Трубникова Надежда Михайловна: другие произведения.

Жизнь в стихах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


НАДЕЖДА

ТРУБНИКОВА

ЖИЗНЬ В СТИХАХ

ИЗБРАННОЕ

издательство "Мобиком"

МОСКВА 1999.

  
  
  
  
  
  
  
   С О Д Е Р Ж А Н И Е
  
  
   ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ_______________________________________________
  
   Понять бы______________________________________________________________
   Пять сонетов____________________________________________________________
   Зачем стихи?____________________________________________________________
  
   НАЧАЛО ______________________________________________________________
  
   Весна__________________________________________________________________
   "А жизнь идет своим чередом..."____________________________________________
   "Стоят на окошке галоши..."_______________________________________________
   "Лишь небо над степью..."_________________________________________________
   На волжском откосе______________________________________________________
   "Седых волосков паутинка...______________________________________________
   Здесь и там_____________________________________________________________
   Первый сонет____________________________________________________________
   Костел Святой Анны______________________________________________________
   Нарцисс________________________________________________________________
   Весною_________________________________________________________________
   О луне, о жабе, о свечке и о славном смешном человечке. Сказка.________
  
   МНОГОЛЕТНИЙ МОНОЛОГ О ЛЮБВИ _________________________________
  
   "Ты знаешь ли..."________________________________________________________
   Сон____________________________________________________________________
   "Ты - мое спасение..."_____________________________________________________
   "За радость мимолетных встреч..."__________________________________________
   "Я философствую, шутя..." _________________________________________________
   "Позови! С тобой пойду..."_________________________________________________
   "Его я видела один лишь раз..."____________________________________________
   "Ты помнишь ли тот первый день июля..."____________________________________
   "Ты прав! Я счастливее многих..."___________________________________________
   "Это был удивительный вечер..."____________________________________________
   "Простой комочек крохотный..."____________________________________________
   "Счастливые часов не наблюдают..."_________________________________________
   Надежда________________________________________________________________
   "Не дай себе забыть..."_________________________________________________
   "Пусть солнечным будет..." _____________________________________________
  
   ПОД ЗНАКОМ ДРУЖБЫ ____________________________________________
  
   Полустолетние юбилеи__________________________________________________
   Зангезур______________________________________________________________
   Пушкиногорье__________________________________________________________
   Октябрьский сонет______________________________________________________
   Сонет о дружбе ________________________________________________________
   Дорога длиною в год _____________________________________________________
   Октябрьский сонет-2 _____________________________________________________
  
   Стр.
   Уходят... ______________________________________________________________
   "Я не умею вспыхнуть, словно факел..." ____________________________________
   Он не хотел бы... _______________________________________________________
   "Он, может быть, был лучшим..." __________________________________________
   Тот, что читал стихи _____________________________________________________
  
   ВОСПОМИНАНИЯ. ВСТРЕЧИ. ДУМЫ. __________________________________
  
   Пушкино______________________________________________________________
   Карелия_______________________________________________________________
   Современники века______________________________________________________
   Синецветы-васильки______________________________________________________
   Из цикла "Воспоминание о вечном"_________________________________________
   Ожидание. "Если я не могу раствориться в тебе..." Разлука.
   Мой бог________________________________________________________________
   Испания________________________________________________________________
   Акростихи______________________________________________________________
   Пиковая дама. Россия - сфинкс (А.Блок). Раз в крещенский вечерок девушки гадали (В.Жуковский).
   С выставки Павла Корина_________________________________________________
   И были цветы___________________________________________________________
   Эдельвейс______________________________________________________________
   "Там у пещеры елочка стояла..."____________________________________________
   "Прозрачной бело-серебристой тканью..."____________________________________
   "Солнце, словно полная луна..."____________________________________________
   "Когда перед окном простор..."_____________________________________________
   Двойная радуга__________________________________________________________
   Фантазии о бычке по имени Мыш (без мягкого знака)_________________________
   Через призму эмоций (триптих)___________________________________________
   1. Тоска. 2. Радость. 3. Мечтательное настроение.
   Русалочье_____________________________________________________________
   Отрывки из задуманного_________________________________________________
   "На прежней на окраине..." Полина Кедрова.
   Апрельское-1__________________________________________________________
   Апрельское-2__________________________________________________________
   Апрельское-3___________________________________________________________
   Моя звезда ____________________________________________________________
   Майское утро___________________________________________________________
   Гроза _________________________________________________________________
   Мальчишкино счастье ____________________________________________________
   Август в Пушкине _______________________________________________________
   Ворона ________________________________________________________________
   Две вороны _____________________________________________________________
   У окна _________________________________________________________________
   Весенний сонет __________________________________________________________
   Старый дом-1 ___________________________________________________________
   Старый дом-2 ___________________________________________________________
   Из прошлого ____________________________________________________________
   О чем рассказал Вазари ___________________________________________________
  
  
  
  
  
  
   ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
  
  
   ПОНЯТЬ БЫ...
  
   Мне надо б в юности понять,
   Что мне важней всех таинств света -
   Вдруг из небытия поднять,
   Как чудо чудное, как диво,
   Как арку радуги над нивой,
   Как отблеск тихой водной глади
   В закатный час, как вешний сад,
   Залитый яблоневым цветом,
   Как буйство золотых шаров,
   Как первую свою любовь,
   Как счастье страсти без ответа -
   Поднять, открыть и в мир отдать
   Простую рифму для сонета.
  
   Июнь 1996 г.
  
  
   ПЯТЬ СОНЕТОВ
  
   1.
   Однажды утром солнечной весной
   Я вышла из подъезда. Вдруг девчушка
   Вприпрыжку подбежала и со мной
   Легко заговорила, как с подружкой.
  
   Ты кто,- спросила я,- и почему
   Так весела, беспечна, беззаботна?
   Я - детства твоего душа; ему
   Обязана ты даром быть свободной.
  
   В том далеке ты плакала порой -
   Погиб щенок, сломался прут малинный...
   Но слез и след простыл, ведь твой покой
   Оберегался мудрым исполином -
  
   От бурь и бед в крушении миров
   Тебя хранила мамина любовь.
  
   2.
   Однажды днем, не ожидая встречи,
   На улице в жасминовом цвету
   У женщины, идущей мне навстречу,
   Перехватила взгляд я на лету.
  
   Она кивнула, я спросила: Кто ты -
   Ты так прекрасна, радостна, светла?
   Я - молодости дух твоей; в нее ты
   Сама с избытком счастья принесла,
  
   Родивши дочку - солнечное чудо,
   Сокровище, превыше всех даров,
   Приумножающееся, покуда
   Любовью люди платят за любовь.
  
   Ее любовь в своем к тебе движенье
   Твоей любви живое отраженье.
  
   3.
   Набрав охапку синих васильков,
   Однажды заполдень на склоне лета
   В пшеничном поле между двух лесков
   Я шла, купаясь в океане света.
  
   Из рощицы навстречу мне она -
   Красавицею видной и пригожей;
   За тридцать ей; она была статна
   И чем-то смутно на меня похожа.
  
   Вдруг сердца стук меня остановил...
   Спросила я: Кто ты? - Взглянув приветно,
   Промолвила: Я - дух твоей любви -
   Единственной, великой, беззаветной,
  
   Такой, что как бы ни была грустна,
   Но только с нею жизнь твоя полна.
  
   4.
   Однажды я сидела у окна.
   Осенний вечер, небо пламенело.
   Седая дама подошла, она
   Вдруг пристально в глаза мне поглядела.
  
   И я узнала - это я сама,
   Мне спрашивать ее не нужно было,-
   Дух жизни нынешней, когда зима
   Уже грозит порою пальцем стылым.
  
   Но ласки осени приятны мне,-
   Кругом родные, дружеские руки,
   И я пишу очередной сонет,
   И места нет в душе хандре и скуке;
  
   В ней расцветают новые мечты
   И новых планов яркие цветы.
  
   5.
   Однажды, знаю я, придет зима,
   Настанет час, когда меня не станет,
   И сокровенных планов терема
   Рассыплются, и разлетятся стаей
  
   Пугливых воробьев мои мечты,-
   Уйду я на дороги неземные,
   На призрачные зыбкие мосты,
   Ведущие в миры совсем иные.
  
   Но жизнь была до краешков полна,
   Ее пила я долго и со вкусом,
   Как пьют бокал хорошего вина,
   Испытывая сладость послевкусья.
  
   Всю жизнь свою я строила сама,
   И не страшны ни ночь мне, ни зима.
  
   Июнь 1996 г.
  
  
   ЗАЧЕМ СТИХИ?
  
   Вы спросите меня: Зачем стихи,
   зачем все эти строфы и сонеты?
  
   Они - моя защита от стихий,
   обвалов, кризисов, скончаний света.
  
   Вы спросите меня: Зачем ты вновь
   все ищешь и нанизываешь рифмы?
  
   Стихи - неодолимая любовь,
   с ней в море жизни не опасны рифы.
  
   Вы спросите меня: Зачем, вскочив,
   ты что-то пишешь под покровом ночи
   иль среди дня, минутку улучив,
   на краешке стола слагаешь строчки?
  
   Я просто жить иначе не могу,
   судьбу мне эту начертали боги;
   стихи приходят даже на бегу -
   приходят грустны, радостны иль строги -
   весною, летом, в зимнюю пургу,
   в любое время, на любой дороге,
   и на морском далеком берегу,
   и на родном истоптанном пороге.
   Стихи на помощь в нужный час придут,
   они - дар щедрый матери-природы,
   друзья, которые не предадут,
   гарант духовной силы и свободы.
  
   Вы спросите меня: Зачем стихи,
   зачем все эти рифмы и куплеты?
  
   Они - гонцы заоблачных стихий,
   несущие мне звание поэта.
  
   Апрель 1999 г.
  
  
  
   НАЧАЛО
  
  
  
  
  
   ВЕСНА
  
   Радостно природа оживает.
   От всепобеждающих лучей
   Снег усталый на пригорках тает,
   И в овраг, журча, бежит ручей.
  
   На деревьях набухают почки.
   На березках, ветках тополей
   Показались клейкие листочки,
   Становясь все больше и смелей.
  
   Солнцепек травою зеленеет,
   Встрепенулись весело кусты,
   А в лесу стыдливо голубеют
   Первые весенние цветы.
  
   1947 г.
  
   . * * *
  
   А жизнь идет своим чередом,
   Она никого не ждет,-
   Ты горько будешь жалеть потом,
   Что мог, но не шел вперед.
  
   50-е годы.
  
  
   * * *
  
   Моей маленькой Танечке.
  
   Стоят на окошке галоши.
   Вы спросите: Что ж тут хорошего?
   Мне - весело, мне это нравится,
   И в сердце улыбка рождается,-
   Ведь каждая крошка-галошинка
   Чуть-чуть лишь побольше горошинки.
   Малютке Танюше на ножки
   Наденут их, крошки-галошки,-
   Потопает к лужам и пальчиком
   Ловить будет солнечных зайчиков.
  
   Январь 1959 г.
  
   * * *
  
   Лишь небо над степью
   да несколько юрт,
   Да мерно шагает двугорбый верблюд...
   А поезд нас мчит,
   и колеса поют
   Про милый лесов подмосковных уют.
  
   19 июня 1959 г.
  
  
   НА ВОЛЖСКОМ ОТКОСЕ
  
   Голубая, ясная
   Осень золотая,
   Звонко-медно-красная,
   Бронзово-литая,
   По лесам и паркам
   Властно ты шагаешь
   И красою жаркой
   Душу обжигаешь,-
   Золотисто-грустная,
   Радостно-румяная,
   Бесконечно-русская
   Осень златотканая.
  
   г.Горький. Сентябрь 1959 г.
  
  
   * * *
  
   Седых волосков паутинка
   И в сердце сухая льдинка -
   Пока чуть приметный след,
   Что счастья в любви все нет...
  
   Любили и любят нежно,
   Но до сих пор безуспешно.
   Любила... Люблю... Но в ответ:
   Не знаю, люблю или нет.
  
   5 декабря 1959 г.
  
  
   ЗДЕСЬ И ТАМ ...
  
   Воздух морозно-солнечный,
   Палево-нежный снег...
   ...Где-то в морозной полночи
   Трудно идет человек...
   Стекол рисунок звездный
   Золотом весь прошит...
   ...Север - владыка грозный
   След его порошит...
   Вон из перчаток руки!
   Ровно бежит лыжня...
   ...Стужа. Льдинками звуки
   Падают вниз, звеня...
   Ветер ласкает кожу,
   Тело легко нести...
   ...Должен дойти. Я должен
   Мальчику жизнь спасти...
   Ложи. Огней сверканье.
   Платья прохладный шелк...
   ...Стало ровней дыханье,-
   Мальчик в себя пришел...
   Врач на севере дальнем
   Вовремя в дом вошел.
  
   Декабрь 1959 г.
  
  
   ПЕРВЫЙ СОНЕТ
  
   К стихам нередко люди холодны,-
   Язык стихов им непонятен, скучен,
   Но для меня всегда он был родным,
   Как лучший друг, со мною неразлучен.
  
   На этом языке свободно говорю,
   В стихах ни чувств, ни мыслей я не прячу,
   Душе взволнованной исход на миг дарю,
   Когда она во мне смеется или плачет.
  
   В могущество стихов я не напрасно верю,
   В них бьет ключом живительный родник,-
   Один из ручейков сквозь запертые двери
   В тайник души твоей негаданно проник...
  
   Открылась сердца твоего глухая дверь,-
   Мою любовь хранит она теперь.
  
   Январь 1960 г.
  
  
   КОСТЕЛ СВЯТОЙ АННЫ
  
   В шестнадцатом веке кирпич к кирпичу
   Сложили твой дивный наряд.
   В двадцатом - я долго стою и молчу,-
   Уйду - меня тянет назад.
  
   Кирпичные башни стремятся ввысь,
   Кирпичные башни парят,
   В симфонию неба стремглав влились,
   В ней что-то свое говорят
  
   Про ум, мастерство, вдохновенье, любовь,
   Что вместе искусство творят...
   И я возвращаюсь к ним вновь и вновь
   Который уж раз подряд.
  
   Вильнюс. Март 1960 г.
  
  
   НАРЦИСС
  
   Цветок белоснежный - весенний привет,
   Как глазки ребенка, распахнутый в свет,
   Как будто, как он в своей детской судьбе,
   Всему удивляется - даже себе.
  
   23 марта 1963 г.
  
   ,
   ВЕСНОЮ...
  
   Весною,
   хоть знаю -
   не быть мне поэтом,
  
   Стихи сочиняю,
   мечтаю при этом.
   Весною,
   хоть знаю -
   не быть мне любимой,
   Я ветер вдыхаю,
   восторгом полнима.
   Весною,
   хоть знаю -
   любимый мой рядом,
   Грущу и вздыхаю,
   и солнцу не рада.
   Весною,
   хоть знаю -
   не вечно ей быть,
   Весь мир обнимаю
   желаньем любить.
  
   21 января 1965 г.
  
  
   О ЛУНЕ, О ЖАБЕ, О СВЕЧКЕ
   И О СЛАВНОМ СМЕШНОМ ЧЕЛОВЕЧКЕ
   Сказка
  
   Жил-был старичок-простачок.
   В старину
   он свечку зажег,
   чтоб увидеть луну,
   потому что ему показалось во сне,
   будто жаба сидит на луне.
  
   И сказал старичок-чудачок:
   На сосну
   надо влезть, на сучок,
   чтоб увидеть луну,
   потому что со всякой высокой сосны
   рукою подать до луны.
  
   Положил старичок в сундучок
   огурцов
   да редиски пучок,
   да пакет леденцов
   и отправился к самой высокой сосне,
   чтоб забраться поближе к луне.
  
   Взял свечу старичок в кулачок,
   вздохнул,
   влез на верхний сучок
   и на небо взглянул.
   Но на небе сияла спокойно луна
   и чиста, и кругла, и ясна.
  
   Где-то вдруг старичок щелчок
   услыхал слабый,
   запиликал сверчок,
   и заквакала жаба.
   От испуга чихнув изо всех своих сил,
   старичок свечу погасил.
  
   И решил старичок-чудачок:
   Бесспорно,
   что с луны на лужок
   жаба слезла проворно,
   потому что свечи моей сильный накал
   несомненно ее испугал.
  
   Жил-был старичок-простачок
   славный.
   Вот и вышла, дружок,
   наша сказка забавной.
   Если станешь скучать, если будешь грустить,
   снова сказочку эту прочти.
  
  
   14 февраля 1968 г.
  
  
  
  
  
  
  
   МНОГОЛЕТНИЙ МОНОЛОГ О ЛЮБВИ
  
  
   * * *
  
   Ты знаешь ли, что так бывает,-
   Опустошенности покой
   Всем существом овладевает
   И держит цепкою рукой.
  
   И создается впечатленье,
   Что жизнь прожита в тридцать лет,
   И что для нового влеченья
   В уставшем сердце места нет.
  
   Ты знаешь ли, что так бывает,-
   Под первым снегом - сон лесной -
   Барашки верба раскрывает,
   Как будто раннею весной.
  
   И создается впечатленье,
   Что серый, обнаженный лес
   Объяло вешнее томленье
   Осенней слякоти вразрез.
  
   Ты знаешь ли, что так бывает,-
   Застывшее под коркой льда
   Больное сердце тихо тает.
   И оживает иногда.
  
   Вновь может встречи ждать с волненьем,
   Таить бредовые мечты
   И наслаждаться удивленьем
   Тому, что ты есть просто ты.
  
   Март-апрель 1969 г
  
  
   СОН
  
   Куда-то мы с тобой вдвоем
   По длинной улице идем
   Средь гомона людского,-
   И в целом свете места нет,
   Где мы могли б наедине
   Сказать друг другу слово.
   А людям вовсе невдомек,
   Что слово это нам - глоток
   Воды в пустыне знойной...
   И не поможет нам никто,-
   Бежит, течет людской поток
   Бесстрастно и спокойно.
   В какой-то непонятный дом
   Вошли по-прежнему вдвоем,-
   В нем комнат - счет великий...
   Но в их безмолвной пустоте
   Всегда препятствием мечте
   Был кто-нибудь безликий.
   Гремящей тишиной трубя,
   Какой-то долг зовет тебя -
   Глухой, бесчеловечный:
   Меня покинуть должен ты
   Средь этой трудной маяты
   Душевной и сердечной.
   Трубит надрывно долга рог,
   Но молча ты уйти не смог,
   В дверях остановился;
   Тоской глаза твои полны,
   К безликим тем средь тишины
   Ты громко обратился.
   То был звенящий крик души,-
   Как будто из немой глуши
   К лучам она рванулась:
   Ее храните, ведь она
   На свете у меня одна!..
   Внезапно я проснулась...
   На даче. Летом. Тишь кругом.
   Вставало утро. За окном
   Качались ветки сада...
   Меня дочурка позвала,
   И ей я молча подала
   Проснувшуюся радость.
   Безумный, фантастичный сон -
   Пусть правды начисто лишен -
   Оставил привкус счастья
   И нереальностью своей
   Согрел немало тусклых дней
   Осеннего ненастья.
  
   Пушкино - Москва. Июль 1970 г. - январь 1971 г.
  
  
   * * *
  
   Ты - мое спасение
   И глухая боль...
   К жизни воскресение
   И борьба с собой...
   Ты - мое отчаянье
   И надежд расцвет...
   Полночи молчание,
   Утренний рассвет...
   Ветерок прохладный,
   Знойная жара,
   Холод беспощадный
   И тепло костра...
   Ты - мое страдание
   И мечты накал...
   Счастья ожидание
   И печаль-тоска...
   Мыслей половодье,
   Бездуми пора...
   Ты - мое сегодня,
   Завтра и вчера...
   Ты - победа истины
   Над потоком лжи...
   Ты - свобода, искренность
   И возможность жить...
  
   Май 1971 г.
  
   * * *
  
   За радость мимолетных встреч,
   За боль напрасных ожиданий,
   За то, что в памяти беречь
   Могу я несколько свиданий...
   За трепет призрачной мечты,
   Ее несбыточности муку,
   За ощущение, как ты
   К губам мою подносишь руку...
   За дней тоскливых злой кошмар,
   Сомнений горькое мученье,
   За миг один волшебных чар
   И обоюдного влеченья...
   За пробужденье сонма чувств,
   За возвращенье к жизни снова,-
   Спасибо мудрому врачу
   От воскрешенного больного!
   Благодарю тебя, мой друг,
   Мой эскулап, мой добрый лекарь,-
   Ты победил лихой недуг
   Простым участьем человека...
  
   Ноябрь 1971 г. - январь 1972 г.
  
   * * *
  
   Я философствую, шутя,
   Я, философствуя, шучу,
   Стихами тешусь, как дитя,
   Себя в них выразить хочу...
   Упрямо верю в чудеса,
   Хотела б оные творить,
   Назло скептичным голосам
   Их всем дарить, дарить, дарить...
   И пусть не веру в чудеса,
   Пусть лишь крупицу веры в них,
   Пусть лишь на час, на полчаса
   Я пробужу в сердцах людских;
   И сказку в степень возведя,
   Я будень в праздник превращу...
  
   Я философствую, шутя,
   Я, философствуя, шучу.
   Апрель - май 1972 г
  
  
   * * *
  
   Позови! С тобой пойду
   И в огонь, и в воду,
   И приму твою беду,
   Как свою невзгоду,
   И все радости свои,
   Данные судьбою,
   Я по-братски на двоих
   Разделю с тобою.
   Пусть проносятся гурьбой
   Дни, недели, годы...
   Позовешь - пойду с тобой
   И в огонь, и в воду...
  
   Август 1972 г.
  
  
   * * *
  
   Его я видела один лишь раз,
   Но сохранила блеск мальчишьих глаз...
   Был миг - пройти помочь ему хотела,-
   Тепло и живость маленького тела
   Ладони ощущают и сейчас...
   Как будто все в руке его ручонка...
   Но почему так дорог мне мальчонка,
   Что был другою женщиной рожден,
   Как будто мной на свет произведен,
   И полоскала я его пеленки,
   И с тайным страхом первый раз купала,
   И первые штанишки покупала,
   И радовалась первому шажку
   И первому песочно-пирожку,
   И с ним сама ночей не досыпала,
   Супы и каши стряпала отдельно
   И сны скликала песней колыбельной...
   Есть объясненье чувству моему:
   Твой мальчик так мне близок потому,
   Что просто ты мне дорог беспредельно.
  
   Август - сентябрь 1972 г.
  
  
   * * *
  
   Ты помнишь ли тот первый день июля,
   Тот тихий вечер, ужин при свечах,
   Когда к беседке яблони шагнули
   И нас качали на своих плечах?
  
   Ты помнишь солнце над речным извивом,
   Пылающего лета буйный жар,
   Когда поил нас чаем некрасивый,
   Но милый, старенький, дымящий самовар?
  
   Ты помнишь поздний августовский вечер,
   Твой стук в окно, наш запоздалый чай?
   Как хорошо, что чувства человечьи
   Нас все же навещают невзначай!
  
   Мне не спалось... От радости глупеют
   И начинают верить в чудеса...
   Но ведь не зря в ту ночь Кассиопея
   Мне вензель твой зажгла на небесах.
  
   Пусть встанет между нами расставанье,
   Пусть мчит нас в старость времени трамвай,
   Но даже на сверхдальнем расстоянье,
   Прошу тебя, тех дней не забывай!
  
   Февраль 1973 г.
  
  
   * * *
  
   Ты прав! Я счастливее многих!
   Всех, кто ради призрачных благ
   И принципов самых убогих
   Кроит свою жизнь кое-как.
  
   Кто прячась за чувством вчерашним,
   За давешним праздничным днем,
   Живет в одиночестве страшном,
   Какое бывает вдвоем.
  
   Счастливее тех, кто боится
   Живых и горячих тревог,
   Кто чувства большого стыдится
   И прячет его под шумок.
  
   Ты прав! Я счастливее многих!
   В моей неспокойной судьбе
   Богата я светлым, глубоким,
   Негаснущим чувством к тебе.
  
   Хотела бы нежной заботой
   Тебе каждый миг осветить,
   Тебе бы на долгие годы
   Все силы души посвятить.
  
   Хотела б тревоги работы
   И творчества радость делить,
   Две личные наши свободы
   В свободу двух личностей слить.
  
   Казалось, и раньше любила,-
   И радость, и боль приняла,
   Но чувства великую силу
   Я только теперь поняла...
  
   Когда мне одно только нужно,
   Как воздух, как солнечный свет,
   Чтоб наша хорошая дружба
   Не меркла с течением лет,
  
   Когда мне так нужно сознанье,
   Что счастлив ты, жив и здоров,
   И только немножко вниманья,
   И несколько ласковых слов.
  
   Ты прав! Я счастливее многих!
   Богаче, свободней, сильней -
   С моею суровой и строгой,
   С заветной любовью моей.
  
   27 июня 1973 г.
  
   * * *
  
   Это был удивительный вечер!
   Радость вдруг охватила меня,
   Будто ты меня обнял за плечи
   И увел от превратностей дня.
   Это был удивительный вечер!
   Мне хотелось смеяться и петь,
   И тебе свою радость навстречу
   С буйным ветром отправить успеть.
   Это был удивительный вечер!
   К ветру я обратилась всерьез,
   И, как в сказке, мне ветер ответил
   И к тебе мою радость унес...
   Это был удивительный вечер!
   С неба в ряби густой облаков
   Мне в ответ расшалившийся ветер
   В миг один сдернул мрачный покров.
   Это был удивительный вечер!
   Чашей радости трезво-хмельной
   Небо, полное звездной картечи,
   Щедро выплеснулось надо мной.
   Это был удивительный вечер!
   Радость вдруг охватила меня,
   Будто ты меня обнял за плечи
   И увел от превратностей дня.
  
   Май 1974 г.
  
  
  
  
   * * *
  
   Записка к подарку
  
   Простой комочек крохотный - смола,
   Что в недрах моря сотни лет спала,
   Но светом солнечным и нежной лаской волн,
   И запахом сосны он неизменно полн.
  
   Из двух комочков света, полных ласки,
   Возникли эти запонки, как в сказке,
   Чтоб излучать и впредь на те же сотни лет
   Сосновый аромат и ласку волн, и свет.
  
   Я, добрым чувством дружеским ведома,
   Их отыскала далеко от дома
   И берегла весь год, надеясь про себя
   В твой этот майский день порадовать тебя.
  
   Так пусть же им теперь сказать дано
   Все то, что мне сказать не суждено.
  
   Май 1974 г.
  
  
   * * *
  
   Счастливые часов не наблюдают.
   Наверно, это сказано не зря...
   Приходишь ты, и для меня теряют
   Свой смысл часы и дни календаря.
   Часы летят, как малые мгновенья,
   День - и дождливый - солнцем освещен
   И полон глубочайшего значенья,
   И радостью общенья освящен.
   Приходишь ты, и снова жизнь прекрасна,
   И кажется дворцом любой шалаш...
   Но ты ушел, и мне предельно ясно,
   Что счастье для меня - пустая блажь.
   И каждый день становится бездонным,
   И солнечные дни - в дождливой мгле,
   И только голос твой по телефону
   Звучит мне доброй ноткой на земле.
  
   26 июня 1976 г.
  
   НАДЕЖДА
  
   Позади долгих лет череда...
   Ждать тебя мне судьбою поручено.
   Даже если приходит беда,
   С мудрой тезкой своей неразлучна я.
   От звонка до другого звонка
   Я твой голос умею беречь.
   Я сумею сложить и века
   Из минут ожидания встреч.
   А из радости этих встреч
   Я сотку золотые лучи...
   Ну, пожалуйста, мне не перечь
   И о том, что не любишь, молчи...
  
   Май 1978 г.
  
   * * *
  
   Не дай себе забыть тот уголок земли,
   где радость спит настороженной птицей,
   чтоб в тот же миг, как сердце повелит,
   тебе навстречу хлынуть сквозь ресницы
   и сразу весь собой наполнить дом,
   ласкающей волной стремглав окутать плечи
   и долго излучать свое тепло потом,
   тихонько задремав до нашей новой встречи.
  
   Июнь 1978 г.
   * * *
  
   Пусть солнечным будет твой жизненный круг,
   Будь счастлив, любимый нелюбящий друг!
  
   Декабрь 1979 г.
  
  
  
  
  
   ПОД ЗНАКОМ ДРУЖБЫ
  
  
   ПОЛУСТОЛЕТНИЕ ЮБИЛЕИ
  
   Когда к друзьям почти без интервалов
   Полустолетние приходят юбилеи,
   Я понимаю, как мы жили мало,
   Но о годах прошедших не жалею.
   Я думаю, что жили мы, как надо,
   Что каждый был всегда самим собой,
   Мы благодарно принимали радость
   И мужественно спорили с судьбой.
   И не беда, что годы пролетели,
   Еще сильны мы сердцем и рукой,
   Еще мы в осени, и зимние метели
   Не скоро позовут нас на покой.
   Поэтому я от души желаю
   Всем вам, ровесники мои, друзья,
   Жизнь - чашу полную до края,
   Которую до дна испить нельзя!
   Когда, гвоздик и роз румянцем рдея,
   К друзьям-ровесникам почти без интервалов
   Полустолетние приходят юбилеи,
   Как на дороге горной перевалы,
   Я думаю, что есть у нас свой мир,
   Мы все в него свои несем проблемы,
   У каждого из нас есть свой кумир,
   Родные и мучительные темы,
   Свои и радости, и боли, и волненья,
   И понимание прекрасного свое...
   Да здравствует же наше поколенье
   Друзей-ровесников - его, твое, мое!
  
   1982 -1983 годы.
  
   ЗАНГЕЗУР
  
   Ущельем ветер пролетел внизу,-
   В ответ пропело эхо: Зангезур...
  
   По склонам ветер пробежал в лесу,-
   Зашелестели листья: Зангезур...
  
   Качнул он виноградную лозу,-
   Она шепнула тихо: Зангезур...
  
   Кто видел эту гордую красу,
   Хуступ, Охчи и неба бирюзу,-
  
   В зной, дождь, туман иль в летнюю грозу,-
   В том сердце вечно вторит: Зангезур...
   Зангезур...
   Зангезур...
  
   Кафан. Ноябрь 1984 г.
  
  
   ПУШКИНОГОРЬЕ
  
   1.
   Мне по душе приволье здешних мест,
   Таких далеких и так сердцу близких.
   Окидывая взором все окрест,
   Я вижу облачности полог низкий,
   Озера, словно зеркала небес,
   Окрашенные бирюзой их нежной,
   Прозрачно-северной, как отзвук вьюги снежной,
   И голый, с темными елями лес;
   И в придорожных рощах городки
   Вороньих гнезд, и средь полей осенних
   Спокойное течение реки...
   И верю в душ прекрасных воскресенье -
   Всех тех, кого любил, кого воспел поэт
   За краткий срок - неполных сорок лет.
  
   2.
   Приветствую тебя, Дух гордый этих мест,
   Вольнолюбивый, искренний, беспечный,
   Ум, сколь великий, столь и человечный!
   Тебе любовь и дружба, долг и честь
   Не представлялись звуками пустыми,-
   Предательство и подлость был готов
   Ты сокрушать могуществом стихов,
   Как Дон Кихот, всю жизнь сражаясь с ними,
   И смертью оплатив свое святое право,
   Чтоб той незарастающей тропой
   Вовек неиссякающей толпой
   Тебе любовь несла твоя держава,-
   А вместе с ней и люди всей земли
   Тебе цветы души своей несли.
  
   3.
   Сосновые леса, дубы уединенья,
   Тень и прохлада липовых аллей,
   Извивы Сороти, как будто без движенья
   Лежащей меж лесов, пригорков и полей.
   Волшебные края, где счастлив был поэт,
   Переживая чудные мгновенья,
   Где одиночество опальных лет
   Ему дарило взлеты вдохновенья...
   А он нам завещал сокровища души,
   Отлитые в магическое слово,
   Рожденное в михайловской глуши
   И расцветающее в душах новых.
  
   Наследство это по его веленью
   Открыто всем грядущим поколеньям.
  
   21 - 24 октября 1988 г.
  
  
   ОКТЯБРЬСКИЙ СОНЕТ
  
   Гале
  
   Пришел октябрь с дождями и ветрами.
   Снег, холод, слякоть - грустная пора...
   Но даже самыми холодными утрами
   Нас согревают лучики добра,-
  
   Те, что от сердца к сердцу протянулись,
   От сердца, излучающего свет,
   И для него вдруг счастьем обернулись,
   Поскольку в эгоизме счастья нет.
  
   Будь добрым гением! И пусть рыдает ветер...
   Пусть плачет лес осеннею листвой...
   Но будет мир твой радостен и светел,
   Счастливым сделанный самой тобой.
  
   Ведь только доброте предела нет,
   И счастлив тот, кто излучает свет.
  
   7 октября 1989 г.
  
   СОНЕТ О ДРУЖБЕ
  
   Посвящается А.Г.
  
   Порой мечом, ружьем и шпагой
   Богатство смертный добывал...
   Порой с отчаянной отвагой
   За деньги жизнь он отдавал...
  
   Что деньги? - попросту бумага...
   Что золото? - простой металл...
   Лишь дружба - истинное благо
   И неразменный капитал.
  
   Без друга будешь ты несчастен,
   Ты будешь жалок, сир и наг,
   Ни в ком ты не найдешь участья...
  
   Лишь с другом твой победен стяг,
   И целый мир тебе подвластен,
   Ведь дружба - высшее из благ.
  
   Декабрь 1991 г.
  
  
   ДОРОГА ДЛИНОЮ В ГОД
  
   Есть день в году. Он тем отмечен,
   что ждем мы ежегодной встречи
   и в мыслях богу ставим свечи,
   мечтая, что он вновь придет
   дорогой дней и мыслей длинных,
   трудов привычных, празднеств винных,
   ночей бессонных, снов былинных,
   дорогой, что длиною в год.
  
   Под новый год все счастьем дышит
   злу вопреки. Клок солнца рыжий.
   Мороз крещенский стекла вышил,
   рассыпал снег, - как благодать,
   даруя всем, - пушит ресницы...
   А нам декабрь грядущий снится...
   Как принца юная девица,
   его мы начинаем ждать.
  
   Плетется время еле-еле...
   Но вот февральские метели
   уже минули. Отшумели
   и марта вешние ручьи.
   Забыты песни вьюги снежной.
   Апрельский воздух лаской нежной
   манит. Весна идет, небрежно
   цветы роняя и лучи...
  
   Приходит май. Кругом цветенье
   сирени. В соловьином пенье
   парит земля. Любви томленьем
   охвачен мир. Душа поет.
   Истома сходит с небосвода,
   и в наших душах утро года
   играет гимн. Но в сердце что-то
   вдруг дрогнет - наш декабрь грядет!..
  
   Настало лето. Тополиный
   пух полетел... День летний, длинный
   то мучит зноем, то бесчинно
   вдруг землю высечет дождем...
   Кляня капризную погоду,
   мы все стремимся на природу,-
   садово-дачные заботы
   нам любы. Но декабрь мы ждем.
  
   Как быстро пролетает лето!
   Везде осенние приметы
   царят. Уже леса раздеты,
   отплакав золотой листвой.
   Повсюду грязевые ванны.
   Но с первым снегом, как с приданым,
   зима спешит... А с нею жданный
   наш день - его и мой, и твой.
  
   И вот наступит вновь чудесный
   волшебный миг. Вновь канут в бездну
   года... десятки лет... Я честно
   признаюсь вам, что каждый раз,
   входя в ваш круг, преображаюсь,
   вся внутренне раскрепощаюсь
   и, главное, не сомневаюсь,
   что то же происходит в вас.
  
   Есть день в году. Он тем отмечен,
   что ждем мы ежегодной встречи
   и в мыслях богу ставим свечи,
   мечтая, что он вновь придет
   дорогой дней и мыслей длинных,
   трудов привычных, празднеств винных,
   ночей бессонных, снов былинных,
   дорогой, что длиною в год...
  
   Январь - февраль 1992 г.
  
  
   ОКТЯБРЬСКИЙ СОНЕТ - 2
  
   Лене
  
   Был вечный бой! Покой лишь только снился.
   Мир прорастал провиденьем поэта...
   Дух нашей юности меж тем стремился
   К победе справедливости и света.
  
   И даже если жизнь была борьбой,
   Была сурова и полна напастей,
   Способность быть всегда самим собой
   Оберегала и дарила счастье.
  
   Мы, дружбу юности сумев сберечь,
   Себе надолго молодость продлили
   И доброю улыбкой наших встреч
   Бег лет безумный приостановили.
  
   Кто верен юности, оставшись сам собой,
   Тот с жизнью вечный выиграет бой.
  
   8 октября 1992 г.
  
  
   УХОДЯТ ...
  
   Уходят наши старшие друзья.
   Ровесники уходят понемногу.
   И их остановить уже нельзя,-
   Им в вечности проложена дорога.
  
  
   А что она - тропинка или тракт,
   Садовая дорожка иль лесная...
   С живыми есть ли там у них контакт...
   Об этом лишь один всевышний знает.
  
   Надолго ль в памяти оставим след?
   Сколь он глубок? Насколько след тот светел?
   И вечно ль будет излучать свой свет
   Или его тотчас задует ветер?..
  
   Хотела б я, когда пройду свой срок,
   Чтоб в памяти людей горел мой огонек.
  
   5 апреля 1994 г.
  
   * * *
  
   Я не умею вспыхнуть, словно факел,
   И, прогорев негреющим огнем,
   Миг света утопить в кромешном мраке
   И все вокруг опять оставить в нем.
  
   Мне более сродни живое пламя
   В ненастье разводимого костра,
   Который еле дышит временами,
   Покуда вспыхнуть не придет пора.
  
   Зато потом он греет и ласкает,
   И светит ярко, душу веселя...
   И если сам, то долго угасает,
   А быстро - только если повелят:
  
   Зальют, затопчут, закидают дерном...
   У чувств моих такой же нрав упорный.
  
   Август - сентябрь 1994 г.
  
  
   ОН НЕ ХОТЕЛ БЫ ...
  
   Памяти В.С.
  
   Он не хотел бы, чтобы мы скорбели,
   Собравшись вместе вновь в заветный час.
   Хотел бы, может быть, чтоб мы запели,
   Чтоб в наших душах соловьи свистели,
   Чтоб мы встречаться вновь и вновь хотели...
   За гранью - мир без гроз и без метелей...
   Он там сейчас.
   Он думает о нас.
  
   Он не хотел бы, чтобы мы грустили,
   Собравшись вместе вновь в заветный час.
   Хотел бы, чтоб смеялись и шутили,
   Чтоб в этот день, конечно, не постились,
   Чтоб от души вино и водку пили...
   А чтобы нам потом грехи простились,
   Он пред стоит.
   Он ратует за нас.
  
   Он не хотел бы, чтобы мы забыли,
   Собравшись вместе вновь в заветный час,
   О тех, кто в жизни рядом с нами были,
   Пока их час куранты не пробили...
   Кто нас любил... и мы кого любили...
   Через кристалл меж былью и небылью
   Он видит нас.
   Он тоже любит нас.
  
   Октябрь 1994 г.
  
  
   * * *
   Памяти Ю.Б.
  
   Он, может быть, был лучшим среди нас...
   А, может, нет... Но разве в этом дело?..
   Он умер. Умер. Пламень глаз погас.
   Его душа от тела отлетела.
  
   И есть коротенькое слово "был"...
   И нет ему по емкости предела...
   Был - значит жил, дружил, страдал, любил,
   Творил, дерзал и многого хотел он...
  
   Был - значит помним мы и пламень глаз,
   И красоту его души и тела...
   Остался жить он в памяти у нас,
   Чья голова с ним в унисон седела...
  
   Иных уже дорога далека,
   Иные ждут грядущего удела -
   Все вместе с ним мы будем жить, пока
   Хотя б один последний шаг не сделал.
  
   Пока мы живы, всех друзей своих,
   Ушедших в запредельные метели,
   Мы вспоминаем только как живых,-
   Слова их, жесты, мысли и затеи...
  
   У смерти с жизнью нет другой межи -
   Кто не забыт, тот будет вечно жить.
  
   3 февраля 1998 г.
  
  
   ТОТ, ЧТО ЧИТАЛ СТИХИ
  
   Птицей случайной в дом залетел,
   Пил и стихи читал.
   И неожиданно, без затей
   Душу врасплох застал.
  
   Были знакомы тысячу лет.
   Где-то он жил вовне.
   Вдруг приоткрылся тайный секрет,
   Странно созвучный мне.
  
   Дух пониманья в кухне парил -
   Чистый, без шелухи...
   Грустную птицу мне подарил
   Тот, что читал стихи...
  
   Птица, нахохлясь, будто дрожит,
   Голову опустив.
   Были стихи. Но в памяти жив
   Тихий - без слов - мотив.
  
   5 декабря 1998 г.
  
  
  
  
  
   ВОСПОМИНАНИЯ. ВСТРЕЧИ. ДУМЫ.
  
  
  
   ПУШКИНО
  
   Есть скромный дом в недальнем Подмосковье,
   Не блещет он архитектурной новью,-
   Его по интуиции, с любовью -
   По типу русской северной избы -
   Задумала и воплотила мама,
   Как память о былом ей подсказала...
   Воображенье мамы воссоздало
   Дом отчий, чистый родничок судьбы.
  
   1991 г.
  
   КАРЕЛИЯ
  
   Мне не забыть онежские закаты...
   Озерный край, тебя мне не забыть...
   Я чем-то перед богом виновата,
   Раз повелел в неведении жить:
  
   Жить, не плененной белыми ночами,
   Безудержной скалистой красотой,
   Которая вдруг обоймет печалью,
   Возвысив над вседневной суетой;
  
   Жить, не увидев до сих пор воочью
   Серебряности кижского огня,-
   Ведь это все равно, что жить средь ночи,
   Не зная света солнечного дня.
  
   Карелия... Черемухи цветенье...
   Весь воздух пьяно ею напоен...
   И встреча - как подарок провиденья -
   Улыбка юных, трепетных времен.
  
   Петрозаводск. 10 июня 1991 г.
  
  
   СОВРЕМЕННИКИ ВЕКА
  
   Родившимся в начале века посвящаю
  
   Поколение матерей,
   Поколение наших отцов,
   Племя верных отчизны сынов,
   Племя стойких ее дочерей.
  
   Поколение наших отцов -
   Удивительнейшее племя,
   Прошагавшее жизнь сквозь время
   Жертв, рабов и бесстрашных борцов.
  
  
   Поколение матерей -
   Удивительнейшее племя,
   Воспитавшее в это время
   Могикан из своих детей.
  
   Злые тяготы лютой войны
   Их, естественно, не минули,-
   Фронтовые мины и пули...
   Тыловые бездонные дни...
  
   Поколение матерей,
   Поколение наших отцов,
   Племя стойких отчизны сынов,
   Племя верных ее дочерей.
  
   Боже правый! Ты дал им силы
   Пережить оглашенные дни...
   Так спаси же и сохрани
   Светлой память о них и красивой!
  
   Сквозь лавину безрадостных дней
   Пронесли они оптимизм,
   Беззаветный патриотизм,
   Веру чистую в братство людей.
  
   Воля, мудрость и мужество их,
   Жизнерадостность их и вера
   Пусть пребудут живым примером
   Всем, родившимся после них.
  
   Поколение матерей,
   Поколение наших отцов,
   Племя верных отчизны сынов,
   Племя стойких ее дочерей.
  
   Даже те из них, кто убит,
   Даже те, кто выжил случайно,
   Все же веровали отчаянно
   В идеалы добра и любви.
  
   Нам бы, детям их, веру эту,
   Невредимой от них получив,
   Столь же твердой внукам вручить -
   Как ценнейшую эстафету.
  
   Вспоминая свою семью
   И друзей - современников века,
   Всем и каждому человеку
   Самый низкий поклон отдаю...
  
   Поколение матерей,
   Поколение наших отцов,
   Племя стойких отчизны сынов,
   Племя верных ее дочерей.
  
   Июнь - июль 1991 г.
  
  
   СИНЕЦВЕТЫ - ВАСИЛЬКИ
  
   Колокольчики мои
   Цветики степные!..
   Алексей Толстой
  
   Синецветы-васильки,
   Эльфы полевые,
   Синим цветом завлекли
   Сердце полонили...
   Как восторг в душе унять,
   Если в чистом поле
   Очи синего огня
   Плещутся на воле?
   Васильковый мой букет
   Радостен и сочен...
   Во поле, где ваш синь-цвет,
   Мне б гулять до ночи -
   Так бродить бы и мечтать
   Синими мечтами
   В синецветах-васильках,
   В птичьем щебетанье...
  
   Июль 1991 г.
  
   ИЗ ЦИКЛА "ВОСПОМИНАНИЕ О ВЕЧНОМ"
  
   Ожидание.
  
   Я жду тебя нощно и денно,
   Всеутренне и всевечерне,
   В пылающий зной полудневный
   И ночью, шагающей мерно.
   Я жду тебя каждой кровинкой
   И каждым трепещущим нервом,
   И каждою жилки живинкой,
   И вздохом последним и первым.
  
   * * *
  
   Если я не могу раствориться в тебе,
   Я хотела б совсем раствориться
   И исчезнуть в космической смертной судьбе,
   И вовеки уж не возвратиться.
  
   Я хотела б к твоим себя бросить ногам -
   Все мои нервы, чувства и мысли -
   Без тебя моя жизнь так безмерно горька,
   Что влачить ее нет больше смысла.
  
   Я хочу умереть. Смерти я не боюсь.
   В смерти вижу я лишь избавленье.
   С ней исчезнут любовь и страданье, и грусть,
   Боль разлуки и муки томленья.
  
   Если я не могу раствориться в тебе,
   Я хотела б совсем раствориться
   И исчезнуть в космической смертной судьбе,
   И вовеки уж не возвратиться.
  
  
   РАЗЛУКА
  
   Пустыня разлук засыпает
   Песками оазисы встреч,
   Родник их совсем высыхает,
   Травинки, и той не сберечь.
  
   В разлуке вся жизнь замирает,
   Как будто и нету ее -
   Любви, что до самого края
   Заполнила сердце мое.
  
   И если внезапно нахлынет
   Истома, томленье, тоска,
   То вздрогнет душа и застынет
   В нелепом насилье поста.
  
   От долгой разлуки не тают
   Коварные льдинки в крови,
   И тихо в душе увядают
   Живые побеги любви.
  
   Июль 1991 г.
  
  
   МОЙ БОГ
  
   Мой бог везде. Его рука и милость
   Невидимо простерты надо мной.
   Как в высшую живую справедливость,
   В него я верю на стезе земной.
   Для связи с ним посредников не надо,
   Но надо мне, чтоб в хор небес влились
   Венцы церквей, соборов, кирх и пагод,
   Как вечный символ устремленья ввысь.
  
   Апрель 1992 г.
  
  
   ИСПАНИЯ
  
   Испания - страна моей мечты,
   Отмеченная ликом красоты,
   Воздвигнувшая стройные мосты,
   Дворцов чертоги, замки и соборы...
   Ласкает атлантический прибой
   Твой берег... Дивной чашей голубой,
   Вдруг опрокинувшейся над тобой,
   Повисло небо... И прекрасны горы...
  
   Мы в юности Сервантеса читали,
   Стать благородным рыцарем мечтали,
   Зло вместе с ним бесстрашно побеждали...
   Пленяло нас все, что в испанцах есть -
   Их гордый дух, не признающий лести,
   Таинственный обычай кровной мести,
   Высокое понятие о чести...
   Так познавали мы, что значит честь.
  
   В Испанию нас гений Гойи звал,
   Веласкес мир ее нам открывал,
   Рибера вдохновенно воспевал
   Инессы непорочность... Под окном
   Испанок Врубель подсмотрел... В Севилью
   Россини увлекал... Нам сегидилью
   Дарил Бизе... И пели Инесилье
   Мы серенаду пушкинским стихом.
  
   Мы крались по Севилье с Дон Жуаном
   В часовню, где молилась Донья Анна,
   И о любви мечтали неустанно,
   Презревшей даже командора гнев...
   Мы ощущали сладостность зефира,
   Струящегося над Гвадалквивиром,
   И верили, что нет чудесней мира,
   Навеявшего сказочный напев.
  
   В час, черный для Испании, мы с ней
   Мечтали вместе быть среди полей,
   Где дрался за нее Хемингуэй
   И славные сыны других народов...
   И на расстрел мы вместе с Лоркой шли,
   И пели песни пламенной земли,
   И были бы все там, когда б могли
   Года умножить, данные природой.
  
   Испания - любовь моя и боль...
   Ты шла бесстрашно на смертельный бой,
   Готовая всегда ценой любой
   Спасти свободу, мир и красоту...
   Испания, волшебная страна,
   Особенная роль тебе дана
   В истории... Бессмертны имена
   Твоих сынов... Прими мою мечту...
  
   Испания - страна моей мечты,
   Отмеченная ликом красоты,
   Воздвигнувшая стройные мосты,
   Дворцов чертоги, замки и соборы...
   Ласкает атлантический прибой
   Твой берег... Дивной чашей голубой,
   Вдруг опрокинувшейся над тобой,
   Повисло небо... И прекрасны горы...
  
   Москва. Ноябрь 1992 г.
  
   АКРОСТИХИ
  
   Пиковая дама
  
   Пылают свечи, пляшут тени,
   И души игроков в смятенье...
   Как бледен банкомет... И вот
   Он карту Германну дает...
   Все замерли. Не слышно гама.
   А вот мой туз! - Нет, ваша дама...
   Явилась черная с клюкой,
   Дохнула смертью и рукой -
   А ухмыляется сама -
   Манит к себе... в руке сума...
   А вы бы не сошли с ума?
  
   Россия - сфинкс (А. Блок)
  
   Раскинулась огромною страною,
   Откликнулась во глубине веков,
   Сибирской прирастала целиною,
   Свергала в бездну полчища врагов...
   И пусть пока вдали лишь брезжит свет,
   Я верую в грядущий твой расцвет.
  
   Скиталась нищенкой по перелесьям,
   Франтихою глядела свысока...
   И ласточкой взвивалась в поднебесье
   На крыльях песни... И издалека
   Катилася волною тысяч рек...
   Святится имя пусть твое вовек!
  
   Раз в крещенский вечерок девушки гадали...
   ( В. Жуковский)
  
   Рождество, и крещенье, и святки...
   Ах, как радостны эти деньки!
   Зимник санный, укатанный гладко,
   Вьется лентою в русле реки.
   Колядующих пестрые стайки
   Разлетелись. Смеются, галдят.
   Если скуп,- разбранят без утайки,
   Щедрых пляской лихой наградят,
   Есть в запасе и песни, и байки...
   Ну, а там... Озорства водопад:
   Станут парни скакать по сугробам,-
   Каждый хочет девчат удивить;
   И девчата стараются, чтобы
   Йоты малой им не уступить;
   Всей гурьбою на парня насядут,-
   Еле виден взлохмаченный чуб,-
   Челки, локоны, косы... Нет сладу,
   Ей-же-ей, от девичьих причуд -
   Разгоревшихся глаз, щечек ладных,
   От горячих смеющихся губ...
   К вечерку посиделки заводят,
   Девкам парни гостинцы несут,
   Едут в санках кататься. В природе
   Все волшебную славит красу
   Улетающих из-под полозьев
   Шелковистых, пушистых, хмельных,
   Кем-то будто подаренных хлопьев
   И мерцающих звездочек в них.
   Где-то тонет в морозе луна,
   А в домах принялись за гаданье,
   Дабы суженых знать имена,
   А к тому же и сроки свиданья.
   Льется воск... ворожат письмена...
   И в воде ищут смысл мирозданья...
  
   Март 1993 г.
  
  
   С ВЫСТАВКИ ПАВЛА КОРИНА
  
   Он не сочувствовал, не сожалел, не плакал
   Над нею уходящей. Эта Русь
   Должна была уйти. И неизбежность краха
   Он понимал. Я вряд ли ошибусь,
   Сказав, что суть глубинная портретов
   Об этом говорит. Они мрачны
   Все эти люди в черном. Даже йоту света
   С трудом найдете в ликах старины,
   Написанных со страстностью глубокой
   Могучей кистью. Сквозь лампадный дым
   Не зря на них Христос взирает ярым оком...
   Но что ж при этом затаил в груди
   Талантливый творец? Каким бездонным светом
   Зажег он лица женщин и мужчин,
   Каким возвышенным магическим поэтом
   Он стал - конечно же, не без причин,
   Когда великий свой триптих создал, пророча
   Грядущую победу. Только им,-
   Красивым, гордым и свободным,- кистью сочной
   Он подарил улыбку. Только им.
   Он не сочувствовал, не сожалел, не плакал
   Над Русью уходящей. Но артист
   И в новой жизни видел кровь и плаху.
   Поэтому тот холст остался чист.
   Конечно, потому так дьявольски серьезны
   Все, чьи портреты он создать рискнул.
   В тои безулыбчивости - неподвижной, грозной -
   Запрятал он душевную тоску.
   Тоску своей души он выразил в щемящих
   Пейзажах. Нет, он не писал берез.
   Он написал простор - березовый, летящий,
   Родной... И жалко Горького до слез...
  
   27 - 28 марта 1993 г.
  
  
   И БЫЛИ ЦВЕТЫ ...
  
   Был в жизни у меня букетик незабудок,
   которым рыцарь мой, колено преклоня,
   на мостике у подмосковной речки
   в порыве чувства одарил меня;
   был мой букет так нежен, свеж и хрупок,
   вспоенный влагой речек и ручьев,
   как будто был и не букет, а нечто
   из сини неба с солнечным лучом.
   Был в жизни у меня и куст сирени белой;
   среди седой зимы в заснеженной Москве
   он звал меня к любви и счастью вечным,
   манил побегать летом по траве;
   он призывал быть нежной, гордой, смелой,-
   кипеньем белых кружев цвел и цвел,-
   златое обручальное колечко
   надел и в жизнь нелегкую увел.
   Был в жизни у меня букет из трех тюльпанов -
   коричневато-желтых - благородный цвет,-
   и дорог был он сердцу бесконечно,
   как сказочный бесценный амулет;
   он запрещал на счастье строить планы,
   он не манил, не обещал, не звал,
   но с ним хранится в памяти сердечной
   любви заветной строгий идеал.
   Нас в юности пленяют незабудки,
   нам в молодости мил сиреневый дурман,
   но зрелости, утратившей беспечность,
   по сердцу гордый, царственный тюльпан;
   и любим мы теперь уж не на шутку,
   и безответность, как свой крест, несем,
   и та любовь, как у иконы свечка,
   горит живым, негаснущим огнем.
  
  
   Июнь 1994 г.
  
   ЭДЕЛЬВЕЙС
  
   Пашеньке
  
   Я - символ рыцарских сердец,
   Расту я выше туч,
   Сорвет меня лишь тот храбрец,
   Что не боится круч.
   Кто не боится высоты
   Гор, мыслей, чувств, мечты,
   Добудет гордые цветы
   Во имя красоты.
  
   16 февраля 1995 г.
  
   * * *
  
   Там у пещеры елочка стояла,
   Проста, обыкновенна и скромна.
   Вдруг на нее с небес звезда упала,
   И звездным светом вспыхнула она;
   Вся зацвела волшебными огнями
   Восторга, радости и торжества
   И стала символом, рожденным снами -
   И года нового, и рождества.
  
   26 декабря 1995 г.
  
   * * *
  
   Прозрачной бело-серебристой тканью
   Окутан лес. Все веточки берез,
   Как будто тонкой ювелирной сканью,
   Отделал инеем ночной мороз.
  
   Внезапно солнце зимнее скупое
   Плеснуло золота в седой шифон,
   И небо, прежде блекло-голубое,
   Вдруг превратилось в нежно-синий фон;
  
   И золотыми нитями прошитый,
   Вдруг засиял заиндевевший лес,
   Всего тремя лишь красками палитры
   Преображенный в чудо из чудес.
  
   Декабрь 1995 г. - январь 1996 г.
  
  
   * * *
  
   Солнце, словно полная луна,
   Но не тусклым, а слепящим глазом
   Через синь плывущих облачков
   На меня глядело;
   И как будто бы венчало столб
   Розовато-палевого света;
   Он отвесно падал с высоты,
   Упираясь в землю;
   Словно бы гигантская свеча
   Со светящимся прозрачным телом
   Глазом огненным вокруг себя
   Разливала утро.
  
   Январь 1996 г.
  
  
   * * *
  
   Когда перед окном простор
   и ширь небес,
   И церкви купол золотой,
   и дальний лес;
   Когда душою я вольна
   умчаться в даль
   И растворить в ее волнах
   свою печаль;
   Когда и ливни вижу я,
   и сумрак туч,
   И их пронзившего копья
   молниелуч;
   Когда я радуги двойной
   цветную стать
   Во всей красе ее земной
   могу поймать -
   Зачем маните вы меня
   и в лес, и в дол,
   В тот мир, что мошек, комарья
   и зноя полн?
  
   Москва. Июль 1996 г.
  
   ДВОЙНАЯ РАДУГА
  
   Над миром радуги двойной
   Двойное чудо,
   Явившееся предо мной,
   Я не забуду.
   Одна дуга была ясна
   По очертаньям -
   Как циркулем проведена
   Семью цветами.
   Охотник в ней давно нашел
   Своих фазанов,
   А Жак-звонарь, свалив фонарь,
   Был в стельку пьяным.
   Она под небом голубым
   Стояла твердо
   И семицветием своим
   Сияла гордо.
   Казалось, никогда сиять
   Не перестанет,
   И в мире счастье бытия
   Для всех настанет...
   Другая же дуга была
   Светла, воздушна,
   Как будто в мир иной звала
   Из кельи душной.
   И церкви купол золотой
   Она венчала,
   Как будто было в церкви той
   Ее начало.
   И таяли ее мосты
   В небесной сини,
   И в край несбыточной мечты
   Дух уносили.
   И было мне чего-то жаль,
   И эта жалость
   Вдруг в сердце в нежную печаль
   Преображалась...
   Сверкала радость бытия.
   Грусть изливалась.
   И предо мной вся жизнь моя
   Перелисталась -
   Она промчалась предо мной,
   Несома мимо
   Воспоминания волной
   Неукротимой...
   Промчалась ласковой волной,
   Легко, красиво,
   Как редкой радуги двойной
   Живое диво.
  
   Август 1996 г.
  
  
   ФАНТАЗИИ
   О
   БЫЧКЕ
   ПО
   ИМЕНИ
   МЫШ
   (без мягкого знака)
  
   Пашеньке,
   который
   любит,
   когда
   бабушка
   пишет
   стихи.
  
   Жил да был бычок,
   Лохматый бочок
   И карие глазки -
   Будто из сказки.
   Был он веселым,
   Ходил он в школу,
   Играл на скрипке,
   Дарил улыбки;
   Любил он песни
   И пел чудесно,
   Умел он свистеть
   Не хуже, чем петь;
   И зайцам под стать
   Любил он скакать.
   Однажды бычок,
   Взяв новый сачок,
   Пошел погулять,
   Травы пожевать,
   Ведь бычок - животное жвачное.
  
   И стал он в поле
   Скакать на воле -
   Каждый прыжок
   На новый лужок.
   Подумал бычок,
   Что взятый сачок
   Пора обновить -
   Стрекоз половить;
   Бабочек тоже
   Поймать он может;
   И разных мошек
   Целую плошку.
   Вдруг видит, что кот,
   Страшный, как черт,
   Ловит там мышку,
   Совсем малышку.
   Наш умный бычок
   Схватил свой сачок,
   И морда кота
   В плен тут же взята.
   А мышке бычок
   Укрыться помог,
   Ведь наш бычок - существо доброе.
  
   А мышь говорит,
   Приняв гордый вид:
   Ты друг мне теперь,
   Мой ласковый зверь,
   Теперь ты мне брат,
   Надеюсь, ты рад!
   У нас заведен
   Старинный закон -
   Сказала мне мать:
   Долг братства отдать
   Бычку ты должна,
   Сменяв имена...
   И сказал бычок,
   Почесав бочок:
  
   Но я же мальчишка -
   Какой же я Мышка?
   Но мышкина мама,
   Умна и упряма,
   Сказала: Малыш,
   Так будешь ты Мыш -
   Без мягкого знака,
   И нечего плакать, -
   Ведь мама-мышь была мышь мудрая.
  
   Живет наш бычок,
   Лохматый бочок,
   Задорный малыш
   По имени Мыш.
   Всегда он веселый
   Приходит из школы,
   Играет на скрипке
   И дарит улыбки,
   И бодро шагает,
   И всем помогает,-
   Для мамы он рад
   Готовить салат
   И бабушке тоже
   Всегда поможет,
   Ее утешает
   И не обижает -
   Такой вот малыш
   По имени Мыш,
   Ведь Мыш (без мягкого знака) - создание удивительное.
  
   Фантазии эти
   Нашла я в пакете,
   Который в мой дом
   Принес добрый гном.
   И если кому-то
   Покажется что-то,
   И если вдруг кто-то
   Узнает кого-то,
   То знайте, что нет,
   Пройди, хоть весь свет,
   Подобных реалий
   В пределах Австралий,
   Подобных фантазий
   В пределах всех Азий,
   В пределах всех Африк
   И даже Антарктик,
   В пределах Америк,
   В пределах Европ...
   Но тут я позволю
   Сказать себе: Стоп!
   Во всем виноват
   Только маленький гном,
  
  
  
   Принесший пакет
   И пропавший потом.
  
   Декабрь 1996 г.
  
  
  
   ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЭМОЦИЙ ...
   (триптих)
  
   1. Тоска.
  
   Солнце, березы да искристый снег.
   Синие тени, как длинные руки,
   Сжали в объятьях заснеженный свет
   В горестный день накануне разлуки.
  
   Воздух, пронизанный солнцем, застыл.
   Он онемел от немыслимой муки.
   Синие тени, как будто мосты
   Через тоску накануне разлуки.
  
   Тихо. Все замерло. Ни ветерка.
   Будто живое все сникло в округе.
   Только неслышно плывут облака
   В сине-холодную пропасть разлуки.
  
   2. Радость.
  
   Солнце, березы да искристый снег.
   Длинные яркие синие тени
   Перепоясали розовый свет
   Дивным узорным рисунком сплетений.
  
   Воздух, пронизанный солнцем, застыл.
   Словно облитый живыми лучами,
   Мир засветился. Он стал золотым
   И неподвластным тоске и печали.
  
   Тихо. Все замерло. Ни ветерка.
   Радости в сердце восторженном тесно.
   Пенятся в синьке небес облака,
   Как кружева на наряде невесты.
  
   3. Мечтательное настроение.
  
   Солнце, березы да искристый снег.
   Длинные тени вдруг синими стали.
   И переполнен таинственный свет
   Нежными, светлыми чудо-мечтами.
  
   Воздух, пронизанный солнцем, застыл.
   Призрачно все. Над землею витают
   Духи зимы неземной красоты
   И в замороженном мареве тают.
  
   Тихо. Все замерло. Ни ветерка.
   Мир весь охвачен томленьем и негой.
   Медленно тянутся вдаль облака -
   В ясную, чистую, синюю небыль.
  
   Февраль 1997 г.
  
   РУСАЛОЧЬЕ
  
   И бросился юноша глупый
   В Дунай, чтоб найти свою фею...
   Максим Горький
  
   В ней было русалочье что-то:
   Красиво очерченный рот,
   Влекущий вас к ней безотчетно
   Весь облик и брови вразлет;
   Волос светло-пепельных пряди
   Длинней, чем по моде, и взгляд
   Зеленый, которого ради
   И в омут ты ринуться рад.
   И вспомнился юноша страстный,
   Который поэтом воспет,
   Погибший в Дунае напрасно,
   Но ставший героем легенд.
   А вы отыскали русалку,
   Чьих ради пленительных ласк
   И с жизнью расстаться не жалко? -
   Я б песню сложила про вас.
  
   Февраль 1997 г.
  
  
   ОТРЫВКИ ИЗ ЗАДУМАННОГО
  
   * * *
  
   Посвящается французской булке
  
   На прежней на окраине,
   За полем за Ширяевым,
   Когда от речки Яузы
   На горочку взойдешь,
   Стоял завод известный,
   Страну снабжавший честно -
   Снабжавший магазины
   Товаром из резины,
   Товаром из резины -
   От кукол до галош.
  
   Когда освоен был пустырь,
   Завод назвали "Богатырь".
   И узнавала нация
   Его на демонстрациях,
   Когда без лишних слов
   Блестяща и пригожа
   Огромная галоша
   Плыла поверх голов.
  
   На рыночке весеннем,
   Что у "Богатыря",
   Стоял по воскресеньям
   Заветных лакомств ряд.
   Мороженщица Юленька
   Промеж двух вафель кругленьких
   Накладывала ложкой,
   Слегка примяв немножко,
   Мороженую массу -
   Предел мечтаний всех;
   Она к себе манила...
   Ах, как прекрасно было
   Лизать кругляш холодный,
   Представив, что угодно -
   Что, например, ты лижешь
   Холодный звонкий смех.
   А рядом на прилавочке
   И петушки на палочках.
   А там у бабки скачет
   В руках бумажный мячик
   На тоненькой резине,
   Как в цирке акробат.
   А дальше уж с корзиной
   И продавщица Зина,
   И булочки в корзине
   Французские лежат -
   Румяные, пузатые
   Лежат, как поросята,
   И запахом пленительным
   Душеопустошительным,
   Зовущим и губительным
   Неистово манят.
  
   Ах, булочка французская
   С котлетою внутри
   Была всех яств искусных
   Вкусней - держу пари!
   Горячею котлетою
   Пропитана насквозь,
   А корочка хрустящая,
   Поджаристо-блестящая...
   И, что ни говори,
   Я с вкуснотою этою
   Равняться не советую,
   Тягаться не советую
   Ни вместе, ни поврозь
   Пришедшим к нам от бюргеров
   Любым на свете "бургерам" -
   Ни гам-, ни чиз-, ни фиш-...
   Вам булочку французскую
   С котлетой чисто русскою
   Не победить - шалишь!
  
   Как жаль, что в море "измов"
   И всяких измышлизмов
   Мы космополитизма
   Боялись, как огня -
   И стала булка русская
   С названием "французская"
   В борьбе нелепой той
   Вдруг булкой "городской"...
   Теперь совсем исчезла,
   Как будто канув в бездну
   По мановенью жезла...
   Зачем... нельзя понять...
   Так пусть стиха звучание,
   Мои воспоминания
   О прошлом сохраня,
   Расскажет всем читателям,
   Читателям-мечтателям
   О булочке французской
   С котлетою внутри,
   Необычайно вкусной -
   Вкусней всех яств искусных
   Наверно, раза в три.
  
  
   Полина Кедрова
  
   Ее звезда тогда взошла,
   Когда морозной зимней ночью,
   Как часто говорят, "в сорочке"
   Дочурку мама родила.
   Она былинкою росла,
   Девчонкой милой и смышленой,
   Мечтательницею была,
   На мир взирая удивленно.
   Под солнцем материнской ласки
   Не знала бед, любила сказки
   И расцвела в шестнадцать лет
   На радость всем, как маков цвет.
   В нее влюблялись и любили,
   Она ж пока шутя цвела -
   Любовь приемля в изобилье,
   Непробужденною жила.
   Но о расцвете юных лет
   Полины Кедровой в свой час
   Успеем рассказать, начав
   С ребячьих радостей и бед.
  
   Ах, наши детские года,
   Приметы золотого детства,
   От вас нам никуда не деться...
   И не забыть вас никогда.
   Я помню маленький наш дом
   С одной лишь комнатой и кухней,
   Где мы ютились вчетвером
   И с домработницею вкупе.
   Я вижу: над шитьем склонившись,
   Газетой лампу заслонивши,
   Там мама ночью вечно шьет
   И что-то тихое поет...
   Весь день она в две смены в школе
   Мир знаний открывает детям,
   И времени нет в сутках боле,
   Чтоб дочек и себя одеть.
   И нынче - вряд ли вам понять -
   Я слышу, как она в ночи
   Строчит, строчит, строчит, строчит...
   И тем баюкает меня.
  
   Потом в войну она сама
   И обувать нас научилась -
   Как у нее все получилось,
   Я впрямь не приложу ума.
   Все валенки ушли на фронт.
   Морозы в зимах лютовали.
   На обувь ордера раз в год
   Один на класс порой давали.
   Что делать, если дети босы?
   Как эти разрешить вопросы? -
   Изобретать пришла пора,
   А голь на выдумки хитра.
   Та обувь "бурки" называлась.
   Брезент и вата - материал.
   Как дивно с горок в них каталось!
   В них никакой мороз не брал...
   Вновь вижу: лампу заслоня.
   Шьет мама и поет в ночи,
   Машинка старая стучит -
   Стучит, баюкая меня.
  
   Полина Кедрова жила
   В кирпичном доме по-соседству
   И в розовую пору детства
   Подружкою моей была.
   Мир ее детский был красив -
   Она мечтала быть царевной
   И, сердце принца покорив,
   Быть для него подругой верной.
   Мы в юности с ней дружно жили,
   Все беды-радости делили,
   В пасьянсах жизненной игры
   Мы были словно две сестры.
   И только позже разминула
   Судьба дороги наши с ней...
   Давно в душе я присягнула:
   Все, что о ней известно мне,
   Поведать всем когда-нибудь,
   Пройти пути ее судьбы,
   Ее любви, ее борьбы...
   Что ж, с богом! Отправляюсь в путь.
  
   Февраль - март 1997 г.
  
  
   АПРЕЛЬСКОЕ - 1
  
   Апрель, смеясь, плывет по лужам,
   Бумажный парус распустив,
   Ему ручей рекою служит...
   В апреле всем нам кто-то нужен...
   Куда-то нас зовет и кружит
   Весенний ласковый мотив.
  
   Апрель шагает по тропинкам,
   Ведя цветенье за собой,-
   И пробиваются былинки,
   И почки раскрывают спинки,
   И затопляются долинки
   Веселой талою водой.
  
   Апрель, летя по поднебесью,
   Нам машет трепетным крылом
   И, постирав в волшебной смеси
   Из солнца, дождика и песен,
   На небе облака развесил,
   Как наши думы о былом.
  
   Март 1997 г.
  
   АПРЕЛЬСКОЕ - 2
  
   Апрель, апрель, в твоей купели
   Крестила я свою любовь...
   Вдруг соловьи вокруг запели,
   Мечты качали на качелях,
   И на подлунных каруселях
   Душа кружилась вновь и вновь.
  
   Однако боги не хотели
   Венчать на трон мою любовь...
   Мечты, не сбывшись, отлетели,
   Остановились карусели,
   И безответные метели
   Мне душу исхлестали в кровь.
  
   Но пусть качалась в колыбели
   Неразделенная любовь...
   Былые раны отболели,
   Заметны шрамы еле-еле
   И ноют, лишь когда в апреле
   Я, что-то вспомнив, хмурю бровь.
  
  
   Не зря над миром пролетели
   Года. В ладу сама с собой
   Теперь душа под птичьи трели
   Поет, играет на свирели
   И с благодарностью лелеет
   В себе далекую любовь.
  
   Апрель 1997 г.
  
   АПРЕЛЬСКОЕ - 3
  
   И тридцать лет спустя апрель цветет,
   Как будто не было десятков лет,
   Со мною рядом милый мой идет,
   Собою заслонив весь белый свет.
   Мир радуется самому себе,
   Бушует солнечный потоп вокруг,
   И, растворяясь в синеве небес,
   Взмывает ввысь любовь - мой враг и друг.
   Мой друг и враг. На долгие года
   Она всю жизнь мою перевернет...
   Потом уйдет мой милый навсегда,
   Прервав ее несбывшийся полет.
   И все-таки опять апрель поет
   Полузабытый солнечный куплет,
   Как будто снова милый мой идет
   Здесь, рядом, затмевая белый свет.
  
   Апрель 1997 г.
  
  
   МОЯ ЗВЕЗДА
  
   Автобус вез в Москву с добычею
   Среди полей, лугов, лесков
   Друзей компанию обычную -
   Большую группу грибников.
  
   Он вдруг запел с тоской глубинною:
   "Гори, гори, моя звезда..."-
   Той песни верность лебединая
   Запала в душу навсегда.
  
   Летела песня вдохновенная,
   Лилась все шире, все вольней -
   И будет вечно незабвенною
   В плененной ей душе моей...
  
   При звуках этой песни нынче,
   Как явь, приходит сквозь года
   Заветное, сугубо личное
   Воспоминанье - грусти дар.
  
   Любила я, но он не спрашивал.
   Я не могла ответить: Да.
   Звезда любви не стала нашею,
   Зовущей в голубую даль.
  
   Я для него не стала милою;
   Расстались мы - пришла беда.
   "Умру ли я, ты над могилою
   Гори, сияй, моя звезда..."
  
   31 мая 1997 г.
  
  
   МАЙСКОЕ УТРО
  
   Розовое утро тихо-тихо рдело
   И в мое окошко ласково глядело;
   Розовое небо, будто шелком нежным
   Кто-то затянул легко и чуть небрежно;
   А фасады зданий смело, без опаски
   Кто-то перекрасил розовою краской;
   И как будто стены и лесные дали
   Розы ароматом заблагоухали;
   Только жаль - заря недолго пламенела.
   Вот она погасла.
   Свет стал снова белым.
  
   Май 1997 г.
  
   ГРОЗА
  
   Гроза рыдала серою волчицей,
   Взрывалась канонадою громов,
   И вылетали огненные птицы
   Из глуби водопадов-ревунов.
  
   А водопады буйно низвергались,
   На землю снова снизошел потоп,
   Казалось, будто и в живых остались
   Лишь я да слезы льющее Никто.
  
   Одна. Одна в своей пустой квартире.
   Не будет больше светлых вешних дней.
   И я обречена блуждать в холодном мире
   Одна среди блуждающих огней.
  
   Но вот меня сон охватил глубокий.
   Вокруг все было мрачно и темно.
   А утром день - умытый, светлоокий -
   С улыбкой ясной заглянул в окно.
  
   Июнь 1997 г.
  
  
  
  
  
   МАЛЬЧИШКИНО СЧАСТЬЕ
  
   Счастье - тепло - радость и мама...
   Вот что для парня в четырнадцать лет
   В жизни важнее всего оказалось,
   Если судить по одной из анкет.
   Только подумать - не буйная шалость,
   Плэйер, компьютер, хоккей и футбол...
   Нужно тепло ему, мама и радость -
   В них он мальчишечье счастье нашел.
   Мальчик тот был своенравным, упрямым,
   Трудно с ним было поладить порой,
   Мог надерзить - временами казалось:
   Неисправим, безнадежен, хоть брось!
   А вот поди ж ты! Он светлую радость
   В жизни поставил превыше всего,
   Да чтобы мама была где-то рядом,
   Лаской своей согревая его.
   Часто мы, словно жестокие судьи,
   Дерзким мальчишкам ломаем крыло.
   Вы приглядитесь к ним, строгие люди,
   И подарите мальчишкам тепло...
  
   18 июня 1997 г.
  
  
   АВГУСТ В ПУШКИНЕ
  
   Пронизанный лучом кленовый лист,
   Как лист последний, светится в окне -
   Так утро раннее сигналит мне
   О новом ясном августовском дне.
  
   На паутинке паучок повис.
   А вот уж солнце прямо в окна бьет,
   И теневой оконный переплет
   По занавеске солнечной ползет.
  
   На старой вишне нежен птичий свист,
   Ворона каркнула в листве берез,
   Ствол яблони тревожит дятлов нос,
   И полон купол крупных капель звезд.
  
   Одна из них скатилась ярко вниз,
   Несбыточность исполнить посулив...
   Шум электрички где-то там, вдали,
   Лишь оттеняет тишины разлив...
  
   А утро снова, как заветный приз,
   Пошлет светящийся кленовый лист.
  
   1997 г.
  
  
  
   ВОРОНА
  
   Ворона карканье кидала вниз
   С высокого сука большой березы.
   Просила долго я ее: Уймись!
   Но говорунья, не меняя позы,
   Все каркала, как будто бы назло...
   Потом взмахнула крыльями, сложила,
   Поправив по-набоковски крыло,
   И, посидев минутки две от силы,
   Взлетела, над березой покружила
   И скрылась - будто ветром унесло.
  
   Август 1997 г., Пушкино.
  
  
   ДВЕ ВОРОНЫ
  
   Вечерний сад. По саду две вороны
   Пешком гуляли словно две матроны:
   Одна шагала важно по дорожке,
   Вразвалочку переставляя ножки;
   В траве другая мирно копошилась,
   Как будто огород возделывать решила;
   И каждая была достоинства полна.
   А я на них смотрела из окна.
  
   Август 1997 г.
  
   У ОКНА
  
   Опять огромный раскаленный диск,
   От яркости своей как будто смятый,
   Над лесом удивительно повис,
   Как блин, с горячей сковородки снятый.
  
   Опять в окне оранжевый восход
   Холодным пламенем спалил все небо,
   И белый день свой набирает ход
   И катится в тот край ночной, где не был.
  
   День зимний ясный; неба полотно,
   Покрытое голубоватым грунтом,
   Природе, как художнику, дано,
   Чтоб чудеса творить ежеминутно.
  
   Вот белыми штрихами облаков
   Даль неба разлинована прилежно,
   А в самом центре полотна легко
   Возникло облачко клочком небрежным.
  
   Как будто бы бесенок оседлал
   Там маленькую белую комету
   И рыжим сам вдруг на мгновенье стал,
   Чтобы никто не усомнился в этом.
  
   Художник ловко кистью подхватил
   Последний отблеск огненного диска
   И свой мазок на беса положил -
   Неподражаемый мазок артиста.
  
   Как скакуна, как белого коня,
   Пришпорил бес летящую комету,
   А сам взял искру адского огня
   И засветился весь бесовским светом.
  
   Но вот пропал воображенный бес...
   Нет облачка... Под ветра дуновеньем
   Растаял конь-комета и исчез...
   И от окна ушла я с сожаленьем.
  
   Февраль 1998 г.
  
  
   ВЕСЕННИЙ СОНЕТ
  
   Пусть снегопад прошел недавно,
   И свежий снег вокруг лежит,-
   Днем солнце пригревает славно,
   И снег, журча, ручьем бежит.
  
   Пускай ночной апрельский холод
   Еще кует оковы льда,-
   День солнечный красив и молод,
   И нет оков - одна вода.
  
   Пусть утренники держат марку,
   Упрятав лужицы под лед,-
   Днем даже не тепло, а жарко,-
   Весна свои приметы шлет.
  
   Главнее всех примет одна -
   Любовью вновь душа полна...
  
   17 апреля 1998 г.
  
  
   СТАРЫЙ ДОМ - 1
  
   Здесь утро раннее полно
   Покоем томным
   И тишиной.
   Трещиноватое панно
   Из бревен темных
   Передо мной.
   Лет добрых шестьдесят прошли...
   Отвыли войны...
   На сплав рекой
   Какой-то лесоруб свалил
   Стволы те в волны
   Своей рукой.
   Другой их мастер обтесал.
   А чтобы бревнам
   Предстать стеной,
   Их третий тщательно связал,
   Пригнавши ровно,
   В сруб смоляной.
   Я помню, как живой смолы
   Желтели капли
   На бревнах стен,
   Как будто плакали стволы,
   И лесом пахли
   Слезинки те...
   В морщинах трещин, потемнев -
   Воды немало
   Прочь утекло,-
   Родные стены, постарев,
   Дарят устало
   Свое тепло.
   За ними не страшны гроза,
   Дожди и ветры,-
   Дом крепко сбит,-
   И окон светлые глаза
   Глядят приветно
   На мир, что спит.
  
   Август 1998 г.
  
  
   СТАРЫЙ ДОМ - 2
  
   Ах, эта утренняя пушкинская тишь,
   Когда, отбросивши остатки сна,
   В постели теплой все еще лежишь,
   Воспоминаний о былом полна.
  
   Весь этот старый довоенный дом -
   Бревенчатый, каких теперь уж нет
   Здесь в Подмосковье новых - этот дом
   Мне дарит свет давно ушедших лет.
  
   И эта горница, четырежды светла -
   В четыре на две стороны окна,
   Что молчаливой спутницей была,-
   Мне словно улыбается она.
  
   И клен могучий там, перед окном,
   Ровесник взрослой доченьки моей,
   Мне шелестя о счастье молодом,
   Хранит былое меж своих ветвей.
  
   Здесь мамина любовь везде царит,
   Взрослела я в военные года,
   Здесь дочка выросла, и здесь горит
   Моей несбывшейся любви звезда.
  
   Вот в тишине родился новый день,
   В нем каждый звук трепещет и дрожит;
   День гонит прочь мою ночную лень,
   А дом сон детский чутко сторожит.
  
   Как опытный, все видевший солдат,
   Он детям отдает свое тепло
   И в памяти хранить их детство рад,
   Как то, что раньше было и ушло.
  
   Август 1998 г.
  
   ИЗ ПРОШЛОГО...
  
   В жизни был мне нужен ты,
   Как весной теплу - цветы,
   Как зиме - ее снега,
   Лету - сочные луга.
  
   В жизни был мне нужен ты,
   Как романтику - мечты,
   Как для ночи - лунный свет,
   Утру - солнечный рассвет.
  
   В день, когда уехал ты,
   Стал внезапно мир пустым,
   И, упав с небес, душа
   Лишь стонала, чуть дыша.
  
   День настал - вернулся ты,
   Но душа сожгла мосты
   И, сломавши два крыла,
   В небо взмыть уж не смогла.
  
   Ты не смог понять меня,
   Не зажег в душе огня,
   Ран ее не исцелил,
   Роз увядших не полил.
  
   Ты, смятенья не поняв,
   Отнял счастье у меня -
   Только пониманья дар
   Мне тогда бы счастье дал...
  
   Декабрь 1998 г.
  
  
   О ЧЕМ РАССКАЗАЛ ВАЗАРИ
  
   Каким мы представляем Леонардо?
   Мы видим старца с длинной бородой...
   И остается где-то там, за кадром
   Тот юноша, что был блестящим бардом,
   Непостижимый гений молодой.
  
   Он - Леонардо, сын Пьеро из Винчи
   Был подлинно божествен и велик;
   Поднялся выше он достоинств личных,
   Был гениальнее творцов обычных...
   Но не всегда он был седой старик.
  
   Восторженно поведал нам Вазари,
   Каким был гений, как творил и жил -
   Так, будто бы перед его глазами
   Прошла та жизнь, возделан тот розарий,
   Которые он воспевать решил.
  
   А был он лишь мальчонкой семилетним
   В год смерти Леонардо... Я прочла
   Его рассказ, подаренный столетьям,
   И муза, что дремала год последний,
   Вдруг радужные крылья подняла...
  
   Был юноша умен, хорош собою,
   Находчив, добр, не по годам силен;
   Любил цветы, деревья, все живое,
   Птиц покупал и отпускал на волю...
   Заслуженно слыл совершенством он.
  
   Его судьба легла счастливой картой -
   Свои стихи он пел под лиры звон,
   Подъем он начал с первых метров старта,
   Все музы обнимали Леонардо,
   А сам он был, как юный Аполлон.
  
   Мог смять рукою конскую подкову
   И общество любое украшал,
   Неподражаемо владел он словом -
   Утешить словом был всегда готов он
   И ярость добрым словом укрощал.
  
   Беседу вел изящно, грациозно -
   Всех завораживал его прекрасный слог;
   В атлетике с любым поспорить мог,
   Воистину был всадник виртуозный
   И шпагой острою владел, как бог.
  
   Канал построил через горы-долы,
   Механик был, какого поискать...
   Он дерзостных идей всегда был полон...
   Был сделан лев - и как же плавно шел он,
   Чтоб пред французским королем предстать;
  
   Лев подходил, вдруг открывались створки -
   Там лилии французские внутри...
   Недаром герцог Лодовико Сфорца,
   В придворном видя гений чудотворца,
   Признанья дань сполна ему дарил.
  
   Он был и архитектор, и ваятель,
   И генератор творческих идей,
   Ученый, астроном, изобретатель,
   Неповторимых опытов создатель,
   Анатом и людей, и лошадей.
  
   Но живопись его душой владела,
   И в ней он был воистину колосс,
   Она была его великим делом,
   Властительницей думы без предела -
   На тот алтарь он жизнь свою принес.
  
   Он мальчиком уж был неподражаем,
   Вероккио в искусстве превзошел...
   Его фантазия не знала края...
   Но он творения не завершает,
   Когда заветный образ не нашел.
  
   "Мадонна в скалах" и "Мадонна Литта" -
   Непостижима их над нами власть.
   Улыбка Джиоконды знаменита,
   В ней тайна гения навеки скрыта -
   Живая женщина глядит на нас.
  
   Преодолел он силою таланта
   Меланхоличность, что любой портрет
   Таит в себе. Певцов и музыкантов
   Он приглашал и сделал их гарантом
   Улыбки, что хранит его секрет.
  
   Он был изменчив и непостоянен,
   Был к совершенству вечно устремлен,
   В стремлении к вершинам неустанен,
   Неверием в себя смертельно ранен,
   Неистовством желаний обожжен.
  
   Такая к совершенству устремленность,
   Паренье замыслов над мастерством
   И к смене собственных желаний склонность
   Вскрывают и картин незавершенность,
   И творческой натуры существо...
  
   Но "все мы, все мы в этом мире тленны"...
   Он умер на руках у короля...
   Он - гений мира, гений вдохновенный -
   Пусть славится в просторах всей вселенной
   Великого родившая Земля...
  
   Каким мы представляем Леонардо?
   Мы видим старца с длинной бородой...
   И остается где-то там, за кадром
   Тот юноша, что был блестящим бардом,
   Непостижимый гений молодой.
  
  
   За мудрой сединой автопортрета
   Его творец невольно скрыл
   Другого Винчи - юного поэта,
   Певца, красавца и любимца света,
   Которого Вазари нам открыл.
  
   Февраль 1999 г.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"