Тьма Анна: другие произведения.

Самоубийца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    Он искал смерть и не мог её дозваться. И когда он нашёл в жизни смысл, полюбил её всей душой - пришло время умереть. (чесно говоря - не самая удачная вещь(( даже и не фантастика толком, жанр не смогу подобрать


Самоубийца.

   ...Стоять над пропастью было немного страшновато, но необыкновенно приятно. Ветер ласкал лицо и руки, нежные лучи закатного солнца освещали мир вокруг. Воздух казался особенно прозрачным и чистым. Тьма под ногами пугала, свет впереди притягивал.
   -- Приди ко мне... -- позвал голос. -- Приди ко мне...
   Много раз слышал я этот голос. И стремился к нему всем своим существом.
   -- Как? Как я должен прийти?
   -- Умри... не как все... и воскресни... Я жду тебя... Прыгай...
   И я прыгнул...
  
   Дикий ужас подбросил меня вверх на высоту не менее метра. Я слетел с дивана на пол весь в холодном поту. Опять этот сон. Сколько можно? Раскрыв недочитанную накануне книгу, я сел поудобнее и задумался.
   Я давно уже не любил жизнь и несколько раз пытался с ней расстаться, но судьба, а может рок или сама жизнь препятствовала мне. От таблеток меня рвало, верёвка три раза обрывалась, пистолет шесть раз давал осечку. Хотел спалить себя электричеством в ванне -- трижды вырубали свет. Даже с крыши прыгал дважды -- один раз спасли бельевые верёвки, другой раз кто-то зачем-то натянул металлическую сеть на пятом этаже (как раз по середине полёта). Под машину кидаться не хотелось принципиально -- зачем втягивать какого-то водителя?
   Пронзительной трелью зазвонил телефон. Я поднял взгляд на определитель номера. Звонили с автомата. Поднял трубку.
   -- Алло?
   -- Дан, что ты сейчас делаешь? -- мелодичный голос Лиды острым лезвием проник в мозг.
   -- Читаю "Тысяча и один способ самоубийства", -- ответил я. -- Точнее, читал...
   -- Нашел что-нибудь подходящее?
   -- Нет. Кроме традиционных, уж больно зверские способы приведены. Вот, например: "Возьмите связку самых больших рыболовных крючков, привяжите тонким металлическим тросом, проглотите крючки, привяжите трос на высоту"...
   -- Боже мой, заткнись, а то меня сейчас стошнит!
   -- Вот-вот, и здесь сказано о том, что всех окружающих вывернет на изнанку. Я же говорю -- не красиво.
   -- Даниил, заткнись. Ты сегодня свободен?
   -- Что ещё тебе от меня надо? -- безнадежно пытаясь отвязаться от девушки, простонал я. -- В твоей красивой голове родилась ещё одна безумная идея?
   -- Гениальная идея, Дан, гениальная!
   -- Вот-вот, я и говорю, безумная.
   -- До "вот-воткаешься", -- пригрозила Лида. -- Ну, так?..
   -- Да, на всё я согласен, ты же знаешь. Куда подъехать?
   -- Не надо, я сейчас сама приеду! Даньчик, я тебя люблю, целую, жди!..
   -- Жду, жду, -- ответил я коротким гудкам в телефонной трубке, -- у ворот своих беду...
   Рассказывая свою историю, хочу в начале немного рассказать о себе. Меня зовут Дьячковский Даниил Денисович. Мне 26 лет, девушки считают меня привлекательным и умным мужчиной. Во всяком случае, так говорит Лида. Может она и ошибается и девушки вешаются мне на шею только из-за денег. В свои 26 лет, имея за спиной богатого папу-бизнесмена, я хозяин картинной галереи, свободный художник и в принципе ни чем особенно не занят, однако мне обеспечен стабильный доход. Папа дал денег на раскрутку, после того как я закончил Академию искусств с красным дипломом и я, заработав ещё немного, всё вложил в галерею. Мне очень повезло, мои картины и скульптуры оказались весьма популярными и высоко ценились. С первых продаж -- машина, из второго этажа здания галереи получилась уютная квартира.
   У меня было все, что может пожелать человек. Человек... Но к роду людскому я себя не причисляю. Химера, урод, мутант, а не человек. Люди видят картину, а не мысли художника её сотворившего. Материальный мир, а не чувства. Люди не видят в темноте с закрытыми глазами. Так что я не человек.
   Пока Лида в пути, я приготовился к встрече. Универсальной одеждой всегда были джинсы и футболка, пока на дворе лето. Сбрить трёхдневную щетину, дорогой одеколон, пригладить волосы... Я улыбнулся своему отражению в зеркале. Может Лида и права в своём суждении, стесняться было нечего. Наоборот, такой внешностью можно только гордиться. Не всегда у художника бывает тело атлета. Только у меня почему-то гордиться не получается...
   Пронзительная трель дверного звонка не прекращалась, пока я не открыл дверь.
   -- Лида, как же я тебя... люблю, -- сквозь зубы произнёс я, пытаясь как можно быстрее вскрыть заедающий замок. Но увидев её, сменил гнев на милость. -- Здравствуй, ненаглядная. Ты, как всегда, неотразима.
   -- Привет Даньчик, ты тоже.
   Она поцеловала меня, едва коснувшись губами и легко впорхнула в комнату. Лида уникальная личность. Она ухитряется одинаково сильно раздражать и восхищать меня. Девушка прошла в комнату и, уперев руки в боки, стала придирчиво оглядывать мою новую картину. Я невольно залюбовался ею. Новое зелёное платье невероятно подходило к рыжим пышным волосам, изумрудным глазам и открывало все прелести точёной фигурки миниатюрной красотки. Эх... Мы расстались, оставшись друзьями, больше года назад, а я не мог заставить себя серьёзно посмотреть ни на одну девушку кроме неё. Но вот зачем ей я, не могу понять до сих пор.
   Самым странным и даже пугающим было то, что я не любил и не страдал. Но она впервые привлекла меня тем, что я не смог прочитать её мысли. Я чувствовал что-то вроде нежности, когда видел её. Но любовь как её описывают, когда не спишь, не ешь, думаешь только о ней одной... Боюсь, что мне это вообще не доступно. Лида первая девушка, вызвавшая у меня хоть какое-то чувство.
   -- Что это? -- спросила Лида, тыкая изящным пальчиком в мою новую картину.
   -- Я назову её "Ветра бездны". Вот эти маленькие синие и фиолетовые фигурки -- это духи воды и воздуха. А вот этот белый старик над пропастью -- первый ветер... Лида, ты чего?
   Розовый румянец сошел с её красивого личика, уступив место голубоватой бледности.
   -- Ты всё ближе... -- прошептала она.
   -- К чему?
   -- Ты поймешь. Но не сейчас, -- вновь улыбнувшись красотка лукаво взглянула на меня. -- Готов потратить пару тысяч на мою гениальную идею?
   -- Спрашиваешь... Конечно готов.
   -- Тогда поехали прыгать с парашютом.
   -- Чего-о-о? С каким парашютом?
   -- С таким! Хочешь с куполом, а нет, так и с крылом можно.
   -- Где ты всего этого нахваталась?
   -- Мой новый кекс работает на парашютной базе. Мы можем попрыгать за полцены от обычного тарифа.
   -- С каких пор ты экономишь мои деньги? И вообще, что если я высоты боюсь?
   -- Ты? Высоты? Не смеши меня. Поехали, а то не успеем. Деньги не забудь.
   Нет, когда она так хмурит бровки и поджимает губки, я не могу с ней спорить...
  
   Дорога заняла не более часа. Место, где мы оказались, было чем-то средним между старым аэропортом и военной частью. Лида крепко взяла меня за руку, повела к старому кирпичному зданию с когда-то синей, а теперь просто облезлой дверью и я понял что передумать она мне не позволит. С того момента как мы познакомились, она всегда была главной.
   Сразу за дверью оказалась небольшая комнатка с не новым столом. За столом сидел не молодой мужчина. Он поднял голову и улыбнулся Лиде.
   -- Здравствуй, Лидочка, -- произнёс он.
   Лидочка... Как она ему это позволяет!? Никогда не рисковал называть её Лидочкой, Лидонькой и всеми прочими уменьшительно-ласкательными... Максимум, что она мне позволяла, это Ли и Лидуся. Да и то, последнее в очень редких случаях. Попытайся я назвать её как-то по-другому, она смотрела ТАК, что язык примерзал к нёбу. Увидев её сузившиеся глаза, я понял, что бедному парню недолго осталось спокойно жить.
   -- Привет, Вадик, -- улыбнулась она, справившись с собой. -- Мы пришли попрыгать. Это мой друг, я тебе о нём рассказывала...
   Мужчина протянул мне руку и представился:
   -- Владислав.
   -- Даниил, -- представился я в ответ.
   Он сжал мою руку так, будто пытался раздавить. Наши оценивающие взгляды встретились. Н-да, я был лучшего мнения о Лидином вкусе. Весь какой-то... среднестатистический кадр. Хотя и совсем не слабак. Я невольно увидел его мысли. "Почему она до сих пор с ним общается? Хотя и говорит, что этот... художник ей как брат, надо будет серьёзно поговорить с ней на эту тему. Ну и рука... Когда это художники стальные прутья пальцами гнуть начали?" Потом я увидел в его мыслях образы кольца для Лиды, её в свадебном платье и все с этим связанное. Как же, раскатал губу. Ручаюсь талантом, она бросит его как только напрыгается с парашютом. Очень скоро.
   -- Вадик, ну так мы сегодня попрыгаем? -- прервала она наш молчаливый поединок.
   -- Конечно, -- ответил он отпуская мою руку. -- Тебе нужен купол, как я понял... А вам, молодой человек? Сколько у вас прыжков?
   -- Ни одного, -- честно ответил я. Лида быстро глянула в мою сторону и я пожалел, что не соврал.
   -- Ему нужно крыло, -- сказала она.
   -- Это не допустимо. Новичкам крыло не выдают.
   -- Вадик, послушай... -- сказала она так тихо и нежно, что я всерьёз пожалел мужика. -- Вадик, он рожден для этого. Я очень тебя прошу, дай ему крыло.
   Он поглядел в её огромные, наполненные нежностью зеленые глаза, быстро посмотрел на мое лицо и тяжело вздохнул. Против этого гипнотического взгляда не мог устоять никто. Змея-гипнотизёрша.
   -- Сколько говоришь у тебя прыжков? Сорок? Только-только минимум для крыла, -- замутненный взгляд, иные мысли, будто кто-то другой придаёт им форму... Всё это было мне очень знакомо. Сейчас он забудет то, что я сказал ему минуту назад.
   Владислав раскрыл журнал, лежащий на столе и что-то в него записал.
   -- Вот, подпишись здесь, -- он протянул мне листок с каким-то текстом. Я уже знал что это. Как бы мне не хотелось казаться нормальным человеком, но я прочитал в его мыслях всё это ещё в самом начале. -- Это снимет с нас ответственность если с тобой что-то случиться.
   Размашистый росчерк моей росписи лёг на бумагу.
   -- Тебе не надо подписываться, -- улыбнулся Владислав ожидающей красавице, -- ты прыгаешь под моей ответственностью.
   Святая простота... Хотя я не вижу её мыслей, но по лицу читаю почти так же хорошо. Что ж, не будем разочаровывать мужика, пусть думает, что он главный.
   -- Пойдёмте, -- он поднялся из-за стола, -- я всё покажу.
   Дальше всё было как в кино. Раздевалка, рюкзаки с парашютами, самолёт... Что-то среднее между кукурузником и истребителем. Кроме нас в самолёте было ещё четверо пассажиров и инструктор. Он проверил наши страховочные тросы, провел инструктаж по правилам прыжков и сел рядом с нами, ожидая когда можно будет прыгать. Четверо держались отдельно от нас, изредка бросая презрительные взгляды в нашу сторону. Я увидел насмешку, уверенность что Лида не решится прыгнуть, и даже жалость к бедной девушке. А на мой рюкзак они поглядывали с уважением, принимая за профессионала.
   Лида была, как и всегда, прекрасной. Желто-красный костюм в обтяжку она носила с таким изяществом, будто это было шикарное вечернее платье. Прекрасная Лидия, моя муза, моё вдохновение, "дама сердца". Как бы я жил без неё?
   Самолёт набрал приличную высоту и у меня заложило уши. Инструктор о чём-то переговорил с пилотом, открыл дверь самолёта, от чего ворвался сильнейший ветер, дышать стало труднее, и подал знак, что пора прыгать. Я медленно завел руку за спину и отстегнул страховочный трос. Первыми прыгали четверо "дедов". Следом за ними встала со своего места Лида и, бросив на меня насмешливый взгляд, с грацией пантеры выпрыгнула из самолёта. Я встал, и очень быстро, чтобы инструктор не сумел остановить меня, шагнул вслед за всеми.
   Тело резко потеряло вес, воздух со свистом вырвался из лёгких, а вдохнуть я не сумел. Над собой я почувствовал мысли инструктора. Если убрать все маты в мой адрес, то останутся только предлоги и союзы. Я раскинул руки в стороны, штопором уходя к земле и мне показалось, что воздух подхватил меня и принял в свои объятья. Это было так восхитительно, что весь остальной мир поблек. Только бесконечное голубое небо, движение в этом небе и его жизнь...
   Прыгай... Прыгай... ПРЫГАЙ!!!
   И вдруг пришло понимание... Я СЫН НЕБА. Небо, а не земля, мой дом! Но как же мне в нём остаться? Неведомая сила резко потащила меня вверх. Это парашют раскрылся сам. Схватившись за стропы я прикинул расстояние до земли. Около восьмисот метров. Управлять крылом было так удивительно легко, будто оно являлось частью моего тела, продолжением моих рук. Так, что можно успеть за то время, что мне осталось падать? Много! Обернувшись вокруг своей оси, я заставил крыло сделать воздушное сальто. Одно, другое, третье, мир закружился в бешеном танце, парашют был то с верху, то с боку, то снизу... Пока мои ноги не встретились с твёрдой землёй и я не покатился по ней, запутываясь в стропах и лёгкой ткани крыла.
   Когда удалось остановиться, ко мне уже бежала куча народа. Матерящийся инструктор, Лида и те парни, которые прыгали первыми всё ещё были в воздухе. Последний прыгнул, первый приземлился... Меня тянуло обратно в небо, даже преследующие меня всегда звуки и образы чужих мыслей, казалось, притихли и поблекли.
   Вторым, почти рядом со мной, приземлился инструктор. Аккуратно, не падая, на две ноги, почти мгновенно отстегнув парашют чтобы не протащило по земле. Четверка села удивительно слаженно, почти так же аккуратно как и инструктор. Не обязательно было читать мысли, чтобы увидеть отвисшие челюсти. Последней оказались Лида. И лицо у неё было такое счастливое...
   Вокруг меня столпились люди, о чём-то переговариваясь. Я продолжал сидеть, мало что соображая.
   -- Вы когда-нибудь такое видели? И ни одной царапины...
   -- Сумасшедший... Он же мог умереть!
   -- Так не прыгают. Это не по правилам.
   -- Кто это человек?
   -- С какой планеты этот парень?
   Сильная мужская рука легла на моё плечё.
   -- Эй, парень, у тебя всё хорошо?
   Что-то в его голосе и мыслях показалось мне знакомым. Я поднял голову и увидел перед собой волевое загорелое лицо. Не может быть...
   -- Даня? -- лицо мужчины удивленно вытянулось.
   -- Что ты здесь делаешь, папа?
   -- Я? Что ты здесь делаешь, сын?
   -- Прыгаю...
   Мир вдруг поплыл перед глазами, закружился в феерическом танце и я потерял сознание.
  
   ...--Ты придешь... ты вернешься... вновь будешь с нами...
   Да, я хочу вернуться. Но куда? И как?
   -- Если ты умрёшь как человек... Ловушка... Не сможешь к нам вернуться... Ты нужен нам...
   Что же я должен сделать? И как?
   -- Прыгай... Правь небом... тело должно переродиться... чтобы дух остался невредим... Прыгай... Правь...
  
   Очнулся я на диване в незнакомой комнате. Белый потолок, неопределённо-древестного цвета стены, стол, кресло, два стула, обшарпанный диван подомной... Стандартная картина. Кажется я скоро привыкну.
   Никого не было. Я поднялся, скинув одеяло и влез в свои кроссовки, стоявшие рядом. Что, интересно, здесь делает папа? Я не видел его уже четыре года, после их с мамой развода и нашей ссоры. Мама уехала в Бразилию, к какой-то родственнице, с тех пор мы не общались друг с другом. Мать ничего не хотела слышать. Она до сих пор иногда пишет мне, по началу даже звонила. На её письма я никогда не отвечал. А когда звонила, единственными моими ответами было: "Да, мама. Нет, мама. Хорошо. Нормально" И всё это без проявления эмоций. Последний разговор закончился просьбой больше не звонить. С отцом я разговаривал по телефону, переписывался по Интернету, но на приглашения погостить, как и на его предложения приехать ко мне, я молчал. Отец все понимал и не приезжал. А вот теперь я встретил его здесь.
   Дверь со скрипом открылась и вошел отец.
   -- Здравствуй, папа, -- поприветствовал его я.
   -- И ты здравствуй, сынок, -- ответил отец. -- Ну, как ты?
   Я видел его тревогу, его любовь и вину... Вину за что? Я попытался проникнуть в его мысли, но он тщательно скрывал их. Вот хитрый лис! Не смог скрыть чувства, но мысли и образы он научился скрывать давно и очень хорошо.
   -- Хорошо, папа, -- я действительно чувствовал себя великолепно. -- Очень хорошо.
   -- Правда? -- отец улыбнулся. -- Ты шесть лет не произносил таких слов, -- он немного помолчал, потом осторожно спросил, -- Даня, а ты... не пытаешься больше... ну...
   -- Умереть? Нет. Нет, я хочу жить! -- воскликнул я, ибо это было так.
   "Только не так, как ты думаешь, папа" -- добавил я про себя.
   -- Это... замечательно, сынок, -- рассмеялся отец. -- И что же изменило твоё мнение? Или кто?
   Улыбка сошла с моего лица и я серьёзно посмотрел на отца.
   -- Небо, папа. Я должен прыгать.
   -- Когда ты начал?
   -- Сегодня был первый раз.
   -- Что-о? И тебе дали крыло?
   -- Ну, им же я не сказал, что это первый раз...
   Я лукаво улыбнулся и отец не стал ругаться.
   -- Что собираешься делать дальше?
   -- Папа, а сколько будет стоить прыгать весь день и всю ночь?
  
  
   Самолёт поднимал меня в небо уже восьмой раз. Три раза с нами летали другие парашютисты. Шесть раз со мной прыгали отец и Лида. Седьмой полёт они оба пропустили. В восьмой со мной поднялась только Лида.
   Солнце огромным красным шаром висело у самого горизонта, готовясь нырнуть за него. Небо было багрово-фиолетовым. Прекрасные зелёно-синие, желто-красные, фиолетово-синие тона неба завораживали.
   -- Я устала, Даньчик, -- услышал я тихий голос Лиды. Говорила она достаточно громко, но её голосок был для меня едва слышим. -- Сколько ещё мы будем прыгать?
   -- Я должен понять, -- ответил я, не надеясь, что она услышит. -- Я должен прыгать, пока не пойму...
   -- Я помогу, -- ответила Лида, но не голос я услышал, а мысль.
   Отвернувшись от окна, я увидел её глаза. Она стояла совсем рядом. Родная, любимая... Её губы были так близко, стоило только наклониться и... Незнакомая боль пронзила моё сердце. Я... чувствую?..
   -- Да... -- она говорила очень тихо, но я услышал. -- Теперь ты чувствуешь.
   -- Это... невыносимо...
   -- Потерпи...
   Взгляд у неё был такой ясный и грустный, что я не выдержал и отвёл глаза.
   -- Когда приземлимся, возьмешь мою машину и езжай домой. Я отдам тебе ключи от машины и квартиры, и если тебе не трудно, дождись меня там.
   -- Нет, Дан, -- тихо ответила она.
   Меня немного удивляло то, что мы слышим друг друга, хотя над ухом надрывно ревели турбины самолёта. Но где-то в подсознании, таилась мысль о том, что только это общение является правильным. Что-то сродне телепатии.
   0x08 graphic
Пришла пора прыгать. Я открыл шлюз и взявшись за руки, мы прыгнули. Небо вновь приняло нас в свои объятия. Счастье вновь охватило всё моё существо. Счастье неба, полёта...
   Внезапно, прямо под нами возник сине-белый вихрь. Что это? Зарождающийся смерч?.. Уловив опасность, я с силой оттолкнул Лиду от себя, а сам упал прямо в центр завихрения. Показалось, что я упал в воду. Оно мягко подхватило меня, остановив падение. Обнаружив, что всё это время сдерживал дыхание, я попытался вдохнуть и не смог... Меня охватила паника.
   -- Успокойся! -- властный голос, преследующий меня во снах, теперь я услышал наяву. -- Поднимись!
   Я поднялся, повинуясь, поняв, что могу обойтись без дыхания.
   -- Могу ли я спрашивать? -- произнёс я, не открывая рта.
   -- Да.
   -- Где я?
   -- Ты во мне.
   -- Кто ты?
   -- Я тот, кто ищет. Я тот, кто правит. Я тот, кто пришёл за тобой.
   -- Ты говоришь загадками.
   -- Ты скоро всё поймёшь.
   -- А кто я?
   -- Тот, кто не должен быть человеком. Времени мало, сынок. Я хочу, чтобы ты запомнил то, что я тебе скажу. Ты должен умереть.
   -- Как? Столько раз пытался...
   -- Не перебивай! -- внезапная властность и сила прозвучали в этом голосе. -- Ты должен умереть, выполнив свою земную задачу. Тебе во всём поможет русалка.
   -- Русалка?..
   Мне вдруг представилась Лида, только вместо ног у неё был хвост.
   -- Да, это она. Солнце заходит. Времени больше нет. Всё что тебе понадобится, вложено в твоё подсознание. Запомни! Рассвет в кольце сил! Запомни!
   Я вновь начал падать. Вернулось дыхание. Вернулось движение.
   -- Мы ещё встретимся? -- крикнул я, чувствуя, как разрывается контакт.
   -- Да! Удачи, сынок...
   Его последние слова были наполнены нежностью, от которой на душе сразу потеплело. Теперь я не старался вытворять разные трюки, просто падал. В нужное время парашют раскрылся. Как всегда, без моей помощи. Тайна хорошего приземления останется для меня тайной -- опять прокувыркался десять метров.
   Кое-как выпутавшись из парашюта, я огляделся. Лида сидела недалеко от меня в позе лотоса и, судя по всему, делала это достаточно давно. С грехом пополам избавившись от запутавшихся строп я поднялся и подошёл к ней.
   -- Ты долго, -- сказала она глядя в сторону.
   -- Да. Больше мы сегодня прыгать не будем.
   Она поднялась на ноги, по-прежнему отводя взгляд.
   -- Ты встречался с ним?
   -- Ну, если ты имеешь в виду... Да, да я говорил с ним.
   -- Что он тебе сказал?
   -- Сказал, что я должен умереть.
   Лида наконец подняла взгляд и еле сдерживаемые слезы рекой хлынули из её чистых глаз.
   -- Ли... -- я обнял её и она прижалась ко мне, дрожа всем телом. -- Ли, что с тобой?..
   -- Это всё скоро кончится, -- всхлипнула Лида. -- Прости меня, прости меня, прости... -- зашептала она.
   -- За что?
   Картина, что предстала передо мной в тот миг, заставила меня замолчать. Я увидел Лиду купающуюся в волнах ночного моря. Обнаженная, она была человеком лишь по пояс, а вместо ног -- изящный хвост.
   -- Луна... -- проговорил я вдруг охрипшим голосом. -- Тебя зовут Луна...
   Она немного отстранилась и изучающе поглядела на меня, переставая плакать.
   -- Ты вспомнил моё имя?
   -- Я его и не забывал.
   Вновь это чувство... Рвущая на части боль, от которой нет спасения. Безумно захотелось умереть. Она снова так близко... Свет её небесных глаз заставил трепетать моё сердце, её губы влекли...
   -- Я... никогда не испытывал такого...
   -- Ты чувствуешь... -- шепнула она, потянувшись ко мне и прикрывая глаза.
   -- Это больно...
   Этот поцелуй отличался от всего, что я испытывал ранее -- он вознёс меня в небо. Прекрасное синее небо её глаз...
   Тут нас довольно грубо прервали. Лиду... То есть, Луну, просто-напросто отодрали от меня резким рывком. Как пластырь от кожи, даже ощущения примерно одинаковые. Кулак врезавшийся в челюсть вернул меня на землю. Ага, похоже я знаю кто пришёл...
   Рука, поднятая для пощёчины, так и не достигла цели. Меня бить ещё можно, Луну -- никогда.
   Всегда считал, что уроки каратэ это очень нужная в наше время вещь. Владислав стоял передо мной на коленях корчась от боли. Я удерживал его двумя пальцами. Его рука была вывернута под неестественным углом. Дернется -- сломаю. Похоже он и сам это осознавал.
   -- Ну и что мне с ним делать? -- спросил я у своей русалки.
   -- Да отпусти ты его на все четыре стороны. Всё равно он ничего не поймёт. Он всего лишь человек.
   -- Думаю, это означает, что вы больше не вместе, -- сообщил я Владиславу, и тихо добавил, -- Перестань мечтать о свадьбе. Ли не для тебя.
  
   Мой черный форд несся по темной трассе почти бесшумно. Лида молча смотрела в даль. Каждый думал о своём.
   Отец не поехал со мной, но на этот раз я пригласил его к себе. Отец обещал скоро воспользоваться приглашением. Не смотря ни на что, я был рад этой встрече. Он так и не объяснил мне, как он оказался на той базе, но, судя по мыслеобразам других людей, папу там знали давно и хорошо.
   Что же произошло с нами после последнего прыжка? Никогда прежде не видел чтобы Луна плакала. А как объяснить то, что происходит со мной? Вихрь сказал, что я не человек. Тогда почему я живу в человеческом теле?
   -- Дан, -- позвала Луна, прервав невесёлый ход моих мыслей. -- Там впереди кафе, а я очень хочу есть.
   -- Понял, -- кивнул я, сбавляя скорость.
   Забегаловка оказалась так себе. Обычное придорожное кафе, каких на дороге бесчисленное множество. В основном они существуют за счёт дальнобойщиков.
   Мы сели за дальний столик и сделали заказ. Лидино "очень хочу есть" ограничилось двумя пирожками и стаканом брусничного сока, благо здесь он присутствовал в меню, что немного подняло ей настроение. Глядя на девушку, я понял, что зверски голоден. Количество заказанного мною оказалось значительно больше Лидиного.
   Утолив голод, мы взяли по мороженному. Не потому, что нам этого очень уж хотелось, а просто чтобы не сидеть с пустыми руками. Всё это время мы не говорили друг с другом.
   -- Луна... -- я первым нарушил бездну молчания и она подняла взгляд. -- Что с нами происходит, моя дорогая Луна?..
   -- Дан, я... Мне не всё доступно и многого я просто не понимаю... -- она ненадолго замолчала, задумавшись. -- Прости, Даня, это я втянула тебя во всё это. Хотя я отправилась за тобой по своей воле, это стало моей карой. Я стала забывать Дом, пока жила как человек. И не уверенна, что хочу вернуться, потому что не помню как там, -- она пристально поглядела на меня. -- Я боюсь.
   -- Не надо, -- потянувшись через стол, я накрыл её ладонь своей. -- Не бойся. Я же не боюсь. Смерть буде освобождением. Здесь мы чужие.
   -- Да, я знаю. И хочу умереть. Но это не мешает мне бояться.
   -- Малышка... Я не буду тебя заставлять, я даже не буду тебя звать...
   -- Не надо, -- тихо попросила она. -- Я живу только из-за тебя. Когда ты умрешь, жить мне будет незачем.
   Нет, так продолжаться больше не может.
   -- Хватит, Луна. Оставим этот разговор.
   -- Да, -- согласилась она, опуская голову. -- Ты прав, Дан.
   -- Поехали ко мне? -- предложил я Луне, глядя на её грустное лицо. -- Оставайся сегодня у меня.
   Она не ответила, только улыбнулась.
  
   ...Лишь человек... Лазурным становилось небо... И волны бились о песок... с тихим шипением... Они говорили. Говорили со мной...
   -- Сапфир... Сапфир... Сапфир...
   Закат длился вечность. Солнце пело. Эта музыка разносилась по всему миру и тысячи голосов подхватывали её, освещая мир...
   -- Сапфир... Сапфир... Сапфир...
   Они звали МЕНЯ.
   ... Все летели в одну сторону. Я каждого знал по имени. Но почему сегодня они вместе?.. Сегодня Великая Буря. Бури случались каждые триста лет, и они были не слишком опасны -- никто не прятался, не возвращался в Лоно. Но сегодня всё было иначе. Великие Бури происходили раз в две тысячи лет. Только Старый Вихрь знал насколько они опасны не понаслышке. Он ждал у Врат и следил, чтобы ни один дух не остался. Я мысленно пересчитал всех, кто вошел и всех кто собирался войти. Одного не хватало. Великая Буря была уже очень близко, заставляя всех торопиться.
   -- Отец! -- крикнул я сквозь надвигающийся грохот Бури. -- Вольного нету! Я найду его!
   -- Сапфир! Не смей!! -- крикнул Вихрь мне вдогонку. -- Сапфир!!!
   Вольный, единственный, кто небыл рождён в Лоне. Он пришёл извне. Знал ли он об опасностях Бури? Был ли он Дома? И где его Дом?..
   Лёгкая тень незаметно для Вихря выскользнула из врат и помчалась за мной. Русалка...
   -- Подожди! -- спорить с Луной, если она что-то решила невозможно. -- Я с тобой!
   Мы мчались сквозь Бурю. Искажения миров, воронки, засасывающие в никуда, остатки первозданной Тьмы, сгустки НИЧТО... Вот что несла в себе эта Буря. Впервые за века своего существования, я испытал страх.
   Впереди я увидел поток золотого света. Вольный! Я звал его, но Буря будто поедала мой голос. Тогда я бросился к нему, но на пол пути меня настигло Ничто...
   -- Сапфир! -- закричала Луна.
   Я почувствовал, что умираю, распадаюсь... В диком ужасе, о каком даже понятия не имел раньше, собирая себя в единое целое, я бросился... куда-то...
   В этот момент нас увидел Вольный. Цвет его сияния сменился на тёмно-синий и он помчался к нам. Мне казалось, что он живёт и дышит в одном ритме с Бурей...
   Что-то схватило меня и потащило с невероятной силой, разметало на молекулы и вновь собрало. Я не мог противиться. Только успел увидеть, как Вольный отбросил Луну подальше от воронки, в которую меня засасывало. Он протянул руку и я схватился за неё, но не удержался...
   -- Ищи тело! -- только и успел крикнуть он. -- Это спасение!..
   ...Годы шли... Я жил... В чужом мире... В теле-ловушке, спасшем меня...
  
   Переход между сном и явью на этот раз оказался мягким, без падения с кровати и всего прочего в том же духе. Глаза открылись сами собой. Луна тихонько сопела рядом, как обычно стянув на себя всё одеяло. Дело привычное, хотя, признаюсь, успел позабыть об этом.
   Лёжа на кровати, я осознал, что сегодня вспомнил своё имя. Память принесла успокоение. Невнятный зуд во всём теле, которое стремилось в небо, заставил меня подняться. Но вместо того, чтобы подняться в небо, я пошел в душ.
   Ко времени, когда я вернулся в спальню, Луны там уже не было. С кухни доносились запахи готовящейся еды, от которых голодной судорогой сводило желудок. Она всегда готовила великолепно. Она вообще всегда и всё старалась делать лучше других.
   Я сел в кресло у компьютера, но не стал включать его. Я вспоминал.
  
   ...У таких как я не много чувств, которые можно было бы назвать человеческими. А у меня их было ещё меньше чем у других. Старый Вихрь, мой отец и Правитель знал об этом, хотя не понимал как могло так получиться. Часто я не мог понять его поступков, продиктованных эмоциями. Пока не встретил его...
   Мы с братьями развлекались над морем, гоняя волны и облака. Я увидел его распростёртым на утёсе, он не поднимался в небо и не двигался. Я прекратил игру и спустился к этому странному незнакомцу. Завидев меня он поднялся и трава под ним едва колыхнулась. Казалось, что он не умеет стоять, летать и вообще управлять своим телом. И выглядел он тоже странно.
   -- Кто ты? -- спросил я. -- Я не видел тебя раньше. Откуда ты взялся?
   -- Я... -- было такое чувство, что он даже не умеет говорить. -- Я... Кто вы?
   -- Я Сапфир, -- представился я. -- Это Изумруд, Бриз и Фриз, мои братья. А ты кто?
   -- Кажется я -- ветер...
   -- Конечно ты ветер! -- удивился Бриз его словам. -- Кем же ещё ты можешь быть?
   Всё в нём было как-то не так. Как будто он не один из нас.
   -- Ты умеешь летать? -- спросил я.
   -- Не знаю...
   -- Фриз, лети к Собору, найди Вихря. Бриз, Изумруд, нам придётся нести его на себе. Сам он не сумеет, а нам нужно доставить его к Правителю.
   Вихрь встретил нас в Соборе, где он жил и правил. Собор был Вторым Домом всех ветров. Первым было Лоно. Увидев его, Вихрь повелел всем, кроме меня, немедленно покинуть их. Они разговаривали, но я не мог понять смысла.
   -- Кто сотворил это с тобой? -- спросил Вихрь.
   -- Это была ловушка. Эти двое... что-то сделали со мной. Хотели сделать слугой... Но она убила их. Она... Я должен вернуться! -- внезапно вскочил он и тут же упал. -- Я должен... -- прошептал он бессильно. -- Должен...
   -- Сапфир, -- обратился ко мне Вихрь, -- отнеси его в Зал Силы, пока он не растворился. Поторопись.
   -- Отец, -- обратился к нему я, когда незнакомец оказался в безопасности. -- Что у него с голосом? Почему он так говорил?
   -- Это печаль, сынок. Он говорил с печалью.
   -- Это одно из чувств?
   -- Я не смогу объяснить тебе этого. Тебе не знакома боль. Спроси его об этом, когда он сможет говорить. Я поручаю его тебе.
   -- Кто он вообще такой?
   -- Он Вольный Ветер.
   Больше ничего отец мне не сказал.
  
   Смысл произошедшего так много лет назад дошёл до меня совсем недавно. Был среди нас человек, ставший ветром. Теперь и ветер, рождённый человеком.
   Луна неслышно подошла и положила свои тонкие руки на мои плечи. Я обернулся и обнял её. То, что творилось со мной в этот миг не поддавалось объяснению... Хотелось смеяться, прижать её к себе, взлететь и пронести над морем на руках. Что-то больше чем радость жило во мне. Но в тот же миг бешеная боль и страх когтистой лапой сжимали сердце. Неужели это и есть незнакомое мне ране чувство -- любовь? Тогда это самое большое проклятие и самый сокровенный дар рода человеческого.
   -- Даня...
   -- Луна... У меня есть другое имя.
   -- Я помню. Сапфир...
   Голос её прервался и мне показалось, что она заплачет. Но этого не случилось. Внутри меня всё стало холодным и мёртвым, при мысли, что она может уйти. А ещё мне вдруг расхотелось умирать.
   -- Мы будем жить, -- сказал я, глядя в её небесные глаза. -- Так как ты захочешь, и столько, сколько захочешь ты. Я люблю тебя, Луна.
   -- Раньше ты не произносил таких слов...
   -- Раньше я не знал что это такое. Теперь всё будет по-другому.
   "Прости, отец мой небесный, -- добавил я про себя, -- больше я не буду стремиться вернуться к тебе." Теперь всё по-другому. Раньше мир был серым, но не теперь. Я не ветер и не могу подняться в небо, но у меня есть кое-что взамен.
   -- Луна, сегодня в городе открытие нового парка развлечений. Я знаю, ты любишь карусели и веселье. Пойдём?
   -- Я люблю тебя, -- она попыталась спрятать лицо в халате у меня на груди, что ей не очень-то удалось. -- Конечно пойдём. Только пойдём сначала поедим, а то у тебя в животе бурчать будет.
   Я подхватил её на руки и закружил по комнате...
  
   Парк был построен с размахом и развлекаться в нём не соскучившись можно было целый день. Луна искренне хохотала в "комнате смеха", смеялась над ужастиками в "комнате страха" и с детским восторгом каталась на каруселях.
   "Ромашка" завершила очередной круг и остановилась.
   -- Хочу на "Сюрприз"! -- заявила Луна, едва оказавшись на земле.
   -- Возьми два билета, -- попросил я, припомнив, что такое "Сюрприз". Центрифуга для тренировки космонавтов, а не карусель.
   Отдав билеты контролёру мы заняли свои места. "Сюрприз" представлял собой круглую площадку диаметром около десяти метров. По краю круга располагались немного вогнутые во внутрь стальные листы и по две ручки у каждого листа.
   Карусель раскрутилась и нас начало расплющивать по стенам. Достигнув максимальной скорости круг стал подниматься, пока не остановился почти перпендикулярно земле. Я наслаждался этим полётом...
   -- Сын... -- услышал я голос. -- Сын... уходи сейчас...
   Я желал этого... Вновь оказаться в небе было бы счастьем... Но всем своим существом я воспротивился этому.
   -- Нет! -- выкрикнул я. -- Нет, отец, позволь мне остаться!
   И я почувствовал, как он отпрянул не пытаясь более забрать меня.
   -- Понял её вкус?.. -- скорее утвердил, чем спросил он. -- Вкус жизни?.. Только запомни одно, сын -- потоков много, истинных ветров мало. Ты мой наследник. Идёт война за этот мир. За мир людей, ветров и других. Это наша планета. И если тебя не будет с нами в небе, Земля погибнет. Ты воин, Сапфир. Ты нужен мне. Земного времени у тебя совсем не много.
   Карусель стала останавливаться и контакт прервался. Его голос эхом всё ещё звучал в моей голове. Вкус жизни... Нужен в небе...
   Вращение прекратилось и люди стали медленно сходить на землю. Многие едва плелись, но несколько молодых людей весело бежали. Идёт война...
   Маленькая девочка с розовыми бантиками горько плакала над уроненным мороженным. Земля погибнет...
   Молодая девушка попыталась взобраться на лошадь, но у неё ничего не вышло. Парень, который был с ней немного помог и она всё же оказалась в седле. Воин... Наследник...Сын...
   Сто шаров одновременно взлетели в небо, закружились и сложились в буквы. САПФИР. Люди закричали и стали показывать на небо. Многие достали фотоаппараты. Времени не много...
   -- Дан, -- встревожено позвала Луна. -- Дан, пойдём...
   Это наша планета...
  
   День начался как обычно с поцелуя Луны. Так она будила меня уже месяц каждое утро. Моя жизнь стала похожа на сказку, с тех пор как Луна переехала ко мне. Этот месяц стал для меня длиннее всей предыдущей жизни. Месяц счастья...
   -- Вставай, засоня! -- нежно позвала меня любимая.
   Вместо этого я попытался поймать её, но она ловко увернулась, спрыгивая с кровати. Началась игра. Я пытался поймать её, а она убегала смеясь. У кровати мне всё же удалось настигнуть её и мы упали на белые простыни.
   -- Люблю тебя... -- прошептал я и начал целовать её шею и плечи.
   -- Тебе что не хватило ночи? -- с улыбкой спросила она мягко отпихиваясь.
   -- Нет! -- ответил я и сказал ей то, что говорил каждое утро и вечер. -- Я люблю тебя, Луна!
   -- И я тебя, Сапфир...
   Поцелуй никогда не становился для нас чем-то будничным, обыденным, всегда оставаясь волшебной сказкой...
   После завтрака Луна поглядела на календарь и обнаружив, что сегодня выходной стала строить планы активного отдыха. Я предложил поехать на море и она согласилась.
   Я проклял и благословил тот день...
  
   Быстрая яхта резала морские волны. Луна сидела на носу и лицо её было грустным. Брызги солёной воды падали на её лицо, волосы, руки. Поймав мой взгляд, она поднялась со своего места и спустилась на палубу.
   -- Останови яхту, -- попросила она и я выполнил её просьбу. -- Пусть капитан бросит якорь, пойдём купаться.
   Мы разделись и прыгнули в воду. Прыжок русалки больше походил на грациозный полёт, мой же -- на падение бревна. Мы плавали на перегонки, она всегда неизменно выигрывала, периодически пытаясь меня утопить, когда я хватал её за ноги. Немного устав, девушка подплыла близко ко мне, прижалась всем телом...
   -- Даня, -- произнесла она, глядя мне в глаза, -- что бы ни случилось, помни о том что я люблю тебя. Всегда помни.
   -- А что должно случиться, Луна?
   Сердце вдруг болезненно защемило. Что?..
   -- Вон большая волна, -- вместо ответа сказала она. -- Давай нырнём?
   -- Давай...
   Мы поплыли навстречу высокой волне и когда она оказалась совсем близко нырнули под её гребень. Я закрыл глаза наслаждаясь этой борьбой с силой воды. Она несла меня назад, но я плыл вперёд. Когда я вынырнул, Луны нигде не было. Острой болью одиночество и страх сжали всё внутри. Я лихорадочно огляделся. Потом нырнул под воду и стал искать её там. Воздуха стало не хватать и я снова вынырнул. Может, она просто играет со мной?
   -- Луна! Где ты, Луна!?
   Земного времени не много...
   -- Луна! Это глупая шутка!
   Ты воин, Сапфир...
   -- Луна, не играй со мной так!!!
   Вон большая волна... Давай нырнём?..
   -- Луна! Луна! Луна-а-а!
   Помни, я люблю тебя, Даня...
  
   Рассвет был серым. Уже неделю каждое утро он был таким для меня. Я перестал видеть краски. Сегодня настанет тот день к которому я стремился. Земной путь окончен. Галерею вместе с квартирой и мастерской я отдал молодым художникам. Все деньги отданы отцу, он найдёт им применение. У меня осталась только машина, но и она не долго мне будет нужна.
   Собравшись, я вышел из теперь уже не моей квартиры. Путь до парка я запомнил очень смутно. Оказавшись у ворот, понял, что тот ещё закрыт. Не знаю сколько я просидел на скамейке у ворот в ожидании. Время текло мимо меня...
   Карусели наконец заработали и парк открылся. Я прошёл к "Сюрпризу". Людей почти не было и аттракцион пока не собирались запускать. Перепрыгнув невысокую ограду, я подошёл к человеку, который должен был запускать карусель.
   -- Эй, парень! -- я выложил перед ним пачку пятисотенных бумажек. -- Прокати меня на запредельной скорости!
   Он смерил взглядом количество лежащих перед ним денег, внимательно вгляделся в моё лицо и коротко бросил:
   -- Залезай.
   Я взобрался на круг и встал около одной из стальных пластин. Карусель медленно поехала, с каждой секундой набирая скорость. Меня вжало в пластину. На максимальной скорости, когда колесо стало подниматься, боль, едва заметная в начале теперь стала непереносимой. Карусель поднялась на максимальный угол и моего лица на мгновение коснулся солнечный свет. Внезапно всё прекратилось...
   Первым, что я осознал, была музыка. Неописуемо прекрасная музыка восходящего солнца, лучи которого пронизывали меня, согревали... Первым, кого я увидел, был Вольный Ветер.
   -- Вернулся? -- улыбнулся он. -- Молодец, Сапфир, что смог. А то тебя уже кое-кто заждался.
   -- У тебя есть земное имя, -- медленно и тихо произнес я на забытом языке. -- И ещё кое-что на земле...
   -- Теперь и у тебя есть кое-что на земле, Даниил. Не забывай об этом.
   -- Не забуду...
   Песня ветров ласкала слух, мысль о скорой встрече с Луной согревала. Я дома. Я ветер. Я в небе. Теперь я понимал Вольного и его тоску...
  
  
   Эпилог.
   -- Ну что там с этими двумя?
   Скучающий у стены следователь уже битый час не мог добиться толкового слова от патологоанатома. Он бегал туда-сюда и повторял только: "Невероятно!" На столах радом лежали два трупа -- мужчина и женщина. В принципе ничего особенного -- трупы как трупы. Женщину выловили из моря рыбаки, а мужчину нашли дети под забором парка развлечений. Вроде бы они не были связанны, но на них обоих не было ни царапины. Вообще никаких внешних следов смерти. Они и сейчас, под скальпелем хирурга, выглядели просто спящими.
   -- Невероятно! -- вновь выпалил патологоанатом, откладывая скальпель в сторону. -- У них всё наизнанку! -- увидев недоумевающий взгляд следователя, пояснил. -- У них все внутренности вывернуты наизнанку. Нет даже ни одного целого сосуда, вены, всего одна нетронутая артерия -- та что ведёт к мозгу. Всё остальное же... Невероятно!..
   В это время в морг вошел мужчина средних лет, высокий и сильный, чем-то похожий на лежащего на столе юношу. Увидев тела он согнулся и лицо его стало вдруг старым и несчастным, как у брошенного пса.
   Следователь понял, что это отец и не стал его останавливать. Хирург тоже отошел в сторону. Мужчина наклонился и поцеловал в лицо сначала юношу потом девушку.
   -- Они всё-таки убили себя, -- скорее утвердил, чем спросил он. -- Прощай, сынок, -- отец с нежностью провёл ладонью по лицу мёртвого сына. И с не меньшей нежностью коснулся лица девушки. -- И ты прощай, Лидонька. Покойтесь с миром, дети...
   Он повернул и вышел нетвёрдым шагом. У морга присел на скамейку и позволил слезам наконец стечь по лицу. Невыносимая боль сдавливала грудь, не давая дышать. Сердце сбилось с ритма и скакало как загнанная лошадь. А потом стало биться всё реже и реже. Мир стал терять чёткость...
   -- Папа...-- знакомый до боли голос вырвал сознание из бездны небытия. -- Папа... Не грусти... Я дома, я свободен...
   -- Даня... -- с тоской прошептал мужчина. -- Даня, зачем ты убил себя?..
   -- Так надо, папа. Я нужен здесь в небе, нужен моему небесному отцу, ведь я воин и наследник правителя. Если бы я остался, наша планета погибла бы. Папа, прошу тебя, не плачь! Мне грустно, если ты печалишься. Знай, я счастлив здесь! Не грусти обо мне... А если захочешь поговорить позови меня на рассвете или на закате. Здесь моё имя Сапфир. Запомни!
   -- Сапфир, -- послушно повторил он.
   -- Мне пора... Сейчас тяжёлое время, идет Вторая Тысячелетняя война с Тьмой... Не грусти. До встречи...
   Мужчина улыбнулся солнечным лучам, осветившим его согревшим. Хотя улыбка вышла немного грустной, но в глазах его больше не было смерти.
   Ветер перебирал листья в верхушках деревьев...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"