютика.
   - Зато тебя назвали Герань, и тебе подходит, - попытка успокоить полную негодования бестию не увенчалась успехом.
   - Сразу бы журавлем назвала, - фыркнула девушка, поминая перевод древнего слова geranios, от которого, собственно, и пошло название цветка.
   Постепенно стемнело. В отличие от Рая, в Аду придерживались более человечного распорядка дня и упорядочивания вещей. Видимо, сказывалась кровь.
   Вначале не было никаких демонов, они появились гораздо позже и от смеси нескольких видов. Первый вид, поучаствовавший в создании столь могучей расы, сам был юн и появился от смешения крови драконов и человека. Это были Лилианы. Многочисленное потомство дракона Лилит и человека Адама. Именно они заселили Ад. Первые людские кошмары. А дальше, дети Лилит смешались с чертями - исконными жителями Ада. Так и родились демоны. Квартероны трехмирья.
   Каин дремал на заднем сидении, открыв рот и давая зрителям налюбоваться на испорченные зубы. Алина мысленно пометила обязательное посещение зубного врача. Удивительно, как вообще этими обломками можно жевать.
   Темнота была матовой, будто живой и обтекаемой. Из-за необычности воздуха она даже казалась дышащей. Проснувшиеся в темноте звери и их вой, переходящий в скулеж, лишь добавляли жизни этой тьме.
   Машина остановилась, давая понять - дальше путники пойдут пешкодрапом, ибо их железный друг уехал не заправившись. Выражая все, что думают о ситуации, пассажиры покинули транспорт. Темнота обступила со всех сторон, словно хищник.
   - А может в машине переночуем? - скромно спросил аггел на корявом всеобщем. При этом он уже открыл дверь и собрался занять все заднее сидение. Естественно, занять такое удобное место, ему не дали. Четыре руки в момент вцепились в мужчину и рванули его тело назад из машины. Но вдвоем на заднем сидении оказалось неудобно, и вскоре началась борьба за спальное место. При попытке Каина включится в войну, ему дали сапогом по лбу, и он больше не возникал со своими требованиями. Тихо улегся на камушки спиной. За ним вытолкнули и Алину. Похлопав крыльями, от чего мелкий сор вперемешку с пухом разлетелся по сторонам, нефилим начала искать место поудобнее. Место обнаружилось на полудемоне. Тому идея явно не понравилась, как и Герани, вылетевшей из машины, сдернувшей уже укладывающуюся девушку и запихнувшей ее в салон. Но освободившееся место на костлявой груди ее не прельстило, и чертовка заняла второе по удобству место - на крыше автомобиля. Аггел глубоко вздохнул, укрылся драными крыльями и закрыл глаза, решив, что если какой зверь и прельстится сим суповым набором, то, скорее всего, подавится костями в поисках несуществующего мяса.
   Как оказалось, желающие посягнуть на суповой набор были. Герань, словно гибкая плеть, занырнула в окно авто и уже с безопасного места наблюдала, как полосатая зверюга с сомнением смотрит на дрыхнущего Каина. То ли зверь не являлся падальщиком и не желал рисковать желудком, то ли не был голоден, но он застыл в размышлении. Наконец решив, что падаль есть недостойно его полосатой шкуры, зверь удалился восвояси.
   Вздохнула Герань с облегчением зря. Как только "тигр" ушел, ему на смену выбежало штук сорок мелких, непрерывно воркующих, существ, и, судя по возбужденному стуку зубов, они были не прочь не то что падаль сожрать, но и косточки обсосать. Вот тут Каин притворяться спящим мертвым сном перестал, вскочил и, в момент, оказавшись у машины, дернул дверь за ручку. Чертовка не спешила ему открывать, явно наслаждаясь зрелищем. Она ему в окно просунула лопату и тут же окно закрыла.
   - На что смотришь? - проснулась Алина. - И что там за шум?
   Не дожидаясь ответа на свой вопрос, она поднялась и прислонилась к пуленепробиваемому стеклу.
   - Да так, цирк приехал, - отмахнулась чертовка.
   Каин паникующе носился кругами, отмахивался лопатой и гарцевал через капот туда и обратно. Бегал шустро, отмахивался ловко. Только из-за этого его еще не съели. Но сидеть с открытым ртом трюкач не дал, решил, что пробыл на сцене достаточно. Рванул дверь, сломав механизм, и пропихнул в салон свое тщедушное тельце, при этом заехав пяткой одной твари в лоб. Под скулеж и негодующее покрикивание, дверь была закрыта.
   Уже упоминалось, что одной на заднем сидении было тесно, теперь их было трое...
  
   Пробуждение Каина было, мягко говоря, грубым. Ему заехали ногой в рот. Силы зубов хватило на неплохой укус наглой конечности. Сверху накрыло крылом. Пух попал в нос, и полудемон чихнул, сжав зубы уже серьезно.
   - АЙ! - краснокожая отдернула ногу с половиной зубов, оставшихся в ее пятке, и дернула головой вверх, насадив на короткий рог бок подруги. Взвыв, Алина взмахнула крылом, не слабо приложив им аггела, решившего отложить свое пробуждение до лучших времен.
   - Кажется, мы его убили... - заключила нефилим, несколько шокировано смотря на поломанные желто-черные зубы, которые Герань со злостью вытаскивала из своей конечности.
   В чувство привести Каина удалось почти сразу. Но он почему-то отказался разговаривать, лишь угрюмо смотрел на девушек взглядом каннибала и будто прикидывал, кого из них ему убить первым. Алина закусила губу, понимая, что не прошло и недели их замужней жизни, а зубов-то у мужа и нету. Да и стыдно сказать, подруга пяткой выбила.
   Отсутствие нормальных дорог не мешало ездить местным машинам, предпочитающим гусеницы любым колесам, а бронированные корпуса защищали пассажиров от нападения местной флоры и фауны. Так что, когда они покинули своего бронированного друга, им было о чем поволноваться. А тут еще аггел не спешил догонять и все сильнее отставал от дам.
   - Герань?
   - Да.
   - Напомни мне, а кто тут может обрадоваться двум девушкам в самом соку и костям в придачу? - достаточно громко спросила Алина, чтобы Каин услышал.
   Полудемон шел позади и, вспомнив вчерашних зверушек, содрогнулся всем телом. Тут же позабыв все обиды, поспешил поравняться с прекрасным полом и огляделся по сторонам. Герань не стала говорить, что зверье днем мирно посапывает в скалах и норах.
   Сторожка а-ля вход возникла внезапно и больно ударила по носу чертовку. Высокое разнотравье, в которое угодили путники, и которое не заметила в свое прошлое посещении Алина, вплотную примыкало к входу. Потирая нос и лоб, Герань обошла строение вокруг, выбираясь из зарослей, за ней последовали аггел и нефилим.
   - А я-то думала, что мы угодим в один из капканов охранников, - удивленно воспела белокрылая, оглядываясь. Действительно, нелепые нагромождения лент и сетей сняли.
   - Какие еще капканы? - с удивление воскликнула чертовка, подняв повыше хвост и посмотрев под ноги, будто уже на один из них наступила. Пришлось рассказать, как забавно смотрелась местная гирлянда.
   Это было странно. Казалось, к этому месту потеряли интерес и, резко охладев, решили забыть о нем, как о дурном сне. Даже охранника не было. Не исключая возможности, что минотавр внутри сторожки, компания старалась как можно меньше шуметь. Но через пару минут, в сторону от выровненного участка, нашелся охранник. Можно было не только шуметь, но и попрыгать на этом храпящем быке. Раскаты храпа перепугали всех хищников в округе. Герань даже достала из-за пояса небольшой взрывной комок глины. Но, встретив осуждающий взгляд подруги, спрятала обратно. Нужно было идти дальше. Вон на ту полянку.
   Естественно, никакого ряда холмиков на заросшей полянке не было. Да и травы как таковой нет, только камни разных размеров. Тысячелетие съело и пережевало место захоронения. Обычно, трупы просто выбрасывали в общую могилу. Однако, были и нравственные демоны, истинно считавшие, что у тела должен быть дом: свой и отдельный. Они-то и хранили останки, старательно выкапывая ямы для каждого тела. Останки в прямом смысле. Что у людей, что у демонов в те века под пытками не одна душа окочурилась. А пытать эти расы умели и довольно искусно. Видимо, именно отсюда и пошла сказка о грешниках в масле и на сковородке. Так вот, места, где были захоронены и позже перезахоронены бывшие заключенные, были отмечены треугольными, уже порядком потрескавшимися, и обтесанными ветрами камнями.
   Алина неуверенно остановилась у первого же камня.
   - С кого начнем? - воодушевленная предстоящим весельем улыбалась чертовка. Но нефилим не спешила отвечать. Для нее это тоже был вопрос. - Может всех по порядку? - предложила Герань, нетерпеливо махая хвостом.
  Пока одна думала, а другая в нетерпении чуть ли не прыгала на месте, аггел спокойно ходил по кладбищу, пытаясь разобрать едва читабельный текст на камнях. Большинство камней были без имен. На многих значилось только имя. Кое-где полное звание и кровный род. Каин сам не знал что искать, просто бесцельно блуждал.
   Девушки сели у края кладбища, облюбовав плоский камень, и задумались о пропитании. Скромный набор, принесенный чертовкой, был моментально схомячен. Герань очень зло ударила хвостом по камням, когда увидела, как полуангел отделила часть от своей порции и завернула в ткань. Увидав недовольство подруги, она поспешила положить провиант за пазуху куртки, что нашлась в снятой машине и была приватизирована белокрылой.
   В Аду всегда было довольно тепло, если не сказать, что душно. Однако настоящую угрозу для крыльев и костей представляли злющие колючие ветра, нередко несшие мелкие камни в своей невидимой шкуре. Камни реально могли сломать пару костей. А еще эти ветра кусали кожу, словно сделаны были изо льда. Вот тебе и пекло. Вроде и жара, а как ветер подует - в три куртки хочется одеться и шкурами укрыться.
   Тем временем аггел остановился. Нет, он не просто замер, он застыл памятником себе и, казалось, даже перестал дышать. Прекрасная половина в этой авантюре тут же поспешила к более ужасной. Каин смотрел на треугольник, на котором не то чтобы угадывались буквы, скорее подразумевались. Но Каин упорно смотрел прямо на них, забыв моргать. Герань даже отскочила, когда мужчина неожиданно зло воткнул лопату в землю, расколов подвернувшийся камень. Лопату погнуло, но полудемона это не остановило.
  
   Сломанная лопата разделилась поровну, чтобы никому не было обидно. Каин работал железной погнутой основой, выгребая землю, Алина куском черенка, помогая разрыхлять, Герань махала верхом черенка - подгоняя. А при попытке напрячь ее копать, морща нос, чертовка отошла подальше. Наконец, искомое было найдено. Тут уж чертовка решила не задерживаться и поспешила отбежать еще дальше. По неясной причине трупов эта женщина боялась. По мнению Алины, абсолютно зря. Кости как кости. Хотя, в данном случае и костей-то почти нет.
   - Может на супчик? - поинтересовалась нефилим, в задумчивости переворачивая небольшую кость куском лопаты. На нее посмотрели с таким негодованием и отвращением, что в раз расхотелось шутить.
   Костей и вправду обнаружилось смехотворно мало. И хотелось все же верить, что не хватающие рассыпались прахом, а не были отделены тюремщиками при жизни.
   - Странно, - задумчиво проговорила белокрылая. - Тут только кости, - своим высказыванием девушка заслужила еще один негодующий взгляд. Пришлось пояснить, - обычно хоронили с монетами или безделушкой. А тут... оЧЕРоваТельно!
   За энтузиазмом Алина как-то подзабыла один важный факт. После перепохорон, в качестве экспонатов с этого кладбища были вынесены все безделушки.
  
   - Это немыслимо! - надрывался Торус - уже начавший седеть черт, с проплешиной на голове и горбом на спине. - Зачем???
   Этот черт заведовал старыми захоронениями и был доволен своей непыльной работенкой, которая состояла лишь в объезде кладбищ и замене износившихся монументов. Заменять монументы еще не приходилось по причине их крепости и ладной руки мастера. Строили на века, скорее на тысячелетия. Но вот еще ни разу после поступления на службу Торус не видел подобного кощунства. И, главное, зачем?
   На него без особого интереса взирал Небирос. Принял этого черта бывший фельдмаршал только из-за отсутствия работы в своем отделе. Иначе бы отмахался занятостью, но секретарша проморгала низкорослого старика. И вот, теперь он распевал песню о внезапно раскопанной могиле. В принципе, ничего удивительного в раскопке могил нет. Вандалы не перевелись и в этом мире, похищать у мертвых даже удобнее. Однако... не на том кладбище. Всех заключенных перезахоронили и забрали их ценности на нужды государства еще четыре тысячи лет назад. Большая часть этого барахла сейчас по музеям. Так в чем смысл?
   - Да и чью могилу раскопали! - продолжал причитать черт Торус. - Я еще малышом был, когда холмы были, а ветра их не скосили. Так и имена тогда еще были нашим письмом написаны. Алхимика могилу разрыли, кроты! - вот тут Небирос аж дернулся. - Лонгина, их главного.
   Внутри у начальника отдела хозяйства похолодело. Это могло означать только одно. Охота на копье началась!
   Нетвердой рукой Небирос набрал номер Велиала.
   - Мне кажется, началось, - сказал он в трубку, не дожидаясь приветствия.
  
  Глава 10. Ну, заяц, ну, погоди!
  
   - Алина, напомни мне, что с нами сделали триста двадцать с чем-то лет назад за авантюру с заключенным? Именно того, которого мы красили в блондина и наряжали ангелом, помнится, ты хотела его провести через границу. Но брателло оказался умнее и рванул обратно от чокнутой крылатой нефилим просить убежища в родной тюрьме.
   Аггел не все понял, но смысл уловил и теперь косился на "чокнутую крылатую нефилим", начиная понимать к каким психам он попал.
   - Так, это было до или после того, как мы споили на банкете начальника медицинского отдела, и он под давлением алкоголя дал добро на спирт и кислоту для всех пациентов? Нас тогда еще, вроде, поселили в мягкую комнату для профилактики, и мы накачанные под "не хочу" умудрились довести санитара до ручки...
   - И он полез душить нас голыми руками!
   - О! Ему тогда еще уколов от бешенства делали штук сорок, знатно ты его покусала, - покивала головой белокрылая.
   - Я? Это ты его... Вроде до.
   - Странно, - задумчиво приложила палец к губе Алина. - А мне казалось, что это было перед тем, как мы учили новую подружку твоего парня азам кулинарии.
   - Точно, тогда сгорела чертова дюжина домов, - чертовка поправила челку хвостом. - Погоди, кажется, еще позже. Видимо, это случилось, когда мы на спор купались в озере и приманили Ктулху.
   - Он был довольно так ничего, вкусный!
   Каин сглотнул и сделал пару шагов назад. У него появилось желание дать деру от ненормальных баб и больше никогда их не видеть. Однако, сдержавшись, он просто перестал слушать о злоключениях подруг и терпеливо ожидал конца диалога. Его мысли поплыли в далекие дали, о которых он не ведал сам. Телом оставался в Аду, но душа его впала в транс. Да так сильно, что женская часть команды не сразу привела в чувство. Герань уже думала поискать ломик, как тряска за плечо дала эффект.
   - Что? - несколько удивился полудемон.
   - Вернись в наш мир и не уходи больше в астрал, мы решаем судьбы миров, - пафосно заявила женушка и улыбнулась. Каин не понял ни слова из ее предложения. Алина вздохнула над пропавшей шуткой. - Что делать будем? - в ответ она получила только пожатие плечами. - Хоть вспомнил что-то по этому поводу? Хотя бы чья могила?
   Прежде чем мозг дал толчок к раскрытию рта, Каин ответил на вопрос и только потом удивленно вытянулся по струнке.
   - Лонгина.
   Следом за удивлением последовала растерянность и новый ступор.
   - Чья-чья могила? - встряла чертовка. Кончик хвоста ее превратился в ежика. - Я, кажется, словила слуховую галлюцинацию!
   - Нет, Герань, тебе не послышалось, - ее лицо вытянулось в удивлении. - Каин, скорее всего, был приближен к алхимикам, - пояснила оторопевшей жительнице Ада Алина.
   - Так вот почему ты в него так вцепилась. - Герань покачала головой. - Боже, Алина, он же, скорее всего, просто техник, может фанатик, который сам искал алхимиков.
   - Нууу, за тем мы и идем в музей.
   - На кой?
   - Если вещи алхимиков ему будут знакомы, то значит, он был в их кругах. Надеюсь это подцепит его канувшую память.
   Чертовка глубоко вздохнула, еще раз покачала головой и, рыкнув на подошедшего сзади полудемона, получила в ответ хмурый задумчивый взгляд.
   Алхимиков было шестеро по официальным данным. И именно шесть алхимиков были убиты. Однако то время было еще тем филиалом хаоса. Каин мог быть приближенным к алхимикам, а может и седьмым, еще не известным в истории. Где правда, а где выдумка не смог бы разобрать и творец.
   От подобных мыслей девушку буквально несло по улочкам Адского города. То, как эта тройка выбиралась из незаселённой области, было отдельной историей, которая подивила нескольких скотоводов, перегонявших свои крупнорогатые стада. Их нашел пастух, когда они улепетывали от озверевшей бестии. Такая дивная черная ящерица с зубастой пастью и иглами по всему телу. Вот он, грех стегозавра с ежом. Что удивительно, этот зверек обычно не нападает. Если, конечно, на него случайно не прыгнуть, не потоптаться, не поваляться, не подраться на нем и не обматерить. Именно это сделали расхитители могил, когда во внеочередной раз заблудились и попытались вырвать карту друг у дружки, но вместо этого упали на нечто колючее. Скотоводы ухахатывались, выдергивая, славу богу не ядовитые, иглы из различных мягких мест своих временных спутников. Одному Каину повезло, у него мягких мест не водилось. Иглы в нем не застревали, ломаясь при входе. Пожертвовав своим спасителям металл от лопаты на новые мотыги, а черенок на растопку, путешественники высадились с телег около города.
   Музей с вещами алхимиков был общедоступен, однако находился в довольно приличном отдалении от портового города, где и стояли врата. Город Скальный славился шахтами и своей техникой, там же стоял музей с экспонатами войны. Образовалось это заведение, когда страсти об алхимиках поутихли, поэтому никто не заявил прав на несколько выставленных безделушек, якобы принадлежащих тем тайным деятелям. А через несколько столетий сам музей преобразовался в музей алхимиков.
   Вещи алхимиков вызывали у девушки волнение и стремление познакомится с ними поближе. Неудивительно, что Алина бывала в музее много раз и знала его залы, как свою квартиру. Осколок давно забытой истории, очень интересный и все еще полный загадок. До сих пор историки бьются над личностями и способностями алхимиков. Некоторые отдают им честь, как первооткрывателям половины сплавов и соединений, многие уверены в их участии в войне, некоторые убеждены, что те готовили эликсир бессмертия, единицы ищут их в убеждении, что они до сих пор живы. Вот такие вот страсти породили те, кто жил много тысяч лет назад.
   Шесть имен, шесть могил и несколько особо ценных личных вещей. Вот именно эти вещи и интересовали Алину. Если Каин сможет их узнать, возможно это вернет ему память, и он поделится ценными историческими сведениями с жаждущей нефилим. Кстати...
   - А зачем тебе знать, что творилось до твоего рождения? - вопрос аггела настиг, когда полуангел занесла ногу над порогом авиапорта. Так и застыла.
   Герань поперхнулась и поспешила отскочить с линии возможной атаки. Алина, вопреки ее ожиданиям, повернулась медленно. На ее лице было то самое выражение, которое обычно было на лицах полнокровных ангелов.
   -Чтобы не плавать во лжи.
   И стройная фигура скрылась с глаз в тени арки, внутреннее убранство которой не было видно после яркого света. Герань лишь шикнула на Каина, помня, как ревностно относится ее подруга к прошлому.
  
   - Раз, два, три!
   Вытянулось три руки, на ладонях которых лежали монетки и камушки.
   - Серебрушки, пара сапфиров и малюсенький алмаз. Не густо, - чертовка раздраженно вильнула хвостом.
   Они отлично понимали, что на такие сбережения не улететь в Скальный. Разве что двое притворятся багажом, а третьего поселят в эконом-классе и будут морить голодом. А потом что? Как вернуться обратно? Со вздохом черт, демон и ангел (все не чистой крови) поняли, что у них лишь один вариант.
   - Летим ЗАЙЦЕМ! - кривая улыбка белокрылой не прибавила энтузиазма Герани и Каину.
  
   План был составлен и приведен в исполнение. Аггел в который раз усомнился в реальности происходящего. И сомнение началось, когда перед ним поставили дорожный чемодан.
   - Не понял? - отступая на шаг, Каин беспокойно повернулся к своей фиктивной жене.
   - А что непонятного, - лаская слух мелодичным голосом, нефилим приветливо подала руку контрактору. Герань стояла в стороне и держала свои острые ушки подальше от волшебного голоска подружки. Ей с ее уровнем, сопротивляться подобной магии - просто трата сил. Ни одного шанса.
   Каин нагнулся, смотря на девушку, и зашипел, как змея загнанная в угол ловцом. Если укусишь - тебя поймают, если не двинешься с места - аналогично. Он отступил, превращая шик в рык, однако это не произвело особого впечатления. Алина улыбнулась, сложила руки на груди и кивнула на чемодан: "Залезай сам, а не то запихнем силой".
   Мужчина зло почесал плечо, от чего с него слез еще один приличный клок кожи, и полез в чемодан, сквозь зубы поминая неких дальних родственников Алины и их странные извращения с генетикой, основную роль в которой играли гарпии и упыри. В общем, только названия этих мифических существ и смогла перевести нефилим, дальше шел непереводимый пятиэтажный мат на старо-демоническом. Тут аггел понял, что чемодан довольно просторный. Диалог девушек подтвердил его неутешительную догадку.
   - Лезь ты, - обратилась белокрылая к мнущейся рядом Герани.
   - На кой мне? - удивилась предложению чертовка.
   - На той, что у меня крылья!
   - А у меня рога и хвост!
   - Вот и будешь обороняться.
   - Но у меня больше шансов проникнуть не замеченной, - раскрыла козырь рогатая, улыбаясь победе в этом споре.
   - Но у меня больше шансов долететь следом, - фальшиво улыбнулась в ответ Алина, понимая, что проигрывает.
   - Долететь? Ок! Мы тебя там с недельку подождем, потом в розыск подадим.
   Нефилим угрюмо посмотрела на чемодан, на Каина, на Герань. Правоту подруги признавать не хотелось, но когда фактами бьют по носу, ничего другого не остается.
   - Черт!
   - Тут я, - улыбка победителя.
   Алина еле поместилась. Упаковка крылатой была долгой. Тело пролезло без проблем, крылья мешали. Наконец был найден нейтральный вариант. Нефилим вытянула крыло, на него улегся Каин, вторым она его укрыла. Ноги пришлось поджать и переплести с его, руки прижать к груди. Лбы соприкасались, что вызвало нервную дрожь у всех участников авантюры. Чертовка полюбовалась голубками и, пока те не начали выпрыгивать и пытаться оттаскать наглую бестию за рога, захлопнула крышку как следует, заклепав все замки.
  
   Агаллиарепт тупо смотрел вслед поднявшемуся дирижаблю, понимая, что только что упустил свою цель. Он находился в легкой прострации от наблюдаемых событий, последние из которых так еще и не успели завершиться. Найти с бухты-барахты появившихся в Аду полукровок было легче легкого. Шуму в главном зале они навести успели, едва выйдя из врат. Но пока Агаллиарепт проталкивался через толпу, протискивался между демонами и стенами, ребятки куда-то убежали. Следуя логике, удалось найти их в отделе проката авто. И только он их нашел, как стал свидетелем угона. При этом угонщики бежали-летели за машиной, пытаясь ее остановить. Отекая и хватаясь за сердце, начальник тайной службы бросился улаживать дела с хозяином автобронетелеги. Потратил кучу денег - пришлось авто купить. На всякий случай. А еще снять и себе автомобиль. Злясь на себя, на полукровок и на весь мир в частности, мужчина поехал следом. Машину удалось нагнать, приближаться Агаллиарепт не стал, ушел с поля видимости и ехал по следам гусениц. С наступлением темноты подвергся нападению хищников. С лучами солнца мелкая пакость рассосалась, и можно было вновь приступить к сыскной работе.
   Какого же было его удивление, когда он узнал, что они бросили машину, у которой кончилось горючее, а сами испарились в неизвестном направлении. Кое-как пометавшись, удалось найти следы в высокой траве, примыкающей к Шибальбе. Идти прямо по этим протоптанным петлям смысла не было. Даже под углом казалось, что ребята ходили кругами, перед тем как упереться в сторожку. Обойдя заросли и перепугавшись жуткого раската грома, оказавшегося храпом минотавра, Агаллиарепт, наконец, вышел к кладбищу.
   К кладбищу?!
   Да, Агаллиарепт знал куда шла троица, но не представлял зачем.
   Трудно передать словами насколько необычное выражение поселилось на обычно спокойном мужском лице. Стоя у наспех засыпанного и утрамбованного ногами холмика, Агаллиарепт перечислял вслух методы пыток и казней. Если бы гробокопатели попались ему в тот момент, от них бы ничего не осталось.
   Догнать преступников так и не удалось, а когда серая тень тайной службы скользнула в авиапорт, то первым делом начала искать этих полудурков у билетных касс. А он то полагал, что задача легчайшая. А тут, попробуй сладить с теми, чьи цели были неясными и туманными, зато методы запоминающимися и бездумными. Вначале сделают, потом подерутся, потом задумаются и сделают еще что-нибудь в своем обычном духе. Как так можно?
   Агаллиарепт искал одного аггела, нефилим и получерта - довольно запоминающаяся компания, верно? Но ни одного из этой пестрой компании не нашел. Их не видели, они не покупали билеты, они не садились ни на один дирижабль.
   И тут до демона дошло. ЗАЙЦЫ!
   Однако, дирижабль уже поднялся в воздух.
  
   Тесно, душно, тело затекло. Аггел тяжело дышал и пытался принять позу поудобнее, от чего задевал локтем подбородок девушки. Та, шипя не хуже демона, дернула коленом. Писк. Мужчина попытался согнуться и попал головой по грудной клетке нефилим. Та в ответ извернулась и попала локтем по уху Каина.
   Танец чемодана был делом довольно забавным. Возможно, кого-нибудь постороннего и хватил бы Кондратий от живого чУмодана, но не чертовку, которая и закатила его в багажное отделение. Она не сразу открыла матерящийся, рычащий и шипящий чемодан Пандоры, с наслаждением смакуя сцену ссоры между контракторами. Вообще, Герани было довольно сложно понять систему контактов Рая и, в то же время, это было гораздо удобнее обычных "Любовь до гроба" на словах. А тут никто никому ничего не обязан, есть лишь условие, на котором контракт разрывается через тысячелетие. По мнению черта, за тысячелетие можно устать друг от друга. Именно, что до гроба.
   Наконец, заклепки были сняты и комок перьев выпал на свет божий. Злой и крайне агрессивный комок. Уже на полу он распался на два существа потирающих отшибленные и примятые места.
   - Хорошо время провели? - не удержалась Герань, за что перепало и ей. Чемоданом. Но краснокожая легко увернулась и, захихикав, по стеночке, покинула багажное отделение.
   Алина зло взъерошила перья, подвигала всеми конечностями, кинула в рот пару таблеток и выдохнула, успокаиваясь. Каин как сидел на полу, так там и остался. Только оскал стал куда агрессивнее.
   - Очаровательно, еще и успокаивать придется, - вздохнула белокрылая.
   Первый опыт общения с демонами не был приятным. Алина в тот раз испугалась очень сильно и была готова присоединиться к святой инквизиции, лишь бы быть под защитой.
  
   В группе было несколько пришельцев из Ада: двое чистой крови демоны и одна полу-черт. Все обучение сводилось к прослушиванию нудных лекций и просмотру совершенно нелепых примеров. К примеру, как правильно возносить хвалу создателю перед людьми, склоняя к своим идеалам. В минуты отдыха почти все нефилимы были заняты своими делами. Как правило, они, выросшие на Земле, не нуждались в настолько тупых указаниях как "попытайтесь поговорить". Даже Алина знала, что против насильника лучшим приемом будет лом, а не стихи завета.
   Большинство демонов и чертей старались на Землю нос не совать, собственно, как и чистокровные ангелы. Последние военные действия только закончились и мир был еще шаток. Вот демоны и перестраховались, не давая своим детям возможности попасть на Землю и набедокурить на рогатую голову. Все готовое и с ложечки. А тут совет старейшин ангелов и правители Ада решили создать отдел, который бы занимался на Земле общественно-полезным делом. А каким, решали долго. Говорят, совету было ведение, на которое они в последствии и сориентировались. Вроде как, некая неизвестная личность занималась этими делами в одиночку и с радостью скинула свои проблемы на крылатых.
   Итого - первый отдел разросся во множество секторов, в одном из которых и стала работать Алина. Более того, было установлено правило работы в паре ангел-демон, что было удобно обоим сторонам, но не хватало контроля и управления из вне. Вот тут и пригодились бескрылые. Почти все они стали навигаторами - нейтральной стороной, работающей на обе расы. Но речь не о них. Тогда все это было в новинку, и группы формировались с бухты-барахты или кто кого и куда засунет.
   Алине посчастливилось попасть в одну группу с Геранью и не посчастливилось встретиться с Арком. Последний был душой любой драки. И именно ее он в первый же день затеял. К такому, плохо уравновешенные и сильные нефилимы, привыкли, а вот демон не привык к тому, что его так нелепо побеждают. Арка выбросили из окна. Его противник уже победоносно потирал руки, когда Арк вернулся. Он попросту запрыгнул в то же окно и плевал, что двенадцатый этаж. Вот только как-то этот тип изменился. Раньше его глаза не были щелочками, откуда лил алый свет, а с клыков не капала слюна, не говоря о внезапно возникшем чувстве страха у всех и вся. Нам как-то забыли прочитать более важную лекцию "Что делать, если ваш коллега демон неожиданно взбесился". Но, славу Богу, неадекватных, помимо пары неудачников, не было. Кто умел летать - сиганул в окна, те кто были ближе к двери, ломанулись в нее, кто не попал ни туда ни туда, спрятался под парты, чертовка прыгнула на люстру и подобрала повыше хвост.
   Кстати говоря о нерасторопных неудачниках. В эту категорию попала растерявшаяся Алина, нелепо подергивая только недавно выросшими крыльями и паренек ее постарше, который не мог решить, куда ему себя девать и как спасать. Пришел этот парень к довольно неангельскому решению. А именно, он просто толкнул взбесившемуся Арку Алину, словно жертвенное подношение. Толком не оперившаяся девочка стояла столбом и смотрела в глаза смерти. Сложно сказать, что бы произошло, если бы сидящая на люстре чертовка не проявила максимум своего благородства. Герань рухнула на Арка, со всей силой приложив об его голову люстру.
   - Знай наших! - крикнула она, смотря себе под ноги. И белозубо улыбнулась Алине.
  
   Однако теперь нефилим уже не была девочкой и имела опыт по усмирению демонов.
   - Тише, Каин, - проговорила она, немного вплетая в голос природной магии. - Я не причиню тебе вреда, - при этом, за спиной девушка держала молоток. А мало ли что! - Не бойся, Каин, - продолжала уговаривать она, медленно подходя. Аггел в свою очередь отступал назад, пока не споткнулся об коробку. Гнев ушел, не оставив следа.
   Потирая пятку и тряся головой, полудемон недоуменно оглянулся. Понял где и с кем находится, мгновенно успокоился. Глубоко вздохнул и зевнул, показав свои зубы...
   Алина оказалась рядом с ним в ту же секунду и чуть не вырвала челюсть. Каин пискнул, не понимая, что делает эта полоумная. И зачем ей молоток?!
   - Ой, прости, - извинившись, девушка бросила оружие на пол и наконец отпустила челюсть мужчины.
   - Ты что делаешь? - на всякий случай аггел даже отполз: мало ли что еще взбредет в голову этой энтузиастке.
   - У тебя зубы отросли! - невесть отчего шокировано выкрикнула Алина. - Отросли, понимаешь?!
   Каин провел языком во рту. Выбитые и поломанные в недавнем прошлом зубы были на месте. Более того, новые, острые, белые.
   - И что? - не понял полудемон. А нефилим продолжала смотреть в рот мужчины, наблюдая чудовищный акулий оскал.
   - Они же здоровые и острые! - Алина припомнила оскалы всех своих демонических друзей. Такой набор кинжалов ей видеть еще не приходилось. И отрасти за день они тоже не могли. - Так обычные демоны не умеют!
   - Но я же демон с двойным гражданством, - все еще не понимал он. - На половину ангел, - уточняя.
   - Ангелы тоже так не могут! - девушка уже не такая уверенная в своем решении быть нянькой для безымянного, который выбрал себе имя Каин, закусила губу. Имя первого нефилима - Каин. Того, с кого началась вся история падения расы ангелов. Имя приносящее перемены, чаще ассоциирующее с отрицательными переменами.
   - Ну и?
   - Очаровательно, - выдохнула белокрылая. Она посмотрела на демона более внимательно. На его черты, кожу, волосы, глаза. Что-то было не так. Нечто было чужим. И постепенно эта чуждость все сильнее ощущалась в полудемоне. Чем лучше он выглядел, тем менее походил на обычных аггелов. - Ладно, разберемся.
   Ее крылья выдавали растерянность, они дрожали и были полураскрыты назад. Был еще страх. Он накатил неожиданной волной, в которой можно было захлебнутся. Каин также растерялся, не понимая, от чего эта светловолосая девушка внезапно испытала к нему недоверие и страх. Разве не она была к нему терпима и добра все это время. Так отчего в глазах ее столько животного ужаса? От чего его...
  
   - Кто ты, черт тебя дери!?
   - Не твое рогатое дело!
   На него смотрели с ненавистью. С нежеланием признавать существование. Желая убить, уничтожить саму память, сжечь все упоминания...
  
   Каин встал и отступал назад, смотря в одну точку и нечего не видя перед собой. Полуангел тут же взяла себя в руки, прижав крылья к спине и сжав зубы, вновь принялась успокаивать, пока этот, не вполне обычный аггел, вновь не взбесился.
   Демон двойного гражданства отступал, пребывая в трансе, не видя и не слыша, как к нему взывают, прося прийти в себя.
   - Каин! Что б тебя!
   В руку с когтями вцепилась более грациозная и хрупкая рука.
   - Что? - осипшим голосом прошипел аггел.
   - Да все нормально, это хорошо, что ты так быстро регенерируешь, - Алина пыталась говорить спокойно, даже крылья не шевельнулись. - Сможем продавать амулеты из зубов. Герань будет выбивать, ты регенерировать, а я продевать веревочки.
   "Господи, что я несу!"
   На нее посмотрели невыразительные тусклые глаза, которые говорили сами за себя...
  
   Герань вернулась в багажное отделение в приподнятом состоянии духа, однако этот дух дал дуба при виде обнимающихся Каина и Алины. Не просто обнимающихся, аггел спал у нее на коленях, крепко обняв руками за талию.
   - Алина, а можно на котлетки? - поднимая ранее откинутый молоток, Герань целеустремленно пошла на парочку, пылая от "любви к ближнему".
   - Тихо, - прикладывая к губам палец, прошептала нефилим. - Он сорвался и потерял контроль.
   Чертовка сразу же стала серьезной.
   - Не поранил?
   - Нет, он почти сразу отошел.
   Пакет с едой плавно опустился рядом с белокрылой. И вот уже девушки сидят бок о бок.
   - Ну как в салоне? - Алина медленно достала из пакета булочку и, будто нехотя, впилась в нее зубами.
   - Все отлично, повезло, что им нужна была бортпроводница. И у меня получается. Только закончила читать технику безопасности, воодушевлено сказала пассажирам, что если дирижабль пойдет к земле посередине пути, то они, наконец, узнают, что скрывается за бытием.
   Алина подавилась.
   - М-да, подбадривать ты умеешь, - сдавленно.
   Каин едва заметно шевельнулся, пробубнил нечто невнятное и вновь засопел. Рука девушки покоилась на его голове, машинально перебирая белые хрупкие волосы. Хвост чертовки выписывал невероятные фигуры. Но вслух краснокожая женщина не рискнула озвучить мысли; была убеждена - о том чемодане ей еще припомнят.
  
   Весь порт города Нумлекс был наполнен серьезными ребятами в серых костюмах. В толпе один-два таких серых типа не бросились бы в глаза и даже не отложились бы в памяти. Но их были десятки.
   Они разошлись по разным углам в ожидании дирижабля. Их интересовали лишние пассажиры, которые должны разбежаться на манер крыс: незаметно и тихо, стоило только посудине приземлиться. Дирижабль приземлился, однако крысы не побежали. Пассажиры медленно покидали дирижабль, также не спеша разобрали багаж. И нигде не были замечены "зайцы". Вот только один чемодан оказался лишним и пустым. Агаллиарепт сглотнул, пытаясь понять куда же делись его объекты, и вновь ударил по зависшему устройству слежения, упорно показывающему, что искомые существа сошли намного раньше, чем дирижабль приземлился. Похоже, устройство слежение вовсе не зависало.
  
   Дальнейший план действий Каин выслушал с непроницаемым лицом, но после его оглашения залез в чемодан и захлопнул за собой крышку.
   - Что с ним? - указала хвостом чертовка на странное поведение аггела Алине.
   - Он не летает по причине страха высоты.
   - Да чё это за демон?!
   Из чемодана послышались неясные поскуливания. А Герань, зло ругаясь, пошла обратно за еще одним парашютом. Если бы удалось попасть на рейс прямиком в Скальный, то не пришлось бы придумывать спуск, но этот дирижабль летел мимо нужной точки. А значит, придется поизвращаться. Каин против плана ничего не имел, но одевать парашют отказался. Однако сил сопротивляться у него не хватило. Две женщины профессионально его скрутили и нацепили рюкзак, упомянув некий шнур, который необходимо дернуть. И под ободряющие "если что, расправь крылья" подталкивали к небольшому проему. Герань открыла, Алина толкнула. Пока дирижабль - привет земля.
   Следом прыгнула Алина, последней чертовка. У краснокожей не возникло проблем с парашютом и квадрат плотной ткани уже нес ее над скалами в поисках места для приземления. А вот аггел продолжал свой сумасшедший спуск. Кувыркался, кричал и в конец просто закрыл ладонями лицо, ожидая приземления. Пришлось нефилим сложить крылья и лететь к нему, поминая всю его родню недобрым словом. А пролетая мимо, дернуть за кольцо. Тело мужчины резко дернулось и парашют раскрылся. Однако раскрытие спасительного устройства уже не могло спасти от жесткого приземления на скалы. Ей удалось подвести парашют Каина к более или менее плоской площадке, пригодной для посадки. Хотя бы не на скалах, уже хорошо.
   - Ну почему тебе достался муж, который боится всего на свете, имеет склероз и выглядит как ЧУДОвище?! - восклицала чертовка, бегая возле упавшего парашюта и пытаясь в его складках найти Каина, который явно не желал, чтобы его нашли и профессионально переползал от одного края к другому. Как только этот бедолага упал на твердую землю, его пробрал истерический хохот. Он пытался вырваться из креплений парашюта, шугался всего, что видел и попытался в панике убежать от Герани с Алиной, когда те пошли к нему. Первой его полезла утихомиривать нефилим, но только сломала поясную сумку, из которой брызгами разлетелись пух и перья. Вот Алина и помянула чемодан: села на камень и предоставила подруге полную свободу действия.
   Белокрылая взирала на бесплатное шоу и помогать не спешила, однако Герань уже придумала, как поступит. Она подманила тросами края парашюта, соорудив мешок, в котором и находился полу-демон. Вариантов дальнейших действий было несколько, но самым логичным, на ее взгляд, было нокаутированние. Камнем по башке.
   - Такими темпами память к нему не вернется, - покачивая головой, отметила Алина. А краснокожая уже взвалила на себя полутруп, вызволив из объятий парашюта. Вот что-что, а тяжести черти могут переносить непринужденно, и Герань унаследовала эту особенность. Неудивительно, что чемодан с Алиной и Каином она несла с такой же легкостью, как если бы в руках у нее была лишь дамская сумочка.
   До города было недалеко - хотя бы одна хорошая новость.
   На руках бывшего заключенного позвякивали золотые кольца. Их Алина старалась игнорировать. Но все же их наличие порождало вопрос. Где конвой? Было нарушено столько правил и законов, что хватило бы не на один год тюрьмы. Однако никто пока не пытался их скрутить. Агаллиарепт обещался понаблюдать, но и его нигде не видно. Очень странно.
   Беспокойство передалось подруге. Для уроженки Ада подобные безделушки были знакомы, так же как и их возможности.
   - Может, сломались? - с некоторой надеждой спросила чертовка.
   - Нет, наверное, слежка просто отстала.
   - А она была? - Герань так удивилась, что тело на ее спине сползло на землю. Пришлось перехватывать по новой.
   - Вроде, когда мы ехали в сторону Шибальбы, плелась сзади. А потом не знаю.
   - Могла бы сказать, - хвост рогатой выписал петлю и с силой ударил тяжелым кончиком по спине Каина. Взвыв, аггел очнулся и оттолкнул от себя чертовку. Естественно, вновь упав на землю.
   Дико озираясь по сторонам, припав к каменной глыбе, Каин пытался не свихнуться от довольно продуктивной жизни. Вот теперь он был не против еще раз потерять память.
   - ХВАТИТ! - взвыл он, резко вскакивая и бросаясь на девушек с довольно внушительным оскалом острых саблевидных зубов. - Не бросать с самолетов, не тащить за собой, как шавку, не использовать в качестве трудовой силы, не пытаться скормить зверям! ДОВОЛЬНО! - Даже Герань сделала шаг назад и выставила вперед руки, Алина не шелохнулась, но по ее спине пробежал ряд мурашек. - С вас хватит и того, что я как привязанный ношусь с рогатой и крылатой по горам и долам, не понимая ровным счетом ничего в ваших целях!! Но если ваша цель вывести меня из себя, то да, вам это удалось!
   Рогатая и крылатая переглянулись. Всеобщий этого бывшего заключенного становился все лучше и лучше.
   - Каин, - произнесла нефилим тоном, которым обычно читают нравоучения. - Мы же помочь тебе хотим.
   - Ага, аж дважды, - фыркая и складывая руки на груди, ответил аггел.
   - Ты же понимаешь, как только ты увидишь личные вещи друга, то сможешь вспомнить о нем.
   - Ага, и рассказать тебе все, что вспомню, чтобы ты доложила начальникам.
   - Не собираюсь я ничего докладывать, по крайней мере всего! Я просто хочу узнать правду, вот и все!
   - Много просишь! - прорычал Каин, отступая назад и оказываясь на склоне, с которого лететь долго и приземляться больно.
   - И много получит, - поднимая веский каменный аргумент, улыбнулась Герань.
   Аггел оглянулся: кругом каменная пустыня, сзади обрывчик, на руках браслеты-маячки, деваться ему некуда. Издав стон раненого зверя, он рухнул на камни.
   - Делайте со мной, что хотите, но сам я больше шага не сделаю, - взвыл он.
   Алина уже победоносно улыбалась придумав действенный и короткий план уговора, когда увидела, что чертовка задумала внеочередную пакость.
   - Герань, не надо!
   Однако Алина не успела в просьбе о пощаде, чертовка уже кинула камень. Он полетел ровненько в аггела. И тот, естественно, видя весь полет, шагнул назад...
   Скат жертвы сопровождался раскатами мата, звуками ударов и эхом воплей.
   - Герань, - осуждающе нахмурилась нефилим.
   - Да, - воинственно отозвалась чертовка.
   - Это что, было так необходимо? - как раз послышался звук окончания пути тела вниз по горе.
   - Меньше зарываться будет!
   Каин и вправду больше зарываться бы не смог при всем своем желании. Потревожив множество неустойчивых камней, полудемон шумно преодолел крутой склон, и камни решили сменить этаж своей хаты, заодно отомстив аггелу за нарушения своего покоя. И таких мстителей оказалось сотни две. Разгребая завал и удивляясь крепости спутника, девушки еще долго возвращали "тело" к жизни. Потом плюнули, уверившись, что пульс, вроде, прощупывается и, вновь взгрузив Каина на Герань, потихоньку пошли к городу.
  
   Агаллиарепт чертыхался так, что откликались все черти на пару километров в округи. Мало того, сканер в этой местности барахлил, ничего не показывая, так еще и местность выглядела как поле битвы. У ног лежал парашют, чуть дальше за небольшим пригорком - второй. А еще были обнаружены следы насилия: разбросанные повсюду перья, камень со следами крови, борозда на склоне неподалеку и завал камней. На завал пришлось потратить некоторое время, чтобы развеять теорию о спрятанном трупе. Еще несколько часов ушло на прочесывание места приземления в поисках улик и следов. А когда сканер заработал, то обнаружил этих ненормальных уже в городе.
  
   Герань шипела и рычала, пугая всех окружающих без исключения. Даже Алина, знающая, что кровь черта не даст подруге выйти из себя, держалась на безопасном расстоянии. Источник бешенства чертовки сидел на ней верхом, держался за рога и подавал пятками по бокам, подгоняя краснокожую.
   Все началось пару часов назад от скуки. Пришедший в себя и мешком лежащий на чужой спине, Каин вначале дулся на всех, затем и это ему наскучило. И он предложил девушкам игру. Кто проиграет несет другого до города. А если сбросит, то выполнит любое желание. Алина притворилась, что ничего не слышала, а Герань поддалась на провокацию. Заставить Каина исполнить ее желание, она даже придумала какое. Общий язык у полудемона был немного лучше, чем в начале - хотя бы понятно было, что он говорит и что имеет в виду. Предложенная игра была стара как мир, что не удивило. Ею развлекались многие поколения детей и бездарей. И вот, настал черед чертей и аггелов.
   Камешки. Благо, камней в округе хватало с избытком. Понабрав себе по шесть штук, соперники приготовились к игре, а нефилим стала судьей. То ли рука у Герани была тяжёлая, то ли Каин был профессионалом, но уже с первым броском можно было смело назвать победителя. И сколько бы чертовка не синела и не рвала на себе рога, ее камешки все равно были куда дальше "центра".
   К счастью, серьезного удара по гордости чертовка не получила: договор был везти победителя до города, а Скальный начинался с полосы шахт. Шахтерам было начхать на причуды гостей. Если честно, то всем демонам чихать на причуды. Уж слишком много среди них "необычных" и даже "странных" типов, не говоря об отшельниках, которые отличались способностью к трансформации и невероятным уровнем агрессии. По всей видимости, в таких особях просыпалась древняя кровь - порождений хаоса - драконов.
   Так что, демоны были готовы терпеть многое и всего лишь бить провинившихся по рукам, чтобы неповадно было. Однако, был свод законов, которые нарушать - значило угодить за решётку. К таким законам не приписывалось катание аггела до середины города. Так что, прокатив Каина еще немного, Герань с чистой совестью скинула его на пыльную, хорошо утоптанную горную дорогу. Каин невозмутимо поднялся и отряхнулся.
   - Герань, тебе надо было заключать контракт с аггелом вместо меня, - с усмешкой сказала нефилим.
   Как ни странно и аггел, и чертовка внезапно шарахнулись друг от друга и одновременно набросились на Алину:
   - С чего ты так решила?!
   Пришлось сделать пару шагов в сторону, увеличивая расстояние. Алина боязливо покосилась на друзей, но продолжила:
   -Вы ссоритесь как муж и жена.
   Такое глупое заявление увеличило уровень негодования собратьев по приключению. Они буквально пылали "любовью" друг к другу, шипя и скалясь.
   - Ясно, что тебе в семейной жизни не хватает, - фыркнула Герань, складывая руки на груди. - Если бы Агрель с тобой ссорился и трепался по пустякам, ты бы его приняла.
   - Вряд ли, - с сомнением выдавила из себя улыбку нефилим...
  
   - Правом, данным нам, брачный договор между ангелом Агрель и нефилим Ариной, объявляем быть открытым с этого момента. И продлится он до конца тысячелетия для повторного рассмотрения. Вы имеете право подать свою жалобу на рассмотрение в дисциплинарный комитет.
   Вот так в кругу старейшин и встретились впервые ангел и нефилим. Презрительный взгляд, который девушка получила за свой растрепанный вид, заставил опустить глаза. Агрель уже понадеялся, что существование с этой полукровкой будет не худшим в его жизни. Однако уже через пару дней он понял, как ошибся. Это вначале Алина была подавлена внезапным замужеством, но, оказавшись в выделенной ей квартире, взяла себя в руки. Перво-наперво попыталась изгнать ангела из общей комнаты, перестроив ту в спальню. Ладно бы просто перестроила, но у девушки было свое мнение о порядке и расположении вещей. Новый порядок вызвал у Агреля содрогание души. Не успел мужчина прийти в себя от первого потрясения, как на него свалилось второе - с рогами и хвостом. И, прости Господи, пьяно лопоча, полезло целоваться. Поруганную и местами обслюнявленную-покусанную честь удалось спасти только на втором этаже, и то с баррикадами. Затем уже порядком невменяемого ангела попытались накормить стейком. Учитывая непереносимость ангелами мяса, то было форменным издевательством. А учитывая, что попытка оказалась успешной, издевательство чуть не переросло в убийство. Агреля все-таки откачали.
   И вот, уже местами поседевший, местами помятый, слегка сумасшедший Агрель тащил Алину в совет для расторжения этого проклятого контракта, как понял: ему было хорошо. Вот уже несколько сотен лет как он пребывал в глубокой депрессии и ничего не делал. Забросил себя и окружение в целом. Потерял все нити, связывающие его с миром, но совет навязал ему эту девочку.
   Опостылевшее однообразное прошлое, не имеющее начала и конца в однообразности, внезапно разорвалось фейерверком красок. И все это благодаря вот этой непутевой полукровки с маленькими крылышками, которой не было и четвертого десятка. Совсем младенец. Ненастоящий ангел.
   Алина до сих пор помнила свое удивление, когда первый контрактор остановился и резко повернул обратно, мягко придерживая ее совсем маленькие крылышки с детским пушком.
   - Пошли домой...
  
   - Мне по-своему нравилось его отношение ко мне, а именно политика невмешательства в мои дела.
   - Тебе бы влюбиться, - посоветовала чертовка тоном, будто хотела сказать: "Тебе бы разбиться!"
   - Не интересует, - скривилась белокрылая не то от смущения, не то от отвращения.
   - Ну а он тебе на что тогда? У него уж точно не политика невмешательства,- продолжила Герань, указывая пальцем на Каина, выпавшего из разговора.
   - Он ценный источник информации, к тому же вполне носимый с собой и на своих ногах. Даже более ценное приобретение, чем вечно ворчащий домашний ангел.
   - Подруга, - сказала чертовка, отступая на шаг в сторону. - Иногда я задаюсь вопросом о твоем происхождении.
   - В смысле? - не поняла нефилим.
   - Демоны, кажется, не у меня в роду, а у тебя. Расчетливые и жадные.
   - А то! - заулыбалась белокрылая, обнимая крыльями чертовку и заставляя ее идти быстрее.
   - Это был не комплимент!
   Каин поспешил за поддавшими шагу девицами. Знаний общего языка хватило, чтобы смысл до него дошел. Его оценили как вещь. Полезную, двуногую вещь.
  
  Глава 11. Кладбище искусств.
  
   Город Скальный. Название говорило само за себя. Еще тысячелетий пять назад здесь простирались каменистые равнины с резко уходящими ввысь скалами. Но сила природы не смогла бы их так стереть, изменить и обворожительно запечатлеть в гармонии искусства и быта. Самые высокие скалы стали смотровыми башнями, более низкие - мостами и жилыми кварталами. Возвышение в центре, с легкой руки мастера Мульцибера, превратилось в замок.
   Однообразие красок города порой отталкивало приезжих, но ни один не мог опровергнуть того факта, что великий архитектор Мульцибер вложил в Скальный всю свою душу художника и сделал его удивительным, прекрасным и живым памятником на долгие времена. Алину это место всегда восхищало. Каин лишь один раз поднял глаза и вновь стал смотреть прямо, ни на что не оглядываясь. Его озорство просыпалось, только когда он видел механику или прибор, являющий из себя продукт мысли демонов или людей. Вот он уже приник к стеклу, смотря на маленькие буровые установки на витрине, и, если бы не нефилим, оттащившая своего муженька за шкирку, аггел бы уже мародерствовал в этой лавке игрушек. Герань осталась полностью равнодушной как к этому городу, так и к поступкам контракторов. Здесь она бывала довольно часто. Еще двести лет назад этот город был буквально родным ей, однако ее семья сменила дом из камня на дом из глины в более влажном районе Ада.
   Искомый музей стоял ближе к центру, но не на главной улице. Благодаря этому факту, цены в нем были не заоблачными. Однако даже такой суммы не набиралось. К счастью, Алину все знали. Скорее к несчастью. Только увидев эту белокрылую на пороге, только заметив ее возбужденные растопырившиеся перья, ощутив подрагивания воздуха от сдерживаемого энтузиазма исследователя, охрана пропустила их. Но не одних. Смотритель Таканэль, познавший горя от этой небесной энтузиастки, шел следом, буквально дыша в затылок. В этот раз волновался смотритель зря. Алина вовсе не собиралась снова переворачивать весь музей вверх дном, ее интересовали конкретные экспонаты.
   - Таканэль, - обратилась она к нему как можно мягче, не вплетая в речь магии: - Нам нужно посмотреть экспонаты с кладбища тюрьмы Шибальбы. А именно, личные вещи.
   Смотритель зала остановился. Ему не запрещали показывать их, однако вот уже четыре сотни лет, как многие из них убрали в подсобку. Да и видела их эта нефилим. Зачем ей вновь понадобилось смотреть на неинтересные экспонаты? Все самое-самое стояло в зале. Личные же вещи были скромны и не представляли особой ценности, за исключением пары безделушек.
   - Они в подсобке, но...
   Только услышав "но", белокрылая улыбнулась и уже голосом наполненным природной ангельской магией тихо и требовательно произнесла:
   - Покажи.
   И вот уже полукровки спускаются в подвальное помещение. Каина пришлось тащить за обе руки - не доверял он темному лестничному проему, проглотившему смотрителя Таканэля. Однако, когда его блеклые глаза привыкли к темноте, он шел уже сам.
   О, сколько же здесь было экспонатов! Сколько зарубок истории! Сколько напоминаний о прошлом! Алине пришлось взять себя в руки, чтобы удержаться от соблазна прикоснуться к каждому из них. Её желание сбылось довольно необычным образом. Небольшая стопка коробок с мелкими экспонатами рухнула на ее светлую голову.
   - КАИН! - тут же окрысилась на аггела Герань. Полудемон стоял около обрушившейся башни коробок, в руках у него был небольшой круглый прибор времен восстаний севера. Таканэль помог слегка помятой девушке выбраться, но гнева не дождался. Белокрылая выглядела скорее испуганной за жизнь рассыпавшихся экспонатов, чем за свою сохранность, и без разговоров начала упаковывать коробки обратно. Повезло, что все это были мелкие неработающие железки и украшения.
   Провозившись с рухнувшими коробками и именными бирками, они наконец достигли того самого угла, куда поставили коробки с личными вещами мертвецов. Алина вновь воспользовалась магией, чтобы заставить смотрителя удалиться обратно в зал.
   - Если об этом узнают... - начала было чертовка.
   - Плюсуй сюда разрытые могилы и бесплатный пролет на дирижабле, год тюрьмы точно набрался, - равнодушно закончила за нее Алина.
   Каин содрогнулся от того, как спокойно говорит эта особа о тюремном заключении. В его время тюрьма и пытки были синонимами. И выжить в таком месте даже день было достаточно проблематично.
   Первая коробка распахнулась, явив миру кучу завернутых пакетов. Работа закипела. Вскоре у аггела в глазах поплыли круги от постоянно мелькавших перед глазами новых экспонатов и засвербело в носу от пыли. Пока ни один из кошельков, браслетов, амулетов, серег, памятных запонок и прочей ерунды не возбудил в его памяти ни грамма новых воспоминаний. Но это только пока. Сюрпризы всегда обнажают себя опосля. Вот и их ждал сюрприз лишь в последней коробке. Когда Каину под нос сунули непримечательный амулет, он вцепился в руку нефилим, не давая ей убрать этот грубо огранённый камень. Впился в него глазами, не желая даже моргнуть, будто в страхе потерять вновь. Герань, видя это безобразие, прочитала на упаковке: "Камень янтарь. Форма клык. Принадлежало алхимику Раймунду Луллию. Могильник тюрьмы Шибальба. Предполагаемый возраст захоронения 7 тысячелетий".
  
   На кожаном шнуре висел простой кусок янтаря, заточенный под клык. Он свободно болтался на шее этого паренька, такого же простого, как и украшение, но также мерцающего на солнце, как и его улыбка. Сейчас с улыбкой на губах и прищурившись от яркого солнца, этот рогатый демон был скорее божеством, сошедшим на грешную землю. Еще такой молодой и открытый, такой верный и надежный. Друг.
  
   - Мой друг, - прошептал одними губами Каин. - Раймунд.
   Лицо чертовки вытянулось. Только теперь она поверила в возможность того, что этот сухопалый тип мог быть настоящим алхимиком. И вполне возможно был одним из великих творцов, приближенных Лонгину. И только здесь и сейчас Герань испугалась: "Что же мы делаем?" - Но поделится своими волнениями не могла, ведь на лице подруги она видела торжество. Да, Алина многого хочет и, да, она получит то, чего так желает. Но для этого ей нужны знания, хранящиеся в бывшем заключённом. В том, кто взял имя позора, первого нефилима - Каина. Герань медленно обняла свои плечи, понимая, что даже страх не позволит ей уйти, оставив подругу. Она дойдет вместе с Алиной до конца.
   Каин забрал из рук девушки амулет, разорвал пакет и положил его в карман джинс. Но уже через секунду ему это показалось ненадежным, и он вырвал с одного из экспонатов кожаный шнур. Да, на шее, у сердца, ему самое место.
   Алина не сказала ему ни слова. Только красноречиво стрельнула глазами на задумавшуюся подругу. Та в ответ пожала плечами.
   Наскоро прибрав за собой, разорители покинули это кладбище искусств, старательно обходя всех смотрителей, прошмыгнули через черный вход.
  
   Агаллиарепт мысленно рвал на себе волосы. Он беспомощно смотрел на экран устройства слежения, который вновь показывал, что эти неугомонные детки уже на пути к портовому городу. Позорно звучит, но он не справлялся. И убедился в этом факте еще раз. Бесконтрольно бегающие пешки, которые короли собирались использовать для поиска копья - это было недопустимо!
   А он еще сомневался, читая дело этой нефилим. Из дела демон узнал, что за Алиной числилось множество глупых и инфантильных поступков, за которые она не была строго судима, благодаря Михаилу и связям своей напарницы. Прикинув, Агаллиарепт отметил, что такая личность не стала бы гонятся за копьем без наводки. И ее действия за последние пару дней это доказывали - бесполезные метания. В принципе, куда не взгляни, в деле этой белокрылой были одни метания. Ее интересовало все и вся. И она искало это все чрезвычайно дотошливо. И начальник тайной службы вновь задумался: "С чего первый король выбрал именно эту девочку? Подвернулась под руку? Вполне возможно. Но, не сходится что-то в этой истории."
   Обладатель незапоминающейся внешности понял, ему неизвестна часть этой истории, часть которую можно считать ключевой.
   Бывшей генерал-аншер решил: "Пора звать подмогу".
   В непосредственном подчинении у этого демона были трое. И эти трое могли бы заменить толпу опытных детективов-ниндзя-шпионов, если бы не были столь своенравны. Любой несведущий в сдвиги по фазе трех друзей Агаллиарепта, никогда и не за какие алмазы не стал бы с ними работать. Но Агаллиарепт прошел сними жерла вулканов, стремительные потоки сплавляемых льдов и все войны, не боясь повернуться спиной и зная, что эту спину прикроют. Пора было с ними вновь встретится.
   Первый из них Гузоин, негласный лидер в отсутствие Агаллиарепта. Вечно ходил в волчьей шкуре и с волчьей головой на шапке. Как он еще не сварился в таком костюме, оставалось загадкой. Но отменный нюх и способность скрываться делали этого мужчину незаменимым разведчиком в былые времена. Сейчас же он прожигал жизнь по кабакам и очень удивился просьбе старого друга.
   Ботис - сухая, как старуха, демонесса, с парой острых рогов на нечесаной голове, была немалой поддержкой для Агаллиарепта. Гадалка, которая не гадает - она знает, что и когда произойдет. Жаль, что такие откровения на нее не часто находили.
   И остался еще один - Элелогап, который был еще тем несносным парнем. И с удивительно редким даром: он мог управлять водой и с ее помощью передавать и принимать информацию. Высокий, стройный и гибкий, словно кнут, - вот они, данные работника в тылу врага. Однако, его светло-синяя, трупного оттенка кожа делала его плохим солдатом, на которого все тут же обращали внимание. Но в отдалении, при помощи воды, этот трупак мог добыть любые сведения. Еще одна проблема была в его поведении: недисциплинированный маньяк. Возможно, этот факт не так сильно волновал бы Агаллиарепта, если бы Элелогап не носил ярко-красный султанский прикид, отчего на него смотрели буквально все, а красные штаны и тюрбан были видны даже на другом краю города. Попробуй не заметь.
   Найти этих троих было небольшим делом. Назначив местом встречи портовый город, начальник тайной службы еще раз посмотрел на монитор. Сам он уже был у врат, а Алина и компания в Раю. Интересно на чем эти ребята в этот раз до дому добрались?
   К сожалению светлое местечко не имело карты, доступ получать было лень, поэтому Агаллиарепт, вздохнув, убрал устройство в сумку и вновь уставился на красный прикид друга на другом конце порта, уже понимая, что придется заслать своих товарищей в мир людей. Учитывая скорость передвижения полукровок и умение вляпываться в приключения, лучше сразу идти за разрешениями для работе на Земле.
  
   - Ну, где же, где же!
   Нефилим бесновалась, размахивая крыльями и выкидывая с полок хлам. От взмахов крыльев по комнате кружился небольшой ураган, пару раз в его потоках встречался Пушок. Агрель укрылся в своей спальне и не спешил выходить, Герань старательно выложила баррикады из подушек, а Каин уже лежал, нокаутированный старым фолиантом.
   - Ага!
   После победного вопля, белокрылая, наконец, перестала взмахивать своими покрытыми перьями конечностями и шумно спрыгнула с лестницы, приставленной к книжной полке.
   - Алхимия - подтвержденные факты? - Герань глазам не поверила. Эта книга была настольным учебником всех страждущих познать потерянные знания алхимиков. Вовсе не редкость, даже наоборот, но чем она могла помочь?
   - Именно!
   - На что она нам, - не разделила энтузиазма подруги чертовка.
   Не говоря больше ни слова и не отвечая на вопросы, нефилим выгрузила книгу на стол, раскрыв ее на странице, описывающей алхимиков. Ее интересовал именно тот алхимик, чей янтарный амулет они украли из хранилища.
   Герань тоже интересовал упомянутый Каином друг, а еще амулет. Вряд ли кражу им простят. Правда такой маленький экспонат мог и затеряться. И затерялся, убеждала она себя, виляя хвостом в неудовольствии. Нефилим листала книгу, написанную на древнем, но еще не вышедшем из обихода языке. Современным изданиям крылатая не доверяла.
   Тонкий палец белокрылой скользил по строчкам, ее губы еле заметно подрагивали, шепча перевод. Лишь когда она нашла нужный абзац, ротик приоткрылся, пуская воздух, и она зачитала вслух.
   Доподлинно известно о шести алхимиках, что творили чудеса как мастера изобретатели, смешивания, переплавки, врачевания, оккультных наук и вплетения магии в метал...
  
   - Это еще ЧТО? - Парацельс несколько шокировано смотрел на того, кого привел к нему друг. - Раймунд, что это или кто это?
   Паренек, едва разменявший два столетия, задорно улыбнулся. Казалось, этому юноше, по меркам демонов младенцу, не страшно ничего. Даже этот необычный субъект, который испугал Парацельса.
   - Наш новый товарищ! - ответил юный алхимик, чем сподвиг Парацельса защитно выставить руки и отшатнуться, стараясь держаться от незнакомца как можно дальше.
   - Надеюсь, это шутка, - уже обнажая кинжал, пригрозил он.
   - Тише ты, лучше Агриппу позови. Наш новый товарищ несколько не в себе. Он слегка забыл, кто он есть.
   От подобной новости алхимик Парацельс сделал еще пару шагов назад, упершись в шкаф с медицинским оборудованием и оккультными книгами.
   - И ты так просто ему поверил?! - обвинительно взвыл старший алхимик.
   - А почему нет? Он сказал, что не против некоторых медицинских и гипнотических вмешательств, итого... он Ваш пациент.
   Парацельс зачесал когтями свои черные волосы, успокаиваясь, и нехотя рассмотрел того, кто явился в их обитель.
   Каин вспомнил Парацельса. Его черные когти, волосы и глубокие черные глаза. Один из демонов четвертого, самого богатого на сюрпризы, поколения. Амбициозный, как и все алхимики, но куда более жестокий, расчетливый. Он также вспомнил его взгляд, наполненный желанием поскорее избавиться от незваного гостя. Избавиться в лучших традициях злых гениев.
   - Агриппа, поди сюда! - крикнул алхимик в сторону приоткрытой двери. Из нее незамедлительно вышла женщина. И тот парень, которого привел Раймунд - Луллий, тот кем был Каин, - шарахнулся обратно, в коридор, ведущий наружу. Но не успел. Его уже волокли в заднее помещение. А женщина, обмотанная кусками кровоточащей плоти, кровожадно улыбалась.
   А затем...
  
   Каин ловил ртом воздух, задыхаясь, его глаза были широко раскрыты, тело выгибалось, шея, и без того худая, будто сплющилась. Его затрясло. Это случилось так резко, что Герань и Алина просто не успели среагировать. Застыли, смотря, как закатываются глаза мужчины, а тело начинает расслабляться.
   Со второго этажа, плюнув на приличия, спланировал Агрель. Убедившись, что от двух растерявшихся женщин толку мало, принял командование на себя.
   - Герань, держи его руки, Алина, сядь на ноги.
   Сам же ангел наклонился вплотную к лицу конкурента.
   - Не дышит, - равнодушно произнес лекарь-самоучка, наблюдая угасающую агонию. Можно было подумать, что этот чистокровный сделает искусственное дыхание или заставит одну из девушек, но Агрель все так же, не теряя уверенности и самообладания, засунул в рот умирающему два пальца и надавил на вялый язык. В припадке Каин его проглотил. Пришлось повозиться. Кашель возвестил о воскрешении. Полудемон с такой силой дернулся, что скинул Алину со своих колен, а Герань с удивлением рассматривала свои руки, которые не смогли удержать, казалось, такую немощь.
   Только через четверть часа гости и жильцы квартиры смогли успокоиться. Девушек перестало трясти. Они не были воинами, о которых так любят слагать песни, не были никогда на полях сражений. И хотя они видели, как умирают люди, испугались за едва знакомого до дрожи в коленях. Но теперь Каин спал, спал урывками, покрываясь холодным потом. Агрель, сдерживая отвращение, сидел на краю кровати, менял повязку на своих порезанных об зубы пальцах и руководил Алиной. При этом он так ничего и не сказал про зубы Каина. С больными белокрылой возиться не приходилось. Как правило, демоны и ангелы ничем не болели. А клиенты либо были живы, не требуя серьезных медицинских изощрений, или уже в состоянии, когда никто не поможет.
   - Он испугался, как чернокрылого.
   Агрель помянул мифических слуг смерти. Которых боялись, и если встречали ангелов с вороными крыльями, то шарахались, как от прокаженных. Алина не видела ничего страшного в таинственных жрицах, забирающих души. Не боялась их и считала естественным стечением вещей. А уж про страх перед черными крыльями, так считала подобное немыслимым бредом. Она даже имела друга с вороными крыльями, но тот не был мифическим слугой. Наверное, было бы интересно встретится с чернокрылым и расспросить его о той стороне, но подобную цель Алина ставила как последний пункт плана под названием "Жизнь".
   - Чего можно так испугаться, что от одного испуга коньки на стену повесить? - огрызалась нефилим, обтирая холодный пот влажной тряпкой со своего контрактора.
   - Прошлого, - тихо ответил ее бывший контрактор. При этом на его лице появилась тень боли.
   Герани не понравилось положение дел и чертовка не могла найти себе занятие поэтому она ушла, обещав скоро вернуться. Ее "скоро" затягивалось. В томительном ожидании прошел час, и, наконец, рогатая явилась на порог. В руках у нее было по пакету, в пакетах звенело стекло.
  
   - Очаровательно!
   Алина стояла на балконе, раскрыв свои крылья для просушки. От нее стойко несло пивом, и пиво же стекало по одежде. Каин проспал всю попойку и, несмотря на улучшившееся самочувствие, вставать был не намерен. Даже когда из кровати сделали стол, расставив все купленное на больном, аггел не пожелал исправить положение дел. Даже когда споили Агреля и буквально расстелили ангела на нем, Каин не пошевелился. Когда Герань, плотоядно улыбаясь, поволокла вяло сопротивляющегося Агреля на второй этаж, нефилим смогла собраться с мыслями. Нужно было подумать и разложить по полочкам уже готовые знания. Припадок Каина начался, когда Алина упомянула Агриппу.
   "Хочешь не хочешь, а ответишь!"
   - Каин, - раздался шепот у самого уха аггела. При этом нефилим подтвердила то, что и так уже знала. Его запах стал лучше. Запах тлена и гнили пропал. - Можешь не притворяться, я знаю - ты не спишь.
   Тусклые глаза открылись. Алина раньше не присматривалась, но теперь заметила. Его глаза были не просто блеклые, а, казалось, втягивали свет, не давая своего. А зрачок вытягивался в тонкую линию и казался едва заметной желто-серой линией. Кроме того, у всех нормальных существ зрачок выпуклый, у этих же глаз зрачок вгибался вовнутрь. И эти жуткие глаза сейчас смотрели на нее. Стоило мужчине узнать свою женушку, как зрачок расширился, слегка смягчая острый взгляд.
   "Он не тот, за кого себя выдает", - пронеслось в голове Алины.
   - Лучше? - ответа не последовало. - Тебя воспоминания испугали?
   - И что? Тебе же лучше от этого - больше узнаешь, - в его голосе прорезалась агрессия.
   - В этот раз ты мне не расскажешь? - спросила нефилим, прикладывая тряпку ко лбу Каина.
   - Может и так, - мужчина отстранился.
   - И все же, кого ты вспомнил?
   - Парацельса и Агриппу.
   - ВАУ! - не удержалась Алина от восклицания и тут же пристыженно прикрыла рот кулачком. Этот детский жест так и не смог бесследно исчезнуть вместе с воспоминаниями о былом. Ее извиняющийся взгляд был встречен осуждением. - Так и чем же тебя так напугали эти двое?
   - Тем, что я у них был любимой бессменной морской свинкой десятки лет.
   - Очаровательно, - поразилась девушка. - Но ведь ты говорил, что Раймунд был твоим другом?
   - Однако это не помешало ему привести меня к двум психам, которые ежедневно кололи, резали, вскрывали, отрезали, раскалывали, проводили обряды, гипнотизировали, и еще Бог знает, что делали! - Каин вспотел сильнее, оскалился и зашипел на невидимого врага, но быстро успокоился. Сгорбился, сжав амулет друга в кулаке. Пока фиктивный муж шипел, Алина успела заметить еще одну странность. Когда уголки рта Каина поднимались, на лице не образовывалось складок.
   Алина смущено потупилась.
   - Неприятные воспоминания о личном Аде со своими Церберами.
   Хуже всего было то, что Каин вспомнил это единым порывом. Сразу все эксперименты и пытки... минутку?
   Разочарование нефилим было явным и заметным. Если над Каином ставили опыты, то он не мог быть алхимиком. Подопытная крыса - вот, кем он был.
   - Разочарована?
   - Ага, - честно ответила полуангел, - но ничего. Думаю, что даже как лабораторная мышь, ты чего-то да знал.
   Каин пожал плечами, откинулся на кровать и отвернулся. Разговор был окончен. Белокрылая так и осталась сидеть на постели. Спать не хотелось, а бодрствовать неприлично. Герань, предательница, споила ее бывшего и теперь наслаждалась его обществом. В принципе, это было не впервой, даже когда бывший бывшим не был. Предательница, променяла лучшую подругу и вечер в ее компании на мужика!
   Вздохнув, Алина посмотрела вокруг: пустые бутылки, пустые пачки от закуски, и только она одна возмутительно трезва. Каин не в счет - инвалиды не считаются. Белокрылая села за стол, чтобы прочитать об алхимиках еще раз. Особенно о тех, кто в свое время ставил эксперименты на ее теперешнем муже.
   - Парацельс - алхимик-врач. Создатель огромного ряда лекарств, увлекался оккультизмом и гипнозом. Так... Агриппа - вдова, фамилию взяла от первого мужа, человека Агриппы. Хмм... Занималась всем понемногу, практиковала пытки, создание и методов операционного лечения. Да, в компанию аггел попал отменную. Как он выжил? - перелистав пару страниц, девушка нашла те крохи, что были известны о Раймунде. - Раймунд Луллий считается самым великим из алхимиков. Доподлинно ничего не известно... одни предположения... изобретение орудий причисляют к его заслугам пополам с Лонгином... так... погиб при попытке к бегству в тюрьме Шибальба. Хммм... Интересно-интересно, - Алина продолжила листать книгу, выискивая факты в этом витиеватом стиле написания. Ее интересовали эти люди, как личности. Не самые приятные, как оказалось. - Неудивительно, что Каин так среагировал. Что же они с ним там делали?
   Взгляд сам собой обратился к источнику вопроса. Аггел уснул, свернувшись калачиком, устроившись под одеялом. Едва заметные вздохи и выдохи оставляли его тело неподвижным. Бледность кожи и бескровные губы делали похожим на труп. Но это больше не вызывало внутри у девушки отвращения, скорее любопытство. Она уже притерпелась к его внешнему виду, однако все еще не могла разгадать его личность. С каждым новым воспоминанием этот мужчина немного менялся не в лучшую сторону. Ей уже казалось, что когда Каин вспомнит себя, она может пожелать быть как можно дальше от него.
   Выкинуть такие мысли сразу не удалось. Тихо подкравшись, Алина зависла над спящим и вновь втянула воздух. Не бывает, чтобы тело так быстро восстановилось. Слишком быстро. Да и этот сладкий запах... приятный. СТОП!
   Она отшатнулась, скидывая с себя чужую, бессовестно внедрившуюся магию.
   У каждого вида есть своя магия, у ангелов она в основном в голосе: убеждение, управление и успокоение. Однако встречаются индивидуальные таланты: пророки, видящие и меняющие. О них Алина только слышала. Говорили, таких талантливых сразу же изолировали и воспитывали отдельно, на благо обществу. Интересно, куда такие дарования попадали? И где они сейчас?
   А вот демоны склонны к большой физической силе, обольщению и магии черного огня. Но и среди них есть свои таланты: управление водой, некромантия и тоже пророки.
   Однако вот ЭТО не было обольщением, с которым Алина неоднократно сталкивалась. И, славу Богу, что Герань оказалась рядом и защитила честь белокрылой. Магия Каина была тоньше: даже не игла, а волос, проходящий сквозь душу. Слишком тонкий, чтобы заметить. Управление сознанием, но все с той же магией, заставляющей женщин быть легкодоступными идиотками. Неужели он ее околдовал? Нефилим сосредоточилась, прогоняя из себя все чужое. Нет, не околдовал, но мог бы. Неудовольствие девушки превратилось в стакан недопитого пива, вылитого на голову спящему.
  
   - Что с вами случилось? - Герань смотрела с откровенной издевкой. Алину она сама пивом облила, а вот что случилось с Каином? Волосы этих супругов вздыбились колтуном, будто их корова всю ночь лизала. Не говорить же краснокожей, что полночи эта парочка ругалась и обливала друг друга пивом, пока подушка не всплыла. Чертовка бы этого не простила. Так перевести продукт!
   Пришлось идти в ванную. Причем бороться с Каином за первенство использования санузла. Победил Каин, одним движением за волосы опрокинув нефилим и захлопнув перед ее носом дверь. От такой наглости растрепанная девица кинулась на деревянную преграду. На шум выбиваемой двери из своей обители выполз и Агрель. Надо сказать, выглядел он даже хуже, чем Алина и Каин вместе взятые. Бледный, с черными кругами под глазами, дыбом стоящими волосами, в порванном платье, весь покусанный и поцарапанный. Его счастье, что все еще не трезвый. Трезвый бы так не рухнул со второго этажа и не пополз бы на четвереньках к входной двери подышать свежим воздухом. А тут как раз Алине удалось вскрыть дверь и получить в свое распоряжение мокрого аггела, решившего отбиться струей ледяной воды из душа. Белокрылая кошкой прыгнула на обидчика, повалив на пол и за волосы вытащила того из ванной. И тут Агрель дополз до двери, поднялся и открыл ее.
   Бывают дикие совпадения, например, такие. Курьер приходит с посылкой и только заносит руку, чтобы постучать, как ему открывают дверь. Этот молодой ангел демонов в жизни еще не видел, а вот теперь имел честь познакомиться. И так Агрель был похож на страшные сказки, которыми травят юные умы, да еще Алина и Каин в качестве фона, и чертовка невдалеке хвостом машет. В общем, зачем паренек пришел, он и сам забыл, и, резко озаботившись своим физическим и душевным здоровьем, рыбкой нырнул с балкона, расправляя крылья. Судя по всему, это был его первый в жизни полет. Славу Богу, удачный.
   Агрель проводил взглядом улетающего юнца и покосился на лежащий у двери пакет. Почта. Кое-как вывалился наружу и уселся у двери, рассматривая пакет. Такую бумагу не создают в Раю, значит посылка с низу. Значит Алине. Но на пакете ни слова кому и за какие заслуги. Оглянувшись на бывшую супругу, Агрель распечатал пакет.
   И завис, листая бумаги. Взгляд его становился все напряжённое с каждым увиденным документом.
   - Ар...Арина! - сдавлено позвал он. - Подойди сюда.
   Послышался невнятный стон и хлопок двери. Каин таки получил возможность помыться. И вот злая нефилим предстала перед взором бывшего мужа. От вида девушки Агреля передернуло, и он чуть не последовал за курьером. Но он свою благоверную видел и не в таком обличье - привык.
   - Что? - удивилась девушка слегка безумному взгляду Агреля.
   Ангел сглотнул и протянул руку, заставляя ее сесть рядом с собой.
   - Арина, пожалуйста, скажи, что ты не ввязалась в нечто даже для тебя дико опасное, - в его голосе сквозило беспокойство. - Я не хочу тебя отговаривать, твоя жизнь - это только твои возможности, но, - он поджал губы, помолчав, перед тем как сказать, - в этот раз я против твоей авантюры.
   - И что? - в голосе белокрылой был вызов.
   - Ты не до конца разобралась в ситуации и нырнула в приключение с головой, а нужно было посмотреть глубже.
   - Давай короче, я не люблю эти ваши ангельские "рифмы".
   Ангел вздохнул и, резко развернувшись лицом к своей бывшей, хорошенько ее встряхнул за плечи. У ангелов, мягко говоря, не принято так обращается с девушками. А уж для Агреля такое поведение - нонсенс.
   - Бросай это дело и этого... этого Каина! И ни в коем, слышишь, ни в коем случае не ищи дальше! Затаись!
   Нефилим вырвалась, опешив от такого проявление чувств. Агрель уже протрезвел и был напуган, на его лице играл страх за жизнь и еще нечто неопознанное.
   - С... с чего это?
   - Арина, не ходи в этом направлении, - он почти шептал. - Тропинки назад не будет.
   Лишь через день нефилим Алина поймет, что значили эти слова напутствия. Что именно тогда у нее был последний шанс остановить надвигающиеся беды.
  
  Глава 12. Поджигая мосты.
  
   Документы были изъяты из-под попы ангела, который наивно полагал, что раз он на них сел, то бывшая жена не достанет. На попытку отобрать обратно, ему был дан пинок. Выпрыгнувший Пушок щелкнул зубами у носа Агреля, заставив того спешно отступить обратно в квартиру. Пухлая, уже вскрытая папка, еще пахнущая порохом и газами Ада, покоилась на коленях девушки в ожидании, когда она начнет изучение. Прислал их, судя по всему, тот тип - Агаллиарепт. Вариант с другим "доброжелателем" крылатая обмозговывать не стала. Насладившись ожиданием, Алина пролистала первые документы, которые удивили ее своим содержанием, вернее направленностью этого содержания.
   Вымытый, выполосканный и довольный аггел, без единого следа недавнего недуга, вышел из ванной. Вновь в розовом халате. Агрель взвыл, Герань со слезами на глазах, роняя открытую бутылку, сползла на пол в приступе неудержимого хохота. Но ни насмешек, ни возни переодевания Каина - ничего этого Алина не слышала, погрузившись в чтиво. Бой за остатки закуски, вновь завершившийся победой Каина, белокрылая пропустила, как и связывание своей подруги и подвешивание той на люстру. Грохот разбившейся люстры отвлек на секунду, но знакомый трехэтажный мат успокоил. В комнате затеялась новая потасовка.
   "Кажется, кому-то отгрызали ногу. Ну, у Каина быстрая регенерация. А теперь, судя по звуку, Агрель защищает... а кого он может там защищать? Может, он изменил свое отношение к Герани?! Интересно! Или он, как обычно, думает, что сам себя расцарапал, а пахнет от него не перегаром, а лавандой? Не могу сосредоточиться!!!"
   Грохот, полуангел подскочила и вбежала внутрь, испытывая острое желание прибить всех и каждого. Но когда она увидела, что там творится, то замерла в нерешительности:
   - Герань?
   - Да, - сдавлено ответила та.
   - Если ты затеяла повеселиться с ними обоими, могла бы мне намекнуть, я бы удалилась.
   - Заткнись и помоги!
   Сильнее всех в этом "бутерброде" досталось Каину, на которого упала люстра вместе с чертовкой. Агрель сунулся помогать, но его придавил кусок потолка. Вдобавок, Пушок не пожелал остаться безучастным, вцепившись в ногу ангела. И вот, несчастная хвостатая оказалась зажата между двумя нокаутированными мужчинами разных рас.
   Бутерброд распался, компрессы были розданы, гремлин заперт в холодильнике, соседи, с интересом выглядывающие из дыры в потолке, успокоены, бригада строителей вызвана, друзья рассажены по углам, а Алина смогла, наконец, вернуться к чтению.
   Агрель был прав, это Алина успела понять. Некто пытается заставить ее идти по намеченному чужой рукой пути. И этот путь казался, как минимум, опасным. Белокрылая потерла переносицу. Оставалось только решить, а стоит ли игра свеч?
   - Герань, на пару слов, - чертовка нехотя вышла из своего угла и села на кровать, рядом с Алиной. - Глянь-ка, - передала та несколько листов.
   Полудемон-получерт повертела их, почитала и даже лизнула. После этих процедур с недоумением косилась на подругу.
   - Уж прости мою недальновидность, - ее голос был слегка ядовит. - Скажи прямо.
   - Твои собратья решили мои крылья использовать в качестве перьевой подушки. Некто из верхов хочет, чтобы я выполнила работу за него. Мне кажется, более чем вероятно, что этот некто желает с моей помощью получить подсказку для поиска последнего "орудия власти".
   - Пф, - фыркнула чертовка. - Вот и возились бы с этим каличем сами! - она презрительно покосилась в сторону аггела.
   - Герань, Агрель тоже это понял, - нефилим кинула быстрый взгляд в сторону ангела, стоящего на втором этаже с компрессом на голове. - Если бы Каин остался в Аду - это привело бы к конфликту, перешедшему в холодную войну или даже к восстаниям. Слишком многие желают обогатится за чужой счет. Информация просочилась в Рай - спасибо нашим шпионам. Что дало нам прикрытие. Гораздо легче найти артефакт втихую, оперируя ресурсами и информацией, - тут она повысила голос, обращаясь к контрактору. - Каин, ты должен рассказать ВСЕ, что помнишь. Кажется, я собираюсь нырнуть в омут, но мне нужны ласты и трубка для дыхания. Так что, будь добр мне их предоставить!
   Каин медленно выглянул из-под стола. Там стояла коробка с мелкими деталями (сломанные будильники, телефоны и прочее), которые его очень заинтересовали. Как обычно, никого не спрашивая, мужчина просто начал втихую возиться с железками. Отвлекаться ему совершенно не хотелось.
   - Каин! Двигай к нам, мы держим совет!
   Агрель будто случайно спустился на первый этаж, якобы по своим делам. Вот и вся компания в сборе.
   - Каин, - преувеличенно ласково начала Алина. - Не хочешь ли ты нам кое-что рассказать?
   Аггел ничего рассказывать не желал. В сторону стола пошла Герань. Состоялся короткий диалог: настольная лампа - голова.
   - Итак? - все так же ласково продолжала допрос Алина. Герань равнодушно держала ее мужа за шкирку.
   Полудемон сдался.
   - Хорошо-хорошо! Кое-что я не рассказал. Но только из-за ненадобности! Там, правда, просто некоторые обрывки, они ни о чем не говорят! - попытался отбрыкаться мужчина, когда ему начали выворачивать руку. Теперь еще и Агрель добавил свою лепту, подходя с дымящим чайничком. - Не ждите многого!
   Каин задумался лишь на секунду. Он решил не говорить о том, что алхимики пытались вернуть ему уже тогда утерянную память. Так же он решил опустить некоторые свои предположения и наблюдения. И выдать энтузиастам те крохи, которые помнил о копье. Маленький диалог с его другом.
  
   - Для чего оно тебе? - спросил чем-то раздраженный Раймунд у...
   - Для моего... ... - ответил тот, кого сейчас зовут Каин.
   - Значит, оно может...
   - Верно, оно... Однако я... оно не целое... работает оно лишь в моих руках.
  
   - Герань, не смей его больше бить! - прикрикнула белокрылая на смутившуюся рогатую, которая всего лишь хотела дедовским методом развязать язык подлиннее.
   - Хм, - протянул аггел. - Копье было у Лонгина, и он им пользовался, однако оно было... - мужчина замолчал. - Неполным... - опять молчание. - И без полноценности оно могло использоваться только, чтобы... слепить... а если оно будет полным... сможет открыть... - Каин в этот раз молчал намного дольше. Открывать, что только он мог пользоваться копьем, мужчина не собирался. Кивнул. - Это все.
   - Бред какой-то! - озаглавила чертовка общие мысли.
   На ее слова бывший заключенный только пожал плечами. Но Алину не смутило количество информации, у нее уже была новая жертва на примете.
   - Агрель.
   Герань радостно прыгнула в сторону ангела, не испугавшись кипятка в чайнике.
   Итог был такой. В речи аггела были некие интересные крохи, но без понимания алхимии не понятные. В алхимических секретах непокапаешся, так что далее Алину интересовали положение дел в несуществующем отделе. А вот Агрель запел соловьем, когда его приперли к стенке. Вернее, попытались прилюдно изнасиловать у стены под пристально-любопытными взглядами Каина и Алины. Так вот.
   Агрель работал около трех тысячелетий назад в шестом отделе, однако, его, как и многих, упразднили. Но как упразднить связи? Так Агрель и стал обладателем многих знаний, к которым доступа не должен был иметь. Например, что шестой отдел все еще существует просто стал штабом шпионской службы. И одна группа, то негласно, то в открытую, то под прикрытием, собирала все, что было известно об "орудиях власти". Естественно, большую часть данных составляли данные о потерянном копье. Слухи, в основном, и ничем не подтвержденные теории. Приблизительно эту информацию и послали Алине. Также Агрель дал очень ценные сведения - имена глав отделов.
   Это заставило Алину серьезно задуматься.
   Некоторые имена были ей знакомы по историческим данным. Например, Загзагил - начальник тайной службы шестого отдела. Именно он пытался заставить человечество любить одного бога, истреблял нефилимов и делал многие другие богоугодные дела. Сашиель - божий фанатик со своими критериями справедливости. Даже не стоило вспоминать его чистку на небесах, а затем пышные кострища на Земле. Суфал, который так и не пережил первобытную эру (экстремист жил на Земле почти две тысячи лет в первобытном племени), до сих пор шокирует всех голым задом и огромной дубиной. То-то мамонты перевелись. И еще несколько имен, о которых Алина ничего не знала.
   - Так, нужна помощь, - бросила в воздух нефилим и повернулась к подруге. - Можешь отказаться, но, боюсь, мне придется просить помощи у твоего брата.
   - У Лютика? - не поверила ушам девушка. - А при чем здесь он?
   Иногда на чертовку находили озарения проницательности и ума. К сожалению, сегодня был не такой день. Вместо озарения - тупняк.
   - Герань, - с огорчением вздохнула Алина. - Лютик не просто охранник, он вертится среди высших чинов и не раз и не два был у правителей Ада в прямом подчинении. А значит, имеет доступ к информации. Верно?
   - Да, - с сомнением выдавила краснокожая. - Но шанс, что братик нам поможет в таком деле...
   - О нет, - остановила ее речь белокрылая. - Мне от него нужна только информация. Однако... - девушка задумалась, нервно подергивая крыльями. - Не могу придумать способа, чтобы не прознали власти. Думаю, линии прослушиваются, и не идиотами.
   Герань нагло улыбнулась.
   - О! Я придумала! - вот он - момент прозрения. - Сестричка Примула недавно приехала к братику в гости. С ней в детстве мы играли в одну интересную игру. Смысл был такой. Я произношу первым делом "Примульчечик", - комната резко наполнилась хрюканьем и кашлем. - Это означало, что дальше мои слава нужно расшифровывать. Она дешифратор при охранной службе Ада. Так что проблем не будет.
   - Продолжаю удивляться твоим нежным отношениям с родственниками. Итак, что нужно от меня в процессе сей шифровальной деятельности?
   - Просто скажи мне, что ты хочешь знать.
   На небе не было обычных телефонов, техника была на минимуме. Зато была развита магическая ветвь связи, и существовала даже прямая линия, соединяющая с Адом. Так что с Примулой удалось связаться довольно быстро.
   Ангел, нефилим и аггел шокировано слушали бред, который говорила Герань по связи со своей сестре. Произнеся ключевую фразу, чертовка начала говорить о голубом небе и розовых цветочках. О том, как лучше чистить коренья и с чем пить чай. Закончив тему кулинарии, они перешли на мужской пол. От фонтана лестных подробностей Агрель остолбенел и еще долго не мог нормально функционировать. И вот, наконец, сестры распрощались.
   - Что это было? - невнятно выдавил из себя Каин, мало что поняв. По лицам сотоварищей он определил, что они также озадачены происходящим.
   - Шифровка, - был им ответ.
   Аппарат на стене долгое время висел молча. Он так и не зазвонил. Зато в комнате появился другой аппарат - просто появился из ниоткуда. Вот он-то и заговорил. Сразу же, стоило собравшимся обратить на него внимание.
   - Ну, здравствуй, сестричка! - раздался из аппарата голос Лютика.
   Компания молчала.
   - Слух прошел, что твой мохнатый хвост решил влипнуть в кучку дерьма. Я даже знаю, кто его наложил, и кто преподнес. Алина, стерва крылатая, ты тоже там?
   - Тут я, тут я, - сложила та руки на груди.
   - Это тебе моя сестра надыбать просила такой редкостной хавки?
   - А кому еще? - манера разговаривать этого шкафоподобного демона сильно раздражала нефилим.
   - А ты не в курсе, что после ТАКОГО можно и башки лишиться!
   - Типа того.
   - Ну, раз в курсе... Тогда слушай.
   Все затаили дыхание. Алина подалась вперед. Агрель повернулся в сторону небесного телефона ухом. Каин замер, словно загипнотизированный. Герань села на кровать.
   - Асмодей, название твоего надгробного камня. Вельзевул - твой гробовщик.
   - Черти рогатые! - поморщился Агрель.
   - Очаровательно! - опустила руки Алина.
   - Еклмн! - емко заметила Герань.
   - Это кто? - не понял Каин.
   На него зло покосились. Не объяснять же необразованному дурачку, что это имена главных шишек в Аду.
   - Много вас там? - спокойно подвел итог Лютик, услышав такое разноголосье. - Алина, ты их с собой потащишь?
   - Нет, - тут же ответила белокрылая. Это вызвало эпидемию переглядываний и недоумения на лицах.
   - Так и поверил, - равнодушно отозвался Лютик. - Еще мне известно, что короли Ада послали за тобой хвост. Агаллиарепт с его старой командой. Мастер воды, гадалка и оборотень. Веселое тебе конвоирование ожидает, - похихикал Лютик. - Ладно, шутки в сторону. По поводу самого копья. Удалось узнать, что это проклятое оружие якобы не работало. Никто не смог разобраться, как оно действует и что делает. Даже если оно случайно оказывалось в наших или ваших руках, толку от него не было, его не узнавали и не считали ценным. Был, правда один сильный этого мира, который ведет поиски до сих пор, по его указу за копьем, как шавки, носились и ваши, и наши, пока не потеряли последний след. В последний раз копье принадлежало некому правителю на Земле и натворило много бед. Точнее, ищи сама. Я и так расщедрился на секретные сведения. Пакеда, белобрысая. Герань, не лезь в эту заварушку. Пока.
   Аппарат пискнул, сообщив о конце связи. И исчез.
   - Круто, - заметила младшая сестрёнка многодетной семьи. К ее восхищению присоединился Агрель. Такая демонстрация впечатлила даже его. А Алина задумалась еще крепче. Ее насторожило упоминание "сильного мира" то есть, серого кардинала неофициально правящего определенными территориями и которому подчинялись. Например, короли Ада по струнке у одного такого деятеля ходили. Положение дел нравилось белокрылой все меньше и меньше.
  
   Отсчитывая минуты, когда начальство узнает в деталях обо всех похождениях нефилим, компания развлекалась, как могла. От игральных карт (не меньшая контрабанда, чем спиртное), до настольных игр. Втянуть в нечто подобное Агреля было делом сложным, пока он был трезв. И, к сожалению, ангел не был таким дураком, чтобы еще раз попасться на уловку чертовки и выпить рюмочку. Впрочем, когда очарование краснокожей не работало, в ход шли ее кулаки. По отношению к Агрелю, правда, она использовала щадящие меры, так что с картами в руках чистокровный сидел лишь слегка помятым.
   - Король.
   - Туз.
   - Подкладываю туз.
   - Нету.
   Из одеяний на ангеле остались только крылья, которыми он и прикрылся. Чертовка тоже лишилась парочки элементов гардероба. Сережек и кольца. Алина, проиграв, пыталась снять с себя крылья и, убедившись, что те сидят как и прежде прочно, рассталась со шнурком для волос. Каина не пожелал раздеть ни один извращенец. Его даже замотали в одеяло, чтобы была лишняя тряпка. Однако, вопреки общим беспокойствам, все снятые вещи покоились кучкой у его ног.
   Ангелу больше нечего было снимать, а освежевать его не спешили. Так что, как первый выбывший, он сторожил у окна. Не успели карты вновь занять свои позиции в руках игроков, как чистокровный громко возвестил:
   - За вами пришли!
   Карты присоединились к остальной контрабанде - у Пушка в пасти. Тот как раз дожёвывал последнюю бутылку.
   Ангелы в двери не стучат. Дурацкая, частенько в Элизиуме наказуемая, привычка. Например, у пары бескрылых с четвертого этажа перед дверью медвежий капкан. А у одного альтруиста с седьмого висит ловушка с арбалетом. А на самом первом - цокольном этаже, живет вполне крылатый, но очень скрытный ангел, так вот, в последний раз вошедший без стука превратился в симпатичную кляксу на потолке.
   У Алины не было ни капкана, ни арбалета, ни даже биты на случай входа без стука, поэтому гости вошли без членовредительства. Зато в квартире их ждал сторожевой гремлин, в одно мгновение заменивший капкан, сомкнув челюсти на самой вкусной, по его мнению, ноге.
  
   - Отправились в Ад без обязательной расписки от вышестоящего! Устроили стриптиз у врат! Угнали машину! Раскопали могилу! Бесплатно прокатились на дирижабле! Задурили голову смотрителю музея! И покалечили одного из посланников совета!!! Как вы это собираетесь объяснить!!? - орал, махая огромными крыльями, глава совета. Он даже посинел от натуги и нехватки кислорода. Его собратья ангелы придерживали свои головные уборы и полы одежды, чтобы не сдуло. И как только совет обо всем этом узнал?
   В любом случаи, положение было не хуже обычного. Это было равносильно "отбрехайтесь или вам не жить". А отбрехиваться Алина умела. За всех.
   - О великий, достопочтимый, честный, верный светлым идеалам и понятиям совет. Ваша верная слуга всего лишь выполняла доверенный ей долг и заботилась о воскрешении памяти своего контрактора, который так внезапно возжелал посетить родные края. - Герани пришлось наступить на ногу Каина, чтобы тот случайно не раскрыл зубастую пасть. - Его память лишь спит, и ваша слуга пыталась воскресить ее всеми доступными способами, но если бы мы медлили, то возможно упустили бы момент, - "Водички бы", - и наши радикальные меры были лишь во благо несчастному. Судите меня, но знайте, я старалась на благо Рая.
   Ее выслушали. Попереговаривались и, судя по всему, простили. По мнению Алины, было бы очень странно, если бы сейчас они прервали намеченный план. В конце концов, поиск копья был и в их интересах. И судя по всему совет древнейших охотно выступал позади поисков, просто наблюдая и оценивая. Препятствовать поискам, то есть останавливать Алину. Им было не выгодно.
   Настала очередь Герани. Совет она не интересовала, ее судьба не была под угрозой в данный момент. Совет Рая не имел права этого решать. Даже применять силы к ней не смел. Так что краснокожая была в зале совета добровольным гостем и свидетелем. Отвечала сухо и по существу, полностью подтвердив легенду подруги. Каина не спрашивали, решив, что тот все еще не понимает ни слова из ангельской речи. Возможно, он бы и захотел вставить слово, однако девушки смотрели на него так, что это слово застряло в глотке.
   А затем им позволили уйти. Показушное слушание закончилось.
  
   Опекун Алины, нервно нарезающий круги по небу и земле, наконец, узрел, как его подопечная выходит из зала совета. Не зная, радоваться ли отсутствию кандалов на этой блондинке, мужчина поспешил спуститься на небесную землю и поскорее отделить девушку от остальной компании. Не говоря ни слова, он схватил свою подопечную за локоть и потянул на себя, пытаясь увести от друзей. Друзья были против, причем все. Однако Алина лишь махнула им рукой, позволяя себя уволочь к ближайшему небесному древу.
   - Ты даже не представляешь, какими проблемами обернутся твои действия... - говоря сквозь зубы, ангел тяжело дышал.
   - Почему же, знаю. И если я постараюсь...
   - Их будет еще больше!
   - Прошу Вас, Михаил, хоть Вы не ставьте мне палки в колеса. Мне и так заговор мерещится под каждым кустом! - раздраженно заметила воспитанница, специально акцентируя внимание на вежливом обращении.
   - А с чего это ты решила, что он тебе мерещится, милая? - Михаил произнес это тоном врача, объясняющего маленькой девочке, что Санта умер.
   - Очаровательно, - убито ответила Алина. - Но не новость.
   - Так что быстро рви узы с контрактором и...
   На это Алина только неопределенно хмыкнула. Сложила руки на груди и, впервые с момента знакомства с этим мужчиной, оказала настоящее сопротивление.
   - Он мой, и я его не намерена никому отдавать.
   Кажется, это заявление было сказано слишком громко, и разномастная группа тоже ее услышала. Все шушуканья прекратились. Лицо Агреля приобрело самую крайнюю степень офигения, Герань перестала дышать, разинув рот, Каин завис. Примерно все это же, только одновременно, произошло и с Михаилом. Но ангел быстро взял себя в руки, и не дал подопечной вернуться к друзьям.
   - Твоя тяга узнать знания, не предназначенное тебе, погубит тебя! - было в его голосе нечто по-детски жалобное. Это заставило Алину сбавить обороты.
   - Я останусь с ним. Я помогу ему узнать о себе, заодно и просвещу себя. Это наш контракт. Это мои условия. Вы просто не сможете мне помешать. Михаил, я Вам безмерно благодарна, но как мне жить и за что умирать, решать не Вам.
   Это был последний разговор Алины и Михаила. Каким-то неведомым чутьем, она это уловила. Будто нечто маленькое и острое порезало ее изнутри в этот момент. Выражение лица ангела было неузнаваемым. На нем застыла боль. Что же этот древний знал такого, что еще не приходило на ум юной нефилим? И почему он промолчал?
   Алина поджала губы и опустила глаза, но больше не произнесла ни слова. Его опека над ней закончилась.
  
  Глава 13. Начало похода.
  
   - Э? Алина? - попытка Герани начать разговор провалилась. Нефилим выпала в одну из реальностей и пока еще не вернулась, тупо смотря на стекло окна. - Попробуй ты, - раздался злой шепот. Через мгновение послышался низкий голос Агреля.
   - Тебе стоит с нами поговорить. Нельзя было грубить ангелу, ибо ты существо ниже и... - судя по звукам, бывший муж, как минимум, получил между ног.
   - Твоя очередь, - палач вызвал на плаху аггела. Тот встал напротив нефилим и казался немного испуганным. Еще бы, после такой демонстрации!
   - Алина, я их боюсь, - честно признался он, косясь на чертовку и скрюченного в сторонке полнокровного. - Давай ты с ними поговоришь, а то они и меня... того... кастрируют.
   Светлая головушка отлипла от стекла и, наконец, возвела свои ясные очи на честную компанию. И молвила она:
   - Полудурки, вашу рогатую мать. Вы-то на кой нос суете?! - обращалась она исключительно к ангелу и чертовке.
   В принципе такой настрой был понятен им всем. Хотя Герани пришлось объяснить по слогам, пока и она не осознала всю проблему.
   Сколько они не думали, путей обхода придуманного чужими умами плана они не находили. Сколько ни старались, не могли смягчить приговор. Нужно было найти копье. С ним была связана и память Каина и сама Алина немало заинтересовалась нависшей над орудием тайной. Но как начать поиски не втягивая мир в резню и не вешая себе на хвост лишние неприятности. Исходя из всей ситуации, включая расстановку сил Ада и Рая, мирные соглашения и политические убеждения, получаем следующую картину. Не было иной возможности искать копье на Земле, кроме как отправившись в бега. Добровольно отречься от титулов, власти и принадлежности к обществу, стать изгнанниками, читая между строк - преступниками. Только в этом случаи ни у Рая, ни у Ада не было возможности погрязнуть в эпидемии непонимания, войн и кровопролитных сражениях. Только, если Алина и ее контрактор, не опираясь ни на чью официально уполномоченную руку, самовольно отправятся искать орудие власти, тем самым ставя на себе крест, только в этом случаи конфликт не возникнет. Иначе одни будут ссылаться на других, другие, на первых и НАЧНЕТСЯ!
   Выбора не было. Нет, был, естественно. Как говорил Михаил, бросаем все, и мы вновь свободны. Но разве можно бросить то, к чему всю жизнь стремился? Это же не просто копье! Это ответы на вопросы. Многоуровневая тайна древности, напрямую связанная с алхимиками и их секретами. Алина впервые ощутила, что она как никогда близка к нахождению того, что ищет. Разве возможно все бросить сейчас?
   - Я ценю вашу поддержку, - нефилим прикоснулась лбом к холодному стеклу. - Но на этом все. Повторяю, вы остаетесь здесь.
   - А мы тебе повторяем, никуда ты без нас не денешься! Правда же, Агрель? - получив в ответ неясные поскуливания, краснокожая неудовлетворенно дернула хвостом и вновь воззрилась на аггела. Весь ее вид говорил: "Поддержи меня! Если жить хочешь!"
   - А почему ты против их помощи? - попытался Каин, потирая шею. - Вы же друзья.
   - Именно поэтому и не хочу, - раздраженно буркнула Алина.
   Каин еще немного потер шею, разглядел на ладони ошметки сухой кожи и, скривившись, направился в ванную. Сегодня у него чесалось буквально все. Кожа слезала огромными клоками и оставалась под одеждой. И это при том, что не так давно он мылся и, как ему казалось, соскреб все, что соскребалось. А еще он безумно много ел. Холодильник стоял пустой, а Пушок неожиданно возлюбил высокие места, стараясь меньше попадаться на глаза облезающему и вечно голодному аггелу.
   Пока подруги выясняли отношения, Каин вновь скрылся в ванной, Агрель нашел в себе силы подняться и целенаправленно подкрасться за аггелом.
   Ангел Агрель в прошлом работал шпионом. В его списке способностей было все: от сбора сведений до бесшумного убийства. Последнее мужчина и замыслил. Если Алину нельзя было остановить мирными методами, есть иные. На его руках было и без того много крови - каплей больше или меньше, дела уже не сделает. Особенно ЭТОЙ крови. Уже у двери будущий убийца выпрямился, будто не он только мгновение назад еле мог дышать. Из просторного рукава выскользнул костяной стилет, весь увитый рисунком цветов и бабочек. Какая насмешка, но именно этим украшенным умелой рукой, куском кости, этот ангел и убивал. Нет, добивал из милосердия. Ибо твари Ада только его и могли получить. Шаг за дверь.
   Внезапный грохот из ванной заставил представительниц прекрасного пола подпрыгнуть. Пару секунд сохранялось траурное молчание, затем Алина заметила отсутствие мальчиков и нехорошо сощурилась. Ее подруга вильнула хвостом и целенаправленно пошла к двери в ванную. Нефилим в последнюю очередь думала, что некто из ее компании смог бы убить другого. О способностях в этом деле Агреля она не была осведомлена. Вернее, не хотела об этом знать.
   - Алина, - несколько ошарашенно позвала чертовка, - посмотри-ка, - с этими словами рогатая вновь зашла в ванную. За ней торопливо вбежала нефилим и еле сдержала раздражение.
   - Вот это да... Мальчики, а вам как, хорошо? Не холодно? Нигде не колет, не ломит? Не болит? Странно.
   Краснокожая с широко раскрытыми глазами смотрела на довольно занятную экспозицию. Белокрылая продолжала расспрос с пристрастием.
   - Агрель, твоя голова в унитазе, это, конечно, восхитительный вопрос дизайна, но не стоило вырывать эту незаменимую в хозяйстве мебель. Или ты решил ввести моду на унитазы в виде шляпок? Каин, - позвала она, переключаясь на новую жертву. - Брось ножик, ангелов есть нельзя, они не куры гриль хоть и пернаты. Да, и челюсти разожми, а то так руку моему бывшему и ампутировать придется. Ну и оденься. Побыстрее. Еще быстрее. А теперь, когда мы разобрались - девочки ждут своих мальчиков в гостиной, - закончила Алина и выволокла ошарашенную Герань из ванной комнаты.
   Наблюдая, как бригада строителей освобождает голову ангела от унитаза и ставит несчастную мебель на место, нефилим постучала себя по лбу, обсудила случившееся с Геранью и сделала выводы. Не радостные выводы.
   Агрель шипел от злости и боли. Его еще ни разу так не унижали. А казалось, дело пустяковое. Он зашел сзади и плавным движение опустил стилет на незащищенную шею обнаженного полудемона. А этот, будь он неладен, настолько плавно скользнул в сторону, что ангел просто улетел в ванную. В намерениях чистокровного Каин сомневался до того момента, пока не разглядел ножичек, тут-то он и решил бежать. Но цепкие пальцы сжали его ногу. Новое падение - теперь уже аггела из ванны. Завязалась короткая борьба, по итогам которой унитаз наделся на голову полнокровному, и тот умудрился вырвать его. Фонтан брызг из труб сровнялся с фонтаном мата из унитаза. Вот такими вот красавцами женская половина их и увидела. Ангел заскулил от стыда. На его душевные терзания никто особо внимания не обратил. Только Алина продолжила хмуриться и с каждой минутой все сильнее и сильнее. Стилет был у нее в руках. А Каин молчал. Он ничего не сказал о случившемся. Ни слова. Ни жалобы. Будто покушение на его жизнь - это само собой разумеющееся событие, которое не могло обидеть или разозлить, или даже испугать. Белокрылая вздохнула и бросила стилет Агрелю. Полнокровный поймал несостоявшееся орудие убийства и посмотрел голубыми глазами на бывшую жену. В них не было ни грамма раскаяния, зато море неодобрения.
   - Итак! - взывает авантюристка к будущей авантюре. - Завтра, мы с Каином спускаемся на Землю и пропадаем пропадом. Вы, - указала она на друзей, - делайте, что хотите. Но потом не вините меня.
   Агрель прикрыл глаз отворачиваясь, чертовка напряженно ударила хвостом.
   Завтра все начнется.
  
   - Проснись! - выдыхая в ухо спящей женщины, шептал ангел.
   Герань повернулась на другой бок, чтобы увидеть полнокровного. Для начала она решила задумчиво щелкнуть зубами и многозначно прищурится. Но Агрель не ушел, не растаял ночным сном и не заявил, что ошибся койкой. Однако и в объятия хвостатой тоже не спешил. У него был еще более тяжелый взгляд, чем вчера.
   - Они, - повисла многозначительная пауза, - удрали.
   - ЧЕГО???!!!
  
   Бежали полукровки как ненормальные. Каин только и мог бестолково хлопать дырявыми крылышками и жмурить глаза. Алина добавляла скорости монотонным движением крыльев и беспощадно задевала своим мужем все углы, столбы и прочие препятствия. Единственной здравой мыслью в ее не выспавшемся мозгу было: "Только б оторваться!".
   По плану, нужно было достичь Земли и пропасть там без вести. Для этой цели белокрылая уже договорилась с единственным навигатором, с которым дружила и которая согласилась помочь.
   - Марьен, все готово? - задыхаясь, почти неслышно проговорила Алина.
   Ей ответили не сразу. Было слышно, как на том конце связи шустро стучат по клавиатуре и, кажется, по мебели.
   - Почти, сахарная, минуты две.
   - Мы уже у врат! - в голосе прорезались нотки истерики.
   - Так-так, - все еще не было точного ответа, - о! Нашла!
   - Слава Богу!
   - Слушай, этот заказ достаточно далеко. Достаточно не скоро. Я заменю тебя в последний момент. И я НЕ ХОЧУ знать, зачем это тебе! И если меня спросят, Я СКАЖУ, что ты ИСЧЕЗЛА и связаться с тобой НЕ ВЫШЛО.
   - Ага, молодец. А наши молодцы?
   - Герань пошлют далеко с ее требованиями, но с ее связями это ненадолго. А твой бывший благо-неверный... бедный мужик. Только у дьяволицы находит тепло и уют.
   - По делу, Марьен, - наконец, отдышавшись, прорычала нефилим.
   - Вряд ли сдвинет филейную часть из Рая. Так что... к черту. Не пропади там пропадом, пиши письма, шли сувениры. - Пошутила напоследок навигатор.
   Выровняв дыхание и бросив "Спасибо", выключив связь, Алина потянула полудемона к стойке. Из-за стола выползло юное дарование с язвой вместо язычка. В этот раз она не язвила, пока ее родитель заполнял бланки и готовил врата. Она (или он) смотрела своими небесными глазами на Алину и будто порывалась что-то сказать, но никак не могла подобрать слов. Наконец, когда аггел и нефилим уже подошли к активным вратам, этот ребенок внезапно подбежал и вцепился в свободную руку Алины.
   Глаза юного ангела обладали поразительной насыщенностью света. Слишком яркие... без зрачка. Заворожённая этим зрелищем Алина потеряла связь с реальностью, утопая в пронзительной голубизне. Пигалице удалось притянуть нефилим за руку к себе. Алина села на корточки, и в ее ухо тут же зашептали:
   - Ответ на вопросы ясен, как первый день солнца, он ослепительно светит рядом с тобой. Найдя его, ты заплатишь жизнью других, а потеряв - лишь своей. Помни, плата за ответы будет непомерно огромна. Цена - жизнь этого треугольника.
   Когда девушка, побледнев, вновь посмотрела в лицо ребенка, его взгляд был обычным. Но всем своим видом это дитя вопило: "Не ходи!". И эта молчаливая мольба уже совсем было убедила нефилим, как...
   Впервые после знакомства с аггелом, он повел себя властно и требовательно. Заметив, что белокрылая подруга застыла истуканом и будто передумала, аггел с неимоверной силой схватил ее за руку и дернул на себя. Сила была столь велика, что легкое тело с крыльями, не касаясь ногами пола, головой вперед, нырнуло во врата. Лишь затем, окинув холодным взглядом ребенка, во врата шагнул Каин. От его полуулыбки маленький ангел забыл, как дышать.
   У ребенка просто не хватило бы сил что-либо изменить. Ему оставалась только ЗНАТЬ и медленно готовиться к неизбежному. А еще, придумать оправдание для родителя, почему побежал к этой паре. Нельзя было, что бы кто-то догадался, что он шепчущий. Ребенок развернулся на пятках и беспечно вернулся под стойку. Осталось только дождаться, когда станет известно, какой путь выберет нефилим Алина и какое будущее, соответственно, ждет Мир.
  
   Случалось, конечно, после врат приземляться кувырком, но такого полета у Алины еще не было. Мало того, что переместило ее мгновенно, так еще и в закрытый ресторан. Сшибая столы и стулья всеми выступами тела, визжа на одной ноте и расправляя крылья в надежде затормозить, она впечаталась в стенку.
   Столько синяков на ней еще не обитало.
   - Очаровательно, - слабым голосом выговорила она, выползая из завала древесины на четвереньках. А тут еще и муженек подоспел. Пардон, груша для разрядки. Поднявшись и издав утробный рык, девушка, которую сейчас нельзя было назвать ангелом, даже имея большую и богатую фантазию, начала наступать.
   Вначале полудемон стоял прикованным к месту, пытаясь сориентироваться в пространстве. Затем увидел свою благоверную. И только потом понял ее намерения. Особенно его впечатлил кусок дерева в ее руке. Пятиться вечно не получилось, и кара настигла виновного.
   Разбивая окно и слушая вой сирены, полуангелы решительно бросились прочь. Оделись в земную одежду они еще перед уходом, нужные вещи собрали еще раньше. Так что, единственное, что их волновало - это побег. Алина была не в себе, она не произнесла ни одно понятного слова, только иногда похмыкивала, странно хихикала, фыркала и вздыхала. И так всю дорогу. Плюс, она не держала Каина, как прежде, уверенная, что никуда он не денется. Все это походило на легкое помешательство, если не на начинающееся сумасшествие. Аггел заметил изменения, только когда они покинули пределы города и сели на поезд, занимая свободное купе. По крайней мере, его фиктивная жена теперь просто лежала лицом к стене, не издавая больше никаких невнятных звуков. Вот только ее правая рука выглядела...
   - Я... твоя рука... - несколько пораженно выдавил из себя аггел. Его даже затрясло от осознания. Колени затряслись, мешая нормально встать с неудобной деревянной лавки.
   - Не сломал, - тупо, без эмоций раздалось с постели.
   - Болит? - осипшим голосом спросил он.
   - Болит.
   И только тут нефилим повернулась. На Каина было страшно смотреть. Он и так внешностью напоминал оголодавшего Дракулу. А тут еще весь затравленный, озирался по сторонам, попятился, наткнулся на лавку, вздрогнул, сделал шаг вперед, опять вздрогнул и вновь попытался отступить.
   - Забей, - в голосе Алины прорезалось беспокойство, - лучше скажи, что за нападки? - она потрясла больной рукой. В ответ молчание. Полудемон бубнил неразборчиво, на языке, которого даже Алина не понимала. Одно, правда, она понять смогла. - Или ты решил, что я передумаю и брошу тебя на произвол судьбы? - в ответ невнятный шик. Тяжело вздохнув, белокрылая встала и подошла к аггелу, чем прекратила его бесполезный танец. Он был выше ее, так что пришлось обнимать то, до чего достала. - Не брошу я тебя, по крайне мере в ближайшее время. Мне эту кашу варить и есть, да с тобой делится. Так моя мама говорила. А о синяке не думай. Я тебе и то больше шишек понаставила. А тут ерунда, не переживай, - Алина наблюдала за дерганой реакцией Каина. - Я не из-за тебя в таком ступоре. На эту мелочь, - поднимая руку с синяком в виде отпечатка ладони, - я даже не обратила внимание. Скоро заживет. Удивительно, что еще не зажило.
   Пришлось заставить его сесть на кровать и, словно маленького ребенка, успокаивающе гладить по голове. При этом вновь отмечая изменение внешности. Только когда мужское тело перестало вздрагивать, Алина решилась спросить.
   - Так что случилось?
   Ответа долго не было. Наконец, аггел выдал:
   - Помнишь, я говорил, что помню столько, сколько нужно, чтобы не стать животным? - и, не дожидаясь ответа, договорил: - В тот момент я даже этот минимум забыл. Я так испугался, что ты откажешься помочь и вернуть мне память, и бросишь меня! Не хочу оставаться один снова. Это все равно, что вернуться обратно в ту камеру. Я... не хочу! Только не снова в темноте и одиночестве! - он уронил голову на женское плечо.
   - Хм? - глубокомысленно протянула нефилим, позволяя этому недоразумению заснуть у нее на плече.
   Мысли ее были вовсе не о Каине и о раненой руке. И были так глубоко внутри нее, что и не достать.
   Пророчество! Настоящее пророчество от видящей. Нет, от шептуньи. Вроде, так называют тех видунь, что нарушают закон и не работают на благо Рая. Вместо этого они шепчут пророчества прямо исполнителям, предлагая им выбор.
   "Я умру? Скоро умру? Надо же. Как неожиданно. И что? Ради чего? Ах, да, тот маленький ангел говорил так:
   "Ответ на вопросы ясен как первый день солнца, он ослепительно светит рядом с тобой. Найдя его, ты заплатишь жизнью других, а потеряв - лишь своей. Помни, плата за ответы будет непомерно огромна. Цена - жизнь этого треугольника".
   Это даже не намеки. Настолько прозрачное пророчество. Буквально прямым текстом, разжевав, говорит мне, что я умру, если не найду ответы. А если найду, то погибнет ВСЕ! Господи, если ты есть, что же я такое ищу, что в конечном итоге угрохает наш маленький союз трех миров. Этот треугольник. ВСЕХ!"
   Мысли уплыли получать диплом пессимиста.
   Еще не поздно рвануть назад. Но уже не изменить позиций противоборствующих сторон. С момента появления Каина и с момента, когда стало известно о его приближенности к копью, пешки были расставлены, и партия началась. Теперь уже, сколько не отступай, толком ничего не изменить. Даже если прибежать обратно и отказаться от контракта с Каином. Его просто сдадут ангелу или демону по покладистей. Если вообще не решат выбить из парня все знания при помощи препаратов или пыток.
   Она бросила неловкий взгляд на спящего.
   "Не мое дело, конечно. Но именно я в ответе за весь этот ансамбль безумия. Значит, мне и разгребать. Мне и получать. Не Герани, не Агрелю, не даже Каину. МНЕ. По заслугам".
   Нефилим бестолково провела по лицу Каина кончиками пальцев. Если бы он не дышал, казалось бы что умер. Его руки покоились на коленях, белые, словно из снега. Кожа становилась все лучше и лучше. Пожалуй, сейчас аггел уже и не был так страшен. Худ и немощен - вот это при нем.
   Белокрылая сняла пару чешуек с его шеи. Те снялись покорно и легко, с куском кожи. А под ней было еще несколько чешуек. И вот эти сниматься не захотели. "Хм, давно я не видела демонов в чешуе".
   Демоны периодически щеголяли разными девайсами: хвосты, крылья, перья, рога, звериные морды, шерсть и чешуя. Вот последняя, пожалуй, встречалась не реже шерсти и рогов. Только она была немножко не такой. Встопорщенной, неплотной, хорошо заметной. А эта другая. Плотно прилегающая, едва заметная и, если специально не присматриваться, то и не увидишь. А еще она была плотной, грубоватой и теплой. Будто набивной рисунок. Слияние крови ангелов и демонов и вправду приносило разные результаты, такие Алина видела впервые. Слишком чуждый и, в то же время, свой. Странное ощущение.
   Голову уже ломило от мыслей, плечо - от заснувшего Каина и, под мерный стук колес поезда, девушка закрыла глаза. В полусне повалилась на бок, на подушку, увлекая за собой доверительно прижавшегося контрактора.
  
   Герань была вне себя от распирающей ее ярости. Она металась в четырех стенах, собирая вещи, по ее мнению, полезные для длительного пребывания на Земле. Агрель холодно наблюдал за всем этим переполохом.
   - Так, а ты собрался?! - не то спросила, не то гаркнула чертовка. Ее хвост с такой силой хлестнул столешницу, что полетели щепки.
   Ангел внезапно потерял всю решительность. Сглотнул набежавшую слюну, разглядел дикую вмятину на столешнице и попятился, так ничего и не сказав.
   - Та-ак, - пропела краснокожая бестия, наступая, - Ща кто-то в щи получит.
   Агрель остановился и отвел взгляд. Всегда, когда он общался с этой женщиной, он чувствовал себя... прокаженным. В чем-то хуже, где-то глупее, куда страшнее, чем думал о себе. Он ненавидел это чувство. А еще то, что за годы проживания вместе с Алиной не стал для нее ближе ни на грош, а эта дьяволица завоевала ее за один день. Отвратительное чувство поражения. И что же? Эта рогатая под любым предлогом показывала свое привилегированное положение рядом с его женой и то, как плохи дела в отношениях Алины и Агреля. Она не раз опускала его перед ней, заявляя, что провела в его компании отличную ночку. И он просто не мог ей противиться. Слабел, робел перед этой хвостатой, даже при том, что был значительно выше ее. И вот опять, и как объяснить...
   - Я не пойду, - заминка, - за ней.
   От такого заявления Герань застыла изваянием имени себя.
   - Как это, не пойдешь?
   Казалось, она не верит, что слышит нечто подобное.
   - Я сделал для нее достаточно, - мужчина все еще смотрел куда угодно, но не на жительницу Ада. - Я взял ее, когда никто не хотел заключать контракт. Я заботился об ее образовании и безопасности не меньше благочестивого Михаила. Я был добр к ней и с пониманием относился к ее необычным повадкам. Я ПЫТАЛСЯ ее остановить! - Ангел понял, что он повысил голос, и растерянно перевел взгляд на другую сторону комнаты. - Больше я ей ничего не должен и никогда не был.
   Молчаливая пауза затягивалась. Только когда рогатая осознала, сколько времени прошло, пока она принимала отказ, ее словно молнией шарахнуло.
   - Ах, ты с... Демон с тобой! Поступай как хочешь! - неожиданно спокойно, но властно описала свою позицию Герань. - Я нашу малышку люблю и одну ее не оставлю, особенно с ЭТИМ. И раз ты такая рухлядь старая, то, что ж, сайонара, до свиданья, прощай, аривидерчи и не поминай, как звали!
   Женщина развернулась на пятках, закинула рюкзак на плечо и хлопнула на прощание дверцей.
   - Я чем-то болен, я неизлечимо болен, - бубнил ангел под нос, но покорно шел, словно маленькая болонка за своей хозяйкой, которая, как ни странно, ждала за дверью.
  
   Перестук колес побил все тяжелые мысли, с которыми засыпала белокрылая. В ее голове остался только вакуум (в котором мысли не размножались), во рту неприятный осадок, а на лице темные тени. За окном виднелись фермерские поля и еще не готовые к жатве, но уже и не зеленые, ростки пшеницы. На пустом столике таракан пировал оставленными крошками, а сзади в затылок дышал один загадочный тип. Руки по-хозяйски обняли тонкую талию и тесно прижали ее к своему щуплому телу.
   Все еще пребывая в полусонном состоянии, нефилим анализировала ощущения. Она всегда и все анализировала, эта привычка была неискоренимой стороной ее личности. Правда, то, что она наанализировала, было ей немного в тягость.
   Во-первых, довольно приятно вот так вот спать рядом, пардон, впритык, с мужчиной. В принципе, неудивительно, учитывая ее возраст, да и гормоны в последнее время пошаливают. Во-вторых, тепло - это она любит. В-третьих, неожиданно на щуплом теле бывшего заключённого обнаружились зачатки мышц. И, в-последних, одна мышца у этого засранца даже очень прощупалась.
   Глубокий вздох. Вдох, выдох. Повторить.
   - Кто-то взбодрился излишне сильно, - полушепотом проговорила девушка, выпутываясь из объятий. - Если уж даже ТАК, то ты полностью здоров.
   Она зевнула и нашла в себе силы добыть завтрак. Или, вернее, ужин, если судить по земному времени суток. Каин, не просыпаясь, повернулся на другой бок.
   К моменту его пробуждения на столике уже стояла нехитрая снедь.
   - Проснись и пой, птица чудной породы. Нас ждут великие дела!
   Труп поднялся со своего места. Даже Алину немного контузило. Под глазами круги, весь осунувшийся и... зеленый. Посопротивлявшись неизбежному, аггел резко вскочил с кровати и, едва не снеся Алину, умчался за дверь. Шанс найти туалет у него был небольшой, а надежда, что осчастливленные его вниманием пассажиры будут благодарны, еще меньше.
   - С ума сойти можно, его в поезде укачало.
   К великому ужасу желудка Каина, белокрылая ехидно заметила, что ехать было еще очень долго.
   Жуя сушку и смотря на заходящее солнце, которое нагло светило в окно, Алина вновь погрузилась в думы. Не самое приятное занятие. В результате она приняла решение, от которого сама позеленела и ей пришлось идти повторять подвиг мужа. Куда подевался ее благоверный, она не поняла, но в туалете зеленый человечек обнаружен не был.
   Решение далось ей легче, чем она думала.
   План нефилим продумывала заранее. Она сопоставляла все за и против и приходила всегда к разным выводам. Но первый пункт так и не изменился. Первым пунктом поиска - знания. База данных, готовая предоставить сверхсекретные данные по копью и алхимикам. Их можно было получить в библиотеке. Но не в обычной, нет-нет. Было у Алины одно сомнительное знакомство. С ее точки зрения, очень любопытное и полезное, но совет чуть в обморок от такого знакомства не попадал.
   Жил один отступник на Земле. Технически являлся аггелом, но ничего демонического в этом мужчине не было. Вот только цвет волос и крыльев не кипельно-белый, а темнее самого черного. Генетика, ты нам во все века даришь свои чудеса! Так вот, он не пожелал вообще ни к кому примыкать. Ни тогда, ни сейчас. Более того, посмеялся в лицо, когда его приглашали, как ни странно, обе стороны. Имя свое он не признавал и никому не говорил. А так как нужно было его хоть как-то называть, его и назвали "Черный библиотекарь". Именно так было написано под его портретом на плакате "Очень опасен, в контакт не входить". Ему понравилось. Библиотекарь не просто кличка, это его страсть. И чем страшнее и правдивее книга, тем она ему ценнее. За последние тысячелетия у него собралась не просто библиотека - пришлось целую виллу отстраивать, чтобы все книги поместились. Ради этих книг Алина к нему и бегала. Долго бегала, пока ангелы не наложили строжайший запрет. И, слава интернету, хоть так она могла продолжать получать от старого друга интересующую ее литературу, пока и этот канал не обрубили. Вот и предупреждать его пришлось через интернет-кафе около станции, только ради этого забежав туда на минутку и спихнув со стула какого-то пухлого мальчика. Оставалось надеяться, что этот эксцентричный ангел будет на месте и не застрелит в потемках гостей. С него станется. Забыл в прошлый раз собак на цепи посадить. Двадцать доберманов. ЖУТЬ!
   Почти все нелюди селились как можно дальше от цивилизации, при этом вовсю используя их блага. Вот и Черный библиотекарь скрылся довольно далеко. Хорошо хоть не за границей. Иначе бы авантюристов поймали гораздо раньше. Граница влияния ангелов довольно объёмна. И пересекая ее, ты даёшь свои данные навигаторам. Так что, в этом случае Каин и Алина засветились бы на карте навигаторского центра, как новогодние лампочки.
   Колеса все стучали, но вместо стука в ушах Алины громом разносился шепот пророчества. Шептуньи не ошибаются. Но, может, Черный Библиотекарь знает случаи ошибки? Если они были - он точно в курсе. Вопрос только в том, а согласится ли он помочь?
  
   - Агрель, я тебя съем, - осматривая любимую игрушку, усмехнулась Герань.
   Ангел только с ужасом выдохнул горечь поражения и бросил в рот сразу четыре таблетки. Для него воздух Земли не был ядовит, но ароматы, стоявшие в городах, чистолюб считал омерзительными и недостойными. А таблетки подавляли рецепторы, что помогало избавится от постоянной мины отвращения на лице. Сама атмосфера Земли не была ядовита для ангелов. Она подавляла силы и била своим притяжением. Не смертельно, но приятного мало. В свое время Агрель не сразу привык к подобным перепадам. И старался ка можно реже бывать в иных мирах, концентрируя свою работу в Раю, за это и был сокращен.
   Ангел еще раз осмотрел себя в зеркало и обреченно выдохнул:
   - Почему женское платье?
   - Ой, ты знаешь земную моду, а казался таким затворником, - пропела Герань, пожирая глазами стройную фигуру ангела.
   - Но почему женское? И почему такое... длинное? Неужели нет короче и мужских моделей?
   - Тогда снимай трусы.
   - Зачем?
   - Да затем, птичьи мозги, что шотландская юбка носится на голую попку. Меня-то она всем устраивает, а вот ты, думаю, будешь против, - Герань решила не вдаваться в подробности, что со временем земная мода исключила платья для мужчин.
   - Шотландская? Бог мой! - оказалось, и в этом направлении ангел был просвещен. Но не успел мужчина оправиться от первого шока, как получил новый. - Бестия, зачем ты достала эту штукатурку? - вопросил он, с негодованием уставившись на косметический набор.
   - Девочка из тебя супер, - прозвучал насмешливый ответ, - но вот личико требует доработки.
   Агрель перешел на диалект ангелов старой формы и сказал нечто такое, что даже Герань, вечно таскающаяся с Алиной и знающая ангельский почти в совершенстве, не поняла.
   Из салона одежды вышла довольно колоритная пара. Девушка со смуглой кожей, копной густых красных волос, одетая в облегающие джинсы, туфли на шпильках, короткую летнюю майку, что с ее крепкой грудью и привычкой не носить лифчики было более чем вызывающе, и богато выглядящая фотомодель под два метра роста. Хрупкая, тонкая, как тростинка, в длиннющем до пят платье и с необычайно плавной походкой.
   - Прости меня, боже, - приговаривала фотомодель мужским голоском.
   - Простит, догонит и еще раз простит. Давай пошустрее! - Герань всегда начинала заводиться по пустякам. Так же, впрочем, как и по серьезным поводам. А тут и повод был, и настроение "загрызу своими зубами". Так что ее нестабильные переходы от благодушия к истеричке со стажем бросались в глаза резче обычного.
   - Не грызи ногти, - укоризненно попросил Агрель, с негодованием осматривая свои туфли на шпильках невероятно большого размера.
   - Мои КОГТИ даже поцарапать-то сложно, - парировала чертовка, демонстрируя вооружение, прежде накрашенное красивым лаком. Теперь же лак был почти соскоблен.
   - Не в этом дело, это бескультурно,- раздражённо ответил Агрель.
   - Бескультурно было спать со мной, когда был еще женат, а это - просто плохая привычка.
   Лицо Агреля пошло пятнами, и до самой станции они не разговаривали. Там им удалось занять купе на двоих, и уже через полчаса необычная парочка ехала по тому же маршруту, что и Алина с Каином. Герань знала о своей подруге достаточно, чтобы определить ее первый пункт назначения. Первым делом, подруге нужно было направление. А раз в открытую она его не могла получить, нужно было спросить. У кого? Все древние, самые старые ангелы, в совете. Остальные пали и пропали. Кроме одного. Единственного старшего ангела, чье мнение могло значить для нефилим больше, чем свое. И единственного на этом свете, в смысле, на Земле, кого она могла просить о помощи в своих поисках. И, демоны рогатые, что-то подсказывало этой самой рогатой, что Черный Библиотекарь знал, где найти упомянутое копье. По крайне мере, безошибочно указать направление он мог.
   Чертовку огорошил тот факт, что если бы этот темный ангел был бы заинтересован в поиске копья, а не книг, то уже бы его имел. И, по-видимому, Библиотекарь знал нечто такое, что позволяло ему не гоняться за истинами, а спокойно жить в отдалении от проблем.
   Герань не любила задумываться над такими вопросами. Она вообще пыталась не думать над вопросами мироустройства, оставляя их Алине. И теперь ее раздражала полная голова этих самых вопросов-ответов. А еще то, что они значительно отставали от нефилим. Если прикинуть, во сколько Алина удрала, то можно предположить, что подружка уже на месте. А им предстояло еще трястись на этой стучащей всеми колесами гусенице, по крайней мере, часов двенадцать.
   - Если б кто-то не тупил, нам бы не пришлось терять СТОЛЬКО времени на ангельские бюрократические заморочки!!! - наконец, вылила раздражение чертовка.
   - Если б не эти заморочки, нас в конечном итоге объявили бы в розыск! И как бы это помогло нам найти Арину?! Да и вообще, кто заметил пропажу? - не стал сдерживать раздражение ангел.
   - Ой-ой, какие мы! Пальцы веером, крылья дыбом, волосы шипят!
   Агрель зарычал, подходя ближе. Герань не удивилась бы, если бы сейчас ей прилетела пощёчина, но ангел, как обычно, не посмел ее тронуть. Только зло сжал кулаки, нависая. Чертовка воспользовалась близким расположением своей обычной сексуальной игрушки и решила снять напряжение обычным способом. Но на объятия и попытку поцеловать, он с силой отстранил ее.
   - Не смей! - ангел сжимал зубы и кулаки и пытался смотреть в сторону. На его лице было написано достаточно, чтобы Герань отступила.
   - Значит так? - расстроенно протянула она, но тут же улыбнулась. - Отлично! Не хочешь ты, пойду, найду желающих в вагоне-ресторане. - Лукаво улыбаясь, хвостатая бестия (даже под личиной человека Агрель видел ее истинный облик), виляя бедрами, направилась к двери. - Уверена, такой как я, - обзорная экскурсия руки по линии груди, талии и бедер, - не откажут.
   Она закрыла за собой дверь. Агрель зло сверлил закрытую дверь взглядом. Он мог плюнуть на все и спокойно отсидеться в купе, ожидая свою спутницу. Гордость ангела была достаточно крепкой. Но вот мужская...
   - Боже, я грешен, - сквозь зубы выцедил полнокровный и вышел следом.
  
  Глава 14. Теневая библиотека.
  
   В это самое время поезд, на котором путешествовали Алина и Каин, остановился у маленькой деревеньки, одной из немногих нетронутых благами цивилизации. Эта местность серьезно изменилась со времени последнего визита нефилим. Часть лесов вырубили, большинство домов исчезло, появились новые тропы и дороги, старые, напротив, заросли.
   - Очаровательно, - побитой собакой заскулила белокрылая. Местность была совсем иной, и девушке не удавалось сориентироваться.
   - А, может, не там вышли? - заметив растерянность подруги, спросил Каин.
   - Там, - не вполне уверенным голосом ответила белокрылая и повернулась в сторону леса. Лес был далековато. Как позже оказалось, по сравнению с домом Библиотекаря, лес был совсем рядом.
  
   Темный ангел - так его называли демоны. Падшим - только ангелы. При этом и те и другие с удовольствием бы переманили такой кадр на свою сторону. От их навязчивого внимания хотелось построить бункер, который, собственно, темный и построил, и вряд ли один. За ним гонялись, его преследовали, искали, заказывали наемникам, объявляли в розыск и даже умоляли. Все без толку. С течением времени мужчину, наконец, оставили в покое (хотя вначале чуть не упокоили). А как иначе? Убить не выходило, переманить не выходило, врага народа слепить, опять же, не выходило. Вот и получилось, что этот миролюбивый темнокрылый жил в хорошем отдалении от всех и наслаждался обществом самого себя. Его не смели трогать - жизнь дороже. Дело было не в том, что сам Библиотекарь в одиночку уничтожал армии, и не в том, что он владел по-настоящему ценной и опасной информацией. Он был умен и думал на много шагов вперед. Однако жаден, как первородный грех, - будто этот грех назвали в честь него. Нужно было предоставить этому ангелу нечто равноценное тому, что ты хочешь получить. Такое не удавалось никому. Или почти никому. Платить ведь можно не только деньгами, телом или знаниями. Плата может быть не только жизнью или смертью. Была одна страсть у этого мужчины, о которой никто не знал, но многие подозревали. Он любил играть в игру под названием "Мир". Этот мир. И выбирал себе пешку.
   Старейшины быстро поняли, кого выбрал себе в этот раз этот падший. И сразу постарались отгородить нефилим. Не вышло - ни тогда, ни теперь. Пешка покорно шла по клеткам вперед.
  
   Поцарапанные колючими кустами, покусанные комарами, атакованные кабаном и двумя лосями, в порванной одежде, растрепанные и грязные авантюристы добрались до места назначения. По крайней мере, так думал Каин, когда его фиктивная женушка, резко остановилась. Очень резко. Но долго не простояла. Алину согнуло, и она упала на грязную травку.
   - Эй! Ты... в порядке? - Каин сел рядом, не понимая, с чего так подкосило эту бойкую девицу.
   - М-м-м! - выдавила девушка и сильно побледнела. - Надо добраться до Библиотекаря поскорей, - ее рука прижималась к животу. - И чем быстрее, тем лучше.
   - Живот болит?
   - Да-да, - отмахнулась нефилим, поднимаясь и как можно скорее топая в направлении единственной вещи на свободном от деревьев пяточке земли. А именно - к постаменту для статуи.
   Серая основа вся была покрыта трещинами, обвита плющом и едва виднелась из высокой травы. Но белокрылая знала, что все это было иллюзией. Аггел наблюдал, как девушка встала на основу взамен статуи, сложила пальцы рук, соединяя мизинец с мизинцем, указательный с указательным, большой с большим. Остальные загнула. Бывший заключенный мог поклясться, земля после завершение ритуала будто вздрогнула. Но нигде не шелохнулось ни травинки.
   - Это я, Алина. Я с гостем. Пропусти нас. И убери своих собак! - тихо, шепотом, произнесла светловолосая девушка. И тут же жестом позвала Каина. Тот не заставил себя ждать. Встал рядом.
   Это было похоже на рядовое перемещение между мирами, когда тело втягивает в иное измерение, но гораздо быстрее. Путешественники даже не успели понять, какие ощущение дарит им перемещение, когда мир изменился.
   - Добро пожаловать в мою теневую библиотеку! - гордо зазвучал мужской голос.
   Хозяин отвесил им поклон смиренного мальцы, каковым он, несомненно, не являлся. Высокий, как и все ангелы, обманчиво хрупко сложен, безусловно красив. Черные волосы отрасли до самого не хочу. И это "не хочу" не закончилось на полу. А ведь если вспомнить, Алина в последний раз застала его с достаточно короткой прической. Крылья вороного цвета также отличались масштабностью. Гораздо крупнее, чем у рядовых ангелов, и идеально правильные, гладкие и блестящие. А вот одежда на этом "принце" была самая что ни наесть неподобающая и шла острым контрастом с его идеальным внешним видом. Джинсы, которые рейнджеры обстреливали из драбошей, и рубаха - одна полоска - три разреза. Даже у Каина такой внешний вид вызвал легкое недоумение. Алина лишь коротко хмыкнула.
   - Приятно видеть, что век викторианских колготок закончился, - усмехнулась она, позволяя себя приобнять, и тут же шепнув пару слов на ухо старому другу. Брови хозяина библиотеки поползли вверх, и он коротко объяснил куда идти.
   Каина Библиотекарь поприветствовал острым взглядом и кивком, перегородив дорогу. Полудемон проводил свою спутницу взглядом, пока она не скрылась за поворотом.
   - А Вас я попрошу остаться, - улыбаясь, сказал хозяин.
   Демон двойного гражданства неуверенно топтался на месте. Алине он доверял достаточно, чтобы принять ее позицию: оставить мужчин наедине. А значит, что ничего сверх ужасного с ним делать не собираются. Но независимо от чужого мнения Каин не чувствовал себя даже в относительной безопасности. Для него эта библиотека была логовом врага. Его сердцебиение не сразу стало нормальным.
   - Что... Вам надо? - боязливо спросил бывший заключенный, напрягаясь.
   - Хороши твои браслеты, - продолжал улыбаться библиотекарь, кивком указывая на позвякивающие побрякушки. Взгляд аггела сам собой отвлёкся на браслеты-маяки. И стоило ему прервать контакт взглядом, как этот темный ангел оказался к нему вплотную. И, прежде чем полудемон успел что-либо предпринять, его за шкирку потянули в сторону лестницы в подвал.
  
   Решение неожиданной женской проблемы было прервано жизнеспасительным воплем ужаса, разнесшимся по всему дворцу а-ля библиотека. Плюнув на все и всех (этим всем повезло, что их не оказалось в ванной), Алина запахнула халат и выскочила в коридор. Но не смогла она и шагу ступить, как ее сбили с ног и затащили обратно.
   - Он хочет меня убить!!! - взвыл ее благоверный и моментально запрыгнул с головой в ванную, подняв кучу брызг.
   - Он тут? - появился новый гость в ванной комнате.
   - Если сюда еще ввалится Герань с Агрелем, я не удивлюсь, - раздраженно завязывая пояс халата, прошипела Алина и недовольно уставилась на ангела с черными крыльями. - Что происходит?
   - Да я хотел просто браслеты снять... - недоумевал темный.
   - Этим? - нефилим кивнула на циркулярную пилу.
   Пила в момент была спрятана за спину. А недорезанный пациент выглянул из ванной.
   - Он начал отрезать мне руки, - шокировано выдал недорезанный и вытянул руку, показывая отметины от пилы.
   - Темный, а ты не очешуел?! - накинулась на него Алина, сама не ожидая от себя такой агрессии.
   - Тихо-тихо! - Библиотекарь отступил к двери. - Просто не удачная попытка, - на лице этого эксцентричного мужчины отразилось негодование. - Он дернулся и... соскользнуло.
   Каин зло оскалился и, встрепенувшись, пошел на Библиотекаря.
   - Дай сюда, - потребовал он, выхватывая пилу и удаляясь из ванной. - Я отлично управляюсь с техникой.
   - Хм? - глубокомысленно протянули крылатые.
   - У тебя есть знакомый хирург, который в случае чего пришьет отрезанное?
   - У меня есть нитка и иголка.
   - Очаровательно.
   - Но ему и это не понадобится, - внезапно скривился падший и, переведя взгляд на Алину, покачал головой. - О себе лучше подумай! - с укором сказал он.
   - Вот черти мохнатые! - заметив кровь, испачкавшую халат, взвыла девушка и ловким движением выпихнула за дверь Черного библиотекаря.
   Тот похлопал глазами, желая посоветовать эффективное лекарство, как и у него появилась работа. Звук пилы оборвался криком и отборным матом.
  
   Подвал был так же завален книгами, как и весь этот дом, вернее, судя по масштабам, дворец. Вот только в подземной библиотеке нашлось место для набора пил, клещей и других многофункциональных предметов быта. Как, например, эта железная дева. А еще запрещенный телепортер, запрещенный коммуникатор и другая техника миров света и тьмы, не встречающаяся в обычном быту.
   Окровавленные кольца-маяки покоились на портативном телепортере. Падший все химичил с настройками, пока Алина перевязывала руки мужу. И стоило ему скулить из-за царапины, когда сам чуть руки себе к чертям не поотрубал! Хмурый Каин молча сносил все лишения, про себя благодаря судьбу за то, что не приходится оплакивать лишение рук. Ногам больше повезло. Хватило зеленки.
   Наконец, телепорт заработал. Полыхнуло, осветив всю комнату. На платформе телепорта кольца больше не лежали.
   - Итак, - философски вздергивая нос. - Либо маяки переместились подальше, либо их уничтожило в подпространстве.
   - Даже не знаю, что лучше, - пробубнила нефилим, обрабатывая порез на предплечье Каина и не задавая вопросов о его происхождении. Алина рассмотрела рану, убедилась, что все от той же пилы. Представила способ ее получения. Прикусила губу, притягивая к себе нитки и иголку. Пациент спешно отодвинул те обратно. - Если их отослало далеко, то нас будут искать в месте их приземления. Но если ты их отослал к пингвинам и медведям, возникнет здоровое недоумение. И за поиски возьмутся посерьезней. Если ты их уничтожил, то даже не знаю какой реакции ожидать. Паники?
   - Нет, расследования, - ответил Библиотекарь, изучая стеллаж набитый книгами. - Если некто в браслетах исчезает из поля зрения их системы дольше, чем на час, они высылают группу проверки. Вот тут-то и поймут, что система не глючит, а преступники в бегах.
   - Ясно, - подытожила нефилим, перебинтовывая последнюю рану. - Значит, у нас час.
   - Больше, дай свои сережки.
   Алина покорно сняла с ушей кристаллы и, кроме того, отдала ведущий кристалл-коммуникатор. Больше связи с Раем у нее не было, как и возможности телепортироваться.
   Кристаллы постигла та же учесть во вспышке света. Координаты были другие.
   - Надеюсь, это их немного запутает.
   Черный Библиотекарь пребывал в приподнятом настроении. Напевал себе нечто под нос, колдовал над аппаратурой, пританцовывая, и все время посматривал на Алину взглядом полным издевки. Та ответила ему неприличным жестом. На что мужчина лишь зубоскалил, стараясь не заржать в голос. Один лишь Каин сидел на стуле и не понимал из невербального общения этих двоих ровным счетом ничего. Его раны не слишком болели. Если честно, то через пару минут он о них забыл. Куда сильнее аггела беспокоило общее будущее его и этой белокрылой. Если бы план разрабатывал он, то в первом пункте было бы следующее - затаиться и не высовываться. Однако эта авантюристка, словно маленький электрический разряд, ни секунду не могла сидеть на месте. Только недавно его буквально раскопали, как уже он успел вляпаться в серию плохо продуманных авантюр, женился, помог спасти человека и вспомнил друзей. И вскоре он вспомнит себя. Настоящего себя. И эта девушка ему поможет. Она уже помогает. Ангел.
   - Еще нужно отцепить от нас хвост, - нарочито небрежно произнесла нефилим.
   - Кого именно?
   - Герань.
   Впервые на лице темного ангела появилось сильное недоумение. Более того, недоверие и даже отвращение.
   - Да нет! Я не прошу убить ее! - моментально подскочила белокрылая. Ее крылышки агрессивно распушились, поднялись повыше, будто ими она собиралась отбиваться. Тут же ее лицо пошло пятнами, и Алина спешно села обратно. Рука легла на живот. - Просто нужно не дать ей увязаться за мной, - уже спокойно пояснила она, в ее взгляде проглядывалась скрытая мольба.
   - А, понимаю, - мужчина уже успокоился. - Мне это кое-что напомнило. Неприятную историю из прошлого. А сейчас, вы пойдете в гостиную и поспите. Поговорим завтра.
   - Думаешь, у нас есть лишнее время?
   - Есть, так что выспись. Тебе это необходимо, - он встал сзади Алины и легонько толкнул вперед, к выходу. - Кто знает. Возможно, это ваш последний сон в мягкой кровати.
  
   Второй этаж был полон пустых комнат, часть из которых была спальнями. Не мудрствуя лукаво, Алина и Каин выбрали комнату с наименьшим количеством книг и с самой большой кроватью. Правда, было одно смущающее украшение. Гобелен на всю стену: чернокрылый отрезает крылья ангелу. Вернее, нефилиму. После смерти крылья у нефилимов распадаются на атомы. Присмотревшись, Алина смогла сказать, что чернокрылых послов смерти изобразили на редкость кровожадными и безумными. Можно подумать, они только и делают, что сгорают от желания нас всех убрать. Сколько она ни читала о них, полуангел могла сказать с уверенностью: "Наша смерть для них - лишняя работа".
   Чтобы вновь не удивляться пробуждению в обнимку, девушка соорудила баррикады из подушек и молча свернулась калачиком. Потребовалась вся сила воли, чтобы держать себя в руках. С каждым днем сила природной магии аггела росла. Как и его тело, его природная сила восстанавливалась и давила на нефилим, чуть ли не ломая ее. Тело уже проиграло. Нефилимы заимели от ангелов одну интересную особенность. Они живут без "праздников" и прочих женских проблем до момента, пока в радиусе их "территории" не появляется подходящий объект противоположного пола, с которым могло бы получиться здоровое потомство. Практично. Отсюда и брачные контракты. Вот только есть один тип магии, который подделывает эти ощущения и заставляет тело думать, что подходящий мужчина - ОН. Демонов, наделенных этой магией, можно пересчитать по пальцам, и все они в верхушках демонической лестницы. Самый знаменитый - Асмодей. И все бы ничего, только вот эта особенность не воспринимать чужие флюиды и приставания сделала ангелов легкодоступными действию такого рода магии. Слишком доступными. Обычно демон использовал ее и в течение получаса, часа, месяца (смотря, насколько он силен) получал полный сервис.
   Кошмар!
   Алина лежала с широко раскрытыми глазами, пока не поняла, ее супруг спит. Перегнулась через баррикаду, убедилась в крепком сне и решила слинять от магии подальше. В прошлый раз, когда она беспечно заснула с ним в обнимку, у нее и начались "праздники". Что могло произойти после второй такой ночи и думать не хотелось.
   Ножки ступили на мягкий ковер и легко унесли свою хозяйку от нежеланных чувств.
  
   А пока Алина бежала прочь из комнаты, ее контрактор медленно уплывал от реальности. Ему снились поля с крупными колосьями, реки, наполненные золотом, и леса с золотыми деревьями. Все было таким родным, но будто плавало вместе с ним в мире иллюзий. Сон медленно перетек в иную форму, приобрел четкость и ранее незаметные грани. Каин не мог сразу понять, что смотрит глазами самого себя из прошлого. Своим задумчивым, немного растерянным взглядом самоуверенного ребенка. И звали его как-то иначе. И тот, кто был рядом, знал это имя.
  
   Раймунд сидел почти вплотную, самоуверенно вертя в руках нечто маленькое, но очень взрывоопасное. Подкидывал и ловил, чем выводил своего друга из себя.
   - Раймунд, прекрати. Если взорвется - хана твоим умелым рукам! - огрызнулся тот, кого теперь звали Каин.
   - Протезы.
   - Не поставим из вредности.
   - Пришью чужие.
   - Протезы?
   - Руки. Например, твои. Ты же мне их пожертвуешь? - на лице Раймунда показалась улыбка наглого рогатого аллигатора.
   - Обойдёшься, - в ужасе оборвал его Каин. - Свои береги.
   - Ну что тебе стоит, все равно новые вырастут.
   - Ну, нет, друг мой, я больше руки-ноги отрезать себе не позволю! Только попробуйте, изверги, я вас покалечу! На культяпках остаток жизни передвигаться будете!!!
   "Точно. Я тогда был расстроен и выместил на нем свою злость. Но Раймунд не обиделся. Он..."
   - Я хочу просто быть рядом, ... - "Это мое имя?" - Ты же знаешь, ты мой дорогой друг.
   - Роганос! У тебя на морде похоть расписалась! Друг он мне, ха! Да я таких друзей наштампую миллион!
   "Если бы только я знал, к чему приведет моя злоба вызванная гордостью, никогда бы не посмел его обидеть. Не просто друга... ".
   - Ты никогда не сможешь выполнить такое обещание, ... .
  
   - ...! - Голос его друга, зовущего по имени, раздался и в реальности. Каин проснулся.
  
   Алина бесшумно проскользнула вниз. Внешний вид ее никогда не заботил, но сейчас... В ней происходили довольно неприятные изменения сродни только взрослению. Так что несчастная жертва природы куталась в халат до самых пят, спускаясь на первый этаж. Как она и думала, темный поджидал ее в гостиной.
   Это была просторная комната с камином, но сегодня тот не горел. Посередине стояли кресла, повернутые лицом к потухшему камину. А по периметру комнаты - незабвенные полки с книгами.
   Нефилим молча прошла в комнату и приземлилась в свободное кресло. Лучше бы огонь горел. Можно было бы сконцентрироваться на языках пламени. А так пришлось повернуться к улыбающемуся мужчине.
   - Всегда было интересно, - с легкой иронией поинтересовалась она, - не хотелось ли тебе сюда пригласить женщину.
   - У меня одна и так сидит. И я с ней еще и разговариваю.
   - Спасибо за комплимент, но я еще не женщина. В том смысле.
   - Это исправимо, - темный оскалил ровные зубы.
   - Пошляк.
   - Я? Нет-нет, я слишком стар для тебя девочка. И даже если ты будешь умолять...
   - Кастрировать, - допела белокрылая.
   - Хм, - поперхнулся Библиотекарь. - Мне его даже немного жалко.
   - Его пока не за что, - отмахнулась нефилим.
   - Ну-ну, - Библиотекарь подарил ей красноречивый взгляд. - Лучше расскажи мне сказку, в которую я поверю.
   - Думаешь, я такие знаю?
   Падший, шурша черными крыльями, потянулся. Его крылья заняли практически всю комнату. Затем они медленно сложились обратно.
   - Я несколько удивлен твоим поведением, ты же понимаешь - все сводится к поиску копья? Тем более, даже я не понимаю, как его можно использовать, чтобы познать те истины, которые ты хочешь знать. А значит, ты знаешь нечто такое, что не знаю даже я, - он нахмурился. - С чего ты так уверена в силе копья, способного привести тебя к ответам на вопросы, которые неведомы даже тебе? Я раньше за тобой не замечал любви к оружию или стремления влезать в политику. Тем более, делать это НАСТОЛЬКО безрассудно. Даже для тебя это чересчур.
   - Не обладаю я ни силой, ни властью, чтобы узнать желаемое!
   - Славу Богу, что он тебе такого не дал, - с усмешкой парировал темный.
   - Чтоб тебя, - отмахнулась Алина. - Жаловаться тебе на судьбу - себе дороже.
   - А ты не жалуйся. Лучше давай обмозгуем имеющиеся возможности и придумаем план действий. Нужно учесть достаточно много факторов, чтобы не попасться и доделать все до конца с благоприятным для тебя исходом. И, поверь, такого исхода может и не быть. Для этого нужна непрерывная работа и подсчет всех возможностей. Одни знающие могут сказать, чем именно закончится авантюра, - лекторским тоном поучал темнокрылый ангел, смотря, как его подругу потихоньку скручивает от боли. Алина морщилась все сильнее, но теперь не от женской боли, а от понимания истины. Предсказание придется рассказать Библиотекарю. Наконец, боль отпустила.
   Темный заботливо протянул девушке травяной чай. И откуда он его телепортировал?
   - Ну и? Узнаю я, наконец-то, за что дам сахарную косточку? Что мне скажет милая девушка? - прищурившись и пошло улыбаясь, вымолвил он.
   - Скажет: "Ты задолбал", - устало отмахнулась Алина, отхлебывая чай. Пар от кружки коснулся девичьего лба и образовал две капельки воды. Нефилим небрежно стряхнула их.
   - Больно, - на лице мужчины не было и тени сочувствия. Появилась тень расчетливости и властности.
   Черный библиотекарь получил полный ярости взгляд. Алина поплотнее запахнулась в крылья и чуть нагнулась вперед.
   - Терпимо.
   - И как мне тебя остановить? Силком вернуть на родные небеса, и пусть там тебя приводят в чувства? Или позволить течь по этому опасному потоку?
   - Это вопрос решенный.
   - Кем? - насмешливый взгляд древнего пронизывал насквозь, лишая возможности увильнуть от ответа.
   - Я сама так решила!
   - И ты еще уверена, в свете последних... событий? - он почти смеялся.
   - Да.
   Библиотекарь покачал головой.
   - А не желание ли это иного характера? - его усмешка обратилась в оскал. - Например, чувства к этому типу...
   - Я сама заварила эту кашу. Каин... подвернулся под руку и позволил продвинуться дальше, чем я могла мечтать. - Это была всего лишь слабая попытка самозащиты.
   - Алина, он ведет тебя куда нужно ЕМУ.
   - И я покорно пойду туда, я сама хочу увидеть правду.
   - Уверена?
   - Да, и я знаю о его природной магии. Она... сильно на меня влияет, - будто вспомнив о боли, девушка прижала ладонь к животу. - Не слишком большая плата.
   - А если он потребует большее?
   - Получит в нос.
   Древний расхохотался.
   - Уговорила. Я помогу тебе. Однако, - он сосредоточенно потер переносицу, - до тебя были ангелы, которые также пошли по этому пути и... умерли.
   - Такова была плата, - ответ прозвучал очень холодно.
   - О, Алина, Алина! - покачал головой темный. - Твои амбиции вгоняют в пот даже меня. А я знаю об этом мире куда больше большинства ангелов.
   - Что плохого в правде?
   - Может, плата за эту правду? Все, кто шел по пути к истине, закончили печально. Они пали с позором и умерли, всеми брошенные.
   - Им, наверное, пришлось долго отмахиваться от своих товарищей.
   - И не всегда успешно. Это вопрос времени, когда твои друзья тебя нагонят. И что? Потащишь их в самое пекло?
   - Нет, такая плата слишком высока. - Призналась белокрылая.
   - Ну и ну! Только что говорила, что плата тебя устраивает! А теперь...
   - Разменная монета с меня, а их я втягивать не желаю.
   - Глупый ребенок! - заорал Библиотекарь, с неожиданной яростью вскакивая с кресла. - Все, кто искал истину, платили не только своей жизнью! Они губили миллионы!!! И это только чтобы приоткрыть завесу! Боюсь даже представить, что предстоит отдать, чтобы сдернуть занавес и показать нам глубь театра!!! Ты это понимаешь?!! - мужчина стоял, яростно сжимая кулаки.
   Алина уронила кружку, разлив по ковру чай. Но ее мысли уплыли к пророчеству. Кажется, платить придется сейчас.
   Нефилим закрыла глаза. Досчитала до десяти и только затем посмотрела на темного и нехотя спросила:
   - Ошибаются ли шептуньи?
   - Никогда.
   - Мне нашептали, - обреченно сказала она и повторила пророчество. - Ответ на вопросы ясен, как первый день солнца, он ослепительно светит рядом с тобой. Найдя его, ты заплатишь жизнью других, а потеряв - лишь своей. Помни, плата за ответы будет непомерно огромна. Цена - жизнь этого треугольника.
   Ее маленькая фигурка, сидящая на кресле, едва заметно дрожала. Она ожидала вердикта древнего, чьим доводам доверяла.
   - Хм, - глубокомысленно вымолвил он. - Пожалуй, после такого предсказания разумней будет убить тебя сейчас, девочка.
  
   Каин проснулся с тяжелыми мыслями и с собственным именем на устах. Он поморщился от его произношения. В груди все сжалось от воспоминаний. Сейчас так хотелось тепла и капельку нежности. Перебирая все "за" и "против", мужчина заглянул за баррикаду. И с негодованием обнаружил отсутствие своей спутницы. Вначале мужчина просто ждал ее прихода, не решаясь заснуть в одиночестве. Но прошло некоторое время, а Алина так и не материализовалась в спальне. Раздраженно растирая руки, тем самым снимая мертвую кожу с предплечья и локтей, Каин выбрался из-под теплого, уютного одеяла, и босиком отправился к двери. Словно зверек, замер и прислушивался к голосам, доносившимся откуда-то с первого этажа. И лишь затем вышел за дверь и пошел по направлению к звуку. На первом этаже, приближаясь к гостиной, полудемон, шедший и без того бесшумно, будто исчез из мира звуков. Движения стали плавнее, а ступни касались пола мягче кошачьих лап. В начале голоса казались нечеткими, но затем, у поворота в коридор он распознал голосок Алины. Она говорила о некой шептунье. Каин даже не успел вникнуть в смысл слов, сказанных девушкой, как ее собеседник произнес:
   - Пожалуй, после такого предсказания разумней будет убить тебя сейчас, девочка.
   В голове что-то щелкнуло, выключая Каина, отодвигая в сторону и позволяя оскалившейся твари вырваться наружу. Аггел вовсю демонстрировал по-настоящему страшные ножи, кем-то в шутку вставленные взамен зубов. Зрачки сузились, превратившись в две вогнутые вовнутрь щелки. Тело спружинило с места, бросив своего хозяина в атаку.
   Алина с визгом запрыгнула за спинку кресла, отгородившись от начавшегося хаоса. Черный Библиотекарь легко отвел от себя удары когтей, пропуская гибкое тело мимо. Когти полукровки впились в ковер. Но не успел падший перегруппироваться, как Каин молниеносно совершил новый бросок. Клубок двух тел опрокидывал мебель, во все стороны летели перья и клочки одежды, шипение и рычание напоминало битву двух хищников. Кресло опрокинулось, чуть не погребя под собой белокрылую. Нефилим пришлось запрыгнуть в камин, мужчины так увлеклись, что и забыли о ней. Чихая и кашляя, девушка постаралась слиться с кладкой серого камня. Это было не сложно, от страха ее лицо потеряло остатки цвета, а сажа дополнила камуфляж.
   Трещали шкафы, падали книги, рвался ковёр. И так продолжалось, пока неожиданно мужчины не отпрянули друг от друга. В битве произошел перерыв. Двое оппонентов стояли друг напротив друга и тяжело дышали. Зато они были относительно целы. У Каина не было сил для полновесной победы, а темнокрылый не желал покалечить друга Алины. Так что участники драки отделались синяками, ушибами и царапинами. Напряжение между мужчинами вновь начало расти, возвещая о втором раунде битвы.
   - Апчхи!
   Ангел и полудемон повернулись к камину и тут же отшатнулись. На них взирали с укором два голубых глаза, которые, казалось, принадлежали стене. Но вот девушка явила свету свой испачканный лик. Брови мужчин изогнулись домиком.
   - Я даже не хочу это комментировать, - Алина хлопнула по боку некогда розового халата, подняв тем самым облачко золы. - Так что вы можете и дальше развлекаться, мальчики. А я в ванную и спать.
   Только в проеме белокрылая остановилась и будто нехотя спросила:
   - Так ты поддержишь меня?
   Библиотекарь сбросил с себя воинственный вид и улыбнулся:
   -Да. Уж больно любопытно увидеть исход. Плата принята.
   Ангел перевел взгляд на растерянного аггела, который уже успел потерять весь боевой запал и был похож на крайне драную тряпку. Затем посмотрел на себя. Вид был не намного лучше. Уходить от агрессивных животных атак этого демона было легко, но вот дорогие одежды не могли похвастаться тем же. Ими было пожертвовано ради здоровья хозяина. Этот факт не мог остаться без внимания.
   Каин окончательно растерялся и попытался по стеночке уйти за Алиной. Но ему не дали.
   - Стой! Гад... ползучий. Раз сам пришел, поговорить нужно.
   От улыбки древнего бывшему заключённому стало плохо.
  
   Вяло шевеля крыльями и думая над произошедшим, нефилим пыталась вновь понять слова шептуньи, как-то по новому интерпретировать. Однако предсказание было слишком прямым. Пан или пропал. Как и говорил ее друг, ее смерть была бы лучшим решением. Но не для нее самой!
   - Не помру, пока не узнаю! Что ищу, и что найду?! Подохну, но найду ответы на вопросы, - побулькала белокрылая и вяло обмыла тело.
   Ее не волновало, что Каин там один на один с древним. Ее старый друг мужа не убьет. А разных душевных травм и без этого хватало. Наконец, Алине надоело топить печали в округлой ванной, и она замоталась в новый халат. В шкафу у темного был запас подобного добра до самого апокалипсиса, который судя по предсказанию не за горами. Каин нашелся в крайне подавленном состоянии на прежнем месте в спальне. При звуке открывающейся двери его передернуло. А стоило Алине лечь на постель, как он внезапно попытался отползти к краю, перестарался и свалился на пол. Да так там и остался, закутываясь с головой в стянутое с кровати одеяло.
   - А дядя Черный - клевый воспитатель, - с уважением прошептала нефилим, укладываясь на подушку.
  
  Глава 15. Кукловоды, на сцену!
  
   Разношерстная компания была готова к штурму зданий, захвату заложников, разгрому террористов, уничтожению стран и пленению целых наций. Однако начальство совершило великий облом. Заявило: с этой минуты они переквалифицированы в няньки! Глупо хлопая глазками и надеясь на крик Агаллиарепта: "Шутка!", демоны ошарашенно замерли.
   Это была не шутка.
   - Няньки? - переспросил Элелогап. Он даже снял свою ультрамодную шапку. - За что? - Этим же вопросом озаботились и остальные участники коллектива.
   - Не за что, а зачем, - потер висок бывший генерал-аншеф. И если бы с этой ролью было так просто справиться, вас бы не звал.
   - Так за кем следить надо? - решил внести конкретики Гузоин. Он также снял голову волка и теперь снимал волчью шкуру. Для него было вполне естественно расстаться с любимым нарядом во имя задания. В отличие от Элелогапа. Тому пришлось "помочь".
   - За нефилимом и аггелом, которые ищут копье. И, по мнению Асмодея, они его найдут.
   Ботис - единственная, кто промолчал - погрузилась в свои мысли. Она пыталась предсказать дальнейшие события. Ее старческая, морщинистая рука прикрыла глаза, и она начала бормотать. Кто-то посторонний принял бы эти бормотания за молитву или за несвязанные слова. Только собравшиеся в этом лесу демоны знали, что на самом деле старуха чередует отборный мат с мольбой прислать ей хоть один намек на будущую судьбу. Пока на нее не снизошло озарение, мужчины продолжили разбор полетов, забыв уже, кто генерал, а кто подчинённый.
   Ничего не изменилось. Сколько бы они ни ругались, делая незаинтересованный вид, демоны покорно шли за Агаллиарептом. До сих пор он был их генералом и другом. Никому, кроме него, они не согласны были служить. Ни тогда, ни впредь.
   - Все ясно, - погрустнел Гузоин. - Зажравшийся король Ада рехнулся.
   - И не поспоришь, - прошипел начальник.
   Элелогап дыхнул перегаром на все еще бормотавшую старуху. Та моментально поперхнулась.
   - Фу! - выразил за нее чувства Агаллиарепт. Гузоин отвесил Элелогапу подзатыльник.
   - Я прозрела! - взревела старуха, так громко и пронзительно, что мужчины невольно подскочили. - Внемлите мне! - надрывалась она.
   - Да внемлем-внемлем, - почесал ушибленный затылок Элелогап. - Могли бы и спасибо сказать. Если бы я на нее не подышал, она бы и дальше... - и получил еще один подзатыльник.
   Ботис вздернула руки вверх и затрясла ими, словно на дешевом цыганском представлении. Множество браслетов на ее запястьях зазвенели. Они были предназначены для нагнетания обстановки. Глаза закатились. Тело выгнулось. Затем старуха замерла.
   Зрители лениво похлопали в ладоши.
   - Хамы! - гаркнула Ботис и с хрустом выпрямилась. - Удалось узнать довольно немного, но зато более конкретно. Девка у падшего библиотекаря. Однако мы не первые, кто за ней идет. Ангел и черт в дне пути от них.
   Агаллиарепт задумчиво кивнул.
   - Ангел и черт, по всей видимости, Герань и бывший муж, тьфу ты, контрактор Алины. На их счет нам ничего не говорили. Им не мешать. На глаза не попадаться, в ход дел не вмешиваться, - начал раздавать приказы генерал-аншеф. - Маскировку закончить, - он бросил красноречивый взгляд на раздолбая-Элелогапа, все еще щеголявшего синей кожей. - Итак. Ботис, делай что хочешь, но чтобы предсказывала как по часам. Нам нужно как можно больше конкретики. Также настройся на канал Ада-Рая. Может, удастся узнать, что делает наш босс. Не доверяю я этому самовлюбленному типу. Гузоин! Проси волков и, если нужно, собак. Пусть передают по своим каналам везде, где почувствуют запах наших голубков. Элелогап! Запусти поисковики в воду. Оцепи весь лес и найди путь в крепость этого фанатика книг. Нужно узнать, куда и каким путем направятся полукровки. И, если получится, прицепи к ним жучка. Все поняли? Приступайте!
  
   Алина спала, когда где-то завыли волки, возвестив повелителю о находке. Она спала, когда тонкие капли воды упали с потолка, запутавшись в ее волосах. Она проспала даже появление гостя. Она спала в отличие от хозяина дома.
   Черный Библиотекарь сразу заметил слежку и удивился наглости, но предпринимать ничего не стал. Дождался, пока ощущение слежения не сконцентрируется на его "пешке" и только тогда прикусил губу. Игра набирала обороты и увеличивала участников и территории. И пора было возвращать в игру одного такого участника, о котором все опрометчиво забыли. Из телепорта выпрыгнул гремлин - Пушок.
   Он тут же принялся гневно курлыкать, выдавая всех виновников, которые чуть не обрекли его на голодную смерть. Но стоило темному ангелу опустить руку, как мохнатый шар стремительно прыгнул на ладонь.
   - Молодец, малыш. У меня будет еще просьба проследить за нашей девочкой. Возможно, план удастся завершить. Осталось два удара. И если они будут нанесены в этот раз, то треугольник падет.
  
   А в это время, в некотором отдалении от прибывших "нянек" и библиотеки Черного, на поезде Алину и Каина нагоняли ангел и черт.
   Герань вовсю пользовалась тем, чем одарила ее природа и матушка генетика. Она повертела своими округлостями везде, где только был противоположный пол на этом поезде. И везде сыскала поклонников. Но, поиграв немного на нервах Агреля, переходила к следующему возбужденному субъекту. Ангел медленно напивался. Ему было все равно, что вид пьющей женщины, в которую он был одет, выглядел странно. А Герань все не унималась и бросала заинтересованные взгляды на крылатого.
   Поначалу ее флирт воспринимался с юмором, и ей отвечали адекватно. Пока не материализовался один смельчак. Мужчина был в самом расцвете сил и под самым высоким градусом. Такое чертовка не любила и согласна была терпеть только от Агреля, которого сама спаивала.
   Мысль о том, что этот ангел согласен спать с ней лишь нетрезвым, заставила ее сжать зубы и улыбаться. Она обольстительно выгнулась, показывая себя этому неприятному субъекту и тайком поглядывая на чистокровного. Тот сжал бокал чересчур сильно - осколки рассыпались по стойке бара вагона-ресторана. Раненая рука была спрятана под стойку. Агрель пожирал глазами картину перед собой и не мог понять - откуда в нем столько необузданной ярости.
   А картина перед его глазами набирала обороты.
   Пьяница бесстыдно задел указательным пальцем край короткой женской маечки, заглядывая в образовавшуюся "дверь". Герань на это только хмыкнула: "Любуйся, есть на что!". Затем мужчина приобнял демоницу в человеческом обличии и возбужденно ей зашептал о "развлечении". Герань за это подарила благосклонную улыбку, откидывая волосы назад. Мужские руки уже скользили по бедру, ощупывая все округлости. Вот тут произошло то, чего никто не ожидал. Агрель, одним хорошо поставленным ударом, удалил соперника с поля боя на большую часть ночи и, не говоря ни слова, увел подругу в купе.
   В начале чертовка даже не поняла, что именно и по какой причине произошло. Слишком "по-мужски" среагировал этот ангел. Слишком властно ее вел, слишком злился. Обычно Агрель не такой!
   В купе он первой втолкнул Герань, заставляя ее отступить ближе к столику. Щелкнул замок закрывающий дверь. Агрель агрессивно стянул с себя платье и раздраженно бросил его на пол. Остервенело смыл косметику водой из бутылки и еще несколько минут просто тяжело дышал.
   - Обычно, столько выпив, ты ведешь себя более покладисто, - она не пытается его задеть, только озвучивает факты. Но мужчина яростно бросил бутылку об пол, с такой силой, что ее смяло. Он быстро достигает кровати, чем испугал подругу, обошел женщину и упал лицом в подушку.
   Герань почувствовала себя по-настоящему глупо. Сама напрашивалась, а получать отказывается. И она на цыпочках подкралась к Агрелю.
   - Ну не злись, - принимая обычный свой рогатый вид, жеманно тянула слова дьяволица. - Я просто хотела развлечься с настоящим мужчиной. Ангел издает такой рык, что женщина прекратила вилять хвостом, отступая на шаг назад и замялась на одном месте, не решаясь подойти. - Агрель, Грелюшка, Аглей, Аглеюшка, я исправлюсь, - подходя к кровати и пытаясь перевернуть мужчину. Тот позволил себя повернуть, и вот уже чертовка весело машет хвостом, сидя у него на животе. Он посмотрел на нее, вернее осмотрел. Бестия легла на мужчину, заставляя того выдохнуть и сглотнуть. - От тебя пахнет перегаром, - заискивающе улыбаясь, - табаком и свежим виски. А еще... хм... небом.
   Агрель неясно промычал ответ, приходя в себя. И приподнялся, обнимая женщину. Запутался носом в ее волосах.
   - Пахнешь как... - он так и не сказал, остановился. Затем резко оказался сверху. Герань на мгновение вновь испугалась, но быстро приняла правила игры, утопая в задумчивом нетрезвом взгляде ангела.
   Она получила что хотела. И кого хотела. День удался.
  
   В этот самый момент поезд подхватил неожиданного пассажира. И тот медленно скользнул каплей воды в приоткрытое окно. Прополз, почти не оставляя влажного следа, к паре и спрятался в складках одеяла, пробираясь к женской ножке.
  
   - Их сон прервется через час. Они выйдут через три часа и вернутся в Москву, - без театральной постановки спокойно проскрипела старуха.
   - Звери заняли позицию, - коротко отрапортовал Гузоин.
   - Маяки установлены, - пошло улыбнулся повелитель воды и подтер стекающую слюну.
   Командир покосился на него, не скрывая ухмылки. Ясно, на кого установил маяки этот синекожий тип. Слабость к женскому полу была у него главным грехом. Как ни странно, желающие были, и их поток не прекращался. Старуха только проскрипела нечто неодобрительное, добавляя: "Я в молодости тоже была хороша..." На нее сочувственно перевели взгляды. Никто уже не мог сказать, но Ботис была ровесницей Агаллиарепта. Но иногда и старость не чужда этому темному племени.
   - Отлично, - подвел итог Агаллиарепт. - Теперь отодвинемся к краю леса с севера.
   Ботис недоуменно посчитала на пальцах и неуверенно замахала головой.
   Гузоин также был не уверен в таком плане.
   - Сэр, нам за ними не поспеть. Ботис же сказала - вернутся в Москву через три часа. Мы в значительном отдаление от этого города.
   Агаллиарепт острозубо улыбнулся и зачесал волосы когтями. Он еще посмеивался, когда его команда услышала рык мотора.
   - До места назначения доберёмся первым классом, - демонстративно взмахивая руками.
   И тут ветки проломились под напором огромного металлического тела, демоны увидели нечто из ряда вон выходящее.
   - Это что? - отшатнулся всегда спокойный Гузоин.
   - Вау! - восторгался повелитель воды.
   Ботис промолчала, вылупившись рыбой.
   А Т-34 выехал из болота, небрежно очищая гусеницу от налипшей грязи и остановился недалеко от команды. Повернул к ним свое огромное дуло и протяжно выдохнул.
   Элелогап, Ботис и Гузоин подняли головы, надеясь, что из люка покажется живая душа.
   - Кто это? - Был их вопрос.
   - Т-34. Нашел в одном местном болоте. Скучал малыш, - отвечал демон, ласково похлопывая по грязной обшивке. Танк затарахтел, завибрировал и выдул пар от куда-то из-под гусениц. Заметив выражение лиц своих подчинённых, Агаллиарепт смущенно кашлянул в кулак. - В нем дух одного танкиста, застрял на прочь, ну вот я и... заботился по мере сил.
   - А вытащить не пробовал, заботливый ты наш? - гадалка уперла руки в боки.
   По правилам, если был найден предмет, в котором застряла душа, ловец подвергался уничтожению, а душа освобождению.
   - Сжалься, милая, - пропел начальник. - Ему пока еще рано уходить на тот свет, да и танк вышел из него что надо! - Танк, подтверждая это, завибрировал и подвигал башней.
   Подчинённые переглянулись, но спорить не стали. Они еще помнили, как их общий друг завел роман с флейтой. Каждый сходит с ума по-своему.
   - Я же говорил - со всеми удобствами! - весело кричал Агаллиарепт, сидя на башне и поднимая вверх руки, словно на американских горках. Танк мчался на нереальных для него скоростях, прыгая мячиком по кочкам, вздымая позади себя землю, дерн и траву, чем приводил в восторг своего владельца. Элелогап, уже заляпанный грязью по самую макушку, упорно украшал собой бок тяжелого стального товарища. Гузоин сидел правее и через бинокль осматривал окрестности, иногда подвывал и слушал в ответ тявканье издалека. Одна Ботис с комфортом пожилой женщины, попивая из термоса чаек, сидела внутри и смотрела на зашкалившие показатели температуры, скорости и объёма горючего.
  
   Алине казалось, она только легла, когда в спальню ворвался темный древний и с победоносным кличем: "Нашел вашу прелесть!" - перебудил супругов. Встрепанная и еще влажная голова поднялась с подушки, пытаясь понять, о чем кричит ее друг. Более помятый и усталый Каин выполз из-под кровати и так же еще не осознавал значимость новости.
   - Ау, сонное царство! Я нашел то, что вы искали! - наблюдая переливы непонимания на лицах. - Копье!
   - Что же ты раньше молчал?! - по комнате прошла двойная волна, сдувшая всех участников в главный зал библиотеки. Это была огромная комната вышиной в пять этажей и повсюду были книги. Их стеллажи тянулись от пола до потока. Всюду стояли компьютеры, глобусы, карты и необычные предметы старины. Лишь один стол не был захламлён. На нем лежало всего несколько листков исписанной тонкой кожи. Нежные листочки были обработаны специальным составом, не позволяющим времени убить их. И около стола, с этими хрупкими листочками, стояли Каин и Алина. Черный Библиотекарь облокотился на стол и бережно, словно ребенка, поднял один из кожаных листов. Взгляды контакторов были прикованы к этому листу и двигались за ним как намагниченные. Поигравшись с гостями, вызвав у тех нервные покалывания от нетерпения, падший соизволил удовлетворить их любопытство.
   - Это ни что иное, как кожа, содранная со спины ангела..., - начал было он, но его грубо оборвали.
   - Библиотекарь, ближе к делу, - угрожающе растопырила перья Алина. За Черным водилась привычка затягивать двухчасовую лекцию, например, о производстве древесины, из которой и сделали ту или иную книгу.
   - Я просто хотел заметить, что ангел сам сорвал с себя кожу, чтобы записать на ней это послание, - прозвучало так восторженно, словно он сам это видел, участвовал, помогал. Учитывая его возраст, вполне возможно. - Этот ангел был последним, державшим в руках копье. Алина, руки убери, - поднимая кожу повыше, прикрикнул темный на подскочившую девушку. - Я уже все перевел. Так что обойдёшься переводом! Руки!
   Зло потирая ушибленные ладони (воспитательные меры падшего), нефилим все же сделала несколько шагов назад. Каин нетерпеливо напрягался, но не смел подойти к этому страшному ангелу с черными крыльями. Общения с ним аггелу хватило.
   - Я продолжу, - выдохнул Темный. - Этот ангел доверил копье другу. И не кому-либо, а Херувиму. Видим, вам следует спросить у этого Херувима.
   В начале девушка моргнула, затем открыла рот, закрыла его, вновь открыла, издав невнятное мычание, закрыла, прикрыла глаза и быстрым шагом подошла к стене. Уперлась в нее руками и...
   "Бух! Бух! Бух!" - методично вбивала она свою голову в книжную полку.
   Самоубийство не увенчалось успехом только благодаря подушке, заботливо подложенной Каином между стеной и головой. Удары стали едва слышимы.
   - Что это с ней? - удивился аггел, наблюдая самоистязание супруги.
   - Это пример осознания полного кренделя.
   - Короче говоря, - Алина зло бросила подушку на пол, - нужно вернуться в Рай и посетить Эдем? Оооооо! - долгий стон и возобновление самобичевания.
   Каин вновь подложил подушку. Он еще не понимал всей проблемы.
   - Так что это за Херувим? - поинтересовался полу-демон.
   - Один ангел, который решил собрать в своем саду всякой твари по паре, - голос Черного Библиотекаря раздался от дальней стенки. Он искал книгу, в которой было наглядно показано о ком идет речь. - Одно существо, ангельского происхождения, сумасшедший коллекционер. Такова была его роль в нашем мире, - он вернулся к истязающей себя нефилим и присматривающему за ней Каину. - Говорят, он был первым, кого создали. Но никто не знает наверняка. Одно известно точно, выполнял свою задачу Херувим довольно дотошно. Он собрал такой гербарий у себя в саду, обзавидуешься. Затем стал набирать животных. И очередь дошла до людей. Собственно, последних у него в саду больше и нет. А остальное сами увидите. Вот только, - Библиотекарь задумчиво протянул Каину книгу с яркой иллюстрацией на развороте "Херувим в саду", - те, кто к нему приходили, никогда после спокойно жить не могли. Язык у этого крылатого длинноват.
   Алина перестала стучаться об стену.
   - Длинноват, - прошипела она. - А как, черт тебя дери, туда ПОПАСТЬ!!! - буквально проорала она последнее слово. - Ангелы давно там нежеланные гости! Это закрытая территория. Да там уже тысячелетий пять, если не больше, никого не было! Может, этот коллекционер и крылья-то свои откинул!!! Предлагаешь наспех овладеть некромантией?!
   Нефилим не на шутку завелась. И, как на зло, не было с ней Герани, всегда успокаивавшей ее одним своим присутствием.
   Она и предположить не могла, что копье придется искать на Небесах, иначе бы никогда не предприняла попытку побега. А теперь...
   Черный Библиотекарь смеялся. Его заливистый смех заставил присутствующих побледнеть. Было в нем нечто потустороннее. Будто божество заглянуло на огонек и не смогло удержать эмоций.
   - Ты точно человек, Алина! Инфантильна, как и всегда. Зла - кричишь, рада - улыбаешься. Это мне в тебе и нравится, но не глупость. Алина, ну неужели ты думаешь, я не предусмотрел ваше попадание в роскошный сад этого шизика? И да, он жив. Совсем окосел без общения, но жив. Еще и историю свою расскажет, в подробностях.
   Каину пришлось придержать пошатнувшуюся белокрылую за плечи.
   - И как же мы попадем туда? - начиная бояться за свою жизнь, неуверенно выдавила девушка.
   - Телепортом, конечно.
   Боялась не зря.
   - Это вот тем самым? - она надеялась на отрицательный ответ.
   - Тем самым, - руша надежды.
   - Который отсылает неведома куда, в любую точку пространства?
   - Да, бывает. Шанс застрять в дереве, камне или по пояс в земле...
   - Тот самый, при помощи которого ты избавился от наших жучков?
   - Да.
   Аггел уже почти держал полу-ангела, ноги девушки отказали.
   - Я хочу листок бумаги и чернильницу. Пока не поздно, заполню завещание, - замогильным голосом промолвила она.
   Ее муж глубоко вздохнул и просто принял новый удар судьбы. В глубине души надеясь на благополучный исход.
  
   - Это вверх, это вниз, еще на деление. А этот до упора. Или этот? А, не важно. Так, а этот? Отвалился! Вот рухлядь! Ладно, и так сойдет, - вслух комментировал свою работу падший, чем нагонял на своих гостей еще более мрачное настроение.
   - Каков шанс? - не выдержав, спросил бывший заключенный.
   - Шанс стать землей, рисунком камня или прикольненькой веточкой дерева? Высокий.
   - А?
   - На остальное остается процента два, - загробным тоном отвечала полу-ангел. - Или ты не видишь, у аппарата стоит псих, а у самого аппарата сотни рычажков. Как думаешь, каковы его шансы нажать все рычажки верно?
   - Никаких.
   - Тогда какого черта ты меня спрашиваешь?!! - пряча руки, завопила Алина.
   Волнение и напряжение было понятно. Через каких-то пару минут решится вопрос - выживут ли они.
   - Готова, - весело объявил о выходе на плаху Библиотекарь.
   На негнущихся ногах Алина начала подходить к телепорту. Но ее осадили.
   - Да не ты, первый он, - со смешком указывая на Каина.
   Не успела Алина среагировать, как мимо нее прошел ее контрактор и бесстрашно встал на платформу. Она подавилась глотком воздуха, стоило ему исчезнуть.
   - Ты... ты... зачем...
   - Спокойней, девочка, - напряжённо рассматривая графики и формулы на боковом экране. - Даже если промахнулся, твою зверушку убить сложно. Да и жив он, - расслабляясь, он добавил уже более жизнерадостно: - Надо же, не промахнулся. Вставай, авантюристка.
   Алина встала с пола, на который опустилась, переживая, и уже более уверенно шагнула на платформу. И в этот самый момент ей в руки прыгнул Пушок. Не успела девушка удивиться, как мир перевернулся.
   - Присмотри за ней, - уже ни к кому не обращаясь, прошептал библиотекарь.
   Настало время приготовиться к встрече нового гостя. Для этого, ангел с вороными крыльями выбрал гостиную с креслами, стоящими друг напротив друга.
   Облокотившись на спинку кресла и широко раскинув крылья по бокам, падший постарался как можно более комфортно усесться и встретить гостя в самом лучшем расположении духа. Этот гость был особым. Редким и, таким же как и он сам, белым пятном истории.
   Как и в прошлые встречи, этот гость появился ниоткуда. Уходил он также в никуда. Соседнее кресло оказалось занято. Перед глазами хозяина предстал этот редкий необычный гость. Еще в самую первую встречу он представился как Астарот, будущий правитель Ада. Сейчас же было достаточно просто взгляда, чтобы сразу понять - глава всех демонов перед тобой. Повелитель семи королей. Он не был демоном. Это был ангел, как и сам Черный Библиотекарь, однако он не был красив. Половина лица повелителя была изувечена.
   - Алина покинула мой дом и отправилась в путь к своей конечной остановке, - по-деловому начал библиотекарь.
   - Хорошо сделано, - голос также был поврежден. Каркающий, хриплый.
   - Может, скажешь, кто она? - этот вопрос давно интересовал падшего, но только сегодня он мог его задать.
   - Догадайся сам. - Руки гостя были сложены в жесте "трехмирье" - большой, указательный и мизинец соединены с аналогичными на другой руке. Остальные пальцы согнуты.
   - Твоя дочь? - к вопросу оказалась подмешана некоторая доля насмешки.
   - Боже упаси от таких детей. Но для ее рождения пришлось расстараться, - Астарот едва приподнял уголок неповрежденной части губ.
   - Не Михаилу ли случайно? - Библиотекарь пытался сохранить свою язвительную манеру общения и скрыть бушующие эмоции. Такой вариант ему пришел в голову давно, уж слишком они были похожи. Чем-то. Нет, не Алина и Михаил. А Алина и другой родственник Михаила.
   - Если б ему, было бы проще. Но он не по крови ей родственник.
   - Расстараться говоришь? НЕ по крови, говоришь? - неуловимо выдыхая страх. - Слышал я, алхимики расшифровали твои записи, касательно сосудов души, - Библиотекарь пытался говорить равнодушно. Это тот вариант, к которому Библиотекарь пришел еще до Алины. Она была не первой. И будет не последней.
   - Уже ближе, - в голосе появилась нотка любопытства
   - Тогда понятно, - сжимая ткань кресла. Все встало на свои места. Не подкопаешься. - Отвратительный метод манипулирования.
   - Быстро догадался. Она моя. Мое создание. И Бог ее Я. Творец ее души, целей и тела. Она пропляшет свою жизнь под песню моей дудки, - с гордостью добавил Астарот. - И это песня добудет мне давно желанное знание.
   Гость исчез.
   Темнокрылый сидел, не шелохнувшись, пока неожиданно не разразился диким хохотом.
   - Конечно, - с издевкой. - Добудет тебе шиш! Эта девочка куда интереснее, чем ты полагаешь. Сам спляшешь под ее мелодию и не заметишь. План перевернет, мир перекосит, копье не отдаст, - он расхохотался сильнее. - Вот дурак, даже не додумался присмотреться к ее спутнику. А если бы присмотрелся, - наигранно делая умное лицо, - тот же час понял бы, что его план провалится ко всем чертям!
  
  Глава 16. Райский сад и долгожданные нежеланные ответы.
  
   - Где это мы? - пораженный голос Каина стал первым, что услышала нефилим. Затем и она увидела окружающую местность.
   - Тропические джунгли, не иначе. И где мое мачете? - Алина, недоумевая, разглядывала мохнатый шар на своих руках, будто заподозрила тот в шпионаже. Знала бы она, как права. Ее бы одолели вопросы по таинственному появлению Пушка и его участия в начавшейся игре, но у белокрылой было много других более интересных причин удивляться, поражаться и недоумевать.
   - Это и есть сад?
   - Скорее всего, - нагибаясь, ответил аггел - пара туканов летела слишком низко. Пушок на руках вслед птицам щёлкнул зубами. И Алина от греха подальше сунула его за шиворот. Подумать о шпионах можно было и потом. - Либо мы все же в тропиках, либо... Ой, сзади! - пискнула девушка, резко оборачиваясь.
   Каин почувствовал чужое присутствие и... в ужасе застыл. Это был лев: огромный, с мохнатой гривой, и не одной проплешины. Эта зверюга обнюхала аггела и скучающим шагом пошла мимо. На его пути был олень с длинными витыми рогами, который не прекращал увлекательного занятия - чистки рогов. Даже когда хищник прошел в миллиметре от его крупа, ни один мускул травоядного не дрогнул.
   Присмотревшись, полукровки смогли заметить и других животных. На квадратный метр пространства было как минимум по живому существу и в три раза больше растений. Которые, похоже, не повторялись.
   - Это точно Эдем, - утвердительно.
   Контракторы осмотрелись по сторонам. Непроглядная, густо засаженная чаща. При этом растения и животные умопомрачительно сочетались друг с другом. Например, в том направлении, в котором решила идти Алина (Каину, как обычно, выбора не дали), встретился огромный дуб, густо обвитый лианой, на нем сидели лемуры, а под ним цвели ландыши и маки.
   - Очаровательное местечко, - с сомнением выдавила из себя девушка.
   Каин пожал плечами. То ли собственного мнения у него не было, то ли его все устраивало. Особенно его устраивала сладкая тыква, растущая под пальмой. То, что тыква сладкая, он уже доказал себе.
   - Вот и сошлют нас вслед за Евой, - укоризненно.
   - И за Адамом, - раздалось сбоку.
   Сказать "они удивились" - не сказать ничего. Алина подпрыгнула и так взмахнула крыльями, что даже зависла в воздухе на пару секунд. Каин подавился и теперь откашливался. Вслед за голосом вышел... самый типичный ангел. Ничего особенного.
   - Я рад, что вы вернулись ко мне, - из шиворота Алины выпрыгнул гремлин и мохнатой шапкой сел ей на голову. Мурлыкнул приветствие ангелу. - Да, и тебя я тоже рад видеть.
   Библиотекарь говорил, что заведующий этим садом не в себе. Вот и подтверждение.
   - Мы разве знакомы? - Начала расспрос нефилим.
   - Конечно.
   - Я бы запомнила такое знакомство.
   - Лестно.
   - Но не помню.
   - Это естественно.
   Каин проигнорировал брошенный Алиной взгляд растерянности, теперь он обдирал дерево с киви. Но стоило девушке вновь вернуть концентрацию взгляда на чистокровном, как Каин потерял интерес к киви и навострил ушки, не спуская своих бледных глаз с разговаривающих. Ангел бросил косой взгляд на аггела, но ничего не сказал. Казалось, такое поведение этого бывшего заключённого само собой разумеющееся. А запутанная Алина, не нашедшая поддержки, решила не тянуть кота за хвост.
   - Вы Херувим?
   - Да, - односложный спокойный ответ.
   И как с таким общаться? Незнакомые ангелы предпочитали, чтобы нефилимы обращались к ним примерно так:
   - О, великий, - начала было закатывать глаза нефилим, как ее прервали.
   - Ни в коем случае, - с содроганием. - Пожалуйста, без ваших "О, великий", всяких "Достопочтимых" и прочих "святых". Говори свободно, ребенок. Я выслушаю и сделаю, что смогу. Так или иначе, но я должен вам обоим.
   - Должен? И когда это я обзавелась таким особым должником?
   - Очень давно.
   Сделав вывод, что с жильцами желтого домика нужно быть предельно спокойным и собранным, Алина решила ничего не отрицать. Библиотекарь оказался прав, Херувим не в своем уме.
   - Ну, тогда на правах старых знакомых, поможете. Мы ищем копье Лонгина.
   Херувим не был удивлен, не был расстроен, напряжен. Казалось, он и не испытывает эмоций. Однако его взгляд перешел к объедающемуся аггелу. Протянул долгое "Хм" и вновь вернулся к созерцанию Алины. Он произнес одно слово.
   - Опять, - в одном этом слове белокрылая услышала столько разочарования, сколько не могла услышать за всю свою жизнь и испытать.
   - Простите, - неожиданно сама для себя неразборчиво пролепетала она.
   - Да что с тебя взять, - тихий вздох. - Это твое все. В этом ты неизменна, ребенок. Слишком неизменна. Даже у него, - взгляд на прислушивающегося к разговору Каина, - душа стала иной. Более полной, насыщенной, целой. А твоя, - возвращая взгляд к девушке, - не поменялась. Совсем чуть-чуть и мне казалось бы, что я говорю все с тем же упрямым и эгоистичным творением. Но нет. Кое-что в тебе новое.
   - Я не совсем понимаю, я же спросила про копье.
   - А я про то, как ты жила после ухода. И кто похитил твою душу после смерти. - Херувим сделал круг вокруг застывшей полукровки. - Не бывает, чтобы душа настолько оставалась прежней, пройдя через руки Смерти. Не бывает. А значит, некто забрал твою душу и использует, так сказать, по назначению. Минуя вечный круг.
   - Мне это не нравится. В смысле, куда зашел наш разговор, - сердцебиение участилось, дыхание сбилось. - Пожалуйста, скажите нам, где искать копье? У Вас ли оно? И мы уйдем.
   Каин встал, решаясь, наконец, вмешаться, но Херувим огрел его помрачневшим взглядом, и мужчина вновь сел на землю, поглощая новый фрукт. Оглянувшись на мужа, нефилим увидела его равнодушие. Того, как он секунду назад был до предела напряжён и собирался помешать будущим словам, она видеть не могла. И ей стало очень одиноко и страшно. Иногда такое бывает. Ты стоишь среди подобных тебе, но не ощущаешь ни грамма поддержки, а неизвестность все ближе. И она давит исключительно на тебя, пытаясь сломать, покорить, раздавить.
   - Ребенок...
   - Меня зовут Алина! - не сдержалась девушка. От ее выкрика мохнатый гремлин спрыгнул на землю и, попискивая, умчался в ближайшие кусты, кажется, крыжовника.
   - Алина, - покорно повторил Херувим. - Аррррина. Алина. Хорошее имя. Лучше прежнего. Ты должна понимать, что боишься не просто так, Алина.
   - Пожалуйста, не... это не то, что я хочу знать, - растерянность достигла апогея, заставляя путаться в словах. Белокрылая понимала, то, что скажет ей этот безумец будет тем, что она хотела узнать, но принять это будет слишком тяжело.
   - Верно, не то, что хочешь. Но то, что должна узнать. Я уже упускал случай помочь тебе. В этот раз помогу. Слушай, твои желания были на руку одному ангелу. Который в самом начале разделил с тобой страсть познания, но в дальнейшим не принял новые идеи. Ты хотела знать, где ОН? Тот, кто создал все ЭТО! Хотела знать, кто ОН? И тот ангел разделял твою жажду. Но не ради самого знания, а ради его использования, - Алину била дрожь. Она прикрыла ладонями уши, но голос ангела теперь раздавался у нее в голове. - Ты умерла, не доставшись Смерти. И твоя душа осталась у него. Мне не ведомо, сколько раз тебя использовали. Но он делал это умело. Умело развивая в нужном для него направлении. Используя, направляя на цель. А если цель не достигнута - смерть. И по-новому. Так и появилась ты.
   "Не хочу знать! Не хочу узнать! НЕТ!"
   Правда бывает болезненной. Иногда эта боль даже ломает. Алина никогда не считала себя хрупкой. Наоборот - целеустремлённой и сильной. Да, достаточно сильной, чтобы узнать правду. Еще даже не зная, а сможет ли эту правду принять. Но сегодня вся картина ее мира осыпалась.
   - Так, подожди. Скажи еще раз. Я кто? - на грани истерики.
   - Ловец, - все также спокойно рассматривая прикусившую губу девушку.
   - Я не ловлю души, - умом Алина понимала, что ей говорят, но пыталась заставить себя поверить в обратное.
   - Нет, ты и есть предмет для души. Ты - ловец.
   Иллюзии распались.
   Мир перевернулся. Вот и умер Санта. В одно мгновение все перестало существовать и родилось заново. Единственное слово, которое осталось в голове нефилим - ловец. Ноги не смогли удержать ослабевшее тело, и девушка начала заваливаться куклой вправо. Упасть ей не дали мужские руки. Где-то на краю сознания показалось, что ее зовут. Но это был не голос. Рык разгневанного зверя. Пришлось моргнуть, чтобы прийти в себя, хотя бы отчасти.
   Ее слабое женское тело было прижато к источнику тепла и гнева, которое клокотало внутри яростью зверя. Источником тепла был Каин, рычавший на Херувима. И было в этом нечто давно забытое. Теплое. Забота того, кто сильнее. Забота вопреки всему. Эти объятия были совершенно иными, не такими, как ее обнимал Михаил, Агрель или Герань. Нечто непостижимо знакомое и совершенно новое. Запах мужского тела и кожи его куртки были настолько приятными, что хотелось вдыхать их вечно. Магия поглотила ее окончательно. Но это было настолько приятно, что она не сопротивлялась совсем. У нее не было на это сил. Все, что ее заботило на тот момент - она не одна. Есть тот, кто поддержит ее.
   - Каин, - слабым голосом позвала она, выдыхая. - Все нормально. Это не та правда, которую хочешь знать, но меня так просто не сломить. Нужно немного времени, - едва шевельнув головой в сторону Херувима, нефилим обратилась к хозяину сада. - Продолжим через некоторое время. Ах да, время. Его тут нет. - Речь была растерянной, как и та, кто произнесла ее.
   - Я понял вас, отдохните. - Ангел склонил голову и едва заметно улыбнулся.
   Каин резко повернулся к чистокровному спиной и прижал теряющую сознание нефилим сильнее.
   Приход в себя принес белокрылой прохладу воды и тепло рук.
   - Ты как?
   - Теперь я вполне готова поверить, что знания способны убить, - прижимаясь к мужской груди.
   Каин стоял по пояс в воде в окружении сотен и сотен рыб. Которые, искря на свету чешуёй, с любопытством подплывали к гостям озера. Девушку аггел аккуратно гладил по голове влажной ладонью. Сейчас этот бледный демон был озабочен и печален.
   - Слушай, - начиная издалека. - Ты выглядишь очень хорошо. Кажется, лучше с каждой минутой. И надеюсь, это не твоя магия. А то в последние пару дней она меня порядком достала, - слова лились рекой, девушка их даже не контролировала. - В начале "праздники", теперь я вся в твоей магии, словно в коконе. Приду в себя, нужно будет хорошенько тебя оттрепать, да и выпотрошить свои магические каналы. Забиты тобой под не хочу. Еще чуть-чуть и влюблюсь. Во, прикол! А будет ли это на самом деле? Я же получается не настоящая. Просто оболочка для души. Более того, души, которая... которой повелевает кто-то другой, - смаргивая так некстати навернувшиеся слезы. - Каин? Я же сама задала себе цель? Да? Никто меня не заставляет? Это ведь мое желание?
   Аггел поставил ее на песчаное дно и провел рукой по золотым волосам. Коснулся губами правого глаза и сел на колени. Его руки обвили женские ножки, голову он положил ей на живот.
   - Ты живая. Веселая. Добрая. Светлая. Яркая. Обворожительная. Красивая. Смелая. Стойкая. Жизнерадостная. Ты по-настоящему удивительна! И такое нельзя создать искусственно. Ты - это ты. Тебя зовут Алина, - шепот отдающийся в позвоночнике.
   Каин поднял лицо, заглядывая в глаза цвета небесной вышины, голубого льда на скатах гор и океана в часы слияния с небом. - Я не поверю, что такая малость, как вопрос "кто я такая и зачем живу" способен тебя сломить. Твои амбиции и желания только твои.
   Казалось, такая малость. Этот мужчина говорит очевидное. А на душе гораздо легче и светлее. Страх и неуверенность остались позади.
   - Спасибо, - поглаживая по выбеленным волосам. Постепенно возвращалось обычное восприятие действительности. И глупые вопросы отошли на второй план. - Хм! - внезапно усмехнулась утешаемая. - Если бы я была Геранью. У меня бы сейчас из ушей пар валил, и я бы тебя изнасиловала. - Такое заявление вызвало у аггела смешок. - А что? Ты меня магией обворожил, устроил нам романтическое свидание на двоих. Практически искупал. А дальше должно быть таинство. - Уже откровенно хихикая. Но рассмеялся первым Каин. Его смеха она еще не слышала. Он был на удивление приятным. Чистым, словно вода вокруг них.
   - Вот такой я тебя и знаю, - последний раз обнимая и отстраняясь. - Насмехаешься над всем. А я к тебе со всей душой...
   - Нужно было сказать, - с пафосом, - люблю тебя!
   Опять смех в ответ. Девушка убедилась в твёрдости почвы под ногами, выжала волосы. Вздохнула полной грудью и побежала к берегу.
   У самого берега она оглянулась, подарив озорную улыбку.
   Впереди был еще долгий путь. Но ей казалось, что только сейчас она поняла - она хочет остаться с этим необычным демоном. Даже ненадолго. Даже если по пророчеству для нее нет будущего. Даже если она знает, что с ней всего лишь играют. И когда Каин получит копье, не исключено - он сам отнимет ее жизнь.
   Эта мысль резанула по болезненно съёжившемуся сознанию. Но уже не причинила боли. Алина приняла реальность, такой, какая она есть. И настало время узнать часть головоломки, разгадывать которую ее послали чужие руки. Ну и что? Эти вопросы задавала она сама себе! А уж кто хочет использовать ответы, пусть в начале их из нее выбьет!
   Грозно подняв кулачки в небо и потрясся ими, белокрылая фыркнула и осталась вполне довольна собой и своей выдержкой. Но расслабляться не стоило. Вот они уже вернулись к ангелу. А этот тип может шокировать множество раз. Мобильный шокер, блин! И это заставило напрячься от одного вида собеседника. Но Алина быстро отругала себя за это и, глубоко вздохнув, вернулась на прежнее место. Нужно было многое обсудить, раз уж она оказалась в таком таинственном месте.
   - Кое-что не сходится, - присаживаясь на траву во избежание падений во время новых шокирующих открытий.
   - И что же? - тон ангела не изменился. Алина задалась серьезным вопросом о диапазоне чувств этой "перьевой метелки". Именно таким словосочетанием ругала ангела девушка, пытаясь осознать истины еще на озере.
   - Вы сказали: "Опять"! Значит, я искала и раньше копье и приходила сюда?
   - Трижды.
   - Хм? Как так? - скорее для себя, чем для Херувима, задала вопрос девушка.
   - Тот ангел, который похитил твою душу, решил подкорректировать идею. Вполне возможно, что он и сам верит в правду нахождения истинного бога через силу копья. А возможно, к этой идее просто-напросто подводили постепенно.
   - Яс...сно. Логично. Копье появилось после падения ангелов, после всех трясок. Да, поняла. - Алина почесала затылок, путаясь в своих догадках. Копье было изобретено уже после первых громких войн. И после его потери мир заполонили орды желающих найти орудие. Тогда творился Хаос. В общем, он будет снова - как только найдется копье. Это порождало вопрос. - Я так в толк и не возьму. Вы говорите мне, что моя душа появилась еще на заре времен. И кем же я была? - в ее голос вновь вернулась растерянность.
   Ангел улыбнулся, впервые искренне. И медленно опустился на траву. Его глаза будто померкли в воспоминаниях, а затем он начал рассказывать нечто такое, чего Алина не смогла бы прочитать не в одной книге. И что потрясло ее до краев души.
   - Позволь рассказать тебе сказку, ребенок.
   - От одной я и так не отошла. Вторая меня добьет, - фыркая в сторону, насторожила ушки Алина, жалея что не взяла с собой блокнота и ручки.
   - Как посмотреть. Оправилась или нет, решит время. Ты лучше скажи мне, а как создавался этот мир?
   - Вопрос с экзамена. За семь дней. Но судя по тому, что задали его Вы - меня ждет новое открытие.
   Ангел поднял брови и едва слышно хмыкнул. Его позабавило умение девушки держаться.
   - Как думаешь, что в Раю было создано в первую очередь?
   - Ангелы, - равнодушно пожимая плечами, все еще отвечала с конспекта белокрылая.
   - А если подумать? Создали их, и они провалились в никуда.
   - Площадка с ковровой дорожкой, - молвила искусственная девочка.
   - А дышали они чем?
   - Воздух... ЭЙ! - удивление достигло озабоченного вопросами ума. - Ладно, считай профессионально отвлек от тяжёлых дум. - Мозг заработал в новом направлении. Алина перелопатила все свои мысли и невероятные идеи. "Так что было в начале? На чем-то надо стоять, чем-то дышать, что-то кушать. НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!" - Алина ошпаренной воблой на сковородке подскочила к ангелу.
   - Я не могу поверить! Я поверить не могу! - выкрикивала она, глупо улыбаясь. - Истина была перед моим носом все это время. Какая я дура, я дура! - орала она на весь сад.
   Каин облизнул пальцы, испачканные в дынном соке, и молчаливо поддержал подругу, отсалютовав ей дынной коркой. Алина могла только позавидовать аппетиту и приоритетам своего муженька. Его истины не заботили вообще. Главное, чтобы эта шумная девица (подумала она про себя) была в своем уме, памяти и физически здорова и выполнила, что обещала.
   Алина устало отдышалась.
   - Ну и что ты чувствуешь, находясь в самом начале своего пути и около финиша? - размахивая руками, стараясь показать на весь Эдем, Херувим старался добавить в свой голос сарказма.
   - Напрашивается одно матерное слово, но скажу вежливо - вымоталась. Я счастлива, но смертельно устала.
   - И как, все еще не хочешь жить такой жизнью? Все еще думаешь - ты подделка?
   - О нет, напротив. Жизнь так и прет, даже через усталость. Подделка не подделка, да хоть клон великого творца! Уже и не думаю о таком.
   - Все еще считаешь себя не достаточно живой?
   - Я такое сказала? Я повторюсь - я дура. Я в жизни не была так счастлива! - обуревавшее веселье заставило кружиться по поляне, разминая крылья. И только когда усталость окончательно свалила на траву, Алина смогла продолжить расспрос. - Но, а Вы то кто? Бог?
   - Если бы им был, то меня бы не было, - двусмысленно заявил Херувим. - Этот сад был первым, что пришло в этот мир. Тебя этот факт неслыханно порадовал. - Вновь улыбка. - Ответ был перед тобой каждый день. Стоило только дойти до края мира ангелов и вглядеться вдаль. Сад хорошо просматривался с правой стороны мира. Но, как ты знаешь, долететь до него не удавалось ни одному ангелу. Я давно отрезал Эдем от Рая.
   Алина хорошо помнила уроки в академии. И Эдем рассматривался в одной из тем. Его представляли, как ковчег жизни. Где сохранены все когда-либо живущие животные в парном экземпляре и все растения. Также учитель уточнил, что на экскурсию в это место не попасть. И летать туда не стоит, раз жизнь дорога. Нет туда дороги. Вроде и смотришь - близко, а стоит начать приближаться - расстояние не изменяется.
   - Нам рассказывали необходимый минимум, - кивнула Алина.
   - И тут же ты спрашиваешь меня кто я? - спокойный голос приобрел легкую смешинку. - Я не Бог. Не в том смысле, в котором вы все его "знаете". И, между прочим, я не один такой.
   - Как это, не один, - подал голос аггел. С дынькой он уже расправился и теперь уплетал... яблоки.
   Херувим посмотрел на целый подол яблок и хмыкнул. Алина похлопала глазками, не зная чего ждать. По легенде именно за этот плод изгнали людей. Но ее опасениям не суждено было сбыться.
   - Лилит их обожала. Целый день только и жевала. Пришлось для нее яблонь насадить штук сорок, не меньше. - Херувим ностальгически поднял глаза в небо и улыбнулся. - Ты ешь, ешь. Здесь не запрещено питаться, но удивительно то, что ты можешь чувствовать в Эдеме голод. Животные, растения, рыбы и птицы не ощущают необходимости в еде. Люди также не ощущали голода.
   - По легенде Ева съела яблоко познаний, и людей в Эдеме не стало, - подпирая кулаком щеку, решила блеснуть знаниями мифологии белокрылая. Вернее, теоретическими познаниями, с которыми никогда не соглашалась.
   - Образно. Есть в этом саду никогда не запрещалось. И без того... хм..., - замялся не бог, поняв, что повторяется, и решил сменить тему с яблок на нечто поинтереснее. - Так о чем это я. Так вот, нас трое. Я и еще двое подобных мне. Мы были в этом наполненным жизнью саде с самого начала. Не скажу, откуда "начало" взялось. И они не скажут. Не помним, - разводя руками и поднимая повыше белые крылья. - Мы просто неожиданно "ожили". И нас принесло в это пространство. И оставило украшать бытие. Даже не скажу, сколько мы пробыли в Эдеме втроем. Ничего не менялось в нашем саду, сколько бы мы не жили. Никто не рождался и никто не умирал. Только плодовые деревья и кустарники плодоносили. Но из их семян нельзя было вырастить новое дерево. Так и жили здесь, со всем своим многообразием флоры и фауны, жизни не было. Ее никогда не было. Животные и растения в Эдеме не могут размножаться, не могут умереть, они никогда не чувствуют голод, - многозначный взгляд на Каина. - Никогда не умрут. - Ангел вновь вздрогнул, он опять повторился. Но озабоченность во взгляде сменилась ностальгией. Херувим прошел к дереву с белой корой. Небесное древо. - Когда-то почти весь сад был заполнен именно этими деревьями - красивыми и бесплодными. Они украшали его, как и прочие существа. И наконец, нам стало этого не хватать. Нам нужно было что-то большее, - ангел оторвал кусок коры от дерева. И этот кусок внезапно разросся, превратившись в птицу. И та выпорхнула из рук творца в небо. - И поняли мы, что раз этого здесь нет, то мы создадим, и у нас это будет. - Каин (и когда успел подойти) и Алина уже сидели бок о бок, не шевелясь, дыша через раз и внемлющие каждому слову. - Но нас трое, и у всех свои идеалы. Мы были слишком разные по духу. Не говоря уже, что были непохожи лицами, словно из разных миров. Ссориться не стали. Это глупо. Места достаточно для всех! - широким взмахом огромных крыльев древнейший ангел показал на весь мир. - Так что мои два брата ушли. И стало совсем плохо. Одиноко. И я создал Небеса, Рай. Место, которое наполнил такими же как я. - Алина раскрыла было рот, но тут же его закрыла, проскулив нечто невнятное: "И это не Бог". Потрясенно замерла, ожидая новых шокирующих деталей. - Но в отличие от Эдема, в Раю стали действовать иные правила. И очень скоро дети перестали во мне нуждаться. Вспоминая о создателе все реже и реже. Я им и не говорил, что это Я их создал. А подсказки они интерпретировали ТАК, что и вспоминать не хочется. Вот так и жил. В окружении копий себя. А потом мне захотелось проведать братьев. Те на месте не сидели. Они тоже создали по миру. Вернее один создал. А второй нашел. Оказалось, мы были не так далеко от одного чудного шарика наполненного водой. Земля. Вот там он развернулся. В общем, мой брат любил, когда мы сами до всего доходили. Никогда никому не давал приоритета. Любил смотреть, как два его брата доходят до всего своими силами. Так что, на Земле была лишь Жизнь. Он позволил ей самой решать, какие формы принять и в кого превратиться. Я ему завидовал. Ангелам я сразу все дал. А эти существа меня покорили. Все! - древний улыбнулся светлее. Затем едва слышно усмехнулся. - Вот третий брат создал Ад. И населил его такими же как он, с рогами и хвостами. Я тогда всего раз заглянул - веселенькое местечко, в общем, он всегда любил подобные места: темные, жаркие и с извергающимися вулканами. Бррр! Слышал, что там теперь куда приятней. Но не о нем речь. Пока мои бездари махали крылышками, появились люди. Если я раньше считал творящееся многообразие Земли удивительным и восхищающим, то теперь я был покорен в самое сердце. Я взял себе одного. С разрешения брата. И воспитал мальчика. Адам был мне сыном. - Это было сказано с неловкостью и легкой грустью. Будто ни на какие более сильные эмоции ангел не был способен. - И как любящий отец, я хотел, чтобы у него было все необходимое. Так что, позже я привел ему подружку. Это было моей ошибкой. Не сдружились они, - поясняя. - Оказалось, я многое проморгал. У Адама уже была подружка. И я с ней познакомился. - Вот тут лицо Херувима помрачнело. Оно озадаченно вытянулось. Пытаясь решить вопрос, мучивший его тысячелетиями. - Лилит. Я ее не создавал. Спросил я у брата с Земли - тот пожал плечами. Спросил брата из Ада, и тот ничего не знал. Неужели, нас все это время было четверо? Таким вопросом я задался. Узко мыслил. Даже не понял, когда стал таким твердолобым, - с улыбкой смотря на нефилим. - Мы не могли быть единственным миром. Были и другие оазисы. И Лилит была оттуда. Змея - Лилит. Дракон. Удивительная тварь. - Последнее слово было произнесено с горечью, и Алина могла поклясться, в этот момент древний смотрела на Каина. - Адаму и Лилит было хорошо вместе. И я позволил им жить среди ангелов, вне Эдема. Брошенная ими Ева имела поклонника, который тоже увел ее прочь из Эдема. - Херувим замолчал. И молчание длилось достаточно долго. - Глупо получилось. Из-за моей невнимательности все сложилось крайне печально. Мои дети - ангелы, восприняли людей в штыки. И первой от этого пострадала Ева. Люцифер, - неуклюжий взгляд на полуангела, - так звали ангела, который возжелал Еву и защищал всеми доступными способами. А я этого не видел. В конечном счете, я проморгал, как сформировался совет ангелов, и этот совет разделил Люцифера и Еву. - Вновь молчание. - Скорее всего, он испытывал к ней любовь, а не любопытство, так свойственное ему. - На лице расплылась тенью грусть. - Чтобы защитить эту женщину, Люцифер отказался от нее. И единственный, к кому она могла пойти после - был Адам. Обиженная, разгневанная, всеми брошенная и беременная, эта женщина выместила весь свой гнев на союзе Лилит и моего названного сына. Сил терпеть все это у ангелов не осталось. А мне не оставили выбора. Их бы всех убили. Адам и Ева, вернулись на Землю. Все, что я мог - это дать им знания, при помощи которых они и выжили и передали эти знания следующим поколениям. - Новая пауза. - Сын Евы и ангела - Каин, первый нефилим, прожил в Эдеме не долго. И то только из-за просьбы Евы. Она не хотела воспитывать ребенка мужчины-предателя. Увы, я не мог его защитить. Ангелы были безжалостны. И ему пришлось уйти на Землю. Но для него все было в разы тяжелее. И пока я сочувствовал людям и маленькому нефилиму, у меня под носом росла целая революция. - Ангел поежился. - Не знал я ничего о способах воспроизводства змеев. И даже не представлял себе, что она может отличаться от того, что я видел. Лилит породила лилианов. Полулюди полудраконы. В невероятном количестве. И они переняли гнев брошенной матери. Пролились реки крови. Так получилось, по недосмотру я изобрел войну. Как же я себя за это ненавидел, - обнимая голову рукам, а тело укрывая крыльями. - А тут еще под шумок Люцифер попытался найти Бога, чтобы..., - замолчал Херувим, пытаясь подобрать нужное слово.
   - Пардон, набить рожу, - решила помочь с глаголами белокрылая. А для чего еще можно искать Бога, когда жизнь начинает лететь под откос, так еще и кубарем.
   - Ха! - усмехнулся ангел. - Да, скорее всего для этого. Я его как Бог не устроил. Но свою долю гнева и мне перепало, - продолжая усмехаться, вспоминая. Но усмешка сменилась беспокойством. - И он решил прорваться в первоначальное пространство - Хаос. Не знаю, почему у него не вышло, но в тот же день он заключил союз с Лилит. Она восприняла его идеи более чем благосклонно. Обиженные объединились. К ним начали примыкать все новые и новые ангелы. Создался целый альянс. И порядок в Раю начал рушится. Что мне оставалось?
   - Я понимаю, - склонила голову нефилим. - Вам было тяжело, и Вы не могли справиться. Плохой из вас лидер. Не в обиду.
   - Да, плохой, - соглашаясь. - Иначе бы я не сбросил их вниз на Землю, желая спасти своих ангелов. Ошибка за ошибкой, - хватаясь за голову. - А затем мой брат из Ада забрал к себе змеенышей. Я ему за это благодарен. А позже брат с Земли шепнул, что появилась новая раса - Демоны. Помесь чертей, людей и драконов. Сильная, умная, агрессивная и непокорная. Но на этом сюрпризы не кончились. - Херувим тяжело вздохнул. - Появилась новая сторона - Смерть. Никто не знает, что ее породило. Никто ее не создавал. Возможно, она тоже пришла из хаоса. С этого момента наладился механизм, работающий до сих пор - циркуляция душ. Без этого нормальное функционирование наших миров было бы под вопросом. Алина, - тихо. - Ты слушаешь?
   - Слушаю, но мои мозги сейчас взорвутся, - Алина была бледной и заваливалась на Каина. Она жалела, что не было с собой диктофона.
   - Чтобы создать единицу под названием душа, нам потребовалась сотня лет. Вернее, мы не могли ее создать. Пока не поняли, что сами обладаем чем-то подобным. И копировали эту единицу из нас самих. На самом деле, у всех душа была вначале абсолютно одинаковая. Лишь проходя через Смерть, она менялась, преображаясь. Эти единицы стали в корне друг от друга отличаться. Больше нам не нужно было придумывать ничего нового. Перерождаясь при помощи циркуляции душ госпожи Смерти, душа изменялась. Понемногу, незаметно, но она становилась иной. В ней уже с самого начала были особенности, не свойственные другой душе. Так как клонировать без погрешностей невозможно. Например, ты, Алина.
   - Ну, конечно, я же... - договорить ей не дали.
   - Я не просто так сказал - мы знакомы. Мы знакомы. Твою душу я узнаю где угодно. Понимаешь? Ты была моим созданием, одним из первых. Одним из тех, которые я не копировал, а пытался сделать особенным. Иным. Очень любопытным, целеустремленным, непокорным созданием. За это я тебя обожал. И позволял быть в моем Эдеме, сколько тебе хотелось.
   Алина прикинула кто тусовался в Эдеме помимо Херувима. Набросала характер поверх этих ангелов и выпала в осадок.
   - Я что? Тот самый? - выпрямившись соляным столбом, нефилим поняла, что пора заканчивать разговоры. - Очаровательно! Так мозг, пора вырубиться. А не то вырублю.
   - Тот-тот. Так что, пользуясь случаем, хочу попросить прощение.
   - Бесполезно просить о том, чего я не помню. И чему рада. Я была засранцем, развязавшим войну. Очаровательно! - скрывая лицо в ладонях. - Есть тайны, которые я не хочу постичь. Это была одна из них. За этот день их уже две. Голова болит. Я устала. И просто больше неспособна корректно мыслить! - прошипела она в ладони, стараясь не начать глупо хихикать от перегрузки.
   - Понимаю. Думаю, дальше рассказывать смысла нет. Сценарий известен. Демоны ненавидели ангелов, ангелы - демонов. А я решил уединиться, угнав Эдем подальше и отрезав его от Рая.
   - М-да-а-а-а-а, - протянула белокрылая и решила проветриться вдали от такого объёма знаний. - Каин, побеседуй пока с нашим старым другом. Возможно, это нужно тебе даже сильнее, чем мне. А я выключу мозг и пройдусь, - демонстративно прикрыв уши и свистнув Пушка, девушка поспешила прочь. Из кустов вынырнул мелкий шпион, явно прослушавший весь разговор, и забрался хозяйке на правое крыло. Каин проследил за удаляющейся нефилим взглядом и, рыкнув на Херувима, приготовился к беседе.
   Алина так сильно устала от всех знаний, полученных в этом месте, что была не способна просто так справиться. Сон спас бы от перегрузки, которая рано или поздно бы ее достигла. Сон смыл бы тяжелые мысли и дал немного времени понежиться в беспамятстве. Но нельзя! Не время предаваться мечтам. Перед Алиной была пропасть под названием реальность, и в нее предстояло прыгнуть вниз головой. Пушок почувствовал напряжение хозяйки и лизнул ее в лицо. Девушка захихикала и попыталась поймать пушистого гремлина, но тот ловко прыгал по ее плечам, голове и крыльям. Это отвлекло от тяжких дум. Наконец, зверек дался в руки и позволил себя прижать к груди. Потерся волосатой мордочкой и начал ворочаться, прося отпустить.
   Алина скинула тапки и наслаждалась зеленой мягкой порослью. Ее восхищало это разнообразие вокруг. Проходя под огромными деревьями, она не могла отвести взгляд от переплетений веток. А пройдя по мосту через знакомое озеро, девушка с восхищением вздрогнула, увидев сотни рыб, плавающих у самой поверхности воды. Мост был высок, рукой до воды не дотянуться. Но крылом получилось. И рыбы тут же стали изучать перья, намокшие в воде. Полюбовавшись блеском чешуи, полуангел постепенно начала углубляться дальше в этот невиданный лес. Однако он оказался не бесконечным.
   - Ух ты! - не сдержалась Алина, взмахивая крыльями и подлетая к самому краю. Прозрачная пленка отгораживала мир Эдема от пропасти. Облокотившись на плёнку ладонями, Алина смотрела вдаль. Там за облачками газа, если лететь через пропасть еще дальше, за эти нависающие над чернотой камни, там сиял Рай. Такой далекий и с недавнего времени недоступный.
   Однако улыбка на лице Алины не удержалась на долго и скоро пропала вместе с тяжелых вздохом. Она понимала, эта красота исчезнет. Пушок сидел у самых ее ног и также смотрел на мерцание далекого Рая. Сколько они простояли там, нельзя сказать. Времени в этом месте не существует. Нефилим не знала как, но она почувствовала - Каин стоит сзади. Его шаги были неслышимы и неощутимы. Но она легко узнала его. Странно, ей казалось, они так недавно познакомились. Но она будто знала его большую часть своей жизни. Магия обольщения была воистину сильна. Пушок, не медля, скрылся за шиворотом.
   Каин оказался почти вплотную к ней. Встал по левую сторону. Вид у него был, как у затравленной собаки, сумевшей сохранить гордость. Такой вид мужа несколько озадачил девушку. Что же поведал ему этот не бог? Но чтобы ему не рассказали, Каин воспринял сказанное гораздо легче Алины. Ощетинился весь, правда, но не упал духом.
   - Ну и денек, - улыбаясь как можно дружелюбнее, сказала Алина. Ей хотелось побыть одной, но конвой прибыл раньше, чем она рассчитывала.
   Бледные глаза посмотрели на нефилим усталым взглядом.
   - Гуляешь, - голос так же был уставшим, как и сам Каин.
   - Да, смотрю на места, в которые не вернусь, - кивок в даль на Рай.
   - Красиво. Издали много вещей красивы. - Он устало оперся лбом на пленку. - Ты не виновата. - Голос аггела был уверенным. - Ты просто инструмент для них. А не ты, так другой. Гибель этих миров - вопрос времени.
   - Значит, ты знаешь о пророчестве шептуньи, и у тебя есть своя выгода, да? - это был скорее не вопрос, а утверждение. Нефилим не смотрела на мужа, боясь увидеть в его глазах холодный расчет. Она давно поняла, что в нем много белых пятен, которые давно заполнены знаниями, делиться которыми этот полукровка не намерен. Более того, он начал свою игру. Скорее всего, с того самого момента, как встретил Алину. И ловко маневрировал в потоке событий, ища для себя выгоду.
   Ответ так и не прозвучал. Он и не нужен был.
   "Какая я популярная пешка. Всем нужна, и все хотят мной править. Тогда я конь. А почему нет? Он ходит по неровной и избегает многих опасностей. Но мне надо стать не конем. И даже не королем. Чтобы победить, нужно остаться на доске. Но мне не победа нужна. Нужно не проиграть. А чтобы не проиграть, нужно быть по ту сторону игральной доски. А значит... Обхитрить игроков и стать одной из них. Но как?"
   Несмотря на напряжение, возникшее на краю сада, парочка возвращалась назад, переговариваясь о всякой чепухе. Например, полдороги Алина рассказывала Каину о самолётах. Это привело мужчину в дикий восторг.
   - Откуда здесь беседка? Каин, мы что, не в ту сторону пошли? - в ответ на ее вопрос полудемон лишь пожал плечами.
   - Решил добавить уюта, - откинувшись на спинку свитого из лозы стула, развеял их сомнения Херувим сидящий в беседке.
   Нефилим и аггел прошли в беседку и заняли аналогичные стулья. Каин больше не делал незаинтересованного вида. Напрягся и был готов слушать творца.
   - Пожалуйста, без отступлений, скажите нам, где искать копье? - Алина была готова станцевать, лишь бы он ответил прямо. Однако его ответ уложил не слабее, чем недавние шокирующие заявления.
   - Я отдал его людям.
   Аггел подскочил, Алина согнулась, уложив голову на коленки.
   - Очаровательный подарок! - сказала она коленкам.
   - Но ты чаще всего рождалась именно людьми. Вот я и подумал, хоть раз, но наткнёшься.
   - Я сейчас очешуею!!! - закричала девушка, подпрыгивая. Даже аггел шарахнулся от нее в священном ужасе. - Да как хоть эта дрянь выглядит!!!
   Херувим удивленно возвел брови.
   - Так ты не знаешь, как оно выглядит? А он тебе не сказал? - пронзительный взгляд на уже очешуевшего. Каин неловко втянул голову в плечи. Ему такая мысль в голову также не приходила.
   - Э? Нет, - внезапно растерялась Алина. Она ни разу не спрашивала, как выглядит эта реликвия. Копье ей представлялась копьем. Разве оно может быть чем-то иным?
   Херувим покачал головой и махнул рукой.
   - Вот так, - в воздухе началось преобразование. Медленно, но верно, воздушное уплотнение стало похоже на тонкую трубку. И вскоре покрытое узорами сравнительно не большое, но длинное копье было создано в воздухе. Даже не копье. Если бы не острие хрусталя на конце, его можно было бы принять за длинный жезл. А эти узоры, так цепляющие глаз, не узоры - сеть желобков. И это копье было полым внутри.
   Алина напряглась, присмотрелась, прищурилась, встала со стула, обошла с другой стороны и выдавила из себя стон. Мало того, что копье на копье не было похоже, так еще...
   - Стоп. Это слишком, - внезапно сказала она и отступила назад. - Не поверите, но я знаю, где копье. Совсем недавно я держала его в руках и на манер палки подгоняла юного провинившегося демона. Он тогда еще пожитки в мешок сваливал для человека, которого объел. Ой! Так я же копье в мешок этому человеку сунула... Мама...
   Если бы рядом с нефилим не стояло бы кресло, она бы рухнула на пол. Ее разобрал хохот. Каин неловко погладил девушку по голове в надежде на скорое вправление рассудка. Но тот не собирался возвращаться, блуждая где-то по окраинам. Херувим предложил кружку с чем-то дурно пахнущим. Алина выпила состав залпом и пришла в себя ради того, чтобы спросить спросить:
   - Что это было? - с выпученными глазами, слезами по щекам и с дрожащими руками.
   - Не знаю, только что придумал, - беспечно ответил ангел. Понюхал кружку и скривился. - Зато эффект на лицо.
   - Не поспоришь, - по слогам.
   Каин алчно посмотрел на все еще висящее в воздухе копье и, цыкнув на себя, вновь отвернулся. Не нужно было обладать вооруженным глазом, чтобы понять, как этот аггел хотел копье. От этого его супруга могла лишь обреченно отвести глаза. Конфликта сторон не миновать - это было решено давно. Оставалось только надеется, что Каин не убьет Алину сразу после, того как копье окажется в его руках.
   Пушок переполз под одеждой ближе к сердцу и высунул из разреза кофты свой нос.
   - Мур!?
   Алина погладила пушистый нос и улыбнулась.
   - Эх, ты прям пушистая терапия, - шепотом молвила она. - Не даёшь мне думать о плохом. Да, нельзя и дальше терять время, погружаясь в комок мыслей. Пора в путь. - Тут Алина повернулась к ангелу и, набрав в легкие побольше воздуха, сказала: - Мы уйдем сейчас, - твердость голосу давало знание. Копье больше не было эфемерным и не ясным. У него появился четкий образ и место пребывания. - Отправьте нас на Землю. Город - Москва.
   Херувим улыбнулся и жестом позвал следовать за ним. За ближайшей чередой деревьев обнаружился еще один луг разнотравья, на нем была едва заметная платформа.
   - Хочу предложить Вам, - обращаясь к Каину и Алине. - Остаться в Эдеме.
   - Прости "папочка", но я не ручной зверек, - даже не оборачиваясь на создателя своей души, белокрылая шла к платформе.
   - Понимаю. Иди. Но вот мое пророчество. Ты сюда вернёшься.
   Алина рассеяно кивнула, все еще не оборачиваясь. Только мыслей о скорой кончине и перерождении, и вновь прибытии в Эдем не хватало. Шагнула на платформу и свет поглотил ее.
   Аггел же не торопился. У самой платформы остановившись и скосив на ангела глаза.
   - Если ты собрался отомстить, прошу остановиться, - Херувим тяжело смотрел на Каина.
   - Не твое дело, - зрачки вогнулись внутрь сильнее. - В любом случаи он не моя главная цель. Меня волнует только тот, кто был ко мне добр. Его в обиду не дам. Он снова был единственным, кто нашел меня еле живого, единственный, кто подал руку и единственный, кому я снова не противен. Я останусь с ним.
   - С ней?
   - Будто пол когда-то был для меня проблемой.
   - А Астарот?
   - Если найду, то разукрашу вторую часть лица! - зло оскалился Каин. - Не люблю оставлять незавершенные картины. - Шаг на платформу.
  
  Глава 17. Переступая грани.
  
   Совет старейших ангелов в молчании выслушал донесение. И проводив взглядом шпиона, начал обсуждать новость.
   - Ситуация выходит из-под контроля, - глубокий голос Метатрона нарушил тишину.
   - Нужно действовать незамедлительно, - более грубый голос Узиила практически перебил Метатрона. Но его закрыл высокий голос Израила:
   - Если сейчас действовать, имеется возможность спугнуть этих детей. И тогда судьба мира нам не ясна.
   Захарии неудовлетворенно покачал головой:
   - Если судьба мира так печальна в любом из исходов, то стоит ли нам вмешиваться?
   - Но мы не смеем остаться в стороне! - повысил голос Касиель.
   - Тихо, - шёпот этого ангела заставил всех мгновенно умолкнуть, говорил Камаил. - Отослать запрос видящим. Отправить нашу группу наблюдать. Если другая сторона захватит копье - атаковать. Детей по возможности не задерживать. "Из мрака и земли воскреснет, кто умер, кто чешуей одет. Копье нести ему повторно и за собою нефилим вести..." - или вы забыли эту часть пророчества?
   Ангелы совета молчаливо выразили согласие
   Не прошло и минуты, как агенты шестого отдела отбыли в путь.
  
   Черный Библиотекарь нервно оглядывался на дверь, которую сокрушали все новые и новые удары. Его милые собачки в панике метались по комнатам в поисках убежища. Хозяин дома был готов последовать примеру своих любимцев, но именно в этот момент двери снесло. Двери его бункера снесло. Две двухтомные двери снесло!!!
   - Здрасти, мил человек.
   - Я не человек, - давая задний ход, темный ангел пожелала себе здоровья.
   - Ща крылья подрежем и пластическую операцию сделаем - будешь, - ласково обещала Герань, поигрывая в руке воистину огромной арматурой.
   Не то что бы угроза носила смертельно опасный характер, просто опасный. Но побитым вот этой штукой Библиотекарь быть не хотел. Пришлось летать и бегать, а нападающей бегать, прыгать и махать. Наконец, оппоненты выдохлись, падшему удалось нырнуть к тройке своих щенков в гостиную.
   - ГДЕ АЛИНА!? - задала краснокожая вопрос, войдя в гостиную.
   Библиотекарь сглотнул, к его ногам жались доберманы и скулили. Во всем доме был страшный погром, а бесценные книги лежали где непоподя, будто прошел ураган. Ураган звали Герань, и он встал напротив дивана, покрытый копотью, с застрявшими проводами в волосах и тряся арматурой. Агрель в ужасе остановился на входе в комнату и не решался вмешиваться. Он своими глазами видел, как эта женщина за час прошла все мыслимые и не мыслимые ловушки перед библиотекой. Как ее долбало током, сносило столбами, вздергивали силки, пытались съесть крокодилы. Последним не повезло больше всех. Их зажарили магией и употребили в пищу. А собаки, под впечатлением от увиденного, рванули в дом. Хозяин спешно забаррикадировал дверь. Но это не остановило Герань. Она вырвала арматуру от одной из обезвреженных ловушек и с улыбкой направилась ко входу.
   Да, Герань была во истину страшна в гневе.
   - Ушла она! - отступал к дивану Черный.
   - Куда? - рычала и надвигалась чертовка.
   - В Эдем.
   - КУДЫ? - подал голос Агрель.
   Заявление взорвало мозг. Герань потеряла всю свою спесь, вместе с гневом.
   - Агре-е-ель, - простонала она. - Она в Раю, ты представляешь? Мы же оттуда недавно ушли-и...
   Библиотекарь увидел в раз успокоившуюся и больше не угрожающую его имуществу и жизни женщину и вышел из укрытия. Его псы, скуля, расползлись по углам и не спешили покидать гостиную и оставить хозяина с такими опасными гостями. Падший с неуверенностью сел на диван, принимая решение. Алина просила задержать подругу, однако, включая передвижение всех пешек, по мнению Библиотекаря, выгоднее было чертовку даже подогнать. В ближайшем будущем, нефилим потребуется поддержка. Помыслив немного в этом направлении, мужчина решил скинуть своих гостей кое-кому на шею. Со своей головы на здоровую.
   - У меня есть телепорт, - улыбнулся темный ангел. И от его улыбки Агреля передернуло.
  
   Танк весело прыгал по кочкам в сторону Москвы. Удивлял по дороге небольшие деревни и пасущийся скот, нарисовал круги на полях, сшиб нерасторопного зайца и перетряс все кости своим пассажирам.
   - Долго еще, - в который раз повисая на одних руках, простонал Элелогап.
   - Нет, уже скоро Москва, - бодренько ответил Агаллиарепт.
   Своим бодрым голосом начальник вогнал в уныние всю команду. Раз генерал так радуется поездке на танке, значит, торжественный въезд в Москву им обеспечен. Авось, даже до центра доедут, пока власти зашевелятся.
   - Слушай, начальника, - Ботис вынырнула из танка. - Я тут предсказание получила на далекое будущее. И начинаю реально опасаться за наши бессмертные души.
   - Прекрати, Ботис. С душами все будет о-ля-ля! - несмотря на свои слова, Агаллиарепт развернулся к предсказательнице лицом.
   Элелогап и Гузоин напряглись. Старуха может и страдала излишней склонностью к театральности, но никогда не сотрясала воздух понапрасну. И раз она говорит, что стоит переживать, то стоит переживать.
   - А поконкретнее? - не стал тянуть кота за хвост Гузоин.
   - Что конкретнее-то? Видела я будущее, неприятное. Хотела посмотреть на день вперед, но несколько промахнулась. Лет, эдак, на пятнадцать промахнулась.
   - Да не тяни ты! - Элелогап нервно передернул плечами и в который раз окатил себя водой, смывая грязь, сконденсировав влагу из воздуха и луж.
   Старуха помолчала и, закатив глаза, загробным голосом прорычала:
   - Грядет апокалипсис!!!
   И вот в этот напряженный момент, нечто рухнуло, прямо перед танком. Апокалипсис пригреб. И душа в танке заставила механизм мгновенно заглохнуть. Чересчур резко.
   Агаллиарепт красивой птичкой улетает с насеста в далекие дали. Сидящего сзади Элелогапа впечатало в танк. Гузоин соскользнул с обшивки и упал на землю. Ботис падает внутрь танка и матерится уже оттуда.
   - Куда нас перенесло? - спросили из-под танка.
   - А вы кто? - спросили из лужи.
   Знакомство не предвещало беды. Еще бы, такая девушка свалилась им с неба. С рогами, хвостом, с передом и задом. Правда, она имела неприятное дополнение в качестве телохранителя с крылышками. Но таким особам прощалось многое.
   Узнали парочку не сразу. Вернее, Агаллиарепт узнал сразу, но виду не подал. Элелогап, на свою беду, узнал вторым. Пришлось начальнику незаметно для гостей познакомить его лицо со своим локтем. А дальше за танком Гузоин вбил в туповатого приятеля основы шпионского дела. Ботис выглянула из танка. Старуха была в самом неблагоприятном расположении духа. Ее грандиозное обещание всеобщего коллапса забылось с появлением молодой и красивой чертовки.
   - Мужики, - сплюнула она и скрылась в недрах танка.
   - Так куда путь держите, собратья? - подмигнула Герань озабоченному Элелогапу. Даже слепой поймет, что и где у этого мужчины. Слюни на земле, глаза на груди, мысли далеко.
   Серенький, по сравнению со своей командой, Агаллиарепт махнул на синекожего рукой. Судя по тихо зверевшему компаньону чертовки, скоро ему и без помощи начальника вправят мозг. Агаллиарепта волновали другие вопросы. Главный из которых: как и зачем эти двое сюда попали!?
   Шпионы?
   Охотники за копьем?
   Случайность?
   - А вы не видели нефилима? - у начальника от вопроса ангела мысли разом испарились. - Волосы золотые, обычно заплетены в косу. Глаза голубые. Рост выше среднего. С ней должен был быть мужчина. Худой. Очень худой. С блеклыми глазами и седыми волосами, - перечислял приметы Агрель.
   - Короче, - вмешалась Герань. - Двое разнополых авантюристов по уши в дерьме и манией маньяка-рудокопа в глазах мимо не пробегали?
   Демоны переглянулись. Оба описания были достаточно конкретными и указывали на Алину и ее нынешнего контрактора. Особенно Агаллиарепту понравилось описание Герани. Довольно точное, в количестве проблем, в которые вляпались те двое. Вот только кто эта Герань? Помимо видимого "бюст с ногами". Генерал-аншеф в отставке вспомнил все из личного дела этой женщины. Зрелая, возраст немного больше трех тысячелетий. Умна, но совершенно не умеет пользоваться этим даром. Тратит его на всякие авантюры и любовные приключения. Сколько не находила эта дамочка проблем, и все в компании одной белокрылой. Уперта, как танк, агрессивна. На этой почве бывала задержана властями. Но имеет большую и влиятельную семью. Благодаря этому серьезных проблем с законом не возникало. Отношения с нефилим достаточно близкие. Познакомилась тысячелетие назад на курсах, проводимых первым отделом, по подготовке работников отдела.
   А вот ангел мог стать проблемой. Даже без доступа в документы Рая, Агаллиарепт узнал его. Этот тип был в шестом отделе шишкой узнаваемой. Правда, давно отошедшим от дел. Но опыт не пропьешь. Если не вдаваться в подробности, то Агрель был таким же серым кардиналом в своем деле, как и сам Агаллиарепт. И умел преподносить сюрпризы. Набор таков: следопыт - убийца. Кому мало, пусть столкнется с ним в темном переулке.
   Бывший генерал понимал, что этот тип, скорее всего, не прирежет их ночью. Скорее всего. И слухи о его ненависти к демонам преувеличены. Иначе откуда у него эта рогатая слабость...
   - А зачем вы ищите эту нефилим? - решил расставить точки над "и" начальник тайной службы.
   - Она наш друг. Просто шило в попе у нее разболелось и нужно его поправить, - мило улыбалась эта рогатая девушка. - Или еще одно вставить. - Улыбка стала шире.
   - У нее неприятности и мы пытаемся помочь, - перевел на цензурный лад Агрель.
   "Ого, какие они разные. Как только не поубивали друг друга?"
   - И где ваша подруга?
   - В Москве, - в два голоса.
   - Мы как раз туда едем, - улыбался Агаллиарепт, придерживающийся поговорки: "Держи друзей близко, а врагов еще ближе".
  
   Охая и ахая, поминутно вцепляясь в перила, Каин двигался вниз. Вот повезло то оказаться на телебашне. Алине то что, расправила крылья и слетела. А Каин? Он до смерти боялся высоты!
   - Ну, давай уже! Не можешь идти - прыгни!
   - С ума сошла?
   - Должна была! И как только держусь? Прыгай короче, я поймаю, - складывая руки на груди.
   - Ха-ха!
   - Курица - птица гордая, - сурово выговорила девушка, поднимаясь на телебашню и достигая мужа, которому очень не понравилась эта сатанинская полуулыбка и блеск в глазах. - Пока не пнешь - не полетит.
   Пинок вышел на славу. Худосочное тело перемахнуло через перила и... полетело. Кирпичиком. А приземлилось кошкой. Каин нехорошо смотрел на спускающуюся нефилим, но никак не выразил зла за подобный спуск. Оглянувшись по сторонам и увидев нескольких приближающихся людей, парочка быстро скрылась во дворах. Алина в начале затормозила, вспомнив о так не вовремя убежавшем Пушке, но быстро поняла, что такая зверушка не пропадет. Пустой подземный переход с неработающими камерами был отличным местом для разговоров по душам, грабежей, насилия и убийства. На уме у нефилим было первое, а там как получится.
   - Не злись, нужно торопиться, - извиняюще улыбнулась белокрылая, и будто случайно обнимая крылом. - Друзья?
   Аггел дернулся, отодвигаясь от протянутой ему руки. Его глаза забегали, а сам он попытался отступить.
   - Ой, какие скромные! - хватая его руку. - Я же не в постель тебя зову, а дружбу предлагаю. Мы же и так повязаны дальше не куда. - Улыбка Алины сияла, словно бокал на свету. Но в ее словах было напряжение. - Надеюсь, наши цели не сильно убегут друг от друга. Мне бы хотелось сохранить наш союз в целостности как можно дольше, - крепче сжимая руку. - Но даже если дороги разойдутся... - отводя глаза и отпуская мужскую руку. Она так и не продолжила, не найдя слов.
   А что ей говорить? Каин заинтересован в копье и не факт, что с благородными побуждениями. То есть в дальнейшем следовать за нефилим. Если он поможет Алине найти эту вещь, то не факт, что в ту же секунду не исчезнет с реликвией. Или не убьет ее. Или не поработит. Или... нефилим прокручивала в голове плохие концовки товарищества, накручивая себя на негативный лад. Аггел шел сзади, сверля взглядом ее спину. Чем сильнее вгонял девушку в состояние апатии. Белокрылая буквально выть была готова. Она только что предложила этому типу дружбу. Сотрудничество. А он шарахнулся, как от госпожи чумы. Ну как это по-другому можно понять!?
   Алина оглянулась. Мужчина все также шел следом. И все также сверлил ее взглядом. Выбирал момент, чтобы всадить нож в спину...
   Мурашки оповестили спину о своем перемещении. Пришлось остановиться. Резко. Каин не успел среагировать и натолкнулся на супругу. Та медленно развернулась и за волосы притянула к себе лицо мужа. Несчастный не знал, что ожидать. Многого!
   - Не спрашивай, - опередила вопрос крылатая, отодвинулась и с силой, на которую была способна, ударилась лбом о его лоб. Раздался звук встречи двух горшком. Алина и Каин повалились на каменную плитку перехода.
   Каин стонал, перекатываясь по полу, то на один бок, то на другой. Такие же телодвижения наблюдались и со стороны девушки. Мужчина поднялся первым, с целью узнать, чем он заслужил такое обращение. Крылатая все еще лежала на асфальте, тяжело дышала и держалась за лоб. Синяком она не отделалась, выше правого глаза лоб был рассечен.
   - Я в порядке, - при попытке поднять ее, услышал аггел. Но не поверил. Крови было не много, но она не останавливалась. Алина пыталась зажать рану рукой, сведя края. Регенерация ангелов подействовала, и края начали притягиваться друг к другу. Рана затянулась. - Мне лучше.
   - От удара головой?
   - Зато выбила дурные мысли.
   Каин сидел рядом и был пугающе настоящим. Нефилим приметила, как изменились эти блеклые глаза. Если в начале в них была растерянность, то сейчас - расчетливость. Этот аггел шел к своей цели через ее желания. Он был таким же, как и тот, кто играл с душой Алины многие тысячелетия. Однако предпочел быть симбионтом и на первых местах в этом приключении. А когда придет время, он может стать и хищником. Но это не факт. Белокрылая чувствовала его бережное к себе отношение и не могла гарантировать плохой финал. Каин мог бы стать для нее опорой. Она могла бы на него положиться. Ей этого очень хотелось. Так сильно, словно это могло стать правдой.
   Аггел неуклюже обнял белокрылую.
   - Все будет хорошо, - сладкая ложь. - Копье рядом. А после, до тебя никто не посмеет прикоснуться. Кошмар закончится.
   Это было обещание. Обещание, которое собирался выполнить полудемон. По его лицу скользнула улыбка. Тень от волос не дала узнать, была ли она признаком торжества или ободрения. И Алина приняла игру, правила которой немного изменились. А в лучшую или худшую сторону - предстояло узнать.
   Что ж, сыграем в дружбу.
   Алина долго читала карту, сверяясь с памятью и, наконец, поняла, куда нужно было идти. Однако их ждало разочарование. Ночь мягко утвердилась в правах, оповестив поезда метро о прекращении рабочего дня. С одной стороны - хорошо. Ночь - время, когда людей на улицах мало и можно долететь (устроив Каина пассажиром), но была и отрицательная сторона. Алина и Каин отступники. А в городе без малого двести напарников первого отдела. Заметят - донесут.
   Было еще что-то. Вернее кто-то. С того момента, как нефилим узнала о своем прошлом, вернее о прошлом своей души, ее не покидало ощущение неотрывной слежки. Желая скинуть все на паранойю, девушка задумалась о способах добраться до места. Однако, жадный взгляд не пропал. Он наблюдал и знал о ее планах.
   - Очаровательно, - угрюмо сказала она сама себе. - Так я скоро совсем рехнусь и буду в желтом домике куковать. Если доживу, - еще более мрачно. - Боги, ну как нам добраться из пункта "А" в пункт "Б" незаметно!
   - Метро, - уверенно указал пальцем покрытый чешуей полудемон на буковку "М" перед лестницей вниз.
   - Оно не работает, - махнула рукой девушка и тут же поняла, а Каин-то прав. - Метро, так метро.
  
   Танк никогда еще не возил такое количество пассажиров. Старуха и женщина сидели в тепле - внутри танка. Агаллиарепт вновь оседлал дуло танка и смотрел вперед, направляя железного друга. Гузоин и Элелогап заняли места по бокам танка. А Агрель сел на люк. Если одной из женщин захочется подышать воздухом, ангелу предстояло свалиться с импровизированно стула.
   Танк уже почти достиг Москвы. Ему многие удивились: частники, чьи дворы он разровнял, фермер, в чьем коровнике сделал новый вход и выход, и особенно наглый гаишник, который браво попытался остановить средство передвижения. Ему помахали рогатые и крылатые, отчего фараон подавился и таки проглотил свисток. Однако медленно расстилались сумерки, робко объявляя о прибытии королевы ночи. Не успела царская особа расправить свой темный бархат, как железный друг достиг столицы. Дальше ехать было нельзя. Демоны и ангел вспомнили, как это - путешествовать на своих двоих. Все мужчины потирали отсиженное-отбитое. Только вновь оказавшись на твердой поверхности обе команды недобро покосились друг на друга. Герань интуитивно чувствовала напряжение и угрозу, исходящую от этих демонов. Агрель знал, кто они. Но примирительно поднял правую руку и приложил к груди. Этот жест заставил демонов немного расслабиться.
   - Герань, ни слова, - прошептал Агрель своей спутнице. Дальше говорил громко, чтобы услышали все. - Ее найти сложно, однако вы свое дело знаете. Мы пойдем следом на безопасном расстоянии. Вам мешать - могилу рыть. А мы не смертники.
   Команда Агаллиарепта секунду наблюдала парочку, затем дружно развернулась и поспешила раствориться во мраке. Герань послушно молчала. Семья воспитала в ней правило: мужчины на войне - женщины дома. Вроде войны нет, а так хочется забиться в теплый угол. Чертовка была интуитивно права. Война началась. Негласная, тайная, пока без кровопролития, но она уже шла. С того момента как нашли этого ублюдка! Герань зло зашипела. Ангел отшатнулся, приняв на свой счет.
   - Теперь говори.
   - Все очень хреново? - только и спросила рогатая и, не получив ответа, спрятала лицо в ладонях. - Алина, куда тебя понесло?
  
   Метрополитен ночного города отличался от своего дневного брата тишиной, пустотой и темнотой. Миновав пост охраны и патруль, полукровки спустились в туннель. Мрак поглотил две фигуры. Алина поминутно спотыкалась, хватаясь за уверенно идущего рядом Каина.
   - Ты что, все видишь?
   - Чувствую.
   - Чего? - не поняла белокрылая. - Что чувствуешь?
   - Где стены, где ямы, поворот двести метров вправо, крыс у стен. Запах влаги, экскрементов, металла и... крови? - На последнем заявлении Каин забеспокоился и даже споткнулся.
   - А еще? - Алину поразили способности этого полудемона. Слишком они были животными.
   - Тепло, - произнеся это, мужчина прижался к девушке, словно к грелке. - Меня тянет к теплу, - мурлыкание в затылок.
   - Тебя тянет ко мне, - язвительно.
   - Как к источнику тепла, - утвердительно.
   - Душевного, - с надеждой.
   - А такое в тебе есть?
   - Зараза!
   Аггел не спешил отпускать спутницу, он уловил впереди аромат крови. Много крови. Также кто-то уже шел сзади источая опасность. Когда ощущение смерти достигло апогея, Каин остановил Алину и рывком спрятал девушку за своей спиной. Нефилим не видела того, что видел аггел, и не чувствовала того, что чувствовал он. И растерялась от внезапного желания защитить ее, исходящего от этого мужчины. Тот кто шел сзади был слабее того кто подстерегал впереди. Каин оскалился на опасность впереди и замер.
   - Что случилось?
   - Задний ход, - аггел начал пятится, едва закончив фразу.
   - Что?
   - Живо!
   Он с силой вцепился в плечо полуангела и силком потащил обратно. Беспокойство передалось и девушке. Убежать им было не суждено.
   - Очаровательно! - сплюнула нефилим и, сама не замечая, как плотно прижалась спиной к Каину.
   Они попались. Как новички, только окончившие святую школу и верящие в монохромный мир. Какое же удивление их ждало в этом мире! Алина также столкнулась с подобным, но более шестисот лет назад. Мир не делился на черное и белое, было еще множество оттенков серого. Например, вот эти. Кто они? Нефилим прокрутила в голове варианты. Пиктограмма, в которую угодили фиктивные супруги, была качественной и высокого уровня. Значит, в поймавших их группе как минимум демоны-ангелы среднего класса.
   Загорелся магический свет. И в его лучах стали видны фигуры. Алина судорожно продолжала размышлять.
   Ангелы и демоны, люди и черти. Полный набор. Множество амулетов, экипировка с знаками гиены на плече, вооружены ловцами.
   - О-ё-мое!
   - Что? - шикнул на нее аггел.
   - Мы пропали, - вжимаясь в мужчину сильнее. - Это гиены.
   - Какие такие "гиены"?
   - Лучше тебе и не знать, - панически улыбаясь.
   Про "гиен" белокрылая знала достаточно. Их название всегда упоминалось наряду с фразой "группа пропала без следа" или "все души были украдены".
   - Какие красавцы нам попались! - пропел демон. Это был довольно молодой мужчина с ярко выраженными угловатыми чертами черта.
   - Девка уж точно миленькая, - поддержал его черт, возможно родственник, лицо было столь же угловато.
   - Заткнулись, Вулус, Райхар! Вам ее все равно не видать как собственных рогов! Забыли, бабы Девиуру, - огрызнулся их негласный вожак. Как ни странно человек.
   - Всегда ты так, Гадэн, - отвернулся черт, складывая руки на груди.
   - А с мужиком что? - задала вопрос женщина. В отличие от собравшихся здесь мужчин, она была единственным представителем слабого пола, к тому же... нефилим.
   - Неужели понравился, Мираж? - оскалился демон по имени Вулус.
   - Не знаю, - честно призналась она, подергивая свой русый локон. - Но он... - она не смогла ничего сказать. Алина поняла, на эту особу действует магия Каина. Более того, действует целенаправленно.
   "Каин уже вспомнил, как работать со своей магией. Для меня это может быть не очень хорошо", - пронеслось в голове белокрылой.
   Мираж все еще думала, а Гадэн уже подошел к пиктограмме. В руках мужчины поблескивали путы. Алина проскулила невнятное прощание с жизнью. Подчиняющие путы, изобретенные алхимиками. Надел такие и... дальше никаких "и". Ты игрушка в руках хозяина и даже не помнишь себя. Алина грустно улыбнулась. Даже если ей не выбраться, если Каин погибнет, а ее сделают рабыней. Достаточно скоро сюда ворвутся усекновители подобных гадов. Алина понимала, по их следам идут. Не знала кто: ангелы или демоны. Но они придут. И тут девушка вздрогнула от ощущения чужого взгляда. Еще кто-то наблюдает за ней. Это был тот, кто придет за ее душой. Тот, кто не даст любимую игрушку смерти. И кто продолжит излюбленную пытку. И вряд ли он культурно войдет и выйдет. Его путь отметят трупы.
   Посовещавшись, "гиены" решили, как поступить. Мираж таки рискнула забрать Каина себе. Судя по реакции окружающих, ее поступок никого не удивил. Значит не первый. Текучка кадров. А Алину, как и решили раньше, повели к некоему Девиуру.
   У нефилим внутри все перевернулось, когда Каина повели совсем в другую сторону. Их разделили. А он только бросил прощальный взгляд своих тусклых глаз и уверенно пошел за своей "хозяйкой". В один миг стало одиноко и страшно. Будто кончилась доза наркотика, к которому ты привык. И началась ломка.
   - Каин, что б тебя там заахали и заохали! - беззлобно огрызнулась белокрылая, вздрагивая и дергаясь в путах, висевших на шее в виде ошейника, не в силах противостоять магии. Пришлось тряхнуть головой, приводя мысли в порядок, надо было сосредоточиться на своей судьбе, а Каин взрослый мальчик. Сильный мальчик, который может и сам за себя постоять. Даже если выглядит как слабак. Он же не случайно очаровал ту нефилим?
   Таинственный Девиур оказался демоном. Довольно обычный, тонкий, вытянутый, жилистый с рогами и крыльями. Ничего сверх положенного, но... магия соблазнения. Не такая сильная, как у Каина, однако развитая и целенаправленная. Без пут Алина легко бы противостояла ей, однако ошейник не дал и шанса на сопротивление. И разум померк.
  
   Каин потянулся с наслаждением, чувствуя, как по телу разливается сила. Он давно так хорошо не ел и давно не был столь силен. Хотелось большего, гораздо большего. Однако это желание шло в разрез с его целью и было неприемлемым в цивилизованном мире. Оно трактовалось неутолимым голодом и внутренним зверем. И этому зверю можно было сломать шею, но Каин лишь похлопал того по холке, отправляя спать.
   Он лежал на кровати среди объедков, впервые за много тысяч лет ощутив себя хищником, которым и был. Его не слишком беспокоило, что ложе было артериально-красным от крови. Его не беспокоило, что часть съеденных костей ранило горло. Его не беспокоило, что столь явный запах смерти привлечет внимание. Его не беспокоило даже то, что эти объедки возле него были нефилим по имени Мираж. Из воспоминаний прошлого он помнил, что это его не первый раз, когда он убивал представителя разумной фауны. Это было даже интересно. По крайней мере, в самом начале. Зажать рот, оскалиться, наблюдать ужас в глазах жертвы, прилюдно срывать ошейник и вцепиться в такое желанное тело, упиваясь кровью. Он и сам не понял в какой момент сжалился и сломал Мираж шею. Просто сжал ладонью трахею. Не рассчитал и раскрошил.
   Весь кровавый пир занял считанные минуты. И принес море удовлетворения. Однако было не время упиваться своей частично восстановленной силой. Он чуть не забыл, зачем все это затеял. Как и тогда в тюрьме...
  
   -..., - голос дрожит, в глазах неверие и ужас. - Ты... - жертве было сложно говорить, зубы прошли совсем рядом с горлом, но вонзились в плечо. Раймунд вцепился в плечи друга, но не оттолкнул. Зубы засели в плоти и могли оторвать кусок. - Остановись, - выдыхая. Хватка хищника ослабла. Осталось только дыхание, шевелившее волосы. Луллий неуверенно обнял такого опасного друга. - Все хорошо, - успокаивал он. - Я с тобой.
   Алхимик слышал, как хищник сделал три больших глотка и разжал зубы. Он постарался не вздрогнуть, когда на него посмотрели эти блеклые глаза с вогнутым зрачком. И не отстранился, когда длинный язык слизнул кровь с подбородка. А потом зверь уснул.
   А страшные раны, нанесенные пытками, словно по волшебству исчезли. Он восстанавливался за счет чужой плоти, словно мифический вампир, но нет, это существо не было вампиром. Он был...
  
   Каин встал с кровати и, не смотря на остатки трупа, сглотнул. Ему хотелось пожрать все, но не было времени. Зверь легко снимал отслоившеюся кожу, обнажая свою белую чешую.
  
   Если бы могла, Алина бы оттолкнула, билась, сражалась. Но никогда не позволила бы с собой так играть. Внутри нее все сжалось в шипастый ком, который не мог найти выхода и яростно вцепиться во врага. Девиур припал к девичьей шее, наслаждаясь беспомощностью, и рукой искал молнию платья.
   - Каин, - не то подумала, не то прошептала нефилим, зажмуриваясь. Происходящее ей не нравилось, в какую вазу не поставь. Букет ощущений был уродлив и сквозил вонью неприкрытой похоти. Однако внезапно лидер "гиен" напрягся и отстранился от соблазнившего его тела. В его лагере что-то происходило. Алина также слышала посторонний шум, и он ей также не нравился. Крики, запалы заклятий, выстрелы ружья, рык зверя. Где-то рядом что-то рухнуло. Ее несостоявшийся насильник выбежал из импровизированного дома. Послышался крик, перешедший в хрип. Еще один, но тот резко оборвался. И тишина. А путы магии спали, словно запах дешёвых духов: резкие в начале и совершенно пустые в конце.
   Однако девушка не обрадовалась внезапному спасению. Она забилась в дальний угол комнаты и, тяжело дыша, села на пол, уже представляя как войдет некто с ловцом, и ее дух окажется в ловушке, а затем и в новом теле. Ее сердце бешено билось, ощущая скорую смерть. Ладони стали влажными, зрачки расширились, дыхание вырывалось рваными рывками с хрипом. Алину не заботило, что платье на половину снято и то, что ногой она наступила на осколок стекла. Все ее существо превратилось во взгляд на распахнутую дверь.
   А там кто-то уже стоял. Покрытый кровью, буквально умывшийся ею, с тусклыми глазами и выцветшими волосами. Но Алина все никак не могла понять, кто перед ней. Наконец, на девушку накатило все пережитое. Она будто на мгновение пропала из мира, а за это мгновение мужчина уже преодолел комнату и встал перед ней. Его обувь с полосками и брызгами крови была буквально у ног забившейся в угол белокрылой. Он присел. Пришлось долго смотреть в эти глаза с желтыми зрачками, перед тем как узнать их.
   - Каин?
   Рука, покрытая чешуей, тонкие гибкие пальцы с хищными когтями. Растопыренная пятерня легла на лицо белокрылой. В нос ударил запах крови. Ослабшее тело девушки подняли и вынесли наружу. Перед тем, как она потеряла сознание, нефилим успела увидеть, во что превратилась группа "гиена". Но не успела Алина осознать, что красное - кровь, как аггел закрыл ей глаза.
   - Поспи, - казалось, глухой голос раздался в голове. Он словно обухом ударил и забрал обмякшее сознание с собой.
  
  Глава 18. Когда цель будет достигнута...
  
  Агаллиарепт отошел в сторону, позволяя Элелогапу увидеть остатки тела на кровати. Паренек блеванул. Отошел в сторону, удерживая на лице маску отвращения. Еще бы, даже крепкие нервы генерала не были готовы увидеть нечто подобное в мирное время. Даже на войне встретить не изуродованный, а обглоданный труп было сложно. А тут, посреди человеческого города, в подземке, на кровати, совсем молодая нефилим превратилась в груду надкусанных, треснутых костей, ошметки плоти и волос. Но дело было даже не в картине смерти, а в ощущениях, которые получил синекожий демон, вдохнув воздух с частичками крови. Элелогап не только управлял водой, он мог говорить и с кровью. Что делало этого демона одним из лучших следопытов.
   - Это что? Это та самая? - потрясенно выдавил демон-следопыт, стараясь дышать медленней и не захлебнуться в чувствах недавней жертвы.
   Командир склонился над обедом неведомого зверя и принюхался. Ни запаха разложения, ни запаха зверя, сделавшего это. Значит труп совсем свежий. Значит зверь вовсе не зверь.
   - Вы должны это видеть, - внезапно ворвался в комнату Гузоин и резко замер. То, что хотел показать он, менее впечатляло. Ботис вальяжно зашла следом и лишь краем глаза удостоила кровавые ошметки. Мужчина, предпочитавший носить волчью шкуру, хмуро подошел к телу вплотную и со звериной осторожностью обнюхал.
   - Это не наша цель, - произнес Гузоин, и все тут же расслабились. Однако ищейка продолжил обнюхивать труп. Он искал остаток запаха убийцы.
   - Ты тоже это заметил, да? - спросил Агаллиарепт своего подчинённого, наблюдая его изумленное лицо.
   - Это сделал не зверь, - ответил Гузоин, вновь принюхиваясь и рассматривая останки. Командир не стал строить догадки, в них он не видел смысла. В деле запахов лучше Гузоина не было никого, вот ему и говорить по существу.
   - Странно, - пробормотал Гузоин. - Это сделал не зверь. Но и на работу каннибала не похоже. - Мужчина выпрямился и взял в руки кость. Этот жест заставил Элелогапа вновь отвернуться и из-за всех сил подумать о прекрасном, ибо его желудок собирался выпрыгнуть, стремясь сменить место жительство. - Этот кто-то расправился с телом весом килограммов пятьдесят за десять минут и превратил его в кучу объедков! - демонстрируя кость, вернее отметины на ней. - И имел на редкость острые зубы. У демонов такие встречаются, конечно, но, - он провел по отметкам на кости пальцем. - Эта тварь не демон. Я видел такие отпечатки зубов однажды в музее. Угадай, кому могли принадлежать такие зубки?
   После громогласного заявления были осмотрены и другие тела за пределами этого домика. Создалось впечатление, что "гиен" просто-напросто расчленили бензопилой. У одной из жертв, а именно у демона, было вырвано сердце. И этот орган не был найден в округе. Значит и его сожрала та тварь. Жестокость поражала. Ни один из похитителей душ (так звали группы отступников, воровавшие души) не был убит безболезненно и быстро. По крайней мере, не было ни одного целого тела. Не осталось никого, кто бы мог рассказать о твари, сделавшей все это. Ряд импровизированных домов из подручных средств были схожи между собой. В каждом была короткая кровопролитная битва. У одного снесло часть стены, и упала крыша. В каждом побывала смерть. Кроме последнего. Вопреки ожиданию внутри не было трупов. Более того, не было видно следов борьбы. Однако на полу имелись следы крови. На входе будто кто-то вошел. И в углу комнаты, будто кто-то там ожидал... смерти. Элелогап прошел в комнату и жестом попросил не шуметь. В этот раз узнать о происходящем в этой комнате предстояло ему. Если в том, первом найденном помещении, он ощутил, как кого-то живьем пожирают, то тут предстояла иная картина. Более тонкая, алая как кровь. Кровь всегда могла рассказать, могла поведать истину.
   - Убийца вошел в дверь, - коротко пояснил Элелогап и на этом больше не заострял внимание на вошедшем звере. Его интересовала небольшая череда капель крови жертвы. Свежие и еще живые. Он нагнулся и вытянул длиннющий синий язык. Тот по-звериному слизнул с пола алую каплю. Демон удовлетворенно выдохнул и поморщился - с пола, да еще и языком. Но не заострил на этом внимания. Работа прежде всего.
   "Страшно. Кто ты. Каин".
   Все ждали вердикта этого шутника, становившегося серьезным в своем деле. И тот, наконец, выпрямился, собираясь рассказать о чувствах жертвы и жива ли она.
   - Она сидела в углу, испытывая страх, даже ужас. Но не была ранена, кровь - результат пореза на ноге. Тот, кто убил всех здесь, не тронул эту девушку. Она потеряла сознание. Убийца вынес ее на руках... - следопыт на секунду задумался, затем сказал: - Она успокоилась, кажется, это был ее друг.
   - Ботис, твоя очередь, - коротко приказал Агаллиарепт, переваривая информацию. Старуха уже подошла к углу и низко наклонила голову. Буквально через пару секунд они узнают ближайшее будущее...
   А пока Ботис притворяется шаманом из далекой деревни, Агаллиарепт включил навигационную систему и посмотрел, где же в данный момент находятся преследуемые.
  
   Как и обещал Агрель, их маленькая группа продвигалась с некоторым отрывом от следопытов Ада. Уже в подземке Герань неожиданно потеряла человеческий вид и, ссутулившись, кошкой зашипела, предвещая девять лет беды. Агрель не понял с чего такая реакция, пока не увидел трупы. Он не мог почувствовать соленый запах крови, пропитавший все вокруг и приманивший крыс. Но и Герань не могла похвастаться обонянием, она не знала того, что знали недавно ушедшие вперед демоны шестого отдела. Зато, найдя обглоданную нефилим, чуть не упала в обморок. Не из-за того, что труп был изуродован, на их с Алиной работе и не такое можно было увидеть, а из-за того, что труп был нефилима. Крыльев уже не было, чернокрылые отсекали их мертвым нефилимам и рассыпали прахом над их телами. Но перья, вырванные с кусками мяса, лежали недалеко. И лишь присмотревшись, чертовка поняла - тело перед ней вовсе не Алины. Крылья отливали голубизной, а у Алины были чистейше-белые.
   Агрель, помутневшим взглядом, осмотрел все в округе и пошел прочь, позволяя своей спутнице нагнать его лишь через пару минут. Ангел понял, кто убил всех "гиен". И уже много раз пожалел, что не убил то существо, прежде чем оно окрепло. Нельзя приручить безумие, как и нельзя приручить ИХ. Сколько попыток было еще в начале времен. Столько же и поражений. Эти древнейшие твари не способны были себя контролировать, будто демоны, находившиеся в вечном бешенстве. По крайней мере, это было то, что он о них знал. Оставалось только надеяться, что Алина еще жива и не разделила судьбу недавнего обеда так называемого аггела.
  
   Она спала. Вздрагивала, стонала от страха, видимого во сне, и вновь засыпала. Иногда крепко сжимала пальцы, и он позволял себе прижать ее ближе. Хрупкая, как и любая жизнь. Она не была готова услышать то, что сказал ей Херувим, не была готова увидеть то, что увидела недавно, не была готова принять. Но должна! Ее пытливый ум старался справиться с наименьшим сопротивлением, раскладывая все по полочкам, но запинался, ронял память о произошедшем, и ей приходилось собирать мозаику заново. Единая картина все не показывала свой лик. А время шло, его нельзя было терять просто так. Если бы еще была война, то каждая секунда решала бы: жизнь или смерть. Алина никогда не видела войну. Ее защитили, отгородили и закрыли глаза. Она могла сказать за это только "спасибо". И читать про страх и смерть лишь в книжках. Даже ее работа не могла показать всего ужаса, который она испытала, искоса глянув на последствия короткой битвы. Иногда ее мучили сны о прошлом, и, проснувшись, она не вспомнила их. Но сейчас она была целиком в их власти. Однако именно забытье не давало осознать, кого же рядом с собой она держала. Кому предложила дружбу, и кто принял это предложение. Или не принял? В любом случае, она еще была жива. И не время играть в спящую красавицу, ожидающую поцелуя, а то был шанс дождаться...
   Белый потолок. Шум людей доносившихся издалека. Ветер, проникающий в незастекленное окно. Начинающее светлеть небо. Запах штукатурки и краски. Это здание отделывали и строили. Одна из многих новостроек большого города.
   Алина кое-как села, еще бездумно рассматривая пустую комнату. Судя по виду из окна, находилась она на втором этаже, и был уже день или, возможно, утро. Вчерашние события всплыли, вызвав приступ тошноты, но девушка его легко подавила. Ее чуть не изнасиловали, но это не в первый раз. Однако, обычно либо она сама, либо Герань давали отпор. А тут с ней играли, как с игрушкой. Противно. Но ее и в этот раз спасли.
   Спаситель как раз материализовался в проеме двери с двумя объёмными пакетами. На нем была кепка, закрывающая козырьком лицо. Алина наблюдала за своим благоверным с научным интересом. Его походка, жесты, все изменилось. И больше не было мёртвой кожи, слезающей клоками. Создалось ощущение, что Каин сбросил старую шкуру и надел новую, блестящую, с чешуей. Это было заметно с первого взгляда, как бы не старался скрыть этот факт Каин.
   - Держи, - его голос тоже претерпел некоторые изменения. Стал ласкающим без хрипоты, как прежде.
   - Спасибо, - забирая протянутый пакет. В нем оказались пирожки.
   Аггел сел рядом и молча, не снимая кепки, стал поедать принесенное им угощение. Хотя бы аппетиты остались прежними.
   Делая все эти аналитические выводы, нефилим неуклюже откусила один пирожок. Кусок полез обратно. Так что пакет откачивал поближе к Каину. И пока оба пакета не опустели, сохранялось молчание. Нужно было начать, нужно было закончить, нужно было определение. Мысли белокрылой потекли в этом направлении. Нужно было понять, кто рядом с ней: друг или враг. И до какого момента их союз может продлиться.
   - Каин, - она сбилась со счета, сколько раз повторяла это имя, при этом будучи уверенная, что имя не принадлежит мужчине. - Ты убил тех преступников, да?
   Аггел проглотил последний пирожок, смял упаковку и снял кепку. Алина вздрогнула. Да, он выглядел иначе. Худоба осталась, но она была иной. Будто его тело и должно быть таким тонким и гибким. Хищные черты лица заменили былую растерянность, и эти глаза, смотрящие как на добычу, не давали усомниться в мыслях существа перед собой. Перед ней был либо демон в состоянии бешенства, либо не демон вовсе.
   - Тебя это волнует?
   Пришлось пару раз моргнуть, сгоняя с себя наваждение чужой магии.
   - Меня волнует то, насколько ты силен, - пояснила белокрылая и резко прыгнула к столь опасному хищнику на колени, лицом к нему. - И что ты собираешься делать дальше?
   Глаза с желтым вогнутым зрачком раскрылись шире, рот приоткрылся, обнажая белоснежные, длинные клинки, тело напряглось. Точь в точь зверь перед прыжком. Даже подался вперед. Девушке пришлось собрать всю свою силу духа, чтобы не дрогнуть, когда их носы почти коснулись друг друга. Послышалось глухое рычание, и Каин тихо произнес:
   - Вроде бы мы шли за копьем.
   - Верно, а что после?
   Все же она дрогнула, когда когти коснулись ее плеч. Молния на платье все еще была расстегнута, и мужские руки застегнули ее, поправляя ткань. Это слегка смутило Алину, но она продолжила твердо смотреть на напарника. Их поза близости должна была смущать, но ее закрывала пелена страха и неведения. Каин, казалось, и не замечал близости и оставался напряжённым хищником.
   - А что бы ты хотела? - произнес он, и магия начала туманить разум. Это была уже знакомая сила, но куда более мощная. Она заставила поперхнуться, сжать в руках ткань футболки мужчины и сжать зубы. Магия исчезла внезапно, как и появилась. Капли крови упали на белую ткань, а девушка победно улыбнулась. Аггел улыбнулся следом. На его лице улыбка смотрелась ненастоящей, но девушка почувствовала ее искренность. Он принял маленькую победу спутницы, теряя часть своего хищного настроя. Алина вытерла кровоточащий нос и слизнула набежавшую каплю крови с губ.
   - Чтобы ты шел со мной, - ответила нефилим все с той же улыбкой.
  
   Герань была на грани истерики и никак не могла принять человеческий облик. Даже утешения Агреля не возымели эффекта, правда, утешать он умел не достаточно хорошо. Не было опыта. Его первая жена была куском льда. Алина не имела привычки плакать или, по крайней мере, открыто демонстрировать отчаяние. Герань же открыто демонстрировала свою слабость и просила об утешении. Это в ней и притягивало с виду холодного ангела - слабая сторона, которую она не боялась ему показать.
   В конечном итоге, накинув временный морок, парочка выскользнула в толпу людей и поспешила по остывшему следу группы следопытов. Поволноваться было о чем, начать хотя бы с малого - стремлений Алины влипать в неприятности. И закончить тем, в какую дрянь она влезла в этот раз. Особенно сильно беспокоило Агреля то, что рядом с его бывшей находился самый опасный зверь из всех известных. И этот зверь с ней был явно не просто так. Притворился беспомощным, затесался в доверие, втянул в поиск копья. Очевидно было, что Каину нужно было копье, неизвестно для каких целей. Однако, после нахождения артефакта, вряд ли ему нужны будут лишние свидетели. И Алина станет его жертвой. Вряд ли от нее останется больше, чем от тех объедков.
   Своими рассуждениями ангел не делился с чертовкой, ту и без того трясло. Герань не отличалась особо изощренным воображением и умом, но и не была дурой. А уж инстинкт ни разу не подводил эту краснокожую бестию. И этот самый инстинкт говорил ей об огромной опасности, таящейся в конце пути.
   Там, рядом с Алиной, должно было произойти нечто ужасное. А Герань ничего не могла сделать, даже не могла просто поддержать. И пусть другие часто называли дружбу Герани и Алины порочной, пусть придумывали сказки о женской любви. Да, Герань любила Алину. Любила, как любят воздух, прохладу летом и запах сена на лугу. Как память о детстве, любимой игрушке, о теплой постели. Она любила ее всю со всеми недостатками и восхищалась достоинствами. Будучи старшей, ей хотелось защищать свою юную подругу. Оберегать от бед и помогать во всем, поддерживать плечо, вытирать слезы, поощрять капризы. Словно у нее была младшая сестра, словно кусочек себя, словно осколок солнца. Такой горячий, яркий, опасный и любимый. И это маленькое солнце светило ей тысячу лет, оно не давало пасть ниже, чем пала чертовка. Давало волю жить и подарило любовь. Но не ту любовь, которую она испытывала к своим мужчинам, ей ни разу в голову не приходила подобная пошлость. Это было все равно, что осквернить Бога. Ее личного Бога. Бога, который пришел к ней, когда она отчаялась и все о чем могла думать - это о конце собственного существования. Бога, который привел ее к себе домой и обогрел. Бога, который милостиво подарил собственного мужчину. Чертовка не была дурой и видела, как смотрела на нее подруга после того, как увидела их вместе. Всего секунду, но она была искренне расстроена. А потом улыбнулась. И сказала, что не против. И ни разу не притронулась к Агрелю. Как и к любому другому мужчине. Чистая, невинная, непорочная и в то же время такая лживая.
   Она лгала, говоря, что не против, лгала говоря, что не злится, лгала о своих целях, лгала о хороших снах, лгала, говоря, что все будет хорошо. И она солгала, говоря, что не может без нее, без Герани. Солгала. Это Герань не могла без нее. Она даже лгала о себе. Какая на самом деле нефилим Алина? И почему она так и не открылась целиком той, которой обещала во всем доверять?
   Агрель крепче обнял любовницу, стирая потоки слез с ее лица. Прижал к груди и молча воззрился на небо. Где-то там был его дом, в который, возможно, было не суждено вернуться. По крайней мере, он не желал возвращаться один. Поэтому ему нужно было поддержать женщину возле себя и спасти ее подругу. И тогда все, может быть, будет не так плохо.
  
   Шахматная партия в самом разгаре и пешки каждый на своей клетке. Черный библиотекарь тяжело вздыхал, ставя последних игроков на положенные им места. Партия затягивалась, но не становилась от этого хуже. Взять красный и окрасить несколько фигур, и новые пешки на доске - Ангелы. Черный король на всех взирает, ожидая права сделать следующий ход, управляя всеми издалека - Астарот. Взять черную тушь и окрасить коня из белой масти - Алина, скачет по неровной, перепрыгивает опасности и не словить ее. Взять офицера из черных и поставить рядом - Каин, ходит по черному или по белому маршруту в зависимости от цвета, сейчас черный. Группа черных пешек - группа Агаллиарепта. А те двое монохромных ферзей с краю - Герань и Агрель. Очень важные фигуры, от которых зависит и эта и будущая игра. Но тяжелы и неповоротливы, так что их путь с прытким конем и офицером пересечется ненадолго.
   А в центре белая пешка - нынешний владелец копья.
   Одно движение и одна из фигур съест пешку, завладев артефактом. Осталось подождать и узнать, какая из сторон победит в этой миниатюрной войне за жизнь мира, состоящего из трех объединённых миров.
   Черный библиотекарь уверенно взял перекрашенного коня и скинул с доски пешку, обладающую копьём.
   - Шах и мат.
  
   Пушок уверенно пробирался по намеченному пути. Маленькая фигурка, которой не нашлось места на шахматной доске. Этот гремлин четко знал свою задачу и точно также четко ее выполнял. Он наблюдал, позволяя незримо присутствовать в этой игре Черному Библиотекарю. Позволяя тому видеть всю картину. Зверек пискнул, спеша убраться с дороги и не попасть под колеса автотранспорта, шмыгнул в водосток, прошел немного по трубам и вынырнул в чьем-то туалете, отряхнулся на ошалелого хозяина квартиры и убежал по вентиляции, и так все дальше и дальше. И вот, наконец, он увидел медленно идущих по улице Алину и Каина. Пока все шло по плану. Агаллиарепт был в относительной дали и не мог точно определить местонахождение нефилим. Герань и Агрель шли с небольшим отставанием от группы следопытов. Но Пушка беспокоила не эта незамысловатая цепочка. Он принюхался, пытаясь определить в какой стороне группа ангелов, пришедшая за копьем. Все что было известно гремлину, это то, что ангелы уже в Москве. Их четверо и они невероятно сильны. Но тоже самое он мог сказать и о группе Агаллиарепта. Пожалуй, Алина была единственной, кто не смог бы дать достойный отпор этим воинам. Она не обладала ни достаточной физической, ни ангельской силой. Если бы ее захотели убить, хватило бы одного удара. Но тот, кто шел с ней рядом, был намного сильнее демонов. И хранил этот факт в тени. При этом Агаллиарепт догадывался, Агрель понял, а ангелы состояли в неведение, что их оппонентом в схватке за копье станет на столько сильный зверь.
   Но Пушок не обладал высоким интеллектом, чтобы думать обо всем этом. Все, что ему было нужно знать, это то, что его временная хозяйка знала, где копье, и он проследит за ней и вмешается в самом крайнем случае, перевесив в ее сторону чашу весов. Инстинкты подскажут, когда этот случай будет действительно крайним. А пока он просто наблюдал, жуя на ходу пойманного голубя и проглатывая вместе с оперением.
  
   Алина держала Каина за руку, ощущая чуть прохладную кожу его руки. Магия давила изрядно, подавляя мыслительную деятельность, что изрядно злило.
   - Каин, - не выдержала девушка. - Ограничь выработку своей ментальной силы а-ля магии, а то скоро получишь на руки пускающую слюни идиотку.
   Тот дернулся, стараясь убрать руку, но нефилим сжала ее сильнее, не отпуская.
   - Извини, мне сложно это контролировать.
   - А ты постарайся, - не глядя на него, потребовала Алина и резко остановилась. - Хм, где там его дом?
   Каин потер глаза, оказалось его зрение не слишком хорошо переносит яркий свет. Не травмирует, но ослепляет. Они как раз прошли мимо здания из стекла, которое отразило свет поднимающегося солнца. Пришлось остановится на пару минут. Белокрылая вновь обратила на лицо этого мужчины свое внимание. За что получила взгляд полный укора.
   - Вроде, я в данный момент на тебя не влияю ментально?
   - Ага, - отвлеченно. - Просто у тебя лицо стало немного другим, вот я и стараюсь привыкнуть.
   Про себя девушка подумала: "А стоит ли привыкать? До копья остался один квартал, вверх по лестнице и все. А там может ее история и закончится. Осталось только дойти до туда и узнать, какой меня ждет конец".
   Пришлось проталкиваться сквозь толпу людей. На них не обращали ровным счетом никакого внимания. Один раз только некий подросток, украшенный, словно елка, в пирсинге и татуировках, показал Каину большой палец и похлопал по плечу. Чешуйчатый от него шарахнулся, словно от чумного. Алина прыснула в кулак, понимая, что ее муженек испугался человека. Даже в такой ситуации она умудрялась улыбаться.
   Сколько не сбавляла темп Алина, а пункт назначение был достигнут. Звонок противно зазвенел, призывая хозяина к двери. Естественно, был вариант, на который белокрылая молилась украдкой, что Александра не окажется дома. Однако, очень скоро заспанный человек уже отпирал дверь. Открыл. Посмотрел. Проснулся. Сделал большие круглые глаза и резко захлопнул дверку, закрывая на все замки и цепочки.
   Тупое любование обшивкой с металлическими декоративными заклепками ничего не дало. Позвонили еще раз.
   - Меня нет! - крикнули из-за двери.
   - Саша, открывай, я по твою душу, - зря она это сказала.
   Грохот, мат и топот ног. Куда его понесло? Стойкое чувство дежавю заставило белокрылую поморщится.
   - Каин, ломай дверь.
   Один удар ногой и дверь снесло. Девушка сглотнула, невольно представляя на месте двери свою тушку.
   Квартира, с последнего визита нефилим, сильно изменилась в лучшую сторону. И имя изменениям - капитальный ремонт и дорогие безделушки. А парень-то зажил на широкую ногу. Пора было этой ногой его хорошенько попинать. Не дай Бог, он продал копье! Мало ему не покажется! Алина покосилась на Каина, мысленно делая ставки "убьёт, не убьёт". Если судить по его хмурому выражению лица, еще и труп попинает.
   Прошли в квартиру. И никого не нашли.
   - Ну, и куда делся этот гений технической мысли? - спросила Алина, выглядывая в окно и рассматривая незагрязнённый трупами асфальт.
   - В шкафу сидит, - как само собой разумеющееся ответил Каин, указывая на огромную гардеробную.
   Александр и вправду схоронился в шкафу, как герой-любовник, вот только герои не должны так трястись от страха при виде скалящихся в улыбках ангела и демона. Или должны? В любом случае, улыбки вышли несколько плотоядные.
   - Здравствуй, солнышко, - поздоровалась Алина, улыбаясь еще шире. Парня затрясло еще сильнее. - Вот и смерть твоя.
   Каин тоже улыбнулся, показывая ряды клыков. Жертва черного юмора начала заикаться и конвульсивно дергаться, пока не потеряла сознание.
   "Черт! Вот приводи его теперь в чувство!"
   Алина приложила ладонь к лицу, вздохнула и позволила выволочь тело из шкафа. Заодно и подобрала кое-какой шмот на Каина и, как ни странно, на себя. Там же нашелся небольшой рюкзак. Естественно, Алина могла привести в чувство человека за пару секунд, но медлила. Стараясь оттянуть момент нахождения копья и расстановки точек над "и" c Каином. Собирала рюкзак, наведавшись в холодильник. Необходимый минимум, который возможно не пригодится.
   Сколько она не медлила, время ответов пришло. Человек коротко простонал, приподнимаясь с дивана, на который его уложили.
  
   Александр Дроздов две ночи подряд, после первой встречи с Алиной, просыпался в холодном поту. Ему снились ангелы и демоны, танцующие твист в том самом клубе. Потом ему еще рогатые и крылатые почти в каждом магазине мерещились. Такое не каждая нервная система выдержит. Если бы мужчина не был уверен в существовании тех и других, уже бы намылился к психиатру. Но все было гораздо хуже. Они действительно существовали, и вот, наконец, когда ему стало лучше и всякая чертовщина перестала мерещиться во снах и наяву, вновь пришла Алина и привела новый экспонат из Ада. Конечно, из Ада, где еще такую жуть штамповать могут!
   И эта жуть смотрела на только что пришедшего в себя человека взглядом, от которого хотелось выпрыгнуть в окно.
   - Так, тише, Каин! - встала за него нефилим и распахнула крылья. Этот жест немного привел в себя Александра. Как ни как, но с демоном была слуга света.
   - Это обладатель копья, - Даже не вопрос, утверждение.
   - Да, и я спрошу его сама. Зубы поточить об него не дам, - хоть они и были знакомы с Сашей недолго, но смотреть как знакомому человеку сломают шею или, чего доброго, запытают до смерти, Алина была не намерена. А именно подобное желание читалось во взгляде ее контрактора.
   Саша вздрогнул, когда окрещенный им "демон" встал и отошел к креслу, предоставив полную власть над человеком белокрылой.
   - Извини, времени нет объяснять все. Нам нужен один предмет, который тебе отдал Паша. Ну, тот демон, съевший твою удачу.
   - Эм, - выдал из себя человек и сглотнул, подтверждая самые страшные мысли девушки. Он продал те вещи, на них и прикупил всю эту роскошь в квартире. И не факт, что покупатели были россиянами. Теперь колеси по свету. Смотри мир и выбивай дурь из богачей. - Большинство я продал. Но пару вещей осталось. А что именно нужно? - Весь вид юноши говорил о желании сотрудничать и нежелании умирать. Поглядывая на демона, человек ловил его кровожадные многообещающие взгляды.
   - Надеюсь, ты не продал ту вещь, - дрожащим не то от счастья, не то от страха голосом пробормотала Алина и показала размер, вытянув руки. - Тонкое, все в узорах, на конце хрусталь.
   Следующее, что сказал ее бывший подопечный, заставило вылупится в указанном направлении и потерять челюсть на полу.
   - Эту палку я оставил подпирать навесной потолок, вон там, - указал пальцем. - Если нужна забирайте, я не против.
   Гениальное изобретение алхимиков, самое сильное оружие, о котором ходят сотни легенд, вещь, за которой охотились миллионы... служило подпоркой для потолка. Одним своим концом копье упиралась в книжную полку, другим, где был камень, в потолок.
  
  Глава 19. Найти ловушку, попасть и убежать.
  
   Стоило забрать копье, как навесной потолок немного отошел, показывая качество работы гастарбайтеров. Алина уже однажды держала это оружие в руках. И вот сейчас копье вновь было у нее. Опасная ситуация. Жадный взгляд Каина. Растерянный - человека. И неуверенный - Алины.
   - Держи, - отдала Алина ценный предмет контрактору, словно эстафету, и обратилась к человеку. - Прощай, Александр. Советую резко выбежать отсюда и мотать из страны, - подмигнула белокрылая и, не давая чешуйчатому насладиться лицезрением копья, схватила того за руку и поволокла прочь из квартиры.
   Ее сердце бешено билось, предупреждая об опасности. Будто весь мир внезапно узнал о произошедшем, и весь мир стал врагом. Так называемое "плохое предчувствие", распространяющееся в местах скопления демонов и ангелов, вызывало у людей чувство опасности и паранойи. Это заставляет землян уходить из мест сражения. Но оно же и имело направленное действие, как, например, сейчас на нефилим. Спасения от нахлынувшей паранойи просто не было. Напротив, с каждым новым шагом напряжение нарастало. Девушка ощущала, что вот-вот произойдет нечто ужасное.
   Увеличивая скорость бега, Алина перепрыгивала ступеньки, волоча не сопротивляющегося Каина. Выбежала на улицу и спешно юркнула в первый же автобус. Не важно куда тот шел, важно, что он их увозил от места, где раскинуто "плохое предчувствие". По крайней мере, крылатая надеялась, что паранойя была вызвана внезапным успехом в поисках и воображением на нервной почве, а не реальной угрозой.
   - Каин, - обратилась Алина к счастливому обладателю копья Лонгина. - Ты ничего странного не чувствуешь?
   Мужчина нехотя отвлекся от созерцания столь желанного орудия, его взгляд был немного мутный. Руку Алины, кстати, этот чешуйчатый так и не отпустил.
   - Они близко.
   - На сколько? - нетерпеливо.
   - Очень близко, - чужой обволакивающий голос у самого уха.
   Вздрогнув всем естеством, девушка повернулась на голос. Нос к носу столкнувшись с его обладателем. В момент до того, как она успела рассмотреть демона, ее контрактор с силой дернул белокрылую на себя, занимая место возле агрессора. И яростно зашипел. Во избежание сражения в автобусе, наполненном людьми, Алина встала рядом с Каином, в свою очередь, отдёргивая его, не давая принимать поспешных решений, и напряженно всмотрелась в демона перед собой.
   Красив! Исключительно красив! Алина даже сглотнула от нахлынувшего ее ощущения. Однако внезапная боль в ладони заставило очнуться - Каин так и держал ее руку и сжимал все сильнее, призывая к здравому смыслу. Все верно. Магия. Точно такая же, как у Каина, но более привычная, демоническая. После ежедневных порций от своего контрактора даже смешно, что этому демону удалось на краткий миг очаровать нефилим. Так же стоило отметить - у Каина и этого демона были схожие черты и имеется в виду не только магия. Алина нахмурилась, всматриваясь в засасывающие душу глаза. Они были необычного оттенка красного дерева. Волосы - смола, кожа - шелк.
   - Черт! - фыркнула Алина, чем заставила демона удивленно вскинуть тонкие брови. - Асмодей, полагаю, - без должного почета, деловито заявила она, ответно сжимая руку Каина. Заявляя: "На его трюки не поддамся". В любое другое время контакт с одним из повелителей Ада был бы желанной наградой и источником знаний. Но учитывая последние события, такой контакт мог стать надгробием авантюры.
   - Я уж грешным делом решил, что меня с чертом попутали, - усмешка этого демона граничила с оскалом.
   - Что вы, вас лишь с первородным грехом перепутать можно.
   - Однако, у нашей девочки острый язычок.
   Обмен любезностями закончился. Пора было переходить к делу.
   - Чем обязана?
   - Копьем?
   Девушка почувствовала, как напрягся Каин. Копье все еще было у него, как и рука Алины. И эту руку сжали с неимоверной силой. Зрачки нефилим сузились от боли, вполне возможно перелом.
   Король Ада видел, как побледнела девушка перед ним, как сузились ее зрачки, и принял все это за страх. Удовлетворенно улыбнулся, предвкушая короткую, но насыщенную игру.
   - Вы ведь понимаете, что мы готовы за него бороться, - тихо произнесла белокрылая, ощущая, как автобус остановился, как открылись двери и как люди вышли и зашли. При этом зашли не все кто собирался. Их будто оттолкнуло от транспорта и они, недоумевая, остались стоять на остановке, провожая уезжающий автобус взглядом. А те, что зашли, встали недалеко, гипнотизируя копье глазами. Собственно, те кто зашли и не были людьми.
   - Прямо здесь? - удивился демон, еще не заметивший неожиданных гостей.
   - Нас многовато, а места в автобусе маловато. Может, переместимся в более удобное для борьбы место? - Алина сделала шаг назад, наступая своему мучителю на ногу. Но это не возымело эффекта, и девушке пришлось резко двинуть локтем. Наконец, ее ладонь получила столь желанную свободу. И на лице расплылось облегчение. Сзади коротко и матерно прорычали.
   - К чему вы это? - улыбнулся один из семи королей Ада, - здесь только вы и я.
   Настал черед победной улыбки Алины.
   - О чем вы, здесь еще и они, - кивок в сторону недавно вошедших пассажиров. Длинные, красивые и смотрящие на разговаривающих нефилим и демона с надменными и ничего не выражающими лицами.
   - Незадача, - хмыкнул Асмодей, кивнув ангелам. Те кивнули в ответ. Игра стала интереснее. - Тогда позвольте пригласить вас на крышу вот этого здания, - демон указал пальцем на высотку, которую как раз проезжал автобус. Алина запомнила это здание, так как оно входило в ее территорию и его, чуть ли не каждую неделю, оккупировал очередной самоубийца. - И советую поторопиться, иначе одна ваша хвостатая подруга может пострадать.
   Сердце пропустило удар и, пока Алина приходила в себя от заявления короля Ада, ангелы и демон вышли на остановке, молча направившись в переулок, чтобы без свидетелей взлететь наверх и ждать свою жертву. Ни один из них не собирался нарушать договор о мире без должной уверенности в победе. Поэтому они действовали молча, без агрессии и практически сообща.
   А автобус вновь продолжил следовать своему маршруту. Нефилим с ужасом вникала в голос, который все продолжал отдаваться в ушах фразой "хвостатая подруга".
   - О нет! Только не Герань, - она кинулась к вновь открывшимся дверям, пытаясь тянуть за собой Каина. Но в этот раз ее просто дернули назад, прижимаясь сзади и фиксируя руками, не давая и шелохнуться. Глупо было спрашивать, что делал аггел, вернее не аггел, и Алина уже поняла, кто перед ней.
   Лилиан!
  
   - Не спи, Арина! - хлопок по голове, судя по весу, конспектом. И взлохмаченная светлая головушка прерывает свой отдых на столе. Сонная, опухшая, с потеком слюны эта нефилим представляла комичное зрелище. - Отвечай на вопрос!
   Холодный требовательный голос преподавателя привел в чувство.
   - Вопрос... - неуверенно рассматривая свой лежащий верх тормашками учебник и переводя взгляд на пытающуюся показать нечто на пальцах Герань. Два, четырнадцать? На второй главе, четырнадцатого параграфа обнаружилась страшная иллюстрация странновато выглядящего существа худощавого подтянутого телосложения, с кожей, покрытой чешуей. И этот демон раздирал попадавшихся ему на пути ангелов, пожирая их живьём. Художник расстарался, изображая ужас на лицах жертв и растекающуюся повсюду кровь. Над иллюстрацией надпись - Лилиан.
   - Очаровательно, - сонно зевнула девушка, рассматривая картинку. Видимо ее мнение не разделял никто в аудитории, ибо ото всюду послышались нервные смешки. Шутку не оценили. - Ну, Лилианы страшные, плотоядные, вечно голодные чудовища. Которые подлежат уничтожению, ибо не могут быть приручены. - Казалось, учитель удовлетворился ответом юной нефилим, однако у девушки был свой вопрос, который она задала без разрешения. - Но разве они не являются родственниками всех демонов? Разве их кровь не течет во всех жителях Ада, кроме чертей? Так почему же демоны не унаследовали неуемный аппетит? - от вопроса юной девушки все демоны в классе поежились и неуверенно заерзали на стульях. О подарке своих предков в виде временного помутнения рассудка в стрессовой ситуации эта группа знала не понаслышке.
   Ангел еще раз ударил нерадивую ученицу конспектом по голове.
   - У них Бог - Лилит. Дракон-змей из хаоса! И их Бог мертв!
   - Но они же и наполовину люди, разве их отец не Адам? - уворачиваясь от новой оплеухи и славливая подзатыльник.
   - Тем более! Они такие же, как нефилимы! Импульсивные, глупые и недалекие!
   Потирая ушибленную голову, блондинка еще раз посмотрела на терзавшего всех лилиана из книжки. Неужели и вправду эти существа еще жили шесть тысяч лет назад? И неужели они все погибли?
  
   И вот ответ прижимал ее к себе. Но не для того, чтобы согреть или уберечь от беды. Это был захват хищника, игравшего с добычей. Инициатива полностью перешла в руки Каина. В его руках было и копье, и Алина.
   Гейм Овер.
   - Куда собралась? - шипение на ухо.
   - А ты догадайся? - попытка заехать локтем по ребрам.
   - Мне лень угадывать, я и так знаю, - хватка ужесточилась. - Решила умереть смертью храбрых.
   - Почему это умереть?
   - Попить с ними чайку и мирно разойтись, - насмешливо. - Ну, если хочешь, давай, - Каин резко отпустил. - Но без копья и меня.
   Алина рыкнула, как самый настоящий демон. Но что она могла? У нее не было силы как таковой, чтобы заставить, не было сил, чтобы победить. Сил не было, был ум. И именно его плодами и дарами девушка бесстыдно пользовалась. Она развернулась лицом к зверю.
   - Нам надо с ними встретиться, - спокойно произнесла она, замечая как пустеет автобус. Люди ощущали "дурное предчувствие" и решали попытать счастье на другом транспорте. Если так продолжится, то уже на следующей остановке в автобусе не останется ни одного пассажира, а возможно и водителя. И тогда... - иначе они нападут сами, загонят нас как дичь. Возможно, прямо в этом автобусе. Возможно, в следующую минуту.
   - Не люблю играть по чужим правилам, - злое шипение в ответ.
   - Жизнь - игровая доска Бога. Мы лишь пешки.
   Лилиан лишь фыркнул, по его полуприкрытыми веками глазам нельзя было понять линию размышлений. Выбора особо не было, либо идти в указанное место, либо ждать когда на них нападут. Но что творилось в голове лилиана - загадка. Он показал себя достаточно умным, расчетливым и прожорливым. Чужая душа - потемки. Нефилим готовилась к любому исходу и повороту.
   Белокрылая напряжённо ожидала ответа. Собственно, последние минут двадцать ее остро интересовало, почему она вообще жива. Неужели этот ребенок дракона хаоса имеет на нее свои виды? Алине пришлось потрясти головой, чтобы не думать о возможных вариантах. Например, "резервный запас еды" или же "мать будущего поколения". Над последним девушка зависла. Научный интерес и любопытство вновь погрузили ее мозг в аналитическое размышление. Помесь человека и Змея назвали лилиан, от имени прародительницы Змеи Лилит. При этом, за короткое время, эта чешуйчатая воспроизвела тысячи две себе подобных гадов. Как так вышло? Загадка. Но лилианы смешались с чертями в Аду, это и породило демонов как вид. К демонам примешалось малое количество крови ангелов, что создало Аггелов. Да-да, Лилит благополучно размножилась у крылатых под боком, а именно в Эдеме. Но вот загадка. Лилианы имели под боком ангелов, и никогда не воспринимали их как сексуальных партнёров. Более того, они охотились на них и пожирали живьем. В чем причина? Однако, Алина же не ангел, она нефилим, на половину человек...
   - Твои мысли на твоем лице бегущей строкой отображаются, - внезапно произвел чем-то обескураженный Каин.
   - А, что? - очнулась девушка и побледнела. Вдруг и вправду мысли умеет читать! - Так что? Примем бой? Или подожмем хвосты и попытаемся убежать? - она вновь перешла на более оптимистичный и веселый тон. Тем самым подбадривая себя.
   Чешуйчатый глубоко вздохнул, осмотрел Алину, не представляя какой из нее боец, вернее определяясь, что боец из нее никакой.
   - Хм, - глубокомысленно. - Примем бой и сбежим, поджав хвосты, - принял этот бледный тип оба варианта. Чем заставил белокрылую растеряться, но уже в следующий миг она улыбнулась.
   Не успел автобус доехать до следующей остановки, как обладатель копья руками раздвинул двери, и контракторы выпрыгнули из транспорта. Крики людей, несущиеся вслед, ни сколько не волновали. Бегом преодолев расстояние до высотного офисного здания, у самых дверей останавливаясь и выравнивая дыхание. За время пути они чувствовали напряженный взгляд и не один. Их будто окружили и гнали в нужном направлении. Хочешь не хочешь, но овец привели с пастбища на бойню.
   - Черт, - ругнулась нефилим, обреченно забегая в лифт и нажимая последний этаж. Каин сжал копье сильнее. Двери сомкнулись, скрывая от взглядов людей в холле необычных пассажиров лифта.
  
   Герань прижалась всем телом к Агрелю. Сейчас она была как никогда испуганна. И дело было вовсе не во внезапном пленении, а в том, кто пленил.
   - Я ведь ее предупреждал, - только и сказал Агрель, поплотнее прижимая к себе краснокожую чертовку. Что бы их, не дай Бог, не разлучили. Герань обвила хвостом ногу ангела, а голову спрятала у него под подмышкой.
   Их даже не ловили. Просто обступили с двух сторон и взяли под локти, сопроводили к месту будущей встречи с обладателями копья. Настолько быстро, ловко и оперативно, что ни один из них не рискнул сопротивляться. Сила была у обоих, но вес ума пересилил желание бороться. Агрель легко остановил Герань от необдуманных поступков взглядом. Он смог оценить демонов, зажавших их в капкан. Аристократия Ада. Агрель насчитал шестерых. Включая тех, которые пытались скрыть свое присутствие, получалось десять демонов. Но все эти демоны подчинялись некоему королю, который, судя по всему, также присутствовал в мире людей и был неподалёку. С таким раскладом сил оставалось только ждать удобного момента для побега. Но не это было главной причиной молчания и послушания. Они приманка. И Агрель понял это. Его бывшая женушка доигралась.
   Горячее дыхание Герани немного сбило с мыслей. В глазах чертовки плавала ярость и тень понимания. Она не вполне осознала свою роль в этой игре, но интуиция повелевала ей сохранять спокойствие. Плюс ко всему, сложив два и два, чертовка легко определила будущую последовательность событий. А именно: придет Алина и им придется бежать.
   - Агрель, справа, - внезапно кивнула в сторону рогатая и прижалась к мужчине сильнее.
   Ситуация обострилась. Справа на крышу здания медленно приземлились четверо ангелов шестого отдела. Все серьезные ребята с манией величия и жаждой порядка. А тех, кто мешал их целям, они мешали с землей. И это Агрель не просто знал, он это видел.
   Ожидаемой схватки не произошло. Ангелы застыли у края, не выказывая желания сражаться, демоны также не показывали заинтересованность в битве. Они даже внимания не обратили, словно появление ангелов было заранее ожидаемым фактом. Агрель глубоко вздохнул, понимая, что эти ребята спасать их не намерены и преследуют такую же "благородную" цель, как и все здесь собравшиеся. Также появились еще гости, но держались в отдалении. Герань еле подавила удивленный вздох, заметив прячущегося в трубе Пушка - гремлина Алины. Еще в тени держались демоны-следопыты, с которыми недавно делили путь с Агрелем и Геранью. Они выжидающе следили за происходящим с соседней крыши. Затем развернулись и ушли на нижние этажи здания. По всей видимости, их задание было не захват копья.
   Битва за орудие власти - копье Лонгина, должна произойти с минуты на минуту.
  
   Лифт ехал медленно, со скрипом. Будто был установлен не пару лет назад, а несколько десятилетий. Сверху давило напряжение, идущее с крыши здания. Это могло говорить лишь в пользу теории о превосходящем противнике. Вернее, о столкновении сил противников за трофей, который сам идет в их руки. Люди с верхних этажей неосознанно совершали миграцию на более нижние. А те, кто был чувствительней к проявлениям нелюдей в их мире, бежали из здания.
   Каин меланхолично почесал копьем спину и зевнул. Всем видом показывая, что не волнуется и Алине не советует. Он вновь плыл по течению, что было для девушки ни хорошо, ни плохо. По крайней мере, это давало шанс спасти подругу.
   - Хорош уже вооружение демонстрировать! - Алина прижалась боком к лилиану, который все время скалился и шипел, выказывая своё недовольство. - Нас щас убивать будут. Вот тогда и зевай, кусай и делай что хочешь.
   - Хо! - усмехнулся лилиан. - А ты знаешь, что я хочу?
   Вопрос был неожиданным. Он заставил нефилим поежиться и покрыться холодным потом. А что хочет Каин? Она же не задавалась таким вопросом. В первую очередь, думая о себе и своих целях, опустила возможность желаний своего контрактора. А его желания, учитывая происхождение, могли быть не менее сумасшедшими, чем ее.
   Полуангел так и не задала вопроса, а лилиан так и не соизволил дать ответа. Двери лифта открылись.
   Один лестничный пролет вверх по ступенькам и дверь крыши. По глазам ударил солнечный свет. Каин болезненно зашипел, прикрывая веки.
   Их ждали.
   Белокрылая вышла из лифта первой, оценила обстановку и, как бы невзначай, спряталась за спину своего фиктивного мужа, оказавшегося реликтовым экземпляром. Выглянула она только для того, чтобы помахать рукой Агрелю и Герани. То, что Герань пойдет за ней ее ни капельки не удивляло, но то, что подружке удалось потащить за собой Агреля... Вот это уже новость!
   Герань также увидела ее. Чертовка в момент из красной превратилась в розовую - так она бледнела. Агрель поменялся в лице, став чем-то похожим на опекуна Алины в те моменты, когда тому хотелось отшлепать нерадивую сотрудницу. Взгляды остальных сильных сего мира были плотоядными и не обещали легкой смерти.
   - Очаровательно, - унимая дрожащие крылья, крылатая вновь спряталась за мужскую спину.
   Каин не выглядел растерянным или испуганным, однако в нем читалась уверенность в проигрыше их группы, если они затеют бой. Со времен учебы Алина помнила, насколько сильны лилианы и то, что для поддержания силы им нужно много есть. И плоть должна быть представителей разумного вида. По крайней мере, в учебниках упоминались ангелы, как главный источник пищи. Каин резко восстановился, значит, он добыл необходимую пищу, ею стала та очарованная им нефилим из "гиен". Это означало, что он бы мог войти в полную силу, перекусив еще раз, например Алиной. Однако Каин сохранил ей жизнь и играл по меняющимся в их жизни правилам, не покушаясь на девушку. Это давало нефилим надежду. Каин, какие бы цели он не преследовал, не имел желания убить Алину. Более того не гнал от себя, но и не навязывал ей себя. К тому же согласился с опасным планом и пошел на эту крышу, где шанс на выживание, в случаи не выдачи копья, чрезмерно мал. Чешуйчатый так вцепился в орудие власти, что сразу становилось понятно - не отдаст. Более того, первый драку начнет.
   К лицу резко прилила краска, дыхание участилось. Для сохранения равновесия пришлось обнять контрактора за талию. Каин резко распространил свою магию, и та распространилась по округе, касаясь всех, кто находился поблизости. Лилиан вовсе не собирался очаровывать присутствующих, он прощупывал их силы и искал тех, кто прятался в тенях. Однако Алина находилась под действием этой магии не первый день, и ее сознание помутилось от передозировки. Остальные лишь почувствовали "соблазнительное прикосновение" магии.
   - Каин, - не то страстный шёпот, не то предсмертный хрип. - Я щас крылья сложу. Итак ясно, что по наши души пришло до черта и более.
   Магия отступила, и девушка смогла проморгаться от выступающих на глазах слез. Ей повезло, что Герань не видела столь плачевных последствий "прощупывания" врагов, иначе бы рискнула помочь подруге. Зато она видела обнимавшихся.
   - Агрель, - сухо. - Можно воспользоваться замесом и укокошить этого выродка, так беззастенчиво пользующегося нашей дорогой Алиной?
   - Почему ты меня спрашиваешь? - Агрель насторожился, рассматривая сильно изменившегося Каина.
   - Ты его подержишь, а я прибью.
   Сторожа пленников удивленно вскинули брови и покосились на спятивших пленников, которые крайне недоброжелательно смотрели в сторону пришедшим им на помощь друзей. Чертовка и ангел переглянулись и, отцепившись друг от друга, приготовились осуществить ранее оговоренный план. Агрель умело нашептал его под видом утешения.
   Их манипуляции были замечены Каином. Алина уже не использовала его как подпорку, но слабость не стала причиной невнимательности. Она с усилием рассмотрела друзей, набросав в уме примерный план их действий. По всей видимости в нужный момент они отобьются от своей охраны, чем получат время на организацию своей свободы. Теперь нужно было рассмотреть остальных участников будущего побоища.
   - Каин, - шептала она из-за его спины. - Ангелы, с краю, из шестого отдела. Очень сильны и опасны, они убивают, не задавая вопросов. Загзагил из них самый опасный, он первый от нас.
   - Тот, что смотрит на копье?
   - Они все смотрят на копье. Тот, что с ошейником из белого дерева. Он начальник шестого отдела. Демонов я не знаю по именам. Но все они аристократы. Это значит, их силы выше нормы на порядок. - Однако, скользя глазами по площадке, Алина не могла найти еще одного участника, того самого демона Асмодея, который и пригласил их на крышу. Но он был где-то недалеко, это однозначно.
  
   Асмодей улыбался, смотря на украшенное искусным узором лезвие меча. Кто бы мог подумать. Технические гении, мастера технической мысли отказывались развивать оружейное дело. Демоны, в какой-то момент истории, резко поменяли направление своего развития. В начале все их силы шли на развитие металлургии и оружейного дела. Они на сотни лет опередили человечество в таких изделиях как мечи, луки и даже ружья. Первыми использовали знания об электричестве и построили электрогенераторы. Научились вырабатывать энергию из воздуха, перенасыщенного горючими веществами. Создали массивные, но эффективные, компьютеры и средства связи. Однако... остановились. Не было больше смысла развивать военное дело и оружие, свои клыки и когти были куда эффективнее. Да и гордость не позволяла атаковать на расстоянии. Лишь самые слабые орудовали луками и ружьями. А потеряв боезапас, превращались в берсерков. Зато многое привнесла магия. Жители Ада не полагались на магию с той силой, с которой делали это ангелы, но и не чурались ею пользоваться. Она была довольно однообразна, однако, приток крови ангелов сделал интересное дело. Не в первом, так в последующем поколении, рождался ребенок с определенными талантами и таких детей из-за смешивания родов, становилось все больше. Управление водой, землей, трансформации, мимикрирование и многие другие, не предусмотренные "породой", таланты. Появились алхимики. Творцы своего века. Те, кто делали невозможное возможным. И они создали сотни невероятных изобретений, некоторыми из которых пользовались по сей день, другие были заперты под замком как опасные. И третьи - реликвии, к которым относились "орудия власти". Но в руках у короля Ада было не одно из их изобретений. Собственно, это было и не их изобретение, но именно они доработали теорию и отработали практику. Похититель душ! Вернее первый в мире похититель душ! Один предсмертный удар и душа на кончике меча. Забавно, но этот красивый меч испил не так много крови, как должен был. Его доставали в особых случаях и для особой души. Для души, для которой его и создали, которая так никогда и не прошла чистилище. И ни в коем случаи не должна была в него попасть. А для этого нужно было убить обладателя этой души. И очень скоро этот демон рассчитывал сделать это. А пока нужно было наблюдать и искать момент. Если убить девушку раньше, чем добыть копье, то не известно, что предпримет ее спутник. Не хотелось бы вновь потерять столько желанную реликвию.
   Асмодей был самым обычным древним демоном. Одним из семи королей Ада. Он получил этот титул в битвах еще во времена первых противостояний. Как и другие шесть королей, он являлся потомком лилианов и, как и другие, был на них похож. В его случае лилианом была женщина, целенаправленно искавшая себе пару для того, чтобы дать сильное потомство. Она была одной из последних, покинувших Эдем. Так что, когда она попала в Ад, там уже были демоны. Квартероны адского мира - демоны: полулюди, полузмеи, получерти. И выбрала себе в пару демона. Исходя из этого, Асмодей был скорее лилианом, и его статус сильнейшего был обусловлен близостью к змеям, чем к обычным обитателям Ада. Броня из чешуи на многих участках его тела, глаза с вертикальным несколько вогнутым зрачком, отдающие серебром кожистые крылья. В остальном ни что его не выделяло из остальной демонической братии. Этот демон когда-то искренне переживал, что лилианов истребили. Он, в отличие от большинства, знал секрет их приручения. Простой и звериный секрет: слабейший склонится перед сильнейшим! Это ему рассказала мать, до того, как ее выдали ангелам, до того, как прилюдно убили. Воспоминание шевельнуло застаревшие чувства, но демон быстро подавил их, ощущая запах добычи. Не только копья, лилиана. Он желал его себе. Получить контроль над столь опасным и сильным зверем, значило отхватить влияния и власти. Он буквально заурчал, представляя перспективы. Подчинить, укоротить, приманить...
   Его мечтания были нарушены собственными подчинёнными. Агаллиарепт подошел вплотную и прошептал, будто их могли услышать:
   - Они пришли.
   Элелогап, Ботис и Гузоин устроились у окон, готовясь в любой момент исполнить приказ.
   Ангелы разделились на две группы. Одна собиралась напасть, вторая сконцентрировалась на получении копья.
   Демоны, помимо охраны пленников, приготовились атаковать ангелов. По всей видимости, худощавого Каина не считали опасной и достойной внимания мишенью. Так как обе стороны смотрели друг на друга и на копье. Будто бы лилиан оказался здесь случайно и не мог дать отпора. В книгах часто писали "власть копья слепила глаза и отнимала руки". Частично Алина понимала, о чем говорилось в тех текстах.
   Еще один участник - Пушок. Он являлся глазами и ушами Черного библиотекаря. И в данный момент наблюдал из тени трубы. По крайней мере, такова была его работа - наблюдать, но никто не мог предположить, что крошечный зверь собирался внести коррективы в чужие планы.
  
   Алина неожиданно вышла из-за спины Каина и пошла в сторону Герани. Не сказать, чтобы ее вольное перемещение вызвало шок, на нее ни кто не смотрел. Она была слабой нефилим, в любом случае не способной дать отпор. Плюс ко всему копье было у ее напарника, так что она не представляла особого интереса. Можно сказать, ее списали со счетов. И белокрылая этим нагло пользовалась, сев в ногах у Герани, чем заставила друзей приземлиться рядом. Охрана встретила ее молчаливыми взглядами и потоками подчиняющей магии. Девушка покорно приняла ее, впрочем, не пуская далеко.
   - Ты что творишь!? - не сдержав восклика, набросилась на подругу чертовка.
   - Очередную глупость, - ответил за свою бывшую Агрель, пожирая недобрым взглядом Алину.
   Алина же крепко их обняла. Она не могла сказать ни слова - горло сдавило. Нефилим не могла ни сказать, что все будет хорошо, ни пообещать, что все обойдется. Даже ее наскоро придуманный план строился на теории, что она, в смысле Алина, Каину на что-то нужна. Теория частично подтвердилась абсолютно бешеным взглядом, которым в данный момент пытался убить ее благоверный. Заметив это, Алина беспечно помахала ему ручкой, приглашая присоединиться. Глаз лилиана начал дергаться.
   Каин был готов расписаться над истиной "все беды из-за женщин" и под второй "что с нимбом, что с хвостом все бабы безумны". Алина уже не раз доказывала, что способна на невероятно глупые и необдуманные поступки, но в этот раз она превзошла себя. По мнению лилиана, именно он, и только он, мог защитить эту белокрылую. И только им предстояло бежать, сохранив при этом копье. Однако, одним своим глупым поступком, его спутница разрушила все планы. Она махала ему ручкой и улыбалась, всем своим видом показывая, что не собирается покидать поле битвы без двух "балластов".
   Крыша содрогнулась от яростного рыка, в котором едва ли кто смог бы определить горестный стон. Зато жест "рука-лицо" узнали все.
   - За какие тяжкие, мне все это... - пробормотал лилиан и перехватил копье поудобнее.
   - Алина, - выдохнула Герань. - Ты что, хочешь заставить ЭТОГО спасти нас?
   - Ага.
   - Головой ударилась?
   - Неа.
   Агрель смотрел на девушек, словно те сидели в смирительных рубашках.
   - Герань, Алина не в себе. Она под воздействием магии и не может мыслить разумно, - попытался объяснить поведение бывшей жены ангел.
   На это белокрылая пожала плечиками: не соглашаясь, но и не отрицая. В ее голове была каша предстоящих действий и возможностей, и все они сводились к "лови момент и драпай". Осталось только надеяться, что момент будет удачным...
   А пока Алина размышляла, Агрель строил планы, как лечить несчастную околдованную, Герань упрекала, Каин оказался в довольно плачевной ситуации. А именно, все собравшиеся жаждали копья, зажатого в его ладони. А значит, если эти бравые воины сорвутся с мест, он попадет под раздачу.
   Каин улыбнулся вовсю ширь, скаля острые зубы. И замахнулся. Рукой, в котором было копье. Столь желанный всеми артефакт взмыл высоко в небо. Лица собравшихся наполнились коктейлем эмоций, где преобладали шок и желание завладеть предметом, улетающей в голубую высь. На этом лилиан и сыграл.
   Резко пленные, Алина и Каин перестали волновать собравшихся, которые рванули за копьем в небеса. А лилиан улыбался. Увидев улыбку, Алина поняла - отвлекающий маневр.
   - Очаровательно, - удивленно поднимая брови. - Герань, Агрель, не тормозите. - Алина схватила друзей за локти и подняла с колен. На них никто не смотрел, как собственно и на Каина, поэтому ангел, чертовка и нефилим имели все шансы уйти с крыши незамеченными. Магия подчинения слетела с плеч достаточно, чтобы не мешать. Агрель достал тонкий кинжал из рукава и оборвал жизнь одного из охранников, Герань не решилась на убийство, поэтому просто отослала второго в нокаут. И вот можно уже сбегать.
   Однако...
   Уже у края крыши Алина резко повернула назад. Причиной послужил Каин, который не торопясь проследовал к центру крыши и остановился, жмурясь от яркого солнечного света. Как оказалось, этот интриган бросил орудие власти с четким расчетом поймать его лично. Однако, из-за яркого солнечного света, лилиан не увидел того, что видела нефилим. А именно Пушка.
   Когда копье уже падало в намеченную Каином точку, этот гремлин подпрыгнул, оттолкнулся от протянутой за копьем руки лилиана и схватил орудие власти пастью. И не успели все удивиться, как звереныш резко попрыгал прочь. Да с такой манёвренностью, что ни один из демонов и ангелов просто не могли его поймать. А когда вожделенное орудие скользнуло в воздуховод, в него тут же набилось тел, преграждая путь и мешаясь другим охотникам за сокровищем. Каин начал ловить ртом воздух, указывая пальцем на "засор" воздуховода. Кажется, его мог хватить удар. Алина схватила благоверного за руку, которой тот указывал, и потащила к краю крыши. Бывший заключенный пребывал в шоке. Герань и Агрель тоже, но не из-за потерянной реликвии, а из-за поведения подруги. Вот такой шокированной компанией нелюдей, они спрыгнули с крыши.
  
   Агаллиарепт чуть не вывалился из окна, уронил бинокль и истерично хихикнул, но быстро взял себя в руки.
   - Бегом! - рыкнул он Элелогапу.
   Следопыты шестого отдела составили вполне ожидаемый план захвата. Именно для этого Асмодей и оставил их в резерве. Задачей же был перехват, когда беглецы попытаются скрыться. По плану их должны были отпустить после передачи или захвата копья. А следопыты - переловить. Кто же знал, что ребята на столько отчаянные. Затеять сумятицу, выбросив копье и сбежать. Но на этот случай внизу их ждал бы Гузоин со сворой, сбежавшейся к нему, собак. Но нет, по правилам эти ребятки не играли. Они спустились на крылышках и с грузом на пару этажей вниз и залетели в окна. Что означало, они также вступили в битву за копье.
   Командир уже был готов просить прощения у Ботис, которой не поверил, когда та сказала, что копье будет принадлежать гремлину, а вынесет его змеиный родич. Но жалеть над пролитым молоком было поздно, нужно срочно исправлять положение.
   Элелогап создал водяной мост, и Агаллиарепт в два прыжка оказался в соседнем здании. За ним скользнул водный маг. В комнате проводилось совещание и люди были крайне удивлены, прерванные таким своеобразным способом.
   - Просим прощения, продолжайте, - с поклоном извинился Агаллиарепт и вывел из комнаты своего потерявшего человеческий облик синего друга. В коридорах тоже были люди. Постановление о секретности летело к чертовой матери. Мимо их маленькой группы проскакал Гремлин с копьем в зубах. А за ними два демона вприпрыжку чертовской наружности. Люди прижимались к стенам, прыгали на столы, кричали, удивлялись, крестились. В общем, делали то, что обычно делают люди, когда на их глазах происходит неведомая хрень. То есть, все это они делали с включенными телефонами, айфонами и прочими аппаратами, содержащими видеокамеру.
   - Будущим звездам ютуба, привет, - помахал убегающим чертям ручкой Элелогап и словил подзатыльник от начальства.
   - ЧТО?
   - Заткнись, дебил. Наше положение хуже не куда.
   - Нет, хуже может быть, - с уверенностью. За что получил еще один подзатыльник.
   - Мигом начал думать головой и приготовился масштабно накрыть все здание! - это Агаллиарепт произнес, зажигая сигарету и выдыхая в сенсоры на потолке облако вонючего черного дыма. - Скоро вода будет везде.
  
   С виду худощавый Каин обладал приличным весом, так что прыжок вниз с ускорением мог бы кончиться красивой кляксой на асфальте, пришлось срочно менять направление полета и влететь в окно, разбивая стекло. Люди в страхе бросились в рассыпную, стоящий недалеко демон дернулся, узнал, собрался напасть. Но разбилось соседнее окно и уже на демона свалился ангел с чертовкой на руках. Герань явно кайфовала, не каждый день твоя любовь носит тебя на руках и топчет твоих обидчиков, метясь в болевые точки.
   Однако на демоне Агрель не задержался и попытался стремительно атаковать прислонившегося к стенке лилиана, одновременно отталкивая от себя рогатую любовь.
   - Не смей! - Алина мгновенно встала между мужчинами. - Герань, придержи любовника, он, кажется, психанул на нервной почве.
   Однако подруга осталась стоять в двух шагах от возможной драки. И очень не добро смотрела на контрактора нефилим.
   - Ты под его магией... - начала она, обращаясь к Алине, но продолжить ей не дали.
   - Я знаю об этом, не идиотка. И, как видишь, со мной все в порядке. - В доказательство словам она сделал шаг к Каину. Тот раздраженно рыкнул и слегка отодвинулся. При этих звуках Агрель напрягся еще сильнее и был готов атаковать, не взирая на преграду в виде бывшей жены.
   - Он не аггел, - повышая голос, Агрель пытался докричаться до Алины. - Он - лилиан!
   Видимо друзья рассчитывали увидеть страх или удивление на лице нефилим, но столкнулись с неожиданной для них реакцией.
   - Я знаю, - с улыбкой ответила белокрылая. - И он - меньшая из бед. - Ее взгляд сконцентрировался за спиной Агреля. - Не он жаждет перебить нас, а они.
   Агрель и Герань резко обернулись.
  
  Глава 20. Дружба и ее последствия.
  
   Люди из коридора сбежали, а нелюди понабежали. Один демон приближался к ним с недобрыми намерениями с одного конца коридора, а с другого, с не менее добрым лицом, уверенно шел ангел. И ангел, и демон перемещали взгляды то на группу беглецов, то друг на друга. Было даже неизвестно, что они предпочтут в начале: напасть на мнущуюся на месте компанию или сцепиться друг с другом. В любом исходе Алине нужно было уводить друзей. Но вариантов было всего два, и оба не решали проблему с преследованием: либо вылетать обратно в окно и получить в распоряжение двойной хвост, либо прорываться в один из коридоров, вырубая одного из этих бравых ребят. Но тогда второй останется в любом случае, так еще и компанию позовет. Не вариант, нужно было покинуть здание и избежать преследования. О том, что копье потеряно, думать вообще не хотелось! О нем в данный момент думал Каин, пребывая в самых не оптимистичных грезах - смотреть больно, но первым делом побег.
   Ну, и как это сделать?
   Полуангел не могла ответить на вопрос, метясь между возможными вариантами и ожидая хода противника. Агрель приготовился к битве. Герань последовала его примеру. Каин отвлекся от тяжёлых дум, оскалился. Алина внезапно почувствовала себя ни на что не способной. Ее знанием языков и истории нельзя было взять и вдарить, причинив физический урон. Положение спас случай.
   Большинство офисных зданий были оснащены автоматической противопожарной системой. Если датчики улавливали дым, то из протянутых сверху труб вырывался водяной душ, задачей которого было потушить возможное пламя. Однако, не всегда система срабатывала как нужно, особенно если хозяева здания экономят на ее проверке. Вместо того, чтобы включить поток воды на участке возможного возгорания, система включила их все, да не положенным дождиком, а потоком, сорвавшим распылители.
   Вода охладила всех и сразу: остудила пыл Агреля, ударила вентилем по голове Герани, намочила перья Алине, превратила Каина в бледное приведение под дождиком и попортила аэродинамику полета ангела и демона, бросившихся на беглецов. Но пока все растерянно оценивали новые условия для предстоящей водной баталии, был кое-кто, кто успел не только оценить, но и придумать абсолютно абсурдный план.
   Чертовка вначале увидела сильно расширившиеся глаза подруги, а затем ее панический взмах крыльями. Благо с одного взмаха удалось достичь потолка и вцепится в трубу. Агрель подхватил Герань и уже через секунду висел рядом с Алиной на трубе, позволяя чертовке повиснуть на своей шее. А вышедший из депрессняка инициатор беспорядка выпустил из рук подключенный к розетке тостер. И повторил маневр товарищей по несчастью, впиваясь в потолок когтями. Свет вырубило, затем включился аварийный источник питания. Не задаваясь вопросами, кто обладал столь извращенным чувством юмора, чтобы оборудовать в коридоре столик с тостером и чайником, герои лишь отдавали честь неизвестному благодетелю за столь абсурдное решение. Люди разбежались раньше, почувствовав "дурное предчувствие", так что если кого и ударило, то не на смерть... наверное. Да и эти крылато-рогатые еще дергаются. В любом случае, никого это не волновало, кроме бескрылых, в шоке наблюдавших за резким увеличением стресса в одном из районов Москвы.
  
   Попивая газировку из фирменного стаканчика, Марьен достаточно быстро раскидывала клиентов по нефилимам и демонам. Она верила, что причина всех аномалий имеет светлую косу, голубые глаза и шило пониже спины. Однако, несмотря на оперирование огромным количеством информации, эта полноватая женщина ничего не могла узнать про команду 666 - именно под этим номером проходила в реестре Алина и Герань. Конечно, такой набор цифр просто случайность, но бескрылые не менее суеверны чем люди. А из-за отсутствия крыльев и большего сходства с людьми, чем крылатые нефилим, бескрылые мыслили в бытовых вопросов как люди, и все навигаторы отказались курировать действия 666 команды. Однако, Марьен на тот момент знала этих девушек лично и не видела смысла им отказывать. Очень скоро ее решение стало чередой приключений, в которых бескрылая не могла участвовать лично, но которые ей подробно пересказывала Герань. А порой именно от действий Марьен зависело - выйдут ли девчонки сухими из воды, или их прибьет начальство по возвращению домой.
   - Блин!
   - Кто о чем, а ты о еде, - беззаботно отозвалась соседка по рабочему месту. Это была полная противоположность Марьен, худая и темнокожая островитянка с кучей дред вместо обычной прически.
   - Я просто так ругаюсь, Зулу.
   Развернувшись на стуле, полноватая бескрылая мрачно улыбнулась.
   - Пробей по базе нашу бе(г)ляшку. Хочу узнать, насколько глубока ее сахарная лужа в этот раз.
   Островитянка огрела соседку неприятным взглядом, однако сразу же встала, выходя из-за стола. Это было своего рода согласие. Зулу была довольно популярной девушкой, а раз со своего места и с места Марьен нельзя было посмотреть за действиями беглянки, то нужно было сбегать к соседям. Что и сделала бескрылая. Несмотря на некоторую не перевариваемость друг друга, эти женщины хорошо работали парой и прикрывали недочеты друг друга. Поэтому и сидели за соседними столами. И если Марьен могла совершить чудо и из ничего сотворить отчет на двоих, то Зулу приходилось отплачивать подобными мелочами. Порой ее это бесило. Поэтому обратно она вернулась не в лучшем расположении духа.
   - Беглянка цела, - только и сказала Зулу, присаживаясь на место. Однако, пронзительный взгляд Марьен заставил поминать черта и расширить свой ответ. - Она попала в такое... эм... в такой сахар, - переделала грубое выражение на любимый манер соседки. - И по глупости утянула туда своего бывшего мужа, нынешнего, и напарницу по команде. Верно говорят, команды с шестёрками преследуют чернокрылые.
   Марьен цыкнула на нее, но не из злобы или недовольства, а по привычке. Как никак, а за тысячелетие этот фантомный страх перед 666 командой и шутки на ее счёт приелись и не могли вызвать хоть какие-то сильные эмоции.
   - Арина безрассудна как всегда, - устало выдохнула бескрылая и отправила в рот леденец. Пока женщина его рассасывала, она принимала решение. - Я решила с ней связаться.
   - Ты с головой поссорилась? - спросила Зулу, резко вскакивая со стула, на который не так давно приземлилась. Но ей пришлось вновь сесть, чтобы раскидать клиентов по командам на экране монитора. - Зачем ты мне это вообще говоришь?
   - Чтобы ты ушла в столовую с парочкой ребят, и у тебя не было неприятностей, - спокойно объяснила любительница сладостей и улыбнулась.
  
   Пушок развлекался в своей обычной манере: лазил везде, прыгал отовсюду, и ни на секунду не останавливался. Его даже не впечатлил вес внезапно вцепившегося в копье ангела. Гремлин так и побежал дальше с развевающимся, словно флаг, ангелом. Развеваться крылатому пришлось не долго, его впечатало в стену рядом с воздуховодом. А Пушок, перехватив копье поудобнее, вновь набрал скорость. Все его действия приводили нелюдей в неописуемый "восторг", так громко, выразительно и изобретательно его еще ни разу в жизни не "хвалили".
   И он бы так и дальше развлекался, но его остановила вода. Понюхав жидкость, зверек получил ментальную указку на дальнейшие действия. А то, что капли воды, словно живые, начали его атаковать, его даже не волновало, он просто прыгнул на потолок и побежал дальше, преспокойненько уворачиваясь.
   В это время озверевший, мокрый, жутко скалящийся синекожий Элелогап играл в морской бой, сообщая по рации, где искать "проклятого пушистого вора". Даже учитывая, что демон управлял водой, это не значило, что он был любитель освежающих холодных душей внутри здания. Кто ж знал, что система глючная и приведет к массовому затоплению!? Несколько его водяных маячков показывали, чем страдает в данный момент компания авантюристов, затеявших весь этот бардак. Те вели себя не менее вызывающе и не менее шумно, да и бегали за ними наравне с тем гремлином. Ну да, кем то брошенная теория о "дрессированном зверьке" нашла отклик в сердцах ангелов и демонов. А то, что эти ребятки не покинули зону военных действий (если ее можно было так назвать), давало опору этой теории.
  
   Алина и Агрель одинаково ласково переглянулись. Перья намокли - не полетаешь. А это означало, либо они прыгают с высотки вниз головой, либо спускаются гораздо ниже и убегают с последних этажей.
   - Это он виноват, - заявил Агрель, указывая на Каина, препарирующего тостер, павшего смертью храбрых. Тот обнаружил в тостере размокший хлеб и съел его.
   Беглецы находились в одном из затопленных офисов, решили скрыться с глаз забаррикадировав двери и подумать над невеселым будущим. В идеале тихо посидеть и поговорить. Оказалось, тихо не для них. Потасовку начал Агрель, уверенный в себе, как конь-производитель, щеголявший перед кобылами. Он буквально встал перед соперником на дыбы. Однако, пардон, кобылам было на него начхать. Им нужно было обсудить нечто поважнее, чем вражду видов.
   - Герань, послушай...
   - Не пытайся оправдываться!
   - Я и не оправдываюсь, я...
   - Ах! Так ты еще и не собираешься извиняться! - рыча.
   - Нет, потому что...
   - Да кто ты после этого?! Ты хоть представляешь, как мы беспокоились?! Да, Агрель?
   Алина возвела глаза к потолку, с которого все еще лило. А Герань наконец-то увидела, в каком положении ее любовник. Но вмешаться не успела.
   - Охладился? - учтиво спросил Каин и остановил попытки утопления ангела.
   - Что бы ты, отродье...
   - Буль-буль карасики, - продолжил Каин, с ухмылкой отправляя Агреля в новый заплыв.
   Рогатая уже собиралась настучать им по головам, но ее остановила подруга, возвращаясь в русло их беседы.
   - Герань, спокойнее, мальчики так общаются, - сказала белокрылая даже несмотря на утопление. Алине нужно было убедить подругу. Она хотела сказать, что не желает втягивать в эту историю Герань и Агреля, но не находила слов ни на одном языке. Слишком хорошо девушка знала характер чертовки. Полезет за подружкой в самое пекло. Так что же стоит сказать? Алина всегда старалась говорить начистоту с Геранью в вещах, касающихся работы и быта. Делила с ней все приключения, беды и радости. Но были вещи, которыми она никогда не рассказывала. Например, не говорила ей, что будет не рада концу тысячелетия и смене контрактора. Не упоминала о своих страхах и терзающих вопросах. Ей всегда казалось, что если быть предельно откровенной с Геранью, то это утянет чертовку в нечто по-настоящему опасное. И Алина не ошиблась. Та ситуация, в которой они оказались, могла закончится для белокрылой двумя исходами: смертью или жизнью беглеца. При чем, если выпадет последнее, то после поимки беглецов их все равно ждет либо смерть, либо наказание. Опять же, вспоминая ограничитель "табу", накладывающийся шрамом на душу, смерть предпочтительней. Да и вряд ли ей дадут шанс даже умереть по нормальному. Ловец и душа отправятся в новое тело.
   Мысли отразились на лице нефилим болезненной маской, но смотреть на себя такую девушка не могла позволить. Поэтому она резко обняла подругу и прошептала:
   - Не хочу делать тебе еще больнее...
   Каин нехотя отпустил Агреля, который начал искать в воде под ногами выбитые из рук стилеты. Каин кивнул в сторону двери, намекая на гостей. Агрель цыкнул, но подобрав стилеты медленно пошел к двери, исполняя молчаливое указание лилиана.
   Ангел понял, его сил и умений не хватает, чтобы убить этого зверя, даже когда он был лишен сил. Итогом стала позорная ситуация с унитазом на голове. Попытка, совершённая несколько минут назад, была продиктована не желанием сотрудничать с подобным существом. Однако, вот чего не мог понять бывший сотрудник шестого отдела, так это почему Каин идет на сотрудничество? Более того, держится Алины. В голову мужчины уже залетали мысли об интиме между этими двумя, но он гнал их как невозможные. Однако этот взгляд лилиана на Алину, пока та обнимала подругу, ясно говорил - этот беловолосый чешуйчатый тип хочет быть с ней рядом. И не важно, в какой форме это проявится. Сам факт нахождения бок о бок с ней для него важен. Обо всем этом мужчина успел подумать перед тем, как оказался у двери.
   - Черт, чем я думаю? - оборвал поток своих мыслей Агрель и выглянул за дверь. В коридоре кто-то был.
   Его тихое напряженное: "Тссс!" заставило всех умолкнуть и обратиться к слуху. Стараясь бесшумно двигаться в затопленном коридоре, под тихий плеск воды под ногами, Агрель перехватил стилеты и встал у двери. Герань подняла с пола стул. А Каин, пока все остальные были заняты, подтянул полуангела к себе и прошептал:
   - Без копья нам крышка и твоим друзьям тоже.
   - Нам и с ним бы была крышка, - ответный шёпот. - Нужно думать, как сбежать.
   - Ага! Поселимся в канализации и будем ловить крыс на обед?
   - Не смешно. Но разве есть идеи лучше?
   - Слушай внимательно...
   Пока Герань и Агрель профессионально избавлялись от потенциальной угрозы, оказавшейся демоном, пока чертовка отговаривала убивать нападавшего, пока кровь из перерезанного горла заливала мокрый пол, Каин и Алина составили план. Но тихие переговоры с контрактором не означали, что Алина не видела происходящего у двери. И сделала выводы. Решение было принято окончательно. Она слишком любила и не желала видеть, как Герань окунется в мир, где убийства будут в порядке вещей, а Агрель вновь вернется к старой профессии.
  
   Элелогап получил четкий указ от Агаллиарепта - поймать беглецов живыми. Ему передали управление командой демонов, которых уже было на два меньше. Демон ни на секунду не усомнился в своей задачи, однако...
   - Агаллиарепт, это закрытый канал, нас никто не слышит, - произнес он тихо и, казалось, в никуда. Однако на самом деле вода передавала каждое его слово точно по адресу.
   Молчание длилось недолго. Агаллиарепт сказал лишь три слова, но и этого было достаточно.
   - Пусть оно потеряется.
   Обрывая связь, Элелогап перенаправил потоки воды с Пушка, полностью переключаясь на ловлю беглецов. Все как и говорил командир...
  
   Город встретил ярким светом и шумом, резавшим уши почище ножа. Но даже это не мешало переговариваться. Именно сейчас они могли поговорить по делу. За таким фоном их просто не смогут подслушать.
   - Поговорим откровенно, - остановил своих товарищей Агаллиарепт. - Асмодей давно пляшет под чужую дудку. Копье представляет определенную ценность, но не для Асмодея. Скорее всего, нашему королю пообещали за содействие власть над остальными королями или нечто аналогичное. А тварь он властолюбивая, вы сами знаете. Однако, тот, кто управляет Асмодеем - Астарот. И он тварь куда страшнее всех королей Ада. Не знаю для чего ему копье, но ему оно не должно достаться!
  
   Будучи самым безалаберным из команды Агаллиарепта, Элелогап являлся верным и преданным другом. Он лишь ухмыльнулся, поняв, что ему грозит, если его манипуляции откроются высоко стоящему начальству. Но время показало, доводам старшего друга нужно было доверять. Он всегда оказывался прав.
   Пушок крайне удивился, когда понял, что веселится последние минуты в одиночестве. Его прекратили преследовать. Вернее, больше демонам никто не давал точных координат местонахождения гремлина. От удивления зверек даже сжал челюсти, чем чуть было не поломал себе зубы. Оказалось, копье ему не перекусить. И вот что делать с орудием дальше, Пушок не знал.
   А в это время несколькими этажами ниже, отбиваясь от внезапно участившихся атак демонов и ангелов, убегая от погони и пытаясь не сорвать дыхание, Алина, Герань, Каин и Агрель поняли, что их загоняют в определенное место - ловушку. Но избежать этого они не могли. Слишком велик был шанс погибнуть при попытке прорвать кольцо. Демоны атаковать парами, но получали отпор в основном от чистокровного. А вот сцепится с ангелами Агрелю не позволяли ни моральные принципы, ни, банально, силы. Каин не спешил лезть в драку и чем-то помочь умаявшемуся ангелу. Рычал, огрызался, но не приближался ни к одному из противников.
   В итоге беглецы оказали в просторном зале, заставленном стульями. Зал для презентаций, где презентом являлись Алина и Ко. С четырех входов начали заходить "зрители". Если зрение не обманывало Алину, то можно сказать, что в зале собрались все преследователи помимо группы Агаллиарепта и короля собственной персоны - Асмодея. Впрочем, об участии Агаллиарепта могли знать только Агрель с Геранью. Следопыты занимали позиции вне здания. Поэтому с чистой совестью Алина заявила, что по их душу пришли буквально все! Но как эти все узнали, где они? Слишком фантастически слаженно они сработали. К тому же, разве хотя бы часть не должна была охотиться за копьем?
   - У кого есть гениальные идеи, прошу озвучить, а не то нам крышка! - пропела Алина.
   - Есть одна, - неожиданно откликнулась Герань, рассматривая все приближающихся преследователей. - Но она слегка отдает самоубийством.
   На это белокрылая лишь улыбнулась. Мужчины бросили на чертовку беспокойные взгляды. А краснокожая подняла вверх сжатые кулаки и, резко присев, с невероятной силой обрушила их на пол под собою. Про чертей частенько говорили "бестолково сильные". Частично, это было верным замечанием. Черти в основном были скотоводами, фермерами и шахтерами. Реже работали в кузницах. Многие работала строителями, обработчиками металлов, кожемяками и прочим трудом, где платили за силу. А сила их была столь велика, что черту ничего не стоило поднять танк и пришибить им надоевшего таракана. Папа Герани однажды так и поступил, чем взыскал на себя недовольство супруги, в чьей кухне материализовался танк. Генетика с Геранью поступила точно так же как с ее братом Лютиком. Оба высокие, как демоны, и сильны, как черти. Очень сильные черти.
   Пол буквально изошел трещинами. Нападавшие остановились и резко начали пятится назад, но им это не помогло. Второй удар - и пол зала развалилось. Под треск, грохот и брань, нелюди проваливались на этаж ниже. Но на этом сюрпризы не кончились. Пол следующего этажа, стены и перегородки, словно картонный домик, провалились еще ниже...
   - В следующий раз, Герань, просто скажи честно: "Предлагаю самоубийство!" - чтобы мы поняли, на что идем!
   Алина висела вниз головой, что не мешало ей разглагольствовать. За ногу ее держал Каин, которого, в свою очередь, за шкирку держала Герань. На этом лесенка неудачников заканчивалась, так как Агрель как ни в чем не бывало стоял на верху и, улыбаясь, глядел в провал. Он единственный, кто догадался о предстоящем безумстве, прыгнул, взмахивая мокрыми крыльями, и зацепился, вонзив в потолок стилеты, до того, как Герань ударит. Чертовка не думала, что падение не ограничится одним этажом: то ли была лучшего мнения о домострое, то ли недооценила свои силы. Повезло, что, когда конструкция рухнула вниз, чертовка сразу ушла вправо, придерживая за плечо растерявшуюся подругу. Если бы не это, их бы завалило, как и преследователей. Кстати о них, ангелы и демоны уже начали вылезать из свалки строительного мусора. А значит, нужно торопиться и скрыться, пока они окончательно не пришли в себя. Так беглецы и поступили.
   Продвижение вниз, по пожарной лестнице, было достаточно легким способом покинуть здание. Однако, никто не обещал легкого достижения этой цели. Где-то после сорокового этажа "дурное предчувствие" дало знать о предстоящем ударе и компания резко свернула к двери на этаж. Вовремя, так как секундой позже там материализовался ангел. Это был тридцатый этаж, на вскидку. И здесь оказалось сухо. Не было уже приевшегося звука распрыскиваемой воды и хлюпаний. Если бы и тут было все залито водой, Элелогап бы обнаружил их. Но благодаря тому, что система работала с глюком лишь на верхних этажах, нижние не затопило, и беглецы были в безопасности. Но нельзя было терять бдительность!
   На этом этаже обнаружилась своего рода просторная кладовка. И там можно было спрятаться, более того, посушить крылья. Однако все делалось лихорадочно быстро. Агрель отволок Каина за шиворот как можно дальше от девушек и начал о чем-то говорить с ним. Судя по спокойному лицу лилиана и задумчивому киванию, он был полностью согласен с ангелом. Герань старалась не думать о поведении своего любовника, она помогала сушить крылья Алине. Более того, ей нужно было поговорить, наконец, с подругой, но только, открывая рот и вглядываясь в сосредоточенно-задумчивое лицо белокрылой, она не находила слов. И, уже отчаявшись и желая спустить все на тормозах, Герань крайне удивилась, услышав, как Алина заговорила первой.
   - Надо поговорить, - тихо начала полуангел. Ее тихий голос оборвал разговор двух мужчин, которые замолчали и прислушались, ожидая ее слов. - Вы поступили глупо, последовав за мной. Однако, для вас еще не все потеряно. Если вы перебросите всю вину за творящийся бардак на меня, и тебе, и Агрелю не будет грозить ничего, кроме порицания.
   Все это было сказано спокойно, на лице сосредоточенное выражение, руки продолжают протирать крылья найденным здесь рваным халатом. И если выражение лица Алины не изменилось, то у Герани лицо посерело, а волосы стали дыбом.
   - Повтори, - прорычала она. - Повтори-ка!
   - Герань, я думаю она пра... - попытался вставить свои пять копеек Агрель, но его прервали так грубо, как могли.
   - Мне до церкви твое мнение! Заткнись! - и вновь все внимание Алине. - Повтори то, что ты сказала!
   - Обвините меня во всем, и вас не тронут, - все также спокойно повторила полуангел.
   Звенящая тишина длилась достаточно долго. Агрель сжал губы, понимая всю правду слов своей бывшей. Она была права, единственный шанс спастись ему и Герани, было признать вину Алины. И оставить ее наедине с ее проблемами. Это было именно то решение, которое нужно было принять во благо всех. Разговор с Каином лишь подтвердил это. Лилиан рассказал о том, что произойдет дальше: в случае, если копье останется потерянным, и в случае, если найдется. В любом из этих вариантов Алину не собирались оставлять в живых. Игроки были высокого полета - элита Ада, и для них не существовало слов "нельзя" и "невозможно". Каин не вдавался в подробности интереса этих верхов к нефилим, но не скрыл, что сама Алина решила доиграть партию до конца и не собирается отступать. Так же он пообещал остаться с ней, но не объяснил причины. Узнав все это, ангел Агрель мог только согласно кивнуть и попытаться забрать с игрового поля Герань. И если она не пойдет, он уведет ее силой. Выходило так, что, если они продолжат путь вместе, их убьют. Или случайно, или как свидетелей. На крайний случай, как преступников. Как бы Агрель ни желал добра Алине, он не мог улучшить расклад, в который она попала. Мог только вытащить из проблем себя и Герань.
   Его размышления прервал внезапно активизировавшийся кристалл, который висел взамен серьги. Каин видел как после пары минут одна из серег Агреля рассыпалась пылью, ангел внезапно глубоко вздохнул: выход был найден. В это время конфликт между Алиной и Геранью набирал обороты.
   - Алина, ты думаешь, я способна тебя бросить, когда над тобой висит беда? Ты такого обо мне мнения? - почти крик. Алина же осталась спокойной. Лишь плотнее сжала губы.
   - Ты сама видела, в этот раз все серьезно...
   - Это не повод отталкивать мою помощь!
   - За мной открыт сезон охоты, а охотники не простые любители. Прости, я совершила ошибку, Герань...
   - Ошибка? Нет! Ошибка в твоей контрольной тысячу лет назад, в отчете недельной давности! А здесь... Здесь слишком много вложено сил, что бы ЭТО называть просто ошибкой!!!
   - Да, ты права. - В то время как подруга срывалась на крик, нефилим ни чем не выдавала свои чувства. Казалось, как и Каин, она равнодушно стоит, взирая на терзания подруги. В этот миг выражения глаз лилиана и полуангела были необычайно похожи. Но только спокойный Агрель заметил это. Возможно, только он понял всю сложность положения своей бывшей и этого лилиана. Более того, именно он провел параллель между ними и заметил сходство. Не внешнее, а внутреннее. Перед Геранью Алина была веселой, взбалмошной и миролюбивой. Но перед Агрелем, она периодически показывала себя эгоистичной, наглой и неудержимо опасной в своих стремлениях. Готовой положить свою и не только свою голову на плаху ради достижения цели. И сейчас Агрель был рад слышать Алину, осознавая, что она вовсе не такая, как он думал. Собственно, он понял это еще тогда, когда белокрылая сбежала с лилианом, оставив их в Раю.
   - В чем права? - в голосе послышалось отчаяние. Герань задыхалась от ощущения безысходности.
   - В том, что я слишком много сделала, чтобы считать все это ошибкой. Поэтому ты и права. Это не ошибка.
   - Да какая к дьяволу разница!!! - Герань выкрикнула эти слова, срываясь на слезы. Она сделала решительный шаг вперед. - Я всего лишь хочу, чтобы все было как раньше!!!
   Память услужливо показала картины прошлого. Шалости, проказы, общие деяния, порицания, доклады, объяснительные, нелепые случайности, будни...
   Алина хладнокровно взирала на подругу. На то, как та склоняет голову, чтобы ее слез не было видно. Так больно! Но нельзя было отступать, нельзя показать истинные чувства.
   "Прости меня, Герань".
   Алина склонилась к ней, чуть прикасаясь своей щекой к ее. Мимолетная нежность, которую больше ей не ощутить.
   - Ты должна понимать, Герань, как раньше уже не будет. А мне это и не нужно. Пора идти дальше. Но ты - балласт, который я должна скинуть, - голос был тихим, но в душе чертовки он раздавался треском молнии и ударом грома. Ее лицо перестало что-либо изображать - осталось без эмоций. Словно маска, которую так хочется снять. Содрать с кожей и швырнуть в лицо некогда надежного друга.
   Полуангел резко подняла голову и, развернувшись, отошла от подруги.
   Каин медленно подошел к Алине и встал рядом, позволяя облокотится на себя боком. Агрель обнял чертовку, позволяя прижаться к груди.
   По-своему, это был перелом. И Алина уже думала что добилась своего, как неожиданно ее руку сжали знакомые пальцы. Слабый жест доверия. Нефилим закусила губу, чтобы ненароком не ответить на него. Ее рука оставалась расслабленной.
   Трагическую идиллию нарушил тот, кого не ждали. Пушок, словно черт из табакерки, выпрыгнул из вентиляции и вонзил копье в пол между ступнями нефилим, сам же повис на копье, довольно урча от своего приключения. Алина пребывала в глубоком шоке, как и остальные, кто наблюдал это зрелище. А довольный зверек уже прыгнул к ближайшему стеллажу, схватил обрез стальной трубы и поскакал себе дальше сеять панику и разрушения.
  
   Элелогап едва смог прекратить тик на правом глазу. Но тупая улыбка выдала его начальству, словно запах перегара.
   - Боюсь спросить, но что там опять случилось? - раздражённо спросил Агаллиарепт, сверяясь с картой здания и пытаясь найти места, где беглецы могли спрятаться.
   - Я их нашел, - был ему ошарашенный ответ.
   - Отлично! Но отчего тогда ты выглядишь таким удивленным?
   - Копье у блондинки. Эта пушистая тварь принесла апорт и пошла развлекаться дальше.
   Агаллиарепт хлопнул себя по лбу ладонью.
   - Прелестно. - Но тут хмыкнул и сам себе сказал. - Однако, все даже лучше, чем я думал. Элелогап, план изменился! Свяжись с Ботис и Гузоином.
  
   Со второго этажа, из окна офисного здания выскочила подозрительного вида группа бомжей, одетых в лохмотья, с кусками труб, обмотанными тряпками. Отличить одного от другого бомжа можно было лишь по росту.
   План был прост и составлен на ходу. Обговорив все произошедшее, начиная от битвы на крыше и прикинув силы преследователей, Агрель вспомнил о водяных демонах, которые могли при помощи воды следить и даже убивать. В пользу этой теории говорило и то, что они смогли здорово отдохнуть, оказавшись на сухом этаже. Говорили Агрель и Алина как самые продвинутые и умные теоретики и тактики. Их умами был составлен простой отвлекающий маневр. Лишь один раз Герань попыталась сказать нечто против, но не смогла вымолвить и слова. Каин сжимал в руках настоящее копье и вновь был доволен жизнью, скалясь нильским крокодилом. От этой улыбки ангела бросило в пот.
   Перед тем как переходить к реализации плана, ангел решился на последнюю попытку отговорить бывшую.
   - Уверена в нем? Он же лилиан. К тому же ты сама не знаешь, зачем ему орудие власти.
   - Я не уверена ни в ком и ни в чем, Агрель. И больше всего я не уверена в себе. Не буду грузить своими проблемами, скажу лишь, что он пока для меня самая надежная партия в этой игре. Опять же, я не знаю, отчего он так тянется ко мне. Но я не против. С ним мне спокойнее... не знаю почему. - Она помолчала пару секунд и добавила - А тебе надо беречь Герань.
   От грустной улыбки Алины у Агреля защемило в груди. Он прожил с ней тысячелетие и не жалел об этом времени. Но настала пора сказать "прощай". Он обнял ее, хотя так редко позволял себе подобные проявления чувств. По сравнению с ним, нефилим казалась такой маленькой... Склонив голову, он нашептал ей что-то на ухо. От услышанного девушка менялась в лице раза три. Но в конце смирилась - им решила помочь Марьен. И привнесенная ею информация очень помогла. Она рассказала, где в данный момент засада и как выбраться из здания.
   И вот теперь, когда обмотанные в тряпки нелюди с обмотанными палками наперевес внезапно побежали в сторону дворов, пытаясь покинуть "зону отчуждения" (зона, временно отталкивающая людей и отводящая от происходящего там взгляд). Из всех кустов на них бросились псы. Самые настоящие дворняги, кто побольше, кто поменьше. Но не они представляли основную угрозу. Три-четыре даже повернули обратно в кусты от магического голоса Алины. Еще парочка отправилась на тот свет с пинков Герани. От рычания Каина десяток собак бросился врассыпную. Остальных зарезал Агрель.
   И вот тут на небольшую асфальтированную площадку, устланную трупами собак, вышел новый демон. Даже без волчьей шкуры на плечах, Гузоин всем напоминал волка: от хищной походки, до серой гривы. И этот волк молча, стремительно атаковал. К подобному повороту событий были готовы все, но лишь один из них бросился на врага в ответ, не давая тому приблизиться к остальной группе.
   Алина знала, на что способен ее бывший муж, но никогда не видела воочию. Вот после такой демонстрации она могла лишь удивляться, что в их квартире не висели трофейные головы. В боях нефилим понимала столько же, сколько в китайской философии - ничего не понимала. Могла лишь сказать, что выглядел бой эффектно. Короткие стилеты Агреля, словно вороньи когти, наносили не сильные, но болезненные раны. Он не делал ни одного лишнего движения. В то время как демон будто пытался вгрызться зубами в ангела, тот сокращал дистанцию, позволяя себя ранить, производил один удар и отступал. Серый демон не имел оружия, зато наносил сильные удары руками, смысл которых заключался в ломании костей. Пока Агрелю удавалось миновать их, вовремя уходя в оборону или резко разрывая контакт. Герань немного понимала происходящее, но беспокойство не отпускало ее, и она продолжала стоять на месте, пока Агрель не получил довольно ощутимый для ангела удар в грудную клетку. Его откинуло, но при помощи крыльев он восстановил равновесие. Однако дыхание никак не желало возвращаться к привычному ритму. И вот враг уже оказался рядом, чтобы нанести решающий удар... как вдруг свалился без чувств. А Герань стоит рядом, собираясь огреть обмотанной тряпками трубой еще раз, чтобы наверняка.
   Ангел поднялся с колен, держась за грудную клетку, чертовка поддержала его, помогая. Было видно, дыхание полнокровному дается с трудом. Крылья поникли, в глазах плясали искры боли. На каждый вздох хрип. Стоять ему оказалось тоже тяжело, если бы чертовка не поддерживала, он упал бы. Но ангел улыбался, и дело было вовсе не в победе над демоном. Даже наоборот, в битве Агрелю казалось, что с ним просто играют, не воспринимая всерьез, не собираясь ранить. Просто отвлекают от того, что происходит сзади. Не дают увидеть, что на два нелюдя в их группе стало меньше.
   - Алина? - начала оглядываться по сторонам чертовка.
   И вот, над поверженным врагом, Герань и Агрель, наконец, заметили пропажу. Алина и Каин вновь сбежали.
   - Герань, стой! - Агрель сжал руку подруги, не давая ей уйти на поиски Алины. Даже навалился на нее сильнее, показывая свою беспомощность в данный момент. - Она сама сказала, что не нуждается в нас. Или ты уже забыла? - хрипло говорил он.
   - Оно... да... но я все равно должна...
   - Ничего ты ей не должна! - дрожащие мужские руки довольно сильно обняли женское тело. Они так и стояли, пока Агрель не смог унять дрожь в теле и не избавился от ран. Его раны исчезали буквально на глазах. И только когда белокрылый смог выпрямиться и стоять без поддержки, он вытащил из складок тряпья мятый лист бумаги. Уже впитавший в себя кровь, но не потерявший из текста ни слова - чернила не расплылись, так как это были вовсе и не чернила. Письмо было написано кровью, а вместо ручки - перо из крыла. - Алина просила передать тебе.
   Герань заметила, что Алина что-то писала, пока обсуждали план действий. Но и подумать не могла, что это будет письмо. Тем более для нее.
   Краснокожая резко выхватила бумагу, впиваясь взглядом в текст и уже с первых строк ее сердце участило ритм.
   "Никогда не думала, что придется так прощаться. Объясняться через чернила и бумагу, хотя еще пару минут назад мы стояли рядом.
   Помнишь нашу первую встречу? Я никогда не забывала. Твоей силы, храбрости и доброты. Но ты была не первая - меня все спасают. В начале Михаил, затем Агрель, а потом ты. И всем в ответ я причиняю боль. Для Михаила я стала извечной проблемой, для Агреля не смогла стать женой, а тебя завлекла в эту бессмысленную авантюру. Мой эгоизм не давал мне покоя до самого конца. Несмотря на это, я бы осталась с тобой подольше. Я хочу разделить именно с тобой свое будущее, и меня мучает боль от его отсутствия. Но если я пойду на поводу своего эгоизма, то неминуемо лишу будущего и тебя. А за тобой пойдет Агрель. Он любит тебя. Береги это чувство. В отличие от меня, оно искреннее.
   А я не могу быть искренней с тобой. Мне всегда хотелось дать тебе только самое лучшее приключение, самую красивую улыбку и поддержать в трудную минуту. Но не могу позволить, чтобы ты увидела меня такой, какая я есть: эгоистичная, жадная, отчаянная, приговоренная к смерти.
   Ты должна была уже понять, как сильно я тебя (слово заштриховано) ценю. И все, что ты сделала для меня и вместе со мной. И я знаю, что и ты относишься ко мне также. Мы друг для друга самая дорогая драгоценность. Именно поэтому я желаю сберечь тебя.
   Мы разные, Герань. Нет, не то что я нефилим, а ты черт. Ты гораздо сильнее меня. Ты переживешь, перетерпишь, выплачешься, вырвешься, выживешь и будешь жить дальше. Ты всегда такой была, и я завидовала этому желанию жить. На деле я оказалась слабее тебя. И всегда была слабее. Наверное, поэтому обрадовалась появлению Каина. Смешно да? Но улыбнуться не могу. Понимаешь, я разделю оставшееся время с ним.
   Мы с ним похожи. Нежеланные гости в этом мире. Битые файлы под грифом "Секретно". Поэтому мне гораздо легче открыться ему. И забрать его с собой на неминуемую гибель. Наверное, я просто ищу в нем защиту. Здесь нечем гордиться. И никак не загладить вину. Однако, я не желаю просить у него прощения, ибо это его выбор и мой. А у тебя я прошу лишь одно - выполни мою просьбу. И если, после прочтения, ты возненавидела меня, то выполни ее ради Агреля. То, как вы оба поступите, от этого будет зависеть ваша и наша судьба."
   Дальше был список по пунктам, что нужно сделать и сказать, чтобы избежать наказания.
   Письмо упало на землю и было втоптано в грязь. Герань пыталась выместить на бумаге всю свою злость. Злые слезы падали с подбородка. Ей что-то подсказывало: Алину она больше не увидит.
  
  Глава 21. Первое столкновение.
  
   Бешеный темп, взятый в начале, медленно снижался, пока не превратился в шаг. Лилиан раздраженно оглянулся на остановившуюся нефилим, которая стянула с себя последнюю оставшуюся тряпку, при помощи которых они пытались обмануть нападавших, и вновь была в мокром заляпанном платье. Каин хотел как можно быстрее бежать от возможного преследования, поэтому собирался схватить девушку и за руки поволочь следом, но передумал, увидев, как по ее щекам градом льются слезы. Людей было много, но большинству было чихать на чью-то неприкрытую истерику. Да и мокрые наряды не вызывали удивления. Мало ли кто в фонтан сдуру прыгнул.
   Каин не спеша подошел к белокрылой, чтобы услышать ее шёпот.
   - Это не так, это я, - а когда Каин оказался на расстоянии шага, Алина заявила более громко. - Это я балласт, от которого ей стоило избавиться.
   Реакцию на свои откровения Алина получила неожиданную. Лилиан рассмеялся. Чем заставил девушку переключиться со слез на легкую злость.
   - Смешно, да? - она вытерла слезы.
   - Было забавно наблюдать, как ты тщательно штриховала то слово. Так смущает?
   - Лучше молчи.
   Белокрылая поняла, что из ее спины торчат крылья, и поспешила их спрятать - даже учитывая положение дел, не стоит привлекать к себе лишнее внимание. Слезы и злость ушли, уступив место раздражению.
   - Отчего же я должен молчать? Разве это не ты молчала, а теперь других затыкаешь? - в отличие от Алины, голос Каина был наполнен неприкрытой насмешкой. - Поздно, теперь даже если закричишь - поздно. Нужно было больше думать о себе, а ты думала лишь о ней, - он схватил белокрылую за руку. - К тому же, у нас нет времени на любовные переживания.
   - Что верно, то верно.
   Внезапная улыбка была прикрыта растрепанными светлыми волосами. Алина с благодарностью смотрела на спутника. Он сказал все верно. Она слишком заботилась о чувствах подруги, тем самым потеряв ее. Возможно, если бы Алина не молчала, то не пришлось бы изображать улыбку, понимая, как близки стали Агрель и Герань. К тому же, Герань осталась в любимых и надежных руках. А нефилим предстояло неловко следовать за Каином, крепко сжимая его ладонь. Даже получив копье и сжимая его в руке, этот лилиан продолжал другой рукой сжимать ее руку. И это делало девушку счастливой.
   Уже не вернуть прекрасного былого, осталось только несладкое настоящее и невменяемое будущее. В него и нужно было торопиться.
   Люди резко начали покидать район, а значит, "дурное предчувствие" вновь раскинуло свои сети.
   - Вначале я тебя тащила, теперь ты меня. Роли постепенно меняются, - полуангел кивнула на внезапных гостей, начавших окружать парочку.
   - Намек, что принимать решение мне?
   - Открытое признание.
   Чешуйчатый ускорил шаг. Люди почти все разошлись, а те, что остались, отвернулись. Дорога вывела к месту, где землян не осталось вовсе. Новая площадка для сражения за орудие власти готова. В этот раз ею стал сквер с фонтаном. Нефилим горестно выдохнула, понимая, что вновь ни чем не сможет помочь. И, отпустив руку контрактора, спокойно села на ближайшую лавку в ожидании.
   - В такие моменты я думаю тебя съесть, - внезапно заявил Каин, смотря на спокойно сидевшую и ждущую представления девушку.
   - И часто думаешь? - с легким интересом спросила она, всматриваясь в блеклые глаза.
   - Чаще, чем хотелось бы.
   Прикинув, как именно ее будут "есть", Алина залилась краской. Ее огрели пораженным взглядом.
   - Ты мысли читаешь, - растеряно спросила нефилим.
   - Славу Богу, нет, - ответил Каин, отстраняясь и рассматривая прибывших на место демонов и ангелов. - Сиди на месте и не пытайся вмешаться.
   - Не идиотка и не герой. Даже если бы хотела, сделать ничего не смогу. Так что посижу, буду наслаждаться зрелищем. Пива мне и чипсов!
   Каин вновь усмехнулся и протянул Алине копье, а сам отошел ближе к центру, где у него был шанс развернуться в предстоящем сражении.
   "Зону отчуждения" окружили демоны. И их было в два раза больше, чем в том здании. Среди них виднелись дорого одетые представители элиты и более практичные наемники. Ангелы, по неизвестной Алине причине, держались особняком с краю и молча наблюдали за развитием событий. Их вялое участие в происходящем наводило на странные мысли. О чем совет только думает?!
   Предположения у нефилим было. Совет стравливает обладателя копья и Асмодея, надеясь тем самым избавиться от последнего. Но в таком случаи ангелы бы были более активны. Или, возможно, целью является заставить показать лицо истинного кукловода? Бездействие светлой стороны не вписывается в подобную теорию. Зная историю ангелов, нефилим могла гарантировать только одно - совет ничего не делает просто так. Для чего им копье загадка, такая же как и для чего эта реликвия Каину.
   Алина всегда была себе на уме, и ее ум всегда и все анализировал. В последнее время ум анализировал в основном Каина, который был более чем интересен, и с каждым новым фактом этот интерес подогревался сильнее. Вначале его таинственная связь с алхимиками, затем он оказался лилианом. Что дальше? Девушка была уверена, количество удивительных фактов еще не исчерпало себя, и ее контрактор мог в любой момент преподнести ей на блюдечке нечто еще более значительное. Этим Каин был похож на Алину. Она тоже оказалась секретом в секрете. И оба, по факту, обречены на смерть. Полуангел знала: в данный момент решалась ее судьба. Если Каин проиграет - ее убьют, а перед этим казнят лилиана. Судьба этого вида была решена давно. Истребление.
   Асмодей подошел к своему оппоненту на расстояние удара, и вновь стало заметно как похожи эти двое. Один белый, другой черный. Но глаза практически одинаковые. Даже выражение, таившееся в их глубинах, совпадало. Интерес зверя, вышедшего на охоту и встретившего зверя, подобного себе. Победа или поражение ждет его? Зверю тоже интересно. Обоим хищникам, решившим померится силами.
   Абсолютно идентичные выпады вперед, и два тела сплелись в комок страстного желания порвать глотку. Нефилим одно радовало, они сражались когтями и зубами. Будь у них мечи, сражение могло закончиться быстро и печально.
   А пока шел бой, кое-кто подошел к девушке поближе. Рядом с Алиной встал демон, который уже однажды встречался ей. Это был тот самый генерал с крыльями, встретивший ее в Аду, когда она только отправлялась в Шибальбу. Его товарищ оказался также втянут в эти разборки. Он стоял недалеко от высокого дуба, на краю площади. Немного необычно, но его товарищ стоял в стороне от всех и, казалось, просто охранял своего друга, готовясь вступиться за него в случае возникновения проблем. Остальные демоны косо смотрели на эти два субъекта, но не предпринимали никаких действий к ним.
   - Генерал Вердж. Если не ошибаюсь, - спокойный голос Алины удивил демона. Он ожидал страха или волнения.
   - Я рад, что мое имя запомнили, - отозвался мужчина, проведя рукой по волосам, зачесывая их назад.
   - А я не рада, что столь многие вовлечены в эту опасную игру.
   Вердж сел с ней на лавку, расправив крылья назад. Алина повторила жест, так же расправив крылья, демонстрируя свою покорность судьбе. Было заметно, что генерал хочет что-то сказать, но не решается.
   - Мне говорили о Вас, как о катастрофе с ногами. Это оказалось правдой, - издалека начал крылатый демон. - Стоило Вам сунуть нос в закрытую тюрьму Шибальбу, как все полетело кувырком. Вы нам прибавили работы, мисс.
   - Солгу, если скажу, что сожалею. И в то же время, обидно, что мои поступки вредят и другим, - она сжала копье крепче. Ничто не мешало кому-нибудь из окружения Асмодея, хоть тому же Верджу, вырвать копье из слабых женских рук.
   - Рассчитывали обойтись только своей кровью?
   - Рассчитывала без крови.
   Кровь оросила асфальт. Асмодей оказался на статуе, Каин вымок в фонтане. Рык - и сверху на лилиана сорвался демон. Все движения были настолько быстрыми, что не ясно было, у кого инициатива. Кто ранен?
   - И давно Вы поняли, что без крови не обойдется?
   - Недавно.
   Несмотря на разгорающуюся битву в нескольких метрах от них, беседа демона и нефилим протекала плавно. Наконец, Вердж решил перейти к теме, ради которой и завел разговор. При этом его взгляд перетек на копье, чем немало обеспокоил нефилим. Впрочем, виду она не подала, оставаясь равнодушной.
   - Очень многие из знати против того, что обладателем копья может стать Асмодей. Он первый король по силе и интригам, но его ум замутнен жаждой крови и величия. Кукла, которой легко манипулирует некий серый кардинал. Астарот, знаете такого?
   Алина кивнула, вспоминая, как однажды Черный библиотекарь поведал ей о "жулике, играющем на обеих сторонах шахматной доски". Именно тогда он упомянул несколько таких игроков и себя в том числе. Своего рода негласные сильные мира, которые не участвуют напрямую в делах ни Ада, ни Рая, но из тени либо наблюдают, либо направляют по выбранному пути. Себя он относил к наблюдателям, собирателю знаний. А еще двоих - к кукловодам. Одно из названых имен было Астарот.
   Да, Алина знала о нем. Вроде бы читала или на курсах упоминали его. Скорее всего эта личность встречалась в исторических сводках. Свои знания, девушка постаралась озвучить, чтобы избежать возможной ошибки.
   - Он ангел, долгое время являющийся правой рукой Люцифера... - только начав белокрылая замолчала, ее глаза забегали.
  
   Крик, боль в груди, меч, обвитый виноградом, слезы такого близкого и родного существа... Боль в груди... Перерубили шею... боль... боль... Крик, боль в груди, улыбающееся лицо ангела. Он склоняется, что-то шепчет. А сзади, онемев от ужаса стоит... Каин? Последнее, что сохранилось в памяти, это прыжок Каина и его удар когтями по лицу ангела. Темнота.
  
   - Очаровательно, - сглотнула в раз побледневшая нефилим. Потребовалась вся сила воли и выдержка, чтобы вернуться к разговору и не думать о внезапно вспыхнувших в памяти образах. Срочно менять тему! - Но зачем Вы мне все это говорите?
   - Все просто, мисс. Три короля открыто выступили против Асмодея. - Вердж не предал значения резкой смене настроения белокрылой, спокойно выдавая ей секретные сведенья. Дабы та приняла нужное ему решение.
   - И Вы от них?
   - Да, не будем называть имен.
   - И что от меня требуется?
   - Два варианта на ваш выбор: либо вы убегаете с копьем, что дает нам шанс уладить дела внутри коллектива, либо идете на поклон к королям Ада. Когда они увидят копье, то быстро переметнутся со стороны Асмодея на нашу.
   - Первый вариант нам больше подходит, - рассеянно ответила все еще не пришедшая в себя девушка. И неожиданно поняла, что Вердж протягивает ей кристалл почти черного цвета.
   - Если ваш план прогорит, перемещайтесь в Ад. Мы вас встретим.
   Но Алина уже не слушала его. Она была полностью поглощена происходившим на площади. Кристалл на цепочке был надет Верджем ей на шею.
   Четко выверенные атаки и броски Асмодея оказались куда эффективнее агрессивных выпадов Каина. Демон поставил ногу вперед и, крутанувшись на месте, перенес вес на эту ногу, а второй ударил в лучших традициях западного боевика. Затем легко, одним шагом, оказался за спиной потерявшего ориентацию лилиана и ладонью ударил между лопаток. Короткий рык - и Каин вновь купается в фонтане. Злясь, скалясь, совершает прыжок из воды, чем поднимает вверх множество капель, меняет тактику.
   По-змеиному шипя, наклоняется торсом и резко уходит вправо. Алина едва различила движение. По всей видимости, раньше эта атака никогда не находила отпора, поэтому, когда Асмодей хоть и с трудом, но смог избежать смерти, Каин по-настоящему растерялся. Он резко сократил расстояние между ними, рассматривая своего врага по-новому, словно впервые увидел.
   Облизнув тонкие пересохшие губы и щелкнув зубами, покрытый чешуей лилиан постарался действовать аккуратнее. Вердж встал с лавки, едва заметно кивнув на прощание, оставил Алину в одиночестве и молчании наблюдать бой.
   Бросок тела через себя, разворот вокруг врага - попытка зайти сзади, подсечка, удар ладони по грудной клетки, удар ребром по шее, нога сверху вниз бьет, стараясь задеть резко ушедшее вбок тело, когти в опасной близости от горла, снова удар ногой. Противники буквально припали друг к другу телами, при попытке по животному вцепится в шею. Руки в оцеплении чужих рук... резко разорвали дистанцию... И вновь слились обмениваясь ударами.
   Брызги крови на асфальте дали понять - кому-то из них нанесли довольно серьезную рану. Но ни один из демонов не разорвал дистанцию, наоборот, битва перешла на новый уровень. Гибкие тела показывали смертельно опасные чудеса акробатики, уже не сдерживаясь, стараясь порвать друг друга насмерть. Это сражение напоминало двух гадюк, слившихся телами и вцепившихся друг в друга клыками. Один умрет и останется лежать, другой поднимется!
   Новая струя крови оросила статую на фонтане. В этот раз удалось увидеть, кому приходится не сладко в этой битве. Алина сжала зубы, смотря как Каин, одной рукой принимает удар когтей, второй рукой сжимает бок. Ему не дали уклониться от ударов, вновь нападая. Лилиан проигрывал не более сильному, но более опытному противнику.
   Финалом послужил новый выпад Асмодея. И если бы целью демона было бы убийство, а не захват Каина, тот бы был уже мертв. Удар пришёлся не когтями, а ладонью по грудной клетке, откидывая противника вновь к фонтану. Удар головой о бортик, приглушенный рык - и лилиан оказался в отключке. Кровь на голове и на боку могла ввести в заблуждение о его смерти.
   Алина сглотнула. Все верно: она поставила всю свою надежду на контрактора, а раз он проиграл, то и она, соответственно, тоже. Прижимая к себе копье, девушка пыталась не трястись и встретить судьбу достойно. Однако, крылья заметно дрожали за спиной, вновь выдавая весь страх нефилим. Хотелось вскочить с лавки и закричать: "Поднимайся и сражайся!" Но белокрылая не могла даже встать. Все ее тело онемело.
   "Я рада, что Герань и Агрель не видят нашего поражения. Хорошо, что удалось оставить их на полпути к этому финишу", - болезненная улыбка расплылась на лице нефилим. А Асмодей засуетился, он поспешил к одному из своих приспешников, чтобы тот передал некий длинный предмет, оказавшийся мечом. Алина сглотнула, считая, что меч предназначался Каину, пребывающему без сознания. Нефилим смогла встать с лавки, в жесте отчаяния хватаясь за отданный ей Верджем кристалл. Она уже думала попытаться добежать до контрактора, и вместе с ним переместится в Ад. Однако, король Ада пошел вовсе не к Каину, он направлялся в сторону Алины.
   Заметив его маневр, ангелы, до того не вмешивавшиеся в происходящее, начали наступать.
   Меч, который нес Асмодей, был довольно красив. Лезвие было декорировано виноградными лозами. Не демоническая работа - ангельская ковка. Но метал, из которого он был выполнен, не мог родиться на Земле. Такой белый сплав можно было получить только в одном районе Ада. Те месторождения были закрыты тысячи и тысячи лет назад. Да и мастеров, знающих толк ковки такого метала, днем с огнем не сыщешь. Древний меч. И он был знаком Алине. С каждым новым шагом Асмодея что-то внутри девушки яростно противилось предстоящему. И это что-то позволило узнать меч. Оно уже намекало, даже дало прикоснуться к запретной памяти, говорило, что близко оружие способное причинить боль несравнимую с обычной смертью.
   Этот красивый меч был тем самым, раз за разом, обрывающим ее жизнь. Ни разу еще ее душа не покидала тело добровольно. Этот меч безжалостно убивал, кем бы она ни была: юной девушкой, сильным мужчиной, неумелым ребенком или немощным стариком. Раз за разом ее душа чувствовала боль и невозможность покинуть рамки, в которые ее загоняли. Боль несравнимую ни с чем, когда душу, неочищенную от прошлых страхов, переживаний, знаний и сомнений, впихивали в новое тело находящееся в утробе очередной матери. Эта боль, когда все твое прошлое комкается в нано-клетку, затаивается глубоко внутри, и ты зовешь его, молишь вернуться, но оно слишком боится пережить все заново. И сейчас весь тот ужас, который когда-либо испытывала душа, носившее новое имя Алина, нахлынул на белокрылую одной единой волной, затмевая все, когда-либо присущее ее личности. И вырвался в истошном крике, который не мог просто принадлежать человеку, ангелу или демону. Это был крик души просящий, лишь об одном - "Спасите меня!"
   Этот крик достиг всех на площади, даже люди в близлежащих домах внезапно вспомнили самые страшные моменты своей жизни. А демонов и ангелов, стоящих непосредственно вблизи, прошиб холодный пот. Ангелы остановились в нерешительности. Алина - нефилим, обладающий силой голоса. И им она пыталась обороняться. Плевать, что сил мало и они не могут подействовать на элиту. Перед лицом чего-то столь ужасающего, молчать было невыносимо. Бездействие убило бы быстрее меча. Поэтому она кричала. Но Асмодея не мог отпугнуть крик такой мощи. Он остановился, ошеломлённый внезапным отпором, и вновь пошел вперед, сокращая дистанцию между собой и будущей жертвой. Только с возобновлением движения Асмодея, вперед двинулись и ангелы. Их задачей было не дать копью попасть в руки Асмодея.
   Но был тот, кто услышал крик и поспешил прийти на помощь Алине.
   Лилиан встал и оповестил шипением сотни змей свое возвращение в битву. Правитель Ада медленно повернулся лицом к Каину. Его глаза сузились, недовольные внезапным осложнением. Лилиан нагнулся, зрачки прогнулись глубже, его лицо исказилось оскалом, из недр глотки выполз змеей страшный раскат нападающего хищника. От этого рыка демоны непроизвольно шагнули назад. Было в нем нечто воистину ужасное - будто разгневанное божество принесло кару на голову грешников. Но Асмодей быстро скинул с себя наваждение и вновь был готов к схватке. В своей победе король Ада не сомневался. Он опытнее, а противник ранен.
   Алина едва могла выровнять бешеный ритм сердца, едва могла совладать с охватившим ее ужасом. Она так спокойно отдала свою душу Каину, когда едва его знала, но мысль, что ее душу вырвут вот ЭТИМ, вселила безмерный ужас. Девушка опустилась на колени, обессиленная собственным криком. Она едва могла поверить и осознать, что ей пришли на помощь. И могла мечтать, что ее спасут. Рука соскользнула с кристалла, к которому она уже была готова прибегнуть, обрекая таким образом своего контрактора на смерть. Белокрылая сжала зубы, подавляя ненависть к себе и страх перед предстоящим.
   А в нескольких метрах, двое похожих мужчин были готовы спеть второй куплет песни по имени "смерть".
   - Я тебя сильнее, - заявил Асмодей, делая шаг вперед. Неизвестно какой реакции ожидал демон, но не той, что показал Каин, это точно. Лилиан тоже сделал шаг вперед. И, резко выпрямившись, повел крыльями расправляя их.
   - Ты лилиан? - спросил Каин, делая шаг в сторону, заставляя идти своего оппонента в противоположную сторону. Крылья продолжали медленно расправляться. Алина приподняла голову, стараясь наблюдать за сражением, но она не могла понять маневра своего контрактора. Каин же никогда не летал и высоты боялся, так для чего он расправлял крылья?
   - Нет, я демон, - ответил Асмодей, наблюдая за манипуляциями оппонента и медленно двигаясь в противоположную движению Каина сторону. Они начинали описывать круг. - Однако, крови лилианов во мне значительно больше, чем в других. Моя мать - лилиан - родила меня от первого поколения демонов.
   Каин не был удивлен подобной новостью. И в тоже время на его лице появилось едва уловимое разочарование.
   - Родственная связь, умно, - его крылья продолжали увеличиваться в размерах, несколько удивляя своей величиной. - Однако, за свою силу пришлось платить не так ли? - с улыбкой вопрошал лилиан.
   Глаза Асмодея потемнели, плата была более чем неприятной. У этого демона не было потомков. Что означало, его род закончится на нем же.
   - Сила того стоила, - ответная улыбка и тот же маневр - демон расправил крылья.
   Демонстрация размаха крыла была впечатляющей. У Каина крылья были, как и вся кожа на его теле, белыми. А у Асмодея крылья были черные в тон прическе, а кожа имела естественный телесный оттенок, создавая удачный контраст. Это было даже красиво - белые и черные паруса, готовые превратиться в оружие.
   Но затем...!
   Лилиан резко остановился, когда Алина оказалась где-то сзади него. С жутковатым оскалом Каин вынул из-за пазухи тостер павший смертью храбрых. Но не успела Алина задаться вопросом, на кой черт, как лилиан дернул за шнур и бросил Асмодею это погоревшее электронное устройство. Дальше все слилось в одну сплошную какофонию.
   Тостер взорвался! А чешуйчатый воспользовался крыльями, чтобы за счет взрыва быть отброшенным к Алине, схватил ее и, резко взмахивая "парусами", поднялся вверх.
   Это был не полет, просто прыжок. Копье было уже в руках Каина, и он собирался применить его. В данный момент все желобки на основе оружия были залиты кровью лилиана, и само орудие будто мерцало изнутри, особенно яркий свет давал камень навершия. И весь этот свет был готов обрушиться на небольшую площадь. Однако, Каин в последний момент направил копье вбок, где висело объёмное стеклянное украшение. Луч ударил в стеклянный шар, и свет залил все в округ, ослепляя. Он был густ, как сметана. Послышался крик откуда-то снизу и девушка повернула голову всматриваясь в копошащиеся на земле фигуры. Демоны и ангелы попали под воздействие света и не могли себя контролировать. Они атаковали друг друга. Крылья лилиана смогли совершить еще один взмах, стараясь поднять тело выше. Каин не мог попасть под действие этой магии, в отличие от своей спутницы. Алина издала приглушенный хрип и обмякла на его руках.
   Жесткое приземление на крышу недостроенного жилого дома и быстрый спуск по ступеням на один из этажей. Каин и не думал, что все пережитое обрушится на Алину с такой силой. Ее сотрясала горячка и озноб попеременно: она была то горячей, как раскалённое железо, то холодной, как кусок льда. Все, что мог сделать лилиан - это прижать сотрясающееся в бреду тело, не давая ей ранить себя и замерзнуть. По прошлому опыту лилиан знал, попасть под воздействие света копья не смертельно, но восстановление займет некоторое время. А времени то у них могло и не быть. Асмодей мог очухаться гораздо раньше своих соратников и найти их. Каин мог только посмеяться над своей секундной слабостью. Ведь он мог не оглушить преследователей, а убить их всех одним ударом. Просто он был недостаточно в себе уверен, все-таки этим же ударом он мог убить и свою спутницу. От размышлений его отвлек шепот Алины. Едва слышно, но девушка шептала то, чего знать не могла - его первое мужское имя. То, которое так полюбилось лилиану, то, которое он был так рад вспомнить. Но которым больше не мог называться.
   Эта девушка на его руках не могла знать этого имени. Это имя дал ему не менее важный и дорогой сердцу друг. И дал ему имя тот, кому он впервые доверился после потери первых воспоминаний. Тогда он еще не знал, что потерял воспоминания специально. И вернул их, потеряв покой и лучших друзей, которые только у него были.
  
  Глава 22. До того как...
  
   Первые воспоминания были окрашены позолотой влюбленности и неоправданным доверием. Не удивительно, что подобный комплект кончился предательством. Второй раз довериться уже куда сложнее. Нужно было преодолеть преграду из сомнений с башнями из подозрений.
   Довериться новой протянутой руке, было скорее вопросом выживания и нужды. Никто из внезапно образовавшейся пары и не думал, что судьба свяжет их вместе на долгие столетия, а затем разорвёт эту связь, заставив рыдать у мертвого тела. Что за мертвеца выживший будет готов отдать свою жизнь, но даже ее будет мало. И тогда, поняв невозможность оживить мертвого, была совершена великая глупость, поставившая весь мир под удар.
   Смерть единственного близкого и родного существа позволила телу и разуму "переродиться", отпуская себя прежнего. Это заняло пару тысячелетий и дало возможность затеряться в мире. Превратившись в одну из легенд, которую рассказывают детям в назидание или пугают по ночам.
   Он многое пропустил на свое счастье. Например, истребление лилианов. Не ведал простую истину - повинность в смерти лилианов лежит на нем. Именно он отдал приказ истреблять ангелов. Если бы не это, их бы смогли принять в обществе, переходящем из постоянных войн в поддерживаемое перемирие. Одним из условий которого стала выдача и прилюдная казнь лилианов. Сотни покрытых чешуей бледных созданий защищали свои жизни до последней капли крови. Лишь единицы вышли на казнь добровольно, ради своего еще не окрепшего потомства. Мать Асмодея была среди таких смертников.
   Но всего этого он не видел. Его гнездо было скрыто в пещерах Туманных гор. Это были и остаются единственные высокие горы в Аду, где образуется корка льда на вершинах. Именно там, в расщелине, произошли все самые сложные трансформации, полностью поменявшие и тело, и душу. Такого было течение времени для подобных ему. Жизнь, переходящая в изменения похожие на смерть, и снова жизнь. До самого конца, он должен был оставаться один, спать, ожидая подходящего момента для пробуждения. Ни один живший или живущий не скажет, что же это за момент. И почему именно тогда он наступил. Череда ли это случайностей или кем-то точно выверенный план, уже не важно. Важно лишь то, что ОН проснулся.
   За время сна мир радикально изменился. Одно то, что Ад зарос разнотравьем - чего стоило. А новость о том, что уже как тысячелетие сохраняется перемирие и, если и идут военные действия, то тайно и без фанатизма. Он даже пропустил, как у этого мира появилось собственное солнце. Не мог вспомнить, а светило ли оно раньше? Ему только предстоял путь познания себя и мира, так как о своем прошлом у него не осталось воспоминаний.
   Слабый, претерпевший не маленькие метаморфозы, этот покрытый чешуей мужчина вышел из своего укрытия на свет. И не медля, истерично взвизгнув, забился обратно в нору. Искусственное солнце не давало света и ультрафиолета столько, сколько настоящее, но проведшему, по меньшей мере, полторы тысячелетия в пещере мужчине, хватило, чтобы обжечь глаза.
   И вновь ожидание. Раны затянулись, исчезли, появился голод. Инстинкт погнал зверя вновь выйти из укрытия и найти пропитание. Несмотря на потерю памяти у него все же осталась одна вещь из прошлой жизни. Это было короткое копье с хрустальным острым навершием. "Новорожденный мужчина" проснулся, прижимая его к себе, как нечто очень ценное. Именно этот факт не дал ему выкинуть копье и забрать его с собой.
   Пробираясь в ночной тьме и выслеживая животных, ему не везло. У него была скорость, но не было опыта. Все твари, попадавшиеся ему на пути, были непомерно огромными и в основном умели более чем хорошо защищаться. Пришлось жевать траву и мох, чтоб хоть как-то утолить голод. А с приближением рассвета хищный зверь, покрытый черно-белой полоской, долго гнал мужчину до края поля, но дальше не пошёл. Вероятно, его целью было изгнание чужака со своей территории.
   Гора, где покрытый чешуей "родился", осталась далеко позади. Не было смысла идти обратно, оставалось идти только вперед, в видневшееся вдалеке нагорье, где охотиться оказалось даже сложнее. Это путешествие, отсутствие пищи и воды, вымотало мужчину, сделало его еще более невнимательным. Он больше не прислушивался к звукам, не присматривался к следам зверей. Даже не заметил, как вышел на протоптанную тропу.
   Именно таким его запомнил алхимик Зефельд: голого, грязного, со страшными глазами на худом лице, в руке зажата странного вида палка, перепачканная в пыли и земле. Не демон - доисторический зверь. Это чудо вылезло из-за насыпи и облокотилось на кусок скалы, пока не замечая замершего в нескольких шагах Зефельда. Что дало время демону на принятие решения. А именно, достать пару мечей и изготовиться к бою. Если решил не рисковать и убить, не стоит ждать, пока противник будет готов принять бой и сможет дать отпор. Алхимика нельзя было назвать жестоким, и в обычной ситуации он бы даже помог настолько жалко выглядящему собрату. Но не в этот раз.
   Было в незнакомце нечто, по животному испугавшее Зефельда. Это был страх перед превосходящей силой. В виду некоторых обстоятельств, этот алхимик жил очень долгое время на Земле. Даже правильней будет сказать - он был там рожден. Поэтому никогда не видел лилианов вживую, но достаточно много о них слышал. И даже будучи неуверенным, что перед ним именно вымерший вид, интуиция твердила - этот тип не обычный слабый прохожий, он опасен. Обнаженное тело перед ним хоть и имело демоническую форму, больше походило именно на вымерших лилианов.
   "Бледные, словно сама смерть. Одеты в чешую, как мать Лилит велела. А глаза смотрят вовнутрь в поисках души. Будто таковой у них и нет..."
   Сведя в уме все свои вычисления, Зефельд атаковал.
   Однако, несмотря на врожденную скорость и тренированное в бою тело, Зефельду не удалось даже проследить за молниеносной реакцией своей жертвы. Мечи разрезали пустоту, а этот неизвестный уже поднялся подле и, оскалив острые зубы, рывком, по-звериному, приблизился к шее противника. Разорвать Зефельда ему не дала стрела. Она не пробила плоть, не нанесла увечий. Просто прошелестела совсем рядом, коснувшись магическим огнем щеки. Вся агрессия в момент поменяла направление на нового врага. Однако, только зверь встретился взглядом со стрелявшим, случилось нечто странное. Зверь превратился в скулящую дворнягу, по ошибке укусившую хозяина. Именно такое растерянное выражение лица застыло у обнажённого мужчины. Он в момент ссутулился, руки расслабленно повисли вдоль тела. Зверь уже не желал продолжать толком не начавшийся бой и больше не выглядел опасным. Поняв это, стрелявший алхимик начал подходить. В то время как его коллега, которому чуть не порвали шею, напротив, отпрянул на несколько шагов. И очень удивился, поняв маневр друга.
   - Луллий, не смей! Этот тип опасен! - попытался остановить второго алхимика Зефельд, но выглядевший младше и узкий в плечах паренек не собирался слушать старшего коллегу. Он откинул свой лук в сторону. Протянул руку к незнакомцу.
   Нагой мужчина неожиданно прижал к себе длинную грязную палку, как главную ценность. Его дыхание участилось, но, по всей видимости, проявлять агрессию он был не намерен. А пока Раймунд шел, блеклые глаза бегали по хрупкой фигуре, рассматривая и запоминая. Простая одежда, кусок янтаря, заточенного под клык, на шее. Улыбка на устах и нетипичные для демонов глаза. Не только формой, но и взглядом. Перед присмиревшим зверем, на расстоянии одного локтя стоял удивительно красивый юный демон без крыльев и с едва заметными рожками из золотистых волос.
   - Раймунд Луллий, - представился он, протягивая руку для рукопожатия. Но покрытый чешуей мужчина не реагировал на его слова и протянутую руку. Лишь крылья внезапно обняли худую фигуру, будто тот устыдился наготы. Теперь не было виноватой собаки, перед алхимиками предстал растерянный ребенок, не знающий, как реагировать, чтобы не получить оплеуху.
   Не дождавшись более адекватной реакции на свои слова, Луллий обратился к коллеге, при этом не разрывая зрительного контакта с незнакомцем.
   - Возьмем его с собой. Впервые вижу настолько необычный экземпляр.
   Необычный экземпляр в удивлении поднял брови и чуть склонил голову.
   - Ты что, свихнулся окончательно? Луллий, этот зверь не демон! Это... это, - Зефельд внутренне содрогнулся, увидев, как его друг моргнул, и зрачок расширился. В ту же секунду старший алхимик резко начал чесать голову между своих козлиных рогов и дернул за не менее козлиные уши. Зефельд вообще был похож на козла по многим пунктам. Уши, рога, вытянутое лицо, длинный широкий нос, узкие глаза с маленьким зрачком и узкой полоской радужки, бородка, как у козла, шерсть на теле, маленький хвост и деформированные задние ноги с копытами, и это без упоминания характера. Если верить Зефельду на слово, то в свое время, на Земле, у него был целый культ и во многих культурах.
   Луллий не верил на слово другу. Он принимал беспечную болтовню приятеля, как интересную сказку, не требующую проверки на подлинность. В сказке всегда есть доля правды. В группе алхимиков Зефельд мог без конфликтов общаться только с Раймундом. Остальных бесило в этом парне звериное самомнение и ослиное упрямство. За спиной, не иначе, как ослом с рогами Зефельда не называли. Филатет даже стихи написал в честь этого прозвища. Потом долго прятался по башням и погребам, не желая чтобы его насадили на рога.
   - Извини, я не специально, - улыбнулся Раймунд Луллий, стараясь не коситься на начавшего рвать на себе волосы друга.
   - Бэ~эзобразие! - протянул, или скорее проблеял, Зефельд. - Луллий, твоих рогатых да на сковородки, прекрати немедленно!
   Магия подчинения спала также легко, как и легла, и алхимик, наконец, прекратил себя калечить. Он обиженно поморщился, делая еще один шаг назад. А Раймунд как можно тщательней рассматривал "образец будущих исследований". Именно так в уме Луллий обозначил неизвестного. Необычный, чужой, высокий, худой, покрытый чешуей - Агриппа будет рада.
   Закончив с осмотром чешуйчатого, Луллий заинтересовался необычной палкой в его руках. Под слоем грязи блестел хрусталь-навершие. Необходимо было посмотреть вещь поближе, но стоило только потянуться к копью, как неожиданно глаза с вогнутым зрачком забегали, и мужчина скользящим движением оказался за спиной Луллия, а за тем и скрылся за холмом.
   - Пошли уже, - злился Зефельд. - Раз тебе так нравятся безмозглые твари - пусть живет. По всей видимости, и говорить то он не мог.
   Но юный алхимик игнорировал слова друга, смотря в сторону, в которой исчез заинтересовавший его незнакомец.
   - Ты и вправду думаешь, это был лилиан? - спросил он, без труда угадывая ход мыслей старшего товарища.
   - Похож сильно, да и движения его... - козлоподобный демон не знал как ответить. Как выглядели лилианы, он знал только по чужим словам, а описывать свою неожиданную паранойю ему было стыдно, - ты сам видел, - отмахнулся Зефельд, рассчитывая на этом закончить разговор и покинуть негостеприимные места.
   - В таком случае, мы права не имеем его отпускать. Давай поймаем! - на лице Луллия расплылась озорная улыбка.
   - Ты шутишь, надеюсь? - не на шутку испугался Зефельд. Так глупо кончать с жизнью его не устраивало.
  
   Алхимики потратили две недели, чтобы загнать покрытого чешуей мужчину в одну из своих ловушек. Выглядели они измотанными и будто подранными стаей голодных котов. Последнее было последствием рыбалки. Но напали на них не коты, а мелкие хищные рыбы с когтями вместо плавников и острыми зубами. Не вдаваясь в зоологию, Зефельд окрестил бурых зубастых рыб пираньями. Он вообще всей местной живности давал земные названия, чем не редко приводил своих коллег в легкое замешательство, так как они не могли понять, какая змея его сегодня укусила, и от чего ему колоть противоядие.
   Так вот, ловушка, в которую попался предполагаемый лилиан, была одной из самых древних и простых - бревно на веревке. Жертва даже не успела понять, чем его вырубило. А над ним уже победно улыбались потрепанные алхимики. Охота удалась.
   Раймунд, правда, так и не смог поверить, что незнакомец - лилиан. Именно поэтому он отказался от всех смертельных ловушек, которые вместо переломов, могли легко удушить или располовинить жертву. Однако, наблюдая, как быстро рассасываются кровоподтеки, и срастаются сломанные кости, утвердился в заявлении Зефельда. Перед ними лежал, как минимум, демон первого поколения.
   - Он такой худой и легкий, - заметил юный алхимик, когда поднял безвольное тело. - Может, стоит его накормить?
   Коллега огрел недоуменным взглядом. Но быстро переключился на хрустальное навершие, торчащие из бревна. Копье вошло в дерево по самое не балуй, снаружи осталось лишь навершие. Удивляться, как же так вышло и почему это оружие вошло в дерево тупой стороной и не погнулось, было лень. Зефельд не разбирался в подобных вещах. Он не касался тем металлов. Единственное, что он знал о металле и оружии это то, что его парные клинки могли нашинковать в салат любого врага. Поэтому он разрубил бревно мечем и вынул из древесины копье. Поспешил за уже порядком удалившимся другом, в одиночку тащившим "трофей".
   Еще тогда козлоподобному демону очень не понравился взгляд младшего друга. Было нечто в нем противоречивое. Хотелось бросить этого чешуйчатого зверя и хватать Раймунда в охапку, чтобы только тот держался подальше от подобной неведомой Зефельду угрозы.
   По-своему, можно сказать, что Зефельд был единственным лучшим другом Луллия. В отличие от него, у Раймонда не было проблем с характером. Бедой стала внешность. Несмотря на свою легкость и внешнюю хрупкость, этот юноша был лишён крыльев, хотя его тело и соответствовало летучему типу демонов. А рога были маленькими, словно у младенца, и недоразвитыми. Но мало было всего этого, так даже цвет волос был золотистым, а глаза светло-серыми, почти голубыми. Аггел? Нет, в его семье не было прилива крови ангела. Но это оказалось единственным доступным объяснением, когда совсем маленький мальчик попал на рынок рабов. Он всегда казался светлым пятном в своем окружении, что неизменно делало из него изгоя даже среди сброда. И эта же особенность привела его к алхимикам. А мягкий характер и фанатичная целеустремленность укрепила его в их рядах. Однако, сойтись близко удалось лишь с козлоподобным Зефельдом. Мужчина легко принял необычный вид молодого паренька, так как сам выглядел довольно нетипично, а для некоторых уродливо. К тому же Зефельд жил больше двух тысячелетий на Земле и мог много интересного рассказать любопытному Луллию. Их дуэт стал полноценной командой.
   Зефельд еще не знал - с этого момента ему придется делить лучшего друга с настоящим чудовищем. А затем и отдать его целиком. Он даже не догадывался, что вещь, находящаяся в его руках, которую он небрежно бросит на телегу, станет предметом споров будущих поколений. Копье будут искать в надежде обрести небывалую власть.
  
   Покрытый чешуёй мужчина знал - его поймали. Но этот факт не огорчил и не обрадовал. Он просто принял правила игры. Покорно лежал в телеге, нагруженной всяким неизвестным ему хламом, вдыхая ароматы пряностей, снеди и окислившегося металла. За последние недели его сильно вымотали безрезультатная охота и гонения алхимиков. К тому же, ему не давали атаковать неожиданное чувство привязанности к младшему из них. Будто они знакомы. Более того - он друг. Да и грязная палка, казавшаяся чем-то важным, скорее мешала. Наконец, он измотал себя на столько, что попался в их ловушку, а последние силы пришлось отдать на лечение переломов.
   Его разбудили резкая остановка и шум голосов. Веревки крепко держали вывихнутые под невероятным углом руки. Ноги не стали травмировать, но оплели, словно куколку. По мнению связанного - все это было излишним. Даже без пут, сил на достойный отпор у него просто не осталось. Но страх перед лилианами был куда сильнее логики. Даже будучи до конца не уверенными в происхождения их находки, алхимики предпочитали перестраховаться. А ведь, будь на месте этого мужчины обычный демон, эти травмы могли покалечить на всю жизнь.
   Телега долго не двигалась и пленник начал вновь погружаться в сон, как почувствовал уверенный рывок вверх. Тот демон, который обманул восприятие мужчины (лучше догадки в голове у чешуйчатого не появилось), резко приподнял его и прислонил к губам жидкость, пахнущую мясом.
   - Это суп, поешь.
   Глаза нехотя раскрылись - тусклые глаза с вогнутым зрачком - они были единственным, что не изменилось во внешнем облике этого мужчины после трансформации. Запах заставил сделать глубокий вздох. Алхимик приметил, что при этом ноздри не расширились, как положено у большинства существ. Однако потускневшие глаза загорелись голодным интересом. Жажда жить порождала жажду убийства, жажду питаться. Однако, в данный момент не нужно было убивать. Пища сама текла в рот и по пищеводу, даря телу тепло и сытость. Это было, словно, когда он пил кровь. Однако память отказалась говорить у кого и когда. Просто помнил - добровольный жест его жертвы.
   - Бэ~эзобразие! Не переводи на эту зверушку продукты! - вновь вышел из себя Зефельд, наблюдая, как его друг увлеченно скармливает уже третью кружку приготовленного им бульона.
   - Не жадничай, - с косой улыбкой. - Еда еще есть, а завтра мы уже будем в обители.
   - Последний ужин, я надеюсь?
   На это Раймунд промолчал. Идея отдать этого чешуйчатого своим коллегам уже не казалась удачной. Он не понаслышке знал, что могут и сделают с необычным экземпляром Агриппа и Парацельс. И этот вариант его уже не устраивал. Он желал сохранить жизнь этому демону, даже если тот окажется лилианом. Было в нем нечто родное. Молодого демона мистически тянуло к этому покрытому чешуей мужчине. Но Луллий не смог понять, магия ли это или нечто иное.
  
   В пути случалось разное. А уж алхимиков, являющимися лакомым кусочком для властолюбивых верхушек, и подавно на каждом шагу ждало приключение. Приключение налетело сверху в лице трех демонов. Как не крути, а те кто ходят, уступают летунам в манёвренности. Обычно это происходит из-за веса - масса костей летунов легче, при той же плотности; и скорости - за счет дополнительных конечностей в воздухе, при падении на жертву, достигается невероятная скорость. Однако, нападавшие не знали с кем связались. Они лишь предполагали, что нападают на кого-то относящегося к алхимикам. Это предположение родилось из-за техники, которой еще не было в ходу даже у знати. Если бы летуны знали, что перед ними алхимики, то поберегли бы жизни.
   Оба алхимика были худощавыми и довольно быстрыми. Ни один из первых "неожиданных" ударов не достиг цели. В руках Раймонда уже был лук с первой же сотворённой из магии стрелой, призванной забрать душу убитого и обратить ту в энергию. Зефельду пришлось кубарем скатиться с телеги, чтобы избежать ранений, но, еще не коснувшись земли, его пара мечей заиграла на солнце бликами. Все говорило в пользу победы алхимиков. Вот только нападавших было трое, и один из них приземлился на телегу, обнаружив там пленника. Все бы ничего, но пленник заинтересовал не меньше алхимиков, а раз последних уже разобрали его сородичи, он взял кого смог. Луллию пришлось выбирать из двух целей. У лука была убойная мощь, но одна погрешность. И заключалась она в том, что если после выстрела цель не была достигнута, то останется один запал поменьше. И если истратить его, то лук станет бесполезным на пару дней. Но даже если попасть, потребуется не меньше минуты, чтобы душа ассимилировалась в луке. А за минуту пленника уже бы отнесли далеко. Учитывая наплевательское отношение Зефельда к жизни их трофея, выбора особо у Луллия не было, если, конечно, он желал спасти лилиана. Стрела полетела в сторону летуна, собирающегося унести пленника. И тело, уже без души, с дырой в сердце, упало навзничь у телеги. За время выстрела тот демон, что нацелился на алхимика, приблизился на расстояние удара. К счастью, из вооружения у того были кинжалы, а не меч. Это дало возможность на удар древком лука по наглой безрогой морде. Но силой Раймунд был обделен, поэтому нападавший легко смог сразу после удара ответить своим. Тупая сторона кинжала ударила в солнечное сплетение. У Раймунда в глазах стремительно потемнело.
   Зефельд был чрезвычайно занят. В отличие от остальных, на него напал командир группы, вооруженный аналогичной парой мечей, что держал в руках алхимик. Бой был с самого начала между равными друг другу противниками, и в манёвренности один не уступал другому. Требовалась полная концентрация на сопернике, если не хочешь лишиться головы. Поэтому алхимик не видел, как его юный друг свалился с телеги мешком. Но это увидел пришедший в себя лилиан.
   Пленник сам не знал, откуда в нем внезапно взялись силы. Веревки треснули, руки освободились, вывихи вправились. И гибкое тело обрушилось на противника, ломая кости, утопая в плоти. Наконец, у него была возможность наесться, и двух трупов вполне достаточно, чтобы ощутить мощь в теле. А затем решить, что же делать дальше.
   В это время битва Зефельда и последнего выжившего летуна будто и не собиралась заканчиваться.
   Когда козлоподобный демон не мог победить честно, он бил грязно. Не смотря ни на что, Зефельд был алхимиком, экспертом в нескольких областях. Но его коньком были травы. Мешочек ударил нападавшего в лицо, и из него вырвалось облако белой пыли. Тело не успело упасть к ногам Зефельда, а тот уже самонадеянно упивался победой. Яд был столь силен, что не требовал контрольного удара по жертве. Однако, когда алхимик обратил внимание на телегу, его улыбка сползла с лица. С двух концов автоматическое средство передвижения было залито кровью, и с обоих сторон лежали объедки, некогда бывшие нападавшими демонами. Ни тела, ни ошметков своего друга алхимик не нашел. Виновный кровавого беспорядка также пропал, оставив на память обрывки веревок. И палку свою он не забыл. Как посчитал старший алхимик, был бы умнее - захватил бы что ценнее. Собственно, было похоже на то, что ценное он к рукам и прибрал.
   Зефельд нагнулся к земле, втянул воздух. Козел не собака, но след взять смог.
  
   Луллий Раймунд очнулся достаточно быстро для того, кому чуть не проломили грудную клетку. И обнаружил себя в довольно странном положении добычи на плече хищника.
   Пленник взял пленившего в плен. Тот еще каламбур.
   Раймунд не был связан или как-то ограничен в движениях. Казалось, его отпустят по первому требованию на все четыре стороны. Оставалось надеяться, что для возможности путешествия по четырем сторонам не понадобится делить алхимика на четыре куска.
   - Отпусти меня на землю, - просяще произнес Луллий, и тут же повстречался с матерью землей лицом к лицу. - Зачем же так грубо? - юный алхимик поморщился, потирая грудь и, как ни странно, дождался таки ответа.
   - Со мной вы были не менее деликатны, - этот голос прошиб паренька до самой души. Тяжелый и шипящий, он мог бы сгодиться для чудовища, а не для худого измотанного мужчины. Да и говорил чешуйчатый на старый полузабытый манер.
   Что тут ответить? Лучше продолжить задавать вопросы, авось дольше проживёшь.
   - Ты лилиан? - вопрос в лоб.
   Вогнутые зрачки вогнулись сильнее и немного расширились, бледные губы пошевелились. Мужчина внезапно стал растерянно всматриваться перед собой. Посмотрел на копье в своей руке, провел пальцами по грязным узорам из желобков.
   - Не знаю. Я ничего не помню.
   Брови Луллия поползли вверх.
   - Ах... - вообще-то на языке у него болталось: "Ах ты, бедняжка". Но у "бедняжки" и от одного аханья поменялось лицо. - Хорошо, понял - не дурак. Так, а я то тебе на что сдался? - решил не тянуть юный алхимик. - Резервный запас питания?
   - Нет, - быстрый ответ. Который заставил Раймунда поежиться. Воображение нарисовало ему еще более негуманные перспективы. О лилианах ходили настолько дикие слухи, за тысячелетие обросшие невменяемыми подробностями, что назови кого-нибудь лилианом, и его раздерут на меленькие кусочки. Еще и оправдаются, что он при этом отгрыз ногу одному, руку другому, заглотил голову третьего, подавился четвертым...
   - Тогда на что я тебе? - боясь узнать ответ.
   - Пока не знаю, - продолжая рассматривать копье.
   - Нормально, - протянул демон и вновь начал рассматривать лилиана. Этот чешуйчатый не совпадал со слухами - не выглядел вечно жаждущим крови чудовищем - скорее вызывал жалось, чем страх. Но пора было отвлечься от костлявой фигуры и подумать, а куда, собственно, его отнесли? - А где мы?
   - Не знаю. - Ответ поражал оригинальностью.
   - Тогда так, - Луллий, наконец, поднялся с земли и отряхнулся. - Откуда ты меня принес? - Ему показали направление пальцем. - Ну, бывай.
   Только пройдя сотню метров, Раймунд, наконец, удостоверился, что за ним мало того, что не идут, так еще и выбрали противоположное направление. Все складывалось хорошо. Он жив. Зефельд определенно отбился и тоже жив. Этот незнакомец с потерей памяти один в целом мире, выглядящий как лилиан, которого казнят первые встречные демоны... тоже жив.
   Мысленно укорив себя и обозвав жалким идиотом, юноша развернулся и спешно догнал лилиана.
   - Стой, ты же потерял память?
   - Видимо так, - остановился покрытой чешуей мужчина.
   - А ты слышал что-нибудь об алхимиках?
   - Нет.
   - Тогда слушай, - преграждая путь и не слыша "нет". - Я один из них. - Луллий сделал паузу, ожидая хоть какой-то реакции, но ее не последовало. Вообще никакой. - Так вот, среди алхимиков есть два медика, которые могли бы тебе... помочь.
   - Пауза. Ты сделал паузу. Встает вопрос, как именно они мне могут помочь? И зачем ты мне это предлагаешь, раз не веришь сам, что они могут помочь? - в момент раскрыл его покрытый чешуей. Юлить не было смысла.
   - На чистоту? Они будут ставить на тебе чудовищные эксперименты и скорее всего похоронят в стеклянной банке. Вернее, во многих банках, - Луллий произнес все это, улыбаясь. А вот чешуйчатый не знал, какие эмоции положено испытывать, когда тебе расписывают собственную мучительную смерть. Заметив нарастающее напряжение, Раймунд уточнил, уже не улыбаясь. - Ты выглядишь как лилиан. И первый же демон пустит тебя на чучело. Плюс, судя по всему, ты охотник негодный, самому тебе не прокормиться. Так что, - он вновь сделал паузу, - пойдем со мной, у алхимиков тебе никто, кроме алхимиков угрожать не будет. Скажи, выжить шансов больше? Да и я замолвлю словечко. А останешься здесь, и весь мир станет твоим врагом, - произнес юный демон и уступил дорогу мужчине. Издеваясь, еще и жестом показывая, что тот может идти дальше, его не держат. Сам алхимик не спеша побрел обратно.
   Голый и растерянный лилиан тяжело вздохнул. Внутри все бурлило от негодования. Мальчик предлагал ему добровольное пленение с кипой физических мук в комплекте. Сам же мужчина думал о холмистом нагорье поросшем кустарником, которое было видно вдалеке.
   Нужно было выбрать одну из зол. Память представлялась черной дырой, и нечто внутри не хотело доверять едва знакомому демону, даже учитывая его доброе к себе отношение и мистическую тягу.
   "Тебя предадут! И ты вновь останешься один! Лучше уйти в горы и жить там, надеясь только на себя. Умереть зверем, не испытав предательства. В одиночестве..."
   Мужчина остановился. От мысли, что все дни он проведет один, его передернуло. По всей видимости, до этого он всегда был с кем-то. Нет, он не мог быть один. Одиночество даже пугало. И не смотря на полное противоречий сознание, потерявший память обернулся, ища взглядом удаляющегося демона, к которому его тянуло. Мужчина успел преодолеть половину пути нагоняя Луллия, когда его настиг Зефельд.
   Шум битвы заставил Луллия обернуться и обнаружить своего друга, бойко гоняющего лилиана по открытой местности. При этом чешуйчатый пытается ему сказать и показать знаками, что готов сдаться без боя. Точно такими же знаками его просили подохнуть в муках.
   - Вот такая веселая жизнь тебя ждет, если не пойдешь с нами, - улыбнулся Раймунд, обращаясь к резко ушедшему из-под атаки лилиану. Затем обратился к Зефельду: - Мы уже поговорили и обо всем договорились, прекрати на него нападать.
   Козлоподобный демон резко разорвал дистанцию, но мечи не убрал.
   - Ты совсем рехнулся? Он съел уже двоих! - с нотками истерики проблеял Зефельд.
   - Ого, так он и вправду лилиан. Круто! - восхитился юный демон.
   - Нет, не круто! Он опасен!
   Лилиан неуверенно повел плечами, рассматривая свои крылья, взмахнул ими, обдав алхимиков пылью и неуверенно спросил.
   - А лилианы летать умеют?
   От голоса лилиана Зефельда передернуло - шипение ударило по ушам. Раймунд же спокойно дал ответ.
   - Да, а что?
   - Не чувствую в себе любовь к полетам, - вновь сворачивая крылья. - Ты прав, демон, я согласен идти с тобой. Хочу узнать о своем прошлом.
   Зефельд от удивления распахнул пасть.
   - Ни в коем случае!!! - размахивая мечами. - Повторюсь!!! Он опасная тварь, только и ждущая момента нас всех сожрать!!!
   - Я уже сыт, но спасибо за предложение, - серьезно поблагодарила "опасная тварь", имея в виду предложение алхимика сожрать их.
   - И нечего так орать, - Луллий отвечал спокойно, никак не реагируя на истерику друга.
   Лилиан подошёл к Раймонду, от чего у Зефельда волосы дыбом встали.
   - Немедленно отойди от него... - бросился на покрытого чешуей демона Зефельд, но именно в этот момент, младший алхимик без страха сцапал руку нового знакомого и потащил в сторону телеги, оставляя друга истерить о кровавых лилианах в одиночестве.
  
   Лилиан уснул, обнимая копье, на прежнем месте, сытый, довольный и не связанный. Третий нападавший мирно переваривался в его желудке. Зефельд порывался связать, Луллий одергивал слишком увлекшегося "страшной сказкой" друга. Именно тогда молодой демон признался, что ему приглянулся чешуйчатый, и он бы хотел ему помочь. А потом наступила тишина. И длилась она почти до самой базы алхимиков.
   - Луллий, - старший алхимик сделал последнюю попытку остановить друга. - Ты же понимаешь, куда везёшь этого лилиана? Если он тебе так понравился, то скинь его с телеги и пусть бежит. Наши ребята не те, кто за так будут помогать.
   Молодой демон потрепал свои золотые волосы и неуверенно произнес:
   - У него больше шансов выжить среди нас, чем на воле.
   - Уж не думаешь ли ты его уберечь от худшего? - поразился Зефельд, хватая свои рога. - Тебя и слушать никто не станет, а его рассортируют по банкам!
   - Для обычных банок он слишком ценный экземпляр.
   - На золотые или даже платиновые банки. Какая разница!? Ему жизни не дадут! Все сведется к череде экспериментов в тесной клетке!
   Раймунд прикрыл глаза рукой.
   - Я знаю. Но... если его оставить здесь, он умрет.
   - И туда ему дорога! Заведи себе щенка или динозаврика, а лилиану лучше с подобными ему - на том свете, - с фырканьем выдохнув последнюю часть, Зефельд сбавил газ у телеги, от чего та недовольно зафырчала, выдавая из трубы черный клубок дыма. - Буди его и гони взашей! - Зефельд указал пальцем на мирно дрыхнувшего лилиана.
   Младший алхимик хлопал глазами, не вполне понимая от чего в его друге проснулась щедрая и добрая душа.
   - Слушай, давай его спросим.
   - Бэ~эзобразие! Вопрос должен стоять так - как ты хочешь сдохнуть?
   На этой блеющей ноте проснулся виновник ссоры. Всем своим видом он дал понять, что ему наплевать на далекое будущее, а волнует его внезапно оголодавшее настоящее. Бурления в животе лилиана здорово напомнили похоронный марш для одного из алхимиков. И голодному зверю пожертвовали остатки обеда в виде завернутого в лепешку соленого мяса.
   База алхимиков была достаточно хорошо спрятана. Ни один незнакомец или случайно забредший турист, не смог бы ее отыскать при всем своем богатом воображении и таланте следопыта. Бывали случаи, что и сами алхимики по долгу плутали, заблудившись в паре сосен. В буквальном смысле этого слова. Единственное, что сосны в Аду не росли. Но на замену им встали пушистые колючие кусты.
   Алхимики не много ни мало, а оттяпали себе часть пространства, невероятным образом соорудив пространственный карман для довольно большой площади, обозвав ее обителью алхимии. Как у них это получилось? Тайна умерла вмести с ними. Известно лишь то, что ни одному гению ни до, ни после алхимиков, не удавалось повторить ни на территории Ада, ни на территории Рая ничего подобного.
   Вход в карман был не только для определенных личностей, туда могли войти все. Но вот как? Можно было голову сломать, но так и не разгадать систему, даже знай ты, что стоишь у входа в обитель. Систему придумал самый ненормальный из всех алхимиков - Эйреней Филатет. Нет, Эйреней не был психом, он был гением, но с прибабахами любителя грибов и стихов. Кому еще придет в голову придумать такое, как не Филатету?
   - Что он делает? - удивился все еще обнаженный мужчина, дожёвывая последний кусок хлеба с мясом.
   - Не видишь что ли, считает грибы у каждого третьего куста, прыгает у каждого второго и водит хоровод у последнего, - раздражённо пояснил Зефельд.
   - Зачем? - выражение лица мужчины с копьем было настолько растерянным, что старший алхимик снизошел до ответа.
   - Затем, что среди нас затесался психованный маньяк теоретик с душой поэта, жаждущий наши мозги кушать большой ложкой. Он все время испытывает нашу нервную систему и фантазию на прочность: доказывая недоказуемое и руша уже известное. А все, к чему он прикладывает свою когтистую ладонь - превращается в фарс. Например, то, что ты видишь, типа ритуальный танец, без которого не войти в наше убежище. Имя гению - Эйреней Филатет, ты с ним встретишься. Если переживешь наших любителей покопаться в кишках.
   Лилиан вздрогнул, но не спешил бежать прочь. Раймунд исчез. Учитывая реакцию Зефельда, так и должно было быть.
   - А теперь повторяй точно за мной...
  
   Луллий, Зефельд и потерявший память лилиан стояли у широкого поля, посередине которого располагался, ограждённый каменной стеной, небольшой замок. Небольшим он был лишь с виду, на самом деле замок прятал в себе более двадцати комнат, сорока лабораторий, кузниц и прочей атрибутики алхимиков. Даже имелось небольшое хозяйство на заднем дворе.
   Алхимики не пошли к приоткрытым воротам, они обошли каменную ограду сбоку и в кустах нашли проход во двор. Чешуйчатый не задавал вопросов их странным манипуляциям, на все должны быть свои причины. Но смысла тихонько пробираться в собственный дом, чуть ли не ползком и все время нервно оглядываясь, он не видел. Заговорили Зефельд с Луллием, только дойдя до сарая на заднем дворе, около которого важно разгуливали метровые птицы на длинных ногах (Зефельд в свое время назвал их журавлями, упираясь на схожесть с земной живностью).
   - Как думаешь, нас видели? - заговорщически зашептал младший старшему алхимику.
   - Если бы видели, мы бы узнали, - нервно выглядывая из-за сарая. - Скорее всего, сегодня на страже Филатет.
   - О! Тогда не удивительно, у него дежурство выливается в написание стихов или высчетов невероятных формул. Ни фига не видит, кроме своих идей и будущих поэм. Повезло, - свободно вздохнул Луллий. И пояснил удивленному лилиану: - Если бы дежурила Агриппа, в нас бы уже торчало по скальпелю. Если бы Парацельс, нас бы забили книгами или запустили бы некое оккультное нечто. Которое непременно бы довело дело до травматизма.
   - Почему? - не смог понять чешуйчатый.
   - Ушли двое, двое должны вернуться. Гостей мы не любим, - ответил вместо Луллия Зефельд.
   В небольшом сарае хранился хозяйственный инвентарь и кое-какие тряпки, скинутые сюда за ненадобностью. В них и решили нарядить добровольного пленника. Это было необязательно, никто из мужчин не чувствовал стыда или неудобств от присутствия обнажённого лилиана, скорее, таким образом они пытались потянуть время.
   - А разве это платье не Агриппы? - опустил козлиные уши Зефельд.
   - Необычно хорошо сидит на нашем пленнике, - заметил Луллий Раймунд.
   - При ней это не скажи, - отшатнулся старший демон.
   От хозпостройки к замку компания шла более уверенно. Все алхимики были заняты своим делом. Агриппа препарирует, Парацельс читает, Эйреней мечтает, а значит никто им не помешает провести пленника (так и хочется сказать - гостя) в замок. Помимо алхимиков в этом астральном кармане никто не жил. И никого они к себе не допускали. По крайней мере живьем. Поэтому Луллий и Зефельд пошли через черный ход. Он был по настоящему черным. Вернее, черт ногу сломит в этой непроглядной темноте и не заметит обилие ловушек, которые, опять же, ставил небезызвестный Филатет.
   - И часто вы здесь ходите? - спросил пленник, уворачиваясь от внеочередной стрелы, наблюдая за повисшим над дырой в полу Луллием и задавленным упавшим шкафом Зефельдом.
   В ответ дружный мат.
   Кухня а-ля кладовая, а-ля столовая пустела на глазах. Пленник ел все попадавшееся ему под руку, включая сырые овощи и такой же готовности мясо. Так была соблюдена традиция последнего обеда.
   Луллий понимал, лишь на правах лабораторного зверька у этого чешуйчатого есть шанс жить в этом месте.
   - Ты же понимаешь, тебя определенно убьют, - Зефельд наблюдал за уничтожением продуктов неодобрительным взглядом. - Еще не поздно уйти. Думаю, обратный путь будет не более сложным. - Козлоподобный демон не мог вздохнуть спокойно. Он не желал присутствия в их обители этого зверя. Даже если тот будет тихо плавать в формалине.
   - Нет, я останусь, - дожевывал колбасу будущий лабораторный зверь. - Хочу вернуть себе память, - сжимая копье сильнее. - Мне кажется, я оставил в прошлом нечто важное. Хочу вернуть.
   - А не высока ли плата? - внезапно спросил Раймунд.
   - Ты сам меня привел. Нигде более, даже заплатив сполна, я не смогу вспомнить прошлое. А раз здесь есть те, кто могут вернуть воспоминания, то пусть возьмут столько от меня, сколько им требуется.
   Луллий казался спокойным. Но с каждой минутой идея казалась все менее гениальной.
   - Ты сильный и являешься вымершим видом. Скорее всего, тебя... не сразу убьют. И если память для тебя так важна, попроси Агриппу вернуть ее... а там... - он погрустнел и замолчал.
   - Вау, - протянул старший алхимик. - Мальчик уже не верит, что защитит этого змееныша.
   В ответ Раймунд пожал плечами.
  
   Лаборатория, в которой обычно работали Агриппа и Парацельс, находилась на нижних этажах. Замок разрастался под землей достаточно, чтобы в нем потеряться. Но в этот раз Луллий и Зефельд шли более уверенно. Было заметно, что в этой части замка они бывают гораздо чаще. В руках Раймунда было грязное копье, которое добровольный пленник попросил его подержать у себя.
   Множество коридоров и дверей, но одна была заметна издалека. Некто, не вполне вменяемый, прибил к ней гремлина гвоздями. Там же красовалось нечто маленькое с крылышками и скальп черных волос с одним рогом. Все это висело давно и разило гнилью.
   - Опять, - лениво зажал нос Луллий, поворачиваясь к Зефельду. Раз на двери такие пометки - Агриппа буянит. - А стоит ли к ним идти именно сегодня? - затем повернулся к добровольному пленнику, взглядом задавая вопрос - а нужно ли оно тебе.
   Лилиан нагнулся, изучая скальп с явным гастрономическим интересом, от чего алхимики позеленели. Козлоподобный демон резко открыл дверь на себя, громко ударив ею по невнимательному лилиану, который уже начал отдирать мертвечину.
   За дверью обнаружилось помещение совсем не похожее на лабораторию. Повсюду книги, книги, книги. И все по оккультной магии и прочим темным искусствам. При этом между книгами валялось всякое медицинское оборудование: скальпели, щипцы, миски для органов, расширители, пилы и прочие кошмары психики нормального здорового человека.
   Поодаль, стоял обшарпанный стол, на котором стопками лежали книги, и за которыми корпел вполне обычный черноволосый демон летающего типа, острыми когтями осторожно перелистывающий страницы. Он так увлекся чтением, что не заметил шумного пополнения в своем кабинете. Пришлось с силой захлопнуть дверь, чтобы Парацельс снизошел до вошедших без приглашения.
   Демон встал из-за стола, снял очки, аккуратно положив их в футляр, и протер глаза. Все верно, Парацельс смотрел на того, кого привели алхимики. Сам факт, что этот дуэт додумался привести к нему кого-то, удивлял. Наметанным взглядом этот оккультист сразу понял, что пленник пришел добровольно. Однако, этот же взгляд говорил, что определить видовую идентификацию демона не выходит. Чешуя, глаза, белые волосы, форма лица, кисти рук - были точь в точь как у лилианов. Даже то, как двигался пленник, выдавало в нем представителя вымершего вида. Парацельс не верил глазам ни в очках, ни без них.
   - Это еще ЧТО? - обращение резануло слух. Луллий тут же сложил руки на груди, показывая свое недовольство. И шокированный оккультист немного сбавил оборот. - Раймунд, что это или кто это, и зачем это?
   В ответ Луллий задорно улыбнулся, схватил не то гостя, не то пленника за руку и подвел ближе. Как ни странно лилиан никак не реагировал. Смотрел оценивающим взглядом на нового знакомого, пугая расширившимися вогнутыми зрачками.
   - Наш новый друг! - не то серьезно веря в это, не то иронизируя, представил гостя Раймунд.
   Парацельс защитно выставил руки и отшатнулся, стараясь держаться от незнакомца как можно дальше. Учитывая возраст этого алхимика и его боевые заслуги, он не только повидал лилианов, он испытал вкус страха в битве с ними.
   - Надеюсь это шутка, - напряженно фыркнул оккультист, доставая кинжал и готовый продать жизнь подороже.
   Зефельд покачал головой, но не вмешивался. Раз Раймунд придумал проблему, то должен сам ее решить. Он должен был сразу понять - лилиана, как друга, не сможет никто принять. А то, что он странно себя ведёт: ни кого, помимо тех нападавших, не съел и даже Луллия спас, так это никого не волнует. Да и не факт, что чешуйчатый не нападет на них при удобном случае.
   Блондинистый демон повертел в руках свой амулет в форме клыка, понимая, что от намеченного пути не отвертеться.
   - Тише ты, - сбавляя обороты и уже не улыбаясь, - лучше Агриппу позови. Наш новый друг несколько не в себе. Он слегка забыл, кто он есть.
   Подобная новость подарила Парацельсу новый шок, и он отступил еще на два шага, упираясь спиной в шкаф.
   - И ты так просто ему поверил?! - обвинительно взвыл алхимик-оккультист.
   - А почему нет? Он сказал, что не против некоторых медицинских и гипнотических вмешательств, итого... он ваш пациент. - Слово пациент читалось как подопытный.
   Безымянный скосил глаза на Раймунда, но опять промолчал. На Парацельса упал слегка напряженный обреченный взгляд пленника, согласного на многое. Алхимик долго смотрел в ответ своими глубокими черными омутами, по ошибке вставленные вместо глаз, напряженно сжимая кинжалы, но сдался. Зачесал когтями волосы назад, понимая - выбора у него особо нет. Агриппа не простит ему, узнав, что он упустил или убил такой экземпляр. Да и портить отношения с Луллием Парацельсу не хотелось. Он был самым слабым из алхимиков, но его силы подчинения и таланты мага были в разы выше, чем у половины известных демонов с магическим даром. Да и просто симпатизировал он этому пареньку, исполнял, по мере возможности, его капризы.
   - Агриппа, поди сюда! - крикнул алхимик в сторону приоткрытой двери.
   Единственная женщина-алхимик уже давно стояла за дверью, прислушиваясь. Но не входила по двум причинам. Первая, ее забавляли дилеммы Парацельса, который и не хотел связываться с кем-то похожим на лилиана, но и не хотел огорчать Агриппу, которой всегда пытался предоставить самое интересное и достойное ее ума. Второе - внешний вид. Эта женщина как раз собиралась попугать Парацельса, в который раз убеждая того в своем безумии. Но раз ее позвали, нужно идти. Пусть в ее невменяемости убедятся и остальные.
   И она вышла.
   Луллий вылупился на Агриппу, будто до этого никогда ее не видел и начал прижиматься к не менее ошарашенному Зефельду, у которого открылся рот, и он временно не мог говорить. Парацельс же бросил на женщину короткий взгляд и тяжело вздохнул - не удивила. Но если реакция алхимиков на внешний вид Агриппы была более-менее спокойной... Пленник внезапно шарахнулся к двери и выбежал в коридор. Лилиан остался под впечатлением от обнаженной демонесы в костюме из кровоточащего мяса, с облитой соусом голове, улыбающейся ярко красными губами обнажая вычерненные углем зубы. Парацельс фыркнул, наблюдая странную реакцию кровожадного лилиана.
   Агриппа дала кивком понять своему бессменному партнеру-оккультисту, что требует поймать беглеца, и тот мгновенно активировал круг и телепортировался в коридор, хватая лилиана за шкирку и волоча его обратно. И не скажешь, что еще минуту назад он его боялся, свою чокнутую подружку Парацельс боялся куда сильнее каких-то прародителей-каннибалов.
   Луллий растерянным взглядом проводил уволакиваемого пленника, очнулся только когда хлопнула дверь лаборатории.
   - Агриппа, - сипло - голос Луллия не слушался. - Что на тебе надето?
   - Ужин, а что?
   - Да ничего, просто у меня просьба, - пытаясь придать голосу силы.
   - Озвучь, а я подумаю. - Агриппа придержала мясной наряд, с плотоядным обожанием смотря на заднюю дверь, куда уволокли ее нового подопытного.
   - Он, твой новый подопытный, - глубокий вздох и на выдохе, - он просил вернуть ему память!
   Агриппа похлопала зелеными глазками, повела стоящими на макушке кошачьими ушками и вопросительно глянула на все ни как не отходящего от шока Зефельда. Тот моргнул и кивнул.
   - Ну... почему бы нет, - пошла на попятную женщина.
   - И не убивай его, - закончил Раймунд.
   - Ча? Чага? Погодь, уши прочищу, повтори?
   - Не убивай его. - Как можно тверже.
   Брови Агриппы поползли вверх, и она молча ушла через заднюю дверь в свою лабораторию. Ответа Луллий так и не получил. Своего рода хороший знак.
  
   Жизнь пленного была наполнена моментами забытья, болью и чередой пыток. Он то пребывал в сознании и желал убить, то метался в горячем бреду. Умереть ему попросту не давали: вовремя останавливаясь и вытаскивая из черной пропасти и вновь в нее же загоняя. Пока неожиданно не открыли, что их лабораторный хомка не может сдохнуть, даже если они переходят черту. С этого момента для пленника настала пора вечной агонии. Порой он просто переставал соображать, превращаясь в жаждущего плоти зверя. И ему давали эту плоть. В его клетке появлялись животные и трупы демонов. Плотное питание в момент заживляло все раны. И пытки начинались снова.
   Луллий Раймунд которую ночь метался в кровати, просыпаясь потным и ощущал себя грязным. Лез в бадью, окатывал себя водой. Сидел так до утра. На его столе покоились проекты заклятий, в углу стояла стопка книг разных направлений, в шкафу сплошь свитки. Но вновь, уже какой год подряд, Луллий не мог сосредоточиться на своих проектах. На его кровати лежало копье, то самое, которое носил с собой тот безымянный - потерявший память лилиан. Раймунд уже множество раз подходил к Парацельсу, и даже вылавливал неуловимую Агриппу, но ни один из них ничего не говорил о судьбе пленника. Лишь одно было известно точно - он жив. К чему такая уверенность? Агриппа и Парацельс реагировали одинаково странно на вопросы самого юного алхимика - опускали задумчиво глаза и просили не вмешиваться в их дела. Если бы лилиан умер, ему бы так и сказали.
   Алхимик-маг вернулся на кровать и, рухнув лицом в подушку, прижал к себе копье. Возможно, было бы лучше, если бы тот пленник умер. Луллий мог лишь догадываться, каким изощрённым медицинским экспериментам могла подвергать его Агриппа, и до какой степени кровавые оккультные ритуалы мог провести Парацельс.
   Убивать себя о подушку было неэффективным занятием. Искать утешения в Зефельде - глупо. Заниматься исследованиями - нет вдохновения.
   - Я больше так не могу, - прорычал золотоволосый демон. Накинул на себя мантию, завязал еще влажные волосы в хвост и выскочил за дверь, направляясь в сторону лабораторий. Нужно срочно узнать о судьбе того добровольно сдавшегося на опыты пленника. Иначе мозг Луллия обещал сгореть от непонятных ему самому эмоций.
   Парацельс обнаружился в кабинете, разворачивающим на полу объёмный свиток и пытающимся прочесть выцветавшие иероглифы.
   - Парацельс! - дверь хлопнула, и Раймунд влетел в кабинет, метая из глаз молнии.
   - И тебе здравствуй. Разве родители тебя не учили здороваться при входе? - спокойно сказал оккультист, не отрываясь от своего занятия.
   - Мои родители меня продали в рабство, ты и сам это знаешь. Спасибо Зефельду, если бы он меня не выкупил, мои дни бы проходили не так весело. Но я не об этом! - быстро проговорил Луллий. - Что с пленником?
   - С которым?
   - Ты знаешь, о ком я говорю!
   Парацельс нехотя отвлекся от свитка и посмотрел через стекло очков на молодого алхимика.
   - Ты уйдешь и пообещаешь больше не спрашивать о нем, если я тебе все расскажу? - устало и несколько обреченно спросил демон.
   - Значит, он жив? - обрадовался Луллий.
   - Скорее, мы просто не нашли способ его убить, - ошарашил Парацельс.
   Но Раймунд недолго пребывал в прострации от услышанного. Воображение живо обрисовало попытки убийств, при этом наложив цензуру на половину ярких картин.
   - Я просил ему помочь, а не убивать его! - закричал Луллий, внезапно бледнея, пораженный собственной фантазией.
   А оккультист все так же спокойно свернул свиток, поставил тот в шкаф и невозмутимо произнес:
   - Он не лилиан.
   Луллий покачал головой, приводя мысли в порядок, не понимая, о чем хочет поведать ему старший из алхимиков. Как понять не лилиан? Демон?
   - Он не лилиан, - повторил Парацельс. - Вначале у Агриппы возникла идея об анлит. На половину змеи, на половину ангелы. Говорят, Сатана был из их числа. Мы даже подозревали, что он и есть Сатана. Но после ряда экспериментов выявили, что в этом существе нет ни грамма крови демонов и ни грамма крови ангелов. И, Господи прости, но даже крови людей и чертей. Его кровь, ни на что ранее мной виденное не похожа. - Парацельс ходил кругами, активно жестикулировал и уже даже не замечал своего слушателя, очки съехали с носа, волосы встопорщились. - И тогда мы попытались вернуть ему память, - он резко остановился, подняв руки вверх.
   - И... как успехи? - Раймунд даже не знал, что спросить. Он и негодовал от того, что пленника по ходу пополам распиливали, и не мог скрыть любопытства от услышанных фактов.
   Но тут руки оккультиста опустились, и он тяжело вздохнул.
   - Молчит, как рыба на реке Лета, как бы мы его не пытали.
   - Пытали? - все внутри Раймунда вздрогнуло. - Вы его пытали?!
   - Конечно, нам же нужно было узнать, кто он есть?
   - Лучше бы вы его убили, - пораженно отшатнулся молодой алхимик и облокотился на стену. Его внезапно одолела слабость. Сердце застучало как бешенное.
   - Во-первых, ты сам попросил его не убивать; во-вторых, мы и не смогли убить его... - загибал пальцы Парацельс, но резко остановил так и не начавшуюся разъяснительную беседу. - Луллий, с тобой все в порядке?
   Парацельса уже никто не слушал, Раймунд схватился за сердце и начал оседать на пол. Он не чувствовал, как его подхватили, не дав упасть, и как понесли вниз.
  
   Пленник резко распахнул глаза. Его руки и ноги были на месте, несмотря на несколько экземпляров на соседнем столе. Глаз тоже отрос новый, как и новая печень. Ни цепей, ни ремней, ни мучителей. Обычно, после экспериментов, ему в камере оставляли пищу. Но в этот раз ничего подобного рядом не было. Более того, это была не его камера. А лаборатория, в которой его чаще всего препарировали. На этом странности не закончились.
   Комплекс препаратов, призванных подавить сознание и физическую силу, просто на просто забыли вколоть. А время действия последней дозы практически истекло. Если постараться, пленник мог даже встать со стола. Но сильная усталость и сонливость не дала далеко уйти. Ноги подкосились, пришлось сесть на пол. Тело требовало пищи, но было слишком ослаблено лекарствами, чтобы ее добыть. Запах собственной плоти и крови защекотал ноздри, вызывая отвращение. Свою плоть этот мужчина не согласился бы есть, даже если бы в него ее силком запихивали.
   Оглядевшись и прислушавшись, покрытый чешуей узнал, что никого поблизости не было. Получалось, что алхимики резко побросали свои дела, представленные в лице чешуйчатого, и ушли на таких скоростях, что даже забыли об элементарных методах предосторожности - связать пленника хотя бы. Что же у них случилось?
   Ответ удалось найти, прислушавшись к отдаленным звуках передаваемых металлом и камнем. В отдаленной комнате происходило какое-то действие. Одолеваемый усталостью и любопытством мужчина начал прислушиваться к далеким голосам. И неожиданно понял - что-то случилось с тем молодым демоном, который привел его сюда пару лет назад. В душе поднялась волна гнева, но тут же успокоилась. Он сам обрек себя на подобную учесть и получил, что хотел. К тому же, тот демоненок вызвал в нем полузабытую привязанность. Даже рука на него не поднялась. Что могло с ним произойти?
  
   - Какой, к чернокрылым, инфаркт? - бушевал Зефельд. Он прибежал сразу, как узнал, что Луллий потерял сознание. - Ему едва больше двух сотен лет! Он... да он бессовестно молод!
   - И гениален, знаю. - Парацельс смотрел на экран аппарата и кусал губу. - Но это не уберегло его от сердечных невзгод. Жаль, что наш мальчик просто не влюбился.
   - Но инфаркт? Почему?
   Агриппа гладила светловолосого демона по голове, словно тот был ее ребенком. Отчасти это так и было. Сто двадцать, или около того, лет назад, когда Зефельд привел этого мальчика к алхимикам, Агриппа первой вступилась за него и со всей добротой, на которую была способна, привела разум ребенка в надлежащий вид. Поначалу Луллий не ел и даже не спал. Совершенно не реагировал на окружающую действительность и не мог имени своего назвать. Агриппа возилась с ним в лаборатории, побросав все эксперименты и дела. И точно также, как и сейчас, гладила по голове.
   - Это еще не все, - женщина нагнулась к юному алхимику ниже, будто ожидала, что тот откроет глаза. - Внутри нашего мальчика все заболело. Не только сердце. Сердце можно было бы и заменить. Но и новое заболеет точно также. - Когда происходило нечто серьезное, эта женщина менялась. Из буйно-помешанной превращалась в заботливую и мудрую опору для окружающих.
   - Так, Агриппа, скажи, что с ним, - Зефельд начал топать копытом, уже понимая, случилось нечто такое, что даже гений медицины Агриппа не может исправить.
   Агриппа поджала губы и кивнула Парацельсу, перекладывая обязанность сообщить эту ужасную новость своему любовнику. И тот принял обязанность в своей спокойной манере.
   - Он умирает.
   Зефельд сел на заботливо подставленный стул.
   - Как это умирает? - стараясь говорить уверенно. - Вы двое - гении своего дела, творящие невозможное, говорите мне - он умирает?!
   - Успокойся, - осадил Парацельс. - Возможно, мы сможем замедлить процесс и удлинить его жизнь...
   - Замедлить, удлинить?! - козлоподобный демон вскочил со стула и топнул копытом. - Вы шутите?!
   - Нет, замедлить и удлинить - это то, что мы сможем сделать. - Оккультист снял очки. - Зефельд, я знаю, что он твой лучший друг. Он и нам дорог. Нас всего пятеро, и мы всегда держались друг друга, поддерживали. Но и врать и давать ложную надежду я не стану. Алхимик-маг, Луллий Раймунд умирает. И все, что я и Агриппа можем, это удлинить его жизнь, замедлив распространение болезни. Так как ни я, ни она просто не знаем, чем он болен и как его нужно лечить. - Тишина повисла мертвая. Лишь пищание аппаратуры и потрескивание рядом стоящего ящика были слышны в небольшой комнате, где на кровати спал бледный юноша, а трое его друзей были готовы оплакивать его будущую смерть.
   - Насколько вы можете продлить его жизнь? - немного успокоившись, спросил козлоподобный Зефельд.
   Вновь молчание. Ответ дала Агриппа.
   - Двести лет, может даже меньше. - Ее уши были прижаты к черепу, создавая впечатление разгневанной кошки. Но на лице печаль, прикрытая спокойствием.
   - Столько же, сколько он прожил. Мало. Как же это мало для демона, - проблеял Зефельд и, покачиваясь, вышел из палаты.
  
   Покрытый чешуей зашипел и, едва переставляя ноги, вышел в коридор. Сил на догонялки не было, но на игру в прятки хватило. Парацельс и Агриппа в панике бегали, ища пропажу, и бледнели, понимая, что эта пропажа с ними сделает, когда наберется сил. А пока алхимики бегали, безымянный попал в палату, где мирно спал Луллий.
   Бледное лицо, светлые волосы, плотно закрытые глаза, маленькие рожки, этот юноша еще сохранил черты ребенка. Тот, кого не признали лилианом, смотрел на Раймунда с долей тревоги. Причем за себя. Он едва знал этого парня, но испытывал к нему сильную симпатию, это тревожило. Магия? Нет, как узнал чешуйчатый от Парацельса - магия обольщения не действовала на него, так как он сам являлся ее источником.
   Голод заставил отодвинуться. Пленник давно заметил, что если не кормить себя, то становится сложно держать концентрацию. И в нем пробуждается дикий необузданный зверь, который не поддается контролю. И этот зверь готов пойти на все, чтобы добыть себе еду, он готов поглотить каждого.
   Сглотнув, пленник отошел в угол комнаты, укутался крыльями и закрыл глаза. Сил было слишком мало, чтобы тратить их в пустую, он и так не знал для чего пришел в эту комнату. Нужно было немного поспать. А затем уходить: раз решил не причинять этому демоненку вред, то нужно уйти.
  
   Раймунд открыл глаза. Он помнил, что его сердце застучало намного быстрее, чем обычно, затем все померкло. Значит, заболел и, значит, находится где-то в просторах лаборатории Агриппы. Тут он уже был и довольно часто в прежние времена. Будучи ребенком, говорить откровенно, отсюда он и не вылезал.
   В теле была неприятная слабость. В вены воткнуты иголки, через которые по трубкам шли лекарства и питательные вещества. Присоски на лбу и груди доставляли массу неудобств. И тут Луллий заметил своего гостя. Но не Агриппу, Парацельса или Зефельда, и даже не Филатета, а того самого пленника, которого он так хотел увидеть.
   Присоски оставили после себя красный след, иголки нехотя вышли из вен. Ноги держали плохо, но сил хватило подойти вплотную к бежавшему пленнику. В тот момент молодой алхимик и не думал о возможной опасности, которую представлял из себя мужчина. Склонился над телом и протянул руку, касаясь молочно-белых волос. В ту же секунду глаза хищника распахнулись, и Луллий оказался подмят под мужское тело, а острые зубы вцепились в его шею. Алхимик не успел даже испугаться или испытать боль - провалился в забытье.
   Запах крови приятно щекотал ноздри, чувство насыщения постепенно заполнило тело теплом. И его хотелось больше. Но разум внезапно воспротивился происходящему. И не дал когтям порвать добычу. Нужно было остановиться, пока не поздно. И зверь разжал зубы, внезапно начиная понимать, кого держит в руках.
   Мужчина растерянно рассматривал свое деяние. Считанные секунды на принятие решения и тело юного демона вновь уложено на кровать. Рана на шее. Жгут не наложить. Кусок простыни оторван и прижат к укусу. Уже пропитался кровью. Пульс едва прощупывается. Рыча мат на неизвестном языке, чешуйчатый сорвал трубку у капельницы. Он вспомнил, как уже делал нечто подобное для того, кто был дороже всего. Одна игла в его вену, вторая в свою. Сосредоточиться, позволить крови покинуть свое тело и стать частью другого существа. Иного выбора не было. Покрытый чешуей раздраженно потряс головой - зачем он спасает этого паренька?
   Вопреки законам медицины, которых мужчина все равно не знал, Луллию становилось лучше. Дыхание спокойное, цвет лица уже не пугал бледностью. А рана на шее затянулась. Чешуйчатый нагнулся ниже, чтобы рассмотреть, как порванная шея вновь становится целой.
   В этот момент в комнату ворвалась встревоженная Агриппа. Она увидела обмякшее тело, заляпанную кровью шею, наклонившегося над телом бежавшего пленника, чьи губы и грудь также были в крови. Уши поджались, ноги подкосились, хвост распушился, и женщина рванула прочь. Ее силы были слишком малы, чтобы она могла противостоять чему-либо настолько сильному.
   - Парацельс! - закричала она. - Зови Зефельда и Филатета! У нас проблемы!
   Безымянный наклонил голову в бок, не понимая к чему шум. Затем посмотрел в зеркало и щелкнул зубами. Красавец, не чего сказать. Переливание стоило прекратить. Мало ли какие побочные эффекты может дать чужая кровь находясь в избытке.
  
   Если вначале все порывались отомстить за съеденного друга, то потом начали тупо пытаться спасти свои жизни. Ни то, ни другое эффекта не дало.
   Зефельд использовал на неожиданном враге весь свой арсенал ядов, какие только были в запаснике. Те, что убивали с одного прикосновения, вызвали у все наступающего существа кашель. КАШЕЛЬ! И больше ничего. В морге этот зверь нашел достаточно еды, чтобы пребывать в полноте своих сил. Потуги Агриппы не возымели особого эффекта. Воткнувшиеся в себя скальпели мужчина просто вытаскивал и раны не медля заживали. Транквилизаторы также не возымели никакого эффекта, кроме зевоты. Парацельс, на которого было столько надежды, провалился первым. Его оккультные знания смогли сдержать зверя лишь на пять минут. А Эйреней Филатет глубокомысленно изрек, что быстрая смерть лучший вариант. При этом он все же заложил несколько шашек и обрушал на врага потолок. А узрев, как тот меланхолично вылезает из-под завала, пообещал отомстить убийце в следующей жизни. После этого алхимики думали связать его и оставить зверю, как жертвоприношение, Парацельс заметил, что это могло бы сработать. Но Филатет лишь блаженно улыбался, первым удирая по коридору.
   Так алхимики оказались загнанными в угол в собственном доме. И теперь жались к стеночке и друг дружке, отчаянно шипя и скалясь, а жизнь летела перед их глазами, махая белым платочком.
   Зверь же, тяжело дыша, стоял напротив и выдирал из себя куски бетона, скальпели и пару кинжалов. На него смотрели демоны, не зная чего ожидать. Но не того, что произошло пару минут спустя, это точно. Живой и даже очень здоровый Раймунд Луллий вошел через тот же коридор, через который пробирались эти "герои", и жевал кусок вяленого мяса. Он поражённо осматривал разрушения, запуганных друзей и тяжело дышащего от усталости беглого пленника.
   - Знаешь, - обратился внезапно воскресший алхимик к зверю. - Если ты так ведёшь переговоры, то что для тебя значат слова "военные действия"? - Он встал рядом, получив взгляд полный отчаяния в подарок от друзей и напряженный от покрытого чешуей мужчины. - Ну, так вы поговорили? - беспечно продолжал Луллий.
   - В процессе, - прозвучал шипящий голос. А глаза с вогнутыми зрачками впились в Агриппу. - Я не знаю, как начать, а вот с ними, - указывая на Парацельса и Агриппу тонким пальцем, - я даже общаться не хочу. Они меня столько лет пытали так самозабвенно и с такой отдачей, что я даже не знаю, как на проявление такой любви реагировать.
   - Реагируй спокойнее, они мои друзья.
   - Ах, и это должно для меня что-то значить? - складывая руки на груди, не сводя глаз с шокированных демонов.
   - А кто тебя знает.
   Луллий прошел к замершим алхимикам и встал с ними рядом, одарив тех своей обычной ясной улыбкой.
   - Познакомьтесь, это наш новый друг, - указывая на бывшего пленника.
   Взгляд алхимиков был наполнен ужасом и был направлен не на бессмертного зверя, а на Луллия.
  
   У алхимиков не было какой-либо особой формы. Агриппа носила, что придется или бегала голиком, шокируя мужчин повышенной лохматостью хвоста. Но во время экспериментов она наглухо запиралась в костюм, еще и сверху надевала халат и маску. Парацельс постоянно носил темную рясу до пола. Зефельд предпочитал вещи не стискивающие его движений. Эйреней носил, что найдет, да и если что-то не находил - не расстраивался, что расстраивало тех, кто видел его в таком состоянии. Раймунд же предпочитал одеваться в штаны и свободную рубаху. При этом, предпочитая светлые тона. А у нового друга особых пожеланий в одежде не оказалось вовсе. Но и голиком ему никто не позволил ходить. Одного Филатета вполне хватало. А на Агриппу было приятно посмотреть, правда, после этого можно было получить от Парацельса. Так что, на безымянном красовалась новая стиранная ряса черного цвета. В тон сапоги и пояс.
   Новичка отказывались признавать все, кроме Раймунда. Не помогало даже осознание факта, что кровь этого существа без всяких вмешательств со стороны Агриппы продлевала Луллию жизнь. Даже напротив, Парацельс и Агриппа были уязвлены этим фактом. Эйреней осмотрел нового друга и не сказал ни слова. Зефельд просто смирился. Но также не одобрил желание молодого алхимика добавить в их ряды новичка. Был еще один факт, изрядно смущавший гениев своего дела. Магия, исходившая от бывшего пленника, была магией обольщения. И направлена она была, судя по поведению младшего алхимика, на Луллия. Стоило бы волноваться, но бывший пленник сам стал шарахаться от ходившего по пятам Раймунда. Пытался вбить в его голову теорию магии обольщения и пути ей противостояния. Без толку. Даже больше всех возмущавшийся Зефельд махнул рукой, топнул копытом и не стал заострять на отношениях этих двоих внимание. Особенно его позабавило, как, до чертиков боящийся высоты, новичок выпрыгнул с пятого этажа на стог сена, лишь бы спастись от преследования Луллия. Но даже в лаборатории Агриппы ему не было спасения. И он сдался.
   Наконец, все сошлись на том, что если безымянный сможет создать нечто, что их поразит - они примут его.
   Он трудился год. Начинал с основ, осваивал навык. И подарил такую массу удивительных вещей, что алхимикам начало икаться, только взглянув на этого гения. Самое главное, он создал генератор. И от выработанной им энергии заставлял работать чудеса техники. Один ящик с морозом, который позволял хранить пищу без использования магии и погребов, чего стоил. А проводящие голос трубки, при помощи которых можно было без проблем связаться с другим обладателем такой же трубки. Агриппа долго плакала Парацельсу, когда новичок добрался до ее оборудования и улучшил, да на столько, что не шло в сравнение со старым образцом. А Парацельс плакался Агриппе, когда узнал, что его обилие перьев можно выбросить на помойку. Новичок придумал стержень, с шариком на конце, куда заливалось чернила, и он писал, без остановки, пока чернила не кончались. Это было удобнее, чем постоянное макание пера в чернильницу. Даже замок преобразился. Больше не нужно было бегать с канделябрами и факелами. Везде было освещение при помощи стеклянных шаров. Но венцом его творений стали "орудия власти". И для каждого алхимика он сделал свое.
   Кинжалы для Парацельса. Один порез - и у тебя личный раб, выполняющий твои прихоти.
   Для Зефельда пара мечей: один режет ткань мира, создавая астральный карман, второй выпускает из него. При этом, можно сделать пару шагов, находясь в кармане, и выйти за спиной врага.
   Для Луллия лук, аналогичный прошлому, но мощнее и без тормозов, как у бывшего оружия Раймунда.
   Для Агриппы полутораручный меч, способный порезать что и кого угодно, словно масло. Женщина сразу опробовала, отрезав кусок реальности. На долгие часы озадачив гениев пришиванием реальности на место.
   А для Филатета - алебарда, которая одним прикосновением высушивала и выпивала жизнь из всего, чего касалась острием.
   Алхимики сдались и были готовы принять шестого в свои ряды. У каждого алхимика был негласный номер, по ходу их появлении в обители, как и негласное звание. Парацельс - первый, алхимик-оккультист; Агриппа - вторая, алхимик-медик; Филатет - третий, алхимик-теоретик; Зефельд - четвертый, алхимик-мастер ядов; Луллий - пятый, алхимик-маг. А новичок должен был стать шестым.
   Вот только остался вопрос с именем. Этот не демон, не человек, не лилиан (да кто же он?) молчал, как рыба во льдах. Положение спас Раймунд. Однажды он просто устал каждое утро толкать спящего в его постели мужчину и обращаться к нему "эй" или "эй ты" или "очешуевший". И он по новой завел порядком надоевший разговор.
   За окном светало. Самый юный из алхимиков повернулся лицом к спящему рядом и неожиданно заехал тому в бок ногой. Спящий вяло пошевелился просыпаясь и соизволил-таки повернуться лицом.
   - Как мне звать тебя, шестой алхимик-мастер оружия? Знаешь, как надоело каждый раз придумывать новые клички?
   Его долго рассматривали. Зевнули, обнажая внушительные зубки, и наконец смирились.
   - Мне все равно, хочешь - дай мне имя.
   - А твое настоящее...
   - Не подойдёт, - резко нахмурился покрытый чешуей мужчина. И вновь отвернулся.
   Луллий упал лицом в подушку и еще долго не мог заснуть. А утром ему пришла в голову идея.
   - Боюсь спросить тебя, мой друг, но что ты делаешь тут вдруг? - говорил стихами Филатет.
   - Ищу, - крикнули ему с высоченной стремянки.
   В библиотеке было много книг, но Луллий искал одну из принесенных с земли Зефельдом, которую тот написал сам и долго хвастался ею перед Луллием. Он ее нашел. Именно в ней Раймунд видел аналогичное слово. Витиеватые буквы человеческого языка.
   - Так, вот, что это за слово? - воскликнул молодой алхимик, чуть не свалившись со стремянки. Еще утром Раймунд со всех сторон рассмотрел копье, которое так и хранилось у него (безымянный сказал, что оно ОЧЕНЬ важное и попросил беречь, как самое дорогое сокровище), и смог разобрать вязь слов. Если быть точным, то это были не слова, а просто узор. Но ведь так похоже на слово.
   - Эй, ты, - ворвался в комнату Раймунд. Его сожитель уже вновь что-то собирал за столом. - Твое имя написано на твоем копье. - От такого заявления безымянный, у которого резко появилось имя, даже рот раскрыл. Болтики полетели на стол. - Смотри, - укладывая копье перед чешуйчатым. А рядом кладя раскрытую книгу, давая возможность сравнить написанное на листе и копье.
   - Логхи. Лонги. Лонгин?
   - Лонгин. Это имя тебе подходит. Алхимик Лонгин! - широко улыбаясь.
  
   Их стало шестеро. Мастера, которых больше никогда не видел мир. Умы, которых не постичь. Гении своего времени и загадка для будущих поколений. И которые в данный момент ужинали.
   - Картошку передай, - с набитым ртом попросил Зефельд.
   - Держи, о неблагодарный сын своего народа, - с улыбкой выполняя просьбу, поставил перед просящим тарелку Эйреней.
   - Почему неблагодарный? - чуть не подавился козлоподобный демон.
   - А где спасибо? - в ответ.
   - НЕТ, Агриппа, это наш ужин, а не твой эксперимент! Положи скальпели на место и дай мне уже разделать этот труп... тьфу! Я хотел сказать тело... - пытался остановить подругу Парацельс. Но зажаренный целиком зверь все же был разделан скальпелями.
   - Убери немедленно металлолом со стола! - негодовал Луллий, вытаскивая из своей тарелки болт.
   - Это не металлолом, а оружие, которое будет взрываться при ударе! - сосредоточенно прикручивая гайку в непонятную конструкцию, ответил Лонгин.
   - Пусть взрывается не за столом! - выкидывая болт.
   Прошло уже сто лет с того момента, как в ряды алхимиков попал таинственный Лонгин. За то время многое произошло, но ничего толком не изменилось. Алхимики продолжили прятаться в своем замке, изобретать все новые и новые вещи. Писать теории и доказывать их, опровергать старые. Удивляли себя и друг друга знаниями и открытиями. Но это не значило, что алхимики полностью закрылись от мира, и их идеи не достигали масс. На все: еду, металлы, одежду, оборудование, нужны были деньги. И все нужно было покупать. Революционные идеи, созданные вещи, оружие - все это продавалось через третьи и четвертые руки. А покупку совершать частично самостоятельно, контактируя с демонами как можно меньше. Достаточно большой риск. Нет, никто алхимиков в лицо не знал. Но порой, как в тот день, когда Лонгин был найден на просторах нагорья, их могли заподозрить. В тот раз алхимиков выдала автоматическая телега неизвестного образца, и группа бандитов (ну, или кем они были) сделала правильные выводы. А в Аду алхимики были желанной добычей, которую следовало поймать живьем.
   Поэтому меры ужесточили. При вылазках одевались строго по моде города куда шли, не брали ничего подозрительного или редко встречающегося в местном районе. Каждый поход сопровождался Зефельдом. Он был единственным, кто помимо ума развивал свое тело, и был достаточно опасным противником даже для элиты. А его методы нечестной борьбы были только на руку. Так что, он был бессменной охраной для каждого уходящего из обители. Благодаря Лонгину, даже не имеющие особые навыки владения оружием, алхимики все же могли себя защитить. Это было доказано на практике. Однако, настал день, когда все изменилось.
   Череда событий, приведшая к печальному исходу, началась, как и многое в этом мире, неожиданно. В тот день, после ужина, Лонгин вновь спустился в отведённую для него лабораторию и пробовал новые, недавно прочитанные знания на практике. В этот раз он изготавливал нечто похожее на ружье. Идею ему дала самая обычная рогатка, которую подорвал Эйреней Филатет при помощи разорвавшегося мешка муки. Если честно, тогда подорвалась не только рогатка, которой баловался Филатет, но и вся кухня со всеми там находящимися. Опустим наказание баловника, скажем только, что сидеть он не мог три дня по причине застрявшего скальпеля пониже спины.
   Раймунд уже закончил на сегодня свои дела или их не начинал, спустился к Лонгину в лабораторию. И не медля подсел к мастерившему гению вплотную. Чешуйчатый скосил глаза на отвлекающий фактор, но дело рук своих не отложил. Внимание Раймунда привлекли маленькие плотные металлические шарики. Он взял один, чем заставил Лонгина все же отложить свое изобретение, и начал подкидывать и ловить крохотный, но очень опасный шарик.
   - Раймунд, прекрати. Если взорвется - хана твоим умелым рукам! - не вытерпел алхимик-оружейник.
   - Протезы, - как ни в чем не бывало улыбнулся блондин, вновь подкидывая шарик.
   - Не поставим из вредности, - ловя шарик в воздухе и укладывая его к остальным аналогичным.
   - Пришью чужие.
   - Протезы?
   - Руки. Например, твои. Ты же мне их пожертвуешь? - улыбнулся аллигатором наглый мальчишка и прижался к правой руке своего друга.
   - Обойдёшься, - в ужасе стараясь отодвинуться. - Свои береги.
   - Ну что тебе стоит, все равно новые вырастут, - прижимаясь сильнее.
   - Ну, нет! Друг мой, я больше руки-ноги отрезать себе не позволю! Только попробуйте, изверги, я вас покалечу! На культяпках остаток жизни передвигаться будете!!! - резко оттолкнул от себя Луллия Лонгин и вскочил со стула.
   - Я хочу просто быть рядом, Лонгин, - поднялся парень и, тяжело вздохнув, сделал шаг, вновь подходя к другу. - Ты же знаешь, ты мой дорогой друг.
   - Роганос! - ни как не мог успокоиться Лонгин. Умирает, а все о других печется. Это выводило из себя. - У тебя на морде похоть расписалась! Друг он мне, ха! Да я таких друзей наштампую миллион!
   Мужчина стоял чуть нагнувшись, скаля свои нешуточные орудия для разделки плоти и костей, но ни сколько не мог испугать этого юнца. Бледный, слегка покачивающийся Луллий улыбался, произнося следующее:
   - Ты никогда не сможешь выполнить такое обещание, Лонгин.
   Шестой алхимик в ужасе смотрел, как Раймунд начал заваливаться вперед. В глазах застыла обреченность, а на губах улыбка.
   Этот день унес у оружейника много нервов. Раймунд Луллий вновь упал без сознания. Как было довольно часто за последние сто лет, но в этот раз его едва успели откачать. Даже кровь Лонгина не помогала как обычно. Организм демона уже не поддавался подобному лечению. Это означало, что отсчет жизни самого молодого алхимика пошел на годы. Возможно даже на месяцы. Никто не строил иллюзий, и все знали, что жизнь Луллия будет короткой, но осознание, что она вот-вот уйдет, давило на умы, заставляя кусать губы в кровь.
   - Я оттолкнул его, он мог удариться, - признавался Лонгин. Но на него не обращали внимания, отмахиваясь.
   - Он на тренировках с Зефельдом бьется куда сильней и каждый день, - успокоил Парацельс. - К тому же, ты сам однажды сказал, что не стоит его жалеть. Да и Луллий относился к своему положению спокойно. Так что, не усложняй себе жизнь ложными обвинениями.
   - Но, - начал было мастер оружий.
   - Без "но", - остановил его оккультист, настраивая аппаратуру. - Лучше помоги мне с этой штукой. Ты у нас по части металлолома, я больше по книгам.
   - Агриппа тоже неплоха в этом металле, кстати, где она и когда вернется?
   Парацельс внезапно весь дернулся и напрягся, несколько рассеянно ответил:
   - И без нее все понятно, Лонгин, - резко отворачиваюсь. - Луллию осталось жить немного.
   Шестой алхимик зашипел. Но сдержал гневный рык, занялся аппаратурой, быстро ту настроив.
   - А что с Агриппой случилось, ее уже месяцев эдак восемь не видно? - попытался перевести тему разговора с печальной на новую. Агриппа пропала довольно внезапно. Собрала вещи, помахала ручкой и исчезла. Даже от сопровождения Зефельда отказалась. Учитывая, что до этого она не то, что не вылезала из лаборатории, но и просила за такую услугу нечто взамен - было необычно.
   - Ничего серьезного с ней не случилось. Но и скоро ее ждать не стоит, - уклонился от ответа Парацельс, возвращаясь к прежней теме. - Посиди с ним. Ему будет приятно увидеть тебя, когда он проснется, - с этими словами оккультист поспешил удалиться.
   Лонгин втянул воздух, пытаясь понять вкус эмоций только что вышедшего алхимика. Однако все, что он почувствовал - была боль. Это отрезвило и позволило пересесть на постель Раймунда.
   Ценить каждую секунду, любить жизнь, радоваться мелочам и улыбаться без повода. Таким был Луллий. И от такого Луллия Лонгин не собирался отказываться и терять его тоже не собирался. Но это был лишь вопрос времени. И время беспощадно забирало свое.
  
   - Да я уже задолбался лежать! - взвыл Раймунд, когда Лонгин прижал его к кровати, не давая подняться.
   - Лежи, дольше проживешь!
   - Да на кой мне такая жизнь-то? - недоумевал алхимик-маг, пытаясь скинуть с себя чрезмерно заботливого друга. - Раз мне предстоит помереть в скором времени, то я не собираюсь это время провести в постели!
   - Бэ~эзобразие! Двери закрывать надо! - застыл в дверях, нагрянувший с визитом, Зефельд. На него перевели взгляд: один недовольный, второй ищущий поддержки.
   - Зефельд, скажи ему, что меня беречь бесполезно! Я ЖИТЬ хочу, а не изображать смертельно больного! - дергался на кровати смертельно больной.
   - Он прав, Лонгин, пусти этого самоубийцу и пусть бегает. А как упадет, мы его и закопаем.
   Лонгин оскалился на козлоподобного демона, а Раймунд, напротив, улыбнулся во всю ширь.
   - Спасибо, друг.
   - А раз бегать собрался, то бери ЭТОГО, - кивок на Лонгина, все еще держащего Луллия. - И ваша очередь ехать в город.
  
   Телега старого образца, груженная всякими мелочами, легко выехала за пределы астрального кармана, оставляя на его пороге трех провожатых. Зефельд вел ушами и поджимал губы. Парацельс лишь поправил очки. Филатет покрепче прижал к себе алебарду.
   - Ты так и не сказал им об Агриппе? - голос Зефельда казался хриплым.
   - Нет. - Парацельс вздрогнул. - Не нужно им знать раньше времени.
   - А ваш ребенок? Его успели спасти?
   - Да, если полагаться на ее последнее письмо. Наш сын жив и находится в надежных руках. Ему дали имя Кровли.
   Эйреней Филатет, молчавший до этих пор, внезапно произнес короткую поминальную речь, первую, после трагичной новости.
   - Не выразить словами нашу боль,
   О женщине опорой нам служившей.
   Ушла от нас навеки, навсегда,
   И лебединым пухом ей земля
   Нашей скорби не унять порыв,
   О красоте к порогу смерти шедшей
   Прочь от нас завечно, невозвратно
   Улетела в голубые небеса.
   Парацельс согнулся пополам, сильно сжав зубы. Но время скорби еще не подошло. Силы нужно было беречь, предстоял долгий путь.
   - Зефельд, ты должен был поехать с Луллием. Почему ... - Парацельс старался говорить спокойно.
   - Нет, пусть уходит вместе с Лонгином, - поправляя мечи за спиной, ответил демон с козлиным лицом. - Я буду следовать вашему плану. А для нашего мальчика плотоядный зверь неизвестного вида - лучший телохранитель.
   - Душехранитель, вернее, - поправил оккультист.
   Алхимик-медик, или как ее называли в народе - кровавый алхимик, ушла из астральной обители алхимиков, решив родить ребенка в дали и посвятить ему часть времени, пока тот не окрепнет.
   Все шло хорошо, пока не пришло тревожное письмо, которое Парацельс получил пару месяцев назад. В нем Агриппа сбивчиво рассказала о назревающей беде. Также сообщила, что надежно спрятала ребенка, дала ему имя Кровли, а сама пребывает в бегах. Якобы за ней ведут охоту, но она не знает кто.
   Больше писем не было. А затем, позавчера, с ними связался некто, сообщивший, что Агриппа мертва. Сам факт, что кто-то смог найти обитель алхимиков поверг в шок. Но то, что нашел на пороге своего замка Парацельс, на несколько часов вывело того из строя. И очнулся демон только после не слабой дозы наркотиков и транквилизаторов.
   Он сидел в углу и прижимал к себе коробку, в которую не позволил больше никому заглянуть. Только сообщил, что Агриппы больше нет.
   Их убежище раскрыли. Одного из них убили. Но не только это шокировало. Этот убийца заявил, что придет и убьет их всех, если ему не выдадут Раймунда Луллия.
   Луллий в последние годы вел довольно "домашний" образ жизни. Можно даже сказать, каждый его шаг был на виду. Где он успел найти себе таких врагов? И почему ради того, чтобы добыть его молодые рога, была убита Агриппа? Да, именно Раймунда Луллия обвинили в случившемся, так как некий неизвестный требовал только его и обещал сохранения тайны обители.
   Однако, зачем этому кому-то нужен смертельно больной Луллий? Отдать его и алхимики могли бы дальше жить. В любой другой ситуации им бы пожертвовали, и пятый алхимик принял бы их решение. Однако, этот кто-то уже убил Агриппу. И неизвестно, жив ли остался ребенок, ради которого та и покинула обитель. Поэтому ни один из алхимиков не принял плана чужой стороны. Они не собирались просто так отдать Раймунда. Но и спасти его не пожелали. Не было смысла спасать того, кто может умереть в любой момент. Да и не пожелал бы пятый, чтобы ради него шли на подобное.
   Было принято решение покинуть обитель и разойтись, попытавшись скрыться. Филатет Эйреней неожиданно сказал: "Тот, кто по следам пойдет, есть сила выше глав. Он королей за нос увел, по тропам неизвестным. И нас он всех поймает, перебьет. Если мы не вынесем ему овцу на блюде с честью". Парацельс перевел на более понятный не стихотворный язык.
   - Нас всех убьют.
   В начале алхимики хотели идти вместе, но быстро откинули этот вариант. Если на Луллия объявлена охота, и они пойдут с ним, то погибнут. Распределили так: Зефельд с Раймундом, Парацельс в одиночку, Филатет с Лонгином. Но Зефельд быстро вернул собратьев в Ад. Луллия и Лонгина не стоило разделять. Их отношения могли стать причиной не шуточных конфликтов. Особенно опасных, учитывая гастрономические пристрастия шестого алхимика-оружейника. И сдержать его бы ни кто не смог. Было решено: Луллий идет с Лонгином. Парацельс решил уйти по стопам Агриппы, попытаться найти своего сына и не пожелал ни кого брать. Филатет же с улыбкой предложил Зефельду бежать на Землю, чему тот несказанно обрадовался.
   Была еще одна причина, по которой алхимики решили ничего не говорить Лонгину и Раймунду, и почему оставили их одних. Срок жизни пятого алхимика должен был закончиться очень скоро. Три недели максимум. Причина его болезни ошеломила.
   Пока Луллием занималась Агриппа, его болезнь исследовалась на физическом уровне. Когда-то давно Парацельс уже касался души мальчика и испытал некий дискомфорт, но скинул на кровь ангелов. Но теперь, когда Парацельс развернул диаграмму его души, то не смог произнести и слова.
   Зефельд и Эйреней также не знали как описать увиденное.
   - Погоди, - проблеял козлоподобный демон. - Ты утверждаешь, наш Луллий был ангелом в той жизни?
   - И да, и нет, - не зная как начать, юлил на одном месте оккультист.
   - Стихами говорить моя задача, - нахмурился Эйреней. - Но на стихи сегодня, меня не тянет, друг. Говори как есть, мы все поймем.
   - Его душа - ангел. Но не в прошлой жизни, - пытался разъяснить Парацельс. - У его души не было прошлой жизни. Я даже не знал, что так можно!
   - Нельзя, - огрызнулся Зефельд, топая копытом. - Мы тут все гении, но по части души идиоты. Так что для даунов лекцию, изволь.
   Парацельс достал кусок глины и вазу из шкафа.
   - Смотрите, - попросил внимания он, беря в руки глину. - Когда мы умираем, душа попадает в тело и приобретает его черты, - лепя из глины фигурку. - Она идеально сидит на своем законном месте. Однако, - он взял вазу. - Если душа не очищена или вошла в тело по чужой воле - насильственно, то она не может принять форму нового тела и пытается его изменить. - Парацельс разжал руки. Ваза упала на пол и разбилась. - В случае с Луллием его тело демона заимело черты ангела, поэтому мы и думали, что он аггел. - Алхимики смотрели в смятении на осколки. - Однако, ангел и демон это разные виды, имеющие колоссально много отличий. Ангелы почти не могут нигде приспособиться, кроме как в своем Раю. Так и здесь. Душа не смогла приспособиться к телу и разбило его. - Парацельс отошел к своему столу. - Луллий не нужен убийце Агриппы. А вот его душа... Нужно позволить мальчику умереть. - Собравшиеся в кабинете оторопели. Первый ощетинился Зефельд.
   - Ты что предлагаешь!? Убить его, пока он спит!?
   - Да, быстро и безболезненно. Смерть во сне.
   Идея казалась безумной лишь в начале. Решили проголосовать. Вопреки логике. Парацельс был единственным проголосовавшим за. Остальные оказались против, даже понимая, что так бы было лучше. Они бы спасли не Луллия, но его душу.
   - Наш друг умрет через часы. Так пусть крылатый черный его под руку уведет в намеченное время. - вставил свою речь Филатет Эйреней.
   Так было принято решение, позволяющее Луллию Раймунду умереть своей смертью.
   Настало время расставаний. Парацельс наклонил в уважении голову и ушел на запад. На прощание отдав свою последнюю разработку совместную с Луллием - энергетический кристалл. Мобильный телепорт для мгновенного переноса на Землю. Это было на случай, если до энергетических врат демоны не дойдут. Зефельд и Эйреней отправились на восток.
   Вспомнился их последний день, который они провели все вместе. Тот, когда Агриппа ушла. Тогда Зефельд подумал, что с этого момента все изменится, но не придал пророческому чувству значения. Все изменилось. Грянул гром, и молния разделила друзей, коллег, семью. Каждый из них подозревал, что не переживет событий, которые грянут в ближайшее время. Но ни один из них не жалел, что выбрал стезю алхимика. Они умерли давно. Умерли для мира, не принявших их идей и обвинявших во всех грехах. Агриппу закидывали камнями, Парацельса вынули из петли, Луллия продали родители в рабство, Филатет сбежал из психушки, Зефельд был отвергнут сородичами, так как слишком долго жил на земле и не смог применить свои знания в Аду. Отвергнутые нашли друг друга, сплотились и создали собственный мир, где могли творить и развиваться. Но их мир пал. Место, которое было их домом, опустело, теряя остатки тепла. И замок замер в ожидании. Возможно, когда-нибудь выжившие вернутся в обитель алхимиков.
  
   Лонгин и Раймунд не знали, что место, которое они считали домом, опустело. И те, с кем они делили радости и невзгоды, больше никогда не предстанут перед ними в этих жизнях. Они даже не знали, что неделя, проведенная ими в пути, будет последней, наполненной умиротворенным счастьем. Просто прожили ее как обычно: встречая рассветы и засыпая на закатах. А у самого города они познакомились с горькой правдой.
   Молчаливые демоны окружили автоматическую телегу. Все вооружены и настроены недружелюбно.
   - Алхимик Раймунд Луллий, пятый алхимик, владеющий магией подчинения, сдайтесь добровольно, и ваш друг не пострадает, - объявил требования стоящий по центру демон. Он же первый и получил стрелу промеж глаз. Началась битва. Вернее, побоище. Нападавшие были не робкого десятка, но совершенно не умели сражаться - пытались задавить количеством. Кого не доставали стрелы, тот оказывался на пике копья или просто откинутым мощным ударом сапога. А они все прибывали и прибывали. В глазах туман, на лицах готовность к смерти. Ни доспехов, ни ладного оружия.
   Первый неладное заметил Луллий и резко перестал отстреливать врагов, сосредоточившись на внутренних силах. Магия отозвалась неохотно и причинила боль. Раймунд заметил, что со времени своего последнего приступа его тело начало противиться магическому дару. Сила отвернулась от демоненка. Но постаравшись и приложив максимум возможного, удалось поймать нить внутри себя и подчинить дар силой.
   Все оставшиеся в живых демоны упали под тяжестью неведомого.
   - Стой, не убивай их! - приказной тон остановил уже занесшего копье Лонгина. - Кто ты?
   Покрытый чешуей не сразу понял кому задает вопрос Луллий и от кого ждет ответа. И дрогнул когда ответили все лежащие на земле. Ответили одновременно.
   - Тот, кому ты принадлежишь.
   Лонгин бросил на друга растерянный взгляд.
   - Магия подчинения, - коротко ответил он. - Но куда выше моей. Я бы даже сказал, что чувствую себя младенцем по сравнению с монстром способным на такое.
   - Поясни, - шипение. Лонгин выглядел растерянным.
   - Это жители города, - не менее растерянный Раймунд осматривал бойню. Осознавая, они убили десятки мирных жителей, находящихся под воздействием чужой магии. Он открыл резервуар душ в своем луке и выпустил души, которые мгновенно истаяли в воздухе. - Они ни в чем не виноваты.
   - Невиновных нет ни в одном из миров, - фыркнул Лонгин, но копье убрал.
   - Уходим.
   Телега взяла достаточно быстрый темп, чтобы не беспокоиться о напавших у города. Но не они волновали юного алхимика.
   - Тебе ничего не показалось странным? - спросил маг, немного сбавляя мощность телеги.
   - Нашелся маг сильней тебя, - ответили с легкой улыбкой.
   Луллий также улыбнулся в ответ. Но на душе раскрывала крылья тревога.
   - Ты же знаешь, я не сильный маг. Но в отличие от большинства демонов, я могу подчинить себе много видов магии. Например, я не мог своим природным подчинением склонить нападавших, но заклинанием давления заставил их целовать землю. Еще был вариант от Зефельда - оживить парочку цветочков, дав им команду "фас". - Улыбка медленно сползла. - Меня волнует, что некий тип знал мое имя, титул и способности.
   - Я тоже их знаю, - пожал плечами шестой и стараясь очистить копье от крови проводил по основе клочком травы.
   - Ты-то знаешь, - поморщился младший из алхимиков. - Я являюсь алхимиком чуть больше трехсот лет. И мои исследования абсолютно бесполезны для других демонов. Можно сказать, что я тратил время, изучая свои возможности, и развлекался в секретном штабе великих умов. Мое имя не должны были знать за пределами нашей обители, - подвел итог Раймунд Луллий. И добавил: - Тебя они атаковали всерьез. А меня пытались взять живьем... не нравится мне это.
   Телега зафырчала, недовольная недавним напряжением, и выдала пару черных выхлопов.
   - По ходу мы приехали, - заметил покрытый чешуей мужчина. И в ту же секунду телега фыркнула на пределе громкости, выплюнула связку проводов на землю сзади и остановилась.
   - Прелестно, - откинулся на сиденье Раймунд и обреченно слез, принеся вязь проводов, от которых шел пар и воняло гарью.
   Одним своим видом Лонгин дал понять, что не является богом всея механика и запасных проводов не взял.
  
   - НО! Моя лошадка! - заявил счастливый до предела демон-блондин.
   - Издеваешься? - уточнили откуда-то снизу.
   Лонгин загрузил на себя всю поклажу, а самый ценный груз - Луллия - посадил сверху. У чешуйчатого сил было предостаточно, чтобы идти с такой ношей пару дней. Но остановиться им пришлось уже на закате.
   - Да что же это такое! - вышел из себя Раймунд. - Я не нанимался рубить мирное население, вообразившее себя зомби!
   Лонгин молча кого-то кушал и старался говорить "угу" на каждый выкрик своего друга.
   - Опять ты меня не слушаешь?
   - Угу ... Ой! Тьфу! Слушаю, конечно!
   Луллий огрел друга обжигающе-гневным взглядом и вынул из сваленных вещей одеяло. Была уже ночь, а сил разводить костер или убирать трупы не было совсем. С трупами частично разобрался Лонгин и, умывшись, смело лег под бок Луллия, крепко прижав того к себе. В ответ получил примирительное "эх" и ответные объятия.
   Утром состоялся военный совет. Первое, что решили, это не возвращаться в замок алхимиков. Раймунд не хотел подвергать их опасности, а Лонгин умолчал, что их друзья, возможно, уже в ней по самые уши, ибо покинули замок практически в одно и то же время, что и они. Он почувствовал это своим развитым чутьем. Не принадлежащему ни одной из рас был важен только Луллий. К остальным он хоть и испытывал теплые чувства привязанности, но не собирался волноваться за их безопасность. Справедливо считая, что у каждого из них своя голова на плечах, свои когти на руках и зубы в челюсти. Поэтому, они должны сами решать свои проблемы.
   Второе решение заключалось в выборе направления движения - голые степи. Там редко кто встречался, и еще реже кто-то жил. А значит демон, обладающий такой обильной мощью подчинения, просто не найдет на том участке себе рабов. По крайне мере, на это надеялись алхимики.
   Они выиграли пару дней.
   За ними вновь пришли. Опять одурманенные магией фанатики с местных локаций. Но в этот раз магия была иной. Луллий заметил отличие ауры, а Лонгин сразу узнал, что именно наложило эту магию. Как же он мог не узнать, если сам же и создал тот предмет. Другой вопрос, как этот артефакт попал в руки маньяка, поработившего эту толпу демонов.
   Думать времени не осталось. Стрелы лились рекой, магия не отзывалась, копье танцевало, когти рвали, зубы кусали. Но всего этого просто не хватало - их подавляли числом. И тогда Лонгин рискнул воспользоваться копьем. До этого ни один алхимик не знал, что особого в этом оружие, шестой лишь говорил, как оно для него важно. И вот, Луллий смог узнать всю мощь короткого, покрытого узорами копья.
   Лонгин сжал древко так, что из его руки полилась кровь. И эта кровь расползлась по узору - наполняя его, делая красным. Кровь отразилась в хрустале, пугая алыми волнами силы. И копье ударило в землю. Ни разу в жизни еще демоны не чувствовали дыхание апокалипсиса. Все бывает впервые.
   Место, которого коснулось копье, раскололось, явив зев пропасти ведущей в никуда. Лонгин успел за шкирку вытащить ухнувшего в нее Раймунда. А трещина все росла, и весь Ад трещал по разошедшемуся шву мироздания. Крики падающих стихали на глубине, треск камней закладывал уши, земля ходила ходуном, не давая возможности идти. Лонгин раскрыл крылья и взмахнул ими. Он не умел летать, но хорошо парил. Прыжок, поймать в крылья воздух и позволить унести себя далеко вперед, вновь коснуться земли и вновь прыжок.
   Алхимикам удалось скрыться. А земля кричала от боли еще несколько часов.
   Луллий был напуган произошедшим. Нет, алхимики тоже могли бабахнуть так, что Ад вздрогнет. Но то, что видел Раймунд, это было не землетрясение. Более того, в Аду земля трясется только с применения соответствующей магии или машины. А тут она не только тряслась, она кричала в агонии. Уже в отдалении, на пути к небольшой речушке, Луллий внезапно подумал, а могло ли это копье уничтожить Ад? И понял - могло!
   - Лонгин, - останавливаясь. - Откуда у тебя это копье?
   - Одолжил, - был ему ответ. И мужчина схватил юного демона за шкирку, заставляя его двигаться вперёд. - Потом расскажу, нужно торопиться!
   Но сколько они не бежали, их нагоняли новые и новые рабы артефакта. Наконец, собралась неимоверно огромная толпа. Сотни и сотни рабов, обреченные следовать чужой воле, буквально подавили алхимиков, скручивая Луллия. Однако, Лонгин им не был нужен. По крайней мере, живым. Первое, что сделали лишенные воли - отрезали ему крылья. Вой боли, и кровь обидчиков брызнула во все стороны. Второе - отняли копье, передавая его по цепочке подальше от разъярённого чешуйчатого. Третье - повалили на землю, разделившись на тех, кто держит, и тех, кто бьет. Луллий не видел ничего, кроме шевелящейся горы тел.
   - НЕТ!
   Его крик вырвался одновременно с опустившимся на шею ножом. Чешуя сомкнула чешуйки, не давая добраться до плоти. Клыки успели еще кого-то порвать, но новые рабы заняли их места. Руки и ноги держали, пытаясь перерезать сухожилия. Блеск стали и отчаянный рык. Ножей пятнадцать заблестело на солнце и обрушилось поочерёдно на бешено сопротивляющееся тело покрытое чешуей. Часть ножей ломалась о внезапно вырастающую бронь, другая утопала в плоти. И так, пока рык зверя не оборвался.
   Луллий сопротивлялся как мог, но десяток демонов держали его, прижимая к земле. Если бы только он умел впадать в ярость, как другие демоны. Но еще ни разу за свою трехсотлетнюю жизнь Раймонду не удалось рассвирепеть.
   Он слышал рык, звон обломанного метала и ужасающее хлюпанье. А затем рык оборвался: резко и хрипло. Но рабы артефакта не собирались останавливаться, и все новые и новые удары сыпались на несопротивляющееся молчащее тело. Пока неожиданно волна не схлынула, открыв Раймонду чудовищную картину.
   - О Господи... - сипло выдохнул белокурый демон, ощущая, как по его лицу текут слезы. В его уме копошилась мысль, что даже Агриппа с Парацельсом не смогли убить существо за годы экзекуций. Так что, даже в таком ужасном состоянии Лонгин выживет. Но как же в это слабо верилось, видя обилие крови повсюду, заляпанные ножи и лица убийц, и тело, в котором просто не осталось ни одного целого куска плоти. - Лонгин, - позвал юный демон на выдохе. В следующую секунду к лицу Раймунда поднесли чем-то смоченную тряпку. Запах показался знакомым. Так пахло в лаборатории Агриппы, когда она экспериментировала с животными. Тело обмякло, но сознание не покинуло молодого демона целиком. Он слышал, что творилось вокруг.
   Шаги крупного животного. Звук колес. Его погрузили на что-то или кого-то. Запах крови. Удалось чуть приоткрыть тяжелые веки. Тело Лонгина везли рядом. Его не оставили в поле. Пекло солнце. Холодила ночь. А их все везли. Болела рука, куда раз в несколько часов кололи состав, не позволяющий Луллию сопротивляться. Лонгин вылечил часть ран, выдав себя. Так что судьба наркомана не обошла и его. В таком состоянии было даже неизвестно, сколько длилось путешествие. Был ли это один день, или прошла неделя? Пленники не знали. А пункт назначения уже показался на горизонте.
   Молодой алхимик никогда не бывал в этом районе Ада. Но узнал это место по рассказам Парацельса и Зефельда. Самая страшная, темная, мучительная судьба ждала тех, кто попадал в Шибальбу. А это была именно она. Вход в маленькое строение, длинный коридор и спуск вниз. Все ниже и ниже. Радовало лишь одно - их посадили (скорее уж бросили) в одну камеру. Слышались крики, стоны, пахло, как на бойне и в отхожем месте. Ни грамма света. От факелов проходящих мимо стражников блестели глаза заключенных. Кто-то плакал, кто-то бился в истерики, кто-то истошно орал под пытками. Нужно было приходить в себя и сваливать!
   Перед глазами плыло, в горле застрял горький ком, вызывающий рвотные позывы, язык завяз в сухой полости и отказывался шевелиться. Тело словно задеревенело, не подчинялось ни одному приказу. А рядом лежал покалеченный Лонгин. Чешуя топорщилась во все стороны, часть отпала, оголив бледную кожу, под глазами залегли черные синяки, на теле, не прикрытом одеждой, также виднелись обширные гематомы. Такое состояние друга заставило подползти ближе. Раньше раны на теле Лонгина заживали в мгновение ока. Неужели он умер? Но грудная клетка едва заметно приподнималась. Алхимик-мастер оружия был жив.
   Луллий вспомнил, как раньше этот мужчина пил его кровь. Не так, как было в первый раз. А аккуратно, жадно слизывая каждую каплю. По-своему интимно-доверительное действие. И Раймунд как-то подзабыл за сто лет, что таким образом Лонгин укреплял свои силы. Однако, когда приступы участились, мужчина отказал себе в подобном удовольствии. Пора было вернуться к истокам.
   Прокусить свою собственную кожу было гораздо больнее, чем думал юный демон.
   Вначале Лонгин не пил, и кровь выливалась из его рта. Начало положил первый глоток.
   Время медленно шло, волоча за собой кандалы воспоминания. Камера, в которой сидели пленённые алхимики, отличалась по размерам от соседних - она была больше. Возможно, для длительного содержания. Это давало надежду, которая угасала с каждым вынесенным вперед ногами телом.
   - Слушай, - обратился один тюремщик к другому. - Вон тот ребенок это великий алхимик?
   - Такие ходят слухи, - равнодушный ответ.
   - Тогда вон тот странный ободранный тип - лилиан? - криво улыбаясь. - Слабо верится.
   Второй тюремщик подошел к камере и растерянно осмотрел жмущихся друг к другу заключенных.
   - Нам велено не задавать вопросов и не прикасаться к мальчишке.
   - Да мне и к этому ободранному прикасаться не хочется, глянь какие у него глаза.
   Тусклые глаза с едва заметной желтой радужкой и вогнутые вовнутрь вертикальные зрачки вот что увидели тюремщики в свете факелов. Такие глаза не встречались среди демонов. По крайней мере, вогнутых во внутрь. Это первое, что замечали смотревшие на зверя за решёткой. Именно зверя видели тюремщики, и он их пугал.
   - Не трусь, велено выбить информацию - выбьем.
   Пленники прижались друг к другу плотнее. Но Лонгина в тот день так и не забрали в пыточную. По всей видимости, там и без него хватало работы. Оттуда все выносили, туда вносили, а крики, мат и мольбы не утихали.
   Луллий уже понял под какой магией находились напавшие на них. И в мире был лишь один артефакт обладающий властью приказывать так, что даже трупы не сразу падали на землю, все стараясь выполнить данный приказ. И создал этот предмет Лонгин.
   - Они забрали кинжалы Парацельса, - глухо подвел итог Раймунд. - Значит он погиб.
   - К чему столько пессимизма? - Лонгин не имел привычку утешать, но и не думал, что такого алхимика, как Парацельс легко убить. Вооруженный кинжалами, оккультными знаниями и способностями, о которых можно лишь догадываться (Лонгин часть испытал на своей шкуре), просто не мог погибнуть. Да и не выгодно его убивать, знания, хранимые в голове алхимика-оккультиста, слишком дорого стоят. Неужели был тот, кто решил по-другому? Например, наоборот, не допустить эти знания в мир.
   - Это не пессимизм, это уверенность, - продолжал говорить Луллий. - Парацельс не только силен и умен, он гордый. Ему легче убить себя, чем служить кому-либо.
   Минута молчания, и Раймунд еле слышно всхлипнул. Его попытка подавить отчаяние кончилась прокушенной губой. Он умирал, Лонгин попал вместе с ним в тюрьму, из которой, судя по всему услышанному, живыми не уходили. Парацельс мертв. Агриппа так и не вернулась из своего путешествия. Судьба Филатета и Зефельда пока не известна, но Луллию она не казалась краше его собственной.
   - Алхимиков больше нет, - выдавил он со всхлипом.
   Лонгин покачал головой.
   - Ты еще жив.
   - Еще, - передразнивая.
   - И я жив. Так что, не скорби раньше времени. Нам надо выбираться. И хорошо бы вернуть копье.
   - Копье? Нашел о чем трястись, - раздраженно бросая в решётку мелкий камушек. Камень ударился об металл и отлетел обратно на подол к алхимику. - А теперь расскажи мне о нем. Что тогда произошло?
   - Оно, - замялся чешуйчатый. - Оно разбило мир. Сделал в Аду дыру.
   - Подожди-ка! - покачивая головой. - Ты мне хочешь сказать, что оно может мир уничтожить? - не веря, уставился молодой демон на друга. - Да на кой тебе это надо?
   - Для моего возвращения домой.
   Внезапный испуг перешел в недоумение. Раймунд вздохнул и вновь бросил камушек в стальную решетку, и вновь тот упал ему на подол.
   - Значит, оно может вернуть тебя домой?
   - Верно, я думал оно способно на это, - не вдаваясь в подробности о месте своего жительства, ответил покрытый чешуей мужчина, и впервые на его лице проскользнуло ранее не виденное выражение душевного терзания. - Однако, я воспользовался им иначе. Кроме того, оно не целое. Не хватает большого куска этого орудия. Но по отдельности два куска не представляют особой ценности. Копье обладает некоторыми поразившими меня свойствами, но при экспериментах, оказалось, что работает оно лишь в моих руках.
   Вдохновенный рассказ о необычном оружии был прерван, когда Лонгин рассмотрел выражение лица Раймунда.
   - Ты хочешь сказать, что уничтожишь наш мир, чтобы попасть домой?
   Луллий смотрел странным взглядом. Так может смотреть ребёнок, которому рассказали всю правду о деторождении. Но у ребенка не могло быть в глазах такого острого нежелания верить. Раймунд поднялся и, смотря в лицо другу, отошел назад. В его голове шел процесс под названием сомнение. Он усомнился в собственных чувствах, вере, себе и даже в мире. Только сейчас он задумался над тем, что все его действия по отношению к Лонгину были продиктованы его обольщающей магией. Раймунд позволил этому существу внедриться в ряды алхимиков. Он бесконечно доверял ему, не ведая с кем живет бок о бок. Не демон, не ангел, не человек, не лилиан! Кто он?
   Лонгин уже видел этот взгляд, не желающий признавать его существование. Желающий ему смерти. Но в этот раз на него смотрел не кто иной как Раймунд Лонгин.
   - Кто ты, черт тебя дери!? - поднимаясь.
   - Не твое рогатое дело! - огрызнулся мужчина, тоже поднимаясь.
   Первым не выдержал молодой демон, он отвернулся и, сжимая от гнева зубы, отошел в угол камеры. Сел там, стараясь не смотреть на Лонгина.
   Покрытый чешуей мужчина долго рычал сам на себя, пока не обессилил и не отполз в противоположный угол. Он был голоден. Последнее, что помогло вернуться из небытия - была кровь Луллия. Но тот сейчас не стал бы давать ему свою кровь. Да и сам Раймунд не выглядел здоровым. Бледный, с капельками пота на лбу, казалось, он испытывал сильную боль. Лонгин не был уверен, что та боль физическая. Возможно, стоило рассказать ВСЕ и попытаться объясниться? Но шанса мужчине не дали. К их камере подошли четверо демонов.
   Самый юный из алхимиков вскочил с пола, поняв по чью душу пришли тюремщики, но не нашел сил сдвинуться с места. Просто наблюдал расширившимися от ужаса глазами, как цепи, словно живые, бросились на ослабленного голодом Лонгина и, обмотав, его потащили прочь из камеры.
   - Лонгин!!! - закричал алхимик, но было поздно. Он сразу понял, что поступил по-детски глупо. Внезапно оттолкнул единственного оставшегося близкого друга, когда тот признался в хранимой до сих пор тайне. Построил кучу недоказуемых догадок, и все из-за желания обвинить кого-то, помимо себя, в смерти друзей. Сорвался на невиновном. Да, Лонгин многое скрывал, молчал о своем прошлом, не являлся ни одним из известных представителей разумных рас, но... Запоздало Луллий подумал над вариантом ни разу не пришедшим в голову никому из алхимиков. - Бред! - покачал тот головой. Но вернуться к самобичеванию не рискнул. Без толку! Сколько себя не мучай, а другим лучше от этого не станет.
  
   Темно, сыро, внутри все болит, и эта боль становилась сильнее. Раймунд уже пожалел, что покинул обитель алхимиков. Умереть в постели в знакомых стенах в кругу близких теперь казалось непозволительной роскошью.
   То, как Луллий воспринял весть о своей скорой смерти, несколько озадачила Парацельса. Вначале демоненок впал в ступор, а затем улыбнулся. Луллий хотел жить и не знать своей даты смерти. Но чернокрылые решили иначе. Но разве это повод унывать? Просто нужно поторопиться жить. А там ... будь что будет.
   Дверь камеры скрипнула, и на пол упал мешок, в котором едва ли можно было узнать Лонгина. Однако, рык и шипение в комплекте с бешено смотревшими нетипичными глазами не дали усомниться. На нем не было ни одного живого места, но в этот раз раны были не беспорядочными, как в случае с победой рабов под действием кинжала Парацельса, а целенаправленными. Их наносили, желая причинить как можно больше боли. Чешую сорвали, на спине не оказалось ни лоскутка здоровой кожи, живот и бока разорваны, из ран блестели внутренности.
   Из мата тюремщиков блондин узнал, что кого-то зверь таки достал. Убил, нет, неизвестно, но потрепал точно. Не успели дверь захлопнуть, как взбешенный зверь вскочил с пола камеры и бросился на решетку. Кровь вытекала из него, лишая сил, но это не останавливало Лонгина. Всем своим существом он желал разорвать своих мучителей, и не важно какую цену за это предстоит заплатить. Жаль демоны вовремя отпрянули от решетки, и их не достали когти. Сталь едва заметно прогнулась под бешеным напором зверя. В этой камере сталь была необычайно прочная, закаленная кузнецом, способным, как и алхимики, но жившим до них. Лонгин не мог сломать эту решетку - не в его состоянии.
   А затем глаза с вогнутым зрачком скользнули по решетке, стене и остановились на единственном живом существе в камере - на Луллие Раймунде.
   Юный демон сжал зубы, готовясь принять удар. Он боялся. Слишком хорошо видел свое будущее в глазах озверевшего друга. Причиной таких мыслей также служила недавняя ссора.
   Стремительный бросок. Голодный взгляд. Боль. Перед глазами заплясали разноцветные круги. Истерзанное тело тесно прижалось к его груди, с силой вжимая в стену. Белые, будто выцветшие волосы, заляпанные кровью, попали на лицо. На губах застыл вкус металла.
   - Лонгин, - голос дрожал, в глазах неверие и ужас. - Ты ... - зубы сжались совсем рядом с горлом, на плече. Демон смотрел на свои трясущиеся руки и не мог решить, как поступить. Раймунду было страшно. Но его друг вновь не собирался убивать его. Если бы он хотел, Луллий уже был бы мертв. Определившись, руки Раймунда легли на плечи друга и сжали пальцы. - Остановись, - на выдохе. - Все хорошо, - успокаивал он. - Я с тобой. Прости, что сорвался.
   В ответ неуверенные объятия. Дыхание, шевелившее волосы. Три глотка крови и Лонгин отстранился.
   Было сложно не вздрогнуть, смотря в глаза с нетипичным зрачком. Луллий дрогнул, когда с его подбородка слизали кровь, оказалось он прокусил губу. А затем зверь доверительно уложил голову на колени молодого демона, позволяя коснуться шеи. Голодный зверь уснул. В глазах Лонгина появилось более знакомое выражение растерянности.
   А страшные раны, нанесенные пытками, словно по волшебству исчезли.
  
   Долгие дни проходили в ожидании для Луллия и в пытках для Лонгина. Последний приводил в ужас даже заключенных. Волокли его в камеру невменяемым и еле живым, а на следующий день он был уже целехоньким. И за все время тот, кого тюремщики в шутку назвали лилианом, ни чего не сказал, только шипел, рычал и отрывал куски у не успевших увернуться.
   Однако, даже в таком плачевном состоянии этот зверь узнал много для себя важного. Копье было у главного тюремщика, мечтающего нажиться на знаниях алхимиков, по чьей указке его и пытали. Из разговоров тюремщиков Лонгин узнал - за Луллием идет некая важная персона, и он нужен живьем.
   Пытки - это не впервой и можно было бы терпеть, если бы только их кормили. Он выпил крови из Луллия более чем достаточно. Еще один раз укусить и юный алхимик умрет. Болезнь и без того съедала все силы. Крови было уже мало, чтобы накормить чудовище подобное Лонгину.
   - Я голоден! - кинулся на решётку зверь. Его зубы вцеплялись в сталь в попытке перекусить ее, но начали крошиться от нехватка кальция. Агония набрала обороты, и затуманенный разум уже не контролировал положение вещей.
   Под аккомпанементы крика друга, Луллий сполз по стене. Хотелось спать. Дышать было труднее обычного. Сказывалась большая потеря крови. Решение, принятое накануне, было безумным и по-своему отвратительным, но Раймунд не жалел. Он уже умирал.
   Выступающий камень стал ножом, который с легкостью разорвал кожу на запястье. Зверь повернулся и пошел на запах. Обычно узкие вогнутые зрачки расширились и походили формой на каноэ.
   - Ешь ... - коротко прошептал Луллий, протягивая руку. Смерть придет в любом случае, но у его друга по крайней мере будет шанс. И пусть потом будет ненависть. Пусть презирает за слабость. Но выживет. Закрыть глаза и постараться вырубиться от боли раздираемого на части тела. - Съешь меня.
   Луллия прижало к стене. Сладкий аромат пищи дурманил зверя, он манил и приглашал к столу. Юноша болезненно выдохнул, ощутив зубы на своей шее.
   - Словно вампир, выпьешь досуха? - его голос старался не дрожать. В ответ тело вжали в стену с новой силой, а зубы сжались чуть сильнее. И демон не сдержал болезненный выдох. Шея перестала интересовать демона, и он лизнул подбородок друга, с которого вновь капала кровь. - Ты уж определись: съесть меня хочешь или изнасиловать, - слабо усмехнулся Луллий. Даже под руку с чернокрылым он не мог избавиться от своей улыбки.
   - Ты мой друг, - внезапно вопросительно прошипел сведенный с ума голодом зверь. - Да?
   - Наверное. - Слабый неуверенный ответ. И слабая улыбка.
   - Условия? - наклонил голову в бок Лонгин.
   - Чтобы ты всегда был рядом.
   - Многого хочешь! - фыркнул зверь.
   - Я этого не отрицаю, - объятия. - Просто будь рядом. До самого конца. - Мутные голубые глаза смотрели сквозь. - Сделай это для меня. Мой конец.
   Лонгин не сразу понял, о чем его просят. Но даже поняв, не мог поверить. А Луллий сипло выдохнул и уронил голову на плечо друга. Еще одного приступа этот юноша просто не переживет. Это знал и Раймунд, это понимал и Лонгин. Нужно было действовать быстро. Разорвать свое запястье и напоить кровью. И плевать, что это вампиризм в чистом виде. Главное, чтобы этот белокурый демоненок прожил дольше. Он не должен был умереть здесь! Только не так! Только не здесь!
   Голод кружил голову, но чешуйчатый упорно отдавал свою кровь. И не важно, что в мире не существовало вампиров, были те, кто мог пить кровь и отдавать ее. Такова была плата за общество друг друга.
   Молодой алхимик открыл глаза, пытаясь отвернуться, но Лонгин держал крепко. Каждая капля бесценна, и просто так он ее не собирался разбазаривать. Держал Луллия, пока взгляд того не прояснился, и сопротивление не стало более действенным. Значит, кровь подействовала. Даже если это была временная мера, чешуйчатый был рад.
   - Убить меня хотел? - белые волосы стояли дыбом, губы в крови, в глазах паника.
   - Нет, но именно об этом ты вроде просил, - рассматривая довольно бодренького блондина. - Как самочувствие?
   - Лучше, чем твое, - в глазах Луллия отразился Лонгин - прототип кощея бессмертного.
   При последнем походе в пыточную удалось узнать, что за Луллием придут сегодня, а, значит, действовать нужно немедленно. К тому же, встречать гостя, пришедшего за Раймундом, вышла большая часть охраны. Это давало реальный шанс на побег.
   Тюремщики при последнем обходе видели насколько плох был Луллий и не ждали от него действий. Лонгин так же не отличался здоровьем, хоть и пугал своей живучестью. На это и повелся расчет.
   Дверь распахнулась, и вошли трое тюремщиков. Увидели они пленных по разные углы камеры и направились к мирно лежащему Лонгину, и уже приготовили свою магию цепей, как ... полумертвый Луллий бодренько вскочил и оказался сзади одного из тюремщиков. Несмотря на скромные физические силы, были у молодого демона в наличии трюки, которые спасали в битве и не раз. Кровь Лонгина подарила немножко сил для простейший магии. Ладони на виски выбранной жертвы, и тот дергается, как от электрического разряда. И бросается в бой на своих товарищей. А именно на мага, который скрутил своими живыми цепями Луллия. Потеря концентрации мага оборачивается свободой шестого алхимика. Один тюремщик лишился головы. Другой бросился на Раймунда, контролирующего его коллегу. Это заставило Луллия отпустить контроль и бросить в нападавшего камень. Тот вышиб тюремщику глаз. Вой боли обрывается хрустом шеи - Лонгин быстро мстил своим мучителям, заканчивая их физическое существование в этом мире.
   Это был быстрый бой.
   - Стой, - остановил друга Лонгин и быстро сожрал голову у самого первого убитого им тюремщика. Эта картина заставила молодого демона поморщиться и отвернуться. Дальше чешуйчатый забрал его одежду и когтями располосовал тело трупа.
   - На кой ты это делаешь? - не выдержал Раймунд.
   - Маскирую труп под себя, - последовал ответ. И Лонгин уже подошел ко второму трупу, напоминающим Луллия своей статью.
   Два трупа были брошены в соседнюю камеру. И вот двое охранников шествуют по коридору, стараясь не смотреть на несчастных, рассаженных по камерам. Путь был не долгим, начальник этого этажа, вернее его кабинет, был не далеко от пыточной, так что Лонгин шел уверенным шагом, несмотря на душащую темноту. В отличие от начальника, копье было в кабинете. Он его и не сильно прятал. А зря. Можно было уходить прочь из тюрьмы, больше пленникам здесь ничего не нужно было.
   Если бы не одно "но", явившее себя в виде ангела, их побег бы удался. И алхимики вошли бы в историю, как первые бежавшие из Шибальбы.
   В тюрьме был лишь один способ выйти. Наверх по лестнице. Вот подъем наверх и не удался.
   - Давно не виделись, - раздалось из темноты лестничного прохода. - В этот раз тебя зовут Раймунд Луллий? Не так ли, мой старый друг?
   Молодой демон остановился столь резко, что чешуйчатый в форме охранника врезался в него, создавая звук столкнувшихся кастрюль. Лонгин еще не видел столько ужаса в глазах своего друга. Только заглянув в них, он схватил того в охапку и бросился обратно, кубарем скатываясь с лестницы. О ступеньки приложились оба.
   - Идиот!
   - Идиот.
   - Кретин!
   - Кретин.
   - Хватит со всем соглашаться!!!
   - Хв ... Тьфу ты! Короче, где выход?
   Только поняв, что не уверен сколько поворотов и в какую сторону и по каким коридорам пробежал, Лонгин отпустил Луллия с рук. Затравленно оглядываясь, демон и тот, кто не принадлежал ни одной из рас, бросились по боковому коридору. Но не успели они пробежать до следующего поворота, как впереди показались стражники, не менее десятка. Со скрежетом когтей по каменному полу пленники затормозили и пустились в обратную сторону.
   Поворот. На пути зазевавшийся стражник. Удар в корпус и прыжок через вырубленное тело. Резкий тормоз в виде тупика. Лонгин поддержал едва не свалившегося младшего демона. Оба уставшие, взмыленные, шипящие проклятия, голодные, больные и не знающие как быть дальше, куда бежать.
   Вернуться назад и бежать по новому коридору. Слышать, как где-то кричат стражники, вопят заключенные, и стучат сапоги по полу.
   - Черти рогатые, - ругнулся Луллий, едва не столкнувшись со стражником в темном коридоре. Рогатый черт как раз зажег факел, чтобы оповестить всех стражников о пленниках.
   - Они здесь, - закричал тот, за что получил когтями по морде.
   Не прошло и десяти минут как беглецов взяли в кольцо. Двое против тридцати. По всей видимости, охрана сбежалась со всех этажей и еще не все подошли. За время бега состояние Луллия начинало понемногу ухудшаться - действие крови заканчивалось. И вот сейчас, ощущая близость гибели и спину друга, Луллий печально улыбнулся. Он заранее знал, его смерть близка. И нечто внутри дернуло за выключатель, позволив напоследок воспользоваться ранее лежащей без дела силой. Молодой демон издал жуткий рык, достойный демона-генерала, и бросился в бой.
   Берсерк! Понял Лонгин, отвлекшись на секунду, и с ноги выбил челюсть первому нападавшему. Присел и, распрямившись пружиной, бросил свое тело в ближайшего врага. Если бы только было немного времени съесть кого-нибудь из этих демонов и чертей, то победа была бы у его ног. Но судьба подло давила массой. Прыжок, по головам, найти глазами Луллия и убедиться, что тот беснуется не по-детски, в кои-то веки, остервенело вцепляясь во врагов короткими клыками и когтями.
   Наблюдать Раймунда в таком приподнятом боевом духе было даже приятно. Если не учесть, что он впервые в своей жизни впал в демоническую ярость и не контролировал свои действия. В данный момент он не помнил, что он борется за жизнь себя и друга. Борется за желание умереть не в этих казематах. Бился и убивал ради возможности еще раз увидеть искусственное солнце Ада, которое когда-то Парацельс сам воздвиг на искусственный небосклон. Сражался ради иллюзии вновь быть с алхимиками и одним из них.
   Но умер, успев улыбнуться.
   Лонгин все видел, но не успел вмешаться. Он был слишком слаб. Всегда, когда ему была нужна сила, он был чем-то ослаблен. Всегда, когда тех, кого он любил и пытался уберечь, убивали, он даже не мог отомстить.
   Ангел в темной мантии, с прикрытым маской лицом медленно обошел сражавшихся. И стражники, подчиняясь молчаливому приказу, расступились. Луллий только услышал шелест крыльев, и в его груди внезапно стало очень горячо. Лонгин вырвался из оцепления тел и застыл в приступе ужаса, закричав от бессилия. Луллий был безжалостно насажен на меч, который попал точно в сердце и пробил стену за спиной молодого демона. А ангел нагнулся над умирающим и прошептал нечто, от чего глаза Раймунда раскрылись сильнее. Но смотреть Луллий продолжал на Лонгина. Видя отчаяние друга и зная о скорой смерти, все, что он мог, это подарить ему последнюю улыбку.
   Шипение, намешанное на рыке дикого зверя, и прыжок на ангела. Белокрылый успел обернуться, не ожидая нападения, и его маску снес мощным удар когтей, вместе с половиной лица.
   Дальше, мужчина не обращая внимания на покалеченного ублюдка, вытащил из груди демоненка белый меч, увитый виноградом. Прижать к себе его еще теплое тело, заглянуть в расширенные зрачки, стер большим пальцем кровь, стекающую из уголка рта. Свои раны, которых было сотни, казались далеким отзвуком боли которую можно было испытать только душой.
   Луллий Раймунд был мертв. А его убийца уже поднимался. Стражники также не стояли без дела. И новая волна бросилась на шестого алхимика, но подавилась своей кровью. В руках Лонгина копье окрасилось красным. А затем оно замерцало слабым светом. На большее сил просто не хватало. Но даже такой удар сотряс стены, покалечил и размолол в фарш рядом стоящих, выжившие обезумели и бросились на собственных товарищей.
   Тело Луллия было уложено на холодный пол. Дешевый амулет из хрусталя, заточенного под клык, свесилось на бок утопая к крови мертвеца. А покрытое чешуей создание расправило крылья. Один взмах несоразмерно огромных крыльев и нападавших разметало по сторонам. Целью шестого алхимика, являлся ангел, убивший Раймунда. И его он собирался забрать на тот свет, даже если после и сам сгинет.
   Ангел успел спасти себя от атаки копья. Он был поражен силой оружия. Кинжалы больше не казались сильными, теперь копье было желанным для этого крылатого. В нем хранилась тайна, которую так желал белокрылый. Поэтому он сам вышел к Лонгину.
   Лонгин его узнал.
   - Астарот, - прошипел он, ликуя. К этой мрази у него были особые счеты.
   - Знаешь меня? - Удивился ангел, держась за изувеченную часть лица. - Впрочем, это не важно. Отдай мне копье!
   - Тебе нужно оно? - насмешливо демонстрируя вновь загорающееся алым орудие. - Так найди его.
   Раздался скрежет, от которого завибрировала сталь, а копье перемещалось в пространстве, в неизвестность! Ангел, сузил горящие гневом глаза отрывая руку от покалеченного лица.
   - Убить его!
   За брошенными в атаку телами уже не было видно желанной жертвы. Сколько не тяни руки, а не достанешь. Это как тонуть, но в собственной крови. Боли нет, есть лишь отчаяние. Не дотянуться... Солнце уже поднялось над миром Ада. Но в тюрьме всегда темно.
   Сколько не бей, а он поднимется. Сколько не руби, к ранам нет внимания. Астарот уже ушел, опечаленный потерей копья.
   "В общем, это еще ничего не значит. У каждого алхимика было по орудию. Стоило их найти. Лук Луллия и кинжалы Парацельса, полутораручный меч Агриппы уже есть. Осталось добыть алебарду и мечи. Времени и сил достаточно. А главное находится вот в этом белом мече-ловце. Душа, ради которой пришлось повозиться. Глупо вышло. Значит, в теле демона его душа не может жить долго. Однако, это оказался полезный опыт. Нашлось такое потрясающее оружие, как копье, которое проделало в Аду дыру. А значит, оно могло бы помочь в достижении цели". - Так думал Астарот, удаляясь с места битвы. Дальнейшая судьба покрытого чешуей алхимика и стражи его уже ничуть не волновала.
   Лонгин продолжал битву. Один из тюремщиков резко приказал всем расступиться, и его послушались, а плита, на которой стоял Лонгин, перевернулась. Крик, лязг цепей, голоса сверху, желающие ему сгнить, подранные крылья, расплывающаяся отстраненность от реальности. И вот, обессиленное в физическом и душевном плане, тело покорно весит на крюках и цепях. Больше ничто не имело значения. И эта холодная, сырая камера станет его могилой.
   Он начал новую жизнь, чтобы забыть о старой боли. Но прожив всего столетие, испытал всю ту же боль. Лонгин потерял того, ради которого стоило жить.
   А стоит ли пытаться снова?
   Глаза закрылись. Он слишком устал для борьбы ...
  
   Звон цепей. Чей-то голос. Грохот. Удар о пол. И некто живой рядом. Неважно, как тебя зовут, неважно, кто ты. Ты не один. Даже если сил нет, нужно отыскать резерв и вытащить девушку с белыми крыльями из рухнувших на нее цепей. Она тянулась к этим таблеткам - дать их. И ждать, когда глаза цвета неба раскроются, как единственное светлое напоминании в этой непроглядной тьме. Ты точно знаешь, эта девушка станет тебе близким другом, и неважно, как тебя и ее зовут.
  
  Глава 23. Доверие.
  Доверяй всем, но хорошенько тасуй карты. Финли Питер Данн
  
   Асмодей осатанело драл когтями дерево, пока то не рухнуло, но взял-таки себя под контроль. Что нельзя было сказать об остальных. Ангелы разделились на две группы: те, кто еще был под воздействием магии, и те, кто пытался их образумить. Ангел с дубиной - Суфал - быстро привел коллег в чувство дедовским методом. Правда, оглушенные собратья ему спасибо не сказали. Группа Рая первой покинула сквер и занялась поисками обладателей копья. У демонов все оказалось немного хуже. Они впали в состояние берсерка и начали драть друг другу глотки, затем напали на Асмодея. Так что король Ада оказался по уши в делах, проморгав уход крылатых. Зато несмотря на бой с Каином, он видел Верджа - темную лошадку одной мощной организации, с которой не хотелось портить отношения. Поэтому, не зная их планов и не видя препятствий с их стороны, Асмодей не предпринял никаких действий по отношению к демону. Однако, это не значило, что их не будет в будущем. По слухам, это организация имела карты против Астарота. Также известно, что демоны этой организации были во всех кругах. Вердж - один из связных, открыто действующих во благо своей организации, и его прикрывает Балам - третий король Ада.
   Все эти мысли заставили скривиться и бросить наполненный яростью взгляд в сторону Верджа, хотя тот уже ушёл на значительное расстояние, но Асмодей точно знал в каком направлении и с какой скоростью. И очень жалел, что не может сорваться и убить этого шпиона, прикопав труп, и заверить всех, что так и было.
   Генерал Вердж снял темные очки, при помощи которых не попал под действие света копья, и усмехнулся на пришедшую к нему темную энергию от первого Короля, в которой читались "наилучшие" пожелания, зачесал когтями черные волосы и не спеша продолжил идти в сторону, где должны были находиться чертовка и ангел. За ним по пятам шел его бескрылый друг, который от волны чужой энергии весь напрягся.
   - Он ничего не сделает нам, не напрягайся, Бальтазар. Наведайся к нашим друзьям и скажи, чтобы были готовы к принятию гостей.
   - Думаешь, детки примут приглашение? - удивился бескрылый демон.
   - Думаю, у них не останется выбора. - И задумчиво добавил, - но следы за собой сотри, мало ли...
   Демон Бальтазар исчез из этого мира, возвращаясь по портативному телепорту. Вердж продолжил идти, чувствуя присутствие искомых нелюдей. Герань и Агрель были задержаны группой Агаллиарепта. Они не сопротивлялись и ничего не говорили. Их и не спрашивали. Лишняя информация - лишние нервы. Агаллиарепт задумчиво осматривал небеса, проходящих недалеко людей и все глубже погружался в невеселые мысли о будущем. Например, он в упор не знал, что делать с этими двумя. А доложить Асмодею - это все равно, что отправить на плаху. Но и отпустить их просто так нельзя - тогда на плаху пойдут уже следопыты.
   - Давно не виделись, Агаллиарепт, Ботис, Гузоин, Элелогап, - поприветствовал всех Вердж и неспешно подошел вплотную к начальнику тайной службы. На это действие Ботис, Элелогап и Гузоин не отреагировали. Они хорошо знали Верджа и его способности. А так же то, что он никогда не нападал в темную - предпочитал честные схватки. Если быть откровенным, то схваткам Вердж предпочитал бокал крепкого, теплый камин и стопку книг.
   - Давненько, - отвлекаясь от неба, ответил Агаллиарепт и протянул для рукопожатия руку. - На чьей стороне участвуешь? - сразу к делу.
   - Не на Асмодеевой, не волнуйся, - поспешил с ответом генерал и посмотрел на понуро сидящих на лавке Герань и Агреля. - Напротив, мы поддерживаем королей, проголосовавших против поиска копья.
   - Понятно, но зачем ты здесь? Не поболтать же?
   - Разве что за парой бокалов и вновь попытаться уговорить тебя вступить к нам, - с улыбкой. - Однако, ты прав, сегодня у меня конкретная цель. - Кивок на прислушивающегося Агреля и прижимающуюся к нему Герань. - Дашь пару минут поговорить с ними?
   - А пары минут хватит? - сложил руки на груди начальник тайной службы. И дал команду своим оставить Верджа и задержанных наедине. - Они твои насовсем. Когда закончишь, закинь обоих в Рай.
   - Будут проблемы, вали на меня, ты же знаешь...
   - Всегда найду выход из трудного положения, - закончил за него Агаллиарепт.
   Команда следопытов, как ни в чем не бывало, покинула задержанных и медленно направилась в сторону Асмодея. Задержанные больше не являлись их заботой к великой радости Агаллиарепта. Как и у всех, в этой игре у следопытов шестого отдела были свои цели. Не дать Асмодею завладеть копьем, участвуя в его партии. Агаллиарепт совпадал во взглядах с Верджем. Однако, не поддерживал их полностью, ибо желал избавиться от копья или "потерять" его, так, чтобы оно не попало к верхам. А Вердж принадлежал к группе, которая также не желала отдавать копье Асмодею, но желала его использовать для достижения своих интересов.
   Генерал Вердж проводил старых боевых товарищей взглядом и вновь вернулся к лицезрению задержанных черта и ангела. Нужно было выплатить за недавно полученную информацию.
   Некая бескрылая навигаторша связалась с ним и выдала координаты Алины, в комплексе со стопкой полезных сведений. Естественно, не бесплатно. Разменной монетой были спутники Алины. И просьба соорудить им алиби и оказать всякую поддержку. Марьен сделала все, что могла. Она знала, что у нее могут быть более чем серьезные неприятности, но не горевала по этому поводу.
   - Мисс Герань и Мистер Агрель, генерал Вердж к вашим услугам, - легкий поклон.
   Герань соизволила-таки обратить внимание на происходящее. И, шмыгнув носиком, сосредоточила взгляд на демоне. Агрель с самого прихода осматривал Верджа, пытаясь понять его намерения.
   - Я общался с вашей подругой пару минут назад и должен сообщить вам, что она и ее компаньон успешно ускользнули.
   - Мы не знаем, где они! - тут же ответила Герань на предполагаемый вопрос и нахмурилась.
   Вердж улыбнулся.
   - Я тоже не знаю где они, но уверен, где будут через некоторое время. Так что, у меня не так много времени, которое я могу потратить на вас.
   Агрель напрягся. Что от них хочет этот демон?
   Генерал продолжил.
   - Ей, в отличие от вас, в данный момент ничего не угрожает, - ангел и чертовка напряглись. - Вас же объявят изменниками, если обнаружится ваша причастность к поиску копья.
   - Но ни я, ни Герань не причастны к поиску копья, - возразил Агрель.
   - Однако, вас видело много ангелов и демонов шестого отдела. На убийство приспешников Асмодея закроют глаза. Однако, вы открыто поддержали Алину и ушли с крыши вместе с ней. Ангелы видели это и их голос перед советом будет решающим. И даже, если вы сможете объяснить свое поведение и расскажете при каких обстоятельствах в руки Алины попало копье во время атаки в офисном сооружении, сам факт вашего присутствия выглядит слишком подозрительным. Карты ложатся так, будто вы пришли специально в мир людей, дабы помочь Алине. То есть, вы непосредственные участники гонки за орудиями власти. Вот, что они видят. Ваша участь печальна.
   Краснокожая оскалилась. Положение дел стало ей достаточно ясным. Но она помнила письмо Алины, а именно указанные ею пункты действий, чтобы избежать худшего. И первый пункт - любыми средствами попасть в Рай, они завалили, угодив в лапы Агаллиарепту.
   - Вы можете предложить нам альтернативу? - Агрель чувствовал подвох, но не мог понять, в чем он заключался. Но также это была возможность, которой стоило воспользоваться. - Что вам с этого?
   - Раскроем карты - доверие Алины. Думаю, она согласится оказать нам услугу, если узнает, что именно МЫ помогли вам со снятием обвинений.
   - А МЫ - это кто? - спросила Герань, переглядываясь с задумчивым Агрелем.
   - Четвертая сторона в охоте за копьем, - ответил Вердж, не скрывая намерений, но и открыто не называя свою организацию.
   - Расскажите свой план, а мы подумаем, - объявил решение ангел, взглядом прося Герань помолчать.
   - Агаллиарепт воздержится от дачи показаний на вас, это я могу гарантировать. Не в его стиле брать на себя больше головной боли, чем есть. Демоны Асмодея плевать хотели на все правила и приличия, основная масса сама находится в розыске, так что их даже спрашивать не станут. А вот ангелы шестого отдела становятся большой проблемой. Как известно шпионам, ангелы разделяют взгляды королей Ада, желающих избавиться от копья. Сегодняшние их действия дали понять - им и дела нет, кому будет принадлежать орудие власти, лишь бы не Вельзевулу или Асмодею. Вариант с вашей подругой и ее контрактором показался им не таким плохим. Возможно, они знают нечто недоступное нам. Однако, атака копья десять минут назад здорово попортила их нервы. Так что, как бы они не захотели стереть копье, Алину и ее мужа в порошок, избавятся от угрозы самым действенным методом. - На этом слове Вердж хлопнул в ладоши, Герань и Агрель вздрогнули. - Неважно, кто будет молотом, а кто наковальней. Ваши друзья посередине в любом случае. И преследуют некую неизвестную никому цель. Они продемонстрировали силу копья, но никого не убили. И продолжают бежать. При этом сбросили вас, простите, нам. Учитывая то, что я слышал о ваших отношениях, это означает - задуманное Алиной куда опаснее вашего нынешнего положения.
   - Короче, Склифосовский!!! - не выдержала словесного излияния Герань. - Нам твое мнение...! - рот ей зажала рука Агреля.
   - Скажите, что вы предлагаете нам.
   - Защиту.
   - Каким образом? - с трудом удерживая вырывающуюся чертовку, собирающуюся послать Верджа с его защитой по известному адресу.
   - Я буду вашим алиби, - Вердж самодовольно улыбнулся. - Вернее, вы скажете своему начальству, что генерал Вердж, - жест рукой на себя, - имел встречу здесь, - распахивая руки, указывая на плохо освещенный сквер. - С вами, - указывая на Герань.
   - С какого перепугу!? - вырвалась-таки чертовка, укусив своего любовника.
   - Скажете, что свидание.
   - С тобой?
   - Со мной, - с кивком.
   - Угу, - задумалась Герань. - И как же тут очутился Агрель?
   - А он ревновал, вот и прибежал.
   - И что было потом? - хвост резко ударил по асфальту.
   - Думаю, он разозлился и...
   - Агрель, "Фас" этого засранца!
   Ангелу не нужно было повторять.
   Через пару минут Вердж сиял синяком на правом глазе, Агрель на левом.
   - Бис! Требую повторения концерта! - орала развеселившаяся бестия.
   На нее нехорошо посмотрели.
   - Теперь правдоподобно? - уже менее радостно спросил генерал. Для него оказались неприятной неожиданностью способности Агреля. За болтовнёй Вердж забыл, что этот ангел точно такой же боец, только отставной. А когда мужчины оценили свои силы, краснокожая начала говорить, что никто не поверит без пары синяков. Пришлось понаставить. Но парой дело не обошлось - увлеклись.
   Алиби было составлено, план оговорён, телепорт в Рай настроен. Портативные врата разинули зево, приглашая зайти. Герань обернулась, надеясь заметить где-то среди домов Алину. Рогатая не знала, что в данный момент Алине снился сон о далеком прошлом, которое было многие тысячелетия назад.
  
   Каин откровенно нервничал, стараясь держаться от окон подальше, забился в угол выбранной комнаты. Все встало на свои места. Тот меч и эта странная сила притяжения друг к другу. На его руках была Алина... Луллий. Нет, это была Алина. Нельзя забывать, что Луллий умер. Его... ее доброта вновь вела за собой. Вновь грела. Даже тогда, излучая свет, сейчас являясь его источником, Алина внезапно приобрела для Каина еще большую ценность, которая не медля выразилась в совершенно невесомом прикосновении подушечками пальцев к лицу девушки. Очерчивая, запоминая линии, мужчина неожиданно грустно улыбнулся. Он уже никогда не заговорит с вечно докучающим своей назойливой любовью Раймундом, никогда больше не увидит его улыбку и никогда более не получит второго шанса его спасти. Но на его руках было наследие души Луллия - Алина. Эта девушка здесь, с ним, и ее он может защитить, увести прочь от вновь повторяющегося проклятья. Найти и добить виновного в ее страданиях. Однако она не была Луллием Раймундом. И он не мог относиться к ней как к Луллию, но мог ценить даже больше. Мог спасти. Мог уберечь.
   Каин прижал к себе теплое тело сильнее. И ощутил давление под одеждой янтарного клыка Раймунда. Как напоминание о прошлой потере, Каин носил амулет на шее. На губах застыла грустная улыбка. Только увидев Раймунда, он понял, перед ним самый близкий друг, с которым уже пройдено достаточно дорог. Только увидев тело нефилим без сознания в той камере, он понял, они пройдут жизненный путь вместе. Ведь он привязался к этой девочке, когда еще не знал, что она была столь важна для него в прошлой жизни. Но он увидел в ней иной образ, живший еще до Луллия. И Каин получил подтверждение своим мыслям еще в Эдеме.
  
   - Не оставляй ее одну, - Херувим наблюдал за уходящей Алиной. Девушка шла к краю Эдема.
   - И не собирался, но мне нужно знать. - Каин смотрел точно на Херувима, будто пытался разглядеть нечто иное за показательным спокойствием.
   - Является ли она Люцифером? Что тебе с этого знания? - В голосе проскользнул укор. - Алина прошла долгий путь, и имя отправной точки не должно волновать тебя?
   - Но волнует! Эта девочка... я собираюсь забрать ее. Но я должен знать точно, она была первоначально Люцифером? Она ли заботилась обо мне в далеком прошлом, ради нее ли я пошел на тот отчаянный поступок? Скажи мне, Херувим.
   Белокрылый склонил голову.
   - Мое непокорное творение, с которым ты на пару сбежал на Землю. Да. В этой девочке душа Люцифера. Однако...
   Договорить ему не дали. Каин получил ответ на свой вопрос и, развернувшись, пошел в сторону, в которую ушла девушка. Ушей достигло продолжение, даже когда он накрыл их ладонями.
   - Однако, этот ребенок уже не он. Не ищи в ней умерших.
   Такие мысли появлялись в голове, даже желание заставить вспомнить Алину о прошлом, рассказать. Но Каин сжал зубы, подавляя раздражение. Нельзя думать так, белокрылый прав. Алина это Алина. И мертвые не должны мешать ее судьбе.
  
   На его руках была Алина, Луллий и Люцифер. Нет, только Алина. И только о ней он должен был думать, воспринимая как отдельную личность.
   Девушка заворочалась, просыпаясь. В ее глазах застыл страх, смягченный присутствием Каина. Она нервно оглядывалась по сторонам, не вполне понимая происходящее. Возможно, даже своя личность была для нее недоступна. Мужчина видел на лице жутковатую неопределенность. Такое бывает, когда тебя ставят перед ужасающей действительностью и дают три секунды на решение проблемы и нужна помощь близких, чтобы решить эту проблему.
   - Алина, - сделал Каин выбор за нее. Лицо блондинки прояснилось.
   Когда он вспомнил все, то не был до конца уверен, как себя вести и как себя звать. Но имя, данное ему недавно, стало привычным. Тогда девушка позвала его по имени, и он решил для себя дальнейшую судьбу.
   - А, - неопределенно. - А ты кого-то другого ждал, - стараясь улыбнуться. - Где мы?
   Каин ответил:
   - В относительной безопасности.
   Не удовлетворившись постным ответом, Алина нервно переплела растрепавшуюся косу и выглянула в окно. Определила, что находятся они в недостроенной многоэтажке. Осмотрелась. В углу куча комбинезонов, сложенных на потрепанном матрасе, вокруг полно тряпья, но мало строительного мусора, что говорило о ночевке в этих стенах бродяг или рабочих. В любом случае, погоня сможет их найти через некоторое время. Возможно, у них меньше часа. Сердце сменило бешеный ритм на ритмичные постукивания.
   Она уже хотела обратиться к своему контрактору с просьбой поскорее убраться из столь ненадежного укрытия, как заметила его взгляд сосредоточенный на копье. Алину настораживали действия мужчины: поглаживания рельефа и косая улыбка. Ей были не ведомы мысли этого мужчины. Она не знала, что его улыбка адресована частичной радости за Алину. Частичной от того, что и Луллия он был не прочь увидеть. А затем улыбка стала победоносной. Он решил, как использует копье. Алина же воспрянула эту улыбку и его действия, как конец их игры в дружбу. В пользу теории выступило полное игнорирование Алины в данный момент, будто она в раз стала ему не интересна.
   Белокрылая выровняла дыхание и закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться не на мыслях о том ужасном мече, не о внезапном страхе и нахлынувших беспорядочных образах. Однако, перед ее глазами все мелькал и мелькал обрывающий ее жизнь меч, который недавно держал Асмодей. Она вновь испытывала эту боль заточения и вновь была силком заключена в новую оболочку. А затем вновь смерть.
   В голове была нереальная каша, венцом которой стали мысли о смерти. Подавляя тошноту, девушка закусила губу. Ее крылья бесконтрольно трепыхались, разбрасывая перья. Алина вновь и вновь засовывала их в астрал, но они вновь и вновь появлялись. Это слегка напоминало безумие. И безумие прогрессировало наполняя голову мыслями о смерти. Одно крылатая поняла точно - она не желала умереть от того меча! Только не от ловца!
   Смерть никогда ее не пугала настолько, как она испугалась конкретной гибели от того ловца душ. Нет, больше она не хотела этого. Круговорот душ был придуман не просто так. И если Алина хотела стать его частью, ей нужно было спасать себя. Вернее, измученную душу. Даже пророчество того мелкого ангела говорило о том, что ей лучше сгинуть во благо всего трехмирья.
   Думать рационально мешали посторонние мысли. Они будто шумы в голове, старающиеся высказать свою точку зрения, их было много и всех их сложно заткнуть. Белокрылая начинала верить в свое сумасшествие все сильнее. Особенно учитывая последние угнездившиеся в своей голове мысли о вариантах "спасения души".
   Каин казался поглощённый своими мыслями, однако искоса наблюдал за метаниями подруги. Он видел ее растерянность, боль и страх, но не умел успокаивать. Даже не знал как это делать. До этого момент чешуйчатый верил в рациональность мышления подруги.
   - Каин, - позвала она. - Вот цель и достигнута. Твоя. - На нее покосились. - Копье тебе было нужно, сильно. Видела. И вот оно, в твоих руках. Не хочу спрашивать, зачем оно. Но уж точно не для помощи мне. - Рваные предложения резали слух. Для того, чтобы услышать ноты истерики, не нужен был слуховой аппарат. - А нужен ли он мне? Или эту идею мне вбили добрые самаритяне, усыновившие меня много сотен раз. Или это я такая повернутая. Я искала творца? А зачем я его искала? Претендую на трон? Или может рожу набить охота? Сама не определилась. Так к чему мне себя дальше мучить!? Каин, скажи, к чему мне мучения!!? Что я сделала не так!!? Что такого ужасного совершила, что была предана!!? Меня убивали, резали, пытали и заставляли перерождаться в угоду ИМ!!! Я не хочу, я не могу, я не буду!!!
   Звонкая пощечина прекратила истерику. За время, пока девушка высказывалась, смотря в одну точку помутневшим взором, мужчина поднялся и медленно подошел к ней.
   - Перестань, - тихий голос Каина превратился в шипение. - Не хочешь искать творца - не ищи. Не хочешь, чтобы делали больно - сражайся. Не можешь - умри!
   Последнее заявление разрезало воздух, сделав его тяжелее. Но нервы шалили не только у Алины, Каину тоже нужно было высказаться:
   - Тяжело ей, пытали ее, убивали ее, мучили! - в голосе был яд, и он отравлял застывшую посередине комнаты девушку. - К чему то, к чему это!? Раз так волнуют вопросы, то ищи кому их можно задать и услышать ответы!
   - Ты, что, не понимаешь? Мне не дадут сбежать! Поймают и... и вновь посадят в ловца. Я вновь буду рождена, забыв ВСЕ! И буду батрачить на своих мучителей! Что у них дальше по плану? Использование копья? Поиск Бога? Уничтожение миров? Я не желаю в этом участвовать!!!
   - Так чего ты хочешь? - оскалился покрытый чешуей, которого Алина все еще считала лилианом.
   - Освободиться, - ответила Алина. Этого она и хотела. Но метод без борьбы был лишь один.
   Каин стоял на расстоянии удара. И смотрел задумчиво, даже зло. От этого взгляда девушку ударило током, весь гнев испарился. А мужчина, к немалому ужасу белокрылой, поставил копье к стене, освобождая руки. И тут он сделал резкий выпад. Алина зажмурилась. Она предполагала такой конец, никогда не строив иллюзий. Выбрав цель и следуя ей, белокрылая преподносила на алтарь многое и свою жизнь в том числе. Однако, жизнь всегда была ей дорога, она работала в отделе самоубийц и презирала тех, кто сводил счеты с жизнью самостоятельно. Смерти полуангел не боялась, но не жаждала ее. Однако, именно так свободу можно было получить в ее случае. Уничтожить тело-ловец, и дух, потеряв вместилище, недолго поскитается рядом. Он уйдет туда, куда ему и положено - чернокрылый не заставит долго ждать.
   Уже приняв все разжёванные самоосознанием факты, Алина ждала удара. Которого не последовало. Разжав веки, нефилим взвизгнула, отшатываясь назад. Каин хмуро взирал на нее почти касаясь своим носом ее носа.
   - А ты думала, я спешу и падаю решать твои проблемы, - с сарказмом.
   - Мог бы и помочь, - скрывая смущение, замешанное на неуверенности и страхе. Смущение успокоило Алину, позволив вырваться из клетки паники.
   - Мне это не выгодно, - сложил руки на груди Каин.
   Алина пораженно воззрилась на контрактора, будто впервые увидела. Что ему может быть не выгодно?
   - Умрешь ты, а мне что делать? - шипение частично обратилось в рычание. Объяснять свои действия чешуйчатому не нравилось. - В одиночестве куковать в мире, которого я толком не знаю, отбиваться от сотен тысяч врагов, прятаться по подземельям и отстраивать бункер, как твой Черный библиотекарь? В таком случае, держи! - И в Алину полетело копье. Она даже вскрикнуть не успела, как оружие тупой стороной ударило ее в живот. От боли перед глазами поплыли круги. - Оно твое. Рой себе бункер или могилу, наколи себя и преподнеси злейшим врагам. Стань призраком и пугай их по ночам. А мне пора, - делая ручкой. - Я возвращаюсь в сырой, темный и "любимый" склеп! - разворачиваясь спиной. - Подожду там бойкую, умную, целеустремленную девушку Алину, которая без страха подала руку помощи едва знакомому демону. Которая целеустремленно рвалась вперед! Плевала на правила и законы! Защищала своих друзей! И вела за собой до этого момента...
   На некоторое время в комнате воцарилось молчание. Оно тягучей, липкой патокой залилось в уши. Нефилим Алина так и стояла, немного сгорбившаяся, держащая копье и с опухшей щекой. По ее лицу текли слезы.
   - Куда делась эта девушка, - был тихий вопрос. - С кем мне идти?
   - Ты пойдешь со мной дальше? - Алина была готова разрыдаться. Когда она сама потеряла веру в себя, с ней был тот, кто продолжал верить за нее. - Но я больше не знаю куда идти. Не знаю зачем мне идти.
   - Тогда поменяемся ролями, - мужчина обернулся. На его губах появилась тень улыбки. - Пойдешь за мной? - Алина робко кивнула вместо ответа? и Каин продолжил. - Даже если скажу, что я - последняя сволочь, которая воспользовалась твоим положением? - Вновь кивок. - Хорошо. У меня есть план.
   Вместо посвящения в свои умные мысли Каин вновь сократил дистанцию. Забрал копье, закутав его в набросанные на полу тряпки. И, мило улыбаясь, приобнял за плечи испуганно пискнувшую Алину.
   - Боюсь спросить, но что за план, - спросила растерявшаяся девушка, наблюдая все более наглую улыбку своего контрактора. - Каин, ответь мне! - Мужчина открыл рот, обнажая десятки острых зубов. И только тут белокрылая заметила, среди острых зубов два еще более острых и еще более длинных. Они по желанию хозяина возникли откуда-то с верхней челюсти, и на кончиках этих острых полупрозрачных иголок появились прозрачные капельки. - Каин, - пискнула девушка и, не получив ответа, резко подняла руку, двинув мужчине по челюсти.
   Клыкастый упал, отплевываясь и держась за горло. Его полный оскорбления взгляд готовил к каре.
   - Укусить хотел! - с опозданием ответил мужчина.
   - Зачем? - с неподдельным ужасом.
   - Надо.
   - Нет, не надо.
   - Уже поздно. В зубах яда нет, зато его полно во рту... м?
   Выражение лица бледного чешуйчатого не понравилось девушке. Алина с надеждой бросила взгляд на окно. Успеет или уже нет? Ответ пристал перед ней, щекоча дыханием лицо. На мгновение все мысли выветрились в неизвестные дали. А поцелуй был коротким, мягким, быстрым и ядовитым.
   - Вот и все, - произнес он с полуулыбкой. - И совсем не больно, да? - касаясь ладонью девичье лицо.
   Нефилим пораженно похлопала глазками, но ответить не успела. Ее одолела на столько сильная усталость, что ноги отказались держать. Каин ловко поймал теряющую сознание нефилим и уложил ту на пол.
   - Тише, не борись с этим, - прошептал он, заметив, как мучается полуангел, стараясь дышать быстрее и произнести хоть слово. Вопреки ее стараниям, дыхание замедлялось, веки тяжелели, а тело отяжелело, не желая шевелится. На глазах появились слезы обиды. - Тише. Тише, - приговаривал ядовитый мужчина. - Скоро все пройдет.
   Он баюкал ее, прислушиваясь к все медленнее бьющемуся сердцу, пока то совсем не остановилось. По всем показателям девушка перед ним была мертва. Он проверил дважды. И только затем перенес ее в стенной шкаф, забросав тряпьем. Затем перенес копье, залез туда сам, укрылся тряпками и, вытерпев судороги, погрузился в глубокий летаргический сон.
  
   Демоны уверенно шли к цели, когда радар внезапно перестал показывать направление. Уверенно светящаяся точка исчезла с экрана слишком резко и не появилась ни после перегрузки, ни после прохождения пятнадцати минут. Уповать на глюк программы или свинцовые стены долго не удалось. В отчаянии демон, державший в руках радар, хлопнул по тому ладонью. Однако, картина не изменилась. Магический след, поставленный Асмодеем еще в автобусе, сохранялся на живом теле в течении двадцати четырех часов, однако потухал вместе с аурой в случае смерти.
   - Они исчезли с радара, - глухо произнес демон. И только после понял, какая будет реакция. Его голова слетела с плеч. Асмодей не любил проигрывать. Тем более проигрывать в играх со столь высокими ставками. Соратники Асмодея держались от взбешённого начальника на безопасном расстоянии, никто не хотел разделить участь безголового трупа.
   Асмодей яростно выдохнул, не было желания думать над возможными неудобствами, вызванными провалом захвата копья. Но возможная потеря места в правящих кругах беспокоила меньше, чем возможность потери жизни. Нужно было срочно найти копье. Король решил с его помощью задобрить Астарота. Условием того ангела была душа нефилим, которая теперь досталась чернокрылым. И копье, которое был шанс отыскать. Асмодей уже жалел, что связался с кем-то столь влиятельным, как ангел Астарот.
   - Разделиться и проверить каждую щель! Куда эти крысы забились и где сдохли?! Найти!
  
   Девушка резко открыла глаза. В голове шумело, как после крепкого алкоголя. Во рту сухость, тело как резиновое, крылья обмякшие, ко всему прочему было тесно и неудобно в этом... где бы она не была. Воспоминания на блюдечке преподнесли "поцелуй" и "смерть". Но мертвой она себя не чувствовала. Нужно было срочно разобраться, где она, что произошло и наказать виновного. Осмотр ничего не дал, ибо там, где она находилось, было темно и тесно. Зато девушка наткнулась руками на нечто похожее на крокодилий чемодан. Ощупала и моментально смутилась. Каин это был, кто же еще.
   Открытым остался вопрос местонахождения. Створка шкафа приоткрылась, дав ответ. Но почему они в шкафу? В голову ударили мифы о любовниках в шкафах. При условии дружбы с Геранью, легенды имели достаточно материальные образы. Чертовка не редко пряталась по шкафам от разгневанных жен своих любовников. От воспоминаний поднялось настроение. Пора было приступить к разборкам со своей условной второй половинкой.
   - Каин, - тихо позвала нефилим, наклоняясь. - Ты... жив? - на поверхностный осмотр мужчина живым не казался. Бледный, холодный и не шевелится. - Очаровательно, Каин, очаровательно, - причитала крылатая толкая его. - Если ты сдох, то я тебя сдам ученым в качестве динозавра. И пусть они разбираются с потерянным звеном, пока ты не соизволишь очнуться. - На толчки и упреки тело не реагировало. - Спящая красавица, ПОДЪЕМ!!! - заорала девушка в самое ухо.
   Каин не просто проснулся, он резко вскочил, стукаясь головой о потолок шкафа, покачнулся от удара и завалился на Алину, чему девушка была откровенна не рада и начала пинаться. Итого, шкаф заходил ходуном, пугая успевших поселиться в здании крыс. Девушка оттолкнула от себя мужчину, но тот, заваливаясь назад, схватил ее за плечи. Белокрылая раскрыла крылья и вытолкнула себя и сонного Каина из шкафа, при этом парочка не сразу смогла сориентироваться и упала на пол в нелепой позе, которой не значилась даже в камасутре.
   - Каин?
   - М?
   - Какого черта, ты на мне разлегся.
   - Я просто рад видеть тебя живой.
   - Я вижу, как ты рад. А теперь СЛЕЗЬ С МЕНЯ!
   Но покрытый чешуей демон не спешил выполнять требование. Это выкрасило щеки Алины в алый.
   - Так ты пытался лишить меня жизни? Или просто усыпил и воспользовался моей беспомощностью? - несла околесицу нефилим. - А попытка номер два будет?
   Кое-как аггел приподнялся на руках. Он так долго смотрел на Алину, что вскоре в девушке могла появиться дыра. А затем судорожно обнял ее, да так сильно, что мог отправить на тот свет.
   Лежать под мужчиной, который так тебя обнимает, во всех культурах считается довольно интимным занятием. Но в данный момент отсутствие кислорода и треск ребер мешали думать над этим фактом.
   - Ладно, номер два состоялась, - выдавила жертва, когда мужчина ослабил объятия и поднялся. - Твой яд имеет какие-нибудь последствия, кроме сна мертвеца? - подавая руку, требуя поднять себя с пола. - О ядовитых демонах я не слышала. Как и о паре запасных зубов с ядом. А ты точно не смертельно ядовит?
   - Был смертельно ядовит, пока пол не сменил, - смутился чешуйчатый, наклоняясь и помогая подняться с пола. Затем вновь обнимая. От количества внезапно полученной ласки, Алина потерялась в пространстве и забыла спросить о "смене пола", резанувшее слух. А Каин добил ее окончательно всплеском обещаний и заботы. - Обещаю, ты не умрешь. Только не так и не от того меча.
   - И как же планируешь это организовать? - в голосе сквозила неуверенность.
   - Ты уйдешь со мной. Очень, очень далеко. Туда, где нас не найдут. Туда, где тебя не тронут. Туда, откуда ты не сможешь вернуться домой, - в ответ девушка удивленно похлопала глазками и закусила губу.
   - Куда ты меня хочешь забрать? - спросила она, не веря в место, где их не найдут сильные мира.
   - Хаос, - Каин ответил с легкостью, будто ничего особого в этом ответе не было. Но такое простое слово заставило белокрылую вылупиться на мужчину и шарахнуться в сторону.
   - КУДА?
   - Вернее, по дорогам Хаоса, к сожалению, я не знаю точного места, из которого пришел, но этот мир мне неприятен. Поэтому я желаю его покинуть и забрать тебя с собой, - объяснил покрытый чешуей мужчина. И усмехнулся. - Неужели тебя это так удивляет?
   Алина ловила ртом воздух, пыталась не сойти с ума. Развернулась к стене и нашла выход из сложного эмоционального состояния в паре сильных ударов: голова - стена. Полегчало. Она вновь повернулась к своему контрактору, набрала воздуха для нового вопроса, сдулась и захотела приложиться еще пару раз. Но нефилим сдержалась. Ну конечно, чего еще она ожидала? Ядовитый, покрытый чешуей, белый, со зрачками вогнутыми во внутрь... кто это? Нет, не демон, не аггел и даже не лилиан. Ответ очевиден, но слишком невероятен. А кто еще может жить в Хаусе, если не...
   Голова - стена. Мысль вылетела из головы. Каин не мешал своей подруге избавляться от стресса подобным образом.
   - Недавно мы поговорили с создателем ангелов. Узнали, что жизнь в этот мир принесли крылато-хвостатые пришельцы, приплывшие на Эдеме. Я, получается, типа синтетическая. Цели у меня остались с первоначальных времен - какая я упертая, так еще они подкорректированы неким ангелом. А еще я была мужчиной-ангелом, который развил идею войны и придал ей первоначальный смысл. Ага, еще я предала женщину, которую любила, которая родила от меня ребенка... Кошмар какой! Каин, ты думаешь, меня, после всего этого, можно сильно удивить?!
   - Хм? Но ты выглядишь удивленной, - Каин оскалился в улыбке.
   - Ага, так что не шевелись, я буду изучать существо из Хаоса, - медленно наступая.
   - Существо из Хаоса против изучения, - начиная отступать. - Кроме того, у нас нет на это времени. Нужно торопиться и покинуть это место. Асмодей очень скоро поймет, что мы его провели. Нужно решить куда бежать.
   Алина показала амулет, данный ей генералом Верджем.
   - Что думаешь по поводу этого варианта?
  
  Глава 24. Активное сопротивление - активное бегство.
  
   Асмодей с ненавистью смотрел на точку, засветившуюся на радаре. На его лице отразились семь кругов ада, которые он планировал показать зазнавшимся беглецам, обдурившие его. Целых два часа Асмодей мучил себя возможными сценариями и был готов стереть с лица Земли город Москва, чтобы найти трупы беглецов. Агаллиарепт тихо посмеивался и не спешил сообщать рассредоточившийся команде короля, что трюк раскрыт. О трюке он узнал от водного демона. Элелогап продолжал наблюдать за действиями Алины при помощи капелек воды и знал о местонахождении белокрылой. Агаллиарепт понимал, что долго водить за нос начальство не удастся. Нужно было выходить из игры или принять его сторону. Однако, брезгующий моральными принципами, Асмодей не был ни для кого из команды Агаллиарепта примером для подражания, напротив, если бы была возможность уйти, они бы и не думали. Но положение дел сложилось так, что тайная полиция, следопыты и многие другие, порой нелегальные организации, находились под когтистой ладонью властолюбивых королей Ада. Асмодей из их числа. Все есть, и все мало.
   Была мысль связаться со знакомым вне круга правителей и даже с самим королем Ада: третьим, четвертым или шестым. Плата будет высокой, но не выше тех неприятностей, которые предстояло перенести из-за Асмодеевого властолюбия.
   От размышлений демона отвлекли маневры нефилим и ее хищного друга.
   - Агаллиарепт, они двинулись на север, - раздался голос Элелогапа из капельки воды на лбу.
   - Понял, передам, что цель двинулась на северо-запад. А ты оповести ребят, чтобы разбрелись по городу и занялись чем-нибудь "полезным".
   От этого заявление на лице Элелогапа расплылась довольная улыбка. Душой он был уже в стриптиз-баре и попивал крепкого и зеленого абсента.
  
   Прыжок из окна в окно соседнего здания. Звон стекла, крик жильцов, еще одно окно и повтор событий. И так, пока стена не оказалась вместо окна. Шмяк! Недолгий полет вниз, к подоконнику, и по новой.
   - Очаровательно! Можно помедленней! - уклонившись от осколков, потребовала Алина. Увидела, как с соседней крыши слетел, распахивая крылья, демон, и изменила мнение. - Побыстрее, Каин!
   - Я тебе не лошадь, и прекрати бить меня пятками! - огрызнулся мужчина, оглядываясь на сидящую на его спине Алину. Через ее плечо заметил погоню. И прибавил ходу.
   Пока за ними гнался один демон, но Каин чувствовал в относительной близи по меньшей мере двух ангелов и четырех демонов. Не будь Алины, мужчина бы вступил в бой, но он не желал рисковать девушкой. Так что, приходилось гнать во весь опор и надеяться на то, что демон отстанет по пути. Или размножится: на куска два, три. Например, от полетевшего в него куска стекла. Нет, делиться демон не захотел, а вместо этого умножился. К нему прилетел коллега.
   - Их стало больше, - прижимаясь к мужской спине и стараясь сжать ноги сильнее - Алина боялась, что не удержится на Каине.
   - Держись крепче!
   - А что ты зад... О, черт! Нет, Каин, нет!
   Но было поздно, белый дракон хаоса, перепутанный с аггелом, затем с лилианом, вместо того, чтобы расправить крылья - их сложил. Вместо прыжка в окно соседнего здания вышел полет вниз. Демоны, которые практически догнали беглецов, удивленно воззрились на самоубийц, несущихся к асфальтированной трассе со скоростью не сопоставимой с жизнью при приземлении.
   Преследователи не сразу поняли маневр, а, когда полетели следом, он был закончен. В последний момент, Каин раскрыл крылья, сбавляя темп падения, затем изменил направление и смог приземлится на крышу ехавшего по дороге грузовика.
   Водитель соседней машины, следовавший за грузовиком, старался ничему не удивляться. Москва - большой город. Много чудиков выпрыгивает из окон... расправляет крылья и катается на крышах машин. Москва - чудной город. Придя к таким выводам, мужик проводил взглядом странную компанию, решившую поиграть в салочки на трассе в самый пик, когда машин больше всего на дороге. "Воды", в количестве двух штук, резво преследовали убегающих, у которых была явная фора. Вот парень с девушкой на спине прыгает немного в бок, позволяет приземлиться рядом с собой одному из "вод" и ногой отправляет его в полет. Затем водитель уже ничего не увидел, так как тот догоняющий решил покрасить его машину в цвет крови и кишок.
   - Минус один, - скривилась белокрылая.
   - Плюс два, - огорчил ее белый дракон.
   Пришлось увеличивать темп, корёжить даже неустойчивые легковушки, устроив тем самым аварию и, затормозив преследователей, спрыгивать с автодорожного моста. Завернуть в сторону домов, в узкие переулки, и пугать бомжей нечеловеческим видом и матом. А преследователей стало четверо. Последним оказался ангел с луком наперевес.
   Алина взвизгнула, когда первая стрела пронеслась в сантиметре от нее, если бы дракон не взял резко влево, было бы прямое попадание.
   - Нас что, убить пытаются? - удивилась нефилим, полагая что ее-то захотят взять живой.
   А ангел довольно метко целился и отлично стрелял, но не мог попасть по молниеносно перемещающейся мишени. Последним распоряжением совета было уничтожение нефилима Алины, ее контрактора и копья Лонгина.
   - Разозли его! - потребовал Каин, уходя от особо меткого выстрела.
   - Зачем?
   - Зли, давай, у тебя это получится.
   Алина мысленно пнула фиктивного супруга и набрала побольше воздуха.
   - Перьевая подушка, кто учил тебя стрелять?! - закричала Алина летящему и стреляющему ангелу. - Не помню таких мазил на небесах, или это особые спецкурсы, позволяющие мазать даже в упор?! Подскажи адресок! Я по нему врагов посылать буду! О, а это платье, в каком ателье ты его купил?! Верни бяку на место! И пусть доплатят за рекламу безвкусицы...
   Стрелы полились рекой. А когда они кончились, ангел решил задушить гадкую девчонку голыми руками. Каин улыбнулся, точь в точь как Алина, когда та находила новую авантюру, и в последний момент резко нагнулся. Демон, бежавший сзади и почти нагнавший их, не ожидал такого маневра, споткнулся о беглецов и полетел в распахнутые объятия ангела. Завязалась потасовка, но уже среди преследователей, а Каин разжился луком. Оказалось, и стрелы у него нашлись - этот житель хаоса ловил их на лету.
   - Э? Каин, я не умею стрелять, - удивленно рассматривая переданный ей лук.
   - Не поздно научиться, - равнодушно.
   - Научиться, говоришь, - с сомнением. Пришлось резко прижаться к Каину, мужчина прыгнул на стену и пополз по ней, вонзая когти в кирпичи. - Прям человек-паук!
   - Кто? - запрыгивая на крышу и перепрыгивая на соседнюю.
   - Не отвлекайся!
   - А ты стреляй, - приказал он, заметив одного нового преследователя, тот был впереди и собирался впасть в состояние берсерка.
   Алина видела демона впереди, чувствовала лук в руках, но она никогда не стреляла. Тем более она никогда не убивала. Когда умеешь обращаться с оружием, ты можешь убить или ранить по желанию. Однако, когда не умеешь, все зависит от удачи. Либо убьёшь, либо ранишь, либо промахнёшься.
   "Я не хочу отнимать чужую жизнь", - подумала Алина, неуверенно натягивая тетиву. Стрелять, когда ты на земле, уже не легко, а она была на бегущем драконе. Стрела гуляла и танцевала кордебалет. Каин начал думать, что девушка не то что не выстрелит, а попадет в него, но обошлось. Стрела сорвалась по невероятной кривой и не попала в Каина.
   - Ты куда стреляешь?
   - Не в тебя.
   - Тогда целься в меня, авось попадешь в него! Стой! Я пошутил!
   Демон был все ближе, он ждал их впереди, и его тело уже претерпело некоторые изменения. А лук не собирался слушаться девичьих рук. Алина зарычала на себя. Если она не выстрелит и не остановит преграду впереди, то придется принять бой. Демон в состоянии берсерка неуправляем и чрезмерно силен. А Каин сказал, что еще не вошел в полноту своих сил. Более того, если он не ест, то эти силы утекают, вновь делая его слабым. И вот в такой напряженный момент, Алина ничего не могла сделать правильно. Да и кто бы мог... И тут она поняла, как надо держать и как стрелять. Эти знания, не подкрепленные практикой, позволили совершить неплохой выстрел. Демон стал берсерком, но завалился, шипя от боли, стрела в бедре была слишком большой проблемой, чтобы срываться в погоню. А нефилим обхватила Каина руками, прижимаясь так плотно, как могла. В ее голове пронеслось видение. Одно из имен тех, кем она была раньше - Луллий Раймунд. И этот мальчик был очень близок с Лонгином. Нет, с Каином. Сейчас и потом, его имя Каин. А она вовсе не Раймунд.
   Наваждение сошло, как сонная пелена с глаз. Облизнув пересохшие губы, белокрылая отчасти распахнула свои крылья, чем заставила Каина сбавить темп.
   - Бери влево, спустимся в метро!
   - Это где огромные механические трубы, наполненные людьми, орудуют гиены и можно кого-нибудь сожрать?
   - Да, - не в даваясь в подробности. - Вон там буковка "М".
   В это время людей под землей оказалось куда больше, чем в городе. Охранник хотел что-то сказать, но передумал. Одно дело бегать за подростками, другое за разодетыми сумасшедшими. Однако, на паре психов дело не кончилось, турникет подвергся набегу орды сумасшедших. Люди расступились, считая все это налетом ролевиков, опаздывающих на слет. В тоже время, как Каин скинул Алину со спины себе на руки, проталкиваясь по эскалатору вниз, демоны и ангелы атаковали входы в метро с разных участков города, спускаясь под землю.
   Ангел оказался самым умным, или это была жажда поквитаться за "перьевую подушку", он наплевал на гриф о скрытности (какая там секретность, уже на всех каналах трубят о конце света, приходе Иегова и прочих атрибутах апокалипсиса), раскрыл крылья и, перелетев людей, приземлился на двух не успевших увернуться ребят, приготовился зарезать Алину стилетом. Но Каин вовремя отдернул нефилим назад и улыбнулся резко принявшему оборонительную стойку ангелу. Видимо, решил, что его будут атаковать когтями и зубами. Пришедший из Хаоса даже не напрягался на такие глупости - удар в корпус и крылатый полетел по наклонной, здороваясь с людьми и ступеньками.
   Беглецы продолжили спуск, и нагнали упавшего ангела, наблюдая, как на его крылья претендует сморщенная бабулька, заявляя всем, что ее обокрали. При этом, пыталась снять свое имущество. Даже обещание спасения души не привели к примирению, зато поставили на лице крылатого синяки. Бабка ринулась с боем снимать "свои" крылья.
   Демоны спустились следом и даже уделили занимательному зрелищу пару секунд. Больше не могли, ибо их цели забежали в приехавший поезд.
   Алина знала устройство метрополитена и вагонов, поэтому дальше вела она.
   - Направо, налево? - предложила выбрать Алина.
   - А есть разница?
   - Нет.
   - Зачем же ты спрашиваешь?
   - Чтобы была видимость выбора.
   Решили бежать в хвост. Пассажиры вначале высказывали свои пожелания за отбитые бока и ноги, но улыбка творит чудеса. Особенно, улыбка Каина. Интересно, сколько сердечников попало к чернокрылым? Хвост вагона и последняя дверь. Не дожидаясь остановки, совершить прыжок на рельсы и бежать по туннелю.
   Сталкеры очень удивились, когда мимо них пронеслась девка с белыми крыльями и парень покрытый чешуей. Но сфотографировать успели только следующую группу - с не белыми крыльями и уголовными рожами. На пути попались "гиены", возможно, выжившие из той группы, которую уничтожил Каин, так как, только завидев нефилим и ее контрактора, дали завидного стрекача. Гиены бегут, за ними Алина и Каин бегут, за ними демоны с мечами наперевес бегут. Наконец удалось догнать улепетывающего представителя гиен, а именно бескрылого демона. Он единственный бежал прямо, остальные попрятались по туннелям.
   - Где тут выход? - хватая за плечо, оскалился Каин.
   Гиена засмотрелся на зубы, поседел, но выход все же показал. Сам туда рвался. Пришлось еще изрядно пропетлять по туннелям, пока свет не обозначил выход. Выход оказался загорожен решеткой.
   - Вот это открывалка! - позавидовал демон вне закона, наблюдая, как Каин перекусывает один прут за другим. И спросил: - А что это за ребята с уголовными рожами? Налет на похитителей душ?
   - Нет, это не за вами, - улыбнулась Алина. И перечислила: - Это приспешники Асмодея, с ним во главе, следопыты шестого отдела во главе с Агаллиарептом и ангелы шестого отдела с приказам нас угрохать, - улыбка нефилим стала шире.
   По мере перечисления лицо демона становилось все более и более выразительным.
   - Да кто вы такие, что за вами гоняются ЭТИ?
   Ну, Алина и рассказала.
   - Это белый дракон, он же змей, а я - Люцифер. А вот это, - демонстрируя копье, - копье Лонгина.
   Демон перевел с копья взгляд на Алину, на Каина и не стал дожидаться, пока белый дракон закончит с решетками, с криком - "Ааа!", выломал надкусанные прутья и исчез в неизвестном направлении.
   - Какой впечатлительный.
   - Какая болтливая, - нахмурился Каин, подавая руку и помогая выбраться наружу.
  
   Агаллиарепт и его друзья мирно и культурно проводили время в городе. Ботис торчала в клубе и, смотря мужской стриптиз, выдавала по рации демонам такие пророчества, что те просто не знали, как их интерпретировать. Особенно их впечатлил ответ на вопрос: "где они будут и когда", Ботис ответила таким образом: "Засунь ему пятерку по самый локоть". Мужики переглянулись и решили, что речь идет о пяти километрах. Переспрашивать не рискнули. Элелогап изучал подводную флору и фауну в Москве-реке, после изучения девочек в стриптиз-клубе, из которого его выкинули в эту самую реку, и уповал на утопленную рацию, из-за которой был не на связи. Гузоин, к своему удивлению, пребывал в китайском ресторане, с немалой опаской изучая котлету, которую, скорее всего, раньше звали Бобиком.
   В общем, они были заняты тем, что не ловили беглецов. Начальник же этих бездельников имел важный разговор с Велиалом - четвертым королем Ада. Была надежда, что этот рогатый сможет вытащить его и команду из цепких когтей Асмодея. Не за бесплатно, конечно. В цене они сошлись.
   Асмодей рвал и метал, когда Велиал сообщил, что забирает Агаллиарепта и его демонов, но ничего сделать не мог. В его ситуации лучше не артачиться. Вельзевул, пятый король, также не прочь был овладеть копьем. И если он узнает, что Асмодей вовсю хозяйничает на Земле, то примчится на своих мушиных крыльях. И тогда будет еще хуже, чем сейчас.
   А было все плохо, для Асмодея. На первый взгляд присвоить копье казалось не сложным заданием, но лишь на первый. Слабая девочка нефилимской породы оказалась на деле верткой и с кучей друзей не слабого десятка. Ее муж оказался неприручаемым зверем, не признавшим силу Асмодея. Команда Агаллиарепта дала деру. Увальни-генералы и наемники один за другим гибли глупыми смертями: под колёсами автомобилей, утопали в канализациях и даже были ограблены бомжами. Одно хорошо - ангелы также не могли поймать Алину и столкнулись с похожими трудностями мира людей.
   "Эх, не тот век, не тот. Вот были времена, стоит только пустить пару молний и все у твоих ног", - ностальгировал первый король Ада.
   Но очень скоро этим двоим будет некуда бежать - таки удалось их окружить. А для принятия боя они слишком устали.
   Асмодей улыбнулся мыслям, спеша присоединиться к гонению беглецов. Осталось уже недолго ждать триумфа.
  
   Городская свалка - не самое приятное место для свиданий, а уж для свидания с врагами, тем более. Слишком много места, чтобы спрятать труп. И слишком много мест для маневров. Их окружили наверху насыпи из всяких отходов. Ангелы обнажили стилеты и поглядывали на демонов, которые были в основном с мечами. И все эти добрые нелюди наступали с разных сторон и их было много.
   - Гениальные идеи есть? - поинтересовалась нефилим, натягивая лук с последней оставшейся стрелой.
   - Нет, - спокойно сообщил ей дракон хаоса, садясь в опрокинутый холодильник, - гениальных нет, - уточнил он, дергая девушку на себя и отталкиваясь. Холодильник захлопнулся и кубарем покатился с горы мусора вниз. Ангелы успели увернуться, демоны - нет.
   "Огурцы в банке, когда банку трясут и бьют о стену, чувствуют себя точно также", - решила Алина, когда их своеобразное травмоопасное средство передвижения, наконец, остановилось. Выбивая дверь холодильника и на негнущихся конечностях пытаясь выбраться, Каин потер ушибленную голову, подхватил белокрылую, которая совсем потерялась в пространстве, и как можно быстрее побежал. Куда - уже не важно. Противники были повсюду.
   Запыхавшиеся, злые, с оружием наголо, ангелы и демоны наступали со всех сторон. Судя по состоянию некоторых, те искали беглецов по канализациям, голубятням и скотобойням, что не прибавило настроения. Зато ангелы и демоны обзавелись кровожадным настроем и намерением попинать изуродованные трупы. Будущие трупы были против таких намерений и собирались продать жизнь подороже.
   - Из лука, значит стрелять не умеешь, - смотря на гуляющую стрелу и на нападавших, не решающихся попадать на прицел. - А вот из этого сможешь? - Каин вытащил из-за пазухи укороченный автомат. - У того демона, показавшего нам выход, одолжил, - ответил он на ошарашенный взгляд белокрылой.
   В руки Алины был передан автомат. Ангелы шестого отдела, не сговариваясь, попрятались кто куда. Демоны замешкались до первых выстрелов: в право, в лево, в небо, в землю, в Каина - тот вовремя лег и зажал уши. Петляя зайцами, ползая змеями, роя норы сусликами, демоны во всю играли в зоопарк. За всем этим наблюдал с безопасного расстояния Асмодей. Подлетать и брать ситуацию в свои когти он передумал сразу же, как чешуйчатый передал автомат белокрылой.
   Творилось черте что. Девушка нажала на курок и не могла отпустить, при этом вертелась волчком и кричала. Не стоит забывать, что Алина - маг голоса, поэтому все пули из ее автомата были несколько более пробивные, чем следовало. И даже, когда кончились пули, из оружия вылетали сгустки энергии. Как так вышло, потом ни один специалист не смог объяснить.
   И так, пока ее энергия не закончилась, и она не повалилась без сил. Каин вздохнул с облегчением (ему вторили все демоны и ангелы), подхватил безвольную тушку с крыльями и попытался убежать. Но не вышло. Игра в салочки переменилась в городки. Со всех сторон полетели заклятия, стрелы и метательные ножи. Самые щедрые кинули мечи и дубину. Решили бить издалека и чем придется, лишь бы не подходить к столь отчаянным противникам.
   Били всем: микроволновки, доски, трубы, пакеты с пылью, дохлая лисица, створка шкафа и прочие полезные в хозяйстве вещи. И от всего Каин увернулся.
   О, как он не хотел пользоваться тем кристаллом, который дал Алине некий генерал Вердж. Чувствовал, за этим последует новая волна проблем. Но выбор был не велик. Либо погибнуть сейчас от когтей и крыльев вот этих личностей, либо позже, от пока неизвестных "добродетелей".
   Кристалл хрустнул в ладони белого дракона. И на их месте осталась пустота.
  
  Глава 25. Обитель прошлого.
  
   Это была вовсе не камера, а просторная клетка с витыми прутьями. И в ней, словно птицы, сидели двое. Агрель задумчиво вчитывался в тексты предоставленных книг. Герань лежала у двери и по-кошачьи виляла хвостом. Им ничего не угрожало. Здесь не было врагов и не было друзей. Только закон, который встал на их сторону. Допрос состоится согласно оговоренному расписанию, а пока была возможность отдохнуть и набраться сил. В это время Алина и Каин попали в место, которого не существовало на картах. И которое могло дать им кров и временную защиту. Но там они не могли быть в безопасности.
   Как и предположил змей, состоялось не обычное перемещение, а в точно уготованную точку, выгодную для их захвата. Из одних лап в другие. Стоило им только появиться в заранее начертанном круге, как их тут же ударило магией. Алину сбило с ног, и она нелепо опрокинулась навзничь. У Каина потемнело в глазах.
   Однако, не успел белый дракон оскалиться, как их вытолкнули из круга и быстро тот стерли. При этом никто не причинил вреда гостям. Алину подняли и отдали напряженно озирающемуся по сторонам Каину. Вокруг было достаточно много демонов, но никто не проявлял агрессии. Большинство даже не были вооружены.
   - Извините за грубость. Мы должны были убедиться, что не будет хвоста, и стереть "путь" кристалла. Вы нормально себя чувствуете, нужна ли вам медицинская помощь? - быстро говорила миниатюрного вида женщина, осматривающая Алину.
   Нефилим дернулась в сторону, от неожиданной доброты, и спряталась за спиной Каина. Тот прикрыл ее своими крыльями и, оскалившись, зашипел. Женщину, предлагающую помощь, это впечатлило, но не испугало.
   - Ох, я же просто помощь предложила. Можете расслабиться, вы в обители алхимиков, - улыбнулась она, вот так просто подтвердив все слухи о тайных организациях Ада.
   Расслабиться у гостей не вышло, даже если бы они захотели. Заинтересованные взгляды обитателей обители буквально прошибали Алину и Каина. И даже если эти взгляды не несли угрозы, они не принадлежали друзьям или недругам. Не знать намерений и купаться в ложной доброте, что может быть хуже? Белокрылая хотела немного успокоиться и услышать голос Каина, но тот застыл соленым столбом, услышав, где именно они находятся. И даже шипеть перестал.
   - Каин? - позвала она.
   - Обитель алхимиков? - переспросил змей, игнорируя зов Алины. Его взгляд бродил по потолку, стенам и будто искал нечто в них, чтобы подтвердило ранее услышанное. И нашел. То помещение, в котором Алина и Каин очутились, было бывшим обеденным залом, непомерно большим для шести алхимиков, но переделанным в библиотеку. Змей узнал зал по росписи на стене. Древним наречием, на котором говорил Каин, были написаны строки:
   "Жизнь, эмоции, отведенное нам время - все это ничего не стоит. Только цель имеет значение!"
   Эти строки любил повторять Парацельс, написал их Эйреней Филатет. Каин помнил, как стихоплет выводил последние буквы, как Агриппа доказывала Парацельсу верность этого высказывания, Зефельд фыркал, облокотившись на стену, а Луллий неуверенно хмурился. В ту ночь, когда надпись была закончена, Раймунд не сомкнул глаз и долго шептал эти два предложения, повторяя раз за разом отчетливо одно слово: "Цель, цель, цель... ".
   Алина увидела выведенные строки на стене и нахмурилась точно также как в свое время Луллий. Она спряталась за крыльями дракона, удивляясь тому, какие они мягкие. Разглядывая из "шалаша" демонов, девушка хмурилась сильнее. По ее мнению, лучше бегать от врага, которого видишь, чем сидеть и ждать удара от тех, кто притворяется друзьями.
   - Первый алхимик желает вас видеть, - заявила все та же женщина, предложившая помощь.
   Каин оглянулся через плечо, взглядом спрашивая у белокрылой дальнейшие действия. Разве был выбор? Алина кивнула, надеясь, что их не сразу нашинкуют в капусту. Она вышла из-за защищавшей ее спины и сделала шаг вперед к миниатюрной демонице.
   - Ведите.
   Копье, привязанное к поясу девушки, вызвало нездоровый интерес со стороны окружающих. Демоны буквально пожирали взглядами с виду не представляющую ничего особенного вещь. От этих взглядов хотелось бежать и прятаться. Нефилим вздернула подбородок и шла уверенной походкой, стараясь не показывать волнение, но ее ноги изредка подводили, от чего она спотыкалась. Каин вовремя ловил уставшую девушку. А коридоры и лестницы все не кончались. Провожатая не пыталась завлечь их разговором, и они шли в тишине, если не считать сопровождающего роптания демонов и звука шагов.
   Отстраненно змей заметил, как вырос замок, стал слишком большим и чужим. Но не это вызывало тревогу. Кое-что должно было исчезнуть вместе с прошлым этого замка. Ощущение тревоги начало передаваться Алине.
   - Что-то не так, - нарушила молчание белокрылая.
   - Его запах должен был выветриться.
   Алине не стала уточнять, что имел в виду ее контрактор. Кстати, по сути она заключала контракт с аггелом, которым Каин не является, а значит контракт не действителен. Но белокрылая отнеслась к этому достаточно практично. А именно, их уже связывала не бумажка и совет ангелов, а сама судьба с клубком красных нитей. Было ли дело в прошлом или настоящем, в любом случае, покидать Каина Алина была не намерена. Однако, не могла точно описать причину своему поступку.
   Место, куда их привели, было одним из залов второго этажа. Просторное помещение с минимум мебели посередине: три стула и стол. И на одном из стульев сидел тот, кого Каин не рассчитывал увидеть. Тот, чей запах витал в этом замке семь тысячелетий назад и остался до сих пор.
   Демоница поклонилась первому алхимики и вышла. Каин и Алина сели на свободные стулья, и оба не могли отвести взглядов. Но только Каин знал личность того, кто перед ним. Алина лишь чувствовала, что этого демона быть в живых не должно.
   За столом сидел Парацельс - первый алхимик, оккультист.
   Парацельс также не ожидал увидеть перед собой шестого алхимика - оружейника Лонгина. И теперь ему было сложно сохранить спокойствие. Глаза с узким зрачком осматривали неизменившуюся фигуру бледного чешуйчатого бессмертного, который долгое время был его лабораторной крысой. Затем стал другом. Тот, кого привел Луллий и тот, кто умер вместе с Раймундом в Шибальбе.
   Парацельс начал подозревать, что Лонгин выжил, как только узнал о чудесном спасении некого аггела из Шибальбы. Но отогнал эти мысли. Если бы это было правдой, Лонгин бы пришел сюда. Куда ему еще идти? Далее он узнал, что аггела забрали в Рай, и он находится на попечении нефилим Алины. И вот Парацельс видит перед собой эту самую Алину и того самого Лонгина. Даже без круга душ видно, кто такая нефилим Алина. А взгляд этих голубых взгляд, эти золотые волосы и неуловимо знакомая мимика превратили теорию в факт.
   Молчание и взаимное разглядывание длились долго.
   - Значит, ты выжил, Лонгин, - голос первого алхимика изменился. Он стал надломленным, хриплым.
   - Значит, ты выжил, Парацельс, - ответил теми же словами Каин.
   Про Алину временно забыли. Ей это не особо понравилось.
   - Значит, вы оба живы, - передразнила их нефилим, раздраженно подергивая крыльями. На нее, не медля, обратили двойное внимание. - Представьте, что меня здесь нет, - вжимая голову в плечи и стараясь больше не встревать. Но все внимание Парацельса уже обратилось к девушке.
   - Хорошо выглядишь, Луллий.
   Смелость и гордость незамедлительно вернулись. Вместе с частицей воспоминаний пятого алхимика.
   - Меня зовут Алина, а его - Каин. Прошу запомнить наши имена и не давать лишних кличек! - твердо произнесла девушка, складывая на груди руки. - Однако, вернемся к Луллию. И остановимся на том, что к нему я имею довольно посредственное отношения, ибо он жил много-много реинкарнаций назад. Хотя, в моем случае, реинкарнация не подходит, как определение. Скорее уж, пересадка души на временную квартиру. Затем выселение, снос и новое заселение, - пока Алина говорила, она изучала лицо демона Парацельса. Ей было важно знать его реакцию. И она узнала все, что хотела. - Но вы и без этого все отлично знаете. Не так ли? Не вы ли выдали нас Астароту... - на этом месте Алина остановилась, растерянно шевеля губами.
   И инициативу взял Каин. Он не произнес ни слова. Выгнулся дугой и зашипел, скаля зубы. Это было бы последнее, что увидел в своей жизни Парацельс, если бы Алина не приласкала дракона подзатыльником. Этот жест удивил первого алхимика сильнее знаний Алины.
   - Каин, успокойся. Помнишь, - она вновь растеряно пошевелила губами, но произнесла, - В обители алхимиков нам угрожают только алхимики.
   Змей растеряно посмотрел на Алину. Он испугался, и это привело его в чувство. На какой-то миг, мужчина решил, что место девушки занял Луллий, и это поселило в нем страх. Поймав себя на этом чувстве, Каин рассержено рыкнул. Белокрылая была права, эмоции стоило оставить в стороне. Только цель имеет значение. Таков лозунг алхимиков. А их цель - выжить.
   - Она права, - шипение резало слух, как и старый диалект, на котором предпочел говорить Каин с бывшим другом. - Поговорим о цене ваших услуг.
   Алина сцепила руки, так как не знала куда их деть. Сохранять спокойствие было почти невыносимо. Внутри нее будто говорили незнакомые нелюди, но девушка слабо верила в подобное. По сути, душа - программа, в которой лежит необходимая установка для жизни. Все старое стирается и дается новое. Естественно, нельзя из груши сделать апельсин. Но, скажем грушу другого вида - реально. А через много-много лет может и апельсин выйти. Примерно апельсином белокрылая себя и чувствовала. Чем-то, чего быть не должно. В ней скопилось слишком много прошлых перерождений, и с недавнего времени они начали стучаться в двери ее подсознания. Самым упертым оказался Раймунд Луллий. Нет, это была не совсем его личность как таковая, скорее знания и умения. Это был не худший вариант. Алина содрогнулась, представляя, как этот мальчик пытался бы втолковать ей свою идеологию или нечто подобное. Но в той же мере, нефилим признавала некоторую схожесть между собой и тем ребенком. Как если бы он был ее братом. Может близнецом. И это жгло где-то внутри. Белокрылая начала думать, что Каину было бы гораздо приятнее, если бы ее заменил Луллий.
   Тряхнув головой и вновь выгоняя из сознания наваждение под руку с сомнением, Алина смогла принять участие в решение судьбы.
   - Цена услуг, - повторил Парацельс своим надломленным голосом. - Каких именно услуг?
   - Банных, спальных, съедобных! - быстро перечислила Алина, чем вызвала недоуменные взгляды на свою персону. - Что? - Удивилась она. - Нам бы помыться, мы только с помойки, где осваивали новый спорт - спуск с горы хлама в холодильнике. Поспать, а то давно я кровать не видела воочию. Ну и пожрать, может люди нас духами и считают, но лично я одним святым духом не питаюсь.
   Взгляды стали сочувственными. Так смотрят на блаженных, тронувшихся умом и требующих к себе повышенного внимания специалистов.
   - Видимо, даже Астароту было не под силу выбить из этой души весь идиотизм, - заключил черноволосый демон, расправляя крылья.
   Каин протянул долгое "хм" и вновь вернулся к прерванному разговору.
   - А что я не так сказала? - надулась Алина.
   Но ее не слушали.
   - На правах шестого алхимика я прошу у вас убежища и спрашиваю, что вы желаете взамен? - Каин перешел на предельно официальный тон. Алина хотела еще добавить свои "пять копеек", но мужчина рыкнул на нее, заставив подавится словами. Девушка понимала, что дракон сдерживает свою агрессию, направленную на демона рядом с собой. И понимала, от чего она возникла. Но также нефилим знала, что играть с настолько древним демоном в игры и говорить официально - попусту тратить время. Общение с черным библиотекарем научило Алину многим мелким нюансам в общении со слегка сдвинутыми особями. И девушка решила не тянуть кота за хвост.
   Раймунд Луллий нашептал ей голосом Астарота, то последнее, что он слышал:
   - Тебя вновь предали. Тот, кому ты доверял, сдал тебя мне. Разве не забавно - тебя всегда предают.
   И вновь на девушке всеобщее внимание.
   - Очаровательно, я это вслух сказала? - растерялась она. Но быстро взяла себя в руки. - Это было последнее, что услышал Раймунд, перед тем как... - нефилим посмотрела в глаза демону Парацельсу и прижала руку к груди. - Каин, прости. Я хочу с ним перекинуться парой слов, без твоего вмешательства. Итак ясно, что если бы им нужны были только копье и трупы, нас бы при входе нашинковали.
   Змей оскалился, но в словах была правда, поэтому смирился и просто откинулся на стуле. Его живот заурчал. И от этого звука первый алхимик несколько побледнел.
   - О чем же Вы хотите говорить со мной... Алина? - алхимик улыбнулся, но в его глазах был холод.
   - О вашем, скажем так, предательстве. - Брови первого алхимика поползли вверх. - Я сужу иначе, чем ваш Раймунд. Он бы никогда не поверил бы в ваше предательство и страдал бы. Таково мое мнение, так как он считал вас верным и гордым. Однако, - белокрылая сделала паузу. - У вас был некто дороже Луллия. И это стало решающим шагом к его сдаче и последующему убийству. Вы поступились главным правилом алхимиков и своими стремлениями, чтобы спасти кого-то дорогого вам.
   Парацельс смотрел оценивающе.
   - Ты очень изменился за все эти тысячелетия.
   - Ну что вы, со мной моя наивность, вера в чудеса, друзья и вдолбленная в башню цель. По поводу последнего мне и хотелось бы с вами поговорить. Но прошу, обращайтесь ко мне в женском роде. Я и без вас иногда сомневаюсь в реальности происходящего и своего существования. Еще мне не хватало проблем с гендерной индефикацией.
   Каин хмыкнул и зевнул, показывая свою безучастность к предстоящему разговору.
   - И что именно тебя интересует? - Парацельс сложил руки перед собой.
   - Астарот, кто он, что именно его интересует и что он приказал ВАМ сделать. От этой информации будут зависеть наши действия, - Алина старалась говорить уверенно и твердо. Но крылья за спиной нервно подергивались. Это вызвало у первого алхимика кривую усмешку.
   - Хорошо, - согласился он. - Раскрою карты. В прошлом, когда Луллий и Лонгин, - косой взгляд на рассматривающего потолок чешуйчатого, - были отправлены в город, алхимики покинули обитель. Она стала не безопасной, и Астарот доказал нам это, убив Агриппу и прислав нам доказательство на порог. - Пауза была не желанием показать трагичность слов, Парацельс задумался, как говорить дальше. От его слов многое зависело. - Меня поймали почти сразу. И предложили нашего с Агриппой сына в обмен на вас. - Алина кивнула, принимая сказанное. - Думаю, что мои терзания вас не интересуют.
   - Именно. Как их наличие или отсутствие. Перейдем ближе к делу.
   - Кто такой Астарот? - Парацельс дождался кивка от нефилим. - Он ангел с покалеченным лицом. Как мне удалось узнать - это работа Лонгина. - Алина бросила удивленный взгляд на бывшего шестого алхимика. - Астарот - маньяк, каких поискать. Целеустремленный и сумасшедший, страшная комбинация. Но у этого падшего много влияния и много связей. Просто нереально ему противиться и остаться жить. Сразу, как удалось освободиться от опеки Астарота, я начал набирать новых умелых ребят типа тех, которых вы видели в зале. И нас сейчас около тысячи. Но даже с такой мощью, победить Астарота шансов мало.
   Каин вздрогнул, собираясь вступить в разговор, но сдержался. Алина продолжала свой допрос.
   - Но вы не прекратили взаимодействие с Астаротом, будет вернее сказать, что вы приняли его покровительство.
   - Верно. Это был самый быстрый и надежный способ возродить алхимиков и защититься от посягательства королей Ада. Держи врагов ближе друзей. К тому же, я на тот момент уже услышал о вашей смерти и о смерти остальных алхимиков. И не видел смысла создавать угрозу для своего сына.
   - Понимаю, - закрыла глаза Алина. - Примерно догадываюсь о вашем участии в развернувшемся действии. Скажите, если я не права. Вам приказано нас задержать и не причинять вреда? Однако, у вас есть своя цель, которую вы желаете выполнить при помощи копья, верно?
   Парацельс ухмыльнулся.
   - Перерождение явно пошло тебе на пользу. Ты стал...а очень умной. Но, как обычно, лезешь куда не стоило бы. - Он оценивающе посмотрел на Каина, ожидая участия. - Да, ты права. Астарот просил задержать вас у нас, но у меня есть предложение, которое, думаю, вы оцените.
   - Полагаю - месть! - влез в разговор дракон. Его глаза опасно светились злостью.
   Алина даже дернулась, когда посмотрела на него. Захотелось оказаться как можно дальше от этого сгустка ярости и жажды крови. Парацельс сильно сжал пальцы на столе.
   - Месть, - подтвердил он. - Я желаю увидеть смерть ангела Астарота.
   Девушка встала со стула и отошла от мужчин, в глазах которых зажегся одинаково фанатичный огонь.
  
   - Почему я опять сплю с тобой в одной кровати?
   - Смущает?
   - Прекратит смущать, когда ты уберешь руки!
   С тяжелым вздохом ее перестали обнимать.
   - Ла-а-адно! - смирилась она. - Обнимай.
   В ванную их также сопроводили вдвоем. Не то чтобы белокрылую это так сильно заботило, но начинало немного смущать. Да и положение дел не склоняло на нежности. А Каин порой их открыто демонстрировал. Чем вызывал косые взгляды Алины и нервное подергивание крыльев. Если бы неожиданно девушка начала счастливо улыбаться и пошло хихикать, то она перестала бы себя уважать. К ее великому ужасу, порой такие желания появлялись и улыбка расплывалась на лице с пониманием, что она нужна, ее защищают и хотят иметь возле себя.
   С Парацельсом был согласован план, в итоге которого все оставались в плюсе. Однако Алине не понравилось то, что по ходу этого плана ей придется на некоторое время расставаться с Каином. Если вспомнить, то с того самого момента, как она встретила этого змея, они держались вместе. И не отходили друг от друга больше чем на сотню метров. Алина ловила себя на мысли, что уже привыкла к чувству защищённости, которую ей дарил Каин. И не могла солгать, что не рада этому. В ее жизни появился кто-то, на кого она могла полагаться, и кто принял на себя часть ее груза.
   - Мне ваш план не нравится, - честно призналась нефилим, спиной ощущая тепло чужого тела.
   - А именно? - зевнул Каин.
   - Я лучше с тобой побуду на передовой, чем с Парацельсом и его людьми внутри обители.
   - Тебе ни что не будет угрожать, пока копье находится у меня.
   - И сколько это "пока у тебя" продлится?
   - Алина, тебе безопаснее здесь.
   - Мне безопаснее с тобой!
   Каин прижался сильнее, его дыхание обожгло затылок.
   - Ты умна, справишься. Я верю в это. А сейчас спи, нам нужно много сил на завтра.
  
   "Завтра" началось с воя сирены и ненормального с кастрюлей в руке, который бегал по этажу, бил в кастрюлю и орал: "Апокалипсис! Пожар! Сатана пришел по ваши души! Наводнение! Зомби! Черная смерть! Брокколи! Чернокрылые! Подъем!"
   - Это что было? - поражённо вскочила Алина, запуталась в одеяле и упала.
   - Подъем, полагаю, - равнодушно натянул на голову одеяло Каин.
   Этот подъем бегал по коридорам минут пять, пока некто не вышел из себя и из комнаты. Звуки короткой борьбы и виновник шумовой паники замолчал, как надеялась Алина, надолго, а лучше навсегда.
   Но вставать все же пришлось. Каин сполз с противоположной стороны кровати и на четвереньках ушел в ванную. Алина же зевнула и постаралась отхватить еще хотя бы пару минут сна, вновь разлеглась на кровати.
   Раздался стук в дверь, разрушавший ее планы.
   - Спускайтесь к завтраку, - раздался голос уже знакомой миниатюрной демоницы, которую, как оказалось, зовут Импетус. Она дождалась гостей в коридоре и, оценив их помятые лица, улыбнулась. На обоих гостях были надеты мантии алхимиков, но без номеров, как это было у живших здесь.
   Огромная столовая была наполнена запахом еды и ужасающим шумом. Не молчал ни один из присутствующих. Каждый о чем-то говорил. Каин даже шарахнулся обратно в коридор, но Алина, по привычке, поймала его за шиворот.
   Они сели подальше от всех и взглядом - Алина, рыком - Каин, отгоняли желавших поболтать. Копье было прикреплено в этот раз за спиной дракона. В уши каждый из них вставил затычки. Даже Алину выбивала из себя стоящая какофония звуков. А Каину, у которого слух в три раза лучше, приходилось еще хуже. Количество еды, принесенный за их стол, было непомерно огромное, правда, змей уже уменьшил это количество в половину. Нефилим с легкой паникой тыкала в свою тарелку вилкой. Брокколи она терпеть не могла.
   - Почему брокколи, - простонала она и отняла у контрактора куриную ножку, подозрительно похожую на зажаренную лапу гигантской крысы. Каин рыкнул на нее и получил этой лапой по башке.
   - Я - растущий организм, меня нужно кормить мясом, - отдавая Каину миску с брокколи. У того брови поползли в верх. Но спорить он не стал. Проглотил. Позеленел. Вновь побледнел и как ни в чем не бывало продолжил уничтожать продукты.
   Незаметно уйти, когда все смотрят именно на вас и все хотят с вами поговорить, было невозможно. Каин незаметно и не собирался. Как только к ним подошел еще один смельчак, змей выдал самый впечатляющих и агрессивный рык, на который был способен. Вид при этом он имел, как демон, впавший в состояние берсерка. Это отпугнуло жаждущих пообщаться надолго. Но не навсегда. В поисках уголка для уединения, Каин потянул Алину по коридору вперед, по лестнице выше, к комнате, в которой когда-то он жил с Луллием. Каково же было его удивление когда он обнаружил комнату нетронутой.
   - Что это?
   - Ничего. Просто воспоминание из прошлого. Постой минутку здесь.
   И белый змей вошел в комнату. Шкафы, кровать, покрытый пылью стол, съеденные насекомыми шторы, рассыпавшиеся прахом свитки, свалка металла в углу. Все было на своих местах. И если бы не пыль и тлен, то казалось бы, что ничего не произошло, все было сном, а Раймунд вот-вот войдет и беспечно рухнет на кровать распевая про новое исследование. Вспомнилось, как он стоял у стола, за которым обычно работал Лонгин, и о чем-то думал. В тот момент на его лице была странная улыбка, наполненная обреченностью. Кажется, именно тогда он упомянул, что больше не станет запирать ящики стола. Каин прошел к своему столу и сдул пыль. Кашлянул пару раз и выдвинул первый ящик. Луллий складывал туда всякие наработки и записи.
   Давно, в свою последнюю тихую неделю, перед тем как их посадили в Шибальбу, Раймунд сказал ему, что оставил нечто важное в одном из этих ящиков. Нечто важным был кожаный конверт. На нем белели буквы: "Для Лонгина". А в нем маленькое изобретение, которое когда-то давно отдал Луллию Лонгин.
   - Каин, можно я зайду? - топталась белокрылая на пороге. Но ей не ответили. Мужчина нажал кнопку на маленькой коробке. Возможно, этот старый диктофон уже не заработает, но оказалось он смог проиграть запись.
   Голос, который больше никто не должен был услышать, раздался в комнате.
   - И так, если один чешуйчатый плохо воспитанный кровопийца с неуемными аппетитами это слушает, то значит, ваш покорный слуга и просто очаровательный рогатый бес отправился покорять непознанные миры. Ну, или куда там мои рога еще могут засунуть. - Послышался треск. - Не умею я прощаться. Да и знакомиться тоже. Но это то, что нужно сделать, да? В смысле, сказать "прощай". Не могу лгать, мне нелегко, но и не тяжело. Я жил мало, мало где был и никогда особо не стремился куда-то. Меня вечно тянуло в неизведанные дали, но я нашел способ побороть эти порывы. Казалось, они не мои. Будто некто вбил их мне в голову. Я был счастлив, что неожиданно, в моей жизни появился ты. Впервые я жаждал кого-то и мог открыто говорить о своих чувствах. Это было моим сокровищем. Но этим я причинил тебе боль. - Пауза. - Ненавидишь меня? Надеюсь, нет. Ты должен знать, ты мой самый дорогой друг. А может и больше. Мне не удалось окончательно разобраться в себе, а времени нет. Жаль! - Новая пауза. - Но знаешь, я ни о чем не жалею. У меня были алхимики, мои исследования и ты. Я счастлив! И надеюсь, что твоя бессмертная задница найдет мое перерождение, если таковые будут, и мы снова проведем немало времени вместе. Я верю в это. Поэтому не могу сказать: "Прощай". Я говорю: "До встречи".
   Конец записи.
   Алина не сразу поняла, что по ее щекам текут слезы. А как поняла, быстро их стерла.
   - Считаешь, его пожелание сбылось?
   Нефилим пребывала в смешанных чувствах от услышанного и не могла ответить на вопрос. Ей было одновременно и тяжело, и легко, и больно, и невыносимо хорошо. Это как внезапно вспомнить далекое забытое детство и встретиться с давно потерянным другом, и узнать, что вас все еще объединяет многое, и вы можете продолжать быть вместе.
   Каин молчал, он так и застыл у стола, его лица не было видно. Алина не знала, что он чувствует. Но когда белый дракон обернулся, его лицо выглядело до жути обычным. Разве что чуть пьяные огоньки в глазах. По нему нельзя было узнать, боль или счастье испытал он от этого короткого аудиописьма. Нужно спросить.
   - А ты как думаешь? - девушка нарушила границу комнаты и подошла ближе. - Я не могу быть ему заменой. И не могу быть им. Но на чистой теории, я и он, одно и то же. Однако, на практике мы абсолютно разные существа. - Девушка нервно дернула крыльями. - Ты упорно называешь меня Алиной и ведёшь себя как ни в чем не бывало. Я не могу тебя раскусить! - она подошла еще ближе. - Так кого ты видишь перед собой?
   - Что за нелепый разговор, - попытка уйти от ответа и пройти мимо. Но девушка твердо сделала шаг, преграждая путь.
   - Ну, нет. Ответь на мой вопрос. Кого ты видишь?
   - Дурочку.
   - Спасибо на добром слове, но ты не отвертишься!
   - Да зачем тебе это надо! - начал выходить из себя змей.
   - Затем, что я не могу целиком тебя понять. Ты показываешь часть себя, которую хочешь, чтобы видели! А все искреннее прячешь глубоко внутри! Мне это надоело, Каин! Или Лонгин! Да как тебя не назови, ты - лживый трус, боящийся довериться целиком и открыться!
   Алина разошлась не на шутку, чем сильно зацепила мужчину.
   - Доверие не бывает полным! - огрызнулся он, немного сгорбившись и сужая глаза.
   - Я и не требую полного доверия! Я требую искренний ответ, без страха потерять мое доверие! Неужели я многого прошу?! Мне от тебя не нужно ни любви, ни секса, ни полного доверия, ни тайных знаний, ни даже этого чертового копья, будь оно не ладно! Только ответ на вопрос! Кто я, черт тебя возьми, в твоих глазах!!?
   Каин неожиданно фыркнул и ударил себя по лицу рукой. И спокойно спросил.
   - Ты мазохистка? Скажи, чтобы я знал заранее.
   - Ха-ха, очень смешно, Каин, - огрызнулась нефилим. - А ответить на вопрос, вместо шутки, ты можешь?
   - А прекратить себя терзать чужими вопросами ты можешь? - складывая руки и наклоняя голову.
   - Чужими вопросами?
   - Ты мой друг, и я доверяю тебе по мере сил, - мужчина отвел взгляд. - Еще ты удивительная и непоседливая женщина. Умная и проницательная. Но ты не Луллий Раймунд. - Он вновь смотрел ей в глаза. - Признаю, я желал вновь услышать Луллия, поговорить с ним, быть с ним. Но, - его лицо приобрело странное выражение, - не ценой твоей жизни. Ты не менее важна и дорога мне. Но не так, как Луллий, и не так как... - Он вновь отвел взгляд, однако почти сразу вернул его и с вызовом посмотрел в голубые глаза. - Я не могу видеть в тебе Луллия, но и не видеть не могу. Не могу не замечать ваши общие качества, жесты, мнения. Даже поведение схоже! Вы оба безрассудные авантюристы! Но ты не он!!!
   Алина испуганно смотрела вверх, так как Каин буквально навис над ней, чем порядком испугал.
   - Я поняла, и не нужно было кричать. Просто, я сама не могу понять, кто я. В моей голове уже тесно от всех этих мыслей.
   Каин схватился за свои виски.
   - Да какая разница, - устало.
   - Для меня разница есть.
   - Для меня нет.
   И прежде, чем истерика началась по новому кругу, ее заткнули самым действенным способом. Еще и к стене прижали, чтобы не было и шанса отбиться и ускользнуть. Лекарство, действующее на всех женщин всех рас, выбило все мысли и поставило мозг на паузу, если вообще не отослало его форматироваться.
   - Эм? Каин, ты меня опять хочешь в летаргический сон послать?
   - Нет, просто заткнуть.
   - И действует?
   - Как видишь.
   - А можно меня теперь отпустить?
   - Нельзя, - вновь целуя.
  
  Глава 26. Герань из дома Фиор.
  
   - Ваше полное имя! - раздался голос в зале совета. Казалось, говорили все ангелы, что тенями стояли по кругу. От их взглядов нельзя было спрятаться. Они жгли кожу древней магией.
   - Герань из дома Фиор, - ответила женщина, стоящая в центре круглого зала.
   - Ваша расовая принадлежность! - вновь хор голосов.
   - Чистокровные черти со стороны отца из дома Саксум. Демоны по стороне матери из дома Фиор, - все так же спокойно отвечала женщина.
   - Почему у Вас фамилия матери? - спросил некто один из совета ангелов. Это было немного неожиданно - слышать один голос вместо множества.
   - В нашей семье мужчины получают фамилию отца, а женщины фамилию матери. Мы живем по древним законам чертей. Так решил наш отец.
   Герань держала подбородок вздернутым, спину прямо, лишь хвост печально лежал у ног, изредка подергивая пушистым кончиком. Ни одного лишнего слова. Ни одного лишнего жеста.
   - Сколько Вы живете в наше мире?
   - Три тысячи двести один год.
   - Сколько из них Вы знакомы с нефилим Алиной? - вот и пошли наводящие на основную тему вопросы.
   - Тысячу двенадцать лет.
   - Расскажите условия первой встречи...
  
   Много новых лиц. Необычный мягкий воздух, будто лишенный запахов. Необычные здания из неизвестного материала. И ее класс, состоящий преимущественно из крылатых, тоже необычный. Герань Фиор села за свободный стол. Настроения не было не-то что учиться, даже жить. Она уже не думала, что идея найти интересное в этом небесном мире, была удачной. Но последние сто лет все шло наперекосяк. Не было работы, не было постоянного мужчины, не было друзей, готовых терпеть краснокожую женщину достаточно долго. Ее преследовала скука. Говорят, скука - это один из смертных грехов, который ходит под руку с ленью. Фиор просто устала искать то, ради чего стоило бы жить. И ничего уже не хотела. Сестра и брат озаботились ухудшающимся состоянием сестренки, когда пришлось отнимать у той нож. Успокоительное помогло отчасти, но душевную боль не вылечило. И тогда Лютик Саксум - старший брат Герани, протолкнул ее кандидатуру в списки первого отдела. И вот она здесь, в Раю, в классе, где их должны были обучить основам мастерства общения с людьми, предотвращению неугодных смертей и работе в командах.
   Герань мысленно обрисовала своего партнёра, как накаченного рогатого хвостатого беса, с которым она могла бы проводить дни и ночи. Такие в ее классе оказались. Как и ангелы. Ангелов Фиор недолюбливала: костлявые, высокие, светловолосые и крылатые. Все это ее раздражало. Однако нефилимы не вызывали в ней такого расового негодования. Они были гораздо ниже, сложены как люди и не все с крыльями. Например, девочка, сидящая чуть впереди, была самым обычным нефилимом. Просто очень дерганным. Казалось, она напугана до смерти. И в то же время ей все происходящее было любопытно. Нефилим вертела головой, рассматривая демонов и собратьев. Ее коротенькие маленькие белые пушистые крылья отрасли меньше месяца назад, она взмахивала ими каждый раз, когда кто-то громко говорил или ронял на пол нечто, производящее громкий шум. А затем эта девочка с белой косой обернулась.
   Голубые живые глаза на узком худом лице, небольшой нос, губы, обещающие превратиться в чувственные бутоны. Личико нефилим было на удивление красивым, по мнению Герани. Но не это заставило рогатую изучать ребенка долгим удивленным взглядом.
   Уроки проводили чистокровные ангелы и говорили полную чушь. Было скучно. Скуку разбавлял демон Арк - душа любой драки. И в первый же день занятий он показал на что способен. А именно - затевать драки, которые проигрывал. Нефилим с хорошо развитыми крыльями, которому было уже тысячелетие не меньше, умело выбросил демона в окно, чем изрядно подпортил побежденному шкуру и задел гордость. Так что не успел нефилим порадоваться победе, как Арк вернулся. Прыгнул на двенадцатый этаж, наплевав на высоту, и вернулся через то же окно, через которое был выброшен.
   Горящие алым глаза, безумное выражение лица, капающая с зубов слюна. Берсерк!
   Чем демон юней, тем меньше у него контроля над собственной яростью, передавшейся по наследству от Лилит. Герань не страдала подобным, как бы она не злилась, в состояние берсерка ее не выбрасывало ни разу. Однако, она уже видела подобное. Не зная с чего все началось, она знала чем все закончится. Поэтому просто запрыгнула на люстру. Высоко, далеко и безопасно. Демоны и нефилимы разбежались кто куда, а вот та девочка, которую приметила Герань, стояла и в ужасе смотрела на происходящее. Демон-берсерк это вам не шутки, нужно было спасать. Так еще и один из нефилим решил принести девочку в жертву превосходящей силе и толкнул ту на встречу смерти. Герань проявила максимум своего благородства: раскачала люстру, прицелилась и перерезала провод.
   - Знай наших! - крикнула чертовка, смотря себе под ноги на побежденного собрата. И белозубо улыбнулась Алине, которая ловила ртом воздух, пытаясь прийти в себя. - Герань Фиор! - представилась чертовка, слезая со слабо постанывающего демона.
   - Алина, просто Алина, - слабо улыбнулась все еще дрожащая девочка.
  
   - Первый контакт с нефилим Алиной состоялся в учебном заведении первого отдела, мы состояли в одной группе.
   - В каких отношениях вы находились?
  
   - Могу присесть? - раздалось справа, и в тот же миг, не дожидаясь ответа, рядом с Алиной села Герань, обхватив ту хвостом за талию. Оказалось, нефилим сильно нервничала, из-за того, что находилась в Раю всего ничего и пока не привыкла к концентрации вокруг себя "чисти и нечисти". Так еще оказалось, что ее на днях "выдали замуж". Но девчушка была боевой и все сделала по своему, выгнав мужчину в отдельную комнату.
   Алина стала приятным собеседником и сгустком неадекватных и веселых идей. Академия стонала и рыдала, когда эти двое начали свою активную творческую деятельность. Эксперименты по наведению марафета закончились взрывом и густым черным дымом на пол Рая. Как так вышло, девушки ответили туманным предложением: "Краска для волос не удалась".
   Попытка наказать провинившихся и заставить их убирать классы закончилась довольно плачевно. Ангелы решили доказать чертовке, что их раса превосходит ее, совершенно забыв насколько черти сильны. Большую часть здания перестраивали. Алина же выставила историю так, будто все разрушения дело рук ангелов, а она с подругой мирно выполняли задание. Подвешенные вверх ногами ангелы охотно кивали ее словам, пока чертовка не соизволила их отпустить.
   Но страдала не только академия. Активные девушки решили почитать книги закрытой секции библиотеки, выбрав для этого эффективный, но не гуманный метод. Герань разбила тухлое яйцо. Ничего, в принципе, страшного, просто яйцо было сверх тухлым и очень большим.
   Ангелы покинули библиотеку в ужасе, сдерживая рвотные позывы, а двое авантюристов в противогазах начали свои занимательные поиски.
   - Ни слова понять не могу, - расстроилась Герань, откидывая книгу.
   Алина подтянула отвергнутую книгу к себе и открыла рукописный словарик.
   - Это старая легенда, - после десяти минут корпения над книгой. - Вроде, об Эдеме.
   - Как ты это поняла? - удивилась чертовка, вновь забирая книгу.
   - Наречие очень старое, но еще узнаваемое.
   - Хм, - вновь заглядывая в текст книги и не узнавая ни слова. - А что ты ищешь то?
   - Не знаю, - пожала плечами Алина. - Мне казалось, что если я это увижу, то сразу пойму, что именно оно мне было нужно. Наверное, трех языков не достаточно, чтобы прочесть эту литературу. Выучу еще штуки две.
   - Ты такая умная, - хвост Герани ударил по полу.
   - А ты сильная, - с улыбкой.
   - Мы отличная команда, верно? - хвост Герани змеей шевелился на полу.
   - Да.
   - Друзья, - с надеждой.
   - Друзья.
  
   - Мы были в дружеских отношениях. После академии стали напарниками под руководством навигатора, команда шестьсот шестьдесят шесть.
   - Были ли замечены неправомерные действия со стороны нефилим Алины?
  
   - Алина! НЕТ! - как можно тверже произнесла краснокожая.
   - Брось, никто не узнает!
   - Узнает! Как о таком можно не узнать!
   Подруги ругались, а их общая жертва начинала уползать в сторону дверей, в надежде докричаться до властей. Но девушки в два пинка остановили пленного, и в четыре руки запихнули его головой в бадью.
   - Давай сюда краску, будем делать из этого демона блондина ангела.
   - Поняла, пудру тоже принесла. Но ты уверена, что никто не узнает?
   Кое-кто все же узнал. И беглец из тюрьмы был возвращен властям. Он был так счастлив этому факту, что его еле оттащили от служителя закона, к которому он полез обниматься-целоваться. Вот только произошла накладка и на складе, где и проходила прокраска заключенного, произошел взрыв - краска для волос вновь не удалась. Ангелы весело полетели по отдающим красным небесам. Никто не умер, но случай намертво засел в память и ангелов, и демонов, и его еще долго вспоминали. В конечном итоге, Герань и Алину не наказали, но и не наградили за поимку преступника.
  
   - Да, - Герань закрыла глаза. Алина просила в письме не покрывать ее. Более того, переложить на нее всю вину.
   Было много вопросов, где нужно было говорить "да". А затем совет спросил:
   - Говорила ли Вам нефилим Алина когда-либо о предательстве Рая?
  
   Ночь или день, вечер или утро - не имело смысла. Так лежать можно было бесконечно долго: обнявшись, прижавшись и согревая друг друга. Вчера было выпито очень много, и голова просила пощады и опохмела. Но если Герань уже проснулась, то Алина доверительно прижималась к ее груди и спала. Рогатая улыбнулась. Уже много-много столетий у нее не было никого, кого она могла бы так пригреть, с кем могла бы разделить свои удачи и неудачи. Кого-то настолько верного, что взял всю вину на прошлой неделе на себя. Нефилим повезло, за нее вступился опекун Михаил, если бы не это, одними устными порицаниями дело не обошлось бы. А сейчас они проснулись после празднования за то, что никто не пострадал.
   Было тепло. И хотелось еще немного понежится под одеялом, но подруга пришла в себя.
   - Герань, доброе утро, - потирая глаза и морщась от головной боли.
   - Головноболезненное утро, - улыбнулась чертовка и прыгнула на подругу, в попытке защекотать ту до смерти.
   Смех и визг разбудил остальных участников празднования. Самые умные быстренько обзавелись опохмельными напитками. Те, что поглупее, на больную голову пытались понять, где они и как тут очутились. Очутились они просто: их поймали две подруги и клятвенно заверили, что только по стакану "красного огонька" за их здоровье и разойдемся. Судя по количеству охающих тел, выловили они пол квартала.
   - Хорошо отметили? - потянулась Герань.
   - Да уж, просто очаровательно, - пытаясь вытащить сор из волос сонно заметила Алина и с некоторым ужасом рассмотрела грязное одеяло, возможно, служившее какому-нибудь блохастому целой постелью.
   - Вредина, - заключила рогатая, не услышав должного восторга. - Ты же понимаешь, если бы тебя не защитил Михаил, то ты могла бы угодить на "Табу" или в тюрьму? - немного подумав. - Тюрьма предпочтительней. Только представлю тебя, распластавшейся на полу, готовой принять клеймо на душу... Бррр! - задрожала всем телом хвостатая.
   - Если бы нечто подобное произошло, я бы сбежала на Землю, - с уверенностью ответила белокрылая и первой вышла из просторного ангара, где и проходило их "скромное" празднование. Количество пустых бочек, где раньше плескались крепкие напитки, ужасало. Одну из таких бочек пнула Герань, так как бочка не давала открыть дверь ангара.
   - Почему не в Ад?
   - Земля - нейтральная территория, - уклончиво ответила блондинка с растрепанной косой, отводя взгляд. - Да и там есть, где затеряться. Вспомни, сколько там нелегальных демонов и нефилимов. Думаю, там я продолжу свои поиски.
   - Ты готова ради неясных поисков предать народ, приютивший тебя? - удивилась чертовка.
   - Не ради поисков, - вновь уклоняясь от ответа. - Но если другого выбора не будет...
   - Не забудь тогда взять меня с собой, хорошо? - краснокожая хвостом развернула девушку к себе лицом. - Я обязательно поддержу тебя, Алина!
  
   - Почему Вы молчите? - раздался голос совета. - Вы отказываетесь отвечать на вопрос?
   Выйдя из оцепенения, Герань Фиор закусила губу.
   - Да, нефилим Алина говорила при мне о возможности ухода из Рая. При условии несправедливого к ней обращения, - постаралась сгладить углы чертовка. Она смотрела в пол. Ей было невыносима сама ситуация и просьба Алины не выгораживать ее.
   - Почему Вы не доложили об этом властям?
   - По этическим причинам и по тому, что не считала ее слова искренними.
   Послышался ропот. Ангелы перешептывались друг с другом.
   - Вы сохранили дружественное отношение друг к другу до настоящего момента?
   Герань вся сжалась. Она вновь почувствовала себя опустошенной, как когда-то, когда в ее жизни еще не было Алины и Агреля. А ведь именно Алина свела их.
  
   - Заходи, - улыбнулась нефилим самой своей обворожительной улыбкой. Однако, для Герани ближайшее действие, которое она могла совершить после подъёма по лестнице, были "вползай" или "падай". - Вот тут я и обитаю, - взмахивая выросшим за пару месяцев крылом на царящий кругом Хаос. Но бардак мало интересовал уставшую чертовку, больше всего ее впечатлил смотрящий со второго этажа ангел. Самый типичный ангел, ничего особого. Но Герань резко подобралась: грудь вперед, хвост с попой назад, подбородок повыше и походка от бедра.
   Алина буквально сползла по стене от смеха, увидев выражение лица Агреля. Ангел развернулся и ушел к себе, громко хлопнув дверью.
   - Не выйдет, он еще тот баран. Твои штучки не подействуют. У него аллергия на демонов.
   - Вылечим, - нехорошо улыбнулась чертовка и выскочила за дверь, потирая руки.
   Когда рогатая видела симпатичную зад... симпатичного парня, ее переклинивало и ничто: ни много километровые лестницы, ни закон, ни разные миры, ни расовые различия, не могли ее остановить. Лечение началось через пару часов. Герань принесла много "лекарства" и, вооружившись стальной битой, согнала Агреля со второго этажа. Алина только диву давалась поведению подруги. Неужели ее контрактор так ей понравился? Она же уверяла что не переваривает ангелов.
   После первой, второй и третьей, и на пассашок, Агрель стал довольно разговорчивым и добрым. Вот таким его и увела Герань в комнату. Алина проводила их долгим взглядом, который напоролся на совершенно счастливое лицо подруги.
   - Удачи.
   Герань уловила нотки грусти, но не придала им особого значения.
  
   - Да, мы сохранили дружбу до недавних событий, - подтвердила Фиор.
   - Правда ли, что Вы вместе с нефилим Алиной присутствовали на кладбище у тюрьмы Шибальбы и вместе посещали музей в городе Скальный?
   - Да, это правда.
   - Какова была причина Ваших действий?
   - Экскурсия для аггела Каина.
   - Какова цель проведения экскурсии?
   - Возврат памяти аггела Каина.
   - Это нефилим Алина настояла на проведении экскурсии?
   Герань сглотнула и придала голосу максимум уверенности.
   - Я не знаю ответа на этот вопрос.
   Вновь роптание. Ангелы переговаривались друг с другом, и некоторое время не было новых вопросов. Но передышка закончилась.
   - Когда именно нефилим Алина посвятила Вас в свое стремление по поиску "орудия власти"?
   - Я не могу ответить на этот вопрос, так как не была посвящена Алиной в ее планы по поиску "орудия власти". - Герань подавляла волнение и дрожь. Одно лишнее слово, и все сгорит в пламени рушившихся надежд.
   - Вы видели "орудие власти", а именно копье Лонгина?
  
   -Это и есть копье Лонгина? - В который раз удивлялась Герань. Агрель проявил минимальный интерес к вещи из-за которой у них такие проблемы. Но во взгляде читалась ненависть.
   -Да, это оно. - Ответила Алина, не спуская глаз со своего контрактора любовно прижимающего к себе копье и тем самым не дающего себя обрядить в тряпки.
  
   - Нет. - Герань подняла взгляд, молясь, что ложь проглотят. Но ни один из Ангелов не применил на Герань магию повиновения или любое другое магическое воздействие.
   - Какова была причина Вашего нахождения на Земле в день, когда Алина и ее контрактор заполучили копье?
   - Личные мотивы.
   - Объяснитесь.
   Герань набрала побольше воздуха. Это была важная часть, которую следовало говорить наиболее уверенно.
   - У меня была встреча с демоном, носящим титул генерала, Верджем. Так как я желала иметь с ним личные отношения. Однако, нашу встречу прервал бывший контрактор Алины - Агрель. С которым я имела продолжительную интимную связь. Именно поэтому мы присутствовали в тот день на Земле.
   Вновь множество переговаривающих голосов наполнило зал. В этот раз говорил один голос.
   - Расскажите, что было дальше.
   - После встречи и выяснения личных отношений, я и Агрель решили задержаться на Земле, так как не хотели переносить выяснение отношений из нейтральной территории. Однако, оказались втянуты в упомянутые вами события. В ходе которых на нас было совершено покушение, и мы объединились на короткий срок с нефилим Алиной и аггелом Каином. Они помогли нам бежать, но сами скрылись в неизвестном направлении. Я и Агрель вновь встретили генерала Верджа, именно он телепортировал нас в Рай. В ходе упомянутых вами событий, мной были нарушены многие правила Ада. Более того, первый король Ада использовал меня и Агреля в качестве приманки для Алины и Каина. В связи с этим я прошу убежища в Раю, как пострадавшая сторона в действиях шестого отдела. И уточняю, что в ходе упомянутых вами событий, шестой отдел Рая не оказал нам, мне и Агрелю, помощь. Более того, были замечены попытки проявления агрессии и нанесения ущерба здоровью.
   Чертовка выдохнула. Она не верила, что смогла произнести все это. Часами репетировала эту речь, отрабатывая каждый шаг. Ведь именно это просила Алина.
   Фиор позволили покинуть зал. Пока она шла по мосту, ей неожиданно вспомнился еще один случай, который произошел сравнительно недавно.
  
   Солнце пекло не щадя сил, люди говорили о филиале Ада на земле, демоны утверждали что ни при чем, ангелы уверяли, что виновны именно демоны. А Герань и Алина расслаблялись на берегу моря. Урванный с криками, истериками, невыполнимыми обещаниями, отпуск себя оправдал. Заключался он в командировке на Черное море. Задание по вылову утопленника было ерундовым, новых с тех пор не поступало, поэтому девушки вовсю наслаждались жарящим солнцем. Алине даже удалось не сгореть, а загореть, что для нефилимов являлось довольно сложным действием.
   - Жаль, загар не сохраниться, - рассматривая себя в зеркальную витрину пляжного магазинчика, протянула Алина.
   - Сделай морок, - подходя вплотную и тоже заглядывая в зеркало. Вместо рогатой краснокожей, рядом с Алиной отразилась загорелая девушка лет двадцати пяти с красно-рыжими волосами. - Красиво?
   - Да, - восхищенно. Нефилим улыбнулась и приобняла подругу. - Все мужики будут твои, - уверенно.
   - Тебе тоже надо ...
   - Перебьюсь, - прижимая пальчик к губам подруги. - Пошли еще искупаемся, ты же любишь море!
  
   Мост закончился, зал совета остался позади. А Герань была все еще на берегу моря. Алина не любила море. Но старательно выбивала эту поездку для них двоих. Вроде бы такая мелочь, но из мелочей и состоит жизнь. Чертовка задумчиво посмотрела вперед, на встречу шел Агрель. Была его очередь идти в зал совета. Женщина нашла силы улыбнуться, скорее приободрив себя, чем своего мужчину.
   Пока все хорошо. Алина бегает где-то со своим контрактором и вполне еще жива. Агрель сделает все правильно и скоро его и Герань отпустят. А дальше ... что будет дальше?
   Чертовке стало холодно. Будто ледяной ветер продул ее насквозь. И плохое предчувствие поселилось глубоко в душе, выступая на глазах слезами.
  
  Глава 27. Теория на практике или план под откос.
  
   - Очаровательно! Нашла место! Целуюсь с жителем хаоса в логове врага. Соглашаюсь на абсурдный план. Убегаю. И вот, сижу с шваброй в засаде. Болтаю с военнопленным о женских проблемах! Дайте адрес местного дурдома!
   - Мммм! - промычал алхимик с вытатуированным номером на мантии сорок пять. Глаза пленного метали молнии, с обещаниями придушить наглую девку. Но связанные руки не давали выполнить подобное обещание. Зато в мычании можно было узнать направление, по которому советуют пройтись.
   - Я запомню это направление и обязательно на него схожу, если выживу и выберусь из ваших цепких рук, - пообещала Алина, отходя от двери в бок и вновь замахиваясь. Еще один догадливый демон наведался в кладовую. Голова против швабры, швабра выходит в лидеры и наносит контрольный удар по спине.
   - Может, мне и ему рассказать тонкости моих проблем? - поинтересовалась нефилим у связанного сорок пятого алхимика, новый пленник носил нашивку восемьдесят два.
  
   Оптимистичное начало уже на следующий день показало свои истинные намерения. План, по которому рискнул действовать Каин, был спланировал Парацельсом, что сразу заставило Алину волноваться. Но дракон Хаоса объяснил, что будет, если не действовать по этому плану. Все было верно, если сейчас не пойти на уступки, их повяжут, копье отнимут и это принесет гораздо больше проблем.
   План казался довольно прозрачным. Алхимики, во главе с орудующим копьем Каином, стараются перебить как можно больше противников, пока не придет сам Астарот. Вот тогда копье и надлежало пустить в ход. Сами алхимики, по всей видимости, либо были не против отдать жизни, либо имели что-то против Астарота. В любом случае Алина не желала над этим глубоко задумываться. Своих проблем хватало.
   Гонец Астарота получил пинка за ворота, что повлекло за собой будущее сражение. Согласно плану, Каин ушел с утра на передовую с ведущими алхимиками - номером третьим и шестым. Парацельс занял место недалеко от обители и собирался во всю развернуть оккультную деятельность. Судя по обработанной звездами и кругам территории - нападавшим придется не сладко. Из окна были также видны некоторые ловушки, магические завесы и еще много неясного, но опасного. Алхимики хорошо подготовились для встречи незваных гостей.
   Не так далеко от обители начали концентрироваться демоны, они буквально появлялись из ниоткуда, прорывая астральный карман обители. Судя по агрессивным потасовкам, принадлежали они разным сторонам. Также, с другой стороны, обитель собирались штурмовать ангелы, в количестве сотни. Присмотревшись, Алина чуть не упала с балкона. Ангелов там было не так много. Это было пушечное мясо: нефилимы, бескрылые и ... люди!
   Оставалось только гадать, каким боком в этой заварушке оказались последние. Хотя что гадать, история пестрит копьем Лонгина, хоть на елку вешай. Не удивительно, что нашлись умельцы, которые смогли связаться с потусторонними силами. Вот только у этих умельцев выжить не так много шансов.
   Коротко пообещав себе выжить в этой войнушке и объединиться при первой же возможности с Каином, Алина начала действовать. Природа, а может и не она, учитывая слабость ее прежних перерождений, не наградила девушку физической силой. Зато Алина доказала гибкость своего ума и являлась носителем довольно абсурдных, но действенных идей. От нее всего можно было ждать, но алхимики этого не знали.
   Так и сейчас, никто не ожидал, что нефилим по дворцовой технологии свяжет простыни-одеяла-мантии и спустится на пару этажей ниже, прячась от охраны. Алхимики, приставленные с целью контролировать действия Алины, сильно удивились пустой комнате. На поиски были брошены все не задействованные в обороне обители.
   Обитель большая - есть где развернуться. На самом деле особой причины бежать не было, но и причин доверять алхимикам было столько же. Поэтому перестраховать жизнь являлось не лишней задачей. Нефилим придерживалась четкого плана - спрятаться и не высовываться. Однако, он быстро пошел под откос. Спуск прошел идеально, комната внизу оказалась пуста. Дальше Алина поднялась по западной лестнице обратно на тот же этаж, на котором была, и, дождавшись короткой отлучки стражей в ее комнату, затаилась в соседней комнате в шкафу, прислушиваясь к возне алхимиков и мату при обнаружении импровизированной верёвки из окна и пустой комнаты.
   На самом деле ее план был немного более заковыристый. Спустить верёвку, а самой подняться выше по стене. Но силенок не хватило. Она бы полетела, если бы крылья не создавали столько шума и не привлекали своим белым оперением столько внимания. Вот и пришлось использовать веревку по назначению, качаясь и молясь, чтобы узлы держали крепко. За всем этим наблюдало несколько шокированных алхимиков, стоящих на обороне стен.
   Однако, долго в соседней комнате нельзя было оставаться. Поиски начнут с нижних этажей, но до верхних все равно доберутся. Нужно было найти убежище понадёжнее, куда никто не сунется.
   - Если бы я была Раймундом, куда бы пошла в поисках уединения? - спросила она сама себя, в задумчивости выглядывая из комнаты и смотря по сторонам. Но Луллий не ответил ей. Да и не мог.
   Выбрав направление наугад, белокрылая сняла сапоги, связала шнурки, повесила получившуюся конструкцию на шею и побежала. Босые ноги почти не давали звука, а вспоминать детство было даже приятно. Но вместо травы - камень пола, вместо луга - обитель прошлого. Девушка даже усмехнулась внезапным воспоминаниям. Она уже и забыла о том времени, когда не знала ничего об ангелах, демонах и собственных крыльях.
   Работа научила Алину действовать быстро: бегать, прыгать, рисковать. Именно этим она и занималась. Этим она жила, а сейчас выживала. Герань порой говорила, что ее жизнь всегда висит на волоске, и это было правдой. Но подруга не знала, почему именно ее слова правдивы. Отчего столько риска, отчего столько жажды и такое стремление. Алина также не имела точного понятия: почему такая, почему она нефилим? Но раньше она не задавалась подобными вопросами, а сейчас не желала знать ответов. А ответы все приходили, причиняя боль.
   Очередной пустой коридор привел ее к потайной лесенке вниз. Почему потайной? Да просто она была скрыта за книжным шкафом, который некто уронил. Спуск был долгим и без поворотов. Некто хотел, чтобы эта лесенка оставалась тайной, но видать поспешил и опрокинул скрывающий ее шкаф. Тут Алина остановилась, задумавшись. Если шкаф перевернут, лестница открыта, не значило ли это, что в данный момент внизу кто-то был и встретит ее не самым радушным объятием?
   Такие мысли не понравились Алине, и она уже собиралась повернуть назад, как услышала звук шагов с верху. Она ошиблась, хозяин этой таинственной лестницы только начал спуск. Благодаря тому, что лестница была винтовой, Алину было не видно сверху, но нужно было торопиться. Выбора не осталось, пришлось спускаться вниз и побыстрее. Лестница кончилась небольшой комнаткой с подозрительными бочками с краю. Девушка спряталась за ними и стала ждать.
   Звук шагов становился все отчётливей. Любопытство сгубило кошку и некую Варвару. Однако это не остановило нефилим от любопытного взгляда из укрытия. Недалеко от бочек, спиной к ним, стоял алхимик с номером два на мантии, он подошел к стене и стал водить рукой по кладке камня. К сожалению, второй алхимик не был стеклянным, поэтому нельзя было увидеть, чем именно он занят со стеной, однако результат оказался на лицо. Стена отодвинулась, пропуская алхимика, и вновь сомкнула свой каменный рот. Алина вышла из укрытия, подошла к стене, провела рукой.
   - Тайный ход, хранящий массу секретов, - с загорающимися глазами. - Жаль, времени нет, - расстроенно отходя от стены.
   Тайные ходы не удивили Алину. Все-таки они находились в месте, которого нет ни на одной карте, в организации, которой не существует, так почему бы в этом замке не быть тайным ходам, лестницам, дверям и прочей атрибутики секретности. Учитывая количество алхимиков, нефилим не удивилась бы, если таких тайников было по три на каждой стене.
   Прислушиваясь, девушка начала подниматься по лестнице обратно. Внизу у бочек она не решилась остаться. Если сражение наберет обороты и замок начнет рушиться, то из этого места не было выхода, кроме потайного хода, где в данный момент находился второй алхимик. Быть заживо похороненной не входило в планы конкретной нефилим.
   Шкаф оказался на месте, но его отодвинуть проблемой не являлось. А у замка уже вовсю шло сражение. Звуки мата и проклятий, слова заклятий, дрожь земли, удары мечей, стрекотаний стрел - все это можно было увидеть-услышать-почувствовать не выходя из замка. А звуки проникали даже сквозь стены.
   - Очаровательно. Всегда мечтала стать героем войны, - с сарказмом заметила крылатая.
   Некто больно умелый пустил стрелу так, что она попала в окно, так еще и под ноги Алине. Катиться кубарем и обдирать локти-коленки - это не самое приятное времяпрепровождение. Так в добавок ее заметил алхимик с арбалетом, обороняющий окна на этом этаже. Пришлось бежать. Вот так и получилось, что Алина очутилась на каком-то складе для хознужд, где обзавелась шваброй и двумя пленниками.
   ... Тремя пленниками.
   - На вас веревки не напасёшься! - рассматривая вырубленную девушку с тысячным номером. - В нашем полку прибыл прекрасный пол...
   Не успела Алина договорить, как здание тряхнуло, посыпалась штукатурка, ноги разъехались, и состоялся страстный поцелуй с полом. Из губы потекла кровь.
   На страх и риск белокрылая выглянула из укрытия и тут же резко закрыла дверь, отбегая к противоположной стене. Здание буквально подбросило, отправляя вновь на землю с многометровой высоты. Именно такие ощущения получили все, находящиеся в обители. Дверь укрытия выбило, стена раскрошилась, одного алхимика засыпало обломками, послышался крик боли, но не человеческий. Это был стон, закладывающий уши, будто сильнейший порыв ветра, словно гром извержения вулкана. А когда пыль немного осела, то белокрылая увидела поле битвы. Куска здания больше не было.
   - Черти рогатые! - испуганно пролепетала девушка, не медля освобождая двух уцелевших алхимиков.
   - Помогите своим.
   Алина забрала себе арбалет, не спуская его с начавших выкапывать собрата демонов. Знать, что стрелять нефилим не умеет, алхимикам не стоило. Да и не до нефилим им было. Творилось нечто из ряда вон выходящее. Земля истошно выла, камень здания крошился на глазах, земля разверзлась, обнажив зево пропасти.
   - Какая магия способна на такое? - поразилась женщина алхимик, в надежде узнать ответ.
   Алина промолчала, приблизительно представляя, что именно могло оставить настолько глубокий разрез в земле, способный поглотить часть астрального кармана. В Аду была подобная пропасть, по легенде которую сделал Лонгин своим копьем.
   Каин едва отдышался, он еще не вошел в полную силу, чтобы использовать подобную мощь копья. Пришлось потратить изрядную часть накопленной энергии. Но не это испугало змея. Удар задел замок, буквально поглотив кусок. Успокоился Каин, только заметив в здании фигурку Алины, которая смотрела в развернувшуюся бездну с диким ужасом на лице и при этом пыталась продвигаться по осыпающемуся этажу. Заметив чешуйчатого, девушка помахала ему рукой, перепрыгнула провал и была такова, скрывшись в недрах здания.
   Белый дракон издал ободряющий крик, пугая и защищающихся, и нападавших. Его цель был Астарот, так себя и не проявивший. Но змей чуял его запах, чуял его намерения. И то, что он не мог его найти бесило, заставляя терять голову. Удар копья отпугнул и убил большинство нападавших. Однако не затронул ни Астарота, ни Асмодея. Им прислали пустышку - копию (ангела в маске) которая и была убита.
  
   Черный Библиотекарь склонился над шахматной доской, на которой изрядно уменьшилось фигур. Он смотрел на белого короля и черного ферзя и беспокойно ходил по комнате. Опасные фигуры, вышедшие вперед. Пушок сидел на диване и порыкивал, чувствуя напряжение хозяина.
   - Игра становится жесткой, Пушок, - заговорил с гремлином Черный Библиотекарь. - У Алины нет шансов избежать своего конца. Думаю, Каин не сможет защитить ее. - Пушок заурчал неодобрительно. - Пророчество сбудется, в этом уже нет сомнений. Алина выбрала бороться за свою жизнь, за туманную цель. Копье уже было не единожды активировано, и нам осталось только ждать конца.
   Пушок прыгнул на плечи хозяина.
   - Миур! - громко взвизгнул он.
   - Неужели предлагаешь вступить в игру? - в этот раз гремлин выдал нечто огорченно-неопределенное. - Нет? Тогда что же ты предлагаешь?
   Пушок соскочил с плеча и попрыгал в подвал. А там запрыгал по крышке аппаратуры по перемещению. Черный Библиотекарь задумчиво посмотрел на все действия зверька и вытащил из хранилища пару черных кристаллов.
   - Все же я не совсем понял твою задумку, но держи, - бросая вверх и позволяя Пушку схватить кристаллы пастью, - действуй. А я полюбуюсь.
   Гремлин оскалился, прыгнул на платформу перемещения, библиотекарь нажал на кнопку отправки в Ад.
  
   Парацельс возник внезапно. Он и воскрес внезапно, так что Алина приписала внезапность его личному почерку. Уверенный, черноволосый, изрядно уставший - таким был нынешний Парацельс. Белокрылая не могла его сравнить с прежним, ибо не обладала памятью о прошлом этого демона. Однако за всем этим саваном из усталости она видела уверенного в себе мужчину, от которого разило опасностью. Он пришел сюда с определенной целью и именно к Алине.
   Нефилим остановилась и, не говоря ни слова, начала пятиться назад. Сапоги она надела еще в той подсобке, а арбалет уже был заряжен. Оставалось только нажать курок.
   Болт полетел вперед, но был легко отбит кинжалом. Второй, третий тоже не могли достигнуть цели.
   - Черт! - ругнулась девушка, на свой страх и риск решившая поспорить в скорости с многотысячелетним демоном. Не стоило удивляться, что и десяти метров ей пробежать не удалось.
   Удар об стену оглушил, кинжал у шеи испугал.
   - Прости, - их глаза встретились.
   - За что? - нагло смотря в уставшие глаза древнего демона.
   - Я должен тебя был спасти еще тогда.
   Алина судорожно пыталась придумать план настоящего спасения. А то спасение предлагаемое Парацельсом не выглядело привлекательной перспективой. Один кинжал у горла, второй у сердца, нога мужчины между ее ног.
   - А мое мнение не в счет? - дрожа от страха. - Может, я не желаю быть спасенной таким образом!? - выкрикивая в лицо будущего убийцы. Но тот лишь закрывает глаза и собирается отнять жизнь.
   "Нет! Не позволю себя убить! Каин там, сражается за меня и себя. Он обещал забрать с собой туда, где безопасно. Поэтому я не умру! Без борьбы не умру!"
   Краем глаза Алина заметила какую-то тень. Будто некто склонился над ней и прошептал...
   Улыбка озарила лицо нефилим.
   - Значит, я умру? - спросила она и тут же дала ответ. - Но не сейчас, - с уверенностью.
   Парацельс замер лишь на мгновение. Он уже слышал эти слова от Луллия. Луллия, которого тренировал Зефельд - лучший фехтовальщик, а еще мастер разных трюков.
   Платой за спасение были два пореза: на шее и на боку. Разворот, уйти от нового удара, поднять с пола осколок стекла, зайти за спину, удар в спину.
   - Если бы ты хотела, ты бы убила меня, - Парацельс повернул голову, изучая раненую девушку, по руке которой текла кровь - осколок был очень острым. Часть осколка вошла в спину алхимика, но мужчина не подавал виду.
   - Я не убийца. Не в этой жизни.
   Парацельс грустно засмеялся.
   - Вам не победить. Астарот просто придет и заберёт, что ему нужно. Он слишком силен, и сила его в хитросплетении интриги. Не видишь - мы уже проиграли.
   - Не попробовав, не узнаешь, - уверенно.
   - Нужно чудо для победы, - грустно. - А чудес не бывает.
   Алина отвлеклась на сменившие тональность крики. Демоны и ангелы вопили нечто о "Рое", нашествии грызунов и о плотоядных демонах.
   - А это за чудо считается? - Алина наблюдала, как невероятные массы гремлинов выползают из-под земли и бросаются на всех подряд.
  
   Каин удивленно озирался по сторонам. Его зверушки не трогали - игнорируя как живое существо, иногда используя вместо трамплина. У дракона задёргался глаз, он понял, что только что все демоны, ангелы и прочие были побеждены этими маленькими грызунами.
   - И на фига им нужно копье, изобрести способ контролировать вот этих и мир ваш, - рассуждал змей, пытающийся пробраться в разрушенную обитель. Наступить на землю, не придавив очередного зубастика, было проблематично. Ему в нос ударил запах крови Алины, это заставило с яростным рыком раскрыть крылья и взмахнуть ими, неконтролируемый бросок, торможение при помощи стены одного из этажей.
   Парацельс нашелся сразу. Он облокотился на стену и смотрел на творящийся Хаос сквозь разрушенные стены. Но Алины не было рядом с ним, хотя ее кровь и запах сохранились достаточно четко.
   - Лонгин, ты ни сколько не изменился, - заговорил первый алхимик, не дожидаясь атаки или вопросов со стороны старого друга. - И ты все еще с ним. А Луллий очень изменился. Алина - такая сильная девушка. Что потеряет, вновь найдет. А я, - алхимик закрыл глаза, - вновь не смог защитить обитель.
   Каин стоял рядом с Парацельсом, беспокойно вынюхивая, куда могла пропасть его подруга.
   - Где Алина? - наконец спросил он.
   Парацельс усмехнулся.
   - Ее пока не поймали. Шустрая она.
   - Понятно. - Каин собрался идти по запаху свежей крови, но напоследок дал совет. - Собирай выживших и вали отсюда. Для Астарота вы не враги, а глупые пешки. И ваше время на доске завершилось. - Он яростно выдохнул. - Мое обещание все еще в силе, я сам убью Астарота! Если он окажется в зоне досягаемости.
   Первый алхимик открыл глаза и проводил взглядом удаляющегося по покосившемуся этажу шестого алхимика. Он был прав, план, лелеянный Парацельсом, ни к чему не привел. Астарот, подлец, так и не вышел на сцену, умело расставляя пешек. Удар копья пришелся по ангелу, копирующему Астарота. Все пошло наперекосяк.
   - Удачи, - прошептал Парацельс, отступая от стены и расправляя плечи. В его руках появился коммуникатор. - Вердж, вы там как?
   Ответ последовал незамедлительно.
   - Это вы там как? Мы то отлично! Сидим у черта на рогах, то есть на шее моего хвостатого друга, и уже на приличном расстоянии! А сигнала все нет и нет! Я уже думал разворачиваться.
   - Это было бы глупо, - со вздохом. - Раскрывай телепорты и переноси всех из обители. План пошел наперекосяк.
   - Кто бы сомневался, - раздался посторонний голос того, кто ехал на черте вместе с Верджем.
   - Передай-ка своему отцу трубочку, - требовательно попросил Парацельс. И Вердж покорно отдал коммуникатор. - Кровли, немедленно прекращай обсуждать мои планы и распахивай телепорты! Не хватало нам еще кого-нибудь потерять!
   - Сезам откройся, - лениво раздалось из трубки, и около восьми сотен алхимиков выкинуло через пространство на пустошь. - Готово.
   Парацельс потрепанным мешком свалился к ногам своего сына, внука и их рогатого друга Бальтазара.
   - Вердж, приготовь переход в земное убежище, - тут же поднялся первый алхимик и начал отдавать приказы.
   - Библиотекарь будет против, - на это Парацельс достал несколько свитков из-за пазухи.
   - Не будет, - поясняя. - За новую литературу он душу продаст. - К тому же вот это, - доставая черного пушистого гремлина все из того же места, - явилось мне в качестве его визитной карточки! Так что считаем, - потрясая оглушенным гремлином, - что у нас есть приглашение на многосотенный отряд на чай в самую закрытую библиотеку трех миров.
   Кровли махнул пушистым хвостом и почесал острое ухо, размышляя над тем, что план все же закончился удачно. На Земле было легко рассредоточиться и потеряться, к тому же был еще шанс на то, что Астарота все же убьют. А Библиотекарь, как обычно, узнает о такой новости первым. Если такой новости не поступит, то желающие всегда могут вернуться в Ад или жить на Земле. Алхимики многим нужны, они не пропадут. Алхимик Кровли поковырялся в зубах скальпелем и, пока не вернулся его сын, предложил:
   - Кому нужна медицинская помощь?
   Окружающие резко перестали охать, ахать и даже дышать.
  
   Раны болели, но уже начали затягиваться, не мешая быстро двигаться. Алина видела, как алхимики телепортируются, освобождая поле для будущей игры. Учитывая замаячивших на обломках Асмодея с компанией, новая игра уже не нравилась нефилим. Также пока она пробиралась через открытую всем ветрам часть замка, белокрылая видела, как ангелы отступают, оставляя на поле "пушечное мясо". Что ж, они обещали задержать демонов. Девушка сочувственно поморщилась. Перепрыгивая через труп, одетый в мантию, и спускаясь по осыпающейся под ногами лестнице, Алина вновь оказалась перед винтовой лестницей, ведущей в ту потайную комнату. И, как назло, других целых лестниц вниз больше не было видно. Да и замок буквально трещал по швам. Так еще послышался то ли чужой голос рядом.
   - Судьба выбор не дала, - сама себе произнесла девушка, быстро стуча сапогами по ступеням, которые держались на честном слове. А сзади кто-то нагонял.
   Уже оказавшись на последних ступеньках, белокрылая резко развернулась, готовясь защищаться. Но ее тут же зажали в объятиях. Панически дергая крыльями и крича, Алина старалась вырваться и поранить врага.
   - Это я! Спокойно!
   Знакомый шипящий голос.
   - Каин, - неуверенно.
   - А ты ждала другого?
   За всеми событиями девушка и не заметила, как эти хищные черты успели стать родными. По щекам нефилим потекли слезы. Она обессиленно повисла на мужских руках, прижавшись всем телом.
   А противники тем временем уже нагнали беглецов. Их шаги эхом принесло сверху. Алина моментально собралась и бросилась вниз упираясь в стену. Нужно было скорее понять, как работает механизм, как открыл его тот, второй алхимик. Девушка припала к стене, начиная надавливать кирпичи и трогать их стыки. А сверху послышались голоса.
   - Вот, дьявола рагу! Чтобы на черепушке черти плясали! - не ясно выражалась белокрылая, начиная паниковать. А преследователи уже их увидели.
   Все произошло одновременно. Бросок Каина на врагов, удивление Алины от того, что проем открылся, взмах меча, отрубающий крыло белого змея, крик боли, выстрел арбалета в сторону нефилим, брызги на стене, разлетающийся белый пух.
  
  Глава 28. Над могильной пропастью.
  
   Алина вскрикнула, не мигая смотря на торчащий рядом с собой арбалетный болт. Резко развернулась, картина, представшая ей, заставила попятиться. Каин, лишившись одного крыла, отступал, орудуя копьем и когтями, отражая новые удары. Его кровь оросила ближайшую стену. Однако, на лестнице оказались не только демоны. Двое ангелов сражались с приспешниками Асмодея и Астарота с противоположной стороны лестницы. И один уже был ранен. Белый пух и перо раненого крыла падали на пол. А затем упал и ангел. Вернее, его тело. Отрубленная голова пролетела по направлению к Алине, но даже не успела коснуться земли. Ангелы - не люди. Пропасть слишком велика. Их тела никогда не предавались земле. Рожденные в небесах, в них они и утекали. Распадаясь на миллион составляющих и позволяя потокам принять себя. От тела и головы ничего не осталось. Лишь одежда бесхозно упала на лестницу и была затоптана.
   Впервые увидев смерть ангела, девушка остолбенела. Каин рванул назад, подставляя спину и получая разрез - от лопатки до пояса. Он одним сильным толчком закинул Алину в закрывающийся проем и змеей пролез в него в последний момент, перед закрытием створок. За преградой послушался шум битвы и звуки ударов о перегородку. Пока камень держался.
   - Темно, - натыкаясь на неведомую преграду, заметила белокрылая.
   - Я все вижу, - хватая девушку за руку и стараясь не сталкивать ее с расставленной повсюду аппаратурой, Каин вел вперед.
   За потайной дверью обнаружилась лаборатория с огромным количеством припрятанной в ней аппаратуры и необычных высоких колб. В части из сосудов виднелось движение. Но не жидкости, а неких круглых предметов. Один прибор работал, освещая клочок пространства тусклым светом лампочек, которые мигали показывая на табло цифры. Не смотря на жажду узнать, что это за приборы и о чем говорят цифры, Каин не посмел остановиться. И тайный прибор остался позади, утопая во тьме.
   Погоня в любой момент могла возобновиться, а времени восстановиться просто не было. Алина чувствовала на губах соленый металлический вкус, но не своей крови. Перед тем как они оказались в полной темноте, она видела раны Каина, которые, мягко говоря, ужасали.
   - Больно?
   - Уже заросло, - торопливый ответ.
   - Так ты совсем бессмертный?
   - Когда еды много - да. Но в данный момент, у меня есть ряд слабостей.
   - В которые меня ты не посвятишь, - попыталась улыбнуться Алина.
   - Если сердце проткнут или голову отрубят, я вряд ли воскресну без очевидных потерь. Или вообще больше не поднимусь, - доверительно сообщил белый дракон, от чего Алина коротко и невесело хихикнула. Совсем недавно на ее глазах ангелу отрубили голову, и тот рассыпался в пыль. Силы воли спросить, как умирают драконы Хаоса, у Алины не хватило.
   - Найду некроманта, тот живо поднимет, - даже находясь в столь плачевном положении, Алина старалась шутить.
   Раздался взрыв. Топот сапог. Асмодей и Ко взорвали стену, не загружая себе мозг возможностями ее открыть.
   Каин рассерженно зашипел и прибавил темп.
   В последнее время такое времяпрепровождение стало привычным - гонка со смертью. Догонят - убьют, пока бежишь - живешь. Впереди показался свет, но не успела Алина обрадоваться тому, что видит выход, как надежда развеялась. Это оказался коридор с сохранившимся освещением. Оглянувшись назад, белокрылая поняла - все это время они бежали по аналогичному коридору. И он был прямым.
   - Каин, держись за меня крепче.
   Нервный взгляд змея, ожидающий сумасшедшей идеи, а Алина уже замахивается крыльями, поддавая скорости. Змея еле поспевала, скорее тормозя движение. Освещенный прямой коридор неожиданно стал большой проблемой. Если демоны начнут пальбу заклятиями, арбалетными болтами или стрелами, то им конец! Тут негде было спрятаться, не было места для маневра. Наконец, впереди показался поворот.
   Алина оглянулась вовремя. Заклятие летело точно в спину Каина.
   "Если сердце проткнут или голову отрубят..."
   Полу-ангел среагировала быстрее, чем смогла это понять. Крыло стало щитом. Белые перья вперемешку с кровью полетели в разные стороны. Остатки крыла повисли мертвой тряпкой. Боль не успела прийти - сознание помутнело.
  
   - Ты как? - знакомый силуэт склонился над девушкой. Алина неуверенно улыбнулась. Судя по жгущему ощущению в левом крыле, которого девушка не чувствовала, крыла больше не было. Немного повернув голову и заметив кровь на ткани перевязки, осознав, что вместо крыла обрубок, нефилим сжала зубы, однако с болезненной улыбкой ответила:
   - Летать не смогу, в остальном порядок.
   Каин удовлетворенно кивнул, напряженно всматриваясь вглубь коридора.
   - Они прекратили погоню пару минут назад, - объяснил мужчина. - Это странно. Нас будто гонят куда-то. Ты не знаешь, что нас ждет в конце коридора?
   - Нет, он не существовал, когда жил Раймунд. - На Алину бросили беспокойный взгляд. - Да, иногда я пользуюсь его памятью, - отмахнулась нефилим, пытаясь подняться. В теле противно разливалась слабость. Повторно смотреть на изуродованное крыло не было сил и желания. - В любом случае, если мы туда не пойдем, нас погонят. А если попытаемся прорваться сквозь них - помрем.
   Каин рыкнул, понимая истину. Он поднял Алину на руки и понес. Девушка не была против, она устала: и морально, и физически. Но еще было рано для отдыха. Как говорил один ее знакомый: "Отдохнём на том свете. Нет крепче сна, чем вечный".
   Коридор закончился спуском вниз.
   - Мне кажется, все это время мы спускались ниже и ниже, - удивилась Алина, пытаясь высмотреть наклон коридора.
   - Да, пожалуй ты права. Но куда же мы попали?
   Это было необычное место. Слишком необычное для каждого из миров.
   - Понятия не имею, - шокировано ответила блондинка с сильно потрепанной косой.
   Сеть толстых труб, которые резко обрывались и в местах обрыва имели круглый шар, тянулись во все стороны. Они были и вверху, и внизу. И были не то каменные, не то стальные, в отличие от шаров, которые имели энергетическую природу. Алина вздрогнула, когда от трубы толщиной в две головы сорвался такой шар, он с гулом унесся вдаль, а взамен, на том же месте, образовался новый шар.
   - Что это? - Каин потянул руку, желая коснуться неизвестного предмета.
   - Не знаю. Я даже не уверена, что видела нечто похожее за все мои жизни. Однако, лучше его не трогай, - остановила Алина руку мужчины своей рукой.
   Налюбоваться невероятным прибором, в недрах которого оказались Каин и Алина, не дали Асмодей с наемниками. Они вышли из того же коридора, что и беглецы. Сзади демонов стоял тот, кого уже и не ожидали увидеть. Это был ангел с маской на лице. И он принес с собой хорошо знакомый белый меч, увитый виноградной лозой.
   - Астарот, - зарычал дракон, собираясь броситься на старого врага. Но беспомощное тело на руках, которое начало дрожать в приступе ужаса, напомнило ему, где он и какую задачу преследует в первую очередь.
   Ангел в маске смотрел на Каина испытывающим взглядом. Он узнал его. Как можно забыть того, кто оставил столь запоминающуюся роспись на лице.
   - Асмодей, - обратился ангел к королю Ада. - Убей это существо медленно и мучительно. - Затем указал перстом на Алину. - А девчонку мечом душ и только им, - передав уже знакомый меч на руки королю Ада.
   Каин зарычал в безысходной ярости от невозможности поквитаться с Астаротом и даже сделал шаг на встречу, однако Алина начала вырываться. Один вид меча вызывал у нее приступ паники. Змей прижал девушку сильнее, из-за чего ранил ее когтями.
   Демонов было слишком много, плюс этот ангел, и получаем уравнение, говорящее о невозможности победы. Нужно было бежать.
   Трубы не казались опасными, но их не хотелось трогать. Тем более прыгать по ним. А вдалеке, внизу, едва виднелось дно. В этот момент Асмодей приблизился, держа в руках меч душ. Алина чуть не вывалилась из рук, сильно изогнувшись, и Каин прыгнул в пропасть. Это привело нефилим в чувство, она беззвучно вскрикнула, прижавшись к мужчине всем телом. Свист в ушах и напряжение, отдающееся щелчками в барабанных перепонках, наполнили до краев, осознание - у белого дракона не хватало одного крыла, дабы смягчить посадку. Если расправить одно крыло, можно было покататься бочкой или петлей, что только усугубило бы положение. Падение все ускорялось, земля приближалась. Алина сжалась, ожидая удара. Но весь удар за внезапное приземление взял на себя чешуйчатый. Полуангела выбило из его рук. Прокатившись почти до новой пропасти, она смогла остановиться и начать подниматься на трясущиеся ноги. Сердце колотилось так, словно собиралось вырваться из груди и упорхнуть ввысь, оставив горевшее от впечатлений тело. Из носа лилась кровь. Сотни незначительных ушибов и царапин отдавались единой болью, удивляя нервную систему своими масштабами. Так хотелось свернуться калачиком и закрыть глаза, спать, пока боль не утихнет. Единственное оставшееся белое крыло лежало безвольно, не решаясь шевельнуться и дать новую волну боли. Обрубок горел огнем. Удалось встать далеко не сразу, выпрямиться и услышать что-то, помимо своего сердцебиения, и это был крик боли. Тихий, сдерживаемый крик. Своя боль была забыта. Каину оказалось гораздо хуже.
   - О, Каин! О, Боже! - только и могла приговаривать Алина, хватаясь за край своего платья и разрывая его на лоскутки. Сломанные ноги нужно было собрать и зафиксировать. Глаза застилали злые слезы, горло драло рыдание.
   - Нет, - голос мужчины был непривычно хриплым. Он был похож на тот, что она впервые услышала в заброшенной камере. - Они идут. Нет времени.
   От боли лицо Каина перекосилось, на лбу выступил пот, изо рта текла слюна вперемешку с кровью. Глаза казались дикими, пугающими своей первобытностью и перенасыщенностью болью.
   Кое-как справившись с потрясением, нефилим начала действовать. Она приподняла змея за подмышки и постаралась отволочь в сторону изгиба платформы. Каин беззвучно скалился при каждом ее шаге. Обломки костей терлись друг об друга, заставляя мужчину корчиться и стонать.
   То, куда упали беглецы, было не дном, а еще одной платформой, с которой открывался вид на новую порцию труб и перемещающихся шаров. Но эта платформа была не ровной и гладкой, а испещрённой мелкими кратерами, ямами и холмиками. А сбоку платформа поворачивала. Именно за поворот волокла змея Алина.
   - Здесь, - простонал белый змей, стоило им оказаться за поворотом. - Вправь их.
   От боли Каин мог общаться лишь односложными предложениями. Но он ни разу не потерял сознание, смотрел дикими глазами на нефилим и требовал от нее действий. Алина послушалась, в который раз укоряя себя за прогул лекций пятого отдела по медицинским наукам. Правая нога выглядела лучше - осколков костей было меньше. С нее и начала. Хруст, с которым кость вошла обратно в плоть, испугал девушку на столько, что она сама чудом не потеряла сознание. На мужчину было страшно смотреть, его изогнуло от боли. Однако он нашел силы кивнуть, требуя продолжения.
   - Если потеряю сознание, не жди, доделай ... - выдавил он.
   Осколки костей правой ноги нехотя заняли свои исконные места.
   Настал черед левой ноги. Ее было легче оторвать, чем приделать на место. Стоило только ею заняться, как Каин запрокинул голову, погружаясь в спасительный обморок. Девушка была по локоть в крови, а кость все не желала правильно сходиться. Наконец, дело было сделано. Но не успела Алина облегченно выдохнуть, как белый змей вновь очнулся. И это пробуждение было необычным. Слишком резким, ненатуральным. А вид дракон не на шутку испугал. Словно вылепленный из воска реликтовый ящер, единственной целью существования которого является убийство.
   - Каин? - с сомнением спросила нефилим, осознавая свою беспомощность, если ЭТО нападет. Но чешуйчатый не шелохнулся, медленно расслабляясь, и вскоре обмякая. Перед ней вновь был знакомый ей мужчина, только сильно вымотанный, с темными кругами под глазами и тяжело дышавший.
   Осмотревшись, удалось узнать интересную новость. Подобных платформ в этом месте были десятки. И судя по гуляющим бликам и теням, демоны искали беглецов везде, кроме платформы на которой беглецы собственно находились.
   Ничто не вечно. Послышались звуки ударов и голоса. Каин молча сгреб Алину в охапку и ВСТАЛ. Удивленный возглас не вырвался по причине ладони, вовремя прикрывшей женский ротик.
   Рано или поздно, но эту платформу осмотрят и найдут их. А значит, нужно было передвигаться и прятаться. Сбежать или вступить в неравный бой? Хорошие вопросы, на которые были ответы: куда бежать и как победить?
   Скудный свет, падающий сверху, едва попадал на платформу, скрытую в тени вышестоящей. На нее удалось попасть с одного двухметрового прыжка. И вначале это было неплохим укрытием. Там беглецы прятались почти час, медленно заживляя раны. А затем ...
   Раздался оглушающий взрыв! И вышестоящая платформа начала заваливаться на беглецов. Алина и Каин, сцепив руки, ушли с траектории падения и попали в хорошо освещенную зону.
   - Они здесь!
   Их нашли и, не дожидаясь приказа командира, бросились на перехват. Сбежать не вышло, нужно было принять бой. Но ни Каин, ни Алина не могли сражаться в данный момент. У нефилим в Аду не было своей магии, а Каин был слишком измотан.
   Белый дракон принял решение спасти хотя бы одного из них.
   - Алина, беги! - рыкнул ей на ухо Каин и бросил на соседнюю платформу.
   Короткий полет, грубое приземление. Хрупкое девичье тело протащило до искусственной навесной скалы. Не смотря на ушибы белокрылая вскочила на ноги так резко, что закружилась голова. Ей нужно было знать как обстоят дела у ее друга. Она увидела со стороны сколько сил нужно было, чтобы просто стоять. Каин едва отбивал атаки напавшего на него демона.
   - БЕГИ!!! - рявкал дракон, заметив нерешительно стоящую белокрылую.
   Куда бежать? Этот вопрос не имел ответа. Вниз? Алина не могла слететь или спрыгнуть ниже без возможности разбиться. Вверх? Одно крыло скорее мешало, чем помогало, и тем более не могло поднять тело в воздух. На соседнюю платформу?
   Прыжок был совершён скорее от отчаяния, чем от уверенности, что она способна прыгнуть на такое расстояние. Уже на половине пути оказалось, что не может. Крыло взмахнуло рефлекторно, что позволило продлить прыжок, но не приземлиться на платформу, а шмякнуться на нее спиной, так еще и вверх ногами. Постанывая от боли и захлебываясь тяжелым дыханием, Алина отбежала в тень и забилась в едва заметную щель. Обняла себя руками, крылом и сжала зубы, чтобы не заскулить от страха.
   - Каин, - прошептала она хватаясь за голову и до крови закусывая губу.
   И услышала его, как на заказ. Сдавленный крик, затем еще один. Рык, шипение, неразборчивые слова и снова крик. Сколько это продолжалась, полуангел не могла сказать. Она забыла, как говорить, могла только ладонями сжимать уши, чтобы не слышать криков того, кто дал ей возможность сбежать. Сомнений не осталось. Его пытали, чтобы Алина вышла из укрытия и сама пришла к ним в руки.
   - Господи, - сдавленно. - Я не хотела. - И тут же девушка себя отдернула. Разве время было молиться, когда молишься ты не в состоянии сделать что-нибудь стоящее. Стоишь и складываешь руки. Посмотрев на свои ладони, нефилим мысленно дала себе пощечину. Раздался громкий крик, в этот раз кричавший не сдерживался. Тут же послышались наилучшие пожелания в адрес неумелого демона, который даже пытать не умеет.
   - Алина, мы поймали твоего друга и, как ты слышишь, развлекаем его, как умеем. - Это был голос Асмодея, усиленный магией. Раздался сдавленный крик, но, усиленный магией, он саданул по ушам не хуже предсмертного вопля. - И если ты не придешь к нам, то мы продолжим наши забавы. Поверь, это может продолжаться часами. - Даже не видя короля Ада, девушка могла поклясться, что кожей чувствует его самодовольную улыбку.
   Нефилим сжала кулаки и вышла из укрытия. Молча, медленно переставляя ноги, шла на звуки пытки.
   Каин был все еще на той же платформе. Его держали четверо демонов: двое за руки, двое за ноги. А Асмодей сосредоточенно резал обездвиженного пленника. Но не обычным ножом, а закаленным магией боли. Страшная, запрещенная законом штука.
   - Присоединишься ко мне? - шипел он, уговаривая пленника.
   - Пшел в свой Ад и ищи себе пешек так, - рыча и скалясь, отвечал ему покрытый чешуей мужчина.
   Нож прошел глубоко в плоть.
   - Уверен? - В ответ стон боли. - А я думаю, что ты передумаешь, если при тебе будут пытать твою маленькую подружку.
   - Только тронь! - нож утонул в боку, и змей подавился восклицанием.
   - Алина, мы ждем! - крикнул Асмодей, осматриваясь по сторонам. Алину он пока не видел.
   Нефилим не знала, что будет с Каином, если она не выйдет, и что будет с ней, если попытается спрятаться в этом месте. Если от сюда выход или его никогда не было?
   - Не трогайте его, я здесь! - в голос была вложена вся смелость.
   Это было то же самое, как признать поражение. Выйти и сдаться, когда столько пройдено и столько испытаний осталось позади. Позволить вывернуть себе руки и быть перенесенной ближе к происходящим действиям.
   Асмодей окинул взглядом потрепанную, однокрылую и грязную нефилим с уставшим взглядом и искусанными губами. В одной руке короля было копье, в другой кривой нож, который он вновь пустил в ход.
   - Нет! Прекратите! - бросилась вперед девушка, но ее профессионально скрутили и за волосы удержали от дальнейших необдуманных поступков, заставили смотреть на творящуюся перед глазами казнь. Кровь долетела до ее ног. - Прошу остановитесь! - молила она, и ей было все равно насколько жалкой она выглядит. - У вас копье, у вас я, оставьте его в покое.
   Король Ада криво улыбнулся и хотел что-то сказать, но ему не дал резко рванувшийся Каин. Он смог вызволить одну свою руку и дотянуться до Асмодея. Но больше ему ничего не удалось. Всего лишь несколько царапин, и удар с ноги вновь вернул белого дракона в прежнее состояние.
   Тяжело дыша, Каин смотрел на лишенную возможности двигаться Алину. А она на едва живого Каина, который, казалось, и дышал-то с превеликим трудом. Он уже не мог сам подняться. Первое, что сделали поймавшие его демоны - перерезали сухожилия. А у змея не осталось сил вырастить новые.
   Они проиграли.
   Однако, белый змей так не считал, он рычал, плевался, шипел, извивался и, даже испытывая ужасную боль, был не согласен умереть без борьбы. Но, с каждым новым ударом ножа, его сопротивление становилось все тише. А потом осталось лишь хриплое дыхание.
   Алина кричала, не контролируя себя, рыдала и умоляла. Но не могла ничего сделать. Было желание упасть без чувств и не видеть этого кошмара. От количества пролитой крови пол стал темно-красным и скользким. Картина обещалась еще не раз привидеться в кошмаре, даже если сейчас нефилим умрет, она увидит все это в следующей жизни в самом страшном сне.
   Король Ада приказал поставить Каина на ноги. Финальная часть казни вот-вот начнется. Чудо, что при такой потере крови, он мог еще стоять и даже быть живым, но, казалось, мужчина не воспринимает окружающее. Асмодей без страха подошел вплотную к тому, кого он считал лилианом.
   - Если бы ты захотел мне служить, я бы смог оставить тебя в живых. Лилианы удивительно живучи. Однако, и у вас есть ряд слабых мест.
   Асмодей резко подался вперед, он обнял Каина рукой, в которой держал копье, фиксируя на одном месте, а его вторая рука держала одноручный меч. Не нужен был даже замах. Просто одно движение вперед и рука, не дающая жертве и шанса отступить.
   Меч, ломая кости, прошел сквозь грудную клетку. Разрывая, половиня слабо бьющиеся сердце. Но убийца не удовлетворился только этим, и меч провернули.
   Каин вцепился в лезвие, смотря туда, где оно прорвало его плоть. Он не верил, не понимал, не осознавал, что мертв. Асмодей уперся ногой рядом с местом проникновения меча в плоть и оттолкнул от себя жертву. Вместо выдоха, срыгивая кровь, змей пал навзничь. Но даже с разорванной грудью этот житель Хаоса не смог просто умереть. Тело дергалось, не желая расставаться с жизнью. Руки вцепились в грудь, стараясь зажать сквозную рану. Оскалился, стараясь закричать, но изо рта не вырвалось ни звука.
   Алина захлебывалась слезами и вырывалась, но крепкие руки демонов не давали ей сделать и шага. Она видела молчаливую агонию Каина. Его последнюю битву с неминуемым, которую он уже проиграл. Вот взгляд умирающего концентрируется на ней. И затухает.
   - КАИН!!!
   Она кричала, пытаясь вырваться, пытаясь расстаться с кожей и костями, и оказаться далеко от рук, держащих ее. Падала на колени и вновь возобновляла попытки выкрутится из захвата и беспрерывно плакала, зовя того, кто ее уже не слышал.
   - Каин, ты же обещал забрать меня с собой, - слабо шептала Алина, смотря на мертвое тело на залитом кровью полу.
   Каин не мог ей ответить, он был мертв.
   Осознание обессилило окончательно.
   Бессильно повисшая на руках кукла ждала своего часа.
   Опустошение в душе, отказ от желания бороться. Даже страх увел под руку стремление жить. Не осталось ничего. Алина молча смотрела, как в луже крови лежит тот, с кем она пообещала уйти. Если бы только полуангел могла выполнить обещание! Умереть и догнать ушедшего раньше Каина. Уйти с ним.
   Да, она умрет, но не сможет уйти с ним. Ей уготована иная, более страшная участь.
   Разговора убийц нефилим старалась не воспринимать.
   - А с ней что? - один из держащих за руку девушку тряхнул обвисшую ношу.
   Вместо ответа Асмодей подошел ближе и нагнулся. Его магия, не найдя преград, легко проникла в сознание нефилим.
   - И так, милая, расскажи нам о копье поподробнее.
   Алина приподняла голову, заглядывая в глаза правителя Ада. В ней шевельнулось отвращение и гнев. Но она их проигнорировала. Вместо этого устало ответила:
   - Хотите убить копьем Астарота? Не выйдет.
   За такой ответ девушка получила удар тупой стороной копья в живот. Не останавливая рвотный позыв, белокрылая тяжело задышала. Но повторила:
   - Вы не сможете его использовать. Копье для вас бесполезно! Продолжайте играть роль покорного скота! И получайте подачки!
   Дерзость наказуема. Щека горела, а голова загудела. Какая тварь может ударить по лицу девушки сапогом? Ответ стоял перед Алиной и улыбался. Его кивок слугам и вот Алине пришлось нагнуться ниже. Коса давно расплелась, волосы сползли с плеч, рваным покрывалом расстилаясь по земле. А демон занес меч-ловец, чтобы одним ударом снести голову.
   В последний раз нефилим посмотрела на тело дорогого ей существа ... чтобы в ужасе закричать.
   Тело Каина разорвалось. Нет не так. Отворилось. Выпуская. Прорвалось изнутри, выпуская ЕГО наружу!
   Накативший ужас волной захлестнул о берег сознания, пробуждая, заставляя очнутся ото сна и окунуться в первобытный ужас.
   Асмодей услышал позади подозрительный звук, напоминающий уроненное на землю яйцо, и медленно развернулся, не веря ни глазам, ни ушам.
   - Какого ... дьявола... происходит ...
   Его приспешники содрогнулись и медленно начали отступать. Алина не сразу поняла, что захват ослаб и ее больше никто не держит. Она бы вырвалась, если бы не испытывала не меньший страх, чем остальные. Полуангел застыла, смотря, как Каин поднимается. Он вылез из собственной шкуры. Стал меньше, уже, ниже, но куда злее.
   Для Алины это было слишком, но в обморок не дало упасть осознание, что перед ней действительно Каин. Вернее, такова была вероятность.
   На лице девушки появилась слабая улыбка надежды, остальные не разделили чувства полуангела. Вмиг стало очень тихо. Лишь Каин... вернее тот, кем он стал, глухо зарычал. Демоны в ответ издали шипение не достойное даже котенка. Рассмотрев остатки своего контрактора, Алина еле подавила тошноту. От тела Каина осталась только одежда, кожа и некоторые ошметки. Во всем этом стоял ОН. Ноги этого существа все еще утопали в порванном теле.
   Нефилим, наконец, пришла в себя и вновь упрямо посмотрела на НЕЧТО. Ища в нем прежнего, знакомого ей мужчину.
   Наконец, существо, к великому ужасу демонов и к немалому изумлению Алины, сделало шаг навстречу. Позади него осталась сброшенная кожа или, вернее, сброшенный Каин. Помолодевший юноша, покрытый ровной белой чешуей, грациозно и медленно повел плечами, чуть раскрывая ранее плотно прилипшие к телу крылья.
   Уже привыкшая к поначалу худому, боязливому и несколько уродливому аггелу, затем привыкнув к целеустремленному и властному интригану лилиану, привыкнув к белому дракону, с которым оказалась связь в прошлой реинкарнации, Алина оказалась не готова к подобной метаморфозе, к которой ей тоже нужно было привыкать. И одновременно она восторгалась, как ребенок в парке аттракционов. Каин выжил! И в тоже время испытывала страх. Не тот, когда просто страшно перед неизвестным, а тот, когда страшно перед превосходящим тебя диким зверем. Узнает ли он ее?
   - Каин? - тихо позвала девушка, смотря в глаза обнажённого скалящегося юноши. И не увидела в его глазах и тени узнавания. Это существо было очень зло на всех окружающих, не деля тех на друзей и врагов. Оно пребывало в бешенстве лишенное памяти о прошлом и от незнания своего местонахождения. В его теле праздновали инстинкты, которые твердили разорвать любого, кто окажется рядом. Бешенство демонов по сравнению с ЭТИМ казалось просто легкой обидой. Алина чувствовала ауру ярости, душившую ее. Но не удержала в себе повторного зова. - Каин!
   Этот монстр прищурил глаза, но смотрел он вовсе не на зовущую его нефилим, взор был устремлен на копье в руках Асмодея. Казалось, смотря на это оружие, в глазах дракона появлялись осмысленные нотки. Он начинал вспоминать, кто он. Значит, при помощи копья была возможность привести в чувство этого дракона.
   Алина убедилась, что ее не держат и, проследив за взглядом белого змея, рискнула отнять копье у короля Ада. Ее погубила убежденность в исполнительности первого короля. Оказалось, страх перед худым покрытым чешуей юношей, пересилил страх перед Астаротом и тот забыл приказ, не убивать нефилим ничем, помимо меча душ. Полуангел вцепилась в копье, рассчитывая на растерянность Асмодея. Однако, рефлексы черноволосого демона работали также хорошо, их он и не успел подавить. Отточенным движением первый король повернулся к девушке. В его руке сформировался шар энергии, слишком большой, чтобы просто оттолкнуть. Осознавая, что подобный сгусток энергии убьет ее, белокрылая бросила через ствол копья свое заклятие: сильное в раю, но почти не имеющее силы в Аду. Сам того не осознавая, демон отпустил орудие власти, через которое его ударило током, разжав ладонь. А его другая рука, с зажатой между пальцев энергией, уже коснулась груди девушки, отталкивая от себя, ломая кости.
   Алина не успела понять произошедшее, как ее тело полетело в пропасть. Одно грело покидающее пристанище душу - копье она не отпустила.
   Уже в полете, чувствуя, как каждая кость ломается, а сердце пропускает удар за ударом, Алина улыбнулась: "Так и знала, исход был предрешен". И до того, как тьма разинула зево и поглотила ее, захлопнув пасть, она выдохнула в последний раз. Последней мыслью Алины был адресованный пустоте вопрос:
   "Я свободна ...?"
   Ее крылья рассыпались, стремясь сделать ее тело не отличимым от обычных людей. А полет продолжался, пока последнее белое перо не осыпалось пылью.
   Нефилим Алина была мертва.
  
  Глава 29. Алина.
  
   Смерть - это точка после жизни. Ножницы, перерезающие ленту финиша. Щипцы, выпрямляющие кривую в линию на аппаратуре. Никто не сможет сказать вам какая она, смерть. Медленная, быстрая, болезненная или безболезненная, любой просто знает определенный факт - смерть есть, и она придет к каждому. Рано или поздно, желанная или нежеланная, она распахнет объятия.
   Алина умерла до того, как ее тело разбилось о платформу ниже. Смерть предстала всепожирающим огнем, который не мог причинить вреда; однако, он будто выедал ее изнутри, успокаивая, лишая желания бороться, позволяя отдаться неминуемому. Глубоко внутри вспыхнул клубок воспоминаний, которые истончались по мере распространения пламени по его нитям. И каждый раз воспоминания вспыхивали яркими искрами и затухали поднимающимися вверх частичками пепла. Первые воспоминания казались полузабытым сном, впервые за много сотен лет, Алина видела их столь ярко.
  
   Маленькая деревенька на холмах, через которые текла холодная река. Овцы, пасущиеся вперемешку с козами, казались бело-серыми облаками, устилающими холмы. Черные овечки представлялись маленькой девочке как грозовые облачка. А крики пастухов и блеянье - как гром. Молнией же являлись звуки кнута. В реке вовсю купались утки, дети ловили рыбу, а женщины стирали белье. Южнее реки начинались поля, туда-то и шла девочка.
   Несмотря на все еще стоящую прохладу, Алина шла босиком. Трава приятно щекотала ноги, а острых камней не встречалось на уже не раз хоженой дороге. Она могла бы так идти и идти, до самого горизонта, где ясное небо обнимало холмы. Но поля встретили свежевспаханной землей и запахом удобрений. По весне все жители собирались на полях, чтобы вскопать их и засеять хлеб. Чаще всего сеяли кукурузу, реже овощи. И от урожая зависела жизнь людей этих холмов.
   - Мама, - звала девочка, продвигаясь по краю поля. Она старательно высматривала в преимущественно темных макушках кудрявую голову матери.
   Как и все в деревне, ее мама Пелагея не имела родового имени и обладала черной как смоль копной кудрявых волос. Кожа также отличалась темным тоном. Но это было неудивительно. Еще десять лет назад эта деревня была преимущество поселением рабов, привезённых с южных островов. Лишь недавно правитель разбавил людей в этой местности обязанными ему крестьянами и дал право рабам работать без жесткого надсмотра и обязательного клейма. Особо ситуация не изменилась, просто вид оков поменял форму. Теперь бывшие рабы должны были прикладывать все свои силы, чтобы выжить. Каждую осень им приходилось отдавать огромное количество зерна, мяса и овощей своему хозяину, а затем зимовать на остатках.
   Все это хорошо понимала Алина, как и то, что разительно отличалась от матери. Если бы не слова еще живой повитухи, клянущейся, что она действительно дочь своей матери, девочка бы была уверена, что Пелагея ей не родная. Бледная кожа, песочные волосы, голубые глаза - все это отличало девочку от окружающих людей. Не было ни одного сверстника, который хоть отдаленно походил бы на Алину. Иначе бы она предположила, что родилась от сторожившей их знати, которая не брезговала женщинами-рабынями. Теперь же в этих краях не осталось никого из подобного люда. Разжалованные, провинившиеся, сосланные и бывшие рабы - вот кто жил в этой деревне. И лишь одна "светлая" девочка, ни на кого не похожая.
   Алина не раз спрашивала, в кого она такая пошла - чуждая. И точно также, как дочь, мать не знала ответа на этот вопрос. Отвечала так: "Солнце вызолотило волосы, небо отразилось в глазах, а кожу побелила луна". И, даже если такое объяснение больше походило на сказку, девочка была частично удовлетворена, однако не прекращала поисков похожих на себя людей. Редкие проезжие и гости деревеньки нередко слышали от белокурой девочки вопрос: "Видели людей, похожих на меня?" И лишь один раз забредший не туда торговец рассказал о народе с преимущественно белыми волосами и голубыми глазами. Он же рассказал и о странных высоких мужчинах, которые ходят по дорогам последние годы. Так Алина для себя решила, что является дочерью подобного забредшего в их края путника и прекратила расспросы матери о своем происхождении.
   Внешность - не единственное, что отличало Алину. В отличие от сверстников и даже более старших жителей деревни, Алина предпочитала тратить время не на шитье, вязание или выделку пряжи, а на получение более абстрактных знаний. Остановившийся за холмами цыганский табор был одним из любимых мест этой светлой девочки. Разительное отличие от местных сыграло ей на руку, и старуха Гита охотно возилась с Алиной и восемью внуками. У них она узнала как многогранен мир и сколько в нем неизвестного. Истории старой Гиты захватывали разум и сердце, а дети-цыгане не были столь брезгливы в общении с непохожими.
   Однако, табор двинулся дальше, оставив Алину наедине с желанием бросить все и уехать с этими конокрадами и бандитами, как их обзывали деревенские. Ей хотелось знать больше, учиться, узнавать новое, идти вперед и не останавливаться. И в этом ей помог сосланный за грехи стражник, живший на складе и ведущий подсчет получаемой продукции. Он знал грамоту и был сильно удивлен, когда к нему зачастила совсем маленькая девочка с требованием научить ее письму и счету.
   Во многом тот немолодой стражник заменил ей отца. Его имя было Четко, и он охотно занимался маленькой Алиной, чем первоначально беспокоил ее мать. Однако очень скоро она решила, что лишние глаза за ее "светлым" ребенком не помешают. А то уже не раз и не два Пелагея ловила оценивающие взгляды проезжающих торговцев. Тем более девочка была чрезмерно доверчива, хоть и грубила старшим, за что порой получала хворостиной. Время шло, и развитая не по годам беловолосая девочка к своему десятилетию уже переняла все, что могла от Четко, и искала что-нибудь еще. Этим чем-нибудь неожиданно стала свежевыстроенная церковь.
   Для этой работы согнали все свободные руки, и заработанная монета кормила строителей полгода. Богомольцы охотно брали детей бывших рабов, дабы увеличить влияние своей веры. Так к ним попала и Алина. Внешний вид девочки озадачил церковников, но они оказались людьми много повидавшими и лишних вопросов не задавали. Так, Алина начала обучение, и поначалу ей очень нравилось. Однако, очень скоро девочка разочаровалась в получаемых в том месте знаниях. Нет, языки и историю она считала более чем полезными, но от нее требовали слепой веры, когда она просила четких разъяснений. Поэтому Алина вступала в споры, дерзила и отстаивала свое мнение. Это, естественно, не понравилось священникам, которые постепенно начали натравливать окружающих на свободомыслие. И все четче ощущалась угроза для Алины, которая не тратила время на веру в чудеса и молитвы по воскресеньям, не верила в заповеди и не желала превращаться в "раба божьего".
   Это привело к отчуждению. Если и раньше на девочку смотрели косо за ее незагорелую кожу, то теперь откровенно недолюбливали. И вот даже когда ребенок звал маму, никто не обернулся и не помог, не указал путь. А поля были достаточно обширны, можно было искать несколько часов и не найти нужного человека.
   - Мама! - продолжала звать Алина, идя по краю поля.
   Ей улыбнулась удача, ее мать нашлась перебирающей семя для посадки немного дальше.
   - Алина, солнышко, что случилось? - поднялась молодая женщина, которой едва ли можно было дать тридцать.
   - Четко передал хлеб, - подошла она к матери и уже на ухо прошептала: - И вкусную колбасу на крови с вином.
   Отойдя от других работавших и сытно поев, мать с дочкой вернулись на поле, где провели весь день. В отличие от Алины, Пелагею не игнорировали и считали довольно привлекательной женщиной, поэтому оказывали знаки внимания. Алина не вдавалась в подробности личной жизни матери, считая это ее правом и выбором. От ее кавалеров она старалась держаться подальше и, узнав о внеплановом свидании, сбегала из дома к Четко на склад. На подачках кавалеров, в основном, их маленькая семья и выживала. Однако, ненавязчивая и откровенная забота, проявляемая Четко, Алине нравилась куда больше. То подкормит, то обогреет, то по дому поможет, то барана зарежет. И при этом Четко не проявлял интереса к Пелагее, предпочитая более доступных соседок, и много времени проводил с Алиной, обучая очередной премудрости.
   Зачем тратить время на мужчин одноночников, когда Четко был вполне свободен и уже не раз доказал свои добрые намерения? При попытке разобраться во "взрослых отношениях", у Алины голова шла кругом. Преподаваемая в церкви латынь и французский казались куда легче.
   А время шло. Неприязнь людей к ребенку выросла вместе с тем, как детские черты сменялись на подростковые. И настало время, когда многие девочки начали обзаводиться кавалерами. Ничего подобного Алину не ждало, да и не было ей нужно. К этому времени девочка, ставшая девушкой, уже завоевала нелюбовь к себе всех и вся, помимо Четко и матери. И, до поры до времени, ни Четко, ни Пелагея не шибко беспокоились по поводу откровенной ненависти, направленной на Алину. В конце концов, ненавидели, но камни не кидали. Все равно денег переселиться не было.
   А потом неожиданно пришла эпидемия.
   Она приползла с юга, подъедая зерно и дырявя острыми зубами доски домов. Распространяя жар и бред и складывая трупы в ямы и костры. Люди забивались в церковь и молились. Те, кто понимал в травах, пытались бороться своими силами. Население шло на убыль. Заболевшие не выздоравливали, да и не давали им такой возможности, складывая в одном помещении, временами унося умерших. Заболела и Алина.
   Высокая температура не спадала, все прибавляя жару. Но Пелагея не могла отнести свою дочь к остальным заболевшим и ждать, сложа руки, когда та умрет. Алина была ее единственной дочерью. И даже несмотря на внешнюю непохожесть, именно она родила и воспитала эту девочку.
   - Мама, спина очень сильно болит, - повторяла девочка в бреду.
   И действительно, спина сильно опухла, местами посинев, лопатки вздулись пузырями. Силы Алины уходили, и матери оставалось только наблюдать, как гибнет ее дитя. Четко помогал, чем мог. А потом предложил довольно опасное решение. В нескольких часах конного галопа жила обвинённая в колдовстве женщина. Ее бы сожгли на костре, если бы она не оказалась шустрее. Собрала пожитки и отселилась подальше от загребущих рук богомольцев, принявших ее способности повитухи и лекарки за колдовство. Втайне ее услугами пользовались до сих пор: зашить рану, взять травку для поднятия силы, порчу снять и прочие дела, которыми богомольцы не занимались. Так что, старушка не бедствовала и не бежала, куда глаза глядят. Да и церковники закрыли глаза. Никому не хотелось лезть по холмам и оврагам искать ведьму, а потом еще время на костер тратить. После эпидемии дело изменилось. Уже начинали шептаться, что именно колдовство пригнало крыс в их город.
   Мать готова на многое ради своего ребенка, и Пелагея была не исключением. И раз ничто, кроме старой повитухи, не могло спасти ее ребенка, то пусть ее за это сожгут на костре. Однако, почему Четко так рисковал, он не признался. Все, что о нем знали, так это то, что семья его погибла. Алина подозревала, что они с матерью немного напоминали ему мертвых жену и дочь, поэтому этот мужчина и заботился о них.
   Вывезти больного ребенка было сложно. Деревню сторожили добровольцы, не дающие жителям разбежаться. Четко выложил все свои сбережения за это прегрешение.
  
   Колдунья не выглядела, как описывали подобных ей. Она была аккуратной, ухоженной женщиной преклонных лет, чей дом и двор был буквально осыпан различными сушащимися травами. Именно она четырнадцать с половиной лет назад принимала роды у Пелагеи и первой удивилась девочке с лунной кожей и золотыми волосами.
   Увидев больного ребенка, знахарка в начале испугалась, даже она не желала заболеть тем, от чего и у нее не было лекарства. Но осмотрев, заверила, что то, чем больна Алина, не имеет ничего общего с болезнью деревенских. Более того, от сваренного ей отвара девушка начала быстро поправляться. Однако, бывшая повитуха очень долго и задумчиво осматривала спину девочки.
   - Сей недуг мне встретился впервые, - протянула та которую считали ведьмой. - Это не синяки от побоев, и не зараза, поселившаяся внутри. Возможно, нужно надрезать кожу, чтобы выпустить гной. Видите, какой пузырь?
   Однако резать кожу так и не стали, побоявшись ухудшить состояние только начавшей поправляться Алины. Примочки немного уменьшили опухоль, лекарства привели в чувства. Четко с Пелагеей поселились у знахарки, помогая во всем. Пелагея помогала сушить травы и делать лекарства, Четко чинил дом, копал огород, Алина шла на поправку. Жизнь понемногу вошла в новое русло.
   Но беда дошла и до сюда. Не с крысами, а с крестами и огнем. Богомольцы обвинили ту, кого они считали ведьмой, в горестях деревни. Вломились в ее дом, однако поймали одну лишь больную девочку. Пелагея с ведьмой были в поле, а Четко отправился за продовольствием в отдаленное село. Так и вышло, что Алина осталась одна. И была бессильна противостоять разгневанному люду.
   А народу разве есть разница кого жечь, когда речь шла о колдовстве? Особенно, если речь шла не об обыкновенном ребенке, а настолько отличающимся от них. Короткая экзекуция, обнаружившая увечья спины: два черных вздутия. Объявление во всеуслышание в пособничество колдовству. И костер.
   Уже сидя в холодной погребе и ожидая суда, девушка узнала, что тот откладывается по просьбе господина земель. Голова болела и не могла обдумать столь странное решение. Зачем высокородному господину останавливать казнь дочери бывшей рабыни, и почему этот высокородный едет в их захолустье?
   И люди бы дождались хозяина, покорные его решению, однако без лекарств у Алины вновь начался жар, и она бредила, почти не выходя из забытья.
   Память о недавней эпидемии заставила поступить вопреки приказам. И приготовления к костру начали незамедлительно, не дожидаясь господина. Алину не вели, а несли, чтобы привязать и сжечь. Уже не обвиняя в колдовстве, а в ужасе, что вновь начнется схлынувшая эпидемия. Ее не донесли. Девушка вырвалась из забытья и начала вырываться из рук, прикладывая все свои крохи сил. Кусалась, царапалась и кричала.
   - Не трогайте меня! - кричала она, и произошло нечто невероятное. Ее не могли тронуть. Люди тянули руки, но не могли прикоснуться. Однако силы начали уходить куда быстрее. Алина чувствовала, что где-то недалеко ее мать, она была здесь. И девушке так хотелось позвать ее. Только заметив знакомые кудрявые волосы, Алина зажала себе рот. И слова не вырвалось из ее рта, растворившись во рту сахаром.
   "Спасите меня".
   Спина горела огнем, а в разуме билась мысль, что она не имеет права обрекать свою мать на казнь, и если та сейчас подойдет, то уже никто не спасет женщину от участи, уготованной ее ребенку.
   Люди получили доказательство, что Алина ведьма и, как только получилось коснуться "бесовского отродья", не сдерживаясь, в десять рук волокли жертву к столбу окруженную хворостом.
   Пелагея кричала, рвалась к дочери, но ее держал Четко. Он старался увести женщину прочь, чтобы та не видела уготованного ее дочери ужаса. Алину было не спасти от разъярённой толпы, нашедшей козла отпущения.
   Господин этих земель прибыл и, увидев творящийся хаос, попытался остановить казнь, но богомольцы выступили рядами, уверяя в бесовском происхождении девушки на костре. И господин внимал их речам в отличие от того, кого он привез. Темноволосый, темноглазый "слуга господина" обнажил белый меч, украшенный виноградной лозой, и спокойно шел через людские ряды к помосту, отпихивая люд пинком сапога.
   На этом бы история Алины и закончила бы, однако помешал убийству элемент неожиданности.
  
   Михаил старался выбираться на Землю как можно реже. Он не был расистом, но и не относился с одобрением к другим расам. Просто был терпим. Его задачей на Земле был поиск нефилимов - людей с кровью ангелов. И за последние три года он ни одного не нашел. Вполне возможно знающие ошиблись, и в этих местах их и не было, но ангел упорно топтал Землю сапогами, не останавливая поисков. Знающие обмолвились лишь нечетким: "Не чисто там, есть кто-то, но будто прячется". И этой мелочи руководству хватило, чтобы отослать на земную поверхность искать этого кого-то.
   И вот, Михаил раздраженно вытирал сапоги от навоза неизвестного происхождения и в который раз костерил весь людской род с их грехами, знающих с их предположениями, а также свою любовь к белым одеяниям. Не трудно предположить, что одежда белого цвета давно утеряла эффектную белизну, став серой, пыльной, приобретя кучу подозрительных пятен. Тоже и с волосами ангела, в них можно было найти все: от опилок до сена, и эта конструкция жутко чесалась.
   Любви к природе Михаилу это "поприбавило", если бы можно было голосовать за апокалипсис, он бы первым подписался. И в подобном расположении духа ангел и вошел в поселение, где стояли оригинальные гуляния под названием "сжигаем ведьму".
   - Чем бы люди не тешились, лишь бы в Рай не просились, - рассеянно выдал ангел, смотря со стороны на происходящее. Вмешиваться в подобный бедлам он смысла не видел. Однако до него донеслись рыдания, так не похожие на всеобщие крики о сожжении.
   - Моя дочка, моя дочь! - рыдала загорелая женщина. Ее держал мужчина с печальным выражением лица и пытался увести прочь.
   - Мы не можем помочь! - убеждал он.
   - Вашего ребенка ведут на костер? - удивился Михаил, подходя к рыдающей матери и к обнимающей ее мужчине.
   - Она ни в чем не виновата, ей всего четырнадцать лет, она же ребенок! - приговаривала женщина, рыдая и не смотря на того, кто задал вопрос. Зато Четко рассматривал незнакомца во все глаза, даже Пелагею отпустил. А женщина продолжала свои стенания. - У нее просто больная спина, она не виновата в эпидемии! Эти странные пузыри на лопатках ... это не эпидемия ...
   Михаил присмотрелся на ту, что привязывали к помосту. И вздрогнул.
   Волосы цвета песка или выцветающей на солнце пшеницы, голубые, затуманенные болью и жаром, глаза, кожа светлая, не свойственная местным людям, и слабеющая аура магии слова.
   Наконец Пелагея обратила внимание на того, кому жаловалась на судьбу, и тоже не поверила глазам. Светлые волосы, светлая кожа, голубые глаза - он невероятно был похож на Алину и в то же время был далек от нее. Но не успела Пелагея сказать и слова, как Михаил уже бросился в сторону помоста.
   Тем временем, Алина начала задыхаться от охватившего ее жара, она всем телом дрожала от резких приступов боли в спине, терялась между сном и реальностью и даже не чувствовала, как хворост под ногами охватил огонь. Жар, который нес огонь, не шел с тем жаром, который покрыл ее тело и который шел изнутри. Пламя обхватило ее ноги, схватила зубами одежду.
   - Смотрите, эта ведьма не горит! - внезапно закричал один из людей, заметив, что пламя не причиняет ни капли вреда светлой коже девочки. И люди начали кричать по новому кругу: - Ведьма!!!
   Лишь позже девушка узнает что коже ангелов имеет свойство нагреваться до невероятных градусов не получая ожогов.
   Алина открыла затуманенные глаза и неожиданно увидела Михаила. Светлое пятно среди темного люда. С такой же светлой головой, кожей и голубыми глазами. И она протянула к нему руку, не заметив, как освободила ту из пут.
   - Ми...ка...эл... - прошептали одни губы. - Микаэл, - повторили. И взгляд боли устремился точно в глаза ангела.
   Был лишь один брат, что звал так Михаила. И он давно умер. Но, неожиданно, Михаил потянулся к девочке, словно к помосту был привязан его мертвый брат. Он видел вместо Алины Люцифера. Однако зрительный контакт был разорван и нахлынувшие воспоминания вновь загнаны в темные углы сознания. А девочку неожиданно согнуло пополам, и ее скромное платье разорвалось со спины. Кровь брызнула, окропив помост, утонув в пламени и попав на близко стоящих людей. Из спины торчали два окровавленных крючка в локоть длиной, пока мало похожие на крылья. Но это были именно они. Больше сомнений не осталось, к помосту была привязана нефилим.
   Пламя не могло обжечь Алину, но спалило ее одежду. Жар уходил вместе с кровью, уводя с собой сознание. Крики людей были слышны будто из-под воды. И вот-вот смерть заберет ее. А рядом двое. Демон с мечом и ангел, распустивший белые крылья.
   На крыльях было быстрее, и ангел одним махом потушил костер, одним словом заглушил толпу и одним взглядом заставил демона остановиться.
   Люди кричали не то в ужасе, не то в благоговении, наблюдая, как настоящий ангел, о которых им так много рассказывали в церкви, прижимает к себе измученного ребенка, обвинённого в колдовстве, и исчезает с ним в вспышке света.
  
   Первое время все было чрезвычайно странно. Белые стены теплые на ощупь, кровать не из соломы, еда, которую раньше не пробовала, и обилие неземных существ - ангелов. А еще поза, в которой она была обязана лежать первое время, так же была не привычна. Спина заживала относительно быстро, но ужасно болела от любого движения крыльев. Алина как посмотрела на "крылья" в зеркало, так чуть не упала в обморок. На крылья эти два скелета обросшие пухом были похожи конечно, но звания крыльев не были достойны. Когда девушку перевели в общую палату, где с разными недугами лежали трое нефилимов постарше (на пару тысячелетий), ей объяснили, что крылья вырастут, как и полагается. Однако, они же и удивили:
   - Обычно нефилимы рождаются с крыльями, исключения бескрылые нефилимы. Они тоже обладают магией и прочими свойствами нефилимов, но у них не вырастают крылья, - рассказала нефилим по имени Иона.
   - А я слышала, - уточнила другая нефилим, Вероника. - Что тех у кого крылья вырастали после рождения не успевали вовремя найти, и они погибали. Так что тебе, Алина, чрезвычайно повезло.
   Время шло. Иногда Алина думала о матери, и ее не покидала надежда, что Четко позаботится о Пелагее. С такими мыслями было проще ступить в новую жизнь, в которую вводил спасший ее ангел. Говорят, мы рождаемся и живем единожды, но для Алины это было словно второе рождение. Новый мир, новые друзья, новая семья.
   Ни что особо не изменилось. В деревне ее игнорировали люди, здесь ангелы. Друзья не спешили появляться, зато активно нарастали знакомые, но ни с кем не хотелось близких отношений. А новой семьей стал Михаил, который буквально подписал опеку над девушкой. Он вовсю крутился, стараясь обеспечить новую "дочурку". Алина не знала, что в бреду звала его не Михаилом, и что этот ангел видит в ней давно погибшего брата. Да и не волновали ее подобные мелочи.
   Однако, Алина стала очень нервной. Всё-таки, она пережила сожжение, "потерю" матери и понятий о мире. И начала жить среди тех, в кого упорно не верила. Ангелы, магия, нефилимы и, как оказалось, демоны. На вопрос:
   - А демоны есть?
   Ей отвечали:
   - Скоро ты от них устанешь.
   И вправду, девушка устала удивляться крылатым и рогатым уже на вторые сутки. Рай представился ей проходным двором, куда ходили учиться юные, и не очень, умы.
   Ее изрядно потряс факт своей неожиданной женитьбы. Вот что-что, а замуж Алина не собиралась. Повезло, в этом мире и с не проявляющим интереса "женихом", все оказалось не так страшно. Вот только нефилим стала зажатой, стеснённой и еще более нервной. И ни Михаил, ни Агрель не могли ей помочь.
   Помощь прилетела на люстре в первый день учебы. Герань не знала, но именно она перевернула ее жизнь и понимание о мире. Дала толчок и возможность изменить себя, научиться бороться за себя, бороться за свои желания и мечты. Просто наблюдая за этой хвостатой бестией, в Алине просыпалась небывалая жажда жить.
   Но за все это: за возможность иметь знания, не доступные ей в прошлом, жить в Раю, иметь крылья, за верную подругу, она заплатила высокую цену. Она потеряла возможность когда-либо встретить свою мать и, ставшего ей отцом, Четко. В начале Алину еще мучили вопросы о собственном происхождении, о жизни матери, о возможных братьях и сестрах, а затем она просто попрощалась с ними, пожелав удачи.
   Нефилим начала посещать землю спустя пятьдесят лет после обучения. И ей было запрещено даже приближаться в сторону деревни, в которой она когда-то жила. Герань успокаивала одним своим присутствием и вечно не вовремя выныривающим из астрала хвостом. Это забавляло. А работа оказалась на удивление интересной.
   Со временем характер Алины стал более твердый, целеустремленный и сильный. Ее запоминали по деяниям, добавляющим седины окружающим, и по удивительно пылкому уму. Она выучила древние наречия, несколько человеческих языков, впитала в себя знания по истории демонов и ангелов и начала свои поиски. Ей было невдомек, о цели своих поисков. Ее просто не покидала навязчивая идея узнать истину. Ее знания заинтересовали демонов. И она стала постоянным гостем в Аду, временами ставя всех на рога, но и окупая их страдания своей головой.
   У Алины было не много ангелов и демонов, к которым она испытывала сильные чувства. Михаил - уважение, навигатор Марьен - доверие, Агрель - благодарность, Герань - любовь. С последним вышла настоящая катастрофа. Не то, что бы это было ненормальным, но и нормальным не назовешь. Особенно с учетом четкой ориентированности векторной стрелки подруги на парней.
   Любить можно по-разному: страстно, мягко, незаметно; тянутся к плоти или к душе. Алина так и не смогла понять, какой уровень для нее будет приемлемым, чтобы не отпугнуть подругу. И она осталась рядом, ограничивая себя объятиями и наслаждаясь такими минутами. Белокрылая никогда раньше не влюблялась, но была уверена, что то, что она испытывает к Герани, именно любовь. И порой ей хотелось раскрыть свои чувства, но она всегда отдергивала себя. Страх потерять подругу был слишком силен. Было принято решение оставить все как есть. И обе стороны были удовлетворены подобным решением: незнающая о терзаниях подруги Герань и терзаемая чувствами Алина. Своего рода - гармония.
   Агрель становился к Герани все ближе, тем самым становясь ближе и к Алине. Но настал день, когда часы перевернулись - тысячелетие закончилось, как и контракт с Агрелем.
   - Слушай, давай продлим контракт. - Это предложение было внезапным, но обоснованным.
   - Если ты шутишь, то представь - я смеюсь. Если серьезен, то посылаю тебя к черту, в задницу. Могу сказать, к какому именно!
   Агрель понял, к кому именно посылает его Алина, и поморщился. С ним все было ясно. Слишком правильный. Одним словом - ангел. И Алина была ему нужна ради встреч с Геранью. Было неприятно сознавать себя используемой, но она простила его.
   А затем появился Каин.
   Вначале Алина неприкрыто его использовала, но затем незаметно для себя начала сближаться. Магия ли это была или ее собственные чувства? Уже не узнать ответа. Однако, постепенно, белокрылая поняла, что ощущает к мужчине сильную эмоциональную привязанность. И из оберегаемого-используемого, Каин превратился в использующего-оберегающего. Он стал опорой, на которую смогла облокотиться Алина и впервые за тысячу лет вздохнуть свободно. Никого ранее она так не уважала, ни кого ранее она так не благодарила и впервые полюбила кого-то помимо Герани.
   Только сейчас, смотря со стороны на свою жизнь, нефилим Алина могла холодно оценить свои чувства. Неужели она его полюбила? Или же это чувство пришло из далекого прошлого реинкарнаций? Ее ли оно, или живших до нее?
   Смотря на свое разбитое тело и решая уже не имеющие смысла задачки, девушка неуверенно отступила назад.
   Вверху творилась битва, к которой мертвые уже не имели отношения. Там оставались живые, которым не дано увидеть мертвых.
   Странно, но сейчас, оглядываясь назад, Алина не видела в своей жизни ничего особого: смутные цели, обычные терзания, работа, друзья, любимые. И все это исчезало, ускользало, как песок времени сквозь пальцы, унося воспоминания и тревоги. Унося понятие жизни.
   - Прощайте, - прошептал ветер и поднялся потоком вверх.
   А руку уже сжимала чужая рука, краем глаза мертвая заметила два черных крыла.
  
  Глава 30. Возвращаясь в исходную точку.
  
   "Прощайте".
   Этот шепот пронесся в затуманенном мозгу "новорожденного" змея. Покрытое чешуей тело напряглось, он еще не понял, еще не пришел в себя, но на инстинктивном уровне почувствовал некоторую пустоту там, где у всех прочих душа. Будто потерял нечто чрезвычайно важное и жизненно необходимое.
   Замешательство отразилось на лице монстра и это послужило сигналом атаки для трусливо шипящих демонов. Они, не соблюдая ни правила боя, ни дистанцию, бросились на пугающего их зверя, в надежде убить. Один Асмодей скалился и, сузив глаза, наблюдал - он не мог решиться на определённые действия, не зная силы противника.
   Белый дракон раскрыл крылья и кинулся вперед, раскидывая и обнажая внутренности нападавших. С необычайной легкостью убивая одного за другим когтями, крыльями и зубами, змей лишил Асмодея отряда. За все это время первый король Ада не шевельнулся, не проявил ни грамма эмоций, он оценил навыки существа и готовился принять бой.
   В руках у короля был меч ловец душ, который ничем не мог помочь. Сколько бы Асмодей не пропускал через него свою энергию, отклика не было. Этот меч предназначался лишь для содержания одной определенной души. Им нельзя было порезать или убить кого-либо другого. Все равно, что палкой гнать медведя - также бесполезно. Поэтому король откинул его и зарычал так властно и агрессивно, как только мог. Ему ответил не менее агрессивный кличь, больше похожий на шипение готовой к атаке змеи.
   Бросок на встречу друг другу, первый обмен ударами - два зверя сцепились. Кровь на землю упала каплями, но очевидных ран не было ни у одного их мужчин. Но затем ситуация в корне изменилась. Змей оказался сильнее.
   Все что мог Асмодей - это использовать свою обычную тактику - ослабить, вымотать и нанести последний удар. С Каином подобная тактика прошла, а вот с этим зверем не работала. "Новорожденный" был мельче и куда быстрее, а его атаки агрессивные и четкие, были точнее, чем у Каина. Сложно было назвать змееныша Каином или даже разумным существом, в данный момент драконом управляли инстинкты и ярость, поэтому Асмодей не старался завести разговор: разозлить или отвлечь. Вместо этого, он искал пути отступления, победить не удавалось, а на шкуре постепенно не оставалось мест без ран.
   Асмодей резко ушел в сторону, чтобы поднять меч одного из своих сообщников и прочертил им в воздухе линию, рассчитывая снять голову врага. Однако цели не достиг. Пришлось шипеть от полученных новых ран и отступать. Был поднят второй меч и вот уже у Асмодея пара. Но их танец не смог выбить победу, сколько демон не прилагал усилий. Он попадал, впивался сталью в плоть, но существо ран будто и не замечало.
   Асмодей видел лилианов, видел как те двигаются, сражаются, едят, общаются, слышал их предсмертные рыки и победоносные кличи. Он скрещивал с ними мечи, сцеплялся когтями и не раз ощущал вкус победы и поражения. Однако тот, с кем сражался первый король сейчас, не шел в сравнение с прошлыми боями. И только сейчас Асмодей начал догадываться, с кем имеет дело. Юноша, рожденный из собственной плоти, с телом, покрытой чешуей, крыльями, не способными к полету, глазами, которых больше не найти у демонов, скалящий свои плотоядные зубы, этот юноша был не лилианом.
   - Змей, - прошипел Асмодей, не веря в подобную версию, но и другого объяснения не находя. Это была страшная догадка. Откуда взялся змей, если единственный из них пропал тысячи и тысячи лет назад? Создали ли его алхимики? Существовал ли он изначально или выпрыгнул из Хауса? Ответов на эти вопросы король не знал, но перед Асмодеем был именно змей, это был белый змей из Хауса. То существо, благодаря которому появились демоны. Чья кровь течет во всех демонах этого мира. Если лилиана было сложно убить, то змея просто невозможно. До сих пор не известно, на самом ли деле погибла Лилит - прародительница демонов.
   Нужно было бежать!
   И битва началась с новой интенсивностью атак. Король не щадил себя, единственное, над чем он трясся во время манёвров, были крылья. Если бы этот агрессивный чешуйчатый зверь повредил крылья, то сбежать королю не представилось бы возможным. Уже было неважно копье, неважны указания Астарота и даже то, что Ангелы поджидали снаружи. Существовало одно желание - выжить.
   Возможность расправить крылья представилась в виде длинного прыжка змея. Резко двинувшись навстречу и получив новые раны, Асмодей резко устремился вверх.
   Змей взмахнул своими крыльями, раз, другой, но они не смогли поднять даже до первой платформы, и белый дракон негодующе спланировал обратно. Пришлось отказаться от преследования. А вокруг было много пищи, поэтому на время он забыл о сбежавшем демоне. Слизывая с рук кровь, юноша внезапно вспомнил тот шёпот. Кто-то с кем-то простился. Возможно, прощались с ним?
   При попытках восстановить память, голова болела, становясь свинцовой. На краю сознания всплывали нечеткие образы, имеющие неясный смысл. Кое-как удалось вызволить основные понятия о мире. Абстрактные и не точные, они принесли мало пользы. Затем в памяти появился образ девушки со светлыми волосами. Той самой, которая упала в пропасть. Принюхавшись к собственным остаткам и отвергнув их в качестве пищи, змей продолжил воскрешать в памяти непонятные ему образы и понятия. Однако из головы все не шла девушка, у которой были белые крылья.
   С ней было связано нечто важное.
   Да, то оружие! Она держала в руках копье!
   Молодой дракон не медля подбежал к пропасти и заглянул вниз, выискивая дно. Он разволновался, торопя себя вспомнить кто же та девушка, как ее звали, в чем ее важность?
   "Ах да, важна она сама".
   Змей обвел опустевшую площадку взглядом, все что он хотел, он съел. Дальше в этом месте не было смысла задерживаться. Но и вверх не улететь, а взбираться когтями не было желания. Белый дракон принюхался к каплям крови, принадлежащим той девушке, которая одолела его мысли. Раз ему все равно одна дорога - вниз, так почему бы не узнать о той особе побольше. Змей раскрыл крылья и скользнул в пропасть.
   Свободное падение.
   Покрытый чешуей юноша не знал: жива белокрылая или нет, его вело любопытство. Память не восстановилась до такой степени, чтобы понять очевидное. Без крыльев, упав с такой высоты, не выжить. Спускаясь вниз, видя в темноте не хуже чем при свете, змей неожиданно понял, что связан с той крылатой непонятными ему чувствами. Она была ценна для него.
   Энергетические шары срывались с одинаковой частотой, но на этом уровне их было больше. К тому же были те, что не двигались, застыв у стен или на платформах. От них исходила опасность, так что чешуйчатый не прикасался к подозрительным шарам и трубам, инстинктивно огибая их. А затем, на одной из труб он увидел следы размазанной крови. Так он начал понимать - живой он ее не встретит.
   Так и было. Уже издалека, увидев единственное белое пятно, распятое в этом мраке, не сложно было понять - девушка мертва. Она вцепилась в копье и не смогла разжать пальцы даже после смерти. Но не копье заставило юношу оторопеть, а мертвое тело. Изрядно побледневшая с приоткрытым ртом, где виднелись кончики белых зубов, головка лежит на боку, глаза полуприкрыты, а на груди алым распустилась роза с шипами из белых обломков ребер. Их кровавые шипы оставили отметины бордовыми каплями и черными разводами на платье и теле.
   Тот, кого раньше звали Каин, но который этого не помнил, застыл. Как только может застыть изваяние великого автора, в котором заключена в клетку сама жизнь. По некой прихоти она не может вырваться из окаменелого тела. Юноша был тем самым изваянием. Решетки накладывались одна на другую, пока сознание не затуманилось, и воспоминания не проглотили его. Сдавили, разжевали, разорвали, убили.
  
   Кто был тот, кто так неосторожно бросил яйцо в сторону озера с лилиями, уже никто не вспомнит. Как и то, где он это яйцо нашел и зачем так долго нес. Да и кто бы мог подумать, что такое маленькая круглая икринка хранит в себе драгоценную живую душу. Однако этот неосторожный прохожий и не думал, что именно его поступок позволил родится первому белому дракону, единственному на весь этот мир.
   Среди белых лилий эта крошечная ящерка едва ли была заметна. И жила день за днем, не зная забот. Лишь однажды, Херувим увидел в водных цветах девочку покрытую чешуей, с длинным хвостом как у ящерицы, белыми волосами и глазами желтого цвета, зрачок которых был вогнут во внутрь. Девочка не показалась ему чем то особенным, и скоро он перестал думать о ней. Зато нашелся тот, кто подумал за него.
   Камушки летели, задевали кромку воды, подскакивая на ней. Раз за разом, пока вместо кромки не задели белую макушку драконши, не замеченную мальчиком в белых лилиях. До этого еще никто и никогда ее не бил.
   Мальчик выронил приготовленный к броску камень и попятился, когда из воды вышла, мягко говоря, разозленная фурия.
   - Шумно сегодня, - обозначил факт, расслабляющийся в теньке Люцифер.
   - Адам придумал новую игру у озера, развлекается, - ответил Херувим, с интересом рассматривая новый цветок в своем саду, который добыл совсем недавно.
   В этот момент мимо них на полном ходу пронесся мальчик Адам, а за ним нагоняя неслась какая-то антропоморфная зверушка в чешуе белого цвета.
   - Хм, - протянул ангел, непроизвольно передергивая крыльями. - Не знал, что ты подружку приобрел своей игрушке.
   - Что? - Херувим рассеянно всматривался в сторону, в которой скрылись его названный сын и некто с хвостом. И вновь вернулся к изучению цветка. - Подружку, хм! А ты прав, нужно бы ему подружку привести.
   Люцифер только фыркнул на рассеяность так называемого создателя.
   В это время, Адам думал только о том, чтобы убежать от шустрой зубастой девочки, которая шипела, рычала и догоняла. Забраться на дерево оставалось единственным вариантом. Мальчик решил, что раз это фурия умеет плавать, то по деревьям лазить не должна. Но он ошибся. Девочка впивала коготки в кору и поднималась с приличной скоростью хищницы. Все, что оставалось Адаму - это закидать чешуйчатую яблоками. Но та не растерялась и начала ловить их ртом и жевать. Пожевала. Еще пожевала. И, наконец, добралась до кроны, но сжавшийся в страхе мальчик ей уже был не интересен. Яблоки были вкусными, сочными и полностью завладели вниманием девочки из озера лилий.
   - Адам, - по слогам повторял мальчик, пытаясь добиться от прожорливой девочки ее имя. - Меня зовут, Адам. А тебя?
   Но девочка из лилий начисто вылизала пальцы, убедилась, что на ветках больше не висит ни одного яблока и понюхала того, кто назвался Адамом. И поморщившись, одним легким движением подняла парня крупнее себя над головой, понесла в сторону озера.
   Люцифер продолжал лежать все на том же месте с интересом наблюдая как неизвестная ему зверушка переносит любимца Херувима к озеру, а затем стирает, подражая еноту полоскуну. Со стороны казалось - она его топит, что неимоверно веселило ангела. Мальчик не сразу отфыркался и, вырвавшись, с криками убежал от озера. Однако, он пришел на следующий день...
   - Ааа! - Кричал первый испытатель чешуйчатого истребителя. Девочка решила покатать друга, но не рассчитала скорости и количества низкорастущих ветвей.
   - Не понравилось? - Расстроилась она, когда ее друг мешком свалился на землю и, поскуливая, попытался уползти.
   - П...п...понравилось, - нашел силы выдавить из себя мальчик, ощупывая исцарапанное тело. - Пойдем, поплаваем.
   От такого предложения девочка никогда не отказывалась, она была рождена в воде и озеро лилий казалась ей лучшим местом в Эдеме. Только там она ощущала себя счастливой, пока не встретила Адама. Однако предложение поплавать всегда отвлекало эту активную змейку от других опасных игр.
   - А ты похожа на лилии, - рассеянно заметил Адам, вытаскивая из отросших белоснежных волос подружки веточки и листья. - Ты не против если я буду звать тебя лилией.
   - Лилия - это цветок, - рассердилась девочка без имени. - Я не цветок.
   - Хорошо, - согласился мальчик. - Тогда заменим последнюю букву. Лилит. Тебе нравится имя Лилит?
   Змейка замерла, резко подняв из воды свой длинный хвост, и распахнула крылья.
   - Да, Лилит - красивое имя.
   Дружба с Лилит была настоящим испытанием для Адама. Купание превращалось в потопление, игры - в выживание. Даже абсолютно банальные и неопасные вещи становились в когтях этой девочки страшным оружием. Только она могла кинуть камень так, что тот скинул улей с осами. Или пойти в кустики и привести медведя. Слепить куличик на пробу оказавшийся смертоубийственным кирпичом, порадовавшим голову вечно торчащего в Эдеме Люцифера. Этот ангел был второй целью Лилит под названием "поиграй со мной". И не всегда ангелу удавалось уйти, убежать, уплыть, отползти и даже претворится мертвым. Его, ловили, кусали и направляли на путь истинный.
   - Поиграйте лучше с Хевой ... Евой. Она как раз ваша ровесница.
   Девочка с упомянутым именем появилась совсем недавно. И не смотря на заверение Херувима, что дети подружатся, этого не произошло. Даже для Лилит, поведение Евы было странным.
   - Не хочу я с ней играть! У нее блохи и она ест муравьев! - Заявил Адам.
   Лилит наклонила голову, пытаясь вспомнить, видела ли она у Евы блох, когда "стирала" ее. Вроде нет. Но вот поведение новой девочки было и вправду своеобразным.
   - Она на обезьянку похожа, - задумчиво заметила драконша. - Поведением.
   Люцифер возвел глаза к небу и фыркнул, сдерживая смех.
   - Ничего страшного, подрастет - поумнеет. - Заверил детей Люцифер и поспешил уйти. Ушел не далеко. С сосны на него свалилась Ева и, вцепившись в волосы, начала бить пятками. - О боже ...
  
   Время шло, и детские игры менялись на заигрывания.
   - Пошли, - обвив хвостом Адама за ногу, волокла его повзрослевшая змея.
   - Куда опять? - Позволяя волочить себя.
   - Покажу кое-что.
   Кое-чем оказалась занимательная картина Евы и Люцифера. Последнего старательно домогались. Лилит уже неоднократно видела подобную картину, а для Адама она была новой.
   - Что они делают? - засмотрелся Адам.
   - То, за что сейчас получат, - ответил им голос сзади, заставивший подростков подскочить и развернуться. Херувим выглядел грозовой тучей, не обещающей ничего хорошего. Подростки с визгом разбежались. Люцифер получил разгон, Ева - еще одну лекцию о морали, поведении и межвидовых отношениях.
   Однако нельзя было остановить взросление и подогретый интерес друг к другу. Ева постоянно была с Люцифером, чему тот был откровенно не рад, но и не гнал от себя настырную девочку, ставшую девушкой. А Адам постоянно был с Лилит, и только ее он мог представить рядом с собой пока рос, но затем, со временем, юноша начал замечать непохожесть себя и своей подруги. И тогда с этим вопросом Адам пошел к "отцу". Но Херувим не смог ответить, кто такая Лилит и откуда она. Но объяснил, что сам юноша человек, и в Эдеме есть еще один человек - Ева. С которой ему и следовало бы быть. Но Ева, не теряя времени на Адама и Лилит, предпочла быть с ангелом Люцифером. Люцифер на тот момент уже воспринимал их отношения легко. Для него не нашлось пары в Раю, поэтому Ева казалась не плохим вариантом. Пока мужчина неожиданно не осознал, что всерьез любит эту выросшую на его руках пигалицу.
   Из подростков выросли женщины и мужчина, которым стало мало Эдема. Озадаченный Херувим долго пытался избежать разговоров на темы "свободу вольным птицам". Но время пришло. Ангелы с содроганиями приняли на своей территории чужаков.
   Обнаженные, ранее не одевавшие одежд и не знавшие стыда, жители Эдема должны были научится вещам, которые сами считали никчёмными. Их даже забавляла манера ангелов закутываться в одежды по самую шею. И эти одежды не давали увидеть разницу между женщинами и мужчинами. У ангелов эта грань и без того была тонкой. Но новое общество и новый дом требовали к себе уважения и выполнения ряда условий, на которые Лилит, Адам и Ева согласились. Однако, даже выполняя эти условия, они ежедневно терпели недовольные взгляды хозяев Рая, терпели к себе неуважительное отношение.
   И если Лилит с Адамом, поселившихся поодаль еще терпели, то выбор Люцифера ангелов не устраивал. И волна гнева, негодований и агрессии обрушалась на маленькую семью.
   - Микаэл, у меня просьба! - Люцифер выглядел более нервным, чем обычно и потрепанным. Он и раньше вваливался в покои брата без предупреждения. Но он никогда ни о чем не просил с порога. Скорее уж витиевато намекал, пока уши не начинали в трубочку сворачиваться, а мозги закипать.
   - Что с тобой случилось? - Не медля ни минуты, Михаил поднялся со своего ложа, проигнорировав вновь исковерканное имя, и помог брату войти в скромно обставленную комнату.
   Часть крыла Люцифера была изодрана, на груди виднелись порезы, на спине следы плети. Михаил помог брату лечь на постель. Тяжелое горячее дыхание буквально обожгло руки ангела, Михаил заглянул в затуманенные глаза наполненные мольбой.
   - Этот ваш совет, - сказал, как плюнул, - с катушек летит по наклонной! И я больше просто не могу, я не могу защитить Еву. Поэтому прошу тебя, забери ее от них!
   В глазах брата было столько мольбы, что Михаил не посмел отказать. И оставив впавшего в забытье брата, ангел поспешил к старейшим. Разговор с советом был короткий, с сильнейшим ангелом сориться не желали, поэтому без лишних вопросов отдали запуганную женщину. Но что нужно было делать с ней дальше? Вот над чем ангел поломал голову. Люцифер слег и пока не пришел в себя. По его просьбе сказанной в бреду, Ева должна находиться как можно дальше от него, только так она может быть в безопасности.
   Дальше всех жили Адам с Лилит, которые с некоторой осторожностью согласились принять у себя ревущую какие уже сутки Еву. И это стало началом конца. Обозленная, брошенная, запуганная женщина, потерявшая любимого, сорвала свою злость на невиновных в ее беде. Запретный плод был сорван, она забрала не свое, но и не чужое. Познала счастье с другим мужчиной.
   - Я категорично ПРОТИВ! - Шипела змея, размахивая гибким хвостом, который при ударе мог сломать дерево.
   - Почему, - не мог понять Адам.
   - От тебя пахнет этой девкой! - Отступая. - Спать с тобой в одной комнате даже не хочу! А ты предлагаешь ее в нашу постель! Раз тебе с ней лучше, то меня здесь не будет! - Выпрыгивая в окно и улетая.
   Лилит злилась. Как ее могли променять на без хвостовую вечно хныкающую девчонку? Так еще и предложить жить втроем! Нет, не бывать такому!
   Девушка злилась так сильно, что не заметила, как залетела на территорию, где жили ангелы, так называемые "сильнейшие". Своеобразная элита. И Лилит захотелось увидеть того, с кем раньше проводила время, когда была еще маленькой. Тот ангел, Люцифер, раньше был достаточно благосклонен к ней и часто уделял время, чтобы возиться с детьми. Было также любопытно, с чего это такой ангел бросил столь обожаемую им Еву.
   Она его нашла. Люцифер находился под опекой Михаила и выглядел все еще не важно. Его крыло неправильно срослось и стало кривым. Оголенная спина пестрила полосами кнута, стараниями небожителей незаживающими. Лилит зло рычала, смотря на эту картину. Ева все плакала о своей судьбе, даже не задумываясь о судьбе того, кого она любила!
   Михаил заметил незваную гостью и жестом указал уходить.
   Что ж, в любом случаи, змее нечего здесь было делать, и она полетела дальше, в Эдем. В то озеро, в котором была рождена. Лилит наведывалась последние годы довольно часто в это место и ревностно оберегала хранимое в водах сокровище. Вода мерцала молочным блеском от количества змеиных яиц. Кое-где уже плавали крошечные существа с ладонь ростом, похожие на свою мать. Это были первые лилианы. Дети человека и дракона. И цветки лилий служили им домом.
   Скинув с себя опостылевшие тряпки, названные ангелами одеждой, Лилит погрузилась в воду, укрывая собой еще не вылупившихся детенышей. Ее дом был в озере лилий. И в нем она чувствовала себя хорошо.
  
   Происходило что-то странное. Инстинкты трубили о переменах в этом мире. Некое волнение шевелило воду над головой и сообщало о предстоящей опасности. Змея вышла на берег, принюхиваясь и прислушиваясь. Кроме взволнованности ничто не обещало угрозы. Однако в мире и вправду происходило нечто странное. Лилит оглянулась на озеро, где большинство ее детей уже покинули яйца, а некоторые уже сидели на камнях. Покидать их не хотелось, однако любопытство пересилило инстинкт материнства. И драконша, расправив крылья, поднялась в воздух.
   Все выглядело как всегда. Многообразие деревьев и прочей растительности, тучи птиц в воздухе и множество животных ходит по земле. Но разве животные должны носить одежду? Сквозь деревья было видно фигуру облаченную в белое и с белым свертком на руках. Это была Ева, она шла к Херувиму.
   Когда ангел и женщина встретились посреди леса, они заспорили.
   Приземлившись на ближайшее дерево, Лилит удалось узнать причину столь необычного поведения.
   - Прошу вас, возьмите его! - Кричала женщина.
   - Он твой сын. - Противился ангел
   - Он ЕГО сын!
   - И твой.
   - Поэтому я и прошу его оставить в Эдеме! - Срывала голос Ева.
   - Всех людей высылают на землю! - Не сдержался Херувим, повышая голос.
   - Но он не человек! - Впадая в отчаяннее. - Как может родится человек, когда его отец Люцифер?!
   Лилит наблюдала за передачей ребенка. И размышляла. Ева прибежала к ним беременная, разрушила ее жизнь с Адамом и теперь вновь хнычет и плачет, недовольная тем, что жизнь не легка. Она даже не знала, что из-за нее Люцифера покалечили, и она обязана ему жизнью. Это раздражало! Однако чувство опасности, которое посетило Лилит ранее, ослабло. Поэтому она решила перекинуться парой слов с Евой.
   - А ты отвратительная девка, ты в курсе? - Сказала Лилит с дерева, когда зарёванная Ева пробиралась сквозь лес.
   - Кто ... Лилит? - Казалось, женщина растерялась от внезапного появления соперницы. - Ты видела?
   - Ты по поводу своего ребенка? - Все также прячась в ветвях, отвечала змея. - Расслабься, мне это не интересно. У меня своих больше тысячи.
   От такого откровения, женщина икнула и попятилась обратно, стараясь сбежать к Херувиму. Она была уверена в затаенной обиде драконши за похищение мужчины.
   - Да что ты такая нервная, - спрыгнула перед Евой Лилит, приведя ту в новую истерику и заставив бежать, оглядываясь, ожидая погони. Не смотря вперед, не удивительно, что очень скоро ее бег окончился деревом. Это же лес, в конце концов.
   - Если бы мы были не в Эдеме, у тебя были бы переломаны все кости, знаешь? - Наставляла драконша пришедшую в себя Еву. - Я всего-то хочу спросить, правда, что тебя и Адама ссылают на... - она запнулась, вспоминая название, - Землю? - Ева поднялась, отряхнулась и, закусив губу, кивнула. - Расскажи о ней! - Воодушевленно потребовала драконша.
   Рассказ был сбивчивым, но дал понять змее некоторые особенности жизни на Земле. Эта перспектива показалась ей привлекательной. Лилит взмахнула хвостом, ударяя по ближайшей яблоне, которых тут понасажали вдоволь и сверху на женщину упало несколько яблок.
   - Угощайся, - коротко произнесла змея. - А в благодарность я тебе кое-что расскажу. Хоть и думала промолчать. - Ева напряженно всмотрелась в чуждые глаза покрытой чешуей драконши. Однако та не спешила поведать тайну. Начала с вопроса. - Как думаешь, где сейчас Люцифер?
   - С чего ты вспомнила об этом подонке! - Не медля разозлилась Ева.
   - Не знаю, - пожала плечами змея. - А почему ты о нем не вспоминала?
   - Потому что, он не пришел и не забрал меня!
   Лилит раздраженно ударила хвостом по земле.
   - С чего ты решила, что он мог это сделать? Повторю вопрос, ты знаешь, где сейчас Люцифер? - Наблюдая перемены в лице женщины, змея раскрыла крылья. - Больше я не скажу тебе не слова. Думай сама. - Один взмах и драконша в небе.
   Лилит сама себя не узнала, зачем было рассказывать этой воровке чужих мужиков, что она дура. Раз дурак не может осознать, что он дурак, то плавать ему в собственной лжи. Но она посочувствовала Люциферу, который слишком много отдал, чтобы защитить эту женщину, а она даже не узнала об этом.
   Чувство надвигающейся опасности так и не покинуло драконшу, но она не могла узнать откуда это чувство родом. А за пределы Эдема выходить не желала. Лилит вновь вернулась к своим детям. Ее преследовали смешанные чувства. Возможно, стоило подумать о переселение на упомянутую Землю. По словам, там было интересней, чем в Эдеме.
  
   Ребенка назвали Каин. Лилит не могла понять от чего у ребенка такое имя. Ее назвали в честь цветка, белого, как и она сама. Адама, назвали за то, что кожей был похож на красную глину. Еву, Евой за то, что она женщина и способна родить жизнь. Но Каин ... На языке, на котором говорил Херувим, слово могло обозначать несколько разных и даже противоречивых вещей. Например "первый подобный", "созданный", "нареченный". Мальчик рос крепким и похожим скорее на мать, чем на отца. Однако Лилит не смогла его оставить в одиночестве. Поэтому забрала себе к озеру, отстаивая воспитания нуждающегося в уходе ребенка. Ее дети были рады новой компании и с удовольствием играли с мальчиком.
   Вначале Херувим желал забрать ребенка назад, но натолкнулся на неожиданную преграду в лице уже вовсе не маленькой семьи драконов. Лилит прониклась небывалой нежностью к чужому дитю и заботилась о нем со всем старанием. Однако когда Каин подрос и окреп, он начал слишком далеко отходить от озера и настал момент, когда Лилит не смогла его защитить.
   Ангелы знали о существовании в Эдеме кого-то постороннего, но не могли его найти. Херувим внезапно отсек свои владения от проникновения. Но выходить из них все еще могли. И Каин, ведомый любопытством, вышел из Эдема. Ангелы схватили его. Херувим пришел слишком поздно, первый нефилим ("неугодный богу" - так обозвал Каина глава совета ангелов) был сослан на Землю.
   Лилит впала в ярость. В начале ранили Люцифера, затем отобрали ее мужчину, а теперь сына! Все что мог сделать Херувим - это убраться с дороги, когда полчища лилианов выбрались из озера и понеслись в сторону Рая.
   Приказ Лилит отданный своим деткам, убивать ангелов, чуть не лишил жизни Люцифера. Тот спасся чудом, сумев забраться на небесное древо. Левое крыло, после экзекуции устроенной советом, так нармально и не заработало. Ангел с немалым ужасом наблюдал за творящимся кровавым пиром, однако быстро пришел в себя и решил провернуть давно составленный план. Как раз отвлекающий маневр на лицо, вернее на зубы.
   План Люцифера был невероятно опасным для мира и него в частности. Одержимый идеей близкого знакомства с творцом, этот ангел попытался раскрыть ворота в Хаус - пространство, одержимое разрушительной мощью, не приемлющее порядок. За провалом плана его и нашла Лилит.
   - Самоубиться ты мог бы и более простыми методами, - заметила змея, наблюдая за проломленной тканью, в которой бушевал Хаус. Рана мира была столь мала, что в нее бы не смог влезть ангел и одной ногой, но тот упорно пытался расширить раненое пространство при помощи меча. Он отвлекся на женский голос, заметив, что Лилит собралась стереть с таким трудом начертанный круг. - Тебе не выжить и секунды в Хаусе. - Объяснила свои действия покрытая чешуёй женщина, когтями сцарапывая нарисованный воском круг.
   Ангел едва успел отдернуть руку, как пространство, ведущее в Хаус, захлопнулось, забрав с собой часть его меча.
   Люцифер сжал остатки оружия и повернулся к Лилит лицом. Женщина не дрогнула, смотря на мужчину оценивающим взглядом.
   - В Хаусе нет того, кого ты ищешь. - Начиная приближаться, говорила Лилит. - Там нет того, что можно было бы назвать нормальным. Любые миры, окунувшиеся в него, гибнут, раскалываясь на куски. - Шаг за шагом, приближаясь на расстояние удара. - Но есть один вид, который смог выжить в том мире анархии и безбожия. Вид, который просто нельзя укротить, приручить или убить, - осколок меча упирался в женскую грудь, ангел напряженно ожидал дальнейших действий и слов. - Ты ведь хочешь знать, кто это? - Она сделала финальный шаг вперед, насаживаясь на меч.
   Испуг голубых глаз отразился в змеиных глазах. Кровь капала с меча на пол, стекая по обнаженному телу, огибая чешуйки. В замешательстве Люцифер попятился, вытаскивая свое сломанное оружие из женского тела. Лилит ни разу не изменилась в лице. А ее рана исчезла вместе с мечом, мешающим заживлению.
   Не веря, ангел прикоснулся к месту, где секунду назад была сквозная дыра. Его пальцы ощупали мягкую кожаную броню, где каждая чешуйка была так плотно уложена на соседнюю, что стыков не ощущалось.
   -Не совсем уверена, каким образом я оказалась в вашем мире, - резко уходя от ощупывающей ее руки и заходя ангелу за спину. - Но, по всей видимости, меня лихо ненавидели. И убивали пока единственная формой, которую я смогла принять, не стало змеиное яйцо. - Ангел резко повернулся чуть вновь не ранив женщину мечом. И столкнулся с ее насмешливым взглядом и словами. - Начала жить заново и не жалею. Впрочем, в моем прошлом ничего не было достойного воспоминаний, мир Хауса - это не то место, куда нужно стремится. Если есть выбор, Хаус выбирай последним. Он - граница с пустотой отчаяния. - Она резко отступила к выходу и, вильнув хвостом, сообщила. - Моих детей начали перебрасывать на Землю, может сбежим вместе?
   Ангел отбросил сломанный меч и неуверенно наклонил голову.
   -С чего мне покидать Рай?
   -С того, что тебе здесь ничего поймать. Евы у тебя больше нет, ангелы тебя презирают, родной брат опекает, от чего ненавидят уже его, а твое любопытство столь опасно, что ведет тебя в могилу. - Хвостатая вновь развернулась лицом. - Вот я и подумала. Ты одинок, я одинока, а там Земля, еще неизведанная и интересная. Раз жизнь некуда девать, пошли развлечемся.
   -Ты безумна, знаешь?
   Змея улыбнулась, скаля свое вооружение.
   -Так побезумствуй со мной, - протягивая руку.
  
   Ангелы впервые столкнулись с настоящей антологией смерти. Существ, которых они раньше не видели, поедали их живьем. Так как стоило сердцу остановится, тела ангелов обращались в пыль, число жертв было огромно. Плотоядные твари искали новую жертву, только почувствовав приближение смерти к куску мяса в их лапах. Один за другим, ангелы лишались жизни. А покрытые чешуей тела, не замечая ран и боли, поглощали всех на своем пути. Смерть - вот данное им имя. И эту клыкастую чуму решили сбросить на головы людей, которых ангелы видели низшей расой.
   Лилит ждала в покинутой области и скучающе слушала звуки битвы.
   - Часть со мной, другая на подходе. - Раздалось сверху. Люцифер не мог летать с былой ловкостью, но покалеченное крыло все еще держало его в воздухе. С ним прибыло огромное облако ангелов.
   Лилит даже присела от такого количества поддержки идеи побега из Рая.
   - Ты сказал у тебя НЕСКОЛЬКО сторонников, - ошарашенно рассматривая толпу.
   - Да, и это еще не все. - Пояснил Люцифер, указывая на крылатую тучу вдалеке.
   Оказалось, было неимоверное количество обиженных и угнетенных советом. Жестокие методы, используемые старшими ангелами, и их склонность ставить других на колени выводило из себя самых спокойных представителей расы. К тому же совет уверял, что получает инструкции от бога, которого в глаза никто из ангелов не видел. Зато знали Херувима, которого можно было бы посадить на подобную должность, но из-за характера и слабоволия никто не считал его достойным этой роли.
   Количество ангелов на метр свободного пространства стал критичным.
   -Безумство в квадрате, множенное на количество обиды с прибавлением желания свободы. - Выдала драконша, не ожидая такого наплыва беженцев.
   Врата были построены на скорою руку, однако сработали исправно.
   Легионы лилианов не получали приказов нападать на людей, поэтому вели себя достаточно скромно. Единичные герои-смертники с вилами и консервы на конях не в счет. Обилие появившихся среди них ангелов подняло лилианом настроение, но новый приказ матери - не трогать ангелов-сторонников, омрачил существование. Позже ангелы Рая назвали ангелов, ушедших на Землю за Люцифером - падшими.
   - Они же ваши дети, так? - Любопытствовал белокрылый, смотря, как чешуйчатые подростки и дети в единым темпе передвигаются по пересеченной местности. - Но они, словно солдаты.
   - Верно, - пояснила Лилит, идущая по правую руку от Люцифера. - Считайте это коллективным разумом. Они знают все тоже, что и я, и делают аналогичные выводы. Хотя они и не могут быть также сильны, как я. - Тут женщина беспокойно всмотрелась в небо. - Переживаю я не о них, а о тех малышах, что в силу возраста не смогли покинуть озеро.
   Люцифер дрогнул.
   - А сколько там осталось?
   - Сотни две, - размыто ответила змея.
   -Какое эффективное размножение. - Заметил ангел, держащийся по левую сторону от Люцифера. - Вы буквально за пару десятилетий порадели целую расу, став их полноправным богом.
   Лилит вильнула хвостом, рассматривая ангела, держащегося достаточно близко к Люциферу. Высокий, беловолосый, голубоглазый, красивый. Как и все его вида.
   - Называй как хочешь, но это моя семья, и она только мне подвластна.
   Идущие по лесам и полям ангелы в белых одеяниях и обнаженные лилианы перепугали весь люд. Однако человек рано или поздно привыкает и к не такому. Особенно, если странности длятся годами и десятилетиями.
   - Не могу поверить, - косился Люцифер на происходящее в углу постоялого двора.
   Уже как год было решено разбиться на несколько лагерей, Люцифер оставил в своем окружении только тех, кому целиком доверял: Лилит, Кокабаел, Базазаел, Тумаел и еще несколько особо эксцентричных, но верных слову, ангелов. И большинство этих ангелов смотрели на творящееся непотребство. Ангелы открыто флиртовали с человеческими женщинами.
   - А что такого? - Не поняла Лилит. - Ты тоже грешен или Еву позабыл?
   Люцифер поморщился и, выйдя из-за стола, пошел в снятую на ночь комнату. Одна из лилианов хотела последовать за ним, но резко остановилась уступая эту позицию матери. Однако, вместо обычного наблюдения у женщины были иные планы. Пройдя в комнату, Лилит смело забралась на устроившегося на ложе мужчину.
   - Пошла отсюда, - огрызнулся ангел, не дав тонким пальцам снять с себя рубаху.
   - Расслабься, я просто голодна. - От такого заявления цвет ангела сравнялся с цветом его крыльев. - Нет, глупый, я про другой голод. - Улыбнулась драконша.
   - Тогда слезай и иди прочь! - Вернул уверенность голосу Люцифер.
   - Мы оба довольно молодые твари, и у нас давно никого не было, так зачем упрямится?
   - Я не тварь и не баран, но ты от сюда уйдешь сейчас же!
   Такое обращение и неуважение разозлило змею.
   - А Ева отлично проводит время с Адамом, и у них уже родились дети, так зачем тратить время любя такую шлюху?
  
   Лилит спускалась с отсутвующим взглядом и в полной потере ориентации.
   - Меня отвергли, - пояснила она Астароту, удивленно смотрящему на отпечаток ладони, отпечатанный на чешуйчатой щеке.
   Лилит столько раз говорила себя: "Люцифер странный", - Но ни разу не пожалела, что идет с ним рядом. Как женщину он ее не воспринимал, ничего не требовал, часто разговаривал, делился всеми мыслями и восхищался ее идеями. Лилит не имела опыта подобного общения. Адам был для нее сразу комплексом всего, а Люцифер преходяще-уходящей нянькой, которая больше возилась с Евой. Но сейчас встал вопрос ребром: кто они друг другу. Змея могла оценить, что он проводит с ней времени больше, чем с любым из ангелов. Однако при этом она не делит с ним ложе, как положено женщине. Он с ней откровенней, чем с кем либо, но ничего не требует взамен. Лилит так и не пришла к однозначному выводу, решив, что добьется своего позже. Ведь не смотря на обилие человеческих самок, он ни с кем не спал. А единственной доступной женщиной для него была змея.
  
   - Ты слышал, - обратилась Лилит к ангелу, войдя в его комнату поздно ночью. Разбудить Люцифера она не боялась, этот тип ложился так поздно, как только мог, читая-изучая без остановки. От понравившейся книги за волосы не оттянешь. - Твои ангелочки вновь пузо девкам надули.
   - Опять? - Люцифер так удивился, что даже книгу выронил. - Мы хоть один город можем пройти, никого не окучивая! - Взревел мужчина, хватаясь за меч и вылетая из комнаты с четким намереньем прекратить безобразие радикальным способом. Судя по звукам из соседней комнаты процесс успешно начат.
   Вернулся крылатый встрепанный, вспотевший и дико недовольный.
   - Через окна вылетели, - пояснил свое настроение предводитель группы "похотливых ублюдков", именно такие вопли разносились час назад с улицы, когда ангел с мечом гонял разбегающихся без оглядки собратьев.
   Проблема встала пару месяцев назад, когда стало ясно, что задранные в пройденных городах юбки дали реальные плоды: с перышками или без. То, как Люцифер орал в этот момент, испугало даже Лилит. Ее он тоже упомянул, как самую безответственную мать, плевать хотящую на свое потомство. Змея зашипела с обратной отдачей, что именно она заботилась о ЕГО потомстве, когда тот строил корыстные планы о встрече с создателем. Потасовка перешла на личности, ангелам виновным в похоти удалось крылья унести. А постоялый двор был разрушен разошедшимися Лилит и Люцифером.
   Но такое положение дел было не удивительно. В раю существовали четкие грани, которым все следовали, а тем кто их переходил, ждало суровое наказание. На Земле таких граней не было. Вернее они были, но создавали нереальный простор действий. Поэтому ангелы здорово изменились. Их взгляды, стремления, умения, мировоззрения. Постепенно единицы начали откалываться от отряда, оседая на одном месте, разделяя свою судьбу с людьми. И Люцифер смотрел на это странным завистливым взглядом, но не останавливал и продолжал вести свое редеющее на глазах войско. Одни лилианы никуда не уходили и не имели привычки размножаться. Вести из других отрядов ангелов говорили, что у них схожие проблемы.
   Годы шли. Мир наполнили нефилимы, ангелы стоптали не одну пару сапог, лилианы выросли. Лилит иногда чувствовала, что ее дети, оставленные в Эдеме, начинают покидать сад, но не принимала попыток устроить их жизнь. Зато она вспоминала мальчика Каина, которого вырастила из маленького комочка в юношу и которого у нее отобрали. По сравнению с ее детьми он был такой хрупкий, требующий защиты, доброты, поощрений, наказаний. Как он? Где он?
   Ответ нашелся неожиданно. Один старик рассказывал о своей семье и упомянул имя Каин. Он рассказал, что сын Адама (чего?), убил своего брата (сводного) от того, что дары не были приняты богом (интересно, какая женщина замешена). И был изгнан из семьи.
   "Найду Еву и Адама и сожру их!" - Пообещала себе змея.
   Затем старик рассказал, о том что Каин еще жив и у него большая семья...
   - Сияешь, как сковородка, услышала хорошие новости? - Рассмотрев свою полуночную гостью, спросил Люцифер.
   - Да, - коротко ответила драконша, белозубо улыбаясь и виляя хвостом, как какая-нибудь дворняга. - Твой сын жив и у него большая семья. - Рассказала новость Лилит, ожидая эмоций побольше, чем выказал ангел.
   - Я рад, - наблюдая недоумение на лице подруги, ангел пояснил. - Я очень рад, просто... - Люцифер замялся, - я ничего для него не сделал.
   Лилит повела хвостом в сторону, сложила крылья покомпактнее и прыгнула на не ожидавшего подвоха ангела. Короткая возня закончилась теплой и доверительно прижимающейся к мужскому боку женщиной.
   - Можешь необоснованно страдать любой фигней на твой выбор, а я поиграю в спящего слушателя и подбодрю похрапыванием, - пообещала Лилит и закрыла глаза. - Живи настоящим, мечтай о будущем, прошлое оставь в прошлом. А лучше просто поспи.
  
   - У нас проблема! - Заявил Астарот после ста лет мирной жизни на Земле. Падшие и лилианы подыскали себе уголки поудобнее и жили достаточно мирно. Даже скорее маялись от скуки. Вернее, маялся один Люцифер, его все еще гложила тайна создателя. Но он был лишен возможности ее постичь, а Лилит молчала и не делилась сокрытыми в ней знаниями.
   На Астарота посмотрели с надеждой и спросили:
   - Большая?
   - Смотря как ты относишься к небесной армии и их желанию нас перебить, - обеспокоенно осматривая пустую залу дома. Все ангелы Люцифера гуляли и наслаждались жизнью, предоставив защиту негласного лидера лилианам, тоже отсутствующим, и Лилит, тоже не присутствующей в зале.
   Люцифер закрыл глаза.
   - Рано или поздно это должно было случиться. - Вновь открывая глаза и смотря на своего друга. Астарот замер, всматриваясь в Люцифера. - Ситуация серьезней, чем я думаю? Ты выглядишь по-настоящему обеспокоенным.
   - Я не обеспокоен, я паникую, - Астарот не выглядел паникующим, но он так сильно сцепил руки, что те задрожали. - Тебе лучше спросить у своей змеюки, почему она обеспокоена. Она толковее пояснит ситуацию. Если я правильно понял, она чувствует изменения в мире, конкретно те которые коснуться ее. А значит она сейчас либо в ярости, либо в апатии. - Астарот кивнул на верхние этажи. - Поговори с ней.
   Люцифер встал, скинув с колен кожаный свиток, и поспешил подняться в спальни, надеясь найти женщину в своей комнате. Люцифер только понял - она не выходила из своей комнаты уже несколько дней, даже поесть. Вечно голодная змея, не выходила поесть!
   Лилит сидела в углу комнаты и задумчиво жевала кончик своего хвоста. Ее пустой взгляд смотрел в никуда.
   - Что происходит, - начал мужчина с порога, удостоверившись, что драконша не померла с голоду.
   - Моих детей убивают. - Спокойно ответила белая змея и вновь ушла в себя. Только после встряски за плечи глаза с вогнутыми зрачками смогли сконцентрировать взгляд на Люцифере.
   - Поясни в подробностях?
   Оказалось, ангелы научились убивать лилианов и начали повальное истребление всех, кого считали неугодных создателю. Под эту категорию попали: лилианы, нефилимы и падшие ангелы. Уже пять групп ангелов были подчистую уничтожены.
   Лилит почувствовала смерть своего многочисленного потомства, как свою собственную. Она никогда не считала своих детей чем-то особенным: послушные маленькие клинки, которых было слишком много. Но начав терять их, она впервые попыталась изменить свою точку зрения ближе к той, о которой ей говорил Люцифер, как о "нормальной". Сама себя женщина считала идеальной матерью змеей: не ела своего потомства, не убивала и не давила его, позволила каждому детенышу заняться полезным делом. Но раньше никто из ее детей не умирал. Боль потери (или нечто похожее) змея испытала впервые.
   За эти сто лет люди приспособились жить с нелюдьми и даже иметь с этого не малую выгоду. Лилианы обладали огромной силой и за еду были готовы выполнять самую опасную работу. Ангелы служили огнями просвещения и обучали людей языкам и грамоте, не говоря уже о пополнении генофонда. Также нелюди являлись главными покупателями мяса и овощей, что не могло не радовать резко обогатившиеся селения.
   Но мирное время закончилось. Люди, внезапно пошли против них. Ангелы Рая, воспользовались человеческой недалекостью, настроили целую расу против детей дракона и падших ангелов. Однако те, что долгое время пребывали с нелюдьми в дружеских отношениях, не поддались уговорам, встав на сторону уже притерпевшихся братьев по разуму. Свое знакомое зло, как они говорили, лучше заморского.
   Началась война.
   Люди, ангелы Рая с одной стороны. Люди, лилианы, падшие ангелы с другой. Нефилимы вначале участвовали в потасовках, пока насильно не были удалены с поля боя. Ангелы продемонстрировали Лилит, как должны поступать матери и отцы защищая своих детей. Драконша не вполне поняла их шаг убрать боевые единицы в запас, но и препятствовать не стала.
   Падшие сражались небольшими группами, что не давало шанса Райским жителям убить всех их одним ударом. Но этих групп становилось все меньше и меньше. Проигрыш оставался вопросом времени. Пока однажды не вмешались силы высшие. Нельзя найти и спросить от чего была та доброта, внезапно раскрывшая землю огромными кротовыми норами, но она спасла лилианов и дала шанс падшим.
   Из нор выбрались забавные с виду зверушки. Это были низкорослые покрытые жесткой черной шерстью существа, имеющие длинные хвосты с пушистыми кисточками на конце, рогами на голове и человеческими чертами лица. Несмотря на свой рост эти существа оказались невероятно сильными. Они могли сломать человека пополам или разорвать надвое, не напрягаясь, и во многом не уступали лилианам. Последние, правда, из войны устроили шведский стол. Однако увидав чертей, внезапно целиком и полностью встали на их сторону, преисполнившись уважением к похожей силе. А настроив диалог, лилианы один за другим исчезли в открывающихся пропастях.
   Лилит удивлялась внезапному общему побегу своих детей не долго, схватила Люцифера хвостом за ногу и утащила следом за лилианами. Единицы ангелов также последовали за ними, но большинство только приблизившись к норам начинали задыхаться. Воздух исходящий из нор убивал их. А хвостатые существа - черти, выступили на стороне павших, давя вражескую сторону числом и давая возможность союзной стороне расползтись, зализывая раны.
   Лилит не знала, что воздух того места, куда она приволокла ангела смертельно ядовит для подобных ему. Люцифер не стал исключением. Только очутившись в так называемом "подземном мире", он начал задыхаться. Хватался за горло, пытался что-то сказать, пытался вздохнуть, но, вздохнув, тут же кашлял кровью. Черти хотели помочь, однако Лилит в полной мере утвердила права на мужчину, демонстрируя зубы и шипя. Да и чем они могли помочь, только выделить одну из своих темных комнат. О подъёме обратно на поверхность ни шло и речи. Там была настоящая бойня, а большинство нор уже уничтожено. До ближайшей действующей норы несколько часов ходу.
   Помещение было больше похоже на пещеру. А кровать - на подстилку устланную сухой землей. Уложив на жёсткое ложе мужчину и укрыв плащом, Лилит поняла - все это бессмысленно - ангел умирал. Он таял, как свеча на столе, дающая слабый свет, единственное солнце этого мира - огонь. Везде царила духота, от которой становилось дурно. Сам камень грел и пах дикой застывшей магмой. Змея шипела и скалилась, хотя рядом не было никого, кто желал бы зла. Но Лилит чувствовала иную силу: вязкую, требовательную, не спрашивающую разрешения и берущую свое. Она чувствовала смерть. И своей агрессией пыталась отпугнуть тех, кого даже не видела.
   Но сколько бы она не шипела и не рычала, Люцифер ослабевал, а кашель добивал его. Кровь густыми сгустками мешала дышать. Лилианы передали ей, что остальные ангелы, проникшие в подземный мир, скончались. Эту участь должен был разделить и ангел, возле которого дежурила Лилит.
   Была одна вещь, которую жительница Хауса могла сделать для этого мужчины, но она колебалась. Для ее вида подобное решение слишком много значило. Ее колебания длились до того момента, пока Люцифер не перестал сопротивляться забвению и не перестал дышать. Оставались секунды и его тело рассыплется, перестанет существовать.
   - Ты умер? - Склонилась она над ним, прислушиваясь к замершему сердцу. - Но ты хотел жить, - утвердительно. - И у тебя была цель, которую ты оставил ради спокойствия и жизни на Земле. А у меня, что есть у меня? - Лилит порезала запястье об клыки и медленно начала наполнять рот мертвеца кровью. - Вначале мне казалось, у меня есть все. Но затем я начала понимать, что единственное чем обладаю - иллюзия. Мне казалось я любила, казалось была любима, казалось была нужной, казалось у меня был дом, казалось было будущее. А потом истина открылась мне. Если бы я любила, я боролась бы, если бы меня любили, то боролись бы. Если бы я была нужной, то не проводила бы дни в лени. Если бы у меня был дом, я хотела бы в него вернуться. Если бы у меня было будущее, я бы стремилась в него. - Драконша грустно улыбнулась, убирая зажившую руку и стирая кровь с мужских губ. - По крайней мере, у меня будешь ты. Ты не врешь мне и ничего не обещаешь. Просто делаешь мою жизнь настоящей.
   - А ты меня сейчас утопишь в крови, соплях и слезах, - очень тихо отозвался Люцифер.
   - У меня нет слез и тем более соплей, - в тон ему ответила женщина надувая щеки. - Я тебе тут свою жизнь рассказываю...
   - Историю неудач, - открывая глаза. - Ты рассказываешь мне историю неудач. Жаловаться и я могу.
   - Так пожалуйся, легче станет. - Змея удостоверилась, что мужчина дышит свободно и, не смотря на слабость, помирать не собирается. Легла с ним рядом, в надежде вздремнуть под жалостливый бубнеж этого ангела. Но не тут то было.
   - Нет, не мой стиль. Вместо жалоб я бы послушал версию о происходящем.
   - Ты о своем воскрешении?
   - И о том, что ждет нас за пределами этой каменной комнаты.
   Лилит дернула хвостом и села на краю кровати.
   - Мы в третьем мире, именуемом Адом. Ангелы, забежавшие следом, мертвы, вернее, большая их часть. Оказалось воздух в этом месте непригоден для небесных жителей. А те, что остались на Земле, не все успели спрятаться или отбиться. - На этих слова Люцифер попытался подняться, но слабость вернула его на жесткую кровать. - Как сообщили мои дети, оставшиеся в живых успешно скрылись. Также мы получили весточку от нескольких ваших друзей: Астарота, Тамаела, Какабаела. Рай продолжает поиски на Земле. В Ад они не могут попасть по понятным причинам. Черти выступают на нашей стороне, однако ведут себя сдержанно. Мне не известно, кто был, приказавший им помочь нам. Склонна полагать, что это был брат Херувима. Хозяин этого мира и создатель этих, - она замялась, - козликов. Нет, реально похожи на козликов. Интересно, а какие они на вкус?
   Люцифер подтянулся и выдал слабый подзатыльник, поменяв поворот мыслей Лилит - она начала думать какой на вкус Люцифер. Но пытаться загрызть слабого и больного было неинтересно, поэтому змея лишь пошипела, демонстрируя ядовитые клыки.
   - А теперь расскажи мне, почему я жив?
   Ангел вспомнил, что перестал дышать, его тело начало истончатся и должно было рассыпаться. И он все это видел со стороны, но нечто дернуло его обратно в тело, и он вновь смог открыть глаза.
   Покрытая чешуей женщина медленно встала и отступила от кровати. Она закусила губу, не решаясь начать говорить.
   - То, что ты жив - акт моего величайшего доверия. - Начала змея и попыталась спрятать глаза. Если бы Люцифер не знал ее хорошо, то решил бы, что та смущена.
   - Что ты сделала, - поторопил ее мужчина, приподнимаясь на кровати.
   - Кровь дала, - сухой ответ. - Свою кровь.
   - Понял, что не вином поила, я о том к чему привел этот жест милосердия.
   Лилит подняла глаза. Спрашивая взглядом: "Ты уверен, что желаешь знать?"
   - Для моего вида, добровольно дать свою кровь - все равно, что признать свой выбор, признать равного. Это означает долговременную, если не пожизненную связь между драконами. Учитывая, что мы каннибалы и половина лексикона "нежности" у нас просто отсутствует, то это равнозначно обещанию никогда тебя не кушать и не предавать.
   Это было сказано тоном, которым сообщают: "Ваш любимый кот умер, но он не мучился".
   - Понял, - не разделил метаний и страданий Люцифер, вновь опрокидываясь на кровать. - Я уж подумал ты из меня сделала раба своих желаний или у меня хвост вырастит, и я начну дышать огнем.
   - При чем здесь дыхание огнем? - Растерялась змея.
   - Ты им дышала после перцовки и закрутки.
   Белый дракон резко стала красным драконом. Тот случай вспоминать было просто стыдно. Алкоголь ударил в голову с такой силой, что на утро даже лилианы косились в священном ужасе. А перечисление подвигов чуть не вогнало Лилит в обморок. Но это было так давно, удивляло отчего ангел еще помнит тот день.
  
   До того пока удалось найти способ существования ангелов в Аду, прошли десятилетия. И то все это было временной мерой, поддерживающей их жизнь на дни. Даже на Земле ангелы слабели. В Аду же они умирали. Зато произошло событие, в корне поменявшее отношение ангелов к чертям: с терпимого до ненавистного. Общие дети от лилианов и чертей были рождены на свет.
   Лилианы всегда вели себя опасно и гордо. Они выглядели эталоном невозмутимости в любой момент готовые взорваться ядерной смесью убийственной ненависти. При этом лилианы не вступали в половую связь ни с людьми, ни с ангелами. Однако прониклись силой чертей. Взаимное уважение и терпимость позволило этим двум видам соединится. Странное сочетание совершенно непохожих существ.
   - Я не нанимался в няньки твоим внукам, - негодовал Люцифер, обороняясь стулом от зубастых представителей новой расы. Пришедшая мама-черт за хвосты собрала своих деток и уволокла прочь.
   - Они всего лишь дети, будь терпимей, - отвечала Лилит, сидя на шкафу и задирая повыше хвост.
   Люцифер обосновался в Аду, окружая себя новой подрастающей расой, названной демонами, благосклонностью Лилит и покорных ей лилианов. В это время падшие ангелы, которые ушли из Рая вслед за ним, прятались на Земле, стараясь не выделяться из массы людей, что было сложно для двухметровых блондинов. Или прятались и вели уединению жизнь. За эти годы досталось и нефилимам, если бы ангелы Рая могли, они бы уничтожили всех неугодных. Но нефилимы не ангелы, и их порой было невозможно почувствовать, особенно это касалось бескрылых.
   - Я жалок, - заключил Люцифер. - Увел ангелов из Рая, где они могли бы вести хоть и жизнь на коленях, но жизнь. А теперь большая их часть мертва. - Рассуждал Люцифер, расхаживая из угла в угол. - Все действия не приносят достаточной выгоды нашей стороне. Рай успешно оттесняет нас и вырезает ангелов.
   - Не всех, - заметила Лилит. - Демоны смогли зачать детей от ангелов. Аггелов мало, но они собрали в себе лучшее от всех рас и они сильны. И если не телом, то духом. К тому же демоны начали менять Ад. Их интеллект выше, чем у чертей и лилианов, а их таланты многогранны. Без меня и тебя эта раса никогда бы не появилась. Посмотри, - указывая на окно, одновременно успокаивающе гладя Люцифера по спине. За окном несколько крылатых и хвостатых существ окучивали каменистую почву. - Не участвующие в войне пытаются изменить этот мир. Они невероятные существа. И твой вид также развился дальше. Он вышел из под гнета и пришел на Землю. Не смотря на смерть первоначального источника, они продолжат жить в своих детях. Или ты уже забыл сколько твои мальчики животов надули, - насмешливо заметила женщина, увлекая своего мужчину на кровать. - Жаль, но я не могу породить новый легион от нашей связи. - Грустно заметила Лилит. - Неужели мы так далеки друг от друга?
   - Неважно, далеки ли мы сейчас. - Тихо шептал ангел. - Моя мечта, что бы между нашими расами, между всеми расами, не было стен, преград, предрассудков, страхов и недоверия. Я хочу увидеть, как наши миры протянут руки на встречу друг другу и искренни их пожмут. Хочу увидеть мир, где будет не важно, что у него крылья или рога, мир в котором с уважением отнесутся к недолговечному человеку и долгоживущему ангелу, в равной степени.
   -Красивая, но невыполнимая мечта, - ответный шепот.
  
   Говорят, мирное время - дремлющий зверь, он просыпается и воет от тоски, пока не находит добычу. Под теплом нового дома Люцифер забыл о своих попытках поиска бога. Ему стало достаточно знаний о трех создателях трехмирья. Ему хватала Ада, где он неустанно правил как и хотел - без неприязни и расовой дискриминации. Ему хватало своей невыполнимой мечты о равенстве. Однако ангел совершенно забыл о том, кого он заразил идеей поиска бога, идеей прорыва в Хаус. Кто разделял его взгляды, и кто подстраховывал его, когда дыра в Хаус была открыта. О том кто собрал сторонников ничуть не меньше, чем сам Люцифер. Нельзя забывать о своих друзьях и врагах. Особенно о друзьях-единомышленниках, чьи взгляды ты предал.
  
   Однажды Херувим сказал:
   - Я не меняюсь, сколько бы времени не прошло. Моя глупость не возросла, но и не уменьшилась. Возможно, я лишен права стать другим. Только это, не дает мне право быть богом для себя самого. - Но позже, он сказал другую, не менее запоминающуюся вещь. - Когда придет время цветы вянут и дают семена. Из этих семян вырастают похожие цветы. Вовсе не такие, как их родители. Так и мы. Растем, развиваемся, меняемся. Потому что, если мы те же, что были год, два, десять лет назад, то значит, мы ничему не научились. Это значит, мы не научились жить.
   В тот день ему приснилось, как Херувим говорил эти слова. И он проснулся, ожидая увидеть себя в Эдеме. Заснувшим в тени тиса, а Лилит разбудит и вновь потянет играть, Адам будет уговаривать ее идти к озеру, Ева заберется на самое высокой дерево и без страха помашет с него рукой.
   Но открыв глаза, Люцифер увидел свечу на столе, озаряющую своим светом спальню, окруженную каменными стенами. И он тяжело вздохнул, при попытке подняться. Последние десять лет силы покидали Люцифера, это была приближающаяся смерть. Даже кровь Лилит не могла больше поддерживать его отравленное газами Ада тело. Но мужчина воспринял свое положение вполне спокойно.
   - Ты будешь скучать? - Спросил он змею.
   - Конечно нет! Прикопаю во дворе и скажу хвалу, что отмучилась. И найду себе нового мужчину. - Вяло шевеля хвостом, надменно пообещала Лилит, промакивая салфетку в холодной воде и накладывая ее на лоб Люцифера.
   - Правильно, так и нужно поступить. - Согласился ангел, от чего на женском лице появилось паническое выражение. - Иди ко мне, Лилит. - Сжалился мужчина, протягивая свои похудевшие руки, и покрытое чешуей тело оказалось у него в объятиях. - Я пообещал, что всегда буду с тобой. Но это обещание исполнить мне не под силу. И не нужно меня за это прощать. Если тебе будет легче, то ненавидь меня, за мою ложь. - Он гладил ее белые волосы, успокаивая словно ребенка. - Я впервые вижу, как ты плачешь, и за это сам себя ненавижу.
   Разорвав объятия, мужчина увидел залитые слезами щеки.
   - Драконы не плачут от боли. Наши тела слишком сильны. - Произнесла Лилит, даже не стараясь стереть слезы.
   - Именно за это я ненавижу себя, таки смог тебя ранить, куда ни один враг не добрался. - Он хотел продолжить объятия, но неожиданно вперился взглядом в дверь.
   - Лилит, слушай, - его голос дрогнул. - Принеси мне воды.
   Драконша повернулась на дверь. Но не поняла поведения своего мужчины. Она не могла ничего почувствовать. В последнее время все ее чувства ошибались и отказывали ей. А иногда вели себя, будто на нее собирались напасть со всех сторон. Настроение также менялось, подражая обкуренной ласточке. Поэтому женщина просто не могла знать того, что произойдет через несколько минут.
   Живот значительно вырос за последние месяцы, это мешало жить. Было неудобно ходить, лежать и тем более бегать. Даже поход к такому недалекому колодцу казался тяжелой дорогой. Положение змеи было очевидно невооруженным взглядом. Сама же Лилит отрицала происходящее до последних месяцев. Змеи не размножаются подобным образом. Их тела не приспособлены к подобному процессу воспроизводства. Вместо яиц она должна была родить живого ребенка. И это начинала ее пугать. Но ребенок был Люцифера, поэтому женщина покорилась судьбе. Как она знала, это будет его второй ребенок за очень долгую жизнь.
   Вода заполнила кувшин, и Лилит собиралась вернуться обратно, как обратила внимание на происходящее в комнате. Со двора хорошо было видно происходящее в комнате через широкое окно. Люцифер был не один, и ему грозила явная опасность. Откинув кувшин в сторону и бесшумно подкравшись к стене, змея максимально приблизилась к окну, обратившись в слух.
   - Плохо выглядишь, Люцифер. - Голос принадлежал Астароту. Лилит тут же поняла: происходит нечто из ряда вон. Астарот пропал лет пятьдесят назад, оборвав все связи. Поговаривали, что он собирает вокруг себя людей, образуя секту, но подтверждений этому не было.
   - Что поделать, плачу по счетам. - Даже в своем состоянии, в голосе Люцифера была насмешка.
   - Тебе слишком много требуется выплатить, чтобы умирать сейчас. - Насмешка проскользнула и в голосе Астарота.
   - Я знал, что ты объявишься рано или поздно... слишком много амбиций, слишком много уверенности.
   - А в тебе смирения! - Астарот повысил голос, перебивая Люцифера. - Где тот с кем я мог разделить мечту?
   - Мечту? - Переспросил ангел слабым голосом. - Моя мечта отличается от твоей. Ты хочешь уподобится богу, жаждешь власти. Для тебя давно сам путь к цели стал важнее тех результаты, которых мы желали получить. Я же хочу, что бы стены между мирами рухнули, что бы все мы могли жить в равной степени счастливо. За этим я искал единого создателя.
   - Но довольствуешься своей змеей! - сказал, как сплюнул. - Девка задурила тебе голову!
   - Она была в Хаусе и не видела бога. Поэтому я оставил тот путь и пришёл к новому!
   - Породнится с хвостатыми тварями и умереть в месте, где не светит солнце!? Это твоя цель?
   - А ты имеешь что-то против? Или для того что бы идти к СВОЕЙ цели тебе необходима моя компания?! - Не сдержался Люцифер и тоже перешел на повышенный тон.
   Астарот хмыкнул и кивком пригласил подойти одного из пришедших с ним ангелов. У всех ангелов на лицах были белые маски, лишь лицо Астарота было открытым. На вытянутых руках, подошедший ангел нес плоскую подушку, а на ней меч.
   В раю Астарот вел достаточно размеренную и спокойную жизнь, ничем не выдавая своих мыслей и позиций. Лишь единицы знали, какой этот ангел на самом деле и звали его Астаротом ("собирающим соратников"). Настоящее же имя было Астарэль. Впрочем, его настоящее имя больше не используют в обиходе. Умение собирать вокруг себя толпу - вот его имя. Но если он делал это специально, умеючи расставляя пешки и создавая выгодные ситуации, то за Люцифером шли и без этих ухищрений. В нем была заключена мистическая сила: ему доверяли, за него держались, в его слова верили, его поддерживали, даже если об этом ангел не просил. И эта сила была нужна Астароту. Сила упомянутая в пророчестве.
   - Возможно, без твоей помощи мне не обойтись, - сказал ангел, и взял меч в руки. - Ты знаешь, шепчущий предсказал, что только ты сможешь исполнить нашу мечту. - Он провел пальцем по белому лезвию, касаясь узора лозы. - Только ты способен шагнуть за пределы миров и только тебя услышит создатель. Разве не забавно? - Астарот поднял меч, указывая остриём в грудь Люцифера. - Позволить тебе жить даже после смерти?
   Люцифер промолчал. Он лишь бросил обеспокоенный взгляд в окно. Свою судьбу он уже считал решеной, его волновала Лилит. Также его удивило существование пророчества.
   - Пророчество, - стараясь не выдать волнения. - Не поделишься ли со старым другом. Раз умру, то хоть удовлетворю любопытство напоследок.
   На это Астарот выдал кривую усмешку.
   - Я скажу тебе четыре строчки, что уже сбылись и сбудутся в ближайшее время. Потешь свое любопытство, друг. А остальную часть пророчества ты застанешь лично... - Сказал ангел, приставляя к грудной клетке друга остриё белого меча, сам же наклоняясь к лицу умирающего, чтобы прошептать на самое ухо слова:
   - Падет в низину тот, кто увлекает за собой мечтой чудесной
   Муж всех зверей отец мечтою одалим и смертью нелюбим
   В чужих руках ему марионеткой плена боль узнать придётся
   Косою смерти голову не спять, в чертоги смерти не попасть!
   Змея стояла у стены под окном окаменев и не способной помочь. Ее силы, ее власть и чувства внезапно обвалились в пустоту. Она не могла помочь. Она не могла рисковать жизнью не рождённого ребенка! Даже целиком понять диалог бывших друзей была не в состоянии. И Лилит просто ждала исхода слыша каждое слово произнесенное в той комнате, слыша сердцебиение всех присутствующих там. Она прислушивалась, пока неожиданно не услышала сдавленный стон, звук ломающихся костей, и как одно сердцебиение в комнате остановило свой ритм. Воздух наполнился запахом ангельской крови.
   Дрожа от бессилия и злобы, женщина сжала зубы, чтобы ни кто не услышал ее рвущийся наружу крик. Она не двигалась, ожидая когда комната опустеет, чтобы скользнуть в окно.
   Кровь на кровати, на стене, на одежде Люцифера. И его тело уже почти поддавшееся распаду. Лилит нагнулась над ним, понимая - ее кровь не спасет, не удержит. Но отпускать было невыносимо. Она стаяла рядом, пока тело полностью не обратилось в ничто.
   Руки легли на талию, благодаря поглаживаниями за оставленный подарок. Покрытая чешуей хотела, чтобы он увидел своего ребенка, чтобы в этот раз Люцифер смог сделать для своего дитя хоть что-то. Чтобы было не как с Каином, чье упоминание приводило ангела в задумчивость, и он отстранялся от действительности на некоторое время.
   У него бы был этот шанс, избавиться от сожалений прошлого, если бы этот шанс не забрал Астарот...
   Раздался взрыв! Змея встрепенулась, и вновь выскользнула в окно. Не время предаваться горю.
   Что происходит?
   Ответ пристал в лице ангела в белой маске. По всей видимости, убийство Люцифера было не единственной причиной проникновение ангелов в Ад. Но что им еще нужно?
   Даже узнай о планах Астарота, Лилит не могла вмешаться. Ее беременность и ребенок - вот о чем она пеклась. И пока белый дракон бежала, поддерживаемая двумя лилианами и одним демоном, по имени Велиал, Ад захватывали ангелы и их сторонники.
   - Ублюдки! - Рявкнул Велиал, резко разворачиваясь. - Госпожа, нас догоняют. Южнее есть одна из нор на Землю. Верум и Ментьятур (имена сопровождавших лилианов, которые они получили на Земле), ведите мать-прародительницу на Землю! Спрячьтесь там!
   - А ты? - Спросила Верум, с оглядкой на своего брата Ментьятура.
   - А мне нужно заняться ощипом обнаглевших пернатых небожителей. - Пожелайте мне удачи!
   С этими словами Велиал бросился бежать обратно в гущу событий, еще и не подозревая, что станет одним из правителей Ада.
   История Лилит продолжилась на Земле. Рождение ребенка смягчило боль потери столь важного для жизни существа. Однако нечто продолжало давить изнутри, порождая очаг боли. Раз за разом Лилит ловила себя на странных мыслях, будто Люцифер жив и ему больно. И это сводило с ума. Магия крови работала даже после смерти Люцифера, она замыкалась на душе, которая все еще была жива.
   - Мам, - позвал ее мальчик шести лет.
   - Сатан, иди спать. - Отмахнулась от него женщина, вновь погружаясь в себя
   Мальчик посмотрел в окно, из которого светило солнце, на поглощенную мыслями мать и, поудобнее перехватив стопку книг, поспешил в свою комнату.
   - Верум, открой дверь. - Попросил он, когда понял, что ни ногой, ни крылом, поддеть рычаг не может. Вечно ходившая следом лилиан только после просьбы мальчика открыла дверь и придержала ее, чтобы Сатан вошел.
   - Мефистофелес Сатан, - такое замысловатое имя дали три головы, когда малыш родился. - Вам бы следовало убрать из комнаты хотя бы часть книг. - Верум заглянула в комнату с явной опаской. От книг там просто негде было спрятаться, они даже башнями стояли на полу, грозясь упасть от одного прикосновения.
   - А тебе бы следовало обращаться ко мне как к брату, а не господину, Верум. - Дернув черными крыльями, ответил мальчик.
   Сатан во многом походил на отца, обещался быть таким же высоким, красивым и статным. Однако его волосы и крылья, не смотря на внешнюю обыкновенность, имели черно-дегтевый цвет. Он был единственным в своем роде - анлит, ребенок дракона и ангела. Черный ангел.
   - Я чувствую, прародительница скоро уйдет. - Заметила Верум.
   - Чувствуешь, - насторожился Мефистофелес.
   - Да.
   - Пойдешь с ней?
   - Нет, и Ментьятур также останется. - На лице лилиан промелькнула быстрая улыбка. - Ее преследуют тени из прошлого. И с этим она должна разбираться сама. Не думаю, что мать возьмет нас на охоту за тенями, которых и она не видит. Так что, ни я, ни брат никуда не уйдем.
   Заверение Верум успокоили Сатану.
   - Надеюсь на это. - Мальчик перелистнул страницу фолианта. - Если и вы уйдете, я здесь со скуки с ума сойду. - Подумав спросил. - А она вернется?
   Верум моргнула и села вплотную к младшему брату. Лилиан привыкла заменять ему мать.
   - Надежда совершает невозможное. Хотя наш брат пессимист и считает надежду отсрочкой разочарования. Но я склона верить в лучший исход.
   Мефистофелес запомнил тот холодный день, когда его мать растворилась в снежной вьюге. В тот день Ментьятур принес из близлежащего города новую стопку книг, Верум смогла поймать оленя, а Сатан все смотрел вдаль. Он был анлит, поэтому не испытывал сильного огорчения, самое главное его брат и сестра продолжат жить с ним. А с двумя змеями он не пропадет. К тому же у него были книги, которых с каждым годом становилось все больше. А знания о мире многократно возрастали, как и силы мальчика. Даже не унаследовав чешуи змеи, Мефистофелес унаследовал их невероятную мощь. А еще ум. Гибкий и уравновешенный ум своего отца. В нем даже начал просыпаться невероятный талант, пришедший от матери. Ребенок чувствовал изменения в мире и прочитывал ходы, с легкостью угадывая, что произойдет в следующий миг.
   Сатан еще не знал, что этот дар меньше, чем через год спасет их семью от атаки ангелов. Еще даже не подозревал, что ему и его брату с сестрой придется выживать и прятаться по самым темным местам мира. Он даже не мог представить, что научится уважать себя и свою силу. Что снискает восхищение многих сильных мира, но останется в стороне от управления миром. Он даже не подозревал, что встретит убийцу отца много сотен лет спустя. А потом, много тысячелетий спустя, он сможет познакомится с душой отца в новой плоти. А затем, много-много времени пройдет, и он сможет встретить существо, породившего его. И примет решение помочь.
   А пока он был просто непогодам развитым ребенком, который взглядом искал мать в завихрениях вьюги, не знающий о предстоящем будущем.
  
   Лилит решила пойти к силе этого мира, которая многих сильнее. К Смерти.
   Попасть в обитель госпожи Погибели, можно было умерев. Но такие радикальные меры, к тому же к змее не применимые, использовать было глупо. Но и просто так попасть к Смерти нельзя. Вернее можно, но нету дороги. А как эту дорогу проложить? Лилит думала долгое время, принюхивалась, обостряла чутье. Пока однажды не почувствовала как из умирающего тела, где-то за лесом, не ускользала душа. Это послужило началом поискам пути туда, откуда нет возврата.
   Оставив ребенка на попечение своим старшим: дочери и сыну, драконша ушла претворять свой план в жизнь. Это заняло больше времени, чем она рассчитывала, но некромантов все же нашла. Они не оправдали ее надежд в плане базы знаний. Однако и не были бесполезными. И наконец, через несколько лет упорной работы, удалось едва-едва коснуться некого предела возможностей живых. Дальше в свои руки дело взяла змея, ей удалось то, что не смогли бы ни демоны, ни ангелы, ни люди. Она прорвалась в мир мертвых.
   Как у нее это вышло? С трудом и с огромной потерей сил.
   Однако на все это ей было плевать. Пределом ее мечтаний стало возвращение дорогого существа. Было даже достаточно найти его новое воплощение. Но только Смерть могла в этом помочь. А о цене они могли договориться. И не важно, что с нее потребуют взамен.
   Так называемый мир мертвых не впечатлил. Или возможно здесь были уголки покрасивше депрессивных одномастных коридоров. Но если в начале продвижение было достаточно скучным и медленным, то с появлением чернокрылых, Лилит пришлось спешно убираться с их пути. Это были люди-нелюди (невозможно точно сказать) с черными крыльями за спиной (чем немного напомнили ей сына) в черных робах с капюшонами и с косами в руках. И носились эти пернатые, словно за ними черти с вилами гнались. На гостью никто не обратил ни малейшего внимания. Пришлось поймать одного с черными крылышками, дабы выбить всю нужную информацию.
   - Где Смерть?
   - Э? - На секунду замялся пойманный юноша. - Не знаю, была в западном коридоре пару часов назад.
   Следующий пойманный чернокрылый утверждал, что видел ее в южном коридоре. А еще один, что в северном.
   "Я на родине Хауса", - решила змея.
   Говорят смерть не стоит искать. Знали бы говорившие, что ее фиг найдешь. У Лилит уже ноги начали подкашиваться когда, наконец, некий ангелоподобный субъект смог указать за поворот и заверить, что видел Смерть секунду назад идущую в сторону котла душ.
   Теперь стало ясно, откуда в мозгах людей появилась странная картинка варки грешников в кипящем масле. Это был реально огромный котел, в котором бурлили эфемерные полупрозрачные ... что это?
   - Это что? - Не выдержала Лилит, спрашивая вслух.
   - Души, - ответила фигура в сером балахоне, незаметно подошедшая сзади. Змея была готова в котел прыгнуть от такого внезапного появления. Ведь ни запаха, ни звука, ни даже ощущения присутствия не было, обычно оповещающие ее. Чернокрылые не ощущались, как живые существа, они были призраками.
   - Что? - пискнула змея, усмиряя сердцебиение и осматривая чернокрылого пошедшего на контакт. Это был парень неопределенного юного возраста, чрезмерно худой, но с живыми и наглыми глазами. В отличии от встреченных немного ранее торопящихся посланцев смерти, этот был одет не в черный, а в серый балахон. В руках же вместо косы была метла. Самая обычная метла!
   Поймав ошарашенный взгляд гостьи загробного мира, упершийся в хозяйственный инструмент, чернокрылый повторил ответ:
   - Души, это. - Указывая метлой на котел. - В основном запутавшиеся в себе и мире. Старающиеся забыть боль и огорчений и те кто сдался, не смог жить по нормам уготовленным им судьбой. В этом котле все эти души очищаются от прошлого и становятся готовыми вновь испробовать жизнь. - Но вопрос не в этом, - сменил чернокрылый с метлой тему. - Что вы здесь делаете?
   Лилит дернулась. Ни в коем случаи нельзя покидать это место не достигнув цели. Нужно было найти Смерть.
   - Мне нужна Смерть, - быстро ответила женщина, получив неожиданную реакцию. Юноша засмеялся, хлопая своими вороными крыльями.
   - Я бы тоже хотел ее найти, - продолжая хохотать. - Лет двадцать пытаюсь столкнуться.
   Эти слова не прибавили драконши настроения.
   - Неуловимая смерть? Но мне очень нужно ее найти!
   Юноша усмехнулся, стараясь подавить новую волну смеха.
   - Ее невозможно найти, когда ищешь - она приходит когда не ждешь. - Философски заключил чернокрылый и замахнулся метлой. Змея едва успела пригнуться, метла просвистела у нее над головой, ударяя внезапно выпрыгнувшего из котла духа. Поверженная масса упала обратно. - Из-за недавней ошибки приходится теперь котел сторожить. - Рассерженно заметил юноша и начал мести помещение. Пол был чистый, скорее всего чернокрылый мел машинально.
   Змея хотела было зашипеть, но одумалась. Все же она не пострадала, да и незваным гостем является, так что лучше быть любезной. Поэтому Лилит поддержала разговор.
   - О какой ошибке вы говорите?
   Юноша был рад поговорить, по всей видимости, это было для него редким удовольствием.
   - О том случаи пропажи души. О, так вы не знаете, - воодушевленно воскликнул чернокрылый и быстро приблизился к Лилит. По всей видимости это была захватывающая история, которую он был просто счастлив рассказать. - Совсем недавно, примерно пятнадцать лет назад, мы потеряли душу! - Он округлил глаза, будто сказал невероятную и ужасную новость. - И не поверите, мы искали ее и ищем до сих пор. Но нигде не мелькнуло и следа души, будто той никогда и не было. Было отправлено больше сотни посланников, но никто так и не принес добрую весть. Душа потерялась! А такого не было ни раза за все годы жизни нашей госпожи Погибель. - Юноша поднял метлу вверх и указал ею на котел. - Даже сюда ныряли, думали душенька сама пришла. Но нет, и там ее не было. И затем, мы начали терять души одну за другой. Уже больше десятка пропало. - Тут парень потер лоб. - Однако, ошибка не в этом заключается, - поясняя. - Прописанные душам места оказались заняты потерянными душами. Мы уже много раз проверяли, но от чего это случилось не поняли. Раньше души не могли себе тело не родившегося ребенка сами выбрать. А может и не сами, помог кто. Неизвестно то, - юноша почесал затылок. - И все равно одну душу мы даже в занятых детях не нашли. С концами пропала она.
   В Лилит пошевелился комок плохого предчувствия.
   - А можно спросить, при жизни какое имя было у обладателя потерявшейся души.
   Она надеялась, но надежда была легко разрушена ответом на вопрос.
   - Ангел Люцифер.
   В то время, как чернокрылый отбивал в котел вновь попытавшуюся улизнуть душу, пока рассказывал о потерянной душе, Лилит тонула. Корабль жизни потонул, выкинув на скоро связанный плот, который распался, не оставляя шанса на спасение. Змея утонула в море отчаяния, в которое превратилась ее надежда. Тот с кем она надеялась встретится, тот о ком она жаждала услышать, пропал. Его нет. И даже смерть не могла найти Люцифера. Все было напрасно.
   Лилит стояла, не прислушиваясь к трепу посланника дурной новости, пыталась прийти в себя. Но внутри билось лишь одно желание: "Хочу домой".
   Куда, домой? В Эдем? Там ей нет места. В Ад? Ее ни кто не ждет. Вернуться к Сатане? Она так долго отсутствовала, что ее ребенок вырос и больше не нуждается в ней. Куда ей идти? Где ее дом? ... Откуда она пришла? Да, именно туда ей стоило уйти - в Хаус.
   Чернокрылый остановился на полуслове, заметив в каком состоянии пребывала его слушательница.
   - Правы были коллеги, умение держать язык за зубами - божья благодать, ниспосланная лишь тем, кто обладал при жизни мозгами. Вы его знали?
   - Да, - не стала лгать змея и медленно развернулась, собираясь уйти. Ее крылья волочились по земле безжизненными тряпками.
   - Подождите, не впадайте в уныние, это величайший грех! - Попытался остановить ее юноша. - Ее, то есть душу, могут еще найти. Так что, не унывайте. - Он преградил женщине путь. - Давайте я вам расскажу нечто смешное, а может вместе смерть поищем, или я дам веник вам, и вы побьете эти души. Так сказать, дурь из них выбьете и горе из себя. А?
   Лилит думала о возможности убить мертвого. С зомби у нее это получалось. А с чернокрылом пройдёт?
   - Поможешь, если найдешь дверь, ведущую в Хаус, - змея обошла слугу смерти, чтобы покинуть это место и поискать пути ухода в Хаус на Земле. Как ее внимание привлекли слова чернокрылого:
   - Двери такой нет, а вот коса госпожи Погибели открывает в Хаус проходы, так мне говорили.
   Резко по тормозам и разворот. Глаза горят, руки с когтями впиваются в плечи парня, оскал типа улыбка.
   - Пошли искать Смерть.
   И не отказаться от такого предложения.
  
   С компаньоном дело пошло быстрее. Его нытье об оставленном посте, расползающихся по чистилищу душах и уроненной метле, было оставлено без внимание. Главное юноша знал, где что находится и куда и под каким углом сворачивать. В теории знал.
   - Где мы?
   - Почем я знаю! - Сердился чернокрылый, но поднятый для удара хвост заставил его задуматься о собственном благополучии и манере речи. - Язык мой - враг мой. Кажется мы у южного поста. Смерть бывает здесь редко, лучше вернуться немного назад и взять восточней.
   Восточней Смерти тоже не оказалось, пошли западней, северней, южней ...
   Грозный взгляд глаз с вогнутым зрачком и пожимание плечами со стороны чернокрылого.
   - Я же говорил, ищи ее не сыщи.
   - Есть же место, в котором эта ваша Погибель бывает чаще всего?
   Юноша задумался.
   - В тронном зале, но только по слухам. Там стоит трон. И якобы на нем Смерть и сидит. - Если бы взглядом можно было бы убить, чернокрылый бы не стоял рядом со змеей, начинающей походить на Медузу Горгону. - Но на деле такого зала нет! - Поспешил заверить юноша. - Я его искал лет десять назад и не нашел.
   - Да тут столько коридоров, поворотов и тупиков, что спрятать дворец можно, а не только зал! - Лилит обреченно выдохнула. - Высшие силы смеются надо мной! - заявила она и медленно двинулась по коридорам на поиски мифического зала, в котором теоретически стоит трон, на котором сидит неуловимая смерть.
   Принудительно шедший рядом спутник-навигатор помахал рукой и поспешил вернуться на свой пост. Вернулся он туда не скоро, ибо несколько раз попадал ни туда, а вернувшись, с охранника-уборщика сменил профессию на охотника за приведениями, ибо все призраки из котла расползлись по чистилищу.
   - Нет, высшие силы получают удовольствие, наблюдая над моими попытками, - сползла Лилит со стены понимая, что набрела на новое пыльное помещение. За последние пару недель блужданий, драконша нашла несколько заблудившихся чернокрылых, встретивших ее поцелуями и объятиями, сотню непонятно зачем существующих пустых комнат, несколько десятком пустых библиотек, кабинетов неясного назначения и даже нашлось пару чуланов, открыв которые женщина получала то метлой, то граблями по голове. Зачем в мире мертвых грабли, вопрос. Один из коридоров вывел в ... никуда, в прямом смысле этого слова. Просто лестница обрывалась с частью коридора, а дальше пропасть и тьма.
   -Здравствуй край мира, - поздоровалась Лилит и посмотрела вниз с явным сомнением. - Пан или пропал. - Решилась она, раскрывая крылья.
   Прыжок совершить не сложно, взлететь тоже, а вот не удивляться оказалось сложно.
   - Интересно, как этот зал нашли другие самоубийцы, вернее чернокрылые.
   Упомянутый мифический зал с троном оказался на изнанке мира. То есть он был под миром, верх тормашками. На пробу оказалось возможным ходить вверх ногами, у изнанки тоже было притяжение. Но даже здесь госпожи Погибели не оказалось. Трон пустовал, и лишь ее коса скучало по хозяйке, облокотившись на спинку каменного трона.
   Абсурд пришедшей в голову идеи, хорошо лег в последние годы жизни Лилит. Она жила в своем безумии надежды встретить того кого нет. А новое безумие влекло ее спрятаться от боли потери. Так почему бы не вернуться домой - в Хаус. Нужна только коса, а Смерть найдет себе иное орудие.
   И Лилит подошла к трону, забрав оружие, обещающее вернуть ее домой.
   - Положи на место, белый дракон из Хауса. Оно не принадлежит тебе. - Тихий шипящий голос будто раздался в голове. На самом деле, говорившая стояла в плотную и держала косу за острие. Высокая, с головой закутанная в балахон Смерть внушала инстинктивный ужас. Ее руки казались высохшими вытянутыми подобиями обтянутыми черной тканью. Тонкие пальцы впились в косу, так что ее нельзя было сдвинуть ни на миллиметр. Но сила драконов, страх и отчаяние смешались в коктейль, позволивший рвануть оружие с такой силой, что то раскололось на два куска.
   - Стой, - кричала смерть вдогонку. Но Лилит уже расправила крылья и скрылась на обороте мира. Погибель лишь покачала головой, ее следующие слова Лилит услышала против воли. - Ты вернешься и принесешь мне извинения, но за содеянное, ты будешь наказана. - Смерь посмотрела на заточенное во внутрь вогнутое лезвие, раньше бывшее острой частью ее косы и размахнувшись, швырнула осколок в бытие. - Пророчество уже начало сбываться, - прошептала она, садясь на трон. - Это будет неплохое развлечение, наблюдать за ними. Посмотрим, действительно ли рухнет этот мир.
  
   Лилит бежала, пряталась, задыхалась, пока не достигла сделанной раньше расщелины в мир Земли. И только на Земле, закрыв щель, женщина позволила себе обессиленно рухнуть. И лежать так, пока слезы не высохнут, а разум не разгонит туман. В ее руках была лишь часть косы - металлическая основа с хрустальным навершием.
   Куда идти?
   Все было напрасно.
   Лилит встала и, еле переставляя ноги, пошла вперед. Было одно место, которое она желала посетить. Почти все норы ведущие в Ад, уже прекратили свое существование, оградив Ад от повторного нашествия ангелов. Но было несколько, о которых змея знала, так как непосредственно участвовала в военных советах. Двое из них оказались закрыты, но в следующем городе, там, где начиналась страна жары и солнца, одна нора все еще работала.
   Ад не сильно изменилс