Туненко Анастасия Борисовна: другие произведения.

Этюд в лунном свете

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  На, кажется, - надтреснутом-канате
   Я - маленький плясун.
   Я тень от чьей-то тени. Я лунатик
   Двух темных лун.
  Марина Цветаева
  
  Не все сны оборачиваются снами - некоторые настолько пугают реальностью происходящего, что через несколько секунд ты напрочь забываешь о том, что каких-то полчаса назад закрыл глаза и погрузился в, казалось бы, блаженную дрему.
  Не все сны даруют отдых - некоторые больше похоже на игры гладиаторов, когда ты сжимаешь в потеющих руках рукоять секиры и понимаешь, что, если сейчас не выиграешь, то, возможно, уже никогда не проснешься. И незачем будет лежать на холодной земле и моргать в надежде, что все же получится, - мертвые не умеют возвращаться в мир живых.
  Не все сны попадают в руку... некоторые умудряются попадать в плечо, в висок, в голову - как уклонишься и пожелаешь. Чтобы потом, проснувшись, долго лежать, разглядывая потолок и переводя то и дело сбивающееся дыхание, и вспоминать особенно яркие моменты...
  Не все сны являются благословенными - некоторые даруют только липкий страх, что выгрызает тебя без остатка, безжалостно заполняя собой надтреснутый сосуд под названием "душа".
  Не все сны...
  
  Бой. Крики. Смерть. Кровь. Боль. Ужас.
  Люди. Трупы. Враги. Все смешалось. Ничего не понятно.
  Нападают. На меня. Удар. Выпад. Удар.
  Не хочу. Не надо! Удар. Боль.
  Я отступаю. Не хочу сражаться.
  Крики. Смерть. Удар. Я - не воин. Я не...
  Удар. Еще один. Выпад. Не должна! Не буду!
  Боль. Крики. Удар. Выпад. Не успею...
  Кровь. Боль. Лезвие легко, почти нежно, вспарывает бок.
  Не должна... Не буду...
  Боль. Боль. Боль...
  
  - Не... не должна... Я устала...
  
  Резко сажусь на кровати, окончательно освобождаясь от цепких рук ночного кошмара. Первые несколько секунд лихорадочно соображаю, где нахожусь: вроде бы, ничего не болит, да и руки не в крови... Луна лениво зевает - ее свет плещется на полу, словно море, и я поджимаю ноги, чтобы случайно в него не угодить. Я не умею плавать... а перед глазами до сих пор стоят последние сцены битвы, лицо хладнокровного убийцы. Он так долго выслеживал меня, так кропотливо расставлял ловушки, так терпеливо ждал... так самозабвенно наслаждался нашим поединком, заранее зная, кто победит. Холодная усмешка, едва заметный шрам на щеке и абсолютно пустые глаза. Такие пустые, что не дай мне Бог увидеть их хотя бы раз...
  
  Ти-ши-на - легкий шепот чьих-то шагов, так похожий на ветер.
  Решительно откидываю ненужное одеяло - этой ночью слишком душно для его теплых объятий - и медленно встаю на прохладный кафельный пол. Его прикосновения кажутся почти блаженными для разодранных в кровь ступней: на всякий случай проверяю, так ли это, и понимаю, что это был всего лишь сон. Плохой сон. Ужасно хочется пить...
  
  О-ди-но-чест-во. Пять ударов кнута в полной тишине. Пять шагов до края, до натянутой до предела нити, разделяющей жизнь и смерть. Пять вздохов. Пять ударов сердца. Пять усмешек в ответ на ощущение пустоту где-то внутри себя. Позади раздается непонятный шелест - я картинно, словно в кино, оборачиваюсь и тянусь к несуществующей секире, готовясь защищаться в случае чего. Темнота. Лунный свет. Никого нет...
  
  Этого всего лишь ветер. Наигранно смеюсь, дабы подавить первобытный страх перед сумраком. Пещерные люди боялись тьмы, приносили ей жертвы и заставляли костры полыхать, только чтобы не оказаться наедине с самим собой в этом отсутствии света. Средневековые люди бесстрашно гуляли под звездами и уезжали на гнедом коне в ночь, чтобы доказать свою храбрость. Их потомки ничуть не изменились - все так же лицемерят себе насчет смелости и даже нарочно спускаются туда, где потемнее, только чтобы почуять, ощутить этот самый первобытный страх перед неизвестным... только чтобы понять, чего же стоят на самом деле.
  
  Так уж вышло, что я не из таких: я предпочту развести костер и принести жертву и уж точно не понесусь, сломя голова и крича победную речь, туда, где ничего не видно. Так уж вышло... да и руки довольно ощутимо дрожат, словно в память о ночном кошмаре. Да и нервы не такие крепкие... это был всего лишь плохой сон. Один из сотен других, что случались за неполные двадцать пять лет. Даже то, что в последнее время он снится с просто-таки завидным упрямством, ничего не значит. Не потому что абсурд. Потому что, если бы было нельзя возвращаться из мира теней будучи мертвой, я бы уже давным-давно не вернулась...
  
  Э-лек-три-чест-во. Вытягиваю руку наугад и нажимаю на включитель. Ночник вздрагивает, словно от пощечины и даже не думает зажигаться. Наверное, перегорела лампочка... Проклятые каменные джунгли. Проклятые человеческие сны...
  
  Пол-но-лу-ни-е. Луна с торжеством глядит с небосклона, словно издевается. Показываю в ответ неприличный жест и, подхватив со стола чистый стакан, тянусь к графину. Он почти выскальзывает из рук, почти падает... успеваю подхватить его в последнюю секунду и нервно смеюсь. Наливаю полный стакан, залпом выпиваю половину, прислушиваюсь к ощущениям. Теперь по моим венам тоже будет струиться лунный свет - им так искусно заменена обычна прохладная вода. Стеклянный графин отбрасывает многочисленные блики на пол, стены, потолок, вычерчивает замысловатые образы... наверное, тоже издевается. Забираюсь с ногами на кухонный стол и ловлю на себе чей-то внимательный взгляд.
  
  Су-мас-шест-вие. Когда понимаешь, что за тобой кто-то наблюдает, очутившись в одиночестве, и без конца бродишь по комнатам в надежде, что в одной из них наткнешься на этого странного охотника. В моем случае это - зеркало. Отражение тоже, как ни странно, сидит на кухонном столе и смотрит на меня, поигрывая наполовину пустым стаканом. Вполне мирно сидит...
  
  - Привет, - зачем-то говорю ему я и шутливо поднимаю стакан вверх. За знакомство. Не чокаясь. Девушка в зеркале усмехается и проделывает те же самые движения. Затем улыбается - я не нахожу улыбки на своем лице - и склоняет голову на бок.
  - Я не причиню тебе никакого вреда.
  
  От неожиданности я разжимаю пальцы и в такт моей уверенности в себе разбивает и стакан. В одно мгновение кафельный пол становится усыпан осколками - она озадаченно смотрит на это безобразие и неторопливо отпивает из своего, еще целого стакана. Как будто всего остального недостаточно, чтобы ввести меня в ступор.
  
  - Не спится? - как ни в чем не бывало спрашивает она.
  - Просто кошмар, - я киваю и подаюсь назад, чтобы чувствовать стену. Чтобы чувствовать, что моя спина прикрыта и никто не сумеет напасть сзади. - Как и ты...
  - Тебе не стоило ставить розы на столик, - она пропускает мою последнюю реплику мимо ушей и продолжает абсолютно будничным тоном. Словно мы говорим каждую ночь - о друзьях, о соседях, о работе... словно мы знакомы. - А разве нет? Я - это ты. Просто могу существовать отдельно.
  - Хочется пить, - зачем-то шепчу я.
  - В графине еще осталась вода... не поранься об осколки...
  
  Я не вижу никаких существенных отличий - короткие черные волосы, бирюзовые глаза, челка заправлена за ухо, застиранная свободная майка и любимые старые шорты. Никаких украшений. Никаких намеков на женственность. Девчонка-сорванец. Сидит и улыбается. И жадно пьет воду время от времени. Тоже так хочу...
  
  Стараясь не смотреть в ее сторону, спрыгиваю на полу и немедленно морщусь: ноги пронзает резкая боль. Сон постепенно начинает превращаться в реальность - вода на полу окрашивается сначала в бледно-розовый, а затем и вовсе в алый цвет. Такие же следы тянутся и к графину с водой - я наливаю себе следующий стакан, несмотря на бьющую меня дрожь, делаю несколько глотков и возвращаюсь к зеркалу. Отражение самое обычное - смотрит на меня с недоумением, глаза слегка сужены, руки трясутся... это был просто сон.
  
  Не все сны похожи на выдумку - некоторые словно бы спроектировали, специально вытащив из души все загнанные туда страхи, а затем усадили в мягкое-мягкое кресло и заставили просмотреть до самого конца.
  Не все сны проходят бесследно, словно их и не было никогда, - некоторые запоминаются, врезаются в память, чтобы потом подолгу тревожить вечерами, гулко отдаваться в душе, и навевать то ли тоску, то ли тревогу. А вдруг повторятся...
  Не все сны обязаны о чем-либо рассказывать или предупреждать... бывают просто сны...
  
  Ступни все еще слабо кровоточат: я забираюсь в кровать и закутываюсь в одеяло, нимало не заботясь о том, что через несколько минут станет жарко. Стоит пойти в ванную и принять душ, залепить ноги пластырем, а затем принять успокоительное... но в ванной тоже висит зеркало...
  
  Не все сны сбываются наяву... некоторым так и не дано никогда осуществится - как бы кто того не хотел...
  
  - Осколки уберу завтра.
  
  Поспешно закрываю глаза и выбрасываю все мысли из головы. В квартире тихо... конечно же, никого нет... отражения не умеют разговаривать, как бы кто того не хотел...
  Не все сны дарят ощущение свободы - некоторые заточают тебя еще больше в коридорах сомнений, коридорах страха, коридорах боли. И ты бредешь по ним, не видя конца, не в силах выбраться или хоть как-то проснуться...
  
  Челка выбивается из-за уха и падает на нос - я ворчу что-то сердитое и медленно провожу рукой по лбу, заправляя ее обратно. О-ди-но-чест-во. Обратная изнанка свободы. Цена за то, чтобы никогда не почувствовать горечь предательства. Цена за нежелание пробовать боль...
  
  Ти-ши-на. Какая-то неестественная для пустой квартиры и полнолуния... что же поделать? Не все сны являются снами...
   Пальцы неторопливо и почти нежно скользят по коже, пока не натыкаются на едва заметный шрам...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"