Вк: другие произведения.

Тепловой удар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ПВ-2019 Финник

  
   Ночью мать опять плакала, и  Арви  постарался встать пораньше, чтобы спокойно позавтракать. Но не успел. Видимо, она, как это часто бывало в последнее время, встала ни свет ни заря, оделась и, сидя на кровати, ждала, когда можно будет прийти на кухню, сесть в углу и в очередной раз рассказать сыну, каким  подлецом  является его отец.
  
   Ну, да, если исходить  только  из ее слов, все выглядело весьма неприглядно. Оставил мать с ребенком здесь, в глухомани, а сам с новой женой уехал в Хельсинки. Но. "Ребенку" уже 22, а мать ... мать была непростым человеком. 
  
   Отец даже предложил как-то: 
  
   - А ты не пробовала проконсультироваться с психиатром? 
  
   Пять месяцев и пять дней. Ровно столько она с ним не разговаривала.  
  
   Но двадцать пять лет в браке - это очень, очень долго. Кажется, уже все, жизнь заканчивается, рельсы ведут прямо к пенсии, внукам и вселенской скуке  в  "Амадеусе" за просмотром футбола. И тут появилась Она.  
  
   Проездом, хотя куда можно проехать через  Луумяки? Отец остановил машину с русскими номерами. Она проехала на мигающий желтый. Ничего опасного, но... прошло уже пять месяцев, как жена перестала с ним разговаривать...
  
   Арви  видел  "эту Наташу", когда в тайне от матери навещал отца в Хельсинки: очень красивая, очень, как и все русские женщины.  И какая-то ... легкая, не привязанная к земле. Но это  Арви  осознал, только когда вернулся домой. 
   Именно она, Наташа, объяснила отцу, что нельзя вот так вот,  бездарно, растрачивать свою жизнь здесь в  Луумяки, среди полутора тысяч других неудачников. Настоящая жизнь - только там, в столице. Отец  ей  поверил и сейчас служит начальником отделения в  Эспоо. Это еще не Хельсинки, но Наташа ТАК на него смотрит, что, да, Хельсинки никуда не денется. 
   А тут еще это. Вчера начальник сказал, что принято решение о сокращении штата. Как только старик  Пелтонен  окончательно уйдет на пенсию. Конечно,  Пелтонен  уходит уже третий год, но дело не в этом. Если в участке останутся только двое полицейских, к ним не будут присылать стажеров. И стажерок...  
   Мать все время что-то говорит. 
   - Да, мама? 
   - Арви, я приглашу сегодня Марту на ужин? 
   - Да, да, конечно, до свиданья, мама, я побежал. 
   Уфф. В последнее время  Арви  буквально сбегал из дома. Это все мамина подруга. Арви не помнил, какая именно, они все на одно лицо. Он слышал только обрывок разговора: 
   - Мальчику уже 27, пора. Вот моя Марта... 
   "Мальчику"... Арви  давно знал  Марту - они учились в одной школе, а сейчас она социальный работник. По определению Наташи,  все они  тут неудачники. Нет, Марта, конечно, добрая и хозяйственная. Пирожки в прошлый раз были очень даже вкусны. Но эти тяжелые паузы в разговоре... Мать часто и надолго убегает на кухню, а Марта  сидит и  смотрит. Так смотрит, будто все уже решено, и  Арви  просто не понимает, что надо смириться с неизбежным, просто смириться. 
   Может быть, Арви и смирился бы, и потом страдал 25 лет, как отец. Если бы не  Йоки, практикантка из Хельсинки. Год назад. Мать сказала  тогда, точнее, потом, после случая в "Амадеусе": 
   - Забудь, она же шведка - они все такие. 
   Все такие... Почти весь день  обычная скука,  рутина. Ну что может случиться летним вечером  в  Луумяки? Все еще жара.  Приезжих практически не бывает. Позднее - да, имеет смысл  припарковаться  рядом с "Амадеусом". Кто-нибудь обязательно напьется, и надо будет принять меры.  
   Но в этот раз  все иначе. Позвонил начальник отделения: 
   - Арви, съезди на мызу Виртанена... Да, в этот его "санаторий". Виртанен сказал, что кто-то из постояльцев  умер. Наш врач уже там - оформи все, как полагается... Нет, только наша скорая, из морга подъедут позже.  Я послал  тебе текстовое  сообщение.  Пелтонен  подежурит у "Амадеуса".  Он справится, сегодня нет футбола. 
   До "санатория" Виртанена полчаса езды,  Арви  включил голосовой транслятор:
  ...предположительно тепловой удар. Потерпевший - русский турист, из богатых. Приехал за экологией, тишиной и рыбалкой. 
   Да, рыбалка и экология - этого у нас навалом. Жадный Виртанен, а его чуть ли не в глаза  так  называют, придумал сделать из старой мызы нечто вроде  курорта.
   Начитался модных статей  в Интернете  и назвал свой сарай "Экологический Рай". Лечение и профилактика неутомимого синдрома хронической усталости, опорно-двигательного аппарата и всех остальных модных заболеваний.  Установил лифт и за свои деньги (!) оборудовал съезд с шоссе.
   Плюс немного удачи - неподалеку работает "Клиника Койвисто, профессора-андролога. Приватное решение мужских проблем!" Пару лет назад там были какие-то финансовые махинации...
   А у Виртанена все чисто. Во всех смыслах. Только электричество, натуральные материалы и "всегда свежий воздух" - так написано в его брошюрке. Пять лет назад он не поскупился и съездил на  туристическую  выставку в Хельсинки, все разузнал и, как говорят русские, "попал в струю". Кстати, мать  Арви  заметила, что на реконструкцию старой мызы ушло все наследство отца Виртанена, тоже известного скупердяя. 
   Так, дальше:  
  некто Георгий Тимофеев, отдыхал в сопровождении секретарши...  
   О, да, у русских такое сплошь и рядом: "секретарши", Арви  видел, когда был в Хельсинки. 
  Тело  обнаружила секретарша на крыше здания в солярии. В 15.30. Она обратилась к горничной Сельме, и та вызвала  скорую. Которая  прибыла  в 16.30 и зафиксировал смерть.  
   Солярий! О, да, Арви слышал. Говорят, Виртанен попросту засыпал плоскую крышу мызы речным песком, поставил лежаки и зонтики, как на пляже, и, надо же, - солярий! Да нынешним летом у нас тут кругом "солярий". Термометр в машине показывает снаружи +32, а ведь уже шесть вечера. 
   Что еще? 
   Потерпевший, по словам секретарши, принял после завтрака снотворное и попросил оставить его одного в солярии "подремать". 
    Нет, русские, конечно, способны на все, но... так, по словам других постояльцев, он делал почти каждый день Ого, то есть у Виртанена много постояльцев? 
  Предположительное время смерти - около 14 часов. 
   Так, последний, нет,  еще один поворот - и вот он, "Экологический Рай". Что ж, жадный Виртанен не поскупился на ремонт: впечатление производит.  Три этажа.  Хотя, скорее, только на русских - они любят все большое и несуразное. 
   И высокий сплошной забор. Да, русские понимают безопасность только через забор. Ворота... Автоматические, открываются. 
   Вполне экологическая картина: сосны, песок, аккуратные бетонированные дорожки. Перед домом несколько больших зонтов - столики, стулья.  И желтенькая "скорая". 
   Врач торопится: 
   - Мне тут делать нечего, офицер. Этот русский умер задолго до нашего приезда. По всем признакам, тепловой удар, я уже объяснил вашему начальству. Но точно можно будет сказать только после вскрытия.  Да, тело... Специалисты  из  Лаппеенранты... - они скоро будут. 
   Арви  нравится, когда его  называют "офицер". В 27 лет это замечательно. Жаль только, что сокращают штат отделения: "Ты пойми,  Арви, у нас  уже 50 лет ничего не происходит.  Максимум - пьяные  драки  в "Амадеусе", с которыми даже  Пелтонен  справляется.  Зато спокойно.  Ты не понимаешь своего счастья,  Арви".
   Начальнику тоже скоро на пенсию,  и он ценит пресловутый покой  больше  всего на свете. Но что делать "офицеру" в 27 лет, когда во всей округе нет ни одной красивой девушки? 
   Да, мать  предупреждала, когда  он уезжал  учиться:  
   - Гляди,  Арви, насмотришься там. В Хельсинки все по-другому, не привыкни, тебе придется вернуться. 
   Так. Обязательный осмотр. Труп лежит здесь же, на песочке. Кто-то, видимо, Сельма, накрыл его простыней. Еще одна простыня снизу. Зачем? Ах, да, "экология", постояльцы. 
   Русский - пожилой мужчина, седой, сухопарый, невысокий. Хотя лежащий человек всегда кажется меньше. Лицо какое-то острое, худощавое, нос горбатый, похожий на клюв большой хищной птицы...
   Махровый халат расстегнут - но это,  наверное,  врач скорой, когда констатировал смерть.  Халат серый и в каких-то пятнах. Наверное, от пота. На груди и лице тоже пятна, но розово-желтые, один глаз чуть приоткрыт - красный, налитый кровью.   И какой-то легкий, но противный запах. Наверное, так пахнет смерть.
   Да, похоже, типичный несчастный случай.  Тепловой удар.  Но надо соблюсти  все  формальности. Так, а где же сам Виртанен?  
   Ну, конечно, как всегда, - отчитывает персонал. На этот раз своего электрика, старика Халонена. Опять, мол, перерасход... На Халонена жалко смотреть - он хороший мастер - мать раньше всегда вызывала только его... 
   - Да, Арви? 
   Виртанен не только жадный, но еще и неучтивый. Какой там "офицер"? Ну и что, что он нянчил кого-то в детстве. Да, да, дальний родственник матери.  
   Ничего интересного Виртанен не добавил, и вообще было ощущение, что Арви - малолетний пацан, пристающий к дяде с какими-то своими детскими глупостями. Хорошо, хоть Халонен успел сбежать.
    Гораздо полезнее оказались показания Сельмы. О, кстати, Сельма - насчет того, что во всей округе нет ни одной красивой девушки... Получается, что не совсем так. Тем более удачно, что она неплохо понимает по-русски. И это милое: "Арви, о, какой ты стал...". 
   Но к делу. По ее словам, после окончания "экологического завтрака" - а у Виртанена, как вы помните, тут все "экологическое" - русский в сопровождении секретарши направился наверх в солярий. С книгой и бокалом, как выразилась Сельма, "чего-то коричневого". Потом секретарша спустилась вниз и, пользуясь свободным временем, играла в карты с другими постояльцами. На улице за столиком, под зонтами. 
   Около 15.30  секретарша  посмотрела на часы и, пробормотав что-то вроде "как там мой Гриня, обедать пора", зашла в дом. Вскоре раздался ее крик с крыши здания... 
   Машина из морга запаздывала, и Арви решил довести дело до конца. Он попросил Сельму собрать внизу всех постояльцев.
   Их оказалось семеро.
   Выделялась молодая женщина, блондинка, стройная в легком летнем платье. "Чересчур легком", сказала бы мать Арви. Чуть потянуло вечерней прохладой, и блондинка явно мерзла. Вид у нее был несколько отрешенный, и стояла она немного поодаль от остальных.  
   - "Секретарша" - сразу подумал Арви. 
   Оказалось, не совсем так. "Секретарша" Татьяна, судя по новенькому паспорту, Тимофеева представилась как законная супруга погибшего. Ее английский был далек от совершенства, к тому же ничего интересного она не сообщила. 
   "Да, муж часто уходил наверх, чтобы выпить и почитать... Нет, мы сюда уже третий год приезжаем... Из постояльцев знаю Таргоевых - они партнеры мужа по бизнесу - и этого, Перьева, он и в прошлом году был". Также, по ее словам, последнее время Георгий Тимофеев страдал бессонницей, ночью не высыпался и часто спал днем, "но недолго, пару часов". "Снотворное? - Да, иногда принимал...". Арви слушал Татьяну и все не мог понять, кого же она ему напоминает... И только когда после очередного вопроса женщина недовольно наморщила нос, сообразил, что, да, она чем-то похожа на  Йоки, только чуть постарше, посветлее и еще более красивая. 
   Сергей Перьев совсем не говорил по-английски, пришлось опять звать Сельму. Здоровенный парень, но как-то не по-взрослому терялся и был явно не в своей тарелке: 
   "Да, отдыхаю здесь второй год. Профессиональный бодибилдер, призер соревнований в России. Нет, с Тимофеевым и Татьяной не общался, так, здоровались за завтраком-обедом. Нет, ничего особенного не заметил - все было, как всегда" ... 
   Сельма от себя уточнила про "как всегда". Парень тренировался даже здесь, на отдыхе. Виртанен привез ему какие-то тяжелые железки, и Перьев три раза в день поднимал их на небольшой площадке около забора. "За полчаса до завтрака, обеда и ужина. В одних плавках, красиво", - добавила Сельма и смущенно покраснела.   
   Супруги Литвиновы - пара средних лет. По-английски говорит только жена Ольга. "Да, Танечка проводила мужа наверх, и мы пошли играть в карты - сюда, под зонтики. Мы всегда так делаем, потому что после завтрака солнце опасное, надо быть в тени. Да, Танечка сидела вот здесь, напротив меня, и только когда пришло время обедать, пошла наверх, за мужем".  Муж Литвиновой, с виду смешной, похожий на какого-то мультяшного грызуна, был явно не в своей тарелке, сидел боком и сразу после окончания разговора спешно ушел в дом.
   Еще один постоялец, хотя и весьма хорошо говорил по-английски, не сказал практически ничего. "Программист Вереникин" (он так и представился), казалось, совсем не понимал, что случилось и где он находится.
   "Да он спит почти весь день, вечером в подвале, в сауне, вместе с этим, Перьевым - они там по совету Койвисто какой-то травяной гадостью свои ...эээ... дела лечат, потом не отмыть никак. Вот. А ночью он в Интернете сидит, порно смотрит, но недолго, а потом игры какие-то детские", - пояснила Сельма. 
   И, наконец, супруги Таргоевы. Жена Александра, крупная и какая-то несуразная. Ее муж Варлам  - старик-колясочник с помятым сонным лицом. Александра отвечала односложно на слабом английском, и  Арви  понял только, что немощный муж заставляет ее все время находится рядом с ним... По свидетельству остальных постояльцев, и в этот день Александра практически безвылазно сидела в номере с мужем.
   - Лишь изредка выглядывая в окно, - добавила Литвинова. 
   Честно говоря, Арви и сам не знал, зачем он задает все эти вопросы. Дело выглядело как типичный несчастный случай. И если вскрытие подтвердит первоначальный диагноз, и врач не найдет в крови жертвы какого-нибудь яда, никакие полицейские мероприятия не имеют смысла. 
   Но, делать было нечего, и  Арви продолжал расспросы (просто расспросы без протокола и прочих формальностей) пока не появилась машина из морга... 
   Потом он съездил проведать Пелтонена, который дремал в машине рядом со знаком "Парковка запрещена" в прямой видимости "Амадеуса". Посетил это "небогоугодное", как выразилась однажды его мать, заведение и даже вступил в небольшой (на пару стаканов пива) спор о перспективах вступления Суоми в НАТО. Надо же, официантка Мойра (вот ведь имечко для девушки) улыбается все так же мило и застенчиво... Как тогда, год назад, когда он увидел, что она целуется в закутке у туалета. С Йоки... А ведь Арви уже нашел сайт, где продавались обручальные кольца... "Шведы, они все такие".
   Он сознательно тянул время, чтобы матери надоело его ждать. В результате все получилось. Около десяти вечера Арви добрался до дому и спокойно лег спать. 
   Ночью ему снилось, что... Утром Арви никак не мог вспомнить, что же именно ему приснилось. Он ломал над этим голову под бубнеж матери и в конце концов пришел к выводу, что вчерашний несчастный случай - вовсе не "случай", хотя, конечно, да, "несчастный". 
   Он позвонил в лабораторию в Лаппеенранту и, приложив максимум обаяния, выяснил предварительные данные экспертизы.  
   Оказалось, что диагноз врача "скорой" подтвердился: наиболее вероятная причина смерти - острая сердечная недостаточность на фоне "явных признаков воздействия на организм высокой температуры окружающей среды в течение длительного времени". По поводу анализа крови. Наличие отравляющих веществ не выявлено, однако присутствует серьезная доза барбитуратов, "которые часто используют в России в качестве снотворного". "Напоминаем, что провоз в Суоми такого рода препаратов возможен только в сопровождении официального рецепта врача, сертифицированного в нашей стране. И - нет, причиной смерти выявленная концентрация быть не может".  В крови также зафиксировано незначительное содержание алкоголя.
   Начальник после доклада Арви выразился предельно четко: 
   - Не усложняй! Русский умер от этого, как его, теплового удара, а барбитураты  -  да если их за это штрафовать, у нас половины туристов не будет. Арви, это же Луумяки - что здесь может случиться? Несчастный случай - уже сенсация! К тому же есть более важная проблема: Пелтонен опять заболел и, похоже, не выйдет на работу ближайшие три дня... 
   - Что ж, придется весь день дежурить, пока начальник не придумает, как им жить дальше, - подумал Арви почти вслух. 
   Половина дня прошла, как обычно, скучно и однообразно, но потом опять позвонил начальник:
   -  Арви, подъезжай, к тебе тут... пришли... 
   Начальник был явно не в духе, но, в то же время, не как обычно. За пять лет службы Арви привык ко всем оттенкам его голоса, но такое услышал впервые. 
   Ооооо, да! А что еще можно было сказать? В крошечной приемной полицейского отделения царила (да, именно это было первым словом, пришедшим в голову Арви) Женщина. 
   Он даже не подумал о ее возрасте или даже внешности - просто появилось ощущение, что... Нет, словами не передать. Во всяком случае, по-фински. На русском наверняка есть какие-то специальные термины. В том, что, Женщина - русская, у Арви не возникло ни малейшего сомнения. Также не возникло сомнений и в том, что причиной необычных ноток в голосе начальника, кстати, пожилого и видавшего виды человека, являлась элементарная, мужская ревность. 
   - Вот, Арви, это к тебе... 
   - Офицер, я так рада вас видеть... 
   Какой голос... Да хоть бы ругалась и даже по-шведски. Голос Женщины был под стать ее внешности, запаху и... и всему остальному.
   А голос... 
   Арви начал понимать ее слова только после чуть удивленного: 
   - Офицер, с вами все в порядке? 
   А ведь русская (она представилась как Мария Тимофеева) говорила весьма интересные вещи. И, кстати, на прекрасном английском. 
   Оказалось, что госпожа Тимофеева - бывшая жена Георгия Тимофеева и дочь знаменитого Ивана Тимофеева, русского миллиардера! После весьма неприятного развода в прошлом году Мария организовала слежку за своей счастливой соперницей Татьяной. Поскольку считала, что пылкая и страстная любовь 25-летней девушки из провинции к 65-летнему бизнесмену не может быть искренней:
   - Не правда ли, господа полицейские? 
   В результате весьма тщательной (и дорогостоящей) разведывательной операции, выяснилось, что Татьяна состоит в тайной переписке с неким "С.". Общение осуществлялось необычным для настоящего времени способом - написанными от руки записками, которые Татьяна "случайно" находила в кустах у забора их загородного дома. Нанятые детективы пытались проследить, кто именно подбрасывает эти записки, и, по их словам, были "близки к успеху". Дело осложнялось тем, что Мария изначально не хотела посвящать бывшего мужа на предварительном этапе и планировала выступить с разоблачением, когда будет понятно, кто именно этот "С.". Поэтому один из детективов был внедрен в состав охраны загородного дома Тимофеевых. Понятно, что рядовой охранник не имел необходимой свободы действий, поэтому расследование продвигалось недостаточно быстро. Например, детектив так и не понял, каким именно способом Татьяна отвечала на записки "С.".
   Были проверены все стандартные варианты. Но ни в одной социальной сети или на форуме Татьяна Тимофеева не светилась, что было весьма разумным шагом, поскольку концерн Тимофеевых владел, помимо прочего, и Ай-ти бизнесами, и мог позволить себе практически любые сканирования интернет-пространства. 
   По мере накопления материала (было перехвачено и скопировано пять рукописных сообщений) выяснилось, что помимо романтических воспоминаний о неких совместных "радостях", в последнее время голубки пришли к выводу, что с Георгием Тимофеевым "пора что-то делать". А последнее сообщение, перехваченное буквально за несколько часов до отъезда супругов в Финляндию, гласило следующее: 
  Скоро мы встретимся и вместе решим первую из наших проблем, держись! С. 
  
   И вот вчера вечером Марии  позвонил Варлам Таргоев и сообщил о внезапной смерти Георгия в "этом вашем Экологическом Раю"...
   После этих слов Мария замолчала, будто подчеркивая, что теперь настало время действовать. Если, конечно, среди господ финских полицейских есть настоящие мужчины.
   Таковых оказалось сразу двое. Причем начальник сперва попытался взять дело целиком в свои руки и выпроводить Арви патрулировать полные опасности улицы Луумяки, но был отвлечен звонком из Хельсинки...
   Он попытался... но, нет, на том конце провода, похоже, выразили недоумение, и начальник был вынужден усесться поудобнее, включить компьютер и начать пояснять "этим столичным недоумкам" некие унылые статистические данные. Он отвлекся лишь на секунду - с тоской взглянул на Марию и с сожалением кивнул Арви - мол, разбирайся сам, после чего окончательно ушел в разговор.
   Арви пригласил Марию в свою машину, и они поехали в санаторий Виртанена.
   По дороге Арви пересказал все то, что он выяснил при расспросах постояльцев санатория...
   - Как, вы сказали, звали этого Перьева? Бодибилдера?
   - Сергей.
   - Так ведь это же "С."... Ах, да, офицер, в русском языке имя Сергей начинается с "С". Он уже не в первый раз в этом санатории - может быть, именно там они с Татьяной и познакомились?
   Что ж, вполне возможно. Тем более что в последней записке было "мы встретимся и вместе решим" - что это, как не конкретное указание на то, что "проблему" они будут решать вдвоем?
   Ну, хорошо, допустим, Татьяна со своим сообщником как-то способствовали гибели Георгия. Но как?
   Самое простое объяснение: Татьяна подмешала мужу во "что-то коричневое" солидную дозу барбитуратов, тот уснул на солнце, перегрелся и умер. Все же у русских, как и у финнов, нет каких-то там генетических особенностей, которые позволяют южным народам лучше переносить жару. Но, если она действовала одна, причем тогда "вместе решим" проблему? И как можно быть уверенной в том, что два часа пусть даже на весьма жарком солнце гарантированно погубят ее мужа?
   Арви размышлял вслух и боковым зрением видел, как внимательно слушает его Мария. Откуда-то изнутри в нем поднималось что-то такое, что при желании могло горы свернуть - вот как она его слушала... Эхх, если бы в Луумяки были горы... Нет, ладно, это сейчас только мешает. Но стоп!
   Арви внезапно замолчал. Он вспомнил лицо погибшего Георгия Тимофеева и рассказ Марии...
   - Простите, если это личное, но почему Георгий Тимофеев - Тимофеев? Это же ваша фамилия, вы ведь дочь того самого Ивана...
   - Да, моя фамилия всегда была Тимофеева, Георгий после женитьбы взял мою. В начале девяностых в России были... эээ... особые времена... Фамилия Гомоеридзе звучала..., да и сейчас тоже. Не совсем прилично. К тому же мой отец не хотел, чтобы в совете директоров его компании был кто-то с такой фамилией...
   - Гомоеридзе? Но это же...
   - Да, это грузинская фамилия. То есть вы хотите сказать, что...
   Арви остановил машину. Конечно же, чтобы лучше думалось, а не для того, чтобы в полной мере насладиться восхищением, вспыхнувшим в глазах Женщины...
   - Да, Мария, я знаю, где расположена Грузия. Но тогда получается, что Георгий вряд ли был так уж предрасположен к тепловому удару от нашего северного солнышка. Надо позвонить...
   Короткий разговор с врачом из морга Лаппеенранты несколько прояснил ситуацию. Хотя как сказать...
   - Мы с самого начала думали, что пострадавший погиб от перегрева всего организма. Если бы дело было только в солнце - он бы умер от кровоизлияния в мозг. А в нашем случае, как было указано в предварительном диагнозе, острая сердечная недостаточность. Это, скорее, следствие перегрева всей окружающей среды, например, в сауне...
   Точно, сауна! Та, которую, по словам Сельмы, использовали только Перьев и Вереникин и только вечером. Днем она свободна, никто не пользуется... И - Виртанен ругал электрика за внеплановый перерасход энергии - сауна "экологическая" с электрическим нагреванием.
   Достаточно было усыпить Георгия, перетащить в сауну, включить обогреватель на полную мощность и оставить его там на пару часов. А потом вернуть обратно в солярий.
   - Да, офицер, да...
   После таких слов, да еще таким тоном в романтических французских фильмах следовал страстный секс, сразу здесь, в автомобиле...
   Но... Нет, в глазах Марии, кроме восхищения, оставалось еще одно чувство - недоумение.
   - Но как Георгий мог попасть в сауну? Сам он идти не мог, потому что спал, а Татьяна все время была на виду с этими...
   - Литвиновыми...
   - Да, с ними. Получается... Да, только Сергей Перьев - "С."... Он же бодибилдер, сильный - он легко мог перетащить Георгия, тем более есть лифт...
   Но... Как-то уж очень просто все получается. Арви явно чувствовал подвох.
   - Давайте заедем еще в одно место. Тут недалеко, - сказал Арви и прочитал в глазах Марии:
   - С вами, офицер, - куда угодно!
   Судя по ухоженной территории и явным признакам начала строительства еще одного здания, клиника Койвисто явно не очистилась от финансовых махинаций.
   Арви и сам не понял, откуда в нем взялась эта решимость и какая-то явно "русская" наглость:
   - Так, Койвисто, выбирайте: или мы сейчас же начнем полную финансовую проверку вашей бухгалтерии, или вы закрываете глаза на ваши врачебные условности и отвечаете мне на ряд вопросов относительно ваших пациентов.
   После недолгой внутренней борьбы Койвисто согласился и поведал, что в настоящее время его пациентами являются пятеро постояльцев "Экологического Рая". А именно, господа Перьев, Литвинов, Вереникин, Таргоев и Тимофеев.
   Оказалось, что Перьев, несмотря на свою мужественную внешность, лечится от, как сформулировал Койвисто, хронической импотенции, вызванной неумеренным употреблением анаболических стероидов - препаратов, способствующих росту мышечной массы.
   У Литвинова запущенный цистит, а у Вереникина, кстати, его имя Алексей, - острое воспаление мочевыводящих путей, обусловленное сидячим образом жизни. Он вообще не должен из туалета вылезать. Литвинов, кстати, тоже, "но в меньшей степени".
   У Тимофеева и Таргоева вполне обычный возрастной простатит, но плюс к этому у Тимофеева проблемы с сердцем, а у Таргоева - синдром хронической усталости: бессонница, беспокойство, снижение работоспособности.
   На конкретный вопрос, кто из этих мужчин способен на "совместные радости", упомянутые в записке "С.", Койвисто ответил: Тимофеев и, может быть, Литвинов, но после приема солидной порции Виагры или чего-то подобного.
   На дополнительный вопрос о Перьеве врач однозначно ответил:
   - Сейчас и в обозримом будущем - нет!
   Арви кратко пересказал Марии разговор с профессором и резюмировал:
   - Получается, что на роль Коварного Казановы "С." претендует только примерный семьянин Литвинов. Что ж, едем в "Экологический Рай". Надеюсь, гости еще не разъехались.
   Оказалось, что да, не разъехались. Не было только Татьяны, которая утром отправилась в Лаппеенранту дожидаться выдачи тела мужа.
   Виртанен, как всегда, был груб и несдержан:
   - Арви, мне не нравится, когда полиция в форме каждый день приезжает в мой санаторий - ты так мне всех гостей распугаешь. Ведь, насколько я слышал, этот русский умер от обычного теплового удара. Да, это, конечно, странно - умереть в Луумяки от паршивого солнца, но я официально заявляю, что...
   - Так, господин Виртанен, - не менее грубо перебил его Арви, - я не понял, вы препятствуете офицеру полиции при исполнении служебных обязанностей, или?..
   Виртанен сразу сбавил тон и постарался больше не попадаться на глаза Арви.
   В это время вниз спустились супруги Литвиновы, и Мария Тимофеева удивленно ахнула:
   - Оля, ты?
   После чего дамы отошли в сторонку и принялись о чем-то оживленно щебетать. Разумеется, по-русски.
   Поскольку муж Литвиновой по-английски не говорил, Арви пошел искать независимый источник информации. А именно - Сельму.
   - А это кто с тобой? - первым делом спросила Сельма.
   Ответ: "Да так, русская, бывшая жена жертвы", ее не удовлетворил.
   - Я сейчас, минутку, - сказала Сельма и сбегала посмотреть.
   Вернулась в некотором недоумении:
   - Арви, но ведь она... Ладно, спрашивай.
   Хорошо, что у Сельмы помимо прочих достоинств оказалась и хорошая память.
   Она рассказала, что Перьев все время был на виду - или купался в озере, или лежал в шезлонге под зонтом, либо поднимал свои железки. При этом, чтобы он не делал, все присутствующие дамы под разными предлогами старались быть неподалеку.
   - Думаешь, почему жена Литвинова, когда они в карты играют, всегда садится спиной к дому? - кокетливо спросила Сельма, но потом чуть помрачнела: - Но что-то с ним не так...
   - С кем? С Литвиновым?
   - Да нет, со спортсменом, я как-то ... впрочем, ладно, что ты еще хочешь знать?
   - А этот, Литвинов, в течение дня заходил в дом?
   Сельма задумалась и с удивлением согласилась:
   - Да, точно, пока они в карты играли, два или три раза вставал и уходил в дом.
   Больше ничего интересного она не сообщила, хотя и видно было, что старалась вспомнить.
   - Офицер, - голос Марии сразу вернул все на свои места. Арви довольно бесцеремонно прервал Сельму на полуслове и поспешил навстречу русской.
   - Офицер, я узнала много интересного. Эта Литвинова - она моя ста... то есть давнишняя приятельница, но раньше имела другую фамилию. Но неважно. Недавно она вышла замуж. В пятый раз, кстати. За свою еще девичью любовь. РомантИк, так сказать. За этого Литвинова. И зовут его Леонид, но это тоже неважно. Важно, что его школьное прозвище - Суслик! Это такой мелкий степной зверек!
   Мария замолчала, вопросительно глядя на Арви.
   - Ну и что? - вынужден был спросить он.
   - Ах, да, по-русски "суслик" тоже начинается на "С"...
   Арви задумался:
   - И вы думаете, этот Литвинов сообщил своей новой пассии свое юношеское прозвище? Или у вас "суслик" - общепринятое и уважительное обращение?
   - Да, точнее, нет, вряд ли. И слово это не очень уважительное. И еще, Ольгина дача - она в том же поселке, что и загородный дом Георгия. Это я о записках, которые перебрасывали через забор...
   - Простите, - перебил ее Арви, - а у вас часто бывает, что близкие люди называют друг друга по этим, по прозвищам?
   - Да, бывает, но чаще всего это не прозвище, а имя, но в специальной, мягкой форме. Вот меня, например, отец называет Машенька...
   - "Машенька" - это же, как в том мультфильме с медведем. А я-то думал..., - мелькнуло в голове Арви:
   - А от имени Леонид никакой мягкой формы на "С." нет?
   - Нет, во всяком случае я не слышала. Да, вот, что еще интересно. Муж Ольги действительно регулярно, каждые час-полтора, бегает в туалет и торчит там довольно долго. Какая-то мужская болезнь - они ее здесь лечат...
   О чем только не успеют переговорить женщины за десять минут! Арви сложил дважды два. Судя по всему, Литвинов и во время карточной игры отлучался "в туалет" не менее двух раз. И это не насторожило его жену, потому что он делал это "регулярно" И за это "довольно долгое" время он вполне мог успеть сначала переместить спящего Тимофеева в подвал в сауну, а потом, в следующую отлучку, вернуть в солярий. Полтора часа в сауне при предельной температуре - вполне достаточно, чтобы убить даже абсолютно здорового человека, а уж с сердечной недостаточностью и подавно.
   Но, если все так, возникает новый вопрос - а когда же Литвинов успевал сходить в туалет? Ведь организму не прикажешь. Но и тут, возможно, был простой ответ. Вдруг лечение доктора Койвисто возымело-таки положительный результат, и Литвинов теперь только притворялся, что ему нужно в туалет столь часто и столь надолго?
   Арви задумался - надо еще кое-что уточнить. Он опять отправился к Сельме и задал один довольно странный вопрос. Потом вернулся к Марии и задал тот же вопрос.
   Ответы совпали.
   И между собой, и с тем, что предполагал Арви. Вопрос был простой - было ли в этом Литвинове что-то такое, что могло увлечь женщину? Обе, буквально не задумываясь, ответили отрицательно. Причем Мария пояснила, что, может быть, да - для тихой семейной жизни или как объект неких романтических воспоминаний прошлого Леонид подходил, но на роль рокового любовника, ради которого можно было пойти на убийство - однозначно: нет и нет.
   Арви продумал и следующий весьма маловероятный вариант. Татьяна якобы поднимается вместе с мужем в солярий. Именно "якобы", потому что от начала до конца этого никто не видел. На самом деле муж засыпает еще в их номере вскоре после завтрака. И она сразу перетаскивает его в сауну - благо, лифт есть и тащить тело ближе, чем из солярия. А потом, когда подошло время обедать, она, якобы вспомнив о муже, идет опять же в сауну и перетаскивает тело наверх в солярий. После этого кричит с крыши. Да, на это нужно время, но, может быть, свидетели не были особо точны?
   Он еще раз расспросил Сельму и Литвинову. Но нет, обе женщины определенно сказали, что между уходом Татьяны из-за карточного стола и ее криком с крыши прошло не более тех минут. За это время даже самый быстрый и сильный человек не смог бы перетащить труп Георгия из сауны в солярий. К тому же никто из женщин не отметил какого-либо беспорядка или, допустим, пятен на легком платье Татьяны, которые непременно должны были бы появиться, если бы ей пришлось проделать всю эту работу. Уж что что, а это кто-то из женщин обязательно бы заметил.
   К сожалению, по тем же причинам и Литвинов в качестве переносчика трупа тоже отпадал, поскольку внимательная жена Ольга точно обнаружила бы непорядок в одежде и тот самый неприятный запах от лечебных трав, которым несло от трупа Тимофеева.
   Как-то все не складывалось, и Арви в отчаянье перебирал совсем уж невероятные варианты: кто-то посторонний? Нет, никто никого лишнего не заметил. Виртанен, Халонен? - смешно...
   - Что ж, офицер, очень жаль, - сказала Мария на прощание, - дело получилось слишком сложным. Но... так иногда бывает. Жаль. Казалось, ей явно не хотелось уходить.
   И Арви наконец решился:
   - Мария, а не хотели бы вы остаться здесь. Ненадолго. Мы могли бы пойти поужинать в наш "Амадеус"...
   Он говорил это и все никак не мог решиться поднять глаза.
   Мария смущенно улыбнулась:
   - Ооо, Арви, вы приглашаете меня на свидание... как это мило. Я, я очень польщена, что столь молодой, умный и красивый офицер... Но, понимаете, несмотря на то что я сейчас не замужем, у меня есть... обязательства. К тому же - возраст. Да, да, я ведь, скорее всего, ровесница вашей матери.
   Мария продолжала что-то говорить, но Арви почти не слышал. Луумяки наваливалось на него со всех сторон. К тому же он так и не довел дело до конца...
   Между тем, Мария продолжала:
   - Но вы мне тоже очень понравились, и у меня появилась вот какая идея. Моя дочь, Александра, от Георгия. Она младше вас, но уже вполне разумна и сможет сама понять, что к чему, если... Короче, я спрошу ее - вдруг ей будет интересно приехать сюда и встретиться с вами? Конечно, я ничего не обещаю... У Сашки, кстати, моя внешность, но характер от Георгия, а он, скажем так, был непростым человеком, но вдруг? Хотя, может быть, я ошибаюсь, и у вас уже есть...
   - Стоп, - внезапно перебил ее Арви - как вы сказали?
   - Что именно? Что у моей дочери моя внешность? Да, только она сейчас рыжая. Или о том, что у вас уже...
   - Нет, как вы ее назвали?
   - Кого?
   - Вашу дочь.
   - Александра, а...
   - А второй раз - Сашка. Это тоже она?
   - Да, в русском языке есть такая форма имени...
   И тут Арви осенило. В его голове мгновенно пронеслось утро, когда он впервые приехал в санаторий Виртанена. Татьяна! Она же чем-то напомнила ему Йоки. А Йоки была... Как выразилась его мать - "шведы все такие". В санатории был еще один "С."! Точнее "была"! Александра Таргоева. Почему бы кому-то "близкому" не называть ее так же, как дочь Марии - Сашкой. Особенно, если... И ведь тогда все сходится.
   Татьяна действительно могла сопроводить мужа наверх в солярий, где он явно не собирался спать, он же взял с собой книгу. Да и выпивка вместе со снотворным - штука весьма неуместная... Ее задачей было только подмешать барбитурат в напиток мужа. Потом Татьяна спускается вниз и, как ни в чем не бывало, садится играть в карты с Литвиновыми.
   А ее, ну, скажем, "партнерша" Александра должна найти промежуток времени, когда в доме, точнее, в лифте и сауне наверняка никого не будет. И такой промежуток времени есть. Даже два! Когда бодибилдер Перьев выполняет на полянке свои упражнения. Весь женский контингент - смотрит, а мужской... Перьев - на авансцене. Вереникин или спит, или в туалете, Литвинов внизу играет в карты, а муж (Торгаев), наверное, тоже спит после приема того же лекарства. Не зря же он при первом посещении Арви выглядел таким сонным и помятым.
   Соответственно, второе выступление Перьева - возвращение Тимофеева на лифте в солярий. И, если бы не жадность Виртанена, который заметил внеплановый перерасход электроэнергии, кто знает, может быть, это и сошло бы заговорщицам с рук.
   В дальнейшем Арви действовал строго по инструкции. Он изложил свои соображения начальнику. Начальник, не без влияния присутствовавшей при разговоре Марии, принял все это всерьез и договорился о приезде спецгруппы из Хельсинки.
   Были проведены весьма скрупулезные анализы, которые позволили обнаружить следы от ДНК Тимофеева на фартуке Александры Таргоевой. Который она успела постирать, но что могут бытовые стиральные средства против чудес современной науки?
   Нет, конечно, она поначалу все отрицала и плакала, но Мария позвонила домой в Россию, и там довольно оперативно сумели установить, через кого именно Александра доставляла записки в загородный дом Тимофеевых и как осуществлялась обратная связь.
   Но главным тут было то, что во все это сразу поверил Варлам Таргоев.
   - Ах, ты ... ! - очень по-русски сформулировал он свое отношение к открывшимся фактам.
   Именно после этого Александра сломалась, призналась во всем и выдала свою "подругу".
   Арви попал на первые полосы столичных газет, и его начальник в интервью дословно сказал следующее:
   - Все Луумяки гордится Арви, выдающимся жителем нашей общины! Только его острый ум и навыки позволили раскрыть, я не побоюсь этого слова, это сенсационное преступление!
   Потом Сельма часто подкалывала мужа за "острый ум" и "профессиональные навыки", предлагая употребить эти знания с пользой, а именно, для воспитания детей.
   Мария, кстати, присутствовала на их свадьбе и, танцуя с Пелтоненом, сказала:
   - Хорошо, что я не спросила тогда, почему Арви не включает в список подозреваемых всех персонажей с именем на "С"... Сейчас было бы неловко.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"