Трусов А.С.: другие произведения.

Колонист

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.91*116  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Колонист. Про нелегкую долю жителя новой планеты. Обычно в космоопере много говорят о колонизации, но почти всегда - в прошедшем времени. Любят упомянуть про рассеивание, золотой век и потерю связи с родным миром. То есть сразу помещают своих ГГ в мир с кучей населенных миров. А здесь - именно про подготовку и саму колонизацию. Этап рассеивания, если хотите. По жанру на лит-РПГ, наверно, не походит (там больше про прокачку героя). А вот лит-SimSity (название взято из головы) может и получится =) /обновление можно читать в отдельном файле или искать в основном файле между фразами (прода) и (конец проды)/

Колонист





  Пролог.

  Колонисты, ожидая своего часа, находились в состоянии почти неотличимом от смерти. А тем временем, корабль и его команда боролись за жизнь. Боролись за право корабля завершить свой полет, боролись за право команды жить и за право колонистов очнуться от своей не смерти.
  - Старший администратор, отчет о состоянии сетевых служб.
  - Капитан, основная сеть не функционирует полностью. Техническая и аварийная сети - повреждены. Сейчас мы практически уже не контролируем корабль и даже не знаем что в нем творится. Данные мониторинга поступают только с основной централи и двигательной секции.
  - И что они говорят?
  - Пусто! Никаких изменений и никакого движения. Как будто ничего и не происходило! И то мне кажется, что такие данные поступают оттуда только потому, что ЭТО до них еще не добралось.
  - Отставить домыслы пока мы не узнаем что происходит! Отправьте по сервисным каналам в неконтролируемые зоны ремботов и используйте их по сценарию "мобильная так- сеть" как подвижные сенсоры.
  - Капитан, но сейчас мы можем использовать только 6 дежурных ремботов корабельной рубки. К остальным у нас просто нет доступа.
  - Тогда трое из них пусть движутся к ближайшим докам ремботов - поработают активными ретрансляторами и активируют ремботов в остальных секциях корабля. Я должен знать, что случилось с кораблем!

  Глава 1.

  Я последний раз осмотрел "тайник". Даже если очень хорошо присматриваться, то трос не был заметен совсем. Хороший такой трос - младший брат моно- троса, который используется для орбитального лифта. Его я стащил со стройки сразу после очередной попытки чистых помешать строительству северного улья. Они до сих пор не отказались от своей идеи, что взрывами можно заставить правительство отказаться от строительства своих любимых улий. А мне это было только на руку. После нарушения охранного периметра в образовавшейся неразберихе появилась возможность прибрать к рукам разные вкусные вещи. И, что самое приятное в такой ситуации, никто не будет искать похитителя ценного строительного оборудования - взрывы и последовавший бардак все спишут.
  Ладно, пожалуй, что все готово. Теперь проверить все еще раз, мысленно прогнать шаг за шагом все действия и, наконец, звонить Серому. Я выдохнул и набрал номер.
  - Алло, Серый? Это Хрон, я приготовил хабар. Дай мне поговорить с Лелей.
  - Ааа. Вот и Хроник нарисовался. Ты, Хроник, не суетись. Все в порядке с твоей сеструхой. Отдашь хабар, тогда и поговорите.
  Ага. Как же.
  - Слушай, Серый. А откуда я знаю, что Леля вообще жива? Услышу голос - получишь свой хабар. Не услышу - можешь хоть перерыть все разрушенные сектора - меня не найдешь. Я там жил с самого рождения, еще когда улей цел был.
  - Тише тише, Хроник. Права качать не надо. Бегать он от нас собрался. Тут в кого не плюнь - каждый первый родом из разрушенных. И каждый такой крутой, что когда остальные 8 миллионов живьем горели, он тряпочкой накрылся, заперся в сортире да в жопе пальцем ковырял, пока все не закончилось. Найдутся и без тебя местные знатоки. Понятно излагаю, да?
  - А ты больше слушай своих сортирных жителей. Настоящих местных ты уже не найдешь - все вместе с ульем и сгорели. А тех, кто выжил - тех военные собрали и в лагерь вывезли. Сейчас в разрушенных нет местных - можешь мне поверить. Только пришлые мародеры, комендантские патрули, да бригады демонтажников. И в лучшем случае они пользуются архивными планами застройки, которые устарели еще во время строительства. Да если бы ты не перехватил Лелю на рынке, ты бы еще сто лет за нами бегал.
  - Ну, сто не сто, а вот бегать от разговора с серьезными людьми тебе, Хроник, точно не стоило. Так бы мы с тобой по- хорошему договорились, а сейчас видишь как вышло?
  - А сейчас никакого разговора у нас и не будет. Завтра, в полдень, Серый. 6 уровень разрушенных секторов, по бывшему тракту Гидропоников до второй транспортной развязки и направо до площади. Приходи хоть со всей своей шоблой и прихвати байки для вывоза барахла. Но если с вами не будет Лели, то я подорву термитные шашки и получите вы только шлак. Понятно излагаю? Отбой!
  Я тут же отрубил связь. В груди быстро быстро стучало сердце. Пришлось сделать несколько медленных вдохов- выдохов, чтобы успокоиться. После этого можно было приступить к анализу разговора.
  Да какой там к черту анализ! Разве так разговаривают с теми, от кого зависит жизнь и здоровье твоих близких? Требовать, угрожать, хамить в конце концов. Самое плохое - то, что я своим разговором мог спровоцировать похитителей на причинение вреда своей сестре. Впрочем... Впрочем, я и не умел, и никогда не готовился к ведению таких разговоров. То, что планировал сказать - то сказал. Место, время и свои условия. Остальное - вторично. Главное, что я не позволил разговору дойти до угроз своей сестре. Не знаю, что бы я сказал, если бы Серый начал, к примеру, угрожать отрезанием Лелиных пальцев за каждый час просрочки.
  Все! Хватит самокопаний. Завтра все решится. Мне нужно быть в форме.

  /утро следующего дня/

  - Так, так, так, - пробормотал Хрон себе под нос, отрываясь от плитки сух пайка. - Время еще 9- ти нет, а кто- то хитрый уже нарисовался. И кто же это у нас такой нетерпеливый?
  Хрон находился в щели, образовавшейся в процессе проседания горизонтального межуровневого перекрытия. Щель эта находилась под самой крышей площади Гидропоников и абсолютно ничем не выделялась среди нагромождения обрушившихся балок и покосившихся плит. Кроме незаметности данное место имело то преимущество, что из нее был замечательный обзор, во- первых, и возможность незаметно уйти на верхний уровень, во- вторых.
  - А ведь ты у нас тут не один такой... - Хрон протянул руку и надел на лицо полумаску мастера. Данное устройство предназначалось для контролирующих ход строительных работ мастеров и являлось, по сути, сканирующим устройством. В идеале, такая полумаска шла в комплекте с наладонником и наплечной насадкой для активного сканирования. Но тут уж от добра добра не ищут: утащить полный комплект со стройки, даже в условиях неразберихи - это было что- то из области фантастики. Хрон и так изрядно прибарахлился в тот раз: две катушки с нанотросами, полумаска, пеналы с пеноклеем и куча картриджей для монтажного пистолета. Кроме этого, был еще кофр со всяким барахлом, но его Хрон взял с собой только для того, чтобы уложить в него все те трофеи, которые не влезли в рюкзак.
  - Ага. А это, выходит, наблюдатель. Один в открытую ползает по площади, а второй в это время смотрит, не выдам ли я себя чем- нибудь.
  В инфракрасном диапазоне было отлично видно тепловое пятно наблюдателя, в завале у въезда на площадь. Хрон переключил полумаску на сканирование электромагнитной активности. Спрятавшийся наблюдатель заискрил белым снегом.
  - И не простой наблюдатель- то. Тоже прибор какой- то притащил.
  Хрон аккуратно стянул полумаску с лица и отложил ее в сторону. Рисковать не стоило. Хотя без наплечной насадки она могла работать только в пассивном режиме, но иногда и этого было достаточно, чтобы засечь работающее устройство.
  Пока можно было не беспокоиться. Все равно основное действие будет происходить не на площади, а в доме, который находился в одном квартале в сторону от нее. Пусть ищут.
  Время тянулось очень медленно. За прошедшие два часа на площади появилось еще несколько человек. Они походили по жилым секциям, окружающим площадь, а потом начали оборудовать себе места лежок.
  - Тццц. А ведь вы не из бригады Серого. Сдается мне, или кто- то подслушал наш разговор, или кто- то стучит у самого Серого. - Хрон потер подбородок. - И что же мне с вами делать? Я ведь не рассчитывал на посторонних...
  В голове крутились разные варианты. Предупредить Серого и перенести встречу? Или не переносить? Не предупреждать, а воспользоваться назревающей стычкой? А может они заодно? Переговорить с гостями? Стоп. А какая у них вообще цель? Перехватить товар? Поймать в засаду Серого? Поймать его, Хрона?
  Черт! Ничего не известно! И не подслушать никак... Информация! Нужна информация! И времени не так много. Какие выводы можно сделать из того, что известно? Слишком много человек для засады на одного. - Хрон насчитал как минимум три пары спрятавшихся в разных концах площади. - А для бригады Серого - вас, ребята, слишком мало... Гм... Это если не знать заранее, сколько человек он хочет взять с собой. Снаряжение - не ясно - одеты в плащи. Но под плащами точно что- то есть.
  Хрон попробовал разложить все по полочкам:
  - Что мы имеем? Имеем мы как минимум 7 человек, назовем их командой А, которые: во- первых, знают о моей встрече с Серым, во- вторых, готовят засаду. Верно? А вот и неверно! Первая ошибка - я назвал их командой и тем самым обособил от всех остальных, создал в голове штамп, что они сами по себе. Вторая ошибка - я решил, что это засада. А ведь они вообще могут не принимать активных действий. Я же буду ожидать от них поведения, характерного для засад, буду ждать нападения.
  Начнем еще раз. Есть семь человек, которые знают, когда и где появится Серый. И они от кого- то маскируются. Могут они быть из бригады Серого? Если да - то их слишком много для меня одного. Значит, в этом случае, Серый ожидает появление посторонних. Если же они не из бригады Серого, то они те самые посторонние и есть. Каламбурчик. И в том и в другом случае фигурируют посторонние. Значит, их существование считаем установленным. Итак, имеем: меня, Серого с его людьми и неких посторонних.
  Думаем дальше. Чтобы не заниматься пустым фантазированием будем отталкиваться, чего хочу я. А что я хочу? Я хочу оказаться у "тайника" вместе с Лелей. В этом случае я смогу вывести сестру из под удара. Если Серый или посторонние заинтересованы в содержимом тайника, то к нему они меня пустят - уж я об этом позабочусь. Если же нет - то в худшем случае будет вооруженная стычка. При этом может пострадать и Леля. Значить что? Значит, на момент моих переговоров с Серым, Лели на площади быть не должно. Но! Она должна быть где- то неподалеку. Вот! Теперь уже можно думать, как этого добиться.
  Хрон стал медленно выбираться из своего наблюдательного пункта под потолком площади. Не хватало еще, чтобы засекли его переговоры с Серым. Выбравшись на верхний уровень и оказавшись в горизонтальной шахте для дата кабелей он достал коммуникатор:
  - Серый, это Хрон, на площади засада. Я тебя встречу у транспортной развязки.
  После этого Хрон тут же выключил коммуникатор не дожидаясь ответа. Что теперь? А теперь в темпе! Времени осталось не так много - Хрон легкой трусцой, перепрыгивая спекшиеся от гигантской жары жилы кабелей, побежал по шахте на встречу с Серым и сестрой.
  Серый встретил его всего на одной машине класса багги- грузовик. Внушительная рама заднего багажника говорила о том, что рассчитывал он на большой груз, но вот количество человек, которых он взял с собой... Пусть окна были со включенной поляризацией и не пропускали свет, но в кабине могло поместиться от силы человек пять. И еще один в багажном отделении. За вычетом самого Серого и сестры Хрона, получалось не более четырех. А на площади засада насчитывала, как минимум семь человек или, иными словами, полувзвод.
  - Серый, у тебя точно есть крыса! - Хрон уже не боялся местного бандита, а злился. Серый чуть не подставил и себя, и Хрона и его сестру. Если бы Хрон не начал наблюдение за площадью с самого утра, то кончиться все могло очень плохо.
  Дверь багги- переростка открылась, и оттуда на дорогу выпрыгнула грузная фигура Серого. Перекачанная мускулатура скрытая небольшим жирком, бритая голова, небольшое пузо и двух метровый рост, все говорило о том, что перед вам недалекий бугай. Но за этой внешностью скрывалась личность, сумевшая подчинить себе банду из нескольких десятков отморозков и контролирующая несколько районов трущоб. Серый пристально посмотрел на Хрона:
  - Тише Хрон. Не гони волну, а лучше говори, где твое барахло. А на площади - мои люди.
  Это не совпадало с тем, что Хрон думал, но отступать было нельзя:
  - Про каких людей ты говоришь? Про пару, что появилась в 9 утра, или про 7 человек, которые спрятались в зданиях вокруг площади час назад?
  - Не твое дело, лучше веди к своей нычке с хабаром.
  По небольшой паузе, которая возникла перед тем, как Серый ответил, Хрон догадался, что на площади явно были лишние люди.
  - Сестру покажи.
  - Наобщаешся ты еще со своей сестрой. Но сначала хабар, - по знаку Серого из кабины багги выпрыгнуло на дорогу еще пара человек. - И лучше тебе не вые...ся, а показывать где он лежит. Причем быстро, б...я!
  Проняло, - отметил про себя Хрон. - Торопится, нервничает.
  - Без Лели ничего не выйдет - я покидал все вещи в вентиляционную шахту. Там только ребенок или салага мелкий пролезет. И искать своего у тебя времени нет. Я туда термитный заряд на таймер поставил. Через 30 минут все выгорит напрочь.
  Серый выматерился сквозь зубы. Потом махнул рукой, человеку, сидевшему на багажной раме:
  - Давай суда эту сученку!
  Третий подручный Серого наклонился к единственному длинному ящику, закрепленному в багажнике (обычно там хранились инструменты), открыл его и вытащил оттуда маленькую связанную девчушку с заклеенным ртом.
  - С- с- сука, - еле слышно прошипел Хрон, - тебе не жить!
  Серый в это время смотрел на то, как сестре Хрона развязывают ноги и торопил:
  - Быстрее, б...я! Шевели паклями!
  Когда она оказалась на земле, едва не упав от слабости, Серый обернулся к Хрону:
  - Показывай, или я тебя тут же вас обоих урою!
  Хрон про себя отметил. - А вот теперь надо аккуратно. - Это было одно из самых узких мест плана. На стороне Серого была грубая физическая сила, и Хрон хорошенько поломал голову, прежде чем придумал, как не дать тому расправиться с ними, после того, как бандит получит желаемое.
  - Тут два тайника, в одном доме. Один - в вентиляционной шахте, а второй - в железном шкафу. Ключ от шкафа лежит в шахте. Идем, - и Хрон, развернувшись, двинулся в сторону узкого коридора.
  - Не так быстро! - окрикнул его Серый. - Сифон, ты тут остаешься, будешь смотреть за машиной. Если что, сразу подашь сигнал. А ты возьми соплявку на привязь. - Серый нехорошо прищурился. - Так оно надежнее будет.
  Один из бугаев вытащили катушку, в которой Хрон без труда познал страховочное устройство для высотных монтажников. Оно состояло из катушки с высокопрочной лентой, механизма, позволяющего регулировать рабочую длину ленты и небольшого двигателя, чтобы можно было подтянуть сорвавшегося с высоты человека обратно. Или просто поднять его на нужную высоту. В оригинале такая катушка крепилась к сбруе, но люди Серого ограничились тем, что саму катушку прицепили к поясу, а конец ленты обмотали вокруг шеи сестры Хрона, прихватив этот своеобразный ошейник моментальным клеем.
  Хрон с ненавистью посмотрел на Серого. Тот в ответ только ухмыльнулся:
  - Думал, что самый умный, да? Смотри у меня, и не вздумай рыпаться - урою.
  Теперь процессия из пяти человек двинулась по дороге, которую указывал Хрон. Идти пришлось не очень долго и вскоре они попали в пыльную комнату, вся обстановка которой состояла из большого металлического шкафа, вентиляционной шахты с выбитой решеткой под потолком и груд всякого хлама по углам комнаты.
  - Вещи там, - махнул Хрон рукой в сторону выбитой решетки, - и в шкафу. Леля, ты не пугайся, там шахта сначала горизонтально идет, а потом рвется по пустому пространству между жилыми блоками. Я туда все покидал, там не высоко должно быть. - оглянувшись на Серого, Хрон добавил, чтобы поддержать свою легенду, - И да, не трогай бруски с термитными шашками, я не знаю, как там таймер отключать.
  Сестра только кивнула, от нее Хрон так и не услышал пока ни одного слова, и его сердце защемило от нехорошего предчувствия. Когда она исчезла внутри шахты, он стал отсчитывать секунды. Вот она должна пролезть горизонтальный отрезок пути до поворота. Вот она видит после поворота еще одну выбитую решетку в соседнее, несмежное с этим помещение, и лежащую тут же в свете включенного фонаря записку. Вот она читает ее: "Оставайся здесь, пока я сам не приду за тобой. Ни в коем случае не возвращайся назад. Если со мной что- то случится".
  А сейчас пора действовать. Хрон повернулся к Серому:
  - Я спрятал запасной ключ от шкафа вон в том углу.
  - Ага, вот ты с..ка прокололся! Думал, сеструху свою сплавить? А ну вытаскивайте ее!
  Хрон решил стоять на своем до последнего:
  - Я не вру! Просто когда я ключ туда кидал, то он мог потеряться, упасть в щель какую- нибудь. Поэтому запасной ключ я все же приготовил.
  - А вот это мы сейчас проверим. Эй, ты там, а ну живо тащи сюда чего- нибудь! - Серый покосился на Хрона. - молись, чтобы ты меня не обманывал.
  В вентиляционной шахте послышался шорох. Хрон про себя выругался. Он же написал, чтобы она ни в коем случае не вылезала! Весь план летел в тартарары. Ну что ему стоило предусмотреть привязь и оставить там кроме записки еще и кусачки какие- нибудь? Или резак.
  Тем временем в проеме мелькнули руки Лели которая вытолкнула наружу здоровенный фонарь.
  Сердце Хрона заколотилось от радости как бешанное. Молодчина! Сохраняя как можно более невозмутимый вид он сказал:
  - Переносной фонарь премиум- модели "Флеш- 4500". Регулируемая светимость, изменяется в интервале от 10 до 12000 единиц. Регулируемый спектр в широком диапазоне. То есть можно использовать как инфракрасный фонарь. Есть встроенный дальномер. Регулируемый конус света. Если убрать ограничитель, то можно сжать до размера спицы - почти что лазер получается. Заряда аккумулятора хватает на 500 часов непрерывной работы в максимальном режиме энергопотребления, или 5000 часов в стандартном режиме.
  - Б...ть, корова! Какого ты швыряешь такие вещи?! - выругался Серый глядя на упавший на пол фонарь.
  Хрон спокойно заметил:
  - Забыл сказать. Корпус у фонаря ударопрочный и полностью герметичный из наномодифицированного композита. А вот что стоит сделать, так это поспешить - до срабатывания таймера осталось не так много времени. Потом тут будет пекло под 2000 градусов.
  Серый приказал вытравить ленту обратно, чтобы Леля смогла снова уползти вглубь шахты а потом сказал:
  - Давай, открывай свой шкаф, показывай, что там есть.
  Хрон кивнул и наклонился к куче хлама, про которую он сказал, что в ней спрятан ключ то шкафа. В голове гулко стучала только одна мысль: сейчас! Все решится сейчас!
  И в этот же момент тревожно запищал коммуникатор на поясе Серого и из него раздался голос оставшегося у машины человека:
  - Босс! Тут посторонние!
  Дослушивать Хрон не стал. Он резко дернул штырь, спрятанный в куче хлама, который освободил несколько сот килограммовые железяки этажом ниже, привязанные к нанотросу. Над рухнувшим ничком на пол Хроном тонко свиснули две петли почти невидимой нити, крест накрест перечеркнувшие комнату и находящихся в ней людей. С глухим звуком на пол упали два разрезанных тела. В углу страшно завыл человек Серого, которому отрезало руку и изрезало бедро - его "спасла" лента, которой была привязана Леля. Нанотрос не смог ее прорезать и только зажевал вместе с телом.
  Кинув на него взгляд, Хрон понял - не жилец. Но стоило поспешить. Нужно было как- то избавиться от ленты, чтобы освободить сестру и срочно уходить отсюда. Видимо люди с площади все же зашевелились, а завывания раненого привлекали нежелательное внимание.
  Хрон с силой ударил ногой в голову - крик оборвался. Потом он осмотрел отверстие в стене, куда был выведен конец нанотроса и ему захотелось выругаться: трос разрезал стену и намертво заклинил в разрезе ленту.
  - Леля вылезай обратно! С этими все кончено, нам надо уходить!
  Подняв фонарь, Хрон открыл сбоку крышку и залез в настройки - нужно было отрегулировать створ луча и выставить максимальную мощность. Снятием ограничений на эту самую мощность он озаботился еще в самом начале, в тот момент, когда фонарь попал ему в руки. Процедура была отработанная и поэтому он с первого раза добился нужного режима. Для проверки Хрон черкнул багровой спицей излучения по стене. От черного шрама потянулись пряди дыма и в воздухе отчетливо завоняло химией.
  - То, что надо.
  Хрон пережег ленту в том месте, куда ее затянул нанотрос. Потом чертыхнулся и пережег ее еще раз у выхода из вентиляционной шахты - иначе обрезок получался слишком длинным. Химией стало вонять еще сильнее. Вместе с запахом внутренностей и крови, получалась убойная смесь, которая сильно била по голове.
  - Давай быстрее, - позвал он сестру. Потом оглянулся по сторонам: части тел, лужи крови на полу, дым, плавающий в воздухе, - Хотя погоди, тебе не стоит это видеть. Выбирайся в комнату, где записку нашла, я туда подойду.
  Теперь стоило хоть как- то замести следы. Хрон, содрогаясь от отвращения, оттащил части тел к шкафу, привязал к дверце один конец ленты, я другой взял в руку и пошел к выходу из комнаты. Это была его последняя закладка, на случай, если что- то пойдет не так. Никаких таймеров он не настраивал, и никаких закладок термитных шашек у него не было. Весь их запас находился в шкафу, и их срабатывание было настроено на открытие дверцы. Если бы Хрона прижали, то он бы просто устроил огромный пожар, практически взрыв, после которого остался бы только пепел. И только сестра, которая должна была быть в это время за несколько стен от комнаты, смогла бы выжить.
  Хрон уже скрылся за дверным проемом и был готов дернуть ленту, чтобы открыть шкаф, как в голову ему пришла еще одна мысль: если Леля все еще в шахте, то ее может просто зажарить.
  - Нервы зараза! Совсем уже не соображаю, что творю.
  Он намотал ленту на кулак, чтобы не забыть еще и про нее и крикнул:
  - Леля, ты уже выбралась?
  Молчание. Только сейчас Хрон понял еще одно: за все то время, что они виделись, сестра не произнесла ни одного слова. Ледяной ужас за сестру окатил его с головы до ног. Охрипшим голосом он крикнул еще раз:
  - Леля, с тобой все нормально? Они ничего с тобой не сделали?!
  В коридоре, за спиной у Хрона, послышался шорох. Он не успел обернуться, как беззвучная вспышка поглотила его сознание, и на пол он упал безвольной куклой. Рывок ленты, которая так и осталась намотанной на кулак, приоткрыл дверцу. Внутри шкафа, одна из шашек, которая была закреплена на стенке, лишилась предохранителя и начала тихо шипеть. Внутри нее горел стандартный, 15- ти секундный запал.
  В это время в коридоре появились 3 размытые полупрозрачные тени. Если бы Хрон был в сознании, то он бы смог опознать в них костюмы- невидимки, которые имелись только у спецслужб и в армейских подразделениях. После этого, он смог бы сделать логичный вывод, что лишили его сознания либо глушаком Питон, либо глушаком Удав или, на крайний случай, гранатой Листопад. Но ничего подобного сделать он, естественно, не мог. Когда одно из пятен приблизилось к нему, из комнаты послышался резкий свист, а потом полыхнуло и комнату поглотило огромное плазменное облако, которое начало яростно поглощать и обращать в раскаленный газ и пепел все, до чего могло дотянуться...

  /спустя неизвестный промежуток времени/

  Я пришел в себя от голосов. Один голос, громкий, с истерическими нотками постоянно что- то кричал. Второй голос звучал гораздо реже и что- то мямлил в ответ. Тело как будто придавили огромным, мокрым, очень тяжелым матрацем - нельзя было не то, что пальцем шевельнуть, а даже глаза раскрыть. Собравшись с силами, удалось составить первую мысль: надо хотя бы понять, о чем говорят голоса. Казалось бы, простейшая мысль, но даже это потребовало совершить почти что подвиг. Голова, как и тело, практически не подчинялась.
  - Сколько раз повторять! Пусть подыхает! Меня это не волнует!
  - Но в таком состоянии...
  - В каком таком состоянии?! Вы издеваетесь? У него уже не будет никакого состояния! Главное, чтобы он мог ответить на мои вопросы! И все!
  - Тогда вашим людям стоило вместо боевой шок- гранаты использовать полицейскую модель. А так... Может он уже вообще в овощ превратился. Нужно подождать, пока деятельность коры его головного мозга не стабилизируется и еще раз выполнить цикл диагностики.
  - Тогда как х..я вы пихали его в диагност в первый раз и заставили меня ждать целых пол часа? А сейчас, оказывается, вы собираетесь его еще раз туда сунуть!
  - Это стандартная...
  - Б..ть, доктор! Какие на..й стандартные процедуры?! Времени нет совсем! Совсем! Вы понимаете? Оно еще вчера кончилось! А вы тут в больничку играете!
  - Ну, я могу выполнить не полный цикл, а проверить только мозговую активность. Это позволит сократить срок...
  - Слушай сюда, е..ан. Никаких сроков. - Голос уже шипел. - Просто. Приведи. Его. В себя. И вколи ему сыворотку. Мне нужно только, чтобы он ответил всего на один. Один! Вопрос. И все!
  - Я, конечно, могу вколоть ему стимуляторы из красной группы. И тогда он, скорее всего, придет в себя. Но в этом случае введение сыворотки просто убьет его. Если смешать эти препараты, то из- за несовместимости их полипептидных цепочек образуются сильнейшие токсины. Вы просто спровоцируете мгновенный паралич, остановку сердца и кровоизлияние в мозг.
  - Меня не волнует, что вы там ему вколете! Вы доктор или кто? Б...ть, вы человеческий язык понимаете? Воткните ему в жопу хоть все шприцы в вашей сраной больничке, но он должен заговрить!
  Неожиданно истеричный голос прервался. А потом снова заговорил, но уже другим тоном:
  - Что? Кто подъехал? А вы почему раньше меня не предупредили? Делайте что угодно, но задержите его! Да. Да. Скажите, что я скоро буду. Что уже бегу! Что уже, б..ть подпрыгиваю на ходу от нетерпения, так бегу! - голос видимо опять начал срываться. - Все! Все я сказал!
  Ага, видимо он отвечал на звонок, - сообразил я. Эта мысль опять отняла все силы непослушной головы.
  - Доктор, сейчас я ненадолго отойду. Но чтобы к моему приходу он был в сознании и пел как соловей. На кону слишком многое. Если он не заговорит, то мне конец. А так как я человек серьезный, то найду способы, чтобы вы об этом горько пожалели. И вся ваша семья тоже. Хоть так- то вам понятно, что от вас требуется?
  Второй голос что- то пробормотал.
  После этого я услышал только удаляющийся голос:
  - Сплошные идиоты! Хочешь сделать что- то, сделай это сам!
  Голос резко оборвался.
  А это закрылась дверь. - смог я сформулировать новую мысль. Думать хоть было тяжело, но все же это удавалось потихоньку все легче и легче.
  Наступила тишина. Она изредка прерывалась тихими шумами: доктор, что- то набирал на клавиатуре, что- то стукалось. Пару раз я услышал шорох выдвигаемого ящика. Потом к шее прикоснулось что- то холодное и раздалось шипение иньектора. Затем, начиная с шеи, в вены как будто впрыснули раскаленное железо! По телу пробежалось несколько волн онемения и оно мгновенно вспотело. А потом с меня содрали кожу. То есть сначала я так подумал. Когда же я пришел в себя и прекратил орать от боли, то сообразил, что снова могу двигаться. С трудом разлепив глаза, я сфокусировал взгляд на ближайшем белом пятне. Это оказался тот самый доктор.
  - Ты меня видишь? Ты понимаешь меня?
  - Доктор, - я раскашлялся. - Что это было?
  - Всего лишь 15% штурм- коктейль. Сердце не болит?
  - Нет вроде. А что должно?
  - Все может быть. Но в твоем случае, тебе повезло. Без модификаций, без искусственной нейросети. Хотя... Учитывая в какую историю ты попал...
  Я откинулся на подушку. Нервы у меня были обычные. А вот сердце искусственное. Хотя и не отличимое от настоящего, настолько качественно оно было выполнено. Так сказать привет из далекого детства, когда у меня еще были родители и что- то пытались сделать для меня с сестрой.
  Доктор со смущением кашлянул:
  - Вляпался ты в историю парень. Понимаешь, какое дело, один очень важный человек хочет задать тебе пару вопросов. Настолько хочет, что ему плевать выживешь ты после допроса или нет. А колоть тебе сейчас препараты из веритас- группы - или смерть, или превращение в инвалида на всю жизнь.
  - Кто он хотя бы? Кому я так понадобился?
  - Директор строительного департамента. Причем очень нервный директор. Под ним земля сейчас горит: после срыва планов строительства северного улья его карьера трещит по швам. Зачем- то ты ему нужен стал. Прямо- таки жизненно необходим.
  - Зачем?
  - А это он тебе сам скажет. Или не скажет. Не знаю. Ты лучше вот о чем подумай: ему нужно от тебя что- то узнать. И для тебя же лучше будет, если ты ответишь максимально быстро и правдиво. Да и для всех остальных тоже. Давай так договоримся: ты изображаешь полную готовность отвечать и рассказываешь все как на духу. Так чтобы тебя нельзя было поймать на лжи. А я тебе ничего колоть не буду. И ты здоровье сохранишь, и мне... и у меня совесть спокойнее будет. Идет?
  - Идет, - с трудом проговорил я: все тело периодически окатывали волны слабости.
  Дверь в палату скользнула в сторону, и в нее зашло двое: впереди было довольно высокий, жилистый мужчина с ежиком седых волос и узким, словно вырезанным из камня лицом. Бросив на меня колючий взгляд из под насупленных бровей он обратился ко второму:
  - И это твой "опасный экстремист"? Да это же подросток! Это значит ради борьбы с такими "экстремистами" ты просил выделить тебе для усиления взвод антитеррор- отряда?
  Директор начал оправдываться:
  - Да это же фанатик! Вы на него только посмотрите! Сейчас кого только не готовят. Скоро чистые вообще грудных младенцев с гранатой в зубах будут подкидывать!
  - Младенцев говоришь... Ну- ну, посмотрим, что это за младенец.
  Тут слово решил взять доктор:
  - Директор, вы просили подобрать препарат, чтобы пациент смог правдиво ответить на ваши вопросы. Я смог сделать это.
  Мужчина тут же спросил:
  - Ему уже можно задавать вопросы?
  - Да.
  После этого главный (я так решил называть его для себя) сразу же повернулся ко мне и спросил:
  - Как тебя зовут?
  - Нанотех Хрисанф Олегович.
  Брови главного поползли вверх:
  - Это шутка? Доктор, вы точно вкололи ему то, что надо? По- моему он над нами издевается.
  Доктор замялся:
  - Препарат я ему вколол. Обе тестовые реакции на его срабатывание положительные: тут микромоторика соответствует и аккомодация зрачка. Прошу только учитывать, что он так же под воздействием стимулирующего препарата из А- группы и то, что попал он ко мне в тяжелом состоянии после близкого разрыва шок- гранаты. Так что возможны побочные эффекты. Но правду он будет говорить в любом случае, - при этом доктор посмотрел на меня очень выразительно. - Центры отвечающие за воображение и фильтрацию информации у него заморожены.
  Главный хмыкнул:
  - Проверим, - он снова обратился ко мне. - Откуда у тебя такое ФИО?
  - У меня в роду были большие оригиналы, которых не волновало общественное мнение. Поэтому, когда появились первые прототипы работающих нано- репликаторов, один из моих предков и решил сменить фамилию на Нанотех. - при этом я, конечно, умолчал, что мой прадед принимал самое непосредственное участие в их разработке. Не за чем этого им знать. - Ну а имя - результат спора родителей. Они не могли придти к единому решению и поэтом договорились спросить, как назвать первенца, у первого встречного. Первым встречным оказался наш сосед- священник.
  - Да уж. Повезло с имечком...
  Тут встрял директор:
  - Спросите его, по чьему приказу он украл планы!
  Главный только гневно зыркнул на директора и продолжил мой допрос:
  - На кого работаешь?
  - Ни на кого.
  - Где планы?
  - Не знаю.
  Последовала пауза. Судя по нехорошему блеску в глазах, главный решил, что веритас- препарат на меня не действует. Нужно было срочно как- то выправлять ситуацию. Но я действительно не знал ни о каких планах! И спросить о чем речь нельзя было - под действием сыворотки правды любопытство, насколько я знал, атрофировалось напрочь.
  Но допрос на этом не закончился. Тут же посыпались еще вопросы как из пулемета:
  - Ты был в северном улье?
  - Да.
  - До, после или во время теракта?
  - После.
  - Что ты там делал?
  - Собирал вещи, которые лежали без присмотра (не говорить же прямо, что я "крал" их!)
  - Зачем?
  - Продать или использовать.
  - Какие вещи ты там взял?
  - Две катушки с нанотросами. Четыре пенала с пеноклеем. Двадцать семь картриджей для монтажного пистолета. Полумаска мастера- строителя.
  Главный присвистнул:
  - Мастерская полумаска? И ты говоришь, она без присмотра лежала?
  - Да.
  Было видно, что директор порывается что- то сказать, но главный резко его оборвал:
  - Молчать! О том, что у тебя на объекте просто так валяются нанотросы и мастера разбрасываются ценным оборудованием, ты будешь разговаривать на совете директоров. А сейчас нас интересует другое. Что еще?
  А это он, видимо меня спрашивает. Интерестно, на нечетко заданные вопросы я должен отвечать или нет? Промолчим на всякий случай.
  - Я спрашиваю, что еще ты взял со стройки?
  - Больше ничего.
  - Так. О'кей. Откуда был пожар в том месте, где тебя нашли?
  - Это горели термитные шашки.
  - Кто их поджог?
  Промолчим. По- идее, я не должен знать, как отвечать на этот вопрос, но в это время я уже был без сознания. Ничего не помню. Видимо, кто- то все же дверцу шкафчика открыл. А может и я успел дернуть за ленту.
  - Расскажи, откуда взялись термитные шашки.
  - Я их положил в шкафчик.
  - Зачем?
  - Приготовил ловушку.
  - Для кого?
  - Для Серого.
  - Кто это?
  - Местный бандит.
  - Что ему от тебя было нужно?
  - Вещи.
  - Какие?
  - Все, что я собрал в разрушенных секторах.
  Директор опять не выдержал:
  - Да он издевается! Вы про планы узнайте! Они должны быть у него!
  Но главный, видимо, заинтересовался чем- то другим:
  - Из разрушенных говоришь... А что ты там делал?
  - Жил.
  - Давно?
  - С самого рождения.
  - Ого! Там же никого не осталось.
  Снова промолчим. Прямого вопроса не было.
  - Как ты выжил?
  - Во время пандемии мы были на олимпиаде. А когда сектор закрыли, внутри остались родители. Мы не стали дожидаться их во временном лагере для жителей, а решили сбежать и пробраться домой самостоятельно. Когда на попутках мы добрались до разрушенных секторов, они уже были оцеплены правительственными войсками и во всю горели...
  - Мы? Кто это мы?
  Черт! Прокололся!
  - Я и моя сестра.
  - Где она сейчас?
  - Не знаю.
  - Почему?
  - Ее захватил Серый, когда она пошл на рынок за продуктами.
  - Он стал тебя шантажировать?
  - Да.
  - И что потом?
  - Мы договорились встретиться. Я приготовил ловушку.
  Главный внимательно посмотрел мне в глаза. А потом тихо сказал:
  - Все вон.
  Директор попытался было возразить, но тут же осекся под тяжелым взглядом главного. Когда дверь с легким шорохом закрылась, он сказал мне:
  - А ведь ты не под препаратом. Ты как минимум четыре раза нетипично прореагировал на мои вопросы. Поверь мне, мальчик, у меня большой опыт в таких делах. И мне не составляет труда отличить трезвомыслящего человека от человека под химией. Впрочем, я так же могу понять, когда мне врут. Ты кстати, пока, мне не врал. И это говорит в твою пользу.
  Что я мог сказать на это заявление? Я только молчал и продолжал смотреть на него.
  - Послушай, мальчик. Сейчас возникла очень щекотливая ситуация. Не буду вдаваться в подробности, но от того, как она разрешится, зависит судьба очень многих влиятельных людей. Но мне насрать на них. Мне важнее то, что может серьезно пострадать и наше государство. Поэтому, если есть хоть один шанс, что ты что- то знаешь о судьбе планов, я готов использовать его по- полной. Поэтому давай пойдем на встречу друг другу? Не будем ломать эту комедию с допросом, и терять на нее время. Ты - мне, я - тебе. Без утаек и подвохов. Я даю тебе честное офицерское слово, что позабочусь о тебе и твоей сестре и прослежу, чтобы с вами ничего не случилось. А ты поможешь найти мне планы. Идет?
  Я сдался:
  - Про какие планы вы говорите?
  - Видя, как главный начинает хмуриться, я поспешил тут же добавить:
  - Скажите мне, как они хотя бы выглядят. Может я их где- то видел или вспомню что- то, что поможет их найти.
  Главный помедлил немного, но все же сказал:
  - Планы хранятся на флеш- кристалле в сигарообразном футляре серого цвета. Размером примерно с мой палец.
  Я подавленно замолчал. В упор не помню никаких флешек в своем барахле. Молчание затягивалось. Главный вздохнул. Но прежде чем он что- то сказал, я воскликнул:
  - Стойте! Сумка! Когда я уносил вещи из улья, я прихватил в той же комнате, где лежала полумаска, сумку, точнее кофр, чтобы удобнее было нести барахло. Там внутри на дне и по карманам валялась всякая мелочь, но я в ней не рылся. Там вполне мог завалиться ваш кристалл.
  Главный с сомнением посмотрел на меня. Потом он все же сказал:
  - Если планы действительно там найдутся, то считай, что тебе очень повезло. Очень. А если ты только тянешь время... - главный выдохнул и попытался придать лицу более дружелюбное выражение. - Впрочем, мы же договорились. Не будем судить раньше времени. Пошли.

  Глава 2.

  Я смотрел сквозь стекло маски- респиратора, на то, во что превратилась комната, после поджога моих термитных шашек. Слов не было. В воздухе лениво плавали черные пряди дыма сгоревшей синтетики и стоял мутный смог. Душно было как в бане, а из самой комнаты шибало жаром, как из печки. И это притом, что прошло уже часов пять с момента поджога. Из коридора видно было только, что от шкафа вообще ничего не осталось, а на его месте остались потеки пластобетона и огромная дыра в полу. Из нее до сих пор шел дым и изредка вылетали искры. Сзади подошел главный. Он, кстати, успел представиться как Виктор Дементьевич, пока мы ехали на его бронированной машине в разрушенные сектора.
  - Ты о чем хоть думал, когда полный шкаф термита поджигал?
  Я поежился:
  - Вообще- то, я сам не ожидал такого. По моим прикидкам семнадцати шашек термита должно было хватить ну разве только на то, чтобы шкаф расплавить. Ну, небольшую дыру в полу сделать. Но что бы так...
  - Ага, семнадцать. Это если бы ты поджег семнадцать шашек обычного, строительного термита. А ты случайно не припомнишь, там не было какой- нибудь маркировки необычной или надписей на них?
  - Да откуда я знаю? Шашки как шашки. Большинство желтые. Была пара синих и еще одна крупная, раза в полтора больше обычных. Красная.
  Виктор Деменьтевич выругался сквозь зубы:
  - Красная говоришь. - он поднес ко рту браслет на запястье и сказал в него: - альфа- пять, пришли сюда дрона с пробниками - надо замеры сделать. Тут, похоже, один умник спец- боеприпас запалил. Из тех, что применяются для поражения заглубленных дотов.
  Глядя на мои недоуменные глаза, он сказал:
  - Сплошные сюрпризы от тебя парень. Троих бандитов в одиночку уделал. Натаскал кучу ценного оборудования, которое, по- идее, должно лежать в спецхране под особым наблюдением. Теперь вот выясняется, что у тебя запросто так обнаруживаются военные боеприпасы. И тоже ведь, поди, скажешь, что ты мимо шел, а оно просто "лежало"? А что дальше? Лазер из кармана вытащишь?
  Один из бойцов, стоявших позади, хрюкнул в респиратор. Главный резко обернулся:
  - Альфа- три! Что смешного?
  - Командир, так он уже того, вытащил лазер из кармана- то. Ну, то есть, он у него уже был. - Похоже бойца ситуация откровенно забавляла. Мимо прошелестел на гусеницах дрон, на пару секунд замер у входа в комнату, повертел из стороны в сторону окулярами камер и двинулся внутрь.
  - Подробнее.
  - Мы когда его листопадом приложили, у него в одной руке обрывок ленты был на кулак намотан, а рядом фонарь валялся. Четвертый, когда его подобрал, захотел у фонаря заряд проверить, так чуть руку себе не прожег - это не фонарь оказался, а лазер, под фонарь замаскированный. У него почти весь антилазерный слой прогорел. Хорошо, вовремя опомнился, увел луч в сторону.
  И тут же, как на зло, из браслета командира донеслось:
  - Это альфа- пять, дрон подтверждает использование спец- боеприпаса. И даже примерно его мощность установил. Он уже прошел все этажи и сейчас в подвале в межуровневое перекрытие заглубляется. И гореть будет, по примерным оценкам, еще часа три.
  Я начал оправдываться:
  - А незачем на премиум- модели фонарй военные генераторы ставить! Там мощности как раз как у военного лазера, а фокусирующий кристалл - слабенький. Ну, я и заменил его на кристалл из сварочного аппарата, и ограничения на фокусировку створа луча поправил. Только это все равно не настоящий лазер. У него спектральные характеристики сдвинуты в сторону инфракрасного спектра, чтобы нагревать, а не испарять. И фокусировка хромает: эффективная дальность всего метров пять. А дальше только если поджечь что- нибудь.
  - А спец- боеприпас?
  - Только не смейтесь. Реально, просто на полу лежал.
  Чувствуя недоверие собеседников, я возмутился:
  - Честно! Когда войска эти сектора оцепили, я еще надеялся, что смогу к родителям пробраться по сервисным туннелям. А нужный мне вход был как раз через двор, где они склад устроили временный. Там этих боеприпасов было штабелями! Всех видов. Я и укатил пару штук тихонечко. На всякий случай.
  - Парочку?!
  Язык мой, враг мой!
  - Эээ. Да. Но у меня только один с того времени остался. Остальное я барыге сплавил.
  - Так, адрес барыги?
  Я замялся. Светить человека не хотелось. Он хоть и тот еще жук был, но пока я не прикинул всех последствий, сдавать его властям было не желательно. Мои затруднения разрешил сам командир:
  - Ладно. Это пока не важно. Потом скажешь. Ты лучше скажи, что с кофром стало. Он в этом твоем пожаре не сгорел случайно?
  Я вздохнул с облегчением:
  - Нее, сам хабар находится через несколько помещений отсюда. Напрямую туда можно попасть только через вентиляционные шахты. Но через них только ребенок сможет пролезть. - Я скептически посмотрел в сторону комнаты, где до сих пор возился дрон. - Или уже не сможет. Это нам надо с крыши по лифтовой шахте спуститься - там дыра в стене есть. А нормальные проходы под обвалами давно.
  - Хорошо, показывай. Хотя стой. - главный снял с руки свой браслет и надел на мою руку. - Ты, кажется, любишь всякие технические штучки. Это наручный коммуникатор для офицерского состава. Для гражданской формы одежды. Тебя сейчас должно интересовать только то, что снять его может только авторизованный владелец. То есть я. И что в нем встроен маяк и система автоподрыва - техника все же секретная. Так что надумаешь убежать - найдем. А если надеешься забиться в щель какую- нибудь и отсидеться, я отправлю сигнал, и ты останешься без руки. Это понятно?
  Я только кивнул.
  Главный обратился к одному из бойцов:
  - Передай, чтобы принесли запасной так- шлем. Надоело уже ходить в этом гражданском респираторе и без нормальной связи.
  После того, как я надел на руку коммуникатор, тот автоматически ужал браслет вокруг руки, пискнул пару раз и... выключился: его дисплей погас, а браслет снова ослаб и опять стал безвольно болтаться на моей руке. Я удивленно взглянул на главного:
  - Не работает...
  - А ты думал, - буркнул тот. - Он, с кем попало, работать не будет... Ладно, пока ходят за шлемом, время есть. Как он там настраивался...
  Главный склонился над коммуникатором, включил одним прикосновением, и углубился куда- то в настройки. Периодически, от него слышались какие- то хмыкания, невнятные высказывания в чей- то адрес и прочие комментарии, которые можно очень часто услышать от тех, кто пытается разобраться в технике, в которой сам не понимает ничего.
  Один из бойцов, после 5 минут колупания, все же не выдержал:
  - Командир, а может ну его, этот коммуникатор? Только время теряем...
  Я про себя усмехнулся: а вот зря он это сказал. Теперь их командир из принципа не бросит это занятие. И в самом деле, он только громче засопел - хоть и в респираторе был, а все равно заметно. И продолжил колдовать с настройками. А боец, видимо, ничего не понял и продолжил:
  - Может я техника- оператора вызову из машины?
  На это терпения у главного уже не хватило:
  - Третий! На губе мало сидел? Если. Мне. Потребуется. Узнать. Твое. Мнение. - Отчеканил он, - Я сам тебя спрошу. А пока заткнись. И сходи, выясни, чего они там со шлемом копаются.
  Альфа- три, судя по- всему, не умел вовремя удержать язык за зубами (и как это из него только не выбили?) и начал возмущаться:
  - А что сразу на губу- то? Чуть что, сразу третий виноват... И зачем ходить? Я так, по связи сейчас спрошу...
  - Третий! Выполнять! Это приказ!
  Боец сразу же как- то подобрался, бросил короткое:
  - Есть! - и быстро выбежал из комнаты. Было слышно, как грохотали его тяжелые (как- никак 40 кг навесной амуниции, включая бронник, оружие и нательный комбинезон- усилитель с псевдомышцами) шаги по лестнице. Да уж. А вот не надо было перечить. Я подумал про себя:
  Видимо, попадало третьему достаточно часто, раз с таким рвением побежал.
  Главный, тем временем, бормотал себе под нос:
  - Ага. Понятненько. А мы вот так...
  Я тактично отвернул голову и смотрел в стенку. Во- первых, еще вопрос как он отнесется, что я подглядываю за, в принципе, секретной техникой. А во- вторых, лезть под руку и злить человека явно не стоило. Себе же боком выйдет. Просто глядеть в стенку было скучно. Поэтому я начал раздумывать:
  А вот интересно, дрон из второй машины- грузовика сюда быстро прикатил. Практически сразу, как главный его вызвал. А шлем уже скоро минут 10 как не несут. Чего они его там, не могут найти что ли?
  Тем временем браслет на руке снова дернулся, плотно обхватил руку и главный с удовлетворением выпрямился:
  - Готово! Так, и где эти тормоза ходят?
  И буквально через пару секунд два оставшихся бойца, я так понял альфа- один и альфа- два, как- то резко подтянулись и подняли оружие на изготовку. Издалека донеслись частые приглушенные разрывы. Один перекрыл выход из коридора, ведущего к комнате, а второй подбежал к главному. Тот тут же спросил:
  - Что случилось?
  - Командир, третий докладывает: атакован на выходе из здания. Его зацепили из чего- то тяжелого. Сейчас он укрылся внутри.
  - Что?! Б...ть! Зар- р- раза! - главный со злобой посмотрел на меня, на коммуникатор, который с таким трудом нацепил на мою руку. - Столько времени про...ть! Давай сюда!
  Резкий рывок и через несколько мгновений я потираю руку, а главный кричит в коммуникатор:
  - Третий! Доложить обстановку!
  Из коммуникатора послышался отрешенный голос:
  - Командир. А мне ногу оторвало. Так- комп дает мне еще минут 15. Потом действие стимпака закончится. И все.
  - Кто атакует?
  - Не знаю. Меня на выходе из здания подорвали. Тут какие- то спец средства. Я таких еще не видел. Что- то вроде механических жуков. Очень сильно взрываются. Я сначала не понял что за мелочь, я потом уже поздно было. Сейчас бронник мне стимпак вколол. Лежу. Жду. Пока больше никого и ничего не видно.
  Главный что- то нажал и помрачнел еще больше:
  - Дальней связи нет. Телеметрия четвертого, пятого и шестого молчит. Так- узел в моей машине тоже не отвечает. Третий, ты хоть что- то на улице успел разглядеть? Ведь невозможно без шума пол отделения с техниками положить!
  - Нет, я и выйти- то не успел... А черт! - из коммуникатора послышался треск оружия. - Командир, тут кто- то сунуться пытается!
  - Так. Ставь все гранаты на взвод, минируй ими что сможешь и отползай к нам, сейчас мы тебя подберем и уходим отсюда. Первый, второй, - надо же, угадал, успел подумать я. - Спускаемся за третьим, я и мальчишка его несем, а вы страхуете.
  Потом главный обратился ко мне:
  - Тут еще выходы есть?
  - Только через крышу. Это же типовый проект здания: лестничная шахта, лифт и этажи с гнездами жилых...
  - Без подробностей! Другой выход только через крышу?
  - Да.
  - Покажешь. Вперед!
  Снова раздался приглушенный взрыв, а за ним треск нескольких очередей: третий продолжал отбиваться.
  - Командир, они завесу пустили! - донеслось из коммуникатора.
  - Все, уходи оттуда, сейчас будем. Они на прорыв пошли.
  Здание сотряс строенный взрыв. Время понеслось вскачь. Рывок и вот мы уже в нескольких лестничных пролетах от выхода из здания. Снизу поднимаются клубы густого, черного дыма. На площадке лежит третий, под ним кровавая дорожка. Успеваю про себя удивиться - крови очень не много, для таких ран: одной стопы нет, а броня на ногах изодрана в лохмотья. Главный срывает аптечку с пояса одного из бойцов и крепит ее прямо на поврежденную ногу. Сами бойцы дают несколько очередей и бросают в клубы черного дыма еще одну гранату. Подхватываем с главным Альфу- три и тащим его наверх. Сзади остается прикрытие. В груди гулко бухает сердце: тело третьего в полном облачении весит кабы не за 100 килограмм. Если бы не главный, который прет как танк, я бы и на один этаж такую тушу поднять не смог. Где- то за нами поднимаются первый и второй. Выстрелов не слышно, наверно берегут патроны, да и пока не ясно в кого стрелять: только снизу поднимается и все заволакивает густой черный дым. Главный на ходу успевает бросить:
  - Второй, будем проходить мимо, переориентируй дрона на оборону - поставишь ему в оружейный слот винтовку третьего. - С этими словами главный скидывает с плеча оружие третьего и перебрасывает его бойцу.
  - Надо же, он еще и оружие успел прихватить, - успеваю пробормотать я.
  Рвемся из последних сил, но дым поднимается быстрее. Очень скоро мы еле видим пол под ногами. Снизу опять взрывы, похожие на те, когда подорвался третий. Где- то за нашими спинами, один из еле- еле угадываемых силуэтов сообщает:
  - Командир, дрон критически поврежден, сейчас автоуничтожение сработает.
  Здание и вправду сотрясает еще один взрыв. На этот раз гораздо мощнее предыдущих. Главный не останавливаясь (он вообще устанет когда- нибудь?!) успевает бросить:
  - Будем надеется, что заряда хватило, чтобы обрушить лестничный пролет. Это хоть ненадолго их задержит. - А потом он обращается уже ко мне. - Долго еще?
  У меня еле хватает дыхания, чтобы ответить:
  - Еще этажей десять. Точно не знаю, сбился со счета.
  - Тогда поднажмем. Первый, хватай пацана за шкирку, а то он совсем спекся, и все бегом наверх. Надо выбраться на крышу, там завеса дальше не пойдет - объем слишком большой.
  С этими словами он вскидывает третьего, уже потерявшего сознание, себе на плечи и бежит вверх еще быстрее! А потом меня схватили за руку и потащили со страшной силой. Да так, что я едва успевал отталкиваться рукой и ногами от ступенек, чтобы не упасть.
  И при этом, свободной рукой Альфа успевал периодически снимать, с быстро пустеющего пояса, гранаты и броском крепить их в самых неожиданных местах. Даже к потолку! И судя по тому, что гранаты не падали обратно, у них была какая- то система автозацепа.
  Когда меня буквально выдернули на крышу, я потрясенно огляделся по сторонам. Мы и на лифте, если бы он работал, едва ли поднялись бы быстрее!
  - Парни, вы что, из железа что ли? - только и сказал я, снимая с лица респиратор. Лицо было все мокрое, как и спина. Ноги не держали, а рука, за которую меня буквально выдернули, зверски болела и плохо слушалась. Похоже, я заработал растяжение.
  - Почти, - усмехнулся главный. - А вот респиратор я бы на твоем месте не стал бы снимать. Эта завеса, хоть и полицейской модели, но дышать ей, все же, не рекомендуется.
  - Да что это за фигня такая вообще?
  - А "фигня" эта, одна из недавних разработок. Точнее, в спец подразделениях ее летальные аналоги используются уже несколько лет, а вот в полицейские подразделения она поступила недавно. Если коротко, это взвесь управляемых диффузных микроботов с генераторами задымления. Заодно она глушит неавторизованные личные сканеры и оказывает негативное влияние на незащищенные органы дыхания.
  Я вспомнил про сестру, которая должна быть где- то в здании (если только не перебралась в другое место) и мне стало за нее страшно:
  - Это смертельно?
  - Конкретно эта завеса - нет. Максимум - тремор конечностей, парализация и потеря сознания. Это же полицейская модель. Все равно приятного мало.
  - А чего она дальше не идет, - указал я рукой на кляксу дыма, который растекся кляксой метров десяти в диаметре по крыше и встал на месте. Клубы дыма лениво колыхались, но упорно не хотели подниматься выше, к своду межуровневого перекрытия.
  - Завеса стремится сохранять концентрацию, а мы сейчас слишком далеко от управляющего генератора. Где- то они все же застряли. - Снизу еще раз бухнуло. - Ага, на гранаты нарвались. Немного времени у нас есть. Показывай, где эта твоя шахта лифта. Первый, спрячься и следи, не появится ли кто- нибудь на крыше. Второй, много гранат осталось?
  - По нулям, командир.
  - Возьми у первого и заминируй ближайшие выходы на крышу, потом сядешь у лифтовой шахты и будешь нас ждать.
  - Принято.
  Первый отдал гранаты и скрылся в нагромождении труб вентиляционного короба на крыше. Там он включил режим маскировки. Колыхающееся марево очень быстро покрыло всю его фигуру и очень скоро, не зная куда смотреть, обнаружить его уже было невозможно.
  Главный подтолкнул меня в спину:
  - Хватит глазеть, показывай куда идти.
  - Эээ... Капитан, на крышу, можно подняться еще только в одном месте. Все другие завалены обрушившимися перекрытиями. Тут здания все в основном только за счет силового каркаса держатся. А то здание, где мы сейчас, еще в хорошем состоянии, по сравнению с другими...
  Главный секунду подумал и потом с сомнением сказал:
  - Хитрый ты какой- то. Продуманный... И входы- выходы все заранее присмотрел. Не нравится мне это...
  - Так ведь у меня тут склад вещей. Естественно, я все излазил, прежде чем барахло сюда перенес, - сказал я с возмущением. А про себя добавил: - Ну, не совсем все. Но большую часть! Только знать им об этом тоже не стоит.
  - И где второй подъем?
  - Вон в том, соседнем подъезде. Но не через лестничные пролеты, а снова через лифтовую шахту. По сервисным скобам можно опуститься до третьего этажа, а уже оттуда, по лестницам, выбраться на улицу.
  - Ок. Второй, заминируй шахту. А мы прогуляемся до "склада".
  А дальше начался спуск. В выжженных секторах во всех зданиях лифты были штатно опущены на первый этаж, но в некоторых случаях они остались где- то посередине здания, заклиненные аварийными тормозами. К одной из таких лифтовых кабин мы, как раз, и приближались. Морщась от боли в растянутой руке, я спустился по скобам до самой кабины а потом осторожно перебрался в вертикальный разлом стены, тянувшийся вдоль нескольких этажей. Уже забираясь в него, я еле успел опомниться и быстро крикнул главному:
  - Тут осторожнее, не вставайте на крышу кабины - я разобрал тормозные колодки, она на соплях держится.
  - Еще одна ловушка?
  - Типа того...
  - Он только хмыкнул. И осторожно пробрался за мной:
  - Больше ловушек нет?
  - Нет. Просто хорошо спрятано.
  Я быстрым шагом выбрался в общий коридор и пошел в его дальний конец. В голове крутилась мысли о сестре:
  Осталась ли она на месте? Или ушла ли куда- нибудь? Что с ней было? Все ли с ней в порядке? Почему, в конце концов, я не услышал от нее ни слова?! - эти и подобные им мысли здорово меня грызли. - Проще прийти и самому все увидеть. Хоть какая- то определенность... - сказал я сам себе. С этими мыслями я подошел к стеллажу у стенки, снял полки и вынул заднюю стенку:
  - Нам сюда.
  Потом я зашел внутрь. Лели не было...
  - Леля! Ты тут?! - прокричал я. И напряженно стал прислушиваться. А в ответ - только тишина. Слышно только шорох камушков под массивными ботами главного.
  - Кто такая? - тут же спросил главный.
  - Сестра...
  - Ты же говорил, что не знаешь, где она.
  - Так и есть. Не знаю. Серый с ней пришел. Я вынудил его отправить Лелю по вентиляционной шахте "за вещами". А потом... Разобрался с ними. Что дальше с сестрой, без понятия. Она в шахте осталась. Шахта сюда ведет. Я надеялся, что она тут осталась...
  - Разобрался... Хм. Все бы так "разбирались". Планы тут?
  Должны быть... Хотя... Вещи уложены по- новому. Прибиралась значит... Сейчас разберемся.
  Я принялся рыться в вещах. То, что вещи теперь были аккуратно рассортированы и разложены по местам - радовало. Леля была известная аккуратистка, а значит, до этой комнаты она добралась без приключений. И в нормальном состоянии. Коли решилась заняться приборкой. Я заметно повеселел. Даже такая малость, а на сердце гораздо легче. И плевать, что в результате наведения порядка, нужное фиг найдешь.
  - Чего ты копаешься?
  - Да сестра, тут приборку устроила. Поди теперь, разберись, что где. Ничего, это мы мигом!
  И я, что- то напевая себе под нос, стал с грохотом выгребать содержимое, полок и ящиков, вытряхивать содержимое сумок и разбрасывать все по полу ровным слоем. Комната возвращалась к первозданному виду. Тем временем главный связался со своими бойцами по коммуникатору:
  - Первый, второй, что у вас?
  - Альфа- один, все чисто. Несколько минут назад слышал отзвук взрыва. Видимо, кто- то внизу нарвался на еще одну из наших закладок. А еще завеса только что начала обратно втягиваться.
  - Гляди в оба. Второй, у тебя?
  - Альфа- два, чисто.
  - Принято. Мы скоро будем. - главный выключил коммуникатор. - Ты еще долго?
  - А кто его знает, - беззаботно ответил я. - Сами видите, барахла много.
  - Ты же говорил, что всего один кофр со стройки украл.
  - Ну, во- первых, не украл, а спас от порчи и погребения под завалами. Чистые там хорошо потрудились. А во- вторых, я же не только со стройки вещи добывал. Все здесь - это средство для моего с сестрой выживания. Кормиться с чего- то нам ведь надо было? Так что...
  - Зубы мне не заговаривай. Планы нашел?
  - Видите - ищу же. А вы разговорами только отвлекаете, - я ни на секунду не прекращал разбрасывать вещи по комнате. У меня была надежда, что сестра где- то могла оставить записку. И уходить отсюда, пока я все не перерою, я не собирался.
  - О! А вот и кофр! - он оказался аккуратно сложен на дне одного из ящиков, куда Леля, видимо, решила сложить всякие ненужные сумки. Кофр оказался девственно пуст. В том числе и всяческие боковые карманы и кармашки. Я обыскал его еще раз. Хорошее настроение куда- то улетучилось.
  - Планы там?
  - Нет. Она их, наверно, куда- то переложила. Ничего, сейчас найдем... Так. Куда она могла их положить? - в моем голосе оптимизма было куда больше, чем я ощущал на самом деле. Я еще раз оглядел комнату.
  - Здесь наверно... - я поднял с пола небольшой ящик со всякой мелочью. - Посмотрите, там нет вашего флеш- кристалла?
  Главный, буквально впился глазами в ее содержимое. И тут же, не тратя время на перебирание всякого хлама, выудил оттуда черную пластинку. Я спросил:
  - Оно?
  - Сейчас узнаем, - он приложил ее к контактной пластине своего коммуникатора и начал что- то на нем набирать. А потом, я даже почувствовал в его голосе вздох облегчения, сказал: - Повезло тебе. Так! Первый и второй, цель достигнута. Смотрите в оба. Готовьтесь к отступлению. А ты мне вот на какой вопрос ответь: как отсюда можно незаметно выбраться?
  Я задумался:
  - Через лифтовые шахты точно не стоит соваться. Через них в любом случае на улицу через подъезд попадем. А они все на виду. Можно через мусоропроводы в подвал попасть. Там в одном месте напольные покрытия разошлись - можно попасть в фермы межуровневого перекрытия и уже оттуда - на нижний уровень. Но там метров 50 высоты. Просто так не спрыгнешь. А у меня всего один нанотрос. Один еще сможет спуститься, держась за катушку, а вот остальные изрежутся.
  - Гуд. У бойцов штатные карабины есть для работы с нанотросами, а мы с тобой как- нибудь вдвоем удержимся. Откуда лучше спускаться?
  Мне очень не хотелось уходить, не выяснив, где сестра. А вдруг она попадется в руки к этим... тем, кто на нас напал? Поэтому, я, чтобы выгадать время, сказал:
  - Можно отсюда попробовать, тут вроде мусоропровод не забит. Смотреть надо.
  - Так смотри!
  Я поднял с пола катушку:
  - Уже бегу. Это просто что бы не возвращаться, - сказал и понял, что опять сделал глупость. Можно же было как раз за тросом вернуться. Что- то я в последнее время творю что попало. Надо собраться!
  Однако нашим планам незаметно исчезнуть из здания не суждено было сбыться. В действие снова вступили неизвестные:
  - Берегись! - гаркнул главный и одной рукой буквально вышвырнул меня из комнаты. Да еще с такой силой, что я от всей души впечатался в противоположную стену коридора. За моей спиной захлопнулась дверь:
  - Они снова жуков пустили! На этот раз по вентиляции!
  Затам главный прокричал в коммуникатор:
  - Внимание! Нас атакуют! Первый, смотри в оба! Второй, спускайся к нам - встретишь. На лифт не вставай - рухнет.
  Однако и к шахте нам тоже не удалось прорваться. Многострадальному зданию, видимо, было суждено испытать на себе еще не один взрыв. На этот раз взорвалась стена в дальнем конце коридора недалеко от лифта. И тут же из пролома повалил черный дым.
  - Черт! Тут еще выходы есть?
  - Нет.
  - А помещения без вентиляции? Ну! Быстрее соображай!
  - Обычно в тупике всякие кладовки устраивают. Это вот тут, - ткнул я в сторону ближайшей двери. - Там, наверно вентиляцию не делают.
  - Наверно! Живее, если жить хочешь!
  Главный затолкнул меня внутрь, забрался сам и захлопнул за нами дверь. Мы погрузились в темноту, которая, впрочем, быстро была рассеяна светом из коммуникатора - его дисплей, оказывается, мог работать в режиме голопроектора и обладал достаточно сильной светимостью. В руке у главного появился пистолет. Я даже не понял, когда он там оказался. Модель пистолета была незнакомая. Наверно, очередная секретная штучка. Впрочем, по характерной форме, было видно, что это пистолет с раздельным боезапасом: отдельно пули и отдельно емкость с жидкой взрывчаткой. Это немного утешало, так как, обычно, в таком оружии боезапаса бывает втрое - вчетверо больше чем в патронном.
  - А теперь сиди тихо. За нами все равно кто- то из людей придет. Им планы нужны, а жуки умеют только взрываться. Носить они не умеют.
  - А что им мешает сначала нас взорвать, а потом обыскать тела? - резонно спросил я.
  - Ничего. А теперь заткнись, - прошипел главный. Потом он прошептал по связи. - Второй, замаскируйся, и из шахты пока не выбирайся. Будешь действовать, когда стрельба начнется. Мы в дальнем конце коридора в кладовке. Всех остальных - вали. Будет возможность - одного оглуши из удава. Понял?
  - Понял.
  - Первый, спустись где- нибудь в сторонке и поищи на этажах уцелевшие мусоропроводы. По ним можно в подвал попасть, а из подвала есть лаз на нижний уровень. Сможешь выбраться сообщи, что планы у меня и что мы попали в засаду с применением полицейского спецснаряжения.
  - Принято, командир.
  - И еще, выберешься на нижний уровень, проверь дальнюю связь. Глушилка может там уже не работать.
  - Есть!
  Затем потянулись томительные минуты. За дверью был слышен тихий цокот маленьких железных ножек по пластобетонному полу. Под дверь потихоньку сочился дым и видимость становилась все хуже и хуже. Главный насторожился и прислушался. Я, напрягая слух, тоже смог разобрать тихие шаги. Причем шаги приближались, нигде не останавливаясь!
  У самой двери они остановились. Главный взял пистолет на изготовку. Из- за двери раздался голос:
  - Виктор Деменьевич, хватит сопротивляться. Все равно у вас ничего не выйдет, нас больше и мы лучше вооружены.
  В ответ главный выдал несколько коротких очередей на уровне головы, ног и пояса. А потом добавил еще несколько очередей прямо сквозь стенную панель. Тут же стена стала крошиться от пуль летящих в нашу кладовку с другой стороны. Я ничком упал на пол, а главный только присел и, не останавливаясь, стал стрелять уже почти прицельно.
  Комната быстро наполнилась дымом, но главный все же кого- то смог зацепить. Стрелять по нам перестали. Впрочем, во время стрельбы, на меня чем- то брызнуло и, когда я стирал брызги с лица, то на вкус почувствовал что- то соленое. Кровь. Видимо главного тоже зацепило.
  - Вы как? - прошептал я.
  - Бывало и хуже. Второй - ответь.
  В ответ молчание. Главный посмотрел телеметрию на экранчике. В густом дыме его приходилось подносить к самым глазам.
  - Черт! Второй в отключке. Его чем- то достали. Первый, вне пределов досягаемости. Ну что же парень. Видимо мы с тобой отстрелялись. Сейчас они снова жуков пустят, а у нас не дверь, а сплошное решето...
  Я стал напряженно прислушиваться к зловещему цокоту. Но вместо него услышал странно знакомое шипение. Пока я пытался вспомнить, что оно означает, главный дал еще несколько очередей в коридор. Шипение не смолкло. И лишь когда я услышал звонкий щелчок отсечки опустевшего пенала, я сообразил, что это мне напоминает:
  - Пеноклей! Капитан, не стреляйте! Это пеноклей! Там разливают пеноклей!
  - И что?
  - А то что жуков можно теперь не бояться - они все прилипнут! В коридоре сейчас наверно кубометров шесть сверхпрочной клейкой пены!
  Снова раздалось шипение.
  - Уже больше! Это наверно сестра! Леля! Это ты? Ты слышишь меня?!
  В ответ - ни звука. Только равномерно шипение.
  - Леля! Не молчи!
  Тишина.
  - Леля! Ты не можешь говорить?
  И опять тишина.
  - Дурак! - выругал я сам себя. Если она не может говорить, то как она ответит?
  - Леля! Тут опасно! Уходи отсюда! Мы как- нибудь выберемся!
  - Хорош надрываться, - оборвал меня главный. - Ты нас выдашь. Выстрелят на звук и ...
  Ослепительная вспышка в голове. И второй раз за день я теряю сознание...

  Глава 3.

  Очнулся я в палате. На соседней койке сидела сестра. Первое что я от нее услышал:
  - Очнулся вояка?
  - Леля! - я не смог сдержать радости в голосе.
  - Что Леля? Всю жизнь Леля. Наломают дров, а я потом за вами разгребай.
  Тем не менее, ворчащий тон сестры моего оптимизма не убавил.
  - Что с тобой было- то?
  Не знаю, но сестра как- то легко успокоилась и обошлась без выговаривания всего накипевшего. Может причиной тому изначально крепкие нервы (сестра за те несколько лет, что мы жили одни, ни разу не срывалась и все время поддерживала и подбадривала меня), а может, ее успокоило, что мы снова вместе и самое страшное позади... Но далее она заговорила более больше по делу. Не без подколок, но все же.
  - Да так. Вас, мужиков, спасала. Вот этими маленькими детскими ручками!
  Леля помахала перед моим лицом забинтованными ладонями.
  - Это откуда у тебя?
  - Да все оттуда же. Ты, когда в следующий раз надумаешь меня в вентиляционную шахту послать, хотя бы проверь ее сначала на предмет наличия вентиляторов принудительной воздушной циркуляции.
  - Да как я проверю? Я же туда не помещаюсь. До куда заглядывал, все нормально было.
  - Вот именно, что докуда.
  - Так как ты вообще пролезла?!
  - А так же, как сервисные боты: выворачиваешь осевое крепление и складываешь диафрагму с лопастями. А потом протискиваешься в такую мааааленькую дырочку.
  - Черт...
  - А это еще не все. Потому что сразу за вентилятором тот самый сдохший сервобот лежит. Которого, потом, толкаешь до ближайшего ответвления. И не повернутся... Я там чуть с ума не сошла...
  - Черт, черт, черт!
  - Ладно, проехали. Сама идея, наверно, неплохая была. Если не учитывать, что на меня поводок надели. Хотя я его, точно бы где- нибудь заклинила. И фиг бы они меня оттуда выволокли. Но не ужели ты думал, что оставила бы тебя с этими зверями одного?! - последние слова сестра чуть не прокричала. Но, видимо вовремя спохватилась и сдержала тон.
  - Это- то, как раз, не самое страшное было. Главное тебя подальше убрать. Дальше все легче было. Я за тебя больше боялся. А бандиты... Нету их. Считай сразу их и кончил.
  - Ну да, ну да. - покивала она. - Хорошо, я слышала, что ты там кричал мне что- то. А так, сам подумай - одна в тесной шахте, на привязи. Сзади кто- то истошно орет. Чуть не уделалась. На полном серьезе.
  - Я же тебя почти сразу окликнул.
  - Да маладец. А потом обратно послал. А потом взорвал что- то. Я же там чуть не зажарилась. И все, пропал. Знаешь, чего я только не передумала, пока одна там сидела?
  - Это уже не от меня зависело. Там какие- то бешенные военные прибежали. Какие- то планы искали.
  - Какие- то? - Леля натуральным образом заржала. - Какие- то?! Посмотрите на него!Тут уже паника государственного масштаба, а он говорит "какие- то"?
  - Ладно, не валяй дурака. Хорош ржать. - мне стало немного обидно. - Я на самом деле не знаю, что за планы такие, что все вокруг них так и носятся.
  - Да я уж поняла, что не знаешь. - и уже более спокойным тоном Леля продолжила, - Меня ведь, на самом деле, из- за них и прихватили. Сначала дущу вынули, "что да как", все про них спрашивали, а потом, когда я одного укусила, еще и рот заклеили... Хорошо не прибили сразу...
  - Погоди, заклеили?! Это как?
  - Так. Обычный диффузионный клей.
  - Вот сссуки... - только и смог прошипеть я. - Там же проникновение в ткани на молекулярном уровне... Это же навсегда...
  - Ну, не все так мрачно. Со мной так жаждали поговорить, после того, как я вас вытащила, что прямиком, на одной машине с их шишкой, в этот госпиталь отправили. Тут и не такое могут. Видел бы ты их автоклавы... Ммм... Песня!
  - Это ты нас вытащила?! Стой! Погоди, не отвечай! Это сколько я здесь лежал в отключке?
  - Пару суток где- то. Тебя сначала в бак засунули - выводили какую- то химию из твоей крови, А потом в регенератор плюс что- то связанное с процедурами по нормализации биотоков мозга.
  - Ничего себе...
  - Мне доктор шепнул, что тебе повезло еще. Люди и после одного применения нейродестабилизирующих спецсредств инвалидами становятся. А тут дважды, за короткий срок. Да еще химией тебя какой- то в промежутке накачивали. Тоже мало приятного, смотреть, как ты в баке плаваешь и думать, нормальным ты очнешься, или идиотм. Если вообще очнешься...
  Я сглотнул подступивший комок к горлу:
  - Обошлось ведь...
  - Да знаю я. Ты и не такое выдержишь, Хрисаф Олегович.
  Я поморщился:
  - Могла бы и не напоминать. Ладно, так что там, с вытаскиванием?
  - Интересно? Как маленькая девушка спасла несколько здоровенных лбов от толпы разъяренных бандитов?
  - Давай уже рассказывай.
  - Нет, тебе правда интересно? И ни капельки не стыдно, что вас спас, считай, ребенок?
  - Ну не томи уже.
  - Ладно. Так и быть. Расскажу, - я приготовился слушать. - Только ты мне будешь должен!
  - За что?
  - За спасение себя любимого от смерти из- за неудовлетворенного любопытства!
  - Вот зараза мелкая, - я усмехнулся. - Все уже. Хорош дурачится. Осознал, проникся и тому подобное. Глаголь.
  - Надо бы тебя еще помучить. Хотя, ты же у нас больной. Ладно, сделаем скидку на это. В общем- то, история не сложная. Меня, когда рот заклеили, уже, считай, со счетов списали - особо не таились. Прямо при мне главный у бандитов, Серый кажется, с кем- то по телефону говорил. Как раз по- поводу этих планов. Много я не разобрала, только поняла, что кто- то очень серьезный их потерял и на уши поставил всех местных бандитов - мол кровь из носу, но найти, у кого они могут быть. Иначе головы полетят у всех. А этот самый Серый, чтобы прикрыться, успел настучать про тебя, что есть тут один - ползает по запрещенным зонам и тащит все, что ни попадя. Вот его и прижали: приказали найти тебя и доставить. А тебя все нет и нет. А время идет. Вот бандиты на меня и вышли, когда я на барахолку за продуктами выбралась.
  - Как- то ты издалека начала.
  - Да не торопи ты. Это я все к тому, что тут несколько интересов замешано. Тот, кто потерял планы, старался сам их найти через бандитов. Мол, сам потерял, сам и нашел. А так эти планы еще и спец службы всякие искали.
  - А, ну понятно, чего они тогда друг на друга засады всякие устраивали.
  - Не знаю, я только за здание, где вас спасала, поручиться могу. С тобой- то туда военные приехали. А вот с нападавшими интереснее.
  - Ну?
  - Попался! На рифму не нарывайся, да?
  - Леля! Ну хватит уже подкалывать!
  - Короче. Там с бандитами были еще какие- то силовики. Без понятия кто. Или частная служба безопасности, или полицейский отряд или еще кто. Да и не важно это. Важно то, что они прибыли со снаряжением, которое обычным бандитам в руки попасть никак не может.
  - А как ты это вычислила?
  - А я взяла твою маску, нашла дырку в стене, устроилась там. Потом настроила ультразвуковой сканер на узкий луч и немного подкрутила частотный диапазон. И слушала, как они ругались. Те, что со спец подготовкой, все время посылали боевиков вперед в здание. А боевики в ответ ругались, что теряют людей и вообще всячески изворачивались, лишь бы подольше ничего не делать. Спрашивали, почему нужно лезть под пули, если можно послать вперед "тараканов".
  - Тараканов?
  - Ну, знаешь, мелкие такие роботы. Ползают даже по потолку, а вместо брюшка разные заряды стоят. Вас, кстати, в кладовке глушащими зарядами именно эти тараканы и приложили.
  - Что же ты тогда нас не предупредила, если все слышала?
  - Как? Это я сейчас с тобой мило разговариваю, а тогда у меня рот и зубы склеены намертво были и адско болели. А пролезать в проходы между обрушившимися этажами и перекрытиями дело тоже не быстрое. И потом. Откуда я знала, что можно доверять тем, с кем ты приехал? Может они тебя точно так же поймали, как меня бандиты до этого?
  - Да уж...
  - В общем, взяла я пеналы с пеноклеем, монтажный пистолет с картриджами и спряталась в вентиляционной шахте - посмотреть, что дальше будет. При определенном везении можно было бы всех в пену упаковать, а дальше - как дело пойдет. Но получилось, как получилось. Постоянные взрывы, дым этот дурацкий, из- за которого ничего не видно было - на одной маске и выехала. Через нее же увидела электронику тараканью. Они, видимо, под конец уже плюнули на бандитов и все, что было, послали. Я, первым делом за собой проход залила, чтобы со спины не подобрались. А потом коридор стала обрабатывать. Но, видимо, кто- то к вам все равно успел проскочить.
  - А потом?
  - А потом я один за другим опустошала пеналы, пока пена до потолка коридора не поднялась. Подождала, пока она не схватится и спустилась. На остатках последнего пенала залила последних тараканов и пошла тебя спасать. А там ты с каким- то мужиком валяешься в отключке. А рядом труп. Хорошо я в этом дыму только тепловые контуры видела, а то прополоскала бы желудок. А дальше - дело техники. Монтажный пистолет, он и резать может и сваривать и склеивать и... ну да сам знаешь. В общем, пока там с той стороны решали, что с застывшей пеной делать, пока за взрывчаткой ходили, я сидела, пол ковыряла. А потом, как ты сам советовал - дотащила вас волоком до мусоропровода и в него скинула.
  - Сумасшедшая...
  - Сам дурак. Ты хоть знаешь, как они устроены?
  - Эээ...
  - Вот тебе и "Э"! Хорошо я первым того мужика затолкала - догадалась, что на него тебе, если что, мягче падать будет. Потом тебя, а потом сама полезла. Тоже мало приятного, знаешь: ползешь, упираясь в стенки ногами и руками, чтобы не рухнуть. Что внизу - не известно. И, если что, то обратно наверх у меня уже сил вылезти не будет. Не говоря о том, чтобы вас обратно вытащить...
  - Ну, ведь закончилось нормально все?
  - Хм. Закончилось, да. Только не так, как ты планировал. Застряли вы в пробке мусорной. - Леля помрачнела, вспоминая нелегкие минуты. - А я ведь чуть не завыла, когда до вас спустилась. Два мужика, вокруг стены сплошные, выход неизвестно где наверху... Минутку себя жалела, а потом начала стену резать из монтажника. Опять же, не будь на нас всех респираторов, там бы все и задохнулись.
  - Сурово, - представив себе, как все это было, и что бы я чувствовал на ее месте, мне стало как- то не по себе. - Потом ты и нас вытащила, да?
  - Размечтался! Тебя бы я, может быть, еще бы и вытянула. И то не факт. В общем, я вас там оставила. Отдыхать в мусорке. К тому же вы такие спокойные были. - Леля хихикнула. - А сама полезла искать выход, чтобы подмогу привести. Собственно, дальше уже не так интересно. Пока я осторожно ползала по зданию, в поисках безопасного выхода, спецназовцы прочухались и прислали кавалерию.
  Я, вспомнив, приказ главного одному из своих бойцов, уточнил:
  - Это не они прочухались, а один из бойцов все же выбрался за пределы глушилки и связался со своими.
  - Да? Ну не важно. В общем, приехали, оперативно кого постреляли, кого так упаковали, а потом пробились на этаж с мусоропроводом, где ты с их главным в отрубе лежал, проделали в нем еще одну дыру и вытащили вас оттуда.
  - А ты?
  - А я вместе с вами была.
  - Эээ... Зачем?
  - А ты сам подумай: приехали, объявили по громкой связи, что идет военная операция и что кто не сдастся, будет немедленно ликвидирован. А потом элементарно начали расстреливать здание. Брр... Как вспомню, так вздрогну. Ужас! Пули, которые пробивают здание насквозь! В общем, я решила, что лучше я с вами посижу - если они приехали, за тем мужиком, что с тобой там был, то стрелять по нему точно не будут. К тому же не забывай - я тогда говорить не могла. Только представь, из здания, навстречу нашим бравым военным, выскакивает девочка и молча бежит к ним. Причем на окрики не реагирует, а только руками размахивает. Ты бы так рискнул? Я - нет.
  Я откинулся на подушку, заново проигрывая всю ситуацию. Смог бы я поступить в такой ситуации лучше? Не знаю. А вообще сестренка - молодец! Не растерялась, не отчаялась. Если бы не она, то еще не известно, как бы повернулась ситуация. Потом выдохнул и сказал:
  - Какая же ты, у меня все- таки молодец!
  Рот у Лели расплылся до ушей:
  - Ты еще меня на руках носить должен будешь, когда узнаешь, что я всю твою инфу к себе сбросила.
  - К себе? Стоп, погоди, какую еще инфу?!
  - Ну, я там у тебя немного прибралась. И попутно всю информацию с флешек и со всех миникомпов во всяких устройствах и к себе переписала - чтобы не пропало, если что. Я же знаю как ты, начинаешь сопеть, когда теряешь какие- то настройки или файлы важные.
  Я оцепенел. Леля, увидев мои округлившиеся глаза, взволнованно спросила:
  - Что, еще что- то надо было переписать?
  Я все так же тихо, почти шепотом, переспросил:
  - Ты что, вообще ВСЮ инфу переписала?
  - Ну да.
  - И с флешки, такой, как черная небольшая пластинка?
  - Ага, и с этого старья тоже. Только я так и не поняла, что там за протокол был - она тупо не давала доступ на чтение. Пришлось на низком уровне копировать. Я глянула одним глазком - какой- то мусор. Или, может, зашифровано просто - я разбираться не стала.
  Я только и смог выговорить:
  - Пипец...
  - Да что случилось- то?
  - Ты те самые злополучные планы скопировала...
  Комната погрузилась в молчание. Потом я опомнился:
  - А ты уверена, что в этой комнате ничего не пишется?
  Леля оглянулась по сторонам:
  - Да не должно вроде. Это же палата- стационар. Тут если и пишут, то только биометрию и то, нужно быть подключенным к ней.
  Я облегченно выдохнул:
  - Да? Ну тогда ладно. Ты только не пугай так больше, ладно?
  А потом мы с сестрой просто сидели и вспоминали. Кто что делал, и что с нами происходило за прошедшую (всего- то!) неделю. А по насыщенности событиями, так кажется, что и целый год прошел. И это при том, что и до этого жизнь, а точнее выживание, были у нас не из легких - событий и хороших, и плохих, хватало и до этого.
  Так мы и просидели несколько часов, то разговаривая, то смеясь, то хмурясь, а иногда и просто молча. На вопрос: "а что, за нами так никто и не придет?", Леля только рукой махнула:
  - У них там пока свои разборки. Тот мужик, что с тобой был, почему- то сначала хочет лично с тобой поговорить, но пока, видимо, занят очень. За нами тут пока медсестра, да дежурный врач приглядывают.
  - Странно, а я думал тут у военных все как- то строже должно быть что ли...
  - Может в других корпусах и другие порядки, только мы сейчас с тобой в социальном корпусе.
  - То есть?
  - Так сначала, когда нас только- только привезли, над нами сначала как над членами совета тряслись: меня вообще сразу же в автоклав сунули - рот лечить. Я даже боюсь думать, сколько стоит такая операция: разложить и вывести клеевую структуру при помощи нанодизассемблеров, а потом еще и залатать зубы, губы и десны. Очень уж им хотелось от единственного человека, что в сознании был, услышать, что же там происходило.
  - Так радоваться надо - халява же!
  Леля вздохнула:
  - Халява, то халява... Только ведь они не для меня старались - вон и руками даже не занимались, - она махнула одной из своих забинтованных ладоней и замолчала.
  Я тоже промолчал. Да и что тут говорить? Так и сидели. Пока Леля не подскочила:
  - Ладно, я пойду, белому камню поклонюсь - а то с этими бандитами наголодалась. А есть мне пока не разрешают - зубы могу повредить. Бульонами поят. Приходится каждые несколько часов в комнату раздумий бегать. Не скуачй!
  С этими словами Леля выскочила из палаты и в дверях столкнулась с Виктором Дементьевичем.
  - Ой!
  - Так девушка, вы, действительно, погуляйте пока, а мне надо переговорить с этим молодым человеком.
  Он обернулся и приказал сопровождающим:
  - Стойте здесь и никого не пускайте!
  Я молча глядел, на то, как он заходит в палату, закрывает дверь и усаживается на соседнюю койку:
  - Ну что, молодой человек, задал ты мне головоломку.
  Я молчал. Он внимательно изучал меня, что- то тщательно обдумывая в своей голове.
  - Ничего сказать не хочешь?
  - А что я могу сказать? Как вы решите, так и будет.
  Главный усмехнулся:
  - Верно думаешь. Только ведь я еще ничего не решил. - потом он, видимо, приняв для себя какое- то решение, сказал: - короче, есть одна небольшая проблема. И сейчас мы ее с тобой решим.
  Я подобрался на кровати:
  - Нет человека - нет проблемы?
  Главный усмехнулся:
  - Ну что ты, я ж не людоед какой, с детьми воевать. Успокойся, ничего с ни с тобой, ни с твоей сестрой не будет. А вот что с вами дальше делать - вот это вопрос. Никто вас теперь из поля зрения не выпустит - уж больно близко с государственной тайной вы терлись. Так что сам понимаешь, просто так отпустить мы вас не можем. Да и куда вы пойдете? Снова бомжевать, вещи воровать?
  - Мы никогда не воровали!
  - Ну да, я знаю: "оно просто лежало", слышал уже. Ладно, не ерепенься, слежку за вами устраивать никто не хочет, да и в приют сдавать тоже - не тот там уровень контроля. Можно, конечно, в колонию для проблемных подростков вас определить, мне так и советовали, кстати. Но тут еще два соображения мешают.
  Видимо, Виктор Дементьевич, просто рассуждал вслух, чтобы озвучить свои сомнения и придти к окончательному решению.
  - Во- первых, вы, как- никак, спасли мне жизнь. А такие долги я забывать не привык. А во- вторых, - главный задрал рукав пиджака и показал коммуникатор. - Узнаешь? Я ведь тогда купился на твою наглость. Мол, надо же, какой- то салабон, а в технике разбирается на уровне спеца, да еще и с выдумкой. И бандитов укоротил, и боевой лазер из подручных средств собрал... В общем захотелось и мне как- то тебя обыграть. Повел себя как точно такой же салага.
  Я недоуменно смотрел на то на него, то на коммуникатор.
  - Не понимаешь?
  Я помотал головой.
  - Ну хоть что- то. А то я думал, что ты видел, что я делал и тихонько про себя ржал. Ладно, в общем, дело такое: тогда, в здании, коммуникатор тебя упорно не признавал за правомочного владельца, мол, уровень доступа у тебя не тот и вообще ты не пойми кто. Так я твою биометрику временно занес в офицерское сословие - есть у меня такое право, внеочередное звание присваивать в боевых условиях. Заявка потом, конечно, рассматривается комиссией, плюс еще аттестация самого кандидата на повышение... Но ты- то вообще никто! Я потом планировал заявку отменить, но меня оглушило и сделать это вовремя я не успел. А когда нас вывезли, коммуникатор установил связь со штабным сервером и скинул туда эту заявку. И теперь ее уже не удалить!
  - А я- то, что могу сделать?
  - Ты? А вот это мы с тобой сейчас и решим. Офицерское сословие тебе, конечно, не светит, но варианты, все же есть. Пока не истек двух недельный срок до рассмотрения, я могу заявку корректировать.
  - И какие у меня варианты?
  - Собственно, вариантов у тебя не так много. Особенно если учитывать, что за вами теперь присмотр нужен. Я могу оформить заявку на твое поступление в кадетский лицей - там ты и под присмотром будешь и может быть, если повезет, выслужиться и до офицера.
  Я, стараясь не выдать свои чувства, спросил:
  - А еще варианты есть? Ну просто, чтобы знать, из чего выбираю?
  Видимо, главный все же что- то понял по моему лицу, потому что в ответ я услышал:
  - Что, не нравится военная карьера?
  - Да нет, Мне бы, что- то, чтобы я с сестрой вместе был. Нас же только двое и осталось. Кадетов, насколько я понимаю, вообще отдельно селят в общежитие и с режимом там очень строго. А сестру я одну не оставлю.
  - Гм. Понятно. Ладно. Есть и второй вариант. Я могу протолкнуть тебя, с сестрой вместе, в колониальную программу: военное ведомство тоже в ней очень плотно участвует и своя табель о рангах там тоже есть. Пойдешь на комиссию, как кандидат в "колониальные офицеры". Тоже, считай, закрытое учреждение, и там вы точно постоянно будете под контролем. А дальше - как сами себя проявите. Можете всю жизнь просидеть на Земле, а может на "колонисте" через несколько лет улетите.
  Я уставился в потолок. Космос. Иногда, правда, достаточно редко, я выбирался на верхние уровни улья и, если везло с погодой, смотрел на бездонное звездное небо... Пока человечество еще только топталось в солнечной системе: всего несколько постоянных баз на самообеспечении в разных уголках системы и гидроплантации на орбите Земли и Луны. Но оно уже начинало делать первые, робкие шаги, в направлении звездной экспансии.
  В фантастике, конечно, описывались гигантские звездные империи, заселение многих миров, но реальность была куда прозаичнее: мы УЖЕ могли летать к другим звездам и заселять другие миры, но пока просто этого не делали. Потому что это было элементарно не выгодно. Все исследование космоса ограничивалось отправкой роботов- разведчиков в многолетние экспедиции в поисках приемлемых миров. Единственная, транс- звездная экспедиция с человеческим экипажем побывала пока только в ближайшей звездной системе альфа Центавра. И со времени этой экспедиции прошло уже более 80- ти лет.
  - А что, "колониста" все- таки запускают? - спросил я.
  Потому что это была достаточно спорная тема. Государственная программа колонизации насчитывала уже более сотни лет, но подавляющее большинство населения относилось к ней как к очередному мега- проекту, под прикрытием которого отмывались огромные суммы. И все потому, что никакой достоверной информации по этому проекту не было. Да, было несколько заводов на луне, которые, вроде бы, относились к этому проекту, да, там же у Луны работали орбитальные верфи, которые переодически осуществляли пуски роботов- разведчиков, да, где- то в системе висел крупный объект, которые многие считали межзвездным кораблем, но как реально обстояли дела - общественность не знала.
  - А вот это ты узнаешь, только если попадешь в колониальную программу.
  Перед внутренним взором снова встала картина бездонного звездного неба... И тут же в памяти всплыли разрушенные сектора, битва за то, чтобы прожить еще один день, непрекращающиеся разборки, постоянное выкручивание из разных проблем. А потом я решительно сказал:
  - Мы будем колонистами.

  Глава 4.

  - Нет, я меня ты мог сначала спросить?
  Сестра, видимо, решила воспользоваться тем, что нас еще долго никто не побеспокоит, и продолжала выяснение отношений. За стенкой мерно рокотал двигатель дирижабля- дисколета, который вез нас в "колониальный учебный центр". Полет, как нам объяснили, предстоял не близкий, а сопровождающих с нами не было. Нас элементарно посадили в маленький пассажирский кубрик грузового автоматического дисколета, который, вместе с грузами, заодно, вез в учебный центр и нас. Впереди было несколько суток непрерывного полета, так что деться от сестры я никуда не мог. Приходилось отбиваться:
  - Рррр. Покусаю же! Сколько раз одно и то же можно объяснять? Вариантов не- бы- ло! Нас уже никуда не отпустили бы! Точнее были: в военное училище, в приют или за решетку. Оно тебе надо?
  - А меня- то ты почему не спросил?
  Я устало вздохнул:
  - Ну не спросил. Каюсь. Посыпаю голову пеплом. Но чем тебе не нравится быть колонистом? Всяко лучше, чем бомжевать. Теперь у нас хоть какой- то статус официальный будет.
  - Тебе серьезно интересно?
  - Конечно.
  - А почему же ты раньше не спросил?
  - Ну блииин, Леля!
  Сестра, судя по ее виду, совсем не сердилась, а проводила "воспитатльную беседу". Сидя на лежанке рядом со столиком у иллюминатора, она болтала ногами и смотрела наружу. Снаружи уже давно началась глушь - как нам пояснили, учебный центр был где- то в Сибири.
  - Колонистом, значит, захотел быть?
  - Ну... - Я не мог понять, куда она клонит.
  - И веришь, что корабль запустят? - Леля повернулась ко мне лицом.
  - Очень надеюсь на это. - Настороженно ответил я.
  - И что мы полетим туда вместе?
  - Конечно. А как еще- то?
  - А ты не думал, чем будут заниматься женщины в этой самой колонии?
  - Как это чем? Тем же чем и все остальные - колонию развивать.
  - Дубина ты. Стоеросовая. - Леля вздохнула еще раз. - Рожать они там будут. Рожать. И чем больше - тем лучше. Не говоря о том, что оплодотворение будет, скорее всего, искусственным - чтобы гены поразнообразнее были.
  - Блин. Что- то я об этом раньше не подумал... Что же ты сразу- то не сказала?
  Леля с улыбкой смотрела на меня:
  - Сразу? А ты дал мне шанс с тобой поговорить? Поставил перед фактом и, пока я офигевала от неожиданной новости, умчался оформлять документы. А потом, когда нас перевели в другую больницу, мы оказались по разным палатам и сидели там, пока проходили полный медосмотр. Когда бы я с тобой поговорила? С клизмой в ж..пе, в обед бы к тебе побежала?
  - А тебе что, еще и клизму ставили?
  - Нет, блин, банки мне ставили! Дурище ты! Я ему про одно, а он только про клизму и услышал!
  - Ну Лель, чего ты. Мы чего- нибудь придумаем. Это все пока только предположения. Приедем, оботремся, присмотримся. И уже потом, когда разберемся с обстановкой, будем решать: оставаться нам или бежать оттуда.
  Сестра скептически посмотрела на меня:
  - Блаженны верующие. - Подом спрыгнула с лежанки. - Давай, показывай, чего там тебе с собой из продуктов на складе выдали. Есть охота - сил нет!
  Я тоже слез со своей лежанки и выволок из под нее здоровенный баул, в котором лежали "наши" вещи и паек на несколько суток. "Наши" - в кавычках, потому что ничего своего нам с собой взять не дали, мол - минимум личных вещей. Да и в разрушенные сектора, порыться в моих нычках, нас никто бы не отпустил.
  Местный представитель колониального центра, вечно занятый и постоянно чем- то недовольный, после того как бегло посмотрел, все ли данные получены в результате медосмотра, только буркнул:
  - Вечером, в аэропорту Восточный- 5, формируется очередной грузовой дисколет. Линк на ответственного за рейс я вам кинул - свяжетесь с ним на предмет еды в дорогу и снаряжения. Личные вещи можете с собой не брать - все равно в центре на хранение придется сдать. Бессрочное. - Он криво усмехнулся. - И не опаздывайте!
  В самом аэропорту мы битых полтора часа ошивались возле служебной проходной, к которой нас направили, в окружении постоянно снующей туда- сюда толпы народу пока, наконец, не появился наш провожающий:
  - Сколько можно вас ждать! Из- за вас рейс уже на 20 минут задержали!
  И, не слушая наших оправданий, он отволок нас запутанными переходами между ангаров и складов к взлетному причалу, где буквально впихнул нам в руки ту самую здоровенную сумку, дал "пинка" под зад и сказал свое краткое напутственное слово:
  - Полет длится четверо суток, в сумке еда, постельное белье и смена одежды. По гондоле лишний раз не шляться - сидите в кубрике. Биотуалет там же. Воду зря не расходуйте - водный рециркулятор барахлит и вообще не факт, что он работает. Что еще? А! Полет беспилотный, поэтому если что- то случиться с грузом, то, в первую очередь, спросят с вас. Все вроде бы... - Он на секунду задумался. - Все! А теперь живее, меня диспетчерская живьем съест, если мы не освободим причал через 5 минут.
  Вот так мы и оказались на борту грузового дирижабля- дисколета, который отправился в полет уже в тот момент, пока мы еще даже не нашли нашей каюты. Мы успели здорово поплутать по узким коридорчикам гондолы, потыкаться в закрытые двери и даже успели один раз попасть на внутреннюю поверхность внешнего, жесткого корпуса дисколета, прежде чем нашли то место, где нам предстояло провести несколько однообразных дней и ночей.
  - Счас посмотрим, чего нам тут сунули. - Бормотал я, пока рылся в сумке. На моей лежанке начала расти куча барахла. - Так. Это у нас одеяла. А нет, судя по маркировке, не одеяла, а спальники. - Я повертел в руках два плотно упакованных пакета. - Оригинальное понимание, что такое постельное белье... А это комбинезоны. Хм... Видимо регулируемые - в графе "размер" стоит customize. Обувь... Аналогично. Брощюры какие- то. Наверно для ознакомления. Потом посмотрим. Не понял. И это они называют едой?!
  - На дне сумки в два слоя лежали брикеты классического НЗ пайка. В каждом - бурая, твердая пластина ala "все необходимое для организма" в толстой фольге плюс целлофановая туба с витаминизированной пастой.
  - И этим мы должны питаться несколько суток?!
  Врать не буду - за время нашего вынужденного бездомного существования нам приходилось есть и подобные НЗ пайки. Это не сложно: разворачиваешь фольгу, делаешь из нее подобие плошки, крошишь туда брикет, заливаешь, если есть, водой, выдавливаешь пасту и обтягиваешь целлофаном. Через 10 минут можно есть. Для этого протыкаешь идущей в комплекте заостренной пластальной трубочкой импровизированную кастрюльку и высасываешь получившуюся массу. Если воды нет - брикет можно грызть в сухомятку, заедая все это пастой. Или соорудить из фольги, трубочки и целлофана устройство для сбора водного конденсата. Но, на моей памяти, никто подобной фигней не занимался - уж больно призрачные надежды были на приемлемый практический результат.
  - Чего у тебя там? - спросила сестра заглядывая через плечо.
  - Вот, смотри. - Я отодвинулся, показывая содержимое сумки.
  Последовала минутная пауза, после которой Леля только и смогла выговорить:
  - Эээ... Даааа. Печалька. Если у нас воды не будет - то все вообще грустно.
  - А это мы сейчас и узнаем. - Я оперативно развернул фольгу с одной из пластин, соорудил из нее квадратную тарелку и попробовал набрать в нее воду из раковины в нише стены. Кран несколько раз чихнул и выплюнул какую- то мутную жижу.
  - Чего и следовало ожидать... - только и сказал я. Тем не менее, тарелку я аккуратно поставил на столик, потому что разбрасываться даже такой водой в нашей ситуации не стоило.
  - У нас связи точно нет?
  - Что? - Я с трудом отвлекся от мрачных мыслей. - А. Нет. С собой у нас коммуникаторов нет, а на этом дисколете... разве что в закрытых комнатах. В какой- нибудь рубке управления. Но поискать стоит, да.
  - Пошли поищем? А то я в сухомятку давиться не собираюсь - так и помереть недолго.
  - Вообще- то я хотел попробовать выпарить эту жижу для начала. - Я кивнул на тару с грязной водой на столике. - Глядишь, может какой конденсатор и получится. Но вообще, давай, действительно, сначала пороемся - посглядим что тут есть.
  Но стоило нам выйти из кубрика, как дисколет несколько раз ощутимо тряхнуло, из вентиляции потянуло горелой синтетикой и завопила тревожная сирена. Из динамиков громкой связи донеслась запись:
  - Внимание! Аварийная ситуация! Внимание! Аварийная ситуация! Всем занять места по расписанию.
  Леля испуганно схватилась за переборку:
  - Блин. Приехали. Не понос, так золотуха! На этом сраном драндулете вообще хоть что- то нормально работает?!
  - Ничего, и не из таких ситуаций выпутывались! - Я постарался сделать бодрый вид, но сердце предательски бухало в груди.
  - Ну да, когда я думала, что навсегда в мусорной шахте останусь, было так же стремно. Но там- то мы никуда не падали!
  Я не мог не признать определенную правоту слов сестры, но паниковать было как- то не по мужски. Дисколет начало трясти и, периодически, появлялось ощущение, как будто мы проваливаемся в яму. Что- то было не ладно с автоматикой полета. Побледневшими губами я пытался успокоить и Лелю, и себя:
  - Нуу... Мы сейчас тоже не падаем.
  - Сплюнь!
  Нас тряхнуло еще разок, и я криво ухмыльнулся:
  - Трясет - значит еще барахтается.
  - Ууу. Зарраза! - на сестру адреналин действовал как сильное возбуждающее. Она начинала шуметь, ругаться, развивала бешенную активность и все ради того, чтобы хоть как- то сбросить напряжение.
  Она пнула переборку ногой:
  - Работай! Работай давай! Не хватало мне еще грохнутся с одним придурошным колонистом за кампанию!
  Я промолчал, ибо зачем в такой ситуации реагировать на шпильки и выплескивать все в крик? Правильно. Не за чем. Есть и другие, более полезные дела. Я подхватил с лежанки один из спальников, сунул в него пакет с комбинезоном и кинул сестре:
  - Положи под голову и ложись на лежанку. Сказали, никуда не выходить, так и не будем. А если и упадем, так хоть какая- то защита от переломов... Наверно. - Последнее слово я сказал уже про себя.
  Леля возражать не стала, что- то тихо бормоча себе под нос про умственные способности (я предпочел думать, что это не про меня), она улеглась на лежанку и уставилась в потолок. Впрочем, как и я. Оказывается, это очень тяжело сохранять бездеятельность в критической ситуации. Тело требует, просто кричит, что нужно двигаться, что- то делать. И хоть разорвись!
  Говорят, что некоторые в таких случаях цепенеют. Не знаю. Может это и правда, темперамент- то у всех разный... Но лично нас хватило ненадолго. Сначала сестра, все так же глядя в потолок, заметила:
  - Нам бы ремни еще. Чтобы пристегнуться. Это если мы все же рухнем.
  Я огляделся по сторонам:
  - Увы, тут не то, что ремней, даже креплений под них нет.
  А потом и я, принюхавшись, заметил:
  - Что- то вонять сильнее стало...
  - Счас посмотрю.
  Леля моментально вскочила с лежанки и приоткрыла дверь, в которую тут же потянулись густые пряди молочного дыма. От резкого запаха чего- то химического сразу запершило в горле и начало щипать глаза. Дверь со щелчком встала на место и Леля резюмировала:
  - Здравствуй, жопа новый год! Не разобьемся, так задохнемся!
  В голове лихорадочно гудели мысли. Надо что- то делать. Но что?! Даже серьезно не обдумывая, я сказал первое, что пришло в голову:
  - Надо выбраться под внешнюю обшивку - там вентиляция лучше и объем больше. Там точно не задохнемся.
  - А ты дорогу- то помнишь?
  - Помню, конечно! - со всей уверенностью, на которую был способен, заявил я. Внутри у меня такой уверенности, конечно, не было. Но, блин, а как иначе?!
  - Леля задумалась. Потом посмотрела на меня и нерешительно спросила:
  - И чего? Ты действительно предлагаешь выбираться отсюда?
  - Конечно!
  - Прямо сейчас?
  Сохраняя вид человека, который знает, что делает, я заявил:
  - Сейчас- сейчас. Только сначала все свои вещи соберем и переоденемся. - Я начал пихать все обратно в сумку оставив только пакеты с комбинезонами. - На вот. Судя по маркировке, это модель для эксплуатации в неблагоприятных и загрязненных условиях. Этот комбез должен быть прочнее и давать какую- то защиту от экстремальных температур.
  - Сам я тоже начал переодеваться.
  - Отвернись. - Обращение Лели застало меня врасплох, когда я еще прыгал в одной штанине.
  - Ой ты господи! Да никто тебя не заставляет все снимать! Верхнюю одежду смени только.
  - У меня нет исподнего. Я от больничной смены белья сразу, как только смогла, избавилась - она корявая.
  - О женщины! - воскликнул я и поднял взгляд к потолку. Очередной толчок нарушил мое шаткое равновесие и я, путаясь в штанах, упал на лежак. Хорошо хоть о столик не приложился. Вывернувшись к стенке, я добавил:
  - Все, не смотрю уже. Давай быстрее.
  Сам я, отвернувшись в сторону окна, натягивал комбинезон. Когда липучка сошлась под горлом, комбинезон зашипел и начал рывками подтягиваться. Тоже мне подстройка - каменный век! Примерно за минуту все было готово (пришлось активно помахать ругами, ногами и присесть несколько раз, чтобы комбинезон сел правильно) и можно было уже собираться дальше. Но оборачиваться- то еще не разрешили.
  - Ну ты там все уже?
  - Не, погоди.
  - Кто бы сомневался. Я пригляделся к тому, что происходило за окном:
  - Что- то мне это не нравится...
  - Чего там? - Леля протиснулась рядом. За окном от нашего дисколете валили клубы дыма.
  - Хорошо горим... - враз сказали мы и от неожиданности резко замолчали, уставившись друг на друга. Иллюзию момента нарушила сестра:
  - Комбинезон жмет...
  - А ты двигалась, когда он под тебя подстраивался?
  - Нет. Я за тобой следила.
  - Ну ты и... умная! Теперь снова полностью снимай, отлепляй все липучки и растягивай там, где давит. А когда снова будешь одевать - двигайся поэнергичнее. Комбез при подстройке динамические нагрузки тоже учитывает.
  В общем, это заняло еще минут пять, за которые в нашу комнату успело просочиться еще больше дыма. Я же пока убрал нашу старую одежду в сумку, оставив только футболку и свитер:
  - На, держи, замотай рот - поможет от дыма.
  Хотя опять же, насколько это реально могло помочь, я не знал и даже не предполагал.
  - Все. Готова? Тогда давай, я впереди, а ты - за мной.
  Я двинулся к двери сквозь легкую дымку, успевшую просочиться в нашу комнату:
  - Сделай несколько полных вздохов. А потом, когда я скажу, задержи дыхание и сразу побежим. И держись, на всякий случай, вон за лямку на сумке.
  Собрались. В голове еще раз промелькнул примерный путь к лесенке, выводящей на крышу гондолы.
  - Раз! Два!! Три!!!
  Дверь отлетела в сторону, в лицо ударил плотная волна удушливого дыма и мы нырнули в нее.
  В мутном, белесом мареве, держась рукой за стену, мы быстро проскочили коридорчик и добрались до развилки. Если бы у меня не было недавнего опыта беготни в тумане, то мы, наверно, потратили бы больше времени. Я нащупал косяк слева... Ведь нам налево же? Черт! Если мы пришли оттуда... Но мы- то как слепые котята все излазили! И сворачивали сюда не по разу! Так, так, так. Сейчас разберемся.
  Я, было, сунулся в проход, но сзади сестра лихорадочно задергала меня за сумку. Да что там у нее? Я осторожно вдохнул и с трудом удержался от кашля. Дышать было не возможно! Леля вцепилась в меня мертвой хваткой, а потом ее тело тут же сотряс приступ кашля, и она сползла по мне на пол.
  Она же задохнется! Испуг за сестру на короткое мгновение даже выбил из головы мысли о том, что мне самому не хватает воздуха - лучше бы я дыхание задержал подольше. Загнав глоток воздуха из легких под нёбо, я подхватил сестру под мышки и потащил. Куда? А уже не понятно. Уверенности в правильном направлении у меня уже не было. Сумка моталась на боку, сестра через некоторое время обмякла и безвольно повисла, а я, стиснув зубы, все тащил ее и тащил. Если бы еще не эти стены!
  Плюньте тому в лицо, кто утверждает, что сохраняет хладнокровие в любой ситуации. Боятся все! А если вы не боитесь, значит, просто вам не попадалась еще такая ситуация. Попробуйте оказаться в кромешном дыму, не зная, куда податься, с близким вам человеком на руках, который потерял сознание.
  Собственно я боялся, боялся до ужаса, но в первую очередь не за себя, а за сестру. Страшное чувство. Но только благодаря нему я справился с подступающей паникой.
  Уже прямо над моей головой раздавалось надоевшая запись из динамика:
  - Внимание! Аварийная ситуация! Внимание! Аварийная ситуация! Всем занять места по расписанию.
  Динамика?! А лесенка была в тупике, на отшибе. А динамики вешают, так, чтобы было слышно везде. Значит мне дальше! В последнем рывке я бросился по коридору, причем закончился он внезапно. Из глаз посыпались искры, но я был счастлив! Счастлив, потому что под рукой оказалась перекладина лестницы.
  И даже не важно, что ползти по лестнице, когда одна рука у тебя занята, когда время поджимает, когда дышишь редкими маленькими глотками, от каждого из которых мутит, невероятно трудно. Главное, что я это сделал! Откинув люк и кое как выбравшись наверх я тут же зашелся в кашле: легкие стремились избавиться от накопившейся гадости. Как же это замечательно, просто дышать! Несколько мгновений я не мог думать ни о чем. А потом как ожгло:
  - Леля!
  Я тряс ее безвольное тело. Никакой реакции. К горлу подкатила тошнота.
  - Дыши!
  Трясущимися руками я перевернул ее на спину. Опускать руки нельзя! Как там искусственное дыхание с массажем делается. Ничего не соображаю: в ушах стоял сплошной шум. Что там сначала? Два вдоха в рот. Сделано. Потом массаж сердца. Толчки, такие, чтобы грудина прогибалась на 4- 5 сантиметров. Сколько раз и с какой частотой - не помню. Есть только визуальные воспоминания с видеоурока по технике безопасности.
  Сидя сбоку я делал один толчок за другим. Два вдоха. Или четыре? Неважно! Два и снова массаж.
  - Дыши! Дыши зараза! - последнее я уже проорал вслух.
  Приложил ухо к губам. Не дышит! Еще раз! Два вдоха, толчки в грудную клетку. Еще два вдоха. На втором Леля конвульсивно дернулась и страшно захрипела. Это напугало меня еще больше - неужели передавил?!
  А потом ее вытошнило прямо мне на колени, и ее судорожные всхлипы постепенно превратились в спокойно дыхание.
  Уфф. Пронесло. На меня накатила очередная волна слабости и, перед тем как потерять сознание, я успел только сказать:
  - Что- то мне хреново...
  Первое, что я почувствовал, когда пришел в себя - что- то мокрое на лице. Голова лежала на чем- то мягком. Надо мной нависало зареванное лицо сестры на котором расплывалась огромная улыбка до ушей:
  - Очнулся таки! Больше так не делай. А то это у тебя уже в традицию начало входить.
  Я только и смог ответить:
  - Как же ты меня напугала. Ты тоже больше не смей так делать. Слышишь?
  - Ага, слышу. Выбрались таки...
  Леля обессилено выбралась из под меня - оказывается моя голова лежала у нее на коленях, сунула мне в руки спальник из сумки под голову и упала рядом.
  - Что- то у меня все болит. Как будто несколько часов подряд били. У бандитов и то легче было.
  Я, если бы мог, покраснел:
  - Это я, наверно. Пока тебя тащил и по лестнице поднимал. Да еще потом массаж сердца делал.
  - Дурачок. Сила есть - ума не надо. - Леля беззлобно, даже ласково дулась. - Ты зачем меня не послушал, то?
  - Ты о чем?
  - Я тебе хотела сказать, что в дыму надо перебираться на четвереньках или на карачках.
  Я усмехнулся:
  - Нашла время. В итоге сама и наглоталась дыма.
  - Ага. Только ты там еще не в ту сторону пошел.
  Я слабо вздохнул и улыбнулся. Женщины. Правы они или нет, но свое мнение они обязательно скажут:
  - Главное - живы.
  - Это да... Но, хотя, как посмотреть. Мы все еще на этом драндулете где- то летим.
  Ну. Понятно о чем я говорю?
  - Лететь - не падать. Выберемся.
  Под обшивкой продолжала бубнить одно и то же тревожная сигнализация, а мы лежали и просто радовались тому, что остались живы. Вдруг Леля спросила:
  - Слушай, я вот тут задумалась, а ты не думаешь, что все это подстроено?
  - В смысле?
  - Ну, дым этот. Откуда он вообще взялся? Огня мы нигде не видели. Летим все так же, как и летели.
  - Это если рывков и тряски не считать. Но мысль твою я понял. Думаешь, нас хотели убрать?
  - Тебе виднее, это ведь ты у нас со спецслужбами общался.
  - Да не. Если бы нас хотели убрать, то сразу же бы и пристукнули.
  - А если им видимость несчастного случая нужна была? Погибли в результате сбоя автоматики и никого рядом на сотни километров. Несчастный случай.
  Я прикинул:
  - Да не. Как- то абсурдно звучит. Ну зачем им что- то поджигать? Тогда бы уж проще - отравили бы те же НЗ пайки и все. А дым - это как- то несерьезно. Зачем?
  - То- то мы из этого "несерьезного" дыма ели живыми выбрались. А с едой... Как тебе причина смерти "отравился несвежим НЗ"? Там ведь срок годности - пара десятков лет минимум.
  - Ну не знаю. Не работают так! Есть гораздо больше способов действовать наверняка. Кто мы такие, чтобы с нами что- то городить? Пристрелить и быстрее и проще.
  - Ты не понимаешь, что я хочу тебе сказать. Ты помнишь, сколько там возни было? Там же куча заинтересованных лиц! Они не из- за нас могли это все устроить, а чтобы другие к ним не придрались! Чтобы все естественно выглядело!
  - Какие- то "другие", "заинтересованные лица". По- моему ты чересчур усложняешь. Бритву Оккама помнишь? Не надо плодить сущности сверх необходимости.
  - Ты еще чайник Рассела вспомни.
  - При чем здесь чайник? Он тут совсем не в тему. А если уж говорить о естественности: тогда уж выбросить нас где- нибудь в глуши без еды и воды и подождать пока мы от голода не помрем. Смерть от голода - естественнее некуда!
  Сестра изменившимся лицом оборвала меня:
  - Не каркай! Воды у нас уже нет! - Леля сделала ударение на слове "уже". Тут послышался скрежет и корпус гондолы сотряс сильный удар. Потом последовала еще пара сильных рывков и все замерло. - Что это?!
  Несколько томительных мгновений я, замерев, прислушивался к окружающему:
  - Слушай, а по- моему, мы сели.
  - Накаркал, редиска!
  Я вскочил на ноги:
  - Давай, собираем вещи и пойдем, посмотрим, что снаружи твориться.
  Леля тоже осторожно поднялась, помогла мне упаковать спальники и уложить их в сумку. Потом покосилась в сторону люка, из которого все еще валил дым:
  - А как ты спускаться собрался? Я туда еще раз не полезу.
  Я равнодушно пожал плечами:
  - Пока не знаю. Проблемы надо решать по мере их возникновения. Походим, поищем другие пути. Может еще люк есть на крышу гондолы. Или с внутренней обшивки можно найти какое- нибудь сервисное отверстие. Как- то же сюда техники попадают?
  - Леля только хмыкнула:
  - Ну пошли. - А потом тут же добавила. - Что- то меня все еще как- то тошнит...
  Второй люк мы нашли достаточно быстро. Но он оказался закрыт изнутри. Поэтому нам пришлось переползать на внутреннюю обшивку и ползать между талей и ребер жесткости, на которых крепились пакеты оболочки, прикрывающие гелиевые секции от внешнего мира. Минут через десять - изнутри этот дирижабль дисковой формы казался еще огромнее - я остановился:
  - Смотри- ка. Вон тут можно наверх подняться. Там наверняка наружу выход есть. Как- то же они должны были иметь доступ к пленке с солнечными батареями?
  - Ну веди тогда. Если тебе так интересно. Спешить- то нам некуда. Только я тебе на всякий случай напомню - нам так- то вниз надо, а не вверх.
  Я, наоборот, обрадовался:
  - Не, ты не понимаешь. Там тоже могут быть помещения. Там энергия солнечными батареями вырабатывается, оборудование для связи тоже наверняка наверху расположено. И потом - сверху мы гораздо лучше рассмотрим, где оказались.
  Леля скептически на меня посмотрела:
  - Ладно, ладно. Пошли уже.
  Забирались мы достаточно долго. Карабкаться по лесенке оказалось довольно утомительно, к тому же мы еще толком не отошли от отравления дымом. Ситуацию спасали периодически попадающиеся площадки, которые были предусмотрены в проекте, видимо, как раз для этих нужд.
  И мы все же нашли, то, о чем я говорил! Примерно в 10 метрах от выхода на поверхность, не далеко от центральной оси дисколета, оказалась площадка, к которой со всех сторон тянулись какие- то кабеля, провода и даже несколько шлангов. На самой площадке с небольшими перилами стояло несколько железных блоков и небольшой терминал и даже, как ни странно, небольшое металлическое сиденье.
  - Ага! Сейчас посмотрим, чего тут у нас. - Я довольно потирал натруженные руки, которые все еще гудели после подъема. - Блин! Заблокировано! - Я несколько раз потыкал пальцем в экран терминала. - Ключ надо.
  Леля добавила:
  - Хорошо хоть изображение не отключено.
  Я начал читать мелкие строчки цифр на экране:
  - Координаты... Высота над уровнем моря... Какие- то отчеты о состоянии систем с кучей разных непонятных параметров... Графики...
  Сестра, устроившись сбоку, сказала:
  - Не туда смотришь. Ты в лог смотри. - Она ткнула пальцем в левый нижний угол.
  Я, среди различных непонятных сообщений лога? выхватил осмысленную фразу:
  - Сброс гондолы... Не понял?!
  Потом появилось еще одна строка:
  - Завершено. - Из далека глухо донесся какой- то стук и дисколет снова начало потряхивать. - Отстыковка... Завершено. Аварийный взлет.
  Я не выдержал:
  - Куда?! Куда он лететь собрался?!
  Сестра начала хохотать:
  - Допрыгались! Сначала бандиты на толкучке поймали. Когда я за едой пошла. Рот заклеили. Потом куда- то поволокли, чуть не поджарили, чуть не отрезали голову и чуть просто взорвали. - Смех начал превращаться во всхлипы. - Потом полетели куда- то в жопу. Без воды и еды. Чуть не задохнулись в дыму и теперь летим еще куда- то... Сходила, называется, за хлебушком!
  Пришлось прикрикнуть:
  - Соберись тряпка!
  Леля смахнула слезу:
  - Ладно. Все уже. Успокоилась. Не ори. - Он отдышалась. - Просто дико как- то все. Несколько лет спокойно жили и ничего. А потом столько происшествий за раз, это что- то! Тут у любого крыша поедет.
  - Держись. Выберемся - все наладится. А пока рано раскисать.
  - Да знаю я. - Леля еще несколько раз вдохнула- выдохнула. - Чего сейчас делать- то будем?
  Я прикинул:
  - Ну, варианты у нас, в принципе есть. Во- первых. Все перемещения автоматических дисколетов скорее всего мониторятся. То есть, есть неплохая вероятность, что за нами уже летит ремонтная бригада.
  - Смотря, за чем они летят. За гондолой или за самим дирижаблем. Может он своим ходом будет до места назначения добираться? И нам тут придется еще несколько суток без воды ждать.
  - Это я без понятия. Но тут срабатывает во- вторых. Мы можем отсюда вырубить всю электронику и подождать, пока дисколет сядет. Насколько я помню ему, чтобы летать, нужна постоянная подпитка: регулировать подъемную силу, управлять реактивными соплами. Если все обесточить - то он сесть должен.
  - Без воды мы дня 3- 4 протянем только.
  - Тогда садиться надо. Я сейчас сверху посмотрю, где мы находимся, а потом вниз спущусь - проверю, можно ли нам будет спуститься.
  - О'кей. Я тогда, пожалуй, тут подожду.
  Все оказалось, так, как я и планировал: при взгляде сверху, сквозь облачную дымку, я разглядел, что мы находимся где- то в глуши в районе лесополосы. Даже поразительно, что Земле еще остались такие уголки, нетронутые человеком. Снизу тоже все оказалось более или менее нормально. На месте отсутствующей гондолы зияла огромная дыра, в которую местами свисало несколько теперь уже не нужных тросов, как раз пригодных, для того чтоб безопасно спуститься.
  Поэтому мне оставалось дождаться местности с водой и вырубить оборудование. Что и было успешно проделано. Правда спуск у нас чуть ли не сразу превратился в почти что падение: настолько быстро дисколет начал спускаться. Но, может, так и было задумано в конструкции. По крайней мере, на землю мы спустились без помех. Прямо в лес. Над нашими головами стоял треск ломаемых веток и деревьев и сыпался всякий хлам: дисколет ветром волокло куда- то в сторону. Но внешная оболочка пока успешно сопротивлялась.
  Отойдя в сторонку и выбравшись на солнце я сказал:
  - Ну что. За дисколетом рано или поздно прилетят. Еда у нас есть. Река в той стороне, так что с водой тоже проблем быть не должно. Теперь главное продержаться. Так что живем!

  Глава 5.

  Лето- летом, а в огромной тени дисколета, было прохладно. Честно говоря, опыта лесных походов у нас с сестрой до этого еще ни разу не было. Что взять с жителей улья? Единственное, что отдаленно похоже на жизнь вдали от цивилизации, так это посещение с родителями лыжного курорта в Альпах глубоко в детстве. Но и это не считается, так как сам курорт имел развитую инфраструктуру. Включая полностью закрытый туннель для бобслея. Нас тогда засунули в капсулу и спихнули вниз. Воспоминания на всю жизнь: сквозь прозрачные стенки капсулы и туннеля видны несущиеся на огромной скорости мимо камни, величественные горы и синее, синее небо... А внизу ловушка для капсул, автоматический элеватор, горячее кофе, памятные сувениры и прочие блага... В общем, это не считается.
  Я зябко дернул плечами:
  - Пошли, с водой сначала разберемся, а потом будем устраиваться.
  - Пошли что ли. - Леля оглянулась по сторонам. - Только тут такой бурелом... Мы назад- то дорогу найдем.
  Я только сделал неопределенный жест рукой в сторону дисколета:
  - С такой громадой над головой мы точно не заблудимся. Пойдем что ли.
  - Показывай тогда, куда. Это ведь ты у нас на крышу выбирался.
  Честно говоря, куда идти я себе представлял слабо. Пока ползал вверх и вниз, пока диск разворачивало зацепившимися верхушками деревьев, пока спускали вниз, я совершенно сбился с направления:
  Сейчас пройдемся по округе, посмотрим, может место подходящее найдем, или ручей какой. До реки может далековато быть.
  И так, хрустя сучьями, продираясь сквозь ветки и снимая с лица паутину, постоянно лезшую в лицо, мы и поползли. Интересное ощущение, но как по мне: приятного в этом мало. В итоге, исцарапавшись об ветки, измазавшись грязью в овраге, вымокнув в ручье, который протекал по его дну и, выбравшись из тени диска, мы вышли, наконец, на небольшую прогалину в лесу, где смогли согреться под лучами солнца.
  Леля блаженно потянулось:
  - Хорошо- то как!
  Я, глядя на нее тоже, заулыбался:
  - Тогда пока тут остановимся.
  Скинув сумку начал раскладываться. Примяв траву, я расстелил один спальник, выкинул на него два брикета и снял с одного из них фольгу:
  - Так, я за водой, а ты пока приготовь, пожалуйста, тару под еду.
  - Обдрищемся ведь с сырой воды- то...
  Я только сильнее разулыбался:
  - На тебя не угодишь прямо. Ничего, сейчас воду принесу, а том что- нибудь сообразим для костра. А то после всего, что случилось, есть хочется зверски.
  - Угу. - Громкое урчание Лелиного живота только подтвердило мнение, что неплохо бы подкрепиться. - Иди уже. Добытчик.
  Я уже успел скрыться за деревьями и на ходу крикнул:
  - Скоро добытчик принесет мамонта!
  И в ответ услышал:
  - Себя принеси, не забудь!
  Воду я принес попытки, наверно, с третей. Сначала мой кулек из фольги элементарно протек через неаккуратно завернутые щели. Потом я поскользнулся на склоне оврага и все пролили. И только после этого смог вернуться с водой.
  Сестра сидела на спальнике, скрестив ноги, и скептически смотрела на мою добычу:
  - И это все? - В моей "посудине" воды было, наверно, меньше литра.
  - Лиха беда начало. Еще натаскаю.
  - Ага. И все потратишь, чтобы себя отмыть. Выдел бы ты сейчас себя со стороны. Ты там что, в грязи специально валялся?
  - Грязь - не сало. Потер, и отстало. - Отшутился я. - Комбинезоны у нас грязь не впитывают. Так что не страшно. Засохнет - само отвалиться.
  - Ну, ну. Ты мне лучше тогда скажи, как ты воду собираешься кипятить? У меня зажигалки с собой нет, если что.
  - Сейчас придумаем. Я только сначала дров натаскаю.
  С дровами я провозился довольно долго. Пока не сообразил, что сухостой, в районе оврага, где из- за веток даже неба не видно, искать бессмысленно. Там если и будут поваленные деревья, то только гнилые. А обламывать, пилить или даже рубить ветви и деревья мне было просто нечем.
  Бормоча себе под нос:
  - Пол царства за топор... Или хотя бы перочинный ножик. - Я перебрался в сторону елок. Тут передвигаться было проще, так как усеявшие землю иголки не давали разрастаться кустарнику или траве. Далее дело пошло веселее. Обломав нижние ветви с нескольких засохших елок, я сгреб их в охапку и потащил волочащиеся по земле трофеи в "лагерь".
  - Вот теперь у нас и дрова есть.
  - А мамонт где?
  - Сча. Будет тебе и мамонт... И папонт... Только придумаю, как бы нам огонь половчее развести.
  Про огонь я думал, точнее, пытался думать, еще когда дрова начал собирать. Теоретически, из уроков истории, известно, что первобытные люди огонь добывали трением. Или, как описывалось в одной приключенческой книжке, долго и упорно поддерживали огонь, полученный от случайного удара молнией в дерево. Собственно, идея данного произведения вокруг огня и крутилась: его сначала потеряли, а потом пытались своровать у соседнего племени.
  На этом месте я не удержался и хмыкнул. Леля вопросительно посмотрела на меня:
  - Ты чего?
  - Да так, вспомнилось. У тебя, случайно, на примете по близости нет какого- нибудь племени?
  - Есть один представитель племени обормотов. Подойдет?
  - Не вариант. Ладно, думаем дальше.
  Какие способы я знаю? Трение? так это палочку надо приготовить и дощечку. А у меня ножа даже нет. Да и есть бааальшое подозрение, что все не так просто. Есть пара химических вариантов, даже больше. Но для них реагенты нужны. В принципе, мне бы и искры хватило...
  Искры? Я скептически посмотрел на громаду дисколета. А ведь в этом что- то есть: электричество там есть. Можно и поискрить. Только как потом с дисколета огонь вниз спускать? Тут высоты, наверно, в пять человеческих ростов. Или дрова наверх затащить? Что- то не хочется... Но, как запасной вариант сойдет.
  - Лееель.
  - Чего тебе?
  - Ты как относишься к ползанью по веревке вверх- вниз?
  - Сразу отрицательно.
  - Вот и я о том же...
  Думаем дальше. Неохота, но надо. Желудок исключительно за: ноющая пустота в животе не позволяет, расслабившись, развалиться на солнышке и забыться. Солнце, солнце... Что- то же такое вертится в голове... Солнце. Свет. Лазер! Точно! Еще я, мог бы лазером огонь развести. Был опыт. Ха. Только кто бы мне еще лазер подкинул? С оптикой я, в свое время, плотно позанимался. Даже прочитал курс лекций про опто- квантовые ячейки. Только чем это может мне сейчас помочь?
  Меня отвлекла реплика сестры:
  - Слишком много думаешь. Морщины на лбу появятся.
  - А? - Я не сразу сообразил, о чем речь.
  - Просто у тебя такой вид, как будто ты в уме общий вид частного решения дифура вспоминаешь. Будь проще.
  Пришлось хлопнуть себя по лбу:
  - Блин! Ведь в упор же не заметил решения! Спасибо! У меня самая лучшая сестра в мире!
  Леля только фыркнула:
  - Придумал чего- то?
  - Счас увидишь!
  Я размотал целлофановую пленку с тубы с пастой и убежал в сторону оврага:
  - Я скоро!
  В овраге я промыл пленку, набрал в нее воду и принес получившийся кулек обратно в лагерь.
  Сейчас ты воочию увидишь разницу в коэффициенте преломления между воздухом и водой! - заявил я с апломбом.
  Леля догадалась сразу:
  - Лупу сделаешь?
  - Ну, не совсем лупу... Скорее шар. Но ход твоих мыслей мне нравится! На, подержи, - Я протянул ей кулек с водой. - Сейчас на растопку какого- нибудь барахла соберу.
  Леля откровенно разулыбалась. Аж рот до ушей:
  - Смотри, мамонта не забудь.
  Что- то не понравилась мне ее улыбка. Точно что- то задумала. Впрочем, понять в чем подвох пока не удавалось:
  - Смотри, никуда не уходи. Я мигом!
  Подозрительно косясь в ее сторону я, в который раз, направился в лес. Мигом справиться, конечно, не удалось. И когда я вернулся с охапкой мха, подсохшей травы и мелких еловых веточек, понял в чем было дело: сестра уже раздувала маленький огонек, подкладывая в него маленькие палочки, обломанные с моих дров. Видимо, она сразу сообразила, что можно использовать для растопки. А мне не сказала. Засранка!
  - Чем разжигала?
  - А ты мамонта принес? А то, хранительница очага не пустит непутевого охотника в пещеру без добычи!
  - Ну Леля! В конце- концов, это я придумал, как огонь добыть!
  - Лааадно. Я подкладку с сумки растеребила. И ниток из свитера надергала. Там синтетики немного было. Бирки на одежде надо уметь читать!
  - Конечно. По шмоткам, это ты у нас мастер.
  - Цыц! Давай посуду готовь, воду кипятить будем.
  Вот так мы и провели наш первый день в лесу. Если честно - страха от одиночества не было. Не после нескольких лет выживания в разрушенных секторах. И не после того, через что мы прошли.
  По обоюдному согласию, ночевать решено было в дисколете. Поэтому мы наготовили дров на вечер и накипятили воды - чтобы был запас чистой воды на всякий случай. Ну как сказать - чистой. Мусор от костра в этой воде определенно присутствовал. Но на это мы предпочли глаза закрыть.
  Воду я заранее поднял наверх. К площадке с терминалом.
  А потом мы сидели у костра... Знаете, незабываемое ощущение: живое пламя костра, близкая душа под боком, и звездное небо над головой. И никаких слов не надо. Слышен только треск костра, редкое шуршание леса и легкое дыхание сестры рядом. И звезды...
  - Знаешь, - задумчиво начал я, глядя на небо. - Просто не верится... На одной из них мы когда- нибудь окажемся...
  Леля поворошила огонь палкой.
  - Наверно... Было бы здорово.
  Из костра вылетали искры и устремлялись в небо. Леля тихо добавила:
  - А ты не боишься... Не думаешь, что пройдет время, и мы на самом деле окажемся там. И когда- нибудь так же сядем и будем смотреть на звезды. Смотреть и гадать - какая из них наше Солнце?
  - Я молча глядел на огонь. А потом медленно сказал:
  - Может так и будет. Не знаю. - Я еще раз поворошил костер. Вздохнул и продолжил. - Но знаешь, там у нас хотя бы есть шанс. И мечта. А тут? Промышлять мелким мародерством и прятаться от правительства или бандитов? Я тебе не говорил, пока мы в разрушенных секторах жили. Но у нас не было будущего. Ни- ка- ко- го! Мы и так продержались дольше, чем я ожидал. Но я все равно продолжал бороться. Бороться и ждать, пока появится хоть малейший шанс...
  - Да знаю я. Не такая уж и маленькая. Я тоже все отлично видела. Думаешь, легко было постоянно оставаться жизнерадостной, когда все под откос за один день рухнуло? Родители, дом, друзья... Я даже плакать разучилась тогда... Потому что тебе и так нелегко было. А я? Чем бы я тебе помогла, если бы нытьем занималась?
  Я встал со спальника и потянулся:
  - Что- то мы совсем расклеились. Давай в дисколет собираться - дрова уже скоро совсем прогорят. Пора и на боковую. День у нас длинный был.
  - Пошли...
  Как мы забирались в дисколет, это была отдельная песня! Безлунная ночь. Над головой громада дисколета, закрывающая все небо. И ни зги не видно! Вы были в ночном лесу? Попробуйте! Непередаваемые ощущения!
  Тихо переругиваясь, мы наверно целый час бродили впотьмах. Натыкались на один единственный овраг столько раз, словно ночью кто- то специально перерыл всю землю траншеями. Несколько раз выбирались наружу и, когда я уже решил, что все, ищем свисающий трос в последний раз и если не найдем, то разворачиваем спальники и спим прямо на земле, мы, наконец- то, нашли его. Как это и бывает совершенно случайно.
  Дальше тоже было интересно. Благодаря моим стараниям, дисколет был полностью обесточен. И хоть тут не дуло, но спать рядом с дырой от гондолы или на лесенках как- то не хотелось. Поэтому, в кромешной темноте, практически на ощупь, мы еще минут двадцать искали дорогу к площадке.
  Но, что можно считать положительным моментом, все депрессивные мысли у нас из головы выдуло напрочь!
  - Ну, ты нашел лестницу?
  - Да ищу я, ищу!
  - Сусанин блин! Тебе бы только лампочки выкручивать! Захотелось ему у костра посидеть!
  - Не ври! Ты тоже не против была!
  - Для тебя же и старалась! Вот щас как дам!
  - А я спрячусь! Вот замолчу, сделаю шаг в сторону, и ты меня не найдешь!
  - Эээ... Эй! Ты так не шути!.. Страшно же. Давай выходи. Пошутила я. Ну давай, вылазь уже! Я тебя не трону!
  Я не выдержал, подобрался на звук поближе и громко сказал:
  - Бу!
  Искры из глаз посыпались знатные.
  - Эй, ты чего! Ты же обещала не драться!
  - А нечего пугать бедную девушку. Я из- за тебя кулак ушибла.
  Вот, примерно в таком духе мы и добрались до площадки.
  - Осторожнее, я тут где- то в углу воду сложил.
  - А получше убрать ее не судьба было?
  - Тише, тише. Сейчас. Ага, вот она. Я на стул ее переложил. Смотри не сядь. Сейчас спальники развернем.
  В кромешной темноте, на ощупь мы их раскатали, расстегнули молнию и сцепили заново - сделав из двух спальников один. Под голову я приспособил сумку с нашей едой - все же лучше, чем ничего. Хоть спать приходилось и в худших условиях, но при случае я всегда старался хоть как- то обеспечить более или менее сносные условия для сна.
  - Леля вздохнула:
  - С вонючкой спать. Фууу...
  - Ну, я могу два спальника снова сделать, если не боишься замерзнуть. Но, заметь, это не наши спальники, к которым ты привыкла, а жалкая гражданская поделка. Защищают, в лучшем случае только от воды и ветра.
  - Да молчи уже. И так с тобой уже кучу времени угробили. Спать давай.
  - Я, сначала боялся, что заснуть сразу не удастся: был и такой опыт. Когда ты добираешься до долгожданной кровати, а потом сна ни в одном глазу. Только ворочаешься, мысли в голове словно чужие бродят и время превращается в тягучую патоку.
  - Но, вопреки опасениям, заснул я практически сразу же. Немного поворочался, пытаясь устроиться посвободнее и даже практически не сопротивлялся, когда Леля отвоевывала себе побольше места, и уснул.
  - Хрооон.
  - А? - Голова было очумевшая, поэтому я не сразу сообразил, что мена расталкивают. - Чего? Уже утро что ли?
  - Нет. Я это... Мне бы белому камню поклониться.
  - Чегооо?!
  - В туалет мне надо, блин!
  - А раньше чего не сходила?
  - А раньше я не хотела!
  - Ну так сходи.
  - Я боюсь одна...
  Из спальника выбираться не хотелось. Как и терять дремотное чувство - был еще шанс снова быстро вернуться в царство сна.
  - Ну так отойди в сторонку недалеко - я все равно ничего не увижу.
  - Пахнуть будет. А если будет вонять, я точно не усну.
  - Ну блиииин.
  - Похоже, что отвертеться не удастся. Хотя...
  - Погоди секунду, я электричество снова верну.
  - Так ты что, мог это сразу сделать?!
  - Не кричи. Ну забыл, с кем не бывает. К тому же мы все равно спать собирались, а предохранители я тут выкрутил. Все равно бы в темноте сюда ползти пришлось бы.
  На ощупь, сначала определив, в какой стороне находится распределительный шит, я нашел гнезда для предохранителей, выудил их из паза в нижней створке дверцы щита и вкрутил на место.
  Тихо зашелестел терминал, появились тусклые огоньки служебного освещения и дисколет словно уменьшился в размерах: в темноте все казалось огромным, а как только появился свет, оказалось, что мы находимся на маленькой площадке. И как я только умудрился на ней сразу воду не найти?
  - Все беги, быстро делай свои дела, и спать давай.
  Леля уползла по лестнице вниз а я ей, в догонку, крикнул:
  - Смотри там не выпади наружу!
  - Сам дурак!
  Когда Леля вернулась, я ехидно поприветствовал ее:
  - С облегчением! А теперь спааааатьь!
  Леля быстро забралась в спальник, снова упихала меня куда- то вбок и я опять моментально уснул...
  - Хроооон.
  Так. Это становится похоже на дурную шутку.
  - Чего опять?
  - Мы летим...
  И правда. Перепутать легкое покачивание дисколета ни с чем было нельзя. Видимо, включение терминала снова заставило автопилот вернуться к выполнению своей программы.
  Я только зевнул:
  - Ну и фиг с ним. Вода у нас есть, так что пусть летит куда хочет. А так, глядишь, до людей быстрее доберемся. Все! Спать!
  И я уснул в третий раз. На этот раз, надеюсь до утра.

  ***

  - Вставай лежебока! - кто- то меня ощутимо пнул носком ноги в бок.
  - Леля! Зараза такая! Встану - прибью!
  С учетом того, как мы накануне вымотались и того, насколько насыщенным был предыдущий день, спать хотелось зверски.
  - Ты встань сначала.
  Я попробовал сменить тактику:
  - Лель, ну будь человеком. И так нормально не выспался, а тут ты еще...
  - Хорошо. Тогда я одна пойду гостей встречать.
  Сон как рукой сняло:
  - Каких гостей?!
  Сестра постучала пальцем по терминалу:
  - А вот этих.
  На терминале, в окне лога, светилась информация о выполнении какой- то сервисной процедуры обслуживания.
  - Не понял? Где ты тут гостей увидела?
  Настроение у сестры, видимо, было миролюбивое, поэтому она решила обойтись без своих обычных подколок:
  - Сам посуди. Заурядный грузовой автоматический рейс. Потом происходит ЧП, с момента которого прошло уже больше суток. И никакой ремонтной бригады или спасателей все еще не было!
  - Ну?
  - Гну! Ладно, попробую другими словами. Что должны решить в диспетчерской, когда получили отчет об аварии? Даю вводную: проходит информация о ЧП, потом происходит сброс гондолы. Связи не видишь?
  - Ну, видимо, автоматика решила, что раз авария в гондоле, то от нее надо избавится.
  - Автоматика ли? Ты можешь представить себе робот- грузовик, который взял да и решил выбросить свой груз?
  - Ты думаешь, они же и отдали приказ о сбросе?
  - Наверняка! А дисколет отправили лететь дальше.
  - Что- то не сходится... Тогда бы уж оставили дисколет на месте, вместе с гондолой. Груз- то все равно потом доставить надо.
  - А откуда они знают, что именно с ней случилось?
  - Это же автоматика. Наверняка какая- то телеметрия все равно поступает с датчиков.
  - Не знаю. Не важно. Видимо, были свои резоны. Теперь, как ты думаешь, куда в первую очередь полетят спасатели?
  - К гондоле.
  - Именно. А теперь смотри дальше. Гондолу сбросили, кого- то выслали. А потом, спустя какое- то время, пропадает связь с дисколетом. Лично я бы решила, что авария была более серьезная и затронула не только груз, но и носитель. Но! Им можно заняться и позже: никуда он не убежит, а им надо разобраться, что случилось с гондолой.
  Остальное я сообразил сам:
  - Ага! А потом, когда кому- то приспичило ночью...
  - Мог бы и не напоминать.
  - Да ладно тебе. Короче, потом, внезапно, снова появляется связь с дисколетом: он взлетает и продолжает свой путь, как ни в чем не бывало. Плюс еще, уже должна появится информация, о том, что в гондоле никого из пассажиров нет.
  - В общем- то, да. Я еще ночью про это думала. Но там было два варианта: либо дождаться, когда дисколет прилетит на место назначения, либо отправить кого- нибудь разобраться на него, не дожидаясь прилета. А то снова что- нибудь случится.
  - Хорошо. Я тогда одного не пойму. - Я указал рукой на экран терминала. - Причем здесь "сервисная процедура обслуживания"?
  - Это только предположение, но дисколет сам себя обслуживать не может. Никто заурядный грузовоз сервисными роботами оборудовать не станет. Поэтому, скорее всего, обслуживание подразумевает собой доставку обслуживающего персонала. При этом дисколет должен или скорость сбросить, или приземлиться. Отсюда и сообщение в логе о начале выполнения процедуры обслуживания. Важно то, что когда он напишет в лог, что перешел к следующему шагу этой своей процедуры, то нам, скорее всего, надо будет ждать гостей.
  Задумчиво посмотрев в лог, я вынужден был согласиться с ходом мысли у сестры. Все звучало достаточно логично.
  - И что нам с этими гостями делать?
  - Как что? Встречать!
  - А ты не забыла, как мы с тобой обсуждали возможные причины аварии? Может они, - мне удалось выделить это слово интонацией, - убедились, что уморить нас не удалось, и решили доделать дело уже своими руками. Может, я снова дисколет обесточу, и мы быстренько смотаемся отсюда подобру- поздорову?
  Тут в разговор вмешался третий:
  - А вот этого, молодой человек, я бы вам не рекомендовал делать.
  В полусумраке терминальной площадки, на лестнице, ведущей наверх, поплыли волны воздуха, искажающие очертания предметов и стала видна полупрозрачная фигура, которая, постепенно, становилась все лучше видна. Появились до боли знакомые очертания снаряжения спец отряда. Человек снал с лица маску и я с удивлением узнал его:
  - Виктор... Эээ...
  Лела шепотом подсказала:
  - Деменьтевич.
  Ну что поделаешь? Ну плохая память у меня на имена. У всех свои недостатки.
  - Виктор Деменьтевич!
  Тот криво ухмыльнулся:
  - Узнал, таки, меня? Вот уж нее думал, что нам еще предстоит встретиться.
  Нехорошее чувство подозрения накрыло меня с головой:
  - А что вы тут делаете?
  - Тебя, дурака, с сестрой спасаю. Угораздило же меня с колониальной программой связаться... Теперь, можно сказать, ты мой крестник, а я твой куратор от СБ. И вынужден отвечать за тебя. Ладно, давай, рассказывай, чего у вас тут случилось? Кое- что я из вашего разговора понял, но лучше вас еще раз послушать.
  - Так вы за нами уже давно наблюдаете?
  - Разумеется. Твоя сестра правильно на счет сервисной процедуры поняла, но ошиблась по поводу подготовительного этапа - сервисная процедура, это когда персонал УЖЕ прибыл на дисколет.
  Сверху послушался еще один голос:
  - Виктор Деменьтевич! Нельзя же так! Сейчас с ребятами должна заниматься я! В конце концов, вы только за безопасность отвечаете, а опасности, как видите, никакой нет. А им может, требуется медицинская помощь.
  Сверху торопливо спускалась женщина в белом комбинезоне.
  Безопасник поморщился:
  - На счет того, опасно тут или нет - решение принимаю я.
  - А за подготовку претендентов и их здоровье - отвечаю я!
  Женщина уже успела спуститься, последние несколько перекладин она просто спрыгнула, и с вызовом смотрела тому в глаза. На площадке, и без того маленькой, стало очень тесно. Женщина оказалась ниже Виктора Деменьтевича на целую голову, но это нисколько не умаляло ее решительности. На молодом лице с тонкими чертами с вызовом горели светло- голубые глаза.
  - Вы утверждаете, что здесь и прямо сейчас есть опасность?
  Мужчина еще больше скривился:
  - Я не утверждаю обратного! Сначала надо все проверить. А поэтому...
  Женщина, не дала ему договорить:
  - Так проверяйте! И не мешайте мне работать!
  Безопасник, видимо, уже давно отвык от такого обращения и начал медленно закипать:
  - Ева Анатольевна, я попросил бы вас не вмешиваться...
  Его опять перебили:
  - Это Я бы попросила вас не мешать МОЕЙ работе, Виктор Деменьевич. Иначе я буду вынуждена отправить в департамент рапорт о том, что ВЫ отказываетесь выполнять полученные вами инструкции о сотрудничестве.
  Мы, затаив дыхание, следили за разворачивающейся склокой. Но она уже закончилась, так и не успев толком разгореться. Видимо, упоминание о департаменте и инструкциях охладило пыл. Он только раздраженно бросил:
  - Да сдались они мне! Я, между прочим, никакого желания заниматься этим делом не... - он споткнулся. - Да не подписывался, я опекать этих щеглов!
  Ева сбавила тон:
  - А пришлось. Ладно. Сначала я их осмотрю, а потом вы сможете задать им свои вопросы. - И уже заметно отличающимся тоном, обратилась к нам: - Как у вас самочувствие? Ничего не болит? Голова не кружится? Тошнота? Слабость? Боли?
  При этом ее руки, казалось, зажили своей жизнью. Откуда- то из отделений небольшой сумки на ремне через плечо, появлялись различные инструменты, нас щупали, оттягивали веки, заставляли открыть рот, дышать - не дышать и тому подобное. Спустя несколько минут она выдвинула заключение:
  - Ну что же, на первый взгляд каких- либо патологий не обнаружено. Но вас все равно следует обследовать в стационаре. А теперь рассказывайте, что у вас тут было.
  Во время нашего разговора, периодически перемежаемого дополнительными вопросами, мы рассказали о том, про то, как обнаружили отсутствие воды. Про начавшуюся тряску и про огромное количество дыма. Про то, как выбирались оттуда и попали на терминальную площадку. Про сброс гондолы, посадку и стоянку в лесу. И наконец, про то, как совершенно случайно, снова запустили дисколет и продолжили свой путь.
  Ева Анатольевна скептически посмотрела на плошку с нашим запасом воды:
  - И вы ЭТО пили?
  - Да, а что такого? - С вызовом спросила Леля. - Мы ее прокипятили!
  - Хм. - Женщина извлекла из сумки очередной прибор в виде щупа и проверила воду. - Ну, будем считать, несколько дополнительных баллов по выживанию вы получили.
  При звуках слова "баллы", я сразу сделал стойку. Дело в том, что в государственной системе образования, помимо оценок за курсы, так же тестировалась и бальная система. И та школа, в которой мы учились, входила в ряд образовательных учреждений, которые эту систему опробовали. Идея заключалась в выдаче дополнительных баллов за дополнительные или оригинально выполненные задания, внеклассные и внеплановые занятия и за инициативность в образовательном процессе.
  Мы с сестрой быстро оценили преимущества обладания большим количеством баллов, потому что их можно было использовать по своему усмотрению в ряде поощрительных программ.
  Поэтому я тут же спросил:
  - Какие баллы? За что их дают?
  Ева Анатольевна рассмеялась:
  - Самочувствие у вас точно в порядке, раз так живо интересуетесь. Но, вообще, это может потерпеть до прилета в центр.
  Но сестра тоже сообразила, куда дует ветер, и тоже подключилась, так, как это умеют только девушки:
  - Ну Ева Анатольевна... - в ее голосе появились просительные интонации. - Нам же на самом деле интересно! Мы же умрем от любопытства!
  - Лааадно. Только давайте этим не тут займемся, а поднимемся в коптер. Заодно с остальными кураторами обсудим, сколько и за что баллов вам причитается. Виктор Деменьтевич, вы еще тут остаетесь?
  - Нет. Более подробным осмотром мы займемся, по прибытии дисколета. А я с вами пойду.
  - Хорошо. В таком случае, сразу же и полетим на базу, а дисколет своим ходом пойдет. Это все равно быстрее будет, чем еще сутки в этом тихоходе скучать.
  Уже на верху, выбравшись на продуваемую всеми ветрами верхнюю площадку, мы с удивлением смотрели на двухвинтовой коптер, который спокойно стоял на шести суставчатых опорах прямо на дисколете.
  - А это надежно? - с опаской спросил я.
  - Ты о чем? А! Про коптер! Нечего страшного, пошли. Конструкция изначально подразумевала посадку коптеров. Нас уже ждут. Когда мы поднялись в пассажирское отделение, то увидели еще троих мужчин, сидящих в сиденьях вдоль стен отделения.
  - Так ребята, знакомтесь, - начала их представлять нам Ева. - Это сотрудники колониального центра подготовки. Это - Владимир Владимирович, куратор направления по технологической истории.
  Нам кивнул полноватый толстячок с редкими волосами вокруг лысины.
  - Это у нас, Денис Витальевич. Он курирует направления по выживанию, физической и психологической подготовке.
  Внешний вид Дениса Витальевича соответствовал его занятиям. По крайней мере, примерно таким бы я себе и представил человека, занимающегося вопросами выживания: среднего роста, поджарый, можно даже сказать - жилистый, с рублеными чертами лица.
  - И, наконец, Антон Васильевич. Последний из тройки "трех В", как их называют наши студенты. Курирует информационные дисциплины. А это, - Ева Анатольевна представила нас, - наши новые студенты, весьма, смею заметить, перспективные, судя по тому, что они рассказывают о своих действиях. Я даже думаю, что у нас скоро появится новый бальный рекорд по вступительному экзамену.
  На этот раз первой успела сказать Леля:
  - Так это что, все подстроено было?!
  Ева Анатольевна смутилась:
  - Не совсем. По утвержденному плану, каждый, из вновь поступающих, испытывается на поведение в экстремальной ситуации. Это или "авария" на дисколете, или остановка поезда в туннеле или... Впрочем, это не так важно. Просто на этот раз у нас возникли некоторые накладки с имитатором пожара.
  Тут уже я не выдержал:
  - Ничего себе неполадки. А если бы мы умерли?
  В разговор вступил Денис Витальевич, специалист по выживанию:
  - А вот если бы вы умерли, то вы нам бы и не нужны были.
  Леля только и смогла, что охнуть:
  - О как.
  - Да! Именно так! Но. Вы все же выжили. Пусть намерения убивать вас ни у кого не было - не такие мы и изверги. С этим сейчас наши техники разбираются: каким образом, заряд дымного картриджа был превышен на два порядка. Но то, как вы вышли из этой ситуации я очень хотел бы от вас услышать.
  Слово снова взяла Ева Анатольевна. Еще двое кураторов смотрели на нас молча и с интересом:
  - Давайте, расскажите снова то, что вы мне рассказывали. И поподробнее.
  Пришлось повторить историю второй раз. Коптер уже давно оторвался от дисколета, развернул винты и несся куда- то с приличной скоростью. А мы все рассказывали и рассказывали. Только на этот раз разговор занял гораздо больше времени. Причем мы, примерно прикидывая направление деятельности, кураторов старались делать акцент на том, что их могло заинтересовать:
  - Когда Леля попросила вскипятить воду (+ баллы) я стал думать, каким из способов можно попроще добыть огонь: ни спичек ни зажигалки у нас с собой не было.
  - Так, и сколько ты способов вспомнил?
  - Ну, я выбирал из нескольких (+ баллы). Можно было попробовать трение. - Денис Витальевич только хмыкнул. - Но для этого наверняка сноровка нужна (+ баллы). - Одобрительный кивок. - Поэтому я выбирал между электрической искрой (+ баллы), дисколет- то под рукой был, в исправном состоянии, просто обесточенный (+ баллы). - Заинтересованный взгляд Антона Васильевича. - И между использованием солнечного света.
  - Зажигалки не было, а лупа была?
  - Зачем лупа? Я из целлофановой пленки и воды ее сделал (+ баллы).
  - Ты только предложил! - вмешалась сестра. - И в лес убежал за растопкой. А я тем временем костер развела (и тоже + баллы).
  И все в таком духе.
  Под конец, когда мы уже порядком охрипли, снова вмешалась Ева Анатольевна. Похоже, у нее был более высокий вес, и она могла отдавать распоряжения всем остальным.
  - Так. Хватит уже. Сколько и чего им выставить мы посчитаем позже. А сейчас уже подлетаем. Володя, своди ребят пока в столовую, покорми их. А то они уже изрядно проголодались. А я пока схожу в отдел кадров - займусь документами.
  - А потом куда их? Так же, как всех?
  - Да нет, думаю, официальное знакомство отложим на завтра. Мне еще их обследовать надо на нашем лабораторном оборудовании. Ты их, как покормишь, своди к коменданту четвертого корпуса, пусть определит их на место жительства и к интенданту, чтобы выдал все причитающееся вместо этих комбинезонов. А потом, как они обустроятся, вечером, приводи их ко мне в лаборатории.
  - Не вопрос. Ну что, погорельцы, - улыбнулся он нам. - Проведу вас по нашему хозяйству. Будет вам экскурсия.
  В это время, как раз, очередной раз сменился тон работы двигателя, винты коптера снова приняли горизонтальное положение и он пошел на посадку. Я только и успел пожалеть, что не смотрел в это время иллюминатор и не увидел место, где нам предстоит жить, с воздуха. Опоры коптера мягко коснулись покрытия площадки и мы засобирались наружу.

  Глава 6.

  Владимир Владимирович оказался мировым мужиком! Сначала у меня почему- то возникло к нему предвзятое отношение: толстый, низенький. Бррр. Наверно очередной самовлюбленный, ничего из себя не представляющий человечек, тешащийся большим ЧСЗ. ЧСЗ - это так Леля называет людей с гипертрофированным "Чувством Собственной Значимости". Но на самом деле он оказался очень знающим и увлекающимся человеком. С очень и очень хорошо подвешенным языком:
  - Вот вы думаете, какой может быть прок от историка? - Сияя как надраенный таз, спрашивал он нас. - Не отпирайтесь! Ведь вы так наверняка и думаете? Не бойтесь признаться. Я давно уже к этому привык.
  - Нуу. Владимир Владимирович.
  При таком обращении он едва поморщился:
  - Прошу Вас, не называйте меня так. Я все же историк. Меня уже коллеги достали своими подколками на эту тему. - Видя наши недоумевающие лица, он вздохнул. - Ладно, называйте, как хотите. Объяснять дольше будет.
  Леля с интересом спросила:
  - А все же почему?
  - Сходи в библиотеку, почитай историю 21го века. Не отвлекаемся! Что вы думаете на счет полезности истории.
  Я осторожно начал:
  - Ну, наверно, знание тенденций развития общества может быть очень...
  Он остановил меня жестом руки:
  - Достаточно! История, это политика политизированная еще больше чем СМИ. Я вам про другое хотел сказать. Вы внимательно слушали, как называется то направление, которое я веду?
  Леля медленно ответила:
  - Ммм... Что- то связанное с историческими технологиями... Вроде бы...
  - Не совсем. Мое направление называется технологическая история. Вслушайтесь! Технологическая история! То есть, конечно, в первую очередь изучаются старые технологии, но не только. Изучаются условия их возникновения, причины и потребности, приведшие к их появлению. Ведь это же так интересно! Я вижу вы снова скептически смотрите и, наверно, думаете: а зачем нам знать, как в старину делали спички? Или как устроен ламповый триод? Или как делать валенки?
  Леля спросила:
  - А что такое "валенки"?
  - Сейчас - неважно! Но! Посмотрите вокруг. - Владимир Владимирович сделал широкий жест рукой. - Мы находимся в центре подготовки колонистов! А как вы думаете, как много груза сможет взять с собой корабль, который повезет вас, да- да, именно вас, на новую планету? Вы думаете, это так просто, прилететь, построить новый город и заложить основы для новой цивилизации?
  В это время мы дошли до столовой. Пока мыли руки и получали еду, пришлось прерваться. Однако наш разговор продолжился за столиком:
  - На чем я остановился? Ага! Взять с собой. Вы в курсе, что современная цивилизация, это огромный комплекс производственных, общественных и политических отношений, привязанный к инфраструктуре планеты? От которой вы будете оторваны на десятки, если не сотни лет? Даже колонии в истории земной цивилизации первое время жили за счет привозных грузов из метрополии? То есть, они сохраняли связь. Все эти товары, знания, технологии, которые не так просто перевезти на новое место! А у вас ничего этого не будет!
  - Что совсем ничего?
  - Нуу. На самом деле этот вопрос все еще обсуждается. У нас в плановом отделе до сих пор жаркие баталии идут, какое сырье, станки и готовые изделия нужны новой колонии, чтобы она могла самостоятельно развиваться. Кстати, студенты в этом процессе тоже могут участвовать. Но на самом деле я отвлекся. Я что хотел сказать, очень многое вы взять с собой элементарно не сможете. Конечно, мы предоставим максимально полную информацию по производственным процессам, но какая вам, например, польза от знания устройства термоядерного реактора, если для его запуска сначала потребуется целая отрасль по добыче исходного материала для рабочего тела реактора?
  - Пригодится, когда эту отрасль построим.
  - А до этого энергию откуда брать будете?
  - Ну, у нас же будут свои, готовые реакторы. Или только части для них, которые мы пока сами производить не сможем. Если их не целиком везти, то можно больше взять с собой.
  - А когда эти запчасти закончатся?
  - Сделаем новые.
  - Вы меня огорчаете, - вздохнул Владимир Владимирович.
  Леля, до этого, сосредоточенно поедающая суп, откинулась на спинку стула и сказала:
  - Наверно вы ведете к тому, что мы можем использовать какие- то более старые, примитивные, технологии добычи энергии?
  - Именно! Только не примитивные, а просто другие. Что- то называется примитивным, только когда эта технология еще только открыта и пока еще очень сырая. Вы, например, в курсе, что первые электронные вычислительные машины уступали их механическим аналогам? И что если бы мы пошли по другому пути, то вполне могли сейчас пользоваться компьютерами, построенными не по полупроводниковой схеме?
  Тут уже я не смог удержаться от скептики:
  - Механические копьютеры?
  - Зря смеетесь! Между прочим, квантовые процессоры уже давным- давно отказались от использования полупроводниковых технологий. Начинка процессорного ядра работает там по совсем другим принципам. Впрочем, это я опять ушел в сторону. Я к чему веду. Очень многие технологии нами попросту утеряны. Древность далеко не всегда означает примитивность. Вам, например, известно, что еще тысячу лет назад у людей были аналоги материалов с наносборкой?
  - Это как?
  - А это обыкновенный булат. Если вдуматься, гениальное открытие: имея только грубые инструменты! Вручную! Добиться чередования слоев материала с разными свойствами толщиной порядка микрометров! Нет, вы только вдумайтесь!
  Сказать, что я был впечатлен, значит, ничего не сказать:
  - Так значит, вы занимаетесь восстановлением старых технологий?
  - Не только. Мы, используя старые идеи и современные знания, а так же наши вычислительные мощности и возможности по моделированию, порой изобретаем и что- то новое. Причем не только придумываем, но и проверяем на практике. Ну как, интересно?
  Мы с сестрой ответили хором:
  - Очень!
  Владимир Владимирович прямо засиял. Человек совершенно не умеет скрывать свои эмоции. И может, его это просто не волнует. Но желаемого эффекта, от своего выступления он добился:
  - Пожалуй, у меня даже будет для вас сувенир. - он запустил руку в сумку на поясе. - Ага! Вот молодой человек, это вам. - С этими словами он протянул мне пластинку- шестигранник с дыркой неправильной формы внутри.
  Видя мое недоумение, он пояснил:
  - Это один из броневых элементов военного бронежилета. С наносборкой и с запредельной по старым временам прочностью. Пробитый чеканом, сделанным кузнечной группой моих студентов. Знают, черти, чем старика порадовать!
  Леля только вздохнула. Причем в ее вздохе явно читалось: ох уж эти мужчины!
  Это не прошло мимо внимания куратора:
  - А для вас, молодая девушка, у меня будет вот что. - Он вытащил оттуда же заколку с красивым, прозрачным камнем.
  Она завораженно разглядывала ее у себя в руках:
  - Что это?
  - А это сделанный, можно сказать в кустарных условиях, считыватель информации с информ кристаллов. Правда, он должен идти в комплекте с лазерной указкой, но ее у меня с собой нет. Вещь достаточно бесполезная, интересная скорее как прототип: если просветить информ кристалл лазерным лучом, который, затем, попадет в этот камень, то он будет разложен на спектр по составляющим. Правда сначала надо правильно подобрать угол, точку и частоту. Ничего не понятно, но на стене, куда ляжет этот спектр, можно будет посмотреть, как выглядит информация, записанная на кристалл в упакованном виде.
  - Спасибо...
  - Понравилось?
  Нам еще раз пришлось повторить:
  - Очень!
  - Хорошо. Тогда жду вас на своих занятиях. И пока не сделаете мне еще по одному сувениру, взамен полученных, зачета не поучите! А сейчас соибираем посуду и идем к коменданту. Вас же еще поселить надо.
  Я быстро уместил всю посуду на одном подносе и сунул его в нишу- приемник. А потом Владимир Владимирович повел нас:
  - Нам сюда. Сейчас срежем через здание столовой.
  - Владимир Владимирович, а можно вопрос? - мы успели пару раз свернуть, прежде чем до меня дошла мысль, немного меня тревожащая.
  - Да?
  - А как тут организована система проживания? Нуу... Просто нам с сестрой не очень бы хотелось разделяться...
  - А это, молодые люди, вы затронули очень интересный вопрос! Вы ведь еще совсем ничего не знаете о нашем учебном центре. Впрочем, сейчас долго объяснять - сами все поймете. А на ваш вопрос могу сказать вот что: все вопросы проживания решайте с Раджатом.
  - Кто это?
  Мы вышли во двор и по дорожке, усыпанной гравием, пошли мимо небольших домиков.
  - Комендант четвертого корпуса. - Владимир Владимирович подошел к двери одного из домиков и позвонил.
  Леля с удивлением заметила:
  - А я всегда думала, что комендант находится там же, где и его корпус...
  - А это, - Владимир Владимирович сделал охватывающий жест рукой, - и есть четвертый корпус.
  Тут уже я не удержался:
  - В смысле?
  - В прямом. Название "корпус" осталось еще от тех времен, когда студенты, кстати, Раджат был в их числе, еще не защитили свой проект по политике проживания.
  От этого "объяснения" вопросов стало только еще больше:
  - А... - меня перебил голос из динамика двери:
  - ВВ, ты что, новеньких мне привел?
  - Есть такое.
  - Эээ. Я вообще- то сейчас очень занят, у меня очередная сдача отчета на носу. Ты не можешь их сейчас сам куда- нибудь пристроить?
  - Раджат!
  - Да Раджат, Раджат. Я всю жизнь Раджат. Им бейджи- то хоть выдали?
  - Не, к интенданту мы после тебя пойдем.
  - Вот и шли бы сначала к интенданту, - проворчал голос.
  - И это так- то ты работаешь над своим проектом? Может у тебя вообще руководящие полномочия забрать, чтобы ты мог спокойно работать, не отвлекаясь на всякие обязанности?
  Я, да и Леля тоже, слушали этот диалог с дверью и впадали все в больше и большее недоумение: Раджат студент или кто? И это нормально, когда куратор разговаривает не с человеком лично, а с дверью? И что значит "забрать" полномочия? Их вообще- то так, с бухты барахты не забирают и не дают.
  А Раджат продолжал пререкаться с Владимиром Владимировичем:
  - А чего они сами не могут выбрать, где жить? Между прочим один из вариантов в нашем проекте. Им что, никто ничего не объяснил? Вон пусть сами определяются, а мы потом посмотрим чего можно сделать.
  - Раджат! А ну... - Владимир Владимирович споткнулся. В его глазах мелькнула идея. - А знаешь, Раджат, мы так и сделаем. Ребят, даю вводную: вам нужно место для проживания. Цель - провести здесь как минимум несколько лет с максимальной эффективностью для учебного процесса. Условия - любые. Ограничений - нет. Реализация - на Раджате. Вперед!
  Из динамика послышалось торопливое:
  - Эй! Только без фанатизма! У меня жилой фонд не резиновый! Не более 60 кубов на человека!
  Лично меня, такая "сумасшедшая" логика учебного центра сбила с толку, поэтому, чтобы проверить свою догадку сказал:
  - Раджат, а можно нам Стандартный Десантный Модуль Колониста поставить?
  В ответ мы услышали вопль:
  - Какой еще модуль?! Они пока только в стадии проектирования!
  - Ну такой, как ты сказал: 60 кубов на человека. Нас двое кстати.
  - Вы что, издеваетесь?!
  Я покосился на беззвучно хохочущего Владимира Владимировича. Признак был обнадеживающий, поэтому я продолжил более уверенно:
  - Я же не прошу орбитальный вариант или подводный вариант модуля. Нам хватит и обычного. Для кислородных планет.
  Послышался шум и на пороге появился растрепанный Раджат в заношенном халате. Как я и ожидал - явный индус. Он потрясал кулаками и продолжал кричать:
  - Где я вам найду столько баллов на заказ прототипа в металле?! Берите ключ. - он бросил нам под ноги карточку, забирайте любой свободный кампус или комнату и убирайтесь отсюда!
  Тут в разговор вступил Владимир Владимирович:
  - А вот из своих баллов и из баллов, выделенных на программу и возьмешь.
  - Но...
  - Никаких но! А то зазнался, куратора на пороге держишь, расселением заниматься не хочешь.
  - Но я же... Владимир Владимирович! Подождите! - это он уже кричал нам в спины, потому что куратор подхватил нас за руки и повел отсюда.
  - Раджат, потом, когда я освобожусь, подойдешь ко мне и поговорим. А пока я тебе советую задуматься над тем, что у тебя ребята заказали. И пока не сделаешь, я твои прочие проекты заморожу.
  В ответ мы услышали только горестные стенания и скороговорку слов на незнакомом языке.
  - Раджат! У меня все разговоры пишутся! Я ведь схожу к переводчикам потом.
  Стенания стали громче, но, зато, слова из них совсем пропали.
   Весело насвистывая себе что-то под нос, Владимир Владимирович повел нас дальше:
   - Вот так вот, ребята.
   Я, все еще оставаясь в легком обалдении, решил прояснить ситуацию:
   - А можно вопрос?
   - Нужно!
   - Это у вас всегда так?
   - Гм. Для начала позволь спросить вас, а что именно вам показалось странным?
   Я задумался. Леля же терять время не стала, а прямо на ходу, загибая пальцы, начала перечислять:
   - Баллы, на которые можно даже заказать строительство экспериментальной техники - это раз. Участие студентов в учебной программе - это два. А еще студенты спорят с преподавателями - это три. У вас, по-моему, даже вообще нету какого-то утвержденного плана - сплошные эксперименты - четыре.
   - А еще экстремальное тестирование на входе, - вставил я.
   На лице нашего куратора улыбка расползлась аж до самых ушей:
   - В точку! А одним словом можете все это описать?
   Тут уже я постарался обогнать сестру:
   - Инициатива?
   - Именно! Раз уж вы дошли до этого сами, то объясню вам более подробно, что тут происходит. Как раз успеем по пути к интенданту.
   Владимир Владимирович поднял глаза к небу:
   - С чего бы начать? Ммм... Да! Начнем, пожалуй, со 'странностей' нашего учебного центра. Всех новичков мы, для начала, предоставляем самим себе. Ну, то есть, какие-то минимальные процедуры типа регистрации, расселения и медицинского обследования само собой проводятся, но потом они оказываются предоставленными сами себе. Точнее, это они считают, что их бросили, а на самом деле за ними внимательно следят. У новичков случается шок: их забыли, их бросили! Кто-то начинает валять дурака, кто-то пытается обратить внимание остальных на себя, а кто-то начинает попытки разобраться, что к чему и вписаться в учебный процесс.
   Владимир Владимирович внимательно посмотрел на нас с Лелей:
   - Как правило, на то, чтобы понять, кто есть кто, уходит до трех дней. И нас, прежде всего, интересуют именно последние - те, кто начинают сами разбираться и учиться. На самом деле, подсказок для правильного поведения мы предоставляем достаточно. Но все равно, нужные нам люди попадаются реже, чем хотелось бы.
   - Все так плохо?
   - Увы. - Владимир Владимирович вздохнул. - Современный житель улья успевает, до попадания к нам, нахвататься слишком много негативных социальных комплексов, начиная от выученной беспомощности и заканчивая философией потребителя. Конечно, и с таким контингентом мы тоже работаем, нужные нам качества поддаются воспитанию, но гораздо лучше, когда кандидаты УЖЕ ими обладают. О, тут начинается уже совсем другой разговор!
   Пока мы переваривали услышанное, Владимир Владимирович продолжал:
   - Ведь кто нам на самом деле нужен? Нам нужен человек, который окажется в другом мире, с ограниченными начальными ресурсами, в не приспособленной для жизни средой и будет надолго, если на всегда, оторван от родного мира. Это тяжело. Мы даже не можем заранее предсказать, какие именно задачи ему придется решать. И подсказать ему будет некому! Любая ошибка может оказаться фатальной. В конце концов, смысл снаряжать колониста всем необходимым, если при первой же непредвиденной ситуации он поднимет лапки вверх и сдастся?
   Леля скептически заметила:
   - Вы, кажется, утрируете. Никто просто так сдаваться не будет, если на кону будет его жизнь.
   - Да нет, не утрирую. Поясню на примере. Возьмем типичного жителя улья: высадившись на новой планете, что он начнет делать? Строить новый улей, потому что он так привык! А если на этой планете в норме ежедневные землетрясения? Тогда он просто все выделенные ресурсы потратит на укрепление улья, построит вместо города очень крепкий блин и на этом застрянет. Ресурсы исчерпаны, адекватного решения не найдено, колонизация на грани провала. Оно нам надо?
   - Ага, - вступил я в разговор. - То есть вам нужны люди, которые смогут найти выход из любой ситуации и приспособиться к любым условиям?
   - Не только приспособиться, но и основать самодостаточную, развивающуюся колонию. Конечно, никто не будет отправлять в путь ораву жутко талантливых индивидуалистов: естественно во время колонизации будут нужны и крепкие специалисты-работяги. Но их подготовкой занимаются в соседнем лагере. А тут у нас лагерь, условно называемый лагерем изобретателей.
   - А сколько вообще лагерей?
   - Три. Военные, спецы и изобретатели.
   Мы в молчании прошли в холл многоэтажного здания без окон. Уже стоя у лифта Леля задумчиво произнесла:
   - Все равно как-то странно... Вы не боитесь, что изобретатели придумают такое, что потом все за головы хвататься будут?
   Бесшумно открылись двери лифта и мы зашли внутрь. Владимир Владимирович мазнул своей карточкой по сенсору и лифт поехал... вниз. Никаких цифр, показывающих этаж, в кабине лифта не было.
   - Тут вы, молодая леди, снова затронули очень важный момент. Кроме инициативности требуется так же ответственность. И это, мы тоже учитываем. Чтобы за примером далеко не ходить, вспомним того же Раджата. Очень талантливый молодой человек. Но увлекающийся. Небольшое 'кровопускание' ему не помешает. Впрочем, это уже моя забота. Вы, главное, не поддавайтесь на его уговоры и требуйте завершенный и работоспособный образец десантного модуля.
   Я спросил:
   - А как мы определим, завершен он или нет? У вас есть готовые чертежи?
   Владимир Владимирович усмехнулся:
   - А ты как думаешь?
   - Поняяятно... Если я правильно догадываюсь, чертежей нет и с техническим заданием на модуль нам же самим и придется разбираться? Тоже своего рода подготовка и, заодно, проверка?
   - Именно.
   Лифт остановился, и мы вышли в холл. Он ничем не отличался от точно такого же холла на первом этаже.
   - Теперь, ребята, мне вас оставить надо. Интендант сидит справа, в конце коридора. Получите у него все причитающиеся. Обдумайте, что я вам сказал. И не забывайте - вечером вас ждет у себя Ева Анатольевна.
   Владимир Владимирович сделал нам ручкой и заскочил в закрывающися лифт.
   В повисшей тишине пустого холла первая озвучила мнение Леля:
   - Вот жук. Как он там говорил? Оказываются предоставлены сами себе?
   - Ага. Сами ищите интенданта и договаривайтесь с ним. Потом сами же ищите, где находится лаборатория, и постарайтесь успеть вовремя. А где мы жить будем, пока нам модуль не сделают, тоже только наша головная боль?
   - Ну, про жилье можешь не беспокоиться. - Леля помахала карточкой, которую бросил нам под ноги Раджат. - Подобрала, пока ты, разинув рот, за перепалкой наблюдал. Так что пока твой модуль не соберут, можно выбрать себе кампус и жить там.
   - Не 'мой', а 'наш'. А вообще ты молодчина. - Настроение у меня пошло в гору. - Так, где там интендант сидит? Вам нужна инициатива? Будет!
   Я устремился вперед по коридору. Из-за спины донеслось Лелино:
   - Эй! Только без фанатизма!
  
   ***
  
   Уже поздней ночью, при свете огня настоящего (!) камина, двое за чашкой чая вели неспешный разговор:
   - Ну и как тебе наши новенькие?
   - Весьма... Я бы даже сказал чересчур, самостоятельные ребята.
   - Поясни.
   - Я им намекнул, на личные качества, которые нам требуются. Ты же в курсе: обычно первые несколько дней новички у нас теряются и только потом входят во вкус. А тут такие самородки! Жалько было терять время, и я захотел проверить, на что они способны, если с самого начала дать им свободу действий.
   - И?
   - Они разорили Раджата на восемь тысяч баллов и заказали производство десантного модуля колонистов.
   - Это как так? У нас же производство прототипов в железе запланировано только на следующий этап, после получения и обработки данных от автоматических зондов?
   - Ну, тут надо признаться, я сам немного маху дал. Я им дал право сформулировать требования к жилью и думал они, максимум, затребуют обставить дом техникой, тренажерами и тому подобным. А они вон что запросили. Я уже не мог дать задний ход. Да и Раджат меня, надо признаться, разозлил своим поведением.
   - Хм. Еще что-нибудь?
   - Да. Дальше еще интереснее было. Я решил немного с них спесь сбить: все же новичкам тысячными суммами оперировать еще рано. Ну и оставил их самостоятельно с нашим интендантом общаться. Ты же знаешь, что он даже из-за одного балла удавится?
   - В курсе. Они что, смогли выцарапать у него что-то сверх минимально положенного?
   - Хуже! Они пришли, заявили, что состоят в программе испытания колонизационного жилого оборудования и затребовали образцы скафандров и бытовой техники для космических станций и внеземных баз.
   - Так у них же на учетных карточках, кроме стартовых баллов, еще ничего нет!
   - А они все расходы переадресовали на Раджата и его программу. Мол это его тема, а они только испытатели. Интендант, естественно, тут же со мной связался и я, скрепя сердце, дал добро.
   - Наглецы...
   - Вы, Ева Анатольевна, еще не все знаете.
   - А что, еще что-то есть?
   - Увы. Они как-то узнали про процедуру регистрацию инициативных программ студентов и теперь являются руководителями группы 'технологии каменного века'.
   - Это еще что за бред?
   - Это уже не бред. Они очень грамотно подошли к написанию заявки. Я пока не знаю, кто им помогал, но эта заявка ушла наверх, получила утверждение на уровне администрации диктатора и несколько тысяч начальных баллов.
   - И что, они теперь будут заниматься ерундой типа изготовления каменных топоров?
   - Не скажи, тут все гораздо хитрее. Формально, они исследуют вопрос выживания и развития технологических цепочек в условиях потери индустриальной базы. Администрация в этот проект сразу же вцепилась: еще бы, никаких дополнительных грузов грузить на корабль не надо! Всего лишь провести дополнительную подготовку, и есть определенная надежда, что колония получит некоторую независимость от привезенного оборудования.
   - Резвые ребята...
   - Вот и я о том же.
   - Впрочем, это не так страшно. Процедура уже достаточно давно отработана: если они не получат практического результата, то потом вовек не вылезут из отрицательного баланса. Прецеденты уже были.
   - Надеюсь. У тебя-то они какое впечатление вызвали?
   - Да я так подробно ими не занималась. Впрочем, есть один интересный момент.
   - Да?
   - Меня заинтересовали еще предварительные результаты обследования до отправки в наш центр. Ну ты в курсе, когда проверяют на наличие наркотической зависимости, генетических болезней и психических патологий еще ДО отправки к нам?
   - И что? Что-то нашла?
   - В том-то и дело что нет! Они несколько лет жили в разрушенных секторах, где до этого бушевала пандемия. Они питались, чем придется. У них не было нормальных условий для проживания и развития растущего организма. Это же только дети. А у них нет ничего! Даже классического синдрома недостатка солнечного света, который есть у каждого первого жителя улья!
   - Может подделка? А то я готов уже все от них ожидать.
   - Два нет же. Даже если бы они подделали результаты на месте, то я все равно провела повторное обследование. Ты ведь в курсе какое у меня оборудование стоит. Лучше только в геронтологическом центре. Я даже включила их в список носителей перспективного генного материала.
   - Давненько нам такие уникумы не попадались...
   - Не говори гоп. Это поначалу все они уникумы. А пройдет время и всякая плесень всплывает. Так что посмотрим пока, как они себя покажут.
   - Так-то она так...
   Повисла тишина. Двое сидели у камина. За окном царила темная ночь.
   - Ладно, Владимир, пойду я. Поздненько уже, да и завтра много дел.
   - Это да. А мне еще им баллы проставить надо за входное тестирование, составить программу наблюдения... Слушай, а может не будем им официальное представление завтра проводить? Все равно новичковую адаптационную программу они уже проскочили и влились в программу по самостоятельным исследованиям.
   - Это на твое усмотрение.
  
   Глава 7.
  
   - Вставай! - Тут же последовал рывок, и одеяло улетело куда-то в сторону. В окно светили лучи солнца.
   - Леля, зараза! У тебя уже, похоже, традиция меня по утрам будить! Сейчас-то что не слава богу?
   - Ты забыл, что мы обещали с Раджатом с утра обсудить твой идиотский десантный модуль? Мы обещали ему, в обмен на консультацию, минимизировать расходы на изготовление модуля. У тебя же еще даже проект не выбран!
   - Все выбран! Я перед сном все придумал!
   - Не ври! Ты как сурок сразу же удрых!
   - Не удрых, а погрузился в глубокие раздумия!
   - И что ты там придумал? Наверно опять какую-нибудь ерунду?
   - Ты сначала меня накорми, а вопросы уже потом задавай.
   - Сам ешь, не маленький - еда на кухне. Лично я уже позавтракала.
   - Вот всегда ты так. Нет, чтобы кофе в постель принести.
   В глазах у сестры загорелся нехороший огонек:
   - Ты на самом деле хочешь кофе в постель? Это я мигом.
   Я тут же подскочил:
   - Нет! Не надо! Я сам!
   Разговор продолжился уже на кухне:
   - Ну чего ты там придумал?
   - Сча, Раджату тоже интересно будет, так что я сначала ему позвоню.
   Я поднес бейдж, полученный у интенданта, по совместительству являющийся личной учетной карточкой и универсальным ключом к сенсору видеотелефона на стене. Над сенсором загорелся экран и, выбрав пункт 'видеосвязь', я вывел свой, пока еще очень короткий список связей. В нем, помимо десятка стандартных контактов, вроде наших кураторов и различных служб, было всего три новых записи. Одна из которых позволяла связаться с Раджатом.
   Леля, внимательно наблюдающая за моими действиями, тут же обратила внимание на одну из новых записей:
   - А это еще что за мочалка?
   - Черт! - ругнулся я про себя. - Надо было аккуратнее со списком работать и не светить лишнее. С самым невинным видом я ткнул на установку связи с Раджатом, и, обернувшись, переспросил:
   - А? Ты о чем?
   - Я про некую Вику, у тебя в списке.
   - Ааа! Ты про это!
   - А про что же еще? Кто такая?
   - Да так...
   Тут появилась картинка с заспанной физиономией Раджата и я смог тихонько вздохнуть с облегчением:
   - Баап рэ? Баап рэ баап! (Боже мой! Осспади!) - Потом он смог сфокусировать взгляд на мне и заговорил уже на понятном языке:
   - А, это ты, разоривший бедного Раджата и нагло покусившийся на его утренний сон?
   - И тебе не чихать. - Радостно ответил я. - У меня есть для тебя хорошая новость. Я придумал, как нам сэкономить наши баллы на изготовление десантного модуля.
   - Ну, во-первых, не наши баллы, а мои. А во-вторых, - Раджат назидательно поднял палец. - Утренние новости хорошими не бывают! Запиши это алмазной иголкой в уголке своего глаза!
   - Раджат, если я запишу в уголке глаза, как ты советуешь, все те мудрые изречения, что ты успел мне рассказать еще вчера, то я не смогу нормально смотреть на окружающий мир.
   - Зато станешь, хоть капельку умнее.
   - Ладно, это все лирика. Теперь о сути моего предложения.
   Я уставился в потолок, припоминая цифры.
   - Помнится, технари выдали нам нижнюю границу стоимости самой дешевой комплектации десантного модуля около восьми тысяч баллов, так?
   - Я помню эти цифры, и сердце мое обливается кровью, когда я думаю о них. Вместе же запрос составляли. И еще я помню, что вы обещали снизить свои требования в обмен на помощь в оформлении заявки.
   - Да, да. Так вот, я нашел способ обойтись какой-то жалкой парой тысяч, вместо восьми. И у меня есть деловое предложение: что, если сэкономленные 6 тысяч мы поделим пополам?
   - Пагаль! Бап рэ, кью итна мэхнга! (С ума сошел? Боже, что так дорого-то?)
   - Чего? - не понял я.
   - Я говорю, чего так дорого-то?
   - И ничего не дорого: сам подумай. Если брать по оценке технарей ты потеряешь восемь тысяч, а так - всего пять. Считай, почти вполовину меньше.
   - Давай, чтобы ровно в половину? Две - тебе, и четыре - мне?
   - Давай. - Покладисто согласился я. Все равно, считай, на ровном месте 2000 дополнительных баллов получаю.
   - Ты это, сначала смоги модуль за две тысячи построить. А то не примут его и эти баллы в отрицательный баланс засчитают. А мне потом отдуваться и заново нормальный модуль строить. Владимир Владимирович мне однозначно сказал - пока комиссия модуль не примет, все мои проекты заморожены будут.
   Я задумался: в голове мелькнула неплохая идея. Раз будет комиссия, значит, будет и оценка за проделанную работу. А возможно и премия по результатам. В успехе своего подхода я не сомневался. Вот только кто эту премию получит? Раджат, как ответственный за реализацию? А оно мне надо?
   - Раджат, а давай ты мне этот проект передашь и четыре тысячи баллов на его реализацию? Ну, вроде как, раз я заказал, то мне же и отдуваться. А ты здесь и не при чем совсем.
   - Гм. - Судя по скептическому выражению лица, мой собеседник глубоко задумался. - Оно, конечно, хорошо бы. Только ведь ВВ не согласиться... Да, и ты не объяснил, как ты собираешься в две... ну пусть четыре тысячи уложиться.
   - А если согласится? Про реализацию тогда не твоя забота уже будет. Мой проект - с меня и спрос.
   При этих словах Леля не выдержала, сделала страшные глаза и пнула меня под столом ногой.
   - Ой. Леля! Ты чего?
   Сестра скосила глаза на экран с Раджатом, сделала глаза еще страшнее и снова меня пнула.
   - Ой. Да хватит же!
   Видимо, Раджат, глядя на это, сделал для себя какие-то выводы, потому что неожиданно легко согласился на мою авантюру:
   - Кои баат нэхи (хорошо, нет проблем). Если Владимир Владимирович даст добро, то я согласен: получишь ты свои четыре тысячи и сам возись со своим модулем.
   - Договорились! Конец связи. - Быстро сказал я и отключился.
   - Так. - Начала моя сестра. - А теперь ты мне быстро объяснишь, что ты затеял и в какую авантюру ты нас втянул на этот раз?
   - Лель, да все нормально! Я сейчас быстренько проконсультируюсь у человечка и все расклады тебе объясню. Сейчас только сбегаю, чтобы лично пообщаться, а не через видеофон - вопрос серьезный все же. И все-все тебе расскажу. Честное пречестное!
   - Стоять! Куда это ты собрался? Уж не к мочалке ли своей?
   Блин! Ругнулся я про себя. Не прокатило. А я, было, надеялся, что за разговором с Раджатом, у Лели уже вылетело из головы имя Вики в списке моих контактов.
   - Это чисто деловые отношения! Вика - руководитель группы архитекторов! Как раз по нашей теме!
   - Знаем мы твои деловые отношения.
   - Я серьезно!
   - Ну раз серьезно, то тогда я тоже послушаю, о чем вы там будете говорить.
   И вот так всегда! Подумал я и только вздохнул. У Лели в этом плане был пунктик: ее старшему брату, по ее мнению, была нужна только самая-самая избранница, а всех остальных 'мочалок' следовало гнать поганой метлой и держать от меня подальше.
  
   ***
  
   - Ева Анатольевна, хочешь последние новости о наших новичках?
   - Снова сюрпризы?
   - Естественно. Помнишь историю с Раджатом?
   - Помню, ты же мне ее еще накануне рассказал.
   - Так вот, они решили ответственность по ее реализации на себя взять да еще и за вдвое меньшую сумму.
   - А ты?
   - Естественно добро дал. Ты же помнишь, о чем мы вчера говорили - надо их на землю опустить. Пусть бы помучались с отрицательным балансом, зато потом бы поняли цену ошибки.
   - Ну так и что в этом такого?
   - А дело в том, что они, похоже, справятся.
   - Как это?
   - А они не собираются изготавливать десантный модуль целиком. Они хотят сбросить только минимально необходимое оборудование, а остальное на месте построить. Помнишь, я упоминал, что они у интенданта запрашивали бытовое оборудование для космических станций? Оказывается, они это еще тогда задумали.
   - Все равно. У них же опыта строительства никакого.
   - А они им и не нужен: строить за них будет инженерный робот а проект они разрабатывают вместе с архитекторами Виктории Бредун.
   - Мда... Постой! Как-то не сходится: у них баллов на робота не хватит же.
   - Тут они тоже схитрили. По роботу они оплачивают только рабочее время. Формально, по их проекту, этот робот должен быть общим для всего колониального поселка, а значит проходит по другой графе. Реально они оплачивают только бытовое оборудование, коммуникации и строительные расходники. Заранее изготавливается только шлюз. И то, они с ним что-то мудрят. Не удивлюсь, если они и со шлюзом что-нибудь придумают.
   - Думаешь, сработает?
   - Практически уверен! Ты же знаешь, как в администрации относятся к экономии перевозимой массы? Формально, с их точки зрения, экономия, по сравнению с изготовлением десантного модуля для жилья достигает 400 процентов! Да они за это двумя руками ухватятся!
   - И то правда... И что делать с ними будем? Снова нос утрем?
   - А я знаю? Палки в колеса я им ставить не хочу - это и нашим принципам не отвечает, и вроде бы не за что. Только как бы они не заигрались...
   - Тогда так поступим: ты им не мешай, но тогда и проект будем принимать по всей строгости. Договорись с диспетчерской: пусть организуем им настоящий сброс с высоты нескольких километров в скафандрах и чтобы они их не снимали, пока модуль свой не построят.
   - Точно! А потом, чтобы еще прожили в своем модуле как минимум неделю без связи с внешней атмосферой. Справятся - молодцы. А провалятся - будет им наука.
   - Да, и посмотри, что-нибудь на тему внештатных ситуаций. Чтобы ближе к реальности было.
   - Само собой!
  
   ***
  
   Голова гудела от обилия информации, а чувства завершенности проект все еще не вызывал. С одной стороны, Виктория сбросила огромный пакет информации по строительным материалам и инженерным решениям на все случаи жизни. С другой стороны - у нас-то задача была вполне конкретная! Уложившись в заданную сумму пережить сброс и построить жилой модуль!
   Да и вообще, по большому счету, постановка задачи получилась несколько бредовая: при заранее ограниченных ресурсах построить нечто существенное. Как выразилась Леля: сделать из г..на конфетку. Причем никакого логического обоснования у выделенной суммы не было! Я просто поделил пополам то, что запросили с Раджата и сказал, что справлюсь. Погнался за халявой.
  Попробуем упорядочить мысли. С чего надо начинать? Отец все время говорил мне, что начинать надо с цели. Какая я же у нас цель? Построить жилье за 2000 баллов.
  Верно? Не верно! Еще раз. Смоделируем ситуацию: прилетает корабль к планете, что-то там исследует и, наконец, решает приступить к высадке. Становятся нужны люди внизу, на поверхности. Зачем? А чтобы что-то строить, исследовать, добывать - много чего. И для того, чтобы спокойно заниматься своей работой, им нужно жилье. А именно: воздух, еда и вода. Ммм... Еще про туалет забыл. Еще не помешает всякую технику установить: связь, освещение, шлюз и тому подобное.
  Имеем в остатке следующий план:
  А) корабль на орбите, а на поверхности пусто
  Б) сброс с корабля
  В) жилье на поверхности
  Вариант, первым приходящий на ум, сбросить с корабля готовый жилой модуль, отбрасываем, как заведомо дорогой.
  Попробуем рассмотреть каждый из пунктов. Самое начало, когда на поверхности еще ничего нет. А почему, собственно, ничего нет? Есть же какие-нибудь кратеры, пещеры или трещины которые можно использовать как основу для жилья? Можно даже заранее выполнить предварительную обработку посадочной площадки. Итого: первый прием назовем 'сделать заранее'.
  Теперь сброс с корабля. Разве у нас есть ограничения на количество сбросов и время между ними? Нет! А раз так, можно вообще десант людей отложить до тех пор, пока жилье не будет подготовлено. Да и вообще надо избавляться от стереотипа, что жилье должно быть устроено в как можно более короткий промежуток времени. То есть второй прием у нас будет 'разбить большую задачу на маленькие и разделенные по времени'.
  Наконец, рассмотрим жилье на поверхности. План жилья надо адаптировать под конкретные условия высадки, а не придумывать жилье, которое будет одинаково функционировать как на марсе, так и на венере. То есть третий прием назовем... ну хотя бы 'не изобретать универсальных решений'.
  Я потянулся и откинулся на спинку кресла. Вроде мысль хорошо пошла. Думаем дальше. Теперь у нас есть вторая проблема: ограниченность ресурсами. Опять же, вспоминая уроки отца, надо избавляться от негативного мышления. Почему ограниченность? Давайте назовем это использование необходимого минимума. А ведь точно! Я обрадовано хлопнул по столу: это должно сработать! Меняем концепцию! Пусть у нас на орбите будет корабль-склад, с которого мы заказываем только то, что нам нужно!
  Теперь стоит составить возможный перечень материалов, которые могут потребоваться и подготовить базу различных шаблонов жилья для разных условий. Тут нам, кстати, помогут наработки Вики.
  Впереди предстояли плодотворные часы работы...
  
  /несколькими днями позже/
  
  Я установил связь и дождался, пока на экране не появится лицо нашего куратора:
  - Владимир Владимирович, вы не сильно заняты?
  - Да, Хрисанф, слушаю.
  - Эээ... Пожалуйста, называйте меня Хроном, а то я как-то к своему полному имени не очень хорошо отношусь. Хрон - как-то привычнее.
  - Договорились. Только и ты меня, пожалуйста, больше 'Владимиром Владимировичем' не называй.
  - Ах да! - Я покраснел. Ведь заходил же уже разговор об этом. - А как тогда вас называть?
  - Да как хочешь. Можешь просто по отчеству. В общем, ты хотел у меня что-то спросить?
  - Да. То есть - нет. Я хочу сказать, что мы уже готовы к защите своего проекта.
  Владимир Владимирович удивленно поднял брови:
  - Вы уверенны в своих словах, молодой человек? Насколько я в курсе, от вас даже заявок в технический отдел не поступило.
  - Уверены.
  - А вы не хотите сначала хотя бы изложить идею своего проекта мне? А то ведь в случае накладок неудобно перед комиссией будет.
  - Нет, пусть это сюрприз будет.
  - Гм. Хрон, вы, наверное, не очень хорошо осознаете, чем рискуете. Позвольте вам объяснить. Пока вы только занимаетесь подготовкой своего проекта, у вас есть большой простор для творчества. Вы можете ставить натурные эксперименты, совершать ошибки, менять саму концепцию проекта и ничего вам за это не будет. Но как только вы предоставляете свой проект перед комиссией, с вас будут спрашивать по всей строгости! И здесь вы уже вынуждены будете отчитываться за каждый балл. И если, а так, скорее всего и будет, благо прецедентов масса, комиссия найдет к чему придраться, вы надолго вылетите в отрицательный баланс. Вы еще не в курсе, к чему это может привести?
  - Я не смогу тратить баллы по своему усмотрению, пока вновь не наберу положительную сумму баллов?
  - Не только! Это, на самом, деле мелочи. Если вы не сможете выйти в положительный баланс в течение года, то вас, скорее всего, переведут в лагерь технарей. Хотя, в вашем случае, вероятнее будет перевод в военный лагерь - у нас с Виктором Дементьевичем был об этом разговор. И больше никаких самостоятельных проектов - исключительно натаскивание по техническим дисциплинам и постоянное подкидывание нештатных ситуаций. Из вас сделают классного спеца, который сможет обслуживать и чинить технику практически в любых условиях, но и только.
  Я криво улыбнулся:
  - А изобретатели, значит, так и останутся дилетантами?
  - Нет! Изобретатели тоже будут обучаться тому же самому. Вы понимаете, изобретатели - это другой статус. Остальные учатся по тем программам и направлениям, которые готовят изобретатели. То есть пока вы 'изобретатель', вы сами можете выбирать, что изучать. А если перейдете к спецам... Тьфу! К военным, то будете в обязательном порядке изучать то, что вам скинут по учебной программе сверху. Дополнительные занятия - только вне основной учебной программы. Весьма, я замечу, насыщенной.
  - А если комиссия примет мой проект, тогда что?
  - Хрон, вы все еще думаете, что у вас все получится? Знаете, как вас будут оценивать? Будут придираться ко всему. И даже если будет тень подозрения, что что-то сможет пойти не так, вам это засчитают в минус.
  - А все же?
  - Эхх. Вы все еще упорствуете. Вы в курсе, что четыре тысячи баллов отбить за один год практически не реально? Вы еще не узнавали принцип формирования стоимости балла?
  - Что-то вроде того, что один балл равен сотне кредитов?
  - Нет. Один балл - это один килограмм массы, доставленный к другой звезде. Плюс различные поправочные коэффициенты, в зависимости от сложности и надежности груза. К примеру, за вступительное испытание вы получили 7 баллов. И то это редкая удача, так как обычно получают по 1-2 балла. А инженерный робот, оплату которого вы так изящно обошли, стоил бы вам 2100 баллов. К вашему сведению, в среднем у нас зарабатывают 400-500 баллов за год. Уникумы, вроде Раджата, могут эту величину удвоить или даже утроить. Но получить 2000 баллов за год - это уже из разряда фантастики.
  Я задумался: две тысячи на жилье и две тысячи в выигрыше. Это же четыре года работы! Владимир Владимирович помолчал немного, а потом спросил:
  - Ну как, я вас убедил?
  В ответ я посмотрел ему прямо в глаза и улыбнулся:
  - Меня это более чем устраивает. Вызывайте комиссию.
  - Хрон, я прошу вас подумать еще раз.
  - Я уверен в результате.
  Владимир Владимирович разочарованно махнул рукой:
  - Как хотите. Я переговорю с руководством. О результатах вам сообщат на почту. Конец связи.
  
  ***
  
  На поле, расположенном, за поселком, относящимся к четвертому корпусу, собралось несколько человек: пара в костюмах и с дипломатами, один в спецовке с планшетом в руках и еще один в длинном плаще с высоким воротником. Оставшиеся двое стояли чуть поодаль и тихонько переговаривались между собой:
  - Владимир, как этот фарс называть! Тут же пусто! Как я комиссии это объяснять буду?! Мы же договаривались о сбросе в скафандрах, а я только что видела в поселке Елену. Она даже не села в дисколет!
  - Ева Анатольевна, я сам ничего не понимаю. Хрисанф - очень самостоятельный молодой человек. Он узнал у меня только о месте и начале приема и больше ничего не захотел сообщить. Все остальные вопросы они решали самостоятельно.
  - Тут же находится третий зам из администрации диктатора! Ты подумай, как мы будем выглядеть! Я вообще не знаю, что им говорить. 'Извините, мы не знаем где наши студенты?'
  - Тише, услышат же. Погоди, вон, кажется, кто-то от поселка бежит. Вроде бы это как раз Елена. Сейчас, наверно, будут извиняться за срыв приемки.
  Ева Анатольевна яростно прошептала:
  - Это же катастрофа! Я их прикрывать не буду! Пусть сами отдуваются! За все! И за робота, и за материалы. И с военными пусть тоже сами разбираются!
  - Погоди, с какими военными?
  - Ты что, не в курсе? Я же думала, что у тебя все под контролем?
  - Да нет же! Я вообще уже не знаю, остались ли места, где эта парочка еще не побывала. Что там с военными?
  - Кошмар.
  - Да не тяни ты, что у них за дела с военными?
  - Не знаю! Со мной связались из военного лагеря и спросили, даем ли мы добро на их участие в программе Хрисанфа и Елены? Я подтвердила, что такие у нас есть, и сказала, чтобы по всем вопросам связывались с тобой.
  Фигурка, бегущая из поселка, приблизилась, и стало слышно, как она что-то кричит. К сожалению, ветер сдувал звук в сторону.
  - ...итеее!!!
  Представители комиссии заволновались. В ее сторону повернулись лица:
  - Кто это? Что она хочет?
  Бегущая во весь дух Елена отчаянно махала руками и кричала. Внезапный порыв ветра донес:
  - Ууухоооодииитеее!!!
  Один из тех, кто, был в костюме, удивленно переспросил:
  - Что?
  Владимр Владимирович побледневшими губами только и смог произнести:
  - Черт... Что-то у меня нехорошее предчуствие...
  Сверху послышался нарастающий свист. Подбегающая девушка замахала руками еще отчаяннее:
  - Да уходите же!!!
  Свист становился все громче и превратился уже в гул, пробирающий до самого нутра. Комиссия начала оглядываться и на небо тоже, но низкая облачность и пасмурная погода мешали разглядеть, в чем дело. Девушка крикнула:
  - Ложись! - А потом бросилась ничком на землю и накрыла голову руками.
  Мужчина в плаще подхватил:
  - Воздух! Ложись! - Затем толкнул на землю техника в спецовке, откинул в сторону одного человека в костюме и сбил с ног второго, накрыв его своим телом.
  Из облака высверкнула ослепительная струя белого огня и ударила вертикально вниз в землю в паре километров от них. Ослепительная вспышка, нарастающий гул и через несколько томительных секунд ударная волна сбивает с ног впавшего в ступор Владимира Владимировича.
  Кто-то из лежащих на земле ругнулся:
  - Что за...
  - Я их, понимаете, жду у центрального входа, бегаю по административному корпусу, а они где-то ходят. - Голос был запыхавшийся и недовольный. На подбежавшую девушку уставились удивленные взгляды. Та, ни мало не смущаясь, продолжила ворчать:
  - Можете вставать, дальше уже не так опасно.
  Ева Анатольевна, отряхиваясь от земли, переспросила:
  - А что, еще что-то будет?
  - Конечно. Вон, как раз, следующая партия пошла. - И вытянула руку в сторону недавнего взрыва.
  - Па-па-а-азвольте. - Заикающимся голосом произнес один из членов комиссии. - Что зде-е-сь, п-происходит?
  В отдалении набухал гриб взрыва. Он уже успел дорасти до окна в облаках, которое возникло после прохождения ударной волны. Через это окно посыпался огненный дождь и по ушам начали ухать частые разрывы. Правда, уже не такие мощные, как первый взрыв.
  - Ч-что, эт-то т-акое?
  Леля с самым невозмутимым видом ответила:
  - Подготовка строительной площадки.
  - Эт-то не под-дготовка, а ч-черт з-знает что!
  В разговор вступил мужчина в плаще:
  - Ева Анатольевна, может вы поясните нам, какое отношение имеет бомбардировка плазменными ядрами с орбитальной платформы к 'подготовке площадки' в частности и сбросу десантного жилого модуля в целом?
  Женщина с каменным лицом отряхнула прицепившуюся травинку к рукаву и кивнула в сторону девушки:
  - А это вам сейчас Елена объяснит. Если сможет. А заодно пояснит нам, почему она не в скафандре.
  Леля весело ответила:
  - А так я еще на корабле космическом. Меня здесь пока что нету.
  Кто-то из комиссии хмыкнул:
  - Как я понимаю, вы здесь для того, чтобы пояснить нам происходящее?
  - Именно. На сегодня, кстати, ничего интересного уже не будет. Ближайшее мероприятие запланировано через пару часов.
  - П-паз-звольте?
  Тут заволновались и остальные члены комиссии:
  - То есть это как? Мы, между прочим, занятые люди!
  - Да! А тут вместо приемки прямо нам на головы бомбы бросают!
  Леля огрызнулась:
  - А вас сюда никто и не звал - сидели бы спокойно на мансарде, пили бы чай, смотрели на фейерверк, а я бы вам презентацию показывала. И да, между прочим, это не бомбы, а шаровые плазмоиды. Если смотреть по расходу рабочей массы для камеры нагнетания - всего 57 килограмм. С учетом поправочных коэффициентов на то, что данное сырье может быть произведено на месте да и при перевозке не требует особых условий хранения, военные оценили свои затраты по нашей бальной системе всего в 12 баллов. Взамен мы получаем ровную, обеззараженную площадку диаметром около трехсот метров и пару десятков котлованов под будущие строения.
  - А г-где же д-десантный м-модуль? К-какие еще с-строен-ния?
  - Простите... - Леля выжидающе уставилась на человека в костюме.
  Стоявший рядом Владимир Владимирович наклонился и шепнул на ухо:
  - Ты, что, не знаешь, как его зовут? Это же третий зам диктатора!
  Леля нимало не смутившись, продолжила:
  - Простите, третий зам диктатора, мы тут не в игрушки играем. А обсуждаем то, как организовать наиболее эффективным и экономичным способом поселение на поверхности! Вообще, конечно, вам было бы лучше сначала пройти к нам в кампус и посмотреть презентацию.
  - В-вот еще! - Возмутился человек в костюме. - К-какая-то пиг-г-галица к-командовать т-тут будет!
  Леля сжала кулаки:
  - Именно! Потому что ТАМ мы будем зависеть только от СЕБЯ! И нам будет плевать на мнение всяких... - Леля споткнулась, зло сверкнула глазами и вовремя остановилась. - Вот!
  Увидев планшет в руках человека в спецовке, она решительным шагом подошла к нему. Зрелище было бы смешным, девушка, практически еще девчонка, ругается на взрослых людей, если бы не решительность, с которой она это делала:
  - Голографический порт есть? Давай сюда! - Она вырвала планшет у него из рук и начала на нем что-то набирать.
  - Девушка, это серьезная техника. - Попытался тот вернуть свой планшет. Однако Леля огрызнулась:
  - Не мешай! Знаем мы вашу серьезную технику. - Потом она положила планшет на землю и дождалась, пока над ним в воздухе не появится анимированное изображение солнечной системы.
  - Разрешение маловато... - Прокомментировала она. - У нас лучше установка приготовлена. Ну да ладно, и так сойдет.
  Техник даже опешил от такой наглости:
  - Это же ручной планшет! На него с большим разрешением проекторы никогда и не ставят!
  - Не важно. Проехали. Буду краткой. - Ева Анатольевна при этих словах хмыкнула, а Владимир Владимирович закашлялся. - Тут презентация. Слайды, графики, диаграммы и расчеты посмотрите сами, если захотите. А суть простая: мы всегда ЗНАЕМ, куда десантируемся. А раз так, строить готовый модуль, который должен быть рассчитан на все возможные случаи жизни, да еще и везти его за несколько световых лет - пустая трата времени и ресурсов. В данном случае, - Леля усмехнулась, - нам очень повезло. По результатам разведки, про это во второй части презентации, нам попалась планета удивительно похожая на нашу Землю. Гравитация, атмосферное давление, температура, состав атмосферы, погодные условия. Стоимость одного жилого модуля, рассчитанного на трех-четырех человек, по нашим оценкам, в таких условиях обойдется примерно в 1750 баллов. Вообще, если взять планеты земной группы, стоимость жилого модуля может достигать 3600 баллов. Смета в конце презентации. Там же примерная методика расчета и примеры проектов для поселения на Меркурии, Марсе, Луне и Европе. В части презентации у меня все.
  Леля тяжело вздохнула:
  - Теперь по практической реализации. Через два часа десантируется инженерный робот, контейнер с расходными материалами и мой брат. В скафандре, - Леля язвительно посмотрела на Еву Анатольевну, - с надувной палаткой, запасом воздуха и пайком, рассчитанным на две недели. Это с запасом. Он будет контролировать ход строительства. Через недельку можете приходить для приемки жилья. Тогда же и я с парашютом спрыгну, чтобы в готовое жилье вселяться.
  - А если что-то пойдет не так?
  - А если что-то пойдет не так, то дешевле потерять одного человека и материалы, чем сразу несколько людей и испортить дорогостоящий жилой модуль.
  - А робота вы не учитываете?
  - А что ему сделается? Законсервируется, потом подберете. Ладно. - Леля махнула рукой. Презентация у вас есть, результаты можете проверять через неделю. А я пошла - у меня еще две программы в подвешенном состоянии.
  Она гордо задрала подбородок и зашагала в сторону поселка. В комиссии начались тихие переговоры. Ева Анатольевна пихнула локтем в бок Владимира Владимировича:
  - Что за еще две программы, я думала у них только этот, как его, 'каменный век'?
  - Да не знаю я! Я уже вообще ничего не знаю!
  Тут к ним обратился один из членов комиссии:
  - Простите, вы бы не могли как-то прокомментировать происходящее?
  Ева Анатольевна кивнула своему напарнику и скосила глаза в сторону начальства. Владимир Владимирович прокашлялся и начал:
  - Как вы помните, основное назначение нашего лагеря, воспитание инициативных и творческих людей, которые могут найти выход из любой, самой непредвиденной ситуации и творчески подойти...
  Леля гордо шагала в сторону поселка, а ветер сдувал текущие из ее глаз злые слезы.
  
  /ночью/
  
  Раздалось шипение из тамбура, я дождался когда на панели у входа в палатку загорится зеленый индикатор и открыл внутренний вход. В палатку пробралась зареванная сестра. Я удивился:
  - Ты что здесь делаешь? Нас же завалят. Тебе сюда только через неделю можно.
  Сестра бросилась мне на грудь:
  - Хроник, я все испортила-а-а!
  - Погоди, не спеши, расскажи толком, что случилось?
  - Я их комиссию потеряла, и они чуть под бомбардировку не угодили! А я так перепугалась, что наорала на них. - Тело сестры сотрясали всхлипы. - А там была какая-то шишка из администрации. Они нас теперь точно завалят!
  - Как наорала? Ты не части, ты успокойся и подробно скажи, кому и чего сказала.
  Рыдание потихоньку затихло. Сестра оторвалась от меня, смахнула рукой слезы и начала:
  - Я думала, что они сначала в административный корпус пойдут. Ну и околачивалась там поблизости. А их все не было и не было. А время то идет! Мы же планировали пригласить их к себе в кампус, домой. У нас на втором этаже открытая мансарда, с видом на поле. Там бы и посмотреть можно было на бомбардировку, не опасаясь ударной волны и презентацию показать.
  - Да помню я, помню. Вместе же презентацию и готовили.
  - Вот. - Леля вытерла рукавом остатки слез. - Я заволновалась, стала спрашивать, не видел ли их кто-нибудь. Ну и мне сказали, что они сразу в поле пошли. Блин. Я как сумасшедшая за ними побежала - кто же знал, что они такие идиоты окажутся? Из кампуса-то там народ не ходит - делать там нечего. Да и расстояние мы выбрали, чтобы не очень далеко от поселка было, но и чтобы никого не задеть.
  - Обошлось хоть?
  - Обошлось. Они не успели далеко уйти. Только немного ударной волной приложило, на земле повалялись, а так - все нормально. А я, со зла, накричала на них, мол чего они сюда поперлись. А потом перенервничала, что они нас теперь точно завалят, нахамила им, скинула презентацию и ушла. Ой! - Леля сделала большие глаза и закрыла рукой рот.
  - Что такое?
  - Я только сейчас сообразила. Я же когда им презентацию на планшетник скидывала, флешкой не пользовалась. На низком уровне подключилась. Там же у него наверно еще и пароли стояли...
  - Мда... Приехали...
  Глава 8.
  
  Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, я решил слазить в подземную часть нашего нового дома. Шел уже пятый день строительства и робот успел смонтировать основную инфраструктуру: выровнял стены, установил несущие балки и проложил кабели и трубы в трехэтажном колодце, выделенном под жилье. Точно таким же образом была подготовлена шахта под резервуар воды и купол для гидропоники. Правда, тут сил было вложено гораздо больше: комбайн для производства строительных материалов, работал на них, изготовляя трубы, облицовочный материал и прочие детали в течение четырех суток без перерыва.
  Собственно, именно на этот комбайн и ушла большая часть баллов. Установка, состоящая из реактора, печи, пресса и формовочного станка работала на подножном материале. В ход шло все: глина, камень и шлак, оставшийся после бомбардировки. Оставшиеся баллы ушли на оборудование, которое нельзя было изготовить на месте и на различные химические и композиционные присадки для комбайна.
  Дом под землей выглядел... феерично. Чем-то это напоминало знакомую картину из разрушенных секторов в тех местах, которые пострадали от огня наиболее сильно: полумрак, свисающие тут и там провода, уходящие куда-то в темень трубы, голые балки и пара светильников, порождающие в этом хаосе запутанные тени.
  - Дааа... Комиссии такое показывать нельзя.
  Я достал из набедренного кармана планшет и сверился по нему с текущим статусом сетевого графика работ.
  - Реально, тут дел еще недели на две-три. Ну, это-то было понятно еще с самого начала. - Пробормотал я себе под нос. - Но жить можно будет уже к концу первой недели. Так, ага! Общая герметизация у нас будет закончена к завтрашнему дню. После этого можно будет установить на воздухозаборник электрический фильтр, а внутри - средний блок по диоксидации углерода в жилых помещениях улья. После этого, подключиться к реактору комбайна и подождать 16 часов, пока воздух внутри комплекса не будет полностью заменен.
  Я улыбнулся. Смешно конечно: на Земле предпринимать действия, чтобы земную же атмосферу обработать и закачать внутрь дома. Но раз такая постановка задачи, то будем делать все по-честному.
  Я снова оглядел жилой дом изнутри. Показывать это комиссии явно не стоит - не оценят. А после истории с сестрой, надо очень постараться, чтобы они приняли наше строение благосклонно. Да еще этот ее прокол с планшетом... Ммать! Настроение снова упало.
  - Ладно, не раскисать! Работать надо!
  Раз в таком виде дом явно не годиться, значит надо его как-то облагородить. Кибера отвлекать от работ по герметизации сейчас нельзя, но зато у комбайна через пару часов, судя по сетевому графику, начинается изготовление материалов впрок - для работ, запланированных на следующие две недели. Вот как раз тут порядок изготовления материалов мы и поменяем.
  Я развернул на планшете 3-х мерную проекцию жилой части дома и запустил ролик, иллюстрирующий процесс его обустройства.
  - Несущие конструкции у нас уже есть. Из оставшегося самое долгое - установить обрешетку, на которую впоследствии можно будет крепить профили и композитные перекрытия. Заодно, надо будет пустить в простенках проводку.
  В задумчивости я попытался почесать подбородок - рука в перчатке стукнулась о стекло шлема.
  - Хм. - Я посмотрел на свою руку. - Все никак не привыкну, что в скафандре, а ведь несколько дней уже прошло. Все! Не отвлекаемся - нужно составить список инструментов и заказать его 'сброс' с орбиты и тоже подключаться к работе.
  Конечно, реально, ради нескольких килограмм никто гонять дисколет не будет - весь сброс будет заключаться в том, что из лагеря вынесут контейнер и оставят его в радиусе нескольких километров от нашей строительной площадки. После чего мне надо будет найти его по радиомаяку и пешком сходить за ним.
  Реально, инструменты я принес в лагерь только поздно вечером.
  Во-первых, идти за ними пришлось не 2-3 километра, как я изначально рассчитывал, а все пять.
  А во-вторых, какой-то умник не придумал ничего лучшего, чем скинуть их в речку.
  Пришлось цеплять страховочный трос к чахлому дереву на берегу и лезть в воду. За таким 'купанием' я провел часа четыре и жутко вымотался: радиомаяк показывал расстояние с точностью плюс минус 50 метров, поэтому я успел излазить все дно. Пока ползал, успел несколько раз попасть в стремнину, зацепиться тросом за корягу на дне и упустить контейнер, когда я почти нашел его в первый раз.
  Наконец, когда добыча оказалась на берегу, я смог передохнуть и обдумать мысль, что, чтобы больше не попадаться в такие ситуации, стоит предложить идею сразу же по прилету развернуть над планетой систему глобального позиционирования.
  А по пути домой я добавил к списку необходимого снаряжения еще и квадроцикл, ибо каждый раз ходить пешком было крайне утомительно. Дома, я устало понаблюдал, как робот устанавливает в оранжерее переборку, а потом забрался в палатку, выполз из скафандра и тут же уснул как убитый.
  Проснулся еще затемно из-за противного, пробирающего до сердцевины зубов, визга. Это означало, что робот затеял очередные землеройные работы: для этого он обычно подключался толстым кабелем к реактору комбайна (расход энергии в это случае был не шуточным!) и, вооружившись ультразвуковой насадкой с вибролезвиями, буквально вгрызался в грунт.
  Я вытащил планшет, чтобы уточнить, чем именно сейчас занимается робот:
  - Ага, а вот и наш будущий инженерный цех, а по совместительству - реакторная.
  Робот копал тоннель, соединяющий жилой комплекс с воронкой, в которой был расположен комбайн. Основные строения уже были надежно перекрыты от доступа внешней атмосферы, и теперь предстояло убрать с поверхности комбайн. До этого он был расположен снаружи для удобства подвоза материалов и исходного сырья. Теперь же предстояло возвести над этой воронкой купол и устроить в ней склад. А чтобы иметь доступ к этому складу изнутри жилого комплекса - прокопать тоннель.
  Покряхтывая от болей в мышцах, вчерашнее ползание под водой давало о себе знать, я облачился в скафандр и вылез наружу. За ночь полусобранная крыша над жилой шахтой оказалась завершена, и в ней появилась пара люков. Оба они вели в тамбуры, расположенные на уровне земли: один для людей, а второй - грузовой. Позже, когда появится энергия, внутри будут смонтированы воздушные насосы и установлена автоматика, а пока что внутренние и внешние люки стояли нараспашку. Я подхватил контейнер с инструментами и полез внутрь.
  Внутри, в свете налобного фонаря, я разглядел, что за ночь робот так же успел установить будущие лестничные пролеты. До этого он как-то обходился подвесной системой, но после того, как крыша была закончена, видимо, решил, что уже лучше передвигаться по внутренним несущим конструкциям. Мне же легче - в противном случае был бы большой риск свернуть себе шею, и пришлось бы постоянно к чему-нибудь привязываться. Хотя, пока я не настелю напольные покрытия, привязываться придется по любому. Установив инструменты между пересекающихся балок, я полез за планшетом в набедренный карман и тут же вспомнил, что забыл его в палатке.
  Пришлось, чертыхаясь, лезть за ним наверх. И это была только первая проблема, с которой мне пришлось столкнуться, как только я захотел поучаствовать в строительстве. Я, по порядку, успел собрать, наверное, все шишки, которые только можно было собрать. Начав настилать напольные покрытия, я вспомнил, что все они находятся в воронке комбайна. Еле затащив одну композитную доску внутрь и примерившись, как ее отрезать я обнаружил, что резать на весу не очень-то удобно и придется тащить ее обратно наверх, в тамбур. Положил. На все топтание ушло больше часа. И это только на одну доску! Решив оптимизировать процесс, я перетаскал в тамбур гораздо больше досок и, в итоге, забил его торчащими во все стороны досками так, что не то что резать, а даже просто передвигаться там, стало очень неудобно.
  Постепенно я набил руку и к обеду уложил все доски, благо, ложить их надо было не вплотную, так как они несли лишь несущую роль. Поверх них укладывались фигурные фермы с самозацепами, как в детском конструкторе, а сверху на болты крепилась шестигранная плитка. Только вот все это еще только предстояло сделать. А еще обрешетку, проводку, зашить стены и потолки панелями, установить освещение... Много всего.
  Прикинув, сколько времени мне понадобиться, если я буду работать такими же темпами, я приуныл. По любому выходило еще дня два-три. А у нас завтра последний день перед приходом комиссии! Сделав себе на носу зарубку - впредь называть более реальные сроки (а попросту, умножать их на два или три), я стал думать, как выкрутиться:
  - Инженерному роботу хорошо, у него восемь лап, как у паука, а у меня только две руки, и те в скафандре, даже не повернуться толком. И вообще в одиночку - беготни много, приходится постоянно туда-сюда бегать. Решено! Пора сестру звать - будет помогать и координировать ход строительства, чтобы мне не приходилось постоянно с планшетом сверяться. - Я вошел в планшете в меню для связи и установил соединение с сестрой. Ответила она практически моментально:
  - Да? Как там у тебя дела?
  - Да нормально. Только вот, я тут думаю: не могла бы ты договориться о сбросе ко мне на денек пораньше?
  - Это у тебя так нормально дела идут?
  - Да не, серьезно все нормально. Как и планировали - покажем замкнутый цикл, дадим оценку затраченных ресурсов в баллах и позовем еще через несколько недель на финальную приемку. Просто я тут по жилому помещению поползал - уж больно страшно все выглядит. Как после войны. Финальная отделка у нас в конце графика работ стоит, а показывать такое комиссии - произвести плохое впечатление. Вот я и решил, пока робот своими делами занимается, перекрытия и перегородки поставить.
  - У меня вообще-то тоже плотный график. Я до сих пор согласованием информационных протоколов занимаюсь.
  - Денек-то потерпит. Тут же вопрос принципиальный - или мы им голые балки покажем или чистенькие и ровные белые помещения.
  - Разберемся. С ВВ я переговорю, но все равно, скорее всего буду только завтра с утра, а пока - отбой связи. У меня полно работы.
  - Окей. - Ответил я, но экран уже погас. Хмыкнул:
  - Деловая какая... Ладно, хватит рассиживаться. Нас ждут великие дела!
  До самого вечера я возился с установкой ферм поверх досок и успел настелить только дорожки из шестиугольников, чтобы можно было хотя бы нормально ходить. Робот, тем временем, успел поставить в выкопанном туннеле еще один шлюз, облицевать сам тоннель и начать возводить купол над воронкой.
  - Хорошо ему. - Устало заметил я. - Есть не надо. Отдыхать не надо. Знай себе работай и ни на что не отвлекайся. И почему я не заказал двух роботов?
  - Так, так. Кто это у нас тут прохлаждается? - послышался голос за спиной. Я резко подскочил:
  - Леля! Ты уже приехала?!
  - Приехала, ага, как же... Брякнулась! Я, между прочим, первый раз с парашютом прыгала. Меня с дисколета вдвоем выталкивать пришлось. До сих пор как вспомню, стыдно становится.
  - Да чего ты... Я тоже первый раз в жизни прыгал. Затемнил стекло в шлеме и выпал наружу. А дальше уже автоматика сработала.
  - Хитрый. Надо будет тебя еще раз с парашютом сбросить. На этот раз без шлема. Чтобы хорошенько прочувствовал все прелести свободного падения.
  Чтобы отвлечь сестру от мстительных планов я решил перевести разговор в другое русло:
  - А как ты так рано успела?
  - А вот так. Владимир Владимирович чего-то наплел комиссии, так теперь наши кураторы сами кругами бегают, лишь бы не случилось какой-нибудь накладки. Это тебе тут хорошо - тебя никто не трогает, боятся отвлекать. А мне по несколько раз на дню звонят. И вообще. Ты мне тут зубы не заговаривай. Где тут туалет?
  - Ты прям как настоящий матрос: первым делом про гальюн и камбуз узнаешь.
  - Пошути мне тут! Я серьезно спрашиваю!
  - А ты что, никак не приготовилась?
  - В смысле? Я вообще уже в готовое здание должна была заехать с туалетом и душем.
  - Душ не обещаю, а биотуалет уже стоит. Открытый всем ветрам. Правда, воды нет. Водяная ловушка еще не включена - рано пока.
  - Блин!
  - Не бойся. В палатке поройся - там распечатанная пачка с памперсами в сумке лежит. Как-нибудь справишься.
  - Садист!
  - А нечего было надо мной смеяться, когда я их на складе заказывал.
  Но сестра этого уже не слышала. Она быстрым шагом направлялась к надувной палатке, верой и правдой служившей мне домом все эти дни. Вернулась она только через пятнадцать минут.
  - Что так долго-то?
  Леля ничего не ответила, а только отвернулась. Потом буркнула:
  - Ладно, пошли. Показывай, чего тут тебе помогать надо...
  С сестрой мы проработали до самой ночи: успели поставить каркас для перегородок, а потом, пока я занимался проводкой, Леля занималась прикручиванием плитки к креплениям при помощи шуруповерта. Помещения потихоньку начинали приобретать жилой вид.
  Я решил, что на сегодня хватит, когда три раза успел сходить за разъемом под универсальную розетку и три раза забыть, зачем я шел:
  - Хватит! Давай на сегодня закругляться, а то наделаем дел, потом исправлять придется.
  Леля, с непривычки тоже здорово уставшая, возражать не стала. Усталые, мы заползли в палатку и, не меняя тельников, завалились спать. Я уже почти заснул, когда сообразил, что в палатке все еще горит свет:
  - А чего, свет не выключаешь?
  - Погоди. Мне немного осталось. - Буркнула сестра. Она сосредоточенно что-то делала с планшетом.
  - Чего у тебя там?
  - Помнишь, по мой прокол с презентацией?
  - Такое забудешь...
  - Я придумала, как нам выкрутиться можно.
  - Да?
  - Я тут еще в одну программу записалась по цифровой технике.
  - Логично, с твоей-то специализацией. И что?
  - А то, что я подумала, что под это дело можно задним числом оформить разработку новых стандартных цифровых протоколов общения. Ну, чтобы не тащить кучу устаревшего кода и временных решений, которые сложились исторически, да так и сохранились в протоколах. Под лозунгом 'Новой колонии - новые цифровые стандарты!'.
  - И как связаны протоколы с нашей проблемой?
  - А так! Скажем, что у нас уже была разработана программа, которая служит прослойкой между земной техникой и новым цифровым стандартом. Одна из особенностей - сокрытие всех тонкостей с ограничением доступа. То есть, как только обнаруживается новое доступное устройство, тут же с ним устанавливается связь с максимальными правами доступа.
  - По-сути, обычный сканер уязвимостей?
  - Ну да. Я тут чего-то особо нового изобретать не стала - готовый взяла и обновила базу по обнаруженным дырам в ПО. Все, что от себя добавила - это навертела тележку кода изображающего общение по новому протоколу со ста тысячекратным запасом для развития.
  - Куда так много-то? - Удивился я.
  - А чтобы они тоже удивились, и не обращали внимания на что-либо другое.
  - Думаешь, сработает?
  - Надеюсь.
  - Ну ладно, тогда не буду мешать.
  - Ага. Давай, спи. Я тоже уже скоро закончу - мне пару ошибок поправить осталось. И еще раз провести полное тестирование.
  Я завернулся в спальник и моментально провалился в беспробудный сон.
  
  /утро/
  
  В палатке уже никого не было. Видимо Леля не только позже меня легла, но и раньше встала. Снаружи периодически раздавался непонятный стук и тарахтение. Любопытство победило, я быстро оделся и вылез наружу. По территории нашей стройплощадки бродил робот в сопровождении сестры и занимался разметкой и уборкой строительного мусора. Все вокруг украшалось колышками с натянутой между ними лентой и табличками. В отдалении красовался большой щит, на котором был изображен план нашего будущего поселка. Причем не в сокращенном виде - только то, что мы собирались построить для себя, а в полном - на сотню человек.
  - Чего это? - удивился я.
  - Это? - Рассмеялась Леля. - Это результат моих размышлений на тему, как пустить комиссии пыль в глаза.
  - Не понял?
  - Да все очень просто! Когда ты сказал, что не успеваешь и что у тебя все в полу разобранном виде я спросила себя: как убедить комиссию в обратном? И ответ лежал на поверхности! Надо просто изобразить, что все по плану! Натянуть ленточки, проложить дорожки, поставить указатели. Это же мелочь, а внешний эффект отличается разительно!
  - А щит откуда?
  - С собой привезла. Как ленту с колышками.
  - Однако...
  - Погоди, это еще не все.
  - А что еще?
  - Увидишь...
  Я критически оглядел территорию:
  - А сроки по плану у нас не поплывут из-за того, что ты отрываешь робота от запланированных задач?
  Даже через микрофон скафандра ощущалось, как сестра усмехнулась:
  - Не волнуйся, все схвачено. И вообще, какой умник догадался вложить столько сил в гидропонную оранжерею и водяной резервуар, если полезная отдача от них будет не ранее, чем через месяц?
  - А то ты не знаешь. - Начал оправдываться я. - Смотреть-то будут весь проект целиком: насколько надежное и долговечное жилище получится, насколько хорошо оно снабжено ресурсами и так далее.
  - А не ты ли мне говорил, что лучшее - враг хорошего? У сбрасываемого жилого модуля автономность, в лучшем случае - несколько месяцев. Ну пол года. Ну год, если уж совсем на людей наплевать. А ты захотел заложить полностью автономную инфраструктуру, которая может обходиться без внешних поставок годами и даже десятилетиями. В итоге мы имеем недоделанную оранжерею и недостроенный дом. Вот скажи мне: зачем ты столько сил вложил в гидропонику? Свежего укропа захотел?
  - Лель, хватит уже. Между прочим, вместе план составляли.
  - Вместе? Это ты называешь вместе?! Я думала, что у тебя все рассчитано и не лазила со своими советами. Думала, он знает, что делает. А потом, вдруг, от него слышу 'я тут не успеваю, ты не могла бы мне помочь?'.
  Я только вздохнул:
  - Ну началось...
  - Сработало! - Леля от радости даже захлопала в ладоши. - Попадание в яблочко с первой попытки! - И, видя мое недоумение, пояснила. - Да ладно, не напрягайся ты. Это я тренируюсь.
  Я даже опешил от такой мгновенной смены настроения:
  - Тренируешься?!
  - Ага. Это меня Вика надоумила. Меня еще в одну программу позвали. По психологическому климату мелких социальных групп.
  - А я-то здесь причем?! И... И вообще! Куда тебе столько программ! И какой, к черту, психологический климат?! У нас завтра приемка!
  - Отвечаю по порядку. С комиссией - все будет хорошо, я все продумала. Психологический климат, как и дополнительные баллы за программу - никогда лишними не будут. А ты притом, что очень уж удачно начал оправдываться. Сразу же на автомате захотелось проверить на практике советы из книжки 'как избавиться от мужа за 7 дней'.
  - О господи! - Только и вырвалось у меня. - Какой еще муж?! Тебе даже 16 лет нет!
  - Зато тебе - есть. Хотя не это важно. И в этой книге меня больше интересовали распространенные ошибки, как можно испортить отношения. Написано правдоподобно, но захотелось проверить.
  - Не делай так больше, ладно?
  - Хорошо, хорошо.
  Я промолчал.
  - Ну, Хроник, миленький, не дуйся так. Я больше не буду. Я, дура, не подумала, что ты извелся тут за целую неделю. Пойдем, лучше, в жилой комплекс спустимся - я покажу, что дальше придумала. А то мне одной без тебя не справиться. - В ее голосе появились просительные интонации. Определенно у меня сестра - засранка. Знает, как из людей веревки вить.
  - Тоже, поди, что-то из твоих психологических штучек?
  - Не без этого. - Снова повеселела сестра. - Но это у меня пока хуже получается. Ты должен был сразу же переключиться на действие, от которого нельзя отказаться. А вместо этого, ты размышлять начал, 'а нет ли тут подвоха?' и меня спалил.
  Я же говорю - засранка. Ну не могу я на нее долго злиться! Поэтому, в конце концов, буркнул:
  - Ладно, пошли.
  Переходной тамбур оказался уже готов: сбоку появился короб, состоящий из нескольких труб для воздухозабора, влагоуловителя и еще нескольких труб, пока не используемых. Внутри, в пассажирском тамбуре, у стенки мерно тарахтел компрессор. Я, глядя на него, пробормотал:
  - Халтура, конечно. Надо будет его закрыть чем-нибудь.
  Леля подтвердила:
  - Конечно, закроем, но чуть позже. А пока - пошли за мной.
  Мы дождались, пока на втором люке не загорится зеленый индикатор, и прошли внутрь. Леля меня сразу же предупредила:
  - Скафандр пока не снимай. Телеметрия с него постоянно в лагерь идет, потом штрафных баллов понавыписывают за нарушение режима.
  - Да помню я. Внутренняя атмосфера станет 'пригодной для использования' только глубоко вечером. Когда воздух полностью пройдет процедуру обеззараживания и несколько раз пройдет через систему рециркуляции.
  - Вот-вот.
  Внутри, нас встретил полумрак, рассеиваемый редкими лампочками временного освещения, расставленными по углам комнат. Но, надо признаться, ровные стены и пол, производили более благоприятное впечатление. Правда впечатление портил все еще не отделанный потолок и провалы в стенах, через которые были видны стены колодца и провода коммуникаций.
  Я внимательно огляделся:
  - Неплохо. Это ты роботу дала задачу стенами заняться?
  - Конечно, сразу после того, как он закончил герметизацию реакторной.
  - А дыры в стенах зачем оставила?
  - Сюда различное стенное оборудование будет встраиваться. Конкретно в этой комнате справа от тебя будет шкаф для скафандров, а слева - всякая мелочь для выхода на поверхность.
  Я задумчиво оглядел их:
  - Разумно... Но придерутся ведь к внешнему виду.
  - Не придерутся, если мы сейчас роботу дадим задачу их доделать.
  - Гм. А он остальную-то отделку успеет сделать?
  - Все посчитано!
  Робот, который смирно следовал за нами от самого тамбура, резво бросился к внутренней двери и скрылся из виду. Леля повернулась ко мне:
  - Сейчас будет самое интересное. Только подожди немного.
  Через минуту появился робот, сбросил на пол несколько панелей, видимо от шкафа для скафандров, и снова скрылся из виду. Я лениво смотрел по сторонам:
  - И?
  - Имей терпение!
  Пришлось замолчать и ждать. Взгляд упал на синие лампочки в углах на полу комнаты:
  - А это откуда? Я же вроде не заказывал их?
  - Ты про что? А! Это световая индикация для нашего будущего аэродрома. Обычные лампочки на атомных батарейках с радиоуправлением.
  - Что?! - Сказать, что я опешил, значит ничего не сказать.
  Леля рассмеялась:
  - Да не напрягайся ты так. Все равно комиссия пешком сюда не пойдет, а полетит на коптере. Делать им нечего, как три километра пешком топать. Так вот, будет гораздо лучше, если на подлете они увидят стандартную сигналку вертолетной площадки... Тоже самое, обыкновенное пускание пыли в глаза.
  - И сколько баллов у тебя ушло на все, про все? И что еще ты заказала? - Мне стало страшно за состояние нашего бального баланса, так как сюрпризы все не кончались.
  - Где-то на пятьсот баллов, что-ли... Да это не важно! Ты не об этом думай, а о том, какое это впечатление произведет на комиссию! Кстати, перед комиссией выступать будешь ты - я им вообще на глаза не хочу попадаться, после всего, что случилось.
  И в этом вся Леля! Огорошила потраченной суммой, и тут же перевела тему на другое:
  - Как пятьсот? Да их за целый год и не всегда получают! И что за новости про выступление?
  Тем временем, робот успел вернуться с недостающими материалами и споро принялся за сооружение встроенного шкафа. Наш дальнейший разговор проходил уже под визг пилы, вспышки сварки и гудение сервоприводов всех восьми манипуляторов.
  Леля констатировала:
  - Не сработало... Да не переживай ты. Я тебе скину потом раскладку по тратам. Большая часть ушла на информационное оборудование: проекторы, суперкомпьютер, видеобои и терминалы в каждом помещении. Да! И к тому же, из нашей программы я взяла только пятьсот баллов! А остальную тысячу из программы по цифровой технике. Мне Нильс, который ее ведет, добро дал. Только с условием, что мы его людям тоже жилье организуем.
  - Что?!
  - А еще Вика со своими архитекторами очень просилась в строительстве поселка колонистов поучаствовать. Я ей тоже предварительное согласие дала. А то нехорошо получается - мы ее наработками пользуемся, а они тут как бы и не при делах...
  - Да ты... Да... - От нехватки слов меня буквально распирало. Наверно, со стороны это выглядело смешно: этакий разгневанный мишка в скафандре. А потом из меня как будто выпустили воздух и я махнул рукой. - Ладно. Давай уж сразу добивай. Чего еще ты мне не сказала?
  - А ты ругаться не будешь?
  - А есть за что?
  - Не ну ты сначала скажи, ругаться не будешь?
  - Да не буду, не буду. Говори уже.
  - Да собственно у меня все: мы тут компьютер поставим, и послезавтра еще одного робота с комбайном к нам скинут. И Вика тоже послезавтра приедет к нам. Она поживет у нас, пока ее комплекс будет готовиться, хорошо? Ты не против?
  - Бррр. Скоро мое бесконечное терпение кончится! Это точно все?
  - Все-все. - Успокаивающе ответила Леля.
  - Точно? Больше никаких сюрпризов и гостей?
  - Да все я говорю.
  Я глубоко вздохнул и попытался привести свои сумбурные мысли в порядок. Итак, что мы имеем в сухом остатке? Жилье на отшибе, о котором я изначально задумывался, превращается в поселок. И не факт, что его население не будет расти и дальше. Кроме того, Леля, зачем-то захотела на этой же базе организовать полигон для своей (точнее Нильса, а она в ней участвует) программы по цифровой технике. Вроде бы все? Я задумался. Робот тем временем закончил доводку шкафа и установил прозрачную перегородку, после чего залез манипуляторами внутрь и начал подключать электронику.
  - Черт! - Вырвалось у меня, когда я сообразил еще одну вещь.
  - Что-то не так? - Обеспокоенно спросила Леля.
  - Да не, все нормально. - Еще одна мысль, которая не пришла мне в голову сразу, это то, что она очень лояльно отнеслась к Виктории. А это плохо. Очень плохо! Хуже сестры, которая отгоняет от тебя девушек, может быть только сестра, которая решила заняться сводничеством. Вот ни разу не поверю, что совершенно случайно сложилось так, что я буду жить еще одну неделю минимум, на одной площади с сестрой и девушкой, которую сестра сочла вероятной кандидаткой мне в жены. Черт!
  От этих мыслей меня отвлекло обрадованное восклицание сестры:
  - Ты посмотри, какой умничка! Хрон, ты только глянь, как классно получилось! - Леля одобрительно похлопала робота по манипулятору.
  Шкаф для скафандров и вправду выглядел очень и очень ничего: блестящие поверхности, мягкая синяя подсветка изнутри, пленочные индикаторы, горящие на прозрачных створках шкафа и сообщающие, что данное отделение шкафа свободно и не забронировано.
  - Да уж. Ничего так. Сразу чувствуется уровень. - Признал я.
  - Вот и ладушки. А теперь - разбираем его!
  Робот, не дожидаясь моего утверждения, тут же начал бодро отключать все оборудование и разбирать шкаф.
  - Стооой! - не выдержал я. - Зачем?!
  - Надо. - Лаконично ответила Леля.
  - Зачем?!
  Наверно, неподдельная мука, прозвучавшая в моем голосе, задела какие-то струны в сестриной душе, поэтому он не стала меня, по своему обыкновению, мурыжить, а решила пояснить все сразу:
  - Мы чем занимаемся? Производим впечатление! А теперь представь, каково это, увидеть, как буквально за считанные минуты детали, сложенные в углу превращаются в готовое изделие? А чтобы это сделать быстро и без накладок, все материалы надо подготовить заранее: отмерить, отрезать и сложить рядом, чтобы не бегать за ними на склад.
  В этом ракурсе я на задачу не смотрел:
  - Хмм...
  - Вот тебе и 'хм'! Это еще не все, ты только представь следующую картину. Комиссия входит через тамбур внутрь и видит, как на ее глазах робот заканчивает шкаф для скафандров. Ты, как будто, так и надо, спокойно снимаешь его с себя и вешаешь в нишу как раз в тот момент, когда робот заканчивает свою работу.
  - Показуха...
  - Именно! Дальше вы проходите в зал для совещания...
  - А у нас и такой есть?
  - Не перебивай. Да есть, потом покажу. Так вот, вы идете в зал для совещаний и по пути, это важно, проходите через помещения с точно такими же провалами в стенах и заполненные грудами стройматериалов. В зале рассаживаетесь по диванчикам, и ты запускаешь вращаться трехмерную проекцию базы. Кратко отчитываешься о проделанной работе, сообщаешь цифры и что еще осталось сделать. Отвечаешь на вопросы. В это время на трехмерной проекции базы успевают окраситься зеленым, один за другим, еще несколько узлов.
  - Все?
  - Неа! Потом ты предлагаешь провести небольшую экскурсию по комплексу: сводишь их в будущую оранжерею, потом в реакторную и, наконец, в бассейн.
  - Ааааа! Мой мозг сейчас взорвется! Ты что, еще и в резервуаре воды похозяйничала? Откуда у нас бассейн?!
  - Да не шуми ты. Я, может, всегда о личном бассейне мечтала.
  - Ты же весь процесс водной циркуляции порушишь!
  - И ничего я не порушу. Я все с Викой обсудила - она в этом лучше тебя разбирается - ты всю систему водоснабжения с ее проекта скопировал. Ей тоже идея с бассейном понравилась. Там всего-то 5 метров высоты у шахты занять придется. К тому же мы пока там только опалубку наведем и горизонтальное перекрытие. А основное хранилище воды, отстойник и оборудование по очистке ниже будут.
  Я обреченно выдавил из себя:
  - И когда ты только успела?
  Леля засмеялась:
  - Я знала, что ты оценишь. Опять сбилась. На чем я остановилась? А! Ага. Значит, приглашаешь их на экскурсию, и посещаете помещения именно в том порядке, в каком я тебе сказала. Это очень важно.
  - Да какая разница-то?
  - А такая. Первый вы пройдете к лестнице по тем помещениям, через которые попали в зал для совещаний. К этому времени робот как раз успеет все ниши застроить, установить потолок и нормальное освещение включить. Представляешь, какой контраст? Идете в одну сторону: недостроенные стены, полумрак, по углам стройматериалы валяются. Практически разруха! Идете по ним же еще раз, а вокруг чистенькие белые стены, видеообои, терминалы и яркое освещение. Чувствуешь?
  - Ну чувствую...
  - Не нукай. Дальше. Вы спускаетесь по лестнице вниз и попадаете в тоннель, ведущий в оранжерею. Тут опять картина разрухи и хаоса. Но уже суетится робот. Проходите мимо него, ты приводишь их в оранжерею и опять развлекаешь разговорами минут на пять десять. Идете обратно, и снова! Чистенький тоннель, никакого мусора и яркое освещение. Красота! И так еще пару раз с реакторной и бассейном. А потом вы снова возвращаетесь в зал для совещаний, а там все так же висит трехмерная проекция базы. Типа ты забыл ее выключить. При этом уже вся желто-зеленая. Ни одного модуля, окрашенного в красный цвет. Каково, а? Я думаю, все в осадок выпадут.
  - Звучит красиво. Только вопрос, как это еще на практике сработает. А если мы где-то задержимся. Это только в планах красиво звучит.
  - Это ничего, я ваши перемещения мониторить буду. Если где-то застрянете, я робота приторможу - вас дождусь.
  Я задумался. Звучит-то, действительно, шикарно. Но как-то слишком сложно. А раз так, то что-нибудь, непременно, пойдет не так. Закон такой есть. Но даже если Лелин план сработает только на половину....
  - Твои слова, да богу в уши...
  
  Глава 9.
  
  На следующее утро мы стояли под куполом в оранжерее и наблюдали за небом - смотрели, не летит ли коптер с комиссией. Первым его заметил я:
  - Смотри, это не они летят?
  - О! Они. Не спешат как-то. Даже минут на пять задерживаются.
  - Я бы на их месте тоже не торопился: вдруг ты снова их под орбитальную бомбардировку подставишь или еще что учудишь?
  - Мог бы и не напоминать. Выходи встречать лучше. Делаем все, как запланировали
  - Ладно. - Я направился к туннелю. И уже у самого входа в него резко остановился и развернулся. - Ты точно все мне рассказала? Больше никаких сюрпризов не будет?
  - Нууу...
  - Леля!
  - Да не дергайся ты! Помнишь мой ляп с планшетом? Надо же его как-то прикрыть? Я на входе запущу свою программу и по беспроводной сети со всеми их устройствами свяжусь. А когда вы зайдете в зал для совещаний, комп выдаст сообщение: мол, обнаружены новые устройства, включить их в общую сеть? От тебя надо только обмолвиться, что это другая программа и со всеми вопросами к Нильсу.
  - А раньше не могла сказать?
  - Ну забыла! Ты лучше беги уже - они скоро приземлятся.
  Блин! Я оглянулся, и увидел как коптер заходит на посадку. Блииин! Пришлось сломя голову бежать через тоннель и дальше, по лесенкам, подниматься к тамбуру. Поднимаясь с самого низа бегом, я изрядно запыхался и подумал, что нам, определенно, нужен лифт. Уже на плащадке, я еще только забирался в скафандр, когда на двери загорелась индикация, сообщающая, что в пассажирский тамбур кто-то заходит.
  - Ну, Лллеля... - только и смог я сказать. - И что мне теперь делать? Снимать скафандр или одевать дальше? Да еще робот где-то шляется...
  Так и оставив шлем скафандра валяться в углу, я включил автоматические липучки и дождался, когда скафандр обтянет мое тело. Потом вытянул клипсу микрофона из воротника и вызвал сестру по внутренней связи:
  - Леля! Где твой робот шляется?! Они заходят уже!
  В тамбуре, за дверью, зашипел компрессор. Это означало, что внутрь закачивается уже 'наш', внутренний воздух. А еще это означало, что до открытия внутренней двери остались считанные секунды. Лихорадочно оглянувшись по сторонам, я подхватил с пола одну из деталей и начал задумчиво крутить ее в руках.
  Небольшое шипение от выравнивания давления и дверь в тамбур открылась. Первый из нее вышел Владимир Владимирович:
  - А вот и наши встречающие! А почему только один, где сестра?
  Я, изображая задумчивый вид, оглянулся и снова стал вертеть деталь в руках, как бы примеряя ее по месту. Потом буркнул:
  - Занята она. - Потом, уже только как бы для себя добавил. - Ведь просил же ее не лезть в новые программы, так нет же! Понабрала.
  Затем, я сделал вид, что будто опомнился, обернулся и пояснил:
  - Она у Нильса суперкомпьютер выпросила и отобрала у меня кибера, чтобы тот помог ей с установкой.
  Про то, что комп уже был ею установлен чуть ли не в первую очередь, как только в нашем доме появилась 'нормальная' атмосфера, я уточнять не стал. В дверях появился робот.
  - О! Появился, наконец! - Я сунул ему в манипулятор деталь и махнул рукой в сторону ниши для скафандров. - Приступай!
  Владимир Владимирович обернулся назад:
  - Антон Васильевич! Это, кажется, по вашей части. Они тут уже, оказывается, и суперкомпьютер поставили!
  Из тамбура вышел еще один человек. Его я смутно помнил еще с тех пор, когда нас на коптере с дисколета увозили. Кажется, он был куратором по информационным дисциплинам.
  - Вот, значит, куда его мои ребята определили... Ну что же, посмотрим, посмотрим.
  За Антоном Васильевичем, один за другим вышло еще несколько человек. Ева Анатольевна, техник в спецовке и мужчина в неизменном плаще до пят. Парочка в костюмах отсутствовала. Я припомнил, как Леля описывала членов комиссии. Да, определенно, двоих не было. Зато техник был тот самый, у которого она отобрала планшет.
  Ева Анатольевна взяла слово:
  - Итак, позвольте вам представить Хрисанфа Олеговича, нашего, подающего надежды студента. А это члены комиссии. Пока, к сожалению, сокращенным составом, сегодня будут присутствовать только представители от департамента промышленности и департамента безопасности.
  Они коротко кивнули. Я для себя сразу же окрестил их как 'техник' и 'безопасник'.
  - Здравствуйте. Извините за задержку. Нам пришлось немного сместить график работ, но сейчас мы все быстро нагоним.
  Робот, тем временем, шустро собирал шкаф для скафандров.
  - Я сейчас, извините. - Сказал я, вылезая из скафандра. - Скафандр надоел уже. Неделю в нем жил практически не вылазя.
  Оставив, его валяться на полу грудой я развернулся к комиссии:
  - Извините за небольшой бардак, сами понимаете - стройка. Давайте, для начала, пройдем в зал для совещаний.
  На выходе из комнаты я обернулся к роботу, ткнул пальцем в скафандр на полу и сказал:
  - Это потом убрать.
  Неожиданно робот ответил:
  - Принято. Убрать скафандр ВН-12тета серийный номер 347-0012347591 в индивидуальную ячейку номер 01, зарезервированную на имя Нанотеха Хрисанфа Олеговича.
  Блин! Опять Леля чудит! Монтажные роботы реагируют только на прямое обращение и минимальный набор команд, типа 'стоп', 'взять', 'положить' и тому подобное. Если честно, моя фраза в этом смысле была некорректной, он должен был ее просто проигнорировать. Техник остановился и с любопытством стал наблюдать, как робот вернулся к работе и доделывает шкаф.
  Я сказал:
  - Давайте уже пойдем, тут ничего интересного.
  Техник оглянулся на меня и ответил:
  - Да нет, наоборот, очень даже интересно. Извините, а у вас интеллектуальная программа для голосового управления была в изначальной поставке?
  - Эээ... - Я попал в ступор. Изначально, в робота были загружены просто планы создания всего комплекса, и мне надо было только корректировать порядок выполнения работ. Как теперь объяснить его разговорчивость и не попасться на вранье, я не знал. Но говорить что-то надо было. И говорить срочно:
  - Робот, ответь. - Сказал я и с замиранием сердца стал ждать его реакции.
  Тот молча доделал мою ячейку и повесил в нее скафандр. Потом сам(!) сходил за шлемом, валяющимся в углу, и поместил его в туже ячейку и только после этого развернулся к технику и ответил:
  - Пакет программ для интеллектуального голосового управления установлен в соответствии с программой 'помощник колониста'. Руководитель программы - Нанонех Елена Олеговна.
  Я мысленно застонал.
  Техник, казалось, даже обрадовался. Он обратился к стоящим и ждущим нас в проходе членам комиссии:
  - Антон Васильевич, а что же вы мне не сказали, что у вас появились такие замечательные наработки в области ИИ?
  Я мысленно застонал еще больше. Робот опять подал голос:
  - Интеллектуальная голосовая система 'помощник колониста' не может считаться ИИ как проходящая тест Тьюринга только один раз из трех.
  - Однако. - Техник удивился еще больше. - Он всегда у вас такой разговорчивый?
  - Нет. - Ответил я. Потом повернулся к роботу и выразительно, по слогам, надеюсь до Лели дойдет, сказал. - Обычно. Он молчит. А разговор поддерживает только некоторых ситуациях. Когда надо создать иллюзию живого общения.
  И снова робот не смог промолчать:
  - Подверждаю. В мою память заложено несколько тысяч шаблонов стандартных речевых оборотов и фраз. При обнаружении совпадения с одним из образцов, возможно поддержание разговора.
  - Ааа. - Резко поскучнел техник. - И все же...
  Я решил не затягивать эту сцену и оборвал:
  - Давайте уже пройдем в зал для совещаний. Сегодня мы защищаем другую программу.
  - Действительно. - Поддержал меня безопасник. - Мы и так уже десять минут тут топчемся.
  По пути в зал члены комиссии с любопытством оглядывались по сторонам, а я костерил Лелю почем свет стоит: это же надо было такое учудить! Техник же, наоборот, заглядывал, чуть ли не в каждую дыру и засыпал меня кучей вопросов:
  - А материалы все с орбиты? Тут изготовляли? А на чем? А на скольки бальное землетрясение у вас рассчитан комплекс? А коммуникации имеет резервирование? А скольки кратное?
  Я еле успевал отвечать:
  - Нет. Да. На комбайне. На 7 баллов как минимум. Да. Трехкратное.
  Ужо почти дойдя до зала, я заметил, как в соседнем помещении мелькнул Лелин рукав:
  - Извините. - Сказал я. - Проходите пока в зал совещаний, это прямо и сразу налево, а мне надо отлучиться на минутку - уточнить задачу для робота.
  Быстрым шагом, заскочив за угол, я обнаружил у терминала сестру, схватил ее за плечи и зашипел:
  - Ты что творишь?! - Я встряхнул ее. - Какая, нафиг программа 'помошник колониста'! - Встряхнул еще раз. - Какой, к черту, долбаный ИИ!
  От тряски я даже не сразу разобрал, что Леля мне отвечает. Ее зубы клацали и получалось что-то вроде:
  - Я... Ва... Да...
  Наконец, Леля опомнилась и вырвалась:
  - Отпусти дурак!
  Зло прикусив губу, она ответила:
  - Растерялась я. Когда ты сказал роботу убрать скафандр, я решила подыграть тебе и надиктовала ему ответ. А потом просто растерялась и свалила все на еще одну программу.
  Я закатил глаза и, стиснув зубы, прошептал:
  - О боже! Ррррр. Блин! Блин блин блин!
  Леля молча кусала губы. Потом спросила:
  - И... Чего теперь?
  - А ничего! Будешь задним числом регистрировать еще одну программу! - Я снова простонал. - Нет, ну это надо же! Еще и с ИИ связаться! Как?! Как, ты мне скажи, мы будем выкручиваться?!
  Сделав несколько глубоких вздохов, я немного успокоился:
  - Ладно, я побежал, а то они меня там ждут уже. И вот еще что. Сделай отбой этой твоей программе по дистанционному взлому устройств. Хватит уже на сегодня.
  Леля побледнела:
  - Ой!.. А я ее уже того... Запустила...
  - Ну тыыы... Все! Я побежал разгребать!
  Я добежал до входа в зал для совещаний и, перейдя с бега на быстрый шаг, зашел внутрь. Меня поприветствовал Антон Васильевич, наш информационщик:
  - Извините, Хрисанф, эээ... Олегович. Вы не могли бы нам объяснить, чего от нас ваш компьютер хочет?
  - А что случилось?
  - Ну, когда мы зашли, он сообщил нам, что обнаружены новые вычислительные устройства и попросил разрешение на включение их во внутреннюю локальную сеть.
  - А, это. Это разработка моей сестры. Она сейчас внизу, в зале, где у нас вычислительный парк стоит. - Я, на всякий случай, еще раз выразительно повторил. - Внизу. Да. Вы же знаете, что она подключилась к программе вашего подопечного Нильса по цифровой технике?
  - Да, он что-то говорил мне об этом. Сказал, что пока рано еще что-то говорить, но результаты обещают быть интересными.
  - Так вот, Леля занималась направлением по разработке общего цифрового стандарта для обмена данными и, попутно, написала модуль по агрессивной интеграции земных сетевых стандартов обмена данными с нашим стандартом.
  - Эээ...
  - Извините, я сейчас поясню. - Быстро поправился я, видя, что меня не понимают не только такие далекие от компьютерной техники люди, как Ева Анатольевна, но и даже наш информационщик Антон Васильевич.
  - Если коротко, она написала программу, которая ищет все доступные устройства и пытается установить с ними связь. Очень хорошо пытается. Вплоть до поиска уязвимостей, перебора паролей и взлома. Ну, вы знаете, этот лозунг: 'информация должна быть свободной'?
  - И что?
  - Ну, вы же не с пустыми руками пришли? У вас есть коммуникаторы, наладонники. Да даже тот же самый планшет! - Я сообразил, что сейчас удачный момент перевести стрелки и отвести от нас подозрения. - Леля мне рассказывала, как скинула на него презентацию в прошлый раз точно таким же образом.
  Тут уже заинтересовался техник:
  - Ну-ка, ну-ка. А можно поподробнее? У меня там вообще-то защита стоит и шифрование на физическом носителе.
  - Попали. - Подумал я про себя. Но вслух лишь сказал. - Подробностей я не знаю, но слышал, как Леля говорила, что у нее постоянно скачиваются из сети последние обновления из информационного бюллетеня о найденных уязвимостях. И еще что у нее достаточно обширная база различных эксплоит-программ, сканеров и троянов.
  - Интересно. Продемонстрируете? - Видимо техника эта тем задела за живое.
  - Как хотите. - Равнодушно пожал я плечами и отдал команду. - Компьютер, разрешаю подключение обнаруженных устройств.
  В ответ раздалось:
  - Принято. Выполняю. Обнаружен коммуникатор марки SE11-pro. Подключен через незакрытую гостевую запись.
  Ева Анатольевна покраснела. Техник и Антон Васильевич понимающе улыбнулись.
  - Обнаружен коммуникатор PetaBit 9. Подбор пароля по словарю... Пароль найден. Подключено.
  На этот раз покраснел Антон Васильевич. Техник заулыбался в тридцать два зуба.
  - Обнаружен коммуникатор SE207. Пароль найден на ранее подключенном планшете TetaPad. Подключено.
  Улыбка сползла с лица техника:
  - Я же поменял пароль и прошивку обновил!
  Я переадресовал вопрос компьютеру:
  - Компьютер, как был подключен планшет TetaPad?
  - Планшет TetaPad был подключен через ранее установленную на него backdoor-программу.
  Я мысленно схватился за голову, а ранее молчавший безопасник рассмеялся:
  - Сергей, согласись, дети тебя сделали!
  Тот ответил что-то невразумительно-обиженное и махнул рукой. А компьютер тем временем сообщил, что обнаружил коммуникатор Владимира Владимировича и, наконец, перешел к безопаснику:
  - Обнаружен коммуникатор. Модель не известна. Предположительно относится к семейству военных коммуникаторов марки Титан. Подбор протокола общения... Запуск поиска уязвимостей... Запуск сканера портов... Перебор паролей...
  Безопасник слушал с интересом:
  - Что, не выходит? Это тебе не гражданские модели, сынок, а военная техника!
  - Внимание! Обнаружено новое устройство! Комплекс киберимплантантов Монолит-2. Найдена уязвимость сетевого протокола. Связь установлена.
  Безопасник удивленно произнес:
  - Что за...
  - Обнаружены дополнительные импланты. Имплант банка данных. Имплант системы глобального позиционирования. Распределенный имплант форсажа физических возможностей. Имплант неопределенного назначения. Начинаю сканирование импланта банка данных.
  Безопасник заволновался:
  - Эй!
  Мне стало страшно:
  - Компьютер! Отменить сканирование!
  - Обнаружено описание модели коммуникатора. Обнаружен пароль. Сканирование остановлено. Выполнить подключение к коммуникатору?
  - НЕТ! - Рявкнул я.
  - Подключение отменено.
  Повисла тишина и на меня уставились потрясенные лица.
  - Это полный писец... - Подумал я.
  - Так, так, так. - Задумчиво протянул безопасник. - Интересные дела, тут у вас, Ева Анатольевна, творятся...
  Та промолчала, не найдя, что ответить. Да и я отвлек всех, когда подошел к видеотерминалу на стене и вызвал сестру:
  - Леля! Бегом в зал для совещаний. Быстро!
  Потом я обратился к присутствующим, и чтобы хоть как-то исправить впечатление и не позволить событиям развиваться в неблагоприятном направлении:
  - Извиняюсь, конечно, за эээ... непредвиденную ситуацию. Но, напомню, вы сами дали добро на подключение устройств. Кроме того, обращаю ваше внимание, что поселок колонистов - уникальная испытательная площадка, не рассчитанная... Точнее, наоборот, рассчитанная именно на... эээ... общедоступность всех вычислительных ресурсов... - под конец я мямлил уже совсем что-то невразумительное.
  Опять наступила тишина. Только представитель департамента промышленности криво усмехнулся, когда обратился к безопаснику:
  - Как оказалось, дети сделали не только меня.
  В этот момент к нам зашла Леля:
  - Что за срочность? У меня еще дел по горло!
  Вообще, я ни секунды не сомневался, что она не работала, а отложив все дела, внимательно подслушивала через сеть, о чем мы говорили. Но, все же, решил ей подыграть:
  - Помнишь свою программу по подключению внешних устройств?
  - Ну?
  - Ты чуть к киберимплантам представителя департамента безопасности не подключилась...
  - И что?
  Техник от такой наивной постановки вопроса даже закашлялся. Владимиру Владимировичу даже пришлось похлопать его по спине, пока тот не пришел в себя, разогнулся и не выдавил:
  - Извините. Ну, Ева Анатольевна, у вас и кадры. Это же надо! 'И что?' Когда я своим расскажу - все по полу кататься от смеха будут.
  Тут уж не выдержал безопасник:
  - А вот сообщать кому-либо об этом, я бы вам не советовал... И вообще. - Видимо, он решил взять, инициативу в свои руки. - Данное дело теперь проходит через департамент безопасности.
  Тут, уже одновременно, фигурально выражаясь, 'встали на дыбы' и Ева Анатольевна и Леля:
  - А это не ваша компетенция! У государственной программы колонизации свой департамент! И диктатор не потерпит вмешательство... - Начала Ева Анатольевна.
  А за ней, с небольшим опозданием, вступила и Леля:
  - Да чего тут взламывать-то было? - Она подошла к терминалу на стене и начала набирать какие-то команды. - Вот! Вы только полюбуйтесь на лог! Беспроводная связь не выключена и даже не находится в скрытом режиме. Протокол устарел еще три года назад. Да то, что в нем есть дыры, связанные с переполнением буфера, в информационном бюллетене по безопасности было сообщено почти сразу же после выхода этой версии!
  Леля ткнула пальцем в какую-то строчку:
  - А это вообще ужас! Вашим администраторам руки оторвать надо! Биос киберимплантов жалуется первому же подключившемуся, что последняя проверка системы была выполнена два года назад и с тех пор вышли критические обновления. И он у меня, понимаете, у меня(!), спрашивает разрешения, нельзя ли ему скачать обновление?
  - Так... - Начал было безопасник.
  Но разбушевавшуюся сестру уже было не остановить:
  - Я уже молчу про то, что в самой системе настройку прав учетных записей никто даже и не думал делать! Давать админские права любому процессу в системе, это, знаете ли...
  - Девушка, я бы попросил...
  - А хранить пароли в открытом виде в файле? Куда это годиться?! Есть же, в конце концов, хеши, ассиметричные ключи, квантовые идентификаторы... А пароли, это уже, извините, каменный век. Таааак. А это еще что? - Сестра заинтересованно прокрутила лог обратно. - Еще веселее! У вас там, в департаменте, видимо, шутники сидят. Вы в курсе, что у вас, на ваших киберимплантах, урезанная версия бытовой операционки стоит?
  Леля издевательским тоном добавила:
  - Дорогая, мне поставили киберимпланты! Только у меня почему-то периодически появляются сообщения о переполненном мусоропроводе и не закрытой двери в подъезд, когда я в туалет хожу...
  Кто-то из комиссии хихикнул, а лицо безопасника закаменело. Лично мне стало страшно. А Леля закусила удила:
  - Я, конечно, понимаю, что вы не собирались подключаться никуда. Все же это все внутрь тела зашито и, вроде, как никому не доступно. Но хотя бы выключить модуль для беспроводной связи можно было? А если бы вы в плен попали? И все ваши секретные данные помахали бы вам ручкой на прощание!
  Безопасник, чеканя слова, все же сказал, что хотел:
  - По данному факту будет возбуждено внутреннее служебное расследование. Но, в интересах государственной безопасности, я вынужден требовать предоставить всю наличную информацию по данному случаю в наше распоряжение, а всю технику отключить, опечатать и передать нашим специалистам.
  Ева Анатольевна задумчиво закусила губу, раздумывая, что ответить, но Леля снова вмешалась:
  - Вы что, сдурели? Как это передать?! У нас все проекты встанут! У нас еще гидропоника, реакторная и бассейн не доделаны! И запланировано дальнейшее расширение поселка!
  Безопасник, игнорируя все сестрины выкрики, обратился напрямую к Еве Анатольевне:
  - В интересах государственной безопасности я вынужден настаивать на этом. Как бы ни был диктатор заинтересован колонизационной программой, но он встанет на нашу сторону.
  Леля яростно возражала:
  - Своих админов лучше в шею гоните! Где я вам еще один суперкомпьютер возьму? Ева Анатольевна, не позволяйте ему!
  - А вам, девушка, придется пообщаться с нашими людьми, по поводу вашей разработки.
  Леля уже всхлипывала:
  - Ну Ева Анатольевна...
  Та, наконец, видимо что-то для себя решила:
  - Технику мы вам предоставим. Но с равноценной заменой - проект развития колонизационного поселка мы замораживать не можем. И ребят я вам не отдам. Если надо поговорить - приезжайте сюда.
  - Уфф. - Подумал я. - Пронесло...
  Но потом до меня кое-что дошло:
  - Погодите, а как же мы? У нас же стройка встанет!
  - А вы отнеситесь к этому, как к аварии. Или у вас все на компьютеры завязано? - Ответил Владимир Владимирович.
  Я лихорадочно соображал, что ответить, так как признавать зависимость от техники было смерти подобно:
  - Нуу... Нет. Почти вся автоматика крайне простая. Но вот управлять ею вручную... Опять же, планы все в компьютере хранятся. Робота тоже не хотелось бы отдавать. Мы и без него, конечно, можем продолжить работу. Вон весь внутренний каркас мы с сестрой за день вручную установили...
  - Короче. Справитесь?
  - Первые несколько дней, да. Но нам же еще поселок развивать.
  - Ну вот и хорошо. А технику вам потом предоставят. Я правильно говорю? - обратился Владимир Владимирович к безопаснику.
  - Будет вам техника. - Буркнул тот. - А пока я вынужден связаться с департаментом и сообщить ему о ситуации. И я настаиваю на немедленном отключении всех компьютеров.
  - А как же приемка? - хором спросили мы с сестрой.
  Безопасник нахмурился:
  - Некогда мне в ваши игры играть. Будет вам приемка.
  Техник развел руками:
  - Я тут единственный из представителей сторонних департаментов остался. Но то, что я увидел, мне понравилось. Так что предварительное одобрение вы получите. Но мы не прощаемся. Вот когда поселок будет достроен, тогда и поговорим более обстоятельно. А пока все это еще, ммм... слишком сырое.
  
  /15 минут спустя/
  
  Мы стояли с сестрой в пустом тамбуре и смотрели как на шлюзовой двери загорелся индикатор, сообщающий, что шлюзовая камера опустела: гости не стали задерживаться и покинул нас почти сразу. Только сначала безопасник убедился, что все компьютеры обесточены и наставил везде свои пломбы. Предварительно вынув шнуры питания и процессорные блоки из суперкомпьютера, пары обслуживающих наше жилье компьютеров и робота.
  - Вот казззел. - Прошипела сестра. - Не зря я с его коммуникатора себе инфу слила.
  - Леля!
  
  Глава 10.
  
  - Владимир, если ты еще заговоришь об этой парочке, я тебя укушу! Ты знаешь, какую бурю мне пришлось выдержать? Сначала я разговаривала с нашим начальником департамента, потом с безопасниками, потом с администрацией диктатора, потом со всеми сразу! И всем надо было объяснить что, к чему и зачем! А еще мне пришлось всем врать, что все у нас по плану и все под контролем! Колонизационный поселок! Надо же! Оказывается у нас уже и такая программа есть!
  - Ну, про поселок, для меня, положим, тоже новость была.
  - Там ведь все начиналось всего лишь с десантного модуля. Представляешь, какой для меня шок был, когда мы приземлились, а там уже разметка под целый городок? И никого. Заняты они, видите ли.
  - Согласен, заигрались ребята.
  - Заигрались? А ты в курсе, что теперь, когда это все официально озвучено, мы не можем пойти на попятную? Оказывается, это теперь наш план! Да еще и из соседнего лагеря для колонистов от военных интересуются, когда они могут подключиться к проекту колонизационного поселка. Да у нас одни сплошные проблемы с ними!
  - Ева Анатольевна, если уж вы сами об этом заговорили, заострю ваше внимание вот еще на чем. Эти ребята много программ на себя записали. Очень. Частью - подключились к уже существующим программам, а частью - придумали свои. И развили просто невероятно бурную деятельность. Там, между прочим, весьма своеобразные направления есть. Чего стоит только их 'помощник колониста'. Мне уже от департамента промышленности был запрос, по поводу наших наработок в области искусственного интеллекта.
  - О господи! Они еще в ИИ влезли!
  - Тут в чем проблема, я с Еленой поговорил - она созналась, что никакого ИИ они не создавали. Она просто, чтобы пыль в глаза комиссии пустить, диктовала ему ответы.
  - Паршивка мелкая! И что мы теперь департаменту отвечать будем? Это же уже через официальную переписку прошло. Скажем 'извините, мы вас дурили'?
  - Не стоит. Я ей внушение уже сделал. Она обещала что-нибудь сообразить правдоподобное. Так что у нас 'помощник колониста' теперь тоже официальная программа.
  - Владимир, а тебе не кажется что это уже слишком? А что обнаружится еще через неделю? Что они уже являются начальниками всего проекта колонизации. И что они уже свой корабль строят? Чем они сейчас вообще занимаются?
  - Сидят в своем жилом комплексе и потихоньку доделывают его. Но пока военные не прислали им обещанного взамен оборудования, все движется не спеша. Они даже тормознули заселение жилого комплекса.
  - Стоп! Какое заселение?
  - А я тебе не говорил разве? В программу поселка записалась Виктория со своей группой и Нильс. И еще несколько групп у меня разрешение просят подключиться к ним, но я пока разрешения не даю. А Вика, вроде, на днях уже должна заселяться. Сразу после того, как военные оборудование поставят.
  - Пора уже все это под контроль ставить. И унять, наконец, этих двоих! У них там, вроде, что-то еще по каменному веку было? Вот пусть и занимаются этой программой. И пока они из каменного века не выберутся, доступ к новым программам запретить!
  - А как быть со старыми программами, в которые они уже записались?
  - Пусть уж доделывают, раз засветились в них.
  
  /жилой комплекс/
  
  - Тебя опять к безопасникам таскали?
  - Ага. Надоело уже одно и то же повторять. - Леля устало села на диванчик в тамбуре. - Да еще постоянно туда-сюда в скафандре бегать. Хоть бы разрешили уже шлюз открыть, что ли... - Сестра уронила шлем от скафандра на пол и поддала его ногой. - Кстати, сказали, что скоро подвезут компы и робота.
  - О! Наконец-то! - Обрадовался я и полез за своим скафандром в шкаф.
  - Все бы тебе с железяками возиться... - Вздохнула Леля. - Хочешь прикол?
  - М? - ответил я, забираясь в нутро скафандра.
  - Мне один из ихних спецов обмолвился, что они затеяли проверку сотрудников департамента безопасности через мою программу. Так там все нормально только у силовиков и низшего звена, которые на заданиях работают. А в администрации - сплошные проколы. Говорят, скандал страшный был.
  - Гм. - Я усмехнулся. - Логично. Какой же кабинетный работник снизойдет до обслуживания? У них там админы, наверно, на цыпочках ходят... Ну ладно. Я встречать пойду. Посмотрю, что нам привезли.
  Снаружи даже ждать не пришлось. Я сразу увидел как к нам направляется грузовик с прицепом. Что касается содержимого грузовика, пока не было ясно. А вот содержимое прицепа меня сильно заинтересовало. На нем, хот и укрытый брезентом и притянутый талями находился достаточно крупный робот. И что-то его силуэт мне сильно напоминал.
  Я дождался, когда они подъедут, и сразу же побежал к прицепу. И точно! Под брезентом оказался военный робот инженерного обеспечения и поддержки пехоты, неофициально прозванный на сетевых форумах Богомолом. Пусть со снятым вооружением и устаревшей модели, но военный!
  - Да уж. - Только и сказал я, прикидывая, сколько сил понадобиться потратить на то, чтобы приспособить его к работе.
  Из кабины грузовика спрыгнул офицер с планшетом и подошел ко мне:
  - Нанотех Хрисанф Олегович? Распишитесь в получении военного робота ИОиПП-4 и набора серверов для военной базы серии SkyNet-3.
  Я чиркнул на протянутом планшете закорючку и приложил палец. Потом кое-что сообразил и спросил:
  - А у вас какой-нибудь инструкции ко всему этому не полагается? Сопроводительная документация там, или обучающие программы?
  Офицер холодно посмотрел на меня:
  - Не положено.
  - То есть как?
  - А так. Это секретная информация.
  Я даже опешил от такой постановки вопроса:
  - То есть технику вы нам даете, а документацию - нет?
  - Именно.
  Таааак. Похоже, нас хотят наколоть. Я щелкнул селектором рации скафандра и обратился к офицеру:
  - Извините, буквально одну секунду.
  Потом связался по радио с сестрой:
  - Леля, ты не могла бы выйти к нам наружу? Быстро. - Последнее слово я выделил интонацией.
  - С чего вдруг?
  - Быстро я сказал! Тут с техникой проблемы намечаются.
  Повернувшись к офицеру, я продолжил:
  - Так вы говорите, документация не положена?
  - Не положена.
  - И пароли тоже?
  - Это не мое дело. Обращайтесь к начальству. Моя задача - доставить это все со склада. А сертификаты безопасности, идентификационные коды и пароли уже у вас должны быть.
  Да уж. Видимо, безопасник захотел отыграться на нас за свое унижение. Я уточнил еще раз:
  - То есть вы нам только технику привезли и ничего больше?
  Офицер поморщился:
  - Слушай сюда, салага, из вашего лагеря была заявка на технику, мы ее предоставили. И все! Об остальном - договаривайтесь с руководством сами.
  Я горестно вздохнул:
  - Там хоть что-то установлено или это просто голое железо?
  - Робота почистили - только базовые установки остались. А сервера не трогали - там еще заводские установки стоят. Но все равно, чтобы их хотя бы включить, нужен как минимум один сертифицированный офицер-связник.
  К этому времени из тамбура выбралась сестра и подошла к нам. А я продолжал жаловаться офицеру:
  - Где я вам офицера-связника возьму? Да я даже робота включить не смогу! А как все это разгружать? Руками что ли?
  Офицер покосился на робота, притянутого талями. Потом посмотрел на кабину грузовика с сопровождающим и, наконец, на нас. Видимо, оценив, что сами мы с разгрузкой справиться не сможем, он сказал:
  - Робота мы вам включим. А дальше - разбирайтесь с сами.
  Он пошел к кабине, а я пихнул сестру в бок и тихо, чтобы не услышали, сказал ей:
  - Они технику привезли, а ключи и пароли давать не хотят.
  - А я что сделаю? Я тебе волшебник что ли?
  - Ты попробуй хотя бы. Вон, сейчас робота включат - может, удастся что-нибудь перехватить.
  - Да что ты в этом понимаешь? Это же военная техника, а не гражданские планшеты!
  - Ты попробуй хотя бы. Иначе нам совсем кисло будет с этой грудой железа. - Потом меня осенило, как правильнее стимулировать сестру. - Там, в грузовике еще сервера с военной базы стоят. И чтобы их включить, нужен сертифицированный офицер-связник. Похоже, один, как раз, в кабине сидит. А других в ближайшее время не предвидится. Если поторопишься, то может что-нибудь у тебя и выйдет. А нет - так и останешься ты без компов.
  Судя по загоревшемуся взгляду, я понял, что выбрал правильный подход. Сестра, все еще сомневаясь, протянула:
  - Спалимся ведь. Если я еще и сервера запущу, то...
  - С этим потом разберемся. Главное, ты сейчас какую сможешь информацию собери.
  Леля подошла к офицерам, которые уже стягивали брезент с робота на прицепе и отцепляли тали. Послышалось щебетание сестры:
  - Ой, какой большой! А он правда включится?
  Дальше я уже не вслушивался: Леля включила дурочку, несла какую-то чушь и постоянно путалась у офицеров под ногами. Один раздраженно отмахнулся рукой, но это не помогло. Наконец, послышался низкий свист и у робота на прицепе встопорщились щитки на вентиляционных прорезях. Робот разогревал реактор, а сестра, тем временем, продолжала разговаривать со вторым, более молодым офицером. До меня доносились только обрывки фраз, так как я не стал подходить ближе, а с независимым видом ошивался у двери тамбура для грузов.
  У робота, по очереди, дрогнули все шесть манипуляторов, прижатых к двухсекционному телу, увенчанному небольшой бронированной головой. Потом он выпростал из-под себя четыре ходовых манипулятора и лениво, как будто отходя ото сна, одним плавным движением спустился на землю. Потом было топтание на месте и непонятная дрожь конечностей. Робот несколько раз вытягивал манипуляторы далеко в сторону и изгибал их под немыслимыми углами. Передние, хватательные, манипуляторы он вытягивал вообще метра на три.
  - А что это? - услышал я, когда Леля обратилась к молодому офицеру.
  - Тестирование ходовой части, гидравлики и датчиков пространственного позиционирования.
  - Ой, как интере-е-есно!
  - Ну да, ну да. - Буркнул я себе под нос. - А ты и уши развесил.
  А разговор продолжался:
  - А он очень сильный?
  - Тонны три поднимет.
  - А меня поднимает?
  - И тебя поднимет. И еще несколько десятков таких как ты. - Рассмеялся офицер.
  Второй офицер хорошего настроения не разделял:
  - Младший офицер Темляков! Приступить к разгрузке!
  Ой. Это же уже по моей части. Если я не потороплюсь, то они сервера прямо на землю и сгрузят. Поэтому я быстро открыл дверь грузового тамбура и подбежал к грузовику:
  - Туда! Туда, в тамбур несите. Не надо на улице оставлять.
  Офицер поморщился, но внял: робот вытащил из грузовика здоровенный деревянный ящик и легко унес его в тамбур. Потом еще один. И еще. Наконец, когда тамбур оказался забит по завязку, робот вытащил из грузовика целую бухту кабелей и понес ее туда же.
  - А это еще зачем?
  - Питание подключите.
  - А зачем столько много?
  - Ну не будете же вы сервера прямо у ректора ставить?
  - Так ему еще и реактор нужен?
  - Конечно.
  Захотелось выругаться. Леля же скакала вокруг робота и заглядывала во все щели. Я со слабой надеждой спросил:
  - А реактор-то к нему хоть прилагается?
  - Нет.
  Мда. Последняя попытка:
  - А как я узнаю, что ваши сервера вообще рабочие?
  - Все проверено еще на заводе. И акт приемки есть. Так что не беспокойся. Хотя тебя это особо волновать не должно - все равно вы пока что включить его не сможете.
  - Ну вы и... - Я еле удержался от того, чтобы все таки не выругаться.
  Офицер прищурился:
  - Ты что-то хочешь сказать?
  - Да нет. Ничего. Леля, пошли. Будем разбираться с этим барахлом.
  Офицер еще раз окинул меня взглядом, потом забрался вместе с напарником в кабину и уехал.
  - Вот гад! - Возмутилась сестра. - Он же мне всю разметку территории испортил! Прямо через ограждение проехал! Я для кого старалась, все эти колышки вбивала и ленту натягивала?
  Рядом затих военный робот. Уходя, офицеры его отключили. Я присел на ходовой манипулятор робота и задумчиво уставился на груду ящиков, забивших тамбур:
  - Лель, у тебя чего-нибудь получилось?
  - А фиг знает. Перехват трафика есть, но все шифрованное. Подключиться к коммуникатору или вмешаться в протокол не удалось, а запись команд использовать бесполезно - там на каждый сеанс связи свои ключи генерируются.
  - И что, все совсем глухо?
  - Да как сказать. Мне комп и выход в сеть надо. Может, что и накопаю.
  - Сеть-то тебе как поможет?
  - Посмотрю, может, моя програмка чего интересного накачала из администрации.
  Когда до меня дошел смысл сказанных слов, то тут же прошиб холодный пот:
  - Ты что, еще и закладку там оставила?
  - А как же!
  - Тыы... Ты, что, совсем сдурела?!
  - Да не бойся ты! Исходники у меня 'потерялись', а по бинарному коду фиг они что поймут.
  - А трафик?! Трафик как ты спрячешь?
  - Ну, я же не дура. Во-первых, может и не получится ничего, если они доступ во внешнюю сеть обрубили. А во-вторых, там все замаскировано под скачивание обновлений с серверов с бюллетенями по информационной безопасности.
  - Так скачивание обновлений - это входящий трафик! А у тебя вся информация - это исходящий трафик!
  - И что? Я же не все подряд качаю, а только файловую структуру. Это потом, если что-то потребуется, можно будет отдельно выкачать.
  Я устало сказал:
  - Лель. В последний раз! Доиграешься ведь! Я понимаю, что ты только-только дорвалась до нормальной техники, но нельзя же так! А если они пронюхают про твои структуры? Хочешь к хирургам под нож попасть? Помнишь, что родители нам вдалбливали в головы?
  - Да помню я. - Вырвалось у сестры.
  Она молча уставилась в землю. Потом буркнула:
  - Все равно они козлы. Отобрали суперкомп, а взамен сунули свои ящики без права доступа. Так ведь нельзя!
  Я постарался успокоить ее:
  - Я тоже понимаю, что нельзя. И не меньше твоего расстроен... - Я вспомнил про робота: - С роботом-то, не смотрела? Что у него с памятью? Офицер говорил, что его чистили, перед тем, как нам отдать.
  Леля подошла к роботу и начала ползать вокруг него.
  - Подсади. - Попросила она, когда захотела забраться к нему на спину.
  Я помог. Минут через десять она вынесла вердикт:
  - Кристаллы с памятью они не меняли - оставили старые. Какие-то следы там остались, но что на них хранилось конкретно - не понятно. Тут, опять же, комп нужен для обработки. И желательно помощнее.
  - В общем, пока полный затык. - Подвел я итог. - И что делать будем?
  - Вику ждать, конечно же!
  - Не понял.
  - Я же уже говорила тебе. Вика не просто так к нам едет, а еще с одним роботом и комбайном. Просто, пока вся эта катавасия случилась, она решила немного подождать, пока все не успокоится.
  - Гм. Пошли тогда, что ли внутрь. Посмотрим, что еще сделать нужно. Она, кстати, когда к нам собиралась?
  - Вика-то? А я сейчас в лагерь схожу, и передам ей, что уже можно. А там, как с пилотами о сбросе договорится. А я пока в сети посижу у Нильса в лаборатории.
  Я пошел в тамбур один:
  - Ладно уж. Беги, тунеядка. Все бы тебе в сети сидеть.
  Леля уже топала по направлению к лагерю. На ходу поправив один из колышков, она обернулась и замахала рукой:
  - Не скучай тут!
  А я пошел внутрь нашего жилья. Освещение внутри горело в пол накала. Тут и там зияли дыры либо от так и несобранных стенных конструкций, либо от выдранных видеотерминалов.
  - Хорошо хоть комбайн пожалели - не стали раскурочивать. - Пробормотал я сам себе.
  Впереди оставалось еще море работы. Без планов, которые мы хранили в памяти компьютеров, затевать что-то капитальное не стоило, поэтому я занялся всякими мелкими работами по наведению порядка. Спрятать провисающие провода в кабель каналы, приклеить на монтажный клей плинтусы, подравнять грубо отрезанные края, убрать в реакторную обрезки и прочий строительный мусор (на корм комбайну) и тому подобное.
  Я уже занимался установкой смесителя в будущем пищеблоке, когда меня отвлек крик откуда-то сверху:
  - Ау! Есть тут кто-нибудь живой?
  Я торопливо отряхнул руки, наскоро обтер их и пошел смотреть, кого принесла нелегкая. А принесла она Викторию:
  - О! Хрисанф! А я думала, куда ты подевался.
  - Пожалуйста, не Хрисанф, а Хрон. - Поправил я на автомате. - Что-то ты быстро как-то добралась, Леля к тебе не больше двух часов назад ушла.
  Виктория не обратила на мое ворчание внимания:
  - Правда? А я и не знала. Мы же раньше договаривались на этот день. Я уже с утра у дисколетчиков на аэродроме сидела со всем грузом. А у тебя тут интересно. Очень хотелось посмотреть на все это вживую.
  - Да чего тут. После того, как всю технику утащили, все встало почти. И планов нет.
  - Планы у меня есть с собой. Самые последние. Те, которые с твоей сестрой переделывали.
  - А робот?
  - Робот пока на верху остался - я его еще не распаковывала.
  - О! Живем!
  - Ладно, показывай, что тут у вас творится.
  - Так ты же сама все знаешь - твои планы-то, по сути.
  Вика назидательно подняла палец:
  - Чертежи - это одно, а увидеть все в живую - это уже другое! Давай, веди уже, хозяин. Не заставляй гостью любопытством мучатся.
  - Эээ. Тебе с чего начать показывать-то?
  - С наших комнат, конечно!
  Я тупо повторил:
  - Наших?
  Но Виктория уже убежала по лестнице вниз. Оттуда донеслось:
  - Здорово! Только пусто пока.
  Я спустился за ней и был огорошен в лоб еще одним вопросом:
  - А вы еще не в своих комнатах спите?
  - Да я как-то и не знал, что для меня уже комната выделена. Думал, после строительства распределением займемся.
  - Эх вы, мужчины! Все на потом оставляете, никогда планированием не хотите заниматься! Леля тебе разве не сказала? Мы же еще во время перепланировки комнаты поделили. Вот это твоя. - Вика показала на дверь. - А вот это моя. - Она указала на дверь напротив моей.
  - Что-то это неспроста. - Подумалось мне. На этом этаже ведь только две комнаты под жилье подходят. И, кажется, я знаю, чьи длинные уши торчат из этого 'распределения':
  - А Леля какую комнату себе выбрала?
  - Еще ниже и по коридору, за серверной - поближе к ее любимым компьютерам.
  Все интереснее и интереснее. А меня не спросили, значит. Поняяятно.
  У Вики на поясе заиграл коммуникатор. Она взглянула на вызывающего и сказала:
  - Ах да! Совсем забыла! Ева Анатольевна хотела с тобой поговорить. А то у вас пока видеофоны все убраны - связи нет нормальной.
  Она включила прием:
  - Да, Ева Анатольевна. Да. Тут. Хорошо. - Потом она протянула мне коммуникатор. - Ева Анатольевна хочет с тобой поговорить. Без свидетелей. Я пока схожу в будущую оранжерею, а коммуникатор потом отдашь. - Сунула мне в руки коммуникатор и убежала.
  Ну вот. И о чем со мной хотят поговорить? Наверняка, ничего хорошего! С опаской я нажал на сенсор приема и спросил:
  - Да?
  - Хрисанф?
  - Он самый.
  - Виктория рядом?
  - Нет, убежала уже. Она сказала, что вы хотите со мной о чем-то поговорить.
  - Да, да. Эээ... Как бы это удобнее сказать... - По голосу чувствовалось, что Ева Анатольевна не может решить, как лучше начать разговор. - Понимаешь, Хрисанф. У вас с самого начала программа обучения сбилась и вы толком не прошли вводную и не ознакомились с нашими правилами.
  - Да, вроде, Владимир Владимирович нам все доходчиво объяснил. - Ответил я, не понимая, что за вопрос волнует мою собеседницу. - Все понятно было...
  - Все, да не все. Он больше со своей колокольни вам рассказывал. Творчество, инициативность, находчивость, техническая смекалка. А я, как ответственная за генетику и здоровье, про другое хочу сказать...
  - Мы же прошли осмотр. Или вы хотите сказать, что у нас что-то нашли? - Кажется, я начал понимать, куда клонит куратор.
  - Да нет же. - С досадой ответила она. - Господи! Как же сложно об этом с молодежью говорить! В общем, вы сейчас будете с Викторией жить. Понимаешь, к чему я клоню?
  - Нет. - Я действительно не понимал, про какие такие проблемы говорит Ева Анатольевна, и причем здесь какие-то правила.
  - Да блин! Я говорю о сексе!
  - Чего?! - я просто в осадок выпал. - И чего? Вы хотите чтобы я?..
  - Да нет же!
  - Но вы же сами только что...
  - Никакого секса! Только с моего разрешения и только после проверки генетических карт! - Наконец, собравшись с духом, выпалила Ева Анатольевна.
  - Эээ... Да я как бы и не...
  - Вот только не надо мне сейчас говорить, что ты 'ничего такого не думал'!
  Я покосился на расположенные друг напротив друга двери моей комнаты и Викиной. Я-то, может, в запарке последних дней и не думал. Не до того мне было совсем! А вот кто-то, видимо, об этом подумал. Я шепотом ругнулся:
  - Ну Л-л-леля...
  - Что? - Переспросила Ева Анатольевна.
  - А, нет. Ничего.
  - Ты все понял?
  - Да, конечно.
  - Узнаю - мигом вылетите из лагеря!
  - Хорошо.
  - Тогда у меня все. Еще вопросы будут?
  - Нет-нет, я все понял.
  - Хорошо. Отбой связи.
  В ступоре от неожиданной отповеди, у меня даже вылетело из головы, что я хотел пожаловаться на военных с их подставой, но Ева Анатольевна уже отключилась. Я еще раз ругнулся:
  - Вот мелкая засранка...
  
  Глава 11.
  
   Надо было подобраться поближе к краю огомной ямы, из которой, откуда-то снизу отсвечивало красным. Я осторожно прополз по щебню чуть ближе. Черт, на меня обратили внимание! Из ямы стремительно взметнулось черное длинное щупальце и стегнуло землю совсем рядом со мной. И так же стремительно исчезло. На месте удара осталась длинная узкая канава. Накопившийся страх словно толкнул меня и я пришел в себя:
   - Блин. Приснится же такое.
   Сердце предательски ухало в груди. Сон, как это с ним обычно бывает, стремительно улетучивался из памяти. Кажется, снилось что-то про наши похождения на новой планете. Я уцепился за один из зрительных образов сна, еще более-менее сохранившихся и прокручивал в голове его раз за разом, стараясь вспомнить что-то еще.
   Там было что-то про десантный модуль, плавно превратившийся в целый городок, который был атакован черными подземными толи щупальцами, толи змеями. Странно, конечно: ничего такого в ральности мы не планировали. Если бы сон следовал логике первого этапа колонизации поверхности, то мы должны были бы находиться в подземном укрытии, а не в надземных домах из стали и композита. Но у сна свои правила.
   Еще удалось вспомнить только, что я там бегал и искал пропавшую сестру и мои поиски привели к той самой яме. Поворочавшись еще несколько минут я бездумно уставился в потолок: сон больше не шел. Во-первых, из крови еще не выветрился адреналин, во-вторых разом напомнили о себе и заныли натруженные мышцы. Все же на стройке я намахался изрядно, а привычки к этому у меня не было.
   Я выбрался из спальника и прошлепал по прохладной плитке своей комнаты к видеотерминалу на стене. Кстати, надо было бы предусмотреть подогрев пола, что ли. Тааак. У Вики в сети активный статус, значит она уже тоже встала. Вот ей неймется! Все торопится свой комплекс доделать. Я нажал кнопку вызова и с ходу озадачил ее:
   - Вика, а у нас есть что-нибудь на завтрак?
   - О как. Ты уже и на завтраки претендуешь?
   Я замялся. Прошло уже несколько недель, как Вика заселилась в наш комплекс. За это время мы достаточно быстро нашли общий язык и хорошо сработались. Достаточно сказать, что наш, с Лелей, жилой комплекс, тот самый пресловутый "десантный модуль", с которого началась вся эта катавасия был начерно готов. Оставалось только дождаться, когда подключенный к внешнему воздухозаборнику водный фильтр наберет из внешней атмосферы достаточное количество влаги, чтобы можно было запускать гидропонную оранжерею. Пока же у нас был только минимальный запас воды для внутреннего водоснабжения и канализации. И то эту воду набрал в речке и принес робот в специально изготовленных для этого пластиковых мешках.
   - Нууу... У меня молодой и растущий организм, и...
   - И ты хочешь, чтобы девушка покормила этот твой организм?
   - Вообще, да!
   Вика усмехнулась:
   - А молодой и растущий организм не хочет помочь слабой девушке в строительстве ее будущего домика?
   Я даже возмутился:
   - Ничего себе "домика"! Да ты там на 20 человек аж семь этажей заложила, три лифта и центральный колодец 10-ти метрового диаметра! Да пока с орбиты твой колодец долбили, я думал тут все развалиться. Или расплавится к чертям!
   Перед глазами живо встала картина произошедшего несколько дней назад. Тогда основные работы по нашему жилому комплексу были готовы и Вика не захотела откладывать строительство уже своей части поселка. Она заказала новую бомбардировку, чтобы углубить и расширить центральную воронку. И хотя, по ее расчетам, уже построенные конструкции должны были выдержать как тряску от взрывов и ударную волну, так и повышенную температуру, все равно было страшно. Особенно за купол оранжереи.
   - Обижаешь. Все расчеты были трижды перепроверены. Останься ты в комплексе, тебе бы ничего не угрожало.
   - Ага, сама-то еще дальше меня на своем роботе уехала.
   Вика не выдержала и рассмеялась уже во весь голос:
   - Да хватит тебе дуться! Подумаешь, несколько секций купола обвалились - все равно никаких посадок еще не делали. Главное, теперь у тебя на руках есть отчет по экстремальной проверке устойчивости жилых конструкций. И результаты испытания автоматики на случай аварийной разгерметизации. Причем успешные результаты: переборки в тоннелях сработали так, как и планировалось и внешняя атмосфера попала только в зону оранжереи.
   Вообще, секций у купола оказалось разрушено не несколько, а почти все и от него остался практически только закопченный несущий каркас. Но ловить Вику на неточностях желания не было. В конце-концов, какая разница? С техничесчкой точки зрения мы действительно отделались очень легко: пришлось только заново изготовить прозрачные панели для остекления купола и убрать обломки старых панелей, усеявших оранжерею. В остальных помещениях даже перекосов несущего каркаса не возникло, так как он строился с учетом опасности сейсмической активности.
   Поэтому я сменил тактику:
   - Я же уже давно обещал, что помогу со строительством. Какие вопросы могут быть? Просто кушать хочеться.
   - Так и кушай, кто тебе мешает?
   - Опять концентраты... Фееее.
   - А больше нет ничего. У тебя, по-плану, питание только теми запасами еды, что "сбросили" с орбиты. И пока не заработает оражерея, будешь обходиться стандартным пайком.
   Я печально протянул:
   - Лаааадно. Пойду, чего-нибудь соображу.
   Вообще, получилось как-то нечестно: под то, что у нас отобрали робота и компьютерную начинку
   Леля выбила себе льготные условия. Теперь она как бы не учитывалась. То есть считалось, что она все еще на "орбите" и никакого десанта не было. Она спокойно бегала туда-суда, но занималась только настройкой компьютерной сети и роботом. И питалась в нормальной столовой! А мне приходилось придумывать все новые рецепты из стандартного набора-пайка.
   Конечно, ни в какое сравнение с тем НЗ, что нам выдали с собой на дисколет, теперешние пайки было не сравнить. На дисколете мы питались вообще только тем, что может храниться чуть ли не десятилетия и призвано просто поддерживать жизнь попавших в аварийную ситуацию. То есть нормальным питанием ту плитку и тубу с питательной пастой считать ну никак нельзя было. Нынешние же пайки брались с военных складов. Наверно, в природе существовали или где-то там разрабатывался специальный рацион для колонистов, но до нас не дошел.
   Я вытащил из под кровати очередную пластиковую плашку толщиной сантиметров в 7 и содрал с боковой стороны фольгу. Внутри, в отделениях, находилась неизменная пластиковая ложка, пара прямоугольных консервов, несколько заварочных пакетиков, неизменный брикет чего-то твердого и "питательного", пакетики с жидкой начинкой, галеты и прочая рассыпуха. Первым делом я достал и закинул в ящик своего стола все таблетки из сухого топлива - пригодятся, а подогреть можно в микроволновке или в солнечной печи.
   Следущими на очереди оказались консервы: тушенка из говядины и гречневая каша с мясом же.
   - Эхх. Чтоб я раньше так жил!
   Как-то сразу вспомнилось, _чем_ нам с сестрой приходилось питаться за время жизни в разрушенных секторах. Куда-то ходить и специально что-то готовить желания большого не было, поэтому я натянул тельник от скафандра, прихватил с собой тушенку с ложкой и потопал в пищеблок.
   По-пути надо было определеиться с планами на сегодня. Нет, конечно же, общие планы в духе "то-то к такому-то сроку" были, но, с учетом многократных поправок, все они безнадежно сьехали и я с Викой, по-сути, уже давно махнули рукой на строгий график и делали то, что выбирали сами. Потому что делать надо было ВСЕ! Я ковырялся ложкой в тушенке, когда на видеофон в пищеблоке пришел вызов от Вики:
   - Ты все еще ешь?
   Я взглянул на логотип, крутящийся на экране. Вика уже оделась в скафандр, видимо ползала по своему кратеру, поэтому от нее шел только аудиосигнал.
   - Как видишь. Сама-то где?
   - А я со своим паучком собираюсь тут временный лифт и элеватор соорудить. Чтобы можно было нормально несущий каркас строить. И очень нуждаюсь в кое-чьей помощи.
   Я проглотил очередной кусок и прокоментировал:
   - А леса уже уже поставили?
   - Еще ночью.
   - Быстро вы.
   Вот и появилась задача на сегодня. Я не спеша доел остатки из консервы и вышел из-за стола.
   - Окей. Скоро буду. Из инструментов чего-нибудь прихватить?
   - О! Это ты здорово придумал! Ты там, в реакторной прихвати тележку и загрузи ее деталями от лифта и элеватора - все равно какими. Их в любом случае на поверхность надо вытаскивать. А так хоть с пользой сходишь.
   Мда. Я филосовски вздохнул. Наверно, это неистребимая женская черта: протянешь один палец, а схватят всю руку.
   - Ты чего там вздыхаешь? - Подозрительно спросила Вика.
   - Тебе показалось. - заверил ее я. - Отбой связи.
   Тоннель в котлован, где была реакторная, а так же, по совместительству, склад стройматериалов, находился на уровне самого нижнего, третьего этажа. Не помню, кстати, чье это было решение ввести нумерацию тажей сверху-вниз: первый этаж был самый ближний к поверхности, а третий, соответственно, самый глубокий. Но как-то прижилось.
   - Интерестно, как мы будем нумеровать этажи в надземных зданиях, когда они появятся. - Рассмеялся я пришедшей в голову идее. - Минусовыми? Или будем уточнять: "первый-надземный", "первый-подземный"? Надо будет обсудить при случае.
   В реакторной деталей было ну очень много: собственно, не будь у комбайна в комплекте со станками достаточно длинного манипулятора-руки, он бы наверняка очень быстро оказался в груде им же изготовленных деталей. А так: несколько рельс с низкими тележками на роликах, один транспортер и несколько шкафов-стелажей, куда инженерный робот переодически складывал контейнеры. В голове тут же родился план по оптимизации рабочего процесса: сначала отвезти большинство деталей по тоннелю к лестнице, и только потом поднимать их в грузовой тамбур. Настроение быстро стало боевым и я, насвистывая каккой-то незатейливый мотивчик, принялся за работу.
   Попутно в голову приходили различные идеи по улучшению планировки:
   - Во-первых, мы забыли отдельный выход из реактороной на поверхность. С лифтом! Это важно. Понятно, что изначально мы не планировали пользоваться материалами, изготовленными в реакторной для чего-либо, кроме нашего жилого комплекса и поэтому не стали ничего такого придумывать. А зря! Надо было мыслить на перспективу!
   После дцатой ходки по тоннелю, когда груда деталей, сваленных у лестницы основательно подросла, родилась вторая идея:
   - Во-вторых, в самом жилом комплексе лифт тоже не помешал бы.
   А когда я, наконец, решил что пока хватит и больше уже в грузовой тамбур уже просто не поместиться, родилась и третья идея:
   - И вообще, стоило бы все эти тоннели оборудовать рельсами и самодвижущимися тележками.
   - Ты с кем это там разговариваешь? - Донесся сверху голос сестры.
   - О, Леля пришла! Какими судьбами?
   Сестра проигнорировала вопрос и в лоб спросила:
   - Ты тут чем занят? Тебя Вика уже потеряла.
   - Я тут грузчиком подрабатываю, а что?
   - Иди на верх дуй, грузчик. А то я не знаю, что с тобой сделают.
   Леля спустилась, наконец, по лестнице:
   - А свалку-то развел тут! Так и знала, что нельзя тебя одного осавлять!
   Я пропустил это мимо ушей:
   - Ты снова к своим любимым компьютерам? Уже придумала, как их запустить?
   - Я их уже запускала, чтоб ты знал.
   - О как. Без оффицерского сертификата?!
   - А что такого? Включиться-то, они включились - не так уж это и сложно. Только вот авторизоваться не удалось. Зато удалось проверить какая начинка там стоит. И я даже придумала, как на них работать, чтобы военные к нам не придрались.
   - Здорово. И как?
   - А там можно военную операционку снести и защищенные шины для передачи данных вместе с контроллерами-шифраторами заменить на обычное оптоволокно. Ну отключить еще аппаратные блоки для шифрации и встроенные средства связи. Остальная начинка там, в принципе, те же гражданские модели, только отказоустойчивость повыше. Вот информацию с винтов получить, к сожалению, не получится - только под ноль сносить. Зато потом можно собрать ядро какой-нибудь свободной операционки, той же c-nix, к примеру, и спокойно работать.
   - А справишся?
   Леля беззаботно пожала плечами:
   - Наверно.
   Я задумался:
   - Погоди, а как же защита от вскрытия корпусов?
   - А для этого я позову кого-нибудь к нам из военного лагеря с соответствующими правами: они давно напрашиваются в нашем проекте поучаствовать. Все равно Вика потом к себе переедет и одна комната у нас освободится.
   Что-то зная свою сестру мне не очень поверилось в ее "кого-нибудь". Ну не будет она так легко рассуждать о подселении к нам постороннего человека! Наверняка уже знает кого звать.
   - А ты случайно не в курсе, этот "кто-нибудь" какого пола?
   Леля сделала невинное выражение лица:
   - Ты о чем это? - А потом опомнилась и тут же перешла в наступление: - Ах ты кобелина!
   Я тут же схватил в охапку пару катков от элеватора и побежал вверх:
   - Что-то заболтался я с тобой. Меня уже Вика, наверно, прибьет!
   - И правильно сделает! - Понеслось в догонку. - Стой! Стой, кому говорят!
   Я быстро доюежал до грузового тамбура, бросил бесполезные катки на пол, выхватил скафандр их нишы и затащил внутрь тамбура. Использование, конечно, не штатное, и по уму меня стоило бы наказать за нарушение техники безопасности, но разьяренная сестра опаснее. Поэтому я сначала закрыл внутреннюю дверцу и только потом не спеша начал одевать скафандр. Из-за двери доносились еле слышные удары.
   - А в двери грузового тамбура можно было бы сделать окно. - Продолжил я придумывать рацпредложения по улучшению базы. - Тогда бы я смог показать Леле язык. Ладно. Надо потарапливаться, пока она не догадалась тамбуром для людей воспользоваться для выхода на поверхность. Ей-то можно скафандр не одевать!
   Я пристягнул шлем и запустил процесс открытия внешней двери. Еле дождавшись, когда загориться зеленая индикация на внешней двери я сдвинул створки и выскочил наружу. И столкнулся нос к носу с незнакомой фигурой в скафандре:
   - Простите, а вы не подскажете, как я могу найти Елену? Она должна была меня встретить.
   Я посмотрел на рисунок скафандра. А вот и гости из военного лагеря. И, кажется, судя по голосу, я угадал с полом оффицера-связника.
   - Представтесь, пожалуйста. - Попросил я.
   - Хоанг Ким Май, младший сержант военно-космических сил.
   Час от часу не легче. Голос-то, женский, но лицо через затемненное стекло не видно. Да еще и имя не понятное.
   - Елена сейчас будет, она как раз выходить собиралась. Можете тут подождать.
   - Спасибо.
   А я стоял и тщетно пытался определить национальность по названному имени. Сам факт, что в центре подготовки колонистов множество представителей различных народов, меня ни капли не удивлял. Раджат был индусом (сам он, когда об этом заходил разговор, тут же уточнял свою национальность, но я ее благополучно пропускал мимо ушей). Нильс был датчанином. Да, практически, каждый второй был откуда-то издалека! И в этом не было ничего странного. В конце-концов это даже логично, когда в состав экспедиции колонистов входит максимальное количество различных национальностей.
   - А вы, случайно, не китаянка? - попробовал угадать я.
   - Случайно - нет.
   - Так это же хорошо! - Тут же обрадовался я.
   - Это еще почему? - Хоть лица и не было видно, но по интонации я готов был биться об заклад, что моя собеседница удивилась.
   - Чем больше разных народов, тем лучше!
   Пока Хоанг... или Май?. Не знаю, что из этого имя, а что - фамилия. В общем, пока Хоанг Ким Май переваривала мое сообщение, я решил продолжить "допрос":
   - Так откуда Вы?
   - Из военного лагеря.
   - Нет, вы не поняли, я хотел...
   - Да поняла я! Отец у меня из Вьетнама.
   - А мама?
   Но ответа я так и не дождался, так как из тамбура выскочила злая как черт Леля! Я тут же перехватил иннициативу:
   - Лель, тут к тебе гости.
   - Эээ.
   - Я вас оставлю, а то меня уже ждут. - Я изобразил церемонный полупоклон (насколько это позволял скафандр). - Хоанг Ким Май, приятно было познакомиться.
   - Можно просто Май.
   Ага, а "Хоанг", значит, фамилия! В спину раздался крик:
   - СТОЙ! Ну сейчас ты у меня попляешь.
   Я замер не сделав и пол шага. Пока сестра продолжала кричать еще что-то обличительное, внутри меня начинала медленно закипать ярость: одно дело, когда мы просто дурачимся между собой, и другое дело, когда Леля начинает позволять себе свои выходки при посторонних людях. Вдох-выдох. Я медленно развернулся и направил на нее палец:
   - Так, а ты почему без скафандра?
   - Ой, вот только не надо этих твоих картинных жестов!
   Видимо, Лелю начало окончательно занесло.
   - Ты совсем расслабилась что-ли? - я обратился к Май: - Значит так, у нас экстренная ситуация, человек оказался во внешней атмосфере без скафандра и респиратора. Хватаем ее и тащим в тамбур. Быстро!
   Леля даже ошалела от такого напора:
   - Эй! Вы чего?
   А меня уже понесло:
   - Быстрей-быстрей! Мы теряем ее! - я затолкал сестру в тамбур. Она начала вырываться, но я не останавливался: - У нее начались судороги! Май, не стой столбом, быстрее заходи и закрывай тамбур. У тебя есть запасной респиратор?
   - Н-нет...
   - Черт! А ладно! Запускай перекачку атмосферы.
   Леля только и успела, что взвыть:
   - Придууууркиии!
   Она вывернулась из моих рук и забилась в угол закрыв локтем глаза. Загудел компрессор, создавая пониженное давление, а под потолком и в стенках тамбура зажглись ультрафиолетовые лампы.
   - Вы мне кожу сожжете!
   - Май, быстро прикрываем ее.
   Мы столпились в углу смешно раскорячившись и растопырив руки во все стороны. Гудение компрессора изменилось и начался процесс замены внешней атомосферы на внутреннюю. Я в это время связался с Викой:
   - Виктория, у нас ЧП.
   - Ну ты где... В смысле? Что случилось?!
   - Газовое отравление.
   - Кто?!
   - Леля внешней атмосферой надышалась.
   Повисла продолжительная пауза. В это время внутренняя дверь тамбура открылась и мы затащили Лелю внутрь. Я начал оперативно стягивать скафандр.
   - Май, у вас первое оказание помощи было? Что делать при отравлении?
   - Было... Но у меня аптечки с собой нет.
   - Какого?! Мы тут не в игрушки играем! Почему без аптечки?
   - У тебя, между прочим...
   - Ррразговорчики! Что делают в случае газового отравления? Ну? Вспоминай! - Прервал я разговор, начинающий уходить в нежелательную сторону.
   Тут снова на канале появилась Вика:
   - Что у вас там вообще происходит? Какое еще отравление?
   Леля мрачно сидела на тумбочке для инвентаря и молча взирала, как я выбираюсь из скафандра и, параллельно, препираюсь по рации:
   - Суда бегом. Все на месте объясню, пока некогда.
   - Да посто... - я оборвал связь.
   - Теперь ты, Май. Вспомнила?
   - Кажется, надо сделать вентиляцию легких. Это если дыхания нет. Еще можно кислородную маску поставить. И убедиться что дыхание ничего не стесняет: расстегнуть или снять верхнюю одежду. Можно рот открыть и ложкой там или еще чем горло держать открытым.
   Леля мрачно заявила:
   - Счаз! Обойдемся без искуственного дыхания. Не видите что ли: дыхание нормальное! - она демонстративно сделала несколько глубоких вдохов-выдохов.
   - О! Ты смотри! Дышит! - "удивился" я. - Май, давай, вылезай уже из скафандра и ведем ее в зал для совещаний.
   - Не ведете, а несете. На руках. Я без сознания, между прочим. - опять вставила свое слово Леля.
   - А раз без сознания, то лежи и молчи.
   - Молчу-молчу! - всплеснула она руками. Потом легла на пол и скрестила руки на груди. - Ну? Спасайте меня уже. А то умру ведь.
   - Давай, понесли ее. Берись за руки.
   Леля повисла кулем и, видимо, тихонько сквозь зубы материлась.
   - Фигня получается. Май, лучше я сам ее понесу, а ты пока беги вниз, захвати в пищеблоке аптечку и жди нас в зале.
   - А это все где?
   - Этажом ниже, не потеряешься. Там таблички висят.
   Май умчалась, а я подхватил Лелю на руки и потопал вслед за ней. Леля обхватила меня руками за щею и зашипела на ухо:
   - А теперь кое-кто объяснит мне, что за цирк он тут затеял.
   Я остановился:
   - Нет. Это ты мне сейчас объяснишь. Что. Ты. Себе. Позволяешь. Я думал, ты уже достаточно позвзрослела, для того чтобы позволять себе такие выходки.
   - Ты вообще о чем?
   - Ты или веди себя прилично, или, хотя бы, не на людях устраивай концерты.
   - ...
   - Поняла меня?
   - А сам-то!
   Позади снова зашумел компрессор в тамбуре.
   - Так. Пора уже идти. А то нас сейчас потеряют. Вон уже Вика прибежала. В общем, чтобы никаких больше... короче, веди себя прилично! Как серьезная девушка, а не как маленький, неразумный ребенок! На нас люди смотрят. И относиться к нам будут соответственно.
   Леля насупилась и начала дергаться:
   - Пусти!
   Она спрыгнула на пол и молча пошла вниз.
   - Ты поняла меня?
   - Да поняла, поняла.
   - Ну и не дуйся тогда. И веди себя прилично, посторонние люди все же смотрят.
   - Да уж не дура.
   Мда. как-то грубо получилось. Ну да ладно. Может так дойдет. А то, с тех пор, как мы обрели в центре подготовки некоторую уверенность в завтрашнем дне и определенную самостоятельность, мы как будто впали в детство, когда родители были еще живы. Как будто вернулись на несколько лет назад. Мы точно так же начали подначивать друг друга, ссориться и мириться по нескольку раз на дню, творить что попало... Но ведь детство уже кончилось! Нет его! Нет родителей, которые, если что, прикроют, подскажут, простят в конце-концов (вспомнить, хотя-бы тот же "гуано-фонтан", когда мы спустили в био-отстойник жилого дома пачку дрожжей). Я догнал сестру:
   - Лель, ты прости если слишком грубо получилось... Но сейчас нам нельзя вести себя как маленькие дети. Нас только двое и осталось. И тут мы находимся только до тех пор, пока нас принимают всерьез.
   - Да знаю я все... Просто... Не знаю, почему так получается. Ладно. Пошли уже - потом еще поговорим.
   Мы прошли в зал для совещаний, где нас ждала Май с уже открытой аптечкой. Видя ее недоуменный взгляд, я сразу же пояснил:
   - Леле стало лучше. Сказалось то, что наружняя атмосфера очень "похожа" на земную. На этот раз повезло.
   При этих словах в зал вбежала Виктория:
   - Что случилось? Никто не пострадал?
   - У нас был выход человека без скафандра на поверхность. Хорошо, я и Май - рядом оказались. Кстати, Вика познакомься, это Хоанг... эээ...
   - Хоанг Ким Май, младший сержант военно-космических сил. - Подсказала она, привстала из-за стола и сделала полупоклон.
   - Да, спасибо Май. Она с Еленой будет работать с суперкомпьютером. А это, Викторя Бредун, прости не знаю как по отчеству.
   - Это не важно.
   - Ну и ладно. Она наш главный архитектор. Все что ты видишь вокруг - придумано в ее группе.
   Вика, в свою очередь, кивнула головой и спросила:
   - Так можно по-подробнее, что произошло и откуда такая спешка?
   - Да в общем-то спешить уже никуда не надо - все обошлось. Леля, ну то есть Елена, смогла пройти через шлюз без откачки внешней атмосферы и контроля скафандра. Снаружи ее встретели мы и успели занести обратно.
   Сказать, что Вика была "сильно озадачена", это значит очень мягко сказать:
   - А уже разве что-то поменялась? Ну вроде как была какая-то негласная договоренность, что Лена может скафандром не пользоваться, пока не будет оффициального сброса с "орбиты"?
   - Нет! И я скажу почему. Сейчас у нас, во-первых, здоровенная дыра в автоматике безопасности. Любой может запросто войти и выйти, полностью игнорируя правила шлюзования! Да там не то что без скафандра пройти можно, там сейчас можно разом и внешнюю и внутреннюю дверь открыть!
   Леля не удержалась от шпильки:
   - Нельзя. Эту функцию я не отключала. Поэтому, кстати, так долго и выходила.
   - Не важно. Важно то, что в условиях колонии на новой планете такая возможность не должна быть доступна в принципе! Ведь так? - Я вопросительно посмотрел на Май. Та неуверенно кивнула. - И во-вторых. Вторая задача - вскрытие различных недостатков опытным путем. В частности, по итогам сегодняшнего эксперимента, я хочу отметить, что у нас не предусмотрены: аптечка внутри и снаружи тамбура. Кислородная маска - аналогично. Да и вообще, медецинское обеспечение у нас оставляет желать лучшего. Просто представтье, что это произошло на самом деле. И что Леля. - Кивок головой в ее сторону. - Лежит сейчас с сожженными легкими.
   Леля откинулась на спинку и тотеньким голоском прошептала:
   - Я - умирааааю.
   - Шутки, шутками, а ведь на самом деле все серьезно. Май, я к примеру, не зря тебя спрашивал, что делать в таких случаях. А представь, что нету у нас кислородной маски. И что ближайшая помощь на орбите высотой в несколько сотен километров? И вообще на другой стороне планеты? И что бы мы делали? Смотрели как наш товарищ умирает?
   - Я бы искуственное дыхание сделала. Но мысль твою я поняла. Я не поняла, что за такие правила у вас были, что кто-то может без скафандров ходить?
   - Да не обращай внимания. Была тут одна история с безопасностью: они у нас информационную революцию устроили. Собственно, чтобы хоть как-то разгрести последствия мы тебя и пригласили.
   Май заинтересованно спросила:
   - Раз зашел разговор об этом, можно по-подробнее? А то до нас только слухи дошли.
   - Да, да. Мне тоже интерестно. - Живо подключилась Виктория.
   - Нельзя. - Отрезала Леля. - Вопрос государственной безопасности. И вообще с нас подписку о неразглашении взяли.
   - Ну хотя бы намекнуть, а? А то вы как в рот воды набрали. От вас только и слышно, что ругань в сторону безопасности и все. - Продолжила уговаривать Вика.
   - Увы. - Развел руками уже я. - Могу только сказать, что ты и уже так знаешь: у нас забрали всю компьютерную начинку. А взамен предоставили военное оборудование БЕЗ прав доступа к нему.
   Надеюсь, Май в этом вопросе нам поможет.
   Тут Май обратилась уже к моей сестре:
   - Кстати, я все хотела спросить тебя, что от меня конкретно требуется? А то мне начальство сообщило только, что появился запрос на одного сертифицированного связиста и что выбрали почему-то меня.
   Леля уперлась локтями в стол и, болтая ногами, изрекла:
   - Я тебе потом скажу, почему тебя выбрали. А по-поводу работы, могу сказать, что если тебе не понравится, то задерживать на долго не будем. От тебя, максимум, требуется разовый доступ к военной технике.
   Май задумчиво посмотрела на нас:
   - Вообще, тут у вас интерестно. Я бы задержалась, если можно...
   Леля обрадовано вскочила:
   - Ну, раз нравится, тогда пошли, покажу тебе свое хозяйство. А ты, - она ткнула в меня пальцем. - Помоги, наконец уже Вике. А то она с самого утра тебя ждет, не дождется.
   И убежала, утащив за собой вьетнамку-военную.
  
   ***
  
   Поздно вечером, когда я, уставший, собирался отойти ко сну, ко мне в дверь застучала Леля:
   - Хрооон. Ты еще не спишь? - И, более глухо, добавила (видимо уже не мне). - А Вика вот тут живет. Она, вроде, еще не ложилась. Можешь у нее поспрашивать, что там тебе надо.
   Бум! Бум! Бум! Заколотили в дверь маленькие кулачки:
   - Эй! Ты там уснул что ли? - И снова в сторону. - Спать пока у меня можешь. Все равно я тут почти не ночую. Ну, в крайнем случае, спальник развернем на полу и под него второй подстелим. - Бум! - Открывай уже!
   - Леля! Сейчас ты у меня в палатке на улице спать будешь!
   - Ага! Все таки не спишь!
   Я прошлепал босиком по полу и открыл дверь, хмуро заявив:
   - С тобой уснешь тут.
   За дверью стояла Леля с одеялом и подушкой в руках:
   - А я пока у тебя спать буду. Пока в серверной себе спальное место не оборудую. Вот.
   И заскочила внутрь:
   - Пока Май!
   Я закрыл дверь и шепотом спросил:
   - Ты опять за свое?
   - Да не, не беспокойся. Это я Май подбадриваю. Чтобы она не терялась. Ее там у военных совсем затюкали: подьем в 5 утра, какие-то пробежки, дисциплина, куча мужиков вокруг. Пусть хоть по-человечески поживет. Представляешь, ей даже ничего не рассказали про нас! Она к нам без ничего приехала! В какой форме была, надела скафандр и на дисколет.
   - Тыр-тыр-тыр. Угомонись, а то ты меня в своем словесном потоке утопишь. Подумаешь, без ничего приехала. Я вон тоже из личных вещей практически ничего не брал.
   - Ты не понимаешь! У нее даже сменного нижнего белья нет. Даже зубной щетки и, извините за выражение, гигеенического протектора.
   - Ладно-ладно, убедила. А что...
   - А еще мы главный компьютер запустили! Мы молодцы, правда?
   - Я вообще-то про другое хотел спросить... Хотя да, молодцы.
   - Сейчас там сборка системы компилируется под конкретное железо, а потом, через несколько часов, автоматический перезапуск и начало калибровки нейро сети предсказателя ветвлений в кэше. Короче, утром уже будет чистая и готовая к работе система!
   - Это хорошо, конечно.
   - А можно я у тебя сегодня посплю? А то Май у меня спит, а завтра я в серверную переберусь. Честно честно!
   - Как будто, ты там спать будешь. Да тебя из-за твоих любимых железок за уши не оттянешь. Я не уверен, что ты будешь забывать не только про сон, но и про еду.
   - Ну можно, а? Можно можно можно? Пожаааалуйста?
   - А, бог с тобой! - Я махнул рукой. - Оставайся.
   - Уррра! Чур, я на кровати!
   Леля. Такая Леля.
  
   Глава 12.
  
   - Теперь, Май, выключай блокировку и автоподрыв центрального процессора.
   Минутное сопение и в ответ котороткое:
   - Готово.
   - Хорошо. - Я вылез из под задранного "подбрюшия" богомола. - Пол дела сделано. Сейчас можно сходить перекусить и можно будет Лелю звать, заливать новую операционку и банк данных. - Ух! Как шея-то затекла! Пойдем.
   Мы сделали паузу в потрошении богомола и пошли в пищеблок. Вообще, Май оказалась на удивление удачным напарником: не многословная, не задирает нос, не острит, не подкалывает и еще куча "не". По сравнению с Лелей - так вообще небо и земля. Хотя, будь у меня сестра другой, с ней бы не было так весело и... насыщенно.
   Я, прямо с утра, пока Леля в восторге скакала вокруг своего компьютера, утащил Май разбираться со своим роботом, отмазавшись от Вики тем, что со вторым роботом мы все закончим гораздо быстрее. Но для этого, его, разумеется, надо сначала настроить. И для этого я планировал использовать тот же подход, что и Леля: вместо того чтобы ломать систему и потом постоянно ожидать, когда она заглючит, я решил снести старую и поверх установить новую, гражданскую версию. Благо, на выбор было несколько вариантов свободного ПО для инженерных роботов. Тут плюсом шло то, что это ПО изначально подразумевало использование на разных моделях роботов и поэтому обладало очень широким диапазоном для адаптации под конкретное железо.
   Да что там говорить, в сопровождающей документации утверждалось, что поддерживается до 32 манипуляторов с 10 степенями свободы и несущая платформа от шагохода, до космического монтажного дрона-буксира. На шестиного богомола, я думаю, этого хватит за глаза.
   Вероятно, я смог бы это сделвать и в одиночку, но рисковать автоподрывом и полной блокировкой системы... Лучше уж вмешаться во внутренности на легальных, так сказать, основаниях.
   - Хрон, а можно тебя спросить? - Отвлекла меня от раздумий Май.
   - Да?
   - А откуда ты знаешь, что к чему в этом роботе и, вообще, как он устроен? А то я, хоть и имею сертификат с доступом, и то, плохо представляю что и зачем делаю по твоей указке.
   - Гм. - Тема-то скользкая! Но и без ответа оставлять как-то не хорошо, все же Май нам помогает. - Поимаешь, это у нас семейное. Леля, практически с самого детства, была на "ты" с компьютерами, а я - с техникой и механикой. Плюс родители всячески поощряли и развивали эти наши умения. Как-то так...
   Вот. Практически не соврал. Но и лишнего ничего не сказал.
   Май снова надолго замолчала. Я успел разошреть две порции, когда она задала еще один вопрос:
   - А все же, почему нельзя было просто через меня роботом управлять? Ведь это проще, чем все перенастраивать?
   - А это для того, чтобы не зависеть от одного человека. Представь, ты занята будешь, а робот срочно потребуется?
   Май вздохнула:
   - Но тогда, когда мы закончим, мне придется вернуться. От меня ведь уже никакой пользы не будет...
   Об этом я как-то задуматься не еще успел:
   - Не бери в голову. Чего-нибудь придумаем. Это ведь не военный лагерь, а лагерь изобретателей. У нас правила другие: придумываешь себе тему и занимаешься ее исследованием.
   - Но я-то военная!
   - И что с того? Придумаем тебе тему по военной тематике. Займешься, например, организацией внешней обороны и внтренней безопасности.
   - От кого?!
   - Да хоть от коня в пальто! Предположим, у нас тут вокруг враждебная фауна. И колонисты через одного, подверглись стрессовой ситуации и вот-вот сойдут с ума и начнут громить жилой комплекс. Можем мы закрывать глаза на такую опасность? Нет! А то из-за одного психа вся колония может пострадать. Ну, еще можешь что-нибудь на тему предотвращения революционных ситуаций и бунтов предложить. Безопасникам это понравится.
   - Или, - меня уже понесло. - У нас завелся предатель. Инопланетный агент. Или нет, человек подвергся дистанционному ментальному воздействию! Или заражен разумным вирусом!
   - Или неизлечимо болен кретинизмом.
   - А? - Я не заметил как на шум подошла Леля.
   - Бэ! Я тут решила по-быстрому перекусить и что же я вижу?
   - Как твой брат-умелец, ждет, когда же его сестра соизволит оторваться от бездушной груды железа...
   - Я его Йорик назвала.
   - Кого?!
   - Суперкомпьютер.
   - Не важно! В общем, ты видишь, как твой брат ждет, пока ты оторвешься от бездушного Йорика, и поможешь закачать новое ПО в успешно раскуроченного робота. И, заодно, придумывает новую программу для Май, чтобы у нее был повод задержаться у нас подольше.
   - Не не не! Нас ВВ за уши подвесит, если мы в новую программу влезем!
   - Так это не для нас, а для Май!
   - Хм...
   - Вот тебе и "хм"! А пока давайте есть!
   Со стандартным пайком мы расправились быстро, хотя надоесть он уже успел хуже пареной репы. А что делать? Питаемся только тем, что привезли с собой. А это значит, что в нашем меню в основном сублиматы и стандартные рационы быстрого приготовления. Когда-то еще появится зелень, но до этого еще дожить надо: гидропонная оранжерея только-только проходит нулевой цикл подготовки питательного раствора. Даже посадок еще никаких не было. Да и не до них сейчас. Сейчас надо побыстрее завершить строительство.
   - Все поели? Тогда робота настраивать. Я хочу сегодня еще успеть Вике помочь.
   Леля хмыкнула:
   - Оптимист? Ну-ну...
   Как оказалось, сестра была права. Ну или накаркала. Тут как посмотреть. Мы провозились с роботом несколько часов, но так и не смогли добиться ожидаемого результата. Сначала спорили, как лучше подключить робота к Йорику: пробросить кабель, подключиться к внутренней сети или настроить беспроводное соединение. Потому что, как обычно, сначала сделали, потом подумали. После сноса старой системы богомол отказался определяться как абонент сети и пришлось эксперементировать. И это пол беды. Потом Леля убила кучу времени чтобы просто установить операционку, поверх которой планировалось ставить ПО инженерного робота:
   - Предупреждать надо, что у тебя тут, кроме центрального процессора еще 8 подчиненных! Этож не моноблок а, считай, распределенный сервер! Да у меня Йорик такую же архитектуру имеет! - возмущалась Леля, когда я спросил ее, мол, что так долго.
   - Ну, во-первых, не совсем такую же. У йорика процессоров побольше будет, да и схема подчинения там посложнее.
   - А какая разница! Сразу надо было сказать, я бы и не пыталась однопроцессорный вариант операционки ставить!
   - А во-вторых...
   - А во-вторых, ты немного помолчишь, потому что тут еще не все понятно. Разбираться надо.
   Я счел за благо промолчать и Леля углубилась в строчки на выносном планшете, подключенном к богомолу. Что-то у нее не клеилось: она мрачнела все больше и больше. Лихорадочно тыкала пальцами по сенсорной клавиатуре планшета, переодически ругалась себе под нос и задумчиво изучала реакцию системы на все ее потуги. Наконец она не выдержала:
   - Что-то я не пойму...
   - Ты, случайно, не о микроконтроллерах в гидроволокне? - с самым невинным видом спросил я.
   - Где-то, как-то так. Я не пойму зачем они вообще нужны? На систему они завязаны на прямую, но каким боком они к ней относятся... На простые датчики они вообще не тянут: там мощностей, можно второй компьютер из них собрать.
   - Так ты бы меня спросила, я бы тебе сразу сказал.
   - Ну и зачем же они?
   - В них хранится "мышечная" память и двигательные рефлексы. Основная система только общие указания к желаемым перемещениям выдает, а остальное уже на уровне микроконтроллеров обрабатывается. Сравни, как двигается наш инженерный робот, и как двигался богомол, когда грузовик разгружал? Он же как живой себя вел!
   - Ага... Ну тогда я эту мышечную память сейчас со спокойно совестью стираю.
   - Эй! Зачем это?
   - А потому что она зашифрована. Причем уникальными ключами именно под конкретную систему. Предупреждать надо было, когда мы старую систему сносили. А сейчас ключи все потерты, а взламывать все это хозяйство... У меня для Йорика и другие занятия найдутся на ближайшую пару лет. Поважнее.
   Блин. Засада. Да еще и Май внесла свою лепту:
   - Вообще-то я не уверена, что вы бы смогли даже за 20 лет расшифровать правила работы с наработаной базой.
   - Это почему? - хором спросили мы с сестрой.
   - Карта двигательных рефлексов и мышечной памяти является военной тайной. На ее разработку огромное количество средств было выделено. И человек-лет работ операторов, обучающих пластике движения. Плюс каждая машина еще свой опыт накапливает, который потом собирается и обобщается.
   - То есть ты не сможешь сделать запрос, чтобы нам по новой установили эту карту, для нашего ПО?
   - Нет.
   - Вот ведь... Ладно, Лель, стирай там все и ставь по нулям. Надеюсь, прямого управления хватит.
   - Как хочешь...
   Еще через час мы убедились, что это была не очень удачная идея. После установки ПО, его запуска и настройки авторизации (пока не заморачивались и дали полный доступ для всех) мы таки запустили богомола. Но вот только КАК он двигался! Неуклюжие рывки, попытки работы в разных режимах, перемещение манипуляторов по-одному, неожиданные движения... Положение усугубляло то, что вместо классической гидравлики и сервоприводов богомол использовал гидроволокно, по своей структуре отдаленно напоминающее мышечную ткань. Соответственно, получилось, что и "культура" движения в такм случае была совсем другая. Совсем не такая, на которой было расчитано наше ПО. Богомол нас просто-таки бомбардировал отладочными сообщениями, что манипуляторы ведут себя не корректно.
   Промучавшись еще пол часа и ничего не добившись мы решили взять таймаут и присели в сторонке.
   - Май, слушай, ты вроде говорила, что он еще обучаться умеют?
   - Ну, там есть подобие мышечной памяти для удачных движений.
   - А а как его обучают этим самым "удачным" движенями, случайно не знаешь?
   - Так это же в курсе робототехники есть!
   - Не знаю, как в вашем курсе, а мне только про стандартных инженерных роботов упоминания попадались.
   - Ну, если коротко, то как и в обычной жизни. Ему надо "показать" как правильно двигаться.
   - Как показать?
   - Там сложная система: снимается запись с насекомых, обрабатывается на суперкомпьютерах, чтобы адаптировать эти движения под увеличенные размеры и массу. Потом еще люди-операторы подключаются, вносят свои коррективы. Еще отдельно моделируют пластику. А потом все это объединяют и тестируют. А еще...
   Как-то это все страшно и громоздко звучит. Но что-то интерестное проскочило:
   - Стоп-стоп-стоп, Май! Повтори, что ты говорила про людей-операторов?
   - Подключаются и вносят свои коррективы.
   - О! А как они подключаются?
   - Через обычные костюмы виртуальной реальности. А у кого есть шунты - те напрямую. Только это все равно полумеры.
   - А что так?
   - Так строение тела разное! Андроидов так программируют, а вот у инсектоморфов и прочих, конечности устроены по другому, другой центр тяжести, разное количество суставов, динамиа другая. В общем, это как заново ходить учиться.
   - Но подключиться и обучить можно?
   - В принципе, да. Но, по-моему, это нереально. Даже если бы у тебя шунт был, все равно обычно несколько месяцев уходит на то, чтобы просто обучиться двигать всеми шестью конечностями. А в вирт-костюме - вообще бесполезно.
   - Ну костюм, допустим. Но кроме шунта у нас же еще какие-то альтернативы есть?
   Леля не удержалась и внесла свою лепту:
   - Еще есть шлем и бандаж на позвоночный столб для снятия карты нервной активности, у Нильса в лаборатории таких есть несколько штук. Но это тебе все раввно не поможет.
   - О! Круто! А почему не поможет?
   - А потому что снимать нечего будет! У тебя в голове мысли бывают только по большим праздникам!
   - Это мы еще посмотрим, у кого не получится: у меня или у тебя. А пока вот тебе ответственное задание: любыми правдами и неправдами добыть у Нильса шлем и бандаж. Скажешь, нам не надолго: на пару недель буквально.
   Май прокашлялась:
   - Извините, Хрон, но я не уверена, что вам хватит всего двух недель. Это ОЧЕНЬ мало.
   - А это мы еще посмотрим...
  
   ***
  
   Первое подключение было, мягко говоря, не удачным. То есть само включение КСНА (Комплекса Снятия Нервной Активности) прошло штатно, а вот когда мы подключили обратную связь... Сначала сработал предохранитель и меня просто выкинуло: параметры сигнала были запредельными. Не сработай предохранитель, и госпитализация была бы мне гарантирована. Потом, после настройки желаемого уровня, частоты и еще доброго десятка параметров подключиться все же удалось и сигнал пошел. И, что забавно, такой, какой надо. Но вот как на это отреагировал мой организм...
   Чтобы хоть немного передать мои ощущения, попробуйте представить себе изумление рыбы, выброшенной на берег. Или крайнюю степень алкогольного опьянения, когда вестибулярный аппарат отказывает (вы теряете ощущение верха и низа), а руки и ноги двигаются не так, как вы ожидаете. Или что ваши друзья склеили ваши ботинки, пока вы спали, а потом внезапно разбудили.
   А теперь попробуйте вычленить общее для всех этих ситуаций. То самое чувство потери ориентации плюс тошнота, как при морской болезни.
   И это только начало! Потом, при попытке прочувствовать и даже пошевелить новыми конечностями все становится еще хуже: мутить начинает еще сильнее, возникает головная боль и общее состояние организма становится "лучше бы я сдох". Что я и попытался сказать, когда отключился от богомола. Но меня не расслышали.
   - А? - переспросила Леля, наблюдавшая за экспериментом.
   - Как же мне херово...
   - Что, совсем плохо?
   - Ууу. Чтоб я сдох! Все полегче стало бы.
   Сестра даже заволновалась:
   - Может тебе что-то сделать? Воды принести?
   Вот честно, в таком состоянии не то что, воды, а слушать и пытаться произнести осмысленный ответ - уже подвиг.
   - Лучше в покое оставить. Оклемаюсь так.
   - Ладно, лежи пока. А я быстро. - И умчалась. Ну и слава богу.
   А я лежал на полу и бездумно смотрел в потолок. Рядом высилась громада богомола. Вот оно стоит таких мучений, чтобы заставить его работать? Когда тошнота немного утихла а затылок перестало буравить острая боль я попытался шевельнуть рукой.
   - Оппа!
   Я с удивлением уставился на руку: на мгновение мне показалось, что вместо руки у меня обрубок. Как будто кто-то удалил лишний стустав, а остальные повернул задом наперед.
   - Вот это новость!
   Я шевельнул рукой еще раз. Вроде все на месте. Ну-ка, а если кулак сжать? Я прислушался к ощущеням. Точно. Первые несколько движений воспринимались как "чужие". После еще нескольких движений все приходило в норму. А если попробовать встать? Первая попытка не удалась. Я неловко дернулся, и снова растянулся на полу, когда ноги не стали гнуться в "нужную" мне сторону. Интереееесно.
   В таком виде меня и застала Леля. Лежащим на полу и с удивленным выражением лица. Она изучала, что-то на планшете, который держала в руке. В другой руке она тащила медицинскую сумку из пищеблока.
   - Все лежишь? И правильно делаешь. У тебя этот, - она заглянула в планшет и по слогам прочитала, - "когнитивно-вестибулярный диссоннас" - распространенная болезнь операторов-новичков ботов. Это лечится. На вот.
   Она вытащила из внутреннего кармана сумки упаковку с таблетками.
   Я медленно, обдумывая каждое движение, протянул руку и осторожно взял ее.
   - Что это?
   - Обычный стимулятор, чтобы ты побыстрее в норму пришел.
   - А запить есть?
   - Так сойдет.
   Проглоченная таблетка с кислым привкусом ухнула вниз по пищщеводу и достаточно быстро подействовала. Так что я смог вскарабкаться по стенке и принять сидячее положение.
   - Что там еще пишут про этот твой диссонас?
   - А ничего хорошего! - жизнерадостно ответила Леля. - Частично ликвидируется только достаточно длительными тренировками. В особо тяжелых случаях череват мотореплейсией.
   - Чем чем?
   - Подменой двигательных рефлексов. То есть, если бы ты пытася управлять змеей, то через пару месяцев начал бы ползать по полу вживую.
   Гм. И еще раз гм. Я вспомнил свои недавние ощущения.
   - А это опасно?
   - Никапельки! - жизнерадостно ответила Леля. - Каждый человек способен научиться ходить заново! Один раз ведь это ему удалось?
   - Нечего сказать, порадовала.
   - Обращайтесь! Так я что, КСНА обратно Нильсу отношу?
   - Погоди немного. Лучше дай мне планшет с той инфой, что ты накопала, а я посмотрю, что-там к чему.
   - Уууумный! На держи. - Леля сунула планшет мне в руки. - А я, пожалуй пойду, если тебе больше ничего не надо.
   Не удержавшись, она на пороге обернулась, показала мне язык и добавила:
   - А вообще с этого начинать было, а не сразу лезть.
   Я только хмыкнул. Мне уже давно не интерестно было, кто скажет последнее слово, но в догонку все же кинул:
   - Сумку не забудь.
   А передо мной стояла интерестная задача: как бы так извернуться, чтобы все заработало и мне за это ничего не было. В сети по этому поводу оказалось неожиданно много. Видимо сказалось то, что уровень дступа в локальном домене Центра Подготовки у Лели оказался достаточно высокий. Я посмотрел на ее рейтинг и даже мысленно присвистнул: надо же, она уже супермодератор! Впрочем, чего-то подобного от нее и стоило ожидать. Но мне это только на руку: я полез шерстить базы и отчетности по различным клиническим случаям. Через пол часа я смог найти несколько интерестных вариантов, но к этому времени спина у меня уже затекла и я перебрался в комнату для совещаний, после чего продолжил свои изыскания.
   Если коротко, то суть проблемы заключалась в следущем: человек изначально заточен под антропоморфное строение тела. Это обусловлено биологиечски. Но, не смотря на это, некоторый запас прочности имеется: четыре конечности, два глаза и симетрия тела присущи множеству биологических организмов на Земле. И строение, вообще говоря, у всех похожее: те же органы, то же строение нервной системы и тому подобное. Есть даже некоторые атрофированные возможности, которые при желании можно восстановить (хвост, длинная шея). Да что там говорить, были удачные случаи использования "выгнутых назад" коленок, когда человеческая нервная система ассоциировала их с пяточным суставом. Длинная стопа, развитые пальцы и пожалуйста: типичный представитель породы четвероногих.
   А вот с не антропоморфным или хотя бы близком к нему, строением тела все обстояло хуже: наработанная нервная активность в таком случае не помогала. Представьте, что вам пришили пару рук, а потом попросили пожонглировать всеми четырьмя. Вы же в них моментально запутаетесь! А если количество суставов в них отличается и гнутся они совсем в другу сторону? А если это вообще не руки а, скажем, щупальца? Картину осложняло еще то, что новая карта нервной активности вступала в конфликт с уже существующей, что я и прочувствовал на себе совсем недавно. А ведь есть еще и мышечная память, а не только нервные связи в мозгу и ползвоночном столбе. И что будет, когда мышечная память вступит в конфликт с картиной, сложившейся в мозгу? А будет та самая тошнота и головокружение. А в клинических случаях и более тяжелые осложнения вплоть до судорог или же паралича...
   Боролись с этим разным способами и зачастую взаимоисключающими. Или-или. Первый вариант был дубовым: наплевать на несовместимость и потихоньку тренировать свою нервную систему и к тому и к другому строениям тел, чередуя их. Самое главное тут было - качественная обратная связь. И нейрошунт тут категорически рекомендовался. Из побочных эффектов: регулярная головная боль на время привыкания. К недостаткам еще стоило отнести длительное время освоения неантропоморфного тела: шутка ли, по-сути научиться ходить заново в новом теле, переодически переключаясь на управление старым.
   Второй вариант был не особо лучше и грозил инвалидной коляской. Все отличие от предидущего варианта заключалось в том, что человек должен был полностью отказаться от "своего" тела. В этом случае практиковалось длительное нахождение в управляемом, неантропоморфном теле с атрофией старой двигательной активности. Конечно, биология позволяла быстро вернуть свое обратно, если человек переставал управлять роботом, но при этом, к сожалению, так же проходила и быстрая деградация наработанных навыков для робота. Поэтому управление своим телом сводилось к минимуму и приходилось перемещаться на инвалидной коляске. Разумеется, никакая принудительная стимуляция мышц в случае длительности такого режима не помогала и через год человек и в самом деле не мог обходиться без инвалидной коляски.
   Все остальные рекомендации носили вспомогательный характер и относились лишь к вариантам ослабления побочных эффектов или повышеняи скорости наработки навыков. Тут тебе и специальные медикаменты, и гидрокостюмы и блокираторы нервных рецепторов и стимуляция нервных окончаний и еще много другое.
   После всего прочитанного я надолго задумался: калекой становиться не хотелось. Да и просто головная боль была крайне не желательна: мне и от прошедшего раза впечатлений хватило за глаза! С другой стороны, много ли мне надо? Мне же нужно всего лишь заново настроить мышесную память для богомола. Можно и потерпеть... Гм. "Всего лишь". Мое большое и доброе сердце говорит мне, что не все будет так просто: как еще эту мышечную память потом стыковать с установленным ПО? В памяти тут же всплыли недавние судорожные рывки и конвульсии богомола при попытке включения режима инженерного робота.
   - Все страдаешь? - В комнату заглянула Леля.
   - О! Вот тебя-то мне и надо было! Лель, ты можешь глянуть ПО, которое мы на богомола установили? Как оно вообще на предмет расширения?
   - Это ты хорошо сказал "глянуть". Еще скажи "там совсем чуть-чуть работы".
   - А все же?
   - Ты мне лучше скажи, что конкретно тебя интересует?
   - Там вообще реально настроить сопряжение мышечных рефлексов с тем движенями, которые ПО от робота потребует?
   - Сейчас посмотрим.
   Леля забрала у меня планшет начала что-то скачивать, переключаться между страницами разделов и ползать по ссылкам. Чтобы в итоге вынести вердикт:
   - У меня для тебя, как обычно, две новости. С какой начать?
   - Давай с плохой.
   - Это ПО не умеет работать с мускульными гидроволокном вообще и с мышечными рефлексами в частности.
   - Ничего себе. - Я приуныл. - А вторая новость какая?
   - А вторая новость такая: раз это опенсорс проект с претензией на универсальность, то все варианты двигательной базы оформляются в виде надстроек-плагинов. То есть ты можешь сесть и написать свой, специально под твоего ненаглядного богомола! Наследуешь базовый интерфейс и вперед!
   - Брр. Ладно, посмотрим.
   - Знаю я твое "посмотрим". Потом опять "Лель, ты не могла бы бла-бла-бла". Ты сначала двигатсья его научи.
   - Ловлю на слове! Я учу его двигаться, а ты пишешь плагин!
   - Вот еще. Я неграм у Нильса это лучше поручу.
   Так как вчерне решение начало вырисовываться, настроение пошло в гору и я решил пошутить:
   - А что, у него настояшие негры работают?
   - Нет, блин! Настоящие индусы!
   - Ну ты меня прямо озадачила. Вот уж я даже не знаю, что лучше: индусский или китайский код.
   - Всяко лучше, чем твой. Тем более что ты еще ничего не сделал.
   - Ну, это мы еще посмотрим...
   Леля снова куда-то убежала. Так сказать, проведала мое самочуствие и сбежала. Поди снова за свой суперкомпьютер засела. Знать бы еще чего она там с ним делает. Главное, чтобы снова в какую-нибудь историю не влипла, так что пусть сидит ковыряется.
   А пока подведем промежуточный итог. Есть два варианта: полностью переключиться на управление роботом или чередовать подключения с переодическим отдыхом. Честно говоря, ни тот ни другой меня не устраивают. Даже если учесть некоторый запас прочности, который у меня есть. Доставшаяся в наследство от родителей регенерация позволяла надеятся на восстановление. Но тут было опасно другое: если я продемонстрирую нетипичную реакцию, это может повлечь более пристальное внимание к моему здоровью. Обычного обследования я не боялся, но вот если кто-то догадается исследовать мою кровь под электронным микроскопом, то мне будет очень сложно обьяснить, что делают у меня в крови наноботы. А если кто-то узнает, что у меня есть действующие нанофабрики по их сборке, да еще не короткоживущие, а фабрики-долгожители... И на сладкое - действующая модель саморазвивающегося наноконструктора... Да нас моментально закроют!
   Да уж, удружил прадедушка. Хорошо, не обратили внимание в медицинском центре на то, как я быстро восстановился после двух глушаков и боевого коктейля. Причем, никаких особых бонусов владение наноконструктором не давало, а вот геммороя по сокрытию самого факта владения им - выше крыши. Теоретиков надо душить! Даже если изначально намерения были благие. Ну да, как же: первое исследование надо провести на себе! Вот прадед и решил тайком разработанную модель наноконструктора проверить сначала на себе. Умный человек был, но подвело его то, что делалось все это впервые: немного не расчитал время на накопление рабочей массы и сборку квантовой сети. Слишком уж большие возможности заложил: тут тебе и огромная память, и вычислительная мощность, и регенерация, и синтез материалов и восприятие в разных диапазонах и лазерные лучи из ж... Впрочем, про лучи не поручусь: подробной иснтрукции он не оставил. Уже само то, что ему удалось создать саморазвивающийся наноконструктор дорогого стоит.
   В общем, наноконструктор получился дюже сложный и сам цикл копирования базовой копии занимал несколько лет. А ведь есть еще режимы по созданию нанофабрик и по сборке квантовой сети и надстройки функционала. Для которого, предварительно, надо накопить материал, а потом, раз за разом пытаться создать квантовую сеть, сопрягающуюся с основной. В итоге первые работоспособные аспекты, заложенные в наноконструктор, появились только у его внуков, одним из которых и был мой отец. Сейчас у нас с Лелей по два аспекта: у Лели фабрики созданию ячеек памяти и "улучшенная" нервная система повышенной проводимости. У меня - развитая имунная и регенеративная системы.
   На самом деле, ничего такого, чего нельзя было бы получить при помощи имплантов. Но вот то, что продвинутые импланты вживляют только взрослым и они со временем могут выйти из строя... Или то, что у любой нанофабрики, срок жизни, вообще говоря ограничен и собирают их до сих пор поштучно на сложнейшем оборудовании... В общем, только ради того, чтобы разобраться, как устроены наши наноконструктры, которые способны создавать нанофабрики из подножного материала, нас просто-напросто обьявят народным достоянием как Ли Джона Младшего и пожизненно запрут в лабораториях. Чего очень не хотелось бы.
   Надо еще в сети покопаться: может что-то попадется на глаза подходящее... Какая-нибудь биологическая аномалия, на которую можно было бы списать мою устойчивость. Что у нас там? Сиамские близнецы-операторы, полумифические погонщики ботов, очередное упоминание "дикого" ИИ. Ерунда какая-то... Часовой поиск так и не принес ничего, кроме информационного шлака. Кроме, пожалуй, упоминания того, что операторами становились уже взрослые люди: в детский ораганизм нейрошунт ставить черевато, так как железяка не умеет расти вместе с человеком. А вот когда период роста закончится - милости просим. Если у вас есть богатое наследство на оплату операции, пожизненный контракт с какой-нибудь корпорацией или вы принадлежите военному сословию.
   Может попробовать списать все на повышенную гибкость детского организма? В мои 15 лет может такое быть? Вот честно - без понятия. Но сдается мне, что этого будет маловато... Еще чего-то надо для отвода глаз. Что там у нас было про погонщиков? Я снова углубился в дебри сети. По статьям и сообщенями на различных форумах вырисовывалась следующая картинка: очень редко, на уровне слухов, попадаются люди, способные _одновременно_ управлять роботом, не теряя при этом контроля над своим телом. В особо запущееных случаях даже не одним, а несколькими. То есть третий вариант, к уже предложенным: либо ты чередуешь подключения, либо управляешь только роботом, либо управляешь и роботом и собой.
   Теперь что надо мне: наработать мышечные рефлексы для робота, не стать при этом инвалидом, не загнуться при этом от боли и приготовить правдоподобное обяснение для наших кураторов, почему это не произошло. Теперь главное как-то это обставить все так, чтобы никто ни в жизнь не разобрался, что же произошло на самом деле.
  
   ***
  
   - Владимир, только не говори мне, что ты снова с новостями о нашей парочке.
   - Увы, хотелось бы сказать, что нет, но не могу. Правда на этот раз не сказать, что новость плохая. Скорее хорошая. Но очередной головной боли нам это определенно добавит.
   - Давай уж без этих длинных вступлений, говори так как есть.
   - Вкратце, у нас появился свой погонщик.
   - Какой еще погонщик? Ты о чем?
   - О том самом: к списку из 18 оффициально зарегестрированных погонщиков ботов мы сможем очень скоро добавить 19-го.
   - Кто? - по охрипшему голосу можно было понять появившееся напряжение.
   - Хрон.
   - Странно, учитывая склонности этой парочки, я бы поставила на Елену. Это она у нас на Ты с компьютерной техникой.
   - Тем не менее.
   - Но как?! У них же ни у кого даже нейрошунта нет!
   - А вот они смогли. Не поверишь, сработало подключение через обычный КСНА.
   - Ересь какая-то. А подробнее?
   - Я сам толком не понимаю. С предысторией-то все ясно. Когда военные заменили у них суперкомпьютер и инженерного робота и не дали доступа к оборудованию, они начали искать выход. Причем, что интересно, нашли его.
   - Погоди, они опять что-то взломали?
   - Нет, славо богу на этот раз без этого обошлось. Прсто стерли все военное ПО и взамен установили гражданское.
   - Хм. своиеобразный подход. И что дальше?
   - А дальше начались проблеммы с роботом. Суперкомпьютер Елена запустила успешно и теперь ее за ущи от него не оттащишь. А вот с роботом получилась накладка: там военная модель опорнодвигательного аппарата. Гражданские версии на него не встают в принципе. Потому что гражданских вариантов не существует в природе. Так они решили управлять роботом напрямую.
   - Через КСНА? Но это же все равно что набирать текст на клавиатуре тыкая в нее палочкой через замочную скважину!
   - А вот. Они что придумали: надели КСНА на Хрона, сверху скафандр подключили к роботу и спустили в бассейн на ночь. Чтобы он во время сна к нему адаптировался.
   - Все равно чушь. И что, это сработало? И вообще, бассейн тут при чем?
   - Как они мне обьясняли, чтобы минимизировать уровень сигналов от собственного тела. Что-то в духе доморощенного гидрокостюма. И да, это сработало: сейчас Хрон со своим богомолом носится - все наиграться не может. Заказали на складе широкополосный передатчик, чтобы избавиться от кабеля прямого подключения. И ненавязчиво интересуются, можем ли мы организовать операцию по установке нейрошунта и с какого возраста.
   - Час от часу не легче. Надо будет провести комплексное обследование. И еще вот что. Ты пока погоди с сообщением на верх, о том что у нас есть погонщик. Во-первых, формально он им являться не может - шунта у него нет еще. А во-вторых, нашему проекту он нужнее чем военным. Не хотела тебе говорить раньше времени, но среди присланной зондами информации, нашелся реальный вариант для колонизации. Так что проект входит в предфинальную стадию подготовки. Еще несколько лет на укомплектацию экипажа у нас есть а потом запуск...
   - Погоди, а Звездный Колодец как же? Его же строить еще лет тридцать надо?
   - Это офицально. А на самом деле, он уже 10 лет как готов.
  
  
  Глава 13.
  
   По пути в пищеблок из своей комнаты я шел и бурчал под нос:
   - Блин! Налетели как чайки! Им тут что, медом намазно?
   В пищеблоке меня встретила сестра:
   - А тебя-то мне и надо! - Она сидела на диванчике и болтала ногами. - Разговор есть. Кстати. Чего-то ты какой-то мрачный. Случилось чего?
   Я вытащил из стенного шкафа очередной блок с суточным пайком, брякнул его на стол и ответил:
   - Да меня Раджат разбудил с утра, что-то там говорил про натурные испытания его программы по расселению. Короче, хочет сам тут поселиться и еще кучу народа к нам подселить.
   Содрал фольгу с боковой стороны пайка, вытащил квадратную консервную банку из пластиковой ячейки и поморщился:
   - Опять овсянка с грибами. И почему до сих пор никто не догадался сразу написать, какие консервы есть внутри пайка?
   - Так вон же написано.
   - Что написано? "Каша консервированная, разная"?
   - А тебе-то чего? Элемент сюрприза зато. Сюрприз на каждый день!
   Я сунул консерву в микроволновку:
   - Нафиг мне такие сюрпризы. Лучше скажи мне, что там с гидропоникой? Скоро можно будет свежую зелень в пищу употреблять?
   - Ты еще ягод попроси, ага. Мы пока только водоросли выращивать будем. Недавно только засеяли питательную культуру. Первые пробы через недельку снимать можно будет.
   - Как все грустно. - Я дождался, когда каша согреется и сел за стол. - Ладно, о чем ты там хотела со мной поговорить?
   Леля оживилась:
   - Тут такое дело... В общем, я тут обнаружила, что общую программу подготовки недавно кто-то основательно подредактировал.
   - Как это обнаружила?
   - Не перебивай. Я же скопировала себе логины/пароли наших кураторов. Пусть они их потом поменяли, но закладку-то я все равно оставила! В общем, кураторский доступ у меня есть. Так вот. Я тихонько в их отчетности поползала и нашла много интересного. Например, нас, как только мы закончим строительство, планировали отсюда выдернуть и отправить заниматься программой 'каменный век'. Чтобы не зарывались.
   - Вот гады!
   - И не говори. Впрочем, это уже не так актуально. Я же сказала, что программу подготовки недавно перетрясли сильно.
   - И как?
   - А вот тут уже самое интересное: как я поняла, наверху решили ускорить процесс подготовки. И судя по тому, что до минимума сократили все ветки исследований по НЕ землеподобным планетам, планету-кандидатку на колонизацию они уже нашли. Причем земного типа.
   - Так это же... здорово!
   - Здорово, да не совсем. Это как посмотреть.
   - В смысле? Что-то не так?
   - Это зависит от того, хотим мы попасть в список колонистов или нет.
   - То есть как это? Хотим конечно!
   Леля скептически на меня посмотрела и пробурчала себе под нос:
   - Вроде бы уже достаточно взрослый... А все равно дура-а-ак.
   - Сама-то!
   - Ладно. Разберем по пунктам. Во-первых, предположим... Я сказала только предположим! Предположим, что сама колонизация окажется удачной. Хотя это первый опыт в истории человечества и что помощи в случае чего ждать будет неоткуда. Забыл историю с китайской базой на луне? Так вот, даже если мы там не погибнем, мы на всегда окажемся отрезаны от Земли. Навсегда! Ты это понимаешь?!
   - И что? Будто мы тут что-то хорошее видели.
   - Максималист ты наш... Ладно. Проехали. Но есть еще во-вторых и в-третьих.
   - И что там?
   - А то, что в плане подготовки мы ноль полный! Это было во-вторых. А в-третьих, мы по возрасту не проходим.
   - А теперь подробнее, пожалуйста.
   - Да легко! По-поводу подготовки: у нас в активе только организация строительства. И то, по чужому проекту. Знание различных дисциплин - ноль. Физическая подготовка - ноль. Выживание - ноль. И так далее.
   - Допустим. А с возрастом что?
   - А с возрастом все еще проще: для всех колонистов запланирован ряд операций. Искусственные зубы, нейросеть, импланты, усовершенствованные легкие, почки и печень, дублирование иммунной системы, операции на глазном яблоке и тому подобное. И почти все эти операции, заметь, можно делать только для взрослых. А мы с тобой все еще 'молодые и растущие организмы'. У меня так вообще еще несколько молочных зубов осталось! Как в таких условиях какие-то операции планировать?
   Такие новости меня несколько ошарашили:
   - Эээ... А я думал всех берут. Достаточно только в центр подготовки попасть.
   - Ничего подобного! Космонавты тоже вон не все в космос летают.
   - Да уж. Задачка...
   От таких новостей даже как-то аппетит пропал. Я мрачно ковырял вилкой недоеденную кашу и и думал, как нам быть.
   - Так, Лель, тогда от тебя надо следующее: узнать, по какому принципу проводится отбор и как выстраивается рейтинг колонистов. Ну то есть какие специалисты востребованы, а какие не очень, что идет в зачет, учитываются ли заработанные баллы и так далее. Кроме этого, мне от тебя будет нужен доступ к информации по всем улучшениям организма для колонистов. Ну не верю я, что все эти операции делаются всем без исключения! Там же народу на десятки тысяч должно быть!
   - То есть ты все еще настроен участвовать в колонизации?
   - Конечно!
   - Гм. Ладно. - Леля вздохнула. - Раз ты так решительно настроен, то куда уж тебе без меня. Кто за тобой, дураком, смотреть будет? Посмотрю я что там и как. А логин/пароль у Евы Анатольевны я тебе дам. В ее сетевом архиве, вроде, вся нужная тебе информация должна быть.
   - Замечательно! Да, пока не забыл: постарайся еще узнать все о самой колонизации, когда вылет, сколько экипажа и колонистов, информацию о колонизируемой планете и тому подобное. Хорошо?
   - Да хорошо-хорошо. Кашу вон ешь лучше. Посмотрю я что там и как.
   Пару минут посмотрев, как я сосредоточено жую завтрак Леля вздохнула и соскочила с диванчика:
   - Ладно. Пойду я к Йорику.
   - Ага. Давай. - я продолжил поглощение завтрака.
   В голове бродили мысли. Сумбурно все как-то происходит: никакого порядка! Все события случаются неожиданно и реакция на них почти всегда в авральном режиме. Еще эти подселились. Май с Викой. И Раджат еще кучу народа хочет подкинуть... Так, стоп! Не растекаемся мыслью по дереву! Вопрос: отчего у нас такой бардак? Ответ: ммм... Да потому что никакого плана нет. Даже не плана, а цели четкой. Вот.
   Будет четкая цель - будет и порядок. А то: затеяли строительство, потом Вика тоже что-то начала делать, потом робота заменили, потом Май пришла (чем она там, кстати, у себя занимается?), потом я с богомолом возился. Сейчас вон какое-то шевеление в руководстве образовалось. Еще и программ всяких набрали. Поэтому. Ставим четкую цель и подчиняем все ее осуществлению.
   А чего я хочу? Стать колонистом и попасть на другую планету? Хорошо бы, конечно... А вот только цель не совсем конкретная. Колонисты, они разные бывают. А то, вон, попадем в астероидные рудокопы и будем всю жизнь по звездной системе мотаться. Космическая радиация, она знаете-ли, здоровью не способствует. Нееет. Нам бы желательно на планету попасть. И жить, желательно, в условиях получше. И занятие по душе. А где и когда это решается? А здесь и сейчас! В том числе и решение о внедрении проф-имплантов принимается именно здесь! Поставят тебе набор со специализацией на жизнь в условиях невисомости и все. Будешь всю жизнь на орбите болтаться: потому как ближайшая клиника по смене имплантов будет в нескольких световых годах. А чего я знаю о том, на основании чего принимается решение о специализации? А ничего не знаю. То есть догадываюсь, конечно, что в зачет идут знания, навыки, способности, результаты обучения и выявленные склонности. Но это только догадка: принципы определения специализации я не знаю. И даже не знаю, какие вообще специальности предусмотрены. Опять же, только догадки: обязательно должно быть руководство, строители, производство, медицина и военные. И космическая сфера конечно... И в каждой области тоже, видимо, будет своя иерархия подчиненности. А я не хочу быть чьим-то подчиненным!
   Хмм. Цель "не быть" кем-то, некоструктивна... Это я еще помню из уроков отца... Мелкий, правда, тогда был, слова мимо ушей пропускал... Но потом жизнь заставила вспомнить. Ладно, а кем я хочу именно "быть"? Попробуем от описания плясать. Я хочу быть свободным и независимым. В определнных рамках, какое-то руководство я еще могу принять, но лучше без него. Я бы предпочел, чтобы со мной советовались а не командовали... Чего еще хочу? С железяками заниматься разными - с богомолом когда возился, вообще душой отдохнул. То есть мне еще и ресурсы нужны будут. Резюмируем: достаточно широкая свобода, консультации, доступ к ресурсам. Кто это получается? Что-то среднее между ценным/уникальным техническим специалистом и руководителем какого-либо направления. А хочу ли я руководить? Не знаю даже... Но! Если ты никем не руководишь, то руководить будут тобой. Поэтому лезть в руководители все же придется.
   Вылез из-за стола и на автомате кинул оставшуюся одноразовую упаковку в контейнер для мусора. Счас надо бы сходить, Вике в строительстве помочь: там ферм еще возводить надо туеву кучу. Я потопал наверх, к тамбуру: пока постоянное место для Богомола еще не определилось, поэтому я оставлял его вместе с костюмом для подключения там, где он чаще требовался. А так как в последнее время чаще приходилось помогать Вике на поверхности, то я почти всегда оставлял его сразу у выхода.
   По пути я размышлял дальше. Руководство... Добиться должности мало: надо еще доказать, что ты можешь и умеешь руководить. А для этого нужен опыт. А где его взять? А только сейчас получить. И кем я буду руководить? Что-то же было такое... Блин! Я остановился и хлопнул себя по лбу: буквально накануне Раджат просил у меня согласия подселить кучу народа! Я лихорадочно начал обдумывать возникшую идею: появившися народ надо будет "пристроить" к делу. Пусть они все в программе появились гораздо раньше нас и имеют больший опыт, но территория-то и программа моя, а не их! Если я, для начала, поставлю условие, чтобы они участвовали в расширении поселка и не буду явно выпячивать, что я тут главный... Ммм... Заодно и потренируюсь в неявном воздействии на других...
   Еще надо обезопасится, чтобы эту программу у меня не увели из-под носа. А для этого нужно что? Нужно, чтобы все привыкли, что именно я тут главный. Вдолбить это с самого начала. Причем и новым жителям и руководству.
   Я вздохнул: теперь еще и перед кураторами мелькать, вопросы задавать, завяки всякие готовить, объявления. Я снова себя одернул: цель! Не надо забывать, чтобы всегда была четкая цель! Я хочу получить большой поселок, со мной во главе. Ну, или, как минимум - оказаться в руководстве поселка. Кстати да. Меня вряд ли потерпят если я буду пытаться единолично всеми руководить. А вот если набрать несколько человек и я буду среди их числа. Тогда выглядит все достаточно реально. А еще надо будет поставить простую и понятную цель дял жителей поселка. Чтобы они ее реализацией занимались, а не шатались где-попало. И, кстати, у меня есть вариант! Только надо уточниться:
   Я как раз дошел до комнаты с БОгомолом и подошел к терминалу на стене:
   - Лель, ты сильно занята?
   - Угу. Чего тебе?
   - Ты не подскажешь, сколько у нас времени еще есть до самого полета?
   - А я откуда знаю? - на ее лице возникло выражение неподдельного удивления.
   - Ну хотя бы порядок цифры? Месяц, год, пять лет, десять? Очень надо.
   - Брр. Уточнять надо, но точно не раньше чем через год. А скорее всего - позже.
   - Спасибо! Выручила!
   Я выключил терминал, оборвав Лелин вопрос на фразе "а что собс...". Итак, по срокам - нормально:. Значит заявляем цель подготовить поселение для автономного существования в течении, скажем года. Цифру можно будет потом уточнить. Ну то есть, как будто мы на самом деле высаживамеся на планету, основываем поселение и собираемся здесь жить. А для этого нам надо подготовить запасы, рсурсы, жилье, ну ивсе прочее... Там по-ходу уточним.
   Я залез в костюм и подключился к Богомолу. После нескольких секунд головокружения появилось ощущение раздвоенного тела и я присел в углу - сейчас надо было дать организму несколько минут на адаптацию. А пока резюмируем. Цели: глобальная - попасть в начальники колонии (желательно инженерного направления). Из глобальной цели следуют подцели: получить необходиму квалификацию, как специалиста. Тут задел у меня есть и надо только его подтвердить и повысить свой уровень (я вздохнул: еще и это!). Вторая подцель: получить опыт в руководстве. Для этого я дам Раджату добро на подселение с условием, что они подключатся к моему проекту "автономная колония".
   Прочие мелкие цели: уточнить принципы формирования специализации колонистов, разработать проект автономной колонии. Да, еще вопросы с имплантами надо решить... Ох-хо-хо! Этож сколько я на себя сейчас взвалил? Я потянулся всем телом богомола так, что даже задел передними манипуляторами потолок. Ах да! Есть еще подцель: обзавестись связми и, желательно, командой. С этим, пока, вроде, нормально: с Викой тесно сотрудничаем. Сейчас еще с Раджатом будем плотно общаться. И вообще: пусть привыкают, что есть я и Леля и мы члены программы!
  
   /месяц спустя/
  
   - Ну и что у тебя за панические сообщения были, Владимир? Ты бы знал, сколько на меня работы свалилось в связи с резким ускорением проекта! Я из командировок почти не вылазила. Даже в администрации диктатора была и несколько раз участвовала в совещании с его первым замом. Да тут еще ты пытаешся чего-то от меня добиться. Что у тебя за проблемы возникли?
   - Да опять с нашей парочкой.
   Ева Анатольевна вздохнула:
   - Опять?! Ладно, чуствую это затянется. Сделай мне кофе, пожалуйста. К новостям про них лучше основательно приготовится.
   - Я кофе специально к твоему приходу сварил. Настоящий. С Мадагаскара. Кстати, сейчас их сорта не так легко достать. Погоди минутку, принесу.
   Через несколько минут, когда двое сидели у камина за маленьким столиком и пили кофе, Ева заметила:
   - Знаешь, а я уже со всеми этими поездками, почти забыла, каково это, сидеть у тебя дома у камина. И чтобы ночь за окном. По ощущениям, так вообще словно больше года прошло. Эххх... А сейчас, как будто в прошлое вернулась. Ты, кстати, обратил внимание, что мы у тебя в последнее время, иначе чем о нашей парочке не заговаривали?
   Владимир коротко усмехнулся:
   - Есть такое. Только в этот раз я, видимо, вообще ситуацию из рук упустил. Да еще и эта подготовка к полету... Тоже совсем не до того было. Не тебя одну по инстанциям таскали. Нас тут, в центре, тоже нещадно дергали по любому поводу.
   - Будем считать, морально ты меня подготовил. Рассказывай уже, что там случилось: они угнали дисколет, взорвали реактор или затеяли строительство нового улья?
   - ...
   - Погоди, ты чего молчишь?
   - Кха, кха. Извини. Я, конечно, понимаю, что ты шутила, но как ты...?
   - Что?! - Все умиротворение с Евы Анатольевны как рукой сняло. - Что-то из этого случилось на самом деле?!
   - Да как сказать. Если посмотреть с определенной стороны. То случилось ВСЕ из того, что ты перечислила.
   - А теперь рассказывай. По делу и с подробностями.
   - Началось все, пожалуй, со звонка Раджата...
  
   /через 15 мин. возможно, позже, стоит дописать диалог/
  
   - Вот засранцы! Ладно. А теперь давай по порядку. Когда я говорила про угнанный дисколет, ты имелл ввиду те два дисколета, что геологи запросили для "исследования и разработки полезных ископаемы на нужды колонии"?
   - Ага. И сейчас они активно на них катаются и в радиусе 1000 километров заложили несколько площадок для будщей добычи полезных ресурсов на нужды колонии.
   - Взрыв реактора, это когда они с орбиты разбомили площадь в несколько гектаров под расширение поселка?
   - Ага. Та еще феерия была.
   - Только зачем? Нельзя было просто заказать строительное оборудование, пригнать несколько экскаваторов и бульдозеров и подготовить территория без всей этой пиротехники?
   - Ты забыла, что они же высаживаются на новую планету и "тут" никакой строительной техники нет.
   - Ах да. Но блин! То-то меня первый зам распрашивал, не решили ли мы заложить в планы колонизации пункт по борьбе с местной ксенофлорой и ксенофауной? Видимо до него дошла информация о масштабных орбитальных бомбардировках.
   - Ага. Такое, пожалуй, не скроешь.
   - И закладка нового улья это и есть тот самый их поселок? Сколько там сейчас народа?
   - Уже больше сотни человек. И еще у меня есть куча заявок от остальных. Такое ощущение, что в этот поселок хочет переселиться весь наш лагерь. Да и военные с техниками тоже туда хотят.
   - И ты это допустил?! Куда ты вообще смотрел?
   - А я что сделаю?! У нас же изобретатели! Да и вообще, по началу все выглядело вполне культурно: представление проектов, обсуждение планов, согласования, консультации. Ты же знаешь, какие они проекты предлагают. Тут тебе и летающие и плавающие города. И космический лифт на 15м году от основания колонии. И шакгающий завод. И... Да ты сама знаешь!
   - Но я так же знаю, что на все эти проекты ни у кого никогда не хватило бы баллов: у нас в конце-концов, бюджет не резиновый! Это хорошо еще, что мы попали под повышение финансирования в связи с подготовкой к полету.
   - А вот, как оказалось, не хватало баллов, если бы вкладывался один человек или даже группа. А тут их сотня! А на самом деле - несколько сотен! Потому что когда в поселок попадали руководители своих групп, то они вкладывали свои общие баллы.
   Ева откинулась в кресле:
   - Ну и на какую сумму они набрали баллов? Килотонна, две или даже пять?
   - Тридцать четыре...
   - ...Тонны? Всего-то... А я уж испугалась.
   - Килотонны.
   Ева даже подскочила:
   - Но откуда?! У нас же общий баланс не более сотни килотонн!
   - А вот. Они как с цепи сорвались. Понимаешь, видимо, им надоело просто проекты придумывать - захотелось что-то масштабное создать, попробовать свои силы. А главное, какая красивая цель: создать колонию своей мечты и прожить в ней ни от кого не завися круглый год! У них там уже свои службы появились и своя администрация. Смешно сказать: они все заявки подписывают от имени исполнительного комитета Колонии-00. Сами в надувных палатках живут посреди штабелей груза, а оптимизма - как будто вокруг золотые хоромы.
   - Приехали... И что, назад ника не отыграть?
   - Неа. Они же все заявки еще и в администрацию диктатора отправляли для ознакомления. А в администрации решили, что все под контролем и что так и задумано, в связи с подготовкой к колонизации. Понимаешь, они решили, что это НАШ план! А потом уже поздно было. Представляешь мое удивление, когда у меня в кабинете появляется офицер с приказом от своего командования на согласование процедуры орбитальной бомбардировки. И главное, я же сам накануне, одобрил план поведения жителей поселка на случай этой самой бомбардировки. Я то думал, это очередная тренировка ума! А они все заранее приготовили. Ладно военные: думаю, отбомбятся наши генералы, тормозу все. А у них, оказывается, уже все готово. И у меня на столе их же план, что часть населения и грузов должна быть сброшена предварительно. И с администрации долбят своими проверками.
   - И?
   - И все! Когда я понял, что они все это не в планах, а на самом деле организовали, вот тогда я и забегал. А тебя, как назло на месте нет!
   - Ты же знал, где я была.
   - Знал. А толку-то?
   - И чего теперь?
   - А теперь у нас под боком поселок, который через пару месяцев выходит на полное самообеспечение и уходить в автономку на год.
   - Пи..дец.
   - Ева! Фу! Какие слова я от тебя слышу!
   - Просто ты еще не все знаешь.
   - Куда уж хуже-то? По сравнению с тем, что произошло, уже ничего не страшно.
   - Куда хуже? А как тебе приезд диктатора с инспекцией как раз через два месяца? А я-то, дура, думаю, чего он тут у нас забыл...
   Секундная пауза была прервана восклицанием:
   - Да как так можно-то! - Владимир Владимирович в сердцах хлопнул ладнью по столу. - Сплошниые коммисии, горы отчетов, а реальной помошь с гулькин... нос! Нет, чтобы...
   - Тише, Владимир. Не шуми. Все равно не поможет. Лучше скажи, как выкручиваться будем. -
   Ева Анатольевна нервно крутила в руках уже пустую кружку. - Ты понимаешь, чем грозит нам ЛИЧНЫЙ приезд диктатора? И какие перспективы открываются, если ему понравится происходящее?
   - Перспективы? Спаси бог от таких перспектив! Я предпочту без парашюта с километровой высоты спрыгнуть или без спасжилета Ламанш переплыть, чем попасться диктатору на глаза. Особенно если я при этом за что-то отвечаю.
   - Ну, совсем уж краски-то не сгущай. Вон, основателю нашего проекта на родине даже мемориал организовали. И несколько секторов в разных ульев его именем назвали.
   - Ага-ага. Именно, что мемориал. Посмертно! Потому что у него серде не выдержало таких стрессов. Это оффициально он "сгорел" на работе, "вкладывая в нее всего себя без остатка". А на самом деле диктатора интересует лишь результат: если ты по его мнению не выложился на все 100%, то ты саботажник и давать тебе возможность исправиться бесполезно.
   - Да знаю я! Но, подумай, если результат ему понравится, то повышение ранга на одну ступень гарантировано. А может и через ступеньку удастся прыгнуть.
   - Ева, ну ты же взрослый человек! Мы сейчас рискуем не рангом, а собственными жизнями! Ну ты же должна понимать!
   Владимир Владимирович не выдержал, встал из кресла и стал нервно расхаживать у камина из стороны в сторону. Ева Анатольевна провожала его взглядом и молча что-то обдумывала. Наконец она прервала тишину:
   - Неужели тебя так вывела из строя новость о приезде дикатора? Да, признась, меня тоже, когда я только-только об этом узнала, эта новость изрядно ошарашила. Но чтобы напугать... Ты же, в конце-концов, мужчина! Возьми себя в руки! И начни, накоенц, думать не о том, чем нам это грозит, а о том, что делать! Все! Диктатор приедет и точка! И ничего ты с этим не сделаешь!
   Владимир Владимирович медлено выдохнул, остановился и медлено произнес:
   - Нужно с остальными посоветоваться, с выживальщиком и информационщиком. Все равно нам всем, как кураторам, вместе защищать наше направление - лагерь изобретателей.
   - Воот. Уже слышу разумные предложения. А конкретно сечас что-нибудь можешь посоветовать?
   - Гм.
   - Ну ты же куратор изобретателей! Придумай что-нибудь!
   - Легко сказать, придумай. Как раз когда торопят, думается хуже всего. Впрочем... Есть одна мысль. Точнее, даже две.
   - Слушаю.
   Ева поставила, наконец, чашку на столик и подперла подбородок в руками.
   - Я сначала две проблемы обрисую, а потом можно будет прикинуть варианты их решения. Во-первых, надо что-то делать с валом заявкок на участие в строительстве и жизни в поселке. А то у нас почти весь лагерь в него переедет!
   - Предлагаешь ограничить число заявок или численность поселка?
   - Не. Не наш метод. У нас же изобретатели. Запрещать им что-либо - только портить. Тут надо хитрее, но об этом чуть позже. Есть еще одна проблема.
   - Да? Я еще о чем-то не знаю?
   - Наоборот, очень хорошо знаешь. Я говорю о нашей парочке: надо, наконец, что-то с ними сделать, чтобы они не мутили воду. А то сплошная головная боль от них.
   - Хм. Так-то оно так... Но, с другой стороны, Хрон - будущий погонщик. Да и Ольга тоже весьма интересная девочка. Как бы дров не наломать, не испортить перспектиыных специалистов...
   - Ева! Ты уже забыла, что мы сейчас не в игрушки играем, а, извиняюсь за выражение, свои за.цы спасаем!
   Ева Анатольевна поморщилась:
   - Помню-помню. Ты что-то конкретное хочешь предложить?
   - Да все то же. Пусть они своим "каменным веком" занимаются, чтобы им не до новых проектов было.
   - Ага, так это и нас спасло от автономного поселка. Новые программы они не могут у нас начинать, но участвовать-то в чужих, смежных, им никто не может запретить!
   - А вот пусть они результаты предоставят, а не к чужим проектам подключаются. И это, кстати, надо еще посмотреть, насколько проект автономного поселка для них "чужой". Я очень сильно подозреваю, что инициатива от них исходила.
   - Хорошо, допустим. Хрисанфу и Ольге мы можем назначить срок приема результатов программы каменного века. А что будем делать с валом заявок? Не можем же мы сразу ото всех потребовать срочно подготовить результаты их проектов?
   - Конечно не можем. Мы даже с проверкой, всего что нам продемонстрируют, не справимся чисто физически. Но мысль здравая в этом есть...
   - Ты о чем?
   - Хм... Массово занять множество людей... Я бы даже сказал, множество чертовски одаренных, инициативных, молодых людей. Это же чисто изобретательская задача!
   Владимир Владимирович вновь стал расхаживать взад-вперед, то бурча себе что-то под нос, то устремляя взгляд в потолок. Ева же спокойно и с улыбкой за ним наблюдала: она знала это состояние, когда человека полностью захватывает интересная задача и спокойно ждала решения. Можно было спокойно расслабиться и ждать готового ответа. Который, что характерно, окажется на удивление очевидный, простой и эффективный.
   Владимир, тем временем, находился в самом разгаре своих дум. Из его бурчания отрывками доносились куски фраз:
   - Это же гениально! Если бы Хрон не протолкнул идею поселка, его стоило бы орагизовать самим... Тут он нас, конечно, опередил... Но что мы можем предложить взамен? Соперничество? Или сотрудничество? Хмм.. А если... Нет. Но, опыт, конечно, полезный. С другой стороны: а какая мотивация у участников? Мотивация, кстати, может быть как материальной, так и чисто моральной... Духовные потребности самореализации? Или признания?
   Ева Анатольевна тихо потянулась налить в чашку еще кофе. Это могло затняуться и никогда заранее нельзя было предсказать, когда выход будет найден. Но не успела она даже поднести чашку к губам, как Владимир Владимирович остановился как вкопанный, хлопнул себя по лбу и воскликнул:
   - Боже, как просто! Это же так очевидно!
  
   /через день, стройка нового поселка/
  
   Я поднялся на задних лапах и высоко поднял над головой манипулятор, чтобы ухватиться за испорченный сегмент мини-монорельсовой дороги, которая была одной из проверяемых идей, предложенных новыми участниками. С их подачи было решено использовать вместо обыкновенных рельс, монорельса на опорах с подвесными тележками. Не помню уже, какие преимущества при этом упоминались. Вроде бы некоторая экономия керамопластика и времени работы комбайнов по изготовлению деталей. А как же! Рельс-то один, а не два. И шпалы тоже не требуются. Да еще и поверхность не нужно готовить. Знай себе опоры клепай. Лично по мне, кому-то просто захотелось поэксперементировать и проверить альтернативный вариант. Но в общий проект все же включили опытную монорельсовую дорогу от складов до основного места строительства.
   Крепление было посажено на пару самоблокирующихся болтов и "вечный" жидкий гвоздь. Я вздохнул: могли бы и предусмотреть возможность замены отдельных частей. А пока что пришлось воспользоваться горелкой и просто срезать кусок рельса с покореженной дорожкой. Через пару минут я держал в обоих передних манипуляторах четырехметровый фрагмент, который до этого находился на высоте в полтора-два человеческих роста. Точнее трех метров, сорока двух сантиметров. Что-то там было про оптимальную высоту, что с жаром обсуждалось на этапе проектирования и что вылилось в то, что половина инженерных роботов не была способна работать на такой высоте.
   Опустив рельс на уровень человеческого роста я принялся изучать, что же с ним произошло. Для этого удобнее оказалось поднести его к забралу скафандра и изучить своими глазами. Окуляры самого богомола вы этом плане оказались хуже человеческого зрения. Наверно со стороны каринка выглядела забавно: здоровенная махина робота-богомола и сравнительно маленькая фигурка в громоздком скафандре-толстячке. Но знали бы вы, чего мне стоило, сначала научиться залезать в скафандр вместе с костюмом для связи с роботом, а потом научиться ОДНОВРЕМЕННО передвигатсья самостоятельно и управлять роботом.
   Как и ожидалось, кусок одного из ребер был выломан, а потом и разбит и выкрошен следующими роликами. Кто-то перегрузил тележку, кто-то не расчитатал предельную скорость, кто-то не учел поведения тележки на повороте и вот вам результат: сначала занесло тележку на повороте и она задела опору и передний ролик сорвался. Затем по рельсе ударила передняя рама тележки, к которой крепились ролики, а потом в образовашуюся выбоину попали остальные ролики. Как результат: упавшая тележка, рассыпаный грунт, вывозимый с места раскопа и нерабочий монорельс. На данный момент, к переноскам периодически привлекались все 17 инженерных ботов, бывших в наличии.
   - Любители... А ведь сколько возни было с их станком по изготовлению длинномерных деталей! Это ведь практически минипрокатный стан! А сколько места он занимает! Эхх. - Я махнул рукой. А потом свзяался с сестрой: - Лель, не помнишь, к тебе по моделированию монорельсовой дороги никто не обращался?
   - Сча погоди, прожуюсь сначала. - Из динамика послышалось неразборчивое чавкание. - Умеешь ты время выбрать. Монорельс говоришь? Вроде было что-то такое.
   - А что они у тебя там считали, не подскажешь?
   - Ммм... секуду. Ага, вот: привязка к плану поселка, расчет прочности, подгтовка проектной документации и составление технологического процесса для изготовления деталей.
   - А динамическим моделированием они у тебя не занимались?
   - А надо было?
   - Гм. Ну смотри: сечас у меня в руках кусок рельса с вырванным ребром, побитая тележка и куча инженерных роботов, которые занимаются перетаскиванием тонн грунта, вместо того, чтобы спокойно грузить его на монорельс и заниматься своими работами.
   - Что случилось то?
   - Тележка на повороте за опору зацепилась.
   - А. Бывает. - Флегматично отозвалась Леля.
   - Я с тебя поражаюсь! У нас тут срыв сроков, а ты, говоришь "бывает".
   - Да ладно тебе. Сделают тебе новый рельс за пару-тройку часов, поменяешь его и продолжите дальше работать как ни в чем не бывало.
   - Ага. Пока тележку еще где-нибудь не сорвет. У тебя модель монорельса сохранилась?
   - Обижаешь! И каркасная, и сплошная и физическая.
   - Это хорошо. Ты не могла бы тогда погонять виртуальные тележки на разных скоростях и при разной нагрузке по ней?
   - Так этом надо заниматься еще на этапе проектирования. А у меня на очереди еще несколько десятков моделей. И еще пять, которые обсчитываются прямо сейчас.
   - Лель, неужели у тебя для родного брата не найдется несколько жалких процентов процессорной мощности?
   - А у родного брата не найдется несколько лишних террабайт оперативки, под просчет его модели?
   - Ну займи у какого-нибудь процесса. Чего мне тебя учить еще, как это делается! Серьезное ведь дело. То, что новый рельс делать - это фигня. Я его со склада для новой ветки возьму. А вот то, что тележка может еще где-нибудь грохнуться... Да не с грунтом, а с какой-нибудь аппаратурой, это будет уже гораздо хуже.
   - Уговорил, чертяка языкастый. Вы пока скорость ограничьте, а я пока среду моделирования настрою - к вечеру можно будет посмотреть, как твои тележки катаются. - И уже гораздо тише, про себя, она добавила. - Этож трасса в несколько сотен метров! Под пять тысяч кубов моделируемого пространства!
   - Я в тебя верю! Пока! - Я выключил связь.
   Теперь стоило прогуляться до стройки: нужно было проверить как идет строительство радиального тоннеля до нашего модуля.
   Как оказалось, строительство тоннеля стояло на месте. Только валялась груда крепежа рядом с тем местом раскопа, откуда должен был идти сам тоннель. Сверившись с сетевым графиком, я быстро выяснил, что копать тоннель нужно моим богомолом, так как в связи с аварией, приоритеты работ у инжинерных роботов сменились. Минуту поколебавшись, с чего начать лучше: починить монорельс или начать тоннель, я все же выбрал монорельс. Потому что так, хотя бы освободятся лишние манипуляторы для работ, отличных от переноски грунта. А вообще, конечно, тут бы лучше подошел элеватор...
   - Значит так. Быстренько чиним монорельс, а потом можно и тоннель начать.
   Ага. Сейчас же! Давно уже пора было привыкнуть, что "быстренько" не работает. Уж за два-то месяца проживания на стройке, должен был привыкнуть более точно оценивать объемы работ. Починка монорельса вылилась в целую эпопею, с добычей запасного рельса со склада и его монтажом. Чтобы просто найти рельс, пришлось использовать ультразвуковой сканер! А уж чего стоило его извлечение из-под завалов... А все потому, что на складе какой-либо порядок отсутствовал в принципе! Учет грузов только в оперативной памяти роботов, которые их туда принесли. Учитывая, что "складом" у нас назвалась просто огороженная территория для грузов, на которую все группы тащили все подряд ни с кем ничего не согласовывая... В общем я добавил в напоминальник заметку, обсудить на собрании руководителей групп организацию складской деятельности.
   Еще более я уверился в необходимости складского учета, когда притащил новый рельс к месту аварии и обнаружил, что необходимые насадки для манипуляторов моего богомола кто-то утащил. Бррр! Я несколько раз вдохнул-выдохнул. Конечно, умом понимаешь, что набор инструментов ограничен: никто не будет тащить полный комплект насадок, если многие из них используются только эпизодически. Но хотя бы вернуть на место! У вас было так, что кто-то берет ваши вещи, а потом забывает их положить обратно? Вот тут то же самое.
   Но бор-машинку для манипулатора, чтобы выточить гнезда с старыми самоблокирующимися болтами надо было искать. В логах роботов, в поисках кому же понадобился бур, копаться можно было сутками напролет, руководители групп в упор не помнили, для каких работ им мог этот злосчастный бур понадобиться. Просто бегать по всей территории, может где валяется, тоже не хотелось. Надо было это дело перепоручить кому-нибудь другому. Но все ведь жутко деловые и заняты выше крыши. Хотя... Я связался с Май:
   - Май, ты сейчас сильно занята?
   - Настраиваю сеть видеомониторинга, а что?
   - Есть работа тебе по профилю. - Май так и осталась в нашем проекте заниматсья системами безопасности. Ей даже из военного лагеря выбили какие-то бальные квоты на поставку оборудования. Естественно, со своими условиями. Но выделили.
   - Слушаю.
   - Даю вводную: было похищенно ценное оборудование (технические характеристики смотри в прилагаемом файле), необходимо его обнаружить и выяснить кто и когда его с... тащил.
   - Секундочку. - Май на пару минут замолчала, видимо изучая скунутую информацию. Потом ответила: - Поравь меня, если я ошибаюсь. У тебя кто-то стащил бур и ты хочешь чтобы я тебе его нашла?
   - Нууу...
   - Извини, но у меня сейчас есть более...
   - Май, погоди! Можно ведь подойти к этому с другой стороны, как к испытанию работоспособности системы. Настоящие задачи ведь никогда не бывают, когда ты к ним готов. А вдруг у нас на самом деле что-нибудь украли? А сейчас как раз отличный случай проверить, как все работает. И даже повод внести какие-либо улучшения.
   - Проверить-то я могу. Но если ты считаешь, что я буду постоянно заниматься поиском кто еще что потерял.
   - Ни в коем случае! Ислючительно в тестовых целях!
   - Свяжись со мной, в таком случае, через час где-то. Посмотрим, чт оя могу узнать.
   - Ты золото - Май! - Воскликнул я отключаясь.
   Уффф. Прокатило. А раз есть час, то можно его потратить еще на что-нибудь полезное. Я принес остальные инструменты и запчасти, которые нужны были для ремонта и утащил свалившуюся тележку к раскопу. И прикидывал, что бы еще сделать, когда через 40 минут, раньше чем я ожидал, на связь вышла Май:
   - Интерестную задачу ты мне дал. И я, кажется, знаю, где твой бур. Но доставать его будешь сам.
   - Где он?!
   - Тебе к Вике в жилой комплекс: псоледнее упоминание бура было, когда они какие-то изменения вносили сан узел.
   - Иии?
   - По-моему, они его в сортире утопили... Координаты и куски логов я тебе скинула в файло-обменник.
   - Ээээ. И. Блин! Просто слов нет! Спасибо Май. Пойду разбираться.
   - Да, и еще одно: доставать придетсья ручками. Робот в туалет не пройдет - там кабинка маленькая. До связи!
   Кажется, до отключения, я расслышал, как кто-то издевательски хихикнул.
   Как я добыл бур-насадку рассказывать не очень охота, но эта тема еще долго служила источником шуток. Да и Вика переодически подкалывала, мол, почему я первым делом ломанулся в женский туалет, а не в отстойник, где бур оказался в итоге. То есть, почему я туда полез очевидно - с подачи Май. Но та сделала удивленно честные глаза, когда я отвел ее в сторонку и спросил напрямую. Мол, работы велись именно в женском туалете (биде они там что ли захотели добавить?) и откуда она знала, что потом все попавшее в унитаз уходит в отстойник, а далее в биореактор и на гидропонные поля. Но я почему-то думаю, что Май все отлично знала. Возможно, так она хотела щелкнуть меня по носу за то, что я заставил ее заниматься поиском потерянных вещей?
   Ладно. Положа руку на сердце: без Май я бур так бы и не нашел и, скорее всего, заказал бы новый. Так что она здорово помогла, а ее система мониторинга показала свою дееспособность. А имя того, кто утопил бур, я запомнил! Надо будет ему при случае организовать какое-нибудь "приключение".
   Со всеми этими приключениями монорельс я закончил чинить уже ближе к вечеру. Отошел в сторнку и с удовольствием посмотрел на новенькую секцию монорельса. Все же приятно смотреть на дело своих рук! Особенно когда оно сделано хорошо. Потом снова подвел богомола поближе, ухватился манипуляторами за новый рельс и повис на нем - чтобы проверить надежность крепления. Рельс держался как влитой. Я качнулся телом богомола туда-сюда, когда за моей спиной раздался Лелин голос:
   - Балуешся?
   От неожиданности я выпустил манипуляторами рельс и рухнулся богомолом спиной на землю. От грохота подскочила уже сестра:
   - Ну ты там поосторожнее! Зашибешь еще кого-нибудь.
   - Ага, одного мелкого спиногрыза, который любит со спины подкрадываться. Ты чего пришла-то?
   - Поговорить надо.
   - А чего не по связи?
   Леля только рукой махнула:
   - Не, ну я конечно догадывалась, что ты тормоз, но чтобы до такой степени...
   - Не понял?
   - Да что тебе, как маленькому все говорить надо? Следи за логикой: по радио связываться не стала, пришла лично. О чем это говорит?
   - О том что ты по мне соскучилась?
   - Дурак!
   - Пришла. Напугала. Какие-то претензии тут же начала предьявлять. Теперь вот обзываешься. Где логика?! Ох уж эти женщины!
   - Ага. Ты еще про женскую логику вспомни. Надо кое что обсудить. Не по открытой связи.
   - Ааа.
   - Бэ!
   - Не, ну так бы сразу и сказала, а то сразу...
   - Стоп! Хватит флуда. Дело серьезное.
   Я только вздохнул. Видимо гормоны играют. Взрослеет сестра:
   - Пошли тогда, какую-нибудь палатку оккупируем во временом лагере. Вроде бы должны быть свободные - еще не все работать закончили.
   Внутри палатки, выбравшись из скафандров и отключив коммуникаторы я спросил:
   - Чего рассказать хотела?
   - У меня для тебя две новости. Обе плохие.
   - Да ты что, правда что ли?
   - Хрон, давай без твоих подколок, ладно?
   - Лаааадно. Давай с первой плохой новости.
   - Я беременна.
   - ЧТО?! - сказать что я охренел, значит ничего не сказать.
   - Купился! Ладно не дергайся так. Пошутила я.
   - Нуууу ты и...
   - Хоть немного думать надо своей головой. Маленькая я еще. Я и до прокладок-то не доросла. А про беременность, это снова из книжки "Как избавиться от мужа за 7 дней".
   - Это-то тут при чем?
   - Да так, небольшой психологический эксперимент. По реакции можно судить о психотипе мужчины. Ну или сначала напугать, а потом сказать, что на самом деле просто сожгла климатизатор в жилом модуле.
   - Дура ты. Мелкая.
   - Успокоился? Тогда, значит к остальным новостям отнесешся уже более уравновешенно.
   - Да уж. А что, там есть о чем беспокоиться?
   - Ну каааак сказать. - Леля скептически посмотрела на меня. - Ты хоть и бронированный носорог, но мало ли что. А то ты так носился со своим проектом автономного поселка, что я решила тебя немного подготовить. Мол не все так плохо, как могло бы быть.
   - Давай уж. трави.
   - Итак! - Леля даже встала и приняла патетическую позу. - Очень скора нам предстоит переселиться в пещеры, добывать огонь трением и заниматься разведением мамонтов.
   - А серьезно?
   - А серьезно, нам назначили срок приема результатов по программе каменного века. И комиссии надо будет показывать уже готовые результаты. Так что, чтобы хоть что-то успеть, нам надо предстоит резко начать прогрессировать от каменного топора до железного века.
   - Когда срок-то?
   - Месяца через полтора комисия собирается.
   - Уфф. А я уж испугался.
   - Тебе хватит полутара месяцев? - удивилась Леля.
   - Скажу по-секрету, нам и меньшего времени хватит, но надо будет поготовится. Не хочу пока загадывать. А вторая плохая новость?
   - Обьявили, что через месяц начнутся соревнования по всем дисциплинам между лагерями военных, инженеров и изобретателей. И продлится все это дело где-то месяц. Список дисциплин уточняется. А так - уже можно подавать индивидуальные и командные заявки.
   - И что в этом плохого?
   - Да так. Во-первых, в сорвенованиях разрешается использовать баллы во время подготовки и самого проведения соревнований. Та же строительная программа. Или ты используешь общий минимум, или добавляешь свои баллы и сдаешь более проработанный проект. Или выживание: берешь тот же самый минимум или готовишься более тщательно.
   - Как-то бредово звучит... А как же равенство участников?
   - А его просто нет! И во-вторых, ты не забыл, что мы декларировали полную независимость поселка после запуска годичной автономки?
   - Нет конечно.
   - Ну тогда не удивляйся, когда на вечернем собрании ты узнаешь, что куча народа снимает заявки на свое участие.
   - Блин! Это ведь опять планировку поселка перекраивать - мы же его под конкретную численность планирвоали.
   - Ага. Я вижу ты проникся всей грандиозностью ж-пы. А значит, могу со спокойной совестью идти дальше своими делами заниматься.
   - Умеешь ты ободрить.
   - Конечно. Ты же мужчина - разбирайся!
  
   (прода)
  
   Глава 14.
  
   Звонок комма вывел ВВ из задумчивости. Кинув взгляд на экран с именем абонента он нажал на кнопку приема и спросил:
   - Да Хрон, ты что-то хотел?
   - Владимир Владимирович, я вам тут заявку скинул. Посмотрите, пожалуйста, все ли в порядке?
   - Угу. Секунду.
   По мере чтения текста заявки брови ВВ поднимались все выше и выше. В углу экранчика коммуникатора висела картинка с лицом Хрона, который терпеливо дожидался ответа.
   - Ммм, да. - Наконец сказал куратор по истории технологий. - Вижу вы серьезно подготовились.
   - Мы старались. - Кивком подтвердил Хрон.
   Владимир задумчиво постучал стилусом от коммуникатора по столу:
   - Даже и не знаю что вам сказать.
   Лицо Хрона, развернутое из иконки в углу на весь экран, оставалось бесстрастным:
   - А вы просто скажите, что принимаете заявку.
   - Надо понимать, что копию заявки вы, естественно, отправили в администрацию? Впрочем, что же это я - вот же их адрес, в поле для копии!
   Хрон кивнул еще раз:
   - Разумеется. Ну так что скажете?
   Владимир Владимирович вздохнул:
   - Оснований для отказа у меня нет. Но все же предлагаю Вам подумать. - Он выделил слово "вам" интонацией. - Это ведь дополнительная нагрузка. Потянете ли?
   - Мы это на собрании между собой уже обсуждали. Да, потребуются определенные усилия и вложения средств и труда, но, в конце-концов, для этого мы здесь и находимся!
   - Дай мне минут 10 подумать, хорошо?
   - Без проблем. Буду ждать линка. - ответил Хрон. - Спасибо, что уделили мне время.
   Как только погас экран с изображением абонента, Владимир Владимирович тут же набрал еще один контакт. Сразу же после принятия вызова он быстро выпалил:
   - Ева! Они снова взялись за свое!
   Ева Анатольевна, еще не успев сообразить о чем речь, только и успела сказать:
   - Погоди, о чем...
   - Они подали от своего поселка коллективную заявку!
   - Стоп! Помедленнее и с самого начала.
   Владимир Владимирович, уже более сдержано, сказал:
   - Хрон, Ольга, Вика, Павел, Нильс, София, Раджат, Май и прочая веселая кампания собрались в кружок, посовещались и родили коллективную заявку на участие в соревнованиях. От лица автономного поселка.
   - Погоди ка. Они же сами собирались закрыться ото всех? Мы же как раз соревнования к началу их изоляции хотели приурочить?
   - А они решили, что, как это там у них написано... погоди.. ага, вот! Что "изоляция подразумевает автономное существование (снабжение едой, воздухом и прочими удобствами) за счет сил поселения и с соблюдением требования неполучения данных ресурсов из внешних источников" Далее пропускаем. И вот еще кусок: "поэтому, мы считаем, что ничто не мешает жителям поселка, при соблюдении требований пользования только внутренними ресурсами, посещать любые площадки за его пределами и принимать участие в любых мероприятиях."
   - Брр. А покороче?
   - Они все собрались на соревнования бегать со своим оборудованием и в скафандрах!
   - Гм. Поняяятно. Не вижу ничего страшного. Откажи им под каким-нибудь предлогом и все.
   - Ева, ты ничего не забыла из того, как они свои заявки оформляют?
   - Снова копию в администрацию отправили?
   - Именно!
   - Ну, это уже наглость с их стороны! Ты что, не можешь эту лавочку как-нибудь прикрыть?
   - А, да что там! - Разочарованно махнул рукой Владимир. - Даже если мы не разрешим им участвовать, знаешь к чему это приведет?
   - К чему?
   - У них в поселке собрался весь актив нашего лагеря. Даже те, кто из-за соревнований хотели было отказаться от участия в автономке. Если мы сейчас не допустим их, то с кем мы будем участвовать против военных и технарей?
   - Дилемма... - Задумчиво протянула Ева. - Впрочем, пусть их, допускай! Их же проблемы! Чего мы теряем в конце-концов? Хотят себя загрузить по самое нехочу - так вперед и с песней!
   - Как-то нам бы еще пережить эти соревнования и приезд диктатора...
  
   /через месяц/
  
   Я вышел на поверхность, чтобы посмотреть на прибытие основного состава поселка. Под ногами, вместо разбитой в грязевое месиво земли, была шестиугольная плитка, а по сторонам возвышались тумбы входов, застекленные купола, "кусты" вспомогательных труб и антенн. В стороне вызвышалась причальная мачта для дисколетов, несколько веток монорельса и ангар для транспорта. Где-то за облаками парило несколько дисколетов, с которых должны были сбрасываться на парашутах посадочные капсулы с несколькими сотнями человек из тех, что составят окончательное население поселка.
   За спиной были суматошные недели по доделке поселка и прочей инженерной периферии. Плюс к этому еще приходилось готовиться к соревнованиям, заниматься каменным веком и отбиваться от оперативников, которые исползали каждый миллиметр территории поселка, готовясь к прибытию диктатора.
   С подготовкой к его приезду, кстати, та еще история была. СБшники, последовательно, нагнали жути и чуть не довели до истерики половину тогдашнего населения поселка. Наставили везде кучу своей сигнализации, нагнали оперативников и боевой техники. Я с опаской покосился полусферы зенитных роботов на четырех коротких ногах, периодически шевелящих стволами своих спаренных полеметов. А когда они добрались до компьютерной сети... Хорошо, Леля сейчас внизу, со своим суперькомпьютером сидит. Под конец она уже чуть не бросалась на всех, едва только заслышав, что кто-то хочеть влезть в ее компютеры. Тут нас очень хорошо выручила Май со своей сетью наблюдения - она ее практически в готовом виде отдала в пользование оперативникам. И даже, за их счет, усовершенствовала: у нас появилась серьезная сеть разнообразных датчков на поверхности, различные сканеры, глушилки и мобильные дроиды-наблюдатели.
   В скафандре пискнул комуникатор:
   - Хрон, мы через 10 минут будет на месте. Можешь заводить технику.
   - Принято.
   Ну что же, началось. Диктатора все нет, ну бог с ним: нам намеренно не сообщали время его прибытия. В целях безопасности. Впрочем, у нас сейчас своей работы хватает: Вика еще раз проверяет все жилые помещения, а кто-то в столовой готовит обед для прибывающих, София сидит наготове в лазарете, а Раджат выводит наш небогатый парк транспортной техники из ангара: надо будет подобрать всех, кого раскидает вдали от поселка и забрать все посадочные капсулы, чтобы не разбрасываться строительными материалами.
   Ну а мне предстояло ехать с Раджатом и богомолом - помогать в погрузочных работах. Я шевельнул манипуляторами своего робота, еще раз проверил уровень заряда и вывел его из тамбура. Роботы-охранники моментально навели на него стволы. Бррр. Хоть и неделю уже тут стоят, а все равно непривычно. Хорошо стрельбу ниразу не открывали - как-то обошлось. А то они там в службе безопасности диктатора все параноики. Так, под дулами стволов мы и прошествовали к ангару, где мне предстояло погрузиться на шестиколесный грузовичок и выехать на встречу к прибывающим.
   Из облаков повились первые гроздья куполов паращютов спускаемых капсул. Я включил общий канал:
   - Первая волна, вижу вас, хорошо идете.
   Тут же на общем канале появилась Леля:
   - Какой там хорошо?! Вас сейчас ветром снесет на полтора километра! Кто там такой нетерпеливый решил пораньше спуститься?
   - Не барагозь сестренка. - послышался веселый голос. - Все будет ОК! Кто первый встал, того и тапки!
   - Какая я тебе сестренка! Ты из чьей группы? Павел, это твои охламоны?! Пусть и не надеются занять каюты получше - все места давно распределены! А остряков я специально попрошу Вику переселить поближе к туалетам!
   В канал вклинился голос Павла:
   - Это кто-то из геологоразведчиков. Мои во второй волне будут.
   Тот же балагур вмешался:
   - Не надо так напрягаться, сейчас спустимся и быстренько все разрулим!
   И снова Леля:
   - Я тебе разрулю! Вы у меня будете до самого вечера грузы таскать, раз такие торопыги. Первая смена по грузоперевозкам ваша. Нам как раз руки нужны капсулы ворочать и временный лагерь на поверхности организовывать.
   - Какой лагерь? А как же уютные каюты?
   Тут уже в канале появилась София:
   - Уютные каюты отменяются, пока все не пройдут через лазарет медецинскую проверку. А до этого проживете пару дней в надувных палатках на поверхности.
   - Ну е мае! - все никак не мог успокоиться кто-то из гелогов. - Мы же первые прибыли, давайте сразу проверку пройдем, чего ждать-то?
   - Ша! Вы, как самые первые, будете помогать остальным обустраиваться.
   Я поморщился. Простая, в принципе, операция мгновенно превратилась в балаган. Раджат был, видимо, того же мнения:
   - Так, прекратили флуд в общем канале! Любое слово не по делу и я принудительно поселю вас прямо у гальюнов. Или в секторе с очистными сооружениями.
   В эфире наступила долгожданная тишина. Вроде и говорили всего ничего, а три капсулы уже успели преодолеть половину расстояния до земли и их, действительно, заметно снесло ветром в сторону. Я закрепил тросами богомола, забравшегося на платформу грузовичка и сел в кабину:
   - Раджат, я готов.
   - Принял. Леля, дай расчет примерных координат, куда эти г-геологи сядут?
   - Вам 63 квадрат. Минут за 7 доберетесь. Как раз к моменту посадки.
   - Принял. Поехали!
   Пара грузовиков: один с шестью квадрациклами на платформе и прицепе, а второй с богомолом, урча турбинами, стронулись с места и, плавно набирая ход, поехали к ожидаемому месту высадки. Ровная поверхность покрытая плиткой закончилась очень быстро и наши грузовики стало заметно подкидывать на кочках, строительных отвалах, рытвинах и прочих неровностях, образовавшихся вокруг поселка в процессе его строительства. Провожали нас только зенитные роботы, молчаливо сопровождая своими стволами.
   Первая капсула села прямо у нас перед носом: полыхнув тормозными пиропатронами, она подняла кучу пыли и дыма, который полностью ее скрыл. Были видны только паращюты, купола которых сложились и упали в стороне. Пыль и дым быстро снесло в сторону и перед нами предстал параллелепипед посадочной капсулы, закрытый со всех сторон защитными фермами. В будущем, этот модуль, будучи закопанным в землю, послужит еще одним помещением для нашего поселка. Или, наоборот, послужит жилым модулем для какого-нибудь удаленного поста.
   - Не рассиживаемся, давайте, выбирайтесь наружу! - Начал поторапливать новеньких поселенцев Раджат. - У нас впереди еще куча работы!
   Над дверью посадочной капсулы с тихим чмоканьем открылись заслонки на отверстиях, которые служили для забора внешнего воздуха в переходной тамбур. Дверь сначала целиком вышла наружу на несколько сантиметров, а потом откинулась в сторону, в тамбуре появилось несколько фигур в скафандрах.
   - Вы что?! - Возмутился Раджат - На кой вам беречь внутренний воздух? Быстро все одевайте скафандры и открывайте обе двери тамбура. Живее!
   Знакомый голос откликнулся:
   - Какие вы все тут... Колючие. Сейчас все будет. - Один из вышедших развернулся к остальным. - Так, парни, займитесь пока паращютами, а остальные еще раз проверьте скафандры и выходите. А тот тут злой злой Раджат. Покусает еще.
   Я сидел в кабине грузовика и наблюдал за этим цирком.
   - Хрон, - Обратился ко мне Раджат. - Ты богомола не собираешься отцеплять?
   - Не, я сначала прицеп подгоню поближе, когда они закончат там под ногами путаться.
   - А остальные чего ждут? Приглашения? Вылезаем и помогаем мне спускать квадры! Живее давайте. Нам в первой волне еще две капсулы встречать надо.
   Я оглянулся вокруг. И в самом деле. Вторая капсула уже спускалась неподалеку, а третья, видимо, приземлится вообще впритирку к поселку. Тем временем, геологи гурьбой высыпали наружу и шустро засуетились вокруг как муравьи: кто-то укладывал паращюты, кто-то спускал и проверял квадры, а кто-то ползал по самой капсуле проверяя, не появились ли на ней какие-либо повреждения. Я надавил на педаль, подрегулировал вариатор и медленно повел грузовик к капсуле.
   - Народ! - окликнул я геологов. - Кто не сильно занят, отцепите тросы на богомоле, грузить вашу капсулу буду.
   - Вот это зверушка! - Услышал я чей-то голос. - Я, конечно, слышал, что у вас всякая техника есть, но чтобы такое... Это же предпоследнее поколение!
   - Давай помогай, предпоследнее поколение. Или руками хочешь вашу капсулу ворочать?
   - Нее. Нафиг нафиг такую радость! В ней 6 тонн живого веса!
   Когда тросы были убраны, я не покидая кабины, активировал богомола, поочередно напряг все псевдомышцы, со стороны это выглядело как небольшое подергивание конечностей, а после плавным, тягучим движением переместился с прицепа на землю.
   - Ух ты! Ну и мощь! Парни, я влюбился!
   Послышались смешки:
   - Слышали уже. Ты каждый раз в холодильник влюбляешся, когда возвращаешься из экспедиции.
   - Да ну вас. Не понимаете вы истинной красоты. Это же воплощенная стремительность и грация. Мечта, а не машина!
   - Спать ты тоже с этой железной насекомой собираешься?
   Я, слушая эту веселую перепалку, тоже решил подключиться. Незаметным движением я "подчерпнул" одним из манипуляторов кусот дерна с невзрачным полевым цветком и стремительным рывком переместился к восторженному парню.
   - Ух е... - Только и успел сказать тот.
   Со стороны это и вправду выглядело впечетляюще. Громадина богомола, которая внезапно нависла над присевшим от испуга геологом и чуть ли не уперлась ему в забрало скафандра своей бронированной головой. В гробовой тишине я вывел из-за спины манипулятор с цветком, ткнул им прямо в лицо и через динамики произнес:
   - Выходи ко мне ночью... Будешь отмывать меня от грязи.
   В общем канале грохнул дружный хохот. Были слышны сплошные истеричные всхлипывания и завывания:
   - Да... Ух... Ха-ха! Отмой меня всю!
   - Ха-ха-ха! Мой меня везде!
   - Отмой меня полностью!
   Кто-то даже не мог хохотать а просто рыдал, катаясь по земле в истерике.
   Геолог, который восторгался богомолом, на полусогнутых нагах начал пятиться от богомола:
   - Да ну вас...
   Я не дал ему отойти снова подскочив вплотную:
   - Как?! Ты бросаешь меня? Предатель! Все вы мужики одинаковые! У вас только одно на уме!
   Хохот грянул с новой силой.
   - Поматросил и бросил? Так знай же! Я этого не переживу!
   Богомол принял патетическую позу, что, вообще говоря, при его телосложении было сложно, но, надеюсь, мне удалось это передать. Одной клешней я прикрыл голову, а вторую воздел к небу:
   - Прощай жестокий мир!
   Передние ноги подломились и я рухнул на землю. Потом перевернулся на землю и все конечности забила конвульсия. Из последних сил протянув манипулятор к замершему геологу, богомол выдохнул:
   - Прощай... любимый...
   Секундая тишина сменилась новым громовым хохотом. Геолог растерянно изирался по сторонам, что только усугубляло комичность ситуации.
   - Ну парни... Это же... Да блин! Ну вас всех!
   Хохот не умолкал. Раздосадованный геолог переборол свою растерянность и с пнул тушу богомола:
   - Вставай железяка тупая!
   Такой удар не смог бы даже на милиметр стронуть богомола с места, но тот скрючился, как бы от боли, свернулся в клубок и закрылся манипуляторами:
   - Не бей меня! Мне же больно! Я уйду, уйду. И больше не буду мешать тебе. Да я знаю у тебя есть другая... другой... холодильник! И нам не суждено быть вместе! О как жестока судьба...
   Хохотать народ уже не мог. Он просто стонал.
   Прекратил это веселье Раджат. И то не сразу:
   - Хватит! Да хватит же! Делом кто заниматься будет? Две другие капсулы сели уже. Хрон, тоже хватит уже дурака валять. Я думал ты серьезнее.
   Наконец, ему удалось утихомирить нас и мы принялись за дело. После пятиминутного обсуждения, как лучше погрузить капсулу на прицеп, мы решили просто откинуть слеги и лебедкой затянуть по ним капсулу. Богомол, в этом случае, был просто на подхвате и страховал. Когда капсула оказалась на шестиколесном прицепе, тот ощутимо просел вниз. Да и грузовик вел себя теперь как беременная корова на льду.
   Раджат продолжал командовать погрузкой:
   - Хрон, меняемся грузовиками. Один геолог ко мне в кабину, семеро в кузов, а остальные на квадры и поедете с Хроном за второй капсулой. Он там богомолом вам подсобит если что. А я пока в поселок эту капсулу повезу.
   Наша мини авто-колонна разделилась. Раджат осторожно повел свой грузовик в поселок, а я, в окружении квадров, носящихся вокруг и подлетающих на кочках, поехал ко второй капсуле. Квадры успели меня обогнать и сгрудились вокруг нее к тому моменту, когда я подьехал. Богомола крепить тросами я не стал - тот так и ехал вцепившись манипуляторами в борта кузова.
   - Алле, народ! Чего не выходим? - Постучал в борт капсулы один из геологов.
   - Себе по голове постучи. - Раздался на нашем канале незнакомый голос. Он и должен был быть незнакомым, все же всех новеньких я просто физически не мог знать, но вот то, что он принадлежал явно взрослому человеку, привыкшему командовать, меня смутило. В центре подготовки были, в основном, молодые люди до 30 лет. Не старше. А тут такое...
   - А вы кто вообще? Из какого отряда?
   С тихим шипением откинулась дверь капсулы и из нее вышел закованный в боевой доспех офицер. Не пользуясь радои-системами связи он через динамик сообщил:
   - Личная охрана диктатора. Всем сохранять спокойствие и не совершать лишних движений. И все отключите связь. В противном случае стреляем без предупреждения. И даже если попытаетесь, ничего не получится. Все равно сейчас работает глушилка.
   - Приехали... - Выдохнул я.
   Из посадочной капсулы один за другим начали появляться новые действующие лица. Они грамотно распредилились вокруг: часть контролировала окресности, а часть - нас. Последним появился, я не поверил своим глазам, ДИКТАТОР! Он находился в шагающем кресле-троне, укрытый прозрачным куполом и закутаный так, что было видно только очень старое морщинистое лицо. Равнодушниый взгляд скользнул по нам, потом через динамик на троне раздался сухой, надтреснутый голос:
   - Так так... Вы не тушуйтесь молодые люди. Считайте что нас здесь нет - занимайтесь своими делами. А мы посмотрим...
   Легко сказать, не тушуйтесь! Диктатор, это же не просто фигура, а... ФИГУРА! И похвастаться тем, что его кто-то видел воочию, могли очень не многие. Слишком уж многие хотели его смерти. Начиная от лидеров соседних государств и заканчивая главами различных официальных и неофициальных структур власти. Жаждали смерти, мечтали о ней и... боялись хоть что-нибудь сделать. Потому что те, кто пыталися сделать это в реальности, очень быстро погибали. Особенно после того, как не помог даже взрыв атомной бомбой того города, в котором должен был быть на тот момент находиться диктатор. Тем более, что буквально через неделю, на другой стороне земного шара прогремело еще три взрыва, на этот раз термоядерных. И при этом никаких заявлений или угроз! Тогда многие боялись, что начнется ядерная война, но... Те, кто принимают решения - на это не пошли. По слухам, потому что эти взрывы полностью уничтожили тайные убежища, основное и два запасных, предусмотренных как раз на случай войны. Кто надо - намек понял.
   - Эээ. Нам бы капсулу погрузить...
   - Так дейстувйте! Вам что, разрешение надо?
   Мы, в полной тишине, под дулами автоматов, быстро выполнил всю необходимую работу. Затем я подошел к диктатору:
   - Что? Еще что-то разрешить надо?
   - Нет. Просто... Мы... Ну, подразумевалось, что в капсуле будут наши люди и они поедут в поселок на квадрах и в грузовике. Вы... как?
   Диктатор усмехнулся:
   - Ну, допустим, в квадр я не помещусь, а на грузовике проехаться могу. - Он обернулся к своей охране. - Парни, быстро организуйте все!
   кресло-трон быстро оказалось в кузове, закрытое со всех сторон охраной, которые откуда-то из капсулы так же вытащили пехотные щиты.
   - Можно ехать?
   Ответил уже один из охранников, тот что первым нас встретил:
   - Езжай давай!
   Мы и поехали. Навстречу нам, из поселка, семенили зенитные роботы. Ехавший со мной на соседнем кресле охранник внезапно напрягся:
   - Так, стоп! Этого не должно быть! Все из машины! Срочно!
   Я ударил по тормозам и вывалился из кабины. Во все стороны посыпались охранники, а квадры разьехались в стороны. Уже лежа на земле я увидел, как вдалеке, у роботов замигали вспышки выстрелов и к нам потянулись пулеметные трассы. Скрестившиеся прямо на моем грузовике! От него полетели обломки и его даже начало сдвигать назад! Кабина моментально превратилось в месиво, по средней правой ноге стегнула фантомная боль, а потом пули раскрошили парогенератор и тот рванул! Грузовик встал на дыбы и я телом богомола еле успел выкатиться из-под него. Тем временем мое живое тело кувыркало взрывной волной еще несколько метров по земле.
   Лобовое забрало уткнулось в землю и я переключился на зрение богомола: выдвинув манипулятор с глазком я видел, как две или три пулеметные трассы продолжали стегать наш грузовик а еще одна поливала дымящиеся квадры в округе. Тут и там лежали человеческие фигурки. Не понятно живые или мертвые. В белых скафандрая были наши геологи, а в темно-синих доспехах охранники.
   Трон диктатора, закрытый горящим грузовиком медленно пятился назад. Система богомола сигналила о выходе из строя одной из ног и трещине в грудной броне. Вспомнив, что богомол, в первую очередь фортификационный робот, я начал им быстро окапываться. Хоть до этого рыть манипуляторами землю мне не приходилось, но сказалось то, что спроектирован он был именно для этого: сразу же стала понятна странная форма предкистевых отделений манипуляторов. Зазубренные и сплюснутые выступы на них оказались очень удобны для отгребания земли в сторону. Сверху это выглядело бы, наверно, даже забавно: прижавшийся всем телом к земле богомол елозил из стороны в сторону всем корпусом и разгребал ее передними манипуляторами. Глубина округлой ямы быстро росла а вокруг рос вал из выброшенной земли.
   Погрузившись чуть ли не на метр в землю я начал рыть трашею вбок. А сам в это время проорал по общей связи:
   - Быстро все в окоп!
   В ответ я услышал лишь статику помех.
   - Б*ть! Глушилка! - Я переключился на внешний динамик и выкрутил его громкость на максимум. - Все в окоп за горящим грузовиком!
   Грузовик, тем временем, уже превратился в бесформенную груду обломков и непрерывный огонь, которым нас поливали, прекратился. Периодически вспыхивали трассы, которые реагировали на любое шевеление на поле боя. Вот один из охранников открыл автоматический огонь, а второй тут же встал и успел с колена запустить ракету. Их обоих буквально снесли слепящие струями пламени. Я снова высунул манипулятор из окопа и огляделся через миниатюрную камеру. Разрешение было очень плохое, но я увидел, как один из роботов неподвижно застыл и очень сильно дымит, а еще двое неспеша семенят к нам, периодически приседая, для того, чтобы снова открыть огонь. Над самим поселком в паре мест поднимались столбы дыма.
   - Черт! Там же Леля!
   Я начал лихорадочно вертеть манипулятором в стороны, чтобы понять, что делать: позади богомола, в мой импровизитрованный окоп спускался трон диктатора, окутанный, я не поверил своим глазам, сполохами защитного поля! Откуда?! Ближайшие аналоги применялись в термоядерных реакторах, но там они действовали за счет их же энергии и только сдерживали внутри себя сверхтемпературную плазму. Но чтобы действовать во вне... Да еще против кинетических снарядов?!
   В сам окоп успело перебраться еще несколько охранников и геологов. Пора было думать о том, чтобы самому там укрыться: потому что на поверхности становилось уж очень неуютно. Первой мыслю было подвести траншею поближе, но потом я сообразил, что копание в земле рядом со мной только привлечет ко мне лишнее внимание. Поэтому я довел окоп до упавшего прицепа с капсулой, где укрылось еще несколько человек и высунулся богомолом с другой стороны. Что вызвало моментальную реакцию в виде пулеметного огня. Но богомол мощным прыжком подскочил на пару метров в воздух, а потом, извернувщись в воздухе приземлился и метнулся обратно, за поваленную капсулу. Я тем временем рывком бросился за грузовик и скатился в окоп к остальным.
   Богомола все же зацепили. Часть его псевдо мышц словно занемела: попавшая очередь расколола броню и превратила мышечные гидроволокна в месиво. Жидкость, которая в них использвоалась мгновенно загустела, а сами волокна зажали пулевые пробоины, но подвижность значительно упала. Я лежал на дне окопа и смотрел в небо. Рывок в окоп словно выпил все силы, а сердце все еще бещенно стучало.
   - Эй! - Ко мне подполз один из охранников. - Это ты робота контролируешь?
   - Угу.
   - Дай доступ к его управлению. А то там какая-то хрень - он не реагирует на коды высшего приоритета.
   - А он и не должен - там все ПО снесено под ноль. От исходного робота только железная начинка и осталась.
   - Психи... И как у вас только получилось?
   - Сами такие. Как смогли, так и подключились. Что нам делать было, раз сами кодов доступа не дали? - Меня несло. Идиотская ситуация: мы лежим в окопе, к нам приближаются пара роботов тех же самых СБшников, которые очень скоро просто перемешают нас с землей, а я жалуюсь, что нехорошие дяди военные хотели обмануть нас с богомолом. - Вы, лучше, сначала со своими роботами разберитесь. Какого хрена вообще творится?!
   Охранник выругался:
   - А то ты не понимаешь? Тут творится покушение на диктатора. А с роботами связи нет - кто то глушит сигнал во всей округе. Они сейчас выполняют последний ортданный приказ.
   - И кто это такой умный догадался ТАКОЙ приказ отдать?
   - А это не твое дело.
   - Конечно не мое. Только то, что кто-то из ваших же оказался предателем, даже мне ясно. Ты мне лучше скажи, твои коды высшего приоритета, они на тех роботов подействуют?
   - Скорее всего. А толку? На таком расстоянии связь не пробьет. А в упор они подходить не будут - не дураки им приказы отдавали.
   Я скосил глаза на богомола. Быстро вспоминаю, на каком расстоянии от меня он находился во вреям нападения. Мой радиомодем, метров 10 пробивал точно. А вот за большее расстояние уже не поручусь.
   - А если я смогу богомола к ним подвести поближе?
   - В на части разберут, у тебя даже активной брони на него не установлено и оружия никакого нет.
   - Это уже моя проблема. На нем радиомодем стоит для обратной связи. Я через него им управляю. С 10 метров сигнал точно пробивает.
   - Погоди. Ты что, им напрямую управляешь?
   - Не важно, главное что я могу подобраться и приказ отдать.
   Со стороны послышался тихий шелест сервоприводов. Я обернулся, к нам подполз трон диктатора. Чтобы не торчать из окопа, тот принял почти лежачее положение, но его седока это, похоже, никак не смущало:
   - Кхе, кхе, кхе. Какой интересный молодой человек. Судя по показаниям моих приборов у тебя и впрямь идет интенсивный радиообмен в обе стороны. А, с другой стороны, никаких имплантов для управления напрямую я в тебе не вижу. Как интересно... Давненько такого у меня не было.
   Мы оба молчали.
   - А вот скажи мне, как ты собираешься управлять своим роботом на большом расстоянии? Тебе ведь сейчас удаляться от него нельзя.
   Я похолодел. Кто-то ведь по прежнему глушит все сигналы. Если бы богомол удалился еще немного, то я бы потерял с ним всякую связь! И проверять, на каком расстоянии это произошло бы, у меня никакого желания не было.
   - Понятно. Никак не собираешься. Даже не думал. Не думать - это очень плохо, молодой человек.
   С бруствера на нас посыпались комки земли, Видимо, один из зенитных роботов отошел в сторону так, чтобы ему не мешал вести огонь разрушенный грузовик.
   Диктатор помолчал немного, потом дрбавил:
   - Какая-то скучная попытка. Совсем без фантазии. - Он обратился к одному из своих охранников. - Какие силы были выделены на подготовку к моей встрече?
   - Шесть зенитных роботов, четыре беспилотных разведчика-невидимки, развернута сеть датчиков, стандартный комплекс РЭБ, три взвода тяжелой пехоты и взвод антиснайперов.
   - Это оффициально. А не оффициально?
   Охранник покосился на меня:
   - Стоит ли при посторонних?
   Диктатор поморщился:
   - Да наплевать, это не важно. Дай доклад по полной форме о ходе операции.
   Лично мне захотелось оказаться в этот момент как можно дальше: чем дальше от тайн от власть имущих, тем целее. Лучше уж я под пули полезу, чем окажусь где-нибудь заперт до конца жизни. Поэтому, перебираясь к богомолу я успел расслышать лишь начало доклада:
   - Ожидаемая атака спускаемой капсулы в воздухе не состоялась. Вместо этого, предположительно, было принято решение расстрелять кортеж в упор. Задействовать все оффициальные силы охраны группе предателей, видимо, не удалось, так как мы по-прежнему наблюдаем отсутствие атаки со стороны БПЛА...
   В это время я забрался на стойку богомола у заднего подбрюшия, в которой он обычно держал сменные насадки, и ухватился руками за выступы. Затем богомол подхватил в манипуляторы пару пехотных щитов и выскочил из окопа. Вслед мне донеслось лишь удивленное:
   - Эй! Мальчишка, ты куда?!
   Тут же мне навстречу понеслись трассы ослепительного огня. Первые несколько секунд мне даже удавалось маневрировать, но потом одна из них стегнула меня, моментально раздробив щит и снеся один из многострадальных манипуляторов.
   Я только выругался:
   - Черт!
   Но тут же мне пришлось откатываться в сторону от еще одного потока пуль. При этом я едва не вывалился из заднего отделения богомола.
   - Все слишком быстро! Не успеваю! - Заполошно металась мысль.
   Еще один рывок и снова почти вплотную взметнулись фонтанчики земли. Откуда-то со стороны окопа потянулись тонкие строчки выстрелов в направлении моих противников. Тут же промелькнул дымный след ракеты. Я снова отпрыгнул в сторону, при этом едва не прикусив язык от резкого толчка. Пара роботов продолжали поливать огнем. При этом они, видимо, экономили патроны, потому что стреляли только короткими очередями. Один из них бил куда-то в сторону окопа, а второй пытался подбить моего богомола. Неровными скачками, в рваном ритме я понесся в ему навстречу. Одна нога не действовала, еще одна слушалась очень неохотно. Бок, в который попали еще до этого, словно онемел. Про выбитый манипулятор я вообще молчу. Но я упрямо несся навстречу. Близкий разрыв ракеты заставил робота приостановить огонь, но я чуствовал, что время стремительно уходит: еще немного и в меня обязательно попадут. До ближайшего робота оставалось еще 50 метров - расстояние практически в упор. Но... Надо!
   Интуитивно сообразив, что сейчас прогремит еще одна короткая очередь, я рванулся в сторону и... Не успел! Богомол словно налетел на стену: пехотный щит, нагрудная броня... Все разлетелось вдребезги. Сломаной куклой он покатился по земле, а я, от удара вылетел, и остался лежать не далеко от богомола. Неожиданное онемение ноги сменилось ослепляющей болью. Я даже не сразу сообразил, что это не фантомная боль от повреждений богомола, а моя собственная. Похоже, меня тоже зацепили. Со страхом переведя глаза на свои ноги я только успел заметить что они обе на месте. Уже хорошо. Но потом меня снова скрутил обжигающий приступ боли выбивающий все мысли из головы.
   Не думать! Только не чуствовать ЭТО! В поисках спасительного ухода от боли я почти рефлекторно сосредоточился на сигналах от богомола: тот был еще жив! Да, грудная клетка дышала на ладан, были перебиты энерговоды, голова с оптическими датчиками безвольно поникла на грудь, но я по-прежнему чуствовал его мышцы! Да они болели, многие были разорваны или даже измочалены в клочья, но я их ЧУСТВОВАЛ! И это ощущение помогало, совсем немного, но помогало отвлечься от настоящей боли в ноге.
   Со стороны окопа снова раздался автоматный огонь. Пули зацокали по бронированный куполам зенитных роботов. В ответ, те снова начали вести огонь короткими очередями, семеня на своих ногах все ближе и ближе. Когда до одного из них оставалось всего несколько метров, богомол резко дернулся и практически подлетел с места. Да, при этом снова полопались закупоренные было загустевшей жидкостью волокна гидромышц, да хрустнул какой-то сустав, не выдержав повреждений и нагрузок, окончательно выходя из строя. Но этого мне хватило, чтобы со всего маха своего далеко не маленького и массивного манипулятора практически снести робота. Сверкнули искры, выбитые из куполообразной брони а сам он отлетел на пару метров и завалился набок. Короткие ноги отчаянно заемлкали в воздухе пытаясь найти опору, а башня начала вращаться, чтобы уперевшись стволами в земля снова перевернуться в подобающее положение.
   Только я не собирался позволять этого. Единственный сохранившийся манипулятор ухватил робота за стволы своей клешней и начал их выворачивать. Сначала лопнул один ствол, а затем, с жутким скрежетом, вышел из своих креплений и второй. Сам я при этом старался как-то укрыть богомола за телом поверженного противника от второго робота-зенитчика. Тот, смешно семеня ногами, двигался по кругу, пытаясь обойти своего перевернутого собрата. Богомол, чудом поддерживая в работоспособном состоянии свое избитое тело, продолжал перемещаться, чтобы не попасть под убийственный огонь двух крпнокалиберных пулеметов.
   Наверно, рано или поздно эта игра закончилась бы. Причем, не в мою пользу. Но тут прилетела еще одна ракета и поставила точку в этом затянувшемся поединке. Богомол обессиленно поник, а меян снова скрутила боль в поврежденной ноге. Свернувшись калачиком я завыл от боли...
  
   / неизвестно, сколько времени спустя /
  
   Из болевого забытья меня вывела какая-то суета вокруг. Меня хлопали, ощупывали, переворачивали, но до затуманеных болью мозгов это доходило очень туго. Пискнул иньектор моего скафандра и я почуствовал укол в шею, после которого на меня накатилась отупляющее забытье. С облегчением я приготовился провалиться в ничто, но почему-то это у меня не получалось. Я ощущал себя избитым, покалеченным н овсе еще в сознании. Не сразу до меня дошло, что я перестал ощущать себя человека, но продолжал чуствовать себя-богомола.
   - Да уж... В таком состоянии, при подключении к роботу, я еще не пытался терять сознание. - Вяло возникла мысль.
   Рядом с богомолом раздавались голоса. По знакомым интонациям я угадал диктатора с его охранниками.
   - Ну как он?
   - Похоже на закрытый перелом. Диагност скафандра рекомендовал вколоть обезболивающее и наркоз. Я дал санкцию на это.
   - Да, парень... Хотел бы я знать, стоила ли сорванная оперция того, чтобы спасать тебя...
   - Диктатор, осмелюсь заметить, что у заговорщиков итак бы ничего не получилось. Жители поселка, как и персонал лагеря проявили неожиданную прыть. Сейчас уже связь восстановлена, а последние сопротивляющиеся заперты в подземном коридоре.
   - Дааа? Как интересно... И как же это они с ними справились? Не хочешь ли ты сказать, что гражданские смогли справится с солдатами моей тяжелой пехоты?
   - Ко мне пока не поступили не полные данные, но, судя по-всему, заговорщикам удалось склонить или перевербовать на свою сторону далеко не всех солдат и оффицеров.
   Диктатор презрительно фыркнул:
   - Дилетанты...
   - Они планировали собрать всех лояльных оффицеров в одно место и уничтожить одним ударом, одновременно лишив остальных связи с руководством, а для ликвидации воспользоваться приданным охранному отряду роботизированным усилением.
   - И что?
   - Как я понял, сначала все шло, как задуманно: оффицеры, собранные во временном посте наблюдения на территории поселка были уничтожены заложенным туда зарядом взрывчатки. таким образом они лишали лояльных солдат доступа к наблюдательной сети и руководства, одновременно. Но на практике ничего подобного не произошло. Неожиданно, все помещения поселка оказались наглухо заблокированы опустившимися створками, а наблюдательная сеть продолжила свое функционирование. Потом по громкой связи появилась маладший сержант Хоанг Ким Май и сообщила, что роботы вышли из под контроля и приказала их нейтрализовать. Там, как я понял, целый бой в поселке развернулся: роботы, лояльные солдаты и предатели. Еще Май эта командует. В общем полный хаос.
   - Шустрая девочка... Даже жалко такую наказывать за самодеятельность. Хотя погоди, погоди. Хоанг... Это, случайно, не дочка того Хоанг, который отличился в третьей лунной?
   - Я уточню.
   - Ладно, это пока терпит. Давай с этим парнишкой разберемся. Как его там?
   - Хрон. Или Хрисанф. Согласно нашим досье...
   - Ты погоди с досье. Ты данные записал, как он своим богомолом от пуль уворачивался?
   - Да.
   - И что скажешь?
   - В начале все было обчно. Характерная реакция для мастера ботов. Что, вообще говоря, уже странно для такого возраста. Но потом реакция подскочила до аномальных величин. Мой так-ком показывает, что от части трасс он увернулся заранее, то есть просчитал их или угадал, не важно. А от части - просто уклонился уже в момент начала стрельбы.
   - Не очень-то это ему и помогло.
   - А это и не могло помочь. В зенитных роботов прграмно и аппаратно заложена возможность поражения ЛЮБОГО противника, двигающегося на дозвуковых скоростях в пределах полукилометра. Он просто НЕ МОГ к ним приблизится. Однако, как видите, одного из роботов он смог вывести из строя.
   - Ну, скажем, тут ему повезло, что робот сам подошел.
   - Да это даже не важно! Подошел он или нет. Важно то, что этот мальчишка просто не был способен уворачиваться от пуль! Получение сигнала от богомола о движениях противника, передача через радоимодем по упакованному и защищенному каналу данных, расшифровка данных, принятие решения и отправка управляющего воздействия обратно. Да ему бы просто скорость прохожденяи нервных сигналов не позволила бы сделать это! На такое способны только пилот-исстребитель с модифицированными нервными цепями! И то не каждый.
   - Сдается мне, что нам стоит более плотно пообщаться с его кураторами... Ладно берите его и пошли в поселок. Посмотрим, чего там наворотили.
   По мере удаления богомола от моего основного тела сознание начало постепенного гаснуть ,пока не пропало совсем.
  
   (конец проды)
  


(C) Трусов Андрей Сергеевич 2012.06.27


Оценка: 5.91*116  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"