Трунина Юлия Александровна: другие произведения.

Эмиссар для Бездны Ч. 1, гл. 10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.52*53  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Узнать свое прошлое, чтобы изменить будущее.


Глава 10

Штурмовая диверсия.

   - Авф'вир, они отказываются сдаваться.
   Говорят у них припасов на год, тысяча вооруженных
   "багровых" и все орудия направлены на нас.
   - А у нас десятилетний неиссякающий источник
   ментальной магии с неуемным любопытством
   и безграничной фантазией! Не сдадутся сейчас
   - завтра она будет жить у них!
  
   Из диалога командования при осаде рашвера.
  
   Правильно мне в свое время бабуля говорила: "Помни о своих корнях! Изучай свое родовое древо! История нашей семьи может многому тебя научить!". Жаль...
   Жаль, что я не уделяла столько внимания своим "корням" и меня не научили: как воспринимать новость, если один из твоих дедов - не твой дед!
   Кажется, чего нервничать-то, сама недавно смирилась с тем, что демонический родственник был, но... Кто ж мог подумать, что он сыщется в такой близкой родне?! Дед, надо же... Интересно, который?
   Ох, да уже не столь важно, главное - моя бабка изменяла мужу с демоном! Надеюсь, что хоть с тифлингом, и она не знала, что он демонических кровей. Кто он? Жив ли еще? А ведь Тришь упомянула, что мой дед - это тот самый алф'вир, что подарил мне кинжал... Так, стоп, а вообще, ее словам можно верить?
   - Ты уверена, что этот самый алф'вир мой дед? - я даже не старалась скрыть подозрительность в голосе.
   - Конечно, к чему такие вопросы? Иллия, ты себя странно ведешь.
   - Я тебя сейчас сильно удивлю и озадачу - никакого алф'вира я не помню. А еще пару недель назад была уверена в своей полной человечности и считала Бездну не более, чем пугалом для грешников.
   - Я тебя не понимаю... Но ты говорила про кинжал, и ты в Серой сотне моего отца и выполняешь задания... - она ошеломленно шептала фразы, и каждый звук был тише предыдущего. - Но ты же Иллия! Arill! Его arill!
   - Иллия... это верно. Княжна Иллия Лацская, ментальный маг и выпускница Старьгородской Академии боевых магов. Старшая дочь и второй ребенок Великого князя Искандера Лацского и его жены Алевтины Лацской. Внучка старшей дочери короля Такории Искандера I Великой княжны Нении и ее мужа князя Мария Лацского, а также внучка адмирала военно-морского флота Миритана барона Ильи Вильяма Вульфсона и его жены Лии Анетты Вульфсон! Именно такой Иллией я себя всегда считала!
   - В том, что бабки у тебя княгини-баронессы, я и не сомневалась, его всегда несло по власть имущим: то арр'раши, то алф'рейсы, то вот принцесски всякие, а вот насчет твоих дедов - это ошибочное утверждение!.. С одной стороны так уж точно! - Тришь с вызовом оглядела меня. - Ты сказала, что кинжал тебе подарил алф'вир, тебя зовут Иллия и ты очень похожа на ребенка, что он привозил с собой четырнадцать лет назад. Слишком много совпадений!
   Четырнадцать лет назад?.. Мне было около восьми. Как раз чума прошлась по моему дому, и я осталась одна. Пряталась в подвалах, а потом... Пришли рыцари?.. Нет, я бежала по замерзшему лесу... Теплый рыцарский плащ на плечах?.. Нет!.. Холод хлещущего полотенца обжигает лицо!.. Заботливые руки?.. Нет, рогатина ,сдавившая горло!..
   Тепло... Холод... Надежда... Отчаянье... Радость... Страх... Которые настоящие?!
   Я схватилась за голову и с проклятьями сползла на землю. Наплевать, что подумают дворфы, мне, и правда сейчас плохо. Воспоминания дрожали и перемешивались, будто, как и я, корчась в жуткой болезненной агонии.
   - Иллия, что происходит? - Спокойный голос, только нотка тревоги и непонимания. Она не обвиняла, не подозревала, продолжала верить, что я та самая Arill.
   Arill?!.. Младшая... И память вновь взорвалась тысячей образов... В моей голове сразу десятки голосов закричали это имя на разные интонации. Радость... Усталость... Ярость... Грусть... Гордость... Удивление... Тревога... Ожидания - столько чувств в одном лишь обращении... Это мне?.. Они меня зовут?
   - Расскажи все, - просит призрак. - Меня тебе нечего опасаться. Некроманту и в голову не придет выспрашивать о тебе, а больше никто не услышит.
   Легко сказать, вот так взять и сдаться мертвой демонице, но, похоже, она знает мое прошлое лучше меня и может помочь. Настало время определить для себя: союзник она или только временный помощник.
   - Нас не слышат? Может, отойдем от лагеря еще дальше?
   - Подожди здесь, проверю, - ответила она и взлетела вверх.
   Правильно ли я решила? Голос сказал никому не доверять... Точно, Голос! Он тоже мой кровный родственник! Еще один демон в родне? А тот таинственный алф'вир и Голос, не связаны ли они как-то? Родственники? Или, potes mos suavia clunes, один и тот же демон?!
   Великий пришел к нему за помощью - знал, что тот сможет "докричаться" ко мне даже из Верхнего мира?! Голос хорошо осведомлен о моей жизни - он интересовался мной, следил?! И его намеки, что тот знает меня - мы встречались раньше?! Значит ли это, что Голос может оказаться алф'виром... Голос - мой дед?! Или я все напридумывала себе? Если б он связался со мной сейчас, живой бы с него не слезла, пока все не выложил! А так, кто мне поможет? Кто еще знает правду?.. Тришь! Она видела меня маленькой, кажется, она видела и алф'вира!
   - Рядом никого, в основном все спят, - доложил призрак, опускаясь около меня. - Если что, я предупрежу. Далеко от лагеря не стоит удаляться, привлечём внимание троллей. Лучше говори тише, почти шепотом, например, в лицевую пластину, я тебя точно услышу, а вот другие - нет.
   Я сделала глубокий вдох, собираясь духом, и застегнула "намордник".
   - Ты слышишь меня?
   - Да.
   - Как? Я сама себя едва слышу.
   - Я - привидение. А может, потому что мы связаны эльфийскими артефактами, или потому что когда-то и я была "внушителем", а ты моя... - она замолкла.
   - Кто? - подняла я на нее недоуменный взгляд.
   - Не будем строить пустых предположений. Все разрешит твой рассказ.
   - Примерно три недели назад банда тифлингов под руководством некоего Рога организовала мое похищение из Верхнего мира сюда, - решилась, наконец, я. - Бездна встретила меня негостеприимно, но все же отсыпала "щедрых" даров в виде пробуждающейся демонической крови. Сначала сработал синдром "берсерка", потом резко увеличились ментальные возможности, затем "Звезда"... Я слышу ее, этот сacos артефакт "говорит" со мной!.. А потом пришли сны. Каждую ночь меня преследуют видения о маленькой девочке. Эта девочка - я! Обрывки из моего детства, истории, которые я не помню, которых не могло быть, если исходить из моих нынешних воспоминаний! Но все так подробно, так красочно, вплоть до запахов, звуков и тактильных ощущений. Почему же раньше я ничего подобного не помнила? Сейчас в моей памяти, как в дешевой пьесе с плохими декорациями, одни образы просвечиваются сквозь другие. Сама уже не понимаю, что было, а чего не было! Твой кинжал - я была уверена, что он принадлежал моему отцу, и вдруг вспоминаю совсем другого мужчину, он дарит мне это оружие и называет аrill. Потом еще сны, другие личности, они называют меня тем же странным, но таким знакомым именем, и я живу вместе с ними и воспринимаю как родных, как свою семью. Приходит утро, и не знаю, во что верить. Мне кажется, что схожу с ума! Я сама "внушитель" и знаю, как хрупок человеческий разум. Знаю, что память может быть изменена, подправлена, а то и вовсе уничтожена. Так неужели это сотворили и со мною?! Тогда, может, я и не я вовсе? И кто-то просто слепил мою личность... Вот такая история.
   - Как ты попала на службу к моему отцу?
   - По невероятному стечению обстоятельств. Один из моих наставников в Верхнем мире обратился за помощью с моим поиском к одному из своих старых знакомых, и тот сумел меня "дозваться", послав телепатический сигнал.
   - Дозвался из другого мира незнакомого человека?
   - Да.
   - С трудом верится.
   - Мне тоже не верилось. Но он предложил и помог реализовать самоубийственный план, который, однако, увенчался успехом. Этот "консультант" имеет невероятные знания о мире Бездны, явно почерпнутые не из книжек, а также обширные связи здесь.
   - Он - тифлинг?
   - Да. И сегодня я в этом убедилась, увидев его через "мост".
   - Он навел к тебе "мост"?
   - Я навела... Случайно, конечно.
   - И? Тебе все еще нужны объяснения? Ты знаешь, как строится "мост"? - привидение просто светилось от радости.
   - Знаю. И, придавив свое самомнение, пришлось признаться себе, что, скорее всего, он мой родственник.
   - Тогда чего ты здесь развела сопливые романсы? Я - не я, помню - не помню. Ты же видела его!
   - И что, по-твоему, мне это должно было дать? Молодой мужчина, рыжие короткие волосы, фиолетовые глаза с вертикальными зрачками...
   - Серебролит мне в печень, это он!
   - ...И уши на эльфийские похожи. Откуда у демона эльфийские уши?
   - Не зацикливайся на мелочах... Это точно он! Ты же... Он же был... Кинжал дарил! Ты ж не младенцем была! Неужели не помнишь лица своего алф'вира?!
   Светлые Небеса, я была права: Голос и алф'вир - одно и то же лицо. Он знал, убеждена, он все знал... Но почему скрывался?! Кто стер его из моих воспоминаний?! Бред какой-то!
   - Я не помню его лица, - признание безысходности далось нелегко, - я не помню... Не уверена, что видела именно его...
   - Посмотри на меня! - Приказным тоном рявкнула Тришь. - Не знаю, кто такое с тобой сотворил, но будь уверена, теперь, когда вы встретились, ты вновь вернешься в Семью!
   - Вернусь в Семью?
   - Да, вспомни: алф'вир и четыре твоих inril. Ты была такой неугомонной. Все время носилась по округе, резвилась, проказничала - те только смеялись. Они называли тебя: "Наше стратегическое оружие массового психоза". Когда главы Семьи не было дома, за тобой присматривали inrill - старшие. Помнишь их? Они тренировали и оберегали тебя. Ты носила на груди подвеску с зельем, оно защищало тебя от ядов - это Primo сделал его для тебя. И вечно таскала с собой плюшевого единорога, это были ножны для кинжала - подарок Alter. А карты помнишь? Ты любила играть на желания, постоянно выигрывала, потому что даже в том возрасте мастерски мухлевала - это Тertius научил. А стрельба? Ты с закрытыми глазами мишени выбивала - это заслуга Quartus. Неужели не помнишь? Ничего не всколыхнуло? Алф'вир, твой алф'вир - это он привез тебя сюда. Для него ты не просто одна из Семьи, не просто аrill, ты его наследница, продолжатель его рода... Его кровь... его плоть... Не могла ты такое забыть!
   Имена... события... вещи - Тришь называла их, и те обезумевшим эхом начинали разноситься в подсознании. Игральные карты... Всегда любила выигрывать у разных задавак, а потом заставлять тех кукарекать под столом - это Торек меня научил или...
   Лук и стрелы - мое оружие, всегда лучшая, первая из стрелков, я выиграла турнир у эльфов, все это заслуга наставника Керля и магистра Силониэля или...
   Единорог на моем гербе и единорог, что без устали несет меня по пыльным дорогам Такории, горжусь своей геральдикой и люблю своего скакуна, серебристый и белый... Нет, синий единорог с белой меховой гривой и рогом, пузатый, плюшевый. Люблю спать, уткнувшись в него носом - он мягкий, пахнет конфетами и оружейным маслом, потому что я храню в нем сладости и кинжал... Я подарила его... Он грустил, мне стало жалко... И я подарила его вместе с конфетами... Синий единорог, как синие глаза...
   Подвеска на моей шее поблескивает в складках одежды, я так давно ношу цеховой знак магов-воинов, что привыкла к его грузности и без него как голая, никуда без него не выхожу... Никогда?.. Это подвеска на шее?.. Нет! Увесистый, дутый пузырек с ядовито-зеленой жидкостью внутри раскачивается в такт моим шагам... Ядовитый... Яды? Меня они не берут, я же регенератор... Или все же один есть... Узоры извиваются и пляшут разноцветными кольцами... Черный, красный, белый... Красиво и смертельно опасно.
   Кинжал на поясе моего отца с красным военным тоссом смотрится потрясающе... Нет, не то, у папы был фамильный меч, а кинжал на поясе у другого... Тот не носит тоссов, рубаха с глубоким вырезом, ножны на поясе и красный кожаный плащ, на голой груди поблескивает старинный тяжелый медальон... Шальная улыбка - всегда улыбается, и в бою, и в беседе... Он... Он...
   Голова раскололась зверской болью, даже в глазах зарябило. Светлые Небеса, что за...
   Казалось, я физически ощутила, как от прежних воспоминаний начали отслаиваться куски, словно старая штукатурка трескалась и ссыпалась, и из-под них пробивалась моя память, мое истинное прошлое. Фальшивки еще окружают меня, как липкий туман, затягивают, обещая спокойствие и знакомое восприятие мира, но я решила, как бы ни было потом плохо - хочу знать правду! Кто-то отретушировал и изменил мои воспоминания, склеил для меня новые, вырвав из моей памяти... Дни?..
   Я не сидела в подвалах отцовского замка, няня Янара умерла спустя пару дней, и мне пришлось бежать через тайный ход.
   Недели?.. Стражники не приезжали за мной, я вернулась в замок, боясь людей из окрестных селений, и копала могилы... Меня забрал он...
  
   Тихий стук копыт за спиной... Никто в замке уже давно не ездит на лошадях, все они были съедены, когда селяне заколотили ворота и мы оказались отрезаны от внешнего мира.
   - Ты? - знакомый голос из-за спины. Тот незнакомец, что спас меня от селян у реки. - Я сказал тебе бежать домой.
   - Я дома, - чуть развожу руки, и лопата падает, гулко стукнув по замерзшей земле. - Помогите мне, уважаемый. Люди вдруг стали очень злыми, они разбили склеп. Мама, папа, Кирилий, Снежа - им холодно, надо укрыть... землей.
   Высокая фигура проходит мимо, приседая около тел, закутанных в бальзамирующее полотно. Слышится легкий треск разрезаемой ткани.
   - Не надо... - Не хочу видеть тусклое золото волос сквозь запачканную материю, но не могу отвести взгляда.
   - Ох, ты ж... Искандер... А там?..
   - Там мама... А тут Кирилий... Тут Снежа.
   Он закрывает трупу лицо и поднимается.
   - Ты дочь князя Искандера?
   - Да. Я - Иллия. А вы кто?
   Ответить мне не успевают, за спиной слышатся шаркающие шаги. Они быстро нашли меня.
   - Зомби?
   - Они живые, но очень хотят есть, - качаю я головой. - Надо спрятаться. Если убежим, то съедят только вашу лошадь.
   - Вряд ли она им окажется по зубам, - устрашающая, почти безумная усмешка... Как он может смеяться сейчас? - На них ливреи слуг.
   - Они раньше служили у нас, но потом сильно разозлились на папу. Не стойте, их очень много, - из проломов в стене показались еще фигуры.
   - Поехали отсюда.
   - Они нас не выпустят!
   - Им же хуже.
   - А мама, папа...
   - Они мертвы.
   - Им холодно...
   Меня хватают за подбородок и задирают голову вверх, не по-осеннему яркое солнце слепит глаза, вижу лишь размытые очертания.
   - Трупам все равно! Мертвецы не ждут от нас любви или почитания, им уже ничего не надо.
   - Не хочу, чтоб их раздевали или брали их вещи. Я видела, как некоторые так поступали с другими умершими.
   Глубокий вздох:
   - Где ты их хочешь похоронить?
   - Здесь, в мамином садике, но позже, сейчас нужно спрятаться.
   - Не нужно. Стой спокойно.
   Фигуры медленно приближались, ужас сковывает все тело, если сейчас придется бежать - не смогу и шевельнуться. Я инстинктивно втягиваю шею в плечи и сжимаю кулаки. Содранные о лопату мозоли болезненно щиплют ладони, и именно это не дает мне рухнуть в обморок от страха.
   И вдруг люди, что двигались прямо на нас, сжимая в кольцо, прошли мимо. Один остановился подобрать мою лопату, после чего стал копать. Остальные, разделившись на четыре группы, также принялись рыть ямы, кто чем мог: лопатами, оружием, палками, руками.
   - Что они делают?
   - А ты как сама думаешь?
   - Могилы копают.
   - Верно.
   - Но зачем?
   - Ты же хотела похоронить семью.
   - Я хотела, а не они! Они же ненавидят нас!
   - А теперь хотят помочь.
   - Почему?!
   - Потому что я так сказал.
  
   Мы уезжаем примерно час спустя, и я долго не могу отвести взгляда от четырех могил и безмолвно замерших над ними фигур. Слышится легкий щелчок, и люди валятся на землю.
   - Вы убили их?!
   - Как и ты того бородача у реки.
   - Я не хотела...
   - А я хотел.
   - Вы и меня убьете?
   - А ты хочешь умереть?
   - Я не знаю... Хочу к маме и папе... - Мне не страшно, а так тяжело и тоскливо, что уже все равно, что со мной будет.
   - Хм-м-м, закопать тебя?
   - А я точно с ними там встречусь?- Получи от него хоть малейший намек, что после смерти соединюсь с семьей, и сама бы прыгнула на оружие. Одиноко, грустно, страшно... Я никогда их больше не увижу... Никого... Не будет праздника Средизимья, о котором мы с Кириллием мечтали лишь несколько недель назад... Высокой ели в большой зале, конфет в башмачках и подарков в красивых ярких обертках... Я не услышу папин голос, не увижу мамину улыбку и плач сестренки больше не разбудит меня посреди ночи. Я их больше не увижу?.. Никогда?.. Я одна?!.. - Если я сейчас умру, мы снова все будем вместе?
   - Нет, ты просто станешь трупом, как и они.
   - Я не встречу их?
   - Встречи только у живых, у мертвецов их не бывает.
   - Вы... странный,- я сижу на лошади позади него, но почему-то мне кажется, что он опять усмехается.
   - Я сопли вытирать не приучен, не жди.
   - А что вы приучены делать?
   - В основном командовать, у меня виртуозный дар убежденя, - и снова смеется. - Держись крепче, свалишься - подбирать не стану.
   Он смелый и уверенный, точно знает, что делать дальше... как папа. А еще он теплый и помогает мне... как мама. И он беззлобно подкалывает меня... как Кирилий. И от него вкусно пахнет, он мягкий... как Снежа. Он как семья. Я все же не одна?
   - Куда мы едем?
   - В столицу.
   - Возьми меня с собой, - шепчу я тихо, утыкаясь лбом ему в спину, но знаю, что тот слышит.
   - Хм? А к бабушке не хочешь? - сейчас его голос серьезен, будто он решается на что-то.
   - Бабушка - это бабушка. Хочу... к семье.
   - В Семью говоришь? - Лошадь останавливается, и я крепче прижимаюсь к нему. Такой теплый, надежный, так хорошо! Не одна... Только бы не одна!.. Куда угодно, но с ним!.. Не хочу быть одной! - Юшка свою мантию сожрет от злости, если Нения его раньше самого не съест. Будет хлопотно...
   - Я не боюсь!
   - Уже только за это - плюс тебе один балл. Ну что ж, давай посмотрим, сможешь ли ты войти в Семью.
  
   А дальше мелькают селения, города и лица людей и нелюдей. Мы часто переезжаем, верхом или в экипажах, плывем на кораблях, и даже раз на гномьей вагонетке катались. Обо мне хорошо заботятся: разнообразно и вкусно кормят, одевают в дорогие ткани, мы живем только в лучших гостиницах или постоялых дворах, а иногда и в замках.
   Ко мне приходят учителя. Письмо, счет, чтение, география, история и иностранные языки... не больше, остальное "ненужная шелуха". Об остальном обучении заботится он. Алхимия - особенно все, что взрывается, горит и яды. Анатомия - особенно скелет человека, строение мышц и кровеносной системы. Магия - особенно ментальное направление. Правоведение - особенно все, что помогает избежать ответственности за шпионаж, нанесенные увечья и убийство.
   Он - всегда рядом, я - всегда при нем: дворцы и трущобы, темницы и судебные палаты, банки и театры, панихиды и празднества - я - вечный "хвостик". И только когда, покачивая бедрами, мимо меня в его комнату проплывала очередная красотка с томным взглядом, двери его спальни передо мной закрывались: "Давай я об этом расскажу лет через семь-восемь", - хитро улыбался он за завтраком в ответ на мои вопросы... Я терпеть не могла этих девиц!
   Проходит чуть-чуть времени, и уже многие в приглашениях к его имени добавляют "+1", но все еще провожают нас удивленными взглядами. "Пусть все узнает от меня", - хмыкает он на немые восклицания и тащит меня на очередной прием или допрос в суд. "Он так печется о своем наследнике!" - восхищаются одни. "Наследнице. Это девочка", - поправляют другие. "Девочка? Зачем это девочке?!" - судачат третьи.
   Среди одежды, что заказывают для меня, платьев больше нет, есть брючки и тоссы, сшитые на мальчика. Теперь мои волосы обрезаны и завязаны в низкий тугой хвостик. И игрушек нет, есть тяжелый кинжал на поясе, еще один маленький нож в правом сапоге и флакон с ядом в кармане.
   Я и не грущу по игрушкам, у меня много приключений... Но та куколка в витрине была такой красивой: фарфоровое личико, каштановые кудряшки, шляпка, шелковое платье и маленький веер! У меня была похожая раньше, папа привез ее из Пексина, кажется, это было так давно. Хочу коснуться ее... "Не туда смотришь", - слышу я вкрадчивый голос за спиной, и меня разворачивают к оружейной витрине: "Сюда смотри. Нравится что-то? Может, сюрикены? Или с нагинатой попробовать потренировать тебя?". Куколка такая красивая, но оружие полезней и алф'вир так хочет... Когда я стала называть его алф'вир? Не помню... По-моему, я звала его так всегда. Это - алф'вир, естественно, как же еще его называть?! Он великолепен - сражается, колдует, может справиться с любой задачей с улыбкой! Летят недели, месяцы... Годы?.. Не было бабушки и не было поездки в Логао.
   Три года, если не больше, кто-то заменил три года моей жизни. Здорово постарались! Если бы не "визит" в Бездну и не узнала б никогда. Поаплодировала бы, жаль не знаю кому! Не знаю как, когда и зачем, знаю только, что они хотели вырезать, выжечь, перекроить всю мою память о нем. И еще о... них? Теперь и эти воспоминания дали трещину, а настоящие начинают просачиваться в мое сознание, еще неясные и зыбкие, но уже яркие и такие живые. Образы, звуки, запахи...
  
   Громкий смех и шум, четверо сидят рядом со мною, большие неясные фигуры, один даже в броню полностью закован. В комнате уютный полумрак, пахнет чем-то съестным и немного какими-то травами. Новый взрыв хохота, и на пол летят карты:
   - Нечестно, Тertius! - Мой голос разносится по комнате. Прыгаю вперед, сбивая со стола кружки, они ловят их на лету. - Ты карты перетасовал! Жулик!
   - Arill, ну где ты видела, чтоб Серый и не сжульничал в карты?! - ржет тот, пока я пытаюсь его в шутку удушить.
   - Она заметила, заметила! - радостно бьет по столу тот, что в броне, - Primo, ты мне проспорил!
   - Да уж-с-с... Выше души, сонная артерия не здесь-с-с, - и снова смех.
  
   Не было друзей-рыцарей, точнее были, но гораздо позже, а сначала были лишь эти четверо. Их мне тоже заменили. Алф'вир, Primo, Alter, Тertius, Quartus - я помню и не помню вас одновременно. Ваши голоса, ваши слова, поступки, маленькие истории из нашей жизни - я видела их в своих снах, теперь могу что-то вспомнить и наяву, но вот лица - нет. Как я ни силюсь, как ни стараюсь, нет и малейшего образа, лишь размытые пятна. Здесь проклятые "блоки" сильны, как и прежде.
   Но зато многое теперь становится понятным: девочка, за короткий срок потерявшая почти всех близких и любимых людей, нашла новый дом и держалась за новую семью всеми силами. Помню, как просыпалась по ночам от страха, что вновь осталась одна. Я не умереть боялась, а что все опять умрут без меня!
   Зачем было нужно отнимать память о них? Я любила их, они любили меня... По своему, как умели. Я одинаково четко слышу и отголоски упреков, и одобрений, горечь наказаний и сладость похвалы, обиду на них и страх за них. Так бывает в семье.
  
   - Arill, не смей трусить и реветь! Ты позоришь меня! - Жесткий упрек для ребенка, боявшегося остаться одной в темной комнате.
   - Каждый раз, когда тебе будет одиноко и захочется испуганно сбежать, помни - ты не одна, я всегда с тобой: в каждом ударе твоего оружия, в каждом движении твоей Силы! Ты никогда не будешь одна! - Теперь тепло, не одинока, он меня никому не отдаст, мой... Алф'вир!
  
   - Не будь такой размазней, аrill-с-с! Посмотри на тех учеников-с-с - моложе тебя-с-с, а двигаются гораздо проворней-с-с. Не будешь стараться-с-с, станешь бесполезной Семье-с-с! - Обидно, до слез. Я же старалась: ноги болят от нагрузок, пальцы сводит болезненной судорогой, легкие разрывает от напряжения, каждый вдох как сотня игл. Ежедневно от зари до заката как одержимая мечусь по препятствиям, а он даже не глянет одобрительно.
   - Молодец-с-с! Поняла теперь, почему не получалось-с-с? Надо еще доработать-с-с... Ладно, завтра-с-с...Устала-с-с?.. Запрыгивай на хвост-с-с. - А сейчас хочется танцевать, и плевать, что от усталости и боли рук-ног не чую! Я смогла! Я добилась его одобрения... Самый строгий учитель, самый жестокий экзаменатор и самый веселый и быстрый ездовой "скакун", мой... Primo!
  
   - Мастерская не комната для игр, аrill! Для мастерового - это как часть тела, как оружие для "багрового", как разум для "серого", как скорость для "пурпура", а ты что натворила?! Убирайся вон! - Одна, наказана за шалость, боюсь быть в одиночестве, и он это знает.
   - Правильно, а теперь закрепляй пружину... Туже... Во-о-от, смотри какая славная ловушка вышла! Мастерица, вся в меня пошла! - Тяжелая рука на моей голове, горсть конфет в кармане, всегда что-то мастерит и кормит меня сладостями. Малейшие мои достижения воспринимает как великие победы, мой... Alter!
  
   - Куда полезла без разведки, бездарь?! Где твои "щиты" были?! Хватит реветь, бестолочь! Позволила себя "прочесть", всю операцию сдала врагу! У нас десятки потерь! Тряпку держи, все кровью заляпала! Эльфийка напомаженная, а не "внушитель"!.. - Больно, обидно, страшно! Я не знала, что там двое, думала, справлюсь, ускользну. Но нет, поймана и допрошена. Я все тогда рассказала, все задумки и планы моих inrill... Каждый вопрос, как раскаленные щипцы, извлекал из моего сознания нужные им ответы. Не смогла, не хватило Силы и сноровки - это неважно, все равно я предала их!
   - Больно? Да ты шутишь!.. Моей аrill было больнее! "Зеркалом" не осилил, "Василиском" не пробил и стал "Клещами" с ребенка тянуть, а потом, гнида, решил "Пеплом", добить?! Это, мразь, еще не больно! Ты у меня собственный жареный мозг жрать будешь! - Он не чувствует жалости и снисхождения, потому что уже "прочел" тебя и знает все твои грехи. Всегда шутит, вечно подкалывает и придумывает раздражающие прозвища, в спаррингах от него достается больше всего синяков, но даже малейшая ранка, нанесенная мне чужой рукой - это смертный приговор для обидчика, мой... Тertius!
  
   - Та-а-ак!.. А я-то думаю, почему никакого прогресса, где ее сила и выносливость?! Давно додумалась до этого? Как думаешь, если не стараешься на тренировках, будешь полезной в бою?! - Опять выговоры и упреки! Я вылила воду из фляги и заменила тяжелые походные сапоги, чтоб было легче пройти марш-бросок. В наказание он насыпал во фляги песка и заставил бежать до штаба в обход дороги - вернулась в рашвер ночью, почти ползком, сбив ноги в кровь, и готовая пить даже из луж.
   - Сейчас я выбью его из защитной стойки, твоя задача подрезать ему сухожилие на ноге. А ты, "серый", не дергайся, видишь, аrill учу! И раз...! Так, неудача, хлипкий оказался - помер. Пойдем еще одного шпиона поймаем. - Он всегда на передовой, в бою, наверно, именно поэтому так сосредоточен и серьезен в жизни. Не признает никаких игр и развлечений, если те не качают мышцы или не тренируют выносливость. Не прощает слабостей, первый ткнет носом в твои промахи и первый же закроет собой от врага, мой самый надежный "щит", мой... Quartus!
  
   У каждой нежности свое лицо. Ваша забота и привязанность выражались так, и та маленькая девочка ни за что бы не согласилась обменять вашу нежность на чьи-то там сладко-ванильные сюси-пуси. Как получилось, что вы исчезли из моей жизни? Почему позволили забрать меня? Какой бы стала моя жизнь, останься я с вами?
   Нет, не буду жалеть! Благодарна за все, что вы мне дали, но у меня есть и другие драгоценные воспоминания. У меня были бабушка, тетя Вифиния, мои кузены и кузина, были мои преподаватели, Учитель Лаурентий и наставник Керль, была Академия и мои любимые друзья, и где-то глубоко во мне была память о вас. Да, вас стерли, но не смогли вытравить окончательно! Бессознательно я тянулась ко всему, что напоминало о вас: к рыцарям-телохранителям, к регенераторам, даже дружила лишь с мальчишками. Я искала вас... Даже когда уничтожили воспоминания, все равно неосознанно искала свою Семью. Вы были в моей силе и скорости, не свойственных моему возрасту, в моих умениях, не подходящих девочкам-аристократкам, в моей ментальной Силе, не принятой и напугавшей многих, в моем быстром освоении таллоса. Нет, я не гений, просто прилежный ребенок, которому повезло с настойчивыми учителями. Разум забыл, но тело помнило, рефлексы остались.
   Я хочу с вами встретиться, если вы живы... Проклятье, только сейчас смекнула, что вернуться в Верхний мир я могла из-за их смерти! Нет, этого не может быть, они сильны, вчетвером практически непобедимы! А алф'вир?.. В детстве он мне казался почти что богом! Нет, они живы! И я найду их, чтоб потребовать... Спросить... Узнать... Или просто сказать "Спасибо" за то, что стали моей Семьей и не дали свихнуться от страха и отчаяния в одиночестве.
   - Ты, кажется, пришла в согласие с собой, - голос Тришь вернул меня из раздумий.
   - Я найду их. Алф'вира и моих inrill, - твердо решила я.
   - Вспомнила, - счастливо и облегченно вздохнула Тришь.
   - Не все, но теперь я знаю, что это не иллюзия, не бред уставшего мозга, и найду их.
   - Они не шибко и прячутся, в общем-то.
   - Они... живы?
   - Серебро тебе в язык! Конечно, живы! Даже когда Бездна рухнет, в живых останутся только они и тараканы.
   - Непонятно, то ли оскорбила, то ли похвалила, - хмыкнула я, поднимаясь с земли.
   - Я правду сказала.
   - Ты знаешь, где они?
   - Нет. Последний раз видела их в рашвере Асмаила.
   - Вот уж где мне их совсем не хочется искать, - скривилась я.
   - У вас с Асмаилом какой-то конфликт? - нахмурилась та. - Я давно заметила, что ты странно реагируешь на упоминание его имени.
   - Конфликт? Нет, что ты, все гораздо проще. Предполагаю, что он хочет меня убить, мои же желания не сильно разнятся с его, но являются полностью противоположными.
   - Что же вы оба натворили такого?
   - Он руководил сектой, которая выкрала меня...
   - Тебя что-то слишком часто крадут, бесценная ты наша.
   - ...Чтобы пытать и ставить эксперименты, а также преследовал и пытался убить моих друзей, - проигнорировала я ее сарказм. - При моем же участии вся его "богадельня" была разогнана, сам Асмаил получил нетривиальную рану в виде гарпуна для кракена в ж... кхм, в спине и потерял "Звезду хаоса", ради которой, собственно, это все и затевалось!
   - М-да-а-а... Похоже, он не знает, кто ты и кто твой дед.
   - Я сама-то до недавнего времени не знала этого, ему-то откуда знать? Слушай... - вернулась я к первоначальной теме разговора, - а у меня молодой дедушка и красивый!
   - Это у него от папы, - горделиво вздернула нос Тришь, будто сама ему папу на ярмарке выбирала. - Он вообще сильно на него похож.
   - Ты была близко знакома с моим дедом?
   - Конечно, я его родила.
   - Что?! Semper in excremento, sole profundum qui variat!
   - Тс-с-с, ты чего разоралась? И где научилась так выражаться?
   - Жизнь научила, потому что нормальными словами мою жизнь не описать! Sakee, ты моя прабабка?!
   - Правда хорошо сохранилась?
   - Какое хорошо? Ты мертва!
   - Могла бы и не напоминать.
   - Ага, то есть ты периодически забываешь, что привидение и паришь голой?
   - После встречи с тобой - начала забывать. Как будто вновь дышать умею.
   - Почему раньше не сказала?
   - Я думала, ты догадаешься. Я же все время говорила об этом: что твой кинжал был моим, что похожа на меня, что родную кровь предавать нельзя.
   - Я как-то это упустила.
   - Позор тебе как "внушителю"! - С наигранной патетикой возопила она и вдруг насторожилась. - Внимание, к нам кто-то приближается.
   Я тоже замерла, вслушиваясь в ночные звуки. К моему укрытию кто-то подходил мелкими тяжелыми шагами.
   - Серенькая, ты б прекратила мне молодежь пугать, - послышался из темноты голос Курца.
   Я выбралась из кустов, на ходу придумывая достоверное объяснение своего странного поведения. Лагерь меня встретил настороженной тишиной. Все дворфы, кроме Курца, подозрительно косились то на меня, то на кусты. Сам же мастеровой откровенно смеялся, попыхивая трубкой.
   - С кем ты там так увлекательно шепталась?
   - С прабабушкой, - не моргнув глазом, ответила я. Опыт общения с Шорохом мне подсказывает, что лучше сказать правду, ничего бредовей все равно придумать не сумею.
   - О, как... - подавился дымом Курц. Тришь тоже поперхнулась и застыла с открытым ртом. Сама же радовалась, что заново дышать начала, пусть дышит.
   Трое дворфов деловито шмыгнули в кусты, никого, естественно, там не нашли и обиженные вернулись назад.
   - А где она? - спросил самый молодой.
   - Кто?
   - Прабабушка.
   - Здесь, - я покосилась на застывшую Тришь, - она всегда рядом, в моем сердце.
   - Издеваешься? - покраснел тот свеколкой.
   - Я?! Это ж не я полезла искать ваших бабушек в кусты, где вы нужду справляли.
   - Так прабабушки не было?
   - Была, конечно, иначе как бы появился на свет мой дедушка?
   - Arill, молчи, - начала хихикать Тришь, - у дворфов плохо с чувством юмора.
   - Знаешь, ты мне напомнила сейчас одну мерзкую, циничную, наглую и до жути опасную сволочь. У меня даже вырванный глаз зачесался, а он всегда при встрече с этим сукиным сыном чешется... Внук Раафа...
   - Какой именно?
   - Ну, Асмаил еще не дорос, чтоб напугать меня до жути.
   - Видимо, мне стоит сказать: "Гаф-гаф!", - хмыкнула моя призрачная бабуля.
   - Ну, вообще-то я похожа на маму с папой, особенно на папу...
   - Нет, на деда ты тоже похожа, - встряла опять Тришь.
   - А характер... Что ж, издержки профессии, - перевела я тему, и все-таки что-то в его словах цепануло мое сознание, но разобраться не успела, дворф с упорством тарана пер на меня.
   - Характер?.. Не-е-е, это не характер, а порода. Характер вырабатывают, он искусственен, и это заметно, собеседник думает, как поступить и что сказать. А порода в тебе сама говорит, она с рождения заложена, впаяна в плоть и кости, как бы тебя ни воспитывали - все равно вылезет... как чирей - в самом неудобном месте.... Чье же семя породило тебя, Серенькая?
   - Вот почему сразу семя? - взвилась Тришь. - Может, она такая, потому что ее чье-то чрево взрастило. Вечно мужики женские заслуги принижают!
   Чувствую себя душевнобольной, теперь у меня есть голос, который слышу только я.
   - Курц, тебе это принципиально сейчас узнать? У нас тут план поменялся - в крепость лезу прямо сейчас, - выкрутилась я, вспомнив о главной причине появления Тришь.
   - К некроманту? Ночью? - Курц аж трубкой мимо рта промазал.
   - Он лич, утро не сильно упростит нам ситуацию.
   - Откуда ты...
   - Бабуля сказала!
   - Опять таинственная бабуля. Какие полезные у тебя родственники, не родственники, а сокровище.
   - Угу, скорее клад с взрывчаткой, как начнешь откапывать - неизвестно, где бомбанет.
   - У тебя странный источник информации, Серенькая.
   - Зато, достоверный.
   - Ты уверена в своем плане?
   - Ты погляди на него, он еще и мнется, как монах перед борделем! - Тряхнула головой демоница, - Твой дед под моим руководством крепости штурмовал, когда твой батька лишь в проектном исполнении был!
   Убедительно, жаль, что этот аргумент нам не зачтут.
   - Серенькая, ты не похожа на самоубийцу... И что-то изменилось в тебе. Будто шлифовкой прошлись и засветились грани по-новому. Верю, раз говоришь, что нужно идти сейчас - значит выдвигаемся!
   - Выдвигаюсь я, а вы будьте наготове и ждите сигнала.
  
   Мне б такую уверенность, с какой Курц полагается на меня. А пока только каша в голове и никакой четкой схемы. Покосилась на парящую рядом Тришь - само спокойствие. Конечно, ей же не умереть второй раз, впрочем, ее доли и врагу не пожелаешь.
   - Я готова. - А что мне собирать-то? Броню одела и вперед. Вещмешок решила не брать, навряд ли миска с кружкой и ложкой, а также спальный мешок помогут мне в схватке с личем, а больше ничего там и не было.
   - А оружие где? - окинула меня критическим взглядом Тришь.
   - В оружейной осталось, как-то без предупреждения данный круиз на меня свалился! - огрызнулась в ответ я. Вот надоели, честное слово! То Шорох, то Новэм, теперь еще и Тришь. Нет у меня другого оружия, отстаньте! В пиковой ситуации - взорву "Звезду".
   - Тебя должны были вооружить из арр'рашевых резервов!
   - Должны, но не обязаны. Сказали, экипировку получу, когда в Данай приедем, а я до него добираюсь, как пьяный по оврагам.
   - Это неправильно! Иллия, ты понимаешь, что это просто смешно - лезть на штурм без оружия?!
   - Я не на штурм, а на диверсию.
   - И, конечно, все пройдет как по маслу?
   - У меня есть ментальная магия.
   - Против трупов?
   - У меня есть "Звезда хаоса"!
   - Прозвучало как начало эпитафии.
   - Тришь, ты мне сейчас не помогаешь!
   - А что же я делаю, пытаясь донести до тебя, что без оружия к врагам не суются?!
   - В своей прошлой шпионской вылазке я обошлась кинжалом и внушением, - и двумя демонами в нагрузку, но об этом умолчим.
   - Проси оружие у дворфа, скажи - потом выкупишь.
   - Так он и разбежался мне его давать за "Спасибо".
   - В его же интересах, чтоб миссия была успешной.
   Ну что тут скажешь, она права. Раньше со мной были боевые заклинания, стрелы и меч удачно замещали молния и лед. Теперь же мохоргов кинжалом не остановишь, даже с обычным зомби таким оружием не справиться. Что уж тогда говорить про лича?
   Долго искать Курца не пришлось. Я не успела сделать и десятка шагов от палатки, как тот вырос грибком рядом.
   - Серенькая, я вот тут подумал: а оружия-то у тебя не наблюдается... Ты что же, так пойдешь? - Вот пристали!
   - Нет, думала одну из твоих пушек прихватить!
   - Ручная пушка?.. Эхе-хе, пока еще в разработке, не могу уменьшить отдачу. - Надеюсь, он шутит, не надо создавать такую смертоносную пакость. - Но могу предложить почти равноценную замену. Во-о-от!
   - Эм-м-м, а что это? - Разглядывала я непонятную витую конструкцию, больше всего напоминавшую два спаянных выгнутых треугольника.
   - Как что?.. Лук! - после чего щелкнул каким-то механизмом, и "треугольники" разложились в плечи лука.
   - Он что, металлический?
   - Конечно! А что ты ждала от кузнеца?
   - Эм-м-м...
   - Аллюмиус - железное дерево, сам сплав придумал, а плечи из костей огненной каракатицы! Легкий, всего два корта весу! Тетива - ус морского дракона, с такой силой натяжения и с правильными стрелами - мифриловый доспех пробьешь! На морозе не сломается, в дождь не намокнет, сложила, на пояс повесила, как кинжал, и все. Прослужит всю жизнь, еще и детям оставишь в наследство. А конструкцию зацени, по этим чертежам еще мой дед работал, тысячелетием проверено! Но и я постарался - рог, видишь какой, а шейка - дальность обеспечивают до трех цепей! - Теперь уже я подавилась. Такого не бывает! А Курц продолжал разливаться соловьем, расхваливая свое творение. - Дальше смотрим - руны, пять штук, чаровник старался как для себя: сила, точность, скорость, каждый последующий выстрел по одной и той же цели вдвое увеличивает урон! И, конечно, ловушка на вора. Аналогов такого оружия нет! Ты первая и единственная владелица!
   - Первая?
   - Да!
   - Экспериментальный образец?
   - Точно!
   - То есть, ты на мне опыты ставишь?
   - Да, есть немного.
   - Курц, ты...
   - Тебе что, жалко протестировать оружие? Пробы в боевых условиях - самые точные! Ты глянь, какая красота... А? - принялся он крутить лук в отблесках костра.
   - А если эта "красота" не будет работать?
   - Как это не будет? Будет! - возмущенно запыхтел дворф. - Другое дело, как он будет работать. Вот это я и хочу знать.
   - Ты думаешь, мне будет когда там записи "эксперимента" делать?
   - А зачем что-то писать? Если все удачно, сама расскажешь, когда вернешься, а если не удачно, то не расскажешь... и не вернешься.
   - Да ты, sakеe, просто бог торговли!
   - Иллия, соглашайся, - подала голос Тришь, - он один из лучших мастеровых. За его образцами ар'раши в очереди стоят. Да и выбор у тебя невелик.
   - Ладно, давай свой образец, - вынуждена была пойти я на уступки.
   - Отлично, - потер Курц руки, - стрелами я тебя тоже снабжу... самыми разными.
  
   Пятнадцать минут спустя я уже топталась на окраине лагеря дворфов, собираясь силами для вылазки.
   - Серенькая, ты же понимаешь, - вкрадчиво начал Курц, - что если ты предашь наш уговор, то живой из крепости не выйдешь: ни они не позволят, ни я?
   - Курц, - я подошла к нему и "заботливо" поправила ворот рубахи - "самоварный" доспех, видимо, остался в палатке, где он спал - если ты вдруг решишь не принимать участие в штурме или без меня задумаешь что-то переиграть - вспомни, я не лук и не мортиры, достану и за шесть цепей.
   - Серенькая, а ты не... - Я нежно, почти что ласково, улыбнулась ему. Дворф клацнул челюстью, оборвав фразу, и, оттолкнув мои руки, поковылял прочь, бурча на ходу. - Вот как гвоздь забить, не зря глаз чесался... Еще и скалится так же...
   Ну что ж, вперед, на баррикады! У меня с собой кинжал, древний артефакт, странный лук, призрак моей прабабушки и мое "потрясающее" везение... Интересно, что мне больше всего пригодится на сей раз... И что помешает.
  
   "Все приличные тайные ходы должны охраняется хотя бы патрулем", - так меня в свое время учили в Академии. Этот тайный ход, видимо, был совсем "неприличным", раз не удостоился и малейшей охраны.
   - Тебе нужно попасть в две башни, - рассказывала дорогой Тришь. - В первой - опускается подъемный мост, во второй - открываются сами ворота. И те и другие имеют механическое управление.
   - И как же мне успеть в обе башни? Стоит только опустить мост или открыть ворота, как стража будет поднята по тревоге! Мне не дадут добраться до второй башни!
   - А никто и не обещал, что будет просто. Нужно будет постараться. Во-первых, механизмы нужно будет испортить настолько, чтоб невозможно было их использовать повторно; во-вторых, исчезнувшие патрули могут привлечь ненужное внимание, следует обходить их или же, если не удастся избежать столкновения, прятать трупы; в-третьих, избегай открытых местностей и узких длинных проходов, солдаты не единственные, кто охраняет эту крепость.
   - Нежить? - Ну конечно, как же без нее в гнезде некроманта.
   - Именно, но те твари, что наклепал тот мертвяк, не имеют ничего общего с привычными тебе зомби или мохаргами.
   - Кто сказал, что зомби для меня привычны? И что мне ждать?
   - Представь себе самые безумные соединения металлов, кристаллов и кусков живой плоти. Представила?
   - Да, меня затошнило, - воображение у меня всегда было бурное.
   - Так вот... Все намного хуже.
   - Твой оптимизм так вдохновляет! - съязвила я, чувствуя, как все еще бунтующий желудок закручивается в тугую спираль.
   - Ну и последнее, чем позже тебя обнаружат, тем дольше я буду проводником тебе.
   Полупустые комнаты, заваленные разным старьем, тянулись еще какое-то время. Было тихо, изредка слышалось потрескивание старых досок. Тришь молчала, я тоже не отвлекалась, осторожно продвигаясь вперед. Ступенька под ногой жалобно скрипнула, и призрак раздраженно цыкнула на меня. Сама знаю! Нечего мне лопатки жечь возмущенным взглядом! Как еще пройти по полусгнившей лестнице? Летать, как некоторые, не умею!
   Так, похоже, это выход, надеюсь, дверь не заперта. Затаив дыхание, медленно потянула за кольцо, и тяжелая створка, тихо шурша, приоткрылась, впуская в затхлые комнаты ночной воздух. Я скользнула в едва открытый проем и, пригнувшись, засеменила вдоль стены.
   - Сюда, за бочку, - скомандовала Тришь, и я мгновенно нырнула в спасительный темный угол.
   Мы наконец-то выбрались из подвалов
   - Вот сейчас начинается самое веселое, - улыбнулась бабуля.
   - Почему некоторых из моих родственников приводят в радостный экстаз сражения и кровопролития?
   - Потому что это весело, - ответила та с таким изумлением, будто я спросила, зачем люди дышат.
   - У нас разные понятия о веселье.
   - Потом мне расскажешь, сейчас нужно попасть на верхние этажи вот этой башни, - она махнула рукой, указывая на темный силуэт высокого сооружения, видневшегося шагах в двадцати. - Здесь механизм, опускающий мост, начать нужно отсюда. Другая башня, отрывающая ворота, на противоположной стороне крепости. Если к тому моменту меня призовут, помни, главное отличие - это зубцы на верхушке, такая здесь одна. Поняла?
   - Да. Башня с зубцами.
   - Я пойду вперед и буду предупреждать о препятствиях, а ты готовься, - сказав это, призрак размытым пятном заскользила вдоль стены.
   Легко сказать "готовься"... Не на экзамен же иду, вопросы не повторишь.
   Проверим все застежки и кинжал, чтоб не бряцали, приготовим лук и закрепим колчан со стрелами. Глубокий вдох и... Ох, как хочется все послать!
  
   Все же есть определенная польза от демонической гордыни, особенно лазутчику, пробирающемуся в тыл противника. Никому из стражи и в голову не приходило осматривать темные углы или проверять комнаты, где что-то шуршало: сквозняки - вот и все объяснения. Помнится, в подобной ситуации у эльфов я пробиралась ползком, сливаясь с окружавшими меня предметами, как хамелеон. А тут просто скрывалась из поля видимости охраны и все. Те проходили мимо, и я продолжала свой путь к механизму управления мостом. Все просто.
   Очень, sakeе, просто... Не к добру! Впрочем, возможно, это и не заслуга капризного провидения, а только Тришь, ну и немножечко моя. Согласитесь, не каждый может пробраться тайком в демоническую крепость для диверсии, ну и, конечно же, не у каждого есть призрачный проводник, проходящий сквозь стены, знающий досконально всю крепость и которого слышишь и видишь только ты.
   - Иллия, тут двое, - как бы в ответ на мои мысли отозвалась Тришь, - и уходить они не собираются.
   - Не уходят? - шепнула я в "намордник", когда та чуть приблизилась.
   - Нет. Это последний этаж, дальше дверь, за ней комната с механизмом управления - ее и охраняют. Кстати, дверь заперта. Если отвлечем одного, например, подчинением, то успеешь убрать второго, а потом и первого до того, как те поднимут шум. Тогда останется только вскрыть замок...
   - Я замки не умею взламывать, - прервала я ее радужные планы.
   - А как же ты раньше-то справлялась? - удивилось привидение, будто взлом замков мой хлеб насущный.
   - Обычно от дверей у меня был ключ или я "убеждала" других мне открыть.
   - Ключ у начальника стражи, он на первом этаже, - хмыкнули мне в ответ. - Пойдем его "убеждать"?
   - Еще варианты?
   - Взломать замок.
   - Я не умею! Могу я хоть чего-то из признанного обществом аморальным не уметь?
   - Я научу.
   - Обычно бабушки учат внучек вышивать гобелены или играть на арфе, а не замки взламывать.
   - Так то смотря какие бабушки, - приподняла та насмешливо брови.
   - Ага, и смотря какие внучки, - не сдержала и я в ответ смешок.
   - Ладно, согласна, сейчас не место и не время для таких уроков. Пойду, проверю, нет ли обходного пути.
   Тришь опять исчезла в одной из каменных стен, а я осталась на месте, чутко прислушиваясь к звукам вокруг. И все же странно, очень странно: почему у охраны такое халтурное отношение к своим обязанностям? Голос (ну, скотина рыжая, только попадись мне, все патлы повыдергаю за твою ложь и скрытность!) говорил, что дисциплина в Бездне на высшем уровне, так как наказания за проступки граничат с пытками. Тогда откуда такая халатность? Что-то здесь не сходится.
   Ночной ветер продолжал гулять в коридорах, сквозя из щелей старой кладки, изредка слышалось потрескивание светильников и приглушенные голоса караульных. Все тихо и спокойно... пока... Даже слишком спокойно, что-то тут не так, чего-то не хватает... Ночь ночью, но и после захода жизнь не останавливается. Ладно, звери и птицы могу и избегать поселений, но не насекомые. Где комары, мошки и ночные мотыльки, где пауки и жуки, так любящие старые постройки? Допустим, здесь иная ночная фауна, но она есть, я на своей шкуре убедилась, удирая ночью из рашвера Ктелха. Последний раз, когда вокруг было так неестественно "чисто" я встретила химер, а сейчас... Нежить?
   Сердце тревожно застучало, барабанным боем отдавая в уши, по спине холодком устремился страх. Скрип... шорох... легкий шелест...То в одном углу скребется, то в другом. Теперь что-то заурчало... а, это у меня в животе... Только что я удивлялась, что вокруг слишком тихо, а сейчас звуки мерещатся повсюду. Это все нервы, Иллия, нервы, которых скоро не останется! И снова шуршание по темным углам, и тени от светильников нервно мечутся по стенам, слышится протяжный скрип двери, и тут... Шлеп-шлеп-шлеп... будто кто-то босиком рядом пробежал... Тишина и снова: шлеп-шлеп-шлеп - в другую сторону... Так, еще минута, и разнесу здесь все к feci matrem!
   В дверь, к которой я прислонилась, заскреблись, быстро разворачиваюсь и натягиваю тетиву, целясь в пока еще закрытый проем. Однако дверь так и не распахнулась, наоборот, с той стороны затихли, хотя я нутром чуяла, что там кто-то есть, и он также вопросительно взирает на это хрупкое препятствие между нами. Может, пальнуть пару раз? Курц дал мне десятка два стрел со специальными наконечниками для пробивания брони, авось и дверь пробьет. Тьфу, дурь какая в голову лезет! Успокойся! Спокойнее, идиотка, знала же, куда лезешь! Стрелять только когда увидишь глаза врага, так меня учили. За дверью фыркнули, а потом послышались удаляющиеся босые шлепки.
   И что это было? Нежить, может, босиком и бродит, но не помню, чтоб та прискоком бегала, и уж точно нежить не фыркает, потому что не дышит.
   - Иллия, - высунулось из стены привидение, - там...
   - Tuam matrem feci! - чуть не пальнула я по ней, - Morologus es?! Кто так выскакивает?!
   - Что такое? - не поняла Тришь.
   - Там кто-то есть, - мотнула я головой.
   - Да? - не поверила та и засунула голову по плечи в указанную дверь. - Нет здесь никого.
   - Только что было.
   - Ну, все возможно, сейчас нет, пойдем отсюда.
   - Куда?
   - Если ты вылезешь в это окно, то окажешься на карнизе, тебе останется пройти лишь половину цепи до другого окна, забираешься - и ты в комнате управления.
   - Карниз широкий?
   - Ты со своей комплекцией вполне пройдешь?
   - А окна открыты?
   - То, к которому ты пойдешь, открыто, я проверила.
   - Охрана в комнате?
   - Там дежурный мастеровой, уберешь его от окна стрелой.
   - Пойдем, - поднялась я с пола и, все еще с опаской косясь на дверь, двинулась вслед за призраком.
  
   - Ух, ты ж vae! - прокомментировала я расстояние от окна до земли.
   - Постарайся не упасть.
   - Да уж, это было бы нелогично - проделать такой путь, чтоб сигануть из окон башни, - нервно хихикнула я и полезла в окно.
   Старая стена, к которой я прижималась, шагая по тонкой кромке карниза, была сырой и холодной. Именно сейчас я как никогда была рада, что не встретила никаких насекомых. Не думаю, что моей выдержки бы хватило, если б за шиворот свалилась какая-то сороконожка. Тришь парила рядом, прямо над высотой. Не знаю зачем, поймать меня она все равно бы не смогла, но все же приятно чувствовать, что ты не одна. Под ногами изредка крошилась каменная кромка, что заставляло меня непроизвольно увеличивать скорость. Будем надеяться, что никому сейчас в голову не придет полюбоваться из ближайших окон на данную башенку. Лично я ничего дальше собственной руки в такой темноте не вижу - напоминаю, что ночью светил в Бездне нет - но кто этих демонов знает.
   - Вот это окно, - кивнула Тришь на единственное светлое пятно впереди.
   - Да ладно, а я б мимо прошла, - буркнула я вполголоса.
   - Не дерзи, мелочь белобрысая, - попыталась отвесить мне подзатыльник призрачная бабуля, в ответ я показала ей язык и полезла в окно.
   - Иллия, стой! - голос призрака был полон настороженности и удивления.
   - Что не так? - Замерла я, едва успев перекинуть через подоконник одну ногу.
   - Этого раньше не было в комнате, - указала она на чью-то светловолосую рогатую макушку, маячившую около труб и вентилей. Я приняла его за мастерового, о котором говорила Тришь, и уже прикидывала, под каким углом лучше навести прицел. - Откуда он взялся? Дверь не открывалась, а другого входа сюда нет.
   - Это разве не мастеровой?
   - Нет, мастеровой - дворф.
   - А этот что тогда делает?
   - Похоже, что смазывает детали подъемного моста, - демоница проплыла мимо меня и двинулась к неопознанному субъекту.
   - Он странно двигается, - нахмурилась я.
   - Иллия, целься в голову и желательно стрелой с дробящим наконечником или взрывающейся, - резким тоном приказала Тришь, едва взглянув тому в лицо.
   - Да, уже поняла, - процедила я, присматриваясь к шаркающему шагу и к неловким, как одеревеневшим, движениям рук. - Нежить!
   - Мохрг, если точнее. Тифлинг, видимо хорошим мастеровым при жизни был, вот его и оставили "работать" дальше. Внимание: похоже, он тебя почуял! Иллия, стреляй!
   Я тоже заметила, как тот начал поводить головой, как будто принюхиваясь, но нужная стрела никак не хотела находиться.
   - Иллия?!
   Да сейчас я, vae, vae, vae!.. Которая же из них? Ладно, будем считать, что эта, если не угадала, то у меня будет еще как минимум две попытки. Мертвец уже медленно, но целенаправленно приближался ко мне. Никогда раньше не видела оживший труп демона, хотя Тришь и назвала его тифлингом, но человеческого в нем почти не видно. Впрочем, все равно мерзко: слишком пустые глаза, слишком синюшная кожа, и признаки разложения уже вовсю виднелись на правой щеке и шее - в общем, слишком он был похож на оживший кошмар из моих детских выоспоминаний. Неважно, труп есть труп, как я уже говорила - смерть уравнивает всех. Итак, левый глаз... На всякий случай, если выйдет промашка с маркировкой, чтоб стрела не застряла бесполезно в черепе.
   - Иллия, какого эльфа ты делаешь?! - зашипела Тришь. - Слышишь?!
   - Я тебя слышу, - выдохнула я и отпустила стрелу.
   Голова мохрга разлетелась, едва наконечник вошел в глазницу... Значит, все-таки взрывающиеся, надо запомнить.
   - Вот в такие минуты я не жалею, что мертва, а то бы всю заляпало. Не расслабляйся, этот не мог быть здесь один, а значит...
   - Какого?.. Корм для червей, что ты там делаешь?! - послышался злобный вопль из угла. Невысокая, коренастая фигура поднялась с лежака, сонно щурясь на свет.
   - Он, в отличие от трупа, умеет кричать, поэтому давай-ка сразу, без прелюдий...Узнала все?.. Ииииии - пли! - скомандовала Тришь и даже картинно махнула рукой.
   В другое время я бы возмутилась командирскому тону, но сейчас, заткнув высунувшуюся гордость, не могла не радоваться, что рядом оказался кто-то хладнокровный (если данный термин можно применить к призраку), а потому четко и без колебаний выполнила приказ. Вот только...
   - Ох, ты ж... Ты зачем подожгла-то его? - ахнула Тришь.
   Тьфу, sakee, зажигательная, а я думала пробивающая!
   - Да ну no мentulam! У Курца все маркировки на один вид! - злясь, и на себя, и дворфа прошипела я, наблюдая, как пламя от стрелы быстро распространяется по телу мастерового.
   - Ну что застыла?! Опускай мост! - рявкнула на меня Тришь. - Сейчас половина крепости тут будет.
   Я рванула к управлению, едва увернувшись от полыхающего дворфа, кинувшегося колотить в запертую входную дверь. С другой стороны закричали в ответ, требуя объяснить, что происходит.
   - Добей!
   На сей раз я и без приказов Тришь успела среагировать, и ее крик лишь на мгновение опередил мою стрелу. Дворф затих на полувскрике и, ткнувшись лбом в дверь, повалился на пол.
   Охрана продолжала орать и ломиться в комнату, а я уже судорожно шарила взглядом по механизму передо мной, пытаясь определить, какой из всевозможных колесиков, рычажков и клапанов опускает это проклятый мост. Мракобесовы дворфы с их механизмами! Даже у эльфов было проще тайные ходы найти!
   - Быстрее, быстрее! - торопила Тришь. - Нам еще уйти как-то надо успеть до прихода начальника караула.
   - Я не знаю, который для моста! - призналась я, бессильно дергая и крутя все подряд.
   - Как не знаешь? Ты же "прочитала" мастерового!.. Или нет? - ответом ей был мой одновременно злобный, растерянный и смущенный взгляд. - Да как так?.. Да что же?..
   - Сама кричала: "пли"!
   - А, так это я виновата, что ты убила "языка", не узнав информации?!
   - Да, убила я, но ты подстрекала!
   - Что ты несешь?! Ты только прислушайся!
   - Мне некогда прислушиваться к себе, я слушаю охрану за дверью!
   - Да крути уже все подряд!
   - А я что делаю?!
   - Может, кувалда где-то есть, чтоб развалить все...
   - Что может делать кувалда на вершине башни в комнате управления подъемным мостом?!
   - А что делает слухач-недоучка в диверсионной миссии?!
   - Сейчас сама пойдешь за филактерией!
   - Вот только не надо мне тут эльфийских поз...
   - Тихо! - Оборвала я ее. - Слышишь?
   - Что? - понизила та сразу голос, хотя слышать ее никто и не мог.
   - Слышишь, слышишь как натянуто скрипит? Сейчас лопнет!
   - Кто? Мост?
   - Мое терпение! - рявкнула я. - Нет, в самом деле, Тришь, ты либо помогай, либо не мешай! Советчиков у меня - пруд пруди, а как в драку - нет никого!
   - Вот нахалка! - неизвестно чему заулыбался призрак. - В драке в таком состоянии от меня не будет толка, могу только направлять.
   - Вы точно с сыном родственники! Тот тоже: "Помочь не могу, буду подсказывать издалека"! Да чтоб все тут сгорело! Ничего не работает!
   - Эммм, Иллия...
   - Нет меня!
   - Только аккуратно... Повернись и приготовь оружие.
   - Что?.. - испуганно подпрыгнула я.
   Тришь молча указала мне на широкую трубу, заглушка которой отодвинулась в сторону, и из отверстия, слепо шаря по полу, показалась гигантская рука. В трубе что-то загрохотало, и рука, противно скребя ногтями, поползла вперед. Следом показалось нечто бесформенное, напоминающее шар из раздутой плоти, перевязанной веревками, только вместо веревок были грубо спаянные железными заклепками швы. Последней в комнату влезла еще одна рука.
   - Что это? - сдавленно прошептала я, чувствуя, как тошнота подкатывает к горлу.
   - "Ищейка", - обреченно выдохнула Тришь. - Крупная тварь, наверно, из тролля собрал, шваль некроматская.
   Существом меж тем поднялось на... руки и, раскачиваясь, зарычало. Передние складки на туловище раздвинулись, обнажая мелкий игольчатый рот, с которого, пузырясь, закапала слизь.
   - Он изучает твой запах. Стреляй, иначе, приведет других!
   - Куда стрелять-то тут? - паника удушливой волной затопила разум. Я наугад пустила две стрелы подряд, одна лишь чиркнула, вторая застряла в боку, не принеся серьезного урона.
   "Ищейка" хрипло зафыркала и зашлепала руками, мелко подпрыгивая, стремясь избавиться от раздражающей "занозы". Так вот что тогда "шлепало" в том коридоре и за дверью! Ох, как-то мне стало нехорошо от того, что вот такая штука бегала за моей спиной. И как от нее избавиться?
   - Это пробивающая... - кивнула я на стрелу, все же вывалившуюся из складок кожи. - Значит, другие даже не воткнутся в него...
   - Троллья шкура, - понимающе кивнул призрак. - Попробуй поджечь.
   - Чтоб стрела воспламенилась, она должна воткнуться в цель. Боюсь, такой наконечник не пробьет кожу тролля.
   - Тогда отступай, он сейчас нападет, и целься в рыло ему, где нос, там более мягкие ткани.
   Это нос? Я думала рот, хотя какая сейчас разница?.. Тришь права, если заставлю его еще раз ощериться на меня, то смогу пробить броню.
   - Ну-ка, порычи еще, - "попросила" я, вскидывая лук. - Скажи: "А-а-а", уродец!
   - Иллия, вниз и перекатом ко мне! - крикнула Тришь.
   Еле успела нырнуть, как эта туша прыгнула вперед, тяжело приземлившись на то место, где еще мгновение назад стояла я. Хорошо, что стрелу вовремя с тетивы сняла, а то б сама в нее ткнулась. Это ж нежить, почему она так резво двигается? "Ищейка" не давала мне и пары секунд роздыху, атакуя беспрестанно. Мало того, что эта тварь напрыгивала, грозясь при попадании перемолоть мне все кости, так еще и успевала в воздухе когтями атаковать. Гоняла меня по всей комнате, если б здесь не было столько препятствий в виде труб, ящиков с деталями, механизма управления и столов, за которыми я успевала укрыться - давно бы уже замяла, гадина!
   От Тришь тут было побольше пользы, чем от ее коллеги по проклятью в схожей ситуации, с направлением удара нежити та ни разу не ошиблась, да и советы мне давала более вразумительные, чем Лиссаура-старшая. Однако ж эльфийка, в отличие от демоницы, не комментировала мои попытки отбиться от злобного шарика на ножках... то есть на ручках.
   - Мама моя - серафим! Ну кто так двигается, кто так двигается? Ты препятствие берешь или на постель к любовнику вползаешь?! Не тяни носок и бедрами не виляй, он все равно не оценит... Нечем ему оценить!
   - Тришь! Я начинаю понимать лича, мне тоже хочется тебя прибить как-нибудь изощренно!
   - "Прибил" меня не он... Он только над трупом поглумился. Если так хочется повторить его деяния, то доберись до моего черепа... Насколько я знаю, это то немногое, что от меня осталось.
   Ну вот, теперь обиделась, а еще заставила ощутить себя жуткой стервой. Разозлившись на собственную нерасторопность и чувствуя неловкость перед Тришь, я отвлеклась от погони, и "ищейка" мощным ударом выбил у меня из-под ног один ящиков. Потеряв равновесие, я с размаху врезалась в другие ящики, которые затрещали, разъезжаясь в разные стороны. Завалившись на спину, и больно ударившись затылком об угол, я намертво застряла тазом в образовавшейся щели, тупо продолжая сжимать нацеленный в пустоту лук. "Ищека" моментально впрыгнул ко мне, перемахивая через разваленные ящики. Я неуклюже задергалась, пытаясь выбраться, но все, чего добилась, это то, что ящики разъехалась еще сильнее, и моя тушка провалилась глубже, от чего ноги задрались почти к ушам.
   - Замри, - услышала я предостерегающий шепот Тришь, - и прицелься.
   Очень тесно, плечи зажаты, лук пришлось повернуть так, что стрела теперь лежала сверху, тетиву сейчас сильно не натянешь. Курц, надеюсь, твое мастерство себя оправдает, и руны сгладят все эти минусы!
   Слева и справа от меня медленно опустились кошмарные руки, а прямо надо мною зависла грязно-серая туша. По туловищу "ищейки" прошла судорога, от чего скрепки сдерживавшие швы, заскрипели, чуть не лопаясь, и складки впереди раздвинулись, обнажая нос твари.
   - Пли, - тихий почти слышный шепот Тришь, и моя стрела впивается в уязвимое место "ищейки". Взрывающийся наконечник срабатывает четко, и нежить, захрипев и затопав по ящикам, грозясь похоронить меня в их обломках, повалилась на бок.
   Запах... Тот самый проклятый запах... И здоровенная бледно-синюшная рука со следами разложения у ногтей почти у самого моего лица... Выпустите меня отсюда! Я забилась, отталкивая от себя ее ногами, но тяжелая туша поддавалась с трудом... или дело было в зарождающейся истерике. Я уже плохо соображала, что делала, стремясь лишь к одному - оказаться как можно дальше от нежити. А Тришь еще и масла в огонь подлила:
   - Вот скажи, какие такие тренировки ты проходила, если смогла подбить его, только когда тот оказался у тебя между но...?
   - Заткнись! - взвыла я. - Заткнись, заткнись...
   Обдирая об обломки ящиков спину и локти, запинаясь и падая, не понимая, куда и зачем, я рванула из этого места к двери.
   - Arill?! Arill! - пыталась до меня докричаться Тришь.
   - Мне надо уйти... Надо уйти отсюда! - барабанила я в те же створки, что и убитый мной ранее дворф, и также тщетно.
   - Согласна, только не через дверь, в которую ты сейчас ломишься с упорством барана, и сначала нужно опустить мост.
   - Надо уйти!- продолжала биться в моем мозгу единственная мысль.
   Я струсила, сдалась и перестала контролировать ситуацию, всего на несколько мгновений полностью отпустила волю, и этого хватило, чтоб "ожило" то, что я так долго старалась сдерживать.
   Проклятый артефакт вспыхнул внутри темным огнем. Уже позабытые ощущения сейчас возвращались новым витком горячего жара, устремившегося от живота вверх по телу. "Звезда" медленно просыпалась, довольно урча... Еще только первые признаки, но вокруг меня уже кружил настойчивый шепот
   Враги? Страх, боль... еда?
   - О нет, только не ты и не сейчас! - всхлипнула я.
   - Это еще что за истерика?.. Что за сопли спрашиваю?.. - Грозно нахмурилась Тришь и вдруг злобно выругалась, с разочарованием глядя мне за спину. - Провалили план! Отступаем... Будем дальше думать, как быть... Диверсант из тебя, как из навоза стрелы! Как он мог такое вырастить?.. Что застыла? Лезь в окно!
   Но я уже ее не слушала, озираясь вокруг и с возрастающим ужасом наблюдая, как в комнату медленно вползают другие "ищейки". Трубы предостерегающе скрипели, заглушки на них хлопали одна за другой. Их много. Пять.. семь... восемь... Костлявые и жилистые, на больших громоздких руках, и маленькие коренастые - разные... И в то же время такие одинаковые: бледно-серые, увитые рубцами и швами... мертвые, которым недолго дали такими быть. Я не справлюсь... Тришь права - это провал!
   - Теперь ты понимаешь - отчего так небрежно охранялась башня? Почти в каждом темном углу незваных гостей ждали они.
   - Почему ты не предупредила?!
   - То есть? Я сказала, чтоб ты ждала встречи с самыми кошмарными творениями безумного некроманта! Или тебе бестиарий надо было составить?
   Под потолком тоже заскрежетали заклепки и загрохотала задвижка. Я отшатнулась, ожидая атаки сверху, но очередная "ищейка" и не подумала прыгать, а, аккуратно передвигаясь, поползла по стене вниз, и при каждом движении было слышно тошнотворное почавкивание присосок на руках.
   Кажется, это стало последней чертой, последней испарившейся каплей моего самообладания. И "Звезда" это почуяла... Сейчас у меня не было ни сил, ни времени ее обуздывать и, честно говоря... не было желания. По-детски, так нелепо и глупо, хотелось спрятать голову под одеяло и подождать, когда страшные тени исчезнут, закрыть глаза и верить, что когда ты проснешься - кошмаров не будет.
   "Последний раз, обещаю, это последний раз! Я стану сильнее! Больше никакой слабости, никакой неуверенности, никаких воспоминаний, связывающих меня страхом! Я стану другой! Я перерожусь! Последний раз, прошу - одолжи мне свою Силу!".
   "Звезда" моментально окатила новыми "волнами" жара, радостно и жадно затапливая меня грядущим безумством, как будто только этого и ждала... Ждала, когда ее захотят использовать. Невидимое пламя разгоралось и пело.
   Враги?..
   Враги!
   Убить?..
   Уничтожить! Чтоб ни вида, ни звука, ни запаха от них не осталось!
   Уничтожение! Кровь, ненависть, смерть - еда... еда!
   "Ищейки" возбужденно затопали и зарычали, готовясь к нападению, медленно зажимая меня к стене.
   - Надо бежать! - слышу я Тришь как издалека.
   - Бежать? - губы медленно растягиваются в улыбку. Слова алф'вира как нельзя кстати пробиваются в моих воспоминаниях: "Даже когда некуда отступать - улыбайся, это всех раздражает, особенно врагов!". - Бежать им уже поздно... Тришь, как на призрака действуют силы "Звезды хаоса"?
   - "Звезда" на призрака? Не знаю, наверно никак... или все же действует? А чем тебе это сейчас интерес...? Оу!.. Ты хочешь...? Ох, ты!.. Я снаружи подожду... на всякий случай, - быстренько ретировалась та сквозь стену.
   Страх, смерть - еда...еда... Уничтожить!
   - Ну что ж, добро пожаловать на поздний ужин! - сделала я шире оскал, и "Звезда" с готовностью поддакнула, взрываясь накопленной Силой.
   Казалось, будто с моих ладоней текла лава: обжигающая, густая, тягучая - она обволакивала и сжигала в своих "объятиях" все, чего касалась. Мебель, "ищейки", механизм, стены, дверь с ворвавшимся в нее патрулем - мгновение, и любой предмет чернел, словно копоть, а потом расплывался бесформенными клубами дыма. Знакомо, я уже видела подобное, но сейчас все иначе: ярче, отчетливее и понятнее. Теперь я могу этим управлять, поднимаю руки и "плещу" в убегающих стражников новой волной "лавы". Несколько секунд, и даже их крик не успевает долететь до меня...
   Пометка на будущее: не стоит "сжигать" пол, если ты находишься на верхушке пятиэтажной башни.
   Рухнула я в образовавшуюся дыру, как в прорубь, последней мыслью блеснувшей в моей голове озарением было: "Я все-таки свалилась с этой башни".
  
   Чей-то настойчивый голос пробивался в мое сознание. Громко, с надрывом и даже со слезами... кажется.
   - Да очнешься ты, наконец, серафим недоделанный?! Полетать она решила! Илька, подъем!
   Хм, разительно отличается от представленного мной: "На кого ж ты нас покинула?".
   - Тришь?
   - Свершилось! - возопила та и добавила пару сочных эпитетов из человеческой речи. Вот теперь я с чистой совестью могу заявлять, что тяга сквернословию у меня наследственная.
   - Тришь, что случилось? Где я? - прошептала я, боясь пошевелиться и обнаружить, что не чую рук или ног или вообще позвоночник сломан.
   - Ты "кастрировала" башню на весь верхний этаж, вместе с "ищейками", стражей, начальником стражи и... механизмом управления. Так что мост опущен, солдаты дезориентированы, тролли готовят крупномасштабный штурм, а линч оказался так поражен свалившимся "счастьем", что даже забыл меня позвать!
   - Ага.
   - Ага!
   - Спинным мозгом чую, к таким плюсам должен быть весомый минус.
   - Можно и так сказать... Ты сейчас висишь, запутавшись в бальзамирующее полотно.
   - Что? - дернулась я.
   - Только без резких движений!
   - Как эта гадость сюда попала?
   - Эта "гадость" тебе здоровье сберегла - со сломанными ногами много не навоюешь! - Какого она лестного мнения о возможностях моего тела! Ноги? Тут и хребет бы не уберегла. - И вообще, это нормальный атрибут гнезда некроманта, - продолжала вещать та, пока я судорожно выпутывалась из противной "спасительницы", - тут недалеко у него цех для обработки полотна, а здесь его сушат. Тебе повезло.
   - Сама себе завидую, - буркнула я, брезгливо откидывая последнюю промасленную материю и спрыгивая вниз.
   - Arill, нам надо серьезно поговорить.
   - Прямо сейчас?! Я на задании вообще-то, которое, как оказалось, я еще не завалила. Мост же опущен?.. Значит, теперь к механизму, открывающему ворота.
   - Надо переждать пока все займутся новой угрозой в лице троллей, тогда и выберешься, сейчас не проскользнуть.
   - Здесь ждать будем? - окинула я нахмуренным взглядом комнату, все еще увешанную до потолка кусками ткани, хоть я их и проредила изрядно.
   - Вот об этом и поговорим. Что за истеричная реакция на отклонения в плане?!
   - Я не истерила.
   - Да ну?
   - Все было под контролем.
   - Да неужели?
   - Ну, поддалась немного панике!
   - Немного?! Ты пыталась повторить мой фирменный трюк - пройти сквозь дверь, не открывая ее!
   - Тришь, что ты от меня хочешь услышать?
   - Я хочу понять, почему ты вдруг потеряла контроль над ситуацией!
   - Я же выполнила задание.
   - Ты подняла на уши всю крепость!
   - Она бы и так на них встала после опускания моста.
   - Нет... Все было бы иначе! Они искали бы одинокого шпиона, а сейчас ищут диверсионный отряд! Больше внимания, больше патрулей, больше проблем!
   - Значит, придется импровизировать с планом...
   - Да! Именно! Я не могу составить нормальный план, если не знаю составляющих! Почему ты сорвалась? Ситуация еще не была безвыходной и даже более-менее нормализовалась... Так почему же?
   - Это... личное.
   - Нет, не личное, если отражается на командной работе! Почему?
   - Нежить... Ожившие трупы, они мне не нравятся.
   - Они никому не нравятся, полоумные некроманты исключение, но это не повод заваливать задание... И?
   - В детстве меня чуть не сожрали зомби... Уже начали, я чувствовала, как мне прокусывают руку, как лопается кожа, как скрипит мое сухожилие на их зубах, как плоть отделяется от кости... Перед этим у меня на глазах они пожирали моих друзей... Я знала, что меня ждет. Мне не откусят голову сразу, не вырвут сердце, не задушат, как поступили бы иные хищники - меня будут выгрызать по кусочкам, по маленьким кусочкам, ведь человеческий рот много не отхватит. Я все понимала - это будет долго, больно, смертельно и надежды на спасение нет.
   - Ты все отчетливо помнишь. Сколько тебе было лет?
   - Около двенадцати.
   - Почему не сражалась или не бежала?
   - Я была приманкой. Моя гувернантка предала нас: охрану опоили, а меня привязали к верстовому столбу. Зомби занялись сначала моими рыцарями, а потом дошли и до меня, в это время обозы сумели сбежать от преследовавших их мертвецов. Сражаться? Я могла только кричать, сначала зовя на помощь, потом от боли... Не докричалась! Знаешь, именно тогда я поняла, что чудес не бывает, если не творишь их сама.
   - Как вырвалась?
   - Я же говорю, чудесами, которые сотворила сама. Долгое время терялась в догадках, а со мной и весь магический мир Такории: как раненый ребенок, не имеющий никаких базовых основ в магии, смог телепортироваться? А сейчас понимаю - основы были. Видимо, боль и страх оказались настолько мощными катализаторами для детского сознания, что покарябали "блоки" на памяти, и я, ведомая инстинктом, не иначе, смогла сплести заклинание.
   - И хорошо. Ты вырвалась, пережила, перехитрила смерть. В чем проблема-то?
   - Проблема в том, что каждый раз, когда я вижу нежить, воспоминания возвращаются.
   - Ты боишься их. Не опасаешься, а именно боишься трусливым страхом.
   - Да! Могу я хоть чего-то бояться?!
   - Не можешь! Страх - это слабость, слабость - это смерть, а ты хочешь жить!
   - Легко говорить тому, кому уже нечего бояться, худшее-то с тобой уже случилось.
   - Мне казалось, ты поняла из своего опыта, что худшее - это не смерть, это беспомощность! Видеть, как убивают тебя, как умирают твои любимые, как рушится твое наследие, как искажают и коверкают память о тебе, и не суметь остановить, предупредить, предостеречь или попросту заткнуть лживые рты... А знаешь, ты права - смерть худшее! Живые могут менять и меняться, а у мертвецов ничего. Никогда не понимала смертных и их мерзкое желание самому расстаться с жизнью. Ты теряешь все: мечты, чувства, стремления - а в обмен лишь... пустота. И самое противное - жизнь все равно будет идти без тебя, мертвым ты ничего не изменишь, эта привилегия есть только у живых. Ну, любимый женский конкурс "Кому хреновей?" мы закончили? Пошли дальше?
   - Ага, пойдем, - кивнула я, не смея поднять на нее глаз.
   - Тогда я на разведку. Ты готовься к штурму новой башни. Кстати, лук и колчан со стрелами где-то здесь свалился, посмотри под тряпками, - после чего исчезла в одной из стен.
   Вот как меня ни совестили, как ни стыдили учителя и родственники, только у моей призрачной прабабули выходит развернуть разговор так, чтоб в результате я чувствовала себя виноватой и полной засранкой. Раньше это не удавалось никому. Да, мне бывало совестно, я чувствовала, что не права, но где-то в глубине сознания оставался крохотный червячок сомнения, что не во всем я ошибалась. А сейчас кроме стыда за свою нелепую истерику ничего не чувствую. Нашла кому жаловаться на свою судьбу - той, кого заживо похоронили, а после смерти сделали игрушкой в руках извращенца!
   Надо прекращать жить воспоминаниями. Я воспринимаю их как заслуги: смотрите, я справилась, а вы бы так смогли? Ношу их, как свинцовые медали: "За то, что выдержала смерть семьи", "За то, что пережила гибель друзей", "За то, что выжила", "За то, что поступила в Академию", "За то, то решила быть полноправным "внушителем", "За то, что лишь нахлебалась, где другие потонули" - но это моя жизнь! Кто, если не я, будет за нее биться?
   Тришь права, пережила и молодец, двигайся дальше, не зацикливайся на прошлом, не пестуй обиды, не взращивай страхи - живи. И я буду жить. Я хочу жить! И моя семья этого же хотела: "Живи за нас!", - так сказал отец. И я собираюсь выжить и вернуться домой, к семье, к друзьям. Если ради этого надо стать в сто крат сильнее - стану, бросить вызов самой себе - брошу, убить свои страхи и сомнения - убью. Если в этом мире Иллия Лацская выжить не может - я перерожусь!
   Сюрикен - (с пексинского прим. - лезвие, скрытое в ладони") пексинское метательное оружие скрытого ношения (хотя иногда использовалось и для ударов). Представляет собою небольшие клинки в виде звёздочек, а иногда изготовленные по типу повседневных вещей: игл, гвоздей, ножей, монет...
   Нагина?та - (с пексинского прим.-- "длинный меч") пексинское двуручное оружие с длинной рукоятью овального сечения и изогнутым односторонним клинком.
   (Из лекций мастера-фехтовальщика Виссара)
   Inrill - обращение используемое, преимущественно, только самым младшим ребенком в семье по отношению к старшим братьям/сестрам.
   "Из путевых заметок Илли"
   Корт - единица веса в Бездне, самая расходная и распространённая, равная примерно 1/8 пуда.
   Цепь - мера длины в Бездне, примерно пятьдесят саженей.
  
   "Из путевых заметок Иллии".
  
   Напоминаю: пуд - примерно 16 кг.
   сажень - примерно 2 метра.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.52*53  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Алиев "Ганнибал. Начало"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"