Туканов Николай Петрович: другие произведения.

Детективное агентство "Урр-Бах и Кархи 2" "Артефакт Малой Справедливости"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 4 "Артефакта Малой Справедливости"


   Глава 4
  
   Урр-Баха разбудил громкий стук в дверь башни. Кто-то не поленился подняться с утра пораньше и это был явно не новый и очень богатый клиент. Богачи обычно встают позже трудолюбивых пчелок вроде его и напарника. Спустившись вниз, тролль увидел довольную рожицу гоблина.
   - Представляешь, наша лапушка Телара, да продлят боги упругость ее груди и попки, подарила нам всю коллекцию картин твоего знакомого козлика Рожка. Теперь нам есть, чем украсить стены у лестницы до нашего кабинета. Подпишем их, конечно, не Рожком, а Тризелем. Если в агентстве висит Тризель, то ему можно доверить свое дирель.
   - Что доверить? - не понял Урр-Бах.
   - Дирель, так эльфы называют золото.
   - А я бы написал "Рожок", честно и непонятно.
   - Знаешь, а в этом что-то есть, эльфами сейчас никого не удивишь. Решено, пишем "Рожок Эркалонский", рано умерший гений современной живописи. Погиб, спасая тонущего пса. Глупо и красиво.
   Тролль фыркнул, поражаясь фантазии друга. - Тебе бы картины продавать, давно бы озолотился.
   - Мы этим скоро займемся или ты забыл про свои шедевры?
   - Только вчера думал о том же самом, - оживился Урр-Бах. - Пропадают две отличные картины, надо срочно найти им хозяина.
   - Сначала займемся подарком Телары, - Кархи взял из ящика одно из произведений Рожка и восхищенно зацокал языком. - Что-то есть в этой мазне, на миг даже показалось, что на меня смотрит попка самой Телары.
   - Ты долго не рассматривай их, оставь это разным критикам и ценителям.
   - Урр-Бах, сгоняй лучше за молотком и гвоздями, а я подберу, с какой картины начнем. Думаю, вот эти зеленые пятна подействуют особо умиротворяющее на отягощенных проблемами клиентов. А перед кабинетом повесим вот этот оранжевый кисель, он дает бодрость и готовность раскрыть перед нами кошель.
   - Общение с эльфами в твоей газете плохо повлияло на тебя, - тролль с облегчением пошел за молотком, чего и добивался хитрый гоблин.
  
   Спустя час Кархи любовался картинной галереей между первым и вторым этажами. По настоянию Урр-Баха, над дверью в кабинет был закреплен привезенный из Тарзита осиновый кол, чтобы никому из клиентов не пришло в голову ловчить при окончательном расчете.
   - Теперь мы - самое солидное агентство в Эркалоне! С эльфийским вином для клиентов, эльфийскими картинами и самой настоящей эльфийкой. Кстати, Марсиэль нужно научить, что ей рассказывать про Рожка Эркалонского, если вдруг кто из клиентов окажется любителем дорогой живописи.
   - По мне, успешные дела - лучшая репутация, - возразил Урр-Бах, оставшийся равнодушным к затее друга.
   - Большинство неспособны ни на какие дела, поэтому судят об успешности таких же, как они, только по красивым и дорогим цацкам.
   - Та же Телара - не такая, и ей эти картины и их стоимость безразличны.
   Кархи кивнул. - Поэтому для таких умных, как она, у меня есть вот это, - гоблин открыл дверь в кабинет и указал на пару толстых пергаментных листов в лакированных рамках на столе.
   - Что это? - тролль вошел в кабинет и взял необычные документы с золотым тиснением.
   - Это свидетельства, что мы прослушали триместр по алхимии в Академии. Поэтому теперь смело повышаем расценки на свою работу на треть.
   - За всего один триместр учебы? - с сомнением спросил Урр-Бах. - По моему, ты перекручиваешь косяк.
   - Это если они будут висеть на стене без этого, - Кархи с торжественным видом поднял внушительную рамку, прислоненную до этого к стене оборотной стороной и показал ее другу. - Теперь мы еще и члены Эркалонской Алхимической Академии, имеем право при расследовании использовать достижения алхимического куба и реторты.
   Тролль внимательно прочитал еще один документ, подтверждающий обоснованность повышенных расценок в их агентстве и перевел глаза на сияющего Кархи. - Ни разу не слышал ни об Алхимической Академии, ни о ее великом магистре. Кто он и откуда?
   - В этой Академии пока только мы с тобой, причем я и есть Великий Мастер Академии. Остальных буду принимать только за реторту алхимического золота или кошель обычных золотых монет. А вообще лучше никого не брать, а то подкупят верхушку и займут все теплые места.
   - Так ты же - верхушка! - перебил гоблина Урр-Бах. - Точно, - спохватился Кархи, - но все равно, лучше не рисковать. За ночь с двумя эльфийками я и свою мантию Великого Мастера отдам не раздумывая.
   - Тогда пускай пыль в глаза клиентов без меня, иначе я брякну что-нибудь не то и вместо знатоков алхимии будем выглядеть идиотами.
   - Не будем, - гоблин легкомысленно махнул рукой. - Обрати внимание на учебник по алхимии на полке за твоей спиной. Завтра зайду в пару книжных лавок и разживусь еще двумя-тремя книгами по алхимии. Может, реторту какую-нибудь прикупить заодно?
   - Упаси боги, иначе подумают, что мы разбираемся в алхимии куда больше, чем в сыске. Урр-Бах выглянул в окно. К башне подходил кузен гоблина. Кархи, ты зачем пригласил родственника? Я еще не пришел в себя от его последнего дня рождения.
   - Тупая Башка пришел? - удивился гоблин. - Значит, какие-то новости принесет, я его не звал.
  
   Кархи угадал. Его кузен, опрокинув кружку пива, чтобы очистить горло от дорожной пыли, сообщил, что месяц назад у Дымка украли горшок с новым сортом косяка, выведенный им для какого-то знатного аристократа. Поиски воров ничего не дали, свои не замешаны. Сам Тупая Башка решил отличиться и рассказал об их подвигах Дымку. Авторитетный шаман немного подумал и решил нанять их.
   - Так, что, парни, идем к Зеленому Дыму, он сам вам расскажет, что и как у него сперли, - закончил недолгий рассказ кузен.
   Урр-Бах недовольно заворчал. - Что-то мне совсем не улыбается искать травку, которую могли выкурить сразу за углом и вообще, я в ней не разбираюсь. Скорее принесу пук какой-нибудь дешевой травы.
   - Ты, что, напарник! Упускать из рук травку от Дымка, это - глупо. То есть я хотел сказать, что такими уважаемыми клиентами не разбрасываются. Он же часто выступает по маговизору, у него много богатых знакомых, у которых тоже что-нибудь, да украдут.
   Если не хочещь сейчас возиться с травой, оставь это дело мне. Присоединишься, когда понадобится твоя дубинка или интеллект. Башка, хватит лакать пиво, идем к Дымку. Нас ждет история о лучшей травке Эркалона, - Кархи невольно взглянул на неприкаянную террасу за окном, и с удвоенной энергией начал подгонять кузена. Такой шанс упускать было нельзя.
  
   Когда гоблины ушли, тролль, с полчаса бесцельно полистал учебник по алхимии, при этом часто зевая, После особо широкого зевка, от которого чуть не вывихнуло челюсть, Урр-Бах окончательно убедился, что искусство трансмутаций не для него и вернул книгу на полку. Тролль немного помечтал о свидании с Ниррой наедине. Его подарки пришлись весьма по нраву девушке, особенно полевые цветы и сердоликовый диск. Шаль Нирра тут же накинула на плечи и объявила, что будет надевать ее по особо торжественным случаям. В общем, в тот вечер хорошо посидели. Кархи, правда, не удалось тут же вызвать любовь у Марсиэли после первого серебряного браслета и золотой заколки, эльфийка лишь чмокнула его в щеку. Не очень довольный этим гоблин за столовый набор потребовал долгий поцелуй взасос, после чего Марсиэль все три тарелки разбила о стену за его спиной и пообещала открутить ему уши. Кархи пришлось покинуть их компанию, чтобы эльфийка успокоилась. Браслет и заколку все же оставила у себя, что дало гоблину надежду на скорое возобновление любовных отношений.
   "Пока есть свободное время, можно поискать артефакт Малой Справедливости", - решил тролль и взял со стола свежий номер "Работы для всех". Среди объявлений об услугах опытных кровельщиков Урр-Баха привлекла заметка о бригаде из мастеров, не только умелой, но и честной и непьющей. "Гоблины!", - тролль с удовлетворением свернул газету и засунул ее в широкий карман брюк. Заперев дверь башни, сыщик направился в Уголок безработных в Эльфийском парке.
   К разочарованию Урр-Баха, в парке оказалось столько умелых и честных гоблинских бригад, не посчитавших даже нужным давать объявления в жадные газеты, что отыскать среди них тех, что работали в Академии, оказалось трудным делом. Тролль потребовал у обступивших его бригадиров опыта работы в домах магов. Хитрые гоблины, все как один заявили, что его у них хоть отбавляй, почитай, не вылезают с крыш магов. Вот только на прямой вопрос Урр-Баха, где в прошлом месяце меняли кровлю, ни один из них не назвал Академию.
   Послав наглых гоблинов к Рхызу, тролль громко пообещал серебрушку тому, кто найдет ему настоящих мастеров, что работали даже в Академии Магии. Его расчет оказался верным. Один из работяг, гоблин в сильно изношенной одежде, подошел к сыщику.
   - Слышь, приятель, мой кореш недавно хвастался, что бросал косячки с крыши дома в самой Магической Академии. Сейчас он куда-то пропал, небось, опять дымит на очередной стройке. Их один пронырливый гном нанял, половину монет зижилил сразу, пещерная крыса.
   - Стоящая бригада? - сурово спросил Урр-Бах.
   - Ну, раз сами маги пригласили, значит, не из последних.
   - Где мне ее найти?
   - Не знаю, друг, - гоблин многозначительно почесал ладонь.
   - Вспоминай, получишь серебряный эркалон.
   - Ее бригадира часто видят на толкучке возле палаток с инструментами, он их снабжает стыренным на стройке барахлом. Узнаешь по кривому носу. Он его сломал, когда заказчик не понял, куда за ночь подевалась половина молотков и почти все гвозди.
   - Правильно сломали, - одобрил тролль, - за ночь должно пропадать не больше одного молотка. Жадный дурак.
   - Теперь он сдает по молотку или пиле, зато каждый день. Правда, гвоздей без счета.
   - Молодец, не боится признавать ошибок, - Урр-Бах протянул монету гоблину. - Ты сам, как? Честный?
   - Зуб даю, Кривонос к полудню объявится у лавки возле восточного выхода толкучки. Их там всего с десяток, он их всех обеспечивает. Ты только на носы внимательней смотри, а то таких бригадиров там не одна дюжина пасется.
   - Постараюсь, - тролль кивнул на прощание и пошел к выходу Эльфийского парка. Монеты ему было не жаль. Было досадно, что он сам не догадался проверить в первую очередь подобные места сбыта краденого инструмента.
  
  
   Огромная, с приличный квартал, толкучка была беспорядочно заставлена кособокими, наскоро сбитыми из старых досок прилавками и палатками, состоящими большей частью из разноцветных заплат, чем из самой ткани. Торговцы встречались из всех рас Каэры, и глаз при всем желании не мог выхватить преобладающее большинство. Вернее сказать, торговцы и были еще одной расой, с единой жаждой наживы и полным отсутствием скромности и, как правило, совести.
   На этом торжище Урр-Баху бывать еще не доводилось, поэтому первую четверть часа он с интересом смотрел по сторонам, изредка одаривая тяжелым взглядом ловких парнишек, как древние маги материализующихся буквально из ниоткуда возле его поясного кошеля. Воришки каким-то неведомым чувством сразу понимали тщетность попытки слямзить у тролля и снова растворялись в неизвестность.
   Та часть толкучка, где сейчас находился Урр-Бах, в основном предлагала товары для женщин. Единственное, что удивило тролля, так это то, что все продавцы были мужиками и обращались к любой покупательнице по имени Нитариэль. Кто была сия почтенная эльфийка из, несомненно, знатного рода, что так запомнилась крикливым барахольщикам, Урр-Бах не знал. "Скажу Кархи, чтобы узнал, кто прославил это имя. Пригодится, если приведется общаться с очень знатной эльфийкой. Будет хороший комплимент, как говорят эльфы", - решил сыщик.
   Со словом "комплимент" тролль познакомился приблизительно в то же время, когда узнал о Светлой Девятке. Один не совсем трезвый эльф в первом же для юного Урр-Баха кабаке, куда ему повезло устроиться, назвал тролля говорящими бицепсами. Когда наивный вышибала, подняв эльфика за горло, позволил ему судорожно запастись воздухом на еще одну вечность, то услышал в торопливом сипении чудное слово "комплимент". Оно так удивило тролля, что во вторую вечность умнику пришлось искать кислород в тех местах, о которых приличные эльфы предпочитают не упоминать вслух. Поэтому к слову "комплимент" Урр-Бах питал особое чувство, как эркалонский школяр, впервые услышавший на улице от ребят постарше о таинственном магическом двойном интеграле, да еще по замкнутому контуру.
  
   На шумном торжище, впереди Урр-Баха, шла на высоченных каблуках еще молодая человеческая женщина с сильно перекрашенным лицом, чудной прической, смахивающей на стог свежего сена и чопорным взглядом. Она уже успела пару раз подозрительно покоситься на тролля и сморщить нос от его безвкусной и простоватой одежды. Вдруг слева от нее из лавки "Меха из эльфийского леса" выскочил, как деревянный маг из детской игрушки, старый гном со слезящимися глазами.
   - Нитариэль, лучшие эльфийские меха! Только для тебя! Настоящий эльфийский барс! Гном сунул под нос остолбеневшей модницы кусок облезлой кожи, крепкий запах псины от которой заставил Урр-Баха сзади резко поперхнуться. Женщина оказалась слабее и просто рухнула на землю.
   - Отдам за полцены, красавица, только не волнуйся так! - с доверительным шепотом обрадовал продавец задыхающуюся покупательницу. Гном обезопасил себя от побега клиентки, положив ценный мех ей на плечи, и потащил к лавке для заключения сделки.
   Тролль подивился вкусам людей и пошел дальше. Толкучка поражала богатством выбора товаров из эльфийских лесов и их похожестью на шкурки зайцев, кошек, бобров и прочей живности, которых при желании можно было найти, не покидая Эркалона. Другой по значимости товар составляло славное эльфийское золото, по какому-то недоразумению попавшее в немытые лапы гоблов и гномов. Урр-Бах долго вертел в руках золотую цепочку, поражаясь ее легкости.
   - У эльфов любое золото становится невесомым, как лебяжий пух,- громко заметил степенный гоблин в розовом пиджаке и зеленых штанах, больше обращаясь к эльфийской полукровке, безуспешно пытающейся оставить след от своих зубов на толстом желто-красном браслете.
   Тролль выразительно посмотрел на мошенника, но промолчал. В конце концов, никто покупателей силой не принуждает брать эти подделки. Раз верят, что эльфийское золото легче и может стоить как серебро, зачем им мешать.
   Выйдя на книжный развал, Урр-Бах ради интереса зашел в одну из лавок. Причиной этому был не столько интерес к книгам, сколько ее владелец, древний орк. Тролль встречал орков среди наемников, мастеров, наконец просто уличных головорезов, но видеть их среди книготорговцев ему еще не доводилось.
   Старый букинист беззубо улыбнулся и жестом пригласил прицениться к своему нехитрому товару, по большей части состоящего из старых, часто очень потрепанных книг. К удивлению Урр-Баха, на прилавке, лежала даже пара пергаментных рукописей. Для них была выделен самый чистый кусок рогожи.
   - Лечебные заклинания гоблинских шаманов, отдам всего за пять серебрушек, - неожиданно сильным голосом произнес орк, перехватив удивленный взгляд тролля.
   - Мне они ни к чему, уважаемый. Разве что найдется у тебя книжка, которая научит хорошо играть в мирт.
   - Этого у меня нет, - не скрывая огорчения, ответил старик. - Хотя, подожди, где-то завалялась одна книженция, там обещали научить соображать побыстрее. Тебе должна пригодиться.
   Пока Урр-Бах размышлял, оскорбление это или просто нахваливание товара, орк извлек из груды полуистлевших книг самую ветхую и торжественно протянул ее троллю. "Великая игра как образ жизни и руководство к действию", - медленно прочел вслух сыщик, разбирая полустертые буквы на трухе обложки.
   - Да она со стратегическим уклоном! - воскликнул орк. - Если ее осилишь, будешь просчитывать действия остальных на несколько шагов вперед. Сам бы ее изучил, да только и без нее знаю, что до могилы остался всего шаг. Тут и рассчитывать нечего.
   Урр-Бах недоверчиво раскрыл книгу наугад, придерживая плохо скрепленные листы, и зачитал: "Если долго сидеть у реки, то мимо проплывет труп твоего врага. Поэтому всегда привязывай к ногам ублюдков камень потяжелее".
   - Шесть дюжин зим прожил и ни разу не слышал ничего мудрее, - заохал букинист. - Оставлю-ка я ее себе. Хоть перед смертью приобщусь к мудрости веков. Тролль, раздраженный такой неумелой торговлей, хотел, было, швырнуть непонятное произведение на прилавок, но зацепился взглядом за рисунок на почти выпавшей странице из середины книги. На ней была изображена доска мирта со знакомыми фигурками.
   - Даю половину серебряного эркалона и ты мне приводишь книгу в потребный вид, - предложил Урр-Бах, небрежно кладя товар на рогожу.
   - Тогда плати полную серебрушку и приходи завтра. Или забирай ее сейчас за половину.
   - Не умеешь ты торговаться, старик, - тролль протянул орку деньги и забрал книжку.
   - Чтобы разменять восьмой десяток лет, хватает и этого, - добродушно усмехнулся орк. - А ты читай ее внимательней, может сам продашь ее за целый серебряный эркалон. Хотя, столько ума не даст ни одна книга.
   Урр-Бах, отойдя от лавки, осмотрел обложку книжки и решил, что ничего страшного не произойдет, даже если придется ее заменить. Поэтому он согнул покупку пополам и запихал ее в карман куртки. Отправляться на стройку с книжкой - не самая умная идея, особенно для тролля.
   Близился полдень и наш сыщик прибавил шаг, проталкиваясь к восточному выходу. Недалеко от него он с облегчением увидел прилавки с разложенными на них разнообразными строительными инструментами и расходным материалом. Товар пользовался спросом, возле него толпилось много народу, стараясь сбить цену и так на дешевые инструменты. Продавцы гоблины равнодушно отказывали в скидке и вертелись волчком, распродавая сворованное с эркалонских строек имущество.
   Стоящий рядом городской обеспечивал порядок и следил, чтобы из покупателей никто громко не сомневался в происхождении товара. За полчаса наблюдения к нему два раза подбежал мелкий гоблин и обеспечил закон выпивкой и закуской.
   Когда Урр-Бах уже начал подумывать о повторной прогулке в Эльфийский парк для более активного разговора с гоблом, появился долгожданный Кривонос. Гоблин с внушительным заплечным мешком кивнул стражнику и сел на скамейку неподалеку. Скоро к нему подошли гоблины, толи родственники, то ли помощники продавцов, и начали по очереди рыться в его мешке. За четверть часа мешок опустел, а Кривонос разжился горстью монет. Гоблин забросил пустую мешковину на плечо, сунул стражу порядка блеснувшую серебром монету, что-то сказал, от чего оба рассмеялись и деловито потопал к выходу толкучки.
   Тролль, из-за своих габаритов держась как можно дальше от бригадира, проследил за ним до самой стройки, где так славно трудился Кривонос. Строящийся дом на Жемчужной улице обещал стать большим, светлым и очень дорогим. То есть как все дома на этой улице. Урр-Бах не сомневался, что не один Кривонос как мог, увеличивал стоимость дома. Здесь требовалась целая бригада и она была. Полсотни гоблинов возводили крышу, штукатурили фасады и внутренние помещения, клали мраморные плиты на пол, находили еще время на разговоры, шутки и созерцание неба с косяком в руках.
   Урр-Бах прикинул, что одних кровельщиков из Академии здесь будет многовато и окликнул гоблина с мастерком.
   - Приятель, у кого здесь просить работу?
   Гоблин смерил фигуру тролля и заорал:
   - Бляха, к тебе грузчик пришел!
   Не успел Урр-Бах выругаться про себя на одинаковое мышление эркалонцев, как из дома вышел гоблин, отличающийся от собратьев блестящей латунной пряжкой на ремне с пластиной какого-то чудовища.
   - Ты, что ли хочешь в грузчики? - лениво процедил гоблин. Тролль тяжко вздохнул и кивнул.
   - Тогда хватай тачку, и чтобы к вечеру та куча песка была внутри дома на втором этаже. Урр-Бах посмотрел на небольшой холм возле дома и еще мрачнее спросил:
   - Сколько даешь монет и когда первая оплата?
   - Сразу про деньги, - недовольно проворчал Бляха. - Ты давно в городе?
   - С серебром знаком, - буркнул сыщик, обреченно глядя на тележку.
   - Ишь ты, серебро знает. - Ладно, тогда даю десять медяков в день или катись к Рхызу.
   Урр-Бах припомнил двадцать медяков, что платил ему жадный Горакс на подпольной пивоварне и скрипнул зубами. Гобл оказался наглее гнома.
   - Двадцать медяков или я бесплатно закопаю тебя в этом песке прямо сейчас.
   Бригадир не повел и ухом на привычную угрозу. - Рхыз с тобой, громила, так и быть, даю двадцать медяков. Работать начинай завтра с утра, не хватало мне еще платить сегодня за твой полуденный сон.
   Тролль краем глаза заметил, как вытянулись лица окруживших его гоблинов, и усмехнулся про себя. Кивнув новому работодателю, сыщик пошел домой, не забыв пару раз удостовериться, что за ним никто не следит.
  
  
   У напарника Урр-Баха знакомство с клиентом вышло куда живее. Тупая Башка привел кузена в дом на улице Дроздов. Хороший такой трехэтажный кирпичный особняк с дорогим кирпичным забором в три роста Кархи и воротами, которых не постыдился бы и какой-нибудь граф. Бдительный привратник в дорогой темно-зеленой ливрее убедился через небольшой окошко, что это Тупая Башка и пропустил их во двор, где гуляла пара высокомерных павлинов. На скамейке у ворот развалились двое мощных гоблинов с арбалетами. В общем, привычная картина мирного быта богатого эркалонца, у которого есть завистники.
   Кузенов пропустили внутрь дома. Пока Тупая Башка вел детектива на место встречи, Кархи крутил головой, разглядывая непривычную обстановку. Золотые колокольчики, малахитовые листья у люстр, стеновые панели из эльфийской ольхи, мраморный пол, выстланный сиркийскими коврами создавали впечатление, что предметы подбирались по укурке и дороговизне. "Зеленому Дымку духи дали много золота, отобрав взамен чувство вкуса", - подумал гоблин, входя вслед за родственником в просторную комнату, разделенную широченной ширмой. За ней вдруг раздалось утробное пение и ощутимо пахнуло травкой.
   - Зеленый Дым принимает клиента, надо подождать, - шепнул Тупая Башка. - Сядь на стул и молчи. Кархи послушно опустился на дорогой стул.
   Шаман кончил петь и произнес, обращаясь к клиенту:
   - Теперь возьми с подноса шаманский косяк "Мудрость духов", медленно вдохни дым и мысленно обратись за советом к духам предков. После каждой затяжки проси все громче.
   На десять минут в комнате воцарилась тишина. Через пять миут Кархи, дыша дымом ритуального косяка, почувствовал, что еще немного, и он сам увидит какого-нибудь духа. Тупая Башка глубоко дышал и блаженно улыбался.
   Раздавшийся резкий голос шамана отвлек Кархи от мистических мыслей.
   - Мосол, ты меня слышишь?
   - Да, чуть слышно ответил клиент.
   - Ты видишь какого-нибудь духа?
   - Вижу. Он смотрит на меня.
   - Спроси у духа, когда у меня зацветет в горшке болотный гриб?
   - Говорит, будущее видится неясно, - после продолжительной паузы ответил Мосол в трансе.
   - Дай ему в глаз и посылай к Рхызу!- заорал шаман, напугав Кархи. - Это дух какого-то спящего эркалонца, живого и очень тупого. Вызывай другого духа.
   Кархи, полностью пришедший в себя, внимательно слушал. Мало кто из гоблинов мог похвастаться, что присутствовал при общении шамана с духами.
   Через пять минут Дымок вновь подал голос:
   - Мосол, ты видишь другого духа.
   - Да.
   - Когда у меня зацветет в горшке болотный гриб? Не молчи, что он говорит?
   - Говорит, что ты придурок, грибы никогда не цветут.
   - О, это настоящий дух, - обрадовался Дымок. - Спроси у него, куда ты по пьяни месяц назад спрятал после ссоры с женой ее серебряные браслеты?
   - Говорит, что я подарил их соседской свинье, онакак раз через дыру в заборе пролезла в мой двор. Браслеты лежат в кустах возле дыры.
   - Поблагодари духа и возвращайся в наш мир. Сейчас я пять раз ударю в бубен и ты вернешься в свое тело.
   Кархи тут же услышал размеренный грохот шаманского бубна. После шестого удара невидимый Мосол завопил.
   - Хватит дрыхнуть, вставай с лежанки и иди домой, ищи свои браслеты.
   - Да пошлют тебе духи счастья и долголетия, Зеленый Дымок.
   - Будем надеяться, - нетерпеливо отозвался Дымок, отдергивая ширму. Тупая Башка вскочил на ноги и толкнул Кархи. Мосол, немолодой голенастый гоблин, подозрительно зыркнул на кузенов и припустил к выходу, опасаясь, что его опередят в забеге до забора.
  
   - Зеленый Дым, я привел к тебе Кархи, о котором рассказывал. Он хорош в поиске пропавших вещей.
   Шаман кивнул. - А где твой друг?
   - Сейчас он занят, но скоро он присоединится к этому делу, - ответил Кархи, любуясь древним расписным бубном в руках Дымка. - Что у тебя украли, уважаемый Зеленый Дым? И, главное, почему ты сам не нашел воров, с помощью духов предков, - Кархи выразительно посмотрел на музыкальный инструмент.
   - Эх, темная молодежь, - фыркнул Дымок. - Духи никогда не помогают шаманам в таких пустяках. Считают, что настоящий проводник в мир духов не должен зависеть от ненужных вещей. Они, конечно, правы, но тем неноделкам, что сперли у меня новый сорт травки, я поотрываю руки, чтобы научились ценить чужой труд. Вырастить новый сорт - не косяк выкурить. До двух-трех лет уходит.
   Понятно, как тогда искать эту травку среди моря травы в Эркалоне? - спросил Кархи.
   - По горшку ищи. Даже последний придурок не станет пересаживать молодой куст. Идем, покажу, как он выглядит.
   Шаман провел Кархи на чердак, где вместо низкого потолка были прозрачные окна в мелком переплете. Под ярким солнцем на длинных стеллажах росли в десятках горшках лучшие сорта веселой травы. Кархи с трудом собрал разбежавшиеся от жадности глаза и начал осматривать низкие горшки. Ничего особого, обычная темно-красная керамика, высота с локоть, как и верхний диаметр.
   - Эти горшки сделаны на заказ только для меня, - сообщил Дымок, с тревогой разглядывая лист одного из кустов. - На дне выбито мое имя по-гоблински, - шаман перевернул пустой горшок и показал Кархи дюжину закорючек. Совладельцу детективного агентства пришлось напрячь память, чтобы вспомнить, как их читать. Свою письменность в Эркалоне гоблины не особо знали, больше интересуясь общей. Кархи и здесь отличился, выучив как-то на спор с Тупой Башкой весь гоблинский алфавит.
   "Зеленый Дым", - произнес по-гоблински Кархи, вызвав одобрение в глазах шамана.
   - Хоть кто-то из молодых знает свою грамоту. - Ладно, все, что надо, я тебе рассказал. Своих проверили. Чисты. Хотя, кто-то же вынес горшок. Да, мне шепнули, что кто-то из братвы ушедшего от меня Шамара, чтобы ему любая выпивка ослиной мочой казалась, хвастался, что мне подкинули дохлую кошку в котелок. Жаль, хвастун прежде времени утонул в канаве, но ты проверь слушок. Эта неблагодарная скотина работала на меня почти десять лет и сейчас пытается курить моим косячком.
   Кархи кивнул. Про авторитетного орка Шамара, отколовшегося от Дымка в прошлом году, ходило множество слухов, обычно дурных. Там, где Дымок действовал умом и увещеваниями, Шамар предпочитал ломать кости. Внезапная смерть Рузы Процента помогла орку стать одним из крупнейших скупщиков краденого.
   Дымок протянул сыщику небольшой кошель. - Вот, задаток, десять золотых. Найдете воров, получите еще тридцать. Через месяц жду с хорошими новостями. Удачи.
   Кархи понял, что аудиенция окончена и в сопровождении неизвестно откуда появившегося мускулистого гоблина покинул дом Дымка. Тупая Башка куда-то исчез, не иначе, напрягли работой.
  
  
   Друзья встретились возле башни, тролль волок бочонок пива и корзину с ужином, а Кархи держал в руках свежий номер "Досуга без косяка".
   - Урр-Бах, в газете пишут, что сегодня вечером передача по маговизору.
   - Посмотрим, - одобрил хорошо поработавший тролль. - Держи корзину.
   Оказавшись дома, напарники быстро приготовили нехитрый ужин, перенесли его из кухни в рабочий кабинет и Кархи торжественно установил на стол кристалл. Когда часы на Королевской площади пробили семь часов, маговизор издал знакомую трель и почти родная русоволосая эльфийка в белом обтягивающем платье начала зачитывать программу. После этого девушка хорошо поставленным голосом начала рассказывать обо всех важных новостях, произошедших в королевстве за последний месяц. К досаде друзей, ничего интересного в стране не случилось. Сначала монарх открыл новый храм Светлой Девятки где-то на западе столице, потом его супруга пожертвовала деньги на воспитательный дом для детей раскаявшихся девиц, затем посол Восточной Ветви подарил столице статую основателя Эркалона. И напоследок королевский сборщик налогов порадовал всех хорошим урожаем, который обещал стать лучшим за десять лет.
   Пока друзья приходили в себя от этих новостей, в маговиоре появилась благостная морда толстого как боров гнома в дорогущем зеленом кафтане, который Кархи оценил в полсотни золотых. Гном солидно откашлялся, ласково посмотрел на зрителей и начал вещать.
   - Добрый вечер, дорогие друзья. Меня зовут Сирельд и я, от лица нашего банка "Сберегательная шахта Эркалона" счастлив предложить вам денежные ссуды и надежные вклады. Для всех владельцев маговизоров у нас есть самые выгодные предложения: ссуда "Друг семьи" - до тысячи золотых под 50% годовых и залог имущества. - А также новинки: "Баловень судьбы" - полтора процента прибыли в год на 5 лет и "Эльфийский долгожитель" - два процента прибыли в год с условием, что 30 лет нельзя забирать деньги. И, наконец, самый выгодный и популярный в столице вклад "На клык" - один процент прибыли в год! - захлебывающимся от радости голосом объявил гном. - Эти великолепные предложения от крупнейшего банка Эркалона помогут вам стать еще богаче и успешнее. Приходите в наш банк и обеспечьте себе уверенность в завтрашнем дне!
   - Ну и друзья у гномов, пятьдесят процентов дерут! - возмутился гоблин. - Таких друзей на месте надо закапывать.
   - Мудрецы советуют камень к ногам, - припомнил Урр-Бах и полез в куртку за книжкой.
   - Камень тоже неплохо.
  
   Гном тем временем попрощался и его место занял мощный орк с обнаженным торсом. Пугающие татуировки намекали на славное уголовное прошлое и придавали вес объяснениям, как при самозащите правильно бить грабителей в печень и ломать нос. Для слабых здоровьем предлагались различные кастеты, которые можно совсем недорого приобрести в лавке почтенного орка. Урр-Баху эта тема была неинтересна и он отвернулся от маговизора.
   - Кархи, а сколько лет живут эльфы?
   - Столько же, сколько и остальные, до ста доживают единицы. Впрочем, у гномов ни один долгожитель не разбогатеет.
   Урр-Бах протянул покупку напарнику. - Гляди, какую книжку я сегодня купил, "Великая игра как образ жизни и руководство к действию". Может, что дельное найду, вроде какой-то великий миртист ее написал.
   - Это там ты про камень вычитал? Тогда стоит прочесть, даже если про игру в мирт там написано только на обложке. Кстати, куда ты ходил?
   - Искал бригаду гоблинов, что сперли артефакт в Академии. И, кажется, нашел. Завтра пойду на работу, я у них теперь грузчик, пойди-принеси.
   - Урр-Бах, стоит так горбатиться ради какого-то артефакта, пусть даже древнего?! Мы свое дело сделали, даже Сертоний не имеет претензий.
   - Знаю, только пока не проверю этих гоблинов, не успокоюсь. Убирай маговизор в стол, передача уже закончилась. Что-то сегодня ни пения "Эльфийских пупов", ни доброй драки, ни интересных бесед не было. Наверно, все было сделано ради выступления этого гномика и его вклада "На клык".
   - Ионас, как любой маг, покажет хоть Рхыза, лишь бы ему заплатили, - согласился Кархи. - Я, пожалуй, газету почитаю.
   - Как там поживает Дымок? - спросил тролль, сортируя страницы книги.
   - Отлично, мечтает оторвать руки ворам. Намекнул на Шамара, - Кархи зажег настольную лампу.
   - Шамар? Ты с ним поосторожней, без меня в его районе не светись. Да и мне особо неохота с ним связываться, он хуже бешеной собаки, пока не пришибешь, не отстанет.
  
   Друзья погрузились в чтение. Урр-Бах начал листать книгу. Мельком просмотрел мудрые изречения на первых страницах, общий смысл которых заключался в древней выражении "Лучший враг - мертвый враг". Остальные афоризмы лишь советовали, как привести врагов в желаемое состояние наиболее мудрым способом. Способов было много и для добродушного тролля неинтересными.
   На пятом десятке пошел рассказ о величайшей игре, придуманной разумными. Неизвестный автор книги буквально молился на мирт и, было похоже, посвятил ей всю жизнь, представляя себя лишь фигурой на огромной доске реального мира. Попутно излагались легенды, связанные с игрой и ее ролью в истории Каэре. Скоро тролль понял, что автор немного тронулся умом, ибо абсолютно все события в жизни объяснял через призму игры. Читать пространные бредовые рассуждения о великой игре ему было скучно.
   Уже пожалев о покупке, Урр-Бах уже не читая начал листать дальше. Добравшись до последних страниц, вдруг увидел многочисленные рисунки с надписью "Наскальные рисунки на южном побережье...". Уголок страницы был оторван, и узнать, где находятся скалы, было невозможно. Самым крупным из рисунков была доска мирта, в центре которой лежал какой-то знакомый предмет. Урр-Бах присмотрелся и громко выругался. Очертаниями он здорово смахивал на украденный артефакт.
   - Ты, что, дружище, гнома увидал в книжке? - поинтересовался гоблин, размышлявший, как подступиться к поиску горшка с травой.
   - Хуже, похоже, в книжке нарисован наш артефакт. Кархи вскочил со стула и обошел стол.
   - Не может быть! Хотя, чем-то действительно напоминает. А может, и не он. В те времена таких артефактов было как пустых кувшинов после свадьбы.
   Урр-Бах, несколько обескураженный, принялся еще внимательнее рассматривать рисунок. Грани предмета, его пропорции, все до боли напоминало артефакт. С другой стороны, сам артефакт он в глаза не видел, его украли гораздо раньше. Вырезка из газеты, хранившаяся у него в столе, давала лишь общее представление о форме предмета. Чтобы окончательно удостовериться, что изображено, нужно было тщательно прочитать книгу и найти в ней ссылку на этот рисунок. На такой подвиг Урр-Бах был сейчас не готов. Высказавшись об умниках, которые не могут объяснить все простыми словами, тролль бросил книжку на стеллаж и взял прочитанный Кархи "Досуг без косяка". Простой этюд, предлагавший закончить партию за четыре хода, обещал провести вечер в приятном настроении.
   Гоблин в это время вылез на террасу и прикидывал размер урожая, который можно с нее снять. По любым расчетам выходило, что сделать деньги можно только на особо элитном сорте, и тех, что идут по золотому за косяк. Вот только как убедить покупателей, что их травка стоит таких денег? На решение этой проблемы ушел весь вечер и добрая половина ночи. Наконец, способ был найден, пусть и не совсем тривиальный для эркалонцев, и Кархи заснул со спокойной душой.
  
  
   ***
  
   Урр-Бах проснулся, когда городские часы пробили десять часов. Сегодня ему предстояло стать своим для строителей и он заранее чувствовал во рту вкус дешевого пойла. Тролль умылся, позавтракал, немного завидуя спящему напарнику, и убедившись, что в кармане у него одна мелочь, пошел на стройку. Зная гоблинов, шел неторопливо, опасаясь прийти первым и вызвать подозрения в попытке что-то слямзить. Впрочем, беспокойство оказалось напрасным, к его приходу на стройке трудилось аж пять гоблинов. Вернее, ждали, когда новый грузчик притащит песок на второй этаж, чтобы можно было замесить раствор. Во всяком случае, так они объясняли ругающемуся Бляхе.
   Тролль поприветствовал честной народ, за четверть часа бросил в тачку пяток лопат песка, и направился в дом. У лестницы на второй этаж он высыпал песок на пол и покатил тачку в обратную сторону. Выйдя на улицу, остановился возле самодельной скамьи рядом с опешившим бригадиром.
   - Еще ни один вол не стал хозяином пашни, - сказал Урр-Бах. Перевернув тачку, он развалился на ней. Потом достал из кармана прихваченный с вечера забытый в башне Тупой Башкой косячок, прикурил его у гоблина слева и запыхал им. - Народ, сегодня у меня день рождения, я проставляюсь, - объявил тролль заинтригованным гоблинам. - Слышь, друг, помоги купить угощение, а я пока поищу стол, - Урр-Бах протянул одному и строителей три серебрушки.
   Бляха, увидев деньги, понял, что это серьезно и если он не вмешается, то пьянка пройдет неорганизованно.
   - Щербатый, прихвати с собой Зирта и Прорву, иначе опять с дорожной пылью есть будем. Закупайтесь в "Горбатой свинье", там новая стряпуха закупает пока свежее мясо. И лучше не берите "Стон утопленника", парням по соседству это пойло действительно не пошло, а нам еще послезавтра работать, скоро хозяйка пожалует.
   Урр-Бах впервые в жизни посмотрел с глубочайшей тоской на тачку.
   - Не боись, громила, жрать будем как гоблины за столом, - неверно истолковал взгляд тролля подошедший Кривонос. - Парни, оторвите зад от скамьи и принимайтесь за дело. Доски берите с лесов на втором этаже, крестовины сбейте из половиц, что не положили в кладовке. Шевелитесь, болотные жабы!
   Не успел Урр-Бах моргнуть, как гоблины начали появляться на стройке с пугающей скоростью. Через минуту стройка гудела как развороченный улей. Работа закипела словно перед приездом короля. Через полчаса два длинных стола, устланных газетами, ломились от снеди и выпивки.
   - Кстати, тебя как зовут? - поинтересовался Бляха.
   - Шерсть, - представился тролль. - С детства на него только и откликаюсь.
   - Ну, тогда за тебя, Шерсть, - бригадир опрокинул кружку с мутным самогоном и довольно крякнул.
  
   Дождавшись, когда гоблины выпили достаточно, Урр-Бах наклонился к Кривоносу и спросил:
   - Что хоть строим? Домина на небольшой дворец тянет.
   Гоблин рассмеялся. - Слишком высоко метишь, это дом главы гильдии мыловаров. Его баба захотела жить как эльфийка и заказала это недоразумение. Когда восемь лет назад строили Малый дворец для наследника короля, так там даже простые гоблины смогли разбогатеть, А здесь, что? И на подарок девке не наберешь.
   - Не прибедняйся, Кривонос, - влез в разговор патлатый гоблин, сидевший рядом с бригадиром кровельщиков. - Уж тебе ли жалиться? Прешь все, что можно, ребятам даже на выпивку нечего прихватить. А в доме того мага, черепицы, что ты продал на сторону, хватило бы на половину Академии.
   - Хватило бы, если бы она попала ко мне, а не в ваши загребущие руки, - окрысился Кривонос. - Кто каждый день таскал ее через забор? Великий Шаман?! Нет, ты и твои дружки.
   - Вы работали у магов? - громко удивился Урр-Бах. - За это надо выпить!
   Погасив таким образом ссору, Урр-Бах кинул еще две серебряные монеты Щербатому и велел сбегать за добавкой.
  
  
   Через день, когда тролль с немного помятым видом появился на стройке как обычно к обеду, Бляха уже по родственному его обругал, и приказал живее возить песок, в конце недели придет хозяйка и надо показать свою работу. Гоблины деловито сновали, кладя внутренние перегородки на первом этаже. Урр-Бах подобрал с земли лопату и начал загружать тележку песком. Что ни говори, а дешевле гоблинов в Каэре никто не строит. Если за ними присматривать, то и они могут возвести что-то толковое и надежное. Наверное.
   Бригада Кривоноса заканчивала делать крышу дома и следовало торопиться, чтобы кровельщики снова куда-нибудь не пропали. Едва эта мысль посетила Урр-Баха, как на стройку заявилась человеческая девушка в ярко-красном шарфике, несмотря на теплый солнечный денек. От гоблинов тролль узнал, что это модный специалист по домашней обстановке. - Расставляет мебель и выбирает цвет штор, чтобы богатеньким было чем похвастаться друг перед другом, - пояснил пожилой плиточник. - А для нашего брата сущее мучение, ни одну плитку прямо не положишь, все надо вкривь, чтобы красиво, как у эльфов.
   Тем временем специалист гордо прошествовала в дом. За ней семенил Бляха, единственный гоблин, которого удостоили внимания. Урр-Бах из любопытства проследовал за ними. Худосочная девица обозрела работу отделочников, убедилась, что это не дурной сон, а самая настоящая реальность в исполнении гоблов, и пронзительным голосом обозвала всех грязным сбродом, обещая тупицам каторгу за халатность и невыполнение ее распоряжений.
   - Чтобы через три дня гостиная была отделана в эльфийском стиле по моим эскизам! Иначе вам ничего не заплатят! Возмущенно дернув носом, знаток обстановки покинула стройку, оставив гоблинов чесать в затылке и вспоминать, куда делся тугой бумажный сверток.
   Не сразу, но нашли ворох мятых заляпанных бумаг, в котором Бляха признал злополучные эскизы. После подсчета выяснилось, что половина ушла на раскурку косяков для всей бригады. Собравшись кучей, гоблины и Урр-Бах начали разбираться, что все-таки им надо сделать. А сделать предстояло многое. Интерьер был задуман в стиле эльфийской пасторали, которую будущая хозяйка дома и расстановщица мебели реализовали через толстенные деревянные балки на потолке и эльфийскую декоративную телегу с лопатой на полу, не считая обильной позолоты на обивке кресел и штор, а также дорогущего мрамора с юга.
   - Дела-а, - протянул Бляха. - Хуже сумасшедшей бабы может быть только баба с идеями. - В смете нет ни слова о деньгах на эльфийские телеги и лопаты. Ладно, парни, надо работать, даже если это и несправедливо. Придется делать все за свой счет. Никто не скажет, что мы не нарушаем смету. Если хотят деревню с позолотой, сделаем. Щербатый, бери ребят и дуй в конец улицы, там вчера сломалась телега у углежогов, тащи ее сюда. Покроем ее лаком и будет как от эльфийского короля. Зирт, на тебе сушеные кизяки, ты ближе всех отсюда живешь. Возьми покрасивше. Да вилы прихвати, лопата здесь совсем не к месту будет, только придурки ими разгружают коровьи лепехи. Впрочем, откуда этой дуре про это знать?
   Так, тут еще зачем-то ступени в гостиной надо сделать, - Бляха присмотрелся к надписи снизу. - Визуальное разграничение пространства. - Слыхали? Только в толк не возьму, зачем в комнате ступени, чтобы по пьяни или в темноте ноги переломать? Тут, наверное, точно ошибка. - Шерсть, иди сюда, у тебя глаза молодые, может, разглядишь, где я тут не так читаю.
   Тролль взял в руки эскиз, убедился, что гостиную пересекают по середине три мраморные ступени, и озадаченно хмыкнул. - Использовать только сиркийский мрамор, - громко прочитал Урр-Бах. - Мрамор есть?
   - В прошлом месяце плиты завезли, - припомнил бригадир. - Значит, не ошибка.
   Тролль щелкнул пальцами. - В "Досуге без косяка" как-то писали, что в эльфийских крепостях и башнях, чтобы затруднить штурм, делали ступени разной высоты. Древняя традиция и ...
   - А почему здесь все ступеньки одинаковой высоты? - перебил Урр-Баха бригадир.
   - Не знаю, говорят, сейчас эркалонские эльфы и историю свою толком не знают.
   - Утрем нос этой дурехе, сделаем по заветам ее ненормальных предков, - решил Бляха. - Парни, вторую ступень уменьшаем по пол-ладони, а третью на ладонь. Давайте, начинайте работать!
  
   Урр-Бах на правах грузчика пропустил команду мимо ушей и пошел к стропильщикам. Чтобы общение вышло содержательным, он в куртке нес две бутылки "Шепота штольни". Приметив гоблина на перекуре, на мятом лице которого читалась похмельная грусть, сыщик подошел к нему и поинтересовался, может он научить, как заменить кровлю у его бабушки. Узрев распахнутую куртку тролля, гоблин пообещал даже помочь в этом нелегком деле, благо, опыта у него выше некуда.
   Через полчаса, когда опьяневший гоблин начал по третьему разу хвастаться своими трудовыми подвигами у знаменитостей, Урр-Бах перевел разговор на недавнюю халтурку в Академии.
   - Ваш Кривонос мне на днях жаловался, что ничего не заработал там. - Я ему даже "Пляску утопленника" дал покурить, чтобы успокоить.
   - Ты, Шерсть, доверчивый как несмышленый гоблиненок! - стропильщик возмущенно сплюнул на землю. - Мало того, что он прет как дюжина гоблинов, так еще умыкнул какую-то хреновину прямо из спальни мага. Правда, денежки не пошли ему впрок. На следующий день он был злой как тысяча демонов и проклинал карманников и нерадивых стражников.
   - Прямо всех стражников? - уточнил Урр-Бах.
   - Ага, только особенно досталось уродам у Свиного рынка. - Мы же не дураки, там как раз лавки Голодранца. Сперли, значит, денежки у Кривоноса и правильно сделали. Не надо было жадничать, а просто поделить деньги поровну, у толпы гоблинов уже не сопрешь. Так что зря косяк отдал, ему надо было нос в другую сторону повернуть. Что с пьяного тролля взять? Тем более, чужого.
   - В следующий раз так и сделаю, - Урр-Бах попытался припомнить скупщика с таким странным прозвищем, и не смог. - Что это за голодранец такой? - спросил тролль. - Он нищий?
   - Постоянно всем твердит, что он голодранец и живет впроголодь, - сонно подтвердил осоловевший гоблин. - Только забывает добавить, что половина домов на улице принадлежит ему.
   - Память плохая? - предположил Урр-Бах.
   - Ты, Шерсть, точно прост как косяк. - Заведи себе дружка из гоблинов, иначе пропадешь в Эркалоне.
   - Попробую, - тролль оттащил заснувшего гоблина под тенек. Вспомнив, сколько еще осталось песка, он покинул стройку, даже не попросив расчета.

***

   Урр-Бах, решив не откладывать дело, выбрался на ближайшую центральную улицу и поехал на троллевозе к Свиному рынку. По особому указу градоначальника, дабы не нарушать общественный покой шумом и дурными запахами, его лет сорок назад перенесли далеко на восток, подальше от престижных районов столицы. Настолько далеко, что проще было потратиться на место в троллевозе, чем больше часа проверять невысокое качество мостовых на окраине города.
   Покинув общественный транспорт, Урр-Бах подошел к ближайшему продавцу снедью, купил у него запеченное мясо на ветке и заодно выяснил, где искать Голодранца. Пройдя дворами, тролль узрел грязную улицу, половину которой составляли непонятно чем торгующие лавки. Обругав про себя вороватого Кривоноса, что поперся в такую даль, Урр-Бах начал обходить их по очереди, интересуясь там мощным амулетом от злых духов. Шустрые продавцы пытались всучить недалекому, по их мнению, громиле разный хлам, каждый раз уверяя об исключительной силе оберега. Тролль однообразно взрыкивал и бросал товар на прилавок. Лишь в шестой по счету лавке его упорство было вознаграждено. Продавец в мятой, слишком большой для него одежде из людей с грохотом поставил на прилавок ящик, заполненный самым разнообразным околомагическим товаром.
   - Выбирай любой, все стоят одинаково, - равнодушно изрек лавочник.
   Урр-Бах поморщился. Эта фраза означала, что скупщики перебрали все не по одному разу и ни один из покупателей не польстился на амулеты. Тролль перевернул ящик, вывалив не очень чистый хлам горкой и принялся равнодушно бросать его обратно в ящик. Потянув за очередной медальон, отчего-то противно-скользкий, Урр-Бах вытащил тяжелый многогранник. Взяв его в руки, он поднес его к лицу и громко втянул воздух, краем глаза наблюдая за продавцом. Убедившись, что находка действительно похожа на артефакт, тролль несколько раз подбросил ее в воздух.
   - Тяжелый, никакой кастет не нужен, да и стражники не прицепятся, - радостно произнес тролль. Потом воровато оглянулся и понизив голос, скал:
   - Друг, я сейчас на мели, может, махнемся на бутылку "Шепота штольни"? - Урр-Бах вытащил из куртки вторую бутылку, до которой так и не добрался пропойца стропильщик.
   Продавец придирчиво осмотрел стекло, выдернул пробку и вдохнул не хуже тролля. Бросил взгляд на ящик с остальными "амулетами" и сказал:
   - В следующий раз приноси пойло получше.
   - Как только разбогатею, - сыщик многозначительно подбросил артефакт, кивнул на прощание и вышел из лавки.
   "Дело оказалось на две бутылки", - несколько озадаченно пробормотал Урр-Бах, опуская древнюю вещь в карман. - Этому только гоблины не удивятся.
  
  

***

  
   Когда тролль пришел домой, положил на стол перед другом артефакт и рассказал историю его поиска, то Кархи вынес вердикт:
   - Молодец, но я бы и за бутылку его получил. Просто надо было сказать тому гоблу на стройке, что завтра приглашаешь его на пьянку к брату или сестре. А вообще, ты действительно молодчина, размотал весь этот клубок.
   - Это дело раскрыли мы вместе, я только потушил косяк, - возразил честный тролль.
   - Кстати, давай глянем, что все же нарисовано в этой дурацкой книжке. Урр-Бах достал труд сдвинутого миртиста с задатками крупного авторитета или правителя, и раскрыл его на странице с рисунком.
   - Похож, - признал Кархи.
   - Угу, - тролль напряг зрение, безрезультатно пытаясь рассмотреть в нечетких линиях фигуры на доске. - Только давай не будем об этом рассказывать Сертонию. У него таких книжек, наверное, целый шкаф, а нам на память об этом деле хоть этот огрызок останется. К тому же что-то мне не нравится в этом рисунке, а что - никак не пойму. Какая-то несуразица.
   - Да какая несуразица! - Кархи ткнул пальцев в рисунок. - Вот, наш артефакт, вот доска с фигурами. В нее играет, то есть играл твой сумасшедший автор книжки. Смотри, на следующем рисунке тоже доска с миртом и мужики какие-то высокомерные. Здесь просто древняя доска, смотри, какой чудной шлем у пехотинца, а у маг держит жезл как пьянчуга последнюю бутылку. Ты слишком глубоко копаешь. Так и самому можно поехать крышей. Если жалко отдавать артефакт, оставь себе. Сертонию он особо не нужен, видел же, что он был доволен как помилованный висельник, когда узнал, кто из магов плюнул ему в суп. А сам артефакт ему не интересен. Их у него еще целый музей.
   Урр-Бах еще раз посмотрел на рисунок, пожал плечами и захлопнул книгу. - Нет, артефакт завтра отдадим, мы же лучшее агентство в Эркалоне. Хотя что-то в нем есть. Наверное, приятная тяжесть. Его можно было бы на бумаги класть, чтобы ветер в окно не унес.
   - Я тебе его бронзовую копию подарю, - пообещал Кархи.
   - Только чтобы размер был таким же, - предупредил тролль.
   Гоблин положил восьмигранник на газету, обмакнул гусиное перо в чернильницу и обвел им по его контуру. Потом положил на торец и отметил высоту артефакта.
   - Все будет точно как у алхимика в реторте, дружище. Сделаем их лучше два, я его для буйных клиентов приберегу. Как говорят гоблины у Дымка, тяжелый булыжник в руке переплюнет боевой амулет в кармане.
  
  

***

  
   Утром, хорошо выспавшись, причесавшись и позавтракав, друзья надели свою лучшую одежду и пошли в достославную Магическую Академию Эркалона.
   У входа, к радости сыщиков, дежурил знакомый маг Гиспар, рядом с ним при виде их разинул рот Иррисель.
   - Добрый день, господин маг, - с солидным видом произнес Урр-Бах. - Мы разжились еще одной кучей золота и решили продолжить образование. В наше время знания ценятся дороже всего. Как насчет того, чтобы проводить нас к господину Сертонию? Он нас ждет.
   Гиспар, изумленный не столько возвращением обалдуев, сколько речью тролля, пришел в себя. - Ничего не знаю об этом.
   - А должны? - поинтересовался Кархи. - Привет, Иррисель, как успехи в учебе? Захомутал какую-нибудь эльфийку или все еще робеешь? Обращайся ко мне, приятель, всегда готов помочь.
   - Тогда позовите Щуку, то есть госпожу Пурхелию. Она в курсе нашего дела, - нетерпеливо сказал Урр-Бах.
   Гиспар повернулся к студенту.
   - Иррисель, сообщи госпоже Пурхелии, что ее желают видеть бывшие студенты.
   Ожидание затянулось и Кархи решил егонарушить.
   - Как поживает декан Парассилиэль, все также скрипит? До сих пор удивляюсь, как такой важный алхимик не знает, что нельзя пить спирт неразбавленным, так не только глотку, но и желудок сжечь можно.
   Гиспар неожиданно усмехнулся. - Господин Парассилиэль очень недоволен, что ему пришлось за свой счет восстанавливать остекление после принятия у вас экзамена.
   - Наука требует жертв, - произнес Кархи, подражая голосу алхимика.
   - Только не от вас, - произнесла подошедшая Щука. - Чем могу быть полезна, господа студенты?
   - Добрый день, госпожа Пурхелия, - Урр-Бах с достоинством поклонился. - Мы обещали господину Сертонию вернуть одну вещицу. Она у нас.
   Магичка с непонятным для Гиспара уважением посмотрела на сыщиков и велела магу пропустить их. Идя до здания ректора, троица ловила на себе недоуменные взгляды преподавателей и студентов, рождая пугающий слух о возвращении тролля и гоблина.
   - Привет, бездельники! С завтрашнего дня у вас появятся новые преподаватели по алхимии! - крикнул Кархи знакомым по факультету. - Буду лично принимать у вас экзамены по гоблинскому самогоноварению. Кто выбьет стекла у Парассилиэля, сразу получит зачет.
   Щука промолчала, лишь бросила насмешливый взгляд на вытягивающие лица богатых лоботрясов.
  
  
  
   Пурхелия провела сыщиков к кабинету ректора и открыла дверь.
   - Проходите, я постою здесь. Магичка плотно закрыла дверь и окинула строгим взглядом любопытные лица молодых дежурных магов. Сладко улыбнулась вчерашним ученикам и велела:
   - Господа, давайте отойдем подальше от двери, чтобы тролль нас случайно не зашиб.
  
  
   Друзья, войдя в кабинет ректора, поприветствовали вставшего при их появлении удивленного мага.
   - Господин Сертоний, мы нашли украденный артефакт, - степенно объявил Урр-Бах, достал из кармана тяжелый восьмигранник и протянул его клиенту.
   Маг взял в руки артефакт и, не скрывая радости, убедился в его подлинности. - Садитесь, господа, предлагаю сдобрить ваш рассказ о ее поиске хорошим винцом, - Сертоний открыл шкафчик за креслом и вытащил бутылку с переливающейся магией пробкой.
   - Гарантия от редких ядов, - пояснил доверительно магистр.
   - Тогда и две бутылки можно выпить, - ляпнул Кархи. - Я пошутил, - поправился гоблин, раздумывая, сохранит ли пробка свечение после того, как ее вытащат.
   Маг добродушно рассмеялся. - Мой слуга принесет вам их целую корзину завтра вечером. Итак, как вам удалось ее найти?
   Потягивая неторопливо превосходное вино, друзья поведали о перипетиях расследования. Вернее, рассказывал тролль, Кархи только комментировал, разбавляя сухое повествование напарника красочными подробностями из жизни строителей. Особенно почему-то заинтересовала мага древняя традиция эльфов делать ступени разной высоты.
   - Никогда не слышал о подобном, - признался ректор. - Надо будет как-нибудь почитать "Досуг без косяка", судя по всему, там работают настоящие энциклопедисты.
   Урр-Бах недоуменно переглянулись с Кархи.
   - Уверяю, господин Сертоний, там трудятся отличные ребята, - горячо возразил тролль.
   - Я так и сказал, - маг улыбнулся. - Энциклопедист - разумный с широчайшим кругозором и отличной памятью.
   - А у меня хозяин кабака называл так тех, кто не платил за выпивку, - сказал тролль. - Ему один такой как-то голову разбил, и тогда он нанял меня.
   - Среди них тоже встречаются буйные, - не стал спорить Сертоний, - но обычно они одни из самых мирных.
   - Энциклопедист, - Урр-Бах попробовал на вкус очередное новое слово. - Вы тоже из таких?
   - Некоторые так утверждают, - ответил Сертоний без лишней скромности. - Магия требует постоянной учебы и самосовершенства.
   - В нашем деле тоже надо быть в курсе научных достижений и последних событий, - добавил Кархи. - Поэтому без "Досуга без косяка" и "Один эльф сказал" быстро деградируешь как профессионал.
   - В каждом деле требуется серьезный подход, - согласился Сертоний, вставая. - Приятно было побеседовать с вами, господа. Еще раз благодарю за отличную работу. Всех, кто обратится ко мне за помощью в решении щекотливых проблем, с чистой совестью буду рекомендовать вас. Я распоряжусь, чтобы вас свободно пропускали ко мне. И прошу не распространяться об этом деле с посторонними.
   Друзья расплылись в довольных улыбках, похвала такого важного клиента стоила немало, а сулила еще больше.
   - Господин Сертоний, разрешите нам еще раз посетить музей Академии, - неожиданно попросил Кархи. - Мы так толком и не видели магические артефакты. В нашем деле будет полезно хотя бы знать, как выглядят подобные вещи, мало ли с чем придется столкнуться.
   - Весьма благоразумное решение, - Сертоний вызвал Пурхелию и попросил ее сопроводить гоблина и удивленного Урр-Баха в музей.
   Щука весьма подозрительно посмотрела на Кархи, но тот ей лишь поклонился. - Я только после Академии понял, что знания лишними не бывают, - признался гоблин. - Сейчас пожинаю плоды своей лени. Кстати, вы не знакомы с эльфийской историей.
   - Боги миловали, - смягчившись, ответила Пурхелия. - Идемте, а то у меня и без вас хватает дел.
   В музее, вновь открытом для студентов, хватало народу. Какая-то группа из факультета артефакторики в сопровождении преподавателя изучала наследие предков.
   Кархи начал обходить экспонаты, восхищенно охая над амулетами особо причудливой формы или магической мощи. К концу осмотра Урр-Бах устал от постоянных тычков и восклицаний напарника. Пурхелия откровенно скучала, не забывая присматривать за сыщиками. Гоблин постоянно норовил пощупать артефакты, за что получал окрик от магички и требование оставить вещь в покое.
   - Какая прелесть! - гоблин схватил с выставочного столика хорошо знакомый троллю амулет "Эльф на час", и начал крутить его в руках.
   - Кархи, оставь экспонат в покое! - привычно потребовала Щука.
   -Здесь учат обращаться с артефактами или только болтать о них? - возмутился гоблин, возвращая амулет на его законное место.
   - Ух, ты, Урр-Бах, смотри, куда перетащили твой жезл. Да еще накрыли каким-то хитрым стеклом с магией.
   - Как выяснилось, после вас артефакт стал еще опаснее, - Пурхелия косо посмотрела на тролля.
   - Ладно, мы вроде все посмотрели, можно идти на выход, - решил Кархи. - Урр-Бах, если что не рассмотрел, можем глянуть на обратном пути.
   - Не надо, я пока хорошо вижу, - отказался тролль, догадываясь, для чего все это представление.
  
   Покинув музей, напарники в сопровождении Щуки дошли до ворот, и распрощались с ней и Гиспаром.
  
  
  
   Сертоний достал из корзины с корреспонденцией письмо и сделал на нем пометку. Бадрах, глава мыловаров, пригласил его на новоселье в следующем месяце. Его дети отучились на алхимическом факультете, как и новая молодая жена. На остекление панорамных окон у алхимиков он выложил добрую треть денег. Отказывать было неприятно, но собственное здоровье маг ставил превыше всего. Придется Парассилиэлю идти одному. Он эльф и с особенностями архитектуры своей расы должен быть знаком не понаслышке.
   Быстро написав письмо с извинениями и наилучшими пожеланиями, ректор позвонил в колокольчик и сказал появившемуся секретарю:
   - Доставь письмо лично в руки Бадраху вместе с тремя бутылками "Лесного ручья" тридцатилетней выдержки из моего погреба. И позаботься, чтобы завтра вечером тролль и гоблин получили пять бутылок "Песни иволги" с печатями Орхона. не забудь также отдать новый "Вестник теоретической магии" и подшивку за пять последних лет.
   Секретарь поклонился и вышел, оставив Сертония размышлять, как лучше обставить дело с возвращением артефакта Малой Справедливости. Отдавать все на дело случая было не в его характере. Когда в кабинет вошла Пурхелия, его любимая ученица, он рассказал ей о возвращении древнего раритета и попросил организовать встречу с журналистами известнейших газет, что только недавно поливали Академию из всех ночных горшков столицы.
   Потом еще раз вызвал секретаря и распорядился попросить короля о срочной аудиенции. Нужно было восстанавливать пошатнувшийся авторитет в глазах монарха. Жалоба на бестолковость главы городской стражи, не сумевшей найти артефакт, должна была подсказать королю, куда перенаправить раздражение шумихой.
  
  
  
   Чтобы отметить успешное раскрытие второго преступления подряд, друзья направились в "Эльфийский дуб".
   - Поймали вампира, отыскали артефакт, что еще нужно для отличного настроения?! - Кархи подмигнул симпатичной продавщице цветов. А вот для полного счастья нужна любовь и эльфийка. Знаешь, Урр-Бах, при виде Марсиэль у меня в сердце наступает непонятное томление, - гоблин приложил руку к груди.
   - Сердце вообще-то слева, - заметил тролль, отбрасывая ботинком камень к обочине.
   - Мне иногда кажется, что у меня два сердца, одно отдано сестре Нирры, а другое еще не определилось, какая эльфийка ему подходит. Это, наверное, отголосок прошлой жизни, принц Кирдаль был тот еще распутником.
   - Из всех эльфиек, что я видел, самые нормальные, это Марсиэль и Зариэль. Одна правильно воспитанна троллями, другая спасла мне жизнь. Кархи, не теряй времени. Некоторые до конца жизни ищут свою половину, а ты мало того, что отвергаешь гоблинш, так еще не видишь таких хороших эльфиек.
   - Да вижу я, вижу, - возразил гоблин. - Это Кирдаль во мне все не успокоится. Ему же нужны аристократки, зеленая кровь из Восточных лесов с родословной как у него. Это не в партию в мирт сыграть, здесь не ум нужен, а сердце убедить. Это во сто крат сложнее.
   Урр-Бах после этих слов приятеля резко остановился. - Мирт! - воскликнул он.
   - Дружище, ты в порядке? - Кархи с беспокойством посмотрел на тролля.
   Урр-Бах оглянулся, убедился что никому нет до них дела и все равно наклонился к широкому уху гоблина. - Этот артефакт Малой Справедливости состоит из двух частей, одну мы отдали магу, а вторая - это доска мирта. Ты помнишь рисунок? Там артефакт почему-то чуть утоплен в доску. Это я только сейчас понял. Раз в доске есть для него углубление, значит, он - часть артефакта! - торжественно закончил Урр-Бах.
   - Этот рисунок рисовали Рхыз знает сколько лет назад, глядя на какие-то наскальные трещины, - взмолился Кархи. - Да и с чего верить словам этого безумца? Мне не раз говорили, что в книжках по истории правдиво только имя автора, и то не всегда. Вряд ли рисунок сделан рукой этого миртиста, скорее отдал делать какому-нибудь начинающему или спившемуся художнику. Тот со слов и набросал эти рисунки. Идем лучше побыстрее, а то девчонки без нас скучают.
   Урр-Бах со знакомой гоблину упрямым выражением на лице молча пошел. - Я все равно проверю, не сейчас, так через год, - объявил он через минуту.
   - Да кто же мешает, вот мой дед, например, до сих пор мечтает найти тайник в руинах храма Светлой Девятки.
   - Кто ее разрушил, - лениво поинтересовался Урр-Бах.
   - Да сама упала, не прошел и месяц, как его сдали жрецам. Мой дед тогда только пошел в строители. Говорит, у гномов где-то заначка была, золото для купола в ней хранили. Все ждали, когда их знакомый алхимик научится наносить латунь тонким слоем. А гоблины за косяк работали от зари до полуночи.
   Урр-Бах недоверчиво хмыкнул. Недавно он сам узнал, как работают гоблины и уже представлял, почему рухнул храм.
   - Зря сомневаешься, цены на стройматериалы упали в тот год на треть, - обиделся Кархи. Но дело в другом, золотишко так и не нашли. Гномы свалили все на гоблинов, а те просто разбежались. Кому охота отвечать за гномий поклеп?
   - Он, что, копает на развалинах? - примирительно спросил Урр-Бах.
   - Кто ему позволит, там гномы никого не подпускают, сейчас, наверное, их внуки докапывают.
   - Тогда как он собирается найти золото? - не понял тролль.
   - Вокруг руин сейчас стоят гоблинские районы, и дедушка там за главного кладоискателя. Следит, чтобы гномики ни на минуту не оставались без присмотра. Его друг детства - не последний гоблин там, и пообещал за половину клада своих надежных парней. У дедули только два занятия в жизни - следить, чтобы наблюдатели не пили и не курили на посту, да раз в неделю проверять, сколько времени уходит на то, чтобы парни его друга прибежали с самострелами к его голубятне. Дедуля ее сделал как раз напротив развалин.
   - Основательный у тебя дедушка, - искренне произнес Урр-Бах. - Вот с кого надо брать пример настойчивости. Я, конечно, не собираюсь днем и ночью носиться с древним барахлом, но, при случае, буду проверять какие-нибудь идейки.
   - На здоровье, - с облегчением сказал Кархи. - Смотри, у нас и в самом деле получается досуг без косяка. Ты ищешь доску артефакта, а я ищу разгадку своей любви к эльфийкам. Хотя, что тут искать, принца Кирдаля в косяке не спрячешь.
   - А вот амулет "Эльф на час" можно, - тролль выразительно посмотрел на напарника. - Ты ведь подменил его в музее на свой, не так?
   - Ты самый сообразительный тролль в Эркалоне, - Кархи достал из потайного кармашка рукава амулет и мечтательно закатил глаза. Моментально спрятал добычу и ухмыльнулся до ушей.
   - Сам подумай, будет наш гномик, смотритель музея, держать у себя какой-то недоделанный амулет? Нет, конечно! Проест плешь артефактникам, но заставит исправить их косяк. Поэтому если и искать исправный амулет, то только в музее. Спасибо гному, теперь у меня работающий амулет, который поможет мне разобраться в себе, а эльфийкам, то есть Марсиэли, во мне.
  
  

***

  
   Урр-Бах топтался у входа в помпезное одноэтажное здание с высоченными окнами, где через четверть часа должна была открыться выставка работ покойного Хейлора. Об этом великом событии в культурной жизни Эркалона, тролль узнал из еженедельной четырехстраничной газеты "Смерть искусства". Газета была прямым конкурентом респектабельного журнала "Современная живопись" и не стеснялась просторечных эпитетов при критике художников и их картин. Последняя страница была традиционно пустой, лишь надпись снизу "Идеал", автор неизвестен" намекала на позицию издания. Именно пустой лист и привлек тролля, когда он разворачивал бумагу, в которую лавочник завернул кусок купленного на ужин окорока.
   Кархи не проявил никакого желания познакомиться с поздним творчеством убитого художника. Заполучив работающий амулет, гоблин с утра побежал его заряжать к уже знакомому магу. Чтобы его не грабанули на обратном пути, Урр-Баху пришлось пойти с ним, из-за чего он чуть не опоздал на открытие выставки. Сам Кархи побежал домой, чтобы оставить в башне амулет перед тем как отправиться на поиски воров горшка с травкой.
   Урр-Бах терпеливо дождался открытия выставки, несмотря на длинную и непонятную речь немолодого эльфа. Заплатив половину серебряного эркалона, тролль оказался в выставочном зале, где начал знакомиться с дорогостоящим наследием Хейлора. Чтобы подчеркнуть значимость утраты, организаторы выставки внизу каждой картины прикрепили ценники. Самые культурные посетительницы в изящных платьях и шляпках молча округляли или закатывали подведенные глаза при виде суммы. Их спутники были по-мужски несдержаннее и обычно добавляли изумленное "Лесная мать!" или возмущенное " Желудь мне в рот!".
   Урр-Бах был единственным из посетителей, кто сначала внимательно рассматривал картины, потом сам ее оценивал и, лишь затем сверялся с ценником. Поначалу тролль сильно ошибался в ценности картины, но затем просто стал умножать свои предположения на сто и дело пошло на лад. Дойдя до середины экспозиции, Урр-Бах уже с ходу определял стоимость картины с точностью до полутысячи золотых монет, что для начинающего ценителя живописи было впечатляющим результатом. Какая разница, что вместо двух тысяч назвал полторы, все равно это огромная сумма, достаточная многим, чтобы прожить безбедно всю жизнь.
   Дальнейшее самосовершенствование тролля было бестактно прервано Кузроном. Посредник заметил Урр-Баха в толпе и вцепился в него мертвой хваткой.
   - Добрый день, господин Урр-Бах, безумно рад нашей неожиданной встрече! Хотя где еще могут встретиться ценители живописи? Вы не забыли о нашем уговоре?
   Тролль, слегка опешив от такого града восклицаний и вопросов от незнакомца в фиолетовом пиджаке и розовых штанах, приготовился было защищать свою жизнь и честь, но тут припомнил лицо посредника и просиял.
   - Господин Кузрон, я совсем недавно о вас вспоминал. Неделю назад односельчане передали мне два холста от нашего шамана, только я забыл, где вы выживете. Вот, пришел сюда, подумал, что вы обязательно придете посмотреть на картины этого эльфа. Как его? Хейлора, да.
   - Господин Урр-Бах, я живу на Сорочьей улице, светло-зеленый домик напротив старого архива, и всегда готов прийти в любое указанное вами место, чтобы оценить картины. Скажу без обиняков, ими очень интересуется посол Луфарды.
   - Эльф? - поинтересовался тролль.
   - Нет, человек.
   - Значит, перекупщик. Никто, кроме эльфов, в этой мазне не разберется. - Я задешево их не отдам! Мне и так потом сказали, что я ту картину мог на сотню дороже продать.
   - Типичное заблуждение дилетантов, дорогой господин Урр-Бах! - с жаром воскликнул Кузрон, имеющий с каждой продажи десять процентов премии. - Техника большого пальца ноги раннего Хейлора - безусловно, новаторская, но в художественном и эстетическом плане уступает его же зрелым работам, - эксперт указал на ближайшую картину на стене. - Поэтому максимум, что можно дать за ваши полотна - восемьсот золотых.
   - За каждую картину? - уточнил тролль.
   - Разумеется! Только хотелось бы взглянуть на них прежде, чем везти их к почтенному послу.
   - Завтра вечером занесу их вам, - пообещал тролль. - Зеленый дом на Сорочьей улице. Где эта улица, не рядом со Старым ипподромом?
   - Да, именно там.
   - Тогда до встречи, господин Кузрон, мне еще работать надо, - тролль кивнул на прощание.
   - Жду с нетерпением! - донельзя довольный Кузрон поклонился.
  
   Урр-Бах, напевая под нос троллью песенку, покинул обитель дорогого искусства и пошел домой снимать рамки с картин. По дороге тролль прикидывал, сколько всего картин мог сотворить молодой Хейлор и сколько из них можно привезти из деревни, не возбуждая подозрений у Кузрона. Урр-Бах не вчера родился и догадывался, что оценщик работает не за спасибо. Алчный блеск в глазах вежливого Кузрона намекал на большую выгоду при вывозе ценного искусства из тролльей деревушки. Тролль на выставке внимательно осмотрел даты написания Хейлором своих картин и пришел к выводу, что набросать пальцем десяток картин в год для эльфа было не проблемой. "Если у соседей в деревне окажется еще девять картин, а еще пять будут выброшены, Кузрон поверит", - решил Урр-Бах. "Стоит подойти с умом, и пользу от современного искусства получит даже тролль".
  
   Как всегда, спокойное течение мыслей мохнатого сыщика было нарушено дикими выкриками газетчиков: "Эркалонская сберегательная шахта обворована без помощи гномов!". "На месте преступления вор оставил ожерелье из гномьих клыков и записку "Вернул с процентами", - надрывался другой мальчишка.
   Тролль купил газету. Быстро прочитал передовицу, порадовался за неизвестных воришек и зашагал домой. Эркалон жил обычной жизнью.
  
  
  

Конец книги.

  
  
  
   Третья книга уже начата, все оставшиеся сюжетные линии будут закончены в 2017 году.

Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | А.Минаева "Леди-Бунтарка, или Я решу сама!" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Попаданцы в другие миры) | | С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Юмор) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"