Тьюдор Анастасия: другие произведения.

Принцип доверия

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram

   Глава первая
   ... чувство эмоциональной обнаженности.
  
   Середина ноября выдалась непривычно холодной для столицы. Ледяные порывы ветра то и дело набрасывались на прохожих, пытаясь разорвать в клочья одежду, как можно сильней обжечь щеки, бросить в лицо пыль и опавшие листья. Солнце все реже выглядывало из-за туч, а дожди проливались над городом как минимум пять раз в неделю. По утрам удар наносили заморозки, покрывая лужи тонкой корочкой льда. Температура воздуха опускалась ночью до минус семи, и москвичи готовились к холодной зиме.
   Я торопливо продвигалась сквозь толпу пешеходов, стараясь ни в кого не врезаться и поглядывая на часы. Опаздывать на работу я не любила, но все равно это происходило довольно часто. Не удивительно - с ночной смены в ресторане мне пришлось на всех парах нестись домой, будить Лесю и собирать девочку в детский сад, чтобы тут же броситься на свою основную работу в турагентстве.
   Последние три года моя жизнь претерпела огромные изменения. Я не только переехала в Москву, чтобы воспитывать свою маленькую племянницу, но и отказалась от своей мечты стать известным журналистом, бросив университет и записавшись на курсы экономистов. Образование в столице было мне не по карману, тем более, что денег, оставленных Марией, было совсем немного и они все ушли на лечение Леси два года назад, когда девочка умудрилась подхватить воспаление легких с целым букетом осложнений. После этого я продала машину сестры и положила вырученные от продажи деньги на свой лицевой счет, понимая, что рано или поздно они могут пригодиться.
   Теперь приходилось трудиться на двух работах, уделяя сну не более пяти часов в день. С восьми утра до пяти вечера - смена в турагентстве 'Венерия', затем я летела на всех порах в детский сад забирать Лесю. В семь мне удавалось лечь спать, но в половину двенадцатого снова вскакивала и бежала в ресторан, где работала официанткой и до шести часов бегала от столика к столику. Нормально поспать изредка получалось по субботам, когда выпадал выходной на обеих работах. Отоспавшись до обеда и быстро переделав все домашние дела, я выбиралась прогуляться с племянницей. И я гордилась ей - девочка никогда не жаловалась на недостаток внимания, помогала тете по дому, старательно училась в садике и с пониманием относилась к тому, что я постоянно пропадаю на работе.
   Все, кто когда-то знал меня, могли бы отметить изменения, которые со мной произошли. Под глазами залегли синие круги, которые были видны даже через приличный слой тонального крема и пудры, глаза потускнели и из огненно-черных превратились в нечто блеклое, серое, как грифель простого карандаша. Черные волосы теперь всегда были собраны в низкий хвост или строгий пучок, фигуру скрывали мешковатые, но очень удобные и практичные вещи. В двадцать четыре года я выглядела на все двадцать семь. Каждый вечер, глядя в зеркало, ругала себя за то, что перестала должным образом ухаживать за собой, но сил что-либо изменить не было. Не сегодня, не сейчас, завтра, в следующем месяце... Обычные отговорки, которые дают жизнь безалаберности всего человечества.
   Однако, несмотря на все трудности, что встретились на моем пути за эти три года, я не впадала в уныние. Главное - быть уверенной в собственных силах и ощущать поддержку. А что может быть лучше, чем счастливый взгляд детских глаз?
   Сегодня, правда, день не заладился с самого утра. Придя с работы, разбудила племянницу, и девочка тут же пожаловалась на боль в горле. Пришлось бежать в ближайшую аптеку за леденцами, благо, она находилась в соседнем доме. Напоив Лесю горячим чаем, натянула на девочку теплый свитер с высоким горлом.
   - Колется, - тут же сообщила Леся, недовольно поморщившись.
   - Потерпи, лисенок. - Я в спешке стала собирать рюкзачок девочки. - Горло нужно прогреть, иначе будешь завтра валяться с температурой.
   Девочка серьезно кивнула и послушно надела на ножки шерстяные носочки.
   - Я не хочу болеть, Риш.
   - И не будешь.
   - Тетя Сима просила тебе передать, что до конца месяца нужно сдать деньги на Новый год.
   Тетя Сима, она же Серафима Олеговна Лотарева была воспитательницей Леси и единственной моей подругой в этом городе. Женщина не раз выручала меня, забирая к себе Лесю, когда случался завал на работе или же когда девочка болела и не могла ходить в садик.
   - Хорошо, я обязательно сдам на днях. А сколько нужно?
   Услышав нужную сумму, тихонько присвистнула - дорого нынче выходит новогодний утренник.
   Отправив племянницу в садик и побежав в агентство, лихорадочно думала, где взять столько денег и не остаться до конца месяца на хлебе и воде. 'Придется снимать со счета', - неохотно признав это, открыла дверь и зашла в офис.
   - Февралова! - тут же услышала я гневный оклик. Тихо выругавшись, натянула улыбку и повернулась к грозному начальству.
   Сергей Петрович, начальник отдела, занимающегося продажей путевок, стоял в дверях своего кабинета и сердито хмурился. Мужчина в возрасте, точной цифры я не знала, порой принимался слишком рьяно воспитывать своих симпатичных сотрудниц, разглядывая их своими водянистыми голубыми глазками. Порой мне казалось, что меня нагло раздевают взглядом и поэтому лишний раз старалась избежать встречи с начальником.
   - Доброе утро, Сергей Петрович, - мило улыбаясь, поздоровалась, надеясь, что удастся сбежать до того, как начнется лекция.
   - Сколько можно опаздывать, Февралова? - вкрадчиво поинтересовался мужчина, приближаясь ко мне почти вплотную.
   - Я прошу прощения, пробки.
   - Катайся на метро, - с мерзкой улыбочкой посоветовал начальник.
   - Обязательно. Еще раз прошу прощения, больше такого не повторится. - Вновь смиренно улыбнулась и стала пятиться к своему рабочему месту.
   - Очень на это надеюсь, Ариночка. За работу.
   Я послушно развернулась и кинулась к столу. Надя, моя соседка, сочувственно покачала головой:
   - Это только начало. Будет орать на тебя весь рабочий день.
   - Да ну его, - я махнула рукой, попутно включая компьютер. - Все равно ничего не сделает. Главное, чтобы не оштрафовал.
   Схватив кружку и направившись к кулеру за горячей водой для чая, поприветствовала остальных сотрудниц, желая каждой удачного дня. В отделе меня все любили за приветливый и добродушный характер, я же отвечала всем взаимностью, не раскрываясь перед ними полностью. Всегда считала, что на работе одним из главных является умение завязать хорошие отношения с коллективом, но при этом не пуская сотрудников в свое личное пространство.
   Попивая горячий чай с лимоном, зашла в 'аську' и тут же была атакована сообщениями от Сони.
  
   Сонька: Доброе утро, трудяга! =) Как твоя жизнь?
   Арина: Ты чего не спишь в такую рань? У меня все хорошо; Леська, правда, приболела немного.
   Сонька: У меня утреннее вдохновение. Отправила мужа на работу и села за компьютер творить.
   Арина: Похвально. Трудись в поте лица, чтобы читатели оставались всегда довольными.
   Арина: Как Маришка? И как мелкий?
   Сонька: Маришка опять с Сашкой поругалась))) Все-таки они друг друга стоят! А мелкого спать уложила, всю ночь капризничал, температура была.
   Арина: Выздоравливайте :* Они снова свадьбу перенесли?
   Сонька: Не-а, все в силе, на удивление. Кстати, полагаю, что они сейчас как раз бурно... кхм... мирятся. Ну, если ты понимаешь, о чем я)))
   Арина: Понимаю. Когда в гости приедете?
   Сонька: Кстати, о гостях... Марк переезжает в Москву.
  
   Я от неожиданности поперхнулась чаем и закашлялась. Только этого не хватало. Конечно, вероятность встретиться с Корнеевым в столице ничтожно мала, но даже сама мысль о его присутствии в одном городе со мной приносила беспокойство. Особенно, учитывая нашу последнюю встречу и что я изо всех сил скрывала все это время свое местонахождение.
  
   Арина: Зачем??? О_о
   Сонька: Собирается открывать собственное издательство. В воскресенье он летит в Москву, покупает квартиру, а через пару недель, как формальности с недвижимостью будут улажены, переезжает.
   Арина: А раньше ты мне сказать не могла?!
   Сонька: Во-первых, мы все сами только вчера узнали, он до этого молчал. Во-вторых, это что-то бы изменило?? =)
   Арина: Он знает, что я здесь?
   Сонька: Обижаешь, подруга! Ты же просила не говорить, я и молчала как рыба =) И Стас тоже молчал. И Марина. Но если он узнает, что мы все это время были в курсе - не сносить нам головы.
   Арина: Да, но ты сама понимаешь...
   Сонька: Честно? Нет, не понимаю! Но поддержу тебя в любом случае, солнце. Ладно, спишемся позже, ты ведь на работе, верно?
   Арина: Ага :-(
   Сонька: Я тебе либо напишу в обед, либо позвоню. Целую :-***
   Арина: Жду, дорогая :***
  
   Настроение было испорчено окончательно. Я нервно грызла карандаш, уставившись немигающим взглядом в стол. Корнеев должен держаться от меня подальше, иначе я за себя не ручаюсь. И еще неизвестно, что будет - либо придушу собственными руками, либо зацелую.
   Я ведь очень по нему соскучилась. Хотя нет, не так. Я скучала по нему первые несколько месяцев, думала, не зря ли уехала вот так, сжигая все мосты, но со временем успокоилась. Или смирилась. При всем уважении к Соне - ее брат самый настоящий мерзавец. Циничный, наглый, привыкший получать все, на что только падает его взгляд.
   Хотя, черт возьми, кого я обманываю! Марк показал себя со всем с другой стороны во время наших встреч. Я ведь даже начала влюбляться в него.
   А потом эти новости из Москвы. И дурацкая привычка с детства прикрывать свою спину глухой стеной, а не близкими людьми, которая не позволила мне даже задуматься о том, чтобы принять его помощь. Хотя с чего я взяла, что Марк бы захотел мне помогать? Зачем ему были нужны мои проблемы, особенно учитывая произошедшее с Соней и вообще всю эту историю с Лесковым?
   Возможно, было бы проще переехать в Ростов вместе с Лесей и вернуться к прежней жизни. Ну, или почти прежней. Но мне так хотелось добиться успеха здесь, в Москве и я знала, что у меня получится со временем выполнить все, что задумала. Быть может, именно поэтому до сих пор не опустила руки.
   С трудом дотерпев до обеда, я ушла из офиса, направившись в свою любимую кофейню за углом, где всегда можно было отведать свежих пирожных и булочек с ароматным чаем на любой вкус. Стоило мне сделать заказ у стойки и сесть за столик, как зазвонил телефон.
   - Да, Корнеева, я тебя слушаю. - Подруге явно пошла на пользу семейная жизнь, раньше она такой пунктуальностью не отличалась.
   - Обедаешь?
   - Угу, наедаю бока. - Я улыбкой поблагодарила официантку, принесшую мой заказ.
   - Вот именно. Сколько можно жрать булки? - Я представила, как Соня укоризненно качает головой.
   - Ты прекрасно знаешь, что изысканные низкокалорийные блюда мне сейчас не по карману. - Высыпав сахар их пакетиков, я осторожно помешала чай и сделала первый глоток. - Тем более, я не только жру, как ты выразилась, булки, но и пью безумно полезный и рекомендованный диетологами зеленый чай.
   - Ты неисправима. - Соня вздохнула и замолчала. Странно, обычно она более многословна.
   - У тебя что-то случилось?
   - Как сказать...
   - Корнеева, говори прямо. - Откусив приличный кусок от булочки с клубникой, начала жевать.
   - Я снова беременна.
   - Что? - от неожиданности я поперхнулась и закашлялась. Поспешно запив булку чаем, переспросила: - Ты уверена?
   - Абсолютно. Вчера у врача была. - Голос подруги звучал совсем не радостно.
   - Стас уже знает?
   - Нет. Я боюсь ему говорить.
   - Ты дура?
   - Не нужно так категорично. Я прекрасно знаю, что он будет рад и все такое, но...
   Я непонимающе пожала плечами, снова возвращаясь к поеданию мучного изделия:
   - Что 'но'? У вас хороший достаток, вы женаты, живете в своей квартире. Да, возможны трудности со старшеньким, но у Миши довольно спокойный характер. Все должно быть хорошо, так что порадуй мужа, что он скоро будет дважды папой.
   - Да знаю я, Риш. Просто весьма волнительно сообщать своему мужу о беременности, знаешь ли.
   - Поверю на слово, пока не было возможности проверить, права ли ты. И в этот раз тебе гораздо легче - твой отец будет не так шокирован, - я вспомнила рассказ Сони о том, как они сообщали ее отцу о причинах скорой свадьбы и рассмеялась.
   - Хорошо, зануда, хорошо! Ладно, хватит обо мне, давай, рассказывай, что ты планируешь делать.
   - В смысле?
   - Ты собираешься встретиться с Марком?
   - Соня, зачем? Мы же абсолютно чужие друг другу люди. Три года прошло. - Я нервно вертела чайную ложечку между пальцами. Ну не говорить же ей, что мне очень хочется хотя бы немного пообщаться с Марком, чтобы узнать, насколько он изменился за это время?
   Подруга стала что-то говорить о моем идиотизме, но я лишь отмалчивалась. В конце концов она смирилась:
   - Безумно надоело, что два моих близких человека играют в 'кошки-мышки' и прячутся друг от друга, но ладно. Если я тебя за три года не смогла убедить, то и сейчас этого не получится.
   - Вот именно. Я так понимаю, в гости ты приедешь ко мне не скоро?
   - Ну почему не скоро? Через пару месяцев приеду.
   - Если тебя Стас отпустит.
   - Куда он денется? Я скажу, что к Марку поеду.
   - А Марку ты что скажешь?
   - Черт, точно... Он же не знает, что ты в Москве. Ладно, что-нибудь придумаем, я думаю... - Соня внезапно осеклась. - Стас на обед пришел, я позвоню позже.
   - Хорошо. Удачи тебе.
   - Она мне пригодится, - прошептала Корнеева и отключилась.
   Допив чай и расплатившись, я вернулась на работу. Сергей Петрович встретил меня в дверях с ехидной улыбочкой:
   - Февралова, у меня для тебя спецзадание. На столе пакет с документами лежит, отвези их в главный офис. - В этот самый момент за моей спиной послышались раскаты грома.
   Черт, он издевается?
   - А это не может подождать? - Оглянувшись, увидела обычный московский ливень, сплошной стеной накрывший город. - У меня нет с собой зонта.
   - Возьми такси. Ну, или пакет на голову надень. - Он развернулся и отправился в свой кабинет, оставив меня злобно сверлить взглядом его спину.
   - Козел, - подмигнула мне Надя, протягивая злополучный пакет. - Это из-за того, что ты до пяти работаешь.
   - В таком случае, он меня сегодня больше не увидит, - подхватив сумку, я попрощалась с девчонками, прекрасно зная, что из-за пробок обратно я приеду часам к шести.
   Конечно, помимо автобусов и маршруток в Москве имеется такая удобная и быстрая штука, как метро. Но, увы, после того, как в мою пятую поездку поезд застрял в туннеле, я уже не смогла найти в себе силы пойти на подобное еще раз. Стоило только подойти к эскалатору - приступ паники тут же заставлял меня развернуться и топать на остановку. Ну его, этот метрополитен.
   Иногда Москва безумно раздражала. Хотя, чего душой кривить - мне было некомфортно здесь с самого начала и до сих пор. Слишком много машин, людей, зданий, суеты, шума... Слишком много - два слова, характеризующие для меня этот город.
   Но самое страшное для меня - чувство эмоциональной обнаженности. Я ощущала себя абсолютно беззащитной перед этой безликой равнодушной толпой, где нет ни единой души, способной понять и поддержать меня. Не хватало помощи, участия. Не хватало родства.
   Что, черт возьми, я забыла здесь? Почему не уехала?
   Ответ был до ужаса прост.
   Мне хотелось добиться всего самой. Достигнуть успеха, начав все с начала. Это была моя возможность, и я должна была ей воспользоваться.
  
   Глава вторая
   ...длинные интервалы ужасного здравомыслия.
  
   С момента переезда в Москву время постоянно стремительно пролетало мимо меня. Казалось, что я ничего не успеваю. Сумасшедший ритм жизни захватывал и влек по своему усмотрению, и мне оставалось лишь подчиняться ему.
   Поэтому следующие три недели пролетели совсем незаметно, в будничных заботах и хлопотах. И ничего нового не случилось, если не считать того, что меня уволили из 'Венерии'. О причинах своего увольнения я ничего не знаю, да и не стремилась узнавать. Просто пришла за расчетом, игнорируя жалостливые взгляды сотрудников, вежливо распрощалась с начальством и отправилась на смену в ресторан. Денег пока хватало, ночные смены в этом заведении были довольно прибыльными в плане чаевых, поэтому заботиться о втором заработке я пока не спешила. Организм все чаще напоминал, что он принадлежит не ломовой лошади, а обычной девушке и требовал отдыха. Правда, тетя Сима была вынуждена переехать на другой конец города, помогать дочери с маленьким внуком и теперь, когда я работала ночью - Леся оставалась в квартире одна. Первоначально сама мысль о таком меня пугала, но потом мы обе привыкли и вошли в новый режим. Я работала два-три дня подряд, потом два дня сидела дома и занималась домашними делами, помогала племяннице с ее заданиями и уделяла время себе. Постепенно в зеркале стала появляться девушка, отдаленно похожая на прежнюю Арину - без мешков под глазами и впалых скул. И, конечно же, я это делала вовсе не для того, чтобы покорить Корнеева при встрече.
   Одним прекрасным утром меня разбудил телефон. Кое-как открыв глаза, я разглядела на дисплее имя звонившего.
   - Соня, я легла спать три часа назад. Не думаю, что из меня сейчас выйдет интересный собеседник.
   - Это случилось, Ришка. - Голос подруги был тих, а на заднем фоне я услышала голоса множества людей.
   - Ты о чем?
   - Марка только что на самолет посадили.
   - Мм... Здорово. - В данный момент меня могло удивить только нашествие зомби или инопланетян. Глаза слипались, а в голове никакие мысли дольше секунды не задерживались. - А я тут причем?
   В трубке раздался удивленный писк подруги, а затем я услышала голос Торохова:
   - Привет, беглянка.
   - Твоя жена меня только что разбудила, так что я очень злая беглянка.
   - Тогда я сразу по делу. Марка увидеть хочешь?
   Я уткнулась носом в подушку и пробормотала под нос несколько отборных ругательств. Ну что за беспокойная семейка?
   - Нет, Стас, у меня своя жизнь, у него - своя. Мне уже осточертели разговоры об этом, можно я теперь посплю? - я нажала 'Отбой' и закрыла глаза, предвкушая еще несколько часов сна, прежде чем придется вставать готовить ужин и идти за Леськой в садик. Однако Торохов явно был не согласен с завершением разговора, поэтому телефон зазвонил опять.
   - Стас, какая буква тебе не понятна в слове 'сплю'? - громко прохрипела я в трубку.
   - Ты дослушай сначала, а потом уже трубку бросай, невоспитанная. Если не хочешь увидеться с Марком - уезжай на пару дней из дома.
   - В смысле? - от такого заявления я даже почти проснулась. Во всяком случае села на кровати и кое-как разлепила глаза.
   - Мне кажется, что он знает, где ты живешь.
   - Откуда? Ты сказал ему?
   - Нет, ему никто ничего так и не говорил, сама знаешь - столько обетов молчания с нас взяла, конспираторша. Просто он в аэропорту заявил, что встретится со всеми нашими общими знакомыми и обязательно передаст привет. - Стас что-то тихо сказал Соне, а затем продолжил: - Глупо было полагать, что он так легко отмахнется от возможности отомстить тебе за вашу последнюю встречу. Я бы точно не простил.
   - Не буду я ни от кого бегать, Стас! Что за детский сад? Мы взрослые люди и не будем цапаться из-за такой мелочи, оба давно уже переросли подростковый возраст.
   - Мое дело предупредить, Арина. Все, можешь спать.
   И отключился, оставив меня в легкой растерянности. Я бросила телефон и вновь откинулась на подушки, потерев сонные глаза. Внутри что-то ерзало при мысли о том, что я могу увидеть Марка. Что-то небольшое, но очень тяжелое. С одной стороны это что-то предвкушало, а с другой - очень опасалось. Но разве я не права? С чего бы ему устраивать со мной разборки из-за событий, весьма давних и почти забытых. Хотя... Перед глазами появилось злое лицо Корнеева и я не удержалась от смешка. Нет, такое забыть невозможно, Стас прав. Но и бегать от Сониного брата я не собираюсь, тоже мне придумали!
   Осознав, что хозяйка уже проснулась и вряд ли будет спать дальше, заворчал желудок, напоминая о том, что его не кормили уже давно. Пришлось вставать и идти на кухню. Ненавижу свой организм именно за это - перебитый сон я вернуть не способна. Пока в животе пусто - никакого отдыха. Перекусив бутербродами с горячим кофе, я оглядела кухню и пришла к печальному умозаключению - квартира явно нуждалась в уборке. Начав с грязной плиты, я незаметно вычистила абсолютно все поверхности чуть ли не до блеска, а потом перебралась в комнату.
   Уборка, глажка и готовка заняла почти весь день. Ближе к четырем часам я вновь завалилась на кровать и с чистой совестью продрыхла до шести. Будильник заорал, оповещая о том, что нужно идти и забирать племянницу из садика, поэтому пришлось встать и ползти в ванную умываться. Освежившись, глянула на косметику, стройными рядами стоявшую на полочке у зеркала и потянулась к пудре. Пятнадцать минут и в зеркале я увидела весьма симпатичную девушку с легким макияжем на лице, почти не выдававшем бессонные ночи. Быстро оделась, натянула куртку и сапоги и вышла, стараясь не задумываться, что до того, как возникла вероятность встретить в этом городе Корнеева, я не уделяла столько внимания своему внешнему виду.
   На улице было холодно и промозгло, лужицы от вчерашнего дождя покрывала тонкая корочка льда, так приятно хрустящая под ногами. Поплотней затянув шарф, я с тоской подумала о снеге. Пожалуй, только он способен хоть как-то скрыть серость этого города.
   На щеку что-то капнуло. А спустя несколько секунд небеса разверзлись и хлынул ливень, словно издеваясь над моими мечтами о снеге. Я натянула капюшон и бегом бросилась к станции метро. Плевать на мою нелюбовь к этому способу передвижения, мокнуть на открытой автобусной остановке совсем не хотелось.
   К сожалению, Леськин садик находился далеко от станции, на улице, где не ходил никакой вид общественного транспорта, поэтому в здание я ввалилась вся мокрая и злая. Какой-то козел на черной дорогущей иномарке не посчитал нужным затормозить на переходе и окатил меня из лужи, получив вдогонку пару красочных эпитетов о своей сексуальной жизни. Так что теперь мой нежно-бирюзовый пуховик был украшен мелкими пятнышками грязи, а стрелка настроения прочно обосновалась на отметке 'паршивое'.
   Приветливая Инга, младший воспитатель и весьма обаятельная девушка, поздоровалась и протянула мне пачку влажных салфеток.
   - Ты уже не первая, кто пришел в таком виде, - сочувствующе улыбнулась она, наблюдая, как я пытаюсь придать себе более презентабельный вид.
   - В такую погоду хоть вообще из дома не выходи, - пробурчала я себе под нос. - Леська готова?
   - Сейчас позову. - Инга прошла в игровую и спустя пару минут вернулась с моей племянницей. Леся радостно подбежала и тут же полезла обниматься. Чмокнув девочку в нос, я помогла ей натянуть курточку и, попрощавшись с Ингой, мы вышли из садика, остановившись на крыльце. Дождь продолжал идти и, судя по свинцово-черным тучам, не собирался прекращаться. Я прикинула, сколько денег у меня в кармане и решила вызвать такси. Все-таки, Леся только недавно переболела и не хотелось, чтобы она вновь затемпературила.
   По закону подлости, стоило нам выйти из машины и расплатиться с водителем, погода решила успокоиться. Я лишь мысленно выругалась.
   Дома, покормив Лесю и перемыв посуду, закинула грязные вещи в стиральную машину и села за ноутбук.
   - Арин! - тут же подскочила мелкая. - Давай мультик посмотрим.
   - Какой?
   - 'Холодное сердце', у меня подружка на него в кино ходила.
   Я вбила в поиск название мультика.
   - Лис, ну он только два дня назад вышел, сейчас в нормальном качестве мы не найдем. Давай что-нибудь другое глянем?
   Через десять минут поисков мы остановились на 'Хранителях снов'. Поставив мульт на загрузку, я стала одеваться, решив сходить в магазин за безумно вредными, но жутко вкусными чипсами. Уже у дверей вспомнила, что мой пуховик в стирке, поэтому накинула легкий осенний плащ, надеясь, что не успею замерзнуть за несколько минут до магазина.
   Во дворе пахло осенью. Холодной, морозной осенью с нотками приближающейся зимы. Вновь потосковав по снегу, я направилась к магазину, проигнорировав темно-синюю иномарку с тонированными стеклами, нагло припаркованную у самого подъезда. Как я поняла позже - абсолютно зря.
   В магазине почти не было людей, что удивительно для этого времени суток. Быстренько накидав в корзинку различных снеков и сладостей и прихватив пару пакетов с соком, я расплатилась и потопала домой, поудобней перехватив пакеты и внимательно глядя под ноги. В нашем дворе какие-то весьма необремененные умом люди побили фонари, поэтому лужи выныривали передо мной неожиданно прямо из темноты.
   Но, не смотря на мою осторожность, самую большую и коварную я не заметила. Под тонким слоем воды скрывалась корочка льда, по которой подошва поехала в сторону, от чего я рухнула прямо в это мини-озеро. Один пакет порвался и сок с парой шоколадок оказались по соседству со мной, задорно плавая вокруг.
   Я попыталась встать, но сделала это слишком поспешно и теперь упала не на пятую точку, естественно мокрую, а на колени. Ноги закололо холодными иголками - вода была ледяная.
   - Да твою ж мать, какой олень побил эти чертовы фонари?! - Ладони саднило, а пальца закоченели и стали непослушными. Кое-как приняв вертикальное положение, по щиколотку в воде я выловила пакеты и повернулась в сторону дома.
   У водительской двери той самой иномарки стоял Марк.
   Красивый, со вкусом одетый, с легкой улыбкой на губах. В идеально отутюженных брюках, белоснежной рубашке и черном пальто, небрежно распахнутом и демонстрирующем дорогой кожаный ремень.
   Чистый, ухоженный Марк.
   Смотрящий на меня, злую, в мокрых штанах и плаще, с растрепанными волосами и дурацкими пакетами, с которых текла вода.
   - Неудачный день? - от вкрадчивых ноток в его голосе мне как-то резко поплохело.
   - П-привет. - Я выбрела из лужи и словно извиняясь, развела руками. - А я вот тут... того...
   - Плаванием занялась? - учтиво предположил парень, складывая руки на груди.
   - Почти. А ты как тут оказался?
   - Я теперь тут живу.
   - В смысле? - Наверное, я была похожа на полную дуру, хлопающую глазами и ничего не понимающую.
   - В прямом. Квартиру купил в этом доме, на восьмом этаже.
   У меня пересохло в горле. Наша квартира тоже располагалась на восьмом этаже, как я могла не заметить нового жильца? Ладно, предположим, что самого Корнеева я действительно могла и не встретить, ведь днем постоянно отсыпаюсь после работы, но вещи? Мебель? Ремонт, в конце-то концов?
   Марку надоело наблюдать за моей хилой мыслительной деятельностью и он, оттолкнувшись от машины, подошел ко мне, осторожно обходя лужи. Молча взял пакеты из рук и пошел к подъезду. Я поплелась следом.
   Вот он достает ключи, домофон пиликает, открывая дверь, и мы оказываемся в подъезде. Распахиваются двери лифта, выпуская своих пассажиров, мы занимаем их место, загорается кнопка с цифрой '8', двери закрываются, лифт начинает подниматься. Останавливается, вновь распахивает двери, мы выходим, Марк отдает мне пакеты, достает из кармана моего плаща ключи, отмыкает мою дверь, вталкивает меня в квартиру, заходит сам, закрывает дверь...
   - Так и будешь молчать? - Он внимательно смотрит на меня, все еще никак не способную прийти в себя.
   - А что мне нужно сказать? - Голос почти не подвел, надо же.
   - Например, что рада меня видеть. Или что скучала по мне. - Он уверенным жестом снял пальто и повесил на вешалку. Разулся, забрал вновь чертовы пакеты и безошибочно направился на кухню. - Пойди все же переоденься, простудишься ведь.
   В комнате меня ждал удивленный взгляд мелкой.
   - Что случилось?
   - Упала, - буркнула я в ответ, открывая шкаф, чтобы достать чистые джинсы. - У нас, кстати, гость и я буду тебе очень благодарна, если посидишь здесь, хорошо?
   Леся кивнула и пододвинула к себе ноутбук. Теперь она пару часов просидит тихо, как мышка. Я быстро переоделась и направилась на кухню, по пути закинув в стирку грязные вещи.
   Марк стоял у окна, спрятав руки в карманах. На плите грелся чайник. Я подошла к шкафчику и достала кружки. В абсолютном молчании дождалась, когда закипит вода и заварила чай, перенеся кружки на стол. Поставила сахарницу и нарезала лимон.
   - Может, присядешь? - устало откинувшись на спинку стула, сделала пробный глоток и кинула еще одну дольку лимона. Марк усмехнулся и сел напротив, пододвинув к себе чашку. - Как долетел?
   - Если честно, я думал, что ты в очередной раз сбежишь. - Я удивленно посмотрела на парня, но промолчала. Покачав головой, Марк продолжил: - Странная у тебя реакция.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Слишком спокойная. Совсем не боишься?
   - А я должна? - сжав покрепче кружку, чуть отодвинулась от стола. Корнеев это заметил и рассмеялся:
   - Нет, я не настолько злопамятный. За три года как-то впечатления от нашей последней встречи стерлись из памяти. Олеся дома?
   Итак, он явно узнал все о моей новой жизни.
   - Ну и кто тебе все рассказал?
   - Костя.
   Я лихорадочно пыталась понять, о ком идет речь, но безуспешно - знакомых с таким именем у меня не было. Удивленно приподняв бровь, вопросительно посмотрела на Марка.
   - Я его нанял после твоего отъезда.
   - Нанял?
   - Да. Я нанял частного детектива, чтобы узнать, куда делась мерзкая беглянка, посмевшая меня ударить и нагло избежать возмездия.
   Сказать, что я удивилась - ничего не сказать. Корнеев нанял сыщика, чтобы найти меня. С ума можно сойти.
   - И что же он раскопал?
   - Он принес мне информацию о детстве в детском доме, о твоей сестре, племяннице и в итоге - твой новый адрес тоже оказался у меня на столе.
   Почему-то меня происходящее совсем не злило. Скорее наоборот, было забавно понимать, что я умудрилась настолько заинтересовать такого парня, как Корнеев. Однако следующие слова заставили меня охладиться:
   - А потом я забыл о тебе. Ну, сама понимаешь, вокруг меня всегда много красивых девушек. - Он улыбнулся своей фирменной улыбкой, от которой раньше у меня были мурашки по коже, а сейчас почему-то зачесались кулаки.
   - Забыл, значит?
   - Ну да.
   - А при переезде в Москву вспомнил? До первой пассии? Так сказать, промежуточная станция?
   - Нет, просто я подумал, что это будет забавно - жить рядом и щекотать тебе нервы своим видом.
   Я с грохотом поставила кружку на стол, расплескав уже почти остывший чай, и встала из-за стола.
   - Ты слишком большого мнения о себе, мне плевать на твое присутствие.
   - Успокойся, дикая, я пошутил. Мне показалась, что Соня будет рада, если я прослежу за ее неуемной подругой.
   - Три года она не волновалась, а сейчас вдруг начала переживать? Странно, что-то я этого не заметила.
   - А кто тебе сказал, что за тобой никто не присматривал все эти три года?
   Я опешила и удивленно посмотрела на Корнеева. Он продолжал улыбаться.
   - Что, прости?
   Он лишь пожал плечами и встал.
   - Спасибо за чай. Если что - заходи в гости, буду рад видеть. - Похлопав меня по плечу, он вышел в прихожую, обулся и ушел. Звук закрывшейся двери привел меня в чувство, и я смогла, наконец, выдохнуть. Схватила кружки, быстро ополоснула их и потянулась к телефону, чтобы позвонить Соне, но на полпути остановилась. Для начала нужно привести мысли в порядок, а потом уже говорить с подругой.
   Марк изменился. Стал слишком серьезным и сосредоточенным. А еще от него теперь пахло мужественностью и это меня очень пугало.
   В таких мужчин влюбляются.
  
   Глава третья
   ...своего рода кратковременный психоз.
  
   Новая квартира давила на него своей пустотой. Минимум мебели и вещей - вот в чем минус переезда в другой город. Впереди несколько недель работы над документами, времени на магазины не будет, а значит, придется привыкать к этому жилищу и терпеть до открытия издательства. Можно, конечно, поселиться в отеле, но тогда он не будет видеться с Ариной, что абсолютно не входит в его планы.
   Марк вздохнул, оглядывая свою новую спальню с голыми стенами и большой кроватью. Через открытую дверь можно было увидеть просторный зал. Все пространство комнаты занимали коробки и чемоданы, оставляя свободным только узкий проход. Ну и где искать постельное белье? Все-таки придется отложить в сторону документы и завтра распаковать хотя бы половину вещей, иначе ему даже переодеться не во что.
   Он добрался до кровати и с наслаждением на нее упал, подмяв под себя подушку. Перелет и езда по городу его измотали, и организму требовалось немного отдыха, но сознание на удивление было бодрое.
   Он сделал все именно так, как задумал. Арина не догадалась о новом жильце. И ей не удалось лишить его контроля. Чего уж душой кривить, захотелось при встрече расхохотаться, а затем обнять ее. Он скучал. И пусть его слова о множестве девушек были правдой, он постоянно помнил об Арине. Невольно сравнивал всех своих пассий с ней, и они постоянно в чем-то проигрывали. То улыбка не такая, то характер вздорный, а то наоборот слишком похожа. Черт бы побрал эту дикарку.
   После ее бегства из города он стал называть ее именно так. Костя, так незаметно вошедший в число его друзей, лишь улыбался и предвещал скорую свадьбу. Пару раз в лоб спрашивал, почему Корнеев не едет в Москву за своей зазнобой, но Марк только отмалчивался. Где-то в глубине души он понимал, что абсолютно не готов к серьезным отношениям и семейной жизни, а иного Арине не нужно. Да и в самом начале его испугала перспектива стать 'папочкой' трехлетней малышки, которая так неожиданно свалилась им на голову. Лишь позже, глядя на фотографии девочки, он стал все чаще ловить себя на мысли о том, что все не так уж и страшно...
   Никто не догадывался о том, насколько он изменился. Даже сестра, обычно столь чуткая к его настроениям, лишь иногда хмурилась, но не осмеливалась спрашивать. Чувствовала себя виноватой за то, что скрывает от него местоположение Арины, а сам Марк не спешил сообщать, что ее тайное уже давно стало явным. Ему было комфортно притворяться все таким же повесой. Он старался часто мелькать перед сестрой с новыми девушками, рассказывать, как на днях оторвался в очередном клубе или о своих сумасшедших планах на выходные. А сам сидел дома, уткнувшись в бумаги, и готовился к переезду в Москву.
   Он потер уставшие глаза, вырвавшись из воспоминаний, и постарался расслабиться. Начала болеть голова, виски сдавило, а в глазах защипало. Организм требовал сна, и Марк позволил себе провалиться в дремоту.
   Проснуться у него получилось ближе к полудню, когда блеклое, уже почти зимнее солнце стало бить лучами прямо в глаза. 'Обязательно нужно сегодня же купить шторы', - мелькнула сонная мысль. Он поспешил встать и отправился на кухню. Костя должен был оставить там немного продуктов и кофе.
   Съев яичницу и выпив две большие кружки крепкого кофе, попутно проверив электронную почту, Марк вновь почувствовал себя человеком. Раскопал среди бессчетного количества коробок свой чемодан с одеждой и достал оттуда темно-синие джинсы с простой белой футболкой. В душе его ждал неприятный сюрприз - горячей воды не было. Пришлось быстро ополоснуться под холодными струями и долго растираться полотенцем, чтобы согреться. Натянув чистую одежду, он загрузил вчерашний костюм в стиральную машину и стал собираться в магазин. Стоит все же заказать кое-какую мебель, купить шторы и бытовую технику, а то кроме плиты, холодильника и стиралки здесь ничего не было.
   Он открыл входную дверь и вышел на лестничную площадку, где тут же столкнулся с Ариной. Все же в их соседстве сплошь положительные моменты.
   - Привет, - кивнул он девушке, поворачивая ключ в замке. - Из магазина?
   Она кивнула в ответ и полезла в карман за своими ключами.
   - Работаешь сегодня?
   - Нет, у меня выходной.
   - Тогда, может, зайдешь вечером на чай, когда я разберусь с вещами? - Он с неудовольствием отметил у нее круги под глазами. С этой ночной работой она совсем себя загоняла и ему это не нравилось. - Выглядишь уставшей, Арин.
   - Может, и зайду, - пожала плечами девушка и поспешила войти в квартиру. Марк покачал головой и вызвал лифт.
   Уже сев в машину, он досадливо поморщился, ловя себя на мысли, что у него сейчас одно-единственное желание - обнять эту вредную, но безумно симпатичную строптивицу и уложить спать. Она явно не высыпается, что не может не сказаться на ее здоровье. Господи, он превращается в заботливого отца семейства. Ударив по рулю, Марк завел автомобиль и выехал со двора. Набрав на навигаторе адрес мебельного магазина, включил музыку и постарался сосредоточиться на дороге. Всегда ненавидел ездить по незнакомым улицам, словно в никуда. Нужно как можно быстрее привыкнуть к этому городу, иначе он начнет сходить с ума.
   В магазине в обществе симпатичной девушки-консультанта он подобрал комплект мебели для гостиной, аккуратный стеллаж под книги и телевизор в спальню, пару тумбочек туда же и кухню. Почему-то дольше всего провел у прилавка со шторами, выбирая самую плотную и светонепроницаемую ткань глубокого темно-синего цвета. Попросив упаковать шторы сразу же и договорившись о доставке остальных покупок, Марк отправился домой.
   На лестничной площадке на мгновение замер, прикидывая, стоит ли беспокоить Арину. В конце концов решил не звонить и зашел в квартиру, сразу направившись в спальню, прихватив с кухни стул. Он расправил шторы и залез на стул, чтобы начать их вешать, но тут в дверь позвонили.
   За ней стояла Арина.
   - Я решила, что тебе нужно помочь с вещами,- она неловко переминалась с ноги на ногу и явно волновалась. - Только мне Лесю не с кем оставить, не против, если она тоже придет?
   - Конечно, я только рад буду. - Такой по-соседски дружелюбный визит стал для него неожиданностью. Марк не поверил своим глазам - его дикая, своенравная Арина так резко сменила свою настороженность на приветливость? Или ее неосознанно тянет к нему?
   Девушка кивнула и, обернувшись, позвала племянницу:
   - Лесь, иди сюда.
   Дверь их квартиры приоткрылась, и хрупкая девчушка семи лет в ярком спортивном костюмчике вышла на площадку. Ярко-голубые глаза, которые встречаются только у детей, смотрели на Марка открыто и дружелюбно, без какой-либо опаски или скованности, что очень понравилось парню.
   - Привет, я Марк. - Он присел на корточки и протянул ладонь. Девочка крепко ее пожала и абсолютно серьезно, с какой-то взрослой строгостью ответила:
   - Я знаю. Ты знакомый Арины из ее города. Она мне рассказала про тебя.
   - Да? - Марк иронично улыбнулся. - Надеюсь, только хорошее?
   - Если ты ее не обижал ни разу, то и меня не обидишь.
   - Ну, на моей памяти, я твою тетю не обижал. А вот она, кстати, однажды...
   - Марк! - Арина осуждающе посмотрела на него и молодой человек чуть не рассмеялся.
   - Проходите, помощницы, буду раздавать вам поручения. - Он посторонился, пропуская соседок в свою квартиру. - Если справитесь с ними - напою вас чаем.
   Леся заинтересованно и ничуть не стесняясь осматривала его жилище, Арина же упорно смотрела под ноги, словно стесняясь присутствия Корнеева.
   - Я не кусаюсь и не питаюсь женщинами, - шепнул он ей на ухо, проходя мимо. Девушка вздрогнула и поспешно отстранилась. Испуганный зверек, честное слово.
   Марк зашел в спальню и выбрал несколько крупных коробок с надписью 'Книги'. Их он перенес в гостиную и поставил рядом со шкафом.
   - Их нужно аккуратно выставить на полках. Экономику и бизнес-литературу - отдельно от художественной литературы, хорошо? Ее я потом расставлю в спальне, завтра должны привезти стеллаж. Я пока пойду повешу шторы.
  - Судя по всему, ты перебрался в Москву надолго, - окинула Арина взглядом многочисленные коробки.
  - Посмотрим, как пойдет. Если в ближайшее время смогу заполучить несколько крупных контрактов, то издательство окажется прибыльным делом. А еще в планах открыть какое-нибудь развлекательное заведение. Лучше бар, конечно.
   Девушка только скептически приподняла одну бровь и наклонилась к книгам. Марк вернулся в свою комнату и растерянно посмотрел на пакет со шторами, лежащий на кровати. Если честно, с таким он сталкивался впервые и теперь не знал, с какой стороны подступиться.
   - Для начала стоит переставить стул, - неожиданно послышалось сзади. Арина стояла в дверном проеме, держа в руках пачку фотографий. - Он стоит слишком близко, тебе будет неудобно цеплять крючки. Извини, в одной из коробок было это, и я хотела спросить, нет ли у тебя для них альбома.
   Марк задумчиво почесал затылок:
   - Не думаю, нужно будет купить. А за подсказку спасибо. Быть может, поможешь и дальше? Я понял, что понятия не имею, как справиться с этим делом.
   Девушка покачала головой:
   - Надо же, есть что-то, в чем Корнеев не так уж и крут.
   - Это не касается самых важных моментов, - он игриво подмигнул Арине и переставил стул. Минутой позже уже стоял на нем у, держа в руках тяжелую ткань, и следовал указаниям своей помощницы. Спустя пятнадцать минут со шторами было покончено. Он легко спрыгнул со стула и оказался в опасной близости от Арины. От нее пахло чем-то сладким, едва уловимым. От нее пахло так же, как три года назад, тогда, в машине, когда он решился поцеловать ее в первый раз. Он даже смог вспомнить тепло ее губ, и ее руки на его плечах... Девушка стояла в нескольких сантиметрах от него, ему стоило лишь наклониться...
   Время, казалось, остановилось. Их взгляды встретились, он посмотрел на ее губы, отчаянно желая коснуться их. Арина чуть слышно выдохнула, и этот звук смог отрезвить Марка. Оцепенение пропало, он сделал шаг назад и улыбнулся:
   - Спасибо за помощь, без тебя я провозился бы час, не меньше. - Ему показалось или в ее глазах мелькнуло разочарование?
   'Осторожней, Корнеев, не спугни ее. Рано атаковать, рано'.
   - Пойдем, а то Леська сейчас все книги тебе перепутает.
   Они вернулись в гостиную. Леся сидела на ковре и рассматривала какую-то книгу.
   - О, кстати, эту я привез тебе. - Марк заглянул в коробку и достал из нее еще несколько изданий в красочных обложках. - Здесь собраны сказки разных народов, думаю, тебе будет интересно. Я сам формировал их в сборники.
   Леся радостно схватила подарки и стала торопливо переворачивать страницы. Корнееву была приятна такая реакция девочки. Он поймал себя на мысли, что постоянно улыбается, глядя на этого жизнерадостного, но временами такого серьезного ребенка.
   - Ладно, давайте разбирать мое добро, иначе мы так провозимся до самой ночи.
   Работа закипела, коробки стали постепенно пустеть, а комната приобретать более-менее обжитой вид. На стене появилась картина, на журнальном столике и полках уютно расположились семейные фотографии. Книги выстроились ровными рядами наряду с музыкальными дисками и коллекционными пластинками, которые Марк иногда покупал в своих командировках и никогда не слушал.
   Позже настала очередь двух чемоданов с одеждой. Лесе доверили разложить галстуки и запонки в специальном отделении комода, и девочка весьма успешно выполнила это поручение. Арина же с Марком развесили брюки и пиджаки, аккуратно сложили рубашки и футболки. На кухне они в четыре руки быстро распаковали посуду и расставили все по местам. Теперь по квартире не гуляло гулкое эхо от каждого шороха или слова.
   Здесь стало уютно и тепло. На плите задорно кипел чайник, на столе рядком выстроились три кружки. Арина сбегала к себе и принесла печенье с клубничной глазурью. Все стало как-то по-семейному и Марку безумно не хотелось, чтобы это заканчивалось. Он с наслаждением слушал торопливый рассказ Леси о детском садике и предстоящем новогодним утреннике, к которому дети и воспитатели начали готовиться уже сейчас. Девочка с таким энтузиазмом рассказывала о репетициях грядущего представления, так ярко делилась своими впечатлениями... Невозможно было не любоваться этим горящим взглядом и задорной улыбкой.
   Марк бросил взгляд на Арину и заметил, с какой любовью та смотрит на свою племянницу. У этих двоих больше никого не было на всем белом свете, но они нашли безумную поддержку друг в друге, и это очень радовало парня.
   А еще ему хотелось, чтобы именно он стал для них надежной защитой и опорой.
   - Марк, ты придешь ко мне в садик на представление? - Леся допила чай и тут же направилась к раковине, сполоснуть кружку. Она оказалась очень самостоятельной и уверенной, что удивило Марка и опять же порадовало.
   - Если ты меня приглашаешь, то конечно приду, - Корнеев улыбнулся, но все же посмотрел на Арину. - И если твоя тетя не будет против.
   - Она не против, правда, Риш?
   - А почему я должна быть против? - Арина вскинула бровь и открыто посмотрела в глаза парню.
   - Мне показалось, что ты меня боишься. И что тебе неловко в моем присутствии.
   Девушка явно смутилась, но все же постаралась это скрыть. Марк почти интуитивно догадался, что оказался прав в своих словах, но Арина, по всей видимости, не хотела обсуждать эту тему при ребенке.
   - Ничего подобного. Просто я... отвыкла от тебя.
   Настала очередь Марка удивляться.
   - Отвыкла?
   Арина поспешила встать из-за стола.
   - Нам пора, у меня еще куча домашних дел. Надеюсь, мы смогли тебе помочь. Если что - заглядывай по-соседски.
   Девушка взяла племянницу за руку и направилась к выходу. Марк на мгновение даже оторопел от такой поспешности и не знал, что сказать.
   - Арина, подожди! - вскочив со стула, он бросился к входной двери.
   Девушка уже отмыкала ключом свою дверь. Она обернулась на оклик, затем втолкнула Лесю в квартиру.
   - Лиса, загрузи на планшете какой-нибудь мультик, я сейчас приду.
   - Хорошо, - послушно кивнула девочка и радостно помахала парню: - Пока, Марк!
   Корнеев кивнул и перевел взгляд на Арину:
   - Что означают твои слова про 'отвыкла'?
   Она глубоко вздохнула, словно набираясь смелости, и нервно теребила ключи, от чего по всей лестничной площадке разносился раздражающий звон.
   - Послушай, Марк. Я понимаю, что возможно тем дурацким поступком я нанесла огромную травму твоему самолюбию. Возможно, мне стоило пару раз переспать с тобой и на этом со спокойной совестью разбежаться. Возможно, вообще не стоило впускать тебя в свою жизнь. Слишком много этого самого 'возможно', понимаешь, Корнеев? Между нами ничего не произошло, кроме нескольких поцелуев, вот ты и бесишься. Я та самая игрушка, которая все никак не дается в руки успешному и эгоистичному человеку, который привык всегда добиваться поставленной цели. А я просто хочу спокойно жить, Корнеев. Мне нравится моя размеренная жизнь белки в колесе, мне так комфортно. И тебе не место в моей жизни, пожалуйста, пойми. - Она сказала это на одном дыхании, не отводя взгляда, словно пытаясь его загипнотизировать и вложить в голову каждое свое слово.
   Марк сначала немного растерялся, а затем сжал руки в кулаки, спрятав их за спиной.
   - Арина, ты дура?
   Девушка от удивления даже приоткрыла рот.
   - Что?
   - Ты действительно думаешь, что я сидел и улыбался твоей племяннице, чтобы затащить тебя в постель?
   - Но...
   - Я просто хочу помочь. Поддержать. Мне не плевать. Мне на многое не плевать. Не пытайся сейчас что-то мне доказать. Не пытайся объяснить. Я знаю, что делаю и я знаю, что нужно делать. Ты не нужна мне как девушка. Но я буду тебе очень благодарен, если ты будешь рядом как друг и позволишь мне стать вашей опорой. Все.
   Он оставил стоять ее посреди лестничной площадки, закрыв за собой дверь.
   Кулак было ударил в стену, но Марк в последний момент сдержался. Нельзя выходить из себя. Нельзя потерять контроль над своими эмоциями. Он не подросток, чтобы давать инстинктам разрушить все, к чему он шел несколько лет.
   Марк Корнеев теперь взрослый, абсолютно самостоятельный человек, который всегда спокоен и просчитывает каждый свой шаг, взвешивает каждое свое решение. Он надежен. Он ответственен.
   И он сможет доказать этой своенравной девице, что с ним она будет счастлива.
   'Спокойствие, только спокойствие. Медленно и уверенно идем к цели'.
   Но в спортзал ему все же стоит записаться. Лучше колотить грушу, чем разбивать кулаки об стену. А то, что ему будет хотеться этого каждый день, Марк не сомневался.
   Главное, не сорваться.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"