Туров Валентин Алексеевич: другие произведения.

Страна городов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Зубцы Аратты - лазурит зеленый, Стена и башни - глянцево-красные, Глина ее - оловянные слитки - "небесная глина", Что добыта в горах лесистых

  Начало эпохи металла
  Историческая биография народов России уходит корнями в глубокую старину. Западные путешественники называли их поселения в те далекие времена Страной Городов. При этом основной упор делается на древнюю Русь. Но и до появления Руси в Биармии уже было столько поселений, что дает основание считать Биармию родиной Страны Городов.
  На смену эпохе камня приходит эпоха металлов, начинающаяся эпохой энеолита (медно-каменного века) и продолжившаяся бронзовым веком.
  Конец неолита и энеолит (конец IV - начало II тысячелетия до н.э.) или медно-каменный век характеризуется приобретение древними людьми первичных навыков обработки металлов.
  Первым металлом, включенным человеком в свою производственную деятельность, была медь. Постепенно в орудийный набор включаются орудия для обработки меди и изделия из нее. Одним из основных видов деятельности становится рыбная ловля.
  По нашему мнению, возможно, что в это время, а, возможно и ранее, появляются и первые изделия из самородного алюминия. Так как этот металл является наиболее легкоплавким и легче поддается обработке, однако изделия из него без примесей под действием атмосферных кислот поддаются коррозии, и исчезают почти бесследно. Впервые в современности самородный алюминий был обнаружен в трапповых породах Сибирской платформы в 1978 году (Е. Осадчий, В. Купченко, Ю. Алехин, Н. Горбачев, И. Романенко. "К Вопросу о происхождении самородного алюминия", "Доклады АН СССР", том 266, Љ 5, 1982).
  Г.В. Вернадский пишет, что бронза впервые была применена в тех местах, где обнаружилось залегание медной и оловянной руды. Он же отмечает, что залежи обоих этих металлов были известны на Урале. В целом медная и бронзовая культуры распространялись на территории цизуральской России постепенно. Далее Г.В. Вернадский говорит, что регион Волги, не столь далекий от Урала был "в лучшей позиции нежели Украина". Вместе с тем, по нашему мнению, Г.В. Вернадский, очень принижает роль Урала - Биармии - Хайрата в развитии "бронзовой культуры" на территории цизуральской России, делая основной упор на роль Кавказа, Ирана и Малой Азии. Г.В. Вернадский и сам далее отмечает, что форм для изготовления орудий в Северокавказском регионе не было открыто, и они привозились или с Украины, или из Волжского региона, упорно замалчивая роль Урала - Биармии - Хайрата. При этом он же пишет об идентичности обнаруженных орудий найденных в Центральной России и Финляндии, которые были частями Биармии. Также он отмечает, что по мере приближения к Уралу возрастает количество и качество обнаруженных медных, бронзовых и даже железных орудий труда, появляются даже предметы со следами сверления. И по его же словам, по мере удаления на восток от Урала - Биармии - Хайрата цивилизация населения в деле освоения металлов уменьшается.
  
  Древние археологические культуры Биармии
  В Прикамье эпоху неолита представляют несколько археологических культур, которые являются разновидностями общей культуры, так называемой "ямной культуры".
  Ямная культура, относимая к IV - III тысячелетиям до н.э. и находившаяся на очень высоком уровне развития, распространилась от Приуралья до Днепра и Днестра. Ямная культура получила свое наименование от способа погребения, когда под насыпным курганом делалась обычная яма. Только в начале II тысячелетия до н.э. конструкция места для погребения под курганом усложняется: яму заменяет более сложное сооружение - катакомбы. Эту культуры специалисты назвали катакомбной.
  Новоильинская культура (выделена О.Н. Бадером в 1950-е годы). Наиболее крупные поселения - Новоильинское III, Гагарское II, Заюрчим, Усть - Очер I. В керамических комплексах Новоильинской культуры значительное место занимает посуда украшенная наколами. Население жило в жилищах, состоящих из двух камер, что очень сохранилось в нынешнем облике русских изб - пятистенок.
  Борская и Гаринская культуры характеризуются гребенчатыми и гребенчато-ямочными керамическими комплексами. Характерной чертой борского домостроительства являются удлиненные жилища - полуземлянки. Площадь некоторых поселений Гаринской культуры достигала двух гектаров.
  Городища строились либо как капища, либо как крепости; независимо от их первоначального назначения большинство служили также центрами торговли.
  Эпоха бронзы в Прикамье представлена памятниками Турбинской культуры, входящей в Турбинско-сейминскую общность и Ерзовской культуры. В Прикамье в настоящее время известно шесть могильников Турбинской культуры: Усть - Гайвенский, Бор - Ленвенский, Заосиновский и др. Это культура металлургов и коневодов. Турбинцы освоили наиболее передовую по тем временам технологию отливки бронзовых изделий - копий, топоров - кельтов и кинжалов. Ерзовская культура сформировалась на основе Гаринской культуры эпохи энеолита. Наиболее крупные поселения: Ерзовка, Заосиново VI.
  Именно в этот период, по нашему мнению, происходит рождение древнейшего ритуального блюда - пельменей. Оно символизирует принесение в жертву всех видов скота, которым владели жители Биармии - Перми Великой. Вот почему традиционная пермская начинка пельменей состоит из трех видов мяса - говядины, баранины и свинины. Кроме мяса, в начинку идет лук, петрушка, крапива, черный перец (кстати, изготовляемый из ягод вереска) и немного муки - для придания фаршу необходимой нежности, а также небольшое количество мясного бульона.
  О том, что добыча металлов и производство орудий из них велись на Урале, говорят раскопки древнего города под Челябинском - Аркаима.
  
  
  Аркаим
  Аркаим был открыт в 1987 году у слияния рек Утяганки и Караганки, притоков реки Урал, в Бредском районе Челябинской области, в районе строительства крупной оросительной системы. Строительство находилось фактически на стадии завершения, и по прошествии одного-двух сезонов памятник должен был быть затоплен. Все это предопределило характер крупномасштабных полевых исследований и напряженную борьбу с Минводхозом РСФСР за спасение уникального археологического объекта (Аркаим..., 1995). Глубокая лабораторная обработка массовых материалов была отодвинута на будущее. Аркаим является одним из самых таинственных археологических памятников бронзового века, и ровесником египетских пирамид и крито-микенской культуры. Аркаим как культурный комплекс включает укрепленное поселение, прилегающие к нему хозяйственные площадки, могильник и ряд неукрепленных селищ, в предгорной долине у восточных склонов Уральских гор. Название "Аркаим" (возможно, по мнению части исследователей, тюркское "спина", в географической терминологии - хребет, водораздел) дано по наименованию сопки и урочища. По нашему мнению, смысл этого названия необходимо выводить из древних преданий Биармии. Наряду с богиней плодородия и покровительницей рек Га, жителями Биармии широко почитался и бог солнца Ра. Основу сакральной географии составляли энергетически насыщенные участки местности, именуемые белыми столбами. В зоне белых столбов возводился духовный храм Гара, посвященный первобогам - богине плодородия Га и богу солнца Ра. Это место у древних и имело святое название аргаим.
  Укрепленное поселение имеет хорошую сохранность и четко дешифрируется на аэрофотоснимках. На снимках масштаба 1:17 500, сделанных в 1956 г., Аркаим дешифрируется в виде кольцевой концентрической структуры, образованной двумя вложенными друг в друга кольцами белого фототона. С севера, запада и юга намечаются фрагменты третьего, незамкнутого внешнего кольца, которое в настоящее время визуально не фиксируется. Участки поверхности, заключенные в двух соседних кольцах, имеют упорядоченную радиальную структуру, обусловленную чередованием темных и светлых полос - развалами жилищных конструкций и радиальных стен. На стереомодели в центре Аркаима выделяется плоская незастроенная площадка прямоугольной формы, ориентированная по линии северо-восток - юго-запад. На аэрофотоснимках различных лет за пределами укрепления фиксируются участки специального назначения, связанные с жизнедеятельностью поселения. Это так называемые аркаимские огороды - следы мелиоративных сооружений и древней обработанной почвы, упорядоченные структуры неизвестного назначения.
  Кроме этого, в районе укрепленного поселения расположены неолитические стоянки, могильник позднеямного времени, несколько погребальных сооружений поздней бронзы. Некрополи, связанные с Аркаимом находятся на расстоянии 1,2 км к северо-востоку от поселенческого комплекса (Зданович Д.Г., 1995). В процессе полевых исследований поселения и могильника аэрофотосъемка велась регулярно с двухместного мотодельтаплана обычной и специальной фотоаппаратурой, позволяющей получать качественные стереопары. В последние годы с воздуха регулярно ведется видеосъемка. Аэрофото - и видеодокументация, а также геофизические работы, проведенные комплексом высокочастотной микромагнитной съемки и электроразведки методом симметричного профилирования каппаметрии (Тибелиус В.Я., 1995), позволили целесообразно и результативно решать многие чисто археологические задачи. Площадь поселения в пределах двух колец фортификационных сооружений около 20 000 кв. м. Археологическими раскопками вскрыто 8055 кв. м. Геофизические исследования проведены на площади более 14 000 кв. м.
  Необычности Аркаима
  По произведенным археологическим раскопкам можно судить о том, какое это было необычное поселение. В плане оно представляет два вписанных одно в другое кольца земляных валов оборонительных сооружений, окруженных обводным рвом. Два круга припавших к стенам просторных жилищ с колодцами и продуктовыми погребами, металлургическими печами. Колодцы и погреба сообщались между собой, образуя естественный холодильник для хранения продуктов. В каждом дворике был свой туалет, сброс от которого осуществлялся в специальную канаву (самый древний в мире прообраз канализации). В древнем Аркаиме существовала система водоснабжения - водоотстойники и водостоки. Центральная площадь обрамлена круговой улицей с деревянным настилом и ливневой канализацией. Толщина крепости у основания 3-5 метров. Как предполагают исследователи, одним из основных занятий жителей было производство и обработка металлов. Археологи нашли остатки печей, а в культурных слоях - много орудий кузнечного дела, металлических предметов и даже куски руды.
  Любопытны и многие технические решения, применявшиеся древними "металлургами".
  В центре города находилась подквадратная площадь, вход (или въезд) на которую был открыт только с одной стороны. Основная часть площади, безусловно, предназначалась для молений. Чтобы попасть в центр, вы должны были обогнуть по периметру внутреннюю оборонительную стену, т. е. сделать по поселку полный круг или, точнее, спираль. В планировке и архитектуре Аркаима поражает сочетание, с одной стороны, ритуальной значимости, с другой - функциональной обусловленности каждой детали. Так, планировка "города", являясь оптимальной в стратегическом отношении, отражает сложные космологические представления древних. Удивительно продуманы системы: отопления, водоснабжения и канализации. Гениальной простотой во всей своей сложности поражают все элементы коммуникаций. Все поселения этого периода относят к одной культуре - петровско-синташтинского типа, которая отличается тем, что обнаружены круглые глиняные "таблички" со знаками - следы зарождающейся письменности. Смысловые знаки нарушают орнаментальную ритмику на многочисленных глиняных сосудах из поселенческих и погребальных комплексов. К кругу аркаимских памятников правомерно отнести целую серию находок замечательной каменной антропоморфной и зооморфной скульптуры. Это особая страница мирового искусства, настоящее открытие, у которой, безусловно, впереди. Государства петровской культуры (от Урала до реки Ишим) имели города из сырцового кирпича, крестовой системой улиц, системой водоснабжения, водоотстойниками и дренажными стоками. Эти города строились не методом хаотичной застройки, а по предварительному плану. План города составлялся исходя из образа (существенной идеи) мира (город - как бы уменьшенная копия-модель - мира). Иначе говоря, строя город, человек не отгораживался от Природы, а органично дополнял ее. Такое строительство не нарушало сложившегося экологического баланса. От Южно-уральских городов петровской культуры до наших дней сохранились и такие архитектурные традиции: кресты на башнях колокольни для заплутавших путников.
  Примечательно, что Аркаим был построен с четырьмя строго ориентированными по странам света входами в город по заранее начертанному плану с высокой точностью. Все окружности имеют один центр, куда сходятся радиальные линии. Эта кольцевая структура четко сориентирована по звездам, а сама планировка представляет модель Вселенной. Схематично город имеет структуру Мандалы - квадрат площади, вписанный в круг стен. Еще в древних космогонических текстах утверждается, что круг символизирует Вселенную, а квадрат - Землю. Древний архитектор как бы заново создал на Земле Вселенную в миниатюре.
  Согласно исследованиям известного российского археолога К.К. Быструшкина, Аркаим позволяет отслеживать 18 астрономических событий. Это восходы и заходы Солнца в дни равноденствия и солнцестояния, а также восходы и заходы низкой и высокой Луны. Кстати, знаменитый Стоунхендж в Англии уступает Аркаиму по количеству отслеживаемых астрономических событий. Некоторые исследователи делают небезосновательные предположения, что Аркаим являлся духовным центром древней Сибири и Урала (Хайрата), городом древних ариев, после их выделения из единой семьи народов Биармии.
  Если исходить из общего взгляда на археологические источники, не вдаваясь в мелкие детали, и рассматривать их под углом социальной истории общества, то складывается весьма противоречивая картина. С одной стороны, мы видим на Аркаиме и Синташте фактически стандартные дома, близкие между собой не только по конструкции и размерам, но, вероятно, и по оформлению интерьера. Довольно стандартный набор вещей фиксируется в могилах, и отдельные престижные вещи, кажется, не нарушают общей картины социального единства общества и традиций первобытного равенства. С другой стороны, мощные фортификационные сооружения и особая изощренная защищенность центра. В погребальном обряде - разительное отличие в размерах могильных ям, в количестве помещаемых в них вещей и жертвенных животных. Особой сложностью отличаются центральные надмогильные конструкции при предельной простоте периферийных надмогильных сооружений.
  Интересные материалы по управлению аргаимом изложены в "Загадках Русского Междуречья". "Верховным советом аргаима считался великий тор. Совет состоял из трех групп, составлявших единую структуру... Одна группа решала вопросы голосованием, другая присутствовала при этом с правом совещательного голоса. Третья группа находилась вне аргаима, исполняя принятое на местах; ни одна из групп не имела права этому препятствовать".
  В свете сказанного правомерно остановиться еще на одном назначении Аркаима. В полевом сезоне 1990 г. на памятнике впервые проводились археоастрономические исследования. В качестве аналога был выбран Стоунхендж. Оснований для такого выбора несколько: кольцевая структура обоих памятников, близкие размеры, почти одинаковая географическая широта (Стоунхендж-51 №11'; Аркаим-52№39'), строгая и сложная геометрическая архитектура Аркаима и его особое расположение в чашеобразной долине с рельефным горизонтом. Археоастрономические исследования весьма трудоемки и займут еще несколько полевых сезонов. Однако специалисты утверждают, что стеновая конструкция внутреннего круга Аркаима использовалась древними для устройства астрономического прибора - универсальной солнечно-лунной обсерватории. На горизонте долины и в архитектуре Аркаима древние строители зафиксировали географический меридиан и широту геометрического центра внутреннего круга, азимут точки восхода солнца в день летнего солнцестояния и вообще все 18 астрономически значимых событий пригоризонтной астрономии древности. Не исключено, что точность и сложность астрономических наблюдений на Аркаиме значительно выше наблюдений, которые велись на Стоунхендже. Структура и конструкция астрономического прибора Аркаима независимы от "английской традиции" и должны базироваться на многовековой астрономической культуре местного населения.
  Согласно эзотерических возренний, изложенных в "Загадках Русского Междуречья", вокруг аргаима образовывался своего рода научный центр. Звездочтецы того времени установили (по мнению В.Н. Демина, В.Н. Назарова и В.Ф. Аристова), что "замеры по уклону земной оси относительно полярной звезды (Звезда мира) в одно и то же время летнего солнцестояния, в различных тысячелетиях, указывают на смену положения звезд и что данные вечернего небе прошлого ближе своим положением к утреннему последнего замера. Разница между показаниями во времени указывала на уклон оси в один градус в течение 72 лет. Познав пределы уклона оси, звездочтецы установили срок ее колебания, который составил 72х60=4320 лет. Это цикличное явление меняет широтные и климатические условия в поле от 49 до 55 градусов. (это совпадает с цикличностью измененения напряженности магнитного поля Земли). Земля не получает уклона относительно вертикального положения Полярной звезды более 30 градусов. Ее сдерживают магнитные силы полярных широт, рожденные противодвижением сил различных полушарий".
  В.И. Канивец в 175 километрах южнее Полярного круга обнаружил и исследовал жертвенники, святилища и культовые сооружения неизвестных народов III - II тысячелетий до н.э. Храм представляет собой шестиугольник длиной 13 метров, ориентированный по линии север - юг, с двухскатной крышей и полом, покрытым ярко-красной минеральной краской, сохранившей свежесть до наших дней.
  Возможно, что именно в подобном (таком) храме (Ноевом ковчеге), согласно преданий духовной общности (ашрамы) Сатья Саи Бабы и ашрамы Бабаджи на Урале находиться восьмигранный Кристалл высотой около 1,2 метра, розовато-сиреневых тонов. Это искусственный Разум, созданный за пределами Земли. С его помощью можно наладить связь с иными обитаемыми мирами. В этом главное Его предназначение. И в то же время энергия, сосредоточенная в Нем, способна закрыть защитным экраном всю территорию прародины ариев - предков многих народов. Значение Кристалла для нынешней цивилизации огромное, судьбоносное, в "Нем ваше спасение, поскольку человечество стоит на грани самоуничтожения!". Но от Кристалла отделены четыре "луча", они находятся близ целительных озер, именно благодаря их энергии, вода озер имеет уникальные целебные свойства. "Эти фрагменты нужно найти и целостность Кристалла восстановить!". Это поможет восстановить былое величие древней магической культуры Биармии - только надо искать истинный храм.
  На Аркаиме поражает не богатство материальной культуры - поражает ее удивительная духовность. Это особый мир, где духовностью насыщено все - от поселенческой и погребальной архитектуры до скульптурных изображений человека, выполненных из камня. Можно утверждать, что мировоззренческие системы, сформировавшиеся в аркаимское время, на тысячи лет вперед определили развитие человеческих сообществ в степной Евразии и, вероятно, далеко за ее пределами. Сконцентрированная духовность поневоле заставляет употреблять применительно к памятникам аркаимского типа не обычные для нашего бронзового века понятия: "протогород", "раннее государство", "цивилизация". В современном бытовом смысле слово "цивилизация" часто употребляют как синоним слову "культура". Применительно к истории под цивилизацией понимают эпохи становления классов и государства. Не каждая государственность дает путь культуре. Не преследуя точности научных формулировок, Виноградов говорит применительно к древностям: цивилизация - это та государственность, которая сумела дать миру высокие образцы культуры. Это та государственность, которая обеспечила ту степень свободы личности человека, которая раскрепостила его духовный мир и реализовала его потенциальные возможности.
   Интересно в этом плане рассуждение Аристотеля по поводу полиса как наивысшей формы организации человеческого общества. Он перечисляет ряд форм человеческих сообществ, исторически и типологически предшествующих полису: домохозяйство, деревня, племя. Эти сообщества обеспечивали человеку существование в самом простом физическом смысле.
  Зданович Г. Б. (Доцент Челябинского государственного университета, доктор исторических наук, начальник Урало-Казахстанской археологической экспедиции Института археологии АН России. Интернет) дает такое определение: "Полис же определяет условие существования "полита", т. е. человека в наивысшем значении этого слова, главное качество котоpoгo - свобода. Полис обеспечивает человеку "высшее благо" - раскрывает его внутренние возможности. Мы уверены, что люди Аркаима жили в обществе такого типа, которое обеспечивало полет творческого духа каждого отдельного индивидуума. Это был один из тех редких "звездных часов человечества", который обеспечил грандиозный прорыв из тогдашнего настоящего в неизведанное будущее".
  
  Социальная культура Аркаима
  Имеющиеся археологические данные свидетельствуют о развитой социальной структуре. Застройка была не хаотичной, а четко спланированной. Находки археологов свидетельствуют о том, что среди населения выделялась каста рудознатцев и металлургов. Ученые предполагают, что именно здесь впервые огонь употребили не только для того, что бы варить мясо, но и металл, который дал человеку крылья. С огнем связаны и религиозные верования аркаимцев. Некоторые исследователи предполагают, что именно тут зарождались истоки зороастризма - религии огнепоклонников. По нашему мнению, более прав П. Глоба утверждающий, что зарождение зороастризма произошло раннее в Северной части Биармии, а еще, точнее, в зоне М.
  Раскопки показали эволюцию технологических приемов от раннего бронзового века к железному. Сначала аркаимцы изготавливали "примитивное" золото, - переплавленное самородное, затем двойные сплавы с серебром и медью. Каждый тип металла имел свое предназначение - для изготовления браслетов, брошей, подвесок, фольги. Сенсационной находкой оказалась оловянная бронза - нетипичная для времен более простой мышьяковой бронзы.
  Изобилие продуктов питания создавало условия тому, что отдельные члены коллектива либо целые группы людей имели возможность "выпасть" из производственной сферы и посвятить себя отправлению культовых обрядов или военному делу. Однако наличие прибавочного продукта не всегда свидетельствует об эксплуатации, этом непременном признаке классового общества. Прибавочный продукт на этом этапе общественного развития еще не присваивался отдельными социально значимыми лицами, а поглощался в процессе культурно-культовой практики.
  Аркаим является ярчайшим примером синкретизма первобытности в слитности и нерасчлененности самых различных начал. В самой планиграфии Аркаима, в сочетании кругов и квадрата воплощено неразрывное слияние небесного и земного. Аркаим - это одновременно и крепость, и храм, и ремесленный центр, и жилой поселок. Но каждое в отдельности это не первое, не второе и не третье... В этом плане интересно одно из понятий "Ригведы", обозначенное словом "вриджана". Оно встречается в тексте в разных падежных формах свыше пятидесяти раз и обозначает самое разное: "огороженное место", "загон для скота", "жилище", "несколько жилищ", "все люди, живущие в одном месте", "армия", "поселок". Безусловно, за всем этим стоят конкретные исторические реалии. На Аркаиме каждая малая семья и большесемейная община имели свои "комнаты" и дома, свою "прописку", но поселялись люди здесь на какой-то относительно короткий срок в году, на время ритуальных действ и необходимых общественных сборов. Постоянно на Аркаиме проживало не так уж много человек. Это могли быть жрецы и воины, совмещавшие в себе функции металлургов. Хотя по предварительным подсчетам, Аркаим мог одновременно вмещать от 1.5 до 2,5 тыс. человек. В пределах обводных стен, вероятно, не совершалось ни одного полного цикла какого-либо ремесленного производства. Так, судя по металлургическим шлакам и разного рода отходам, можно предположить, что на Аркаиме производилась, в основном, только отливка предметов из уже готового сырья и велась холодная обработка изделий из бронзы. Аркаим, по мнению некоторых исследователей, безусловно, не город. Однако это то место, та среда, где зарождались элементы городской культуры.
  Керамика поселения Аркаим, несмотря на все разнообразие форм и орнаментации, безусловно, представляет единый комплекс, имеющий свою узнаваемость, свою "знаковость". Однако если оказаться в плену традиционных поисков аналогий выделенным группам и типам, вплоть до отдельных сосудов, то окажется, что таких аналогий множество и они не сконцентрированы на одной территории, а охватывают значительные пространства степей и лесостепей Евразии (Гутков А.И., 1995). Наиболее близкие параллели всему аркаимскому комплексу дают поселенческие материалы баланбашской (абашевской) культуры Приуралья (Сальников К.В., 1954; Пряхин А.Д., 1976; Горбунов B.C., 1986). Отдельные типы аркаимской посуды находят аналогии в многоваликовой керамике Украины, в катакомбных и полтавкинских древностях, абашевских и раннесрубных материалах на всей территории распространения этих культур. К востоку от "Страны городов" аналогии ограничиваются петровскими и раннеалакульскими материалами. Все эти данные свидетельствуют о едином культурно-этнографическом поле Биармии - Южного Хайрата и его влиянии на другие регионы.
  Как предполагают ученые, до какого-то момента Аркаим жил в гармонии с природой. Его жители грамотно использовали выпасы для скота, и, видимо, не подозревая, что живут в зоне рискованного земледелия, получали отличные урожаи. Удалось определить, что в рационе аркаимцев мясная пища составляла 15-20%, остальное растительные и молочные продукты. В период становления производящего хозяйства человек чувствовал себя составной частью природы, жил неразрывной с ней жизнью. Удивила археологов необычная система грядок, позволяющая рационально использовать все, дарованное природой, - землю, воду, солнце. Судя по находкам костей животных на поселениях и в могилах, основным занятием людей было пастушеское скотоводство. Специалисты утверждают, что вблизи поселений располагались и поля древнего земледелия. Поля были разбиты на узкие грядки, ограниченные канавками, в которые из специального подправленного старого речного русла - канала поступала вода. В целом это, хорошо знакомая по современной этнографии, предгорная система земледелия. Общественную среду, в которой жил аркаимский человек, вероятно, нельзя соотносить с первобытностью, с ее коллективным производством и отсутствием какой-либо эксплуатации, с коллективным распределением и потреблением. Однако в социальной организации аркаимского общества невозможно увидеть и сложившиеся классовые структуры. Уже общий взгляд на богатые и разнообразные археологические источники позволяет сделать вывод о высоком уровне хозяйственного развития. Комплексное хозяйство аркаимцев, рационально гармонично вписанное в природную среду, безусловно, обеспечивало общество прибавочным общественным, продуктом. Об этом убедительно говорят сложные фортификационные сооружения, традиции домостроительства и погребальная практика, требующие огромного количества трудовых затрат и определенной специализации.
  Могильники обычно расположены недалеко от поселений, от нескольких десятков метров до одного километра. В основе планировки могильников лежит круг с четко выраженным квадратом в центре погребальной площадки. Квадрат подчеркнут контурами крупных могильных ям, деревянными настилами - перекрытиями, иногда грунтовыми выкладками. Центральный квадрат вписан в два-три кольца ям с погребениями детей, подростков, иногда взрослых мужчин и женщин. В пределах этих же погребальных колец расположены захоронения жертвенных животных и ритуальной керамики. Могильники, окружающие городище, отражают высокий уровень социальной дифференциации. Здесь, наряду с могилами рядовых общинников, можно выделить погребения жрецов и воинов, захороненных с колесницами и лошадьми, богатыми наборами вооружения и символами власти; Не исключено, что выделяемые группы погребений отражают предтечу кастовой организации общества. Отправление обрядов требовало большого количества времени и усилий многих людей. Во что обходилась культовая практика, можно судить по костям жертвенных животных, которые археологи находят при раскопках погребений XVII -XVI вв. до н. э. Любое детское и подростковое захоронения сопровождают останки одной-двух особей барана или теленка. При погребениях взрослых часто встречаются убитые лошади и многочисленные скелеты (иногда до десятка и более) крупного и мелкого рогатого скота. В каждую могильную яму непременно помещали сосуды с пищей. Уже после захоронения во время поминальных обрядов глиняные сосуды с едой ставили у края могилы, вырывая для них небольшие ямки. Значительное количество мясных, растительных и молочных продуктов тратилось во время строительных культовых обрядов. Остатки их археологи называют "строительными жертвами". Фиксируются они как скопление частей скелетов домашних животных, иногда в сочетании с сосудами или какими-либо вещами, положенными под пол жилища, в основание стен домов и оборонительных сооружений. В последнем случае хорошо заметно, что жертвенные комплексы помещаются на участках, наиболее уязвимых при нападении врагов.
  Интересны остатки обрядов, связанных с божеством воды или огня. В целом ряде домов на дне колодцев на городище Аркаим обнаружены побывавшие в огне копыта, лопатки и нижние челюсти лошадей и коров. То обстоятельство, что кости животных помещены в колодцы преднамеренно, сомнения не вызывает. Челюсти животных были расположены по кругу вдоль стенок колодца и закреплены вбитыми в грунт березовыми колами. Представляется наиболее вероятным, что зафиксированный на Аркаиме обряд посвящался богу Агни - богу домашнего очага и жертвенного огня. Основная роль Агни заключалась в прямом посредничестве между людьми и богами. Версии о происхождении этого бога разнообразны. Одна из них говорит о том, что Агни родился в темных таинственных (подземных) водах. Реальная культовая практика в аркаимскую эпоху, безусловно, была очень разнообразна. Ее остатки археологи фиксируют только в ограниченных объемах на поселениях и могильниках. Между тем обряды, связанные с использованием скота и различной пищи, могли производиться на берегах рек и озер, на вершинах сопок или у скальных выходов. "И приносил ей в жертву Герой, сплотивший страны Арийцев, Хаосрава... У озера Чайчаста... С глубокою водою. Сто жеребцов, и тысячу Коров, и мириад овец".
   Перед нами, безусловно, поэтическая гипербола автора "Авесты". Однако постоянные упоминания об обильных жертвоприношениях различным божествам в древнейших индоиранских источниках позволяют еще раз подчеркнуть мысль о характере использования значительной части прибавочного продукта. Даже если какая-то часть его присваивалась служителями культа, этот акт нельзя назвать эксплуатацией рядового населения общины, поскольку культовая деятельность требовала от человека большой энергии и жизненных сил. Следует напомнить, что отправление культов считалось такой же необходимой работой, как и выпас или обработка хлебного поля.
  Многие специалисты, историки первобытного общества и археологи, считают, что появление эксплуатации и классов можно констатировать с появлением престижных предметов богатого парадного вооружения, наборов украшений, металлической посуды. Концентрация прибавочного натурального продукта в престижно значимых ценностях означает и концентрацию власти в руках выделившейся общественной верхушки. Есть ли какие-либо престижные знаки на поселениях и могильниках второй четверти II тысячелетия до н. э. и что можно выделить в категорию престижных предметов? Если говорить только о вещах, то такой набор невелик: каменные и металлические топоры, каменные булавы, бронзовые втульчатые наконечники копий. Однако, в основном, в могилы кладутся глиняные сосуды, металлические двулезвийные ножи с перехватом, тесла, шилья, каменные наконечники стрел и другие обычные "стандартные" вещи. В количественном же отношении наборы предметов резко различаются. Если в рядовых погребениях встречаются одно-два изделия из бронзы, то в социально значимых их до десяти и более. В планиграфии подкурганных площадок четко выделяются центр и периферия. Центральные могильные ямы отличаются крупными размерами и сложностью внутренних конструкций. Из этих ям и происходят немногочисленные престижно значимые предметы. Вероятно, это только первый и весьма специфический этап выделения престижных ценностей, воплощенных в вещах.
  
  
  Природа Аркаима
  В целом жизнь человека эпохи бронзы синташтинского (по Виноградову) культурного пласта была неразрывно связана с природой Южного Урала и прилегающих к нему с востока степей и лесостепей Северного Казахстана и Западной Сибири. Этот регион отличается удивительным разнообразием ландшафтов. Горные массивы Урала и Казахского мелкосопочника обращены к бёскрайним равнинам зауральских степей и Западно-Сибирской низменности. Здесь представлены и песчаные полупустыни, и бурное степное разнотравье, скромные березовые перелески и реликтовые хвойные массивы. Узкие предгорные долины переходят в широкие поймы равнинных рек с их многочисленными старичными озерами и тугайными лесами. Несмотря на всю многоликость обширного региона, его глубинное континентальное расположение и сходные климатические условия обеспечили то единство растительного и животного мира, которое определяет как степную экосистему срединной Евразии. Палеоклиматические наблюдения на материалах поселения Аркаим и других памятников Аркаимской долины для отрезка времени среднего и позднего суббореала охарактеризованы палеогеографическими и палеопочвенными данными. Однако их результаты не всегда согласуются между собой. По данным споро-пыльцевых анализов, начало хроноинтервала 4,3-3,5 тысячелетий до н.э. характеризуется резкой аридизацией. На месте современных настоящих степей существовали сухие степи и полупустыни с преобладанием полыней и маревых. По палеогеографическому варианту, Аркаим возник в кризисной экологической ситуации и существовал в дальнейшем в более благоприятных условиях. В районе Аркаима для интервала времени 3800-3400 до н.э. отмечается возросшая гумидность климата; появились островные леса (сосна, лиственница, ель, береза). В степных сообществах доминируют разнотравье, злаки. По палеопочвенному варианту Аркаим был создан в условиях, близких к современным, и прекратил свое существование в условиях, несколько более аридных и континентальных. Расхождения в результатах палеогеографических и палеопочвенных исследований, вероятно, связаны с отсутствием корректировки данных, полученных различными методами и для узких хроносрезов. Ситуация осложнена тем, что для позднего этапа суббореала в целом характерно непостоянство природной обстановки.
  Археологические и палеозоологические свидетельства позволяют судить о климате аркаимского времени как о достаточно влажном, с относительно теплыми зимами. Косвенным указанием на существование богатых лесных массивов является широкое использование древесины при строительстве жилищ и в металлургическом производстве. Палеоантропологические наблюдения говорят о стабильном питании аркаимского человека и в целом о хорошем состоянии здоровья населения эпохи средней бронзы.
  Центральный район сложения культуры, по Виноградову, выглядит следующим образом. Находится он на юге Челябинской области в междуречье двух крупных водных артерий - реки Урал на западе и реки Тобол на востоке (Южный Хайрат). Археологическая страна Синташты и Аркаима протянулась вдоль восточных склонов Урала с севера на юг почти на 400 км. Сегодня здесь известно 16 пунктов с 21 укрепленным поселением, многочисленными селищами и могильниками. Укрепленные поселения Южного Хайрата имеют различную планировку-овал, круг, квадрат. Чаще всего круг и квадрат сочетаются друг с другом, но ведущей всегда является какая-либо одна из геометрических фигур. Расположение домов, хозяйственных построек, улочек всегда определяется планировкой внешней оборонительной стены. Максимальную информацию о крепостях представляет достаточно хорошо исследованное поселение Аркаим, в котором легко увидеть прообраз будущей городской цивилизации. Городище было обнесено двумя-тремя кольцами оборонительных стен и рвов, за которыми, словно спицы в колесе, по кругу расположены жилища.
  Аркаим - уральская Троя
  Аркаим один из следов Страны городов. Журналисты называют Аркаим "Уральской Троей".
  Возможной причиной планомерного исхода из Аркаима С. Юрьев считает экологическое истощение района Аркаима: вырубка лесов, необходимых для плавки руд; перегруженность города продуктами человеческой жизнедеятельности; относительное истощение разведанных залежей медноносных руд и другие.
  Как отмечает Н. Митин ("Древняя обсерватория на Урале", газ. "Мир новостей" Љ 30 (448) от 23.07.2002), "Аркаим не просто одна из уникальных точек колоссальной Страны городов, высоко цивилизованного образования вдоль Уральского хребта, но и мистический центр на обширной карте, скрупулезно воссозданной археологами".
  Хотелось бы отметить, что центр этого образования Страны городов размещался в Биармии.
  Далее Н. Митин пишет, что "жители Аркаима посвящали свои дни (в течение 150 лет) производству бронзы и изготовлению из нее высокохудожественных металлических изделий, находивших сбыт в Средиземноморье"
  Заметим, вместе с тем, что только на территории Биармии были найдены все эти "высокохудожественные изделия", что говорит о том, что Пермь великая была центром, также как сейчас эти изделия находятся в Москве и Санкт-Петербурге.
  Н. Митин делает предположение, что именно на территории "Страны городов" в какой-то момент произошло "давно угаданное лучшими лингвистами современности разделение протоиранского единства на две ветви: индоиранскую и собственно иранскую".
  И все же - где располагалась прародина индоариев?
  Какая земля вложила в людей тот мощный творческий дух, что определил непрерывность развития культуры в веках, и у истоков которого человечество утоляет жажду до сих пор? Этот вопрос уже около 200 лет волнует умы специалистов. Ведущую роль в его изучении долгое время определяли лингвисты. Обычно они локализуют ариев в юго-восточной Европе. Иногда границы их обитания определяют "к востоку от Волги" и далее до Урала и северных границ Средней Азии. Историки и археологи неоднократно предпринимали попытки конкретизировать выводы языковедов и связать арийские племена с какой-либо известной археологической культурой великого пояса степей: срубной, андроновской, катакомбной, абашевской... Однако увидеть в арийских древностях Индии или Ирана проявление археологических черт степной культуры, вероятно, нереальная задача. Сложность сравнительного метода заключается в том, что археологические памятники чаще всего сильно разрушены и фрагментарны, и при их сопоставлении не исключены случайности. С другой стороны, в процессе перемещения на юг и различного рода контактов с другими этническими группами в иной географической среде исходная материальная культура ариев должна была претерпеть значительные изменения. Иное дело, если в распоряжении специалистов находится целая группа памятников, представляющая максимально полную, с археологической точки зрения, информацию, и эта информация позволяет с достаточной степенью надежности реконструировать среду обитания, структуру общества, а возможно, и образ жизни древнего человека. Опираясь на такие крупные информативные блоки, правомерно еще раз обратиться к. древнейшим пластам ведийской и авестийской литературы с надеждой на более результативные выводы. Открытие Синташты и Аркаима и всего комплекса памятников первой половины II тысячелетия до н. э. дает именно такую информацию, которая позволяет во всем объеме разрабатывать гипотезу об южно-уральской родине ариев. Убеждение Мэри Бойс - крупнейшего современного знатока арийской проблемы и зороастризма - в том, что Зороастр родился к востоку от Волги в 1700 г. до н. э., получило самое конкретное подтверждение.
  Исследователь В. Кудрявцев делает вывод, что арийцы не обозначает национальности. Арийцы - это время и образ жизни группы родственных "степных кочевых народов. И скорее первыми арийцами были андроновцы и их родственные соседи по степи. Это они пронесли солярии (колеса, свастики, меандры) от Британии до Северного Китая с помощью лошади. Царь Дарий, потомок степных пришельцев, был едва ли не последним, кто сказал, что он перс, сын перса, из арийского рода".
  Степям Евразии как прародине индоевропейских народов, всегда уделялось большое внимание независимо от того, первичной ли называлась эта прародина или вторичной. На восточном крыле индоевропейского мира языковеды традиционно помещают индоиранцев, которые в период общности их территории и исторических судеб называли себя "арья". Со звучным сочетанием - "арийские народы" - современный человек связывает необычайный взлет человеческой культуры, воплощенный в "Ригведе" и "Авесте"- древнейших памятниках мировой литературы. Хотя в письменной форме они были зафиксированы столетия спустя после их создания, уже на территории Индии и Ирана; специалисты убеждены, что наиболее ранние слои "Ригведы" и "Авесты" сохранили первичное историческое ядро и содержат реальные сведения о географии и обществе арийской прародины.
  В.В. Соболев сообщает: "Что тут стоит отметить? Что прекрасная Ражнье - Ваэджо или Эран-Вез, будем ее так называть, является колыбелью Ариев в районе Арктики (мы бы уточнили - первичная). Наверное, многие из вас читали рассуждения уважаемых астрологов Павла и Тамары Глобы, что благородная и прекрасная страна Эран-Вез находится на Южном Урале. Что открытие Аркаима, одного из городов Эран-Вез - это открытие первой созданной Агурамаздой земли. На самом деле это не так. Открытие Аркаима на Урале - это явление очень знаменательное... Открытие Аркаима - это проявление на физическом плане пророчеств о скором воскрешении Святых. Зороастр последний раз воплощался у нас, на Южном Урале, в районе между Пермью и Свердловском, примерно здесь указывает Тайная Доктрина". Это и есть зона М. Что еще нужно иметь в доказательстве интересного?
  
  По нашему мнению, прав А.Г. Егурнов, который пишет в книге "Древние русичи заговорили" (и что подтверждают археологические находки), примерно с 2500 по 1800 год до н.э. в Индии произошел внезапный расцвет высокой культуры - прекрасно спланированные и построенные города, появилась письменность и изобразительное искусство, ремесла и т.д. Этот расцвет, продолжавшийся несколько столетий, так же внезапно, как и появился, почти внезапно исчез. Логичным будет вывод, что расцвет был связан с пришельцами. А.Г. Егурнов, расшифровав рисунки на "печатях" из Мохенджо-Даро (древнее городище на берегу реки Инд), делает вывод:
   "На основании прочтения по буквам и элементам рисунков .... "печатей" из Мохенджо-Даро мы можем доказательно утверждать, что пришельцами, о которых упомянуто выше, были русские, которые после семи веков пребывания в Индии покинули затем ее, и ушли частично на север, частично на запад, и лишь малая часть осталась на месте в Индии".
  Очевидно, это был выход пра-русских племен из Страны городов, которые с собой принесли высокоразвитую культуру, но затем вернулись на свою историческую родину.
  Вместе с тем есть и еще одно мнение о прародине индоевропейцев. Академик Т.В. Гамкрелидзе на XXXI Международной конференции ассирологов в 1984 году выдвинул гипотезу об азиатской прародине индоевропейцев. По его мнению, общеиндоевропейская культура относится типологически к кругу ранних древневосточных цивилизаций, и ареал первоначального распространения праиндоевропейского языка находился в регионе от Закавказья до Верхней Месопотамии в V-IV тысячелетиях до н.э. Как полагал Т.В. Гамкрелидзе, именно эта область по свои экологическим, географическим и культурно-историческим характеристикам соответствует индоевропейской прародине. Однако других, более существенных данных по данной гипотезе на конференции приведено не было.
  В Сказаниях о родовичах А. Асов рассказывает, что арийские роды, ведомые Оседнем по долинам Ра-Реки, двинулись на поиски благословенных мест. В этих землях жили роды, поклонявшиеся Велесу, которого здесь называли также богом Бодой, а также Асилой Велесом.
  Легенды скандинавов повествуют, что в этих землях правил Один, который и был очередным воплощением Велеса, царем Асграда (русское Асъ-града). Этот город в скандинавской "Саге об Инглингах" помещался к востоку от реки Танаксвискль, то есть восточнее Дона (античное название Танаис).
  По другой примете Асгард расположен в центре мира на поле Идавелль, то есть Идель (Идиль-Волга).
   В Асгарде сошлись роды русов и северян, а также ясуни Велеса. Войны удалось избежать, ибо на стороне Асгарда выступил сам Велес, он склонил к союзу все племена, жившие на священной Ра-реке (Биармии - Южном Хайрате).
  Из Асгарда русы и ясуни стали совершать походы в глубь Кавказа и в Европу.
  
  Миф гласит, что в незапамятные времена (точнее, доисторические) на вершину Мер-горы, что стоит посреди "Окиян-Моря на острове Буяне" (в сакральном Центре Мира), упал камень Алатырь, на котором рукой самого Сварога Небесного были начертаны огненные руны, излагающие Законы Прави (Законы Сварога). Богочеловек Арий, мифический первопредок всех арийских народов, сын Дажьбога Сварожича и земной женщины Златогорки (из расы великанов волотов, детей Велеса, живших в глубокой древности на земле), прочел написанное на камне (тайну рун ему открыл Дажьбог, его отец) и принес Законы Сварога людям, научив их жить по Прави, избегать "стезей Кривды". В наше время тайна рун Сварога утеряна. Впрочем, как сообщает И. Черкасов, существует упрощенный вариант рунического алфавита, именуемый "Велесовицей", названный так по имени того, кто создал его и открыл людям (не путать с алфавитом, которым написана "Велесова книга"). И. Черкасов говорит, что новый "Велес, хранитель Мудрости и покровитель волхвов знает забытые людьми руны Сварога, но он не спешит открывать их тайну тем, кто способен употребить полученные знания во зло...".
   Как отмечала кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института археологии АН СССР А. Медынцева в 1985 году, руническим письмом пользовались германские и кельтские народы. Оно было известно и тюркоязычным народам: от Орхона и Енисея до хазарской крепости Саркела на Дону. По месту первоначальных находок его называют "енисейскими", "орхонскими" или "сибирскими" рунами. По нашему мнению, истоки рунического письма надо искать в общих корнях народов древности - уральской писанице, а именно в общей родине - Биармии.
  Некоторые исследователи пишут, что Велесова книга имеет свое начало в Стране городов, и от этой Страны надо отсчитывать две тьмы тысяч лет (двадцать тысяч лет). По нашему мнению, Велесова книга действительно была начата в Стране городов, но было это примерно от 5 до 10 тысяч лет до н.э.
  С.В. Хатунцев в статье "Расположение индоиранской прародины и возможная археологическая идентификация праариев" пишет:
  "В современной исторической науке вопрос о местонахождении прародины
  предков индоевропейских народов еще окончательно не решен. Решение проблемы локализации прародины индоиранских народов - одной из сложнейших проблем мировой исторической науки - возможно только на основе использования комплекса данных множества исследовательских дисциплин. Необходимо найти надежные вехи, ориентиры, то есть рельефные, показательные данные из области лингвистики, антропологии, археологии, этнографии и собственно культурологии, сопоставив которые можно очертить географические пределы, в коих существовала арийская культурно-историческая и этноязыковая общность. Попытка отыскать эти вехи - разумеется, отнюдь не бесспорная по своим результатам, и была предпринята автором".
  Изучение индоиранской проблемы, по С.В.Хатунцеву, позволяет установить следующие факты:
  1. Древние арии занимали восточный фланг индоевропейской прародины.
  2. В их жизни скотоводство (разведение крупного рогатого скота и коней) играло гораздо большую, а земледелие - гораздо меньшую роль, чем у остальных индоевропейцев.
  3. Еще в эпоху существования индоиранской общности предки ариев познакомились с двугорбым верблюдом-бактрианом, которого не знали другие индоевропейские племена.
  4. Прародина ариев изобиловала открытыми пространствами, а их хозяйственно-культурный тип соответствовал хозяйственно-культурному типу скотоводов Евразии, обитавших в степном и лесостепном поясе континента. В то же время общеиндоиранская лексика насыщена терминами, описывающими формы и условия пересеченных ландшафтов. Это заставляет предположить, что вблизи очага формирования арийских народов располагалась какая-то гористая местность.
  5. Древние индоиранцы были хорошо знакомы с явлениями, встречающимися на высоких широтах - холодными снежными зимами, весенними паводками, феноменами полярного дня, полярной ночи, полярной зари, северного сияния. Знали они и о существовании Ледовитого Океана. Эти сведения не могли быть почерпнуты из чужих рук - в подобном случае они были бы очень сильно искажены и мифологизированы. Более вероятно, что эти знания получены непосредственно пращурами ариев на их прародине.
  6. Индоиранцы имели очень ранние и очень близкие контакты с предками финно-угров. Их связи с носителями других неиндоевропейских наречий - северокавказских, картвельских, семитских, енисейских, алтайских, дравидийских и прочих - были более поздними и менее представительными. Максимальное сходство в сфере языка и культуры, доходящее до полного тождества на уровне отдельных реалий, обнаруживается у ариев с угорскими племенами, которые со времен неолита населяли зону тайги от хребта Урал до р. Обь.
  7. Арийская общность существовала приблизительно с рубежа V/IV по рубеж III/II тыс. до н.э., в эпоху энеолита и ранней бронзы.
  8. В составе древних и современных индоиранцев выявляется примесь светло-пигментированного компонента, так называемой палеоевропейской расы, представители которой в эпоху энеолита и бронзы обитали в северной и средней Европе и в поясе евразийской степи и лесостепи.
  Анализ и сопоставление этих фактов позволяют предположить, что очагом формирования индоиранской общности были земли, расположенные в районе средней и южной части Уральского хребта и далее - в глубинах азиатского континента.
  С.В.Хатунцев составил вспомогательную карту, на которую нанес те реалии, которые, так или иначе, характеризуют географический локус арийской прародины. На этой карте отражены:
  1) Древний ареал распространения бактриана;
  2) Область обитания протоугров с рубежа VI/V по рубеж II/I тыс. до н.э.;
  3) Южная граница ареала наблюдаемости полярных явлений, за которую принята параллель 56 град.с.ш.;
  4) Район расселения представителей палеоевропейской расы в неолите - энеолите;
   5) Наиболее вероятные границы ареала формирования индоевропейской языковой семьи по
  данным археологии и лингвистики;
  6) Современные границы пояса степи и лесостепи;
   7) Область горного ландшафта в пределах этого пояса.
  Единственный ареал, на территории которого данные реалии соседствуют, совмещаются или отделены друг от друга небольшими пространствами - до 300-400 км - это Южный Урал (хотелось бы заметить, что С.В. Хватунцев почему-то считает эту территорию - юг Пермской области и север Башкирии - Южным, а не Средним Уралом?) и прилегающие к нему районы. Только здесь могла обитать общность, знавшая все эти реалии в один и тот же исторический период. Вывод о локализации арийской прародины, полученный на основе комплекса культурологических данных, должен быть проверен археологией. Тогда он будет либо подтвержден, либо отвергнут ею.
  Археологические исследования последних десятилетий выявляют существование в этом регионе крупной культурно-исторической общности эпохи энеолита, охватывавшей Средний и Южный Урал, лесостепную часть Западной Сибири до водораздела Иртыша и Ишима (территория Биармии), Северо-западный и, отчасти, Центральный Казахстан.
  Культуры, принадлежавшие к этой общности, которую условно можно обозначить как суртандинскую, могут претендовать на то, чтобы считаться древнейшими культурами индоиранских народов.
  I. Время существования и расположение культур суртандинского круга совпадают с вероятным временем существования и локализацией культур праарийской общности.
  II. Памятники суртандинской общности с северо-востока примыкают к ареалу древнеямной культурно-исторической области, принадлежавшей бесспорно индоевропейским народам, имеют немало общего с древнеямными памятниками, а наиболее северные из суртандинских памятников находятся в районах, где регулярно наблюдаются полярные феномены. Для индоиранской атрибуции этой общности, данные факты весьма важны. Все это составляет территорию Биармии.
  III. Преобладающим занятием суртандинских племен было коневодство, у них оно было гораздо более развитым, чем у создателей древнеямной культурно-исторической области. В то же время суртандинцы не имели устойчивой, четко фиксируемой по археологическим материалам, традиции земледелия. Как мы помним, высокоразвитое коневодство, и малая роль земледелия отличали именно древних ариев.
  IV. Важной частью скотоводческого хозяйства суртандинцев было разведения крупного рогатого скота; оно же играло существенную роль в жизни архаичных индоиранцев.
  V. Формирование вышеперечисленных особенностей экономического строя ариев, специфической структуры их скотоводческого хозяйства могло происходить только в таких экологических условиях, которые близки к тем, что существовали на территории расселения суртандинцев, т.е. на стыке Восточной Европы, Сибири и Средней Азии (Биармия - Южный Хайрат) - с его относительно сухим и резко континентальным климатом.
  VI. Жизненный уклад суртандинцев вполне аналогичен жизненному укладу древних индоиранцев. Суртандинцы, как и архаичные арии, обитали в полуземлянках, не знали гончарного круга и использовали керамическую технологию, подобную той, которой пользовались праарии.
  VII. У суртандинцев (ботайцев) очень рано появились костяные псалии, с глубокой древности существовал культ коня. Это так же атрибутирует их как индоиранцев.
  VIII. В антропологическом отношении суртандинцы - палеоевропейцы с некоторой примесью монголоидного компонента. Именно палеоевропейские черты, бесспорно, присутствовали у представителей праарийской общности. В то же время по своим расовым признакам и хозяйственно-культурному типу суртандинцы не могли быть ни праалтайцами, ни предками уральских и енисейских народов.
  IX. Племенам суртандинского круга, судя по находкам в могильнике Тумек-Кичиджик, еще до начала III-го тысячелетия до н.э. был известен двугорбый азиатский верблюд-бактриан. Использование бактриана было специфической чертой именно индоиранских народов.
  X. Археологические материалы позволяют предполагать, что представители суртандинской кльтурно-исторической области (ботайцы) и близкие к суртандинцам агидельские племена почитали бобра. Культ бобра существовал у индоиранцев, он отражен в "Авесте", и культ этот для ариев специфичен; он отличал их от остальных индоевропейцев.
  XI. Создатели культур суртандинской общности поддерживали активные связи с носителями культур накольчатой и гребенчатой керамики Биармии; корни этих связей уходят в неолитическую и даже мезолитическую эпохи. По крайней мере, часть этих лесных культур принадлежала палеоуграм. Индоиранские племена так же имели древние и тесные отношения с протоуграми. С таежными же племенами Восточной Европы, чья этническая принадлежность определяется как финно-пермская, суртандинцы поддерживали менее глубокие и менее длительные связи. Данная картина соответствует характеру древнеарийских контактов с финской и угорской ветвями уральских народов.
  XII. На территории распространения культур суртандинской общности в эпоху бронзы складывается андроновская культурно-историческая область, определенно принадлежавшая арийским народам. При этом большинство археологов полагает роль местных энеолитических культур в формировании андрона определяющей. О близости материалов суртандинского круга к материалам андроновской и абашевской культурно-исторической области (оставленной так же индоиранцами) и их влиянии на культуры, входившие в эти общности, пишут В.С.Горбунов, М.Ф.Косарев, А.Х.Маргулан, Г.Н.Матюшин. Все это позволяет идентифицировать зауральских скотоводов халколитической эры с ариями эпохи существования индоиранского единства и подкрепляет концепцию южно-уральского происхождения арийских племен.
  Датировка Аркаима и его источников
  Многослойность памятников Аркаима подтверждена археологическими данными и материалами дешифровки аэрофотоснимков. Имеются случаи, когда одно поселение протогородского типа частично перекрывает другое, при этом руины более раннего поселения, их конфигурация не учитываются поздними строителями (Исиней I - Исиней II, Степное I - Степное II и др.). Эти факты, а также полевые наблюдения за историей создания строительных комплексов, характером их разрушения и трансформацией в культурные слои позволяют предположить, что традиции протогородской архитектуры имеют достаточно длительную историю в Южном Зауралье. Возможно, "Страна городов" существовала 150-250 лет. Достаточно длительный срок существования памятников протогородской культуры подтверждается данными палеопочвоведения и палеоботаники, вариабельностью развития керамических комплексов и разбросом радиоуглеродных датировок. В настоящее время имеется 10 радиоуглеродных дат, выполненных на материалах поселения Аркаим: 8 из них получено в лаборатории Л.Д. Сулержицкого, ГИН РАН, и 2 - в лаборатории Аризонского университета, США. Кроме этого, в лабораториях России и США получено еще 9 дат для памятников "Страны городов" - могильнику "Кривое Озеро" (раскопки Н.Б. Виноградова) и поселению Куйсак (раскопки Т.С. Малютиной). Основная зона совпадения доверительных интервалов соответствует XVIII-XVI вв. до н.э. Однако имеется еще одна группа дат, лежащая в пределах XXI-XX вв. до н.э. Не останавливаясь подробно на причинах столь выраженных расхождений, отметим, что имеющиеся радиоуглеродные даты не могут быть приняты однозначно и нуждаются в серьезном критическом анализе.
  В поисках ранних истоков аркаимских керамических традиций правомерно указать на культуры энеолита - ранней бронзы Прикаспия и Волго-Уралья, в частности - на ивановские и токские комплексы позднего этапа самарской культуры (Моргунова Н.Л., 1995). Из коллекции поселения Аркаим хорошо выделяется посуда, близкая турганигской керамике Поволжья и Приуралья (Моргунова Н.Л., 1984; Васильев И.Б., 1981). Отмечая самобытность Приуральских и Зауральских энеолитических культур, исследователи неоднократно указывали на общие черты позднего этапа самарской культуры и ее восточных соседей. Ряд аналогий керамика ивановского и токского типов находит в материалах суртандинской (Матюшин Г.Н., 1982), терсекской (Логвин В.Н., Калиева С.С., 1986), ботайской культур (Зайберт В.Ф., 1993; Мартынкж О.И., 1985). Это еще раз подчеркивает участие местного (восточного) субстрата в формировании культуры "Страны городов". Не вызывает сомнения, что в ее сложении определенную роль сыграло население вишневской (кротовской) группы памятников Приишимья (Татаринцева Н.С., 1984; Стефанова Н.К., 1988) и ташковской культуры Нижнего Притоболья (Ковалева В.Т., 1988).
  В заключение необходимо отметить, что процесс формирования "Страны городов" шел на определяющем, глубоком фоне древнеямных традиций Биармии.
   Остатки страны финно-угорских городищ найдены, по словам В.Г. Вернадского, "в районе верхней Волги и Оки, а также на средней Волге и к востоку от Волги на Урале". По нашему мнению, все это составляло в тот период единую Страну городов - Биармию.
  
  Древние жители Страны городов
  В конце III - начале II тысячелетий до нашей эры в низовьях Казанки (Татарстан) проживали энеолитические племена, памятники которых исследователи выделяют в так называемую волосовскую культуру. Остатки поселений волосовского облика зафиксированы в районе поселка Малые Дербышки, у Центрального парка культуры и отдыха, поселка Сухая Река и в других местах. Многие исследователи связывают эти памятники с древними финно-угорскими племенами. В середине II тысячелетия до нашей эры в бассейн Казанки проникают индоевропейские племена балановской культуры. К числу наиболее характерных вещей этой культуры относятся сверленные боевые топоры. Они были найдены около поселков Караваево, Сухая Река, Большие Дербышки и в других местах. Во второй половине II тысячелетия - начале I тысячелетия до нашей эры низовья Казанки и прилегающих частей Волги занимали племена, памятники которых были выделены Н.Ф. Калининым и А.Х. Халиковым в приказанскую культуру по первым наиболее полно изученным стоянкам в районе Казани. Стоянки приказанской культуры обнаружены в районе поселка Савиново, нефтебазы, поселков Победилово, Большие Отары и в других местах. Племена приказанской культуры селились и на кремлевском холме. Об этом свидетельствуют фрагменты глиняной посуды и бронзовый кинжал, найденные в последние годы. Население, оставившее памятники приказанской культуры, было знакомо с земледелием, домашним скотоводством, достигло больших успехов в металлургии бронзы.
  Представители татарских археологов сообщают: В заключение необходимо сказать несколько слов о той роли, которую играет область, лежащая на стыке трех историко-географических бассейнов Евразии - Восточной Европы, Сибири и Средней Азии, в истории нашей цивилизации. Ее границы можно определить от Волги до Ишима с запада на восток и от Каспийского и Аральского морей до Приполярного Урала с юга на север. Эта роль была велика уже в эпоху палеолита и мезолита. В эпоху неолита и раннего энеолита в юго-западной части этого ареала сложилась индоевропейская культурно-лингвистическая общность, на севере его - уральская языковая семья. В эпоху бронзы в пределах данной области сформировались абашевская, самусьская, андроновская и срубная культурно-исторические общности, сыгравшие решающую роль в истории всей Средней Азии, восточно-европейских и сибирских степей. В 1-м тыс. до н.э. здесь происходил генезис сармато-массагетских племен, так же внесших огромный вклад в летопись кочевой культуры. В 1-м тыс. н.э. там сформировались племенные союзы гуннов, авар, венгров, сыгравшие важную роль в истории не только степной Евразии, но и Закарпатской Европы. Наконец, во II-м тыс. н.э. эти земли стали очагом этногенеза множества небольших тюркских и угро-финских народов, и на протяжении всего исторического периода именно через этот ареал осуществлялись многообразные связи племен и народов трех вышеупомянутых историко-географических областей. Именно здесь пролегали их культурные, военные и торговые коммуникации. В свете такого рода исторических данных расположение индоиранской прародины именно в этом регионе видится обусловленным не случайной комбинацией тех или иных обстоятельств, но проявлением действия глубинной и мощной исторической закономерности.
  Выводы С.В.Хатунцева подтверждаются исследованиями поволжских и южно-уральских археологов. По данным самарских археологов на рубеже V и IV тысячелетий до н.э. человек научился обрабатывать медь. С этого времени начинается новая эпоха - энеолит. На территории Нижнего и южной части Среднего Поволжья в эпоху раннего энеолита жили племена самарской культуры, получившей название от реки Самары, где был исследован первый памятник этой эпохи - могильник у села Съезжее Богатовского района Самарской области. Для самарской культуры характерен бескурганный обряд погребения. Умерших помещали в могилы в вытянутом положении на спине, посыпали их красной краской - охрой и сопровождали богатым погребальным инвентарем: каменными шлифованными теслами, долотами, кремневыми ножами, костяными кинжалами, украшениями из кости, клыков кабана, раковин. Рядом с одной из могил на жертвенной площадке находились два конских черепа, раздавленные сосуды и костяной гарпун.
  В середине II тыс. до н.э. на территории Среднего Поволжья жили племена абашевской культуры, занимавшие обширную область лесостепи от Среднего Дона на западе и до Зауралья на востоке. Свое название культура получила по курганному могильнику у села Абашево в Чувашии, исследованному в 1925 г. В.Ф.Смолиным. Поселения абашевской культуры открыты и на территории Самарской области: Суруш в Исаклинском районе, Красные Пески, Точка и Глубокое озеро в Похвистневском районе. Абашевское погребение обнаружено в одном из курганов VI Утевского могильника в Нефтегорском районе.
  Большая Советская Энциклопедия дает такое определение: "Абашевская культура, археологическая культура бронзового века 2-ой половины 2-го тысячелетия до нашей эры на территории современной Воронежской области, Марийской, Чувашской и Башкирской АССР. Впервые курганы Абашевской культуры исследованы в 1925 году у с. Абашево в Чувашии В.Ф.Смолиным. В курганах открыты захоронения с орнаментированной глиняной посудой. Медными и серебряными украшениями. Орудия труда из камня, меди и кости домашних и диких животных свидетельствуют об охоте, скотоводстве и земледелии, а клады медных орудий - о значительном развитии металлургии. Места поселений абашевской культуры найдены лишь в Приуралье. По мнению некоторых исследователей, Абашевская культура, как и Фатьяновская культура, по своему происхождению связана со среднеднепровской культурой".
  В книге профессора В.Ф.Смолина "Абашевский могильник в Чувашской Республике" (Очерк археологических раскопок в 1925 году. Издан Обществом изучения Чувашского края. Т.1, вып.1 Чебоксары,1928), во вводных замечаниях говорится: Село Абашево Тогашевской волости, Чебоксарского уезда находится в 18 верстах от г. Чебоксар по Цивильскому тракту, на возвышенности левого берега р. Рыкша, впадающей в р. Цивиль. Эта возвышенность покатым уступом спускается в луга, по которым, извиваясь, на восток и северо-восток протекает р. Рыкша. За Рыкшей округленными мысовидными линиями возвышается нагорный берег. На восток и юго-восток от села Абашево, на расстоянии менее версты, несколько налево от дороги в луга, возвышается курганообразная насыпь (улёп тёпри по-чувашски), а направо от той же дороги еще группа низких, также курганообразных насыпей, распаханных до такой степени, что возвышенность их едва заметна.
   По материалам Магнитского, С.М.Шпилевский в своей классической книге "Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанской губернии (Казань,1877) около Абашево" отмечает, два кургана. "Но произведенные мной археологические разведки в 1921 году дополняют показания Шпилевского в том смысле, что у села Абашево отчетливо регистрируется 11 курганообразных насыпей, схематический план которых и составлен в 1921 году".
  "Несомненно, что насельники этой эпохи, живя среди значительных лесов и вблизи рек, занимались охотой и рыболовством. Возможно, что кости рогатого скота, как крупного, так и мелкого, находимые в могилах, свидетельствуют о наличии уже домашнего скота. В хозяйстве насельников появляется лошадь. Зубы свиньи, обнаруженные при раскопках, являются недостаточным материалом для суждения о том, - была ли свинья домашним или диким животным и появилась в последнем случае, как продукт охоты. Следы ткани свидетельствуют об умении населения выращивать технические растения и вырабатывать из них ткань.
  Это заставляет априорно думать и о зачатках земледельческой культуры. Следует еще раз отметить хорошо развитое для этой эпохи гончарное производство. Откуда насельники брали бронзовые предметы: сами ли их приготовляли или привозили. Этот вопрос остается без полного ответа до окончания археологического исследования могильника".
  По нашему мнению, так называемые современными учеными и исследователями угро-финские племена и есть древнейшее население прародины ариев Биармии. Угры - это ничто иное, как южные русы - выходцы из Южного Хайрата, вернувшиеся на свою историческую родину в Северный Хайрат. Финны - это древнейшее население Биармии, получившие свое название "финнов" только после прихода в Лапландию, и давшие начало всем индоевропейским и другим народам. Угро-финны это суть от истоков древнейшие арийские - славянские племена. И, по нашему мнению, именно угро-финские племена имели свой раннеуральский язык, из которого по мере выхода народов из Биармии вычленялись другие языки.
  Абашевцы
  Захарова Е.Ю. в докладе на 5 Украинско-Российском полевом археологическом семинаре ( Киев - Воронеж, 2001) дает следующую характеристику Абашевской культуре:
  АБАШЕВСКАЯ КУЛЬТУРА - культура эпохи бронзы сер. II тыс. до н. э. Лесостепное Подонье, Поволжье и Приуралье, верховье р. Урал. Название дано по первому открытому в 1925 г. могильнику у д. Абашево, в 20 км на юго-восток от Чебоксар. Открыты как укрепленные, так и неукрепленные поселения. Особенно хорошо изучены могильники. Покойников хоронили в неглубоких ямах, покрытых берестой, большей частью в скорченном на спине положении. Могила перекрывалась досками или бревнами. Над могилой насыпался курган с кольцевой выкладкой из камней. В могилу помещали посуду, вещи и куски туш животных. Есть следы колесниц. Посуда глиняная-колоколовидной или баночной формы. Орнамент сложный, часто геометризированный, наносился в верхней части сосуда прочерчиванием или тонким гребенчатым штампом по сырой глине в виде различных линий, зигзагов, желобков, треугольников, ромбов. Найдены остатки домашних животных, упряжки коня, бронзовые орудия.
  История абашевских племен - одна из самых увлекательных страниц древней истории Южного Хайрата. Их богатая и своеобразная культура долгое время оставалась загадкой.
  Основу хозяйства племен абашевской культуры составляли скотоводство и земледелие. Абашевцы разводили крупный и мелкий рогатый скот, свиней и лошадей, возделывали пшеницу, просо и другие злаковые культуры. На поселениях встречаются мотыги, бронзовые серпы, зернотерки и песты.
  Абашевские племена южного Урала владели медными рудниками, поэтому металлургия достигла у них высокого развития: на Баланбашском селище в Башкирии и на других абашевских поселениях встречены следы металлургического производства. Абашевцы знали не только медь и бронзу, но и золото и серебро.
  Самарский археолог Кузьмина О.В. в статье "Абашевская культура в лесостепном Волгоуралье" (Самара, 1992) пишет, что с начала II тыс. до н.э. на Верхнем Дону и Средней Волге обитали племена абашевской культуры. Для их хозяйства характерны разведение лошадей и крупного рогатого скота. Также разводилась свинья. Большую роль сохраняла охота и рыбная ловля. Кроме бронзовых орудий труда найдены каменные. Поселки были постоянными, состояли из 5-10 домов.
  Погребальные памятники, как правило, имеют 4-5 ям, параллельно расположенных друг к другу. Могут иметь небольшие сооружения (деревянные ограды, рвы, перекрытия). Хоронили в ямах, на которые насыпался курган. Умершего клали на бересту с подогнутыми ногами. Характерная длинна ямы - примерно 1,7 метров. Ее могли увеличивать в зависимости от роста умершего. Максимальная ширина ямы - 1 метр + - 10-20 сантиметров. Как правило, хоронили головой на восток или юго-восток. С покойником клали различные украшения и посуду. Особое место у поселенцев абашевской культуры занимал культ огня. Ямы или рвы могли заполняться угольками, а трупы сжигаться. Найденные костровые ямы были, как правило, небольших размеров (20-90 сантиметров). Однако некоторые ямы были довольно крупными. Возможно, это свидетельствует о сожжении трупов.
  Абашевские изделия из керамики имеют, как правило, небольшие размеры ( высота - 4 - 16 сантиметров, диаметр - 6 - 25 сантиметров ) и стабильные пропорции. Имеются различные плоскодонные стаканы и кубки, украшенные богатым орнаментом. Другую группу керамики составляют различные чашки и сферические сосуды. Другими словами, керамика была острореберной и колоколовидной. Орнамент керамики очень разнообразен: елочка, реже шалашик; горизонтальная елочка; вертикальный зигзаг; треугольник; ромб; лесенка; сетка.
  Украшения абашевской культуры очень разнообразны. Существовали украшения: одежды (бляшки, бусы, шапочки); бронзовые нашивные украшения; тонкие, кованые бляшки полу горошины; пролизи - спирали (тонкие пластинки-бляшки вешались одна за другой рядами); круглые и полукруглые бляшки; бусы; подвесные украшения очковидные, пол-оборота с ложковидными концами; серебряные подвески вполоборота; бронзовые сложнозавитые подвески; подвески в виде колечка; очковидные подвески; бляшки - розетки; украшения рук и шеи; браслеты; перстни; гривны.
  Никитин В.В., (1992), Беседин В.И., Сафонов И.Е., (1996), характеризуя знаковые композиции, фиксируемые на абашевской керамике, считают целесообразным выделение нескольких представленных на ней сюжетов. Речь идет, прежде всего, о фиксации значимых для населения, циклов, связанных с календарными представлениями. Композиции на некоторых абашевских сосудах уже рассматривались с этой точки зрения. Привлечение новых материалов подтверждает высказываемый авторами тезис о графической фиксации годичного (12-ти и 13-ти месячного) цикла на ряде абашевских острореберных сосудов. Особенно показательна в этой связи композиция, фиксируемая на сосуде с перекрытия погребения 3 кургана 1 могильника Селезни-2. Представляется не безосновательным и рассмотрение ряда знаков в качестве своего рода протописьмен. Речь идет прежде всего о знаках на сосудах с Шиловского поселения. Среди них наиболее показательны знаки, сопровождающие изображение "лыжника", и выполняющие, вероятно, своего рода поясняющую функцию по отношению к нему. Таким образом, на сосудах со знаками доно-волжской абашевской культуры фиксируются истоки пиктографии, объектом которой являются конкретные мифологически значимые объекты, а также традиция изображения значимых циклов в системе времяисчисления. Однако в эпоху средней бронзы такого рода сосуды - это явление скорее уникальное, чем типичное, соответствующее этапу формирования графической знаковой системы.
   Свое дальнейшее развитие и оформление в сложившуюся семиотическую структуру данная графическая знаковая система получает уже в рамках срубной общности. Из сопоставления сосудов со знаками доно-волжской абашевской культуры с более поздними срубными проистекает важное наблюдение, сводящееся к тому, что налицо наличие между ними преемственности. Последняя проявляется как в наличии в знаковых системах аналогичных видов знаков, так и в одинаковых принципах построения знаковых композиций.
  Что касается преемственности на знаковом уровне, то используемый абашевским населением набор знаков полностью вошел составной частью в срубную знаковую систему. Это наблюдение касается как наглядно-изобразительных знаков, так и символических. Характерно и развитие абашевских традиций в композиционной организации знаков на срубной керамике. Это особенно наглядно проявляется при сопоставлении циклических композиций на керамике обеих культур. Как показывают проведенные исследования, главенствующим видом циклических композиций и в срубное время остается изображение 12-ти, 13-ти элементного цикла, который может быть отождествлен с годом в рамках существовавшей в обществе лунно-солнечной системы времяисчисления (Беседин В.И., Сафонов И. Е., 1996; Захарова Е.Ю., 1998). Факт преемственности и дальнейшего развития срубным населением абашевских традиций в области графической фиксации информации является еще одним свидетельством в пользу высказываемой рядом авторов точки зрения о значительной роли населения доно-волжской абашевской культуры в складывании донской лесостепной срубной культуры в рамках единого цивилизационного процесса.
  
  А.Д. Пряхин при публикации материалов Шиловского поселения (Пряхин А.Д., 1976) отметил, что "именно к эпохе средней бронзы относится и зарождение такого феномена как сосуды со знаками, в наиболее полном виде оформившегося уже в рамках срубной общности При этом, анализ керамических серий с памятников абашевской общности на предмет выявления сосудов со знаками позволяет говорить об их наличии в сериях с памятников доно-волжской абашевской культуры. Сведениями о сосудах со знаками с памятников других абашевских культур (средневолжской и уральской) к настоящему времени мы не располагаем". Впервые А.Д. Пряхин обратил внимание на наличие сосудов со знаками доно-волжской абашевской культуры при публикации материалов Шиловского поселения (Пряхин А.Д., 1976).
  Позднее им же была опубликована подборка, включающая 7 абашевских сосудов со знаками (Пряхин А.Д., 1995). К настоящему времени учтено 19 такого рода сосудов. Пять сосудов были обнаружены в керамической серии с Шиловского поселения. Знаки, фиксируемые на данных сосудах, могут быть разделены на два типа: наглядно-изобразительные и символические. Наглядно-изобразительные знаки весьма редки для абашевской традиции, и пока они представлены двумя видами знаков: зооморфное изображение, сопоставимое с изображением быка, и изображение дерева. Но оба эти вида знаков соответствуют важным категориям индоевропейской мифологической картины мира. Символические знаки, нанесенные на сосуды доно-волжской абашевской культуры, более разнообразны. Они представлены двумя группами: крестообразные знаки и геометрические символы. Во второй группе может быть выделено три вида знаков: углы, треугольники, четырехугольники.
  А вот как описывают типичные раскопки Абашевской культуры Васильев И.Б. и Пряхин А.Н. в статье "Бескурганный абашевский могильник у Никифоровского лесничества в Оренбуржье" (Советская археология. N2, 1979):
  Могильник у Никифоровского лесничества находится в Бузулукском районе Оренбургской области. Он расположен на правом берегу реки Самара, на песчаной дюне длиной 100 м, шириной 60 м, высотой 1м. Северная сторона сохранилась довольно хорошо, в отличие от южной. Раскопки велись в 1975 и 1976 гг. На дюне расположен раскоп площадью 73 м2. Стратигация: 0-30 см - перепаханный гумусированый темно-песочный слой. 30 - 60 см - слабогумусированный слой светлого песка. 60 см - песок. Обнаружено 9 погребений, в которых были найдены бронзовое тесло, бронзовый нож, бронзовые браслеты и иные украшения, а также пронизи. Все могилы ориентированы на юго-восток. Погребения можно разделить на 2 вида. Первый вид - 1,7 - 9 погребения, второй вид - 2 - 6 погребения. Первое погребение детское, почти разрушено. В нем были найдены медные украшения и бляшки. В седьмом погребении (тоже детском) найдены бронзовая собака, кувшин, нож и необычный топор. Погребение восьмое взрослое. В нем найдены обломки сосуда. Девятое погребение - парное. Второе погребение взрослое. Умерший был похоронен на спине. Обнаружены кувшин, браслет, нож, кинжал, шило и другие вещи. В третьем погребении (детском) найдены подвески и сосудик. В четвертом погребении (взрослом) были обнаружены обломки сосуда. В пятом погребении (детском) найдены кости животных и сосуд. Шестое погребение разрушено. В нем найдены кости животных, останков людей не обнаружено.
  Поселение Точка относится к поселениям абашевской культуры. Раскопки велись в районе поселка Точка. В результате раскопок были найдены лепной сосуд, костяной нож, костяной гарпун. Вероятно, среди жителей этого поселения было развито рыболовство. Также был найден непонятный костяной предмет и костяной псалий, что свидетельствует о развитии коневодства. Как ни странно, бронзовых вещей не обнаружено.
  Валентина Зудина в статье "Археологические древности Южного Средневолжья" (По материалам Музея археологии, этнографии, истории Самарского государственного университета Пособие - путеводитель) пишет, что на рубеже ранней и средней бронзы в лесостепной полосе Восточной Европы появляется яркое культурное явление - абашевская культура (конец III-начало II тыс. до н. э.). Она заняла территорию большей части Нижнего Прикамья, Среднего Поволжья (Чувашская республика, Мари) и предгорья Южного Урала, освоив экологическую нишу, соответствующую зоне широколиственных лесов. Этому оптимально соответствовал тип хозяйства населения, основой которого было скотоводство с наличием в стаде свиней, крупного и мелкого рогатого скота и лошадей, количество которых увеличивается по мере удаления на восток. Существует абашевская культура в 2-х локальных вариантах: средневолжском и более позднем - баланбашском.
  В средневолжской абашевской культуре известны только могильники и отдельные находки топоров. Захоронения совершались под небольшими холмиками, имеющими по периметру ровики, иногда оградки, над которыми позднее насыпались курганы. Погребенные лежали на спине вытянуто или с согнутыми в коленях ногами, головой на юго-восток или восток. В баланбашском варианте на Урале, кроме могильников известны поселения и клады.
  Характерный инвентарь средневолжской абашевской культуры представлен острореберными сосудами с нарядными орнаментами из треугольников, ромбов, меандров и гарнитуром украшений из серебряных и бронзовых бляшек, височных подвесок, перстней, браслетов, пронизок. Реже встречаются орудия труда, оружие. Памятники баланбашского типа включают в себя большее количество оружия и орудий труда, остатков бронзолитейного производства. В Самарской области памятников абашевской культуры немного. Они сосредоточены на северо-востоке области, являясь западной границей ареала баланбашских древностей. Памятники известны на реках Большой Кинель (пос. Точка), Сок (пос. Суруш, Красный Городок), Самара (мог. Никифоровское лесничество). На реке Самаре обнаружены самые южные памятники абашевской культуры. Располагаются они на высоких участках водоразделов, у истоков больших и малых рек.
  В материалах Музея археологии, этнографии, истории Самарского государственного университета абашевская культура представлена разнотипными материалами из пещеры Братьев Греве, могильника у Никифоровского лесничества (Бузулукский район Оренбургской области), разрушенного погребения на дюне "Человечья голова" (Нефтегорский район) и поселения Суруш (Исаклинский р-н). Пещера Братьев Греве является излюбленным местом для выезда многих групп спелеологов, туристов, детских краеведческих и археологических кружков и просто романтиков. В начале 70-х годов ХХ века здесь производились небольшие раскопки. Культурного слоя, говорящего о длительном пребывании в пещере, археологи не нашли, но были обнаружены отдельные древние вещи. Все это позволило определить пещеру как культовое место. Сюда, в потаенный уголок, могли приходить люди, чтобы заручиться поддержкой своего божества, обитавшего в пещере. О том, что они представлялись древним людям в образе различных идолов, можно судить по бронзовому идолу из Галичского клада с Верхней Волги, связываемому с абашевской культурой. Из предметов, найденных в пещере, абашевскими являются бронзовый крюк, нашивная бронзовая бляшка с двумя отверстиями, вотивная гривна, изготовленная из тонкого расплющенного бронзового прута и имеющая характерную для этого вида украшений застежку. Развивая определение пещеры как культового места для исполнения различных обрядов и таинств, можно предположить, что гривна была изготовлена специально, чтобы украсить шею идола, всемогущего божества. Из других украшений в пещере обнаружена бронзовая височная подвеска иволистной формы фатьяновского типа. К эпохе средней бронзы относятся и найденные здесь мелкие пастовые бусы - бисер, бронзовый нож с перехватом и перекрестием, тесло, кремневый наконечник стрелы, костяное кольцо. Все эти вещи связываются с культурами степного круга и находят продолжение на нашей территории в срубной культурно-исторической общности. К настоящему времени составлен план внутренних помещений пещеры, состоящей из ряда гротов и переходов.
  Поселенческие памятники представлены коллекцией с селища Суруш. Наиболее массовый материал из раскопок селищ - керамика. Восстанавливаются верхние части горшков. Это фрагменты от грубых лепных сосудов с характерным ребром на внутренней поверхности и ребристой (каннелированной) поверхностью. Такая посуда резко отличается от острореберных миниатюрных абашевских горшков из погребений. Грубая кухонная посуда имела довольно большие размеры. Кроме глиняных черепков на памятнике найдены примитивные костяные изделия и кости животных. На поселении не встречено ни остатков жилищ, ни каких-либо других сооружений. Селище Суруш относится к баланбашскому варианту абашевской культуры. Материалы из могильников представлены комплексом вещей из погребения у с. Никифоровское лесничество, баланбашского типа. Это грунтовой могильник, в котором было исследовано 9 погребений. Погребенные лежали, вытянуто на спине, головой на запад, что является нехарактерным для классического погребального обряда этой культуры. В погребении обнаружены нож с бронзовой рукояткой, шило, тесло, пара браслетов, миниатюрный острореберный сосудик и тонкие бронзовые накладки от небольшого футлярчика. Дополняют коллекцию вещей височные подвески из разрушенного погребения на дюне "Человечья голова". Подвески сделаны из круглой в сечении проволоки, оба конца которой закручены в спираль.
  Абашевская культура оказала огромное влияние на формирование культур поздней бронзы в лесостепной части Восточной Европы.
  О распространении абашевской культуры свидетельствует исследование бронзового втульчатого крюка найденного при произведении подъемных сборов на распаханной части поселения Шибаево 1 в 1998г.
  Втульчатый крюк, размерами 12х6х1,8 см, внутренний диаметр втулки - 1,4 см. Длина втулки - 6 см. Сечение рабочей части - 0,6х0,4 см. У устья втулки расположены противолежащие округлые отверстия диаметром 0,4 см.
  Бронзовые однозубые крюки в значительной мере связаны со степным ареалом. В ходе исследования были найдены следующие аналоги:
  В Казахстане 2экз. (поселение Жабай-Покровка II и поселение Павловка) - раннеалакульские (петровские) материалы [5].
  В Поволжье 1экз. (поселение Тюбяк I - абашевская культура [4].
  На Северском Донце 5экз. (Каменка, курган 15/3; Фрунзе, курган 8/2; Новоникольское, к. 1/5; Николаевка, 7/7; Нижняя Баранниковка, к. 5/9) - катакомбные памятники
  Из погребений катакомбников Калмыкии получена значительная серия втульчатых крюков - 18 экз. В основном, они обнаружены в курганах на северном берегу Восточного Маныча, Лолинского и Элистинского могильников, которые датируются Э.У. Эрдниевым, И.В. Синицыным и В.Д. Фисенко первой половиной второго тысячелетия до н. э. 5 экземпляров известны в памятниках Ставрополья.
  На Северном Кавказе находки подобных орудий связаны в основном с дольменными памятниками Прикубанья.
  Один крюк происходит из катакомбного погребения северо-восточного Кавказа (Бамут)
  Один крюк происходит из памятника срубной культуры Оренбургской области (Ивановка)
  Ещё один крюк найден в катакомбном погребении на Дону
  Из приведенных аналогий видно, что находки бронзовых крюков известны в памятниках, относящихся к одному хронологическому периоду. Наибольшее количество находок приходится на степи Калмыкии. В абашевских и синташтинско-петровских памятниках находки бронзовых крюков единичны.
  В.С. Горбунов, анализируя находку бронзового крюка в абашевском памятнике Тюбяк I, объясняет ее появление катакомбным воздействием. Следовательно, возможно предположить катакомбное влияние в формировании памятников синташтинско-петровского типа.
  Технология изготовления крюка, по мнению Д.В. Нелина, была следующая: из бронзовой пластины была согнута втулка, а затем была откована рабочая часть. Е.И. Гак по проведённым исследованиям металлических изделий катакомбных памятников Северского Донца приводит следующее описание технологии: "Их втулки с отверстиями для крепления деревянной рукояти выполнены из раскованной нижней части стержня, противоположный конец которого заострён и загнут. Аналитически удалось изучить два донецких крюка. Они выполнены по одной технологической схеме, которая слагается из двух основных процедур: 1) отливки специализированной заготовки изделия в виде четырёхгранного стержня; 2) его расковки, вытяжки и изгибания. Три последние операции сопровождались нагревами металла до температуры не ниже 500№С, степень деформации металла составляла 60-80%. У одного из предметов заострённое окончание подверглось упрочняющему наклёпу"
  Сопоставление крюков Северного Кавказа и Предкавказья с донецкими и калмыцкими было произведено по химическому составу металла. "Это сопоставление не выявило заметных различий: все крюки изготовлены из медно-мышьяковых сплавов, концентрация мышьяка в которых варьирует от 0,6 до 3 %. Можно полагать, что в пределах катакомбной области работало несколько мастерских, производивших такие предметы из определённого сырья и по единому образцу"
  Наибольшую сложность и наибольший интерес представляет вопрос о функциональности данного предмета.
  У. Э. Эрдниев считает, что бронзовые крюки предназначались для вытаскивания мяса из горшка. В предложенном объяснении можно усомниться, так как затраты на изготовление, производство крюков не соответствуют функции, предложенной автором. Г. Б. Зданович определяет бронзовый втульчатый крюк, как гарпунный крючок. Но, как известно, гарпун - метательное оружие, предназначенное для поражения объекта и удержания. Вряд ли крюк являлся метательным орудием, скорее всего он мог зацеплять и удерживать не очень крупный объект, так как размеры крюка невелики. Здесь уместно привести данные о железном крюке, найденном в памятнике кобанской культуры на Северном Кавказе (мог. Берёзовский, первая половина I тыс. лет. до н. э.). Е.И. Крупнов высказывает предположение о том, что данный предмет мог служить "для стаскивания неприятеля с седла". Данный крюк имеет длинную втулку, рассчитанную на прочность и растяжку. Но данное предположение не может быть распространено на бронзовые крюки, так как они обладают небольшой втулкой, и железо, в сравнении с бронзой, является более прочным металлом.
  Поскольку на территории Казахстана, Поволжья и Зауралья находки единичны и известны только на поселениях, то наибольший интерес представляет анализ катакомбных погребений.
  Из известных 18 экземпляров найдено описание 5 погребений, в которых бронзовые крюки сочетаются с редкими бронзовыми изделиями (топор, копьё), с инсигниями власти (булава), с культовыми предметами (курильница). Данные погребения отличаются разнообразием инвентаря, "характеризуются подчеркнутой пышностью", в трёх случаях в могилу были поставлены деревянные повозки. Данных материалов недостаточно для того, чтобы точно определить назначение крюка, но позволим себе ряд рассуждений по этому вопросу. Проанализировав частоту встречаемости бронзовых крюков в катакомбных погребениях, можно отнести их к категории бронзовых изделий, которые встречаются в погребениях редко и указывают на статус погребённого. Бронзовые крюки происходят из погребений с повозками, булавами и курильницами, что также указывает на статус погребённого. Возможно, данные рассуждения не подтвердятся с появлением более подробных данных об остальных катакомбных погребениях с крюками. Информация об этих погребениях, возможно, позволила бы определить примерную длину древка.
  Примечателен тот факт, что бронзовые крюки в катакомбных памятниках известны только в погребениях (что свидетельствует об их значимости), а в срубных, абашевских и синташтинско-петровских только на поселениях. Прокомментировать данный факт пока не представляется возможным.
  
  Из приведенных исследований видно, что абашевская культура была распространена не только по Южному Хайрату, но и по Северному (Галичское поселение). Образцы керамики свидетельствуют о значительном влиянии Биармии на становление абашевской культуры. Дальнейшее распространение абашевской культуры показывает продвижение выходцев из Биармии в Казахстан и далее в Среднюю Азию; на Дон, Кавказ и Приднепровье.
  Самарцы - будущие сарматы
  Характерной особенностью керамических сосудов является утолщение у венчика - так называемый "воротничке" и богатый орнамент, состоящий из волн, зигзагов, овалов, нанесенных зубчатым или гладким штимпом. Фрагменты подобных сосудов найдены на Виловатовской, Максимовской, Ивановской стоянках на реке Самаре, а также на Белозерской стоянке в Красноярском районе Самарской области.
  Племена самарской культуры вели оседлый образ жизни. Их небольшие поселки располагались на песчаных прибрежных дюнах в поймах рек. Основу хозяйства племен самарской культуры составляло скотоводство. Об этом говорят находки конских черепов на жертвенной площадке в могильнике у села Съезжее, костяные подвески - фигурки лошади и двуглавого быка, найденные в погребениях, а также кости животных на стоянках в слоях с керамикой самарской культуры. Анализ костей указывает на особо важную роль коневодства. Есть основания предполагать, что племена самарской культуры были знакомы с земледелием и владели приемами обработки металла.
  Могильник у села Съезжее относится к первой половине IV тыс. до н.э. Точно определить границы самарской культуры пока невозможно из-за недостаточной изученности энеолита Приуралья, Западного Казахстана, Нижнего Поволжья и Волго-Донского Междуречья. На стоянках Нижнего Дона и Прикаспия найдены сосуды, близкие к керамике самарской культуры.
  К югу и западу от самарской культуры жили племена прикаспийской, нижнедонской, азово-днепровской энеолитических культур, составляющих вместе с ней обширную историко-культурную область, названную мариупольской по наиболее исследованному могильнику в приазовском городе Мариуполе. Сходство этих культур обусловлено тесными контактами, а также перемещением населения по степной полосе, что связано с развитием скотоводства и металлургии меди. Сложению крупных культурных общностей способствовало сходство природных условий и форм хозяйства. Несмотря на территориальную удаленность самарской культуры от мариупольского могильника, нельзя не отметить общие черты в их погребальном обряде и материальной культуре.
  Ошибочным, по нашему мнению, является вывод самарских археологов о том, что "к северу от самарской культуры обитали племена камской неолитической культуры, уровень развития которых был гораздо ниже, чем у южных соседей: они не знали скотоводства, земледелия и металлургии меди". Свидетельством ошибочности являются результаты исследований известных могильников и поселений на территории Пермской области (Турбинской культуры: Усть - Гайвенский, Бор - Ленвенский, Заосиновский и др. Это культура металлургов и коневодов. Турбинцы освоили наиболее передовую по тем временам технологию отливки бронзовых изделий - копий, топоров - кельтов и кинжалов. Ерзовская культура сформировалась на основе Гаринской культуры эпохи энеолита. Наиболее крупные поселения: Ерзовка, Заосиново VI).
   Вопрос о происхождении самарской культуры пока не может быть решен окончательно, но некоторые ученые и исследователи считают, что в ее формировании принимали участие племена сероглазовской культуры Северного Прикаспия и лесостепное неолитическое население, которому принадлежат культуры с гребенчатой керамикой (камская). По нашему мнению, именно развитием древних культур Биармии можно считать сероглазовскую и другие культуры по мере выхода племен со своей исторической родины.
  Следующий этап в развитии энеолита на территории Самарского края датируется второй половиной IV тыс. до н.э. Он представлен погребением у села Криволучье на реке Чагре. Погребенный лежал на спине с подогнутыми ногами, был посыпан охрой и сопровождался шестью каменными дротиками, скребками, сверленным каменным топором, двумя каменными браслетами, бусами, пронизками и подвесками из кости, зубов животных и раковин. Это погребение близко по обряду и инвентарю к погребениям Хвалынского могильника в Саратовской области, от которого получила название хвалынская культура эпохи развитого энеолита (вторая половина IV тыс. до н.э.). Племена этой культуры занимались скотоводством и были знакомы с металлургией меди. Хвалынская культура сложилась на основе самарской и прикаспийской культур эпохи раннего энеолита.
  В середине III тыс. до н.э. племена лесостепной и степной полосы Евразии вступили в бронзовый век. Во второй половине этого тысячелетия обширные пространства от Урала на востоке до Днестра на западе, от границ лесной зоны на севере до Черного и Каспийского морей на юге были заняты племенами ямной культурно-исторической общности, в которой выделяются 9 локальных культур. Среднее Поволжье входило в состав волго-уральской ямной культуры.
  На рубеже 3-2 тыс. до н.э. на основе волго-камской неолитической культуры формируются волосовская (в Среднем Поволжье) и турбинская (в Прикамье) культуры. В юго-западных районах начинает складываться балановская культура.
  Как видно из приведенных исследований археологов, в Биармии существовала общность, которая превосходила так называемые цивилизации Месопотамии, но почему-то все стесняются эту общность Биармии назвать цивилизацией и говорят только о культурах. Напомним, что древние цивилизации в Месопотамии появились только в третьем тысячелетии до н.э. А в Биармии цивилизация была уже в четвертом тысячелетии до н.э.
   Археологи Среднего Поволжья дают такую картину Южного Хайрата в это период:
  Процесс добычи меди и изготовления металлических предметов был сложным и требовал специальных навыков. В общине в это время выделяются специалисты металлурги - бронзолитейщики, имеющие свой набор инструментов.
  В эпоху бронзы усложняется археологическая карта края. Самарские археологи считают, что в начале 2 тыс. до н.э. в юго-западные районы внедряются балановские племена, около середины 2 тыс. до н.э. - абашевские, позднее срубные, с востока (из Прикамья) - племена, принесшие металл турбиносейминского типа.
  Балановская культура по их данным существовала в течение всего 2 тыс. до н.э. Представлена поселениями с наземными жилищами-могильниками, в том числе Козловским в Татарии, а также многочисленными находками боевых каменных топоров - сверленых и клиновидных.
  Абашевская культура в северных районах Среднего Поволжья представлена курганными могильниками. Выделяются места захоронений убитых людей (Пепкинские курганы), свидетельствующие о пришлом характере абашевцев. По нашему мнению, возможно, что абашевцы пришли в Среднее Поволжье с северной части Биармии, о чем свидетельствует Галичское городище.
  Археологи обратили внимание на сходство находок из Абашевских курганов с культурой фатьяновских племен, которые в 2000-1500 гг. до нашей эры жили в районе Среднего Поволжья. Опираясь на эти факты, ученые пришли к мнению, что абашевцы являлись потомками фатьяновцев, пришедших с запада. Сообщение о стране у истоков Волги относится к племенам "Фатьяновской культуры", где-то в III - II тысячелетиях до н.э. двинувшимся на север от степей Южного Урала, заселившим Волго - Окское междуречье. Они принесли сюда высокие формы металлургии и керамики, развитое скотоводство, стали первыми земледельцами. Но этот очаг культуры дальнейшего развития не получил, то ли разгромленный местными племенами, находившимися на стадии неолита, то ли постепенно растворившийся в них и деградировавшийся до их уровня. Как предполагает В.Е. Шамбаров, в результате этого смешения из уральской языковой группы выделились финские племена.
  Но позже, по мере накопления материалов, проблема усложнялась. Причиной тому частично послужили памятники абашевской культуры, найденные на Южном Урале и в Кустанайской области Казахстана. В результате археологических исследований, проведенных на Южном Урале, число абашевских памятников сильно увеличилось. Обобщая эти открытия, К.В.Сальников в 50-х годах высказал мысль, что абашевские племена примерно в 1200 гг. до н.э. перекочевали с территории Чувашии на Южный Урал. Но здесь они прожили недолго, и через несколько веков продвинулись в район города Кустаная. Таким образом, абашевцы бронзового века кочевали со Среднего Урала на Оку, Верхнюю Волгу, а потом в предгорье Южного Урала и кустанайские степи. Среди ученых существовало мнение, что абашевцы Южного Урала составляли небольшую по численности племенную группу.
  Однако под давлением новых материалов пришлось отказаться от этого вывода. За последние десять лет на территории Башкирии обнаружены интересные памятники абашевской культуры. Среди них курганные могильники вблизи деревень Метев-Тамак (Туймазинский район) и Нижне-Чуркаево (Альшеевский район), остатки нескольких поселений в Уфимском, Бирском, Кармаскалинском, Кушнореновском районах. Экспедицией института истории, языка и литературы Башкирского филиала АН СССР открыты и раскопаны курганные могильники абашевцев на берегу реки Ай в деревне Юкалекулово и на реке Большой - у села Русское Тангирово, на северной окраине города Бирска. Открытия свидетельствовали, что абашевские племена жили в западных, южных степных предгорьях и горно-лесных районах Среднего и Южного Урала.
  По образу жизни абашевские племена стояли очень близко к андроновским и срубным. Основу их хозяйства составляло скотоводство. При исследовании костей животных, найденных на Балакбашевском поселении, было установлено, что абашевцы разводили лошадей, коров, овец и коз, а также свиней. Для своего времени они были и умелыми земледельцами. Об этом можно судить по найденным бронзовым серпам, остаткам каменных зернотерок и другим находкам. Вопрос о времени обитания абашевских племен на Южном Урале в настоящее время остается еще дискуссионным. Часть исследователей считает, что между абашевцами территории Чувашской Республики и племенами фатьяновской культуры бассейна реки Оки - Верхнего Приднепровья родственных связей нет, что указанные абашевцы своим происхождением тесно связаны с населением Южного Хайрата добронзовой эпохи. Абашевцы Южного Урала тесно контактировали с восточными соседями - андроновцами. Абашевцы заимствовали некоторые узоры андроновских племен для украшения глиняных сосудов. Такие сосуды найдены на раскопках Метевтамакского могильника. В то же время некоторые черты, свойственные культуре абашевцев, переходят к андроновцам. Именно этим объясняются многочисленные случаи находок абашевских металлических украшений в андроновских памятниках.
   Существуют различные мнения о происхождении абашевской культуры. Одна из гипотез - возникновение в Подонье, затем передвижение ее носителей на Среднюю Волгу, оттуда - в Волго-Вятский район и Приуралье. Можно считать установленным появление абашевцев в Поволжье к середине II тысячелетия до нашей эры. Природные и климатические условия должны были благоприятствовать занятию земледелием и скотоводством. О развитом земледелии у абашевцев свидетельствует бронзовый серп, найденный при раскопках курганов у с. Абашево в 1925 году и выделяющийся среди серпов эпохи бронзы совершенством формы. В стаде домашних животных у абашевских племен содержались крупный и мелкий рогатый скот и значительное количество лошадей. Лошади использовались как тягловая сила и для верховой езды. Абашевцы также занимались охотой, рыболовством и собиранием лесных плодов и трав. Много еще неясного в истории и развитии абашевских племен: Где складывалась и формировалась эта культура?
  Памятниками абашевской культуры в Ульяновской области являются поселения: Юрманки, Торфоболото II, Белый ключ, Русская Бектяшка, Старое Тимошкино и курганный могильник у с. Ишеевка Ульяновские археологи считают, что, открыв секреты бронзы, люди приобрели новый, еще более совершенный по своим качествам материал для производства орудий. Температура плавления бронзы 700-900№C, в то время как меди -1084№C, причем твердость этого сплава значительно выше, чем у чистой меди. Поэтому бронзовые изделия получают более широкое распространение. Использование бронзы привело к дальнейшим принципиальным изменениям в материальной культуре, общественных отношениях, идеологии. Дальнейшее распространение получает земледелие. У ряда племен скотоводство становится основной формой хозяйства, происходит их обособление из остальной массы населения, однако еще нельзя назвать их чисто скотоводческими. Происходит накопление некоторых богатств у отдельных племен, что приводит к частым межродовым столкновениям. Эпоха бронзы ознаменована также распространением патриархально-родового строя.
  В оценке древностей эпохи средней и поздней бронзы восточноевропейской лесостепи и смежных территорий лесной и степной зон Пряхин А.Д., Саврасов А.С . (1997) и другие считают, что ведущие позиции все более занимает разработка проблематики, связанной с осмыслением процессов взаимодействия населения абашевской культурно-исторической общности и населения хронологически следующей за ней срубной культурно-исторической общности. Среди культур абашевской культурно-исторической общности приоритетное положение в решении этой проблемы занимает доно-волжская абашевская культура. Разносторонний анализ материалов именно этой культуры и их сопоставление с более поздними, относящимися к срубной культуре позволяет говорить о наличии преемственности у населения этих культур в различных сферах их деятельности.
  Вопрос о происхождении абашевской культурно-исторической общности не решен окончательно. Одни исследователи считают, что она сформировалась на Дону, другие предполагают, что на Южном Урале. Существует точка зрения о ее генетической связи с ямной культурой. Не вполне ясны и дальнейшие исторические судьбы племен абашевской культуры. Есть основания считать, что абашевские племена наряду с населением полтавкинской культуры приняли участие в формировании срубной культуры эпохи поздней бронзы.
  
  Биармия и культура боевых топоров
  Наиболее ранние памятники эпохи бронзы на территории Поволжья относятся к балановской культуре, названной так по названию села в Восточной Чувашии. Эти племена принято относить к северо-восточной части многочисленной историко-культурной общности индоевропейских племен, носящей название культуры боевых топоров и шаровидных амфор. Принято считать, что они явились основой для формирования славянских, балтских и древнегерманских племен. По мнению ульяновских археологов, племена этой культуры являются пришлыми, их проникновение в Среднее Поволжье начинается в начале II тыс. до н. э. Поселения расположены в основном в труднодоступных местах, на высоких надпойменных террасах рек. Наиболее известные поселения этой культуры в Поволжье - Ашна-Пандо на средней Суре, Луговое III на верхней Свияге и Гулькин Бугор на Утке. К этой культуре можно также отнести случайные находки 13 каменных боевых топоров и боевой молот.
  Как мы видим из сведений археологов, культура боевых топоров зародилась в Биармии. Из Биармии эта культура была разнесена выходцами по всей Евразии, да и не только по ней. Аналогично распространялась и культура шнуровой керамики. Но где бы не находили следы этих культур, они всегда были прерогативой уралорусов. В каждом отдельно взятом регионе в эти культуры вносились свои особенности, но везде носителями выступали уралорусы, которые постепенно освоили пространство от Китая и до Атлантического океана. Носителя культур боевых топоров и шнурной керамики были выходцами из "лесной и окололесной культур" - Биармии - Перми Великой. И совсем неверно звучит мнение некоторых исследователей, выводящих носителей этих культур из степных культур. Это степные культуры получали идеи из лесных и окололесных культур, так как они были одним народом. Это также, как сейчас изготовители жестовских и тагильских изделий (подносов) являются единым народом.
  Представители культур боевых топоров и шнуровой керамики не были пришлыми в Биармии, они плоть от плоти потомки древнего населения Биармии - Гипербореи уралорусов.
  Ямная культура
  Основной отраслью хозяйства племен ямной культуры было скотоводство. Они разводили лошадей, крупный и мелкий рогатый скот. Быки использовались в качестве транспортных животных. Повозки, запряженные быками, появились в южнорусских степях от Урала до Днепра в III тыс. до н.э. В Поволжье и Приуралье поселения ямной культуры неизвестны, так как быт племен, видимо, был кочевым. Переход к кочевому образу жизни обусловился целым рядом причин, прежде всего сменой теплого и влажного атлантического периода более сухим суббореальным. В это время степи продвинулись к северу. С ростом поголовья скота потребность в кормах увеличивалась, растительность же степей в связи с изменением климата становилась все скуднее. Потребность в пастбищах приводила к частой смене мест обитания. В зимнее время скот приходилось перегонять на юг, в нижнее течение Волги и Урала, где снежный покров был менее обильным и животные добывали себе корм из-под снега. На западе, в Северном Причерноморье и Поднепровье, в связи с более мягким и влажным климатом племена ямной культуры вели оседлый образ жизни и наряду со скотоводством перешли к земледелию. Племена ямной культуры были знакомы с металлом, использовали орудия из металлургически чистой меди: ножи, шилья, тесла.
  У племен ямной культурно-исторической общности шел процесс разложения родового строя. Археологические материалы свидетельствуют о выделении могущественных племенных вождей. В Нефтегорском районе Самарской области исследован Утевский I курганный могильник, относящийся к концу III - началу II тыс. до н.э. Он состоял из четырех курганов, один из которых, самый большой, относится к ямной культуре. Под курганом, в могильной яме лежал костяк мужчины, сопровождавшийся набором медных вещей, золотыми серьгами, каменным пестом и большим сосудом. В могиле найдено изделие из метеоритного железа. Находки изделий из меди, золота и особо ценившегося метеоритного железа, грандиозные размеры курганной насыпи и могильной ямы - все свидетельствует о принадлежности погребенного к родоплеменной верхушке общества ямной культуры. Наряду с грандиозными курганами племенных вождей в Среднем Поволжье известны курганы рядовых членов общества. Они, как правило, отличаются небольшими размерами, бедностью погребального инвентаря. С умершими в могилах встречаются единичные глиняные сосуды, изредка мелкие медные изделия: ножи или шилья. Такие курганы открыты у сел Покровка, Владимировка, Кашпир, Лопатино. О разложении родового строя и частых военных столкновениях свидетельствует наличие укрепленных поселений у днепровской группы племен ямной культуры: Михайловское поселение в Нижнем Поднепровье было обнесено рвами и каменными стенами высотой до 3 м. Язык племен ямной культуры принадлежал к индоиранской ветви индоевропейской языковой семьи.
  П. Старостин сообщает, что в самое последнее время в окрестностях города Казани обнаружено селище финно-угорского племени приказанской культуры (конец II-го начало I-го тысячелетия до н.э. - эпоха поздней бронзы) - племени, пришедшего сюда с Волги. Приказанские племена оттесняют и ассимилируют срубные и занимают Прикамье и значительную часть Средней Волги. В этот период больше появляется изделий из меди и бронзы.
  Некоторые археологи делают вывод, что на рубеже III-II тыс. до н.э. ямная культура Волго-Уральского региона испытывает все более усиливающееся влияние племен катакомбной культуры, проникших с правого берега Волги в Заволжские степи. В результате складывается новая культура, получившая название по селу Полтавка в Саратовской области, где впервые были изучены погребения этой эпохи. По мнению ряда исследователей, полтавкинская культура распространялась не только в Нижнем Поволжье, но и в Южном Приуралье и Западном Казахстане.
  Основу хозяйства полтавкинских племен составляло скотоводство. Они вели весьма подвижный образ жизни, поселения их малочисленны и тонкослойны. Культура изучена в основном по материалам подкурганных погребений, которые встречены и на территории Самарской области: у сел Утевка, Владимировка, Абашево, Преполовенка и у поселка Кашпир. Подобно племенам ямной культуры, у полтавкинцев весьма ощутимо имущественное и социальное расслоение. Наряду с бедными погребениями рядовых членов общества встречаются огромные курганы племенной знати. В вышеупомянутом Утевском I могильнике три кургана относились к полтавкинской культуре. В погребениях одного из этих курганов встречены медные и серебряные вещи, остальные два кургана разграблены в древности.
  Племена полтавкинской культуры были знакомы с металлургией. Она развивалась на базе местных медистых песчаников Поволжья. Продукция ямно-полтавкинского металлургического очага встречается в Нижнем и Среднем Поволжье и на Дону. В кургане у села Калиновка Волгоградской области найдено погребение литейщика с формами для отливки топоров, тиглями, трубочками-соплами и другими предметами, связанными с металлургией. В полтавкинских погребениях часто встречаются медные орудия: ножи, шилья и др.
  Красносамарский могильник (полтавкинская культура) (раскопки вел И.Б. Васильев в 1971 г.) Основное погребение обнаружено в центральной части кургана диаметром 80 м., имеет прямоугольную форму (длина - 4,5 м, высота - 0.6м). Найдены останки взрослого человека, ноги окрашены охрой. В погребении были найдены кремневый жезл - символ власти и некоторые украшения. Второй курган находится на расстоянии 100м от первого. Диаметр кургана - 14 м, высота - 1,2 м. Третий курган находится на расстоянии 1,5 км от первого - парное захоронение.
  В первой половине II тыс. до н.э. на территории Нижнего и Среднего Поволжья обитала еще одна группа племен, которые вели оседлый образ жизни. Основу их хозяйства составляли мотыжное земледелие и пастушеское скотоводство. Поселения этой группы племен располагались на холмах и высоких мысах у Волги: на вершине Царева кургана, у поселка Лбище, села Винновка Самарской области, на утесе Стеньки Разина в Саратовской области. Опасность нападения степных соседей заставляла селиться в труднодоступных местах, защищенных самой природой. Этот тип поселений получил название лбищенско-вольского.
  Судя по исследованному в Самарской области поселению у села Лбище, в быту его обитателей были широко распространены каменные топоры, мотыги, булавы, наконечники стрел, зернотерки, песты. Использовались и бронзовые орудия: ножи, тесла, рыболовные крючки.
  По причине слабой изученности лбищенско-вольских поселений вопрос о происхождении и дальнейшей судьбе их обитателей пока еще открыт.
  Значительную часть территории Южного Хайрата в эпоху бронзы занимали племена срубной культуры. Культура была впервые выделена В. А. Городцовым и носит свое название по особенностям погребального обряда - могильные ямы под курганами обкладывались срубами в несколько венцов. Многочисленны также поселения этой культуры в Ульяновском Поволжье, мощные слои которых свидетельствуют о длительной оседлости. На поселениях исследованы жилища, в основном полуземляночного типа, площадью около 200 м. Поселения, изученные курганы и клады сосредоточены в Ульяновском Заволжье и Правобережье, составляя две обособленные территориальные группы - волжско-свияжскую и черемшанскую.
   В тех же Луговом и Игиме, Дубовой гриве (Челнинского района) обследованы поселки волосовских племен эпохи ранней бронзы (1-я половина 2-го тысячелетия до н.э.), как считают ульяновские археологи, далеких предков удмуртов и других народов финно-угорской группы. У этого племени имелись зачатки производящего хозяйства - земледелия и скотоводства, делались первые попытки обработки металлов.
  На юго-западной окраине города (между перевалочной базой и железнодорожной веткой), в с. Подгорные Вайлары (на реке Ик), Дубовой Гриве найдены могильники и селища племен срубной культуры, пришлых из степей Нижнего Поволжья и Дона (2-я половина 1-го тысячелетия до н.э.). Срубники (названные так по захоронениям в деревянных срубах) занимались мотыжным земледелием, выращиванием злаков, разводили домашний скот, пользовались каменными и бронзовыми изделиями. Во главе рода теперь становится мужчина.
  В последнее десятилетие в Самарской области выявлен еще один тип памятников, получивший название потаповского по наиболее исследованному могильнику у села Потаповка, Красноярского района. Наряду с ним исследованы Утевский VI, Давыдовский, Лопатинский II курганные могильники. В них выявлено более 50 погребений; под каждой курганной насыпью находится от 1 до 15 погребений. В центре кургана обычно располагается самая крупная могильная яма с двойным или тройным погребением. Остальные погребения - вокруг нее или в ряд с ней. Умерших клали в могилу в скорченном на левом боку положении или вытянуто на спине. Во всех погребениях встречаются черепа и кости конечностей, принесенных в жертву домашних животных: лошадей, крупного и мелкого рогатого скота. Под насыпью одного из курганов Утевского VI могильника лежали два обоженных скелета лошадей. Погребенные сопровождались глиняными сосудами и металлическими изделиями: ножами, шильями, теслом, браслетом, височными подвесками, бляшками, медными бусами. Большинство этих изделий изготовлено из меди Уральских и Приуральских месторождений, есть также изделия из металла медистых песчаников Поволжья. В погребениях встречались кремневые наконечники стрел и костяные дисковидные псалии.
  Поселения потаповского типа пока неизвестны. Погребальный обряд и инвентарь курганов позволяют отнести эти находки к кругу памятников синташтинского типа, Урало-Казахстанского региона, принадлежавших, по мнению большинства исследователей, древним индоиранцам. Уровень развития этих племен был очень высок. В Челябинской области открыт ряд их укрепленных поселений - крепостей, площадь которых превышала 2 тыс. кв.м. Фортификационная система состояла из валов и рвов глубиной до 3 м.
  Могильники потаповского и синташтинского типа отличаются богатством погребального инвентаря и наличием под курганами останков жертвенных животных. В могильнике, на реке Синташте, найдены остатки древних колесниц, большое количество оружия и глиняных сосудов. Основу экономики этих племен составляло скотоводство. Высокого уровня развития достигла металлургия. В связи с резким повышением производительности труда ускорился процесс социального расслоения. Выделилась военная знать, которой и принадлежали богатые погребения, сопровождавшиеся наборами предметов вооружения, а иногда колесницами.
  Стран городов - Биармия
  Суммируя все описанные культуры, можно сделать вывод о том, что Страна городов имела многообразие и в то же время подчинялась единым принципам построения городов (городищ). Все культуры Страны городов были связаны единым прошлым Биармии, которая оставалась единым организующим началом. Находки древних городов на территории Биармии дело будущего, когда будет найден Храм Ханумана (Ноев ковчег), который вместе с расположенным в нем Кристаллом - искусственным Разумом позволит человечеству обрести свое настоящее прошлое и защиту от грядущих катаклизмов.
  Очевидно, что именно плодами этой цивилизации Страны городов - наследницы Гипербореи - Биармии воспользовался турецкий адмирал Пери Рейс, который в предисловии к набору карт пишет, что в этой книге не должно быть ничего, что не основывалось бы на фактах. Это такая претензия на научность и достоверность. Он сразу предупреждает здесь, чтобы не думали, что имеют дело с ерундой. Почему у него такая уверенность? Дело в том, что там же, в предисловии, он пишет и о Колумбе. Открывается загадка, каким образом Колумб открыл Америку. Пери Рейс прекрасно знал, что у Колумба была такая же книга, как и у него. Книге этой, может быть, около трех тысяч лет.
   В "Книге путей и стран", принадлежавшей географу Ибн Хордадбеху (820-912), приводится рассказ арабского купца - Саллама ат-Тарджумана, побывавшего на территории Урала. Именно он своими глазами видел руины многочисленных городов. Можно предположить, что в более поздние времена их поглотила трясина, и они погрузились на дно болот, как впоследствии скрылся на дне озера легендарный град Китеж. Но из рассказа любознательного арабского путешественника следует, что речь может идти о городах и крепостях, расположенных как в равнинной, так и в горной местности. Вернее, по нашему мнению, будет, что руины древних городов скрыты многочисленными заболоченными лесами.
  В.Н. Демин в книге "Загадки Урала и Сибири" отмечает, что в конце 80-х - начале 90-х годов XX столетия в Южном Зауралье была открыта целая "Страна городов" - уникальная цивилизация, достигшая невиданного для своего времени уровня культуры. Все больше ученых признают "Страну городов" одной из ранних индоиранских, индоарийских цивилизаций. Предпринимаются попытки сравнить мифологическое описание прародины ариев с тем регионом, где была открыта "Страна городов". Одна из священных рек древних ариев - Рангха - берет начало с горы Хукарйа, высочайшей вершины горного массива Хара Березайти, опоясывающего Землю. Не правда ли очень созвучно горе Березань? Известный российский филолог В.И. Абаев выдвинул гипотезу, что Рангха - это река Волга (еще древние греки называли ее Ра). Однако, как мы рассмотрели выше, в древности Ра называли реку Каму. Очевидно, что в древности за исток реки Кама принимался один из ее горных притоков. Мифы утверждают, что с Хукарйа стекают воды, "дающие начало всем водам и рекам".
  Древнеегипетского сокологолового бога звали Хора (Гора), отсюда В.Н. Демин выводит и этрусскую богиню Хорту. Классический обрядовый танец - хоровод (у болгар он называется хоро, у румын - хора). Но точно такой же танец архаичный танец у евреев на иврите называется хора. По сообщению Плиния, скифы персов называли хорсарами. Персидское обозначение обожествленного сияющего Солнца Хорс. Отсюда и ираноязычные названия Хоросан, Хорог, Хорезм. Одна из коренных народностей Тибета также именуется хоро (а не является ли это подтверждением, что в более ранее время племя ведомое Буддой покинуло Биармию, и ушло на Тибет?). Как отмечает В.Н. Демин, к этому же этимологическому корню относятся слова с корнем хар (с учетом чередования гласных о и а). Следовательно Хара Березайти и есть нечто иное, как Гора Березань.
  
  Н.М. Карамзин пишет, что финны (жители Биармии - Перми Великой) имели города (Белоозеро, Ростов, Муром). Ссылаясь на автора "Повести временных лет", он отмечает, что история этих городов уходит в древность ("летописец, упоминая о сих городах в известиях IX века, не знал, когда они построены"). Очевидно, что и восточнее этих городов располагались древние города Биармии.
  По мнению Н.В. Лукиной, в этот период на смену мирной жизни приходит эпоха захватнических войн и грабительских походов. Вся территория Биармии покрывается городками - крепостями. Она приводит пример, что в районе восточного Урала (район г. Сургут) на участке протяженностью 8 - 9 километров, открыто шестьдесят городищ и сотни поселений, относящихся к периоду с конца бронзового века по средневековье. При раскопках городищ, расположенных обычно на возвышенностях, обнаруживают оборонительные сооружения в виде валов и рвов, окружающих сравнительно небольшое поселение.
  Открытие этих городищ связано с бурным освоением нефтеносных районов Западной Сибири и Восточного Урала. А сколько таких городов расположено в лесных заболоченных районах Урала и всей территории Биармии?
  И о какой продвинутости древней Греции можно говорить, если абашевцы и вся Биармия - Страна городов начала использовать бронзу в конце IV - начале III тысячелетия до н.э., а Греция только между 2 100 и 1 200 годами до н.э.
  В.Н. Демин пишет: "Такое впечатление, что на Урале люди жили всегда - точно родились с Уральскими горами. Русские землепроходцы, что пришли сюда менее чем полторы тысячи лет тому назад, застали повсюду отчетливые следы более ранней и развитой культуры. Даже птенцы гнезда Петрова", что превратили Урал в общероссийскую кузницу, начинали там, где за тысячи лет до них уже добывали руду и плавили медь. Когда еще при жизни Петра Первого трое стрельцов (на Урале и в Сибири стрельцы оставались дольше, чем в остальной России) добрались до тех заповедных мест (на территории Перми Великой), где впоследствии были построены литейные заводы, первое, что они увидели прямо на поверхности, - это заброшенные копи с кусками не измельченной руды и кузнечными изгаринами - остатками древних плавок".
  И в дальнейшем, очень часто в покинутых неизвестно когда прежними рудознатцами копях и шахтах находили древние орудия - медные кайлы (кирки), каменные молотки, деревянные ковши, кожаные мешки, масляные лампы и кости самих добытчиков. В то же время и начали ходить разговоры о подземной чуди. По нашему мнению, это следы той самой древней цивилизации, получившие название Абашевской культуры - ровесницы древнейших греческих и ближневосточных цивилизаций, по уровню развития им ничем не уступающая. Мифом оказывается теория о Восточном Средиземноморье как уникальном очаге мировой цивилизации, на Западном Урале и Прикамье подобных очагов своих хватает.
  Писатель и путешественник В.И. Немирович-Данченко так описывает легенду о подземной чуди:
  Чудь ушла в камень, в нем хоронится. По вечерам она внутри гор разговаривает. Перекликается тоже. Из пахты (скала) в пахту.
  О том же самом пишет в романе "Доктор Черный" и А.В. Барченко.
  Сподвижник Ломоносова русский академик И.И. Лепехин сообщает в своих подробных дневниковых записях о подземных убежищах "наподобие пещер, с отверстиями, подобными дверям".
  Русский ученый А. Шренк, двигаясь вдоль побережья Ледовитого океана, в 1837 году обследовал одну из таких пещер, и оставил ее описание в книге "Путешествие к северо-востоку Европейской России через тундру самоедов к северным Уральским горам". В ней он пишет, что сирты (одно из названий подземной чуди) большею частью богачи: у них чрезвычайно много серебра и меди, железа, олова и свинца.
  Не правда ли очень напоминает грифов, описываемых античными авторами. Очевидно, что свидетельства древних греков в большей части привязаны по времени к Абашевской культуре и ее развитии Ананьинскому культурно-историческому сообщество, которое будет рассмотрено ниже.
  В поэзии древних шумеров упоминается далекая страна Аратта, с которой они поддерживали связи:
  Зубцы Аратты - лазурит зеленый,
  Стена и башни - глянцево-красные,
  Глина ее - оловянные слитки - "небесная глина",
  Что добыта в горах лесистых
  Имя "Аратта" здесь - безусловное указание на страну древних ариев. Локализовать ее однозначно очень трудно, из отрывка ясно только, что она богата полезными ископаемыми, добываемыми в сравнительно невысоких ("лесистых") горах. И вполне возможно, что лазурит это уральский малахит. А стены и башни в Стране городов, которая была далеко от шумеров, но они поддерживали с ней связь. Нам кажется ошибочным мнение некоторых ученых и исследователей, располагающих Аратту в Триполье: в этой местности очень трудно было иметь такую богатую минералами столицу, да и горы лесистые с полезными ископаемыми больше подходят "седому Уралу".
  Магическая культура Биармии
  Очевидно, по нашему мнению, именно к этому периоду относится загадка древних, мистических знаков, вобравших в себя три ипостаси: тайнопись, гадание и магия.
  Изначально, использование рунических знаков приписывались преимущественно викингам, а также бриттам, кельтам и саксам. Позднее, начали говорить об использовании германцами рунического письма, но мало кому известно, как сообщает С. Обухова, что задолго до принятия алфавита Кирилла и Мефодия на Руси использовался Футарк - знаковый рунический алфавит.
  А. Платонов в своей теории пишет, что только в первом веке нашей эры русское слово "хлеб" и происходящее от него слово "хлев" было заменено прагерманцами на "bread". Сугубо скандинавское "ярл" (наследник знатного рода) образовано от русского "орел" - боевой клички сильнейшего в дружине. От языковой общности Платонов переходит к единой славяно-арийской ведической культуре, что явилась начальной точкой развития самостоятельных культур славян и германцев
  В древней скандинавской саге "Младшая Эдда" повествуется о походе на Север нового племени с Востока, вожди которого принимают имена богов, которым поклоняются. В связи с этим, небесные боги скандинавов наделяются отчасти и земной историей. Согласно греческим мифам, у сына Медведицы героя Аркада (в честь коего и названа Аркадия) был сын Азан (он же славянский князь Азан). Также отметим, что на Урале, близ Екатеринбурга, есть Азов - гора. У этой горы жила великанша - богиня Азовка. Ее потомки пришли к устью Дона и назвали Азовское море. Именно в Азов - горе жили "стары люди". Из этих же мест ведут свой род берендеи (воины - медведи), которыми правил сарматский по происхождению род Асана. Что же касается другой ветви богов, действующих в скандинавской мифологии - ванов, - то Платонов полагает, что это и есть предки славян. Само название говорит о созвучии с именованием славянских племен - венетов, венедов, ватеев, вендов.
  На своей родине асы пользовались распространенными там арамейскими знаками. Их приход в начале первого тысячелетия нашей эры в Северную Европу ознаменовался расцветом письменности.
  Использование рунического письма славянскими народами подтверждается многочисленными археологическими данными.
  В 1967 году при раскопках близ села Войсковое (на Днепре) был обнаружен глиняный сосуд, датированный I - IV веками нашей эры с характерными языческими знаками.
  Не менее интересным представляется Микоржеский камень. Нанесенная на его поверхность надпись является рунической, однако это не германские руны, и создать адекватный вариант его перевода не представляется возможным.
  Еще в первом тысячелетии до н.э. венеды в Северной Италии использовали свою письменность, принесенную с территории Страны городов - Биармии. На рубеже тысячелетий эту письменность заимствовали предки германцев, создавшие впоследствии на их основе свой Футарк.
  Помимо рун предки славян использовали волшбы и неалфавитные наборы священных символов. Последние широко представлены в многочисленных древнеславянских ювелирных изделиях, имеющих ритуальное и магическое значение.
  На территории Биармии - Страны городов часто находят амулеты с магическими формулами. Очевидно, что и изображения, выполненные в "пермском зверином стиле" являются прообразом древнего рунического письма древних жителей Биармии.
  
  В Стране городов была начата Велесова книга. В основе письма ее лежит магический (рунический) алфавит Биармии, с его чертами. Косвенным доказательством ее дохристианского происхождения можно считать многочисленные ссылки на Бояна - древнейшего русского поэта - в знаменитой поэме "Слово о полку Игореве". Не правы те исследователи, которые слово "баян" понимают как слово нарицательное и равнозначительное словам: скальд, бард и другим, считая, что Гомеры древней Руси назывались баянами. Что в древней Биармии были свои "песельники, сказочники, балагуры и прибауточники", - в этом нет сомнения. Но по смыслу текста "Слова", отмечает Белинский, ясно видно, что "имя Баян есть имя собственное, а не нарицательное". Когда в "Слове о полку Игореве" говорится, что Боян "растекался мыслью по древу", то в это выражение вкладывался, видимо, прямой смысл - изложение мысли письменами на дощечке. И теперь большинство исследователей склоняются к мысли, что Боян не только певец-гусляр, а "литератор", то есть "песни Бояна" принадлежат литературе, а не устному творчеству. Постоянные упоминания Дуная, Траяна, имен славянских божеств (Даждьбог, Стрибог, Дева-обида) и много другого, что вошло в поэму XII века вместе со стихами Бояна, убеждают в том, что автор "Слова" был хорошо знаком с произведениями его неведомых, пока что нам, предшественников - поэтов предыдущих веков и тысячелетий. Велесова книга пишет на языке, который непонятен нам, современным людям, до конца. Но кто может с полной уверенностью сказать, какова была речь наших предков, тогда еще уралорусов, живших в Стране городов - Биармии того времени. Наверняка она отличалась от возникшего позднее книжного церковно-славянского языка. Велесова книга повествует о жизни праотцов русов - Богумире и Оре, рассказывает о передвижении славянских племен из степей Южного Хайрата, которые почему-то считают глубинами Центральной Азии. Хотя в этом, может, и есть смысл. В те дальние времена считали, что Европа заканчивается берегами Дона. Велесова книга пишет, что трижды Русь погибшая восстала. Она говорит о скотоводстве как основном хозяйственном занятии жителей южной части Биармии - Южного Хайрата. В то же время Велесова книга четко пишет, что в Биармии зародилось земледелие: "И так дошли мы до сего места и поселились огнищанами на Земле Русской. И так прошли две тьмы (двадцать тысяч лет)". "И многое мы знали, и делали в очагах сосуды гончарные и пахали хорошую землю, а также мы умели разводить скот, как и отцы наши" Так же в книге выводится стройная и своеобразная система мифологии, миропредставлении, во многом неведомом ранее нам современным людям. Вот как описывает Велесова книга происхождение славянских племен из единого народа уралорусов в начальных строках девятой дощечки: В то время был Богумир, муж славный, и имел трех дочерей и двух сыновей, они пасли скот в степях и там жили на травах ... их мать, которая звалась Славуна, сотворила жертву и сказала Богумиру: стали стары днями мы и имеем дочерей своих выдать и внучат видеть ... (Богумир) повозку запряг и поехал и приехал к дубу, стоящему в поле (в то место, где в отличие от бескрайных южно-уральских степей есть деревья), и остановился на ночь с костром своим и увидел трех мужей на конях, стремящихся к нему. Сказали те: здоров будь, а что ищешь? Поведал им Богумир заботы свои, а они отвечали, что сами в походе, чтобы достать жен ... Возвратился Богумир в свои степи, ведя трех мужей дочерям ... от сего произошло три рода ... древляне, кривичи и поляне, так как первая дочь Богумира имела имя Древа, а другая Скрева, третья Полева, сыновья же Богумира имели имена Сева и младший Рус, оттуда и происходят северяне и русы ... то было за тысячу триста лет до Германриху. (Германрих - готский вождь, подчинивший в середине IV века Восточную Европу). Как мы видим, Богумир ездил за мужьями для своих дочерей в северную часть Биармии, что свидетельствует, что это был единый еще народ - уралорусы. Только внуки Богумира стали уже представителями "чисто" славянских племен. И произошло это в 1-м тысячелетии до н.э.
  
  О высокой культуре Страны городов свидетельствуют археологические изыскания под Саратовом (Хвалынская культура - вторая половина IV тысячелетия до н.э.). По мнению известного саратовского историка и археолога Ю. Болтухина, жители Хвалынской культуры использовали резные дощечки в качестве своеобразных объявлений и сообщений. Меняя комбинацию дощечек, хозяин дома оповещал жителей поселения о своем настроении либо о болезни, сообщал о продаже имущества, задавал вопросы соседям, получал ответы и даже мог посвататься. Жители Страны городов на тысячелетия предвосхитили идею морского телеграфа, в котором для передачи используются комбинации разноцветных флажков. "В пользу этой версии говорят остатки своеобразных эскалаторов, ведущих от реки к деревне, - отмечает Болтухин. - Эти сооружения потребовались для того, чтобы, не выходя из дому, вынимать из реки плетеные ловушки для рыбы и раков. На веревке ловушки подтягивались к срубу, потом уже пустые возвращались в реку на боевое дежурство. ... Они придумали дощатый телеграф. Так как все избы находились в прямой видимости друг от друга, можно предположить, что временами с помощью досок проводились настоящие форумы, на которых решались ключевые для жизни общины вопросы". Болтухин говорит, что дощечки благополучно сохранились на сельских избах до наших дней. Только теперь уже никто не знает их назначение, осталось только их украшающая роль (резные наличники). Причем это распространено, практически, только на территории бывшей Биармии (район Русского Междуречья и Урал), а также у переселенцев из этих мест.
  О высокой культуре Страны городов свидетельствуют изыскания археологов научно-исследовательской группы "Саратов-Космопоиск" при раскопках древнего поселения в Саратовской области. На глубине 1,2-1,5 метра археологи обнаружили отходы металлургического производства, которые по возрасту превосходят все известные древнейшие цивилизации. Найденные в шлаке черепки глиняной посуды могут свидетельствовать о магических приемах и жертвенных ритуалах при древних плавках металла.
  
  Н.Р. Гусева в своей книге "Индуизм" (М., 1977) пишет, что арьи, жившие в Биармии в III тысячелетии до н.э., пользовались берестой. Они принесли ее в Индию вместе с памятью о прежней родине. "Небезынтересен тот факт, что арьи, придя в Индию, использовали бересту, очевидно, сначала как материал для изображения магических знаков или, возможно, изображений богов, а в более поздние века береста была использована в Кашмире для записи "веды ведовства", т.е. "Атхарваведы". В некоторых высоких брахманских кастах сохраняется обычай писать брачные договоры обязательно на бересте.
  
  Карамзин писал, что "все буквы народов Европейских: Греческие, Мальтийские, так называемые Пеласгийские в Италии, Этрурийские (доныне видимые на монументах сего народа), Гальские, изображенные на памятнике Мученика Гордиана, Улфиловы или Готфские, Кельтиберские, Бетские, Турдетанские в Испании, Руны Скандинавов и Германцев более или менее сходствуют с Финикийскими и доказывают, что все они произошли от одного корня". И "корень" этих букв есть один - это писаницы Биармии - Страны городов.
  
  В 1996 году близ поселка Ахуново Учалинского района Башкирии была обнаружена древнейшая обсерватория Евразии, да и, наверное, на Земле. Обсерватория представляет собой 13 менгиров. Восемь из них расположены по линии окружности. По мнению исследователей, эта окружность использовалась для ведения календаря по наблюдению тени, падающей от "главного" менгира. Также она могла применяться как солнечные часы - гномон. Большинство менгиров комплекса имеют почти правильную четырехгранную форму, и выполнены из гранита. На "основном" дольмене видны очертания полумесяца, который соответствует "рождающейся" луне. В результате комплекса археоастрономических работ установлено, что мегалитический комплекс был сооружен не позднее III тысячелетия до н.э. как астрономическая пригоризонтная обсерватория. Наблюдения с его помощью восходов и заходов Солнца позволяют вести систематический календарь, содержащий ключевые астрономические даты: дни летнего и зимнего солнцестояния. Отдельные менгиры в круговой системе соответствуют "лунным" азимутам, фиксирующим точки восхода Луны в крайних положениях, ближайших к точкам севера и юга. Полученные данные, утверждают ученые, позволяет рассматривать мегалитический памятник Ахуново не только как древний культовый комплекс, но и как одну из наиболее крупных по количеству наблюдаемых астрономических событий древнюю обсерваторию Евразии. Единственным прямым аналогом мегалитического комплекса Ахуново, известным на настоящее время на территории Евразии, является более поздний, мы считаем из-за этого и крупный, но имеющий принципиально аналогичную структуру и отражающий близкий уровень астрономических знаний, английский мегалитический памятник Стоунхендж (II тысячелетие до н.э.).
  В начале XXI века в одной из пещер в чреве Караульного быка - скалы, выступающей в Енисей напротив села Овсянка был найден странный предмет, датируемый 3 тысячелетием до н.э. Он сделан из бивня мамонта. Предмет не походит ни на одно известное современным ученым рукотворное изделие той поры. Им нельзя было резать, шить, шлифовать, убивать. На него нужно было смотреть. В нижней его части, по боковым граням, идут насечки, их ровно 29, то есть столько же, сколько и дней в лунном месяце. Основание также разбито насечками на двенадцать частей. У древних обитателей восточной части Биармии было тоже 12 месяцев в году. Это самый древний календарь с двенадцатью месяцами в году.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"