Трой Арина: другие произведения.

Сорняки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:
    В соавторстве с Дмитрием Романовымю Опубликован в журнале "РБЖ-Азимут" номер 12, антологии РБЖ-Азимут 2011

  Город возродился в период правления Руарка Хромого южнее развалин древнего замка, уничтоженного старыми хозяевами. Новый город был обнесен мощной крепостной стеной, имевшей шесть ворот. В цитадели города был возведен дворец, стены и купола которого были покрыты разноцветной майоликой и изразцами, среди которых есть надпись: "Если ты сомневаешься в нашей силе и могуществе, взгляни на построенное нами".
  Из туристического путеводителя
  
  Когда самолёт начал снижаться, и Коэн впервые за много лет снова увидел порт и черепичные крыши домиков, сбегавших к самой воде, его сердце бешено заколотилось.
  - И это всемирно известный курорт? - разочарованно протянул сидевший рядом с ним Айрик, оторвавшись от путеводителя. Одного взгляда на худощавого парня в прозрачной футболке и цветастых шортах было достаточно, чтобы понять ?- этот парень любит оттянуться.
  Не согласиться с ним было трудно. Сонное марево колыхалось над городом, как и двадцать лет назад. Настоящая жизнь здесь начиналась ночью, когда лёгкая музыка растворялась в тёплом воздухе и крупные звёзды, гроздьями свисавшие с неба, норовили свалиться на голову подгулявшему туристу.
  Несколько дней назад, услышав о возможной командировке, Коэн подумал, что неплохо будет ещё раз увидеть с развалин старинного замка, как мандариновое солнце медленно погружается в зелёные волны тёплого моря. Ради этого стоило терпеть выходки заносчивого мальчишки в идиотской футболке в обтяжку. В ней он выглядел, как ящерица. Вёрткий и скользкий.
  Самолёт лёг на крыло, так что город оказался где-то внизу показались порт, длинная крепостная стена и небольшой холм, не вершине которого мрачно красовался древний замок.
  - Гляди, - усмехнулся Айрик, показывая на замок пальцем. - Чего его только не снесут?
  - Это исторический памятник. Ему уже девять веков.
  - Да ну, развалина.
  Развалина. У этой ящерицы нет ничего святого. Нужно было удостовериться, что Айрик провернет всё, как положено. Дело не должно страдать от того, что у парня папаня большая шишка. А ещё хотелось лишний раз убедиться в правильности высказывания "всё, что ни случается, к лучшему". Снисходительно улыбнуться провинциальной неторопливости и недалёкости, а потом больше никогда не вспоминать ни о кривых, мощённых чёрным камнем улочках, ни о суеверных жителях курортного городка. Будто их и не было никогда в его жизни.
  Возвращаться домой оказалось труднее, чем он думал.
  У пограничника задёргалась щека, когда он заглянул в потрёпанный паспорт. Угрюмо посмотрев на пассажира, он снова заглянул в документ, потом в компьютер. Сняв фуражку, почесал вспотевший затылок, начал просматривать пестрящие визами и штампами странички.
  Коэн едва не рассмеялся. Как он отвык от настороженных взглядов, от дремучего суеверного страха и едва прикрытой ненависти.
  - Цель приезда?
  - Туризм. Какие-то проблемы, командир?
  - Э-э-э, - протянул погранец. - Простите, господин Коэн, вам придётся пройти со мной.
  Коэн резко вскинул на плечо дорожную сумку. Дома! Ничего не изменилось!
  Пару минут спустя в комнату досмотра пограничник силой впихнул взбешённого Айрика и с непроницаемым лицом встал у двери. Следом таможенник приволок их багаж и, как ни в чём ни бывало, принялся рыться в сумках.
  Модные футболки полетели на пол. И где только этот парень их берёт?
  - Вы не имеете права! На каком основании? - Айрик сжал зубы. - Я требую, чтобы вы позвали начальника!
  - Ваше право, господин раститель, - спокойно ответил таможенник. - А ну, оба лицом к стене, руки за голову, ноги расставить.
  - Я требую составления протокола! - пыхтел багровый Айрик, не привыкший к подобному обращению.
  Следовало объяснить ему заранее, как здесь относятся к растителям. Путеводители о подобном тактично умалчивают. Но эта маленькая месть оказалась неожиданно приятной.
  Руки таможенника привычно и ловко пробежались по телу Коэна, не пропуская ни единого сантиметра. Противней всего было, что после этого на чистых голубых джинсах и идеально отглаженной белой рубашке, останутся грязные пятна, которые не отстираешь. Вдруг досмотрщик нащупал на груди Коэна мешочек с ростками.
  - Хе! Запрещённые к провозу предметы?! - обрадовался досмотрщик.
  - У нас есть лицензия, выданная вашими силовиками из столицы. Спросите у офицера, который изъял наши паспорта.
  - Разберёмся.
  Это они ещё потайного отделения с жучками в его сумке не обнаружили. Разберутся они! Обтрясли бы, как грушу, не будь сопроводительных бумаг. С паршивой овцы, как говорится, хоть шерсти клок.
  За дверью послышались тяжёлые шаги. Охранник посторонился, пропустив в комнату досмотра полного мужчину. Воздух в небольшом помещении заполнился ядрёной смесью запахов давно нестиранной формы и чеснока.
  - Помощник шерифа Охира, - представился он, держа в руках паспорта.
  Таможенник подскочил к начальнику:
  - Собственноручно изъял у задержанных растителей, - козырнул он, протягивая мешочек. - Контрабандный товар.
  - Чудненько. Так кто это у нас?
  - У вас нет права нас задерживать. Сейчас же верните документы и вещи... - снова завёлся Айрик. - Да вы зна...
  - А читать мы умеем? - оборвал его помощник шерифа и ткнул пальцем в бумажку, прикреплённую кнопкой к стене. - Проверка документов и досмотр личных вещей может занять от двух до трех часов. Благодарим вас за проявленное терпение.
  - Остынь, Айрик, - сказал Коэн. - Сейчас господин Охира во всём разберётся. Так ведь, Вепрь?
  Помощник шерифа удивлённо посмотрел на него, переменился в лице и рассмеялся.
  - Бог ты мой, Коэн! Это ты? Коэн-Варяг. Не ожидал тебя увидеть. Вот так сюрприз. Какими судьбами?
  - Отдохнуть приехали, в море искупаться, по клубам прошвырнуться, - нагло встрял Айрик, отрабатывая легенду.
  - Понимаю-понимаю. Верните им вещи и это... тоже, - приказал Охира, показывая на мешочек с ростками.
  - Но, господин помощник, как же...
  - Сержант, с документами у них полный порядок, просто верните вещи и можете быть свободны! Все свободны.
  - Эти болваны дуют на воду! - раздражённо сказал Охира, когда они остались одни. - Примите мои глубочайшие извинения, господа растители. Сами понимаете.
  Охира выдержал короткую паузу, испытующе глядя на старого знакомого.
  - Ни за что бы не узнал тебя, Коэн. Что же ты сразу не сказал? Надо было дать весточку по старой дружбе.
  Он обнял Коэна так, будто никогда не подстерегал его с кодлой за углом школы. И никогда не загонял, как котёнка, в развалины замка. И не стонал дом разбитыми окнами, когда семья растителей спасалась бегством в ту ночь. Коэн напрягся.
  - Ладно, не смотри на меня зверем. Чего только в детстве не было. Разве ж я стал бы тебя задерживать. Постарел-то как, раскабанел! Здоровый чертяка. И волос всё такой же чёрный, а у меня уже полголовы поседело, - он тяжело вздохнул. - Работа нервная. Сезон начался, отдыхающих выше крыши.
  Охира примирительно протянул парню паспорт.
  - Господин Айрик.
  - Кто ж захочет отдыхать в этой дыре, когда тут с гостями, как с собаками, обращаются? - буркнул тот.
  Помощник шерифа дёрнул подбородком.
  - Я применю к ним самое строгое наказание. Господин Коэн!
  - Спасибо, - ответил тот, положив паспорт в карман рубашки. - Не нужно наказаний. У нас нет претензий.
  В конце концов, между растителями и обычными людьми не так много различий. Намного меньше, чем думается многим. Связи решают всё. И здесь, и там.
  - Что-то случилось? - всё-таки решился спросить Охира, провожая их к выходу из аэропорта.
  - Нет, - не сразу ответил Коэн. - Сказали же тебе, отдыхать приехали.
  - Понимаю-понимаю. Вот и ладушки. Приятного вам отдыха, господа растители, - сказал он елейным голосом и, придержав Коэна за руку, шепнул ему в ухо. - Варяг, если будут проблемы, обращайся. И ещё. Практиканту своему совет дай, пусть не сильно борзеет. Сам знаешь, у нас ваших не любят, тем более таких. Резвая вошка первой на гребешок попадает.
  - Не выйдет, - с досадой усмехнулся Коэн. - Он мой начальник.
  
  За последнюю неделю число людей, обратившихся за помощью в местную больницу, удвоилось. Большинство пациентов жалуется на общую слабость, удушье и кратковременную потерю сознания. Врачи напоминают, что с солнечными и тепловыми ударами шутки плохи. Восемь стаканов экологически чистой воды "Старинный замок" в день помогут вам поддержать необходимый водно-солевой баланс в организме и избежать неприятных ощущений.
  Газета "Городские вести"
  
  Домишко, где они сняли комнату, одной стороной прирос к крепостной стене, а другой - к небольшой часовне с неожиданно чистыми на фоне неухоженной улицы стенами и покатой черепичной крышей.
  С точки зрения Коэна дом был неказистым и лишённым всякого смысла. Хороший дом, выращенный растителем, сам себя освещает. Сам тянет из-под земли воду и поит живущую в нём скотину и птицу. Наполняет умывальники, промывает окна, выметает мусор с пола. Хороший дом даже сам поддерживает нужную температуру и микроклимат. Если он сыт и здоров. Но живых домов в этом городе давно не было, только построенные из дерева и камня, так что на большее растители рассчитывать не могли.
  Из-за крепостной стены сквозь узкие бойницы доносились крики жадных чаек и жалобные стоны судов, переговаривавшихся друг с другом. Поднявшись по узким, едва заметным ступеням на стену, можно было увидеть Старый Порт и качающиеся на волнах рыбацкие лодки. А дальше за портом раскидывался город. Привольный и неспешный. С приморским бульваром, десятком маленьких кафешек и рыбожарок, рядами лотков с фруктами и сувенирами на любой вкус: от копеечных бус из ракушек до старинных монет. Трамвайчик, весело звеня, бежал по рельсам через весь город к холму на окраине, на вершине которого угрюмо спал старый замок, как немое напоминание о том, что каких-то два века назад город безраздельно принадлежал растителям. С тех пор многое изменилось, а волны всё также продолжали лизать узкую полоску песчаного пляжа и повидавшие не один век выщербленные каменные ступени крепости.
  - Надо было в гостиницу ехать, - сказал Айрик, осматривая чистенький дворик. - Чтобы попасть отсюда на... вообще хоть куда-нибудь попасть, придётся порядком попетлять в лабиринте улиц. Не удивительно, что у бабки так мало клиентов. Ещё и часовня эта. Надеюсь, они хоть не трезвонят по ночам?
  - Зато отсюда город как на ладони. Здесь мы меньше привлекаем внимания, а в саду можно прорастить вышку для прослушивания и при этом не светиться.
  - Уже засветились, - Айрик бросил взгляд на часы. - Решено, остаёмся.
  Старушка-хозяйка провела их в прохладную белёную комнату с двумя узкими железными кроватями. На стене над умывальником висели тусклое зеркальце и прошлогодний календарь. Под самым потолком сиротливо горела одинокая лампочка.
  - Душ и остальные удобства для отдыхающих во дворе, - предупредила старушка, невзирая на жару закутавшаяся в тёплую шаль. - Водку не жрать и девок сюда не водить.
  - Что вы, бабушка, мы не такие, - хохотнул Айрик, расплачиваясь с хозяйкой на три дня вперёд.
  Старушка глянула подозрительно, пряча деньги в карман засаленного халата. Часы на колокольне прозвонили половину первого.
  - Разные гости бывают, предупредить всяко нужно. Отдыхайте, всё равно других постояльцев нет. В этом сезоне только один останавливался. Несколько дней назад. Хороший такой, тихий. По хозяйству мне помогал, в огороде копался. Да только съехал. Говорит, далеко от моря. А оно ж вот, прямо под стеной. Что вам молодым пара улиц? Вы столоваться будете? Нет? Вот и хорошо. Что-то плохо себя чувствую, готовить сил нет. Пойду прилягу. А вы, если на пляж, калитку на щеколду не забудьте прикрыть.
  Когда хозяйка вышла, Айрик кинул сумки на пол, пощупал продавленную сетку кровати.
  - Сделаем так, Коэн. Как ответственный за материальное обеспечение, ты разворачиваешься и обеспечиваешь связь. А я проведу рекогносцировку местности, - сказал он и нацепил на нос модные солнцезащитные очки. - Разберёмся по-быстрому, и отдохнём хоть раз в жизни, как нормальные люди. Какие тут у вас достопримечательности?
  
  Коэн выбрал место для ростка у самой стены рядом с мандариновым деревом. Так вышку не будет заметно с улицы, и вытянувшись до бойницы, она сможет обеспечить их бесперебойной связью. По-хорошему уже сегодня надо было бы прорастить ещё две вышки, чтобы покрыть весь город. Тогда можно будет и полицейскую волну прослушивать, и нарушителя отследить.
  Анонимный источник сообщил, что на курорте был замечен живой дом. К информации прилагался адрес. Кому нужен конфликт из-за свободных радикалов? Всем известно, что худой мир лучше доброй ссоры. И ссориться с соседями растители не собирались, слишком уж большой ценой добивались они пускай шаткого, но всё же мира. Их командировали убить живой дом и отследить нелегала. Работа грязная и тяжёлая. Коэну гораздо больше нравилось пробуждать жизнь, а не отнимать.
   Он опустился на колени, разрыхлил землю складным ножом и осторожно опустил в ямку самый крепкий росток. Почва здесь каменистая. Одного стержневого корня для вышки вполне достаточно, но необходимо хорошо его запитать. Коэн накрыл росток руками и сосредоточился на корне, аккуратно направляя его сквозь камни, чтобы не повредить тонкие нити. Через пару часов они укрепятся настолько, что смогут уцепиться хоть за голую стену.
  Он чувствовал, как силы переполняют его тело, но питал побег небольшими порциями, чтобы вышка не перегорела. Кончики пальцев приятно покалывало. Вышка проснулась, потянулась к нему усиками, оплела кисть и приникла к горячей ладони.
  - Расти, - шепнул Коэн. - Тянись вверх. Расти. Слышишь?
  Коэн заботливо похлопал запитанную, вытянувшуюся на полметра мачту, встал и с удовольствием потянулся до хруста в позвоночнике.
  - Вы что это там делаете? - раздался голос хозяйки.
  Коэн вздрогнул и обернулся, мысленно отчитав себя. Растяпа. Не хватало, чтобы кто-нибудь признал в нём растителя. Коэн закрыл собой растущую вышку.
  - Что там делаете? - ещё раз повторила старуха, глядя из окна.
  - На стену хотел подняться, город посмотреть.
  Врать он так и не научился. Сердце колотилось. Уж столько лет прошло, а он всё ещё помнит тот жгучий стыд, и страх от того, что не такой как все. Неужели ему никогда от этого не избавиться?
  - А нож почто?
  - Бом! - неожиданный звон колокола в часовне заставил его обернуться. Когда он вновь посмотрел на хозяйку, старуха вдруг начала хватать ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег, закатила глаза и, цепляясь за горшки с геранью, грохнулась на пол. Коэн кинулся в дом.
  Он перенёс пожилую женщину на кровать. Дыхание поверхностное, прерывистое. Пульс? Нитевидный. Держа хозяйку за руку, он почувствовал, как жизненная сила вытекает из неё, превращается в тонкую струйку и убегает в пол, а потом дальше к часовне за стеной. Женщина иссякала без остатка, как вода, пролитая в вечно жаждущей бесплодной пустыне.
  В телефонной трубке шипело. Коэн несколько раз нажал на рычаг.
  Хозяйка слабо застонала.
  В трубке что-то дзинькнуло и появился гудок.
  - Служба спасения! Скорую помощь срочно.
  Он назвал адрес.
  Колокол на мгновение замер, затем неуверенно ударил ещё раз, слабее. Потом ещё, совсем тихо.
  Старуха изогнулась дугой на постели и захрипела.
  Ждать было нельзя. Коэн подхватил пожилую женщину на руки и понёс подальше от заражённого дома, навстречу мигалкам скорой, показавшейся в конце улицы.
  
  - Кто-то попытался оживить эту часовню, - сказал Коэн.
  Обычную мёртвую часовню, построенную из розового туфа, крытую черепицей и утеплённую камышом. У неё было три выращенных по всем правилам корня. Слабых и не очень длинных, но вполне способных за несколько дней уморить старушку. Цинично и грубо.
  Оживить и запитать мёртвое здание на обычного человека мог только раститель с особо извращенным и жестоким умом. Всё равно, что оживить разложившееся тело умершей жены и жить с ней, как ни в чём не бывало: нежно целовать перед уходом на работу, ужинать вместе, дарить наряды, заниматься любовью и ожидать рождения детей.
  - Не фига себе, - присвистнул Айрик, разглядывая вывороченные ссыхающиеся корни. - Бабка жива?
  - Оклемается.
  - Пробил отпечатки по базе данных? Кто-то из наших знакомых?
  - Новичок. Что в городе?
  - Та же хрень. Там девушка одна плавала на матрасе, мимо кто-то на джет-ски промчался, её волной и накрыло. Перевернулась, тонуть начала. Барахтается, орёт. А спасатели на вышке даже не шелохнулись, клянусь. Один поднялся, варёный как рак, ноги еле переставляет. В общем, утонула бы девчонка, если б я вовремя не подоспел.
  - Герой! И как тебе только ещё памятник не прорастили? Повезло ей, что ты рекогносцировку именно на пляже делал, - усмехнулся Коэн. - Телефончик-то спросил?
  - Сама дала.
  - Ты только не рассказывай ей, чем на жизнь зарабатываешь.
  - Боюсь, времени на это не будет. Иду обратно по бульвару, по адресочку заглянул. А там какой-то мужик стоит на крыше. Толпа набежала. Полицию вызвали. Снять его пытаются. А мужик кричит: "Сил моих больше нет! Оставьте меня в покое!" Рубашку на себе рвёт, словно его душит что-то. А потом оттолкнулся и вперёд головой о мостовую. Метрах в трёх от меня.
  - Следы повсюду. Похоже, что в городе орудует Сорняк, причём серийный, - вздохнул Коэн. - Предположительно мужчина, который останавливался здесь несколько дней назад. Надо бы расспросить соседей, как он выглядит.
  
  На этот раз в город отправились вместе. Коэн молчал, шёл с полуприкрытыми глазами, прислушиваясь к глубинным ощущениям, сканируя дом за домом. Его методичность и медлительность напрягала. Нет ничего хуже, чем напарник-тормоз. Мысленно пробежавшись по улице, Айрик быстро понял, что других зараженных домов здесь больше нет. Ладно, пусть Коэн поиграет в профессионала, если чутья с гулькин нос.
  Солнце обжигало руки и голову. Надо было бандану надеть. Эх, свернуть бы на пляж, вместо того чтобы искать неизвестно кого.
  - Сорняк этот...
  - Сорняк, - перебил его Коэн. - Это раститель, у которого съехала крыша.
  - Да знаю я, - отмахнулся Айрик от наставительного тона. Они свернули на другую улочку, точь-в-точь похожую на предыдущую. - Как думаешь, он сильный?
  - Скорее всего, обыкновенный, но если учесть, что...
  - Поня-ятно. Тогда мы его в два счёта скрутим. Что с ним возиться? Кстати, на этой улице чисто.
  Коэн неодобрительно покосился.
  - Сорняка ещё надо поймать.
  Они вышли на небольшую площадь, в которую перерастала улица, словно речушка в запруду. Аккуратные домики по обе стороны плотно жались друг к другу. Людей на улице не было, все попрятались от полуденной жары по домам.
  - А вот тут он был, - сказал Айрик.
  - Чую, - отозвался напарник, - только не пойму где.
  Он прищурил глаза, сосредоточился, подобрался весь. Сделал неуверенный шаг, потом второй. Ещё чуть-чуть и начнёт воздух носом тянуть, как охотничья собака.
  - Да вот же, прямо перед тобой.
  Посреди площади стояли три миниатюрных фонтана в виде карикатурных морячков. Первым был юнга, нагло уперший руки в бока, второй шкипер с бородой, а третий изображал боцмана, сидящего верхом на огромном сундуке.
  И если первые два фонтана были мертвы, то последний старался изо всех сил. Вода словно из пушки рвалась вверх, поднималась на несколько метров, выше домов, выше крыш, а потом обрушивалась в каменную чашу.
  Айрик с любопытством подошёл ближе и пригляделся.
  - Растили пару дней назад, - сказал он. - Работал тот же хмырь, что и в нашем домике. И...
  - Что?
  - Коэн, он действительно слабак. Слышишь? Этот Сорняк никуда не годится.
  Айрик лихо рубанул рукой воздух.
  - Дай мне только до него добраться, я готов биться об заклад, что...
  - Погоди. Пророщен всего пару дней назад? Это, конечно, радует, но откуда Сорняк берёт силу?
  - Да какая разница? Видно же сразу, что новичок. Техника любительская. Фигня.
  - Но в таком случае дом должен быть его максимумом. Потолком. На кого же тогда запитан фонтан?
  - Не знаю, - Айрик демонстративно пожал плечами. - Спроси что попроще. Как по мне, так нет никакой разницы.
  Он отошёл на несколько шагов назад и окинул скульптурную композицию взглядом. Немного согнул ноги в коленях, приняв хищную стойку, расправил плечи и сделал руками движение, словно потянул на себя воображаемый канат.
  Коэн почувствовал небольшой поток силы, ощутил корни, растущие там, под колодцем. Манипуляции Айрика на долю секунды отдались в его голове, а потом всё стихло. Он запитал колодец на себя.
  - Так и будешь теперь с ним ходить? - с сомнением поинтересовался Коэн.
  - Вот ещё, - усмехнулся Айрик. - Урежу ему питание, через полчаса сам высохнет и отвалится. Пошли.
  
  Два часа бесцельных блужданий привели их на рынок, шумный и пёстрый, где торговали всем, чем только можно. От спелых медового цвета абрикосов, до старинных расписных ваз. Айрик глазел по сторонам как мальчишка, которого впервые привели в парк развлечений. Он ненасытно впитывал в себя запахи, цвета, голоса, всё больше и больше наслаждаясь городом. От первых впечатлений в аэропорту не осталось и следа. Здесь всё было по-другому, не так как дома. Шумные, говорливые люди. А девушки! Улыбчивые, стройные, в лёгких платьях, не скрывающих соблазнительных форм. Айрик ловил кокетливые взгляды, и чувствовал, как с каждой минутой влюбляется в этот город.
  За рынком начиналась очередная витиеватая улочка, одна из десятков и сотен сестричек, что переплелись в затейливые узоры. Внезапно внимание Айрика привлёк каменный домик с миниатюрной резной башенкой на крыше. Над дверью раскачивалась вывеска, которая говорила о том, что здесь живёт торговец антикварными часами.
  Айрик замедлил шаг и коснулся плеча напарника.
  - Стой, - протянул он. - Тут что-то не так.
  Дом был пророщен. То есть он был настолько пророщен, что это стало заметно невооружённым взглядом. Плющ, зелёными кружевами облепивший его стены, был куда более густым и сочным, чем на соседних домах. Окна чистые и прозрачные, на одном виднеются следы зарастающих трещин. Ставни белые, словно их только что покрасили, вывеска яркая, а дверь похожа на неприступную скалу.
  - Готов спорить, что там внутри пятизвездочный отель, - присвистнул Айрик. - Всё включено.
  Шутка отдавал чернухой. Оба знали, кто платит за всю эту роскошь и какова цена.
  Дверь была не заперта. Айрик вошел вслед за Коэном и тут же очутился в невероятном царстве часов. Весь первый этаж занимали различные циферблаты, изумительные ходики, изящные шишечки на цепочках. Минутные стрелки водили немыслимый хоровод, а часовые медленно ползли в едином, повергающем в ужас ритме.
  За стойкой часовщика стояла маленькая веснушчатая девочка, а перед ней лежал огромный рыжий кот. Девочка подняла заплаканное лицо, но не стала кричать и звать на помощь. Только произнесла еле слышно:
  - Помогите. Пожалуйста.
  Айрик тут же подскочил к ней и взял за плечи. Девочка даже не шелохнулась, смотрела сквозь него отсутствующим взглядом.
  - Ты в порядке? Хорошо себя чувствуешь?
  Девочка неуверенно кивнула.
  - В доме есть кто-то? Кто-то ещё?
  - Деда, - она указала в сторону лестницы. - Он там, наверху. В своём кабинете. Он просил не мешать. Помогите.
  Она показала тонкой ручкой на кота.
  - Мой котик. Он болен. Он заболел и больше не может встать.
  Растители приблизились к несчастному животному и склонились над ним. Кот приподнял голову и едва слышно зашипел.
  - Это безумец запитал дом на кота, - с отвращением сказал Коэн. - Это... это бред!
  - Не дом, - медленно покачал головой Айрик. - Если бы. Он запитал на кота только часы.
  Коэн не стал дослушивать. Он в несколько шагов оказался рядом с лестницей и скрылся в на втором этаже. Девочка вскинула было руку, чтобы остановить, но тут же уронила её.
  - Всё будет хорошо, - успокоил её Айрик, пытаясь нащупать корни часов. - Скоро твоя киса будет здорова.
  - Его зовут Арчи, - ответила девочка.
  - Почти как меня, - привычно усмехнулся Айрик. - А теперь тихо. Тс-с-с.
  Сто семьдесят два корня! Он насчитал сто семьдесят два поганых отростка, пронзивших кота и следовавших за ним, куда бы тот ни пошёл. Невидимые энергетические нити, опутывающие саму душу, запускающие в неё свои щупальца и сосущие жизнь.
  Сто. Семьдесят. Два.
  Айрик ни разу в жизни не работал с таким количеством сущностей. Перенести на себя? Да, он бы выдержал. Он молодой и сильный. Но как? В этом переплетении можно запутаться. Это же чудовищный клубок, морской узел, отвратительная банка с червями.
  Собравшись с силами, Айрик потянул. Он распутал одну нить, потом запитал одни часы на другие. Другие на третьи. Надо было сделать линию, одну длинную нить, словно канат. Тогда можно будет схватиться за него и рвануть, тогда есть шансы. Один за другим он распутывал корни времени. Один за другим часы на миг замирали, когда их корни обрывались в пустоту, и, получив толику силы, продолжали свой размеренный ход.
  Когда спустился Коэн, футболка на Айрике была насквозь мокрая и утратила былой жизнерадостный рисунок. Коэн окинул взглядом помещение и грузно опустился на стоящий неподалёку стул.
  - Живой, - выдохнул он. - Успел в последний момент.
  - Дом на тебе? - хрипло поинтересовался Айрик.
  - На мне. Весь.
  - Отрубай.
  - Ты первый.
  Огромные часы, висевшие под самым потолком, болезненно дёрнулись и замерли. Следом за ними прекратили идти другие, выполненные в форме экзотического блюда. Потом ещё одни и ещё.
  До слуха донёсся свист сквозняка и скрип половиц. Коэн сосредоточенно уставился в пол. Стало душно, это у дома отмерла вентиляция. Потом потускнел свет, льющийся сквозь окна. Стрелки замирали одна за другой. Обои на стенах выцвели, лишились густого оттенка, хрустальная люстра замигала и погасла.
  В навалившейся темноте было слышно только, как отбивают девять вечера последние из оставшихся часов и как девочка семенит к выключателю, чтобы зажечь электрический свет.
  
  Добравшись до дома, Коэн рухнул в кровать, накрыв голову подушкой.
  - Ты же собирался прорастить пару вышек до утра?
  - Голова трещит, - отмахнулся напарник. - Завтра с утра пораньше замкну треугольник, и вычислим этого гада.
  - Валяй, дрыхни, - сказал Айрик, посмотрев на часы. Он вытащил из сумки кипу разноцветных футболок. - А я пойду напьюсь так, что мама родная не узнает.
  Вернулся он глубокой ночью, на удивление трезвый. Добравшись до своей комнаты, он промурлыкал что-то весёлое, снял футболку и поднёс к лицу. От неё всё ещё веяло сладким ароматом духов.
  Закинув её в дальний угол, Айрик грохнулся на свою койку и мечтательно заложил руки за голову. И на мгновение даже забыл о том, что уже через несколько часов придётся возобновлять поиски Сорняка.
  
   "Вчера иду мимо школы, гляжу - стены покрашены, крыша блестящая, зелень кругом насадили".
  "Ого, а сколько с нас возьмут за такой ремонт?"
  "Вроде за счет бюджета. Похоже, городские власти таки взялись за ум".
  "Давно пора. А то деньги лопатой гребут, а чтобы для народа что-то сделать... Только и знают, что бары и казино для приезжих строить".
  "Дождешься от них, как же. В городе орудует банда р******лей! Моя сестра их видела на площади у фонтана".
  "Да ладно вам глупости придумывать".
  www.gorod.yamama/forum.com
  
  Солнечные лучи простреливали комнату навылет и рисовали на противоположной стене забавные крестики и ромбики. Они прыгали в затейливом танце и мешали спать.
  - И всё-таки мы его сделали, - зевая, произнёс Айрик. - Мы молодцы.
  Коэн не ответил. Он расположился за столом и сосредоточенно работал на ноутбуке. Перед ним стоял высокий пластиковый стакан с кофе. Другой такой же стоял чуть подальше рядом с пакетом свежих булок с корицей.
  - Я в жизни такой хрени не делал, - сказал Айрик, свешивая с кровати одну ногу. - Мне за это должны памятник прорастить.
  - Вряд ли, - сухо заметил Коэн в узких очках в тонкой оправе.
  - Согласись, мы его сделали по всем фронтам. Мы разбили его дом. Наверняка он проращивал его несколько дней, а то и неделю. Но тут пришли мы и за жалкие полчаса всё исправили.
  - Но не приблизились к цели. Соседи Сорняка не запомнили, внешность описать не могут. Ты не забывай, нам ещё надо его поймать. Или ты готов поселиться здесь, чтобы раз в неделю проделывать такие вот фокусы?
  Айрик мечтательно поглядел в потолок, потянулся и вскочил.
  - А знаешь, я бы не против!
  Коэн, сняв очки, наградил его тяжёлым взглядом.
  - Чушь мелешь! - отрезал он. - Учил бы историю, знал бы, почему в этом городе растители не живут.
  Коэн подошёл к умывальнику и, набрав полные ладони, плеснул себе в лицо.
  - Через пару часов вышки войдут в силу. И у нас будет полное покрытие города. Сеть я настроил, - сказал он, вытираясь полотенцем. - Надо идти на пляж.
  Айрик удивлённо приподнял бровь.
  - Я думал, ты не по этой части.
  - Вот ещё, - хмыкнул Коэн. - Мы должны проверить спасательную станцию, а заодно осмотреть оставшуюся часть города.
  
   Заражённый дом стоял на противоположной стороне улицы, через дорогу. Монументальное здание, построенное чёрт знает в каком веке, потемнело от старости. Его окна были распахнуты, словно глазища, а крышу венчала посыпавшаяся кирпичная труба.
  - Совсем ведь недавно, чтоб он высох! - в сердцах выругался Айрик. - Этот Сорняк орудует под самым нашим носом...
  - Да, дела...
  Расправиться с домом не составило труда. Коэн неторопливо перекинул корень на себя, а потом прекратил его подпитывать. К счастью, это заняло буквально несколько минут, потому что жалкий росток, укоренившийся в доме, был болезненно слаб.
  - Если так дальше дело пойдёт, - задумчиво произнёс Коэн.
  - Не накаркать бы!
  Но было уже поздно. На пересечении этой улицы с другой, по которой шли трамвайные пути, было сразу два пророщенных здания. Первое жилое, а во втором располагалось небольшое летнее кафе под открытым небом.
  На этот раз работу поделили поровну. Айрик задушил дом мёртвой хваткой, причём он был настолько зол, что не стал даже запитывать на себя корень. Он просто смял начинающий пробиваться росток собственной волей.
  В нём просыпался тот неприятный тип, которого в детстве так боялись мальчишки, если им случалось хоть раз в жизни с ним повстречаться. Совершенно лишённый жалости, предельно рациональный, совсем не похожий на обычно весёлого, пускай и язвительного, Айрика.
  И сейчас этому второму больше всего хотелось схватить Сорняка за шкирку и припечатать о камни мостовой. А потом последовательно запитать на него несколько домов, чтобы эта падаль почувствовала, каково это, когда корни тянут из тебя последние силы.
  Ещё два дома и школа. Всё пророщено, причём уже не первый день. Яркое освещение, прекрасная облицовка стен, блестящая крыша, как будто всё это построили вчера. Дома дышали силой, но к несчастью эта сила была чужая.
  - Ну же, давай! - рычал Айрик на напарника. - Тяни!
  Они вместе разбирались с последней своей жертвой - огромной школой. Айрик собственноручно выцепил семь её корней. Он хотел было попросить у Коэна помощи, но тот не был настолько чувствителен к растущему. А корни были какие-то особенно хитрые, сплетённые в такой сложный узел, которого Айрик никогда в жизни не видел.
  - Ну же! Ну! И р-р-раз!
  Они тянули семь корней сразу. Рывками, но без передышек. Айрик сорвал сковывающую движения футболку, но стоило отпустить хватку, и чёртов отросток ушёл в землю. Нет! Его надо одни махом. Отпускать нельзя! Пот заливал глаза. Его ноги впивались в камни мостовой, Айрику казалось, что он врос в землю. Коэн хрипел от натуги.
  Когда всё закончилось, Коэн медленно осел на мостовую.
  - Ни черта не понимаю, - пробормотал он. - Мы разобрались с одним, а на его место десять. Он издевается над нами.
  Айрик стоял и высматривал по сторонам. Лица прохожих, тревожно косящихся на подозрительную парочку. Блики солнца в окнах мёртвых домов, серая кошка на водосточной трубе и снова лица. Десятки озабоченных взглядов. Он здесь, рядом.
  Кто? Кто из них этот несчастный?
  - Урою гада! - процедил Айрик.
  Коэн настороженно посмотрел на него и промолчал.
  
  "Власти города полностью контролируют ситуацию. Нет никаких причин для беспокойства! - заявил заместитель шерифа Охира на пресс-конференции. - Подрывная деятельность растителей на территории города не более чем досужие домыслы и слухи, рассчитанные на обывателей. В связи с началом курортного сезона администрация убедительно просит СМИ воздерживаться от подобных утверждений".
  Утренний новостной блок, FM "Руарк" 117.8
  Непривычная работа выматывала. Дома им случалось бороться с нелегалами. Да, бывали случаи. Единичные. Обычно приходилось контролировать рост отдельных зданий, решать правовые вопросы, где-то растить, где-то пропалывать. Но немного. По чуть-чуть.
  Уничтожение сразу шести растущих объектов - такое и в голову прийти не могло. Если бы кто сказал Айрику, что ему предстоит в этой поездке, то в лучшем случае бы добродушно посмеялся. Но на деле всё оказалось иначе.
  - Дай мне жуков! - в который раз повторил Айрик.
  - Нет.
  - Ты не понимаешь, Коэн. Это единственный шанс его поймать. Дай сюда жуков.
  - Сначала мы должны умертвить все дома, и только потом...
  - Потом их станет в пять раз больше! - прошипел Айрик. - Ты что, не понимаешь в чём дело? Он же проращивает быстрее, чем мы убиваем. Он вшивый Сорняк. Они растут за считаные дни.
  Айрик на мгновение остановился и сглотнул слюну.
  - Я проращу жуков, слышишь? Здесь полно трамвайных путей, мы вычислим этого придурка в два счёта. И как только мы его поймаем, можно будет разбираться с оставшимися домами.
  - Нет.
  - Да почему, твою мать?!
  - Потому что дома сейчас запитаны на людей. До сих пор нам везло, но если мы бросим все силы на поиски Сорняка, умрут люди. Десятки, а может и сотни! Они ведь даже не поймут, что их погубило. И самое страшное не это. Они будут питать собственные лампочки в люстрах, наполнять своей жизнью краны и туалеты, отдавать самое драгоценное, что у них есть, батареям. А вечерами, чувствуя недомогание, они будут бежать в аптеку, за лекарствами, которые не помогут. Они станут выдумывать себе болезни, которых не существует. Потому что причина одна. Паразит! Собственный дом!
  - Прекрасно, и поэтому ты предлагаешь убить ещё больше, - всплеснул руками Айрик. - Поверь мне на слово - если мы не поймаем Сорняка в течение нескольких дней, заражён будет весь город. А наших сил едва хватило на шесть домов. Прекрасный результат!
  - Вызовем подкрепление.
  - Нет! Это привлечёт внимание властей. А там и до международного конфликта недалеко. Мы справимся сами.
  Повисла тяжёлая пауза.
  - Айрик, должно быть другое решение. Мы не можем идти по головам. Нельзя уподобляться ему!
  Айрик требовательно протянул руку.
  - Дай. Мне. Жуков.
  Коэн молчал.
  - Это приказ!
  
  Рассвет застал Айрика за работой. Море посветлело, словно на дне зажглись небольшие фонарики. Небо приобрело мягкий оттенок и стало окрашиваться в нежно-розовый цвет. Когда над водой показался край солнца, Айрик заканчивал растить семнадцатого жука - небольшую, едва заметную стороннему глазу, живую антеннку.
  Коэн любил вышки, которые тянутся вверх, выбрасывают в небо тончайшие усики и ловят информационные потоки, но Айрик редко ими пользовался. Жуки нравились ему куда больше. И сейчас он нашёл отличную почву для их оживления - трамвайные пути. Там, где вырос Айрик, трамваев не было. А жаль! Эти сплетения рельсов прекрасно служили для питания жуков и обеспечения связи между ними. Ему даже не придётся особо возиться, эта сеть развернётся сама.
  А когда она будет готова - он мгновенно узнает о каждой попытке прорастить что-либо в городе. Везде, где ходят трамваи, у Айрика будут глаза и уши. И вычислить Сорняка не составит проблем.
  Он дождался очередного трамвая и, проехав несколько остановок, вышел,. Когда цветной вагончик скрылся за поворотом, парень опустился на корточки и вытащил из-за пазухи росток.
  - Просыпайся, зверюшка, - усмехнулся Айрик, грея его в ладонях. - Будем работать.
  
  Часам к трем Айрик понял, что несколько переоценил свои силы. Обрушившийся на него информационный поток оказался колоссальным. Каждые несколько часов в городе что-то прорастало. Жилые дома, беседки для отдыхающих, лодочные станции.
  И всякий раз Айрик чувствовал, как будто над ним бил чугунный колокол часовни.
  Бом-м-м. Отзывался сначала один жук, потом другой, по цепочке. Следом третий, четвёртый. Каждый бешено сигнализировал о том, что мёртвое стало живым. Особо инициативные жуки в нагрузку передавали картины зданий или количество корней, и тогда Айрику приходилось особенно тяжко. Голова разваливалась на куски.
  Склонившись над раскрытым ноутбуком, Айрик наносил на карту жирными красными точками пророщенные здания. Магазин... Вот тут. И ещё... левее... Потом он, используя вышки, сообщал Коэну координаты.
  Коэн шел по следу Сорняка в городе, зачищая по пути пораженные здания.
  Айрик зависал над картой. В действиях Сорняка несомненно был смысл, но как понять эту маниакальную логику, если голова раскалывается от боли. Ещё чуть-чуть и у него самого крыша поедет.
  В комнату вошел Коэн, взмыленный, с бумажным пакетом, полным еды. Выглядел он немногим лучше, чем бездомные, которые ночуют на городском пляже под перевёрнутыми лодками. Коэн положил пакет на стол. Из него виднелись жареная курица, ароматный свежевыпеченный хлеб, присыпанный кунжутом, яблоки и огромная кисть удивительного розового винограда.
  - Ешь. Нам нужны силы, - сказал Коэн, даже не глянув на карту. Стащил через голову почерневшую рубашку и, измождённый, лег ничком на койку, тут же провалившись в сон.
  Айрик с наслаждением разорвал курицу пополам. Пусть Сорняк только попадется ему в руки. Не может же он до бесконечности хаотично бегать по городу. Куча навоза! Именно, что может! Кто ж ему помешает? Сорняк, чтоб он высох, запитывает дома на людей и не тратит ни капли собственной силы. Он будет сжигать их, как батарейки, пока не захватит весь город. Бессмысленно идти по следу. Вон, Коэн довыделывался, упрямый тормоз. Его жалкие потуги бессмысленны! Нужно просчитать следующий удар Сорняка, и постараться перехватить его, пока не поздно.
  Айрик набил рот виноградом, вытер руки об штаны и принялся соединять точки линией.
  - Он движется не просто так! Я понял. Коэн! Точки появляются не случайно.
  Айрик стащил напарника с кровати.
  - Смотри! Утром Сорняк был тут, потом сместился ближе к морю. После этого он свернул и стал двигаться на восток. И идёт вот уже три часа. Хотел бы я знать, куда он так упорно рвётся?
  Коэн, едва продравший глаза, побледнел.
  - Что? - нетерпеливо спросил Айрик. - Ну, говори!
  - Он идёт к Замку.
  
  Замок был величествен и сыт, и его сил хватало, чтобы питать все живые дома вольного города, ведь он был выращен Великими Растителями прошлого. Но годы не знают жалости. Они не пощадили ни город, ни возвышавшийся над ним замок. Город был слишком лакомым куском для варваров, пришедших из-за моря. Они перебили дома и мирных жителей, пока те спали. Расстреляли замок из мёртвых железных орудий. Провозгласили себя хозяевами. Соорудили вокруг города высокую крепостную стену, построили порт и завели обширную торговлю с соседями. Оставшиеся растители, чтобы сберечь Замок, усыпили его. Только на это и хватило их сил, потому что они были слабы и напуганы. Слишком мало их осталось. Многие до сих пор верят, что тот, кто разбудит Замок и удержит его в руках, станет Хозяином города.
  "Мифы и легенды растителей"
  
  - Сюда водят туристов! - с отвращением сказал Коэн, разглядывая огромный рекламный баннер у входа в Замок. - Бред! Это кощунство!
  - А куда их не водят? - хмыкнул Айрик. - Билеты брать будем? А сувениры?
  Замковые ворота были пророщены. Начищенная сталь блестела, а петли не издали ни единого звука, когда Айрик рванул одну из створок.
  - Успел уже, - зло сказал он.
  Сторож, сидевший в будке у ворот, на вошедших растителей даже не отреагировал. Он сосредоточенно смотрел прямо перед собой, словно прислушивался к чему-то.
  - Айрик, ворота запитаны на него.
  - И что? - непонимающе спросил парень.
  - Тут работы на одну минуту.
  - Коэн, ты рехнулся? Времени нет, да и сил тоже.
  Айрик крепко схватил напарника за локоть и потащил дальше. Они поднимались по древним ступеням. Замок величественно возвышался над ними. Он был очень стар, одни стены обрушились, другие покрылись толстой коркой, окна зияли голодными ртами.
  Во внутреннем дворе полная женщина-гид проводила экскурсию для небольшой группы. Она бросила на вошедших мужчин тревожный взгляд, но продолжила свой рассказ. Мелькали вспышки фотоаппаратов.
  - Ты его чуешь? - шёпотом спросил Коэн.
  - Нет. Похоже, он уже внутри!
  Они пересекли дворик и спустились в узкий тёмный коридор, с небольшими зарешечёнными окнами. В ноздри ударил затхлый дух подземелья. Замок был похож на больного-коматозника. Жизнь ещё теплилась в нём, но где-то очень глубоко.
  Айрик закрыл глаза и стал прислушиваться к замку, вырастить такое в одиночку казалось немыслимо. Так уже давно никто не растил. Замок был сложный, невероятно запутанный. С цепью анфилад, галереями, подземельем и сторожевой башней наверху. Должно быть, над ним трудилось не меньше сотни растителей. Мощные, сплетённые в тугой толстый канат, спящие корни уходили вглубь холма. Помимо них у замка были тончайшие отростки, которые на небольшой глубине пронизывали практически всю площадь города. Одному только Богу известно, как поведёт себя древнее существо, пережившее войну и предательское бегство хозяев, если его прорастить.
  - Айрик, его невозможно разбудить. Это всего лишь байки. Такую махину мы не потянем! Слышишь? Это нереально. Если Сорняк здесь появится, у него тоже ничего не выйдет. Ты думаешь, я в детстве не пробовал? Тут нужно пару десятков первоклассных растителей.
  - Или несколько сотен горожан, - медленно произнёс Айрик. - Сорняк где-то на другой стороне замка. Он растит.
  В следующий миг оба почувствовали, как замок неожиданно изменился, словно сделал судорожный вдох.
  - Быстрей, - Коэн бросился к дверному проёму. - Нам нужно найти его и скрутить.
  - Бесполезно тягаться с Сорняком, который нарушает правила. Если будем играть честно - проиграем.
  - И что ты предлагаешь? Запитать замок на туристов?!
  - Да.
  Коэн ошарашенно отступил.
  - Ты с ума сошёл? - тихо произнёс он. - Я не позволю! Слышишь? Этому не бывать!
  - Идиот! Ты до сих пор не понял? Ещё полчаса - и всё будет кончено. Если мы не прорастим замок первыми, всему городу придёт конец. Ты этого хочешь?
  - Мы не имеем права использовать людей как батарейки!
  Внезапно они оба ощутили волну, словно прорвавшуюся откуда-то из глубин. Сорняк запитывал замок. Силы людей заполняли ключевые узлы, текли по тончайшим корням, где вот уже много лет не было никакого движения.
  - Он запитывает замок, - тихо произнёс Айрик. - Когда энергии станет достаточно, Сорняк начнёт растить. И тогда всем крышка. Так почему бы нам не сделать это первыми, Коэн? Почему действует он, а не мы?
  - Нам нельзя. Это... это мерзко. Я никогда себе не прощу!
  - Сорняк в любом случае запитает замок на туристов. Тогда какая разница, кто - он или мы. Итог один - замок будет запитан. И что нам ещё остаётся? Перекидывать корни на себя? Да на сколько нас двоих хватит? Значит, будем стоять сложа руки и ждать. Час, два, пять, потому что разбудить можно только полностью запитанный замок! Люди будут сгорать как свечки. Десятки, сотни людей. Это ты себе простишь, Коэн?
  Повисла тишина, нарушаемая только далёким звуком шагов, который дробился в коридорах и эхом отражался от стен.
  - Я иду запитывать, Коэн. Со мной ты или нет - решать тебе. Только прошу, не мешай. Если ты не готов взять грех на душу, это сделаю я.
  
  Экскурсионных групп было две. Смутно почуяв неладное, гиды привели их во двор замка и сейчас в нём насчитывалось несколько десятков человек. Повинуясь стадному инстинкту, пёстрая толпа сбилась в кучу и молча смотрела по сторонам. Никто из них не понимал, что происходит, но оживающий дух замка ощущали все.
  А внизу, у стен замка, были фотографы и торговцы, предлагавшие туристам сувениры, таксисты, зазывающие клиентов, гадалки и просто зеваки.
  - Должно хватить, - произнёс Айрик. - Как думаешь?
  - Откуда мне знать, я никогда не запитывал на людей, - огрызнулся тот.
  Айрик подошёл к толпе и встал чуть в сторонке. На него снова покосилась женщина-гид, как-то растерянно, словно прося защиты. Остальные туристы даже не обратили внимания на растителей.
  Айрик прислонился спиной к холодной шершавой стене одной из башенок, ограждавших двор, и начал присматриваться к людям. Мужчины, женщины, старики, дети. Все в яркой одежде, с фотоаппаратами. У некоторых на поясах небольшие сумочки - новая мода города. И вглядываясь в их лица, Айрик понял, что некоторые из этих людей уже запитаны!
  Айрик показал на бледного мальчугана, сидевшего прямо на полу. В нескольких шагах от него, держась за сердце, стоял мужчина среднего возраста, лохматый и похожий на растрёпанного медведя. Он пару раз всхлипнул и сполз по стеночке на пол.
  - Коэн, теряем время, - зло сказал Айрик. - Чем быстрее запитаем, тем быстрее прорастим. А потом обрубим его корни, ко всем чертям. И тогда хотя бы у некоторых из них будет шанс выжить.
  Напарник выругался.
  
  Перед глазами Коэна всё плыло. Как они с Айриком позволили втянуть себя в эту жестокую игру? Выцарапывать корни и запитывать их на туристов, стараясь не смотреть им при этом в лицо, не видеть в них живых существ.
  Часто корни попадались сухие и ломкие, и тогда приходилось быстро отбрасывать их. Иногда люди оказывались слишком слабыми, и надо было быстро перекинуть корень на кого-то другого, чтобы человек не умер раньше срока.
  Всё чаще и чаще турист оказывался уже запитан Сорняком.
  - Отстаём!
  - Без вариантов. Работай, Коэн. Работай! - прохрипел красный от натуги Айрик. - Сорняк просто конченый псих. Он слабак, мы не можем ему проиграть! Нужно опередить его. Разбудить замок, как только накопленная сила достигнет критической точки.
  Кто первый разбудит древнее существо, тот и...
  Тонкая материя, думал Коэн. Эмпатическая связь творения и Творца, которую невозможно нарушить. Как обладание первой женщиной, которую невозможно забыть.
  Я должен стать Первым! Тем, кто "вдохнет в него дыхание жизни", произнесёт заветное слово, позволяющее перейти грань из нави в явь. Любой ценой. Я уже преступил границы дозволенного, нарушил табу, причинив страдания десяткам людей. Если Сорняк оживит замок, наша борьба потеряет смысл. Уж лучше я, чем раститель-маньяк. У меня хватит воли остановить безумие. Это единственный шанс победить Сорняка.
  Вторая волна чуть не сбила их с ног.
  Коэн вскрикнул и выпустил корень, который собирался закинуть на женщину-гида. Айрик грохнулся на колени, а вместе с ним и несколько туристов.
  С каждым запитанным человеком замок дышал всё вольней, требуя новых и новых жертв. Коэн почувствовал, как наполняются силой форпосты, как загораются факелы на балконах и оживают башни, расправляют тончайшие усики. Корни распутываются, становятся гибкими и податливыми. Скоро можно будет растить!
  Три человека подряд оказались запитанными. Четвёртого Коэн захомутал не глядя, одним броском.
  - Питай, Коэн! Не останавливайся. Ещё немного, слышишь? Ещё чуть-чуть!
  Гости замка не понимали, что с ними происходит. Туристы внезапно чувствовали, как наваливается смертельная усталость. Земля уходила из-под ног у торговцев, сувениры летели в песок. Фотографы теряли сознание, не запечатлев потерявших волю к жизни клиентов. Они падали, не успевая удивиться, что земля и небо поменялись местами. Люди даже не догадывались, что эти трое, сцепившиеся в странном танце на вершине замка, толкают их в гигантскую мясорубку, которая перемелет их мясо и кости и отдаст в виде чистой незамутнённой энергии жаждущему пробуждения замку.
  Их количество приближалось к критической точке. Ещё немного - и Замок услышит голос Первого, пробудится от многовекового сна. Задрожав, Замковый холм, потянулся вверх.
  В какой-то момент Коэн понял, что они дошли до края. Все, до кого они могли дотянуться, все до последнего были пророщены. Замку не хватало последней толики силы, чтобы ожить. Оставалось совсем чуть-чуть.
  - Нужно ещё! - крикнул Айрик. - Не прорастим.
  Они сорвались с места, чтобы осмотреть часть двора скрытую за спинами туристов. У основания западной угловой башни на корточках сидел мужчина в мятом костюме. Зажав лысеющую голову ладонями, он нервно раскачивался.
  - Похоже, этот уже запитан, - сказал Коэн.
  - Ты что-то путаешь, - Айрик выцепил очередной отросток, которых у замка было нескончаемое количество, и примерился, чтобы набросить на мужчину.
  И тут турист посмотрел на них со странной смесью злобы и удивления, как будто понял, что они собираются сделать. Он резко вскинул руку.
  У Коэна подкосились ноги так, что колени больно ударились о мозаичный пол. На его шее затянулся мощный, оголодавший корень. Непосильный груз заставил сердце биться в бешеном ритме. Коэн побагровел и начал задыхаться. Замок тянул последние силы.
  - Сор... няк, - прохрипел он, пытаясь освободиться от проростка.
  Айрик накинул на безумца, как лассо, корневую петлю. Она оказалась слишком сухой и слабой.
  Сорняк переломил отросток и, выдернув новый корень, метнул его в Айрика. Преступник был на грани истерики, выкрикивал заклинание, повторял его на разные лады, как попугай. Но ничего не происходило.
  "Сорняк чувствует изменения, но не видит целостной картины", - понял Коэн, борясь с отростком, не давая ему прорасти в себе. Сорняк не видит суммы сил!
  Айрик извернулся и в два прыжка оказался около противника, сбив его с ног.
  Они, рыча, покатились по земле.
  Сорняк напружинился и невероятным усилием перекинул парня через голову.
  "Не хватает лишь немного силы, жалкого маленького глотка", - догадался Коэн, едва удерживаясь на границе сознания. Ему больше не нужно сопротивляться замку. Не сводя глаз с Сорняка, он сосредоточил жалкие ошмётки энергии и направил пульсирующий поток в корневище.
  Сорняк бросил на него взгляд и всё понял. Его лицо исказилось от ярости. Заветное слово готово было сорваться с его губ.
  Пора!
  - Расти! - приказал Коэн.
  И в этот миг Сорняк обмяк и рухнул навзничь. Над ним, почерневший и страшный, стоял Айрик, сжимая в руке окровавленный камень.
  
  Замок пробудился и рванулся к свободе, как обезумевшее животное.
  Он всегда был добр к Коэну. Прятал от оголтелой кодлы Вепря, дарил прохладу в жаркие дни и хранил секреты. Коэн даже сейчас мог бы пройти с закрытыми глазами по тропам, ведущим по обрушившимся стенам и перекрытиям от самых потаённых уголков подземелья до сторожевой башни со шпилем.
  А теперь разбуженный замок смотрел на Коэна с надеждой. Изуродованные древние статуи тянули к нему руки с отколотыми кистями. Химеры поворачивали к нему уродливые морды с незрячими глазами. Камни, уже забывшие, что значит расти и дышать, отчаянно взывали к нему: "Вот мы! Хозяин, мы помним тебя. Мы ждали тебя! Возьми нас, расти, люби нас! Мы повергнем весь город к твоим ногам".
  Корни замка, как услужливые рабы, не дожидаясь команды, наперегонки зазмеились в недрах. Вырывались наружу, ползли в город, присваивая всё на своем пути. Пронзали машины у подножья холма, трамваи, одиноко стоящие дома, людей. Опутывали миллионами тонких отростков, ненасытно высасывая их жизни и гоня по венам обретённого наконец Хозяина.
  Ощущение силы переполнило Коэна, подняло с колен. Она бурлила, норовя выплеснуться наружу. У него вмиг закружилась голова, словно от глотка выдержанного благородного вина.
  Как легко. Это его город. Он любил его всем сердцем. Он и есть этот город. И старый порт, и крепостная стена, и бульвар, и каждый дом, увитый плющом, потемневшая мостовая, фонтаны и рынок. Это он. Он прорастит их. Он больше не будет убивать, только дарить жизнь, возрождать, растить. А жители... Они поймут, что люди всего лишь ничтожная часть Великого Сада Мироздания, и будут знать своё место.
  Хозяин окинул взглядом лежавший у подножия холма город.
  Люди, один за другим теряя сознание, как тряпичные куклы валились на землю. Машины вылетали на встречную и жадно впивались друг в друга. Тяжёлый гружёный фургон, потерявший управление, на полной скорости влетел на трамвай. Стойки согнулись, подминая сидевших пассажиров. Вагон жалобно звякнул и опрокинулся на бок. Сорванную линию замкнуло. Хлоп. Полетели искры. Весёлые огоньки пламени заплясали по развороченному деревянному боку трамвая. Перекинулись на сухие ветки вековых платанов. Добрались до ближайших камышовых крыш и только тогда разгорелись в полную силу.
  Тело горело. Плавилось, корчилось от безумной любви к городу. Коэн закричал от наслаждения и боли, перетекающих друг в друга. От избытка сил, рвущих его изнутри.
  Замок стремительно восставал из небытия, упиваясь энергией города, мстя за долгие годы разорения и разрухи. Пробоины и щели затягивались. Статуи отращивали утраченные руки и головы. Старая, оставшаяся кое-где ещё штукатурка облетала. И стены, светясь изнутри, приобретали новый никем невиданный оттенок и гладкость розового шёлка.
  - Руби концы! - Голос Айрика прорвался сквозь крик Коэна и торжествующее ликование замка. Напарник тряс его за плечи. - Отрубай его сейчас же, Коэн! Иначе он убьёт и тебя и весь город!
  - Нет! Не верь ему, - пел замок, обнимая Коэна лестничными маршами и стенами. - Ты не предашь нас, Раститель. Мы обожаем тебя.
  - Это он желает твоей смерти, - заголосили химеры и статуи. - Отрезав нас от города, ты потеряешь жизнь, потеряешь себя.
  Коэн обхватил руками голову, закрыл уши, чтобы не слышать больше песни замка. Потянулся вперёд, сделал шаг к стене, ещё один, и увидел сквозь древнюю пробоину, как вольный город, его любимый город погружается в хаос. Ветер с моря донёс мерзостный сладкий запах тлена. Он на миг представил, как город превратится в кишащий червями погост. Тошнота горьким комом подкатила к горлу.
  Этого нельзя делать! Невозможно оживить мертвечину! Неправильно!
  Усилием воли Коэн нащупал тугой, скрученный пульсирующий канат корней и дёрнул. Резкая боль взрезала внутренности. Дыхание перехватило.
  Побеги удивленно дрогнули и притихли. Потом снова робко потянулись в город. Но Коэн уже крепко держал их в руках.
  - Держи! И не смей их отпускать! Слышишь? - крикнул он Айрику из последних сил.
  Айрик встал рядом и начал распутывать хитросплетенные отростки.
  Замок испуганно смолк.
  Коэну показалось на миг, что он совершенно оглох. Тишина затопила его изнутри. Он зажмурился и, полагаясь лишь на чутье, полоснул по ближайшему корню.
  Боль шарахнула оранжевой волной по глазам, отняла способность дышать. Единственное, что он мог чувствовать, это надёжное плечо напарника.
  Замок обрушился на него безумным хором голосов, умоляющих о пощаде.
  Коэн, забывший вкус слез, рыдал, словно отнимал жизнь у собственного ребёнка. Корчился от боли и кромсал отростки, раздирая их в клочья. Уничтожал всё, что могло прорасти.
  Десять, пятьдесят, сто.
  Живые камни трескались, перекрытия лопались и химеры, проклиная его, превращались в пыль.
  Двести, четыреста, пятьсот.
  И люди открывали глаза, не понимая, что случилось. Выбирались из разбитых машин. Кричали от страха, искали друг друга, вытаскивали тех, кому не повезло.
  Шестьсот, восемьсот, тысяча.
  Дома, так и не успев ожить по-настоящему, возвращались в обычное состояние, и в их потухших глазах отражалось измождённое старое солнце, которое цепляясь за мачты кораблей, осторожно спускалось в изумрудные волны.
  
  Они коротали время до вылета в баре. Ради этого Охира выгнал из него всех посетителей и поставил у дверей охранника.
  Сорняк, с перевязанной головой, нахохлившись, сидел у стойки. От выпивки он отказался, посетовав на подорванное здоровье. Айрик взял ему зелёного чая и сливочных печенюшек, а себе вторую банку пива. Когда он вернулся обратно за столик, Коэн в одиночку приканчивал бутылку знаменитого местного рома. Густой тёмной жидкости в ней оставалось меньше четверти.
  Коэн смотрел, как Сорняк что-то бормочет себе под нос, отрешённо гоняя ложечкой чаинки. Он так и не удосужился запомнить его имя. Глупая история. В голове не укладывалось, что они гонялись именно за этим жалким потерянным человеком. Это ж надо - съехать с катушек, впервые вырвавшись за границу и увидев, как люди живут в мёртвых домах. Накануне Сорняк хватал их за руки, норовил брякнуться перед ними на колени, краснел и, как девочка, плакал: "Я же хотел им помочь". Смешно. Выигранная в лотерею путёвка довела беднягу до психушки. Сегодня он вёл себя тихо. Лошадиная доза успокоительного и осознание того, что он натворил, окончательно сломили его. Они решили конвоировать его свободно, без наручников и смирительной рубахи, чтобы лишний раз не травмировать ни беднягу, ни других пассажиров.
  Помощник шерифа вошёл в бар и присел за столик. Коэн плеснул рома в стакан, пододвинул Охире.
  - Эх, хорошо! Не разбавляя, пьешь, Варяг? - подмигнул полицейский, зажевывая долькой лимона вместе с коркой. - В общем так, парни, полетите первым классом. Мне приказано лично посадить вас в самолет. Билеты я зарегистрировал, багаж ваш сдал. Посадка начнется через двадцать минут, вот документы.
  В паспортах стояла жирная чёрная печать на всю страницу. "Депортация. Въезду не подлежит".
  - Иди к чёрту, Вепрь, - Коэн мрачно швырнул документ в лицо полицейского. - Ты не выгонишь меня из города во второй раз.
  - Не стоило так напиваться перед рейсом, - примирительно сказал Охира, протягивая документы Айрику. - Забыл, какой у нас крепкий ром? Честно говоря, парни, все вам жутко благодарны. У кого ещё поднялась бы рука разрушить исторический памятник? А жить в его тени - то ещё удовольствие, я вам скажу. Но всё устроилось, как нельзя лучше. Приехали господа растители, выловили преступника и сами уничтожили замок. Заметьте! Сами. Теперь никакая международная организация по охране культурного наследия к нам не подкопается. На месте замка собираются построить шикарный отель, лучший на всем побережье. Я уже и акции прикупил.
  Не спрашивая разрешения, Охира по-хозяйски допил остатки рома.
  - А депортация... Условности это, Варяг. Ты что, наших не знаешь? Вас двоих тут всегда с распростёртыми объятиями встретят. На острова под парусом сходим, у меня и яхта своя есть. Девочки, шашлыки, обещаю по высшему разряду!
  - Здорово! - оживился Айрик. - Вот это по-нашему! Слышишь, Коэн?
  - А зимой приедете, в горы свожу. Банька, то да сё. Варяг, ты на лыжах стоять не разучился?
  - Пшёл к черту, - угрюмо повторил Коэн.
  - Ладно, ухожу-ухожу. Если надумаешь, за недельку вперёд весточку дай, и я всё устрою. Вы, парни, тут не засиживайтесь. Я вас у выхода встречу. А этого лично провожу, - Охира подошел к Сорняку, взял его под локоть. - Пройдемте на посадку, уважаемый.
  Сорняк вздрогнул, покраснел и смирно поплёлся с Охирой.
  - Что ты на него взъелся? Охира дело говорит. На будущий год вместе сюда рванём. Оттянемся! Мы же с тобой теперь герои. Девчонки таких любят. А они тут роскошные, не то что у нас, - трепался без остановки Айрик.
  - Плевал я на Охиру.
  - Так ты из-за замка? Как вышло, так вышло. Всё к лучшему. Ты всё сделал правильно.
   Коэн поднял на него глаза, мутные то ли от слёз, то ли от рома.
  - Пра-а-вильно! Что ты в этом понимаешь? Я не чувствую ничего. Совсем. Руки не слушаются. Сгорел я. И вот это правильно! Потому что за всё надо отвечать! А там люди погибли!
  - А сколько спаслось? Знаешь, у меня для тебя сувенирчик есть, вроде медали за взятие города.
  - Не мели чепухи! - поморщился Коэн.
  - Только Кабану своему не показывай. Это настоящая контрабанда. Я дома хотел подарить, но раз такое дело...
  Айрик сунул руку под майку и вытащил бархатный мешочек, в котором лежал маленький росток. Тугая почка, чуть больше горошины. Коэн по привычке протянул к ней руку, но тут же отдёрнул.
  - Ну же! Он твой. Пока ты там корни рубил, я подумал, а зачем добру пропадать? Мы тебе новый замок вырастим. Взамен старого. Им же можно целый город питать, ну и культурное достояние. Я даже место прикинул.
  Коэн осторожно прикоснулся к ростку пальцем, чтобы не повредить. По тёмно-зелёному боку почки вдруг проскользнула золотая искра. Росток дрогнул, будто слегка набух. Но рука не отзывалась. Ни покалывания, ни ощущения силы. Ничего.
  Ерунда. Показалось. Пить надо меньше.
  - Видел? Он тебя чувствует, - улыбнулся Айрик. - Может, не всё так плохо?
  Коэн зажмурился.
  Он снова стоял на вершине Замка. Солёный морской ветер бил по лицу, унося с собой сомнения и боль; трепал волосы, даря ощущение полёта. А внизу в долине лежал город. Вольный город растителей.
  - Коэн, ты чего? - спросил Айрик и испуганно притих.
  Выскочка!
  Повеса!
  Заносчивый мальчишка в идиотской футболке.
  В кои-то веки он прекратил трепаться, и уже за одно только это ему можно было прорастить памятник.

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Гвезда "Нина и лорд" (Попаданцы в другие миры) | | Я.Зыров "Твое дыхание на моих губах" (Любовное фэнтези) | | В.Чернованова "Александрин. Огненный цветок Вальхейма" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Попаданцы в другие миры) | | У.Михаил "Ездовой Гном -1. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | М.Веселая "Я родилась пятидесятилетней... " (Юмористическое фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | П.Эдуард " Кваzи Эпсил'on Книга 4. Прародитель." (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"