Удонтий Мишия: другие произведения.

Город

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    1991-1993

 [] Ольга Трушкина kodil2@mail.ru 903691-3350
  Город
   Как-то раз Степа проводил каникулы в деревне, вместе с бабушкой. Теплым летним утром, когда мальчик еще спал и видел сны, баба Маша обнаружила, что у нее закончились лекарства. Она немедленно отправилась будить внука.
   - Ты что, спишь еще, лежебока? Вставай! Десятый час!
   - Ну, ба! Дай поспать еще немножко! У меня же каникулы!
   - Вставай, надо ехать в аптеку за лекарствами. У меня валидол закончился, конкор весь вышел и валосердину на донышке осталось! - она, для пущей убедительности, показала полусонном внуку почти пустой пузырек.
   Степа был любящим внуком, он быстро вскочил с постели, оделся и умылся. Завтракать не стал, а выпил большую кружку еще теплого, пахнущего коровой молока. Затем, взял деньги, рецепт, без лишних разговоров вывел из сарая старый, еще дедовский велосипед и выехал из калитки.
   Настроение у Степы, как всегда во время каникул, было прекрасное, он бодро жал на педали, и вскоре переехал маленький мостик через речку со старинным названием Коровка, а затем, по тропинке въехал в лес.
   Мимо него проносились тонкие молодые осины, нежные белоствольные березки. Лес был светел, яркая зелень еще не тронута золотой осенней проседью.
   Въезжая все дальше и дальше в чащу, Степа любовался постепенно заменявшими березы хвойными деревьями. Лес темнел, но темнел незаметно, мягко, вкрадчиво. Засмотревшись на эту игру света и тени, мальчик не заметил, как съехал с узкой тропинки, и колесо попало в какую-то чертову ямку.
   Степа вылетел из седла и со всего размаху ударился головой о ствол огромного векового дуба. Свет померк в глазах юноши, и он, будто подстреленный заяц, упал к ногам могучего лесного великана...
   Когда Степа открыл глаза, почему-то был рассвет. Но солнце всходило на западе. Все это очень не понравилось Степе. Никакого дуба, а тем более леса не было. А стояли ржавые мусорные баки на пустыре, поросшем пожелтевшей травой.
   Вдруг Степан почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Обернувшись, он увидел медленно приближающуюся невысокую фигуру. Вскоре незнакомец подошел достаточно близко, чтобы юноша его разглядел.
   - Я могу тебе чем-нибудь помочь? - спросил подошедший.
   И это окончательно шокировало Степу. Дело в том, что это был довольно большого размера плюшевый мишка, какими играют все дети мира. Старый коричневый плюшевый медведь, который ходил, как будто, так и должно быть, и даже предлагал Степе свою помощь.
   Юноша, стараясь собрать остатки своего ушибленного о дуб разума, выдавил из себя:
   - Кто ты такой? Винни-Пух, что ли?
   - Нет, - ответил Мишка, почему-то смущаясь, - Винни-Пух новый, красивый, импортный, а я - сам видишь, какой.
   И действительно, плюшевая шкура сильно потерлась, в нескольких местах сквозь нее просвечивала опилочная начинка. Но, несмотря на это, игрушечный зверь держался бодро и уверенно.
   На его талии был застегнут кожаный ремешок, на котором закреплена кобура с игрушечным пистолетом, какими маленькие мальчишки, обычно, играют в войну. А через плюшевое плечо был перекинут настоящий армейский планшет.
   - Откуда ты тут взялся? - спросил медведь изумленного и почти ничего не соображающего Степу. Тот держался за голову обеими руками и пытался вспомнить, как оказался на свалке. Но это так и не удалось.
   - Когда я открыл глаза, то уже был здесь, - сказал мальчик, сам прекрасно понимая, что говорит ерунду.
   - А где ты был до того, как открыл глаза? - допытывался настырный Мишка.
   Тут что-то стало проясняться в Степиной памяти. Так всплыли в уме деревня, речка-Вонючка, поездка на велосипеде по лесу, и, наконец, злополучное падение. Пришлось все рассказать. Тогда, немного подумав, Мишка сказал:
   - Но здесь поблизости нет никакого леса, здесь есть только Город. А ты попробуй закрыть глаза и снова их открыть, может быть, когда ты их откроешь, то снова окажешься в лесу.
   Понимая всю нелепость этой затеи, Степа все же решил попробовать. Закрыл глаза. Открыл. Но вокруг ничего не изменилось: все те же мусорные баки, пустырь и чудовищный, живой плюшевый мишка, сочувственно глядящий на Степу мутноватыми от времени стеклянными глазками.
   Уставший от всего этого Степа встал и медленно пошел по широкому асфальтированному шоссе в сторону Города. Все равно надо было куда-нибудь уйти с помойки, это не самое приятное место.
   Рядом с ним, не отставая ни на шаг, бодро трусил плюшевый медведь. Вскоре они приблизились к Городу настолько, что стали видны сверкающие стеклом многоэтажные здания. Мимо Степы и Мишки изредка проносились автомобили, причем так быстро, что нельзя было определить их марку.
   Но вот довольно медленно к ним подъехал танк . Он с громким шипением остановился возле Степы. Из люка выскочили трое смуглых бородатых гвардейцев с автоматами и стали целиться прямо Степе в голову. Пока онемевший от страха мальчик пытался что-нибудь сообразить, Мишка быстро выхватил свой игрушечный пистолетик, раздались три коротких выстрела, и солдаты повалились на пыльный асфальт.
   Степа изумленно переводил взгляд с мертвых гвардейцев на плюшевого медвежонка, который, как ни в чем не бывало, аккуратно прятал пистолетик обратно в кобуру.
   - Ну что так смотришь? По-моему неплохо сработано! - сиял от удовольствия Мишка.
   - Кто эти солдаты? - через некоторое время спросил он.
   - Это гвардейцы Змияда Паука! - ответил Мишка.
   - А против кого они воюют?
   - А против всех!
   Пройдя приличное расстояние, Степа присел отдохнуть на обочине дороги. Постепенно он стал привыкать к своему невероятному спутнику, и даже разговорился с ним. Тот охотно рассказал ему о себе.
   Судьба Мишки была такой же, как и у всех игрушек в мире. Когда-то его новенького, красивого принесли в подарок детям, но детишки выросли, Мишка стал старым и ненужным, и его выбросили на помойку.
   Первое время он очень скучал по хозяевам и дому, даже плакал, но потом привык к новой жизни, подружился с бродячими собаками и они стали доверять ему своих щенков. А щенята это тоже дети и очень любят играть с плюшевыми игрушками....
   Так, под Мишкину болтовню очень усталый Степа заснул прямо на земле. Увидев это, плюшевый зверь подсел к нему поближе и задумался о чем-то своем. Прошла ночь, и снова наступил рассвет. Солнце вставало на западе. Но мальчика уже трудно было чем-то удивить.
   - До чего же есть охота! - сказал он и вспомнил, что не ел уже больше суток.
   - Где здесь можно что-нибудь купить?
   Вместо ответа Мишка достал из планшета чупа-чупс в яркой обертке и протянул Степану. Мальчик с сомнением взял конфету, недоверчиво лизнул, но она оказалась вполне съедобной и вкусной.
   Путники вновь пошли вперед, медленно, но верно приближаясь к Городу. Причем Степу не покидало предчувствие, что в Городе нет ничего хорошего.
   Вскоре на обочине дороге они увидели мирно пасущуюся лошадь, вернее сказать, клячу. Она подняла красивую голову, посмотрела на них умными глазами и вежливо поздоровалась. Старая кобыла была соловой масти, гриву имела длинную и давно нечесаную, но на спине было седло. Голову украшала ситцевая панамка, с дырочками для ушей, чтобы не напекло затылок, пока она пасется.
   Как видно Мишка и лошадь были добрыми друзьями, они начали расспрашивать друг друга о здоровье, о делах, словом вели себя как двое пожилых людей при встрече. Когда вдоволь наговорились, Мишка подтолкнул Степу в бок и шепнул:
   - Представься лошадке, а то она обидится.
   Степе не хотелось огорчать добродушное животное, и он назвался.
   Кляча с интересом посмотрела ему в глаза и предложила подвезти до Города. Степе было неудобно соглашаться, но Мишка уговорил его. Мальчик нехотя взобрался в седло, которое, впрочем, оказалось очень удобным, Мишка устроился позади, на крупе лошади.
   Кляча бодро взяла с места шагом и вскоре перешла на рысь. Через полчаса они въехали в Город. Не успели проехать и десяти метров, как их остановил вооруженный патруль.
   - Проверка документов! - строго сказал офицер.
   Степа не растерялся и предъявил ему бабушкин рецепт с двумя печатями: круглой и треугольной.
   - Все в порядке, вы можете пройти, - возвращая рецепт, сказал офицер, - а им нельзя!
   - Но они со мной! Пропустите, пожалуйста,- попросил Степа, незаметно сунув в карман офицера несколько мелких купюр.
   Тот сразу смягчился и разрешил Мишке пройти в Город, но лошади пришлось вернуться обратно, такому виду транспорта въезд в Город был строжайше воспрещен.
   Мишка схватил Степу за рукав и потащил к троллейбусной остановке. Вечерело. Небо было ясным и высоким. В резко наступившей темноте Город зажигал свои огни.
   На остановке никого не было, и вообще за все это время Степа не встретил ни одного человека, не считая гвардейцев. Мишка же и вовсе не считал их за людей.
   Не успели путники начать ждать, как к остановке подъехал троллейбус. На первый взгляд он ничем не отличался от своих рогатых собратьев, но, приглядевшись, Степа заметил, что водителя в нем не было, и вообще не было ни одного пассажира. Остановившись, троллейбус любезно открыл все свои дверцы.
   Мишка и Степа вошли в заднюю дверь, сели. Троллейбус поехал со скрипом громким, но приятным. Степе казалось, что он слышит в этом скрипе
  
   "Песнь троллейбуса"
  
   Никому-никому, никогда-никогда
   не догнать убежавший троллейбус.
   так поют провода и ночная звезда
   грустно смотрит с осеннего неба...
  
   Никому-никому, никогда-никогда
   не вернуть улетевшего счастья
   не вернут нам покой ни закат над рекой,
   ни луч солнца во время ненастья
  
   Степе стало грустно, и от этого захотелось спать. Но уже надо было выходить из троллейбуса. Мишка тащил его к огромному, ярко освещенному зданию.
   - Это лучшая гостиница в Городе, - пояснил плюшевый друг, - пойдем сначала в ресторан.
   Они прошли в большое, красивое помещение с множеством аккуратно сервированных столиков и сели за один из них. Посетителей почему-то не было, к ним тотчас подбежала пожилая длинноносая официантка в белом фартуке надетом прямо поверх камуфляжа, и приняла заказ. Вернулась она очень быстро с большим подносом, уставленным едой и напитками.
   Голодный Степа немедленно набросился на еду. Мишка с интересом наблюдал, как он насыщается, а после расплатился с официанткой, отсчитав ей немного мелочи, которую извлек из глубины своей планшетки.
   В номере, куда они поднялись после ужина, было чисто и аккуратно. Стояли две кровати, столик со стульями, и маленький телевизор на тумбочке в углу комнаты. Мишку же это скромное убранство привело в ярость. Указывая короткой и толстой плюшевой лапкой на лампочку под потолком без абажура, он заорал:
   -Это черт знает что такое! Дерут за номер втридорога,
   но ведь здесь нет ничего! Степа несколько минут назад видел, как медведь заплатил за номер два грязных пятака, по меркам Города - огромные деньги.
   - Где тяжелые бархатные шторы, на окнах, бордовые, с золочеными кистями? Нету? Где персидские ковры, нежные и мягкие как молодая травка, услаждающие взор своими узорами? Нету? Вот вам линолеум, пожалуйста!
   Где шелковые китайские покрывала, расшитые красивыми цветами и диковинными бабочками? Нету? Нету! Я уже не говорю,- продолжал бушевать Мишка, - о хрустальных люстрах, которые искрятся всеми цветами радуги, о настольных лампах под яркими абажурами. О старинной мебели с гнутыми ножками, о пухлых помпезных диванах с высокими спинками, о фарфоровых вазах с цветами, о картинах в резных рамках на стенах и бронзовых Дон-Кихотах в натуральную величину! Ничего этого нет и в помине! За что плачены деньги? Разве может утомленный путник, прошедший сто дорог, ночевавший под открытым небом обойтись без всего этого? - возмущался ненастоящий зверь.
   - Может,- устало ответил Степа и лег спать. Мишка тут же успокоился и молча уселся на своей кровати. Во сне Степе снились все эти дурацкие портьеры, покрывала, диваны, ковры, люстры и даже оживший бронзовый Дон-Кихот. Из-за него мальчик и проснулся в холодном поту.
   Было уже утро. Светало. Солнце по-прежнему поднималось на западе. Мишка уже давно встал и смотрел какой-то мультик по телевизору. Внезапно передача прервалась, и на экране появился краснолицый пучеглазый мужчина и торжественно объявил:
   - Дорогие сторонники нашего дорогого правителя Змияда Паука, срочно хватайте все имеющееся у вас оружие и вставайте на защиту любимого правителя. Наш Город окружен войсками гнусного генерала Мордабоя, но мы не сдадимся! Победа или смерть! - вопил диктор.
   Тут позади появились двое солдат с автоматами, и прошитый автоматной очередью он упал. Один из гвардейцев отпихнул труп ногой и занял его место. Объявил:
   - Дорогие соотечественники! Страшный преступник Паук схвачен и расстрелян по законам военного времени, как изменник Родины! Да здравствует новый президент, славный генерал Мордабой! Ура!
   В этот момент послышался страшный грохот, передача прервалась, свет погас. За окном гремели взрывы и автоматные очереди. Степе стало страшно. Мишка выхватил свой пистолетик, схватил мальчика за руку и потащил к двери.
   Они побежали по пустынным улицам, под грохот пушечных и автоматных выстрелов. Не раз свистели пули возле Степиных ушей. Едва успевая уворачиваться от падающих сверху осколков стекла, добежали до троллейбусной остановки. Троллейбус, словно поджидавший их там, немедленно открыл все свои двери. И вот они несутся на полной скорости по сошедшему с ума Городу, жители которого с бессмысленной ненавистью убивают друг друга.
   Вдруг троллейбус остановился.
   - Где-то оборвались провода, нет электричества, - догадался Мишка. И они опять помчались под выстрелами неизвестно куда, потому что нигде нельзя спастись от войны.
   Позади они услышали страшный грохот и чей-то предсмертный стон, снаряд попал в троллейбус, было видно издали его пылающий остов.
   "Никогда больше мы не услышим его песен!" - подумал Степа.
   Добежав до какого-то переулка, они заметили в его конце свою знакомую клячу. Она стояла, испуганно прижавшись к стене, и вздрагивала от выстрелов.
   По соседней улице со страшным скрежетом, сметая все на своем пути, медленно двигались танки. Земля дрожала под неумолимыми гусеницами. Вдруг они остановились. С противоположного конца улицы подъехал БТР полный солдат. Из танков вылезли гвардейцы. Степе показалось, что и те и другие на одно лицо, и даже форма ничем не отличается. Как же они узнают, где свои, а где чужие?
   Ход его мыслей прервала начавшаяся перестрелка. Вначале они палили из автоматов, но вскоре перешли на более мощное оружие, грохот стоял невообразимый.
   Глядя на эту перестрелку, Мишка вдруг рассвирепел, выхватил свой пистолетик и открыл огонь по обеим воюющим сторонам. Был очень справедлив, с каждым его выстрелом убавлялось по солдату то у одной, то у другой стороны. Его игрушечный пистолет был эффективнее и надежнее любой военной техники.
   Но вскоре воюющие заметили, кто по ним палит, и начали дружно обстреливать Мишку со Степой.
   - Отступаем! - скомандовал Степе плюшевый герой.
   И они побежали в конец переулка, где ждала взволнованная и перепуганная лошадь.
   Им вслед гремели залпы. Одним выстрелом оторвало Мишке переднюю лапку, в которой он держал свое оружие. Степа подхватил пистолет из рук раненного товарища и продолжил стрелять по гвардейцам. В этот момент снаряд попал Мишке в туловище и разнес на части. Степу отбросило в сторону взрывной волной, он потерял сознание.
   Вскоре мальчик очнулся и увидел над собой лошадиную морду.
   -Вставай, вставай! - ласково говорила она.
   Степа попытался подняться, но в голове страшно шумело. Бой между гвардейцами продолжался.
   - Садись скорее в седло, надо уходить отсюда, как можно быстрее! - настаивала кляча.
   Степа с трудом взгромоздился на лошадь. И они шагом двинулись прочь от страшного места, где на асфальте валялись опилки, составлявшие еще недавно Мишкину начинку и обрывки старой плюшевой ткани...
   Постепенно в голове Степы прошел шум, и он почувствовал себя немного лучше. Но тут же вспомнил, о том, что случилось с Мишкой, и настроение совсем испортилось.
   Лошадь постепенно двигалась быстрее и вскоре перешла на рысь. С ней тихо и незаметно происходили перемены. Наливались мускулы под облезлой шкурой, проплешины затягивались новой блестящей шерсткой, грива становилась гладкой и шелковистой.
   Когда Степа вновь посмотрел на нее, то это была уже совсем другая лошадь, молодая, упитанная, полная сил, с гладкой и блестящей шкурой, с длинной, струящейся по ветру, гривой. Казалось, она не скачет галопом, едва касаясь дороги, а летит по воздуху. Впрочем, приглядевшись, Степа понял, что они на самом деле летят высоко над землей, оставляя позади огни Города. Они все больше и больше удалялись от него, и, наконец, Город растаял в наступивших сумерках как дурной сон. А лошадь все прибавляла и прибавляла галоп.
   - Почему ты так изменилась? - спросил Степа.
   - Я была старой, облезлой и немощной, потому что никому не была нужна. Когда ты никому не нужен, тебе остается только постареть и умереть, как можно скорее! Таков закон жизни. Но как только я поняла, что тебе требуется моя помощь, все стало по-другому, изменилась и я. Теперь могу помочь тебе. Держись крепче, я отвезу тебя домой! Нам еще очень далеко лететь...
   Степа стоял на лесной поляне возле огромного старого дуба, рядом с разбитым дедовским великом. Солнце было в зените. Лучи его с трудом пробивались сквозь густую листву деревьев и упирались в землю прозрачными золотистыми столбиками. Пели какие-то звонкие птахи, жужжали мухи и прочая летающая мелочь.
   В руках у Степа держал подкову, подаренную лошадью на счастье. Повернувшись, чтобы еще разок взглянуть на разбитый велосипед, он увидел сидящего возле дуба плюшевого медведя.
   - Мишка! - закричал Степа и кинулся к нему. Через минуту юноша быстрым шагом шел в деревню. На руках нес большого потрепанного игрушечного мишку и разговаривал с ним. Но тот, к сожалению, все время молчал. Все плюшевые медведи мира имеют эту нехорошую привычку.
  ***************************************************************************
   Примерно через полгода после того странного происшествия, в дверь Степиной квартиры позвонила почтальонша. Бабушка открыла дверь и расписалась в получении большого белого конверта. Послание было адресовано Степану Сергеевичу Мельникову, и хотя старушка умирала от любопытства, но до возвращения внука с занятий, письмо решила не вскрывать. Она с трудом разбирала стилизованные под старинные, буквы на конверте: "Небесная Канцелярия".
   "Это из школы, из канцелярии, - решила старушка. - Наверняка Степа чего-то натворил, нахулиганил или экзамены завалил, а мне не сказал."
   Она расстроилась, положила конверт на комод и включила телевизор, чтобы хоть немного утешить себя просмотром любимого сериала. Вскоре и Степа вернулся с занятий. Бабушка сделала трагическое лицо и молча протянула ему конверт.
   - Что это? - удивился юноша.
   - Тебе! Из канцелярии! Лучше сразу признавайся, что натворил, почему письма шлют? - наехала на внука старушка.
   Степа прочитал надписи на конверте и удивился еще больше.
   - Это совсем из другой канцелярии, наверное, прогноз погоды прислали, видишь, написано "Небесная Канцелярия", так теперь бюро погоды называется, - соврал он.
   - С чего это прогнозы на дом рассылать стали? Рекламная акция, что ли? - допытывалась бабушка.
   - Точно, рекламная акция! Мне надо к контрольной готовиться, - пояснил Степа, и закрылся в своей комнате.
   - Ну, слава Богу, все обошлось, - облегченно вздохнула бабушка и уселась в кресло.
   А Степа вскрыл таинственный конверт. Оттуда выпал листок бумаги, на котором было напечатано:
   Уважаемый Степан Сергеевич! Доводим до вашего сведения, что за спасение человеческой жизни, а так же проявленные мужество и отвагу, плюшевый медведь Мишка награждается высшей наградой - жизнью. Награждение состоится 15 ноября 20ХХ года в 18 часов 30 минут по московскому времени. Убедительная просьба, за пять минут до церемонии оставить его одного и никому не входить в комнату до ее завершения.
   Архангел Михаэль
   Рядом стояла неразборчивая каракуля, очевидно, подпись самого Михаэля.
   - Господи! Так сегодня же пятнадцатое ноября! И времени уже шесть часов! Значит через полчаса - свершится!
   Степа сильно занервничал. Мишка, старый потертый игрушечный Мишка, станет живым! Как же такое возможно? Он схватил плюшевого приятеля и вгляделся в его добродушную физиономию. Мутноватые от времени стеклянные глазки смотрели на него с такой преданностью и любовью! А вышитый розовыми нитками рот ласково улыбался. Степа обнял Мишку, прижал к себе и так простоял до тех пор, пока стрелки настенных часов не показали двадцать пять минут седьмого. Тогда он аккуратно посадил ненастоящего зверя на диван, поцеловал в вытертую макушку и вышел из комнаты...
   Мальчик встал возле двери и прислушался, стараясь уловить малейшее движение в комнате. Но ничего не происходило. Прошло несколько минут, и вдруг, чуткие Степины уши уловили слабое повизгивание. Затем кто-то отчетливо произнес: "Уху, уху-ху." А потом опять стало тихо. Степа не мог больше ждать, он влетел в комнату, словно вихрь. И увидел...
   На стареньком, застеленном покрывалом диванчике лежал черный комочек и шевелился. Плюшевого медведя нигде не было. Степа подошел к существу, чтобы получше его рассмотреть. Его удивлению не было предела! На диване лежал совсем маленький не то медвежонок, не то щенок, и смотрел на Степу такими знакомыми, любящими и добрыми карими глазками. Он пытался вилять очень толстым, коротеньким хвостиком и тихонько бормотал: уху, уху-ху.
   - Мишка! Так это ты! Какой же ты стал! - закричал Степа, хватая существо на руки. Оно было мягкое, теплое, с большой головой, толстыми короткими лапками и голым розовым пузом.
   - Ну, как? Правда, я симпатичный? Меня так сильно изменили. Ведь нельзя же было, согласись, что бы по квартире разгуливал оживший плюшевый медведь? - существо говорило, но его рот не двигался. Степа понял, что этот голос воспринимает не ушами, а он звучит прямо в его голове.
   - Мишка, я так рад, что ты снова со мной!
   - Да я, вроде, никуда и не уходил, сидел себе на диванчике, все видел, все слышал, - продолжал Мишка.
   - Не могу понять, кто ты? Вроде щенок, но так похож на медвежонка!
   - Да чау-чау это! - за спиной у Степы раздался голос бабушки, - Телевизор смотреть надо, "Диалоги о животных". Где ты его взял? То-то я гляжу, что ты шмыг - и в свою комнату, якобы уроки учить! А сам? И не стыдно? Где щенка-то раздобыл? Ведь он стоит-то не дешево, нам не по карману! Ну-ка, давай его сюда!
   Степа нехотя протянул замершего от страха Мишку бабушке.
   Почувствовав в руках его живое щенячье тепло, бабушка, вдруг, растрогалась и сразу подобрела.
   - Какой же ты славный, мордастенький! А сердечко-то как стучит! Ты меня не бойся, не обижу! А мы с тобой на кухню пойдем, молочка тепленького выпьем!
   - На кухню! Замечательно, всегда любил там сидеть, хотя, даже, попробовать ничего не мог! А так хотелось! Но ничего, уж теперь-то я оторвусь... - бормотал Мишка, но его слышал только Степа.
   - Ну, чего стоишь, улыбаешься? Беги в магазин, купи молока, творожку, яиц! Нам теперь кормить ребенка надо! Погоди, сначала скажи, где ты его взял?
   - Да сосед наш новый подарил. У его знакомых собака ощенилась, вот они малышей в хорошие руки и пристраивают, - ловко соврал Степа и убежал за покупками...
   Поздно вечером все улеглись спать, и наевшийся до отвала щенок устроился на своей подстилочке возле Степиной кровати. Вдруг Мишка сказал:
   - Обещай мне одну вещь!
   - Какую?
   - Когда я стану старенький, пожалуйста, не выбрасывай меня на помойку! Со мной уже было такое, помнишь, там, в Городе, я тебе рассказывал?
   - Помню! Ты даже не думай, я никогда тебя не выброшу, обещаю! Мишка тут же успокоился, облегченно вздохнул и тихонько захрапел. А Степа все никак не мог уснуть, множество мыслей крутилось в его голове. Он пытался осознать все произошедшие с ним удивительные события. Сон не шел к нему,и тогда мальчик осторожно поднял мирно сопящий комочек и положил рядом с собой. Сразу же стало хорошо и уютно. Степа уснул, словно куда-то провалился.
  
    []

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"