Уэно Асия: другие произведения.

Горькая Настойка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это история о том, чем грозит встреча с фэйри в нужном месте в нужное время. 1-3 главы. Без фольклора - ни глотка, и сейчас пьем за здравие кельтов. 3 доли Ирландии, 2 доли Шотландии, пригоршня Уэльса, прочие пряности и юмор по вкусу - таков нехитный рецепт. Мнения дегустаторов приветствуются! По написанию имен и использованию исторических названий возможны исправления.


Горькая настойка

Асия Уэно

  

Глава 1

Брод

  
   Это случилось у самого брода через быструю речку Шанн, разделяющую тучные пастбища Абенлау и тёмные леса Дунлау. Рябчик запрядал ушами, мотнул поредевшей гривой и перешёл с неторопливой рыси на шаг.
   - И что на сей раз? - поинтересовался я у мерина.
   Повидавший на своём веку много больше, чем я, тот и вовсе остановился, негромко фыркнув в ответ.
   - Волки?
   Прислушался, но не различил среди трепета молодой листвы никаких посторонних звуков. Движения тоже не заметил, хотя долго всматривался в сумерки, скрадывающие стволы дальних буков и грабов. Нет, на волков не похоже. Сказать по правде, звери волновали меня в последнюю очередь. Зато встреча на лесной дороге с людьми могла обернуться любой неожиданностью - даже здесь, в двух шагах от дома. А ведь за годы, проведённые вдали от родных мест, измениться могло многое, так что не стоило доверяться беспечным воспоминаниям детства.
   Я спешился, обмотал запястье поводом, предварительно отстегнув от седла увесистый дорожный посох, и двинулся по дороге вперёд, к броду. Рокот воды, доносящийся издалека, напоминал, как бурлива и стремительна бывает Шанн после дождей, которые только и делали, что лили с самого Бельтайна. От них приходилось укрываться когда под высокими соснами, к подножию которых суждено просочиться немногочисленным каплям, когда по укромным лесным домикам, срубленных охотниками, а когда и под капюшоном толстого плаща. Последнее выпадало на мою долю не в пример чаще первого или второго, а шерсть, единожды намокнув, уже не просыхала. Знал бы, что ненастье так затянется - плюнул бы на погоду и послал Рябчика галопом. Сидел бы сейчас у камина, попивая горячее пряное вино, а лучше - тёплое молоко. Да, приехать на свадьбу Феоргала простуженным и слечь будет не лучшим ему подарком...
   Вот и сейчас - стоило мне покинуть нагретое седло, как вновь заморосило, и если бы только! Шёпот листвы превратился в мерный гул, напрочь заглушивший прочие звуки, и на лес обрушилась стена ливня. Я всего лишь и успел, что увести Рябчика к обочине, где нависающие буковые ветви создавали хоть какую-то преграду холодным струям, колотящим в спину.
   Искать убежище не имело ни малейшего смысла. Свадьба назначена на завтра, а до замка ещё пара часов хорошей езды, в сумерках и по темноте.
   - Смелее, Рябчик, - подбодрил я коня. - Сушиться будем дома. Чего ты уперся? Кому мы нужны в такую-то расчудесную погоду? Давай-ка, шевели копытами!
   Уговорами и понуканиями я сдвинул заупрямившегося было мерина с места, но в седло садиться не стал, пошёл рядом. У брода всё равно спешиваться, так пусть отдохнёт немного.
   Река появилась даже раньше, чем я снова её услышал. Дорога, вильнув напоследок, выпрямилась и раздалась вширь. Только тогда низкий голос Шанн проступил в рокоте весеннего ливня.
   А светлые тени, метавшиеся по берегу, я заметил мгновением позже. Сначала решил, что, всё-таки, волки - но что-то в их поведении показалось мне неправильным. Точно! Это не стая, а свора! Только кто хозяин этих псов, и почему они не зовут его, не лают?
   Я попытался обойти собак стороной - благо, бесновались они у плакучей ивы, чьи ветви нависали над водой в двух десятках шагов от брода - но странное поведение зверей заставило меня помедлить, вглядываясь в их очертания, белыми мороками проступавшие в вечерней дымке.
   Да, собаки были белые. Сейчас они казались серебристо-серыми, а днём, должно быть, сияли, как снежные вершины Эй-Колл. Дивной красоты создания! Отцу принадлежала такая сука, и гости норовили то перекупить, то увести её, то выпросить в дар. А здесь - десяток, не меньше, и все холёные, с превосходной статью. Одна подбежала ко мне, и я изумился: нос и кончики ушей у неё оказались алыми, они пламенели раскалёнными углями, бросая отблески на известково-белую шкуру! А глаза - две ямы, полные теней... Гончая принюхалась, мазнула по мне равнодушным взглядом и вернулась к своре, отчего я, признаться, почувствовал ощутимое облегчение. Какие странные псы! Даже хорошо, что они нами не заинтересовались, вот и не будем привлекать внимание...
   Но Рябчик, очевидно, был иного мнения. Он взбивал землю копытами, точно бык, почуявший соперника - чего едва ли можно было ожидать от мерина преклонных лет - и фыркал, и встряхивал головой, за малым не выдернув из моей руки повод. Порывался он броситься на свору или задать стрекача - неведомо до сих пор.
   - А ну, стой смирно! Чего разбушевался?! - осознав, что увещевания бессильны, я вполголоса напел успокаивающие слова - те, которым Тис научил меня в первую очередь.
   Непокорный скакун слегка притих, продолжая, всё же, раздувать ноздри и топтать мелкую речную гальку. Чем-то сильно не понравились ему эти псы...
   А собакам было не до нас. Они кружили под ивой, царапая лапами могучий ствол, пытаясь запрыгнуть, дотянуться до чего-то. Точнее, кого-то.
   Рысёнка загнали? Или лесного кота?
   Всё-таки, почему они не издают ни звука? Уже давно тявканьем должны бы призвать хозяина. Хотелось бы мне взглянуть на человека, владеющего подобным богатством. И откуда такие в наших краях?..
   Уверившись, что нам ничего не угрожает, я потянул Рябчика к иве. Дождь поутих, и на открытом пространстве капало даже меньше, чем в лесу. Посмотрим, на кого охота, и отправимся дальше. В Дун Гейле наверняка знают, чьи эти собаки.
   Её силуэт я различил шагов с десяти - тонкая девичья фигурка в развилке могучих ветвей стояла так, будто выросла на дереве, и, скрестив руки на груди, наблюдала за развернувшимися внизу событиями. Даже самые удачные прыжки ничем ей не угрожали, и всё же я подивился спокойствию её позы.
   Единственным очевидным фактом было то, что это не её гончие. Последние, кстати, уже недобро косились на меня - а может, на Рябчика - и я решил не мешкать. До утра, что ли, торчать на дереве этой злополучной селянке? Ещё неизвестно, кто её снимет и что с ней потом сделает...
   - А ну, прочь! - подскочив, я замахнулся посохом на ближайшую собаку. В крайнем случае, до воды добежать успеем, а туда они соваться не больно-то жаждут. Видел, как лапы отдёргивают, стоит только оказаться слишком близко к потокам Шанн! - Пшли вон!!! Сейчас я вас!
   Собака, вместо того, чтобы отступить, как это делают все разумные твари, столкнувшись с гневом друида, молча перекатилась по земле и вцепилась в посох. Клыки заскрежетали по металлу, которым я предусмотрительно обил низ в те времена, когда только начинал учиться у Тиса. И не снашивается - что для посоха, несущего на себе великие черты Огмы, очень важно - и оружием может послужить при необходимости. И точно - впервые за всё время эти твари издали звук! Не лай, не скулёж - вой, пронизывающий сердце и заставивший меня замереть, отдёрнув посох. Собака вскочила и с места взвилась в воздух, я отгородился палкой и почувствовал, как в ногу слева впились острые зубы и как вздрогнул и заржал Рябчик. Проклятье, их же целая дюжина! Что ж, попробуем иначе!
   - Санна амаирэ! Санна амаирэ, габар!
   Как будто не собак усмиряю, а ветер - с тем же успехом! Что за напасть?! Такого со мной не случалось! Огрел по хребтине ту, что вцепилась мне в лодыжку, и даже это помогло лучше, чем некогда безотказный заговор.
   Рябчик, судя по визгу справа, применил тот же приём и потянул меня к воде. Оставалось только пятиться за ним, размахивая посохом перед носом у тварей, устремившихся вослед. К реке, к реке!
   К счастью, до неё было всего несколько шагов. Свора, как и следовало ожидать, ярилась на берегу, скаля пасти, такие же алые, как и уши, но ступить в воду не решалась. Я вошёл по колено, когда руки Шанн стали ощутимо тянуть меня в противоположную сторону от ивы, и лишь тогда вспомнил о "добыче".
   - Эй, девушка! Мы подойдём, а ты прыгай, слышишь? Не бойся, в воде они тебя не тронут.
   Тишина. Подобрался к самому дереву, от его корней меня отделяло шагов пять. Собаки сгрудились у подножия ивы, то щерясь на меня, то задирая морды вверх. Осаждённую снизу видно не было... практически.
   - Не беспокойся, я друид, мы девиц не обижаем! Я тебя только на коня подсажу, и всё. На ту сторону переберёмся - здесь тебе всё равно делать нечего, верно?
   Тишина.
   Эх, не оставлять же дурочку ночевать на иве?! Но и в реке торчать неохота, у меня другие дела есть...
   - Девушка, ты бы хоть отозвалась, что ли! Я из-за тебя пострадал, и конь мой - тоже. Если ты на этом дереве жить остаёшься - так скажи, я пойму, прощу и уеду восвояси!
   - А поймать меня сумеешь? Я боюсь утонуть!
   О, вот это уже разговор! Хотя утонуть у самого берега - тут надо сильно постараться.
   - Конечно! Дай только, стану устойчивей, чтобы не уронить ненароком. Всё, ловлю!
   Несмотря на высоту, с которой она прыгнула, её тело показалось мне лёгким, как пёрышко. Очутившись в моих руках, она ухватилась за шею так, будто вода под ногами кипела.
   - На стремя опирайся, во-от! Умница! - Я одним движением сгрузил её на коня. - Видишь, даже подол не намок? Держись за гриву, только не дёргай, Рябчик этого сильно не любит. Сидишь? Поехали!
   Девица только кивала в ответ, вцепившись в рыжие пряди тонкими пальчиками.
   Преодолеть Шанн оказалось не так просто, как хотелось бы. Когда вода достигла середины бедра, понадобилось прилагать значительные усилия, чтобы идти в нужном направлении. А сравнявшись с поясом, она сбивала с ног. К счастью, спасённая дева сидела на Рябчике тихо - возможно, даже не дыша - и я передвигался чуть позади коня, заслонившись от течения его крупом. Так мы и добрались до противоположного берега, где расстилались луга Абенлау. К тому времени стемнело окончательно. Светло-серые тени на другой стороне растворились в ночи.
   На берегу я ссадил девицу на землю. Отжал, не снимая, полотняные штаны, вытряхнул воду из сапог и, морщась, натянул их обратно. Что за гадостное ощущение! Укушенная нога, к счастью, не беспокоила, но на всякий случай я осмотрел и Рябчика. Ссадина, лёгкая ссадина, могло быть и хуже. Порылся в сумке, перекинутой через седло, достал мешочек с роговыми фиалами. Замажу-ка сразу...
   - Как мне отблагодарить тебя?
   Я впервые пристально глянул на попутчицу. Маленькая, особенно в сравнении с таким дылдой, как я - макушкой до плеча не достанет. Одета в блузу и юбку из грубого льна, цвет которых впитали сумерки - по-моему, это был тёмно-зелёный или бурый. Покрой такой же, как у деревенских. Чёрные волосы - уж этим она бы с лёгкостью сошла за мою сестрёнку - забраны в длинную косу и перекинуты через плечо. Кожа молочно-белая, или в полутьме там кажется? Бледные губы, чётко очерченные полумесяцы бровей, и глаза - почему-то, заглянув в их глубину, я вспомнил её преследователей. Такие же бездонные, как будто сама ночь взирает на меня, отстранённо и спокойно...
   А ведь стоило додуматься сразу! Девушка не больно-то боится, что её разорвут на части, но отказывается ступить в текучую воду, когда её по колено. А на псов не действуют чары. Одежда её, скорее всего, именно зелёная. Обычная селянка... как же!
   Я откашлялся и попятился.
   - Благодарность ши - опасный дар, моя госпожа. Я ничего не просил, когда оказывал тебе эту маленькую услугу, а после торга цену не называют тем более. Ступай себе с миром!
   - Габар бан оставили отметины на тебе и твоём коне, - изогнулась тонкая бровь. - Хочешь присоединиться к ним в следующую ночь Большой Охоты?
   - Что?! Нет!
   Если имеется в виду Дикая Охота, когда яростные бесприютные духи скачут по небу, и любой, кто окажется у них на пути, может быть вовлечён в эту погоню, после чего пропадает из мира людей - то нет, не хочу!
   - Тогда, - она скривила губы в подобии улыбки, - мою благодарность придётся, всё-таки, принять. Как тебя зовут?
   "Фэйри, или, как они сами себя называют, ши - могучие чародеи. Раскрыть своё имя - всё равно, что пригласить распоряжаться своей жизнью, запомни, дитя", - всплыли в памяти уроки Тиса.
   - Доверься мне, - фэйри правильно истолковала моё смятение, - я не могу выведать имя у того, кто владеет хотя бы крупицей силы, а снять проклятие без этого невозможно.
   Ага, а наложить, выходит - проще пареной репы! Укус - и готово...
   - Ты обещаешь, что не воспользуешься моим именем ради иных целей, кроме как снятия проклятия с меня и...
   - Рябчика. Я помню. И обещаю.
   А не должна ли она ещё и поклясться? Наставник, почему ты рассказывал о них так мало?! Ты научил меня стольким вещам: разбираться в травах и грибах, находить общий язык с животными, готовить целебные снадобья, предсказывать будущее по полёту птиц и танцу огня, чертить священные огамические знаки, накладывать чары голосом и жестами... Но про народ холмов мне известно немногим больше, чем деревенскому пастушку! Или это я так внимательно слушал?.. Что ж, получай тогда по заслугам!
   - Хорошо, - я встряхнул головой, хотя яркая картина, изображающая злобно хохочущую фэйри, возникнув в воображении, покидать его не желала. - Брендан. Этого достаточно?
   - Вполне. По своей ли воле назвал ты имя, Воронёнок?
   Нет, конечно!
   - Да. По своей.
   - Хорошо. Пустоцвет, - девушка дотронулась кончиками пальцев до левой ключицы, и слегка наклонила голову.
   Она что... представилась? Фэйри назвала мне своё имя?!
   Наверно, на моём лице отобразилось немалое удивление, поскольку девушка действительно расхохоталась - искренне, показав при этом ряд ослепительно-белых зубов... Мамочки! У неё клыки!
   - Т-ты... Эквиски или фо-а? Нет? Тогда кто? Ланнан Ши? Слуа Ши?
   - А если и кто-то из них - что с того? - скривилась она.
   Да тебе-то ничего...
   - Жить охота, - чистосердечно признался я. - Я обещал приехать на свадьбу - не печальте лорда этих мест пропажей долгожданного гостя!
   Она нахмурилась. Но впиваться мне в горло или тащить под воду, похоже, не собиралась.
   - Ставишь под сомнение моё слово, человек?
   - Ты обещала избавить меня от проклятия, госпожа. И?..
   Фэйри снова рассмеялась, уперев в бока изящные кулачки.
   - Да не было никакого проклятия! Если бы каждый укус Белой Своры сулил такие последствия, Охота превратилась бы в столпотворение неприкаянных душ, а кому это надо? Добыча-то одна на всех...
   - Выходит, ты, - как бы это сказать повежливее, - слегка преувеличила опасность, угрожающую нам с Рябчиком? И спрашиваешь, доверяю ли я твоему слову, госпожа?
   - Это разные вещи, - отрезала она и жестом указала на щетинистую прибрежную траву. - Садись, коли не торопишься.
   Вообще-то, тороплюсь...
   Всё же я сел, несколько поодаль, предварительно отведя мерина туда, где трава была посочнее, и спутав ему ноги. Беспокойства он больше не проявлял, но мало ли что?
   - Так зачем ты выведывала моё имя, госпожа... Пустоцвет? И почему назвала своё?
   - Потому что ты добрый, - помолчав, ответила она. - А значит, поможешь мне снова. Обмен же именами создаст необходимую для этого связь.
   Пределы изумления на вечер были исчерпаны, но, тем не менее, я спросил:
   - Неужели тебе может пригодиться простой человек?
   - Простой - нет. Но друид... То, что в сумерках у брода оказался именно ты, Брэндан - большая для меня удача и единственная, пожалуй, надежда.
   - Но ты же относищься к Неблагому Двору? - уточнил я. - Ходят слухи, с вами трудно договориться...
   А точнее, невозможно, если надеешься при этом ещё и остаться в живых!
   - Отнюдь, - покачала головой фэйри. Поднявшись с земли, она огляделась и примостилась на бревно, наполовину скрытое поверхностью Шанн, другая же половина сушилась на берегу. - Я не Ансиили, хотя меня можно принять за кого-то из них, спору нет. И признаюсь честно, Сиили я тоже не являюсь.
   Как такое возможно? Все фэйри делятся на два клана, или Двора: Благой, Сиили, и Неблагой, Ансиили. Третьего не дано, уж этому-то меня учили. С Сиили можно найти взаимопонимание, если не вредить их роду и земле, с Ансиили - никогда. Обманут, запутают и, в конце концов, съедят или доведут до иной, не менее печальной, участи. Не это ли сейчас и происходит?
   Надо быть осторожнее с любыми ответами и обещаниями, а лучшая защита - это...
   - Что означает твоё имя, госпожа? - приступил я к допросу. - Вереск, разросшийся на пустоши?
   - Скорее, цветок, никогда не дающий завязи и плодов, - вздохнула она.
   - И это... истинное твоё имя?
   - И да, и нет. Но поверь, оно не менее важно, чем другие. Спрашивай ещё, я отвечу на любой твой вопрос.
   Хорошо. Хотя кто знает, чему в её словах можно верить, и можно ли верить чему-нибудь вообще?
   - Так к какому Двору ты относишься, госпожа? Тебя изгнали или существует третий?
   Фэйри хмыкнула и с неожиданной лёгкостью запрыгнула на бревно.
   - Изгнать меня не вправе никто. Что касается моей принадлежности - я между тем и этим. Как брод. - Она раскинула руки, пританцовывая на поросшей мхом древесине. - Как сумерки. Как вот это бревно, частично лежащее в воде, а частично - на суше. Понимаешь?
   Как можно быть и тем, и этим, и ничем из вышеперечисленного одновременно? Совершенно не понимаю!
   - Тоже частично, - усмехнулся я. - Но если ты наполовину Ансиили, - она попыталась вставить слово, но я себя отвлечь не позволил, - не грозит ли мне быть?..
   - Не грозит, если не будешь постоянно об этом напоминать, - расхохоталась Пустоцвет, остановившись. - Такое ощущение, будто ты сам мечтаешь стать жертвой! Смотри же, не перестарайся.
   Я всего лишь пытаюсь себя обезопасить!
   - Тогда какая помощь тебе нужна? И... спускайся, мне плохо тебя слышно, река шумит.
   - Меня надо спрятать. - Как ни странно, она послушалась, подошла и села рядом на траву. - Хорошо спрятать - так, чтобы не нашёл никто. Я могу запутать следы, но это чары ши, и они будут заметны тем, кто мудрее и сильнее меня. Твои, человеческие, настолько нам чужды, что их почувствует лишь тот, кто намеренно ищет. А до такого ещё надо додуматься!
   Скрывающие чары?
   - Это как сделать невидимыми от зверей свои следы - чтобы исчезло всё, даже запах? - уточнил я. Не слишком сложная задача, если так.
   - Да-да, - обрадовалась Пустоцвет, - то, что нужно. Именем твоим заклинаю, Брендан - помоги!
   Ну вот, кто бы сомневался...
   - А по-человечески попросить нельзя? - нахмурился я. - Хотя, совсем забыл, с кем имею дело!
   - Так я и без чар, просто к слову пришлось, - пожала плечами маленькая хитрюга.
   А вот не верю, и всё тут! Ладно, как вы со мной, так и я с вами!
   - Хорошо, помогу тебе, но на сей раз попрошу об ответной услуге.
   Фэйри насторожилась - кажется, даже ушки шевельнулись. Кстати, вовсе они у них не острые - прехорошенькие, следует заметить, ушки.
   - О какой именно услуге?
   В последний момент я засомневался, стоит ли вмешивать сюда посторонних, ни в чём не повинных людей, но сказав "дуб", добавь и "жёлуди".
   - Мне нужен подарок Феоргалу МакКуммалу, а я еду к нему с пустыми руками. Там, где протекает моя жизнь, не найти подношения, достойного главы Дома. А путь мой лежал по такой глуши... не шишки же ему дарить, право!
   - А у вас не убивают за жадность, Брэндан? - прищурилась фэйри. Я возмутился.
   - Причём здесь жадность?! У нас на свадьбу что дарят - коров или быка, оружие-доспехи, парчовые одежды из-за моря... Женщинам - золотые украшения и шёлковые платья. А в обители разве такое найдёшь? И где взять друиду-послушнику столько денег?!
   А я обязан сделать дорогой, очень дорогой подарок! И амулеты, вырезанные из камня-змеевика и на здоровье заговоренные - да над таким великим даром все гости животы надорвут! Хотя по мне, так от них пользы больше, чем от иной брони...
   Пустоцвет ухмыльнулась.
   - Что ж, коровы - это запросто, хоть целое стадо. Ведь ничего страшного, если при перегоне через первый же брод они превратятся в головки чертополоха? Сушёного? Вон там растёт, смотри - заодно сразу и набрать можем...
   Как, ничего страшного?! Да это будет сущий кошмар!
   О чём я и поведал фэйри со всей проникновенностью, поблагодарив, что предупредила сразу.
   - Тогда, увы, придётся отказаться от всего вещественного, - вздохнула она.
   - То есть, наложить чары на амулеты, превратив их в золотые, усыпанные драгоценными камнями, не получится? - расстроился я.
   - Навсегда - нет, - покачала головой Пустоцвет. - И всё же, дай, гляну.
   Замшевый мешочек она цапнула, едва только он показался из-за пазухи.
   - Сам резал?
   - Да.
   - Криво, но для человека, наверно, это предел искусности...
   - Ещё чего, - заступился я за род людской, - это для меня - предел искусности! Ты бы видела, леди, какие чудеса наши умельцы творят! Сам Луг, владыка тысячи ремёсел, обзавидовался бы подобному мастерству!
   - Ну, это едва ли, - пробормотала она, и гораздо громче добавила: - На нём чары. Твои, как понимаю. Так вот, если я попытаюсь влезть со своими, результат будет самым непредсказуемым. Сомневаюсь, что ты этого хочешь, Брендан.
   Понятно. Но, как говорится, с паршивой овцы - хоть шерсти клок...
   - А что ты, госпожа, умеешь... хорошего?
   - То есть, хорошего? - переспросила она.
   - Говорят, благословение фэйри... ши - величайший дар, какого только может желать человек. Если они - Сиили, конечно, - я выразительно посмотрел на бревно.
   - Благословить можно, - поразмыслив, осторожно согласилась Пустоцвет.
   - И чары не превратятся... в головки чертополоха?
   - Это не чары, это совершенно иное, долго объяснять. А вы что же, друиды, сами благословлять не обучены? - она хихикнула.
   Ну не буду же я объяснять, что ещё не достиг святости! Даже Тис утверждает, будто его наставник был Великим, а сам он, увы, слишком много времени уделяет мирским заботам (вроде моего воспитания), чтобы идти по его стопам. Жаль, конечно. С другой стороны, его предшественник ведь тоже тратил время на занятия с послушниками, и ему это не помешало...
   - Если бы мог, не стал бы просить тебя, госпожа, - уклончиво ответил я. - Правильно я понимаю, что ты согласна поехать со мной в замок - кстати, до него ещё добраться надо - и после свершения свадебного обряда подойти к новобрачным и сказать пару слов, чтобы дому их всегда сопутствовала удача, род продолжался вечно и всё такое прочее?
   - Ты многого хочешь, - фыркнула ши. - И удача, и чтобы род не пресекался... Так не бывает. Давай, что-нибудь одно? И насчёт слов. В воздухе заклятья долго не держатся, ты это знаешь?
   Действительно, знаю. Видимо, усталость сказывается, раз такую чушь ляпнул.
   - А на что тогда накладывать будем? Новые амулеты я изготовить не успею, попросту не из чего!
   - И не обязательно. На месте что-нибудь придумаем. Давай, скрывай меня, а то мы слишком отвлеклись на твои жизненные трудности! Договор заключён, и свою половину я обещаю выполнить, что тебе ещё надо?
   "Действительно, что мне ещё надо?" - думал я, накладывая чары на её маленькие ножки в кожаных башмачках и окрестный берег. Если кто-то из народа холмов сумеет переправиться через неукротимую Шанн, здесь их ожидает полное разочарование. Надеюсь только, Пустоцвет права в своих предположениях относительно человеческих чар и чар фэйри. Кого-то она изрядно допекла, что неудивительно с учётом ее характера. Хотя для Ансиили она, возможно, воплощение честности, скромности и доброты. Спросить, кто её преследует, или лучше не знать, здоровее буду? Так интересно же...
   - Готово! Принимай работу, госпожа!
   Ши потопала сначала одной ногой, затем другой. Присела на корточки, внимательно изучила землю - разве что, не принюхалась!
   - Спасибо, Брэндан!
   - Теперь мы можем ехать?
   - Да. Ни разу не гостила в настоящем человеческом замке! Ты меня приглашаешь? - игриво подмигнула она уже из седла, куда взлетела, словно птичка. Рябчик и ухом не повёл. А говорят, собаки и лошади чувствительны к присутствию фэйри. Наверно, моего ленивого мерина после Белой Своры уже ничем и не проймёшь...
   - Приглашаю? Конечно! - тут я опомнился, сообразив, что только что сказал. - Только... с условием не вредить его обитателям, гостям, их лошадям...
   - ... Коровам, свиньям, гусям, пчёлам, мухам - суть я уловила, можешь не продолжать! Брендан, и откуда подобное недоверие? Что мы, несчастные ши, вам сделали?
   - Мы, люди, склонны к предубеждениям, - ухмыльнулся я, сматывая верёвки, которыми был спутан конь, и упрямо добавил, - да, и чтобы молоко не скисало! Я уже три дня мечтаю о молоке! Кстати, если думаешь, что я побегу за конём до самого замка, то сильно ошибаешься, госпожа Пустоцвет. Тебе где удобнее ехать: передо мной или держась за спину?
   - А скачка с прекрасной девушкой в объятиях не повредит твоим предубеждениям, мой маленький друид? - мурлыкнула она, даже не делая попытки спуститься или подвинуться. Я рассмеялся, забираясь в седло недовольного поворотом событий мерина.
   - Во-первых, это будет не скачка, а медленная рысь в лучшем случае. Во-вторых, мои взгляды всегда отличались изрядной гибкостью, милая леди! А в-третьих, я изрядно выше большинства знакомых мне людей. Пош-шёл, Рябчик!
  

Глава 2

Подходы к Дун Гейл

   Спустя весьма непродолжительное время я трижды раскаялся в своём решении. Нет, не по поводу приглашения фэйри в замок - об этом я пожалел несколько позднее. Речь о поездке вдвоём в одном седле, если можно так выразиться. Очень быстро, но, увы, слишком поздно я осознал, что сама хрупкая девушка особых неудобств мне не доставляет, но вот её волосы... Мы ехали отнюдь не галопом, и всё же встречного ветра вполне хватало, чтобы наесться ими досыта. Пересадить себе за спину? Можно, но заслуживает ли она подобного доверия?..
   - Скажи спасибо, что я не с тебя ростом, - обернулась спутница в ответ на мои неуклюжие попытки борьбы с чёрными змеями, выползшими из её косы. - И вообще, хватит своевольничать, кто тебе разрешил меня... облизывать? Брендан! Это возмутительно!
   - М-м-м... тьфу! Извини, госпожа, но, может, тебе... пф-ф... стоит накинуть платок?
   - Откуда ему взяться? Ты заметил у меня мешок с пожитками?
   Что правда, то правда - ши путешествовала налегке. Кстати, ещё одна странность! Даже отчаявшийся беглец постарается прихватить с собой в дорогу самое необходимое. Возможно, для фэйри список полезных в пути вещей и несколько иной, нежели для человека, но хоть что-то она должна была взять? Я открыл было рот, собираясь прояснить для себя этот вопрос, но получил очередную порцию "лакомства" и решил, что в данной ситуации молчание полезно для здоровья. Будет время - спрошу...
   - Не клади подбородок мне на голову!
   - Хватит капризничать, леди, - вспылил я, - если не хочешь, чтобы кое-кого постригли, как овцу!
   Раздавшееся в ответ шипение заставило меня подумать, что змеи-то настоящие.
   - Ты кого назвал овцой?! Меня? Наглец! Стой, Рябчик!
   - Рябчик, но!
   - Ты пожалеешь об этом, смертный! Думаешь, я не смогу заставить повиноваться твою клячу... и тебя?!
   - Разумеется, сможешь, - кивнул я, уже остывший и изрядно устыдившийся. Всё же сравнение было не совсем приятным, да и ссориться с женщиной кому пристало? Пускай даже она и фэйри... Особенно, если она - фэйри! - Жалею, раскаиваюсь, смиренно прошу пощады!
   Она обернулась, уставившись на меня гневно сузившимися глазами.
   - Таким тоном пощады не просят. И... хватит улыбаться! Я подумаю, чем тебе отплатить за оскорбительное зубоскальство.
   - Хорошо, - согласился я, - об одном только прошу: при назначении наказания учти, что чары не живут дольше владельца.
   - Только они тебя и спасают от неминуемой гибели, - буркнула она, отвернувшись и снова оставив меня на растерзание щекочущим прядям. Я вздохнул, спереди раздался смешок. Видимо, в том и заключалась её коварная месть. Что ж, придётся молчать весь остаток пути.
   Дорога, раскисшая после дождей, сделалась заметно шире, даже в темноте были видны многочисленные колеи, вихляющие по ней, будто возницы начали готовиться к знаменательному событию заблаговременно. Эх, скорее бы замок! Сдать Рябчика в конюшню, переодеться в сухое, наесться до отвала какой-нибудь остывшей каши и рухнуть у тёплого очага... Ладно, размечтался! Сначала придётся представить Феоргалу свою спутницу. Сказать, что она фэйри, или сами догадаются? Ох, а шуму-то будет!
   - Послушай, леди, - я осторожно перегнулся через её плечо. Пустоцвет ехала прямая, словно мой посох, даже не пытаясь опереться на меня, как делала это в самом начале пути. - Для начала извини - ляпнул, не подумав. И посоветуй, как тебя звать-величать в присутствии хозяев и гостей. Ведь не напрасно же ты заметаешь следы?..
   - А меня обязательно знакомить со всеми? - помолчав, спросила она. Видимо, приняла извинения. Вот и хорошо!
   - Со всеми - нет, но с самыми важными особами непременно придётся.
   - А кто там будет? Куда мы, кстати, едем?
   Я посмотрел вдаль. Луна только-только поднялась над холмами, чьи округлые гряды разделяли семь долин Абенлау. В её бледном свете на одном из них, самом высоком, темнел каменный венец, словно кольцо, отмечающее властью чело короля.
   - В Дун Гейл. Во-он туда!
   - А он и впрямь невелик, ваш так называемый замок, - хмыкнула она, но я не стал препираться. Дун Гейл и мне показался соответствующим своему названию, хотя в раннем детстве я наивно полагал, что ничего грандиознее в этом мире нет. Как же всё меняется с годами и опытом...
   - Это ведь не крепость верховного короля, - всё же заступился я за прежде родной кров. - Дун Гейл построили не так давно, при прадеде нынешнего лорда - кстати, его тоже звали Феоргал.
   - Волчьих кровей, - послышалось спереди, затем Пустоцвет повысила голос. - Так с кем ты меня собрался знакомить, кроме господина этих мест? Кстати, каков он?
   - Феоргал МакКуммал? Будешь смеяться, леди - не помню. Я не видел его с тех пор, как мне исполнилось шесть. Это долгая история. Знаю лишь, что он - могучий воин и храбрый вождь.
   - Так, должно быть, про всех говорят, - неприятно подтвердила мои опасения девушка. - И кого сей могучий воин собирается взять в жёны?
   - Одну из дочерей своего северного соседа. Дом Оссан давно хотел породниться с сыновьями Куммала. Наконец-то это произойдёт. Всё, что я знаю - её имя. Осснат.
   - Как занятно, - прошептала моя спутница, - кроткая лань сама пошла в зубы к свирепому волку.
   - В этом нет ничего противоестественного, - заверил я девушку, - обычный брак по сговору. Хотя, будь Куммал жив, едва ли допустил бы это. Старик никогда не доверял северу. Феоргал же, едва заступив на его место, решил иначе. Должно быть, оно и правильно - сколько можно враждовать?
   - Вражду просто посеять, да нелегко выкорчевать, - Пустоцвет устало оперлась на меня. - Значит, твой господин недавно стал править этими землями?
   - Это так, но с чего ты взяла, что я его подданный? - улыбнулся я. - Друиды - свободные люди, подвластные одним лишь богам. Если чьё-то слово и является для меня законом, то это слово Тиса.
   - Тис? А кто такой Тис? Он там будет?
   Я вздохнул. Если бы!
   - Нет, он остался в обители. Тис - мой опекун, наставник и очень мудрый и добрый человек, не чуждый некоторым радостям жизни. С ним я провёл десять лет. А перед этим ещё три года - на юге, но сейчас речь не обо мне. Ты спрашивала, кто будет на свадьбе... Сам отец невесты, Хромой Оссан МакДимфа, и его сыновья. Их, когда я последний раз слышал об этом семействе, было шестеро. Не удивлюсь, если сейчас уже семеро - Оссан до сих пор весьма крепок и бодр, а недавно взял новую жену взамен почившей. Он приезжал к нам прошлой осенью по каким-то делам вместе со своим старшим, Оснетом. Уж в чём была цель их приезда, не знаю, но перепили они самого Тиса!
   - Осснат, Оссан, Оснет... Если остальные представители их семейства зовутся подобным же образом, воздержись от упоминания их имён, а то я запутаюсь, - предупредила меня Пустоцвет. - Это что, правило какое-то, всех одинаково называть?
   - А как иначе по имени определить род и племя? - удивился я. - У вас, ши, разве не так?
   Она только пожала плечами, и я не стал расспрашивать. По всему выходит, что не так.
   - Что тебя ещё интересует, госпожа? Да, как же я забыл! Приедут правитель южных долин Шэй МакЛонан и его присные. Это у них я прожил три года. Не терпится увидеть, какими стали его сыновья! Их двое, Шенет и Шени.
   - Судя по тому, как ты оживился, они - птицы твоего полёта, да, Брэндан? - поддела меня маленькая фэйри.
   - Ты прозорлива, госпожа, - рассмеялся я. - Шенет МакШэй на восемь лет старше меня, и воспитывался в Дун Гейл, пока я был маленьким и жил с матерью здесь, - свободной рукой я очертил холмы, уже обступившие дорогу. Я всегда его уважал. - А Шени, напротив, младше меня на год. Я подружился с ним в Дун Уалл - это замок их отца. Он больше нашего. Потом его, Шени, поменяли на старшего наследника их западного соседа, и с тех пор мы не виделись.
   - Поменяли? - переспросила она. - Я правильно расслышала? Ваши родители обменивают детей на других? На чужих?!
   - Только временно и только сыновей, - пояснил я. - Это укрепляет связи между домами в настоящем и будущем. Кто станет нападать на соседа, если у него подрастает твой собственный наследник? Обычно ребёнка отдают на воспитание, когда ему исполняется шесть, и возвращают в отчий дом в шестнадцать. Плохо обращаться с чужим отпрыском - всё равно, что нанести оскорбление его дому, на такого опекуна падает великое бесчестие. А добрый приём - вечная дружба между семьями и поддержка в трудные времена.
   - И часто они у вас бывают, трудные времена? - поинтересовалась Пустоцвет. - Мне рассказывали, люди то и дело затевают войны, дабы не расплодиться настолько, что земля не сможет вас прокормить. Это правда?
   Я хотел было горячо запротестовать, но, поразмыслив немного, лишь покачал головой.
   - Значит, у вас мир? - продолжала допытываться она.
   - И да, и нет.
   Мой ответ лишь раззадорил спутницу к расспросам:
   - Как это понимать, Брендан?
   - Сейчас наша земля пьёт мало крови, и, надеюсь, это продлится как можно дольше, - вздохнул я. - Но истинный мир - такого сочетания слов я не ведаю, и не ведает никто. С севером у нас напряжённые отношения и тёмное прошлое, богатое на распри и битвы. Но то ещё полбеды. Дом Оссан потому и жаждет этого сговора, что боится постоянной угрозы из-за моря, ведь его земли велики и простираются до северного побережья. Какими бы ни были эти люди, если их не поддерживать вовремя, если падут Дун Лир, Дун Дав и Дун Ри - настанет конец и нам. Южные и западные дома находятся в относительной безопасности с севера, но им не дают покоя племена круи. Они дикари, но их так много... Говорят, когда-то круи принадлежал весь наш остров, а теперь их самих теснят лойги и соган... Неужели ты, ши, совсем ничего не знаешь?
   - Я знаю свою правду, - уклончиво ответила та, - а у вас, людей, иная. И мелкие человечьи дрязги - лёгкий шелест листвы, от которого само дерево даже не вздрогнет. Я слышала, остров поделён мелкими племенами, непрестанно грызущимися между собой, словно псы, за место под столом и сладкую косточку. Похоже, так оно и есть...
   Меня несколько обидело это сравнение. Сильно обидело. Где все эти дикари со своей сотней мелких племён, и где мы, Дал Риата, Великое Королевство, чей король правит многими островами с большой земли, лежащей к востоку от нашей, через море? Если иногда Дома и поднимаются друг против друга, то причины для этого куда более веские, нежели угон стада свиней!
   Но да что с неё взять, с фэйри? Понятия не имеет, а суждения выносит.
   - Ты не ответила на мой вопрос, - с прохладцей напомнил я. - Как тебя представить всем вышеперечисленным особам? Могу сказать, что ты - моя духовная сестра. Чего смеёшься, госпожа? Не веришь? Всё же это лучше, чем говорить правду.
   - А женщины бывают друидами? - она подняла брови.
   - Стоило бы предлагать в противном случае! - разозлился я, затем вдохнул несколько раз и продолжил уже спокойнее. - Бывают. Напротив нашей обители расположена женская, на Лунном Острове посреди озера Фионн. По форме он напоминает полумесяц, отсюда и название. Мы можем сказать, что тебя прислала наставница Клевер, и никто не удивится этому.
   - Договорились, - небрежно бросила она. Похоже, сейчас фэйри больше интересовали наши обычаи, нежели собственная судьба. - Лучше ответь, почему у вас мужчины и женщины живут раздельно, если и те, и другие - друиды?
   Ну и вопрос! И как тут объяснишь?..
   - Дабы не нарушать душевное спокойствие друг друга, - пошутил я. - Вот мы с тобой, добрая госпожа, в пути всего ничего, а сколько раз за малым не поссорились? А вообрази, что мы обитаем под одним кровом, варим похлёбку в общем котле...
   - Как же остальные мужчины и женщины справляются? - она широко раскрыла глаза. Тут бы мне и выдумать что-нибудь занимательное про род человеческий, но совесть не позволила. Попадёт в нелепое положение из-за моих шуток - грустно будет. И прежде всех, взгрустнётся мне...
   - Мирские устои сильно отличаются от жизни в обителях, - постарался я обойти скользкую тему. - Друиды хранят безбрачие, хотя женщины в этом отношении свободнее мужчин. Учитывай, когда будешь изображать обитательницу Лунного Острова. Это связано с токами Силы, долго объяснять, а мы почти при... Рябчик!
   Мерин резко остановился и подался назад, мы едва не вылетели из седла. Кого-то почуял? Засада?! Я прижал ладонь ко рту Пустоцвет в надежде, что она верно истолкует мой знак, и замер, прислушиваясь. Шелестела трава на обочине, откуда-то справа доносился гул Бэгана, северного притока Шанн. Никаких посторонних звуков.
   Или всё-таки?..
   Скулила собака... хотя нет - какой-то раненый зверь. Тонко, жалобно, безнадёжно. Я опустил руку, моя спутница тряхнула головой, но промолчала. Что тут скажешь? Маленькие последствия большой охоты, предпринятой ради свадебного пира. Почему так близко к замку - этим вопросом я задаваться не стал, а спрыгнул на землю, захватил посох, перебрался через обочину и пошёл на звуки, ёжась в мокрой одежде, теперь леденящей тело со всех сторон. По крайней мере, не будет мучиться, как я...
   Шум реки приблизился, и сквозь плач проступили слова:
   - Что же вы наделали, что же натворили? Зачем вы меня так? Чем я вам не угодила, за какой проступок страдаю? Нет мне спасения, одно осталось - камень на шею да в омут с головой!
   Если сначала я замер, то последнее заставило меня прибавить шаг, а затем и побежать. Глупая девка, кем бы ты ни была!
   - Одна-одинёшенька на целом свете, слепое орудие в чужих руках. Как скотину продали, так и меня - за что, Великая Матерь, за что?!
   Едва не свернув шею на крутом спуске, я выскочил на берег. Светлая фигурка скорчилась на камнях, длинные белокурые волосы струились до земли. Женщина раскачивалась из стороны в сторону, будто пьяная, но камни, посыпавшиеся у меня из-под ног, заставили её обернуться. Я увидел тонкое личико девочки лет пятнадцати, дорожки слёз на щеках, глаза, исполненные...
   - Брендан, стой. Вперёд - ни шагу!
   Я вздрогнул и обернулся - знакомая тень бесшумно выросла у меня за спиной.
   - Посмотри, она же сейчас в воду кинется!
   - Это ей не в новинку. Ступай прочь, старая карга! Друэни, друэни, Гвин Ши! Эхк и фирдд!
   Я ошалело перевёл взгляд с шипящей Пустоцвет на несчастную девушку и вздрогнул. Всю прелесть ранней юности смывали невидимые потоки, и на поверхность проступало такое!..
   - Светлые силы, кто это?!
   - Уж точно не светлые силы, - съязвила моя фэйри. А чужая фэйри вскинулась, будто её ударили, вскочила на ноги, попятилась - и только молния волос, таких же прекрасных и пышных, как ранее, полыхнула в темноте, прежде чем вода скрыла их обладательницу.
   - Бан Ши... Это была она? - обернулся я к Пустоцвет, восстановив дыхание. - Я правильно понял? Ты назвала её как-то по-другому...
   - Сообразительный, - буркнула та, - жаль, что задним умом! А если бы это оказалась эквиски или какая другая водяная тварь?! Ты вообще помнишь, что в ответе за одну важную персону?!
   - Важную персону? - подался я под напором её гнева.
   - Это я!
   - А... Э... Ну да. Так значит, Бан Ши ничем не могла мне навредить?
   - Нет, моя родственница вредит только одним способом - портит настроение, - она упёрла кулачки в бока. - И у меня оно испорчено. Брендан, из-за твоей опрометчивости вся маскировка - барсуку под хвост! Эта слезливая особа точно доложит о нашей встрече всем, кому вовсе не обязательно о ней знать!
   - Ещё бы, как она от тебя шарахнулась, леди! - губы поневоле расплылись в улыбке. - То-то будут стенания "О, бедная я, несчастная, зачем же вы меня... испугали до икоты?.. Ах, к-коварная ч-чёрная ши!.."
   - Шути-шути, Брендан! Как бы самому стенать не пришлось, - мрачно покачала головой Пустоцвет.
   Тут моё настроение тоже заметно испортилось, потому что фэйри высказала те опасения, которым ужасно не хотелось доверять. Плач Бан Ши раздаётся перед смертью члена знатной семьи, обычно её главы или наследника. А это либо Феоргалл МакКумалл, либо...
   - Ладно, - я поклонился. - Глубоко признателен за то, что вовремя меня остановила, госпожа. Кстати, зачем? Сама говоришь, что Бан Ши ничем мне не угрожала, а тебе теперь огласка вышла.
   - А ты не забыл, что каждый из нас отрабатывает свою часть договора? - свободная кисточка косы мазнула меня по лицу, а Пустоцвет запрыгала вверх по склону, словно горная козочка. Ладно! Ещё дознаюсь. Если догоню!
   Когда я вскарабкался на дорогу, Рябчик уже пританцовывал под нетерпеливой наездницей. С вершины холма тянуло дымом, несмотря на поздний час. Ночь перед свадебными торжествами, последние приготовления. Дун Гейл не спит... что ж, значит, и нам не придётся никого будить на воротах. Я взмахнул посохом, который ради красивого жеста не стал пристёгивать к седлу, и назвал стражнику, показавшемуся смутно знакомым, своё имя. Должно быть, он тоже меня припомнил, поскольку без слов подал знак копьём кому-то наверху. Проезжая створки, открытые ровно настолько, чтобы пропустить всадника, я коснулся их рукой. Новые, тяжёлые, с наружной стороны окованные бугристыми листами меди. Когда-то здесь были другие, с фигурками шиила-на-гиг по краям опор, напоминающими, что жизнь даётся всего один раз, и потому священна. От осады это ещё никого не уберегло, но объяснение всегда мне нравилось. Где они теперь? Кто знает...
   - Сколько здесь железа, - не удержавшись, шепнула девушка, зыркая по сторонам. Фэйри удивительно присмирела, стоило копытам мерина зацокать по мощёному коридору, на стенах которого можно разместить полсотни лучников - а то и больше. Собственно, завтра так оно и будет. Кто захочет прорваться во двор с боем - пусть попробует. Что, Ансиили, не ожидала от дикарей?
   - Ещё бы - ведь это крепость нашего ничтожного племени. Но разве моя леди боится железа? - поддел я спутницу. - Рябчиковы стремена и упряжь тебя, вроде, не смущают?..
   - Брендан, ты странного мнения о нравах ши, если полагаешь, что нас можно смутить обыкновенной упряжью! - не осталась в долгу та. - Мне всего лишь не нравится, как оно пахнет - особенно, когда его много и оно ржавое. Просто смердит!
   - Ну, извини, - обиделся я, в который уже раз. - Сама в гости напросилась, вот и нечего нос воротить. Прибыли!
   Я соскочил с коня, помог спуститься фэйри, и Рябчика немедленно увели - с клятвенным обещанием накрыть моего приятеля тёплой попоной и не поить сходу. Факелы слепили глаза, привыкшие к ночной мгле, но приземистое строение, у входа в которое мы остановились, я признать смог. Серый камень, такой же, как и вокруг, был уложен в два невысоких этажа. Из окошек второго струился свет, первый, лишённый окон, был тёмен. Но дверь распахнулась, я увидел кромешно-чёрный силуэт на пороге, и дорожка тёплого огня протянулась от его ног к моим.
   - Брендан! Птенчик мой! Тринадцать лет!
   Сердце ёкнуло. С высоких ступенек сбежала женщина, которую я видел так давно, что с трудом смог связать воедино ласковый голос, лицо и имя из раннего детства. Всё ещё статная, с кожей без единой морщинки и глазами, похожими на ягоды черники, она казалась бы молодой, кабы не волосы цвета потухших углей. Говорят, они стали такими вскоре после смерти отца. Да, я совсем тебя не помню, но сколько расспрашивал тех, кто приносил в наши края вести из дома, сколько слухов просеял! Возможно, я знаю даже немножко больше, чем хотелось бы, мама. Хотя знать - не помнить...
   - Смотрите, кто приехал! Все идите сюда! - крикнула она, и её нетерпеливая живость, её радостный смех расставили прошлое и настоящее по своим местам. Я мог не признать лицо или голос, но это - это забыть невозможно. - Поглядите только, какой красавец к нам пожаловал!
   - Матушка, и тебе долгих лет! Позволь представить госпожу... Полынь с Лунного острова, - я подтолкнул под локоть фэйри, явно недовольную придуманным наспех именем. - Мы ехали вместе из самой обители, и дорога очень её утомила. Госпожа Полынь! Хозяйка этого дома, леди Тэган, окажет тебе подобающее гостеприимство.
   - Решил сплавить меня, как Рябчика? - тихо фыркнула та, с чарующей улыбкой кивая матушке и обступившим нас домашним - дяде Тобару, согнутому временем почти до земли, его многочисленным дочерям, моему... кстати, где же он?!
   - Наставница Клевер шлёт поклон и благословение вашему дому, - торжественно объявила Пустоцвет и с чувством выполненного долга умолкла, но я не спешил ей на помощь. Где?.. Куда он запропастился?!
   - Ты кого-то ищешь, сынок? - мать приблизилась ко мне, заглядывая в глаза. И кое-что в её взгляде меня покоробило. Настроение или состояние, незамеченное ранее. Опаска... неуверенность? Я удержал расширенные зрачки своими, пытаясь разглядеть в них образ, отбрасывающий тень на её светлую радость, определить источник её тревоги, но как сейчас было сосредоточиться?
   - Да. Я... ожидал, что... лорд меня встретит, - поведя плечами, я отпустил её взгляд. Мать перевела дыхание - едва слышно, но я заметил.
   - Он и встречает, Брендан - там, в общей зале, как самого почётного гостя, - Тобар хлопнул меня по плечу узловатой ладонью, тотчас же отдёрнув её в замешательстве. - Прости старого, господин друид! Попутал маленько. Какое имя ты отныне носишь? Ясень? Клён?
   - Прежнее, - успокоил я дядю, и первым шагнул вперёд, обнимая его ссохшееся тело. - Эти испытания у меня ещё впереди, и едва ли они сделают меня чьим-то господином. Тем паче, у вас он уже есть. В зале, говорите? Мам, а там найдётся, чем перекусить?
   Домашние прыснули от хохота, включая слуг. Я удивлённо поднял брови. Что странного, если путник с дороги? Естественная просьба...
   - Теперь я окончательно тебя признала, воронёнок, - мать нежно мне улыбнулась и загребла под локоть, второй рукой проделав то же самое с Пустоцвет. И повела нас вверх по ступенькам, медленно, как маленьких детей. - Представляешь, госпожа Полынь? В пять лет его можно было заманить в дом со двора единственным волшебным словом...
   - Каким? - с невинной улыбкой поинтересовалась фэйри, ушки едва заметно шевельнулись.
   - "Обед", - ответила та.
   - А... - разочарованно протянула ши. Я подавил смешок. Похоже, моя "духовная сестра" надеялась обрести иные, сокровенные, знания.
   Причина всеобщего веселья сделалась мне ещё понятнее, когда входная дверь гулко захлопнулась за нами, оставив позади тишину и покой майской ночи. Освещение было умеренным, однако его хватало, чтобы оценить убранство зала, а главное - стол. Он первым привлёк моё изголодавшееся внимание. Несмотря на то, что праздник ещё не начался, почти всю его поверхность скрывали бесчисленные блюда, которых всё прибывало и прибывало с кухни, расположенной, если мне не изменяла память, за другой дверью, в пристройке. Особого разнообразия не наблюдалось, но столько мяса я не видел никогда в жизни. Трое слуг переваливали в свободный угол ещё дымящегося кабанчика, явно не справляясь с животным, буйствующим даже после смерти. Кстати, не стоит забывать про обеты... Вон, хлеба целая гора, Брендан - свежего, только из печи. Радуйся и не думай о том, что для друида под строжайшим запретом.
   - Надеюсь, тебе хватит утолить первый голод, сынок, - кротко пожелала мне мать и тотчас же воззвала к порядку, уже совершенно другим голосом: - Я куда сказала свинью положить? На середину стола! Да оставьте её в покое! Сначала уберите это и вон то, неужели не понятно?!
   Слуги бросились выполнять приказ, чем кабанчик немедленно воспользовался, перекинувшись набок и подмяв под себя блюдо с печёной форелью. Леди Тэган всплеснула руками и, забыв обо всём, ринулась на поле битвы.
   Опомнившись, я обвёл глазами зал, но того, кто был мне так нужен, не оказалось и здесь. Значит, подобным образом у нас положено встречать почётных гостей? Или я переоценил собственную значимость? Растерявшись, сделал шаг к столу, пристроив посох у стены, и скинул плащ на скамью. Помогу матери, коль такое дело...
   Наконец, мы одолели распоясавшуюся и невыносимо горячую свинью, я поискал, чем бы вытереть жир, капающий с рук, и, не обнаружив ничего более подходящего, нежели гобелен на стене, направился в кухню за чем-нибудь менее ценным. В помещении, где пара было больше, чем воздуха, толпились поварихи, прикрикивающие на слуг, которые, в свою очередь, награждали руганью и тумаками мальчишек на побегушках. Я застыл в проходе, дивясь, сколько же народу сюда набилось и как все эти люди не спотыкаются друг о друга, но тотчас же был вынужден освободить дорогу блюду с олениной.
   - Чего стоишь, как менгир? - окликнул меня кто-то. - Пошевеливайся! Вот, держи.
   Мне вручили стопку лепёшек с пылу, с жару - спасибо Силам, на деревянном подносе! Я развернулся и столкнулся нос к носу с любопытной Пустоцвет, которая в усмирении кабана участия не принимала, но на кухню всё же сунулась. А раз так, получай!
   - Это - на стол, госпожа... Полынь, - распорядился я, но освободившиеся было руки мгновенно оказались заняты огромной миской - я бы сказал, корытом - с пирожками. Запах свежего лука от них шёл такой, что во рту у меня разлилось целое озеро. - Пойдём, а то нас с ног собьют, а сверху выпечкой закидают.
   Фэйри пронзила меня уничижающим взглядом, в котором читалось "Дикари!", но безропотно понесла лепёшки в зал, я последовал за ней. Пирожки - это хорошо, это лучше, чем хорошо! Это восхитительно! О, как они пахнут...
   - Брендан! Не поел, не сменил одежду, не отдохнул, а сразу за работу! - с укором воскликнула матушка, кидаясь к нам наперерез. - Да и не дело гостям...
   Пустоцвет молча передала лепёшки ей и, скрестив руки на груди, опустилась на скамью, хотя по поводу её трудов хозяйка особенно не возражала. Надо будет поговорить с ши о роли женщины в человеческом обществе. Выдаст себя, как пить дать. Да и труд, как любит повторять Тис, учит нас лучше понимать окружающих, чего Ансиили определённо не хватает.
   Я присел рядом, подал ей пирожок и с наслаждением вгрызся в хрустящую корочку другого. Счастье есть... Моя спутница откусила от пирожка, с подозрением всмотрелась в начинку и протянула руку за куском оленины. Леди Тэган обозрела картину, пришла к определённым выводам и отправила служанку за молоком и мёдом.
   Уж не знаю, Пустоцвет ли держала слово или влияние фэйри на порчу молочных продуктов несколько преувеличено - но кувшин мы опустошили на пару и мигом. Уже насытившись и привалившись спиной к стене, я лениво наблюдал за тем, как фэйри мажет кусок лепёшки мёдом и размышлял, куда в неё столько помещается. Уж насколько я ем - будь здоров, а эта кроха лопает за двоих.
   - Изголодались, бедняжки, - поведала мать одной из моих двоюродных сестёр, не сильно заботясь о том, чтобы сохранять свои слова в тайне. - И устали с дороги. Приготовь им комнаты, Сайв. Та что-то шепнула в ответ, робко поглядывая в нашу сторону.
   - Умница, - улыбнулась хозяйка дома, уставшая посильнее других, и объявила нам: - Брендан, тебе освободили комнату, Сайв проводит. Спокойной ночи. И, если госпожа Полынь не возражает, я буду рада разделить с ней свою.
   - Это честь для меня, - с неожиданной серьёзностью поблагодарила её Пустоцвет, отрываясь от лепёшки. - А можно взять молока наверх?
   - Конечно, моя дорогая, - матушка подала знак ближайшей служанке, - сколько тебе нужно?
   Ответа я не расслышал, понадеявшись лишь на то, что фэйри не возжелает в нём искупаться. Кто их знает, этих ши... Сайв поманила меня за собой, и я пошёл на мерцание фитилька в плошке, сжимаемой дрожащими пальцами. Чего она так разволновалась?
   Усталость решила основательно усложнить мой подъём, так что я не стал допытываться и лишь о том думал, какой я молодец, что захватил посох. Есть, на что опереться. А девушка - может, она никогда не видела друида так близко и не знает, что сказать. Когда я в первый раз подошёл к Тису...
   - Твоя комната вторая, сразу за комнатой лорда Феоргала, господин, - едва слышно выговорила Сайв. Как все в нашем роде, она была высокой и темноволосой, но черты лица казались более мягкими, чем у остальных. Имя очень ей подходило. Приятное личико, навевающее мысли об уюте домашнего очага. Очутившись наверху, я снова почувствовал холод от облепившей меня влажной одежды и мокрого плаща, перекинутого через плечо. По коридору гуляли сквозняки.
   - Сестрица, позволь спросить - там будет что-нибудь на смену?
   - Я принесла, - всё так же робко молвила она. - Надеюсь, тебе подойдёт.
   - Даже не сомневайся, - улыбнулся я, останавливаясь у предназначенной мне двери. - Готов надеть любую дерюгу, лишь бы только сухую. Да благословят тебя Силы, красавица!
   Сайв зарделась и, передав мне светильник, скользнула дальше по коридору. Ну и стеснительность! Хотя, можно подумать, я знаю многих молодых особ. Должно быть, они все такие... Исключая Пустоцвет, конечно.
   Надеюсь, эта высокомерная Ансиили ничем себя не выдаст! И надо успеть переговорить с ней завтра, до начала свадебных ритуалов. С подарком-то до сих пор всё туманно...
   Именно это занимало мои мысли, когда я переступал порог комнаты, освещённой лишь тусклым светом из окна. Но, стоило мне завидеть ложе, табурет и ведро воды на полу перед ним, как желание оказаться чистым здесь и сейчас возобладало над тревогами завтрашнего дня.
   Однако и оно не осуществилось - точнее, омовение пришлось отложить. С кровати кто-то поднялся, и по лицу, по его резким чертам, которые могли принадлежать только одному человеку в мире, я сразу же признал, кто передо мной.
   - Феоргал МакКуммал, - поставив плошку на подоконник, я прижал к сердцу сначала левую руку, затем правую. - Долгих тебе лет, владыка Абенлау и Дунлау! Процветания твоим землям и стадам, благородному и простому люду.
   - И тебе долгих лет, Брендан, брат мой, - ответил он.

Глава 3

Дун Гейл изнутри

   Он похож на меня, словно мы одновременно покинули лоно матери - такие же густые чёрные волосы, завитками касающиеся ключиц, тёмные глаза, плавные дуги бровей, резко очерченный прямой нос, широкие скулы с родинкой на левой... Складка поперёк лба и ещё две, возле уголков рта - вот всё, что выдаёт возраст. И шрамы - светлая полоска начинается с середины щеки и утопает в бороде (пожалуй, главное отличие, мне-то приходится бриться); другой - пятнышко, едва заметное в свете одинокой плошки, отмечает переносицу. А ещё губы - такие же тонкие, как и мои, однако привычные не улыбаться, но отдавать приказы; глаза же смотрят холодно, настороженно, оценивающе...
   - А ты вытянулся, - Феоргал смерил меня взглядом с головы до ног. Оказывается, я даже перерос его - на два пальца. Впрочем, коротышкой брата не назовёшь, а меряться с ним силой я бы поостерёгся и подавно. Никакой гибкости не хватит, чтобы побороть человека с такой шеей и такими ручищами!
   - Слава о могучем воине Феоргале МакКуммале шествует по всей земле, - восхищённо наклонил я голову, - и я рад нашей встрече. Особенно накануне столь счастливого дня!
   - Ты настоящий друид, - лорд махнул рукой в сторону высокого табурета, сам же вновь присел на ложе, - льстивый, как вся ваша порода.
   Мягко говоря, удивлённый подобным приёмом, я последовал его приглашению - а скорее, приказу - и молча уставился на него.
   - Ожидал братских объятий? - с этими словами он скрестил руки на груди. - Их не будет. Завтра всё пойдёт своим чередом, и я вознесу благодарность богам в лице их почтенных служителей - всю благодарность, какую только положено. Но это завтра. А сегодня ты никто, и не обольщайся радостями женщины, которая родила тебя лишь затем, чтобы ты предал свой род и убежал следом за жалким бродягой, словно щенок!
   Ледяная сдержанность, с которой начиналась эта тирада, к её концу полыхала гневом.
   - Бродяга, о котором мой лорд отзывается с такой... горечью - наставник Обители, весьма достойный человек, - осторожно заметил я. - И мой учитель. Что касается меня...
   - Ты слишком ничтожен, чтобы тебя касаться, - отмахнулся хозяин дома. - Поговорим о завтрашнем дне. Я не собираюсь окружать тебя почётом, однако некоторые приличия соблюсти придётся, в том числе представить моего братца-колдуна тем, кто обладает иной силой - более зримой, как мне кажется. Так вот. Я не хочу, чтобы ты вёл какие-либо разговоры, даже о погоде, с моей будущей роднёй. Мне не нужны любопытные, сующие нос, куда их не просят. Особенно мне не нужны любопытные из Обители. Есть вещи, которые важны лишь для нас, простых смертных - ты же свой путь избрал, и будь любезен ему следовать. Меня порадует, если твоё общение с гостями не выйдет за рамки "передайте сюда эту сочную свинину". Да, так будет лучше всего!
   Растерянно слушал я его злую отповедь, поначалу пытаясь вставить хоть слово - разумеется, тщетно. И понял: доказывать что-либо бесполезно, равносильно признанию несуществующей вины. Когда он умолк - встал и низко поклонился.
   - Я не ем свинину, но постараюсь доставлять тебе как можно меньше хлопот.
   - И как я забыл?! - расхохотался он. - Значит, ты не мужчина даже в этом. Да на тебя и гейс накладывать зазорно!
   Неужели он собирался наложить на меня обет?! И пришёл именно за этим? Поражённый неожиданной догадкой, я даже не разозлился, хотя следовало. Людей подобного склада тяжело впечатлить сдержанностью, ведь сами они обучены отвечать на любой выпад яростным ударом. Меня же наставляли со спокойствием принимать любое оскорбление, если оно исходит от врага... неужели ты враг мне, Феоргал?
   Я встретил его насмешливый взгляд и покачал головой. Короткий получился разговор.
   - Значит, мы чужие друг другу, и нет надежды что-либо исправить, Феоргал МакКуммал.
   - Очень рад, что ты это осознаёшь, Брендан из Обители Фионн, - хмыкнул мой собеседник. - Если всё пройдёт благополучно - а иначе и быть не может - отправишься в обратный путь, как только основные чествования подойдут к концу. Кстати, говорят, ты притащил какую-то девку из ваших?
   "Ага - фэйри, такую же злобную, как ты", - шевельнулось у меня на языке, но я предпочёл кивнуть.
   - Маленькая и своевольная, для ложа совершенно непригодна. Ну да ты с ней, поди, о возвышенном толкуешь, и только? - ухмыльнулся Феоргал. - Вот и перескажи мой приказ, а если надумает... впрочем, дальше моё дело. - Он поднялся и прошествовал мимо меня, буркнув куда-то за спину. - Приятных снов в покинутом гнезде, воронёнок.
   - Постой, - опомнился я, когда лорд уже взялся за ручку двери. - Ответь мне на один единственный вопрос, пожалуйста!
   - Какой? - он обернулся и смерил меня подозрительным взглядом.
   - Твоя невеста, дочь Оссана МакДимфы. Говорят, она юна, очи цвета незабудок, а волосы - чистое золото. Ты... хотя бы рад, что женишься?
   Человек, которого я больше не мог называть братом, пожал плечами:
   - Конечно, рад. Если бы Хромой не наделал девчонок, мне пришлось бы жениться на его матери. А это радость весьма сомнительная, друид!
   Дверь хлопнула, отгораживая нас друг от друга на остаток ночи и навсегда.
   Я сел на ложе, обеими руками ухватившись за его края, и устало смежил веки. День выдался тяжёлым, а ночь, давно перевалившая за половину, превзошла его по всем статьям. Ничем не обоснованная враждебность главы Дома, мать, такая родная и такая чужая одновременно, Дун Гейл, Белая Плакальщица, Белая Свора, тёмная фэйри... Да, все беды от фэйри - людская молва мудра и права! Может, случившееся - её происки? Или иное? Не окажись я у брода и не вмешайся в ход событий, всё могло повернуться иначе. Тис говорит, что одно происшествие в жизни человека привлекает другое, а к нему стремится третье, хотя внешне все они кажутся независимыми друг от друга. Он даже показывал камень, к которому притягивались гвозди, один за другим. Каждый из нас, по мнению учителя, хранит свой собственный, особый, камень, где-то в глубине сердца...
   - Чего нахохлился? - прозвучало над ухом, и я подпрыгнул. Она! Куда ни глянь - везде она!
   - Брендан, ты заснул сидя? - попятилась фэйри и взвизгнула. - Ай, опять ваше железо!
   Раздался грохот опрокинувшегося ведра с водой. Я зашарил в поисках тряпки, затем вспомнил, чему учился, и лужа застыла ледяными волнами, докатившимися аж до двери. Это маленькое волшебство стало для меня последней каплей.
   - Ты! Что! Натворила?!!
   Исчадие Аннуина отшатнулось от занесённого ведра возмездия.
   -Б-брендан, я же с-случайно, - Пустоцвет заслонила голову руками, - я и понятия не имела, что у вас запрет на опрокидывание ёмкостей с водой!
   Как хотелось шарахнуть ведром о стену, кто бы только знал...
   Вместо этого я заглянул вовнутрь, с унынием обнаружил, что на дне не осталось даже на умывание, и прислонил бесполезный предмет к стене. Ансиили, самая что ни на есть зловредная!
   - Ты что здесь делаешь? Общество леди Тэган тебя не устраивает?
   - У неё сушёная рябина под подушкой, - пожаловалась фэйри, - а рябина - ещё большая дрянь, чем железо! И такое ощущение, что она во всех спальнях. Сговорились вы, что ли? Можно, я буду отдыхать здесь? Ну Бре-ендан, ну пожалуйста! Я, вообще-то, уже сообщила, что отправляюсь составить тебе компанию. Твоя мать не возражала, даже обрадовалась, как будто...
   Что ж, хотя бы мама будет считать меня настоящим мужчиной... Светлые Силы, эта ночь никогда не закончится! Теперь ещё и свою постель уступать. А самому куда лечь? На лёд у двери, который теперь растает разве что к следующему утру, потому что один разъярённый друид чуточку не рассчитал силы? На полотенце, которым я так и не воспользовался, или на мокрый грязный плащ? Кстати, о мокром и грязном!
   - И как мне теперь быть? - стянув через голову влажную рубаху, я повесил её на крюк у окна, подальше от собственного носа и светильника. - Купания под дождём недостаточно после нескольких дней, проведённых верхом!
   - Определённо, - поддакнула ши, по всей видимости, пытаясь меня умаслить. - Недостаточно!
   - Чем болтать, лучше бы помогла! - раздражённо заметил я. - Знаешь какие-нибудь подходящие чары?
   - Ты... ты даёшь согласие на использование заклятий под этой крышей? - недоверчиво переспросила Пустоцвет. Ага, обещали коту сметану...
   - Нет! Размечталась! - отрезал я. - Но... Можешь поклясться, что твои чары сделают меня чистым, свежим, ароматным - и только это? Без злого умысла?
   Фэйри со вздохом кивнула.
   - Как тяжело с тобою, Брендан... Ладно. Раздевайся, ароматный. И отвернись! - возмущённо добавила девушка, когда я со всей поспешностью - чтобы не дать Ансиили времени на измышление какой-нибудь пакости - принялся избавляться от сапог и штанов.
   - Хорошо. Готово, - пропыхтел я через некоторое время.
   - Так и стой ко мне спиной - и закрой глаза.
   - А зачем спиной? - заволновался я. Как есть, пакость на уме!
   - А может, я смущаюсь твоей невообразимой красоты? - съязвила она. Поразмыслив, я согласился. Насчет красоты не уверен, но смущаться есть чего, что правда - то правда!
   - И долго это будет продолжаться? - осведомился я спустя некоторое время. Сзади что-то шуршало, как будто Пустоцвет поспешно снимала одежду. О... А ведь она и впрямь раздевается! Табурет пододвинула, и вещи на него складывает. Нет-нет-нет! Хотя... Что там говорил Тис о запретах, которые можно нарушать, но только от чистого сердца? Вот интересно, если она сейчас...
   - Пус...
   - Ти-хо, - её голос прозвучал сдавленно, и мне стало стыдно. Должно быть, очистительные чары требуют немалых усилий. Кто его знает, волшебство фэйри? Да и сама ши обессилела с дороги...
   Ох, а если сейчас на мою многострадальную голову прольётся кипяток, или я вообще превращусь в летучую мышь?! Не зря же говорят, что волшебство фэйри опасно для простых смертных! Меня пробрал ледяной пот, затем бросило в жар. Руки, неожиданно сильные, скользнули по плечам, пробежались по лопаткам, как будто что-то втирая в каждую мышцу. А ведь приятно! Страх мгновенно сменился на наслаждение, и тихий полунапев-полушёпот, в иное время показавшийся бы мне убаюкивающим, сейчас возымел противоположное действие. Мр-р-р... Хотелось бы знать, чистота кожи на сердце распространяется? Кажется, я уже совсем очистился, окончательно и бесповоротно. Тело словно из холодных вод Фионн вынырнуло - горит огнём. А, будь что будет!
   Я развернулся, обнял девушку за плечи, открыл глаза и...
   - Тебе что сказано делать?! - в ушах зазвенело от смачной оплеухи. Я затряс головой - до тех пор, пока стоящая передо мной фигура не превратилась в...
   - Ты кто такой?! - я попытался схватить незнакомца за шиворот, но шиворота-то не было и в помине! - Ты что творишь?!
   - Лишь то, о чём ты просил! - прошипел он в ответ. - Это же я, Пустоцвет! Очнись!
   Я окинул его быстрым взглядом. На фэйри незнакомец походил разве что ростом - немногим выше моей спутницы, стройный, как ореховый прутик, юноша лет пятнадцати с виду. К тому же, волосы Ансиили были черны, как мои собственные, в то время как его серебрились, словно снег, луна или шкура габар бан. И были заплетены в длинную косу - совсем, как у Пустоцвет. Из её племени, не иначе!
   - А ну, замри! - приказал я, и, цапнув с подоконника светильник, поднёс его к лицу подменыша. Тот отшатнулся. - Стой, кому сказано! Куда отворачиваешься?
   - Ай, ну не в глаза же!
   - Потерпишь, неженка! - я без лишних церемоний схватил чужака за подбородок и развернул лицом к свету. Да у этого вруна даже глаза другие! Светлые и прозрачные - то ли серые, то ли голубые, сейчас не разобрать...
   - Брендан, ты у меня за это заплатишь, - пригрозил мальчишка. - Сполна заплатишь, смертный! Нельзя быть таким тупым!
   - Тупым быть можно! А вот женщине превращаться в мужчину - нельзя, - возразил я. - Противоречит законам природы.
   - Человеческой природы, дубина!
   Юнец вывернулся из моей хватки и, скрестив руки на груди, дотошно осмотрел меня с ног до головы. Кто кого разглядывать должен, а?
   - Во всяком случае, ты чист настолько, насколько это возможно для человека, - сообщил, наконец, он. - Вот и отправляйся спать. Если не ошибаюсь, тряпьё, лежащее под подушкой - твоя сменная одежда.
   - У тебя и голос ниже, чем у госпожи Пустоцвет, - я даже не подумал следовать его приказам. Ишь, умник выискался!
   Мой противник закатил глаза, выдохнул и наклонился, собирая платье, свалившееся во время борьбы на пол.
   - Ну разумеется - ведь я мужчина! И, будь у меня подобающий наряд, таковым бы и остался. К сожалению, юбка на мне не сходится - я проверял - и потому вынуждает вернуться к прежнему облику. Хотя в нынешнем нам было бы удобнее, определённо...
   - Ты это к чему? - переспросил я. Удобнее что? Мало ли, каковы нравы у этих фэйри! Вспомнилась история, которую мне рассказывали когда-то в Обители. Я ей не поверил, и возможно, напрасно...
   - Я к тому, что, судя по твоему недавнему поведению, ночевать на одном ложе с женщиной для тебя в новинку! - раздражённо бросил он. - А каково будет бедняжке Риан снова испытать всё это, ты подумал? Благоразумие подсказывает, что наедине с распутником, именующим себя друидом, самое безопасное - оставаться мужчиной!
   Скажите, пожалуйста, какие мы целомудренные! А кто меня по всему телу гладил? И кто такая Риан?
   Пока я разевал рот, выбирая, покалечить его сразу или начать с расспросов, подменыш приблизился и спросил, как ни в чём не бывало:
   - Скажи, Брендан, в той стопке нет запасных штанов?
   Да, тут незнакомец прав - прикрыть наготу бы не мешало. И он действительно ведёт себя, как будто мы знакомы. Неужели всё, сказанное им - правда?! Ладно, сначала одежда.
   Откинув подушку в сторону, я осмотрел бережно сложенные новёхонькие штаны из тёмной кожи, такую же куртку, белоснежную рубаху, замшевую безрукавку, тоже тёмную и расшитую серебряными нитями, нательное бельё, с мстительным удовольствием перечисляя каждый предмет перед тем, как его надеть. Кроме куртки, конечно.
   - Так и знал, на смену - ничего, - печально подытожил юноша. - Кто бы сомневался, что люди - дикари! Ложиться почивать в том же, в чём ходишь по дому... Зачем вообще спать в одежде, коли спишь один?!
   - Можешь временно воспользоваться моими штанами, - предложил я. - Но в постель их тащить не вздумай!
   - Кстати, первая толковая мысль! Благодарю.
   Паренёк деловито потряс означенным элементом одежды. Моими драгоценными, испытанными штанами из грубого бурого льна, которые я так люблю и которые, вообще-то, у меня одни!
   - Постой, ты что, серьёзно?.. Ты же в них утонешь!
   - А волшебство на что?
   - А вот теперь точно стой! Не смей портить мою собственность!
   - Я их вычищу и подгоню по росту.
   - Как раз последнее я и пытаюсь тебе запретить! - вскрикнул я, отбирая у сорванца ценное имущество. Тот презрительно сложил руки на груди - точь-в-точь, Феоргал МакКуммал, если бы я мог представить главу Дома совершенно голым.
   - Брендан, ты действительно хочешь, чтобы я спал с тобой под одним покрывалом в подобном виде? - осведомился он. - К тому же, из-за волшебства здесь теперь холод собачий. Я не буду убирать за тобой эту лужу, так и знай!
   Силы с ней, с лужей - но заснуть бок о бок неизвестно, с кем?! Нет уж, любезный, сначала докажи, что твои слова - правда!
   - А я не пущу тебя под своё покрывало, - злорадно передразнил я мальчишку и указал на дверь. - Понятия не имею, кто ты, и гостеприимства тебе оказывать, соответственно, не обязан. Но можешь прилечь снаружи, я одолжу тебе плащ в качестве подстилки.
   Косой взгляд на паренька выявил определённое сходство оного с представителем Неблагого Двора.
   - Ты выставляешь меня из комнаты, неприкрытого даже тряпицей! - сверкнул он глазами. - Брендан, постыдись! Ведь это же я - Пустоцвет!
   - А доказательство? - прищурился я.
   - Ах, так?! Будет тебе доказательство! Отворачивайся!
   - Ещё чего! Превращайся у меня на глазах.
   - Я тебе их выцарапаю после этого! - прошипел он. А затем обнял себя руками и безмолвно зашептал, опустив веки с пушистыми светлыми ресницами, постепенно чернеющими. И тело - его тело видоизменялось, оплавляясь, подобно воску! Невероятно... Волосы вбирали в себя тьму ночи. А она ничего... Не ночь - ночка-то паскудная! Фэйри... Увидеть, правда, удалось немногое - в мою сторону полетела табуретка, я пригнулся - увы, недостаточно низко, а когда снова стоял на ногах, Пустоцвет уже прикрывалась юбкой.
   - Надеюсь, ты получил смертельные увечья, жалкий червяк, - гневно объявил знакомый звонкий голос. - Как же отвратительны люди, особенно некоторые! Я была лучшего мнения о друидах, Брендан. Твоё поведение, когда я накладывала чары, было непристойным, но последняя выходка - это нечто, выходящее за пределы моего разумения!
   Я пропустил мимо ушей уже привычную ругань, найдя тему поважнее.
   - Угу, угу. Выходит, вы, фэйри, едины в двух лицах?
   - Не выходит! - рявкнула она. - Это всё, что ты хочешь мне сказать?
   - Конечно, нет, - замотал головой я. - Объясни, зачем ты превращалась в мужчину?
   - Вообще-то, я надеялась на извинения!!!
   - Тише, не кричи, - спохватился я. - В доме полно людей. А у нас то вёдра громыхают, то табуретки в небесах парят - и ломаются, между прочим...
   - Жаль, что не с твоей шеей заодно! - показала клыки фэйри. Кстати, а у парнишки-то были вполне нормальные зубы...
   - Прости, - кротко ответил я, лёг на ложе и отвернулся лицом к стенке. - Ужасно себя вёл. Переодевайся без стеснения.
   - Какие мы сделались воспитанные, - буркнула ши, но, судя по шебуршанию, поторопилась воспользоваться представившейся возможностью. Надеюсь, рядом с ней больше не найдётся метательных снарядов.
   - Госпожа Пустоцвет, не держи зла. Я действительно был грубым и дурно с тобой обошёлся. Не понимаю, что на меня нашло. Однако согласись: кто бы мог поверить в то, что ты и этот паренёк - одно лицо? Я с таким не сталкивался! К тому же... никто ещё так меня не касался, и...
   - За-мол-чи. Не хочу даже думать о случившемся! - полотенце в меня всё-таки попало.
   - Хорошо, буду тебя отвлекать от ужасных воспоминаний. Так зачем ты оборачивалась?
   - Это ты обернулся, причём с открытыми глазами! - с досадой процедила она. - А я перешла в свою вторую форму, только и всего.
   - Но зачем?
   Сзади раздалось упрямое сопение. Ладно, твои тайны - твои беды, как принято говорить у нас, людей.
   - Хорошо, - неожиданно согласилась она. - Только поклянись оставить это между нами.
   Какая торжественность!
   - Клянусь самым дорогим - здоровьем!
   - После всех проступков на здоровье можешь особо не рассчитывать, - предрекла мне ши. - Ладно, слушай. И разрешаю смотреть, я оделась.
   Я перекатился на другой бок. Ансиили сидела на слегка покосившемся табурете, задумчиво переплетая косы в мерцании светильника. Похоже, жир скоро кончится, и мы окажемся в полной темноте до утра - которое, впрочем, не за горами. Спать расхотелось. Утомление перевалило за те пределы, когда человек способен с лёгкостью уйти в страну грёз. Завтрашний день надо будет как-то пережить.
   - Тогда начинай.
   - Меня... ту, которую ты видишь перед собой, зовут Риан Афа - по-нашему - Тёмная Дева. И эта моя половина не владеет чарами, Брендан. Совсем.
   Я решил было, что ослышался. Фэйри, не умеющая пользоваться волшебством - какая чепуха! Розыгрыш, обман? Но лицо Пустоцвет показалось мне искренним и по-своему беззащитным.
   - Ладно. Допустим. А твоя другая половина?
   - Её - точнее, его - зовут Ариан Эири, Снежное Серебро. Он мастер таких чар, о которых род человеческий и понятия не имеет. Я говорю о нём как о постороннем, Брендан, потому что мы - обособленные личности, связанные общим телом и единой памятью. Чары, которые ты наложил у брода, скрывают его так же надёжно, как и меня - но лишь потому, что они наложены на оболочку, и только на неё. В остальном же мы совершенно разные.
   Я сел на кровати, чтобы разуться. Беседа предстояла длительная.
   - Сейчас, по здравому размышлению, вы, наоборот, кажетесь мне похожими, - помолчав, осторожно заметил я. - Ругались на меня одинаково, кидались чем попало...
   - На тебя невозможно не ругаться и не кидаться, - огрызнулась моя собеседница. - Кстати, Ариан в тебя ещё ничем не бросил, и радуйся, потому что он-то бросается не табуретками... Впрочем, до такого доходит редко. Кровь Ансиили главенствует именно во мне, как ты правильно догадался. А мой миролюбивый близнец - мне приходится так его называть - принадлежал бы к Благому Двору, если бы мы подчинялись одному из них.
   - А вы выше этого? - полюбопытствовал я.
   - Мы между ними, а потому нигде - я же объясняла, - вспыхнула ши, перебросив затянутые косы за спину. - Чем ты слушал?
   Я судорожно зевнул и снова завалился на бок.
   - У меня всё в голове смешалось в какую-то кашу. Вопросов уйма, да лучше их отложить на завтра. Устал и соображать не в силах. Надо вздремнуть хоть капельку, - я искоса посмотрел на неё и прибавил жалобности в голос, - но одна мысль о том, что придётся освободить это уютное местечко, а самому скорчиться где-то на полу, повергает меня в тоску... Госпожа Пустоцвет, клянусь, что не буду распускать руки! Сама видишь - я так вымотался, что ни на какие вольности не способен. Ложись рядом, ты в полной безопасности, даю слово!
   Поколебавшись, фэйри кивнула, задула светильник и неуверенно прилегла на край кровати. Стукнули башмачки, падая на пол. Я потянулся и накинул тёплое покрывало на нас двоих. Так-то лучше! Утром, на свежую голову, выясню всё остальное. Интересно, что объединило девушку с "близнецом"? И, раз он владеет чарами, какова её сильная сторона - если таковая, конечно, есть? Кстати, надо ещё решить насчёт подарка Феоргалу МакКуммалу. Чем его осчастливить, я, пожалуй, знаю. Едва ли он скажет спасибо, конечно - но ощущение правильности, чутьё истинного друида, подсказывает мне поступить именно так. Вопрос только, как провернуть эту затею, не выдав чужую тайну. Обойтись без участия Ариана, видимо, не получится. Или получится? Фэйри говорила, что благословение - не совсем чары, или даже совсем не чары...
   - Госпожа Пустоцвет?.. Э... Риан?
   - Я тебя ненавижу, - сонно пробормотала она, сползая вниз, под покрывало, и утыкаясь носом куда-то мне в ключицу.
   - Ладно, светлых снов, тёмная ши, - сжалился я и сам растворился в предрассветной дрёме. Казалось, на краткий миг - но за это время солнце успело воцариться на небосклоне, а его острые лучи кольнули мои веки. Я проснулся и тотчас же закашлялся. Глаза слезились то ли от недосыпа, то ли от простуды. Голова раскалывалась, горло саднило. Воздух в комнате леденил ноздри, и вылезать из-под покрывал, сшитых из хорошо выделанных шкур, не хотелось совершенно. Если бы не шум, доносящийся со двора и свидетельствующий о том, что все уже проснулись и полны забот...
   - Апч-хи!
   - Не-на-ви... - раздалось из-под овчины.
   И это вместо "С пробуждением, дорогой Брендан, милостиво пустивший меня переночевать"!
   - По-моему, я всё-таки заболеваю, - угрюмо прохрипел я, усаживаясь на кровати и стягивая покрывало с Пустоцвет, свернувшейся под ним клубочком, как замёрзшая кошка. Почему-то это зрелище не улучшило моего настроения. - Хватит спать, пора вставать! Между прочим, я вёл себя прилично, никому твои тайны не выдавал - и что с моим здоровьем, Ансиили? А?
   Прохладная ладошка осторожно коснулась покрытого испариной лба, затем резко сдёрнула покрывало с моих плеч.
   - Люди всегда такие злые, когда им плохо, Брендан? - осведомилась маленькая мучительница, прижимая благословенную вещь к груди.
   - Мы же не можем быть злыми постоянно, в отличие от вас, - огрызнулся я. - Отдай, разве не видишь - меня знобит?
   Та лишь покачала головой.
   - Сегодня не тот день, чтобы валяться в постели. Задирай рубаху, мне нужна твоя могучая грудь.
   - Что?
   - Брендан! Я не хочу остаться в сопровождении человека, плохо соображающего от жара. Как это ни противно моей природе, придётся тебя лечить.
   Это ещё кто кого сопровождает!
   Всё же я выполнил её приказ, после чего был повален на спину. То ли она такая сильная, то ли я так ослабел...
   - И как ты собираешься меня исцелять? Ты же говорила, что не владеешь волшебством?
   - В данном случае чар и не требуется, - усмехнулась она, тарабаня пальцами по моей груди. - Достаточно прикосновений - разумеется, если действовать с умом. Полагаю, здесь не найдётся бальзама или... о, светильник!
   - От меня будет нести за лигу! - запротестовал я, но Риан даже слушать не стала, вскочила с кровати. Вскоре шустрые пальчики затанцевали в каком-то её одной ведомом ритме, надавливая и теребя то тут, то там с разной силой. В конце концов я благоухал, точно немытое блюдо, но всё же растирание как будто подействовало - стало легче дышать, голова прояснилась. Надолго или нет - вопрос интересный, но мне стало лучше, гораздо лучше! Вдобавок, это оказалось ещё и довольно приятно, даже напомнило мне кое-какие события минувшей ночи...
   - Что за отвратительная ухмылка! - фэйри поднялась с постели и потянулась, напоследок шлёпнув меня по покрасневшей блестящей груди. - О чём ты думаешь, Брендан?
   - Угадай, - уголки моих губ поневоле расползлись ещё шире.
   - Надо было тебя добить вместо исцеления, - процедила она, награждая меня недовольным взглядом. - Хотя ещё не поздно, конечно...
   - И не жаль будет потраченных усилий? - усмехнулся я, поднимаясь на локтях и одёргивая рубаху. - А, госпожа врачевательница?
   Риан сморщила нос, однако спор не поддержала. Подойдя к окну, она выглянула во двор - для этого ей пришлось стать на цыпочки. А затем подпрыгнула и примостилась на подоконнике, явно заинтересованная чем-то, происходящим снаружи. Я прислушался и среди гомона челяди различил ржание лошадей и стук их копыт где-то неподалёку. У ворот?
   - Спасибо, ты очень мне помогла, госпожа, - уже серьёзно обратился к ней я, поднимаясь и приводя одежду в порядок. - Что там на улице? Как будто кто-то едет.
   - Так и есть. У кого там на лазурных стягах нечто невообразимое с крыльями?
   - Шэй! - ринулся к окну я. И действительно, во двор въезжал отряд под предводительством воина, чьи длинные рыжие волосы рдели в утренних лучах. - Это Шенет МакШэй, я о нём рассказывал, помнишь? А на стяге у них сокол, между прочим!
   - Ах, это сокол... ну-ну, - пожала плечами Риан, и тотчас же воскликнула. - Смотри, а это что за леди? На белой кобыле, прямо сейчас спешивается? Какой-то человек ей руку подаёт, а лицо кислое, будто незрелую грушу съел...
   Человек оказался Феоргалом МакКуммалом, а невысокая полненькая женщина средних лет, облачённая в серебристую робу с белой кружевной накидкой и поднявшая руку в знак добрых пожеланий... Я застонал. Ну кто мог знать, кто?!.
   - В чём дело? - нахмурилась Пустоцвет.
   - Лунный остров отправил свою представительницу. Настоящую. А Тис и словом не обмолвился, вот незадача! Как же нам теперь быть?
   Мало того, что все служительницы одной обители знают друг друга - это ещё полбеды. Появление сразу двоих, не предупреждённых о присутствии друг друга - вторая половина несчастья. Свадьба лорда - событие, безусловно, важное, но подозрительности Феоргала и его враждебности хватит, чтобы обратить пристальное внимание на эту странность. Очень плохо, Брендан. Попался на вранье, и как глупо попался!
   А что будет с фэйри, если её разоблачат? Догадаются, кто она, или примут за лазутчицу какого-нибудь враждебного Дома? Уж и не знаю, что хуже.
   - Мне надо переговорить с ней наедине, - задумчиво ответила ши. - В образе Ариана.
   - А разумнее - не попадаться на глаза вовсе, - предложил я. - Госпожа, если её опыт богаче моего, что весьма вероятно, она мигом выведет тебя на чистую воду, а фэйри, как мне показалось, от чистой воды не в восторге!
   - Проточная и чистая вода - разные вещи, купаться мы любим, - отмахнулась Пустоцвет. - Ты-то сам знаком со своей духовной сестрой?
   Я присмотрелся, но черты её округлого лица не вызвали у меня никаких воспоминаний. Да и часто ли бывал я на Острове? Дважды, оба раза - под присмотром наставника, в помощь которому меня и брали. Посему ничего удивительного.
   О чём я и сообщил фэйри.
   Феоргал, тем временем, удалился в дом вместе с Шенетом и его присными, поручив почётную гостью матери, едва скрывавшей под радушной улыбкой душевное смятение. Это напомнило нашу с ней встречу. То же чувство - или иное? Почему они так нам не рады? Друиды, барды, филиды - желанные гости на любом празднике, а почёт, оказанный нам, щедро вознаграждается богами. Странные, тёмные дела здесь творятся!
   - Не пора ли нам присоединиться к ожидающим праздника, Брендан? - вторглась в мои раздумья Риан.
   Действительно, лошадей уже уводили куда-то за дом - видимо, места в конюшне кончились. На освободившееся место дюжие парни приволокли огромный стол - один, а потом ещё и ещё. Неужели все в сборе? Выходит, я пропустил прибытие всех остальных.
   - Пожалуй, - пробормотал я, а затем вспомнил о главном. - Госпожа! У тебя появились соображения, как наложить чары на будущую чету?
   - А они должны были появиться у меня? - хмыкнула фэйри. - И это не чары!
   Что ж, она права. Но ведь я не разбираюсь в искусстве ши, откуда мне знать?..
   - Раз ты утверждаешь, что амулеты задействовать едва ли получится, давай выберем что-нибудь другое. Скажем... ну, не представляю! Это ты умеешь, не я!
   - Не совсем я, - она подмигнула. - Но думаю, мой близнец справится, если ему принесут кубок, из которого будут пить молодожёны, до того, как их губы коснутся пьянящего мёда и друг друга.
   Хмельной напиток - дельная, кстати, мысль! Думаю, мне удастся раздобыть то, что понадобится фэйри. Напрошусь помочь в кухне - после вчерашнего это никого не удивит.
   - Тогда сиди здесь и не высовывайся, - предупредил я Пустоцвет. - Тебе ведь надо будет превратиться, а комната - самое укромное место. Я принесу кубки и хмель. Ещё что-то потребуется?
   - Только уверенность, что кроме них, никто другой это не выпьет, - улыбнулась Риан. - Полагаю, объяснений не надо?
   - Нет, моя госпожа! - поклонившись, я развернулся и проехал по всё ещё застывшему льду к выходу, оттолкнувшись одной ногой и выставив руки вперёд. Гулкий удар о дубовые доски ознаменовал конец моего пути. - Жди меня здесь! Хм... хорошая дверь, крепкая...
   - Погоди, ты не сказал мне самого главного, Брендан, - окликнула меня ши. - Как их благословить, мы придумали. А теперь скажи - чем? Чем ты хочешь одарить этого вашего лорда и его невесту?
   - Феоргал - мой родной брат, госпожа, - я посмотрел ей в глаза. - Да, не удивляйся. Леди Тэган - наша мать, потому меня так душевно и встретили. Беседа же с братом прошла не лучшим образом, но всё, что было нужно, я выяснил. Он действительно могучий воин, крепкий здоровьем. Властитель прекрасных земель, честолюбиво желающий преумножить свои богатства и, похоже, умеющий достигать задуманного. Жена его не будет ведать ни бедности, ни тревог. Ну а наследники - дело нехитрое, ведь оба они молоды и полны сил. У них и так будет всё, кроме одной единственной малости. Ты ведь понимаешь, о чём я? Понимаешь, Риан Афа?
   И я не отводил взгляда от бездонной тьмы её глаз, пока фэйри не кивнула.
   - Боюсь, что да, - вздохнула она.
   - Боишься? Чего? Разве любовь - не лучший подарок? - требовательно спросил я. - Или ты не можешь благословить их на это? Не умеешь?
   - Могу и умею. Но ты совершаешь ошибку, друид, - покачала головой Пустоцвет. - Большую ошибку. Желаешь навязать им чашу любви, а это до добра не доводит. Любовь - напиток, который пьют добровольно, иначе она слишком горька.
   Горька? Не доводит до добра? Какая чущь! Может, Неблагой Двор так и считает, но для простых смертных всё иначе. Тис учил меня, что любовь - начало всех начал, и без неё не имеют смысла ни мудрость, ни власть, ни богатство, ни долголетие. Разве это не так? Ничто не делает людей счастливее, чем любовь. Материнская, детская, супружеская, любовь к животным, к людям, к миру... Феоргал женится на юной девушке, которая ему глубоко безразлична. Он резкий и суровый человек, не умеющий прощать. Поселится ли счастье в доме людей, которые, быть может, никогда друг друга не полюбят? А я могу принести любовь в дар, и не просто посулить надежду - пообещать её!
   - Риан Афа, - я пристально посмотрел на ши, - держи своё слово!
   - Хорошо, - пожала плечами она, - в конце концов, это твой выбор. Если передумаешь - скажи. И принеси молока с чем-нибудь сладким! Ой, да, и одежду для Ариана, иначе он крепко обидится!
   - Не увиливай от выполнения своей части договора, иначе никаких нарядов и сладостей! - рассмеялся я. - И оставайся на месте. Кто знает, когда всё начнётся...
   Вместо ответа Пустоцвет передвинула табурет к окну и угнездилась на подоконнике поудобнее, поставив ноги на перекладины. Я полюбовался невероятно смирной фэйри и покинул комнату.
  

Глава 4

Двор Дун Гейл

  
   Никогда не видел подобной суматохи! Оно и понятно: Обитель придерживалась размеренного уклада жизни, который приезжие, даже столь многочисленные и шумные, как северяне, поколебать не могли. Здесь же...
   С лестницы меня чуть не сшибли, стоило высунуть нос из комнаты. Мимо пронёсся мальчишка с ворохом шкур, судя по всему, требовавших немедленного перетряхивания и проветривания. Раньше надо было суетиться, подумал я. Или мать уже не та хозяйка, чьи сомкнутые брови действовали лучше любого приказа, либо свадьба уж больно поспешная. Интересная, кстати, мысль. Может, потому леди Тэган и обеспокоена сверх меры?
   На кухне, где, судя по горам наготовленного, работали ночь напролёт, я торопливо умылся, воспользовавшись тем, что вода в массивном котле не собиралась пускать первые пузыри, и в неё, соответственно, ничего не бросили. Вытер лицо чистой тряпицей и задумался, уставившись на дубовый листик, неизвестно как оказавшийся на поверхности. И как же мне добраться до свадебного кубка, оставшись незамеченным? Причём не столкнувшись с теми, на чьё общество был наложен запрет "любящим" братом? Вот напасть - а я так ждал встречи с Шени! Наверняка он будет среди гостей с юга. Ладно, хотя бы погляжу, что выросло из рыжего паренька с оттопыренными ушами и вечно облупленным носом. Едва ли детская дружба, тем более, столь быстро завершившаяся его отъездом, что-нибудь для него значит.
   - Не пялься на воду, закипит к обеду! - возмутилась одна из поварих, видимо, пропустившая вчера моё прибытие. Подбежавшая женщина оттеснила меня от котла, бурча по поводу "непутёвых помощничков". Ощущение, что я совсем чужой в некогда родном доме, только усилилось. Решив, что на кухне искомого мной предмета быть не может, да и рановато его зачаровывать, я удалился, исподтишка - да-да, признаю, чистое ребячество - заставив воду мигом взбурлить и залить огонь выплеснувшейся через край пеной. Раздавшиеся сзади причитания, что вот, стоило только отвернуться, я злорадно пропустил мимо ушей, стянув на прощанье ломоть ещё тёплого хлеба и пару морковок прошлогоднего урожая, немного вялых, но вполне съедобных.
   В зале по-прежнему правила мать, следящая, как кушанья и напитки распределяются по столу, чьим ножкам грозило бы надломиться, не будь они из цельных дубовых чурбаков, и уносятся за пределы помещения. Ну да, сюда-то всех гостей не втиснуть, основная часть приезжих и дружины будет праздновать на свежем воздухе. И разрушений меньше, и никакой духоты, страдать от которой суждено только самым важным персонам. Наверно, я должен войти в их число, хотя после беседы с братом не уверен.
   - Доброго утра, мам, - улыбнулся я усталой женщине, явно не сомкнувшей глаз. - Какие новости? Помощь нужна?
   - Ещё чего! - замахала руками леди Тэган. - Даже не думай так меня позорить, Брендан! Ты лучше скажи, отдохнул хоть немного?
   В словах матери, отправившей ко мне сущее несчастье по имени Пустоцвет, подтекстом прозвучало ничуть не сочувственное "Ох уж мне эти мужчины, даром что друиды!"
   - Немного отдохнул, - честно заверил я хозяйку, откусил от морковки и вспомнил просьбу фэйри. - Можно послать кого-нибудь наверх с молоком и парой сладких пирожков? Это для...
   - Можешь не объяснять, мальчик, - улыбнулась та. - Сам-то наешься?
   - Друид обязан быть непритязательным в пище, - повторил я один из заветов Тиса, который сам, впрочем, не особенно ему следовал. - Да и местечко для пиршественных блюд неплохо бы оставить!
   - Это если на всех хватит, в чём я уже сомневаюсь, - пробормотала леди Тэган.
   Она поманила меня на улицу, и весьма своевременно - в дверной проём стали протискивать скамью, которая там на некоторое время застряла. Я отвёл мать в сторону - сами справятся, а ей бы передохнуть хоть капельку.
   - Смотри, сколько народу собралось, - она обвела рукой гомонящий двор и обернулась ко мне. - Последний раз такое столпотворение творилось на похоронах отца. Жаль, тебя не было.
   - Мне тоже жаль, мама, - кротко заверил её я и перевёл тему. - Так все уже в сборе? Я видел отряд из Дун Уалла. МакЛонан прибыл с обоими сыновьями?
   - Правитель Шэй давно уже никуда не ездит, разве ты не знал, Брендан? - тихо спросила мать.
   Не ездит? Неужели?..
   Видимо, на моём лице отразились не самые светлые мысли, потому что мать покачала головой.
   - Нет-нет, Брендан, всё не настолько плохо. Он жив, просто возраст уже не тот. Твой отец ещё в молодости называл его стариком, а с тех пор столько воды утекло. Кто бы мог подумать, что из двоих друзей?..
   Она не договорила, но этого и не требовалось. Действительно, кто бы мог подумать?..
   - Значит, я не ошибся, и южане прибыли под предводительством его старшего? - я отбросил несвоевременные размышления и с мольбой спросил леди Тэган: - А Шени, Шени-то здесь?
   - Ага, - отозвался откуда-то сбоку и чуть снизу чей-то довольный голос, - разве ж я пропущу подобное веселье?
   От сгрудившихся у порога гостей, чьи пары, тройки или тесные группки то и дело разбивались пробегающими слугами, отделился коренастый юноша и в три прыжка вскочил на крыльцо. По волосам, сверкающим на солнце начищенной медью и собранным в несколько хитро-переплетённых узлов, пронзительно-голубым глазам и россыпи веснушек на загорелых щеках я мгновенно признал соратника по набегам на свирепых круи, а также подвалы и кладовки Дун Уалла, могучего и непобедимого Шени МакШэя. Синий плащ, небрежно свисавший с левого плеча, подтвердил мою правоту.
   - Долгих тебе лет, опора южных земель, - наполовину церемониально, наполовину шутливо начал я, но Шени пихнул меня в плечо и обхватил руками, так что я почувствовал себя попавшим в тиски - впрочем, весьма добродушно настроенные, следует признать. Несмотря на то, что огненная макушка едва достигала моего подбородка, друг детства неожиданно приподнял меня и без особых усилий опустил на место.
   - Долгих лет, леди Тэган! Это к давнему спору, кто сильнее, сокол или ворон! - оповестил он мою мать, слегка опешившую от такого проявления чувств. - Никак забыл, Брендан?
   - Такое забудешь, - дожевав морковку, ухмыльнулся я. Не дав противнику опомниться, подхватил его подмышки - с моим ростом так сподручнее - и сделал шаг в сторону, так, что ноги Шени зависли над "пропастью" крыльца. А оно у нас высокое... - Хочешь, заодно проверим, кто лучше летает?
   Ноги южанина задергались от попыток вывернуться, а живот - от хохота.
   - А ну-ка, хватит дурачиться, пернатые друзья! - в деланном гневе замахала на нас руками мать. - Дорвались до встречи! Юный МакШэй, тебе и твоим присным всегда рады в Дун Гейле. И да, Брендан, тебе - тоже. А теперь кыш отсюда оба, и чтобы до конца торжества - никаких споров!
   - Да, госпожа! - хором отозвались мы, а Шени, уже обретя твёрдую опору, добавил: - Думаю, мы вполне управимся после!
   Ухватив меня за руку, он всё-таки спрыгнул с крыльца, и мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Да уж, поглядел со стороны, ничего не скажешь... А и ладно, можно подумать, Феоргалу сейчас до того, чтобы следить, с кем я дружбу вожу!
   Шени словно мысли мои прочёл - встал, как вкопанный, не сделав и дюжины шагов к своим, уже облюбовавшим ближайший стол, сколоченный из длинных досок.
   - Собственно, я хотел не только поздороваться, но и задать вопрос, да чуть не забыл за радостью встречи. Брендан, ты не знаешь, куда подевался Феоргал МакКумалл? Меня просили выполнить одно поручение, а он словно сквозь землю провалился, едва нас поприветствовав! В дом пригласил, а сам сбежал. А чем нам там заниматься?
   Видимо, дело было важным - лицо недавнего балагура утратило беззаботное мальчишеское выражение, так напомнившее мне его в детстве.
   - Увы, последний раз видел его из окна, когда вы только прибыли, и на этом всё, - покачал головой я. - А зачем он тебе нужен - может, я столкнусь с ним раньше?
   - Может, столкнёшься? - недоверчиво переспросил Шени, тотчас же забыв о своих заботах. - Ты что же, получается, в похищении невесты не участвуешь?
   - Получается, что не участвую, - буркнул я. Про этот обязательный ритуал я, признаться, даже не вспомнил. А ведь и правда: кому, как не единственному брату, скакать бок о бок с женихом, прикрывая его от "разгневанных" родичей невесты? Да и собственно план похищения с этими самыми родичами кто согласовывает? А то ведь можно и не выкрасть, или выкрасть, да не ту - случайности всякие бывают!
   Интересно, кто будет помогать Феоргалу, дядюшка Тобар? Сыновей у старика нет, так что, наверно, он сам поскачет. Уж точно - не я. Определённо.
   - Кстати, - отвлёк меня от мрачных мыслей южанин, - слышал, "рогатые" уже давно здесь, стоят лагерем в холмах по-над Бэганом. Им во-он те столы оставляют, целых два!
   - Надеюсь, никто их не очистит, пока северяне за невесту торговаться будут, - намекнул я, уловив нехорошее оживление в голосе приятеля. - А то свадьба может обернуться тризной...
   Тот хмыкнул, однако кивнул, соглашаясь.
   - Должно быть, твой брат как раз там, а значит, я пока волен наслаждаться нашей встречей. - Он с размаху хлопнул меня по плечу, да так, что я невольно ойкнул. - Пойдём к нашим, Брендан? Пусть и Шенет полюбуется, какая оглобля вымахала на друидских харчах! Помнишь его?
   - Всех я вас помню, - мои губы невольно расплылись в улыбке, настолько искренней и ничем не замутнённой была радость Шени, в противовес настоящей родне. Даже мать, безусловно, довольная моим приездом, хранила какой-то секрет, мешающий ей проявить все чувства.
   Как хорошо было бы провести праздник за тем столом, где тебе по-настоящему рады!
   Я огляделся. Феоргала не заприметил - видимо, он и впрямь предпочёл заниматься иными делами. Впрочем, новых гостей пока и не ждали. Соседний стол буйствовал всеми оттенками рыжего и каштанового. Наверно, каждый второй в землях Шэй мог похвастаться хотя бы дальним, но родством с правящей семьёй, цвет волос в которой передавался из поколения в поколение. Так что копьё со знаменем, реющим на весеннем ветерке, из-за чего сокол, вытканный на нём, действительно казался парящим, можно было в землю и не вбивать. Других рыжих в таком количестве нет ни в одном Доме на юге, не говоря уже о прочих сторонах света. Взять, к примеру, выходцев с запада, из земель Гауддин, примыкающих к Обители с севера, запада и юга. Говорят, в их жилах есть толика дикой крови круи, и, глядя на отдельных личностей, понимаешь, что толика эта весьма существенна. Конечно, волосы они жиром не мажут и лица не раскрашивают, однако медвежьим мехом плащи подбивают даже летом, и сами с виду - как медведи, грозные, с растрёпанной гривой бурого цвета. Ну, и на стягах у них сплошь медведи да кабаны. Тис когда-то принадлежал к их роду-племени, утверждая, что именно кровь исконных обитателей этих земель призвала к служению Силам и его самого, и его наставника. Не знаю - не знаю, лично я уверен, что во мне дикой крови нет, ведь наш род прослеживается до Великих Домов из-за моря, и никогда с местными племенами не смешивался. А темнее волос, чем у нас с Феоргалом, едва ли сыщешь. И отец таким был, и мать - до того, как поседела. Что ж, бледная северная кровь скоро вольётся и в наши сердца...
   - Так ты идёшь, Брендан? - настойчиво потянул меня за рукав Шени. От стола с южанами нас тоже заметили, даже помахали и крикнули что-то приветственное.
   - Даже не знаю, - помедлил я, борясь с искушением. - Есть одна загвоздка...
   - Какая?
   Я прошёлся по старому знакомому свежим взглядом, с головы до ног. А почему бы и нет?
   - У тебя не найдётся запасного комплекта одежды? Можно поношенной и даже нестиранной. Очень нужно!
   Яркие глаза сощурились, от чего их взгляд стал пронзительней прежнего.
   - Наверняка, очень нужно, раз ты согласен на нестиранную... - задумчиво протянул он. - Ну, даже и не знаю... А зачем?
   Я поколебался, не желая обманывать того, кого сам же и попросил о любезности, но стоит ли выкладывать всю правду человеку, с которым связан только детскими проказами? Увы, это не повод для искренности. И ведь сам Шени не настолько мне доверяет, чтобы ссудить одежду без расспросов. Значит, выход один.
   - Мой знакомый не может присутствовать на празднике из-за неприятности, которая с ним произошла и оставила его в одних лохмотьях. А сам попросить стесняется, слишком гордый. Выручи, а?
   Юноша недолго подумал да махнул рукой.
   - Если по росту подойдёт, то почему бы и не дать? Я не жадный. Помнишь присказку: купить собирался, да на юге нашёл? Но путь был неблизкий, а погода сам знаешь, какая стояла...
   - Это ничего, - успокоил его я, окрылённый решением хотя бы самой простой проблемы из многих, - в качестве признательности получишь назад выстиранную! Спасибо! Где она у тебя?
   - В мешке, а мешок - под столом, - он усмехнулся. - Так что хватит упираться, пойдём. Ше-енет!!! Смотри, кого я привёл!
   Это уметь надо, такую толпу переорать...
   За приветственными объятиями со всеми, кого я помнил и не помнил, пролетело, наверно, с полчаса. Шенет МакШэй, статный и рослый, в противовес Шени, встретил меня так, как будто он, не Феоргал, был моим старшим братом. Это даже немного меня удивило, ведь если с Шени нас связывали детские воспоминания, то с будущим лордом и повелителем южных земель мы, в силу разницы в возрасте, почти не пересекались даже когда он воспитывался здесь, в Дун Гейле. Должно быть, дело в старой приязни между нашими домами, испокон веку поддерживавших друг друга.
   - Как тебе живётся в Обители? - поинтересовался он, когда меня всё-таки усадили за стол. Шени на мои многозначительные взгляды не реагировал, делая вид, что пришёл поесть. Хорошо, что мясным не пичкали, уважая друидский устав. А то бы я не выдержал...
   - Словно дома, - улыбнулся я. - За десять лет привык, иного и не мыслю. Как здоровье лорда Шэя? Я хотел бы передать ему своё почтение и немного укрепляющих трав.
   МакШэй пристально посмотрел на меня.
   - Феоргал рассказал?
   - Нет, мать, - я поднял брови. Какая разница?
   - Понятно, - почему-то вздохнул он. - Если бы отца не одолевали тяжкие мысли, лишающие сна и покоя - пировать бы ему здесь со всеми нами.
   - Что-то неладно на юге? - я почувствовал тревогу, пеленой окутавшей сердце. - Ведь не только Обитель мой дом...
   - На севере! - с непонятной мне резкостью отозвался один из гостей, седой воин с рублеными чертами загорелого лица, сидевший по правую руку от своего господина.
   - Фра, не смей, - одёрнул его Шенет и обернулся ко мне, меж бровей залегла складка горечи или обиды. - Да поразят меня боги, Брендан, но он прав! Может, хоть ты как друид повлияешь на своего брата? Иного способа не вижу. Я пытался остановить его, убедить, напомнить о древних узах любви и взаимопомощи, что связывает... связывали наши семьи. Впустую. Коварство севера возобладало над верностью юга, и то, что происходит - лишь начало многих бед.
   А что происходит? Это он про свадьбу? Кажется, я упускаю нечто важное.
   - Куда он пойдёт, лишённый поддержки прежних союзников? - продолжал тем временем Шенет. - Сейчас он отталкивает нас, а кто будут следующими - "медведи"? Так они не опора никому, кроме себя. - Сидящие рядом притихли, слышны были лишь раскаты смеха на противоположном конце стола, достаточно громкие, чтобы наша беседа не была обнаружена посторонними. Не для этого ли меня сюда затащили? Ох, Шени...
   - Не мне судить замыслы лорда, - осторожно ответил я, - и тем более не мне на них влиять. И то, что я избрал служение Силам, только отдаляет меня от Феоргала. Вы опасаетесь быть отвергнутыми, а со мной это уже произошло. Он брат мне, но я не брат ему более.
   Не знаю, зачем это сказал - видимо, наболело. Шени поперхнулся, Шенет замер.
   - Значит, надежды нет, - помолчав, молвил он. - Что ж, как говорит отец: ступая по зыбкой почве, будь готов барахтаться в болоте. Пускай сейчас этот глупец нас отталкивает, настроенный МакДимфой против тех, кто всегда был готов протянуть руку помощи - пускай! Мы будем настороже и с шестом наготове. И, - он строго посмотрел на Фра, - не дадим повода к вражде.
   - Это если повод кому-то понадобится, - по-прежнему резко отозвался тот. - Я бывал на севере и знаю, о чём говорю. Сила и безнаказанность - вот всё, что нужно, что имеет значение. А сегодня здесь будет много, очень много их лучших воинов.
   - Мы тоже не худшие, - заворчал молодой парень, сидящий напротив нас. - И мы...
   Шенет негромко ударил ладонью по столу, но говорящие смолкли, как по команде.
   - Хватит, - оборвал он спорщиков и кивнул мне. - Жаль, что ты взял на себя обеты, у тебя достаточно осторожности и расчёта, чтобы со временем сделаться хорошим вождём. А Феоргал... я не отдавал замуж сестру, уверенный, что когда-нибудь он... Что ж, нет - так нет. В любом случае я хочу, чтобы ты знал: мы всегда будем на стороне МакКумалла, пока останется хотя бы призрачная надежда вернуть его расположение. Без помощи с юга он угодит в ловушку, как глупый волчонок.
   Ну да, а без поддержки Феоргала южные дома падут, стоит хотя бы нескольким кланам дикарей объединиться. Это случается нечасто, но всё же. Причина тревог старого лорда Шэя и человека, что в скором будущем станет его преемником, понятна. И обида их - теперь тоже.
   - Северянам, как и вам, приходится несладко, - я всё же стал на защиту хозяина дома, - нападения из-за моря ослабляют их. Может, намерения Дома Оссан истолкованы вами превратно, а на самом деле они, как и вы, хотят, чтобы сильный сосед сделался сильным родичем? Неужели не может быть честного союза?
   Серые глаза предводителя встретились с моими. Что-то в них было такое, что я отвёл взгляд первым - и это несмотря на всё, чему меня учил Тис.
   - Вот ты и ответил на свой вопрос, - в голосе южанина послышались усталые нотки, но Шенет взял себя в руки. Я подивился такой сдержанности, нечасто свойственной горячей степной натуре. - Впрочем, не будем омрачать праздник тяжкими предчувствиями. Что суждено - то случится, но, надеюсь, нескоро. Давайте выпьем за встречу!
   По его знаку все наполнили кубки светлой брагой, как оказалось, достаточно лёгкой, чтобы не напиться до начала торжества. Чувствуется рука матери...
   - Брендан, - подал голос мой друг детства, ни разу не перебивший старшего брата, - уже почти полдень, а я тебе обещал помочь. - Нырнув под стол, он извлёк оттуда дорожный мешок, потянул было завязки, но передумал. - Не здесь. Пойдём, познакомишь со своим приятелем. Не обижайся, но надо же мне знать, кому ссужаю одежду с метками Дома?
   Весьма разумное требование, которое я не предусмотрел. Надо дать знак Пустоцвет, но как?
   Я невольно оглянулся на постройку, нашёл своё окно. Надеюсь, фэйри по-прежнему сидит на подоконнике... Махать не стал, просто сделал широкий приглашающий жест, заметный издалека.
   - Тогда поспешим, а то пропустим самое интересное.
   На правах хозяина я потянулся к его ноше, но владелец шустро прижал её к груди.
   - Ещё чего, ты здесь такой же гость, как и я! - воскликнул он и стрельнул глазами на брата. - Шенет, мы мигом, туда и назад!
   - Осторожнее, - напутствовал тот, и это не подходящее к ситуации слово звенело у меня в ушах, пока мы пробирались в дом и поднимались по лестнице. Осторожнее... Что нам может угрожать?
   Похоже, юг и сам попал в ловушку, чьё имя - подозрительность...
   В дверь я постучал, чувствуя лёгкое замирание сердца. А если она?..
   - Ариан, - громко позвал я, - открывай, это Брендан. Я привёл друга.
   Надеюсь, догадается?
   Дверь открылась неожиданно, как будто фэйри ждала нас за ней. Точнее, ждал. Ариан, закутанный в моё покрывало, отступил, пропуская нас внутрь. Шени слегка помедлил на входе, оценивая чужака и обстановку. Я тоже быстро осмотрелся, но женской одежды не обнаружил. Видимо, под тюфяк затолкал. Сообразительный!
   На свету оказалось, что глаза у светлого близнеца Риан были под стать всему остальному. Я-то думал, у представителя волшебного народца должны быть зелёные, однако ошибался. Серебристо-серые, но не стальные или тускло-оловянные, как часто бывает, они напоминали о перламутре и речном жемчуге, а ещё морской пене, искрящейся в солнечных лучах. Прядь волос, мягкая, ровная и белая, словно чаячье перо, выбивалась из косы и спускалась через лоб почти до носа. Почувствовав мой изучающий взгляд, фэйри нахмурился, заправил её за ухо, аккуратное и круглое, но она тотчас же выскользнула обратно.
   - Внимание, лёд, - сообщил он, и вовремя - я забыл о своём ночном деянии.
   - Лёд? - удивлённо повторил Шени, а потом его зрачки расширились, стоило мне показать вниз. - Светлые Силы, это что такое?
   - Я же сказал, лёд, - охотно "внял" ему светлый ши. - Брендан дурачился. Он без этого уснуть ну никак не может! Катается от окна к двери и головой то и дело бьётся. А потом смотрит дикими глазами...
   Ах, так?! Хорошо, я тебе припомню... Добываешь ей... ему одёжку, и что в награду?
   - Да он с детства такой, - отмахнулся рыжий, как будто и не удивлялся только что. Оставалось только вздыхать, чувствуя себя невинной жертвой наглого поклёпа, ещё и с двух сторон сразу. - Меня зовут Шени МакШэй, я младший сын правителя южных долин и степей. А ты что же, - он недоверчиво перевёл взгляд на меня, - северянин?
   - С чего ты взял? - фэйри поднял тонкие брови.
   - Так белобрысый же! И странный.
   А ведь и правда, это я тоже должен был предусмотреть, да не додумался. Чувствуя, что ши может выдать себя за того, кем лучше не быть, я поспешил вмешаться.
   - Ариан такой же друид, как и я. И, как и все мы, родом из Обители. Моих слов достаточно, чтобы выдать ему обещанное? К тому же, не каждый светлоголовый - выходец с севера, чтоб ты знал! Да они и не такие, у них волосы желтее.
   - Да, конечно, - слегка растерявшись под моим напором, ответил Шени, сделал шаг к кровати и вывалил на неё содержимое сумки. Фэйри сморщился - одежда источала аромат лугов... если долго по ним скакать, а потом не мыться. - Раз он твой друг...
   Я такого не говорил! Я сказал, знакомый!
   Однако моё скрытое возмущение сменилось изумлением, когда из помятой туники выпало и загремело об пол что-то массивное, сверкающее тяжёлым блеском.
   - Ой, - только и сказал Шени, нагнувшись, но было поздно.
   На влажных от подтаивающего льда каменных плитах, покатываясь из стороны в сторону на выпуклом боку, лежала чаша. Нет, Чаша! Будучи невеликим знатоком всяких ценностей, даже я понял, что она золотая и украшена самоцветами - изумрудным, лазурным, а третий, скорее всего, тоже имелся, но находился внизу. А ещё она казалась по-настоящему древней, с полустёршимся узором на потемневшем металле.
   - Что это, Шени? - воскликнул я.
   - То, за что брат мне уши оборвёт, - пожаловался наш гость и взмолился, переводя взгляд с меня на безмолвного Ариана и обратно. - Пообещайте, что не будете болтать! Это подарок лорду МакКумаллу. Самое ценное, что у нас есть. Ну что вы уставились? Чем ещё мы можем доказать нашу верность, как не таким даром? Он передавался из поколения в поколение, от вождя к вождю!
   - Интересная вещица, - пробормотал Ариан, - как давно она у вас?
   - С начала времен! Чаша принадлежала нашим предкам, когда они высадились на этой благословенной земле, - гордо ответил тот, засовывая вещицу в мешок.
   Фэйри скривил губы.
   - Ну, если это начало времён - тогда конечно, - едко заметил он.
   Я предупреждающе кашлянул. Сарказм со стороны мальчишки, всё ещё закутанного в покрывало, был определённо неуместен.
   - Лучше одевайся, - посоветовал ему я и снова заговорил с Шени:
   - То есть, этим вы и надеетесь подкупить моего братца?
   - Подкупить? - вскинулся он, будто был к этому готов. - Да что ты понимаешь?!
   Я пододвинул ему табурет, прежде чем сам плюхнулся на кровать, но рыжий будто и не заметил вежливого поступка.
   - Садись, в ногах правды нет, - потребовал я и молчал, пока тот не сел. - Её вообще очень мало, правды. Так что давай называть вещи своими именами. Подкуп - это когда чьего-либо расположения добиваются с помощью материальных благ. Разве нет? И подкупают обычно либо тех, кто глуп и не способен сделать простейшие выводы, либо тех, кто напрочь лишён такого понятия, как честь. Так к какой категории ты относишь моего брата?
   - К тому же, - добавил уже почти одетый Ариан, - вы не учитываете очень важный момент.
   - Какой? - покосился на умничающего юнца Шени. Мне он возразить так и не смог.
   - Вещь, бесценная для одного, может оказаться совершенно бесполезной для другого. Чаша значит для вас очень многое - гордость, память, преемственность поколений. А для Феоргала?
   - Ха, - оживился южанин, - вы думаете, там, в мешке, обычный кубок из золота? Эх, а ещё друиды. Волшебную вещь не чуете!
   Мы с фэйри переглянулись. Я не почувствовал в реликвии ничего особенного, но, может быть, Ариан?.. Словно догадавшись о моих сомнениях, ши покачал головой. Бормоча что-то под нос, незаметными движениями он стал приводить в порядок свой наряд. Как хорошо, что я выдал его за одного из нас!
   - А в чём же волшебство? - поинтересовался я у друга детства.
   - Это свадебная чаша! Если из неё выпьют новобрачные, благоденствие никогда не оставит их, и род будет длиться вечно.
   Вот это да, какая знакомая идея! И какое изумительное попадание, решающее сложнейшую из моих задач! Фэйри хихикнул, оглаживая рукав, светлеющий на глазах.
   - И вы готовы лишиться всех благ? - усомнился он.
   - Такова воля отца, - кивнул Шени. Сам он, мне показалось, не одобрял такое решение. - Мы пойдём на любые потери ради мира между нашими семьями. А будет мир - будет и остальное, разве не так?
   Он, как будто, сам себя уговаривал.
   - Надеюсь. - Я решил положить конец этому бессмысленному спору. Можно подумать, мне есть, в чём убеждать Шени. И чаша - только сейчас я осознал, как мне повезло. Несказанно, немыслимо! Сама в руки пришла. Надеюсь, Ариан поймёт, что от него требуется? - Значит, вы собираетесь вручить её Феоргалу до начала обряда? Так вот, зачем он тебе понадобился!
   - Последний раз наши братья расстались в большом недовольстве друг другом, - вздохнул южанин. - Лорд МакКумалл мог отказаться от подарка из его рук. Поэтому...
   - Понятно, - вздохнул я. Видимо, проститься с Феоргалом по-хорошему - задача не из лёгких. - Можно посмотреть? Впервые вижу такую красоту!
   МакШэй-младший нехотя извлёк семейное наследие из мешка и передал мне. Третий камень оказался молочным опалом, но когда я заглянул в чашу, то обнаружил на дне ещё один, на сей раз яхонт, крупнее всех прочих. Простая схема четырёх стихий, как выразился бы мой наставник. Правда, огонь почему-то занимает особое положение, ну да какая разница, если предмет не наделён силой? Ведь точно не наделён?
   Я провёл пальцами по узорным бокам, коснулся холодных самоцветов, но никакие чары так и не всплыли.
   - Ну что, - подмигнул я Ариану, протягивая драгоценный сосуд фэйри. - Скажи мне, ученик, дарует ли сей златой кубок благоденствие испившему? А?..
   Тот фыркнул, когда я его так назвал, но намёк понял. Даже покинул облюбованный подоконник, едва не смахнув с него кружки. Пустые. Как в него столько молока влезает? И впрямь за двоих ест и пьёт. В самом прямом смысле!
   - Дарует, - согласился он. - Однако если чашу не сполоснуть, то благоденствие сопроводится тяжелым желудочным расстройством, - ши провёл по дну краем рукава и показал нам тёмную полоску. - Воды бы и что-нибудь чистое для завёртывания.
   - Сейчас найдём. Неужели ты собирался дарить его в таком виде, Шени? - укорил я рыжего и поднялся на ноги.
   - Не собирался, но это долгая история, - буркнул тот. - Буду признателен.
   Меня же распирало любопытство, как будет действовать Ариан на глазах у постороннего, так что я мухой слетал вниз, прихватив большую миску с горячей водой и пару полотенец. Не золотом расшитые, но хоть такие.
   В комнате меня застала умилительная картина: фэйри вертелся перед южанином, только сейчас заметившим, как изменился принадлежащий ему наряд. Кажется, Ариан не только его вычистил, но и волшебным образом заштопал - именно это я понял из восторженных возгласов Шени. Эх, надо обязательно выспросить у ши, как это делается.
   - Самые полезные чары из всех, что я видел! - поддержал невысказанную мысль друг детства. - Теперь понимаю, Брендан, почему ты стал друидом. Надо было и мне, недотёпе!..
   Если бы Силы призвали тебя, поверь, ты бы им стал - просто потому, что не смог сопротивляться, - хотел возразить я, но промолчал. Каждый считает, что чужой путь легче, а кусок слаще, и не мне убеждать кого-то в обратном.
   Фэйри же выхватил из моих рук миску, согнав почитателя колдовского искусства с табурета, куда и поставил оную. Я сел на кровать поближе, чтобы не упустить ничего важного, затем опомнился и стал изображать равнодушие к происходящему. Обычное ведь мытьё посуды, ничего занимательного.
   Ариан наполнил чашу водой до краёв и, подойдя к подоконнику, слил её в пустой горшок из-под молока. Вторую порцию он сделал поменьше, и запустил внутрь руку, обмотанную полотенцем. Действительно, самые обычные скребущие движения, подумал я, глядя, как он оттирает со дна невидимую грязь, мурлыча что-то себе под нос. Слов различить не удалось, как я ни вслушивался. Наконец, он вылил и эту воду. И снова наполнил чашу до краёв.
   - А волшебством не проще? - предложил Шени, разохотившийся полюбоваться на очередное чудо. Вот уж кто дыхание затаил!
   - Волшебство сейчас будет, - важно заявил фэйри, напоминая кота, сунувшего морду в крынку с молоком и обнаружившего там сметану. Кстати, сметаной-то я его ещё не баловал, надо посмотреть, что получится...
   Эта несвоевременная идея отвлекла меня, заставив пропустить жест Ариана... с которым вода испарилась. Да, я тоже такое мог, но чтобы так незаметно! Раз - и чаша сверкает сухим дном, лишь яхонт кажется влажным и вдвойне искрящимся
   - Вот это здорово! - захлопал в ладоши рыжий. - Если ученики на такое способны, то понятно, почему их наставники почитаются пуще иных божеств!
   Почитаются, да не всеми, вспомнил я слова Феоргала. Ладно, ни к чему поднимать в себе эту муть снова и снова. Волшебство Ариана как будто очистило не только чашу, но и сам воздух в комнате стал свежее. Или это я себе внушил?
   - Держи, - он завернул сокровище в сухое полотенце и вернул южанину. - Вот теперь ваши пожелания действительно осуществятся.
   И только я понял, что он имел в виду наши общие пожелания.
   Что ж, пускай хотя бы благословение ши подействует на моего непреклонного брата!
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Кофф "Не молчи " (Короткий любовный роман) | | Д.Данберг "Элитная школа магии. Чем дальше, тем страшнее..." (Попаданцы в другие миры) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | ЛавДи "Противостояние Том II" (ЛитРПГ) | | А.Довлатова "Геомант" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Каламацкая "Попаданка с бабушкой" (Любовное фэнтези) | | К.Юраш "В том гробу твоя зарплата. Трудовыебудни" (Юмористическое фэнтези) | | С.Торубарова "Василиса в стране варваров" (Попаданцы в другие миры) | | Лаэндэл "Заханд. Метисация" (ЛитРПГ) | | Н.Королева "Не попала, а... залетела! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"