Троицкая Елена Игоревна: другие произведения.

Повраги, или Друзья познаются в беде

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Том 2. Судьбе привычно бросать из полымя в полымя, с поврагами она только этим и занята. Поиски легионов затягиваются. Нинель получает образование, Адонис находит постоянную работу, а Кай пребывает между жизнью и смертью тщательно скрывая это от друзей. Разберутся ли они в своих взаимоотношениях, вырвут ли черта (и какой ценой) из лап старухи с косой, смогут ли жить в нашем мире? Ответы на эти вопросы ищите во втором томе полюбившейся истории. Неожиданный конец я гарантирую!

 []
  Повраги, или Друзья познаются в беде.
  1 глава
  В свете последнего дня, в течение которого демон откинул когти, за ним пристально следили. А то, взбодрившись, он едва снова не повредил спину, упав с кровати. Последствия ушедшего жара и переломов давали о себе знать три дня: Кай много спал, плохо ел, и все норовил улизнуть, несмотря на сильные боли при резких движениях. По мере выздоровления уследить за ним становилось все сложнее - на четвертый день он смог добраться до окна, но не смог вылезти. Пальцы отказывались слушаться и втыкаться как когти в бетонное покрытие. Хвататься же, как это делают люди, демон не умел.
  Вернулся он в комнату раздосадованным, со сбитыми в кровь костяшками. Нинель, упустившая его из виду, всплеснула руками и помогла вытащить из ран застрявшие кусочки камня.
  - Кай, пожалуйста, будь аккуратнее. Мы еще не отошли от твоей попытки ухода на тот свет. Ты хотя бы представляешь, как сильно нас напугал?
  - На самом деле нет, не представляю, - признался он, шипя и не позволяя ране затянуться, пока ее не очистят от мусора. - По-моему, ты не особо хочешь домой.
  - Да причем здесь это?! - рассердилась Нинель, слишком резко дергая пинцетом. - Ты чуть не умер!
  - Так говоришь, будто причиной вашей печали стала бы моя смерть, а не потеря возможности возвращения домой.
  Рыжеволосая девушка глубоко вздохнула, облила рану перекисью в качестве мести, и позвала жениха, желая ему пожаловаться.
  - Адик! Я с ним с ума сойду!
  Из кухни выглянул Адонис. В его левой руке находилась неочищенная картошка, а в правой нож.
  - Что ты опять учудил, шут гороховый? - со вздохом спросил мужчина.
  - Ничего, - нахально ухмыльнулся бес и попытался пальцами зацепить пульт от телевизора. К его разочарованию, это не получилось. - Как продвигаются поиски работы?
  - Да никак, - горько усмехнулся "предатель родины", так он себя называл после спасения демона. - Без стажа нигде брать не хотят. А где хотят, то я по профилю не подхожу. Опять буду перебиваться подработками. Вот сегодня на ночь иду вагоны разгружать.
  - Адик, может, все же я пойду работать?
  - А может все же не надо? - первым воспрепятствовал подобному Кай. - Ты нас тоже порядком напугала не так давно, еще не отошли.
  Нинель показала парням язык и отвернулась, раздраженно оседлывая стул на колесиках и включая компьютер. На этот процесс хвостатая нечисть смотрела с вожделением. Потеряв источник сбора информации в виде когтей, в интернете бес видел заменитель, но пока не мог им пользоваться.
  Адонис одарил демона и принцессу усталым взглядом и вернулся к приготовлению обеда. Сегодня его невеста следила за неугомонным бесом, а он готовил. И это рыцаря устраивало. Так как лишний час нахождения в одной комнате с Каем мог плохо кончиться для последнего из-за его непутевого языка и плохо сочетающегося с этим фактом взрывного характера мужчины. Отчасти ситуацию понимал и демон, не пристающий лишний раз к рыцарю. За него в двойном размере отдувалась белочка, как ее называл Кай.
  - Белочка. Рыжая белочка! Рыжик! Принцесса! Госпожа невинность! Ну, блин, отвлекись от пасьянса!
  - Чего тебе, о страх и ужас нашей квартиры?
  - Да я тут подумал, раз на ночь мы окажемся совсем одни, может, чем-нибудь интересным займемся?
  - Посмотрим ужастик, нажремся попкорна и втихаря утянем из холодильника пиво?
  - У нас нет в холодильнике пива, но попкорн можно организовать. Я вообще не об этом, - пошло посмеялся рогоносец и, пытаясь почесать между рогами, неожиданно воскликнул, - Ох уж эти руки! Ненавижу находиться взаперти! Слишком цитадель напоминает!
  Оглянувшись, принцесса натолкнулась на злой и напряженный взгляд Кая, когда тот из всех своих сил пытался пошевелить пальцами.
  - Слушай, у нас еще остались деньги из того дипломата, может, купим какую-нибудь штуку, ненужную, но веселую. Приставку, например, то есть игрушку.
  - Как куклу что ли? - не понял демон, роясь в чужой памяти. Куда-то он откладывал на долговременное хранение информацию о всяких веселостях этого мира, среди которых были предложенные Нинель средства развлечения.
  - Нет же, игровую приставку. В общем, сейчас покажу, - найдя в интернете нужное видео, она показала его бесу, все еще силящемуся найти в голове нужную информацию. Тот тут же вспомнил, что именно имела в виду принцесса.
  - А! Понял! Но мне все равно потребуются пальцы, а мои не работают, - он окончательно расстроился и ушел к себе в комнату. - Прыгать из окна не буду. Не дурак. Так что расслабься, роль няньки окончена.
  
  На обед Кая из комнаты вытянули и в принудительном порядке накормили. Нинель вообще очень беспокоило голодание черта: он не ел, пока не заставляли, чувство голода будто пропало из ассортимента его потребностей. Вечером, не дождавшись ужина, Адонис ушел на работу, и Нинель сделала попытку поговорить с бесом.
  - Кай, я не могу не спросить: что с тобой? Но ты не ответишь, поэтому я сама сделаю предположение. Мне кажется, что ты в последнее время что-то от нас скрываешь и сильно нервничаешь из-за этой тайны. Отсюда и симптомы, - начала Нинель, и Кай ей усмехнулся, продолжая попытки поднять со стола чайную ложку; он думал сострить, но подавшаяся вперед шустрая девушка-белочка ловко заткнула его рот ладошкой. - Не буду настаивать на том, что бы ты нам все рассказал. Просто ты реагируешь по-человечески, а люди от такого болеют. Я очень не хочу повторения подобного недавнему происшествию. Не знаю, поймешь ли ты меня правильно, но прошу, не мог бы ты сам следить за собой в плане "вовремя и правильно питаться". Это не значит, что мне неприятно за тобой ухаживать, но мне неприятно, что ты будто плюнул на свое здоровье.
  Демон моргнул, ему нравилось ощущать девичий аромат и чувствовать ее мягкую кожу на своем лице, но, тряхнув головой, он скинул ее руку и, облизнув с губ остаток букета, сказал:
  - Я услышал тебя. Ты заботливая белочка. Может, объяснишь мне кое-что?
  - Если смогу.
  - Это оказалось сложнее, чем я думал, - признался бес, - Люди так уверенно и легко управляют пятерней, а у меня не выходит даже удержать пальцами чайную ложку, - попытка продемонстрировать дрожащую от напряжения руку, на которой едва сгибались пальцы. Хвост беспокойно метался по полу, начиная отбивать ритм неуспокоенной души, а бес все пробовал и пробовал поднять со стола столовый прибор. - Такое несовершенное человеческое тело оказалось таким сложным. Несмотря на точно скопированные пальцы, от косточек до нервных соединений, я не могу освоить их.
  Смущение демона заставило Нинель улыбнуться.
  - Кай, все нормально, здесь не нужно смущаться, - Нинель решительно пододвинула стул ближе и, оказавшись вплотную, смело взяла руку Кая в свои ладони, начиная разминать его пальцы, помогая сгибать каждый из них по очереди, поглаживая, нажимая на подушечки и даря очень необычные ощущения, от которых хвост демона в начале взметнулся к потолку, а затем упал на пол, вяло шевелясь от накатившей неги. - В детстве я сломала кисть - неудачно упала с дерева, - поделилась она, продолжая свои приятные манипуляции. - Мои пальцы как онемели и не желали слушаться. Ни шить, ни вышивать, ни играть на арфе, я не могла даже держать чайную ложку, - слабая улыбка. - И тогда старый вояка, полководец отца, показал мне, как вернуть кисти подвижность. Смотри и запоминай.
  Кай наслаждался массажем чутких девичьих рук, закрыв глаза и не слушая умных слов. За это получил по рогам половником.
  - А? Что? Где?
  - Когда и как, - передразнила его девушка, расстроившись. - Я же для тебя стараюсь.
  - А я получаю удовольствие от твоих стараний, - попытался Кай перехватить тонкую кисть и постарался помять ее в ответ, однако ему не удалось даже удержать девичью ручку. - Не думал, что пальцы это так сложно, обычно все делаю хвостом.
  В доказательство слов бес ухватил руку девушки пятой конечностью и подтянул к себе, лизнув самые кончики. И получил между рогов половником еще раз.
  - Дева целомудренная!
  - И почему из твоих уст это слышится как оскорбление, - нахмурилась Нинель, поднимаясь. - Привыкай к рукам!
  Принцесса хотела было уйти, но, заметив складку между бровей демона, вновь села и взяла его ладонь в свою, сделав вторую попытку помочь:
  - Показываю еще раз, в этот раз не придуривайся.
  С притворным вздохом, Кай просмотрел весь комплекс упражнений, и под надзором принцессы попробовал повторить, шевеля едва работающими пальцами. Он даже не представлял, какие мысли бродили в рыжей головке. Нинель запуталась. Она еще не до конца понимала, что в ней поменялось, но это изменение толкало ее к эшафоту, выросшему поперек дороги жизни.
  - Ты жалеешь о потере когтей? - спросила она.
  - Нет, - просто ответил бес и, нарушая идиллию, вновь надел ухмылку. - Я вот думаю в оборотни податься, буду иметь две ипостаси, одну из которых пристрелю во избежание конкуренции. Демона или человека? Ты как думаешь, кто из них лучше в постели? Хочешь проверить демона, пока он еще тут? - предложил бес, подмигивая и пытаясь ухватить девушку за талию.
  Мучительно краснея и резко подскакивая, принцесса увернулась от тянущейся к ней руки, ее глубокий вздох и осуждающий взгляд был подобен удару кнута. Резко отвернувшись, она задрала носик, и, сухо пожелав: "Спокойной ночи", - ушла в свою комнату, запирая дверь. Там девушка позволила себе покричать в подушку, побить подушку и придушить подушку, представляя на месте постельной принадлежности одну наглую рожу.
  Не смотря на привыкание к придури их адова приятеля, каждый раз ощущался укол обиды. Только что сидели и нормально общались, и тут новое напоминание его испорченности.
  - Спокойной ночи, принцесса, - тихо пожелал демон, пошевелив двумя пальцами и сжав ладонь в кулак. - Спасибо тебе.
  Впереди была вся ночь, которую несостоявшийся инвалид провел плодотворно, обращая обездвиженные кисти в ловкие, чувствительные органы своего тела.
  Входная дверь открылась и впустила уставшего, терпко пахнущего потом Адониса.
  - С возвращением, кормилец наш!
  Усталый взгляд из-под нахмуренных бровей, и Кай утек обратно на кухню, а раздосадованный чем-то рыцарь отправился в душ, сразу бросая свои вещи в стирку и ставя это безобразие на кипячение. А на выходе представителя света ждал Кай с издевательскими вопросами:
  - Тяжелый день? Вагоны от поезда отрывал, людей из пассажирского выгружал путем снятия с рельс и сотрясания, пока сами через двери не вывалятся?
  - Ничего подобного, - устало ответил ему рыцарь, и ушел в зал к шкафу, натянул треники и завалился на заранее разложенный диван. - Сам-то почему не спишь? - ему не нужно было оглядываться, чтобы почувствовать присутствие нечисти, застывшей в дверях.
  - Посмотри, - Кай продемонстрировал, как его ладони с усилием сжимаются в кулак, затем как каждый палец по отдельности распрямлялся, вновь делая ладонь раскрытым лепестком, увенчанным черными ногтями.
  - Быстро ты, я думал, тебе месяцы на это дело потребуются. Короче, холодец, то есть молодец. А теперь, иди спать! - рыцарь перевернулся на живот.
  Зевнув и заметив за окном признаки рассвета, черт не стал обходить разложенный диван, а с места прыгнул расслабившемуся Адонису пятками на спину, отчего тот охнул и едва не саданул кулаком по наглецу, но шустрый демон уже отпрыгнул к своей двери и, вильнув хвостом вместо пожелания хорошего сна, закрыл дверь.
  - Эй, - позвал его требующий справедливости рыцарь. - Раз все равно разбудил, ответишь на вопрос?
  - Если ты ответишь, что случилось на работе.
  Недолго сохранялась тишина. Адонис не хотел говорить, но решил высказаться.
  - Отвечу, это как раз касается моего вопроса. Сегодня. По моей вине ранило человека. Все убеждают меня, что я не виноват. Поскольку они не знают: именно я толкнул тот вагон. Я не показал им своей силы. Просто не видел того юнца, подлезшего под состав. В общем, молодому парню повредило спину. Не так сильно, как тебе, но есть шанс, что он станет инвалидом.
  - Надеюсь, ты не хочешь притащить его к нам и заботиться до конца дней его, - посмеялся бес.
  - Хватит шутить! - рыкнул Адонис. - Я должен спросить, даже если ты не человек, то твой ответ не будет сильно отличаться, верно? Так вот. Спрашиваю. А что, если бы ты не вернул подвижность телу? Как бы ты жил? Что тебе было бы нужно?
  Разговор через дверь позволил Каю скривиться и стряхнуть с плеч набежавшие мурашки. Затем он улыбнулся, создавая диссонанс своей улыбки и ответа, жалея, что через дверь его не видят.
  - По всей видимости, ты надеешься в моем ответе найти облегчение. Если так, то тебе лучше лечь немедленно спать и заткнуть уши. Доня, тебе не понравится мой ответ. Но если хочешь, то слушай. Я люблю жизнь, со всеми ее прекрасными и мерзкими чертами. Но в той же мере я уважаю вас: тебя и Нинель. И не стал бы обременять собой, особенно если остался бы целиком неподвижным калекой, - через дверь было хорошо слышно, как судорожно втянул в себя воздух бес перед ответом. - Мне потребовалась бы помощь. Твоя помощь. Ты спросил, в чем я нуждался бы? Я бы попросил убить меня. Именно такое милосердие мне было бы нужно.
  - Спасибо, - пришел непредвиденный ответ из-за двери.
  - За что? Вроде лишь раны растеребил, - удивился Кай.
  - За откровенность.
  Кай услышал скрип дивана и шорох одеяла, и только после тихо прошептал:
  - Хотя, учитывая мое оставшееся время, может быть, я бы и обременил вас.
  
  Нинель встала и обнаружила обоих представителей мужского пола по своим спальным местам. Махнув на них рукой, отправилась в душ. Зубная щетка и паста, вместо привычного порошка родного мира, сотворила с ее зубами чудеса - зубы стали на удивление белыми. Показав своему отражению язык, она оделась, собираясь позавтракать. На холодильнике нашлась оставленная ранее книжка. Затворить все двери и посидеть в тишине - отдых мыслям. Йогурты и свежезаваренный чай - небогато, но сытно.
  Нинель пыталась сконцентрироваться на книге, но мысли неожиданно перекинули ее на фразу Кая, сказанную накануне:
  "По-моему, ты не особо хочешь домой".
  Ложка резко остановилась, и созданный водоворот медленно понес чаинки по краю кружки на последний круг, позволяя им упасть на керамическое дно. Нинель откусила хлеб и, жуя, осмотрелась. Небольшая кухня, полки с мелочами, шкафчик с посудой, три стула, стол, холодильник, раковина, окно с узким подоконником, за окном мир. Так мало и так много. Родное - не родное. Правильное - неправильное. Все в этом мире было им не родным и неправильным, серым, без острых граней, с границами, которые каждый мог создать себе сам. Это напомнило ей о Лайвисла - материке с самым большим количеством метисов и свобод, самом большом материке на их... планете.
  Отпивая чай, Нинель тихо засмеялась. А ведь действительно, материки другие, звезды другие, все другое; может, Сайнтарз это действительно не просто другой мир, а другая планета, не важно, сколько общего у него с этим? Кто знает. Хочет ли она обратно?
  Положив в рот ложку йогурта, принцесса поняла - не хочет. По многим причинам. Перво-наперво, ее там никто не ждет. Отец разве что, но ждет он ее только для того, чтобы выдать замуж и поскорее получить наследника. Мама, сестры и братья - все мертвы. Сейчас, с данными ей знаниями, Нинель знала - жизни ее семьи унесла холера. Жители ее мира болели редко, но метко. Несмотря на смерть близких, у Нинель оставался Адонис, который был достаточно взрослым, чтобы успокоить, достаточно большим, чтобы носить на руках, гладя по спине, и достаточно сильным, чтобы защитить от врагов отца. У нее и сейчас был он. Все такой же большой и сильный. А еще у нее появился Кай. Полная противоположность ее жениху. Наглый болезненный козел, который активно трепал молодой паре нервы. Он сбивал с толку. Вроде бы милый, а страшный, вроде бы добрый, а злой, вроде бы сильный, а к смерти погостить так и просится. А еще он никогда не называл ее по имени, и из его уст все эти белочки, принцессы и благородные девицы слышались как насмешки. Плюс его пошлые приставания и намеки, не совсем понятные в контексте сводничества с Адонисом. К чему это?
  Нинель закрыла книгу, отчаявшись понять хоть строчку, ощутив острое желание побиться головой об стол. Она была уверена, шутливые приставания Кая не несут для ее чести никакой угрозы, скорее, она сама станет для себя угрозой, все чаще ощущая желание срочно выйти замуж.
  Этот мир давал слишком много свобод и жажду этими свободами пользоваться, лишь нравственное воспитание мешало Нинель обрезать покороче все свои юбки. Увлеченная неожиданной идеей, она побежала в магазин с очень низкими ценами и купила себе обновку. Мысленно уже понимая, какой нагоняй получит за это от Адониса, принцесса отметила заинтересованный взгляд продавца и пошла домой.
  А дома оказались гости.
  - Вау! - тут же подскочил к ней студент уфолог. - Вам очень идет!
  Принцесса, не рассчитывающая показывать наряд никому, помимо сожителей, криво улыбнулась.
  - Решила сменить стиль.
  В гостиной ее смогли рассмотреть и Адонис, подавившийся вдохом, и Кай, вытянувшийся в струну.
  - Очень резкая перемена, - заметил бес, стуча по спине кашляющего рыцаря. - Но тебе идет.
  В отличие от демона и уфологов, Адонису не понравилась смена целомудренного стиля на капроновые колготки, короткую бардовую юбку и блузку. К тому же короткая куртка делала этот наряд еще более вызывающим. Однако, его возмущенный голос в череде восторженных просто утонул.
  Нинель, смущенная вниманием, спряталась в своей комнате. И Адонис ждал, когда все разойдутся, чтобы поговорить с невестой. Но потеря когтей Каем всех так всполошила, что уже порядком замученный демон не мог избавиться от гостей в течение часа. Он очень хотел прыгнуть в окно, но его руки еще не могли послужить достойным партнёром, не заслужили доверия. Естественно, можно было просто спрыгнуть и дворами-переулками бежать, прячась в подъездах, пока гости не уйдут, но вместо этого черт придумал, как использовать покровителей.
  - Видите, - демонстрируя руки, - очеловечиваюсь. Это из-за того, что нам не удается найти нашу "летающую тарелку"! Поможете?
  Адонис не планировал втягивать в их проблему поиска легионов посторонних, потому, желая остановить Кая, наступил ему на хвост. Но Кай не обратил внимания на боль и, как ни в чем не бывало, продолжил:
  - Дело в том, что наша возможность попасть домой может выглядеть как любой предмет, которому предписывают загадочные магические свойства. Нам нужна ваша помощь, найти такой предмет! Что скажете?
  Бурное согласие едва не приперло демона к стенке и ужаснуло количеством поступивших объектов для проверки, начиная от школьного ластика и заканчивая волшебными люками, в которые все проваливаются.
  - Кстати о школах, в них всегда ходят одинаковые легенды. Как под копирку, - поведал Андрей.
  - О! А ведь точно! Все люди, чьи знания я собрал, имели память об одних и тех же тайнах школ: оживающая анатомическая модель, тринадцатая ступенька, появляющаяся в двенадцать ночи в полнолуние, призрак девочки, выглядывающей из зеркала, туалет, в котором пропадают ученики, медсестра, прячущая трупы, и прочие лишенные логики истории. Но где замешаны легионы, логика пасует. Надо все это проверить! Доня! - поворачиваясь к Адонису, который с такой задумчивостью осматривал хвост, будто выбирал между растоптать или перегрызть. - Я знаю, кем ты пойдешь устраиваться работать завтра!
  Выгнав покровителей искать "ветряные мельницы" для блондинистого Дон Кихота, Кай вновь озадачился подвижностью своих пальцев, не реагируя на рычащего над ухом Адониса, категорически отказывающегося озадачивать других людей своими проблемами. Не найдя никакого отклика в демоне, рыцарь постучался к Нинель, собираясь повлиять хотя бы на нее.
  - Уже все ушли? - спросила девушка, открывая дверь.
  - Да. Я хочу с тобой поговорить.
  Посмотрев на серьезное лицо жениха, принцесса тяжело вздохнула.
  - Это по поводу короткой юбки?
  - Да.
  - Об этом я не хочу говорить, - закрыла она дверь перед носом Адониса.
  Кай противно захихикал.
  - Смирись, Доня, у принцессы переходный возраст. Запоздалый, но переходный. Если я правильно понял каноны этого мира, то милая девочка скоро отколет нечто такое, после которого короткая юбка покажется тебе сущим пустяком. Но уж лучше так переболеть, чем на цепи с переломанными костями.
  - Ты это о чем?
  - Я что, вслух сказал? - вскочил с дивана демон, застыв в напряженной позе с всклокоченными волосами. Он даже оскалился, окончательно наводя рыцаря на не самую приятную мысль.
  - Да, вслух. Не расскажешь подробности?
  - Нет!!! - рык в ответ.
  - Ну и ладно, - расслабился Адонис, не желавший еще больше сочувствовать Злу. Что-то подсказывало ему, что если он узнает о прошлом этой нечисти, то ситуация усложнится окончательно. - Тогда расскажи, о чем ты болтал. Какая еще новая работа?
  Кай медленно расслабился и сел на диван, по-турецки сложив ноги, начиная ковыряться в растрескавшихся когтях на ногах: под ними тоже были пальцы.
  - Ты будешь устраиваться в школы работать, физруком или уборщиком, не мое дело. Главное - попасть на территорию. Попал - расспросил - я проверил. Как раз верну пальцам подвижность, и это будет не так сложно. Хм! У меня нет отпечатков пальцев, только заметил. Где мои дактилоскопические линии ? Быть мне неуловимым вором!
  - Кай! Ты можешь на одной теме сконцентрироваться!?
  - Могу, но я уже все сказал.
  - А я можно с вами? - выглянула из комнаты Нинель. - Я могу притвориться студенткой и проверить институты и колледжи.
  - Отличная идея! - подскочил с дивана бес. - Завтра же отправляемся всей командой!
  
  Сказать оказалось проще, чем сделать. Весь день сохранялся относительный мир. Адонис сдерживал раздражение, Кай суетился, как укушенный за зад заяц, которому пребывание в четырех стенах давалось с большим трудом, а Нинель по интернету искала институты, в которые пойдет она; школы, в которые пойдет трудоустраиваться Адонис; и школы, которые позже посетит ночью Кай.
  Вновь работающий ночью грузчиком рыцарь утром никуда не хотел идти. Усталость помешала ему прибить слишком активного демона, да и вертящаяся рядом Нинель, выбирающая ему и себе одежду, мешала прицелиться.
  - Кай, вот список школ, в которые Адонису не попасть - когда руки будут хорошо работать, проверишь их.
  - Понял, - протянул демон, остающийся один.
  Дверь закрылась, люди ушли, а он посмотрел на руки-предатели и подошел к окну. Неуверенно сжавшиеся пальцы едва не разжались, не выдержав веса тела, но Кай вовремя перевел упор на ноги и отвел правую руку выше, к чужому подоконнику. Зацепился, почувствовал дрожь и неуверенность перед тем, как смело повис всем весом на одной руке. Подтянулся, ухватился другой рукой, перевел на нее вес тела.
  Финиш - крыша. Упав на нее, растирая перенапрягшиеся кисти, бес испытал счастье. Его хвост, работающий весь подъем в качестве страховки, хлестал кнутом. Ночь - время тьмы, и следующую Кай планировал не тратить впустую.
  Его мысли переключились на поврагов. На этих странных людей, мотивы и поступки которых демону оставались непонятны. С ними он чувствовал себя как в свободном падении, так просто, так прекрасно, но знал - приземление убьет его. Нельзя оставаться в подвешенном состоянии, это проявление слабости, но для себя Кай желал сделать исключение и продлить эту сладкую неопределенность. Разве есть смысл лишаться удовольствия, когда время может закончиться в любой момент?
   Завершая очередное сальто, он неожиданно остановился. В голове промелькнула человечная мысль: "А что будет с его поврагами?"
  Расклад со свадьбой, детьми и смертью в глубокой старости казался идеальным. Однако вместе с этим сознание пыталось осмыслить нечто из разряда сложных человеческих чувств. Вопрос скорее звучал так: "Какого будет его поврагам, когда он умрет?". Кай застыл. Он не понимал. Эмпирически невыносимо, слишком сложно и много эмоций, демон узнал из этой массы чувства глубокого переживания и горя, и на секунду его застопорило: "Нет, не понимаю. Выходит, даже если мы не вернемся домой, от моей смерти им будет плохо. Но если я найду такое место, в котором меня обнаружат далеко не сразу, то им будет легче?"
  Кай сел на крышу и один раз с силой ударился об нее лбом. Боль и алые капли отрезвили.
  - Я жив! Я найду легионы! Не должен думать о смерти! Не думать!
  Пошел снег. Вначале первая, затем три других, снежинки попали на его кожу и растаяли, слезинками очерчивая линии на теле.
  К черту план, он жив сейчас!
  Демон совершил головокружительный прыжок, достиг соседнего здания - проверив кисти на прочность, повис на пожарной лестнице, забрался на высотку, перемахнул антенну и бросил тело вниз, за десять этажей до конца зацепился за подоконник, на хвосте повис на балконной решетке и вновь поскакал вверх, не скрываясь от глаз, будто доказывая - он жив, он есть, он среди людей.
  Пробежав полгорода, черт нашел Нинель: девушка сдавала экзамен в медицинский университет. И, судя по уверенности, с которой она писала на листе, сдать должна была без проблем. Сидящего на столбе демона за окном принцесса не видела, сосредоточенно черкая ответы и иногда хмуря лоб в особо сложных местах.
  - Ах ты, лиса! Нинель, ты давно это придумала? - подивился бес расчётливости принцессы, которая даже демона обдурила. Он тоже не подумал о стремлениях девушки стать самодостаточной. А тут и предлог нашелся подать заявку на поступление. Она же собиралась в ближайшую к дому академию, а потом сразу домой, чтобы Адонис не волновался, а на самом деле пересекла полгорода и успела на экзамен.
  Его заметили. Красные глаза буквально прожгли крикливого студента, пытавшего привлечь внимание друзей к рогатой фигуре, чей хвост обвил столб.
  Злой рык, студент в панику, а демон прыгнул на крышу. Нинель обернулась на шумный двор и успела увидеть знакомую черную кисточку хвоста. В ее голове появилась наивная мысль подкупить силы тьмы во имя ее предположительно светлого будущего. Тортиком, например.
  Адонис тоже заметил игрока в шпионы не сразу. А когда заметил - едва голову граблями не снес, да незваный гость уклонился.
  - Трудишься в поте лица?
  - Уйди, язва, - сплюнул рыцарь, но быстро смягчился. - Смотрю, с руками освоился?
  - А то! - шевеля всеми пальцами. - Я умею приспосабливаться к новым условиям.
   - Я заметил, - Адонис скривился, имея в виду ситуацию в целом, не только руки. - Ночью, посмотри в школе. Узнал у детей про анатомический манекен в кабинете биологии, про ступеньку на третьем этаже правого перехода и о странном знаке на крыше. Заметишь где легионы - позовешь. Только не переполоши там всех! Эй! - крикнул рыцарь, наблюдая, как хвостатый бес поднимается к открытому окну. - И кому я это говорю, - Послышался крик из здания. - Все равно не слушает, - Криков стало больше. - И не собирается слушать.
  Громко завопила пожарная тревога. А дворник, не обращая на нее внимания, продолжил сгребать сор в кучу.
  Дети, ведомые взрослыми, были выведены на улицу, приехали полицейские и пожарные машины, кругом паника: мелкие пищат, старшие кричат, правоохранительные органы подверглись уникальным испытаниям примеряя амплуа охотников на нечисть. И только дворник не обращал на суету внимания.
  Была бы там Нинель, она бы узнала майора Степана Федоровича Саванова, приходившего проверить шумных жильцов. Кай не знал, что шустрый человек в форме, смогший загнать его на крышу, давно присматривался к странным жильцам дома номер сорок, квартиры семьдесят семь и обещался стать проблемой его жильцам, на которых за короткое время было подано огромное количество весьма странных жалоб: начиная с "приютили Сатану" и заканчивая "продали ему наши души".
  В первый момент Степанов удивился полуголому парню с хвостом и рогами, беспечно пинающему анатомическую модель, и только затем он выхватил пистолет и произнес дежурную фразу: "Стоять! Поднимите руки над головой!".
  Демон оглянулся на человека, улыбнулся ему в тридцать два клыка и прыгнул. Выстрел привлек внимание остальной группы, и она поспешила на звук, но к тому времени бес уже стоял на крыше и в него повторно целились; впрочем, Кай не посчитал человека угрозой, поэтому вел себя нагло, проверяя миф о начертанном знаке на крыше. Знак нашел, определил его как "выцарапанная гвоздём херня" и собирался скрыться из шумного места.
  - Стоять! Вы арестованы!
  - И посажен в клетку, и сдан ученым на опыты, и мертв! - обернулся демон и выставил руки, сложенные пистолетом. - Пиф-паф, ой-йой-ой! Умирает демон мой! - посмеялся он и зарычал.
  От звуков противоестественно звучащего голоса, майору пришлось постараться, удерживая свои колени не согнутыми. Повраги, привыкшие к этому звучанию, не обращали внимание на потусторонние нотки, вздрагивая лишь когда голос становился по-настоящему нечеловеческим, но для обычного человека и этого хватило, чтобы испугаться и принять существование потусторонних сил. Руки задрожали, прицел сбился, и демон беспрепятственно перепрыгнул на столб электропередач, с него на соседний, а там на крышу, и скрылся, спрыгнув со здания в неизвестном направлении. Прибежавшие с опозданием и не видевшие нелюдя оперативники восприняли испуг коллеги за трудовую истерику, и постарались дать ему отпуск. Майор Саванов отпуск не взял и продолжил свое расследование, касающееся жильцов квартиры семьдесят семь дома сорок и появившегося в Москве демона.
  Адонис проследил путь убегающего обладателя хвоста и провел по лицу рукой, желая стянуть с себя налипшее напряжение и не сломать грабли в порыве накатившей злости. Пока он себя сдерживал, нить его терпения продолжала истончаться, грозясь лопнуть в самый неподходящий момент. На благоразумие нечисти он не надеялся. К вечеру его уволили, за некачественную работу. На памяти директора, впервые увольнение принимали с такой радостью.
  - Ты зачем это сделал!? - напустился вечером Адонис на Кая.
  - Что сделал? - виновник притворился идиотом.
  - Устроил балаган!
  - Время экономил, - как само собой разумеющееся ответил бес, шкодно виляя хвостом.
  Адонис хотел залепить в наглую рожу кулаком, от которого Кай уже был готов уклониться, когда вмешалась Нинель.
  - Кай, а сколько у нас осталось времени, раз ты так торопишься?
  Демон почесал шею и ответил.
  - Два месяца, полагаю.
  - Так мало?! - разом воскликнули повраги.
  - Да, так мало, - подтвердил Кай и прошел мимо них, к окну. - Попробую сегодня еще поискать. В прошлый раз я почувствовал легионы, не касаясь. Может, и в этот раз повезет.
  - Только если это не потребует ничьей жизни! - мгновенно напрягся рыцарь.
  - Потребует! - повысил голос демон и прыгнул в окно.
  - Паршивец! Только попробуй! - прокричал ему вслед Адонис и закрыл окно, через которое проникал холодный вечерний воздух.
  - А он ел? - совсем о другом забеспокоилась девушка.
  - Да пусть хоть с голоду бы сдох!
  - Не говори так, Адик, - погрустнела Нинель и подошла к плите, собираясь разогреть суп. - Ты все еще его ненавидишь, я знаю. Но он не так плох, как хочет казаться. И эти его голодовки меня вправду пугают.
  - С чего бы это?
  - Это ты эксперт по демонам, не я, ты мне скажи, - Ставя кастрюлю на плиту и зажигая газ.
  - Я эксперт их пыток и убийства, а не физиологии и быта, - фыркнул рыцарь. Разговор ему не нравился.
  - Но может ты замечал нечто, когда... общался с ними.
  Адонис цыкнул, кое-что вспомнив. Одного демона прикрепили к цепям с петлей на шее. Каждый раз, когда демон пытался присесть, петля душила. Тогда он простоял без еды, воды и сна семь дней, на конец седьмого его нашли висящим в петле на подогнутых ногах. Вспомнился еще один, совсем молодой демон. Тот десять дней лежал с переломанными ногами и разбитыми когтями в камере, слизывая капли воды со стен. Его пытали все дни, прокалывая кольями тело и конечности. Раны залечить не давали антимагические цепи, но он упрямо жаждал жить и не умер. На десятый было решено избавиться от несостоявшегося "языка". Рыцарь помнил панику в красных глазах, твердую кожу под своими пальцами и предсмертный хрип.
  На мгновение в голове помутнело, и показалось, будто вместо того разбитого, окровавленного, обессиленного беса от его рук умирает Кай. Враз стало не по себе, и пропал аппетит.
  - Демоны очень живучие. Если ему снова спину не сломают, ничего с ним не случится! - не вполне уверенный в своих словах, Адонис сел за стол и на силу съел суп. Видение агонии того убитого демона сменилось недавними воспоминаниями: горячее тело на руках, потухающий огонь глаз, расширяющийся зрачок. Эти воспоминания никак ни клеилось со здоровым, веселым и где-то пропадающим бесом.
  Нинель тоже с трудом поела, посматривая в окно. За тортиком она все же сходила, желая дождаться Кая и попросить не сдавать ее авантюру Адонису, но демон не вернулся ни через час, ни за полночь, ни утром, ни днем, ни через день и не через два. Его нашли на ковре на третий день, вернувшись из магазина.
  Он спал, стащив подушку с дивана.
  Нинель заранее сбегала за аптечкой, а Адонис перевернул вернувшуюся нечисть на спину. Выглядел тот плохо, но смотрел весело.
  - Тьфу на тебя. Нинель, он живой! Притворялся, собака!
  - Принцесса, он врет! Чувствую себя загнанной лошадью, лечи меня! - поймав головой тумак, демон поднялся, и... покачнулся. Хватаясь за Адониса, с трудом восстановил равновесие.
  Рыцарь зло отдернул руку, но из-за этого почувствовал, будто при всем честном люде пнул калеку.
  - Как же ты меня бесишь, - обреченно выдохнул Адонис.
  - Взаимно, - весело заявили ему.
  Нинель, все еще обеспокоенная самочувствием пропащего демона, аптечку далеко не убирала, но несколько расслабилась, из-за того следующие события оказались для нее неожиданными.
  - И как тебя брат выносит с твоими-то замашками? - рыцарь тоже не ожидал, что этот вопрос приведет к перемене в настроении демона.
  - Мой брат - это как я, но повыше и поплечистее. Он меня давно никак не выносит. Он мертв, - не успел Адонис принести соболезнования, как Кай продолжил. - Он был настоящий душка. Его любимая игра - прятки, и мы играли в нее до самой его смерти.
  - Сочувствую, - растерялся Адонис. И попытался сгладить свою грубость. - А что с ним случилось?
  - Он меня нашел, пришлось его убить, - с сияющей улыбкой заявил демон и резко прыгнул на рыцаря. Тот едва успел загородиться рукой, но не успел принять устойчивое положение и его легко завалили на пол. Острые зубы щелкнули у самого носа, казалось, только упирающаяся в тощую грудь рука не позволяла демону вцепиться в глотку. - Я сжал зубы на его шее и, когда он перестал дышать, вырвал ему сердце! - прокричал бес Адонису в лицо. И добавил. - Знаешь, демонические сердца невкусные, и жуются долго.
   - Ты монстр! - прохрипел Адонис, у которого от такой откровенности встали дыбом волосы на загривке.
  - А ты думал иначе?
  - Хотел бы думать иначе! - резко выпрямляя руку, придавая тем самым необходимую инерцию бесу для прыжка.
  Кай блестел красными глазами, скалился и никак не мог успокоить свое тяжелое дыхание. Нинель прижалась к стенке и смотрела на происходящее перепуганными глазами, а рыцарь резко поднялся, протягивая руку к мечу. Ожидаемый бой не состоялся. Юноша потряс рогатой головой и повернулся к окну. Перед тем, как вновь уйти, он прошептал:
  - Я тоже думал иначе на его счет.
  2 глава
  Постепенно становилось все холоднее, а Кай так и не вернулся домой. По утрам иней украшал редкие деревья, по новостям все чаще мелькал знакомый хвост. Адонис плевался на эти новости и ждал возвращения беса, дабы накостылять, а Нинель грызла ногти, ходила на начавшиеся занятия, пользуясь трудовыми буднями жениха или его усталостью после них.
  Именно в тот период пришел, во второй раз, к их двери майор Саванов, следователь, прославившийся пароноидальным мышлением и огромным количеством успешно закрытых дел. Если этот человек кого-то подозревал, он цеплялся к этим людям и всегда докапывался до правды. За это за глаза его прозвали клещом, отчего в управлении фраза "давить клеща" произносилась тогда, когда майору передавали особо подозрительное, тяжкое или глупое дело, которое так и не нашло завершения в руках менее успешных коллег. Несмотря на успехи, повышение этому человеку не давали уже много лет, считая социопатом, не способным работать в команде и подчиняться всем процедурам и правилам. Где-то они были правы.
  - Здравствуйте, - открыла ему Нинель.
  - Майор Са...
  - Я помню, извините, мне пора в университет. Если вам нужно что-то срочно, изложите кратко, - Нинель завязывала шарфик и была полностью одета скорее для зимы, чем для конца осени. И как температура могла пасть ниже продажной девки?
  - А ваши... сожители? - спросил Степан Федорович, вспоминая информацию не то липовых, не то неверно внесенных в базу документов, которые упирались в некую катастрофу, произошедшую в глухой деревне, унесшую жизни родственников этих троих. По легенде они долго не восстанавливали бумаги, а когда спохватились, оказалось, нужно делать новые, ибо их в базе нет. Концы с концами в этой истории не сходились, что и заинтересовало следователя, начавшего копать под этих людей.
  В квартире жили три человека, не состоящих в родственных связях. Теория о сутенере и его жертвах развалилась в первый же день наблюдений. Один жилец не выходил из квартиры, видимо, тот, который болел, и которого девушка назвала братом старшего. Старший мужчина работал как проклятый, а сама рыжая поступила на учебу в университет. Никто к ним регулярно не приходил и ни к кому они не ходили. По этим же причинам развалилась версия с наркотиками. Жизнеспособной и вероятной, майору казалась версия с сектой. Но и она осыпалась по мере течения дней. Исходя из этого, он рискнул повторить прямой контакт.
  - Простите, но мой жених уже ушел на работу.
  - А второй? - сделал вывод, что женихом несовершеннолетней девушки является мужчина тридцати лет, Саванов было воодушевился, но быстро понял, что доказать растление будет слишком сложно.
  Нинель припомнила, как назвала в прошлый раз Кая больным братом Адониса и сообщила:
  - Его состояние усугубилось и пришлось отвезти его на лечение. Если у вас все, то мне пора.
  - Подождите, - догнал ее уже у выхода следователь, - позвольте вас проводить.
  - Я вас не знаю, поэтому прошу, не используйте служебное положение для подката к девушкам, до свидания!
  Огретый резкими словами юной недотроги, тридцати девяти летний мужчина снял фуражку, открывая морозу отчасти седые мышастые волосы, и поднес к уху телефон. Демона выследили и пытались взять. Воодушевленный, майор поспешил на место проведения операции. Черт являлся второй причиной интереса к этим двум людям. Чутье подсказывало следователю, связь есть у жильцов дома номер сорок, квартиры семьдесят семь, с появившимся в одно и то же время с ними демоном.
  
  Давно Кай не чувствовал себя хомячком в колесе, бегущим на месте. Сравнение с клеткой и грызуном не добавило настроения, плюс ко всем проблемам ударил мороз.
  Демон дрожал и бежал без остановок скорее желая согреться, чем удрать от преследующих его вертолетов. Тонкокостное тело, лишившееся шерсти и крепкой кожи, не было приспособлено к холоду и мерзло, стуча зубами.
  Ему кричали по мегафону, требовали остановиться и сдаться, предъявляя громкие обвинения, одно из которых заставило засмеяться громким демоническим гласом: неподобающий внешний вид.
  Ближе к вечеру постоянных кружений, Кая загнали к реке, покрывшейся тонкой коркой льда. В это время у телевизора сидели вернувшиеся с учебы и работы Нинель и Адонис, шокированные движухой в городе, шумом, и вот теперь новостями.
  - Он выглядит усталым и замерзшим, - беспокоилась Нинель, рассмотрев, как тяжело дышал их приятель.
  - Еще бы, они за ним с самого утра носятся, даже такой монстр устанет, - остался недоволен ее беспокойством Адонис.
  - Адик, ну что ты, в самом деле, на него взъелся? Хотя я тоже не поняла, почему внезапно Кай бросился на тебя, но он же не причинил вреда, - пыталась облагоразумить жениха принцесса. - Или тебя впечатлило его признание в братоубийстве?
  - Я взъелся потому, что он демон, а для них естественно убивать. Брат перед тобой или нет. Нинель, сними уже розовые очки, может, ты права, и Кай миролюбивее большинства себе подобных, но от этого он не становится менее опасным для окружающих.
  - Знаю, но, помимо тех людей, которые сами виноваты в своей участи, ни он, ни ты никого не тронули. И, возвращаясь к теме братьев, вспомни соседнее королевство, там три брата сцепились, и выжил только один.
  - Да сказал же, причина не в этом поступке!
  - Но мне сложно поверить, будто Кай убил родственника, он же так к нам привязался и всегда старался быть очень аккуратным, хотя имел при себе лезвия вместо пальцев. Мне кажется, ему нравится наша компания.
  - Ты еще скажи, он хочет с нами подружиться, ха-ха!.. Он что, дебил?! - неожиданно подскочил Адонис, смотря в телевизор. Нинель тоже вернулась взглядом в экран и ахнула.
  Действия перенеслись ближе к реке, покрывшейся корочкой льда, такой тонкой, будто воду лишь припорошило снегом, выпавшим за день в изобилии. И Кай бежал к реке, собираясь рискнуть и перебраться на другой берег по тонкому льду. Нинель тоже вскочила, наблюдая быстрое скольжение демона, расходящиеся трещины и короткий прыжок, сделанный от безысходности. Лед треснул под голыми пятками и демон, взметнув руки, ухнул в ледяную воду. Хвост поплавком дергался над водой пару секунд затем змеей скользнул за хозяином.
  - Господи, - помолилась Нинель и сорвалась к вешалкам. - Адонис, быстрее!
  - Что быстрее? - спросил рыцарь, не отрываясь от экрана и наблюдая, как с самолета показывают течение льдинок по реке.
  - Пойдем туда!
  Адонис еще минуту наблюдал, как организовываются спасательные работы, и накинул куртку, молча укоряя себя за само желание помочь этому демону. Опять.
  
  Все возможное сделали без них. Водолазы искали на дне, оперативники по берегам, внизу реки поставили сети. Оптимизм давало отсутствие находок. Пессимизма - невозможность предпринять хоть какие-то действия, находясь в толпе любопытствующих зевак.
  Люди делали самые невероятные предположения и строили невозможные теории о появившемся в городе демоне. Рыцарь и принцесса услышали и поднадоевшую сказку о зеленых человечках, и о мутантах, и о прочих научно-фантастических чудесах этого мира. Одно предположение даже заставило улыбнуться Адониса. Группа детишек громко переговаривалась о видео с козленком, родившимся похожим на человека. Они строили предположения, будто он выжил и вырос, и вот, собственно, утонул.
  Улыбка погасла, когда началось какое-то движение. Выловили труп. Нинель прижалась к жениху, спрятав нос в вороте его куртки. Тело опознали как пропавшего пару дней назад пьяницу, и попаданцы вновь расслабились.
  - Так, все, пошли домой! Я не позволю этой рогатой скотине трепать нам нервы еще больше, - прошептал на ухо Нинель Адонис и потянул ее из толпы. Та упиралась недолго и покорно пошла следом. - Если он утонул, то мы уже ничего не сделаем. Если жив, припрется домой. После такого моржевания даже ему погреться не мешает.
  - Адонис, умоляю, давай хотя бы проверим вниз по реке! Он убежал в одних джинсах, без носков, сапог, майки, свитера, шапки, шарфа и куртки. Что, если он не может встать, окоченел на берегу, потерял сознание и нуждается в помощи?
  Рыцарь представил это и принял мрачный вид, прося у бога терпения.
  - Нинель, если мы прогуляемся по течению, ты успокоишься, и мы сможем пойти домой? И не говорить об этой утонувшей нервотрепке хотя бы день?
  Нинель содрогнулась о возможном печальном конце Кая, кивнула.
  Они свернули в сторону, направляясь вдоль реки. Уже стемнело, вместо привычных многоэтажек стали попадаться частные дома, а людей стало значительно меньше; дорога становилась все хуже, наконец, местность напомнила успевшую позабыться родину, породив в душах тоску. И вместе с этим острое желание вернуться в квартиру.
  - Смотри! - крикнула принцесса, указывая на нечто, торчащее из-под кромки льда.
  Адонис жестом приказал Нинель стоять у зарослей, а сам пошел по ним, ощущая хлюпанье воды в сапогах. Принятая за тело ветка издевательски хлестнула по лицу, перед тем, как подло ухнуть вместе с рыцарем под воду.
  
  Адонис никогда не жаловался на погоду, переживая любые ее капризы, так как война не знала времен года, а он привык полагаться на крепкое здоровье. Вследствие этого он не сразу почувствовал последствия купания. В начале, на середине пути домой, он задрожал, затем зачихал, а там кашель был недалеко.
  Нинель молчала, чувствуя себя безмерно виноватой. Перепугавшись еще и за жениха, ощущая опустошенность взамен тревог дня, она не сразу заметила в квартире изменения. Цепочка грязных следов вела от окна в душ, а оттуда шла цепочка уже влажных следов. Из квартиры пропала куртка Кая и его сапоги, подаренные уфологами.
  - Он украл свои вещи. Хорошее начало освоения профессии домушника, - шмыгнул носом рыцарь. - Видишь! Жив и додумался одеться, даже горячий душ принял.
  Устав от переживаний, мужчина и девушка разбрелись по своим спальным местам и мгновенно заснули, едва успев поставить будильники. Утром первый ушел Адонис, старающийся удержаться на стройке подольше. Не смотря на недомогание, он не остался дома. "Пока не прораб, все еще раб", - подхватил рыцарь шутку гастарбайтеров. После работы в школах эта профессия не казалась плохой. Там за человека его начали считать лишь тогда, когда он организовал перемещение машины директора пинком в стену, а на стройке лишь тонную плиту оказалось достаточным приподнять.
  Вспоминая тупое предложение беса работать в школах, узнавая их тайны, не имеющее смысла по причине бурной одиночной деятельности, переполошившей всю округу, Адонис понял: он готов повторить игру в дартс автотранспортом, метясь в замаячившую на ближайшей к нему крыше знакомую фигуру с хвостом.
  - Дерьмово выглядишь! - поздоровался демон, облаченный в сапоги и куртку.
  - Ты тоже, - взаимно упрекнул рыцарь беса, осматривая встрепанного и перепачканного черта, - На бомжа похож.
  - И голос хрипит. Спорю, у тебя болит горло!
  - Отцепись! Ты как муха: вроде маленькая, а говна много! Иди домой!
  - Это тебе нужно домой. Разворачивайся! Все равно такому, как ты, нормально работы не найти! Хочешь принести пользу - иди в армию и становись дознавателем! Пытать ты умеешь! Работай по призванию!.. Адонис, брось бяку!!!
  Рыцарь поднял машину. Кай, конечно, тоже так мог, но не с такой зверской рожей.
  - Иди сюда, муха! Я нашел для тебя мухобойку! Прихлопну, и больше гадить нам не будешь!
  Кай, только спустившийся, напрягся для прыжка обратно на крышу, уклониться он еле успел. Летающие тарелки, может, и не существуют, а вот летающие машины в тот день людишки увидели наяву.
  - Доня, я не имел в виду бросить в меня!.. - Машина просвистела у левого рога. Пропахав асфальт, снаряд впился в страстном поцелуе в стену. - Понял, ты не в настроении, но у меня нет транквилизатора для крупного зверья, так что прости.
  С этими словами, под звучные окрики сзади и пролетающие мимо массивные предметы, демон достиг крыши, где, переведя дух, отправился проверять новые мистические уголки города. Ему начинало казаться, что чем больше он находит, тем больше мистики появлялось. Дошло до проверки дорожных туалетов, которые по слухам глотали людей. После такой проверки бес бегал по крыше, пугая голубей ужасной вонью, которая не сразу выветрилась.
  Кай закашлялся, постучал по заболевшей груди и высморкался. Нинель была права, купание не прошло для него бесследно. И для Адониса тоже.
  Весь день рыцарь ходил грустный и не отличался трудоспособностью, но главной причиной увольнения стал подошедший в середине дня следователь, выспрашивающий про нового работника. Начальник не хотел неприятностей и вертящих хвостом ищеек на его стройке, поэтому, пока служитель закона оформлял арест за порчу автомобилей, Адониса в очередной раз уволили.
  Сдался рыцарь без боя. Кашлял он страшно и шмыгал носом очень красноречиво. Оформлять его сел Саванов, желая узнать детали, способные навести на ответы.
  - Свидетели утверждают, что именно вы испортили четыре машины, два автомата, дорожный знак, пять метров асфальта и стену культурного центра, - Следователь листнул страницу досье и поднял одну бровь. На фотографии машина пребывала в относительно хорошем состоянии, если не считать ту ее часть, которая воткнулась в середину здания, да и повреждения других объектов соответствовали фразе "такого быть не может".
  - Правда? - притворно удивился рыцарь. Он взял предложенную салфетку и сморкнулся. На его памяти это был лишь третий раз в жизни, когда он болел, причем и второй также произошел в этом мире. - Ну да, я увидел демона, о котором в последнее время говорят по телевизору, и хотел прих...поймать. Вот и поднял ближайшую машину и запустил в него.
  Майор не поверил:
  - Что вы сделали? - он оторопел, не ожидая подтверждения слов свидетелей, которые с пеной у рта утверждали, будто некий мужчина уничтожил их машины голыми руками, отправив на встречу с ближайшими поверхностями.
  - Поднял машину и запустил, но по уроду не попал.
  - Подняли. Машину. Руками?
  Адонис, молча, порвал наручники.
  - Руками, - подтвердил он, скомкал наручники в аккуратный шарик и представил неопровержимые доказательства на стол. Видоизменившиеся наручники перекатились к краю стола и упали на пол с металлическим лязгом.
  Следователь сглотнул, еще раз посмотрел на заявление и вообразил, как гнутся прутья тюремных решёток - для суперменов голливудского разлива тюрьма не была приспособлена.
  - А с этим переполошившим округу демоном вы случаем не знакомы?
  - Не знаком, - соврал рыцарь, шмыгая носом.
  Сидящий рядом с Адонисом полицейский отодвинулся и громко взмолился: "Пусть кто-нибудь придет и выкупит этого монстра". И его молитвы были услышаны.
  - Здравствуйте, - Поздоровался Богдан и безапелляционно заявил. - Я представляю моего клиента Адониса Добрянского, и прошу не наседать на него.
  Если рыцарь удивился, то не показал этого. На него навалилась зверская усталость, да и кашель становился все сильнее. Правоохранительные органы тоже не удивились. Адвокат - экая невидаль.
  - Если ваш клиент возместит весь ущерб, владельцы обещаются не предъявлять иск, - Коротко описал ситуацию Саванов, тоже заметивший как подкосило задержанного. Описание болезни, которой, по словам девушки, болел его брат: гной, струпья, жар - все это предстало перед глазами следователя, и он отодвинулся от стола, не желая подхватить нечто с подобными симптомами.
  Богдан посмотрел на цифру, присвистнул.
  - Я отработаю, - кашляя, пообещал Адонис.
  - Ага, или почку продашь, - сконфуженный суммой, зло пошутил Богдан, доставая банковскую карту. - Иди, тебя там ждут, я все оплачу.
  Адонис тяжело встал и пошел мимо людей к выходу. На него иногда бросали заинтересованные взгляды, но никто не приставал. На выходе никто не ждал, зато едва рыцарь коснулся ступенек, опустился длинный хвост, обхватил за талию и поднял на крышу.
  - Ты? - удивился представитель добра знакомым красным глазам из темноты.
  - А кто еще? - Отмахнулся он него босоногий демон. Сапоги висели на шее диковинными украшениями. - Держись, нам надо, - он закашлялся и, сплюнув мокроту, закончил, - дома ждет Герман.
  - Это ты Богдана позвал?
  - Не говори, язык прикусишь! - не ответил на вопрос Кай сорвавшись с места в головокружительно длинный прыжок. Ветер обдувал лицо, линии огней скакали бешеными светлячками, а крыши сменялись одна за другой со скоростью гоночного болида. Иногда демон останавливался, его душил кашель, он отплевывался и снова продолжал путь.
  В окно их квартиры первым попал Адонис, которого почти аккуратно поставил хвост, следом, подтянувшись на раме, внутрь залез демон.
  Нинель и Герман встретили их с распростертыми объятиями, шприцами, одеялами и требованием немедленно лечь.
  - Я же предупреждал, - почти рычал подпольный врач на Кая. - Твой иммунитет сильно подкошен, и твое тело не приспособлено к изменениям, которые с тобой происходят! Если ты не начнешь следить за собой...
  Его заткнул грозный рык и разгоревшийся огонь глаз готового напасть демона, впрочем, грозный демон секундой позже согнулся пополам от кашля и был уведен Нинель в начале в душ с вопросом: - "Ты со всего города грязь собрал?", - затем в свою комнату. А Герман обследовал Адониса, которого свалила лихорадка, ему предстояло лежать под капельницей целый час.
  - А если воспаление легких? Это не шутки! Хорошо еще Кай заметил и вызвонил меня, организовал спасительные работы в виде Богдана, и приволок вас сюда.
  - Он!? Снова меня спас!?
  - А чему вы удивляетесь? - не понял доктор. - Вы в этом мире самые близкие ему люди. Хотя, конечно я тоже не в восторге от его художеств, но не стоило его выгонять за это.
  - Никто его не выгонял, он сам сбежал, - оправдался Адонис, поняв намек Германа, и отмахнулся, - Да и ничего с ним не случится! Демоны очень живучие!
  - Это не так, - попытался объяснить доктор, подбирая слова, - Кай очень хрупкий, он сам не знает предела своей выносливости, которая сильно изменилась за последние недели. С потерей легионов, ваш друг слабеет. Сейчас его организм перестраивается, и, не смотря на оставшуюся силу, он снова заболел, как и вы.
  - Да не друг он мне, - вяло отмахнулся рыцарь.
  - Ага, мы повраги! - раздалось из соседней комнаты.
  - А вы, молодой человек, не человек вернее, должны лежать и молчать. С вами будет отдельный разговор. Повраги? Что это вообще? Ладно, потом расскажете. Нинель, дальше вы сами, мне пора к больным пулями и ножами. Надеюсь, эти проблемные мужи вам не все нервы истрепят.
  Нинель вернулась в комнату и, попрощавшись с Германом, с двойной силой накинулась на больных. Адонис попытался закрыться от нее платком, а Кай отмахаться хвостом. Обоим, помимо современной медицины, пришлось познать народную. Отпоенные чаем и натёртые бальзамом, парни просили пощады, но принцесса, дорвавшаяся до врачебной практики, была неумолима и выбежала в аптеку за более действенными средствами.
   - Доня, ты как? - В ответ тишина. - Если будешь молчать, я придумаю тебе новую кличку, - снова тишина... - Раз молчишь, я иду.
  Адонис встретил хмурой рожей и полным неприязни взглядом, отвернулся и не поворачивался, пока не почувствовал, как бес залез на кровать. Рыцарь шарахнулся к краю и едва не упал. А демон, как ни в чем не бывало, откашлялся и откинулся на подушку спиной к человеку, ошарашенному его беспринципностью.
  - А ну марш с моего дивана, черт!
  - А тебе жалко? - бес снова закашлялся. - Мне скучно. Может, кино включим?
  - А шататься хрен знает где скучно не было?
  - Было. Я чуть речь не забыл, зато проверил такое количество всяких мест, что голова кругом. Начинаю путаться: где был, а где нет. Устал, как рабочий в понедельник, к тому же за мной гоняться начали. После дня такого ралли смог оторваться, едва не утонув.
  - Дебил! Ты едва себя не погубил. Не удивлюсь, если ты так старался помереть, что смерть оскорбилась и не пришла. Боюсь спросить, с такими самоубийственными порывами, сколько ты уже раз побывал на пороге смерти?
  Неожиданно Кай честно ответил:
  - Двадцать пять, это двадцать шестой.
  - Это ты с какого момента считаешь? - не поверил рыцарь.
  - С рождения. Не проходило и года, чтобы со мной не случилась та или иная беда. Думаешь, это я сейчас замерз? Час на дне обледеневшего озера, без дыхания, без сердцебиения, захлебнувшийся и покрывшийся корочкой льда семилетний ребенок. Вот когда я действительно замерз. Но меня вытащили, откачали и еще год выхаживали. Ещё бы, последний наследник. - говорил он это с отвращением к прошлому и самому себе. Адонис сверил слова с заявлением об убийстве брата, и неловко подумал, может, случившееся с его братом было случайностью. Раз в семь лет, Кай оказался последним наследником. Тем временем демон продолжал. - Легкие горели огнем, нельзя было дышать, я уверен, смерть приходила ко мне множество раз, и все пыталась увести, но меня не пускали. И знаешь, как они ее отвлекали? - Бес помотал головой, будто старался стряхнуть воспоминания. - Приносили в жертву детей, схожих со мной. Я не помню всего, но видел, как тех мальчишек медленно убивали. И молил отпустить меня. Пытался убежать.
  Невольно рыцарь вспомнил горячку и бред, как Кай просил отпустить его, говорил: "Отпустите... отпустите... нужно уйти...". По телу прошлись холодные мурашки. Хотелось спросить, но неожиданно прикушенный язык онемел. Зато Нинель, чей приход проморгали, слушавшая это откровение в коридоре, задала вопрос, отвлекая от мыслей о прошлом, входя в комнату:
  - Кай, Адик, я вернулась, как вы себя чувствуете?
  - Нормально, - хором ответили парни, лежащие по краям дивана, хмурые от неприятного разговора.
  - Тогда готовьтесь, я принесла банки! - с таким воодушевлением изрекла принцесса, будто отбила их от стаи бешеных собак.
  - Банки!? - Ужаснулся бес, найдя именуемый способ лечения в знаниях одного из бандитов. В детстве его жертва не была в восторге от именуемой процедуры.
  Нинель внесла пакет, в котором гремело, вазелин, зажигалку и приказала парням снять верх и лечь на живот.
  - Эротический массаж затеяла? - заволновался Кай и от волнений начал кашлять еще сильнее и громче.
  - Ляг уже, поставлю, и будешь шутить.
  - Когда поставишь, будет не до шуток.
  Рыцарь посмеялся над трусливой реакцией поврага на обычную в своем роде медицинскую процедуру, ни грамма не опасную.
  - Не дрейфь, хвостатый, это не больно, - Адонис не то закашлял, не то засмеялся.
  Спину рыцаря натерли вазелином. Нинель не смущалась двух полуголых парней и действовала со знанием дела, чему ее жених едва заметно, грустно улыбнулся. Удержать невесту от перенимания правил этого мира он оказался не способен.
  Зажигалка загорелась, на секунду вошла в банку, и вот она уже присосалась к коже инквизитора. Кай смотрел на это с нескрываемым ужасом. Укрытый полотенцем мужчина ждал окончания этой медицинской пытки, способной помочь в борьбе с воспалениями. Настала очередь беса.
  Нинель цыкнула, обмазывая спину беса, чувствуя под ладонями кости. Немного другие. Острые позвонки хребта выпирали, более треугольные лопатки будто находились под иным углом, а после них шла какая-то неизвестная кость, на боках находилось больше ребер.
  Она увлеклась, и Адонис фальшиво покашлял, привлекая внимание, а Кай перестал бояться и косился в непонимании. Нинель смутилась и попробовала оттянуть кожу:
  - Ты знаком с понятием жир? У тебя его, что ли, совсем нет?
  В ответ фыркнули и ойкнули, так как первая банка оказалась под огоньком зажигалки.
  - Не-не-не... не надо! - запротестовал бес и попытался ущипнуть принцессу за ногу, за что получил "крапивку". Завязалась шуточная схватка тычков и щипков.
  - Доня, спасай, твоя невеста решила меня до смерти защипать!
  Адонис бросил на них укоризненный взгляд и отвернулся. Его злое неразборчивое ворчание закончило веселье, отвлекло черта и позволило поставить первую банку на тощую спину!
  - Ой-йё! Кто изобрел эту пытку!?
  Демонический вопль вернул мужчине настроение, и он повернулся понаблюдать за скрючившимся зигзагом хвостом и горемычной рожицей.
  - В этом мире не знаю, кто, - ответил представитель света, - но в нашем банки практиковали в качестве альтернативы магическому лечению много веков.
  - Люди весьма изобретательны, - прокашлял демон, посматривая на Нинель как на предателя.
  - А демоны?
  - Либо жив-здоров, либо мертв. Темная магия и ритуалы вместо медицины, - ответил Кай, пытаясь пошевелить плечом, вызывая звон банок.
  Нинель понаблюдала две фигуры на разных концах разложенного дивана, не удержалась и щелкнула эпичную картину на телефон. Уж слишком колоритно смотрелись "ежики" со стеклянными "колючками".
  - А ты часто болел, Кай? - спросила девушка, признаваясь. - Я случайно услышала ваш разговор.
  Демон глянул на Адониса, которому не нравился излишний интерес принцессы к хвостатому объекту, но, заметив лишь складку меж бровей, ответил:
  - Бывало. Я вообще склонен к попаданию в неприятности. Помнишь, мы смотрели фильм, про очень невезучего человека? Я как он, только все мои невезения не мелкие, а целенаправленно пытаются меня убить. И поверь, я пробовал запираться в комнате, так на меня упал потолок, - грустный смех.
  - Чего же не сдох в младенчестве, раз такой невезучий? - беззлобно спросил рыцарь.
  - Не твое дело! - оскалился Кай, щуря красные глаза. Вертикальный зрачок показался рыцарю особенно тонким.
  - Вот как с ним разговаривать!? - обратился Адонис к Нинель. - Что тебя разозлит, а что повеселит, это большой вопрос!
  Кай не мог сбежать из-за банок на спине, а герой уже встал - принцесса сняла с него "эти треклятые стеклянные сосуды", как выразился рыцарь.
  - Не ссорьтесь, прошу, - попыталась урезонить их девушка, спешно снимая банки со второго пациента, грозящего подорваться и пуститься в бой.
  Ее не слушали - кашляющие бараны ударились лбами.
  - Скажи, что тебе двенадцать лет! И я начну обращаться с тобой, как с двенадцатилетним! Потому что по твоему поведению больше тебе не дашь!
   Кай встал, согнулся, угрожающе зашипел и оскалился, гордо заявив:
  - Мне восемнадцать...
  - Ой, - удивленно ойкнула принцесса, - всего на год меня старше.
  - Скажи пятнадцать, еще поверю! - в тайне Адонис порадовался факту совершеннолетия Зла, а то бы вырисовывалась совсем нелепая картина борьбы с младенцем.
  - Мне восемнадцать лет! Но живем мы едва ли не меньше вашего! Значит, я старше, если перевести в человеческие.
  - Хах! Вы твари живучие! Во сколько у вас лет умирают от старости?
  Кай задумался, поморгал и резко успокоился, выпрямляясь. Нинель вернула на места хрупкие вещи и мысленно помолилась всем известным демиургам. Наконец бес подвел итог раздумий:
  - Я не знаю ни одного демона, умершего от старости. До нее не доживают. Да и ни одного седого, разве что от рождения, я не видел.
  Адонис глубоко вздохнул, выдохнул. Посчитал до тридцати и предложил посмотреть телевизор, резко сменив этим тему на беспечное обсуждение бесконечного детективного сериала. Но мысленно он бил кулаки в кровь. Тяжело давалось осознание факта молодого возраста твоего врага, который уже дважды его спасал. Он даже не заметил, как стал подстраиваться под этого непостоянного демона, к которому так и не определился с отношениями. Все еще не друг, но уже и не совсем враг.
  3 глава
  - Где Кай?
  - В ином мире, - сделала печальное лицо Нинель.
  - Он таки сдох? - Адонис едва не выронил от новости тарелку.
  - Нет, из интернета так и не вышел, - подала ему новую принцесса.
  Почти вся кухня была вымыта, а демон не выбрался из лап интерактивного монстра.
  Болезнь прошла быстро и гладко. То ли лекарства помогли, то ли гиперзабота Нинель поставила на ноги, лишь бы больше не пить ромашку. Адонис снова мотался на временные подработки, а Кай засел за компьютер в поисках мистических артефактов. Исправно приходившие посылки не содержали ни одного легиона, и перепродавались через интернет, восполняя худеющий кошелек поврагов. Почтовые службы вначале не хотели отправлять посылки, появляющиеся из ниоткуда, но после визита к ним демона, принесшего на хвосте новую коробку, просто икали, отправляя по указанным адресам без лишних вопросов.
  Бьющий челом рыцарь, обещающий Богдану больше никогда не ломать машины и выплатить весь долг, еще долго вызывал у беса смех. Он даже предложил ограбить еще одних бандитов, тем самым помочь городу. Однако Адонис заявил, что такая помощь встанет костью в горле, и после нее еще долго будут приводить в порядок залитые кровью остатки зданий. Утрировано, но местные власти действительно еще не разобрались с летающими контейнерами и уничтожением группы "папочки".
  Кай на время присмирел, засел за компьютер и за чтение книг, которые он выбрал из стеллажа, немного потрепав нервы грохотом посреди ночи. Стеллаж упал на "светлую сторону", то есть на Адониса, и тьме пришлось спасаться бегством.
  - Как ты только можешь так спокойно терпеть его идиотские выходки? - недоумевал Адонис.
  - Не придаю его дурости большого значения. Он много болтает впустую и делает, не подумав, но без злого умысла. Не вижу смысла сердиться на его инфантильность.
  - Почему мне все чаще кажется, будто мы завели кота? - спросил Адонис, помогая вставить на место полки холодильника.
  - Разве это плохо, что он такой энергичный?
  В комнате что-то грохнулось, ответив на вопрос принцессы. Оказалось, Кай упал вместе со стулом и, когда вошли его повраги, изучал новый ракурс.
  - Зря ты такую короткую юбку надела, принцесса, - заявило зло.
  Огреб демон сразу, рыцарь даже возмутиться не успел, как ножка Нинель с силой двинула по наглой роже. После, задрав носик, девушка ушла обратно на кухню.
  - Белочка отрастила коготки, - перекатился на живот бес, сжимая ударенный нос.
  - Дурак ты, Кай! - отмахнулся Адонис и последовал за невестой, которая оказалась права. Если не придавать большого значения словам демона и его глупым поступкам, не выискивать скрытого смысла, жить становилось легче. Его даже больше не напрягали постоянные попытки Нинель покормить сожителя, который продолжал избегать сытой жизни.
  - Нужно обед готовить, а у нас не из чего. Адик, сходишь со мной, а то пакеты будут тяжелыми.
  - И кошелек легким, - усмехнулся рыцарь и быстро исправил глупую шутку. - Пойду, конечно.
  - Лучше б ты на Кая влиял, чем он на тебя, - ответила улыбкой Нинель и заглянула в гостиную.
  - Кай, мы в магазин.
  - Ага, - помахали ей ручкой, не отвлекаясь от монитора с вкладками различных сайтов.
  Дверь открылась, выпуская мужчину и девушку, и закрылась.
  Рогатый бес продолжал каникулы, считая их заслуженной оплатой за труды, хоть те и не принесли результата. Заодно он отдыхал от начавшегося преследования полицейского управления - не хотелось еще раз нырять в ледяную реку.
  Один сайт заинтересовал, и Кай нажал на ссылку. "The Bucket List ". Сто и один пункт, обязательных к исполнению при жизни. А жизнь-то как раз утекает. Конечно, еще был шанс на возвращение, но демон слабо верил в подобную возможность.
  - Как много дел, как мало времени. С чего бы начать?
  Кай начал листать страницы и с огорчением признал невозможность выполнения некоторых пунктов. Например, он не мог отправиться в кругосветное путешествие - не хватит времени, зато вместо одного иностранного языка знал целых пять; с его нечеловеческой внешностью он не мог работать, зато по крышам пробегал не один марафон; пообщаться со своими учителями он мог лишь при помощи некроманта, зато уже рассказал человеку, вдохновившего его на борьбу, что именно он послужил для него стимулом; написать книгу он не успеет (да и лень на это время тратить), зато уже сыграл важную роль в жизни большого количества людей; не мог увидеть северное сияние, зато уже поучаствовал в благотворительности.
  Для себя в списке Кай отметил: посещение парка аттракционов, увидеть восход, увидеть закат (и не важно, что уже видел), познакомиться с людьми на улице и прочее, список большой. Один пункт выбил из колеи - влюбиться. И следующий за ним - быть любимым. Людские эмоции подсунули картины полового акта, но демон отмел их, как не подходящие случаю.
  "Что такое любовь?.. А, ладно! По ходу дела разберусь! Вначале займусь чем-нибудь более реальным!" - решил он, выбирая наугад пункт семнадцать: научиться играть в странную игру. Почесав рога, Кай смешал этот пункт с пунктом сорок четыре: заняться игрой на музыкальном инструменте, и начал поиск такого инструмента. Нашел на кухне.
  Услышав сатанинское дребезжание, люди выбежали из дома, уверенные в землетрясении и разрушении дома. Увидевшие ажиотаж перепуганных соседей, шарахнувшихся от "бесовых соратников", Нинель и Адонис поспешили в квартиру и обнаружили странную картину разложенных в гостиной сковородок, кастрюль и тазиков, по которым половником и большими щипцами бил демон в такт телевизионному клипу, при этом вертя хвостом и ударяя им по разложенным стаканам вилкой.
  Клип закончился, дребезжание в такт тоже, а повраги так и стояли на месте, в удивлении от услышанного и увиденного представления.
  - Чего? Чего!? - обратился к ним музыкант строя невинные глазки.
  - Убери за собой, - нашлась Нинель и подтолкнула в сторону кухни еще не отошедшего Адониса, намекая на нежелание видеть споры и ссоры.
  - Надеюсь, это не заразно, - тихо прошептал рыцарь, слушая, как слегка поехавший крышей бес начал набивать новый ритм.
  - А я надеюсь, что даже если это заразно, оно быстро проходит, а то мы без посуды останемся, - забеспокоилась принцесса.
  Кай убедился, что его повраги на кухне и вычеркнул из списка исполненные пункты. Высунув язык, бес выбрал следующий: полетать на самолете и прыгнуть с парашютом. Как раз аэродром не так далеко.
  Подумав мгновение, черт достал убранный в закрома телефон и, убедившись в работоспособности аккумулятора, под видом помощи на кухне, относя слегка поцарапанные сковородки, попросил Нинель:
  - Принцесса, я видел, тебе подарили сумку на пояс, отдай ее мне. Я хочу носить в ней телефон.
  Обрадовавшись желанию беса быть на связи, Нинель не обратила внимания на его шкодное выражение лица, зато это заметил Адонис:
  - Что задумал? - нервно спросил временно безработный рыцарь, находящийся в активном поиске трудовой половинки. Он успел порадоваться успокоившемуся после купания демону, как тот снова собирался отчудить. В саму возможность, будто Кай не будет чудить, верить не удавалось.
  - Как что? Искать легионы.
  - И ты будешь делать это тихо?
  - Нет, - разрушил надежды Кай. - Я постараюсь делать это продуктивно!
  Взяв из рук Нинель сумочку и, будто случайно потёршись об нее боком, бес побежал в зал, передумал, побежал обратно, и вышел через дверь. Люди услышали вопль соседа, курившего на лестничной площадке - он увидел Кая.
  Адонис отложил газету с объявлениями и потер глаза.
  - Надеюсь, он не принесет нам новых проблем.
  - Надеюсь, с ним ничего не случится. Адик, с работой все плохо?
  - Да. Понятия не имею, как отдать теперь долги, и чем мы будем оплачивать коммунальные платежи в следующем месяце. Никому не нужны грузчики, всем нужны либо юристы с опытом работы, либо менеджера.
  - Адик, ты очень упертый человек и сильный, но я-то знаю какой ты умный. Ты создавал незаменимые планы боев, именно за счет них была возвращена территория, а как ты предложил моему отцу план по распределению земель и чинов, это было очень мудро. Я знаю, у тебя не было должного воспитания, но своим упорством ты его окупишь сполна. Поэтому, попробуй нечто новое, прошу.
  Рыцарь оценил размер своих кулаков, с голову каждый, осмотрел себя в отражении холодильника и растормошил длинные золотые волосы, так выгоревшие на солнце, что больше напоминали солому, выбившейся из стога.
  - Да куда мне? - попытался отказаться Адонис, но Нинель неумолимо вытолкнула своего жениха с кухни к двери.
  - Попробуй! Я в тебя верю! Место и время написаны вот тут, - протягивая бумажку, - удачи!
  Адонис скривился, но решил сходить по адресу, раз они время собеседования назначили, чем позволил невесте вновь убежать на занятия. За полчаса как раз обещался добраться до офиса компании по производству медикаментов.
  В это время демон успел навестить одного практикующего экстрасенса, организовать ему седину и убедиться в его профнепригодности. Затем направился, куда и собирался - в аэропорт. Однако, по пути, совершенно неожиданно, почувствовал легионы. Едва не навернувшись от радости, бес прыгнул с крыши, наплевав на желание вести себя скрытно. Толпа людей не сразу заметила приземлившегося демона и продолжала идти по своим делам, но когда один из людей оказался в воздухе, качаясь на хвосте, началась всеобщая паника.
  - Да стойте вы, придурки!
  Кай ошибся - человек, которого он выловил из толпы, оказался не носителем легионов. А носитель скрылся, и сколько не баламутил толпу демон, цель не нашел. Так еще поблизости оказался тот самый полицейский, благодаря которому недавно за ним гонялась едва ли не армия, загнавшая его в прорубь. Пришлось в срочном порядке вспоминать про способности демонов двигаться невидимо и бесшумно, пользуясь ими для ухода с улицы в переулки, а дальше в подземку и уже по его каналам идти вперед, опасаясь лишь поездов.
  - Мусора! Едва не загребли! - громко ругался какой-то мужик, плакаты с чьим лицом украшали столбы.
  - И не говори, - отозвался демон, проходя мимо.
  - Демон! Настоящий!? - шарахнулся преступник.
  Кай улыбнулся, не в состоянии удержаться от шутки.
  - Нет, я плод твоего воображения. Разве бывают в мире красноглазые, рогато-хвостатые демоны, которые едят людей и выпивают души грешников? Тем более, не бывает демонов, которые ищут не раскаявшихся мошенников и спускают с них кожу, обжаривая ее во фритюре.
  - ...Нет. Не бывает, - слабым голосом, дрожа как осиновый лист, очень неуверенно ответил мужик.
  - Тогда иди - покажись психиатру. А если передумаешь и решишь, что бывает, то сдайся копам.
  - Уже ушел!
  Преступник повернул обратно и, раскинув руки, побежал навстречу властям, выкрикивая:
  - Я сдаюсь!!!
  Фыркая и смеясь, Кай поспешил вперед по туннелям, успел до появления нового поезда и взбаламутил людей на станции, половина из которых успела сделать смазанные снимки. Вновь крыши, затем вокзал и на поезде до аэропорта.
  За это время и у Адониса случилось весьма специфическое приключение. Он пришел устраиваться на работу, получил билетик в отдел кадров, и прошел мимо застывших людей, вычитывая нужное ему окошко. Обзор загородил один человек. Не сразу обратив внимание на находящийся в руках человека пистолет, Адонис за шкирку поднял его, сверил номерок с бумаги с номерком на окошке и спросил:
  - Я к вам работать пришел. Примите?
  Женщина за стеклом медленно опустила руки и тихо прошептала:
   - У него пистолет.
  На этот факт с опозданием обратил внимание рыцарь, и тряхнул обладателя грозного оружия, едва не сломав тому шею. Оружие упало, а придушенный воротом грабитель завертел ногами. Вскоре приехала полиция, вначале ошибочно прицелившись в Адониса, затем увезла раскаявшегося грабителя, а рыцарь ушел несолоно хлебавший. Так и вернулся домой: угрюмый, без хороших новостей. Спешно заканчивающая обед Нинель, едва успевшая вернуться до возвращения жениха, сочувственно сжала его руку и накормила, щебеча о всяких глупостях. На самом деле ей хотелось рассказать ему об учебе в университете, как она поступила с лучшими баллами, и проходит обучение экстерном. Но девушка помнила отношения жениха к ее стремлениям и молчала.
  Присаживаясь на диван и концентрируясь на своих невеселых мыслях, парочка не сразу поняла, о чем говорит диктор новостей по ТВ.
  - Адик, это же Кай! - воскликнула Нинель, смотря в экран.
  Представитель добра повернул голову к экрану, всмотрелся, заметил на крыле взлетающего самолета фигуру с хвостом и почти равнодушно констатировал факт:
  - У него поехала крыша.
  Нинель схватилась за голову и заочно набрала Германа, готовя того к сбору костей одного съехавшего с катушек демона.
  Кая хорошо было видно на белом теле взлетающего самолета. И, судя по движению руками, он собирался прыгать. Репортер с пеной у рта комментировал происходящее, а Кай уже вздёрнул хвост.
  - Не могу смотреть, - закрыла глаза руками девушка, продолжая подсматривать между пальцами.
  - Да все с ним будет нормально, - ободрил рыцарь, убеждая скорее себя.
  Тем временем, когда самолет поднялся ввысь, Кай собрался с духом и позволил потокам воздуха столкнуть себя. Нинель взвизгнула, ярко представив, как его тело засасывает в турбину, а Адонис прикусил кончик языка от волнения. Тело беса минуло опасные турбины и стремительно приближалось к земле. Раскрывшийся парашют отрезвил, словно пощёчина.
  Два очень злых представителя мира Сайнтарза ждали возвращения своего темного сожителя с намереньем отвести на нем душу за безвозвратно потерянные нервы. Не ведая, что довольный донельзя демон, выбираясь из снежной кучи, вычеркнул восемьдесят второй и восемнадцатые пункты из списка: полетать на самолете и прыжок с парашютом.
  Воодушевлённый, до самой ночи он носился по Москве, купаясь в пошедшем мокром снеге, и искал того человека, от которого несло легионами.
  Домой черт вернулся глубокой ночью, когда все спали. Хорошее настроение вернуло аппетит. До него это делала Нинель, упорно заставляющая есть, и делать это регулярно. Своей порции, любовно завернутой в пищевую пленку, Кай не удивился. Он удивился самому факту спокойного восприятия подобного отношения. О нем так еще никто не заботился.
  Встряхнув густой шевелюрой, требующей помывки, и доев, демон тщательно смыл с себя в душе грязь и собирался уже идти спать, когда на глаза попалась книга. Перечитав или просмотрев все книги в квартире, эту бес не помнил. Зато ее помнила поглощённая библиотекарша.
  Вообще, культура этого мира его шокировала, но привлекала. Например, недавно прочитанный сборник сказок. Настолько точно описывающего действительность их родного мира сценарий еще нужно было поискать. Не убиваемое зло похитило принцессу, за ней пришло Добро с мега-мечом. Состоялась мега-битва со спецэффектами и усекновением ближайших последователей. И Добро получает Принцессу, оставляя Зло гнить под развалинами собственного замка. Жестоко. Жизненно. Жутко.
  Ему не понравились сказки. То ли дело кино, там Зло часто становилось круче и пафосней добра, занимая больше экранного времени, и только во имя Зла можно было эти фильмы смотреть.
  Особой любовью стали пользоваться книги фэнтези, похожие на сказки на первый взгляд и разительно от них отличающиеся на второй. Иногда Зло в них играло важную роль, и его превозносили в ранг героя. Выходило странно, ломано, наперекосяк, но это так поразило Кая, что он не мог оторваться от очередного бестселлера, пока не дочитал последнюю страницу.
  Тогда демон сделал вывод: в этом мире Зло может получить все то же, что и добро, потому что... ну вот потому что! Потому что вампиры влюбляются, демоны собирают цветочки, ангелы напиваются в барах, джины исполняют желания, а шлюхи дают по любви.
  Этот мир ему определенно нравился.
  Взятая с холодильника книга оказалась не любимым фэнтези, а женским романом.
  Заняв подоконник кухни - тонкую полосу, на которую и горшок с цветком не поставить, но на котором удивительным образом поместился демон - он увлеченно перелистывал страницы. Книга оказалась совсем не плоха, и поглотила все внимание, от чего гостя Кай не заметил.
  - Женский роман? - выхватил Адонис из рук черта книгу и неверяще изучил обложку. - "Гордость и предубеждение"? Нашел, что читать!
  - Верни книжку, рыцарь, - Протягивая руку, потребовал бес.
  - Как только поведаешь причину внезапной любви к литературе, демон. И к парашютам, и к самолётам?
  - Библиотекарь в горле застрял, такой ответ тебя устроит?
  - Нет, ты им давно отобедал, а на макулатуру и полеты тебя лишь сейчас потянуло. Да и библиотекарь-воздушник, что за нелепое сочетание?
  Кай резко встал на узком подоконнике и, выпрямившись, вырвал книгу из рук поврага:
  - Ты заноза в заднице, в курсе? К каждой мелочи цепляешься.
  - И все же.
  Кай раздраженно морщился, а Адонис сложил руки на груди. Рыцарь сам не знал, зачем поднял эту тему, зачем вытягивает из демона ответы?
   "Ну, расшибся бы по собственной дурости, и...", - попытавшись представить реакцию на смерть демона, инквизитор поймал себя на мысли, что был бы расстроен. Более того, он ощущал ответственность за Кая, как старший за младшего. И это продолжало казаться неправильным.
  Демон смутился, не рассказывать же о списке и о пункте шестьдесят девять, где сказано прочитать книгу, которую и не думал никогда читать, и об остальных исполненных сегодня пунктах.
   - Ох, ну хорошо, - сдался бес, вновь усаживаясь на подоконник, - С парашютом я прыгнул потому, что захотел. Не надо искать в этом действии тайного темного смысла. Так демоны устроены. Появилась цель - остальное побоку. А по поводу книги, та библиотекарша любила ее, и мне интересно понять почему.
  - Вот не поверю, что нормальному парню такое нравится, хотя ты черт, кто знает вашу ориентацию...
  - Уйди, расист, - жеманно отмахнулись от предположения, и тут же улыбнулись, - Обычная у меня ориентация. А книга нравится за содержание. Вернее, из-за одного персонажа. На меня похож.
  - Какого? - живо заинтересовался Адонис.
  - Не скажу, прочитай и сам найди.
  - Не буду даже тратить на это время.
  - Книгу оставлю на холодильнике.
  - Сказал же, не буду читать.
  - А она будет на холодильнике.
  Рыцарь вздохнул, неудовлетворенный ответами, и отправился спать. Он все же прочитал ту книгу, взяв утром в дорогу на новое собеседование, но так и не понял, с кем интерпретировал себя демон. Зато умудрился найти подобие себя. В книге не было ничего особого, но по неведомой причине от Нинель он ее спрятал. В последнее время девушка приобрела дурную привычку говорить чрезмерно прямо и открыто. Он уже не был уверен в тараканах, лазающих в рыжей головке. Знал только, что их гнездо не стоит ворошить во избежание последствий. Адонис просто не заметил, как эти тараканы уже всполошились и вышли из-под контроля. Он даже не сразу понял, что невеста уходила из дома в одно и то же время ежедневно, а после долго сидела над книгами. Не просилась на работу, и ладно - "Мужское это дело".
  Наутро очередного дня в дверь постучался курьер, встретил его оскал и красные глаза из темноты дверного проема. Невозмутимо разбирающий бумаги парень даже не взглянул на своего клиента, просто отдал бланк на подпись, забрал подписанное, отдал коробку и ушел, продолжая читать такой-то документ. Очередная посылка не принесла ничего, кроме ненужного хлама и, распаковав ее, Кай думал бежать искать таинственного носителя легионов, как из комнаты выбежала принцесса в одной короткой ночнушке, метнулась в ванную, обратно и бросилась на Кая.
  - Кай! Спасай! Я опаздываю в университет!
  - И что ты хочешь от меня? - не понял демон. Повиснувшая на шее девушка, мягко выражаясь, заставила опешить.
  - Донеси меня до университета! Я знаю, какой ты быстрый! - торопливо просила она уже из своей комнаты, где переодевалась. Пока она надевала верхнюю одежду, Кай согласился.
  - Ладно, мне не сложно. Но выходить придется через крышу, за домом ведется слежка.
  Нинель нахмурилась, и, не задавая вопросов, кивнула. Нечто подобное она и предполагала, когда к их дому зачастил тот следователь.
  Уже на крыше Нинель испытала легкий страх, который прошел, когда хвост бережно обвил ее талию и приподнял над поверхностью. Пушистый кончик щекотал шею.
  - Ну что, принцесса, полетаем? - глумливо спросил юноша
  - А маршрут полета знаешь? - в тон ему ответила принцесса.
  - Конечно, раз я там был, то точно знаю, как туда попасть! - Гордость демона за отсутствие топографического кретинизма физически ощущалась.
   В лицо ударил воздух. Стараясь не слишком петлять и рассчитывать прыжки, чтобы обходиться без переворотов, Кай достиг учебного заведения в рекордные сроки.
  - Путешествуйте демонами нашего дома, - посмеялся бес напоследок и оставил принцессу на заднем дворе, по фонарным столбам удаляясь искать легионы.
  А встрепанная студентка поправила одежду и поспешила в здание, успев как раз со звонком войти в кабинет. И только сев за стол и раскрыв тетрадь, она невольно покраснела, вспомнив как бегала у парня под носом практически в нижнем белье, прося "подбросить"; находилась так близко, что их носы едва не соприкоснулись. Краска смущения сошла с лица вместе с пониманием того, что Кай не смутился и не ерничал от ее действий. Его образ в меховых штанишках всплыл в воспоминаниях, и Нинель выдохнула свободнее.
  "Он не человек, все время об этом забываю", - улыбнулась она, делая первые записи лекции и не зная, что нелюдь, о котором девушка думала, чуть не навернулся с крыши, потеряв концентрацию - он тоже вспомнил сумбурный сбор принцессы.
  
  Ни один из поврагов не подозревал о портале, открывшемся за день до этого, из которого вышли люди в храмовых рясах пораженные открывшимся им миром. Новые попаданы до срока оставались незамеченными.
  4 глава
  В середине дня вернулся Адонис, злой и усталый. Ему недоплатили за временную работу грузчиком, за это хозяину грузовика пришлось искать себе новый грузовик. К тому же ему отказали в дальнейших подработках на том месте. Наверное, не стоило пинать тот столб. Именно он упал на машину, разбив ее, а отлетевший бампер чуть не убил его работодателя. Выжил, приходил в себя в больнице.
  Одно хорошо - не пришлось платить. Никто не видел причину падения столба.
  Несмотря на череду неудач и неожиданно пустую квартиру, настроение рыцаря поднялось. Ему позвонили. Те самые люди, которых он спас от грабителя, и к кому пытался устроиться на работу - попросили Адониса прийти к ним.
  К вечеру того дня вернувшихся домой жильцов квартиры семьдесят семь, дома номер сорок ждали ошеломляющие новости.
  - Меня приняли на офисную работу, - сам не веря в произошедшее, произнес Адонис.
   - Ух ты! - восхитилась принцесса и бросилась поздравлять, обнимая жениха за шею.
  - Как же тебя взяли и кем? - спрашивал черт, ехидно предполагая, - Испытателем незаконных препаратов? Ковриком, мальчиком для битья? Не говори, я знаю - уборщиком!
  - Менеджером по персоналу, - огорошил рыцарь.
  Демон удивленно поднял правую бровь. А принцесса добавила писка радости: "Я знала, что у тебя все получится!"
  Рыцарь в ответ пожал плечами, кивнул и собрался идти в душ, но его остановила следующая фраза демона.
  - Сегодня я почувствовал легионы, но не смог найти их источник.
  Неожиданно серьезный голос не вязался с приклеенной на лицо улыбкой, бес отвернулся к экрану и не смотрел на рыцаря. Создалось впечатление, будтто он говорит сам с собой.
  Адонис замер на полушаге и нахмурился.
  - Это же хорошо, да? - Без воодушевления проговорила принцесса.
  - Нет, не хорошо. Мне кажется, носитель снова человек, и твой жених не даст мне его убить, - Обратился к ней демон и повернулся к рыцарю. - Не дашь же?
  - Конечно не дам!
  - А если это ублюдок, убийца и тому подобное?
  - То он все равно не должен становится частью темного ритуала!
  - Я понял, - Кай вновь отвернулся к экрану и спросил. - А если вам не придется брать на себя этот грех. Если я вернусь домой один?
  Адонис среагировал моментально. Подошел вплотную, взял за узкое плечо и поднял со стула. Демон зашипел от боли и оскалился. Нинель вскочила, собираясь остановить парней, но передумала, вспоминая, во что вылилось ее прошлое вмешательство.
  - Клянись! - потребовал рыцарь, встряхивая беса.
  - Клянусь врезать тебе! И сделать это сейчас!
  - Клянись легионами!
  - Чем!? - Кай дернулся, едва не вывихнув себе плечо.
  - Клянись легионами! Что не сделаешь этого! - угрожающе повторил Адонис и схватил второе плечо, сжав до хруста. Кай в ответ сдавил хвостом его шею, бесовы ноги болтались над полом, словно у котенка, которого подняли за шкирку и собирались тыкать носом в каку.
  - Я не буду тратить легионы на такую хрень! - зло выкрикнул демон и резко ударил ногой противнику в пах.
  Адонис охнул и к ужасу беса сжал его плечи еще сильнее. Жертва рыцарских методов допроса вскрикнула от резкой боли и сильнее стиснула хвост. Нинель больше не могла на это смотреть.
  - Адонис, хватит!!!
  Женский крик послужил сигналом - гонгом окончания раунда.
  Рыцарь скривился и отпустил Кая, который свалился на колени и согнулся пополам, сдавленно застонав. Его плечи чернели от синяков и не спешили заживать. Нинель ужаснулась раздавшемуся хрусту вправляемых суставов, после которого демон поднялся и, как ни в чем не бывало, ухмыльнувшись, убрал свой хвост с шеи титана.
  - Ты зачем это сделал? - запоздало спросила принцесса у согнувшегося жениха, который весьма красноречиво прыгал на одной ноге и предпочитал пока молчать, чтобы не пугать невесту фальцетом. Не дождавшись от него ответа, она перевела взгляд на демона. - Кай, ты же не серьезно!
  - Отчего же. Тебе тут нравится, принцесса? Можешь не отрицать. Вижу - нравится. Да и твоему суженному без войны живется куда лучше. Скажи, Доня?
  - Ублюдок! - резко выпрямился рыцарь и попытался вновь схватить черта, но тот дал по рукам хвостом и отшатнулся, прячась за принцессу.
  - Вот скажи, принцесса, - его пальцы, венчанные черными ногтями, легли на девичьи плечи. - Тебе ведь есть, что ему рассказать?
  Нинель похолодела. Она знала, рано или поздно придется поставить суженого перед фактом, но не думала, что сейчас, и не предполагала, что Кай ее сдаст. Ее острый локоток заставил демона отскочить, потирая ушибленную грудь, продолжил говорить черт уже на расстоянии от обоих людей.
  - Принцесса, расскажите своему жениху, где пропадаете ежедневно. Раскройте тайну ваших желаний.
  К Адонису вернулась способность говорить нормально.
  - Да заткнись ты! Бесово отродье! Нинель, о чем он?
  Демон улыбнулся, а принцесса, закусив губу, приняла удар на себя. Ее-то Адонис не убьет, просто накричит.
  - Адик, я поступила в университет и учусь экстерном. Я хочу выучиться на врача, - Призналась она. - Ежедневно, я посещаю занятия, пока ты занят поиском работы.
  Адонис пораженно замер. И ничего не сказал, просто развернулся, оделся и ушел проветриться, огрев взглядом: "И ты, Брут, туда же." Нинель мгновенно напустилась на виновника соры, желая придушить его или побить.
  - Зачем ты меня сдал!?
  - А не должен был? Пусть снимет розовые очки, или какие он там носит, - фыркнул бес и отвернулся.
  Нинель одевалась быстро и зло, перед тем, как последовать за женихом, она даже не взглянула на Кая. Зато перед тем, как хлопнуть дверью, крикнула:
  - Вероломный подлец!
  - И тебе не болеть! - отозвался Кай и сел на диван смотреть какой-то фильм. Сюжет он не смог бы пересказать, даже если бы захотел - мыслями оказавшись далеко.
  Следующий день напоминал осаду крепости по имени Адонис. Стоило мужчине вернуться с работы, в ход пошли бутерброды, массаж, анекдоты, заверения подумать (но не исправить) над своим поведением и слезы с причитаниями. Крепость оставалась неприступной, сохраняя угрюмое молчание, отказывалась смотреть вместе фильмы и делиться новостями.
  - А мы сегодня лягушку резали, - поведала Нинель Адонису, преследуя его из комнаты в комнату.
  - И ели? - дополнил хвостом идущий за Нинель Кай.
  - А ты знал, что у пчел пятикамерное сердце?
  - Вау, как у меня! Неужели я пчела?
  - Заткнись, Кай! Адик, ну ударь меня, если злишься, но только не молчи! - в отчаянии попросила девушка.
  - Ударь ее, нарушь рыцарский кодекс и сложи свой меч, перейди на сторону Зла! - подпевал черт, размахивая хвостом.
  Адонис всплеснул руками и скрылся в туалете, отчаявшись отделаться от назойливых хвостов. Но те не ушли, окружив дверь и, скребясь, старались попасть внутрь.
  - Адик?
  - Доня.
  - Я хотя бы здесь могу побыть наедине с собой? - спросил рыцарь через дверь.
  Нинель смутилась и удалилась в комнату, а Кай покачал головой и постучал в дверь, намекая - не уйду, пока душу не продашь.
  - Доня?
  - Чего тебе, злодеяние ходячее?
  - Ты же не сильно разозлился?
  - Уйди уже!
  - Уйду, если после того, как ты выйдешь, перестанешь изображать из себя обиженную барышню, - сложив руки, поставил условие Кай.
  - Перестану, только уйди!
  Довольный собой, демон прошел в гостиную и показал Нинель большой палец, подмигивая. Но девушка все еще дулась на него, оттого отвернулась. Проходя мимо, бес теранулся об нее боком, как уже делал однажды, и прыгнул в окно, оставляя мириться суженых-ряженых наедине.
  Ему предстояло посетить несколько запланированных мест в поисках легионов. Все планы рухнули, когда над головой завис вертолёт.
  - Да вы издеваетесь! - в сердцах крикнув, Кай поспешил убраться с поля видимости воздушных сил города. Пришлось долго петлять в поисках убежища, растрачивая драгоценное время на эту ерунду, а не на поиск легионов.
  Убежищем стал широкий подоконник жилого дома, под которым хвостатый схоронился, повиснув вверх ногами. Вертолеты продолжали летать, не давая возможности ускользнуть. Скучая, демон достал телефон, обнаружив бесплатный Wi-Fi , начал лазить в интернете. Читать про самого себя оказалось забавным. За полчаса Кай узнал, что является внебрачным внуком человека-волка и инопланетянина, что живет на Луне и ест котов.
  - Офигеть! - вынес вердикт он и резко прикрыл свой рот ладонью.
  Широкий подоконник находился почти у самой крыши, на которую пришли подростки. Черт выглянул из укрытия, без интереса осмотрел парней и двух девушек, и снова спрятался.
  - А вы слышали про демона в нашем городе? - услышал он вопрос одной из девушек.
  - Да, все знают эту городскую байку, - ответил ей один из парней, перешнуровывающий ботинки, - Вон, сколько видео в интернете наплодили.
  - Кто-то даже верит, - подтвердил второй, надежнее застегивая куртку.
  - А кто-то даже видел, - подмигнула вторая девочка в команде, расчищающая площадку от снега.
  - А кому-то пофиг, - грубо прервал дискуссию самый длинный парень.
  - Но может это фриранер или паркурщик, - предположила девушка, начавшая этот разговор. - Легенда нашего города один из нас, это было бы так круто!
  - Да-да, но раз он так крут, будем круче. Итак, все готовы! - высокий парень поднял вверх руку и в ответ все подняли свои руки. - Погнали!
  Группа молодых людей превратилась в стайку обезьян, бесстрашно пробегающих по элементарной трассе препятствий, и прыгнувших на соседнюю крышу в опустившейся тьме. Расстояние между двумя домами было как раз такое, чтобы пощекотать себе нервы, но не бояться недолетать. И так продолжалось достаточно долго, Кай даже успел дочитать посты чата, когда юноши и девушки решили рискнуть. Они ушли вправо, ближе к другому зданию, чья крыша была дальше. В принципе, не такое большое расстояние для опытного паркурщика, но что-то заставило беса отвлечься и посмотреть на этих ребят хмуро. Они перекинули на соседнюю крышу стальную трубу и пробегали по ней, совершенно забывая страховать. Пьяные адреналином, детишки не замечали, как труба соскальзывала все ближе к краю и на последнем человеке - той самой девушке - она соскользнула вниз, унося с собой молодую жизнь.
  Не успели паркурщики ужаснуться, как их перепуганная подруга влетела на крышу, кувырком приземлившись рядом с ними. А на краю, улыбаясь, стоял бледный, словно смерть, тонкий, словно трость, паренек со сложенными на груди руками и с саркастично изломанными бровями. Он улыбался, рассматривая ошарашенных людей, затем подмигнул им и спрыгнул с крыши, исчезая в неизвестность. С открытыми ртами, люди еще долго его искали, вглядываясь в темноту с крыши, но так и не нашли. Легенда приобрела новые подробности, и даже лицо.
  Кай смеялся, спеша по крышам домов, вспоминая лица тех ребят. А пока он нарезал круги, поскальзываясь на обледенелых краях крыш и увязая в холодных белых шапках, стараясь не попадаться больше никому на глаза, повраги весьма тихо выяснили отношения, результат которых бес смог увидеть, вернувшись домой.
  Адонис и Нинель беседовали на кухне, ужиная вареной картошкой с простеньким соленьем вприкуску.
  - Гляжу - помирились, - сел на стул демон, но вилку ему не дали взять.
  - Стоять! - окрысилась принцесса, отчего Кай вздрогнул и втянул голову в плечи. - Руки мыть, бегом!
  - Не знал, что они поддаются дрессировке, - усмехнулся рыцарь, успевший удержать стул, с которого сорвался черт в сторону душевой.
  - Смотря как дрессировать, - смутилась принцесса. - И что изучать. Меня до микроскопа допустили, и я до сих пор под впечатлением от глистов.
  - Не за столом, - скривился Адонис, слегка позеленев. Его принцесса успела впечатлить рисунками и видео на тему паразитов.
  Кай отфыркался над раковиной, показал отражению язык и заметил, что у него шатается один клык. Без жалости вырвав его, черт вышел из душевой. Положив результат мойки рук на стол, сел и подтянул себе тарелку с порцией картошки.
  - Что это? - взяла Нинель в руку тонкий длинный зуб.
  - Угадай, - широко улыбнулся бес, демонстрируя прореху.
  - Нинель, брось бяку! - скомандовал Адонис. - Кай, ты как зуба умудрился лишиться?
  Демон пожал плечами.
  - Сегодня снова за мной вертолёты носились, ударился где-то.
  Адонис забрал зуб, который к своей челюсти, сравнивая, приставляла Нинель, удивляясь длиной и белизне клыка.
  - Это как же надо было удариться? Да можно полдня бить тебя по роже, а зубы целыми останутся! - со знанием дела поведал Адонис.
  Кай вильнул хвостом. Игнорируя дальнейшие расспросы, он занялся едой и погрузился в себя, не замечая ничего вокруг. Даже когда рыцарь потянул его за рог, черт не обратил на это внимание, до того момента, пока рог не отвалился.
  Адонис шокировано уставился на кусок рога в своей руке, перевел взгляд на стол, на пофигически воспринявшего потерю демона, и на не менее удивленную, чем он сам, Нинель.
  - Может посадить на клей? - предложила она.
  - Тащи, - беспечно отозвался Кай и забрал из рук героя свое кровное. - Закрой рот, а то муха залетит, отложит личинки, и те захватят твой мозг и завоюют мир!
  - Че за чушь ты городишь? И почему у тебя рог отвалился? Тоже ударился?!
  - Ага.
  Нинель принесла клей. Вставать на место рог не хотел, и Кай предложил замотать его скотчем. Будто испугавшись участи заложника клейкой ленты, кусок приклеился.
  - Чур сегодня я выбираю фильм! - объявил бес и поспешил занять место на диване перед экраном.
  Повраги сели за киносеанс перед тем, как лечь спать, а в городе началась короткая полицейская операция по поимке сумасшедших, утверждающих, будто они из другого мира и пришли вернуть своего Мессию домой, дабы он продолжил вести их в бой против Зла. По их словам Зло тоже потерялось, как и невеста искомого героя. В общем, умалишённые искали трех персонажей сказки, приставая к мирным гражданам и потряхивая перед ними мечами и амулетами, за что и были переловлены полицией в течении недели.
  Об этом Кай не знал. Поутру, проводив поврагов до двери, он сел за компьютер, наткнулся на статью о событиях ночи, но не предал им значения. Зато нашел развлечение.
  Черт долго смотрел на найденный чат городских слухов. "Gorod.ru" не отличался особым дизайном или красотой, да и пользователей у него было немного, но такая скромность привлекла сильнее ярких логотипов и обилия народа. Играть со всем городом весело, но в маленькой компании все же веселее. Да и в списке нашелся пункт знакомства с людьми на улице. Так как с его внешностью познакомиться и подружиться сложно (хотя, наверное, это проблема характера), Кай решил познакомиться в интернете.
  Регистрация прошла успешно и допустила нового пользователя до вожделенного общения.
  Новый пользователь.
  Демон вошел в чат.
  Нуиза: Ого! Как раз демона мы и обсуждали)))) Добро пожаловать!
  БлэкКэт: Бро! Друг!
  ПуФустик: Свежее мясо!
  Ирбис-кун: Ня!
  Кай усмехнулся, от него ждали реакции, которую черт не проявлял, продолжая игнорировать клавиатуру и наблюдать, сложив руки на груди.
  Нуиза: Молчаливый демон, ответь нам.
  ПуФустик: Может, отошел?
  БлэкКэт: Школоло?
  Ирбис-кун: Возможно((((
  Нуиза: Жаль, надеялась на пополнения рядов. Попросите админа его удалить.
  Кай не стал больше тянуть с ответом и, мысленно хихикая, написал следующее:
  Демон: Наблюдаю.
  Ирбис-кун: Оно ответило\(?_o)/
  Нуиза: Привет, демон. Мы обсуждаем городскую легенду с хвостом и рогами. Ты знаешь что-нибудь о нем?
  БлэкКэт: Если ты не школоло, ответь.
  ПуФустик: А может он и не знает кто это?
  Демон: А может я тот демон и есть.
  Кай приготовился к бурной реакции, но вместо слов увидел забавные рожицы.
  Ирбис-кун: ?_o
  ПуФустик: ???
  Нуиза: ? ? ?
  БлэкКэт: @_@
  Затем обрушился шквал обвинений на пару листов, повествующих о завравшихся и зарвавшихся малолетках, выдающих себя за других. За все время этого бурного обсуждения его личности бес не написал не строчки. Ждал, пока все остынут, иначе могло быть не так интересно. Наконец наступило затишье, а через пару минут написал пользователь с ником "Нуиза".
  Нуиза: Демон, почему молчишь?
  Демон: Наблюдаю.
  И снова тишина, людишки переваривали.
  БлэкКэт: Он над нами издевается!
  Демон: Не без этого.
  Ирбис-кун: Как настоящий демон (*^^*)
  ПуФустик: А вдруг настоящий?
  БлэкКэт: И прилетел на летающей тарелке)))))
  Ирбис-кун: Выбрался из японских мультиков! Ня! ))))
  Нуиза: Сбежал от ученых!
  Демон: Не угадали.
  Тишина после его ответов стала традицией.
  Нуиза: Ты правда демон?
  Демон: Да.
  Нуиза: Настоящий?
  Демон: Да.
  БлэкКэт: Докажи!
  Ирбис-кун: Я тоже хочу доказательств!
  ПуФустик: Присоединяюсь.
  В квартире семьдесят семь раздался смех. Кай облизнул губы, решая продолжить игру, перенеся ее в реал. И заодно выполнить пункт двадцать два из списка - сделать доброе дело для нескольких незнакомых людей.
  Демон: Где?
  БлэкКэт: В смысле где?
  Демон: Назовите место.
  Пользователи "Gorod.ru" замолчали надолго, явно переписываясь в ЛС , обсуждая и выбирая место. Ответила Нуиза, лидер компании чата.
  Нуиза: Коломенское. Появись там, через час, и мы поверим. Понаблюдай за нами там!
  Демон: Ждите там.
  Демон покинул чат.
  Потянувшись и одним движением оказываясь на спинке стула, Кай посмотрел на часы и сразу прыгнул к окну.
  Группа молодых людей стояла в ожидании чуда, которое все никак не происходило. Их стало больше чем четыре - присоединились остальные участники чата. Большинство кривилось от скепсиса, кто-то оглядывался в поисках демонической активности. Демона описывали как черную тень, скользящую по крышам, и они ждали тень, поэтому не сразу обратили внимание на странного юношу, оседлавшего башню, который смотрел точно на них. В начале его заметил лишь один человек из собравшейся группы, затем смотрели уже все. Странный юноша встал, необычно плавными движениями шагнул на самый пик и стали видны его длинный хвост, змеящийся не по направлению ветра, а по желанию хозяина, и рога.
  Но все это можно прицепить: и хвост, и рога, однако так высоко и далеко прыгнуть, растягиваясь в воздухе, не мог ни один человек. Демон исчез так же неожиданно, как появился.
  Приготовленные для съемок мобильники не сделали ни одного кадра, а ошарашенные ребята, отошедшие от шока и вернувшиеся домой, обнаружили одну единственную запись в чате "Gorod.ru" от пользователя с ником Демон.
  Демон вошел в чат.
  Демон: Я вас видел.
  Демон вышел из чата.
  Вечером Кай обхохатывался, представляя тех ребят и их моськи. Но в чат не заходил, чтобы не портить впечатление. Он с удовольствием поведал о своей шутке Адонису, который лишь отмахнулся, и Нинель, укорившая его после рассказа.
  - Тебе доставляет удовольствие дурить людей?
  - О нет, принцесса, мне доставляет удовольствие наблюдать их реакцию, люди интересные и сложные, - честно признался бес, составляя новый список слухов, которые собирался проверить завтра. Сегодня он облазил Коломенское, и снова ничего не нашел.
  5 глава
  Всю ночь Кая мучил жар. Он вставал, шел на кухню, едва не будил Адониса своими неровными шагами пьяницы, пил воду и уходил к себе, где забивался в угол кровати и еще долго метался, задыхаясь разогретым воздухом. Открытое окно немного спасло положение. Подобранный с подоконника снег послужил компрессом, но быстро растаял, смочив волосы.
  Болела голова и очень сильно. Она горела огнем, будто ее облили бензином и подожгли. Терпеть сил не осталось. Демон ушел в душ, включил холодную воду, позволив ей течь по голове и телу. Вспомнилось, как Адонис точно также пытался снизить ему температуру. В тот раз это не удалось.
  Бес сполз по стене и закрыл глаза, надеясь на избавлении от боли по пробуждению.
  Утром нашла его Нинель, едва такой находкой не заработав удар. Услышав шум воды, она, естественно, не стала беспокоить находящегося там беса, но через полчаса он не вышел, и девушка постучалась. К ее удивлению, дверь оказалась не заперта - от напора приоткрылась. В душе сохранялась тишина. Вода продолжала литься, и Нинель решила, что один безответственный хвостатый тип просто не выключил кран. Смело открыла дверь и едва не закричала.
  Что можно было подумать, увидев синюшную бледность юноши, полулежащего в углу душа, с синих губ которого стекала ледяная вода? Выключив воду, Нинель прикоснулась к демону, ужасаясь, какой он холодный. Панику прекратило едва заметное дыхание - грудная клетка беса медленно поднималась и опускалась.
  - Кай, проснись, Кай! - Трясла она его.
  К ее облегчению, веки дернулись, и красные огоньки глаз посмотрели на девушку.
  - Что, принцесса?
  - Это ты мне скажи, что? Господи, какой ты холодный! - Ее голос дрожал, как и руки, которыми она ощупывала мокрую голову и влажные плечи. Перепуганные глаза искали раны, которые могли привести к такому положению дел, но не находили.
  - Я в порядке, - сделал попытку отстраниться бес, за что едва не получил затрещину.
  - Сиди! - Нинель повернула алый кран и заставила Кая греться под струями воды, пока не увидела, как его кожа приобретает прежнюю бледность.
  - Вообще-то, я голый.
  - Вообще-то, вчера мы видели вскрытие голого мужика, и трех студентов, и одного преподавателя стошнило, - в унисон ответила юный медик, запоздало покраснев. С пришедшей уверенностью, что угроз жизни нет, к ней вернулось понимание стыда, и принцесса вылетела из душа, не зная, куда теперь бежать и чем себя занять.
  Кай провел рукой по голове и растерянно провел еще раз. Рога шатались как молочные зубы. Нинель как раз определилась с занятием и готовила завтрак Каю, когда услышала, как тот напевает самосочиненную песенку:
  Жил был у бабы черненький козлик!
  Раз-два! Раз-два!
  Жил не тужил, гулял и шалил!
  Раз-два! Раз-два!
  Однажды, скотина, взял - изменил!
  Раз-два! Раз-два!
  Бабе он очень не угодил.
  Раз-два! Раз-два!
  В сенях заточила баба топор!
  Раз-два! Раз-два!
  К нему, к холеному, за забор!
  Раз-два! Раз-два!
  Следствие ножки и рожки нашла!
  Раз-два! Раз-два!
  Вот так, дети, не стало козла!
  Раз-два! Раз-два!
  
  Напевал Кай, раскачивая рога. С глухим шелестом разрушаемых легионов украшение, которое демон носил почти с рождения, отвалилось.
  Зашедшая узнать, не сошел ли Кай с ума, Нинель увидела беса, но уже без рогов, зато с лысиной на местах их прежнего произрастания. Пара секунд и уже все заросло густыми черными волосами, а вздыхающий над утратой черт встал, за это получая полотенцем по голове.
  - Прикройся!
  Кай прикрылся и ушел к себе, радуясь облегчению после жара, за ним по пятам шла принцесса. Отдернув себя, ушла на кухню, где походила кругами, проверила трижды время и, убедившись, что до начала занятий еще час, глубоко вздохнув, отправилась к двери беса, надеясь, что он успел привести себя в божеский вид. В комнате Кая сохранялась тишина, порождавшая мысли о глупости демона, едва не замерзшего и выскользнувшего через окно, дабы шокировать окружающих остатками демоничности.
  На стук никто не среагировал, и девушка собиралась уйти, позже отчитав не берегущего себя беса и спросить про рога, как неожиданно дверь открылась, явив ей хозяина уже в джинсах, но от того слегка более в непотребном виде. Вернее, в готовом к употреблению, как отметило сознание. Влажные волосы растрепаны, в глазах черти, торс голый, пуговица на джинсах компрометирующе расстёгнута, обуви нет, на теле бисер капель. Вопрос о рогах забылся.
  - Ты что-то хотела, Принцесса?
  - Поговорить, - выдавила она, в раз растеряв всю уверенность в себе.
  - Говори.
  Ниель закусила губу и попыталась подобрать слова, но никак не могла начать.
  - Может, я войду, а то... ну...
  Брови Кая поползли вверх.
  - Ни в коем случаи, - резко отказал он. - Ты даже не представляешь, какие секреты может скрывать мужская комната. Сколько разврата, похоти и девственниц помещается на трех метрах. А уж порно журналов и подавно, поэтому я не могу тебя пустить в свою комнату для твоего же блага. А во благо девственниц, должен вернуться к ним. Кстати, ты вроде еще не имела такого опыта, так что, если хочешь, то можешь войти, - отстраняясь и протягивая руку в приглашающем жесте.
  Нинель залилась такой дико кислотной краской, будто собиралась соревноваться в оттенках с вареными раками, и полетела обратно на кухню, силясь скрыть это безобразие руками.
  Кай хмыкнул и вновь скрылся за дверь. А Нинель успокоилась и укорила себя за такую легкую победу черта. Ведь она знала, ничего из перечисленного в комнате демона нет. Но каждый раз, когда он касался интимных тем, это смущало ее. Удивительно, но притом же самом просмотре кино с откровенными сценами она могла легко обсудить такую деталь с Адонисом, еще и посмеяться. А если при просмотре подобного фильма участвовал Кай и едко комментировал происходящее на экране, то ее едва ли не трясло от смущения. Может, все дело в его комментариях?
  Девушка потерла лоб и, обратив внимание на часы, вскрикнула - она опаздывала. Пришлось в спешке собираться.
  - Кай, завтрак на столе!
  Услышав хлопок входной двери, Кай отправился на кухню. Не смотря на полное отсутствие голода и присутствие кома в горле, он съел завтрак. Понадеявшись на остывание пыла принцессы к вечеру, бес не стал скрываться, оставшись в гостиной и по причине неофициального больничного сел смотреть фильмы до самого вечера. Однако Нинель, вознамерилась разобраться в пробеме и, вернувшись домой, накинулась на него с вопросами, сев рядом на диван.
  - Кай, почему у тебя отвалились рога? - сразу спросила она.
  - Мне перестали изменять.
  - А ты с кем-то спишь?
  - А почему ты задаешь вопрос таким тоном? Хочешь быть этим кем-то?
  - Я не... об этом, - растерялась принцесса.
  - А о чем?
  - О пушистых штанах, коже, когтях и рогах.
  - Велика потер... - попытался отшутиться демон, но его грубо прервали
  - Ты сам говорил, у демонов есть такая казнь.
  - Говорил, и...
  - И что демоны становятся инвалидами и умирают.
  - Не умирают, а их убивают...
  - Как ты можешь так спокойно к этому относиться?!
  - Да постой ты! Причем тут мое отношение?!
  - Это похоже на подписанный приговор! Кай, что ты с собой делаешь? Почему молчишь? Тебе плохо? Так скажи нам об этом!
  Нинель напирала, загоняя демона в угол, а, как известно, даже мышь в таком положении начинала кусаться. И он укусил: неожиданно, подло, предварительно опрокинув и навалившись сверху.
  - Мне кажется, ты забываешься - я демон! Я не обязан давать ответы, не обязан!
  Соскользнув с девичьего тела, бес скрылся у себя, а Нинель продолжила лежать на диване, смотря широко распахнутыми глазами в потолок. Вначале ей казалось, будто плечо откусили, стало до чертиков страшно тянуть к ране дрожащую руку. Подушечки пальцев ощупали царапину, нащупали бисеринки алых капель и точно такие же, но прозрачные, полились из глаз принцессы.
  Демон услышал, как девушка заплакала, но не вышел, напротив - забился в угол комнаты и обвил себя хвостом.
  Именно в этот момент вернулся Адонис. Оценил состояние принцессы и сразу ломанулся в левую спальню, собираясь свернуть ублюдку шею.
  - Кай! Что ты сделал с Нинель!!!
  - Ничего, - ответил ему комок раскаянья из угла. На бесовой душе скребли кошки, закапывая нагаженное, однако это не мешало ему отвечать как обычно. - А вот что делаешь ты, врываясь без стука? Вдруг бы я был не один?
  - Вспомнил бы, что я - рыцарь, и с удовольствием бы забрал девицу из твоих загребущих лап!
  - И получил бы уже от Нинель, - горько усмехнулся демон и вновь опустил голову на острые коленки.
  Адонис растерялся, он не ожидал увидеть поврага таким... жалким. Потеряв настрой рвать и метать, рыцарь выглянул в гостиную и не нашел глазами принцессу заволновался, но услышав шум воды со стороны кухни - успокоился. Вновь вернув взгляд к черной растрепанной макушке, Адонис только тогда заметил изменения в облике демона. Это казалось слишком невероятным, и требовало немедленного подтверждения.
  Кай резко напрягся, ощутив чужие руки, ощупывающие его голову. Демонический рык едва ли мог напугать тренированного бойца, рыцарь продолжил исследовать голову врага, и не находил ни сколов, ни других неровностей. Будто ничего и не было.
  - Кай, где твои рога?
  - Нужны? Держи, - протянул демон потерянный "венец".
  В руках рыцаря оказались два рога, один склеенный клеем, второй целый.
  - Что за хрень? И не надо мне тут шуток про измену, Кай.
  - А ты не понимаешь?!! - вскочил на ноги демон, напряженный и яростный, он выглядел устрашающим. - Легионы, они заканчиваются! Их почти не осталось!!!
  На крик в комнату вбежала принцесса. В ее глазах еще стояли слезы, но беспокойство за парней, которые могли поубивать друг друга, пересилило недавнюю панику от поступка Кая. Демон тут же отвернулся и вновь сел в угол, как наказанный и на всех обиженный ребенок. Растерянный рыцарь смотрелся на этом фоне как строгий воспитатель с указкой. Роль указки успешно играл зажатый в кулаке рог.
  - Нинель, - обратился Адонис к невесте. - Это он тебя поцарапал?
  Девушка замялась. Она не знала, как ответить, вместо нее ответил Кай:
  - Не поцарапал, а укусил! - и встал.
  - Что?!
  Не успел рыцарь возмутиться, как Кай просочился мимо и начал одеваться, пытаясь удрать из квартиры как можно скорее.
  - Стоять, - успел схватить его за шиворот инквизитор. - Я с тобой еще не закончил!
  - Закончил! - Огрызнулся демон и покачнулся, едва устояв на ногах. - Я не должен объяснять! Легионов почти нет! Их нет! Скоро они закончатся! А значит и шанса попасть домой скоро не будет! Ты это понимаешь?!! Мы не вернемся домой!!!
  Бес рычал, наступая, затем резко развернулся, сунул ноги в сапоги и вышел через дверь, на ходу натягивая шапку. Его хвост втянулся под куртку, обвив талию, словно канатный бронежилет.
  Адонис было побежал следом, но у самых дверей плюнул и пошел к окну, из которого увидел выходящего из подъезда обычного паренька в серой шапке и ношенной куртке, так легко смешавшегося с толпой, будто вовсе и не был демоном. Иллюзия развеялась, стоило углям глаз обжечь рыцаря яростным взглядом.
  - Нинель, что произошло? - обернулся к ней рыцарь. - Он правда тебя укусил?
  Царапинка, оставленная зубом, не походила на укус, да и Нинель не хотела говорить о случившемся, не подумав, поэтому промолчала. Адонис глубоко вздохнул и выдохнул. Умение держать себя в руках никогда не являлось его сильной стороной.
  - Расскажи мне. Я обещаю сдерживаться, что бы ни случилось.
  - Я не знаю. Я начала задавать вопросы, и он неожиданно бросился на меня и поцарапал. Ну, не бросился, просто опрокинул. Пригрозил, что не обязан отвечать на вопросы.
  - Какие вопросы? - как и обещал, рыцарь сдерживал напор эмоций, которые жаждали разрядки в виде синяков одного черта.
  - О рогах, о когтях, и этим я его обидела.
  - Либо он обезумел.
  - Это всего лишь царапина! Обидно, конечно, но не думаю, будто Кай реально сошел с ума, как демоны из твоих историй.
  - Я рассказывал тебе реальные истории о реальных случаях в бою.
  - И Кай им не соответствует.
  Адонис не выдержал и закричал:
  - Почему? Объясни мне!! Почему ты его защищаешь?!!
  - Не кричи на меня! Я просто верю в его желание быть нашим другом!
  Рыцарь скривился. Он не знал, как донести до девушки, проникшейся симпатией к тьме, как ужасен объект ее положительных эмоций. Ему тоже хотелось верить в лояльность их сожителя, но верилось с трудом и со скрипом.
  - Нинель, Кай не просто демон: он тот самый демон, и этого не изменить. Сегодня ты должна была это понять. Он кажется добродушным, но на деле он безжалостный убийца.
  - Ты себя убеждаешь или меня? - принцесса сложила руки на груди, ойкнув от неприятных ощущений в царапине. С грустью она провела пальцем по другой - длинной, появившейся при попытке сбить бесу температуру. - Мне кажется, ему было больнее.
  - Да пойми же ты! Он нам не друг!!
  - Он нам не враг!!
  Представитель света схватился за голову. Продолжать этот разговор было бессмысленно, и мужчина сел за рабочие документы, пытаясь отвлечься от произошедшего и не думать о том, что придется сделать, если демон взаправду сошел с ума.
  Если бы в тот момент рыцарь увидел Кая, то действительно решил бы в пользу безумия. Кай замер на середине пути, набрал столько воздуха, сколько влезло в его легкие и еще чуть-чуть. Запрокинул голову и закричал. Он кричал так громко, что камушки на крыше задрожали, а у ближайших к зданию машин включилась сигнализация. Он кричал, обняв себя за плечи и падая на колени. Кричал, смешивая человеческий голос и демонический. Кричал, пока его крик не сошел на предсмертный хрип, выплевывающий остатки воздуха. Только тогда он упал и весь сжался, очень тихо, будто боялся, что его услышат, прошептал: "Помогите..."
  Люди говорят: "безнадёжно - это когда на крышку гроба падает земля. Остальное можно исправить". Его случай - одна большая неисправность. Кого он обманывает? Кто ему поможет?
  Дыхание подло свистело и стало слишком частым. В голове помутнело, и мысли разбежались, как всполошенные тапком тараканы. Нужно было идти, но куда и к кому, Кай не решил. Нет, решил. Лишь один его знакомый достаточно близко посвящен в его медицинские особенности.
  "Он сможет помочь?" - пронеслось в голове.
  
  Телефонная трель заставила Адониса отвлечься от заполнения документа. Не глядя на номер, нажал на кнопку и проговорил дежурное: "Слушаю", - в трубку.
  - Это Герман! - Панический голос врача не настраивал на приятный разговор. - Тут Кай, и он ломает мою аппаратуру, и.... СТОЙ!
  Послышался звон стекла, рык, и знакомый демонический глас.
  - Я предупредил тебя, не звонить им! Умереть хочешь, человек?!
  - Приезжайте! Я на Ленина восемнадцать, в подвале! Быстрее!.. Кай, остановись!!! Нет!!!
  Дальше неразборчивые звоны и хрусты, сыгравшие на воображение рыцаря в пользу красочной картины кишок на люстре и крови на полу. Звонок прервался, и рыцарь в мановение ока содрал со стены меч и быстро оделся. Он собирался уже выбежать из квартиры, когда его локоть поймали девичьи пальцы.
  - Я иду с тобой.
  - Ты сидишь дома! - прикрикнул на нее Адонис, но эффекта это не возымело.
  - Нет, если Кай действительно сошел с ума и действительно стал чудовищем из твоих рассказов и представлений, то я должна это увидеть и больше не питать иллюзий.
  Ударив себя по лбу, рыцарь решил, что с ним ей будет безопасней. Вдруг бес вернется, а Нинель будет одна.
  Добирались до места в молчании. Долго искали полевую операционную, нашли за одной из дверей.
  Им открыл Герман. Ученый был весь встрепанный, в разорванной одежде, с синяками от хвоста на шее, но живой.
  - Я с ним еле справился, - выдавил он, пропуская мужчину и девушку в помещение.
  От сказанных слов Нинель прижалась к жениху, который опустил меч, тоже поняв значение слов. Жив демон или нашел свой бесславный конец? Помещение выглядело как постановка к постапокалиптическому фильму: все расколото, разбито, сломано, осколки хрустели под ногами, в углу расчищенная от хлама кровать, а на ней...
  - Забирайте свою "прелесть", и больше не подпускайте его ко мне в таком состоянии, - Раздраженно заявил доктор.
  Иномиряне нерешительно приблизились к лежащему на больничной койке Каю, спящему, безусловно живому. В руке черта стоял маленький расширитель, под кожу шла нить капельницы.
  - Вены очень глубоко. Не придумал иного способа до них добраться, - объяснил врач, осторожно приводя в порядок руку пациента. - Когда он пришел, я думал, случилось нечто непоправимое, а когда понял, что именно произошло на самом деле, пришлось познакомиться с не самой приятной стороной характера вашего друга.
  - А что именно произошло? - Нинель вышла из-за спины рыцаря.
  - Нервный срыв, полагаю. Я думал, вы и сами поняли.
  Адонис неожиданно шарахнулся в сторону от кровати и отодвинул от нее принцессу, заявив:
  - Безумие у демонов обычное явление, а безумный демон - мертвый демон. Таких свои же сородичи драли на куски.
  - Ну-ну-ну! - успокоил его Герман, поворачивая голову спящего на бок, снимая присоски проводов. - Посмотрите на ЭЭГ , активность вернулась в норму перед сном. Это было обычное нервное перенапряжение. От подобной ерунды с ума люди не сходят.
  - Люди нет, демоны да! - продолжал гнуть свою линию Адонис.
  - Но какова причина, от чего случился срыв? - Нинель снова вышла из укрытия.
  - Это вы мне скажите, - чуть повысил голос нелегальный врач. - Вы из одного мира, из одной квартиры, и должны знать о нем уж точно больше меня! Смотрите! Видите, линии, те что прямые, - протянул им ЭЭГ Герман и пояснил, - У людей они активные, а у Кая нет. Но в момент, когда он пришел ко мне, они были активны даже сильнее, чем у человека. Могу лишь предполагать, возможно, Кай не в состоянии воспринимать некоторые эмоции. В его мозгу отделы, отвечающие за эти эмоции, предусмотрены, но при их возбуждении происходит сбой. Вспомните, говорил он, о чем-либо в тот момент?
  - Легионы, - вспомнил представитель добра, - он повторял "скоро они кончатся", "мы не вернемся домой".
  - Вот и причина, - Герман подал верхнюю одежду, дабы друзья одели Кая. Им оставалось только послушаться молчаливого указа, а доктор продолжал, - Если в двух словах, виденное вами - это выход накопившегося напряжения. Кай искал легионы и непрерывно нервничал из-за их отсутствия...
  - Разве он нервничал? Смеялся, да и только, - попытался возразить Адонис.
  - Юмор - это убежище, в которое прячутся умные люди от мрачности и грязи , - возразил цитатой Герман. - Возможно, он выработал именно эту защитную реакцию, раз шутил в серьезные моменты. Некоторые люди во время таких срывов совершают чудовищные поступки, а раз у демонов еще и предрасположенность, то хочу заметить - у Кая неслабый самоконтроль.
  - А если его самоконтроль не справится в следующий раз...?
  Герман покачал головой и не дал закончить фразу рыцаря словами:
  - Никак не пойму, как вы друг к другу относитесь, - сам себя спросил нелегал и передал пузырьки в руки принцессы, - Это на случай повторения концерта. Таблетки для успокоения, а ампулы, если иного выхода не будет - снотворное. Хотел бы я порекомендовать ему больше отдыхать, но если он не найдет легионы...
  Герман резко осекся, в его голове прозвучали слова Кая, которые тот изрыгал, сдавливая шею врача все сильнее: "Если ты им скажешь, я буду убивать тебя медленно!"
  - ... то может и хвоста лишиться, в нем тоже много легионов. Понимаете, тело пытается сохранить остатки частиц и отказывается от необязательных для жизни органов: защитного твердого слоя кожи (жаль не успел изучить), рогов (кстати, вы мне их не принесли?), когтей (отдайте хотя бы осколки!).
  Адонис смутился. Он-то предполагал безумие, о котором сам мало знал, лишь видел последствия; а Кай, оказывается, перетрудился, один радея за возвращение домой.
  - Так вот почему он так... - Нинель машинально коснулась царапины и грустно посмотрела на демона. - Он всегда так весел, теперь вижу, как на самом деле он переживал.
  Рыцарь выразил молчаливое согласие, но сказать ничего не успел. Врач очень хотел выгнать незваных гостей.
  - Все. Идите отсюда. Мне еще, - Герман осмотрелся, оценивая ущерб, - уборкой заниматься.
  - А долго он проспит? - Адонис не спешил брать на руки беса.
  - Завтра проснется, - расплывчато пообещал доктор и вытолкал из своей обители посторонних, едва не силой заставив забрать хвостатого разрушителя его жилища.
  Спящий Кай выглядел невинным и милым. Без ухмылки черты лица разгладились и сделались тонкими, словно нарисованными. Адонис невольно улыбнулся, оценивая подростковую хрупкость, обманувшую не один десяток врагов. Только сейчас стало понятно, как сильно все это время был напряжен демон.
  В начале Адонис думал идти переулками, но фигура в руках так сильно походила на человеческую, что рыцарь решил обойтись без скрытности и двинулся по главной улице. Если не знать, где искать, то отличия нелюди не бросались в глаза.
  - Он точно в порядке? - беспокоясь, спросила Нинель, всматриваясь в безмятежное лицо.
  - Вроде да.
  Неуверенность Адониса не добавила уверенности Нинель, которая всю дорогу бегала по кругу, проверяя состояние поврага. Прохожие провожали великана с юношей на руках подозревающими неладное взглядами, как апофеоз их подозрений на середине пути встретился Саванов.
  Степан Федорович победно улыбнулся, считая, будто поймал своих подозреваемых на чем-то незаконном, но встретил в глазах людей не испуг, а раздражение.
  - Чем обязаны? - спросил Адонис человека, преградившего им путь.
  - Это следователь, который следит за нашим домом и подозревает нас в связи с темными силами, - разъяснила ситуацию принцесса, проверяя, хорошо ли спрятан хвост у демона.
  - Да. Он пытался меня арестовать за разбитые машины, - вспомнил рыцарь. - Мне казалось, тот конфликт исчерпан?
  - Да, конечно, - подтвердил Саванов и удивился от следующих действий подозреваемого.
  Адонис протянул руку для рукопожатия, отчего голова Кая слегка соскользнула с плеча.
  - Здравствуйте, - пожал руку следователь, несколько смущенный реакцией подозреваемых.
  - Извините, но нам нужно отвезти нашего друга домой. Раз тот случай себя исчерпал, а нового я не наворотил, то мы пойдем.
  - Ваш друг перепил? - с сомнением спросил мужчина.
  - Нет, у него проблемы со здоровьем.
  Степану Саванову оставалось лишь оставить свои умозаключения при себе. Он не имел права их задерживать, но мог последовать за ними, что и сделал, разочаровавшись - ничем незаконным на его глазах люди не занимались. А худой парнишка на руках бугая соответствовал фото на документах, и своим видом подтверждал ранее сказанное.
  "Если, конечно, они не усыпили несчастного, и не несут домой, где разделают на органы", - подумав в этом ключе, Саванов проводил подозреваемых до самой двери, чем заслужил взгляд бешенства от девушки и непонимания от мужчины.
  - До свидания, - напряженно попрощалась с ним принцесса и закрыла дверь.
  Одевание-раздевание беса напомнило игру в куклы, и вызвало улыбку у принцессы. В отличие от нее рыцарь хмурился. Ощущение безвольного поврага на руках беспокоило, даже немного больше возможных последствий пробуждения.
  - А он милый: не острит и не кусается, - посмеялась принцесса.
  - Когда спит зубами к стенке, - фыркнул рыцарь и уложил демона на кровать, именно к стенке зубами. - Заколебал, я его чаще ношу, чем тебя. Это нонсенс!
  - Просто он часто получает травмы и валяется без сознания.
  - Да, очень страшное Зло. Требует постоянного ухода, - иронично протянуло Добро и спросило: - Может его связать?
  - И оставить на весь день в таком положении? Он же не военнопленный! Завтра мы оба разбежимся, а ему останется лишь сломать оковы и сбежать от нас с криком: "бдсмщики!"
  - Это что за звери?
  - Это такие люди, которые играют в игру господства и подчинения. Они связывают друг друга и унижают... вот, - смущенно поведала принцесса, заливаясь краской. Девочки с ее курса порой делились такими деталями жизни, о которых Нинель не могла думать, не краснея.
  - А подробнее?
  - А подробнее найди в интернете.
  Под впечатлением от увиденного в сети рыцарь не просто отказался связывать демона, он начал кривиться при одном только упоминании связывания. Так же его стало воротить от черных блестящих одежд. Это очень повеселило его невесту, с любопытством котенка заглянувшую в экран. Инквизитор пресек это безобразие, выключив компьютер.
  
  Проснулся Кай раньше предполагаемого времени. Повраги не успели разбежаться и встретили его на кухне, куда жертва нервов шла за едой. К их удивлению демон покраснел как спелый помидор и, развернувшись на пятках, поспешил удрать в свою комнату.
  - Иногда я боюсь, что его тараканы выпрыгнут из головы и покусают нас, сделав такими же неадекватами.
  - Думаешь, не стоит с ним говорить о произошедшем?
  - Думаю, тебе не стоит об этом с ним говорить без меня. Вдруг по-настоящему укусит.
  Люди разошлись, а все еще смущенный своим недавним поведением бес вышел из комнаты, через силу поел и, не доверяя подкашивающимся ногам, вновь остался дома. В качестве развлечения включил компьютер и восстановил вкладку в браузере. Его хвост вздернулся к потолку, стоило только увидеть содержимое сайта вкладки. Вылупившись в экран, демон спросил пустую квартиру:
  - Кто и зачем смотрел сайты БДСМ товаров и услуг? - заглянув в историю поиска, у него волосы встали дыбом. - И кто и зачем искал по запросу "как правильно и крепко связать демона"?
  Кай залился истеричным хохотом, стоило представить себя просыпающимся в подобном обмундировании. Хохотал он долго, дольше, чем соседи стучали в стены, а когда успокоился, понял, что чувствует себя гораздо легче. Напряжение схлынуло, оставив слабость и способность снова улыбаться, будто ничего страшного с ним и не произошло.
  6 глава
  Кай пошевелил языком и спустя мгновение вырвал шатающийся зуб.
  - Щербатый буду. Ой, щербатый. Как камней наелся? - Улыбка в зеркало показала правоту сказанного. Рост новых зубов требовал затраты легионов, а их по ощущениям оставалось маловато. - Не раскисай, гаденыш, время еще есть. Легионов просто нет.
  Отношения с сожителями начали напоминать отношения добрых людей к забитому жизнью и озлобленному котенку, взятому в дом из жалости. На контакт Кай не шел, разговаривать не хотел, вел себя до отвратного спокойно, будто показывал, как ему жаль. К нему пытались проявлять ласку, узнать о происходящем. Однако демон не мог смотреть в глаза Нинель, и старался не оказываться с ней в одной комнате. С Адонисом вел себя скромно, и все разговоры свелись к "да, нет, легионов не нашел, спокойной ночи".
  - Кай? Открой! - постучалась к нему в дверь принцесса.
  Неохотно, но ей открыли. Демон посмотрел на ее ладонь и смущённо потупился. На ладошке лежал его зуб, который он забыл на раковине. Уже третий выпал.
  - Тоже, скажешь, ударился?
  - Нет, - покачал Кай головой и закрыл дверь.
  Нинель осталась стоять и смотреть на белый длинный зуб, по которому шли заметные трещины. Принцесса признавала - она сама не знает, каких слов ждет от черта. Зачем пытается развести его на разговор по этой теме. Ведь если вновь прижать хвостатого, то он представит реальную опасность для самого себя. И так понятно - в его волнениях виновата потеря легионов.
  - Адик, я не знаю, что с ним делать, - пожаловать девушка жениху.
  - Оставь его в покое, он отойдет.
  Адонис бросил на суженую беспокойный взгляд. В последнее время ему казалось, будто Нинель ведет себя немного странно. Вначале он сбрасывал это на сердобольность, но с некоторых пор начинал подозревать невероятное.
  "Нет, не может этого быть", - говорил он себе. - "Просто Нинель добрая. Лишь поэтому она так носится с Каем. По-другому быть не может. Для нее он как щенок или котенок, не более..."
  С такими тяжелыми мыслями рыцарь отправился на работу. Нинель, не подозревающая о размышлениях Адониса, отправилась на учебу, схватив с тарелки бутерброд. Ее декоративный рюкзачок содержал минимум необходимого для студентки, главный багаж которой носился в голове.
  Дверь закрылась, оставляя Кая одного в квартире, оторванного от жизни. Его оставляли с миссией - найти легионы. Одиночество давило и гнало на улицу, к толпам людей, которые, узнай они о его природе, бежали бы в ужасе. Желание компании приводило на крыши, наблюдать сверху за человеческим муравейником. Иногда люди замечали его задумчивую фигуру, иногда пытались поймать, иногда он им это позволял, затем наказывал за самонадеянность.
  На ладонь упал четвертый зуб.
  - Ну вот, началось, - обреченно произнес демон, продолжая смотреть вниз. Впасть в депрессию помешала знакомая фигура следователя. - Вот неймётся-то!
  Степан Федорович Саванов шел по улице к уже осточертевшему дому номер сорок. На его памяти это дело было первым по глупости, неопределенности и доли мистики. В которую невозможно было не поверить, так как сам следователь видел настоящего демона с кроваво красными глазами. Свидетели подтверждали увиденное, внося некоторые детали в дело.
  Между лопаток пробежал холодок, будто чужой взгляд пристально следил за ним. Саванов молниеносно развернулся, но никого не увидел. Передернув плечами, мужчина продолжил путь, не ведая об идущем следом демоне. Мысли вернули к первому свидетелю. Сделав очень глубокий вздох, и медленно выдохнув, следователь прокрутил в голове тот разговор.
  - Еще раз, вы говорите, что приходили в ту квартиру и видели там демона? - спрашивал он у старика, притворяющегося мастером оккультных наук.
  - Да! - старик еле дышал от воспоминаний. - Он сидел в своей комнате и...
  - У него есть комната?
  - Да, говорю же вам, он живет в квартире семьдесят семь! Не понимаю, отчего не шестьдесят шесть? А лучше шестьсот шестьдесят шесть.
  - Как он выглядел?
  Саванов четко помнил лишь глаза демона, красные огни еще снились ему в жутких снах. Помимо внешности, он хотел узнать взгляд со стороны, восприятие существа другими людьми, вступавшими в непосредственный контакт, так как в интернете встречались лишь безумные теории и восторженные посты.
  - Рога, когти, глаза горят огнем Ада, из пасти летит хула, аки нелюдь суперменный на потолке сидел! - такое описание дал тот шарлатан.
  Подозрения в связи демона и жильцов семьдесят седьмой квартиры сорокового дома обретали плоть. Следователь еще раз вспомнил того юнца, которого несли на руках его подозреваемые, и подумал, будто тот доходяга похож на демона. Выкурив сигарету, мужчина еще раз попытался сложить мозаику в менее фантастическую картину, и не смог. Ситуацию усугубляли недавние сумасшедшие, утверждающие, будто они из другого мира и пришли в этот за демоном и героем. Что ж, демон в их городе с недавних пор действительно имелся, а герой, вернее, непобедимый светлый рыцарь, походил по описанию на блондина тридцати лет, живущего походу с тем самым демоном и пропавшей принцессой, которую тот демон украл.
  Мозг закипел и едва не отключился. Сюжет глупой сказки, вот как описал эту чушь умудренный опытом Саванов. Описал и задумался - вдруг правда! Тех людей распихали по сумасшедшим домам, и на этом успокоились. Однако Степан Федорович заглядывал к ним еще несколько раз, узнавая детали.
  Помимо сумасшедших, в свидетели попали и вполне нормальные люди. Работящие и не пьющие. Они уверяли о демоне, приветливо машущего им хвостом или когтями. Одна девушка даже убеждала, будто он ее спас от падения с крыши. Дети говорили, что это существо позволило себя расчесать и повязать на хвост бантик. Даже жалобы подавались как реклама мест, в которых бес украл хлеб, упал на палатку, разозлил собаку. Показания шли в разрез с образом страшного чудовища, терроризирующего город. Скорее они подходили под описания греховодника и плута.
  Прямых доказательств, обвиняющих демона во взрывах, убийствах и прочих паранормальных бесчинствах последних месяцев, не находилось. Как, впрочем, и доказательств его проживания в семьдесят седьмой, сорокового дома, но вот связь жильцов квартиры и беса вполне могла оказаться настоящей. Да, Саванов на полном серьезе собирался поймать Кая, и плевал он на его нечеловеческое происхождение.
  Кай скривился, этот доставучий мужчина вновь ходил у их подъезда, зашел внутрь, отчего у беса вырвался смешок. Следователь вновь опрашивал соседей. В этот раз те говорили о жутком хохоте из семьдесят седьмой квартиры. Забавно, сколько своих грехов скидывали соседи на поврагов, окончательно путая настырного представителя законов, который недоумевал от обвинений в прокисании щей и измен мужей. Также он не был уверен, что черта могли бы интересовать тряпки на бельевой веревке. Ощутив себя дознавателем средневековья, а не современным следователем, Саванов сделал перерыв и собирался отобедать в ближайшей кофейне, как неожиданно увидел того самого демона, с улыбкой за ним наблюдающего с балкона. Минута. Прищур и, нет, ошибся, это тот юноша с плохим здоровьем из семьдесят седьмой.
  Отведя взгляд, Степан отправился дальше, а Кай вздернул хвост и вернулся к прерванному поиску легионов.
  В это время Адонис тяжело вздыхал под гнетом подозрений, и отложил в сторону стопку бумаг. Новая работа резко отличалась от всего, чем раньше приходилось заниматься рыцарю. Это было верно, как для родного мира, так и для этого. В отличие от карьеры воина, рыцаря, вышибалы, грузчика и выбивателя долгов, эта работа представляла из себя обращение в офисный планктон, распределяющий обязанности и контролирующего их выполнение. Труд в окружении женщин, ощупывающих весьма заинтересованными взглядами, материально скользящими по его фигуре. Другие мужчины тоже имелись, но они проигрывали по физическим данным блондину с голубыми глазами и стальными мышцами. Отчего уже на третий день накаченному руководителю пришлось помять одного сотрудника и отчитать двух сотрудниц. Причем одна из сотрудниц не изменила своим желаниям, и продолжила неустанно себя предлагать.
  Такого агрессивного самопиара от не распутной женщины ему испытывать еще не приходилось. Холодно реагировать на все намеки и "случайные" поступки (не надетый лифчик или удачный наклон в короткой юбке) становилось все сложнее.
  "У меня уже есть невеста. Не просто невеста - Нинель мой друг", - продолжал он повторять себе. Несмотря на желание, поступить по-свински рыцарь не мог. Но и с Нинель не мог. В его глазах продолжала отражаться девятилетняя девочка, которую хотелось защитить. Формально называя ее невестой, все же он не думал о Нинель в подобном ключе. При одной только мысли несчастный рыцарь чувствовал себя педофилом.
  День закончился, и пора было вылезать "петуху" из "курятника". Что он и сделал, с немалым удовольствием сбежав через черный ход. Срезав путь через темный переулок, неожиданно рыцарь услышал знакомый голос:
  - Что вздыхаешь?
  Черная тень стояла на козырьке подъезда, в ней с трудом угадывался тощий силуэт живого существа. Адонис вздрогнул, он не увидел демона, пока тот не заговорил. А заметил, лишь когда тот открыл горящие огнем глаза.
  "Ведь может же, когда хочет быть незаметным, так зачем такой цирк в городе устраивает и привлекает к себе лишнее внимание?" - подумалось представителю света.
  - Да так, с работой морока, - как можно спокойнее отозвался рыцарь, не отводя взгляда от сгустка тьмы.
  - Уже уволили? - удивились с козырька.
  - Нет. Просто думаю, как мудры моряки, не берущие в плаванье женщин.
  - Человеческие заморочки, мне их не понять.
  Черная тень спустилась на асфальт и в мгновение потеряла всю свою зловещесть. Хвост юркнул под куртку, и перед Адонисом встал молодой человек, не отличающийся от массы молодежи, снующей по улицам в поздний час: вязаная шапка, спортивная куртка, теплые штаны. Но мало кто из ушлой молодежи готов был босиком бегать по крышам и, лишь спустившись, начать надевать ботинки, до этого болтавшиеся на шее. Да и не должно быть у человека таких глаз-угольков. Впрочем, горящий в них огонь не сулил опасности, и казался просто тлеющим огарком.
  - Не думал, что ты первым заговоришь. Успокоился?
  Кай просто кивнул и дальше они пошли вдвоем. Долго сохранять молчание оказалось затруднительно. Адонис спросил:
  - Есть успехи?
  - Да.
  Рыцарь, ставший старшим менеджером, едва не поскользнулся на обледеневшей луже.
  - Только не говори мне, что легионы вновь в человеке поселились!
  - Нет.
  - Нет, не скажешь, потому что поселились, или нет, не скажешь потому что я попросил не говорить? - беспокойно переспросил Адонис.
  Бес поравнялся с рыцарем (ранее он шел чуть позади) и отсрочил ответ:
  - Позже расскажу.
  Пораженный неожиданной краткостью Зла, Добро решило оставить разговоры. Так они и дошли до дома - в молчании. И только у подъезда, при свете фонаря, Адонис заметил то, что обязан был понять еще в тот момент, когда бес спрыгнул с козырька.
  - Да ты же болен!
  Воспаленный взгляд и нездоровый румянец, который вначале был принят за укусы мороза, говорили в пользу этого утверждения. Приложив широкую ладонь ко лбу, рыцарь ощутил жар раскаленного костром камня, и вспомнил, как в прошлый раз это едва не стоило демону жизни.
  Не слушая возражений, он схватил беса в охапку и доволок до лестничной площадки четвертого этажа. Отбиться от доброты Кай смог лишь за дверью квартиры.
  - Поставь на место! - рычал нечистый. Затем, получив свободу, с трудом присел и попытался расшнуровать ботинки, но его начало качать из стороны в сторону.
  Адонис пришел к выводу, что демон именно из-за самочувствия присоединился к нему на пути домой, боясь не дойти.
  - Я помогу... - участливо предложил он и хотел было придержать трясущегося от озноба поврага, как тот окрысился.
  - С меня хватит унижений! - демон грубо пресёк попытки помочь. Он с трудом снял сапоги, оголяя грязные ступни. - Я вам не кукла! Переодеваете, кормите, может, скоро пеленки начнете менять, а?!
  - Значит, ты считаешь нашу заботу своим унижением? - не поверил Адонис.
  - Да, я не знаю, что творится в ваших головах! Вначале ненавидите, желаете смерти, а теперь насильно ухаживаете, домой волочете, не даете подохнуть! К чему все это?!
  Чужая логика шокировала своим непониманием в банальных общечеловеческих вопросах и в той же мере отрезвила. Этому способствовал вывалившийся из-под куртки хвост. Адонис вспомнил, Кай вовсе не болезненный юнец, он повелитель демонов, виновник смерти мужчин, женщин и детей. Не человек, не друг.
  - Хочешь сказать, тебя нужно было оставить сгорать живьем со сломанной спиной? Решил устроить торжество справедливости и повторить случившееся, но с плохим концом?
  - Разве плохим?!! Разве не этого нужно вам желать?!! Это было бы правильно...!
  Кай покачнулся, он задыхался от выкрикиваемых фраз, и ему становилось все сложнее стоять, но при попытке Адониса протянуть руку помощи бес с явным отвращением ударил по ней и зарычал:
  - Не трогай меня! Я не хочу, чтобы вы прикасались ко мне! Не желаю, чтобы вы помогали мне! И не могу вынести, что вы жалеете меня! Это неправильно!!!
  Демон прикрыл глаза, выровнял дыхание и задом пошел к себе, наблюдая за рыцарем сквозь решето ресниц. А оставшийся один Адонис еще долго не мог понять: "Что это, черт возьми, было?"
  Оценив шутку и без того напряженного дня, рыцарь выпил одну из таблеточек, данных Каю, и ушел в темную душевую, успокоить нервы. А то желание свернуть бесу шею становилось непреодолимым.
  Нинель вернулась в подозрительно тихую квартиру. На кухне не кипел чайник, телевизор никто не смотрел. Ее день прошел размеренно и без эксцессов, и она не ожидала подлости в его окончании.
  В душевой послышалась возня. Это было странно: кто будет сидеть там без света и не включая воду? Оказалось, в ее угол забился Адонис. Эффектно блестящий белками глаз из темноты, он заставил вздрогнуть, а криво приклеенная улыбка к лицу и тихое хихиканье приказали сознанию спешно закрыть дверь и приставить к ней стул.
  - Кай! Что ты опять натворил!!? - безошибочно определила она виновника состояния жениха и пошла к нему, разбираться.
  Кай лежал с грязными ногами на кровати, лицом к стене, и можно было бы принять его за спящего, если бы не грозный рык, раздавшийся синхронно со звуком открывающейся двери. Этот звук на мгновение унял боевой дух принцессы, но она переборола себя и переступила порог.
  - Кай... - вот и все, что она могла сказать, встретившись с раздражённым взглядом демона. - Я не знаю, что у вас тут снова произошло, но, может, поговоришь со мной?
  - Нет.
  - Поняла, ты не хочешь делиться с нами своими переживаниями, но, может, перестанешь избегать нас.
  - Уйди.
  - Кай, ты...
  - Если не уйдешь, я тебя покусаю, в этот раз по-настоящему! - хвост раздражённо ударил по грязной простыне, и Нинель ушла. Вернувшись, поставила на его стол стакан и пару таблеток, данных Германом. Адонису они помогли, тот уже пил чай.
  - Кусай, - смело предложила принцесса, протягивая руку и касаясь горячего лба.
  - Не прикасайся ко мне! - последовала незамедлительная реакция, и напряженный юноша зарычал куда громче прежнего, скаля острые зубы, среди которых виднелись четыре прорехи.
  Огорченная поражением, Нинель принесла жаропонижающее и затворила дверь.
  - Психоз продолжается, - констатировал факт инквизитор, проводящий казнь куска сахара в чае. Подумав, решил провести массовое утопление и кинул в кружку еще пять жертв.
  - Сластена, - беззлобно укорила его девушка и тоже казнила сахар в своей кружке, подтвердив. - Да, он странно себя ведет - агрессивно. Не захотел, чтобы я его касалась.
  - А ты хотела его коснуться? - саркастично изогнул бровь мужчина, вернулось утреннее беспокойство.
  - Температуру хотела измерить. Она велика, но не как в прошлый раз.
  - Ты слишком о нем заботишься, - покачал рыцарь головой и, отпив сладкий чай, укорив в этом и себя, - и я тоже. С чего вдруг?
  - Просто он совсем себя не бережет и старается на грани сил, а еще я вижу - ему плохо. Он в короткий срок потерял защиту своей кожи, и теперь все время получает травмы, он же бегает босиком. Все мгновенно заживает, но боль он чувствует, как ты и я. Затем когти, рога, а теперь... Ты видел? У него выпадают зубы.
  Адонис почувствовал боль в деснах, и проверил языком - все ли на месте.
  - Герман же говорил, что его тело пытается сохранить остаток легионов, вот и избавляется от неважного.
  - Но для Кая те же когти и рога были важны, - в рыжей головке промелькнула ужасная мысль, и она озвучила ее. - А если мы не вернемся домой, что с ним будет?
  - Не знаю, - раздраженно ответил ее жених, явственно представляя себе зомби из кинофильма, у которого рука отваливается. - Если не сдохнет, то сдадим на опыты или выкинем на улицу. Хотя я бы хотел отправить его осваивать Марс или Луну.
  - Ты же не хочешь сказать, что бросаешь его? - ужаснулась Нинель.
  - Нет! Пошутил же. Если серьезно, я не хочу и не могу. По многим причинам. Начнем с того, что Кай юн. По моим меркам он совсем сопляк - ребенок. Я не хочу и не могу его оставить - без присмотра он нагородит дел, и сам себя погубит. Вторая, наиболее важная причина - он демон. Ты можешь сколько угодно верить в его пушистость, но на деле он неуравновешен и может слететь с катушек. Мой долг следить за ним и убить, если это произойдет.
  - Ты хоть понимаешь, насколько жестокие слова ты говоришь?
  - Я говорю правду! - повысил голос рыцарь и усмехнулся, - Но, черт подери, я начинаю думать, что на эту болезненную сволочь у меня рука не поднимется. Кой толк нам его выхаживать, если затем все равно хоронить, а?
  - Адик, прекращай. Он... все образумится. Кай с самого начала был проблемным и, помнишь, с ним с самого начала было сложно общаться. Но сейчас ты смягчился, и я его уже не боюсь. Не знаю причины, по которой он так резко начал нас сторониться, но скоро, я верю - все наладится!
  Дальше Кай не слушал, накинув на голову одеяло. Сильно сжав зубы, так сильно, что один из них треснул, бес подтянул к подбородку колени.
  Его терзало нечто человеческое и сложное. Мысли путались в попытке понять. Пока пришли лишь к ряду выводов: "Стоит исчезнуть, как дела этих двоих наладятся. Их перестанет тянуть к прошлому хвостатая обуза. По сути, что они дают? Недовражду, недотепло, недоблизость, недосемью. А он дурак, раз умудряется наслаждаться этим."
  Демон перевернулся на другой бок и сжал зубы на своем запястье, ощущая солёный вкус: - "А у них есть недовраг, недодург, недочеловек. Третий лишний, подсунутый злодейкой-судьбой. Обогретый по доброте душевной врагами", - он подумал о фантастической вещи, что будь у них больше времени, они могли бы стать кем-то большим, без "не".
  "О, как бы все было просто, будь я человеком!"
  - Люди такие сложные, - сорвалось с его языка.
  Сон все не шел, и бес ощутил девичью ладошку на своем лбу - заходила принцесса проверить температуру. Слышал, как заходил рыцарь удостовериться, что черт никуда не делся. Их доброта окончательно загнала Кая в угол, и он вновь хотел оттолкнуть, но в этот раз так сильно, чтобы люди и думать забыли о заботе о нем.
  Он даже придумал способ, совмещая его с полезной для поиска легионов работой. Оставалось прийти в форму.
  Утром его еще раз навестили и, в конце концов, оставили в покое. Когда сожители рассосались из квартиры, демон вышел в зал и включил первый попавшийся канал. Выключил.
  - Але, Герман, - идея позвонить пришла с опозданием.
  - Вряд ли ты звонишь, чтобы принести извинения. Тебе нездоровится? - не удивился звонку подпольный доктор.
  - Не нужно быть пять пядей во лбу. Температура не спадает. Еще и зубы выпадают.
  - Ты звонишь пожаловаться или желаешь помощи?
  - Помощи.
  - "Аптечка" на выезде, попроси друзей помочь.
  - Нет, - моментально окрысился бес.
  - Все с тобой не как с людьми. Если спрошу о причине, ты же мне опять все разгромишь.
  - Не сегодня, но такой вариант возможен.
  - Единственное, чем я могу помочь, это сказать "все будет хорошо". Но ты и без меня знаешь - это ложь. Ищи легионы. Лекарства у тебя есть. Раз на память не жалуешься, то помнишь: что и для чего. Увеличивай дозу в пять раз.
  - Сказал господин очевидность, - фыркнул Кай. - Легионы ищу. Станет легче, и проверю одну вещицу. Но там деликатное дело, требующее деликатного подхода.
  - Могу пожелать удачи.
  - А еще клиентов о магическом дерьме поспрашивать. Спасибо за прошлую наводку. Пока.
  Закончив разговор, демон забрался на диван с ногами и вновь включил ТВ в надежде отвлечься, но неожиданно стало куда хуже. На мгновение ему показалось, будто он влил в рот кружку кипятка. Пришлось подскакивать и бежать к раковине, и пить ледяную воду. Боль не отпустила, оставила на руках кровавый след и стекла с губ.
  
  Нинель вернулась раньше положенного - отменили последние пары. Ее встретили сдавленные стоны, доносившиеся из ванной. Пару раз кто-то, метавшийся в узком помещении, задевал полку с мелочами и оттуда что-то падало.
  - Кай, что ты там делаешь? - забеспокоилась Нинель, определив виновника шумов и отметив универсальность их душевой.
  - Хм, а по звуку не ясно? Предаюсь плотской любви в одиночестве! - послышались смешки и вновь сдавленный стон.
  Девушка отшатнулась от двери, покраснев как заморский вареный рак, и тряханула руками, будто стряхивая грязь. Ее передернуло от воображаемой картины предания таким утехам в одиночестве, и теперь эта картина грозилась преследовать целый день.
  За дверью вновь раздался стон, в этот раз Кай сполз по двери вниз и весь затрясся от нахлынувших на него ощущений, в ладонь полетел очередной острый зуб. Холодный пот тек через виски к подбородку, терялся в волосах, а судороги били словно ногами, периодически добиваясь от гордой нечисти неблагопристойных звуков. А он все думал, если у него так зубы выпадают, что же тогда будет, когда хвост начнет отваливаться?
  Ощущая себе беззубым стариком, черт со вздохом начал отращивать новые зубы, но уже менее затратные. А выпавшие он сложил в коробочку. Одну из тех, которую продавали, как шкатулку Пандоры. Сложил туда свой утерянный кальций, и для большей эффектности повязал бантик из зубной нити.
  
  - Это тебе, - Кай с гордостью вручил "подарочек". Нинель с немалым ужасом приняла его, боясь стать подобием Пандоры. Пробежавшись глазами по худому юноше, она отметила его нездоровый вид, но сбросила все это на температуру. В любом случае, он заговорил с ней и не прятался в своей комнате, а это радовало.
  - А что там? - со страхом изучая коробочку, спросила принцесса.
  - Подарок для зубной феи. Слышал, если положить под подушку, можно круто заработать.
  Нинель боязливо приподняла крышку и в ужасе уронила коробку на пол, рассыпая острые демонические клыки. А Кай, гнусно похихикивая, улыбался, обнажая человеческие зубы.
  Куда бежать, кого звать, как вообще реагировать на подобное - принцесса не имела понятия, растерянная она продолжила глупо пялиться то на рассыпанные зубы, то на улыбающегося беса.
  - Эти не выпадут, - пояснил Кай. - Да и не все выпали.
  Пальцами зацепив краешки губ, он обнажил четыре оставшихся клыка, таких длинных, что впору было играть роль кровожадного вампира. И засмеялся над выражением лица рыжей белочки, в котором смешались жалось, отвращение и шок.
  Вернувшийся с работы Адонис не удивился бросившейся на его шею принцессе, но ничего не понял из ее лепетаний кроме того, что виной ее состояния является Кай. А в этом нет ничего удивительного.
  Виновник сидел на диване и смотрел фильм про роботов. На вид он был вполне здоров, однако будто чуть-чуть изменился в лице.
  - И что ты сделал? - сходу спросил рыцарь у виновника, стараясь не повышать голос и не спугнуть переставшего шарахаться беса.
  - Подарок, - не отвлекаясь от экрана, ответили ему.
  - Какой? - рыцарь понимал, ничего нормального демон в принципе подарить не мог. Не имея понятия о хорошем тоне нечисти, он уже радовался, что черт не носит домой мертвых голубей или людей.
  Кай вместо ответа широко улыбнулся, демонстрируя вполне себе ровные человеческие зубы, если не считать четырех не изменившихся клыков.
  - Не буду я больше кусаться, - заявил демон, - буду аки вампир - кровушку сосать!
  - Да ты только этим и занимаешься, нелюдь! - Адонис подошел и, схватив Кая за подбородок, заставил раскрыть рот. Заглянул внутрь и словно стоматолог начал осматривать новшество, дернул за зубы, проверяя натуральность увиденного.
  - Оххухи! - "отпусти", имел в виду Кай, пытаясь вырваться из захвата.
  Представитель света отпустил тьму и задумчиво спросил.
  - А почему ты отрастил человеческие зубы?
  - Тьфу! Грязными руками! - возмутился демон, отплевываясь от вкуса чужих пальцев. - Да потому! Проще. Человеческие зубы короче и тоньше, на их постройку ушло меньше легионов.
  Принцесса тихонько прокралась сзади и передала Адонису кальций в коробке, на который тот посмотрел с нескрываемым ужасом и спросил:
  - Они все выпали?
  - Четыре осталось.
  - И как ты?
  - Жив. Даже температура спала, - не желая продолжать разговор, Кай с улыбкой переключился на более интересную тему. - И мне нужна ваша помощь, чтобы проверить одну вещь, которая возможно содержит легионы.
  Рыцарь напрягся, принцесса замерла, Кай продолжил:
  - Помните "Папочку"? Так вот, его коллега по ремеслу коллекционирует стеклянные изделия. И, пробегая мимо его дома, я ощутил присутствие легионов. Слабое. Очень слабое. Будто нужный предмет находится в сейфе или глубоко под землей.
  - Почему ты не сделаешь все как обычно? Пришел, разгромил, проверил что надо, ушел, - не понял представитель добра.
  - Потому что этот сэр коллекционирует стекло. Придется действовать аккуратно. Не хочу перепугать всех и найти одни осколки. Хотя, эта вещь по логике другого стекла ягодка, но переворачивать весь дом, ловя пули в поисках скрытого в тайнике сейфа, это не комильфо. Конечно, я могу всех убить, покрошить в салат, развесить кишки по люстре...
  - Понял, не продолжай! Так чем же мы можем помочь?
  - Этот человек любит опасные игры, и мы сыграем в его игру. Просто к нему по одному не ходят. В его шоу должно участвовать от трех человек...
  7 глава
  Принцесса вернулась из университета и переоделась в приготовленное для нее платье, после подверглась критическому осмотру беса. Затем вернулся Адонис и услышал забавный диалог:
  - Ну как ты ходишь? Ты же девушка!
  - Вот как девушка и хожу!
  - Как монашка ты ходишь! Бедрами хоть повиляй, на что природа тебе эту часть тела дала?
  - Не для того, чтобы ею вилять перед незнакомыми мужиками! Я что, блудница по твоему мнению?!
  - Ну, передо мной повиляй, я-то не незнакомый!
  - Обойдешься!
  Рыцарь заглянул в комнату и увидел, как Кай и Нинель в прямом смысле слова бодались. Для сравнения с молодыми бычками им лишь пара из ноздрей не хватало.
  - Адик, - едва не всплакнула девица королевских кровей, бросаясь на шею жениху. - Эта хвостатая зараза не хочет меня на общее дело брать, убеждая, будто я похожа на монашку и испорчу все прикрытие!
  Окинув критическим взглядом девушку, Адонис отметил странный наряд, который никоим образом не мог оказаться в их гардеробе, иначе был бы немедленно сожжен. Короткое платье с глубокими вырезами и разрезами, которое нисколько не скрывало, сколько преподносило все интересные места в новом свете. Даже миниатюрность Нинель не бросалась в глаза, открывая вид на созревающие формы, лет через пять обещающие удивить воображение.
  - О! А жених-то твой оценил! - прыснул Кай.
  - Заткнись! - смущенный рыцарь попытался дотянуться до хохочущего демона, но тот вовремя уклонился и, продолжая веселиться, заметил: - Неужели он отпустит тебя в столь опасное место?
  Адонис скривился:
  - Мы еще вчера это обсуждали...
  - И я предложил взять вместо белки одного из уфологов. Хоть того Андрея. Скажем ему, что это ради блага рыжика, и он не побежит - полетит.
  - Мы не будем вмешивать в это дело посторонних! А Нинель может просто остаться дома.
  - Я пойду с вами! - Вмешалась девушка. - И возьму аптечку!
  - Дорогуша, от пули в голове твоя аптечка как клизма при диарее.
  Демон поймал-таки головой руку Адониса и временно мог слышать лишь звон.
  - Нинель, - попытался убедить невесту герой мира Сайнтарза. - Если с тобой что-нибудь случится, я себе этого не прощу.
  - А прощать и не надо, - сложила руки на груди девица, одетая как блудница. От аптечки она отказалась, все равно некуда прятать. - Со мной ничего не случится.
  - Она аки хил из игры, будет стоять за танком , - посмеялся Кай, шутливо прячась за Адонисом, затем указывая на себя. - И дамагером . А мы белочку в обиду не дадим, да, Доня?
  Скрипнув зубами, Добро воззрилось на Зло, словно на противного таракана. Сложно оказалось понять, хочет ли черт участия Нинель или нет. Кай пояснил:
  - К тому же, может получиться так, что нам придется в тот же час отправляться в родной мир. И что тогда, Доня, белочка одна куковать в этом мире останется?
  Неожиданно лицо Нинель приобрело нечитаемое выражение, и она резко перехотела идти с парнями на дело, но ее уже не спрашивали. Адонис, одевшийся в костюм, увидел, как Кай достает из-под дивана кейс. Поняв, чем тот наполнен, рыцарь занялся компостированием мозгов на тему воровства, но демон отмахнулся:
  - Денежки плохих ребят. Да, еще хуже, чем твои прошлые работодатели. Я и платье украл.
  - Так верни?
  - Не, хозяйке было не до него. Та баба швырнула платье в окно, села на какого-то мужика и уже ничего вокруг не замечала. Они так шумели!
  - Фу! - хотела было снять с себя платье девица.
  - Да не парься ты, я его уже в стиральной машине прокрутил.
  - Не хочу знать, откуда ты этот дорогущий костюм достал. Не говори мне! Хочу сберечь нервы.
  Оделся Кай неожиданно неряшливо. Для полноты картины он даже порвал свою куртку в паре мест и потер волосы грязью с сапог, чем привел сожителей в шок.
  - Что ты делаешь? - спросила его принцесса.
  - Поддерживаю легенду. Ты, Доня, будешь играть состоятельного ублюдка, Нинель - подцепленную девушку, а я пленника.
  - Какого еще пленника?
  - Чем ты слушал? - удивился бес. - Я же вчера еще рассказывал. Этот клуб для любителей нестандартных развлечений. Наркотики, девки, оружие там тоже есть - и почему тот следователь вот с этими ребятами не разбирается!? Прилип, блин, к нам, банный лист!
  - Отвлекаешься, придурок! Почему ты должен играть роль пленника?
  - Да потому, что ты не выглядишь как уголовник. Да и не знает тебя никто. Зато в последнее время, в городе участились кражи юношей с шестнадцати до двадцати лет. Кого-то на мальчиков потянуло, кажись. Суть в том, что ни одна мразь не берет ответственность за это дело. Вот ты и возьмешь.
  - ЧТО?!!
  Демон едва успел увернуться от летящего в него дивана. Диван ударился об стену, а рыцарь жаждал почесать об демона кулаки и пошел в атаку. Но Кай, вместо обычного гарцевания в попытке уклониться, ухмыльнулся и показал на свое лицо.
  - Верно мыслишь, чем сильнее ты меня изобьешь, тем натуральнее будет выглядеть легенда.
  Желание беса быть избитым охладило жажду крови Адониса и он, прорычал борясь с яростью:
  - Натуральнее тебя будет похоронить!
  - Успеешь, - холодно бросил ему нечистый и первым вышел из квартиры.
  Зимний мороз обращал паром выдыхаемый воздух, каша из грязи и снега хлюпала в неухоженных местах города, а Кай хитро улыбался, инструктируя повраг. От его инструкций люди становились все мрачнее. Необходимость снимать такси и останавливаться перед грязным темным переулком позитива не добавила.
  Место, в которое привел демон, напоминало клуб, в той же мере как напоминал бы его туалет. Причем на последнее это место походило больше всего, так и хотелось дернуть за рычаг и смыть все в канализацию.
  На подходе к заведению Кай остановился и, выглянув из-за угла, увидел двух сторожей уголовной наружности.
  - Доня, это твой звездный час! Врежь мне!
  Ну, Адонис и врезал от души, а душа у него большая. Черт подобного ожидал, но на ногах не устоял и полетел в грязную кашу, улучшая личину жертвы маньяка. Легко встав, он вернулся на прежнее место, держась за левую сторону лица.
  - Надеюсь, я не похож на сливу, - сплюнул бес, открывая ушибленную часть физиономии.
  - Похож, - злорадно ответил рыцарь, ему вторила сочувственно принцесса.
  - Тогда начинаем шоу! - объявил Кай, задерживая регенерацию, и шоу началось.
  
  Охранники не удивились возникшей перед ними процессии. Видели и не такое. Высокий накаченный мужчина вел вяло сопротивляющегося избитого юнца, а рядом, по другую сторону, шла молоденькая девка, на первый взгляд выходная женушка. Ничего необычного для места, в которое эта компания пришла.
  Не говоря ни слова, одетый в дорогой костюм блондин остановился перед входом и посмотрел на охранников взглядом, способным убить, протягивая приглашение, ранее украденное Каем вместе с костюмом. Один из амбалов обыскал Адониса, стараясь лишний раз к нему не прикасаться, уж слишком страшно смотрел на него новый гость. Второй хотел было осмотреть девушку, за что та крикнула: "Двести баксиков, мальчик. Деньги вперед", - убив ценой все желание полапать. Да и не спрячешь ничего в столь облегающем платье, выделяющим все рельефы. Мальчишке даже внимание не уделили: весь трясётся, в слезах, соплях, на глазах черная повязка. Открыв кейс и присвистнув, его вернули девушке и позволили войти внутрь.
  Вопреки ожиданиям повраг, которые думали увидеть помойку, пройдя пару коридоров и дверей, куда их вел один из охранников, им открылись виды на дорогую мебель и множество стеклянных изделий, спрятанных за витринами. Среди фигурок были и звери, и люди, и насекомые. Как вполне приличные и красивые, так и непристойные.
  За последней дверью открылся просторный, заполненный людьми зал. При виде некоторых людей Нинель смущенно прятала глаза. Например, при взгляде на танцующих в клетках девушек, или раздетых мальчиков с подносами, предлагающих закуски.
  - Даже для меня это слишком, - пробормотал еле слышно бес и пихнул локтем героя, дабы вывести того из шока. - Позже будем разбираться с грязью мира. А пока играй роль, рыцарь.
  Адонис унял отвращение с гневом, и, приобняв одной рукой принцессу, второй повел за связанные руки черта через толпу. Он знал, такие нелепые путы демона не удержат. Так же он знал, что даже если беса растянуть на дыбе, это не причинит ему особого вреда - причиной тому иное строение мышц и суставов. Человеку же подобная процедура вывихнет обе руки и может оставить калекой. Поэтому, когда к гостям подошел некий хорошо одетый господин с полуодетой девушкой, льнущей к его кошельку, выставленному на показ в виде вычурного наряда, желая спросить о чем-то, Адонис поднял вверх пискнувшую жертву за связанные руки и так и понес через зал в поисках человека, ранее описанного Каем. И тут же столкнулся с проблемой: все, буквально все снобы в зале походили на описанного человека. Напомаженные, дорого одетые уроды. Кай, изображал поскуливающую жертву, но глаза под повязкой светились дьявольским огнем в поисках легионов и нужного человека.
  Не успел герой облегченно вздохнуть, как к ним подошли двое людей. Старший сразу взялся за осмотр Кая, выражая восхищение, а его юный спутник замер в ожидании.
  - Смазливенький и такой худой. Думаю, подобный товар дорого обойдется любителям. А его не хватятся?
  - Родственников нет, я проверил, - сдержанно сыграл свою роль Адонис, - однако мы не на рынке. Игра сегодня будет?
  Умиротворенно заинтересованное выражение мужчины резко сменилось испуганным. Даже покорный юноша-раб резко шагнул назад. О какой игре идет речь, гости клуба поняли сразу.
  - Вы с ума сошли, или имеете в виду казино?
  - Нет, - спокойно ответил рыцарь. - Мы желаем участвовать в той самой игре.
  Услышав подтверждение, мужчина в дорогой одежде выразил надежду:
  - Тогда, может, перепродадите мне этого милого мальчика или эту юную девочку, никогда не встречал таких очаровашек! Других самоубийц себе найдете.
  Адонис скрипнул зубами достаточно громко, чтобы отпугнуть настырного фаната его невесты и поврага и услышал облегченный выдох Кая.
  "Неужели он думал, будто я его действительно могу так подставить?" - скривился герой мира Сайнтарз и отошел к столу, от которого шарахнулся едва ли не быстрее, чем от клеток с извивающимися красотками. Вместо стульев там были люди, да и вместо блюд тоже.
  - Господи боже, если это Ад, то он куда страшнее описанной Гиены.
  - Держись, Доня. Все это потом, а пока невесту успокой, - прошипел Кай, изображая всхлипы.
  Нинель находилась в таком шоке, который не позволял ей и слова вымолвить, лишь глупо улыбаться и смотреть сквозь вещи, стараясь те не видеть.
  Как и рассчитывал демон, стоило проболтаться одному гостю о желании играть в здешнее извращение, как об этом знали уже все. Таким образом, новость и долетела до босса сего веселенького заведения.
  Однажды этого человека назвали "Пила ". Причиной послужила любовь к игре, схожей по смертности и жесткости с киношным вариантом. Нет, этот человек не заставлял пилить себе ноги, он заставлял играть по его правилам в русскую рулетку. И победителей в его игре еще не было.
  Настоящее имя Пилы не могло похвастаться пафосностью - Сергей. А так как этот человек любил пафос, любой, кто называл его по имени, получал пулю в качестве привета. От того кличка и приклеилась на радость самого Пилы.
  Подошёл этот страшный человек к ним сам, не прошло и часа.
  - Не видел вас здесь раньше.
  Адонис с трудом поверил, что состоятельно выглядящий мужчина среднего возраста может быть подонком, содержащим это место.
  - Зато вы обо мне слышали.
  - Разве? - удивился Пила.
  - Или новости о пропажах юношей не дошли до ваших ушей?
  - От чего же, доходили, - с сомнением протянул хозяин заведения и спросил: - Так чего же вы хотите?
  Рыцарь поморщился и перешел к делу:
  - Вы Пила - тамада садистского разлива, верно? Уже весь ваш паленый клуб гудит нашим желанием участвовать в игре, только вы не в курсе.
  Именуемый Пилой удивился непочтению.
  - Неуважение опасная вещь, не считаете? Раз пришли на игру, готовьтесь быть игрушками. А игрушки, не проявляющие уважение к хозяину положения, живут недолго.
  - Ваши игрушки все живут недолго, независимо от степени их к вам уважения, - отрезал Адонис и тряханул Кая. - Мои тоже.
  Улыбка инквизитора, любящего свою работу, осветила лицо блондина, и завоевала расположение директора клуба. Жестом приказав своим людям расслабиться (до этого телохранители держали наготове пушки), он сопроводил поврагов по другому коридору в меньший зал, отличающийся от прежнего не только размером, но и более сдержанным контингентом. Ни тебе полуголых людей, ни человеческих тарелок - с виду обычное казино. Автоматы, рулетки, а в центре сиротливо примостился пустой стол с тремя стульями. Несмотря на нехватку сидений, эти стулья и стол как прокаженные отпугивали гостей. Вскоре повраги узнали почему.
  - Ваше место смерти, - представил хозяин игральный стол. Адонис прищурился и сел на ближайший стул, стряхнув на соседний Кая, Нинель села на последний свободный стул, откровенно пасуя. - Ваши ставки, господа и дама!
  Рыцарь как можно небрежно открыл кейс. Хозяин присвистнул:
  - Что же вы хотите в противовес вашим сбережениям?
  - Алмазный цветок.
  ***
  - Бриллиантовая брошь в дохера карат должна храниться в сейфе. Не верю, что такой человек, демонстрирующий остальные стекляшки в прямом доступе, будет хранить простое стекло в несгораемом шкафу. Пришлось долго следить и много слушать, чтобы узнать об этой вещице. Но ни увидеть, ни подтвердить ее существование мне не удалось на сто процентов.
  - Отчего тогда такая уверенность, что ищем мы ее?
  - А ее и нет. Мы идем почти на смерть, не имея под рукой ничего, кроме теории. Но что еще можно под тремя замками - я не знаю, а проболтались именно об этой брошке, так что потребуем ее.
  ***
  Упоминание о брошке заставило хозяина напрячься, впрочем, виду он не подал. Вызвал доверенное лицо и в зал внесли стеклянную коробку, в которой блестело искомое украшение. Притихший, шмыгающий носом Кай напрягся, и Нинель заметила шевеление хвоста под курткой - конечность разматывала кольца. Но определить, есть ли легионы в брошке или нет, демон не успел - дорогую стекляшку унесли обратно. А на стол положили револьвер - шестизарядный кольт.
  - Вы знаете правила? - участливо поинтересовался Пила, любовно оглаживая убийцу многих людей по короткому стволу.
  Адонис шестым чувством знал, в зале стало куда больше вооружённых ребят, их глухие красные китаёзы смотрели дулами в спину рыцаря, готовые убить, если игроки не захотят придерживаться правил, которые пора было узнать.
  - Мы знаем, победитель получит все, проигравший расстанется с жизнью. Детали интересны, - герой сохранял спокойствие лишь внешне, внутренне он отрывал голову Каю, который продолжал изображать жертву похищения и весь сжался на стуле, низко опустив голову. Принцесса даже не старалась скрыть свое волнение, и нервно улыбалась, посматривая в зеркало пудреницы на свои побледневшие щеки и предвкушающие зрелища лица позади. Такие же лица смотрели и спереди, и по бокам.
  - Пришли, не зная всех условий, и требуют мои брюлики. Да вы либо сумасшедшие, либо отчаянные!
  - Сойдемся на первом, а теперь рассказывай правила!
  Сергей по кличке Пила улыбнулся добродушно, будто являлся вестником Рождества и принес подарки. Подарком оказалась пуля, которую он зарядил в револьвер. Барабан закрутился.
  - Правила просты, - начал объяснять он. - Три раунда. Первый раунд: в кольте одна пуля. Каждый из вас крутит барабан и стреляет себе в голову. Второй раунд: в кольте две пули. Вначале вы стреляете себе в голову, затем в голову соседа и так по кругу. Третий раунд: револьвер заряжен тремя пулями, и стрелять нужно по очереди в каждого игрока, не только в себя. Вы победите, если все трое останетесь живы. Даже жертва ваших пристрастий.
  После кивка на Кая мужчина посмотрел на Нинель и покачал головой, на глупую девочку, по не ясной причине согласившуюся участвовать в русской рулетке.
  - Если хоть один из вас погибнет, остальные последуют за ним. Но в голову можно стрелять лишь в игре, так что застрелившийся или застреленный легко отделается, - с ухмылкой заметил директор клуба и дал своим парням сигнал.
  Гостей начали выводить из казино в общий зал, а охрана обвила участников игры в плотное кольцо.
  И демон, и рыцарь, и принцесса не испытали полной уверенности в победе. Они обговаривали много вариантов развития событий, много деталей, даже поведение, но, оказавшись непосредственным участниками этих событий, ощутили страх.
  - Может, снимите с вашего мальчика повязку? - предложил Пила.
  - Придется ему тогда глаза выдавливать, у меня еще есть планы на этого пацана, - ответил рыцарь, про себя оговаривая эти планы: дать в морду еще раз.
  - Похвальная уверенность в госпожу удачу. Неужели Вы суеверный?
  - Говорят, удача - сестра слепого случая, я его как раз поймал и ослепил. Вы же ничего не имеете против "кроличьей лапки"?
  "Чертовы лапки - полный набор, голова есть, как бонус - хвост!", - подумал Кай, ослабляя кольца пятой конечности. Любитель стекла и столы делал стеклянные, но вот между двумя прозрачными поверхностями находилась насыпь риса и сухих цветов, скрывающих творящееся под столом. А под столом хозяйствовал хвост, распластавшийся почти у самой столешницы. Из-за его ухода из-под куртки фигура черта сдулась в талии.
  Адонис посчитал в уме вероятность победы и приуныл. С каждой новой попыткой, с каждым новым ходом, шанс получить одному из них пулю возрастал до небес. Разговор уже не о пятидесяти процентах успеха, а едва ли о десяти. Это порождало сомнения: "Вдруг Кай не успеет, вдруг не пойдет все по плану?"
  - В каждой игре есть свои запреты, - осторожно произнес рыцарь, желая выведать одну деталь. - Не бей кирпичом, не сри на пол, а в вашей? Только запрет на выстрел в иную часть тела помимо головы?
  - Да, если вы выстрелите в ногу или руку, например, вашей спутнице, вы автоматически считаетесь проигравшими, - ответили ему.
  - Прекрасно! - имея в виду "мы в дерьме", хлопнул в ладоши иномирянин и принялся развязывать связанного беса, давая короткую инструкцию. - Сиди и ни слова! Будешь рыпаться - убью, снимешь повязку - убью.
  - Ваше благородие, госпожа разлука, мы с тобой друзья давно, вот какая штука , - Напевал садист, прокручивая барабан револьвера и передавая его Адонису, продолжая песню с начала следующего куплета. - Ваше благородие, госпожа удача, для кого ты добрая, а кому иначе.
  Нинель зажмурилась, Кай продолжал сидеть, скрючившись, а рыцарь прицелился в висок и нажал на курок.
  Щелчок!
  - Как там в песне? Ваше благородие, госпожа чужбина, крепко обнимала ты, да только не любила. Похоже, мне чужбина благоволит, - изобразил улыбку рыцарь.
  - Она многим вначале дает, лишь затем отворачивается, - равнодушно пожал плечами тот, чье прозвище было Пила. - Значит, вы не местный? Чем промышляете?
  - Убиваю (не) людей, - холодно ответил герой мира Сайнтарза и передал оружие демону. - Без глупостей, иначе начну с пальцев, а там и до мозгов дело дойдет!
  Кай сидел, низко опустив голову, и только Адонис видел его фирменную ненормальную, предвкушающую нечто хорошее, улыбку, когда холодное дуло коснулось виска.
  Нинель продолжила жмуриться в ожидании выстрела. Она вообще боялась хоть слово сказать, думая, что звенящая в голосе паника выдаст их этим бандитам.
  В тишине раздался щелчок. И к ужасу повраг, и к удивлению учредителя русской рулетки, раздалось еще два. Люди замерли, наблюдая самоубийцу, отведшего от виска пистолет и нажавшего на курок еще раз в стену. Раздался выстрел, звон стекла, и вот уже рыцарь с силой бьет демона головой об стол. Нинель, сидевшая с закрытыми глазами и не видевшая, куда ушла пуля, в ужасе закричала и зарыдала, собираясь сгорбиться и сесть на пол, не желая открывать глаза и видеть разлетевшиеся по полу мозги, но следующие слова сказали ей, что все в порядке.
  - Вот паршивец! Самоубиться задумал!!! - после короткой расправы, не принесшей, впрочем, ощутимого вреда демону, Адонис обратился к Пиле. - Надеюсь, выстрел в стену не считается за выстрел в конечность. Глупо было бы проиграть из-за суицидных наклонностей ребенка.
  Хозяин клуба посмеялся и достал новую пулю.
  - Мне давно не попадались такие интересные игроки. Стена не нога, стерпит. Как в той песне: Ваше благородие, госпожа кончина, смертью должен не такой умирать мужчина. Играем дальше, - новая пуля в барабане, и он танцует, выщелкивая ритм.
  Принцесса не сдержала испуганный писк - ствол перешел ей. По щекам потекли слезы, когда она взяла оружие в руки. На ее колени легла пушистая кисточка хвоста: "Все хорошо, я с тобой. Тебе ничего не угрожает", - так она поняла этот жест и нажала на курок.
  Щелк!
  Первый раунд позади, но больше всех этому радовался сам хозяин игры, который обожал смотреть на смятение, ужас, страх и смерть людей за этим столом.
  Второй раунд, и в шестизарядном револьвере уже две пули. Скрыть волнение Адонису все еще удавалось, он вновь изобразил готовность расстаться с жизнью и, услышав щелчок, перевел взгляд отверстия, из которого должна была вырваться пуля, направляя ее в голову Кая. Поспешно, стараясь не выдать дрогнувшей руки, рыцарь нажал на курок.
  Щелчок, и револьвер оказался на столе перед демоном.
  - Еще одна глупость, и ты пожалеешь, что появился на свет! - клишировано пригрозил рыцарь и передал оружие в руки демона, и сам направил его в чернявую голову.
  На мгновение показалось, будто бес задумался, хвост под столом дернулся, и Кай прокрутил барабан.
  - В правилах ведь не сказано, что нельзя крутить повторно барабан, - будто невзначай поинтересовался Адонис.
  - Думаю, нужно будет в будущем сделать такой пунктик, - Пила пил мартини и наслаждался зрелищем.
  В это время раздалось два щелчка. Первый раз бес щелкнул, направляя пушку на себя, второй - когда пистолет указал на девушку, та вся сжалась и едва нашла силы не пискнуть. Оставалось лишь верить в чутье демона, пока оно его не подвело. Нинель таки всхлипнула, она едва не попросила успокоительных капель, так сильно волновалась, ощутив холод металла в руках. И если в себя она еще могла прицелиться, доверяя Каю, то когда настала очередь целиться в друга - у нее затряслись руки. Даже щекотавший колени хвост не мог снять охватившего ее напряжения.
  Пауза затягивалась, и неожиданно она почувствовала острую боль в ноге, палец дернулся и раздался щелчок. А хвост воткнул иголку от шприца обратно в сапог принцессы. И когда только успел порыться в аптечке?
  Гневный взгляд зеленых глаз и револьвер вновь на столе.
  Пила задумался. Он не ожидал такого снисхождения фортуны на игроков и приосанился, ожидая, что уж в третьем раунде прозвучит выстрел, который будет направлен не в стенку.
  Уже три патрона в трех из шести гнездах, и были они не подряд. На лицо рыцаря скользнула тень, а на лицо демона - улыбка. За лыбу получил пинок под столом от Адониса и полный ненависти взгляд.
  Вот рыцарь взял оружие и закрутился барабан, поспешил нажать на курок и закончить уже этот цирк, но неожиданно под столом его сильно сдавил хвост. Да так, что глаза едва не вылезли из глазниц. Только когда конечность отпустила, рыцарь сделал вздох, обратив внимание на барабанящие по столу пальцы демона, старательно изображающего нервозность. Еще один поворот барабана, и черт вновь сгорбился на своем стуле.
  Щелчок.
  Герой дышал тяжело, не справившись с накатившим на него облегчением и прицелился в Кая. Нажимать на курок не спешил, но больше никакого сигнала не поступило, и раздался новый щелчок. Однако, наводя кольт на принцессу, он вновь почувствовал давление хвоста на своей ноге, и вновь прокрутил барабан. Давление ослабло, и плачущая девушка открыла глаза после щелчка. Кай не ошибся, все остались живы, и ствол перешел к нему.
  Наверное, скажи он им, что на сто процентов знает, выстрелит сейчас или нет, повраги так бы не волновались. Но бес не сказал, от того, когда после прокрутки барабана юноша хладнокровно "выстрелил" в них, Адонис едва не выбил пушку из его рук, а Нинель чуть было не потеряла сознание. Но вновь все остались живы. И единственный, кто не был этому рад - Пила. Он начинал нервничать, ведь осталась одна девушка из игроков. И если никого не пристрелит, выходило - они победили!
  Руки Нинель тряслись, как у алкаша, зубы били дробь, будто она замерзла, а зрачки расширились, словно у наркомана. Девушка просто была не в состоянии взять кольт со стола.
  Неожиданно принцесса так закричала, будто ее резали. Ее головка со скрипом повернулась в сторону демона, и девушка пожаловалась Адонису:
  - Он меня ногой лапал.
  "Не ногой", - понял рыцарь, а где - он не стал спрашивать. Схватил за волосы виновника и приложил головой об стол, расколов столешницу.
  - Так застрели его! - как можно равнодушнее предложил герой Сайнтарза, сцепляя руки на груди.
  Повязка слегка сползла и оголила красный лукавый глаз, который быстро закрылся. Руки все еще дрожали, но курок зацепили, целясь в свою головку и в любой момент готовясь уйти из мира, она смогла.
   Щелчок.
  Настала очередь целиться в Кая, который сохранял спокойствие. Неожиданно он встрепенулся и весь сжался. Не зная, правильно ли она понимает сигнал, рыжая принцесса пустила барабан по кругу и увидела - бес расслабляется. Под улыбку демона, она нажала на курок. Адонис поежился, когда целились в него, но сохранил голову холодной и не позволил себе выказать страх, подбадривая невесту кривой улыбкой.
  Щелчок! И пистолет выпал из девичьих рук, а по щекам полились слезы облегчения.
  Они смогли и все остались живы! Какое счастье!
  Рано обрадовались. Сергей не желал чтить победителей, и расставаться с алмазной брошью не собирался.
  - Ваше благородие, госпожа победа, значит, моя песенка до конца не спета, - Пропел Пила, и в его руках блеснул покрытый позолотой вальтер. - Так уж вышло, победителей в этой игре быть не должно. Только трупы.
  План летел к чертям, Адонис резко дернул Нинель на себя, готовясь к нападению врага.
  - Ай-йай-йай! - орудие убийства резко поменяло направление и уперлось в голову демона.
  Кай вздрогнул, но бежать не пытался, лишь покосился на поврагов, придумывая новый план разгребания дерьма, в которое они попали по его милости. Он не мог точно определить, чье положение хуже: его - пуля в голову, или у повраг, которых собирались расстрелять ряды охраны.
  Герой продолжал закрывать девушку собой. Демон запаниковал и перевел взгляд на главаря, который не ожидал действий от с виду хлипкого юноши. Если бросится на этого человека - убьют его людей, если промешкать, то застрелят его.
  - Сами говорили, стрелять в голову можно только на рулетке, - попытался повлиять на происходящее рыцарь.
  - Верно, - согласился мафиози и выстрелил Каю в живот.
  Удивление продлилось ровно до появления крови, и вот Кай, схватившись за рану, упал под стол. Его болезненный стон, мало похожий на притворство, стал сигналом для рыцаря, который прорычал:
  - Ублюдок!
  Тот же пистолет уже целился в него, блестя золотым дулом. Адонис скрипнул зубами в лихорадочном поиске выхода из сложившейся ситуации, но не находил. За Кая рыцарь не беспокоился, ведь он - демон. Но обилие крови и резко затихнувшее тело нервировали и заставляли верить в фарс.
  - Здоровяк, - обратился мафиози к рыцарю. - Ты следующий. А девочку твою мы по назначению используем. Так что, крошка, не трясись - ты выживешь.
  Принцесса затряслась куда сильнее. Смерть не казалась ей ужасной по сравнению с описанной участью.
   - И что? Вот так застрелите? Неужели не слышали вы о последнем желании? - спросил Адонис, в надежде потянуть время и перекладывая чудесное спасение на плечи пошевелившегося беса.
  - И каково же ваше желание? - уже приготовился стрелять ублюдок, но удивился, услышав весьма простое желание:
  - Посмотреть еще раз на алмазный цветок хочу. И попрощаться с вот этой падалью, - кивок на черта.
  - Хех, ну прощайтесь. Развлеките нас. Так и быть, брошь я вам напоследок покажу.
  Адонис медленно двинулся в сторону демона, прижимая к себе перепуганную девушку. Увиденное заставило принцессу ахнуть. Кай должен был быть жив, просто мастерски притворялся. Бледное лицо, красная кровь и ни движения, ни единого вздоха.
  Нинель, не веря, вцепилась в свитер беса, и ее руки намокли от крови. При попытке приподнять голова раненого безжизненно повисла, откинувшись назад.
  Без сознания? Мертв?
  Пила наслаждался чужим унижением и своей победой. Желая рассмотреть поражение вблизи, он сам поднес украшение, приблизившись к странной команде. Это стало его ошибкой. Дальнейшее произошло слишком быстро. Хвост, сразу после выстрела втянувшийся под куртку, вновь скользнул наружу и обвил Нинель с Адонисом, устроив им короткий и стремительный полет через вооруженную охрану в коридор, ведущий в соседний зал. А дальше у демона развязались руки, то есть хвост и руки. Выстрелы звучали не долго, ровно четыре секунды, крики ужаса и боли "радовали" слух дольше. Рыцарь защищал свою невесту, прижимая ее к полу, огораживая от шальных пуль, затем просто от зрелища бойни.
  В комнате находилось слишком много стекла, и когда в него летели люди оно разбивалось, разрезая осколками плоть. Белая комната окрасилась красным. И лишь двое остались стоять: Сергей, по кличке Пила, и Кай - настоящий демон.
  Глава клуба не ожидал такого развития событий и не подготовил сценария на подобный случай. Ни один здравомыслящий человек не будет готовиться к явлению Сатаны. Единственное, что смог сделать любитель чужой боли - испачкать штаны.
  - Спасибо, было весело! - произнес напоследок демон, чьи раны бесследно исчезли, забирая из рук человека брошь и хвостом ломая тому шею.
  Кай смотрел на драгоценность минуту, другую и будто случайно искал хвостом выживших, прерывая их мольбы о помощи.
  - Ничего. В этой броши нет легионов, - наконец закончил исследование он.
  Алмазный цветок полетел за спину, а Кай, как будто ничего особого не произошло, пошел к поврагам. Те времени не теряли, включили пожарную тревогу, и демон вошел в уже пустой зал, где никому не мог навредить.
  Повраги как могли быстро покинули клуб, убираясь прочь с его территории.
  - Что? - поинтересовался бес, находясь в грязный проулок. Хвост изогнулся знаком вопроса.
  В ответ сдавленные рыдания Нинель, для которой этот вечер стал перебором нервных напряжений. Адонис, как мог, пытался успокоить ее, но кулаки нервно сжимались при виде беса, которого хотелось как минимум размазать по асфальту тонким слоем, да так, чтобы куски до крыши долетели.
  - Надеюсь, ты понимаешь в каком я бешенстве, ублюдок! Мы могли умереть! Нет, мы едва там не погибли!!!
  На этот вопль бес равнодушно ответил:
  - Если бы мне попали в голову, я бы тоже умер. Но я слушал щелчки барабана и точно знал, в каком гнезде патрон. Даже без рогов это не так сложно, - Он подумал и восхитился. - Вау! Это все, что тебя беспокоит? А я ожидал лицемерной лекции "не убей", "не пролей кровь" и "прости каждого убийцу".
  - Гадкая, мерзопакостная дрянь!!!
  - Доня, ты тоже не подарок... - договорить ему не дал удар в челюсть. Демона откинуло и сильно ударило об стену. Нинель закрывала лицо руками, продолжая всхлипывать, на происходящее смотреть у нее сил просто не осталось.
  Кай поднялся и зашипел.
  - Это так ты благодаришь за целую башку? Только побои залечил, и вот новые синяки.
  - Тебя еще и благодарить надо! За что? За твою выходку!? Подверг нас опасности даром! Я думал, ты попросил помощи, чтобы избежать жертв! Как же я ошибся! Только на минуту забыть, какая ты тварь, и ты сам об этом напоминаешь! - кричал рыцарь на всю улицу. Его ор должны были слышать даже подъехавшие машины пожарных и правоохранительных служб.
  - А ты не забывай. Повторяй, как мантру перед сном, и все будет хорошо! - ласково пропел бес. И запрыгнул на балкон, с него по трубе на крышу.
  8 глава
  Согласно пункту сорок пять из списка дел до гроба, Кай покупал лотерейные билеты. Следуя списку, он должен был выиграть. На сто двадцать пятом билете у него появилось страстное желание перевернуть лоток, прибив продавца. Демон воздержался, лишь раздраженно поправил очки, скрывающие глаза, и пошевелил хвостом под курткой, покупая сто двадцать шестой билет. И тут либо удаче надоело вертеть хвостом в недосягаемости, или кто-то из местных демиургов снизошёл, но бес выиграл. Получив выигрыш, он засмеялся - выиграл меньше, чем на билеты потратил.
  Вот так, посмеиваясь, Кай двинулся обратно. Домой не хотелось, если он сделал все правильно, то его там никто не ждал. После устроенной встряски сожители просто обязаны были возненавидеть демона, который подверг их опасности. Ссылаясь на это, хвостатый взялся за список, пункт за пунктом вычеркивая совершенные им дела.
  Пятьдесят четвертый пункт - попасть в газеты и на ТВ - это было. О нем вся сеть трубила, и трубит до сих пор. Пункт восемьдесят первый бес тоже вычеркнул - сделать что-то совершенно сумасшедшее и не свойственное характеру - Стасик уже был, повторения не требуется. Как и была попытка изменить мир - пункт девяноста шестой. Не важно, если эта попытка не принесла результатов, она была.
  Телевизор помог исполнить еще два пунктика: семьдесят седьмой и девяносто девятый. Так как времени на путешествия не было и вообще это дело трудновыполнимое для него и повраг, где бы Кай еще посмотрел цветение сакуры в Японии и на Лувр с его Мона Лизой? Только по ТВ.
  Вспомнились несколько сложных пунктов, связанных с человеческими романтическими отношениями, и вопрос о самом большом страхе, которого, как считал Кай, у него не было. Но был и пункт, который можно было исполнить немедля.
  Восемьдесят третий - играй в дартс и попади в яблочко.
  "Что ж, как раз развлекусь", - подумал он, надевая новенькую куртку взамен убитой. Призовых денег хватило на китайский ширпотреб.
  Выбор за местом не стоял, повернулся в сторону знакомого бара с непритягательным названием "Яма". Если вспомнить, то с этим местом его связывало несколько историй, в список которых он собирался добавить еще одну.
  Несколько крыш, крутой спуск, и вот знакомое заведение. На нового клиента посмотрели, не узнали, долго хохотали над солнцезащитными очками (зима же!), и заткнулись, увидав его игру в дартс.
  Каю стало скучно кидать дротики в цель, и скоро в доску полетели ножи, отнятый у одного из клиентов топор, и даже стальной поднос - все попало в цель и насмерть застряло в единой каше острых предметов.
  - Пункт восемьдесят три вычеркиваю, - обрадовался демон и заметил пункт тридцать девять - научиться разбираться в винах. - Эй, бармен недоделанный, а вина у тебя есть?
  
  Повраги пребывали в бешенстве. О сне после пережитого речь не шла. Да и кто после такой нервотрепки мог видеть сны? Разве что кошмары. Адонис рвал и метал, собираясь искать "хвостатую мразь" и прибить ее, дабы больше не мучиться. Нинель благодарила богов, которые не возвращали Кая, пока рыцарь в таком состоянии. Сама принцесса тоже очень злилась, она перенервничала, и ее руки тряслись. Достав вязальные принадлежности, девушка как могла себя успокаивала, отвлекаясь на простенький узор из пряжи, постоянно подглядывая в учебник.
  Адонис успокоиться не мог и метался из комнаты в комнату, накручивая себя все больше. Положение спас звонок. Ему позвонили с работы и, не смотря на предрассветные часы, попросили менеджера прийти. Аукнулась серьезная ошибка в документах, кем совершенная - неизвестно.
  Обрадовавшись, рыцарь ушел улаживать дела, оставляя Нинель наедине со спицами и узорами.
  
  Кай вошел во вкус, забывая в нем разбираться. Выпил бутылку, затем следующую, после третьей на него стали делать ставки. А там решили, чем они хуже, и тоже накачались.
  - Мальчик, может тебе хватит? - учтиво намекнул бармен на "пора домой и баиньки".
  - Я еще на ногах, - язык заметно заплетался. - Дай мне вон ту зеленую с феей.
  Бармен оглянулся и, поняв, о каком напитке идет речь, заметил:
  - Если вы это выпьете, вам будет очень плохо. Очень плохо!
  - А может, я хочу, чтобы мне стало плохо, - признался бес и добавил: - В смысле хуже, чем сейчас. Намного хуже!
  - Как знаете, - следуя закону "клиент всегда прав", бармен снял с полки зеленый напиток, взял самую маленькую рюмку и наполнил ее наполовину. К его удивлению клиент, проигнорировав рюмку, вырвал из рук бутылку и опрокинул в себя из горла.
  
  Нинель мучила пряжу и спицы своими экспериментами, когда ее мобильный запел популярный трек. Кто мог звонить так поздно? Она подумала - жених. Вдруг забыл что-то дома.
  - Да-да? - протараторила девушка, не посмотрев на имя звонящего.
  С ней поздоровался незнакомый голос:
  - Здравствуйте. Это бар "Яма", у нас тут лежит хозяин этого номера.
  Принцесса недоуменно покосилась на экран и увидела имя "Кай". И сразу же представила, будто Кая похитили и собираются пытать, когда все тот же голос ее успокоил:
  - Он пьян, и не в состоянии дойти до дома сам.
  - Уж лучше бы его похитили и пытали, - ядовито откликнулась Нинель, но оттаяла и спросила. - Как он?
  - Лежит в обнимку с бутылкой, говорит с зеленой феей и виляет хвостом. Эм... у него хвост? Погодите-ка...
  Рыжая втянула воздух сквозь зубы, медленно выдохнула и, захватив сумочку, побежала в бар. Кай крепкий, она верила, что с ним ничего не случится фатального, останься он спать на улице. Но в отличие от Адониса, вздумай тот напиться, у беса были доказательства демоничности. И если людей вокруг убедить в реальности демона, бог его знает, куда они применили бы эту информацию. Он же совсем не скрывает свою сущность!
  Пришлось не бежать, а нестись перепуганной ланью, представляя всякие ужасы, которые могли сделать с юношей пьяные преступные элементы - завсегдатаи того бара.
  Как и говорил бармен, черт лежал в обнимку с бутылкой на животе, а из его точки поиска неприятностей торчал вверх извивающийся змеей хвост. Посетители обступили диковинку и шумно обсуждали о применении подобного агрегата. Будь они трезвее, не смеялись бы, считая происходящее коллективным глюком.
  От некогда скромной девицы пьяный люд отступил на пару шагов назад, замолкая. Уж больно напоминала она анекдотный вариант жены со сковородкой. Сковородки в руках Нинель не было, но, если судить по ее гневному взгляду, стул или бутылка со стола вполне сошли бы как заменитель.
  - Кай! Подъем! - потянула принцесса за руку безвольно раскинувшееся тело. Не смотря на худосочность и костлявость, демон весил вполне прилично для ее бараньих сорока килограммов. Поднять не удалось. - А ну просыпайся!
  На помощь пришел бармен:
  - Раскройте ему рот, девушка, - подошел он, неся в руке стакан.
  Желтый напиток с резким цитрусовым запахом воскресил спящего и заставил подскочить, выпучивая глаза. Но поддержки пьяный юноша требовал обязательной, только продышавшись, он едва снова не оказался на полу.
  - Вам нужно быстро вытащить его на улицу и вести домой. Свежий воздух и холод приведут вашего друга в чувство.
  - Черт, откуда я должна была знать, что главу об алкогольном опьянении нужно читать в первую очередь! - Ворчала принцесса, выволакивая демона наружу.
  Рекомендации бармена оказались верными. На воздухе Кай начал держаться на ногах уверенней. И, наконец, заметил Нинель.
  - О! Принцесса! А как вы тут оказались?
  - За тобой, пьянь городская, пришла.
  - Зачем?
  - Самой интересно. Остался бы там, по твоему телефону позвонили бы Адонису и за тобой бы пришел он. Подумаешь, два лишних часа в компании пьяных мужчин, обсуждающих твою хвостатую задницу, - пробурчала принцесса, тяжело дыша. - А затем накрученный рыцарь прискачет с мечом наперевес, и фантазия тех мужиков тебе сказкой покажется.
  Демон наморщил лоб, пошевелил губами, будто не мог вспомнить вопрос и сопоставить его с ответом. Из-за сбившегося шага Нинель едва не упала, но удержать повисшего на ее плече беса смогла.
  - Ах, вы такая сердобольная, даже демону сочувствуете. Нельзя так! - будто прочухавшись, более внятно укорил ее бес.
  - Демон, и что? Нельзя сочувствовать твоей глупости?
  - Нельзя, - повторил Кай. - Просто невозможно. Подверг вас такой опасности. Не должно такое прощать. Знаешь же, я повелитель демонов?
  - Забудешь такое, - пыхтела принцесса, с трудом ведя парня прямо, а не в бок, куда того так и норовило повернуть. - В этом мире это не важно.
  - Важно! Мое прошлое никуда не делось, - Пару минут они шли молча, но демон вновь завел разговор, и уже на тон выше, накрывая волной откровений. - Ты думаешь, я хотел этого? Быть королем всепожирающего и уничтожающего общества, думаешь, я хотел править теми, кто сделал меня повелителем для галочки? Я же ничего не смог: не смог остановить войну, не смог противиться совету, оценил свою жизнь выше жизни тысячи людей. Знаешь, принцесса, я отчаялся. Да, точно! Подчинился! Лживый и ужасный, вот я какой. Поэтому не нужно сочувствий. Я их не могу быть достоин!
  Пораженная, Нинель остановилась, из-за чего Кай вновь повис на ней. Мозаика собралась в целую картину, и хоть в ней не хватало кусочков, что на ней изображено стало вдруг понятно. Испытывая смешанные чувства, она спросила:
  - Недостоин, да? Забавно. Получается, и я не могу быть достойной, да? Выходит, я тоже лживый и плохой человек.
  Кай повернул голову на задумавшуюся девушку и неожиданно подался к ней, касаясь губами ее покрасневшего от холода ушка.
  - Ты прекрасный человек, лучший из всех, - прошептали его губы, перед тем, как конструкция "трезвый ведет пьяного" столкнулась со стеной.
  Самое тяжёлое оказалось тягание полубессознательного тела по лестнице. А там за ноги вволокла, да на коврике в комнате оставила, заботливо укрыв теплым одеялом. И ушла лечить полученную травму.
  Адонис вернулся уже утром, и удивился, увидев встречающую его Нинель, обычно уходящую в университет в этом часу.
  - Добро пожаловать домой, - поприветствовала она, не отнимая холодного компресса от виска.
  - Спасибо. Почему не на учебе?
  - Кая из бара забирала, представляешь?
  Адонис представлял, и эпичность картины не вязалась с целым, а не разрушенным, городом, зато объясняла компресс Нинель.
  - Он что, тебя ударил?! - ужаснулся рыцарь, моментально возвращаясь в состояние бешенства.
  - Нет, что ты. Я об стенку саданулась, пока до дому его вела, - она отмахнулась. - Забудь. Мне нужно с тобой поговорить.
  - О Кае? - гнев так же легко ушел, как пришел. На лице Адониса заиграло простое раздражение. Слишком часто его невеста говорила об этом упыре.
  - Да, ты же знаешь, что у трезвого на уме, у пьяного на языке. И пьяный Кай кое-что мне рассказал...
  - Стоп! - выставил вперед руку герой. - Вижу, разговор обещается неприятный. Дай я разденусь, да и поесть бы не мешало.
  На кухне, за кружкой чая, Нинель продолжила:
  - Адик, он открыл не так много, но этого хватило понять - Кай и я - мы одинаковые.
  Адонис подавился котлетой.
  - Мне тут чушь послышалась, повтори, но без чуши.
  - Адик, я и Кай существовали в землях Сайнтарза на одинаково птичьих правах, просто клетки были разные: моя золотая, его стальная. Если завершать сравнение, то я - холимая канарейка, а он сыченыш - вольный хищник с переломанными крыльями. Но в клетках мы все тот же декор.
  - Нинель, я считаю тебя разумной девушкой но...
  - Не перебивай! Адонис, я должна высказать тебе свои мысли и чувства, не только для того, чтобы ты понял его, но и для того, чтобы ты понял меня, - на этих слова рыцарь смутился. - Принцесса - это девочка, родившаяся в царской семье, которую рано или поздно выдадут за достойного человека, по мнению ее отца. В другом случае она становится трофеем или бывает продана за долги, или выдана в качестве живого подтверждения лояльности соседнему королевству. В любом из этих исходов принцесса не может решать свою судьбу. Живой товар. Участь же принцев не лучше. Им нужно управлять королевством. Большая ответственность, которую так хочется порой хотя бы частично перевесить на чужие плечи - советников, например, или министров. Доверие не тем людям дорого обходится, - Нинель отпила чай и продолжила: - Но что, если выбора изначально не было? Если принц - игрушка для настоящих властителей - лицо войны. Сопротивление - смерть. Он упоминал странные и страшные картины из своей жизни мимоходом в разговорах, они подтверждают мои слова.
  Рыжая принцесса замолкла, смотря в чашку. Воспользовавшись ее молчанием рыцарь высказал заезженный факт:
  - Ты говоришь: Кай - жертва. Но это не так! Он повелитель демонов...
  - Который винит себя в том, что оказался не в состоянии остановить войну. Адик, он еще тот дурак, лжец и пошляк, но он точно не плохой.
  - Да я и не говорю, что он плохой...
  - Тогда, прошу, будь с ним помягче. А то мне все больше начинает казаться, будто он специально нас отталкивает. Эта его авантюра, будто он втянул нас для демонстрации степени своего падения.
  Адонис подскочил и упер ладони в стол, подаваясь вперед.
  - Специально? Вон то дерьмо было специально?! Нас чуть не убили, он пролил море крови, и все это специально, чтобы показать, какой он злодей?!
  Всплеск эмоций ничуть не смутил принцессу, она продолжила говорить все тем же ровным тоном:
  - Думаю да. А по поводу той показательной казни... в нашем мире это же популярное наказание, помнишь? Да и пострадали только наши нервы, а к этому мы уже привыкли.
  Адонис хотел остро выразиться на счет произошедшего, но, сжав кулаки и скрипнув зубами, оставил комментарий при себе. Вместо этого спросил:
  - Говоришь, он жертва и вовсе не злодей? - дождавшись кивка, продолжил, - Если ему так плохо было в родном мире, то отчего эта тварь туда так рвалась?!
  - Ох, Адик, я не знаю. Но если остро реагировать на все его выходки, то он нам не раскроется, скорее ты его раскрошишь на кусочки. И, может, где-то ты будешь прав, даже мне периодически хочется сломать об него сковородку, но все же, кажется, что если к нему проявить человечность и терпение, это поможет... приручить, может.
  - Приручить демона, ну ты сказала, Нинель! - неожиданно засмеялся родственник титанов. - Мне это приручение оборотней напомнило, трактат. "Чем ближе мы к нему становимся, тем дальше он будет убегать, стремясь в лес" - так там написано.
  - Вот только в лесу осталось его потерять!
  - Да уж. Будем по берлогам и норам искать. Ха! Впрочем, если ты права во всем, то хлебнём мы с этой тварью еще бед, и не раз. Но ладно, я постараюсь простить ему это приключение. Мне к риску не привыкать, ты в порядке, зло наказано - я не в обиде.
  Трель дверного звонка разрушила идиллию - пришел тот, кого не ждали.
  - Хорошо хоть этот с нами не живет, - сквозь зубы выдал рыцарь и открыл дверь. На пороге их квартиры стоял Степан Федорович Саванов. - Снова вы. В этот раз я машины в стены не кидал!
  - Но вас опознали как участника бойни одного закрытого клуба.
  - Какого клуба? - включил рыцарь дурачка. - Я по клубам не шляюсь, раз вы крутой следователь, сами должны знать - наша семья довольно бедна.
  Нинель, подтверждая этот факт, покивала головой и, с интересом слушая разговор, облокотилась на стену, грея руки о кружку чая.
  - И где же вы были вчера ночью? - не унимался подозрительный Саванов.
  - Вы не поверите - я спал, - сострил Адонис и добавил. - До момента пробуждения, после которого пришлось ехать ночью на работу и исправлять чужую ошибку! Так что сегодня у меня выходной, и я планирую выспаться. Как видите, нет у меня времени на клубы. С чего вообще вы решили, будто я был в неком клубе?
  Саванов смутился, не говорить же подозреваемым о его развитом чутье и о выжившем в бойне, описавшим похожую на их компанию тройку: высокий блондин, дистрофичный брюнет и молоденькая рыжая девушка. Стремясь доказать свою теорию, он потребовал:
  - Покажите вашего больного друга. По показателям свидетелей, один человек был сильно избит. Если он цел, то я принесу свои извинения за необоснованные подозрения.
  Степан Федорович был уверен в теории, ведь люди не могут лечить синяки за считанные часы, от того нахмурился, когда ему позволили зайти в гостиную. Рыцарь не опасался возможности того, что следователь обнаружит нечто, подтверждающие их причастность к бойне. Одежду они выбросили, дома убрались.
  Первой в левую спальню зашла девушка. Через полминуты она позвала следователя. В комнате пахло перегаром, и лежащий на полу(!) юноша был вусмерть пьян, но цел. В подтверждение этому факту, Нинель даже слегка отодвинула край одеяла, показывая очень худое плечо без синяков. Затем вывела Саванова в гостиную.
  - Почему он пьян?
  - Не уследили, - горестно вздохнула рыжая принцесса и заверила. - В следующий раз будем внимательней.
  Но следователь не унял свой пыл вопросов, и спросил про синяк у Нинель:
  - А с вами что случилось? - указывая на синяк.
  - Мыла пол и неудачно поднялась, - убедительно соврала она.
  Следователь оказался на лестничной площадке и, выместив зло кулаком по перилам, пошел вниз. Ведущая к жильцам семьдесят седьмой квартиры ниточка оборвалась. Несмотря на это, чутье детектива говорило мужчине: "Это они! Не важно, что небогаты, не важно, что есть алиби. Это они! И с ними был демон. Кто еще мог так быстро и страшно убить людей?"
  Адонис дождался ухода клеща подальше от их дома и произнес:
  - Отпечатки пальцев.
  - Что? - не поняла Нинель.
  - Револьвер трогали мы трое, когда они снимут отпечатки пальцев...
  - ... то не смогут снять отпечатки пальцев, - слегка заплетающимся языком ответили из дверей спальни. Кай плохо держался на ногах и имел тошнотворно зеленую расцветку. Он проснулся, стоило дотошному детективу Российского разлива оказаться в их квартире.
  - Как не смогут? - рыцарь сдержался, хотя хотел вмазать пару раз за все хорошее.
  - Потому что вот он, - демон вытащил из-под свитера тот самый злополучный револьвер - убивец многих людей и виновник пошатнувшихся нервов не безызвестной троицы. По крайней мере, в пошатнувшихся нервах двух людей.
  Кай сглотнул и, молча отдав Адонису оружие, резко сорвался на неуклюжий бег, скрываясь в туалете, откуда вскоре послышались характерные звуки недавно употребившего, но не удержавшего в себе.
  - Я даже не знаю с чего начать, - не без злорадства заглянул в маленькую комнату рыцарь. Револьвер он закинул на антресоль, от греха подальше.
  - С того, что ты отстанешь от бедного демона, - подсказал Кай, обнимая унитаз и мечтая сдохнуть прямо сейчас.
  - Но у меня скопилось так много вопросов, и я хочу задать их, пока ты не в состоянии уйти от ответов, - Веселился герой, припоминая бесу все потраченные нервы.
  - И у меня есть вопросы, - заглянула с другой стороны двери принцесса.
  - Изверги, вы не отстанете, пока я не отвечу?
  - Да, - слаженный ответ принцессы и рыцаря.
  Демон сглотнул подступивший к горлу ком и глубоко вздохнул, медленно выдохнул:
  - Злые вы!
  - Да что ты? - ухмыльнулся Адонис. - Злые уже бы давно тебя закопали, а у нас ангельское терпение, ты же жив.
  - Щас как блевану, будете злиться и убирать...
  - Тобой вместо швабры, - закончил за него блондин и потер руки, как задумавшая недоброе муха. - Нечисть поймана и никуда не денется. Ты вчера столько всего интересного о своей жизни рассказал.
  - Что!!! - Кай подскочил, резко встал и очень об этом пожалел.
  - Отвратительно, боже! Нинель, сделай ему что-нибудь от тошноты и похмелья.
  Жертва неумеренного употребления алкоголя сделала попытку баррикады в туалете, но была выкурена обещанием унять головную боль и дурноту. Нинель обещание выполнила, растворив шипучку в стакане.
  - После похода в клуб я хотел тебя немножко поломать, немножко избить и немножко убить. Но, видя тебя сейчас, понимаю - ты сам себе заклятый враг и наказываешь себя куда круче, чем мог бы я. Может, поведаешь, какого лешего тебя понесло в бар?
  Кай потупился и, отпив еще немного спасительной жидкости из стакана, ответил:
  - Любопытство. Мне было любопытно, - Беспечная улыбка расцвела на зеленоватом лице. - Люди же сидят там и получают какое-то удовольствие от процесса. Ну, вот я и пробовал все по глотку. Но увлекся.
  Нинель и Адонис обменялись одинаково удивленными взглядами.
  - И как? - спросила рыжая принцесса.
  Выражение лица озвучило ответ, дополнение словами лишь ярче выразило его отношение:
  - В жизни больше эту гадость в рот не возьму!
  Мужчина захохотал, рассматривая полное раскаяния лицо нечисти, придя к выводу, что в большем наказании этот подлец не нуждается.
  А подлец прикрыл глаза и понял - он запорол весь свой план. Хорошо, если вскоре найдутся легионы, и плохо, если не найдутся.
  9 глава
  Они сразу накинулись на Нинель, стоило ей переступить порог аудитории.
  - Что случилось?
  - Откуда такой синяк?
  - Ты из-за него вчера не пришла?
  Щебетали университетские подружки быстро, вместе и слишком громко, стараясь перекричать друг друга. Самую длинную и плоскую звали Тамара, мелкую и пухлую - Варвара, а середнячок по всем параметрам - Вера.
  - Нелля, ну не молчи! - канючила Варвара, сокращая имя до приемлемого уменьшительно-ласкательного варианта.
  Нинель улыбнулась. На самом деле она несколько удивилась, когда эти три девушки захотели общаться с ней. В ее бытность принцессы, за ней примерно так же ходили фрейлины и компаньонки. Но те подхалимки не могли иметь с ней ничего общего, и всегда были учтивы и вежливы. А с этими иномирянками она не знала, как себя вести с решила избегать их. Но недавно сдалась, за что подвергалась ежедневным расспросам жаждущих подробностей ее жизни девиц. Плюсы тоже имелись, подруги прикрывали в дни прогулов. Рассказывали много интересного и сами с удовольствием делились разными моментами своих жизней.
  - Тебя ударил парень, - со знанием дела сказала длинная Тамара.
  - Меня ударила стена, - попыталась возразить рыжая принцесса, но у подруг уже сложилось свое мнение, и они начали голосить:
  - Какой ужасный!
  - Как он смел!
  - Тебе нужно его бросить!
  Нинель попробовала возразить:
  - У меня нет парня. У меня есть жених.
  За это получила новый шквал обвинений на голову Адониса. В общем, шумная компания.
  - А как поживает его брат? Как ты там говорила его зовут? - поинтересовалась Вера, которой очень понравился описанный Нинель портрет: "Не очень высокий, очень стройный, наглый...". Описание портила только болезнь. Ради сохранения легенды, девушка не вдавалась в особые подробности, ссылаясь на неприятную тему.
  - Тошнота, потеря координации движения и невнятная речь, - дождавшись, когда волна соболезнований отступит, она закончила. - Но сегодня уже (протрезвел) оправился. Даже на прогулку вышел (бегом по стене, а дальше по крышам).
  Ложь во благо - популярное оправдание в этом мире, и Нинель, как и Адонис, освоили ее в приемлемых масштабах. Для знакомых принцессы и для подчинённых рыцаря Кай оставался тяжело больным братом Адониса.
  - И это из-за него я повстречалась со стеной. Но он извинился, - закончила принцесса, снимая обвинения с жениха. А Кай действительно извинился. Вот только вспоминать об этом было слишком смущающее.
  Это надо было додумать!.. В общем, произошло следующее:
  
  Кай топтался рядом и явно имел цель что-то спросить. И лучше бы он спросил или трижды подумал перед тем, как действовать. Нинель даже не задумалась о сопротивлении, когда бес оказался вплотную, прижал к стенке и поцеловал. Лишь дернулась, испуганно распахнула глаза и приоткрыла рот, желая возмутиться. Этим воспользовались, углубляя поцелуй. Ей бы оттолкнуть, разозлиться, но она просто потерялась во власти первобытного ощущения близости чужого тела, сильных рук, ласкающих спину, чужих требовательных губ на своих. Примерить желания, защитить свою честь и возникшую потребность продолжить поцелуй, не удалось. Картинка закружилась, воздуха стало не хватать, а в голове, наконец, с рекордным опозданием, возник вопрос: почему она не сопротивляется?
  - Ай, ой, ох! За что так сильно? - возмутился похотливый демон. А встрепанная девица с полыхающими от ярости глазами, от смущения щеками, и от поцелуя губами, занесла кулак для контрольного удара. Бес срочно прикрыл слабое место, по которому она уже разок заехала коленкой и воскликнул: - Я просто хотел извиниться за твой синяк! Разве люди не так извиняются?
  "Извинения? Это были извинения?!" - От его слов взгляд Нинель воспылал бешенством, и она достала... ложку.
  "Хорошо не вилку", - вначале обрадовался Кай, но уже после пятнадцатого попадания тихо взвыл, стараясь уклониться от запущенного в него стула.
  - Помогите, убивают!
  - Прими смерть как мужчина, скотина!
  - Я же просто извиниться хотел, что я сделал не так?
  - Ты еще спрашиваешь?!!
  Входная дверь хлопнула, и в комнату заглянул Адонис, вернувшийся за кое-какими бумагами.
  - Что происходит?
  Участники драки побледнели. Нинель хорошо представляла реакцию жениха узнай он о произошедшем, и, пока Кай не открыл рот, объяснила:
  - Мне нужно изучить ушибы, для урока. А раз на Кае заживает все как на собаке, я решила на нем и попрактиковаться, но он пока удачно уклоняется.
  - Окей. Развлекайтесь, - с этими словами рыцарь ушел.
  Нинель устало упала на диван, а при приближении демона показала ему ложку.
  - Кай, ты из какого фильма взял идиотскую идею поцелуя?
  - Ну, во многих фильмах люди целуются, что в этом такого? - не понял своей вины бес.
  - В том, что если ты хочешь извиниться, то должен сказать: "Извини". А целуются только влюбленные и любимые. Ты разве этого не знал? Мне казалось, ты столько памяти людей поглотил, должен разбираться.
  - Не знал, не разобрался. Но скажи - тебе понравилось!
  - У меня в руках ложка.
  - По глазам вижу, понравилось!
  - А на кухне есть нож.
  - Повторим?
  Она и повторила - ложкой ему по голове.
  
  Нинель вспыхнула от воспоминаний первого поцелуя в качестве извинения, и вернулась к проблемам. Например, она еще не знала, как будет оплачивать университет. С этой проблемой принцессе было стыдно идти к жениху, и она нашла себе подработку, за которую ей было стыдно вдвойне. Варвара подкинула однажды номерок и, пообщавшись с девушками, которые работали в той службе, Нинель решилась и получила место в фирме с очень неприличным, на ее взгляд, названием "Сладкий досуг". Ей и одноименное варенье пошлым казалось в начале.
  - Адик, слушай, я хочу работать на дому. Можно? - сбивчиво спросила она жениха тем же вечером.
  Мужчина отвлекся от документов, вопроса он не слышал и ответил наобум:
  - Кай удрал легионы искать.
  - А причем тут Кай?
  - А ты не о нем? Извини, я работаю. А про Кая ты чаще всего говоришь, вот и...
  Нинель широко распахнула глаза и самую малость смутилась. И вправду, чего это она?
  - Я не о нем. Понимаешь, мой университет дорого обходится, и я не хочу наносить такой урон твоему кошельку. Войдя в мое положение подруги подогнали работку. Нет-нет! - быстро затараторила она, опасаясь отказа, - для этой работы не нужно никуда ходить по ночам. Буду работать внеурочное время с телефона. Да и если бы пришлось куда-то идти, видишь, меня уже никто не похищает.
  Адонис пожал плечами и перед тем, как вернуться к работе, дал свой ответ:
  - Если не нужно по ночам где-то пропадать, а быть дома, то да. Почему бы и нет?
  Нинель выдохнула. Она страшилась вопроса: что за работа? На этот вопрос не удалось бы ответить без смущения. Но пока правда не открылась, она успеет заработать достаточно на обучение. О демоне принцесса тоже хотела спросить, но ей и без вопроса ответили. Выполняя домашнее задание, она включила телевизор. Новостей о необычном жителе не звучало, а сам Кай вернулся, ворвавшись через окно и сразу закричавший:
  - Берегитесь, к нам гости!
  - Опять следователь? - отвлекся от бумаг рыцарь.
  - Нет, наши покровители. Они уже у подъезда! Несут нечто большое!
  Адонис поспешил собрать все бумаги в папку, вспомнил о револьвере и удостоверился, что его не видно. Нинель воспользовалась несколькими минутами и прибралась, поставила пирожки в печь. Кай поставил чайник. Столкнувшись на кухне взглядами, девушка отметила пофигизм демона. Утренний поцелуй ничего не значил для этой бесовщины. Принцесса решила, что так даже лучше.
  В общем, все было готово к гостям и новому потоку вопросов. Всегда вместе с уфологами приходили их вопросы. И всегда много.
  - Давно вы не заходили, - вместо приветствия произнес Адонис, пропуская в квартиру мужчин и юношу - разновозрастную компанию с одинаковым бзиком в голове.
  - Дела, - отмахнулся Богдан.
  - Учеба, - оправдался Андрей.
  - Клиенты, - кровожадно улыбнулся Герман.
  - Зверушки, - в том же тоне отрапортовал Александр Вольфрамов.
  - Финансовые махинации, - честно признался Павел и добавил, - а про ваши приключения мы наслышаны. Укокошить банду Пилы вместе с самим Пилой. Это вы мощно!
  - Да мы случайно, - попытался уклониться от ответа Адонис и стрельнул недовольно в сторону Кая, который сделал охотничью стойку на принесенную огромную коробку. На вопрос он даже внимания не обратил.
  - Это то, о чем я думаю? - с надеждой спросил демон и подошел.
  - Да, мы перетрясли всю известную шушеру и даже середнячков, но изъяли и выкупили все мало-мальски подозрительные вещи. Возможно, в одном из них легионы.
  Демон бросился к коробке, словно Голлум к кольцу, и зарылся в нее с головой. В разные стороны полетели карандаши, монеты, кольца, печати, кошельки, телефоны, книги, набалдашники, перья, брошки, манжеты, галстуки, модем, наушники, кроличьи лапки, куриные ножки, дезодорант, ловцы снов, статуэтки, медальоны, браслеты, сережки, ожерелья, подковы, засушенный клевер, трубки, кортик, и вот тогда Кай вытащил большого плюшевого мишку с болтающимися на шарнирах лапами.
  Все замерли в ожидании, уж слишком долго смотрел на игрушку бес. Они ждали, что он изречет то, что нашел легионы. Однако произошло невероятное.
  Демон сгорбился, зашипел, волосы на загривке встали дыбом, а в глазах заплясали опасные огоньки. Выронив игрушку, он шарахнулся от коробки и принял устрашающую боевую позу. Никто не мог понять причину подобного поведения, пока не услышали следующее:
  - Это что за тварь? - выдавил Кай сиплым демоническим басом.
  - Плюшевый мишка, - принцесса подняла игрушку и, желая доказать сказанное, на вытянутой руке показала ее бесу. От действий девушки Кай шагнул назад. - Он не живой.
  В то время, как Нинель еще не понимала происходящее, мужчины начинали смеяться: кто в кулак, кто в открытую. Герман, не веря, глазел на странную реакцию постоянного клиента, а Адонис никак не мог понять: бес придуривается, или он просто идиот?
  Нинель решила, что первое, и усадила мишку на диван, повернув голову игрушки к демону. К ее удивлению и удивлению Адониса, демон попятился дальше, и ужас на его лице не выглядел наигранным. Дрожащим голосом он спросил:
  - Зачем нужен набитый ватой труп? - передёрнул плечами и уперся спиной в стенку.
  - Для красоты.
  - Фу! Выброси!
  - Нет! Я буду спать с ним в обнимку. Он такой милый! - засюсюкала с игрушкой принцесса и обратилась к уфологам. - Можно мне его забрать себе?
  - Да-а... - проквакал Паша разрешение, сдерживая смех.
  - И тогда Кай к тебе больше не подойдет, в ужасе убегая от плюшевого мишки, - Адонис уже еле держался, чтобы не расхохотаться. Он не был уверен, существовала ли фобия на мягкие игрушки, но уже нашел первого в своем роде больного.
  - Поверить не могу, - воскликнул Герман. - Ну-ка, девушка, дайте мне игрушку.
  Подпольный врач взял медведя и стал подходить с ним к демону. Моментально Кай разразился диким воплем и сжался в углу, прикрыв голову руками.
  - Уберите!!!
  Происходящее перестало быть смешным. Доктор на полном серьезе спросил:
  - Ты боишься форму этой игрушки, любую игрушку, или ее взгляд тебя пугает?
  - А есть разница?! Да убери уже это от меня!
  - Нинель, а у вас есть еще игрушки? - спросил Герман принцессу, продолжая держать в руках мишку. Девушка достала из витрины куклы Вуду, которые она сделала похожими одну на Адониса, вторую на Кая. Врач бросил их забившемуся в угол демону и тот отпрыгнул в сторону, но так, как от мишки, не шарахался. - Хм... Если бы он боялся всех мягких игрушек, я бы решил, что у него арктофобия, если бы кукольных взглядов, то гленофобия. Но у вашего друга ужас вызывает именно эта. Кай, а вон те, на полу, тебя же не пугают?
  - Не-е-ет, но в руки я их не возьму.
  Адонис задумчиво потер подбородок и неожиданно воскликнул:
  - Черт возьми! Это же элементарно! - хлопая себя по колену. - А мы-то все гадали, почему иногда оставались выжившие на северной границе. Все выжившие держали в руках самодельную куклу леса. Она чем-то похожа на эту.
  Адонис отнял медведя у Германа и сделал к Каю шаг, отчего демон закрыл глаза и едва не продавил собой стену. Рыцарь продолжил рассказывать:
  - Кукла леса похожа на медведя с пеньками ног и пуговицами глаз. По легендам они отгоняют зло. Теперь вижу, как именно. Эй, Кай, лови!
  Игрушка полетела в демона, и тот от ужаса едва не лишился чувств, метнулся мимо героя, пытаясь выбежать из квартиры, но его перехватили поперек туловища и вернули в угол, где лежал медведь. Итого, паникующий черт прыгнул на Адониса, как кот на дерево, и едва не повалив бременскую конструкцию!
  - Убери!!! - кричал он, когда рыцарь поддел мишку ногой, и та полетела ему в руки.
  - Адик, хватит его пугать!!! - Нинель встала на защиту психического здоровья нечисти.
  - Ему можно, - Адонис за ногу сдернул с себя кото-Кая, поминая ему игру в русскую рулетку, потряс перед ним игрушкой, вызывая новую волну ужаса. - А нам нельзя?
  Нинель забрала медвежонка и отошла в сторону, давая демону возможность прийти в себя.
  - Это же игрушка, Кай, она не страшная, она милая. Не стоит ее бояться.
  Кай сглотнул и не сразу ответил.
  - Да ну вас! Вы посмотрите внимательней - этот взгляд! Он же наблюдает! Там кто-то внутри есть! Это расширенные зрачки убийцы! - взывал к чужому разуму бес, сверля глазами игрушку на руках у девушки
  - Это пуговицы, балбес, - смеялся рыцарь. Нинель закусила губу, она не хотела смеяться над чужой проблемой.
  - Кай, у тебя никогда не было игрушек? - спросила рыжая принцесса.
  - Нет, и я этому даже рад, - передернул плечами Кай. - Они жуткие!
  Сжалившись, Нинель унесла трофей к себе, а демон сильно покраснел и рыкнул, злясь на улыбки уфологов и поврагов:
   - Ну что?! Даже зная, как это глупо, мне все равно жутко от вида этих игрушек. Брат тоже их боялся, но любил делать игрушки сам. Пришивал пуговицы другим детям вместо глаз, и шел пугать их бездыханными тушками меня!
  Рыцарь подавился смехом, улыбка сползла с его лица. Он, конечно, предполагал, что Кай не просто так убил брата, но услышать нечто подобное был не готов. Да и уфологи замерли, словно громом пораженные, раскрыв рты, собираясь задать свои вопросы. Первой опомнилась Нинель:
  - Ой, посмотрите сколько времени! А нам спать пора. Да-да, восемь еще рано, но мы так устали. В общем, до завтра. Спасибо, что пришли. Принесли коробку и мишку из коробки. Приходите еще, - Вежливо выпроваживала она гостей.
  А рыцарь не знал, что сказать и должен ли он говорить что-то застывшему у стены демону, продолжающему трястись от воспоминаний прошлого, где ему всего пять, и брат тычет в нос мертвым ребёнком с пуговицами вместо глаз и перешитым крест-накрест тельцем. Воспоминания показались слишком живыми, почти осязаемыми, и Кай не сразу среагировал на принесенный ему стакан воды.
  - Адик, ну смотри, что ты наделал, - тихо шикнула принцесса на стушевавшегося рыцаря.
  - Переживет, - попытался отмахнуться Адонис.
  - Уже пережил, - зло бросила Нинель, понявшая вырвавшиеся слова о брате правильно.
  Герой Сантрарза старался не показать своего беспокойства и спросил, как можно более равнодушным тоном:
  - Ты за это своего брата убил?
  Он не ожидал спокойного ответа в виде да или нет - вспышка гнева не удивила.
  - О! Так тебя все еще беспокоит мой поступок!? - страх как вода с гуся скатился, остался гнев и раздражение. - Может, даже думаешь, что это не правда!?
  - Думаю, ты хочешь казаться хуже, чем есть, и прикладываешь к нашему убеждению все свои силы. На кой тебе это, Кай? Мы последним подонком назвать тебя не можем. Это не значит, что у меня не чешутся кулаки, и я прекращу их об тебя чесать за скотское поведение. Это значит, что мы узнали тебя достаточно для отсеивания глупости от просчитанного шага, способного нас задеть.
  - Ха, что же вы узнали, человечки!?
  - То, что ты никогда не был настоящим повелителем демонов, - Адонис озвучил мысль, над которой начал размышлять еще в первый месяц пребывания в этом мире. Правда, он думал, будто Кай - подставное лицо, как двойники королей. Но все оказалось куда проще.
  Услышав это, демон замер статуей себя, казалось, он вот-вот нападет, но нет, черт сдулся, из него будто в момент выкачали всю энергию. Не желая смотреть поврагам в глаза, он отвел взгляд в сторону, устремив взор в пол. Нинель, нерешительно коснувшись плеча юноши, попросила:
  - Кай, расскажи нам! Что там стало с твоим братом? Почему ты правишь, а не он, ведь он был старше. Если бы он стал правителем демонов, то ты...
  - Если бы мой брат воцарился бы на троне, случилось бы следующее: "а." материк бы был бы уже целиком завоеван, и "б." мы никогда бы не встретились, я был бы мертв.
  - Расскажи, почему, - мягко напирала Нинель.
  - Вам это надо? А? Зачем?
  - Расскажи, - присоединился Адонис и шагнул в сторону окна, на всякий случай. Способы беса уйти от ответа известны.
  - Ну зачем вам это?
  - Расскажи! - хором повторились рыцарь и принцесса.
  Кай окинул их затравленным взглядом и вновь потупился. Ни один из людей не ждал светлого рассказа, но то, что они услышали, пронеслось сквозь них ледяной волной из жалости и ужаса.
  Начал демон издалека:
  - Вы, наверное, слышали: у нас дети и женщины держатся отдельно. Думаю, Адонис и не встречал представительниц прекрасного пола с хвостом и рогами. Разве что суккубов, но это из другой оперы. Так вот, не знаю, как в других домах, но в цитадели дети повелителя жили на отдельной территории и их стравливали друг с другом, давая шанс выжить лишь сильнейшему, быстрейшему, злейшему, - Впервые в голосе демона отразилась неприкрытая горечь, неприкрытая ненависть.
  Он бросил беспокойный взгляд на поврагов и попытался протиснуться между стеной и Адонисом, но тот легко поймал его и попросил:
  - Расскажи все.
  - Я не хочу!
  - В этот раз не отвертишься, нам нужно знать.
  Демон зарычал, стараясь испугать, но его уже не боялись.
  - Раз хотите, то слушайте! В три года нас заставляют совершить первое убийство - пронзить мозг когтями, забирая саму сущность выбранного на роль нашей личности маньяка, убийцы, изверга или извращенца! Всегда жестокого человека! Демонята переваривают его, вбирая все это, становясь еще более жестокими и озлобленными, - Он сглотнул. Его руки тряслись, Кай смотрел на них, видя произошедшее давным-давно. Адонис ощутил чужую дрожь и преисполнился жалости к врагу.
  - И ты тоже? Тебе тоже достался плохой человек? - спросила Нинель.
  - Нет. Мне повезло. Была совершена ошибка, и я убил обычного парня с минимум грешков, - Смешок.
  - А твой брат?
  Кая передернуло. Воспоминание о родственнике вызывали спазм гнева.
  - Брата воспитали как настоящего повелителя демонов, даже ублюдка на ритуал взросления достали самого отпетого и отвратительного, - Кай снова невесело усмехнулся. - Брат хотел, чтобы отец признал его, гордился им, а я - чтобы отец ненавидел меня, забыл обо мне, как и все прочие. Только сестра заботилась обо мне, будто я был ее ребенком, а не братом. Чудная, рыжая, зеленоглазая, я даже имени ее не помню! Но помню, как брат отрывал ей голову.
  Они вздрогнули. Нинель с удивлением поняла, почему в тот раз осталась жива, и на кого сделала ее похожей судьба. Адонис поежился, оценив свое недавнее запугивание медвежонком как поведение ненормального ублюдка, которым был брат Кая. А демон продолжал говорить, ему уже не было важно: желают ли слушатели продолжения, или нет.
  - Если бы я только не дрожал от страха, если бы убил его, если бы бросился хоть секундой раньше, то она была бы жива. Даже если бы тоже оказалась бы в одиночестве в этом чертовом дворце, где помимо шлюх и лицемеров есть кукловоды, вцепившиеся в единственного наследника, как клещи. А воспитывать эти мерзавцы умели. Просто на меня их методы не действовали. Я сопротивлялся, сколько мог. В семь лет начал попытки побега, в двенадцать притворился, будто они меня подчинили, ходил у них по струне: слушался, как пес... Я ненавижу ту жизнь...
  Всегда улыбающийся самоуверенный Кай сейчас трясся от страха, одолеваемый воспоминаниями, откровенно говорил о пережитых ужасах, не в состоянии совладать с прошлым. Нинель, замершая с открытым ртом, первая вспомнив о том, что у нее есть ноги и она может подойти, взять за трясущееся руки, возвращая из воспоминаний в реальный мир.
  - Не трогайте меня! - вырвался черт, упираясь спиной в стену. - Я не хочу, чтобы вы жалели меня, не нужно меня трогать! Не прикасайся!! Руку откушу!!!
  Несмотря на угрозы, принцесса вновь потянулась к нему. Адонис тоже протянул руку, и от приближения его ладони Кай вздрогнул, зажмурился, но вместо удара ощутил тяжесть на голове.
  Восемнадцать лет всегда было достаточным возрастом, чтобы считаться взрослым, но не достаточным, чтобы по-настоящему повзрослеть. Ощущая судорожные вздохи и чужую дрожь, рыцарь признал правоту этого высказывания. Он спросил:
  - Чего же ты тогда обратно так рвешься?
  Но не получил ответа.
  - На сегодня с вас откровений хватит. Я устал, испуган, вымотан, морально истощен, но плакать не буду, - с тенью улыбки заявило разоткровенничавшееся чудо(вище), окончательно приходя в себя. Он уже не дрожал.
  - И не надо, - Нинель отпустила руки Кая и резко хлопнула своими ладошками по его щекам. От подобного брюнет аж подпрыгнул. - Слезы бабская тема, а ты вроде заявлял о порядке в ориентации.
  Парень дернул бровью и переместил свои руки на ее грудь. Визг, и девушка уже отскочила подальше, взывая к герою:
  - Врежь этому извращенцу, да побольнее!
  Вновь смеясь, становясь прежним балагуром, Кай легко ушел от шутливого подзатыльника, проскальзывая на кухню, и уже оттуда крича:
  - Пирожки чуть не пригорели! Идите чай пить!
  Обменявшись беспокойными взглядами, Нинель и Адонис решили пока больше не поднимать тему прошлого, у демона в нем не оказалось приятных воспоминаний, которыми он согласился бы делиться. А таких ужасов хотелось слышать поменьше.
  Поздним вечером рыцарь вновь хотел убить хвостатую сволочь.
  - Вот смотри, Нинель, тебе семнадцать, и тебя я считаю разумным человеком. Каю восемнадцать, и наличие у него разума у меня до сих пор под вопросом. Куда он смотался на этот раз?! - злился Адонис, осматривая пустую спальню демона.
  10 глава
  Где носило демона, о чем он думал, зачем убежал - повраги не спросили, их больше заинтересовало какого фига Кай творил после возвращения:
  - Что здесь, ядрена вошь, происходит?
  Кресла перевернул, телевизор накрыл, стулья лежали ножками вверх, а Кай выглядывал из-за баррикады, то есть из-за дивана, и тыкал концом швабры в игрушечного медвежонка.
  "Выполняю пункт семьдесят один - борюсь со страхом", - мысленно ответил демон, а вслух произнес:
  - Дурью маюсь, не заметно? - и бросил в мишку банку гороха, словно гранату.
  - Адик, пойдем-ка чай пить с блинчиками и клубникой, - громко объявила меню Нинель.
  - Блинчики с клубникой? - взял охотничью стойку демон. - Хочу!
  - И раз ты борешься со страхом, то и он пойдет, - прочитала его как открытую книгу принцесса, забирая с пола медвежонка.
  - Зверям не место за столом, - попытался воспротивиться такому решению бес.
  - А он не зверь, он игрушка, а про них в книгах этикета не пишут, - парировала девушка.
  Весь ужин, состоящий не только из блинов, но и из картошки с котлетой, Кай смотрел на медведя, заметно нервничая, однако ел с аппетитом. Нинель хотела спросить о причинах случавшихся голодовок демона, но сдержалась, предполагая услышать еще одну жуткую историю. Адонис также желал задать вопрос Каю, но сдерживал себя, опять же, не испытывая жажды услышать страшилку на ночь.
  Из-за этого застолье вышло жутко тихим.
  - А если мы пойдем кино смотреть, он тоже с нами? - разбил тишину вопросом Кай, указывая вилкой на медведя.
  - Да.
  - Тогда фильм выбираю я, - заявил демон и, заглотив последний блинчик, ушел в гостиную листать каналы.
  - Он подозрительно спокоен, - прошептал рыцарь, делая вывод. - Не к добру. Уверен, Кай что-то затевает.
  - Может, перебесился? - с надеждой предположила принцесса.
  - Он? Не в этой жизни, Нинель. Мне от его спокойствия как-то не по себе. Не убирай далеко мишку.
  - Ну, где вы там! - крикнула им из зала тема разговора, зазывая смотреть начавшийся фильм. Очень странный фильм. Интересный, грустный, но странный. В любом случае, Кай не мог его оценить, лишь изображая интерес, он думал о предстоящем деле. А когда фильм кончился, бес оделся и, попрощавшись со всеми, ушел искать легионы. Рыцарь решил: "Видимо, и предыдущую ночь он провел аналогичным образом".
  Казалось, будто недавний откровенный разговор о прошлом действительно поумерил пакостный пыл. Это было не совсем правдой. Просто демон не знал, что еще он может предпринять, дабы вызвать у сожителей нужные эмоции. И надеялся, вдруг не потребуется.
  Кай собирался поискать легионы в неожиданном месте. Он сам удивился, пролетая мимо участка и ощущая где-то в здании след легионов. В этот раз демон не просто не собирался звать поврагов на поиски, он не собирался их даже посвящать в свои планы. Нервы портить черт намерился другому человеку, порядком намозолившему глаза за последний месяц. Да, он бы был рад на глаза лишний раз не показываться приставучему следователю, но положение дел обязывало.
  Первоначально, представитель Зла проник в участок и тихонько достиг нужного помещения, которое оказалось заперто на ключ и напоминало убежище параноика, ибо казалось бункером на случай падения атомной бомбы. Самому не вскрыть, а если сломать, то на шум обещало сбежаться туча народу и не дать найти нужный предмет.
  "Из-за потери броне-кожи столько проблем!" - сердито топнул ногой демон и вошел через окно. Бесу пришлось искать в здании жертву, и ей оказался тот самый законохранитель.
  - Саванов Степан Федорович, - позвали следователя сверху демоническим басом.
  Саванов понял - жертва нашла охотника - он попал. Выхватил пистолет, но выстрелить не успел. Хвост фиксировал его руку, кольцо обвило шею, едва не задушив, и следующее кольцо хвоста закрыло глаза. Замычав, мужчина попытался выстрелить, но хвост на кисти сжался и раздался глухой хруст.
  - Не буянь, а то вторую руку сломаю, - не нежничая, Кай отшвырнул упавший пистолет в темный угол, затаскивая жертву в туалет, где стянул кольцо на рту сильнее, едва не лишив человека зубов. Дождался, пока кто-то не пройдет по коридору, и немного ослабил хватку. - Мне нужно место, в котором вы держите улики. Проведи меня туда, и все останутся живы.
  Саванов ощутил рот свободным и спросил:
  - А если откажусь, убьешь?
  - Да. Тебя и всех в этом здании, - на ухо прошептал черт, подражая озабоченным кровью маньякам. Демоническим голосом это выходило очень убедительно.
  Угрозам вняли и не сопротивлялись, словно слепая собака, указывая путь зрячему убийце. Следователь искал шанс увидеть демона, остановить его, но кольцо на шее было готово сжаться, оборвав его жизнь, и мужчина не торопился с побегом.
  План был прост, но в его исполнении возникли проблемы. Кай стиснул зубы от резко возникнувшей боли, чудом сдержал крик и удержал кольца неподвижными. Не понимая происходящего с ним, бросил жертву и резко ушел вверх в окно. Уже с улицы приказав:
  - Жди! Иначе умрут много людей!
  Каю показалось, будто его тело развалилось на части и агонизирует, так сильно болели кости. Желая унять боль и сдержать застрявший в горле крик, он ограбил аптеку и съел всю пачку самых опасных и сильных из известных ему обезболивающих. Тогда боль, словно зверь, ушла вглубь, время от времени запуская когти в тело жертвы. Перед глазами плыло, во рту ощущался отвратительный рвотный привкус, а в голове будто взорвалась петарда.
  В руках телефон, он едва не позвонил поврагам. Нельзя! Им нельзя знать о его состоянии, пожалеют. А вдруг он сходит с ума? Тогда нужно звонить Адонису. А если нет?
  Оглянувшись через болезненную муть, демон осознал - он на крыше. Как он сюда попал? Снег принял в объятия и будто немного унял боль. Сознание утекло вместе с капельками талых снежинок. Ненадолго. Приступ закончился так же быстро, как и начался.
  Переведя дух, Кай подавил панику, унял желание идти домой и продолжил начатую операцию по поиску легионов.
  Саванов стоял целый час столбом, вызывая вопросы у своих коллег. Затем он плюнул, отмер и побежал искать следы разыгравшей его твари. Сломанная ручка, послужившая слышанным ранее треском, нашлась на полу, а рука хранителя порядка быстро отошла от онемения. Следователь его нашел или демон нашел детектива, тут с чьей стороны смотреть.
  - Мужик, да у тебя склонность к суициду! - посмеялся черт баском, хвостом скручивая вновь не успевшего выстрелить следователя, и утащив его в темный переулок, где рассмотреть иномирное существо ночью не выполнимая задача для человеческих глаз. - Извиняй за задержку. Случилась неотложка. Но проблема решилась сама собой, и я вернулся. Слушай. Мне позарез нужно кое-что из вашего хлама. И я собираюсь его получить. Как я это сделаю, вариант первый - кровь, кишки и вымерший участок, или прогулка с подставным лицом, который поищет в вашем мусоре нужную вещь. Выбирать тебе!
  Естественно следователь выбрал второе, в надежде заручится поддержкой своих людей, когда демон вновь исчезнет, но его скрутили и связали, оставив в переулке дожидаться подставное лицо. Предупредив:
  - Если чего задумал выкинуть, знай, могу не ограничится твоими коллегами и заглянуть в пару соседних домов. Мужчины, женщины, дети станут жертвами неизвестного маньяка, - угроза отпечаталась в мозгу, и следователь сжал зубы, ожидая человека, сотрудничающего с нелюдем.
  Неизвестный не заставил себя долго ждать. Пришел через пять минут и начал развязывать следователя. Какого же было удивление, когда Саванов увидел перед собой того самого болезненного из семьдесят седьмой квартиры сорокового дома.
  - Так я и думал, вы связаны с демоном!
  В ответ Кай пожал плечами и, как показалось, тяжело вздохнул. На самом деле он облегченно выдохнул. Этот человек реально не узнавал в нем городскую легенду! Солнцезащитные очки творили чудеса.
  - Слушай, парень, я могу помочь. Тебе не обязательно делать то, что тот монстр говорит!
  В ответ демон едва не заржал, но сдержался, молча поворачиваясь к участку, показывая намеренье закончить дело как можно скорее. Он знал, в здании находилось трое человек, один охранник, два следователя. Четыре человека, считая Степана Федоровича Саванова.
  Нужно было пройти незамеченными. Но план пошел под откос (снова) уже в коридоре участка.
  - Кровососущее ты насекомое, не мог закрыть последний отчет! И туда демона приплел, нашел себе Мориарти, Шерлок?
  Саванов дернулся, Кай напрягся, и оба уставились на идущего к ним человека.
  Следователь с ужасом предположил, будто демон следит за ним и вот прямо сейчас может напасть и убить всех в здании. Сам же демон раздраженно прикусил губу и лихорадочно пытался придумать план отступления. План подсказал сам посторонний.
  - А это и есть твой племянник?
  - Нет, это его друг, - уклончиво ответил следователь, поворачиваясь к Сергею Анатольевичу - коллеге по работе. Не мог же он назвать подозреваемого племянником, когда некоторые видели настоящего племянника и могут назвать его довольно крепким парнем, в отличие от этого дохляка. - Но, чур, ты никого не видел. Сам знаешь, нельзя сюда посторонним. А парню так хотелось увидеть участок в живую.
  - Конечно, клещ, то есть Степа! Закроешь то дело без демонов, и я ничего и не слышал.
  Саванов нервно улыбнулся, кивая, скорее увел юношу в поворачивающий налево коридор, к лестнице вниз.
  - Как вы связаны с демоном? Расскажи! Что он? Где он? Он заставляет вас ему помогать? - уже в подвале набросился с вопросами следователь, надеясь на толстые стены без окон.
  Кай продолжал молчать. Он был рад удачной уловке, но его голос оставался слегка иным для человеческого уха, и он мог привести к узнаванию, поэтому бес молчал, притворяясь немым.
  - Может, хоть скажешь, хорошо ли знаешь эту тварь?
  В ответ Кай пожал плечами. И, больше не позволяя спрашивать, указал на дверь хранилища улик, намекая: "Хорош разглагольствовать, я не буду отвечать, открывай давай. Быстрее зайдем - быстрее выйдем".
  Доставая ключи, доверенные ему управлением, фактически предавая свое дело, следователь открыл дверь хранилища, попутно выключая камеры и позволяя пройти в помещение юноше и идти через стеллажи. Саванов не нашел медицинской карты или упомянутого семейного врача, ему не удалось узнать, чем болен этот паренек. Возможно, он немой? Коп решил, что да, раз не вытянул за все время из юноши ни звука.
  Поиск оказался неожиданно долгим делом. Бес ощущал легионы, но не мог сказать, где они точнее, чем: "Они где-то в этом помещении". Кай скривился от ощущения боли внутри тела и, посмотрев на часы, увидел стрелку на четырех утра.
  Только ближе к пяти нужная коробка с неожиданно знакомыми предметами была снята с полки и перевернута на пол. Глаза демона едва не вылезли из орбит, а очки не спали с носа. У его ног лежал "привет" с родины. Узнаваемый амулет, набалдашник посоха и кинжал.
  "Откуда?!!" - мысленно взвыл Кай и бросился к следователю, едва не разбив ему нос выставленными вперед вещами.
  - Ему нужны эти? - не сильно удивился Саванов.
  Кай повторно ткнул предметами в лицо мужчине. Но его вопрос снова не поняли.
  - Да понял я, эти цацки нужны демону. Бери их, и уходим, все равно они из закрытого дела. На распродажу попали бы или сгнили.
  "Дебила кусок! Откуда они? У кого нашли?"
  Не добившись успеха в передачи мыслей без слов, юноша обыскал карманы Саванова и нашел блокнот для записей и ручку. Написал свои вопросы весьма корявыми печатными буквами. Пришлось концентрироваться на каждой букве отдельно, но часть он умудрился пропустить, часть перевернуть.
  "Кошмар! Ладно, о причинах причуд подумаю позже", - плюнул на странную манеру письма Кай и дал написанное следователю.
  - Что здесь написано? - не смог прочитать полицейский, и прочитал вслух. - Окуд эт ещи?
  Бросив взгляд на вжавшего голову в плечи юнца, вспомнив их легенду о сиротах из глубинки, следователь неловко подумал об отсутствии школ и учителей. Перечеркнутые предложения с трудно читаемыми и едва узнаваемыми буквами, также говорили в пользу этой теории.
  - Откуда эти вещи? - догадался он, подставив отсутствующе буквы. Увидел кивок и ответил. - Из дела по сумасшедшим, утверждающим...
  Договорить он не успел. Послышались шаги по лестнице, затем скрип двери. Саванов оглянулся буквально на секунду, узнал Сергея Анатольевича и повернулся обратно, но уже не увидел ни юношу, ни улик по делу сумасшедших. Кай исчез. Вернее, он выдрал провода, вырубив свет, прыгнул на стеллаж и бесшумно, словно кот, прошел к двери, прыгая в первое открытое окно.
  На его руках покоились три вещи, полные легионов - он спасен!
  Осталось все подготовить, рассказать новость поврагам и вернуться домой.
  "Стоп! Может не стоит им рассказывать? Нинель хочет остаться в этом мире, а Адонис обязательно сгинет в одном из сражений в том. Может, пусть останутся жить тут?" - Кай, задумавшись, медленно прошел по карнизу магазина, и едва не позволил себя сфотографировать. - "Нужно рассказать. А там пусть сами решают. А еще, я так и не узнал у приставучего копа, откуда вообще взялась магия Сайнтарза в этом мире. Да разве это важно? Важны легионы! Все будет хорошо!"
  Радуясь успеху, демон прибавил скорость и очень скоро попал домой. Не сдерживая радость, он поднял море шума и едва ли не ногами разбудил рыцаря, побежал в комнату принцессы, шарахнулся от плюшевого медведя, обошел кровать с другой стороны и хорошенько ее потряс за ножки.
  Всклокоченные и ничего не понимающие повраги смотрели на прыгающего вокруг них беса, как на полоумное чудовище, сделавшее дела на ковер.
  - Я нашел! - прыгал демон по кругу.
  - Ты срыв нервов моих нашел, зараза, - зевнул Адонис, едва не сворачивая челюсть.
  - У меня завтра зачет, а перед новым годом экзамен. Можно мне поспать? - сонно потирала глаза принцесса.
  - Проснитесь, вы! Я легионы нашел! Ле-ги-о-ны! На-шел! - бесновалась нечисть в попытках донести до людей информацию. В конце концов, его услышали.
  - Повтори, что ты сказал? - не поверил рыцарь.
  - Я нашел легионы!
  В бытности война дело обычное - сниматься с нагретого места, сворачивать лагерь и идти в новый путь, не иметь дома и более масштабной цели, чем победа в очередном сражении. Тогда отчего новость, которая должна была обрадовать рыцаря, заставила его нахмуриться? Нинель озвучила общую с Адонисом мысль:
  - Нам же необязательно возвращаться прямо сейчас, верно?
  Как и жениху, девушке вовсе не хотелось покидать квартиру, этот мир и его уклад, и она желала отстрочить момент возврата на родину с ее войнами, раздорами, моментом свадьбы и своего превращения в инкубатор ради королевства.
  - Да вы шутите? Конечно, прямо сейчас! - воскликнул демон, но тут же исправился. - Нет, лучше завтра ночью. Кто хочет, тот со мной. Кому и тут хорошо, греет яйца... Пардон, среди нас же дамы, значит еще и откладывает, в этом распрекраснейшим месте. А я домой! Сейчас спать, а завтра домой!
  Хвост вильнул вслед за своим хозяином. Из комнаты беса еще несколько минут слышались неразборчивые мурлыканья пошлой песенки, затем демон уснул.
  В отличие от него, после объявленной новости, ни Адонис, ни Нинель не смогли заснуть. Вдвоем сидели на кухне, не трогали машинально сделанный чай и молчали.
  - Я не вернусь домой, - первой нарушила тишину Нинель. - Возможно, ты сочтешь это предательством, Адик, но я не смогу больше жить в том мире, зная о своей свободе в этом.
  - Ты совершаешь ошибку, - просто ответил рыцарь, рассматривая пейзаж за окном.
  - Это все, что ты мне скажешь? - удивилась принцесса.
  - Да, - холодный односложный ответ.
  - А ты вернешься, - не то спросила, не то утвердила девушка.
  - Да, я вернусь.
  - Зачем?! - неожиданно вскричала она, резко встала и опрокинула кружку. Садкий напиток закапал на пол.
  - Потому что так правильно, - продолжал смотреть в окно Адонис, будто отпечатывал в сознании мир, такой неправильный и так много позволяющий, дарующий удивительные блага и пленяющий своими яркими огнями. В котором нашлось место трем гостям.
  - Да кому есть дело до твоей правильности?
  - Мне есть. Я почти предал свою цель в жизни. Но теперь вернусь к ней и продолжу освобождающий земли поход против демонов.
  - А еще ты хочешь узнать причину стремления домой Кая, - брызнула ядом на раны принцесса.
  - Да, я хочу это знать, - все так же холодно отвечал рыцарь. - Возможно, в родном мире все вновь встанет на свои места и вернется на свои круги. Для меня Кай - бесово отродье, не важно, что там с ним в прошлом приключилось. Повелитель демонов или нет, он все еще опасное существо, способное выйти из-под контроля и убить тысячи людей по воле обезумившего разума.
  - Отстань ты уже от него! - почти жалобно взмолила девушка. - Этот обнаглевший провокатор сам рад, когда мы с пеной у рта за ним носимся. Может, так он восполняет дефицит внимания, я не знаю, но, как ты видишь, вреда он нам не причинял.
  - Отстану. Считай, уже отстал, - Адонис вернулся взглядом к девушке. - Если он уйдет не в цитадель, то, надеюсь, мы с ним больше не пересечемся.
  - Надеюсь, мальчики, вы не перебьете друг друга, - устало пожелала Нинель и села обратно за стол.
  - А ты уверена в своем решении? Не пропадешь здесь?
  - Не волнуйся за меня. Я многое осознала и многому научилась. Не пропаду. Но мне будет грустно и одиноко без вас. А еще мне немного страшно за вас - не покидает мысль, будто ваша битва впереди. Вдруг вам придется вновь скрестить мечи.
  - Если я смогу, я всеми силами постараюсь избежать этого, - пообещал Адонис, и это успокоило принцессу.
  Нинель спросила, переведя тему:
  - Будешь что-нибудь брать на память об этом мире? - Но в ответ получила лишь неопределенный жест и разговор потух.
  Желая попрощаться с приютившим их миром, принцесса и рыцарь ушли с наступлением утра на учебу и работу. А когда вернулись, к отправке в родные края уже все было готово.
   - Это же солдатский кортик, шаманский ловец и навершье посоха мага стихий! - узнал предметы рыцарь. - Великие демиурги, откуда?
  - Из полицейского участка. Кажется, не мы первые и не мы последние в этот мир попали. Но остальным, видать, не так повезло. Узнать подробности не успел, а теперь и не к чему, - торопливо рассказывал Кай, выталкивая поврагов на лестничную площадку, и подталкивал вверх, к выходу на крышу.
  - Давно хотел спросить, откуда ты знаешь, что делать? В смысле, а ты на все сто уверен в верности своих действий? - немного беспокоился рыцарь.
  - Маги, ведьмы, шаманы, ворожеи и один раз архимаг, вот чьи знания я сохранил в голове и из которых построил саму возможность перехода, - радостно ответил демон, плюя на факт смерти вышеперечисленных.
  - А если не получится? - с долей надежды спросила Нинель.
  - Может, не получится, - Кай резко побледнел и сглотнул. - Весь этот мир необычен, и будто противиться любому магическому проявлению. Да, может не получится.
  Весь радостный настрой разом схлынул и перешел в нервное подергивание хвоста.
   - Я не пойду с вами, - поставила в известность Кая принцесса.
  - Да? Хорошо, - он будто не обратил на новость внимания, из-за этого девушка нахмурилась. И чего она ждала? Не станет же он ее уговаривать, верно?
  Рыцарь едва не бросил едкое замечание по поводу увиденного, но сдержался, оставив свои мысли при себе, не желая оставлять последним воспоминанием ссору. Принцесса тоже не желала сохранять последнее воспоминание о себе негативного плана и спросила, как бы между прочим:
  - Кай, а что ты будешь делать, когда вернешься в родной мир?
  - Помимо бега в другую сторону от цитадели? Умирать, - шокировал он ответом.
  - Прости, что?
  - Ну как, битва добра и зла, сама знаешь...
  - В которой тебя убьют?
  - Представляешь, какой отвратный сценарий!
  - Кажется, я поняла, - задумчиво протянула она.
  - Ох, женская логика, не напрягайся, - отмахнулся демон и едва не споткнулся от неожиданных слов благодарности.
  - Спасибо.
  - Боги, за что?
  - За... ну, это женская логика.
  - Доня, у тебя очень странная невеста. За что она меня благодарит? - обратился к рыцарю Кай.
  - Откуда я знаю, - огрызнулся Адонис и ушел вперед, первым выходя на крышу.
   На ней не был нарисован круг пентаграммы, он был вытоптан в снегу. Задрав голову вверх, демон успокоился, боясь ошибки синоптиков и последующего за этим снегопада. Обещали же безветрие и тишь на небе. Обещание исполнили.
  Но беспокойство не покидало нечисть. Кай плотнее запахнул куртку и постарался не думать о возможном провале. Рядом с ним прощались жених с невестой, более холодно, чем он себе это представлял. Окончательно убеждая демона в непонимании им человеческих чувств и отношений.
  - Доня, ты в центр художества, Нинель, отойди подальше. Еще лучше скройся за дверью, на всякий случай.
  - А это безопасно? При переносе с нами точно ничего не случится? - запоздало спросил рыцарь, становясь в центр вытоптанного художества.
  - Конэшно!
  - А пообещать можешь?
  - Я что, дурак, давать невыполнимые обещания?
  - Убью!
  - Если перенос нас не убьет, то дерзай. Итак, готов? - спросил демон, имея в виду и себя.
  Адонис бросил беспокойный взгляд на Нинель.
  "Что бы с нами не случилось, она будет в порядке", - решил он, скромно махнув рукой на прощание. Кай же даже не обратил внимания на девушку, слишком занятый ожиданием переноса.
  - Давай уже! Готов!
   - Тогда поехали, - вильнул остатками демоничности бес и поднял над головой с таким трудом найденный источники легионов.
   - Стой! - внезапно крикнул рыцарь и схватил демона за хвост. Черт приподнял бровь, опуская руки. - Давайте договоримся кое о чем.
  - Давай в нашем родном мире договоримся...
  - Нет, здесь, на нейтральной территории, я хочу, чтобы мы договорились не нападать друг на друга сразу по возвращению.
  Демон фыркнул. Типа и не собирался нападать.
  - Оставайся-ка ты здесь. Работой, плоди деток и забудь о прошлом, только тогда мы не пересечемся и, вопреки обещанию, не сцепимся.
  Нинель тенью выглядывала из-за двери, улавливая напряжение в разговоре. Она не хотела видеть, как важные ей люди уходят. Считая себя эгоисткой, принцесса призналась, что хотела бы и дальше жить вместе с ними, смотреть по вечерам фильмы, обсуждать мелочи, иногда спорить, находить компромиссы.
  - Заканчивай треп. Перемещаемся и разбегаемся...
  - И будь что будет, да? - Кай вновь поднял предметы над головой. Ему не хотелось продолжать этот разговор. Не удержавшись, он все же посмотрел в покрасневшие от слез глаза принцессы и поспешил вновь отвернуться, концентрируясь на ритуале.
  Яркая вспышка озарила людей светом, едва не сбила с курса пролетавший над городом самолет, поглотила в своем теле тех, кого должна была перенести и рассеялась.
  Кай так и стоял, пафосно держа руки над собой, Адонис продолжал держать его за хвост, а Москва осталось Москвой. Предметы в руках Кая начали быстро рассыпаться, так как потеряли легионы. И лишь амулет-ловец остался целым, с него пропали лишь наполненные магией бусинки.
  - Не вышло? - удивился рыцарь, обращаясь к шокированному произошедшим, вернее, не произошедшим, Каю. Тот резко осунулся и ответил полубезумным взглядом загнанного в угол человека. Зрачок, занявший всю радужку, дрогнул, медленно возвращаясь к нормальному размеру.
  Нинель неспешно шла к ним, не зная, радоваться ей, ведь ее желание исполнилось, или поддержать грусть беса, который, казалось, готов упасть в обморок.
  - Пошлите домой, - глухо сказал черт, первым отправляясь по известному маршруту. Бесполезный уже амулет-ловец выпал из рук в снег.
  - Погоди, - схватил его за локоть рыцарь, принцесса подняла бесполезный ловец. - Почему не вышло?
  - Они рассыпались, - горько выговорил Кай. И от этой горечи встал комок в горле у людей. - Только вызволил наружу, и они рассыпались. Все до одного легиона. Доня, принцесса, мы не вернемся домой. Мы останемся здесь до конца наших жизней. Долгих и ... недолгих жизней.
  Дернув рукой, освобождая ее от захвата, демон поспешил мимо принцессы, вниз, в квартиру, в комнату, дарующую иллюзия безопасности. Как же ему хотелось проснуться завтра и обнаружить, что последние события приснились. Но надежда, словно нить, медленно истончилась и порвалась, оставляя болтаться свои неровные концы над пропастью смерти, куда предстояло упасть.
  Кай разнес свою комнату в пух и прах.
  Подоспевшие сожители хотели было остановить разбушевавшегося беса, но не рискнули открыть дверь. Адонис легко смирился с провалом, Нинель даже обрадовалась, а демону едва не выл зверем.
   - Может, ему нужна помощь? - альтруистично поспешила к двери девушка.
  - Транквилизаторная, - осадил ее Герой, не выпуская из рук меч, отодвигая невесту за спину. - У нас он есть в аптечке?
  - Да, тот, который Герман передал.
  - Эй, Кай, помощь нужна? - постучался Адонис.
  - Отвалите от меня!!! - рычали через дверь и чем-то в нее запустили, судя по звуку - стулом.
  Постепенно в комнате беса стихло, и стерегущий на выходе рыцарь, опасающийся переноса урагана по имени Кай в гостиную, решил заглянуть внутрь. В живых не осталось ни стола, ни шкафа, ни кровати, ни даже обоев. Демон умудрился снять их ногтями, на ножках стульев, разбросанных по углам, виднелись следы впивавшихся в них зубов. Кая в комнате не оказалось.
  11 глава
  Герман смотрел на результаты анализов, не зная, как озвучить итог в удобоваримом формате.
  - Не жмись, грех медицины, говори прямо, - поторопил его одевающийся демон.
  - Ты потерял половину мышечной массы, но это, как понимаешь, лишь видимый эффект изменений. Пока основной удар приняли кости, - врач достал рентген. - Я вижу разрушения тканей, истончения, и, кажется, даже перелом на брюшных дополнительных ребрах. Но это еще не все, - Герман взял в руки следующий снимок. - У тебя легкие могут отказать. И даже если не откажут, другие органы тоже неважно себя чувствуют. Кай, я с тобой говорю! СЛЫШАЛ?!
  - Слышал, - равнодушно отмахнулся демон. - И без тебя знаю о скорой смерти.
  - Я не договорил. Возможно, если удалить не пережившие потерю частиц органы, удастся избежать заражения крови. У тебя уже анемия! Пока я не вижу фатальных изменений в сердце, но и оно обзавелось странной точкой, раньше ее не было. Ума не приложу, что это. Требуется больше анализов, не исключена возможность приступа.
  - Сердце просто другим бочком повернулось, - фыркнул демон. - Трудно сказать, сколько у меня времени?
  Доктор попробовал подойти с другого краю, продолжая попытки убеждения:
  - Ты слышал меня? Есть шанс тебя спасти.
  - Ты говоришь о шансе во мне покопаться, да? Ага. И сколько же у меня шансов на летальный исход во время выкладки внутренностей по мискам?
  - Хочешь сравнить?
  - Хочу.
  - Если ты согласишься на операцию, то тут баш на баш: либо ты полностью выздоровеешь, либо мы продлим тебе жизнь, либо сократим, либо ты умрешь, не приходя в сознание во время операции, - честно ответил подпольный доктор.
  - А если ничего не делать? Что будет?
  - Медленная и мучительная смерть будет. Даже царапина, если ты потратишь на ее лечение легионы, может тебя убить.
  - Время, Герман, скажи, сколько у меня времени? - раздражался Кай.
  - Неделя в относительном спокойствии и неделя в Аду. Может быть, ты протянешь дольше. Я не могу сказать конкретнее.
  - Тогда я пошел, - равнодушно развернулся к двери демон.
  - Стой! - Герман загородил дверь собой. - Ты расстроен, я понимаю. Сейчас тяжело принять адекватное решение. Давай мы позвоним Адонису и Нинель, уверен, сообща...
  Герман не успел понять, как оказался вниз головой наблюдать страшный взгляд своего не человеческого клиента.
  - Если. Ты. Посмеешь. Проболтаться. Я. Убью. Тебя. Как ты там говорил, меня ждет медленная и мучительная смерть. Так вот, твоя будет на зависть моей куда более страшной.
  Когда говорят такое с улыбкой, становится не по себе, а когда это приходится выслушивать, вися вниз головой, от нелюдя, делающего из людей салат, ты охотно веришь в реальность подобных угроз.
  Отшвырнув от себя человека, Кай вышел из переделанной под временную операционную квартиры и отправился...куда-то. Его телефон разрывался от звонков, за это оказался на беззвучном режиме.
  
  Адонис начал поиски почти сразу. На что мог быть способен демон, близкий к краю, он знал, и беспокоился за чужие жизни. Нинель присоединилась вопреки желанию рыцаря, который хотел замуровать принцессу в ближайшую башню и посадить сторожить подле нее дракона.
  Искали везде, ощущая где-то внутри болезненное чувство дежавю. В беспокойстве за чужие жизни и жизнь черта, друзья обыскали все помойки и рассмотрели все крыши. Перепугали всех маньяков в округе криками и обещаниями оторвать голову обнаглевшей твари. Нашли пропажу там, где не ждали - дома. Но в таком потрепанном и непотребном виде, будто его привязали хвостом к грузовику и катали по трассе, позволяя демону повстречаться с колесами множества автомобилей.
  - Ты кого убил?
  - Что с тобой случилось?
  Хором спросили они. Один, приняв кровь на одежде за кровь убитого, вторая за кровь избитого. В ответ взгляд глубоко фальшивый и счастливый.
  - О! Ребята, давайте обнимемся!
  Адонис шарахнулся от такой перспективы, а Нинель напротив, поддалась обнимашкам, пользуясь ими для дела:
  - Ты что, травку курил? - мигом поняла причину тяги к объятиям она. И, грубо задрав голову черта, присмотрелась к его расширенным зрачкам. - Где ты ее достал?
  - У тех, кто бил, у тех, кого бил, затем с кем вместе курил, - честно поведал Кай.
  - На кой?
  - Веселит! Грусть прогоняет! Так и хочется всех возлюбить!
  - Адонис, помоги устроиться этому дебилушке на кроват... - вспомнив, во что превратилась комната демона, принцесса поправилась. - Помоги на диване устроиться, а я ему крепкого чаю с сахаром сделаю.
  - Хорошо, до шприца не добрался. Кай, ты дряни кусок, опять проблемы нам придумал, - уже усаживая на диван, ругался герой.
  - Да-да, ты все верно говоришь, папочка, - саркастично заметил демон и улыбнулся в потолок.
  - Зачем? - спросил рыцарь.
  - Попробовать... живем один лишь раз! - запел черт, и, неожиданно скинув улыбку, закончил. - Некоторые недолго.
  - А комнату свою зачем разгромил?
  - Расстроился. Я очень разозлился, Доня. И мне стало так больно и грустно, - пролепетал черт, опуская уголки губ. - Не вернёмся. А я так старался. Надеялся до последнего...
  - Посиди так, скоро эта дрянь выветрится. И тогда я серьезно с тобой поговорю, враг, блин, дите малое.
  - Обязательно, папочка. А "Люк, я твой отец! " будет? - заулыбался бес.
  Нинель принесла чай, с третьей попытки Каю удалось его выпить.
  - Был бы папочкой, выпорол бы ремнем или чем там тебя отец порол, - скривился от подобной перспективы герой мира Сайнтарза.
  - Кошками, обычно. Или в железную деву на полдня. Больно и педагогично. Сидишь во тьме, думаешь о поведении.
  Если был шанс, что Адонис еще мог не сочувствовать юному демону, то это откровение заставило схватиться за голову, задаваясь вопросом: "Из какого Ада прибыл их хвостатый товарищ?".
  - Сколько тебе было лет, когда умер твой отец? - сиплым голосом поинтересовалась принцесса.
  Казалось, Кай на мгновение замер, затем начал загибать пальцы, ведя отсчет:
  - Один... три... шесть... девять... Двенадцать. Кажется... а может и нет...
  Демон чмокнул воздух, уронил голову на грудь и засопел.
  - Не говори мне, он заснул, - устало потер лицо Адонис.
  - Скажу, что сегодня выходной, и я сейчас сама пойду спать, - пошла к себе Нинель.
  - А я на коврике, да?
  - На балконе раскладушка, стряхни на нее его тушку, - уже из своей комнаты отозвалась принцесса, для которой две бессонные ночи были уже слишком большим достижением выносливости.
  
  Следующий день Кай вел себя необычно тихо. Но повраги уже знали, какое за этим могло скрываться лихо, и пребывали настороже. Демон ходил понурый, с волочившимся безжизненным хвостом. Молчаливый, словно немой, вновь он отказывался от еды и начал иногда странно смотреть на своих сожителей. Особенно когда те вновь обустроили его комнату.
  И если принцесса сочувствовала и пыталась помочь юноше, то Адонис тянулся к мечу, стоило только понурому демону оказаться поблизости.
  - У него депрессия, Адик. Убери меч! - оценила состояние беса Нинель, смело удерживая орудие убийства там, где ему и положено было висеть - на стене.
  - Ты не можешь быть полностью в этом уверенна, Нинель. Лучше, если я буду держать при себе меч.
  - Да что ж ты так жаждешь пустить ему кровь?! Адик, с него и так хватит. Мне казалось, ты стал относиться к нему терпимее, даже бить перестал в ответ на его выпендреж.
  - И что из этого вышло?! А?! Что ласково с ним, что грубо - одна жопа!
  - Знаю. Но мне все еще кажется, что, если мы приложим больше стараний, он станет... ну... - Нинель запнулась. Кем могут стать друг для друга чужие люди, объединённые лишь общей бедой, когда один из них ведёт себя по-свински? Неизвестно как понял ее рыцарь, но он ответил:
  - Нинель, я стараюсь. Я очень стараюсь, но он...
  Адонис махнул руками и сел на диван, листая каналы на ТВ. Его невеста растерянно пожала плечами. В поисках занятия она решила пойти в магазин, не зная о тени, следующей за ней по пятам. Кай проявил себя лишь на обратной дороге почти у самого подъезда, когда к принцессе примостилась не предусмотренная сценарием новая персона.
  - Деньги на бочку, - подражал пиратам грабитель.
  - Кошелек или жизнь, - насмехался над ним Кай.
  Конструкция вышла такая: испуганная девушка, указывающий на нее нож, держащий нож грабитель, упирающиеся в его лопатки два пальца демона и сам демон собственной персоной, оканчивалась "сказка Репка" машущим из стороны в сторону хвостом.
  - Чо вылупился, репку тянем?
  - Ага, - глупо улыбнулся грабитель и отдал свой кошелек, быстро скрываясь в темноте квартала.
  - Спасибо, - улыбнулась Нинель спасителю, но тот ей не ответил, первым входя в утробу подъезда, освещенного одной лишь тусклой лампочкой. Обычно хвостатая нечисть бойко летела по лестнице, но в этот раз остановилась у лифта.
  Сумки были тяжелые, но Кай не спешил с предложением их донести, пришлось принцессе присоединиться к ожиданию опускающегося стального ящика. Все так же молча сожители вошли в кабину лифта, и бес нажал на кнопку этажа. И они так же молча добрались бы до квартиры, если бы лифт внезапно не дрогнул и не встал, будто судно во льдах.
  Только тогда Кай заговорил, озвучивая положение дел:
  - Он застрял.
  - Да, вижу. Придется ждать, - расстроилась принцесса. - Пельмени и мороженное могут растаять, если двери в скором времени не откроются.
  Желая разрядить обстановку и скрасить ожидание, Нинель хотела было начать разговор на отвлеченную тему, но едва не проглотила язык, столкнувшись с взглядом демона. Ощущая исходящую от него опасность, она сделала еще одну попытку заговорить, но почувствовала, как слова к языку прилипли и к небу приклеились. Кай вилял хвостом, иногда задевая им стенки, отчего стояние сопровождалось звуками: бам, бам, бам.
  - Ты мог бы не бить хвостом? А то упадем еще, - косвенно призналась девушка, как ей неуютно с ним и как раздражает этот повторяющийся звук. Она отвернулась к двери.
  Черт обвил хвост вокруг своей талии, и стало еще странней в такой тишине неподвижно стоять и чувствовать, как само Зло изучает твой затылок взглядом алых глаз. Нинель даже обрадовалась неожиданному вопросу Кая, надеясь на его возвращение к прежнему веселому образу, но вопрос принес лишь новое волнение:
  - Ты меня ненавидишь?
  Этот вопрос заставил рыжую принцессу белкой развернуться к демону и, растеряв всю раздражительность, выпалить:
  - С чего ты взял?
  - Как с чего, я же Зло Всего Мира. Воплощение коварства и жестокости, сам лик смерти и войны, что там еще обо мне говорят. Не любить же меня, правильно?
  - Лично мне ты ничего плохого не сделал, - стушевалась Нинель, не понимая смысла данного разговора, но чувствуя себя последней сволочью, которая не может ответить правильно на вопрос. А от ответа будет зависеть чья-то жизнь.
  - Ничего не сделал. Хах! Только похитил, пообещал изнасиловать, собирался прикрыться, как щитом, и затащил в этот мир.
  - Не в обиде, - резко развернулась обратно к двери Нинель.
  Ей хотелось закончить разговор, даже если на такой ноте. Но Кай не собирался спускать все на тормозах, преследуя одну ему известную цель. Бледные руки уперлись по разные стороны от нее в дверь лифта, а к спине девушки прижалось его тело.
  - Может сделать так, чтобы начала ненавидеть? - прошептал он ей на ухо и за это самое ухо укусил.
  - Кай, что б тебя черти да в семи позах! - культурнее выразить бурлящий поток негодования не вышло. Развернувшись, принцесса так сильно толкнула парня в грудь, что того откинуло на стену. - Я терпелива! Я многое готова простить! И я понимаю, как тебе тяжело, хотя и не знаю причины твоего стремления в родной мир, где тебе было так паршиво! Но я не понимаю твоей страсти сделать больно нам! Что это? Демоническая версия ПМС ? Не знала, буду в следующий раз высчитывать по календарю, скажи только цикл! Заканчивай свою долбаную клоунаду! Мы очень от нее устали!
  Под конец тирады раскрасневшаяся и злая девушка устыдилась сказанных слов, и, облизнув губы, отвела взгляд. Хорошо, что двери лифта со скрежетом начали разъезжаться, и было куда убежать, но до того, как Нинель выскользнула из тесной кабинки, её ушей достиг тоскливый шёпот.
  - Ты права - пора заканчивать.
  Первой попав в квартиру, она забеспокоилась - Адониса не оказалось, возможно, он вышел оплатить счета или решил встретить ее из магазина, но они разминулись. Мысли разбегались, дверь хлопнула, это вошел Кай, несший оставленные ею в лифте пакеты.
  Как-то разом вспомнились все страшилки, рассказанные о тварях ночи и о демонах в частности, в ушах зазвучал голос разума, нет ее жениха, о демоническом безумии. Крепко схватив плюшевого мишку, девушка закрыла дверь своей комнаты и прислушалась.
  Черт не пошел в зал, он свернул на кухню и гремел холодильником, раскладывая покупки. Загремел посудой, заваривая чай. Потом все стихло, резко взрываясь злым хохотом. Он порезался, когда машинально делал себе бутерброд к чаю, хотя и не был голоден.
  Из серьезного пореза капала кровь. Вначале залило нож, так и оставшийся в ладони, затем пол. Откинув ранивший его кухонный инструмент, Кай схватился за рану и закусил губу. В новом состоянии боль ощущалась острее, а легионами пользоваться нельзя. Как глупо и смешно умереть от такой ерунды! Вместо злости или огорчения, наблюдая разомкнутые влажные края, он захохотал. Его смех безумной трелью отразился от стен и заставил Нинель прийти.
  - Что ты тут творишь? - рыжая принцесса вбежала на кухню и увидела картину, достойную ужастика. - Господи! Кай, надо немедленно остановить кровь! Какая кошмарная рана!
  Нинель тут же засуетилась, забыв разом все свои страхи, обработала и крепко перебинтовала руку, затем осмотрела потеки крови на мебели и полу, и озвучила вопросы:
  - У тебя же все мгновенно раньше заживало? Ты специально нашу кухню в место преступления превратил?
  Демон заметил удивительное сходство забрызганного кровью пространства с вышеописанным местом.
  - Хм, место преступления, говоришь, - заинтересованно пробормотал Кай, всматриваясь в пятна крови, как пророк в потроха крокодила. - Принцесса, принеси тряпку.
  - А где "пожалуйста"? - уже из туалетной комнаты отозвалась хозяюшка.
  - Пожалуйста, спи спокойно, - тихо пожелал демон, доставая из аптечки снотворное в ампуле и шприц.
  
  Адонис вернулся через час. Он действительно ходил встречать Нинель, но не просто не пересекся, как можно было бы подумать, а отвлекся на коллегу по работе, которая настойчиво удерживала его от более важных дел. Проговорив с женщиной львиную долю времени, мужчина дошел до квартиры и, оказавшись на кухне, с ужасом замер.
  Кай хорошо постарался, превращая место ранения в настоящее место преступления. Кровь была повсюду, особенно много ее вылилось на стол, в который был воткнут нож с успевшей промокнуть запиской: "Нинель у меня".
  "Быть этого не может! Это, должно быть, его очередная шутка!".
  Неверной дрожащей рукой мужчина достал телефон и позвонил невесте, мысленно обещая убить чертового шутника. Но шутка в этот раз либо затягивалась, либо вовсе шуткой не была. Сотовый издавал в начале противные гудки, затем пошло соединение и Адонис уже облегченно вздохнул, но сохраняемая тишина на том конце "провода" напрягла.
  - Нинель? С тобой все в порядке? Нинель!?
  - Она здесь, - голос не женский, ехидный, легко узнаваемый.
  - Кай! Что за шутки?! - сразу вышел из себя рыцарь. - Верни телефон Нинель!
  - Было бы кому возвращать. Видишь ли, она не может взять трубку, - со смешком прозвучали едкие слова.
  Адонис похолодел. Сбывались его самые страшные опасения.
  - Где ты?
  - А ты выгляни в кухонное окно. Видишь тот строящийся комплекс? Я на последнем этаже. Приходи. Я жду.
  С бешено колотящимся сердцем блондин сорвал со стены меч, но его ему показалось недостаточным, и он подставил стул, полез рукой на антресоль. Памятный револьвер лежал там же, куда его закинули. Внутри бушевала лавина чувств и вопросов. Кай сошел с ума или придуривается? А может, он с самого начала это планировал?
  Проверив наличие патронов - их три - на всех парах понесся в сторону строящегося комплекса, на такую долгожданную, но временно отсроченную, битву Добра и Зла. Мысленно мужчина молился, что бы все происходящее оказалось глупым розыгрышем. Но чем ближе становилась цель, тем больше уверенности приходило к рыцарю - это уже не игра.
  Демон ждал, сидя в оконном проеме на последнем этаже, и смотрел на ночной город отрешенным взглядом.
  - Где Нинель, уродец?! Достали твои идиотские шутки, жди - я тебя покалечу! - громко ворвался на этаж запыхавшийся Герой и тут же начал искать глазами принцессу.
  Ему отвечали медленно, насмешливо:
  - Кого-то потерял? Оставил мышку с кошкой, и теперь в печали?
  У Зла красные глаза, горящие как две траурные чаши.
  Сдерживая бешенство, все еще надеясь, что все происходящее лишь плохая шутка, Адонис спросил:
  - Где она?
  - А где пафосные речи? Сегодня ты умрешь! Или, это твой последний день! Добро победит Зло, поставит на колени и застрелит, - усмехалось Зло, красноречиво посматривая на револьвер, выглядывающий из-под ремня штанов Добра.
  - Мне больше нравится, Добро придет и молча зарубит! - продемонстрировал меч рыцарь, очертив им полосу в воздухе.
  - Ну, попробуй, - Кай опустился на четвереньки. И если в исполнении человека такая поза выглядела нелепо, то в исполнении гибкого тела демона она внушала ужас. Будто в знакомого вселился дьявол, перебирая нитки управления.
  Нет. Наоборот, все это время дьявол просто притворялся человеком, настал час показать свою суть.
  Если бы Адонис не вскинул руку, опираясь на предчувствие, головы у него могло и не остаться. В хвосте черт держал кусок металла, ударяя, пробегая мимо, полетели искры, атаку принял меч. Резко оборачиваясь и не застав Кая за спиной, Адонис совершил кувырок влево, уходя от хлесткого удара, оставляющего на бетонном покрытии трещины. И снова его не видно, так быстро и бесшумно перемещающегося в темноте.
  Росчерк меча, чужой рык, блеск глаз и упущенный из виду хвост.
  Пол ударил спину, сверху прыгнул враг, в плечо впились зубы, в живот ногти - его начали драть. Меч выбило из рук. Удар коленом, и хищник отпустил, чтобы снова укусить. Но мужчина сильнее, и вот уже враг прижат к полу животом. Дуло упирается в чернявую голову, но рыцарь медлит, видя во взгляде противника не безумие, а холодную, расчетливую ярость. Время потеряно, и демон выбирается на волю, выстрел - мимо, и вновь демон бросается в бой. Спешно поднятый меч помог не лишиться головы и отогнать от себя беса на пару шагов.
  - Кай! Ты же не безумен! Прошу, скажи: Нинель в порядке, а это твоя придурь! Кай!!!
  Черт не ответил, он медленно уходил под защиту тени, и вот уже слышно, как он на четвереньках перемещался во тьме, лишь блеск алых глаз выдавал его местоположение.
  Откуда ждать атаки? Адонис ощутил, как из укусов и рваных ран течет кровь. Не смертельно, но весьма болезненно.
  - А если убил? - пришел из тьмы ответ.
  Шорох каменной крошки справа, выстрел, мимо, а враг уже сверху развернулся в прыжке и ударил ногами. Героя снесло в темноту, протаскивая по полу десятки метров. Так били лошади, если им с хвоста подойти. После такого восстановить дыхание удалось далеко не сразу. Продышавшись и не найдя ни меча, ни огнестрела, Адонис поднял обрезанный кусок арматуры. Не меч, но огреть зарвавшееся Зло годится. А вот и Кай: шел издевательски медленно хвостом вилял. Опасный даже без своих когтей, рогов и зубов.
  - Твое? - насмехался он, вертя в руках потерянный револьвер, передавая его хвосту.
  - Зараза!
  - Держи!
  Машинально Адонис поймал оружие над головой, потерял всего секунду, но этой секунды хватило, что бы Кай оказался ровно перед ним. Навести не успел, выстрел ушел вверх, удар по почкам едва причинил вред. Это даже схваткой нельзя было назвать, скорее захватом пленного хвостом. Скрутил кольцами с силой удава, если пошевелиться - сломаешь пару костей.
  Образовалось затишье, Кай, судя по озадаченности, не ожидал легкой победы и никак не мог решить, сжать ли своего поврага, ломая ему кости, оторвать ему голову или задушить. Воспользовавшись этим перерывом, Адонис повторил вопрос:
  - Где Нинель?
  - Сказал же, умерла! - прямо заявил бес, и впервые в его взгляде мелькнуло сумасшествие. Рыцаря накрыл ужас: "А если не лжет? Если он действительно стал палачом принцессы? Если на кухне пролилась ее кровь?"
  Вернулась былая ненависть.
  - Падаль! Это ты должен был уже давно сдохнуть! Еще на поле боя! И не драть нам мозг! Если ты ее хоть пальцем тронул, я убью тебя!!! - Взвыл блондин, едва отдавая себе отчет о том, на кого орет. Разве Зло, возможно безумное Зло, может проникнуться такими речами? Оказалось, может.
  - Так стреляй!
  Хвост резко опустил мужскую руку, дуло уперлось в лоб демона, пушистый кончик помог пальцу нажать на курок.
  Время застыло. Адонис ощутил отдачу и на мгновение увидел жуткую, но чем-то правильную картину. Кай дернулся чуть назад и начал падать на пол, он заваливался непозволительно медленно, запоздало выдыхал. Его глаза остались открытыми, но уже ничего не видели. Между ними появилась точка, из которой текла кровь. Лужа, озеро, и в нем тонул ужаснувшийся этой картиной рыцарь.
  - НЕТ!
  В последний момент, рывком, ему удалось отвести оружие чуть в сторону. Выстрел прогремел, больно ударив по вискам, но ни потоков крови, ни валящегося к ногам тела не оказалось, вместо них глубоко раздосадованный демон с немым укором в глазах, чей хвост уже не держал с прежней силой. Последняя пуля ушла в потолок.
   Зарычав, Добро засадило Злу стволом револьвера по голове. Теоретически не смертельно, но сотрясение мозга возможно. Кровь неспешно потекла по вискам и лбу. Испугавшись собственного желания продолжить избивать этого придурка до смерти, герой выбросил пушку подальше, и, вцепившись в плечи юноши, с силой встряхнул.
  - Совсем охренел!!? Козел, ты хоть представляешь, чего нам стоят твои фокусы!!? Зачем!? Зачем!!? Зачем ты это делаешь!!?
  Он тряс его и тряс, с силой и злобой. У нормального человека голова отвалилась бы, но у демона всего лишь цвет лица изменился.
  - Зачем выливаешь на нас новые и новые проблемы?! Без войны и приключений не живется?! Вынуть шило из жопы?! Давай, поработаю проктологом! Потом еще патологоанатомом?! Не видишь, как мы устали за тебя переживать?!! Для чего ты так с нами?! Неужели мы недостаточно добры?!! Разве мы гоним тебя! Даже если больше не нужно искать легионы, разве мы прогнали бы тебя! Мы же приняли тебя! Приняли, невзирая на вид и опасность, которую ты можешь представлять!
  Сил встряхивать этого засранца не осталось, да и злость уже вышла вместе с накопившимся стрессом. Кай бессильно обвис на его руках, дыша судорожно, неровно, как человек в преддверии рыдания и слез. Адонис решил, что это они и есть. Демон протянул руки, схватился за куртку поврага и резко уперся лбом в его плечо. Герой неловко расставил руки не то собираясь обнять хвостатого, не то оттолкнуть. Утешать девушек ему приходилось, а на утешение чертей мужского пола он как-то не рассчитывал.
  - Могу я остаться с вами еще ненадолго? - тихий, едва слышный, но такой отчетливый, вопрос ударил по ушам, будто был сказан басом в микрофон.
  - Да, куда мы без тебя, - Решившись, мужчина слегка сжал узкие юношеские плечи, отстраняя и пытаясь поднять его лицо и убедиться, что нечисть не ехидно улыбается, а действительно полон раскаянья, но Кай упорно держал лицо к полу. - Тебя не прогоняют. Оставайся с нами. Не важно, что там в твоем котелке варится, чертов псих! Мы же к тебе давно привыкли. Только скажи, а где Нинель?
  - Дома, в шкафу. Я ей снотворного вколол.
  - А зачем?
  - Чтобы не помешала.
  - Чему?
  Многозначительное молчание в ответ и попытка вырваться. Но легче было порвать титановую цепь.
  - Вот придурок, - диагностировал Адонис, отвешивая напоследок подзатыльник и отпуская. Шлепок вышел влажный, и заставил рассматривать испачканную красным руку на тусклый свет. - Нет, не придурок, а полный идиот!
  Схватив покачивающегося черта за локоть, герой спешно увел его домой.
  
  Нинель проснулась на удивление бодрая, и не ожидающая увидеть две мумии за обеденным столом.
  Оба парня были так качественно забинтованы, что могли начинать праздновать Хэллоуин и получать призы за костюмы. Множественные синяки, ссадины, порезы, а у Кая еще и голова разбита. И, несмотря на ужасные раны, Добро и Зло мирно сидели, и пили чай, обсуждая увеличение платы за электричество.
  - Мы что, мафии задолжали?
  - Доброе утро, принцесса! - радостно поприветствовал черт. - Нет, мафия нас опасается. Но если нам потребуется зелень, я снова к ним забегу, думаю, они не откажут во имя спасения своего психического здоровья пожертвовать обладателю хвоста немного наличных...
  - Кай хочет избавить тебя от мозгоедства и предложить чай! - с упреком покосился старший на младшего, отчего черт заткнулся и действительно потянулся за чайником. Нинель лишь пораженно рот раскрыла, с чего это безрогий сегодня такой послушный? И почему она не помнит, как легла спать?
   - А что с вами, кстати произошло?
  - Упали!! - хором соврали парни, вызывая у принцессы кривую улыбку. Узнавать правду она не стала, ей нравилась воцарившаяся идиллия и неожиданно послушный Кай, не избегающий их общества.
  Факту относительно примерного поведения пришлось удивляться еще долгое время, но, как говорится - тихо в омуте не бывает. Ни в одном из трех.
  12 глава
  Раны заживали достаточно долго, даже у Кая, у которого они должны были сразу затянуться. Не смотря на резко проявившееся примерное поведение, на вопрос: "Почему?" - он не отвечал.
  А еще бес сделал нечто, шокирующее обоих людей. Кай сам не знал, в чем главная причина подобных действий: в попытке дольше скрывать свое состояние, или выглядеть более человечно, или в пункте списка, советовавшего преобразить свой образ. Адонис, мимо которого он прошел в новом амплуа, споткнулся, проводя беса донельзя удивленным взглядом.
  - Нинель, - поспешил поделиться рыцарь с невестой. - Ты Кая видела?
  Подумав недоброе и метнувшись на кухню, посмотреть на "что еще отчудил этот демон", девушка замерла пораженная. Ее глаза бегали по одетой в джемпер и брюки фигуре и не могли найти, за что зацепиться. Если бы не хвост, легко бы можно было принять Кая за человека. В выбранную бесом прическу все волосы не поместились, часть прикрыла немного нетипичные для человека скулы, остальные топорщились куцым хвостиком от прижавшего их крабика. Демон выглядел нарочито аккуратно.
  - Очень резкая перемена, Кай, - Заметила она, опираясь на подошедшего сзади Адониса.
  - Тебе идет, - усмехнулся рыцарь на человеческую пародию непонятного на вид пола. Бесу действительно шли выбранные тряпки, делая его немного старше на вид, но вот совершенно теряли под собой намеки на пол. Хочешь, считай плоскогрудой девушкой, хочешь - худощавым пареньком со смазливой мордашкой.
  - Только если тебе так нравится, - пожала плечами Нинель, не как не могшая понять, что именно ее смущает в резкой перемене. Скорее даже, что именно ее напрягает в этой резкой перемене.
  - Плохо вышло? - расстроился Кай.
  - Нет, симпатично, - поддержала принцесса демона. - Просто очень универсально.
  - Она хочет сказать, - перевел Адонис. - Продолжай в том же духе. За шмотками хоть твой скелет не видно.
  Демон поджал губы и кивнул. Ни один из сожителей не понял тогда, что именно худобу, переходящую в истощение, прячет бес.
  Узнали они позже.
  Когда живешь разнополой компанией, то либо становишься очень внимательным к мелочам человеком, периодически корящим себя за ошибки. Либо перестаешь смущаться по пустякам, как это произошло с Нинель. Сушащиеся на одной веревке лифчики с семейными трусами стали вполне нормальной, а не волнующей картиной. Даже когда она или один из парней выходили из душа в одном полотенце, на это не обращалось внимание. Однако принцесса обратила, когда из душевой выходил Кай.
  То, что она увидела, заставило девушку насторожиться и забить тревогу.
  Пугающие изменения затолкали радость от неожиданной перемены демона в положительную сторону куда подальше. Нинель начала наблюдать за ним, примечая разные мелочи.
  Кай и раньше не был эталоном здоровья и хорошего питания, но в последнее время окончательно сдал. Ел он плохо даже для больного, выглядел слишком хорошо для уже мертвого. Движения стали замедленными и ленивыми. Большую часть времени бес стал проводить дома, хотя до момента с провалившимся переносом предпочитал пропадать в городе днями и ночами.
  Поделившись беспокойством с женихом, перемены в поведении демона начали нервировать и его. Он острее, чем раньше, ощущал разницу в возрасте, которая и без того бросалась в глаза каждому сравнивающему пышущего силой мужчину и постепенно тающего юношу.
  Принцесса не выдержала и сделала ход конем:
  - У меня нет депрессии, - вильнул хвостом демон, когда вечером ему вручили антидепрессанты.
  - А как это называется? Ты плохо ешь, много спишь, худеешь как в фильме Кинга. Неужели так по дому скучаешь? Может, тебе чего-то не хватает?
  В разговор вмешался работающий над документами герой, отстраненно прокомментировав:
  - Представь, мы тоже не можем вернуться домой, и больше никогда не увидим родных и друзей, не вернем земли и статус! Смирись!
  - Я смирился, - во время тирады и после, Кай смотрел спокойно и немного апатично. - И рад, что вы нашли в этом мире свое место.
  К удивлению Адониса и Нинель, черт стал выколупывать таблетки из упаковки, оставляя ее пустой. Затем все разом бросил себе в рот, не давая себя остановить.
  - Ты что, такая доза...
  - Не причинит мне вреда, белочка. Я же не человек, забыла? Вы правы, мне надо у(с)покоиться. Спасибо.
  Люди переглянулись, а источник беспокойства сел за компьютер, играть в какую-то затейливую игру. Но Нинель не собиралась так просто сдаваться.
  - Время еще не позднее, может, мы прогуляемся? - с намеком предложила принцесса рыцарю, кивая на демона.
  Адонис устало отодвинулся от стола, кивнул на свои бумажки, намекая, что дел у него еще много. В ответ девушка еще раз кивнула на Кая, затем на документы, и сказала:
  - Дни были трудные, новости не радостные... Отдохнем, развеемся.
  Бросив растерянный взгляд на увлеченно тыкающего по клавиатуре беса, рыцарь кивнул и, встав, не предупреждая, поднял Кая за плечи. Game Over высветился на экране. Растерянного демона перенесли в коридор и сунули ему в руки одежду.
  - Мы идем гулять! - прояснила ситуацию принцесса.
  - Я же уже говорил, нет у меня депрессии...
  - И хорошо, - поддакнула Нинель. - Значит, прогулка будет веселее.
  - Но я не хочу...
  - Тебя не спрашивают, - поддержал идею Адонис, выталкивая вяло сопротивляющуюся нечисть на лестничную площадку. - Это коллективное мероприятие.
  - Так вычеркните меня из вашего коллектива.
  - Ты в него вписан кровью, балда. А это вещество, как известно, плохо отстирывается, - рыцарь ухватил Кая за локоть, на случай побега. Девушка взялась за другой, и демон махнул на чужие причуды хвостом. Хочется им его прогулять, так он готов вручить поводок и полаять для приличия.
  Ночная Москва - ярка и без того пребывающая в вечном празднике, украшенная к одному из ближайших казалась волшебной. Однако спальные районы города резко отличались от горящего стеклом и светом центра, сохраняли тишину. Были не похожими на праздничную елку, обвешанную линиями огней, которую начали наряжать на площади. Одни улицы спального района заливал свет, другие утопали во тьме. Парк представлял из себя единственную светлую дорожку, со всех сторон которой подкрадывались темные чудища, неудивительно, что в такую холодную погоду, в окружении ночных призраков, парк оказался не востребован гуляющими и бездомными. Зато для компании иномирцев пришелся в самый раз.
  Не успевший закрыться лоток продал девушке мороженное, а мужчинам шоколадку, от своей порции которой демон отказался.
  - Холодно! Простудишься! - воззвал к разуму Нинель Адонис, считающий холодные блюда летними и опасными для зимнего периода.
  - Не простужусь, - оперировала детской логикой принцесса, старательно облизывающая мороженное.
  - Кай, ну хоть ты ей скажи, - рыцарь подключил к проблеме беса.
  Демон ощутил себя последним рубежом против войны с болью в горле, и спас положение в своем стиле:
  - Не стоит с таким откровенным удовольствием у всех на виду облизывать и заглатывать фаллический символ, люди не так поймут.
  Реакция пошла незамедлительная. Нинель застыла, ее пальчики разжались, и мороженное на палочке оказалось потопленным в снегу.
  - Кай! - закричала на него дико красная девушка и огрела парня по спине сумочкой. На этом не остановилась, и огрела во второй раз.
  - Бу-ха-ха-ха! - демон промчался вперед, отчего его шарф хлестал воздух. Затем резко остановился, проехав по замерзшей луже, и, потеряв шапку, закрутился на месте юлой, широко расставляя руки.
  - Как ребенок, ей богу, - проворчал Адонис, плотнее застегивая пуховик и радуясь возврату черта к былой придурковатости.
  - Поздравляю, вы стали папой, - пошутила Нинель, вызвав ужас на лице жениха.
  - Свят, свят, свят!
  В это время демон уже слепил первый снежок и запустил его в перекрещивающегося рыцаря. Попал метко, точно по хрупкой нервной системе за шиворот, и разбил ее в дребезги.
  - Кай, твою мать!
  - А что моя мать? - метко попадая новым снежком. - Я ее не знал.
  Адонис смутился и разозлился. Вечно частицы жизни этого демона узнавались неожиданно и неожиданные. Разве можно говорить с улыбкой о тех вещах, о которых нормальные люди тихонько скулят, прося утешения. А он смеялся, и ведал о горестях, раздражая больше обычного.
  Три пущенных снежка не достигли увёртливого демона. А вот четвертый попал, размазавшись по бледному лицу.
  - Йэс! - победно крикнула принцесса и запустила следующий снежок.
  - Не попадете, изверги! - закрутился на месте демон, хвостом ловя летящие в него снаряды и отправляя их обратно. Свет уличных фонарей едва достигал шумного трио, детьми резвящихся в снегу. Визг от снега, попадающего за шиворот, блеск глаз от радости происходящего и шумные перепалки, лишенные негатива, вот такая это была игра. Устав, первым сдался Адонис.
  - Все, потный, мокрый, уставший и проигравший! Сдаюсь! - поднял он руки.
  - Победа! - возрадовался хвостатый, подбегая к Нинель и без труда поднимая в воздух. - Кубок мой!
  "Кубок" для порядка повизжал и засмеялся, постепенно успокаиваясь.
  - Кубок хочет быть подкинутым вверх, - честно признала принцесса, обессилено вися на руках парня. Ей нравился такой Кай, способный разнообразить череду дней своими не всегда приятными выходками.
  Ее действительно кинули на три метра вверх, трижды, перед тем, как опустили на землю.
  - Эх, я бы еще погулял, - ставя девушку на место, отозвался бес. - Но сейчас начнется снегопад.
  Как Кай это понял, никто не знал, но через пару минут с неба действительно повалили крупные хлопья, отчего казалось, будто парк заливало молоком. Снег быстро окрасил черные пряди в белые и застрял в ресницах, делая демона, из контрастного светлому миру существа представителем света. Под таким покровом искать потерянные шапку и шарф не нашлось желания, однако он еще пытался высмотреть их, по пути домой.
  Вначале они шли все вместе, но постепенно бес начал отставать - пришлось останавливаться и зашнуровывать ботинок. И тут над головой взорвалась лампочка уличного фонаря. Парня обдало искрами, и осыпало осколками, но не это заставило его вздрогнуть. Он оказался во тьме, отделенный от двух идущих впереди людей. Кай замер, наблюдая их удаляющиеся спины, и не мог двинуться с места. Повраги оглянулись и увидели нечто, заставившее их вернуться. Возможно, все это было игрой теней, и застывшая на лице демона безнадежность им показалась. Его красные глаза светили из тьмы и казались потухающими угольками, уже не такими яркими и колючими, как прежде. Мерещилось, будто они потухают, и демон сливается с тьмой, исчезнет.
  - Кай, идем, - протянула руку Нинель. - Что застыл? Новую игру придумал?
  Герман не единожды просил его рассказать поврагам о своей ситуации, поделиться душащими щупальцами ужаса, давящими перед сном мыслями о болях, лекарствах, тревогах, вопросах, поделить на три перед падением в бездну.
  Он должен сказать. Он пытался сказать. Он не смог.
  Заворожено юноша наблюдал за погружением тонкой ручки во тьму, которая вытаскивала его на свет фонаря, позволяя скинуть неожиданный ступор и продолжить путь. Адонис окинул их пару странным взглядом и пошел чуть позади, слушая щебетание Нинель по поводу ужина, вечернего фильма и прочих мелочах, скрашивающих жизнь в этом мире.
  Рыцарь беспокоился об отношениях, которые развивались в их чудной компании. Но если для себя он уже многое решил, то, наблюдая впереди идущих парня и девушку, пришел к выводу, что пора побеседовать с невестой о "пчелках". Вернее, не о насекомых конечно, а об ее отношении к Каю и о характере такого неуемного интереса, который, пока рыцарь думал, принял новый поворот.
  Нинель начала спрашивать беса и от ее вопросов у Адониса волосы на голове зашевелились.
  - Кай, хочу спросить, но не хочу обидеть.
  - Спрашивай. Если ты меня обидишь, ты это сразу поймешь, - улыбнулся демон.
  - Ты признался, что никогда не знал свою мать, вот я хотела спросить, а как вообще все происходит? Ну, как с женами и детьми обращаются демоны? В смысле, я не про тебя. В смысле, у всех так плохо, как было у тебя?
  - Не понимаю твоего интереса. Я могу рассказать, но ты придешь в ужас. С человеческой точки зрения это отвратительно и бесчеловечно. Верно, Доня? - обратился бес к рыцарю, оглядываясь назад.
  - Что ты на меня-то смотришь? Я эксперт по вашему убиению, а не по социуму, - при этих словах рыцарь отвернулся в сторону, как бы говоря: выкручивайся сам.
  - Расскажешь? Или это еще одна тема под запретом?
  Кай передернул плечами, бросил еще один молящий взгляд на рыцаря, но тот помогать не хотел, и демон начал издалека, в надежде, что подобные подробности отпугнут неугомонное любопытство девушки:
  - У моего вида все просто в этом деле. Даже у животных есть период ухаживания, а демоны просто ловят понравившуюся им демонессу, и, как правило, либо запирают ее, либо сажают на цепь... - он остановился, спросив. - Тебе точно охота все это узнать?
  - Говори уже, не думай, что я буду хуже относиться к тебе из-за традиций твоего народа.
  - Но зачем тебе это? - на этот вопрос даже Адонис захотел услышать ответ. Ответ ему не понравился.
  - Хочу узнать тебя лучше. Понимаешь, ты все время отталкивал нас, бесился, когда мы проявляли к тебе сочувствие, иногда вел себя, как последний козел, и мне охота знать, по каким причинам у тебя развился настолько противный характер, который ты ежедневно выпячивал на нас разными углами. Ищу причины, так сказать.
  Бес смутился и нехотя продолжил:
  - Твое любопытство тебя погубит. Ладно. Так вот. Есть множество способов удержания, и не все они так гуманны, как цепи и закрытые двери, факт в том, что женщина удерживается насильно и подвергается ежедневным насилиям, пока не забеременеет, - осторожный взгляд на слушателей. Девушка не выказывала отвращения, в отличие от скривившегося рыцаря. - Когда демонесса беременеет, ее оставляют в покое и обеспечивают всем необходимым. Этот период она почти бог, если можно так назвать удерживаемое насильно существо. После родов, если рождается девочка, ее отдают матери и их обеих выгоняют; если мальчик, то выгоняют лишь мать. Мне не повезло.
  - А как же молоко? - наивно поинтересовалась девушка.
  Кай снисходительно улыбнулся.
  - Чистокровные демоны рождаются с зубами. Им требуется пережеванная пища - мясо и кровь. У демонесс есть груди, но что-то мне подсказывает, демиурги дали им их для украшения, а не для дела, - Невесело посмеялся бес. Все, что касалось его прошлого, вызывало сочувствие или отвращение у окружающих, а демон умудрялся иронизировать, - Хотя, может, кто из женщин и мечтал быть богом, хотя бы на срок роста живота. Как там люди говорят: Мужчина царь, каблук его корона! Ха-ха-ха! Жутко, правда? Теперь можешь говорить, как все это отвратительно.
  Нинель покачала головой.
  - Нет. Я даже удивлена, но ты почти полностью описал мою судьбу, останься я в родном мире.
  - Прости, что?
  Удивился не только Кай, Адонис вылупил глаза на свою невесту, не помнимая, где она нашла сходство своей судьбы с судьбой женщин демонесс. Ее следующие слова расставили все на места.
  - Смотри, принцесса должна выйти за того, кого назначат, иногда она даже не знает этого человека, видит его лишь на свадьбе. А затем целью ее существования становится родить наследника. Даже если этот человек ей противен, она обязана выполнять супружеский долг, пока это возможно, пока не родит сына, достойного возложенных на него надежд. Грубо говоря, моя мама подорвала здоровье, рожая одного за другим принцесс и принцев. Но они все умерли. Я никого из них не помню.
  - Ого, - удивился Кай. - Не думал, что у нас так много общего.
  - Я тоже. Бедные мы сироты.
  - Скажи еще убогие, и я расплачусь, - пустил притворную слезу бес.
  - Слушай! - вновь спросила девушка. - А когда дети появляются на свет, матери любят их?
  Черт уставился в конец улицы, не сразу нашел что сказать. Адонис решил вмешаться:
  - Не думаю, что стоит об этом спрашивать. Ребенка, рожденного от насилия, сложно любить.
  - Ничего страшного. Меня не смутил этот вопрос, - ответил демон рыцарю и признался. - Просто я не понял его и, если честно, не знаю на него ответа. Но материнский инстинкт работает против демонесс, они хорошие матери. Я видел, как одна качала свою дочь. Она улыбалась.
  - А отцы, как они заботятся о детях, которых отбирают?
  Кай похолодел, он весь нахохлился и с трудом сдержал подступивший к горлу рык. Подняв с земли банку из-под напитка, запустил ею на крышу девятиэтажки.
  - Мой отец был ужасен! Я видел его редко, и это были не самые приятные моменты моей жизни, поверь!
  Нинель успокаивающе взяла беса за руку и сжала холодные пальцы.
  - Прости, я больше не буду спрашивать, если тебе неприятно об этом говорить. Давай сменим тему?
  Наблюдавший за этим Адонис уверился в решении пообщаться с Нинель, пока девушка не наделала глупостей.
  - Ничего, переживу. Он мертв. Я пока жив, - Быстро успокоившись, бес улыбнулся, заканчивая. - А совету так и не удалось меня размножить. Хотя они пытались, надо отдать им должное.
  Принцесса смутилась и не могла придумать, куда перевести разговор от щекотливой темы. Теперь уже она бросала взгляды "S.O.S " на Адониса, но тот и от нее отмахнулся.
  - А ты... ну... - девушка запиналась и никак не могла задать следующий вопрос. Ей хотелось и узнать о причинах радости, и о любви Кая к детям или антипатии, и о том, как происходило отнекивание беса от подпихнутых в койку демониц, и о том, что бы он сделал, если бы дети появились. Но все вопросы застревали на первых произнесенных буквах, и Нинель замолкала. Отчасти она не хотела узнать ответы.
  Адонис подошел с другого края, догнав разболтавшуюся молодёжь, и сам спросил, так как ему самому стало интересно:
  - А вот появились бы у тебя дети. Что бы ты сделал?
  Не сказать, что Адонис желал услышать жуткую историю об убийстве любовницы и детей, но и того, что услышал, он тоже не ожидал:
  - Я бы приложил все силы, чтобы вывезти их из цитадели. Куда угодно, лишь бы не оставлять их в том гадюшнике. Хотя мне бы покинуть то милое местечко не удалось бы. Пытался.
  Нинель улыбнулась, предположив:
  - Это делает тебя хорошим отцом, знаешь? Может, даже в этом мире ты найдешь себе пару, создашь семью, как думаешь?
  - Я думаю, Каю рано даже думать о таком. Семья - большая ответственность, не для сопляка не готового нести такое бремя. А ты-то что думаешь?
  Кай не ответил, о чем-то задумавшись. И в молчании дошел до дома. О последнем вопросе он не хотел размышлять, понимая, у него нет времени проверить, смог бы он жить, как человек, и быть с человеком. Незаметно от поврагов, демон проглотил обезболивающее и неожиданно улыбнулся.
  - Я прочитал, что семья - это люди, имеющие эмоциональную близость, временную ограниченность, межличностную интимность, ответственность друг перед другом и обязанности друг перед другом. Они ссорятся, мирятся и вытаскивают друг друга из дерьма. - сказав это, демон удрал в подъезд, оставляя пару смущенных людей обдумывать его слова.
  13 глава
  Разговор состоялся неожиданно для Нинель. И с неожиданного утверждения, от которого она едва не перекусила карандаш, зажатый в зубах.
  - Он тебе нравится.
  - Кто? - выплюнула карандаш девушка, отвлекаясь от учебы.
  Адонис уточнил:
  - Тебе нравится Кай. Я прав?
  Рыжеволосая затравленно посмотрела на жениха, покраснела до кончиков ушей и неожиданно хлопнула себя по лицу обоими ладонями, восклицая:
  - Ёпрст!
  - Ты в порядке? - удивился реакции рыцарь.
  - Да-да. Это просто гормоны. Пройдет через какое-то время. Я держу себя в руках. Да и не до этого сейчас, - принцесса помотала головой и, посчитав вопрос исчерпанным, вернулась к книжкам.
  - Черт! Я надеялся, что ошибся. Почему он?!
  - Мы одного возраста, и он харизматичная сволочь. Говорю же, явление временное. Девочки поголовно пробуют любовь на вкус, толком в ней не разобравшись даже в нашем мире. Не думай об этом, мои тараканы - мои питомцы.
  - Знаешь, об этом сложно не думать, - сложил руки на груди мужчина. Но вот аргументы не спешил приводить. В голову не лезли умные эпитеты, описывающие причины, по которым Нинель лучше даже не пытаться построить с Каем подобного рода отношения. Все они выглядели либо расистскими, либо неубедительными. А удачные примеры с материка Лайвисла, напротив, говорили в пользу подобного развития событий.
  - Адик, не грузись. Повторюсь, мне не до романтики. Экзамен на носу. Да и Каю это точно не надо. Посмотри на него! Надеюсь, с ним ничего серьезного не происходит, а то я начиталась симптомов различных страшных болезней и теперь мне всюду мерещится Эбола, денге и бубонная чума.
  - Ну ты махнула. А вот на бешенство эту заразу стоит проверить, - отошел от темы разговора Адонис. Он посмотрел на конопатую мордашку и притормозил с браздами советов в любовном плане. У девочки имелась своя голова на плечах, которой она научилась пользоваться. Решил развить тему Нинель о самочувствии Кая.
  - А что с ним не так, помимо того, что он не жрет?
  - Не знаю. Вначале я решила, это из-за депрессии. Но теперь, мне кажется, дело серьезнее, однако я не смогла убедить его сходить к Герману...
  ***
  Пачка "тик-так" периодически выстреливала на бледную ладонь таблетку обезболивающего. В последние дни приходилось есть их, как конфеты. И Нинель заметила странность употребляемых Каем драже. Она вообще пугала своей наблюдательностью. Демон мог лишь порадоваться, что девушка не знает, как по утрам в его голове поселялся белый шум, в уши будто пихали ваты, а тело выливали из свинца. Вставать становилось все тяжелее. Мысли начинали путаться. Иногда демон ложился в постель, а приходил в себя уже за столом с чашкой в руках. Окружающее переставало радовать с былой остротой.
  Нинель начала разговор осторожно, помня прошлый раз с укусом:
  - Кай, слушай, может, сходим к врачу? Если не хочешь к Герману, давай спрячем твой хвост или скажем, что ты из цирка.
  - А еще скажем, что я ксеноморф, и моя кровь жжёт, как кислота?
  - Хочешь, скажем. Мне не нравится, что с тобой твориться.
  - А что со мной творится? - невинно хлопал глазами бес.
  - Ну... - не сразу подобрала слова принцесса. - Ты выглядишь очень усталым...
  - Пройдет, - с уверенностью кивнул головой черт, не уточняя, каким образом для него все пройдет.
  ***
  - ...а позвонив нашему врачу-уфологу, склонна считать, что эти двое истинное положение дел от нас скрывают. И эта тайна напрямую относится к состоянию Кая. Полагаю, потеря легионов всему виной, но... - Она замолчала и другим тоном призналась. - Мне страшно.
  - Так развеем страх. Спросим у этой занозы! Уверен, все в порядке. Он же демон, а они гады живучие.
  Заноза пришла не в духе. Новое посещение врача не дало ничего, кроме расстройства.
  - Как жизнь? - встретил беса Адонис.
  - Сокращается, - буркнул Кай, не ожидая последующей реакции: повраги переглянулись и посмотрели на него как на снимок раковой опухоли.
  - Куда сокращается? - беспокоилась Нинель.
  - А куда недосыпы высыпаются? - в тон ей переспросил демон и вручил пакет рыцарю. - Все купил. Даже не украл. Сделайте гордый за меня вид. Сломал шею клептомании и решил стать хорошим мальчиком.... Да чего вы на меня так смотрите?!!
  Демон не выдержал напряженных взглядов и зарычал, широко растягивая углы губ, обнажая зубы.
  - Я хочу спросить тебя, - рыцарь шагнул вперед и положил руку бесу на плечо, однако быстро ее убрал - черт едва не сомкнул на его пальцах зубы, показывая свое нежелание заводить разговор. - Шерсть, когти, рога, зубы - понимаешь, к чему я клоню?
  - Не ведаю даже. Пушок детский, когти сточил, рога сносил, а зубы молочными были.
  - Кай, - Адонис вперился в черта угрожающим взглядом. - Отвечай прямо. Ты из-за потери легионов себя плохо чувствуешь? Раны из-за их потери стали медленно заживать?
  - Косвенно, - не стал отнекиваться черт. - Представляешь, я даже могу стать человеком, если потеряю все легионы.
  Естественно, демон смеялся, напирая на доверчивость людей, верящих в трансфигурацию жабы в принца. Принцесса, сохранившая долю наивности, хотя уже на практике узнала - демоны от поцелуев в людей не превращаются - задала глупый вопрос:
  - А ты можешь стать человеком?
  - Ага, вольюсь в коллектив, - ехидничал бес.
  - Учитывая, сколько козлов на улицах, ты и сейчас вольёшься. Кончай словесный понос! Отвечай уже, полная потеря легионов, что она сделает с тобой?! - герой мира Сайнтарз откинул пакет и скрестил на груди руки, намекая, что от ответа не уйти. Он видел, как злится Кай, загнанный в угол напором повраг, и понимал, если бы ему действительно ничего бы не грозило, он бы не упрямился с ответом. Наверное.
  Демона рвали на части желание рассказать и желание не мучить, смолчать. Из-за этого вновь хотелось обнажать зубы и бить когтями. Отпугнуть от себя. Ситуацию усугубила Нинель, вцепившаяся в руку Кая, смотря на него огромными зелеными глазами с застывшим в них беспокойством.
  - Ты можешь поклясться? Кай, с тобой ничего же не случится?
  Кай улыбнулся от уха до уха и мастерски ушел от ответа, отогнав от себя Нинель. Наклонившись, лизнул девичье ушко, великолепно понимая, к чему приведут такие действия. Девушку как ветром сдуло от субъекта, покушающегося на ее тело. А рыцарь наоборот, протянул руку, дабы придушить нахала. В ответ получил волейбольный удар по подбородку. Завязалась очередная драка.
  Нинель отшатнулась к стене, медленно двигаясь в сторону кухни спиной вперед, наблюдая, как Кай нереально медленно и плавно наклонял корпус, позволяя хвосту змеится справа от себя. Пола коснулись человеческие пальцы, но девушке показалось, будто ничего не изменилось, и на руках у черта все те же когти, которые резали сталь как масло. Даже Адонис не сразу понял, серьезно ли хочет демон устроить бой или дурачится, из-за этого пропустил удар.
  По привычке худощавый парень не сжал кулаки, а, резко бросившись в сторону, ударил тыльной стороной руки наотмашь. Адониса качнуло, ему разбило губы, но от следующего удара уже ногой он увернулся. Более того, рыцарь поймал демона за ногу и сделал несколько шагов назад, обнаружив своего врага, растянувшегося на шпагате. Ехидная клыкастая улыбка и, опираясь на пойманную ногу, рогатый перетек вплотную к герою, собираясь укусить того. Быстрый уворот и удар в бок. Кай отшатнулся, позволяя вскользь пересчитать себе ребра, и хвостом подсек ноги Адониса, но упасть не дал рывком за майку, возвращая в положение стоя и ударяя головой. По лицу блондина потекли ручьи крови, но в этот раз они не остались безнаказанными. Удар в солнечное сплетение, короткий выдох и еще один в живот. Черту не дали согнуться, припирая к стенке и вколачивая в неё чередой повторяющихся ударов. Стена прогнулась, с потолка посыпалось.
  Уйти из-под агрессивной атаки Каю удалось не сразу, но вот удар пришелся в стену, а гибкий черт оказался за спиной, уже даря свой удар локтем, затем, развернувшись, схватил за волосы и методично вдалбливал блондинистую голову в прогнувшуюся поверхность, создавая в ней серию вмятин.
  Подсечка, удар локтя по груди, удар наотмашь по челюсти. Зубы клацнули, тело полетело через комнату и оказалось в гостиной, поздоровавшись, для приличия, с отопительной системой - батареей. Красные глаза сузились, и прямо из позы лежа черт оказался на потолке, скалясь и собираясь загрызть своего врага.
  Его планы потерпели фиаско, Адонис держал хвост, вернее, резко потянул, заставив демона вскрикнуть. Не успел рогатый удариться о пол, как его огрели креслом. И без того гудящая голова подарила раздвоенную картинку потолка. Он не успел встать, как на него сели сверху и сомкнули руки на шее, делая раздвоенную картинку опасно нечеткой.
  Хвост в отместку обвил шею блондина, намекая на взаимный проигрыш, но Адонис в горячке боя позабыл где он и с кем - сражался на смерть, рискую принять ее первым. Человеческие пальцы, не когти, заскребли по загорелым рукам, оставляя красные полосы. Кай забился рыбой, выброшенной на берег, в попытке скинуть придавившую его к полу ношу. Но через мгновение отказался от борьбы ослабляя кольцо хвоста и роняя руки на пол.
  Ведро ледяной воды резко остудило пыл обоих.
  - Ах вы мартовские коты! - завопила взбешенная рыжая принцесса, вступая в неравный бой с ведром наперевес. Так как Адонис загораживал собой виновника заварушки, на котором сидел, ему досталось больше всего: и по голове, и по заднице, и по боку, еще и швабру вручили все убирать. Кай полюбовался зрелищным избиением и с трудом поднялся. Вернее, поднялся он легко, а вот удержался на ногах с трудом. Хотел было уйти к себе, но Нинель безапелляционно вручила ему тряпку.
  - А ты вообще главный виновник! - зло бросила она, уходя на кухню.
  - Сильно надавал? - с гордостью за свое деяние спросил Герой у тяжело дышащего врага.
  В ответ молчаливый укоризненный взгляд, под которым гордость превратилась в ощущение вины. Демон демоном, а синяки на бледной шее краснели, как и полосы ногтей на руках.
  - Прости. Погорячился, - не выдержал Адонис молчаливого укора и оба парня продолжили убирать мокрую лужу да сотворённый ими погром. На вмятину в стене смотрели задумчиво, решили переставить на это место зеркало. Другие вмятины загораживали, перевешивая на их места картины.
  - Задолбали! Любой разговор к мордобою свести - плевое дело! - закричала из кухни все еще полыхающая яростью принцесса. Послышался звуковой сигнал телефона и гудки. Нинель поставила мобильник на громкую связь. - Але, Богдан, у меня к тебе предложение. Тут моим мальчикам нужно пар выпустить, и друг дружку поколотить, у вас зал свободен?
  - А я могу пригласить гостей?
  - Процент за бой нам и приглашай кого хочешь!
  - Заметано!
  Демон и рыцарь обменялись одинаково выпросительными взглядами. В принципе, они ничего не теряли.
  - А ты точно в порядке? - в последний раз спросил Адонис.
  - А ты точно не хочешь еще раз в морду? - в тон ему ответил Кай, не собирающийся отвечать на вопрос.
  - Ну, раз остришь и дерешься, значит, помирать не собираешься. Но ответь уже, без закидонов...
  - Без закидонов скучно, - заявил хвостатый и позволил подошедшей к ним принцессе перевязать себе раны.
  - И так, когда вы успокоились и повеселились, может, поговорим? - настояла она, бросая укоризненные взгляды.
  - Хорошо! Хорошо! - торопливо отмахнулся бес и начал врать, опираясь на описанный Германом положительный исход, в который он уже не попадал. - Легионы - важная часть меня, от того-то их потери мне не весело. Раны долго заживают, хотя и гораздо быстрее, чем у человека. Я стал восприимчив к некоторым болезням и прочим человеческим мелочам. Но это ерунда. С этим вполне можно жить. Да, мне будет плохо, пока все легионы не разрушатся, но после все будет хорошо.
  Он так самозабвенно врал, что едва ли сам не поверил. Поэтому его улыбка не выглядела наигранной, но и до настоящей ей было далеко.
  - Видишь, Нинель, эта сволочь еще нас переживет.
  - Погоди, Кай, у тебя же еще остались легионы, да?
  - Да.
  - Где?
  - В хвосте.
  "А еще в сердце, легких, печении, почках, крови..."
  Адонис нахмурился, принцесса напряглась.
  - То есть, у тебя может вслед за рогами отпасть хвост? И тебя это не беспокоит?
  "Женщина, хвост - это огромное количество костей и плоти. Не говоря уже о его общей важности как конечности для меня. Еще как беспокоит!"
  - Переживу, если отпадет. Люди же без хвоста живут.
  Нинель хотела еще что-то сказать, но зазвонил телефон. Богдан звал в зал.
  - Надеюсь, ты не лжёшь. Пойдемте в зал, там будете драться. А дома чтобы я этого больше не видела! - рявкнула девушка, указывая руками на прикрытые картинами вмятины в стенах, осыпавшуюся штукатурку, мокрый ковер и поломанное кресло.
  - Извини, - хором отозвались мужчины без угрызений совести на лицах, покрытых синяками.
  - Мальчишки! Что восемнадцать, что тридцать лет!
  
  Богдан встретил их как родных, несмотря на разгром его зала этими же людьми (не людьми) в прошлое их посещение ринга.
  - У меня вопрос, - подошел к директору Кай. - Ты предлагаешь мне надеть это всерьез или прикалываешься?
  - Всерьез, - Богдан сдержал лезущий наружу хохот. - Ах, как сладка месть!
  Демон поволок огромную рогатую голову по полу, не испытывая жажды ее одевать. Следующим с аналогичным вопросом подошел Адонис.
  - Вы серьезно?
  - Абсолютно! - смех сдержать уже не удалось. А рыцарь поволок лязгающий металл в раздевалку, где и сам захохотал, наблюдая попытки беса облачиться в данный ему костюм. Отсмеявшись, он обратился к Нинель: - А вы не хотите снова побыть девочкой ринга?
  - Вы имеете в виду надеть откровенную одежду, выйти в ней, как на подиум и после шоу подвергнуться попытке изнасилования?
  - Ну... можно и так, - удивился директор подпольных боев такой трактовке чуть отстроняясь, когда Нинель взяла предлагаемые ей тряпки и, вспоминая прошлый опыт работы в этом месте, достала из сумочки внушительных размеров тесак для мяса. - Вы изменились.
  - Учусь на своих ошибках, - очаровательно улыбнулась она и направила стопы в женскую раздевалку, как заметила среди идущих в зал гостей знакомое лицо. - Когда же он от нас отстанет! Сэр Богдан! - полетела она обратно в кабинет сообщать неприятные новости.
   - А, клещ, - директор сразу понял о ком речь. - Значит и вам довелось с ним познакомиться. Не берите в голову. Ваши мальчики танцуют в карнавальных костюмах, в них на утреннике они будут неузнаваемы.
  - Весьма спокойное отношение к человеку, способному вас закрыть.
  - Я один из его осведомителей, ему не выгодно меня закрывать, девочка. И, предубеждая твой следующий вопрос, я друзей не сдаю. Можете расслабиться.
  - Но у Кая хвост!
  - У его костюма тоже, - усмехнулся Богдан. - А вот вам не мешает навести штукатурку, раз светиться не хотите.
  Девушка заинтересовалась, во что решил нарядить бойцов учредитель веселья, и заглянула в раздевалку. После на ринг она не оказалась способной идти, разве что ползти, захлебываясь смехом.
  Первой закончив делать из себя чучело, принцесса скептически осмотрела результат. Штукатурку нанесла монументально толстую, сделав лицо чем-то напоминающим японские маски. Не удовлетворившись результатом, полазила по раздевалке и нашла парик кислотно-салатового цвета. Еще полазив, нашла яркий халат.
  - Буду гейшей, - решила она, отмахиваясь от отражения в зеркале.
  Рефери сполз по стеночке ринга, заливаясь смехом и указывая пальцем на бойцов. Зрители разделились на два лагеря: одни также предались веселью, вторые недоумевали над происходящим.
  - В лев...ха-ха-ха... в левом углу, - делал безуспешные попытки рефери обозвать бойцов. - В левом углу рыцарь Консервная банка...ха-ха-ха... В правом углу драк....ха-ха-ха... дракон.
  Зрители пытались понять кто на ринге кто. Гора железа условно походила на средневекового рыцаря, а вот штука цвета газонной травы с головой в три раза больше тела и широким, неуклюжим хвостом, на дракона походила в последнюю очередь.
  - Походу, принцесса отучает нас махать кулаками, - неразборчиво проворчал боец в костюме дракона.
  - Я тебя не слышу, но я тоже не в восторге от такого маскарада, - ответило чудо-юдо в железе.
  На разговор бойцов смотреть без смеха не смогли и пол зала просто легло. Майор Саванов вернулся к выходу и убедился, что действительно вошел на подпольные бои, а не на шоу уродов. Во время его отсутствия, на ринг взошла... взошло? ... оригинальное объявление первого раунда. Вторая половина зала решила присоединиться к первой и тоже полежать. И если кто еще оставался на ногах, то, когда бойцы сделали первый шаг, и они не удержались от падения, впрочем, как и бойцы. Адонис упал со звуком крушения металлического шкафа с посудой, а Кай с матюками и вздергивая хвост.
  Бойцы упорно ползли друг к другу и, наконец, встали, чтобы показать уморительное шоу битвы Эйфелевой башни и Годзиллы. Долго такое представление не продлилось, и вот уже рефери объявлял ничью.
  - Скажем спасибо нашим гостям и перейдем к основной программе! - развлекался Богдан, стирая слезы веселья.
  Вспотевшие, но разделившие общий настрой рыцарь и демон переодевались в раздевалке, когда к ним зашла хохочущая Нинель.
  - Ну ты нас и подколола, принцесса!
  - Как тебе такое в голову пришло, Нинель?
  Девушка достала полотенце и принялась стирать с себя макияж, говоря:
  - Не желаю видеть снова ваши драки, поэтому я попросила Богдана организовать такое шоу. И давайте в следующий раз, если вам неймётся, вы пойдете сюда днем или ночью. Обещали дать доступ к залу в любое время.
  - Урок усвоен, - посмеялся Кай. - А ты, Доня, будешь еще бить бедного меня?
  - А зачем? Горбатого вскрытие поправит, - грубо пошутил рыцарь, - Ты неисправим.
  Нинель убедилась, мальчики вновь дружны, и перешла к главной теме, ради которой и зашла в мужскую раздевалку:
  - Там тот следователь - Саванов.
  - Опять? - Кай посмотрел на дверь взглядом, ничего хорошего майору не обещающим.
  - Да, опять. Похоже, он узнал о связи Кая с этим местом. Пока его отвлекает Богдан, нам придется уйти через окно. Очень уж ему хочется посмотреть на актеров, сыгравших банку и дракона. Живее переодевайтесь! - рыжая спряталась за шкафчики, где как могла быстро избавилась от наряда, облачаясь в повседневную одежду. Мужчины успели до момента, когда дверь, подпертую шкафом, задергали.
  Кай прыгнул на стену, открыл длинное, растянутое по краям, но узкое по высоте окно. Первым он помог подняться и протиснуться в него рыцарю.
  - Раздавишь, - хрипел тот, "кто слишком много ест".
  - Застрял, - аки кролик из сказки развел руки Кай и поспешил за Пятачком, то есть за Нинель, не успевшую застегнуть все пуговицы на блузке.
  - Кай, не смотри, я еще...
  - Потом, там Адонис застрял, - торопил бес. А дверь начали выбивать, уверенные не то в приходящемся в раздевалке изнасиловании, не то ассоциируя это место со складом наркоты.
  Просунутая в соседний край окна и легко пролезшая девушка оказалась снаружи и начала тянуть рыцаря за руки, Кай толкал сзади, но богатырская туша не пролезала.
  - А если уйти вместе с окном, наш покровитель сильно обидится? - спросил демон.
  - Погодите, я лучше немного...
  Адонис напряг мышцы, и рама треснула, сильно расширяясь. От нее по стене пошла паутина щелей. В этот момент его снова потянули-толкнули. Следующее, что услышали майор и его команда, это треск вырываемой рамы окна.
  Когда дверь вскрыли, излишне подозрительный следователь обнаружил свободный от рамы проем над потолком и перевернутый шкафчик.
  - Как видите, тут никого нет, - заверил его Богдан, - а окно выбили хулиганы, завтра вставят.
  
  - Тебе идет.
  - Заткнись, Кай.
  - Законодатель моды, - не унимался бес.
  - Заколебал!
  - Но это такая идея, надевать на себя раму окна, сверкать осколками стекла и сыпать по дороге шпаклевкой...
  Нинель прикрыла рот демона ладошкой и предложила:
  - Давайте через парк пройдём. Выбросим мусор там.
  - Строительный, - хихикнул черт, за что получил разломанной рамой по голове.
  Нинель махнула на дурака рукой. Уже весь в синяках и зеленке, забинтованный, аки мертвый фараон, а задираться продолжает. Она признала правоту Адониса, касающуюся хорошего здоровья Кая, не смотря на все невзгоды. Поверила: он не врет о малом вреде потери легионов. Однако ее чувство тревоги не утихло, а стало настойчивее давить изнутри, прося присмотреться к другу внимательней, распознать ложь и пока не поздно принять меры.
  Зря она его не послушала...
  14 глава
  Кай задумался: ему осталось так мало времени, и он не знал, на что это время потратить. В голове всплывали идеи невыполнимого характера, но юноша решил не тратить на них время и ограничиться списком The Bucket List. Там оставалось еще много невыполненных пунктов и ему подумалось, будто выполнение этих пунктов может что-то изменить.
  - С чего бы мне начать? - спросил бес сам себя, просматривая строчки списка. - Может, пойти подобрать зверушку с улицы или испечь торт? Сорок седьмой вычеркиваю, будем считать недавнее шоу в костюмах боевыми искусствами.
  Черт съел еще одну таблетку, но от боли в груди это не помогло, она продолжала постепенно нарастать. В последнее время ломило все тело, от того Кай не обратил на такую мелочь внимания - но становилось хуже. Болело сердце, и болело сильно.
   Отложив список, демон перевернулся на другой бок, игнорируя свое состояние, но через час бессмысленного лежания чувство беспокойства усилилось, острые покалывания распространились на всю грудную клетку. Перед глазами заплясали искры, а в руки ударил ток. Воздуха стало не хватать, пришлось часто и неглубоко дышать, по телу полился холодный пот.
  "А если это и есть смерть", - заплясала в голове паническая мысль.
  Встав, бес неловко подумал, что не успел подыскать место для смерти, как положено у демонов, и медленно прошел в гостиную, где упал на ковер. В груди продолжал расти пожар, а сознание начало отключаться. Казалось, будто кто-то включает и выключает свет в мозгу, и этому кому-то надоела забава, и он ушел, щелкнув выключатель.
  
  Нинель возвращалась поздно, задержалась на предэкзаменационных лекциях и пересеклась с Адонисом по пути домой, даже в пути продолжая читать учебник.
  - Экзамен перед новым годом, я не успеваю и половины выучить, - пожаловалась она жениху.
  - Думаю, ты сдашь. Кстати, а как твоя работа?
  Принцесса дико покраснела и неловко пожала плечами:
  - Отвечаю на звонки. Ничего интересного, но за это хорошо платят.
  Не поняв смущения девушки, рыцарь перевел тему на свою работу и поведал о прошедшем дне. Хотел было рассказать и о сотрудницах, продолжающих попытки взять его "крепость", но воздержался.
  Нинель вошла первая в квартиру и, увидев Кая на ковре, не удивилась. Он уже не первый раз так засыпал, вот только неловкая поза напрягла, заставила быстрее раздеться и подойти. Его нужно было разбудить и отправить в кровать. Планы поменялись, стоило ей склониться и рассмотреть покрытое потом лицо. Забеспокоившись, принцесса позвала Адониса, который все еще раздевался в прихожей.
  - Адик, помоги!
  Перевернув беса на спину, студентка медицинского университета попыталась найти пульс, не нашла, впала в панику, вспомнила, что у этого типа пульс фиг нащупаешь, и успокоилась. Главное - дышал.
  - Что с ним? - беспокоился Адонис, склоняясь над поврагом.
  - Спит или притворятся, - озвучила варианты девушка и, желая отсеять один, ударила кулаком по кончику хвоста.
  Кай так резко поднялся в положение сидя, что ударился лбом о лоб Адониса. Итого оба парня схватились за головы, и Нинель не знала, кому первому помочь.
  - Ловко я притворился? - захохотал бес, потирая лоб. - Ну-ка, юный медик, определи, что у меня было?
  - Приступ идиотизма, - огрызнулась Нинель, наблюдая острую необходимость жениха придушить демона, подумав, ответила, - Если бы ты был человеком, то я предположу сердечный приступ. Это ты мне так к экзамену помогаешь готовиться?
  - В точку! Так что, Доня, не рычи!
  - Зачем мне рычать? Я тебя молча загрызу!
  - Э? Скажи еще, как демон съешь проигравшего!
  - Фу!
  - Особенно без горчицы и кетчупа, - продолжал веселиться бес.
  Принцесса позволила своему сердцу оставить рок концерт бешеных ритмов. Однако расслабиться Кай не дал, спросив:
  - Ах, да! Вы сейчас не заняты? Хочу с вами в одно место сходить.
  - Ну, вообще, поесть бы...
  - Там поешь, - пресёк отговорку Адониса демон.
  - Мне нужно к экзамену готовиться...
  - Завтра подготовишься. Одевайтесь! Мы идем в парк аттракционов! - восторженных отзывов Кай не дождался, зато получил непонимающие его восторга взгляды. Пришлось поторопить людей, что бы те не успели отказаться. - Ну же, живее! До закрытия надо успеть хоть на чем-нибудь покататься!
  Интерес демона к подобному месту, экстрим, и без которого он получал выше крыши, казался рыцарю странным, но он не стал противиться коллективной прогулке, как и Нинель, радуясь приободрившейся нечисти.
  Потерянная шапка и шарф не нашли себе замены, и Кай щеголял открытой головой с причудливой прической для мужского пола. Тонкая шея, выглядывающая из ворота дутой куртки, и восторженный вид делали его будто еще младше и уязвимее. Скоро он поежился и запахнул ворот сильнее.
  - Белочка! Научи меня вязать шарфик! - вот что потребовал Кай по пути в парк аттракционов, ориентируясь на пятьдесят пятый пункт списка.
  - Я толком не умею, - попыталась отказаться принцесса, но...
  - А вот и умеешь, я тебе эти знания дал, пока у меня еще когти были.
  - Вот и пользуйся!
  - Но я себе их не оставил! Белочка, рыженькая, научи шарфик вязать! - канючило Зло.
  - И почему ты не оставил эти знания себе?
  - Не думал, что они потребуются, - предчувствуя победу, прыгал вокруг жертвы Кай, отрубая пути отступления.
  - И с чего тебе приспичило вязать? Давай купим.
  - Хочу шарфик! Самодельный шарфик! - младенцем заныло Зло и получило подзатыльник от Добра. - Да ладно тебе, Доня! Ну, белочка, на улице холодно, я мерзну, хочешь, я снова заболею?
  - Не хочу...
  - Тогда научи вязать шарфик, - с акульей улыбкой, проглотившей малька, шантажист прижался справа и, как показалось девушке, мурлыкнул по-кошачьи.
  Нинель возвела очи к небу и сдалась:
  - Хорошо. Завтра сходим и купим пряжи.
  - Ура!
  Рыцарь ухмыльнулся новой придури поврага и косо посмотрел на улыбающуюся принцессу, из которой самой только что связали шарфик.
  Крытый парк аттракционов потребовал деньги за вход - раскошелился Адонис, Кай захотел шаурму - раскошелился Адонис, и на сам аттракцион предстояло отдать деньги ему. Скромный подсчет дал понять: до конца месяца зарплаты не хватит.
  - Надеюсь, это того стоит, денег у нас не так много, - заметил он, пытаясь этим унять пыл демона и ограничить его желания.
  - Знаю, я хочу прокатиться вот на этом. Остальное не интересно.
  Нинель подняла голову и оценила размах ЭТОГО.
  - Я вас здесь подожду, - девичий голос задрожал.
  - Идем, - не слушал ее Кай, сцапав за локоть, попытавшийся отказаться рыцарь так же оказался в очереди, затем в вагоне аттракциона.
  - Ка-а-ай! - на грани паники протянул Адонис, наблюдая все отдаляющаяся землю.
  - Доня, спокойней. Сейчас все начнется! - с предвкушением отмахнулся черт.
  - Ой, мамочки! - принцесса вцепилась в поручень.
  А тележки американских горок уже достигли пика и сорвались вниз по крутой наклонной.
  - ААА! - единственная разумная мысль, единственная буква алфавита, оставшаяся в обиходе на ближайшие три минуты.
  Вниз, вверх, вбок, вниз, вверх, вверх ногами, вниз, и все на большой скорости. Полный восторг у демона, синий от ужаса рыцарь, и принцесса, не в силах отпустить поручень.
  - Кажется, я описалась, - тихо прошептала девушка, проверяя. - Нет, сей позор меня миновал, но я не знаю, что заставит меня встать.
  Бес посмеялся над ними, обращаясь к работникам аттракциона:
  - Мои друзья хотят второй круг, запускай машину!
  Из тележки поврагов сдуло к детской площадке, где по кругу летали чашки, и было не так страшно.
  Домой возвращались в приподнятом настроении, удивляясь, с чего это от их одомашненного беса позитив аж шелушится, когда он черкал линии на каком-то листе.
  
  На следующий день Кай рыскал по городу в поисках определенного места, подходящего под определенную цель. Он нашел безлюдный, полуразрушенный подвал, в котором реальнее умереть от переохлаждения, чем от потери легионов. Посомневавшись и признав место годным для долгого хранения его бренного тела, Кай положил сумку в темный сухой угол, на возвышение кирпичей. В сумке ждали своего часа одеяло, чтобы было удобно лежать, и четыре упаковки снотворного, чтобы все проспать. Червячок сомнения продолжал грызть изнутри, но бес заткнул его, не принимая новых доводов, сконцентрировавшись на простой мысли: так нужно!
  У него еще оставалось время, которое он планировал провести, доделывая дела из списка. Вроде такая мелочь, но даже такая цель удержала от желания остаться в этом темном и одиноком месте. Бегом обратно!
  По пути домой с учебы, демон профессионально похитил принцессу (опыт имелся) и увел ее выбирать шерсть для шарфа. Подружки, наконец увидевшие больного брата жениха, пищали от восторга и едва не навязались в попутчики, однако быстро потеряли шуструю принцессу и демона в толпе.
  Магазин выбрали эконом класса с достаточно большим выбором материала. Зарывшись в нитки, девушка рассуждала вслух, ненадолго зависая над каждым мотком:
  - Какого цвета хочешь шарф: белый - нет, ты и без того бледный; черный - нет, у тебя этой гаммы и на голове предостаточно; синий - вроде ничего смотрится, и красный.
  - Красного мне тоже достаточно, давай синий. С небом ассоциируется.
  - Он твою кожу синим оттеняет. На утопленника похож.
  - Желтый?
  - Просто на труп.
  - А если цветной?
  Нинель задумалась, приложила к черту ворох пряжи радужной палитры и улыбнулась. Купив еще и спицы, парочка отправилась домой, болтая на разные отвлечённые темы, замолкая в местах особо тихих, где могли признать голос демона за слишком необычный.
  Нинель неловко и смущенно прижималась к парню в метро, оценивая ощущения в попытках уверить себя во временности явления влюбленности, на которую Кай не обращал внимания, банально не способный распознать то, что заметил даже Адонис.
  За дополнительные траты рыцарь по головке не погладил, но, махнув на детей рукой, вернулся к отчетам, придерживая великолепную новость до ужина.
  - Меня повысили до руководителя отдела. - произнес он по окончанию в тарелке макарон.
  - Поздравляю! - от всего сердца ответила принцесса.
  - Сочувствую, - напакостил бес. - А что? Выше должность, больше работы и ответственности.
  - И больше денег. Пока нам хватало, но мне долги отдавать пару лет, не меньше.
  - Какой ты правильный, - хихикнул Кай и, сменив тон, поздравил. - Поздравляю с повышением, кормилец! Теперь мы будем есть лобстеров и черную икру!
  - Раскатал губу, нахлебник, - указал вилкой рыцарь точно мечом на виновника недавних растрат. - Смотри, сдадим тебя в цирк!
  - Ой, боюсь, боюсь!
  Нинель улыбнулась.
  - Значит, на новый год мы сможем приготовить большой стол! - обрадовалась она.
  - Я забыл об этом празднике, - признался бес. - Скоро он?
  - Через полторы недели.
  "Доживу или не доживу?" - пронесся в голове демона вопрос, несмотря на сомнение, вслух он радостно объявил:
  - Значит, отпразднуем!
  После ужина рыцарь вернулся к бумажкам за компьютер, а Нинель приступила к обучению Кая основам вязания.
  - Бес горемычный, - смеялась она, распуская демонические художества и перевязывая ряд за рядом, создавая незатейливый узор кубиками всех цветов. Увлекшись, "детишки" поздно легли спать, разгоняемые по кроватям грозным родителем, которому с утра нужно было на работу.
  Кай проснулся за компанию, уж слишком собирающиеся в путь шумели. Вышел и не сразу понял происходящее. Нинель завязывала галстук какому-то высоченному мужику в очках, одетому в деловой костюм. Светлые, коротко остриженные волосы показались смутно знакомыми, голубые глаза за стеклами кидали узнаваемые молнии.
  Бес моментально проснулся.
  - А ну сними пиджак и рубашку! - потребовал он, подходя ближе.
  - Зачем?
  - Потому что я раскрыл тебя! Ты Кларк Кент , и за одеждой у тебя скрыта буква "S".
  - Чего ты мелешь? - беззлобно хмурился герой, обратившийся большим начальником.
   - А что, ты супер-сильный, в костюме и очках, скажи, принцесса - он похож?
  - Похож, - не вникая в спор, отозвалась девушка, продолжающая неравную схватку с непокорным узлом.
  - Раз я Кент, то ты ... этот, - Адонис мучительно пытался вспомнить хоть одного супергероя кинофильмов. - Паркер ! Точно также прыгаешь по городу, осталось фотоаппарат купить.
  - Мне телефона хватает. Эй, принцесса, я на паука похож?
  - Похож, - продолжила отзываться Нинель, так и не вникнув в суть. Ей все еще не давался узел галстука.
  - И почему мы не супергерои? - посмеялся Кай, зевая и включая телевизор.
  - Потому что люди, - ответил Адонис, совсем позабыв о сущности хвостатой нечисти, которую причислил к человеческой расе. Вновь.
  - Спасибо, Доня.
  - Что? - из коридора спросил рыцарь, надевающий куртку.
  - Ничего, лети уже и принеси нам в клювике пожрать!
  - Улетаю, - усмехнулся мужчина, а свободная от мук завязывания галстука принцесса принялась за демона.
  - Идем, тебе нужно поесть.
  Заикаться, будто он не хочет есть, Кай не стал.
  День прошел спокойно, вечер за вязаньем. Дело оказалось увлекательным, поэтому девушка не ограничилась обучением беса, и связала жениху однотонный черный шарф, а себе юбку.
  Демонстрация последнего изделия вызвала стандартную для такой длины реакцию. Пройдя в обновке по гостиной, она обнаружила демона упавшим на ковер, а Адониса наступающим бесу на голову.
  - Кретин извращенный! - ругался на демона рыцарь.
  - Я просто смотрел! И ты тоже! - оправдывался бес.
  - Коротковато? - будто сама не поняв, спросила Нинель у смущенных мужчин.
  - Да! - хором ответили ей.
  Посмеиваясь, девушка ушла к себе, заниматься.
  - Мне кажется, над нами издеваются, - удивленно заметил бес, сдвигая со своей головы мужскую ступню.
  - Девочка растет, - иронично отметил рыцарь, возвращаясь к документам. - Не далек день, когда она расправит крылья и улетит куда-нибудь.
  - А ты следом, бить конкурента? - непонимающий всей ситуации Кай сел на диван. В его голове не укладывались такие понятия как брак, но вот защиту своей самки он понимал хорошо. Если на женщину, уже выбранную одним демоном, покушался другой рогоносец, "муж" превращался в маньяка и незадачливому "любовнику" можно было не завидовать. Люди, как успел убедиться Кай, поступали аналогичным образом. Исходя из полученных знаний, отношение Адониса, способного спокойно отпустить Нинель к выбранному ею мужчине, казалось фантастикой.
  - Понимаешь... ладно, потом объясню. Это человеческие заморочки.
  - Ок, - пожал плечами бес и включил фильм, резко воскликнув. - Опять зомби! У людей скрытое желание получить зомби апокалипсис из всех возможных вариантов конца света, видно!
  - Люди всегда хотели обмануть смерть, знаешь.
  - Но не зомби же становиться!
  - А ты отказался бы становиться зомби? Ну, вдруг, случилось бы так.
  Кай полюбовался на кровь-кишки-крики и покачал головой:
  - На фоне этого, смерть выглядит таким пустяком. По сути, эти трупы похожи на состояние демонического безумия, так что, перефразируя твой вопрос, отвечаю: нет, я не хотел бы рехнуться.
  Ближе к девяти часам, когда люди либо просыпаются, либо ложатся спать, уфолог-студент Андрей решил напомнить о своем существовании. Открыл ему рыцарь в семейниках, а не принцесса в ночнушке, как тот надеялся.
  - Здравствуйте, - улыбнулся студент, посматривая за спину мужчине в надежде увидеть девушку. Увидел демона в одеяле, от которого наружу торчал лишь нос. Нинель тоже подошла к двери, но затерялась в задних рядах. - Мы с отцом ездили на рыбалку и привезли вам рыбу!
  После объявления юноша передал рыцарю извивающийся пакет с кем-то живым. Попрощался и был таков. Пакет продолжил дергаться и лить в прихожей воду.
  - Что там? - зевая, Кай подошел ближе.
  - Рыба, - Адонис открыл пакет. Внутри извивалось скользкое, покрытое чешуей живого существа.
  - А можно её оставить? - неожиданно спросил демон.
  - Её можно съесть, - хладнокровно заверил герой мира Сайнтарза, но бес его не слушал и пошел в тазик наливать воды.
  - Ой, рыбка, - сунула руку в пакет принцесса. - Склизкая такая.
  - Съедобная, - дополнил картину рыцарь.
  - И живая, - закончил описание Кай, отбирая пакет и унося его в душевую.
  Следующий день черта был посвящен заботе о рыбке, то есть исполнению пункта тридцать четыре. И вначале рыба радовалась облегчению своей судьбы, но к обеду плавала уже медленней и иногда всплывала к верху брюхом. А к ужину едва хвостом шевелила.
  - Неужели ты не хочешь жить, не можешь бороться? - спросил ее Кай. В ответ рыбка вильнула хвостом, не желая вести диалог на эту тему. - Вот жеж, поймал дед золотую рыбку, да не говорящую.
  - Так, где наш ужин? - заглянул в душевую Адонис.
  - Да вот, плавает, - кивнул на тазик демон.
  Рыцарь оценил моську демона, живую рыбу, и возвел очи к потолку, крикнул:
  - Нинель, у нас картошка будет без рыбы, этот придурок решил завести себе домашнего карпа.
  Кай нахохлился, но в защиту ничего не сказал. А когда заглянула Нинель, то от щедрой души отдал ей тесак, тем самым предлагая самой совершить черное дело.
  - Мне его жалко, - смутилась принцесса, пряча ручки за спиной.
  - Давайте я, - потянулся за тесаком рыцарь и получил от обоих сожителей такой взгляд, что тоже предпочел сложить руки за спиной.
  Наутро ужин издох. Кай вытащил его остолбеневшую тушку из воды и заглянул в мертвые, застывшие глаза.
  - Хочешь, похороним его? - в шутку предложила принцесса и удивилась кивку беса. Адонис как раз одевался на работу, и был втянут в похоронный процесс компании ради.
  Похороны безымянной рыбы прошли во дворе под взглядами ошалевших от такого произвола котов. Проходившие мимо люди оценивали происходящее как "с жиру бесятся". После, Кай проводил повраг до метро и, вернувшись, бросил взгляд на безымянный холмик, успевший перестать был холмиком - площадку затоптали дети. О чем думал в тот момент демон - неизвестно, но до конца дня он выглядел подавленным.
  
  - Это была всего лишь рыба, Кай. Не нужно так расстраиваться, - убеждала его Нинель.
  - Я не расстроен.
  - Просто сопли развесил, - поддел рыцарь, внося в комнату какую-то коробку. - Коллеги поиграться дали.
  Внутри оказались микрофоны, проигрыватель и диски. Заинтересованно завозившись и все подключив, забыв о почившей рыбе, люди и нелюдь потянули жребий.
  - Длинная соломинка у Адониса, - криво ухмыльнулся бес.
  - Это не соломинки, это мои волосы! - возмутилась ограбленная на две волосинки принцесса.
  Рыцарь начал неуклюже петь, продолжил неуклюже, а конец окончательно завалил, получив в качестве оваций бесстыжий смех Кая:
  - Панда уши натопала, прилизала и наклала!
  - Ну, все, твоя очередь! - рассерженно передал микрофон рыцарь. - Нинель, выбери ему песню.
  - Давай, принцесса, что-нибудь громкое и зловещее! - пожелало Зло.
  - Держи, - выбрала девушка.
  - Это же девчачья песня! - возмутился Кай.
  - У меня тоже была не боевая, пой давай! - злорадствовал Адонис.
  Демон вздохнул как перед заходом на эшафот и вспомнил двадцать пятый пункт списка: спеть любимую песню на публике. Публика есть, песня, хоть не любимая, но есть, а любимой вообще нет. Отлично - поем! Пел бес с энтузиазмом, артистично жестикулируя и меняя тональности.
  Песня кончилась. Ни гнилых помидоров, ни оваций - повраги смотрели, раскрыв рты.
  - Неужели так плохо? Мне уже говорили, что голос у меня некрасивый, но чтобы им в ступор вводить...
  - Ты просто потрясающе поешь! - восхитилась Нинель, подскакивая. - Даже лучше оригинальной исполнительницы!
  - Это правда? - обратился Кай к Адонису, тот просто кивнул. - Отлично! Выбирайте мне еще песню, сегодня даю концерт! В поисках любимой песни!
  На стук соседей открывал демон и заносил их в список грешников, на повторный стук выходил уже Адонис и соседи расползались по своим углам. В конечном итоге, Кай вычеркнул двадцать пятый пункт.
  15 глава
  Ухудшения пришли неожиданно.
  Проснувшись в холодном поту и не сразу поняв причину своего состояния, бес весь сжался, ощущая зверское давление внутри тела - он не мог дышать. Легионы в легких разлетелись, словно осколки взорвавшейся лампочки. Осколки перегородили-перерезали проходы воздуху, горло конвульсивно сжалось.
  Мысли перепуганными мышами заметались по лабиринту разума.
  "Я все думал, как это будет. Значит, задохнусь. Так. Успокойся. Ты знал, этот момент настанет: рано или поздно. Настал рано. Не нужно паниковать. Все хорошо. Ты просто уснешь..." - пытался сам себя успокоить Кай, подавляя все нарастающую панику. Все еще сильное тело сопротивлялось, ему хотелось бежать, биться, вырвать свою жизнь из загребущих лап смерти, оклеветать разум, настойчиво просящий принять уготованную участь.
  Желая принять смерть спокойно, будучи уже ослабленным, отдаться ей, раз не удалось умереть в бою и яростно сопротивляться, обнаруживая ту на пороге. Демон осознал свою неготовность исчезнуть.
  "Успокоиться? Какой, к чертям, успокоиться? Я не хочу умирать... Мне страшно!" - признался он себе и забился еще отчаяннее, словно утопающий, пытающийся плыть вверх, но опускающийся на дно. Дно оказалось полом. Падение с кровати даже не было замечено в пылу сражения с метафизическим врагом. Хватаясь за шею, пинаясь, даже пытаясь позвать на помощь, будто хоть что-то из этого могло ему помочь, Кай начинал сдаваться. В голове возникали мысли о незаконченных делах, о поврагах, которые найдут его мертвым, о той мертвой рыбе. Его тоже похоронят или отдадут Герману на опыты?
  "Неужели я так и умру: на полу в одиночестве?"
  Находясь скорее в бессознательном, чем в сознательном состоянии, Кай смог встать. Словно смертник на плаху, он шел через гостиную в соседнюю комнату. Дальше помнил смутно, зато хорошо запомнила Нинель.
  Хамский демон неоднократно плевал на приличия, но еще ни разу не падал к ней в кровать и не душил в объятиях. Принцесса вначале даже не разобралась, пугаться ей и звать на помощь или обнять в ответ, в голове сразу взорвался фейерверк мыслей, не давая сосредоточится ни на одной. Она напряженно застыла в ожидании разморожения мозга или следующих действий ночного гостя.
  Кай как обнял, так больше не шевелился, уткнувшись носом ей в шею. Казалось, он заснул, так как расслабился.
  Ей бы обратить внимание на отсутствие дыхание беса, но ее собственное сердце било по ушам заглушая тревожную тишину. Прежде, чем слух вернулся, шею обожгло резкое горячее дыхание, ставшее стартом толпы мурашек, пробежавших вниз по позвоночнику. Хотелось и обнять, и оттолкнуть, и позвать Адика, заступиться за честь, и прижать сильнее, и.... чего-то большего.
  - Кай, проснись, - тихонько позвала она. - Ты в мою комнату слунатил. Эй!
  Ответа не было. Замученный недавним удушьем, демон не проснулся, даже когда девушка трясла его за плечо. Попытка выбраться из кольца рук успехов не принесла, и Нинель промучилась до утра, не решаясь заснуть, считая происходящее очередной шуткой. А когда заснула, проснулся демон, очень удивившись факту своей жизнеспособности и местонахождения.
  Закономерный вопрос: "Что вчера было". И закономерный ответ: "Не то, о чем мог бы подумать", - плюс куча образов в придачу, красочно рассказывающих о приключившемся приступе, мгновенно разбудили похлеще ведра ледяной воды. Очень медленно он сполз с постели на пол, оценивающе себя осмотрел, обратил внимание на защитника девичьей спальни - медведя - и со скоростью гоночной лошади пронесся по гостиной, перепрыгивая диван со спящим рыцарем, ворвался к себе в комнату, где осмотрелся и принюхался. Его немного трясло, а в голове никак не хотело проясняться.
  Наконец он упал на колени, и, словно выплывший из океанской бездны ныряльщик, судорожно задышал, наслаждаясь каждым вздохом. Это оказалось реально страшно - исчезать.
  - Черт возьми, надеюсь, следующий раз будет во сне.
  Стирая с лица влагу, Кай затормозил и понюхал руку. Пахло Нинель - приятный, нежный букет естественных ароматов тела. В принципе, ею пахло везде, как и Адонисом, как и им самим, но никогда раньше он не переполнялся чужим запахом до краев, ощущая его на каждом сантиметре своего тела.
  - Приехали, Кай, ты рехнулся. Поднимай задницу и дуй в душ, фетишист хренов!
  Дав себе "пинка с разворота", демон зло потопал в душ смывать чужой аромат и стараться не думать о произошедшем, не желая тратить последние дни-часы-минуты на самоанализ. После душа, бес высушился феном, оделся и, не смотря на ранний час, ушел искать неприятности на филейную часть. Так как он искал приключения злонамеренно, не удивился факту их нахождения.
  
  - Напомни мне, с какой стати мы преисполнились сочувствием к этой сволочи? И с какого перепугу мы решили, будто эта дрянь завязала с геноцидом наших нервных клеток? - Адонис заварил себе новую кружку кофе.
  - Не знаю, - Нинель устало посмотрела на часы. - Три ночи. Надеюсь, он цел.
  - Конечно, он цел, рванула всего одна граната, и снесло всего полздания, - наиграно восторженный тон героя не говорил в пользу веры в сохранность хвостатой шкуры.
  - Но он позвонил нам после взрыва, значит цел.
  - Но после звонка его преследовал наряд полиции.
  - И после мы видели съемку того, как он водит их за нос. Расслабься, Нинель, он выживет, вернется и его убью уже я, - ласково заверил Адонис, следя за новостями, больше не показывающим прямой эфир охоты на нечисть. - Зачем он вообще туда полез?
  Нинель неуверенно пожала плечами, даже не представляя ответ на этот вопрос, однако, достаточно зная Кая, она подумала, он скажет: "Мне так захотелось".
  Ближе к четырем утра дверь открылась, и помятая, пахнувшая гарью фигура вошла в коридор. Адонис только этого и ждал, он бросился на черта, правда, не ожидая, что поймает его с такой легкость.
  Кай не успел увернуться, хотя с имеющейся ловкостью, казалось, будто не захотел.
  - Доня, давай перенесем на завтра, а? Я очень устал, - даже не пытаясь вырваться, прохрипел демон.
  - Тебе на завтра сегодняшние бегунки нужно было переносить! Зачем ты вообще вклинился в чужие разборки?
  Демон вспомнил, как встал на защиту незнакомой ему семьи и перенял гнев разозленных бандитов на себя. Ему просто было скучно, он хотел развлечься и отвлечься. Итого, гоняли его по всему городу вначале бандиты, чье хранилище впоследствии было взорвано; затем Саванов с его поддержкой с воздуха.
  - По привычке, - пожал плечами бес. - Но, если так хочется, можешь придушить меня и бросить на кровать, будет мне страшное наказание.
  - Будет, если помимо этого еще наручниками прикую...
  - А это уже БДСМ. Я не подписывался! Кышь, Стасик! Его дух в тебе, Доня! Изгоняй! Возьми бубен и танцуй танец дождя!
  - Я может не шаман, с бубном танцевать, но в бубен дать могу, - отпустил вялого беса рыцарь.
  - Ты точно в порядке? - Нинель при беглом осмотре не нашла новых ран, но это не умалило ее беспокойство.
  В ответ Кай всплеснул руками:
  - Великий демиург! Вы так часто это спрашиваете, что я точно не в порядке.
  - Перестань быть дистрофичным зомби, страдающим недоеданием, и мы перестанем беспокоится, - смогла улыбнуться принцесса.
  - А ты думаешь, приятно легионы терять? Недолго терпеть осталось. Только хвост. А там... а там посмотрим. В общем, повражки, я в душ и спать.
  Адонис махнул на беса рукой и рухнул на кровать, желая урвать пару часов перед рассветом, а Нинель проводила взглядом Кая и, дождавшись его выхода из душа, спросила уже о ночном происшествии. Вернее, попыталась:
  - Кай, что было ночью? Это твоя шутка новая или ты лунатик?
  - Хм, скажем так, мне захотелось, - Демон подошел вплотную и нагнулся к ее шее, которую куснул с нежностью любящего людоеда. - Может, чего другого вдруг захочется, ты же не будешь против?
  Рука парня проделала путь по девичьей спине вниз, и по квартире разнесся визг, заставивший героя приподнять голову с подушки:
  - Дайте поспать!
  Смущенная девушка проскочила к себе, а по бесу попала подушка возмездия от рыцаря.
  - Хватит задирать Нинель, паразит! Еще воспримет, чего доброго, твои приколы всерьез!
  - А если я всерьез?
  - А если я встану?
  Кай хихикнул и, беспечно насвистывая, ушел в свою комнату. Он хорошо и шумно провел день, и не важно, что возможно этот день мог стать последним. Еще было время, он еще мог успеть исполнить парочку-другую пунктов из списка. Сон долго не шел, а когда пришел, то его прогнал стук в дверь: громкий, торопливый и нервный. Потирая сонные глаза, бес открыл дверь, не ожидая дальнейшего...
  
  Адонис подошел вплотную к бесу и, не говоря ни слова, повалил того на пол. Зажав волосы в кулак, он трижды ударил чернявую голову об пол. Кай обмяк и не почувствовал, как его руки, хвост и ноги связали. Лишь когда петля стянула шею, демон сделал слабую попытку воспротивиться происходящему, но эту попытку даже не заметили. Широко раскрытые испуганные глаза, вопрос, сорвавшийся с губ. Поздно, Адонис уже потянул веревку, и тело вздернуло к люстре.
  Связанные ноги вначале вытянулись в поисках опоры, затем задергались. Хвост, привязанный к туловищу, обезглавленным удавом сжимал кольца. Комната наполнилась хрипом и скрипом виселицы.
  Это было слишком медленно. Ускоряя процесс, рыцарь подошел и, услышав еле различимые мольбы о пощаде, взялся за ногу повешенного. Чуть приподнял, давая возможность в последний раз закричать и резко, со всей силой, дернул вниз.
  Крик оборвался хрустом ломающейся шеи, и Адонис проснулся.
  Это был реалистичный сон. Всего лишь сон, но он заставил встать и подойти к двери левой комнаты, убедиться, что с этим хвостом ничего не случилось.
   На стук Кай открыл сразу, и сразу заметил нетипично-взволнованное, даже испуганное состояние сожителя.
  - Доня, что с тобой?
  - А? Нет. Ничего. Ты дома? - неловко спросил-ответил Адонис.
  - Нет, я привидение и только мерещусь! Дома, как видишь. Я же всего час как пришел.
  Рыцарь шагнул назад и отмахнулся от вполне живого, и им не убитого, черта. Который совсем недавно вновь заставил о себе волноваться.
  - А чего тогда в джинсах? Собрался куда-то?
  - Вернулся откуда-то! Блин! Адонис, да что с тобой!? Люди говорят "лица нет", до этого часа я не мог представить, как такое должно выглядеть. Теперь вижу воочию. Но мозги где потерял, не представляю...
  - Да...да... просто... все хорошо...
  Бросив беспокойный взгляд в сторону комнаты Нинель, юноша быстро вытолкал мужчину из гостиной в коридор.
  - Кай, ты чего...
  - Когда люди что-то обсуждают, - бросил Кай Адонису куртку. - Они пьют и где-нибудь сидят. Не хочу будить Нинель, идем на улицу, еще лучше в бар. Ну не стой ты!
  Демон успешно толкал рыцаря за дверь, едва тот успел одеться. Ноги привели их в ближайшее заведение, уже облюбованное и обоим знакомое - бар "Яма". На ходу рыцарь отказался говорить, но после наполненного до краев бокала и его осушения показался бесу более склонным к откровениям.
  - Ну, а теперь - рассказывай.
  - Сон приснился. Будто я тебя убил, - Не дождавшись реакции от нечисти, Адонис продолжил. - Повесил своими руками, сломал шею. Ты висел мертвым, и это выглядело очень реалистично.
  - И что? - не понял демон. - Убить демона как раз так и можно, не зря же нас чаще вешают, чем четвертуют.
  - Кай, ты не понял, я же тебя убил!
  - Я же сейчас здесь, так что твои переживания, мягко говоря, странные. К тому же, ты же вроде и хотел меня убить.
  Спокойный тон собеседника успокоил рыцаря, он вздохнул:
  - Как же с тобой сложно, - и отвлекся, требуя у косящегося на них бармена наполнить бокал.
  Демон решил развить тему с другой стороны:
  - Ты имеешь в виду, если я умру, эта новость не обрадует тебя, а опечалит. Даже не смотря на первоначальное желание моей медленной и мучительной смерти. Будем считать, я понял нелогичность вашего желания сохранить мне жизнь. Я не понял, отчего у вас есть это желание. Скажи мне, почему так произошло?
  Вопрос казался глупым, пришлось повторить себе, что Кай не человек. Затем себе напомнить о его демонической природе и сравнительно недавнем желании похоронить этого гада живьем. Вот уж действительно, как все могло так круто измениться?
  - Спроси об этом Нинель, она сможет объяснить, - попытался переложить ответственность Адонис.
  Кай тоже отпил из своего бокала и задумчиво отмел предложение героя:
  - Ты же говорил, она за меня радеет. И я спрошу ее: почему. Но сейчас я хочу знать твой ответ. Что изменилось? По мне, мир еще круглый, я больше не могу искать легионы. Вернее, могу, но они ничего не дадут. Так почему вы продолжаете желать мне жизни и добра?
  Адонис и сам не знал ответа, в чем причина сомнений и кошмаров. Причина в невозможности изменить мир смертью Зла, или в миролюбивом отношении этого Зла к их персонам, или в несоответствии с ранее созданным образом, или в том, что Кай - это просто Кай, который живет с ними в одной квартире и чаще дурачится, как ребенок, чем представляет реальную угрозу.
  Рыцарь смотрел на худого паренька, потерявшего крепкую кожу, рога, когти, и прячущего хвост, и не увидел демона. Лживое восприятие не видело в его персоне опасности.
  - Это трудно. Все слишком быстро произошло. Еще вначале я и хотел, и не хотел твоей погибели, - ответил рыцарь, ловя озадаченный взгляд Кая, который ожидал большей конкретики.
  - Объяснишь свою человеческую логику?
  - Объясню, - кивая. - Спроси ты меня об этом в первые дни, и я ответил бы: да! Но с тех пор я узнал тебя, я ел с тобой из одного "котла", делил один дом, одни беды и изменил мнение. Постепенно осознал, что твоя смерть не способна принести мне удовлетворение. И начал считать ее необязательной. Понемногу мы все сдружились, и удалось примириться с твоим характером. После, я продолжил узнавать тебя, и чем больше ты открывался, чем больше мы видели не твои наигранные чувства, а настоящие, тем больше принимали тебя. Ты стал частью нашей семьи, если можно, конечно, назвать нас - людей не объединенной кровью - семьей. Не так давно ты, впрочем, и сам назвал нашу тройку ячейкой общества.
  Кай удивился возникшему давлению в груди, знакомое чувство душевной боли уже однажды посещало его, когда умерла сестра. Однако, не смотря на знакомство с чувством, объяснить появление его в момент услышанных слов бес не смог.
  Он опустошил бокал, облизнул пену с губ и задумчиво спросил:
  - Что, если у тебя не будет иного выхода? Что, если тебе придется избавиться от меня? Может, я сойду с ума и нападу на вас, да мало ли ситуаций, при которых у демонов сносит крышу.
  - К чему ты это? - напрягся рыцарь.
  - Развиваю тему, мне интересно, при каких ситуациях твое мнение изменится. И почему в тот раз ты не убил меня, как ты понял, что я в норме? Будешь сомневаться - сдашь ученым проверить?
  Адонис поскрежетал зубами и, успокоив нахлынувшую бурю далеко не положительных эмоций, ответил:
  - Если ты действительно сойдешь с ума, гуманнее тебя будет прибить, чем давать возможность ученым копаться в тебе. Как понял? Да я тебя уже как облупленного знаю. Имитировать безумие не удастся, - тут Адонис резко повысил голос. - Боже, зачем тебе это вообще надо было?!
  - Я не буду отвечать. Пока не буду. Это демонические заморочки. Хорошо, я больше не стану играть с тобой в "Волки! Волки!". Удивлю фактом. У королевской линии очень редко бывает безумие. Можешь расслабиться, - а дальше Кай сказал жуткую вещь. - На самом деле, если я буду уверен на все сто процентов в своей нестабильности и почувствую изменения, то наплюю на любовь к жизни и смогу наложить на себя руки.
  - Ты что! Да демоны никогда так не делают, и ты не должен! - рыцарь едва не опрокинул свой бокал.
  - Кстати, ты никогда не задумывался, почему? Уверен, даже подвергнутые жестоким пыткам, любой из демонов дрался до конца, и никогда не падал на колени, не просил пощады и не лез в петлю.
  От упоминания висельников Адониса передернуло.
  - Я никогда не задумывался об этом. Развеешь тайну?
  - Покровитель моей расы - демиург АкуаБакАкере - был пленен собственными созданиями. Ты не ослышался, Доня, мои сумасшедшие родственники когда-то пленили бога. Не делай такое лицо. Я не знаю, правда ли это или нет. Но говорят, что если свести счет с жизнью, то попадешь к нему и ответишь за все. Боги страшны в гневе, а мучится тысячи лет на медленном огне или с внутренностями наружу ни один демон не хочет.
  - Не думал, что у вас есть религия или нечто похожее.
  - Да нет ее. Просто нужно было уважать демиурга, а мы его предали. Так говорят. И этим гордятся. И этого боятся.
  - Демоны полны противоречий, однако, - допив второй бокал до конца, Адонис решил заканчивать разговор. - Смерти ты совсем не боишься? Меня дразнишь, ввязываешься в опасные авантюры, руки на себя наложить обещаешься.
  - Нет. Я не боюсь смерти, просто предсмертная агония ужасна. Вот ее я опасаюсь.
  Помолчав минуту, родственник титанов посмотрел на наручные часы и решил закругляться:
  - Пошли домой.
  - Идем, - Кай помедлил и допил свой бокал. В отличие от Адониса, предпочётшего пиво, бес пил обычную газировку, поминая прошлые последствия опьянения. Поднимаясь, он заметил. - Хорошо, Нинель это не слышит.
  - Да, она больно чувствительная. Такие разговоры не для нее.
  - Думаешь? Тебе виднее, - Хвост заворочался под одеждой и черт чуть оттопырил куртку, под которой пятая конечность перематывала кольца. Закончив разминать затекший хвост, он спросил. - Слушай, а я могу считать себя вашим другом?
  - Заклятым, да, - подколол рыцарь. Затем решил перефразировать, во избежание непоняток. - Не считали бы мы тебя другом, думаешь, возились бы с тобой?
  
  Адонис быстро собрался на работу, зевнул и расчесал короткие волосы. Когда в парикмахерской их начали состригать, мужчина ощутил укол вины. Непорядочно подобное с волосами творить просто так. Дозволялось лишь в ритуальных целях, например, на свадьбу или невесте подарить в Спас, во время траура и так далее. А он взял и остриг по прихоти, ради более делового вида. Как сказала Нинель, стал он выглядеть очень презентабельно. Сотрудницы с работы, удвоившее усилия в плане привлечения внимания, это подтверждали.
  Мимолетно Адонис подумал, что стоило поговорить с парнем и о Нинель, вернее о его отношении к ней и его жестких подколках интимного характера. Его остановило непонимание Кая, из-за которого пришлось бы слишком много объяснять. Да и если Нинель нравится этот демон, пусть он напоминает своим поведением того, с кем она имеет дело. Авось быстрее одумается.
  Кай помахал рыцарю рукой и сел на диван в расчете заснуть на нем под бубнеж телевизора. Он вспомнил о пункте тридцать семь - организовать вечеринку с друзьями. Теперь у него были друзья, а ближайший повод для вечеринки - Новый год.
  "Мне осталось жить минуты - часы - дни - неделю. Мои желания так скромны - дожить до праздника. Всего неделю. Совсем немного..."
  Вновь стало плохо. Не дожидаясь боли, он съел три таблетки и включил первый попавшийся канал с фильмом, оказавшимся эротического характера. Шел детективный сериал, в котором следователь не только успевал решать дела и искать убийцу, но и охмурять женщин в своем окружении и вне него.
  Голова отяжелела и упала подбородком на грудь, тяжелые веки укрыли глаза одеялом и сознание, не спрашивая разрешение, отключилось.
  Нинель проснулась и едва не упала с кровати при взгляде на часы, лишь открыв шкаф, она вспомнила - сегодня выходной. Едва успев расслабиться, девушка вновь напряглась: весь день ей предстояло провести с Каем и его неуместными шуточками. Самое обидное заключалось в том, что даже с глупыми и опасными проказами он продолжал ее привлекать.
  Тот, о ком девушка думала, дремал, сидя перед включенным телевизором, по каналу шел какой-то фильм. Замерев на долю секунды, под выстрелы, раздавшиеся из ящика, рыжая медленно и тихо прошла в туалет, будить беса казалось негуманным, ведь вчера он так поздно пришел. Непонятно почему так рано встал. Вернувшись в зал, Нинель решила тихонько вернуться к себе и еще подремать. Как на зло, под ногу попалась брошенная Каем кофта, как ловушка она оплела ноги, и принцесса упала на пол, замерев. Обратившись в слух, ничего кроме звуков фильма она не слышала, посмотрев на диван, принцесса едва не ахнула - хвостатый спал так же сладко и крепко, как и раньше.
  Подойдя ближе, Нинель села прямо напротив него и, нахмурившись, начала рассматривать спящего парня, и чем больше она смотрела, тем меньше складок оставалось на ее лбу. Уголки тонких губ были подняты вверх, отчего казалось, будто Кай всегда улыбался. Острый нос, пушистые ресницы и бледная кожа лица, обрамленного черными вновь распущенными волосами, все это нельзя было назвать пугающим или некрасивым. Особенно сейчас, когда губы приоткрыты, дыхание такое медленное, а на лице нет ядовитой ухмылки. Обманчиво хрупкий и милый. Даже не верилось, что когда он проснется, то вновь будет хитрить, ехидничать и зубоскалить.
  Нинель улыбнулась и села на диван, вникая в сюжет фильма: судя по количеству выстрелов и погонь - боевик, судя по горячей сцене - эротика. Облизнув враз ставшими сухими губы, девушка смущенно потерла колени друг об друга, заинтересованно наблюдая за действиями на экране. Прикусив губу, не заметила, как Кай начал все сильнее наклоняться в ее сторону и едва не вскрикнула, когда он свалился ей на колени.
  Игра актеров, изображающих бурную постельную деятельность, моментально забылась, разум стопорился мыслью о тяжести на коленках. Кай продолжал спать и казался таким милым, беспомощным, что девушка удивилась, обнаружив свою руку на его волосах, перебирающей пальцами пряди. Она бы продолжила наслаждаться этим, если бы неожиданно не вильнул хвост демона. Это отрезвило, заставило моментально вспомнить, кто есть кто, и среагировать, сбрасывая спящую наглость на пол, готовясь к ехидным и обидным нападкам нечисти.
  Секунды накапливались, образуя минуты, а демон все лежал, как упал - на боку, с плотно закрытыми глазами и без движения.
  Нинель занервничала. Если это шутка, то Кай выбрал неудачный вариант. На такое обидно попадаться, на подобные шутки хотелось сильно разозлиться.
  - Кай, - потрясла она его за плечо, невольно переворачивая тело на спину, содрогаясь. В обрамлении черных волос, при свете телевизора, лицо демона показалось мертвым. - Не шути так! Вставай!
  Она снова потрясла его, прикладывая больше сил. В голове крутилась мысль: "А что, если он солгал, и потеря легионов может причинить реальный вред? Что, если потеря магических частиц может убить его?". В уголках глаз выступили слезы, а руки начались трястись, когда Нинель решилась и занесла одну для удара. На щеке остался красный болезненный след, и глаза неспешно открылись.
  Кай выплывал медленно, как освободившийся от цемента утопленник - неторопливо, через толщу воды, все ближе к свету и зовущему его голосу.
  - Все, больше не притворяюсь, только не бей, - сиплым от сна, но веселым голосом попросил черт.
  - Зараза, - обрушилась на него принцесса, стараясь поставить как можно больше синяков своими маленькими кулачками. Лениво и медленно от нее отгораживались руками. - Я тут беспокоюсь! А он притворяется!? Да как так можно!!?
  Она зло стерла слезу и села, обняв колени.
  - Принцесса, ты плачешь?
  - Нет, - раздалось из-за коленок.
  - Какая явная ложь. Хочешь, осушу слезы? Подумай, я же не стою твоих страданий.
  Слезы и вправду перестали течь, не из-за согласия со сказанными словами, а из-за шока, полученного в попытке принять этот, по мнению демона, факт.
  "Неужели он не видит, как я отношусь к нему? Не понимает, как он важен мне?"
  - Кай... я....!
  Она должна была поговорить с ним, но демон резко поднялся, потянулся, шутливо задел ее хвостом и удрал в свою комнату, не желая слушать.
  16 глава
  Ужин прошел неожиданно бодро. На демона напала словоохотливая лихорадка, и он болтал обо всем и со всеми. Говорили и о еде, и о счетах, и о предстоящем празднике, которого, как узнали друзья, Кай очень ждал.
  Поддерживая идею, Нинель предложила:
  - На этот праздник положено дарить подарки, как на наш Весенний уход. Почему бы нам не сделать друг другу подарки?
  - Я уже получил от тебя шарф, - улыбнулся Адонис. - А ты-то чего хочешь?
  - Так бы я хотела попасть на медицинскую практику в Германию, но это на будущее, года через три. А сейчас, может новую сумочку или сапожки, - она повернулась к бесу и спросила его, все еще немного смущенная утренним инцидентом. - А что бы ты хотел на Новый год?
  - Я? - удивился бес, будто не ожидал подобного вопроса. Он задумался, не попав ложкой в рот, и ответил. - Тысячу журавликов.
  Такое желание поразила своей странностью.
  - Пернатых? - с опаской уточнил рыцарь.
  - Бумажных, - улыбнулся Кай. - По пятьсот от каждого. А вам что подарить?
  Что можно было попросить у шкодливой нечисти - не шкодить.
  - Праздников без твоих выкрутасов, - усмехнулся мужчина.
  Демон прикинул, даже если он будет жив на тот момент, ничего особенного уже не сумеет сделать, поэтому кивнул, принимая желание. Нинель имела аналогичное требование, а еще что бы Кай был здоров, ответил на ее чувства, если ей взбредет в голову признаться, и много других мелочей. Не смогшая определиться с конкретным желанием, девушка пожелала:
  - Сделай завтра ужин, это и будет мне подарком на Новый год.
  Демон удивленно вздернул брови:
  - Но я не умею готовить? Мой максимум - сделать чай и не обвариться кипятком.
  - Вот и приложишь усилия.
  - И что ты хочешь? - сдался бес.
  - Макароны. Я напишу рецепт, просто сделай все по нему, - сжалилась принцесса, наслаждающаяся маленькой местью.
  Рецепт вызвал массу недопониманий:
  - Можно вопрос? Ты написала "варить до готовности". Как определить готовность? А положить соли по вкусу - на чей вкус ориентироваться? И как возможно добавить за пять минут до готовности тушенку, если готовность мы определяем по факту, как мне отсчитать от этого факта пять минут в прошлое?
  Рыцарь сдержал улыбку, наблюдая за триумфом невесты, если он мог ее еще так называть.
  - Разберешься, - заверил он.
  Снимая с себя обязанности готовки ужина, принцесса унеслась на учебу с утра, и, продолжая месть, приготовив завтрак, попросила Адониса кое о чем - рыцарь задерживался дома, мучаясь над рядом нестыковок в документах, и решил подыграть.
  Как ни странно, боли отступили, и Кай чувствовал себя бодро, однако радоваться этому он себе запретил. Слишком больно питать ложные надежды, а боли и без того достаточно. Зато проснулся аппетит и, зайдя на кухню, бес начал поиски завтрака.
  - Что можно съесть? - спросил он.
  - Братскую могилу, - иронично ответил ему Адонис, не отвлекаясь от документов.
  - Прости, чего? - шокировано.
  - Кильки в томате, то есть.
  Кай задумался и засмеялся.
  - А ведь ты прав, настоящая братская могила маленьких безвинно убитых рыбок, припорошённая томатной пенкой и духом мертвых. Открываешь упаковку, стираешь соус, и чувствуешь себя криминалистом... Черт, аппетит пропал! Помимо братской могилы есть чо?
  Рыцарь поднял газету, прикрывающую тарелку к углу стола. Оказалось, Нинель все же сделала завтрак на всех, просто попросила его спрятать.
  - Может, погуляешь? - предложил Адонис.
  - Нет, я дома останусь. Буду пытаться понять рецепт не логикой. По крайней мере, не демонической и не мужской.
  - Как знаешь.
  Готовка по мнению Кая должна была заключаться в свежевании и поглощении. Поэтому человеческая кухня казалась ему логовом алхимика, а кулинарная книга - китайской азбукой. Рецепт же Нинель виднелся зашифрованной китайской азбукой.
  - Сварить макароны. На слух все довольно просто, - нервничал он, читая с листка.
  Первым пунктом стояло: "Вскипятить воду". Это не казалось трудным, и черт набрал в кастрюлю воды, поставив ее на плиту. Но сколько бы она не стояла, не кипела.
  - Тьфу ты! - под посудиной загорелся газ.
  Вторым пунктом значилось: "Посолить воду по вкусу".
  - Сколько? - вопрос адресовался молчаливой пачке с солью. Соль в ответ промолчала. Тогда черт зачерпнул белые крупинки. Соленые, как им и полагалось, они заставили хвост встать столбом, а лицо скривится. Решил положить немного.
  Вода закипела, настала очередь макарон - пункт три. Со щедрой душой высыпал всю пачку, не ожидая, что зальет плиту!
  - Да что б тебя! - вырубая газ и метаясь в поисках тряпки. Нашел полотенце для рук.
  Попытка два. Кастрюля с утопшими макаронинами встала на соседнюю конфорку и начала вновь закипать. Вроде все как полагается, но потянуло горелым. Пункт четыре в инструкции был нарушен: "Макароны следует помешивать, что бы не слиплись и не пригорели."
  Ругаясь, черт схватил ложку и начал попытки размешать намертво слипшееся тесто. Делал это неаккуратно, накренил кастрюлю, успел схватить ее в последний момент, откинув ложку, и понял, какую глупость совершил.
  - Ай!
  На руках вздулись ожоги, а по полу разлились макароны.
  Испорченный продукт был собран в дуршлаг и промыт водой. С пола исчезла большая часть следов преступления. На вкус приготовленное оставляло желать лучшего: частично переваренное, частично недоваренное. Взгляд пал на потолок, из которого торчала ложка, на залитую конфорку, на уплывшие под мебель макаронины.
  Кай схватился за голову.
  - Сварил макарончиков, называется. Нинель меня убьет!
  Не зная, чем реанимировать испорченный продукт, сбегал в магазин и купил новую пачку макарон...
  
  Нинель осматривала помещение взглядом сан-эпидем инспектора, обнаружившего на пятизвездочной кухне крыс, тараканов, вшей и их предводителя. Демон не знал, что вызвало у нее такую реакцию: обилие кастрюль и сковородок с прилипшими-пригоревшими макаронами, насмерть залитая плита, ложки, торчащие из потолка, испорченный продукт, залившийся под мебель, или его победная улыбка. С пятнадцатой попытки все-таки удалось сварить макароны и смешать их с тушенкой, так что ужин был, а значит, новогоднее желание принцессы он выполнил.
  - Нинель, - обратился к шокированной девушке Адонис. - В следующий раз просто пожелай полный разгром кухни. Результат не будет отличаться от этого.
  Девушка схватилась за голову, рыцарь пообещал помочь ей все убрать, Кая пристыдили, потыкав носом по углам, но он упрямо зачеркнул пункт пятьдесят семь (приготовить супер-вкусный ужин для друзей), макароны съели.
  А затем рыцарь положил перед сожителями банковскую карту.
  - Это наши сбережения на ближайшие годы. С вычетом всех долгов, тут около шестьсот тысяч. Кто знает, вдруг придется быстро сбегать, переезжать или мы попадем в долги.
  Девушка и парень воззрились на кусок пластика, словно тот из цельного золота и покрыт алмазами. Первым не удержал вопрос Кай:
  - Откуда столько денег? Неужели ты почку продал!
  - Меч продал.
  Равнодушный ответ мужчины заставил демона удивленно податься вперед, и сипло выдавить:
  - Но он же был тебе так дорог! Зачем?
  Даже Нинель ахнула от такого поступка, она-то знала, как тряслись над именными мечами рыцари двора, потеря означала клеймо позора, продажа каралась отлучением от чина. Адонис объяснил:
  - Во-первых, деньги нам нужнее. Во-вторых, я не могу отделаться от привычки за него хвататься и им махать. Не думаю, что ты переживешь, если я снова тебя им огрею, - обратился он к Каю. - Последняя причина заключена в происхождении. Меч создан из десятков демонов, подвергнутых страшным пыткам, и целью существования такого меча - убийство демонов. В этом мире он бесполезен. Я просто обратил его бесполезность в полезность. Пусть теперь над ним голову ученые и коллекционеры ломают.
  Рыцарь ожидал вопроса, по какой причине ему пришлось продешевить, ведь такая вещь и пару миллионов стоить может, и уже приготовил ответ: "Потому что не хотел лишних вопросов, а еще долги исчислялись миллионами", но обеспокоенный Кай ухватил его за рукав и спросил совсем другое:
  - Ты уверен? Вдруг он еще понадобится.
  - Если понадобится, я возьму выбивалку для ковров и выбью из тебя дурь, - пригрозил Адонис, показывая внушительный кулак, указывая, чем именно он выбивает ковры.
  Уборка заняла некоторое время, и вот все трое сели смотреть новый шедевр кинофонда. Шедевр вызвал бурю эмоций у демона.
  - Давай разберемся, - повернулся он к Адонису. - Так и должно выглядеть Зло? Башня, цепи, кровь, девственницы по краям трона, дорогие сигареты, полка для трофеев?
  - Типа того, - герой мира Сайнтарза не стал спорить и доказывать неверность пафосных образов кинозлодеев.
  - Так не годится! Я Зло, меня все в этом уверяли? Должно же у меня быть хоть что-то подобное?! Так трон - кресло. Девственница как раз сбоку сидит. Пора и мне коллекционировать куски моих врагов! - вскочил с дивана Кай
  - Теперь я вижу, телевиденье действительно плохо влияет на детей, - покосился на него Адонис.
  - Эй! Я может тебя и младше на десяток, но я не ребенок. Так что на меня телевиденье не плохо влияет, а усугубляет буйное воображение! Так вот, я тоже буду бальзамировать части тел врагов и хранить их у себя на полке.
  - У тебя нет полки для хранения бальзамированных кусков врагов, - отмахнулось Добро.
  Кай безумно улыбнулся и ушел из комнаты, вернулся он уже с доской и молотком. Мимо повраг шел, маниакально обхохатываясь. А когда из комнаты перестало стучать, крикнул:
  - Теперь есть!
  - Мне иногда кажется, - нервно хмыкнула принцесса. - Медицински выражаясь, мы живем с шизофреником.
  - С воображалой и показушником мы живем, у которого банальное зимнее обострение, - неожиданно мирно заявил Адонис и продолжил смотреть кино, рассчитывая на скорое возвращение беса, однако Кай прошел мимо, забрал куртку и завозился ключом в двери.
  - Идешь за кусками врагов? - прозорливо поинтересовался рыцарь.
  - Нет, за сигаретами.
  - Ты же не куришь? - удивилась принцесса.
  - Пока нет.
  Подуло сквозняком. Кай уже ушел.
  - Не понимаю, что в его голове творится. - вслух подумала Нинель.
  - Он демон, ты и не должна понимать. Как там Герман говорил? Он во всем не человек.
  Принцесса удивленно посмотрела на своего суженого, умудрившегося окончательно смириться с поведением шкодливого сожителя.
  - Просто раньше, его поведение хотя бы укладывалась в рамки логики, а сейчас я не могу загнать их даже в рамки безумия. И меня начинает пугать последовательность его пристрастий и поступков.
  Адонис отметил, что поведение беса стало уж слишком суетливым, зато мирным. Можно сказать - домашним.
  Через некоторое время Кай вернулся с объёмным пакетом и ушел на балкон пробовать накупленное. После окончания фильма, Нинель зашла к нему и поморщилась. Несмотря на открытые окна, сигаретный дым стоял стеной, и, казалось, пропитал все вокруг. Аккуратно сложенные бычки, все разных размеров и от сигарет разных марок, лежали в пустом цветочном горшке. Рядом сидел юноша, задумчиво смотря в проем окна, и выглядел странно с сигаретой в руках, негармонично.
  - Может, хватит? Тебе же не нравится?
  - Но я этого не знал. Думал, понравится. Однако все они горькие, и после них першит в горле. Может, мне пачки коллекционировать?
  - Ищешь хобби? Начни с цветочков на подоконники - не вредит здоровью. А эта гадость, - принцесса резко подалась вперед и вынула изо рта беса табачную дрянь и потушила ее в горшке. - Только здоровью вредит.
  - Скажи, а ты не хочешь попробовать?
  - Нет, Кай, я не горю пробовать веревку на шею, обливаться бензином и подносить спичку, не собираюсь стрелять себе в голову.
  - Хорошая аналогия. Что ж, - полный пакет табачной продукции улетел в окно на радость бездомным курильщикам. - Больше не буду.
  - Вот и ладушки, но, - она наклонилась к его голове и поморщилась. - Ты весь провонял. Живо в душ!
  - А ты со мной? - хвост оплел стройные ноги, руки обняли тонкую талию. Девушка даже не вздрогнула, видя в глазах знакомых чертиков.
  - Не мечтай.
  - Ты бьешь на кусочки мои мечты, - притворно расстроился Кай и убрал конечности от белочки.
  - Склеишь, - улыбнулась она ему, выходя с балкона и услышав Адониса, нарочито громко шуршащего упаковкой конфет на кухне. В этот момент принцесса ощутила, как бес вновь теранулся о ее бок, когда проходил мимо.
  - Кстати, а зачем ты это делаешь? - не удержала вопрос она.
  - Что делаю?
  - Когда идешь мимо, задеваешь боком, прямо как кот о ногу трется.
  - Ом, - Кай задумался и чуть наклонил голову в бок, говоря. - Я рефлекторно. Даже не заметил. А что, не нравится?
  - Да нет, все в порядке. Просто интересно, зачем?
  Демон задумался, а стоит ли такое говорить. В конечном счете решил, что подобное не станет излишне шокирующем материалом.
  - Демоны таким образом помечают членов "семьи". Детей, самок, друзей. Грубо говоря, это как надпись: "Не тронь - убьет!" или "Собственность Кая". К сожалению, большего сам не знаю, я слишком молод.
  Нинель удивилась, даже обрадовалась, и, дождавшись шума воды, побежала делиться узнанным с Адонисом.
  - Забавно, - протянул рыцарь. - Это ведь хорошо, да?
  - Как я понимаю, очень.
  - Жаль, но его шкодный хвост такая мелочь не остановит. Я уже смиренно жду следующей выходки, зная: она будет.
  - Слушай, Адик, а чем бы мог заниматься Кай? - вопрос возник давно, просто раньше не был актуален. Однако, теперь, когда они знали о невозможности возвращения домой, появилась потребность найти демону работу, которую он мог бы выполнять и не вызывать чересчур сильного подозрения в свою сторону.
  - Ассенизатором.
  - Я же серьезно. Его общество на тебя сильно повлияло, Адик.
  - Да просто я не знаю, я вон, сколько искал дело по душе. А некоторые люди и за всю жизнь не находят. После потери легионов решим.
  Закончив разговор, дождавшись выхода беса из душа, обменявшись пожеланиями доброй ночи, иномирцы расползлись по койкам. Не ведая о резком ухудшении Кая.
  Он думал, может, стоит оставить записку: "Я в порядке. Не ищите меня.", или "Ушел гулять. Вернусь не скоро.", или "Отправился в кругосветку.". Подумав, принял решение уйти тихо.
  Вышел через окно и медленно пополз, иногда падая и приседая от резких болей. Рвало кровью, ногу заплетались, а выбранное место казалось недопустимо далеким. Возможно, он бы до него дошел, если бы его не остановил уже знакомый и чересчур надоевший следователь Саванов:
  - Что ты делаешь здесь ночью?!
  Заметив подозрительную фигуру, майор надеялся поймать наркомана, а не этого больного доходягу. Не рассчитал силы, дернул и едва успел подхватить падающего на асфальт юношу. В ответ напрягающая тишина, а затем, к ужасу следователя, на асфальт вылилось едва ли не литр крови, как ему показалось во тьме. Ослабевшее тело подозреваемого перестало шевелиться и, казалось, погибло. Пальцы быстро набрали нужный номер:
  - Скорую помощь на улиц...
  Только что умирающий резко поднялся и уложил лицом вниз следователя. Телефон отлетел в сторону, а Саванов судорожно дернулся, осознавая нечеловеческую силу захвата хрупкого юнца.
  - Отвали от нас! - хриплый странный голос раздался сверху.
  - Я думал, ты немой, - поделился Степан Федорович, просчитывая следующий шаг. Голос он не узнал, да и кто бы узнал в этом подобии предсмертного хрипа задорный голос демона.
  - Не слепой, не глухой, не немой и не тупой. Лазаешь, вынюхиваешь, словно шавка!
  Спина вдруг стала влажная, следователь знал - это кровь:
  - Тебе нужна медицинская помощь.
  Не успел мужчина договорить, как демон засмеялся. Он походил на сумасшедшего, хохочущего над собственным безумством. Так и виделось, возьмет прут, хлыстнет по заду и прикажет: Но, лошадка!
  - Я умираю. Мне не могут помочь!
  "Какая разница", - решил Кай. - "Я иду к своему концу. Даже если скажу этому человеку, ровным счетом это ничего не изменит".
  Он отпустил полицейского и сгорбился, ожидая, когда тот поднимется, хватаясь за табельное оружие. Ему хотелось проявить слабость. Бросится на этого человека и попасть под пулю, но он не мог себе подобного позволить. Милосердие должен оказывать превосходящий силой, а не этот майор, к которому демон не испытывал уважения.
  - Мне надо идти, - бес хотел пройти мимо, но следователь схватил его за локоть. За это поплатился. Стена встретила человеческое тело и позволила прилечь у своего основания.
  "Не убил? Ну и ладно", - подумал, решив, продолжил путь. К его удивлению, не смотря на общую паршивость ситуации, чувствовал он себя немного лучше, хоть и слабо. Вывернув всю одежду на изнанку, скрывая кровь, Кай взял такси и доехал до Германа, до его нового обиталища.
  - Кого разделываешь? - вместо привета, черт столкнул головами охрану.
  - Пластику лица делаю очередному маньяку, - доктор повернулся к гостю и побледнел, скомандовав. - На кушетку, быстро!
  На скорую руку доделав операцию и оставив пациента лежать на столе, Герман приступил к осмотру Кая, приходя в ужас от его состояния.
  - Как ты еще жив, я не знаю. Кай, у тебя обширные повреждения всего! Огромная кровопотеря и, кажется, отказали некоторые органы! Прошу, согласись на операцию. Это единственный шанс.
  - Нет. Просто скажи, сколько я протяну.
  Герман сжал зубы. Уговаривать упрямого мальчишку у него не было сил. Чем его мотивировать на положительный ответ он не знал. В конечном итоге, нелегальный доктор сделал вывод, что демон просто хочет умереть. А кто он такой, чтобы мешать чужим решениям.
  - Человек бы уже сдох! Скажи, сколько ты хочешь протянуть?
  - Хочу отпраздновать новый год. Считай это моим последними желанием.
  Не такой большой срок, если подключить к аппарату жизнеобеспечения. Но бес хотел оставаться на ногах, нужно было иное решение. Герман предложил:
  - Не знаю, поможет ли, но я попробую накачать тебя витаминами и укрепляющими.
  - Ок. Но если накачаешь меня снотворным, и я проснусь со скальпелем в брюхе, то этот скальпель окажется у тебя в заднице!
  - Понял. Потерпи. Ты сильно похудел, но твои вены все еще далеко, придется разрезать руку.
  - Делай. Я посплю...
  
  Возвращение домой оказалось ожидаемо тяжелым. Путь отнял все силы и бес просто упал на свою кровать, не сильно задумываясь над своим внешним видом, над мыслями друзей, если те его увидят. Он не хотел думать ни о чем, хотел спать.
  Адонис и Нинель действительно беспокоились. Проснулись - нет. Вернулись - есть. Решили не трогать и посчитали произошедшую гулянку очередным чертовым фокусом. Однако утром обнаружили демона все в том же положении: одетого, обутого, накрытого одеялом с головой.
  - Кай? Ты спишь?
  Кай слышал, как его зовут, сегодня на завтрак блины, но, не смотря на желание встать, тело оставалось расслабленным, а глаза не могли открыться. Так хотелось спать. Демон с трудом приподнял веки.
  - Кай, там твоя порция стынет. - звала принцесса.
  Нужно ответить. Приложить все силы.
  - Всю ночь не спал - гулял. Я попозже поем.
  - Уверен? Ты не заболел?
  Ощущать на волосах ее руку было приятно, но даже эти ощущения едва проходили через обволакивающий тело туман. Он выпил слишком много обезболивающего или потерял слишком много крови, может, умирал - почти все равно. Взяв себя в руки, бес сказал:
  - Да. Посплю еще пару часиков, тогда и поем. А теперь, кыш из мужской комнаты, принцесса. А то твой жених начнет подозревать нас в непотребствах. Хотя я не против, знаешь. Будет приятно снова помять ему бока.
  - И получить по голове, - улыбнулась Нинель.
  Момент, когда девушка ушла, Кай пропустил. Он снова провалился в навеянный смертью сон, ощущая желание остаться в этом состоянии до конца. Вопреки желанию, через несколько часов, чтобы не вызывать беспокойство и лишние вопросы у своих сожителей, он нашел силы встать и, не чувствуя вкуса, съесть остывшие блины, запивая их холодным чаем.
  Действия обезболивающих закончились, и Кай вновь ощутил отрезвляющую боль. Вновь схватился за жизнь и, сжав зубы, привел себя и испачканное белье в порядок. Нужно было вновь улыбнуться, встать и пойти полазить по сети. Вернувшись, друзья увидеть его спину и увлеченно бегающие по клавиатуре пальцы. Будто все в порядке... все в порядке.
  Адонис вернулся раньше времени и, не тратя время на разговоры, утянул демона за собой. Лишь на выходе из подъезда, застегивая куртку, бес узнал причину поспешности:
  - Горка детская упала, огромная такая, знаешь. Снегом укрыло двух маленьких детей. Их не могут найти. Ты же способен унюхать?
  - Да, могу, - подтвердил Кай и сел в такси, сжав зубы от боли, рассасывая горькую таблетку.
  Инцидент произошел недалеко от работы рыцаря. Там уже вовсю кипела операция по спасению, но она еще не дала результатов. Упала не горка, как выразился Адонис, а целый игровой комплекс, сделанный из снега и льда. Пятнадцать метров в длину и неизвестно, сколько в высоту.
  К герою тут же подбежали люди с его работы, он не успел им объяснить кого и для чего привел, потому как Кай выпрыгнул из машины и, не долго продержавшись на двух ногах, встал на все четыре конечности, старательно пряча хвост под курткой. Со скоростью пули он пронесся к середине завала, и только там остановился, низко опустив голову к снегу ухом.
  Не успевшие заметить, что именно пронеслось мимо них: пес или человек - спасателей обдало волной снега. Демон нырнул в снег, словно в прорубь, и, работая руками и ногами, поплыл вглубь завала, из образовавшейся дыры полетел снег и лед, создавая подобие кротовой норы.
  Первый ребенок звал на помощь и нашелся сразу, оказалось, он застрял в каркасе, от того не пострадал. Распрямившийся хвост отмечал проделанный путь, словно линия, проложенная навигатором, не давая потеряться в пространстве. Красная шапка показалась из дыры, и спасенного приняли подоспевшие люди. На поиски второго ребенка ушло больше времени, ориентируясь на запах крови, он нашел и его. Разгребая рыхлую массу и освобождая придавленное дитя, Кай прислушивался к слабому дыханию - человеческий детёныш был еле жив. Вытаскивая мальчика, бес выкопал еще одну нору, стараясь не потревожить раненого. Вот и второй спасен и показался из завала, а демон отряхивался, словно намокший кот, с отвращением дергая ногами с налипшей снежной массой, высовывая язык с прилипшей к нему еловой иголкой, и хлопая по куртке, из-под которой валит липкий снег. Хвост тоже шевелился, создавая иллюзию копошения крыс под влажной одеждой.
  К спасителю подбежали люди с выражением горячей благодарности за спасение детей. Все хотели знать, как он это сделал. Но бес держал язык за зубами, а зубы сомкнутыми, хотя ему хотелось раскидать всех этих благодарных людишек, и, рыча, покусать парочку для испуга других. Подоспевший Адонис схватил Кая за локоть и, расталкивая набежавшую толпу, увел черта обратно к машине, перед которой встала скорая помощь, возле которой на носилки укладывали спасенного мальчика. "Должен выжить", - решил бес и забрался на сидение с ногами, продремав до самого дома. Восхваление совершенного поступка он не слушал. Растолкать его оказалось проблемным делом.
  - Кай, Кай! Вставай! Ну что, мне тебя на руках, как невесту, нести? Снова?
  - Неси меня, противный, - жеманно протянул нечистый, за что получил пинка под хвостатый зад и вылетел из машины пробкой из шампанского.
  - У моего брата идиотские шутки, - объяснил смущенный рыцарь вылупившемуся на него водителю, затем обратился к бесу: - Ты сделал очень доброе дело, Кай.
  Взбодренный пинком бес поморщился от острой утробной боли и с трудом выдохнул застрявший в глотке воздух.
  - Да ничего особого я не сделал, знаешь? Снег не камни.
  - Не поймешь тебя, хоть хвали, хоть руби. Иди, в спасателях работай, нахлебник! - предложил рыцарь.
  - Бегу и падаю. Еще и Нинель пошли работать.
  - Она сказала, что нашла подработку.
  - Какую же? Принцесса-посудомойка, музейный экспонат, чучело вымирающему виду невинности?
  Ответ дала открывшаяся дверь, она же заткнула только начавшего возмущаться Адониса. Из квартиры лились такие речи и звуки, которые могли обозначать только одно. У черта распушился хвост, и он первый скользнул в коридор, за ним Герой, забывший закрыть дверь.
  - Ах, ты просто зверь! - пел знакомый голос. - Еще, еще! Я знаю, ты можешь быстрей! Ну же, ну же, я так хочу тебя!
  Две крайне любопытные и ошарашенные рожи выглянули из-за косяка, заставая картину настолько парадоксальную и дикую, что оба остолбенели, даже забывая покраснеть.
  Нинель как заправская наездница оседлала подлокотник кресла, держала у уха телефон плечом, в который с полной отдачей дела стонала, а руками вязала шарфик. Сине-черный, в простой ромбовидный узор. Стоны дошли до ультразвуковых частот, и Нинель выдохнула. Выждала десять секунд и произнесла уже обычным тоном:
  - Спасибо, что обратились в службу "Сладкий досуг", Ваша страсть - наше наслаждение. Обращайтесь, и помните, ничто не делает жизнь ярче, чем разговор по линии сладкого досуга. Чмоки-чмоки.
  Телефон вернулся в карман, а девушка невозмутимо продолжила вязать.
  Мужчины переглянулись и вылетели из квартиры быстрее, чем ядро из пушки. При попытке затолкать друг друга обратно, встретили яростное сопротивление. Возмущенно фыркая, в квартире оказался Кай, но его хвост крепко обвил противника и тянул через проем - составить компанию.
  - Иди первый! - приказал рыцарь, снимая с себя ответственность за девичьи выкрутасы и за разговор на эту тему.
  - Ни-за-что! Твоя невеста, ты ей и разъясняй путаные нормы морали этого мира, а меня не впутывай в ваши брачные игры. И так хотел ей мою голову на блюде в качестве свадебного подарка вручить.
  - И вручу, если не отпустишь. Острить и подкалывать, опуская с небес на землю - твоя работа!
  Нинель вышла в коридор и привлекла внимание обоих сожителей фальшивым кашлем.
  - Я не хочу ни от одного из вас слышать мнение по поводу моей подработки, это ясно?
  Кай и Адонис обменялись короткими взглядами и дружно кивнули. Хотя Каю тут же захотелось сказать о профпригодности Нинель, и о профессионально поставленном голосе, заодно поинтересоваться, где она всего этого набралась, но зажатый в руках Героя хвост остановил его от таких необдуманных речей. Демон лишь показал большие пальцы вверх, от чего принцессу бросило в краску. Стало ясно, куда иногда она пропадала с телефоном наперевес и кем работала.
  - И долго ты еще собираешься этим непотребством заниматься? - спросил ее рыцарь.
  - Остался один месяц и денег хватит на полгода обучения.
  17 глава
  Боль стала шалью, накрывающей тело. Она касалась, обжигала, колола и резала, пока не добилась своего и не случилось самое страшное - Кай к ней привык. Боль стала подружкой, бегающей следом в надежде на серьезные отношения. Говоря о подружках, когда до Нового года оставалось четыре дня, Адонис выкинул фокус в стиле Кая - он не пришел домой. СМС, присланная Нинель, просила не ждать и ложиться спать, и это сообщение нисколько не встревожило невесту, более того, она просила демона не вмешиваться. Естественно Кай не послушал, решив посмотреть на причину неожиданного загула воочию.
  - Брось, Адик - большой мальчик.
  - Вот и увижу, чем занимаются большие мальчики по ночам. Меня-то он им и считает.
  Принцесса заметила, как тот болезненно морщится, потирая бок.
  - Ты себя хорошо чувствуешь? - обеспокоенно спросила она, не давая пройти к двери.
  - Не волнуйся обо мне, - не ответил на ее вопрос парень и развернулся к окну.
  Нинель дернулась было за ним, но беса уже след простыл. Ей оставалось только унять свои подозрения и вернуться к учебникам.
  Демон веселится, играя в детектива, не думая о той, кто волнуется о нем. Пользуясь заочным знакомством с сотрудницами Адониса и вчерашним спасением детей, он легко вызнал все, что хотел:
  - Вы его брат? Как здорово, вчера вы спасли детей! Да вы герой! Как называется этот спорт? Где Адонис?? Ну, он ушел с Викторией. Вот адрес. А у вас есть девушка? Да, как жаль.
  Отмахавшись от словоохотливых баб, Кай двинулся по указанному адресу. Его вело любопытство, и попытка найти ответы на пока не заданные вопросы. Он полагал, на эти вопросы не будут отвечать, если он задаст их прямо Адонису. Поэтому и решил выяснить все окольным путем.
  Вильнув больным хвостом, демон спрятался в тени козырька подъезда и долго ждал рыцаря, успев замерзнуть, согреться и вновь замерзнуть. Наконец, гуляка вышел из подъезда.
  Адонис испытывал смешанные чувства: ему хотелось и улыбаться от удовольствия, и морщиться от своего поведения. Между чувствами встало новое - ужас. С крыши дома на него смотрели упрямые, горящие огнем глаза, и красноречиво задавали вопрос, на который действительно сложно дать прямой ответ. Ответь - не поймёт, а поймет, так неизвестно к каким выводам придет.
  - Тс! - развернулся на пятках рыцарь, собираясь идти домой.
  От прожигающего спину взгляда стало не по себе. И сколько он не шел, действие взгляда не проходило.
  - Ну? Скажи мне уже, какой я козел! - резко развернулся рыцарь к идущему по пятам черту.
  Кай скривил непонятную гримасу и пожал плечами, пытаясь прийти к некоторым выводам. Наконец произнёс:
  - Мне казалось, люди более верные своим парам. Допустим, вы еще не женаты и клятвы верности не произносили, но у тебя уже есть женщина, зачем ты идешь к другой?
  - С того, что я действительно "Дядя Адонис", - невесело усмехнулся Адонис. - Я не мужчина для нее, другими словами.
  - С чего ты взял? Нет, она, конечно, тебя гораздо младше, но вы же обещаны друг другу, так почему вы не можете быть парой?
  - Не видит она меня как своего любовника, иначе давно бы уложила на обе лопатки. Учитывая ее темперамент и этот мир.
  Сам того не ожидая, Кай вышел на защиту девушки:
  - С чего ты взял? Нинель очень стеснительная девушка...
  - Которая не чурается надевать при парнях мини-шортики и мини-топик.
  - ...нравственная...
  - На горячих сценах в кино чуть ли не лопающаяся от зависти.
  - Можно это назвать нравственным влечением? - Кай засмеялся, соглашаясь, - Жаль, она созрела, а мне было так весело задевать ее незрелость, - все еще посмеиваясь, он спросил: - А ты правда будешь оценивать ее жениха, прям как папочка, а, Доня?
  Рыцарь бросил затравленный взгляд на идущего рядом беса и взмолился всем демиургам разом, чтобы выставленным на оценку женихом был не этот смазливый представитель расы демонов. Ну чем? Чем он ей приглянулся?!!
  - Буду. Со всей строгостью и жестокостью.
  Веселье медленно сходило на нет, и Кай с грустью понял: он не застанет этот веселый момент. Его отвлек вопрос рыцаря:
  - Думаешь, я ужасно поступил? По твоему мнению?
  - Нет, но мне не нравится.
  Причины объяснять бес не обязался. Ему стало неуютно от невозможности предсказать будущее друзей. Он думал, они останутся вместе и будут поддерживать друг друга, но теперь будущее представлялось ему размытым и пугающим. Будет ли Адонис заботиться о Нинель дальше, или уйдет в новую семью? Что с ней станет? Женщина в этом мире и одна отлично может справиться с жизненными сложностями, но сама мысль о нестабильности мира после его смерти грызла изнутри. Так не должно быть! Его гибель не должна была ничего изменить. Но останься он жить, мог бы он повлиять на происходящее?
  - О чем задумался?
  - О будущем, - честно ответил Кай. - Оно беспокоит меня.
  Адонис посмотрел на наряженные ели, на развешенные гирлянды и счастливые лица людей.
  - Все будет хорошо, - уверенно заявил он.
  Напряженное молчание и задумчивость демона не продлились долго, стоило переступить порог дома, как хвостатый закричал громко, как мог:
  - У Адониса появилась подружка!!!
  За это получил подзатыльник и пинок, после которых улетел в зал, где перегруппировался и спрятался за диван. Рыцарь подскочил к вышедшей на крик Нинель, взял из ее рук медвежонка и бомбой кинул за диван.
  Крик ужаса, и демон оказались в досягаемости полета компьютерного кресла. Забился на шкаф, но его выволокли за хвост и сунули в лицо игрушечного мишку. Крик обратился визгом.
  - Какого лешего вы кричите? Час ночи! - возмутилась принцесса,
  - У Адониса любовница образовалась, ревнуй.
  Мишку едва не вбили в голову болтливому демону. Но Нинель не среагировала на новость, как того хотел бес. Лишь зевнула и, перед тем, как закрыть дверь, поинтересовалась:
  - Поздравляю. Когда знакомить приведешь?
  Вот тут Адонис растерялся, даже наказывать Кая забыл, чем тот воспользовался, змеей выскальзывая из захвата.
  - У нас пока все не так серьезно. Просто работаем вместе.
  - Видим мы, как вы работаете, - выглядывая из своей комнаты, травил демон.
  - Да замолчи ты! - огрызнулся застуканный за изменой рыцарь.
  - А что, вы продолжайте работать. Авось через девять месяцев наработаете маленького Доню.
  В болтуна полетел медведь и ударился о резко захлопнувшуюся дверь.
  - Ладно. Твоя же личная жизнь, не хочешь посвящать, не надо, - надулась принцесса и мстительно продолжила. - Мы вчера в университете изучали венерические и их букеты. Советую тоже ознакомиться.
  Пристыженный рыцарь остался наедине с игрушечным медведем:
  - Говорили мне: "Иди в монахи! Дай обет безбрачия! От женщин одни беды!", и почему я их не слушал?
  
  Ночь Кай еле пережил. Температура то поднималась, то опускалась, давление скакало обезумевшим хорьком, салфетки, простыни, наволочки все пропиталось кровью. Человек бы умер, ведь ему достаточно потерять один из его пяти литров и придет неумолимая смерть, но демоны устроены иначе. Он видел, как во время драки его соплеменнику оторвало руку, и кровь все лилась и лилась, залила все в округе, но тот демон умер лишь тогда, когда ему отсекли голову. Обескровленная тушка у ног победителя и занесенные когти, по мнению большинства представителей его расы - славная смерть.
  Утром люди ушли, оставив бесу завтрак. Зайти в его комнату они не смогли. Кай предусмотрительно закрыл дверь, подперев ее столом. Собравшись с силами, он вынес тряпки и загрузил в стиральную машину, убрал салфетки и не успел насладиться облегчением, без приглашения пришел новый приступ. Ноги не удержали костлявое тело, и уронили на пол душевой. Изогнувшись, сильно ударившись головой, бес ощутил давление потолка и изо рта снова пошла кровь. Сотрясаясь в судорогах, он отпустил свое бьющееся в агонии сознание, давая ему полное право больше не возвращаться.
  Приход в себя спровоцировал звонок в дверь. А может тот звук почудился. Разлепив веки, измученный демон, банально уставший от своего состояния медленного умирания, сумел подняться и осмотреться.
  Крови было слишком много: на стенах, на потолке, на полу, в раковине. Влажные капли продолжали сочиться из носа, застыли в уголках глаз.
  Посмотрев на себя в зеркало, усталого, похудевшего, почти мертвого, он решил - пора идти в место смерти. И в этот раз ни Адонис, ни Нинель, ни тот следователь не встанут на его пути. Так он думал. Убрался, умылся, взял деньги из общего кошелька на такси и открыл дверь.
  - Да вы издеваетесь! - в сердцах крикнул Кай на стоявшего у двери и занесшего над звонком руку следователя.
  Мужчина шел арестовывать, вернее, побеседовать, учитывая физическое состояние подозреваемого, с юношей, нанесшего ему травмы и оставившего лежать в снегу на улице. Но, увидев эту худую фигуру в лучших традициях фильма ужасов: бледного, с залитыми кровью глазами (как ему показалось), с сочившимися из углов глаз и носа кровью, желание достать наручники сменилось приступам жалости к умирающему.
  - Пошли прочь! - юноша не вытерпел жалостливого взгляда и захлопнул дверь перед носом Саванова, сказав уже через дверь: - Дайте мне спокойно умереть!
  - Вы... не могли бы открыть? Есть разговор о недавнем происшествие.
  - О котором? - раздраженный голос черта не сулил милую беседу. Скорее навевал мысль о выскакивающем из-за двери маньяке с заряженным дробовиком.
  - Вы спасли детей...
  - Так поставьте мне памятник!
  - ...оригинальным способом...
  - Каким смог!
  - ...Вы знакомы с демоном! ...
  - Ага, в одной постели спим, из одной тарелки едим.
  - ... И напали на меня за день до этого?
  - На меня напали в переулке и пытались изнасиловать, я долбанул насильника об стену и убежал. Так я скажу. А если серьезно, мужик, я, может, до праздника не доживу, свали в туман! Дай прожить последние дни спокойно!
  Следователь стоял у двери не больше минуты, решив уйти. Возможно, если он зайдет после праздников, то обличит юношу во лжи. Возможно, он не только не немой, как думал майор в тот раз, но и вовсе не умирающий. Хотя, возможно, такая мысль пришла в голову из жалости к парню, не прожившему и треть жизни.
  На выходе из подъезда детектив столкнулся с Адонисом, спешно возвращающимся домой.
  - Здравствуйте, - поздоровался рыцарь.
  - Стойте! - схватил следователь мужчину за локоть. - Только один вопрос. Ваш брат действительно очень болен?
  Поджав губы и вспомнив рассказ Нинель о раковых больных, рыцарь придумал следующее:
  - Да. У него бывают ремиссии, но большую часть времени он проводит в кровати на диете из обезболивающих.
  - Сейчас у него снова ухудшения?
  - С чего вы взяли?
  - Я заходил к вам по одному вопросы, выглядел ваш брат весьма плохо.
  - Разве, ему же было лучше. Извините, поднимусь к нему.
  Стараясь не выдавать нервозность, Адонис поднимался неспешно, сам не замечая постепенной прибавки к скорости. Он, конечно, заметил, как Кай понемногу становился более вялым и худым, бледнел и много спал, но старался не придавать этому большого значения. Внутри все напряглось от возможности становление созданной легенды реальностью.
  
  Кай лежал у себя в комнате. Он упал, не дойдя до окна (до кровати, как подумал рыцарь) всего пару шагов.
  - Кажется, я заболел, - пожаловался он, даже не полностью солгав, придя в себя от резкой встряски.
  - Что болит?
  - Все болит и спать хочется.
  Уложив беса на постель, Адонис содрогнулся. С вытянутыми руками, с холодной кожей, с бледным лицом, с едва заметным дыханием Кай выглядел свежим покойником.
  - Что ты делаешь?
  - Звоню Герману.
  Черт хмыкнул. Эту возможность он давно обговорил с подпольным Потрошителем.
  - Герман! Возьми трубку! Какого хрена ты не берешь трубку?! Черт!!!
  - А теперь кому ты звонишь?
  - Нинель.
  - СТОЙ! - Кай резко подскочил, давясь подступившей кровью. - У нее же сегодня экзамен. У меня обычный грипп, просто демоны им так болеют. Не отвлекай ее. Адик, всего пару часиков. Мне не так плохо, как это выглядит.
  Адонис поджал губы и, не зная, чем помочь, принес стакан воды, с трудом, но бес его выпил. Электроодеяло помогло согреться, и вроде бы Кай приободрился, к облегчению рыцаря. Он и вправду почувствовал себя лучше и надеялся до прихода Нинель сохранить эти улучшения. Юный медик могла понять, насколько плохи его дела, и принести много преград в план ухода. Хотя, ему уже начинало казаться, будто вариант остаться в квартире можно считать не худшим исходом. Просто о его кончине раньше узнают. Как говорил один из убитых бандитов, раньше похороним, раньше поминки справим.
  Будут ли его вспоминать и захотят ли вспоминать, Кай сомневался. Человеческий способ мышления все еще давался ему из рук вон плохо. Но осознанного хватило понять, они не забудут его.
  Адонис через телефон раздал сотрудникам указания и остался ждать Нинель, которая вернулась через три часа в отличном настроении, моментально улетучившемся после слов Адониса.
  - Нинель! Каю плохо.
  - Опять подрались?
  - Если бы.
  Синяки, порезы, разбитые костяшки и прочую мелочь, характерную буйным мужикам, девушка научилась лечить. Благо с такими петухами практики у нее было достаточно. Но Кай не был ранен.
  - Ты головой точно не бился? - развернула врачебную деятельность принцесса: рассматривая уши, нос и заглядывая в горло демона. Всюду нашлась запекшаяся кровь, а с ней и свежая.
  - Нет, кажется. Думаю, я подхватил грипп.
  - Лучше б ты мозги подхватил.
  - Понадобятся, схожу в морг.
  У принцессы оказался полный набор всех необходимых инструментов, которые она купила на всякий случай. Кто ж знал, что этот случай представится так скоро. С сомнением откладывая стетоскоп и тонометр, Нинель ушла за записями, которые делала со слов Германа.
  Сравнение заставило ее пялиться на цифры квадратными глазами и повторить измерения. Подпольный врач трубку так и не снял, и рыцарь оставил это дело. Увидев столько пропущенных вызовов, он надеялся, что Герман позвонит сам.
  Нинель сбегала в аптеку за недостающими лекарствами.
  - Что ты собираешься делать? - увидев принесенное принцессой, спросил герой мира Сайнтарз.
  - Стабилизировать давление и температуру. Кай, у тебя давление как у трупа, температура тоже низкая. Думаешь, это на тебя местные вирусы так влияют?
  - Ага. - "Ну, почти".
  Будущий врач перевернула похудевшую руку тыльной стороной, приготовила скальпель и застыла в попытке перебороть накативший ужас. Одно дело на манекенах практиковаться, лягушек резать, а другое - друга.
  - Белочка, делай то, что должна, не бойся.
  Доверчивый тон нечисти привел к обратному результату, и скальпель перекочевал к рыцарю.
  - Ты уже пулю вынимал, мне нужен небольшой разрез...
  Кай выдернул руку и прижал к себе, с таким видом, будто ему не капельницу собирались ставить, а конечность ампутировать.
  - Я в порядке! - так уверенно и живо произнес демон, что можно было бы и поверить.
  - Твое давление говорит об обратном. И почему у тебя температура не повышается, раз это грипп?
  - Я не медик, белочка, но вместо капельницы дай мне таблеток.
  Таблеток пришлось съесть горсть, и действовали они медленно, но Кай отошел и даже попытался подняться, за это был закуклен в одеяло, словно неразвившаяся бабочка.
  Необходимость уйти в приготовленное для смерти место отходило на дальние планы, так как чем больше времени проходило, тем лучше бес себя чувствовал. Возможность дожить до праздника казалось реальной. Поэтому, когда до нового года нужно было сорвать последний лист календаря, бес предложил начать готовиться и напомнил о своем желании с журавликами.
  - Да ладно вам, я уже нормально себя чувствую, - возмущался он, пытаясь встать.
  - Лежи, и не рыпайся, - дал ему по голове книгой Адонис. Сторожили друзья по очереди.
  - Боишься, я вам праздник испорчу?
  - Боюсь, что ты на него не попадешь. Околеешь и помрешь.
  - Клянусь не покидать квартиру без разрешения и помогать вам делать журавлики!
  - Опять ты о них, - заглянула в комнату девушка, у которой начались каникулы. - Зачем они тебе?
  - Мы их с крыши отпустим!
  Его восторг не разделили, но раз обещали - сделали. Купили кучу детской бумаги для творчества.
  - Ладно, Кай, можешь встать, но, чур, если почувствуешь себя плохо, то нам скажешь, а теперь давайте ёлку наряжать.
  Сдерживая стон, Кай поднялся и, с трудом переставляя ноги, вышел в зал, в котором царил запах хвои. Дерево стояло в углу, перед входом на балкон, и вызвало вопрос:
  - Ты елку украл что ли? - рассматривая помятый край, выломанные ветки и кривую верхушку.
  - Какую смог, ту и достал! - проворчал Адонис, уходя в коридор, где осталась коробка с украшениями.
  - Полагаю, он ее в парке выкопал, - предположила Нинель, криво улыбаясь.
  - И ничего я не выкопал.
  - Просто не ту купил, да? - улыбнулся бес. За этот день впервые искренне.
  - Да ну тебя, - беззлобно отмахнулся рыцарь и открыл коробку.
  Комната начала преображаться и засверкала, словно осыпанная волшебной пылью. В шутку, на Кая повесили мишуру, и он закутался в неё, словно в диковинный шарфик, собираясь проходить так весь день. В волосах Нинель застрял дождик, а Адонис поленился снять с себя отрезки скотча, заблестевшие при включенной гирлянде, отражая разноцветные блики. Вот тогда все сели делать журавлей.
  - Напомни, зачем мы это делаем? - недоумевал Адонис, складывая десятого журавлика. Его птиц было легко отличить по диспропорциям.
  - Потому что это мой новогодний подарок, Доня. И мы на новый год их отпустим с крыши. Поэтому делай крылья пошире.
  - Мне нравится идея, - улыбнулась Нинель. - И журавлики из цветной бумаги выходят очень красивые. - Ее птички выходили самыми ладными.
  Кай сделал двадцатого и грустно заметил:
  - А вы знаете, впервые тысячу журавликов сделала больная девочка, что бы те бумажными крылышками победили ее болезнь .
  - И что стало с девочкой? - заинтересовавшись, спросила Нинель, складывая тринадцатого журавлика и отпуская его в короткий полет по комнате.
  Бес дождался конца полета журавля и ответил:
  - Она умерла.
  18 глава
  Кухонный стол перенесли в зал. Накрыли без изысков, зато разнообразно. Весь день шли новогодние программы, с экрана поздравляли разного сорта знаменитости.
  Кай еще сильнее потерял в весе, на его лицо легли тени, и это уже нельзя было скрыть. Отмахивался, скидывал на последствия гриппа и не сильно удивлялся неверию друзей.
  Выходя на крышу, на которой решили отметить двенадцатый удар часов, притворяясь, будто это по работе, Нинель осатанело принималась звонить Герману. Остальные уфологи ничем не могли помочь. Возвращалась принцесса с чуть красными глазами и жаловалась на холод собачий и извращенца на телефоне. Адонис понимающе кивал, и приготовления продолжались под комментарии демона, развалившегося в кресле.
  Принцесса не выдержала и, утянув рыцаря на крышу, под предлогом помощи в разгребании снега, буквально упала в его руки:
  - Адонис! Я больше так не могу! - всхлипывала она. - Кай! Он болен! Так страшно похудел! Я уверена, он принимает какие-то таблетки! Видела! И ему уже трудно ходить! А вдруг он умрет! Прошу! Адик, помоги!
  Адонис прижал к себе девушку и погладил ее по голове.
  - Нинель, Кай демон. Он - другой вид, - Как можно мягче говорил рыцарь. - Ты сама, наверное, понимаешь, его могли отравить добавки к еде, или местные вирусы. А еще легионов больше нет.
  - Что ты такое говоришь?!
  - Нинель, демоны бесстрашны и неаккуратны, у них очень большая смертность, как детская, так и взрослая. У них не развита медицина, нет лекарств. Помнишь, как Кай едва не умер, помнишь, как он к этому относился? Как к норме.
  - То есть будет нормально, если он умрет?!
  - Нет конечно! Сейчас же он жив. Радуется как ребенок. Но если мы начнем на него напирать, упорно спрашивать, может случится так, что Кай просто уйдет и умрет в подворотне. Поэтому я больше и не пытаюсь, Нинель. И тебе не стоит.
  Принцесса рыдала взахлеб, пытаясь сдерживать стоны и крик, она не могла поверить в услышанное. Не могла стоять в стороне, когда ее друг таял на глазах.
  Адонис обнял девушку крепче, поцеловав в макушку.
  - Не плачь, он поправится. Не нужно плакать. Разве такой непрошибаемый дурень нужен в чертоге смерти? Ну, кто его туда возьмет? Он обязательно поправится. Не переживай. Если он увидит, как ты плачешь, то расстроится.
  Пока рыцарь успокаивал девушку, попутно готовя крышу для праздника, Кай пошел в комнату Нинель, где взял за лапу плюшевого мишку.
  - Лютый зверь, я тебя больше не боюсь, - приговаривал он, поднося игрушку к письменному столу, за который сел. Хвост лениво обвил ножки, обратив на себя внимание, бес заметил вздувшиеся темные пятна, незаметные за черной шерстью, если не присматриваться.
  После осмотра открывшегося ужаса он вернулся к медведю и пожал ему лапу, быстрее отдергивая руку, сглатывая. На одно мгновение показалось, будто в глазах игрушки зажегся огонь.
  - И все-таки ты жуткий мишка, но раз я поборол свой страх, то могу вычеркнуть семьдесят первый пункт.
  Входная дверь открылась, и бес успел положить мишку на место, а вот список убрать уже не успевал. Зашедшая в свою комнату Нинель мягко спросила:
  - Кай, что ты делаешь в моей комнате? - и естественно заметила грязную, мятую бумажку, всю в перечеркивающих слова линях. - Что это?
  - А это исполнение пункта семьдесят три. Правда, у меня нет десяти друзей, так что обойдусь двумя.
   Принцесса всмотрелась в весьма неровный подчерк, пестрящий ошибками и перевернутыми буквами. Текст скорее напоминал зашифрованное послание.
  - Мой разум обрабатывает информацию не всегда корректно, - смущенно пояснил демон. - Несмотря на способность говорить на языках этого мира, при переносе на бумагу выходит тарабарщина, как кодировка, которую я могу понимать, а вот другим не дано.
  - Да я не об этом, - немного растерялась девушка. - Я о том, что это за список.
  - Нашел в интернете, это дела, которые нужно успеть сделать до смерти. Забавно.
  Нинель похолодела. Слишком много совпадений и подсказок.
  - А зачем тебе этот список?
  - Чтобы выполнить, - просто ответил Кай.
  Заинтересовавшийся Адонис вошел в женскую спальню и заглянул в тарабарщину, написанную на листке. Мало чего поняв, он спросил:
  - В шпионы решил податься?
  - Неа, я решил побывать на вулкане. Извергайся, Доня!
  - Чего? - не сориентировался блондин.
  - Мне нужно исполнить пункт восемьдесят четыре, так что извергайся.
  Посмотрев на скачущего кенгуру в лице черта, рыцарь изобразил извержение руками, сопровождая действие звуковыми эффектами. Кай повалился на пол от хохота.
  - Видала, раз дурачится, значит в порядке, - сделал вывод Адонис, помогая подняться с пола еще не успокоившемуся бесу.
  Нинель пробежала глазами по списку и удивилась количеству вычеркнутых пунктов. К своему стыду, девушка разобрала пункты девяносто один, девяносто два и девяносто три: влюбиться, быть влюбленным, сбежать в романтическое путешествие.
  "Неужели он и эти пункты планировал выполнить. С кем?" - заиграла в ней ревность, но, отдернув воображение, Нинель повела не заметившего ее состояния беса за стол. Расставив салаты и разложив по тарелкам запеченную курицу за неимением гуся, принцесса все же спросила:
   - А вот эти пункты ты тоже собирался исполнять? - ее пальчик упирался в те самые строки.
  - Нет. Вернее, я не знаю, как их исполнить. Кстати, вот вам вопрос. А что такое любовь?
  Демон ошеломил друзей и заставил их челюсти разжаться. Прийти в себя опрашиваемые люди сумели далеко не сразу. Детский вопрос из уст вполне сформировавшегося парня, казался игрой. И, ладно бы, если бы демон ухмылялся, он спрашивал с любопытством на сосредоточенном лице.
  - Тебе о пчелках рассказать? - Адонис попытался обратить вопрос в шутку и вернуться к еде.
  - Да я не о сексе. Я о чувствах, - раздраженно ударил о пол хвостом демон и тут же поморщился, загоняя конечность под диван.
  - Так ты столько людских знаний поглотил, должен знать, - не понимал рыцарь.
  Кай насмешливо фыркнул.
  - Знать не чувствовать, увидеть не ощутить. Я забираю именно знания, мироощущения. Иногда я грешил сбором эмоций и личностных качеств. И не раз. Вкусы, запахи, ароматы, всему чему люди дали названия. Я пробовал понять пару раз, копался в людских подкорках сознания, но не смог ни постигнуть, ни ощутить самостоятельно. Что-то приятное, как мне показалось, это чувство вело людей к странным поступкам, далеким от рациональности. В эмоциях людей вообще сложно разбираться, понять еще сложнее, но вот это чувство до сих пор вызывает одни вопросы. А раз я демон и не понимаю, то спрашиваю тех, кто уж точно обязан знать и понимать. Так что такое любовь?
  Нинель сделала попытку, набрала воздуха, резко сдулась, снова набрала и пихнула в бок бывшего жениха. Адонис также изображал рыбу и смог лишь выдавить следующее:
  - Любовь - это когда двое вместе... они вдвоем... и навсегда! - по-детски глупо объяснил рыцарь, фразами с вкладыша жвачки.
  - Это когда они счастливы вместе, - включилась дополнять Нинель.
  - Точно, когда заботятся друг о друге.
  - Еще поддержка, понимание, прощение.
  - В общем, это чувство, оно большое.
  Кай выслушал и задумчиво нахмурил лоб.
  - Как-то много пунктов вышло. Я запутался. А можно для начинающих, для чайников, вы же будущие супруги, должны знать ответ проще и понятнее, вы же любите друг друга.
  - Бывшие будущие супруги, - заметила Нинель, бросая осторожный взгляд на Адониса, на нее тоже посмотрели с осторожностью. На их лицах читалось разочарование не друг другом, а невозможностью полюбить друг друга.
   - Кай, ты немного ошибся с жертвами для вопроса. Понимаешь ли, - пыталась объяснить Нинель положение дел. - Мы должны были стать супругами, это так. Но наше обручение и свадьба - это не наши решения, а долг перед королевством. Поэтому, несмотря на наши теплые чувства друг к другу, мы не влюблены. По крайней мере, не так, как то, во что ты хочешь вникнуть. Мне не позволительно по долгу крови испытывать подобное, поэтому я и сама не знаю ответа на твой вопрос. - слукавила она, едва заметно побледнев.
  Кай думал, что на такое признание рыцарь хотя бы возмутится или попытается заверить невесту в вечной любви, как было в кино, но вместо этого Адонис почесал затылок и пожал плечами, подтверждая ее слова:
  - Как видишь, в этом вопросе мы сами можем лишь оглядываться на чужой опыт. Я тоже не помогу. Вечные войны, тренировки и походы... на романтику времени не оставляли совсем. Моя нынешняя девушка, это скорее поднятый белый флаг, а не любовь. Прости.
  - Ребята, мне вас так жаль, пока не могу понять почему, но жаль. - произнес бес, переводя взгляд с одного на другого. - Но ведь есть же общее представление о влюбленности. Как понять, что стрела амура попала в цель?
  - А тебе что, кто-нибудь нравится? - напряглась Нинель.
  Юноша задумался, его хвост играл в змейку, охотящуюся на мышь, и резкий выстрел гибкой конечности вверх сыграл роль конца мыслительного процесса.
  - Вы мне нравитесь. Вы оба. Как вы там говорили? Вместе, навсегда, счастливы, заботятся, поддерживают, понимают, прощают. Что ж, мы вместе, возможно, навсегда, довольны жизнью, заботимся о нуждах друг друга, поддерживаем в неудачах, понимаем и прощаем. Все сходится. Получается, я вас люблю.
  Нинель покраснела, затем посинела, оглядываясь на жениха, затем скривилась, затем снова покраснела, и, наконец, уронила голову на колени. Адонис, в отличие от девушки, лишь саркастично поднял бровь и сказал:
  - Ты опять все не совсем верно понял. Думаю, поймешь со временем, - при этих словах рыцарь покосился на принцессу и спросил: - А демоны вообще не любят свою "семью"?
  Настала очередь Кая ловить ртом воздух.
  - Для нас ближайшее чувство, похожее на любовь - это страстное желание обладать судьбой другого, читай - рабство. Изнасиловать проще, чем добиваться расположения.
  - Депрессивно, - скривился рыцарь.
  - Просто слизал сладкое с горькой таблетки.
  Принцесса прислушивалась к словам беса и, не поняв его отношение к этому делу, спросила:
  - А ты тоже так считаешь?
  На нее посмотрели ни с чем несравнимым взглядом, такой может быть и у сверх меры счастливого, и у разозленного, и у удивленного человека.
  - Мне тоже интересно, - сморщил лоб Адонис.
  Кай рыкнул на них и стукнул себя по лбу:
  - Ну вы, блин, даете! Могли уже понять, что я такого бы не сделал.
  - А что, на диете или на служанках сидел? - заинтересовался рыцарь. В целомудренность демонов или в секс только для продолжения рода он не верил.
  - На суккубах, или они на мне, когда как, - фыркнул бес, не обратив внимания на залившуюся краской принцессу.
  - Значит, ты у нас можешь считать себя несколько раз папашей.
  - Доня, не неси чушь! Я же сказал, суккубы! Они как приведения! Не могут они забеременеть от людей или демонов. Если им захочется ребенка, они идут к инкубам. А с ними об изнасиловании речь не идет, вернее, идет, если ты против - они питаются через интимную связь силами и легионами жертв. Да и то, два года, выражаясь твоими словами, я сидел на диете.
  - Простыл, что ли?
  - Да ну тебя, ничего подобного. Просто с инкубами начали приходить обычные демонессы. Симпатичные такие. И с определенной целью - заиметь от меня ребенка, будущего правителя, на случай моей кончины. И порой так заделывались натурально под распутных инкубш, что я не сразу понимал, с кем развлекаюсь. Во избежание последствий и сел на диету. Так что я как монах: воздержание, недоедание и мир под единой рукой.
  Нинель кашлянула, парни наконец смутились.
  - Мальчики, молодые и постарше. Я конечно здесь из вас самая неопытная, но получать опыт из таких разговоров не желаю. Так что смените пластинку, умоляю! Кай, ты давай, лучше объясни, почему у демонов так туго с эмоциями.
  - Я тебе не психолог, хотя тут скорее генетик нужен. Демоны вообще жадны на эмоции. Герман говорил, что отделы в моем мозге, отвечающие за некоторые эмоции, просто не развиты. И у них между собой не всегда налажено хорошее сообщение, из-за этого у меня и проблемы с письмом, кстати. Мне может быть грустно, я впадаю в ярость, веселюсь. Однако мне сложно испытывать жалость и сострадание, например. Большинство эмоций сильно упрощаются или атрофируются. Даже если я хочу испытать нечто новое, то могу делать это лишь через разум другого человека, причем испытав, не смогу это понять. Поэтому, со временем мне не станет проще понимать эмоции, не потому что не хочу, а потому что не могу.
  - Пф, Кай, поверь, женщины умеют втемяшивать в голову мужчин нужные вещи, иначе бы не было столько странных пар на материке Льесальта. А раз другие демоны в том мульти национальном государстве лапки сложили перед избранницами и научились жить не тужить, то и у тебя есть все шансы.
  - Лапки сложить?
  - Научить жить, пойти в класс корректировки, вправить мозг и когда-нибудь кого-нибудь полюбить.
  Кай кивнул и обнаружил кашу на своей тарелке. Он так увлекся разговором, что размолол вилкой еду на волокна.
  - Я прочитал в интернете фразу Паула Валери: "Любовь - это совместная глупость, щедро приправленная безумством". Если он прав, то мне нужно поглупеть и сойти с ума, дабы влюбиться.
  Уверенный в невозможности доказать или опровергнуть сказанное в связи с ограниченным временем его жизни, на самом деле он не был уверен в своих возможностях самоотверженно предаться одному человеку и дарить ему свою искренность. Уже от мыслей о самой возможности разделить с кем-то жизнь, которую бес упускал, чуть закружилась голова.
  Шлепнула в потолок пробка и в трех бокалах заиграл пузырьками напиток. Чуть пригубив, друзья сменили тему и обсуждали новогоднюю программу. А ближе к полночи вышли на крышу.
  Кай сел на разложенное одеяло и зажал покрепче нить воздушного змея, который они сделали ради эксперимента, пока клепали журавлей. От дыхания в воздух поднимался пар, а на стаканы с вином опускались снежинки. В небо поднимались фейерверки и людские крики: с новым годом! Смех, хлопки и запахи.
  Воздушный змей вырвало из рук порывом ветра, и он полетел над городом вместе с кем-то отпущенными воздушными шариками. Разноцветный шарф дернулся следом, но его бес удержал.
  - Ой, жалко! Хочешь, новый сделаем? - спросила Нинель.
  - Нет, спасибо, - Кай покачал головой. - Сколько осталось времени?
  Принцесса взглянула на часы и, ахнув, позвала рыцаря:
  - Адонис! Бегом сюда, уже пора!
  Допивая остатки вина, Адонис начал отсчет:
  - Пятнадцать...
  - Принцесса, загадай желание! - задорно улыбнулся бес и зажмурился, загадывая свое.
  - Хочу, чтобы мы были вместе год за годом! Навсегда!
  - ...Десять...
  - Ого! А есть более выполнимые? - удивился Кай.
  - Это заветное. А твое, Адик?
  - ...Восемь... Удержаться на своей работе... семь...
  - Не уходить, - прошептал демон. - Хочу остаться здесь! Не хочу уходить!
  - ... Один!
  Бутылка с громким хлопком выплюнула пробку, и шипучий напиток вырвался гейзером вверх!
  - Ура!!! - разнесся хор голосов, и рыцарь бросил первую охапку бумажных журавлей, за ним пошла более маленькая от Нинель, и самая большая от Кая, который держал их руками и хвостом. Сотни цветных птиц разлетались, хлопая бумажными крылышками. Кто летел дальше, кто-то падал между домами. С улиц начали раздаваться удивленные возгласы восхищения чьей-то выдумкой.
  - А ничего, что мы не успели доделать тысячу?
  - Нет, этого хватит.
  Стаканы издали звон, встречаясь, и шипучка попала Каю в нос, он лишь едва к ней прикоснулся губами. Внутри и без того все горело. В небе взорвался особенно большой искрящийся шар, и Нинель, повиснув на шеях парней, задорно засмеялась. Бес тоже улыбнулся: все пункты списка он так и не успел исполнить, но и того, что вычеркнул, вполне достаточно, вот еще три запланированных дела нашли свое завершение. Пикник есть, змея запустили, людей удивили, с друзьями новый год отпраздновали.
  - Эй, может, с утра прогуляться сходим? - предложил Адонис.
  - Извините, я все еще нетвердо на ногах стою. Лучше вы в кино завтра сходите. У меня как раз билеты есть, - бес улыбнулся, хотя боль стала невыносимой. Незаметно проглоченная горсть таблеток, и вот в его руках два билета на дневной сеанс. - Решил, что одного моего примерного поведения для подарка мало.
  "Улыбаюсь. Улыбаюсь. Уже почти все закончилось. Может, завтра я уже не проснусь. Может, завтра уже не будет так больно..."
  Адонис ухмыльнулся и тоже достал подарок.
  - Мы с Нинель так же подумали, одних журавлей мало. Должно же у тебя хоть что-то остаться в память о былом облике.
  В свертке лежали три стилета, целиком вырезанные из его когтей, тех самых трех, не расколовшихся на осколки. Рукояти белели, и бес узнал, из чего их выплавили - его зубы.
  - Осталось из шерсти накидку связать, а из рогов корону сделать, - сипло выдавил черт и, огладив стилеты, вновь обратился к друзьям. - Ко мне еще никогда не были так добры. Спасибо.
  - А это бонус, - улыбнулась принцесса, протягивая знакомый ловец снов, без бусинок легионов, но с ремешком, чтобы носить его на шее.
  "...Нет! Пусть будет больно, лишь бы еще осталось время. Его нет. Завтра стоит уйти. Пора".
  
  - Ты точно не хочешь с нами? - в который раз спрашивала Нинель.
  - Абсолютно точно. Мой приоритет отдан золотому изданию этого шикарного мордобоя, где герои могут выдернуть из противника руку и воткнуть ее ему же в задницу.
  - Ладно, мы принесем тебе сувенир.
  - Наркотики, спиртное и баб, - требовать так по максимуму.
  - Попкорн, газировку и фигурку, - верно расшифровала девушка.
  - Мы понимаем друг друга с полуслова, - посылая воздушный поцелуй.
  - Чтобы без твоих фокусов, придурок, - напоследок бросил Адонис, ловя в воздухе посланный поцелуй в кулаки и оттопыривая средний палец. Где только научился?
  Дверь закрылась, ключ в замке провернулся. Улыбка соскользнула с измученного лица. Почти сразу парень обхватил себя руками и закачался на стуле, шумно выдыхая и глубоко вдыхая. Покидая свое место, Кай чуть не упал на ковер, но, закусив до крови губу, дотянул-таки до спальни. Хвост безжизненно волочился следом. Дойти до кровати и упасть. Колотило, а теплое одеяло не грело, просто душило. Пришлось скинуть. Руки и ноги в момент замерзли. Удобное положение бьющемуся в агонии телу не удавалось найти. Пачка обезболивающих опустела, и это принесло облегчение. Но метания еще долго сопровождали начавшийся бред. Адонис и Нинель успели вернуться и, тихо переговариваясь, уселись на кухне, обсуждать просмотренный фильм, а Кай, закусив губу, сжался в комочек и попытался уснуть.
  Его звали, на ужин приготовили котлеты, судя по возгласам, ужасные на вкус. Беспокойно суетились рядом. Он притворился спящим и его не стали будить.
  "Уже поздно уходить - не дойду. Может утром? Может никогда?.."
  
  Дождавшись ухода друзей на работу-учебу, демон обождал час и направился в ванную. Из зеркала смотрел изнеможённый, осунувшийся юноша, держащий перед собой стилет из когтя. Капельки холодного пота скользнули по впалой щеке. Он все еще медлил, но сил терпеть непрекращающуюся боль больше не было. В голове то и дело проносились картины-желания быстрой и безболезненной смерти: стилет у горла, у сердца, у печени. Но лезвие коснулось спины, опустилось ниже.
  - Спасибо за подарок, ребята, он пригодился.
  Кай грустно улыбнулся отражению, в последний раз попытался вильнуть обездвиженным хвостом, и отсек его от позвоночника.
  На крики соседи не обратили внимания - привыкли.
  Пустив остатки легионов на лечение, демон сплюнул кровь в раковину и с большим трудом вновь посмотрел на себя истомлённого.
  - Без когтей, рогов и хвоста, ты такой жалкий, осталось найти зверя и пусть добьет. Но зверь спрятал когти и зубы, даже ему стало тебя жаль. Жалкий, жалкий Кай.
  Хладнокровно запихнув в мусорный пакет отсеченное и, выйдя в подъезд, бросив пакет в мусоросборник, Кай попытался с четверенек подняться на две ноги, но еле устоял. Ходить прямо без хвоста не получилось так же хорошо, как раньше: тело то норовило опрокинуться назад, то завалиться в бок.
  - Пора и честь знать. Раз не ушел - сам виноват.
  Мысли путались в клубок внутри черепной коробки, загоняли в угол безысходности. Поддавшись порыву, бес метнулся к аптечке и проглотил снотворного. В надежде уснуть и не проснуться, лег в кровать. И очнулся утром едва ли в состоянии встать, ощущая лениво бьющееся сердце и с трудом работающие легкие.
  Неловко улыбнувшись, он вспомнил прочитанную статью, в которой говорилось, что некоторым умирающим резко становится лучше перед самым концом. Пользуясь этим, они вставали и прощались с близкими.
  - Время для последнего желания. Чего же я хочу?
  На кухне послышалась возня и голоса, и демон определился.
  - Хочу их увидеть. В последний раз.
  Титаническое усилие чтобы встать, два титанических усилия на первый шаг, три титанических усилия на второй... и...
  - Доброе утро, Принцесса, - весело поздоровался жутко шатающийся черт, с трудом проходя мимо девушки. Обеспокоенная состоянием друга Нинель оказалась на кухне, и поняла, что именно заставило ее идти следом за брюнетом и пялиться на его зад.
  - Кай, а где твой хвост?
  - Пожарил и съел. Шучу, перекрутил в фарш, вы же зажарили из морозилки котлетки.
  Адонис с отвращением вспомнил вчерашние котлеты и отпил чай, рассматривая измученное Зло. На его чумные речи он научился не обращать внимания, даже Нинель не стала отвлекаться, вспоминая вкус котлет, который, надо заметить, действительно был странный, но лишь по причине дешевизны и плохого качества, а не подмешенного в фарш хвоста.
  - Ну что? Вам мой зад показать?.. Изверги! Не надо штаны с меня снимать, я чуть спущу. Видите?
  На месте хвоста красовалось розовое пятно новой кожи, как от подживающего ожога, обещающее не оставить и следа.
  - Он как у ящерицы отвалился? - с надеждой спросила принцесса, нежелающая думать о других вариантах.
  - Да, представляешь, я просыпаюсь, а он рядом ворочается, - захихикал черт, затем, заметив немного испуганные взгляды, поинтересовался. - Что вы на меня так смотрите?
  - А с глазами что? - Адонис отставил кружку, всматриваясь в тонкие линии зрачков, которые будто норовили раскрыться. Они уже не были красными, скорее винными. И не светились, а едва тлели, пульсируя, как ножевая рана. Однако причина пристального внимания заключалась не в них. - Ты себя хорошо чувствуешь, а то хреново выглядишь, под стать котлетам.
  - На живое хвост крутил, - покачал головой Кай, дрожащими руками удерживая кружку Адониса и расплескивая содержимое при попытке отпить.
  Нинель протянула руку ко лбу демона и тут же отдернула. Лоб был мокрый и очень холодный.
  - Тебе стало хуже! - вынесла вердикт принцесса.
  - Есть немного, кхе-кхе, будешь за мной ухаживать? - ехидно улыбнулся брюнет, продолжая изображать кашель и начиная шутливо (а может и нет) покачиваться из стороны в сторону.
  - Нинель, этот придурок просто притворяется!
  - Какая жалость - меня раскрыли, - немного заторможено улыбнулся юноша. - Пойду притворяться к себе.
  Он поднялся, так и не допив чай.
  - Блин, будто гонят тебя. Сядь и пей чай, отдаю. Раздражай бредом на виду.
  - Ох ты, батюшки, я могу раздражать и в комнате, знаешь, у меня талант. А вы могли бы провести время с толком и помириться-потрахаться, как все нормальные люди. Хотя, в таком случае, я бы напросился третьим...
  Адонис схватил Кая за плечо и притянул к себе, собираясь вылить на черта накопившуюся злость по поводу его необдуманных слов вместе с расплескавшимся чаем, но столкнулся со взглядом потухших глаз. Зрачки раскрылись в ширь, чем сделали глаза похожими на человеческие. Если не считать оставшихся на винной радужке красных искр и вытянутого к краям зрачка, в котором отразился шокированный такими изменениями Адонис. Ощущая сильную дрожь своего бывшего врага, герой легонько оттолкнул того от себя, ставя точку в их не начавшемся споре. Он не ожидал, что этого легкого толчка хватит для победы.
  Сделав машинально пару шагов назад, Кай упал как подкошенный. Только и слышен был тяжелый выдох, да сопровождавший его удар о пол.
  Нинель ахнула, но не сразу кинулась проверять состояние Кая, помня его дурацкие шуточки. Однако полминуты прошло, а тело на полу даже не пошевелилось, и, похоже, не собиралось вскакивать и ехидно отшучиваться. Адонис присел рядом, тряся растянувшегося на полу друга за плечо. Не дождавшись реакции, он его позвал:
  - Кай, хватит дурить! - приподнимая и встряхивая. Чернявая голова безвольно мотнулась туда-сюда, и Адонис забеспокоился всерьез. - Нинель!!
  Девушка сбегала за нашатырем, но эффекта это не дало.
  Стало ясно: либо Кай постиг новую ступень в театрально искусстве, либо ему на самом деле очень сильно поплохело. И лучше бы первое.
  Брызги воды на лицо не дали результата, веки даже не дрогнули. Измерив температуру и давление, юный медик едва сама не упала.
  - Может, вызовем врача? Раз до Германа не дозвониться? - предложила не на шутку перепуганная Нинель.
  - И ветеринара, кто еще козлов лечит, - зло цыкнул Адонис, поднимая бессознательное тело на руках. Его покоробило, он, будто не веря, покачал того на месте и с ужасом осознал, что несет нечто чрезмерно легкое для парня подобной комплекции.
  В комнате Кая творился легкий бардак, вещи торчали из шкафа, стол стоял захламленным, на кровати постельное белье лежало комком, частично съехав на пол, на полу упаковки от таблеток, на тумбочке горка книг.
  - Подожди, - бросилась к постели принцесса, - я сменю белье.
  Девушка рыжей белкой исчезла за дверью. Вернулась быстро, застелила еще быстрее.
  Адонису хотелось швырнуть ношу на кровать, хлопнуть дверью и уйти, так сильно его разозлило увиденное, но он сдержался. Уложив больного, подлез под кровать и вытянул из угла пакет с лекарствами.
  - Он что, на наркотики подсел? - ужаснулась Нинель, тоже залезая в пакет и стремительно бледнея. - Лучше бы наркотики....
  Рассыпав содержимое по полу она разгребла лекарства на две кучи: витамины и обезболивающие. Примерно представляя, в каких количествах принимались эти препараты, девушка отогнала от себя ассоциацию с самоубийцами. Отметила, что подобные препараты принимают смертельно больные и в отчаянии посмотрела на демона, ставшего похожим на человека. Бледное осунувшееся лицо с пролегшими тенями, холодный и молчаливый, он действительно напоминал умирающего.
  - Я не смогу ему помочь. Мои знания годятся лишь для первой помощи. А он, кажется, на самом деле собрался умирать. Адик, это же неправда!? - дрожала, пыталась совладать с собой принцесса, из глаз которой текли слезы.
  Адонис заглянул в зеленые глаза, похожие на глаза лани перед спуском арбалета. Не знал, не поздно ли бежать за помощью. С температурой понимаешь - ее нужно сбить, а такое бледное и худое существо оставалось лишь похоронить.
  - Вот же свалился на мою голову, тоже мне, Зло всего мира! - злился рыцарь, ведя поиски телефона. Ориентируясь на прошлые подозрения принцессы в связи Кая и Германа, он искал именно телефон демона, так как у него появилась идея. - Позвони-ка Каю. Трель раздалась из гостиной.
  - Найди телефон, я попробую привести нашего придурка в чувство!
  Повторная тряска ничего не дала, удары по щекам не придали коже румянца, на боль Кай не реагировал, и к ужасу Адониса, кажется, перестал дышать.
  - Если ты сдохнешь так, я тебя никогда не прощу, гемор ходячий! Пустозвон хренов!.. - Предчувствуя недоброе, он наклонился ниже. Грудная клетка недвижима, губы плотно сжаты, и не было похоже, что бес дышал носом.
  "Неужели умер?" - не успел Адонис так подумать, как глаза демона распахнулись и вопросительно уставились на неожиданно низко нависшего мужчину.
  - Ах ты, сучий потрах!
  - Ах ты, мой сладкий, - в унисон, вытягивая руки и приподнимаясь.
  - Повторяешься, скотина! - уперся ладонью в его лицо рыцарь и заставил вжаться затылком в подушку.
  Отсутствие сопротивления и мутный взгляд навели на мысли об бреде.
  - Кай, ты слышишь?
  Нинель заглянула в комнату с уже зажатой у уха телефонной трубкой, надеясь обрадоваться пришедшему в сознание Каю, и застыла под ничего не видящим взором винных глаз. Так смотрят, прося добить. Адонису пришла такая мысль, когда тело на кровати едва заметно задрожало, очень натурально изображая предсмертные судороги. Лишь шепот: "Холодно", - дал понять, бес просто замерз.
  В это время до неуловимого врача неожиданно быстро дозвонилась принцесса с телефона Кая. Подозрения подтвердились.
  - Герман! Нет, это не Кай. Это Нинель. Да, это очень срочно. Как ты понял? Кай, кажется он умирает. Что ты такое говоришь? Что. ... Подожди, говори медленней... повтори!..
  Нинель уронила телефон, по одному ее выражению лица, Адонис догадался, насколько плохо дело.
  - Рассказывай, - потребовал он.
  Нинель проглотила ком и рассказала, уподобляясь цветом едва дышащему бесу.
  - Когда мы попали в этот мир, Кай уже подозревал потерю легионов. А когда у него пропала крепкая кожа, он все понял. Он все осознал еще тогда! - Нинель всхлипнула. - Кай нам намекал, много раз. Но мы не поняли. Кай прошел обследование у Германа и тот ему еще тогда сказал, что, - она снова всхлипнула, - когда он потеряет все легионы, он умрет. Адик... он умирает!
  - Говорят, если ваш друг помер, вам нужна лопата, свободный багажник и укромное место в лесу, - раздалось тихо с кровати. Кай пришел в сознание.
  - Ах ты, скрытный гад! Нашел время шутки шутить! - напустился на него рыцарь, но трогать не решился. Казалось, еще раз тряхани и душа улетит.
  - Ты почему нам ничего не сказал? - над ним склонилась принцесса.
  - Почему? - переспросил Кай. - Зачем? Толку. Нет.
  - Наверное, еще можно что-то сделать? Герман скоро приедет...! - произнесла девушка и выбежала из комнаты.
  - Нет! - демон испугался. - Не надо. Толку. Ему меня лишь бы изучать.
  - Но сидеть без дела! Может еще не все потеряно! Кай! Не молчи! Говори с нами! Кай!!
  - Что?
  И вправду, "что"?
  - Ты должен был сказать! Возможно тогда, я бы трижды подумал отпускать носителя легионов, возможно, упорно искал бы и помогал бы! Да черт! Хорошенько бы потрясли мир, и нашли бы врача, способного тебе помочь. Скажи что-нибудь! Не молчи!
  - Мне страшно, - признался Кай и сжал кулаки. Он весь напрягся, резко вытягиваясь и будто задыхаясь, несколько секунд судорожно ловил ртом воздух. - Думал, потеряю сознание или впаду в кому. Не думал, что это будет так. Все чувствую. Дышать все тяжелее. И, кажется, если засну, уже не проснусь. И холодно, будто в снегу, и тяжело, будто в зыбучих песках.
  Нинель вернулась с крепко сжатыми зубы и кулаками, она едва держалась, чтобы не разразиться рыданиями, держа себя в руках из последних сил. Адонис не знал, что сказать. Избитое "все будет хорошо", или "не бойся", или "мы справимся", когда все уже не хорошо и страшно не одному лишь демону, и они уже не справились? Все, что он мог, это молча поддержать, сжав руку умирающего. Точно также, как своих бойцов на смертном одре.
  - Где там Герман!? - подавляя начинающуюся панику, сорвался мужчина.
  Нинель до крови закусила губу и, будто очнувшись, вскинула голову.
  - Ему страшно, - повторил Адонис слова умирающего, надеясь на знания принцессы и возможность найти нечто, способное облегчить участь их друга.
  - Мне тоже, - призналась девушка и забралась на кровать, приподняла верхнюю половину тела Кая и уложила его голову к себе на грудь, начала качать как маленького ребенка. Из ее глаз текли слезы, но сама она не издала больше не звука. Вначале демон громко дышал, но скоро успокоился и расслабился. Он слышал колыбельное сердцебиение и чувствовал, как его голову гладил девичья ладошка.
  Адонис продолжал держать сильно истончившиеся пальцы и, когда почувствовал ответное сжатие, едва не сломал зубы, так много сил понадобилось для того, чтобы сдержаться. Похолодел, поняв - Кай так и собирался от них уйти, если бы не упал на кухне: в одиночестве, в своей комнате, забившись под одеяло.
  - Придурок! - зло выплюнул Герой. - Ты не обязан умирать! У нас нет легионов, но мы живы! И ты... должен жить! Тебе всего восемнадцать! Ты же еще ничего не видел, не сделал! Слышишь!
  Губы демона растянулись в улыбке, дышать он стал заметно ровнее, но тише и медленнее. Нинель не переставала гладить его, но сама еле держалась, чтобы не зарыдать. Адонис продолжил держать руку, ощущая, как хватка слабеет, и когда увидел, как глаза демона закатились и закрылись, он ничего не сказал Нинель.
  В дверь позвонили, и рыцарь был рад подорваться и покинуть комнату с возможно уже мертвым бесом. Герман привел пару подозрительных людей, одетых в костюмы биологической защиты. Нинель ощетинилась, собираясь не дать им забрать демона. Кто они, откуда, куда хотят увезти Кая? Герман вовремя подоспел и удержал ее.
  Молчаливые фигуры в спец защите вырвали из ее рук безвольно тело и запаковали в белый мешок. Адонис не смог вовремя сориентироваться и просто наблюдал, как запакованного демона несут на носилках. Живого, мертвого - неизвестно.
  19 глава
  Вначале Нинель плакала, пользуясь рыцарем, как платком. Затем затихла и часами смотрела в окно невидящим взглядом. Потом лежала на ковре и, как итог, вновь плакала, но уже тихо, с короткими попытками отвлечься. Адонис перенес произошедшее легче, сел на кухне с кружкой чая и пытался вспомнить молитву демиургу земли - АкуаБакАкере - покровителю демонов, которого, по словам Кая, предала собственная раса.
  Им не дали поехать с Каем, не отвечали на звонки и просто пропали с его телом. Герман даже не сказал, был ли демон жив, когда его забирали, ни словом не обмолвился о планах на его бренные останки.
  - Что ты делаешь? - принцесса подошла ближе к мужчине и увидела странный чертеж символов на листке бумаги.
  - Не знаю. Один демон так молился перед смертью. И я подумал, может быть это сыграет роль в его будущем или настоящем. Знаешь, я никогда не был религиозен, всегда держался определенных убеждений. Как так вышло, что ради этого мальчишки я бросаю под ноги все свои принципы?
  - Кай уме...ет ярко светить, - она не нашла в себе силы сказать в прошедшем времени. - Адик, он жив?
  Адонис вспомнил, как бес потерял сознание, как изменилось его дыхание, как его запаковывали в пакет, но свои выводы язык не повернулся озвучить. Вместо этого повторил избитую фразу:
  - Демоны живучи, - без всякой уверенности, но с надеждой.
  - Мы обязаны найти его. Если он жив, я хочу быть рядом, если Кай умер, мы должны его похоронить. Неужели, за все пережитое, он не достоин обряда прощания?
  Выпив холодный чай, рыцарь встал:
  - Конечно, достоин. Раз этот мутный доктор не отвечает на звонки, придется потрясти остальных уфологов. Я попытаюсь что-нибудь сделать.
  
  Пустота. Нега, наполненная вопросом: "Где я?". Ватное тело не желало шевелиться, веки приподниматься, и Кай подумал: "Может, так выглядит смерть. Или может я остался в своем теле, потому что не из этого мира, и смерть не захотела меня забирать?". Он представил, как ждет, запертый в разлагающейся плоти, и смог пошевелить кончиками пальцев. "Нет, я определенно жив. Но что со мной? Кажется, движусь. Куда?"
  - Профессор, пульс изменился.
  Незнакомый голос, шум маленьких колесиков по каменному полу.
  - Он приходит в себя.
  Демон дернулся и распахнул глаза. Незнакомые люди в больничных костюмах, все тело в проводах, писк аппаратуры и удушающий страх. Никогда в жизни Кай так еще не пугался, как тогда. Прилив адреналина наплевал на слабость в теле и дал сил на сопротивление.
  Отчаянный удар ногами, попытка укусить, удар рукой, кровь, упасть, бежать не вышло. Провода шли в тело, рвались, выходили, ломались, и без них тело лишалось дыхания, сердце пичужкой взмахивала сломанными крыльями. Все, что осталось, это забиться в угол от наступающих людей. Оглушенного, лишенного сопротивления, его вновь уложили на койку и привязали ремнями, увозя по белому коридору.
  - Куда вы везете меня? Стойте!
  Паника опаляла разум и заставляла тело продолжать сопротивление, выделяя на него все новые порции адреналина. На рот и нос надели кислородную маску, но вместо кислорода через нее непрерывно подавался газ, притуплял ощущения, пытаясь оттащить сознание от управления телом, но Кай держался.
  - Остановитесь! Прошу! Стойте! - кричал он, теряя самообладание. Увидев операционную, в которую его привезли, демон окончательно обезумел и предпочел сломать себе конечности, лишь бы не попасть в лапы гениев науки. Итого кровать перевернулась, и людям пришлось прижимать столь активный образец к полу, доставая шприц с более действенным транквилизатором.
  Кай ухмыльнулся. Если бы эти психи поймали его тройкой недель раньше, он бы им даже обрадовался.
  Все еще пребывающего в сознании, но уже не сопротивляющегося черта уложили на операционный стол, столкнувшись над ним головами, как стая стервятников, собираясь разделать, словно кусок мяса.
  Впервые ему хотелось кричать: "Помогите!", но в рот вставили трубку, а глаза прикрыли черной повязкой.
  
  Мужчина с голубыми глазами и золотыми волосами в деловом костюме и очках, спускающийся в клуб, показался постояльцам телохранителем важной шишки, однако поблизости с этим человеком никого не оказалось.
  - Я ищу Германа Владиславовича Потапова, - обратился он к бармену за стойкой.
  - Это который штопает?
  - И режет.
  - Последний раз неделю назад заходил, случилась драка, понадобилась его помощь.
  Рыцарь расспрашивал обо всем: о том, кого лечил, куда уходил, где в тот момент была его операционная, с кем он общался. Затем узнавал о клиенте и шел трясти его. И не дай бог кто не хотел отвечать, Адонис просто показывал, что Геракл есть не в одних лишь сказках, и в его устах фраза "пасть порву" имела реальный вес.
  Однако нити обрывались одна за другой, оставляя героя искать новые зацепки, которых становилось все меньше. Все адреса вели в никуда, а бывшие операционные пустовали. Как итог, его движухой заинтересовался Саванов.
  
  Полная темнота. Нет тела, нет дыхания, нет сердцебиения - это и есть обещанный покой? Проходит минута, через тело проходит ток, и по ушам бьет стук сердца. Он жив. И в контексте недавних событий это не лучший расклад.
  - Профессор, реанимация прошла успешно, сердце подключено к аппарату жизнеобеспечения.
  - Очень хорошо, нам удалось адаптировать ИВЛ и АИК под это существо. Таким образом, мы можем поддерживать его жизнь месяцы, необходимые для изучения. Приведите в чувство, я хочу задать ему ряд вопросов.
  
  - Да, Герман говорил нечто о лаборатории, - признался зоолог. - Якобы она существует. Но, как вы поняли, вначале мы не были уверены в существовании пришельцев. Встретив вас, меняю точку зрения, вполне вероятно, лаборатория действительно существует и действительно изучает аномалии. Однако место ее расположения секрет даже для незаконных деятелей.
  - Проклятье! Ты был моей последней надеждой, - Адонис зло ударил кулаком по столу и поднялся.
  - Слушай, мне очень жаль вашего друга. Он был таким задорным мальчишкой. Если тебе понадобится транспорт, для эвакуации вас из города или его из лаборатории, то я помогу. Буду на связи. Но послушай мой совет, если Кай мертв, не лезьте туда. Он это не оценит.
  - Я услышал вас. Спасибо.
  Рыцарь уже хотел уходить, когда зоолог припомнил кое-что:
  - Постой, это не все, - остановил его Саша. - Я уверен, что лаборатория находится недалеко от Москвы. Однажды Герман проболтался о делах за городом и за ним приехал похожий фургон. Знаю, это мало, но надеюсь даже такая кроха информации поможет вам.
  На выходе из ветклиники Адониса ждал клещ. Он никак не мог понять происходящее. Вначале санэпидемконтроль (так было написано на фургоне) забрал больного юношу, и сразу после этого подозреваемые всполошились и начали поиски известного подпольного врача, подозреваемого в нелегальных операциях. Саванов рассчитывал продолжить слежку за жертвой, но неожиданно сам стал жертвой.
   Под аркой между улицами сохранялась темнота, отличное место для атаки. Он это знал, но оказался не готов. Один удар по голове стального кулака, и следователь упал к ногам рыцаря.
  - Але, Саша, боюсь, мне машина нужна уже сейчас...
  
  Его продолжали спрашивать. А демон устал просить воды. То засыпая, то пробуждаясь, бес потерял счет дням, неделям, месяцам, а может он в этом месте годы. Катетер не пустовал, капельницу подсвечивало мигание лампочки, в ушах гудели писки аппаратуры, в голове постепенно становилось пусто. Тело ощущалось как чужое, а люди все хотели знать:
  - С какой вы планеты? Зачем вы к нам пришли? Кто вы? Сколько вам лет? Как ваше настоящее имя?
  
  - Адонис, ты с ума сошел? - вскликнула принцесса, наблюдая внос тела в квартиру.
  - Это у меня впереди, - заверил рыцарь, усаживая следователя на стул и делая из него куколку узлами для Ктулху. - Этот человек обладает знаниями и умениями, нужными нам для поисков Кая.
  - И ты хочешь таким образом склонить его на сотрудничество?
  - Да.
  Степан Федорович пришел в себя, и первым увиденным человеком стала рыжеволосая дева со сковородкой.
  - Мне очень жаль, но нам нужна Ваша помощь. - сказала она.
   Вошел Адонис, он молча показал следователю монету и сжал ее между пальцев по ребру, превращая в блин. Причину демонстрации озвучил так:
  - Это с Вами произойдет в случае отказа.
  - Что вы от меня хотите? - чуть струхнув от демонстрации представитель закона.
  - Помогите спасти нашего друга!
  
  Кай без сил свесил голову, он уже ничего не хотел, ничего не мог, ему стало безразлично все вокруг: пусть режут, пусть бьют, лишь бы все кончилось прямо сейчас. Тяжелые веки укрыли глаза, хотя, как понял бес, это не в его тюрьме темно, просто он перестал видеть. Изо рта от обезвоживания будто сыпался песок, а в голове рос цветок вакуума. И все, о чем мог молить юноша, это о конце. Так было, пока он не услышал диалог своих мучителей.
  - Что дальше, профессор?
  - Физические особенности существа следует продолжить исследовать. Наше оборудование не может дать полноценного результата. Продержим ему жизнь сколько сможем, после смерти проведем полноценное вскрытие, - ученый позволил себе усмехнуться, - кто же знал, что кучка психов так пригодится в этом деле. Нужно будет позволить товарищу Герману поучаствовать в следующей диагностической операции.
  - Профессор, он говорил, с нашим образцом жили двое людей. Возможно, их изучение позволит открыть завесу тайны иных миров?
  Ученые не видели, как сильно раскрылись глаза демона, как он напрягся, его выдала энцефалограмма с резко запрыгавшими вершинами беспокойства и паники.
  - Вы не посмеете! - зарычал демон.
  Тот, кого звали профессором, вздрогнул от нечеловеческого голоса и от писка аппаратуры, вещавшей о полном пробуждении объекта. Даже Кай не знал о спрятанном резерве, позволяющему ему очнуться. Нечто липкое, наподобие густой крови, залило разум.
  "Пусть я сойду с ума. Пусть меня поглотит безумие. Я призываю его! Я прошу у него сил! Но своих людей я трогать не позволю."
  Рвать ремни, встать, выдрать провода и капельницы и напасть. Черт - стекло. Плевать! Теперь он знал: пуленепробиваемое стекло выдерживает десять ударов его тела, при этом ломаются по одной кости за каждый удар...
  
  Рыцарь и принцесса сохраняли молчание. Они не хотели говорить всей правды, а следователь не желал верить подданным на блюде крохам информации. Не сходилось.
  - Если я скажу, что наше пребывание в вашем мир... в вашей стране это государственная тайна, вы поверите? - отчаялся добиться сотрудничества мирными методами Адонис
  - Я спрошу, из какой вы страны.
  - Может, ему все рассказать? - Нинель тоже начинала думать в пользу раскаленного утюга.
  - И он сдаст нас в дурку. Единственное доказательство - Кай - а его может и в живых уже нет. Черт! Знать бы, где его держат? Жив ли он? - герой потер лоб и посмотрел устало на собеседника. - Вот скажи, мужик, ты меня старше лет на десять. Может, поведаешь о своей жизни. Позволь, угадаю. Родился, детский сад, школа, учебка по специальности, бабы и будущее, если я тебе сейчас шею не сломаю.
  - И к чему это переход на прошлое? - Саванов пребывал в напряжении. Против столь сильного человека он мало что мог сделать и остаться после этого жив. Приходилось слушать и искать выход.
  - К тому, что, - кивок на принцессу, - она в лет семь схоронила всю свою родню, а отец хотел ее продать, то есть выгодно сбыть замуж. Я с шести лет на войне и помимо трупов мало достопримечательностей видел. А тот мальчишка с рождения находился в плену, и только пару месяцев назад стал жить как человек. Не пойми неправильно, мы не озлобились на мир и не стали террористами. Мы беженцы! Да, считай нас беженцами, это ближайшее описание нашей ситуации. Поэтому наши паспорта фальшивые, поэтому мы выделяемся. Но откуда мы, я не имею возможности сказать. Однако, тем местом сильно заинтересовались люди науки. Дело в том, что Кай не совсем обычный человек, и его похитили, когда он был наиболее беззащитен.
  - Вы поверили не тому человеку, - сделал вывод следователь.
  - Да. Первоначально он был добр к нам, и мы повелись на эту доброту. Итог, наш друг вновь оказался в плену.
  - Чем же он так заинтересовал упырей в халатах?
  Адонис переглянулся с Нинель, и та с грустной улыбкой сказала:
  - Он демон.
  На этом можно было бы и заканчивать разговор вызовом людей из желтого домика, но слишком многие видели демона за прошедшие месяцы, и Степан Федорович Саванов был одним из тех людей. Но он видел и того мальчишку, и мог сравнить.
  - Я видел демона, и ваш друг совсем на него не похож!
  - Уверен? - ирония в голосе отдавала ядом. - Убери красные глаза, надень очки, на тощую фигуру куртку и дутые штаны. Я сам удивился, но когда Кай потерял рога, когти и прятал хвост, то я стал видеть лишь ребенка, которому в жизни не повезло. Агрессивного, с подвешенным языком, испорченным разумом, глупого юнца. В тот момент я уже не ненавидел его. А ты, видимо, испугался. Он умеет пугать, и от его выкрутасов частенько болит голова.
  Сжав зубы, рыцарь уставился в окно, слишком этот разговор напомнил поминки по покойнику. Саванов вспомнил, как ловко парнишка сыграл две роли и провел его в участке, и как резко исчез. Все сходилось, но поверить в выводы оказалось сложно.
  - Я даже не могу предъявить им обвинения. Если Кай не человек...
  - Но у него есть паспорт, и не думаю, что похищение демона единственное их погрешение. Может оказаться так, что, помогая нам, вы откроете гнездо похитителей людей. Может и самих людей найдете: целиком или в баночках. Сколько их пропала за эти полгода? Сотня? Больше?
  О возможности расфасовки беса по баночкам Адонис предпочел не думать.
  Заманчивая перспектива соблазнила майора. Отпустить мелкую рыбку, с которой еще и возиться до разъяснения дел придется, но вместо нее заглотить обнаглевшую от безнаказанности акулу-каннибала. Вот как он это видел. Дело не хуже, чем покупка информатора и обеспечение ему иммунитета.
  Не успели заговорщики ударить по рукам, как зазвонил телефон. Нинель первой сняла трубку.
  - Нинель у телефона.
  Пару мгновений на том конце провода молчали, но вот она услышала знакомый хриплый голос, уже едва ли не похоронного демона.
  - OMFG , как я рад слышать твой голос! Вы в порядке?
  - Кай!!? - сорвалась на визг принцесса. - Это Кай, Адик! Он жив! Где, черт тебя дери, ты находишься?! Мы тут места себе не находим! С ума сходим! Где, как, что, почему! Куда тебя забрали?!! Ты в порядке?!!
  - Дай-ка телефон! Я скажу ему пару ласковых!!!
  Трубку отнял рыцарь и уже собирался орать, как его осадил крик демона:
  - Как же я рад вас слышать! Доня, Нинель, вы не представляете, в какой я жопе! - тут повраги услышали странный громкий звук. - Ох, мое время не бесконечно, скоро эти сумасшедшие выбьют дверь и мне кирдык. Хочется так много вам сказать, вы не представляете! Но, несмотря на то, что это наш последний разговор, перед тем как меня убьют, я не нахожу слов для того, чтобы выразить словами свои чувства.
  Кай говорил с грустным задором, его голос отражал усталость и дрожал от напряжения.
  - Погоди! Где ты!?
  Бес продолжал, будто не слышал вопроса:
  - Если в мире есть высшая сила, то я ей явно чем-то приглянулся, раз она закинула меня с вами в этот мир. Я благодарен! За время с вами, я благодарен.
  - Где ты!? Кай!?
  - Пора прощаться.
  - Как прощаться? Да о чем ты!?
  - Вам нужно уходить! Немедленно! Берите все самое необходимое! Документы, деньги, и валите из города, а лучше из страны! Бегите, пока эти уроды и до вас не добрались! Бегите!!!
  Нинель вырвала трубку и громко спросила:
  - Кай, умоляю, скажи, где ты!!?
  - Нинель, я рад слышать твой красивый голос, скажи мне что-нибудь на прощанье.
  - Какое прощанье, Кай!?
  - Скажи!!!
  Принцесса замешкалась и, крепче сжав трубку телефона, произнесла:
  - Мы идем за тобой, глупый демон! Держись!
  Трубкой вновь овладел рыцарь:
  - Слышал, придурка кусок! Скажи где ты, и мы придем!
  Если б только они видели демона сейчас, то не признали бы в подранном, поломанном, замученном скелете, обтянутом болезненно тонкой кожей, знакомого улыбающегося друга.
  - Спасибо, - поблагодарил он и повесил трубку.
  Гудки заставили людей пропустить удар сердца.
  Кай молча смотрел, как дверь прогибается внутрь, и думал о людях, о том, что они могут прийти. Нет, они придут и спасут его. А если не спасут, то сложат головы ради него. У него прекрасные друзья. Поэтому он не скажет где сгинет, и не позволит им уйти за ним.
  Руки сами опустились на пол, на лице растянулся оскал, глаза загорелись, а все мышцы напряглись. Обрывки капельниц червяками заскользили по полу, отчасти ослепшие глаза сузились.
  - Я умру, но вас, суки, заберу с собой! - страшный демонический голос разнесся по комнате, и, казалось бы, легкое тело легко выбило дверь в коридор, обрушивая на людей всю накопившуюся злобу.
  Первые брызги крови, охрана не помогла, и человеческие зубы рвали как клыки льва, а человеческие когти драли как тигриные. Люди уже узнали рецепт газа, способного усыпить его, но от горла последней жертвы отцепить смогли, лишь отрезав от человека кусок.
  
  В этот раз пришли не люди в химзащите, а обычные наемники. Как же они удивились, обнаружив в квартире наряд полиции.
  Однако, на этом хорошие новости заканчивались. Арестованные не могли сказать, где находится лаборатория, проводящая опыты на людях, в которой находился Кай. Они должны были усыпить и отвезти Адониса и Нинель в указанное место, на этом их задача заканчивалась.
  - Так почему бы им нас туда и не доставить? - авантюрно предложила Нинель.
  - Это слишком рискованно! - воспротивился идеи следователь.
  Подумав, Адонис поддержал идею:
  - Я могу и один в мешке полежать! Слышал, клещ, пусть меня доставят. Я сильный!
  - Никаких гражданских в полицейской операции.
  - Ты говоришь с главнокомандующим армии. С генералом десяти тысячного войска! Так что, майор, они доставят меня, а вот будешь ты этому способствовать или нет, решай.
  Саванов поморщился. Он терпеть не мог, когда с ним так разговаривали и словам не сильно поверил. Поверил следующим, сказанным девушкой:
  - Умоляю. Любая минута промедления приведет к гибели Кая. Если бы мы пытались достать его тело, то не торопились бы. Но раз он жив, я готова пасть на колени и просить о помощи.
  И действительно встала на колени, но ее моментально поднял на ноги Адонис, твердо говоря:
  - Я пойду один.
  - Нет, Адик, если ты пойдешь один, возникнут вопросы. А лишнее общение с подставными похитителями может привести к срыву операции, и Кай так и останется в лапах тех людей.
  Следователь переговаривался по рации со своими коллегами и пришел к похожему выводу:
  - Думаю, это можно провернуть. Теоретически, мы будем все время рядом. Вы им нужны живыми, поэтому вам не станут причинять непоправимый вред, а маячки не дадут вам шанса потеряться. Если вы сами не разбежитесь, конечно.
  "Разбежимся", - говорили их лица, и майору оставалось лишь махнуть на это рукой. Не дети и уж точно не мирные люди - смогут себя защитить.
  План пришел в исполнение ровно через три часа после захвата гостей. Нинель и Адонис легли в длинные коробки, сильно напоминающие гробы, и ощутили, как их вместилища грузят в фургон. Место встречи - край города, малолюдное место с полуразоренным частным сектором.
  Обмен деньги-товар состоялся рядом с заросшим гаражом. Потрошители так торопились, что в ночной тьме и не приглядывались к лицам наемников. Вышли, отдали деньги, закинули ящики в свой фургон. Поездка длилась час, и за этот час не было произнесено ни одного слова.
  Пока они ехали, у иномирцев проносились в головах разные сценарии, один страшней другого, и от собственной фантазии они нервничали все больше.
  Настал момент, когда машина остановилась, и те люди выгрузили ящики. Что произошло дальше, пассажиры ящиков не поняли, так как ощутили резкий толчок и "погружение". Нинель вспомнила фильм про зомби, где лаборатория называлась муравейником, и, как должно таким сооружениям, находилась глубоко под землей. Мысли окончательно приобрели похоронный цвет, и девушка покрепче сжала в руках пистолет, надеясь не встретить зомби. Она не знала, сможет ли убить человека, но думала о такой возможности.
  Ящики вскрыты. Гости на месте, неудачливые ученные в ударе: один в потолке, второй огрет пистолетом.
  До этого Адонис любил белый цвет, навязанный обязательствами символа света. Как и Нинель, он видел в нем противоположность тьмы. Белый свет - хороший конец, белые простыни - невинность, белые стены - чистота, белый - стерильность. Но в этом месте обилие белого напоминало белый флаг. Забудь о милости, всяк сюда входящий, тебе не будет шанса выжить.
  Естественно, они не стали дожидаться органов правопорядка и шли искать Кая своими грубыми средневековыми методами. Встреченные люди познавали силу Адониса, а Нинель вынимала из их карманов ключ-карты. Одного, особо невезучего ученного, допросили с инквизиторской жестокостью. И пока принцесса зажимала ушки, насвистывая песенку, рыцарь узнал все, что было нужно.
  Как особо важный образец, демона держали отдельно. Полчаса поисков, еще десять обезвреженных людей и один допрошенный Две камеры, наполненные "человеческим материалом", и они у цели.
  Адонис увидел его первым и перегородил проход Нинель, но девушка сердито отпихнула рыцаря в сторону. Она вошла и еле сдержала крик ладонью. Перед ними открылось воистину бесчеловечное зрелище.
  Кай всегда был худ, но он едва узнавался в истощенном существе с прозрачно-серой кожей, обтягивающей каждую аномальную косточку словно резина, которую стерли до костей удерживающие тело ремни.
  Принцесса преодолела ужас, смогла приблизиться и едва не лишилась чувств, всматриваясь в неживое лицо, с чуть впавшими глазами. Сдерживая слезы, провела рукой по частично сбритым волосам, натыкаясь пальцами на иголки капельниц, рассыпанных по всему телу жертвы науки.
  - Мы опоздали, - убитый голос Адониса как нельзя подходил ситуации, но он ошибся.
  - Нет, он жив, - голос принцессы дрожал. Она не могла поверить в факт тепла жизни в настолько искалеченном теле. Тем не менее, все приборы показывали наличие сердцебиения и давления. Дыхание обеспечивал стоящий рядом аппарат. Кровообращение другой. - Помоги.
  Адонис снял первый ремень и замер. Под широкой лентой обнаружились едва ли не голые кости, разорванная и стертая плоть не собиралась смыкаться, местами воспалилась. Нинель вынимала иглы капельниц, вначале исследуя, куда они идут и что дают. Не спешила снимать датчики. Отвлеклась и увидела раны от ремней - пришлось бороться с рвотным позывом. Воображение живо нарисовало часы и дни борьбы в попытках порвать оковы. Сломанные кости царапали кожу изнутри, кости ног практически торчали наружу, не давая успокоиться воображению. Даже рыцарь прикрыл глаза, не желая думать о пережитых юношей пытках.
  Принцесса не выдержала, поддаваясь слезам.
  - Все будет хорошо, - рыцарь обнял ее за плечи и чуть встряхнул, повторяя. - Все будет хорошо.
  Слабо кивнув, Нинель обработала раны и забинтовала их. Благо все нашлось в палате. Последним принцесса вытащила из горла демона покрытую кровью дыхательную трубку. Это привело ее в дикий ужас. Что, если она повредила ему горло, и теперь он не сможет дышать!
  Но Кай дышал слабо и незаметно. Судорожно размышляя, она надела на него кислородную маску, включая баллон. Без трубки дело пошло лучше. Демон слабо дернулся, затем сильнее и начал глотать воздух с жадностью утопающего. Глаза, покрытые непонятной мутной пленкой, приоткрылись. Узнал ли он их?
  - Дыши! Вот так! Дыши! - убеждали его, опасаясь, что в любой момент Кай может отдать богу душу, а то, что они приняли за дыхание, на деле окажется предсмертными конвульсиями.
  Растрескавшиеся обескровленные губы дрогнули, и до людей донеслись едва слышные, неразборчивые слова:
  - Я же говорил вам бежать?
  Сглотнув горький ком сочувствия, принцесса смогла улыбнуться, даже неуверенная в возможности беса увидеть ее.
  - А мы обещали прийти.
  - Думал, бросим, - оскорбился рыцарь дрожащим голосом.
  - Я уже мертв. Не нужно было. Приходить. Спасибо.
  На этом скудный запас сил кончился, и Кай вновь впал в беспамятство.
  Его нельзя было поднять не добавив новых переломов и не растеребив ран. Кая оставили на кровати с колесиками. Обмотали бренное тело в тонкий плед, привезли еще одну ковать, на которую сложили аппаратуру. Без аппаратуры Кай почти мгновенно бы умер.
  О, как они хотели встретить хоть кого-то на пути обратно, чтобы уже не сдерживаясь и не опираясь на гуманизм вышибить садюгам мозги.
   К сожалению, их желание исполнилось.
  Эти двадцать человек принимали со второго входа новый "материал", их позвал невезучий с переломанными пальцами. Как итог, Адонису пришлось одновременно отбиваться и защищать едва живого беса, который открыл невидящие глаза и повернулся к девушке. На нее кто-то напал, и она храбро закрывала собой беса, пока рыцарь сражался с превосходящей силой, уже успевшей испытать на нем два шокера, транквилизатор и прострелить ногу.
  Второй выстрел прозвучал в ту же минуту. Все случилось быстро.
  Ученый не был обучен науке стрельбы и бездумно ухватился за дуло, руками играя роль прицела. Нинель закрыла глаза и нажала на курок. Отдача чуть не выдернула из рук пистолет, а звук упавшего тела сказал: "Ты убийца!". Девушка заставила себя посмотреть и увидела застывшее удивление мертвеца, красную розу на груди и дымящийся пистолет в своих руках. Она не ожидала, что это так легко и так поразительно ужасно, оборвать чью-то жизнь. До этого принцесса наблюдала лишь публичные казни и пытки, и не думала играть роль палача, не подписав ни одного смертного приговора.
  В чувство ее привел тихий шепот Кая:
  - Нинель... - Этот шепот заставил вздрогнуть, она и не думала услышать свое имя из его уст. - Послушай, я очень тебя прошу, закрой глаза. А теперь сделай шаг вперед.
  Принцесса повернула в пустующий коридор и пошла, оставляя бой позади, толкая кровать с демоном и кровать с аппаратурой вперед. Она шла медленно, под шепот едва держащегося в сознании юноши.
  - Впервые я убил человека в три года, приказ отца. Затем по моей вине умерла сестра, я убил родного брата, я убивал всех приходивших по мою душу. Я виновен в смертях миллиона людей захваченных королевств. Я - убийца. Но не ты. Ты - самый чудесный человек, которого я встречал. И ты будешь вспоминать о случившемся здесь, и ты будешь плакать, думать об этом. Пройдет время, и ты себя простишь, а пока почаще переставляй ноги.
  - Угу, - малословно выразила свое согласие принцесса и шмыгнула носом. А Кай вновь закрыл глаза. На разговоры он тратил непозволительно много сил. Аппаратура пищала, подтверждая это, но Нинель ничего не могла сделать, лишь просить: - Кай, не умирай. Прошу тебя! Верю, ты можешь пережить и не такое. Держись!
  Кай снова приоткрыл глаза. Силы то покидали его, то вновь возвращались, и он не знал, которое его пробуждение будет последним.
  - Могу я попросить тебя?
  - Конечно. Все что хочешь!
  Озвучил просьбу бес не сразу, вновь теряя сознание:
  - Обними меня снова, как тогда. Это успокаивает.
  От него пахло кровью, потом, страхом, страданием, и, прикасаясь к сухой коже, Нинель практически ощущала пережитую агонию. В спутанных волосах затерялись ее слезы. Она не желала думать о происходящем, как о прощании.
  - Не плачь, белочка, - его дыхание участилось, - улыбнись, поворчи, позлись, но не плачь. Все к этому шло. Я это заслужил.
  Аппаратура надрывно пищала. Нинель шептала:
  - Ты не это заслужил. Ты должен выжить, найти себе место и жить. Ты должен быть счастлив, Кай!
  - Я счастлив. Вы даже из этого Ада... меня вытащили. Не отпускай. Мне не страшно...пока... ты....
  Писк аппаратуры стал монотонным.
  - О Боже, нет! Нет!!!
  Подоспел раненый Адонис, привел помощь. Люди в медицинской форме до чертиков испугали, особенно когда заставили разжать объятия и передали ее, брыкающуюся, Адонису. Это были не ученые, а обычные врачи.
  - Разряд, - прозвучало волшебным заклинанием, и аппаратура возобновила свой ритмичный звук.
  Адонис тяжело выдохнул. Ему сильно досталось, и требовалась незамедлительная помощь. Он говорил спеша, бледнея, будто тоже собирался потерять сознание:
  - Там Саванов Германа нашел, ведет допрос с пристрастием. Уфолог просил передать тебе это. Он псих еще тот, то убить Кая пытается, то спасти, - в руки Нинель перекочевала пухлая папка с дискетами, флэшками и бумагами. - Тут все известное про Кая, Герман сказал, возможно, оно поможет нам его спасти. Не понял я, на чьей он стороне. Беги давай. Со мной будет все в порядке.
  Убегая к лифтам, чтобы поспеть в карету скорой помощи к демону, принцесса пробежала мимо десятков спасенных людей, которых расфасовывали в ряды "легко отделались" и "его в больницу". Но не испытала гордости, ведь они пришли лишь за одним, и то не человеком.
  Машина с Каем не успела уехать, медбратья, находившиеся в ней, были слишком озадачены своим клиентом, и не могли решить, как им поступить.
  - Пропусти! - потребовала Нинель, протискиваясь в кабину и занимая место рядом с кроватью. Злясь на свою нерасторопность, она потребовала. - Отвезите в больницу с лучшим врачом, занимающимся патологиями развития, мутациями, да хоть инопланетянами, но с опытом.
  Машина тронулась. Без точного ориентира, водитель спешил в ближайшее медицинское учреждение, а там, как в кабине договорятся, его направят.
  Один медбрат, тот самый, который совершил спасительный удар тока, спросил:
  - А вы ребята из зоны пятьдесят один?
  - Жень, мы не в Америке же, - бурчал второй, делающий попытку поставить капельницу. Он ответил на вопрос девушки. - Есть один, Ян Терентьев. Мужик три войны прошел, разного поведал, затем шесть сиамских близнецов разделил: пять удачно, один летально. После перешел в Московское отделение хирургии. Какой год уже язвы режет и аппендициты. А ведь он еще и генетик по образованию.
  - В какой больнице этот талант?
  - На Буревой. Знаете, ближе к окраинам, от центра. Там еще маленький парк рядом.
  Лицо Нинель вытянулось. Так же не бывает, правда? Буревая - улица соседняя с их. Упомянутый парк - тот самый, в котором они играли в снежки. А больница - та самая, которая стоит около этого парка, и мимо которой они много раз проходили. Разве так бывает?
  - Веди туда!
  - Девушка, он не согласится, совсем потерял веру в себя.
  - Так мы ему веру вернем, - улыбнулась принцесса, доставая пистолет и предусмотрительно ставя это безобразие на предохранитель. Не зря допытывалась у Саванова как обращаться с этой штукой. Правда она не думала в тот момент, что придется угрожать обычному человеку.
  Аппаратура вновь запищала, и медики по новой склонились над умирающим в попытках стабилизировать его состояние. Нинель все надеялась, что он придет в себя и еще раз поговорит с ней, но его состояние продолжало ухудшаться.
  Женя и Влад, так звали медбратьев, в полном охренении смотрели на три лучевые кости, вместо положенных двух, пытаясь вправить перелом на место. Девушка находила нужные абзацы в файлах и с их помощью помогала стабилизировать состояние умирающего.
   Жуткие полосы разрезов украшали кожу, куда ни глянь. Особенно страшно смотрелась одна на грудине. Спроси она, что это, и ответ окончательно мог выбить ее из и без того шаткого равновесия.
  Множество костей было распилено ради диагностических операций, посмотреть, что же внутри. Если бы Кай был в сознании, он бы мог рассказать, как кричал с трубкой в горле без способности пошевелиться. Как терял сознание и вновь приходил в себя, попадая в Ад. Как слышал слова тех людей о его состоянии и их нежелании это менять.
  Видите ли, если удалить все поврежденные органы или заменить их, образец может слишком рано умереть, а им еще хочется с ним поиграть. После такого, пыточные инквизиции и даже методы воспитания демонов казались легкими шлепками по попке.
  Изредка способность воспринимать мир возвращалась, и он чувствовал чужое тепло и слышал слова, уговаривающие продолжить борьбу. Но Кай так устал, и уже не хотел бороться - не за чем. Нинель и Адонис более никто не угрожает. Его мучители наказаны. А ему нужно просто прекратить всем портить нервы и стать холмиком земли или прахом на ветру (что там выберут для него друзья). C'est La Vie .
  - Что с его глазами? - перешел к обработке ран на лице Евгений. - Похоже на катаракту. Не рискну снимать эту пленку. Боюсь повредить роговицу. Девушка, подержите вот здесь, боюсь, эта гематома может означать внутреннее кровотечение... Вы не знаете, какую кровь можно ему перелить?
  - Сейчас найду в документах. Кай, держись! Главное - держись!
  "Прости, я не могу..." ... ... ...
  20 глава
  Ян Терентьев давно отошел от дел. Свое новое положение он считал выходом на пенсию, а новую работу - хобби. Разве могло сравниться ампутация пальца с отсечением ног пилой, покореженной взрывом. Или могло ли сравниться удаление аппендицита в стерильных условиях с выниманием осколков на поле боя. Его практика с физическими уродствами так же вспоминалась с восторгом, кроме последнего случая, когда пациенты умерли из-за его ошибки, как сказала общественность.
  То - дело прошлого, и в прошлом же осталось, теперь у него ежедневные заботы фиксированы и оговорены заранее. В любом случае, бывало, заранее запланированную процедуру отменяли, как случилось в этот раз. Должна была состояться рядовая операция по удалению кисты, и причину ее отмены никто не взялся объяснить, да и сам хирург не рвался знать причину. Дал команде отбой и собирался идти домой, когда в коридоре послышался шум, и в его кабинет вбежала красная от напряжения девчушка с поразительно равномерно окрашенными зелеными глазами уроженки Исландии. Именно там он встречал таких зеленоглазых, рыжеволосых девчушек. Правда, ни одна из них не бросалась на него с отчаянием раненого воробья, размахивая папкой.
  - Спасите его, - вот и все, что она сказала, торопливо пихая в его руки документы.
  Только глянув на записи, Ян рассмеялся. Естественно, это шутка, аспиранты решили посмеяться, иначе откуда у человека четыре легких или пятикамерное сердце.
  Рыжая красавица достала пистолет, и шутка уже не казалась веселой. Двое медиков из младшего персонала практически вручную поддерживали жизнь в теле, находящемся в катастрофическом состоянии. Настолько выраженную дистрофию Ян встречал лишь в местах, где каждый третий умирал голодной смертью. Столько переломов он видел, откачивая мужчину, попавшего под грузовик. Стертые до костей раны были им замечены у пленных в арабских странах. А полосы прежних операций, наскоро заваренные лазером, напомнили выпотрошенного лабораторного кролика.
  Фактически перед врачом оказался без пяти минут труп, чья жизнь целиком зависела от тревожно пищащей аппаратуры неизвестной ему модификации.
  - В операционную, живо! Вы, - указывая на медбратьев, - будете ассистировать.
  Кай лежал на столе. По его телу расползалась россыпь синих и черных пятен: признаки отказа почек. Ужасная гематома сбоку - внутреннее кровотечение. Грудь неподвижна, самостоятельно он уже не дышал. В горло вставили трубку, короче предыдущей. Тело судорожно дернулось, и грудь приподнялась. Дыхание восстановилось.
  Нинель старалась не смотреть на действия врачей и читать вслух всю документацию о крови, о кровообращении, о вентиляции воздуха в легких, о системе сосудов, обо всем, отличающим Кая от человека, и сама поражалась, насколько он иной.
  Принцесса отказывалась принять старуху с косой, упрямо топчущуюся в операционной, и громко стонала при неудачной попытке запустить остановившееся сердце.
  Дефибриллятор издал короткий писк и тело беса получило первый разряд, затем второй, выше мощностью. Эффекта нет. Распил точно по едва затянувшейся линии. Как хочется этого не видеть. Ступор в пару секунд, еще секунда неверия и непринятия, и начат прямой массаж нечеловеческого сердца.
  Перед глазами девушки мелькали сцены, когда она злилась на Кая, и когда они весело проводили время, его недоговорки и странное поведение. Он даже ее поцеловал, хоть и признался в шуточности своего поступка. Демон до последнего пытался закрыться юмором от надвигающейся смерти. Коса занесена, от удара не уйти.
  - Сердце бьется! Это оно так бьется!? С какой, черт возьми, вы планеты!?
  Старуха, на то и старуха - промахнулась. Но не ушла. Сидит рядом - ждет.
  - Девушка, вы понимаете, нам придется его буквально вскрыть, чтобы просто попробовать спасти.
  Комок в горле обернулся ежом. Дышать с таким перекрывающим воздух питомцем невозможно, говорить тоже. Ее друг лежал со вскрытой грудной клеткой, и его собирались кроить дальше. Но если это единственный шанс спасти... Нинель кивнула и увидела: скальпель касался бледной кожи живота, разрезал плоть. Она отвернулась, удерживая в голове две мысли: он еще жив и ему не больно. Читала, на автомате собирая слова в предложения, стараясь не думать, как получены все эти данные.
  - Почему у него четыре почки? - Врач не выдержал и сам подошел, схватил бумагу окровавленными руками, стараясь вникнуть в текст, но стоило расслабиться и восстановить дыхание, как сердце снова начало сбоить. Путаясь в бумагах и пытаясь уместить в голове саму возможность существования подобной живой системы по имени Кай, с невиданным ранее разветвлением вен и органов, врач из всех сил пытался помочь. Пустив через сердце еще один разряд и, не добившись результата, получил результаты по крови, ужаснувшись: кровь подвергли гемодиализу, на ходу подстраивая аппаратуру под нужные критерии.
  - Нужна кровь, скажите, какая ему нужна кровь!? Может, такая группа и существует, но не на нашей планете! Девушка! - обратился врач к Нинель. - Скажите, какую кровь влить вашему другу.
  - Берите мою АВ0, я универсальный донор. - Принцесса не знала, поможет ли ее кровь или убьет. Она просто предположила, раз у их видов могут быть общие дети, то ее кровь возможно подойдет. В бумагах процесс переливания крови описан с положительным результатом, но были пометки и отторжения одной и той же группы, но от разных людей. В машине из-за этого процедуру проводить и не рискнули.
  Ее уложили рядом, переливая кровь напрямую. Заставили смотреть на мертвенно бледное лицо, на красную жидкость, бегущую по шнуру, на блеск игл и скальпелей. Саму операцию, разрезы и расширители, действия врачей, она будто не видела.
  - У него некроз многих органов. Часть успешно мумифицировалось.
  В файлах имелись смутные догадки о мутации некоего гена и приспособляемости организма, и о разрушении "легиона", описанного, как частица, неудерживающая форму в нашей агрессивной среде, после изъятия которой ткани гибли, но все это выглядело как научная фантастика. Которая лежала и умирала на операционном столе, с буквально мумифицированными органами внутри, некрозом и токсичной от отравления кровью.
  - Бесполезно, - Сказал, как камень кинул, хирург. - Слишком обширные повреждения. Даже если все это удалить, кровь не успеет пройти очистку. Да и сможет ли он жить без части органов.
  - Слейте всю кровь, - Предложила Нинель, вспоминая мнение Кая на фильм об больнице, о его рассказе о купании в прорубе: "Час на дне обледеневшего озера, без дыхания, без сердцебиения, захлебнувшийся и покрывшийся корочкой льда...". - Заморозьте его, остановите сердце и вырежьте отмерзшие ткани. Он сможет выжить в таком состоянии не больше часа. За это время очистите кровь и найдите еще универсальной крови. Если это не поможет, то я скажу: "Вы сделала все, что могли, доктор".
  Принцесса понимала - целый час Каю предстояло лежать мертвым. По-настоящему мертвым. Убитым ее решением, обескровленным и вскрытым. Нинель хотела его запомнить веселым балагуром, но, участвуя в операции, она запоминала его обмотанным проводами, обложенным льдом трупом.
  - Ты слабачка, Нинель. - сказала она себе и попятилась к двери, вышла в коридор, по пути оттолкнув Адониса, оказавшегося в больнице. Не дойдя до уборной, ее вырвало. Рыцарь, опираясь на костыль, успокаивающе гладил девушку между лопатками, что-то говорил, но принцесса не отвечала. В конце концов устала быть сильной - она потеряла сознание.
  Врач вышел из операционной не через час, через три. Нинель, совершенно изнуренная морально, лежала на оставленной в коридоре больничной кушетке, пахнувшей кровью Кая. Адонис сидел рядом, стойко переносящий все невзгоды, просто бледный, словно смерть присела рядом и облокотилась на его могучее плечо.
  - Здравствуйте, - оробел хирург. Кроткая девушка его едва не пристрелила, на что мог быть способен двухметровый детина, даже думать не хотелось, а пришлось. - Я провел операцию вашему другу.
  - Нинель говорила, час всего операция займет.
  - Должна была. Но ситуация оказалась даже хуже, чем казалось на первый взгляд...
  До того, как это человек сказал что-то типа избитой фразы: "Мне очень жаль", - Адонис потребовал:
  - Расскажите все! Каждую мелочь! Каждую деталь! Как вы боролись за его жизнь.
  Ян поджал губы и наморщил лоб, спрашивая:
  - Вы уверенны, что хотите это знать? Девушка видела часть, и я не уверен в ее желании слушать продолжение.
  - Расскажите, - это уже Нинель приподнялась на каталке. - Что с ним было, и что вы сделали. Прошу вас.
  - Хорошо. - Ян набрал больше воздуха и, как обычно это с ним бывало, когда сложности оказывались позади, говорил, будто рассказывал анекдот, - Мы не сразу поняли, уж простите, но не каждый день оперируем Марсиан. В общем, необычная конструкция сердечной мышцы долгое время обманывала нас, пока мы не поняли, что одно из отверстий не предусмотрено его природой и не попробовали его зашить. Вы пробовали зашивать творог? Или на вашей летающей тарелке положено членам экипажа иметь раздавленную губку вместо этого органа?
  - Как вы можете шутить в такой момент?! И мы не летаем на тарелках. И мы не с другой планеты. Хотя, я уже ни в чем не уверен, - Адонис зло потер ладони друг об друга. Ему хотелось узнать о последних часах Зла, с которым у него сложились странные отношения в этом мире, он должен был знать, через что прошел этот парень, чтобы не забывать. Еще он желал узнать, готовы ли эти врачи хранить тайну не человечности пациента, и позволят ли увезти тело и похоронить. Или придется и отсюда вырывать друга с боем.
  - Его Каем зовут? Да, - Прервал ход мыслей рыцаря врач. И, получив в ответ кивок, продолжил. - Хорошо. Так вот, Кай страдал от целого комплекса недугов, свойственных человеческому организму. Все они накладывались друг на друга и привели к печальному исходу. Могу лишь предполагать, с чего все началось, но замечу - всего этого можно было бы избежать при должной медицинской поддержке. Все его органы работали или в полсилы, или даже на треть. Особенно на организме сказалось почечная недостаточность, из-за нее болели кости, на теле появлялись синяки, он отказывался от еды. Обмороки и кровотечения случались из-за отторжения одной из печени. Все это дало слишком большую нагрузку на сердце и легкие, отсюда и сердечно-легочная недостаточность. Надорвавшись, его организм смог удержать некоторые умершие ткани от распада. Благодаря этому, отмершие ткани мумифицировались. Однако, не все, и начался процесс некроза. Его организм буквально гнил изнутри. Именно это усугубило состояние до критической отметки. Как он дожил до этого часа, не представляю.
  Нинель тихо всхлипывала, вникая в слова и в их итог.
  - Если бы только мы поняли. Он же сам дал мне знания на эту тему, а я - дура! -ничего не замечала.
  Врач продолжил, не обращая внимания на стенания девушки.
  - При проведении операции, мы столкнулись с огромной проблемой непонимания внутреннего устройства, однако очень скоро сориентировались. Внутри как у сиамских близнецов, всего по двое, а некоторых органов и того больше. Кое-какие в неожиданных местах, но благодаря спуску крови, мы не причинили фатальных повреждений. Нам пришлось на страх и риск удалять омертвевшие ткани и органы: одна почка, часть одной из печени, легкое, одно из четырех, и я не знаю, что это было, но оно давно умерло, в любом случае нашлась рабочая пара. Потом мы нашли омертвевшие ткани в кишечнике, пришлось повозиться. И все это время мы думали, что оперируем труп марсианина. Сшивали сосуды, которые расползались перегнившими лентами. А затем вернули кровь и влили человеческой универсальной, по вашему совету, девушка. И, пожалуй, это был самый поразительный и перепугавший нас момент - он очнулся.
  Нинель едва не упала с больничной кушетки, Адонис еле успел придержать ее.
  - Он жив?! - Радость, от которой можно было задохнуться.
  - Нинель, слышала?! Этот гадёныш жив!! Чтоб ему со стенкой поцеловаться, я уж думал, вы там его косточки для изучения намываете. Вот паршивец, перепугал нас до потери пульса, а выжил, - рыцарь сел в кресло и закрыл глаза рукой.
  - Да, а уж нас как напугал, - скривился Ян. - Один медик побежал штаны стирать, второй помогал мне вводить успокоительное. Однако его держали на довольно сильных препаратах, и наши плохо подействовали. С трудом, но его обездвижило наркозом, пришлось снова втыкать в него иголки и трубки. Сейчас он на аппарате искусственного поддержания жизни. Ткани быстро восстанавливаются, в пятнадцать раз быстрее, чем у человека. Собственно, они начали заживать, едва мы успели нитки убрать. В большинстве мест пришлось накладывать швы, где-то удалось заварить. Однако, боюсь, ваш друг пребывал в сознании часть операции, и я не могу гарантировать, что он ничего не чувствовал.
  - Нихрена себе! Надеюсь, вы ошибаетесь!
  - Вряд ли. Так, девушка, не вставайте, у меня нет с собой нашатыря. Ложитесь обратно! Я пойду капельницу принесу, пока и вас не пришлось откачивать. Сейчас он снова в забытье, и я не имею понятия, как он поведет себя, когда очнется. Вам нужно быть с ним. Ни в коем случаи не давайте ему вставать, выдергивать провода и вообще шевелиться. Палату найдем, - Инструктировал Ян Терентьев, ставя Нинель капельницу, сообщая время ее лечения. - Десять минут.
  Медбратья, на всю жизнь запомнившие эту операцию, тихо рассосались, на крови обещая молчать. Хирург выкатил кровать на колесиках, на которой лежал Кай, весь в повязках, как в заплатках, словно старый мишка. Судорожно сжатые кулаки и неестественно крепко сжатые зубы заставили Нинель кусать губы от приступа сочувствия, а Адонис просто нахмурился.
  - Ничего, пережил и ладно, - как можно спокойнее произнес он, хотя здорово волновался о психическом здоровье друга. Вдруг он не перенес всего и сломался. Что, если его поглотило безумие? Нет, рыцарь не ощущал в себе сил убить его. Только не после всего пережитого.
  - Что нам делать? Как за ним ухаживать?
  Ян по-мальчишески, что в его года смотрелось глупо, почесал затылок.
  - Нужный комплекс витаминов я подберу, тщательней изучив данные из папки. Смогу назначить через пару дней. По сути, он такой же, как все люди, и нуждается в аналогичных вещах, просто в других пропорциях. С его диетой проще: здоровое и калорийное питание, хотя парочку вещей я бы исключил и кое-чего добавил. Но это позже, вначале ему нужен уход и нахождение под пристальным наблюдением. Я сам с ним не останусь, и никого из персонала не могу подвергнуть такому риску. Извините, но роль нянек и медсестер никто, кроме вас, не сможет играть. Никаких нервов, максимум покоя и витаминов. Запишу его, как больного с синдромом анорексии, с патологией сердечной и лёгочной. Пусть думают, будто я за старое взялся. Больница одобрит. Еще меня беспокоят его глаза: не зная причины, сложно лечить. Попробуем пока легкий антибиотик.
  - Постойте! - остановил словоизлияние врача Адонис. - Вы можете сохранить тайну его природы?
  - Врачебная тайна, это часть моей работы. Я не имею права разглашать информацию о своих пациентах. Так что, может, скажете, с какой вы планеты?
  - А если скажу, что мы из другого мира? Параллельного.
  - У меня нет выбора, придется вам поверить. Так как я получил неопровержимые доказательства. И даже части тела. И пациента. И.... пойду и себе капельницу поставлю. Переволновался. - пройдя дальше по коридору, врач открыл дверь небольшой комнаты. - Вот ваша палата, девушка, в шкафчике есть все необходимое, если что - нажмите красную кнопку.
  Ян ушел успокаивать нервы и сердце, а Нинель и Адонис начали располагаться в маленькой палате, даже не представляя, какой ужас их ждет в дальнейшем.
  Восстановление шло тяжело.
  Кай просыпался, и каждый раз впадал в состоянии глубокого бреда. Пытался снять кислородную маску, выдрать провода, встать. И каждый раз его уговаривали успокоиться, повторяли, что он в безопасности. В то время, как из глаз девушки капали слезы, в его глаза капали глазные капли. Девичьи пальчики бегали по швам и шрамам, гладили по голове, и обнимали начавшего дышать самостоятельно демона.
  Адонис молча помогал вытирать с измотанного лица пот, стараясь не смотреть на резко выступающие ребра, похожие на решетку клетки, и на судорожно сжимающие простыню пальцы. Стараясь не думать, что возможно демон не смог сохранить свой разум, рыцарь продолжал заботиться о забывающей поесть и спать принцессе, и о едва не выдохнувшего на ладан бесе. Он и сам начал чувствовать свою замотанность. Но то, что происходило в последние дни, не шло ни в какое сравнение с тем, что произошло почти сразу после операции.
  Увиденное тогда обещало еще долго преследовать в кошмарах. Оно бы и преследовало, будь у них время на сон.
  
  Стоило им расположиться в палате, как Кай очнулся.
  Худое тело изогнулось так страшно, и так сильно, что фактически встало на мостик без рук. Рыцарь немедля поймал его и прижал к кровати, но Кай начал отбиваться, вырываться, царапаться и кусаться, успешно сдернул маску и принялся за провода. Он не понимал, где находится. Видел пятна вместо людей, которые представлялись ему врагами, жаждущими вновь причинить боль.
  До него пытались достучаться, докричаться, но бес лишь обводил комнату безумными глазами, скрытыми пеленой произошедшего за белой пленкой, и не видел друзей. Температура поднялась до критической для демона отметки, громко крича о прогрессирующем воспалении.
  Нинель упала на черта и как могла крепко прижалась к нему, стараясь удержать. Зарывшись одной рукой в спутанные мокрые пряди, она шептала всякую успокаивающую ерунду. Обняла крепко, помня, он сам просил об этом - не отпускать. Еще пару раз сильно дернувшись, черт успокоился. Его глаза вновь закрылись. Принцесса скатилась в бок, но не встала, а продолжила прижимать к себе изнеможённое тело, пугаясь быстрому скачку температуры вниз. Если вначале она едва не обжигалась об Кая, то спустя десять минут лихорадочно пыталась его согреть, попутно меняя повязки и загоняя обратно все иглы капельниц.
  - Адик, сбегай к нам домой, принеси электроодеяло, он как лед холодный.
  Рыцарь устало поднялся и бросил понимающий взгляд на измотанную девушку.
  - Если он вдруг проснется, ты одна его не удержишь. Уже день, все маньяки по углам рассосались. Ты дойди, а я послежу, - заметив неуверенность Нинель, рыцарь устало усмехнулся. - Не думаешь же ты, что я убью его после всего случившегося.
  Девушка покраснела и, кивнув, выбежала за всем необходимым, вернулась, казалось, мгновенно. Адонис зевал, сидя на стуле с вроде как уже не умирающим другом, придерживал его за локоть - это на случай, если рыцарь все же заснет, то проснется от любого шевеления.
  Ян Терентьев заглянул через четыре часа.
  - Так, если все записи верны, то можно уже посмотреть на раны. Гляжу, температура высоко поднималась, но упала. Это хорошо, значит, его организм справился с воспалениями.
  Переломы выглядели еще плохо, но кожа заметно стянулась на местах открытых, и перестала болезненно краснеть на местах закрытых. Стертые места тоже выглядели лучше, но кое-где кровоточили. Нинель наблюдала за проворным врачом очень внимательно, запоминая каждое движение, готовясь самостоятельно оказывать помощь.
  - Мы так и не представились друг другу должным образом, - переходя на послеоперационные раны, сказал врач, спасший Кая, и представился. - Ян Терентьев, хирург, генетик, по уверениям коллег - прожигающий жизнь гений.
  - Нинель Королёва, бывшая принцесса, ныне студент медицинского университета. Кажется, еще студент, если не выгнанный за прогулы.
  - Адонис Добрянский, бывший рыцарь, - посмотрев на часы, - и, кажется, отныне уволенный управляющий. Извините, сэр Ян, можете составить девушке компанию, мне нужно дойти до работы и взять отпуск на пару дней. Скоро вернусь.
  Не спавший, Адонис отправлялся на работу, а Нинель, забив на учебу, сидела с Каем, учась у Яна обрабатывать раны, делать уколы, ставить капельницы, закапывать в покрытые пленкой глаза капли, и ждала, когда уже их друг придет в себя без бреда и попыток вырваться. Она давно не видела ничего необычного в ночевке на одной кровати, особенно когда поняла, что ее присутствие успокаивает демона, и он легче переносит весь происходящий с ним Ад. Просыпаясь, ощущая рядом знакомый запах, ощущая объятия, он дергался лишь раз и вновь засыпал.
  День за днем, они надеялись на улучшение, и лишь через неделю их получили. Кай наконец пришел в сознание. Он долго не понимал, почему жив. Последнее воспоминание напоминало бред умирающего, которым в тот момент он и был. Якобы за ним пришли рыцарь и принцесса. Адониса ранили, а Нинель его обняла. Он говорил с ней, пока совсем не ослаб и не умер.... Хотя нет, раз разум вернулся на свое место, то он определенно жив.
  Открыл еще мутные глаза и осмысленно изучил больничный потолок, отмечая каждую трещинку и выбоину, перед тем, как признал видение реальным. Зрение возвращалось лениво, и уже не было как прежде острым, лишилось многих нюансов, минимизировав возможности. Пленка растворилась.
  Красные искры блеснули угольками на винной радужке. Повернув голову, заметил капельницу, а за ней, на стуле, спал Адонис, уронив подбородок на грудь и скрестив руки. На вид уставший, будто после военного похода, однако если сравнивать с Каем, то рыцарь стоял на пьедестале красоты. Он успел это оценить, подняв трясущейся рукой зеркальце с тумбочки из косметического набора Нинель, значит и принцесса здесь. Выходит, его последние воспоминания не предсмертный бред. Эти сумасшедшие действительно вытащили его из той лаборатории.
  Память сыграла злую шутку и предоставила на блюдечке все произошедшее за десять дней плена. Слабость налила свинца в каждую клеточку тела, и захотелось вновь откатиться в бессознанку, но демон сдержался. Хватит, наспался! Он долго разглядывал себя в зеркало, вернее свои глаза, ставшие очень похожими на человеческие. Впрочем, человек не согласится, что эти вытянутые зрачки, расширенные, словно от ломки, и эти неестественные радужки цвета спелого вина, в которое неведомый умник напихал угля, могут принадлежать человеку. Но Каю, привыкшему к своим тонким полоскам зрачков, к горящим огнем в темноте глазам, они казались именно человеческими. А в комплекте с отсеченным хвостом, рогами и когтями, он стал внешне походить на очень худого человека, пережившего смерть.... Пережившего смерть много раз.
  Рука коснулась крестца и не нашла даже следа от верной конечности. Все верно, хвоста нет. Мозг переосмысливал хронологию событий, проверяя ее целостность. Вспоминалась боль. Много боли.
  Прислушавшись к ощущениям, Кай не ощутил ожидаемой агонии, и впервые за долгое время вздохнул полной грудью. Он сделал неловкую попытку приподняться, и был награжден мухами перед глазами, едва не потеряв сознание, решил насладиться постельным режимом подольше. А затем дверь открылась, и вошла Нинель, успевшая (или нет) заметить шкодно закрывшего глаза пациента.
  - Эй, проснись, - услышал бес, но обращались не к нему.
  - А, что? Доброе утро, - сонно поздоровался рыцарь.
  - День, - поправила обеспокоенная Нинель.
  - Добрый день, - спокойно согласился Адонис. Скрипнул стул, друзья поменялись местами. Открылась дверь, один из них вышел. Методом исключения Кай решил, что в комнате осталась Нинель.
  - Я видела: ты проснулся, - услышал он ее.
  Юный демон усмехнулся и вновь распахнул все еще чуть мутные глаза, приподнимая голову над подушкой. Излишне быстро и смело, за что башка наградила его калейдоскопом неприятных ощущений. Придя в себя еще раз, он очутился под обеспокоенным взглядом конопатой мордашки.
  - Добрый день, принцесса, - свой голос Кай еле узнал. Хриплый, надломленный и сухой. - Водички не поднесешь умирающему?
  Саркастично подняв одну бровь, Нинель принесла ему стакан и помогла отпить.
  - И вправду добрый, раз кое-кому не удалось сыграть в ящик.
  Сильно ослабленный демон даже не стал отвечать, просто улыбнулся. Его тощие руки держали маленькую девичью ладонь и наслаждались чужим теплом. Тишина остро нуждалась в звуках голосов.
  - Вы ненормальные. Зачем туда сунулись?
  - Не за чем, а за кем. Кай, ты хотя бы чуть-чуть представляешь, как сильно мы разозлились, все узнав, как сильно испугались за тебя, и сколько нервов и слез пролили, пока ты лежал между этим миром и тем.
  Бес бессовестно пожал плечами, не понимая до конца человеческие чувства.
  - Прости. Ты плакала из-за меня?
  Ощутив острое желание схватиться за голову, Нинель перевела тему.
  - Что ты помнишь? - немного обеспокоенно спросила она, испытывая страх услышать про лабораторию, про бесчеловечные опыты, про операцию, про боль, про ее решение его вскрывать, сливать кровь и прочие ужасы.
  - Я помню, как я умирал. Ох, ты убила человека? Девочка, да ты яйца отрастила. Дай посмотреть! - Нинель не среагировала на шутку, продолжая дарить печальный взгляд, проникающий куда-то за подкорки и выискивающий за лживым весельем ответы. Кай почувствовал это и чуть отстранился, говоря: - Я хотел умереть дома. И когда оказался в том месте, едва не околел от страху. Эти изверги не нашли хорошего лекарства, способного выбить из меня дух на время операций. А сдохнуть они мне не давали, подключив к аппаратуре. Ты спросила, что я помню. Я помню все. Тебе понравился мой ответ, принцесса?
  Нинель покачала головой и сочувственно сжала пальцы беса.
  - Мало того, что ты оказался там из-за нашего решения звонить Герману, так еще для твоего спасения, мне пришлось уподобиться этим извергам, - не дожидаясь вопроса, она эффектно провела полосу по простыни от шеи до паха, заставив беса вздрогнуть. - Чтобы спасти, тебя вскрыли. Пришлось удалить некоторые погибшие ткани. Всю твою кровь слили и отфильтровали, а само тело охладили и оставили мертвым на целый час. Ты лежал мертвым, вскрытым, весь в проводах, трубках, пакетах льда, а я не смогла на это смотреть и вышла, ждала, когда скажут время смерти. Ведь ты...
  Не выдержав, рыжая принцесса сжала зубы и по ее щекам скатились слезинки. Уже сквозь ее всхлипывания парень услышал:
  - Ведь ты уже умер на моих руках! - рыдала она. - Я чувствовала вес твоего мертвого тела, и оно меня до сих пор преследует в самых жутких видениях. Просил обнять и умер! Такой изломанный и слабый.
  - Ты злишься за объятия? Или за мою слабость?
  - Какой же ты идиот! Я не злюсь! Я в панике была от одной мысли, что это прощание. Что я больше тебя никогда не увижу. Неужели ты не понимаешь, какая это боль! У тебя же умерла сестра. Это было давно. Но разве ты не помнишь боль от потери дорогого человека, демона. Неважно кого. Я успела трижды возненавидеть и простить тебя, а часы тянулись, и Адонис уже готовился отбить твое тело у больницы, чтобы хотя бы похоронить по-человечески, когда нам сказали: ты выжил.
  Кай видел ее слезы, чувствовал сжатые кулачки, и не до конца понимал причину и природу чувств. Приподнялся, перекладывая голову к ней на колени. Он ничего не объяснял, не просил прощения, просто позволил зарыться в свои волосы и делать их влажными от слез.
  - Какого черта ты так с нами, Кай. Ты мог все рассказать... - немного успокоившись, прошептала девушка.
  - Зачем?
  - Чтобы помогли.
  - Чем? - он слегка повернулся и заглянул ей в глаза. - Вы и так поддержали меня перед концом. Это и так много. Вы могли дать мне обещания перехода в лучший мир, держали бы за руку, сострадали? Думаешь, мне все это нужно, принцесса?
  - По яйцам тебе нужно! - огрызнулась девушка.
  - Спасибо, конечно, но с этой частью тела нас связывают долгие отношения, не предусматривающие омлетного результата.
  Нинель улыбнулась и склонилась почти, касаясь впалой щеки своим аккуратным носиком. Когда она разогнулась, в ее глазах блестели искорки счастья, она поверила - Кай выжил. И его язва тоже. Он таки увел ее с грустной дорожки и заставил улыбнуться.
  - Ладно, живи, но при одном условии.
  - Слушаю, ваше благородие, - зевнул больной.
  - Рассказывай нам, если с тобой снова что-то случится. Уж лучше мы тебе с веревкой поможем, чем снова не знать, с какого ляду ты упал.
  - И сами в нее тогда полезете, в веревку. Больше помирать я не собираюсь. Хватило.
  - Обещаешь? - она снова наклонилась.
  - Не могу обещать, ибо, если сейчас зайдет Адонис, меня убьет он. Уж больно компрометирующее мы выглядим: я на твоих коленях, ты надо мной, к тому же я голый. - в подтверждение он приподнял простынь.
  - Кай! - прикрикнула на него девушка. - Я на тебя уже насмотрелась. - сказала и вздрогнула, вспоминая при каких обстоятельствах, снова прокручивая перед глазами картину: операционные разрезы, вставляемые в них расширители и потеки крови.
  - И как, понравился? - фыркнул бес.
  - Нет, пособие по анатомии в университете стоит. - она окинула взглядом его костлявую фигуру, скрываемую простыней. - Ты и раньше-то весом не отличался, за время болезни исхудал окончательно, но сейчас от тебя вообще остались кожа да кости. Ты в курсе, что весишь тридцать пять килограмм!? Ян, врач, взявшийся за тебя, грозится держать тебя здесь и изучать, пока ты не наберешь пятьдесят. И мы ему это позволим! Надеюсь, это поспособствует твоему аппетиту! Кай? Только не говори мне, что ты заснул.
  Демон дышал ей в живот и мирно спал, больше не вздрагивая, целиком расслабившись.
  Нинель улыбнулась, перекладывая мирно сопящего беса на подушку. Выйдя из палаты, позвонила Адонису.
  - Он очнулся! Да, все хорошо, шутил. Нет, сейчас снова спит. Пойду, добегу до дому и сварю ему бульона. Твой ужин оставлю на плите. Буду ждать в больнице, - укладывая телефон в карман, Нинель стерла слезы радости и побежала варить курицу. Недоумевая, с какого момента ее жизнь принцессы в ожидании замужества обернулась жизнью студентки-домохозяйки, варящей суп демону, до слез этому радующуюся.
  Адонис пришел вовремя и застал беса в попытке приподняться. Он долго смотрел на старания Кая изобразить раскаянье. В отличие от Нинель, рыцарь ничего не говорил, стоял, опираясь на костыль, и от его молчания становилось не по себе.
  "Лучше б он меня избил", - подумал бес и потупился.
  Широкая рука упала на смоляную макушку и встормошила частично сбритые по бокам волосы.
  - Думать забудь на тот свет не своей смертью удрать, понял?
  - Когда-нибудь, я это приму. Спасибо, Доня.
  
  Радость немного приутихли после оглашения результатов обследования Яном, которые заставили друзей понервничать. Только после обсуждения возможных реакций на диагноз, он направился к пациенту.
  - Приятно с вами познакомиться.
  - А мне нет, я вас заочно ненавижу! - вжался в стену бес, наблюдая человека в белом халате.
  - Не стоит, - по-отечески улыбнулся врач. - Я - тот хирург, который спас вам жизнь, и врач, собирающийся лечить вас в дальнейшем. Так же ваша подруга проходит у меня практику. - пожилой мужчина начал восхвалять рыжую принцессу, - Золотые руки! Когда вас оперировали, девочка проявила не дюжинную стойкость. Не каждый врач способен сохранить хладнокровие, когда под его скальпелем друг. Даже смотреть на это невыносимо больно. Так что, я надеюсь, Нинель Королёва составит мне, старику, конкуренцию в будущем.
  - Она молодец, - подтвердил Кай, вспоминая увиденные им слезы, - но пора поговорить обо мне.
  - Хорошо. Начнем с глаз. Вы видите?
  - Не так хорошо, как раньше.
  - Можете прочитать, что написано здесь? - Ян повесил на стену плакат с буквами. Ну, Кай и прочитал последнюю строчку, а затем дату и место изготовления. Написанную еще мельче, чем ошарашил врача еще больше. - Чем же зрение вас не устраивает?
  - Я больше не вижу запахов и звуков.
  - Поразительно, - восхитился хирург и потянулся рукой к демону, но тот моментально оскалился. - Ладно, вижу, прикосновения это для доверенных лиц. Скажите: руки, ноги, все сгибается?
  - Да, но, - демон замешкался, - я не могу встать и не могу ходить.
  Хирург кивнул, уже понимая, о чем ему говорили, и попросил показать. Кай встал с кровати, тут же его повело назад, затем вперед, и, когда тело наклонилось в бок, он упал. Естественно, на пол упасть ему не дали, Ян ловко для своего возраста поймал пациента и, ощутив жажду крови беса, поспешил усадить на кровать.
  - Все ясно. Что ж, я это подозревал, - военный хирург поражал своей невозмутимостью. - У вас сложный перелом бедра и костей позвоночника. Все срослось, но баланс тела был также нарушен потерей хвоста. Как я понял, он играл значительную роль в поддержании прямого хождения и равновесия, как хвост птицы при полете.
  - Умные вещи говорите. Скажите уже, ходить я смогу, или мне пора присматривать инвалидную коляску с гашеткой и крупнокалиберным пулемётом?
  Ян чуть улыбнулся:
  - Сможете. Даже люди могут научиться заново ходить без ног, а вы покрепче будете, и обе ноги у вас на месте.
  - Вот и ладушки.
  - Это еще не все. Вы должны также понять, что вам нужно как можно лучше питаться. Меня осведомили о ваших голодовках, - тоном строгого папаши потребовал этот человек, мотивируя, - чем быстрее вы научитесь заново ходить и наберете вес, тем быстрее вас выпишут.
  - А если сбегу?
  - То Адонис вам ноги переломает, он просил это передать. А от Нинель поступила просьба при первых же подозрениях на побег надеть на вас смирительную рубашку и кандалы, а на окно повесить решетку болтами наружу. Утверждала, если резьба будет вовнутрь, вы выкрутите.
  - Наивная, что во внутрь, что снаружи - выкручу все равно.
  - Хорошо. Рад видеть ваш оптимизм. Скоро войдет Адонис Добрянский, я расскажу, что и как делать. Одному вам будет слишком тяжело, а нанимать посторонних людей - лишний риск.
  Пришел не только Адонис, Нинель шла в комплекте, и оба они были обеспокоены. Однако, увидев радость на лице Кая, и сами нашли силы улыбнуться. Только недавно люди перестали по очереди ночевать в палате, а демон еженочно просыпаться от кошмаров, и тут такие новости.
  - Все хорошо? - Адонис спрашивал Яна, будто думал, что бес за плохие новости его сожрет.
  - Доня, - фыркнул Кай, - мне тут заявили, что я буду по цирковым столбикам скакать, по перекладинам ходить и через колечко прыгать, а вас наняли моими личными дрессировщиками.
  - Мы знаем, Кай. Но перед этим тебе нужно покушать. А то твоя карта - медицинский кошмар, - Нинель села рядом с ним.
  - Кстати, что вы наплели? Судя по медицинской карте, меня стоит пристрелить из жалости.
  Люди ехидно улыбались, хором отвечая:
  - Правду.
  - Какую правду? Вы меня как анорексика оформили!
  - Ну так, все правильно, - продолжал маленькую месть Адонис. - Ты весишь как дистрофичная барышня, и отпустят тебя, только если наберешь вес. Ты же ничего не ел толком.
  - Так что ешь, - девушка подкатила столик с обедом и пододвинула тарелки, - набирайся сил.
  - Это я есть не буду! - отодвигая одну тарелку, заявил Кай. - Я жить хочу, и оно, походу, тоже... вот-вот сбежит! Смотрите, как трясется!
  - Кай, это желе! Оно трясется, потому что ты двигаешь стол.
  Нинель не знала, плакать ей или смеяться. Она даже не знала, серьезен ли в своих нелепых опасениях бес, или он в очередной раз прикалывается. Адонис не задавался этими вопросами, просто стекал по стенке, не в силах сдерживать накативший вдруг хохот. А хирург задумчиво почесал подбородок и сделал пару записей в блокноте. Затем обратился к Нинель:
  - Зал для физиотерапии свободен, как он поест и отдохнет, крикните мне, проведу инструктаж.
  Восстановить способность ходить оказалось куда сложнее, чем Кай подозревал. Тонкие ноги, ослабленные болезнью, не желали слушаться и держать его тело. Без хвоста центр тяжести изменился, и положение тела пыталось смениться на лежачее, на полу. Боль от сломанного бедра едва не выбивала слезу. Но демон упорно делал шаг за шагом, привыкая к иному стилю передвижения, подстраиваясь под изменения, удерживаясь на перекладинах и игнорируя желание вильнуть исчезнувшим хвостом.
  Нинель страховала демона, в конце тренажёра расставив руки, будто следила за готовым упасть ребенком.
  - Ты еще скажи: иди к мамочке! - посмеялся над этим Кай.
  - Иди к мамочке! - в шутку сюсюкала девушка. - Ну же, Кай! Осталось немного!
  - Вижу! - два последних шага дались с трудом, и бес поскользнулся, почти падая на подругу, которая без труда его удержала.
  - Держу!
  - Стою! Кати коляску, - выдохнули ей в ухо.
  Нинель убедилась, что друг стоит твердо, и подкатила инвалидное кресло, в которое демон упал с облегчением. Он перестал думать, что останется в этой штуке навсегда. Еще неделю назад даже стоять было невыносимо сложно, а теперь бес мог не только встать, но и сделать пару шагов.
  - Адонис снова на работе?
  - Да, как проклятый пашет. После его отсутствия, ну, когда мы тебя спасали и выхаживали, Адика едва не уволили. Но он объяснил ситуацию: госпитализировали моего брата! Дело очень серьезное. Остановка дыхания! Остановка сердца! - театрально жестикулировала принцесса. - Без шуток, ты нас действительно напугал, так что, когда он все это объяснял, то ему без доказательств поверили, хотя позже Ян и наклепал нужную бумажку. Да и его ранение в ногу сыграло роль. Правда наврать пришлось о ее происхождении.
  Затем она нахмурилась и выругалась:
  - Черт, мне нужно срочно найти новую подработку. С той я ушла, а если дальше так пойдет, у нас могут начаться серьезные финансовые проблемы.
  - Мне жаль, - воспринял на свой счет Кай.
  - Да что, ты. Моя учеба - это не твои больничные счета. Она подороже будет. Я тут главная виновница. Хоть бросай.
  - Ни в коем случае! - Обернулся бес на нее. - Ты выучишься на прекрасного врача! И я не позволю тебе загубить такую возможность!
  - Ладно тебе, не кипятись. Придумаю что-нибудь. Главное, ты выздоравливай.
  - А ты не носись со мной как с писаной торбой. Мне это очень приятно, но я жив, выздоравливаю, и скоро вернусь домой. Все будет хорошо. Тебе же скоро новые экзамены сдавать, а Адонису нужно больше спать.
  - Да не ношусь я с тобой, хочешь, прям здесь брошу! - шутливо нахохлилась девушка, ввозя в палату кресло с пассажиром.
  - Если только на кровать, - с трудом вставая и ловя равновесие.
  - Считай, уже бросила, - помогая усесться на спальное место. - До завтра.
  Она не первый раз целовала его в щеку, по-дружески, по-семейному. Маленький знак внимания, делающий из тощего демона счастливого человека. Но что странно, Адонис совсем на это не реагировал, будто знал недоступную черту истину. Впрочем, он действительно знал.
  Телефон на тумбочке зазвонил.
  - Привет, Доня, - обрадовался звонку Кай. - Я как раз тебя вспоминал. Да и Нинель тоже. Нет, приходить не надо. Тебе надо больше спать. Нинель сказала, с финансами проблемы. Ты работаешь без выходных? Думаю, скоро выпишут. Я, правда, в порядке! Да-да, можешь мне сколько угодно не верить. Но если ты говоришь, что все хорошо, то я тебе поверю. Ага, давай. До встречи.
  Он улыбнулся, откидываясь на подушку, включая в телефоне читалку и открывая в ней книгу. Но слов не понял, гуляя среди собственных мыслей. Размышляя о ситуации, в которую попал, о людях, с которыми познакомился, он уяснил: они дали ему то, что его народ и не пытался - семью. Кай начал понимать, что это такое.
  Забегали уфологи. Все, кроме арестованного Германа, которому светила тюрьма в лучшем случае или психушка, если не прекратит вещать о пушистых человечках. Но, с чего-то Каю казалось, этот крендель выкрутится.
  Саша, будучи в курсе дел, ожидал увидеть беса в плохом состоянии, но даже он не думал узреть в прошлом сильного иномерянина на инвалидной коляске. Пришлось целый час убеждать их во временности такого положения, и еще пару дней принимать дары народной медицины и вкусности для ускорения выздоровления. Как итог кутерьмы вокруг уверенно выздоравливающего беса, зашел Степан Федорович Саванов.
  Кая предупредили о прямом участии клеща в его спасении, но это не помешало ему изобразить зубную боль, притвориться умирающим и накрыться одеялом с головой.
  Мужчина невозмутимо прошел в палату, сел на стул и начал сверлить взглядом дырку сквозь одеяло. Такую пытку не каждый выдержит.
  - Я вас внимательно и посмертно слушаю, - вот и демон не выдержал.
  - Думаю, с чего начать, с хищения улик из участка или с поздравления успешного выздоровления.
  - Начните с поздравления, хотя они поспешны. Мне еще неделю в больнице куковать.
  - В таком случае, я вас поздравляю и перейдем к менее приятному моменту, - следователь достал блокнот и ручку.
  Кай изливался весенним потоком, издеваясь над майором полиции и заставляя его усмирять нервные клетки, жаждущие смерти возомнившего о себе невесть что ребенка, рассказывающего сюжет научно невозможного фильма. Отчаявшись выловить дельную мысль из этой фантазии, Саванов стал задавать вопросы по порядку.
  - Значит, вы и есть тот демон, который переполошил всю округу?
  - А вы сможете доказать, что я демон? Религиозники вас съедят!
   - И вы украли улики из участка?
  - А вы сможете доказать, что украл?
  - И вас связывают дружеские отношения с арестованным Германом Владиславовичем Потаповым.
  - Он меня ученым сдал. Ау? Нашли мне друга, ага.
  - Не язвите.
  - А что вы мне сделаете? На каталке в участок увезете. "Гляньте, я демона поймал!". Да вас на этой же каталке по нужному адресу сдадут.
  - Если потребуется, отвезу, - твердо заявил следователь. - Вы подозреваемый в поджогах (наркоскладов), нападении на людей (бандитов), убийстве (мафии), взрыв здания (вместе с террористами) ... - по сему списку, выходило, что следователь должен сказать спасибо за очистку города от уходящих от лап закона преступников.
  - Уважаемый коп, я больной человек, чья медицинская карта шокирует любого медика. Но вопреки ней, я жив. Поэтому, если у вас есть нечто реально стоящее или вы принципиально жаждите засадить меня за решетку, то дерзайте.
  Степан Фёдорович Саванов закрыл свой блокнот.
  - Последний вопрос. Откуда вы?
  - Из места, о котором вы не слышали.
  - Светлый мир Сайнтарза, материк Истант, орден белого рыцаря победителя Зла всего мира, похищенная Нинель - принцесса королевства Эмманалия...
  Кай застыл, он не мог даже представить, что вновь услышит эти названия из уст человека этого мира. Пораженно подавшись вперед, бес, задыхаясь, спросил:
  - Откуда?
  - От хозяев улик, которые вы украли. Приятного дня.
  Не услышав ответов, бес попытался догнать Саванова, усевшись на коляску, но не успел. Посему выходило, помимо их группы попаданцев в этот мир, попала еще одна. Возможно, все с того же поля боя. А может, эти люди открыли управляемый портал и пришли за ними, чтобы вернуть в родной мир?
  Кай сглотнул. Может, если не искать этих людей специально, они их и не найдут?
  21 глава
  О своих выводах, о возможности нахождения в этом мире их соотечественников (судя по конфискованным вещам - люди Эмманалии), демон умолчал.
   Его восстановление шло быстро и гладко. И хотя он знал, что уже никогда не поднимется до прежнего уровня силы, не сильно переживал, отчего Адонис едва уловимо напрягался:
  - Вот, спящий вулкан! Копит, копит в себе, а потом как рванет!
  - Сангвиника на холерика уложили, - улыбалась в ответ Нинель.
  А Ян вновь недоумевал, как так вышло, что он еще и психологом нелюдям стал:
  - Могу лишь посоветовать дождаться извержения его копящихся эмоций и пережить этот момент, воспользовавшись в целях налаживания контакта. Ваш Кай - это нечто особенное.
  - Без вас осознали сей чудный факт, - хмыкнул рыцарь, касаясь раненной ноги. Он уже давно не хромал, но каждый раз, вспоминая о пулевом ранении, машинально искал рукой костыль и начинал припадать на правую ногу. Теперь на его ноге красовался не только шрам от когтя (такой же еще и на руке находился), добавился шрам от пробившей мышцу пули, к имеющейся аналогичной паре на животе.
  - Понимаю. Вы говорили, он еще и плюшевых мишек боится? Вообще, это довольно глупо конечно, но даже среди людей есть ряд странных необъяснимых фобий, поэтому подобное нельзя отнести в разряд ненормального. А раз вы говорите, что страх игрушек определенной формы характерен для вида в целом, то могу выдвинуть теорию об генетически обусловленном инстинкте, говорящем: эта вещь опасна! Полагаю, в вашем мире она может нанести им реальный вред, - хирург-генетик-психолог отпил из стакана, готовый перейти к следующему обсуждаемому вопросу.
  Адонис облокотился на спинку стула и сказал следующее:
  - Я помню, его отношения к нам было более-менее однородным, пока мы проявляли к нему недоверие, но затем, когда мы начали показывать участие и доброту, он стал походить на взбесившегося крысеныша, и подкидывал одну выходку за другой. Не объясните, с какого ляду?
   - Касательно агрессии на вашу заботу, думаю, он мог испытывать образовавшуюся связь на прочность. Так делают маленькие дети, проверяя границы дозволенного. В некотором плане, Кай во многом ребенка напоминает. Полагаю, он будет совершать все меньше глупостей, и в конечном итоге успокоиться окончательно. Вот тогда, думаю, он откроется целиком.
  - Как бы от нашей доброжелательности бесятина не завязала узелок и не удрала по крышам, неправильно поняв.
  Ян потер переносицу, чуть улыбаясь.
  - Что тут сказать, пробуйте объяснять все, как ребенку. Его причинно-следственные связи и выводы, которые он делает, отличаются от человеческих. Так что просто поговорите с ним на чистоту, общайтесь непрерывно, обращая внимание на те или иные мелочи, и в конечном итоге он примет вашу заботу правильно, если уже не принял. Мое мнение - он ею наслаждается. Тут главное не переборщить, впрочем, кажется, вы справляетесь.
  - Но что делать с необдуманными поступками, которые причиняют ему вред. Что, если он снова попытается вылезти из окна или сбежать, пойти с мафией цапаться, под машины начнет прыгать?
  Врач снял очки, которые надевал на время чтения и для презентабельного вида, потер их специальной тряпочкой и сделал предложение.
  - О себе он особой нужды заботиться не испытывает, тут я опускаю руки. Ни один-другой мой пациент не станет сам выдирать провода, иглы, когда часть тела всмятку, и пытаться после заняться физкультурой на металлическом каркасе кровати. Честно, я был в шоке. Но, возможно, если вы объясните ему, как такие поступки влияют на вас и под каким углом вы это воспринимаете, то, быть может, это заставит его быть внимательней к себе, мотивируя эту внимательность сказывающимися на вас последствиями.
  Нинель слушала, затаив дыхание, Адонис задумчиво анализировал услышанное.
  - То есть он может еще что-то отколоть в духе старых шуток? - у рыцаря ощутимо зачесались кулаки.
  - Сомневаюсь, - не вполне уверенно ответил Ян Терентьев. - Думаю, его силы будут тратиться на поддержание установленных отношений. А вот мелкие шалости никто не отменял.
  - А если мы захотим изменить отношения? - принцесса чуть покраснела.
  - В этом случае я просто боюсь пытаться предсказать его реакцию, - честно признался хирург. - Был бы он человеком, я бы посоветовал психологическую помощь, но в вашем случае могу лишь сказать: терпение и доброта! Много терпения.
   После продолжительной беседы Нинель сразу убежала домой, приготовить нечто более калорийное, чем больничная рыба, а Адонис направился к Каю, застав того за нарушением постельного режима, переходящего в режим половой.
  - Вот черт! - ругался растянувшийся на полу демон.
  - Когда это твоя видовая принадлежность стала для тебя нарицательно-матерным? - не сильно удивился положению друга рыцарь.
  - В то же время, когда ты научился придумывать остроумные ответы.
  Блондин легко поднял уже не такого дохлого, как раньше беса на ноги, эти ноги подогнулись, и пришлось его снова ловить.
  - Ты куда шел-то? - отвлеченно спросил Адонис, уже предполагая ответ.
  - В домик в деревне.
  - Куда? - не понял рыцарь, проверяя температуру болезненно холодного лба. "А не тронулся ли ты от пережитого умом, парень?"
  - В волшебную комнату, в облегчитель, в заветную обитель, в туалет, Доня! Куда еще может быть надо человеку в больнице, думаешь, тут другие развлечения есть?
  - Думаю, ты их найдешь, - ухмыльнулся Адонис, вспоминая возмущение Яна по поводу тренажера из кровати, помогая пройти в конец коридора в комнату с нарисованным человечком и удивляясь заплетающимся тонким ногам.
  - Дальше я сам, - отмахнулся больной у двери в обитель и кое-как зашел в маленькое помещение, и вышел через пару минут, вновь повисая на друге.
  - Может, поговорим обо всем случившемся?
  - Выздоровею и поговорим, а то ты меня убьешь, и Нинель окажется полностью солидарна с тобой. Это же она нас обычно разнимает.
   - Я не такой изверг, чтобы раненых добивать, - оскорблено заметил герой.
  - Раненых как раз добивать надо, но ты не соизволил, - от слов Кая рыцарь сбился с шага и подавился словами, вспоминая, как пистолет уперся в лоб. Демон смог продолжить с улыбкой. - И я благодарен тебе за это.
  - Обращайся.
  Адонис мысленно дал пару раз по роже самоуверенному идиоту, что не отразилось на его лице, желая быстрейшего выздоровления бывшего врага, дабы задать ему трепку, в ходе которой он мог вновь отправиться в эту больницу.
  Шанс выдался как раз после выписки. Весы радостно показали сорок семь килограммов, и Кай заканючил:
  - Хочу домой! Выписывайте меня уже! Я на улице месяц не был!
  - Что скажете? - обратилась Нинель к врачу, наблюдая за раскачивающемся на стуле демоном.
  - Если сможете обеспечить ему домашний режим и приходить раз в неделю на обследование, то да, у меня нет причин (желания и терпения, а также дополнительной мебели) держать его в больнице. Но, чур, не отлынивать и принимать все витамины в указанное время и в указанных пропорциях. О физическом восстановлении не говорю, так как пациент и без того мотивированный дальше не куда.
  Стул надломился и упал под энергичный крик беса: - "Ура!"
  Оценив бесхвостый комок непосредственности, хирург добавил:
  - Но, если не справитесь, у меня есть знакомые, готовые предоставить смирительную рубашку и комнату в отделении для буйных, пока этот показушник не перебесится.
  Услышав это, Кай поднялся и сделал самую невинную из всех своих мордашек, а сам подумал, воспользоваться связями своего нового врача и узнать о попавших в этот мир соотечественниках. Откладывая эти планы уже на время после полного выздоровления.
  
  - Когда он уже успокоится? - глотая таблетку от головы, спросил Адонис у Нинель, не менее уставшей от мельтешения демона.
  - Скоро он устанет.
  - Ты это говорила три часа назад.
  Сразу по приходу домой, на Кая напала неизвестная собачья болезнь, заставившая его нарезать круги по всем комнатам. И если вначале это умиляло-удивляло, то вскоре люди устали.
  - Будто щенка подобрали, - улыбнулся рыцарь.
  - Или ребенка усыновили, - вторила девушка.
  - Большое дите, не находишь.
  - Великовозрастный идиот.
  - И чем он тебе нравится?
  - Любовь зла.
  Наконец, Зло успокоилось и упало на ковер, прикрывая глаза, наслаждаясь ощущением уюта и домашнего тепла. Почти мгновенно источник мельтешения заснул, и жильцы семьдесят седьмой квартиры ощутили острую нехватку пропавшего движения.
  Адонис усмехнулся, в который раз отмечая, что стоило ему перестать смотреть на Кая, как на источник бед их мира, то, к своему удивлению, он увидел энергичного мальчишку, творящего глупости, который неизвестным природе чудом не озлобился на мир.
  Новый ритм жизни, словно маятник, взял свой бесконечный цикл. Адонис продолжал работать, Нинель, помимо учебы, бегала на практику к Терентьеву. И, вопреки ожиданиям, бес вел себя бессовестно хорошо, быстро восстанавливая способность ходить, хотя один костыль ему еще был нужен, он достаточно быстро преодолевал уже приличные расстояния.
  Как об этом узнали? Да однажды пришли, а Кая дома нет.
  Это был его первый самостоятельный выход из дома за долгое время. Он с трудом вышел на лестничную площадку и посмотрел вниз, расстояние, которое раньше преодолевалось шутя, казалось непреодолимым препятствием между ним и сладостями. Именно так, демону вдруг захотелось конфет, поэтому он и вышел на прогулку. Не рискнув назвать себя безумцем, Кай доехал до первого этажа на лифте и, выйдя на улицу, на лавочке заметил следователя.
  - Вы знакомы с термином сталкер-преследователь?
  - А ты знаком с термином уголовное преследование?
  - Туше.
  Отковыляв, опираясь на костыль, подальше, ощущая взгляд в спину, демон зашел за угол и, дождавшись, когда майор отвернется, слепил снежок размером с голову слоненка. Снег как раз намок из-за начавшегося потепления и лепился хорошо, полетел он тоже ладно - ровно в следователя, сдувая того со скамейки и впечатывая в стену.
  Именно картина следователя в снежной каше встретила выбегающих из сорокового дома жильцов квартиры семьдесят семь. Бес ехал на лифте, они поднималась по лестнице - так и разминулись. Спрашивать Саванова, видел ли тот Кая, не стали. И так видно: видел, огрызнулся, получил.
  - Засранец! - емко охарактеризовал майор демона, и Адонис с Нинель были с ним солидарны.
  Кай вышел из магазинчика с кульком конфет, поглощая их по одной на пути домой и едва не подавился, увидав идущих навстречу друзей. Ой, не добрые у них были лица.
  - Кай!!! - рычал рыцарь.
  - А вы, собственно, чего такие злые? - как ни в чем не бывало, спросил демон, нетвердо вставая на ноги и поднимая перед собой костыль, словно щит.
  - Ты из дому вышел?
  - Ну да, Рапунцель это в другую сказку, вот сходил сладкого купить, - хлопал глазами бес.
  - Да мы думали, ты через окно, как раньше делал, вышел, - пролепетала принцесса, поняв глупость таких измышлений.
  - А что вы думали, я прыгнул в окно, переломал себе ноги, свернул шею и, подобрав костыль, пошел себе дальше? Я, по-вашему, совсем дурак?
  Адонис закрыл глаза, досчитал до десяти и повел покалеченного в сторону дома, по его умозаключению, бес и не такое мог.
  - Ой, товарищ Саванов, как вам, наверное, мокро, - посмеялся черт над следователем, с упорством маньяка продолжающим сидеть на скамейке. И прошел в подъезд. - До свиданья.
  Нинель взглянула на мокрого от снега следователя с сочувствием, а рыцарь со скрытым злорадством. Не одному же ему страдать от выходок беса.
  Дома договорились, что впредь Кай будет оставлять записку со временем, на что естественно черт выразил недовольство, но его осадили:
  - Ты нам нервы достаточно потрепал. Вдруг тебя опять похитят ученые или сердце подведет, или в обморок упадешь.
  - Со мной все хорошо! Но да, по поводу ученых это ты меня напугал. Согласен.
  Впрочем, бес особо гулять не рвался. Снежный хлопок сменился на холодную кашу и не радовал глаз. Черт стал подолгу сидеть за компьютером, играя в видеоигры, чем здорово напоминал обычного подростка. Вот только играл он в игры виртуальные, а мышцы на нем начали появляться реальные. Нинель узнала, почему, через пару недель, когда вернулась и застала Кая за комплексом упражнений для профессиональных гимназистов и акробатов.
  В тот момент, демон стоял на руках и, опустив ступни, почти касаясь головы, отжимался на пальцах.
  - Ничего себе.
  - А? Добро пожаловать домой! - чтобы это сказать, бес повернул голову под немыслимым углом.
  - Ты такой гибкий! - восхитилась девушка без задней мысли.
  - Ну, так я же демон. У нас иная физиология, - он опустился на пол и, сладко потянувшись, встал уже на ноги. Хромота еще была заметна, но перестала так сильно бросаться в глаза. - Пару недель, и смогу бегать с приличной скоростью. Ах, да! Помнишь, я писал в городском чате паркурщиков? Сегодня написал туда от своего имени, что демон умер. Слухи быстро разлетятся, и, надеюсь, больше никто не будет меня искать. Знаешь, опасаюсь за свою жизнь. Былой скорости, реакции и силы мне не вернуть, а с имеющейся от умелых охотников не уйти.
  От слуха Нинель не утаились пессимистичные тяжелые нотки. Это не удивило ее, все-таки юноша был очень сильным, а пережив достаточно горькие события, ослабел до крайней степени презрения к себе. Выжив, преодолев произошедшее, занявшись собой, понял, что до прежней черты не доберется, и... вот тут принцесса не была уверенна, какая каша в его голове сварится.
  - Тебе плохо, да. Кай. Если тебе тяжело принять новое состояние, ты скажи. Не знаю, сможем ли мы помочь, но поддержим обязательно.
  - Как в том логове ученых, в которое вы безрассудно сунулись? Вас не просили! - настроение сменилось резко, как рычаг нажали, включая аварийный свет. - Подвергли себя опасности ради падали!
  - Проси, не проси. Мы бы в любом случае спасли бы тебя. Даже если бы оказалось, что мы опоздали.
  Открылась дверь, и вошел Адонис, снимая кашу из сапог и запихивая в них сушилки. Зашел в зал и обнаружил демона с не ясными намерениями, застывшего напротив принцессы. Царившее в комнате напряжение можно было резать ножом. Нинель дернула струны души и вытряхнула наружу нечто болезненное, обросшее заплесневелым непониманием.
  - Доня, ты тоже так думаешь? Стоило рисковать собой и Нинель ради меня, возможно мертвого?
  Рыцарь кинул на принцессу вопросительный взгляд в попытке получить ответ на происходящее, но не успел. Только он кивнул, как плотину по имени Кай прорвало.
  - Я поставил на себе крест! И мне его нести! Не вам! А получилось, что вы его вместе со мной подняли, - всплеснул руками бес.
  - Не только подняли, еще и донесли. Я не понимаю, почему тебя это так заботит! - рыцарь сориентировался.
  - Кай, это твои личные изыскания или демонические заморочки? Мне тоже невдомек подобная реакция. - развела руками принцесса.
  Бес оскалился, он явно не хотел говорить, хотел было уйти, но Адонис ухватил за плечо и не дал убежать. Пришлось объяснять:
  - Больные демоны выбирают два пути: или нападают на самого сильного и умирают от его когтей, или уходят в поисках смерти, - порядок у демонов заставил героя мира Сайнтарза широко раскрыть глаза. Он сразу вспомнил, как едва не застрелил это непутевое недоразумение, как сразу после этого черт присмирел. - Но я не ушел, и... остался. Все оттягивал время ухода, мне хотелось еще побыть с вами. А потом стало сложно вставать, и я решил, что никому плохо не сделаю, если умру дома. Я даже это место домом считаю. А вас стаей, называйте это семьей, если хотите, - он стоял, нахохлившийся, словно воробей. Говоря неожиданно спокойно, бес вдруг вскрикнул. - Но все не так! Демоны одиночки, ставшие стаей, не поддерживают друг друга, не заботятся друг о друге, да им плевать, если одного из них убьют! А мне нет! И вам нет! И я этого не понимаю!
  Расчувствовавшись, девушка хотела подойти к нему, обнять, пытаясь донести свои мысли, но внешние изменения не могли изменить демонического воспитания и иного хода мыслей. Бес шарахнулся в сторону и метнулся ближе к входу на кухню.
  - Я не понимаю!!! - выкрикнул он, с лицом, наполненным замешательством. - Вы слишком много чувствуете, слишком по-другому видите! Я не понимаю вас! Вы говорите для себя очевидные вещи! Для себя! Я не человек! Совершенно, абсолютно, стопроцентно не человек! И это даже не разные взгляды на вещи, это совершенно другое ощущение этих вещей! - Кай набирал обороты, разом выплескивая то, что должен был сказать давным-давно. - Вы говорите, заболел, иди домой, вылечим. Но у демонов так не принято! Больные умирают или их убивают! Это для меня нормально! Для вас же зверство! Вы говорите, мы не выгоним тебя, даже если искать легионы не нужно, а я метаюсь в поисках причин и не нахожу. А вы просите остаться и продолжаете нелепо заботиться. Я создаю вам геморрой, а вы лечите, дав всего лишь оплеуху! Я не могу это понять! Вы упрямо вдалбливаете мне ценности, которые демон не в состоянии принять! Я не могу их принять! Очень стараюсь, правда! Очень стараюсь походить на человека! Говорить, как вы, ходить, думать. И чем больше стараюсь, тем больше понимаю: просто невозможно мне стать человеком, ни внешне, ни внутренне! Это как для вас принять быт демонов! Так же дико со стороны! И хотя я поглотил сотни человеческих жизней, это не значит, что я понял все, что видел! - он отвернулся и совсем по-детски пробормотал. - Я, правда, пытаюсь. Изо всех сил. Но я до сих пор не знаю даже как создавать дружеские связи. Я даже такой мелочи не знаю, которую ваши детеныши постигают в младенчестве... правильно ли я делаю? Доставляю вам кучу проблем, а вы продолжаете быть рядом, хотя уже поняли, как много со мной мороки.
  Нинель подошла и медленно протянула руку, укладывая ее на встрепанные волосы цвета угля.
  - Все хорошо. От тебя не требуют мгновенно понять или принять все это. Прости, мы не знали. Я даже не задумывалась, что все это так сложно для тебя. Знаешь, мы совсем недавно встретились, но уже стали больше, чем просто друзья, и нас это тоже вводит в ступор. Мы, как и ты, удивлены и смущены положением вещей. И рады.
  Адониса также смутил выплеск эмоций, но он принял его по-своему. Хлопнул себя по лбу с совершенно неожиданными обвинениями:
  - Понял, я идиот! - на него уставились, требуя объяснений. Пришлось объяснять, обращаясь к Каю. - Меня всегда заботило твое слишком человечное поведение и резкие выплески чувств. Думал, ты пытаешься усыпить нашу бдительность, и даже не рассматривал вариант, в котором ты делаешь это ради нашего удобства и пытаешься поладить с нами.
  - Да я не в обиде. Сейчас-то все хорошо.
  Нинель медленно перевела руки ему на живот и обняла со спины. Кай окинул ее беспокойным взглядом, но сбежать больше не пытался. Пользуясь этим, рыцарь тоже протянул руку, положив ее на отросшие волосы. Раз им достался такой отзывчивый на прикосновения представитель вида Зла, следовало этим пользоваться.
  - Дурак ты, бесовской наружности, - Адонис встрепал черные волосы и объяснил на словах. - Если что случится. Неважно, принято у демонов так или нет, ты должен, нет, обязан нам сказать. Неважно, зуб ли заболит или палец.
  Кай похлопал глазами, осмысливая услышанное, и пообещал:
  - Буду говорить. Обещаю. Постараюсь вести себя еще более человечно.
  Плотину прорвало - никто не умер. Можно было вздохнуть с облегчением до нового выяснения обстоятельств.
  Время шло, и чем больше его оказывалось на дне песочных часов, тем сильнее Нинель разрывалась от желания наконец пообщаться с Каем, на тему ее влюбленности. Порой хотелось просто признаться и, после того, как ее отошьют, переболеть этой дурью. Но чем больше времени шло, и чем больше бес возвращал былую форму и уверенность в себе, тем невыносимее становилось девушке держать все в себе. И она выразила свои чувства весьма шокирующим способом.
  В тот день, Кай сидел за компьютером и неожиданно спросил развалившегося на диване Адониса:
  - Хочешь чаю?
  - Нет, - лениво ответил "отец-кормилец", уставший на работе.
  - Он вкусный, - настаивал бес.
  - Нет.
  - Вспомни, какой у него аромат, а как красиво чаинки плавают у края, а еще по чаинкам можно погадать...
  - Да не хочу я чаю!!! - вспылил Адонис.
  - Зато я хочу, иди, завари, - осклабился бес, откидываясь на спинку и улыбаясь, ощущая вкус победы.
  Рыцарь закатил глаза, встал, вышел в коридор и вот тут увидел вернувшуюся из парикмахерской Нинель. Он знал, что она собиралась сделать новую прическу, но не думал о столь радикальных изменениях. Пораженно отойдя в сторону, Адонис пропустил бывшую невесту в зал, где на нее уже во всю смотрел Кай, и от изумления не мог выдавить ни слова.
  - Принцесса, зачем? - нашелся бес, прикрыв рот ладонью.
  - Захотелось, - улыбнулась она, проводя рукой по волосам, даже не достигавших плеч. Отрезанную косу Нинель держала в руках, любовно упаковывая на долгую память.
  - Он не понял намеков, думаешь, такой жест поймет? - тихо прошептал рыцарь девушке на ухо, выловив ее на кухне.
  - Вряд ли. Но я продолжу попытки. Может статься, устану ходить возле и скажу прямо. А там буду действовать по ситуации.
  - Не знаю, Нинель, стоит ли. Готова ли ты к последствиям. Он же демон. Я даже приблизительно не могу предположить, какова будет его реакция.
  Принцесса себе эту реакцию представила, и вначале дико покраснела, затем печально опустила плечи и вздохнула.
  - Хуже, если реакции просто не будет.
  Адонис покачал головой и ушел обратно в зал, где Кай, слегка выбитый из колеи, пытался продолжить игру. Отпив чай из своей литровой кружки, рыцарь подумал, что нет ни одной причины влюбляться в этого немощного парнишку. По канонам красоты родного мира, его же нельзя было назвать красивым. Плечами не вышел. Мордашка смазливая. Улыбка вечно кривая и ничего хорошего не готовящая. Худой и не высокий, а уж волос на теле вообще нет, зато на голове копна. На мгновение пришла мысль, может, его бывшая невеста попутала любовь с материнским инстинктом. Все же бес хирел и едва не помер, требовал ухода, как сбитая грузовиком собака. Не успел Адонис сконцентрироваться на этой мысли, как ему вспомнились многочисленные перевязки, то, как Нинель касалась раненого, было смущающим. Да и до этого, девушка оказывала бесу определенного рода знаки внимания.
  - Ну, ребята, я сомневаюсь, что у вас выгорит. Но кулаки за вас сожму, и, если что, Каю рожу ими набью. - заверил себе Адонис, начиная сжимать кулаки.
  Демон, снявший наушники, услышав свое имя и обещание побить, бросил на мужчину беспокойный взгляд, но тот никак не среагировал, и Кай вернулся обратно к компьютерной игре и не думал, насколько шокирует его дальнейшие события.
  22 глава
  Кто знал, Нинель не стала тянуть, и уже на следующий день подошла к объекту вожделения, осторожно начиная разговор.
  - Кай... слушай. - Воздуха не хватило, и следующая фраза вышла тише. - Я хочу тебе кое-что сказать.
  Ощущая напряжение девушки, бес повернулся и, недоумевая о причинах такого волнения, застыл в ожидании.
  - Что-то не так? Говори, что хотела.
  Принцессе все еще не хватало духу, поэтому, теряя мысли и слова, она начала тараторить.
  - Понимаешь, ты мне столько рассказывал про демонов, и, хотя я знаю, ты не они, я все равно немного трушу. Но с момента нашего знакомства и до сегодняшнего дня, я наблюдала за тобой, в общем... - Девушка набрала полную грудь воздуха и уверенно произнесла. - Ты мне нравишься.
  - Ты мне тоже, и что, - услышала она ответ, и только через несколько секунд поняла: Кай вновь не уловил исконный смысл.
  - Да нет же!
  - Не нравлюсь?
  - Да. То есть, нет. А! - Нинель метнулась к окну, приоткрыла его, вдохнула освежающего холода и закрыла. С новыми силами подошла к удивленному ее поведением бесу и, сделав шаг вплотную, решительно поцеловала, обвив его шею руками.
  Две секунды ничего не происходило, на третью Кай вытянулся по струнке и вырвался из объятий, шарахнувшись к стене.
  - Ты-ы что делаешь? Зачем ты это сделала?
  Принцесса была готова схватиться за голову. Пугать Кая в ее планы не входило.
  - Я хотела показать, как ты мне нравишься.
  "Не время смущаться", - решила она, - "Если я хочу добиться от него понимания, нужно говорить без стеснения. Но черт, хочется побиться об стену".
  - И как я тебе нравлюсь? - продвигаясь к выходу, поинтересовался Кай.
  - А разве не понятно?
  - Нет.
  Нинель вздохнула и попросила:
  - Скажи, как понял ты.
  - Ты хочешь секса и почему-то предлагаешь его мне.
  Приложив усилия, чтобы не покраснеть, Нинель искала слова. Отношения между парнем и девушкой подразумевают интим, но принцесса не чувствовала себя готовой к такому шагу, но и не могла сказать, что не хотела озвученного. Вот только не сейчас и не в ближайшее время, когда тот, кого она на свою голову полюбила, не в состоянии понять вроде бы простых вещей.
  - Не совсем так, Кай, - ощущая подобие унижения от собственных активных действий, когда такое должен делать противоположный пол, Нинель расписала следующее. - Я хочу гулять с тобой, ходить на свидания, узнавать о тебе все больше и больше, хочу, чтобы мы стали ближе. У людей это называется "встречаться".
  Демон напряг память и выудил так называемые отношения конфетно-цветочного периода, которые все равно устраивались ради секса. Смысла подобных танцев он не понимал. И это непонимание отразилось на его лице так явно, что Нинель решила сдать назад.
  - Ох, зря я это затеяла. Забудь! Просто, забудь! - Она отступила, выставляя вперед руки, на ее глазах заблестели слезы безответных чувств.
  - Я не могу о таком забыть, - Кай оказался за ее спиной. До сих пор не удавалось уследить за его движениями, когда он так быстро и плавно перемещался. - Скажи, зачем тебе такого рода отношения, так еще и со мной? По улицам гуляют друзья, но дружба у нас уже есть. Ты меня поцеловала, у людей касания губ подразумевают сексуальную связь. Но ты хочешь стоять между этими двумя отношениями, почему?
  Взмолившись демиургу покоя, Нинель зашла с другого края.
  - Ты тоже меня однажды поцеловал. Причем не так невинно, как я тебя сейчас. Чего ты хотел тогда?
  - Попробовать, - честно признался бес и неожиданно смутился, - демоны не целуются, у нас же зубы, как у пираний.
  - Почему ты поцеловал меня, а не кого-то другого?
  - Других-то я не знаю. Не буду же я целовать, кого попало!
  "Отлично, я не "кто попало". Интересной дорогой мы идем. И что с ним делать дальше?" - скрипнула зубами принцесса, перетряхивая в голове умершие нервы и забастовавшие нейроны.
  - Кай, если ты скажешь, что просто я тебе не интересна, если ты скажешь, что не чувствуешь ко мне ничего, то будет лучше, если мы забудем этот разговор, будто ничего не было. Я молчала - ты не слышал.
  Демон ощутил себя запряженной на краю пропасти лошадью. Шаг вперед - прыжок с обрыва, шаг назад - удар хлыста разрежет спину. Заболело в груди, опровергая картину рассеченной спины. Что сказать? Как среагировать? Как быть?!
  - Я демон, белочка. Мне не понять человеческих отношений, а демонические я и смертельному врагу не предложу. Найди себе человека.
  После Нинель долго жалела себя и плакала, а Кай кусал подушку, вырывая из нее клоки. Адонис, зайдя в подозрительно тихую квартиру и обнаружив молодую девушку и парня по разным углам в состоянии депрессии, решил уйти на кухню и никого не доставать, однако его покой быстро был нарушен надувшейся подругой с красными глазами.
  - Адик, давай сходим на свидание.
  От такого предложения рыцарь подавился бутербродом.
  - Ясно, разговор с Каем вышел боком. Вижу, он воспринял лучше, чем я полагал, но хуже, чем ты ожидала.
  - Он сказал найти мне человека. И как это понимать? То ли он не дал мне окончательного ответа, то ли я его не интересую. Не поняла.
  - Может, он прав, и тебе стоит попробовать встречаться с юношами-людьми? - недвусмысленно намекнул рыцарь, за что получил полный недовольства взгляд.
  Встав и высоко задрав нос, Нинель оделась и вышла на улицу проветрить голову. Цыкнувший рыцарь заглянул к демону, обнаружив того лежащим на кровати, и потер лицо, думая: "Любовные дела, не прорыв в секретную лабораторию. Переживут".
  А вот как? Это уже вопрос.
  Сходив до аптечки за остатками успокоительных Германа, он поставил баночку на стол Кая, и не удивился, выйдя, услышав звук открытия окна и свист улетающей в далекие края банки с лекарствами.
  Принцесса шла по улице, злая и обиженная, видение космического полета банки она пропустила, хотя неведомый объект успели заснять и заметить пару десятков людей.
  "А вот найду себе человека!", - твердила она себе. - "Другого полюблю и буду счастлива. А где искать такого? В телефоне!"
  Студент Андрей, который уфолог, показался ей самой невинной кандидатурой. Мальчик он скромный, руки не распускал, все мечтал о великой неземной любви и принцессе с луны. Ведь ничего страшного не произойдет, если она предложит ему погулять вместе, да?
  Прилетел студент на крыльях счастья, и уже расписал все свидание без ведома проявившей лояльность пассии. Андрей расстарался на славу, Нинель оставалось только признать свидание удачным. Парень делал ей комплименты по поводу новой прически, водил и в кино, и в парк, и болтал без умолку, и слушал внимательно, и вел себя прилично. Вот только все было не так, вернее, рядом был не тот. Хороший, вежливый, обходительный, но не любимый. От того и пришла Нинель уставшей. Ночной сеанс кино длился, казалось, бесконечно, и люди на экране то целовались, то ругались.
  Встретил ее Кай. Подошел, понюхал, состроил недовольную рожу и ушел к себе.
  - Это чувство называется ревность! - крикнула она ему в спину.
  - А, может, я недоволен отсутствие результата? - оглянулся он.
  - Результат, это, в смысле положить меня под кого-нибудь, способного помочь забыть тебя? - зло бросила девушка. - Спасибо, это я могла получить и на родине! Кай, ты же реально взревновал, да?
  - Не принимай желаемое за действительное, - парень повернулся к ней, и стало видно - он зол.
  - По-моему, кое-кто сам не знает, чего он хочет.
  - О! - осклабился черт, подходя вплотную. Голос его стал текучим, словно вода. - Что, если хочу, секса, например. Ты согласишься лечь со мной? Что, если я буду груб с тобой? Сделаю тебе больно? Тебе понравиться это? Не думала о безопасности других, а об агрессии демонов и их безумии? Об этом ты подумала?
  - Думаешь, я не просила себя остановиться? Думаешь, я не знаю о рисках? Да я каждый божий день напоминала себе, кто ты и кто я!! Затем ты заболел, и стало не до этого, но я успела понять главное - я полюбила тебя!!
  - Да за что!? Объясни, за что такого, как я, можно полюбить? Скажи, тебя потянуло на экзотику? Так давай потрахаемся, и ты успокоишься! Может, все дело в моей милой внешности, (ах, такой уж уродился), и ты перенимаешь каноны этого мира? Знаю, у людей все не так, вы не выбираете себе пару для производства лучших детей, но вдруг ты решила в генетики податься и посмотреть, что у нас получится? А может это жалость? А может, ты сошла с ума?
  - Может и сошла! Думаешь, мне не страшно?! Да я в ужасе! Почему именно ты!? Почему сейчас! Ты же что не день, то прикол, искренность клещами вынимали, состоятельным тебя уж точно нельзя назвать! Куда не плюнь - одни минусы! Но я не могу ничего поделать, и эта никакая, к черту, не жалость! Я рациональный человек! По моему мнению, достаточно разумный! Но у меня сердце разрывается от твоих обвинений! За что я тебя полюбила? Да знать бы, куда резать! Просто за то, что ты это ты: со всеми твоими закидонами и обилием придури, за неумелое беспокойство и доброту, за редкую нежность. Не ищи причин. Даже я их вижу с трудом, но не могу перестать думать о тебе!
  Кай поморщился, как от зубной боли, и схватился за голову. Нинель была готова плюнуть и поступить как проще - переспать, но вариант решения проблемы нашел сам Кай.
  - Хорошо! Я сдаюсь, - бес поднял вверх руки, символизируя сказанное. - Давай ты мне покажешь, как наши отношения должны выглядеть? А я скажу: хочу ли этого, могу ли.
  - Попробуем, - несмотря на своеобразную победу, Нинель ощутила опустошенность осужденного на смерть человека. Знать бы еще, за какие грехи эта кара.
  Первым к себе направился Кай, он шел нетвердой походкой и мыслями был далеко, поэтому налетел на разложенный диван, выбив из притворяющегося спящим Адониса воздух. Рыцарь рыкнул, подражая взбешённому хищнику, и сожители мигом оказались по своим комнатам.
  Смотреть в глаза все слышавшего мужчины утром ни один из молодых людей (и нелюдей) не мог. Не выспавшийся, тот пытался намазать себе бутерброд и не отягощать голову проблемой молодежи. Не выдержав напряжения, Нинель улетела в университет, а бес обратил взгляд утопающего на рыцаря:
  - Доня, спасай. Я не понимаю человеческих женщин.
  - Думаешь, я понимаю, - иронично отозвался Адонис, надевая ботинки и подумал: "Как бы все было просто, будь Кай обычным парнем". - Кай, я хочу услышать, что ты думаешь по поводу ее предложения. Не спеши отвечать. Загляни в себя, покопайся.
  - Я не знаю, - без самокопаний ответил демон. - Меня это шокировало.
  - Хорошо, то есть плохо, - растерялся рыцарь. - Что ты ей там ответил?
  - Предложил попробовать ее схему отношений. Но я не знаю, как мне быть! Адонис, я не знаю, что мне делать! У меня, как у демона-то, не было нормальных отношений, а человеческие сложнее! Помоги!
  "Взять и взболтать? Чем тебе помочь?" - задумался Адонис.
  - Слушай, Кай. Как бы поступил демон, любой другой демон, на твоем месте?
  - Ты правда хочешь это знать?
  - Нет. Но скажи.
  - Начнем с того, что другой демон в такую ситуацию не угодил бы...
  - Не факт. На материке Лайвисла демоны живут по общему принципу: "Живи и дай жить другим". И там междувидовые отношения далеко шагнули. Раньше я об этом не задумывался, но раз дошло до такого дела, то знай, пять-десять процентов твоих сородичей живут припеваючи с людьми, эльфами и другими расами. То ли их туда как пленников свезли, то ли они сами туда сбежали - один фиг.
  - Хорошо, я понял, - смутился бес, позабыв о материке свобод. - В общем, ничего хорошего обычный бы демон Нинель не сделал бы. Сам это понимаешь.
  - Но что хочешь сделать ты?
  - Сменить прошивку мозга, Доня.
  - Для Нинель.
  Кай задумался. Он думал слишком долго, Адонис уже собирался завершить непродуктивный разговор и уйти, наконец, на работу, когда бес ответил:
  - Хочу подарить ей улыбку. В последнее время со мною рядом она расстраивается, потому что я демон и не оправдываю ее надежд. Но не смогу. Я - эмоционально тупое существо и не знаю, как должен себя вести, чтобы она была счастлива. Как мне быть?
  "Вид другой - проблемы те же", - улыбнулся Адонис.
  - Будь собой. Честно говори, когда не понимаешь. Постепенно сообща вы найдете гармоничное решение. Ты не поверишь, но так гарцуют все мужики. И все в начале испытывают похожие трудности. Просто знай, одно твое желание сделать ее счастливой уже многого стоит.
  Бес нервно облизнул губы и спросил о еще одном волнующем его моменте.
  - А это ничего, что мы будем встречаться? Ну, ты же ее мужем должен был стать?
  Адонис открыл дверь.
  - Я никогда не думал о ней, как о женщине. И когда она выросла, я все еще видел девочку. Она мне скорее сестра. Может, и ты хочешь быть ей братом?
  - Нет, - быстро и однозначно ответил черт. - Она похожа на мою сестру, но не может ей стать. Я путаюсь в чувствах к ней. Это сложно описать, но иногда мне бывает страшно. Рядом с ней монстр без когтей, рогов и зубов, который может причинить ей вред - это я.
  - Дурак ты, а не монстр, - усмехнулся рыцарь и взъерошил смоленые волосы Кая. - Ты скорее сам убьешься, чем ей вред причинишь.
  Адонис ушел, а бес сел за компьютер, но не за игры, а залез в сеть изучать материал по своей проблеме. С виду все казалось не таким уж трудным, да и рыцарь уверял быть собой.
  Удивительно, но ничего сверх необычного после того признания не происходило. Все трое продолжали смотреть по вечерам фильмы, обсуждали важные вещи и полнейшую чушь, днем люди разбредались по своим делам, а Кай выходил на крышу и продолжал возврат прежней фигуры и скорости. Единственным замеченным отличием стало непреодолимое желание Нинель сидеть рядом с бесом, чаще стала к нему прикасаться и прижиматься.
  Видимо, он делал что-то не так, потому как девушка часто тяжело вздыхала. Она все ждала инициативы любимого демона, но не получая ее, начала действовать сама.
  - Кай, - позвала рыжая принцесса, не получая и слова в ответ. Пришлось идти к компьютеру и снимать с ушей парня наушники. - Кай!
  - Зачем так рявкать? - испугался демон.
  - Пошли на свидание, - предложила Нинель и замерла в ожидании решения.
  Кай посмотрел на монитор с приостановленной игрой, затем в глаза девушки, полные надежды, и кивнул. Он же ждал движения по тонкому льду, пора узнать, в силах ли демону на нем удержаться.
  - Пошли, - не успел Кай встать, как в его руку вцепились и буквально поволокли в прихожую, катя на стуле. - Да погоди ты! Дай переодеться, - вырвался он и вернулся через пару минут уже в расклешенных штанах и толстовке, скрывающих его не человеческую фигуру, сапоги и куртка окончательно превратили беса в человека. - Куда пойдем?
  Нинель сказала первое, что пришло ей в голову:
  - В кино!
  - Но мы можем посмотреть фильм и дома, - Кай кивнул на телевизор.
  - Нет, нужно идти в кино.
  Демон пожал плечами и решил не спорить. Смысл происходящего он понимал слабо. Нинель тоже не вполне уясняла собственную идею показать Каю этот тип отношений.
  Ближайший кинотеатр встретил почти безлюдным залом и небольшим экраном. Купив попкорн и газировку, парочка села на дальний ряд. Фильм оказался смешным, и Кай смеялся, не понимая, отчего его спутница недовольна. Пришлось смотреть по сторонам, в поисках ответа. Одна парочка, на пару рядов впереди, целовалась, и, судя по всему, бесстыдно собиралась перейти к более интересному процессу.
  - Ты хочешь, как они? - спросил бес подругу, указывая на оседлавшую мужчину женщину.
  Нинель промолчала, подарив убийственный взгляд. Понаблюдав немного за парочкой, Кай встал и, взяв белочку за лапку, увел прочь.
  - Давай просто погуляем, - предложил он, выбрасывая недоеденное ведерко с попкорном и обосновывая свое решение - Такая хорошая погода, а в зале душно, и кино тебе не интересно, и те люди слишком активные.
  Погода действительно стояла по-весеннему теплая. Настроение могли испортить лужи, но Кай выбирал дорожки, где их было меньше всего, отмечая забавный факт наличия множества людей, разбитых на пары.
  Долгое время сохранялась тишина, пока демон не рассказал историю из далекого прошлого:
  - Принцесса, а знаешь, я вспомнил, как на цитадель принесло семена горицвета. Они застряли в расщелине и проросли.
  Нинель не ожидала после такого долгого молчания откровенности. Тем более о прошлом, которого демон в разговорах избегал.
  - Горицвет? Адонис?
  - Да, представляешь, какое совпадение? Эти желтые цветы маячили перед окном моей тюрьмы, укрепившись своими тонкими корешками на каменной крошке. Цветы крошили камень и боролись с непогодой. Я восхищался ими. Но после пары голодных обмороков, совет перевел меня в более комфортабельные условия. Там они уже могли следить, что бы я питался. Ежедневно мне пытались дать наркотики, подавляющие волю, но я всегда их чувствовал. Иногда они не сдавались, и голодовка продолжалась больше месяца. В конечном итоге, ослаб и не смог сопротивляться. Меня накачали, воспользовавшись хилостью, попытались изменить личность, и даже заколдовать. Тело им я отдал, бросив все ресурсы на защиту разума. Три дня находился под их контролем, но быстро вернул обратно волю. Это научило меня контролю сознания, - он помолчал минуту перед тем, как продолжить. - Ты, наверное, спрашиваешь себя, зачем я это рассказываю? Понимаешь, после того случая мне пришлось пять лет притворяться марионеткой и осознанно творить ужасные вещи. Никто не предлагал тепла, не просил теплых слов. И ни один не научил меня строить отношения даже с представителями своего вида, которые во много раз проще человеческих. Я вижу, как сильно тебя расстраивает мое поведение и слова. Принцесса, понимаешь, я правда не пытаюсь сделать тебе плохо специально.
  Нинель моментально устыдилась своего поведения:
  - Не извиняйся. Это я должна просить прощение. Тороплюсь куда-то. Обижаюсь ни за что. На самом деле, все хорошо и идет своим чередом. И еще, знаешь, даже если в твоем прошлом не было ничего хорошо, я рада узнать о нем, ведь это показатель твоего доверия.
  - Давай я доверие другим способами буду выражать?
  - Я не против. Ну что, продолжаем свидание?
  - А мы его прерывали?
  - Отлично, тогда твоя очередь выбирать, куда направить нам стопы. Чем бы ты хотел сейчас заняться?
  Кай задумался и ответил:
  - В игру поиграть, в последнее время меня это увлекает.
  "Беда", - смутилась Нинель. - "Наркотик нынешнего поколения завладел его мозгом".
  - Идея! - нашла решение она. - Играть можно не только дома.
  Пришлось потратить час на переезды и переходы, и заплатить за вход на праздник поп-культуры - Comic Con. В начале в толпе людей Кай чувствовал себя неуютно, но дойдя до выставки новшеств он заинтересованно осматривал все имеющиеся прибамбасы. Одно игровое устройство привлекло его внимание.
  - То есть, на экране показывают, как нужно танцевать, а я это повторяю, а машина меня сканирует и выводит балл успешного повторения? - спрашивал демон у уставшего повторять одно и то же человека. - Включи! - потребовал Кай и так сверкнул глазами, что у мужика язык не повернулся отказаться.
  Нинель возвела очи к потолку и улыбнулась. В любом случае, они вместе проводили время, а это уже что-то. Пока она радовалась, юноша снял толстовку, оставшись в футболке - он же не хотел показывать свое физическое отличие! Принцесса вспомнила, как Кай упоминал о работе мозга: появилась цель, все, она исполняется вопреки всему.
  - Кай, может не стоит?
  - Почему?
  Счастливое лицо с горящими от азарта глазами вынудили Нинель махнуть на осторожность рукой.
  - Проиграешь!
  - С чего это мне проигрывать!?
  - Потому что ты не делаешь это во имя дамы сердца, - пафосно намекнула она.
  Кай усмехнулся и при всех поцеловал девичью ручку, подражая рыцарю, чем вогнал даму сердца в краску.
  - Вот теперь точно победа за мной, - усмехнулся наглец, отдавая ей сапоги, оставаясь в носках.
  Распорядитель танцевальной машины явно мстил за подкинутую работу, он выбрал самый трудный танец. Вот только человек не знал, Кай может двигаться куда более замысловато, чем трехмерная фигура с экрана. Даже Нинель удивленно раскрыла рот, не говоря о начавших останавливаться и наблюдать людях. Движения демона были невероятно плавными, где необходимо - быстрыми и стремительными, где это нужно, нечеловечески гибкими. При каждом прыжке футболка задиралась, открывая вид на тонкую талию и странную мускулатуру. Но наблюдающим людям было не усмотреть такие тонкости, они восхищались шоу.
  Принцессу беспокоил один мужчина средних лет, который смотрел уж слишком пристально из-под очков. Когда танец кончился, и шквал аплодисментов заставил Кая вздрогнуть, этот человек спросил:
  - А еще сложнее осилите?
  - Запросто, - самоуверенно кивнул бес, и ему включили еще более замысловатый танец.
  Нинель поражённо улыбнулась, такого эффекта она не ожидала. Но видимо внимание посторонних глаз нервировало Кая, так как, получив еще одну порцию аплодисментов и завершив игру, он сказал:
  - Концерт окончен!
  Не ушел только тот человек в очках, обратившись к бесу:
  - Вы потрясающе двигаетесь?
  - Спасибо, - сдержанно поблагодарил Кай, быстро одевшись, и, подцепив локоть Нинель, хотел уйти от заинтересовавшегося им человека.
  - Вот моя визитка. Приходите обязательно, - сунул этот человек визитку в руки демона, но тот ее проигнорировал, зато взяла девушка.
  - Кай, смотри-ка, тебя приглашают на прослушивание? - сказала она, когда они дошли до стенда с робототехникой.
  - Что за зверь? - заинтересовался демон.
  - Если пройдешь, то будешь играть в кино.
  Демон протянул долгое "хм", и от робототехники увел девушку в сторону бесплатных вкусняшек. В очередь не пошел, рыкнул на промоутера, и тот отдал два шампура с жареными осьминогами, как автомат, получивший монетку.
  - Резина, однако, - оценила блюдо рыжая принцесса.
  - Рогатка, однако, - натянул между пальцами осьминога Кай и отпустил. Снаряд прилетел за шиворот какой-то девушке, и та взвизгнула, будто ей за шиворот живая мышь залезла. - Попал.
  - Может, поможешь?
  - Не... - покачал головой бес, наблюдая, как к девушке подбежали друзья и помогли достать причину переполоха из-под одежды. Затем безошибочно повернулись к парочке, кушающей осьминогов, и начали сближение. - Хм, а я их знаю.
  На защиту поруганной осьминогом чести вышел длинный парень. Кай поднялся, задрал голову и улыбнулся. Ну, как сказать улыбнулся, демон оскалился в предвкушении веселья, вовсю распространяя ауру любителя играть на чужих костях. Его оставшиеся длинными клыки и винные глаза добавили страху.
  - Кай, просто извинись, - не пожелала наблюдать подобное веселье Нинель.
  - Кай? - тут же сориентировалась поруганная осьминогом девушка, проталкиваясь вперед друзей. - Имя редкое, но вы случаем не пользователь чата на сайте "Gorod.ru"?
  - Может быть, - обиженно надулся бес, заметив схлынувший боевой настрой противника.
  - Это не вы ли написали нам вот это сообщение? - девушка быстро достала телефон, прокрутила скрол, и показала Каю его сообщение.
  Новый пользователь.
  Кай вошел в чат.
  Кай: Демон умер.
  Кай покинул чат.
  - Может быть, - заложил руки за голову бес и прикинул, кто из этой четверки кто. Он их уже дважды видел, один раз эти ребята играли на крыше, второй раз в коломенском.
  Длинный, по-видимому, БлэкКэт, девочка-осминожка - Нуиза, вторая в кошачьих ушках - Ирбис-кун, последний парень ПуФустик. Надо же!
  - Значит, вы знаете, что стало с демоном. Понимаете, он мне жизнь спас.
  Нинель тут же придвинулась к Каю ближе.
  - Знаю, - подтвердил бес. - Добрались до него. Он умер. Слышали же о секретной лаборатории.
  - Какой ужас, - всхлипнула девушка в ушках. - Он же был таким хорошим.
  Нинель подняла одну бровь, всем видом спрашивая: откуда у тебя столько фанаток?
  - Это чувство называется ревность, - дублировал юноша ее слова и неожиданно чмокнул в губы, отчего лицо принцессы залилось краской. Лица ребят тоже отразили смущение. - Извините, ребят, мы на свидании. Может, позже поболтаем?
  Нинель хлопнула в ладоши и внесла предложение:
  - Завтра Кай свободен. Погуляй с ними. Тебе полезно пообщаться с людьми, особенно одногодками. - Она обратилась к паркурщикам. - Понимаете, он перенес очень серьёзные проблемы со здоровьем, долго восстанавливался, поэтому мало общался со сверстниками. К тому же, Кай тоже увлекается паркуром.
  Демон наклонил в бок голову и пожал плечами. Почему бы и нет.
  - Зачем ты мне с ними встречу устроила? - спросил он на пути домой.
  - Ты же сам жаловался, что не умеешь строить отношения, так учись.
  - Мда, прав был Адонис - женщины умеют втемяшивать в голову мужчин нужные вещи. Хе. Хорошо прошел день. Принцесса, давай повторим!
  Нинель залилась звонким смехом и, ухватив парня за локоть, едва не повалила того на мокрую мостовую.
  Постепенно отношения становились более гладкими, но не обходилось и без ссор и причуд. Одним вечером, когда Адонис пришел довольно поздно, шагнув в темный коридор, в его ногу что-то вцепилось. Вскрикнув от неожиданности и перебрав варианты от кошки до чужого, он щелкнул выключатель и пораженно спросил:
  - Кай, что ты делаешь посреди ночи на полу в коридоре!?
  - Тебя жду, - отозвался заспанный демон. - Доня, спасай! Нинель либо себе нервный срыв заработает, либо его заработаю я!
  Прорычав матерно и неразборчиво, мужчина кивнул в сторону кухни. Его ужин был накрыт пищевой пленкой, рыцарь погрел его в недавно купленной микроволновке, и приготовился слушать.
  - Итак, что у вас за проблемы? Снова.
  Кай растерялся на мгновение, затем сделал себе чай и сел за стол.
  - У меня как бы появилась "компания для игр в песочнице", так белочка выразилась, и в ней две девчонки. Иногда они ведут себя, как дурочки, и висят на мне в буквальном смысле, задрав ножки, как на тренажёре. Их забавляет моя сила в худосочном теле.
  - А они не поймут кто ты?
  - По их мнению, демон - мачо с рогами и хвостом - мертвая легенда. А свои глаза объяснил просто, мне Ян в этом помог и написал в медицинской карте следующий диагноз: врожденный дефект, колобома радужки. Узнав, что я пациент патологического отделения, мне перестали задавать вопросы, - он засмеялся. - Был бы попрошайкой, стал бы миллионером!
  - Так, вернись к теме разговора.
  - Да, точно. Так вот, с этих девок, как мне кажется, началось. Они на меня при ней накинулись, и вроде Нинель нормально среагировала, но по пути домой засыпала меня странными вопросами и обиделась.
  - Какие вопросы?
  - Чем я хочу заниматься. На кого учиться и кем работать.
  - А, ясно. Девочки тут не причем. Дай угадаю, ты отвечал, что учиться тебе не обязательно, а работать ты не хочешь.
  - Ну не прям так, но суть ты уловил. В моей голове и без зубрежки знаний хватит, а по поводу работы я объяснил, что с моим характером и проблемами и с кипой бумаг, делающих меня инвалидом, как человека, я тупо не смогу работать где захочу.
  Адонис положил в рот последний кусок и, прожевав, предложил:
  - А ты попробуй. Просто начни искать и пытаться, Нинель это успокоит. Она девушка дальновидная, но немного торопливая. Понимаешь, в этом мире мужчина и женщина существуют на равных правах, но предполагается, что даже если женщина работает, мужчина более успешен и содержит семью. В этом плане наши миры немного похожи - успешные самцы более привлекательны, - усмехнулся рыцарь.
  - Ладно, попробую. Кстати, - Кай вышел с кухни, порылся на компьютерном столе и вернулся уже с приглашением на кастинг. - Он завтра, думаешь, стоит сходить?
  Адонис внимательно прочитал, удивленно вскинул брови, улыбнулся от уха до уха и, поднявшись, ткнул бумажкой в нос беса.
  - Посмотри, на роль кого они ищут человека.
  Кай внимательно прочитал все написанное на бумажке и оскалился.
  - Схожу. Такое я пропустить не в силах.
  Пробы велись на роль демона.
  
  На пробы бес шел как на праздник. Очередь заканчивалась на улице, и стоять в ней Кай не желал, он прошел между людьми и стенкой, и шел все дальше, не обращая внимания на окрики и возмущенные попытки его схватить. Кто-то удачно ухватил его за толстовку и с ней в руках остался. Кай продолжал раздеваться. Последней снял футболку, сбросил сапоги, стянул носки и снял крабик с волос. Отросшие черные вихры упали беспорядочными прядками, резко оттеняя и без того бледное лицо.
  Возмущение сменилось воплем ужаса, демон добежал до двери на четвереньках и будто заполз на стену, так странно и неестественно для человека он двигался. Оглянулся на пораженных людей и рыкнул на них, отчего первые в очереди шарахнулись назад и сбили с ног соседей. А пока неудачники боролись с принципом домино, Кай открыл дверь и медленно вошел.
  - Значит, вы хотите, - его голос начал меняться на демонический, - увидеть настоящего демона!?
  Крики ужаса послужили оставшимся за дверью сигналом к окончанию прослушивания.
  Так Кай получил работу, за которую многие убить были готовы, вот только он не ожидал, сколько геморроя ему это принесет и сколько нервных клеток съемочной команде убьет.
  Когда взявшие его на работу люди упомянули худощавость и не достаток мышц, Кай беспечно заявил, что за пару недель может вернуть былую форму, так как уже активно тренируется, тестируя мышцы на прочность. Ему сказали:
  - Раз можешь - сделай!
  Одному идти в тренажерный зал было скучно, от того пошли всей компанией. Приход трех кардинально разных людей в зал воспринялся бурно. Вначале заметили девушку. Невысокая, стройная, красивая и с вызывающе рыжими волосами, она сразу привлекла внимание противоположного пола. Обтягивающие шортики дали толчок к знакомству, но двое идущих за ней парней резко остудили пыл торопливых ловеласов.
  Особое опасение вызывал блондин под два метра с хмурым лицом и крепкими бицепсами, чей вид буквально кричал: я умею убивать! Было в нем нечто, испугавшее всех желающих познакомиться с новенькой. Второй парень закреплял результат. Он не выглядел сильным, даже наоборот: худым и слабым, но каждое его движение, поворот головы, шаг, кричали о противоестественности, нечеловечности. А еще эти глаза...
  Мужчины решили не рисковать, в отличие от женщин, разделившихся на две группы: одни пожирали глазами Адониса, вторые Кая. Нинель они будто не замечали.
  - Начнем с бега? - беспечно предложила спутникам принцесса.
  - Не против, - согласился блондин.
  - Может, наперегонки? - начал подначивать демон, первым вставая на беговую дорожку.
  - Это же беговые дорожки, - удивился рыцарь.
  - С циферками километража~а.
  - Предложи ставку, дохляк, - фыркнул родственник титанов, сдувая своим фырком с соседней беговой дорожки бегуна и вставая вместо него.
  - Недельное рабство, - соблазнил бес.
  - А еще, Нинель, победителя поцелуешь? - включил свою дорожку Адонис.
  - И засос поставлю, - пообещала Нинель и встала на последнюю свободную, включая низкую скорость и с опаской поглядывая на двух парней, играющих с настройками и все более и более усложняя себе задачу.
  Через полчаса бешеного темпа, демон уже желал перейти на четыре конечности, а рыцарь переключился на режим нирваны: бегу на автомате. Еще через полчаса оба "героя" скорости лежали на дорожках, признавая ничью.
  Долго они не пролежали. Увидели штанги.
  - Спорим, я подниму больше? - втянулся в споры Адонис.
  - Погодите, вы как дети неразумные, люди же смотрят! - думала остановить их рыжая девушка, но, глянув на черта, отмахнулась. - Забудь!
  Кай отнял штангу у тяжелого атлета, и поднял над собой, чем нанес атлету повреждения гордости. А после того, как он ее словно пушинку бросил рыцарю, без труда поймавшему груз, тяжелый атлет ушел плакать. После побития парочки рекордов и бега Нинель с объяснениями: это все фокусы; обратите внимание, сегодня в вашем зале практикуются фокусники; мастера иллюзий - люди успокоились.
  На Кая продолжались нападки девиц, за что принцесса исполнила обещание поставить засос. Демон только ойкнул и потер шею, смотря глубоко пораженным взглядом. Зато девицы умерили свой пыл по части худенького силача, и переместили все рвение на получении накаченного блондинчика. Адонис едва успевал отмахиваться.
  В зале шумная компания провела без малого весь день и ушла в приподнятом настроении. Следующие две недели Кай так и пропадал в тренажёрном зале, в кой-то веки уходя из дома со всеми вместе. Как он и говорил, в отличие от людей, демон весьма быстро набирал мышечную массу, рост которой имел ограничения в отличие от людской.
  - Белочка, как я выгляжу?
  Нинель отвлеклась от просмотра мыльной оперы и тут же об этом пожалела. Перед ней стоял Кай без рубашки, в одних джинсах, как он любил ходить раньше. Но, если раньше эта картина лишь смущала, в этот раз взорвала фейерверк в голове принцессы. "Не говорить же прямо, насколько он привлекательный."
  - Даже лучше, чем был.
  - Имеешь ввиду, до момента потери хвоста, рогов и когтей?
  - Именно. Чем-то похож на боевого танцора из вчерашней программы.
  Бес улыбнулся, осматривая себя в настенное зеркало. Отражение сверкнуло бесенятами в глазах, и Кай предложил.
  - Боевой танец - это, конечно, здорово, но вы, люди, другой обычно танцуете - вальс, - он улыбался чуть криво, но так счастливо подавал ей руку, что сложно было отказать. - Ваш танец, принцесса.
  - Значит, ты - мой кавалер, - подыграла она, принимая руку и вовлекаясь в знакомые шаги по кругу. Обжигающе весело и молодые люди смеялись, продолжая вальсировать, едва не сшибая полку, прижимались друг к другу, как страстные любовники. Это просто танец, попытка оживить память о балах, но он оживлял другие не ностальгические чувства. Поддавшись им, Нинель прижалась плотнее к своему партнеру, сбивая его ритм. Нога зашла за ногу, и Кай упал, роняя на себя продолжающую смеяться девушку.
  - Плохой из тебя танцор, Кай, - притворно возмутилась обладательница канопатого носа, не спеша подниматься, оценивая ощущения возлежания на любимом (не)человеке. Вспоминалась картина ночевок после лаборатории, когда она согревала и успокаивала его. От воспоминаний приходилось отмахиваться.
  - Зато отменный соблазнитель, - закладывая руки за голову, бес наблюдал за слегка покрасневшей принцессой.
  - Все опошлишь, - поддаваясь порыву и целуя в подбородок.
  - Именно так, я же демон, - скользя руками по девичьей спине.
  - Я помню, - уронила девушка голову обратно, выдыхая в шею, чем умудрилась смутить юношу. - Ты настоящее Зло. Так злодействуй.
  - Как только ты встанешь, - намекнул бес.
  - Настоящее Зло умеет обходить преграды, - в свою очередь дала ответный намек Нинель.
  - Принцесса, еще немного, и я подумаю, будто это попытка совращения, - сглотнул черт, ощущая свое учащенное дыхание.
  - Все может быть.
  Они редко целовались. В шутку, в щеку, невинно - да, а вот так горячо и страстно в первый раз. Неуправляемое влечение завладело их умами, и ситуация вышла из-под контроля. Вот уже девушка на ковре, и ее покрыли прикосновениями губ. На шее расцвел синяк от поцелуя - месть, а на спине парня заалели полосы от ногтей. Дыхание тупо не хватило, и пришлось оторваться и осознать, как они выглядят, встрепанные, возбужденные, с горящими от нетерпения глазами, и снова сойтись, но уже яростнее и требовательней, желая переместиться в спальню. Так бы и произошло, не случись Адониса, вернувшегося с работы домой.
  Себя приводили в порядок на первой космической скорости, заправляли диван, зачесывали волосы, поправляли одежду. Кай так вообще истерично хохотнул, поняв что-либо, не застегивал ширинку, либо успел ее расстегнуть.
  Заглянувший на шум возни Адонис обнаружил встрепанных, словно воробушки, друзей, во всю изображавших невинность, сидя на диване.
  - Боюсь спросить, какой ваш поступок привел к ручкам на коленках и глазам в пустой экран. Хотя, нет, я даже спрашивать не буду - сберегу нервы.
  Он ушел обратно в прихожую переодеваться, и расшалившаяся молодёжь нервно выдохнула.
  - И что это было? - немного пришел в себя бес.
  - Прелюдия, - ответила принцесса и ругнулась, - Черт! Извини, я растерялась, и все испортила. Хоть бы на часы взглянула, - поняв, что несостоявшийся любовник ушел в себя, Нинель начала звать его. - Ау! Кай, вернись из космоса! Ты ничего плохого не сделал. Да не грузись ты!
  Слова не дали результата, и девушка шутливо ткнула в бок. В ответ её ущипнули. На момент, когда рыцарь разделся и зашел в гостиную, эти двое разыгрались и перешли на бой диванными подушками. "Кислотная капля" прилетела в героя, и тот подключился к возне.
  Проигравшим объявили Кая, ставшего основанием горы по имени Адонис, севшим ему на спину. Победила Нинель, сев рыцарю на шею.
  - Все, молодёжь, перерыв.
  - Не причисляй себя к старикам, Доня. Тебе всего тридцать.
  - Представляешь? Уже тридцать. А жизнь-то только началась.
  - Ах, да. Совсем вылетело из головы! У меня скоро уже съемка начинается, и мне хотят подсунуть какого-то менеджера. Может, кто из вас вместо него станет менеджером?
  - Прости, но у меня море работы, - извинился Адонис.
  Нинель закусила губу, ощутив взгляд демона, источающий неприкрытую надежду. Это было бы дико романтично, работать вместе и тискаться где-нибудь в раздевалках, но...
  - Мне нельзя больше пропускать занятий. Извини. Но мы можем посмотреть на этого человека и поговорить с ним, - при этих словах, девушка глянула на Адониса, намекая на допрос с пристрастием.
  - Я начинаю переживать за своего менеджера, - хихикнул Кай.
  На следующий день в университете у подруг Нинель возник к ней закономерный вопрос, касающийся синяка на шее, укрытого пластырем.
  - Засос, - со знанием дела определила Тамара.
  - Просто синяк, - попыталась увильнуть принцесса.
  - Синяк от поцелуя, - сдернула пластырь Тамара.
  Варвара и Вера ахнули, увидав открывшуюся правду.
  - Признавайся! - набросились они втроем на смутившуюся Нинель.
  - Признаюсь, - сдалась жертва и участница преступления появления синяка.
  - Неужели со своим женихом помирилась, вы же вроде расстались? - Варваре очень хотелось узнать подробности этого дела, и она даже закусила губу от разыгравшихся перед её взором фантазий.
  - Нет, мы не сходились и не расходились, да и женихом он был мне на словах, а вот с его братом мы, кажется, сошлись.
  Девушки переглянулись и спустили с поводков желания выудить все и сразу.
  - Он же вроде в больницу попал, ты говорила, он умирал, - недоуменно сказала Тамара.
  - Теперь все отлично! - воодушевлённо заявила Нинель. - В начале я тоже опасалась: вдруг ему не суждено встать с инвалидной коляски, или из-за многократных остановок сердца ему будет сложно жить, особенно сильно был страх повреждения мозга, которое он мог получить, находясь час со спущенной кровью, замороженный.
  - Он многое пережил, - Вера поджала губы, осторожно спрашивая. - Ты с ним потому из жалости?
  - Нет, что ты, тогда я бы не стала мучить ни его, ни себя. Я просто сама не заметила, как влюбилась. Вначале он мне был просто интересен. Но постепенно становилось все сложнее говорить себе "нет".
  - И ты сказала "да" и вы переспали? - перешла к самому интересному вопросу Вера.
  - Я...м...ну нет, - смутилась принцесса. - Вернее, почти да. Мы были уже готовы перейти к подобному раскладу, как вернулся Адонис. Ах! Какая я дура, хоть бы на часы посмотрела.
  - И что? - забеспокоилась Тамара. - Только не говори, что дело до мокрухи дошло?
  - Что ты, - посмеялась Нинель. - Адонис в курсе, и едва ли не благословил нас. Просто я бы точно не хотела предстать перед ним, занимаясь любовью в гостиной на ковре.
  - Ох! - сладострастно охнули трое подруг, представив данную картину. - Секс на ковре!
  - Не, не секс, - неожиданно сказала Нинель с улыбкой скромницы. - Секс - это просто движения ради получения удовольствия. Чтобы они стало чем-то большим, нужен любимый человек. И тогда процесс можно назвать занятием любовью. Именно этого я и хочу.
  - Вау, ты очень хорошо сказала. Но раз так, то, значит, ты хочешь, чтобы были свечи, розовые лепестки и тому прочее.
  - Девочки, ну что вы. Я даже не думала о таком. Просто хочется все в свое время. Если бы он еще проявил сам инициативу, было бы чудесно.
  - Чу, - протянула Тамара. - Может, ты у него не единственная или не первая.
  - Далеко не первая, - уныло заметила рыжая принцесса, огорченная этим фактом. Говорить о прошлых "девушках" Кая, которые являлись шлюхами по происхождению, не хотелось. - Зато единственная сейчас.
  - Тогда почему он такой зажатый? Раз опыт есть, то должен уже давно понять, как и что делать. Хочешь, мы его поймаем и расспросим про прошлых девиц?
  Подобный вариант принцесса отрубила неожиданно резко:
  - Ни в коем случае, никогда не спрашивайте его о прошлом!
  - Извини, - торопливо извинилась Татьяна. - Забыла, как неприятно для вас прошлое. Мы не будем лезть в ваши отношения, раз там непроходимые дебри, но ты ведь расскажешь, когда у вас все получится? М?
  Нинель сменила гнев на милость, улыбаясь:
  - Посмотрим на ваше поведение.
  
  - Это издевательство! - взвыл влетевший в квартиру Кай, сбежавший со съемочной площадки. Вот только его не узнали. Голос тот, а вроде девушка стоит.
  Уфологи, зашедшие обменяться новостями, выпучили глаза и открыли рты. Нинель едва не села от подобного преображения любимого беса.
  - Они меня собираются еще месяц рядить! - возмущался Кай, на которого смотрели с интересом первооткрывателей Америки. - За что мне это?
  - Если подумать, то отсутствие кадыка, узкие плечи и разрез глаз делают тебя довольно андрогинным, - заявил Саша.
  Брови демона дернулись.
  - Ни бороды, ни усов у него не растет. Да и ноги после той линьки, как бритые, - добавил Андрей.
  Дернулся глаз.
  - О! Уверен, если отправить его гулять в этом наряде, каждый третий парень захочет познакомиться.
  Кай плотоядно улыбнулся. Наблюдая выражение его лица, трое болтунов отступили назад и заторопились по делам:
  - Ну, мы пойдем, да...
  - Куда же вы? Мы еще на вас платья не одели, - тихо, угрожающе завибрировал демонический голос в баритоне, затем перешел на бас. - Я не позволю над собой так издеваться!
  Нинель тихо посмеивалась, смотря, как бес в платье гоняет уфологов, и успешно выгоняет из квартиры.
  - Что тебя смущает? Это всего лишь одежда.
  - Меня смущает сравнение с женским полом. Я парень! - в подтверждение сказанному, Кай снял платье через голову и ударил себя в обнаженную грудь. - Во всех отношениях! И я не виноват, что у демонов нехватка волосатости на лице.
  - А мне нравится, - подошла Нинель к нему и чмокнула в гладкую кожу щеки, чем мгновенно успокоила.
  - Знаешь, мне тоже, - подхватил Кай. - Не нужно бриться ежедневно, как Адонису. Да и мое астеническое телосложение не раз выручало меня, пуская пыль в глаза врагов, не подозревающих о настоящей силе этого узкоплечего тела. Можно сказать, я даже люблю себя. Нет того, чего я хотел в себе исправить. Точно! Пожалуй, именно таким, как я сейчас, я себе и нравлюсь. Как думаешь, меня можно назвать самовлюбленным?
  - Ох, и любишь же ты задавать неожиданные вопросы, - улыбнулась рыжая принцесса. - Пожалуй, да, ты самовлюблен. Но это не плохо. Это показатель уверенности в себе, в своей внешности. - Нинель ловко работала ватным диском, помогая избавиться от наложенного для съемок макияжа.
  - А с женской точки зрения, я красивый? - спросил бес. От вопроса девушка слегка растерялась.
  - Смотря, какая девушка, знаешь, у нас вкусы разные, - закончила она удалять косметику.
  - Окей. На твой взгляд, я красивый?
  Перед глазами еще маячила пугающая предсмертная картина, но ее ослепило новым видением. Мысли улетели далеко от берегов пристойности. Кубики на животе хотелось огладить, бедра ущипнуть, в шею выдохнуть, губы целовать.
  "Нинель, ты пропала!" - поняла она.
  - Да, - ответила принцесса, целуя парня в шею, ощущая, как по спине беса расходятся волны жара. Всмотревшись в чуть мутные от нахлынувшего возбуждения глаза, Нинель подалась вперед.
   Опасный поцелуй длился бесконечность. Из обычного он перерос в неуправляемо страстный. Уронил тела на диван и развязал руки, позволяя им забираться под одежду. Настала очередь Кая целовать в шею и слушать короткий всхлип, похожий на плач. Чуть отстраняясь и не обнаружив на девичьих щеках капель, видя лишь знакомые конопушки, он вновь впился в ее губы, разжигая очаг страсти. Резко подняв девушку, бес унес ее в свою спальню, как законную добычу в берлогу, не желая повторения недавней ошибки с резким появлением Адониса.
  Не ограничиваясь лицом, руки и губы парня гуляли по телу, оставляя обжигающие следы. Нинель не ожидала такой бурной реакции, и зажмурилась, получая массу удовольствия от прикосновений. Облизнув пересохшие губы, она с энтузиазмом подключилась к возбуждающему процессу, зарываясь носом в черные волосы, которые будто продолжали пахнуть кровью. Кай явно собирался переходить к более интересному, однако существовала проблема.
  - Постой, - остановила его девушка.
  - Ты не хочешь? - обиженно спросил демон, приподнимаясь на руках, с выражением непонимания и скорби на лице.
  - Нет, то есть, да, то есть, есть проблема.
  - Резинку я купил.
  - Не обязательно - я противозачаточное принимаю, - смутилась Нинель и назвала главную причину отказа. - Праздники. - Увидев непонимание на лице партнера, уточнила, смущаясь окончательно и краснея. - Месячные у меня.
  Засмеявшись, бес скатился в сторону и беспечно подмигнул:
  - Вначале Адонис, теперь физиология, кто в следующий раз нам помешает - зеленые человечки? Я же слышал запах крови. Извини, не сразу вспомнил о причудах женского организма. Ты-то как? Живот, наверное, болит.
  - Нет, - девушка закусила губу и спросила, - ты не обиделся?
  - На что, - не понял парень. - На физиологию?
  - Ну, я обнадежила, и вдруг отказала на самом интересном месте.
  - Нет, что ты! Какие обиды? Нинель, - он ее обнял, потершись подбородком о макушку. - Демоны не так зависимы от секса, как люди, если тебя это волнуют. Когда пик полового созревания проходит, он нам нужен лишь для продолжения рода. Ну, и по желанию, конечно.
  Бес не видел, как ухмыльнулась принцесса, но услышал ее бубнеж.
  - Правильно я таблеточки принимать начала.
  - Прозорливая, - поцеловал ее в макушку Кай. Ему нравилось проявлять нежности, и не хотелось отпускать из объятий такую теплую принцессу.
  - Ты не против? Я о таблетках.
  - Если бы я был против, то не купил бы презерватив, да? - Он немного отстранился и заглянул девушке в глаза, показывая вышеупомянутый предмет, чем заставил ее основательно покраснеть и спрятать нос в его подмышке. Рассмеявшись, Кай еще сильнее прижал к себе любимую и ответил. - Суди обо мне, как об уникальном экземпляре своей расы: эмигранте, отступнике, предателе... как о наполовину человеке. Который пока совсем не готов заводить детёнышей, и не думаю, что буду готов к такому даже через десять лет.
  Его грустная улыбка спровоцировала Нинель на новый успокаивающий поцелуй.
  - Облегчу твои мысли. Не планирую подобного и не собираюсь еще долгие годы. Хочу выучиться, хочу работать, достичь чего-то большего, чем курица-наседка. А там посмотрим.
  - Какие далеко идущие планы.
  - Мне они нравятся.
  - Мне тоже.
  Еще один долгий поцелуй.
  Когда Адонис вернулся домой, он застал ожидаемую, но странную картину одетых и спящих друзей. Что можно было делать на кровати при полном параде, он не представлял.
  
  - С днем рожденья! - услышала принцесса поздно вечером.
  Это было неожиданно для Нинель, которая напрочь забыла о дне своего рождения. Вернее, она не пересчитала по календарю этого мира, когда этот праздник праздновать. Да и не до этого было. Зато пересчитал Адонис.
  - Сегодня сорок третье менестреля, в этом мире седьмое апреля. Поэтому, с днем рожденья!
  Кай вытер руки, сегодня на нем были полы в зале, которые он до этих пор мыл.
  - Ах, да. Вы же празднуете дни рожденья. Буду знать, - задумчиво протянул он.
  - Не бери в голову. - Нинель беспечно мотнула головой, спускаясь со стула, на который встала протирать полки шкафов. Она с восторгом заметила. - Скажи лучше, здорово, теперь мы одногодки!
  - Нет, мы не одногодки. Девятнадцать мне исполнилось восьмого спящего, по этому миру четвертое января.
  Повисло молчание, восторг угас. Каждый помнил, в каком Аду на тот момент находился бес. Хорошенькое было день рожденье, ничего не скажешь.
  Адонису стало неловко за свое поведение (он должен был подумать и сказать Каю дату рождения принцессы, объяснить про подарок), а Нинель стало неловко за собственный праздник. У нее всегда были празднования прожитого года, с горами подарков и вкусняшек, даже в худшие годы королевства, а у Кая не было ни одного дня рождения за все его девятнадцать лет. И что, ждать следующего года?
  - Подъем! - соскочила рыжая со стула, и на крыльях идеи громко объявила, - идем праздновать день рожденье Кая и мое!
  - Куда? - растерялся Адонис.
  - Куда? - так далеко план девушка не продумывала, поэтому ответила первое, что пришло ей в голову. - В бар!
  Кай в недоумении переводил взгляд с активно проводившей сборы Нинель, на хмурившегося Адониса.
  - В бар? На ночь глядя? Нинель, тебе только восемнадцать исполнилось... сегодня.
  - Вот и повод упасть в "Яму" пьянства и разврата, - не отвлекаясь от поисков сапог, махнула рукой принцесса. - Именно так здесь отмечают восемнадцатилетние, да?
  - Это не повод за ними повторять, - укорил рыцарь.
  - Хорошо, папочка! - хором изрекли Нинель и Кай, присоединившийся к процессу поиска одежды.
  - Кай! - рыкнул Адонис, оглядываясь на улыбчивого парня. На секунду старшему в их компании даже показалось, будто тот виляет хвостом в нетерпении, но такого быть не могло - хвост уже отпал. Просто так ярко выразилось желание на его лице. Рыцарю оставалось смириться. - А чёрт с нами, отпразднуем в Яме!
  - А где мой второй сапог? - спрашивала сама себя принцесса, торопливо одеваясь.
  - Сейчас спросим. - Кай поднял телефонную трубку, набрал таинственный номер. - Здрасти, вам со своего поста хорошо видно? Ага, как вы слышали, мы женский сапог потеряли, так что воспользуйтесь вашим биноклем для дела и поищите для нас его. Учтите, я вас вижу, знаю, где вы обосновались. Могу зайти! И уберите пока нас нет свои жучки!
  Говоря все это, демон смотрел в окно и махал привественно рукой.
  - На шкафу посмотри, - огрызнулся раскрытый следователь, сплюнул и начал сворачивать наблюдательный пункт, образовавшийся в пустующей квартире соседнего здания.
   Сапог оказался, где и указали - на шкафу с сушилкой в горле.
  Сбегая по лестнице, не желая томиться в лифте, пробегая мимо луж, друзья быстро достигли памятного бара. Столик выбрали наобум, к несказанному счастью бармена далеко от стойки.
  - Итак, нам нужен торт, - заявила Нинель и побежала делать заказ.
  - Два торта, - напомнил рыжей девушке высматривающий опасных типов Адонис. Хотя, прикинув возможности, должен был признать: два торта они не осилят.
  Кай сидел в молчаливом ожидании, он не знал, что от него ждут и что ему не следует делать, поэтому боялся испортить момент лишним открытием рта.
  Нинель вернулась с победой. Бармен отдал кровные и сбегал в соседнюю лавку, притащив нечто белое, пышное, трехъярусное, с фигурками в изголовье.
  - Наш торт! - с пафосом добытчика, притащившего к порогу пещеры мамонта, произнесла рыжая, очень улыбкой напомнив Адонису сидящего рядом Кая. Определенно, они друг на друга влияли, и не в самую положительную сторону. - Осталось найти свечки.
  - У меня есть петарды, - протянул коробку Кай.
  - А у меня свечи, - отодвинул петарды Герой, и выложил из кармана набор свечей.
  - Чего это они такие черные? - недоуменно наклонил голову юноша.
  - В лавке матушки Вельзевул куплены, еще когда мы легионы искали, вот повод испробовать.
  Свадебный торт с фигурками стал еще краше, когда его весь утыкали черными свечами. Оказалось, при поджигании этот недомагический товар искрился и выдавал неровные, поднимающиеся на пару сантиметров столбы огня.
  Если в начале у оставшихся людей в баре еще были вопросы к убежавшим, то теперь и им хотелось подальше удрать от странных сатанистов, проводящих неведомый ритуал в культурном месте.
  - Итак, все готово, - торт согласно пыхнул вверх огнем, - задуваем. Кай, помогай! Дуй со всех сил!
  Свечи из магического салона затухать не хотели, сколько друзья не дули. Не выдержав, к ним присоединился Адонис. От тройного старания начал лететь по сторонам белый крем. Он заляпал стол, пол и бесстрашных соседей. Последние и послужили причиной потухания свечей. Взяли, потрясли и открыли бутылку шампанского.
  - Вот так алкоголь мочит Добро! - пафосно заявило Зло, заглядывая под стол и наблюдая нокаутированного пробкой в лоб Адониса. - Ты жив?
  - А свечи потухли? - спросил рыцарь из-под стола.
  Два скрещенных взгляда на расползающемся торте.
  - Да!!
  - Славу богу, - встал подмоченный блондин и рассучил рукава. Из соседнего стола тоже встали.
  - Петушиные бои любишь? - отодвинул Кай Нинель в сторону.
  - Нет, мне ваших потасовок хватило.
  - А на заказ?
  - Только в качестве оригинального подарка на день рожденье, - сориентировалась принцесса. - Адонис, порви их всех!
  Бармен горько заплакал, прячась под стойкой; вышибала встретился взглядом с Каем и взвыл, выбегая из заведения; Адонис бросился на петушащихся мужиков; Кай добыл бутылку вина и в одно горло уговорил ее наполовину, наблюдая за скандирующей происходящее принцессой. Протянул ей остатки, и та, не глядя, допила. В ход пошли петарды, поджигая штаны одного драчуна, в другого полетела бутылка.
  Пока шел разнос и летел во все стороны праздничный торт, бывший демон повторил трюк с ограблением бара и пытался поместить в себя еще один низкоградустный напиток, когда Нинель сообразила, что еще немного, и ей придется нести парня на себе.
  - Эй, ты же не умеешь пить? - о своей способности к подобному рыжая умолчала.
  - Не поздно научиться, - язык уже заметно заплетался.
  - Не нужно такому учиться, - расстроилась Нинель. - Помнишь, как тебе в прошлый раз было плохо? Да и после операции... Я же за тебя переживаю.
  - Ну, раз ты говоришь... - со вздохом, отдавая ей бутылку, Кай отправился вызволять друга из драки.
  Никто не мог представить, что появление худого, улыбчивого парня прекратит балаган меньше, чем за пятнадцать секунд. И вот подбитый, но жутко довольный герой уже заканчивал бутылку Кая, на радость последнего приходя в кондицию взаимного уважения. Оказывается, Адонис успел опустошить во время драки пару бутылок пива - из бара его уже вели-несли.
  Кай плохо держался на ногах, больше не помогая вести друга, а добавляя траектории движения неповторимости. После последнего заноса на не выросший пока газон, захотелось там остаться.
  - Давай на лавку, - пропыхтела именинница.
  - Есть, мэм! - отдал честь второй именинник, и герой повис на ней, быстро утягивая ту к земле.
  - Кай!
  Тело вновь полегчало, и вдвоем удалось усадить на скамейку рыцаря, приземлившись по разным углам. Со стороны Кая послышались глотки. Он перевернул захваченную из бара бутылку, решив догнаться до кондиции Адониса.
  - Кай! - укоряя, окрикнула она его. - Как я вас двоих потащу-то? Подумал?
  - Неа, - честно ответили с той стороны. - Я подумал, что если напьюсь, то совершу море глупостей, и мне будет что вспомнить.
  - А без этого никак?
  - А без этого я слишком трезв.
  - По-моему, ты уже слишком пьян.
  - Он пьян, - пинок по ноге тут же всхрапнувшего героя, - а Зло не дремлет!
  - И что же собирается делать Зло, раз не дремлешь?
  - Злодействовать.
  Брюнет встал и отошел от скамейки на дорожку, внезапно закружившись на месте, отчего его шарф обвил тонкую фигуру. Демон засмеялся, задрав голову и резко остановившись.
  - Смотри, какая красота! - развел руки в стороны Кай и уставился в даль парка, невидимого за завесой тьмы. В его руках была бутылка обычной минералки, а сам он был бессовестно трезв.
   Нинель фыркнула, сдерживая смех. Демон не уставал удивлять ее своими закидонами.
  - Да, красота. - Согласилась она, наблюдая, как опустошенная бутылка падает из его рук. - Но разве чтобы это заметить, нужно было напиваться?
  - Нет, - признался улыбчивый парень. - Но атмосфера все пьянила и пьянила... Ах, да, - неожиданно вспомнил он. - У тебя сегодня день рождение, а я без подарка.
  - Забудь, ты же не знал...
  Подарок пришел на двух ногах и склонился к ее лицу. Поцелуй прервал встрепенувшийся Адонис, который, проснувшись, начал искать свой телефон.
  - Так, детишки, я поеду к своей женщине, - вдруг сказал он и набрал чей-то номер. - Але, да, это я. Ты угадай. Ага, пьян. Жди минут через пятнадцать.
  Немного растерявшиеся от свалившегося на них счастья, Нинель и Кай переглянулись. Сверились, об одном и том же они думают, или нет.
  - Или я слишком пьян, или глуп. Выбирай любой вариант, а от подарка уже не откажешься, - с этими словами, юноша вновь поцеловал, но уже более развязно, требовательно. - Пошли.
  Нинель чуть растерялась, удивленная неожиданной инициативой любимого и не могла найти нужных слов. А когда нашла, они уже почти дошли до подъезда.
  - Мой подарок ждет наверху! - крикнула принцесса, пробегая лестничный пролет и не удивляясь победе в этой гонке беса. Вот он ее ловит у двери, они заваливаются внутрь. - Обвязаться ленточкой или сходить в душ?
  - Ленточкой.
  - А в душ?
  - Ты же была в душе буквально три часа назад.
  Чуть струсив, девушка сняла с себя верхнюю одежду, и дико покраснела - дальше придется раздеться целиком. В чувство привело прижавшееся сзади тело. Чуткие пальцы огладили живот под блузкой. Вторая рука коснулась ремня ее юбки.
  - Тебе страшно? - спросили ее, выдыхая в шею. - Не бойся, если хочешь, давай перенесём.
  - Нет, все в порядке, - Нинель развернулась к любовнику, с удивлением замечая новых чертиков в глазах, и эти новички распалялись все сильнее, подталкивая жертву к краю.
  Юбка соскользнула вниз, оставляя принцессу в колготках и блузке, похожую на персонажа эротической рекламы. Сердце бешено колотилось не то в нетерпении, не то в желании остановить беспредел. Определив ее стук как барабанный ритм начало похода, Нинель смело вцепилась в джемпер Кая и помогла его снять.
  Колготки скомкали и кинули под ноги, и вот, будто эта ночь не обычная, а брачная, Кай поднял Нинель на руки, унося на кровать. Ощущение мягкой постели под спиной говорило принцессе: "Не уйдешь. Дорога выбрана".
  Нежные касания помогли избавиться от одежды. Она уже видела его голым неоднократно, но сейчас не могла спокойно отнестись к факту наготы и зажмурилась. По ее бедрам прошлись чуткие пальцы заставляя зажать рот сдерживая зарождающийся вскрик.
  Чуть задрожав от нетерпения и страха, Нинель развела ноги, ощущая себя не больше не меньше, а распутной девкой, дающей без свадьбы. "Счастливой девкой", - поправила она себя. В голове билась мысль о неуместности страха, когда сама напрашивалась и замирала в ожидании. Но вопреки желанию в такой ответственный момент именно страх преобладал в душе, а не томление страсти. И вдруг все мысли куда-то разбежались - Кай укусил за большой палец ноги.
  - Что ты делаешь? - растерялась принцесса.
  - Вынимаю тебя из пучины задумчивости, - чуть развязно улыбнулся бес и поцеловал девичью коленку. - Позволишь?
  Ловкие пальцы скользнули по животу вверх, распугивая живших там мурашек. Попытка этих зверей спрятаться в лифчике не принесла результата, пальцы и там их достали, откидывая последнюю деталь одежды.
  Задыхаясь от ощущений, Нинель с трудом подавила беличий вскрик и резко повернула голову в бок. Грудь обожгло горячим дыханием. Сдержаться не удалось и тонкий стон польстил парню, перешедшему к шее.
  Но как же так? Для нее стараются, а она и рада ничего не делать. Руки тут же заскользили по спине любимого, чуть царапая короткими ногтями. Ноги обвили бедра, подталкивая вперед. Пальчики переместились на грудную клетку и прошлись по еле заметной линии шрама точно посередине, ушли вниз, огладили живот и снова оказались на спине.
  Кай едва не замурчал от неловких, но очень приятных касаний. Облизнув губы, он наклонился ниже. В его глазах стоял вопрос, и как ответ Нинель подарила короткий поцелуй, ощутив еще свежий вкус алкоголя.
  Пальцы судорожно сжались, собрав под ногтями кожу. Брови сошлись. Глаза закрылись. Зубы сцепились, и через них вышел болезненный шелест. Тело приподнялось вверх, но не по воле девушки - ее приподняли за бедра, вырывая короткий болезненный стон.
  Секунды текли, и пестрившие перед глазами мухи разлетались, позволив увидеть немного удивленный и даже испуганный взгляд винных глаз. Перед тем, как Кай успел что-то сказать, тонкий пальчик коснулся приоткрытых губ. Вторая рука притянула его к себе, прося поцелуй. Её действия говорили: "Не надо слов", - и он их правильно понял, целуя кончики пальцев и вновь наклоняясь к конопатому лицу, пытаясь донести без слов, как она дорога ему, как важна, как он ценит ее и как восхищается ею.
  Всхлипывая и постанывая в рот любимого мужчины, принцесса выгибалась навстречу, не тратя время на поиск затаившихся мыслей. Неумело отвечала, путаясь в ощущениях и теряя чувство времени. А время шло, и воздух стал вырываться из легких в два раза чаще, два голоса звучали громче, движения сделались агрессивнее и быстрее, и вдруг все звуки исчезли. На любовников упала нега вперемешку с восторгом, укутала и не сразу отпустила.
  Перед погружением, Нинель успела увидеть отражение своих эмоций в лице Кая, который тяжело дышал. Его сердце стучало так быстро, будто биение о решетку запертой дикой птички, просящейся на волю. Не удержавшись, рыжая принцесса прикоснулась к груди, ощущая этот дикий ритм, медленно смиряющейся с неволей птицы. Он тоже смотрел на нее, видел капельки слез, призму своих эмоций и легкую усталость.
  - Все хорошо? - спросил он.
  - Ага.
  Бес скатился в бок и провел ладонью по девичьему лицу, будто проверяя, а не снится ли оно ему. Коснулся губ, нежно огладив их по кругу.
  - Очень больно?
  - Все в порядке, Кай! - Нинель чуть приподнялась на локтях и улыбнулась. - Правда, это был мой первый раз - надо бы в душ сходить. Но ноги дрожат, донесешь?
  Заискивающий вопрос сопровождался ласковым поцелуем. Как тут отказать.
  
  Рыцарь не по-рыцарски трусил идти домой. Что его там ждет? Может, эта парочка рассорилась и разбила всю посуду и плачет по разным углам, а может он придет, а они как раз делом заняты!
  Что ж, он действительно пришел, когда влюбленные были заняты делом. Адонис аж поперхнулся от увиденного.
  - Доброе утро, Доня, - поздоровался Кай и предложил, - хочешь к нам?
  Слова не сразу нашлись.
  - А что вы, собственно, делаете?
  - Пельмени лепим, - радостно объяснила Нинель, выглядывая из-за холодильника.
  Парочка уже порядком обвалялась в муке, напоминая две работающих пельмешки. На обоих косынки и фартуки, и оба до неприличия счастливые. Взрослому мужчине оставалось лишь покачать головой и включиться в общий труд, обмазываясь мукой. Вскоре в строй добавился третий пельмень, такой же белый и мучной.
  
  Невероятно спокойные дни, наполненные работой, учебой, любовью и ежедневными хлопотами потекли в море беспечности на маленьком корабле с пассажирами квартиры семьдесят семь на борту. И счастье продолжалось, пока в один из летних вечеров не позвонил Герман.
  23 глава
  До изменившего все звонка жизнь текла и радовала. Произошло несколько событий, одно из которых была выписка Кая. До этого он все еще находился под наблюдением, типа.
  - Вдохни, выдохни. Что ж, действительно, все в полном порядке. Снимки это подтверждают. Трудности с дыханием, боли в груди наблюдались? Слабость, несварение, обмороки...
  - Нет, все в полном порядке, док. Я чувствую себя не хуже, чем с легионами.
  - Это очень хорошо. А в остальном, как погода в вашей социальной ячейке общества? Разобрались?
  - Ну, почти. Кажется, - замешкался бес. Ян все еще беспокоил его, как человек похожий на мучителей, носящих белый халат в лаборатории, но, безусловно, хирург давал дельные советы. - С Нинель, кажется, разобрались, нет, точно разобрались. А вот с Адонисом я пока не знаю.
  - Не враг же он вам? - учтиво спросил мужчина.
  - Нет, конечно, но и не просто друг. Скорее член семьи в человеческом понимании этого слова.
  - Так в чем проблема? Спросите его прямо, хочет ли он стать вашей семьей.
  - Спрошу.
  - Кстати, слышал, вы додумались выпить спиртного, хотя у вас осталась лишь одна печень.
  - Праздник же был.
  - И как вы себя чувствовали после?
  Вспомнив, что было после, демон улыбнулся вовсю ширь, и стрельнул хитрыми глазами на врача: "Было хорошо, но подробностей вы не узнаете!"
   - Значит, с половой жизнью у вас тоже порядок.
  - Как вы догадались?
  - Лицо у вас выразительное, - умение этого мужчины читать по лицам иногда пугало. Но вот следующий вопрос испугал сильнее оригинального умения понимать невербальные сигналы. - И когда вы планируете размножаться?
  - Размножаться не планируем, меня пока и одного хватит.
  Ян Терентьев хмыкнул и достал из шкафа банку для образцов:
  - Раз вы пока не желаете размножаться, - на этой фразе Кай начал подозревать неладное, - то сдайте анализы.
  - Какие анализы? - спросил демон, с недоверием заглядывая в данный ему стеклянный контейнер.
  - Я думаю разнообразить человеческий геном. Лабораторным, так сказать, способом, - ответил Ян и вручил порно журнал.
  Кай взглянул на вещи в своих руках, икнул, положил контейнер с журналом на стол и с криком выбежал из кабинета, прыгая в окно, скрываясь в неизвестном направлении.
  Адонис сразу же загляну в кабинет. Нинель выглянула из-за его спины.
  - Что произошло? - недоуменно спросил рыцарь.
  - Он отказался двигать генетический прогресс, - огорченно пожаловался Терентьев. - Впрочем, вы же тоже не совсем человек, Адонис Добрянский?
  Журнал и стеклянный контейнер перекочевали к рыцарю. В то время как принцесса все поняла и начала безудержно хихикать, Адонис продолжал недоумевать, чего от него хотят.
  - Что нужно-то?
  - Генетический материал для получения детей, - ответил врач.
  Пришло осознание. Контейнер и журнал отдали обратно, хихикающую девушку забросили на плечо и едва не повторили фокус с прыжком в окно. Адонис вовремя одумался и пробежал мимо окна, к выходу из здания.
  - Неблагодарные, - кричал им в спины Ян Терентьев. - Ничего, я подожду, пока вы размножитесь естественным путем! Я умею ждать! Сколько бы вы, нелюди, не жили!
  Посетители больницы впервые задумались о выборе другого медицинского учреждения.
  
  Место встречи не оговаривалось, шли да гуляли, однако Нинель откололась от Адониса, прочитав от кого-то смс:
  - Пойду, с подружками в кофе посижу, - махнула рукой она, добавляя. - Я приду через часик, чур, сегодня обед за тобой, так что дерзай домой.
   Пожав плечами, ничего не подозревающий рыцарь пришел в квартиру, а там его уже ждал растерянный Кай.
  - Я уже просто боюсь, но спрошу, что с тобой?
  - А? Я задумался, - рассеянно ответил бес.
  - О чем же?
  - О тебе и о Нинель, пытался понять одну сложную для себя вещь, но простую для вас.
  - Уже в ужасе, над чем именно ты думал? - Адонис помнил, что ни к чему хорошему прошлые раздумья беса не привели.
  - Над отношениями и социальными ролями.
  - Много умных слов, Кай, что ты надумал?
  Черт облизнул пересохшие губы, потер затылок и продолжил танец "вокруг и около":
  - Я не привык заниматься самокопанием, раскопки вел лишь в чужих умах, поэтому долго шел к выводам.
  - Не удивительно, отношения у нас не самые простые.
  - Да, потому я хочу их упростить. Адонис, я должен задать тебе серьезный вопрос! - он придвинулся ближе, чем заставил слегка отогнуться рыцаря назад, - Ты станешь мне братом?
  Адонис удивленно распахнул глаза, челюсть у него непроизвольно отпала, а по телу пронеслись толпой слоноподобные мурашки. Умеет же этот черт задавать вопросы!
  - Братом? - переспросила жертва упрощения отношений.
  - Братом, - подтвердил инициатор таких отношений.
  Сдуру рыцарь едва не согласился, приняв его слова за братские узы подтипу рыцарских, но вовремя понял, Кай вовсе не их имеет в виду. Ему нужна семья. Настоящая. По сути, она уже есть, но он не может просто принять имеющееся, не обозвав все своими словами. Ян упоминал об этом.
  - Сложно отказаться, когда на тебя смотрят с такой надеждой. Мне уже привычно называть тебе братом. Нас вся округа, и мои коллеги на работе, и друзья Нинель по институту, все считают братьями. Но я помню, ты был не в восторге, когда Нинель нас так назвала, - увидев непонимание на лице беса, он уточнил. - У тебя был жар тогда. Помнишь, когда спину сломал.
  Кай задумался:
  - Я плохо помню, что тогда было, но думаю, я вспомнил брата, которого убил, - черт погрустнел. - Не думай, будто я желаю тебе такой участи. Просто от моей семьи у меня не осталось хороших воспоминаний, а что было забрало время.
  - Понял, ладно, не знаю, что от этого изменится, но я буду твоим старшим братом, - криво улыбнулся Адонис, - а Нинель так о тебе заботится, что ей в пору матерью становиться. Неудачный пример, конечно. Кто она для тебя?
  - Нинель, - Кай посмотрел в пол, - я еще не разобрался. Слишком сложно. Иногда мне кажется, я ее боюсь, а иногда за нее, из-за нее мне бывает некомфортно.
  - А мне казалось, у вас отличные отношения, - удивился трактовке рыцарь.
  - Да, отличные.
  - Но ты сказал, тебе с ней некомфортно.
  - Не могу объяснить. Слишком сложно, будто рядом с ней я болен, но вместе с тем счастлив.
  - Болен, неудобно, счастлив, я запутался! - всплеснул руками мужчина.
  - Да, я тоже. Но думаю - разберусь. Ведь она любит меня, - при этих словах демон будто засветился изнури.
  - А ты, любишь ее? - беспокойно спросил Адонис.
  - Если собрать весь мой страх и ужас, помножить его на легкость и заботу, поделить результат на желание провести так вечность, если полученная сумма похожа на безумие, и это и есть любовь, то да, я ее люблю.
  - Как у тебя все сложно. Думай так, она для тебя единственная женщина, с которой ты счастлив, твои мысли часто направлены на ее комфорт и желания, ты мечтаешь быть с ней всегда, во здравии и болезни. Если так, то ты по уши влюблен.
  Смех отразился от стен, отсмеявшись, Кай вынес вердикт:
  - Да, похоже, я действительно заболел этим чувством, причем походу давным-давно, если ориентироваться на твою трактовку, - он взял свой телефон и позвонил, - Мы поговорили! Да. Все отлично. Да и даже не разбили ничего.
  Знал бы рыцарь, на что он идет, еще подумал бы давать положительный ответ.
  Весь следующий день, а был выходной, у Адониса медленно ехала крыша, рассыпая шифер мыслей по дороге и оставляя черепную коробку гудеть от пустоты. Кай ходил след в след, схватив и не отпуская край его рубашки с самого утра. Нинель вначале уходила смеяться в свою комнату, но затем уже просто сползала с дивана каждый раз, завидев неразлучную парочку. Глумиться она перестала, когда бес сменил цель и сел рядом с ней, сверля дружелюбным взглядом. Аналогия с Каспером повеселила, но и заставила поежиться.
  - Не просверли во мне дырку, дружелюбный демон. Давай мультики посмотрим.
  - Которые японские, где девушки с грудями-арбузами?
  - Я хотела предложить Дисней, но раз ты упомянул аниме... - листание каналов в поисках больших глаз и невменяемого сюжета. - То как раз идет сериал про демона с хвостом.
  Море восторга и две пары глаз в ожидании зрелища смотрели в экран. Адонис мог этому только умиляться и завидовать. Это здорово, когда твоя любимая еще и твой лучший друг.
  В тот вечер в гости зашел Саша. Ну, как зашел, вбежал, едва не растянувшись на полу, и едва "Эврика" не кричал. Александр Вольфрамов разложил бумаги на столе и повернулся к очумевшим жильцам квартиры, с восторгом выдавая:
  - Я, наконец, понял, как должен жить Кай. Вернее, как и где должен обитать его народ. Это поразительно, но, сколько бы я не изучал образцы и не задумывался над возможностями демонов, не мог уложить в голове некоторые факты. Кай, - обратился он к бесу, - помнишь, когда ты складывал когти острыми краями, то они образовали ковш. Так вот, лишь увидев гулящую по интернету запись твоего спасения детей, я понял, почему!
  - Так почему? - заинтересовался демон.
  - Это не орудия убийства, это инструмент, которым копают и режут камни. Думая в этом направлении, перерыв сотни справочников, начал понимать, для чего вам рога. По сути, это были и не рога вовсе, а высоко чувствительные антенны, ты чувствовал ими вибрации, да?
  - Все верно, я действительно "слышал" ими. Но к чему ты ведешь?
  - Сейчас-сейчас! Когда ты копал, твой хвост работал как компас, верно?
  - Да, я измерял им путь и еще при помощи него знал, где вверх.
  - Еще и измерительный прибор, потрясающе. Плюсуем сюда кожу, крепкая, с трудом пробиваемая, выдерживающая многотонное давление. Способность органов выжиматься словно губка, кошачий глаз, чувствительный к свету и способный покрываться защитной пленкой при его отсутствии, мех, способный сохранять тепло, и как финальный штрих - зубы, для сверх жесткой пищи.
  Александр достал из стопки бумаг один эскиз и показал им неплохо нарисованных демонов под землей. Которые копали, работали, общались в полнейшей темноте.
  - Кай, твой народ - это подземные жители. Причем не просто подземные. Вы приспособлены жить в нагревающихся от магмы слоях. Даже голос говорит в пользу этой теории: для близких расстояний он почти обычный, а для звучания через толщу земли пугающе громкий. Чисто теоретически, непонятно почему вы поднялись на поверхность в вашем мире.
  - Ого. Мы что, как кроты? - посмеялся над теорией зоолога Кай и вдруг заткнулся, застыв. - Погоди-ка, а в этом есть смысл. Доня, когда, говоришь, война началась?
  Адонис, до этого молча слушавший, ответил не сразу, задумавшийся над верностью теории:
  - Лет семьдесят назад появились демоны, говорят, ниоткуда. Построили цитадель, и с тех пор от них житья не было.
  - Говоришь так, будто до этого нас не существовало, - фыркнул бес.
  Это опровергла девушка:
  - Существовали, конечно, но считались редкими существами. В любом случае, общительными вас нельзя было назвать. Естественно, еще в те времена подобные тебе оставались жить с людьми или иными расами. У эльфов так вообще есть ода белому демону, спасшему их народ. В то время никому и в голову не могло прийти, будто вас много, и вы затеете войну. Ты не подумай, я тебя ни в чем не обвиняю! - быстро успокоила Нинель любимого. - Но в определенных записях действительно были упоминания о демонах, как о "вылезающих аки зомби из-под каменя твари".
  - Прелесть какая, - брезгливо скривился Кай. - Вот только под землю мне не хочется.
  - И не надо, - успокоил Александр. - Не знаю, что в вашем мире творилось. Но, пообщавшись с Терентьевым, сообща мы установили интересный факт, который объясняет возможность (причем значительную) общих детей у человека и демона, - на этих словах принцесса немного смутилась. - Когда вы сказали, что почти у всех рас могут быть общие дети почти со всеми, мы поняли, что все перечисленные вами эльфы, гномы, титаны, демоны, феи и прочие, все это - ЛЮДИ.
  - В смысле? - трое иномерян не могли поверить в услышанное.
  - Это как породы кошек, - объяснял зоолог. - Персидская, сиамская, сфинкс, британская. Они все кошки. Если хотите, то пример можно и из дикой природы подыскать. Не смотря на отличия внешне, демоны и люди из одной расы, как и все остальные жители вашего мира, имеющие претензии на антропоморфность.
  Нинель, Адонис и Кай уставились друг на друга, будто впервые увидели. Они все люди, никогда не существовало различий, разве это возможно?
  - Но погоди, это невозможно! - первым выкрикнул Адонис.
  - Говоришь, нет? Посмотри на Кая, теперь на себя, в ком течет кровь титана. Если хочешь, возьми японца и рядом поставь европейца. Они и вы - люди. Не знаю, что в вашем мире творилось, но гены были искусственно изменены. Возможно, ваш мир когда-то был похож на наш, но развился куда дальше и вполне возможно либо заигрался с генной инженерией, или произошел один из вариантов апокалипсиса. Кто знает? Как итог - куча людей с измененной ДНК, отброс в средневековье и ворох плюшек сверху.
  Нинель задумчиво подергала рыцаря за рукав и посмотрела на него квадратными глазами.
  - Помнишь ту притчу, ну, которую я просила все время мне почитать?
  - Хрустальная крепость? - Адонис хорошо помнил ее, каждый раз, когда он встречался с маленькой невестой, она просила его прочитать именное ту историю.
  - А что за притча? - заинтересовался Кай, чьими сказками были военные отчеты и книги его народа, от которых бы человека стошнило.
  - Нинель, расскажи ту часть, в которой говорится о крепости, Кай и Саша не знают этой истории.
  Принцесса помешала свой чай, отпила и начала:
  - "Крепость в облаках застряла, испокон веков в них стояла. В крепости той из хрусталя выплавленной королева мать правила. Длинные ее волосы были, до каждого жителя власть свою доносили. Но пусто было в мире под облаками: не водился в лесу зверь, не плавала в озерах рыба и не махали крыльями птицы. Решила королева даровать миру рыб, птиц и зверей, да призадумалась. Долго думала, звери, птицы и рыбы уж расплодились по всей земле. Решила мать вернуть на земли иных существ, остальными править, но не выбрала одних - всех из чертог своих отпустила, авось одни да станут мудрыми правителями, ей на радость...". Так начинается эта сказка. А дальше идет длинный рассказ о войне разных рас, демоны тоже упоминаются, но не как подземные жители, а как жители гор. В конце вновь говорится о крепости. "Чтобы встретить мать, в нее поднялись демиурги, и каждому она дала по народу и по силе великой этими народами править". И вот там есть строчка, которая могла бы быть подтверждением теории о нашем мире: "Каждому народу Мутаи Хена по силе противостоять болезни лютой...".
  - Мутаи хена? Мутация гена? - удивился Саша.
  - У нас Мутаи Хена - это место, в котором появились первые разумные жители. Что-то типа как для вас Эдемский сад. Но, как видишь, созвучно. Естественно я переложила звучание на ваш язык, так что это может быть и совпадением.
  Кай фыркнул.
  - Прикольно, конечно, а есть подтверждения нашей искусственной природы покруче сказки?
  - И покруче того, что вы все породы человека? Хорошо, тогда вот вам последнее доказательство. Нинель, мы с Яном так и эдак изучили вашу кровь, и до сих пор под впечатлением. Дело в том, что вы, безусловно, человек, но с невероятным иммунитетом ко всем возможным эпидемическим заболеваниям. Даже бубонная чума, проказа и грипп вас не возьмут. Этот человек при мне попытался заразить вашу кровь СПИДОМ. И что думаете, она вирус не восприняла. Другими словами, я еще не знаю, почему этот генетик не бегает за вами со шприцом. Впрочем, от кишечных заболеваний и некоторых других инфекций вас иммунитет не защитит. То же касается всех вас, - обратился Саша к рыцарю и демону, узнавшим так много о своем доме, - вы еще те монстры для современных вирусов. Но не расслабляйтесь, возможно, для таких монстров у мира найдется свой индивидуальный антидот. Так что при первых признаках недомогания звоните Яну.
  - Потрясающе, как много мы узнали, - восхитилась Нинель.
  - А толку, вернее, зачем оно нам, это знание? Домой мы не горим желания возвращаться, а здесь его применить некуда. Разве что можно клещей и комаров не опасаться.
  Саша посчитал свою миссию оконченной и, поболтав с друзьями на отвлеченные темы, ушел домой, оставляя напоследок самую важную весть:
  - Кстати, Германа так и не посадили. Подробностей не знаю, но подлец выкрутился. Он благоразумно исчез с поля видимости, но кто его знает, возьмется еще за старое, а значит и за вас. Будьте начеку.
  И вот летом, когда друзья откупались на море и успешно вернулись, когда Адонис прошел кофейную лихорадку, закрывая учетный год, когда выпустили первый с Каем в главной роли фильм, когда Нинель успешно сдала экзамены, ей, как предвестник беды, приснился страшный сон.
  Она проснулась посреди ночи, вскрикивая и протягивая руки, попыталась встать, едва не упала с тесной кровати, но сильные руки удержали ее и прижали к теплому телу.
  - Тихо, я здесь, я с тобой и никуда не ухожу. Тише, - обнимая и гладя как маленького ребенка, Кай поцеловал любимую в висок и ощутил бешено колотящееся сердце юной девушки. Колотилось оно от ужаса, пережитого в стране, обязавшейся дарить сны, но припасшее для нее кошмары.
  - Мне приснился кошмар.
  - Вижу. Он был такой жуткий, что ты звала и кричала мое имя, прося не уходить. Я стал причиной твоего кошмара?
  - Все хорошо...
  - Расскажи!
  - Тебе не понравится.
  - Это кошмар, он только мазохисту понравится. Рассказывай.
  - Да там нечего рассказывать. Просто во сне ты куда-то уходил. Я все звала тебя и звала, но ты даже не оборачивался, и потом исчез, а я проснулась. Было очень страшно! Ты будто забыл обо мне и свое имя, и не откликался, а я не могла тебя догнать! - девушка заплакала, прижимаясь к груди любовника, он продолжил гладить ее по спине.
  - Я здесь, я с тобой и никуда не уйду. Белочка моя, ну же, вытри слезы, они беспочвенны, - бес слизал влагу с ее лица, не удержался и продолжил лобзания, пока Нинель не закрыла себе рот ладошкой, боясь побеспокоить спящего в соседней комнате Адониса.
  - Кай, нас услышат, - чуть сипло прошептала она.
  - Тогда постарайся не шуметь, - хитро улыбнулся парень, проводя рукой вниз.
  - Ты демон, - выдохнули ему в губы.
  - Именно, - подтвердил демон, настойчиво продолжая черное дело.
  Тревоги испарились. Он не мог исчезнуть, не сейчас, когда она вся его, а он ее. Не сейчас, когда этот мир стал их домом. Не сейчас, когда у них впереди светлое будущее.
  Так она думала.
  
  В день злополучного звонка Нинель металась по дому белкой, успевая сто и одно дело еще и разом. Кай смотрел на нее инвалидом - вроде руки-ноги на месте, а помочь не просит.
  - Рыжик, может, помогу чем? - не выдержал он.
  - Может, - пробежала мимо белочка с ведром и шваброй. - А может и нет, - пробежала обратно, но уже с тазиком, полным белья.
  - Хоть чем-то, - заканючил юноша, заглядывая на балкон.
  Зеленые глаза смотрели из-под растянувшейся на верёвке влажной простыни.
  - В магазин со мной пойдешь?
  - Конечно!
  Каю безумно нравилось такое поведение Нинель, когда она, независимая, принимала решения и заставляла остальных подчиняться своей воле. В такие моменты ее уже хотелось назвать не принцессой, а королевой. Сам он подчинялся неохотно, когда его просили, если не считал просьбу необходимой к выполнению. Но когда любимая демонстрировала на его глазах свое трудолюбие, у него самого начинали чесаться руки.
  Спустя десять минут, оба одетые и вооруженные пакетами, они покинули квартиру, отправляясь в ближайший магазин с наименее кусающимися ценниками.
  - Что планируешь готовить? - спросил демон, отдергивая майку и поправляя прическу. Менеджер порядком достал беса модными советами, заставив прислушаться кое к каким, поэтому Кай одевался видно, не всегда подчеркивая мужское в своей фигуре, оставляя людей гадать над вопросом его половой принадлежности. Фильм, в котором он исполнял роль и мужчины и женщины, и фотографии в журналах, позиционирующих его с обеих сторон, окончательно запутали фанатов.
  - Рыбу и картошку, - ответила девушка, когда бес успел забыть вопрос.
  - К ним хорошо пойдет горошек или зелёный салат.
  - Отличная идея. Добавим бутылочку вина.
  - И романтический ужин на троих готов.
  Толкая друг друга и шутя, они добрались до магазина и первым делом отправились в рыбный отдел, где в аквариуме плавали грустные обитатели морей и океанов.
  - Купим живую? - спросил Кай, облизнувшись.
  - И она опять будет плавать в тазике, пока не умрет жестокой смертью. Во дворе уже есть одна могилка, хочешь вторую?
  - Ну...кхм, ту затоптали, и вообще это было давно. Простите, - обратился он к продавщице, едва справившись со смущением, - дайте нам самую дохлую рыбу.
  Нинель пихнула его локтем и смягчила шок магазинного работника:
  - Охлаждённую, пожалуйста, - продавщица не успела вздохнуть облегченно, Нинель уточнила. - Нет, не ту, что еще шевелится, да, ту, с трупным окоченением.
  На окоченевшие тушки Кай смотрел взглядом кота, вдруг обнаружившего, что в его лоток нагадил хозяин. Мутные глаза, разинутые рты и общая непривлекательность заставила его сделать иное предложение.
  - Давай купим филе, а?
  Так и поступили. Уже собирались идти домой, но на выходе из магазина их поймал какой-то парень с цветами. Шел бы он к Нинель и отделался бы пинком, но человек решил посвататься к демону. Уже думая, куда он будет прятать труп, бес увидел свое спасение в лице не самого приятного знакомого.
  - Здравия желаю, майор Саванов!
  - И тебе не сдохнуть, - откликнулся следователь, сверкнув глазами из-под бровей на поклонника, и того как ветром сдуло. - Замышляете чего?
  - Ага, картошку с рыбой, - улыбнулась принцесса.
  - И мы торопимся осуществить задуманное, - показательно поцеловал в висок любимую демон, быстрее уводя к дому, подальше от чрезмерно любопытного представителя правоохранительных органов, испытывая спиной его сверлящий взгляд.
  
  Звонок раздался сразу после ужина, когда, расслабившись, друзья перемещались в гостиную и выбирали фильм для совместного просмотра. С тех пор, как у них появился DVD плеер и целая стопка дисков, дело стало проходить быстрее.
  - Предлагаю к просмотру фильм, в котором ездят психи на машинах по пустыне и все время убивают и стреляют, - сделал первое предложение Кай, пряча диск за спиной.
  - Террористы захватили самолет, но правитель страны смог справиться с ситуацией, - описал свой выбор Адонис, прикрывая его ладонью.
  - Корабль тонет, все тонут, и вообще все плохо, но в картину успевают вписать выстрелы, драгоценности и любовь, - улыбнулась Нинель, добавляя, - интимная сцена обещает быть.
  - Любовь и интим, говоришь? - заинтересовался бес. - Доня, берем ее вариант?
  Не успели они решить, как зазвонил телефон Кая. Тот поднял трубку и обомлел, не говоря ни слова, поставил на громкую связь.
  - Але, ты слушаешь? - говорил телефон голосом Германа. Рыцарь и принцесса не верили ушам, но сильнее недоверие вызвало сказанное этим предателем. - Я звоню с вопросом, ваш мир случаем не собирается наш завоевывать? А то меня берут сомнения после парочки событий!
  - Дай-ка телефон, - рыча, попросил рыцарь, и крикнул уже в трубку. - Каких событий?!
  - Черт, не орите так! Да каких, я сейчас на окраинах Москвы, и видел нечто странное. Люди, обряженные как сектанты, не привлекли бы моего внимания, но эти вели-тащили демона. Да, такого же, как ты, Кай. Естественно, мне стало интересно, какого хрена происходит, и я пошел следом. Там, за Люберцами, в Марусино, раньше ферма была. Так вот, старая скотобойня еще цела. Туда-то они его и потащили. Ваших одномирцев увидел штук двадцать. Наблюдать смог из окна. На полу внутри здания были начертаны символы, в круг демона завели. Что было дальше, описывать не хочу. В общем, они его пытали до смерти, а когда он был на последнем издыхании, пятеро людей покончили с собой в том кругу, одновременно с тем, как остальные наносили смертельные раны демону. Дальше все полыхнуло, меня от окна откинуло. Когда заглянул снова, там уже никого не было. Вернее, были еще трое, но они стояли в стороне, и я не сразу их заприметил. Так вот, они переговаривались достаточно громко. Говорили, ищут рыцаря, принцессу и демона. Вас тоесть. Вы, конечно, мне можете не верить, ваше право, но все это в достаточной мере меня беспокоило, чтобы позвонить. Считайте это моим извинением за случившееся.
  - Может, это было экстази или кислота? - Кай не мог поверить в услышанное.
  - Выколи мне глаза, я видел то, что я видел. И после увиденного собираюсь временно переехать подальше. А вы сами решайте.
  Связь оборвалась, унеся с собой душевный покой жильцов квартиры семьдесят семь.
  Бег от прошлого - бег на беговой дорожке, мнимое движение вперед. Рано или поздно оно догонит, развернет и заставит смотреть на свою уродливую рожу, всем видом показывая, что уже не отпустит и заставит жить собой, давя последствиями своенравной попытки начать новую жизнь без его гнета.
  - Прости, Доня. - произнес Кай, смотря на свой телефон. - Я знал о присутствии в этом мире других попаданцев, но промолчал об этом. Слишком боялся.
  - Те предметы с легионами, - догадался Адонис.
  - Да, недавно я пытался найти их хозяев, но из психушки, в которую они попали, им помогли бежать. Это были люди Эмманалии.
  
  - Давно я не видела этот список, Кай, - Нинель подошла беззвучно, и обняла со спины. - Зачем ты снова с ним возишься?
  - Вычеркиваю пункты. С девяносто первого по девяносто третий: влюбился, любим и мы даже съездили в поездку. Пункт сорок шестой - заняться танцами - мы с тобой танцевали, и не раз. Пятьдесят три - сыграть в фильме - уже жалею об этом, и не разбирал приглашения на следующий проект, их очень много. Медитация и вне телесный опыт - пункты с семьдесят четвертый по семьдесят пятый - обмороки и многократная смерть считаются? О, пункт пятьдесят восемь, я так и не приготовил тебе торт. Научишь?
  - Если тебя это успокоит.
  Выставив продукты на стол, они начали делать коржи для будущего торта, но радости это действие не прибавляло. Кай будто находился в далекой галактике, на неизвестной планете, во многих световых годах от собственного тела.
  - Какое решение он примет? - спросил демон, выливая тесто в миску.
  - Правильное. Но не думай об этом. Он никогда не предаст нас и не вернётся к прошлому. Верь ему.
  - Он мой брат и я ему верю. Но, мне кажется, я вот-вот расплачусь или грохнусь в обморок, голова совсем тяжёлая, легкие сжимаются при каждом вдохе и выдохе.
  - Может, ты приляжешь? - обеспокоилась принцесса.
  - Нет, не сейчас. Вырублюсь, а вдруг не проснусь?
  Коржи испеклись, промазались заварным кремом и украсились бананом и клубникой, так любимой Каем.
  Адонис вернулся весь измученный и будто постаревший:
  - Охренеть как все хреново! Такой хренотени я не ожидал! - устало и зло бросил рыцарь, не желая использовать культурные слова. - Дайте мне выпить и поесть, дальше я вам поведаю, как плохи дела.
  Нинель, как могла, растормошила вновь куда-то уплывшего демона, и дала ему успокоительного. Вроде помогло. Адонис заметил, в каком состоянии его брат, и посмотрел на принцессу широко распахнутыми глазами, но та не стала объяснять очевидных вещей, и не убирала далеко нашатырный спирт. Впрочем, у старшего в их компании оказался более действенный и мужской метод приведения в чувство:
  - Кай, ну-ка, бесово дитя, приободрись! - рыцарь так ударил ладонью по спине демона, тот чуть глаза свои не выронил из черепушки.
  - Совсем с ума сошел?
  - А ты далеко уплыл? Приходи в себя, говорю. Мне ты сейчас нужен в здоровом уме, будем военный совет держать. Нинель, дай ему кружку тонизирующего, а лучше по яйцам разок для бодрости.
  - Жестокие вы, - фыркнул Кай и сел за стол, отрезая себе кусок торта. - Я уже в себе и готов внимать.
  Рыцарь сел, дождался, когда займет свое место принцесса, и тоже взял себе кусок торта.
  - Люди королевства Эмманалия нашли способ путешествовать между родным миром и этим. И они искали нас. Но это полбеды. Этот мир их заинтересовал. Думаю, не нужно пояснять, к какой катастрофе это приведет: если произойдет вторжение того мира в этот или этого в тот.
  - Да если такое произойдет, нашествие демонов покажется проблемой не серьезней прыщика! - подскочил Кай. - Я ничего не имею против людей этого мира, мне они даже нравятся, но я не строю иллюзий. Массовый геноцид - это меньшее, что будет ждать наш мир. Причем, даже если он первый нападет, у него не окажется достаточной огневой мощи, и в конечном итоге он будет втянут в продолжительную войну, но уже мировую.
  - Да, так и будет. Сотням тысяч демонам, эльфам, гномам, феям, зверянам и прочим продемонстрируют радушие в газовых камерах и на операционных столах. Конечно, если наши садисты не запустят сюда магическую чуму и человечество этого мира не вымрет. Какой ужас!
  - Что же нам делать? - принцесса ахнула и схватилась за сердце.
  - Думать, - коротко предложил Кай и заметил. - Доня, знаешь, если бы вход в этот мир оказался бы найден до того, как мы в нем пожили, до того, как стали на сторону нейтралитета, ты бы пришел сюда в первых рядах.
  - Возможно. Удивительно, как быстро меняется наш ход мыслей, - грустно согласился рыцарь. - Итак, я расскажу вам о том, как прошла наша встреча.
  
  Танец взбесившихся обезьян - вот как выглядело приветствие рыцаря с его бывшими соратниками. Он сразу понял, кого видит по нашивкам белых одежд, так похожих на отличительный знак кровавой секты. По сути, первое впечатление верно, три лица, оставшихся связными в этом мире, были храмовниками. А бог, которому они покланялись, любил кровавые жертвы, по заверениям самих служителей - кровь врагов.
  Его не узнали. Да и не удивительно, что за король без короны, а рыцарь без меча, как конь безногий. Адонис заговорил на родном языке:
  - Я Адонис без роду, будущий король Эмманалии, тот, за кем вы пришли в этот мир. Светлый рыцарь. Герой, победивший Зло. Великий полководец! - с трудом вспоминались эти титулы, которые так глупо звучали из уст осовременившегося рыцаря.
  Вот тут и начались танцы с поклонами и приседаниями. Будущий король, как-никак, хоть и безродный, зато с родовой невестой. А после рыцарь узнал многое, подтверждая ранее сделанные выводы. Эти трое сидели в психушке, но до того, как сели, успели создать круг призыва, через который следующие прибывшие и попали в этот мир. С собой они привели демона и верных жрецов, помогли сбежать этим неудачникам. Вскоре шпионы Эмманалии обладали способностью понимать местные обычаи и язык. Понадобилась всего одна жертва. На этом они не остановились, преимущественно пытаясь ловить молодых юношей, считая их более прогрессивно мыслящими. Закованный в антимагические цепи демон выполнял все, что требовали, стоило подрубить ему хвост.
  Чем больше слушал, тем больше Адонис ужасался. На телевиденье только и говорили о пропажах людей и, после случившегося, все думали на ту лабораторию. Но нет, вот они виновники, перед ним. Неужели и он так бы поступал ради королевства, ради своего мира? Да, поступил бы.
  Жрецы поняли, насколько отстают от этого мира и собирались завоевать его постепенно, как вариант самый молодой предложил выпустить черную смерть. Другой - поссорить государства и создать прецедент для третьей мировой войны. В общем, они хотели избавиться от местного населения, не почитающего нужных богов и заселить мир заново.
  После выслушанного бреда, герой Сайнтарза подумал, что газовые камеры и операционный стол - это именно то, чего достойны эти выродки.
  - Мы свою историю поведали, пора и будущему правителю свой народ удивить великими подвигами, совершенным в мире этом.
  Эти историю, Адонис обдумал заранее.
  - В этот мир мы попали втроем: я, невеста моя и Зло всего мира. Как и вы, использовал я демона во благо свое, и вскоре стали мы знать про этот мир все.
  - Как же убили вы демона? - сладострастным голосом спросил один из жрецов, в нетерпении услышать о пытках, давясь слюной.
  "Отвратительный тип!"
  - Выбил зубы, разбил когти, отрубил рога, отсек хвост и оставил жить, пока не издохла тварь в горячке. Однако, к своему стыду, я воин, а не маг, и не смог найти способа вернуться в родные края. Поведайте способ, - преувеличенно вежливо просил рыцарь, а сам скрипел зубами от злости.
  - О, это не сложно. Достаточно подвергнуть одного демона длительной и мучительной смерти, и принести в жертву от пяти до десяти последователей великого Дейуреса, бога войны, и тот снисходит проводить в путь пятнадцать человек.
   "Подвергнуть одного пытке, пятерых убить, пятнадцать обратно провести - веселый счет. Не желаю знать, сколько они убивают с той стороны, для переноса сюда. Но что же мне делать? Убить их? Это не решит всех проблем. Перейти на их сторону и поиграть в двойного агента? Проколюсь, и очень быстро. За эти одиннадцать месяцев слишком многое стало другим. Тогда, как же поступить?"
  - Раз вернулся великий победитель, то пора ему в чертог родной, и возглавить поход сей! А жива ли, невеста его? Принцесса Нинель Эмманалия?
  - Жива. Когда обратно будет готово все?
  - Две недели ждать. Но неужто уйдешь ты сейчас?
  - Уйду, через две недели мы вместе явимся. В безопасном месте держу ее, подальше от грехов мира этого.
  Устав от высокого слога храмовников, Адонис по-военному отдал честь на грудь и удалился, полный страхов и вопросов.
  
  Так все было.
  Кай насторожился и, подойдя к рыцарю, сел по-собачьи и глубоко, долго вдохнул воздух рядом с ним.
  - Доня, мы в жопе, - резюмировал он. - Ты своих по одежде различаешь, а я по запаху. Это были не храмовники, те пахнут благовониями и курительными свечами, маслами или еще чем они там мажутся. А эти на тебе подобных запахов не оставили, воняют кровью и цепями - дознаватели.
  - Думаешь, они мне не поверили?
  - Если дураки, то поверили. Если нет, то сюрпризы только начинаются. В любом случае, они нам дали две недели.
  Нинель вмешалась с вопросом:
  - Ты не предлагаешь ли нам бежать?
  - Предложил бы, был бы толк! А толку нет, если они начнут войну или вторжение, нам всем по любому каюк. Черт, судьба у меня, что ли, такая? - Тряхнув головой, бес продолжил. - Я предлагаю вырезать прибывшую в следующий раз двадцатку. Стереть круг призыва, и на этом считать свое дело завершенным.
  - Убить, стереть, - угрюмо повторил Адонис.
  - Только не говори, что ты жалеешь этих ублюдков! - рыкнул Кай.
  - Нет. Просто мои руки едва от крови отмылись, и снова придется их в нее окунуть.
  - Переживешь. Одна разрывная граната, и туши свет.
  - Ты, кажется, забыл, Кай, но с некоторых пор ты довольно уязвим, - укорил рыцарь демона за самонадеянность.
  - И все равно крепче людей, - возразил он. - И знаю тучу противозаконных рецептов: взрывы и огонь я им обеспечу.
  Готовиться начали в тот же день. Знания демона, отложенные на подобный случай, действительно оказались обширны. Впервые подозрения Саванова оправдались, такого количества взрывчатки, колющего и стреляющего оружия эта квартира еще не знала, а в ней в свое время отдыхала целая банда уголовников.
  Но сколько не готовься, а по плану идти ничего не может целиком. А тут и плана толком не было. Адонис входит, принцесса с рацией в укромном месте, Кай на крыше, а дальше бух-бах-тарарах, и дай бог выжить. Не план, а самоубийство.
  - Кай, что ты делаешь?
  - Уравниваю шансы. Хочу подключить к этому делу уфологов, следователя и одну группировку.
  - Положи телефон! Нельзя втягивать обычных людей!
  - Они уже втянуты, Доня! Пусть внесут вклад в спасение своего мира! Не бойся, я же не в гущу событий их собираюсь вести. Есть пару идей. Пойду со следователем поболтаю, он как раз недалеко. А ты, Доня, обмолвись с нашими покровителями.
  - Я с Яном подумаю, как вас лечить, и соберу аптечку.
  - Молодец, люблю тебя.
  Через неделю все было готово к встречи незваных гостей. Кай в таких красках описал будущее слияние двух миров, что, помимо следователя, получил вертолёт и снайпера. Несмотря на все приготовления, весь план пошел кубарем с горы.
  Как бы банально не звучало, но, когда до часа "х" оставался один день, случилось все, с чего однажды все началось: Нинель похитили!
  Принцесса забегала в университет, закрыть сессию и перевестись на следующий курс, а обратно домой не вернулась. С ее телефона позвонили Адонису, под девичьи крики, сказали приходить к порталу. Предупредили: если он кому-нибудь сообщит, они отрежут девушке палец, а может и язык. "Эти могут".
  Вопреки ожиданиям, принцесса выглядела не как перепуганная пленница, а как взъерошенный ежик. Не зря ей Кай переливал навыки самообороны, у всех трех храмовников-инквизиторов имелось по паре отметин, оставленных смелой девушкой. У самого неприятного вздулся нос, у следующего расцарапана щека и он прихрамывал, последний морщился и сводил ноги. Но, оказывается, был и четвертый - ищейка, который держал Нинель. Оборотень - не удивительно, что эти типы обо всем узнали. Как и демоны, оборотни владели способностью узнавать многое по запаху. Он и сказал: "Демоном пахнет".
  - Ты врага мира всего в живых оставил! - не спрашивал, обвинял старший из ублюдков. - Из одной миски с ним ел! Братом назвал! Немыслимый грех против создателя!
  Адонис молчал, посматривая на принцессу, пытающуюся двинуть ногой назад так, чтобы отшибить псине детородный орган. Песик пока удачно уворачивался, но нервничал, будто в течку с похмелья оседлал не суку, а крокодила. Собачий скулеж сказал присутствующим о перемене состава из чисто мужского в смешанный.
  - Свяжите дуру! - скомандовал старший, отвлекаясь от рыцаря и на всякий случай предупреждая. - А если великий сэр подойдет ближе - перережьте ей горло.
  Рыцарь сжал зубы и не двинулся с места, не произнес ни слова, Нинель орала за двоих пятиэтажным матом.
  - Ваш грех без меры велик! - продолжал вещать мужчина в рясе, когда шумной принцессе закрыли рот. - Но я ведаю о причине рассудка помутнения! И, устранив его, да вернутся ваши души в чертоги света!
  Пока один из юных последователей нес закрытый футляр, герой вспомнил, по какой причине держался от храмовников с их верой и от верующих инквизиторов как можно дальше.
  Крышка футляра откинулась, и его взору предстал ритуальный нож, которым приносят жертвы.
  - Убей демона! Если замешкаешь, если проклятие так велико, то отрави! - в том же футляре лежал маленький мешочек с прозрачными гранулами. - Тело принеси нам сегодня до рассвета! Пусть прибывшие в тот час видят падение Зла! Иначе принцесса умрет, как предатель Эмманалии! Учти, за тобой будут следить! Один промах, и ты услышишь предсмертный девичий хрип!
  Продемонстрировав рацию, храмовник шагнул назад и указал на выход.
  Сохраняя траурное молчание и видя на зданиях чужую тень, рыцарь размышлял, как спасти Нинель и Кая, как спастись самому. Дома демона не оказалось, и это позволило дышать тише и сосредоточенней, судорожно сжимая проклятый нож. Легкий, почти невесомый, он холодил ладонь, словно кусок льда. Горло сдавило, будто в него вцепилась невидимая рука: не сглотнуть, не продохнуть. А Кай уже скоро придет.
  Один удар, можно даже через спину. Главное - попасть, и смерть будет быстрой и безболезненной. Но бить со спины это разве достойно рыцаря? Нет, это подло и перечеркивает все, чего он достиг, все, к чему он шел. Дьявол, это перечеркнет Кая: брата, друга, члена семьи.
  Ударить, когда он обернется, увидеть удивление и непонимание, наблюдать, как затухает взгляд, воочию слышать вопрос: за что? Просто представив, Адонис был готов откинуть нож, а лучше выбросить его в окно. Но за ним следят! Ужасаясь себе и своим мыслям, рыцарь попытался представить существо, опустошившее девять королевств, не щадившее ни женщин, ни детей, перевернувшее само понятие Зла, поднявшее его на новый уровень, обрекшее на страдании миллионы людей, достойное смерти. Вот кого он должен убить.
  Но кто такой Кай? Юный демон с глупыми шутками, который, улыбаясь, умирал, скрывая свое состояние от них, который только перестал шарахаться и начал вести себя нормально, юноша лишь недавно обретший семью и любимую... должен умереть?
  "Нет! Ни в коем случае! Да легче себя зарезать! Мы многое преодолели! Да, мать его дери, я же сам столько сил и нервов вложил, желая выживания этого мальчишки!"
  Ключ повернулся. Кай вернулся домой.
  Поняв, что все еще держит проклятый нож в руке, Адонис быстро спрятал его за спиной.
  - Встречаешь? Скажи "гав", и я дам вкусняшку, - пошутило улыбчивое Зло и повернулось спиной, снимая куртку.
  Сейчас! Если ударить сейчас...
  Кай обернулся, перекладывая пакет из одной руки в другую.
  А если сейчас...
  - Никудышная из тебя собака, даже голос не подал. Но все равно держи! - пакеты оказались у носа героя, и тому оставалось спрятать нож на полке с одеждой сзади и взять пакет. - Странный ты сегодня - устал?
  Уверенный в слухе оборотней как в одном из самых чутких, Адонис не мог сказать прямо, зато мог попытаться предупредить намеками, которые псы не поймут.
  - Да, тяжелый день. Знаешь, я был за городом. Пойдем на кухню, я тебе все расскажу. И не разувайся, пол еще не мыли.
  - Правда? А Нинель мне голову не откусит за грязные следы? Кстати, где она? - демон оглянулся по сторонам.
   - У подруг ночует, знаешь же, экзамены! - "Экзамены прошли, пойми намеки, дурень!".
  - Разве экзамены не прошли? Не стриптизёры ли ее подруги? А, Доня?
  - Не мели чушь, вот, тебе надо выпить витамины! - поставил на стол стакан рыцарь, немного пролив рядом с собой. - Блин! Ладно, потом вытру.
  - Доня, какой-то ты сегодня странн... - Кай, собиравшийся отпить из стакана, резко остановил руку и, неестественно изогнув шею, посмотрел на Адониса и задал вопрос, будто невпопад. - Забыл спросить, а как зовут твою девушку?
  - Какую?
  - Про которую ты рассказывал и которую позвал на свидание. Ну, знаешь, ты ее гремучкой назвал.
  - А? Ну да, было дело. Имя ее Агония, а фамилия ей Красная. Бросил я ее.
  Кай задумчиво склонил голову и кивнул. Адонис сжал зубы и едва не закричал - стакан коснулся тонких губ.
  За происходящим наблюдали с крыши соседнего здания. Наблюдатель видел, как юноша быстро опрокинул в себя стакан и, продолжая болтать о всякой ерунде, поморщился. Замолчал он резко, его затрясло и, обхватив себя руками, он закричал.
  Адонис успел поймать свалившегося со стула друга и прижал к себе, не давая биться в предсмертных конвульсиях.
  - За что? - услышал наблюдатель своими чуткими ушами дрожащий голос умирающего.
  - Прости, у них Нинель. Если я не принесу им твое тело, они убьют ее. Прости! Прости, брат! Прости меня!!
  Жертву яда выгнуло, едва не вырвав из рук рыцаря, наблюдателя оглушил новый крик, прервавшийся бульканьями - умирающий подавился кровью. Оборотня уже почти тошнило от происходящего в той квартире. Он заткнул уши, чтобы не слышать этих страшных хрипов, слов извинения и обещаний спасти девушку. Волк видел, как блондин поднял юношу, и перенес его в гостиную, сел с ним на ковер. С ракурса волка, гостиная плохо просматривалась, но видел кусок пола и слышал.
  - Все, все, скоро все прекратится! Уже скоро!
  - Больно! - проскулил Кай и снова выгнулся.
  Адонис закусил губу и, прижав к себе беса, обхватил его голову руками. Резвое движение в сторону оборвало крик.
  Оборотень сморщился. Увиденная картина вызвала приступ тошноты, а в ушах продолжал отдаваться хруст.
  - Дело сделано, - отрапортовал он в рацию и сам на себя огрызнулся. - Вот черт, чтобы я еще хоть раз на фанатиков работал!
  Продолжая наблюдать, видел, как взрослый мужчина оплакивал убитого им парнишку и заворачивал его в куртку, надевал кепку, будто боясь, что тот замерзнет.
  - Все, я не могу на это смотреть, - отстранился от края крыши ищейка и прыгнул на следующую крышу, уже не видя, как рыцарь останавливает грузовик, украшенный рекламой ветклиники.
  
  Адонис вошел в просторное помещение скотобойни, неся на руках свою ношу. Глаза Нинель распахнулись до предела, а губы задрожали. За козырьком кепки нельзя было увидеть лицо, но внутри все сжалось от одной мысли о смерти ее любимого "человека". Ей не было смысла сдерживаться. Повисая на руках похитителей, она зарыдала, наполняя пространство звуками горя.
  - Неси сюда! - скомандовал командир отряда. - Кидай на пол этот мусор! И отойди.
  Вопреки команде, рыцарь положил тело Кая бережно. Отошел медленно и, посмотрев в глаза спасаемой принцессы, натолкнулся на такую боль и отчаяние, что едва не завыл сам.
  - Проверь! - продолжал раздавать команды старший из трех людей в рясах.
  Младший подошел к телу. Снял кепку, открыв бледное лицо мертвого человека, но никак не демона. Посмертная маска с плотно закрытыми глазами и ртом заставила поежиться. Человек передернул плечами и открыл демону рот, желая найти хотя бы демонические клыки, но выпустил наружу задержавшуюся там кровь, украсившую рот красными боковыми линиями.
  - А это точно Зло всего мира? - засомневался человек. - Да он если и демон, то на треть, если не на четверть. А правитель-то чистых кровей был.
  Зароптали молодые. Но старший крикнул:
  - Тихо! Зло может принимать разные обличия, и это одно из его лиц. Несите сюда.
  С Каем не церемонились, черные густые волосы подошли на роль ручки чемодана, за них взяли и поволокли. Нинель вся сжалась и до крови прикусила губу, сдерживая крик отчаяния. Скоро его должны были проволочь рядом с ней, и она испуганно замерла, понимая о последней возможности увидеть не тронутое палачами лицо. Что могут сделать с его телом после смерти, она представляла.
  - Пусть это будет сон, пусть я проснусь. Пусть Кай будет жив, - причитала Нинель, пока не увидела демона на расстоянии двух шагов. И, как она и желала, он был жив. Раскрыл глаза, оставил клок волос в руках врага и пинком отправив того в долговременный полет.
  - Как?!! - ужаснулся командир.
  - Как-как! - передразнил его демон, оказавшийся за спиной. - Просто я хороший актер!
  
  - Не мели чушь, вот, тебе надо выпить витамины! - поставил на стол стакан рыцарь, немного пролив рядом с собой. - Блин! Ладно, потом вытру.
  - Доня, какой-то ты сегодня странн...
  Палец рыцаря скользил по влажной поверхности, вырисовывая буквы: "В стакане яд! За мной следят".
  "Что за хрень творится, Доня? Погоди-ка, следят? Яд? И я должен его выпить? А какой яд?"
  - Забыл спросить, а как зовут твою девушку?
  - Какую?
  - Про которую ты рассказывал и которую позвал на свидание. Ну, знаешь, ты ее гремучкой назвал. - "Надеюсь, ты понимаешь намеки!".
  - А? Ну да, было дело. Имя ее Агония, а фамилия ей Красная. Бросил я ее.
  "Красная Агония!!! А чего полегче не было? Ну, там смерть во сне или сердечный приступ! Ну ты и задачку мне задал, брат", - Бес поднес стакан к губам и, заметив панику на лице друга, слегка улыбнулся. Вода текла тонкой струйкой с губ на шею, а там по спине вниз. Кая передернуло, и он продолжил разговор, морщась от липнущей к телу ткани. Высчитав положенные две минуты, черт приготовился давать концерт, в который Адонис едва не поверил. Закричал, обхватывая себя руками и, падая со стула, оказываясь в объятиях брата, который еще не знал, играет демон роль или и вправду корчится от адской боли.
   - За что? - дрожащим голосом умирающего спросил Кай и удивился смертельной бледности нависшего над ним лица.
  - Прости, у них Нинель. Если я не принесу им твое тело, они убьют ее. Прости! Прости, брат! Прости меня!!
  Кай не удержался и улыбнулся, за что его ущипнули между лопаток, вот тут-то его по-настоящему выгнуло, еще и брыкаться попытался, за что ущипнули еще раз. Закричав, он пытался отбиться от получения новых синяков, очень натурально изображая действие яда.
  Прикусив себе язык, для полноты картины, бес подавился кровью, сдерживая хохот, отчего рыцарю пришлось громко причитать про свои последующие действия по спасению принцессы и прочий бред, ожидая, когда черт отсмеётся. Удалось заметить волка на крыше, с которой кухня слишком хорошо просматривалась. Адонис поднял друга на руки и унес в гостиную, где увидеть детали происходящего было сложнее.
  - Все, все, скоро все прекратится! Уже скоро! - говорил он, намекая на конец концерта.
  - Больно! - проскулил Кай и выгнулся, чтобы достать из заднего кармана коробок спичек. Он прошептал еле слышно. - Сломай.
  Адонис закусил губу и прижал к себе беса, обхватил его голову руками. Кай даже закричал для полноты картины. Резвое движение в сторону, боль в шее - рыцарь перестарался - сжатый коробок спичек изобразил нужный хруст.
  Рыцарь наклонился над "убитым" и всячески изображал горе, выслушивая еле слышное: "Одень меня. Холодно на улице, блин, шея болит". Боясь спалиться, герой нацепил на демона кепку, закрыв ему глаза. Прихватил кинжалы из когтей и пару гранат, от чего легкая куртка стала похожа на дутую. Помимо этого, в ней уже было много чего понапихано. А дальше до места подкинул зоолог, и шоу началось.
  
  Первым делом Кай вызволил Нинель, продемонстрировав умение метать кинжалы. Рыцарь достал гранату и, не мелочась, швырнул ее в старшего рясочника. Но зараза увернулся и прикрылся телом мертвого последователя, поэтому за него взялся Кай.
  - Мне говорили: сжигать людей - моветон . Но я считаю запах жареного мяса вкусным, поэтому готов побыть плохим мальчиком, - коктейль молотого упал, разбрызгивая пламя, брызги обратили человека в факел, познавший всю прелесть наказания, которому он подвергал неверных вере.
  Оборотень благоразумно сбежал, наплевав на всех. Он наемник, ему можно.
   - Живее, до рассвета меньше часа, нужно успеть заложить взрывчатку, - скомандовал демон, доставая Си-4, провода и детонатор. - Собираем на коленке и молимся, чтобы не взорвался, пока мы рядом. Бегом!
  Не успели они приступить, как портал заработал, и из него показались люди. Новые храмовники сразу же напали, с ними были обычные люди, взявшиеся за мечи и луки. Девушка метнулась к выходу, крича имена друзей, но не успела пробежать и половины пути. Адонис кинул вторую гранату, она попала недалеко от заложенной взрывчатки. От взрыва половина людей умерло, демон невыразительного серого цвета, прибывший с храмовниками, сорвался с цепи и попал на второй заряд.
  Как это часто бывает, заклинания не всегда работают правильно, особенно когда их не заканчивают или вносят в них не предусмотренные изменения.
  Перед глазами все завертелось, портал стал воронкой и засосал всех, кто был в убойном цехе, включая сам цех и нарисованную пентаграмму. Наблюдавшие это люди терли глаза и начинали верить в магию, ибо иными словами произошедшее объяснить не удавалось.
  
  Кай очнулся первым, подполз к Нинель, убедился - жива - с трудом поднялся и вновь упал, ползком приблизился к Адонису - жив.
  - Очнитесь. Давайте, приходите в себя, - просил бес. - Мы дома.
  Безрадостный голос, полный страха, заставил друзей пошевелиться и осознать, какой дом имеет в виду демон.
  - Только не это, - взмолилась принцесса, вцепляясь в свой выпавший из-под одежды чемодан-аптечку.
  - Боюсь, Кай прав, мы в королевстве Эмманалия, - убитым голосом подтвердил рыцарь, осматривая распростершиеся в четыре стороны степи с редкими деревьями, и замок короля, выделяющийся на фоне окружающей пустоты.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"