Туров Валентин Алексеевич: другие произведения.

Пермский машиностроительный завод имени Ф.Э. Дзержинского

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне о трудовом подвиге Урала

  Пантеон трудовой доблести и славы
   Приближается 75-я годовщина Победы в Великой Отечественной войне. Во всех городах и даже мелких населенных пунктах приводятся в порядок памятники воинам, отдавшим жизни за нашу Родину. В крупных мемориалах воинской славы готовятся вспомнить воинские части и подразделения, отличившиеся на полях сражений. В каждом городе были предприятия - большие и маленькие, трудовые коллективы которых внесли посильный, а можно сказать, и сверх посильный вклад в нашу Победу. Перестройка социального строя и всего уклада жизни и экономики большинство этих предприятий привела к банкротству и ликвидации. Музеи погибающих предприятий разворовываются и продаются ценнейшие экспонаты. Наши потомки потом с трудом будут вспоминать эти заводы, фабрики, мастерские, артели, рабочие которых своим самоотверженным трудом ковали оружие Победы. Настала пора в городах и поселках создавать Пантеоны трудовой доблести и славы, чтобы наши внуки и правнуки знали о самоотверженном труде их предков в лихие военные годы. И мне хочется начать этот Пантеон с моего родного завода - Ордена Ленина Пермского машиностроительного завода имени Ф.Э. Дзержинского, на который по оргнабору в 1929 году приехала семья моего деда. Об истории Завода, на котором работали все члены нашей семьи, до начала ХХ века написано много и судьба его очень интересна, особенно в годы Великой Отечественной войны, когда Завод внес существенный вклад в те заслуги, за которые Пермь должна быть удостоена звания "Город Трудовой доблести". Я приглашаю всех кому дорога память о трудовом подвиге родных и близких в Великой Отечественной войне публиковать материалы о предприятиях, на которых они трудились.
  Ордена Ленина Пермский машиностроительный завод имени Ф.Э. Дзержинского
   И хочется начать с роли завода в Первую мировую войну. После смерти Любимова (17 февраля 1899 г.) через 12 лет завод был продан наследниками Пермской городской управе, остановлен, однако ремесленно-учебная мастерская продолжала работать и до 1914 года, когда завод был приобретен другим крупным промышленником Г.А. Леснером, имевшим в Петрограде солидное автомобилестроительное предприятие и работавшим на оборону. Г.А. Лесснер приобрел завод в аренду, что подтверждено Журналом очередного собрания Пермской городской думы от 22 января 1914 год, на котором "'Городская Дума, по баллотировкѣ, единогласно постановила: разрѣшить сдачу въ аренду вновь купленнаго мѣста и бывшаго завода Любимова на срокъ до 6 лѣтъ". А на эту землю были и другие претенденты. 12 ноября 1914 года Пермской городской думой было отклонено заявление "Начальника Пермскаго Отдѣленія М. П . С. объ отводѣ мѣста подъ затонъ на бывшемъ Любимовќскомъ заводѣ". Если Любимов приобрел завод после пожара, то в начале лесснеровского времени весь завод попал под сильнейшее затопление. Еще в мою рабочую юность на стене виадука под железной дорогой через Данилиху на метровой высоте была надпись, уничтоженная во время очередного ремонта: "Уровень воды в наводнение 1914 года". Тогда вода в Каме поднялась на 16 аршин - 11 метров 40 сантиметров.
   Поражения русских войск в 1915 году, их отход из Польши, Галиции и Литвы, привели к тому, что на фронте складывалась весьма опасная обстановка, и никто не знал, где остановятся и закрепятся русские войска. Совет министров опасался за Петроград. Железные дороги были заняты переброской на фронт боеприпасов, войск, запасов для крепостей. В такой обстановке началась стихийная эвакуация из прифронтовой полосы в глубь страны, в том числе на Урал, оборудования военных, а также машиностроительќных и механических заводов и значительной массы населения. Столица (Петроград) в это время испытывала большие трудности в снабжении сырьем и топливом, в городе были сосредоточены предприятия, дававшие "более 60% всего снабжения армии". Поэтому власти считали целесообразным, "даже независимо от хода военных действий и угрозы Петрограду от вражеского нашествия", приступить к перемещению оборонных предприятий из Петрограда вглубь страны. Только в 1915 году в Пермь было эвакуировано частично оборудование петроградского завода Лесснера, его разместили на площадях бывшего завода Любимова (на новом месте "Новый Лесснер" в 1916 г. взялся поставить 600 тыс. штук трехдюймовой шрапнели и 2 млн взрывателей). До прибытия оборудования из Петрограда завод работал на старом, еще Любимовском, оборудовании. По началу "Новый Лесснер" даже выпускал одни из первых российских автомобилей, но затем полностью перешёл на оборонные заказы. Однако про автомобили в Перми не забыли. Рост военного производства потребовал увеличения мощности энергетического хозяйства завода: устаревшие водяные двигатели срочно заменялись паровыми, осу-ществлялась электрификация производств. Общая мощность энергетического хозяйства уральских металлургических и металлообрабатывающих заводов с 1910 по 1916 г. увеличилась в 2,5 раза, коренным образом изменилась его структура: в 1916 г. на долю паровых двигателей пришлось 67,3 %, электрических - 22,3 %, внутреннего сгорания - 5,5 %, водяных - 4,9 % 30. На долю водяных двигателей приходилось еще совсем не-давно: в 1900 г. - 50,3 %, в 1910 г. - 32,4 %. Электроэнергия для станков оборонных заводов Перми в 1914-1917 годах, а затем и в более поздние годы, поступала от электростанции бывшего фосфорного завода Тупицыных. Эта электростанция была приобретена пермской городской управой после распродажи имущества фосфорной фабрики Тупицыных, и включена в обанкротившийся завод Любимова, который и был приобретен вместе с электростанцией Лесснером.
   Лесснер полностью модернизирует и перепрофилирует завод согласно нуждам времени и своему прежнему опыту. За один год возводятся два новых железобетонных корпуса и один деревянный. Лесснер наладил производство точного инструмента и открыл новое производство - изготовление по прибыльным государственным заказам трубок - взрывателей для шрапнельных снарядов, ручных гранат, мин. Здесь необходимо отметить, что производство взрывателей Лесснер организовал не на пустом месте - еще в 1910 году на заводе были выпущены первые взрывательные трубки для артиллерийских снарядов. Выбор такой продукции был обусловлен и тем, что рядом были Мотовилихинские пушечные заводы.
  Несмотря на сравнительно небольшой объем, занимаемый взрывателем в боеприпасе или снаряде (БП), он является одним из основных элементов окончательно снаряженных БП и определяет эффективность и надежность функционирования не только самих БП, но и боевого комплекса в целом, обеспечивая выполнение поставленных боевых задач. В технической литературе наряду с термином "взрыватель" ранее (в конце XIX и начале ХХ в.) также широко использовали и другой термин - "трубка". Конструкция дистанционных трубок и взрывателей сложна, во избежание ухудшения баллистических свойств снарядов, все взрыватели должны точно соответствовать по форме наивыгоднейшему очертанию снаряда, что, естественно, обусловливает специализацию взрывателей по калибрам. Производство дистанционных трубок и взрывателей весьма сложно и трудно, и крайне капризно, требует особого оборудования, чрезвычайно большой точности и специально подготовленного технического персонала. От инженерно-технических работников требуются не только технологические знания, но и основательное знакомство со специальными артиллерийскими дисциплинами: внешней и внутренней баллистикой, теорией взрывчатых веществ, теорией стрельбы и т. д. Кроме того, требуется практическое знание методики массового точного производства, почти не встречающегося в гражданской промышленности. Успешное массовое изготовление дистанционных трубок и взрывателей может производиться только на специальных заводах. Во время войны, когда огромная потребность не могла быть удовлетворена производством "безопасных" взрывателей, пришлось допустить изготовление вместо них упрощенных ударных трубок, которые являлись, так сказать, суррогатами взрывателей. К этой мере прибегали во время войны и французы и германцы. Неудовлетворительное изготовление дистанционных трубок приводит к большому рассеиванию разрывов шрапнелей, т. е. к весьма неточной стрельбе; неудовлетворительное изготовление взрывателей влечет за собой преждевременные разрывы фугасных снарядов в канале орудий и несчастные случаи с людьми. Результатом изготовления снарядов с послаблениями в технических условиях (замена стали чугуном и сталистым чугуном и пр.) и с упрощенными взрывателями (ударными трубками) были несчастные случаи во всех армиях - русской, французской и германской - от преждевременных разрывов снарядов в каналах орудий, в большинстве случаев сопровождавшихся разрывом орудий. Русская артиллерийская техника отличалась большой осторожностью при проектировании образцов вооружения, введении их на службу в армию и массовом их производстве, в особенности в отношении предметов, опасных в обращении. Поэтому в русской артиллерии не было такой массовой порчи орудий с несчастными случаями от преждевременных разрывов, как во французской артиллерии. Скороспелое производство снарядов, трубок и взрывателей во Франции стоило потери большого числа 75-мм пушек и жизни многим французским артиллеристам. По статистическим данным, собранным в Артиллерийском комитете Главного Артиллерийского управления (ГАУ), в русской артиллерии за весь период войны 1914-1917 годов произошло лишь около 300 преждевременных разрывов в канале 76-мм пушек при стрельбе фугасными снарядами с русскими взрывателями и ударными трубками. Если даже считать, что за три года войны русская артиллерия потеряла разорвавшимися и испорченными от недоброкачественных снарядов и взрывателей около 400 полевых 76-мм пушек, а французы за два года войны потеряли по тем же причинам около 6 000 полевых 75-мм пушек, то язык этих цифр достаточно красноречиво свидетельствует о том, что русские 76-мм снаряды и взрыватели (в том числе и пермского завода Лесснера) были качественнее и безопаснее французских. Германская артиллерия также пострадала вследствие допущенных во время войны послаблений в технике производства снарядов и трубок, хотя значительно меньше французской.
  По примеру петроградцев на заводе Леснера создается институт рабочих старост, которому поручалось вести переговоры с администрацией о расценках, о мерах по охране труда, решать различные конфликтные вопросы. При Лесснере пришел конец найму на завод сезонных рабочих, заводу с таким производством нужны были высоквалифицированные специалисты. Не деклассированные полупролетарии с пристаней, не крестьяне, пришедшие в город за временным заработком, какими наполовину обходился Любимов. Леснер делал снаряды и инструмент. Ему нужны были умелые станочники и слесари. Управляющий вынужден был принимать на работу и так называемых поќлитически неблагонадежных, но высококвалифицированных рабочих, уволенных за революционную деятельность с заводов Петрограда, Москвы, Украины и Урала. Таким образом, большого недостатка в обученных, опытных рабочих не было: Первая революции (1905-1907 годов) забросила на Урал рабочих, мастеров, сосланных и бежавших из Москвы и Петербурга. Это обстоятельство сыграло очень важную роль в истории завода.
  
   В стенах быстро возведенных двухэтажных корпусов устанавливались отовсюду
  привезенные станки. Например, токарно-лобовой станок с планшайбой почти в два метра, приобретенный в 1917 году на предприятии "Вольта" в Ревеле (Таллинн). Или продольно
  строгальные станки, на одном из которых в мою бытность учебы в заводском ПТУ мы обрабатывали станины станков.
   Независимо от заводов для приготовления капсюлей и пороха, необходимо было, для имеющегося на тот момент вооружения, иметь заводы четырех типов: два для изготовления шрапнелей и два для приготовления гранат. Для шрапнелей одни заводы должны были приготовлять стаканы, а другие - дистанционные трубки; для гранат: одни - стальные бомбы, а другие - взрыватели. Государственные (казенные) заводы не справлялись с данной нагрузкой. Для приготовления дистанционных трубок были приспособлены в мирное время два казенных завода: Петроградский и Самарский по расчету для обоих вместе на 300 тысяч 22- секундных трубок в месяц и в действительности производившие по 275 тысяч, или около 9200 трубок в день. По утверждению генерал-лейтенанта Смысловского Е.К. (начальник хозяйственного отдела ГАУ) производительность казенных заводов определялась по 8 тысяч штук 22-секундных дистанционных трубок в день для 3-дюймовых пушек и 1200 штук 45-секундных трубок для тяжелых и мортирных орудий. Принимая во внимание, что число 3-дюймовых пушек было 5737, а тяжелых и мортирных- 738, получается, что для 3-дюймовых орудий готовилось приблизительно по 8 трубок на 5,6 орудий, или около 1,4 трубки на орудие, а для тяжелой и мортирной артиллерии 12 трубок на 7,3 орудия, или 1,6 трубки на орудие в день. Таким образом, русские орудия не могли истратить более двух выстрелов в день? Возникшая во время войны чрезмерная потребность в огнестрельных припасах для артиллерии заставила ГАУ: во-первых, установить соответствующую производительность русских заводов не только по изготовлению снарядов, но и по изготовлению всех, прочих элементов выстрела из орудия, т. е. пороха, дистанционных трубок, взрывателей, гильз, капсюльных втулок, взрывчатого вещества для снаряжения снарядов; во-вторых, еще с началом мобилизации заказывать боевые припасы за границей в союзных и в нейтральных государствах. Пришлось привлекать частные заводы, в том числе и завод Леснера, который так мало был приготовлен в мирное время, что смог приступить к изготовлению в декабре 1914 года. Изготовление трубок и взрывателей требовало производства множества разнообразных мелких деталей с высокой точностью, что было очень нелегко сразу освоить после производства крупных пароходных механизмов. Необходимо было разработать большое количество приспособлений к металлообрабатывающим станкам, чтобы добиться точности и идентичности в изготовлении. Это послужило причиной того, что Лесснер поставил в 1914 году вместо 10 тысяч - 4150, а в январе 1915 года вместо 20 тысяч поставил 7300 штук, что составляет около 300 в день. Завод только в июне 1915 года почти достиг в своем производстве того числа снарядов, которое было желательно от него получить и которое надеялся доставить, т. е. на восьмом месяце по заключении договора. А для увеличения производства понадобилось одиннадцать месяцев. Завод выпускает трубки-взрыватели для трехдюймовых шрапнельных снарядов, ручных гранат, мин, взрывателей, лекал и различного измерительного инструќмента, главным образом для петроградских предприятий Леснера. Так в Перми на месте полукустарного купеческого завода, где половина рабочих нанималась поденно - "на день", "на неќделю", "на сезон", возникает крупное капиталистическое предќприятие почти с 1,5-тысячным коллективом рабочих. В 1915 году на сухопутный фронт отправлено 400 тысяч снарядов, гранат, бомб и около 40 000 снарядов для морского флота со взрывателями завода Лесснера. Всего же завод за годы войны произвел более полутора миллионов (1569252) дистанционных трубок, взрывателей. Это составляет почти 2,5 процента всех снарядов выпущенных за это время российскими заводами.
   После Октябрьской революции пролетарской власти надо было решать экономические заќдачи, переустраивать по-новому производство, налаживать хо-зяйственную жизнь. А это в условиях надвигающейся гражданќской войны, голода и разрухи, в условиях саботажа чиновничьего аппарата было чрезвычайно трудно. Фабрикант Леснер сбежал из России. Рабочие стали хозяеќвами завода. Заводской комитет полностью осуществлял контќроль над производством. Запасы сортового металла подходили к концу, военные заказы потеряли силу. Обстановка складываќлась тяжелая. Выход мог быть лишь в переводе завода на ходовую продукќцию, в налаживании экономических связей. Гражданская война чрезвычайно затруднила решение всех этих вопросов. Лучшие люди завода стали организаторами красноармейских отрядов и ушли на фронт.
   В феврале 1918 года Пермским губисполкомом в числе других частных предприятий завод Лесснера был национализирован и управление им перешло в руки Делового совета, состоявшего на две трети из рабочих, а на одну треть из служащих. С лета 1918 г. гражданская война приобретает широкомасштабный характер, охватывает всю страну.
   После отступления колчаковцев на заводе остались единицы технического персонала. Как отмечалось в ГОДОВОМ ОТЧЕТЕ Уралпромбюро В.С.Н.Х. за 1920 год: "Вместе с отступающей белой армией направились в Сибирь почти что поголовно все инженѳры, техники и прочий конторский и счетный персонал как заводской, так и вышестоящих органов. В некоторых заводах ни одного грамотного работника. В первую очередь местные рабочие организации стали выделять из своей среды управляющие органы, которые главным образом старались сохранить оставшееся имуществои, если можно, пустить главнейшие оборудования. Конечно, более плодотворную работу наладить при отсутствии мало-мальски опытных работников было чрезвычайно трудно. Продвижение Красной Армии вглубь Сибири давало возможность возвращения на Урал увезенного оборудования, некоторых важнейших материалов, а также реэвакуации квалифицированейших рабочих, технического и конторского персонала... Здесь нужно указать, что в работе по реэвакуации машин и станков (в размерах возможного их розыска и получе6ния от "опатриотившихся" сибирских руководителей народного хозяйства) приходилось выдерживать сильнейшую борьбу с некоторыми представителями военных органов, и, не смотря на принятые меры, некоторая часть оборудования и до сих пор осталась в Сибири, например, частично оборудование завода бывш. "Лесснер" ". К этому добавились и расхищения заводского оборудования. Так в ОТЧЕТе Пермского Губернского Экономического Совещания Совету Труда и Обороны за время с 1 октября 1921 г. по 1 апреля 1922 г. (Отчет второй) в разделе Хищения отмечается, в числе наиболее крупных (по данным Губпрофсовета и Экон. отдела Губ. Чрез. Ком.), хищение "Из завода "Лесснер" в Перми- электрической арматуры на сумму 15000000 р." Завод закрыли совсем, а рабочих перевели на другие работы. Но и здесь спасали наработки предыдущих лет. С 1916 года на заводе начинался ремонт автомобилей, что позволило с максимальной пользой мощностей организовать после беспредела Гражданской войны на заводе с 1919 года авторемонтные мастерские 3-й армии Восточного фронта. В полуразрушенные и полуразграбленные цехи бывшего леснеровского завода первыми пришли авторемонтники 3-й армии: здесь расположилась их походная мастерская. Помогать слесаќрям в красноармейских шлемах стали рабочие завода, уцелевшие после белогвардейского террора. И вскоре зажужќжали трансмиссии над первыми, наскоро отремонтированными, сверлильными и токарными станками. Чинили автомобили и аэропланы - война еще продолжалась. Надо было восстанавливать хозяйќство Урала: стране были нужны и металл, и уголь, и машины. В мае 1920 года в Пермь были переведены авторемонтные маќстерские 5-й армии Восточного фронта из Златоуста. Они так же, как и маќстерские 3-й армии, разместились в производственных корпусах бывшего завода Леснера. Образовалось объединение - мастерские ОВИУ (окружного военно-инженерного управления). Распоряжением от 25 мая 1920 года мастерские получают официальное наименование - Пермский государственный авторемонтный завод, где восстанавливались автомобили иностранного производства.
   Начиная с момента окончания гражданской войны и до 1924 года завод, как и всю страну, накрыли все виды кризисов, какие только возможны: топливный, сырьевой, продовольственный, финансовый и т.п. Падение, а порой и отсутствие, заказов, а вместе с ними - материально-технического, продовольственного и финансового снабжения вынуждало дирекцию и профсоюзную организацию завода срочно налаживать производство ширпотреба, распродавать остатки сырьевых запасов и даже часть оборудования, чтобы обеспечить хотя бы минимальный оборотный капитал. Тогда это называли "разбазариванием", за которое, конечно, управляющего заводом корили, но чаще смотрели на его действия сквозь пальцы. Коллектив рабочих завода был тогда небольшим. К 1921 году на заќводе насчитывалось около 300 рабочих и служащих. О техничеќской оснащенности и энерговооруженности предприятия можно было судить по таким данным: в 1921 году имелось 12 электроќмоторов с общей мощностью 101 лошадиная сила. Производственные площади занимали лишь половину одного из корпусов бывшего завода Леснера. В другом корпусе в 1920 году расположилась Уральская фабќрика изготовления государственных знаков. Это был первый Гозќнак Перми. Здесь печатали и деньги. Гознак существовал на терќритории завода до 1922 года.
   С 1922 г. завод находился в подчинении Уральского окружного управления местного транспорта Наркомата путей сообщения. При этом завод был в числе крупных предприятий Перми того времени наряду с Мотовилихинским орудийным заводом, сернокислотным и суперфосфатным заводами, а также Шпагинскими мастерскими. В Отчете Губисполкома Пермской губернии за 1922-23 хозяйственный год отмечается, что "велись и ведутся работы по завершению работ дооборудования Пермской электростанции бывш. завода Лесснср, а именно установка второго агрегата (котел и турбогенератор) на 1500 квг и кустование ее со старой городской станцией, для чего устанавливаются па обоих станциях трансформаторы по 1200 к. в. а. с 2200 на 6600 вольт.... На новой станции произведен капитальный ремонт: В котельном отделении отремонтирован котел "Бабкок-Вильчокс". Произведена установка второго запасного дымососа с электромотором. В машинном отделении произведено вскрытие турбогенератора в 1500 кв. лопатки, очищены от накипи, переменены пружины уплотняющих графитных колец. Отремонтировано все конденсационное устройство. По электрической части заготовлены запасные маслинные автоматы па главные фидера, заготовлены запасные моторы по обслуживанию механизмов станции. Установлен второй резервный трансформатор в 2 45 кв. для обслуживания моторов станции. По ремонту сети постановлено столбов новых в линии 531 шт. Перенесена линия высокого напряжения, ранее шедшая через территорию авто ремонтного завода на усадьбу электростанции. В целях разгрузки конверторов и возможности удовлетворить спрос на энергию постоянного тока одним конвертором, а второй - иметь постоянным резервом, произведено переустройство части сети постоянного тока на переменный, с количеством присоединенных 1628 ламп. Все принятые мероприятия подводят прочный фундамент под планомерное, электроснабжение города и гарантируют подачу энергии от длительных перерывов. Дабы провести ремонтные работы в полной мере, а также довести работу станции, в смысле экономичности, до требований современной техники, составлены планы и сметы, как на ремонт и улучшение существующего оборудования, так я па расширение электростанций. Часть из намеченных работ уже осуществляется за счет средств, вырученных от эксплоатации, однако, в виду большого размера указанных работ, выполнить их все только за счет эксплоатационных средств будущего года не представляется возможным: необходима ликвидация ненужного для станции оборудования старой паровой электростанции и на вторую часть работ необходимо получать ссуду. Станции испытывают острый финансовый кризис. Этот кризис особенно сказался еще потому, что, не смотря на бездоходное время, УПЭС'ом все намеченные работы, как по ремонтам, так и оборудованию станций, производились в полном масштабе". Люди, истосковавшиеся по мирной работе, несмотря на все трудности восстановительного периода, многочисленные нехватќки и неполадки, жадно принялись за работу. В авторемонтных мастерских шел ремонт машин, искалеченќных на фронтах. Изношенные до последней степени, исковерканќные порой до неузнаваемости, привезенные машины ставились на заводском дворе. Здесь образовалось целое кладбище разбиќтых автомобилей. Каких только марок тут не было! Со всего света навезли интервенты технику в Россию. Своих отечественќных машин у нас в стране тогда вообще не существовало. И те, что достались в наследство после революции, были приобретены за границей. Чтобы лучше представить, каким был завод в 1920 году, видно в нескольких газетных заметках тех времен: "...На фабрике Гознак 7 марта был устроен субботник, произќводилась работа по печатанию кредитных билетов. 80 человек пилили дрова для паровых котлов. Распилено и уложено пять кубов. Очищено помещение для материального склада, вывезено мусора 20 возов. Очищено помещение для электротехнической мастерской, из которой вынесено 20 моторов и 100 пудов железного лому. Работа шла по-революционному"... "...3 апреля (1921 г.) ...Четыре товарища: Мамаев, Нененко, Булышев и Гаврилов, за семь часов пришабрили ползуны, собрали коробку руля русско-балтийской машины - для Тюменќской губчека, установили руль на место для пробы. Работа шла дружно..." Короткие весточки, словно моментальные фотографии, рисуќют обстановку того времени. Во Всероссийском автопробеге уча-ствовала машина-грузовик, собранная на заводе: "Машина новой конструкции... части сборные: мотор "Фиат", коробка скороќстей "Гарфорт", блок - свой собственный..." Тогда и это считалось великим достижением, "новой конструкцией". В это тяжелое время рабочие завода продолжали восстанавливать поломанные машины. В 1921 году на заводском дворе их накопилось до 300 штук. В 1922 году на заводе были капитально отремонтированы 50 машин и 28 автомобилей восстановлены после среднего и мелкого ремонта. Большинство действующих автомашин на Урале в те годы вышли из ворот Пермского автоќремонтного завода.
   Ранее выпускавший изделия оборонной промышленности, во времена НЭПа завод активно ищет свое дело, свою нишу. Руководство завода, его техники, рабочие хотели выпускать свои автомобили. Предпосылкой стала необходимость производства автомотовозов, которые были необходимы на прокладываемых к местам новых строек узкоколейных железных дорогах. Строительство таких железных дорог было проще и дешевле. Автовозы, намеревались закупать за границей, но такие машины были очень дорогие и решили попробовать строить автомотовозы на Урале. "Уралпромбюро" предложило выполнить этот заказ Пермскому авторемонтному заводу. Получив заказ в 1922 году, изготовил автомотовоз к 13 октября того же года. Автомотовоз получил название "Пятый Октябрь" - в честь V годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, "предназначенный для маневќровой работы на подъездных путях. Первый отечественный автомотовоз мощностью 45 лошадиных сил и весом в 500 пудов с семью груженными вагонами развивал скорость 20 верст в час (чуть более 20 км/час). Машина получилась экономичной: для ее работы в течение месяца требовалось всего 40 пудов бензина и 40 ведер воды. Двадцать рабочих, участвующих в строительстве "Пятого Октября", получили аттестаты, полушубки, валенки и по 33 рубля премии. О первом русском автовозе, как о большой трудовой победе рабочих пермского завода, писала 28 ноября 1922 года газета "Правда": "Рабочие завода, - говорилось в корреспонденции "Первый русский автовоз", - относились к постройке автовоза с величайшей сознательностью... Всем им... республика обязана новой хозяйственной победой". Корреспондент "Правды" описывает испытания автовоза: "Много народу из железнодорожников и окрестных крестьян собралось посмотреть "диковинную машину". - Удивительная штука... Вагон не вагон, а на паровоз не поќходит... Катится по рельсам, подает свистки, а паров не выпуќскает... Дымовой трубы тоже нет..." Несмотря на то, что создание автомотовоза было победой, однако это не решало - по какому пути пойдет завод в дальнейшем развитии. Руководиќтели, инженеры и все рабочие понимали, что завод не сможет долго существовать как авторемонтное заведение. Закончится восстановление автомашин - и люди останутся без работы. Заяќвок от учреждений на ремонт ходового транспорта поступало ничтожно мало: за 3 года существования завода - всего 5. И ждать их было неоткуда - ничтожно мало было в стране авќтомашин. В 1923 году в помощь конному извозу при Пермском городском коммунальном тресте была организована колонна из четырех грузовых и двух легковых автомобилей следующих марок: "Паккард", "Горфорд", "Оверланд", "Бразье", "СПА", восстановленных рабочими авторемонтного завода, будущего завода имени Дзержинского.А в 1923 завод даже изготовил свой первый автомобиль. В те времена возникало множество разнообразных проектов о будущем завода. В газете "Звезда" в 1923 году публиковалось много заметок с авторемонтного завода, и почти в каждой - какой-нибудь новый проект дальнейшей судьбы предприятия. Вот некоторые газетные строки того времени: "Завод собирается приступить к самостоятельному производќству новых автомобилей..." (1923 год, март). "По инициативе авторемонтного завода организуется паевое товарищество "Авто-Урал", в которое входят Уралолес, железќная дорога, горнозаводской трест, Мотовилихинский завод..." "Авто-Урал" займется производством комбинированных машин... Это будет второй завод в республике по производству мотоќров..." (1923 год, июль). "Намечается постройка машин новой конструкции инженера Гутовского - 2-тонных грузовиков" (1923 год, сентябрь). "Автозавод намерен включить в свою программу ремонт аэро-планов... Сделано предложение Центральному ОДВФ 7 об отќправке поломанных аэропланов в Пермь для ремонта" (1923 год, сентябрь). "В ближайшее время завод приступает к выпуску аэросаней. Для этого в Москве закуплено шесть авиамоторов..." (1923 год, ноябрь). "Губернский совет профсоюзов признал целесообразным переход завода на тракќторостроение..." (1924 год, январь). В этих заметках чувствовалась тревога за судьбу завода, но еще больше было неистощимого оптимизма рабочих, ставших пол-ноправными хозяевами производства, пусть пока еще не очень грамотных и опытных, не всегда учитывающих реальные эконоќмические возможности. На заводе изготовили аэролодку, пытались сделать и аэросаќни. Возникает даже проект строительства некоей подвесной железной дороги. Выпускались и патефонные иглы.
   Но главной мечтой заводского коллектива проќдолжали оставаться изготовление автомобилей и организация производства моторов. Однако в те времена сооружение подобного рода заводов было не по плечу нашему молодому госуќдарству. Отсутствие серьезных заказов все более лихорадило завод. Рабочие начали расходиться, и над заводом повисла очередная угроза ликвидации. Контингент рабочих постоянно менялся: в апреле 1921 года на заводе было около 300 человек рабочих, а в июне - только 92, в сентябре - 180, в октябре - декабре- 125. В октябре 1924 года Президиум Уральского совнархоза даже пришел к выводу о ликвидации завода. В отчете Пермского Окружного Исполнительного Комитета Советов Рабочих, Красноармейских и Крестьянских депутатов первого созыва (1 января - 1 октября 1924 г.) говорится: "Авторемонтный завод в Перми. Находится в ведении Области. Последќняя предполагала передать его Пермскому Окрисполкому, но, ввиду того, что завод имеет большую задолженность и основное его производство не находит спроса, Окрисполком от принятия его со всем пассивом и активом отказался. На заводе 261 чел, рабочих. Отремонтировано 10 грузовых автомобилей и 5 легких, запасных частей к автомобилям изготовлено 24 и проч. В настоящее время положение завода неопределенное и весьма тяжелое". В бюджете на 1924-25 годы отмечалось, что во всем Пермском округе было 33 автомобиля, из них 7 -легковых, 2-полугрузовых, 13 грузовых, 3 - специальных и 8 мотоциклов. А Уралмет и другие хоќзяйственные организации, в ведении которых находился завод, также не могли определить производственный профиль завода и не-охотно поддерживали его средствами. Одно время, в 1923 году, на заводе в больших масштабах организуется производство молочной посуды. За короткий срок было изготовлено столько биќдонов, ведер и подойников, что ими затоварили всю торговую сеть кооперации. Пришлось свернуть и это производство. Завод оказался под угрозой ликвидации. Зарплата рабочим не выдавалась по 2-3 месяца. Дело дошло до того, что страхоќвая касса описала за долги материальные ценности предприяќтия. В Материалах бюджета Уральской области на 1924-25 годы прямо отмечается ликвидация завода в вопросе передачи городу заводской электростанции: В 1921 г. Губисполкомом была передана в ведение Управления станцией-электростанция ликвидированного военного завода б. Леснер, незаконченная оборудованием. Отпуск энергии производился с новой станции, а старая остановлена на ремонт. Однако, в полной мере электроснабжение г. Перми все же не обеспечено, т. к. станция нуждается в значительном переоборудовании.
   Спасительным якорем стал молочный сепаратор. Своих сепараторов, в том числе и молочных - этих, в сущќности, не очень сложных машин, Россия не производила. В царское время русские торговые фирмы и молочные заводы ежегодќно закупали в Германии и Швеции до 60 тысяч молочных сепараторов. К зарубежным фабрикантам вынуждена была обратиться за сепараторами на первых порах и молодая Советќская республика. Слишком дорого обходилось это нашему государству. Сепараторы покупали на золото по 76 рублей за штуку. Между тем нужда в сепараторе к 1924 году сильно возросла. Новая экономическая политика создавала условия для быстрого подъќема сельского хозяйства. Предстоящее кооперирование крестьянства и перевод деревни на рельсы коллективного хозяйќства были немыслимы без механизации сельскохозяйственного труда во все более широких масштабах. Поэтому инициатива рабочих пермского завода, решивших изготовлять сепараторы, была очень ценной. В конце 1924 года завод впервые произвел сепаратор, ставший профилем завода на весь ХХ век. Сначала это был первый отечественный молочный сепаратор производительностью 50 литров в час, разработанный по шведскому образцу. Осваивал и испытывал первые образцы русский советский учёный в области сельскохозяйственных машин, почётный член АН СССР (с 1932), заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1935), академик ВАСХНИЛ (с 1935). профессор В.П. Горячкин, а налаживал производство инженер А. Попов. В конце 1924 года завод был перепрофилирован на производство сепараторов для сельского хозяйства и стал называться "Первая Уральская государственная фабрика сепараторов (Уралсепаратор)". В августе 1925 года эта фабрика была переименована в Пермский завод сепараторов. Всестороннюю поддержку заводу в развитии этого направления, в том числе и финансовую, оказал Дзержинский. Он предложил Уральскому областному совнархозу и Пермскому окрисполкому выделить для этой цели необходимые средства. Уралплан наметил необходимые мероприятия для организаќции нормальной работы завода, а Президиум Уральского исполќкома Совета 5 ноября 1924 года утвердил эти мероприятия. Заводу отпустили средства для ликвидации задолженности по зарќплате рабочим.
   Рабочие Пермского завода "Уралсепаратор" сами написали на своем знамени имя Дзержинского после его смерти. 18 августа 1926 года в гаќзете "Звезда" была опубликована краткая заметка: "...председатель завкома (завода "Уралсепаратор") сообщил, что у рабочих выявляется мнение присвоить нашему заводу имя нашего дорогого т. Дзержинского". 29 сентября постановлением Пермского горсовета имя Феликќса Эдмундовича Дзержинского заводу было присвоено. С этого дня он стал называться Пермский государственный завод "Уралсеќпаратор" имени Ф. Э. Дзержинского.
   Кустарные условия производства и несовершенство технологии не давали пока фабрике возможности организовать по-наќстоящему массовое производство сепараторов. Машины изготовќлялись каждая отдельно, детали одного сепаратора не подходиќли к другому. Первые машины обходились очень дорого. Их сеќбестоимость почти вдвое превышала продажную цену. Фабрика не могла долго существовать в таких условиях, и в июне 1925 гоќда была остановлена на переоборудование. 18 августа того же
  года переоборудованная фабрика вновь вступила в строй уже с новым официальным названием - Пермский завод "Уралсепаратор". К этому времени здесь были установлены новые станки, расширены механический и сборочный цехи, появился лудильный цех - все это пока за счет свободных площадей одного из старых корпусов бывшего завода. В октябре завод освоил более соверќшенную марку сепаратора - "Альфа-Лаваль" образца 1924 года - и даже несколько усовершенствовал его конструкцию. В январе 1926 года завод выпустил 24 сепаратора, в феврале - уже 500, в апреле- 1200, а в мае - 1500 машин. В эти годы заќвод пополняется новым оборудованием и реконструируется. Постепенно совершенствуется и выпускаемая им продукция. Наряќду с маломерными сепараторами производительностью 60 литров в час он начинает осваивать и крупные по тому времени машиќны. В июле 1926 года за успешное освоение производства моќлочных сепараторов завод получил премию правления Уралсельмаш. К осени 1926 года в коллективе завода насчитывается уже 700 рабочих и служащих. Завод был оснащен двенадцатью электромоторами общей мощностью в 101 силу.
   12-го ноября 1927 года в Пермском округе впервые опубликовали контрольные цифры на 1927-28 годы. Общий сводный доклад по контрольным цифрам Пермский Исполком заслушал 4-го Октября. В этом докладе отмечается быстрая организация нового производства на заводе Уралсепаратор, что увеличивает в числе остальных новых производств на других предприятиях значение в промышленном хозяйстве округа тяжелой индустрии и высокое органическое строение капитала, создание и использование имеющегося производственного аппарата для организации новых производств, снабжения их полуфабрикатами, электроэнергией, квалифицированной рабочей силой и т. п. Особо отмечается "Уралсепаратор", "который стремительно развивает свою продукцию, и является самым энергоемким предприятием города в 1931-1934 годах. Будучи единственным пока в СССР заводом, "Уралеепаратор" по Июль 1925 г. дал 345 сепараторов, во второй квартал 1925-26 г. - уже 1146 сепараторов, а в два последних квартала 1926 - 27 г. "Уралсепаратор" давал уже 7500 -7000 сепараторов. Пермский сепаратор по качеству не хуже, как установлено компетентными научно-исследовательскими учреждениями, шведских сепараторов и постепенно приближается к ним по цене. Производственная программа завода намечена на текущий год в 2692700 руб, при чем в эту сумму входит 235700 р. на запасные части. Завод существует всего два года, но за это время достиг весьма значительных результатов. Он имеет все данные для развития в будущем массового машиностроения. Завод располагает свободными производственными зданиями, оставшимися от завода Лесснер, с удобным распланированием зданий. Кроме подъездной ветки и рельсового железнодорожного пути завод может пользоваться и рекой Камой. Завод обеспечен электроэнергией от Пермской электростанции, а в случае нужды может перейти на пользование электроэнергией от Кизелстроя. Механическое оборудование позволяет производить точные механические изделия. Наличие агрономического факультета позволяет пользоваться помощью лабораторий и научных специалистов агрофака... По сепараторному заводу в результате рационализаторских мероприятий увеличился выпуск сепараторов: вместо среднего месячного выпуска в 2100 сепараторов, завод выпустил в апреле 2250, и в Мае 2800 сепараторов, себестоимость сепаратора при этом снизилась с 51 руб. 78 коп. до 37 руб. 35 к., т.-е. на 38,6%."
   В 1927 г. завод перешел на хозрасчет. Помещения завода были загружены только на половину, заводская площадь также использовалась слабо, что давало возможность строительства новых корпусов и расширения производства. Сепаратор "Звезда-6" перегонял 600 литров молока в час. Начав с пустого места несколько лет тому назад, завод к 1926 году освоил производство пяти-ведерных сепараторов и выпустил за 1928 год 110 000 сепараторов. а через 10 лет - 380 000, после войны - 1,5 миллиона. В том числе в 1928 году выпущено было около 30 000 крупномерных, восьмиведерных сепараторов, приспособленных для обслуживания укрупненных хозяйств. Успех этот нельзя недооценивать, если принять во внимание, что еще в 1926- 27 годах Уралсепаратор выпустил всего 600 крупномерных сепараторов. Завод имени Ф. Э. Дзержинского накануне первой пятилетки был довольно крупным по тому времени предприятием: здесь работало 2,5 тысячи рабочих. В апреле 1928 года, когда ВСНХ подводил итоги Всесоюзноќго конкурса на лучшее предприятие СССР, заводу имени Ф. Э. Дзержинского было присуждено второе место. Завод полуќчил дополнительные средства на капитальное строительство (производственное, культурно-бытовое и жилищное), заграничќные командировки в США, Германию, Швецию для ИТР завода, премии для передовых рабочих. Здесь развернулось движение за широкую рационализацию производства. В годы первой пятилетки завод им. Дзержинского, наращивая производство сепараќторов, освоил выпуск станков и стал одним из ведущих
  уральских машиностроительных предприятий.
  ПОСТАНОВЛЕНИЕ БЮРО ПЕРМСКОГО ГОРКОМА ВКП (б) О РАБОТЕ
  ЗАВОДА им. Ф. Э. ДЗЕРЖИНСКОГО
   11 февраля 1928 г.
   Заслушав доклад о работе завода "Уралсепаратор" за 1926/27 производственный год и за I квартал 1927/28 г., бюро Горкома ВКП (б) констатирует: 1 Что завод "Уралсепаратор" имеет целый ряд достижений в своей производственной работе, как за 1926/27 производственный год, так и за 1 квартал 1927/28 г. 2 Производственная программа 1926/27 г. выполнена по 5-ведерќным сепараторам на 134,7% и по 8-ведерным сепараторам на 5,51%, что дает в среднем выполнение программы на 89,8%. Производственная ќпрограмма 1927/28 г. выполнена в среднем с превышением 100%, так, в октябре месяце - 112,9% и в ноябре - 121% и т. д., несмотря на то что месячное увеличение программы с 3500 сепараторов октября месяца в январе месяце достигло цифры 4600 сепараторов против 8200, выпущенных в прошлом году в эти же месяцы. 3 Вполне удовлетворительное качество выпускаемой продукции, о чем свидетельствуют многочисленные отзывы покупателей и имеюќщиеся отзывы у завода научных учреждений СССР. 4 Значительное расширение цехов и оборудования завода, увеличение числа действующих станков, механизмов и некоторое проќведение рационализаторских мероприятий, что улучшило техничеќские выходы на единицу годного. 5 Повышение производительности труда на заводе и удовлетворительное состояние заработной платы. 6 Выполнение директивы партии и правительства о снижении административно-хозяйственных расходов на 20%. 7 Некоторое снижение цеховых и общезаводских расходов. 8 Повышение интересов рабочих к производству и работе проќизводственных совещаний за последнее время. 9 В течение года рядом мероприятий достигнуто снижение стоимости сепаратора на 10 руб., но стоимость сепаратора все еще остаќется высокой. 10 Все еще высокий процент брака по отдельным и основным деталям, а также по техническим выходам в литейном цехе. 11 Большой процент прогулов по неуважительным причинам. 12 Большое количество сверхурочных часов и простоев. 13 Слабость работы производственных совещаний. 14 Недостаточность оборотного капитала завода. Перебойность в снабжении сырьем, инструментами и материалом.
   В дальнейшей работе заводу необходимо обратить внимание: 1. Принять меры к дальнейшему снижению себестоимости выпуска продукции, увеличению выпуска сепараторов против сметного назначения и особо обратить внимание на изготовление многоведерных сепараторов в текущем году. 2 Заводоуправлению поставить вопрос перед соответствующими организациями о переводе завода на полный хозрасчет не позднее марта месяца 1928 г. 3 Ввиду недостаточности оборотных средств завода настаивать перед Уралсельмашем об увеличении средств до нормального соќ
  стояния и бесперебойной работы завода. 4 Основываясь на выводах особой комиссии Главметалла, заќводоуправлению немедленно поставить вопрос перед трестом Уралсельмаша об отпуске специальных средств для постройки нового литейного цеха, так как в случае неполучения грозит срыв увеличеќния производственной программы 1928/29 г. 5 Заводоуправлению принять категорические меры к уменьшению брака путем оживления работы производственных совещаний и улучшения технической приемки деталей. Наряду с этим добиться лучшего качества выпускаемой продукции в текущем году. 6 Фракции ФЗК совместно с партийной ячейкой в месячный срок изучить причины слабости работы производственных совещаний и наметить конкретные мероприятия, обеспечивающие беспереќбойную работу их в дальнейшем. 7 Принять меры к установлению производственной дисциплины среди рабочих и служащих, добиваясь максимального уплотнения рабочего дня, усиления борьбы с прогулами, простоями путем максимального использования механизмов и бережного к ним отношеќния. 8 Заводоуправлению, партячейке и фракции ФЗК обеспечить
  полное выполнение производственной программы, руководствуясь в этой области приказом ВСНХ Љ 277 9 Предложить
  заводоуправлению проработать особо вопрос о плановой заготовке инструментов, материалов и наладить нормальное распределение их среди рабочих. Попутно с этим ввести, как опыт, специализацию заправки инструментов в заводе, а также добиться соответствующего запаса деталей по переходам и передеќлам в заводе. 10 Учитывая быстрое расширение завода, увеличение числа раќбочих и острый жилищный кризис города, поручить заводоуправлению и фракции райкома металлистов поставить перед соответствующими организациями вопрос об отпуске 10 тыс. руб. на жилищќное строительство в текущем хозяйственном году.
   Секретарь ГК ВКП (б) Р е у т о в
  Завод по мере возможности старался помогать и крестьянским хозяйствам, с которыми поддерживал тесные отношения.
  ИЗ СВОДКИ ПЕРМСКОГО РАЙКОМА СОЮЗА РАБОЧИХ-МЕТАЛЛИСТОВ
  ОБ УЧАСТИИ ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ В ВЕСЕННЕЙ ПОСЕВНОЙ КАМПАНИИ
   Июнь 1929 г.
  Участие членов нашего союза в проведении посевной камќпании выразилось в следующем:
  ЗАВОД "УРАЛСЕПАРАТОР" в подшефном сельсовете работала бригада на ремонте сельскохозяйственных машин. Установлен радиоприемник. Рабочими отработано 2 субботних часа, что дало 1200 руб. Настроение крестьян, в особенности к раќботе бригад, хорошее.
   В общих линиях и перспективах развития хозяйства Пермского округа на ближайшие годы предлагаемых вниманию IV Окружного Съезда Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (апрель 1929 года), подготовленных по поручению президиума членом Пермского Окрисполкома профессором М. И. Альтшуллер, дается многозначительная оценка и перспективы развития завода. "... пример героической и революционной истории дает Пермский сепараторный завод, переоборудованный из авторемонтных мастерских в зав. б. Лесснер. До лета 1925 года завод выпускал по 200 сепараторов в месяц, а дальнейшая динамика сепараторного производства видна из следующей таблицы:
  Г о д Колич. сепарат. Рабочих
  1925-26 . . 9.382
  1926-27 . . 27.052
  1927-28 . . 60.104 908
  1928-29 . . 120.000 1.990
  Производство сепараторов в 1932-33 г. намечено в 300.000 штук с числом рабочих 10.410 чел. Таким образом, за семь лет завод выходит далеко за пределы опытных установок и начинает давать 300.000 сепараторов ежегодно, в том числе большое количество многоведерных сепараторов. Увеличились технические выхода сепараторов, так:
  Количество Октябрь 1927 г. Август 1928 г.
  В сутки ...... 134,62 278,85
  На 1 смену .... 44,87 92,95
  На 1 рабочего . . . 6,53 8,57
  На 1 станок .... 18,23 27,88
  Вполне ощутимы результаты снижения себестоимости, хотя полученные результаты еще недостаточны.
  Себестоимость 1925-26 1926-27 1927-28
  5 вед. сепар. . 56 р. 34 к. 46 р 13 к. 39 р. 39 к
   8 вед. сепар.. 44 р. 50 к. 42 р. 79 к
  Сепараторный завод за 1928-29 год уже снизил себестоимость на 14,7% (вместо заданных 9%), сильно опередив в этом отношении другие заводы сельхозмашиностроения. Отпускная цена на пятиведерные сепараторы до войны составляла 65 руб., импортные сепараторы в СССР обходились по 72 руб., ныне же цена на пермские сепараторы равна 45 руб. Таким образом, и соображения валютного порядка и простой экономии красноречиво говорят о выдающемся значении этого революционного завода. Лабораторные испытания пермских сепараторов в Тимирязевской сельхозакадемии в Москве установили высокое качество этих сепараторов, не уступающее заграничным. Такие же отзывы дали Вологодский молочно-хозяйственный институт и Пермский агрофак. .... Радиус действия завода чрезвычайно обширен, особенно, если принять во внимание водные и проектируемые железнодорожные пути. Правильно указывают, что сепаратор одна из немногих негромоздких сельхозмашин, которая вследствие портативности лучше, чем другие сельхозмашины может использовать грузопод'емность вагонов. Агроном Лейрих подсчитал, что если бы население только одной Уральской области перешло к сепараторной переработке молока, тогда бы выход продукции увеличился на 11.445 тысяч тонн топленого масла, в то время как вся заготовка экспортно-сливочного масла на Урале дает 10.000 т. тонн. Ущерб народному хозяйству по этим подсчетам определяется в 15 млн. рублей, не говоря уже о санитарно-гигиеническом значении сепараторной обработки. Пятилетняя программа предусматривает увеличение продукции крупных сепараторов. Для обслуживания обобществленного сектора будут вырабатываться, напр., 300 ведерные сепараторы. Программа должна учесть возможность экспорта сепараторов в Монголию, Персию, Сев. и Зап. Китай. Кроме того, по пятилетке предполагается на Уралсепараторе массовый выпуск металлических маслобоек, холодильников, центрофуг, оборудования маслодельных заводов, запасных частей сепараторов и т. п. Капитальные вложения в сельхозмашстроение Пермского округа оказались исключительно эффективными. Они явились наиболее эффективными даже в сравнении с другими уральскими заводами сельхозмашиностроения, так как последние опирались все-таки на существующее оборудование более, чем Пермский завод. Действительные капитальные вложения составляют 1,5 млн. руб., дает же завод продукции на 6 млн. руб. в год. Такой эффект оказался возможным благодаря организации массового производства, специализации и различным приемам рационализации. По пятилетке УОСНХ (1928 г.) Пермский завод потребует капитальных вложений 10.090.000 р. (без жилстроительства, намеченного в 1.050.000 рублей), но даст прирост продукции на 32.154.000 руб., т. е. на 1 рубль затрат годичная продукция увеличится на 3 р. 18 коп. (с жилстроительством на 2 р. 81 к.)".
   Настоящим бичом производства были в тот период текучесть рабочей силы, нарушения трудовой дисциплины, прогулы и брак. В первом полугодии 1932 года на завод поступило 3,5 тысячи раќбочих, а уволилось за это же время 2,8 тысячи человека. В перќвом полугодии 1931 года прогульщики "украли" у завода 11,6 тысяч смен. За 5 месяцев этого года потери от брака составили 233,1 тысячи рубля - сумму, равную стоимости 1317 600-литровых сепараторов. Брак объяснялся главным образом низкой производственной квалификацией многих рабочих, неумением владеть поступаюќщей на завод новой техникой. Текучесть и прогулы были резульќтатом недостаточного уровня сознания значительного количества рабочих, а также многих житейских трудностей, которые вынужден был переживать тогда наш народ. Карточная система, жиќлищный кризис - все это не могло не отражаться на настроении и образе жизни людей. Недостатки в работе завода отмечались и Областным отделом Рабоче-Крестьянской Инспекции. "Работа цехов зачастую идет без планов, самотеком (сепараторный и Симский заводы), т. к. нет технического руководства работой, в результате чего не только отдельные станки, но даже и цеха- простаивают". "Недостаточная продуманность заявок, на местах при напряженности с металлом в Союзе, влечет за собой их пересоставление. Так, по Пермсельмашу заявка на 27/28 и на 28/29 г. пересоставлялась до 5 раз, заявка Уралсельмаша в 28/29 г. менялась 4 раза со значительными изменениями и урезками. Такое положение приводит к работе "в слепую" без твердого плана, что особо недопустимо при дефиците металлов". "Учету и реализации излишков металла уделяется недостаточное внимание, а по некоторым заводам отношение к этому делу больше чем халатное. Например: Пермский завод-"СЕПАРАТОР" сообщал тресту 1/УП-29 г. об излишках стали на 77243 р., а когда нашелся покупатель, завод ответил, что у него была неправильно составлена первая ведомость и оказалось, что стали имеется всего на 7613 руб. или в 10 раз меньше; на Воткинском заводе на 1/УТ1-29 г. имелось излишка разных материалов (железа, чугуна, и др.) на сумму 113 тыс. р." "Кустарные изделия, сепараторы и некоторые с.-х. машины могут быть вывезены за границу в значительно большем количестве без всякого ущерба для внутренней потребности; вырабатываемые для экспорта в соответствии с утвержденным планом изделия подолгу лежат на складах в ожидании нарядов и часто пускаются на внутренний рынок".
   Реконструктивные работы по расширению и преобразованию промышленности - вот один из главнейших и основных источников значительного темпа роста промышленной продукции. По существующей цензовой промышленности из общей суммы вложений в промышленное строительство (35 мил. руб.) главная масса затрат направляется на заводы Уралмета, с общей суммой вложений до 26 миллионов рублей, по Уралсепаратору 2 миллиона рублей. Однако запроектированные Уралсельмашем капитальные вложения являются крайне недостаточными, так для Уралсепаратора на 1929-30-е годы не предусмотрены в должной мере расходы на строительство электростанции. Особенно важно было бы поднять ассигнования на жилстроительство Уралсепаратора, который намечает для этой цели в 1929-30 годах всего только сумму в 250 тысяч рублей. Кроме указанных выше сумм на жилстроительство, окружные организации дополнительно настаивали на проведении жилстроительства на сумму по Уралсепаратору на 1250 тыс. рублей, Не стоит особенно много распространяться о том, что для громадного завода, монополиста для всего Союза по выпуску ценнейшей продукции, при полном почти отсутствии строительства в прошлые годы - такие ассигнования на жилищное строительство мало способствовали разрешению жилищного вопроса в Перми. До 1928 года завод построил всего лишь один 8 -ми квартирный дом. Инженерно-технические кадры были недостаточны и страдали текучестью. На Уралсепараторе в 1928 году из потребного контингента 130 - 140 инженерно-технических работников, по данным Окрмбита, имелось налицо всего 75-80 человек. 13 января 1929 года на углу улиц Коммунистической и Ждаќнова открылся клуб металлистов имени В. И. Ленина для рабочих завода имени Ф.Э. Дзержинского, ставший родным для рабочих завода и их детей. В апреле этого же года был заключен первый на Урале договор о соревновании между пермским заводом имени Дзержинского и харьковским заводом имени Энгельса. 29 сентября 1929 года вышел первый номер заводской газеты "Дзержинец". 27 ноября 1935 года при заводе открылся вечерний машиностроительный техникум.
   Завод не останавливался только на продукции для сельского хозяйства. В кратчайшие сроки в Советском Союзе создавался современный для того времени ВПК. С началом индустриализации Пермский завод имени Дзержинского осуществлял перепрофилирование своего производства. Главным образом, он начал обеспечивать потребности оборонной промышленности. В годы первой пятилетки (1928-1932) "кадровым" военным заводам были присвоены номера - с 1-го по 56-й. Наш завод получил номер 10
   В 1927 году велось восстановление производства взрывателей (164 станка) с вводом в строй к концу года (кроме гальванопластической мастерской, строительство которой к тому времени ещё не было начато). Так как требования от армии на гранаты непрерывно и сильно росли, приняты были для 76-мм гранат упрощенные взрыватели разных русских марок и французского образца, несколько усовершенствованные русским военным артиллерийским инженером Дмитриевым. Изготовление взрывателей сопряжено было с очень большими трудностями, так как для них требуется сталь высшего качества, весьма трудная в обработке. Заготовки деталей взрывателей требовали также высокой точности при отливке, что требовало высокой специализации формовщиков - литейщиков. Требовались грамотные и добросовестные инженеры, высококлассные специалисты металлообрабатывающих станков, да и станки должны были обладать высокой степенью точности обработки мелких деталей. И совсем уже, наверное, нет необходимости говорить о требованиях к высокой классности сборщиков.
  Заседанием Мобилизационного совещания ВСНХ от 17.01.1928 года утверждена годовая мощность завода на 1.10.1928 года по производству взрывателей УГТ, 3ГТ и 4ГТ - 1 млн. шт. УГТ - взрыватель универсальный то есть подходящий к снарядам разных калибров; Головной, то есть ввинчивающийся в голову снаряда; Тетриловый, то есть содержащий детонатор из тетрила - сильно действующего взрывчатого вещества. Взрыватели ЗГТ были приняты к 3-дюйм. тротиловым гранатам полевых, горных и противоштурмовых пушек и к снарядам 42-лин. калибра; взрыватели 4ГТ-к фугасным тротиловым снарядам 48-лин. калибра и к снарядам 12-см гаубиц. Взрыватели упомянутых типов различаются между собою главным образом размерами. Оседающий цилиндр взрывателя ЗГТ готовился из стали, а взрывателей 4ГТ - из бронзы. В 1930 году конструктором Васильевым М.Ф. (впоследствии дивизионный военный инженер, начальник факультета Артиллерийской академии РККА, доктор технических наук) был разработан взрыватель "КАТ-1" военного времени полупредохранительного типа, предназначенный для 45 м/м и 76 м/м пушек". В 1931 году по предложению Артиллерийского Управления РККА конструктор Центрального Конструкторского Бюро Љ 22 (Ленинград) Кондратьев и Пономарев (также конструктор ЦКБ-22) переработали взрыватель "КАТ-10" в "КТ-1" для применения не только в пушках, но и в гаубицах за счет снижения сопротивления лапчатого предохранителя с 20 кг на 14 кг, что создало опасность взрыва взрывателя во время хранения и перевозок (резкие толчки, падение). Другим серьезным недостатком взрывателя КТ-1 являлось заклинивание ударного стержня, вследствие чего при стрельбе получались преждевременные разрывы у дула орудия. С 1931 по 1938 год в РККА при практических стрельбах было зарегистрировано 35 случаев таких разрывов. Несмотря на конструктивные недостатки, в 1931 году по распоряжению бывшего начальника Артуправления РККА Симонова и начальника Научно-Технического Отдела Артуправления Роговского взрыватель КТ-1 был *внедрен на валовое производство*. Параллельно взрывателю КТ-1 были разработаны и внедрены в производство конструкции взрывателей КТ-2 и КТ-3, отличающиеся от КТ-1 только размером наружной резьбы. И только в 1933 году Артуправление РККА внесло необходимые конструктивные изменения в чертежи взрывателей КТ, но не обеспечило этими чертежами все заводы изготовители.
   "Поэтому, - как отмечал Л.П. Берия в спецсообщении И.В, Сталину "О ВЫПУСКЕ НЕДОБРОКАЧЕСТВЕННОЙ ВОЕННОЙ ПРОДУКЦИИ" от 10 августа 1939 года, - завод Љ 10 Народного Комиссариата Боеприпасов в г. Перми до 1935 года продолжал выпускать взрыватели типа *КТ по недоработанным чертежам*. "Таким образом, - сообщал Л.П. Берия, - с 1931 по 1936 год на вооружение РККА с заводов поступили недоброкачественные взрыватели.
  За это время всего было изготовлено *5 464 000* взрывателей типа КТ.
  Кроме этого, на заводах-изготовителях были грубые нарушения технических условий, технологического процесса изготовления и приемки взрывателей типа КТ, как работниками отдела технического контроля, так и аппаратом военпреда.
  В результате этого на снаряжение попадали взрыватели с взведенным ударным механизмом, что привело к трем взрывам с человеческими жертвами на военных складах ЉЉ 34, 35, 39 в 1936 и 1939 гг." "Одним из грубейших нарушений технологического процесса изготовления взрывателей, - пишет далее Берия, - являлось применение *травления лапчатых предохранителей смесью азотной* и серной кислот в целях подбора требуемого сопротивления, что *вызвало обнаруженное в середине 1938 года массовое разрушение этих деталей*. Разрушение лапчатого предохранителя делает взрыватели типа КТ опасными для хранения на складах, при перевозках и во время досылки снаряда в канал орудия. Ввиду этого в настоящее время с целью замены разрушенных предохранителей происходит переборка всех имеющихся в РККА взрывателей типа КТ в количестве 5 млн штук. Кроме того, применение травления до 1939 года в взрывателях типа КТМ, изготавливающихся с 1937 года вместо КТ и имеющих предохранители, аналогичные КТ, указывает на необходимость проверки и этих взрывателей.
  Такая работа по замене и проверке предохранителей и взрывателей типа КТ и КТМ требует затраты более 45 млн рублей и лишает Красную Армию комплектного выстрела." ... Травление деталей КТ-1, 2, 3 продолжалось до 1936 года, а в взрывателях типа КТМ до 1939 года.."
  
  Взрыватель КТМ-1 в годы войны применялся в 32 выстрелах различных калибров и назначения к 23 системам наземной артиллерии. Тяжелое положение было не только с КТ и КТМ, но и с новыми взрывателями. Причина была и во взаимных комплектующих. Так в докладе Члена Комиссии советского контроля при СНК СССР Г.Д. Хаханьяна секретарю ЦК ВКП(б) И.В. Сталину об итогах проверки мобилизационной работы Наркомата тяжелой промышленности (НКТП) СССР (7октября 1934 года Совершенно секретно) отмечается:
  НКТП ведет мобподготовку промышленности к войне по удовлетворению нужд армии всеми видами вооружения на основе постановления СТО от 9 сентября 1933 г. за Љ 85сс¹* и конкретизированных заявок НКОбороны (Штаба РККА). Указанное постановление СТО определяет задачи промышленности по подготовке мощностей для подачи потребного количества вооружения на первый год войны, если бы она началась в 1934 г. Непосредственно мобилизационную подготовку ведет Главное военно-мобилизационное управление - ГВМУ НКТП, а непосредственную мобработу в нем - помощник т. Павлуновского - т. Крожевский. При проверке мобработы НКТП мы единственно исходили из основного задания СТО на первый год войны по подготовке подачи вооружения как за весь год, так и за первые три месяца (последнее определяет темп развертывания промышленности).
  Наша промышленность за время выполнения первой и второй пятилеток выросла гигантски, сделала нашу страну в оборонном отношении могущественной и независимой полностью; эти достижения нас радуют не в меньшей степени, чем любого другого честного и преданного большевика. Однако при проверке мобработы ГВМУ мы не занимались конкретным выявлением этих достижений, а руководствовались одним: как выполнено задание партии и правительства тяжелой промышленности на первый год войны; задание, которое НКТП было принято к исполнению и нигде не оспаривалось. Обо всем этом здесь говорится потому, что мы в процессе своей работы слышали упреки, что мы рисуем слишком "мрачную картину", не учитываем гигантского нашего роста и т. д. И если при этом правительственное постановление все-таки в значительной степени не выполнено, то подобные упреки можно расценивать, как молчаливое утверждение того, будто бы задание правительства было непосильно или нереально.
  II. Артиллерийские выстрелы
  Е. Производство взрывателей. Расчеты ГВМУ подачи взрывателей в тысячах шт. видны из приводимой ниже таблицы.
  Название
  взрывателя На первый год
  % удовлет-я Первые 3 мес. войны % удовлет-я
  
  МГ-1 500/95 500/95
  МД-1 520/99 520/99
  МГ-2 870/95 870/95
  МД-4 3544/77 3544/77
  МД-2 12 390/97 12 390/97
  КТ-1 17 801/84 17 801/84
  КТ-2 1976/162 1976/162
  РГ-6 16 081/122 16 081/122
  Трубка Т-3 8283107 8283107
   61 965 61 965
  Из этой таблички видно, что степень обеспечения взрывателями разных снарядов самая различная; в то время как по взрывателям КТ 1 подается 84%, по КТ 2 подается 162%, РГ 6 - 122%, между тем имеется полная возможность за счет сокращения подачи КТ 2 и РГ 6 дать полностью взрыватели КТ 1. А происходит такое несоответствие из-за того, что задание заводам дается механически (кто чего сколько может сделать). Наряду с этим запроектированная подача не полностью обеспечивается наличием мощностей; недостает оборудования, приспособлений, инструмента и пр.
  Что сроки подачи взрывателей определены механически, видно из следующих примеров.
  1. Взрыватель КТ-1. Программа мирного времени в 1934 г. - 900 тыс. шт. за 8 месяцев выполнена на 30%. В первый месяц войны показывается подача 125 тыс. шт., во второй месяц - 320 тыс. и т. д. при месячной мирной программе в 75 тыс. шт. и фактическому выполнению за 8 месяцев 1934 г. в среднем в месяц около 25 тыс. шт. Производственный цикл около 35 дней. Неизвестно каким образом будет выполнена запроектированная подача, когда на заводах никаких запасов полуфабрикатов нет. Особенно по заводу Љ 10 (Пермь), который должен получить капсюли воспламенители с завода Љ 15 (Самара), т. е. на одни перевозки пойдет время не менее 15 20 дней.
  Да и последующие проверки показывают недостатки в оборонной промышленности. Так проверка осуществленная Наркоматом Госконтроля и НКВД (отчет от 5 ноября 1940 года Љ3534) установила, что "промышленность боеприпасов находятся в тяжёлом положении. За 9 месяцев НКБ выполнил годовой план по товарной продукции всего на 61,3%. Остатки назавершённого производства составили 1 млрд. 20 млн. рублей против 668 млн. по плану. Работа НКБ ухудшается из квартала в квартал. План I квартала выполнен на 87,9%, II квартала на 85,1%, III квартала на 85,1%. За 9 месяцев наркомат недодал Красной Армии и флоту 4,2 млн. комплектов выстрелов сухопутной артиллерии, 3 млн. мин, 2 млн. авиабомб и 205 тыс. комплектов выстрелов морской артиллерии.
  НКБ должен был выпустить в 1940 году вместо латунных артиллерийских гильз 5,7 млн. железных. Не отработав технологического процесса, НКБ изготовил за 9 месяцев 1 млн. 117 тыс. железных гильз, из которых 963 тыс. пошли в брак (86,2% брака).
  За то же время пошло в брак большое количество взрывателей новых конструкций ГВМЗ
  и МГ-8. Взрывателей МП и Д-1 при плане 3 млн. не сдано ни одной штуки.
  В целом убытки от брака за 9 месяцев составили 167 млн. рублей". Дирекции оборонных предприятий находили возможность "договориться" с военной приемкой. О том, как это делалось, сообщается, например, в записке зампредседателя ОГПУ Г.Ягоды в СНК СССР от 1 августа 1933 г. "...На ряде заводов, - пишет Ягода, - существует система премирования работников ОТК и военприемки за количество сданной заводом продукции, благодаря чему, естественно, ослабляется внимание к ее качеству". Это спецсообщение показывает всю серьезность производства заводом взрывателей, и какое внимание уделялось ему со стороны руководства страны.
   Заседанием Политбюро ЦК ВКП(б) от 4.05.1934 года (протокол Љ 6) на заводе введён особый порядок найма и увольнения рабочих, организован отдел найма и увольнения. Приказом НКОП Љ 0025 от 4.02.1937 года заводу предписано к 1.01.1938 года создать мощности по выпуску корпусов взрывателей - 15,4 млн. шт. в год. Считалось, что необходимая точность изготовления может быть достигнута только на станках иностранного производства.
   До 1932 года завод называется "Уралсепаратор". Между тем в связи с коллективизацией сельского хозяйства спрос на малоќмерные 60-литровые сепараторы резко сократился. Завод выќнужден был свертывать свое главное производство и в крайне
  сжатые сроки осваивать новые - 300-литровые, а затем и 600-литровые машины для крупных коллективных хозяйств. В 1930 году вступает в строй второй в стране сепараторный завод имени Ф. Энгельса в Хортице, близ Запорожья. Пермские сепараторщики соревнуются со своими украинскими коллегами, делятся с ними опытом. Но при этом дзержинцы вынуждены делиться и заказами. В 1931 году завод получает ответственный заказ на изготовќление станков непосредственно от ВСНХ.
   В январе 1931 года правительство приняло решение организовать на Пермском заводе им. Ф.Э. Дзержинского станкостроительное производство точных токарно-винторезных и револьверных станков. Осваивая новое сложќное производство, предприятие начинает быстро расти и постеќпенно выходить из-под влияния Уралсельмаша. В 1932 году завод был передан в систему станкостроительной промышленности Наркомтяжпрома. Отныне предприятие стало называться: ма-шиностроительный завод имени Ф. Э. Дзержинского. Тяжело дались заводу эти первые станки: надо было с азов начинать совершенно новое производство. За прототип был взят небольшой токарный станок одной из иностранных фирм. Часть узлов и деталей при проектировании была усовершенствована, а несколько позднее произведена полная модернизация станка. И, несмотря на все трудности, 6 ноября 1931 года первый образец был собран. На следующий день на праздничной демонстрации его везли во главе колонны дзержинцев. Осваивая это сложное производство, завод перешел к быстрому росту. С 1931 года завод находился в составе Всесоюзного объединения станкостроительной и инструментальной промышленности. С 1932 года завод начинает серийное производство точных токарно-винторезных и револьверных станков (всего 73 типа, а начали с токарных ТВПС и револьверных РС-14, затем 1615 и 1110А), тогда это было второе по значимости станкостроительное предприятие в стране. 17 января 1932 года началась первая конференция по сбору рационализаторских предложений. Помимо взрывателей, сепараторов и станков, завод к 1932 году начал выпускать запасные части к тракторам. В 1931 году даже возникла идея создания двух заводов вместо одного, что нашло отражение в Материалах по развитию хозяйства Пермского района Уральской области в системе УКК (Уральско-Кузбасского комбината):
  "СТАНКОСТРОИТЕЛЬНЫЙ И СЕПАРАТОРНЫЙ ЗАВОДЫ. Возникший на базе механического завода, б. Леснера, Пермский Сепараторный завод за короткий срок превратился в мощный завод сельскохозяйственного машиностроения по изготовлению сепараторов, цепей Галля, запасных частей тракторов и пр. с налаживанием производства доильных аппаратов. В настоящее время на заводе вводится новое основное производство по изготовлению мелких токарных и револьверных станков. Производственная программа в штуках на текущий и 1932 г. выражается в следующих цифрах (1931/1932 годы): 1) по сепараторам: 60-литровые 1100/-; 100-литровые 4000/4000; 300-литровые 6000/2000; 600-литровые 6000/6000; 300-литровые -/300. 2) по доильным агрегатам1000/10000. 3) по станкам револьверным 450/2000. 4) по станкам токарным 300/1500. Кроме этого программа включала (на сумму в рублях) запасные части к сепараторам 30000/1250000, приспособления, принадлежности и части для станков 2397588/16125000, режущий инструмент 1289590/-, части с.-х. машин и тракторов 2694634. В общем товарной продукции по программе Завод должен был выпустить в 1931 году 15198312, а в 1932 - 49972000 рублей.
   Ввиду полной целесообразности оставления и дальнейшего развития квалифицированного с.-х. машиностроения (сепараторы, доильные аппараты и пр.), представляется необходимым выделение этого производства в самостоятельное, которое работало бы в ближайшие годы на кооперативных началах со станкостроением. Оба завода будут превращены в мощные машиностроительные, заводы. Стоимость станкостроительного завода 10 мил. руб., годовая продукция 25 мил. руб., стоимость завода сепараторов и доильных машин 30 мил. руб., с годовой выработкой на 80 мил. руб.". Однако, эта идея не была претворена в жизнь.
   С 1932 года наше предприятие стало называться "Машиностроительный завод им. Ф.Э. Дзержинского". Станки ТВСП серийно изготовлялись заводом в течение 6
  лет - с 1932 по 1937 годы, 10 июля 1934 года был выпущен тысячный станок "ТВПС-13", всего изготовлено было 3099 штук. С 1932 г. завод в подчинении Всесоюзного объединения патронных, трубочных и взрывчатых производств. В 1930-34 годах
  
  проведена реконструкция завода, в 1933 году завод переведен в систему Наркомата тяжелой промышленности СССР, с 1937 года - Наркомата оборонной промышленности СССР, с 1939 года - Наркомата боеприпасов. Приказом Љ 0223 от 28.09.1937 года заводу была установлена программа по выпуску в 1938 году 700 станков.
   В 1932 году из названия завода снимается слово "Уралсепаратор". В 1933 году номенклатуру выпускаемой заводом продукции увеличили за счет задания по выпуску масляных сепараторов для судов Военно-Морского флота СССР.
  11 июля 1933 г. - Постановление СТО СССР Љ 58сс/о "О программе военно-морского судостроения на 1933-1938 гг."
  3. Для быстрого развертывания средств судостроительных предприятий в соответствии с предстоящей им нагрузкой возложить на НКТП следующие обязательства:
  V. Так как наиболее узким местом судостроения может стать обеспечение постройки кораблей главными и вспомогательными механизмами, электрооборудованием и судостроительными материалами, на эту сторону организации судостроения НКТП обратить самое серьезное внимание, распределив необходимые производства между соответствующими отраслями и предприятиями за личной ответственностью их руководителей, в частности:
  3. По вспомогательным механизмам: .... г) специализировать.....завод "Сепаратор" (Пермь) на изготовление масляных сепараторов;
   17 декабря 1933 года на Пермском заводе им. Ф.Э. Дзержинского выпущен первый в стране сепаратор по очистке трансформаторного масла, что освободило страну от импортной зависимости в снабжении энергохозяйства указанными машинами. Изготовленные на заводе машиќны по своим техническим показателям превзошли импортные сепараторы. Также и начато производство маслоочистительных технических сепараторов "НСМ", до этого покупавшихся за валюту, для кораблей ВМФ (очищали за
  час от 100 до 1500 л отработанного масла). Выпуск первого сепаратора также стал одним из следствий данного перепрофилирования. Сепараторы используются для разделения двух жидкостей, например топлива и воды, или для разделения жидкости и твердых (плотных) частиц, которые встречаются в масле. Помимо масляных, стали выпускаться нефтеочистительные сепараторы и сепараторы для очистки дизельного топлива, которые также были предназначены для морского флота. Конечно, были и ошибки в производстве масляных сепараторов, особенно в начале их производства, об этом свидетельствует авария 1934 года, во время которой в результате взрыва барабана нефтеочистительного сепаратора погибли два инженера - конструктора (Мебель и Гаускин), а два производственных мастера и один слесарь были ранены.
   В 1934 году для инженерных частей Красной Армии собраны и испытаны первые 15 бензомоторных пил "Урал". Однако в производстве мотопил для нужд РККА были недостатки, которые отмечены в Докладной записке наркома обороны СССР К.Е. Ворошилова председателю СТО СССР В.М. Молотову о состоянии и потребностях инженерного вооружения РККА (от 31 марта 1936 года Совершенно секретно):
  Инженерное вооружение РККА значительно отстает от общего технического оснащения армии... На протяжении трех с половиной лет не налажено производство моторных пил. Ижевский мотоциклетный завод не в состоянии удовлетворить потребность НКО. Пермский завод выпускает мотопилы неудовлетворительной конструкции. На 1936 г. по обоим заводам намечено выпустить лишь 1420 мотопил при потребности НКО в 4 тыс. штук.
   С 1935 года завод вошел в число промышленных предприятий оборонного комплекса, получил свой номер и стал именоваться "Государственным союзным заводом Љ10 им. Ф.Э. Дзержинского". В составе завода: цехи: Љ 10 (1937г.); (1943г.): основные: механический, термический, волочильный, кузнечно-прессовый, черного литья, цветного литья (литейные цехи были очень обширными с несколькими вагранками и другими плавильными печами, в т.ч. для цветных металлов), станкостроительный; отделы: 2-й - мобилизационный. Количество оборудования на заводе - 3400 единиц.
   А времена были еще очень непростые. Однако в 1934 году была отменена карточная система, что вызвало некоторые сомнения у населения, особенно у низкооплачиваемых категорий рабочих и служащих. Особые претензии были к малому увеличению заработной платы и росту цен. Но с каждым годом жизнь становилась лучше, а с ней и росла уверенность в завтрашнем дне.
   Вот на этот, ставший нам родным, завод и прибыла семья Степана Семеновича Турова. Дедушка Степан работал извозчиком в транспортном цехе. Мой отец Туров Алексей Степанович (родившийся 25 апреля 1910 года в деревне Ераничи Кленовской волости Оханского уезда Пермской губернии) и его брат Григорий по направлению завода в 1929 году получили рабочие специальности на курсах при бирже труда (улица 25 Октября д.1). Отец в числе 22-х обучающихся приобрел специальность формовщика - литейщика и был принят на должность формовщика литейного цеха (где и проработал до 1960 года - до выхода на пенсию), а Григорий слесарем. Здесь в литейном цехе, как вспоминал мой отец, 5 июля 1930 года была встреча с рабочими - литейщиками из Германии (их было около 20 человек), которые посетили Пермь. Первая ударная бригада родилась в литейном цехе. В нее входило 5 человек: П. Иванов, В. Баранцев, И. Гладких, А. Марков, В. Цепенников. Это были рабочие-обрубщики. Они решили сниќзить расценки на обрабатываемые детали и призвали весь колќлектив завода последовать их примеру. Почин ударников литейќного цеха нашел широкий отклик на заводе. 21 ноября 1934 года папа как передовик производства участвовал в работе первой городской конфе-ренции литейщиков и был в доме отдыха.
   Годы первой и второй пятилеток (1929-1937 гг.) были периќодом технической реконструкции, технического перевооружения всего народного хозяйства страны. Два ведущих лозунга послеќдовательно выдвигались для решения этой огромной задаќчи: "Техника решает все" и "Кадры, овладевшие новой техникой, решают все". В 1929-1930 годах началась реконструкция завода имени Ф. Э. Дзержинского. Предстояло построить чугунолитейный, реќмонтно-инструментально-механический, второй механический, сборочно-укупорочный, ремонтно-строительный цехи, здание центральной лаборатории и склады основных материалов и гоќтовых изделий, черных металлов, отходов, здание заводоуправлеќния, пожарное депо, гараж, коммутаторную подстанцию и ряд других помещений для различных служб. К 1931 году часть сооружений была уже выстроена. Произќводственные площади за первые годы пятилетки выросли почти вдвое. Стало возможным начать осуществление главного пункта реконструкции - технического перевооружения завода. Прежде всего, нужно было расширить и обновить станочный парк. Это обновление за период реконструкции произошло на заводе дважды - в первой и потом во второй пятилетке. В период первой пятилетки на завод в большом количестве
  •стали поступать одношпиндельные автоматы. Старые токарные и револьверные станки были заменены почти полностью. В проќизводство стали внедряться высокопроизводительные инструќменты и приспособления. Все это позволило значительно повыќсить производительность труда.
   Жили мои родные в Верхних Муллах, в бараке. Моя мама Нефедова Александра Николаевна (рожденная 21 ноября 1905 года деревня Подгородище Осинского уезда Пермской губернии), как и папа, также по оргнабору, окончила курсы Пермской биржи труда в 1929 году по профессии штукатура и была принята на завод Уралсепаратор. На курсах мои родители познакомились, вместе они обучались и школе грамоты (ликпункте) при Совете профсоюза завода, а 25 апреля 1931 года Пермский завод им. Дзержинского объявлен предприятием сплошной грамотности. В 1935 году мои родители поженились.
   А с Верхними Муллами общественным транспортом сообщения не было. Вероятнее всего, на работу рабочие из Верхних Муллов добирались водным транспортом по реке Мулянке, что было очень проблематично, так как и общественного водного транспорта в Перми в то время не было. Проблема для завода доставки рабочей силы при наращивании производства становилась очень острой. И завод имени Ф. Э. Дзержинского в первой половине 1930-х годов приобрел рабочий поселок на промышленном участке строительства Судозавода (Промучасток). К тому времени Судозавод уже заканчивал возводить свой поселок в Нижнекурьинске. Промучасток находился всего в 12 километрах от завода, имел железнодорожное сообщение со станцией Пермь-II рабочими поездами.
   О жизни в бараках того времени свидетельствует критическая заметка в октябре 1933 года в газете "Звезда" о подготовке к зиме заводских бараков на улице Плеханова: "В бараках холодно. В комнатах навешано белье, так как нет сушилок. Дрова хранятся в комнате. Нет дровянников. Овощи хранятся тут же. Нет голбцев. Плохо с освещением. Крыши протекают...". В таких или почти таких же условиях жили в то время очень многие рабочие, особенно приезжие, не имеющие в городе своеќго дома. Эти недостатки по мере возможностей были учтены при оборудовании барачного поселка на Промучастке. Все бараки рабочего поселка первых строителей Судозавода подверглись утеплению и переоборудованию по проекту ОКС ПСЗ Љ 179 от 18 марта 1931 года, были приспособлены под семейные общежития - оборудованы комнаты. К 1936 году на Промучастке было построено контора управления, а размещавшееся в первом бараке управление строительством Судозавода функционировало там до окончания строительства кирпичного заводоуправления на улице Буксирной (дом Љ 4) рядом с проходной завода. После этого первый барак сломали, но номер его так и остался незанятым. Всего на Промучастке было жилых 15 бараков (2-17), один барак Љ 4 был занят под клуб, двухэтажная школа, детский сад, детские ясли с фельдшерским пунктом (занимали половину жилого барака Љ14), магазин со складом (значились под номером - барак Љ 18), баня, хозяйственный двор, прачечная (рядом в пристройке жила семья Шиловых, обслуживащих прачечную), электромастерская (совмещенная с жильем для поселкового электромонтера Горобца с семьей), вещевая (совмещенная с сапожной) мастерская (в ней жила семья мастеров на все руки Помазковых), 2 колодца (1-й - у барака Љ 14, 2-й - между бараком Љ 8 и баней), кирпичный завод и при нем два барака (Љ21 и Љ22) для рабочих. Клуб размещался в бараке под номером 4 и был оборудован всем необходимым культпросветимуществом того времени: была кинопередвижка, рояль, танцы были под патефон и баян. Хозяйственный двор размещался между магазином и бараком Љ 12). В хозяйственном дворе было в годы войны две лошади и приспособления (сани, телеги, ассенизаторские бочки, даже пожарная повозка с ручной помпой и другое) для обеспечения хозяйственных нужд. Были построены для каждой комнаты бараков сараи-дровяники, любимое место для игр детворы. Со временем стали строится и частные дома. Причем, некоторые строились без надлежащего документального оформления. Верхние бараки поселка размещались в 200 метрах от магистрального железнодорожного полотна, нижние в 200 метрах - до уровня северного забора Судозавода.
  Два барака (Љ19 и Љ20) строителей поселка Судозавод, используемые во время строительства для спецпоселенцев, в годы войны использовали для содержания военнопленных, для чего они были обнесены проволочным забором, а по углам стояли сторожевые вышки. В послевоенное время эти бараки были использованы для размещения выселенных из Крыма татар. На 01.07.1945 года эта зона подчинялась Спецкомендатуре НКВД Молотовской области в ней числилось 122 человека крымских татар (45 семей, в т.ч. мужчин - 27, женщин - 54, детей - 41).
   Все промучастовские бараки были расположены жилыми окнами на север и юг, в основном одноэтажные, кроме двух нижних бараков 16 и 17, бывших двухэтажными. Также двухэтажной была половина барака Љ 14 (одноэтажной в нем была половина, занятая фельдшерским пунктом и детскими яслями). Вход на второй этаж был с торца по лестницам, которые в одноэтажных бараках служили входом на чердак. У меня в памяти осталось чувство страха от моих детских походов на второй этаж барака Љ 14. Бараки ЉЉ 16 и 17 были затоплены при первом пробном сбросе воды из Камского водохранилища через плотину Камской гидроэлектростанции (КамГЭС), вызвавшем сильное половодье и подтопившем два нижних барака. В последующие годы вода из образованного Камского моря периодически сбрасывалась, особенно весной, что приводило к разливу вплоть до 15-го и 14-го бараков.
   Остальные бараки были одноэтажные дома с одним длинным коридором внутри. По правую и левую стороны коридора одна за другой располагались двери, каждая из которых вела в отдельную комнату, где проживало по семье. В каждом бараке было по тридцать комнат (по 15 с каждой стороны), из которых 5 были увеличены в полтора раза по сравнению с обычными, имевшими размеры порядка 3х,5 метра. В увеличенных комнатах окно было в полтора раза больше остальных комнат. Общий коридор барака имел ширину примерно 1,5 метра. В каждом бараке имелся мужской и женский туалет. Каждая комната была электрофицирована, но без розеток. Розетки потом ставились электромонтером уже в послевоенное время. В комнатах была оборудована дровяная двухкомфорочная печь - голландка, сложенная из кирпича. Дымоход и труба были одни на две печки - комнаты. Некоторые из жильцов складывали небольшие печки в прикомнатных участках под окнами на летний период. Для умывания и мойки рук в каждой комнате были рукомойники. Бараки были дощатые, с насыпью шлака между внутренними и внешними слоями досок. По нижней части (примерно 1 метр) бараки были утеплены завалинками, засыпанными в основном опилками. Потолочное утепление осуществлено чердачным слоем опилок. Крыши были двухскатные с холодным чердаком. Вход в барак был торцевой с двух сторон с небольшим внутренним тамбуром. Над входами в барак с обеих сторон были оборудованы лестницы для подъема на чердак. Каждый барак был оборудован громозащитой. Под окном у каждой комнаты на ее ширину был небольшой огород. Всего в наибольшее время в поселке проживало до 600 семей или не менее 2000 человек. Начиная с 1935 года, основными жителями Промучастка становились рабочие завода им. Ф.Э. Дзержинского, т.к. рабочие Судозавода стали получать жилье в поселке Судозавода или в строящемся поселке Новые Водники. На Промучастке была построена своя двухэтажная начальная школа. До 1936 года старшие дети ходили в школу в деревню Заборная (Деревня Заборная впервые отмечена в архивных документах еще в 1816 году). Тогда деревня была уже малочисленной: всего 17 дворов. Часть жителей в начале 20 века отселились в зарождающийся поселок Косая линия - Трапезниковы, Гущины, Бизяевы и другие. В деревне имелись школа (построена в середине 1900-х годов.). Семилетнее образование дети Промучастка получали в школе Љ 71 поселка Судозавод. В 1936 году там была построена средняя школа Љ 19.
   Родители получили комнату в бараке Љ 10 по соседству с Григорием - братом отца (комната 11), который также работал на заводе им. Дзержинского - слесарем. Дядя Гриша и его жена не имели детей. Бабушка Матрена Степановна Турова жила вместе с моими родителями. В феврале 13 числа 1938 года родился мой брат Виктор. Примерно в это же время на Промучасток переселилась сестра моего отца Ульяна Степановна с мужем Максимом Пименовичем Тюлянкиным и дочерью Катей, моей будущей крестной. Они поселились в бараке Љ 15, который к этому времени был только что перестроен заново, так как во время строительства Судозавода он использовался под карантинный медицинский изолятор. Я помню, что он и в начале 1950-х годов отличался по цвету от предыдущих бараков, его стены выглядели не такими темными. Бабушка Матрена Степановна ушла жить к ним.. 26 сентября 1940 года родилась моя сестра Людмила. Все было хорошо.
   Время шло, город Пермь разрастался, и настала необходимость в образовании новых городских районов - Орджоникидзевского и Кировского. 18 января 1941 года, в городскую черту вошли: рабочий поселок Закамск, являвшийся ранее пригородом города Краснокамска, и 24 поселка, объединяемые Закамским поселковым Советом, в том числе и Промучасток. В 1933 году завод имени Дзержинского освоил выпуск судовых сепараторов для очистки масел и дизтоплива. В 1935 году начато производство бензопил. Начиная с 1936 года в период второй пятилетки завод полуќчает многошпиндельные автоматы и полуавтоматы. Один такой станок заменял несколько токарно-револьверных станков и деќсятки рабочих. Производительность труда еще более возросла. Внедрение автоматического и полуавтоматического оборудоќвания взамен устаревших станков было важной составной частью технической реконструкции завода. Оно принесло с собой не только прямое повышение производительности труда. К этому главному результату следует приплюсовать и другие знаменаќтельные явления: во-первых, повысилась культура производства, точность, а значит, и качество изготовления деталей; во-вторых, повысилась культура самого рабочего. Сложная машина заставила станочника учиться. И заставила не просто повысить технические знания, навыки, сноровку, но и улучшить отношение к труду, к технике. На заводе начался подбор лучших людей для обслуживания новых станков из числа наиболее кваќлифицированных, лучших рабочих. Создавались специальные смены, обучались мастера и бригадиры. Все это рождало дух соревнования в борьбе за овладение техникой; в-третьих, более совершенные станки позволили освободить немало рабочих рук. Огромный размах работ в годы пятилеток сразу уничтожил безработицу, и промышленность начала ощуќщать нехватку рабочих. Современное (по тому времени) автоќматическое и полуавтоматическое оборудование как нельзя лучќше помогало решать эту проблему. Родилась новая форма соревќнования- многостаночное обслуживание. Первые многостаночќники появились на заводе в сентябре 1939 года. Это была бригаќда токарей Бакланова. А через несколько месяцев, в феврале
  1940 года, на заводе насчитывалось уже свыше 200 многостаночников. Важнейшей составной частью технической реконструкции заќвода в годы довоенных пятилеток была организация технических служб предприятия. К 1929 году завод пришел с кустарными методами труда. Единственной технической службой на заводе был техничеќский отдел, а в нем 5-6 техников и чертежников. Инженеров в техническом отделе не было. Отдел проектировал оснастку и инструмент, по мере сил и умения вносил кое-какие изменения в конструкцию сепаратора. Ввели, например, централизованную смазку, в станине машины
  поставили стекло для контроля уровня масла, изобрели счетчик оборотов рукоятки и т. д. Но серьезного влияния на технологиќческие процессы такой отдел оказать не мог. О какой-либо станќдартизации и упорядочении производственных процессов в цехах в то время не было и речи. В течение 1929 года положение несколько изменилось, но до настоящей технической службы на заводе было еще очень даќлеко. В 1930 году в технической службе завода насчитывалось уже 25 человек. Тогда это называлось техническим бюро завода. В его составе было уже несколько специализированных групп. Одна, занималась проектированием молочных сепараторов - это было конструкторское бюро в зародыше. Две других группы проектиќровали инструмент. Специальная группа отвечала за приспособќления и оборудование. Руководили этими группами техники. Инженеров в техничеќском бюро по-прежнему не было. Работала здесь в основном мо-лодежь со школьной скамьи, не имеющая специального образоќвания. Не было в то время и соответственно оформленных технолоќгических процессов. При запуске в производство какой-либо ноќвой детали писали маршрутный перечень операций с указанием оборудования - и все. Режимы, оснастка и прочее, что обычно содержится в современной документации, - ничего это тогда не указывалось. О заводских нормалях еще только начинали дуќмать. Технической литературы, справочников, стандартов было чрезвычайно мало. Лишь в 1932- 1933 годах начали создаваться технические бюро в цехах, грамотно разрабатываться и внедряться техничеќская и технологическая документация. В это же время были созќданы центральная заводская лаборатория, отдел технического контроля и конструкторское бюро. В техническом бюро работало уже 50 специалистов. Здесь была организована группа стандарќтизации. На часть мерительного и режущего инструмента выпуќстили первые нормали. Завод стал получать союзные стандарты, техническую литературу, справочные пособия. Так на смену полукустарному производству сепараторов приќшло современное машиностроительное производство с научно обоснованной технологией. Так завод имени Ф. Э. Дзержинского вырабатывал главные направления
  производства. Одновременно шло и формирование заводского коллектива, и было это тоже делом нелегким. Быстро выросший заводской коллектив не мог, естественно, сразу сделаться организованным и спаянным, каким он стал к 1936 году. Коллектив пополнился главным образом за счет люќдей, навербованных в деревне и вынужденных жить на первых порах в трудных условиях: бараки-времянки, скудное продовольственное снабжение и т. д.
   В 1930-34г. проведена реконструкция завода. Заседанием Политбюро ЦК ВКП(б) от 4.05.1934г. (протокол Љ 6) на заводе введён особый порядок найма и увольнения рабочих, организован отдел найма и увольнения. Приказом Народного Комиссариата оборонной промышленности (НКОП) Љ 0025 от 4.02.1937г. заводу предписано к 1.01.1938г. создать мощности по выпуску корпусов взрывателей - 15,4 млн. шт. в год, а приказом Љ 0223 от 28.09.1937г. заводу была установлена программа по выпуску в 1938г. - 700 станков. В 1939-1940 годах завод имени С. П. Воскова в Сестрорецке, имени Ф. Э. Дзержинского в Перми и ЦИТ Љ 1 в Москве освоили новые модели инструментальных токарно-винторезќных станков с высотой центров 130-150 миллиметров. Хаќрактерным для этих станков являлся так называемый разќдельный привод, при котором электродвигатель и коробка скоростей размещались в тумбе станка - и вращение сообщалось шпинделю посредством ременной передачи. Эта особенность конструкции обладала рядом существенных достоинств, особенно в применении к быстроходным высокопроизводительным станкам. К 1939 году завод имени Дзержинского освоил прецизионных (высокоточных) станков, мотопил. Немало знатных людей имел в своем составе коллектив завода, который являлся инициатором соревнования трех машиностроительных гигантов Перми, широко развернулось движение многостаночников. Дзержинцы добились того, что на ряде участков большинство рабочих перешли на обслуживание нескольких станков. Но самое важное, самое главное - у нас за это время выросли новые люди, люди новой эпохи. Дерзать и побеждать - вот девиз советских людей! И прежде всего советского человека хараќктеризовало новое отношение и труду. Труд для него - не зазорное и тяжелое бремя, а дело чести, дело славы, дело доблести и геройства. На всех предприятиях появились стахановцы- мастера вы-сокой производительности труда. На призыв Серго Орджоникидзе в январе и феврале 1937 года новые сотни и тысячи рабочих, инженеров, техников становятся в ряды, стахановцев. Токарь завода имени Дзержинского Феоктистов выполняет свои суточные задания па 400--600 процентов. В январе он заработал 3500 р. Свой опыт Феоктистов передавал другим рабочим цеха и подготовил 11 стахановцев-двухсотников. Кузнец нашего же завода Сизин выполнял свою норму на 500 процентов. Прекрасные образцы работы показывали стахановцы Ошев, Астафьев, Сапегин. Появляются новые стахановцы - Бусырев и Калашникова, токари цеха Наговицина, выполняющие норму на 300 процентов, слесарь цеха Толстова Поносов-- 301 процент. Распространялось соревнование между рабочими соседних предприятий, так орденоносец формовщик Хисамутдинов с завода им. Сталина, выполняющий норму на 160 процентов при отличном качестве, заключил договор на соревнование со стахановцем завода имени Дзержинќского Феоктистовым.
   К 1937 году в Перми была ликвидирована безработица, а ведь еще вќ 1927- 1928 годах безработных в Перми насчитывалось 18200 человек, и установлен самый короткий в мире 7-часовой, а в некоторых предприятиях 6-часовой рабочий день.
   С 1926 по 1939 гг. население СССР выросло на 16%, в то время как количество буровых мастеров увеличилось в 5,7 раза, количество токарей - в 6,8 раза, фрезеровщиков - в 13 раз, станочников - в 14 раз, (т.е. тенденциюв промышленности можно увидеть) монтёров и электромонтёров - в 6,4 раза, рабочих-механиков - в 9,5 раз, шофёров - в 40 раз. Число инженеров за то же время возросло в 7,7 раза, работников науки - в 7 раз, учителей - в 3,5 раза, врачей - в 2,3 раза.
   4 февраля 1937 г. Приказом НКОП Љ 0025 заводу предписано к 1.01.1938г. создать мощности по выпуску корпусов взрывателей - 15,4 млн. шт. в год. Приказом Љ 0223 от 28.09.1937г. заводу была установлена программа по выпуску в 1938г. 700 станков. В составе завода: цехи: сборочный Љ10 (1937г.); (1943г.): основные: механический, термический, волочильный, кузнечно-прессовый, черного литья, цветного литья, станкостроительный; отделы: 2-й - мобилизационный. Количество оборудования - 3400 единиц. Площадь(1943г.) :производственная - 42370 м2; вспомогательная- 9790 м2; прочая- 12252 м2. Численность персонала (12.1942г.)- 15649 чел. Однако мощности завода в производстве взрывателей были не очень большие, поэтому завод в НКБ и Главном артиллерийском управлении (ГАУ) считался недостроенным. Из задуманного удалось воплотить немногое, поскольку Великая Отечественная война нарушила мирные планы.
  По мобилизационным планам завод находился в составе Наркомата боеприпасов (НКБ) и числился под номером Љ 10 (директор завода (20.08.1937-42г.)- С.Я. Бодров, (04.1943г.)- Х.Я. Двинов. Начальник (-11.1943г.)- Х.Я. Двинов; и.о. (11.1943г.)- В.Я. Далингер; (1943г.-) - В.Я. Далингер.). Под этим номером и значился во всех документах Великой Отечественной войны и до 1955 года. Вопросы обеспечения боеприпасами Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) в начальный период встали очень остро. И это чувствуется по первым документам этого времени. Но начать все же необходимо с Постановления Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) Љ616. "О ВВОДЕ В ДЕЙСТВИЕ МОБИЛИЗАЦИОННОГО ПЛАНА ПО БОЕПРИПАСАМ". При этом красным цветом подчеркнем вопросы, касающиеся родного завода.
  Љ 17$4-743сс
  23 июня 1941 г.
  Строго секретно
  Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) постановляют:
  1. Обязать Наркоматы: НКО, Наркомбоеприпасов, Наркомвооружения, Наркомсудпром, Наркомтяжмаш, Наркомстанкопром, Наркомсредмаш, Наркомобщемаш, Наркомавиапром, Наркомморфлот, Наркомчермет, Наркомречфлот, Наркомвнудел СССР, Наркомпуть, Наркомтекстиль, Наркомэлектропром, Наркомцветмет, Наркомзем СССР, Наркомсовхозов СССР, Наркомхимпром, Наркомуголь, Наркомнефть, Наркомстрой, Наркомлес СССР, Наркомторг, Наркомрыбпром, Наркомзаг, Наркоммясомолпром СССР, Наркомпищепром СССР, Наркомбумпром, Наркомсвязи; Наркомстройматериалов СССР, Совнарком РСФСР, Наркомхоз РСФСР, Наркомместпром РСФСР, Наркомсобес РСФСР, Управление Промкооперации при Совнаркоме РСФСР, Моссовет, Совнарком УССР, Наркомместпром УССР, Укомпромсовет, Наркомсобес УССР, Совнарком БССР, Наркомместпром БССР - немедленно ввести в действие мобилизационный план по боеприпасам и патронам, утвержденный \442\ постановлениями Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) ЉЉ 1509 - 620сс/ов, 1510 - 621сс и 1511 - 622сс от 6 июня 1941 г.
  2. Разрешить наркоматам разбронировать мобзапасы спецприспособлений и инструмента на заводах, переведенных на выполнение мобплана по элементам боеприпасов и патронам.
  3. Обязать Наркомат путей сообщения обеспечить внеочередную подачу вагонов под материалы и оборудование, идущие на.изготовление боеприпасов и патронов, приравняв их к воинским перевозкам.
  4. Госплану СССР в двухдневный срок представить мобилизационный народнохозяйственный план III квартала, взамен утвержденного Совнаркомом СССР от 14 июня 1941 г.
  5. Освободить рабочих и инженерно-технических работников заводов Наркомата боеприпасов от призыва по мобилизации.
  6. Разрешить заводам, занятым изготовлением элементов боеприпасов и патронов, применять обязательные сверхурочные часы до 3 часов в смену, а также применять обязательную работу в воскресные дни.
  7. Обязать наркомов, председателей СНК союзных республик и секретарей областных и краевых комитетов, на предприятиях которых изготовляются элементы боеприпасов, ежедекадно представлять в Совнарком СССР сводки о ходе выполнения мобплана со следующими данными:
  а) название предприятия;
  б) квартальное задание;
  в) сдача военпреду по состоянию на 10, 20 и 1 число каждого месяца (нарастающим итогом).
  Первый отчет представить по состоянию на 10 июля 1941 г.
  Председатель СНК Союза ССР
  Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин
   На 22 июня 1941 года потребность в боеприпасах на мобразвертывание Красной армии и в мобилизационном запасе была определена в 178,6 миллиона снарядов и мин, а в наличии имелось 87,4 миллиона. Часть экспертов, ссылаясь на установленные в апреле 1941 года нормы расхода боеприпасов на год ведения войны, утверждают, что накопленных к началу войны запасов артиллерийских выстрелов могло хватить в среднем на 1,8 месяца, минимум - на 3 недели. Этого по их расчетам, безусловно, было недостаточно для отмобилизования промышленности и организации поставок боеприпасов в объеме, предусмотренном мобилизационным планом. Но если взять промежуток с января 1944 по май 1945 года, в период напряженных боевых действий с применением крупных масс артиллерии, то общая убыль артиллерийских выстрелов советской наземной артиллерии составила более 91 миллиона штук, зенитных выстрелов - свыше 19 миллионов и мин (без 50-миллиметровых) - около 96 миллионов. То есть в год примерно 155 миллионов штук. Это даже меньше потребности в мобзапасе, установленной на июнь 1941 года. Так, что при расчете на основе этих практических норм расхода, можно сделать вывод, что накопленных запасов должно было хватить для наземной артиллерии почти на 10 месяцев, для зенитной - на 5 месяцев, для минометов - на 2 месяца боевых действий. К тому же производство мин развернуть гораздо легче, чем снарядов. Возникший острый кризис в снабжении армии боеприпасами объясняется большими потерями войсковых и складских запасов боеприпасов, а не их боевым расходом, который был более чем умеренным. Были и серьезные недостатки в планировании производства. Так в докладе Отдела боеприпасов Госплана СССР члену ГКО Л.П.Берия "Об упорядочении планирования производства боеприпасов" от 23 июня 1942 года обращалось внимание на следующие несоответствия в сложившейся накануне войны и сохранявшейся до весны 1942 г. системе планирования производства элементов артиллерийского и минометного выстрела: "1. Оторванность планирования производства боеприпасов от их материально-технического обеспечения. Как правило, месячные планы производства боеприпасов утверждались отдельными решениями ГКО, а материально-техническое обеспечение их предусматривалось в общих квартальных планах снабжения народного хозяйства, с выделением целевым назначением только лишь некоторых видов материалов; 2. Недостаточная увязка в планировании производства элементов боеприпасов с объемом валовой продукции, фондами зарплаты и другими технико-экономическими показателями их производства; 3. Несоответствие во многих случаях заданий, даваемых отдельным предприятиям по боеприпасам с другими важнейшими заданиями, а также планами капитального строительства и восстановления эвакуированных предприятий".
  Первоначально было много недостатков, которые обуславливали аритмичность производственного процесса ряда предприятий. Так, в докладной записке секретаря Нижне-Тагильского горкома ВКП(б) в ГКО от 14 ноября 1941 года обращалось внимание на совершенно дезорганизующую работу снарядного завода Љ 63 практику управления им со стороны 4-го Главного Управления Наркомата боеприпасов. "В течение сентября-октября месяцев 1941 г., - говорится в записке, - заводом было получено 15 противоречащих друг другу указаний, парализующих нормальную работу завода. План по снарядам несколько раз то увеличивался, то сокращался, что не давало заводу возможности заняться усовершенствованием технологии и подъемом производительности труда. Массовое производство снарядов требует огромной работы по переоснащению и переоборудованию станков, расстановки их по потоку в соответствии с технологическим процессом, а также времени, необходимого рабочим-станочникам для освоения каждого нового типа изделия. Так как номенклатура изделий в результате противоречивых указаний НКБ не определилась, станочное оборудование по нескольку раз переставлялось с места на место, а значит, простаивало. Иногда завод имел задание по выпуску 15 типов изделий, большинство из которых запланировано производить мелкими сериями, что совершенно недопустимо для предприятия, спроектированного под массовое поточное производство". В ноябре-декабре 1941 года выпуск военной продукции был наименьшим за все время войны. Если в августе 1941 года было произведено 5 млн. артиллерийских выстрелов, то в ноябре лишь 3,2 млн.
   Изготовление артиллерийских боеприпасов в начальный период Великой Отечественной оказалось самым узким местом в советской военной экономике. Перед войной наибольшее развитие на Урале имели предприятия по производству корпусов снарядов морской и сухопутной (в т.ч. реактивной) артиллерии, минометных мин и авиабомб, в меньшей степени порохов, взрывателей и снаряжения боеприпасов.
   До нападения нацистской Германии на СССР основные производственные мощности по выпуску гильз, порохов, корпусов снарядов размещались на юго-западе нашей страны. В результате оккупации этих районов противником и вследствие эвакуации данные предприятия были выведены из строя на длительное время. Ситуация усугублялась фактами бесхозяйственности: "на ряде предприятий НКБ эвакуированное оборудование свалено под открытым небом и портится (заводы Љ 259, 316, 78, 254, 179)". Отмечалось отсутствие в Наркомате боеприпасов "необходимой государственной дисциплины". Так, оборудование третьего производства комбината Љ101 было направлено на завод Љ 98, тогда как по решению ГКО его нужно было эвакуировать на завод Љ 580. Третье производство комбината Љ 100 направлено на комбинат Љ 392, вместо завода Љ 98...Оборудование завода Љ 260, несмотря на решения ГКО об эвакуации его на завод Љ10 (г. Молотов) направлено Наркоматом на завод Љ 572 (г. Саратов), но ввиду отсутствия свободных площадей на заводе Љ 572 переадресовано на завод Љ 10 (г. Молотов). В октябре 1941 г. завод Љ 260 2ГУ полностью (производство взрывателей М-50, ЗТН, К-20, МД-5, МГ-8, 1096 единиц оборудования, 1535 человек) эвакуирован в Молотов, где продолжил действовать под своим номером на площадях нашего завода; последний эшелон прибыл в 12.1941 г. В 03.1942 г. завод выдал первую продукцию на новом месте. В годы войны выпускал взрыватели для сухопутной и морской артиллерии, авиационных пушек, минометных мин и авиабомб, в т.ч. для противотанковой кумулятивной. После войны завод был реэвакуирован в город Владимир, а на его базе и на выделенных площадях в районе Крохалевки были возведены корпуса завода имени Октябрьской революции, в последствии ООО "Велта". Сейчас район по бывшему имени завода - "Владимирский патефонный (Грамофонный) завод" - носит название "Владимирский". Трудности усугублялись дефицитом черных металлов, связанного азота. С августа по ноябрь 1941 года из строя выбыло 303 предприятия, изготовлявших боеприпасы. Месячный выпуск этих предприятий составлял 8,4 млн корпусов снарядов, 2,7 млн корпусов мин, 2 млн корпусов авиабомб, 7,9 млн взрывателей, 5,1 млн гильз, 2,5 млн ручных гранат и т.д. Из 65 заводов, входивших в систему Наркомата боеприпасов (НКБ), 45 подлежали эвакуации. По состоянию на начало октября 1941 года было намечено к перебазировано не менее 65% предприятий военно-промышленных наркоматов из общего списочного состава:
  
  Наркоматы Общее Действующие Эвакуируемые
  Авиационной 139 21 118
  Танковой 27 11 16
  Вооружения 58 26 32
  Боеприпасов 65 16 49
  Минометные 147 75 72
  Судостроительные 69 28 41
  
  В декабре 1941 года в составе НКБ действующими оставались 4 снаряжательных и 23 механических завода. Выпуск комплектных боеприпасов начали осваивать на 46 заводах Наркомата минометного вооружения, 20 заводах Наркомата путей сообщения, 17 заводах Наркомата тяжелого машиностроения, 10 заводах Наркомата текстильной промышленности, 9 заводах Наркомата судостроительной промышленности и так далее. Всего - на 382 предприятиях различных наркоматов и ведомств.
  В 1 квартале 1942 г. ситуация выглядела следующим образом:
   эвакуируемых демонтированных восстановленных
  НКАвиапром 118 94 72
  НКТанкпром 9 9 8
  НКБоеприпасов 45 41 6
  НКВооружения 32 31 2
  НКСудпром 22 22 17
  НКМинвооружения 99 72 25
   325 269 130
  
  По мере восстановления эвакуированных заводов НКБ и освоения производства комплектных боеприпасов на других "военных" и "гражданских" заводах к участию в поставках полуфабрикатов и комплектующих деталей было привлечено более одной тысячи заводов, фабрик, ремонтных мастерских. Резко ограничившиеся в результате потери огромных территорий, производственного потенциала, материальных и людских ресурсов источники экстенсивного экономического роста, неизбежно, пришлось восполнять путем широкого применения передовых технологий. В обзоре Госплана СССР "О перестройке и развитии народного хозяйства СССР в период Великой Отечественной войны" отмечались следующие технические достижения советской военной промышленности: "Значительно было развито центробежное литье, в том числе таких крупных изделий, как стволы орудий. Массовое применение получило также литье в постоянные металлические формы (в кокили), особенно в производстве боеприпасов. Широко были применены штампо-сварные конструкции взамен литых. Свободная ковка на большом числе предприятий была заменена штамповкой. Все эти процессы обеспечили значительную экономию металла и резко сократили размеры механической обработки.В больших масштабах была внедрена высокопроизводительная автоматическая электросварка по методу академика Патона. Производительность станочного парка была повышена путем оснащения его специальными приспособлениями и многолезвийным инструментом. Более широко стали применяться такие передовые процессы, как протяжка, раскатка роликов, а также процессы чистовой обработки - хонингование, супер-финиш".
   Критическая точка в производстве боеприпасов, по свидетельству заместителя наркома вооружения В.Н. Новикова, была преодолена в начале 1942 года - производство вступило в полосу подъема. С января по июль 1942 года валовая продукция НКБ увеличилась на 66%. Выпуск артиллерийских снарядов в декабре 1942 года по сравнению с декабрем 1941 г. увеличился почти в два раза, авиационных выстрелов - в 6,3 раза, мин - в 3,3 раза, в том числе производство 120-миллиметровых мин возросло в 16 раз. Выпуск реактивных снарядов за этот период увеличился в 1,9 раза, авиабомб - в 2,1 раза, ручных гранат - в 1,8 раза.
   Производством боеприпасов на Урале занималось 9 заводов НКБ. На них производилось изготовление корпусов артиллерийских снарядов, минометных мин и авиабомб. В 1940 -июне 1941 года к ним присоединилось еще одно предприятие - 114-й снаряжательный завод в городе Копейск Челябинской области. На Урале в основном производились корпуса снарядов морской и сухопутной (в том числе реактивной) артиллерии, минометных мин и авиабомб, в меньшей степени взрывателей, порохов и снаряжения боеприпасов. Исключительное значение в боеприпасной отрасли всегда имели средства подрыва боеприпаса - взрыватели, производством которых на Урале в начале войны занимался один завод - завод Љ 10 (завод имени Ф.Э. Дзержинского), и который занимался ими уже давно. Первые запальные трубки в цехах завода были сделаны еще перед Первой мировой войной. В годы Второй мировой войны задачи подрыва боеприпасов решались механическими взрывателями. Завод Љ 10 был сориентирован на выпуск взрывателей и дистанционных трубок в основном к боеприпасам сухопутной и зенитной артиллерии. Взрыватели и взрывательные устройства комплектуются к снарядам с бризантным снаряжением, а трубки - к снарядам, имеющим вышибной заряд из пороха.
   Взрывателями, взрывательными устройствами и трубками называют специальные механизмы, предназначенные для вызова действия снаряда после выстрела в требуемой точке траектории или после удара в преграду. В отличие от взрывателей взрывательные устройства состоят обычно из нескольких частей, расположенных в различных местах снаряда (боевых частей ракет). Различие между взрывателями и трубками заключается в характере начального импульса, создаваемого ими: первые вырабатывают детонационный импульс, вторые - лучевой.
   Взрыватели были различного устройства и назначения: мгновенного действия - 0,05...0,1 мс; инерционного действия - 1...5 мс; замедленного действия - от единиц микросекунд до нескольких суток; многоустановочные взрывательные устройства имели не одну, а несколько установок по времени срабатывания.
   По степени безопасности при служебном обращении и при выстреле все взрыватели делиќлись на непредохранительные, полупредохранительные и предо-хранительные. Во взрывателях предохраниќтельного типа оба капсюля изоќлированы от детонатора, поэтоќму самопроизвольный взрыв любого капсюля не влечет за собой преждевременного взрыва снаряда.
  Надо отметить, что уральские заводы НКБ, в том числе и завод Љ 10, встретили начало войны организовано и приступили к выполнению мобилизационных планов. На завод не поступало комплектно оборудование эвакуируемых с западных регионов СССР заводов, а только единичные экземпляры. Так согласно Ведомости по учету использования эвакуированного оборудования на 10/Х-41 г. предприятиями города Молотова для нашего завода было выделено всего 113 станков. Рост производства завода Љ 10 происходил за счет интенсификации производства, внутренних ресурсов и производимого на заводе машиностроительного оборудования (станков и приспособлений).
   В докладной записке Молотовского горкома ВКП(б) в Молотовский обком ВКП(б) о проведении агитационно-массовой работы за период с 22 июня по 10 августа 1941 года по выступлению тов. Молотова по радио о вероломном нападении на СССР германского фашизма, по городу и районам сообщается, что только по заводу Дзержинского было проведено 55 митингов. Как заявил в своем выступлении на митинге мастер цеха Љ 9 товарищ Коротаев: "Мы знаем, что Красная Армия сделает свое дело - разгромит неќмецкий фашизм. Мы должны каждый на своем посту обеспечить все условия для победы над врагом. Просим дирекцию завода разрешить нам работать по 11 часов в сутки". Коллектив цеха Љ 5 также выдвинул предложение о переходе с 8-часового рабочего дня на 11 -часовой. "В цехе товарища Левина, братья Данилины, Аркадий, Борис и Сергей, к ним присоединились еще ряд товаќрищей - всего в количестве 14 человек, подали заявления в партком завода с просьбой направить их на фронт. Там же, на заводе, в цехе товарища Вахрушева - рабочий Долгих А. Н. подал заявление в парторганизацию, где просил принять его в канќдидаты ВКП(6) и отправить на фронт". "В ответ на призыв вождя тов. Сталина организовать всестороннюю помощь Красной Армии, перестроить всю работу на военный лад трудящиеся отвечают производственными победами. На заводе имени Дзержинского, цех тов. Зайцева, стахановец-шлифовщик тов. Максимов 3/VII выполнил производственную проќграмму на 1200 %. Шлифовщица тов. Татаринова за 4 часа выполнила производственную программу на 600 %". Из доклада "О текущем моменте и задачах парторганизации" первого секретаря Молотовского обкома ВКП(б) Н. И. Гусарова на VI пленуме обкома партии 20 октября 1941 года: "Правильно поступают те руководители, которые на существующей производственной площади, на существующем оборудовании, и, не надеясь на привозное дополнительное, обеспечивают выпуск продукции и выполнение заданий. Неплохие образцы работы показал и коллектив завода им. Дзержинского, который также на протяжении всей войны четко, точно выполняет задания Комитета Обороны, любое задание, которое ему давалось. Несмотря на огромнейшее увеличение рабочих, служаќщих, инженерно-технических работников, проявляют не меньшее желание помочь фронту, обеспечить героическую борьбу Красной Армии более мощным и новым оборудованием. За это время коллектив завода освоил много новой продукции. Достаточно сказал, что он в течение одного месяца изготовил, для того чтобы выпускать новой продукции, только одних станков 230".
  Большинство изделий было переведено на поточные линии производства и конвейерную сборку взрывателей. Применение в механических цехах поточных линий потребоваќло от технологов значительной работы по модернизации техноќлогического процесса и внедрения наиболее совершенных и проќизводительных приемов труда. К таковым следует отнести переќход на штамповку вместо механической обработки деталей, изготовление деталей сложной конструкции из профильного материала, максимальное использование автоматов и полуавтоќматов, автоматизацию контрольных операций.
  Был отработан и усовершенствован технологический процесс химического покрытия взрывателей. Начался постепенный перевод производства с токарных станков на автоматы почти по всем изделиям. Часть деталей к взрывателям стали изготовлять на многошпиндельных автоматах, резьбы получали методом накатки. Было создано порядка десяти участков по производству взрывателей. На таких участках работали сводные сестры моей матери - Полина и Клавдия Шестаковы. (Позднее - после войны, часть участков превратились в отдельные цеха. В одном из таких цехов с середины 1950 и до выхода на пенсию трудилась моя двоюродная сестра Мария Нефедова). Детали (начиная с вида куска металла) проходили долгий, многокилометровый путь через десятки тысяч женских и детских рук, чтобы потом превратиться в сердце снаряда или бомбы. Для примера, казалось бы простенькая операция в сборочном цехе - маркировка. Сегодня ее выполняют автоматы, а тогда, в годы войны - две женщины-работницы. Им и требовалось-то вставить пальцы рук в десять стаканчиков взрывателей, перенести их, припечатать к штампу и вновь поставить на конвейер. Вроде просто. Но в течение всей войны конвейер подал около 180 млн. изделий. Каждое изделие весом в 100-150 граммов. Сколько же тысяч тонн металла перенесли эти женские пальцы?
   Что касается организации массового поточного производства, то в основу было положено дробление технологического процесса на множество мелких последовательно совершаемых операций, которые, не требуя от работника высокой квалификации, в целом сокращали расход материалов и время производства "готового изделия". Была произведена перепланировка сборочных участков, преобразована система расстановки производственного оборудования, изменено соотношение основных и вспомогательных производств. Переход на поточные лини позволил высвободить для других работ 1320 человек и дал 13,5 млн рублей экономии. На заводе своими силами сконструировали и изготовили высокопроизводительные и высокоточные станки для нарезания резьбы, которые позволили высвободить еще 500 рабочих, за три года войны на заводе было модернизировано 350 станков. И главное, в связи с убытием по мобилизации на фронт большого количества высококлассных специалистов "позиционной сборки", поточный метод позволил широко применять вновь набранных рабочих, в основном женщин и подростков, в последовательно проводимых мелких совершаемых операциях, что снизило требования к квалификации рабочих на потоке. Были введены меры по наиболее эффективному использованию кадров. Отмена отпусков и установление обязательных сверхурочных работ продолжительностью 1-3 ч в день позволили без дополнительного приема рабочих увеличить суммарное рабочее время примерно на одну треть. Кроме того, сами рабочие завода, проявляя патриотическую инициативу, работали значительно дольше установленного времени, часто по нескольку дней не выходя из цехов, отказывались от выходных дней. Все это дало возможность резко увеличить выпуск продукции в первые же месяцы войны.
  
   В работе по усовершенствованию производства военного вреќмени определяются два периода. Первый- 1941 -1943 годы; он характерен решением задачи: достижение максимально-возќможных режимов резания на механическом оборудовании. В 1943 году по большинству ведущих деталей время обработки было сокращено почти наполовину. В этот же период были разќработаны наиболее рациональные конструкции приспособлений, приборов и измерительно-режущего инструмента. Во втором периоде (1943-1945 годы) внедрялись поточные методы производства. На автоматную обработку был переведен: ряд черновых операций, применены проточка под накатку резьќбы на автоматах и накатка крупных резьб, внедрено специальќное операционное оборудование. За годы войны время обработки деталей уменьшилось в 2,5 раза, высвободилось большое количество рабочей силы, было получено десятки миллионов рублей экономии. Технология производства стала высокопроизводительной.
  К первоначально освоенным предприятием, в соответствии с единым техническим планом, видам продукции добавились другие виды, требующие иной расстановки оборудования по технологическому потоку. Но так как первоначально освоенный вид производства, на начальном этапе, еще не утратил для завода своего значения, единое пространство технологического потока, постепенно, расчленялось на относительно самостоятельные технологические русла (потоки), что, в принципе, позволило предприятию быть одновременно и специализированным, и универсальным.
  Руководством завода было найдено оптимальное соотношение между "историческим нарастанием" и "единым технологическим планом", чтобы обеспечить переход к выполнению любого изменения в заказе, без колебаний и неравномерности загрузки производственных мощностей и частых остановок производства на реконструкцию цехов завода в целях приспособления основных и вспомогательных производств под основной технологический процесс производства взрывателей.
  С первых дней войны на заводе повысился коэффициент сменности оборудования. С 1-сменной работы перешли на 3-сменную; отдельные цеха, работавшие в 2 смены по 8 часов, были переведены к работе в две смены по 11 час. Повысилась интенсивность работы оборудования. Так, число оборотов в токарных станках для обработки легких сплавов увеличилось с 5 до 8 тыс. оборотов в минуту; по шлифовальным станкам - с 15 тыс. до 20 тыс. оборотов в минуту. Повысился удельный вес силовых энергетических установок и машин в составе основных фондов. По предприятиям Наркомата вооружения он возрос с 39,3% в 1940 г. до 42,2% в 1943 г.; по предприятиям Наркомата боеприпасов (в том числе и завода Љ 10) этот показатель составил, соответственно, 27,4% и 29,2%. По завершению перестройки технологического процесса действующих и восстановленных эвакуированных предприятий военно-промышленного комплекса на массовое (поточное) производство военной продукции стало возможно, порою существенное, сокращение внутризаводских расходов материалов, электрической энергии и т.д. на условную единицу "готового изделия".
  Наращивание объёмов выпуска изделий обеспечивалось переводом изготовления деталей на многошпиндельные автоматы, малой механизацией трудоёмких операций, централизованной заточкой инструмента, внедрением рационального инструмента и приспособлений, принудительным съёмом режущего инструмента до его предельного затупления, автоматизацией и механизацией контрольных операций и другими. Опираясь на творческую инициативу рабочих и специалиќстов, машиностроители организовали модернизацию металлорежущих станков и производство их на месте. На заводе после начала войны за три месяца было самостоятельно изготовлено 330 станков для укомплектования оборудования, а также более 100 были модернизированы и пущены в ход из ранее заброшенных. В 1-м полугодии 1944 года пущено 15 поточных линий, что позволили высвободить 459 рабочих и до 40% оборудования. За последние 2 года войны в результате введения поточного метода сборки взрывателей высвобождено 2 тысячи рабочих. Экономический эффект составил 13,5 млн. рублей. К концу войны на заводе действовало уже 43 поточные линии, на которых работало 2600 рабочих. Каждый третий снаряд, пущенный в неприятеля, был с взрывателем завода. Всего отправлено на фронт 2,5 тысячи вагонов со 180 миллионами взрывателей. Одних взрывателей МГ-8 изготовлено около 38 млн.
  Указанные факторы способствовали, при относительно стабильном количестве производственного персонала и установленного оборудования, утроить к 1943 г. объем производства валовой продукции и удвоить производительность труда, по сравнению с 1940 годом. По наркоматам вооружения и боеприпасов, выпускавших самые массовые виды военной продукции, соотношение прироста валовой продукции, основных фондов и выработки 1 рабочего к аналогичным показателям 1940 г. в процентах отражено в следующей таблице.
   валовой основных выработки
   НКБ НКВ НКБ НКВ НКБ НКВ
  1940 100 100 100 100 100 100
  1941 121,7 129,2 115,5 112,9 147,8 134,4
  1942 211,1 180,9 137,8 123,7 191,2 176,7
  1943 257,7 198,8 172,2 137,3 217,3 187,5
  1944 312,1 214,8 209,8 145,1 249,5 191,3
  
   Завод перестал выпускать продукцию мирного времени, за исключением станков, необходимых для интенсификации производства взрывателей. Уже к концу 1941 года были спроектированы и внедрены в практику резьбонакатные станки-полуавтоматы для изготовления элементов взрывателя, что позволило существенно экономить время и ресурсы на производстве. На заводе было значительно увеличено количество рабочих, несмотря на проведенные первых месяцев войны и последующие мобилизации. Состав рабочих обновился на 90 процентов, сюда пришли вновь 8970 женщин и 7292 подростка. И уже во второй половине 1941 года завод стал ведущим по производству взрывателей к сухопутной и зенитной артиллерии, а также взрывателей к самому распространенному ротному миномету, авиабомбам для штурмового бомбометания и некоторым видам морской артиллерии. Это привело к значительному увеличению поставок боеприпасов в войска, что видно по таблице ГАУ. В годы войны в соответствии с заданиями ГКО менялась и номенклатура выпускаемых взрывателей и другой продукции военного назначения. Однако основными Завод выпускал взрыватели следующих типов: КТ-1, -2 (-1935), -3 (1937), КТМ-1 (-1937-43-), МГ-8, АВШ-2, М-50Ш, 2МР, МР (1943)
   Первым рассмотрим взрыватель КТМ-1 головной полупредохранительного типа, состоящий из долее двадцати основных элементов, из которых двенадцать были собственного изготовления завода. Взрыватель КТМ-1 назывался взрывателем комбинированного ударного действия для детонации разрывного заряда в 76 и 85 миллиметровых полковым, дивизионным, танковым и горным пушкам, в том числе и к зенитным пушкам при стрельбе по наземным целям. Всего взрыватель КТМ-1 в годы войны применялся в 32 выстрелах различных калибров и назначения, к 23 системам наземной артиллерии. Применялись взрыватели КТМ-1 и в осколочно-фугасных снарядах обр.1911 г. к 120 мм морским орудиям и орудиям береговой охраны, а также в снарядах к 76 мм пушке бронекатера проекта 1125 ("речного танка") производства завода Љ 344 (Пермского Судозавода).
   Взрыватель МГ-8 мгновенного (реакционного) дейќствия, предохранительного типа, с дальним взведением и самоќликвидацией на полете. Снаряды с взрывателем МГ-8, не прошедшие канал ствола, безопасны в служебном обраќщении. Они могут переноситься вручную и перевозиться с соблюќдением мер предосторожности на любом виде транспорта. Взрыватель МГ-8 предназначался для 37-мм снарядов (выстрелов) к зенитным пушкам 61-К и в 45-мм снарядах (выстрелах) к 45-миллиметровой противотанковой пушке 53-К и 45-миллиметровой автоматической танковой пушке "ВЭТОГ". Стрельба с таким взрывателем называлась ударной стрельбой, так как взрыватель срабатывает и осуществляет подрыв снаряда только при ударе о преграду. Часть авиабомб АО-2,5 представляла собой 45-мм осколочный снаряд О-240 от противотанковой пушки со взрывателем МГ-8, к которому был приварен железный корпус с 4-х перым стабилизатором.
   Взрыватель М-50 мгновенного действия, непредохранительного типа (высокой чувствительности) к одним из самых распространенных артиллерийских боеприпасов - 50 миллиметровым осколочным минам ротного миномета, встречающихся сейчас в местах сражений Великой Отечественной войны. Взрыватель взводился в момент выхода мины из ствола миномета. Завод также освоил выпуск мин к этим минометам. Производством 50-мм мин занимался и коллектив учащихся фабрично-заводского училища (ФЗУ) завода. Училище было основано в 1931 году как фабрично-заводская школа - ФЗУ завода "Уралсепаратор". В годы Великой Отечественной войны контингент ФЗУ увеличился. К местным учащимся присоединились подростки, эвакуированные с оккупированных территорий. В училище появились фронтовые бригады, вытачивающие корпуса мин и выполнявшие норму на 200-300 процентов. В этом училище в 1960-80-е годы училась моя сестра, я и мой племянник. Мне, помнится во время моей учебы, мы еще обнаруживали заготовки от корпусов мин, которые изготавливали группы подготовки слесарей и токарей училища в военные годы.
   Взрыватель М-50 использовался также для 45-мм осколочно-фугасных снарядов к 45-мм противотанковой пушке образца 1932 года", на заводе орудие получило индекс 19-К (сорокапятке). Наверное, ни одна пушка не была предметом такого количества рассказов и споров, а с 1941 по 1945 сорокапятки на первом рубеже обороны (да и наступления) делали свое дело. Ломали броню и ходовую немецких танков и самоходок, вбивали снаряды в амбразуры дотов и дзотов, били по пехоте картечью и осколочно-фугасными снарядами. Сорокапятка - всю войну на передовой, лучший друг пехотинца. Остальные "боги" дивизионного и выше уровня все-таки чуть подальше были.
   Взрыватель 2МР замедленного действия к 120-мм и 130-мм морским орудиям, применявшимся в качестве орудий береговой охраны с дальностью стрельбы свыше 23 километров. К 22.06.1941 года на вооружении ВМФ было 110 120/50-мм пушек (бывших Морского и Военного ведомств). Большинство 120/50-мм пушек было установлено на береговых батареях и лишь часть из них (на речных судах). Из них 39 было на Балтийском флоте, 20 - на Черноморском флоте, 24 - на Амурской флотилии (по 8 на миноносцах "Красный Восток", "Ленин" и "Сунь-ят-сен"), 11 - на Тихоокеанском флоте, 6 - на Пинской флотилии на канонерских лодках ("Димитров", "Каганович" и "Смольный"), и 9 - на Каспийской флотилии. Боекомплект и баллистика 120/50-мм пушки Основными снарядами, входившими в боекомплект береговых и морских пушек, были:
  Тип снаряда Взрыватели
  Фугасный обр.1911 г. (полубронебойный) Обр.1913 г., MP
  Фугасный обр. 1907 г. Обр.1913 г., 7ДТ, MP
  
  Фугасный обр. 1928 г. (полубронебойный) MP, 2МР
  Осколочно-фугасный обр.1911 г. КТМ-1
  Взрыватель 2-МР применялся в снарядах к 130/50-мм пушки Б-13. В годы Великой Отечественной войны Б-13 широко применялась как на береговых батареях, так и в качестве стационарных установок укрепрайонов, например, под Ленинградом, на переносных позициях в 1941 году. 130-мм пушки Б-13 были самыми распространёнными морскими орудиями среднего калибра. Ими были вооружены все лидеры и эсминцы советской постройки до 1945 года, ряд канонерских лодок и некоторые минные заградители, а также большинство береговых батарей. Орудия Б-13 использовались также в составе бронепоездов и железнодорожных батарей, орудия Б-13 зачастую устанавливались на обычных платформах. В 1940 году Ижорским заводом была предпринята успешная попытка установить орудие Б-13 на тяжёлую самоходную артиллерийскую установку СУ-100-Y (T-100-Y). 14 марта опытный экземпляр самоходного орудия был готов, но испытания отменили в связи с окончанием Зимней войны. В ноябре 1941 года участвовала в обороне Москвы. В 1944 году конструкторское бюро опытного завода Љ 100 на шасси самоходного орудия ИСУ-122С разработало самоходную артустановку ИСУ-130, вооружённую пушкой Б-13. Машина прошла фронтовые испытания, но в серию принята не была.
   К началу 1941 года в ВМФ имелось 472 установки Б-13 I и II серии. Из них на БФ -150, на ТОФ - 194, на ЧФ - 80, на СФ - 46 и на Каспийской военной флотилии - 2. К тому времени на береговых батареях было установлено 169 130-мм пушек (среди них было небольшое число 130/55-мм орудий). Из них на ЧФ - 15, на БФ - 79, на СФ - 19 и на ТОФ - 56. Около 250 установок находилось на кораблях, остальные были на хранении на складах, заводах и т.п.
  Характеристики снарядов для 130/50-мм пушки Б-13 приведены в таблице.
  Тип снаряда Взрыватели
  Полубронебойный обр.1928 г. ПБ-46А MP, МРЗ
  Полубронебойный обр.1928 г. ПБ-46 2МР, 2МРЗ, 4МРЗ
  Фугасный обр.1928 г. Ф-46 2МР
   Взрыватель АВШ-2 (авиационный взрыватель штурмовой второй модели - конструкции И.А. Ларионова) снаряжали в головное очко осколочных и осколочно- фугасных авиабомб для последующего их применения с малых высот (штурмовое бомбометание). Фиксированного времени замедления в семь секунд было вполне достаточно, чтобы обеспечить безопасность самолетов - штурмовиков Ил-2 ("летающий танк") и Ил-10, бомбивших с высоты менее 20 метров группой не более эскадрильи, а также одиночными самолетами всех типов. Приоритет в разработке мелких авиационных бомб кумулятивного действия принадлежит отечественным ученым и конструкторам. В середине 1942 года известный разработчик взрывателей И.А. Ларионов, предложил конструкцию легкой противотанковой авиабомбы кумулятивного действия. Командование ВВС проявило заинтересованность в реализации предложения. ЦКБ-22 быстро провело проектировочные работы и испытания новой бомбы начались в конце 1942 года. Окончательный вариант представлял собой ПТАБ-2,5-1,5, т.е. противотанковую авиационную бомбу кумулятивного действия массой 1,5 кг в габаритах 2,5-кг авиационной осколочной бомбы. ГКО в срочном порядке решил принять на вооружение ПТАБ-2,5-1,5 и организовать ее массовое производство. Одновременно завод Љ 10 освоил производство взрывателей к ПТАБ. В бомбовую зарядку самолета Ил-2 входило до 192 авиабомб ПТАБ-2,5-1,5 в 4-х кассетах мелких бомб (по 48 штук в каждой) или до 220 штук при их рациональном размещении навалом в 4-х бомбоотсеках. Принятие на вооружение ПТАБ какое-то время держалось в секрете, их применение без разрешения верховного командования было запрещено. Это позволило использовать эффект внезапности и эффективно применить новое оружие в сражении под Курском.
   За образцовое выполнение правительственного задания по разработке и освоение производства авиационных взрывателей в ноябре 1942 г. завод был награжден орденом Ленина.
   По инициативе Пермского горкома партии в сентябре 1942 года была проведена конференция машиностроителей, наќметившая меры по дальнейшему расширению производства, совершенствованию технологии, обмену передовым опытом между пермскими заводами. Коммунисты-машиностроители стали застрельщиками в борьбе за интенсификацию произќводства.
   В 1944 году завод приступил к производству капсульных втулок КВ-4 для воспламенения порохового заряда 85 мм артиллерийского выстрела для стрельбы из 85-мм буксируемых противотанковых пушек ПТП Д-44, предназначенных для поражения танков, бронетранспортеров, самоходно-артиллерийских орудий, а также других бронесредств противника. Также же ПТП Д-44 использовалась для ведения огня по бронеколпакам, амбразурам деревоземляных и долговременных огневых точек (ДЗОТ и ДОТ), уничтожения живой силы и огневых средств, находящихся за легкими укрытиями или вне укрытий. Эти втулки использовались и в снарядах 85-мм зенитных пушек образца 1939 года, активно использовавшейся в Великой Отечественной войне как в роли собственно зенитного, так и противотанкового орудия, и танкового орудия ЗИС-С-53.
   В 1944-45 годах Завод приступил к выпуску, кроме уже упомянутых взрывателей, авиационных взрывателей АВ-95. Взрыватели типа АВ снабжены воспламенительным механизќмом всюдубойного действия, который обеспечивал безотказное возбуждение действия авиабомб при любом угле встречи их с преќградой. Взрыватель АВ-95 обеспечивал бомбометание, как с горизонтального, так и с пикирующего полета самолета, с различным автоматическим замедлением в зависимости от условий бомбометания.
   В практике боевых стрельб отмечались как в Первую, так и во Вторую мировые войны, да и в последующие годы случаи преждевременных разрывов боеприпасов (БП), происходящих в канале орудия или в непосредственной близости от него. Вполне очевидно, что нарушение безопасности стрельбы даже в единичных случаях отрицательно влияет на моральный дух солдат и порождает недоверие к боевой технике. Поэтому полная безопасность боеприпасов при выстреле - одно из важнейших требований, к выполнению которого необходимо стремиться еще на стадии проектирования и испытаний отдельных элементов выстрела. Преждевременное действие БП может быть обусловлено причинами конструктивного, производственного и эксплуатационного характера. Две последние категории причин - результат недостаточного знания устройства материальной части и принципа ее действия. Причины, зависящие от несовершенства или недоработки конструкции БП, не всегда могут быть учтены заранее и поэтому требуют особого изучения и исследования инженерно-техническими работниками.
   Преждевременные разрывы БП могут происходить в канале ствола орудия и после вылета из орудия: в первом случае вследствие аномального поведения орудия и отдельных элементов выстрела, а во втором - главным образом по вине взрывателя (ВУ). К причинам срабатывания взрывателя в канале ствола может быть и вина Завода изготовителя - прежде всего несвоевременное или неправильное действие ударных механизмов (например, слабая контрпредохранительная пружина и др.). И все же главной причиной срабатывания ВУ в канале ствола могут быть конструктивные и производственные недостатки взрывателей и их узлов: - чувствительность к сотрясению при выстреле капсюля - воспламенителя (КВ) и капсюля детонатора (КД); - недостаточный учет климатических и эксплуатационных факторов; - неправильная сборка;
   В войсках и на складах в годы войны наблюдались преждевременные разрывы БП при стрельбе с взрывателями типа МР, предварительно взведенными при случайных падениях БП донной частью вниз с высоты более 0,75 м (при погрузочно-разгрузочных работах), а также недостаточная прочность узла детонатора (из-за чего были случаи неполных разрывов при стрельбе по броне). Недостатком же нашего взрывателя КТМ было то, что происходили случаи преждевременного срабатывания при стрельбе из сильно изношенных стволов (второй и третьей степени износа), а также при случайном засорении ствола. Надо отметить, что случаи преждевременного или несвоевременного срабатывания наших взрывателей были очень редкие. По отзывам специалистов стран - участников Второй мировой войны (США, Англия, Германия, Франция) советские взрыватели давали одно преждевременное срабатывание на сотни тысяч выстрелов, а лучшие немецкие взрыватели- одно преждевременное срабатывание на 10 тысяч выстрелов.
   Ответственейшим делом был процесс сборки взрывателей, основанный на полной взаимозаменяемости деталей. Для этого изготовление деталей взрывателей на каждом этапе проверялось представителями отдела технического контроля (ОТК), а перед передачей на сборку проверялись на соответствие собираемому узлу или сборочной единице и возможности установки на соответствующие места. Перед самой сборкой детали тщательно промывались и (при необходимости) покрывались тонким слоем смазки. Перед сборкой детали, определяющие внешний вид изделия, загрунтовывались и подготавливались к окраске после сборки. В начальный период войны до 1944 года покраска изделий не осуществлялась. Сборка производилась согласно разработанным технологическим картам. Правильная подготовка и раскладка деталей при выкладке на поток сборки ускоряла сам процесс сборки и улучшала его качество. Немаловажную роль при сборке играли подготовительные и основные операции, использование для выполнения этих операций соответствующий исправный инструмент. Выпуск изделий осуществлялся партиями посменно. Технологический процесс сборки был построен по принципу параллельно-последовательного выполнения операций. Сложные операции разбивались на более простые, общую сборку разделяли на сборку сборочных единиц. На потоках сборки взрывателей была организована специализация, т.е. некоторые виды работ выполнялись одним рабочим, что повышало производительность труда.
   Как и на других предприятиях области, широко распространенным явлением на заводе стали фронтовые комсомольско-молодежные бригады, появившиеся на заводе имени Ф.Э. Дзержинского первыми в области в ноябре 1941 года, и которых к концу 1944 года насчитывалось в области 290 с общей численностью 2616 человек. 9 сентября 1942 года Пермский завод им. Ф. Э. Дзержинского получил переходящее Красное Знамя ЦК ВКП(б).
   Бригады завода были первыми в области, внедрившими в работе так называемый "метод Агаркова" (создание комплексных бригад и поточного метода сборки на Челябинском тракторном заводе), что позволяло высвободить рабочих с производства при увеличении выполняемых норм. К октябрю 1944 г. комплекс проведенных оргтехмероприятий в сочетании с рационаќлизацией и изобретательством дал возможность высвободить свыше 3500 рабочих, получить до 40 млн. рублей экономии, поднять производительность труда в нормированном времени по ведущим изделиям в 2,5 раза. Цеха завода располагали 2300 метрами поќточных механизированных линий с принудительным ритќмом, от внедрения которых завод получил 12 млн. рубќлей годовой экономии и повысил производительность труда на 15-40%. На выходе сборочных потоков готовые изделия проверялись специалистами военной приемки.
   Большое значение придавалось правильной транспортировке собранных изделий, которые укладывались в транспортные ящики, изготовленные тарным цехом. Весь коллектив этого цеха состоял из мальчишек 14-16 лет. На моей памяти еще в начале 1950-х годов наших ребят после семилетней школы устраивали на завод в этот цех.
   Взрыватели и капсюльные втулки отправлялись на снаряжательные заводы Љ 56 (Нижний Тагил) и Љ 114 (Копейск Челябинской области). Поставка комплектующих и отправка готовых изделий осуществлялась железнодорожным транспортом, для этого на завод от станции Пермь-2 имелась железная дорога. 50-мм мины к ротным минометам отправлялись на действующие фронта как ж/д транспортом, так и речными транспортами с имеющегося причала на Каме.
   Полную информацию И. В. Сталину о положении с выпуском боеприпасов, ходе выполнения графиков и плановых заседаний, о причинах снижения производства продукции на том или ином заводе НКБ, принимаемых или принятых мерах и т. п.- докладывали ежедневно.
   Артиллерия - это Бог войны. Большинством военных экспертов мира считается, что более 60 % потерь в сражениях Второй мировой войны у сражающихся сторон было от огня артиллерия (гибель и смертельные ранения). Всего с нашего Завода было отправлено 2,5 тысячи вагонов со 180 миллионами взрывателей. В годы Великой Отечественной каждый третий снаряд, пущенный в неприятеля, был с взрывателем завода Љ 10. И путем нехитрой арифметики от 60 % одна треть это порядка 20 %, - очевидно приблизительно такой вклад в Победу был наших артиллеристов за счет взрывателей нашего Завода.
   Значительна была и роль продукции завода в победах при морских и речных сражениях Великой Отечественной войны. Кроме взрывателей завод производил сепараторы очистки дизельного топлива и масла, различное насосное оборудование для военных судов. Производимое оборудование обеспечивало живучесть кораблей при ведении боевых действий и в повседневной жизни судов. Эта задача была поставлена перед заводом еще в предвоенное время. Постановлением СТО СССР Љ 58сс/о " О программе военно-морского судостроения на 1933038 гг." от 11 июля 1933 года отмечалось, что наиболее узким местом судостроения может стать обеспечение постройки кораблей главными и вспомогательными механизмами, необходимо обратить на эту сторону самое серьезное внимание, распределив необходимые производства между соответствующими отраслями и предприятиями за личной ответственностью их руководителей, в частности по вспомогательным механизмам специализировать завод "Сепаратор" (Пермь) на изготовление масляных сепараторов. В 1937 году завод приступил к выпуску сепараторов НС-1 и выпускал их с небольшими модификациями всю войну и в послевоенное время. Также в годы войны завод выпускал и судовые центробежные насосы, которые на строящихся тогда в основном малоразмерных судах - катерах всех типов применялись в охлаждающей, противопожарной, санитарной, осушительной системах судов и плавсредств. Главное отличие судовых насосов - это материал проточной части, он выполнен, из бронзы, устойчивой к морской воде и её парам. Изготовление и сборка этих изделий осуществлялась методом единичного производства, как правило, сборочными бригадами с некоторой подгонкой деталей, так как к ним предъявлялись требования военной продукции. Требования к изготовлению деталей к этим изделиям были такими же, как и к деталям взрывателей.
   Кроме взрывателей разных типов и топливомасляного насосного и очистительного оборудования для кораблей, завод выпускал снаряды, мины, авиабомбы и гранаты. Не останавливалось в годы войны производство металорежущих станков, необходимых в основном производстве нашего Завода и других предприятий Наркомата боеприпасов, в том числе токарно-винторезные 1612А (с 1938),1615А (1943) для развертывания отверстий, обтачивания и растачивания поверхностей различной конфигурации (фасонных, конических, цилиндрических), выполнения зенкерования и сверления, обработки торцов и их подрезки, нарезания резьбы различного типа. Станки резьбо-нарезной РН-220 для нарезания резьбы в массовом производстве, при этом шпиндель имеет закрепленный метчик движения, который идет с установленной скоростью подачи и частотой вращения, зависящей от шага и диаметра нарезки, к заготовке, которая зафиксирована неподвижно, а также станки резьбо-накатные РНП-1 и РНП - 4 для формирование резьбы роликами - распространенный метод накатывания, использующийся для точного создания резьбовых соединений разного диаметра и протяженности в массовом производстве. Правильный станок ППС-2 для вырубки и пробивки отверстий при изготовлении деталей из теплоизоляционных материалов, в т.ч. фольгированных, запрессовки, гибки, склепывания, склеивания пакетов крупногабаритных деталей или изделий. Этими станками и их последователями был оснащен цех Љ 5 (в бытность моей работы на заводе). Станок затыловочный НЗ-1 (1943) - специальный токарный станок, приспособленный, благодаря особой конструкции суппорта, для спиральной заточки в радиальном, косом и осевом направлениях затылка (задних поверхностей) дисковых и цилиндрических фрез и других режущих инструментов с прямыми и спиральными стружечными канавками, резьбовых и червячных, а также зубья метчиков. Кроме прямого назначения, станок использовался и в качестве точного токарного станка. Завод также производил и автомат для обточки сердечников швейцарской разработки типа "Торнос Љ 10" (1938) для изготовления деталей требующих исключительной точности и качества изготовления. Исходными для работы этих автоматов являлись металлические прутья, а на выходе получали высокоточные мелкие детали взрывателей. Эти автоматы стояли на участке в цехе Љ 21, где я работал в 1963-65 годах. Завод также изготовлял волочильные станы для обработки металлов давлением, при которой изделия (заготовки) круглого или фасонного профиля (поперечного сечения) протягиваются через круглое или фасонное отверстие, сечение которого меньше сечения заготовки, в результате площадь поперечного сечения заготовки уменьшается, а длина увеличивается. Волочение, в частности, широко применяли в производстве металлических прутков - заготовок для станков автоматов "Торнос". А также волочильные барабаны ПВС (1943) для волочильных станов. Для изготовления кольцевых деталей малого диаметра из полос, прессованных и горячекатанных профилей из легко деформируемых и жаропрочных сплавов в нагретом состоянии завод изготавливал пресс ПГ25, а также винтовой пресс ВП10
   Изготовление станков осуществлялось методом единичного производства. При этом при сборке станков выполнялся большой объём пригоночных работ, к которым относились: зачистка и опиловка сопрягаемых поверхностей деталей, шабрение втулок, вырубка смазочных канавок, подрезка деталей, наварка коротких деталей, сверление и нарезание резьб и другие операции. Цикл сборки станков, т.е. время, в течение которого производилась сборка, был более большой по сравнению с другими изделиями производства. На сборке станков работали комплексные бригады, которые по необходимости выполняли часть работ на различных станках при подгонке. Таким же принципом руководствовались и мы, учащиеся ПТУ Љ 4, при сборке станков во время нашего обучения в 1960-е годы.
   Не прекращал завод выпуск и мотопил (1938-1943). История мотопил в СССР начинается с 1927 года, когда в нашу страну завезли из-за границы для испытания появившиеся моторные пилы "Сектор", "Рапид" и другие. Опробование пил в наших лесах показало, что электропилы хороши на раскряжовке и малопригодны при валке. В 1931 году Бюро приспособлений Машинотреста спроектировало и изготовила первые опытные образцы бензомоторной пилы "Пионер", а Главное военно-инженерное Управление РККА организует изготовление бензомоторных пил МП-300 на Ижевском мотоциклетном заводе и Пермском заводе "Уралсепаратор", будущем заводе имени Ф.Э. Дзержинского, а в войну на заводе Љ 10. С 1935 года начинается выпуск мотопил типа ЦНИИМЭ-2 сначала под маркой МП-220, затем под марками МП-220А. Однако недостатки в производственном процессе (материалы, технология, станочное оборудование) повысили вес пилы выпускаемой заводом имени Дзержинского с 19,7 кг по проекту ЦНИИМЭ до 31, а в последних моделях МП-220А даже более, что повлекло отказ Наркомлеса СССР применять эти пилы на лесозаготовках. Вместе с тем выпуск для нужд армии не прекращался. В "Записке НКО СССР и Генштаба Красной Армии в Политбюро ЦК ВКП(б) И.В. Сталину и СНК СССР В.М. Молотову с изложением схемы мобилизационного развёртывания Красной Армии" сообщает, что на 1 января 1941 года в РККА в наличии было 3908 моторных пил. А в книге "Инженерные войска Советской Армии 1918-1945" в таблице "выпуск средств инженерного вооружения в годы Великой Отечественной войны" есть строчка "моторные пилы" с указанием их количества - 3598 штук. Это в сумме дает количество моторных пил всех марок отечественного производства, пришедших в РККА а потом и Советскую Армию, в годы войны - примерно 7500. Конечно, эта цифра примерная, но она дает повод, говорить, что количество мотопил отечественного производства измерялось тысячами штук. Сборку бензомоторных пил осуществлял цех Љ 19, в котором в послевоенное время и до выхода на пенсию работал мой тесть Пинягин Николай Алексеевич. Сборка мотопил осуществлялась поточным способом. Мотопилы широко использовались войсками, особенно инженерными подразделениями при создании завалов на возможных маршрутах продвижения противника, оборудовании маршрутов выдвижения и позиционных районов своих войск. В советском фильме 1942 года "Разгром немецких войск под Москвой" и его американской версии "Moscow Strikes Back", получившей в 1943 году "Оскар" в номинации "Лучший документальный фильм", в начале фильма (в советской версии в конце 10-й минуты) есть сцена создания лесного завала с использованием моторной пилы. По характерной цельноповоротной конструкции, направлению выхлопа, форме бака и кожуха крыльчатки можно однозначно установить, что это мотопила МП-220. Налицо неожиданное свидетельство того, что отечественные мотопилы в годы Великой Отечественной войны не только были, но и "получили" кинопремию "Оскар" - хотя и не персональную, а в составе коллектива. А еще в период подготовки к форсированию Днепра был налажен выпуск подвесных лодочных моторов на базе двигателей мотопилы. В 1945 году завод выпускал мотобуры для саперных частей Красной Армии.
   Были у завода и другие заказы, необходимые другим предприятиям для выполнения основных заказов по методу кооперации. Об этом свидетельствует, в частности, Выписка из Протокола заседания бюро Молотовского обкома ВКП(б) - о производстве аэросаней НКЛ-16 заводом "Коммунар" и лесокомбинатом "Красный Октябрь" 23-24 декабря 1941 г.: "3. Обязать директоров предприятий принявших в порядке взаимного кооперирования заказы заводов "Коммунар" и "Красный Октябрь" выполнить работу и сдать детали в следующие сроки: ... б) директору завода Љ 10 т. Лукьянову закончить изготовление болтов 250 кгр к 25 декабря 1941 г., 500 кгр к 5 января 1942 года;" А также из Справки секретаря Молотовского обкома ВКП(б) по легкой и местной промышленности А. С. Кокшарова об организации производства ручных гранат РГД-33, РГ-41, Ф-1 и авиабомбы марки АО-2,5 на предприятиях местной промышленности и промкооперации Молотовской области 1941 г.: "1 Для изготовления гранат марки РГД-33 и РГ-41 не решен вопрос изготовления центральных трубок и ударников. Производство их на наших предприятиях в силу отсутствия оборудования невозможно. Производство их может быть легко организовано на заводе Љ 10". "Число предприятий местной промышленности и промкооперации по изготовлению ручных гранат может быть значительно увелиќчено, но нерешенность вышеуказанных вопросов лишает возможности это сделать. 1 Считаем необходимым обязать завод Љ 10 изготовлять для местной промышленности и промкооперации центральные трубки, Лысвенский металлургический завод - ударники и 172 завод - калибры для производства авиабомбы".
  
   Из неполного перечня выпускаемой заводом продукции в тяжелые и трудные для страны годы видно, что завод сыграл большую роль в поставке для страны значительного количества изделий. Все это многообразие обеспечивалось производственными силами и мощностями нашего завода.
   С началом формирования Уральского добровольческого танкового корпуса в феврале 1943 г. 63 труженика завода подали заявление о зачислении их добровольцами. А в небе Великой Отечественной войны воевала эскадрилья "Дзержинец" (подарок работников завода им. Ф. Э. Дзержинского), на строительство которой коллектив завода в декабре 1942 года собрал 1 миллион 300 тысяч рублей.
   Для использования всего потенциала имеющихся трудовых ресурсов, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня1941 года "О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время", была увеличена продолжительность, рабочего дня, отменены плановые и льготные отпуска, были введены обязательные сверхурочные работы продолжительностью от 1 до 3 часов в день. Эти меры, оперативно внедренные администрацией предприятий, позволили уже в начале войны увеличить загрузку производственных мощностей теми силами, которые были. В декабре 1941года на военных предприятиях и транспорте, а наш завод был именно таким, все работающие были объявлены мобилизованными, самовольный уход с предприятия приравнен к дезертирству в армии. Ввиду военного положения отец был при заводе на казарменном положении, домой к семье отпускали один раз в месяц и то не всегда, завод обеспечивал рабочих питанием и местами отдыха между рабочими сменами. Отец в литейном цехе получал в начале войны 375 рублей, а к 1944 году - более 1000 рублей. (Председатель Госплана СССР Николай Вознесенский в своей работе "Военная экономика СССР в период Отечественной войны" отмечал, что среднемесячная зарплата рабочих в союзной промышленности СССР (существовали предприятия союзного и республиканского подчинения) выросла с 375 рублей в 1940 году до 573 рублей в 1944 году (на 53%). Причем в черной металлургии она достигла 697 рублей, а в угольной промышленности - 729 рублей. Заработная плата инженерно-технических работников в этот же период возросла с 768 рублей до 1209 рублей. Причём в черной металлургии она достигла 1725 рублей, а в угольной отрасли - 1502 рубля. В республиканской промышленности и сельском хозяйстве - доходы были меньше.). Для наиболее отличившихся рабочих по праздникам устраивались торжественные ужины. Мама мне рассказывала, что отец после этих ужинов привозил детям, несъеденные за праздничном столом, припрятанные в карманах, гостинцы. Рабочие на заработанные деньги приобретали облигации оборонных займов.
  Характер используемой в войне техники предъявлял повышенные требования к работникам, выпускавшим военную продукцию. В военные годы на Урале широко развернулась подготовка новых квалифицированных кадров в системе трудовые резервов (школы фабрично-заводского обучения, ремесленные и железнодорожные училища), индивидуальное и бригадное ученичество непосредственно на производстве, производственный инструктаж, курсы техминимума, стахановские и технологические школы, обучение вторым и смежным профессиям.
   Вот как вспоминал об июле 1941 года Павел Александрович Калашников: "Наш первый цех был на казарменном положении. Домой мы совсем не ходили. Рабочих мне на новые автоматы дали совсем "зеленых". Я буквально лазил с ними по станкам, рассказывал и показывал, где и как поставить "кулачки", тут же объяснял взимодействие частей и циклы рабочих и холостых ходов. Реќбята, надо сказать, попались способные. Главное - стремление у них было быстрей научиться работать самостоятельно, без под-сказок мастера. Очень им хотелось во всем походить на лучших стахановцев завода, самим перевыполнять норму, трудом помоќгать фронту, помогать своим отцам и старшим братьям уничтоќжать врага. Нам, мастерам и спать в ту пору было некогда. Вахта у нас была, можно сказать, круглосуточная. Бывало, наладится все в цехе, воспользуешься моментом, приляжешь у себя в конторке, только начнешь засыпать, а тебя уже опять будят: помогите, осќтановился станок. Встаешь - надо! Надо побороть и усталость, и сдержать бесполезное раздражение. Надо научить людей рабоќтать. Надо как можно больше давать продукции фронту. Порядок в цехе, как и в ряде других цехов, был заведен почти военный. Проводилась, например, линейка, на которой каждый автоматчик передавал смену на ходу. Это означало, что работа ни на минуту не прекращалась, подготовка станка и рабочего места к сдаче производилась также на ходу. Осуществлялось это так: в момент пересменки мастер выстраивал на средине участка своих автоматчиков старой и новой смены друг против друга. Подавалась команда, и каждый рабочий докладывал маќстеру в присутствии сменщика, как он работал, сколько сделал деталей и какие у него на автомате были неполадки. Сменщик, принимавший станок, проверял годность деталей по обмерам и чистоте обработки. Неполадки в станке устранялись обоими сменщиками, а в случае необходимости подключался и мастер".
  В связи с недостатком спецодежды и обуви на заводе было организовано их производство. В частности изготавливали спецобувь - ботинки на деревянной подошве. Были созданы мастерские - сапожная, где ремонтировали старую обувь, и по выпуску валенок. Для улучшения питания к заводской столовой силами рабочих была пристроена кухня.
   Общая численность рабочих и служащих в народном хозяйстве страны сократилась с 31,2 млн. рабочих и служащих в 1940 году до 18,4 млн. человек в 1942 году, в том числе в промышленности - с 11 млн. до 7,2 млн. человек, что составляло 59 и 65,5% уровня 1940 года. В 1941 году убыль мужской части сельского населения возмещалась на 77,4%, в 1942 году - лишь на 1/3, главным образом за счет женщин, престарелых и подростков.
   На Машиностроительном заводе им. Ф. Э. Дзержинского в 1944 г. женщины составляли 65% общего числа рабочих, подростки до 18 лет - 13%. Призыв ЦК ВКП(б) "Все для фронта! Все для победы!" выќзвал среди трудящихся женщин области мощный производственный и политический подъем, дальнейшее развертывание социалистическоќго соревнования тыла с фронтом. На заводе им. Дзержинского, в цехе, где начальником тов. Бердќников, в связи с подготовкой к 8 Марта 1942 года организовано 10 фронтоќвых женских бригад, которые производственные нормы выполняют на 200%. Стахановка тов. Сабенина заявила: "Эти нормы мы удвоим и сделаем весь наш участок фронтовым". Всего на заводе им. Дзержинского создано 27 фронтовых женќских бригад... Ушедших в армию мужчин призывного возраста заменили подростки. Подростки с 14 лет привлекались в реформированную систему подготовки квалифицированных рабочих кадров в принудительном порядке. Законодательными актами советского государства уже в 1940 году все ученики трудовых резервов мобилизовались, а после окончания школы и ФЗУ обязаны были отработать 4 года на закрепленном предприятии. За нарушение правил, установленных законом, несовершеннолетние привлекались к уголовной ответственности сроком до одного года с направлением в трудовые колонии. Подростки, которые оставались в школе, активно привлекались к оборонно-физкультурной работе. Это, с одной стороны, способствовало милитаризации молодежи, а, с другой, - еще до начала войны готовило их к возможным экстремальным условиям.
   На базе завода была создана школа ФЗО Љ 9. Из разных обќластей страны целыми эшелонами прибывали в школу подростќки. Из Калининской области приехало около 300 мальчиков и девочек. А всего в школе обучалось до 1,5 тысячи учеников од-новременно. Необходимо было за 3 месяца дать необходимый минимум технических знаний и производственную квалификацию. Аудиториями были цехи завода и рабочие места у станков. Учащиеся школы настойчиво учились и самоотверженно труќдились вместе со всем рабочим коллективом. Многие из них за короткое время освоили несколько специальностей; Некоторые обслуживали до 7 станков "Индекс", перевыполняя сменные задания наравне со взрослыми рабочими. Жила молодежь в труд-ных условиях: в бараках на Плоском поселке и в поселке Промучасток; спали на трехярусных деревянных нарах, ходили в боќтинках с деревянными подошвами. Калининские девчата, услыќшав очередное сообщение Совинформбюро о падении города Калинина или освобождении его частями Красной Армии, громќко плакали - от горя или от счастья. Коллектив мастеров и воспитателей школы ФЗО делали все возможное, чтобы ребята и девчата стали достойным поколением рабочего класса. Многие ученики школы ушли на фронт, некотоќрые из них пали в боях. В числе лучших мастеров школ были старший мастер В. А. Губин, мастера Кутюхина, К. С. Коробейќников, М. В. Катышева и многие, многие другие. В суровые годы войны люди мужали быстро. Вчерашний школьник становился рабочим, получал станок и личное произќводственное задание. Ребят учили мастерству опытные люди. Они воспитывали их в духе лучших традиций рабочего класса, а главное - в духе военного времени. Только в мае 1942 года досрочный выпуск из моего родного училища (тогда называвшегося РУ Љ 4) составил 1409 человек, из них 1259 человек для нашего завода и 150 - для Наркомата путей сообщения (НКПС). Это не считая школы ФЗО.
  Большую роль в формировании индустриальных кадров Урала сыграли эвакуированные из Москвы, Ленинграда, Сталинграда, Киева, Харькова рабочие, мастера. Для сохранения кадрового корпуса в военной промышленности применялось бронирование (освобождение от призыва в армию).
  Моего отца завод забронировал, как дефицитного специалиста. Николая Алексеевича Пинягина - отца моей верной подруги и жены Галины Николаевны мобилизовали на металлургический завод в Нижний Тагил, а Анну Емельяновну - в 1944 году на наш завод. Анне Емельяновне, ввиду маленького роста к станку ППС-2 ставили пустой ящик.
   Из-за тяжелых условий труда многие взрослые не выдерживали напряжения и сбегали. Еще до войны правительство СССР приняло решение о закреплении рабочих за предприятиями, и за "самоволку" беглецов наказывали, судили за дезертирство, прогулы и опоздания. Амнистию им объявили только в 1945 году. На производстве в военное время работали и заключенные. Их водили на завод под конвоем по центральной улице Перми. Но толку от таких "специалистов" было немного. Народ отчаянный, никого особо не боялся и работой себя не перетруждал.
   От подростков польза тоже была невеликая, правда, по другой причине. Они не имели профессиональных навыков, и вначале могли выполнять только черновую работу. Многие были хилыми и слабыми - дети все-таки, да и война - не мать родная, не пожируешь. Некоторые заводские начальники таких малосильных работников гнали прочь: какой прок, если некоторые детали весили до ста килограммов и подростки, даже поднатужившись, все равно не могут его поднять? Но, кроме них, работать было некому. Согласно закону дети, которым еще не исполнилось 16 лет, должны были трудиться не больше шести часов в сутки. На заводе даже выпустили приказ по этому поводу. Директор лично предупредил начальников цехов и напомнил, что нельзя привлекать подростков к сверхурочным и ночным работам. В приказе также говорилось, что малолетние работники имели право на один выходной в неделю и на ежегодный отпуск на 12 суток. Однако приказ приказом, а взрыватели были нужны фронту как воздух. К тому же при эвакуации промышленных предприятий в 1941 году получилось так, что пермский завод, освоивший с началом войны выпуск мин, долгое время оставался единственным в СССР, выпускавшим взрыватели всех типов, маслоочистительных технических сепараторов, покупавшихся за валюту, для кораблей ВМФ, а также точных токарно-винторезных и револьверных станков (всего 73 типа). Ясно, что Ставка Верховного Главнокомандования требовала от пермяков как можно больше взрывателей и сепараторов. Вопросы соблюдения трудового законодательства при этом отходили на второй план.
   Для организации труда подростков еще до начала Великой Отечественной в СССР было создано Главное управление трудовых резервов. Оно занималось мобилизацией детей и распределением их по ремесленным и фабрично-заводским училищам. Чтобы обеспечить наполняемость, ввели плату за обучение школьников в старших классах. Тем, у кого денег на учебу не хватало, приходилось идти в "ремеслуху" и пополнять ряды рабочего класса. Начиная с 1942 года детей стали призывать на предприятия, как взрослых в армию. На нашем заводе трудилось около тысячи. Большинству было 14 - 16 лет, хотя встречались и младше: на вспомогательные работы брали уже с 11 лет.
   Переход на выпуск вооружений содействовал техническому прогрессу завода. Централизация и специализация производства, крупносерийное и массовое изготовление продукции позволили заводу применять самые передовые, а иногда и неизвестные мировой практике технологические методы, механизировать частично трудоемкие операции. Значительные масштабы обрели модернизация станков, агрегатов. Технический прогресс был ускорен организацией на заводе поточных линий и конвейеров.
   Против нас была вся промышленность Европы. И наши труженики тыла, а иначе нельзя их назвать - в том числе и моих родных и близких, противостояли этому сборищу военно-промышленных комплексов. В те тревожные и напряженные годы на нашем заводе еще не было печей для отливки изделий из сплавов алюминия под давлением. Такие печи появились на заводе в 1950-е годы (28 цех). В начале войны основным было литье в земляные формы - один из древних способов. .
  Процесс получения отливки этим способом заключался в том, что по модели, которая представляла собой набор из ста моделей корпусов взрывателей, соединенных между собой каналами для одновременной заливки и усадки остывающего металла, из формовочной земли (смесь глины с песком) изготовляют литейную форму, которую и заливают расплавленным металлом. При извлечении готовой отливки из формы она разрушается, и для каждой следующей отливки форму изготовляют вновь, каждая форма служит только один раз. Литейный цех имел несколько отделений: отделениеприготовления формовочных смесей для форм; формовочное отделение - изготовление форм; стержневое отделение - изготовление стержней для отливки пустотелых изделий; плавильное отделение - плавка металла; отделение выбивки и очистки изделий. Одним из основных было формовочное отделение - формовщиков, изготавливающее эти формы, которые должны были не отличаться друг от друга. Формовщик должен обладать хорошим здоровьем, физической силой, выносливостью. В процессе работы формовщик осуществляет контроль плотности набивки смеси, контроль повреждений формы, надежность установки стержней. Чтобы успешно справляться со своими производственными обязанностями и не допускать брака в работе, формовщик должен быть внимательным, сосредоточенным. Ему также необходим хороший глазомер и ловкие руки. Формовщики военного времени осуществляли ручную формовку, просеивали через сито облицовочный слой формовочной смеси, уплотняют ее ручными трамбовками, производили отделку формы с помощью гладилок, ланцетов, крючков и других подсобных порой самодельных у каждого своих инструментов, используя при этом специальные кисти. Вот таким формовщиком высшего класса и был мой отец - Туров Алексей Степанович, которого за его мастерство и забронировал завод для обеспечения фронта такими нужными взрывателями для снарядов. Основным материалом для литейных форм служили формовочные смеси, содержащие песок и глину. В зависимости от содержания глины формовочные материалы делились на различные сорта формовочных смесей. Содержание глины составляло от 2 до 50%. Взрыватели представляли собой мелкие изделия, поэтому основным материалом был песок, и в цехе всегда было много пыли. Чтобы уменьшить пригар формовочной смеси к металлу отливки вводили в ее состав от 5 до 15% каменноугольной пыли. При чугунном литье количество каменноугольной пыли берется тем больше, чем крупнее отливки. Поверхность сухих форм покрывали тонким слоем краски, в состав которой входили графит, кокс, маршалит, тальк и другие вещества. Это позволяло избежать пригорания формовочной смеси к отливке, но увеличивало облако пыли в цехе. Работа в пыльных условиях и была основной причиной профессиональной болезни формовщиков - силикоза легких, которой страдал мой папа. Вдобавок чтобы устранить пригар, поверхность влажных форм покрывали также порошками, называемыми припылами. В качестве припылов опять же использовали каменноугольную пыль. Для форм, подвергающихся сушке в печах, к формовочной смеси добавляли мелкие опилки, солому, торф и другие вещества, способные при сушке сгорать и увеличивать газопроницаемость смеси благодаря образованию в ней мелких пор. Приготовление формовочной смеси и литейных форм из нее - трудоемкий процесс. Для получения полости при отливке в корпусе взрывателя в рабочую полость формы помещали стержень, препятствующий сплошному ее заполнению жидким металлом. В том месте, где находился стержень, в отливке образовывалась полость, соответствующая размерам и очертаниям стержня. При изготовлении стержней, так же как и моделей, необходимо было учитывать изменение размеров отливки при затвердевании. Линейные размеры и объем стержней были меньше размеров полости в отливке на величину усадки металла.
   В массовом и серийном производстве корпусов взрывателей не очень сложной формы и небольших размеров с 1944 года стали применять постоянные литейные формы (кокили), изготовленные из чугуна или стали. Они были тяжелыми и неудобными при работе, так как требовали немалую силу для их применения. Но они повышали производительность в два-три раза на одного формовщика и уменьшали припуски на обработку. При этом получалась и более чистой поверхность отливок. Один кокиль был рассчитан на 100 изделий. Такие кокили выдерживали до 10 тысяч отливок, их приходилось менять не менее одного раза в неделю.
   С первых месяцев войны, когда для отпора врага с завода призвали мужчин - рабочих, в литейный цех и к металлообрабатывающим станкам стали женщины, разного возраста, многие из них только вчера закончили школу. Одной из литейщиц была сестра
  моей мамы - тетя Дуся (Евдокия Николаевна Шилова). Тяжело хрупким, недоедающим женщинам было с первых же этапов литья, им приходилось с улицы таскать формовочную смесь, делать там стержни, выносить для обжига сборки со стержнями. Плюс, после отливки приходилось деревянными молотками выбивать стержни, которые обеспечивали пустотелость заготовок. Формовочная смесь пригорала, ее опять же вручную приходилось отчищать вчерашним домохозяйкам. Брак при производстве поначалу составлял огромный процент, из-за этого даже чуть не остановился завод. Срыв выпуска военной продукции был, конечно, не умышленным, ведь заводу пришлось перепрофилироваться с началом войны, работать пришли женщины, а литье предполагало освоение новых технологий и производство в соответствии с новыми критериями. Во-первых, изменилось литье металла, так как большинство заготовок делалось из сплава алюминия. До этого на заводе отливали вязкий и оттого более прочный чугун. Для взрывателей же требовался более твердый, но легкий и разлетающийся на миллионы осколков металл. Алюминиевые чушки для отливки деталей поступали с Уральского алюминиевого завода. Часть деталей взрывателей для облегчения стали изготавливать из магния, который отличается легкостью, прочностью, высокой удельной жесткостью, хорошей обрабатываемостью. Детали из магния немагнитны, отлично отводят тепло, обладают в 20 раз большей устойчивостью к вибрации, чем даже легированная сталь. Кроме этого, детали из магния делали части взрывателей высококалорийными составными частями при взрывах. Магний добавляли и в литье деталей, так как магний в сплавах с алюминием, придавал легкость изделиям. Эта добавка магния при литье делала сам процесс довольно опасным мероприятием. Да и изготовление деталей из магния требовала особых мер безопасности. Мне в моей работе на заводе пришлось работать в 21 цехе, где на одном из участков изготавливали детали из магния, и наблюдать за сверхмерами безопасности и случаями возгорания при изготовлении магниевых деталей. Большое значение имеет в этом случае правильность заточки режущего инструмента, исключающим возможность большого трения и возгорания стружки от повышения температуры. При этом форма резца должна обеспечивать достаточное стружко-ломное пространство для уменьшения трения и перегрева стружки. Стружка должна быть более толстой, так как тонкая стружка плохо отводит тепло и легко загорается. Не малую роль играла подача - при большей подачи и стружка толше. Скорость резания должна быть достаточно высокой и ограничивалась возможностями станка. Нельзя было работать на малых оборотах и при выключенной подаче станка, а также с тупым инструментом в целях избежания трения. Была установлена определенная норма выработки изделий одним резцом без заточки, после выработки которой режущий инструмент подвергался заточке. Для этого на магниевом участке введены были должности заточников резцов. Эта была очень ответственная должность. Передний угол должен быть не свыше 30 градусов (нормой было 15-20), а задний -10-12 градусов. Малое давление на резец и высокая теплопроводность магния позволяли вести обработку в сухую - без применения искусственного охладителя. Все это требовало опытных специалистов, а у станков были вчерашние домохозяйки и школьники. А в условиях того времени случаи возгорания были чаще, и не только при изготовлении деталей, но и при литье, при котором применение магния увеличивало пригорание отлитых деталей к формовке. Поскольку опытных технологов и литейщиков на заводе было единицы (в том числе мой папа), бороться с пригоранием формовочной смеси довоенные домохозяйки решили "кухонными" методами. Сначала пытались смазывать формы салом, потом графитовой смазкой, парафиновыми свечами. Эффекта не было. Тогда догадались натирать свечами тряпки, а уже ими протирать стенки форм. Стержни стали свободно выходить, отпала необходимость в выдалбливании их деревянными молотками. Женщин, внесших рационализаторские предложения, благодаря которым снизились трудозатраты и были достигнуты экономия времени и перевыполнение плана, отметили премиями. Отдельно стоит упомянуть об изготовлении деталей, которые были мелкими, и требовалась особая точность обточки на токарном станке. На промежуточных этапах нарезали резьбу, сверлили, на финальной стадии осуществляли сборку. В ходе работ необходимо было обеспечить точные размеры деталей и изделий, а также бесперебойность работы оборудования и станочного парка, изготовления всевозможных приспособлений.
   За перевыполнение плана давали талоны на УДП (усиленное дополнительное питание), которое включало пряник, хлеб с повидлом или с селедкой. На заводе, шутя, расшифровывали его "Умрешь Днем Позже". Из-за него спешили, не дожидались полной остановки станка, чтобы замерить детали. В итоге, было много травм, особенно среди молодых токарей, вчерашних школьников и школьниц - они оставались без большого пальца, который отрезало резцедержателем. Но никто не жалел себя, понимая, что их производство в данный момент очень важно и значимо, их самоотверженность в работе приближает Великую Победу. За годы войны наш завод внес огромный вклад в Победу. Всего было отправлено 2,5 тысячи вагонов со 180 миллионами взрывателей. К этому добавим сепараторы, насосоное и другое оборудование для ВМФ. Это если посчитать на примере моего отца - работавшего в Литейном цехе, который в шести печах готовил металл и разливал его по формам. За каждый из четырех годов цех отливал заготовки для 45 миллионов заготовок взрывателей (более 6оо вагонов), а если в месяц - то это более трех миллионов заготовок (более 150 вагонов). Ну а если считать в сутки, то цех отливал не менее миллиона заготовок (не менее 20 вагонов). Таким образом, за смену (а их было три) - отливалось более 300 тысяч заготовок, а каждая бригада (на печи) за смену выдавала 50 тысяч заготовок для изготовления различных взрывателей.
   И мы потомки наших дедов должны гордиться, что каждый третий снаряд, пущенный в неприятеля и приближающий Великую Победу, был с взрывателем нашего завода.
  Очень тяжело было и семьям наших тружеников. На рынках цены на продукты держались высокие: молоко - 4 руб. литр, мясо - 26-28 руб., яйца - 15 руб., масло - 50 руб., но и за такие деньги его было не просто купить - выстраивались огромные очереди. Часто на базарах не было и овощей, даже картофеля и капусты. Строгие городские власти под давлением общественного мнения приказывали колхозникам установить "твердые цены" на продукты. Казалось, что скоро сбудется заветная мечта покупателя. Молоко отныне должно было стоить не более 2 руб. 50 коп., мясо - 18 руб. и т.д. Однако крестьяне отреагировали на это по-своему, - уничтожили продукты и попросту сбежали с базаров. В итоге рынки опустели, а торговля к августу 1941 г. продолжилась только ягодами и грибами, на которые твердых цен не установили. Молоко, яйца, масло и мясо практически исчезли полностью.
  1 сентября 1941 года была введена карточная система. Сначала это касалось только хлеба, сахара и кондитерских изделий. Нормы и карточки на другие товары появились позднее. Рабочие завода имени Ф.Э. Дзержинского снабжались по первой категории. Отцу в месяц было положено 800 грамм хлеба и 800 грамм сахара; на маму по карточке давали по 400 грамм хлеба и сахара, а на Витю и Люсю (как детям не достигшим 12 лет) давали карточки на 400 грамм хлеба и 600 грамм сахара. Очень тяжело было осенью 1943 года, когда норму хлеба уменьшили для рабочих до 700 грамм, а маме и детям до 300. В конце 1941 г. были введены карточки на рыбу, крупы, мясо и макароны. Мяса, в среднем по стране, полагалось всего 1,2 кг на человека в месяц. Затем в 1942 г. ввели нормирование на продажу населению керосина и соли. Карточки были хлебные, продовольственные и промтоварные. Причем выбрать можно было только один из трех вариантов продовольственной карточки. Из продуктов питания карточки вводились на: хлеб, крупу, сахар, масло, мясо, рыбу, кондитерские изделия; а из промтоваров - на мыло, обувь, ткани, швейные, трикотажные и чулочно-носочные товары. В продуктовой карточке были талоны на определенное количество граммов отдельных видов продуктов питания (мясо, рыбопродукты, макаронные, крупу, жиры и др.). Отец, как рабочий горячего цеха, получал дополнительные талоны. Конечно, на одни карточки прожить было трудно. Наиболее высокие цены на продовольствие имели место в конце 1942 г. - начале 1943 г. Затем по некоторым товарам наметилось снижение, но по сравнению с началом войны рост цен все равно остался высоким. Из-за резкого повышения цен на товары в условиях их дефицита, рынок (называемый в то время колхозным) стал существенным источником доходов крестьян. В наиболее трудный 1943 г. был отмечен самый высокий взлет цен на базарах. По сравнению с июнем 1941 г. они выросли в июне 1943 г. на ржаную муку в 125 раз, пшеничную - в 29, картофель - в 71, говядину - в 18, сливочное масло - в 29, молоко - в 40, яйца - в 25 раз. Нередко дефицит продуктов в магазинах объяснялся не только условиями военного времени, но и тем, что они по разным причинам не доходили до прилавков, а "чудесным образом" оказывались на рынках по баснословным ценам. Стоимость одной буханки сначала дошла до 200-250, а позднее и до 400 рублей. В тоже время цена, к примеру, килограмма моркови на базарах в мае 1942 г. достигла почти 80 рублей. Продукты, которые отпускались по карточкам (нормированные продукты) стоили почти так же, как и до войны. Кроме того, удалось обеспечить более или менее своевременное отоваривание карточек. Карточки выдавались на месяц и при утрате не восстанавливались. Потеря карточек, особенно в начале месяца, означала голодную смерть. Никаких задержек по отовариванию не было. Но могли заменить одни продукты другими. Чтобы отоварить карточки, очередь к дверям магазина приходилось занимать с ночи. Утром, отстояв несколько часов, можно было получить заветную буханку и если повезет - кусочек масла, маргарина или комбижира, иногда даже хлеба порой хватало не на всех. А зачастую и отоварить было нечем. Поэтому вместо килограмма мяса давали 800 граммов, а остальное - грибами или еще чем-нибудь. Еды постоянно не хватало, и чувство голода преследовало постоянно. В пищу шли картофельные очистки, крахмал, свекольные листья, лебеда, крапива и т.п. Раз в год рабочему давали бутылку водки или пачку сигарет. Водка представляла особую ценность, играя роль конвертируемой валюты. Стоимость бутылки сорокаградусной на черном рынке составляла до 1000 рублей. А это больше самого высокого месячного оклада. За бутылку можно было получить две-три буханки хлеба. Большое распространение в годы войны и после, вплоть до начала 1950-х годов получил денатурат. Денатурат появился в связи с широким применением этилового спирта для различных технических целей возникла проблема, как сделать так, чтобы спирт не воровали и не пили, но в то же время он был пригоден для тех самых технических целей. И тогда в спирт стали добавлять вещества, которые имеют неприятный вкус и запах, и которые простыми операциями нельзя отделить от спирта. Чаще всего для этих целей применяли керосин (в те времена авиация ещё летала исключительно на бензине, поэтому авиационного керосина ещё не было, а обычный (тракторный) керосин имел противный запах и вкус). Вот этот керосин и добавляли в спирт, чтобы его нельзя было пить. А чтобы такой спирт легко было отличить от обычного, добавляли ещё краситель, обычно синего цвета. На моей памяти в отсутствии водки иногда пили этот денатурат. И несмотря на все трудности со снабжением рабочие собирали посылки для бойцов действующих фронтов. В сентябре 1941 года рабочие завода имени Дзержинского призвали всех тружеников области: "Пошлем на фронт эшелоны с теплой одеждой!" - и уже через полмесяца собрали свыше 3 тысяч предметов теплого белья.
   Великая Отечественная война коснулась всех сфер жизни молодого поколения (личное, учебная, общественное и т.п.). Юные жители переживали психологическую травму, они оставались без надлежащего родительского присмотра, ухудшились условия жизни, на них возлагались несвойственные для них обязанности, поэтому дети не по возрасту взрослели. Мама оставалась одна с двумя маленькими детьми, Вите на начало войны было три года, а Люсе меньше годика. Выживали - как могли. Детей воспитывала улица, дети были дружные и вечно голодные. С ранней весны бегали на мхи, благо лес и болота рядом, собирали ягоды, грибы, разную раннюю траву. Рано повзрослели и эти маленькие детишки, быстро разучившись шалить и капризничать. Витя вспоминал: "Мама - прекрасная швея, она перекраивала все вещи, которые только были, иногда продавала на рынке. На вырученные деньги она покупала кулечек манки и пол-литра молочка. Мне мама давала манной кашечки три ложечки, и Люсе - три. До сих пор помню, как я ждал эти ложечки". А мне помнится, что Витя всю жизнь любил манную кашу, - видно, в детстве недоел. А Мама говорила, что Витя отказывался от каши, говорил - он уже большой, надо Люсю кормить. Очень помогал огород, также были выделены земельные участки под посадку картофеля. Маленький Витя работал в огороде, мама вспоминала, как большой, а в свободное время, которого и у него было мало, так как надо было и водиться с Люсей, собирал в лесу ягоды (земляника, черника, костяника, брусника, черная смородина, черемуха, рябина, калина и др.) и грибы, а на лугах щавель и дикий чеснок. Часть ягод сушили и сдавали на заготовку для нужд обороны, за деньги. Витя с четырех лет ходил и на рыбалку, в озерах водилось много рыбы. И он освоил все виды рыбалки.
   7 апреля 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) специальным постановлением предусмотрели выделение земель для подсобных хозяйств предприятий и огородов рабочих и служащих. Для подсобных огородов жителей Промучастка, в дополнение к подоконным участкам при бараках, отводились пустующие земли около поселка. Это были земли вдоль проселочной дороги от 13 барака к лесопилке. Первичное распределение осуществлялось начальником поселка Петром Куликовым с учетом состава семей. Нашей семье достался участок примерно 50х25 метров у заброшенного дома Юли Самородовой, которая ушла на фронт, а дом пустовал до приезда эвакуированных из Ленинградской области сотрудников хореографического училища. Воспитанников училища поселили в Доме отдыха на берегу Камы около пристани Нижняя Курья. Этот Дом отдыха был размещен в здании бывшей Церкви святого равноапостольного князя Владимира, рядом находился ключ. Один из учащихся очень долго вспоминал гостеприимство наших родных и запомнился ему утвердительно-отрицательный ответ на любой вопрос в виде двух звукового "НО!" Тете Дусе отвели участок за домом Беляевых. Работников завода отпустили на два дня для производства весенних работ и посадки картофеля, который стал основным продуктом питания, а осенью давали один день для сборки урожая. Четырехлетний Витя был основным работником и нянькой для Люси. Очень помогал завод, который за казенные деньги обеспечил первичным посевным материалом. Была создана специальная заводская огородная комиссия, решавшая вопросы обеспечения рабочих и служащих огородами, инвентарем и даже дефицитными посевными материалами. Кроме этого завод выкупил эти земли и не брал налоги с рабочих - жителей Промучастка. Также завод оказывал помощь через домоуправление, начальник которого дядя Петя Куликов стал для всех ребятишек вместо отца, а для кормящих матерей старшим братом. На лошади по кличке Егорка дядя Коля Полуэктов привозил всем из леса дрова, помогал с получением продуктов. Помогала дружная соседская выручка. Люди становились ближе в эти страшные годы испытаний, ведь перебороть их проще всем вместе. Все жители 10-го барака были выходцами из одних мест и знали друг друга с детства - это Каракуловы, Новых, Сапегины, Воробьевы Плотниковы и другие. Помогали и родные, особенно мамина сестра тетя Дуся, жена дяди Гриши - Надежда Дмитриевна (у них не было детей), жившая в соседней комнате. Но они, как и папа были все время на заводе, только в короткие редкие выходные помогали продуктами. Помогала и бабушка Матрона Турова, жившая в 15-м бараке со своей дочерью Ульяной, папиной сестрой, но у тети Ульяны в 1942 году родился мой двоюродный брат Иван. У маминой мачехи Марии Шестаковой, жившей в 7-м бараке была тоже маленькая дочь - Мария младшая 1936 года рождения, которой к началу войны было всего пять лет. А мамины сводные сестры Шестаковы (Клавдия и Полина) были все время на работе на нашем заводе. В это трудное время очень сплотились люди и помогали друг другу во всем, не было зависти, дележки, вместе переживали тяжелое военное время. Один из самых страшных атрибутов Великой Отечественной Войны. Его боялись, каждый надеялся, что он минует его дом... Этот атрибут "похоронка". По воспоминаниям моей двоюродной сестры Нины Андреевны, которой в 1941 году было 10-11 лет, война ей запомнилась даже не голодом, а тем, как почтальон по баракам ходил. Это со второй половины 1942 года такие извещения разносили представители военкоматов. "Мы, ребятишки, сразу прятались. Беду по голосам определяли. Если в бараке нет криков, значит все нормально. А если истерика, вопли на весь Промучасток - принесли "похоронку". Те дикие вопли до сих пор стоят в ушах" Это она рассказывала мне в конце 1950 годов. И действительно им с ее мамой первыми в нашей семье Туровых-Нефедовых принесли "похоронку" на дядю Андрея - клочок бумаги, на котором от руки было написано, что 13 сентября 1941 года рядовой 242 стрелкового полка Нефедов Андрей Николаевич "пропал без вести". Это уже с конца 1942 года такие похоронки стали приходить на бланках. Во всех воинских подразделениях от взвода до дивизии велись списки личного состава солдат, сержантов, офицеров. После окончания боя, который длился порой час, два, а иногда и несќколько дней подряд, проверялся личный состав. Первым делом командир роты проверял по списку: кто остался в строю, кто ранен и отправлен в госпиталь, кто пропал без вести. Эти сведения передавались в штаб полќка. На их основе писарь штаба заполнял на погибших извещения (их подќписывал командир полка), ставил печать и отправлял спецпочтой в райвоенкомат на имя военного комиссара по месту жительства погибшего. Военнослужащие, без вести пропавшие, учитываются в штабе полка в течение 15 дней как временно выбывшие. Командиры части и подразделения обязаны принять все меры к выяснению судьбы пропавших без вести, а с дядей Андреем и 242 стрелкового полка не было, не говоря о штабе. После 15-дневного срока без вести пропавшие заносятся в список безвозвратных потерь, исключаются из списков части с донесением по команде. По истечении 45 дней о без вести пропавших извещаются родственники. Извещение о гибели военнослужащего высылалось штабом части, в которой служил погибший, как правило, в военкомат призыва. Затем, в военкомате, оформлялся дубликат извещения для передачи родственникам и оформления пенсии. На пропавших без вести пенсии не полагались до конца войны. Оригиналы оставались на хранении в военкомате. На оригинале извещения стояли круглая печать и угловой штамп с названием воинской части (в период 1941-42 гг), либо ее условным пятизначным номером (в период 1943-45). В оригинале извещения указывались звание, должность, дата и место гибели военнослужащего, место захоронения. То есть родные получили извещения после более двух месяцев после пропажи военнослужащих 242 полка, в том числе и дяди Андрея. В тех случаях, когда из воинской части в вышестоящий штаб не поступало сведений о безвозвратных потерях (например, как в этом случае при гибели полка и его штаба в окружении, или при утрате документов), извещение родственникам не могло быть направлено, так как списки военнослужащих части находились среди утраченных штабных документов. Но в случае с 242 полком на весь личный состав были отправлены извещения о пропаже без вести. Если впоследствии судьба без вести пропавших военнослужащих выяснена, то о них немедленно должны были сообщить дополнительные сведения, как по команде, так и РВК или родственникам. Однако не смотря на то, что именно 13 сентября остатки 242 полка с боем прорвались к своим (в том числе и дядя Андрей), родным об этом ввиду тяжелой обстановки на фронте не сообщили. Жена дяди Андрея Прасковья работала на кирпичном заводе, и Нина побежала к ней с печальной вестью. Потом Нина сообщила моей матери и другим родственникам. Все родные проявили большую заботу о семье дяди Андрея, да и страдать сообща все-таки было легче. У меня хранится письмо Ивана Петровича Шилова (мужа тети Дуси) моему отцу, в котором он проявляет заботу о семье дяди Андрея и просит отца помогать Прасковье и Нине. Извещение о пропаже без вести вселяло какую-то надежду, что может быть еще и жив родной человек. А для получивших "похоронку" при той боли об утрате любимого родного человека, была радость от осознавания того, что боец не просто пропал без вести, как и многие в то время, а похоронен по человечески и известно место, где можно будет со временем посетить его могилу. У многих солдат, особенно пропавших без вести, родственники находились в неизвестности, не верили в свершившийся факт и продолжали ждать и надеяться на чудо. Горькие слёзы Прасковьи Григорьевны не успели просохнуть, как 10 января 1942 года пришло второе извещение - теперь уже "похоронка" о том, что рядовой 1046 стрелкового полка Андрей Николаевич Нефедов погиб в бою. Это известие окончательно подорвало здоровье Прасковьи Григорьевны, но она старалась жить для Нины, и умерла только когда Нине исполнилось 18 лет (1948 год). Нина после окончания седьмого класса, а это совпало с Победой, стала работать на кирпичном заводе вместе с мамой. Прасковья до конца своей жизни верила в то, что дядя Андрей жив. В это верила и моя мама до конца войны, вернее, до конца 1950-х годов. Она даже писала в архив Министерства обороны, но в то время ей не могли ничего конкретного сказать о месте гибели дяди Андрея. И только вот уже я в процессе своей службы установил, что дядя Андрей похоронен в Карелии Медвежьегорском районе на станции Масельская.
   А 13 ноября 1943 года погиб мой второй дядя Григорий Степанович Туров. "Похоронку" доставил 18 ноября 1943 года представитель Кировского райвоенкомата. Жена дяди Гриши Надежда Дмитриевна Демидова была на работе, и "похоронку" получила моя мама (мои жили в комнате 10, а дядя Гриша в комнате 11 барака 10). Надежде Дмитриевне сообщили 20 ноября в субботу, ее начальство отпустило с работы - всей семьей Туровых помянули дядю Гришу. А уже 22 ноября Надежда Дмитриевна уехала на завод, там в коллективе было проще и чуть легче переносит свое горе.
   Несмотря на тяжелое экономическое положение в нашем рабочем поселке отмечали не только скорбные события, но и праздники. Дни рождения взрослых отмечали совсем не у всех. Дарить подарки было не принято. Скромно отмечали и дни рождения детей - пили чай, подслащенный сахарином с теми же фигурками. Готовили подарки: шили из тряпья куклы или, например, шкатулки. Дети мечтали поесть вдоволь свежего хлеба, мечтали о новых платьях, обуви, о конфетах. Главное вместе с взрослыми мечтали об окончании войны, о возвращении близких, пели совсем недетские песни - "Огонёк", "Синий платочек", "Тёмная ночь"- вместе с мамами, старшими сёстрами. Из алкогольных напитков в основном была брага, но пили мало. Новогодние гулянья для людей были тогда счастливой отдушиной в череде напряжённых трудовых будней, напоминанием о счастливом мирном времени. На Новый год ставили елку в клубе, там было пианино и патефон. Даже в праздничные дни война оставалась главной темой. На многих открытках тех лет Дед Мороз становился белобородым партизаном или могучим воином, бьющих насмерть ненавистного врага, вероломно посягнувшего на мирную жизнь и созидательный труд советского народа. Из бумаги, картона и фольги дети под руководством учителей в школе изготавливали самолеты и танки, а обычную стеклянную колбу превращали в шпиль для ёлки, в качестве разноцветных шаров использовали раскрашенные перегоревшие лампочки, гильзы от патронов, медицинскую вату применяли вместо искусственного снега. На ёлку развешивали игрушки-самоделки в виде искусственных фруктов, орехов, овощей и ягод. Школьники писали поздравительные открытки на фронт родным и неизвестным бойцам. Новогодняя открытка стала одним из действенных средств пропаганды. Основным пожеланием бойцам на фронте была скорейшая победа над врагом и возвращение живыми и здоровыми домой, к своим семьям. Несмотря на тяжелые условия жизни, старались достойно встретить этот праздник. Остальные государственные праздники жителями бараков не отмечались. Все торжества проходили на заводе, но и там они заключались в проведении торжественных собраний свободных от напряженного труда рабочих. Зато передовиков директор завода приглашал к себе, усаживал за широкий стол. Рабочих угощали чаем и вручал каждому из приглашенных по небольшому подарку, иногда это было что-нибудь из одежды или обуви, а в придачу что-то из еды.
   Некогда "безбожная" власть большевиков-материалистов осознала не только важность духовного и даже религиозного аспекта в жизни общества, но и ментальное, сакральное и даже мистическое значение своих решений в социокультурной сфере. В годы войны Русская православная церковь стала советником Сталина. Верховный главнокомандующий пригласил главное духовенство в Москву для обсуждения дальнейшего развития православия и открытия духовных академий и школ. Представители церкви в своих проповедях говорили о воскресении света из тьмы. "Свет, который внутри нас, никакой враг погасить не в силах. Воинство наше - мужья, братья и сыновья, и дочери - в этот час стоит на страже нашей страны против сил тьмы. Храните в себе свет, веруйте в победу. Победа грядёт, как светлое воскресение". И каждый понимал, что все пройдет и "что затаённая во мраке правда живёт, не угасает..." А духовная помощь словом для страдающих женщин и детей была необходима. И уже в феврале 1943
  года открылась Никольская церковь в деревне Заборная. Надо отметить, что Витя с Люсей до 1943 года были некрещеные, и только с открытием церкви в Заборной мама их окрестила.
   Мужественно преодолевая разруху, недостаток продуктов питания, рабочие нашего Завода - жители Промучастка не поддавались унынию. Люди были совершенно другие. Жили бедно, но дружно и всем делились, минуты отдыха были только тогда, когда не было электричества. Мама вспоминала:"Песни пели, когда отключался свет. Сядем на пол везде и все песни перепоем, какие знали. Лучше жить бедно, но по добру". Ученикам начальных классов в школе давали бесплатные завтраки, пусть это были кусочки хлеба с чуть подслащенным чаем, но это была забота о детях. Поразительная стойкость, проявленная народом в те тяжелые годы, позволила стране выстоять войне и победить. И этот день наступил.
   8 мая 1945 года в Берлине произошло подписание Акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил, по которому прекращались военные действия. Это означало, что самая кровопролитная война 20 века закончилась. В тот же день вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР об объявлении 9 мая Праздником Победы, о чем было объявлено по всей стране в 4 часа 10 минут ночи (по уральскому времени) через репродукторы, которые были в каждой комнате жилых бараков.
  Этого сообщения ждали, многие не спали в эту ночь. Все знали, что война закончится, но, тем не менее, это было в некоторой степени неожиданно. Люди еще не до конца верили, что весь ужас войны остался позади. Вести о капитуляции гитлеровской Германии ждали с таким же нетерпением. В эту ночь репродукторы не выключались. И когда в 4 часа 15 минут заговорила Москва, сон мигом слетел с глаз... Этого часа ждали почти 4 года. И все же весть о победе показалась неожиданной... Когда объявили -"в цехах завода было что-то невообразимое - кто поет, кто ревет, кто смеется, кто пляшет. Все в круг собрались, обрадовались. Сразу стали домой проситься, но нас не отпускали",
  Поцелуи, объятия, нескрываемые слезы. А на Промучастке все выскочили в коридоры, а затем к клубу и конторе. Люди, такая черно-серая толпа (оттого что другой одежды не было и все старались одеваться не марко), просто двигались к конторе поселка и клубу. Реакция была сумасшедшей. Все кричали, орали, бегали, стучали друг другу в окна: "Победа, Победа, Победа!!!" Ликование народа было неописуемым и било через край. Кто бы ни встретился, знакомый или незнакомый, каждый говорил: "С победой!..". Все отмечали, какой ценой досталась победа, каким количеством жертв. Благодарили воинов Красной Армии и тружеников тыла. Вспоминали погибших в боях и замученных в лагерях. Говорили о предстоящем восстановлении страны. Но, несмотря на горечь утрат, чувство радости переполняло сердца людей. А в 23.00 (21.00 мск) на всю страну прозвучало обращение Сталина к народу и Приказ Верховного Главнокомандующего " По войскам Красной Армии и Военно-Морскому Флоту" об окончании войны и о салюте из тысячи орудий в честь доблестной Красной Армии и Военно-Морского флота, который должен был состояться в 22 часа по московскому времени. На конторе, клубе, школе были развешаны красные флаги.
  Большую часть населения Промучастка на тот момент, составляли женщины. Без их самоотверженного труда в тылу победы могло бы не быть. Женщины, заменили мужчин, ушедших на фронт. Наши женщины и девушки упорно овладевали новыми специальностями, с честью справлялись с возложенными на них задачами. И пусть улица тогда представляла собой лишь символические заборы огородов. Но люди смотрели не на это. Они видели лишь желтые цветочки мать-и-мачехи, которые распустились по краям очень грязной, разбитой дороги и слышали военную музыку из громкоговорителя. До позднего вечера длилось народное гуляние, гремели песни победы. Никто ничего не организовывал. Люди шли одушевленные одной мыслью, одним стремлением показать свою силу любви и преданности Родине. Баян играл задорную плясовую. И вот уже молодые и старые пустились отплясывать кадриль. Подходят все новые и новые люди, поздравляют друг друга с победой. Воздух был проникнут радостью и эйфорией. Но были и слезы... И все обнимались, ликовали, - многие плакали. (Это все по воспоминаниям моих мамы и папы)
  Митинг состоялся и у заводоуправления. Впервые с начала войны в рабочее время открыли проходные и люди вышли на улицу - праздновать. Рассказывают, что песни и танцы были до позднего вечера. Играла музыка. Участники митинга послали телеграмму Сталину. Папа был награжден медалью "За доблестный труд во время Великой Отечественной войны". Такую же медаль получила тетя Дуся - мамина сестра. Очень жалею, что у меня не сохранились эти награды. Эти награды были за тот самоотверженный труд моих родных и близких для достижения Победы над войсками объединенной Европы, так как в войне против нас участвовали представители всех стран Европы, и не только представители, но и соединения и части. Это была Великая Победа над в очередной раз объединенной Европой против России.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"