Туканов Николай Петрович: другие произведения.

Глава 3 "Детективное агентство "Урр-Бах и Кархи" -1 "Дневник эльфийского сутенера"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:


Глава 3

   Когда через день друзья объявились на работе, то видок у них был гораздо хуже, чем после схватки на кладбище. Как сказал утром Кархи, увидев в небольшом, потемневшем от времени бронзовом зеркале свою опухшую физиономию со свежим фингалом под правым глазом, празднование победы опаснее для здоровья, чем два выигранных сражения.
   Урр-Бах, в свою очередь полюбовавшись на свои мутные глаза и шишку на затылке (привет от одного из бесчисленных родственников Кархи, набежавших на халявную выпивку), дал себе зарок отметить окончание следующего дела кувшином пива вдали от Кархи и его родичей.
   Отметив для начала находку мандолины в "Жареном карасе", напарники пошли домой, но почему-то оказались возле дома кузена Кархи. Гоблин начал хвастаться Тупой Башке кольцом эльфийки, заодно рассказывая какую-то невероятную смесь из правды и вранья, придерживаясь золотого правила рассказчика - на слово правды минута выдумок. Под конец оказалось, что Кархи скоро станет совладельцем агентства, а его доход будет исчисляться трехзначными цифрами, золотом.
   После последней фразы кузен сообразил, что неплохо бы укрепить родственные узы хорошей выпивкой и пригласил сыщиков в дом промочить горло. На следующее утро тролль очнулся в полном гоблинов доме, которые как мухи весной слетелись из всех щелей. К чести Кархи, на выпивку он не потратил ни одного медяка.
   Видя золотое кольцо, обычно прижимистые родичи то и дело бегали в лавку по соседству, чтобы угостить будущего богача, тем более что предполагаемые доходы Кархи росли пропорционально выпитому. Тролль тоже показался перспективным другом, поэтому его большая кружка никогда не пустела. К вечеру Урр-Бах наступил на ногу одному из своих новых приятелей и попросил прощения, назвав шипящего от боли гоблина бабушкой. После этого дружба до гроба приказала долго жить и тролль, после полученного по голове удара бутылкой, начал превентивно бить новых корешей, чтобы завтра проснуться более-менее здоровым.
   На другом конце стола громкий подсчет Кархи своих доходов спровоцировал агрессию к новоявленному нуворишу, в результате чего он обзавелся свеженьким синяком под глазом. А после того, как Урр-Бах швырнул пару особо настырных гоблинов в сторону других халявщиков, началась всеобщая свалка. Все били всех, потом половина самых выносливых выкинула тролля во двор. Дальше Урр-Бах помнил смутно, вроде Кархи неожиданно тоже вылетел в окно, чтобы присоединиться к приятелю. Потом они начали ломиться в злосчастное окно и тролль даже сумел пролезть через него. Следующий час был посвящен отлавливанию завистников чужого успеха и показательному вышвыриванию их в окно. В число недоброжелателей почему-то попал и Тупая Башка, который всю ночь безуспешно пытался проникнуть в свое жилище. После выяснения недоразумения толпа вновь побраталась с везунчиками и допила "Шепот штольни" и "Особый гоблинский". На предложение нового зеленокожего брата сбегать в лавку за парой кувшинов на посошок тролль ответил братским хуком слева и вежливо распрощался с остальными. Кархи пообещал всем новую попойку как только они покончат с одним важным делом и поспешил за могучим другом.
  
   Потратив два часа на приведение себя в относительно приличный вид, напарники пошли в агентство. По дороге Урр-Бах не раз поблагодарил Б'Урр Хырра за то, что он сохранил подарок эльфийки невредимым и не надоумил Кархи похвастаться еще и маговизором. После такого заявления выбраться живым из хватких рук гоблов, не показав им дорогущую диковинку, было нереально. К счастью, даже пьяный в дым Кархи это не забыл - кристалл разбили бы в течение четверти часа случайно или на спор. Потом и не вспомнишь.
  
   - Ну и видок, - цокнул языком Арзак, увидев физиономии подчиненных. - Ладно, для нового дела это может и к лучшему, маскироваться не придется, ха-ха! В общем, слушайте внимательно. На этот раз клиент у нас не чета Арфиэлю, это серьезный гном с серьезными деньгами. Он не поймет, если вы выкинете какой-нибудь номер, расследуя его дело на его же деньги. Врубаетесь? Если вам десяток гномов переломает руки-ноги за ваши выкрутасы, считайте, что легко отделались.
   - Может, стоит поручить это дело более опытным? - осторожно спросил Кархи, косясь в сторону напарника.
   - Да, по гномам же у нас есть отличные оперативники, гномы, - добавил тролль, в свою очередь скосив глаза на макушку гоблина.
   - Если вы боитесь браться за дело, я попрошу Гримбольда подыскать вам работенку по плечу, в конюшне, - отрезал орк. - А теперь заткнитесь и не перебивайте. В общем, бухгалтеры нашего клиента порылись с полгодика в бумажках городских сборщиков налогов, потом прошлись по всем кабакам столицы. Не удивлюсь, если после этого пара-тройка гномов скопытилась, их хлебом не корми, дай расследовать в кабаках и борделях.
   К чему я это? А, так вот, после этого они еще раз посчитали и оказалось, что в славном Эркалоне выпивки продается вдвое больше, чем производится на месте и ввозится со стороны. Официально, конечно. Потом эти бородачи дали на лапу таможенникам, еще раз посчитали и вышло у них, что контрабанда дает от силы половину не хватающего пойла. Так что где-то здесь, - Арзак вытянул руку и обернулся вокруг оси, - какие-то находчивые ребята гонят сивуху и зарабатывают целую кучу монет. А наш клиент, честный пивовар, терпит огромные убытки. Наша же с вами задача заключается в том, чтобы помочь этому честному, кха, это я хватил лишку, в общем помочь этому гному найти негодяев и наказать их.
   - Выпить все? - не понял Урр-Бах, который после вчерашнего плохо соображал.
   - Можешь попытаться, - ухмыльнулся орк. - Нет, дубина, пойло вылить на землю, а подпольную пивоварню спалить к демонам. Но этим будут заниматься уже другие. Вам надо только найти эту пивоварню и сообщить мне. И больше ничего! Никаких дурацких фокусов и геройских выходок, - угрожающе произнес Арзак. - Иначе точно познакомитесь с парнями нашего уважаемого клиента.
   - А как найти эту пивоварню, если ее никто не видел? - задал вопрос Кархи, которому сразу не понравилось ни это дело, ни честный пивовар.
   - Внимательно смотреть, слушать и шевелить ушами, чтобы в голову пришла умная мысль, - посоветовал Арзак. - Все, вы меня утомили своими дурацкими вопросами. Идите, опохмелитесь и начинайте работать. Вот по серебряной монете на текущие расходы. Если не сумеете правдоподобно объяснить, на что их потратили, вычту из вашей зарплаты.
   Друзья не стали медлить и вскоре оказались в "Жареном карасе". После кружки холодного темного пива в голове у тролля немного прояснилось, а после пятого карася даже пришла светлая мысль.
   - Эй, подруга, - обратился Урр-Бах к подавальщице, симпатичной орчанке с прической в виде гнезда, - у вас отличное пиво.
   - Стараемся, - буркнула служанка. Каждый день после закрытия заведения она вместе с товарками не меньше двух часов оттирала следы пива и тех, кто его пил, с мебели, пола, а бывало и со стен. Лишь изредка судьба вознаграждала сей неблагодарный труд в виде выпавшей монеты или потерянного украшения. Улов побогаче был после крупных драк, когда забияки теряли серьги из порванных ушей или носов. С поверженных до беспамятства недоумков наваривались больше всего, а приятели вышибалы вежливо выпроваживали очнувшихся и возмущающихся клиентов на улицу, иногда напоминая дубинками промеж лопаток, что отправляться в питейные заведения с ценными вещами неблагоразумно, даже в такое высококультурное, как "Жареный карась".
  
   Тролль, еще раз отпил из кружки и продолжил начатый разговор. - А скажи-ка мне, красавица, откуда получают остальные такую дрянь? Иной раз выпьешь и гадаешь, то ли пиво такое дрянное, то ли ослиная моча напополам с прокисшим сидром.
   - Это ты про кабак "Бешеный кабан" говоришь? - спросила орчанка, перестав возить грязной тряпкой по соседнему пустому столу. - У этих засранцев чистая моча, даже не сомневайся!
   - Неужели и таким торгуют в столице? - искренне изумился Кархи, вспоминая бессчетное количество забегаловок, где выпивка была преотвратной даже после пятой кружки.
   - В Эркалоне торгуют всем и, главное, все продают.
   После этого обличительного заявления орчанка посмотрела на проделанную работу и, увидев, что стол стал таким же грязным (или чистым, зависит от остроты зрения и настроения) как сама тряпка, пошла на кухню перехватить что-нибудь съестного.
   - Стоит пройтись по кабакам и посмотреть, где пойло самое паршивое, - предложил Кархи.
   - Начинай с "Бешеного кабана", - согласился Урр-Бах, - а я прошвырнусь по тем местам, где пивко не лезет обратно наружу. Составлю список честных пивоваров, чтобы не делать двойной работы.
   - А я должен давиться всякой гадостью?! - не на шутку рассердился Кархи.
   - Ты не обижайся, но после того, как я видел, сколько вы можете выпить, эту работу можно доверить только гоблинам. А может, попросим помочь твоего кузена? Или еще кого-нибудь из вчерашних дружков? Дадим по десятку медяков и пусть пробуют на здоровье. Особенно тот, что заехал мне бутылкой по голове, ему я дам даже двадцать монет. Для хорошего гобла ничего не жалко.
   - На дармовщинку им и уксус покажется "Шепотом штольни" десятилетней выдержки, - недовольно заметил Кархи. - Эх, и на что только не приходится идти. И ради кого? Какого-то жадного гнома. Ладно, за мной "Бешеный кабан" и все кварталы вокруг него. А ты пройдись по ремесленным районам, там пиво не такое дорогое, как здесь.
   - До дома доползешь? - участливо поинтересовался тролль.
   - Хех, ты меня еще не видел в деле! Если к утру не приду, дам золотой. Мои ноги знают дорогу домой лучше меня.
   - Ну-ну, а кастетом по голове не боишься заработать?
   - В столице нет дураков искать монеты у пьяного гоблина, мы пьем до последней монеты. Делать все основательно - вот девиз нашей расы. Пить - так пить, работать - значит работать до изнеможения, пока мордой вниз не упадешь.
   - Приведи мне гоблина, который так работает и я подарю тебе маговизор.
   Кархи жадно посмотрел на предмет своих мечтаний, потом на облака, которые были также далеки от него, как и кристалл в руке тролля.
   - Не понимаешь ты эвфемизмов и художественного утрирования, - безнадежно вздохнул гоблин, отводя взгляд от кристалла. Кархи в свое время стоило немалого труда запомнить эти мудреные словечки, чтобы поразить эрудицией одну заносчивую гоблиншу. Последняя не оценила его умствований, сочтя их насмешкой над ее узким кругозором и Кархи пришлось ближайшую неделю довольствоваться одними эвфемизмами.
   - Зато я отличаю правду от сказок: честный гном, скромный маг, эльф-каменотес, работящий гоблин, орк-художник, - это сказки. А вот умный тролль - самая что ни на есть правда, и он стоит сейчас прямо перед тобой. Если не согласен, ты ставишь свое кольцо против моего маговизора и приводишь ко мне любую из этих сказочных зверушек. Идет?
   - Так мы с тобой до вечера будем трепаться, пойду я лучше повкалываю за себя и за умного тролля.
   - Только тяжелые кувшины не поднимай, а то грыжу заработаешь, - громко посоветовал тролль напоследок и тоже пошел искать подходящий рабочий участок.
  
   К вечеру Кархи тошнило как от спиртного, так и от забегаловок, в котором эта циничная пародия на благородные напитки продавалась. От серебряной монеты осталось лишь два медяка, которые Кархи решил спустить в более приличном кабаке. Его выбор пал на "Эльфийский дуб" - довольно чистое снаружи двухэтажное заведение на юго-западной окраине Эркалона, где обитали в основном орки, тролли и люди, из числа тех, кто сумел устроиться в столице и зарабатывали на жизнь более-менее законными способами. Хватало и сородичей Кархи. Гномы тоже не забывали раздражать зрительный нерв гоблина.
   Пройдя мимо скучающих вышибал внутрь здания, Кархи оказался в просторном и относительно светлом зале с привычными длинными столами и скамьями. По углам стояли небольшие столы с табуретками для небольших компаний, предпочитающих беседовать вдали от любопытных ушей соседей. Уединение было условным, но постоянный гам и чавканье заставляли прижимать рты чуть ли не к уху собеседника, что давало надежду на приватность.
   Старый немой гоблин с необычным прозвищем Немой, который ополаскивал кружки в ведре с водой за стойкой, тоже помогал обрести любителям посекретничать чувство уединения. То, что бывший фокусник читает по губам так же легко, как и газету "Досуг без косяка", знал только хозяин. А о том, что самое ценное гобл держит при себе и при случае превращает в звонкое золото знал лишь сам Немой.
   Кархи уселся за длинный стол и заказал кружку пива. Отдав последние медяки, гоблин сделал глоток и довольно выдохнул.
   - Неплохое здесь пиво, верно, приятель? - обратился к Кархи орк в фартуке молотобойца.
   Глаза гоблина, слегка осоловевшие от целого дня дегустации крепкого пойла, медленно переходили с одного посетителя на другого, пока не остановились на ослепительно красивой эльфийке с белыми волосами. Серебряный обруч на голове и красивая вышивка на светло-сером платье до колен подчеркивали цвет волос и матовость кожи. Увидев такое чудо, Кархи закашлялся, подавившись пивом. Сосед тут же наградил его крепким хлопком по спине и понимающе ухмыльнулся.
   - Не ожидал встретить подобный цветочек на нашей поляне?
   - Что она здесь делает?! - выдохнул Кархи.
   - Марсиэль? Работает, как и малышка Нирра.
   Гоблин принялся выглядывать второй эльфийский цветочек рядом с беловолосой красоткой, но кроме здоровенной троллихи никого из женского пола не увидел.
   - Да-да, малышка Нирра - троллиха, - орк жизнерадостно гоготнул. - И она работает на пару с эльфийкой. А старый Герф им помогает. Вот, как раз новый клиент нарисовался.
   - Они проститутки? - разочарованно воскликнул гоблин, у которого голова пошла кругом от всего этого.
   - Тихо ты, иначе малышка Нирра сделает из тебя отбивную, - молотобоец сердито толкнул локтем Кархи. - Смотри вон на того лысого гнома в синем камзоле. Видишь, он разговаривает с каким-то молодым купцом?
   Кархи обвел взглядом народ у стойки и увидел гнома в шикарном синем камзоле с серебряными пуговицами. Он оживленно жестикулировал при разговоре с холеным мужчиной лет тридцати, выряженного в темно-зеленые штаны и ярко-алый камзол.
   - О чем они говорят? - поинтересовался гоблин у орка, явно не в первый раз наблюдающего подобную картину.
   - Проказник Герф предлагает этому типу провести незабываемую ночь с самой красивой девушкой Эркалона. Разумеется, деньги после, вот только красавица малость туговата на ухо. Ее нужно громко окрикнуть. Комната наверху первая справа. Клопов нет, на прошлой недели маг заново зарядил амулет с заклинанием от насекомых.
   Кархи непонимающе слушал соседа, то и дело переводя взгляд с красавицы эльфийки на типа с масляным взглядом.
   - Такова жизнь, - ухмыльнулся орк. - Не все могут махать молотом, приходится и лежа работать.
   - А родственники ее куда смотрят?! - впервые в жизни вспомнил о родичах Кархи, наблюдая подобное непотребство.
   - Родственники сидят где-то здесь. Сидят, пока пиво не кончится, а оно кончается только вместе с закрытием "Эльфийского дуба".
   Тем временем гном и купец пришли к согласию, и мужчина направился к стойке, жадно пожирая глазами томно стоящую эльфийку. Не успел он подойти близко к девушке, как ее неожиданно заслонила своей широченной спиной Нирра. Купец недовольно крякнул. Решив не связываться с мохнатой бабищей, на голову выше его и раза в два тяжелее, он довольно громко произнес:
   - Прекрасная Нирра, позволь угостить тебя "Лесной розой" и скрасить твое одиночество. - Зал мгновенно затих. Мужчина, чувствуя себя неудобно под перекрестными взглядами насмешливых рож самых разных рас, повторил свое предложение прекрасной Нирре.
   Троллиха в необъятной юбке и снежно-белой тунике, подчеркивающей перекатывающиеся бугры мышц под светло-коричневой шерстью, обернулась к купцу и счастливо улыбнулась.
   - Он предложил мне "Лесную розу"! - на весь зал проорала троллиха, оскалив крепкие белые зубы. - Идем, красавчик, я скрашу твое одиночество. Косточки у тебя крепкие? А то некоторые ломают хребет после первого объятия.
   - Я обратился не к тебе, а к твоей подруге, - окрысился незадачливый клиент.
   Троллиха скрестила руки на мощной груди и пророкотала:
   - Ты спрашивал Нирру и это мое имя.
   - Ничего не понимаю! Этот старый пень утверждал, что Ниррой зовут самую прекрасную девушку в городе, - купец со злостью посмотрел на место, где договаривался о ночи любви со сводником, но гнома и след простыл. Потом он почувствовал тяжелую руку троллихи, которая легко развернула его к себе и услышал ее полный ярости голос:
   - По-твоему, я уродка? Или ты хочешь, чтобы я переломала тебе все ребра, а твой язык выбросила собакам?
   - Малышку Нирру обижают! - истошно выкрикнул объявившийся рядом с любителем эльфиек горбатый тролль с мощным торсом. - Мою лесную красавицу, мое утешение и радость глаз моих.
   Остальные посетители со смешками наблюдали за бесплатным спектаклем. Кое-кто из зрителей довольно громко бился об заклад, сколько вытрясут из этого франта.
   Нирра же сменила гнев на милость и, схватив мертвой хваткой клиента, громко прошептала:
   - Ты, наверное, никогда не видел красивых девушек и робеешь? Ничего, я научу тебя быть смелее! Ты только не кричи, я люблю сильные ласки.
   Мужчина, очутившись в борцовском захвате, услышал легкий треск ребра и завопил.
   - Море любви и океан ласки, - промурлыкала Нирра, легко поднимая добычу на второй этаж.
   - Я передумал и готов заплатить за свою грубость! - отчаянно взвыл купец. - Вот, бери кошелек и прости ради всех богов мою непочтительность. Я иногда бываю не в себе.
   Нирра тут же поставила неудачливого ухажера на ноги и протянула руку. Франт дрожащщей рукой вытащил кошель и передал его троллихе.
   - Ты действительно мне даришь этот кошелек? - проворковала лесная красавица. - Просто так? Как самой красивой девушке в Эркалоне?
   - Да, конечно да, ты самая красивая и сильная девушка в Эркалоне, - запинаясь, произнес купец. - Будь у меня с собой еще деньги, я бы отдал их тебе. А теперь прости, я должен идти, у меня неотложная встреча.
   Быстро спустившись вниз, красный от смущения и злости купец начал протискиваться к выходу через гогочущую толпу.
   - Сынок, если надумаешь жениться, то не бойся, приданным не обижу, - проорал горбатый тролль в спину неудачливого клиента.
   - Сегодня у Нирры отличный улов, - отсмеявшись, сказал орк Кархи. - Даже после дележа на троих она не останется в накладе. Как-никак, половина ее.
   - Откуда ты все это знаешь? - с подозрением спросил гоблин.
   - Нирра не делает из этого секрета. Эльфийка получает четверть, еще четверть гном. И Нирра бесплатно угощает всех наших кружкой пива.
   - А если возникнут проблемы с клиентом, то никто не даст Нирру в обиду? - предположил Кархи.
   - Точняк. За бесплатный балаган и выпивку народ здесь порвет глотку любому, да и в любом суде подтвердит, что подарочек дали бесплатно.
   - А эльфийка здесь откуда? - Кархи не отрывал взгляд от прекрасного профиля, повернутого в сторону довольной троллихи.
   - Марсиэль? Так она местная. Отец куда-то пропал, когда ей не было и года, а через полгода и мать померла при родах ее сестры. Младенец тоже ненадолго ее пережил. Так что Марсиэль забрал к себе горбатый Бурх, отец Нирры. А года три назад Нирра придумала этот фокус. Теперь папаша всегда при пиве, а его дочки при деньгах.
   - Дочки?
   - Да, Марсиэль зовет Бурха отцом, а Нирру сестрой. Что, странно слышать подобное?
   - А гном не их дядя? - осторожно поинтересовался Кархи, подготовленный орком к любым родственным связям.
   - Герф?! Этот коротышка когда-то работал в одном борделе, пока его не поймали за руку, когда он начал шельмовать с деньгами. Бородач вовремя смылся в Эркалон и теперь втюхивает солому вместо косяка любителям эльфиек. Десять раз на дню обежит все кварталы в округе. За день одного жирного клиента почти всегда находит. Описывать эльфиек он мастак, тут ничего не скажешь, многолетняя практика.
   - Ладно, мне пора идти, - с сожалением произнес Кархи. Гоблин раньше и сам удивлялся, почему кроме соплеменниц его тянет еще и к эльфийкам, пока ему в руки не попала книжка какого-то эльфийского философа, которую переводчик на всеобщий озаглавил "Сколько раз мы рождаемся и за что я уродился гномом". Прочтя внимательно треть книги, Кархи выяснил, что в прошлой жизни он был эльфом, а в гоблины попал из-за чрезмерной любви к природе. Поэтому в этой жизни он живет в городе и с травами общается только посредством косяка. Дальше читать было неинтересно, эльф предлагал различные практики, занимаясь которыми до конца жизни, можно было обеспечить свое следующее перерождение в шкурку эльфа.
   Кархи вполне устраивало то, что он гоблин. А искать священные дубы, чтобы сидеть под ним в самых дурацких позах, его совсем не привлекало. Гномам в книге советовалось смириться с судьбой, перестать пить крепкие напитки и не брать в руки золото и серебро. За это им обещали в следующей жизни тело орка, а если орк не будет слишком наглым, то в очередном перерождении его поприветствует гоблинская повитуха.
   Придя домой, Кархи прожужжал Урр-Баху все уши, повествуя о лесной красавице, этом лесном цветке, который вырос в городской грязи. Урр-Бах, сначала посмеиваясь над выдумкой троллихи, в конце концов не выдержал и решил завтра сам посмотреть на лесной цветочек, чего хитрый Кархи и добивался. Действительно, почему бы им иногда не заглянуть в "Эльфийский дуб"? Пока тролль будет смотреть на Нирру, Кархи спокойно может любоваться эльфийкой, а если Урр-Бах еще и подружится с троллихой, то у Кархи появится возможность пообщаться с Марсиэль - как никак он в прошлой жизни был эльфом, а родство душ эльфы чувствуют подсознательно.
   Так что хорошо выспавшись, друзья пообедали в "Жареном карасе" и пошли пить пиво в "Эльфийский дуб", вернее, узнавать имя поставщика. Малышка Нирра была на месте, как и ее прекрасная сестра. Стоило Урр-Баху увидеть лесной цветок, как он смутился. Чтобы скрыть свои чувства, он заказал еще пива. Цветочек ему приглянулся. С невысоким, по меркам троллей, Урр-Бахом, Нирра была вровень. Разумеется, тролль был пошире в плечах, да и мышцы у него были посильнее. В общем, из них получилась бы идеальная пара, о чем Кархи тут же и сообщил другу.
   Тролль на реплику гоблина промолчал, не сводя глаз с малышки Нирры. А когда троллиха стрясла с заезжего эльфа золотое колечко, Урр-Бах понял, что влюбился. Он равнодушно проводил взглядом эльфа, вслед за которым поднялись двое гоблинов и орк. Видимо, их не до конца удовлетворили извинения эльфа и они решили стрясти их с него в виде оставшихся монет.
  
  

***

   - Для начала, нужно подарить девушке букет хороших цветов, - тоном опытного ловеласа начал учить Кархи друга, когда они покинули "Эльфийский дуб". - А хорошие цветы всегда дорогие. Иначе если ты явишься с пуком дешевой травы, девушка решит, что ты ее спутал с коровой. Нирра же в ярости, небось, подобна урагану. Не стоит портить с ней отношения из-за каких-то цветов.
   - И сколько стоят подобные цветочки? - кисло осведомился Урр-Бах, который рассчитывал просто заказать Нирре хорошую выпивку.
   - Я слышал, что и золотого может оказаться мало, если цветы редкие, а букет собирал известный флорист.
   - Золотой?! Может, проще подарить ей колечко серебряное? А то пошлет она меня вместе с букетом, и что мне с ним делать? Сжевать, чтобы в следующий раз не был таким дураком?
   - Ты не спеши, я еще не договорил, - Кархи многозначительно улыбнулся. - Помнишь, я тебе рассказывал про Моргалика? Кстати, его надо навестить, он всегда в курсе последних слухов, может и про таинственных пивоваров что-нибудь слышал. Так вот, Моргалик вычитал в одной умной книжке какого-то известного старого жиголо, что только одна из десяти попыток познакомиться с девушкой оканчивается успехом. Поэтому я, когда собираюсь подкатиться с цветами к какой-нибудь цыпочке, вечером всегда хожу мимо Лорнхейнского кладбища. Там же хоронят разных богачей и аристократов, так что цветов всегда хватает. Беру несколько букетов, составляю из них один, выкидываю разные писульки мертвым и букетик готов. Причем, абсолютно бесплатно! В последний раз только после пятого букета одна цыпа стала сговорчивей. Жаль, что через неделю мы расстались - она решила, что я при деньгах, если столько трачу на цветы. А я оказался не готов к ее запросам. Но, как говорится, у каждого достоинства есть свои недостатки. К тому же я не потерял ни монеты.
   Тролль вытаращил на Кархи глаза.
   - Ты таскаешь своим подружкам цветы с кладбища?!
   - А где я столько денег наберу, чтобы одарить всех букетами? Я же тебе говорю, наука говорит, и мой жизненный опыт подтверждает, что удачна только одна из десяти попыток. Остальные девять букетов девки берут, но тебе говорят "Извини, ты не в моем вкусе", или "Я сейчас встречаюсь с другим". А так, после того как заведешь знакомство, раз в год можно и разориться на дорогие цветы в магазине. В остальное же время покупаешь что-нибудь подешевле, иначе подохнешь с голоду.
   - А мертвые не обижаются? - помолчав, поинтересовался тролль.
   - Мертвым эти цветы - как лошади пиво. Цветы нужны живым, чтобы показать, что дядюшку они любили вовсе не из-за его наследства, а тетю обожали не из-за ее изумрудного ожерелья. И, разумеется, чтобы не быть хуже остальных. В общем, цветы принадлежат живым. А мертвые уже курят косяки в Бескрайних Полях и им наплевать на всю эту земную траву. Ну что, идем сегодня на кладбище или ты потратишь золотой? А может, сразу отдашь Нирре маговизор? Его она точно оценит.
   Урр-Бах вспомнил, с какой решительностью Нирра вытряхивала из эльфа подарочек самой красивой девушке Эркалона и решительно замотал головой.
   - В первый раз можно и с кладбища, только свежие.
   - Разумеется, уж в цветах-то я научился разбираться! Хоть сам начинай за монету собирать букеты для парней. Жаль, что они предпочитают бесплатный хлопок по заду и кружку пива.
   - А нас не поймают? Там же не беднота лежит в могилах.
   - Пять сторожей после полуночи обычно играют в кости или карты, и хлещут пиво. Иногда даже дерутся. Правда, правда, сам слышал крики мордобоя. У кого-то карты крапленые оказались. Эти не боятся ни мертвых, ни живых. Главное, не мешать им играть, иначе действительно можно огрести. Но мы будем собирать цветочки в стороне от сторожки, там тихо.
   - Клянусь, если Нирра возьмет букет, следующий ей куплю, сколько бы он ни стоил! Но не дороже половины золотого, - тут же поправился Урр-Бах.
   Лорнхейнское кладбище было одним из самых старых и самым престижным в Эркалоне. Земля, находящаяся недалеко от центральных кварталов, стоила дорого, поэтому в ней могли позволить себе лежать только те, кто и при жизни владел приличным куском земли, не говоря о прочей недвижимости. Днем на кладбище было многолюдно, немало народу ходило лишь полюбоваться надгробными статуями и стелами, чья красота была достойна, чтобы стоять на иных площадях. А если в статую вливали еще и магическую энергию в виде заклинаний, то зрелище и впрямь было впечатляющим. В этом Урр-Бах убедился сам, когда Кархи провел его через потайной лаз в стене, заросшей густым кустарником в старой части кладбища.
   Проходя мимо высокого надгробия, тролль подскочил от страха, когда глаза статуи вспыхнули зеленым огнем и здоровенный мраморный грифон прокаркал:
   - Долго мне еще вас ждать? Тут и в карты не с кем перекинуться!
   Сам Кархи тихо хихикал, глядя на испуганного тролля. Урр-Бах заметив смех приятеля, сообразил, что тот нарочно провел его мимо этого дурацкого надгробия и зарычал.
   - Да ладно, этой шутке уже лет двести, - гоблин примиряюще поднял руки. - Тут покоится один заядлый картежник и шутник. Вот он перед смертью и придумал себе шутку. Я в первый раз от страха ломанулся так, что чуть голову себе не снес о чье-то каменное крыло или руку. Забавный памятник, правда?
   - Жаль, что этот шутник помер, - мрачно произнес Урр-Бах и поспешил вперед.
   Кархи запоздало открыл рот, чтобы предупредить тролля о том, что дальше лежит племянник картежника, тоже большой шутник, но опоздал. Мраморная фигура заорала "Свежее мясо! Да еще и троллье!". Урр-Бах от страха сиганул влево, и попал в заросли ежевики, за которыми, согласно завещанию, рачительно ухаживали кладбищенские садовники. Ругань тролля в адрес мертвых недоумков заставила выскочить из сторожки встревоженных охранников. На счастье друзей, они не сумели определить, с какой стороны доносились вопли и решили отложить выяснение этого вопроса на утро.
   Покинув цепкие кусты, Урр-Бах поднес оцарапанный кулак к скалящемуся Кархи и пробасил:
   - Больше без шуток, иначе я рассержусь! И ты идешь впереди меня.
   - Да я просто не успел тебя предупредить, слишком ты быстро топаешь по кладбищу. Ладно, пойдем в стороне от "Ласкового пса" и "Любопытного медведя".
   - Обязательно мимо, - приказал тролль, которому пришлись не по вкусу странные прозвища памятников.
   Кархи провел друга по проторенной дороге к новой части кладбища и помог ему собрать три букета. Вдруг справа от них, совсем близко, раздался чей-то громкий шепот. Не выдержав издевательств, тролль взревел и заорал: "Я сейчас сам сожру любого, кто потревожит меня!". Тут же раздался сдавленный крик и топот нескольких явно живых созданий.
   - Ты сейчас спугнул конкурентов, - громко залился Кархи. - Некоторые торговцы любят собирать цветы на кладбище, а потом за полцены втюхивают их родственникам умерших из тех, кто победнее или пожаднее.
   - Не кладбище, а балаган, - прорычал разозленный Урр-Бах. - То говорящие статуи, то живые придурки. Здесь я в первый и последний раз!
   - Сматываемся, ты своим ревом поднял на ноги всех сторожей, - заволновался гоблин, увидев невдалеке пять фонарей, которые двигались в их сторону.
   Друзья бросились бежать. Кархи по другому пути быстро вывел тролля к лазу.
   - Ну все, в ближайшие несколько недель цветы мне здесь не светят, - сказал Кархи, укоризненно глядя в сторону Урр-Баха.
   - Работать надо, а не по кладбищам шляться, - огрызнулся тролль, выведенный из равновесия.
   - Ты думаешь, этот гном-пивовар тоже подарит тебе маговизор? - съехидничал Кархи. - Этот бородач может расщедриться только на прокисшее пиво, и то не больше одной кружки на двоих.
   - Поживем-увидим, кто на что расщедрится, - пробормотал тролль.
   Дома Кархи с удовольствием начал читать записки, которые родственники умершего вкладывали в букеты. Данное занятие считалось в Эркалоне верхом неприличия. Поспорить с ним могло только появление на улице в голом виде, но гоблина это не смущало. Как-то раз ему довелось даже и по улицам голышом пробежаться, когда за ним гнался с ножом бешеный дружок одной зеленокожей красотки.
   "Дорогой дядя, спи спокойно, если ты начнешь и тут показывать свой мерзкий характер, тебя точно выпрут с кладбища", - громко прочел Кархи. - Так, а букетик тоже мог бы быть подороже. Ладно, вот эти два тюльпана можно и взять. Ух, ты, Урр-Бах, смотри какой красивый букет, хоть прямо так и дари! А кто его послал? "Пусть боги дадут тебе то, что не смогли дать твои внуки. Дедушка, приснись мне и скажи, куда ты спрятал бабушкины драгоценности".
   - Жаль адреса нет, а то бы я подсказал, где их искать, - цокнул языком Кархи. - За такой букет не жалко спуститься на землю и шепнуть, где лежат камушки. Эти дураки родственнички не соображают, что умасливать дедулю надо было когда он еще дышал. Ты смотри, какие роскошные фиалки! Урр-Бах, откуда они здесь? Давай этот букет я загоню утром на Траурном рынке? Твоей Нирре хватит и этих двух.
   - Кархи, для тебя есть что-нибудь святое? - мрачно поинтересовался тролль.
   - А как же! Дружба, косяк "Болотный дух" и выдержанное "Дыхание шамана", не меньше десяти лет. За эти вещи я прибью любого. Ты не отвлекай. Ха, вот послушай, что пишут аристократам, - засмеялся гоблин. "Многоуважаемому господину графу желают пребывать в Свете его внучатые племянницы. Спасибо за то, что упомянули нас в завещании".
   - Как ты думаешь, сколько эти племянницы получили, раз расщедрились на такое чудо? Наверно, не меньше нескольких тысяч золотом, если судить по цене букетика. Он стоит не меньше двух золотых. Может, толкнем его все-таки? За половину золотого с руками оторвут, а если поторговаться, то и золотой выручим. Хотя нет, мало кому завещают столько золота. Пусть будет половина.
   - Фиалки будут хорошо смотреться на фоне белой одежды Нирры, - изрек Урр-Бах. - Убери руки с ее цветов, чего ты их мнешь, как косяк?
   - Вот она, благодарность, - воскликнул Кархи, ловко собирая букет, в центре которого были великолепные фиалки. - Ну, как тебе букетик? Если после него она тебя сразу не потащит на руках наверх, то я ничего не понимаю в женщинах.
   - Замолчи, наконец, - тролль придирчиво осмотрел произведение гоблина, но за неимением опыта решил, что сойдет и так. - Главное, цена букета сразу бросается в глаза. А девушке ведь главное внимание.
   - Давай я поставлю его в воду. Кстати, сейчас насыпем туда эльфийской соли, она хорошо сохраняет цветы.
   - Какой соли? - не понял тролль.
   - Эльфийской, - Кархи достал с полки небольшую деревянную коробочку и взял из нее щепотку темно-серой пыли. - Не знаю, из чего ее получают, но цветы и покойников она сохраняет прекрасно. И стоит недорого.
   - О покойниках больше ни слова, - предупредил насупившийся Урр-Бах.
   - А чем тебе не угодила самая миролюбивая часть населения Каэры? - полюбопытствовал гоблин, ставя на подоконник вазу с цветами. - Ты хоть раз слышал, чтобы они вставали или мешали живым? Я - ни разу, как и наш шаман, а он знает все на свете. Даже то, что еще не было.
   - Так-то оно так, но лучше о них не говорить, чтобы не привлечь неудачу.
   - Покойник с набитыми карманами в нашем районе - самая большая удача, - серьезно заявил Кархи. - А два покойника - это дар богов, не меньше.
   - Я сплю, - объявил тролль и демонстративно повернулся на своей кровати к стене.
   Кархи собрался уже было рассказать анекдот про помершего гнома, но тут ему пришла в голову более интересная мысль. Гоблин широко ухмыльнулся, молча погасил светильник и, улегшись в свою постель, начал ее тщательно обдумывать.
  
   Когда Урр-Бах проснулся, его удивила темнота, царившая в доме. Обычно он просыпался в одно и то же время, когда летнее солнце поднималось до соседской крыши. Но в этот раз было темно, хоть глаз выколи. Ничего не понимая, тролль сначала позвал Кархи. Гоблин не откликнулся. Урр-Бах встал с постели и на ощупь пошел к окну. На пути неожиданно оказался стул, о который тролль неудачно ушиб палец на ноге. Сам стул с грохотом упал на пол. Ругаясь в полный голос, Урр-Бах нащупал подоконник. Вдруг его коснулась ледяная рука и голос, похожий на кладбищенского шутника, проскрипел: "Раз не захотел играть в карты у меня, будем играть здесь". Урр-Бах заорал во всю силу своей могучей глотки и с вздыбленной шерстью прыгнул в окно, которое какой-то зеленый придурок плотно закрыл ставнями. Череп у Урр-Баха оказался крепче, поэтому его голова, пробив доски ставень, очутилась на улице, где до смерти перепугала старьевщика Сурша. Кстати, на улице оказалось светло.
   - Покойник ожил! - придушенным голосом сообщил Урр-Бах остолбеневшему от неожиданного явления гоблину. Сурш припустил вперед, бросив тележку посреди улицы.
   - Урр-Бах, дружище, ты чего испугался? - едва сдерживая смешки, поинтересовался Кархи. - Нет здесь никаких покойников.
   - Сейчас будут! - взревел опять тролль и выдернул голову назад в комнату. Гоблин резво удрал на улицу, моментально сняв с двери засов. Урр-Бах тоже выскочил и погнался за тупым гоблом, громко обещая Кархи прикопать его рядом с его проклятыми статуями. Прохожие жались к стенам домов, кое-кто с перепугу с места махнул через забор.
   - Дурацкая шутка, признаю! - завопил уставший Кархи. - Больше так не буду, клянусь Вечным Дымом и Бескрайними Полями. Чтобы мне больше никогда не выкурить косяка!
   Последняя клятва заставила раскумаривающихся неподалеку молодых гоблинов с ужасом посмотреть на сумасшедшего собрата. От таких клятв не отвертишься. Урр-Бах тоже доверился правдивому тону приятеля и остановился.
   - Ладно, придурок, живи. Но если я разбил вазу с цветами, тебе не поможет никакая клятва.
   - Букет я убрал под кровать, - похвастался предусмотрительностью гоблин. - А наш Сурш как бы не стал заикой. Ты перепугал весь квартал.
   - Когда тебя погладит покойник, ты не так заорешь, - сердито пробурчал тролль. - Где ты взял лед?
   - Я вчера вспомнил, что у меня хранится еще один порошочек, называется "Ледяная крошка". Слыхал о таком? Это как гранитная крошка, только не из гранита. Бросаешь ее в воду и получаешь через час лед. Ну, а насовать льда в перчатку - минутное дело.
   - Руки бы тебе оторвать за твою подлянку. В следующий раз буду бить со всей силы прямо в голову, и наплевать, кто там меня трогает, наглый гобл или дюжина покойников.
   - Видишь, выходит я избавил тебя от страха перед мертвыми, - обрадовался Кархи. - Осталось переночевать в каком-нибудь склепе и ты тоже будешь с улыбкой читать записки мертвым.
   - Заткнись, иначе я за себя не ручаюсь! - не выдержал Урр-Бах.
   - Ладно - ладно, пошли отсюда, а то на нас уже смотрят.
   Гоблин слегка преуменьшил эффект от присутствия тролля в одной набедренной повязке и все еще стоящей дыбом темно-коричневой шерсти. Широко раскрытые глаза, в которых плескалась смесь из уходящей ярости и дикого страха делала тролля похожим на безумца, причем весьма опасного безумца.
   Подходя к дому, друзья услышали сварливый голос соседки из окна:
   - Кархи, что вы курите? Или пьете, раз вам стали являться покойники? Прекращай покупать дешевку у разного жулья. Еще одна подобная выходка и пол-улицы точно окочурится от страха. Эй, мохнатый, тебе шаман не нужен? От пива он тебя не заговорит, но вместо покойников будешь видеть голых девок. И тебе спокойнее будет, и нам.
   - Тетушка Дзана, девок мы увидим сегодня живьем, а покойников больше не будет. Обещаю, траву буду брать у другого, - Кархи постарался, чтобы его слова звучали правдиво.
   - Молодежь, в двадцать лет не могут купить нормальный косяк. Что из вас получится в тридцать? - соседка неодобрительно фыркнула и громко захлопнула ставни.
   Кархи же благоразумно не стал отвечать на вопрос, который задает каждое поколение последующему, и быстро вошел в дом. Хотя соседи и присматривали за домами друг друга, но на душе у гоблина было неспокойно. Ведь у них теперь есть маговизор. А узнай кто из гоблов об этой вещице, можно запросто свернуть себе шею, провалившись в подкоп у себя же дома. Хотя работа гоблинов и боится, ради маговизора они могут взяться и за лопаты.
   - Урр-Бах, нам надо найти тайник для маговизора, - обратился Кархи к троллю. - Если ему приделают ноги, я этого не переживу.
   Урр-Бах молча отдал кристалл гоблину, признавая его первенство в этом деле. Гоблин, который знает, как спереть цветы на кладбище, сумеет найти и укромное местечко для тайника. Кархи постарался оправдать ожидания друга и быстро отыскал в бревне в углу комнаты почти у самого потолка глубокое отверстие. Дом был старый, а бревна - крадеными с какой-то стройки, то есть явно не лучшего качества. Что стало причиной появления дыры в дереве, Кархи было неинтересно. Он проверил рукой глубину тайника, с силой нажал на бревно и, удовлетворившись проверкой, положил в него кристалл. Потом слез с высокого табурета и начал искать тряпку. Найдя кусок ветоши, гоблин спокойно заткнул ею дырку и начал подпиливать ножку комода, который стоял прежде в этом углу. Одной ножки Кархи показалось мало, поэтому скоро к ней присоединились еще две. На вопрос в глазах Урр-Баха гоблин, вытирая со лба пот, ответил:
   - Лезть в дом к гоблину додумаются только гоблины. Тряпки в стенах - обычное дело, дерево ведь не из эльфийского леса, строители используют в основном сухостой.
   - А комод зачем испортил?
   - Если какой-нибудь придурок все же вздумает вытащить тряпку, то ему придется залезть на комод. После этого он поймет, что нечего плевать на чужой труд.
   - А если он будет не один?
   - Кроме комода у нас больше ничего высокого нет, не считая этой табуретки. А ее я буду хранить в кладовке. Не бойся, никто не полезет наверх, это я просто перестраховываюсь.
   - Испортил комод, забрал мою табуретку, может еще штаны мои развесишь? - начал ворчать Урр-Бах, все еще пребывающий в плохом настроении. - Табуретку оставь на месте, а маговизор перепрячь. Подобной глупости я еще не видел. Все на виду и кругом одни болваны. Осталось повесить объявление на дверь, что маговизора у нас нет.
   Гоблин с раздражением полез наверх, забыв, что только что сам и подпиливал ему ножки. Об этом он вспомнил только после того, как слез на пол с маговизором.
   - Вот тебе и ловушка, первый же гоблин спокойно вытащил маговизор! - возмутился Урр-Бах. - Или домушники сплошь толстяки? Дай лучше кристалл мне, я сам его припрячу.
   Кархи неохотно отдал сокровище.
   - Ты только не забудь, что мы его и смотреть собираемся, - предупредил гоблин друга.
   Тролль, никак не отреагировав на слова непутевого напарника, пошел в кладовку. Найдя топор под мятым тазиком, он направился к входной двери. Урр-Бах поддел лезвием топора одну из половиц, нажал на обух и извлек короткую узкую доску. Под ней, как он и ожидал, было достаточно места, чтобы уложить с дюжину подобных маговизоров, еще и место останется. По очереди согнув несколько раз два гвоздя, торчащих из доски, Урр-Бах отломил их и уложил завернутый в тряпицу кристалл. Потом установил половицу на место. Шляпки от гвоздей сидели на своих местах, ничем не выдавая, что они уже ничего не скрепляют.
   - С тебя старый коврик. И чтобы был облезлым, иначе, если кто решит прихватить его с собой, может перевернуть половицу и наткнется на кристалл, - заявил тролль напарнику.
   - И что, теперь каждый раз нужно брать топор, чтобы достать маговизор? - недовольно спросил Кархи. - А ты не думал, что топор скоро проделает заметную щель в полу?
   - Их здесь и так полно, затирай ее грязью и все будет в порядке, - флегматично ответил Урр-Бах. - А теперь надо привести себя в порядок, почистить одежду и в "Эльфийский дуб". А ты пока пожарь яйца с грудинкой.
   Гоблин, чувствуя себя немного виноватым за утреннее происшествие, молча подчинился троллю. Тем более, что сейчас его занимала мысль, когда Кархи уместно будет познакомиться с эльфийкой: на первой встрече тролля с Ниррой, или подождать до второй. Решив определиться с этим по ходу, гоблин принялся разбивать яйца на шкворчащую сковороду.
  
   Урр-Бах, в начищенной куртке и башмаках, держал букет, то и дело перекладывая его из одной руки в другую. Фиалка в левом наружном кармане заставляла проходящих мимо него посетителей удивленно коситься. Для тех, кто привык свое удивление выражать громко вслух, тролль повесил на пояс любимую дубинку, конец которой свешивался сейчас с края скамьи.
   - Урр-Бах, сколько можно сидеть? - в очередной раз произнес Кархи, - Мы тут торчим уже битый час. Ты мужчина или нерешительная мямля? Просто говоришь, что даришь эти цветы самой прекрасной девушке в мире, суешь ей букет в руки и называешь свое имя. Потом предлагаешь угостить обедом и сходить на прогулку в Эльфийский парк.
   Тролль угрюмо слушал болтовню гоблина. Обычно он не смущался, заводя знакомство с ровесницами, но в этот раз весь его напор куда-то испарился.
   - Считаю до десяти и бегу к Нирре, чтобы сказать ей, что по ней сохнет один мохнатый болван, - решительно произнес Кархи. - Один, два, три...
   Урр-Бах, припертый к стене нечестным приемом, пригрозил приятелю кулаком и с вздохом пошел к стойке, у которой болтали девушки в ожидании очередного ценителя женской красоты.
   - Добрый день, красавицы! - произнес тролль.
   Девицы разом прекратили беседу и повернулись к Урр-Баху.
   - Прекрасная Нирра, позволь мне вручить тебе этот букет в знак своего восхищения и преклонения перед самой красивой девушкой на свете, - выпалил тролль и протянул цветы изумленной Нирре.
   Троллихе раньше никто не дарил цветы, в лучшем случае предлагал побаловаться пивком. Прекрасные фиалки притягивали взгляд. Они действительно были великолепны. Нирра с некоторой растерянностью взяла букет в руки и выжидательно посмотрела на переминающегося с ноги на ногу поклонника.
   - Меня зовут Урр-Бах, прекрасная Нирра, позволь мне угостить тебя обедом и пригласить на прогулку в Эльфийский парк.
   - Не забудь про меня, сестричка, - громко шепнула эльфийка.
   - Спасибо за цветы, - придя в себя, ответила Нирра. - И за приглашение. Пообедать лучше за тем столом в правом углу. Марсиэль, предупреди Герфа, что сегодня у меня выходной. - Улыбающаяся эльфийка кивнула и подойдя к гному, сообщила ему эту не очень приятную для него новость. Бородач недовольно взглянул в сторону Урр-Баха и тут же растворился среди посетителей.
   К этому времени Нирра успела заказать приличный обед и выдержанное вино, которое по подсчетам остроглазого Кархи тянуло не меньше, чем на четверть золотого эркалона. Решив дважды не тратиться на дорогое угощение, гоблин решительно подошел к их столу, важно поклонился и объявил:
   - Кархи, сын Кархи Пятого и внучатой племянницы Великого Шамана к вашим услугам. Надеюсь, мой друг уже рассказал обо мне? Мы с ним дружим с детства и даже работаем вместе.
   - Садись, зеленый, - милостиво произнесла Нирра. - А где вы работаете, случайно не ночными грузчиками?
   - Как можно?! - воскликнул Кархи. - К ворью мы не имеем никакого отношения. Даже наоборот. Мы - ведущие оперативники детективного агентства. Только на прошлой неделе отыскали украденную цацку у "Эльфийских пупков". Они подарили мне вот это колечко, - Кархи продемонстрировал девушкам подарок Зариэль. - Я его пообещал не снимать до конца жизни, - тут же добавил гоблин, заметив восхищение в глазах любительницы подарков и Марсиэли.
   - Так вы сыщики, - протянула с непонятной интонацией Нирра.
   - Бери выше, подруга, я же сказал, мы - ведущие оперативники и старшие эксперты в агентстве. По мелочам не работаем, только с важными и дорогими клиентами. Для этого нам пришлось пахать днем и ночью не один год, а сколько раз мы мерзли на холоде и мучались от жары без капли пи..., э..., воды, и не сосчитать. Но теперь наша репутация известна среди всех профессионалов сыскного дела. Кархи и Урр-Баха знает каждый приличный сыщик и куча богачей, на которых мы поработали. Изощренные убийства и невероятные кражи мы щелкаем как белка орехи. Урр-Бах, чего ты молчишь, как камень, подтверди мои слова.
   - Точно, как орехи, - произнес тролль, сам заслушавшись приятеля.
   - Кстати, девушки, вы ничего не теряли, а то мы найдем пропажу хоть под землей.
   - Как раз вчера посеяли мешок золота, - тут же нашлась Марсиэль.
   - Увы, с золотом мы не работаем, оно как ртуть, моментально исчезает, - покачал головой Кархи. - А вот и обед. Что там, салат, тушеные овощи в сметане и тушеная баранина? Неплохо.
   - Спасибо за угощение, - на всякий случай напомнила Нирра и принялась уплетать баранину. Эльфийка положила себе тушеные овощи и салат. Голодный Кархи наложил себе всего и помногу. От него не отставал и Урр-Бах, тем более, что всего было в изобилии. Выдержанный "Стук дятла" пришелся так всем по вкусу, что Нирра заказала еще две бутылки. Кархи лишь тихонько вздохнул. Ради прекрасных глаз Марсиэли он готов был пожертвовать и золотым Урр-Баха.
   Во время обеда велась легкая беседа, которую Кархи умело переводил с одной темы на другую. По части болтовни он был большим мастером.
   - С вас золотой и два медяка, уважаемый, - угодливо произнес сам хозяин заведения, немолодой эльф в поношенном лазурном камзоле и серых штанах.
   - Дудка, этот парень подарил мне красивый букет, - многозначительно пророкотала Нирра. - Подсчитай еще раз, ты, наверное, где-то ошибся. Давай я тебе помогу. Вина было на половину золотого, отличное винцо. Ну а остальная мелочевка тянет на серебряк. Я правильно подсчитала, Дудка?
   - Наша красавица и считает как гном, на все руки мастерица, - деревянным голосом рассмеялся эльф.
   - У меня еще и хорошая память, - ласково улыбнулась троллиха и нежно погладила хозяина по уху. - Например, позавчера у ребят почему-то оказалось какое-то пойло вместо честного пива. Как так вышло? Ведь я хорошо плачу тебе, моя дудочка, - троллиха невзначай сильно дернула эльфа за ухо.
   - Произошла страшная ошибка, я сегодня же ее исправлю, - взмолился эльф, хватаясь за чуть не оторванное ухо.
   - Я прослежу, - Нирра обнажила белоснежные зубы в обворожительной улыбке. - А теперь забирай свои монеты и не мешай нам.
   Тролль быстро выгреб из карманов наличность и отсчитал эльфу шестнадцать серебряных, после чего хозяин удалился.
   - Марсиэль, откуда у эльфов берутся такие типы? - обратилась троллиха к подруге.
   - Оттуда же, откуда и остальные, тебе вслух сказать или сама догадаешься? - резко ответила эльфийка.
   - Не будем о плохом, пройдох во всех расах хватает, особенно у гномов, - поспешно сказал Кархи, широко улыбнувшись.
   - Может, стоит сходить в Эльфийский парк? Там, говорят, поставили замечательные качели. Народ от них просто без ума.
   "Эльфийка та еще штучка, побреет языком не хуже острого ножа", - подумал Кархи, - "ладно, мне на ней не жениться, а вот Урр-Бах похоже втюрился".
   Тролль млел рядом с Ниррой и всю дорогу до парка счастливо улыбался. Кархи пикировался с эльфийкой и развлекал всю компанию анекдотами и забавными случаями из своей репортерской жизни. Покачаться на новом шедевре гномов компания не рискнула, уж больно ненадежно выглядела конструкция. Деревянные опоры заметно качались вслед тяжелой скамье, подвешенной на канатах. Нирра посмотрела на тяжелого Урр-Баха и, добавив свой вес, категорично отказалась испытывать творение бородачей на прочность. Вместо качелей обошлись прогулкой по огромному парку и различными сладостями, которые продавались здесь на каждом углу.
   Проводив девушек до "Эльфийского дуба" и вежливо распрощавшись, друзья направились домой. Урр-Бах довольно улыбался, а Кархи гордо выпятил грудь - как-никак он оказался единственным в окрестных кварталах гоблином, который оказался лично знаком с эльфийкой. Подобное знакомство при правильном подходе сулило море дармовой выпивки от кузена и прочих родственников и соседей, а также рост авторитета и еще больший рост в глазах гоблинш, что не могло не радовать.
   День удач продолжился, когда напарники оказались дома. Из-под половицы с тайником раздалась громкая мелодичная трель, вслед за которой певучий голос эльфийки объявил, что через час начнется выступление группы "Эльфийские пупки", после которого шаман Зеленый Дым поделится секретами исцеления на дому и даст несколько практичных советов в области защитной магии. К сожалению Кархи, пока он отыскал топор в кладовке и поднял половицу, эльфийка исчезла.
   Положив маговизор на стол, друзья незаметно скоротали беседой один час и как только раздалась повторная трель, с интересом уставились на поверхность кристалла. Больше всего их занимало, откуда идет звук, который будто рождался из воздуха высоко над матовым кристаллом. После объявления симпатичной русоволосой эльфийки напарники увидели физиономию Арфиэля. С любезной улыбочкой импресарио объявил о своей новой постановке "Кровавый налет разбойников". После этого Кархи и Урр-Бах просмотрели хорошую потасовку между гоблинами и орками с одной стороны, и эльфами и гномами с другой. Эльфийки во главе с Зариэль крутили пупками и задорно пели боевые песни эльфов и людей.
   Мастер, управляющий малым передающим кристаллом, умело переходил от панорамы мордобоя, изредка сдабриваемого невнятными ругательствами, к открытым частям тел артисток. Под конец эльфы в светлых одеждах усадили эльфиек на коней и ускакали за пригорок в сопровождении группы гномов.
   - Барахло! - с отвращением произнес Урр-Бах. - Я бы этим эльфам вломил так, что они месяц не смогли бы сесть на коней.
   - А я бы гномам все бороды пообрывал, - добавил Кархи. - Неужели Арфиэль считает, что народ это проглотит?
   - А может, кто Арфиэлю больше заплатил из зрителей, та раса и победила? - задумчиво произнес тролль. - Этот эльфик ушлый как два гнома. Помнишь, как он переменился в лице, когда мы рассказали о находке мандолины? Мне почему-то кажется, что он был уверен, что ее не найдут.
   - Нет, не помню, - ответил Кархи. - Мне в тот момент было не до рожи эльфа, сам видел, как на нас смотрели, чуть на месте не придушили.
   Диалог знатоков потасовки прервал немолодой, но энергичный гоблин с обвислыми ушами, который представился Зеленым Дымом. Он начал просвещать зрителей о том, как выбрать подходящее место в саду под веселую траву элитных сортов. Как оказалось, каждому сорту нужны свои условия: "Болотный дух" любил тенистые участки с большой влажностью, "Поющий пень" предпочитал тень с умеренным поливом, но нуждался в соседстве синего мха. "Спятивший бубен" терпеть не мог тень и требовал редкого полива только в полнолуние. В общем, обстоятельный и неторопливый рассказ Дымка о секретах выращивания веселой травы друзья слушали с удовольствием.
   - После Дымка прямо ощущаешь, как голова наполняется новыми знаниями, - выразил свои чувства Кархи.
   - Да, у этого гоблина широкий кругозор, - согласился Урр-Бах. - Надо почаще его смотреть. В нашей работе такие знания на вес золота. Никогда не знаешь, что пригодится.
   В то время, когда профессионалы сыска обменивались впечатлениями, на экране несколько гоблинш в коротких туниках под ритмичный и резкий как удар бича бой небольшого бубна плясали вокруг крошечного костра. Седой как лунь гоблин размеренно бил в бубен, прикрыв красные то ли от дыма, то ли от похмелья глаза, а танцовщицы, громко ухая, кружились вокруг пламени. Кархи мельком взглянул на действо и скривился - деревенские пляски предков его почему-то раздражали. Мир меняется и надо меняться вместе с ним, считал гоблин, а уханье вокруг горящего полена должно остаться в болотах, рядом с костями предков.
   После гоблинш в кристалле вновь появилась хитрая рожа Зеленого Дыма.
   - Продолжу нашу беседу о лечении на дому, которую я начал в прошлый раз, - начал говорить знаток трав. - Сегодня мы будем лечить геморрой. Я почти вижу, как скривились ваши лица, уважаемые друзья, но запускать эту болезнь не советую и врагу.
   - Кархи, запиши рецептик, порадуем Гримбольда, - распорядился тролль.
   - Я лучше запомню, у Дымка все рецепты просты как косяк.
   - Чтобы избавиться от этой напасти, возьмите кусок затвердевшего меда размером с палец и засуньте его в больное место на ночь. Через два-три дня все пройдет. Лучше при этом ничего не есть. А теперь перейдем к магии, - Дымок немного поерзал в кресле, усаживаясь поудобнее. - На этот раз я расскажу вам о том, как заговорить кирпич от обидчиков. Разумеется, вы должны обладать магическим даром, если его у вас нет, то лучше и не пытайтесь или обратись ко мне. Я заговорю его абсолютно бесплатно. Магия должна служить простому народу, а не вытряхивать из них последние монеты, - при этих словах друзья обменялись недоверчивыми взглядами. Кархи хмыкнул.
   - Берем кусок кирпича, такой, чтобы удобно лежал в руке, - Дымок достал кусок красного кирпича и несколько раз подкинул его в воздухе. - После этого кирпич кладем в кипящий отвар из полыни, болиголова и черной бузины. Через три часа достаем его и начинаем шептать следующее заклинание:
   "Сын Земли, Воды и Огня, возьми от Воздуха его скорость и наполнись свирепостью бушующего урагана. Именем четырех стихий стань быстрым как стрела и точным как удар орлиного клюва. Барр захх иарр шасс. Барр захх иарр шасс. Барр захх иар шасс". - После этого заклинания, мои друзья, влейте магическую силу в кирпич, не больше, чем на огненную стрелу или воздушный пинок. Все, заговоренный кирпич готов! Любой удар им по голове обидчика свалит негодяя на землю, где его можно будет хорошенько отпинать. Кстати, заговоренные башмаки для усиления удара продаются в моей лавке практически бесплатно. Желаю вам хорошего урожая травки и удачных заклинаний. И помните, что Зеленый Дым всегда готов помочь справиться с любой жизненной проблемой. Моя магия служит простому народу.
   Вежливо склонив голову, Дымок пропал с поверхности кристалла. Вместо него появился гоблин гигантского роста. Кархи, окажись рядом с ним, доставал бы своей макушкой лишь до груди. А мощный торс и мышцы крепостью могли легко соперничать с силой гнома.
   - Достали недоброжелатели? Оборзели конкуренты? По своей улице вечером страшно пройти? - утробным голосом начал выкрикивать зеленокожий силач. - Приходите к великому шаману Зеленому Дыму! Он магией сильной и словом твердым всех вразумит. Низкие цены и качество работы вас приятно удивят. Оплата только после результата. Если в течение недели проблема не исчезнет, работа выполняется бесплатно. Обитель великого шамана Зеленого Дыма находится на улице Дроздов недалеко от Птичьего рынка. Ваши проблемы станут нашими! - гоблин с хеканьем напряг бицепсы на руках и разорвал цепь с крупными кольцами.
   - Их заранее подпиливают, - зевнул Кархи. - Мне кузен по секрету рассказал. И гоблина снимают так, чтобы он казался выше. Мышцы, правда, у него настоящие и силен как бык. Это Кабан, один из учеников Дымка.
   - И много у него таких учеников? - сощурился Урр-Бах, рассматривая мускулистое тело гоблина, рвущего вторую цепь.
   - С полсотни наберется, не считая орков и прочих. А ты что хотел? Помощь народу иногда вызывает непонимание и злобу. А ученики уговорят, поучат, простят. Нет, прощает только сам Дымок, ученики лишь уговаривают и учат.
   - Серьезный гобл, - протянул с уважением Урр-Бах.
   - С ним никто и не связывается, я же тебе рассказывал. Это не бандит, а настоящий шаман.
   - Настоящий шаман с настоящими учениками. А что за заклинание он бормотал? Бар зах..., дальше не помню.
   - Барр захх иарр шасс, - поправил друга гоблин. - Это старое заклинание, слова его вроде как понятны по отдельности, а общий смысл нет. То есть, шаманы точно знают, только остальным гоблинам не говорят. Для обычных гоблинов заклинание звучит как "Бей по рогам без промаха".
   - Магия! - с уважением произнес тролль. - Наш шаман тоже когда общается с духами, орет так, что в деревне слышно. И вроде все слова понятны, ими говорим, особенно если надо начистить кому морду. А вот с духами никто из нас разговаривать не может. Без магии не понимаешь тайный смысл простых слов.
   - Зато у нас есть маговизор, а у шаманов только бубен и настойки, - Кархи бережно завернул кристалл в тряпку и спрятал в тайнике. Топор после некоторого раздумья был возвращен в кладовку.
  
  
   Утром Урр-Бахом овладело острое желание работать. Быстро позавтракав, тролль выгнал Кархи на улицу, наказав найти к вечеру тех кабатчиков, которые точно покупают неучтенное законом пиво. А сам решил пройтись по рынкам, где крестьяне и торговцы торгуют злаками. Как-никак, а для пива нужен солод, да и без хмеля пиво будет без приятной горечи.
   Ржаной рынок, заставленный телегами, доверху нагруженными мешками с зерном, заставил тролля растерянно ходить по торжищу мимо крестьян и крупных перекупщиков, предлагающих любой съедобный злак, произрастающий в Каэре. Урр-Бах мог отличить рожь от овса, хорошо представлял, чем отличается ячмень от пшеницы, но вынужден был признаться самому себе, что не знает, как употребляют большую часть предлагаемых на рынке товаров.
   Тролль надолго застыл у прилавка с крупными продолговатыми синими зернами размером с половину чечевицы, пытаясь сообразить, что перед ним.
   - Почтенного господина интересует эльфийский горох? - поинтересовался скучающий продавец полуэльф.
   - Вообще-то впервые вижу, - честно признался тролль. - А чем эльфам не угодил обычный горох?
   - Вкусом. Отведав хотя бы раз эльфийскую гороховую кашу, сразу поймешь разницу, - ответил полуэльф, переходя на "ты".
   - Неужели? - Урр-Бах с сомнением посмотрел на темно-синий цвет зерен. - И во сколько обойдется мне порция на четыре тарелки? - тролль решил в самое ближайшее время удивить Нирру кулинарными способностями. А может и еще чем, если вечер удастся, а Кархи заранее послать навестить родственников.
   - Да недорого, половина серебрушки, главное - правильно приготовить, - живо откликнулся продавец, ссыпая горох в небольшой льняной мешочек. - Его употребляют обязательно с иллорским щавелем, найдешь на любом рынке, где торгуют зеленью. А так варишь как обычный горох, только обязательно со щавелем. В конце солишь и на стол.
   Тролль опустил покупку в карман рабочей куртки, которой стала его старая одежда, и расплатившись, пошел дальше, выискивая торговцев хмелем и солодом. Рынок был огромен, ведь здесь закупались владельцы сотен пекарен, кондитерских магазинов и хозяева бесчисленных небольших пивоварень, по большей части рассчитанных на обеспечение спиртным только одного питейного заведения, не говоря о мелких лавочниках, торгующих крупами и мукой. Столица каждый день выпивала и съедала неимоверное количество спиртного, лепешек, хлеба и самого разного печеного, не считая различных каш, которые были основной пищей большинства жителей Эркалона.
   Отыскав наконец ряды с товаром для пивоварень, Урр-Бах с интересом прислушивался к азартно сбивающим цены покупателям и придирчиво рассматривал светло-зеленые шишки хмеля. Тролли традиционно варили пиво сами, причем к этому священнодействию допускались только женатые и имеющие детей. Только тогда благородный напиток - дар бога Б'Урр-Хырра Громогласного своим мохнатым созданиям, отличался особой мягкостью и освежающим вкусом.
  
   Урр-Бах услышал громкую ругань и тут же с видом праздношатающегося бездельника направился в сторону источника возмущения. Как выяснилось, гном в сопровождении двух орков торговался с оптовиком из-за цены на пять телег ячменя. Тыча горстью зерен в лицо почти облысевшему человеку со смуглой от загара кожей, гном громко возмущался стоимостью начавшего портиться ячменя.
   - Киродал, сколько я у тебя беру ячмень, но ни разу не видел подобного гнилья. И ты имеешь наглость просить за него целых три золотых!
   - За пять полных доверху телеги три монеты - это прямой убыток себе и только из любви к трудолюбивым гномам и особенно к тебе, уважаемый Горакс, я торгую в ущерб себе.
   - Три золотых за это гнилье - это вся твоя любовь к гномам? - опять начал вопить коротышка, потрясая кулаком с зажатыми в нем зернами. - От таких как ты гномы должны держаться подальше, чтобы не оказаться без штанов.
   - Горакс, сегодня у меня трещит голова, давай в этот раз ты не будешь так громко орать, - поморщился несчастный продавец. - Ячмень, может, слегка и лежалый, но это тебе не мешает брать его у меня почти каждый день на протяжении добрых трех лет. Или ты стал поставщиком королевского двора? Тогда признаю, мой товар не для тебя. Иди к Хелиору на соседний ряд, у него отборный ячмень, правда вдвое дороже. Но ты же теперь поишь не всякий сброд с окраин, а самого короля!
   - Ладно, хватай монеты и заткнись, - проворчал недовольно гном, расставаясь с тремя желтыми кругляшами. - Эй, тролль! Ты чего уставился на меня? - тут же переадресовал Горакс свое раздражение. - Иди лучше работать, а то в Эркалоне скоро не протолкнешься от дармоедов, которые только и знают, что целыми днями шляются по городу да тащат все, что плохо лежит.
   Урр-Бах, оценив длинные кинжалы орков, буравивших на нем дыры черными глазами как только он приблизился к телегам, решил не влезать в драку и поэтому, состроив вид поглупее, протянул:
   - Так нет работы, добрый господин. Я уже и мешки готов таскать за медяк, два дня как не жрал.
   - За медяк? - тут же заинтересовался гном. - Я дам тебе целых десять медяков, если согласишься поработать у меня. Каждый день по десять медяков, - торжественно заявил гном, словно каждый медяк стоил не меньше золотого.
   Урр-Бах скривился - таскать целый день мешки за медяки не могло присниться ему в самом жутком кошмаре. С другой стороны, пять телег дрянного ячменя в день - для небольшой пивоварни слишком много. Даже очень много.
   - Двадцать монет! - твердо заявил Урр-Бах, решивший посмотреть, насколько гному нужен грузчик.
   - Давай сделаем так, - вкрадчиво произнес Горакс, - ты три дня работаешь за десять медяков, а если мне понравится твое усердие, то будешь получать по двадцать. Я не жадный.
   Продавец хмыкнул, но удержался от комментария, который так и просился с языка.
   - Пиво, еда и ночлег бесплатно, - сказал тролль, следя за лицом жадного бородача.
   - Пива не больше кувшина в день, едой не обижу. А спать будешь в сарае вместе с остальными работниками. Идет?
   - Тогда по рукам, хозяин, - Урр-Бах с удовольствием стиснул посильнее ладонь Горакса, но гном лишь сжал губы, когда его мозолистую и широкую как лопата конечность словно в тисках зажал грязный тролль. Нанять за двадцать медяков грузчика в Эркалоне было так же легко, как снять эльфийскую проститутку за серебряный эркалон. Не зря сегодня Гораксу приснилась огромная бочка, полная до краев воды - верный признак прибыли.
  
  

***

   К досаде Урр-Баха, начать работать ему пришлось сразу же, как только они подъехали на груженных ячменем телегах к восточной ремесленной окраине, где располагалась пивоварня Горакса. Обширный двор, спрятанный за высоким забором, вмещал в себя множество хозяйственных построек и трехэтажный каменный дом. Тролль никогда не был на пивоварнях, но по его мнению, ставить на ворота двух вооруженных арбалетами гномов было чересчур, тем более для пивоварни, производящей низкосортный товар. По двору, окутанному характерными запахами браги, деловито бегали гоблины, которых Урр-Бах с ходу насчитал не меньше десятка. Кроме двух гномов у ворот, на скамье отдыхал с мечом орк в компании еще двух бородачей с арбалетами, прислоненными к стене. Короткие топорики с деревянными чурками на лезвиях составляли компанию арбалетам. А когда к ним присоединились двое орков, сопровождавших Горакса на рынке, Урр-Бах решил, что он крупно ошибся и за ширмой пивоварни здесь или чеканят фальшивые монеты, или пивоварня служит перевалочным пунктом особо наказуемой контрабанды.
   Размышления Урр-Баха прервал Горакс, велевший ему перетащить мешки с телег в амбар. Возницы продавца Киродала и толпа у скамьи с интересом наблюдали, как тролль таскает по два мешка за раз в приземистый амбар возле длинной кирпичной постройки, из открытой двери которой несло брагой особенно сильно. Разумеется, никто и не подумал ему помогать.
   Перетащив последние мешки, Урр-Бах демонстративно уселся на поленницу и громко сглотнул, глядя на Горакса, который все это время бегал из одной постройки в другую, то и дело оглашая двор недовольными ругательствами. Гном ткнул пальцем в гоблина в зеленой панаме, который был вроде десятника среди своих товарищей, и отрывисто приказал:
   - Принеси троллю кувшин пива.
   Гоблин тут же спустил приказ вниз и скоро Урр-Баху молодой гоблин притащил долгожданное питье. Пиво оказалось на удивление неплохим, что еще больше сбило с толку сыщика. Конечно, до хороших сортов, которые предлагались в том же "Жареном карасе", оно не дотягивало, но лишь немного. Вернув гоблину пустой кувшин, Урр-Бах громко рыгнул, потом громко предложил:
   - Перекусить бы уже пора.
   - Обед ты пропустил, ужин будет через четыре часа, - проинформировал нового работника один из гномов на скамейке.
   - Тогда я подремлю до ужина, а то с голодухи и полено удержать не смогу, - Урр-Бах выразительно посмотрел на гномов, схватил длинную тяжелую чурку и залез с ней наверх поленницы. Орки рассмеялись. Гномы в ответ витиевато ответили на своем наречии, как подозревал Урр-Бах, упомянули и его, но троллю было наплевать на мнение всех недомерков Каэры вместе взятых. Как и эльфов, орков и гоблинов (кроме Кархи). Зарабатывать себе радикулит, таская тяжести, он не собирался. Горакс, когда его братья передали ему слова наглого тролля, вспомнил о трехдневном испытательном сроке и махнул рукой. Управляться со строптивыми работниками ему приходилось не раз, и он знал, когда нужно было ставить подчиненных на место. Время грязного тролля еще не пришло.
   За ужином Урр-Бах больше смотрел на сотрапезников, чем в свою тарелку. За длинным столом сидело почти две дюжины гоблинов. Орки столовались с гномами, так что атмосфера в грязном сарае, который отвели под кормежку работников и готовку для них пищи, была непринужденной. Гоблины переругивались между собой, спорили, кто виноват, что перебродила вчерашняя брага и приглядывались к новому грузчику. Урр-Бах выделил среди галдящих зеленокожих троих, которым подчинялись остальные, и решил при случае свести с ними знакомство поближе.
  
  
   Кархи безрезультатно прождал напарника весь вечер, после чего решил, что тролль заночевал у Нирры. Поэтому гоблин со спокойной совестью пошел в кабак через улицу, где он обычно знакомился с гоблиншами. Как и предполагал Кархи, его рассказ о дружбе с эльфийкой был воспринят с недоверием, которое после того, как гоблин продемонстрировал золотое кольцо, перешло в восторг напополам с черной завистью. Гоблин с удовольствием рассказывал давним приятелям обстоятельства знакомства, опуская место встречи, и подмигивал группе молодых девиц, которые слушали известного на весь квартал разгильдяя и враля с плохо скрываемым раздражением. Само собой, Кархи в этот вечер ни медяка не потратил на выпивку.
   Перед закрытием Кархи, улизнув от приятелей, признался в симпатии к Шарле - молодой гоблинше в модном светло-коричневом жакете и плиссированной светло-синей юбке. Болтун сумел уверить новую подружку, что дружит с эльфийкой исключительно ради улучшения своих манер и общего развития, но видит женщину только в Шарле. Провожая гоблиншу домой, Кархи провел ее мимо своего дома, где, заскочив на минутку, собрал небольшой букетик из остатков вчерашней добычи. Как и первый букет, он был принят благосклонно.
   - Дарить цветы девушкам первыми начали эльфы, - доверительно прошептал Кархи, на деле показывая пользу от общения с эльфийками. Официально разрывать дружбу с эльфийкой Кархи не собирался ни при каких обстоятельствах - дармовая выпивка была дороже, тем более, что теперь о том, что в подружках у Кархи ходит настоящая эльфийка, завтра к вечеру будут знать все цыпочки в квартале и отыскать среди них не ревнивую можно было всегда. Первый жених на районе галантно поцеловал не очень чистую ладошку Шарлы и, весело насвистывая, пошел отсыпаться.
   Утром Урр-Бах так и не объявился. Плюнув на загулявшего напарника, Кархи пошел работать за двоих. Честно опросив с полдюжины официанток в разных питейных заведениях, гоблин к своей радости обнаружил новую точку, где продавалось приличное пиво. Строгая и дотошная дегустация, которой Кархи посвятил всю вторую половину дня, не выявила недостатков в товаре, о чем и было заявлено одноногому орку, владельцу заведения недалеко от башни мага Ионаса.
   Орк флегматично выслушал восторги Кархи и налил ему кружку пива за счет заведения. Потом тихим голосом предупредил, что в долг не поит и не кормит, а для любителей нажраться и заявить, что у них нет ни медяка, у него припасен вот этот тесак, - орк продемонстрировал здоровенный нож, который в темноте запросто можно было перепутать с коротким пехотным мечом. Кархи тут же сообразил, почему заведение называется "Справедливый тесак" и на радостях заказал еще две кружки, опасливо поглядывая в сторону честного владельца.
  
   Когда Урр-Бах не появился и на четвертый день, Кархи начал волноваться. Любовь - любовью, а работать надо. Тем более, что скоро им идти отчитываться о результатах расследования. Поход к Нирре встревожил гоблина не на шутку - Урр-Баха в "Эльфийском дубе" никто за последние дни не видел. Где искать друга, Кархи не представлял. На всякий случай гоблин сбегал в агентство, но и там тролль не объявлялся. Обеспокоенный Кархи мрачно выслушал нытье Гримбольда на лень и тупоголовость некоторых работничков славного агентства, и, дождавшись, когда пересохнет в глотке гнома, выскользнул на улицу.
   Найти тролля в огромном городе без всяких зацепок было нереально, но гоблин не мог ждать у болота свернутого косяка. Если Урр-Бах не приходит, значит он обнаружил искомую пивоварню или его держат в неволе. О худшем варианте Кархи старался не думать. Гоблин для начала сбегал к кузену и попросил его разузнать по своим каналам, не слышал ли кто слухи о тролле, мертвом или живом. Потом вечером объявил дружкам в кабачке и всем знакомым в квартале, что если кто слышал об Урр-Бахе, пусть передаст новость ему. За это Кархи пообещал бочонок лучшего пива.
   Всего через день Кархи услышал разговор незнакомых гоблинов, обсуждавших волнующую новость: какой-то авторитетный гобл выставил три бочки пива и коробку отборного косяка, если ему притащат одного наглого тролля. Дальше разговор пошел о том, как вообще справиться с мохнатым громилой и где искать этого тролля. Кархи в сердцах сплюнул и обреченно пошел обходить все забегаловки. Урр-Бах не мог исчезнуть просто так, не оставив после себя никаких следов. Кто-то всегда что-то видит или слышит. Проблема была в том, чтобы отыскать этого свидетеля. Забегаловок в Эркалоне было очень много.
  
  
   В это время Урр-Бах трудился в поте лица. После трех испытательных дней Горакс, жалобно охая на запросы тролля, принял главного оперативника в число постоянных работников. Этим тут же воспользовались наглые гоблины, прозрачно намекнувшие о необходимости проставиться перед честным народом. Урр-Бах задал про себя философский вопрос, почему разумные создания не могут знакомиться друг с другом без выпивки, и передал двадцать медяков одному из главарей гоблинов, пообещав тому открутить голову, если пойла на всех не хватит. Как и ожидал тролль, пива хватило всем. Под конец один из гоблинов, хитро подмигнув Урр-Баху, вытащил из угла целое ведро мутного пойла.
   - "Шепот штольни"! - под одобрительный рев остальных гордо объявил добытчик. - Причем вчерашнего разлива.
   - Верзухай, какой к Рхызу это "Шепот", это же оркский "Волкодав", - громко произнес пьяным голосом гоблин с перевязанной ладонью.
   - Марш, недоумок, это "Лесной ручей"! Или не чуешь запаха лесных эльфийских трав? Ты же вчера сам обжег лапу, когда лил отвар в чан.
   - Я лил в пятый чан, а это пойло может быть только из третьего, - огрызнулся Марш. - А там бывает только "Волкодав" и "Кровь врага".
   - Пейте, придурки! - вскинулся пожилой гоблин, один из десятников. - Я три года здесь работаю, и до сих пор не знаю, что пью. А вы, сосунки, лезете вперед с дурацкими догадками.
   Урр-Бах, скрывая удивление, припал к одной из бутылок, повернувшись боком к говорящим.
   - Эй, тролль, как по твоему, что это за пойло? - обратился к нему Верзухай.
   Урр-Бах пожал плечами.
   - На деревенский самогон смахивает.
   Пожилой гоблин одобрительно рассмеялся. - Попал косяком в рот, это и есть самогон, как его не называй: "Шепот штольни" или "Настойка козопаса". Скоро сам увидишь, как все это пойло превращается в "Лесной ручей" да "Волкодава".
   Урр-Бах с таким тупым видом кивнул, показывая полное равнодушие к теме, что гоблин тут же отстал от него.
   Спустя два дня Горакс выстроил всех гоблинов во дворе и "обрадовал" их:
   - Уважаемый владелец одних из лучших пивных в Эркалоне оценил наше качество и заказал крупную партию товара. Придется, парни, поработать сверхурочно, разумеется, небесплатно, вы знаете, я ценю честный труд и всегда готов его оплатить.
   - Ну все, опять несколько дней будем работать до полуночи! - зло процедил один из гоблинов в грязной робе, от которой сильно несло сивухой.
   - Так заплатят же, - возразил тролль.
   - Кувшин бухла на рыло и двадцать медяков, и то если повезет, - гоблин с досадой сплюнул на землю.
   Тем временем Горакс перечислял десятникам, чего и сколько должны сделать зеленокожие пивовары.
   - ... "Лесного ручья" - две тысячи бутылок, "Шепота штольни" - пять тысяч бутылок, "Волкодава" и "Третьего глаза" по две тысячи, "Эркалонского особого" - три тысячи, и на пробу по тысяче бутылок "Слезы эльфийки", "Бешеной кирки" и "Доброго утра". Также пятьдесят четвертьведерных бочонков "Дыхания горна" и пять двухведерных бочек "Плачущего демона".
   - Ну, все, дней пять-шесть придется вкалывать как каторжникам, - опять прошипел гоблин в робе. Остальные тоже слушали гнома с кислыми лицами.
   - Не забудьте, парни, что это вдобавок к ежедневной выработке. Мы занимаемся серьезным делом и скоро сможем позволить себе повысить плату. Надо только чуть-чуть поднапрячься, чтобы твердо встать на ноги.
   - Когда же ты встанешь прямо, бородатый козел?! Второй год никак не разогнешься! - раздался довольно громкий злой шепоток с другой стороны от Урр-Баха.
   Горакс скоро закончил речь и все разбрелись по рабочим местам. Троллю Горакс велел таскать бочки с ценными напитками и помогать гоблинам с погрузкой ящиков бутылок на телеги, которые занимали добрую треть двора, постоянно нагружаясь и вскоре возвращаясь порожними.
   Урр-Бах попытался оценить месячный оборот гномов. Через несколько минут он бросил это занятие - считать такие большие деньги в уме он был не мастак, но по всему выходила очень приличная куча золота. Сравнив ее с двадцатью медяками, за которые он горбатился, Урр-Бах скрипнул зубами. Не стоило гному обманывать наивного работящего тролля. За это его придется наказать.
   Урр-Бах решительно пошел в сторону самого большого здания, в котором работала большая часть гоблинов. На этот раз орк, постоянно торчавший у ворот главной "пивоварни", пропустил тролля внутрь. Урр-Бах с ошеломлением узрел пять громадных закрытых чанов, в которых бурлили будущие самые популярные крепкие напитки в столице. Закрученные трубки тянулись из чанов наверх и входили в общий бак с водой, в который молодой гоблин периодически бросал лопатой лед.
   Откуда в жарком Эркалоне взялся лед, тролль не представлял, но подозревал, что не обошлось без магии. Его подозрение нашло подтверждение, когда другой гоблин вылил ведро воды в небольшой деревянный бочонок с вплавленным в нее кристаллом. Таких камней оказалось пять, они равномерно опоясывали бочку посередине. Урр-Бах хотел было спросить, почему артефакты с заклинанием холода нельзя было сразу установить на бак, но тут же сам догадался, что маг, периодически подзаряжающий кристаллы, не догадывался о предназначении льда. Ему наверное просто доставляли бочку в мастерскую для подзарядки. В противном случае, гномам пришлось бы делиться процентом прибыли. В то, что маг мог донести в службу королевских сборщиков налогов, тролль категорически не верил.
  
   Пожилой гоблин, который откликался на прозвище "Дед", быстро провел инструктаж новичка. - Слушай сюда, громила, - начал гоблин, - В первом чане у нас гонится бухло для людей: "Добровольное признание", "Эркалонский особый", "Доброе утро" и прочее пойло. Во втором мы гоним "Третий глаз", "Дыхание шамана", "Гоблинский особый". Это пить можно и надо, и не только гоблинам. Очищает не только голову, но и душу. В третьем чане булькает отрава для орков, четвертый предназначен для тупых гномов, ну а пятый работает на эльфов. Как видишь, работаем на все расы, даже самые пакостливые.
   Тролль с интересом смотрел во время разговора, как гоблины шустро подносят пустые бутылки к многочисленным краникам в чане, и, наполнив емкость, тут же ставят в ящики.
   - Закупоривают бутылки и лепят наклейки не гоблины, - проследив за недоуменным взглядом Урр-Баха, - ответил Дед.
   - А с каких пор эльфы глушат самогон вместо вина? - задал вопрос тролль, вспомнив "Слезу эльфийки".
   - С тех самых, как эльфы оказались в Эркалоне, - фыркнул гоблин. - Которые богатые из них, лакают вино, а голодранцы не брезгуют и нашей сивухой. А вообще это эльфийское пойло пьют все, мы стараемся, чтобы оно было не хуже гномьего "Шепота штольни", - хихикнул Дед. - Тут, как видишь, разница только в травах, которые льют в брагу.
   За последующую неделю Урр-Бах натаскал тяжестей больше, чем за все пять лет жизни в Эркалоне. А после того, как тролль поближе познакомился с производством горячительных напитков, его вера в порядочность горожан окончательно испарилась. В один из дней ударного труда работа застопорилась из-за того, что закончились травяные отвары, которые тролль бочками таскал для эльфийского чана. Через одного из гномов об этом узнал Горакс и тут же заявился к месту проблемы в крайне раздраженном состоянии. Устроив разнос всем, кто попался под руку, гном повернулся к одному из десятников:
   - Запомните, недоумки, если в пятом чане не хватает тмина, чабреца или еще какой дряни, то надо делать вот так, - гном забрался на верхний уровень, с которого в чаны ссыпали ячмень для браги, наливали воду и отвары и, приспустив штаны, отлил прямо в открытый чан.
   - И чтобы по подобным пустякам меня больше не беспокоили, иначе урежу жалованье.
   - Вот придурок, еще бы показал как косяк скручивать! - презрительно заявил Дед Урр-Баху, как только Горакс исчез за дверью. - Будто для "Шепота гнома" мы добавляем что-то другое. У этих бородачей отвар камнеломки под угрозой арбалета вовремя не вытрясешь. Не говоря уже о каменной смоле для "Бешеной кирки".
   Урр-Бах сжал кулаки и мрачно обвел взглядом гоблинов, припоминая, сколько он в свое время выпил самого подозрительного пойла в дешевых забегаловках.
   - Если ты мне сейчас скажешь, что вы прудите во все чаны, я передушу вас всех голыми руками, - прорычал яростно Урр-Бах напуганному гоблу.
   - Пей лучше только гоблинское, это для нас святое, сами же каждый день его пьем.
   Урр-Бах еще раз посмотрел на чаны, яростно рыкнул и вышел во двор. С этого дня он к спиртному не прикасался, довольствуясь колодезной водой. Пиво, которое варили гномы, он тоже отверг, подозревая недомерков в наличии отдельного чана или кувшина для представителей других рас.
   С досадой потирая ноющие мышцы рук, Урр-Бах решил, что улик хватит и пора распрощаться с этим гадюшником. Тролль все время думал о местном пойле и решил, что ради уничтожения "пивоварни" готов даже отказаться от половины премии за быстро выполненное задание. Хотя нет, половина - это слишком много, ведь теперь придется с особым тщанием выбирать спиртное, решил тролль.
   Недолго думая, Урр-Бах, чтобы не всполошить Горакса с остальными гномами своим внезапным исчезновением, решил свести все к банальному грабежу. Он улучил подходящий момент, когда груженая подвода направилась к воротам и дождавшись, когда она пройдет через ворота, схватил бочонок с "Плачущим демоном" и бросился вдогонку.
   - Забыл про "Демона", - пояснил скороговоркой тролль гномам с арбалетами и рванул через ворота. Телега в это время уже заворачивала на соседнюю улицу. Крича вознице, тролль нагнал остановившуюся телегу и с ходу опустил бочонок на охранника орка. Возницу, молодого гнома, Урр-Бах приголубил кулаком по голове и отшвырнул обмякшего родственника Горакса на землю.
   Петляя по улочкам, тролль через час доехал до дома Кархи, укрыл трофей в узком дворе и пошел в дом. Буквально через минуту в дом прибежал счастливый и не совсем трезвый Кархи вместе с соседом Суршем, который тут же потребовал законную награду. Урр-Бах было недосуг выяснять все перипетии его поисков, время и так поджимало. Он сбегал к телеге и притащил бочонок, который оказался крепче головы орка. Вытолкав соседа с наградой на улицу, тролль тут же схватил в охапку Кархи и, заперев замок, опустил недоумевающего напарника на землю.
   - Кархи, времени в обрез, я нашел эту пивоварню, чтобы она провалилась под землю вместе с гномами, - заявил Урр-Бах, подталкивая плохо соображающего приятеля в сторону агентства. - Нам надо срочно сообщить об этом Арзаку или эльфу. И еще, если ты хотя бы раз купишь "Шепот штольни", то сильно пожалеешь об этом.
   - Почему? - не понял гоблин.
   - Позже расскажу, давай двигай вперед.
  
  

***

   К радости Урр-Баха, первым из начальства им попался Арзак. Едва услышав об удаче, орк велел им немедленно идти в кабинет, где сидели эльф и гном. Оказавшись вновь перед тремя парами взыскующих глаз, Урр-Бах рассказал о промысле Горакса, показал на искусно выполненной карте Эркалона, висящей на стене, расположение подпольной винокурни, а также свои соображения о численности охраны. Правда, из рассказа тролля выходило, что у Горакса трудился и Кархи, как так получилось, тролль и сам не понял, просто так повернулось повествование. Телега со спиртным тоже не вписалась в рассказ, как и предосудительные привычки Горакса и гоблов.
   На этот раз начальство отреагировало долгим молчанием, которое, к изумлению друзей, нарушил Гримбольд. Он вытащил из своего тяжелого кошелька десять золотых монет.
   - Молодцы, вот вам по пять монет за усердие и можете три дня здесь не появляться.
   Тролль, видя, как поднимаются брови эльфа и опускается челюсть орка, сгреб со стола премию, ухватил напарника за плечо и быстро покинул кабинет.
   - Пусть без нас выясняют, в своем уме еще Гримбольд или пора искать другого партнера, - пояснил Урр-Бах напарнику.
   - Так вот ты где был все эти дни! - протянул Кархи, впечатленный рассказом друга. - А я весь район поставил на уши, целый бочонок пива пообещал, если кто увидит твою шерсть.
   - Молодец, значит пять золотых не зря заработал, - тролль передал гоблину его долю. - А теперь нам надо сидеть тихо и не высовываться, пока оперативники не разнесут эту лавочку.
   - Имеем право на законный отдых, - Кархи спрятал награду в потайной кармашек рубахи. - А что ты плел насчет гномьего пойла? И что за телега у нас во дворе. Там случайно не то, о чем я думаю? - гоблин предвкушающе зажмурил глаза. - С таким запасом мы можем не показываться и месяц. Еще и Тупой Башке должок хватит вернуть.
   Урр-Бах, злорадно улыбаясь, начал подробно описывать, с какими трудностями сталкиваются работники хмеля и ячменя, и как творчески подходят к их решению. Кархи сначала недоверчиво смотрел на напарника, но поняв, что тот не выдумывает, разразился проклятиями в адрес гномов. Прохожие, в основном гоблины, одобряюще смотрели на уличного правдоруба.
   - Так что с этого дня "Шепот штольни" и "Бешеную кирку" оставим самим гномам, - постановил Урр-Бах. - "Слезы эльфийки" тоже пусть другие пьют.
   - А в телеге что у тебя? - поинтересовался Кархи, подозревая самое худшее.
   - Я что, недоумок?! Полдня потратил, дожидаясь телеги с пивом, - тролль важно выпятил грудь. - Целая телега пива для одного хмыря из городской стражи. Таким людям или кто он там, дают самое лучшее.
   - Друг, ты самый умный тролль в Каэре! - воскликнул Кархи.
   - Что есть, то есть, - скромно ответил Урр-Бах.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | А.Респов " Небытие Ковен" (Боевое фэнтези) | | П.Працкевич "Один на один с этим миром" (Научная фантастика) | | М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | | У.Михаил "Ездовой гном 4. Сила. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"