Углов Артём Юрьевич: другие произведения.

Скрывай свою жизнь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Девять парней и девять девушек в одном доме. Более восьмидесяти камер, работающих круглосуточно. Живые эмоции и неподдельные чувства. Шоу, где ищут настоящую любовь. Его привело сюда проигранное пари и ничего более.Так он думал...


Скрывай свою жизнь

  
   Особая благодарность создателям проекта Дом-2 за общую канву произведения
  
   Все персонажи вымышленные, сходства носят случайный характер.
  
   Девять парней и девять девушек в одном доме. Более восьмидесяти камер, работающих круглосуточно. Живые эмоции и неподдельные чувства. Они пришли сюда в поисках настоящей любви. Смотрите каждый день на нашем канале проект "Сердца".
  

Часть первая.

  
   - Добрый день, уважаемые телезрители, это телепроект "Сердца" - найди свою любовь и с вами как всегда элегантный, Никита Семенов.
   - И само очарование, Анна Ледакова.
   Аплодисменты. Слово секундой ранее прозвучало в моей голове, прежде чем десятки ладоней издали звонкую шумовую завесу.
   - Сегодня к нам пришли два новеньких мальчика, прошу любить и жаловать.
   Аплодисменты.
   - Ребята, рассаживайтесь, не стесняйтесь. Мы не кусаемся.
   Легкий смешок пронёсся по кругу.
   - Начнем, пожалуй. Справа от меня сидит?
   - Борис.
   - Борис, посмелее. Расскажи нам немного о себе, сколько тебе лет, чем занимаешься?
   - Мне двадцать четыре года, я из города Владимира, занимаюсь компьютерным бизнесом,- тут парень потупил взор и нервно сцепил пальцы.
   - К кому ты пришел? - подоспела на выручку доброжелательная ведущая.
   - К Лере Светловой.
   Гул голосов, в котором сплелись отдельные комментарии участников, не успел набрать достаточного количества децибелов, дабы перейти в разряд шумов громких.
   - Лера у нас девушка разборчивая, - ведущая с заметным ехидством посмотрела на одну из участниц проекта. - Она с повышенными требованиями подходит к выбору спутника жизни. Многие парни претендовали на звание избранника её сердца, пытались покорить неприступный девичий бастион с выдумкой, и удивить нашу красавицу чем-нибудь новеньким будет сложно. У тебя есть в запасниках хитроумный план, нечто экстраординарное для завоевания нашей самой непокорной крепости?
   Наша. Наша крепость, наша красавица, наша декоративная собачка.
   Борис поспешно повернулся за спину и зашуршал бумагой. Под одобрительный гул на свет был извлечен букет цветов. Красные бутоны, белые, кажется розы и что-то ещё. В подарочных растениях я слабо разбирался, легко распознавая лишь гвоздику в честь Дня Победы, а вот пёстрая оберточная бумага привлекла внимание. У брата цвет колымаги точь-в-точь такой же, какое-то нелепое морское название, мало ассоциирующееся с реальным визуальным рядом.
   Тем временем Борис успел впихнуть девушке заранее приготовленный букет и спешным шагом вернуться на место.
   - Молодец. Я так понимаю, это первый пункт твоего коварного плана. Или это весь план?
   Под легкий смешок публики Борис пробормотал нечто невразумительное о начальной стадии операции.
   - Надеюсь, ты понимаешь, что твой первый ход хоть и красив, но весьма банален. Каждый ухажер, а их было не мало, прошу заметить, начинал именно с цветов.
   - Толян с вина начал, - перебил ведущую парень неславянской наружности.
   - Маслов отдельная история, - голос Ледаковой оборвал массовые воспоминания о Толике, превратившиеся в очередной гул. - Борис, тебе нужно постараться придумать оригинальную манеру ухаживания, что бы удивить нашу Леру. У тебя есть задумки?
   Да.
   - Да.
   - Ну что, ребята, подождем несколько дней и посмотрим, чем новенький Борис сможет удивить нас, а главное Леру. Пока же Никита представит нам очередного участника, - Анечка умела ослепительно улыбаться неестественно белыми зубами.
   - Благодарю вас Анна. Нашего второго участника зовут?
   Очередной оболтус в поисках красивой экранной жизни.
   - Его зовут?
   Или неудачник в попытках ухватить птицу счастья за ободранный хвост.
   - Зовут его?
   - Тормоз, - вставил очередную реплику парень среднеазиатской наружности. Ответом ему послужил благодарный смешок участников. Новенький беспощадно зависал, позволяя ведущему обыгрывать паузу в стиле цирковых номеров. Напряжение возрастает, бьет барабанная дробь, зрители затаили дыхание.
   Максим.
   - Максим.
   Нет, я не телепат и имен угадывать не умею. Просто именно такой порядок букв записан в моем свидетельстве о рождении.
   - Ну конечно же Максим, - ведущий вытер иллюзорный пот со лба. - А скажи-ка нам, Максим, чем такой вдумчивый парень занимается по жизни?
   - По жизни я ищу, чем бы заняться в жизни.
   Пауза. Возможно, оба оборота имели место быть, но я этого точно не знал, как не знал и ведущий. Маска улыбчивого болванчика на лице Никиты дрогнула, выдавая мимолетное раздражение. Надо отдать должное Анечке, сумевшей быстро оборвать молчание соведущего, грозящее стать неприличным.
   - И эти поиски привели тебя к нам?
   - Очевидно.
   - Ну и к кому пожаловали, очевидный вы наш? - это уже Никита, сумевший подхватить временно выпавшие поводья разговора.
   - Надо бы присмотреться.
   - Присмотреться?- ведущий заходил на вираж, готовясь к атаке. Я словно слышал шум воздуха, со стоном вырывающийся из простреленных ржавых бочек, прикрепленных к корпусу "Мессершмитта".
   - А до сегодняшнего дня ты видел наш телепроект?
   - Видел.
   - Ну а если видел, тогда в чём проблема? Неужели нельзя выделить одну из присутствующих здесь красавиц? Или картинка телевизора была черно-белой? - снова Анечка со своей помощью.
   - Черно-белый телевизор не самый плохой вариант для человека, по жизни ищущего работу, - с удовольствием поддержал тему Никита. Похоже, парень подготовился, прочитал мою анкету, где в графе занятость стоял прочерк. - И как долго ты собираешься присматриваться?
   Я картинно обвел взглядом сидящих девушек и пожал плечами. По мне так одно из лучших бессловесных высказываний на языке жестов тела. Понимай, как хочешь.
   - Никита, мне кажется, наш новичок избрал грамотную тактику таинственности. Напустил дыму, - Анечка руками изобразила поднимающиеся клубы дыма, - загадочное выражение лица, пару умных слов. Посмотри, наши девушки уже заинтригованы.
   - Кем же по-настоящему заинтригованы наши девушки и кто из новичков останется на проекте, а кто будет вынужден его покинуть, мы узнаем через три дня, а сейчас реклама.
   - Не переключайтесь, будет интересно.
  
   14 мая, 18:05.
   Камеры во второй комнате.
  
   - Она врет.
   - С чего ты взяла?
   - Что бы Кожевникова говорила по чесноку о своих похождениях, - Шамшурина села на край кровати, собрав цветастый плед в гармошку. - Вспомни, как она кипятком писала, рассказывая о поцелуях с Толиком. Якобы до двух часов ночи тусовались на дискотеке, потом Маслов повез всю гурьбу в ресторан на Кутузовском, а после наступило романтическое утро на хате у его друга. Дым сигарет, полупустая бутылка коньяка со следами помады на горлышке и торчащий из-под смятого одеяла упругий зад Маслова. Представляешь себе картину? Это не я придумала, а наша утонченная натура.
   - Зная Толика, - спокойно возразила Лера, аккуратно поправляя букет в вазе. Один из цветов упорно отказывался соблюдать симметрию, раз за разом прижимаясь к соседнему стеблю.
   - Да ничего у них не было, - возмутилась подруга, то ли из-за попытки возразить, то ли из-за безразличности тона, коим это возражение было произнесено. - Ты можешь себе вообразить, что бы Маслов кого-то кроме себя по ресторанам водил, да ещё на Кутузовском. Леша мне рассказал, как все было на самом деле. Они до часа коктейли глушили, а потом Толик с друзьями укатил в другой клубняк, а Светка Кожевникова с Нинкой остались. Как она целый вечер перед ним увивалась, на коленки подсаживалась, и ручкой нежно обнимала, и Шиленко на пару с ней друганов его цепляла, кто посмазливее будет, да помоложе. Прокатили обеих, со свистом. Зато нам здесь соловьем заливалась о бурной ночи, о признаниях в любви под лунным светом на лоджии между лыжами и банками с вареньем. Я так и представляю рожи этих клуш в свете луны, когда машина с мальчиками перед самым носом уехала.
   - Ты мне лучше про себя с Алексеем расскажи. У вас это серьезно? - Лера, наконец, бросила бесплодные попытки навести симметрию среди цветов и повернулась к Кате.
  
   14 мая, 17:41.
   Камеры в мужской спальне.
  
   - В уголке там её зажал.
   - Чё, Леха, прямо при всех? - Андрей на секунду прекратил сыпать рыбий корм и уставился на валявшегося поперек одной из кроватей парня.
   Чумилов вопрос проигнорировал, поглощенный скоростным просмотром глянцевого журнала. Цветастые страницы мелькали с завидной регулярностью, создавая фоновые помехи в прикрепленном к майке микрофоне.
   - Она легко поддалась? - продолжил вопрошать Буцаев, вернувшись к кормежке полудохлых рыбок.
   - Да чего там, не в первый раз. Она давно не девочка, да и я далеко не мальчик.
   - Ну ты даешь, Леха. И чё, теперь парой будете?
   Алексей тяжело вздохнул, захлопнул журнал и кинул его на стоящую рядом тумбочку.
   - Не знаю, не знаю я, - еле выговорил он, разрывая собственный рот зевотой. - Сейчас не хочу об этом думать, время покажет.
   - И чё, думаешь ты ей нравишься?
   Алексей почесал волосатую икру, посмотрел на ногти левой руки и вальяжно ответил:
   - Не ей одной.
  
   14 мая, 18:12.
   Камеры во второй комнате.
  
   - Думаешь, ты ему нравишься?
   - Ой, я не знаю, Лера, - Шамшурина откинулась назад, опершись на одни локти. Цветастый плед съехал с кровати, махровым кончиком касаясь пола. - Он так пожирал меня глазами, ты не представляешь. Я даже испугалась, что он накинется на меня прямо в кафе. Сегодня утром, когда говорили о завтраке, взял меня за руку и нежно так гладил.
   - Смотри не влюбись, подруга, - Лера пересекла комнату и села на кресло, закинув одну ногу на другую. - Чумилов ещё тот фрукт, как ветер в поле, носится из койки в койку.
   - Да ладно, когда это было последний раз? После того случая с простушкой Шиленко угомонился. Анечка, между прочим, говорила, что он давно о серьёзных отношениях задумывается. А Ледакова просто так говорить не будет, сама знаешь.
   - Чёрного кобеля не отмоешь добела, - Лера поправила короткое платьице, край которого сполз, обнажая загорелое бедро девушки. - Решай сама, подруга. Не думаю, что этот ходок для тебя лучший вариант.
   - А ты как со своими вариантами? - Шамшурина томно закинула голову назад, представляя свой профиль перед камерой в наиболее выгодном свете.
   - Ты о новеньком, о Борисе? Серьезно?
   - Солидный мужчина с собственным бизнесом и серьезными намерениями. Эх, если бы не Чумилов, - Шамшурина блеснула взглядом в сторону Светловой, но та и бровью не повела. - А второй новенький, между прочим, с тебя тоже глаз не сводил. Лерка, ты ведьма, очаровала обоих.
   - Он с букета глаз не сводил, а не с меня.
  
   14 мая, 18:49.
   Камеры в общем коридоре.
  
   - У твоего букета оберточная бумага какого цвета была?
   Борис с ответом затягивал, мучительно бросая взор из стороны в сторону. Камеры так на парня действовали или новое место пугает? Я проследил за его взглядом. Вроде обычный коридор, без лишнего шика и блеска, разве что скудноват на естественное освещение
   - Кажется голубая, - сказал он робко, словно ожидая подвоха.
   - Нет, - я покачал головой, - светло-синий с зеленоватым оттенком, это не голубой.
   - Вы чего там застряли? - вмешался в беседу Нестеров. - Осталась одна кухня.
   Михаила Нестерова, участника телепроекта "Сердца" с многомесячным стажем, отрядили в помощь новичкам для общего ознакомления с территорией игры. Судя по нервной экскурсии с минимальным объемом комментариев, новоиспечённый гид своей ролью тяготился, стремясь сплавить груз в виде двух новых болванчиков как можно быстрее.
   - Здесь мы завтракаем, обедаем и ужинаем. График питания отсутствует, поэтому есть можете в любое время суток, даже ночью. Зато присутствует график уборки, который вам придётся соблюдать неукоснительно. В противном случае будете иметь дело с рассерженными соседями и недовольной Анечкой. Что хуже, сказать сложно, но я бы на вашем месте с Ледаковой не связывался. Проблемами чистоты и очередностью дежурств у нас занимается Светлова, поэтому имеющиеся претензии по данному вопросу высказывайте ей. Только учтите, конфликтовать с Лерой себе дороже. Она у нас девчонка хоть и справедливая, но строгая, разгильдяйства не терпит. Что ещё? Холодильник общий, но особо ценные продукты рекомендую хранить в другом месте. Воровства у нас нет, но прецеденты случались. Вопросы?
   Михаил всякий рассказ о новом месте заканчивал вопросительной формой, однако, мы с Борисом предоставленными возможностями не пользовались, предпочитая отмалчиваться. На то у каждого из нас имелись свои причины: Борис робел "не по-децки", я же рассчитывал покинуть стены сего прекрасного дома дня через два. Без знаний о местоположение женской спальни, бассейна или гостиной с огромным кожаным диваном обойтись можно, а вот процесс питания вопрос важный и в ближайшие сорок восемь часов вставал насущной проблемой.
   - Где вы берете еду?
   - Кое-чего предоставляют организаторы, остальное покупаем в городе или соседнем поселке, - пулеметной очередью оттарабанил Нестеров. Я чуял его напряжение и желание скрыться за ближайшей дверью, но щадить не собирался.
   - А как добираетесь до поселка?
   - Кто-то на собственных колесах, а в основном на такси.
   - Маршрутки ходят?
   Нестеров странно посмотрел на меня, но ответил:
   - Вроде остановка есть рядом. Когда на трассу выйдешь, по правую сторону.
   Борис продолжал молчать, упорно пялясь на дверцу холодильника с разноцветными магнитиками, я же не думал бросать экзекуцию, подкидывая очередной вопрос:
   - Что за продукты предоставляют организаторы: полуфабрикаты или...
   - Или, - перебил меня Нестеров, - ещё вопросы?
   - Готовит каждый для себя или по принципу дежурства для всех?
   - Каждый для себя.
   - А если я готовить не умею?
   - Заведи девушку, лично я так и сделал, - тут Мишка неожиданно улыбнулся. - Когда баба появится, её и мучай вопросами, а у меня другие планы на день.
   На том и расстались. Борис, потоптавшись на месте брошенной собачонкой, прислушался к разговору двух девчонок. Милый треп дам доносился с другого конца кухни. Я, в свою очередь, постарался прикинуть размеры пищеблока, внушающего уважение своими масштабами. По подсчётам вышла приличная площадь, что-то около ста десяти квадратных метров. Столь просторное помещение помимо вышеупомянутого холодильника вместило в себя саму кухню с двумя раковинами и шестью конфорками, большой подвесной шкаф с посудой, несколько столов для приёма пищи, а так же один широкий диван и один угловой. Впрочем, по-настоящему удивил один единственный предмет - барный стул с высокой спинкой и широкими подлокотниками. Этакий гибрид серого офисного стиля с тонкой линией ночных заведений. Пройти мимо подобного гения дизайнерской мысли я позволить себе не мог. Ощутив под спиной уютную упругую поддержку, что было силы крутанулся вокруг оси, чем вызвал признаки легкой тошноты.
   Борис тем временем продолжал топтаться рядом, успевая одновременно слушать беседу девчонок и наблюдать за моими выкрутасами. Плохо дело. Соперник явно впал в ступор, выставляя конкурента в выигрышном свете.
   - Симпатичные, - кивнул я в сторону щебечущей женской пары.
   - Угу.
   - Хочешь познакомиться?
   - Неудобно как-то. Они разговаривают.
   - Две симпатичные девчонки для сверхважной беседы могли найти местечко поукромнее, чем кухня. Может статься, они здесь ради новичков, - я заговорщицки подмигнул Борису.
   - Знаешь, я не думаю, если мы подойдем, то...
   - Пошли, поболтаем, - не ожидая внятного ответа от собеседника, я с некоторым сожалением покинул удобное седло стула и направился к источникам голосов. Судя по тяжелым шагам за спиной, Борис предложение принял. Не последуй он моему маневру, пришлось бы миновать девчонок и выйти на улицу, а так операция под кодовым названием "мой соперник хоть куда" вступила в активную фазу действия.
   - Привет, девчонки.
   - Привет, - отозвалась одна из них. Другая, в виде блондинки, предпочла правилам этикета слегка надменный, оценивающий взгляд.
   - Я Максим, он Борис. Позволите нарушить ваше уединение?
   - Здесь сложно уединиться, - кивнула на камеры та, что поприветливее. - Уже ознакомились с местными достопримечательностями?
   - Если мужскую спальню и холодильник можно отнести к таковым то, спасибо Михаилу, изучили в полной мере.
   - У нас есть ещё беседка с видом на речку.
   Темненькая с влажным взглядом и не менее влажными губами явно кокетничала, нарываясь на просьбу об интимной экскурсии с этим самым видом. Быстро у них тут в оборот пускают. Блондинка кокетничала по-своему: поджимала губки, отводила взгляд в сторону, жеманно поводила плечиком. Вот стервоза. Таким поведением она мне совсем парня, и без того робкого, в угол загонит.
   - Обожаю вид на речку, особенно когда закат, - поддержал я намек темненькой ради приличия и резко сменил тему, - девчонки, как вас хоть зовут, а то, обращение типа "эй, девушка", смахивает на банальное уличное знакомство. Мы вроде как соседи теперь.
   - Рассчитываешь здесь задержаться, сосед? - съехидничала светленькая. Отлично, главное начала говорить.
   - Почему бы и нет, - я сделал паузу, но она и не подумала назвать своего имени, - ээээ девушка.
   Губы блондинки дрогнули, а темненькая, весело улыбнувшись, представилась:
   - Я Света, а это Алиса.
   Это чудное (ударение на последний слог) существо Алиса? Нет, разумеется, я спросил по-другому:
   - Алиса? Случаем не Селезнёва?
   Брюнетка снова улыбнулась:
   - Точно, Селезнёва.
   - Только не говори, что угадал, - Алиса продолжила ершиться.
   - Прекрасное далеко, не будь ко мне жестоооко, - зычно пропел я, вызвав очередную серию улыбок у собеседниц. Ну, темненькая теперь будет улыбаться постоянно, не остановишь и теорией вероятности в устном изложении. С ней надо действовать осторожнее. Если верить слухам, коими полнилась мужская курилка на кастинге, Света Кожевникова прошла через массу мужских рук и была не прочь продолжить этот марафон. - Врать не буду, телепроект смотрел, но это два года назад. Вас, девчонки, тогда точно не было, иначе запомнил бы непременно и на шоу пришёл гораздо раньше.
   Банальный до безобразия комплимент сработал качественным утеплителем. Света и Алиса были настроены на продолжение диалога, а парняга Борис ожидаемо оставался в роли мебели. Надо срочно цеплять конкурента к разговору, пока Светлана в открытую не начала цеплять меня. Мой соперник не принадлежал к числу забитых обществом людей, показав себя на кастинге в меру общительным, разумным претендентом. Однако стоило нам пересечь границу ворот, и парень закрылся в раковине, круглыми глазами зыркая в сторону телекамер.
   - Почему смотреть бросил, телевизор сломался? - ехидства в голосе Алисы заметно поубавилось.
   - Прекрасное далеко, не будь ко мне жестоооко, - вновь пропел я, добавив нотки игривости голосу и сальности взгляду. Ох, и не понравилось это Свете. Даже не посчитала нужным скрывать.
   И тут случилось чудо.
   - А я видел вас в шоу, - удивил всех Борис способностью говорить. Молодец парень, без дополнительной поддержки начал совершать первые гребки.
   - Ну и как мы тебе? - Света состроила глазки моему робкому напарнику.
   - Хорошо.
   Блин. Русский язык просто кишит подходящими к случаю словами: замечательно, превосходно, великолепно, восхитительно, сногсшибательно, умопомрачительно, грандиозно, суперски, в конце концов. Девчонки как-то сразу поскучнели.
   - А чего ты к нам клинья подбиваешь? - Алиса сплела руки на груди. Плохой знак, если верить психологам. - Иди быстрее Леру завоёвывай своим оригинальным планом. Девушка одна сидит в комнатке, скучает, а ты возле других крутишься. Некрасиво получается.
   - Это и есть часть хитроумного плана, - я подмигнул насупившемуся Борису.
   - И в чем же этот ваш план заключается?
   - На то он и хитроумный, что бы знали о нем только мы вдвоём, - резанул я одностишием.
   Алиса хмыкнула:
   - Весь ваш секретный план шит белыми нитками. Хотите заставить Светлову ревновать?
   Девушка способна ревновать лишь при наличии маломальской симпатии, что в случае Леры и Бориса было исключено. По сведениям всё той же курилки кастинга парни Светловой отличались завидными внешними данными, а Боря к этим данным имел опосредованное отношение. Так что о ревности можно забыть. А вот иметь запасной аэродром в лице менее разборчивой девицы весьма архиважно. Произносить это вслух по понятным причинам я не стал. Во-первых, мог подгадить Борису, что не вписывалось в мою стратегию, а во-вторых, у нас и плана-то не было. У меня был, а у нас не было.
   - В общем и целом верно, - я склонил голову в знак признания ума Алисы.
   - Вы тут не первые такие, хитро сделанные, - подала голос Света, уязвленная отсутствием моего внимания.
   Борис, Борис, подай голос. Но Борис молчал, войдя в образ бессловесной твари.
   В то время как я мысленно взывал к сопернику, за моей спиной прошли двое, пересекая пищеблок по направлению к спальне. Из разговора парней выходило, что по Северному шоссе сегодня лучше не ехать. Дачники прут в город и многокилометровые пробки обеспечены.
   - Ребят, а вы во сколько поедете? - окрикнула их Светлана, но ребята то ли не услышали, то ли просто проигнорировали. Пока темненькая испытывала неловкость от публичного игнора, Алиса жеманилась, а Борис молчал, я прокручивал в голове события дня минувшего. Была ли у моего безмолвного конкурента машина? К воротам он приехал вместе со мной на служебной "газели", но это ни о чём не говорит. Помнится, на кастинге он размахивал тяжелой связкой ключей с брелком сигнализации и по телефону болтал с неким Кирюхой о летней резине.
   - Девчонки, а вы знаете, как быстрее попасть в город, минуя Северное шоссе?
   - У тебя что, машина есть? - это уже не ехидство, а издёвка чистой воды со стороны Селезневой.
   - У меня нету, у Бориса имеется.
   Опа, зацепило, особенно светленькую. Именно она и спросила первой:
   - Что за авто?
   - Бэха, икс пятая, - голос Бориса зазвучал гордо.
   Опа, вот это я угадал. Сейчас такая поклёвка начнётся.
   - Папина, поди, - с неуверенностью в голосе произнесла Алиса.
   - Нет, я сам заработал.
   Через десять минут разговоров о машине Бориса, о работе Бориса, об отдыхе Бориса, я незаметно ретировался в сторону спальни. Некогда робкий соперник с каждой секундой раскрывался всё больше, забывая про камеры и объективы. Если дела пойдут так и дальше, запасной аэродром и местечко на проекте Борису обеспечены. Теперь пришла пора позаботиться о собственном местечке для ночлега, вернее его обустройством.
   Возле лестницы я столкнулся с взъерошенным парнем, чье лицо багровых тонов было перекошено от злобы.
   - Я до двух часов ночи спать не ложился, ждал тебя. До двух часов ночи. Где ты шлялась -пип-? - парень орал в сторону темного коридора, прорезанного поперек широкой полоской света из распахнутой двери. Там, согласно вводным данным Михаила, находилась одна из комнат, предназначенных для проверенных временем пар.
   Судя по всему, девушка за дверью ответила парню, потому как он разразился новым потоком брани, едва я очутился на втором этаже.
   - Сама ты дура, идиотка. Ты просто идиотка. Всё, слушать тебя не хочу.
   Я в свою очередь не стал дослушивать парня и открыл дверь в спальню холостяков.
   Не ждали. А конкретно не ждали меня увидеть три человека: перекаченный здоровяк с добродушной физиономией, не славянин по имени Марат и парень с модной стрижкой в майке за триста баксов.
  
   14 мая, 19:04.
   Камеры в мужской спальне.
  
   - Буцай, ты со своей разобрался? - Чумилов с трудом поднялся на койке и, сладко позёвывая, спустил ноги на пол. Босые ступни заелозили по грязному линолеуму в поисках тапочек.
   - А чё с ней разбираться, - Андрей, до этого момента интриговавший аквариумных рыбок лёгким постукиванием по стеклу, нервно повернулся. - Сегодня же собираю вещи и переезжаю наверх, без лишних разборок.
   - А чё, а чё. Буцай, замучил со своим чёканьем. Сейчас твоя мигера опять примчится, орать будет, - Чумилов поморщился от содержания собственных слов, - и так башка стонет после обеда. Ты хоть говорил с ней, Ромео?
   - Чё говорить. Припёрлась под утро и сразу спать завалилась. Я не кричу, скандала не закатываю, а спрашиваю её нормально: где шлялась, ссука.
   - А она чего?
   - А она рукой машет, всякую лабуду бормочет. И такой конкретный шлейф спиртного стоит.
   - Я Кожевникову на разговор откровенный вывел, - Чумилов сделал театральную паузу, тяжело встал, передохнул, после размашисто потянулся и выдавил из себя через силу: - Светик утверждает, что они в час с толстушкой из клубняка срулили. Нинка и Женька остались тусоваться. К ним там, на танцполе, трое перцев подкатывало, причём с полным контактом. Так что трогали за попку твою Нинку, Андрюха, точно трогали.
   - Коза драная, - Буцаев начал явно заводиться. Голос дребезжал от напряжения, руки то оказывались в карманах, то на груди, то трепали и без того потрепанный глянцевый журнал с яркими красными буквами "Сердца" на обложке. - Женька Нестерову каждые полчаса отзванивалась и в два уже вернулась. Я этой твари раза три звонил. Ниночка, как у тебя дела? Солнышко, ты не устала? Может пора закругляться и домой, баиньки? Солнышко обещалась к часу быть дома, а сама телефон отключила -пип-. По голосу чувствовалось, что пьяная в зюзю, на заднем фоне мужские голоса бубнят. Я спрашиваю: кто такие, что за парни с вами.
   - Это Порошина баб мутит со своими девичниками, - авторитетно перебил Чумилов. - Светик болтает, что за день до похода в клубняк толстуха с Толиком созванивалась и ещё с одним бывшим из наших.
   - Да это понятно, - Буцаев в отчаянии швырнул прочь многострадальный журнал. - Порошина со своим толстым задом везде влезет, всё -пип- жирная разрушит. У хрюшки старой личная жизнь не складывается, другим решила подгадить -пип-.
   - Нинку никто силком не тащил.
   На последний словах Алексея в комнату вошли двое: оживленный Марат Гацура и заторможенный на его фоне Костик Попов.
   - Чума, вот ты где, - Марат говорил быстро, особо не переживая по поводу прерванного разговора. - Когда новеньких посвящать будем?
   - Да прямо сейчас, - маска тупого безразличия мигом слетела с лица Алексея. - Купнём по полной программе.
   Марат подошёл ближе и сакральным тоном продолжил:
   - Предлагаю первым окунуть Бориску. Он туповат и на липу со свиданием поведётся. Костян, - он мотнул за спину, где преданно высился перекаченный парень, - намекает на желание Светловой поговорить с глазу на глаз у бассейна, а дальше действуем по отработанной схеме.
   - А со вторым?
   - Два купания за один день не катит. Мы Скворцу сценку сыграть предложим с Порошиной.
   - Это там где? - Чумилов сделал недвусмысленное движение тазом.
   Ответ Марата потонул в настоящем урагане женских криков, визгов, слез и ругательств. Влетевшая в комнату девушка успевала одновременно плакать, создавая образ жертвы, и яростно нападать, угрожая мельницей мелькавших рук любому живому существу. Парни к внезапному появлению торнадо имени Нины Шиленко отнеслись стойко, исключая Буцаева, чьё лицо в доли секунды покрылось красными пятнами.
   - Я предупреждала тебя -пип-, не прикасайся к моему телефону, скотина.
   Она попыталась добраться до Андрея, но внезапно на пути оказалась громада мышц и мяса. Костика подвела скорость мышления, не позволившая парню вовремя уйти с линии атаки. Он, было, сделал шаг в сторону, но там мешалась спинка кровати, в другую - выросла тумбочка. Про отступление назад Костик не подумал, хотя именно там находилось слабое звено окружения. Продавить тощего от природы Буцаева можно было без лишних усилий, но Попов из-за собственных просчётов героически замер на передовой, принимая на грудь часть хлёстких ударов.
   - Зачем? Зачем же так, - старался он достучаться до разума женского вихря, блокируя серию беспорядочных замахов.
   - Кто разрешил тебе -пип- стирать мои эсэмески, стирать мои фотки, паскудина. Кто вообще дал тебе право лезть в мою жизнь. - Она снова попыталась ударить Андрея, и на этот раз женский кулачок с зажатым в ладони телефоном частично достиг своей цели.
   - Я твой парень, придурошная, - заорал в ответ Буцаев, потирая ушибленную руку, - и на этом основании буду вмешиваться в нашу жизнь когда захочу и как захочу.
   - Был -пип- моим парнем. Иди шмотьё свое собирай или ночью по помойкам ползать будешь в поисках любимых кальсонов.
   Расплескав заряд эмоций, Нина вылетела из комнаты. Следом скрылся багровый Буцаев, прошмыгнувший подмышкой у застывшего Костика.
   - Истеричка, - поморщился Чумилов, - скорее бы они разошлись.
   - Держи карман шире, - хмыкнул Марат. - Целый год расходятся, всё никак не разойдутся. Обоим проект нужен, как воздух, а поодиночке без скандалов им здесь делать нечего.
   - Нифига, Нинка быстро себе парня найдёт. Девчонка молодая, симпатичная, а Андрюха тухляк с рождения. Он же к реальной жизни вообще не приспособлен. Вспомни, как Буцай полис медицинский получал зимою. Весь перенервничал, всех издергал, нашу Анечку с железными нервами из себя вывел. А чё, а куда, а если не получится, а можно потом. Три дня весь проект жил его великой проблемой.
   - Да, месяц назад он точно так же счет в банке открывал.
   - Марат, а я о чём тебе толкую. Парня нельзя за ворота выпускать, он же там сдохнет от нервного перенапряжения. Трамвая испугается или умрёт от разрыва сердца, когда за коммуналку пора платить настанет. Нет, Нинка ничего не потеряет, если разбегутся, а Буцай стухнет и уйдёт на втором голосовании.
   - У него тоже личико смазливое, - возразил Марат. - Он быстро нужную волну поймает, стоит новенькой девчонке появиться. Какая-нибудь из колхоза обязательно Андрюху под каблучок припашет. Парень смирный, сильно не шумит, если вовремя пришпорить, на сторону не ходит в отличие от Шиленко, у которой о-го-го какой пробег. Некоторые и в тридцать столько мужиков не перепробовали, сколько она в свои восемнадцать. Думаешь, много дурачков найдётся с ней жизнь связывать?
  
   14 мая, 19:14.
   Камеры в мужской спальне.
  
   Говорили явно про девушку. Об этом свидетельствовал обрывок последней фразы. Только вот затаились так, будто речь шла обо мне или близком мне человеке. Странно, близкого человека на проекте у меня не было и не будет.
   - Макс, заходи, - расплылся в улыбке парень, чей торс украшала модная майка. - Я Лёха, это Марат, а это Костик.
   - Привет.
   Пока я пожимал протянутые руки, он продолжил:
   - Мы как раз с тобой поговорить хотели. Заведена у нас на проекте одна старая традиция - новичков в воду окунать, но поскольку вас двое, решили приговорить одного. Мы с ребятами тут покумекали и большинством постановили подмочить Бориса. Парень пришёл с высокими запросами, сразу к Лерке в женихи набивается с шикарными букетами. Надо бы остудить. Ты как? Поможешь нам?
   - В чём конкретно?
   Алексей обменялся с Маратом взглядами и как лучшему в мире приятелю поведал:
   - Нам нужно, что бы ты заманил Бориса в бассейн. Вы оба новенькие, пришли в один день, тебе он и доверяет больше. Ну так как? Выручишь? Делов на пять минут, привести парнягу к нам и всё.
   - Скажешь Борису, будто Лера хочет посекретничать с ним наедине и ждёт у бассейна, - добавил Марат.
   - Думаете, поверит?
   - Если бы сказал он, - Марат кивнул назад, где за его спиной глыбой возвышался Костик, - то не поверит. А тебе поверит. Мы с пацанами можем на тебя рассчитывать?
   - А когда...
   - Прямо сейчас, в сию секунду, - Алексей одобряюще похлопал меня по плечу. - Давай, Макс, иди к нему, а мы будем ждать внизу. Пройдёт всё удачно, примем тебя в команду нормальных пацанов.
   Меня ещё несколько раз хлопнули по плечу, наградили парочкой лестных слов и выставили на лестничную площадку. В ребятах проснулся охотничий инстинкт - это чувствовалось и в жестах и в интонациях.
   Я спустился вниз, походу выслушивая какофонию ругани двух голубков. Бардовый парень успел спуститься в комнату и разборки перешли в горячую фазу. Кажется, кидались чем-то тяжёлым и металлическим. Пока я оценивал массу снаряда по звуку, едва не угодил под девушку в теле, торопливо семенящую на крики. Похоже, без музы Рубенса конфликтующей парочке не обойтись.
   Тем временем на кухне всё шло своим чередом. Алиса со Светой заинтересованно слушали, Борис, войдя в творческий раж, разглагольствовал направо и налево. Парень не подозревал о тучах, нависших над его головой. Самая пора прикрыть зонтиком владельца немецкого железного коня, пока не подмочили репутацию прямо на глазах у потенциальной второй половинки.
   - Борис, можно тебя на минутку.
   - Не видишь, я занят.
   Откуда что берётся. Полчаса назад и слова от робости молвить не мог, сейчас же хамоватым тоном ставит на место. Ловкий парень, куда деваться.
   - Борис, поверь, вопрос жизни и смерти, - добавил я жалобные нотки в голос.
   - Борис, ну что же ты, - пришла на выручку Алиса, - помоги товарищу в беде.
   - Ладно, только ненадолго, - смилостивился мой некогда робкий знакомец и отошёл в сторону.
   - Что за тайны, мальчики? - крикнула нам вслед Светлана, но я уже активно шептал на ухо Борису.
   - Тут некоторые из местных хотят тебя купнуть в бассейне.
   - Меня? За что? - громко, слишком громко отреагировал Борис. Я периферическим зрением заметил, как локаторы девчонок в виде ушей чётко настраиваются на нашу волну.
   - Тише ты. Традиция у них такая на проекте, новичков мочить.
   Борис словно не услышал просьбы, голося во всю глотку:
   - А почему именно я, а не ты?
   - Тише, им, - я взглядом указал в сторону Алисы и Светы, - это слышать не обязательно. Причин точно не знаю, они мне не докладывали. Может в тебе опасного конкурента видят. Пришёл к Лерке, по ходу дела ещё с двумя мутишь, вот ребята и насторожились. Сейчас твоя главная задача скрыться где-нибудь на территории и сидеть тише воды ниже травы до поры до времени. Пацаны быстро успокоятся, а там, глядишь, я и выбью посвящение в участники попроще. Понял меня?
   Борис, словно ожидая подставы в любую секунду, начал озираться по сторонам диким, затравленным взглядом и, в конце концов, зафиксировал бегающие зрачки на мне. Ох, и не понравился мне его взор. Всеми фибрами души не понравился. Поди, думает, что его намечающиеся проблемы моих рук дело. С девчонками знакомились вдвоём, а интерес вызвал он один. Вот Максимка и решил из-за нанесённой самолюбию обиды поквитаться. Заодно и от конкурента избавится на ближайшем голосовании. А конкурент Борис знатный. Навёл тут гламура перед девчонкой, да не перед одной, включил пальцы веером и вдруг участь мокрой курицы. Полагает он так или иначе, не суть важно. Мне нужно было кровь из носа оставить его шкуру сухой, остальное заботы вторичные.
   - Если подставишь, тебе конец, - зло зыркнул он на прощанье и торопливо зашагал в сторону выхода.
   - Борис, ты куда? - послышался негодующий голос Алисы.
   Он неопределённо махнул рукой и скрылся за дверью.
   - Куда он? - поинтересовалась Светлана у меня. - Что у вас за тайны? Чего вы скрываете? Он пошёл к Лере?
   Слишком много вопросов.
   - Слишком много вопросов, мне надо подумать, - высказался я нейтральным тоном, направляясь к холодильнику. До ушей долетел ряд комментариев в мой адрес, самый мягкий из которых был "тормоз". Похоже, девочкам не понравился резкий переход от галантного кавалера, коим я предстал в самом начале, до безразличного типа, озабоченного поисками съестного.
   Возмущение желудка, поглотившего за целый день три бутерброда со стаканом ряженки, было куда как важнее, и к его требованиям я старался прислушиваться в первую очередь. Однако, поиски еды привели меня к неутешительному итогу: провизии много, но она нуждается в серьёзной готовке. Плохо дело. О халявном ужине на скорую руку можно забыть. Слегка подсластила ситуацию упаковка сухариков со вкусом шашлыка.
   Челюсти задвигались, желудок заурчал, недовольный поступающими пищевыми добавками. За хрустом я не сразу заметил появившихся в дверном проёме со стороны улицы Лёху и Марата. Со стороны жилых комнат на меня заходил Костик, из-за плеча которого выглядывал довольный Борис. Окружают. К чему понадобилось столько кавалерии, я так и не понял. Для удачного захвата хватило бы одного Костяна. А так, даже толком посопротивляться не дали. Троица старичков при активном содействии Бориса заломала меня в считанные секунды и потащила к искусственному водоёму.
   Перед глазами замелькали стены, потолки, круглосуточно горящие лампочки в полутёмном коридоре. Пока бренное тело Макса Скворцова не встретилось с хлористой водой, я мысленно проверил свои карманы на наличие ценного содержимого. По всему выходило, что кроме мусора от "бубль гума" и смятого автобусного талончика мокнуть было нечему. Порядок, теперь можно расслабиться и принять водные процедуры.
   Выходил я на сушу под аплодисменты и одобрительный хохот участников.
   - Посвящён, - крикнул зычно Марат, вызвав новую волну аплодисментов и смеха.
   Убедившись, что дополнительного концерта в виде жалоб и злобных выкриков с моей стороны не последует, ребята разошлись. Я остался один, выжимать мокрую одежду и дышать ни с чем не сравнимым воздухом закрытого бассейна.
   Память не подвела, в сыром кармане действительно находился лишь автобусный билет. Молодец, Скворцов. Конечно, не всё проходит гладко, но в целом укладывается в намеченную стратегию. Взять к примеру хитрюгу Бориса, сумевшего избежать обидного посвящения благодаря банальному доносу. Дескать, ваш друган раскрыл карты и играет свою партию за вашими спинами в нарушение всех договорённостей. Не побоялся сам лично сунуться в лапы к старичкам. Мало ли, какие у нас договорённости были и мало ли, как пацаны могли воспринять его добрую волю к сотрудничеству. Не испугался, рискнул и теперь пьёт шампанское. Ай, да Бориска, ай, да сукин сын.
   Я потопал в спальню в одних трусах, оставляя за собой мокрые дорожки.
  
   14 мая, 20:02.
   Камеры в мужской спальне.
  
   - Вот вы где, мои старенькие, - я извлек на свет белый сланцы, видавшие лучшие времена. Металлические пряжки, некогда имевшие позолоченный цвет, утратили былой блеск, а кое-где и вовсе покрылись едва заметной ржавчиной. На левом тапке ремешок наполовину отошёл от подошвы, что в ближайшем будущем грозило окончательным разрывом. За сланцами из широкого зева сумки последовали древние шорты и не менее поношенная рубашка. Пора облачаться в новую с большими кавычками боевую форму. В ней и искупаться не жалко и на огороде граблями махать комфортно.
   - Лерочка, девочка умненькая, - донеслись до меня слова с другого угла спальни. Разглагольствовал чётко, а самое главное грамотно, некто Роман, он же Поляков, он же серый кардинал проекта. Об этом персонаже на кастинге не говорил только что немой или ленивый человек. Будучи, по бесчисленным отзывам, порядочной сволочью, он ловко манипулировал другими людьми, выстраивая свои многоходовые комбинации. Итог у сих партий был зачастую скандальным, со слезами, криками, нецензурной бранью, даже рукоприкладством, что вызывало повышенный интерес у публики. Занимаясь чем угодно, но только не поисками своей половинки, Роман успел снискать ненависть и уважение со стороны зрителей, страх и почёт со стороны участников и большой гонорар со стороны продюсера проекта. Ему внимали, к нему обращались за советом и по возможности старались не переходить дорогу.
   - Никто не говорит, что она глупая, - вмешался Марат.
   - Не перебивай, меня, - доброжелательно, без всякого намека на агрессию, но при этом весьма убедительно сказал Роман, - не перебивай. Она находится в прекрасном образе невинной принцессы, ожидающей принца. Скажи на милость, зачем принцессе нужны лишние слухи о связи с дворецким?
   - Никита не дворецкий, - вновь возразил Марат.
   - Хорошо, пускай будет сынком фермера, живущего по соседству, - Роман если и был раздражён поправкой собеседника, то тщательно это скрыл, высказав своё неудовольствие интонациями лишь в первом слове. - Никитка ещё зимой спал с нами в одной комнате и играл по общим правилам. То, что Анечка решила сделать его соведущим, статуса ему добавило вот настолько, - Поляков пальцами показал мизерную величину роста. - Он может вести передачу, проводить с нами приватные беседы, но профессионала из него это не сделало. А уж принца на белом коне тем более. Как был косноязычным мальчиком из провинции, так им и остался. Некуда её не денешь, провинциальность эту. Прёт со всех щелей. Наш новенький одним предложением уел выскочку. Ведь так, Максимка?
   - Что?
   Ни к чему показывать заинтересованность чужими разговорами. Да и по большому барабану мне эти интриги мыльного реалити проекта. Два дня и...
   - Вау, ну-ка поднимись, солнце ясное, - Роман вместо ожидаемого повтора вопроса обратил внимание на мою одёжку. - Максимка, дорогой наш, ты куда собрался? На картошку?
   Марат с качком довольно заржали. Последний впервые за полчаса открыл рот, дабы обнажить в гоготе крупные белые зубы.
   - У нас так не принято ходить, знаешь ли. Не комильфо. К твоему сведению у проекта "Сердца" миллионная телеаудитория в России и странах ближнего зарубежья, красивые девушки живут за стенкой, а тут маугли вылез из колхозных джунглей.
   - Нормально, - заявил я, закатывая рукава.
   - Нет, голубь наш сизокрылый, нихрена не нормально. Костик, малыш, у тебя найдётся пара лишних футболок для Максимки?
   - Угу.
   - Марат, у тебя где-то были серые шорты из Турции, помнишь? От себя подарю тебе итальянскую рубашечку с лейблом. Будешь у нас не парень, конфетка, - Роман довольно причмокнул губами.
   - Благодарствую, я как-нибудь обойдусь.
   - Как-нибудь! Нет, ребят, вы это слышали? - в притворном гневе обратился Роман к Марату и качку. - Дорогой ты мой, здесь как-нибудь не получится. Или ты будешь стремиться к лучшему или проект изгонит тебя. И антагонизм в данной ситуации абсолютно неуместен.
   - Что бы быть антагонистом, надо понимать значение данного слова, а я так, маугли из посёлка колхозного типа.
   Прицепиться к словам типа "колхоз", создать образ обиженного и уйти. Срочно уйти. С этим ласковым типом нельзя вести долгие разговоры. А он был расположен, ох, как расположен поговорить задушевно. Иначе с чего ему вдруг сталось разводить секретные беседы в присутствии новичка, который к слову один раз уже не оправдал возложенные на него надежды. Неужели великий комбинатор поставил на другую лошадку, заведомо пустив в расход угодливого Бориса. Плохо дело. Если ситуацию резко не изменить, Боря со своим BMW X5 обречён.
   Грустные размышления привели меня на кухню. Некто прожорливый успел увести полупустой пакетик сухариков со вкусом шашлычка, оставив на память крошки возле раковины. Хоть в лес по ягоды иди, да не сезон только.
   В пищеблоке помимо меня находились ещё три девчонки и два парня. Мишку-гида и Светку-кокетку уже знал, остальные лица были незнакомы.
   - Добрый вечер, - вежливо отрапортовал я всем присутствующим и направился прямиком к холодильнику.
   Ответом послужил нестройный хор голосов, из которого особо выделился приятный тенор Светланы. Она и задала первый вопрос:
   - Максим, где твой друг бродит?
   - Кто? - я оторвал печальный взгляд от внутренностей холодильной машины. Ни колбасы тебе, ни сыра, ни завалявшихся сухариков со вкусом любой химии.
   Света сидела на диване отдельно от двух других девчонок, сексуально поджав под себя ноги.
   - А у тебя здесь уже полно друзей? - это спросила девушка с чёрными, как смоль, волосами. Интересная внешность. Красивые глаза, чуть полные губы, крылья носа слегка широковаты, но в целом картины не портят. Её рыжая соседка отличалась не менее яркими данными, особенно выделялись... Стоп. Понесло Кузьму по огородам в Бугульму. В Бугульму мне не надо.
   - Борис, кто же ещё, - подсказала лиричным тенорком Светлана.
   - С чего ты взяла, что он мой друг?
   - Ну как же, - оживился неприятный тип, стоящий рядом с Мишкой, - спас человека от водного посвящения.
   - А он тебя подставил, - стрельнула глазами девушка-ворона. - Не оценил твоего благородного жеста.
   - Я бы на твоём месте обиделся, - снова встрял неприятный тип. Что мне так не нравится в нём? Ну похож слегка на крысу, ну взгляд приниженный, словно видит во мне человека более умного, более красивого, более успешного. Дескать, куда мне до вас, сударь. Мы рядом с вами стоять не смеем. И слова его прозвучали не как совет, а тоном просительным, даже жалобным.
   - Я не барышня, что бы мои благородные жесты ценили.
   - Знаешь, нам почему-то кажется, что Борис здесь не приживётся.
   Нам, это тебе черногривая и твоей рыжекудрой подруге?
   - И Лере он не понравился.
   Лера? Случаем, не та ли вы стервозная троица, о которой Борис взахлёб рассказывал на кастинге: Лера Светлова, Алёна и Катя, кажется, Шамшурина. Согласно моему лжедругу две последние суки настоящие, способные растоптать и унизить словом и делом. Наверху гадюка притаилась в виде Роман, на кухне парочка змеюк. Развели серпентарий на телевиденье, того и гляди покусают.
   - Борис хороший парень.
   А что ещё я мог сказать? К разговору готов не был, поэтому вернулся к бесперспективному занятию по поиску еды. Блин, столько грязи. Ладно бы один пол. Стены не мылись со дня постройки, к конфоркам подойти страшно, из холодильника тащит мерзкой тухлятиной. Бррр.
   - Хороший, - крысопарень захихикал, но быстро заткнулся, осознав, что смеётся один. - Хочешь узнать, о чём он говорит за твоей спиной?
   - Ты уже успел присмотреться к девочкам? Кто-нибудь нравится? - черногривая, она же Катя Шамшурина, не заметила словесных потуг крысоподобного.
   Я предпочёл ответить на последний вопрос:
   - Пока не поужинаю, трудно определиться. А у вас в холодильнике мало того, что перекусить нечем, там ещё и сдох кто-то.
   - Умник, возьми и приготовь, - Шамшурина моментально выпустила иголки. - Воняет ему. Возьми и помой, если воняет. Много вас, чистюль, приходит и хоть бы один взял тряпку в зубы и помыл.
   Шамшурина продолжала отчитывать, рыжеволосая подруга восседать фарфоровой статуэткой, а Михаил расположился за моей спиной, наблюдая отчаянные поиски съестного.
   - С едой совсем туго?
   - Ага.
   - Заходи к нам в гости. Женька картошки с мясом нажарила на вечер. Сама диетическими кашами ужинает, а я с целой сковородкой не справлюсь.
   - И во сколько заходить?
   - Да прямо сейчас, - Мишка стряхнул воду с давно сухих ложек и потопал по коридору к своей комнате. Вроде третьей по счёту, если не ошибаюсь.
   Шамшурина, убедившись в игнорировании собственной персоны, возмущаться давно перестала и тихим голоском нашёптывала нечто интересное на ушко своей фарфоровой подруге. Крысоподобный, затаив дыхание, прислушивался к тайному монологу. Его узкое лицо, напряжённое и сосредоточенное, выражало одно единственное желание - иметь мощный слуховой аппарат.
   Слуховой аппарат не помешал бы и мне. Похоже, тучи над Борисом всё-таки сгущаются, дня через два угрожая разродиться настоящей грозой. Пока я проделывал очередной путь по лестнице в сторону мужской спальни, снизошло озарение. Нет ничего проще - иметь уши в реалити-шоу, где любой шаг, любой поступок сопровождается глазками камер. Нужен лишь человек по ту сторону экрана, кропотливо выцеживающий зёрна из общей каши-малаши. Вырисовывалась одна проблема - телефонные звонки должны идти по громкой связи, а выбираться наружу можно раз в неделю. Ждать семь дней мне никак нельзя, и обсуждать перипетии проекта во всеуслышание - плохой вариант.
   Полный тягостных размышлений, я вытащил столовые приборы и фляжку из сумки. В спальне Чумилов, Буцаев и Марат над чем-то громко ржали. Рядом робко тёрся Борис, поддерживая дружный хохот. Правильно, парень, больше светись, общайся с нужными людьми. Одному мне тебя не вытянуть.
   Желудок требовательно заурчал, напомнив о приглашение. В гости так в гости.
   Постучав вежливо в дверь третьей комнаты, я вошёл и вместо приветствия схлопотал переливчатый женский визг:
   - Мишаня, смотри, он к нам со своей тарелкой пришёл.
   Так молодая мамаша оглашает окрестности, завидев первые шаги родного чада. К ребёнку я никакого отношения не имел, поэтому серьёзно засмущался, забился в угол и спрятал плошку за спину.
   - Женька, чего кричишь? Парня до смерти запугаешь. Проходи, Макс, располагайся, где удобнее.
   - Сам ты кричишь, - девушка надула губки, но через секунду вновь защебетала, задавая сотни вопросов без ожидания ответов.
   Забавная девушка попалась Мишке Нестерову. Совсем молодая девчонка, живая и непосредственная, без того тяжёлого груза ответственности, когда человек боится сморозить очередную нелепость или поступком своим разрушить образ умного, весомого человека. Словно и не давил на её хрупкие плечи вес собственной значимости, важности, оставив место детскому восприятию мира. Всё легко, всё интересно, любая мелочь способна вызвать бурю эмоций, даже котёнок в рекламе или фотография росы на обложке книги. Способность получать радость от деталей наполняло столь юное существо самым настоящим счастьем, ореолом которого был пропитан каждый кубометр комнаты. Вот такая она - Женька Гатилова, очередная блондинка проекта "Сердца". Конечно, была и тёмная сторона медали, но разве хочется думать о грустном на сытый желудок.
   Мы болтали о разной ерунде, мало связанной с проектом. Мишка вспоминал о злополучных приключениях в питерском метрополитене, я травил байки о жигулёвской кругосветке на байдарках, а Женька не переставала эмоционально реагировать, звонким смехом подзадоривая рассказчиков. Картошка закончилась быстро, ещё быстрее закончилась настойка в походной фляжке, но Макс в моём лице не торопился покидать комнату ребят. Впервые за день позволил себе расслабиться и забыть о камерах, об обещании держать рот на замке, если затрагиваются аспекты личной жизни.
   - Что за парень стоял рядом с тобой на кухне? - поинтересовался я на прощанье у Мишки. - Ну этот, с острой мордой, как у...
   - Крысы? - Нестеров улыбнулся, - не волнуйся, его все так называют за глаза, а когда доведёт, то и прямо в глаза. Олег Лыпарев реальная крыса. Поменьше болтай при нём и, вообще, будь осторожен. Выглядит абсолютно безвредным, но уже многих покусал своими маленькими зубками. Хитрая тварюга.
   Мы пожали друг другу руки и, пожелав спокойной ночи, разошлись по койкам.
   Наступила ночь. Моя первая ночь на проекте. Спать не давали долго и упорно, до трёх часов после полуночи. Сначала Роман и Марат долго убеждали Буцаева поставить свою тёлку на место. Потом появилась сама тёлка и всё расставила на места: влепила пощёчину благоверному, швырнула на пол сотовый телефон и со скандалом удалилась. Не прошло и получаса, появился Чумилов с расстроенным Борисом. Последний пытался активно ухаживать, за что и огрёб по морде от Селезнёвой. Алексей тоном опытного ловеласа пробубнил целую лекцию о женском коварстве, а Олег, проникнувший в комнату следом, добросовестно поддакивал словоизлиянию нового гуру.
   Под утро сработал будильник, вызвав рябь сонных возмущений сокамерников.
   - Скворец, куда намылился со сранья? - бормотал спящий Гацура.
   - Чуть свет не срамши, - вторил ворочающийся под одеялом Чумилов.
   Велико количество присказок, посвящённых хождению на горшок по большой нужде да спозаранку. Если многовековая народная мудрость гласит надо, значит надо.
   Нащупав спросонья шмотки на стуле, я потянул их к себе и... Это была не моя одежда. Широкая майка, судя по размерам принадлежащая качку, шорты с множеством заклёпок и лейблом D&G на правой ягодице, модная рубашечка чёрно-красной расцветки. Роман привёл свою просьбу в исполнение, лишив меня старого, родного сердцу барахла. Вроде, как и забота, но насильственная, вызвала внутри яростную потребность срочно разобраться с похитителями тряпья. Однако, здраво размыслив, решил отложить праведный гнев в долгий ящик. Ещё не хватало превратиться в яркого участника шоу, собственными руками захлопнувшего золотую клетку проекта. Возможно Поляков банально пытался вывести меня на эмоции, а может его искушённому взгляду претила выцветшая рубаха вкупе с линялыми шортами. Кто его знает.
   Блин. Я аж хлопнул себя по ляжкам, осенённый догадкой - брат мой знает. Он не пропустит участие старшого в роли клоуна на главном реалити-шоу страны. Во-первых, по его прихоти я нахожусь там, где нахожусь, а во-вторых, кто-то же должен следить за выполнением условий спора. Конечно, он может заартачиться, дескать, не было такой договорённости, подсказывать и наводить со стороны. Но, зная младшого, его способности влезать без мыла в отверстия, по природе своей для этого не предназначенные, оставалось лишь удивляться молчанию телефона. Хотя вру, тут как раз понятно, по громкой связи многое не обсудишь, а писать развёрнутые текстовые послания не в его стиле. Максимум три слова: два из них междометия, а третье стыдно вслух произносить даже в присутствии строителей. Оставался интернет, который отпадал по причине отсутствия выхода в мировую сеть через мобильник. И средств на дополнительные расходы не наблюдалось. Кое-какая денежка обещалась через месяц, согласно контракту с проектом, но о столь долгом пребывании в застенках думать не хотелось. В общем, засада со всех сторон.
   В углу всхрапнул Гацура, кто-то возмущённо застонал и перевернулся набок, а меня посетила очередная догадка. Вчера вечером, расслабившись после плотного ужина, я заметил ноутбук на столе Нестерова, подключённый к мировой паутине. Заметил и не связал факт наличия интернета и проблему отсутствия информации в одно уравнение.
   Не зря говорят, утро вечера мудренее.
  
   15 мая, 08:45.
   Камеры в гостиной.
  
   - Где наша толстуха?
   - Пошла дрыхнуть, - Алиса выглядела не лучшим образом. Впрочем, как и её собеседница.
   Света сделала затяжной глоток и с трудом вымолвила:
   - Последний раз брали эту -пип-. Опять вешалась на любого, кто шевелится. Вот, -пип- позорище.
   - Пип- подзаборная, - согласилась Селезнёва. - Надоела -пип-. Новенький -пип- тут ещё настроение испортил. Оххх, мамочки, -пип-, как я спать хочу. И как бесит эта толстожопая -пип-.
   - Ща допью и пойдём, - Света сделал очередной глоток. - Чего там у вас произошло с этим, как его там, Борисом?
   - Руки -пип- распустил, придурок, вот и схлопотал по бульдожьим щёчкам. С нами он хотел ехать -пип-.
   - С нами? -Пип-. Рожей не вышел, что бы с такими девушками по клубам ездить.
   В коридоре послышались шаги, и гостиную пересёк Макс Скворцов, кратко пожелавший дамам доброго утра.
   - Чего этот с утра бегает?
   - А ты что, ничего не знаешь, - довольная Алиса оторвалась от стены и плюхнулась на диван рядом с подругой. - Ночью Олежка звонил. Оказывается, наш Скворец весь вечер проторчал у Нестерова. Прикинь, они там бухали втихомолку.
   - У Мишки? У этого чмо болотного? - Света перестала крутить в руках полупустую бутылку.
   - Больно ему нужен твой Мишка. К Женьке он ходы роет, к Гатиловой.
   - Вот гадёныш, - Кожевникова зло тряхнула головой, - вчера ко мне подкатывал, а стоило уехать, переметнулся на эту дуру малолетнюю.
   - Олежка сказал, почти два часа у них торчал. Коньяк дорогой пили. Ледакова узнает, -пип- вломит.
   Светлана зло сцепила губы и откинулась на спинку кожаного дивана. Убедившись в дурном настроении подруги, Алиса продолжила:
   - А Мишка-то, каков дурень. Сам медведя к мёду пустил. Гатилова давно на других мужиков заглядывается, а тут такой случай подвернулся.
   - Нестеров же вроде первый у неё.
   - Ага, а после первого обязательно захочется попробовать второго.
   Подружки довольно засмеялись и затихли только при повторном появлении Макса, возвращающегося из коридора жилых комнат.
   - Скворцов, ты чего с утра носишься? - задалась вопросом Алиса.
   - Дела, - Макс был краток в формулировках, своим видом демонстрируя нежелательность дальнейшего разговора.
   Светлану подобная мелочь не взволновала:
   - Какой деловой парень. Я гляжу, ты гардероб свой обновил: рубашечка модная, шортики фирменные. Они тебе идут, в отличие от вчерашних.
   Девчонки загадочно переглянулись и весело засмеялись.
   - Спасибо, - Скворцов заспешил к выходу на улицу, но был остановлен окриком Светы.
   - Максим, ты куда? Всё равно все спят, поболтай с нами.
   - Нам так скучно.
   - После твоего вечернего дефиле в дедушкиных шортах насмотреться не можем.
   - Девчонки, советую последовать примеру остальных и пойти выспаться. На меня вчера было страшно смотреть, а на вас сегодня, - с этими словами Макс вышел на улицу.
   - Урод, - тихо произнесла Света, но осознав, что Скворцов вряд ли услышит её вердикт, громко прокричала: - урод!
   - Причём полный, - согласилась Алиса. - Пошли и вправду поспим, подруга, а то в голове полный танцпол.
  
   15 мая, 09:09.
   Камеры во внутреннем дворе.
  
   Жизнь налаживалась. И ясное утреннее небо было тому подтверждением. День едва разгорался, а одна из проблем была решена. Сонный Мишка дал добро на пользование мылом. Брат путём SMS-сообщения просьбу получил. Оставалось верить, что новая подружка не заставит младшого забыть о вечернем эфире мегапопулярного реалити-шоу "Сердца". Сегодня как раз выйдет первый выпуск с моим участием и свежий взгляд извне от человека разумного должен пригодиться.
   Брат нужен, без младшого никак. Потому как ситуация выходила патовая, и утренний обмен любезностями с полупьяными девчонками тому подтверждение. Незаметным оставаться сложно. То и дело идут провокации и как реагировать, не понятно. Хамить и скандалить - будешь слишком ярким, кивать и соглашаться - будешь милым и удобным. А самая главная головная боль - Борис, в первый день пребывания умудрившийся схлопотать по мордасам от девушки. Это не тот скандал, который ждут зрители и который поднимет авторитет среди участников. И ладно бы драку порядочную затеял с отборной руганью, битьём посуды и клятвенными заверениями мстить до конца проекта. Даже потрепаться в курилке не о чём. Попытался облапать, получил пощёчину и был таков, в угол сопли жевать.
   - Бегаешь?
   Вопрос прозвучал из разряда очевидных. Я действительно лёгкой трусцой нарезал круги по площадке, обдумывая сложившуюся ситуацию. Мелькавшая под ногами земля успокаивали мысли, отсеивая через сито монотонных движений накопившийся мусор.
   - Сегодня в обед будь готов к приватной беседе с Ледаковой, - продолжил один из старших менеджеров проекта. Его выдавала ярко оранжевая манишка и белые буквы "Сердца" на спине. - Сделай так, что бы мы не бегали, и не искали тебя по всей территории.
   Разговор с Анечкой Ледаковой - плохой знак.
   - Это хороший знак, парень. Считай, голосование у тебя в кармане, - дружески подмигнув, менеджер скрылся за воротами.
   Блин, а день так хорошо начинался. Нужно было думать, много думать. Вновь земля замелькала под ногами, ритмичные удары сердца отмеряли пройденный путь, повышенный кровоток давал необходимый мозгу объём кислорода.
   - Красиво бежишь. Спортсмен? - вопрос прозвучал, едва я остановился.
   - Любитель.
   Незнакомый парень одобрительно мотнул головой. Сколько он вот так стоял и наблюдал, подперев плечом высокий забор, сказать было сложно. Судя по двум дорожным сумкам, лежащим на пыльной земле, парень пришёл из внешнего мира. Упругие и выпуклые бока ручной поклажи трещали по швам от содержимого.
   - Гостинцы? - кивнул я на его багаж.
   - Типа того, - подтвердил парень и протянул руку, - Фёдор, из стареньких.
   - Макс, из новеньких.
   - Я про тебя слышал.
   - Хорошее или плохое?
   - Это смотря от кого. Тут единого мнения не бывает, спортсмен.
   - И постоянного мнения тоже.
   - Всё как в жизни, спортсмен. Всё как в жизни, так что особо привыкать не придётся.
  
   15 мая, 16:21.
   Камеры в бассейне.
  
   - Тебе понравилось?
   - Да, Федь, спасибочки большое-пребольшое, - Алиса чмокнула Лукьянова в щёчку и крепко прижалась. - Прямо супер. Я о таком как раз мечтала. Ты читаешь мои мысли.
   Фёдор не сводил с девушки глаз, наслаждаясь каждой секундой её неподдельного счастья. Маленькая ладошка Алисы покоилась в руках парня, а голова в лёгком наклоне магнитом тянулась к его плечу.
   - Я только учусь читать твои мысли. Дай мне время и ты увидишь, насколько далеко я могу продвинуться.
   - Не хочу, - девушка с напускным страхом отвернулась от Фёдора. - Не хочу, что бы ты читал все мои мысли. В девушке должна быть загадка, а если ты будешь копаться в моей голове, как в открытой книжке?
   - У тебя в голове не одна книга, а целая многотомная энциклопедия, - возразил Фёдор, снова притягивая к себе девушку, - читать, не перечитать.
   Селезнёва смиренно вздохнула, позволив Фёдору приобнять себя за талию.
   - Ну если так.
   - Только так, Алиса, только так.
   Они замолчали, поглощённые созерцанием: кто - золотого кулончика в ладошке, а кто - прекрасного профиля девушки на фоне пробивающихся сквозь стекло лучей.
   - Что у вас вчера с новеньким приключилось? - спросил Фёдор, с трудом оторвавшись от красивого зрелища.
   - С которым?
   - С которым?! - парень разыграл возмущение. - Тааак. Интересно. Ну-ка, давай сказывай, что происходило за время моего отсутствия.
   Алиса тяжело вздохнула, а её головка покорно опустилась под грузом переживаний.
   - От Бориса вчера целый день отбивалась. Надоел, мочи нет. Наверное, тебе уже всё рассказали.
   - Ты же понимаешь, каково это верить здесь. Хочу услышать подробную информацию от первоисточника, тем более такого прекрасного.
   Алиса выдержала паузу, потупила взор и тихим голосом поведала:
   - Борис вчера прохода не давал. Сначала нам со Светкой истории невинные рассказывал. Глупости всякие про машины, про рыбалку в Казахстане. Такой дурачок, как будто нормальным девчонкам это интересно. Стоило Кожевниковой уйти, начал намёки пошлые делать, предлагать вечером на машине покататься, съездить на шашлычки к какому-то другу в пригород. И бильярд там есть, и джакузи, и банька чуть ли не из кедра.
   - Он вроде к Лере пришёл?
   - Мы тоже думали, что к Светловой, а сам у неё даже не появился. Ближе к ночи у этого чудика от переизбытка гормонов совсем башню снесло. Подкараулил меня возле беседки, схватил за талию и попытался поцеловать, - голосок девушки жалобно дрожал.
   - Надо будет поговорить с этим перцем гормональным, - мрачная туча легла на лицо Фёдора.
   - Федя, не надо, пожалуйста.
   - Не переживай, обещаю быть максимально корректным и выдержанным. Если подобная выходка повторится, сразу бегом ко мне, поняла?
   - Хорошо, - едва слышно прошептала девушка, и ткнулась лицом в грудь парня, обретя искомую защиту.
   - С таким поведением он долго не задержится. Слышал, ты его огрела.
   - Да какой там огрела. Ладошкой по щеке съездила, - Алиса попыталась продемонстрировать удар на парне, но Фёдор в притворном испуге отшатнулся, вызвав смех любимой. - Вот, а этот даже не испугался. Такому бугаю пощёчина, что укус комара. Только забормотал обиженно, и спать пошёл.
   - Мою пощёчину он почувствует.
   - Федя!
   - Что?
   - Ты же обещал мне, никаких разборок. Или будешь драться с каждым, кто ко мне симпатию проявит? Второй новенький, между прочим, тоже глазки строил, пытался подкатить на кухне.
   - Я другое слышал. Говорят, он к Женьке Гатиловой клинья подбивал.
   - Не веришь, спроси у Светки, как он мне "Прекрасное далёко" пел, - надулась Алиса.
   - Верю, верю, - Фёдор постарался загладить свою вину поцелуем, но девушка отстранилась, подставив под губы парня ладошку. - Ах ты вредина.
   Лукьянов поцеловал руку девушки, но на этом не успокоился, пытаясь добраться до лица любимой. Довольная Алиса визжала, всячески отбивалась, но под конец обессиленная сдалась на милость победителю.
   Вдоволь намиловавшись, Фёдор продолжил мягкий расспрос:
   - Так что у Нестеровых стряслось?
   - Пока ничего, но может, - наставительно произнесла Алиса, поправляя растрепавшиеся волосы. - Мишка, добрая душа, вчера Скворцова к себе в гости позвал. Тот с дорогим коньяком припёрся и начал в открытую с его девушкой заигрывать.
   - Ерунда. Мишка бы сразу заметил и в шею выгнал.
   - Дурак провинциальный твой Нестеров. У него бабу из под носа уведут, он и не заметит. До дверей проводит и обоим спокойной ночи пожелает. Я со Светкой после клубняка в гостиной сидела и лично видела, как он к ним в комнату бегал.
   Фёдор засмеялся:
   - Бегать он любит. Представляешь, сегодня в девять утра открываются ворота. Вокруг тишина, народ спит. Смотрю, кто-то круги наматывает по двору. Энергия в парне через край бьёт. Правда, я рассчитывал, что после недельной разлуки меня любимая девушка встретит, а не пыхтящий во все дыры мужик.
   - Уууу, - недовольная девушка толкнулась. - Ты не представляешь, как я устала. Просто с ног валилась. Из-за этой Светки тарахтелки на два часа позже вернулась, чем рассчитывала.
   - Эх, ты моя труженица танцевальная, - Лукьянов обнял Алису и на этот раз держал долго, пока девушка сама не попросилась на волю.
   - Скворцов ещё к Лерке подкатывал, - было первое, что произнесла Селезнёва, едва обмякли крепкие мужские объятья.
  
   15 мая, 11:01.
   Камеры в столовой.
  
   - Вау, а бэйби, бэйби, бэйби. Вау, а бэйби, бэйби, бэйби, - в прекрасном расположении духа я ступил на территорию пищеблока. Даже голодный желудок, вещавший о своих потребностях утробным гласом, не мог испортить хорошего настроения. Вроде за час бесцельного бокоотлёживания ничего не изменилось, а вот, поди ты. Позитив фонтаном пёр изнутри, требуя песен и общения. Пришлось выйти в свет, вернее на экраны, забыв на время о режиме невидимки.
   - Ооо, какие люди к нам пожаловали, - огласил Буцаев окрестности, едва завидев меня.
   - Всем доброго дня.
   - Привет, привет, - поздоровалась с дивана Шамшурина. Рядом с ней опять восседала фарфоровая статуэтка в лице Алёны Хацкевич.
   Слева вместо слов приветствия донеслось звучное засасывание. Гацура на пару с Костиком гоняли чаи, обжигая языки горячим напитком.
   - Ммм, как вкусно пахнет, - мои ноздри с шумом вобрали аппетитный воздух, буквально витавший в атмосфере пищеблока. Явно готовилось мясо, жарился лук, а со стороны тянуло резким ароматом клубники, чужим на этом празднике запахов. Он был настолько отчётливым и ярким, что возникали сомнения в естественном происхождении. Похоже, пацаны снова балуются фруктовой заваркой в пакетиках, рекламный слоган которой гласил "попробуй вкус настоящего лета". Спасибо судьбе, в моём родном городе лето совсем другое.
   - Это наша Лера кошеварит. Она у нас повариха, будущий юрисконсульт и швея в одном наборе.
   - Андрей, не швея, а портниха, - поправила Буцаева Лера. Девушка стояла лицом к плите, перемешивая на сковородке нечто невообразимо вкусное.
   - Клёвый прикид, Макс, - расплылся в улыбке Марат, изучая меня с ног до головы. По такому поводу он прекратил процесс шумного чаепития, отставив в сторону ярко-жёлтую кружку с ярко-розовой жидкостью. Удивил Гацура наблюдением, ничего не скажешь. Сегодня только ленивый не прошёлся относительно резкой смены моего имиджа.
   - Да, теперь я модный парень. Спасибо за футболку, Костян. Как разживусь барахлом, верну обязательно, - я кивнул качку в знак признательности. Костик выдал улыбку смущённого ребёнка, что никак не вязалось с образом человека-скалы.
   - Чего там, - пробормотал он и покосился на сидящего по соседству Марата.
   - Великовата тельняшка, - ехидно заметил Олег. Крысопарень ловко притаился за столбом, где его и не сразу приметишь.
   - Сойдёт. Главное не размер, а участие.
   Алёна хихикнула, словно я сморозил откровенную пошлость. Интересно, это фарфоровая куколка хоть разговаривает?
   Желудок выдал серию беспокойств по поводу пустых, не имеющих к важному никакого отношения мыслей. С этим товарищем шутки чреваты гастритом, язвами и прочей дрянью пищеварительного тракта.
   Подойдя на расстояние двух шагов от Леры, я вновь шумно вдохнул и восторженным голосом произнёс:
   - Безумно аппетитный запах. Так бы и дышал.
   - Так бы и дыши, - передразнил Буцаев, подстраиваясь под мой тон.
   Лера обернулась и с хитринкой предложила:
   - Если хочешь, могу угостить.
   Наконец-то.
   - Мадам, вы само очарование. Весьма признателен. С превеликим удовольствием приму ваше предложение. Только, увы, отблагодарить вас нечем.
   - Соловьём запел, - пробубнил без отрыва от кружки Марат. Получилось трубно, с клацаньем зубов о керамику.
   - Не переживай, Макс. Ничего не надо. От некоторых и простого спасибо не дождешься.
   Шамшурина хмыкнула, поймав случайный взгляд Леры.
   - А ты корми его. Глядишь, он и к тебе по утрам приходить будет.
   - Путь к сердцу мужчины лежит через желудок, - философски изрёк из-за столба Олег, но его опять никто не слушал.
   - Скворцов, определился с симпатиями или дальше планируешь за еду мужским вниманием одаривать?
   Шамшурина, словно ёжик с челюстью крупного хищника: и зубами вцепится, и иголками по ходу вопьётся. С утра три раза успела побеспокоиться о процессе выбора зазнобы сердца. И всё с подколами.
   - Правильно резину тянет, - ответил за меня Буцаев. - В мужчине должна быть тайна, особенно перед голосованием.
   - Не боись, Макс, - Марат с шумом отхлебнул горячую химию из кружки. - Борис одной ногой за забором.
  
   15 мая, 16:34.
   Камеры в бассейне.
  
   - С одеждой смешно вышло. Мальчишки ему ночью шмотки подменили, - Алиса весело улыбалась.
   - Подожди, сейчас угадаю. Наверное, Ромкина идея.
   - Ну а чья же ещё. Ты видел, как он в майке Попова смотрится? Так потешно. Туда два Скворцова поместятся.
   - Если не три, - задумчиво произнёс Фёдор. - Ничего смешного не вижу. Поляков всех достал со своими искромётными подколами. Пускай попробует это с Костиком провернуть, а не с тощим Скворцовым.
   - Ой и чего ему твой Костик сделает? Пробубнит что-нибудь грозное под нос, сопли утрёт и на короткий поводок к Гацуре? С виду только мужик, а на деле шавка Марата - лает по приказу и личного мнения не имеет. А твой Скворцов в ноги должен поклониться за приличные вещи. Видел бы ты его вчера в трофейных дедушкиных шортах на вырост. Рубашка порванная, нитки торчат, со спины выцветшая. Шамшуриной при виде такого ловеласа чуть плохо не сделалось.
   Фёдор поморщился.
   - Плохо, что не сделалось. Представляю, сколько литров яду Шамшурина выпустила. Поди, вся женская спальня закапана. С её то изысканной страстью к дорогим вещам и вдруг такой коварный удар.
   - Федь, перестань, - Алиса капризно надула губки. - Это и вправду было смешно. Смеялся бы вместе со всеми, будь вчера здесь, а не мотайся неизвестно где.
   - Ладно тебе, - Фёдор в знак примирения прижал девушку к себе. - Прикид не мешает ему кадрить девчонок. Что там за история у него приключилась с Анечкой Ледаковой?
   Селезнёва едва не взвизгнула от удовольствия.
   - Ты не знаешь?
   - Олежка что-то трепал на кухне.
   - Слушай. Значит, пригласила Ледакова Макса на приватную беседу.
  
   15 мая, 13:36.
   Камеры в комнате для частных бесед.
  
   Раньше я видел Ледакову на обложках глянцевых журналов. Да чего там греха таить, заглядывал на сайты с обнажёнными знаменитостями, где долго и со вкусом любовался прекрасным телом Анечки. Так её называли все. Анечка, Анюта, некоторые из особо приближенных позволяли себе фривольное Анюсик, но не Анна. Разве можно было по-другому? Красивое кукольное личико голливудского стандарта, обрамлённое естественными от природы светлыми волосами. Мягкий голосок, плавные покачивания бёдер при походке полной кошачьей грации.
   - Ну рассказывай, как твои дела?
   Как она так умудряется сидеть, словно штырь металлический в позвоночник вставили. А руки? Руки, как у примерной девочки, лежат на идеальных ножках, только вот юбку подобной длины примерные девочки не носят. Да и шлейф из скандалов за Ледаковой тянется, будь здоров.
   - Максим?
   - Похвастаться нечем.
   - А я другое слышала. Сначало твои ухаживания за Алисой и Светой, вечером напросился в гости к Нестерову и там вовсю проявлял симпатии к Жене Гатиловой. Как всё это можешь объяснить?
   Скажи последнюю фразу другой, обиделся. Этакий сплав требовательной угрозы. Дескать, нашкодил, давай выкручивайся, если не хочешь в угол на сутки. У Анечки и намёка не было ни то что на угрозу, даже на требование.
   - Утром я разговаривал с Фёдором - это что, повод для обвинения в гомосексуализме? Тут ещё кошка постоянно бегает. Боюсь представить, о чём бы мы сейчас беседовали, соблазнись я погладить животину.
   - Максим, не передёргивай. Или в твоём общении с Алисой не было флирта?
   - Флирта? Все молодые, здоровые, способные к продолжению рода или просто чувствующие зуд в одном месте флиртуют. Это происходит неосознанно, на уровне инстинктов, доставшихся от далёких предков. Чем я хуже обезьяны?
   - Значит, флирта ты не отрицаешь?
   Планировал говорить мало, сцеживать информацию граммами. И вдруг понесло. Хочется выглядеть искромётным и остроумным, особенно когда этого ждёт прекрасная девушка.
   - Я приглашал на прогулки под луной, дарил розы, держался трогательно за ручки, посвящал стихи или отчаянно пытался украсть поцелуй? - пять загнутых пальцев продемонстрировали количество убедительных фактов в мою пользу. - С Женькой вообще история тёмная и загадочная. Там малейшего намёка на флирт не было. Мишка там был, и всё видел, и всё прошло нормально, пока кому-то с извращенной фантазией не понадобилось раздуть скандал на пустом месте. Своего он добился. Нестеров сквозь зубы разговаривает, а Гацура прямо интересуется, какие у Женьки груди на ощупь. Что происходит, не понятно.
   - Ты же сам сказал, что все молодые и симпатичные флиртуют, постоянно и неосознанно, что основной инстинкт заложен в нас природой. И тут же противоречишь собственным словам. Оказывается, с Гатиловой у тебя и намёка на флирт не было. Женя что, страшная или слишком стара для тебя? Предпочитаешь пятнадцатилетних нимфеток?
   Вот тебе и кукольное личико, вот тебе и Анечка. Расслабился, растаял от присутствия красивой молодой женщины. Хотел выговориться на камеры, получай Максим гранату.
   - Без комментариев.
   - Максим, - Ледакова опёрлась на левую руку, изменив идеальной осанке, - помни, ты подписал предварительный контракт, где одной из обязанностей является ответ на вопросы. Не игнорировать, не уходить в сторону, а отвечать.
   Чутьё мне подсказывало, зрители не увидят этого фрагмента в завтрашнем выпуске. Хорошо, Анечка, будем идти у вас на поводу, пока не появится особый выбор.
   - Я сказал, что флиртуют все, но не сказал, что всегда.
   - Сказал.
   - Нет, не сказал.
   - Говорил, - Ледакова была очаровательно упёртой.
   - Может попросим запись и посмотрим? - я чувствовал, Анечка отступит. Не говорил же я, в самом деле? - Человек - это не машина для удовольствий. Он не способен постоянно думать о сексе и размножении. Ему просто необходимы перерывы для нормального функционирования. Кроме того существуют другие сильные желания.
   - И что за желания?
   - Банальные. К примеру, чувство голода.
   Анечка обрадовалась.
   - Теперь понятно, откуда берутся утренние комплименты в адрес Светловой. Банальное желание покушать?
   - И это в том числе, отрицать не буду.
   - И она тебе нисколько не симпатична?
   - Симпатична, как и другие. На проекте много красивых девушек и ведущая в их числе.
   - Спасибо, - дежурной улыбкой ответила на комплимент Аня. - Неужели из такого количества симпатичных участниц тебе никто не приглянулся.
   - До такой степени, что бы строить отношения? - получите театральную паузу, господа режиссёры. - Нет.
   - Однако, какой вы разборчивый, молодой человек. Не боишься, что пока занят перебиранием, твой конкурент тебя обставит. Мы, ведущие, помним главную цель проекта - соединять любящие сердца. Поэтому на голосовании в первую очередь учитывается наличие второй половинки. Борис это понимает и предпринимает серьёзные шаги в правильном направлении. Понимаешь ли это ты?
   - Понимаю. Из возможного количества пар на проекте только две. Следовательно, восемь участников мужского состава находятся ровно в тех же условия, что и я.
   Анечка очаровательно повела головой.
   - Не забывай, они давно на проекте и в этом их преимущество. Так что думай, Максим. У тебя два дня на размышление.
   На этом наш приват закончился. Анечка заспешила к выходу, а я шёл следом, активно скрипя мозгами. Пугай, Ледакова, у тебя это получается. Правда, не словами, а поступками. Одно твоё решение провести частную беседу со мной хоронит надежды Бориса на будущее в проекте.
   - Аня, могу я проводить тебя до машины.
   Ослепительная кукольная улыбка.
   - Почему бы и нет. Через пять минут я буду у выхода.
   Пять минут. У меня есть пять минут. Где нечистая носит этого Бориса.
   Я вприпрыжку спустился по лестнице и вылетел на кухню. Кто здесь? Гацура со своим качком-ординарцем, Чумилов, жующий нечто из пластмассового ведёрка, Лыпарев со Светой на диване. Этот точно должен быть в курсе.
   - Олег, выручай, где можно найти Бориса?
   - Я его в женской спальне видел. А ...
   А я уже не слушал. Бросив огромное спасибо через плечо, вихрем взлетел по лестнице и прямиком в дамские апартаменты. Искомый Борис присутствовал на месте в сообществе пампушки Марии Порошиной и стервозной троицы. Последние, впрочем, сидели отдельно и беседу вели свою, отдельную.
   - Борис, можешь на пару минут выйти?
   Похоже, я слишком резко ворвался в комнату. Лера с Катей вздрогнули, а фарфоровая куколка с неприсущей ей подвижностью повернула голову в сторону шума.
   - Не видишь, я занят.
   Блин, Борис, сейчас не время включать мужика.
   - Вопрос жизни и смерти, - кажется, я повторялся. Ощущение дежавю возникло и у Бориса. Он сморщил лоб, помятую об угрозе вчерашнего купания, прошептал пару слов на ушко Порошиной и направился в мою сторону.
   - Скворцов, тебе за девушками бегать надо с высунутым языком, а ты Бориса дёргаешь, - Шамшурина не могла обойтись без комментариев. - У парня в кои веки жизнь личная налаживаться начала.
   - Шамшурина, может заткнёшся, - встряла Порошина. - Занимайся своей личной жизнью.
   - А ты за мою личную жизнь не волнуйся, бегемотик.
   Дальше я не слышал, удалившись с Борисом в полутёмный коридор.
   - Чего? - мой собеседник угрожающе нахмурил брови, едва мы оказались наедине
   - Есть вариант проводить Анечку до машины. Подожди, не перебивай. У меня сейчас был приват с Ледаковой, где она намекнула на возможный уход кого-нибудь из старичков. Ты в курсе, что у ведущих есть два права вето на голосовании? Ну вот. Наша с тобой задача всячески поддерживать и подталкивать Анечку в нужном направлении. Пора влить новую кровь в старые ряды.
   - Провожать зачем?
   - Должны же мы проявить чувство такта к человеку, от которого напрямую зависит наша судьба.
   Криво излагаешь, Скворцов. Слишком торопишься, много суеты. Как итог, Борис продолжает сомневаться.
   - Она намекнула, что ей будет приятно присутствие новичков в качестве кавалеров.
   - Так бы сразу и сказал. а то развёл бодягу про кровь. Пойду, брюки одену, - Борис покосился на свои волосатые ноги, едва прикрытые шортами.
   - Некогда. Через минуту она выходит.
   Ледакова появилась минут через двадцать, успев переодеться в белое короткое платьице, и водрузить на голову элегантную шляпку с приколотым сиреневым цветком. Если её и удивило присутствие Бориса в почётном эскорте, виду она не подала.
   - Как тебе у нас живётся, рассказывай, - Анечка требовательно взяла меня под руку, и направилась к выходу. В ноздри ударил целый букет наиприятнейших запахов. Не удивлюсь, если она подбирает шампунь или косметическое молочко под аромат парфюма.
   Зачем так тесно прижиматься бедром. И плечо, и плечом тоже. Страшно представить, как она жмётся в медленном танце. Твою, твою, твою... Если в ноздри бил запах, то в голову ударили гормоны. Подумаешь, обычное дело, гулять с самой Ледаковой по двору и мило болтать о глупостях. Лет пять назад я бы поплыл, причём далеко и надолго. Но годы дают толику мудрости, а толика мудрости возможность частичного обуздания желаний.
   Борис! Борис продолжал топтаться на месте и лишь после моего призывного взгляда и жеста свободной рукой, поплёлся робко следом. Вот стерва, могла же так явно не игнорировать присутствие парня. С другой стороны она дала добро на проводы мне одному, и нарушенное чувство такта по отношению к Борису, моя личная проблема.
   - Скворцов, раз напросился девушку провожать, давай, развлекай беседой.
   - Про мою проектную жизнь рассказывать не интересно. Да ты и сама всё видишь по картинке, а что не видишь, доложат.
   - Грубо, Скворцов. Не доложат, а поставят в известность. Ты бы ещё сказал донесут.
   Я так и хотел сказать, но врождённое чувство такта вкупе с инстинктом самосохранения скорректировали первоначальный замысел.
   - Хотел спросить.
   - Хотел, спрашивай.
   - По какому принципу вы рассаживаете новичков, когда их представляют зрителям. Кому сидеть рядом с Никитой, а кому рядом с ... ведущей.
   - Не понравилось соседство Никиты? - Аня одарила одной из многочисленных улыбок, стоящих на вооружении гламурной красавицы.
   - Нет, просто...
   - Просто ты задаёшь много странных вопросов: какого цвета обёрточная бумага от букета, какой зум у камеры под потолком, кто клал плитку в туалете.
   В этот моменты мы подошли к посту охраны, где с нас любезно сняли микрофоны и пожелали Анечке счастливой дороги без пробок. Борис, было, хотел остаться за забором, и мне вновь пришлось подбадривать парня путём невербального ряда.
   - Аня, не поверю, что у тебя есть время просматривать видео за целый день.
   - И правильно не веришь. Для этого у канала существует целая команда редакторов. Мне лишь дают нарезку наиболее интересных моментов.
   - Странно.
   - Что странно?
   - Что кому-то показался интересным разговор о цвете обёрточной бумаги. Я уже не говорю про плитку в туалете.
   Анечка неожиданно остановилась и, не выпуская руки, тихо произнесла:
   - Может, мне было интересно всё, что касается конкретного человека.
   Борис дрогнул. Главное не дрогнуть мне. Это оружие из арсенала Ледаковой бьёт посерьёзнее фаустпатрона.
   - Так что там насчёт рассаживания новичков?
   Стоило мне озвучить вопрос, и русалочий взгляд девушки моментально потух.
   - Мог бы сам догадаться, Скворцов, - произнесла она, когда мы продолжили путь. - Ответ банален.
   - Порш! - выкрик Бориса не смог прервать плавной речи ведущей.
   - Его костюм больше сочетался с моим нарядом, нежели твои голубые джинсы за семьсот рублей.
   - За четыреста. Лично у цыган на рынке покупал. Полтинник сбросили, между прочим.
   - Тем более. Такие вопросы решают стилисты, а не ведущие.
   Мы остановились возле машины Ледаковой. За моей спиной напряжённо дышал Борис. Таким возбуждённым я не видел его ни на проекте, ни на кастинге.
   - Будем целоваться на прощанье, в щёчку, - последнее она добавила игриво, даже слишком.
   Я вновь ощутил бесподобный аромат, нежную бархатистость кожи, и прикосновение слегка влажных губ. Раньше я прибывал в полной уверенности, что светские львицы только обозначают приветственные или прощальные поцелуи. Так виделось со стороны экрана, где освещались пятизвёздочные рауты. Оказывается, всё по-настоящему, максимально приближенно к поцелую губы в губы. Или я не дорос до пятизвёздочных раутов?
   - Чмоки-чмоки, - придав своему взгляду твёрдости, выдал я. Кажется, с твёрдостью не вышло. Прищур левого глаза дрогнул, выдавая волнение.
   - Чмоки, - ответила она с лёгкой улыбкой и, открыв дверцу, села в свой...
   - Порш. Это же порш, - возбуждённо заговорил Борис.
   Отлично. Парень не дуется на полное игнорирование со стороны Ледаковой. И, кажется, не до конца понимает, что это означает.
   - По мне так "бэха" интереснее будет. Немцы понимают толк в машинах, - я говорил, а сладкий привкус на губах напоминал о недавнем поцелуе. Сосредоточься, Скворцов. Подлить масла перед сложным разговором с конкурентом полезно, а вот думать о прекрасном теле в укатившем автомобиле чревато.
   - Да, "бэха" работает как часы, - не стал спорить польщённый Борис, поворачиваясь в сторону ворот с одним единственным намерением - вернуться на проект. Хрен тебе. Столько сил потратил, что бы выманить наружу, не ради созерцания крутой иномарки или повода разносить слухи о поцелуях.
   - Борис, подожди, есть важная тема, которую лучше обсудить без свидетелей и без камер. - Дождавшись внимания собеседника, я продолжил: - будет лучше, если о нашей беседе никто не узнает. Я могу рассчитывать на твоё честное слово?
   - Можешь, - хмуро пробормотал Борис. Детский сад, разумеется. В век прогрессивного развития карьеризма, когда за место под солнцем без грязи не поборешься, трудно рассчитывать на вес слова. Я и не рассчитывал. Просто лишний раз хотелось пропитать Бориса значимостью момента.
   - Смотри, проекту нужны яркие люди, а быть ярким на шоу "Сердца" без скандала невозможно. Этого требуют законы жанра. У каждого внутри периметра имеется свой конфликт: разгорающийся, угасающий, вроде потухший, но с тлеющими угольками. Пора и нам завести свою историю скандалов на телевиденье. - Борис молчал, то ли соглашаясь то ли из иных соображений, а я продолжил ковать горячее железо: - самый простой скандал - это драка. Но за тупой мордобой здесь выгоняли неоднократно, поэтому делаем всё по-умному. Я цепляюсь к одной из девчонок по мелочи, начинаю оскорблять и выводить на эмоции. Словесная буча разгорается, я перехожу все границы приличия, и объект в ярости начинает реагировать на меня.
   - Кто?
   - Девушка. Будет ли она пытаться меня ударить или швырнёт чем-нибудь тяжёлым, не важно. Основное в этом моменте - ты должен быть рядом. Как только я хватаю объект и валю на пол с целью физической расправы, ты чёртиком из табакерки выскакиваешь передо мною и успокаиваешь условно сильным ударом в живот или железным захватом за шею. Только не перестарайся и не отбей мне кишки. В конечном счёте, я получаю славу ведущего засранца проекта, ты - славу рыцаря, защитника слабых и угнетённых.
   - Как-то всё это, - Борис с сомнением покачал головой.
   - Самый ценный приз, который тебе перепадёт - благодарность девушки. Вечером, на основании защитника придёшь утешить её, поддержать по-дружески. Она скажет спасителю большое спасибо, нежно прижмётся, поцелует в знак признательности, а дальнейший ход развития событий целиком и полностью зависит от тебя одного.
   - Не знаю, - сомнения Бориса улетучивались утренним туманом в погожий день.
   - Кстати, до сих пор не прозвучало имя девушки, - я пытался дожать собеседника.
   - Лера?
   - Забудь о ней. Она даже из великой благодарности не спустится с небес на землю. У Светловой есть определённый типаж мужчин, под который мы с тобой, увы, не подходим. Да и спровоцировать её на потасовку будет трудновато. Вот Шамшурина для драки в самый раз.
   - Катя? - Борис задумчиво поджал губы. Ёкарный бабай, этот телок ещё выбирает. Одна из самых сексапильных девушек проекта его не устраивает.
   - Нет, разумеется, мы можем оставить всё на своих местах, и ты продолжишь свои ухаживания за Машей Порошиной. У женщин в теле есть очевидные преимущества в виде больших грудей и мягкого, расплывшегося живота. Я не говорю про объёмные бёдра, между которыми можно собираться в холодные зимние вечера для согрева. То ли дело отвязная стерва с точёными ножками, плоским животиком, заводной игрушкой крутящаяся в постели. Кому нужны такие выдумщицы?
   Борис мог спросить многое. Например, с чего я взял, что Шамшурина хороша в постели или почему она в отличие от Леры благосклонно примет ухаживания защитника? Он спросил другое:
   - И когда ты хочешь это провернуть?
   - В день голосования. События конфликта будут свежи в памяти участников, а режиссер, сто пудово, заинтересуется его дальнейшим развитием.
   - Режиссёр здесь причём, голосовать ребята будут.
   Со стороны могло показаться, что Борис беспощадно тупит, однако, я видел бег мыслей в его задумчивых глазах. Он видел прямую выгоду от благородного поступка, но выгоду от попытки избить девушку, предварительно доведя её оскорблениями до белого каления, не видел даже я.
   - Это тебе режиссёр не нужен. Против рыцаря в белых доспехах участники голосовать не будут при любых раскладах, а вот мне защита в виде вето понадобится. Или думаешь, я тут зря под ручку с Ледаковой разгуливаю?
  
   15 мая, 17:11.
   Камеры во второй комнате.
  
   - Катюша всерьёз полагает, что этот конь, пардон, со всеми сопутствующими причиндалами, этот рысак Орловской губернии, способен исправиться?
   - Рома, это же Шамшурина. Если она хочет верить, она верит и переубедить её невозможно.
   - Ребят, - Лера обращалась сразу к двум участникам, помимо неё расположившимся в комнате. Алёна Хацкевич возлежала на кровати, раскинув рыжие нити волос по подушке в цветочек. Роман сидел рядом, подле ног девушки. - Ребят, хватит из Кати жертву делать. Чумилов такой сякой, Чумилов её заманил, уволок невинную овечку в своё логово. Нашли жертвенного ягнёнка с волчьей пастью. Она сама, кого хочешь, в угол загонит и выпотрошит. Красивые и молодые поехали весело провести время. Всё, больше здесь нечего придумывать.
   - Лерочка, умничка ты наша, конечно ты права. Сейчас никаких проблем нету и вам, как самым близким подругам, волноваться нечего. Пока нечего, - последнее предложение Роман добавил после некоторой паузы, включив жёсткую интонацию. - Катенька съездит на ночь, развеется. Съездит второй раз и третий, а после о любви начнёт говорить да слёзы лить вёдрами. Что я вас девчонок не знаю? Всегда одна и та же история с драматичным финалом: ему надоело, нужны новые впечатления, а она привыкла и вроде как даже влюбилась. Ос-та-но-ви-те, пока не поздно. Остановите вы свою подругу.
   - Ты ей тоже близкий друг, - подала голос Алёна. - Всюду трындишь об этом. Так сделай доброе дело, спаси подружку.
   - Сравнила, прости мама, жопу с пальцем. И что я ей скажу? У Чумилова член гуляет помимо воли хозяина? Никогда и никакому другу в мужском обличье девчонка не доверится. Не доверится в той степени, в которой сможет это сделать лучшей подруге. Вам, первым подружкам на проекте она все тайны поверяет, а не мне, потому как с яйцами.
   - Тогда поговори с Чумиловым.
   - Лерочка, красавица ты моя ненаглядная, какой Чумилов? - Поляков всплеснул руками, словно учитель, которого подвела любимая ученица. - Сама понимаешь, что говоришь? Лёша, не ходи гулять с Шамшуриной, ты её бросишь через неделю, а девочке будет больно. Бред. Да проще племенного быка уговорить на самокастрацию, чем нашего Чумилова отказаться от очередной юбки.
   - Проблему в сложившейся ситуации видишь ты один, Рома, - Лера всем телом повернулась в сторону собеседника, скрестив руки на груди. - Если мы, её близкие подруги, знающие секреты друг дружки лучше других, не кричим о трагедии на каждом углу, значит есть причина. Нам виднее, ты так не считаешь?
   Роман всплеснул руками.
   - Как хотите. Как хотите, я не спорю. Мавр своё дело сделал, его душа спокойна. Умываю ру ... Да кто там орёт постоянно? - Поляков прислушался к далёким голосам, доносящимся через перегородки. Кричали давно, кричали с упоением, со знанием дела задавая фон беседе.
   - Буцай с Шиленко снова цапаются. Нинка вечером в город намылилась, - томно поведала Алёна.
   - А Андрейка отпускать не хочет, - медленно произнёс Роман, сцеживая слово за словом. Потом, будто очнувшись от тяжёлого забытья, резво продолжил: - это понятно. Старая пластинка до такой степени заезжена, что колики начинаются. Лерочка, ты нам лучше расскажи о новых ухажёрах. Целых две штуки, народная молва доносит. Как там мальчик с букетом поживает?
   За Светлову ответила подруга:
   - Этот мальчик с букетом в первый же день к Алисе лыжи навострил.
   Роман кивнул.
   - Слышал я, как ему эти лыжи пообломали. Хватило ума, куда соваться. Пусть спасибо скажет, что не Фёдор на лыжне поймал.
   - Мальчику на проекте ничего не светит.
   - Алёнушка, ни скажи. Я его сегодня с нашей помпушечкой наблюдал, с нашей Машенькой, в обстановке стиля "романтик". Хорошо ребятки смотрелись, как голубки бройлерные.
   - Быстро толстушка в оборот бизнесмена взяла.
   - Алёнушка, радость моя, а что ты хочешь. Мадам полгода на сухом пайке сидит. Тут любая крепкая баба взвоет. Ну может у неё там есть мужичок завалявшийся за забором, какой-нибудь морячок залётный, с которым она раз в неделю видится. Хотя, лично я, сильно сомневаюсь, - Роман говорил в сторону, словно обращался не к присутствующим дамам, а некоему незримому четвёртому, невидимкой стоящему у стены. С новой тирадой Поляков исправился, обратив своё лицо непосредственно в сторону Леры, - второй твой кавалер хлеще будет. Наш Максимка не только первый модник на колхозе, но и ходок, каких поискать. Привык у себя быть первым парнем на деревне и здесь ручонками загребущими тянется всюду, куда фантазии хватает.
   - Силёнок не хватит.
   - Знаешь, Алёнка, и пускай не хватит. Мальчик хоть какую-то движуху на проекте создаёт. С утра песенки на англицком поёт, со всеми здоровается, нашего Костика своим спасибо за поношенную майку в краску вгоняет.
   - Ледакову до стоянки проводил.
   - Правильно. Анечку на прощанье в щёчку чмокнул, что само по себе непостижимо. Вон как мальчик старается. Один из самых ярких приходов в последнее время. Не было бы легендарного Толика, был бы самым ярким. Пускай растрясёт наше застоявшееся болото, а то из недели в неделю грызня Буцаева с Шиленко новостью дня проходит. Надоело. Кстати, вы в курсе, что наш колхозник умудрился Мишаню с Гатиловой поссорить?
  
   15 мая, 15:08.
   Камеры в третьей комнате.
  
   - Хватит реветь, - Нестеров раненным зверем метался по комнате, - перестань. Что бы я тебя с ним рядом не видел, поняла? Никаких уединений.
   - Ты Лыпареву веришь больше, чем мне.
   - Причём здесь Лыпарев, - Мишка с размаху хлопнул ладонью по крышке стола. Вздрогнуло всё: начиная от предметов на этом самом столе и заканчивая девушкой. - Все говорят, понимаешь, все. О чём с ним сегодня в подсобке шушукалась двадцать минут.
   - Он помогал мне картошку выбрать.
   - Двадцать минут!?
   - Там половина порченной.
   - Двадцать минут!?
   - Надо было банки достать с ...
   - Двадцать минут!!! Запереться на двадцать минут в единственном месте, где отсутствуют камеры. Женя, не парь мне мозги. И хватит реветь, - Мишка остановился и потёр переносицу. - А я-то дурак, думаю, чего он ко мне с самого утра насчёт электронки забегал. Рассчитывал хозяина дома не застать. Настолько ему не терпится, зудит в одном месте. - Нестеров вновь начал мерить комнату быстрыми шагами. - Ты меня поняла? Никаких Максимов, никаких приглашений, на завтрак, ужин, обед, никаких подсобок. Там вон Светлова холостая скучает, пускай кормит жаждущих, а тебя что бы и близко с ним не видел, поняла?
   Женя, сидевшая всё это время с опущенной на руки головой, подняла опухшее лицо. Пару слезинок застыло на щеке, ещё одна, прочертив мокрую дорожку, скатилась до подбородка.
   - Ты такой дурак, Мишка.
   - Это я дурак? Да над нами все смеются. Двадцать минут в подсобке, что вы там делали?
  
   15 мая, 18:27.
   Камеры в мужской спальне.
  
   - Подожди, я не понимаю. Стало быть, до нашего с Борисом прихода на проекте было восемь парней и восемь девчонок плюс претендент на одно из шестнадцати мест.
   - Одну неделю приходит парень, другую девушка, - подтвердил Костик.
   - Значит, он приходит и неделю живёт наравне с другими участниками. Через семь дней проходит голосование мужское или женское, в зависимости от пола претендента, где этот самый претендент на общих правилах и участвует, я правильно понял?
   Костик издал утвердительный звук. В руках качка удобно устроился большой стаканчик йогурта, из которого периодически потреблялось содержимое с помощью миниатюрной пластмассовой ложечки.
   - Слушай, ну тогда получается, у новичка нет шансов? Старожилы пообтёрлись, давно живут вместе и любую угрозу извне будут дружно изгонять.
   - Забываешь, у ведущих есть два право вето, - качок оформил паузу, в ходе которой успел сделать два захода в йогуртовую смесь. Если новичок понравился, хрен куда уйдёт. Да и у старичков свои тёрки бывают, строят друг другу подляночки всякие, слухи распускают.
   - Слухи у вас и без того распускают, - я хотел было припомнить свежую историю о конфликте с Мишкой, но довольно рыгнувший Костик охоту к рассказам отбил. - Наш двойной приход связан с решением увеличить число участников, я правильно понял?
   - Типа того. Хотят сделать по девять парней и девять девчонок. Ща выгонят тебя или Борьку, потом запустят двух новеньких девчонок, ну а потом будет как раньше.
   - А почему у нас с Борисом всего три дня? Ведь обычно для обживки неделю дают.
   - Это не нашего ума дело, - Костик указал пальцем на потолок. - Они там сами про себя решают, когда три дня, а когда и месяц.
   - Мне инет нужен.
   Костик тупо уставился, вытер губы, смял в широкой ладони пустой стаканчик из-под вишнёвого йогурта и снова посмотрел на меня:
   - Чего?
   - Не знаешь, у кого кроме Нестерова выход в интернет есть?
   Пока Костик усиленно вспоминал, в комнату влетел Марат в сопровождении Олега. Без мистера Большое Ухо никуда.
   - Слышал, у вас с Михой потасовка была, - начал с порога Гацура.
   - Тебе этот успел напеть? - кивнул я в сторону Олега. Хоть бы хны. Другой на его месте давно возмутился из-за подобного тона, Лыпарев же только лыбился во весь свой крысиный оскал.
   - Так чего там у вас? - Марат сел рядом с Костиком, напротив меня. Олег предпочёл стоять в отдалении, подпирая плечом одну из стен.
   - Ничего особенного. Настойчиво попросил меня не оставаться с Женей наедине.
   - А ты что?
   - А я согласился.
   - И чего теперь думаешь?
   - Ничего не думаю, мне интернет нужен.
   Но Марат словно и не слышал о моей сетевой потребности:
   - Зажимался с ней в подсобке?
   Взгляд как у закадычного дружка. Эй, приятель, мне можешь доверять, расскажи всю подноготную, излей душу, я же свой в доску. Проект такую способность в человеке воспитывает или от природы родился с талантом. Похоже от матушки природы. Вон Костян помимо скоростного поглощения йогуртовой массы ничем особым не запомнился.
   - На верхней полке доска отвалилась, пока прилаживал на место, - я замер на полуслове, осенённый внезапной догадкой. - Слушай, Марат, а много на проекте помещений без видеонаблюдения?
   - Кроме подсобки есть парочка мест, но подсобка самое удобное из них. В туалете тесновато, вдвоём не залезешь.
   - Там одному поместиться тяжело, - согласился Костик.
   - Ты меньше протеинов жри, скоро на кухне не поместишься.
   - Ща чью-то крысиную морду за уши к полу приколочу, - беззлобно пригрозил Костик Лыпареву.
   О том, что на проекте имеются пространства без посторонних глаз, я узнал час назад. И хорошо, что так поздно, иначе неминуемо потащил Бориса в подсобку, а не за калитку Анечку провожать.
   - Совершенно случайно организаторы оставили подсобку без контроля. Строили дом с одной единственной целью - иметь глаза повсюду и вдруг проморгали. На улице замшелую беседку не пропустили, камерами каждый метр нашпигован, а тут помещение рядом с кухней слепым пятном выделяется. Удобное местечко, прямо в доме, никуда бегать не надо. Да оно просто само говорит: эй, зайди сюда и поведай мне свой волшебный секрет.
   Блин, Костян смотрел на меня глазами, жаждущими продолжения истории о говорящем месте. Парень всерьёз полагает, что я сказку рассказываю?
   В отличие от соседа Марат меня понял правильно:
   - Мы проверяли на наличие камер, там чисто.
   - Почему камеры. Тайны не обязательно видеть, их главное слушать. У кого-нибудь есть фонарик?
  
   15 мая, 19:59.
   Камеры в центральной беседке.
  
   - Добрый вечер, уважаемые телезрители, это телепроект "Сердца" - найди свою любовь и с вами как всегда искромётный, Никита Семенов.
   - И само совершенство, Анна Ледакова.
   Аплодисменты.
   - Икромётный он, а не искромётный, - нарушил Нестеров общую атмосферу доброжелательности. Повсюду послышались смешки и соло в виде довольного ржания Гацуры. Семёнов брови нахмурил, но с темпа не сбился:
   - Весна, вокруг кипит жизнь. Бурлит она и на нашем проекте, постоянно держит в напряжении, как телезрителей, так и самих участников. Сегодняшний вечер подарил нам массу интересных тем для обсуждения.
   - А начнём мы по заведённой традиции с пары Андрея и Нины, - Анечка повернулась в сторону Буцаева. - Андрей, ты сидишь один одинёшенек, без своей второй половинке. Расскажи мне и нашим телезрителям, что же приключилось на этот раз.
   И понеслась телега словесная по кочкам да по ухабам. Казалось, всю нерастраченную за день энергию, всё многочасовое лежание с журналом и без, все разносимые и собираемые слухи, кропотливо и заботливо припасённые на будущее, вся зависть и злость, подсмотренное и увиденное, придуманное и додуманное, всё это выплеснулось в единый момент мощной волной цунами. Редкие реплики разума хрупким барьером крушились под безудержными криками, переходящими в откровенное хамство, слёзы и боль. Наглые и упёртые одерживали верх, затыкая рты робким и стеснительным. Впрочем, последних, как людей мало интересных для публичного шоу, можно было счесть по пальцам одной руки, поэтому вечер в беседке превратился в битву достойных друг друга горлопанов.
   - Ну что, ребята, теперь настало время поговорить о зарождении новых отношений, об отсутствующих здесь и сейчас Алексее Чумилове и Катерине Шамшуриной. Отсутствующих, прошу заметить, по уважительной причине, - Анечка строго погрозила пальчиком. Как будто никто не знает, куда укатила эта парочка и посмеет засомневаться. Вдруг они поехали не сношаться в гостиничный номер люкс, любезно предоставленный по такому случаю проектом, а решили навестить друзей или родителей. Что вы, это же не входит в суть реалити-шоу, здесь люди ищут любовь и целыми днями только этим и занимаются.
   Я был зол, очень зол, а в следствии необъективен. Сам чувствовал, как перегибаю палку в мысленных диалогах, что непременно должно сказаться на предстоящих ответах. А отвечать придётся, причём максимально выдержанно, разумно и кратко, без дачи малейшего повода для развития темы. Именно темы, а не тем. Хочется надеяться, Ледакова коснётся лишь одного аспекта моего пребывания на проекте.
   - Очередная тема для обсуждения Фёдор и Алиса.
   - Да, Никита, наши Ромео и Джульетта дают повод говорить о себе исключительно в превосходной степени. Каких-то пару недель назад я и представить себе не могла возможность существования подобного, - Анечка красноречиво развела руки ладонями вверх, - союза.
   Хочешь узнать об отношениях в коллективе, изучи, кто как сидит. Я и наблюдал помаленьку, не слушать же участников проекта, в самом деле. Благо, процесс выбора места под пятую точку был добровольным и никакими внешними законами не регламентировался. Единственное исключение - центр беседки, где по сложившейся традиции сидели ведущие: Никита и Анечка. Их равенство трудно принять даже за условное, потому как Ледакова являлась фигурой основополагающей, олицетворявшей проект "Сердца" с первых дней его жизни. И без того мелькавшая на светских раутах, Анечка вошла в каждый дом, в каждую квартиру, где есть телевизор. Не просто вошла, ворвалась в вечернее прайм-тайм, обнаружив по ходу дела недурственные зачатки ведущей, интервьюера и психолога в одном флаконе. Прибавьте к этому женский ум и обалденные внешние данные, коими Ледакова славилась ещё в допроектные времена, будучи гламурной тусовщицой с высоким уровнем допуска.
   Никита Семёнов был совсем из другой оперы. Парень из провинции мечтал попасть на голубой экран, одарить зрителей тем, чем щедро одарила его природа - красивым лицом, качественно сложенным телом. Женская аудитория сей подарок оценила, поставила Никиту в тесные ряды секс-символов, а господа режиссеры возвели парня из простого участника проекта в ранг соведущего. К тому времени Ледакова участвовала параллельно в нескольких передачах на разных каналах, вела свою колонку в дамском журнале, была ведущей помпезных церемоний, снималась в кино уровня "видел, но не помню чё там было", подрабатывала тамадой на дорогостоящих празднествах, дописывала вторую книгу в розовой обложке. В общем, времени катастрофически не хватало, и нужна была персона на подмену, не шибко требовательная, но узнаваемая.
   Такими они были в моём представлении, Анечка и Никита. Ведущие в данную секунду времени слушали размеренную речь Романа, кто более внимательно, кто менее, и не подозревая о моих мыслительных изысках. Поляков расположился по левую руку от Ледаковой, серый кардинал при её величестве матери королеве. Если продолжить мерить шаблонами, то ближайшим сподвижником Никиты выходил Лыпарев. На роль второго кардинала Олежка не тянул, скорее угодливый информатор. Рядом с Ромой сидел Марат, игравший с кардиналом на одном поле и при этом умудрявшийся не сталкиваться с ним лбами. Может причина заключалась в несопоставимости целей, которую каждый из них преследовал. Если Поляков любил манипулировать, управлять и чувствовать власть под руками, то Гацура попросту валял дурака, ища развлечений в однообразной жизни. Женщины редко обращали на него внимания, виной чему служила непритягательная внешность, а если учесть длинный язык, кипучую энергию и деятельный ум, совмещённые в малограмотном человеке, то полученный результат отпугивал даже крепких духом потенциальных партнёрш.
   Следом за Маратом шёл верный оруженосец Костик, в тупости которого я начал сомневаться. Если человек реагирует медленно или не так, как мы ожидаем, это не делает его автоматически личностью недалёкой. Груда мышц вкупе с заторможенной реакцией на внешние раздражители прекрасно вписывалась в стандартную схему представления народных масс о тугодумных амбалах. На контрасте с Костиком невзрачно смотрелся Буцаев. Парня успели пропесочить за отсутствие второй половинке, о чём свидетельствовали красные пятна на лице. Следующей по очереди шла Лера и её фарфоровая подружка Алёна. Для полного комплекта трио не хватало Шамшуриной, причина отсутствия которой вызывала кривые усмешки у мужчин, и не печатные скабрезности со стороны Гацуры. На этом сторона Ледаковой заканчивалась. Сторона сильная и авторитетная, за исключением Буцаева, твёрдо занимающая свои позиции на проекте.
   Что касаемо ребят, находящихся по правую руку от Никиты, то вслед за вышеупомянутым Лыпаревым шла пара Михаила и Жени, а также зарождающийся тандем Фёдора и Алисы. Последняя постоянно крутила головой, умудряясь одновременно слушать своего парня и шушукаться со Светой, при этом озаряясь улыбкой или хмурясь от сосредоточенности. Порой девочки настолько увлекались перешёптыванием, что выпадали из реальности происходящих событий. Забавно было наблюдать, как строгая Ледакова делает выговор болтушкам, а девчонки ошарашено озираются, с трудом соображая, откуда набежало столько народа и почему им мешают говорить о своём, о женском. На фоне хрупких участниц горой возвышалась неприступная Порошина, буквально вцепившаяся пальцами в плечо Бориса. И рад бы вырваться, да баба не пускает. Бедный парень попал под жёсткую опеку толстушки, и весь вечер был вынужден отбиваться от домогательств женщины, истосковавшейся по мужской ласке. Замыкала сторону фигура ...
   - ... Максима Скворцова, успевшего навести шороху в женских рядах.
   - Я тебе скажу больше, Никита. Этот молодой человек сегодня напросился ко мне в провожатые, вёл под ручку до стоянки и всячески любезничал.
   Про поцелуйчик в щёчку поминать не будет, а жаль. Братан котлетой бы поперхнулся, узнай подробности моего пребывания в заключении согласно проигранному спору.
   - Каков ловелас, - Никита наигранно удивился. - И когда он всё успевает? Вот и в некогда крепкую пару Михаила с Женей наш пострел внёс разлад. Миша, поделись с телезрителями, какой поступок Макса вызвал в тебе столь бурный приступ ревности.
   - Никакого приступа ревности не было, - хмурый Мишка упёр взгляд в пол прямо перед собой. - Мне не нравится общение Жени наедине с другим мужчиной. Вот и всё.
   - Ну знаешь, - вмешалась Анечка. - В реальной жизни твоя девушка будет постоянно общаться с противоположным полом без лишних глаз. Только посадив на цепь и заперев в квартире под замок, ты сможешь оградить её от подобной участи. Правда, возникает закономерный вопрос - нужны ли Жени эти оковы? Так устроен мир, что мы вынуждены беспрестанно контактировать с другими людьми. Это нормально. Может причина недовольства лежит в иной плоскости? Скажем, ты не уверен в Жени, в её чувствах к тебе?
   - Я просто не хочу, что бы она с ним общалась. Всё, - крайне резко отреагировал Нестеров, так и не сделав попытки поднять глаза от деревянного пола под ногами.
   - Хорошо, Михаил, мы тебя услышали, вернее не услышали. Будем надеяться, нас просветит другой участник конфликта, - Анечка обратила прекрасные голубые глаза в мою сторону. - Максим, из-за чего возникли ваши разногласия с Нестеровым?
   - Из-за доброхотов с длинными языками.
   - Рассчитываешь убедить нас в том, что стал жертвой навета?
   Было слышно, как всполошился Гацура, требовательно дёрнувший Романа за рукав:
   - Вето? Причём здесь вето?
   - Нет, убедить не рассчитываю.
   - Правильно, потому как фактов в твою пользу маловато. Вчера ты ужинал с Женей и её парнем, - Никита начал демонстрационное загибание пальцев, - утром снова забегал в комнату к ребятам, но столкнувшись, нос к носу с Михаилом, быстро ретировался.
   Бред чистейшей воды. Из банальной просьбы воспользоваться электронной почтой раздули невесть что.
   - В обед ты помогал Гатиловой с готовкой, мило общался, а после заперся с ней в подсобке на двадцать минут. - На втором эпизоде Никита бросил загибать пальцы, просто перечисляя поводы для обвинения. - Хочешь сказать, слухи не обоснованы?
   - Я хочу сказать, что кто-то очень хитро-мудрый грамотно проехался Нестерову по ушам. И этот кто-то обладает здесь непререкаемым авторитетом.
   - Какой авторитет? Чушь полную несёшь. Кто там к кому прислушался? - Буцаев говорил излишне горячно, второпях проглатывая слова. Доведённый до белого каления, вернее до каления в красные пятна, Андрей расплёскивал накопившееся раздражение. - Когда видят все и говорят все, по любому подозрения появятся.
   - А что все видели, я так и не понял? - я действительно не понимал. Бился лбом об стену и не понимал. - Почему никто не говорит о домогательствах к Лере или к Ане? Или это нам не интересно, из этого конфликта не раздуешь?
   - Со мной ты в подсобке не запирался, - Ледакова высказалась в тоне обманутой женщины, словно целый день только и ждала подобного шага с моей стороны.
   - Что там можно двадцать минут делать? - завёл любимую шарманку Михаил. - Двадцать минут в единственном месте без камер.
   Я пару раз глубоко вздохнул, стараясь придать голосу уверенности.
   - У тебя было в запасе полдня, что бы пойти проверить верхнюю полку и обнаружить свежие следы ремонта. Попробовать ради следственного эксперимента поломать её, засечь время и сделать, как было. Поверь, из-за неудобного местоположения, работать молотком крайне сложно. Нет, я понимаю, проще сидеть и обвинять.
   Скворцов, и что ты предлагаешь? Провести следствие?
   Как же, госпожа Ледакова, сейчас всё бросите и начнёте заниматься вещами проекту неинтересными.
   - Это ваше дело. Лично меня больше интересует певец, напевший Нестерову тревожные мотивы.
   Ледакова комментировать это заявление не стала, выдав на камеры заключительную часть:
   - Ребята, пришло время подводить итоги сегодняшнего дня, для кого-то светлого, ставшего очередной ступенькой в достижении личного счастья, для кого-то менее удачного...
   - И это всё? - я нарывался вопреки всем условиям спора. Сдали нервы, да и вряд ли это покажут по телевиденью, так что братан останется в полном неведении.
   - А у тебя есть, что добавить? - Анечка обожгла ледяным взглядом.
   - Странно, почему на общем обсуждении не затронули одну тему. Или у вас каждый день служба безопасности вяжет участников? - я нарывался конкретно.
   - За порчу имущества будет вычтена часть суммы из твоей зарплаты, - холодно произнесла ведущая. - Тебя ещё что-то интересует?
   - Интересует наличие постороннего провода, ведущего непосредственно в подсобку. Готов поспорить на место в этом телепроекте, проводки ведут к подслушивающим устройствам. И готов поспорить о наличие моего с Женей разговора на ваших кассетах.
   Народ заметно разнервничался.
   - И ты там был? - едва слышный вопрос Романа с трудом пробился сквозь общий гомон.
   Марат, отличающийся громогласным шёпотом, отвечал совсем уж тихо. Ему было чем поделиться. Именно Гацура держал фонарик, когда я ковырялся отвёрткой в штукатурке, и именно его скрутили на пару со мной ворвавшиеся в подсобку охранники. Костик, удачно сходивший за кружечкой горячего чаю, под раздачу не попал.
   Волнения продолжали нарастать. Доверчивые участники за долгие месяцы успели слить тысячи часов компромата. По-громкости и суете можно было выделить тех, кто особо прокололся с местом для секретных бесед и теперь испуганно вращал глазами, вспоминая тайные вечери. Среди наивных были сплошь девчонки и Буцаев, так и не вернувший собственному лицу естественности цвета. Вслед за остальными волнение перешло к Никите, глаза которого устали коситься в сторону ведущей. А Ледакова молчала и ... улыбалась. Холодно так, неприятно, но улыбалась, давая время для выхода страстей.
   Когда шум стих, она спокойным голосом, не требующим возражений, произнесла:
   - Здесь нечего обсуждать. Аппаратуры для прослушивания в подсобке нет и на этом точка. О размере денежного взыскания со Скворцова будет сообщено дополнительно. На этом позвольте завершить нашу сегодняшнюю встречу. Увидимся после рекламы.
  
   Холодное кольцо наручников плотно держало запястье. Попробовал дёрнуть сильнее, но натянутая цепочка лишь звякнула. Другое кольцо обвивалось вокруг трубы со следами воды. Капельки медленно стекали по тёмной бугристой поверхности, нагоняли друг друга, соединялись вместе и стремительно соскальзывали вниз, к раскрошившейся плитке пола.
   Крышка унитаза тяжело скрипнула под весом тела. Я поднялся, но выпрямиться во весь рост не получилось всё из-за тех же наручников. Кольцо, пропустившее через себя трубу, заклинило, резко накренило в бок. В полусогнутом состоянии потянулся к нему, рассчитывая сбить клин. Подушечки пальцев коснулись обжигающего металла, и рука невольно дёрнулась назад. Труба с бегущими каплями воды, и само кольцо дышали нестерпимым холодом.
   Огляделся в поисках спасительных инструментов, чего-нибудь режущего или пилящего. В насыщенном полусумраке предметы расплывались, теряли свои привычные контуры, отступая в тень жёлтого тумана. Посмотрел наверх, где на изогнутом проводе слабо мерцала лампочка в насыщенном глинистом ореоле. Провод со следами побелки слабо подрагивал, а сама лампочка издавала едва слышное жужжание, единственный шум в этом месте.
   Резкая ломота в спине напомнила о наручниках, заставила вновь дёрнуться. Потом ещё раз, и ещё, до хруста в суставах. Я могу не выбраться отсюда, я могу застрять здесь навечно. Мне больно, очень больно. Боль растекается по телу, захватывает каждый нерв, ноет в каждой клеточке организма. Я боюсь боли, боюсь, что она никогда не закончится, что будет длиться в этом месте вечно.
   Боль и место связаны. Они связаны и нарушить эту связь можно только вырвавшись наружу.
   Я приникаю губами к окольцованному запястью и вгрызаюсь зубами в руку, начинаю отрывать зубами куски плоти, перекусывать сухожилия. Теперь боится боль. Она чувствует близость моего спасения, панически убегает вглубь, сворачивается клубком и затихает, сдаваясь на милость победителям. Я знаю, что она притворяется, играет со мной в игры, пытаясь уверить в собственной слабости. Ей меня не обмануть.
   Слишком много крови, она течёт сплошным ручьем на пол, на желтоватый от света стульчак. Начинаю рвать на себе майку и лохмотьями перетягивать руку возле рваной раны. Материя моментально становится бурой, а растрепавшиеся нитки лезут в глаза, в ноздри, мешая затягивать тугой узел. Дело сделано. Темный ручеёк начинает иссякать, густая жидкость течёт все медленнее, пока не истощается вовсе, редкими каплями напоминая о себе.
   Я вновь приникаю к руке, но зубы натыкаются на кость. Слишком плотная и твёрдая для человеческих зубов, не перегрызть. Чувствую, как затаившаяся боль начинает оживать, разматывается из свёрнутого клубка в огромного ленточного червя, норовящего впиться своими присосками в каждый миллиметр тела. Мечусь взглядом по комнате, ищу режущее. Прямо под ногами, на разбитой плитке, покрытой тонким слоем раскрошившегося цемента, лежит пила. Хватаю за ручку и начинаю пилить, пока есть шанс. Кость легко поддаётся ржавым зубьям инструмента. Череда сильных движений и полотно пилы разделяет кость, заставляя некогда родную конечность беспомощно свеситься на жалком куске кожи. Зубами довершаю дело и с торжеством смотрю на беспомощно звякнувшее об трубу кольцо, некогда блестящий металл которого был покрыт темными потёками крови.
   Толкаю дверь и выхожу в коридор. Губы помимо воли растягиваются в улыбке. Я дома, никакой боли нет и в помине. Подхожу к зеркалу и смотрю на своё отражение. Тёмные провалы глаз зияют пустотой, рот растянут в улыбке с помощью нитей, тонкие струны которых пропущены через обе щеки. Вместо волос толстые шерстяные обрубки, беспорядочно торчащие и свисающие из стороны в сторону. Кукла, слепленная из кусков человеческой плоти и обрывков материи, грубым швом нанизанных поверх мертвенно-бледной кожи.
  
   16 мая, 09:38.
   Камеры во внутреннем дворе.
   Пульс зашкаливал за сто, нагруженные икры болели от тысячи метров пути за спиной, а мысли текли размеренно, без спешки и суеты, но не в том направлении. Лёгкая трусца во дворике, залитом утренним солнечным светом, должна располагать к продуктивному мышлению, свободному от пустых эмоций. Тяжёлая физическая работа, и нет никакой рефлексии, на это я рассчитывал. Вместо этого получил липкую атмосферу из ночного сна и тягостные предчувствия. Ну никак мозги не хотели переключаться на Ледакову и возможные последствия вчерашнего демарша, раз за разом прокручивая отгрызанно-отпиленную конечность перед глазами. Бррр.
   Сбивчивое дыхание за спиной напомнило о попутчике. Это Фёдор Лукьянов на крыльях новой любви, а может и по причине куда более прозаичной, увязался следом на пробежку. Встал по сигналу моего будильника, не произнеся ни слова, одел треники и как итог, наматывает круги вместе со мной. Только, в отличие от меня не имеет прошлого, богатого беговой практикой, поэтому еле волочит ноги. Ладно, пора заканчивать, пока парень без сил не рухнул на газон. Объясняй после его благоверной причину сорвавшегося свидания.
   - Не садись, лучше ... лучше походи, выдавил я из себя слова, жадно поглощая воздух. - И руками ... помаши. Вроде помогает.
   Фёдор начал совершать шаги годовалого ребёнка и гребки, достойные Майкла Фелпса. Вот уж порадуется забавному зрелищу многочисленная зрительская аудитория.
   - Дурень, зачем за мной бежал? Свою ритмику надо выдерживать, свой организм слушать, где обороты сбавлять. Или посоревноваться решил перед камерами? - я кивнул на одну из них, висящую прямо над головами.
   - Сам не знаю, накатило, - Фёдор говорил уже вполне сносно, без пауз и резких обрывов.
   - Благодари судьбу, что я не ямакаси, по крышам гаражей не бегаю и с балконов не сигаю.
   - Ты тоже скажи судьбе спасибо. Не смотри, что Алиса в перчатках ходит. За испорченное свидание шкуру спустит и маникюра не пожалеет.
   - Она может, - согласился я.
   Мы молча добрели до спящего дома и разместились прямо на тёплых от солнца ступеньках. Говорить не хотелось ни ему, ни мне и шум утреннего леса коснулся нас в полной мере, без отвлечённых мыслей на беседу. Давно мечтал прогуляться по сосновому бору, буквально грезил наяву, установив на экран монитора заставку соответствующего содержания. Не хватало одного запаха хвои. Зато сейчас, пожалуйста, нюхай на полный объём лёгких, пока голова не пойдёт кругом. А вот с визуальным рядом, извините, не положено. Когда станете полноправным участником проекта, милости просим на прогулку два раза в неделю.
   - Ходят слухи, ты в первый день к Алисе подкатывал? - Фёдор прервал единодушное молчание, нарушив прелесть момента.
   - Ещё один, - я обречённо вздохнул.
   - Достали? - вопрос не требовал ответа, и Фёдор продолжил: - я претензий не предъявляю. Общайся на здоровье, можешь даже начать ухаживать.
   - Ладно? Настолько уверен в собственной подруге или от долгого бега малясь того, повредился? - я покрутил пальцем у виска.
   - Просто убеждён, что девушка такого плана тебе не интересна.
   Удивил, так удивил. Сильнее мог поразить лишь Костик, цитирующий "Три товарища" Ремарка.
   - И какого плана девушки меня интересуют?
   - Тебе лучше знать. Одно знаю точно, Алиса не про тебя.
   - А думаешь, про тебя?
   - Раньше ответил бы "нет". Даже не задумываясь особо. Насмотрелся на финтифлюшек в родном Ростове и сюда шёл к девушке серьёзной. Ну что бы по хозяйству могла, ни и вообще. Ты понимаешь, о чём я?
   - Пока да.
   - Я ведь парень простой, до проекта работал в автомастерской, разбирал наши "Жигули" и пивко с ребятами вечерами потягивал. Девчонки свои, с района были, а дорогостоящих тёлок другие на тачках катали. Когда на проект пришёл, на Алису внимания не обратил. Такие у нас в иномарку, ниже, чем за пол ляма, не садились. Ходила вся из себя расфуфыренная, перед пацанами хвостом крутила. Думал, и нет в ней ничего кроме плюшевого нутра с розовыми шторками. Ошибался.
   Он замолчал, уткнувшись себе под ноги. Молчать можно по-разному, особенно после распахнутой частички личной жизни человеку незнакомому, с которым волей судеб оказался в одном месте в одно время.
   Молчать логично, как человек выговорившийся, когда накопившиеся пузырьки событий в одночасье прорываются сквозь речевой аппарат, обретая форму смысловых звуков. Закончились пузырьки, и пропало желание говорить, словно и не нужен был собеседник со своими суждениями и трезвым взглядом со стороны.
   Молчать неловко, когда попытка заполнить паузу информацией сокровенной провалилась. И чужого человека открытостью не расположил и сам противный привкус внутри ощущаешь.
   Молчать глупо, чувствуя, что от тебя ждут ответа, способного по мановению волшебной палочки разрешить проблему собеседника, которого и видишь-то первый раз в жизни. Вроде, как и глупость ляпнуть не хочется и на замке рот держать абсолютно не к месту.
   Молчать можно по-разному, как с одной, так и с другой стороны.
   Я молчал по причине выше не описанной, соотнося включенные камеры с внезапной откровенностью. Быть автомехаником не означало автоматически быть рубахой парнем, даже если ваш собеседник об этом заявляет. Вернее так. Особенно, если ваш собеседник об этом заявляет.
   - Ты хоть про нас с Алисой что-нибудь знаешь или совсем проект не смотрел?
   Лучший способ добиться чужой реакции - задать прямой вопрос.
   - На кастинг три дня ходил и краем глаза отрывки видел на больших экранах в приёмной. Там крутили специальные выпуски о парах проекта: как зарождались отношения, как развивались, как умерли.
   Тут я лгал. Смотрел не краем глаза, а изучал досконально своих будущих сокамерников на три дня, на три паршивых дня.
   - Вас много показывали, самую перспективную в ближайшем будущем пару проекта. Некоторые ставки делают.
   Фёдор улыбнулся:
   - И что ты об этом думаешь?
   - О вашей перспективности? Ровным счётом ничего. Как и о перспективах любой другой пары на шоу.
   - Сам-то зачем сюда пришёл, если не веришь в любовь на проекте?
   - Догадайся с трёх раз. Зачем люди приходят на телевиденье, зачем стремятся оказаться перед камерами?
   - За других не отвечу, а лично я пришёл искать любовь.
   - В Ростове с любовью сложнее?
   - Выходит, что так. Нашёл-то я её здесь, за что и благодарен проекту.
   - Перед камерами искать проще.
   - Макс, ну чего ты цепляешься. Я вправду за отношениями пришёл. А если другие хотят обратить внимания на свои актёрские таланты, так чего в этом плохого? Чем искусство плохо?
   - Между искусством и актёрской профессией мало общего.
   Мой собеседник ошарашено замолчал, пытаясь понять: валяю я дурака или всерьёз.
   - Играть чужие чувства, создавать видимость чужой жизни - это искусство? По мне так - лицедейство, не имеющее ничего общего с актом творения. Вторичный продукт, возникающий из необходимости реализации чужих идей и мыслей. Быть режиссёром, сценаристом, оператором - вот где искусство, а примерять личины ради популярности, - я замолчал, удовлетворённый сменой темы. Не хотелось раскрывать свои истинные мысли о Селезнёвой, и лгать не хотелось.
   - Режиссёрам слава и популярность не нужна?
   - Всем нужна в той или иной степени. Результат творчества без признания, что яблоня без плодов: вроде и есть дерево, да как-то бестолку. А по осени того и гляди спилят, что бы места не занимало и свет не загораживало.
   Фёдор недовольно пробурчал:
   - Чего ты в дебри полез, Макс, со своими яблоками. Сам же сказал, слава всем нужна.
   - Не нравятся яблоки, перейдём на розы. Несколько лет бился цветовод над выведение нового сорта роз. Потратил массу времени, кучи сил и получились в результате дивной красоты цветы с сиреневыми лепестками.
   С каждым новым словом Лукьянов хмурился всё сильнее, собирая глубокие складки на лбу и возле глаз.
   - Надо каким-то образом представить чудо садоводческой мысли публике. Но разве можно вообразить соседство великолепных цветов и сгорбленного старика с жёлтыми зубами и волосами в ушах. Нет, нужна фотогеничная девица с ослепительной улыбкой. И вскоре люди любуются прекрасными розами, возлежащими на руках у не менее прекрасной дамы. Её плакаты развешены по всему городу, ролики с её участием крутят ежедневно, постерами пестрят газетные прилавки. Эй, а ты видел новый сорт роз? С сиреневыми лепестками? О да, это восхитительно. А какая девушка их держит. Она само совершенство, как раскрывшийся цветок. Все говорят о розах и юной нимфе, но мало кто о старике с жёлтыми зубами. А зря. Нести на своих плечах результат великого творения может не каждый, но многие, а быть его создателем способен лишь один.
   - Достал ты со своими притчами, - Фёдор вскочил на ноги. - Ты можешь быть здесь ради чего угодно. Свети рожей направо и налево, любуйся собой сколько влезет, твори, рассказывай сказки, а я пришёл сюда за любовью. Я её здесь нашёл и я счастлив, - для убедительности он сопроводил последние слова тычком указательного пальца в землю. После скорым шагом последовал в дом, громко хлопнув входной дверью в сонном царстве. Как пить дать, покажут разговор в ежедневном выпуске "Сердец".
   - Жалко старика, - послышался плаксивый женский голос.
   - Ну что ты, малыш. Все будут счастливы. Максимушка поведал нам сказку со счастливым концом.
   Я сделал пару шагов от крыльца и увидел стоявших на балконе Романа и Алёну Хацкевич. Надо же, наша фарфоровая куколка заговорила. Полякова я узнал без лишних телодвижений благодаря ласковому обращению и сахарности тона.
   - У девочки появятся куча поклонников, её будут узнавать на улице, просить автографы и приглашать на фотосессию с новыми цветочками. Старичок же будет ходить по ярким улицам ночного города и тихо радоваться своим цветам на разноцветных афишах, а вечерами будет принимать своих коллег садоводов, подслеповатых, умудрённых сединами стариков, за чашечкой мятного чая и выслушивать от них оды в честь гениального творения. И девочка, и старичок будут счастливы, я ведь прав, Максимушка?
   - Абсолютно.
   Каждому своё.
  
   16 мая, 12:04.
   Камеры в гостиной.
  
   -Твой Нестеров потрудился объяснить такую перемену?
   - Ты Мишку что ли не знаешь, - Женя закинула ногу на ногу, сцепив пальцы на оголившейся коленке. - Утром бурчал ходил, показывал своё недовольство. И куртку я его перевесила, и в сумке снова копалась.
   - А Скворца он когда в комнату притащил?
   - Я пока умываться ходила, возвращаюсь, Скворцов с Мишкой возле компьютера сидят.
   Шиленко непроизвольно подалась вперёд:
   - Ну и как? Как Макс отреагировал на твоё появление.
   - Да никак. Поздоровался, уткнувшись в монитор, и как стучал по клавишам, так и продолжил.
   - Ты в полотенце была?
   - Я дура что ли? У меня халатик голубенький из Турции есть.
   - Понятно, при Нестерове он никаких знаков внимания делать не будет, - Шиленко вернулась в исходную позицию, тряхнув копной густых чёрных волос. - Он обождёт, когда Мишка привыкнет к его присутствию и начнёт исподтишка действовать.
   - Хватит тебе, - Женя играючи замахнулась на Шиленко. - Сто раз тебе говорила, не было у нас с ним ничего.
   - Хороша сочинять. Помогать в подсобку он пошёл именно к тебе, а ни ко мне, ни к Лере, ни к Кожевниковой.
   - Кожевникова твоя забыла, когда последний раз к плите подходила, не то, что в подсобку спускаться. А Макс просто человек хороший. Он и Лере по кухне помогал.
   - За еду он ей помогает.
   - Ой, а то Лера у нас такая страшная, что мальчишки к ней только за жратвой подходят. Нин, ты думай, чё говоришь. Макс в отличие от некоторых воспитан нормально. Сожрут чужую стряпню и отрыгнут вместо спасибо.
   - Ты о Чумилове?
   - Что ты, какой Чумилов? Лёшенька у нас звезда, Лёшеньке нельзя даже посуду помыть, настолько он увлечён -пип- Шамшурину.
   Шиленко довольно захихикала, услышав скверное слово из уст собеседницы.
   - Он же у нас только и делает целыми днями, что тёлок -пип- и уставши свой зад на кровати чешет. Живёт, как премированный бык производитель в колхозе.
   - Говорят, ты с ним мутила?
   - Меньше Лыпарева слушай. Чума клинья ко мне подбивал, как к любой симпатичной девушке на проекте, но Нестеров вовремя появился,- Женя замолчала, соображая над тем, что сказала. - Хотя и без Мишки не стала бы мутить с Чумой. Не мой тип.
   - А Макс твой тип?
   - Ой, ну хватит про Скворцова, в самом деле. Не смешно. У парня бедного все уши горят, - Гатилова попыталась встать и уйти, но Нина успела перехватить её за руку.
   - Обещаю, больше не буду. А зачем Скворцу компьютер понадобился?
  
   16 мая, 15:12.
   Камеры в мужской спальне.
  
   За окном стоял многоголосый гомон, перемежаемый звоном бубенцов и фальшивой игрой на баяне. Кажется, бряцали струны гитары, однако, из-за общего шума услышать что-либо конкретнее было трудно.
   Картину творимого бесчинства я созерцал ни раз, меряя шагами длиннющую комнату мужской спальни. Организаторы проекта умудрились раздобыть подобие брички, и час назад пригнали эту колымагу во двор. В ней разместился галантный Чумилов во фраке и Екатерина Шамшурина в белоснежном платье барышень конца девятнадцатого века. Наряд явно из чужого гардероба. У Кати в принципе не было платья длиннее колена.
   Вместо рысака бричку тянули Борис и Костик, самые здоровые ребята на шоу, причём последнему прикрепили сзади веник, подразумевая конский хвост. Ребята били копытами, то бишь ногами, крутили головами и всячески ржали. Последнее у них выходило всё больше человеческим, похожим на смех. Вот Гацура мог озвучивать лошадь в каком-нибудь вестерне или гиену, или выхухоль на худой конец. Марат отличался богатым диапазоном пародий на животный мир, о чём сам вряд ли догадывался.
   За транспортом шел оркестр в лице Буцаева с гитарой и Нестерова с баяном. Загадка это парочки заключалась в музыкальных инструментах, точнее в гитаре, ещё точнее в отсутствии струн на оной. Бренчание я слышал, а на чём бренчали, не понятно. Рядом крутился Лыпарев, от души лупивший бубен, но его к ансамблю отнести было сложно, не смотря на прилежное усердие в виде выступившего пота. Парень откровенно игнорировал музыкальную составляющую, напрочь забыв о тактах и ритмах, зато с завидной регулярностью вспоминал о криках "целуй".
   Остальные участники в пёстрых одеждах крутили хороводы, выступая в роли цыган или бродячего цирка. Особенно старалась пухленькая Маша, диким рёвом требовавшая, ни много ни мало, позолотить ручку. Видимо, Чумилов ей отстёгивал, потому как рёв на пару минут прекращался, даруя редкую возможность насладиться фальшивым пением под фальшивый аккомпанемент.
   Что это такое было? Именно так представлял себе романтическое свидание Чумилов на проекте "Сердца" - найди свою любовь. Каждый веселится, как умеет. Мы с друзьями любили по-зимнему морозцу скатиться с крутой горы на старом шкафе или отломанной от него дверце, посему о развлечениях я старался не спорить. Лишь бы другим не мешали. Другим и не мешали, оставив меня в гордом одиночестве размышлять над посланием брата.
   Распечатать письмо за отсутствием принтера не мог, читать и размышлять в присутствии посторонних тоже, а вот сфотографировать на телефон завсегда пожалуйста. Текст на маленьком экранчике был вполне читабельным, за что отдельное спасибо большому числу мегапикселей в камере. Правда, они не уберегли от побочного эффекта в виде рези в глазах.
   - Ты идиот, старшой, - писал брат во вступительном слове. - Тебя слишком много. Даже мне ты интересен. Лыпарев знает то, чего не видит и не слышит. Ледакова - будь бдителен!!! Старые шмотки взял Гацура. Верни хотя бы мои дачные шорты. Не связывайся с Кожевниковой. Подцепишь заразу, родители домой не пустят. Борис - твоя главная проблема. Не расшевелить, даю сто к одному. Можешь начать паниковать.
   Далее шёл солидный постскриптум.
   ЗЫ. Отгадай загадку. В дорогостоящую клинику поступила пациентка с явным неврозом. Пару лет назад она потеряла мужа и сына в автомобильной аварии. С тех пор ведёт уединённый образ жизни: работает на дому, а с родными и друзьями все контакты оборвала. По-соседству с палатой пациентки располагалась комната, где некогда проводились ремонтные работы, но вследствие урезания бюджета больницы, они были остановлены на стадии штукатурки. Комнату и палату со стороны улицы соединял балкончик, по которому, при должном желании, можно было попадать из одного помещения в другое. У пациентки такого желания не возникало. Зато лечащий врач поначалу путал двери, но из-за суеверия обратно не возвращался, а проникал в палату через балкон. Доктор был не дурак, и со временем путаница прекратилась. Однако, пациентка сама лично попросила врача, а так же редких посетителей приходить к ней именно таким способом, то есть через балкон. Внимание, вопрос - зачем?
   Брат был в своём репертуаре. Всё кратко и чётко, разложено по полочкам, а в постскриптуме обязательно расплывчатые словесы. Вот и думай после этого, дурачится младшой или со смыслом задачку подкинул.
   Если убрать последнюю часть письма, остальное полностью подтверждало мои выкладки. Лыпарев выступал в роли рупора организаторов. Нужно слить информацию, добавить огня в затухающий конфликт, подбросить пару пустопорожних слухов - наш Олежка на арене. Курировал его, скорее всего, Никита. Ледаковой времени на подобные мелочи не хватит. Да и натура она творческая, предпочитает играть соло без заранее спланированного сценария, от чистого листа. Личный рейтинг позволяет.
   Я переместил фотографию в другую папку, на всякий пожарный и, влекомый новым шумом, подбежал к окну. Некогда романтическое приключение переросло в дурашливую потасовку. Красная от злости Кожевникова пыталась куском материи отхлестать Лыпарева, удачно спрятавшегося за широкой спиной лжелошади Костика. Качок стойко принимал на себя удары, лишь защищая смеющееся лицо. Зрители пищали, визжали, выли от удовольствия, поддерживая должный уровень гнева в Светлане. Сам Олежка вовсю старался, подбадриваемый публикой - корчил рожи, вытаскивал язык и демонстрировал тощий зад в якобы цыганских шароварах. Всё шло к истерике, и бегству от бессилия достать нахала, но тут в действие вступил мой соперник по голосованию. Борис решил посодействовать Свете и сдать крысоподобного с потрохами. Он схватил дёргающегося Олежку за пояс, рявкнул для верности и потащил, было, тщедушное тело обидчика к разъярённой девушке на расправу, но Гацура с Чумиловым без труда вернули Лыпареву свободу. Да вы батенька дурак. Лишать публику развлечения вздумали.
   Брат был прав, ставя на меня сто против одного. Но решали не участники, а организаторы, которым я только начинал портить настроение.
  
   16 мая, 10:28.
   Камеры в гостиной.
  
   - Что это у тебя в руках? - заинтригованная Лера смотрела на Шамшурину.
   - А ты угадай? - та села на диван, без усердия пряча журнал за спиной.
   - Ну, покажи.
   - Догадайся сама.
   - Покажи, пожалуйста, Катя.
   - Ааааа, - девчонки в одно горло радостно завизжали, едва глянцевая обложка показалась в объективе телекамеры.
   - Новый выпуск журнала "Сердца", - с придыханием выговорила Лера, бережно размещая печатное издание на столике перед собой.
   - Ну, открывай давай быстрее. Я тоже ещё не смотрела. Ой, как интересно.
   Лера провела пальцем по фотографии на обложке.
   - Роман здесь такой красивый. Смотри, у него глаза карие, только сейчас обратила внимание.
   - Ага. И баки длинные ему больше идут. Зачем он их сбрил, дурашка. Давай быстрее листай дальше. Что там?
   - Большому Константину нравятся хрупкие и тонкие, - внятно прочитала заголовок Лера.
   - Это всегда так. Накаченным парням нравятся худые и стройные, такие как я, - Катя вытянула спину и пальчиками провела по талии. - И субтильным парням вроде Лыпарева тоже нравятся худые и стройные.
   - Такие как я, - спародировала Светлова подругу и довольные девушки засмеялись.
   - Давай, Лера, листай дальше. Интересно же.
   - Роман Поляков раскрывает секреты ночной жизни проекта. Ну-ка, ну-ка, что он тут пишет.
   В кадр попадает силуэт одного из участников, напевающего под нос:
   - Мы летим, ковыляя во мгле, мы ползём на последнем крыле.
   - Я всегда подозревала, что Роман ради читателей способен раскрыть множество секретов. Чего он там говорит?
   - После полуночи жизнь, - Лера сбилась.
   - Бак пробит, хвост горит, и машина летит на честном слове и на одном крыле, - продолжал бубнить парень, маяча на границе кадра.
   - После полуночи жизнь в нашем доме только начинается, - со второй попытки прочитала Светлова. - Повсюду можно встретить... Скворцов, может ты заткнёшься и выйдешь отсюда.
   - С чего ради?
   - Мы в отличие от тебя не глупостями занимаемся, а интересный журнал читаем.
   - Очередная ерунда.
   - Не ерунда, а "Сердца", свежий выпуск, между прочим, - Катя похвасталась обложкой перед парнем.
   - Говно-журнал.
   - Что? - Шамшурина возмутилась, а у Леры хватило сил только на открытие рта.
   - Нет, что бы голых тёлок на развороте разместить. Сплошной трёп, размазывание соплей и фотки мужиков небритых. Даже срам подтереть тошно.
   - Скворцов!!!
   - Макс!!!
   - Скворцов, выйдите из кадра, - последние слова принадлежали мужчине в робе служебного персонала. - Девочки, давайте начнём заново.
   - С самого начала? Козёл.
  
   16 мая, 13:42.
   Камеры в беседке.
  
   - Лёха, не ссы ты, романтик пройдёт в лучшем виде, - Марат хлопнул Чумилова по спине. - Телега, считай, будет, с костюмами тоже полный фэшн.
   - Чего? - изумился Чумилов, услышав новое словечко из лексикона Гацуры.
   - С костюмами, говорю, полный порядок, - громче повторил Марат, списав неуместный вопрос на тугоухость собеседника. - С лошадьми проблема нарисовалась. Костян один тарантайку не потянет.
   - Не потяну, - подтвердил Костик.
   - Какие проблемы, давайте кого-нибудь из новеньких запряжём. Этого ходока, Скворцова, например.
   - Неее, Чума. Скворцов тощий. Боюсь, как бы не сдох на втором круге, да и скользкий, как дерьмо в прорубе. Лучше на коммерсанта вожжи накинем, он мужик посправнее будет.
   - Это который Порошину второй день обрабатывает,- заулыбался Лёха.
   - Он самый. Только я бы с тобой поспорил, кто кого там уламывает. Наша Маша умеет взять бычка за рожки.
   - Я смотрю, бычок-то особо не сопротивляется. Целое утро с Порошиной на одной кровати валялся.
   - Чего ты хочешь, Лёха, завтра голосование. Тут любой присмиреет и под танк ляжет.
   Чумилов потёр руки.
   - Отлично, смирного бычка и запряжём вместе с Костиком. Да, Костян? Если человек нуждается во внимании перед голосованием, будем дарить его щедрой рукою. Чего у нас с музыкой вырисовывается?
   - Смотри, - Марат раскрыл ладонь и принялся загибать пальцы, - два бубна у нас есть.
   - Так. Это Олежки всучим. Дальше.
   - Мишаня насчёт баяна упрямится. Отмазы лепит, что последний раз клавиши лет пять назад давил.
   - Будет давить, никуда не денется. Понадобиться, через Гатилову к нему зайду. Драгоценной Женечке Нестеров отказать не сможет. Дальше.
   - Дальше Буцай со своей гитарой. Кстати, вон он бежит, рожей светится.
   Чумилов пробормотал невнятное об отходах жизнедеятельности и их свойствах, касаемо всплытия.
   - Пацаны, это корки, - закричал Андрюха, находясь на расстоянии пол ста метров от беседки. - Сейчас слыхали дикие женские визги?
   - Как не слыхать, слыхали,- подтвердил Марат.
   - Мы грешным делом подумали, это ты Нинку за космы по полу таскаешь.
   Андрей, пропустив обидные слова Чумилова мимо ушей, продолжил делиться вестью:
   - Шамшурина просто рвёт и мечет. Прикиньте, кто-то в женском толчке повесил её фотку из нового журнала и красным маркером написал "Спасибо, подрачил".
   - Пип -, - ёмко выразился Чумилов.
   Пацаны весело заржали.
  
   16 мая, 13:33.
   Камеры в гостиной.
  
   - Тебе кто дал право марать мои фотки, ты -пип- ублюдочный. Драчи на своё изображение в зеркале, -пип- конченный. Приехал тут дон-жуан колхозный, девок нормальных в жизни не видел. Чё ты лыбишся, чё лыбишся, мразина -пип-, -пип-, -пип-.
   В меня полетели тряпки с кровати Костика, его чёрная борцовка с ярко-красной надписью "Barba philosophum non facit" ("борода не создаёт философа" перевод с латыни) и мохнатое полотенце, ещё сырое от утренних процедур. Скандал нужно было устраивать завтра, с дракой и растаскиванием по разные стороны. Я не сдержался. Уж больно хотелось посмотреть на орущую Катю, до нервного зуда, как хотелось. Шамшурина являла собой настоящий дар природы, заводимый на повышенные тона с пол-оборота. С виду милая мордашкой девушка, настоящая секси, всем своим видом и манерами символизирующая высокую ступень российского гламурного общества, в считанные секунды превращалась в отъявленную мигеру, способную и руку по локоть отхватить.
   Помятую о плохом сне, я спрятал руку в карман, на всякий пожарный. Несомненно, очередной скандал добавит очков в копилку Скворцова, а Катенька, разродившись отборной бранью раньше времени, на завтра может и не собраться. Сплошные минусы поспешного поступка понятны и очевидны. Просто нервный зуд вкупе с бесцельным времяпрепровождением творит чудеса.
   - Не я это.
   - А кто маркер красный целый час искал, имбицил -пип-, - Катя перегнулась через койку и я невольно отпрянул, ожидая броска разъярённой тигрицы. Разум напрочь отмёл тот факт, что между нами находилось три спальных места и пожелай она выцарапать мне глаза, времени к отступлению хватит с лихвой. - Тварь ты поганая, Скворцов, импотент с колхозных полей.
   Зрительской массы прибавлялось. Кроме Бориса с Порошиной и вездесущего Лыпарева, успевшего занять лучшее место вблизи событий, в коридоре толпилось человек пять народу, голодного до зрелищ.
   - Если ты дала добро на размещение фото в крупном печатном издании, будь готова к худшему. Может в этот момент огородники за Уралом твоим изображением рассаду обворачивают, а дядя Миша с посёлка Камышлы растапливает печку симпатичной мордашкой. К ним у тебя есть претензии?
   Кажется, слово "симпатичная" достигло заданной цели. Тон Шамшуриной заметно смягчился, да и количество выстреливаемого мата в единицу времени изрядно подсократилось. Девушка поорала для приличия минуты две, после чего с достоинством удалилась, ведомая под ручку Лерой. Светлова оказалась тем единственным человечком, который пожелал погасить пламя конфликта. Остальные наблюдали. А чего ты ждал от этого проекта, Скворцов?
   Вслед за главной героиней театр покинули зрители, оставив меня в полном одиночестве, если не брать во внимание камеры. Снизу доносились возбуждённые голоса, перемалывая случившееся до костной муки. Через стенку некто упорный мучил баян, наигрывая исковерканные до неузнаваемости "Подмосковные вечера". Одна природа радовала приятными звуками, запустив мимолётный полуденный ветер в кроны деревьев.
   Я открыл балкон пошире, поймал в лицо порывы воздуха, и вдохновлённый подобной малостью, сел за загадку брата. Постоянно копаться в телефоне было неудобно, и решение перенести вторую половину электронного письма на бумагу созрело само собой.
   Младшой любил пускать пыль в глаза, выдавая пустые фразы заумными словами или загадывая красиво звучащие, но бессмысленные, по сути, ребусы.
   "Человеческий антипод равен солнечному закату на обратной стороне Марса". Подобным предложением братишка покорил длинную Вику с тридцать девятого квартала. Или "когда спектр земной луны в четвёртой фазе солнцестояния приходится на синодическое вращение фотосферы". Это только из астрономии, коей он увлёкся в последние месяцы. На той неделе младшой грозился просмотреть теорию относительности. Вот и ломай теперь голову, присланная задачка со смыслом или очередная пустышка, навеянная учебником по практической психиатрии.
   Я начертил схему расположения комнат на оборотной стороне листа, обозначил злополучным красным маркером балкон и выписал рядом ключевые слова. Идеи в голову шли, но всё поверхностные, слишком очевидные для ответа. Пациентка поступила с неврозом. Что за болезнь такая, невроз?
   - Максимушка, дорогой, натворил ты сегодня делов, - голос Романа заставил вздрогнуть. - Катюшка внизу до сих пор беснуется. Малышка никак успокоиться не может. Заварил ты кашу, три дня расхлёбывать. Что это у тебя? - он кивнул на листок в моих руках.
   - Так, загадка.
   - Загадка?!? Максимка, соколик ясный, какие загадки. Девочка внизу руки заламывает, тебя всякими словами нехорошими поминает, и такое безобразие творится перед самым романтичным свиданием в её жизни. Представляешь, как отреагирует Чумилов, что он сделает с тобой за подобное отношение к девушке. К его девушке. Максимушка, ненаглядный ты наш, обрати внимание на слова мои.
   - Да плевать он на неё хотел.
   - Стоп, - Роман смешно замер, будто пограничная овчарка, заметившая нарушителя. Не хватало ушей торчком на макушке. - Вот это не твоего ума дела, ты понял меня. Загадки разгадывай, листочки перелистывай на досуге, а в чужие дела не суйся.
   - Нет проблем, - дал я внутри слабину, испугавшись нежданного перехода от ласковых интонаций к прямой угрозе.
   - Вот и ладушки, - продолжил привычным тоном Рома, довольный моей сговорчивостью. - Нечего людям праздник портить пустопорожними домыслами. Они так долго к нему готовились.
   Я рассчитывал, что Поляков, донёсший до моего слуха нужную ему информацию, уйдёт, но Рома напротив, остался, усевшись на соседнюю койку.
   - Что там у тебя за головоломка, покажи. В школе любил математику, особенно примеры со звёздочкой.
   Я протянул Полякову лист и был вознаграждён двумя минутами созерцания его сморщенного лба.
   - Малыш, но это явно из серии отклонений в психике, причём женской. А там нечистый ногу сломит, - Роман вернул мне задачку. - У нас Порошина знаток в делах подобного рода. Бедная помпушечка столько раз садилась на диеты, что совсем рассудком повредилась. На всякие растения в мужском обличье кидается, которые только и способны, что воздух в углекислый газ переводить, да пищу в говно, пардон, превращать. На мерседесе он ездит, остолоп.
   - На БМВ.
   - Какая хрен разница, если человек тюфяк, машина внутреннего содержимого ему не добавит. Ты сам как думаешь, кто из вас останется? - тихим сапом Роман вывел беседу на интересующую его тему.
  
   17 мая, 09:30.
   Камеры во внутреннем дворе.
  
   День день не задался с самого утра. Стандартная пробежка под лучами восходящего солнца обычно дарила прослойку спокойствия и добавляла мудрости мыслям. Сегодня ни того, ни другого я не ощущал. Спал вроде нормально, без ужастиков про отгрызенную руку, без храпа Гацуры и шумных разворотов Чумилова под одеялом. Предстоящая драка душу волновала, но скорее как итоговое дело, способное подвести черту под пребыванием на проекте. Остаётся несчастливая нога, с которой я опрометчиво встал. Иначе чем объяснить тот факт, что любимое занятие раздражало до чесотки, а тут ещё Фёдор навязчиво дышит в спину. Вчерашней отповеди парню не хватило.
   - Снова поговорить? - спросил я, едва переведя дыхание.
   - Против?
   - Жаждешь услышать субъективное мнение об Алисе?
   - Да.
   Фёдор выглядел гораздо свежее, чем я ожидал, изматывая парня дополнительными кругами. Похоже правы многочисленные романтики в своих одах, посвящённых любви и её крыльям. Лукьянова на таком подъёме надо срочно в школу олимпийского резерва записывать, пока порыв не прошёл.
   - Тогда услуга за услугу, вопрос за вопрос.
   Лукьянов поднял руку, сигнализируя готовность отвечать.
   - Принято, принято считать, - я вынужден был сделать паузу, восстанавливая сбившееся дыхание. Хотел загнать Лукьяна, а у самого грудная клетка ходуном ходит. - Пацаны любят за внешность, девчонки за поступки. Может парень потерять голову из-за бабы, которая удивляет... его... своими действиями?
   - Странное разделение. Неуместное. Это как поделить все цвета на тёмные и светлые. Любят человека целиком, с достоинствами и недостатками, а не его отдельные запчасти.
   - Ага. Я тоже читал это умную книжку. Называется, джентльмены предпочитают блондинок. Знаешь, почему у павлина хвост красивый?
   - Это уже второй вопрос. Теперь моя очередь.
   - Риторический не считается, - я вытянулся в рост и сделал несколько глубоких вдохов-выдохов. Вроде легче. - Сама природа придумала элементы яркой раскраски для привлечения особей противоположного вида, а ты с матушкой природой спорить взялся. Думаешь, девчонки зря кузов рихтуют: брови выщипывают, маникюр с педикюром наводят, масочки всякие на кокосовом молочке. Представь у Алисы вместо тоненького носика мясистый с красными прожилками.
   - Типун тебе на язык.
   - Или ноги с длинными чёрными волосами, которые кучерявятся в районе голени. Неприятно? А ты мне тут про любовь целиком сказки рассказываешь.
   - Если бы, да кабы, выросли во рту грибы. Некорректный пример. Алиса такая, какая она есть, без всяких сослагательных наклонений.
   - Ладно, проехали.
   - Нет, - Федьку зацепило столь быстрое отступление. Иногда манёвр "толку с тобой спорить, всё равно ничего не докажешь" действует на собеседника куда полезнее самых аргументированных доказательств. - Объясни вопрос на примере.
   - Будет пример, - я почесал затылок и сразу вспомнил шимпанзе в зоопарке, скребущего макушку волосатой пятернёй. -Вообрази себе стаю обезьян, живущую по заведённому укладу. Здоровые самцы кричат, сходятся в драке за обладание молодой самочкой, бьют кулаками в грудь, позиционируя себя, как личность сильную и уверенную. Нормальное поведение мужской особи, задуманное природой для сильной половины вместо красивого оперенья.
   - Ерунда, у некоторых видов птиц самцы разукрашены, а самочки, наоборот, крупнее и сильнее.
   - А моллюски гермафродиты. Федя, обезьяны к нам ближе, поэтому их и рассматриваем. На чём я остановился?
   - Самцы дерутся.
   - Да, всё идет своим чередом. Более сильные оставляют потомство, действиями и поступками доказывая свою состоятельность. Слабые парни находятся в тени, вычёркивая мало пригодный геном из будущего целого вида. И тут, неожиданно для всех, начинает колобродить одна из самок, мнение которой до этого момента, вообще никто не спрашивал. Лезет в конфликты, разнимает драчунов, строит свои порядки в стаи, отличные от многовекового уклада.
   - Её бы на куски разорвали.
   - В природе да, а в моём примере столь смелая самочка, живущая вразрез общепринятым законам, вызывает симпатию у самца.
   - Нормально.
   - Нифига не нормально. Сильные поступки прерогатива мужчин, они должны этим притягивать женщин, а не наоборот.
   - По-моему ты палку перегибаешь, Макс. Так пьяный тракторист рассуждает, гоняя бабу палкой по деревни. Слушай, а ты случаем не влюбился?
   - Ага. В обезьянку в зоопарке.
   - Нет, я серьёзно. Некоторые бизнес-леди очень даже притягивают. В строгих костюмчиках, в очёчках, все такие деловые из себя, строят свои порядки
   - Федь, это тебе к старине Фрейду надо или книжки сексологов полистать про желание подчиняться. Кстати, в жизни деловые женщины менее сексуальны, чем в мелодраме или порно-фильме. Когда-нибудь видел ломовую лошадь? А я видел, даже работал под ней. В смысле, под её руководством.
   - Макс, я тебе так скажу, если влюбился, то хорошо. Если взаимно, то совсем отлично. Не ломай бошку над причинами, почему так произошло, чем цепляет конкретно, иначе до патологии рукой подать. Люби, будь любим, радуйся жизни.
   - Что же вы, жизнерадостный мой, так навязчиво интересуетесь мнением постороннего о своей любимой?
   - Ты здесь человек новый, глаза не успели замылиться. И обязанности никакие не давят: ни дружеские, ни вражеские.
   - Это я понял. Не понятно другое, зачем человеку влюблённому вообще понадобились сомнения.
   - Я не сомневаюсь.
   - Если бы ты не сомневался, простой автомеханик из провинции, у нас этот разговор не состоялся. Конечно, существует вариант, что навязанная тобою беседа всего лишь ширма для серьёзной игры, за которой стоят Поляков, Чумилов или кто повыше. Только я смысла не вижу. Сегодня голосование и две хромые утки очевидны - Макс и Борис. А с хромыми утками серьёзные игры не ведутся или результат предрешён?
   Фёдор в ответ на мою триаду улыбнулся, закинул майку на плечо и весело произнёс:
   - Паранойя на третий день пребывания в нашем дружном семействе.
   - Четвёртый.
   - Хорошо. Пускай будет на четвёртый день пребывания. Скворцов, ты бьёшь все мыслимые рекорды. Почему просто не предположить интерес к мнению постороннего человека, к мнению со стороны. А безоглядная влюблённость, - Фёдор устремил взгляд далеко за забор, где высился сосновый бор, - хороша в другом возрасте и в другом месте.
   Я и без того знал, что единицы способны любить всепоглощающей одержимостью, когда не сразу разберёшь, где любовь намешана, а где страсть болезненная. Характер нужно иметь соответствующий для подобных драм и умение собственным желаниям потворствовать безоглядно. Имея такой запал внутри человек мог гореть факелом, сжигая всех и вся, кто осмелится находиться рядом. Простой автомеханик из глубинки шекспировскими страстями не страдал, прекрасно зная расположение ручного тормоза.
   - Жизнь заканчивается смертью, солнце заходит на запад, а суки не становятся мировыми девчонками. Такова природа вещей и изменить их не в наших силах.
   - А ничего, что ты мою девушку сукой назвал? - с угрожающей беззлобностью поинтересовался Фёдор.
   - Во-первых, ты сам напрашивался на независимое мнение, а во-вторых, с чего ты взял, что фраза имела отношение к Алисе? Имён и фактов из биографии не прозвучало.
   Я уже поднимался по ступенькам в дом, спеша занять место в душе, когда до ушей долетел голос Лукьянова:
   - Люди меняются Скворцов.
  
   17 мая, 11:18.
   Камеры в комнате для частных бесед.
  
   - Вчера у нас было два свидания. Для проекта, основная цель которого - соединение любящих сердец, событие важное. Вчера наши телезрители могли наблюдать свидание Кати и Андрея, а ваш ужин в ресторане прошёл без камер, никем не замеченный. Откуда такая скрытность? Неужели внимание нашей аудитории, искренне переживающей за вашу пару, может помешать чувствам?
   Алиса обменялась с Ледаковой вежливыми улыбками и ответила:
   - Это было решение Фёдора, и я с ним согласилась.
   - А может причиной всему был дорогой ужин под ароматы вина в двести евро за бутылку?
   Собеседница смущённо опустила голову:
   - Я понимаю, как это выглядит со стороны, но мне просто хорошо с ним. Находиться рядом, держаться за руки и болтать всякие глупости, не боясь выглядеть дурой. И дорогие рестораны в отношениях с ним для меня не главное. Федя обещал сюрприз ещё на прошлой неделе, и я представить себе не могла, что это будет.
   - Но тебе понравилось?
   - Разумеется. Любой девушке будет приятно такое внимание от любимого человека.
   - Давай на секунду представим, что ваше свидание произошло за пару километров отсюда, на берегу речки. Бутерброды и виноград на импровизированном столике из клеёнки, а в руках пластиковые стаканчики с вином за пятьсот рублей. Тебе бы меньше понравилось такое свидание?
   - Аня, я понимаю, к чему ты клонишь. Поверь, иногда просто хочется находиться рядом с одним единственным человечком и не важно где.
   - Даже в шалаше? - Ледакова деланно округлила глаза.
   - Да, в том числе и в шалаше.
   - Я удивлена, - Ледакова выглядела удивлённой, - и знаешь почему? За целый год пребывания на проекте все твои слова и поступки свидетельствовали об обратном. Вспомни своих бывших, кто-нибудь из них имел машину стоимостью ниже, чем за миллион?
   - У Толика был старый Опель.
   - У твоего Толика помимо старого Опеля в гараже стояла машина премиум класса. А вспомни скандал из-за плюшевой игрушки?
   - На годовщину игрушечного зайчонка дарят только школьницам.
   - Для месяца отношений годовщина слишком громко звучит, не находишь? Я молчу про ювелирные украшения, которые ты требовала в подарок. Пускай парень может позволить себе подобные траты, но просить об этом через тридцать дней?
   Алиса насупилась.
   - К чему ты клонишь?
   - Фёдор для тебя лучший вариант?
   - Он мне нравится и...
   - Разве девушка с твоими параметрами может довольствоваться простым механиком из глухой провинции. Ты столько сил приложила ради одной единственной цели - вырваться из болота вечного безденежья. Или снова мечтаешь откладывать деньги на отпуск?
   Снизу доносились крики и шум падающей мебели, из-за чего Ледаковой пришлось увеличить громкость голоса. Селезнёва попыталась сосредоточиться на разговоре, но женские визги снизу окончательно расстроили беседу.
   Осознав это, Анечка в одно мгновение изменилась в лице, превратившись в разъярённую кошку, только что шерсть дыбом не стояла.
   - Что за -пип- там творится?
   - Драка, - то ли утвердительно, то ли вопросительно прошептала Алиса.
  
   17 мая, 16:07.
   Камеры в беседке.
  
   - Гнать его надо с проекта, - кипятился Буцаев. Он был одним из немногих, кто расположился вне беседки, опершись руками на деревянный бортик. - Здесь люди любовь ищут, а конечностями в другом месте машут. За драку гнать, однозначно.
   - Малыш, в полноценной драке участвуют два человека, а здесь сплошное недоразумение.
   - Недоразумение бить девушку, - перебил Романа Нестеров.
   - Пытаться бить, - поправил Роман. - Факты вещь упорная, самого удара не было.
   - Поляков, я не пойму, ты защищать его вздумал? - на этот раз Романа перебила Лера. - С каких это пор проповедник ненасильственного разрешения споров встал на сторону зачинщика драки?
   - Дорогая моя, голубка сизокрылая, я понимаю, что Катенька Шамшурина твоя лучшая подруга, но давай включим объективность. А для этого мы что сделаем? Правильно, Андрюшка, для этого мы перечислим факты. Первый удар нанесла именно наша Катя.
   - После того, как Скворцов довёл её.
   - Лерочка, солнышко моё ненаглядное, факты вещь упрямая. Первой ударила твоя подружка, после чего получила ответный толчок. Толчок, золотко, толчок, а не удар. И то лишь ради самообороны, дабы глаза обезопасить от когтей разъярённой Катюшки.
   - Был ещё замах.
   - Мишаня, замах, а не удар. С фактами не поспоришь.
   - Не останови его, был бы удар.
   - Валери, мы же договорились. Факты, одни голые беспощадные факты. Мало у кого какая гадость в голове сидит и что, начнём судить за одни мысли и намерения? Остановили человека или сам остановился, главное предосудительного не совершил.
   - Не совершил? - эмоционально отреагировала Лера, прожигая взглядом Романа. Стоявший за спиной Полякова Буцаев, невольно дёрнулся от огненного взора. - По-твоему он что совершил? Всего-навсего прилюдно оскорбил девушку и избил бы её, не окажись рядом Костик? Подумаешь, какие мелочи происходят на нашем проекте.
   - Дорогая, успокойся.
   - Какая я тебе дорогая, - Лера гневно отшвырнула протянутую руку Романа. - Иди со своим больным Скворцовым сюсюкайся. Развёл тут демагогию о невинных волках. Сам давно ли в овечью шкуру обрядился?
   - Чего базарите попусту, - встрял до этого молчавший Чумилов. - Сегодня день голосования, вот парень и пытается быть ярким.
   - Надо же, чудо героизма свершилось, наш защитнечек заговорил, - набросилась Лера на Алексея, благоразумно устроившегося в другом конце беседки. - Где ты был, когда твою девушку помоями обливали, придурок.
   - Сама дура, - огрызнулся Чумилов, - засунь свой язык в жопу.
   Роман тяжко вздохнул, демонстрируя своё бессилие перед нарождающейся бурей.
   - Это ты свой язык в жопу засунул и помалкивал, когда говорить надо было. Теперь заткнись и слушай других, если собственную девушку защитить не в состоянии.
   - Когда хочу, тогда и говорю. Нечего мне тут указывать, -пип- старая. Свои отношения строить не можешь, другим подгадить решила?
   - Какие отношения -пип-. С каких это пор у нас -пип- заменила отношения. Ты же кроме этого ни на что не годен.
   - Понеслась, - сказал Мишка тихо, но звук в микрофон прошёл на пороге слышимости под аккомпанемент нарастающей брани.
  
   17 мая, 14:11.
   Камеры в гостиной.
  
   - Максим, я тебя не понимаю. Зачем понадобился скандал с Шамшуриной, когда и без того шансы на вылет максимальны у Бориса?
   - Я шансы не считал, так само получилось.
   - Будем отпираться, - Анечка, хлопнула длинными ресницами и обратила очаровательные голубые глаза на Гацуру. - Марат, ты видел произошедшее от начала до конца. На твой взгляд, драка была спровоцировано специально?
   - Анечка, само собой. Я на проекте не первый день обитаю и разбираюсь что к чему. Приходилось орешки посложнее щёлкать. Я когда с утра на кухню спустился, сразу заметил, что Катька до предела заведена.
   - Снова ругалась с Кожевниковой, - уточнила Ледакова.
   - Что? Да. Светке сто раз говорили не накладывать грязных тарелок возле сушилки, а она складирует и складирует. Катюха только эту гору увидела, как вдарит на всю ивановскую. Я снизу чего и спустился, слышу, кто-то орёт. Ну, думаю, драка будет. Как предчувствовал.
   - Марат, ближе к делу, - напомнила Аня.
   - Катька пооборотистее будет, её у нас перекричать трудно. Светка в угол зажалась, лишь изредка огрызается, а Шамшурина кричит на неё, отрывается на полную катушку. Тут заявляются Скворцов с Борисом, и Макс с ходу называет Катюху дурой.
   - Не с ходу, - парировал я.
   - Не с ходу, - согласилась Анечка. Она наверняка успела просмотреть утреннее видео, и теперь была вооружена информацией до зубов. - Заткнись дура, на уши давит. Так ты сказал минуты через три после своего появления. Я ничего не путаю?
   - Типа того.
   - И типа того это было случайно?
   - Просто не выдержали нервы.
   - Чушь, - прокомментировал Марат. - Я видел людей, у которых слабые нервы, ты...
   - Ты действовал крайне спокойно и даже где-то хладнокровно, - вновь перебила Гацуру Анечка. - У меня сложилось ощущение, что ты выжидал подходящего момента для выпада. Зная вспыльчивый характер Шамшуриной, целое утро крутился поблизости, молчал и наблюдал.
   Крутился поблизости целое утро? Госпожа Ледакова, да вы никак утренний эфир с моим участием от корки до корки просмотрели.
   - Не вижу в этом ничего странного. На проекте мы все соседи и вынуждены сталкиваться нос к носу постоянно. Был бы дом побольше, виделись реже. Теперь касаемо моего хладнокровного поведения. Уважаемая Анна, вы, как психолог во втором образовании, прекрасно знаете, насколько разнообразно ведут себя люди в стрессовых ситуациях. Кто-то краснеет и машет руками, другой стиснет зубы и засунет кулаки в карманы.
   Ледакова улыбнулась, польщённая моими знаниями о втором психологическом. На то и рассчитано.
   - Чушь, - как заведённый повторил Марат. - Я без диплома психолога почуял подвох. Ты бы видела, как он изменился в лице, получив по щщам от Катьки. Именно тогда она вывела его из себя, а до этого шла сплошная провокация.
   - Максим, что ты на это скажешь?
   - А то и скажу, что удар по лицу изменит мимику любого человека. Марат, хочешь, на тебе проверим?
   - Руку сломаю, - пообещал Марат.
   - Ладно, уйдём из области психологии, - Анечка сцепила ладошки у себя на коленках, - а то мы в такие дебри залезем. Мне другое остаётся непонятным. Допустим, конфликт был продуман Скворцовым от начала до конца. Но тогда какова его цель, какие выгоды он извлёк кроме пощёчины и ударов в живот?
   - И общественного порицания, - добавил я услужливо.
   - Это спорно, - мягко возразила Анечка. - Защита в лице одного Ромы Полякова чего стоит. Марат на твоей стороне, я права?
   - Шамшурина реально доводит своими истериками, - подтвердил Марат.
   - Что удивительно, сам Чумилов к тебе никаких претензий не имеет. На минуточку, это тот человек, который вчера провёл свидание с Катей. Получается, в канун голосования три мастодонта проекта на твоей стороне.
   Вариант с Чумиловым был притянут за уши, о чём я не преминул высказаться:
   - И что, Алексей будет голосовать в поддержку моей персоны? Если человек открыто не высказывается против, это не означает автоматическое "да". К тому же есть мастодонты проекта среди женской половины. Против кого они отдадут свои голоса, думаю понятно.
   - Ты имеешь в виду Катю и Леру, - уточнила Анечка. - Скворцов, а ты неплохо считаешь для человека склонного к необдуманным поступкам.
   Ёкарный бабай, я и вправду излишне словоохотлив. Чем меньше болтаю, тем меньше зацепок для продолжения беседы.
   Увидев нулевую реакцию с моей стороны, Ледакова обратилась с вопросом к Гацуре:
   - Марат, на твой взгляд, какими мотивами руководствовался Максим, выводя на нервы Катерину?
   Марат подумал, со скрежетом почесал покрытую буйной растительностью ногу и выдал:
   - Скворцов, как любой нормальный мужик, ставит себя в коллективе.
   - Ставит в коллективе, оскорбляя женщину? Марат, я всегда полагала, что настоящий мужчина обязан находить другие способы для самоутверждения.
   - Здесь нет мужчин и женщин, а есть игроки слабые или сильные. Шамшурина игрок сильный и попытка заткнуть ей рот со стороны Макса нормальный ход.
   Аплодисменты. Мысленные, разумеется. Гацура, сам того не ведая, рушит миф о проекте для влюблённых. Жаль, его слова не достигнут эфира.
   - Кто на твой взгляд является проигравшим во всей этой истории? - последовал очередной вопрос Марату. Судя по резкой смене канвы, наша беседа выйдет в облегчённом варианте.
   Марат оторвал взгляд от соблазнительных коленок Ледаковой и произнёс одно слово:
   - Борис.
  
   17 мая, 16:19.
   Камеры в беседке.
  
   - Успокоились все, - Роман развел руки в стороны, точно пытаясь сдержать напор противоборствующих сторон. - Хватит, выговорились, как пьянь подзаборная. Дайте возможность послушать других ребят. Костик, малыш, ты что думаешь про всю эту историю?
   - Я говорил про...
   - Заведи нормального мужика, потом суди об отношениях, - Чумилов вновь взорвался эмоциями.
   - А ты заведи нормальные отношения, мудак, - последовала реакция Леры.
   Роману пришлось перечёркивать пространство руками.
   - Я же сказал, стоп. Ну, вы же взрослые люди, на вас смотрят миллионы, ведите себя подобающе. Кому не нравится, могут выйти за территорию и там вдоволь наораться. Теперь услышали меня, повторять не придётся? Надеюсь, что услышали. - Рома, весь в расстроенных чувствах, устало погладил висок и после трагической паузы продолжил: - мы тебя внимательно слушаем, Костик.
   - Мне не понравилось, как повёл себя Борис, - слегка спотыкаясь, начал Попов. - Первый раз он ударил Макса верно, иначе Кате могло прилететь. Но когда я схватил Скворца, - Костик наглядно продемонстрировал захват на невидимом противнике, - обездвижил и повалил на землю, бить было не нужно. Он перестал сопротивляться и не мог дать сдачи.
   - Если я правильно тебя понял, наш защитнечек Борис бил лежачего, - Роман не вопрошал, Роман утверждал.
   - Да, он бил лежачего и Мишке даже пришлось оттащить Бориса в сторону.
   - Федька первый начал оттаскивать, я потом подоспел на выручку, - добавил Нестеров.
   - Ребята, - не выдержала Женя, - мы все набросились на Макса, а он пострадал больше остальных, между прочим. Я сама видела ссадины на его щеке.
   - Чего это ты так о нём печёшься? - заметил крысоподобный парень.
   Хмурый Нестеров прореагировал в два счёта.
   - Рот закрой, а то помогут.
   - За дело его били, - встряла в разговор парней Лера. - Или вы забыли, с чего всё началось? Просто Борис вовремя не смог остановиться, такое бывает. Но побуждения у него были самые наилучшие.
   - Что значит не смог остановиться. Сначала Костик держал Макса в вертикальном положении и тот даже не трепыхался. На этом драка закончилась, всё. Никаких особых помощников больше не требовалось. Зачем-то подлетает Борис и начинает лупасить Скворца, как грушу. Конечно, тот начал дергаться и Костику пришлось кинуть Макса на землю, навалившись всей массой. Макс тощий, его почти видно не было, но Борис и здесь нашёл открытые участки тела. Бил ногами от души, с замахом. Полюбуйтесь, какой у Костяна кровоподтёк на плече, у Скворца таких несколько. Попов молчит, не говорит, что если бы не его плечо, удар Максу в голову прилетел. Короче, отпаивали бы парня нашатырём. Федька тоже молодец, вовремя Бориса отволок за шкирятник.
   - Миш, ты как проститутка, - возмутилась Лера. - И нашим и вашим хочешь? Десять минут назад Макса обвинял, теперь на Бориса накинулся. Определись, в конце концов, кто крайний.
   - А я определился, - обиделся Нестеров. - Оба повели себя некрасиво.
   - Гнать обоих с проекта за драку, - оживился Буцаев за бортиком беседки.
   Участников охватило волнение и Роману пришлось успокаивать народ:
   - Тихо, ребята, не гомоните. Никого за драку выгонять не будут, так мне сообщила Анечка. Решение по этому поводу принято и голосовать мы будем по стандартной схеме.
  
   17 мая, 20:39.
   Камеры в центральной беседке.
  
   - У новеньких мальчиков было четыре дня, что бы должным образом проявить себя, а у наших старичков имелась в распоряжении масса времени для принятия правильного решения. Напоминаю телезрителям, что голосование было протестное, голосовать мог каждый, но только против участника мужского пола, - Ледакова чуть повернула голову, сменив камеру. - Выбор сделан, и настало пора узнать, кто сегодня покинет наш телепроект, кто этот горемычный. Никита, начинай.
   Никита деловито зашуршал кучей конвертов и извлёк один из середины.
   - Голос Максима Скворцова, - огласил он на всю округу. - Открываю.
   - Кто же это у нас может быть. О, как трудно угадать, - Ледакова сыграла излишне театрально.
   Оператор сделал крупный план взволнованного Бориса.
   - Голос против ... Олега Лыпарева.
   В беседке зашумели, активно обсуждая свежую новость.
   - Несколько неожиданно - уже нормальным голосом произнесла Ледакова. - Объясни-ка нам, Максим, какими принципами ты руководствовался, принимая столь своеобразное решение?
   Банальное желание поехать домой и никаких принципов.
   - Борьба со сплетнями, - сболтнул я первую глупость, попавшую на язык.
   - И ты всерьёз рассчитываешь на то, что способен справиться с пороком рода человеческого, который корнями уходит в поросшие мхом времена?
   Надо же. Я наивно думал, что Ледакова скажет нечто типа "и ты всерьёз рассчитываешь на то, что наш проект способен обойтись без сплетен?"
   - Почему бы и нет.
   - Действительно, - легко согласилась Ледакова, - почему бы и нет.
   Допросу на этом полагалось закончиться, но тут вмешался Никита:
   - Любой голос может стать решающим в распределении сил, ты это понимаешь? Самая высокая вероятность вылета у новичков. И проголосуй ты против Бориса, твои шансы остаться могли резко увеличиться.
   - Кроме того у вас с Борисом с утра произошёл неприятный инцидент, - напомнила Ледакова. - Нет ничего зазорного в голосе против прямого конкурента и врага. Ты так не считаешь?
   - Не считаю.
   - Тогда почему Лыпарев, шансы на уход которого минимальны, если не равны нулю?
   - Я так хочу.
   Ледакова вздохнула, словно ей поручили доказать круглую форму шара инквизитору из средневековой Испании.
   - Хорошо, Скворцов, мы тебя поняли. Вернее не поняли, но раз ты так хочешь. Что у нас там дальше, Никита?
   - Голос Андрея Чумилова против Михаила Нестерова.
   - Ребят, вы сговорились? У нас нет соревнования на самый неожиданный выбор. Андрей, я прекрасно понимаю, что у вас с Нестеровым сложные отношения, языки за спинами и фиги в карманах. Но хотя бы сегодня можно было обойтись без древней вражды и публично наказать обидчика твоей девушки? Андрей, повторяю, твоей девушки, а не соседской. Ей сегодня чуть кулаком между глаз не заехали, а ты старые счёты удумал сводить.
   - Мы с Катей поговорили и пришли к выводу, что она в состоянии постоять за себя и в моем голосе не нуждается, - Чумилов для пущей убедительности взял руку Шамшуриной и, нежно поглаживая унизанные кольцами пальчики, водрузил девичью ладошку себе на колено.
   - Вот молодец, Андрей. Уважаю за мужское решение. Русская баба, она и коня на скаку остановит и врагу в глаз засветит, ежели чего. - Чумилов пытался вяло возражать, но госпоже ведущей было уже не интересно. - Как Катя будет разбираться с мужскими проблемами в одиночку, мы увидим дальше. Пока же у нас два голоса против старичков и целый ноль против новеньких. Никита?
   Никита вновь зашуршал конвертами, добросовестно исполняя возложенные на него обязанности.
   - Голос Нины Шиленко против Максима Скворцова.
   Камера взяла мою физиономию крупным планом. Вот пацаны-то порадуются.
   - Нина, твои комментарии.
   - Я против драк в принципе. И против, когда бьют девушек.
   - Спасибо Нина, мы тебя услышали, - Анечка посмотрела на соведущего. Тот уже доставал очередной конверт.
   - Голос Марата Гацуры против Бориса Рожникова. В противостоянии новичков пока ничья.
   - Никита, ты уверен, что сегодня наш телепроект обязательно покинет новенький?
   - Абсолютно, Аня.
   - Сбудется ли прогноз Никиты, мы увидим после короткой рекламы. Не переключайтесь и не уходите надолго, будет интересно.
   Передача шла в записи, и особой нужды в перерывах не было. Однако за пятьдесят минут постоянной болтовни ведущие утомились. Никита зябко ёжился в маечке, зорко поглядывая за стопкой конвертов, а Ледакова помимо прочего потребовала услуги гримёра и чашечку горячего чая. Пауза грозила затянуться.
   Участники, пользуясь моментом, бурно перешёптывались, слышался приглушённый смех, на лицах мелькали улыбки, временами искренние, а в основной массе своей взволнованные, с отпечатком царящего вокруг напряжения. И хотя многие были уверены в собственной безопасности, никто не забывал о праве ведущих на два вето. Вдруг госпоже Ледаковой взбредёт в голову продлить наш с Борисом конфликт перед камерами и чья очередь настанет тогда? Выстрелят канонадой забытые сплетни, загремят с полок пыльные аргументы и чёртиком из табакерки полезут старые обиды. Поэзия, одним словом. Я даже успел накидать лёгкое двустишье: пойдут полки, взметнутся вверх знамёна и враг поверженный от ужаса бежит.
   Пушки пока не грохотали, никто не бежал, но атмосфера в беседке сгущалась. До этого момента был уверен в абсолютной режиссуре проекта от начала до конца, однако изучая тревожные лица, был вынужден признать ошибку. В некоторых аспектах шоу дарило зрителям настоящие чувства. Особенно чувство страха за место под попой. Прямо как в реальной жизни за забором.
   Прошло минут двадцать, прежде чем освежённая гримёрами Ледакова обратилась к телезрителям, а Никита зачитал очередной бюллетень:
   - Голос Олега Лыпарева против Бориса Рожникова. Два-один в пользу Скворцова.
   - Что, Олежка, опять подлизал, - послышался раздражённый комментарий Леры.
   Лыпарев и ухом не повёл, а Гацура, вообразивший картину без всяких фигуральностей, скромно гоготнул.
   - Олег, - обратилась к парню ведущая, - Максим голосовал против тебя. С чем может быть связано такое решение?
   - Это не секрет, меня многие здесь не любят и, возможно, некоторые из особо ярых поклонников постарались донести до ушей Макса грязные слухи.
   - Ура, свершилось. Самый главный сплетник пострадал от слухов.
   - Нестеров, тебе мы говорить не мешали, - мягко попрекнула Ледакова громогласного бунтаря. - Олег, а проголосовал бы ты иначе, зная теперь об отношении Скворцова к тебе.
   - Нет, его отношение не было для меня загадкой или тайной за семью печатями. Я ставил галочку против фамилии Рожников исходя из интересов проекта.
   - Из интересов Полякова ты исходил, скотина продажная.
   - Михаил, ещё один выкрик и я буду вынуждена удалить тебя из беседки. Проблемы в личной жизни не повод для публичных оскорблений ребят, с которыми ты живёшь под одной крышей. Продолжай, Олег.
   - Борис, к моему глубокому сожалению, за четыре отведённых дня ничем особым не запомнился: был скучным в общении, да и девочки им не заинтересовались.
   - А Маша?
   Ледакова кивнула.
   - Лера права. Порошина много времени проводила с Борисом. Кто знает, во что это может вылиться.
   - Анечка, дорогая моя, я тебя умоляю. Ну, во что это у них могло вылиться. Посмотри на эту парочку. Абсолютно безликий, латентный Борис, ищущий малейшего шанса зацепиться за проект, даже путём избиения лежачего. И наша помпушечка Машенька, много месяцев ожидающая хоть какого-нибудь принца, хоть самого завалявшегося. Только время идёт, а принца всё, - Роман издал губами неприличный звук, обычно выходящий из прямой кишки. - И не будет принца, дорогая моя Машенька. Пора уже идти прямой дорогой в жизнь и там искать себе пухлика с очаровательными щёчками.
   - Это кто у нас там разговорился? Никак, наш латентный пидарас подал голос. Так вот, Ромочка, сладкоголосый ты мой, сиди и помалкивай в задницу, пока я тебе туда что покрепче не вставила.
   - Маша, как можно, ты же девушка, веди себя подобающе, - напомнила ведущая.
   Роман выразительно засмеялся.
   - Девушка? Ха! Такие девушки на Ростовской трассе по тридцатке за пару уходят.
   - Пип- свой закрой, - пип- гнида. Пока я сама не встала и не заткнула твоё -пип- отверстие.
   - Тишина, - Ледакова сказала негромко, но сталь в её голосе заставила умолкнуть разошедшихся участников. - То, что касается Нестерова, касается всех остальных. Лишнее слово и о результатах голосования узнаете сидя в доме. Никита, кто у нас следующий?
   - Голос Бориса Рожникова против Максима Скворцова. У нас снова ничья.
   - Борис, а тебя не смущает тот факт, что Скворцов пошёл на заранее проигрышный шаг, ставил против Олега? Возможно, он рассчитывал на взаимную поддержку от такого же новичка.
   Борис засмущался, опустил глаза в пол, но явно не по причине, озвученной Ледаковой.
   - Нельзя бить девушек, - наконец пробормотал он.
   - Исчерпывающий ответ, - Ледакова перевела прекрасный взгляд в мою сторону. - А ты, Максим, пересмотрел бы свою позицию, зная теперь о решении Бориса? Идея борьбы с центром мировых слухов в лице Лыпарева потеряла свою актуальность?
   - Своего решения я бы не изменил.
   - Ответ не менее исчерпывающий. Никита?
   - Голос Жени Гатиловой против Бориса Рожникова. Три-два в пользу Макса.
   Народ заметно оживился. Причину оживления озвучила Порошина, как всегда тихо, и как всегда слышно для всех:
   - Ещё бы она против него голосовала, он к ней каждое утро таскается за Мишкиной спиной.
   - А ты свечку держала, корова толстая, - неожиданно резко для хрупкой блондинки прореагировала Женя. - Не суй свой пятачок в чужие дела.
   - Слышь, ты, дрыща субтильная с крашеными волосами.
   - Мария, успокойся.
   - Что значит, Мария успокойся. Если каждая сявка будет по моему весу проходиться... Для особо грамотных сообщаю: вешу я восемьдесят один килограмм, что при моём росте и комплекции является нормой. В отличие от некоторых есть талия, попа и грудь.
   - Особенно грудь, - выкрикнул Гацура.
   - Да, Маратик, особенно грудь, о которой мечтать тебе только во сне, обнимая подушку в одиночестве.
   - Ребята, ребята, давайте впредь будем выдержаннее и сдержаннее в своих замечаниях. Не забывайте, нас смотрят миллионы телезрителей по всей стране, - напомнила Ледакова тоном учительницы начальных классов. - Никита?
   - Голос Андрея Буцаева против Макса Скворцова. Боевая ничья.
   - Продолжаем.
   Ледакова исходила из одного ей понятного принципа, расспрашивая или не расспрашивая ребят, выясняя мотивы, побуждения, мысли. Может мнение Буцаева ей было не интересно, может поджимали рамки эфирного времени, а может статься, нашей прекрасной ведущей просто надоело сидеть на деревянных лавках. Хотя, о чём это я. Дерево находилось под моим задом, Анечка же восседала на розовой подушечке с жёлтыми кисточками.
   - Голос Алисы Селезнёвой против Бориса Рожникова. Четыре-три в пользу Скворцова.
   Тишина, в которой зашуршал следующий конверт.
   - Голос Романа Полякова против Бориса Рожникова. Пять-три, Скворцов уходит в отрыв.
   - Роман, объяснишь мне и нашим уважаемым телезрителям, почему так много голосов "против" собрал Борис?
   - Анечка, дорогая наша, ситуация проста до безобразия. Мальчик Боря до такой степени буратино, что девочек не заинтересовало даже наличие крутой машины немецкого концерна. В этом плане показательна Кожевникова. Ты помнишь, что бы наша Светочка брезговала вниманием бизнесменов? Вот и я как не старался не смог припомнить до дня сегодняшнего. Боренька, - Роман с умилением посмотрел на парня, - иди-ка домой, дорогой ты наш и глубоко любимый.
   - Роман, ни рановато ли человека домой отправляешь? Голосование в полном разгаре и ситуация может измениться.
   - Всё в руках его, - Поляков смиренно поднял глаза к небу.
   - Паяц, - не выдержал Нестеров.
   Анечка осталась равнодушной к религиозным изысканиям Романа. Взор голубых очей был уже направлен на Никиту.
   - Кто на очереди?
   - Голос Алёны Хацкевич против Бориса Рожникова. Шесть-три, отрыв увеличивается.
   Катастрофа. Конечно, чисто теоретически я ещё мог вылететь, но если подружка самой Шамшуриной делает такой выбор. Где же я просчитался? Нет, не было ошибок, крупных не было, больше по мелочи сыпался. Зато монументальная фигура Бориса, на фоне которой любая плюшевая игрушка смотрится интересной, зияла сплошным чёрным провалом. Прав был брат, сто раз прав - Борис моя главная и единственная проблема.
   - Алёна, ты меня удивляешь. Ладно Чумилов, они меньше недели встречаются. Ну а ты, близкая подруга, столько пережили вместе, и вдруг голосуешь против человека, вставшего на защиту Кати.
   Наконец-то я услышу голосок фарфоровой куколки.
   - Кого он защитил? Шамшурину? А ей нужна была эта защита? Без него нашлось, кому помочь. Слишком много показного рвения перед самым голосованием.
   Ничего так голосок, в меру нежный, приятненький.
   - Соглашусь с тобой, - кивнула Аня. - Экспрессивное поведение Бориса, неуместная горячность - оставляют богатую почву для домыслов и подозрений. Но неужели второй новенький, пытавшийся поднять руку на Катю, заслуживает снисхождения?
   - Касаемо Скворцова, - Алёна движением головы скинула чёлку с глаз и задумчиво уставилась вдаль. Актриса, ни дать ни взять. - Я пару часов назад заходила на наш официальный сайт. Ветка с его именем обновляется каждую минуту.
   - Алёнушка, луноликая ты наша, а процент эфирного времени с его участием? Он ин-те-ре-сен. Какие здесь могут быть комментарии.
   Довыпендривался Скворцов, великий стратег и мыслитель. На койке нужно было целыми днями валяться, а не деревянному Борису в помощники набиваться.
   - Роман, нам хотелось бы послушать Алёну.
   - Всё, умолкаю, - Поляков жестом закрыл рот на невидимый замок.
   Рома замолчал, а на смену ему пришло активное бубнение Гацуры, предназначенное Буцаеву, но слышимое всеми.
   - Марат может нам выйти? Точно не надо? Тебя всё устраивает? Разрешишь нам продолжить? Благодарю, - приведя Гацуру в состояние внимания, Ледакова продолжила. - Алёна, сегодня Макс набросился на подругу, завтра - на тебя, ты не боишся?
   - Нисколько. Вполне адекватный мальчик в отличие от Бориса, которого втроём еле оттащили от Скворцова. Анечка, ты бы видела его глаза, бешенные, как у быка. Мальчишки говорят ему, что всё, хорош, драка давно закончена и твоё махание кулаками не нужно, а Боря лезет. Пока в ванной не закрыли, продолжал пыхтеть паровозом и что-то кому-то доказывать.
   - Спасибо, Алёна, мы услышали твоё мнение. Интересная у нас ситуация получается: виновник нападения вызвал меньше негатива, чем человек, пытавшийся прийти на выручку. Никита, тебе не кажутся странными подобного рода обвинения в адрес Бориса?
   - Нет, Аня. Ведь это было мнение лишь одного из участников. А у меня в руках осталось целых семь конвертов.
   - Семь конвертов, - подхватила Анечка, а это значит, что всё ещё может измениться. Увидимся после рекламы, никуда не уходите.
   Третья рекламная пауза была короче предыдущих. Борис прожёг меня ненавидящим взглядом, Анечка сделала короткий звонок, Никита хлебнул ярко-оранжевой жидкости, и мы продолжили.
   - Голос Леры Светловой против Макса Скворцова. Отрыв сокращается, шесть-четыре.
   - Лера, на сегодняшний день ты самая ярая противница Макса. Последовательно отстаиваешь его исключение из проекта, хотя ещё вчера между вами царили мир и согласие. И не только, так мне показалось со стороны экрана, - Анечка лукаво улыбнулась. - Что же произошло? Неужели один эпизод в корне изменил отношение к человеку? Это тем более удивительно, что ни Алёна, ни сама Катя таких эмоций не испытывают.
   - Да я не против Максима, - Лера говорила устало, истратив былой запал. Мимо прошли стрелы Ледаковой, пущенные насчёт амурных дел. Если симпатии и были, то дружеские, завязанные на основе необходимости. Я нуждался в качественной горячей пище, а Лера в исполнительном помощнике по кухне. Анечка это понимала, поэтому прошлась по теме вскользь, больше из профессиональной привычки, нежели рассчитывая на реальный улов. - Я против драк на проекте. Всегда была и буду, в независимости от того, насколько мне человек близок, какие отношения мы с ним поддерживаем. Поймите, на нас лежит огромная ответственность перед миллионами телезрителей; мы своим примером должны показывать, как нужно любить и дружить. А что эти мальчишки и девчонки, многим из которых нет и восемнадцати, увидели сегодня утром в исполнении Скворцова? Орите на женщин, оскорбляйте, а если не помогает, то примините физическую силу. Так получается? Помимо подруг у меня есть своё мнение, которое я всегда отстаивала.
   - За это мы тебя и ценим, - неожиданно сказал Никита. Все, включая Анечку, смотрели на Семёнова, словно парень признался в сокровенном, давно витавшем в воздухе, но в слух из-за приличия не произносимым. Возникла неловкая пауза, которую ведущий поспешил прервать открытием нового конверта.
   - Голос Екатерины Шамшуриной против Михаила Нестерова.
   Беседка зашумела, заколыхалась под ветром свежей новости, и Ледаковой пришлось напрячь связки, что само по себе являлось удивительным. Обычно Анечка довольствовалась строгим, но при этом всегда спокойным одёргиванием. Могла сделать замечание чуть насмешливо, могла и с лаской в голосе, в зависимости от характера нарушения, но что бы повысить тон, дабы быть услышанной.
   - Молчим и слушаем меня.
   Ребята замолчали, удивлённые новым подходом некогда мягкой Анечки.
   - Странно получается, Алексей. Катя тебя поддержала в борьбе с Нестеровым, а ты?
   - Причём здесь я? - возмутился Чумилов, оскорблённый в лучших своих проявлениях. - Сто раз говорил, будет Катя нуждаться в моей защите, помогу без лишних подсказок. Три раза предлагал сплавить Скворца на голосовании, она отказалась. Чего ещё вы от меня хотите? Костьми лечь прикажете?
   - Алексей, к чему столь брутальные жертвы. Нам достаточно просто понять. Лично я, исходя из жизненного опыта, знаю, насколько девушке важно участие любимого человека, пускай она и пытается убедить окружающих в обратном, - заметив раздувающиеся от словесной потуги щёки Чумилова, ведущая поспешила адресовать вопрос Шамшуриной. - Катя, я права?
   - Любимого - это слишком громко сказано. Наши отношения находятся в самом начале пути, поэтому давайте без громких слов, - Шамшурина обменялась взглядами с Чумиловым. - Я действительно ни в чьей помощи не нуждалась. Ребят, вы меня давно знаете, разве я плаксивая девочка, которая запирается в ванной и ревёт часами? Никому и никогда не позволяла вытирать об себя ноги, и не позволю. Скворцов, получил своё? Если не угомонишься, то огребёшь по-полной. Чё лыбишся, ты меня понял?
   Кто-то одобрительно присвистнул, а Роман добавил:
   - У нашей пантеры острые коготки. Будь осторожен, Максимка.
   - Костян, скоро Скворца от Шамшуриной защищать будешь, - подыграл Буцаев.
   Полетели со всех сторон остроумные замечания, но громче всех обрадовался Гацура:
   - Катька, мочи обоих.
   - Гацура, надеюсь, твои слова не будут приняты к сведению. Девочек будем выгонять за драки наравне с мальчиками. Никаких поблажек опытным участникам я делать не собираюсь, - Анечка замолчала, дабы мы в полной мере прочувствовали весомость заявления. Сочтя нужный эффект достигнутым, ведущая обратилась к коллеге:
   - Никита, продолжай.
   - Голос Константина Попова против Макса Скворцова. Отрыв сокращается, шесть-пять.
   - Напоминаю уважаемым телезрителям, что осталось четыре конверта и любой из них может решить судьбу новичков.
   Борис был бледен, кажется, я тоже. Цена вопроса - две недели до следующего мужского голосования. Целых четырнадцать дней или триста тридцать шесть часов жизни в замкнутом пространстве под прицелом объективов.
   - Голос Михаила Нестерова против тебя, Макс.
   Опа, это что-то новенькое. Никита даже потрудился показать мне бюллетень с зачёркнутой фамилией.
   - Борис подтянулся и у нас вновь ничья при трёх оставшихся конвертах, - резюмировала Ледакова. - Михаил, со стороны показалось, что Макс наиболее близко сошёлся с тобой и Фёдором. Откуда такое решение? Почему не Борис, с которым ты толком и не общался, на худой конец Чумилов, мечтающий увидеть твою кандидатуру за забором?
   - Об этом говорили сто раз, и я повторюсь: драки с девушкой неприемлемы, особенно в передаче, которая учит любви, - несколько нервно ответил Михаил. Естественно, он понимал, к чему клонит ведущая.
   - Не связан ли этот шаг со слухами о якобы возникшей симпатии между Женей и новеньким?
   - Полная ерунда, даже комментировать не хочу.
   - Ты слишком дергаешься для ерундового вопроса, - подметила Ледакова очевидный факт. - Многие на проекте поговаривают, зрители в интернете пишут о том, что пришёл серьёзный конкурент в борьбе за место рядом с Женей. Выходит, ни я одна сделала подобное наблюдение. Тебе не кажется это странным?
   Гатилова сидела, потупив взор. Так ведут себя примерные девочки школьной поры, смущаясь от комплиментов юной красоте, свежей, не замутнённой литрами пива, чистой и первозданной, не ведавшей нужды в килограммах косметики.
   И я сказал. Слова непроизвольно вырвались из моего горла:
   - Ссылка на интернет неуместна. Было всего пару эфиров с моим участием.
   - Всего за две передачи телезрители почувствовали искру между вами. Это о чём-то, да говорит, - Ледакова была само обаяние. - Хорошо, допустим нам всем показалось. Иногда бывает всеобщее помешательство с галлюцинациями. Тогда объясни, почему ты так реагируешь на эту тему, Максим? Столько унизительных замечаний в твой адрес прошло мимо, а вопрос к Нестерову заставил всполошиться.
   - Макс пытается всеми силами с ним подружиться. В случае вражды с Нестеровым ему будет сложнее видеться с Гатиловой. Про подсобку Мишка теперь знает, а других мест для тайных встреч у нас мало, поэтому Макс так нервничает.
   Ледакова кивнула Никите.
   - Очень разумное предположение. Михаил, ты не находишь?
   - Я уже всё сказал.
   - И нечего добавить?
   Давит, давит, давит. И это только то, что я способен увидеть. За проведённые дни на проекте многократно убеждался в способностях Ледаковой цеплять крепко, цеплять за живое. Мишку она крепко посадила на крючок ревности, дёргая удило, едва жертва намеревалась залечь на дно. Причин для подобной охоты могла быть масса: личная неприязнь, банальное желание раздуть пожар на пустом месте ради рейтинга, заточка профессиональных навыков.
   - Мне нечего добавить.
   - Я не ухаживал и не собираюсь ухаживать за Женей Гатиловой.
   - Это заметно, Скворцов, - Ледакова буквально светилась ехидством.
   Народ в беседке дружно загоготал. Смеялись все, кроме меня, Мишки и хмурого, себе на уме Бориса. Смеялась даже Женька. Дурочка, что ты творишь. Это тебе не с большим плюшевым медвежонком играться.
   - Голос Марии Порошиной против Скворцова. Рожников вырывается вперёд и ведёт со счётом семь-шесть. Один шаг отделяет Бориса от заветного места на нашем проекте.
   Наивный Борис улыбался, а я уже знал, что зря волновался о расписании поездов Москва-Челябинск. Ледакова затеяла свою игру и часть пазла, без полной картины победы, из рук не выпустит. Статус ведущего и право вето в том были ей помощниками.
   - Голос Фёдора Лукьянова против Бориса Рожникова. И снова боевая ничья, - Никита смял зачитанный бюллетень. - Как в лучших традиция голливудского кино, судьба наших героев решится в последнюю минуту.
   Оператор подошёл ближе к Анечке, и та произнесла в проплывающий мимо объектив:
   - Фёдор не стал голосовать против напарника по бегу, известного любителя женских сердец. Настолько уверен в своей девушке?
   Вопрос она задала непосредственно Лукьянову, без камеры в роли проводника.
   - Это плохо?
   - Это замечательно. Тем более, пока наш Ромео увлечён Женей Гатиловой, волноваться и вправду не о чем, - нимб ехидства над головой Анечки достиг угрожающих размеров.
   - Настала пора решающего голоса, - Никита сделал театральную паузу. Атмосферы интриги не вышло, и виной тому Семёнов не был, хотя плохой актёрский талант имел место. Участникам порядком поднадоела затянувшаяся трагикомедия. Большинство конечный итог знало и оттого с большим нетерпением ёрзало на одеревенелых ягодицах. Оставался единственный вопрос, вопрос времени. Либо голос против меня, Ледакова налагает право вето, все дружно голосуют заново и Борис уходит; либо голос против Бориса и тот уходит сразу, без лишней волокиты.
   - Голос Светланы Кожевниковой против Бориса Рожникова. Борис, мы вынуждены попрощаться с тобой.
   Слова прозвучали сигналом к действию. Народ активно зашевелился, разминая затёкшие конечности. Кто-то облегчённо вздыхал, кто-то интересовался меню на ужин, самые нетерпеливые вскочили на ноги.
   - Можно сделать заявление? - голос Бориса потонул в общем шуме. Когда бывший участник проекта был вынужден повторить фразу, ребята зашумели, находя новый повод для задержки неуместным.
   - Всем тихо. Успокоились и расселись по местам, - Ледакова худо-бедно взяла ситуацию под контроль и речью, полной приторного сочувствия, обратилась к Борису: - ты имеешь право на последнее слово.
   Борис затравленно огляделся и быстро, ни на кого не глядя, произнёс:
   - Можно пересмотреть результаты голосования?
   Стоявший гомон, с которым не могла совладать сама Ледакова, моментально стих, превратился во внимательную тишину, ожидающую жареных известий.
   - Это зависит от тех фактов, которые ты нам сможешь предоставить и, главное, подтвердить.
   - Я предоставлю, - Борис бросил короткий взгляд на ведущую и вновь уставился в пол. - Сегодняшняя драка была подстроена Скворцовым. Он заранее предупредил меня о драке, - Борис замялся, исчерпав лимит предложений со словом "драка".
   Ребята против обыкновения молчали. Молчали по-разному: Мишаня удивлённо, Андрей недоумённо, Лера вопросительно, а Роман с лёгкой улыбочкой всезнающего человека.
   - Вы двадцать четыре часа в сутки находитесь под наблюдением камер с микрофонами на груди. Когда Скворцов успел сообщить тебе об этом?
   - Когда мы провожали вас ... тебя к твоему новенькому Порше.
   Тень неудовольствия промелькнула на лице Ледаковой. Зрителям ни к чему подробности о благосостоянии ведущей.
   - Значит, вы обсуждали намечающийся конфликт на автомобильной стоянке, я правильно поняла? И о чём конкретно вы говорили?
   - Ну, Скворцов сказал, что нам нужно быть яркими на проекте.
   - Нам?
   - Да, - Борис не предал значения вопросу. - Для этого он начинает драку с Катей, а я его успокаиваю.
   - Успокаиваешь, это как?
   - Пару раз бью в живот.
   - Бил ты гораздо больше.
   - Первый удар у меня не вышел, а потом Костик вмешался и помешал.
   - И поэтому ты начал бить лежачего человека, не способного закрыться от ударов?
   - Нет, там не так всё вышло, - Борис окончательно смутился. Похоже, он начал понимать изначальную проигрышность своей позиции.
   - А почему выбор пал именно на Катю? Он тебе говорил об этом?
   - Он сказал, что Шамшурину вывести на эмоции будет гораздо легче.
   - Только это? - вмешался в диалог Никита. - Он не говорил тебе, что она ему нравится?
   - Никита, тебе не кажется такой способ ухаживания за девушкой немного странным? Или ты склоняешься к утверждению: бьёт, значит любит?
   - Аня, вспомни школу, когда парни дёргали за косы симпатичных девчонок. Иногда мужчины способны на жёсткие знаки внимания. Так заходила речь о симпатии к Катерине, Борис?
   - Нет, ничего такого не было. - Вдруг Борис резко живился, словно поймал в силки черепа нужную мысль, - он говорил, что ходит с Ледаковой, то есть с вами, то есть с тобой под ручку только ради вето.
   - Вот как? - Ледакова с искусственным холодком в голосе обратилась ко мне: - и как всё это понимать, Скворцов?
   - Ложь и провокация.
   - Ты отрицаешь всё вышесказанное Борисом?
   - Да, отрицаю. Нормальному парню не нужен другой повод для прогулок с одной из самых красивых девушек страны.
   - Грубая лесть, Скворцов, но, не скрою, приятная. Никита, я почему-то больше верю Скворцову и не только из-за его учтивых комплиментов, а ты?
   - Анечка, я тоже не вижу смысла в тайном сговоре. Не будь драки, Макс собрал бы в копилку куда как большее количество голосов. Подозревать же Скворцова в самоубийстве, в том, что он хочет покинуть наш проект раньше времени, я отказываюсь.
   - Согласна с тобою, Никита. Но если и предположить существование сговора, то нужно помнить о наличии двух участников, один из которых, получивший максимальные выгоды от конфликта, покидает сегодня наш телепроект. Другой наказал себя сам, получив синяки и общественное порицание.
  
   18 мая, 10:03.
   Камеры во внутреннем дворе.
  
   Настроение было ужасным. Всю ночь снилось возращение в родной двор, родные до боли пятиэтажки и самая родная хрущёвка, затерявшаяся среди раскидистых тополей. Довольный брат хлопал по плечу, поздравляя с успешным прохождением наказания, а на сотовый уже звонила...
   - Хорош дрыхать, будильник давно прозвенел, - сквозь сонный туман обозначилось лицо Фёдора.
   И ушли в небытие дворик, хрущёвка, раскидистые тополя, братан, хлопавший по плечу.
   - Не хочу бегать.
   - Тебя никто не спрашивает.
   Всё-таки Лукьянов был молодцом, что вытащил меня из постели. Плохое расположение духа до конца не выветрилось, но солнечные лучи, и утренняя прохлада вселили робкий оптимизм. В конце концов, здесь люди живут больше года и ничего.
   - Сегодня новые девчонки приходят.
   Лукьянов ждал реакцию на свои слова, но я молчал, развалившись под тенью дома. Сегодняшний забег дался c трудом. И обычный пот казался особенно липким, и шум мошкары стал не в меру назойливым. Сердце до сих пор не могло успокоиться в грудной клетке, частыми ударами напоминая о пройденных километрах.
   - Ты вроде, как и не рад, что остался?
   Я потёр ладонями вспотевшее лицо.
   - Просто спал плохо. Что за девчонки?
   - Да кто их знает. Организаторы до самого финиша держат в секрете имена, лица, возраст. Ты не волнуйся, симпатичная точно будет.
   Одна нога Фёдора елозила по траве, успевшей набрать цвет к первому месяцу лета. Подошва кроссовка другой ноги прочертила жирную борозду в земле, разбросав в стороны сухостой и мелкие ветки. Парень буквально бежал на месте. В давние, успешно забытые времена и я знал это чувство, когда крылья зудят за спиной, а радость яркими огнями сочится изнутри, стремясь выплеснуться на первого встречного.
   - Как у вас с Алисой?
   - С Алисой? - Лукьянов озарился детской улыбкой, абсолютно искренне, от души. Мне стало неловко от своего пустого, дежурного вопроса. - Мы с ней и часа не проводим друг без друга. Вот только с утра с тобой бегаю и болтаю, пока она спит. Кстати, можешь нас поздравить, сегодня вечером официально объявим себя парой.
   - Поздравляю.
   - Как-то похоронно звучит.
   - Зато в рамках формальности. Нормы этикета соблюдены.
   - Мы с ней сегодня заселиться хотим в комнату.
   - Они же все заняты?
   - Только в двух живут пары. Третью на время заняла одиночка Лера, но она обещала съехать, как только найдутся претенденты.
   - Снова голосовать?
   - Нет, заедем автоматически. Голосование будет в случае участия нескольких пар, а поскольку других на проекте нет.
   Я вспомнил о Чумилове с Шамшуриной, но решил не портить парню настроения невнятными подозрениями.
   - Поздравляю.
   - Спасибо, Макс. Только давай на будущее обойдёмся без норм этикета. От твоего "поздравляю" вешаться хочется
   - Хозяин барин, - я пожал плечами.
   Фёдор продолжал некоторое время елозить ногами по земле, после резко развернулся в мою сторону, опершись на локтевой сгиб.
   - И чем тебе так Алиса не нравится? Знаешь человека по одной экранной жизни и берешься делать выводы. Пообщайся с ней вживую, она совсем другой человек.
   - Спасибо, уже с одной пообщался. Нестеров до сих пор морду воротит.
   Фёдор добродушно улыбнулся.
   - Мне тоже намекали на твоё неровное дыхание к Алисе. Как видишь, нормально общаемся. Просто я вижу, что ей нравлюсь. Я это чувствую, понимаешь? - Лукьянову не требовалось одобрения с моей стороны. Крылья за его спиной начали расправляться, поднимая потоки вдохновения. - Она хочет быть со мной, а я хочу быть с ней. Как можно не верить человеку, который тебя любит?
   Опа, первые слова о любви, слетевшие с его губ. До этого речь шла о симпатиях. Похоже, в этой паре всё зашло слишком далеко и голубки успели обменяться признаниями.
   - Ты думаешь, что я идиот?
   - Может быть. Одно я знаю точно, лучше быть счастливым идиотом, чем несчастным прагматиком.
   Фёдор рассмеялся.
   - Прагматик, это ты про себя сказал?
   - Нет, я не прагматик, я реалист.
   - И что мешает реалисту стать счастливым идиотом? Что такое реалист вообще? Мой дядя любил ударить в волосатую грудь кулаком и важно так заявить, что, мол, в отличие от других реально смотрит на вещи. Бывало, уйдёт в запой на неделю и смотрит, пока супруга в вытрезвитель не сдаст. Он реалист?
   Реальность. Хотел я ляпнуть сие звучное слово, но язык не повернулся. Затёртое до дыр созвучие, потерявшее былое значение и блеск от бестолковости каждодневного использования, вызывало раздражение у многих. Пришлось строить предложение по-другому.
   - Смотри, как получается, - начал было я.
   - Эээ, нет, - Фёдор одним движением оказался на ногах. Не иначе, крылья любви задействовал. - Знаю я, Макс, эту твою манеру настроение портить. Сейчас очередную побасенку травить начнёшь, обезьянок для примера подключишь. Я лучше добровольно об косяк башкой ударюсь и продолжу наслаждаться хорошим днём, чем циничную чернуху слушать спозаранку.
   - Договорились, обойдёмся без историй. Я тебе только один вопрос задам.
   - Один? - Фёдор недоверчиво посмотрел на меня.
   - Один, обещаю.
   - Валяй, - он опустился на траву, поджав под себя ноги.
   - Чем отличается балбес из Парижа от балбеса из деревни, допустим, деревни Алексеево поволжской губернии?
   Фёдор вместо складок на лбу поиграл губами, то сжимая их, то вытягивая в тонкую ниточку. Оно и понятно, влюблённый человек мозги напрочь отключает, вот и ложится дополнительная нагрузка на рот.
   - Макс, чую подвох, а в чём, не пойму. Нет никакой разницы. Балбес, он и в Африке балбес.
   - Хорошо, тогда почему участники проекта стесняются своего дома? Коренной петербужец Чумилов в северной столице жил два месяца, а родину свою скрывает в Коми-Пермятском автономном округе. Москвичка Кожевникова с бескрайних Оренбургских просторов, а со столицей её объединяет только троюродная сестра Гала, - я характерно гакнул, как это делала вчера Света, пытаясь докричаться до родственницы на той стороне провода.
   - Я не понял, ты сейчас Чумилова к балбесу прировнял?
   - Федя, не утрирую, а лучше растолкуй, чем так важна строчка с названием города. Вон Костик по этому поводу особо не парится, и под его фамилией значится Подольск. А был бы он из Москвы, к нему по-иному относились?
   Фёдор долго изучал мою мимику, пытаясь определить степень серьёзности. Я был серьёзен.
   - Макс, не понимаю, какую комедию ты ломаешь. Это же очевидно. Житель мегаполиса с рождения окружён большими возможностями, впитывает больше информации, лучше разбирается в новых технологиях, может выбрать круг общения по душе. А житель деревни, пускай даже круглый отличник, дальше коровника и разглагольствований пьяного соседа не вырвется. Если только не купит билет и не уедет в крупный город. Отсюда и отношение к людям разное. Макс, это как одёжка, по которой встречают, наливают, а иногда и провожают.
   - Ты же минуту назад сказал, что и в Африке балбес? Так какая разница, откуда парень, из Парижа или из деревни Алексеево если он по сути своей балбес.
   - Для общества, Макс, для нас это имеет огромное значение. Может тот, который из Парижа, знает, с какого бока компьютер включать.
   - А тот, который из деревни, знает с какого бока к корове подойти. Я тебя не про навыки спрашиваю, а про суть человеческую. Изменится ли она, если человек в графе место рождения напишет столицу?
   - Нет, не изменится. Ты это хотел услышать, Макс? Зато отношение окружающих изменится, а это куда как важнее бывает.
   - Ты уверен? Хочешь сказать, на Чумилова смотрел бы иначе, будь он из Кудымкара?
   - Я нет, другие возможно.
   Подул зябкий ветер, напомнив мокрой спине о календарной весне. Тело успело остыть после пробежки, а я в одной майке. Так и простуду подхватить недолго.
   - И?
   - Что? - не понял я, задумавшись о способах профилактики гриппа в условиях реалити-шоу.
   - Дальше. К чему ты вёл?
   - Ты же хотел узнать, что такое реалист. Я и показал на примере.
   - Не понял, причём здесь балбесы из Парижа? Макс, ну ты и засранец. Обещал один вопрос, а сам нагородил кучу малу.
   - Федь, всё просто. Ты подошёл к вопросу значения места рождения с точки зрения общества. Грубо говоря, как социолог. Это правильно и имеет место быть. Но общество понятие расплывчатое, каждый век оно меняется, а вместе с ним изменяются правила этикета, вкусы, взгляды. А я рассмотрел проблему с точки зрения сути. Не важно, кто ты, где ты, с кем ты и во что одет. Если ты балбес - это первично, а Кельвин Кляйн на тебе или китайский пошив, главного не меняет.
   Лукьянов покачал головой и поднялся. Налипшая трава упорно не хотела стряхиваться со штанов, и Фёдор, плюнув на это дело, направился домой. Не пройдя двух шагов, он остановился и сказал:
   - Хрен знает, что ты там за реальность принимаешь, только живём мы все в обществе, каким бы изменчивым оно ни было, и вынуждены подчиняться его законам, какими бы дурацкими они ни были. Для меня это реальность, с которой я сталкиваюсь каждый день. И балбес из Парижа будет иметь преимущество перед балбесом из Алексеево, нравиться тебе это или нет.
  
   18 мая, 16:21.
   Камеры во второй комнате.
  
   - Для чего тебе это надо, подруга? Лукьянов с Селезнёвой больше месяца шашни крутит и его желание жить отдельно понятно. А вы без году неделя встречаетесь.
   - Хочу я, - безапелляционно заявила Шамшурина, крутя попкой перед большим зеркалом. - Как тебе моя новая маечка?
   - Отлично твоя новая маечка, - Лера подошла к подруге, созерцая совместное отражение. - Тебе не кажется странным его желание заселиться именно сейчас?
   - А что здесь такого странного? - Катя схватила подругу за плечи и в порыве нежности прижала к себе. - Лерусь, могу я хоть чуточку побыть счастливой, не задумываясь зачем и почему. Быть по-настоящему счастливой сейчас, в этот день. Просыпаться утром и плакать от счастья, просто плакать.
   - Дура ты, Катюха, счастливая дура, - Лера чмокнула подругу в щёчку и отошла к кровати разбирать разложенные вещи.
   Шамшурина продолжила пританцовывать у зеркала, напевая под нос весёлый иностранный мотивчик. Даже появление Чумилова в дверях не изменило ситуации. Алексей сделал вид, что незаметно подкрадывается к девушке за спину.
   - Дурачок, - взвизгнула Катя, попавшись в крепкие объятия молодого человека, - синяки останутся.
   - Я тебя и с синяками любить буду, пупсёныш. Чем занималась в моё отсутствие?
   - Помогаю Лере с переездом. А ты где шлялся всё это время, новеньких девочек обхаживал?
   - Как ты можешь так думать, - Чумилов звучно чмокнул девушку в шею. - Мои мысли только о нас. Надо было заручиться поддержкой собратьев и сестёр перед решающим голосованием.
   - И как прошёл процесс сбора голосов?
   - Отлично, - Чумилов отстранился от девушки и сделал шаг в сторону для лучшего обзора себя в зеркале. Результат осмотра парня удовлетворил, оставив благостный отпечаток на лице. - Наша победа будет убедительной, с разгромным счётом.
   - Сколько против вас голосов? - спросила Лера, стараясь не смотреть на Алексея. Отряхивание одной из многочисленных кофточек ей в этом здорово помогало.
   - Совсем немного. Нестеровы, как обычно, язва Порошина, может быть Кожевникова.
   - Кожевникова не будет, - возразила Катя. - Я с ней после обеда говорила.
   - Значит, остаётся три голоса. Нет, четыре. Скворец, скорее всего, тоже против будет.
   - А Скворец-то куда лезет? Не знает балбес, с кем дружить надо? Или думает, раз голосование прошло и море по колено. Я ему ещё драку припомню, гадёнышу.
   Чумилов замер посередине комнаты, задержав взгляд на попке Леры. Поэтому реакция его на слова подруги последовала с заминкой.
   - Они с Лукьяновым скорефанились. Каждое утро бегают вместе.
   - Проучить его что ли. Представляешь, - Катя наконец отвернулась от зеркала, - сегодня подходит ко мне весь такой деловой и спрашивает, что такое невроз.
   Чумилов недоумённо уставился на Шамшурину.
   - Типа намекает, что я невротическая истеричка.
   - Ааа.
   - Нет, ну совсем обнаглел. Надеется, что у Ледаковой для него будет вечное вето?
   - Подруга, он про невроз сегодня многих спрашивал. Так что тут без всяких подвохов. Кожевникову своими расспросами чуть до истерики не довёл.
   - А Светку чего?
   - Она возьми и ляпни, что два курса медицинского закончила, прежде чем на проект пришла. Макс ей все нервы вытрепал, пока Шиленко свой медицинский справочник не отдала.
   - Странный он какой-то, - Чумилов вновь бросил быстрый взгляд на фигуру Леры. Девушка жадных взглядов не замечала или не хотела замечать, поглощённая сбором багажа.
   - Странный или нет, но проучить его надо.
   - Как ты его проучишь? Рома при появлении Скворцова писаться начинает от умиления. Целое утро по ушам ездил, какой Макс хитрый и умный. Гацура туда же лезет, подпевает.
   - А что тебе Гацура? Сами придумаем, - Катя подошла к Алексею и прижалась, уткнувшись носиком в плечо парня, от чего голос прозвучал глухо: - ты же у меня умненький.
   Чумилов собирался было приласкать девушку, чмокнуть в щёчку, но дверь с шумом открылась, и в комнату заглянул Марат.
   - Лёха, кончай лобзаться, разговор есть.
   - Я скоро буду, солнышко, - Чумилов поцеловал губы надувшейся Катерины и скрылся в коридоре.
   Некоторое время девчонки молчали. Шамшурина гладила плоский животик перед зеркалом, крутила бёдрами, наслаждаясь эротическим танцем двойника. Лера, в свою очередь, приступила к разбору очередного вещевого завала. Каждое платьице, топик или брючки проходили несколько стадий, прежде чем попадали в чемодан на колёсиках. Сначала Лера тщательно стряхивала вещицу, осматривала со всех сторон, и только убедившись в отсутствие дыр или грязи, размещала на покрывале. Здесь она не менее тщательно утюжила ладошками ткань, выравнивая малейшую неровность, снимала случайно приставшие нитки, а после аккуратно сворачивала, строго следя за рукавами, торчащими финтифлюшками и прочим, способным помяться или оторваться.
   Когда в зеве чемодана исчез голубой сарафан, Лера осторожно задала свой вопрос:
   - Как ты относишься к новеньким девочкам?
   - Ольга простушка, сразу видно. Она у нас долго не задержится, - Шамшурина подняла руки над головой, пытаясь изобразить восточный танец. Правая ладошка нежно обхватывало левое запястье, талия плясала на волнах неведомого ритма, обнажая пупок и нижнюю часть загорелой спины. Танец получался, правда, скорее дискотечный, унифицированный сотнями тысяч ночных клубов по всему земному шару. Сказывалось отсутствие опыта и избыток желания демонстрировать достоинства собственной фигуры. - Жанна совсем другой вариант. Девочка симпатичная и при деньгах. Ты видела её туфельки от Бруно Магли? Обалдеть просто. Как думаешь, грудь она себе сделала? Губы не её, руку даю на отсечение.
   Лера точно и не слышала града вопросов.
   - По мне так у Ольги шансов больше. Не боишься её?
   - Её? - Катя хмыкнула. - Вот ещё, всяких девок потасканных из деревни бояться. Подумаешь, высказала она симпатии Лёше. Он таких за километр обходит, что бы ненароком заразу из коровника не подцепить. Боишься. Нет, ну и придут иногда тебе глупости в голову, Лерка, честное слово. Хоть стой, хоть падай.
   - По-моему хорошая девчонка. Скромная, воспитанная.
   - Скромная, воспитанная, - передразнила Шамшурина. - Лерка, ты чего, детей с ней крестить собираешься? Твоя скромница, между прочим, со Скворцовым часа три проторчала. Бедный Макс впервые такое мини встретил, что аж гланды видно. И чего он её по дому таскал?
   - Знакомил с обстановкой, помогал обустроиться.
   - В душе спинку не предлагал потереть? Скворцов обнаглел вконец. Сам тут меньше недели, а всё в генералы метит, с хозяйством знакомит. Дождётся, я ему точно подлянку устрою.
  
   18 мая, 22:43.
   Камеры в мужской спальне.
  
   - Невроз - это один из наиболее часто встречающихся видов психогенных реакций. Они характеризуются парциональностью психических расстройств.
   - Чего, чего? - не понял Гацура.
   - Парциональностью. То есть тревожные опасения, фобии, истерические проявления.
   - Слышь, Костян, тревожные опасения. У нас здесь куча народа от этого самого невроза страдает. А истерические проявления вообще у каждой бабы.
   - Угу, - подтвердил Костик с соседней койки.
   - Течение неврозов нередко становится затяжным, однако их развитие не приводит к грубым нарушениям поведения. Выделяют три типа неврозов: неврастения, невроз навязчивых состояний, истерия.
   - Слушай, Макс, а тебе зачем всё это? Опять разгадываешь загадку про бабу в клинике, к которой все через балкон пёрлись?
   - Ага.
   - У тебя прямо навязчивое состояние, - кровать под Маратом заходила ходуном от весёлого смеха. - Там и думать нечего. Без мужика у любой бабы нервы не выдержат. Возьми к примеру нашу Машку, которая кидается без причины. Мне вон вчера бок покарябала, придурошная. Ей место в психушке, как той бабе.
   - В загадке написано, её в дорогостоящую клинику положили. Про психушку ни слова, - возразил Костик.
   - Понятно, что в психушку, куда ещё с прохудившейся крышей ложат. А прямо не сказано, так специально запутывают, что бы голову над загадкой поломали, - Марат сладко зевнул, во всю глотку и продолжил рассуждения: - только я сразу раскусил. В клинике ей врач попался, кобель в полном расцвете сил. Бабу от длительного воздержания и гормонов переклинило. Лазил к ней по молодости покойный муженёк через балкон, что бы родители не запалили, и от врача она тоже самое требует, в детство впадает.
   - Она с доктором крутит? - заинтересовался Костик.
   - Само собой, баба столько лет без секса.
   - Два года, - уточнил я, почёсывая макушку.
   - Два года, - обрадовался Марат, - это, знаешь, какой срок большой. Считай, пацана из армии дождаться. Только она не в том возрасте, что бы ждать.
   - Нет, не сходится. В загадке сказано: пациентка сама лично попросила врача, а так же редких посетителей приходить к ней именно таким способом, то есть через балкон, - прочитал я с бумажки. - К ней через балкон не один доктор ходил, а посетители, среди которых наверняка были женщины. Следовательно, дело не в длительном воздержании. Да и не написано, что врач мужчина.
   - Мудрёная у тебя задачка, - Марат перевернулся на бок. - У меня прямо неврастения от неё развивается.
   А братан других не присылает. Вот и думай, вещь это со смыслом, взгляд со стороны на положение Макса Скворцова или пустышка: младшой мог ошибаться или просто издеваться, с него станется. В любом случае, пока не решу или не попытаюсь решить, не узнаю.
   - Гацура, - в комнату влетела разъярённая Порошина, - твоих рук дело?
   В Марата полетела очередь из гороха. Зеленые шарики глухо застучали по стенкам, по полу, разлетаясь во все части света. Гацура не растерялся и через пару секунд после начала бобмардировки укрылся за спинкой кровати, накрыв голову подушкой.
   - Это ты, сволочь, мне под покрывало гороху насыпал?
   - Маша, о чём ты, - Марат, не смотря на затруднительное положение, давился смешком.
   - Я знаю, это твоих рук дело и твоего имбицильного перекаченного дружка. Хоть раз подобное повторится...
   - Секундочку, - я перелистнул пару страниц медицинского справочника. - Имбицильность - средняя по тяжести степень слабоумия. Имбицилы понимают речь окружающих, сами могут произносить короткие фразы. Некоторые имбицилы могут производить элементарные счётные... За что? - я почесал лоб, в который угодило несколько зелёных снарядов.
   - За то, что умничаешь. А ты, Гацура, запомни мои слова. В следующий раз горох окажется в твоей заднице.
   Засим Мария гордо удалилась, истратив патроны до последнего.
   - Принцесса на горошине, - подытожил Костик.
   - Да какая там принцесса, - Марат вернулся в объятья родной койки. - Свиноферма ходячая, а не принцесса. Блин, теперь замучаешься из постели вытряхивать. Вот увидишь, Костян, она Ледаковой нажалуется, а та полы заставит мыть, на карачках ползать и горох собирать.
   Дальше я не слушал, углубившись в чтение медицинской литературы. Может ключ в диагнозе? Что там у нас с лечением? Включает терапию психотропными препаратами, психотерапию, общеукрепляющие средства, физиотерапию. Последняя часть полная ерунда, а психотропные препараты дело серьёзное. Возьмём на заметку. Дальше. Показано санаторно-курортное лечение; при стойких затяжных невротических состояниях, сопровождающихся аффективными расстройствами, показана госпитализация в спокойное отделение психиатрической больницы.
   - Мужики, что такое аффективное состояние?
   - Хрен знает.
   - Спроси полегче. -Пип- вся кровать в горохе.
   Хорошо, допустим, пациентка лежит в частной психиатрической клинике, напичканная психотропными препаратами. Что это нам даёт? Я настолько погрузился в раздумье, что не услышал поступь лёгких женских шагов.
   - Привет, можно сесть?
   - Да, конечно, - сообразил я, запоздало освобождая место на кровати, - садись, Оля.
   Девушка придержала коротенькую юбку и очутилась рядом, своим плечом касаясь меня. Близко, настолько близко, что ощущались колебания воздуха от её дыхания. Увязав тесное соседство с мерой вынужденной, я отодвинулся дальше, освобождая для дамы свободное пространство. Дама к подобным телодвижениям галантного кавалера отнеслась с любопытством. Ну конечно, справа от неё полно места и прижалась она отнюдь не из-за тесноты.
   - Чем занимаешься? - Ольга посмотрела на книгу в моих руках.
   - Мы тут загадки разгадываем, - ответил за меня Костик.
   - Ага, про неврозы, - Марат не сводил глаз с коленок девушки. Вернее с того, что могло быть между ними.
   - Про что?
   - Это Макс у нас спец по болезням, пускай сам рассказывает.
   Я отложил справочник в сторону.
   - Ерунда всякая, не обращай внимания. Лучше про себя расскажи. Как дела обстоят на новом месте? Обживаешься помаленьку?
   - Всё супер. Девчонки классные, помогают во всём, подсказывают.
   Марат недоверчиво ощерился.
   - Ты точно в женской спальне поселилась? На наших девок это не похоже.
   - Нет, правда, всё супер. Только под вечер скучно стало. Не хочешь прогуляться?
   - Здесь особо не погуляешь, пара шагов и забор.
   - Я там беседку у ворот видела, - Ольга прищурила глаза, словно сквозь стены пыталась разглядеть эту самую беседку. Погуляем во дворе, а если надоест, посидим под ночным небом. Ты как?
   Скворцов, нет.
   - Да, можно.
   Ольга одарила меня тёплой улыбкой.
   - Хорошо, тогда я жду тебя внизу.
   - Ночное небо это полный -пип-, - возбуждённо заявил Марат, едва она вышла. - Быстро ты с новенькой контакт наладил. Ходил целый день, знакомил с окрестностями, а вечером она к тебе сама припёрлась. Хитёр бобёр. Будешь всю ночь звёзды под луной считать?
   - Через час вернусь.
   - Давай, астроном, двигай тазом, пока кто другой не заманил деваху своим телескопом. Не, ты слышал, Костян, через час он вернётся.
  
   18 мая, 21:39.
   Камеры в гостиной.
  
   - Сволочи.
   - Не переживай ты так из-за пустяка, - Алиса попыталась обнять Фёдора.
   - Сволочи, - парень с силой хлопнул ладонью по крышке стола. Глухой звук удара потонул в гомоне весёлых голосов, доносившихся из кухни.- Ты понимаешь, что они назло сделали. Не было бы вопроса о нашем заселении, хрен Чумилов почесался.
   - Думаешь, это его решение?
   - Я не думаю, я знаю. Или он мстит за хорошие отношения с Мишкой или просто говно наружу просится. Решил показать, кто здесь хозяин, ссука.
   - Тихо, тихо, тихо, - Алиса успокаивающе погладила Лукьянова по плечу.
   - Сидел там, - Фёдор замолчал, подбирая нужное слово но, так и не отыскав, выпалил: - улыбался во все зубы гнида. Знал ведь, как мы рассчитывали на вторую комнату. А Ледакова тоже хороша. Всё решит честное голосование. Да какое оно честное? Собрались волки в стаю. По честному комнату должны были отдать паре, которая дольше встречается, а не тем, кому -пип- негде.
   - Федя, успокойся.
   - Скворцов, когда справочник медецинский вернёшь? - послышался пронзительный женский крик с лестницы. Чужой голос подействовал на Лукьянова умиротворяюще. Парень разжал сцепленные пальцы и поднял голову, перестав пялиться на потёртую столешницу. Глаза возлюбленных встретились, вспыхнули внезапным порывом нежности. И эта нежность, и сияющие нити чувств, вырвавшиеся из глубин души, все они сплелись в единый канат, превратились в надёжный громоотвод для витавшего в воздухе напряжения.
   - Мы с тобой в таком гадюшнике живём, - Фёдор обнял Алису за плечи и прижался губами к бархатистой коже щеки. Одна ты меня здесь радуешь. Может уйдём с проекта?
   - Ты что? - Алиса в испуге отстранилась от Фёдора. - Ты серьёзно?
   - Серьёзнее не бывает. У меня есть ты, а остальное гори синим пламенем.
   - Нет, мне здесь нравится, - быстро затараторила Алиса. - На проекте полно моих хороших знакомых, с которыми я не хочу расставаться.
   - Хорошие у тебя знакомые, ничего не скажешь. Из девчонок только Порошина с Гатиловой поддержали.
   Алиса надула губки.
   - Твои тоже хороши.
   - А что мои? Скворцов и Нестеров, на которых я рассчитывал, не подвели. На остальных изначально было по барабану.
   - Вот из-за этого мы и проиграли.
   - Из-за того, что мне по барабану?
   - Да, нужно уметь ладить со всеми в коллективе, особенно на проекте.
   - Значит, я виноват. Я должен был пресмыкаться перед Ромой, Маратом, Чумой, что бы ребятки смилостивились и позволили нам заехать в комнату. Поддакивать, угодливо смеяться, заглядывать в рот - ты этого желаешь?
   - Разве надо обязательно пресмыкаться? Твой приятель Макс без всяких прогибаний нормальные отношения с ребятами поддерживает. Ты же...
   - Что я, что я, - Фёдор вскочил на ноги. - Извини уж, пожалуйста, что не такой, как Скворцов. Может тебе лучше с ним в комнату заехать? А что, Чумилов запросто уступит вам своё честно завоёванное место.
   Алиса молча поднялась и направилась к лестнице на второй этаж.
   - Извини, любимая, звёзд с неба не хватаю, - продолжал кричать ей в спину Лукьянов. Он и не заметил, как в проходе бесплотной тенью возник Лыпарев, с большим интересом следивший за разворачивающимся действом. - Апартаменты по взмаху волшебной палочки предоставить не могу. Прости любимая, с детства не приучен чужие зады вылизывать.
   - Чего шумишь? - в комнату вошёл Макс с толстой книгой в руках.
   - Да пошёл ты.
  
   18 мая, 22:04.
   Камеры во второй комнате.
  
   Лера в последний раз проверила застёжки чемоданчика и, опустив багаж на колёсики, направилась к выходу. Левую руку девушки оттягивал тяжёлый пакет, доверху набитый вещами. Именно повышенная загруженность заставила Светлову пойти на бег с препятствиями. Девушка, изловчившись, открыла дверь и постаралась проскочить в образовавшийся зазор, но колёсики зацепились о высокий порог, а вернувшаяся дверь напомнила о себе толчком в плечо.
   - Блин, - Лера выдохнула, поставила пакет к стене и попыталась управиться с чемоданом. Ей удалось это наполовину. Одно из колес удачно выбралось в коридор, второе плотно застряло, усадив днище багажа на деревянную планку порога.
   - Помощь нужна?
   - Ой, да Макс. Ты вовремя. Помоги, пожалуйста.
   Слегка приподняв чемодан, Скворцов вытащил его в коридор.
   - Куда нести?
   - В женскую спальню.
   Макс пошёл первым, поскрипывая колёсиками багажа. Лера шла следом, заметно накренившись под весом шуршащего пакета.
   - Ты что там перевозишь, гантели? - Макс закряхтел, когда дело дошло до ступенек.
   - Тяжело?
   - Нормально, сил хватает. А знаешь, откуда у меня силы берутся?
   - Откуда? - Лера постаралась помочь, подхватив свободной рукой чемодан снизу.
   - Не надо, мешаешь только. Справлюсь сам. А всё потому, что хорошенькая девушка кормила меня вкусным супом на обед.
   - Спасибо, конечно, - в благодарности Леры сквозила напряжённость. Впрочем, холодком от девушки тянуло с самого начала, стоило Максу предложить свои услуги в качестве грузчика.
   - Почему конечно? - парень не преминул обратить внимание на странное добавление.
   - Потому что странно видеть такую прыть от человека, которого я вчера целый день пыталась выгнать с проекта.
   - Допустим, хотела выгнать не лично меня, а участника, затеявшего драку.
   - А это что-то меняет?
   - Разумеется. Ко мне ты относишься нормально, я бы даже сказал хорошо, а к поступку с дракой плохо. Судила не меня, моё действие. За что тут можно обижаться. Тем более поступок взаправду дрянной, - Макс вытащил поклажу на второй этаж и покатил в женскую спальню.
   - Макс.
   Парень остановился.
   - Макс, ты странный парень, но я рада, что ты не ушёл вчера. Правда, рада, - напряжённость в голосе Леры оставалась, но она носила иной характер, без намёка на льдинки или холодок. Их место заняли звенящие струны, мягкие по звучанию, но натянутые по сути. - И спасибо большое за помощь в переезде.
   - Пустяки. Ещё вещи есть?
   - Мелочёвка осталась, я одна управлюсь.
   Женская спальня встретила появление гостей бурными возгласами.
   - Лера, Лера приехала.
   - Добро пожаловать в родные пенаты.
   - Лерочка, дорогая.
   - Лера, а почему тебе шмотки Скворцов таскает? - Порошина была единственной, кто не участвовал во всеобщей эйфории. - Где твоя закадычная подруга и её приятель, для которых в спешном порядке понадобилось освобождать комнату?
   - Лежи в уголке и помалкивай, - постаралась оборвать помпушку Хацкевич.
   - Не знаю Маша, у них какие-то планы на вечер. Ничего страшного, справилась же.
   - Справилась, - громогласно возмутилась Порошина. Настолько громогласно, что слабый тенорок Алёны потонул в гласе соперницы. - У Чумы целая команда здоровенных лбов в соседней комнате бока отлёживает. Мог бы заранее обеспокоиться. Или своей цели добились, а остальное пофигу? Да что там такое мешается постоянно? - Мария задрала угол простыни, - горох?!
  
   19 мая, после полуночи.
   Камеры в мужской спальне.
  
   Сон не шёл, настырным образом перекочевав на соседние койки. Раскатисто храпел Гацура, постанывал по соседству Костик, ворочался во сне Федька, успевший на одном из оборотов сбросить покрывало на пол. Веки не смыкались, и я знал тому причину. Девятнадцатилетняя девчушка в коротком платьице и большими голубыми глазами. Обычными глазами, что я, в самом деле. Не влюбился же? Я прислушался к внутренним ощущениям. Нет, не влюбился. Просто нечего на ночь глядя разгуливать с сексуально аппетитной девушкой, а после удивляться зашкаливающим против обычного гормонам. Организм среагировал абсолютно верно, согласно прописным законам природы. А вот о чём или чем думал обладатель мозгов Макса Скворцова, остаётся загадкой.
   В беседке ничего предосудительного не произошло. Разве что паутинку с моих волос смахнула, полуобнаженной ножкой норовила коснуться, с трепетом спрашивала о бывших подругах и, покусывая нижнюю губку, вслушивалась в мой голос. Ещё пара минут и в голове возникнет образ нимфы сотканной из лунного света с роскошной копной волос, где потерялся полуночный ветер. Так дело не пойдёт. Необходимо срочно гипертрофировать недостатки этого волшебного существа. Иначе сон может быть потерян на недели, месяцы вперёд
   Кто-то мечтает о сладости подобных мук, любит вечерами прижаться к подушке и представить образ той единственной. Я же предпочитал банально выспаться, без мелодраматичных терзаний на голову, загруженную под завязку дневными заботами. Природа зло подшутила над моей личностью, подсунув романтическую перчинку в составляющую характера. Перчинку, которая постоянно норовит застрять в зубах, стоит на горизонте замаячить фигурке симпатичной мадам. В бытность прыщавым школьником я здорово страдал, пока не соорудил зубочистку, а точнее методику борьбы с зарождающейся влюблённостью, получившей название - мелочный негатив.
   Поехали. У новенькой волосатые руки, на правом плече родинка в форме южноамериканского континента, два передних зуба великоваты, не так что бы слишком, но при должном ракурсе смотрятся забавно. Что там ещё? Ноги. Ёкарные коврижки, ноги просто великолепны. Методика отказывалась работать, впрочем, как и раньше.
   Я взял лежащий на тумбочке листок с загадкой и спустился в гостиную. Засидевшиеся допоздна девчонки опять забыли погасить свет, а в обязанности персонала проекта экономия электричества не входила. Оно и лучше: не придётся лазить в потёмках, выискивая по грязным стенкам выключатель.
   Я сел на кожаный диван, жалобно скрипнувший под весом тела, и поднёс к глазам порядком потрёпанный листочек. Пришла пора нагрузить мозг более полезной информацией.
   Для начала разобьём имеющиеся у нас факты на три столбика:
   - важное: невроз (лечение психотропными средствами), муж и сын погибли, пациентка из комнаты выходит обычным путём;
   - косвенное: дорогая клиника (возможно психиатрическая), два года одна, нет контактов с родными и близкими;
   - мусор: работа на дому, ремонт в соседней палате, урезание бюджета клиники, суеверный врач.
   В ходе подобной разброски я выявил два подводных камня. Первый - сама пациентка выходом через балкон не пользовалась, а других просила. Второй - несмотря на прерванный контакты посетители у неё были. Если раньше она никого не хотела видеть, то что могло измениться за время, проведённое в палате? Эффект лечения или страх смерти? А может просто врачи без ведома больной связались с родственниками, а пациентка в отместку гоняет назойливых посетителей обходным путём? С другой стороны клиника частная и вряд ли пойдёт супротив воли богатой клиентки. Богатой однозначно. Сказано же, что клиника дорогостоящая. Я дописал "высокий достаток" в последнюю колонку.
   Ручка выводила одно, а перед глазами упорно стоял образ молодой девушки в коротком платьице, растерянно хлопающей ресницами после представления участникам и телезрителям. Каждый разбежался по своим углам, озабоченный решением проблем насущных, даже Чумилов, которому она призналась в симпатиях. Как тут было не подойти и не помочь. А помочь ли ты захотел, Скворцов, или роман закрутить? Надоело, возвращаюсь домой и первым делом обустраиваю личную жизнь. Столь банальное решение успокоило меня лучше всяких методик, позволив провалиться в непроницаемое забытье.
  
   Троллейбус замедлял ход, медленно приближаясь к покорёженной остановке. Некогда ровные стенки шли буграми, выгибаясь где внутрь, а где выпирая наружу. Яркая жёлтая краска давно приобрела грязноватый оттенок, сплошь перемешанный с обрывками объявлений, плакатов и зачатками граффити. О существовании лавочки напоминали два металлических угла, один из которых был загнут вверх, а другой закручен спиралью против часовой стрелки.
   Остановка приближалась. Сверху лязгнули рожки, сходящий на нет гул заставил подняться и подойти к двери. По ячейкам окон струились капли дождя. Влажный воздух проникал сквозь зияющие зазоры гармошки, заставлял ёжиться и прятать подбородок в воротнике куртки. Половинки выхода тяжело распахнулись и на встречу устремился промозглый осенний холод. На пустой остановке никого не было, лишь покорёженный остов и буква "Т" на табличке, что болталась сбоку на фонарном столбе, напоминали о некогда оживлённом месте.
   Шаг, другой по пропитанным грязью и сыростью ступенькам; под ногами, прямо на асфальте расплылась насытившаяся небесной влагой лужа. Я одним прыжком планирую пересечь водную преграду, напрягаю мускулы и... Ничего не происходит. Сквозь расхлябанную дверную гармошку струится холодный воздух, за ячейками окон мелькают дома, а я по-прежнему стою в троллейбусе, вытирая кончик потёкшего носа. Я выходил, я помню, что выходил, по крайней мере, пытался сделать это. Тогда почему снова на площадке, на две ступеньки выше, держусь за поручень, трепыхаюсь в такт движения с механизмом, чрево которого давно должен был покинуть? Поворачиваю голову и вижу залитый электрическим светом салон, натопленный и уютный, забитый бурной массой пассажиров. Я не вижу их лиц, они расплывчаты, зато прекрасно слышу их голоса, чувствую витающие в воздухе настроения, ожидания праздника и чуда. Люди смеются, кто заливисто, кто скромно в ладошку, делятся бытовыми проблемами, приобретающими в этом месте лёгкий характер. Вокруг витает эфирность и покой, не требующий суеты. Смотрю в окно, там снова слякоть и следующая остановка, на которой надо выходить, на которой мне обязательно надо выходить. Пора.
  
   - Пора, - сначала голос Лукьянова, а после и сам Лукьянов проявился сквозь туман разлепленных век.
   - Куда?
   - Бегать, куда ещё. Будильник наверху минут пять надрывался, пацанов до истерики довёл, а хозяин хорош, в гостиную спать свалил.
   Согласно известному поэту бег на месте являлся средством общеукрепляющим. На счёт дистанционного бега он ничего подобного не говорил, зато врачи напоминали о вреде сердечных нагрузок, посему больше рекомендуя ходьбу. Может правы были в своих измышлениях эскулапы шприца и марлевой повязки, только пристрастились мы с Фёдором к лёгкой утренней трусце, и сбить нас с этого пути было сложно.
   - Ты извини за вчерашнее, был не прав, - повинился на привале Фёдор.
   - Проехали.
   - Вчера впервые с Алисой поругались, я и завёлся.
   - Помиритесь.
   - Помиримся, - согласился Лукьянов. - Я цветы с утра заказал, её любимые лилии, через пару часиков пойду будить любимую, - он замолчал, но желание выговориться буквально сочилось изнутри. - Главное, поссорились несуразно. Оказывается я не умею ладить с коллективом, не нахожу нужных контактов. Прикинь, двадцать пять лет умел общаться с людьми, а на проекте разучился.
   - Из-за голосования поссорились, - подвел я итог.
   - Нет, - моментально завёлся Фёдор, - говорю же, она считает меня, как это правильно сказать-то, из головы вылетело. Не коммуникабельным, что ли.
   - А на эту тему вы вышли, обсуждая голосование.
   Лукьянов вновь замкнулся, но я знал - это ненадолго. Фёдор раздражённо сорвал травинку, зло закрутил растение в спираль, напомнив мне тем самым о покорёженной остановке из свежего сна.
   - Ладно, теперь это неважно, - он выкинул скомканный зелёный комочек в траву и выдернул очередную былинку из прекрасно постриженного газона. - Ты сам-то что думаешь об этом? Скажешь, Алиска привыкла к комфорту, красивой жизни и это только цветочки?
   - Заметь, не я это сказал.
   - Значит думаешь.
   - Федь, когда я последний раз говорил, что думаю, ты грязно ругался и убегал.
   - Твои побасенки, кого хочешь доведут. И эти вопросы с подвохами. Ты говори нормально, я пойму. А то складывается впечатление, что Макс Скворцов один великий и умный, а остальные так, покурить вышли.
   - Просишь, тогда слушай. Старина Дарвин в своё время доказал, что мы недалеко ушли от животных, а старина Фрэйд выделил ведущую роль основного инстинкта в жизни человека. Если бы нам в детстве читали их труды вместо сказок про Белоснежку или Тристана с Изольдой, удалось бы избежать массу недоразумений, а куча семейных психологов останется без работы.
   - Лекцию читаешь, - обиделся Лукьянов.
   - Не бери до головы, такова плата за мнение великого Макса. Так вот, самочки отдают предпочтение сильным самцам, самцам лидерам, дабы защитить своё будущее потомство от невзгод и лишений. Аналогично поступают женщины. Только в нашем обществе сила в деньгах, в должностях, связях, по ним прицениваются и выбирают. Вчера ты потерпел неудачу, как перворанговый самец, не сумел раздобыть уютное гнёздышко для любимой. Ты расстроился, почувствовал неуверенность, тем самым посеяв зёрна сомнения в женщине.
   - Замолчи, - перебил Фёдор. - Рехнуться можно от твоих размышлений. Послушать тебя, так у нас не общество, а сплошной Discovery Channel или Animal Planet. Слушай, а про новенькую Ольгу ты так же думаешь? Самочка там, перворанговые самцы. Вы вчера целый день ворковали, в беседке за руки держались. Ей ты тоже про Фрейда заливал под звёздным небом?
   - Интересно, кто в темноте такие подробности разглядел. Случаем у Лыпарева нет прибора ночного видения?
   - Насчёт Лыпарева не знаю, а мне и другим собратьям по мужской спальне эту новость Роман на хвостике принёс. Так о чём вы с Ольгой болтали?
   - Поверь, не о докторе Зигмунде. Дамам подобные пилюли противопоказаны. Для них существует Есенин и заботливые мужские объятия в прохладную летнюю ночь.
   - Выходит, сегодня последует продолжение? Глядишь, через недельку ты с Ольгой, и я с Алисой выберемся на совместный пикничок за город. Будем дружить семьями.
   - Продолжения не будет, - разрушил я идиллическую картину Фёдора. - Сегодня буду копать.
  
   19 мая, 15:40.
   Камеры в столовой.
  
   - Проводил свою благоверную? - поинтересовался Марат. Поджав ноги на турецкий манер, он расположился за столиком в углу, где мерно потягивал горячий чай из кружки с забавной рожицей.
   - Да, уехала к маме на пару дней.
   - К маме это святое, - одобрил Марат. - Как прошла первая ночь на новом месте?
   - Отлично. Костян, передай сахар, - Чумилов принял из рук качка коробку. - Без твоего храпа и будильника Скворца просто кайфовал.
   - Своя конура - это вещь. Чего тогда хмурый?
   - Катька с утра бурагозила, ворчала ходила, под конец даже подушкой запустила.
   - Чем недовольна?
   - Хрен знает, - Чумилов застучал ложкой по краям бокала, активно размешивая сахар. - Вон Селезнёва вчера Федьку отчитала по полной программе, это понятно. Чего Катюха бесится, хрен знает.
   - Лукьян со своей помириться успел. Алиска с утра ходит букетом хвалится, в морду тычет. А там букетик дешёвый, рублей за триста, было бы чем гордиться. Как думаешь, надолго у них?
   Алексей, всё это время увлеченно поглощавший круасаны на пару с Костиком, замер с куском булочки в руке.
   - Недели на две. Селезнёва его сама бросит, даже богатого новичка дожидаться не станет.
   - Типа он для неё временная остановка?
   - Нет, постоянная. Марат, не тупи. Никогда для Алиски автослесарь из мухоперди не будет пределом мечтаний. Вспомни, сколько она из Толяна соков выжимала, вплоть до копеечки. Он на одних СПА-салонах себе язву заработал.
   - И фитнесах, - добавил Костян.
   - И фитнесах, - не стал спорить Чумилов. - Сейчас её не устраивает спать в женской спальне, завтра ей захочется швырнуть в рожу дешёвым букетиком, а послезавтра она укатит на Мальдивы с богатым папиком. Помнишь, в прошлом году Селезнёва летала с подружкой в Эмираты, сразу после разрыва с Никиткой?
   - Она мне магнитик подарила, - Марат показал пальцем на холодильник. - Вон, на дверце висит рядом с верблюдом.
   - Видел я фотки с этой поездки у наших общих знакомых. Подруга, конечно, мелькала на заднем плане, а возле нашей хрупкой красавицы в основном тёрся поросший мехом дядечка с солидным пузом.
   Входная дверь скрипнула и ребята разом умолкли. В объективы телекамер попала Ольга с грустным выражением лица.
   - Привет, - поздоровалась она.
   В ответ послышался нестройный хор мужских голосов.
   - Оль, садись рядом, - Чумилов подвинулся, освобождая соседний табурет. - Посидим, поболтаем о всяком разном. Ты чего такая грустная?
   - Скучно, делать нечего.
   - А Макс чего?
   - Макс с лопатой возится, а девчонки спят, - пожаловалась девушка.
   - Да ладно? До сих пор капает? - Марат соскочил с дивана и подбежал к окну. - Прикинь, реально капает, как заведённый. Я завтракал, когда он за лопату взялся.
   - Ничего не поделаешь, - Чумилов горестно вздохнул, - деревенские корни дают себя знать. Чайку будешь?
   Ольга поспешно кивнула.
   - Как тебе первый день на проекте?
   - Ой, я даже не знаю. Вчера интересно было, а сегодня вообще никак.
   - Тебе воды до краёв налить?
   - Нет, достаточно. Спасибо, Лёш, - девушка взялась за кружку двумя руками и осторожно сделала первый глоток.
   - Не горячо? Может холодной водичкой разбавить, - Чумилов не сводил заботливых глаз с девушки.
   - Нет, в самый раз. Я горячий чай люблю.
   Чумилов хотел было предложить круасан, но стол мог похвастаться лишь крошками, да пустым пакетиком. Последнюю булочку со сгущёнкой заблаговременно стащил Костик, её он и дожёвывал, активно работая челюстями.
   - У вас после обеда все, как мухи сонные, расползлись по своим углам.
   - Некоторые только позавтракали, - ощерился в усмешке довольный Марат.
   Но Чумилов уже не слушал приятеля, полностью сосредоточившись на прекрасной Ольге.
   - Понятно. Одним словом скучно у нас. Здесь рядом речка есть, можем сходить, искупнуться.
   - С кем?
   Алексей прищурил глаза и ответил чуть тише:
   - Вдвоём. Тебя это не устраивает?
   - Можно сходить, - Ольга потупила взор. - А нас выпустят за забор?
   - Не волнуйся, решение этой проблемы я возьму на себя.
  
   19 мая, 20:08.
   Камеры в центральной беседке.
  
   - Сейчас переходим к другой теме, теме неожиданной, где-то сенсационной. Лера, из достоверных источников нам стало известно о твоём СМС романе. Это правда?
   - Да.
   В беседке возбуждённо зашумели.
   - Расскажи нам о твоём молодом человеке.
   - Это симпатичный парень, высокий. Работает ведущим менеджером в крупной торговой сети. Что ещё рассказывать, - Лера пожала плечами, - скоро сами всё увидите.
   - Вы с ним встречались или только переписка?
   - Конечно встречались, и неоднократно. В противном случае я бы не просила вас пойти на подобное нарушение правил.
   -То есть ваш роман вышел за рамки текстовых сообщений?
   - Мы стадию переписки прошли давно и стараемся видеться по мере возможностей. К сожалению его работа и моя занятость в проекте, мешает видеться чаще. Но всё начиналось, как СМС роман, тут ты права.
   - А где вы с ним познакомились?
   - Это долгая история, - Лера начала говорить устало, словно в сотый раз за день пересказывала один и тот же эпизод из жизни. - Сначала мы долгое время общались в интернете на одном из форумов. Общение было дружеским и ничего такого не предвиделось. Потом он уехал на север, я ушла на проект и связь оборвалась. Через два месяца Вадим какими-то задворками узнал мой телефонный номер и написал, что скучает и хочет продолжить наше общение. Мы созванивались, встречались, когда он приезжал в отпуск. А когда он вернулся с севера насовсем, я поняла, что хочу быть с этим человеком вместе. Всё.
   - Лера, учитывая тот факт, что ты у нас девушка разборчивая, из-за чего полгода томилась на проекте без пары, мы с руководством приняли решение пойти тебе на встречу и дать добро на появление новенького мальчика раньше положенного срока.
   Бурные аплодисменты, переходящие в овации.
   - Спасибо большое, - Лера была тронута.
   - Будем надеяться, у вас всё сложится, - Ледакова посмотрела на камеру. - Следующей темой у нас идёт предстоящее романтическое свидание между закоренелым холостяком Романом и новенькой Жанной. Роман, чем тебя сумела покорить сия прекрасная особа?
  
   19 мая, 21:48.
   Камеры во дворе.
  
   Из беседки, что располагалась под раскидистой берёзой, слышались голоса, и заметно тянуло табачным дымком. Громогласно разглагольствовал Буцаев, в паузах между его упоительными монологами тоненько хихикала Женька Гатилова, остальных я не узнал.
   До чего же ноет спина и пальцы болят с непривычки. Странно, пальцы-то почему. Будто писал сочинение на десяти листах, а не лопатой работал.
   Отмахнувшись от стаи озверевших комаров, я переступил через порог, за которым простирался наш пищеблок. Наш, уже наш.
   Здесь гомон стоял на порядок выше, да и народу было поболее. Возле плиты возились Шиленко со Светловой, Костик здоровым тесаком стругал овощи на столе, а Марат успевал ловко стащить огурчик другой прямо из-под острого лезвия ножа. На диване восседала фарфоровая статуэтка Хацкевич на пару с новенькой Жанной, в уши которой увлечённо нашёптывал Лыпарев. Идиллический вечер на проекте.
   Я свернул в сторону гостиной, откуда неслась очередная порция голосов. Коридор представлял собой прекрасный плацдарм для наружного наблюдения за комнатой. Тут хочешь не хочешь, а взгляд бросишь. Фёдор сидел в обнимку с Алисой, рядом Чумилов с Ольгой на коленях. Лёха крепко прижимал девушку к себе, обхватив за талию, а сама девушка нежно поглаживала его пальцы, не расставаясь со счастливой улыбкой на губах. Напротив, забравшись в массивное кресло с ногами, сидела Кожевникова, трепавшая страницы глянцевого журнала. Чем не идиллия?
   Под ногами заскрипела деревянная лестница. Пять минут полежу на кровати, вытяну с хрустом все косточки, а после в душ, смывать слой рабочего пота. Я тешил себя надеждой об отдыхе в безлюдной мужской спальне, но она развеялась, едва я открыл дверь.
   - Максимка, дорогой наш, ты где ходишь? - Роман был сама забота. И чего он в одиночестве трётся?
   - На улице проветривался.
   Рома возмущённо всплеснул руками.
   - Пока прохлаждаешься, вспотевший ты наш, у тебя девушку из-под носа уводят.
   - Флаг им в руки, - я повалился на койку, с наслаждением ощущая постанывание распрямившейся спины.
   - По-моему ты чего-то не догоняешь, - Роман повысил громкость. - У нас не колхозно-совхозная дача "Путь Ильича", где картошку по весне садют. Зрителям мало интересны твои упражнения с лопатой и без оной. Будь добр, пришёл на проект "Сердца", ищи любовь и выкинь из головы деревенскую блажь. - Рома наклонился ближе, что создало иллюзию доверительной беседы: - дорогой ты мой, на тебя такие надежды возлагаются. Ты как яркая комета ворвался на наш небосклон и... - Роман издал звук выходящих газов из одного места, - просрался. Так получается?
   Я не ответил.
   - Пока так выходит. И если будешь продолжать массу давить, беря пример с Порошиной, уйдёт от тебя и твоя любовь и твоя популярность. Ты понял меня?
   - Думаю лук посадить.
   - Тьфу. Дурак ты, - Роман в расстроенных чувствах поднялся с места, - и желания у тебя дурацкие. Попомни мои слова, не обзаведешься парой до следующего голосования, лук будешь сажать на грядках другого совхоза. Это первое и последнее предупреждение.
   Поляков покинул спальню, продолжая ругать, на чём свет стоит, сиволапых провинциалов.
   Можно устраивать хитроумные комбинации с драками, так и не достигнув нужного результата, а можно за пару минут поругаться с Романом и вылететь пробкой отсюда. Только вещи держи крепко, что бы во время полёта встречным ветром не сдуло.
  
   20 мая, 13:19.
   Камеры в комнате для частных бесед.
  
   - Максим, что с тобой случилось?
   Ледакова была облачена в строгую серую юбку и белую рубашечку без излишеств. Настоящая бизнес-леди, если убрать кошачью пластику движений, мягкость тембра и доброжелательное выражение лица. Доброжелательное, желающее добра. Нет, эти слова сюда не вписывались. Соблазняющее? Тоже не то. Скорее сложный коктейль из слабо уловимых ароматов сексуальности, внимания, кокетства, участия, доброй иронии, временами достигавшей жёсткости металлической балки.
   - Со мной? У меня полный порядок.
   От образа Анечки повеяло сталью.
   - Твой вчерашний день похож на демарш. Целые сутки валялся на кровати или махал лопатой. Ты считаешь это нормальным, в месте, где люди пытаются строить отношения? Или проект тебе вовсе не нужен?
   - Нужен.
   Я испугался. Ещё не хватало, что бы брат углядел нарушение условий спора. Столько сил потратить и засыпаться на мелочи.
   Анечка, прочитав страх на моём лице, истолковала его по-своему и осталась довольна произведённым эффектом.
   - А если нужен, тогда прилагай хоть какие-нибудь усилия. Избегать общения с другими участниками проекта вплоть до ужина в наушниках - это прямая дорога домой.
   - Исправлюсь, - искренне пообещал я.
   - Вот и ладушки, - Анечка снова стала мягкой и пушистой. - Что у вас с Ольгой происходит? Вы так мило ворковали, вечером уединились в беседке, а на следующий день тишина. В чём причина столь резких перемен в твоём поведении?
   Играй, Макс, играй, как только можешь, играй.
   - В моём поведении? Получается, виноват я?
   - Ведь ты оттолкнул девушку своим невниманием прямо в объятья Алексея. Скажешь, я не права.
   - Да, скажу. Что это за девушка, которая через три часа моего игнора по причине занятости, прыгает на коленки к другому парню, у которого, между прочим, официальная подруга имеется и жильё с ней совместное.
   - Скворцов, неужели ты не понимаешь, что отсутствие знаков внимание, есть самое сильное наказание для нас, для девчонок. Хуже и придумать трудно, особенно в самом начале отношений. Девушек нужно добиваться.
   - Нелепое слово, добиваться. Добиваться можно решения трудной задачки или цели, которая сама по себе не разумна, и действовать самостоятельно не способна. Мне аморфные создания не нужны, в которых чувства пробуждать нужно с помощью шаблонных приёмов: цветиков-семицветиков, стихов, песенок под гитару. Симпатия или есть или её нету, остальное красивые сказки для взрослых. Хочешь быть со мной, пожалуйста. Межуешься, ждёшь, кто первым за поводок потянет, гуляй.
   Анечка покачала головой.
   - Не знаешь ты женской психологии, Максим. Ох, не знаешь. Что бы влюбиться в мужчину, его необходимо разглядеть. Его слова, его поступки. А как это сделать, если он никак себя не проявляет, целыми днями в огороде капается. Вам, мужчинам, достаточно увидеть грудь четвёртого размера, ножки от ушей и готово. А нам время нужно и поступки. Мы на них реагируем, как вы на соски, проступившие под мокрой тканью.
   - Хорошее сравнение.
   - Сравнение хорошее, да толку. Вижу, переубедить тебя не удалось. Вернёмся к этой теме в следующей беседе, - она встала, я следом. - Кстати, по поводу твоей загадки. Не удивляйся, у нас её всей операторской решают. Весть о гибели мужа и сына женщине сообщили лично. С тех пор она опасается посетителей, оборвав все контакты с внешним миром. Поэтому и в клинике пациентка продолжает бояться визитёров с обычного хода, ожидая плохих вестей, а ход с балкона в её воспалённом сознании не вызывает отрицательных ассоциаций.
   Это был мой вариант ответа, завёрнутый братом. На вчерашнее сообщение он отреагировал коротко: "нет, думай ещё". И на этом спасибо. До сих пор я не получал и такого послания. Хотя, что стоит взять телефон и набросать пару коротеньких фраз.
   - Интересная мысль, - я галантно открыл перед Анечкой дверь, - признаться, не ожидал. Красивая внешность вкупе с интеллектом - термоядерная смесь. Готов всерьёз пересмотреть свою теорию о том, стоит ли добиваться девушек.
   Опаньки, похоже, Ледакову всерьёз зацепила подобная банальщина. Она смутилась, обозначив на лице робкую улыбку:
   - Молодец, Скворцов. Ведь можешь девушке приятное доставить, когда захочешь. Поговори с Ольгой.
   Мы вышли в глухой коридор.
   - А с чего ты взяла, что я хочу Ольге доставить приятное? Если девушка в первый же день ложится под Чумилова...
   - У них был секс? - ошарашенная Ледакова перебила меня.
   Ёкарный бабай. Кажется, я совершил грандиозную глупость. И когда в моих мозгах успел созреть постулат о всезнании госпожи Ледаковой? На озере же нет камер, балбес. Разумеется, слухи рано или поздно дойдут до её ушей, но лучше не таким образом и не из моих уст. Масштабная промашка. Расслабился идиот, в присутствии красивой бабы.
   - Шутка, - я попытался состряпать хорошую мину при плохой игре, но Анечка меня не слушала. Спина Ледаковой стремительно удалялась в сторону женской спальни.
  
   20 мая, 10:21.
   Камеры на крыльце.
  
   - Макс, ты вроде как и не с нами живёшь. Об их свидании на берегу речки судачат со вчерашнего вечера.
   - Подумаешь, сходили ребятишки поплавать.
   - Да, Лёха у нас большой любитель водных процедур. - Фёдор сопроводил слова простеньким жестом из пальцев, означавшим половую близость. Сидел он спиной к объективу камеры, поэтому люди в операторской вряд ли могли видеть элементы невербального общения.
   - Реально?
   - Реально, как сама реальность.
   - Чума получит по полной от Шамшуриной.
   - Как пить дать, огребёт. Стоит только ей вернуться.
   - И Ольга огребёт.
   - Огребёт, - согласился Фёдор.
   Мы сидели на крыльце, разомлев под лучами ласкового солнца, и лениво перебрасывались фразами об очередной проблемке. Так виделось со стороны. Лично моя лень была весьма условной. После сенсационной информации от Лукьянова внутри кипело и шкварчало. Вот она, наша Олечка. Скромная девочка с естественным поведением и по-детски распахнутыми глазами, широко смотрящими на мир. Оприходовали крошку в первый же день, особо не напрягаясь. Не потребовалось дешёвых ресторанов, клоунских свиданий с цветами и Костиком в роли тягловой лошади, серенад под расстроенную гитару и обещаний в вечной любви. Хотя, может статься, обещания были. Кто знает, что там наплёл Чумилов нашей скромнице, нежась на речном бережку.
   - Буцаев опять с Шиленко поцапался.
   - Слышал. Рад был бы не слышать, да перегородки здесь тонкие. Говорят, он Нинку на дискотеку не отпустил.
   - Кожевникова замутила очередной девичник в мужском стрип-баре. Андрюха грозился настучать Светке по бубну.
   - У него в родне точно шаманы были. Чуть что, угрожает бить в бубен.
   - Он может, он нервный, - с ленцой произнёс Фёдор. - Моя тоже раньше с ними моталась, но я отучил.
   - Правильно сделал, - с не меньшей ленцой одобрил я.
   Мы снова замолчали, размышляя каждый о своём.
   - Всё-таки проект меняет людей, - вспомнил я свою давнюю мысль. - Лежат два нормальных пацана, и сплетничают хуже баб.
   - Ничего подобного. Я всегда слыл большим любителем языком попусту молоть. А вот где твои побасенки, занудные лекции о перворанговых самцах?
   - Выговорился на месяцы вперёд. Эх, Фёдор, - я сладко потянулся, приводя в чувство затёкший бок, - были бы мы с тобой в реальной жизни, давно нормальными делами ворочали.
   -Я и в нереальной найду занятие, - Федька поднялся, стряхивая со штанов мелкий мусор. - Пойду будить лаской и поцелуем свою половинку, а ты, поклонник перворанговых самцов, готовься к беседе с Ледаковой.
   - Может местами поменяемся?
   Федька выразил своё несогласие дулей.
  
   20 мая, 13:58.
   Камеры в комнате для частных бесед.
  
   - Ольга, расскажи поподробнее о вчерашнем дне. Чем занималась, какие впечатления?
   Ледакова излишне внимательно изучала собеседницу. Создавалось впечатление, что Анечку интересовало всё, любая деталь, начиная от больших хлопающих ресниц и заканчивая опущенными вниз ладошками.
   - Замечательно, - затараторила Ольга, пребывающая на явном эмоциональном подъёме. - Сначала мы с девчонками просто валялись в спальне, болтали о парнях, о всяких глупостях. Машка такая смешная была, постоянно на Марата ругалась, на его шутку с горохом. Он его прямо под покрывало насыпал. Потом мы позавтракали и я пошла гулять во двор с Ниной. Она классная девчонка, столько всего переговорили. Оказывается, она живёт в том же самом районе Курска, что и я. Представляешь? Мы почти соседки и в школы ходили соседние. У неё восьмая, у меня седьмая.
   - А дальше, - мягко вмешалась Ледакова.
   - Дальше меня пригласил на свидание Лёша, - стесняясь, произнесла Ольга.
   - Как это было? Расскажи подробнее, нашим телезрителям будет интересно.
   - Я зашла с прогулки, а Лёша сидел на кухне с Маратом и Костиком. Они пили чай, и он мне тоже предложил выпить чаю. Посадил рядом, начал ухаживать за мною, налил чаю, намазал хлеб маслом.
   - Потом вы пошли купаться на речку? - голос Анечки источал ароматы задушевности.
   Реснички Ольги дрогнули, а ладошки нервно заелозили по покрывалу.
   - Да, было здорово. Хотя дно глинистое, ноги вязнут. Я больше люблю песочные пляжи, что бы можно было спокойно постоять по плечи в воде. Когда плохое дно, хочется быстрее выбраться на берег. Мне постоянно кажется, там какие-нибудь раки ползают, могут укусить, - Ольга вновь тараторила, забыв о былом смущении.
   - Как вёл себя Алексей?
   - Хорошо. Он всё время смешил меня, рассказывал массу забавных историй из своей жизни, из жизни на проекте. Было очень весело, он ни секунды не давал мне скучать. Я люблю таких парней.
   - А Макс тебе нравится?
   - Максим хороший парень, он мне нравится как друг. С Алексеем я чувствую себя совсем по-другому.
   - Вы только купались?
   - Ещё загорали, - излишне поспешно ответила Ольга.
   - Он пытался тебя поцеловать?
   - Ничего такого, - брови Ольги поднялись в испуге, - мы просто...
   - Оля, тебе нечего бояться. Расскажи, как это было. Каким был ваш первый поцелую. Он тебе признавался в своих чувствах?
   - Да, он сказал, я ему нравлюсь, - едва слышно произнесла Ольга.
   - А после приобнял и поцеловал, так? - Анечка опустила свою ладонь на ладошку девушки и, мягко поглаживая, сказала: - здесь нечего стесняться и тем более бояться. Ты пришла к Алексею, он тебе нравится, и нет ничего зазорного в проявлении своих чувств. Лёша тебе нравится, я права?
   - Да.
   - И ты хочешь с ним строить отношения?
   - Да.
   - Это же замечательно. Вы целовались только на речке или были поцелуи в стенах проекта? - в голосе Анечки появились требовательные нотки, а прежняя мягкость наливалась твёрдостью с каждым новым словом.
   - Только на речке.
   - Ну это же здорово, - Ледакова слегка ослабила хватку. - Знаешь, я всегда мечтала о первом свидании с любимым человеком где-нибудь на берегу речки, где вас никто не слышит и не видит. Только вы вдвоём и вода плещется под ногами. А когда он нежно тебя обнимает своими сильными руками, аж дух захватывает. Вы лежали рядом на одном полотенце?
   - Да.
   - И он тебя обнимал и целовал?
   - Да, больше ничего не было, - быстро выпалила Ольга.
   - Вы были абсолютно одни, он тебя обнимал, целовал и даже не попытался продвинуться дальше? Оля?
   - Нннет.
   - Я очень хорошо знаю Лёшу, и если девушка ему нравится, а ты ему нравишься, он не станет останавливаться на половине пути. Мы все здесь взрослые и прекрасно понимаем, что такое случается между симпатизирующими друг другу людьми. Наоборот, ты должна гордиться тем, что на второй день сумела покорить мужчину своей мечты. Ты же так говорила, когда мы знакомились с ребятами в беседке? Алексей мужчина твоей мечты?
   - Да.
   - Ну вот, видишь, а боялась признаться. Здесь нет ничего страшного. Этот проект создан ради любви, а без близких отношений между мужчиной и женщиной любви не бывает. У вас это произошло на берегу речки или вы пошли в придорожную гостиницу?
   - На речке, - еле двигая губами, произнесла девушка.
   - Это великолепно, это самая настоящая романтика, в традициях лучших фильмов о любви. Вы с Алексеем говорили об этом утром?
   - Нет.
   - Вы не обсуждали завтрашний приезд Кати и планы на будущее? - Ледакова серьёзно удивилась.
   - Нет, он был занят.
   - А ты не боишься встречи с Катей? Ведь она девушка пылкая и просто так своё сокровище не отдаст.
   Ольга замотала головой, подозрительно шмыгая носом.
   - Оля, а ты думала о том, что Алексей несколько легкомысленно отнёсся к вчерашней прогулке на речку? Он мог банально воспользоваться ситуацией в отсутствии Шамшуриной?
  
   20 мая, 16:02.
   Камеры в столовой.
  
   - Говорю тебе, она после задушевной беседы с Ледаковой зарёванная вылетела. В ванной закрылась, девчонки еле вытащили оттуда, - Фёдор произносил слова тихо, почти на ухо, но я всеми фибрами ощущал локаторы Лыпарева, тянувшиеся к нам с другого угла пищеблока.
   - Плохо дело.
   - Всё к этому шло.
   - Нет, по другой причине плохо. Знаешь, от кого Ледакова информацию узнала?
   - От тебя? - Федька вытаращил глаза. Сказанное им прозвучало настолько громко, что сидящие на диване девчонки разом умолкли.
   - Тихо. Откуда, - я повернулся спиной к излишне любопытным глазам, - откуда я мог знать, что Ледакова не в курсе событий. Здесь через час всё становится известным, любая мелочь выносится на всеобщее обозрение.
   Федька открыл было рот для ответа, но его прервал угрожающий рык Чумилова:
   - Вот ты где -пип- спрятался. Тебя, урод, в детстве мама с папой не учили держать язык за зубами. Учили? Так какого -пип- ты -пип- без спроса открываешь? - Чумилов подошёл вплотную, вперив злой взгляд в моё лицо. - Какого -пип- ты лезешь в личную жизнь других людей -пип- грёбаный.
   Сильный толчок в грудь заставил меня отлететь на несколько шагов назад.
   - Тебе давно -пип- не чистили, я погляжу. Ну-ка иди сюда -пииип-.
   И я пошёл.
   - Лёша, не надо, - постаралась вмешаться Женька Гатилова.
   - Чумилов, перестань, - Порошина была более твёрдой в своей просьбе.
   Я подошёл вплотную, так, что мы ощущали дыхание друг друга.
   - Что сука...
   Закончить не дал. Если бы дал, мог в полной мере прочувствовать прелести лёгкого нокаута. Именно поэтому я сократил дистанцию до минимума. Слегка отвёл голову назад и что было силы ударил лбом в... Куда ударил, точно не видел. Меня молниеносно скрутили сзади, а в поле зрения попал лишь засаленный от грязи пол, да чьи-то сланцы с флагом Соединённых Штатов.
   - Ублюдок, - взвыл Чумилов и я ощутил два удара. Один пришёлся в район макушки, другой калёным железом прошёлся по уху. Девчонки начали визжать и причитать каждая на свой манер.
   - Крепче держи, мать твою, - орал Лукьянов.
   - Держу -пип-, - хрипел Нестеров.
   - Разошлись все -пип-, - разродился потоками брани Марат. Он меня держал, он и потерял бдительность, затратив часть усилий на словесные изыски.
   Почуяв ослабшую хватку, я рванулся было вперёд, бросив тело почти горизонтально плоскости пола. Но на пути выросла скальная фигура Костика, в зародыше погасившая мою регбийную задумку. Он сдерживал меня в считанных сантиметрах от цели, а сама цель, громко ругаясь, пыталась вырваться из объятий Нестерова.
   - Чума, хорош. Чума, за драку выгонят, - пытался вразумить подопечного Мишка, но тот требовал лишь одного - дать допуск к телу Скворцова.
   Костик в свою очередь пришёл на подмогу Гацуре. Сдерживал меня хорошо, надёжно, но только за корпус. Левая рука была в крепкой хватке Марата, а правая. Правой я ударил в открывшийся живот Чумилова. Один удар, второй, третий. Третий толком не получился. Кулак по касательной зацепил бок задвигавшегося Костяна и, потеряв изрядный заряд энергии, мягко ткнулся в пузо Лёхи. Четвёртого удара не последовало вовсе.
   - Макс, успокойся. Макс, ты меня слышишь? Макс, харе драться, всё закончилось.
   Федька был прав. Матерящегося Лёху уже волокли в гостиную под белы рученьки. Меня крепко спеленали Марат и Костик, а стоящий рядом Фёдор твердил попугаем:
   - Макс, успокойся. Макс, Макс, посмотри на меня.
   - Надо организаторам сказать, - долетел до меня напуганный женский голосок.
   - Ребят, тащите его на улицу.
   - Видели они всё без твоих подсказок.
   Дальше не слышал, очутившись под открытым небом. Глоток свежего воздуха был в самый раз.
  
   20 мая, 23:05.
   Камеры во второй комнате.
  
   - На следующем голосовании этот козёл соберёт шмотки и свалит домой, я тебе обещаю. Видела, как его Анечка на общем собрании выгораживала? Ничего, если я возьмусь за дело, за спиной у Ледковой не спрячется.
   Алексей мерил комнату шагами, а Ольга, потупив взор, сидела на кровати.
   - Чума, а хорошо он попёр, - подал голос подпиравший косяк Гацура. - Втроём еле сдержали. Если бы не Лукьян, хрен Костян с ним справился. С виду тощий, а юркий, как змея. Хрен поймаешь.
   Чумилов замер посередине комнаты.
   - Что Роман говорит?
   - А что Роман. Роман доволен движняком на проекте.
   - Остальные что говорят?
   - По-разному говорят, но в целом на твоей стороне, особенно пацаны.
   - Пацаны, - Чума усмехнулся. - Были бы там пацаны нормальные. Нестеров, Буцай и Олежка крыса.
   - Лёх, мы тебя поддерживаем.
   - Марат, не неси чепухи. Видел я на общем, как вы меня поддерживали, особенно Рома. Каждое второе слово Максимушка. Ты тоже хорош, заладил своё: пёр, пёр. Пади ржёте за моей спиной? Посмотрел бы я, как он попёр, когда один на один схлестнулись. А девчонок сто пудово Лерка мутит, - Чумилов вновь принялся вышагивать от одной стенки к другой. - За подружку свою обиженную заступается.
   - Она с Катькой по телефону связывалась.
   Ольга при слове Катька вздрогнула.
   - Не знаю, о чём они столковывались, но Лерка ходит грознее тучи. Чего-то они там...
   Дверь открылась и в объективы камер попала Лера Светлова. Марат подвинулся в сторону, давая девушки пройти, а Чумилов забормотал под нос любимую присказку о говне и свойственной ему привычке всплывать не вовремя.
   - Нам нужно поговорить, - заявила девушка с порога.
   - Говори, мне от них скрывать нечего.
   - Зато мне есть что. Попроси их выйти.
   Марат не стал дожидаться специального предложения и скрылся в коридоре. Ольга не сводила перепуганных глаз с Чумилова.
   - Лёш, я не пойду одна.
   - Не бойся.
   - Лёша, не отпускай меня.
   - Послушай, - Чумилов присел перед девушкой на корточки, - всё будет хорошо. Если какая-нибудь сволочь хоть пальцем тебя тронет, будет иметь дело со мной. Девушка или парень значения не имеет. Запомни, всё будет хорошо. Я тебе обещаю. Ладушки?
   Ольга поспешно кивнула и торопливо направилась к выходу. Леру она обходила по максимально возможному радиусу.
   - Что с носом? - спросила с прохладцей Светлова, едва они остались одни.
   - Врач говорит сильный ушиб, ничего страшного.
   - Жаль. Я надеялась, он сломал твою сопатку.
   Чумилов мгновенно ощерился.
   - Зато ваш Скворцов одноухим Чебурашкой ходит. Дали бы мне до него добраться, зубки в миг проредил.
   - Если память мне не изменяет, ты верещал как баба, а его трое во главе с Костиком еле сдержали.
   - Да срал я на вашего Скворцова. Малейший повод с его стороны и -пип- собачонка дворовая. Я -пип- эту гниду навозную.
   Лера надменно усмехнулась.
   - Можешь не упражняться в своём красноречии, я прекрасно тебя поняла. Мальчишкам в курилке хвалиться будешь. Я к тебе по-другому поводу. Час назад у меня состоялся телефонный разговор с Катей. Она в курсе событий и просила передать, что бы к завтрашнему возвращению духа твоего в этой комнате не было. Твоего и твоей подстилки.
   - Ротик попридержи насчёт Ольги.
   - Короче. Собирай вещи и уматывай в мужскую спальню. Я всё сказала.
   - А чего это я должен переселяться?
   - Не ори.
   - Хочу и ору. Вместе заселялись, вместе и съедем. У меня на эту комнату прав столько же, - прокричал Роман, активно жестикулируя руками.
   - Твои права закончились, когда ты на речку -пип- попёрся, - Лера, до этого момента державшая себя в руках, не выдержала и закричала в ответ. - Может тебе напомнить, кто освободил эту комнату ради лучшей подруги?
   - Комната предназначена для двух человек.
   - Не ори на меня.
   - И жила ты здесь на птичьих правах, пока не появится новая пара.
   - Жила я здесь, к твоему сведению, благодаря решению ведущих, а их решения никто не отменял. Я добровольно съехала, добровольно заеду обратно.
   - Давай, давай, попробуй. Я погляжу, как это у тебя получится, - последние слова Алексей кричал девушке в спину.
   - Гляделки не надорви, - напоследок бросила Лера и с силой хлопнула дверью.
  
   21 мая, 10:44.
   Камеры на крыльце.
  
   - Отжёг ты вчера по полной программе, Чебурашко.
   - Хорош зубы скалить, - я потрогал зудящее ухо.
   - Скажи Женьке спасибо, что вовремя лёд приложила. Ходил бы сейчас с беляшом, девчонок распугивал. И чего о тебе Гатилова так печётся?
   - С Нестеровым поговори на эту тему, он будет благодарным собеседником.
   - Выше нос, Скворцов, впереди лето, - Фёдор похлопал меня по плечу.
   - Я смотрю, у тебя настроение хорошее.
   - Настроение отличное, Макс. Птицы на душе поют. Мы сами кузнецы своего счастья, поэтому хорош морду кривить, пошли чайку пару кружечек раздавим.
   - Спасибо, я лучше беляш на ветру остужу.
   Лукьянов довольно засмеялся.
   - Совсем другое дело, шутить пытаешься. Вчера кучу народа перепугал - руками машешь, глазами зыркаешь. Даже Костяну не по себе стало. И ладно бы орал, а то молча в драку лез.
   - Берсерк.
   - Что?
   - Воин, во время боя впадающий в особое состояние транса.
   - Чебурашка ты, а не берсерк. - Фёдор поднялся: - чай надумаешь пить, приходи.
   На душе было противно, словно в грязи извалялся. Вчера совсем худо было, до такой степени, что хотел через забор сигануть и в лес сбежать: то ли от шоу вкупе с Ледаковой, то ли от слёз Ольги. И заглянуть бы внутрь, найти причину слома, да возможностей нет. Мозги отказывались работать на анализ, а сам я впал в ступор. Где-то пожевал булочку, там отшутился, туда пошёл посидеть. Роботом ходил, которого заклинило всерьёз и надолго.
   - Молодец, - я поднял голову и встретился взглядом с довольным Поляковым. Рома стоял в пяти метрах от крыльца, одаривая мир лучезарной улыбкой. - Ты меня правильно понял, Максимка, так держать, - он оттопырил большой палец, показывая знак одобрения.
  
   21 мая, 23:15.
   Камеры во второй комнате.
  
   - Сумку возле шкафа положи, завтра с утра разберём. - Лера с должным вниманием следила за движениями парня. - Ставь прямо возле стенки, что бы ночью не спотыкаться.
   Парень недовольно поморщился, присматриваясь к тёмному углу.
   - Носок грязный валяется.
   - Чумилов подарок на память оставил. Выкинь его в коридор.
   - Ну нафиг, он воняет, - парень с омерзением отшатнулся.
   - Вадим, как маленький, честное слово. Лучше, что бы он валялся в нашей комнате? - Лера с шумом отворила раздвижную дверцу шкафа. Наружу был извлечён зонтик, коим девушка с первой попытки подцепила носок. - Открой дверь.
   Парень выполнил просьбу, бряцая по ходу многочисленными погремушками на сапогах и джинсах.
   Светлова отсутствовала в комнате минут пять, за которые новый жилец, уперев руки в боки, успел изучить обстановку комнаты. Гримаса лёгкого отвращения, застывшая после встречи с носком, улетучилась, едва Вадим натолкнулся на собственное отражение в большом зеркале.
   Девушка вернулась в отличном настроении и со свёртком в руках.
   - Катюха гостинец привезла, мои любимые конфеты. Любишь птичье молоко? - она бросила подарок на столик.
   - Да так, - парень посмотрел на двойника в зеркале, неопределённо пожимавшего плечами.
   - А я просто обожаю. Могу килограммами есть. Сегодня штук десять слопать успела. Если вдруг увидишь конфету в моих руках, обязательно отбери и отругай. Ты же не хочешь, что бы твоя девушка стала толстухой? - она приникла к парню и они коротко поцеловались. Едва рот освободился, Лера снова защебетала: - на кухне такое творится. Все обсуждают уход новенькой Оли.
   - Её выгнали?
   - Сама ушла, - Светлова украдкой выхватила конфетку из кулька и в мгновение ока запихнула сладость за щёку. Однако проживать лакомство столь же быстро ей не удалось и пришлось продолжать с набитым ртом: - И правильно сделала. Шамшурина умеет портить жизнь людям, особенно врагам. Дошло бы до драки с вырванными клочками волос, а на ближайшем голосовании путёвка домой под дружный свист.
   - Часто у вас тут драки бывают?
   - В последнее время часто, - Лера отправила очередную конфетку в рот. - Особенно после прихода Скворцова. Кстати, с Чумой они из-за Ольги поссорились. Помнишь, я тебе рассказывала?
   Вадим рассеяно кивнул.
   - Макс пытался за ней ухаживать, а Чума прямо из-под носа увёл. Соблазнил бедную девушку на берегу речки, наговорил кучу комплиментов и кинул, - Лера высказывалась без лишних сантиментов, с привкусом сарказма.
   - Ты вроде говорила, он во всём признался и хотел её здесь на ночь оставить?
   - Оставил бы он, - в голосе Светловой проскользнули нотки воинственности, - кто бы ему ещё позволил. У Чумилова выхода другого не было, когда информация об их связи стала всеобщим достоянием. Он-то планировал продолжать жить с Катей, а с этой дурочкой втайне встречаться. Наплёл Ольге с три короба, что ради проекта вынужден жить с нелюбимой женщиной, терпеть её придирки, а ночью в подушку плакать от тоски.
   Вадим ухмыльнулся.
   - Поверила?
   - Ты эту соплюшку видел? - Лера вновь говорила с набитым ртом. - На лбу надпись крупными буквами "Обмани меня". Девчонку жалко, конечно. С другой стороны лучше сейчас уйти, пока похлеще делов не натворила.
   - А где сам Чумилов?
   - Домой уехал на пару дней.
   - Испугался?
   - Ещё бы. Ты видел, в каком состоянии Шамшурина? Бросил Ольгу наедине с проблемами и срулир грозу пережидать, козёл. Девчонку всю ночь валерьянкой отпаивали, а он даже успокоить не пришёл. Без всяких предупреждений сел в такси среди ночи и уехал. Мы только под утро от Ледаковой узнали, что он отпросился. Мама у него заболела, оказывается, - Лера неожиданно умолкла , подошла к парню со спины и обхватила руками. - Вадим, ты почему за мной не следишь? Между прочим, я три конфетки съела.
   - Ах ты негодница, - Вадим развернулся к девушке. - Сейчас я тебя накажу.
   В эфире послышался чвакующий звук поцелуя.
  
   21 мая, 18:48.
   Камеры в столовой.
  
   - Я этому -пип- ловеласу яйца под корень отрежу и ожерельем на шею повешу, - Шамшурина глушила всех и каждого, для большей наглядности примера размахивая большим кухонным ножом. - Скрываться он от меня вздумал, за маменькиной юбкой -пип-. От меня ни один -пип- кобель не уходил просто так. Я звоню ему, а он мне: милая, любимая, жду тебя с нетерпением, прилетай скорее. Прислал трогательное послание, что лежит на берегу и думает обо мне одной, когда эту -пип- шалаву обхаживал. На берегу он лежал, кобель -пип-. Обо мне он думал -пииип-. Отрежу его язык лживый, засуну в зад и проверну там три раза, что бы на всю жизнь запомнил. На речке он любит загорать -пип-.
   Катя заняла удобную позицию возле центрального стола, дабы лицезреть её выступление могли все ребята, собравшиеся на кухне. А зрителей хватало. Были занято оба дивана, несколько стульев, а Фёдор так и вовсе подпирал стену на своих двух подле Алисы. Слушали внимательно: кто с лёгкой улыбкой, кто открыв рот, а кто сосредоточенно пережёвывая жвачку. Целостное восприятие нарушал один Костик, ловко орудуя ложкой в тарелке с салатом. Другой на его месте хоть бы изредка кидал взгляды на солистку, соблюдая нормы приличия. Костик, чуждый всяким условностям, предпочитал не сводить глаз с пирамидки хлеба, тающей с излишней быстротой от такого внимания. Вторым человеком, нарушившим общий ход действа, стал Скворцов. Сначала он прошествовал к холодильнику, полностью погружённый в свои мысли, что само по себе являлось возмутительным. Хлопнул дверью морозильной машины, почесал бровь и пошёл обратно, потягивая минеральную воду из бутылки. Возле Шамшуриной он остановился, словно очнувшись от тяжкого раздумья, некоторое время внимательно слушал Катерину и вдруг гаркнул:
   - Тихо! Хорош орать, уши глушит.
   Катерина от подобной выходки замерла на полуслове, хлопаньем ресниц обозначив закрутившиеся колёсики мыслей. Макс не стал дожидаться замыкания контакта и, сделав затяжной глоток, направился к выходу.
   - Скворцов!!! Скотина!!! Ты что себе позволяешь, - понеслись словесные выстрелы в его спину.
   - Что, Катька, уел он тебя, - довольно щерясь, прокомментировал Марат.
   Шамшурина махнула рукой.
   - Ну тебя.
   Она и без того понимала, что запал залит водой и дальнейшее выступление нужного успеха иметь не будет.
  
   21 мая, 22:02.
   Камеры в гостиной.
  
   - Обломалось твоё свидание, Ромчик.
   - Что ты такое городишь? - Поляков сделал вид, что обиделся. - Обломалось. Если хочешь знать, мы с мадам до позднего вечера загуляли. Были в том самом ресторанчике с мини водопадами, где Маслов юбилей отмечал. Я тебе скажу, это умопомрачительное местечко. Повсюду разноцветные огоньки, мягкими бликами играющие в струящейся воде. Музыка само волшебство в этом мире воды и света. Сначала мелодичное пьяно, лёгкое и ненавязчивое, а следом скрипка вступила. Да как вступила. У меня при одном воспоминании мурашки по коже бегают.
   - И чё? Всё равно даже не сосались.
   - Жлоб ты Марат и слова твои жлобские. Сказанул, - Роман отвернулся от собеседника. - Сосались. К твоему сведению, сосут тёлки за двести пятьдесят у дальнобойщиков. Надо было сразу спросить, почему в рот не -пип- чего скромничать.
   - Ладно, хорош. Понял я, - Марат дружески хлопнул Полякова по плечу. - Чем не сошлись?
   - Наоборот, сошлись и даже очень. Похожи мы с ней, а это излишне напрягает в общении. Хочется разнообразия человеческого вместо бесед со своим близнецом. Я тут одну затею придумал, - Роман наклонился ближе к Марату. - Хочу Жанну с нашим Максимушкой свести.
   Глаза Гацуры приобрели форму блюдец.
   - Жанночка согласная. Наш Максимка произвёл на девушку должное впечатление очередным усмирением Шамшуриной. Редко, кто осмелится на подобный фокус два раза. Мальчик с норовом попался, а сноровистые жеребцы заводят женщин с деньгами. Обладание ими даёт более полное ощущение власти.
   - Она его что, объезжать будет?
   - Светлая у тебя голова Марат, говорю я и говорить буду. Представляешь, какая парочка получится? Ммм, - Роман поцеловал свои пальцы, собранные в горсть, - прямо конфетка. Она - железная леди, знающая себе цену и диктующая правила игры. Он - настоящий ураган, стихийное бедствие, не знающее вектора приложения. Они оба и проект в целом только выиграют от этого союза. Руку даю на отсечение.
   - Чего-то я насчёт Скворца сомневаюсь.
   - Ты не сомневайся. Мальчик поддаётся дрессуре. Пока, правда, кратковременно, но поддаётся. А если рядом с нашим стихийным Максимушкой на постоянной основе будет присутствовать железная рука, он превратится в силушку управляемую.
   - Ерунда. Макс, парень характерный, хрен на него сядешь.
   - С характером, но без стержня. Сам посуди, его поступки ровным счётом не имеют никакого далеко идущего смысла и продиктованы сиюминутным буйством гормонов. То он за Ольгой ухлёстывает, одни пятки сверкают, то грядки капает, да загадки целыми днями разгадывает. Где логика? Что придёт в буйну головушку, тем и занимается без всякого расчёта. Такие лучше всего в упряжке ходят. Тут, главное, время кнута и пряника не перепутать, а то хозяев копытом лягнёт, мало не покажется.
   - Макс, пацан продуманный.
   - Очнись. Его единственный продуманный ход - месть Ольге. Узнал через свои канал инфу о весёленьком времяпрепровождении новенькой девицы и всё слил Ледаковой, которая умеет из человечка соки выжать. И то я сомневаюсь в целенаправленном выборе Анечки. Попадись Максимке на глаза какая-нибудь уборщица баба Нюра, она бы выслушала захватывающую историю о сексе на пляже, а не наша несравненная ведущая.
   Гацура продолжал недоверчиво крутить головой.
   - Вспомни сговор с Борисом.
   - Марат, дорогой, я тебя умоляю. Какой сговор мог быть с этим растению подобным, с этим овощем залежалым из Владимирского уезда. Сочинил байку наш Бориска в пустых надеждах остаться на проекте. Чем придумал, тем и проперделся. Никто не поверил этому увальню.
   - А тема с прослушкой подсобки, - вмешался в разговор Костик.
   Роман проигнорировал вопрос качка, зато Гацура оживился.
   - Реально. Тогда он себя здорово из-под удара вывел. Помнишь, как Анечка ситуацию с Гатиловой раскручивала? Макс отвёрткой пару раз ковырнулся, и забыли все про дутый роман с Женькой.
   - Марат, не нагоняй волну. Чего он там вывел? Думаешь, он один такой умный, подозревал о наличии микрофонов? - заметив, что брови Гацуры сошлись у переносицы, Поляков поспешно исправил ситуацию. - Я знал об этом, ты знал. Каждый себе кумекал помаленьку и молчал, потому как с мозгами. Кому в здравом уме захочется с Ледаковой ссориться? А Максимка наш влез в ящик с высоким напряжением от буйности нрава. Про Гатилову слухи всё равно ходили, ходят и ходить будут. Другой вопрос, что Анечка за подобные выкрутасы запросто могла турнуть с проекта. Не турнула, так на то счастье Максимки. Где выкрутился первый раз, на второй жизни лишится. Ладно, хватит об этом. Предложение у меня к тебе есть серьёзное.
  
   22 мая, 10:16.
   Камеры на крыльце.
  
   - Гацура вчера пытался вывести на откровенный разговор, спрашивал о новенькой Жанне, нахваливал.
   - Неспроста.
   - Сначала юлил, а потом в открытую предложил с Жанкой встречаться.
   Фёдор присвистнул от удивления.
   - Дескать, нравился я ей с самого начала.
   - Поэтому с Поляковым на свиданку поехала. Логично, не придерёшься.
   - С Романом она в ресторан ездила, что бы ревность мою вызвать.
   - Опа. Я смотрю, у неё это получилось.
   - Сама стесняется свидание назначить, вот и попросила Гацуру выполнить поручение.
   - Да, Жанна сама скромность. Лифчик буквально разрывается под весом силиконовых дынек. Надеюсь, ты отшил девочку с купюрами?
   - Согласился. Сегодня в ресторан едем на Новый Арбат.
   Федька до такой степени возмутился, что толкнул меня в бок.
   - С ума сошёл, Макс. Ты хоть представляешь, где это? Центральная часть Москвы, да там цены такие, что бабушкам из Хабаровска полгода без зарплаты жить можно.
   - Жанна платит.
   - Тебе нужна эта жертва пластических хирургов? На её губах спать можно. Вдвоём. Почитай в медицинском справочнике о сумасшедших, тебе полезно будет. Нет, ну ладно бы человек хороший, ещё куда не шло. К ней же на сраной кобыле не подъедешь, истинная дочка богатого папеньки. Я тебе даже больше того скажу: если в махинации задействован Гацура, значит поблизости маячит фигура Полякова. Максимум, на что Марата хватит, нассать в чужие тапки или искупать новичка в бассейне.
   - Съезжу, развеюсь. От меня не убудет.
   Федька покрутил у виска пальцем.
   - Псих. Поляков подсунул тебя Жанне, как единственный шанс остаться на проекте. Ты ей нужен только для этого, неужели не понятно? Она тебя купить хочет за место на проекте.
   - Денег мне пока никто не предлагал.
   - Да причём здесь деньги. Будет катать тебя на красной иномарке, рубашку из бутика раз в неделю подарит, на пару дискотек вытащит. Будешь у Жанны типа маленькой собачонки в блестящей сумочке.
   Я это понимал. Понимал вчера, когда Гацура в лучших традициях западной психологии настойчиво советовал согласиться. Понимал и не мог объяснить Федьке одну простую вещь - страсть как на свободу хочется. Хотя бы на час, на полчаса вырваться на волю из нашпигованного камерами аквариума. Понимал и не мог объяснить по причинам, толкнувшим меня в медийную тюрьму двадцать первого века.
  
   22 мая, 13:51.
   Камеры в бассейне.
  
   - Ссуки, майку порвёте -пип-, - верещал Вадим, пойманной бабочкой трепыхаясь в крепких объятиях парней. Его тело с угрожающей скоростью приближалось к хлорированной воде, и отборный мат тому помехой не был.
   - Мужики, поднажмите, Лерка идёт, - засуетился Буцаев, с трудом удерживая нижние конечности жертвы. - Костик, давай, двигай.
   - Давай, Костян, - пропыхтел Марат, удерживая тазовую область тела. - С раскачкой на три.
   Костик действовал спокойно, с хладнокровностью профессионала высшей пробы. По коридору слышался перестук женских каблучков и далёкий голос рассерженной Леры, но даже эти факторы приближающейся угрозы не заставили Попова изменить собственной ритмике.
   И ррраз, - скомандовал Костян, удобнее перехватив руки жертвы. - И два.
   Тело в руках парней перестало трепыхаться, безвольно обвиснув.
   - Три.
   Вадим соколом парил над водной гладью, когда из распахнутой двери на крыльях праведного гнева вылетела Светлова.
   - Атас, - заорал Марат, уходя в боковую дверь. Качок, проявив завидную подвижность, был уже там, а вот Буцаев задержался, пытаясь на ходу зацепить слетевший с ноги сланец. На нём и отыгралась рассерженная девушка. Светлова с разбега толкнула Андрея в бассейн, где уже находился один купальщик.
   - Лерка, на нём же микрофон.
   - Хана технике, - согласился качок с подельником.
   Довольные рожи Марата и Костика торчали из едва приоткрытой двери.
   - Козлы, - Лера подхватила валявшийся под ногами сланец и запустила в веселившихся от души ребят. Резиновый тапок глухо шлёпнул по пластику двери, а через секунду в проёме вновь возникли растянутые в улыбке физиономии.
   - Вадим, ты как? - Лера присела на корточки, протянув парню руку.
   - Придурки, - посетовал тот, хватаясь за маленькую женскую ладошку. - У майки от хлорки цвет сядет, а я брал её за двести баксов в фирменном отделе. Пускай деньги возвращают, уроды.
   - Костян, глянь, какая у нас Лерка молодец. И в горящую избу войдёт, и коня на скаку остановит.
   - И парня из бассейна вытащит.
   Последний комментарий заставил Вадима опомниться. Он зло оттолкнул протянутую руку девушки и самостоятельно выбрался на бортик.
   - Пошли, вещи надо просушить, - Лера взъерошила волосы незадачливого пловца, подняв кучу брызг.
   - Отстань, - огрызнулся расстроенный Вадим. В такт с его голосом жалобно звякнула цепочка на джинсах.
   - Подожди, сейчас полотенце принесу. Не пойдешь же мокрым по дому.
   Вадим зло зыркнул на заботливую подругу и, молча, потопал в коридор, оставляя за собой ручейки и лужицы.
   От Леры запахло грозой. Уперев руки в боки, она повернулась к полуоткрытой двери с весёлыми мордами.
   - Ребят, у вас мозги есть? Между собой играйтесь, топите друг друга на здоровье, зачем к другим лезть?
   - Лерочка, это традиция. Здесь ничего не попишешь.
   - Традицией, Гацура, скоро станет твоя порка на общем собрании. Готовься, сегодня же перед Ледаковой подниму вопрос о твоём наказании. Заигрался мальчик, совсем забыл о цели прихода на проект.
   - Кто за микрофон заплатит? - подал жалобный голос Андрей. Он продолжал плавать в бассейне, не рискуя появляться на суше. Девушка вместо ответа развернулась на месте и зацокала по мокрым следам своей половинки.
   - Походу у нас проблемы.
   - Не ссы, Костян, не впервой. Лучше посмотри на этого водоплавающего.
   Пацаны выбрались из убежища, с удовольствием посмеиваясь над товарищем.
   - Га-га-га, - передразнил их Буцаев, - просто обхохочешься.
   - Ты меньше рот разевай, ихтиандр.
   - Причём здесь рот, - фыркая от воды, Андрей подплыл к бортику. - Сланец слетел, зараза. На следующее дело босиком пойду.
   - Хорош барахтаться, вылезай. Пора печушки навернуть с чайком.
   - Шоколадные, - оживился качок.
   - Шоколадные, Костик, ты навернул нехило два дня назад. Тока с изюмом остались. Давай уже вылезай, чудо мокрое.
   Андрей не стал дожидаться третьего предложения и, подтянувшись на руках, плюхнулся рядом с Маратом. Отяжелевшая от воды одежда сочилась ручейками, плакала крупными каплями, тяжело падавшими на плитку пола. Гацура недовольно поморщился и двинулся в сторону от растекающихся лужиц.
   - Пацаны, чё за микрофон будет?
   - Ничего страшного, - успокоил Буцая Марат, - пожурят и отпустят. Вы лучше скажите, чего про новенького думаете?
   - Про Леркиного? - уточнил Костик.
   - Нет, про Галкиного. Не тупи, Костян, у нас только один новенький. Скворец давно пообтёрся, сёгодня вон на свидание укатил.
   - С Вадимом яснее ясного. Светлова полгода нормального парня ждала и выбрала такого чудика, ни рыба ни мясо.
   - Гнилой, - поддержал Костик.
   - Не просто гнилой, - поддержал в свою очередь пацанов Марат. - Вернее, не простой гнилой. Весь хитросделанный и хитровывернутый. Наплачется с ним Лерка.
   - Зато лучшие подружки Светловой товар оценили, хвалят за выбор, - последние слова Буцаев произнёс с давлением, но отнюдь не из-за желания подчеркнуть их значимость. Его руки закручивали снятую рубаху в тугой канат, выжимая помимо воды массу сил.
   Марат издал смешок.
   - Хороши подруги. Просто светятся от счастья, радуются, что Светловой брякающее говно досталось. Мальчик такой чистенький, мальчик такой интеллигентный, со всеми здоровается. Да по сальному взгляду видно, что ходок.
   - Лерка вроде умная, неужели не замечает.
   - Это, Костик, целая наука, закон сохранения говна в природе называется. Что бы говно было равномерно распределено в мире, его тянет к хорошим людям.
   - А хороших людей тянет к говну, - закончил Буцаев чужую мысль.
   Пацаны примолкли, размышляя о превратностях судьбы. Особенно глубоко погрузился в раздумья Андрей, видимо вспоминая свою вторую половинку.
   - Жанка сегодня с Максом на свидание укатила, - выдал Костик и посмотрел на Марата.
   - Думаешь, кто из них говно, - улыбнулся тот. - Не заморачивайся. Если Роман не смог с ней и двух часов протерпеть, вывод сам напрашивается. Останутся от Макса рожки да ножки.
   - Нашли жертву, - возмутился Буцаев. - Попомните моё слово, Скворец обязательно что-нибудь учудит и выкрутится.
  
   22 мая, 13:57.
   17 километров от места расположения проекта "Сердца".
  
   За окном мелькали лица, дома столицы. Вернее пригорода. До стольного града, согласно Жанне, переть и переть, если пробки не брать в расчёт.
   - В городе заночуем, - обрадовала меня девушка на вопрос о пятничных московских пробках и способах борьбы с ними. Любой мегаполис изнывал от напряжения в последний день летней рабочей недели, про столицу и говорить нечего. Шоссе стонали от многокилометровых заторов, где гудел, мигал, ругался разношёрстный люд, жаждущий вырваться прочь из железобетонных объятий города.
   Нас подобные проблемы пока не касались. Красный автомобиль лихо обгонял попутный транспорт, соревнуясь с ветром на мало оживлённой трассе. Из динамиков гремел шансон про первого пацана на районе, лихо расправлявшегося с злобными мусорами, да фраерками залётными. Волки позорные в конце концов заломали бедолагу и по этапу отправили, оставив грудастую рыжую шмару без хахаля.
   - Не думал, что гламурным барышням блатняк нравится.
   - А ты пореже думай, Скворцов. За тебя другие думать будут. - Девушка постучала ноготками по рулю и зло добавила: - так и будешь всю дорогу молчать?
   Вот чего она морду кривит. Жанна скучает по общению, я по тишине.
   - Может тебе клоуна из цирка взять для развлечения?
   Полезли вы, Максим Дмитриевич, на рожон. Сейчас девочка взорвётся. Столько времени кипятилась, не выплёскивая наружу.
   - Может ты не будешь указывать, кого брать? - она повернулась в мою сторону. Эко барышню перекосило. Похоже, лишний ботекс ушёл не в ту степь, исказив некогда милую мордашку до неузнаваемости. - Мальчик, ты случаем не забылся, с кем и за чей счёт едешь? Напомнить?
   - Я тебе должен зад целовать, благодетельница?
   - Надо будет, поцелуешь. Куда прёшь, сука, - последняя фраза предназначалась водителю залётной пятнашки, подрезавшей красное авто Жанны. Вместо клаксона она отчаянно ударила по рулю, злобным взглядом прожигая тонированное стекло виновника. - Я твой номер запомнила, падла. Жди проблем, - прокричала девушка в открытое окно, но водила пятнашки вряд ли слышал угрозы, уйдя на крутом вираже за крупную фуру. - Нарожают кретинов.
   Пару минут мы ехали соблюдая привычное молчание. Обманчивая тишина, когда один ищет повода сорваться, другой изучает расценки на срубовые бани.
   - Не хочешь извиниться? - не выдержала Жанна.
   - За что?
   - За манеру разговаривать.
   - Я говорил нормально, не вижу повода для скандала.
   - А я вижу. Со своим бабьем на лавках так будешь пререкаться, - она резко дала по тормозам, и я с хрустом дёрнулся в кресле, удерживаемый ремнями безопасности. Красное авто с визгом замерло на обочине, подняв облака пыли. Мимо пролетел огромный джип, трубным бибиканьем известив о глупости совершённого манёвра.
   Жанна тяжело дышала. Лежащая на руле рука подрагивала, словно девушка отбивала ритм несущейся из динамиков песенки. Нет, дело не в музыке. Рука банально дрожала, выдавая нервное состояние хозяйки.
   - Или ты извиняешься, и мы едем гулять, или топай пешком обратно.
   - Километров двадцать будет, - зачем-то сказал я.
   - Продолжаешь строить из себя?
   Я отцепил ремень и выбрался на пыльную обочину.
   - Маме с папой привет передай.
   - Иди в жопу, придурок, - с яростью крикнула девушка и дала по газам, оставив чёрный след на потрескавшемся асфальте.
   - Совсем машину не жалеет, - сказал я, эффектно помахивая ручкой на прощанье. Спрашивается, чего стараюсь, если видеонаблюдение отсутствует. Привычка, блин.
  
   22 мая, 17:13.
   Камеры во второй комнате.
  
   - Глупый, нашёл к кому ревновать, - Лера попыталась обнять Вадима, но парень одним движением плеча сбросил её руку.
   - Почему его Порошина не подкармливает? Готовит много, готовит вкусно, к тому же участница без пары.
   - Не хочет и не готовит.
   - А ты хочешь?
   - Вадим, - Лера вздохнула и встала с кровати, на которой лежал парень, - пойми одну простую вещь - у нас с Максом хорошие отношения и ничего более. Он прекрасный собеседник, умный, интересный, знает массу забавных случаев. С ним бывает очень весело.
   - Тебе с ним лучше?
   Светлова улыбнулась и, склонившись над кроватью, прижалась к Вадиму щекой.
   - Глупышка. Ты же глупышка. Мне так приятно, что ты ревнуешь. - Она кошкой потёрлась о его голову. - Я тебя тоже очень ревную. Уедешь в город, а я тут буду одна ночью, жутко скучать без тебя и переживать. Где ты, с кем ты, помнишь ли обо мне.
   В коридоре, за закрытой дверью, прогремел голос Романа:
   - Жанночка, дорогая моя, ну учудила ты ближе к выходным. А если он потеряется, паренёк-то иногородний. Лично я очень волнуюсь.
   - Завтра вернусь, - Вадим поцеловал Леру, и девушка, окрылённая вниманием любимого, отошла от кровати.
   -Только не забудь, в воскресенье мы приглашены на день рождение Кожевниковой. Специально сняли ночной клуб, где будут все наши.
   - Сколько ей исполняется?
   - Двадцать пять лет. Коллектив с подарком уже определился, денюжку за нас я отдала.
   Вадим перевернулся на спину.
   - А что дарите?
   - Фен дорогой, о котором она мечтала, косметический набор, безделушек всяких по мелочи.
   - За Скворцова ты тоже сбросилась?
   - Глупый, - от избытка чувств Лера вновь оказалась у кровати. - Он сам в состоянии за себя заплатить, тем более там сумма не такая великая. Вадим, вы с ним обязательно подружитесь. Макс мировой парень.
   - Почему же ты мирового парня не выбрала, - Вадим состроил вид обиженного человека и постарался отвернуться, но Лера навалилась на парня всем телом.
   - Потому что он мировой, а ты любимый. Я же тебя люблю, глупый, - преодолев сопротивление Вадима, она чмокнула его в губы. Парень расслабил насупленные брови, но общей холодности не утратил. - Ну, хватит дуться, - рука Светловой нежно скользнула по мужскому лицу, замерла на чисто выбритой щеке и продолжила свой путь к подбородку. Вдоволь налюбовавшись лицом, Лера собралась было отойти к зеркалу, но Вадим крепко схватил её за талию и повалил на кровать рядом с собой.
   - Никуда не отпущу, - говорил он, осыпая визжащую девушку поцелуями.
   Светлова едва не захлебнулась от избытка эмоций, то и дело повторяя:
   - Сумасшедший, просто сумасшедший.
   Когда парочка угомонилась, Вадим приник губами к самому уху Леры. Раскрасневшаяся девушка замерла в трепете, ожидая услышать те самые слова.
   - Ходят слухи, Скворцов за Мишкиной спиной к Гатиловой подкатывал?
   - Вадим, - недовольная Лера отпрянула, - это уже не смешно. Достал со своим Скворцовым.
   - Почему моим. Я с ним не дружу.
   - Хочешь, что бы я перестала общаться с Максом?
   - Очень.
   - Глупенький, - Лера провела рукой по волосам Вадима. - Меньше Лыпарева слушай, он тебе ещё не то напоёт.
   - Нормальный парень, адекватный в отличие от некоторых.
   - Ты серьёзно? - Лера приподнялась на локотках. - Нет, ты на полном серьёзе? Держись от него как можно дальше, слышишь меня?
   - Тебе не понравился мой запрет на общение со Скворцовым, а сама что делаешь? Осторожно, не дави на живот, только поел.
   - Буду давить, - Лера всем весом навалилась на Вадима, - потому что ты вредина.
   - Лерааа, - парень с трудом выбрался из-под девушки. - Просил же не давить. Чуть картошка обратно не вылезла.
   Он встал с кровати и, потирая намятый живот, подошёл к большому зеркалу. Светлова впитывала каждое движение любимого, не отрывая взгляда.
   - Слушай, Лер, а что там у Скворца на свиданке произошло?
   - Свидание не получилось. Жанка говорит, Макс свой гонор начал показывать. Она остановила машину на обочине и высадила его.
   - Не получилось и ладно. Народ чего такой возбуждённый?
   - Три часа прошло, а Макс до сих пор не вернулся. Звонили ему на сотовый, а он телефон в спальне оставил.
   - Вернётся, куда денется, - Вадим звякнул цепочкой на штанах. - Выкинула прямо на трассе. Вот даёт, молодец девка.
   - Зная Жанну, я думаю, Макс сам не выдержал и попросился выйти. Лучше одному на трассе, чем с этой куклой силиконовой в ресторане.
   - Ты рада, что у них свидание сорвалось?
   - Вадим, умоляю, не начинай заново. Очередного приступа ревности я не выдержу. Просто очень рада за Макса, рада, что хватило мозгов не связываться с этой стервой. - Лера подошла к Вадиму и обняла его сзади. Её глаза, некогда полные искреннего, беззаботного веселья, покрылись тонким налётом грусти. Она смотрела в зеркало, и чем дольше это делала, чем внимательнее изучала отражение, тем сильнее тяжелел налёт, набухал слоями безысходности, уступая место мрачной пелене. - Иногда мне кажется, что над парами проекта витает проклятие. Мне страшно, а вдруг это правда.
   - Я не верю во всю эту мистическую чепуху.
   - А я верю. Второй день мы говорим о ком угодно, только не о нас. Вадим, мне страшно. Когда два любящих человека перестают интересоваться друг другом - это начало конца.
  
   23 мая, 00:42.
   Камеры в столовой.
  
   - Возвращение блудного сына, - провозгласил Роман, едва моя нога переступила порог пищеблока. - Мася, иди посмотри на этого любителя пеших прогулок.
   Масей оказался Марат, возникший из тёмной кишки коридора вместе с ординарцем Костиком.
   Как чувствовал, нужно было вернуться позже. До двух часов ночи в пищеблоке всегда обитали отдельные индивидуумы, мучаемые бессонницей и человеческими страстями, главная из которых притаилась за дверцей холодильника. Многие из участников находили приятным второй ужин после полуночи в кругу единомышленников.
   - Ты как добрался? - из гостиной появилась Лера, следом Фёдор с засыпавшей на ходу Алисой.
   Народ подтягивался, нечистой силой выбираясь из всевозможных закоулков. Вон и Олежка Лыпарев возле стены маячит бесплотным духом. Не шевельни он рукой, так и остался бы незамеченным в тени столба.
   - С тобой всё хорошо? - снова заботливая Лера. - Мы все переживали. Почему телефон в спальне оставил?
   - Чё, реально пешим топал? - Марат со скрежетом чесал отросшую за день щетину.
   - Макс, а попутки?
   - Денег не было, - соврал я Фёдору. Пару сотен в кармане всегда имелось, на всякий пожарный, но о них я благоразумно умолчал, избегая целой серии новых вопросов. Не сознаваться же, в самом деле, что часы прогулки были одними из самых счастливых за последнее время. Что невроз начинал развиваться у меня, а не у вымышленного персонажа из загадки. Что постоянный контроль за вылетающими из уст словами и поведением изматывал похлеще первой сессии. Что постоянный контроль за словами и поступками других превращал меня медленно но верно в патологически мнительную особу.
   - Максимушка, солнышко ты наше долгожданное, в капиталистическом обществе давно и не безуспешно развиваются кредитные отношения. Таксисты, к твоему сведению, денег сразу не берут и подождать у ворот могут, когда купюры вынесешь.
   - Я сразу не подумал. Решил через лес срезать, а там такси не ловились.
   Лера ахнула.
   - Так ты голодный целый день.
   Девушка кинулась к холодильнику, откуда на свет появилось множество всяческих вкусностей. От такой заботы внутри дрогнуло нечто глубоко забытое и забитое. Дрогнуло и замолчало, подавленное бурчанием желудка. К органу пищеварения поступила информация от зрительных и слуховых рецепторов, и теперь он требовал своё быстро и незамедлительно.
   Пока я усаживался за стол, вопросы и едкие комментарии продолжали сыпаться, как из рога изобилия:
   - Почём девочки на трассе?
   - Медведя в лесу видел?
   - Жанна планирует тебя в Эмираты пригласить. Парашют не забудь прихватить.
   Я слушал, вежливо улыбался и продолжал наяривать ложкой мясной салат. Столовый прибор вёл себя странно, издавал звук постукивания о тарелку, даже когда мирно покоился в моих руках. К этой загадке добавилась ещё одна в виде шума работающих челюстей. Работающих ритмично, без сбоя, на зависть швейцарским часовщикам. Я посмотрел налево и обнаружил Костика, отчаянно помогавшего в зачистке солидной кастрюли салата.
   - Попов, ты случаем не оборзел? Два часа назад ужинал, - голос Селезнёвой заставил замереть в нерешительности этого большого человека.
   Тебе жалко? Пускай ест, салата много. Кушай, Костик, кушай и никого не слушай.
   Всё-таки отличная девчонка Лера. Я хотел отдаться во власть положительных мыслей, согревающих сердце, благо сытый желудок тому благоволил, но планам не суждено было сбыться. В пищеблоке появилось новое лицо.
   - Скворцов, страдальца из себя корчишь? На жалость давишь?
   - И тебе, Жанна, доброй ночи.
   Народ притих, ожидая развития словесной дуэли. Один Костик продолжал шуметь ложкой, соскребая остатки салата со стенок кастрюли.
   - Всем рассказываешь, какая я плохая, как ужасно поступила с бедненьким мальчиком.
   - Он только есть закончил, - неожиданно вступилась за меня Кожевникова.
   - Это ты Макса с порога начала опускать, - добавил Фёдор.
   - Конечно, я плохая, - Жанна вышла к столу, представ передо мной во всей красе. - Скажи, Скворцов, плохая?
   - Нет, обычная девчонка испорченная деньгами.
   Жанна засмеялась натужно и неестественно. Уходи, дура, ведь проигрываешь по всем статьям.
   - Знаешь, сколько негатива я слышала в свой адрес от таких же нищих неудачников, как ты, Скворцов. От серости, у которых кроме чёрной зависти ничего нет.
   - Отсутствие денег автоматически не означает отсутствие всего остального, Жанна, - я намеренно называл девушку по имени, стараясь предать максимальную дружелюбность словам. Я многим доволен и благодарю за это судьбу. У меня есть здоровье, могу сам ходить, сам говорить, сам видеть. Есть голова на плечах, и она соображает.
   - Умным себя считаешь?
   - Глупым я бы себя не назвал.
   - Если ты такой умный, то почему такой бедный.
   Железный аргумент с толстым налётом ржавчины.
   - Не вижу прямой связи между умным и богатым.
   - Дурак, вот и не видишь. Нужно иметь мозги, что бы хорошие деньги зарабатывать.
   Пора идти спать. Споры с озлобленными женщинами, как правило, ничем хорошим не заканчивались.
   - Дорогая Жанна, быть умным не означает быть богатым и наоборот. История знает массу примеров, когда гениальные учёные прозябали в нищете, а люди с тремя классами образования зарабатывали миллиарды. Успешность в человеческом социуме, если мы возьмём за успешность способность к максимальному накоплению денежных знаков, зависит от многих факторов, основным из которых является талант. Кто-то назовёт это хваткой, кто-то деловой жилкой, термин не суть так важен. Талант плюс стечение обстоятельств - это гарантия успеха на пути к богатству. Я не беру во внимание блат и рождение в обеспеченной семье. Здесь и попу рвать особенно не придётся. Знай себе, дружи с предками и купюры в карман складывай из блюдечка с голубой каёмочкой.
   Всё-таки не сдержался, намекнув на папика Жанны, работающего крупным слугой народа в регионе-доноре.
   - Я сама деньги зарабатываю, а ты...
   - А я устал и иду спать.
   - Такие, как ты, находят кучу отмазок, лишь бы на диванчике спокойно лежалось. Люди вкалывают, деньги зарабатывают, а ты целыми днями перед камерами кривляешься, мартышка безмозглая. Иди работай.
   Она продолжала кричать вслед, даже когда под моими ногами заскрипели ступеньки. Девочка ошиблась с доводами. На проекте перед камерами кривлялись абсолютно все, и напоминать об этом ребятам не стоило. Особенно пацанам, способным заработать на воле куда как большее количество денег, нежели в рамках проекта. Аукнется Жанне тыканье мордой в неудобную правду, обязательно аукнется.
  
   23 мая, 11:20.
   Камеры на крыльце.
  
   - В твоей задачке можно исходить из двух положений. Первое положение - это страх. Пациентка боится проникновения посетителей в палату обычным путём и потому идёт на разные ухищрения, лишь бы сердечко не дрожало. Второе положение - приятные эмоции, - Фёдор почесал лоб, - так что ли правильно. Пациентка испытывает положительные... Нет, не так. Пациентке нравиться, когда к ней проникают через балконную дверь. Третьего не дано. Осталось из имеющейся информации вычленить нужную и подогнать под одно из двух. Ответ готов.
   - Молоток, шаришь, - похвалил я товарища. Пару дней назад о том же самом мне намекала Ледакова, а ещё раньше Роман. Только вот с вычленением и подгоном возникли проблемы. Может плюнуть на загадку и поднять белый флаг? Пускай младшой присылает верный ответ. Только бы он оказался разумным, а не из серии "сколько яблок росло на берёзе". Иначе ребята закопают.
   - Вчера в операторской дело чуть до драки не дошло. Над твоей задачкой бились , - сказал Фёдор, словно прочитав мои мысли.
   - Задачка не моя, брата.
   - Кто озвучил, того и задачка.
   Может я допустил ошибку, переписывая с телефона? Не мудрено, учитывая размеры фотографии. Надо будет проверить.
   - Дал ты маху со свиданием, - Фёдор решил сменить тему, так и не дождавшись комментариев с моей стороны. - Жанка бесилась в женской спальне до трёх часов ночи, девчонки еле уложили.
   - Она чего переживает? Вроде я полдня пешим до дома добирался.
   - Народ во главе с Романом на твоей стороне, поэтому и психует. Девчонки говорят, впервые на проекте у одного человека два свидания за два дня и оба неудачные. Прикинь, Порошина заявила, что мужики даже из-за денег с ней не лягут. Довела Жанку до истерики, рекомендовала повысить плату за ночь. Но это всё фигня, ты главного не знаешь.
   - Неужели на очередное свидание собралась?
   Фёдор довольно засмеялся и я следом за ним.
   - В яблочко, Макс. Угадай, с кем сегодня поедет?
   - Марат для неё страшненький, у Лыпарева низкий рейтинг уважения в коллективе, Михаил и Андрюха в паре, ты у нас тоже занят. Кто у нас там остаётся? Чумилов и Костян? Неужто Чума?
   - Не угадал.
   - Костян!? Мир сошёл с ума. Я не представляю простого и доброго Костяна рядом с дамой из высшего света. Она же загрызёт его на ужин, вместо куриного крылышка. Подожди, а Костик согласился?
   - То-то и оно. Сегодня в ресторан едут.
   - Бесстрашный малый, уважаю.
   - Ему-то чего будет. У него кожа дубильная, все эти великосветские подколы и унижения, что слону дробинка. Отожрётся в ресторане по полной, ублажит мадам в номере, что бы ночью не трындела и спать.
   Я едва не поперхнулся собственной слюной. Наш влюблённый романтик перенимал циничную картину мира. Выяснить подробности произошедшей перемены мне не удалось. Сзади послышались шаги, и на террасу вышла заспанная Света.
   - Федь, там Алиска проснулась, тебя обыскалась.
   - Чего меня искать, я с утра постоянно здесь обитаю.
   - Ну это ты ей объясняй, а не мне.
   - Ладно, давай, - Федька хлопнул меня по плечу и сорвался с места.
   - Сейчас она его отчитает, - с неожиданной злорадностью произнесла Света.
   - За что?
   - Женщинам для отчитки повод не нужен. Достаточно одного плохого настроения, - и совсем другим тоном поинтересовалась: - ты завтра в клуб поедешь?
   А у меня есть выбор?
   - Света, на вечер, посвящённый твоему дню рождения, полечу хоть на край света.
   На этой милой ноте мы распрощались, пожелав друг другу хорошего дня и прекрасного настроения. Кожевникова отправилась перемывать косточки в беседку, я же зашагал прямиком в мужскую спальню.
   Не смотря на поздний час, в постелях продолжали дрыхать Поляков и Гацура. Последний так и вовсе с храпцой. Чумилов валялся на койке к верху пузом, бессмысленно перелистывая глянцевые страницы. Алексей вернулся с утра и уже успел огрести словесных люлей от некогда любимой Катеньки. Ругалась Шамшурина вяло, без выдумки и затей, чем немало расстроила собравшуюся публику. Весь свой пыл, всю свою ярость она израсходовала на днях минувших, оставив для главного виновника банальное "иди ты -пип-". На этом очередная пара проекта "Сердца" прекратила своё существование.
   Стараясь не шуметь, я продвинулся к тумбочке и вытащил свой телефон. Фотография текста задачки хранилась в папке с программками, на случай проникновения излишне любопытных. Откинувшись на подушку, я поднёс дисплей к глазам и... Он был пуст. Нет, фотография с экрана компьютера присутствовала, но текста там не было. Что за глупые шутки? Я посмотрел на дату снимка. Всё верно, 16 мая сего года, в четыре минуты двенадцатого. Блин, и электронную почту не проверишь. Письмо я удалил безвозвратно, не предполагая подобного развития событий.
   - Леха, тебя можно на пять минут потревожить?
   Чумилов неохотно оторвался от залистанного до дыр журнала. До сих пор дулся из-за драки.
   - Что ты здесь видишь? - я протянул ему телефон.
   - Фотография. Что я должен ещё увидеть?
   - Что на фотографии?
   - Пустое место. Слушай, Скворец, вали отсюда со своим телефоном. Дай отдохнуть человеку. Из-за тебя, придурка, сплошные проблемы. Другой бы на моём месте послал давно, а я цацкаюсь.
   Мистика. На фотке, с которой я переписывал задачку, исчез текст. Экран с бликами от окна есть, а на нём пустой белый лист, словно корова языком слизала. И до брата не дозвонишься, вовремя младшой в отпуск укатил. Единственное разумное объяснение я видел в розыгрыше от режиссёра проекта. С них станется. В привидения и прочую дребедень я верить отказывался.
   Значит, пока я пешим ходом изучал окрестности, они залезли в телефон и подменили фотографию. Полдня на такую операцию более чем достаточно. А дату съёмки могли подкорректировать с помощью специальной программки. Брат рассказывал про такие проделки.
  
   За полтора месяца до описываемых событий.
  
   - Ты проиграл.
   - Нет.
   - Проиграл, проиграл.
   - Шутишь, - я недоверчиво посмотрел на брата. Он и не думал попусту растягивать губы в улыбке. - Надеюсь, младшой, ты не потребуешь от меня выполнения...
   - Договор дороже денег.
   - Выполнения условия этого глупого...
   - Слово не воробей.
   - Условий этого глупого спора, - я сделал паузу, но брат молчал, исчерпав запас подходящих к случаю пословиц и поговорок. - Ты, как несостоявшийся юрист, должен принять во внимание состояние аффекта.
   - Несостоявшийся юрист не будет принимать во внимание три бутылки пива.
   - Четыре.
   - Три с половиной. Последнюю ты опрокинул на ковёр в гостиной.
   Не стоило напоминать младшому о прошлом на юридическом факультете. Теперь на принцип пойдёт. По большому счёту он давным-давно смирился с угасшими мечтами о небольшой адвокатской конторе в центре города, с маленьким уютным кабинетом, непременно выходящим окнами на зелёный дворик. Иллюзии пропали, а принцип не спускать старшему брату даже таких мелочей остался.
   - Не в пиве дело. У ребят шла затяжная серия из пяти поражений, причём три матча проиграли дома, а последний раз нас вынесли в одну калитку.
   - Мели Емеля, твоя неделя. Давай, приплети сюда ещё дырявый карман, проблему с девушками и луну в третьей фазе.
   - Брат, ты не понимаешь серьёзности ситуации, - я поднялся на ноги, в полной мере ощущая эту самую серьёзность. - Сколько лет я увлекаюсь футболом? Ты вкладыши с машинками собирал, когда в моей голове сидел поимённый состав сборной Голландии. Разве мог я после такой серии и травмы центродефа поставить на победу с лидером? Это надо быть полным идиотом, что бы рассчитывать на выигрыш.
   - Я же поставил, - брат с улыбкой наблюдал за моими метаниями по комнате. Он знал, что прав. И знал, что я это знаю. Поэтому спокойно забрался на кресло с ногами, потягивая из кружки остывший чай. Подобные сценки разыгрывались между нами с завидной регулярностью, уходя корнями глубоко в детство, когда пластмассовый солдатик без головы мог послужить причиной для парочки синяков и порванной футболки. Мы умели находить поводы для споров и наша двоюродность тому нисколько не мешала. Вот и сейчас он плотно оседлал тему последнего пари, заключённого во время невинной посиделки в старом парке. Обычный вечер пятницы и первый по-настоящему теплый весенний день, предполагающий неспешную беседу о бытовых мелочах, закончился очередной словесной перепалкой. Но я-то понимал, на что ставлю, как и многочисленные букмекерские конторы, принимавшие один к пяти. А брат банально упёрся рогом.
   - Значит, условия спора были следующими, - младшой достал помятый листочек из блокнота и зачитал: - я, Скворцов Максим Дмитриевич, в случае проигрыша любимой команды в пятом туре Российской премьер-лиги обязуюсь сделать всё от меня зависящее (не выходящее за рамки совести), что бы попасть на проект "Сердца". На самом проекте и вне его обязуюсь никому не сообщать о споре и поведением своим всячески показывать заинтересованность личную в пребывании на реалити-шоу. В случае нарушения сих условий именоваться мне засранцем глобального масштаба до скончания века. Дата, подпись. Прошу вас, Максим Дмитриевич, ознакомьтесь с бумагой.
   - Где листок с твоим обещанием?
   - Он нам уже не понадобится. Поэтому прошу не отвлекаться, а с сегодняшнего дня морально готовиться к предстоящим испытаниям. Благо, статус безработного тому только способствует.
   - Эх, и засранец ты, младшой.
   - Это мы ещё посмотрим, кто из нас кто, Максим Дмитриевич. Ты главное готовься.
  
   23 мая, 12:56.
   Камеры в комнате для частных бесед.
  
   - Прекрасно выглядишь.
   Светлова застенчиво улыбнулась.
   - Спасибо, Анют.
   - Просто цветёшь. Не знаю, связано это с наступлением лета или появлением нового человечка в твоей жизни. В любом случае, выглядишь ты просто великолепно.
   - Спасибо.
   - Решила воспользоваться отсутствием Вадима и поговорить с тобой наедине. Лера, я внимательно просмотрела вчерашнюю запись вашего разговора, и у меня возник вот какой вопрос. Не слишком ли много Максима Скворцова?
   - То есть?
   - Все беседы, так или иначе, сводились к его персоне.
   - Не все.
   - Хорошо, не все, - легко согласилась Анечка, - но многие.
   - Вчера вечером у нас действительно вышел спор относительно Макса. Мы обсудили эту проблему и, надеюсь, больше к ней не вернёмся.
   - Полагаешь, Вадим нормально отнесётся к ночному кормлению Скворцова?
   - Аня, не драматизирую ситуацию. Помимо нас двоих там находилась целая куча народу, и ничего предосудительного в наших поступках не было. Кстати, Костика я тоже кормила.
   - Дело не только в том, кого и в котором часу ты угощаешь. Когда столько внимания уделяется другому мужчине.
   - Мы просто хорошие знакомые. Он помогает и поддерживает меня, я плачу той же монетой.
   - Дружба?
   Светлова наморщила носик.
   - Дружба слишком серьёзное слово, требующее проверки временем. Он мой приятель, скорее так.
   - То есть дружба возможна?
   - Почему бы и нет.
   - А любовь?
   - Нет. Макс отличный парень, но абсолютно не мой типаж. Вспомни парней, которые мне нравились.
   Ледакова на пару секунд задумалась.
   - Соглашусь с тобой, хотя последние полгода отношениями ты нас не баловала. Значит, отрицаешь возможность перерождения ваших дружеских симпатий в нечто большее?
   - Отрицаю. Я нашла свою вторую половинку и другого мужчины мне не надо.
   Анечка вздохнула и с некой печалью в голосе произнесла:
   - Что ж, я за тебя рада. Будем надеяться, у вас всё сложиться. Теперь перейдём к намеченному на сегодня девичнику. Объясни, что за обиды со стороны Кожевниковой в твой адрес.
   - Ситуация простая. Света решила отметить своё день рождения с размахом. Завтра приглашены все, а сегодня гуляют девчонки. Я была вынуждена отказаться.
   - Сегодня только девочки? - уточнила Ледакова.
   - Да.
   - А тебе не кажется странным отсутствие приглашения парням? К примеру, Женя Гатилова находится в серьёзных отношениях с Михаилом. Почему бы не позвать их вместе?
   - Не знаю, вопрос к Свете.
   - Может причина в мужском стриптиз-клубе, где она заказала столики?
   - Честно, не знаю.
   - Ой ли. Ты случаем не лукавишь, Лера?
   - Иногда нам хочется поговорить о своём, о женском, без парней. Не все секреты слабого пола мужчинам следует знать.
   - В присутствии стриптизёров поговорить о женском, - Ледакова понимающе кивнула. - Антураж соответствующий подобным беседам. А по какой причине ты отказалась ехать?
   - Моему молодому человеку вряд ли это понравится.
   Ведущая улыбнулась широко и открыто.
   - Какая ты у нас умничка, Лера. К сожалению не все девушки последуют твоему примеру.
  
   23 мая, 14:07.
   Камеры в третьей комнате.
  
   - Нет.
   - Миша.
   - Не пущу.
   - Ну Миша.
   - Сломаю ключ в замке и не выпущу. Знаю я эти -пип- вечеринки до утра.
   - Обещаю, в три часа ночи буду дома. Миш? - Женя протянула к Нестерову руку, но тот отошёл в сторону.
   - Никаких три часа ночи.
   - Все едут.
   - Кто все? Эта -пип- Кожевникова и любительница глобального мужского съёма Хацкевич? Мне плевать на них, пусть хоть на Тверскую выйдут. Тебя не..., - Мишка замер, увидев приоткрытую дверь, - Лыпарев, сука, везде свой нос суёшь. Свали отсюда.
   - Я на чай хотел позвать, - послышался сахарный голосок из коридора.
   - Сгинь нечистая, я сказал, - Мишка с силой захлопнул дверь. - Как тараканы лезет повсюду.
   - Жанна тоже едет.
   - Эта силиконовая кукла? Молодец, пускай едет и ищет приключений на свои надувные сиськи.
   - Катя Шамшурина, - Женя добавила плаксивости в голос.
   - Шамшурина? Прекрасно, скатертью дорога. Давно на рыбалку не ездила, может там себе денежную хрюшку отыщет или туловище рельефное. Женя, пойми одну простую вещь, у них нет парней. Их дома никто не ждёт, и они могут отрываться до состояния полного опупения. Но у тебя есть я. И я не хочу, что бы моя девушка проводила ночь в присутствии голозадых гамадрилов. Не хочу, - Мишка выдохнул и произнёс тише: - тем более в компании таких подруг.
   Обиженная отказом Женя уселась на кровать и спрятала лицо в ладонях. Послышался сдавленный голосок девушки:
   - Нина Шиленко будет.
   - А я не удивляюсь. Я не у-ди-вля-юсь. Где голые мужики, там обязательно Шиленко. Почему Селезнёва не едет?
   - У них свидание с Федькой.
   - Давай тоже свидание устроим.
   - Миша, не ломай комедию.
   - Похоже, что я ломаю комедию? Ха-ха-ха. Моя девушка едет пялиться на мужские задницы. Обхохочешься.
   - А мне плакать хочется от такого собственника, в которого ты превратился.
   - Собственника? Хорошо, объясни, почему Светлова не едет?
   - У неё другие планы, - поведала Женя тонким голоском после некоторой паузы.
   - Не ври, - Мишка резко прибавил децибелы, - нет у неё других планов. Просто Лера, в отличие от некоторых, понимает своего парня и дорожит отношениями, и не променяет их на зрелище чужих писюнов. Как его там, Вадим? Он даже не просил её остаться. А вам лишь бы, - Мишка растопырил пальцы, пытаясь схватить воздух в поисках нужного слова, - ржать в спиртном угаре. Ой, девочки, мне так хорошо, я такая пьяная.
   Гатилова всхлипнула в ладошки, а плечи девушки затряслись в беззвучном плаче. Нестеров держался секунд десять, каменным изваянием замерев возле двери.
   - Жень, Женя? - Мишка подошёл к кровати и, сев на скомканное покрывало, обнял плачущую девушку. - Жень, не хочу я тебя отпускать. Не знаю почему. Иногда мне кажется, если ты уедешь, наша жизнь изменится навсегда, никогда не будет прежней. При одной мысли внутри всё переворачивается. Может это мужская интуиция?
   Женька прыснула в ладошки и тут же замерла, притаившись.
   Мишка сделав вид, что не заметил такой резкой смены настроения, продолжил:
   - Если существует женская интуиция, то должна быть и мужская. Помнишь, у меня под лопаткой ломило? Ты ещё грозилась тайский массаж сделать. Под утро совсем спать невыносимо стало. Пошёл на кухню, а там Костик наш сыр крупными ломтями употребляет. Во, какая интуиция. Шестое чувство с утра предупреждало.
   - Дурак, Мишка, - Женька пихнула парня в бок и, не выдержав, расхохоталась.
  
   24 мая, 16:48.
   Камеры в мужской спальне.
  
   Сны на проекте снились разные: от бестолковых сублимаций на тему прожитого дня до философских притч с мистическими символами и бородатыми мудрецами. Сегодняшний сон ни в какие рамки не вписывался, походя на бред обыкновенный затравленного сознания. Вроде шёл обычный футбольный репортаж с участием сборной. Наши прошли по правому флангу и логичный навес в штрафную резаным ударом замкнул один из форвардов. Я спрыгнул с кресла, грозно размахивая кулаками. Хотелось смотреть повтор, кадр за кадром смаковать торжество момента. Ради такого пиршества я буквально прилип к экрану и на тебе. Судья не защитывает взятие ворот, а нападающему красная карточка. Что за ерунда? Показывают повтор, где крупным планом игрок забивает гол по всем правилам. Но не судейский произвол в отношении сборной поверг меня в изумление. Забивал гол какой-то пузан за сорок с хвостиком, да ещё и в очках с диоптрией никак ни меньше минус пяти. А рядом суетились пузаны посолиднее, утирая пот с заплывших жиром лиц. Пока я пытался найти разумное объяснение всему происходящему, арбитр за тот же самый эпизод удалил с поля трёх игроков соперника. Трёх!
   - Макс, подъём. Наши собираются, - Фёдор тряс меня за плечо.
   - Встаю, - я с трудом уселся на кровать и разродился сладкой зевотой. - Напомни мне больше не смотреть благотворительные матчи с участием звёзд эстрады и политики. Мозг разрушает.
   - Костик, малыш, это ты мой дезодорант экспроприировал? - гудел Роман. Гудел не он один. Вся мужская спальня активно готовилась к предстоящему торжеству.
   - Смотри, сзади не помялось, - крутился в трусах и новой рубашке Чумилов.
   Олежка махнул рукой.
   - Сойдёт. В автобусе по любому елозить будешь, в гармошку превратится.
   - Скворец, есть подозрения, что ты вчера вместе с девчонками в ночнике отжигал, - раздался справа голос Марата. - Причём в качестве стриптизёра.
   Федька ответил за меня:
   - Футбол он смотрел в гостиной до трёх часов ночи и я, дурак, попёрся.
   - Кто победил?
   - Жёлтые.
   - Нормально ты смотрел, - похвалил Гацура. - Сразу видно - спортсмен.
   - Ростов победил, - пробормотал я, протирая слипшиеся ресницы. И как умудрился заснуть в таком гомоне?
   - О, Ростов, - оживился Буцаев, - молодцы землячки.
   - Андрюшка, ты всё ещё здесь, - напустился на парня Роман, - иди-ка домой, приблудный, тебя девушка ждёт. Костик, малыш, ты-то куда собрался?
   - Так мы с Жанной на машине поедем. Она ждёт.
   - Костик, никаких Жанн, пока дезодорант не отыщешь. Что ты мне свой шариковый пихаешь. На нём потняры больше, чем на моих подмышках.
   Дверь открылась и в спальню заглянула Алиса. Чумилов тоненько завизжал, прикрывая руками волосатые ноги.
   - Федя, ты мне нужен, пошли, - девичий голос с трудом пробился сквозь весёлый смех пацанов.
   - Правильно, Алиса, - одобрил Роман, - и Андрейку с собой прихвати, пока Шиленко здесь погром не учинила.
   - Какой там погром? - Буцаев возмутился скорее рефлекторно, нежели осознанно.
   - Какой погром, Андрюша? Тебе показать? Вот какой, - Роман подлетел к зеркалу, по пыльной поверхности которого проходила паутинка трещин. - Извини, но выпотрошенного плюшевого медвежонка и разорванные в клочья фотографии предъявить не могу, потому как убрано с тех пор.
   - Так мобильник в мою голову летел, пришлось увернуться.
   - Лучше б он в твою пустую башку прилетел, честное слово, - Роман вздохнул. - Прости меня мама, такое зеркало угробили. Андрюша, дорогой, ради мира во всём мире, иди к Нине. Не доводи до греха молодую и красивую девушку.
   Окончание беседы я не дослушал, выйдя вместе с Фёдором и Алисой в коридор.
   - Слышали, что сегодня произошло? - поинтересовалась Селезнёва, едва мы достигли лестницы. Вопрос был чистой воды риторическим и Алиса продолжила: - Женька под утро вернулась, хотя обещала в три. Мобильник после двенадцати отключила, а подружки Нестерову сначала отвечали невнятно, а потом вообще перестали трубки брать.
   - Девочки загуляли.
   - Федь, там не просто загуляли. Ходят слухи...
   - А я куда с вами попёрся? Мне же умываться надо, - опомнился я на первом этаже и потопал в обратную сторону. Мозги спросонья плохо соображали.
   В ванной комнате первым делом вляпался в лужу на полу. Обычное дело на проекте. Сквозь заляпанное зеркало на меня уставилась осунувшаяся небритая физиономия.
   Ну и рожа, - пробормотал я, включая кран. Фраза ответа не подразумевала, но он последовал.
   - Нормальная. Я после гулянок так отекаю, что родители не всегда признают. Макс, ты случаем Поляковского дезодоранта не видел?
   - Здесь его точно нет. Погоди, дай вспомнить.
   С лестницы донёсся голос Жанны:
   - Костик, я долго буду тебя ждать? Машина на солнце стоит.
   - Сейчас.
   Я кому сказала, спускайся сию минуту. Ну? Я жду.
   - Макс, - Костян в отчаяние махнул рукой, - некогда, я побежал.
   - В женской спальне посмотри.
   - Слушай, Макс, будь другом.
   - Попов, я ждууу.
   - Выручи, найди Ромкин дезик, а то он меня с потрохами скушает.
   - Если найду, выручу.
   - Спасиб, я твой должник. Жанна, я уже бегу.
   - Твоё уже час длится. Ты вчера случаем гантели на уши не ронял?
   Угораздило меня чуть с этой мадам не связаться. Катался бы сейчас на красной машине с ветерком и геморроем. Нет уж, лучше своим ходом, но без лишнего напряжения.
   Из ванны я вышел с мокрыми волосами и мокрыми носками, весело напевая навязчивый попсовый мотивчик. Казалось, ничто не может испортить прекрасного расположения духа.
   - Куда ты постоянно шляешся? - дверь мужской спальни с шумом распахнулась и на встречу вышла раздражённая Шиленко. Следом показался взлохмаченный Андрей, имевший привычку хвататься за собственные волосы в приступах гнева.
   - Это ты до утра шлялась неизвестно где.
   - Я? - девушка возмущённо замерла прямо на моём пути.
   - Мочи его, - из комнаты послышался довольны голос Марата, сопровождаемый гоготом пацанов.
   - Я, между прочим, с остальными день рождения Светки отмечала, если ты не знаешь.
   - А куда вы из бара дёрнули в три часа ночи? Может на проект? Странно, вернулись только в шесть. Где ты пропадала целых три часа -пип-?
   - Ребят, разрешите, пройду, - я примеривался и так и сяк, в итоге проскочил подмышкой у активно жестикулирующего Андрея. Буцаев, поглощённый перепалкой, махал мельницей рук в разные стороны, едва не угодив мне по уху и без того пострадавшему в недавней драке.
   - Кто тебе нашептать успел? Дружок Лыпарев?
   - Причём здесь Лыпарев? Ваша Светка сама проболталась.
   Я постучал в дверь женской спальни и, не дождавшись ответа, заглянул.
   - Добрый день, к вам можно?
   - И тебе доброго дня.
   - Привет, Максик. Чего стучишь, заходи.
   У девчонок в отличие от мужской спальни кавардак приобрёл размеры катастрофы. Все без исключения койки были завалены цветными тряпками, стоявший в воздухе разноароматный угар валил с ног, стоило сделать один единственный вздох. Всевозможные дверцы и ящички были открыты или вовсе вытащены, а многочисленный арсенал женского вооружения в беспорядке раскинулся по всей площади комнаты.
   - Дамы, выручайте, срочно нужна ваша помощь.
   - Что такое, Максик? - из груды тряпья показалось круглое лицо Порошиной.
   - Помните, у Полякова был дезодорант, сиреневый баллончик с долькой лимона на этикетке? Ходят слухи, он где-то здесь завалялся.
   - А ты слухам не верь, - заявила Шамшурина без отрыва от зеркала. - Слухи врут, особенно на нашем проекте.
   - С самого утра врут, - подтвердила стоящая рядом Света и девчонки весело засмеялись. Забавно смотрелась женская шеренга, выстроенная вдоль длинного зеркала.
   - Я один буду до скончания века искать.
   - На Жанкиной тумбочке посмотри, - первые слова в мой адрес от фарфоровой куколки Хацкевич.
   - Знать бы ещё, где её тумбочка.
   - Вторая слева, - Порошина показала полной рукой. Костик вчера дверцу чинил и оставил нам на память отвёртку и кучу шурупов. Там дезодорант должен лежать.
   Пока я перебирался через барханы тряпья, девчонки продолжили прерванный разговор.
   - Свет, ну а чё там Толик? Номер взял?
   - Не просто взял, позвонить успел. Хорошо, Нестерова в комнате не было. Представляешь, какой бы он Женьке скандал закатил?
   - Да ладно? Прямо позвонил? - Шамшурина удивлялась, не отрываясь от процесса подвода ресниц.
   - Ага, Женька сама сказала. Специально выходила на улицу, что бы Мишка разговор не услышал.
   - Ой, а то Нестеров не знает.
   - Не знает.
   - Не знает, так узнает, - безапелляционно заявила Хацкевич. - Шила в мешке не утаишь. Зря что ли он глотку с утра драл, собирался вещи Гатиловой на улицу выставить.
   Я, наконец, добрался до пункта назначения и под оранжевым топиком обнаружил искомый предмет вкупе с отвёрткой. Костян и впрямь голову потерял от силиконовой знакомой. Раньше наш качок подобной рассеянностью не страдал.
   Второго с Масловым я не знаю, первый раз видела, - между тем продолжила говорить Кожевникова.
   - Это блондин который?
   - Да.
   - Он такой здоровский.
   Ничего себе, фарфоровая куколка способна испытывать радость. Без бури эмоций, свойственной Шамшуриной, но хоть что-то живое.
   - Работает администратором на радиостанции. Подарил мне флаер, кучу всяких комплиментов наговорил.
   - Алён, ты лучше скажи, куда он зазывал тебя постоянно.
   - На Пушкинской новый ресторан открылся с европейской кухней.
   - Спасибо, девчонки, - я вышел в коридор.
   - Как я тебя могу услышать, придурок, если музыка орёт, ни хрена не слышно.
   - Чё ты гнилые отмазки лепишь, - к всклокоченным волосам Андрея добавился красный оттенок лица. Так и до инфаркта не далеко. - Или будешь говорить, что в телефон не заглядывала, пропущенные звонки не видела. Чё ты лепишь?
   - Не ори на меня.
   - Сейчас начнёшь сказочку стряпать. Была в пьяном тумане, танцевала, про всё на свете забыла. За жопу тебя лапали, вот и забыла.
   - Ребят, извините, я просочусь.
   - Это тебя за мошонку хватают, едва в город выберешься. Думаешь, я ничего не знаю о той рыжей мымре, которая тебя до вокзала провожала.
   - Какая рыжая? Ты чё лепишь, дура?
   - Заткни свой хавальник -пип-.
   - Сама -пип- долбанная. Забирай свои чемоданы и вали на все четыре стороны к Толикам, Серёжикам, Эдуардам.
   Вот она, старая добрая мужская спальня. Надо отдать должное пацанам, они умели быстро собираться. За время отсутствия Марат нацепил парадную футболку, Чумилов штаны, Лыпарев убрал утюг и доску.
   - Не верю своим глазам. Максимушка, солнце ты моё незакатное, отыскал, - Роман с вожделением принял из моих рук сиреневый баллончик. - Спасибо тебе большое. Вот она, моя прелесть. Потерял тебя этот качок безмозглый. Потерял. Ну ничего, он у нас и конфетки теперь не допроситься.
   Я понюхал ладони. Приторный цветочный запах въелся в кожу, своей насыщенностью напоминая о тошнотворном освежителе воздуха в машине. Стоило переживать из-за подобной мерзости.
   - Что, Максимка, нравится запах?
   - Хороший.
   - Великолепный, ты хотел сказать. Хочешь, брызну?
   - Спасибо, у меня свой есть.
   - Эта -пип- за сто рублей, - Роман сморщил лицо. - Даже не вздумай. Мы сегодня куда едем?
   - Бухать, - подсказал Марат.
   - Девок щупать, - добавил Чумилов. Он рассматривал слегка припухший нос, вытащив кончик языка. Повязки вечером сняли, и Алексей с тех пор постоянно проверял повреждённую часть тела.
   - Правильно, - одобрил Роман. - И запах в этом деле вещь наиважнейшая. Хочешь вонять, как портовый грузчик, пожалуйста. Уходи с проекта, иди работай, объявлений я тебе подкину. А хочешь играть в высшей лиге, будь добр, следуй правилам настоящих джентльменов.
   - Мне помыться надо.
   Я знал, что сопротивление себе дороже выйдет. Получится, как со старыми шмотками брата. Вещи мне всё-таки вернули, но при условии больше их не одевать.
   - Он ещё не помылся. Красавчик, что тут скажешь, - Роман всплеснул руками. - Так иди скорее, Максим. Через полчаса приходит автобус, и мы уезжаем. Скорее.
   - Сейчас, телефон только возьму.
   Удовлетворённый Поляков отстал от меня, занявшись собственным телом. С подобным клёщом возможно существовать лишь в двух ипостасях: мир или война, иного мне не дано. Никакого нейтралитета или роли стороннего наблюдателя. Замечательная персона для желающих покинуть проект.
   - Олежка, а Маслов вдвоём с Гатиловой укатил или с ними ещё кто был?
   - Кожевникова была с одним из стриптизёров. На машине Маслова вчетвером уехали.
   - Я тебе поражаюсь, Олег, - Чума , удовлетворённый осмотром носа, отошёл от зеркала. - Откуда горячие подробности? Вроде целый вечер с нами на кухне торчал?
   - У меня приятель там тусовался.
   - Наш Олежка молодец, - Роман похлопал сияющего Лыпарева по спине, - везде свои люди найдутся. Может фотографии есть или на видео чего сняли?
   Дверь за моей спиной закрылась. В коридоре никого не было, а вот снизу доносился шум. Похоже, очаг конфликта переместился в крыло любящих пар. Спустившись по ступенькам, я убедился в подозрениях.
   Нина кричала в комнате и до слуха долетали лишь отдельные слова. Андрей занял позиции в гостиной, выдавая мат очередями.
   - Да пошла ты -пип-, -пип-. Со своими -пип-, -пип-,- он с силой ударил по стене и, не обращая на меня внимания, вышел на улицу. Шиленко продолжала надрываться за четырьмя стенами, лишённая возможности увидеть капитуляцию благоверного.
   На кухне в полном одиночестве сидел Нестеров и, судя по густому аромату, пил кофе. Картина отрешённого от мирской суеты человека в кишащем страстями доме пугала своей контрастностью.
   - Если планируешь бухать, кофе не рекомендуется. Сердечко посадишь.
   Мишка глянул на меня исподлобья и вернулся к прерванному занятию. Куда лезу со своими советами?
   - Два оператора. Да, нужно два оператора. Нет, это не всего, это вдобавок к существующим. Откуда я знаю, чем думали? Подождите, Алефтина Михайловна, меня эти вопросы касаются точно с такого же бока, - из гостиной вышел Никита, прижав плечом к уху мобильник. Руки ведущего перебирали бумаги. - Севастьянов заболел, целую неделю на работе не появляется. Откуда я знаю, чем. Нет не достаточно. Алефтина Михайловна, и вы меня поймите, кровь из носу, но хотя бы один должен быть к восьми в районе центра.
   Отлично, Макс. Мечтал вырваться наружу от камер подальше и на тебе. На вечеринке ожидается десант операторов.
   Я вышел на улицу, оставив душное помещение пищеблока за спиной. Народ копошился и здесь, превратив двор в подобие огромного муравейника. Мужчины в кепках и красной рабочей униформе таскали аппаратуру к фургончику. Здоровый детина с унылым лицом скручивал провода, а тощий паренёк, забравшись на лестницу, снимал со столба осветительный прибор. Их бы местами поменять, не удержит субтильный тип лампу. Нет, удержал. Крепкий парень.
   - Наблюдаешь?
   Я вздрогнул от неожиданности и повернулся, хотя и без того определил владелицу бархатного голоска. Миллионы жителей страны знали наизусть тембр Ледаковой.
   - Куда столько техники вывозят? На обычную вечеринку не похоже.
   - Она и не будет обычной. На нашем проекте обычного не бывает, а если бывает, то надолго не задерживается. Ты видел раньше выездные дни рождения?
   - Нет, как-то не доводилось.
   - Поверь, - Ледакова добавила загадочности, - тебя ждёт сюрприз.
   - Шарады, конкурсы с апельсинами и сценки самодеятельности? Спасибо, я принимал участие в школьных вечерах.
   - Обещаю, таких вечеров в твоей жизни не было. Закрытый элитный клуб для избранных и ты приглашён, - она так на меня посмотрела, словно ждала на оргию. Скворцов, а чего ты хотел от проекта, где активно ищут любви.
  
   25 мая, 00:03.
   Москва. Элитное ночное заведение.
  
   - Товарищ, поставь "Йа мамму", - глаза с превеликим трудом фокусировались на лице ди-джея. Череда мелькавших огней человеку трезвому мешает сосредоточиться, что говорить о принявшем на грудь.
   - Позже. Трека через два.
   - Тебя же самого достала эта фигня попсовая.
   - Достала, - согласился молодой паренёк за пультом, - ничего не поделаешь. Хозяин барин, а хозяйка сегодня она, - он кивнул в сторону Кожевниковой. Светка буквально висела на плечах у Чумилова, тряпичной куклой трепыхаясь под очередной медляк о женской любви.
   - Скажи спасибо, что не она, - я указал пальцем на Жанну, презрев нормы этикета. Силиконовая бабёнка на моё благо жеста не увидела, равнодушно наблюдая за потугами Попова в качестве кавалера. - Слушать нам тогда песни про этап до самого утра.
   Слезть со сцены оказалось сложнее, нежели подняться. Последние две ступеньки я вообще не заметил и едва кубарем не выкатился в центр зала к любителям медленных танцев. Ёкарный бабай, пора завязывать с алкоголем, а то ненароком подцепят, потом объявляй себя влюблённой парой. Опасные мысли материализовались в форме Порошиной.
   - Макс, как насчёт обжигающего танца, - она многообещающе поиграла глазками.
   - Маша, через три трека я полностью ваша. А сейчас, извини, каплю энергию к гиперактивному выплеску.
   Кажется, она меня не поняла. Не важно. Где-то здесь стояла прохладная минералочка. Проложив сложный курс через столики, замученный персонал и шатающуюся публику, я пришвартовался к родному причалу. Стул Лыпарева пустовал, даря надежду на положительный исход ночи. Надо не забыть поблагодарить Ледакову за прекрасного соседа, стащившего ко всему прочему минералку. Все разговоры с крысопарнем сводились к вопросам из папки личное, причём в роли интервьюера выступал один Олежка. Попытка развязать язык жертве с помощью алкоголя провалилась, и крысоподобный ретировался в неизвестном направлении. Скатертью дорога, дорогой Олежка.
   Один медляк закончился, на смену пришёл очередной. Я поискал глазами Федьку и обнаружил его на танцполе, качающегося в такт музыке с любимой девушкой. Лёгкое дымчатое платье струилось по женской фигуре, обнажив худенькие плечики, белая кожа которых приобрела матовый оттенок, благодаря царившему полусумраку. Пальчики девушки крепко держались за спину партнёра, собрав косые складки на рубахе. Лица, уткнувшегося в крепкое мужское плечо, не было видно, но и без того эманации счастья сквозили в каждом движении Алисы, в повороте головы, чуть подрагивающей руке, струящихся по рукаву волосах. Может я ошибался насчёт Селезнёвой? Бывают исключения из правил и в точных науках, а любовь дело аморфное, полному анализу не поддающееся. Кто знает, в какую сторону повернут те или иные химические реакции организма, в каком участке головного мозга заклинит тот или иной процесс, приводящий к потери всяческого рассудка от особи противоположного вида. Своего рода лотерея, где Федька вытащил выигрышный билетик. Я поймал себя на глупой улыбке. Отлично, Максим Дмитриевич, напились до пьяной сентиментальности. Настала пора освежиться.
   К туалету вёл небольшой коридорчик, салатовые стены которого украшали крупные фотоснимки городов мира. Восхитившись дождливым Нью-Йорком, я едва избежал столкновения с очередной парочкой.
   - Смотри, куда прёшь, - процедил Вадим.
   - Прошу прощения, нихрена не видно.
   - Вали.
   Парень явно быковал, ища неприятностей или банально выпендриваясь перед девушкой. И то и другое мне было глубоко безразлично, поэтому путь свой я продолжил без лишних задержек.
   - Хочешь сказать, мне показалось? - тихий голос Леры сжал моё сердце в мягких объятиях. В темпе Макс, в темпе.
   - Клянусь, она мне ничего не давала.
   - Я что, похожа на слепую? - Лера перестала шептать. - Я своими глазами видела, как эта девица забивала номер в твой сотовый.
   - Лера, успокойся.
   - Хватит меня успокаивать. И не трогай меня. Убери свои лапы, подонок.
   Я дёрнул на себя дверь. Заперто. Блин ядрёный, да что за ерунда такая. Целый час не могу попасть в отхожее место.
   - Ничего не было, поверь. Давай я тебе записную книжку покажу?
   Лера всхлипнула.
   - Шалаве своей показывай. Конечно, успел всё удалить. Убери телефон, пока я об стенку его не разбила.
   - Да когда я успел? Ты на меня сразу накинулась, объяснить толком ничего не дала.
   Я снова дёрнул за ручку. Ёкарный бабай, веселые дела творятся в элитном московском клубе. Желающим справить естественную потребность хоть на улицу бежать за гаражи. В махровой провинции я не испытывал подобных трудностей с писсуарами, будь то дискотека в доме культуры имени Ильича или полуподвальная вечеринка в соседнем микраше, где перспектива получить по роже будоражила кровь сильнее голых девичьих коленок.
   - Что вы делал в гардеробной?
   - Лера, сколько можно.
   - Сколько можно? - девушка кричала. Только начали жить вместе, а ты с шалавами по углам жмёшься. Дальше что будет, Вадим? Скажи мне, что дальше?
   Я в который раз тщетно дёрнул за ручку. Понос там что ли открылся.
   - Что, Макс, дно срывает?
   - Костян? Какими судьбами?
   - Моя судьба от твоей недалеко ушла. Чего мнёшься, заходи, - Костик толкнул дверь, и та открылась, предоставив обзор на добрый десяток писсуаров и кабинок.
   Вышло, как в дешёвом комедийном фильме, где дверь открывалась "от", а не "на". Только смеяться было некому. Лера с Вадимом продолжали разборки, Костик не обратил внимания, а я рвался в туалет, испытав на собственном пузыре все прелести нарастающего часового дискомфорта.
   - Забавная штука жизнь, Костян. В такие секунды понимаешь, как мало надо для счастья.
   - Он с тобой не согласится.
   - Кто?
   Я проследил за взглядом Костика и обнаружил торчащую кисть руки из-под крайней кабинки. Неизвестным оказался Буцаев, задремавший в процессе извлечения лишнего из желудка. Парень целенаправленно напивался целый вечер и закончил прогнозируемым исходом.
   - Нинку будем звать? - я с отвращением разглядывал некогда модную рубашку со следами блевотины. - Похоже, бедолагу тошнило исключительно на себя. Унитаз и пол чистые.
   - Я схожу, - принял решение Костик, - а ты стой тут.
   - Сторожить, что бы не ушло? - я с сомнением посмотрел на дремлющее тело.
   - Что бы не унесли.
   Попов скрылся, а я сел на край унитаза рядом с Буцаевым.
   - Так оно и бывает, Андрюха. Влюбляешься, тяжело. Каждый шаг любимого человека в сторону вызывает сомнения. Начинаешь прислушиваться к телефонным разговорам, запоминать по именам её знакомых, засекать время, когда уходит, отслеживать мельчайшие изменения, когда приходит. Скажи, Андрюха, оно тебе надо? Все эти лживые выкрики о полном доверии. Мы или делаем вид, что доверяем, поскрипывая внутри зубами или нам просто плевать, - я посмотрел на Буцаева. Кажется, он со мной соглашался. - Не любишь, тоже тяжело. По идее одному проще. Сам себе хозяин, себе и своему времени. Боли при расставании не испытываешь и груз своих проблем нести куда как легче. В теории так получается, а на практике полная ерунда. Месяц нормально, второй терпишь, на третий, не успел оглянуться, с кем-то обнимаешься помимо воли. То ли общественное давление срабатывает, все с бабами и мне надо, то ли инстинкт далёких предков, требующих продолжения рода. В итоге связываешься с отвязными стервами, словно голову в капкан засовываешь. Кругом народ кричит: ты что делаешь, куда бошку суёшь, это же опасно. А ты может потому и суёшь, что любить не хочешь или не умеешь. Сидишь и ждёшь, сработает капкан али нет. Холодит приятно, аж до коликов. И какого хрена засовываешь? Чего ждёшь? Да, Андрюха, так и получается. Капкан срабатывает, и лежишь ты облёванный на полу ночного клуба, а пьяный в хлам сосед читает отповедь, - я похлопал Андрюху по плечу и облокотился на стенку кабинки. - Самое забавное, что мне плевать абсолютно. Наговорил кучу слов, а сам думаю о "Йа Мамме", которую через два трека должны поставить. Не в этом ли весь смысл жизни? Говорим о любви, о дружбе, извергаем кучу красивых слов, даже совершаем красивые поступки, напоказ людям или себе, реже случайно выходит. Что говоришь? Почему себе? Ну а как же, ведь самым изощрённым является самообман, иначе твоя пирамида смысла жизни рухнет. На одном одобрении со стороны, дескать, правильно всё делает и говорит разумно, далеко не уедешь. Нужно самому верить. Вот такая вот штука, Андрюха. А когда после пары толчков твоя пирамида начинает давать трещины и мир вокруг рушиться, ты воздеваешь руки к небу и кричишь: Боже, почему жизнь так несправедлива? Жил правильно, делал кучу добра, зла большого не творил, люди кругом считают меня хорошим человеком. Почему же после стольких лет и стольких усилий смысл существования превращается в прах? Я верил, я так хотел в него верить, и мне так удобно было в него верить. Так какого хрена?
   Андрюха молчал, переваривая вышесказанное.
   - А нужно нам всего-то ничего, "Йа мамму" через два трека. Вот и весь смысл жизни, - я принюхался. - Ну и воняет от тебя, приятель. Может задушевное споём. Напилася я пьяна в нашей ситуации звучит трагично. Про коня знаешь или казацкую про турецкий табачок? Да ладно, про табачок не знаешь? Напою, сразу вспомнишь. Когда мы были на войне, когда мы были на войне, там думал каждый о своей любимой или о жане.
   Костян пришёл с целым отрядом поддержки помимо Шиленко включающем в себя Ледакову и троих дюжих молодцев в пиджачках.
   - Оба готовы, - констатировала Анечка.
   - Но, но, - возмутился я, освобождая доступ к телу Буцая для Нины и дюжих ребят. - Скворцов в форме.
   - Заметно, - Ледакова спорить не стала, - особенно по походке.
   - Летящей походкой, я вышел из зала и скрылся из глаз в пелене января, - с песней по коридору я направился в родную гавань, то бишь за родной столик. Прямо под снимком дождливого Нью-Йорка, подпирая салатовую стену, стоял незнакомый парень. Услышав знакомую тему, он оживился, подобрался и рявкнул, что было мочи:
   - Я вспоминаю...
   - Тебя вспоминаю,- надрывались мы на пару, - та радость шальная ушла...
   - Я тебе покажу шальную радость, идиот, - рыженькая девчушка схватила незнакомого парня за шиворот и потащила к выходу. Стало понятным, чего он подпирал стену. - Посмотри на себя, ты же ходить не можешь. До соплей зелёных нажрался. К маме завтра поедешь, алкаш конченный.
   Пока я провожал взглядом парочку, до ушей долетели звуки знакомого голоса. Дверь в женский туалет была приоткрыта, позволяя слышать обрывки речи Шамшуриной и сдавленный плач Светловой. Судя по всему, Вадим ретировался, мудро избежав праведного гнева лучшей подруги. Лучшая подруга подшофе - страшная сила.
   В зале снова звучал медленный танец и, что-то мне подсказывало, свой трек я пропустил. Чумилов продолжал танцевать, то бишь таскать пьяную именинницу, окончательно утратившую способность переставлять ноги. Молодец, Светка, толково отметила двадцать пятый день рождения. Рядом кружились две парочки, но этих ребят я не знал. Здесь тусовалась куча бывших участников, имена коих многое могли сказать поклонникам проекта "Сердца", но не мне. Были знакомые самой юбилярши плюс несколько левых посетителей, всегда умудрявшихся проникать на чужие вечеринки.
   - Говорят, Андрюха Буцаев перебрал, - вкрадчивый голос Лыпарева прозвучал над самым ухом.
   - Странно, минут десять назад я с ним разговаривал. Кстати, умный парень. Рекомендую для задушевных бесед.
   Олежка уставился на меня глазами-сканерами, проверяя правдивость информации, не иначе.
   - Слыхал, Лерка со своим поругалась? Знаешь почему? - продолжил он снова.
   - Это вопрос или желание поделиться информацией?
   - Я знаю, что Лера тебе небезразлична, поэтому, - Олежка замер, уставившись вдаль. - Не пойму, он тебе машет?
   Ди-джей действительно махал мне. В полной тишине раздались первые аккорды "Йа маммы". Молодец, парняга. Заметив отсутствие заказчика, попридержал тему.
   - Олежка, мне пора, - говорил я на ходу, расстёгивая ворот рубашки. Танцпол пустовал, не считая трёх зазевавшихся девчонок с амёбно-рефлекторными движениями под прошлую композицию. Смотрелось нелепо. "Йа мамма" требовала совсем другого напора.
   - Это кто такой прыткий?
   - Наш Максимушка попёр.
   Я реально попёр, давая выход накопившейся водочной энергии. Ноги медленно набирали обороты, руки колебались в маленькой амплитуде, а голова ходила словно на шарнирах, расплёскивая свет ламп в змеящиеся дорожки огня. Девочка справа прибавила в движении, стараясь соответствовать звучащей ритмике. Бедная, не знает под чем подписывается. Я совершил пять-шесть раскачек и обнаружил возникшего рядом Нестерова. Холодная злость в его глазах превращала любое движение в звенящую напряжением струну, пульсирующую затаившейся болью. От этого любой взмах руки, малейшее отклонение корпуса превращалось в полёт птицы на последнем издыхании. Ещё чуть-чуть, самая малость и сорвётся вниз, яростным воем сопровождая крутое пике со смертельным исходом.
   - Зажигай, - прокричал невесть откуда взявшийся Федька, с ходу прочертивший ногами залихватскую фигуру. Он двигался иначе, вкладывая в каждый пируэт законченность, словно бард рваным ударом по струнам ставивший точку. И всё это для того, что бы в ту же секунду начать новую скоротечную песню со своей фабулой.
   Четвёртым к нам присоединился Костик. Громоздкий человек с солиднй мышечной массой, предназначенной больше для поднятия тяжестей, нежели... Впрочем, Костик быстро опроверг мои опасения, полновесными уклюжими движениями вписавшись в наш квартет. Этакий медвежонок, ловко перебирающий лапами.
   Девочки окончательно покинули сцену, не выдержав отвязного напора парней, нарастающего с каждой секундой. Я знал, что было куда расти, я это чувствовал по ритмичному дыханию Костика, по лихому оскалу Фёдора, по глазам Мишки. Нестеров и половины возможного не выдавал, продолжая держать коней на трещавшем поводе.
   Тема на время стихла, набирая обороты для последнего рывка. Готовились к нему и мы, едва сдерживая вырывающиеся потоки горячего воздуха из топки.
   - Мишаня, давай, - заорал Федька, не хуже моего ощущавший напряжение соседа.
   - Давай, - заорали мы вместе и Мишаня дал жару. Сорванная рубашка полетела в зал вместе с вырванными пуговицами, а хозяин выплеснул всё без остатка. Всё, что копилось ночью, когда любимая девушка не отвечала на звонки. Всё, что копилось утром, когда вернувшись в сильном подпитии, она завалилась спать, не утруждая себя объяснениями. Всё, что копилось днём в виде пошлых слухов и кривых улыбок за спиною. Всё, что достигло ночью точки предела, подогретой ледяным молчанием любимой девушки.
  
   25 мая, 13:05.
   Камеры на крыльце.
  
   - У меня башка в полном порядке, пить только хочется, - Фёдор подтвердил слова шумным глотком.
   - Молодой исчо, вот и не трещит. Доживёшь до моих лет.
   - Макс, можно подумать, ты намного меня старше.
   - К концу третьего десятка каждый год за два идёт.
   - Чего? - Лукьянов оторвался от чашки ароматного чая. - Я смотрю, ты не протрезвел.
   Мы продолжили хлебать горячий напиток, будучи не расположенными к затяжным диалогам. Слева заскрипели доски и на ступеньках по соседству сел Мишка с литровой бутылкой воды.
   - Вчера рубашку порвал, - поведал он нам. - Женька в подарок из Европы привезла.
   - Дурак, но выглядело эффектно, - утешил Фёдор.
   Покой и тишина, редкие для данного времени суток, стояли на проекте. Подавляющее большинство отсыпалось после вечеринки, остальные заморенными тараканами ползали по дому, натыкаясь на углы. Красота, одним словом. Когда ещё представиться возможность насладиться шумом соснового бора, поймавшим в свои сети один из порывов полуденного ветра. Забыть о камерах, сплетнях и просто так, без задней мысли, сидеть на широких ступеньках с людьми, близкими тебе по духу. Сухое, потрескавшееся дерево под попой, отполированное сотнями ног, в эти мгновения казалось мягче кожаного дивана, что томился в душной гостиной.
   - Сидят, красавчики. Четвёртый ваш где? - Порошина демонстрировала завидную свежесть лица после загульной ночи.
   - Спит, - предположил Фёдор.
   - Не мудрено. Вы после танцев по койкам расползлись, а он за девушку заступался. Неужели не в курсе горячих новостей? Светлова вчера своего благоверного за порог выставила, и вещи в коридор повыкидывала. Он к ней ломился, дверь ногами открывал, а Лерка во всё горло кричала, помощи просила. Неужели не слышали?
   Я пожал плечами, остальные промолчали.
   - Вадим под предлогом потерянной цепочки всё-таки проникает в комнату и закатывает скандал с выкручиванием рук бедной девушке. Не знаю, чем бы конфликт закончился, но пришёл Костик и вынес тело скандалиста вместе с остатками вещей. Ребят, вам интересно?
   - Молодец Костик, - поддержал беседу Фёдор.
   - Я тут перед ними распинаюсь, свежими новостями делюсь, а они дремлют на солнышке, - голос обиженной Порошиной долго звучал в тиши, пока девушка не скрылась в районе пищеблока.
   - Горячее будет собрание, - неожиданно сказал Мишка.
   - И тебя цапнут, порванную рубаху припомнят, - согласился Лукьянов. - Готов к разбору полётов?
   - Нет.
   - Тогда возьми отгул на день. Пускай люди выговорятся, эмоции устаканятся.
   Я поморщился.
   - Не говори так больше.
   - Как?
   - Устаканятся. Сразу запах водки почувствовал, мутно стало. Видать старею.
   Федька протянул мне свой бокал чая.
   - На, хлебни, старый. Мой покрепче будет.
  
   25 мая, 20:02.
   Камеры в центральной беседке.
  
   - Добрый вечер, уважаемые телезрители, это телепроект "Сердца" - найди свою любовь. С нами великолепная, - Чумилов сделал паузу, - Анна Ледакова. Встречайте.
   Аплодисменты.
   - Спасибо, Алексей, за представление, - Анечка кокетливо переглянулась с Чумой. - Я сегодня одна, пребываю в гордом одиночестве. Мой партнёр Никита, к сожалению, не сможет принять участие в беседе, поэтому, ребят, попрошу вас вести себя тихо, без выкриков с места. Гацура, тебя это отдельно касается. Помните, перед вами сидит хрупкая девушка, которой будет трудно переговорить всех разом. Рассчитываю на вашу помощь.
   - Поможем, - послышался выкрик Марата. Остальные одобрительно зашумели, нестройными хлопками вселяя уверенность в нежданно оробевшую ведущую.
   - Начнём мы вот с какой темы. Вчера, как вы знаете, состоялась вечеринка посвящённая дню рождения Светланы Кожевниковой. Давайте ещё раз поздравим нашу именинницу.
   Аплодисменты.
   - К сожалению праздник был омрачён ссорой между Лерой и новеньким Вадимом. Ребята три дня назад заселились в комнату, а сейчас их отношения на грани разрыва. Лера, что произошло? Мы толком и порадоваться за тебя не успели.
   Светлова сидела в окружении верных подруг Шамшуриной и Хацкевич, которые церберами охраняли покой девушки. Тёмные очки на её глазах должны были свидетельствовать о бессонной ночи и мокрой от слёз подушки.
   - Человек, которому я верила, оказался лжецом. Вчера, в присутствии многих ребят, он открыто флиртовал с двоюродной сестрой Светы и целовался с ней на выходе возле гардеробной.
   Камеры крупным планом взяли лицо Вадима, обращённое в пол.
   - Насколько я знаю, основным поводом для расставания стал другой факт? - ведущая подталкивала Леру в нужном направлении.
   - Да, сегодня открылись новые обстоятельства, для меня шокирующие. Я представить не могла, что этот человек, успевший стать мне таким близким, таким родным, окажется подлецом. Когда мы переписывались, встречались, всё это время он жил гражданским браком с другой женщиной. У них есть общий ребёнок, мальчик трёх лет. Я на фотографии видела.
   - Ребят, попрошу тишины. Вадим, это правда?
   Парень поднял голову и ответил:
   - Наши отношения с Наташей давно прекратились.
   - Я так понимаю, Наташа это твоя гражданская жена, - уточнила Анечка.
   - Моя бывшая гражданская жена. Между нами ничего нет, мы просто делим одну жилплощадь на двоих.
   - А мне ты мог сказать, - вырвалось у Светловой.
   Ответ Вадима был заглушён комментариями Ледаковой:
   - Сегодня мы связывались с гражданской супругой Вадима, и Лера присутствовала при этом разговоре. Наташа очень удивилась нашему звонку, заверила нас что всё нормально, вы по-прежнему вместе, а уход на проект является кратковременным... Даже не знаю, какое слово будет уместным. Может кратковременным отпуском? Вадим, скажи нам.
   - Что?
   - Да уж что-нибудь скажи.
   Вадим глубоко вздохнул, выкрадывая драгоценные секунды для передышки.
   - Мы с Наташей взяли паузу. Нужно было разобраться в наших проблемах. Многое происходило за последнее время.
   - Я у тебя в роли паузы выступала? - с напором атаковала Лера. Слова летели жёстко, яростно, но без надрыва или истерики, свойственной барышням в подобные моменты. - Отдыхал со мной от ребёнка и опостылевшей жены? Я тебе курорт что-ли или игрушка плюшевая для развлечения?
   Рот открыла Шамшурина и понеслась песня широкая по родным просторам. Этот рёв зовётся речью лишь у нас, да в армии. С детства не переносил крика, считая несдержанность вещью постыдной, критерием плохого воспитания. Уйти из беседки не дадут, контракт обязывает. Попытки слушать плейер в наушниках Ледакова строго пресекла на второй день пребывания. Оставалось наблюдать за чёрным муравьём, мелким насекомым неведомыми тропами проникшим на мои джинсы. До чего интересные создания. Однажды в детстве, маясь от скуки, разорил муравейник, наслаждаясь всепозволительной властью разрушения в маленьком мирке букашек. Поглощённый творимым хаосом я не сразу заметил контратаку со стороны чёрных солдатиков. А когда заметил, вернее почувствовал, десятки муравьёв ползали по всему телу, вызывая неприятные покалывания и почёсывания. Пришлось в срочном порядке скидывать майку, задирать штанины, кричать и топать ногами, отражая пропущенный выпад. Изуродованные до неузнаваемости тельца насекомых, превращённые в чёрные комочки с едва подёргивающимися усиками, в массовом порядке падали на землю, а редкие одиночки без страха шли в смертельный бой против неведомого чудища. Вечером, лёжа в мягкой постели, ощущал неподдельный стыд за свою упоительную радость, испытываемую от зрелища мечущихся в развалинах муравьёв, как тогда казалось мечущихся в панике и страхе. Ещё бы, Макс Скворцов девяти лет отроду, был великим и ужасным, решая судьбы целого мирка со своими законами и порядками. И эти поверженные существа, у которых и мозга-то нет, шли на верную гибель во имя дома против страдающего скукой мальчишки.
   - Скворцов? Скворцов?
   - Макс, очнись, - толкнул меня в бок Федька.
   - Да, Аня.
   - Тебе интересно?
   - Да, конечно, - я бросил короткий взгляд на Светлову, обнаружил распухший нос, и следы свежих слёз.
   - Мне почему-то кажется, что нет. Близкий тебе человечек на проекте переживает трудные времена, а ты что делаешь? Вместо защиты, вместо слов поддержки, сидишь с пустым взглядом. Почему, когда ночью Лере потребовалась твоя помощь, примчался Костик? Или кушать приготовленный завтрак гораздо приятнее, чем защищать девушку от нападения этого субъекта? - Ледакова кивнула в сторону поникшего Вадима. Попал парень на публичную порку. - Подружки умнички, бьются за честь Леры, зубами готовы вцепиться в его горло, а ты сидишь рохлей. Или пришла беда и хата не моя?
   - Подружки? - я посмотрел на весьма довольных собой Шамшурину и Хацкевич.
   - Макс, молчи, - тихо, едва слышно произнёс Федька.
   Прав Лукьян, сто раз прав, кому нужны мои слова. Кому нужно, тот и так всё понимает, остальные пускай умиляются настоящей женской дружбе. В конечном итоге Светлова сама выбирала ближайшее окружение.
   - Подружки. А чему ты удивляешься, Скворцов?
   - Нет, меня другое удивляет, - поспешил я исправить свою оплошность. - Откуда пришла информация о личной жизни Вадима?
   Ледакова смерила меня холодным взглядом. Хрен вам с горькой редькой, госпожа ведущая. В следующий раз будете знать, как неудобные вопросы задавать.
   - Один из телезрителей прислал электронное письмо в адрес редакции проекта. Не пойму, каким образом это затрагивает ваши отношения с Лерой?
   - Какого числа пришло письмо в редакцию?
   Операторы, внимание, крупный план госпожи Ледаковой. Разумеется, никто не собирался выполнять мои мысленные распоряжения, а зря. Такой нашу Анечку телезрители видели редко. Она не метала молнии из глаз, не щерилась в злобном оскале и не меняла окраску лица. Всё проще. Неуловимые мимические изменения превратили милую, ласковую Анюту в хищницу с железным хребтом. Такая и тарелкой в морду засветит и на три буквы пошлёт без зазрения совести.
   Толчок от Федьки привёл в чувство. Нельзя столь явно нарываться на отчисление с проекта. Братан не оценит и, чего доброго, признает все старания по выполнению условий спора ничтожными.
   - Какую связь имеют дата письма и твоё предательство по отношению к Светловой? Другими словами я это назвать не могу.
   Ребята замерли, забыв сволочь Вадима. Там давно всё было ясно и понятно. Парня выгоняют с проекта под общий свист и улюлюканье, Лера остаётся ждать своего принца на белом коне, красивая и несчастная. Бедняжка просто утонет в волнах жалости со стороны зрителей и участников. Стоп, Скворцов, откуда эта злость?
   - Мы ждём, Скворцов. Потрудись объяснить.
   - Никак не связано, - признался я, выходя из крутого пике. Надо соблюдать основной принцип проекта: кому следует знают, для остальных шоу. Не было никакого электронного письма от таинственного доброжелателя. Стоило Светловой заикнуться о Вадиме и своём желании видеть возлюбленного на проекте, как организаторы прошерстили паренька по имеющимся базам данных. Обнаружить секрет большого труда не составило, да он особо и не таился, лежа на поверхности. Светловой и другим участникам об открытие говорить не стали, в своё время будет бомба, настоящий взрыв. Пока же пускай живут, привыкают друг к другу, создают высокую крепость отношений, рушить которую будут с треском и шумом, извлекая соки живительного рейтинга. Планы организаторов изменил Вадим, по собственной тупости закинувший кобелиную удочку в оживлённом месте. Союз влюблённых затрещал по швам, и скрывать факт наличия гражданской жены стало бессмысленно. Откуда я это знал? Не знал, просто предполагал исходя из личных наблюдений, а реакция Ледаковой тому лишнее подтверждение.
   - Скворцов, ты меня разочаровываешь, - тигрица спрятала когти и скрылась в кустах, оставив нам на обозрение печальный образ Ледаковой. - Всячески юлишь, пытаешься изменить тему разговора. А ведь вопрос стоял достаточно просто: что для тебя значит дружба?
   Опа. Тихим сапом мы со Светловой стали друзьями.
   - Дружба это что? Тарелка супа на обед или помощь в трудной ситуации? Подумай Скворцов, хорошенько подумай, для тебя это будет полезно. - Ледакова повернулась в сторону другой камеры: - на этом можно подвести некоторый итог. С Вадимом мы попрощаемся без всяких сожалений. Правильно, Марат, даже прощаться не будем. Такие люди на проекте "Сердца" нам не нужны. Тебе, Лера, я могу посоветовать только одно - впредь будь внимательнее по отношению к парням. Не идеализируй избранника, не спеши рисовать сияющий нимб над головой. Увы, безгрешных не бывает. И не подпускай сразу близко к сердцу, не торопись раскрыться раньше времени. Далеко не каждый мужчина способен оценить обнажённую девичью душу. У тебя есть, что сказать Вадиму напоследок.
   - Вадим, вот ты сейчас уходишь, - слова давались Лере с трудом. Она продолжала бороться с чувствами, разрывавшими изнутри, хотела плакать, но всеми силами надо было держаться перед объективами камер. Она держалась, выдавливая отдельные слова, с трудом связывая их в предложения. - Я хочу сказать, в жизни всё возвращается бумерангом. За зло расплачиваемся злом, за добро добром. Просто запомни свой поступок и вспомни его, когда в жизни с тобой такое случится, когда ты будешь жертвой
   - Вадим, твоё ответное слово. У тебя нет слов? Может хочешь попросить прощения? Не удивительно. После стольких мужских поступков от тебя сложно ожидать иного. Мы прощаемся с Вадимом навсегда, а с вами увидимся после короткой рекламы. Не задерживайтесь на кухне, пропустите самое интересное.
   За двадцать минут перекура Вадим успел скрыться в доме, Лера побывала в руках гримёра, Ледакова провела телефонные переговоры, а я выслушал настойчивые рекомендации от Фёдора держать язык за зубами.
   - Реклама пролетела незаметно и мы снова вместе, уважаемые телезрители. Так получилось, что последние дни весны дарят нам больше отрицательных эмоций. Произошла размолвка между Михаилом и Евгенией, некогда самой крепкой пары проекта. К сожалению Михаила сегодня нет, он уехал в город, поэтому мы заслушаем одну сторону конфликта. Женя, что произошло? На день рождение вы практически не общались.
   - Не общается со мной Миша, - Гатилова сразу взяла плаксивые нотки. - Я пыталась с ним заговорить, но он просто игнорирует меня.
   - Причина в поездке на мужской стриптиз?
   - Некоторые, - Женя посмотрела конкретно на Шамшурину, - завидуют нашей крепкой паре и распространяют грязные слухи.
   - Якобы из клуба ты уехала в неизвестном направлении вместе с бывшим участником Толиком, - уточнила Ледакова.
   - Почему в неизвестном? Он меня подвёз до подруги и дальше поехал один, а раздули целый пожар.
   - В четыре утра к подружке? - съязвила Шамшурина.
   - Да, у меня есть настоящие подруги, которые готовы помочь в любое время суток.
   - И как зовут твоих настоящих подруг? - это уже Хацкевич.
   Гатилова замялась, попыталась что-то сказать, но в последнюю секунду одумалась и лишь обиженно надула губки.
   - Женя, - ведущая мягко посмотрела на девушку.
   - Я ничего не обязана говорить вот этим вот девочкам мегасъёма, - она кивнула на троицу во главе с Катей.
   - Сама ты мегасъёма, - ощетинилась Хацкевич.
   - Хавальник закрой, дура, - почти одновременно с Алёной выпалила Шамшурина.
   - Что ты несёшь, - чуть запоздала с реакцией Лера. Светлова успела нацепить солнцезащитные очки, скрыв за тёмными стёклами красные глаза.
   - Хабалки, - парировала Женя.
   - Вся в грязи вывалилась, перед кем беленькую овечку строишь?
   - Шамшурина, пасть закрой.
   - Сейчас ты у меня заткнёшься -пип- овца.
   - Девочки, тихо, - вступила Анечка, наводя порядок.
   Возникла тишина, которую первой нарушила Шамшурина.
   - Нашлась тут святая. Как будто Маслов первый, с кем ты налево гуляла.
   - Чего лепишь, кошка драная. У самой по три кобеля в каждом городе, - Гатилова перешла на ультразвук, в бесплодных попытках хоть как-нибудь справиться с главной горлодёркой проекта.
   - Тихо, успокоились все. Давайте разберёмся по порядку, - Ледакова воспользовалась властными полномочиями. - Катя, ты утверждаешь, что вчера был не первый случай измены со стороны Жени.
   - Что вы слушаете эту -пип-.
   - Женя, спокойнее. Я дам тебе возможность ответить.
   - Не первый случай, - подтвердила Шамшурина. Стервоза просто упивалась моментом торжества. - Три месяца назад у неё был секс с Никитой Семёновым.
   - С нашим Никитой? - ахнула ведущая.
   - Они часто запирались в гримёрке, выбирались вместе в город. Женька навешивала Нестерову лапшу на уши, что едет по магазинам или к подружкам, а сама тайком встречалась с Никиткой.
   - Ты понимаешь, что обвинение звучит серьёзно. У Никиты через полтора месяца свадьба и подобная информация требует дополнительных подтверждений.
   - Лера и Алёна могут подтвердить мои слова.
   - Конечно подтвердят, - закричала Женя, глотая слёзы. - А Лера сама ходила к нему постоянно. Что, скажешь не так?
   - Я в отличие от тебя на тот момент была свободной и рога своему парню не наставляла.
   Девчонки продолжали кричать, крыть матом, а Гатилова вдобавок к прочему обливаться слезами. Изредка Ледакова говорила брейк, но лишь для того, что бы снова спустить их друг на друга.
   Бумеранг. Лера, красиво ты пугала бумерангом другого человеку, имея за плечами роман с фактически женатым парнем. За всё приходиться платить, тут ты права. И возвращается недавнее прошлое бумерангом в виде Вадима. Интересно, остальные поняли. Я посмотрел в глаза ребят. Кого здесь волновали такие мелочи, когда на кону стояли жареные факты. Подумаешь, бумеранг.
  
   26 мая, 00:15.
   Камеры в беседке.
  
   Сон не шёл, как и не шёл отчёт о доставке текстового сообщения на номер брата. Похоже, младшой совсем забыл о существовании сотового телефона на земле турецкой.
   Я прихлопнул комара на шее и с раздражением отметил горящие окна пищеблока. Взбудораженный последними событиями народ и не думал расходиться, препарируя оглашённые факты до мельчайших деталей. Ребята разбились на двойки и тройки, заняв всё возможное пространство, исключая разве что туалет. В туалет я не пошёл, предпочтя отправиться на добровольное заклание кровососущим. Да и не дадут мне спокойно отсидеться в отхожем месте. Выманят наружу под благовидным предлогом и начнут полоскать мозги дотошными вопросами. А что ещё хуже, заставят слушать и анализировать новые домыслы и сплетни. Ох и злой ты сегодня, Максим Дмитриевич. Случаем не Лера Светлова тому виной?
   Я убил очередного комара и задрал ворот рубахи, снижая до минимума открытые участки тела.
   Девчонка была слишком хорошей, что бы быть правдой. Не бывает красавиц, отшивающих на протяжении полугода кучу претендентов ради призрака одного единственного парня. Умных, добрых, безгрешных не бывает. Я всегда это знал, но до определённой поры не видел изъян в Светловой. Не видел в месте, где всё буквально кишело жаждой популярности. Каждый дышал величием и значимостью только по одному праву узнаваемости. Неприкрытая похоть и разнузданная мораль впились в каждый сантиметр пространства, липли к коже, проникали внутрь сквозь глаза, уши, нос, покрывали ржавчиной и разрушали некогда глубоко личное, интимное, вытаскивали наружу и бросали под ноги на всеобщее обозрение, обезличивая и обесценивая. Я не видел в ней минусов, но мечтал увидеть. И вот сегодня глаза открылись, сегодня появился повод зацепиться и опустить в грязь с болезненным наслаждением символ чистоты и порядочности. Что, Максим Дмитриевич, работает ваш реализм.
   - Ты не замёрз?
   Я вздрогнул от нежданного женского голоса, вспугнув рой комаров.
   - На дворе почти лето, ночи тёплые. А ты зря в платье вышла, комары сейчас особенно злые.
   - У меня вот что есть, - Женя покрутила ярко-жёлтым баллончиком перед моим носом. - Стойкая защита от комаров, так написано.
   - У нас в конституции тоже много чего написано. Если верить бумаге, губу устанешь закатывать.
   - Меня не кусают, значит действует, - с обезоруживающей логикой заявила девушка. Она села рядом, предварительно расправив платье, дабы ткань не помялась. Взлетевшая в воздух материя на мгновение обнажила стройные загорелые ноги, и даже трусики. Ёкарный бабай, умеют девушки садиться без пошлости, но ненароком обнажая сокровенное. Ночь, фонарь, беседка - второй уровень угрозы. Аларм.
   - Шею мне побрызгаешь, а то я не вижу, - пожаловалась Женя.
   Что там видеть, нажимай да брызгай.
   - Конечно, давай сюда чудо-средство.
   Девушка повернулась спиной, демонстрируя глубокий разрез и отсутствие лифчика. Рано я радовался налаживанию отношений с Нестеровым. Ох, как рано. Первый уровень угрозы.
   Спрей с шипением вырвался из замкнутого пространства, мелкими каплями оседая на нежной коже Гатиловой.
   - Интересный запах, - я поднёс флакончик к глазам. - С запахом клубники? Обалдеть.
   - От девушки должно приятно пахнуть в любой ситуации, - она взяла спрей из моих ладоней и настойчиво попросила: - повернись ко мне спиной.
   - Зачем?
   - Брызну.
   - Мне только руки кусают.
   - Макс, не сопротивляйся, - Женя отогнула ворот рубашки, нежно касаясь кожи кончиками пальцев. От таких прикосновений дрожь пробирает. Она что делает? Воротник давно отогнут. Массирует шею!?
   - Ты напряжён, - над самым ухом прошептала она.
   - Просто шея болит после вчерашних танцев, - я дёрнулся в сторону, высвобождаясь из-под опеки тонких пальчиков.
   - Массаж - лучшее средство от боли, - глаза Гатиловой лихорадочно блестели, влажные губы слегка приоткрылись, а неровное дыхание выдавало... Ёжкин кот, я прекрасно знал, что означает это дыхание. И ведь не убежишь на глазах у миллионов, унижая девушку, а себя выставляя в роли клоуна.
   - Какая страна производитель? - ляпнул я первое, пришедшее на ум, и выдернул из рук поплывшей Жени флакончик. - В интернете пишут, китайские приводят к раковым заболеваниям кожи. Представляешь?
   Похоже, девушка представляла совсем другое, затуманенным взглядом упёршись в точку на моём лице.
   Телефон, балбес.
   - Блин, - я похлопал себя по карману, - эсэмэска походу пришла. Раньше всегда звонок стоял, к вибратору никак не привыкну. Дёргаюсь постоянно.
   - Заметно, - с холодцой в голосе произнесла Гатилова. Наваждение с девушки как рукой сняло. - Если ты тоже против меня, так и скажи.
   И впрямь наваждение. Я спокойно выдохнул.
   - Женя, на этом проекте существует две пары, которые я всегда поддерживал. Ваша с Мишкой в их числе.
   - Даже когда он был настроен против тебя?
   - Да.
   - Что-то я не чувствую этой поддержки, - Женя отвернулась от меня, поджав губы. Плакать будет или просто демонстрирует свой прекрасный профиль на фоне горящих окон пищеблока?
   - Каждый помогает в силу своих способностей. Шамшурину я не перекричу, Светлову не переспорю, да и к чему силы тратить на пустое балабольство. Придёт время, поступком помогу.
   Женя поёжилась.
   - Пошли в дом, холодать стало, - сразу отреагировал я.
   Она с мольбой обратила на меня свой взор.
   - Давай посидим ещё чуть-чуть, пожалуйста.
   Что за странные перемены настроения. Случаем не гормональное? Опять этот блеск в глазах.
   - Можно пару минут, - кивнул я, вставая в освещённое место. Женя с удивлением следила за моими действиями, пришлось пояснить: - здесь лучше видно. Брату послание надо отправить, а то заболтаемся, забуду.
   - Родной?
   - Нет, двоюродный.
   - А родные братья или сёстры есть?
   - Нет, один в семье.
   - А у меня сестрёнка есть.
   Пока Женька вспоминала родню, мои пальцы набивали текст следующего содержания: "дуй в беседку придумай срочное дело". Пару секунд посомневавшись, добавил: "в темпе".
   - Она даже на проект хотела прийти ради меня, можешь себе представить?
   - Здорово, - кивнул я, нажимая отправить.
   - Жаль, её сейчас нет рядом, - Женя зябко повела плечами. - Мне холодно.
   - Пошли в дом, я сооружу горячего чаю.
   Девушка активно замотала головой.
   - Жень, ты кого-нибудь боишься?
   - Нет, - она обхватила плечи руками, - просто не могу видеть эти рожи.
   Всё в ней просило, взывало к тупоумной особи мужского пола: обними меня, согрей меня, защити меня. Где тебя нечистая носит, Лукьянов?
   - Давай я за пледом схожу?
   Реакция на слова последовала странная. Она замерла, словно и забыв про ночную прохладу. На смену лихорадочному блеску в глазах пришла нежданная осмысленность, но не того порядка, когда человек постигает нечто определённое, до этого ускользавшее от его внимания. Нет, скорее это было похоже на выход сознания из состояния бреда с последующими вопросами местоположения и самоопределения.
   - Не надо, - она резко встала и спешным шагом направилась в дом. Я шёл следом, поражённый преображениями девушки. Разве можно было предположить существование подобного калейдоскопа переживаний в девчонке простой как две копейки. Поистине шекспировские страсти разыгрывались на проекте "Сердца".
   Навстречу нам торопился Фёдор с ошарашенными от резкой смены освещения глазами.
   - У меня там часы за диван завалились Надо помочь это, подвинуть надо.
   Я поймал Лукьянова за руку и зашипел в ухо:
   - Молоток, ничего умнее придумать не мог? С этим диваном Хацкевич в одиночку справится.
   - А ты чего хотел, теорему Ферма услышать? Извини, когда вырывают из объятий красивой девчонки, на ум ничего не приходит. Что случилось-то?
   Я бросил взгляд на Гатилову, подходившую к двери, и тихо проговорил:
   - Ничего не случилось, но могло. Номер Нестерова знаешь?
   - Да. Только учти, придётся звонить с общего сотового, а там громкая связь.
   - Пойдёт.
   Через пять минут я слушал гудки в трубке.
   - Который час?
   Федька не успел ответить. Из динамиков зазвучал вялый голос Нестерова:
   - Да, я слушаю,
   - Миха, здорово. Это тебя Макс Скворцов беспокоит. Извини, если разбудил, но дело важное. Сегодня у нас было горячее общее собрание и Женьке здорово досталось. Нападали многие, а защитить никто не взялся.
   Я сделал паузу, ожидая едких комментариев типа "какое твоё собачье дело". Мишка молчал, давая возможность высказаться.
   - Понимаю, дела у вас сейчас не фонтан и есть серьёзные причины для размолвки. Но ей нужна не просто помощь со стороны, а поддержка близкого человека. Не парня, с которым она встречается или встречалась, в формулировках сами разберётесь. Ей нужен именно самый родной человек на проекте, а ближе тебя никого и нет.
   - Что ты предлагаешь? - наконец прореагировал Нестеров. - Всё забыть и среди ночи рвануть подтирать слёзы?
   - Я ничего не предлагаю, просто высказываю своё мнение. Ваши дела - это ваши дела. Бойфренду здесь делать нечего, а поддержка близкого человека может понадобиться.
   - Я тебя услышал.
   В телефонной трубке послышались короткие гудки.
  
   26 мая, 09:28.
   Камеры во дворе.
  
   Сегодня бежал один в ужасном расположении духа. Ужас без всякого преувеличения охватил всё мироощущение, превращая один из последних дней весны в пытку. И вроде ничего страшного не произошло после вчерашнего телефонного разговора с Нестеровым. Пожелал Лукьянову доброй ночи и завалился спать без лишней раскачки на посторонние мысли, на беседы. С утра, как обычно, встал по звонку будильника, протопал по ступенькам вниз и, обнаружив отсутствие товарища, пустился в одиночные бега. С этого момента началась чёрная круговерть. Вместо привычной усталости внутри образовался средних размеров пузырёк пустоты, который я без труда связал с фактом неявки Лукьянова. Что называется, прикипел к человеку. И это в месте, откуда надо давать дёру в ближайшее время. Сделать это путём налаживания хороших отношений столь же реально, как заработать миллионы, торгуя косметикой. И ладно бы один Лукьянов. Вчерашняя гуманитарная помощь чете Нестеровых была из разряда глупейших ошибок, основанная на абсолютной алогичности поступков. Так мог действовать только жаждущий остаться на проекте. А я жаждал? Может обманываю себя, в глубине души мечтая закрепиться на тёпленьком местечке под камерами? Или просто привык к новой обстановке, начинаю обживаться, налаживать помалу отношения с соседями? Самое ужасное, что я не мог дать себе отчёта о вчерашнем поведении, не понимал и не видел причин, не был в состоянии проследить логическую цепочку собственных действий. Что-то пошло не так. Но что и когда? Сюсюканье с Гатиловой вместо посыла на три звонкие буквы? Нет, это уже следствие. Может зачатки в симпатиях к Светловой? Вот это уже ближе к истине. Эко меня вчера корёжило, едва всплыла информация о связи Леры с Никитой. Здоровая, сексуально активная девушка искала удовольствие на стороне и нашла его в лице симпатичного молодого человека. Ну и подумаешь, что у него на тот момент была официальная половинка. Многие гуляют налево и данный случай не исключение. Чего тут переживать и нервничать, если только сам не влюблён. Стоп. Когда появился Вадим, подобных проблем не возникало. Они обнимались при мне, целовались, хоть бы мускул дрогнул внутри. Нет, проблемы возникли, едва Светлова обвинила парня в том, в чём сама не безгрешна. Луч света в тёмном царстве оказался с чёрными прожилками. Ерунда. Ерунда сплошная выходит, Максим Дмитриевич. Девушек идеализируют лишь в случае влюблённости, всё остальное из области далёких предположений. Нет разумности, нет логики в поступках, не вижу её.
   Я восстановил дыхание после длительной пробежки и уселся на поскрипывающие ступеньки центральной беседки, поглощённые тенью козырька. Набирающая силу солнечная активность была противопоказана кипевшему мозгу, а место, где я расположился, только ближе к вечеру попадало под прямое воздействие лучей. Подобный выбор был продиктован простейшей логикой, близкой к рефлексии. Хотя бы в этом прослеживалась разумность.
   - Как спалось? - рядом плюхнулся Фёдор.
   - Нормально. Судя по твоей довольной физиономии, ночка выдалась бессонной.
   - Прикинь, Светлова одолжила на сутки комнату, даже предложила заехать.
   - Прикидываю. Когда планируете перебираться?
   - Алиса хочет повременить.
   - Странно, недавно она рвалась заполучить отдельную жилплощадь. Или я не правильно понял?
   - Я сам ничего не понимаю, - Федька извлёк из-под ноги веточку и зашвырнул её далеко к забору. - Сегодня она хочет одно, завтра боится и просит другое. Она вообще в последние дни странная стала. Столько ласки, заботы, внимания. Это и раньше было, но сейчас перебор. Иногда сядет рядом и начнёт гладить по голове.
   - Эй, - я отдёрнулся от Федьки, намеревавшегося проиллюстрировать собственные слова. - Хорош перед камерами ласкаться. Потом будут ко мне одни накаченные мужики приходить в поисках любви и утешения.
   Федька шутку не поддержал, придерживаясь прежнего лейтмотива:
   - Утром обняла крепко-крепко и отпускать ни в какую не хотела. Я постарался вырваться, а она в слёзы, насилу успокоил.
   - Поэтому ты не бегал.
   - Ага. Как думаешь, что с ней творится?
   Я пожал плечами.
   - Всякое возможно. Начиная от банального ПМС и заканчивая чувством вины.
   - За что?
   - Да за что угодно. За спалённую утюгом любимую рубашку, за копание в телефонной записной книжке, за измену. Кстати, последнее частенько бывает. Парни после загула отдаляются, становятся холодны, а девчонки наоборот жмутся больше обычного.
   - Спасибо, утешил.
   - Да не за что. Обращайся, всегда рад помочь.
   - В следующий раз лучше утоплюсь, - пообещал Фёдор. - Процесс менее болезненный. Теперь буду ходить и постоянно думать об этом. Изменила или нет, а если да, то с кем и когда.
   - Экий ты мнительный. Лучше расскажи, что в нашем безумном царстве твориться. Соскучился по свежим сплетням.
   - Чума со Светкой встречаются.
   - День рождения вроде закончился или она с тех пор не трезвела?
   - Без понятия. Похоже на очередную блажь Чумилова, а Светка всегда рада вниманию красивых парней.
   - Чего там Костик с Жанной?
   - Это ты лучше меня должен знать. Я в мужской спальне не появляюсь, а главные пацанские слухи оттуда исходят.
   - Костик молчит, остальные тоже особо не распространяются. Походу, неладное творится. Жаль, я рассчитывал на утечку информации с женской стороны.
   - Алиса ничего не рассказывала, - Федька замер и внимательно посмотрел на меня. - А чего это ты вдруг сплетнями заинтересовался? В чём подвох?
   Какой там подвох. Об изменах перестал думать и то ладно.
   - Федь, информация в месте, где ищут любовь, становится оружием. Вот я и мастерю базуку на всякий пожарный.
  
   26 мая, 13:16.
   Камеры во второй комнате.
  
   - Он точно успеет?
   - Кать, я же говорю, не знаю. Обещал вечером подвезти. В пять заканчивает работу и сразу к нам. К общему собранию должен подъехать.
   - Здорово, - Шамшурина чуть в ладоши не захлопала. - Лерка, представляешь, как рванёт.
   - Подумаешь, поцелуйчики, - лениво выдавила Хацкевич, удобно устроившаяся в кресле. - Таким компроматом никого не удивишь.
   - Нестерова удивишь, - жёстко возразила Шамшурина, обозлённая сомнениями. - Тем более они там не просто целовались в тёмном коридорчике. Толик рукой под юбку нашей Женечки лазил. И это всё заснято, да Лера?
   Лера кивнула, не отрываясь от телефона. Пальчики быстро бегали по кнопкам, набирая послание.
   - Это уже не просто поцелуйчики, а фактически секс в общественном месте. Гатилова будет растоптана, - Катя улыбнулась собственному отражению в зеркале, - растоптана и закопана. В следующий раз подумает, прежде чем тявкать, шалава дворовая. Нестеров дурак, если после всех доказательств останется с нею. Надо такое придумать, среди ночи на такси заявиться, что бы утешить свою любимую. Ему рога не мешали, когда в дверь заходил?
   Девчонки захихикали, живо реагируя на шутку.
   - Скворцов ему вчера позвонил и уговорил вернуться, - вспомнила Хацкевич.
   - А Скворцов с какого боку припёку? Он-то чего волнуется?
   - Ой, девчонки, не знаю, чего волнуется, - Лера отложила сотовый в сторону. - Со мной он точно не разговаривает.
   - Велика важность, - Хацкевич попыталась сморщить носик.
   - Он тебе хоть что-нибудь объяснил? - Шамшурина говорила в большое зеркало, поймав взглядом отражение Леры. - Выдвигал претензии, обвинял в чём-то?
   - Нет. Сегодня с утра еле выдавил сквозь зубы приветствие и на этом всё.
   - За Нестерова обиделся, - предположила Шамшурина и тут же себя опровергла: - хотя они особо не дружили. С Гатиловой тоже общался постольку поскольку. Слушай, подруга, может он в тебя влюбился?
   - Странная любовь, - ответила за подругу Хацкевич. - С Вадимом встречались, нормально, стоило расстаться, язык в жопу засунул.
   - Не знаю, девчонки, не знаю. Не хочет говорить, я и не настаиваю. Меня больше Никита волнует. Вчера поздно вечером мне позвонил.
   - И ты всё это время молчала? - Шамшурина едва не взвизгнула от новости. Забыв об отражении в зеркале, она подлетела к кровати и плюхнулась рядом с Лерой. - Давай колись, подруга.
   Фарфоровое личико Хацкевич изменило прежней неподвижности, приобретя выражение лёгкой заинтересованности.
   - Свадьба отменяется. Вчера он расстался со своей девушкой.
   - Кто-то успел напеть про связь с тобой и Гатиловой, - вставила Катя. - Дальше давай.
   - Вроде всё.
   - Как всё? - Шамшурина обмякла, - а встречаться предлагал?
   - Предлагал.
   - Нифига себе. И молчит. Так ты ему постоянно нравилась?
   Лера кивнула.
   - Он этого не скрывал. Одно время долго уговаривал, предлагал встречаться официально. Обещал ради меня бросить любую девушку, стоит только ответить согласием.
   - Ты его опять отбрила?
   - Я никогда его не любила и он об этом знает. Просто у меня был сложный период в жизни, а Никита оказался рядом, - Лера неловко улыбнулась.
   - Попал Семёнов, - возбуждённая Шамшурина вскочила с кровати. - Представляете, вчера звонил Ледаковой, просил, что бы кусок с разоблачением не вошёл в эфир. А она всё равно узнала. Как думаете, от кого?
   - От кого угодно, - фарфоровая куколка приобрела прежнее спокойствие, разгладив мельчайшие морщинки. - У нас одного обслуживающего персонала человек пятьдесят, не считая тех, кто работает в городе. Один сказал другому, третий написал на форуме и пошла волна.
   - Алёна права, происходящее на проекте утаить невозможно.
  
   26 мая, 14:03.
   Камеры в комнате для частных бесед.
  
   - Михаил, я, признаться, была в некотором недоумении от твоего решения. Приехать посреди ночи к девушке, которую уличил в предательстве любви? Ты знаешь, что сегодня будет предоставлено видео доказывающее измену Жени?
   - Да, знаю.
   - Ты так спокойно говоришь об этом, словно чай на пол пролил.
   - Аня, а что я должен делать в данной ситуации? Снять штаны и бегать вокруг дома? Моя девушка допустила ошибку, и она это признаёт. Мы сегодня долго разговаривали и пришли к выводу, что нужно перешагнуть через проблему и двигаться дальше, если хотим быть вместе.
   - Не боишься оставлять за спиной такую проблему, как измена любимой девушки?
   - Нет. Она выпила лишнего, повела себя глупо, целовалась с бывшим участником. Не вижу ничего такого, чего бы я не смог простить.
   - Михаил, неужели ты наивен до такой степени? Они провели ночь вместе.
   - Это предположение, Анечка. Этому доказательств нет, и не будет, потому что не было. За буквой "А" не всегда следует буква "б".
   - Пару дней назад ты думал иначе.
   - Пару дней назад я был глупее.
   - И что заставило тебя изменить точку зрения? Ночной разговор со Скворцовым?
   - Скворцов здесь абсолютно ни при чём.
   - Охотно верю. И твоё возращение на проект после его звонка простое совпадение. Ты сам себе веришь?
   - Да, - Михаил выглядел уверенным.
   - Хочешь, я расскажу тебе, как обстоят дела на самом деле? - Ледакова не сделала положенной паузы после вопроса и продолжила дальше. - Ты любишь Женю и поэтому простил ей гораздо больше, чем говоришь. Твоя игра в доверчивого парня понятна и достойна уважения. Всем ясно, что ты пытаешься защитить девушку не только от порицания внутри коллектива, но и от позора на всю страну. Это очень благородно. Однако запомни, что в случаях с женщинами снаряд часто попадает в одну воронку. Сегодня ночью это едва не повторилось со Скворцовым. Что будет завтра? Подожди секундочку, срочный звонок. - Анечка поднесла к уху пиликающий телефон, - да, слушаю. Добрый день, Пётр Сергеевич.
  
   26 мая, 16:13.
   Камеры в гостиной.
  
   - Отличный букет, Костян, - одобрил я. Качок едва протиснулся через дверной проём с огромной охапкой цветов, привнеся с собой сладковатый запах роз.
   - Думаешь понравиться? - он опустил ношу на диван и с сомнением посмотрел на яркие бутоны.
   - Смотря кому, - я кинул мячик об стенку и тот, издав звонкое "шмяк", угодил в крепкие объятья пальцев руки. - Ведущие похвалят за движуху, а Жанна кисло улыбнётся. - Я вновь метнул резиновую сферу в стену, угрожая покою висящей по соседству картины.
   - Хотя бы улыбнётся, - грустно согласился Костик. - А где остальные?
   - Кто где. Кто загорает, кто купается, кто спит наверху, кто лясы точит на кухне.
   Каждое "кто" отпечатывалось звонким ударом мяча, постоянно находившего обратную дорогу в мою ладонь.
   - Понятно, - Костик вздохнул и сгрёб цветы в охапку. - Пойду сюрприз оформлять.
   Не смотря на количество цветочных единиц, обошлось без потерь. Поверхность кожаного дивана сверкала потёртостями, словно и не было покрывала из роз.
   - Миллион, миллион, миллион, алых роз, - пропел женский голос в коридоре. - Из окна, из окна, из окна, видишь ты.
   - Я нихрена за ними не вижу, Катюха, - признался Костик, и ступеньки лестницы заскрипели под тяжестью шагов.- Как бы не навернуться.
   - А ты осторожнее, Костик, не спеши. Жанночка никуда не убежит.
   Шамшуриной здесь только не хватало. Я сменил руку и упустил шарик, выскочивший из-под самых пальцев. Левая слабая, придётся разрабатывать. Мой взгляд проследил за убегающей резиновой сферой и уткнулся в чёрные туфли на высоком каблучке, которые, в свою очередь, принадлежали роскошным загорелым ногам, которые...
   - Чего пялишься, Скворцов? - Шамшурина вернула мне игрушку точным ударом внутренней стороной стопы.
   - Почему бы и не попялиться, когда есть на что.
   - Окуляры не сломай, астроном. Не про тебя ножки.
   - Не понял сравнения, - возразил я, вернувшись к прежнему занятию. Только мячик ловила правая рука, более привычная к подобным упражнениям. Левая требовала тренировки, но не в ситуации, когда любая потеря грозила ползаньем на четвереньках подле прекрасных ног. - Астроному требуется телескоп для обнаружения, а я без всяких прибамбасов красоту вижу.
   - Скворцов, ты мне зубы не заговаривай. Красоту он видит, Катя пыталась злиться, но нотки довольства подло проникли в интонацию. - Долго ещё будешь Светловой мозги канифолить?
   - Ты хоть знаешь значение слова канифоль?
   - А тебе давно по попе а-та-та делали? Много умничаешь, Скворцов.
   - Канифоль - это стекловидное вещество, весьма хрупкое, стоит заметить. Входит в состав смол хвойных деревьев, ёлок там разных, сосен.
   - Знаю я, что такое хвойные, - Шамшурина сделала два шага в мою сторону и выбила мячик из ладони. Девочка злилась.
   Мячик укатился под одно из кресел, и мне пришлось наклоняться для извлечения игрушки на свет белый.
   - Ниже нагибайся, Скворцов, тебе полезно, - послышался за спиной злорадный голосок Шамшуриной.
   - Бывает разных оттенков, начиная от светло-жёлтого и заканчивая тёмно-красным, - продолжил я, сгибая спину. - Сам лично видел багрового оттенка. Область применения этого вещества весьма обширна. Канифоль используют в производстве резин, каучука, пластмасс.
   Диванная подушка едва не прилетела мне в голову, просвистев в паре миллиметров над макушкой.
   - Ты заткнёшься?
   - В своё время канифолью натирали смычки струнных инструментов. Может и сейчас натирают, я не в курсе. Так вот, если верить очевидцам, сей процесс достаточно нудный, способный вывести из себя даже...
   - Ты меня вывел, Скворцов. - Вторая подушка прилетела мне аккурат ниже спины. - Заткнёшься или нет, умник, - Шамшурина огляделась в поисках патронов, но подушки закончились, а кидать в человека вазу, пусть и дешёвую, чревато травмами.
   - Дабывают канифоль несколькими способами. Я расскажу тебе о двух, наиболее известных.
   - Заткнись, - всё-таки девушка решилась на вазу. - Клянусь, если ты не закроешь рот, я её кину.
   Моя рука непроизвольно сжала мячик, а тело напряглось. Шамшурина имела способность в доли секунды оборачиваться рассвирепевшей тигрицей, которой полоснуть когтями, что в булочную сходить.
   - В первом случае используют живицу. Ты не знаешь что такое живица? Катя, это же элементарно. Подсказка читается из самого определения. Древесину мельчат.
   Ваза полетела, но не в голову. Десятки мелких черепков разлетелись под моими ногами, заставляя замереть душу в пятках и сердце в груди.
   - Заткнись, придурок, - Катя перешла на ор, по децибелам заглушивший шум разбитой вазы.
   - Мельча, добавляют органические растворители и из полученного экстракта извлекают искомое вещество. Второй способ напрямую связан с сырым талловым маслом. Ты знаешь, что такое талловое масло?
   - Заткнись -пип-, - разъярённая мигера постаралась отвесить мне оплеуху, но я успел ликвидировать угрозу путём перехвата летящей конечности. - Ненавижу -пип- умников, свободной рукой она пожелала вцепиться в мои волосы и отчасти ей это удалось. Женская ладонь скользнула по короткой стрижке, царапнула кожу на макушке и ушла в сторону, угодив в крепкий капкан моих пальцев, сомкнувшихся на тонком запястье. - Ненавижу, - закричала она прямо в лицо и резко дёрнулась, тщетно пытаясь вырваться из моей хватки.
   Я крутанул девушку на сто восемьдесят градусов и прижал к стене, краем сознания удивляясь лёгкому весу противницы. Одна из туфлей слетела с ноги и глухо ударилась об ножку стула.
   - Отпусти, - прошипела она, обдавая меня запахом клубничной жвачки. Растрёпанная чёлка вкупе с заострившимися чертами лица придавали дополнительную весомость заявлению. Хотя и без того хватало агрессии в голосе, в сузившихся зрачках.
   Резкое движение девичьей ноги и я едва успел увернуться от летящего в пах колена, подставив под болезненный удар бедро.
   - Ты спятила?
   - Это ты спятил, урод. А ну отпусти меня, членосос -пип-, - она задёргалась. Мне пришлось приложить немало усилий, дабы удержать разгневанную Катерину. - Тварь, ублюдок, пида..., - слова захлебнулись в жарком поцелуе. Внутри всё замерло, ожидая очередной попытки удара в причинное место или укуса, но контратаки не последовало. Язык легко проник в рот девушки, преодолев лишь слабое сопротивление. Катя запрокинула голову, и изрыгавшие проклятия губы впились в меня. Она неистово отвечала на поцелуй.
   Наши руки, наши тела сплелись в одном сплошном объятье, горячем и безумном, первом и последнем, сжигающем дотла остатки разумного. Я не чувствовал ничего кроме страсти, трепетной, нежной, и в то же самое время агрессивной, настойчивой, требовавшей отдаться до конца, до предела выжимавшей пылающие эмоции, досуха.
   - Вот это понимаю шум, а драки нету.
   Я соскочил с дивана, дико озираясь. Не менее ошарашенной выглядела Шамшурина, спешно поправляя задравшуюся юбку. Когда мы успели перебраться в горизонтальное положение? Стояли же возле стены, в пяти шагах от спальной мебели. Катя тоже с трудом отдавала отчёт всему происходящему, пытаясь пригладить растрепавшиеся волосы. С юбкой она уже справилась.
   - Интересно, - протянул Роман, краем туфли дотрагиваясь до крупного осколка вазы. - Хотел бы я знать, что здесь произошло. Нет, вру. Хотел бы я видеть, что здесь произошло. Ребятушки, мои дорогие, сегодня же отправляюсь в операторскую.
   Я посмотрел на раскрасневшееся лицо девушки, ощущая жар собственных щёк.
   - Извини.
   А что ещё мог сказать? Это было великолепно, но я нихрена не отдаю отчёта поступкам, которые совершаю? Хорошо дверной косяк не снёс, ретируясь в направлении улицы.
  
   26 мая, 19:22.
   Камеры в маленькой беседке.
  
   На проекте трудно найти место, где на тебя не наткнуться или где ты сам не нарушишь чей-нибудь покой. Повсюду шныряли операторы, осветители, помощники, ассистенты, гримеры, а телевизионная картинка выхватывала одних участников. По-сути это не далеко от истины. Обслуживающий персонал жил своей жизнью, в ином измерении, с иными заботами. Там и время текло иначе, и разговоры касались других тем, словно не было под боком мыльного реалити-шоу с многомиллионной аудиторией.
   Я с тоской прислушался к далёкому голосу, обещающему заскочить в гипермаркет за курочкой на ужин. Где-то там далеко шла иная жизнь, до боли знакомая.
   - Вот ты куда забрался, - послышался голос Федьки вкупе с хрустом ломаемых веток. - Ну и заросли.
   - Сейчас начнёшь заливать, что искал меня.
   - Врать не буду, сообщили дежурные, - довольный Федька наконец выбрался к беседке. - Глупо искать человека в месте, где каждый метр под наблюдением, - он выразительно посмотрел на камеру, прикреплённую к фонарному столбу. - Одного не пойму, почему они не вырубят эти заросли. Кожу снимешь, пока доберёшся.
   - Правильно делают. Естественная защита от всяких там вредоносных любителей нарушать чужой покой. Чего такой довольный, аж светишься?
   Федька в подтверждение моих слов обнажил челюсть в тридцать два зуба, не собираясь скрывать собственного ехидства.
   - Натворил делов, Макс, и в кусты?
   - Просто отдыхаю после трудовых будней.
   - Офигеть можно. Когда это поцелуи с Шамшуриной превратились у нас в будни? Ну ты даёшь, Макс, - Фёдор зашёл в беседку и, стряхнув пыль с потёртой лавочки, уселся напротив. - Рассказывай, как у вас это вышло.
   - Сегодня на общем собрании вдоволь наслушаешься. Давай лучше тишиной насладимся.
   - Какая тишина? Ты что, не в курсе? Ледакова на два дня по делам улетела, а Никита проблемы с бывшей невестой расхлёбывает, так что никаких общих сходок до двадцать восьмого числа.
   - Отличная новость.
   - Макс, хорош выпендриваться, - разозлился Фёдор, - чего у вас с Шамшуриной вышло?
   - Подожди, как не будет, - опомнился я. - А как же видео доказательства измены Гатиловой? Зрители ждут обещанного горяченького.
   - У Ледаковой срочный корпоратив нарисовался и без неё такие вещи рассматриваться не будут. Кстати, горяченького и без того хватает. Давай, колись, - Фёдор даже ногой притопнул в нетерпении.
   - Просто поцеловались. Вернее, я целовал, а она вроде не против была. Всё.
   - Как всё? Говорят, у вас там элементы садо-мазо присутствовали, кожаные плётки, наручники.
   - Чего не было, того не было. Правда, шарик резиновый был и ваза разбитая, - припомнил я.
   - Вы дрались? - Федькины глаза округлились.
   Я посмотрел в тёмный зрачок нависшей камеры. Была бы возможность, она тоже увеличила объектив.
   - Просто толкались. А то ты не знаешь, удивление тут разыгрываешь. Пади, сто раз обсудить успели, каждый эпизод со смаком обсасывали.
   - До сих пор обсасывают, - Федька не стал отпираться. - Только ты сам знаешь, как слухам на проекте верить можно. Как это у вас вышло? Она тебя била, отвешивала пощёчины, а ты целовался?
   - Сам не понимаю, - я развёл руками. - Как-то вышло. Спорили, ругались, прижал её к стене, лица оказались рядом. Одуматься не успел - бац, уже целуемся.
   - Бац, это удар по твоей голове? - сострил Федька. - Иначе, чем сотрясением малого количества мозгов, не могу объяснить случившегося. Она же конченная стерва. Да, красивая. Да, сексуальная. Но она тебе никогда не нравилась. Настоящая отвязанная сука. Ты знаешь, скольким пацанам она душу наизнанку вывернула? Сначала плюнула, а после вывернула.
   Я молчал, ожидая длительной триады, но Фёдор как-то быстро смолк, выдав напоследок:
   - Точно сотрясение. Рехнулся, другого объяснения не вижу.
   - За последнее время в моей жизни много всякой ерунды произошло. И я не могу её объяснить. Для человека, который всегда видит причинно-следственную связь, положение мучительное. Кошмарное. И оттого кошмарное, что себя объяснить не могу. Других могу, по полочкам разложу, по мелким винтикам. Себя так раньше видел, раскладывал на детали, а сейчас пропало, исчез талант, - я остановился, испугавшись нахлынувшего прилива откровенности. Федька ждал, ждали за объективом. Надо срочно завершать монолог чем-то простеньким и понятным. Срочно, иначе долгая пауза отложится в памяти и слова, звучащие до этого, обретут куда больший вес, чем следует.- А поцелуй с Катюхой легко объясним. Помнишь, в школе пацаны приставали к самым красивым девчонкам - дёргали за косички, мелом на стуле рисовали? Мужчины неосознанно проявляют агрессию к хорошеньким самкам, демонстрируя свою доминанту, свою перворанговость.
   - Чего демонстрируют?
   - Превосходство.
   Федька вздохнул.
   - Понеслась телега по ухабам.
   - Раньше, первобытный человек огрел бы избранницу здоровенной дубиной, схватил за волосы и потащил в дом, то есть в пещеру. Сейчас так нельзя. Общество навязало кучу условностей, вот и приходится нормальному мужику вертеться ужом на сковородке, с помощью стихов да цветов выкручиваться. А самец-то никуда не делся, мужскую природу моралью не размажешь. Он там сидит, - я ткнул себя кулаком в грудь, - глубоко внутри притаился, затравленный общественными канонами и ждёт, когда симпатишная самочка взбрыкнёт.
   - Бьёт, значит любит?
   - Я не бил.
   - Это понятно, - перебил торопливо Федька. - Если бы руку поднял, она тебя клещами из-под самого плинтуса вытащит и на воротах распнёт. Такая она, наша Катюшка. Ты мне другое скажи, по твоим словам выходит, правильно мужики баб колотят, согласно законам природы?
   - Если ты в первую очередь самец, то правильно, а если мужчина - подключай серое вещество.
   - И силу переубеждения.
   - Верно подметил, держи зачётку, - я хлопнул Федьку по плечу.
   Лукьянов недоверчиво покачал головой.
   - Макс? Блин, навёл тень на плетень, я и забыл зачем пришёл. Спецом ты разговор в дебри увёл. А я дурак раньше жаловался: Макс скрытный, Макс немногословный. Лучше вообще молчи, так оно понятнее будет.
   Я кивнул, выполняя просьбу товарища.
   - Одного не пойму, ты с ней встречаться планируешь?
   - Хотел завтра двойное свидание устроить: ты с Алисой и я с Катюхой.
   - Издеваешься? Ты хоть знаешь, что такая встреча закончится дракой двух перворанговых самочек? Они на дух друг друга не переносят, в одной комнате и пяти минут вместе не выдержат.
   Тут Фёдор лукавил. Девчонки мирно сосуществовали под одной крышей, следуя параллельными курсами. Точки пересечения были сведены до минимума, что позволяло спать в одной комнате, обмениваться дежурными фразами и без видимых последствий разносить сплетни друг о дружке.
   - Термин перворанговый лучше подходит к...
   - Молчи. Стоп. Хватит. Ты думаешь сегодня домой возвращаться или в беседке заночуешь? И давай без мути. Пока твоя светлость по кустам прячется, Шамшурина в красном мини по дому дефилирует, людей до чёртиков боевой раскраской пугает.
  
   27 мая, 15:24.
   Камеры в бассейне.
  
   Водные блики белой рябью покрыли стены, лёгким мерцанием напоминая о ярком, по-настоящему летнем солнце. Впрочем, небесное светило и без того возвещало о себе потоками света, пронзившими сумрачное пространство бассейна.
   - Да, Катя. Да, я тебя поняла, - Лера зажмурилась от настырного солнечного зайчика, прыгнувшего на сетчатку глаза. - Будем вас ждать утром. Тебе большой привет от Алёны. Да, она сидит рядом со мной, ждёт хороших известий от подруги.
   На фарфоровом личике Хацкевич не высветилось и грамма ожидания, скорее тоска беспросветная от очередного дня.
   - Целуем крепко-крепко. Нет, - Лера захихикала, - только тебя. Скворцов подобной чести пока не заслужил. Вот проявит себя мужчиной надёжным, тогда посмотрим. Да. Да. Я тоже думаю, твоих губ ему с лихвой хватит. Да. Давай, подруга. Пока, целуем. Мы тебя тоже.
   Светлова щёлкнула слайдером, обозначив окончание беседы. Розовая поверхность телефона поймала одного из многочисленной братии солнечных зайчиков и, сверкнув покатым боком, отбросила блик на идеально гладкий лоб Хацкевич. Девушка недовольно сморщила носик и произнесла:
   - Что там?
   - Катюха большой привет передавала с поцелуями. Судя по голосу, дела идут хорошо: отобедали в кафешке и теперь собираются на прогулку по Москве-реке.
   - Как романтично, - интонация Хацкевич была абсолютно безликой, ничем не выдававшей характера замечания, будь то насмешка или восхищение.
   - Вечером ночной клуб планируют, так что увидим их только утром.
   - Что за клуб? Три кита?
   Лера пожала плечами.
   - Три кита, - ответила за подругу Хацкевич. - Шамшурина в другие не ходит.
   - Может у Макса будут свои варианты.
   - У Скворцова? - Алёне с превеликим трудом удалось собрать несколько складок над переносицей. - Я тебя умоляю, вся программа свидания от начала до конца под контролем Катюхи. Или идею с теплоходиками родил Скворцов?
   - Это ни о чём не говорит. Макс мало похож на человека, которому диктуют правила игры.
   - С Шамшуриной он будет похож хоть на морскую свинку, пожелай она. Всё зависит от самой Катюхи, - парировала Хацкевич.
   - То-то она вчера белкой в колесе крутилась, два наряда за вечер сменила, пока Скворцов в беседке отсиживался. Хорошее начало для подкаблучника.
   - Ну не знаю, - Хацкевич попыталась изобразить сомнение на фарфоровом личике. Мышцы правой половины лица едва заметно дрогнули и тут же расслабились, ощутив бесплотность попытки. Со стороны экрана могло показаться, что некий шутник под покровом невидимости уколол бедную Алёну иголкой чуть ниже спины, вызвав у девушки короткую гримасу недовольства.
   - Они оба играют. Только Катюха действует на эмоциях, как ситуация сложиться, а Скворцов свой сценарий спланировал заранее, - продолжила развивать мысль Лера. - Вспомни, сколько он её доставал, выводил из себя по малейшему поводу. Для нашей Катюхи такое ухаживание лучше всяких букетов.
   - Ты говоришь как Роман.
   Светлова кивнула.
   - Это лишнее подтверждение моей правоты. Поляков с самого начала поставил на Макса, а Поляков редко ошибается, делая ставки на людей. Да чего далеко за примером ходить. Вся ситуация с игнором в мой адрес из той же оперы. Хорошо общались и вдруг, ни с того ни с сего, начинает цедить сквозь зубы, взгляд отводит. Детский сад, одним словом. Роман тогда правильно сказал: смотри, Лерка, к тебе подбирается.
   Хацкевич изобразила хмыканье.
   - Странный способ ухаживания.
   - Я Ромке так же сказала и знаешь, что он мне ответил? Для персонажа с богатой фантазией и извращённой психикой это обычная схема действий: сначала сблизиться с человеком и оттолкнуть в трудный момент, когда он больше всего нуждается в поддержке. Видишь параллели? Мы тяжело расстались с Вадимом, когда Макс включил свой игнор.
   - Глупо, - возразила Алёна, - проще было воспользоваться моментом слабости и подставить крепкое плечо. Мужики такое чувствуют, знают, что может на халяву обломиться.
   - А вместо этого он целуется с моей лучшей подругой и увозит её на свидание. Мне домыслы Полякова тоже казались большой глупостью. А сегодня поймала себя на мысли, что постоянно думаю о Максе: где находится, чем занимается, что учудит на будущее.
   - Ты часом не влюбилась, подруга? - Хацкевич округлила глаза, и некогда фарфоровое личико приобрело человеческую подвижность.
   - Ничего подобного. Просто он делает всё для того, что бы выйдя из моей жизни постоянно в ней присутствовать. Я с ним не разговариваю, почти не вижу, но каждый час слышу о нём и обсуждаю его поступки. Представляешь, сегодня утром даже мама позвонила и спросила, что там у нас с Максом происходит.
   - Дурдом, - безлико посочувствовала Хацкевич.
   - Дурдом, по-другому не скажешь.
   - А ты с Катюхой на эту тему разговаривала?
   - Перед отъездом я подошла...
   Голос Леры заглушило басовитое пение, раскатами блуждающее по коридору. Исполнитель нещадно фальшивил, до неузнаваемости исковеркав мотив, и лишь слова напоминали старый танцевальный хит. Девчонки умолкли, ожидая выхода на сцену самого певца, и он состоялся в виде резко распахнутой двери и мелькнувшей в сторону бассейна коренастой фигуры в одних плавках.
   - Я волна, новая волна, - с этим рёвом могучий торс Марата, бурно поросший курчавыми волосами, нарушил поверхностное натяжение водной глади. Брызги крупными гроздьями взвились в воздух, на мгновение вырвались из плена земного притяжения, но лишь на мгновение, в ту же секунду опустившись на рельефную плитку, на скамейки, на зазевавшихся девчонок.
   - Гацура! Гацура, ты придурок!
   - Идиот! Я с тебя шкуру живьём спущу.
   Девчонки кричали в один голос, перемежая цензурную брань с отборным матом.
   Голова счастливого Марата показалась на поверхности. Моржом отфыркиваясь от попавшей в носовую полость воды, он радостно прогудел:
   - Подо мной будет вся страна.
   - Под тебя даже кошка драная не ляжет -пип-, - вызверилась Хацкевич, отразив на фарфоровом личике галерею личин злости и ненависти.
   - Заткнись, Гацура, - Лера огляделась в поисках предмета для метания, но как назло под рукой, кроме неведомо кем забытого сланца, ничего не оказалось. Он и полетел в сторону Гацуры, по пути изрядно отклонившись от курса и шлепнувшись в метре от цели.
   - Китайские тапки далеко не летают, - Марат с видимым удовольствием сморкнулся в бассейн, - давай фирму кидай.
  
   27 мая, 15:25.
   Москва, Кутузовский проспект.
  
   - И я вас чмокаю крепко-крепко, в каждую щёчку. Макса вы тоже жарко целуете? Понятно. Не думаю, что для него это станет великой потерей, - Катя игриво посмотрела на меня. - Это ты точно подметила. Со мной заскучать не получится. Ну ладно, подруга, давай прощаться, а то по времени не укладываемся. Ещё раз целую и крепко обнимаю. Всем привет. Пока, - Катя захлопнула раскладушку и устремила взор своих серых глаз в мою сторону, явно чего-то ожидая.
   Я в свою очередь следил за отражением трёх девчонок, активно перешептывающихся в пяти шагах от витрины модного бутика. Бутик был хорош, а тёмная поверхность витрины была просто великолепна, позволяя без лишних поворотов головы наблюдать за улицей. Слежку я приметил давно, ещё на выходе из сувенирной лавки, куда мы завернули благодаря настойчивому желанию Шамшуриной. Пока она лобызалась с подругами по телефону, я успел разглядеть лица преследовательниц. Сопливые девчушки лет двенадцати в коротких юбочках и ярком макияже не думали таиться, с каждой секундой сокращая дистанцию между нами. Верховодила всем курносая с длинной чёлкой и в топике с крупной надписью "Love", искрившей на солнце многочисленными блёсками. Она долго, с завидным упорством убеждала своих подруг, и стоило Шамшуриной закончить разговор, школьная процессия во главе с курносой направилась в нашу сторону.
   - Можно взять автограф, - утвердительно вопросила курносая предводительница, держа в руках глянцевый журнал со знакомой физиономией на обложке. Взъерошенные волосы торчали как после удара электрошокером, капли воды стекали по лбу, туманный взор блуждал в неведомых далях. Я знал главного героя номера. Кажется, это был один из первых дней пребывания на проекте, когда даже изматывающие утренние пробежки не помогали прийти в чувства. В качестве дополнительной меры приходилось принимать контрастный душ и крепко настоянный пакетиковый чай, мерзкий привкус которого тонизировал лучше чёрного кофе. Помнится, тогда некто с настойчивостью мухи крутился поблизости и фотографировал всё подряд, включая мою морду.
   - Делаешь успехи, - с едва заметным колебанием в голосе произнесла Шамшурина. - Пары недель не прошло, а ты на обложке журнала "Сердца".
   - Когда он успел выйти? Вы же недавно рекламировали свежий номер?
   Я инстинктивно оправдывался, чувствуя за собой неведомую вину.
   - Мы рекламировали старый номер, и было это давно, - припечатав последним словом конец фразы, Шамшурина торопливо зацокала по тротуару. Обижаться можно по-разному: размазывать сопли на опухшем лице или громко хлопнув дверью, вышагивать по улице с видом "да кто ты такой". Последнее было ближе по духу нашей Катерине.
   - Автограф, - требовательно напомнила курносая.
   Я, особо не возражая, захлопал по карманам.
   - Нечем.
   - Возьмите, - протянула мне ручку рыжая девчушка, краснея до кончиков ушей. И без того конопатое лицо пошло в крапинку, загораясь на макушке огненной копной волос.
   Пока кончик стержня выводил на глянцевой бумаге роспись Владимира Ильича, коею я успешно освоил на утомительных занятиях по сопромату, курносая нагловато поинтересовалась:
   - А вы вместе? У вас свидание?
   - У тебя дома кабельное есть? - вместо ответа спросил я, возвращая печатное издание за подписью вождя мировой революции.
   - Да.
   - Смотри лучше кабельное.
   Оставив поклонниц в лёгком недоумении, я скорым шагом, то и дело переходящим в лёгкий бег, настиг Шамшурину. Катерина словно не заметила моего возвращения, нервным сжатием ремешка сумочки выдав своё волнение. Мы пару минут продолжали идти молча, ощущая возрастающее напряжение.
   - Ты ревнуешь, - не выдержал я первым.
   - Я? - Катя от нахлынувшего возмущения остановилась.
   - Завидуешь.
   - Что? - прилив негодования был столь силён, что костяшки пальцев, терзавших бедный ремешок, побелели. - Я завидую? Кому? Тебе?
   - Да, мне.
   Она готова была разорвать меня на мелкие части и скормить окровавленные кусочки стае бродячих собак. Правда, с лучшими друзьями человечества в центре столицы была напряжёнка, то ли от рвения местных властей, то ли от обилия азиатских нелегалов.
   - Чему завидовать, Скворцов? Тому, что ты не в состоянии купить мне букет на первом свидании или амёбному молчанию? Таскаешься за мной покорным хвостиком целый день и ждёшь, когда дело дойдёт до ночи.
   - Жду.
   - Что?
   - Целый день жду, что бы затащить тебя в постель. Мы же ради этого выехали в город?
   Шамшурина сузила глаза и неожиданно поднесла средний палец к моим глазам. Настолько неожиданно, что я инстинктивно дёрнулся назад, ожидая удара.
   - Ты меня понял? - прокомментировала она свой красноречивый жест. - Сначала машину купи, колхозник, потом мачо включай. Даже у девятнадцатилетних молокососов есть колёса, а твои карманы билетиками от автобуса набиты, - она автоматически поправила волосы, придавая себе максимально выгодный вид.
   Я поднял глаза на соседнее здание, чей первый этаж был сплошь магазины, и зашарил взглядом по лоджиям и балконам. Резкое отступление от яростных гляделок можно было засчитать мне в поражение, не будь оно столь явным.
   Катерина недоумённо обернулась, но ничего интересного обнаружить не смогла.
   - Смотрю, нет ли здесь камер, - ответил я на безмолвный вопрос.
   - Ты спятил?
   - Когда девушка в ярости, она меньше всего следит за своим внешним видом, за тем, как лежат её волосы. Если только она не живёт больше года внутри телевизионной картинки и это не вошло у неё в привычку. Так что большой вопрос, кто из нас спятил.
   Раздувающиеся ноздри, плотно сжатые губы, изогнутые в сторону переносицы брови - банальная картина человеческого гнева. Как ни странно, некоторых подобное полотно украшало. Эдакая свирепая львица, чьи мускулы напряглись и готовы в мгновение ока бросить гибкое тело в бой. Шамшурина предпочла когти не выпускать, прошипев, едва сдерживаясь:
   - Мне скучно с тобой, Скворцов.
   - Нет, тебе не скучно. Ты просто завидуешь. Быть долгие месяцы одним из хеадлайнеров проекта, яркой участницей, о которой пишут и говорят. Нет, вру. Не быть таковой, а считать себя таковой. Разницу чувствуешь? Так вот считаешь ты, что стала мегапопулярной звездой постсоветского пространства благодаря внешности, уму, обаянию. Что там ещё можно приплести? А тут приходит колхозник из глухой провинции и спустя пару недель засветился на обложке. Ой, мамочки, а я этого так долго добивалась. Так хотела, что бы моё лицо было в каждом киоске, на каждом плакате, что бы от мала до велика меня узнавали и просили автограф, считали за счастье просто постоять рядом. Для меня в этом вся жизнь, все последние месяцы существования, а тут какой-то недоумок на повороте обходит за считанные дни. Ты и на свидание со мной пошла, как с самым обсуждаемым участником недели. Потому что фамилию мою чаще других мусолят, и рожа моя чаще других на экране мелькает. Думаешь, завтра о тебе больше говорить будут? Да, ты права. Будут говорить и на блоках писать, ведь ты знаешь секреты популярности на шоу "Сердца". Только вот незадача, одна проблемка нарисовалась - не знаешь, что с безденежным колхозником делать.
   Я ждал громогласного ора, активной жестикуляции и возможных попыток рукоприкладства. Однако Шамшурина, эта тигрица медийных джунглей просто ушла, гордая в собственной обиде.
   - Дорогая, я позвоню.
   Дорогая даже не обернулась, обозначив конец так и не успевшим начаться отношениям.
  
   26 мая, 23:12.
   Камеры во дворе.
  
   - Миш, может уже хватит? Пошли домой, комары достали.
   - Возьми спрэй.
   - Не помогает мне этот твой спрэй, - прохныкала Женя и дёрнула парня за рукав. - Миш, ну пошли. Я устала.
   - Сейчас докурю и пойдём. Хорошо? - Нестеров чмокнул надувшуюся девушку в лоб.
   - Только не долго.
   - Не долго.
   - Обещаешь?
   - Конечно, солнышко.
   Парочка обменялась поцелуями и довольная Гатилова направилась к дому, на ходу размахивая правой рукой. Нестеров постоял с минуту, провожая подругу взглядом до самой двери, а после затушил сигарету и пошёл в другую сторону. Камера выхватила из сгустившейся тьмы освещённый угол дома, где на скамейке рядом с клумбой сидел Скворцов. Парень, и без того скрытый ночным сумраком, натянул козырёк потёртой бейсболки до кончика носа, придав себе вид бездушного существа, что смотрелось жутковато на фоне игры света и тени.
   - Глаза от солнца прячешь? - с этим вопросом Нестеров плюхнулся рядом и сразу закинул ногу на ногу, по-хозяйски располагаясь на отведённой территории.
   - От луны.
   Затянувшаяся пауза перед ответом вкупе с отстранённым голосом собеседника нисколько не смутили Михаила. Следующий вопрос он выдал незамедлительно:
   - Завтра на свиданку едешь с Шамшуриной?
   Скворцов сначала кивнул, а после сопроводил свой жест словами:
   - Да, проветрю голову.
   - Ну-ну. Смотри, как бы с головой обратная история не приключилась. Катенька у нас мастерица мозги пудрить.
   - Дружеское предупреждение?
   - Скорее товарищеское. На друга ты не тянешь.
   Улыбка Скворцова была едва различима в темноте. Горевший неподалёку фонарь обзор более ясным не делал, поскольку тень от козырька бейсболки скрывала всю нижнюю часть лица.
   - Это типа спасибо за вчерашнее?
   Теперь настала очередь улыбаться Нестерову, лицо которого посторонние тени не заслоняли.
   - Рассчитываешь на благодарность, спаситель чужих отношений?
   - Нет. И уверен, ты не обманешь моих ожиданий.
   Михаил зло прищурился, на какие-то мизерные доли времени, так что зрители вряд ли могли заметить лютую гримасу.
   - Опа. И чего так борзо? - произнёс он глухо, сдерживая лишние эмоции.
   - За дело благодарить надо, а я вроде ничего хорошего тебе не сделал.
   - Вот оно как? А Ледакова иначе считает. Сегодня просто призывала вручить тебе презент за спасённые отношения.
   - Ледакова может считать что угодно. Работа у неё такая, считать и предполагать. Мне глубоко плевать на вас и ваши отношения. Тебе это известно и достаточно, остальные пускай думают, - Скворцов приподнял козырёк и посмотрел на Нестерова, впервые за время короткой беседы.
   Мишка взгляд поймал и не отводил глаз до тех пор, пока сосед вновь не уставился в землю.
   - Скворец, если бы я тебя не знал, то подумал, что рисуешься перед камерами. Смотрите, какой я благородный, спасибо мне ваших не надо, принимать их ниже моего достоинства. Так хочется тебе нос на бок свернуть.
   - Так за чем же дело встало?
   - Не играй в тупого. Ты не хуже моего знаешь, что за драки выгоняют с проекта. Я не пойму, Скворец, чего ты из себя строишь, чего борзеешь на пустом месте? Это тебе от поцелуя с Шамшуриной так крышу срывает?
   Нестеров со злостью хлопнул по груди, уменьшив количество кровососущих на две особи. Звук удара получился чётким и звонким, таким, что сидящий рядом Скворцов едва заметно вздрогнул.
   - Ну так что скажешь? - Мишка уставился на собеседника.
   - Что сказать. Если вчерашние съёмки видел, сам всё поймёшь без подсказок.
   - А я вот дурак. Не могу без дополнительных объяснений разобраться. Просвети меня, гений мысли, чего я не понимаю? Сначала с Женькой шашни крутишь в беседке; вдруг резко срываешься и мне звонишь. Что так? Испугался расправы?
   - Нихрена ты не видел.
   - Разъясни мне конкретно, чего не видел-то, - ладони Нестерова сжались.
   - Ничего ты не видел. Нервишки свои растрёпанные в порядок приведи и кассету ещё раз просмотри, тогда разговаривать будем душевно, - Скворцов поднялся с места.
   - Я ещё не закончил, - Нестеров поднялся следом и схватил Макса за предплечье.
   - Руку отпустил.
   - Куда так спешишь? Я же сказал, разговор не окончен.
   В кадре мелькнули три тени, и послышался голос Романа:
   - Ребятушки, вы чего шумите, на ночь глядя людей добрых пугаете? Вам что, перед сном заняться нечем?
   Марат остановился рядом с Поляковым, а Костик замер между конфликтующими сторонами убедительной горой мышц.
   - Мишаня, тебя девушка красивая дома ждёт, скучает, а ты хулиганство затеял. Иди к Женечке, - убедительно посоветовал Роман.
   - Не лез бы ты не в своё дело.
   - А тут все дела общие, Мишаня, всё обсуждению подлежит и каждый из нас под этим подписался. Так ступай с миром к своей дорогой и нежно любимой, а мы здесь покурим с Максимкой по-холостяцки, отрезвим шальную голову от мыслей лихих. Иди Мишаня, иди. Не переживай за Скворцова.
   Нестеров несколько секунд изучал ласковое лицо Романа, недовольно повёл головой и двинулся в сторону крыльца, по пути зацепив плечом Костяна. Попов толчка не заметил, влитой скульптурой замерев на месте.
   - Вот и ладушки, вот и молодец, - Роман дождался хлопка двери за спиной Михаила и вплотную подошёл к Скворцову. Лицо вечно ласкового и обходительного Полякова было перекошено от негодования.
   - Скворец, ты что, ты сдурел? Зачем, - он постучал пальцем по виску, - зачем совать голову в осиный рой? Ты не видишь, что с ним твориться? Ты не видишь, что парень на реальном взводе и готов в секунду с цепи сорваться, дай только повод. Водой капни на него, пар пойдёт.
   - Всё я вижу.
   - И я вижу, что ты видишь, - Роман горестно вздохнул и продолжил другим тоном: - Максимушка, дорогой, зачем понадобилось цеплять Нестерова? Чего хотел добиться, скажи на милость? Я, признаюсь, восхищался каждым твоим поступком, начиная с первого дня. Всё-то ты просчитывал, ходы свои и чужие, но эта последняя выходка за гранью разумного. В чём её смысл? Получить в бубен? К Костику обратись, он завсегда рад чужое лицо под хохлому расписать. Или ты Мишаню задумал с проекта извести? Мудрёно как-то получается. Женька сама рада тебе в постель прыгнуть, пальчиком только помани, а ты девочку отталкиваешь и парня ейного под монастырь подводишь.
   - Хреново ему, - ответил за Скворцова Марат, почёсывая выбивающиеся из-под ворота рубахи кудри.
   - Если хренова, к нам подойди, поговорим. Максимка, дорогой ты наш, мне с родным человеком по душам изъясниться нет ничего ближе. Мы в лодке одной с тобой гребём, прав я?
   - Прав, - ответил Скворцов. Мимика его была трудно читаема под тенью вновь надвинутого козырька. Роману пришлось приблизиться вплотную, дабы увидеть хоть что-нибудь.
   - Эй, дружище, ты и вправду хренова выглядишь, - Роман отстранился и перевёл озадаченный взгляд на Гацуру, - как это ты раньше моего заметил. Ну ничего, завтра нагуляется с Катюшкой вдоволь, жирок растрясёт и приедет к нам с новыми силами и в бодром расположении духа.
  
   28 мая, 02:46.
   Москва, центр города.
  
   Вчера я сорвался, потерял контроль и натворил глупостей. Сначала животный поцелуй с красоткой Шамшуриной, едва не закончившийся отношениями, после дурная перепалка с взведённым до нельзя Нестеровым. Благо, в последнем случае рядом оказался Поляков, а что касается Катерины. Нет, я не подстраивал разборку на свидании и дня правды не планировал. Вообще в идиотизме, то бишь в склонности говорить людям то, что о них думаю, ранее замечен не был. Плохое подмечается и мыслится гораздо чаще, нежели светлое и хорошее, а высказывается куда как реже. Странное свойство человеческой психики, даже забавное. Мы целиком и полностью зациклены на общественном мнении, следуем ему, живём в соответствии с его правилами, а оно изначально двулико, по природе своей притворно, имеет привкус лакированного покрытия. Иначе нельзя, иначе мы были бы не мы. Мы не возможны без золотого правила седых времён и народов, правила простого и искреннего, как взгляд дауна - все лгут.
   Известная молоденькая актриса тонет в сонме улыбок, в комплиментах её гениальному дару, в восхищении небесной красотой со штампом от пластических хирургов. Проходит неделя, другая, а она несчастна, льёт слёзы в подушку и жалуется очередному глянцу на жестокосердную жёлтую прессу и отсутствие людей, коим было бы искренне интересно, что произносят её пухлые губки. Журналист сочувственно кивает, выслушивает оду о борьбе за будущее брошенных детей, а сам косит глаз на оголившуюся ножку чуть выше колена. В этом и заключается вся правда для актрисы. Одна половина зрителей ей завидует и тихо ненавидит, другая мечтает забраться в постель красавицы. Жёлтая пресса лишь аккумулирует невысказанное и выдаёт в тираж. И все об этом знают, и все лгут, потому что иначе нельзя, иначе мы превратимся в социопатов. Кому такие нужны? Другое дело люди коммуникабельные, люди хамелеоны, в совершенстве овладевшие даром удобной лжи для максимального количества индивидуумов. Эти могут работать в разношёрстной компании от трёх человек и выше, оставляя о себе одно благоприятное впечатление, будь-то слесарь разрядник или белый воротничок с третьего этажа.
   Вчера моя коммуникабельность дала трещину, сегодня она расползлась паутинкой. Что будет завтра?
   Звонок сотового вырвал меня из плена сумбурных мыслей. Раньше, в третьем часу ночи мог звонить только брат. Я с надеждой уставился на дисплей и разочарованно выдохнул, узрев городской номер проекта "Сердца". Четвёртый звонок за сегодня. Первым потревожил Роман, заботливо интересовавшийся моим самочувствием. Походу он вызнал подробности конфликта с Шамшуриной, по-отечески пожурил за несдержанность и дал благословение на мирные переговоры. Спустя полчаса раздался звонок от Хацкевич с извечными вопросами: "кто виноват" и "что делать". Минуть двадцать я плавал в океане дешёвого сочувствия, а под конец получил адрес клуба, где Шамшурина собирается провести ночь, заливая коктейлями смертельную обиду. Ближе к полуночи в трубке послышался голосок Анечки Ледаковой. Этот обволакивающий тембр я готов был слушать сутками напролёт, соглашаясь с любым его требованием или мнением. В отличии от любителей секса по телефону я был куда как в более выгодном положении, прекрасно представляя обладательницу обворожительных ноток на том конце спутникового сигнала. Ведущая распекала меня за вспыльчивость и вздорность, я же прокручивал в голове последнюю фотосессию Анечки для мужского журнала. И вот очередной звонок.
   - Слушаю.
   - Здорово, Макс.
   - И тебе не кашлять, Фёдор Лексеич.
   - Чем занимаешься?
   - Сижу на лавочке в каком-то маленьком скверике, потягиваю пивко и размышляю о лжи.
   - О чём?
   - О лжи.
   - Не понял, повтори ещё раз.
   - О правде и лжи.
   - Аааа, ясненько. А то я думаю, что за олжи. На название фирмы больше походит. Чего звоню. Слышал, у тебя там ДТП произошло в отношениях.
   - Да так, мелочи. Я Шамшуриной слегка крыло погнул, а она в отместку мне бампер попыталась оторвать.
   - И как? Оторвала?
   - Неа. Скрылась с места происшествия, но патрульные уже звонили, беглянку нашли, и протокол о нарушении составили. Полагаю, завтра вечером будет разбор полётов.
   - Виновника уже определили?
   - Это тебе лучше известно. Считай, ГИБДД под боком находится. Все косточки перемыть успели?
   Федька сделал короткую паузу и ответил:
   - Не знаю. Я своим ДТП целый день занимался, поэтому не в курсе событий.
   - Что такое? Алла поцарапала ногтём твой шикарный Лексус?
   - Она разбила его всмятку и скрылась в известном направлении вместе с Бентли Полякова.
   Теперь паузу сделал я, переваривая услышанное.
   - Так, стоп, хватит аналогий. Что там у вас с Аллой приключилось?
   - Расстались.
   - Не понял. Подожди, я с утра уезжал, всё нормально было. Чего такого учудить успели за полдня?
   - Просто решили разойтись, вот и всё.
   - А причём здесь Бентли Романа?
   - Она к нему ушла, - как-то слишком спокойно произнёс Лукьянов.
   Пауза повторилась. За пару секунд я успел прокрутить в голове массу вопросов, подбирая верный.
   - В чём причина?
   - Говорит, что его любит.
   Я вновь обратился к списку вопросов, но он неожиданно оказался пуст. Пока информация усваивалась серым веществом, Фёдор добавил:
   - Макс, ты был прав. Помнишь, я тебе говорил, что она стала слишком ласковой и нежной?
   - Да.
   - Помнишь, что ты мне на это ответил?
   - Она спалила твою любимую рубашку?
   - Если бы, - Федька горько усмехнулся. - У тебя был ещё один вариант, касающийся чувства вины за измену.
   - Хочешь сказать, всё это время она крутила шашни с Поляковым прямо у тебя и сотни тысяч зрителей под носом?
   - Чего говорить, когда и так понятно, - раздражённо прореагировал Фёдор. - После обеда она объявила себя парой с Поляковым, а завтра, вернее уже сегодня планирует заселиться с ним в комнату Леры.
   - Пип -, я смачно выругался в трубку. - Наш разговор по общей связи?
   - Да.
   Это значило одно - каждое наше слово слышит режиссёр и по желанию может вставить в ближайший эфир. Учитывая накал происходящего, вероятность подобного исхода приближалась к ста процентам.
   - Пип -, выругался я снова. - Полагаю, спрашивать тебя о самочувствии смысла не имеет.
   - Если хочешь поглумиться, спрашивай. Буду горько жаловаться, и лить скупые мужские слёзы.
   - Поплакаться друг другу в жилетки мы всегда успеем. Ближе к обеду увидимся, если ничего не случится, - я посмотрел в сторону приближающихся пацанов. Вид у шпаны был угрожающий, обычно ассоциирующийся с требованием дать закурить.
   - Не волнуйся, с мыслями о суициде я успешно справлюсь.
   - Я не тебя имею в виду. Ладно, давай, а то мне тут объяснять дорогу к центральной библиотеке.
   Голос Федьки продолжал звучать в трубке, когда я нажал сброс и уставился на ощеренные в улыбках рты.
   - Здарова, - процедил крепыш мелкого роста в чёрной потёртой майке.
   - Здорово.
   - Как забрёл сюда?
   - Гулял по Кутузовскому и заблудился.
   - Это ты далеко ушёл, - посочувствовал кекс с оттопыренными ушами, чья улыбка привлекала внимание тёмным зубом. Явный намёк на развившийся кариес под пломбой.
   - Город плохо знаю, - признался я, незаметным движением скидывая сотовый за спину. Зелёная трава смягчила удар, даже шорохом не выдав мои действия. Если будут бить, хоть средство связи останется. Будет, с чего в травмпункт позвонить. О том, что пацаны видели мою беседу по телефону, я старался не думать.
   - Мы сами тутова теряемся, хотя местные, - выдал крепыш, и компания весело заржала.
   - А чё ты там с Шамшуриной замутил? - не выдержал темнозубый и получил тычок от крепыша.
   - Чё ты гостя сразу хернёй грузишь, Витёк. Поздороваться для приличия надо, за жизнь поговорить. Держи, Макс, - он протянул мне ополовиненную бутылку пива.
   - Хорошое, - сделав глоток, я обратил внимание на этикетку. Напиток был не из дешёвых.
   - Хуле, говно не пьём, - довольный крепыш сквозь прищур уставился на меня. Я моментально протянул бутылку в обратном направлении, но он жестом отказался. - Обижаешь, Макс. Мы здесь хозяева и мы угощаем.
   - Спасибо.
   - Да о чём там.
   Парни задвигались, рассаживаясь покругу. Сам крепыш сел на корточки передо мной и, забыв о намерениях поговорить за жизнь, спросил:
   - Ты реально к Шамшуриной яйца подкатываешь или так, мутки? Проткнёшь пару раз и свалишь?
   - А чё, нормальная тёлка, я бы её оприходовал, - подал голос один из пацанов.
   - Заткнись, Колян, ты бы и лавку поимел, - вставил темнозубый и компания загоготала на разные лады.
   - Неа, левая шмара, - подытожил всё тот же крепыш, обхвативший колени руками. - С такими хлопотно иметь дело.
   - Она тебя крутить на мизинце будет, Макс.
   - Слышь, Пупыр, ты чё лажу гонишь. Базаришь, Макса там за лошару держат?
   Я сделал затяжной глоток в ожидании долгой ночи. Вырвался из лап одних любителей почесать языками и угодил в тёплую компанию других. Вот и толкую после этого людям, что проект "Сердца" для соплюшек зелёных и махровых домохозяек.
  
   28 мая, 12:12.
   Камеры в столовой.
  
   - После неё вечно стаканы грязные, смотреть противно, - Хацкевич брезгливо взялась за кружку двумя пальчиками, демонстративно сморщив и без того маленький носик, - сплошные чёрные пятна.
   - Это Костика кружка.
   - Ну и что. Если Попова, значит мыть не надо? Порошина совсем обнаглела.
   - Сколько я помню, у Костика на стенках постоянно следы от заварки были. Как он пришёл на проект с грязной посудой, так она у него и стоит.
   - С каких это пор ты в адвокаты Порошиной записалась?
   - С таких это. Если бы ты хоть раз прикоснулась к моющему средству, - Лера борвала фразу, извлекая из горы грязной посуды очередную тарелку. Внутри завалов что-то жалобно тренькнуло и наружу выскочила ложка со следами гречки на черенке. Столовый прибор секунду балансировал на краю раковины, словно не решаясь на полёт с малой высоты и, легко позвякивая, скатился под упругую струю воды. Сотни брызг в одно мгновение взмыли вверх, мелким бисером рассыпавшись по воздуху. Хацкевич истошно заверещала, потешно взмахнула руками, пытаясь отбить летящие капли, но успеха в этом не снискала. Пришлось Алёне поспешно ретироваться к дивану, оставив подругу наедине с водной стихией. Лера подобной мелочи не заметила, одним движением руки повернув кран чуть в сторону.
   - Блин, на мне есть что-нибудь? - прохныкала Алёна, оказавшись рядом с другой подругой. - Посмотри, заметно?- Хацкевич как заведённая крутилась вокруг своей оси, в ужасе растопырив тонкие пальчики.
   Шамшурина с трудом окинула фигуру фарфоровой куколки квёлым взглядом и сподобилась на лёгкое покачивание головой.
   - Вода жирная, пятна теперь останутся.
   Не доверившись мнению подруги, Хацкевич вытянула топик, стараясь оценить степень нанесённого ущерба. Нои этот способ осмотра не принёс желаемого удовлетворения. Тогда расстроенная Алёна зацокала каблучками к висевшему возле выхода большому зеркалу, залапанная поверхность которого хранила отпечатки пальцев сотен бывших участников.
   - Значит у вас с Максом всё? - задала вопрос Лера, словно продолжая беседу, прерванную неуместной суетой Алёны.
   Сонная Катерина, полулежащая в мягких объятиях дивана, отреагировала мгновенно:
   - Не было у нас ничего такого, что бы всё.
   - Как это не было? Поцелуи, вчерашнее романтическое свидание.
   - Лера, перестань, - Шамшурина недовольно заелозила под мягким клетчатым пледом. - С каких пор один поцелуй и сорванная свиданка стали называться отношениями?
   - Ждала, поди, что он тебя здесь цветами встретит, на коленях прощение вымаливать будет?
   - Заткнись, Буцаев.
   Буцаев внемлил просьбе-приказу и продолжил молча тянуть свой чай, мелкими глотками вгоняя внутрь горячую жидкость. Однако Шамшуриной этого было мало.
   - Что, любимая Ниночка опять из комнаты выгнала? Яички маловаты для отстаивания твёрдой мужской позиции?
   - Я сам ушёл.
   - Буцаев, сказки о величии своего мужского достоинства Попову на ночь рассказывай. Его тоже вместо коврика используют. Жанночке очень удобно новенькие туфельки об новую тряпку вытирать.
   - Меня хоть не кинули посредине свидания.
   - Я сама ушла.
   - Ага, подожди, сейчас поверю, лапшу с ушей сниму только. Кто твои слова подтвердить сможет кроме тебя самой, брошенка. Скворец вовремя ноги сделал, догадался что к чему, иначе мозги пацану вынесла.
   - Буцаев, ты чай попил, - вмешалась в разговор Лера.
   - Нет пока.
   - Ты уже полчаса сидишь, хлебаешь. Иди, прогуляйся на свежий воздух, нам поговорить надо.
   - Вали отсюда, станция локаторная, - Шамшурина начала просыпаться. - Сидит и слушает, чего бы такого Ромочке рассказать. Ромочка Андрюшку выслушает и похвалит.
   - Очень надо ваши бредни бабские слушать, - хмыкнул Андрей и излишне торопливо начал собираться.
   - Правильно, иди, иди. Половым тряпкам надо чаще проветриваться.
   - От брошенки слышу, - парировал Буцаев.
   - Смотри рогами за дверь не зацепись, олень ростовский.
   На этот выпад Андрей отвечать не стал, скрывшись от атак на улице.
   - Придурок, - резюмировала Шамшурина, плотнее кутаясь в плед.
   - Полный придурок, поддержала подругу Хацкевич. Девушка вернулась из похода к зеркалу, придав фарфоровому личику былое спокойствие. - В одном Буцай прав - народ считает, что именно Скворец тебя кинул. Слышала бы ты, как пацаны вчера зубоскалили. Мужская спальня тряслась от их ржания.
   - Ненавижу Скворцова. Убила бы -пип-.
   - Кать, не обращай внимания, не трать нервы на пустое. Прекрасно знаешь, нашим дай только повод для сплетен, они такого понапридумывают, целый пожар раздуют, - Лера пыталась успокоить подругу, но тщетно.
   - Он -пип- специально в городе задержался, меня дурой хочет лишний раз выставить. Смотрите, я гуляю ночи на пролёт, а она вернуться спешит, скучает без меня -пип-.
   Хацкевич села рядом с пылавшей от гнева Шамшуриной и ради поддержки положила ладонь на коленку подруги.
   - Даже Ледакова думает, что Макс сбежал от тебя.
   Это стало последней каплей для взвинченной Катерины. Разъярённая тигрица вскочила на ноги, зашвырнув плед в угол дивана, и изрыгая проклятия, стала поминать фамилию Скворцова в сослагательных наклонениях. Хацкевич одобрительно кивала, изредка дополняя словесную вязь подруги ёмкой нецензурщиной, Светлова же напротив умолкла, с головой погрузившись в мытьё посуды. Лишь редкое позвякивание ложек напоминало о присутствии девушки. Когда запал подруги потух, Лера спокойно сказала:
   - Катюха, не переживай, на сегодняшнем собрании будет другой повод для обсуждения. Все забудут о вашем свидании.
   - Это Лукьян с Алиской что ли? - с надеждой в голосе спросила Шамшурина.
   - Подумаешь, новость, - фыркнула Хацкевич. - Всем и так было понятно, что ей нафиг не нужен этот сиволапый селезень.
   - Мне не было понятно, - возразила Лера, - и телезрителям, между прочим, тоже. Ты в курсе, что на прошлой неделе они были признаны самой романтичной парой шоу, а их рейтинг один из самых высоких за всю историю существования проекта?
   - У самого мелочь в кармане гремит, а туда же лезет, хочет кусочек повкуснее отхватить, - Хацкевич проигнорировала вопрос подруги, продолжая рассуждать. - Только не рассчитал силёнок с Селезнёвой, надорвался. На дворе лето, девочке обновки нужны, денежки на красоту, а этот балбес с поцелуйчиками на бортике бассейна лезет.
   - И я думала, что у них это ненадолго, но что бы так быстро, - успокоенная Шамшурина возлегла на диван, вернув клетчатый плед на ножки. - Я обалдела, когда вы позвонили. Вчера муси-пуси сладкие с обнимашками и вдруг разрыв без видимых причин. Если бы мальчик новенький на горизонте замаячил, я ещё понимаю, но Роман?
   - Никто не ожидал, - Лера звякнула половником на сушилке. Она не просто порвала и ушла к другому. Она с ним жить хочет отдельно.
   - Подумаешь.
   - Алёна, так, на минуточку, она Фёдора два месяца томила, пока на заселение согласилась, а тут без лишних вопросов, даже поцеловаться толком не успели. Складывается ощущение, что Алиса давно Лукьянову рога наставила, второй роман параллельно крутила.
   - Глупости, мы бы заметили.
   - А у тебя есть этому другие объяснения?
   Хацкевич постаралась наморщить идеально гладкий лобик в попытке глубокого мыслительного процесса.
   - Хотела поднять свой рейтинг кидаловом, - наконец ответила она, так и не сумев изобразить морщинки размышления.
   Светлова улыбнулась. Впрочем, её улыбка осталась тайной для подруг, став достоянием одной камеры и миллиона телезрителей.
   - Не хочу повторяться, но её рейтинг и без того зашкаливал. Алиса очки набирала благодаря отношениям с простым парнем из провинции. Помнишь, как её до Фёдра называли?
   - Девочка-пиявка, - ответила Шамшурина за Алёну.
   - Ни одного богатого мужика на проекте не пропустила. И вдруг обыкновенный парень, не хватающий звёзд с неба. Наши телезрители с ума сходили от такой метаморфозы.
   - Так уж и с ума, - буркнула Алёна вместо контраргумента.
   - Я слышал слово ум, не меня ли случаем вспоминаете, - на территории кухни появился жизнерадостный Чумилов.
   - Не волнуйся, к тебе это слово прямого отношения не имеет, - моментально отреагировала Шамшурина, нахмурив брови.
   Сидящая рядом Алёна напротив обнажила в улыбке идеально ровные зубы и ради вящего эффекта закинула ногу на ногу, оголив соблазнительное бедро.
   - Ты откуда такой радостный? - с сахарком в голосе произнесла она. - Неужели порвал с этой дохлой курицей?
   Обыкновенно томный Чума действительно выглядел чрезмерно подвижным. Пока сладкой рекой лился вопрос из уст Хацкевич, он успел извлечь из холодильника яблоко и ополовинить его одним надкусом.
   - С Кожевниковой что ли? - с трудом произнёс Чумилов, не переставая работать челюстями. - Мы с ней особо не встречались, что бы бросать друг друга.
   - Хочешь сказать, у вас не было интимной близости?
   - Лера, дорогая моя, как любит говаривать наш Роман: спать вместе и строить отношения - это не одно и то же. Тебе ли этого не знать.
  
   28 мая, 16:45.
   Камеры в беседке.
  
   Он улыбался. Как-то нелепо, смешно, будто девочка-скромница на смотринах, стесняясь собственной улыбки. А без неё он не мог совсем. Казалось, убери её, сотри с лица и беспощадная сила расплющит в тот же миг, пятна мокрого на дощатом полу не оставит. И мне не по себе было от этой улыбки, что крепким узлом держала разваливающегося Федьку. Лучше бы он рыдал, захлёбываясь в слезах и соплях, проклинал мерзкую тварь, согретую чужими объятиями. Лучше бы ругался отборным матом, грозился расправиться с ней и Поляковым, чем вот так вот, смущаясь и неловко подбирая слова резаными фразами говорить о потери.
   - Люди не меняются, Макс. Люди, не меняются, они просто учатся лучше лгать. Считал тебя циником, а ты видел. Блин, как ты увидел? Любовь слепая, - он замолчал. Я же молчал с самого начала, не находя слов, не пытаясь найти их. Утром, возвращаясь из города в лёгком подпитии, проигрывал в голове предстоящую беседу, выстраивал в голове логические цепочки из умных слов. Не обязательно произносить вслух сакральное "я же говорил", что бы играть роль мудреца в глазах собеседника. У меня обычно хватало мозгов на подобные представления, удовольствие от режиссуры которых получал ничуть не меньшее, чем Джеймс Камерон от кучи Оскаров за "Титаник".
   - Завтра в город отпрошусь. Хочу старину Фрейда купить. Думаешь, отпустят на пару дней?
   - Не знаю.
   - Я поговорю с Ледаковой, она отпустит, - он снова замолчал.
   Сегодня впервые в жизни тошнило от фраз "ты был прав", "ты же предупреждал" и Лукьянов сам того не понимая щадил меня, скупо отвешивая комплименты. Да, я предвидел. Особо не напрягаясь, походя выдавал прогнозы, навешивая ярлыки людям, которых знал без году неделя. Теперь всё это казалось дешёвой подделкой на фоне настоящей боли. Проступало уродливым комком собственной значимости после совершённых поступков и тонн грязных сплетен, коими эти поступки успели обрасти.
   Если верить словам угодливого Лыпарева, Лукьянов полдня дичился разного общения, ходил в наушниках и всячески игнорировал вопросы и соболезнования. Потом приехал я, с порога атакованный любителями горячих подробностей. Шамшурина с самого утра напустила туману на сорванное свидание, так что любопытствующих хватало. С боем прорвав окружение, я выбрался сам и Фёдора вытащил следом. Парень к тому времени превратился в ходячее привидение, своим бледным видом и отсутствующим взглядом пугал наиболее робких зрителей.
   - Хочу уйти с проекта. Если Ледакова не отпустит, сам сегодня сбегу.
   - Не суетись, ноги сделать всегда успеешь. - Я нащупал внутри себя разговорчивого парня с багажом советов и начал выдавать одну мысль за другой: - уходить нужно иначе. Когда сбегаешь от боли или от безысходности, это навсегда остаётся с тобой. Навсегда - это совсем хреново. Даже красивая любовь в фильмах столько не длится. Соберись с духом, изучи рану, сделай необходимые выводы и только потом иди дальше.
   - Сам от себя не убежишь.
   - Банально, но верно. Если не глядя прикроешь рану ладонью и убежишь, сверкая пятками, то рана от этого меньше не станет, не потеряется где-нибудь по пути и не рассосется чудесным образом. Наоборот, начнёт болеть и гноиться, требуя к себе повышенного внимания. Пока не поглядишь, не разберёшься в чём дело, боль никуда не денется, а будет только расти, грозя перейти в гангрену.
   - В книжке по медицине вычитал, Макс? Или сам шкуру подпалил?
  
   Восемь месяцев назад.
  
   - Привет, Макс. Нам надо поговорить.
   Не самое лучшее начало для телефонной беседы с любимой девушкой. Великое множество писателей разбирало по косточкам ощущение того, кому предназначалось подобная фраза. Писателей то было много, а выводы склонялись к одному - предчувствие чего-то нехорошего.
   - Привет, Марин. А мы с тобой чем сейчас занимаемся?
   - Макс, ты меня не понял. Нам нужно увидеться, срочно.
   - К чему такая спешка, завтра увидимся. Или у твоей болонки опять вареник в глотке застрял? - я пытался хохмить, всеми фибрами души чуя, что дело дрянь.
   - Макс, сегодня. Я говорю серьёзно. Выдели для меня минут десять из своего вечно забитого графика.
   - Ладно, понял. Прокачу я Лёху с его вечно чахнущим ноутбуком. Куда сходить желаешь? Мне тут отличный фильм рекомендовали из серии "он и она", пара недоразумений и happy end с поцелуями на фоне заката. Всё, как ты любишь. Никаких врачей наркоманов и электродов в черепушке, обещаю.
   - В кино я не пойду. Давай в парке в районе шести, возле фонтанчика.
   - На нашей скамейке?
   - Да, - произнесла она, слегка помявшись.
   Дело точно дрянь. Раньше фраза "возле фонтанчика" звучала именно как "на нашей скамейке".
   В последний месяц отношения с Маринкой претерпели некоторые изменения. Я был склонен видеть корень зла в проблемах на работе. Предстоящее сокращение и уход в никуда дамокловым мечом нависло над буйной головушкой. Начальство выжимало из фактически бывшего сотрудника последние соки, как обычно шантажируя денежным вознаграждением. И я вёлся на эти угрозы, вечерами просиживая за офисным столом. Маринка по этому поводу сильно нервничала, при встречах выглядела раздражённой, сидела как на раскалённых углях, избегая поцелуев и нежных слов. Я в ответ улыбался, просил потерпеть ещё чуть-чуть, скрывая отвратное настроение за повышенным чувством юмора. Шутки, смешные и не очень, автоматной очередью вылетали из моего рта вместе с жизнеутверждающими тезисами. Иногда они достигали своей цели: пасмурная Маринка расцветала, становясь собой прежней, и я сам начинал верить в то, что говорю. Дамоклов меч исчезал вместе с отчётом и колонкой вакансий, а перед глазами было лицо любимой девушки, живое и такое родное. Только она одна и светлое будущее впереди.
   Я пришёл в парк за полчаса, побродил среди старых дубов, купил у румяной продавщицы любимое Маринкино мороженое с вишнёвым джемом и шоколадной крошкой на белоснежной шапке. Мелочь в кошельке грустно звякнула, и я поспешил спрятать его карман, стараясь не думать о приближающемся финансовом коллапсе. Прорвёмся. У нас молодым и здоровым везде дорога.
   За десять минут до назначенного времени я вышел к нашей скамейке, срезав путь через парк по усыпанной разноцветной листвой дорожке. Маринка уже была на месте в своём любимом тёмно-синем пальто и небрежно повязанном поверх ворота красном шарфе. Последний аксессуар был скорее данью моде, нежели действительной необходимостью в тёплые деньки бабьего лета.
   - Привет.
   - Привет. Будешь мороженое? - я протянул любимой стаканчик вместо привычного поцелуя. Почему не прижался к ней губами? Наверное, в тот момент, в глубине черепной коробки понял, что всё. Передо мной стояла чужая девушка, со знакомыми до боли чертами лица и запахом, который так любил вдыхать, прижимаясь в порывах нежности к её шелковистым волосам.
   - Нет, спасибо.
   - Как хочешь, - я демонстративно впился в холодную массу, ощущая пронзительную ломоту в зубах. - Ты сегодня рано.
   - Я тороплюсь, решила пораньше заскочить в новый магазин. Он проходит, то есть распродажа была утром, но, - Маринка поняла, что несёт бессвязный сумбур и резко остановилась, посмотрев в мои глаза. До этого она изучала плавающую листву в тёмной воде фонтана, и я мог лишь угадывать смятение в её взгляде. Но стоило нашим глазам соприкоснуться, лавина коктейля из чувств со стойким ароматом нерешительности передалась и мне, горьким привкусом неминуемого наполнив ротовую полость.
   - Ты раньше никогда не расставалась?
   - Что? - опешила она, но не от сути вопроса, а скорее от звука моего голоса, словно он разбудил её посредине ночи.
   - Марин, завязывай с дешёвыми мелодрамами. Сейчас начнёшь говорить, что нам было хорошо вместе и я отличный парень, но судьба штука сложная и у нас ничего не получится.
   - Макс.
   - Поэтому давай расстанемся друзьями и будем хранить вечную память о светлых отношениях в наших сердцах.
   - Макс!
   - Будем созваниваться по крупным праздникам, на мелкие строчить шаблонные эсэмэски, а на дни рождения обмениваться дешёвыми, ничего не значащими безделушками.
   - Макс, закрой рот!
   - А когда появятся дети, будем мило умиляться и уверять друг друга, что вот этот малыш как две капли вылитая ты Маринка. Ой, Максимка, а твой-то сорванец как на тебя похож. Такой же вихор и ушки просто замеч...
   Марина заткнула мой словесный поток ладошкой, обтянутой красной лайковой перчаткой.
   - Всё? Ты закончил?
   Я молчал и не делал попыток снять живой замок с собственных губ. Проходящая мимо старушка умилилась от вида паренька, целующего пальцы девушки. Как это романтично - два молодых любящих сердца на фоне яркого осеннего парка, где пронзительный ветер гоняет разноцветную листву по сырому асфальту. Я смотрел в её глаза, она в мои, и не было здесь ничего такого, чему можно посвятить стих или воспеть в балладе. Если бы умиляющаяся пенсионерка заглянула мне внутрь, то подивилась царящей кругом пустоте. Никакого намёка на чувства. Сознание работало чётко, без сбоев, отмечая саму старушку, румяную продавщицу мороженого, стайку первоклашек с тяжёлыми ранцами, но не карие глаза девушки, в которых когда-то давно тонул.
   Я продолжал стоять и ждать. Подобная покорность ввела Маринку в заблуждение, и она отвела руку, освобождая моё ротовое отверстие.
   - У меня губы в сладком. Боюсь, теперь твоя перчатка тоже.
   Она брезгливо посмотрела на ладошку и поспешно полезла в сумочку.
   - Ладно, я пошёл.
   Она замерла, так и не достав платок.
   - И это всё?
   - А ты что хочешь: бурные рыдания или сцены ревности?
   - Макс, не ломай комедию. Ты прекрасно знаешь, что я не это имела в виду. Для двух лет отношений такой конец, мягко говоря, глупый.
   - Какая разница, глупый он или нет, если это конец. Кому какая разница.
   - Для меня есть разница. Нет, я не прошу остаться друзьями, хотя хочу этого всем сердцем. Я просто прошу нормального разговора двух адекватных людей. И прошу я не так много за те два года, что мы были вместе. Понимаешь, Макс, мы сейчас расстанемся, но память наша никуда не денется, и мы будем вспоминать о тех временах. Ты хочешь, что бы это воспоминания были с горьким осадком?
   - А с чего ты взяла, что я вообще захочу помнить тебя и всё, что с тобой связано?
  
   28 мая, 16:52.
   Камеры в беседке.
  
   - Макс. Маакс.
   Кто-то потряс меня за плечо, выхватив из лап прорвавшихся воспоминаний. Воспоминаний, которых я не помнил, которых у меня не было до этой самой секунды. Нет, они существовали, но находились так глубоко, запрятанные в пыльные склепы сознания, что на поверхности о них ничего не напоминало - ни малейшего волнения, ни кратковременного озарения. Даже сейчас, вспомнив наш последний разговор, я не видел её лица, лишь запах и тембр голоса, и ещё её любимое тёмно-синее пальто, и ещё волосы до плеч цвета... Твою едрить. Я сморщился от волн боли, идущих повсюду, никем не контролируемых, захлёстывающих берега сознания с каждой секундой всё больше и больше, знаменуя собой приход стихии куда как масштабнее и разрушительнее, способной поглотить оставшиеся островки разумности. Стоп машина. Пора задраивать люки.
   - Макс, ты куда пропал?
   - Да так, вспомнил кое-что, чего вспоминать не следовало.
   - Девушка?
   - Девушка.
   - Она от тебя тоже ушла?
   - Вроде того. Давай сменим тему разговора.
   Лукьянов вздохнул.
   - Если бы всё так было просто - поговорил о другом, и она вылетела из головы. Не могу я сейчас о другом думать. О ней не могу и о другом тоже. Забыть бы всё к чертям, вычеркнуть из головы.
   - Как папку из компьютера удалить?
   - Ага, причём безвозвратно.
   - Не получится. Считай, часть этих файлов системная и без них твоя машина, - я постучал пальцем по голове, - нормально функционировать не сможет. Максимум, что возможно сделать, это поставить пометку "скрытые". На глаза попадаться перестанут, но вот место в памяти занимать будут, и ссылки на них останутся.
   - Разве такое возможно? Просто захотел и забыл?
   - Возможно. Не просто, конечно, но возможно.
   Федька заметно оживился.
   - Я слышал там про всяких экстрасенсов, которые вспомнить помогают, но наоборот, вот так вот забыть, как будто и не было этого в твоей жизни.
   - Человеческое сознание подобно пластилину - лепи, чего хочешь. И без всяких там экстрасенсов. Главное иметь терпение, волю, ну и немного понимания того, чем занимаешься.
   - Слушай, Макс, - Лукьянов нервно погладил кончик носа, - а ты знаешь, как это делать? Лепить в смысле?
   - Похоже, знаю.
   - Научи меня, что бы даже напоминания не осталось. Запрятать всё к чертям куда подальше и жить нормально без этой..., - он замялся, и предложения не закончил.
   - Нет.
   - Не хочешь раскрывать секрета? - Федька выразительно покосился на камеру.
   - Никакого особенного секрета нет, просто у каждого действия есть свои последствия, а последствия добровольной амнезии я пока не изучил.
   - Может нет никаких последствий? Поставил галочку "скрытые" и забыл благополучно. Вычеркнул из головы и живи себе дальше припеваючи. Я ещё школьником так один порно фильм на компьютере спрятал. Только через три года случайно на него наткнулся. Прикинь, всё это время "Развратные студентки" лежали вместе с семейными фотографиями в одной папке.
   - Нормально ты сейчас спалился на всю страну, - пришла моя очередь коситься на камеру.
   Федька весело рассмеялся, как делал это много раз прежде, до расставания.
   - Ерунда, я теперь большой мальчик и батя ремнём не выпорет. А насчёт палева лучше себя вспомни. Кто на дверце женского туалета вывесил фотку Шамшуриной с надписью "спасибо, самоудовлетворился"?
   - И, правда, палево, - сквозь улыбку согласился я, прислушиваясь к шороху в растительности. Некто уже минут пять шумел в близлежащих кустах, привлекая моё внимание.
   - Здесь всё всем видно и все всё запоминают. Вон, Гацура в первую же неделю на проекте засветился с дыркой на трусах. Так пацаны Марата долго дразнили рваной задницей, пока он одному промеж глаз не засветил.
   - И как? Не выгнали?
   Федька было замер, прислушиваясь к шороху, но после моего молчаливого сигнала продолжил:
   - Как видишь. Посчитали его действия обоснованными.
   - Обоснованными? Это же замечательно, - я резко выпрямился и запустил камешек в тень, едва проглядывающую сквозь густую растительность.
   В кустах ойкнули и после голосом обиженного Лыпарева посетовали:
   - Скворцов, ты урод, а если в голову? Знаешь, что за такую фигню с проекта вылетают?
   - Во-первых, ты уши распустил, где тебя не просили, во-вторых, в голову я не попал, следовательно, могу считать свои действия обоснованными. Я прав, Фёдор?
   - Ты прав, Макс. У тебя кирпичика случаем не найдётся?
  
   Восемь месяцев назад.
  
   - Ты всегда был немного того, Скворцов.
   - Уже Скворцов, - я выдавил усмешку, наблюдая за попытками Маринки избавиться от пятен на перчатке. Белоснежный платочек яростно тёр блестящую поверхность, грозя содрать кожаный слой. - Интересно, его ты как называешь? Мишанечка или может Павлуша?
   Раздосадованная, она бросила скомканный платочек обратно в сумку и со странной весёлостью в голосе произнесла:
   - С чего ты решил, что у меня кто-то есть?
   - С того, что вы, девушки, в никуда не уходите. До конца дней будете существовать с нелюбимым, с конченым алкашом и дебоширом, если жизнь не подкинет более менее сносного варианта. По вечерам будете лить слёзы над мыльными сериалами, когда очередной Рикардо засосёт Марию, спасённую из лап отъявленных мерзавцев, а на следующий день будете давать советы по домострою сопливым сослуживицам. Они будут ахать и охать от радужного полотна семейной жизни, вы же, расписывая картину сахарным маслом, в тайне поглядываете на попку юного клерка и чёрной завистью завидуете их молодости, всему тому, что у них впереди. Но унывать рано, ведь существуют одинокие женщины лет за тридцать. Стоит такой появиться но горизонте и вы моментально делаете хвост веером, таскаете ей фотографии с семейных празднеств и счастливо делитесь заботами замужней женщины, что, впрочем, не мешает вам в курилке или по пути домой обсуждать вместе с другими эту брошенку.
   - А вы, мужчины, как ненасытные обжоры в мясной лавке, всю жизнь выбираете грудки и ляжки, где побольше, да посочнее. Выберете красивую курочку, похвастаетесь перед друзьями и коллегами, а сами снова рвётесь в мясную лавку к новому привозу, пока свежих цыпочек не расхватали. Так и бегаете всю жизнь, пока есть деньги и силы, а когда то и другое заканчивается, рассказываете толстобрюхим приятелям о своих походах по лавкам, словно это ваши единственные подвиги, достойные упоминания.
   - Глупо, - я грустно улыбнулся.
   Это глупо относилось к нам обоим, но Маринка приняла всё на свой счёт. И без того заведённая, она зло выпалила:
   - Если хочешь знать, его зовут Андрей. И помимо машины, квартиры и собственного бизнеса у него есть цель в жизни, стремление чего-то добиться. Не все, Скворцов, мечтают существовать на зарплату менеджера среднего звена ради пивка по пятницам с друзьями.
   - Иногда по субботам, - дополнил я.
   - Не ёрничай, у тебя это слабо выходит, как и многое другое.
   Маринку понесло. В таком состоянии она могла говорить долго и упорно, выскребая самую залежалую грязь, был бы только слушатель с возражениями. Последнее служило углём для кочегарки, который требовалось вовремя подкидывать для поддержания заданного пламени праведного гнева.
   - Знаешь, как меня достали эти дурацкие походы по кино, по паркам, зимние пьянки на квартирах у таких же друзей-неудачников. За всё время мы лишь пару раз выбирались на турбазу, да и то, рядом с городом. Другие в Питер постоянно мотаются, в Москву, лето заграницей проводят, а что ты? Чего ты хочешь от этой жизни? Проводить отпуск в палатке, спать на полусдувшихся матрасах, пока врачи разрешают? Чего молчишь? Или пожалуешься на отсутствие богатых родственников и связей? Ты же так любишь жаловаться на несправедливость общества. Только вот Андрей почему-то добился всего сам, без мохнатой лапы, вкалывая семь дней в неделю и не отвлекаясь на пространные рассуждения о смысле жизни за кружечкой пива. Ему нет и тридцати, а он может позволить себе месяц отдыха в Карловых Варах или поездку в Тибет. Да, да, не удивляйся. Просмотру блокбастеров он предпочитает походы по художественным галереям и историческим местам, а в его библиотеке вместо затёртого до дыр Лукьяненко стоят Мураками и Коэльо.
   - Лично стоят?
   - Что?
   - Ну, Коэльо с этим как его там, японцем. Они лично там стоят? Я просто подумал, если Андрей может позволить себе месяц в Карловых Варах.
   - Дурак ты, Макс, - Марина вместо взвинчивания оборотов неожиданно успокоилась и совсем тихо произнесла: - мне тебя жалко. Ты парень хороший, но страдаешь распространённым заболеванием среди русских мужчин. Так и будешь лежать на печи, ждать счастливую щуку. Авось повезёт и печка вдруг сама поедет к проруби, откуда прямо в руки прыгнет золотая рыбка. Чего молчишь? Скажи уж что-нибудь на прощанье.
   - Давно вы начали встречаться?
   Маринка подняла плечи, словно ей стало зябко.
   - А, ты об этом. Мужское самолюбие уязвлено. Не переживай, я тебе не изменяла.
   - Случаем это не тот Андрей, который полгода назад подвозил тебя с работы на Субару?
   - Разве это имеет значение? Тогда мы были просто друзьями.
   - А не просто друзьями вы стали в последний месяц?
   Маринка нахмурила брови.
   - Что ты этим хочешь сказать?
   - Ничего особенного. Просто именно в этот период жизни Макс оказался у разбитого корыта с мелочью в карманах, - я задумчиво посмотрел в сторону и резко тряхнул головой, словно освобождаясь от наваждения. - Наверное, совпадение. Придёт же такая ерунда в голову.
   - Я не понимаю. Ты что, ты рассчитываешь, что я из жалости останусь рядом и буду утешать тебя, здорового лба?
   - За два года ты прекрасно научилась читать мои мысли.
   - И это всё?
   - Похоже, что так.
   - Прощай, Макс, - она поправила сумочку на плече и не дожидаясь ответных слов с моей стороны, зацокала каблучками в сторону аллеи.
   - Прощай, любимая.
  
   28 мая, 20:12.
   Камеры в центральной беседке.
  
   Резкий толчок в бок едва не опрокинул меня на пол. Попов дружески подмигнул и кивнул в сторону Ледаковой. У Костяна были свои понятия о силе и слабости. На той неделе он отблагодарил Светлову за пришитую пуговицу хлопком по спине, звон от которого долго стоял в ушах присутствующих.
   - Алло, Максим, ты с нами?
   - Да, - я зачем-то посмотрел вверх и временно ослеп от софитов, подсвечивающих нашу Анечку.
   - Тогда будь любезен повторить вопрос, ответ на который мы ждём.
   - Когда ты выйдешь замуж?
   Шушуканье прекратилось, а Гацура тихонько присвистнул. Нашу красавицу ведущую только что ленивый не шпынял за статус одиночки. При внешних данных, определением которых служило слово сногсшибательная, и успешной карьере, уровень которой ведущие отечественные таблоиды оценивали на пять с плюсом, не смотря на всё это, Анечка продолжала оставаться самой завидной невестой страны. Годы шли, рос шлейф слухов о скороспелых любовных романах, то на берегах сочинского кинофестиваля с заезжей иностранной знаменитостью второго плана, то на очередной столичной тусовке, где наша Анечка засветилась с сынком банкира. В последнее время тема брака перекочевала с обложки глянцевых журналов на последние страницы в рубрику юмор, что вряд ли могло понравиться светской львице Ледаковой, для которой общественное перешёптывание за лопатками имело повышенное значение.
   - Увы, Максим, ответ на этот вопрос не твоего ума дело, - Ледакова и бровью не повела, без видимых усилий парируя шпильку. - Ты лучше поведай нам, где ночь провёл? Катерина скучала одна одинёшенька за коктейлем в клубе. Её подруги устали тебе звонить и намекать, где она и чего ждёт. Что же ты, Максим, потерялся во всех смыслах? В какие дебри тебя занесло, что на утро перегаром разило?
   - Гулял по ночной Москве, изучал местные достопримечательности.
   - Ты случаем не ошибся, - перебил меня Никита, - клуб путешественников по-другому каналу идёт.
   Ледакова тему канала развивать не стала, зацепившись за мои слова:
   - Значит, вчера ты променял нашу Катерину на прогулку по Москве, да ещё с литрами пива, судя по запаху.
   Шамшурина сидела практически напротив меня, необычайно молчаливая, с неестественно ровной спиной и отстранённым лицом. Кулачки девушки лежали на сведённых коленях, хотя обычно она опиралась руками на скамейку, слегка откидываясь назад, в то время как соблазнительные ножки лежали одна на другой, давая мужской телеаудитории простор для сексуальных фантазий. Отъявленная стервоза была уязвлена в самое сердце самолюбия; бери и добивай, пока в себя не пришла и иголки не выпустила. Об этом я подумал, но сказал иное:
   - Катя не товар, что бы я менял её направо и налево. Она просто дала понять, что у нас ничего не получится и мне не стоит особо губки раскатывать. Кстати, за это я ей благодарен. Другая на месте Кати могла мурыжить до посинения.
   Слева активно зашептались Кожевникова с Гатиловой, и пару слов дошло до моих ушей:
   - Врёт напропалую.
   - Ты точно о нашей Катеньке говоришь? - Ледакова акцентировала внимание на Шамшуриной. - Катя ты способна не мурыжить парней до посинения и не складывать их штабелями возле ног?
   - Девушки иногда устают от штабелей, - излишне развязано произнесла Катя, опираясь ладонями на скамейку. Интересно, когда она успела сменить позу?
   - А этот ваш страстный поцелуй в гостиной, разве он ничего не значит? Насколько знаю, а знаю я тебя давно, такие вещи только заводили Екатерину Шамшурину.
   - Этот поцелуй, - Катя кокетливо посмотрела на меня, - навсегда останется в наших сердцах. Но к сожалению в нашей жизни на одних поцелуях далеко не уедешь. Поэтому будем продолжать ждать своего принца на белом коне. Авось заскочит, - она тряхнула чёлкой, состроив расстроенную мину. Едва камера взяла её крупным планом, Шамшурина ожила и звонким голоском продекламировала: - ау, принц, где ты? Твоя принцесса ждёт тебя.
   Народ заулыбался, а довольная Шамшурина закинула ногу на ногу, приводя в действие термоядерное оружие.
   - Принцев на белом коне у нас ждёт не одна Екатерина. Надеюсь, они внемлют твоему призыву и почтят наш проект своим присутствием, а сейчас реклама. Не переключайтесь, будет интересно.
   - Перерыв, - проорал зычный мужской голос и стайка гримёров окружила ведущих.
   - Будто прямой эфир ведём, - посетовал Никита, подставляя щеку под кисточку.
   Ответа Ледаковой я не услышал, но зато услышал мягкое предупреждении:
   - Скворцов, будешь умничать в мой адрес, педикюр сделаю.
   - Договорились, - я поднял раскрытую ладонь в знак примирения.
   - Юлит, лиса.
   - Он вчера -пип- своими эсэмэсками. Только начинаю засыпать, дриньк, пришла.
   - Неа, Андрюха, это от моста налево надо ехать. Что? Может минут пять, не больше.
   - И чего ты хочешь этим добиться? У нас на Гацуру не обижаются.
   Говорили все, говорили много, словно пытались выговориться в отведённые пять минут без камер, без ежесекундного подглядывания и подслушивания. Один Лукьянов присмирел справа от меня, изучая стыки деревянного пола. Парень готовился к предстоящему обсуждению собственной персоны или просто не мог видеть счастливого лица Селезнёвой, чью руку капканом сжимал Поляков. Я снова посмотрел на Алису и вычеркнул слово счастливое. Обычное лицо девушки, когда надо улыбающееся, когда надо безмятежное. Так сразу и не скажешь, что это особа обрела долгожданную свободу, разорвав тягостные цепи, волею судеб соединявшие с нелюбимым мужчиной. А может нет тут никаких любимых, напора возвышенных чувств и прочей лирики? Может всё банально и просто, как в картинках возвращающейся памяти из холодного осеннего парка - она нашла вариант получше и теперь будет держаться его, пока не мелькнёт на горизонте новая заманчивая перспектива.
   Зря я коснулся призрачного образа Маринки. Чёрная воронка воспоминаний возникла без лишних предисловий и с бешеной скоростью принялась поглощать сознание, стягивая реальность в одну мизерную точку. В этом провале не было чётких картинок, один хоровод расплывчатых пятен и далёкие голоса вперемешку с музыкой, шумом машин, запахом павшей листвы. Лицо Маринки так и осталось размытым, как я не пытался приклеить к образу любимой череду обликов, предлагаемых угодливым воображением. Это казалось сплошным безумием, бросавшим в отчаяние, потому что помнил многое: как она смотрела, улыбалась, как вскидывала в удивлении изогнутые дуги бровей, но портрет целиком ускользал. Иногда чудилось, что вот-вот, ещё чуть-чуть и есть черта, есть главный кусочек пазла, есть эти влажные губки, слегка влажные, сведённые в тонкую ниточку усмешки. Начинаешь цеплять рот к общему образу и получается Кожевникова или артистка из рекламы, а то и вовсе Гацура с нагловатым прищуром.
   Справа монотонно забубнил Федька, и я поплавком вынырнул в мир реальных вещей.
   - Аня, у меня всё хорошо.
   - Фёдор, я понимаю, что твой приятель провёл предварительную подготовку и строго настрого запретил выражать эмоции. Он видит проблему со своей колокольни, но поверь, иногда лучше выплеснуть чувства наружу, не держать боль внутри. Посмотри вокруг: здесь сидят ребята, которые хорошо тебя знают и желают тебе одного добра. Пойми, в такие моменты нельзя замыкаться или доверять одному Скворцову, у которого своих проблем выше крыши.
   - У меня всё нормально.
   Лукьянов держался молодцом, даже пытался улыбаться.
   - Нормально? - несколько обиженным тоном произнесла Ледакова, словно у неё отняли любимую игрушку. - Федя, ты на себя посмотри. На тебе же лица нет. Второй день привидением бродишь по дому.
   - Аня, чего ты его слушаешь, - возмутилась Жанна и указующим перстом ткнула в мою сторону, - этот накачал его перед собранием: никого не слушай, никому не верь, вокруг одни придурки. Вот он и сидит как марионетка. Что, Скворцов, скажешь не так?
   Я ответил, но не Жанне, а Ледаковой:
   - Не понимаю, зачем к Лукьянову привязались? Хотите вскрыть внутренности и посмотреть, насколько больно.
   - А ты хочешь назначить лечащим врачом лично себя? - встрял Никита. - Интересно, кто тебя назначил. Может ты сам? Не слишком высоко взлетел для пернатого, Скворцов? Не рано ли коллективу свои правила диктуешь?
   - Не рано ли говоришь от имени коллектива, - подстраиваясь под тон Никиты, выдал я, с опозданием осознавая, что ляпнул лишнего.
   - Пока здесь я ведущий, а ты рядовой участник проекта, - голос Никиты звенел от раздражения. - и не всё, что позволено тузу, дозволено шестёрке.
   - Тихо, ребята, - Анечка мягко коснулась коллеги рукой, - ситуация сложная и все мы немного взвинчены, но давайте будем говорить, а не отмалчиваться. Проблемы и вопросы решаются только путём переговоров и никак иначе. Не игрой в партизан, Максим и Фёдор, а конструктивным диалогом.
   - Анечка, разреши, я скажу, - Поляков поднял руку, точно прилежный школьник перед строгим учителем.
   - Да, Роман, мы тебя слушаем.
   - Ребята, коли зашла речь о Фёдоре с Алисой, выскажусь я, как лицо виновное. Да, да, я не снимаю с себя вины за разгоревшийся конфликт. Такая красивая, такая замечательная пара, которой любовались все и каждый, оказалась разрушенна. Но видит всевышний, - Роман поднял глаза к небу, - я не хотел этого. Как принято говорить в таких случаях: сердцу не прикажешь. И я не хозяин своим чувствам. Алиса нравилась мне давно, до боли в груди, но дрянная натура кобеля-одиночки мешала сделать первый шаг. Она же проявляла симпатии ко мне; я это чувствовал и понимал, что шлейф дурной славы отпугнёт кого угодно. Стоит ли винить Алису, существо хрупкое и ранимое, за отвагу внемлить рассудку больше нежели сердцу, за выбор парня хорошего, достойного её любви, а не подлеца, в которого я успел превратиться. Но, увы, нам не подвластны собственные чувства. Анечка, помнишь твоё прошлое день рождения, когда мы с Алисой уехали на одном такси?
   - Я тогда в дрова нажрался, - отчётливо пробубнил Гацура соседке.
   - Тогда мы были вот на столечко, - Поляков показал пальцами пару сантиметров, - что бы не кинуться друг другу в объятья. Поступи я тогда согласно своему сердцу, а не разуму, не было бы сейчас столько боли и разочарования. Мы долго и тщательно скрывали свои чувства: я колобродил по ночным клубам, Алиса нашла поддержку в лице Фёдора и оба мы искренне верили, что удастся забыть о..., - Роман сделал паузу, дабы всем стало ясно, насколько тяжело ему даётся каждое новое слово. - Поверьте, меньше всего мы хотим начинать отношения с чужой боли, но продолжать скрывать любовь выше наших сил.
   Столь проникновенная речь вызвала мертвенную тишину, создала целый ряд задумчивых лиц в кадре. Всеобщую гармонию нарушал лишь один мужичок из числа обслуживающего персонала, чьё присутствие угадывалось по чавкающему звуку пережёвываемой жвачки. В эфир звук не шёл, поэтому жуй дядя на здоровье.
   - Роман, никто тебя осуждать не собирается, - Ледакова посчитала нужным нарушить тишину. Более того, с моей стороны уважение и почёт за решение принять удар на себя в столь сложной ситуации. Нужно иметь мужество, что бы сказать именно эти слова, именно здесь и сейчас.
   Поляков удручённо кивнул, всем видом показывая готовность взвалить тяжкий крест примирения на свои плечи.
   - А сейчас, на правах ведущей, я хотела бы поднять вопрос о заселении Романа и Алисы во вторую комнату. Понимаю, что это голосование, для кого-то очень болезненное, может показаться преждевременным. Однако, нельзя постоянно оглядываться назад, в прошлое, боясь обидеть. Нужно жить сейчас и сегодня с перспективой на будущее. Именно за эту перспективу двух любящих сердец я предлагаю проголосовать.
   Моя рука была поднята вверх, но ведущие упорно отказывались замечать немую просьбу высказаться.
   - Напоминаю, в данный момент во второй комнате проживает Лера. По взаимной договорённости мы предоставили апартаменты Светловой на время, пока не появится достойная пара на заселения. Время пришло, и я предлагаю приступить к голосованию.
   Аня посмотрела на Никиту, и тот подхватил речь:
   - Я напоминаю телезрителям, что голосование открытое. Голосуют все участники проекта, разумеется, кроме претендентов на комнату. Кто из присутствующих против заселения пары Поляков и Селезнёва во вторую комнату, прошу поднять руки. Нестеров - раз, Скворцов, само собой - два, Порошина - это три. Всё?
   - Шамшурина ещё, - подсказала Анечка.
   - Шамшурина четвёртая, - согласился Никита. - Итого четыре голоса.
   - Фёдор, ты можешь голосовать, - Ледакова заботливым взглядом обволокла Лукьянова.
   Парень от такого взгляда съёжился и глухо просипел:
   - Я в курсе.
   - Кто за, - продолжил Никита. Раз, два, три, пять.
   - Восемь человек.
   - Спасибо, Аня. Да, восемь человек высказалось в поддержку заселения. Кто воздержался? Так, Светлова, Кожевникова и Лукьянов. Три человека. Решение принято, большинством голосов мы заселяем новую пару во вторую комнату.
   Аплодисменты.
  
   Тонкая корочка подтаявшего ноздреватого снега хрустела под ногами, позволяя оставлять ровные края углублений под подошвами лёгких ботинков. Слишком лёгких для минус пяти.
   Я оглянулся назад, изучая кривую цепочку следов, петлявшую через могильные ряды хлеще зайца-русака. Путь начинался от дороги, серыми пятнами асфальта выделявшейся на фоне многочисленных тропинок, более узких и менее прямых. На обочине замер ПАЗик со следами осенней грязи на белоснежных бортах, что придавало ему сходство всё с тем же зайцем, запоздавшим обзавестись белой шёрсткой к началу зимнего сезона. Рядом стояла безликая группа людей, сливавшаяся в сплошное тёмное пятно, чужое и мертвое среди крестов. Серая масса смотрела на меня: то ли ждала чего-то, то ли просто наблюдала; я же топтался на месте, определяя степень закоченелости ступней. Привычного хруста из-под ног не доносилось, лишь дрожащее дыхание с едва заметными клубами пара наполняло стоявшую тишину. Я посмотрел вниз и обнаружил круг вытоптанного снега, словно кто-то неизвестный упорно отбивал чечётку на одном месте, от нечего делать, продавливая на снегу геометрическую фигуру радиусом пару метров. Только две цепочки шагов вели к кругу: мои собственные и птичьи. Хозяин последних, большой и чёрный до сизоты ворон, сидел на ближайшем кресте, поджимая под себя одну из лап.
   - Что приятель, продрог? - посочувствовал я ему. - Переходи на зимнюю обувку.
   Ворон перебрал лапами, моргнул и вместо привычного гарканья издал храп.
   - Эй, ты чего? Спишь с открытыми глазами?
   Меня удивил именно этот факт, нежели трель, положенная больше человеческому горлу.
   Ворон на заданный вопрос разразился новой волной заливистого храпа.
   - Ну ты даёшь, приятель.
  
   - Ну ты даёшь, приятель, - с этими словами на устах я проснулся, под аккомпанемент очередной волны горловых звуков.
   - Даёт, да ещё как, - поддержал меня Чумилов откуда-то из темноты, - и ведь хрен заткнёшь. Раньше хоть на цоканье отзывался, храпун. Гацура!
   Храп.
   - Гацура, твою мать.
   В горле Марата что-то забулькало, затихло и с новой силой вырвалось наружу, оглашая окрестности трубным зовом чудища из глубин самого ада.
   - Под такую музыку только кладбище снится, - посетовал я.
   - Ща мы заткнём раструб этому музыканту, - пообещал мне Чума и через пару секунд бесформенный предмет, описав дугу в воздухе, шлёпнулся в районе койки Гацуры. Тот примолк на мгновение, видимо изучая орудие покушения. Придя к выводу, что подушка никакой опасности в себе не таит, Марат возобновил горловое пение, слегка смиксовав предыдущую версию музыкальной темы.
   - Сволочь, - обречённо подал голос Чумилин.
   Марат выдал в ответ затяжной пятисекундный отрезок. Это можно было слушать до бесконечности.
   Нащупав под койкой холодные сланцы, я поднялся.
   - Ты куда?
   - Пойду чайком крепеньким заправлюсь.
   - Чего чайком, давай кофейком сразу.
   Можно кофейком, - я легко согласился, - всё лучше, чем тибетские песнопения слушать.
   Гацура выдал возмущенную трель, финал которой я дослушивал уже в коридоре.
   Дом спал. Обычно под этим выражением подразумевался крепкий сон всех домочадцев без исключения, отключивших за ненадобностью источники света и шума. Мне же мнилось, что тёмные проёмы окон не что иное, как прикрытые глаза дремлющего существа, нашедшего покой после суетного дня. Придавая предметам свойства живых тварей, благо темень тому способствовала, я спустился вниз, порядком заведённый разыгравшейся фантазией.
   Дом спал, но не все жители мяли мягкие подушки в поисках приятного забытья.
   - Чего не спишь.
   Я вздрогнул от неожиданности, едва не опрокинув стоявший в центре журнальный столик. Большой Костик сливался с кожаным диваном гостиной. Одна голова волосатым арбузом торчала на фоне светлого окна, позволяя определить местонахождение источника голоса.
   - О том же самом хотел спросить тебя. Перешёл на ночной образ жизни?
   - Пью сок, - ответили очертания головы и, судя по звуку, сделали глоток.
   - В полной темноте?
   - Для этого свет не нужен, - возразила голова, - хотя его здесь предостаточно.
   Костик был прав. Во дворе помимо фонарных столбов и трёхметровой неоновой надписи "Сердца" светили многочисленные гирлянды огней, тонкими кишками свисая с веток деревьев. Все эти мегаватты электрического огня проникали внутрь комнаты, позволяя худо-бедно ориентироваться в пространстве.
   - Лишней жидкости не найдётся?
   - Падай рядом, у меня тут запасы до утра, - Костик хрустнул алюминиевой банкой в знак приглашения.
   Обогнув столик, я плюхнулся в объятия мягкой кожи, ощущая приятное погружение не успевшего отойти ото сна тела. И никакого Гацуры с адским храпом.
   - Держи.
   Банка, обжигая холодным металлом, шлёпнулась мне на ляжки. Не надо было подносить тару к глазам, дабы индифицировать содержимое. От Костика разило свежевыпитым пивом, что было странным, учитывая запрет на своевольное поглощение спиртного. Помимо прочего Попов серьёзно увлекался железом, блюдя строгий режим атлета, предписывавший поглощать вместо алкоголя протеиновые коктейли.
   Я сделал глоток, и лишний раз убедился в наличии градусов у напитка. Отсутствовал сладковатый привкус нулёвки, столь привычный водителям и тем ответственным, кому завтра на работу, а вставать спозаранку.
   - Хороший сочок. Благодарствую.
   - Пей на здоровье.
   Пили мы сосредоточенно, не затрачивая энергию на пустые слова. Я осушил банку пенистого, Костик, судя по звукам, справился с двумя. Стоило мне смять тару и выкинуть в предусмотрительно поставленный рядом пакет мусора, как ещё одна банка очутилась на моих коленях. Попов не спрашивал, я не возражал.
   - Камеры работают?
   Вопрос был из разряда лишних. Понятно, что Костик не стал бы распивать запрещённую продукцию на глазах у администрации. Существовала масса других способов покинуть проект, куда более приятных, к коим я причислял ношение майски с надписью "Сердца -пип-".
   - Работают, но с ночным визором только в спальнях и коридоре наверху.
   - Нас слышат, но не видят, - резюмировал я.
   - Типа того.
   Мы сделали по глотку и я, чувствуя подступающий хмель, задал давно сформулированный вопрос:
   - С Жанной проблемы?
   Костян молчал, ногтём отбивая ритм по алюминиевому корпусу и когда я было решил, что тема закрыта, получил ответ:
   - Она с Чумой мутит.
   - С чего ты взял?
   - Знаю и всё тут.
   - Подожди, у него же с Кожевниковой ля ля, тополя.
   - А у меня с Жанкой и чего? Она красивая, богатая, может себе позволить встречаться с двумя или тремя, не знаю, сколько там у неё. Сейчас это норма.
   - Хрен знает, - я пожал плечами, хотя в темноте этого всё равно никто не увидел. - Секс на стороне дело понятное - встретились и разошлись. Но крутить параллельно с двумя парнями, да ещё на реалити-шоу, где зад не почешешь без чужого внимания. Когда ты преступаешь норму скрытно - это норма, когда нарушаешь открыто - жди публичной порки. Причём пороть будут те, кто грешки свои лучше всего прячет, кто лучше всего приспособился к общепринятым правилам игры.
   Я заткнулся, понимая, что несёт не туда. Не о том Костик говорил, не нужны ему отвлечённые беседы на заданную тему. Есть конкретная ситуация и она его мучает, а не пороки человеческого общества в мировом масштабе. Что за страсть к обобщению, к тоннам философских бредней, где проблема отдельно взятой личности растворяется в потоке умных словес. Когда тебе плохо, Скворцов, ты рассуждаешь на глобальном уровне? Нет, тогда это становится не важным, весь этот масштаб значит меньше одной отдельно взятой боли, твоей боли. И пошли они все в глубокие дебри со своими смыслами жизни, когда теряешь любимого человека.
   - Зачем ей скрывать, - Костик словно не слышал меня, медленно выдавливая звуки из горла. - На проекте нужно быть ярким, поэтому мутит.
   - Хочешь сказать, здесь всё ради популярности? И Селезнёва кинула Лукьяна ради рейтинга, так выходит? Но он и без того у них высокий: в каждом журнале постер в обнимку, в каждой передаче максимум внимания. Не срастается твоя логика с действительностью.
   - Плевать я хотел, - отрезал Костик.
   Но я уже оседлал интересующую меня тему, и отпускать поводья не намеревался. В истории с Поповым всё было понятно с самого начала, другое дело рокировка Селезнёвой.
   - Из Полякова Ромео не важный получится, не тот типаж. Вот на роль опереточного злодея подходит в самый раз. Разрушил самую романтичную пару, да так цинично, что девочки у экранов ничего не поняли. Красиво сыгранно, ничего не скажешь, но Селезнёвой какая выгода от такой связи? Не любит же она его в самом деле?
   Костян молчал, чеканя ритм ногтем, а я продолжил:
   - У баб глаза горят, когда до любимого дорвутся, а она амёбой в сиропе плавает и за Полякова держится, что бы ветром не сдуло. Вспомни, как они с Федькой миловались: искры во все стороны летели. И сравни, что сейчас происходит, глаза эти коровьи.
   Костик перестал стучать по банке.
   - У Романа с бабосом порядок?
   - Вроде не жалуется, - Костик замолчал, но я чувствовал, что продолжение последует. Оно и последовало после затяжного глотка. - Только на девок он больно не тратился. Пару раз цветочки подарит, может в кафешку сводит. Никаких дорогих подарков.
   - Выходит, и любви особой нет, и денег от него не дождёшься, и рейтинг только ниже станет.
   - Бабская мистика, - сосед с хрустом смял пустую банку и потянулся за следующей.
   - Нет, мистика это мистика, а бабы это бабы. Когда в огромной стране, самой богатой природными ресурсами, нищий спивающийся народ - это мистика, а когда женщина уходит к другому - проза жизни. Ты когда с Жанкой начал встречаться, понимал, с кем дело имеешь?
   В ответ зашипело вырвавшееся из-под крышки пиво.
   - Ты просто хотел быть с Жанкой, не смотря на все её прогоны и загоны. Думаешь, зря я столько километров пешком протопал вместо свидания с этой акулой. Ты понимал, что у вас ничего не получится, но желание дарит веру, а вера надежду. Так оно и выходит по жизни: знаем одно, верим в другое.
   - Сухариков охота.
   - Посмотри в холодильнике, вроде на дверце лежали.
   Костян опустил початую банку на стол, тяжело поднялся и направился походкой сонного человека в сторону пищеблока.
   Да, Максим Дмитриевич, что-то тебя понесло с философией. В последнее время алкоголь превращает меня в отвязного зануду. И чего Алиска вздумала Лукьяна прокатить?
   Решению этой задачки на пьяную голову помешал оживший телефон. Аппарат с включенной вибро функцией протяжно зудел, делая круги вокруг оси. Я хотел было позвать Костяна, но вовремя вспомнив о времени суток, решил лично доставить трубку хозяину. Твою дивизию, это же мой сотовый! Я тупо уставился на дисплей дрожащего телефона, где помимо большого колокольчика высвечивалась надпись "братан". Большой палец потянулся к кнопки активации режима связи, но тут же отпрянул, получив команду от головного мозга. Разговоры по сотовому строго запрещались на территории проекта. И если на распитие спиртных напитков администрация смотрела сквозь пальцы, лишь бы не днём и без тяжёлых последствий утром, то за телефонные переговоры ворота в реальную жизнь открывались без проволочек.
   Едва связь прервалась, мои пальцы забегали по клавиатуре, набирая нехитрое текстовое послание следующего содержания: "я на проекте, звонить нельзя, отпишись с приветом". Сообщение ушло, а я откинулся назад, предоставив напряжённую спину объятьям старого дивана. Брат объявился, и одной проблемой стало меньше.
   До чего же хорошо. Сладкая зевота проводила атаку за атакой, разрывая рот на части. Пиво медленно продвигалось к рычажку выключения сознания. Я зевнул напоследок, и поудобнее устроился на диване, отдавая расслабленное тело во власть Морфея. Первые зачатки сна начали мелькать на задворках, когда снова сработал телефон. Я тупо уставился на светившийся дисплей, созерцая очередной вызов от брата. Он что, читать в Турции разучился или сообщение не дошло? Я залез в отчёты и убедился, что текстовое послание действительно не дошло. Стоп, что за ерунда. Звонки проходят, а эсэмэски застревают? Быть такого не может.
   - Налегай, пока я не налёг, - басок Костяна прямо над ухом заставил вздрогнуть.
   Он поставил на стол поднос с кучей бутербродов и одиноким пакетиком чипсов.
   - Вот это сходил за сухариками, - восхитился я, разглядывая великолепные трёхслойные бутерброды со свежей ветчиной. Одуряющий запах мяса заставил забыть о дремоте. - А Жанка возражать не будет?
   Костян понимал, что я имею в виду. И ветчинка, и сыр, и кругляш помидора, сдобренный майонезом, были куплены Жанной на пару ближайших дней.
   - Кушай, не боись. Это за моральный ущерб, - успокоил меня Костик, и первый последовал собственному совету, отхватив добрый кусок бутерброда.
   - Тогда другое дело.
   Мы активно заработали челюстями. Поднос быстро опустел под пиво и незатейливую беседу о рыбалке, ухе и водочке под горячее. Плавный ход разговора не мешал периодически просматривать отчёт, где под сообщением брату упорно держалась надпись "не отправлено". Сколько ещё послание идти будет? Часы на дисплее показывали начало пятого утра. Позвонил он мне где-то в районе трёх. Для точного определения времени я полез в "непринятые вызовы", потом в "принятые вызовы", потом просто в "вызовы", потом повторил круг заново. Складывалось впечатление, что звонков от брата не поступало вовсе. По крайней мере, никаких следов в телефоне не осталось. Удалить информацию о них я не мог, потому как привычки такой не имею, да и запомнил бы. Запомнил. Внутри запахло предчувствием нехорошего. Чего такого ты не можешь или не хочешь вспоминать, Макс? Какое к этому отношение имеют кресты, ворон и ПАЗик с грязными бортами? А ведь был ещё мерзкий сон о перегрызенной руке, от которого тошно становится. И где, в конце концов, звонки от брата? Не спятил же я, в самом деле. Может тело моё давно в психушке бродит по коридору с облезлыми зелёными стенами, слюни пускает, а сознание знай себе пьёт пиво и треплется об опарышах да блёснах.
   - Костян, есть способ проверить искренность Селезнёвой.
   Я отключил телефон и полностью сосредоточился на решении другой задачки. Если верить психологам, это лучший способ борьбы с зацикленностью, переходящей в навязчивое состояние. А я был близок к этому. Сквозь темноту начинали мерещиться зарешёченные окна и сбитые силуэты в белых халатах.
   - Колись, Макс.
   - Смотри. Они сегодня проводят первую официальную ночь вместе, так? Два любящих сердца наконец соединились и, - я сложил ладони вместе, губами издав звук откупоренной бутылки. - Понял, к чему я клоню?
   - Нет, - честно признался Костян.
   - Если они искренни в своих отношениях, значит, спать будут вместе на одной кровати. А если идёт игра на публику, то один из них занял раздвижное кресло. Понял условие задачки?
   - Нет, я подглядывать не буду.
   - Ты забыл, где мы находимся? Это не Валаамский монастырь, а мы не монахи, обетов не давали. Здесь все только и занимаются тем, что подглядывают и лезут в личную жизнь. В этом весь смысл данного места. Пойми, миллионы увидят это через камеры, а мы в живую.
   Костян почесал затылок, выдавая зарождающиеся сомнения.
   - Ну так когда покажут по телевизору, мы сами всё увидим. Зачем лезть посредине ночи.
   - А ты уверен, что покажут? Может Ледаковой выгодно попридержать информацию до лучших времён.
   При звуках фамилии Ледакова большой Костик вздрогнул, словно я нечистого помянул.
   - Костян, да брось ты. Здесь все ведут свои игры с помощью грязных приёмов. Пора и нам начать свою партию. Тем более мы никого предавать или подставлять не собираемся, а просто выведем ложь на чистую воду. Считай, цель нашего визита будет носить благородный характер.
   - Об этом же узнают.
   - Узнают, - подтвердил я опасения товарища, - и пускай говорят, обмывают косточки. Представляешь, какая буря поднимется, если наши догадки окажутся верными. Мы с тобой вернём Селезнёву к Фёдору и восстановим пару.
   - И наживём врага в лице Полякова, - вздохнул Костик. Этот вздох говорил о многом, в частности о шаткой, но всё же решимости парня соединить два любящих сердца вместе.
   - За Полякова не волнуйся. Всю вину за сегодняшнюю операцию я беру на себя. Кроме того он игрок, а кто как не игрок лучше всего поймёт других игроков.
   - Ночной шторм.
   - Что?
   - У каждой операции должно быть кодовое название, как "буря в пустыне", - смущённо выговорил Костик.
   - Хорошая мысль, напарник. Пускай будет "ночной шторм".
   Мы чокнулись пивом, издав сопутствующий гул полупустыми банками. Идти на дело без лишних градусов в голове нам не хотелось.
   В коридоре первого этажа стояла сплошная тьма. Никаких тебе окон и прочих отверстий для естественного света, лишь лампы дневного освещения, выключенные за ненадобностью, и дверь в самом начале прохода, ведущая в гостиную. По правую сторону шла сплошная стена с парой пыльных картин, по левую три комнаты для счастливых обладателей второй половинки.
   - Полы не скрипят, - шёпотом пробасил Костик откуда-то сбоку. До этого я прибывал в полной уверенности, что Попов возглавляет наш маленький отряд.
   - Это хорошо, только нифига не видно. Двери будем на ощупь искать.
   В темноте послышалось довольное басовитое хмыканье. Костик зашуршал тканью и о чудо, наши лица озарились от света финского слайдера. Я запоздало поёжился, вспомнив о собственном телефоне, обесточенным во избежание сдвига по фазе.
   - Здесь есть функция фонарика.
   - Отлично, напарник. Действуем по ранее намеченному плану.
   Никакого ранее намеченного плана отродясь не было, но Костик отлично меня понял, подсветив ближайшую дверь.
   - Вторая, - прокомментировал он двойку, прибитую вместе с пластмассовой розочкой в самом верху. - Цветок Лерка прибила, когда заезжала сюда в первый раз. Говорила, он удачу приносит.
   - С каких это пор куски пластмассы удачу приносят.
   - Зря не веришь. У меня сеструха купила подкову перед экзаменами и всё сдала с первого захода, прикинь.
   - Когда удачу начнут приносить подобные безделушки, жизнь потеряет свою логику. Ладно, хорош трепаться. Кто первый пойдёт?
   Костик одним тяжёлым дыханием выдал сожаление об участии в ночной операции.
   - Пойдёт тот, кто предложил, - решил я. - Твоя задача стоять и слушать в два уха, а в случае опасности подать сигнал.
   - Какой?
   - Какой, - я задумался, - а хрен знает, какой. Какое животное ты изображаешь лучше всего?
   - Обезьянку.
   - Нет, обезьянка не катит.
   - Кошка.
   - Кошка самое то. В случае опасности мяукаешь и задерживаешь объект исходящей угрозы любыми доступными методами, кроме грубой физической силы, естественно.
   - Понял, - кивнул Костян, зловеще подсветив своё широкое лицо.
   - Пожелай мне удачи, напарник, - я взялся за ручку и осторожно надавил вниз. Лёгкий щелчок раздался в тишине; дверь слегка приоткрылась, выпуская из тонкого проёма аромат парфюма и запах горевших свечей. Похоже, парочка устроила романтический ужин по случаю переезда в новые апартаменты. Выждав некоторое время в полной тишине, я открыл дверь шире и решительно проник внутрь, мягко ступая по ворсистому ковру. Шаг, второй, на третьем я замер, прислушиваясь тревожному шороху. Это шторы трепыхались под дуновением ночного ветерка из приоткрытого окошка. Распахнутая дверь создавала сквозняк, и мне пришлось вернуться, что бы прикрыть выход в коридор. Из темноты на прощанье мелькнуло встревоженное лицо Костика, который продолжал подсвечивать собственную физиономию снизу.
   Шаг вперёд, ещё один, следующий. Мягкий ковёр под ногами давал ощущение безопасности, а прикрытая сзади дверь его отнимала. На пятом шаге я приблизился достаточно, дабы разглядеть лицо одного из спящих. Ещё раньше стало понятно, что раздвижное кресло собрано и человека на нём не наблюдается. Я, признаться, не рассчитывал на успех операции, затеяв "ночной шторм" с одной единственной целью - выкинуть из головы воспалённые зачатки паранойи. Только с Костяном некрасиво получилось. Использовал парня для лечения психического расстройства под прикрытием благородного поступка.
   Так и стоял посередине комнаты, полный раскаяния, алкоголя и ощущения нелепости всего происходящего, пока очередная волна холодного воздуха не вывела меня из коматозного состояния. Это Костян, подталкиваемый сомнениями, заглянул внутрь комнаты вместе с очередной порцией сквозняка. Я активно замахал руками и напарник меня правильно понял, скрывшись из виду. Вместе с ним исчезли потоки воздуха и трепыхание тяжёлых штор на гардине. Миссия была закончена, можно уходить. Я напоследок бросил взгляд на спящих. Буцаев лежал на боку лицом ко мне, а рука девушки, укрывшейся от чужих глаз за его спиной, обнимала парня сзади. Обнимала Буцаева!
   - Вторая комната? - вопросил я, пулей вылетев в коридор.
   - Ага, сам посмотри, - Костик вновь подсветил цифру и пластмассовую розу. - Что случилось?
   - Там Буцаев спит.
   - С кем?
   - Не знаю, лица девушки я не видел. Они точно во вторую комнату переехали?
   Костик проигнорировал вопрос с очевидным ответом.
   - Может тебе померещилось? В темноте и брата родного не всегда признаешь.
   При слове брат я поморщился, вспомнив ночные звонки.
   - Не веришь, посмотри сам.
   Костик без лишних разговор вручил мне телефон-фонарик и скрылся в комнате. Не прошло и минуты, как он вернулся обратно в состояние странной задумчивости.
   - Чего там? - возвращая телефон, я подсветил его озабоченное лицо.
   - Реально Буцаев, - начал он говорить громким голосом, но тут же опомнившись, перешёл на басовитый шёпот, - он там лежит.
   - Похоже, они решили с Поляковым комнатами махнуться.
   - Нет, - как-то испуганно возразил Костик.
   - Почему нет? Я другого объяснения не вижу.
   - Рука на Буцаеве не женская.
   Я молчал.
   - Она мужская.
   Я продолжал упорно молчать.
   - Рука на Буцаеве мужская. Рядом с ним лежит мужчина, - возмущённый моей тугодумностью, Костик перешёл на обычную громкость.
   - Не кричи, я понял, вернее не понял. С чего ты взял, что она мужчина, то есть рука мужская?
   - Я подошёл совсем близко и смотрел на них, как на тебя сейчас. На нём лежала волосатая мужская рука. Я даже отдельные поры видел.
   - Лица не видел?
   - Нет, но рука была точно мужская, волосатая.
   - Может померещилось под этим делом.
   - Да точно тебе говорю.
   - Только этого не хватало. На проекте завелись свингеры.
   - Кто?
   - Это когда мужчины обмениваются жёнами на ночь. Только здесь какие-то голубые свингеры получаются. Тьфу.
   - Значит там, - Костик видимо указал на соседнюю комнату, - спят Селезнёва и Шиленко.
   - Если рассуждать логично, то да. И тогда становится ясен смысл облома Лукьянова. Его подруга лесбиянка.
   - А Поляков с Буцаевым гомосеки?
   - Серьёзное обвинение, - я почесал голову. - Операция "ночной шторм" дала шокирующие результаты, требующие дополнительной проверки.
   - Я пойду снова посмотрю на лицо дев... того второго объекта, что бы быть уверенным на сто процентов.
   - А я загляну в бывшую комнату Буцаева. Давно мечтал на лесбиянок посмотреть.
   - Держи, - Костик протянул мне сотовый фонарик.
   - Обойдусь. У них первая комната?
   - Ага.
   - Лады. Давай напарник, удачи.
   Мы обменялись дружескими тычками в слепую и разошлись каждый по своему заданию.
   Костян успел скрыться в комнате, а я всё шёл вдоль стены в поисках заветного проёма, перебирая руками шершавую поверхность. Ровно на середине пути меня ждал сюрприз в виде скользящего удара рамкой картины прямо по макушке. Рисунок висел под наклоном в тридцать градусов, выпирая верхней планкой сантиметров на десять. Этих сантиметров мне хватило с достатком. Художественное произведение секунды три угрожающе шаталось, пока я руками вылавливал ускользавшую в темноте картину. В итоге всё закончилось благополучно: картина осталась висеть на положенном месте, а я добрался до первой комнаты с повышенным адреналином в крови.
   Холодная ручка без щелчка опустилась вниз, но дверь едва открывшись, наткнулась на препятствие. Что за ерунда? Может девчонки специально подтащили кресло ко входу? Я прикрыл дверь и снова повторил попытку. На этот раз никаких преград на пути не встретилось и я, затаив дыхание, ступил внутрь.
   В первой комнате по сравнению с предыдущей света катастрофически не хватало. Здесь я с трудом мог различить силуэты предметов, не то что лица увидеть. Виной тому были плотно задёрнутые шторы, а может отсутствие деревьев, на ветках которых висели гирлянды. Интересно, как смогу найти кровать, если поднесённая к глазам рука с трудом угадывалась. Я замер в центре комнаты, условном центре, учитывая проблемы с ориентацией в тёмном пространстве. Дыхание с шумом вырывалось изо рта и складывалось ощущение, что дышат человека четыре. Я прислушался и понял, что не ошибся. Насчёт четверых конечно погорячился, но вот один неизвестный точно пыхтел рядом. Кажется, даже проступала плотная человеческая тень, совсем рядом, на расстоянии шага.
   - Ты кто? - прошептал я.
   Фигура, кутаясь в призрачное покрывало ночи, заколыхалась, взволнованная обнаружением и... Яркая вспышка удара зажгла звёздочки на потолке. Сопровождаемый фейерверком огней из глаз, я выкатился в открытую дверь, крепко приложившись затылком, то ли об пол, то ли об одну из стен. В любом случае ярких огней в хоровод добавилось.
   Пока я приходил в себя, распростёртый на грязном линолеуме, таинственная фигура возникла на пороге.
   - В следующий раз убью, - заявила она голосом Нестерова и захлопнула дверь. Одновременно с этим тишину прорезал женский визг, затяжной и безумный в высоте собственных нот. Скоро в коридоре будет не протолкнуться от набежавших домочадцев. Едва эта мысль пришла в голову, как нечто тяжёлое упало за стенкой, прервав истошный крик. Посыпалось разбитое стекло, и пронзительный визг возобновился с новой силой. Своего пика он достигнуть не успел, отборный мат Буцаева прекратил женскую истерику гораздо раньше. Послышались встревоженные голоса, в дальней от меня комнате зажёгся свет, жёлтой полоской просочившись сквозь щели.
   Дальнейшее пребывание становилось чреватым. Операция "ночной шторм" потерпела фиаско, и остатка группы следовало ретироваться к месту постоянной дислокации. Однако, уже на лестнице я понял, что в мужскую спальню лучше не возвращаться. Недовольные голоса бурчали, кто-то шаркал ногами и глухо бранился, угрожая заткнуть лужёные глотки. В комнате девчонок ситуация была схожей, разве что переговаривались они на порядок громче. Ещё немного, и сонные участники выползут из своих нор с одним единственным вопросом на устах. И будет лучше, если ответ они услышат не от меня.
   До двери ванной обычным ходом получалось шагов пять. Любой физически здоровый человек способен преодолеть данное расстояние за считанные секунды. Но после первого шага, вернее после первой попытки шагнуть, я ощутил глубину провала в собственных расчётах. Занесённая для продвижения вперёд нога вязла в воздухе, будто в киселе, а надежда добраться до укрытия таяла апрельским снегом. Что же так медленно? Я взмахнул руками, будучи абсолютно уверенным, что именно этот жест ускорит соприкосновение подошвы с полом, но верхние конечности совершили лишь холостые обороты, не придав ходьбе скорости. Да какая там ходьба, недоразумение сплошное.
   За спиной послышался хор приближающихся голосов, сопровождаемый шуршанием многочисленных подошв и, как кульминация нарастающего напряжения, скрип дверных петель. Ощущение близкого провала паникой накрыло с головой, окончательно вырубив разумное составляющее в поведении. Я падал на пол, обхватив голову руками, в отчаянной попытке пытаясь спрятаться от чужих глаз, когда тьма воронкой закрутила картинку и вырвала из лап критической ситуации.
  

Часть вторая.

  
   Кошмар. Приснится же такая галиматья прекрасным солнечным утром. Я зажмурил глаза, спасая сетчатку от слепящего света, но лучи солнца успели сделать своё дело, одарив россыпью белых пятен под плотной завесой век. Спрашивается, какого лешего я попёрся проверять, кто с кем спит, да ещё Костяна поволок в разведку. Как ни странно, логику подобного поведения я нащупал достаточно быстро, вспомнив ночные звонки брата и отсутствие их следов в памяти телефона, плюс застрявшее текстовое сообщение, бодрости рассудку не придававшее. Не удивительно, что во сне потянуло на героику бредового рода. Цель была стоящая - избавиться от ощущения напрочь протекающей крыши. Вот и берись после этого рассуждать о целебных свойствах сна. От подобной терапии на утро болела голова, а внутри металлической занозой засело ощущение чего-то нехорошего, словно я в реальной жизни успел напакостить коллегам по цеху, вламываясь ночью в уютные комнатки любящих сердец. Такое свинство не может оправдать даже надвигающееся безумие.
   Я зевнул и вместе с этим не хитрым упражнением пришли первые волны успокоения, медленно но верно смывавшие остатки плохого сна. До чего же хорошо, что это сон, и до чего же плохо, что брат до сих пор не вышел на связь. Я снова зевнул, дабы окончательно снять оковы ночного кошмара и почувствовать зашевелившуюся тяжесть на правой руке. Живую тяжесть! Вся утренняя тягомотина с позёвываниями, неспешными размышлениями о дне грядущем и томным потягиванием заспанных мышц в одно мгновение слетела прочь, рассыпавшись на мелкие ошмётки. Так любила просыпаться Маринка, в предрассветные часы кошкой прижимаясь ко мне, оставляя голову с рассыпавшейся копной волос на моей руке. Рука, конечно, под утро немела и была неспособна к самостоятельному поднятию, разве только с чужой помощью или подмогой другой руки. Но неужели такая мелочь могла сравниться с теплом любимой девушки, которое ты чувствовал каждой клеточкой кожи, с её запахом, который ты вдыхал раньше, чем успевал проснуться, с её нежной улыбкой, когда она видела тебя сквозь трепещущие ресницы. Стоп. Сработала автоматическая блокировка на ассоциации с бывшей возлюбленной. Обрыв был настолько резким, что сравнить его можно было с контрастным душем. Механизм запрета, выработанный ежедневными тренировками, функционировал чётко и слаженно, не требуя дополнительных усилий. Правда, небольшая разболтанность системы наблюдалась. Раньше я вовсе бы не вспомнил такого имени и такой девушки. Ничего страшного. Подобное ослабление гаек легко списывалась на стресс от пребывания на реалити-шоу, будь оно неладно. Снова стоп. Хорош, Макс, мысли гонять из пустого в порожнее. Пора взять себя в руки и разобраться.
   Голова незнакомки плотно уткнулась в шею, мешая полноценному обзору с правой стороны. Зато впереди по курсу картина прорисовывалась великолепная. Голубые обои с орнаментом из лилий дополнялись ночной лампой и креслом, на котором в небрежном комке застыли мои джинсы со спущенным ремнём, змейкой сползавшим в сторону плинтусов. Слева, на жёлтой материи штор играли блики света и тени. Лучи светила пытались справиться с кудрявой кроной деревьев и самому нахальному из них удалось прорваться не только через густую листву, но и сквозь щёлку между неплотно задёрнутыми половинками штор. Именно он слепил глаза, мешая нормальному изучению обстановки.
   На мужскую спальню не похоже. Зато похоже на вторую комнату для любящих сердец, где некогда жила Лера, а после заселились Роман с Алисой.
   Под ложечкой неприятно засосало. Я начал было прокручивать в голове день минувший, но нога неизвестной персоны мягко скользнула по мне, в частности по моему причинному месту и замерла на нём, едва не достигнув пупка. Я что, голым сплю? Почему-то этот факт удивил больше, нежели присутствие рядом незнакомки. А с чего я взял, что это девушка? Мамка родная, только не это. Свободная рука скользнула под одеяло, нащупала бархатистую кожу женского бедра, успокоилась, поднялась выше и без лишней команды от серого вещества сжала упругую ягодицу. С инстинктами не поспоришь. Над ухом едва заметно застонали и в следующую секунду губы девушки прижались к шее в нежном поцелуе.
   - Как хорошо, правда? - прошептала она и зуд пробежал от макушки до пяток. Так бывает, когда шепчут прямо в слуховое отверстие, заставляя поёживаться от странных, щекочущих ощущений.
   - Правда, - согласился я, поглаживая попку незнакомки. Одна приятная вещь в сегодняшнем пробуждении была, и ладонь эту истину поняла гораздо раньше головного мозга. Запоздалый импульс передался в район паха, слегка придавленный соблазнительной ножкой (соблазнительной, не иначе). Девушка должно быть это почувствовала, потому как её пальчики внезапно появились на моей груди, мягко поглаживая кожу сначала вокруг шеи, потом в районе сосков, после едва уловимым движением соскользнули к животу.
   - Утро замечательное, - выдал я и, освободив руку ровно настолько, насколько было необходимо для манёвра, повернулся лицом к Шамшуриной. Вот те на. Вот тебе бабушка и юрьев день.
   - Это потому что я рядом? - спросила Катя, невинно хлопая ресницами.
   - Конечно, - уверил я девушку и поцеловал куда дотянулся, а дотянулся я к лобику.
   В ответ на это Катя прижалась ко мне так сильно, что бедро почувствовало боль. Прижалась и затихла, удовлетворённая поведением соседнего тела. Что касаемо меня, то реальность всего происходящего медленно, но верно достигала сознания, а достигнув, заставила резко дёрнуться, отпрянуть от жмущейся девушки и свалиться с кровати. Пятая точка заныла от соприкосновения с холодным полом. Не знаю, чем точно люди думают, но ушибленное мягкое место заставило вспомнить о камерах, развешанных по углам комнаты. Одна рука в срочном порядке прикрыла интимное место, в то время как другая подтягивала покрывало, неведомым образом оказавшееся под кроватью. Последнее получалось ужасно, онемевшая конечность слушалась плохо, изнывая от сотни впившихся иголок.
   - Ты чего? - послышался сверху встревоженный голосок Катерины.
   - В боку кольнуло, - ляпнул я первое, попавшее на язык.
   - Выглядит иначе, - пробурчала недовольная девушка. - Я такая страшная с утра, что ты от меня шарахаешься?
   - Не говори глупостей, - я, наконец, подтянул к себе покрывало и замотал его на поясе. Вместе с прикрытой наготой пришла уверенность в движениях, некий порядок в мыслях. Что бы ни случилось сейчас или в ближайшем будущем, стоит вести себя, как ни в чём не бывало, то бишь естественно и разумно для окружающих. Обусловлено это было отнюдь не трезвым расчётом, не холодной логикой, вернувшейся в мозги благодаря ушибленному заду. Дескать придёт время и ты сам всё вспомнишь или найдутся говорливые доброхоты, которые с удовольствием поведают с кем ты провёл ночь и как оно было. Нет, отнюдь не этими выводами я оперировал, играя роль предложенную случаем. Обычный страх выглядеть глупо в глазах окружающих ещё никто не отменял, а требовать от голой девицы, проснувшейся с тобой в одной постели, каких-либо объяснений казалось именно глупым, не иначе. Ведь вслед за этим требованием пришлось бы признать амнезию, распространившуюся на вчерашний вечер. Ладно бы пил лошадиными дозами и валялся под забором, тогда провал в памяти окружающим объяснить легче. Но запах алкоголя отсутствовал, а я прекрасно помнил, что лёг спать в мужской спальне после часового распития чая с Фёдором на пару. Был чай обыкновенный и никаких спиртосодержащих напитков.
   - Ну и скотина же ты, Скворцов. Что, вспомнил свою Викуську длинноногую.
   - Кого? - вырвалось у меня непроизвольно. Из знакомых Вик у меня была лишь Виктория Александровна, заведущая кафедрой строительных материалов в бытность мою студентом. Дама солидная, пребывающая в бальзаковском возрасте, отнюдь не длинноногая, даже наоборот, отличающаяся малым ростом.
   - Иди в -пип-, - лаконично отрезала Шамшурина и зарылась лицом в подушку.
   Я точно пил чая, я это помню. Крепкий зелёный чай с шоколадными конфетами второй свежести, что раскусить было трудно. Федька всё хвастался, говорил, для зубов будет польза. После спал плохо и этот раскатистый храп Марата, который до сих пор гулом в ушах стоит. Или не было никакого храпа? Это не важно. Главное другое: вниз я не спускался, пиво с Костяном не распивал, звонков от брата не получал и в комнаты не вламывался.
   На всякий пожарный я активно запыхтел на ладонь и, только убедившись в отсутствии паров алкоголя, побрёл собирать одежду.
   - Это не мои джинсы, - таковым был вердикт, едва спинка кресла оказалась на расстоянии вытянутой руки. - Ремень мой, а джинсы не мои, - тут я запнулся, запоздало сообразив, что размышляю вслух.
   - Ты ещё здесь, урод, - послышался сдавленный голос Кати.
   - Да, дорогая.
   Мягкий шлепок в спину заставил обернуться и вовремя. Вторая подушка летела в голову, но слишком медленно, что бы я не смог среагировать и уйти в сторону.
   - Убирайся отсюда -пииип-. Забирай своё шмотьё и вали на -пип-.
   Свои дальнейшие действия мне сложно объяснить. Может кричащие девушки настолько заводили моё мужское нутро, а может виной всему послужили выскользнувшие из-под одеяла полукружья шаров с торчащими сосками. Я подошёл к кровати и, преодолевая бешеное сопротивление девушки, впился в её губы. Именно что впился, стараясь связать поцелуем её вырывающуюся голову. Она больно кусалась, яростно царапала ногтями всё, что могла достать, а достать она могла не многое, будучи скованная крепким захватом, дрыгала ногами в попытках удара, но и здесь успеха не снискала, разве что вскользь заехала по голени. Она даже попыталась закричать, но зубы лишь расцепились и мы слились в одном непрерывном поцелуе. Не помню, как отпустил её руки, хотя чего здесь удивительного. В последнее время я мало чего помнил. Просто в какой-то момент почувствовал острые коготки на спине и крепкие объятия женских ног на пояснице. Наши тела закрутились в бешеной карусели, путаясь в простыне, одеяле и невесть откуда взявшемся махровом полотенце. Вихрь крутился в безумном ритме, притягивая и разбрасывая вокруг себя вещи, а в центре этого клубка катались мы, будучи не в силах отстранится друг от друга. Но любой танец рано или поздно заканчивается. В эпилоге нашей пляски я оказался распростёртым на спине, а Катерина в лучших традициях амазонок наверху с лихим блеском в глазах и растрёпанной чёлкой.
   - Запомни, Макс, никаких Вик, - говорила она, с трудом преодолевая сбивчивое дыхание. - Сегодня же поговоришь с ней. Ты понял меня?
   Я невнятно промычал, чувствуя гибкие пальчики на запястьях. Конечно, от такой хватки можно запросто освободиться, но смысла в этом я не видел.
   - Ты понял меня? Сегодня же и никаких отговорок. Я устала быть постоянно на заднем плане. Или эта кривоногая селёдка или я. Ты всё понял?
   - Кажется да.
   - Без кажется. Всё, продолжения на сегодня не будет. И не будет его до тех пор, пока ты не кинешь эту сучку.
   В то время как я пребывал в тяжёлой форме удивления от себя лично и от всего происходящего в частности, Шамшурина завернулась в полотенце и, шаркая тапочками, скрылась в ванной.
   Мир вокруг плыл отрывочными вспышками, словно мне на секунду давали глоток воздуха, а после вновь погружали в пучину аморфного бытия. Вроде это я, Макс Скворцов, ходил, говорил и в то же мгновение некая часть меня смотрела на происходящее со стороны, удивляясь поступкам главного героя. Я схватился за кровать, пытаясь нащупать хоть что-то реальное, на что можно было опереться в своих ощущениях, понимании себя в этом месте, но получалась полная чушь вроде "это диван, а я на нём". Столь простенькое заключение ситуацию лучше не сделало, а даже наоборот, ухудшило в степень квадрата. Картинка вокруг поплыла, начал меркнуть свет, а вслед за ним пошли расщепляться и пропадать звуки, оставляя вместо себя всасывающую пустоту. Кажется я терял сознание, бесповоротно погружаясь на самое дно.
   Шлепок, ещё один. Хлопки ударов вкупе с горящими щеками сформировали новую картинку с изображением встревоженного лица Шамшуриной.
   - Макс, ты чего? - произнесли её губы. Изображение на доли секунды отставало от звука.
   - Нормально, - услышал я собственный голос со стороны.
   - Нормально? Это ты называешь нормально? Ты себя видел? Весь бледный, как мертвец, не реагируешь.
   - Это у меня кожа от природы белая. Загореть надо.
   - Дурак, - Шамшурина поднялась с кровати, одетая в короткую юбочку и обтягивающую белую маечку с оригинальной надписью на груди "I love life", где слово любовь заменило красное сердечко. Это сколько я в забытье провалялся, что она успела душ принять и лицо подкрасить.
   - Сегодня же обо всём Ледаковой расскажу, - безапелляционно заявила Катя, изучая свой боевой раскрас в зеркале, - если добровольно к врачу не пойдёшь, Анечка заставит. - Девушка поправила тушь на ресницах и, довольная достигнутым результатом, посмотрела на меня менее строго. - Макс, это не шутки, а твоё здоровье. Что бы лежал на кровати и не думал шляться. Всё необходимое я сама принесу. Тем более Роман с Алисой только после обеда возвращаются, так что время у нас есть.
   - Катя, всё хорошо.
   - Не спорь со мной. Когда хорошо, люди не вырубаются лёжа в постели. Сейчас чаю принесу и чего-нибудь пожевать. Не вздумай бегать по коридорам.
   - Ладно, - согласился я, не в силах спорить. - Давно мечтал о кофе в постель.
   - Обойдешься без кофе, - Шамшурина погрозила мне пальчиком. - В твоём состоянии только лечебный зелёный чай. Жди здесь, я скоро приду.
   Девушка скрылась в коридоре, но стоило мне в это поверить, она одним быстрым движением распахнула дверь и заявила с порога:
   - Не думай, что так легко отделаешься. За завтрак в постель придётся отработать по полной программе.
   - Я готов.
   - Поверь, к этому ты не готов.
   На этом обнадёживающем утверждении Катя окончательно скрылась с глаз. Лежать на кровати и дожидаться её возвращения я не планировал. Стоило остаться без движения, и мир вокруг начинал вновь расплываться, угрожая очередным провалом в бездну. Любое действие, даже самое простое, давало ощущение сопричастности к реальности, а другого не требовалось. Двигаться больше, двигаться чаще, не отвлекаться на мысли, которые приманкой лежали на поверхности сознания. Я понимал, что если задуматься, попытаться включить анализ, ловушка захлопнется и кто знает, когда меня вытащат из тёмного чулана и вытащат ли вообще. Нужно двигаться или идти к людям, а лучше бежать. В их присутствии будет легче остаться на плаву, в этом вечном гомоне голосов, в море чужих эмоций.
   Странно, но страха не испытывал, просто понимал сложившуюся ситуацию. Не анализируя, не задумываясь, а осознавая, на уровне более глубоком, чем привык пользоваться в повседневности. Знание априори, вплетённое в мою сущность неизвестно кем и когда, показывало единственно возможный путь выживания. Именно знание, а не шестое чувство или расплывчатая интуиция, дававшая место сомнениям.
   Первая заминка вышла с одеждой. Кроме пояса личных вещей в комнате не оказалось. Здраво рассуждать, чьи это могут быть джинсы и скомканная футболка, я не стал по вышеперечисленным причинам. Просто нацепил шмотки, по ходу отметив качество. Вторая заминка произошла возле запотевшего зеркала в ванной, где заботливой рукой Катеньки было изображено пронзённое стрелой сердце. Тумана было столько, что я не сразу отыскал раковину, ошалело вдыхая клубы пара. Рука стёрла с зеркальной поверхности плёнку из мелких капелек воды, и на меня уставилось хорошо знакомое лицо с двухдневной щетиной. Вроде те же черты лица, только вот причёска другая. Чёлку я никогда прежде не отпускал, с юности предпочитая армейский ёжик. Длина волос, это полбеды. Настоящей бедой стал их цвет, светло-жёлтый, как у коренного жителя Шведского королевства. Лёгкий шок, вызванный этим обстоятельством, помог сделать шаг в сторону от края бездны, продолжавшей ждать своего часа. Я долго моргал, протирал глаза, подозревая пропитанный паром воздух в обмане зрения. Потом столь же долго приглядывался к отражению и даже дёрнул один волосок с виска, подозревая, что поседел за ночь. Волосок как волосок, тонкий и светлый по всей длине кроме корня. У основания на пару миллиметров проступал привычный тёмный цвет. Это что же получается, меня за ночь покрасили и постригли, предварительно отрастив волосы? А потом подсунули голую Шамшурину и подстроили обморок? Или обморок является следствием снотворного, который могли подмешать в чай? Почему обязательно снотворное, больше похоже на действие психотропного препарата. Внутри запахло озоном - это бездна раскрыла свою пасть, готовая проглотить меня вместе с тупыми вопросами. Не тратя драгоценные секунды, я пулей вылетел в коридор.
   Из пищеблока доносились оживлённые голоса и прерывистый смех Буцаева. Смеялся Андрюха редко, но уникально, сродни старому автомобилю, не желавшему заводиться в дорогу дальнюю. Ключи зажигания провернулись до упора, а протяжные вдохи движка далеки от мерного урчания работающего мотора. Мне иногда хотелось огреть по спине захлёбывающегося от радости Буцаева, дабы бедняга наконец-то завёлся.
   - Укатали сивку крутые горки, - на этих словах Романа я переступил порог кухни.
   - О, Макс собственной персоной, - обрадовался Буцаев и выдал череду звуков отдалённо напоминавших смех.
   - Всем привет, - отрапортовал я любезно, рассматривая присутствующих, и тут же натолкнулся на взгляд разгневанной Катерины. Девушка к обещанному завтраку в постель успела приготовить одну пустую тарелку, с которой и застыла возле стола.
   - Как это понимать?
   Я невинно пожал плечами, дескать, сам не знаю, как оно получилось, подвинул свободный стул и сел рядом с Романом.
   - Скворцов, я с кем разговариваю?
   - Максимушка, дорогой, будь так любезен, поведай нам, как от наручников сумел избавиться и на свободу вырвался? - ехидно вопросил Поляков, собирая треугольником свёрнутого блина остатки сметаны. Такую роскошь на проекте, да с утра, могла позволить себе разве что госпожа Ледакова, появляйся она на проекте до обеда.
   - Ты же вроде вечером должен был приехать? - вопросом на вопрос ответил я, припоминая слова Катерины, и вдруг вздрогнул от сильного тычка чем-то острым под рёбра.
   - Я с кем разговариваю, а? - волна дыхания со вкусом персиковой жвачки шла справа. Туда я резко и повернулся, перехватывая длинный пальчик Кати. Девушка негодующе дёрнула руку, но тщетно, попыталась ткнуть меня второй, но и тут я поспел, перехватив конечность в районе предплечья.
   - Ногой не надо, мне будет больно.
   Под сводами пищеблока разнеслись очередные попытки завестись от весельчака Буцаева.
   - Может я хочу, что бы тебе было больно, - она поставила острую коленку на моё бедро, в опасной близости от паха, всем телом нависнув сверху.
   - Когда хотят причинить боль, завтрак в постель не приносят.
   - А может я редкое исключение.
   Мгновение ока и она лихо оседлала меня, сведя за девичьей спиной скованные руки. Поскольку скованны они были именно моими пальцами, получились импровизированные объятия с налётом садо-мазо. С Шамшуриной даже простенький поцелуй носил отпечаток латексной кожи, гремящих цепей и плётки.
   - Ребят, нам уйти? - послышался голос, хозяина коего я так и не смог определить. Часть дивана была скрыта столбом, вдобавок Катя впилась в мою нижнюю губу, сведя обзор до минимума. Народ одобрительно загудел, приветствуя затяжной публичный поцелуй.
   - Что бы от Максика остались ножки да рожки. Толик, малыш, наше присутствие здесь крайне необходимо, заботы о здоровье ради.
   Какой такой Толик? Не было раньше никакого Толика.
   - Максимка, не поверишь, как мы за тебя переживали, - меж тем продолжил Поляков. - Когда Катюшка поведала нам, каков ты там лежишь, весь бледненький, болезный, моё сердце сжалось. Ну, думаю, укатала девчушка Скворца. Я сто раз пожалеть успел, что апартаменты на ночь предоставил.
   - Буцай точно пожалел. Да, Андрюха? - спросил всё тот же незнакомый голос.
   - Не то слово. Полночи скрипели, стонали за стенкой, двигали чего-то. Вы там мебель передвигали? Я ватой уши затыкал, под подушку залазил, ничего не помогло. Нинка вон до сих пор отсыпается.
   - Рано вам ребята жить отдельно, - резюмировал Роман, - или покалечите друг дружку или соседям бессонницу обеспечите. Страсть спадёт, тогда и думать будем, куда квартировать вас, голубки ненасытные.
   Я отпустил руки Кати, рассчитывая на ответный жест, но девушка не собиралась покидать насиженное место, удобно устроив голову на моём плече.
   - И куда они заселятся? - встревожился Андрей. - Свободных комнат нет.
   - А мы тебя выселим.
   Я чихнул от попавшего в нос волоса и незнакомый Толик радостно подтвердил:
   - Во, правду сказал. Значит тебя и выселим.
   - Меня? Да вы знаете, сколько мы с Нинкой эту комнату занимаем? Тебя вообще не было, когда мы себя парой объявили.
   - Я ушёл с проекта за неделю до твоего прихода.
   Но Буцаев замечания Толика не услышал, распаляясь всё больше:
   - Мы ни разу не разбегались за всё это время. Что ссорились, это правда, но здесь все ссорятся. У нас самая крепкая пара на проекте. Или что, кто-то дольше, чем мы с Нинкой прожили? Вон Нестеров пытается, и каждый месяц сбегает от Гатиловой насовсем.
   - Успокойся, - перебил раздражённый Роман, - Нестерова и выгоним.
   - Никто тебя не тронет, - снисходительно добавил Толик.
   Я снова чихнул, не в силах сдерживать зуд в носу.
   - Ты чего? - заботливая Катюха откинулась назад, пытаясь увидеть заразу на моей физиономии.
   Ответить я не успел. Скрипнула до этого никогда не скрипевшая входная дверь и в пищеблок вошёл Фёдор с девушкой. Раньше я её не видел, как и Толика, чей синий сланец торчал из-за столба. Был уверен, что не видел, потому как такие большие глаза на худеньком личике прожигали вплоть до мозжечка. Если подходить к вопросам красоты с линейкой и портретом барби за пазухой, то сия особа автоматически зачислялась в ряды страшненьких. Однако красота штука странная, способная слепить прекрасную картину из комплекта не стыкующихся друг с другом деталей. И получается гармония по силе и свежести своей затмевающая блёклые глянцевые лица.
   - Кошка драная, - едва слышно пробурчала Шамшурина.
   - Здорово, Фёдор, - в диссонанс с подругой бодро отчеканил я, приветствуя приятеля. Лукьянов недоверчиво покосился на меня, дёрнул плечом и, не говоря ни слова, подошёл вместе с девушкой к раковине.
   В помещении возникла напряжённая тишина, а дружеский подкол в сторону Федьки так и застыл на моих губах, не решаясь нарушить гнетущую атмосферу.
   - Ходили рассветом любоваться? - как-то особенно зло выдавила Катя.
   - Ходили, - холодно отреагировала девушка и открыла шкаф с посудой. Внутри жалобно звякнули ложки, прощаясь с белой кружкой. Её я тоже раньше не видел, хотя ещё вчера был уверен, что успел изучить столовые приборы всех и каждого. При коммунальном житье иначе нельзя. Необходимо знать, чью тарелку грохнул и кто опять оставил грязную кружку на столике.
   - Зад себе не отморозила? - продолжила Катюха.
   - Не волнуйся, не отморозила.
   - Я не волнуюсь. Мне чего волноваться? Это твой ухажёр должен проявить выдумку и не таскать каждое утро во двор.
   - Катюшка, дорогая, что ты, в самом деле. У ребят было свидание. Без лишних затей, но зато и без лишних затрат. А это в наше суровое время, знаешь ли, немаловажно.
   Все, кроме меня и вновь прибывшей парочки, засмеялись, а Фёдор вывернул ручку крана на полную, пытаясь шумом напора погасить глумливое веселье.
   - Теперь я поняла, зачем Зотовой бабушкины трусы. В них по утрам теплее.
   Не надо быть особо наблюдательным, что бы отметить попадание слов Толика точно в цель. Девушка с большими глазами замерла, нервно сжав кружку тонкими пальцами.
   - Я тебе под штаны не заглядываю, и ты в моём белье не копайся, - попыталась отбиться она, едва придя в себя, но новый приступ смеха заглушил слова девушки. Это Буцаев изобразил большеглазую, тиская в руках невидимую кружку с перекошенным от напряжения лицом. Вышло похоже.
   - А к зиме посылку с валенками ждёшь? Свитер бабуля уже связала, как я посмотрю.
   Свитер на Зотовой был действительно вязаный. По мне так вполне симпатичный и милый без лишней вычурности он замечательно смотрелся на своей хозяйке.
   - Маслов, рот закрой, - не выдержал Лукьянов и хлопнул по смесителю, прервав поток воды из крана.
   - А то что?
   - Узнаешь.
   Скрипнул диван, и я впервые увидел Толика, высокого плечистого парня со смазливой мордашкой и светлыми волосами до плеч. Такой красавчик по всем показателям должен быть секс-символом проекта.
   - Чё, заткнулся. Давай показывай, чем угрожал. Я специально встал, что бы рассмотреть получше, - Толик замер напротив Лукьянова, накренив корпус вперёд. Противников разделяло метра полтора, что для зарождающейся потасовки было расстоянием незначительным.
   - Федя, не надо, - прошептала девушка в свитере, но какой там не надо, когда столько зрителей вокруг.
   - Клоуны в цирке показывать будут, - Лукьянов сделал шаг вперёд, сокращая дистанцию.
   - А ты и есть главный клоун проекта. Чё, не знал?
   Пока Толик говорил, медленно, растягивая слова, я успел снять с себя Катюху и вклиниться между враждующими сторонами. Вовремя, надо заметить. Фёдор на обидное сравнение отреагировал рывком вперёд, и лишь присутствие моего тела на линии огня помешало Лукьяну добраться до противника.
   - Отвали, - зло процедил он, толкнув меня в бок, но я крепко стоял на своих двух.
   - Хорош бузить, пацаны.
   В то, что послушают, не верил, но попытаться стоило.
   - Ну чё там затих, а? - попёр с другой стороны Толян, он же Маслов. Пришлось приложить массу усилий, что бы сдержать этого аполлона. - Слышь, Макс, уйди от греха подальше. Это не твоё дело.
   - Он тебе друг, ты за него жопу рвёшь, - последовал возмущённый комментарий Шамшуриной. И я отвлёкся, на какие-то доли секунды, но этого было достаточно. Толик совершил резкий выпад и, судя по звуку, кулак нашёл свою цель. Как ударил Фёдор я не увидел, зато почувствовал касательный толчок по загривку. Раздался женский визг и посыпался град ударов или наоборот, не суть так важно. Меня одного явно не хватало, что бы сдерживать двух крепких парней, да и мелькавшие кулаки то и дело цепляли по голове, мешая выполнению миротворческих функций. Я запоздало пригнулся, пытаясь обезопасить черепную коробку от внешних потрясений, чем драчуны моментально воспользовались. Толик перегнулся через меня, практически повиснув на плечах, а один из ударов Фёдора, предназначавшийся животу противника, пришёлся в моё ухо. Такой звон я слышал в недалёком прошлом, после потасовки с Чумиловым, когда вместо ушной раковины болтался распухший беляш. Те же визги, крики, мелькание рук и ног, казалось конца не будет всей этой карусели, но драка закончилась столь же неожиданно, как и началась. Неведомо откуда появившийся Гацура за пару рывков снял с меня Маслова и оттащил к стене, а метнувшегося следом за ними Фёдора перехватила Зотова, просто встав на пути. Это просто делал и я, но с меньшим успехом.
   Во взгляде Лукьянова мелькнули остатки яростной злобы, раздражение и наконец осмысленная досада.
   - У тебя кровь, - девушка провела двумя пальцами по разбитой губе Фёдора, а он даже не вздрогнул. Ощущение боли придёт позже, когда горячка боя отпустит. - Пошли отсюда.
   - Ну чё, клоун, получил своё?
   Федька обернулся, но девушка чутко отреагировала на движение, крепко вцепившись в его корпус. Она что-то говорила, тихо, но уверенно, не сводя с парня больших глаз. И он её послушал.
   - Скажи пацанам спасибо, а то порвал бы как грелку, не напрягаясь.
   Толик продолжал кричать ругательства и успокоился только, когда Лукьянов в сопровождении спутницы покинул блок.
   - Ты дурак, куда ты полез, - отчитывала меня Катюха.
   - Нормально ему вдарил, - гудел возле Толика Буцаев, смакуя свежие подробности драки.
   - Чай из-за вас придурков остыл, - сокрушался Поляков за столом.
   Что я мог ответить Катюхе, прикладывая лёд к огненному уху? Он самый близкий по духу человек на проекте? Он мой друг? Не знаю. Теперь не уверен. В голове вертелись сплошные вопросы, но не ответы. Вопросы росли, ширились снежным комом, тянули за собой целый хвост новых открытий, странных и зачастую неприятных. Что делает на проекте Маслов и Зотова? С каких это пор Поляков жрёт блины с утра? Почему Шамшурина виснет на мне, словно мы не расставались. Кто сделал из меня блондина? И где в конце концов братан, по прихоти которого я оказался в этом разумом покинутом месте? Правда, был один ответ, даже не ответ, а положительный момент во всей этой кутерьме. Бездна отступила, ушла из зоны видимости, оставив меня в покое. Пускай на время, но я обязательно что-нибудь придумаю, я справлюсь с ней. Только для начала отвечу на вопросы.
  
   Два часа спустя после вышеописанных событий.
   Камеры в беседке.
  
   - Они тебя дурака специально провоцируют, неужели не понимаешь? Изо дня в день выводят на эмоции.
   Фёдор слушал, склонив голову над столешницей. Одна рука запуталась пальцами в буйной растительности на самой макушке, ладонь другой поглаживала деревянную рассохшуюся поверхность столика.
   - Ещё эта стерва Шамшурина со своими вечными зацепками. Вчера ей джинсы мои не понравились, сегодня свитер бабуля связала.
   Вдалеке послышались раскаты грома. Иринка тревожно посмотрела в сторону сгрудившихся туч, затянувших западный горизонт непроницаемой чёрной мглой. Шальной ветер ударил в лицо девушки, вихрем прошёлся по участку, поднимая ворохи мелкого мусора и скрылся за высоким частоколом забора среди поскрипывающих от волнения сосен. Резкая перемена в погоде вывела из ступора Лукьянова, который оторвал лоб от ладони и ошалело уставился на надвигавшуюся грозу. Сверкнула яркая вспышка молнии, ломаной линией вспоров грузное брюхо насытившихся влагой туч и первые капли тяжело застучали по профлисту беседки.
   - Не хочу в дом идти, - упавшим голосом произнесла Ирина и села напротив парня. Эта обречённость в интонации подействовала на Лукьянова больше, чем эмоциональные всплески с привкусом праведного гнева.
   - Так давай не пойдём.
   Ирина горько усмехнулась.
   - И сколько мы не пойдём? Час? Два? Нам всё равно рано или поздно возвращаться к Шамшуриным и Масловым.
   - Есть простое решение твоей проблемы.
   - Уйти с проекта, - девушка ответила очень быстро, словно ответ не первый день крутился у неё в голове.
   - Уйти с проекта, - подтвердил Фёдор. Никак не пойму, что тебя здесь держит. Только не надо все эти разговоры про испытание характера, - упредил он попытавшуюся открыть рот Ирину. - В плане отмазки для Ледаковой сойдёт, но я тебя лучше знаю. Тебя другое держит или другой.
   Девушка напряжённо замерла, вцепившись взглядом в ограду беседки.
   - И кто этот другой?
   - Это тебе лучше знать.
   Редкие капли начали тарабанить всё чаще, требовательно напоминая о себе и водная завеса в одно мгновение обрушилась на землю, застилая обзор сплошной пеленой.
   - С чего ты вообще взял, что я здесь из-за парня, - Иринка говорила подчёркнуто небрежно, дрожанием в голосе выдавая себя с головой.
   Фёдор волнения девушки не замечал, погружённый в изложение собственных мыслей.
   - Не замужние девушки измеряют мир парнями. Круг знакомых, время препровождения, беседы - всё это зациклено на решении основной проблемы. Конечно, когда выходите замуж, интересы резко меняются. И нам, парням, невдомёк, отчего любимая девушка стала другой после марша Мендельсона. А всё просто - у вас приоритет сменился.
   - Опять слова Скворцова.
   - Что в этом плохого?
   - Говно человек твой Скворцов.
   - Это не мешало говорить ему правильные вещи. По крайней мере, раньше, до твоего прихода. Сейчас он здорово ссучился.
   Иринка устало покачала головой.
   - Фёдор, очнись, посмотри на этого козла внимательнее. Он всегда таким был, скользким и хитрым. Они с Ромочкой Поляковым два сапога пара, сначала человеку в душу залезут, а потом ноги вытирают. Только в твоём случае Скворцов гораздо хуже поступил. Он не просто в душу влез, он там семена оставил, бросил на подготовленную почву, а сам свалил. Ты пойми, негатив в сторону Алисы требовал внешней подпитки, нужных слов, что бы больше ненавидеть. Скворцов твой будто вампир, чувствует моменты чужой слабости, он заразил тебя этой... этим, - Зотова в ярости замолчала, подбирая нужные слова. - Даже не знаю, как назвать эту глухую, непробиваемую стену неприязни ко всему, что касается любви, самого светлого чувства для людей.
   - Любви? - Лукьянов насытил слово насмешкой. Иронией, превратив красивое сочетание звуков в комок скомканной бумаги.
   - Подонок твой Скворцов. Сам любить не умеет и другим жизнь портит.
   - Только подонки рожают здоровых потомков. У него правильный подход к жизни. Он что, кому-то много обещает? Сколько здесь было надутых слов, высоких чувств и где они все? Сплошной пшик в пустоту. Единственный человек на проекте, знающий цену словам - это Макс.
   - Как ты можешь так говорить. Он же тебя предал.
   - Ой, - Фёдор забавно схватился за сердце. - Предал, какой кошмар. Такой мерзавец, воткнул мне нож в спину.
   - Не поясничай.
   - А ты ерунды не говори. Мы с ним не были друзьями и клятв в верности друг другу не давали. Было нужно - общались, пропала такая необходимость - перестали. Что ты меня вечно им попрекаешь. Влюбилась что-ли?
   Лукьянов не конкретизировал, в кого из них двоих, а Иринка не стала уточнять.
   - Дурак.
   Девушка отвернулась от Фёдора и, обнимая себя за плечи, уставилась на едва проступавшие сквозь дождь контуры дома.
   - Когда всё закончится? - прошептала она совсем тихо.
   Разгулявшаяся стихия словно услышала девушку, приняла её слова на свой счёт. Поразмыслив решила, что в самом деле довольно представления и, огласив окрестности напоследок далёкими раскатами грома, иссякла. Лишь одинокие капли падали с крыши беседки, с веток близлежащих деревьев, на пропитавшуюся влагой почву. Пахло сыростью и умытой зеленью.
   - А ты что здесь потерял? Великому цинику не положено быть на проекте, где люди любовь ищут, - Иринкино раздражение ушло вместе с тёмными тучами, освободив место для обыкновенной усталости.
   - Забавно.
   - Что?
   - Забавно за всем этим наблюдать. Как люди пыжатся, чего-то из себя строят, пытаются разыгрывать целые драмы на пустом месте. Особенно удаются разговоры о вечном со ступенек ПТУшного образования. Прикольнее, чем в зоопарке.
   - И ты занял самые лучшие места?
   - Изнутри всегда наблюдать интереснее.
   - Ну-ну. Только по твоему лицу этого не скажешь. Поляков, тот да, играет и получает удовольствие, а у тебя лицо кислое, будто лимон проглотил. Стоит Селезнёвой мимо пройти и такие гримасы корчишь, окружающим страшно становится.
   - Хватит нудеть, - раздражённый Фёдор поднялся, демонстрируя нежелательность дальнейшей беседы. У выхода из беседки он вытянул руку, лишний раз убеждаясь в отсутствии дождя. На ладонь угодили две капли с соседнего дерева, чьи листья обвисли под тяжёлыми гроздьями влаги. Растерев пальцами небесную воду, Фёдор высунул из-под козырька озадаченное лицо и схлопотал ещё одну каплю в центр лба.
   - Ледакова целыми днями нервы трепит: как там твоё сердечко, не болит случаем. Лерка жужжит о Селезнёвой, лезет со своей жалостью. Три месяца прошло, а вы всё никак забыть не можете.
  
   29 августа, 17:45.
   Камеры в гостиной.
  
   - Охренеть! Двадцать девятое августа!
   - Чего, Макс?
   - Это я так, веду беседу тихо сам с собою.
   - Ааа, - протянул понятливый Буцаев, не отрываясь от ноутбука. Раньше подобной привычки за Андреем не замечал. Кроме сотового телефона других достижений цифровых технологий у него не имелось и вдруг целый походный компьютер.
   - Сегодня у нас какое число?
   - Чего? - Буцаев даже не попытался поднять голову, вперившись в монитор. Ноутбук издал противный звук, обозначавший ошибку в работе приложения. - Число? Двадцать какое-то.
   - Августа?
   - Нет, сентября, - буркнул Буцаев, на что получил очередной сигнал об ошибке.
   Что я рассчитывал услышать? Макс, мы ради прикола поменяли дату в настенном календаре, приняли новых участников и подложили голую Шамшурину в постель? Особенно сурово смотрелась жёлтая листва, робко проступавшая сквозь зелень крон. Её никакими приколами не объяснишь.
   - Скворцов, Скворцов, - послышался трубный зов с района пищеблока. Характерные интонации Марата не перепутаешь не с чьими другими.
   Я откликаться не стал, по звуку шагов определив правильное направление Гацуры. Парень обладал удивительным свойством: искал человека пронзительным зовом, даже когда наблюдал его в поле своего зрения. Так произошло и на сей раз. Едва завидев мою фигуру из коридора, Марат огласил весь первый этаж призывным "Скворцов".
   - Что за -пип-, ругнулся Буцаев и ноутбук следом выдал целую серию протестующих звуков. - Китайцы ни одной вещи нормально сделать не могут.
   - Не скажи. Калаши у них лучшие в мире, экономика на подъёме, а лет через двадцать уровень жизни подтянется. Будем к ним нелегалами через границу пробираться, как мексиканцы в Соединённые Штаты.
   Тему качественной продукции из поднебесной помешал развить Гацура, выпаливший с ходу:
   - Твоя модель приехала.
   Прочитав знак вопроса в моих глазах он счёл нужным пояснить:
   - Ну Вика, ну Марева которая. Иди встречай, пока Шамшурина хреновиной с подружками занята.
   Под словом хреновина Марат подразумевал съёмки рекламного ролика для парфюмерной продукции. Шумихи вокруг коротенького пятнадцатисекундного видео было создано предостаточно. Девчонки собирались случайными стайками, разбивались на мелкие группы по всему дому (на улицу из-за дождя было не выбраться) и обсуждали, обсуждали, обсуждали. Сама Катерина, будучи главной героиней, полдня посвятила зеркалу и макияжу, который всё равно будет смыт и нанёсен заново перед съёмками. В редких перерывах она отыскивала меня, вернее мои уши для планомерного излития сомнений. Я честно играл роль хорошего парня, выслушивал терзавшие девушку мысли, похожи одна на другую, а сам мучился от вида жёлтой листвы за окном. С последующими разговорами я справлялся всё хуже и хуже, наконец после очередного вялого комментария Катя взбесилась, обвинила меня в чёрной зависти и от души хлопнув дверью, покинула мужскую спальню, чем принесла великое облегчение. Как я умудрился связаться с этой стервозой? Три месяца, напрочь вычеркнутых из головы. Три целых месяца, в течение которых я должен был что-то говорить, что-то делать. И это на многомиллионную аудиторию.
   - Что, Буцай, опять железяку мучаешь? Пасьянс поди не сходится, - Марат в мгновение ока успел переключиться на другого человека и возникнуть у него за спиной. - Минус семьсот тридцать долларов, с ума сойти. Андрюха, ты делаешь успехи в освоении компьютера. Дай-ка я пощелкаю кнопками.
   - Отвали. Прошлый раз нащёлкал.
   - Скажи ещё это я виноват, что он у тебя тормозит постоянно. Сам выключать толком не умеешь, на других валишь.
   - Уйди, а. Марат, по-хорошему прошу.
   Но Марат не был бы Маратом, если бы так легко сдался. Бухнувшись с размаху на диван, он плечом оттеснил яростно сопротивляющегося Андрея от клавиатуры и, поведя мышкой, спросил:
   - И чего тут делать надо?
   Обиженный Буцаев, окончательно сдавший позицию за экраном, вспомнил о мобильности техники и захлопнул ноутбук перед самым носом Гацуры.
   - Ты чего так щёлкаешь, сломаешь ведь, - возмутился Марат.
   - Да пошёл ты, - отрезал Буцаев и пошёл по направлению к жилым комнатам.
   - Нервный какой-то. Сегодня с утра опять с Шиленко поцапались, слыхал? - Марат забрался пальцем в ухо, прочищая слуховое отверстие.
   - Нет.
   - Ты чего. Они у вас прямо за стенкой шумели. Хотя, - Марат довольно оскалился, - после жаркой ночки с Катюхой поди дрых без задних ног. Не понял, а ты чего здесь трёшься? Иди к Вике быстрее. Она ждёт стоит.
   - Где стоит?
   - Чудной ты человек. На кухне, где ещё ей стоять.
   Марат схватил меня за руку и потащил в сторону пищеблока.
   - Как она хоть выглядит? - растерянно пробормотал я, подталкиваемый активным Гацурой по тёмному коридору. Хорошо, Марат моих слов не слышал или не предал им значения. Меньше всего хотелось объясняться, выставляя себя в глупом положении.
   Модель. На кухне находились три девушки, но только одна из них подходила под стереотип модели. Стандартные длинные ноги, прикрепленные к худому телу, не имели фигурности в районе икр и бедёр (короткая юбочка позволяла увидеть многое), зато выделялись косточки на щиколотках и коленках. Красивое лицо, обрамлённое светлыми волосами, ниспадающими до плеч, смотрелось чужеродным, слишком миниатюрным и кукольным для столь вытянутого туловища. Здесь природный конструктор дал маху, перепутав детали. Эту бы головку, да маленькой Шиленко.
   Впрочем, без описания фигуры я мог легко определить, кто есть кто, точнее, кто из присутствующих Вика. Двух других я прекрасно знал под именами Нина и Женя. Боевые подруги, соответственно Буцаева и Нестерова, щебетали на диванчике, засыпая модель пустыми вопросами и дежурными комплиментами. Вика, в свою очередь, живо реагировала на слова и весьма любезно рассыпалась в ответных деферамбах.
   - Прямо двухпалубная яхта?
   - Да. Представляешь Нин?
   Девушки завизжали от восторга, все три.
   - Я ахнула, когда увидела эту белоснежную красавицу на пирсе. А какая там кают-компания, ну главная комната, вся отделанная под дерево. Никакого пластика или металла. Девчонки, если бы вы видели мебель, ручная работа из Италии. Она мне так понравилась, особенно столик с резными ножками в виде русалок. Представляете? Девчонки, как в фильмах про пиратов, с большими листьями по бокам, а на поверхности изображена старинная карта. Филипп рассказывал, что пунктирными линиями обозначен путь к реально существующим сокровищам. Там черепа изображены, морды животных, чудищ всяких. Представляете?
   - Супер, - мечтательно протянула Шиленко. - Я тебе так завидую.
   - А плазма прямо там висит? - спросила Гатилова, затаив дыхание.
   - Да.
   С такой страстью перед алтарём отвечать. Жаль, рядом не наблюдалось волшебного принца, сделавшего предложение руки и сердца.
   - Представляете, как такой hi-tech смотрится на фоне старинной обстановки. Просто умопомрачительно. Оу, - тут она остановилась, заметив нас с Гацурой. - Привет, Максимильян. Скучал без меня?
   Максимильяном до этого случая меня не дразнили, но всему есть своё начало. Интересно, с ней я тоже просыпался рядом, в чём мать родила?
   - Привет, - я замер рядом с незнакомой девушкой, тщетно пытаясь продумать нейтральную линию поведения. - Как Филипп?
   Хотел ограничиться одним приветствием, но некий Филипп произвольно, помимо воли, проник на язык.
   - Филипп? О, Филипп просто великолепно, - она одарила меня лёгким поцелуем в губы, не переставая улыбаться. По крайней мере мне так показалось.
   Вот и думай теперь, что там Филипп просто великолепно. То ли поживает замечательно, то ли нечто другое делает на отлично.
   - Я слышала, вы с Кати заехали на одну ночь в комнатку? - с неизменной растяжкой губ спросила она, выговаривая имя Шамшуриной на французский манер. Мимика у девушки доброжелательная, а глаза напряжённые, злые. Такой диссонанс уродовал кукольное личико, превращал его в образ пупса убийцы, игрушки с душой серийного маньяка.
   - Роман был так любезен, что уступил своё жильё.
   Отпираться глупо. Такому количеству свидетелей мог позавидовать любой прокурор.
   Пока я сжимал губы, ощущая во рту фруктовый привкус от Викиной жвачки, девушка сама пришла мне на помощь.
   - Эта кобылка решилась перейти в активную фазу действий, в виду моего отсутствия. Ну и как, малыш, тебе понравилось?
   Малыш? Хотя чего так удивляться? Поляков пять раз на дню называет малышом и ничего, привыкли. Причём все, потому как столь ласковое обращение Роман применяя ко всем без разбору.
   Я снова обратился к анналам мозга, перетряхивая одну манеру общения за другой. Тщетно. Как можно выстраивать линию поведения с девушкой, которую видишь впервые, но история отношений уже существует. Два взаимоисключающих фактора зацикливали логическую цепочку, вгоняли в беспросветный ступор. Особенно настораживало существование параллельного романа с Шамшуриной. В то, что мы просто спали под одним одеялом, абсолютно голые и невинные, я не верил. Вряд ли в это верила Вика, но меня целовала и ласково именовала малышом. Как такое возможно? Я что, сформировал первый гарем на проекте или психология девушек за три месяца претерпела кардинальные изменения?
  
   29 августа, 18:54.
   Камеры на крыльце
  
   - Ты меня любишь, скажи? Любишь?
   Толик потянулся поцеловать девушку, но Лера отстранилась, упершись одной из рук в его грудь.
   - Лера, ты опять? Ты слышала от меня это сто раз.
   - Всего четыре раза, - девушка продолжала сопротивляться, подставляя ищущему губы Толику то одну щёчку, то другую. - Первый раз ты в этом признался, когда сердце в небо запускали, второй был на общем собрании, когда мы себя парой объявили, потом, - девушка задумалась и едва не оказалась целованной. - Толик, перестань, я серьёзно. Мне страшно.
   - Лер, ты чего? Лера?
   Но Светлова уткнулась лицом в широкую грудь аполлона, поднеся маленький кулачок ко рту. Слёз не было видно, но именно этот кулачок создавал иллюзию льющей слёзы девушки. Она не плакала, она просто затихла на груди у парня, который, обхватив её руками, нежно приговаривал:
   - Нам нечего бояться. Лера, я тебя люблю, очень люблю и хочу, что бы мы были вместе.
   Камера взяла крупным планом притихшую парочку, чуть отъехала в сторону. Режиссеры переключились на другой ракурс, куда попал кусок прозрачного неба и садившееся за горизонт солнце. Отблески света играли на крыше центральной беседки, на окнах второго этажа, на огромном дугообразном щите с надписью "Сердца", что возвышался над крышей.
   Идиллическую картину разрушил Буцаев, вылетевший на крыльцо и опрометью кинувшийся в заросшую зеленью беседку. Дверь не успела захлопнуться, как появилась Кожевникова и бросилась следом, крепко сжимая в руке туфлю.
   - Андрюха, беги. Что есть силы, беги, - надрывался Гацура, заняв удобный наблюдательный пост на втором этаже. - Светка, ату, его, ату. Загоняй этого оленя в угол. - Не получив удовлетворения от слов, Марат разразился заливистым свистом.
   - Дураки, - Лера оторвалась от груди парня. На лице её играла улыбка. - Ты куда?
   Толик, сделавший было шаг назад, остановился, крепко удерживаемый в объятьях Светловой.
   - Спрошу, чего шумят
   - А наш разговор?
   - Мы поговорили, - Маслов озадаченно уставился на Леру. - Или нет?
   - Вот этого я и боюсь, - улыбки как не бывало. Девушка снова выглядела грустной и задумчивой. - Неужели ты не видишь, не понимаешь? Мы с тобой отдаляемся, не проводим столько времени вместе как раньше, а если остаёмся наедине, то только ради обсуждения очередной сплетни.
   - Лер, ты накручиваешь.
   - Если бы. Как мне хочется верить, что я сама себя пугаю. Но ты не понимаешь, - кажется Светлова всхлипнула, - ты не видишь, что у меня творится внутри. Мы чужими становимся, это невыносимо.
   - Буцай, на дерево лезь, - заорал что есть мочи Марат. - Чего? На дерево лезь, говорю. Там она тебя не достанет. Балда, зачем в кусты попёрся.
   - Лера, подожди пять секунд, - Толик легко освободился от ослабшей хватки девушки и спустился с крыльца. Всё это время он стоял склонив голову набок, одновременно прислушиваясь к словам Светловой и происходящим за спиной событиям. - Марат, чего там Буцай учудил?
   - Толян, ты что ли, - Гацура перегнулся через перила. - Прикинь, этот дурик поспорил, что в туфлях пройдёт от спальни до кухни и ни разу ногу не подвернёт.
   - Ты гонишь. Он чё, в Светкиных пошёл?
   - Пошёл, это громко сказано. Навернулся с лестницы и каблук сломал, а они там какие-то итальянские, дорогие. Светка их только в прошлом месяце купила.
   Маслов весело засмеялся, в тон ему заржал Гацура и пацаны продолжили перебрасываться шутками, наблюдая за попытками Буцаева забраться на дерево.
   Лера стояла на крыльце, прижав руки груди. По щеке скользила слеза.
  
   29 августа, 21:10.
   Камеры в гостиной
  
   - Максимка, дорогой ты мой, зачем тебе это, зачем тебе знать всю грязь, которую завистники болтают про вас с Викуськой. Я так скажу: никого не слушай и действую согласно сердцу.
   От Романа бесполезно добиться конкретики. Он рыбой плавал в красивых предложениях, топил меня в изысканных словесах, но так ничего и не сказал про мои отношения с моделью. Я сам был виноват. Начал беседу из далека, долго кружил вокруг да около, настраивая Полякова на философский лад. Настроил на свою беду. Ну не мог я прямо спросить: спал Скворцов с Викой и если спал, то обязательства какого рода на себя наложил. Можно забыть ключи от дома, слюнявого мопса подруги в парке, но не это. Пришлось интересоваться слухами, надеясь под обыденным для проекта прикрытием выведать правду. Возможно, я выбрал для беседы не лучшую кандидатуру, но других не было. Фёдор, завидев меня, нос воротил, Лыпарев обменивал информацию на информацию, а братан на текстовые послания отвечал молчанием. Я решился выйти на громкую связь, но приятный женский голос сообщил, что абонент не доступен или находится вне зоны действия сети. Из разумных и знающих оставался один Роман, который четверть часа просвещал меня на тему любовных отношений.
   - Ладно, я понял. Спасибо.
   - Куда ты, Макс? Давай чайку с тобой выпьем, покалякаем по-дружески на улице. Там такой воздух, - Поляков вздохнул полной грудью. - Природа просто шепчет.
   Я с тоской вспомнил о наступавшей осени. Стоило ждать лето, мечтать искупнуться и понежиться на теплом речном песке, что бы в один прекрасный день перенестись из конца мая в конец августа.
   Роман моё замешательство истолковал по-своему.
   - Максик, дорогой, такая погодка последнюю неделю стоит. Пошли, пошли, - фразу он заканчивал сакральным тоном, перейдя на шепоток.
   - Извини, бежать надо, - я скорым шагом приспустил к лестнице.
   - Максим, что за дела?
   - После.
   Не оглядываясь, я взлетел по ступенькам на второй этаж и только там сбавил темп, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Маслянистый взгляд Полякова мне не понравился. Слухи насчёт ориентации Романа ходили всякие. Периодически всплывали молоденькие любовники, с коими он зажигал по элитным ночным клубам, но реальных подтверждений тому не было. Сам виновник на прямые вопросы отвечал уклончиво, а иногда глумился в открытую, обнимал опешивших пацанов и предлагал ночную поездку за город. При этом менял красивых девчонок пачками и лишь в последнее время угомонился, официально объявив себя парой с Селезнёвой.
   Пустое, Макс. Я упёрся лбом в стену, надеясь с помощью холода избавиться от посторонних мыслей. Край бездны где-то рядом, ждал своего часа. Необходимо действовать быстрее, решать предложенную задачку. Причина всех бед была понятна ещё до провала. Добровольная амнезия спустя полгода дала побочные эффекты: ожидаемые и непонятные. Я предполагал, что память о забытом с ходом времени начнёт проскальзывать сквозь щели прошлого, запахом и звуком будет напоминать о себе. Я даже предполагал потерю ориентации в пространстве, потерю сознания и повышенное внутричерепное давление, но не выпадение трёх месяцев из жизни. Месяцев, которые я никогда не вспомню. Это было самым страшным. Нечто иное бродило летом по комнатам дома, не похожее на старину Макса, совсем чужое. Разве можно вспомнить то, что тебе не принадлежит?
   Где она, хвалёная логика? Всех знаний и жизненного опыта хватало на один единственный диагноз - спятил. Впервые в жизни я не доверял собственному мозгу, изысканиями которого всегда так гордился. Отказывался принимать во внимание разумные выводы и верил, просто верил, что смогу выбраться из угла, в который сам себя загнал. Всю жизнь потешался над наивными людьми, иллюзии которых давно заменили реальность бытия, чья вера в бородатого дяденьку на облаке или в людей, таких же, как они сами, давно перешла в разряд чудес. Так дети верят в Деда Мороза, но они могут себе это позволить. Мы же, взрослые, должны забыть о манне небесной и верить тому, чем наградила нас природа, нашему разуму. Конечно, он умеет играть с владельцем, подкидывать обманки и пустышки, но здесь будь бдителен, иначе никогда не укротишь этого жеребца.
   Шум в женской спальне заставил оторвать лоб от стены и прислушаться. Женский голос требовал, мужской насмешливо отвечал. На заднем плане проскальзывали короткие фразы Гацуры, что было странно. Обычно Марат принимал активное участие в перепалках, не словами, так гоготом наполняя общий фон.
   Пора двигаться в спальню или возвращаться вниз. Подпирать лбом коридорные стены не лучший выход в ситуации, когда одна камера за спиной, две по бокам, а трансляция пойдёт на всю страну. Долго я не раздумывал. Внизу ждал Поляков. Ещё чудо, что сей оратор ласковых речей следом не попёрся. А лёгким скандалом, что развивался за стенкой, меня было трудно смутить.
   - Пацаны, вы это должны услышать, - Маслов забрался на одну из коек с ногами. Рука его держала раскрытый ежедневник в синей толстой обложке с орнаментом цвета золота. Рядом стояла пунцовая Зотова, вернее стояла она, когда я только вошёл. Спустя пять секунд девушка уже пыталась отнять у Толика записную книжицу, нелепо подпрыгивая на месте. Ей бы на койку с ногами забраться, да прижать парня к стене, что бы не бегал по всей комнате. Но Зотова, то ли стеснялась ходить по чужому покрывалу, то ли просто не соображала от прилива крови ударившей ей в голову.
   Помимо меня в роли зрителей выступали помянутый выше Гацура и Лыпарев. Олежка хищно лыбился, предвкушая новую забаву, а Марат стоял и смотрел, не выражая эмоций, никаких. Для человека, умудрявшегося даже во сне корчить рожи, каменная маска спокойствия была из разряда нонсенс.
   - Отдай. Кому сказала, отдай, - Зотова остановилась, запыхавшись от частых прыжков. - Кто тебе разрешил рыться в моих личных вещах?
   - Ир, мы должны знать, с кем живём под одной крышей. Может ты маньячка, убийца серийная. Мечтаешь всех нас ночью ножницами зарезать, а свои чёрные замыслы в этот дневничок записала, - Маслов потряс ежедневником.
   - Точно, - подхватил Лыпарев. - Я в фильме видел, как один мужик мечтал жену на тот свет отправить. Так он специальную тетрадь завёл, где описал сто способов её убийства. Если бы она записи случайно не нашла, по любому порешил бы.
   - Сейчас мы узнаем, чего она хочет на самом деле, - Толик чуть развернулся, дабы свет от лампы ложился прямо на страницы. - О, да тут стихи. Прикиньте, пацаны.
   - Не смей, слышишь, - голос Ирины задрожал.
   Но Толян уже декламировал на распев:
  
   Моя любовь меня не замечает,
   Живёт в своей придуманной стране.
   И страсть его, что дарит вздох случайный,
   И томный взгляд мечтают лишь о ней.
  
   Вкусную затею прервал Гацура, выхватив ежедневник из пальцев Маслова. Несмотря на малый рост, он не стал подпрыгивать, даже на цыпочки не привстал, дабы овладеть книжицей в синем переплёте.
   - Держи, - Марат протянул дневник девушке. Зотова, успевшая за короткий срок сменить багровый цвет кожи на белый, вновь покраснела. Недоверчиво посмотрела на парня, выхватила свои записи и опрометью выбежала наружу.
   - Марат ты чего? - опешивший Толик переводил взгляд то на Гацуру, то на меня с Олежкой, ища поддержки. - Марат, я не понял.
   - Когда подрастёшь, поймешь, - бросил Марат и вышел.
   - Нет, ну урод. Такой кайф обломал.
   Я вышел следом. Мы гуськом спустились по лестнице, молча прошли через гостиную и вышли на оживлённую кухню, где Марат свернул к столику, а я направился на улицу.
   - Макс, не забудь, у Чумилова сегодня днюха. В одиннадцать собираемся на этом самом месте, - прокричала мне в спину Кожевникова. - Явка в обязательном порядке.
   - Непременно буду, - пообещал я и переступил через порог.
   По-осеннему прохладный ветер, пропитанный дождевой влагой, заставил вздрогнуть, сжаться под тонкой синтетикой рубашки.
   Я стоял на освещённом крыльце, рассматривая поблёскивающую от луж бетонную дорожку. От ступенек она шла прямо, вплоть до клумбы с цветами, отбрасывала ответвление на центральную беседку и круто поворачивала направо, мелькала сквозь кусты, сквозь стволы деревьев, заканчиваясь у самых ворот сплошной заасфальтированной площадкой. За широкой раскидистой елью, что скрывала от меня часть дорожки, было ещё одно ответвление в сторону административного корпуса, где размещался персонал шоу. Сложно сказать, чем руководствовались проектировщики, планируя служебную часть территории, но именно там располагалось наибольшее количество скамеек, обильно подсвеченных фонарными столбами. На одной из них я увидел скрюченную девичью фигурку, согнувшуюся, обхватившую себя руками. От подобного вида мурашки ещё больше забегали по коже, заставляя прятать руки в тесных карманах джинс. Теплее не стало.
   Я спустился по сырым ступенькам и направился к девушке, лавируя среди растёкшихся луж. Кое-где плавала листва с пожухлыми травинками, а где-то фантики от клубничных конфет, которыми под завязку был забит один из шкафов. Что поделаешь, у телепроекта "Сердца" новый сладкий спонсор.
   - Хорошие стихи. Только я не понял, кто кого дарит, страсть вздох или вздох страсть?
   Девушка вздрогнула, подняла голову, и я увидел прижатую к груди синюю книжицу. Снова вздрогнула и снова. Да какой там, её бил крупный озноб.
   - Давай вставай. На улице пар изо рта идёт, а ты додумалась на влажную лавку садиться. Мама в детстве не рассказывала, чем грозит отмороженный зад.
   Она только плотнее прижала дневник к груди, большими глазищами уставившись на меня. Чудное создание.
   - Не собираюсь я ничего отнимать. Пошли в дом, пока не простыла. Или народ позвать, что бы помогли?
   - Я...я сама, - она неловко поднялась, краем глаза покосилась на меня и чуть покачнувшись, пошла в сторону дома, медленно, шаг за шагом приближаясь к освещённому крыльцу. Девушка не прошла и половину пути, как навстречу ей вылетел взъерошенный Лукьянов с курткой подмышкой. Он подбежал к Ирине, накинул ей кожанку на плечи и заговорил очень быстро. Слов я не разбирал, оставаясь подле лавочки, но зато слышал скорость произносимых им звуков. Девушка поначалу никак не реагировала, стояла отрешённая, с опущенной головой, крепко прижимая дневник к груди. Фёдор осторожно взял её лицо в ладони и заставил посмотреть на себя. Так они простояли некоторое время, после чего он обнял Иру за плечи и повёл в дом.
   - Моя любовь меня не замечает, - процитировал я недавно услышанные стихи и покосился на микрофон, болтавшийся в петлице на груди.
  
   29 августа, 23:16.
   Камеры на крыльце.
  
   - Ненавижу его. Этого кобеля. Ненавижу. Придушила бы.
   - Вика, успокойся. Всё хорошо. Ты молодец, заняла правильную позицию. Видишь, как Шамшурина нервничает.
   - Правда? - перестав хлюпать носом, Вика уставилась по направлению, куда указывал острый ноготок Кожевниковой. В светлом проёме окна мелькал Буцаев с бутылкой вина. Он размахивал свободной рукой и что-то горячо втолковывал Полякову, стоявшему спиной к улице. По движению головы Романа было понятно, что он соглашается, снисходительно похлопывая Андрея по плечу.
   - Конечно правда. Истерика в твоём положении была бы только на руку этой мымре. Мужики больше всего напрягаются из-за крика, из-за ревнивых придирок.
   - Придирок, - слёзы ручьём потекли по распухшему лицу модели. - Пока я в отпуске была, он тут с этой шалашовкой ночи напролёт зажигал. Козёл. Комнату им видите ли предоставили, -пип- им негде.
   - Ну знаешь ли, ыы с Филиппом тоже не одним дайвингом на море занималась.
   - Причём здесь Филипп, - обиженная Вика отвернулась от подруги. Этот кобель меня на всю страну посмешищем выставил, променял на какую-то провинциальную хабалку. Ты на неё посмотри. Ладно картинка была бы, а то ни рожи, ни кожи, кошка драная, хлам подзаборный.
   - Викусь, успокойся, - Света погладила девушку по руке. - Все мужики одинаковые. Чуть кто поманит пальчиком, и бегут, из штанов выпрыгивают. Ерунда это. Главное, не с кем они гуляют, а к кому потом возвращаются. А вернётся Макс к тебе, точно говорю.
   - Вертится возле него постоянно, задом крутит. Она его просто так не отпустит. Пиявкой присосалась.
   - Не отпустит, дура будет. Мужик в клетке долго не вытерпит, сорвётся с цепи и ищи тогда ветер в поле. Будь с ним ласкова, не цепляйся по мелочам. Он сам к тебе приползёт на коленях, умолять будет вернуться.
   - Приползёт, обязательно приползёт, - подтвердила Вика, яростно выплёвывая каждое слово. - В ногах валяться будет, землю целовать. Ничего, посмотрим кто кого. Я с ним за всё рассчитаюсь.
   На терассе послышались шаги и девчонки примолкли: одна ласковым ветром утешения, пережидающим временное затишье, другая буйным вихрем, замершим перед очередным разрушительным броском.
   - Не понял, а вы чего в одиночестве грустите? Всем в дом, - Никита гостеприимно распахнул дверь, приглашая девушек внутрь. - Дамы, не красиво игнорировать день варенья нашего замечательного друга. К вашему сведению, все давно в сборе.
   - Откуда знаешь. Сам только заявился, - пробурчала недовольная Вика. Пробурчала невнятно, в едва слышимом диапазоне, но Никите этого хватило.
   - Я ведущий, мне по статусу знать положено, - он постучал пальцем по наушнику, тёмным пятнышком выделявшимся в его слуховом отверстие. - Даю пять минут на сборы, потом буду вынужден применить свои полномочия. Окей?
   - Хорошо, - за себя с подругой ответила Света.
   - Вот и ладушки, как говорит наш Роман. Я надеюсь на вас, дамы. Без таких красавиц и торжество не праздник, - элегантный ведущий переступил через порог.
   - Вик, обрати на него внимание. Помолвку расторг и сейчас в свободном плавании находится. По мне так партия выгоднее Скворцова будет. Он гораздо симпатичнее и на экране засветиться поможет. А какое у него тело офигенное.
   - Зачётная сучка, - пробубнил Никита под нос, захлопывая за собой дверь. После уличной тьмы электрический свет слепил, заставлял щуриться. Едва он сделал шаг, кухня наполнилась восторженным рёвом, встречая вновь прибывшего.
   - Штрафную Семёнову, - перекрикивая всех, провозгласил Гацура.
   - Никитос, друг любезный, а мы заждались, - именинник поднялся со стула, лично встречая дорогого гостя.
   - Хорош же ты напарничек, бросил меня в этом диком месте, - Ледакова подниматься не стала, лишь кокетливо указав на место рядом с собой.
   Сидевшая по другую руку Гатилова возмущённо застрекотала:
   - Почему дикое, почему дикое. Мы, между прочим, кухню оформили в венецианском стиле. Эти лодочки под потолком символизируют...
   - Даёшь штрафную до краёв.
   - Кому нужны эти лодочки. Всё равно через час в клубняк свалим.
   - Буцаев, опять начинаешь. Тебе не интересно, не слушай.
   Громкий хлопок и последовавший за ним визг острым лезвием обрубил хоровую разноголосицу. Возникло мгновение тишины, когда множество глаз уставилось на виновника с пенящейся бутылкой шампанского, и вновь словесная лавина накрыла присутствующих с головой.
   - У меня аж сердечко внутри заколотилось.
   - Скворцов, тебя -пип- не учили шампанское открывать?
   - Штрафную Семёнову.
   - Подавай сюда фужеры.
   - Тост! Народ, тихо, начальство речь держать будет.
   Услышав статусное слово, ребята начали смолкать. Один Гацура, довольный наступившей тишиной, открыл было рот, но тут же схлопотал тычок под рёбра от Светловой.
   - Толик, ну что ты в самом деле, какое я вам начальство, - польщённая вниманием Анечка потупила взор. - Все мы здесь присутствующие проводим много времени под сводами этого уютного дома. Порой мне кажется, что я живу вместе с вами, знаю проблемы и заботы каждого из вас, ваши привычки и увлечения. Словно у меня появилось куча родственников, братьев и сестёр.
   - Так и есть, - кто-то услужливо поддержал Анечку, и участники овацией выразили одобрение сказанному.
   - И сегодня, в этот светлый день я рада поздравить человека, которого знаю без малого год. С двадцать шестым днём рождения.
   Ребята вновь живо откликнулись на слова, отбивая ладоши.
   - Помню, как ты пришёл в серой ветровки, замкнутый мальчик, терявшийся на общем собрании после любого даже самого простого вопроса. Да, ребята, не смейтесь. Именно таким был Алексей Чумилов, когда я увидела его первый раз. Именно такими были многие из вас в первые дни на проекте. А теперь посмотрите на этого статного красавца, не мальчика, но мужа, в чьих глазах я читаю уверенность и силу. Ты изменился, и эти изменения выковали в тебе тот стержень, тот неподражаемый брутальный шарм, который так любят женщины и который так уважают мужчины. За нашего друга, а для кого-то и больше, чем друга, - Ледакова бросила выразительный взор по правую от себя сторону, чем вызвала волну усмешек и едких комментариев. - За яркого участника телепроекта "Сердца". Проекта, который меняет нас в лучшую сторону. За тебя, Алексей.
   Гул голосов и последовавший за этим перезвон бокалов совпал с появлением двух девушек. Гостьи попытались незамеченными прокрасться к столу, но зоркий Гацура разразился бравым:
   - Штрафную, штрафную Маревой и Кожевниковой.
   Очередной призыв к взысканию с опоздавших был поддержан куда как активнее. Нашлись свободные фужеры, и чья-то заботливая рука наполнила посуду пенящимся напитком до краёв. Шипучие пузырьки выплеснулись наружу, ручейками стекая по рельефным стенкам фужеров. С готовностью зазвучала очередная трель женского смеха.
   - Осторожнее, ребята, - Шиленко подхватила коробку сладкого, оказавшуюся аккурат под слабоалкогольным водопадом. - Все конфеты залили.
   - Ниночка, дорогая моя, не переживай ты так. Есть конфеты с ликёром, а эти будут с шампанским. Очень рекомендую, - Поляков выхватил из золотистого паза коробки шоколадную конфетку и предложил Шиленко. Та недовольно отвернула носик.
   - В то время как дети в Африке голодают.
   - Я ем, - закончил за Буцаева Роман и засунул конфету в рот.
   Смешки, подогретые свежей порцией алкоголя, снова выплеснулись наружу.
   - Поляков, - Ледакова попыталась сделать строгое лицо, - как тебе не стыдно. Это же дети.
   - Анечка, дорогая моя, за что стыдно? Если бы это были мои дети, тогда понимаю. Но объясни мне, почему я должен думать о негритятах на далёком континенте. У них есть родители, пускай они и пекутся о своих чадах или вовсе не рожают. Если переживать за каждого голопузика, сердца не хватит.
   - Твоего, Поляков, хватит, - Ледакова погрозила пальчиком. - Оно у тебя большое и доброе.
   Роман лучезарно улыбнулся и, приложив руку к левой груди, поклонился хозяйке комплимента.
   Снова послышалась череда смешков и басовитое:
   - Штрафную Семёнову.
   - Гацура, достал ты меня. Какая штрафная? Я шампуня сроду не пил.
   - Пьёт, Марат, ещё как пьёт. Наливай Семёнову до краёв. А если будет возражать, скажи, что распоряжение поступило лично от меня, - со странными нотками нервозности произнесла Ледакова и обменялась взглядами с Никитой. Едва заметное напряжение, возникшее между ведущими, прошло незамеченным за смешками и полупьяными отрывочными фразами.
   - Аня, можно тебя на минутку?
   Воспользовавшись паузой, один из участников оказался рядом с Ледаковой.
   - Скворцов, давай отложим до завтра.
   - Аня, дело срочное и требует незамедлительного решения.
   - Срочнее дня рождения?
   - Да.
   Ледакова отставила в сторону бокал. Тут же понеслись возражения и протесты, требующие вернуться за общий стол. Большая часть критики досталась Скворцову, похитившему украшение компании в самый разгар пьянки.
   - Что там у тебя стряслось? - тоном абсолютно трезвым спросила Анечка, едва они вышли на террасу. Она стояла около Скворцова, но глаза её, а главное мысли, были направлены совсем в другую сторону. Туда, где шумели подвыпившие участники шоу, где Никита под чутким надзором Гацуры пил долгожданную штрафную. Почувствовав, что Макс читает её взгляд, Ледакова отвернулась от окна и повторила вопрос:
   - Так что стряслось?
   - Мне нужно просмотреть записи программы за последние три месяца, начиная с двадцать восьмого мая.
   - Прямо сейчас?
   - Да. Я буду тебе очень признателен за такую возможность.
   - И ради этого ты меня вытащил? Старые выпуски может посмотреть любой участник проекта. Для этого не нужно отрывать меня от стола и тащить на улицу. Приходи завтра в административный корпус и тебе дадут всё, что необходимо. Разумеется, кроме выпусков за август месяц. Таковы правила и ради тебя я исключения делать не буду.
   - Мне нужен доступ прямо сейчас.
   - Ночью?
   - Да. Я знаю, в корпусе круглосуточно дежурят и требуется лишь твоё разрешение.
   - Подожди, - Ледакова явно потерялась от такого напора. Мысли её, витавшие далеко, мешали сосредоточиться, встать на рабочие рельсы. Потребовалась короткая заминка, после которой она осведомилась: - тебе это зачем?
   - Потом расскажу.
   - Говори сейчас.
   - Это долгий разговор.
   - Сейчас или доступ к архиву я тебе закрою навсегда.
   - Сурово.
   - Сурово отвлекать меня из-за пустяков в разгар вечеринки. Ну так как?
   Скворцов вздохнул, будто готовился мямлить долго и занудливо, но неожиданно уложился в одно короткое предложение:
   - Это касается Кати.
   - Шамшуриной? Ты её в чём-то подозреваешь?
   - Да.
   - Думаешь, она тебе изменяет?
   - Предполагаю.
   Ледакова холодно улыбнулась:
   - Пока ты будешь предполагать сидя за мониторами, Шамшурина вместе с остальными поедет в клуб продолжать вечеринку. Не мне тебе объяснять, что бывает на таких гулянках, и на что способна расслабившаяся женщина.
   - Я знаю.
   - Смотри, Скворцов. Твоя жизнь, твой выбор. Я тебя предупредила, дальше сам решай. Сегодня у тебя две красивые девушки, завтра не будет ни одной.
   - Чему быть, тому не миновать.
   - Так говорят только фаталисты и неудачники, - Анечка хотела добавить, но вместо этого посмотрела в окно, за которым продолжалась пирушка. - Скажешь Николаю Петровичу, что я дала добро, - произнесла она отстранённо и, не дожидаясь слов благодарности, взялась за ручку двери.
  
   30 августа, 02:02.
   Москва. Элитное ночное заведение.
  
   - Кого выгоняем на завтрашнем голосовании?
   - На сегодняшнем.
   - Чего?
   Поляков наклонился к самому уху Гацуры и прокричал так, что тот дёрнулся:
   - Два часа ночи. Воскресенье уже наступило.
   - Ааа, ну да. Так что насчёт голосования? Против Зотовой, как договаривались?
   Поляков покачал головой.
   - Против Кожевниковой? Против Хацкевич?
   Роман, едва сдерживая довольную усмешку, продолжил качать головой.
   - Да не юли ты, скажи нормально. Против Селезнёвой?
   Улыбку как рукой сняло с лица Романа.
   - С дуба рухнул, Марат? На секундочку, она моя девушка.
   - Сам виноват. Сказал бы толком, - раздосадованный Марат схватил первый подвернувшийся под руку бокал и в три глотка допил мартини с апельсиновым соком.
   - Посмотри внимательно на танцпол.
   Марат прежде уставился на Романа, не шутит ли, и только потом уставился на качающиеся в медленном танце пары.
   - Что ты видишь?
   Гацура недоумённо пожал плечами:
   - Танцуют.
   - Понятно, что танцуют, - Роман потянулся к бокалу с вином, словно это могло дать подсказку его ученику. - Кто, - он сделал маленький глоток, - а главное с кем танцует.
   - Нуу, - протянул Марат, вглядываясь в пространство, наполненное жаром тел и рассеянным светом. - Лерку вижу Светлову с Толиком, Хацкевич с каким-то старым пердуном, Никитос с новенькой трётся, Шамшурина с...
   - Стоп, тормозни. С кем там у нас друг Никитка зажигает?
   - С этой, как её там, с моделью, Гацура почесал переносицу, - с Викой. Тёлкой, которая к Скворцову пришла. Подожди, - на этот раз Марат почесал под распахнутым воротом рубахи, - хочешь сказать, Ледакова завтра её сплавит на голосовании?
   - Тссс, - Роман приложил палец к губам, косясь на соседний столик. Там, в окружении доброго десятка рюмок, дремал Буцаев, подставив под тяжёлую голову руку с расплывшимся пятном на рукаве. Рядом увлечённо щебетала Шиленко, постоянно хватавшаяся за потерявшуюся в пространстве незнакомую девушку. Та даже не пыталась делать вид, что слушает, стеклянным взором уставившись сквозь Полякова, стены заведения, плотные слои атмосферы. Возможно, взгляд её устремился в такие дали, где земной космический флот будет в лучшем случае через пару столетий.
   - Ни к чему озвучивать фамилии, тем более такие значимые, тем более так громко. Уловил ход моих мыслей?
   Мара поспешно согласился, как прилежный ученик перед суровым преподавателем. Однако Роман счёл нужным пояснить:
   - Анечка не любит, когда на красивые накаченные тела, принадлежащие ей одной, покушаются со стороны.
   - Хочешь сказать, нашу модель завтра пустят в расход?
   - Я ничего не хочу сказать. Она сама за себя говорит. Полюбуйся. Видишь, где находится рука Никитоса? Прямо на левой половинке попки.
   - Аппетитная жопа.
   - Не то слово, - согласился Поляков. - А теперь обрати внимание, как Викуся нежненько так уткнулась головкой в его плечо, как Никитка шепчет ей на ухо всякие сладости.
   - Сиськи у неё тоже зачётные.
   Поляков поморщился, но на голосе это никак не сказалось.
   - А сейчас самое главное. Посмотри на нашу Анечку. Не крути башкой, она за вторым столиком от музыканта. Спокойнее, ещё спокойнее, не глазей так явно. Пробегись по соседним лицам, словно пялишься от скуки. Рядом с ней мужчина в светлой рубашке.
   - Лысый?
   - С залысинами.
   - У него уши мясистые.
   - Тихо. Не пялься. На, сока хлебни, разведчик.
   Гацура последовал совету, допив остатки вина из бокала со следами губной помады.
   - Видишь, как она напряжена. Почти не пьёт. - Роман помахал рукой в ответ кому-то из знакомых и продолжил: - периодически косится в сторону Никитоса. Вот, сейчас. Видел, как она посмотрела на модельку с упругими ягодицами. Не взгляд, а огонь. Знаешь, что это?
   - Ревность?
   - Хуже. Это смертельный приговор. Поэтому завтра на твоём месте я бы голосовал против Викуськи. Это уже отработанный материал.
   Марат поиграл складками на лбу, налил рюмочку водки и, не тратя время на поиски надлежащей закуски, употребил её.
   - Сомневаешься? - Роман снисходительно наблюдал за деятельностью соседа, запихнувшего в себя горсть винограда.
   - Погляди, чего Шамшурина вытворяет. Они что, в засос? - промычал Марат сквозь набитый рот, тыча в сторону танцпола.
   За соседним столиком ожил Буцаев и потребовал ехать домой, безотлагательно. Не дождавшись внимания от болтушки Нины, он громко ругнулся и водрузил голову на место.
   - Чумилов её за жопу лапает. Вот это номер. Скворец завтра с рогами проснётся. Может позвонить?
   - Чего толку, - безразлично возразил Роман. - Завтра и узнает. Пускай спит спокойно, не портит имениннику праздник.
   Гацура довольно зафырчал, обозначая смех.
   - Прикинь, а ведь Скворец с Чумой уже сцеплялись. Скоро второй раунд посмотрим. Как думаешь, чего Макс сегодня не поехал?
   Поляков ответил не сразу, потомив паузой нетерпеливого собеседника.
   - Говорят, прихворнул.
   - Живот походу скрутило. У меня от этого шампанского изжога проступила. Редкостная дрянь. Говорил Чуме: возьми вина красного, всё толку больше будет. Упёрся рогом и ни в какую. Говорит, девчонки больше с пузырьками любят. Кто пузырьки любит, пускай дюшес пьют или буратину.
   Медленный танец закончился под вялые хлопки отдельных личностей. Яркий свет вспыхнул под потолком и, чередуя радугу цветов, бешеным ритмом заиграл на лицах скучающих посетителей. Наиболее активные потянулись к площадке, остальные увеличивали громкость беседы или меняли позы, разминая затёкшие конечности.
   - Как думаешь, между ними что-нибудь есть? - проорал в ухо соседу Марат, наблюдая за Фёдором с Ириной, фигуры которых пробирались сквозь столы и стулья. Лукьянов рассеяно оглядывался вокруг, а девушка крепко держалась за его руку, боясь отпустить. - Я думаю, что нет. Мёртвые они какие-то, огонька не видно. Федька, поди, до сих пор твою Алиску любит, - Марат потрепал Романа по плечу. - Увёл у пацана девку, такую пару разрушил. Ну и мерзавец же ты, приятель. Тебе об этом говорили?
   - Неоднократно, - Роман сощурился, разглядывая мелькавшее в череде света и тьмы лицо Фёдора. - Нечего хлебалом щёлкать, когда красивая девушка под боком.
   Марат заржал и хлопнул себя по ляжке.
   - Хитёр как лиса. Правильно, так и надо. Не умеешь удержать своё, отдай другому. Закон джунглей, мать их. А против модели сомневаюсь, что наберётся много голосов. В основном на Зотову зуб точат, её и пустят в расход.
   - Если Анечка правом вето не воспользуется.
   - Что думаешь? Воспользуется? - Марат провёл ладонью по голове, ерша короткие волосы. - Мать иху, ведь ты прав. Хоть и не любит она Зотову, но аппетитную жопу модели не любит ещё больше.
   - А любит она понятливых ребят, которые по первому кругу проголосуют как надо и избавят дорогую и всеми любимую ведущую от хлопотного право вето.
   Не говоря больше ни слова, Роман скомкал салфетку и поднялся из-за столика. Марат тому нисколько не расстроился, переключив внимание на симпатичную блондинку за барной стойкой, что водила пальчиком по краю бокала, всем видом демонстрируя непреодолимую скуку.
   В коридоре Роман задержался возле картин современных импрессионистов, особенно долго изучая чувственный порыв ветра, будоражащий мазками масла на полотне кроны деревьев и поверхность речки, крутой петлёй изогнувшейся вдоль пологого берега. Однако весь интерес Полякова испарился, стоило Чумилову покинуть мужскую комнату.
   - Долго, - бросил Роман подошедшему Андрею.
   - Полторы бутылки шампанского вышло.
   - Охота тебе было эту дрянь глотать.
   - Ты такой умный. Охота, не охота, а за каждый тост выпить надо. Хорошо, что Ледаковой ликёр не нравится. Я бы сдох от этого пойла.
   - Тссс, - зашипел Роман. - Один орал за столиком, на силу успокоил, теперь другой фамилиями разбрасывается направо и налево. Пошли в холл, проветримся.
   Холлом оказался небольшой зал с мягкими диванами и электрическим камином, по углам которого стояли громоздкие позолоченные подсвечники. По периметру стен шли массивные колонны с лепниной в форме листьев под потолком, а на уровне глаз поблёскивали щиты и скрещённые мечи, развешанные в творческом беспорядке. На рыцарском шлеме, что украшал собой полку над камином, некая дама оставила смачный след губной помады.
   - Мило, - Роман остался доволен осмотром комнаты. Кроме целующейся парочки в тёмном углу живых душ не наблюдалось.
   - Давай быстрее, а то меня там Катька ждёт.
   - Ничего, подождёт, не королевна, - Роман недовольно посмотрел на Чумилова и тот неосознанно вытащил руки из карманов. - Ты только смотри, без постели сегодня, иначе всё дело насмарку пустишь. Если такой план запорешь, я тебе до гроба помнить буду.
   - Ром, хорош кипиш разводить на пустом месте. Считай, Марева за воротами.
   - Я не люблю слово "считай". Не люблю даже больше, чем сослагательные наклонения. Пока эта пешка на поле, партия не закончена.
   - Пешка, - Чумилов усмехнулся. - Чего-то я не наблюдал тебя за шахматной доской, всё больше за картишками в подкидного. Ты лучше расскажи, как модельку с нашим аполлоном свёл.
   - Как два пальца об асфальт. Хочешь доставить неприятности девочке, используй её лучшую подругу. Самое приятное в этом деле, что попользованная подруга даже не догадывается, как глубоко её поимели.
   - Ааа. Значит это ты Кожевниковой напел про Никитоса, что они будут отличной парой с Маревой. Не боишься? Ледакова узнает и башку отвертит.
   - На здоровье. Пускай узнаёт. Пел я тонко и в другой тональности, а как уж поняла это Кожевникова, чего себе удумала, её проблемы.
   - Отлично, - Чумилов запустил руки в карманы. - Значит всё идёт по плану.
   - Всё, да не всё. Наш Максимка меня волнует чевой-то. Странно вести себя начал, непредсказуемо. Боюсь, как бы с цепи не сорвался.
   - Это ты о мочилове, когда он полез Маслова с Лукьяном разнимать? Захотел парень себя миротворцем перед девушкой выставить, бывает. Завтра вместе с остальными в Федьку плевать будет, вот увидишь.
   - Не только это, - Роман задумался, театрально приложив ладонь к подбородку. - Скажи, зачем ему понадобился архив за июнь-июль месяцы?
   Чумилов пожал плечами.
   - Вот и я не понимаю. Поэтому прошу тебя, действуй без интима. Поцелуи Скворцов простит, только крепче любить будет, а за постель бортанёт нашу Катеньку раз и навсегда. Нам этого допустить нельзя.
   - Трудно будет. Девочка уже созрела для продолжения. Не люблю обманывать женские ожидания.
   - А ты постарайся, - Роман щёлкнул перед носом Андрея, который отвлёкся на парочку в углу. Платье девушки благодаря настойчивым исканиям кавалера задралось, обнажив ножку в тёмном чулке. - Ты очень постарайся.
  
   30 августа, 03:23.
   Камеры в столовой.
  
   Я не сразу обратил внимание на человека в районе пищеблока. Причина тому была банальная. Жильцы ещё до полуночи свалили шумной гурьбой в центр столицы, оставив меня наедине с архивом передач. Николай Петрович, мужчина повидавший на своем веку пять десятилетий, без лишних разговоров передал требуемые диски, сам же завалился на скрипучий диванчик досыпать одну из последних летних ночей.
   - Только не вздумай таскать куда. Здесь смотри, - напутствовал он меня на последок, проверяя волосатым кулаком степень взбитости подушки. - Знаешь, чего у нас бывает за нарушение установленного порядку?
   Я так и не узнал. Николай Петрович посчитал нужным не рассказывать, а я посчитал нужным не уточнять. На том и разошлись, кто в сладкие объятия сна, а кто за мерцающий экран монитора.
   Хочешь разбогатеть создай свою религию. Раньше так было. Наверное, так и будет, но только не сегодня. В развитом обществе потребления, где на первый план выходит работа, а на второй отдых от работы, где скорость существования создала новый вид - homo mobile (человек мобильный), места для иллюзорных отвлечений не осталось. Едва хватает времени пощупать и попробовать то, что лежит прямо под ногами, на расстоянии вытянутой руки. Остальное следует оставить на долгожданный отпуск или пенсию, морщинистым светом мелькавшую в конце длинного туннеля. На пике востребованности находятся осязаемые удовольствия, позволяющие быстро, без лишних изысканий и энергозатрат, отвлечься от опостылевших будней с ворохом забот. На куси. Куснул, руки в ноги и бежать до следующей пятницы, где ждёт заманчивый пряник.
   Хочешь разбогатеть, создай материальные удовольствия, максимально быстро удобоваримые для большинства. Проще говоря, фастфуд развлечений. Телевиденье давно нашло рецепт этой кухни, пропитав вечерний эфир сливками из страстей и желаний. Проект "Сердца" не был чем-то выдающимся на общем фоне, однако свою нишу держал прочно и уверенно. Потребность в подглядывании, пережевывании чужих проблем и забот плотно сплелось с искушением считать себя самым умным и самой красивой. Ну он и придурок, ну и кривые у неё ноги - думал иной телезритель, почёсывая тетрадкой за девятый класс прыщавый лоб. Если бы я была там, вон тот молоденький с потрясным телом был бы моим - мечтала дама за сорок, скромно не учитывая собственный возраст. Я бы там зажёг, порвал тусу в клочья - размышлял вечный менеджер среднего звена, уплетая остывшие пельмени с майонезом. Он и вспоминать не хочет, как всего лишь час назад мялся на корпоративной вечеринке, не в силах зажечь даже среди бухгалтерского отдела.
   Я покривлю душой, пойду против истины, если начну уверять, что думал иначе. Не смотря на проблемы с головой, на три летних месяца, напрочь вычеркнутых из жизни, собственная значимость волновала больше всего. Скучные места старых программ, где меня не было или затрагивались проблемы меня не касающиеся, смотрелись в режиме перемотки, зато с появлением Макса смаковался каждый кадр. Сначала Скворцова было много (сказывалось буйное начало со шлейфом скандалов). Потом показывали всё реже и реже, пока Скворцов не превратился в мебельную фигуру, в должной мере стервозную, в должной милую. В общем, был как все и плыл как все, особо не выпячиваясь, но лишний раз и не прогибаясь. Чего-то более определённого о себе любимом периода трёхмесячного провала сказать не мог. Одно было понятно - нечто в личине Макса Скворцова чувствовало себя на проекте комфортно и уходить не думало. Даже слова не вылетело, намёка не проскользнуло. Вот оно что, Макс. Подсознание-то твоё хочет здесь остаться, а сознание в другом убедить пытается. Конфликт интересов на лицо. Выходит, правая рука ладонью пирожное загораживала, в то время как левая незамеченной хватало сладкое и тянуло в рот. Вроде и от запретного плода отказался и живот набит. А может дело вовсе не в контроле, а в оценке, которую давал? Дескать, рука-то с пирожным не ко рту потянулась, а за шиворот его выбросить собирается. Та мелочь, которая произойдёт потом, когда пирожное таки доберётся до зубов, я незаметно пропущу, как не требующую внимания.
   Но почему? В чём причина неосознанной любви к проекту "Сердца"? Я спорил с братом на результат матча, исход которого не вызывал сомнения. Или всё-таки вызывал? Я всеми силами пытался избежать выплаты за проигрыш. Или не всеми? Ерунда какая-то. Я снова прокрутил в голове нюансы спора, прочувствовал ощущение искреннего расстройства, когда паковал вещи, а довольный брат потягивал пивко в кресле и просил от своего имени чмокнуть Ледакову в щёчку. Изъянов не было. Похоже слишком поздняя точка для диагностирования болезни. Может всё началось гораздо раньше, когда я шёл в темноте по пустому парку, расшвыривая ногами залежалую листву? Когда потеря достойной работы вкупе с уходом любимой девушки завертелась сплошным клубком безысходности, клубком, который хотелось зашвырнуть подальше и забыть, словно и не было этого никогда в твоей жизни.
   Необходимо было провести логическую цепочку между тремя известными фактами: добровольная амнезия, подспудное желание остаться на проекте, провал в три месяца. Добровольно забыл, добровольно вспомню. Я осторожно, затаив дыхание, прикоснулся к кластерам памяти и почувствовал пульсирующую боль, забытую, но живую. Она билась глубоко в недрах сознания, никуда не исчезнув, не рассосавшись со временем, хотя именно в это я верил. Скрывать этот гнойник раньше времени было чревато и, признаться, страшно. В добавок противно до состояния омерзения, словно предстояло открыть дверцу таинственной кладовой, куда я в течение нескольких месяцев успел слить кучу помоев, количество коих и степень пахучести можно было определить только опытным путём.
   Голова закипала от тревожных мыслей, глаза слезились от монитора, требуя промежутка в работе. За тем я и пошёл в пищеблок, по ходу обнаружив бурлящие позывные в желудке. Это как надо было напрячься, что бы заглушить сигналы голода, первостепенные согласно животной природе человека.
   - Не спится?
   - Не знаю, не пробовал. У меня на сегодняшнюю ночь другие планы, - честно признался я Нестерову и потопал к холодильнику.
   Судя по отсмотренному материалу, наш конфликт с Нестеровым не получил продолжения. Врагами не стали, но и приятелями нас было трудно назвать. Существовали на параллельных курсах, плыли каждый в своём русле, особа не беспокоясь соседством друг друга. На проекте многие так жили.
   - Я слышал, ты архив решил поднять за лето, - продолжил Мишка. Парень был явно настроен поговорить. Кому будет приятно тянуть кофе в полном одиночестве, зная, что твои друзья и твоя девушка отрываются на вечеринке.
   - Память решил освежить, а то лето пролетело, даже вспомнить нечего.
   - Та же фигня, - кивнул Нестеров.
   Я лично в этом сомневался, но спорить не стал.
   - Сам-то что здесь делаешь? Судя по кофе, тебе спится. Впору с подушкой бороться.
   - С компом работаю, - неопределённо поведал Михаил. - Так что планов на сон в ближайшие часы точно не предвидится.
   - Из-за этого в клуб не поехал?
   - Хочется сказать да, но ведь совру.
   - Соврёшь, - подтвердил я, извлекая из чрева холодильника паштет. Обожаю сей холостяцкий продукт, ложившийся толстым слоем на хлеб без лишних заморочек.
   - И ты не поверишь.
   - Не поверю, - снова согласился я, будучи свидетелем размолвки Мишки со своей любимой. В отличие от пары Буцаев-Шиленко, чьим скандалам счёту не было, конфликты Нестерова с Гатиловой считались редкостью. По-крайней мере так обстояли дела до девятого июля. Передачи более позднего срока выпуска мне ещё предстояло посмотреть. - И не поверю, что проблемы с ноутбуком тебе заставят на кухне торчать в три часа ночи.
   - Сцепились, блин, на потеху, - Мишка говорил с досадой, которая ничем кроме интонации себя не выдавала. На шоу, которое проповедовало открытое проявление эмоций по поводу и без оного, подобное поведение выходило за рамки общепринятого. Нет, что бы хлопнуть раскрытой ладонью по столу, назвать любимую шлюхой и для вящей убедительности метнуть кружку в стену. Вместо этого Нестеров выдал примирительное: - завтра начнём жизнь с чистого листа.
   - Так не бывает.
   - Разве? - Нестеров только и ждал затравки для развязывания беседы. - Неужели сложно простить друг друга и забыть обиды?
   - Простить друг друга сложно, но можно. Забыть нанесённые обиды ещё сложнее, но тоже возможно. А вот начать отношения с чистого листа, - я цокнул языком, выражая сомнения. - Такое себе разве что младенец позволить может. Да и тот вроде как с грузом за плечами рождается и тащит его до самой смерти.
   - Ты про карму?
   - Про наследственность. Карма и судьба к мистической беллетристики отношение имеют. В жизни ребёнок профессора, светила отечественной науки, страдает дебильностью не из-за прошлой жизни, в которой был самим Калигулой, а из-за соседа алкаша, на которого похож как две капли воды. Бутерброд будешь?
   - Нет, я кофе, - ответил Мишка невразумительно. Какая-то мысль занимала его, заставила забыть на время о желанной беседе.
   Я покрывал грибным паштетом третий кусок хлеба, одновременно откусывая от первого, когда Нестеров сказал:
   - Странно получается. Неделю назад, ровно на этом самом месте ты говорил противоположные вещи. Помнишь, что Кожевниковой насчёт Чумы втирал?
   Я кивнул для порядка, хотя, разумеется, ничего не помнил.
   - Вы с Лёшей обязательно помиритесь, начни всё с чистого листа. Твои слова?
   - Допустим, - согласился я осторожно.
   - Не отпираешься. Прогресс достигнут, - довольный своей маленькой победой, Нестеров отхлебнул кофе. Была бы сигарета, сделал длинную затяжку. -Мне говоришь одно, Светку убеждаешь в другом. Скворец, так где же правда в твоих словах?
   - Её нет.
   - Получается, ты постоянно врёшь?
   - Её нет в словах в принципе. Хочешь заняться поисками правды, открой сборник сказок народов мира.
   - Что за чушь, - Нестеров выдал гримасу презрения. - Когда человек говорит то, что он думает, он говорит правду, а когда старается всем угодить, пытается казаться лучше, чем есть на самом деле, то попадает в такие ситуации как сейчас ты.
   - М-да, как-то неловко получилось. Поймал ты меня.
   - Не юли, Скворец. Играть в шута со мной не выйдет. Всегда знал, что ты брехло пустое и ничего больше.
   - Может и брехло, - не стал спорить я. За время беседы четвёртый бутерброд занял положенное ему место на тарелке, а два первых канули в пищеварительный тракт. - Только вот интересная штука выходит. Скажи я тогда Кожевниковой, что ничего не получится, жизнь с чистого листа не начнёшь, и был бы это эквивалент приговора. Под термином чистый лист она не подразумевала забыть всё и начать сначала, она лишь видела надежду на возобновление отношений. И я не вправе лишать её надежды. А ты под этим термином подразумевал совсем иное, соответственно ответ другой получил. Извечная проблема слова. Каждый слышит ровно столько, сколько готов услышать и принимает только то, что готов принять.
   - Сам сочинил?
   - Увы, старо как мир. Соизмеряй то, что хочешь сказать с сознанием собеседника.
   Я убрал остатки паштета в холодильник и включил чайник. После бутербродов всухомятку хотелось пить.
   - Выходит, мне надежда ни к чему?
   - А толку-то от пустой надежды. Оно тебе надо? Тут или рвать отношения или менять своё к ним отношение.
   - Мне одному менять?
   - Ты сможешь Женьку заставить? Я тоже сомневаюсь. Так что один вариант - меняйся сам и надейся на то, что она последует за тобой. Вопрос выбора и приоритетов. Хочешь быть с ней - будь, но тогда и будь готов иметь все сопутствующие приложения в виде отрицательных черт характера.
   - Думайте сами, решайте сами, иметь или не иметь, - вспомнил Нестеров известную песню.
   - Вроде того, - я прислушался к начинающему закипать чайнику. - Быстро он.
   - Вода остыть не успела. Я недавно ставил, - подтвердил Нестеров мои подозрения и тут же сменил тему, - а ты как? Смирился с сопутствующими приложениями Шамшуриной или рассчитываешь изменить их.
   - Если завтра мы будем вместе, случится чудо.
   - Ты уже знаешь?
   - Что?
   Нестеров смутился.
   - Шамшурина с кем-то другим зажигает на дискотеке? Нет, не знаю, но подозреваю. Это сопутствующее приложение Кати, когда она пьяная.
   - И ты так легко говоришь об этом?
   Я оставил вопрос без комментариев, окуная пакетик с чайными отходами в крутой кипяток. Тёмные нити красителя спиралью потянулись ко дну, напомнив мне о бездне. Чёрная воронка начинала оживать, выпускать свои толстые щупальца, присосками впиваясь в сознание. Пока осторожно, не мешая ходу нормального существования, она распускалась глубоко внутри, что бы в одну прекрасную секунду спеленать мозг и проглотить в никуда.
   - Скворец, ты сегодня какой-то странный. Давно тебя на философию не пробивало.
   - Просто лето закончилось.
  
   30 августа, 16:38.
   Камеры во второй комнате.
  
   Комната номер два, несмотря на поздний час, представляла собой сонное царство со всеми сопутствующими атрибутами: начиная от задёрнутых штор и заканчивая скомканной постелью, в недрах которой угадывалось женское тело.
   Селезнёва клубком свернулась под одеялом, высунув наружу курносый кончик и клочок растрёпанных волос. Именно с ними и беседовала Шамшурина, полулёжа на краю кровати.
   - Сколько ждать можно. Где твой благоверный шляется?
   - На кухне не видно? - послышался глухой голос из-под одеяла.
   - Я бы тогда тебя не спрашивала, - разумно возразила Катерина. Там чета Буцаевых шурует и Гацура опять свой вонючий суп варит. Научила Лерка на нашу голову дикаря кулинарному искусству. Если у тебя руки под мастерок заточены, нечего за половник хвататься. Ты как там, живая?
   - Угу. Голова болит немножко.
   - Голова у всех болит. Хоть помнишь, как домой добирались?
   - С песнями и плясками, - недовольно пробурчала Алиса, и зашебуршалась под одеялом, плотнее кутаясь. Следующие слова с большим трудом прорвались сквозь толщу ткани. - Гацура урод, всю дорогу вопил свои народные. Прямо в уши орал -пип-.
   Шума открываемой двери зрители не услышали, но по повороту головы Шамшуриной догадались о визитёре.
   - Привет, девчонки. Все живы здоровы, оклемались немножко? По тебе, Катюха, как обычно, ничего не видно - свежая и выспавшаяся. А кто это у нас там под одеялом прячется?
   Лера подошла к кровати и нежно потрепала скрытую под одеялом ножку. Оттуда донёсся слабый протест, а ножка едва шевельнулась, пытаясь скрыться от навязчивых ласк.
   - Алиске совсем хреново, - подтвердила Шамшурина словами наблюдаемую картину. - Они с Поляковым чего только не пили. Ромочка вчера особенно расстарался, коктейли из бара охапками носил. А ты не стони, жертва слабого характера. Я тебя сколько раз предупреждала, тебя и твоего Полякова? - Катерина притворно вздохнула. - Желудок у Алиски слабый, вот и полоскало всё утро. А теперь башка болит.
   - Знакомая ситуация, - Лера поправила край одеяла, заботливо прикрыв оголившуюся ножку. - Повторяется с завидной регулярностью. Один наливает, другая, дурёха, выпивает.
   - Лер, ты чего? Хочешь сказать, Ромка её спаивает?
   - С Фёдором она так не пила.
   - Давай, вали всё на Полякова. С него не убудет, он же у нас такой подлец. Девочка не хочет Маргариту, так он силой в неё вольёт, челюсть разожмёт только. Детский сад, честное слово.
   - Не будем спорить, подруга.
   - Нашла крайнего. У Лукьянова денег вечно не хватало, вот и не пила.
   - Катя, не заводись - Лера села на кровать и положила ладонь на руку разгорячившейся Шамшуриной. Та губки надула, но сопротивляться не стала. - Лучше расскажи, какими судьбами во вторую комнату занесло.
   - Селезнёву пришла проведать.
   - А может прячешься?
   - Я? - возмущённая Катерина выдернула руку из-под ладони Светловой и коснулась своей груди кончиками пальцев. - Я? Никогда. От кого прятаться? От Скворцова что ли?
   - А у тебя здесь есть другие парни? - спросила Лера и тут же ответила: - хотя теперь есть.
   - Чума может идти огородами. К нему я не вернусь при любых раскладах.
   Уголки губ Светловой чуть дрогнули.
   - Андрей там расписывает ребятам, как вы вчера отлично провели время.
   - Пусть не выдумывает. - Шамшурина презрительно хмыкнула. - Между нами ничего не было и не будет. Точка.
   - Поцелуй был.
   - Ой, Лера, не мне тебе рассказывать, как это происходит между взрослыми людьми. Я слегка выпила, раскисла, а он почувствовал слабину и полез со своими губами.
   - Ты вроде была не против.
   - Я что, должна была кричать и бить его? Простой невинный поцелуй. Кстати, между нами, так себе поцелуйчик.
   - С Максом по этому поводу говорила?
   - Когда я успела? Только проснулась, даже не позавтракала, а Лыпарев говорит, он в свой архив умотал.
   - Он точно знает.
   - Да уж, доброхоты нашептали. Тот же самый Лыпарев и настучал.
   - Наш Олежка мастер приукрашивать. Представляешь, что он мог наговорить? Вы же на полчаса в туалет отлучались.
   - Лера, хватит, а? И без твоих страшилок тошно, - рука взметнулась к горлу хозяйки, демонстрируя подступившую дурноту. - У меня голова раскалывается, не знаю куда деваться. Ты тут ещё в душу лезешь с этим гондоном Лыпаревым.
   - Что-то же делать надо.
   - Делать, делать, делать. Я ума не приложу, что мне теперь делать, - Шамшурина почти кричала. Из-под одеяла послышались слабые протесты, больше похожие на жалобные стоны. - Я не могу сейчас с ним говорить.
   - Ты понимаешь, что Ледакова эту тему вечером обязательно поднимет.
   - Прекрасно понимаю, но не могу я. Не могу.
   - Так, девочки, это что за шум, в дверном проёме появился Поляков. - Милые мои, нашли место и время для криков. И не стыдно вам, дорогуши, над человеком больным издеваться.
   - Привет, защитничек, - улыбнулась Катя, соблазнительно изогнув спинку в сладком потягивании. Плохое настроение сошло с лица девушки, открыв зрителям дружелюбную мордашку.
   - Привет, привет. Как там мое солнышко ясное поживает? - Роман обошёл кровать и склонился над одним из бугров одеяла, где предположительно находилась голова Алисы. - Малышка, как ты там?
   Жалобный стон раздался в ответ, выдавая плачевное состояние малышки.
   - Тебе плохо, лапочка? Где бо-бо? Голова бо-бо? - Роман приподнял край одеяла, чем вызвал очередную серию постанываний. - Спи золотце, спи моя ненаглядная, мы уходим. Ну и что здесь за собрание? Обсуждаем перспективы предстоящего голосования? - обратился он к гостьям, предварительно накрыв Алису с головой.
   - Чего там обсуждать? Мареву по первому кругу домой отправляем.
   - Катюша, дорогая моя, ты в курсе, что наша моделька заговор собирает против Зотовой при непосредственном участии Кожевниковой.
   - Ромушка, дорогой мой, - передразнила Шамшурина, - в курсе ли ты, что кроме Женечки Гатиловой у них союзников нет. Лучше в другом деле помоги, ласковый ты наш, чем из пустого в порожнее переливать.
   - Протрезвела и решила идти мириться? - Роман нервно отреагировал на пародию.
   - Ром, убери колючки. Мне действительно нужна твоя помощь. Макс включил полный игнор: на звонки не отвечает и с самого утра избегает встречи.
   - Это было не сложно, учитывая, что ты встала после обеда.
   - Рома! Я серьёзно. Может поговоришь с ним?
   Поляков подошёл к окну и отогнул краешек массивной шторы. Робкий луч света проник в сонное царство, скользнул по измятой простыне, по пряди крашенных светлых волос на подушке и едва достигнув цветка на обоях, канул в небытие. Роман отпустил край ткани, отвернулся от окошка и неспешным шагом начал прогуливаться по комнате. Девчонки молча наблюдали за его действиями, ожидая мудрых изречений. Они полились в том же размеренном ритме, что и ходьба.
   - Не вижу смысла нервничать по поводу Максимки. И уж тем более паниковать и дёргаться раньше срока. Сейчас идти первой на примирение означает занять заведомо проигрышную позицию виновной стороны, - Рома дошёл до двери и, развернувшись, отправился в обратный путь. - Да, ты целовалась. Как существо женского пола более слабое и ранимое по природе своей, ты очень переживала отсутствие любимого человека, который без основательных на то причин отказался сопровождать тебя на праздник в честь общего друга. Романтической ночи с любимой женщиной он предпочёл одиночество в пыльном архиве. Понятно, что любая девушка окажется в весьма уязвлённом состоянии от столь показного пренебрежения и весьма разумно, что она постарается найти утешение в окружающих её людях. Чумилов помимо опыта искушённого ловеласа владел другими ключами от твоей хрупкой и ранимой души, потому как некоторое время назад имел все основания именоваться твоим молодым человеком.
   - Поляков, короче, - не выдержала Светлова.
   - Можно и короче, - легко согласился Рома.
   - И проще, - на всякий случай уточнила Шамшурина.
   - Да куда уж проще. Скворцов ерепенится, пока у него есть выбор. Стоит нашей модели сделать ноги за забор, и он такого выбора лишается. Твоя главная задача на ближайшее время показать, как легко из-за отсутствия должного внимания потерять девушку. Я же со своей стороны обязуюсь намекнуть зарвавшемуся Максимке, что одиночкам на проекте не место и благостное расположение людей значимых к его скромной персоне может закончиться в одночасье.
  
   30 августа, 17:59.
   Камеры на лестничном пролёте.
  
   Недавно я сделал любопытное наблюдение. Ступеньки обладали свойством сбивать ход мыслей, плавный или рваный, не суть так важно. О чём бы я ни думал до первой ступеньки, сколь важным и животрепещущим не казалась бесплотная идея, будоражащая извилины мозга, лестница массивной плотиной перегораживала мыслепоток, давала шанс направить течение в другое русло или прекратить вовсе. Была ли виной тому предстоящая физическая нагрузка, требующая дополнительного контроля со стороны серого вещества, или причина крылась в особенностях психологического портрета, я мог только догадываться. Однако, для себя сделал пометку изучить данный вопрос через архитектуру древних цивилизаций. На память приходила культура племени майя и фильмы семидесятых годов о подготовке боевых монахов шаолинь. Вот и размышляй, чего здесь больше: физической тренировки тела, символического стремления к солнцу или попыток избавить голову от суетных мыслей.
   Наша лестница была слишком короткой для серьёзной чистки. Полный приземлённых размышлений, я открыл дверь в женскую спальню.
   - Добрый вечер, дамы.
   Бодрые приветствия и не очень понеслись со всех сторон. Коробочка была полна девчонок, медленно приходящих в себя после бурной вечеринки и дневного сна. Отсутствовала Светлова, которую я наблюдал пять минут назад в беседке, довольную вялыми объятиями Толика. Впрочем, могло статься, Маслов банально опирался на Леру, обретя слабость с тяжёлого похмелья. Отсутствовала и Вика Марева, попавшая на процедуру индивидуальных бесед от Ледаковой. По собственному опыту знал, что подобные разговоры с Анечкой были сродни предварительным пыткам и ничего хорошего нести в себе не могли по определению. Пожелав модели удачи, как-никак целовались перед камерами, я наткнулся на косой взгляд Катерины. Шамшурина всем видом показывала обиду или пренебрежение (в равной степени это могло быть и тем и другим), слишком тщательно для человека незаинтересованного игнорируя моё присутствие. Интересно, как бы она повела себя в постели с любовником, застукай я их на месте согрешения.
   На балконе сквозь серую от пыли тюль проступало два силуэта. Их я заметил с улицы, к ним и направлялся, едва отбившись от назойливого Лыпарева с подробностями коварной измены. Утехи Катеньки на стороне были как нельзя кстати, развязывая руки и освобождая кучу времени. Ещё вчера мне приходилось искать любую возможность вырваться на свободу из цепкой хватки гиперактивной Шамшуриной. Сегодня судьба предоставила подарок, которым грех было не воспользоваться.
   Пройдя вдоль всей комнаты, мимо шеренги кроватей и застывшей Катеньки, я вышел на балкон.
   - Здорово, Фёдор. Привет, Ирин.
   - Привет, - дежурно ответил Лукянов, а Зотова пренебрегла правилами этикета, не удостоив меня и поворотом головы.
   - Федь, разговор есть.
   - Говори.
   - Не здесь.
   - У меня от Ирины нет тайн.
   - Не в этом дело. Анечка дала добро на выход за забор и мне нужна твоя помощь.
   Если Федька и удивился, то вида не подал. Ирина, напротив, отреагировала мгновенно, развернувшись ко мне лицом.
   - Куда ты собрался его вести? - настороженно спросила она.
   - Я не Фёдор, секреты от тебя имею. Если он посчитает нужным, сам всё расскажет. Ну так как?
   - Пошли, - Лукьянов не заставил себя долго упрашивать.
   Мы прошествовали мимо косящей взглядом Шамшуриной, спустились на первый этаж, миновали крыльцо, пересекли участок и вышли к воротам, где нас уже дожидался охранник, грузный мужчина лет сорока с торчащими под носом усищами.
   - Ровно в восемь должны вернуться, - напомнил он, опуская шлагбаум.
   В восемь, так в восемь. Я рассчитывал обернуться гораздо раньше, потому и начал говорить, едва мы скрылись из зоны видимости камер.
   - У меня крышу срывает.
   - Помочь подержать или прибить?
   - Федь, я на полном серьёзе. Помнишь, мы говорили с тобой о добровольной амнезии?
   - Говорили громко сказано. Ты бросил пару фраз и на этом всё закончилось. Слушай, это было два месяца назад. Чего вдруг решил вернуться к этой теме?
   - Если быть точным, три месяца назад. Три месяца, которые я ни хрена не помню.
   Лукьянов от неожиданности остановился.
   - Да ладно? Это что, новая разводка под режиссурой Полякова?
   - Нет, гораздо хуже. Это давно забытое старое, разрушающее мой мозг изнутри. Я ему и имя-то дать не могу, не то что потрогать или пощупать.
   - Подожди, получается ты ничего не помнишь с..., - Федька задумался, видимо отсчитывая три месяца назад.
   - С двадцать восьмого мая, - помог я ему. - Когда Гацура достал всех своим храпом и я пошёл вниз пить пиво с Костиком.
   - Вас потом здорово прополоскали на общем собрании.
   - Этого я уже не помню.
   - Ты поэтому в архив забрался?
   - Да. Рассчитывал, посмотрю и вспомню или на худой конец буду знать, что успел натворить. Но проблема оказалась серьёзнее. Я не просто не могу вспомнить, я в принципе не могу вспомнить. Сегодня еле проснулся, я проснулся, а не эта непонятная хренотень, которая сама говорит, сама ходит. Чертовщина сплошная творится. Такое ощущение, словно меня засасывает куда- то в воронку, выключает из розетки.
   - Погоди, остановись, - Лукьянов положил мне на плечо руку. - Не тарахти ты так. Засасывает, выключает - я тебя не понимаю. Начни с начала и медленнее.
   Я вздохнул, ощущая перспективы словесной каторги. Эти моменты заезженной пластинкой прокручивались в моей голове и вот теперь очередное повторение, на этот раз обличенное в вербальную форму.
   - Марат, как обычно, начал храпеть. Мои нервы и так были на пределе.
   - Стоп, - Лукьянов замахал руками. - Когда я говорил с начала, я имел в виду с самого начала. Что конкретно ты решил забыть и когда?
   - Была одна девушка по имени Марина. Мы с ней встречались..., - я хотел брякнуть около года, любую дату наобум, залатав ложью чёрную дыру памяти. Соврать просто так, не задумываясь над смыслом, и это перед человеком, которого сам просил о помощи. Сработал защитный механизм, спасающий от перспективы выглядеть глупым. Мир будет лететь в тартарары, а некоторые из нас будут продолжать пыжиться, лишь бы соответствовать мнению окружающих. - Мы с ней встречались, - повторил я фразу, на этот раз поставив в конце точку.
   - Имя девушки помнишь, а сколько встречались нет?
   - Я вспомнил короткий отрезок, каких-то пару часов, когда мы расставались. Дело было прошлой осенью, в городском парке. Она сказала, что не видит со мной будущего, что нашла другого парня, более перспективного и богатого. У меня с работой тогда назло не заладилось. Я всё думал, может из-за этого, может не стоило говорить ей о проблемах. Надо было просто промолчать, найти какой-нибудь левак, а там глядишь и подвернулось что-нибудь стоящее. Знаешь, забавно, но я не могу вспомнить её лица. Запах помню, такой сладкий с мягким привкусом горечи, тёмно-синее пальто помню, перчатки лаковые испачканные в мороженом, а лица не помню. Сплошное расплывчатое пятно.
   - Опять тараторишь, - Лукьянов потёр лоб. - Была девушка Марина, вы расстались из-за другого парня, с работой проблемы - это я понял. Как ты её забыть смог? Захотел и вычеркнул?
   - Одного желания мало.
   - Говори, раз начал.
   Я с сомнением посмотрел на Лукьянова.
   - Боишься, запатентую и славу себе присвою?
   - Боюсь, что применишь. А патентовать здесь особо нечего. Современная медицина давно научилась блокировать нужные участки памяти.
   - Гипноз?
   - Гипноз, химия, электрические импульсы.
   - Про электроды в черепе я слышал. Ими вроде наоборот память восстанавливают.
   - Так гипнозом и химией тоже. Чем калечат, тем и лечат.
   - И что из научного арсенала применил ты?
   - Ничего особенного. Смеяться будешь, как всё просто. Существует два критерия раздражения памяти: внешний или осязаемый и внутренний. Есть ещё ассоциативный ряд сложного типа, но его пока во внимание не беру, почему, поймёшь дальше. Внешние факторы, не смотря на кажущуюся простоту, очень коварны. Здесь порванными фотографиями и утилизацией бритвы, что была подарена на день рождения, не обойдешься. У каждого из нас обязательно найдутся сердобольные знакомые, которые рады будут сообщить - где твою бывшую видели и с кем она была. Они как голодные вампиры, чувствуют твою слабость и начинают в душу лезть с жалостью. Такие вещи надо обрубать на корню, гнать в шею добровольных информаторов, иначе долго будут в ранах ковыряться. Одного моего товарища, имевшего несчастье замутить бурный роман в десятом классе, до сих пор спрашивают о Тамарке, не тянет ли вернуться. Обязательно доложат о ребёнке и муже, насколько она похорошела, сбросив лишние килограмм десять, и как поумнела, набравшись жизненного опыта.
   - Я понял, давай дальше.
   - Дальше необходимо выявить места, связывающие тебя с ней.
   - Ассоциирующиеся, - вставил Фёдор.
   - Можно сказать, что так. Примитивный ассоциативный ряд или ряд простого типа, где существую прямая взаимосвязь между неким объектом и отдельной ячейкой памяти. То есть, любили вы целоваться на скамейке в парке, ставь галочку. Будешь мимо лавки проходить, обязательно вспомнишь бывшую, к гадалке не ходи. Или кафе, в котором ты назначал свидания. За хлебом пойдёшь в магазин, увидишь горящие окна забегаловки, а там молодая парочка за руки держится и всё, сердце кровью облито.
   - Сломать скамейку и поджечь кафе?
   - Проще голову подправить. Да и не всё уничтожить сможешь. Допустим, существует песня, под которую вы в первый раз танцевали, а потом был сногшибательный секс.
   - Первый танец и тут же секс? Быстрый ты, Гонсалес.
   - Не в этом дело. Не зацикливайся на примерах. Суть в том, что от песни так легко не избавишься. Тут нужно одну простую ассоциацию перебить другой, более сильной. Самое лучшее средство - это боль и страх.
   - Надеть наушники, врубить песню и сигануть с моста на верёвке?
   - Или с парашютом.
   - А в кафе разбить стакан и руку порезать. Заодно поругаться с официантом и сцепиться с охраной, что бы кулаками усвоенный материал закрепили, - Фёдор скривился в скептической улыбке. - Полная чушь. Я буду смотреть на порезанную руку, и вспоминать ту, ради которой пошёл на это. Мало того, что кафе о ней напоминает, так ещё шрам добавится на добрую память и отбитые охранниками почки. Нобелевскую премию за методику мазохизма точно не дадут.
   Тупая ассоциация плодов не принесёт. Для этого существует масса тренингов, которые следует подключать при смещении ассоциативного ряда.
   - Например?
   Я показал Фёдору кукиш.
   - И кто ты после этого, - расстроился он. - Теорию рассказал, а практика?
   - Книжки больше читай вместо шашек с Гацурой.
   - А ты его сначала обыграй, потом книжками своими гордись. Он в своей республике чуть ли не чемпионом города был. Ладно, проехали, что там насчёт сложных ассоциаций. Лучше сразу пример.
   - Пример? Пожалуйста, смотришь старый фильм с участием Папанова, а бывшая твоя так и стоит перед глазами.
   - Вполне логично - Анатолий Папанов и двадцати двух летняя блондинка. Между ними много общего, - Федька покивал головой, словно довольный своей догадкой и вдруг уставился на меня злобным взглядом. - За дурака меня держишь? Полякову своему за клоунаду большое спасибо передавай и привет с поклоном.
   - Федь, ты чего?
   - А ничего. Не помнит он три месяца. Перед кем дурку включил? Что, думал я такой наивный и простой легко твоим сказкам поверю. Хрен тебе на постном масле, - Фёдор сунул мне ответный кукиш под нос и, развернувшись, пошёл обратно. - Права была Иринка, - бубнил он себе под нос, - нашёл волк свою стаю.
   - Федька! Лукьянов! - я догнал парня и встал у него на пути. Он тоже остановился, низко склонив голову. Корпус подался слегка вперед, а руки были отведены чуть назад, крепко сжавшись в кулаки. Неприятно заныла челюсть. В голову пришла мысль, что драки за территорией проекта Ледаковой не караются. - Глупая затея. Глупая и бестолковая. Плевать на теорию по добровольной амнезии. Говорим о вещах второстепенных, а мне помощь твоя нужна. Больше обратится не к кому, понимаешь? Меня в дурдом могут упечь, расскажи кому другому, - я жадно хватал слова, перебирал их, составлял последовательность, но предложений нужных не складывалось. - Я не одну память потерял. Её вернуть можно. Я себя потерял, осознание своё. Вот проблема! Я эти месяцы летние никогда вспомнить не смогу, потому что не я это был.
   - А кто? - Федька странно улыбался.
   - Не знаю. Может распад личности начался, может шизофрения. Одно знаю точно, если отключусь снова, то могу больше никогда не вернуться. Я смерти так не боюсь, как этой хрени. Смешно, да? - я уставился на Федьку.
   - Очень. Полякову привет, - он двинул меня плечом в сторону и зашагал к воротам.
   Пришла моя очередь улыбаться. Я даже засмеялся, но едва заметно, сквозь плотно сжатые губы, толчками выбрасывая воздух из ноздрей. Страшно не было, просто очень грустно. Не помню как сел на траву, поджав одну ногу к животу, а другую вытянув к дороге.
   Земля была тёплая, прогретая за целый день теряющим силу солнцем. В воздухе уже пахло приближающейся осенью и небо, не белёсое, не светло-голубое как летом, а сочное синее было тому свидетелем. Кустистой пыльной траве не сравнится с той свежей зелёной порослью, которую я видел пару деньков назад. А запах потерял весеннюю насыщенность, приобретя аромат прохладной перчёности. Одни кузнечики стрекотали по-прежнему, да дятел трещал в бору. Каких-то три месяца, за которые мир вокруг успел проснуться, отгулять и, набрав жирок, приготовиться к зимней стуже. Хотя какая в Подмосковье стужа. Слякоть сплошная в городе и непроходимая грязь на дорогах.
   - Папанов был похож на отца Маринки? - прозвучал за спиной голос Федьки.
   - В одном из спектаклей Папанов играл с молоденькой актрисой, очень похожей на подругу Маринки. Когда смотрел "Холодное лето 53-го", никак не мог понять, почему бывшая постоянно мерещится. Целый день мучился и только перед сном осенило.
   Федька сел рядом.
   - Знаешь, а я сейчас сравнил тебя, того прежнего до начала лета и после, - тихо, словно для себя произнёс он. - Раньше думал, что Макс принял правила игры, прогнулся под законы жанра. Ты очень удобным стал для всех, пластилиновым что ли. По сравнению с тем чудом, которым был в первые недели, разница заметная. Народ на форумах просто с ума сходил от твоих выкрутасов, выкладывал в сеть не попавшее в эфир, глум Скворца над участниками и проектом. Тогда многие поговаривали, что Макс ради стёба пришёл на шоу. Наши тоже так думали, но никто не обижался. Да, ты много гадостей говорил, палку перегибал, но всё по теме; умничал много, но естественно, без напряга, без желания выглядеть лучше. Вроде циничные вещь проповедовал, а безысходности и злости не чувствовалось. Может потому что сам был не рад тому, во что веришь.
  
   31 августа, 11:38.
   Камеры в мужской спальне.
  
   - Ну и тормознул ты вчера, Марат.
   Вслед за Толиком всё мужское сообщество покатилось от смеха.
   - Маслов, хорош сто раз по кругу одну тему гонять. Вчера ещё заиграли, - Гацура не выглядел обиженным, смущённо улыбаясь от повышенного внимания к собственной персоне.
   - Пацаны, завтра предлагаю напугать девчонок в душе. Запрём Марата под ванной и...
   Пацаны договорить Чумилову не дали, заглушив оратора хохотом. Сам оратор особо не возражал, тарабаня рукой по кровати от острого приступа смеха. По соседству хрюкал покрасневший от натуги Лыпарев, а Лукьянов просто хватал губами воздух, изнывая от бессилия.
   - Вы спятили? - в комнату влетел разъярённый Роман. - Весь дом на уши подняли, кони педальные.
   - Ром, Ром, Рома, - Чума пытался продолжить предложение, но дальше имени продвинуться не смог, окончательно захлебнувшись в истеричном хохоте.
   - Сумасшедший дом. Может объясните причину вашего гы-гы-гы.
   - Ты, ты не в курсе?
   - Не, дорогой мой Алёшенька, не в курсе. Как не в курсе вся остальная часть дома, которую вы достали своим ржанием.
   - У дев... девчонок, - Чумилова скрутил очередной приступ буйного веселья.
   - Да ну вас, - смущённый в крайней степени Гацура накинул на плечо майку и, толкнув для профилактики постанывающего Лёху, скрылся за дверью.
   Из коридора послышался голос Буцаева:
   - Марат, чего ржут?
   - Да ну их, - пояснил Марат и, судя по удаляющимся шагам, направился в сторону ванной.
   - Пацаны, вы чего? - вместо приветствия поинтересовался вновь прибывший Буцаев, но кроме хрюканья, постанывания и всхлипывания ничего не услышал.
   - Тут пахнет целой пандемией. Настоящая эпидемия истерики. - Рома огляделся в поисках более менее здоровых. - Фёдор, что за слюнопускание в мужской спальне? Какая зараза нормальных пацанов в коней превратила?
   Поляков безошибочным взглядом выцепил Лукьянова, в меньшей степени страдавшего от неизвестного вируса. Остальные ползали, держались за животы и стонали от невыносимого пресса весёлости. Особенно тяжёлую форму заболевание приняло в организме Лыпарева, потерявшего помимо естественного цвета лица способность нормально дышать.
   - Марат опять учудил, - делая большие паузы между словами, дабы хватило объёма лёгких, выдавил Лукьянов, - решил девчонок напугать.
   Последние слова вызвали очередную бурю эмоций, заставив беднягу Чумилова простонать:
   - Не могууу.
   Лыпарев и этого не смог сделать, потеряв ко всему прочему способность осмысленного движения. Лишь судорожные подёргивания выдавали в нём живого человека. Скворцов вовсе уткнулся в подушку и затих. Можно было подумать, что парень задохнулся, но доносившееся сдавленное "а-а-а" отметало прочь фатальные предположения.
   - Снова под кровать Хацкевич забрался? - помог Поляков Фёдору, сбившемуся с рваного повествования.
   Лукьян закивал головой, довольный догадкой Романа.
   - Это уже раз пять было, - возмутился разочарованный Буцаев, ожидавший сногсшибательной развязки.
   - Дальше что? - в отличие от Буцаева Роман почуял перчинку, отличавшую новую проделку Гацуры от старых, слепленных с одного шаблона.
   Пока Фёдор силился выдать удобоваримую информацию, хлопнула дверь и в спальню влетела разъярённая Шиленко.
   - Тварь, где мой зарядник, - начала орать она с порога. - Сколько раз говорить - не трогай -пип- мои вещи.
   Буцаев сразу съёжился, стал на пару сантиметров ниже и дюйма на четыре уже.
   - Этой модельке отдал? Маревой? Иди ищи её теперь в Раменском -пип-.
   - Ты дома хорошо смотрела?
   - Бери адрес у администратора и вали -пип- в Раменское, я сказала.
   Пять секунд, необходимых для прихода в себя после внезапной атаки, прошли и Буцаев выпустил иголки:
   - Какого -пип- ты на меня орёшь. Закрой свой хавальник -пип- кошёлка.
   - Чего -пип-? Чего ты сказал, козёл? Я ща покажу у кого здесь хавальник, паскуда, - Нинка огляделась в поисках предмета поувесистее.
   - Эй, там моё, не трогать, - закричал очнувшийся от испуга Чумилов. Участники прекрасно знали о хобби Шиленко - швырять вещи в любимого, будь то чужой телефон или рамка с фотографией родителей Гацуры. На этот раз под рукой девушки оказался плейер Алексея, по заверениям самого хозяина купленный у японского туриста за двести долларов.
   Шиленко слова парня расценила как призыв к действию, схватила чудо азиатской мысли и отработанным движением метнула в любимого. Странный звук, похожий на крик новорождённого, слетел с губ Чумилова, когда красивый корпус плейера сверкнул на прощанье серебристым светом. Буцаеву на подобные сантименты не хватало времени. Тренированное многочисленными скандалами тело позволило уйти из зоны поражения в последние доли секунды. Японская техника подобной увёртливостью не располагала, посему разлетелась на составные части после соприкосновения со стеной.
   - Совсем сдурела, - проорал Буцаев. - А если бы в голову.
   - В мире стало бы одним дебилом меньше, - рявкнула Шиленко и с чувством выполненного долга хлопнула дверью.
   Буцаев со всей определённостью понял, что его лишили последнего слова в конфликте. Уязвлённый подобным фактом он рявкнул со всей мочи:
   - Сама тупица.
   Шиленко его не слышала. Потому как если бы услышала, обязательно вернулась обратно и метнула очередную вещь из чужого арсенала.
   - Тварь, - прошипел раздосадованный Буцаев и выбежал следом. Уже из коридора долетели его слова: - ты тупица, ты слышишь? Сама дура без мозгов.
   - Вселенная не знала подобного безумства, - продекламировал Поляков, наблюдая себя в большом зеркале. Найдя своё отражение достойным, он сделал шаг назад и едва не угодил под расстроенного Чумилова.
   - Твою мать, - простонал Андрей, вертя в руках обломки некогда плейера, - новый совсем был.
   В отчаянной попытке он попытался соединить части разбитой техники, но пазл не складывался.
   - Твою мать, - уже совсем другим голосом, упругим от впитываемой ярости, произнёс Чума. - Они мне два таких плейера купят, парочка дебилов.
   Сжав в ладонях бесполезные обломки, он скрылся в коридоре, оглашая окрестности всевозможными проклятиями. Распахнутая дверь не успела закрыться, как в щёлку прошмыгнул Лыпарев, крысиным нюхом чуя зарождения очередного скандала.
   - Фуу, ну и денёк сегодня, - делая вид, что вытирает капельки пота со лба, Роман присел на кровать рядом с Максом. - Так что там за история с Гацурой?
   Вирус смеха безвозвратно улетучился из мужской спальни, позволив Лукьянову спокойно продолжить:
   - Марат забрался под кровать Хацкевич. Хотел напугать, как обычно, но заснул и посередине ночи захрапел.
   - И это всё?
   - Девчонки напугались, - неуверенно дополнил Фёдор, сам не находя ничего смешного в некогда безумно юморной ситуации.
   - М-да, забавно. Ничего не скажешь. Я ведь сюда совсем по другой причине зашёл, до конского ржания мне дела нету. Решил проведать, как у вас жизнь и заодно с тобой потолковать, Макс. Не догадываешься о чём?
   - Нет, - Макс поспешно сел и с готовностью прилежного ученика выразил желание слушать.
   - Так уж и не догадываешься? Речь пойдёт, дорогой мой, о твоих отношениях с Катериной, которая Шамшурина. Вчера нас покинула Вика, как это не прискорбно, - Роман вздохнул. - Хорошая была девчонка, красивая. Из вас бы могла получиться отличная пара. Ну да ладно, чего попусту прошлое тревожить. Случилось, и забудем о нём. Настала пора задуматься о будущем, о твоём будущем в личной жизни и на проекте. Ты же знаешь, как я переживаю за тебя, волнуюсь о твоей судьбе, пестую как младшего братика.
   Макс старательно кивал, с должным вниманием впитывая каждое слово.
   - Ты что думаешь, пришла к тебе одна моделька и придут ещё сотни? Можно вот так запросто разбрасываться отношениями с нашей Катериной? Не будь глупцом, не повторяй ошибок многих других, кто до тебя сидел и перебирал девочек как арбузы на базаре. По секрету скажу, - Роман склонился чуть ближе к уху Макса, перейдя на доверительную манеру общения, - сегодня на проект приходит новенький парень, который на кастинге признался в симпатиях к Шамшуриной. Молоденький мальчик, симпатичный, умненький и язычок хорошо подвешен. Знаешь, как отреагируют расстроенная твоим невниманием Катюшка? Вот и я не знаю. Зато точно знаю, что в следующее воскресенье выгоняют парня. Парня без отношений, обрати внимание. Конечно, я постараюсь сделать всё, что в моих силах, но пойми - Поляков не всесилен, он не бог и царь проекта. Да, Катюшка сделала глупость, пошла на поводу у своих слабостей. Но это был всего-навсего один поцелуй брошенной девушки. Поцелуй хрупкого и ранимого существа, брошенного любимым посредине всеобщего веселья.
   - Ничего себе поцелуй, - возмутился Фёдор. - Да они там сосались минут десять, потом вообще ушли вместе.
   - Девушки, они от природы слабые, нуждаются в постоянном внимании и поддержки со стороны нас, настоящих мужчин, - продолжил Роман, не реагируя на слова Лукьянова. Мы должны научиться смотреть сквозь пальцы на их маленькие проступки, быть всегда рядом, а не игнорировать и не строить обиженного, прости за прямоту, козла. Поэтому я тебе советую, как одному из самых близких людей на проекте, пойти и поговорить. И не вздумай откладывать беседу в долгий ящик. Через, - Роман посмотрел на циферблат, - два часа будет представление новенького. За это время ты должен успеть примириться с Катюшкой. Ты меня понял? Через два часа вы должны держаться за ручки и мило улыбаться.
   - Да, ты прав, - согласился Скворцов. - Пойду поговорю с ней прямо сейчас.
   - Вот и молодец, вот и ладушки, - Роман хлопнул парня по спине. - Успехов тебе. Не забудь о нежности, ласке и тогда всё получится. Я буду держать за тебя пальцы.
   - Макс? - опешил Фёдор. - Макс, ты что, сдурел? Какая нафиг Шамшурина? Ты же сам вчера говорил, что ни ногой.
   - Молодой человек, - Роман строго посмотрел на Лукьянова, - сидите и жуйте сопли, как это делаете на протяжении долгого времени.
   - Она же из тебя посмешище делает, а этот тебе все мозги загадил, - Фёдор вскочил и направился следом за Скворцовым.
   - Я знаю, что делаю, - бросил тот через плечо. - Мне нужны отношения на этом проекте.
   - Проект? Макс, ты что, тронулся? Ты совсем того? Вспомни, о чём мы вчера говорили.
   Скворцов вышел в коридор без лишних помех, а Лукьянов налетел на Гацуру с мокрыми волосами.
   - Чего орёте? Носитесь и орёте, - возмутился он. Такой хай подняли, что я душа в ванной не слышал.
   - Федечка, не суетись попусту. В отличие от тебя у Макса голова на плечах имеется, - долетели до Лукьянова слова Романа.
   Фёдор отвечать не стал, с трудом протискиваясь в коридор через плотно сбитого Марата. Гацура и не думал освобождать проход, с интересом наблюдая за мучениями парня.
   - Двинься же, - просипел Лукьянов и, наконец, выбрался наружу, едва не потеряв равновесие.
   Макс уже намеревался спускаться по лестнице, когда Фёдор настиг его и схватил за руку.
   - Ты с дуба рухнул? Какая Шамшурина? - выпалил он единым духом прямо в лицо Скворцову.
   - Я знаю, что мне нужно.
   - Что тебе нужно?
   - Вернуть Катю. Она мне нужна.
   - Катю? Катя тебе нужна? - Фёдор было опешил, но быстро пришёл в себя. - Макс, о чём ты говоришь? Тебе же плевать на неё. Скажи ещё, ты за проект держишься.
   - А чем плох проект? Он дарит людям любовь, делает их счастливыми.
   - Счастливыми? Какой бред ты несёшь.
   - Да, счастливыми. И если тебя кинули через колено, другим не мешай строить отношения. Дай пройду, - Макс сделал попытку ступить на лестницу, но Лукьянов перегородил проход.
   - Быть счастливым - это корчить из себя обезьяну на потеху толпе? Тронулся? Нет, ты точно тронулся.
   - Причём здесь обезьяна, - Макс снисходительно улыбнулся. - Я просто хочу быть как все и жить как все, по-человечески.
   - Сожительствовать ради места под камерами - это по-человечески? Или может по-человечески швыряться в башку телефонами и любимую на -пип- посылать? Макс, о чём мы вчера говорили?
   - Идеальных отношений не бывает.
   - Макс!
   - Но надо пытаться хоть что-то делать.
   - О чём мы вчера с тобой говорили?
   - Роман прав, нужно уметь приспосабливаться к людям, к их ошибкам.
   - Макс!
   - Если мы будем обращать внимание на одни недостатки...
   Фёдор схватил приятеля за грудки и припечатал к стене, едва не втолкнув в ванную. После Марата дверь в комнату осталась нараспашку, выпуская в коридор клубы влажного пара.
   - Макс, посмотри на меня.
   - Отпусти.
   - Макс, я прошу тебя, посмотри мне в глаза. О чём мы вчера говорили за территорией?
   - Вчера?
   - Вчера. О чём мы разговаривали, ты помнишь?
   - Да о мелочах всяких. Так, пустяки.
   - Макс, ты помнишь?
   - Помню я, помню. Отпусти, мне надо идти.
   - О чём мы вчера говорили конкретно? - отпечатал каждое слово Фёдор. - Ну?
   - Гну. Слушай, не ломай комедию, мы и так смешно выглядим.
   - Значит, не помнишь.
   - Что ты заладил со своим помнишь - не помнишь. Устроил тут ромашку, - Макс дёрнулся в сторону. - Роман!
   - Я тебе сейчас покажу комедию, Макс, обхохочешься, - пообещал Фёдор, покрепче перехватывая ворот майки Скворцова.
   За спиной послышались шаги и строгий голос Полякова:
   - Лукьянов, парня отпустил. Быстро.
   - Мочилово будет, - послышался комментарий Гацуры.
   - Слушаюсь и повинуюсь, мой господин, - крикнул в ответ Фёдор и тише добавил: - извиняй, Макс, ежели что не так.
   Дальше ход событий развивался стремительно. Не дожидаясь подхода подмоги, Лукьянов втолкнул в клубы пара Скворцова и сам влетел следом, защёлкнув дверь на замок. Снаружи забарабанили.
   - Лукьянов, открой. Лукьянов, тебе что, проект надоел?
   - Охренел совсем, - Макс попытался прорваться к выходу, но попытка была настолько вялая, что Фёдор без труда с ней справился. Удерживая приятеля за грудки, он силой толкнул того в ванную, распластав тело бедолаги по мокрому дну. Только здесь Макс ожил и постарался вцепиться сначала в рубашку, потом в волосы обидчика, но безрезультатно. Позиция лежащего в ванной была проигрышной изначально.
   - Ничего, ты у меня вспомнишь. Слышишь? И то, как с работы турнули и Маринку в тёмно-синем пальто. Осень прошлого года не припоминается? Ничего внутри не ёкает? - Фёдор дотянулся до душа свободной рукой. - Парк помнишь? Скамеечка там ваша любимая стояла. Зачем ты вообще туда попёрся, лошара средневолжская? Ведь знал, что она тебя кинет и променяет на вариант попрестижнее, как шестёрку подержанную на иномарку. Чего хотел, любви до гроба?
   Макс постарался возразить, но напор холодной воды из душа заставил его заткнуться.
   - Раскатал губки на красивую девчонку. Да ты никто и звать тебя никак, потому как право даже на имя не имеешь. Отвергли его, бедненького. Сопливых девчонок по сто раз за год кидают и ничего, поплачут в сторонке и дальше жить продолжают. А ты хуже этих девчонок - прячешься страусом в песок, жопа наружу. Нет, ты не трус. Трусы хотя бы знают от чего бегают. А ты от чего бежишь? Чего боишься? Зачем мозги свои изуродовал?
   Макс заорал, пронзительно и звонко, высокими нотами закладывая уши Лукьянова.
   - Ломай.
   - Чего? - опешил Гацура.
   - Ломай, кому говорю, - прикрикнул Поляков.
   - Как знаешь. Только я потом ремонт оплачивать не буду.
   Первые три попытки были робкими и дверь лишь дребезжала от ударов, словно насмехаясь над пыхтящим Гацурой. Почесав занывшее плечо, Марат жестом отодвинул Романа и, что было силы, саданул ногой в район замка. Поляков весь сжался, зажмурился, а когда раскрыл веки, перед глазами его мелькнуло нечто синее. Это сланец слетел с волосатой ноги Гацуры и по замысловатой траектории покинул второй этаж, плюхнувшись на одну из нижних ступенек.
   - Зараза, - зло процедил Марат и другой ногой едва не снял дверь с петель. Вырванный с корнем замок жалобно зазвенел мелкими деталями по плитке. Вход внутрь был свободен. Под ногами вошедших захлюпал коврик, будучи не в силах впитывать больше влаги. Если Полякова это не пугало, он был облачён в тапочки, то босоногий Марат после первого шага помянул нечистого и дальнейшее продвижение на этом закончил.
   - Сегодня же поставлю вопрос о твоём уходе, - Роман адресовал угрозу сидящему на бортике Фёдору. - Хватит с тобой цацкаться. У нас здесь не бойцовский клуб, что бы драки в закрытых помещениях устраивать.
   - Не было драки.
   - Не понял.
   - Не было никакой драки, - повторил Макс, тяжело поднимаясь из ванны. Вода ручейками стекала по его телу, по мокрой одежде, увеличивая и без того значительную площадь луж, расплывшихся на кафельном полу. Ноги Макса предательски дрожали и он, было, опёрся на запотевшую стенку, но рука дрогнула следом за нижними конечностями, едва не опрокинув всё тело за бортик.
   - Я своими глазами видел, как он тебя за грудки хватал.
   - Не знаю, что ты там видел и что вообразил, но драки не было. Мы с ним, - Макс нашёл мутным взором приятеля, - просто валяли дурака. Да, Федь?
   - Вроде того, - подал тот голос.
   - Сумасшедший дом, - Роман повернулся и посмотрел на Марата, словно ища поддержки своим словам.
   - Хрен поймёшь, - Гацура пожал плечами. - Может и вправду дурачились. Только замок в дверь пускай сами вставляют.
  
   31 августа, 17:42.
   Камеры вдоль главной дорожки (внутренний дворик).
  
   - С моста прыгать не обязательно. А то некоторые сиганут и думают, что перевыполнили план по поступкам на годы вперёд. Девушкам такое одноразовое геройство и даром не надо, - рассуждала Шамшурина, семеня в сторону дома. Длинные каблучки и узкая юбка мешали естественному движению, превратив походку девушки в мелкое перебирание ногами. Красивые и загорелые, с чётко выраженным рельефом, они отвлекали на себя всё внимание, заставляя отбросить лишнее, в том числе и своеобразную поступь Катерины. Рядом шёл парень в цветастой рубашке с расстегнутым на три пуговицы воротом и золотой цепочкой, пробивающейся сквозь кудри на груди. - Мужчина должен каждый день доказывать девушке свою любовь. Пускай не так ярко, как сто жёлтых роз или воздушный шарик с горящим сердечком.
   - А как тогда?
   - Какой ты хитрый, Данила, - Катя кокетливо посмотрела на парня. - Всё тебе расскажи и покажи. А самому трудно догадаться? Нам, девушкам, золотых гор не надо. Обычные знаки внимания, но каждый день. Где-то дверь открыть, ручку подать, помочь через лужу перейти, сказать пару комплиментов новой..., - девушка взвизгнула, подхваченная Данилой на руки. Короткая юбочка задралась, и транслируемая картинка была вынуждена перейти на другие камеры. Шамшурина поспешила прикрыть полуобнажённые прелести ладошкой, что впрочем, не помешало особо наблюдательным приметить белые стринги.
   - Сумасшедший, отпусти, - верещала довольная девушка.
   - Так лужи, - возразил Данила, наступая на мокрое пятно, некогда взаправду бывшее лужей.
   - Они закончились. Данил, ну отпусти.
   - А мокрые ступеньки? Вдруг поскользнешься?
   Парень не стал уточнять, что ступеньки деревянные и поскользнуться на них возможно лишь в состоянии сильного подпития, да и сама Катя перестала возражать, заприметив идущих на встречу Скворцова с Лукьяновым.
   - Синдром Корсакова завязан на текущих событиях, а... - Макс сбился. Со стороны могло показаться, что причиной тому послужила Шамшурина, возлежащая на руках новенького участника. - А пациент не помнит прошлого. С настоящим у него полный порядок.
   - Конечно, конечно, - Лукьянов усердно закивал. - Только вы забыли, профессор, один немаловажный факт - больной в таком состоянии способен разумно рассуждать и может всячески выкручиваться.
   - Я, по-твоему, алкаш конченный, что бы у меня такие психозы развивались?
   - А причём здесь ты?
   Макс смутился:
   - Ну я про того парня, про пациента.
   - Пить вёдрами не обязательно. Это может быть следствием опухоли в голове и банальным...
   Дальнейшее продолжение диалога Катерина не услышала. Слабые удаляющиеся голоса заглушил появившийся на крыльце Буцаев:
   - Данила, красавчик. Так держать. В прямом и переносном смысле.
   - Дверь открой, - пропыхтел тот, поднимаясь по ступенькам.
   - Данила, может хватит? Лужи давно закончились.
   Парень на это лишь буркнул и переступил порог. В пищеблоке их встретили аплодисментами, переходящими в жидкие хлопки.
   - Молодец, Данила, в правильном направлении движешься, - похвалил парня Поляков. Именно он выступил инициатором торжественной встречи, первым ударив в ладони. - Пришёл к девушке, обозначил свои претензии и начал действовать.
   - Прямо Суворов, - подсказал крутившийся рядом Лыпарев. - Пришёл, увидел, победил.
   - Вам мальчишкам лишь бы воевать. В солдатиков в детстве не наигрались? - подала голос крутившаяся возле плиты Женя. Она единственная из присутствующих была занята видимым делом. - Женщины - это вам не военный трофей, понятно?
   - Понятно, понятно. Скажи лучше, когда котлетки готовы будут. Жрать охота, сил нет.
   - А ты, Андрюша, на мои котлетки роток не разевай. У тебя своя повариха есть, пускай и кормит такого проглота.
   - Как же, дождёшься от неё, - Буцаев покосился на свою вторую половинку. - Проще самому за поварёшку взяться.
   Нина шпильки в свой адрес не услышала, продолжая активно шушукаться в углу с Катей. Едва девушку поставили на пол, как Шиленко подхватила её под руку и оттащила в сторону.
   - Взял у меня медицинский справочник, а глаза такие мутные, словно пил неделю. Опять, поди, загадку про чокнутую пациентку разгадывает
   - И Лукьян снова с ним крутится. Я их только что во дворе видела, - Шамшурина было погрузилась в задумчивость, но очнувшись, тряхнула гривой волос. - Насрать мне на него. Пускай носится со своим Федечкой и книжками подмышкой. Посмотрим, насколько он здесь задержится.
   Катя собиралась покинуть место уединения и присоединиться к гудящей толпе, центром которой в одночасье стал захваленный до залысин Данила, но пальцы Шиленко буквально вцепились в неё. Нина долго ждала свою жертву, и отпускать свободные уши столь быстро в планы девушки не входило.
   - Лерку сейчас в слезах видела, - продолжила она змеиным шепотком. - Выбежала из спальни и прямиком к бассейну.
   - Когда?
   - Минут десять назад, может пятнадцать. Девчонки говорят, она с Масловым сцепилась. Мат на мате, орали во всю глотку.
   - Куда она пошла?
   - К бассейну. Была там. Может уже ушла, не знаю.
   - Пойду к ней.
   - Кать, подожди. Что там у вас с новеньким Данилой? Он тебе нравится?
   - Потом.
   - Ты с Максом всё, порвала окончательно?
   Шамшурина вырвалась из объятий заботливой подруги, а в спину ей продолжал нестись громкий шёпот:
   - Ты с ним хоть говорила? Девчонки говорят, он про тебя Полякова расспрашивал.
   Дорога к бассейну занимала не больше минуты, но Катя потратила целых три. По пути она поправила юбку, посмотрелась в зеркало и взбила причёску, заодно покрутив перед отражением соблазнительной попкой. Апогеем любования стал воздушный поцелуй зеркалу предварительно облизанными и оттого влажными губами.
   - Василич, глянь, как бабы умеют язычком работать, - заговорил мужичок в операторской, наблюдая за кривляньями Катерины по одному из мониторов. - У тебя если чего к губе прилипнет, так всю лопату высунешь до носа.
   - На то они и бабы, что бы языком умеючи, - возразил Василич. - Мне такие навыки ни к чему.
   Тем временем Катя дошла до бассейна, где на одном из подоконников обнаружила подругу. Без лишних предисловий она подошла к Светловой и обняла, плотно прижав к себе. Лера не выдержала, хлюпнула носом, и мокрая дорожка заскользила по щеке.
   - Почему, - всхлипывание. - Почему мужики, - очередное всхлипывание, - такие сволочи, а?
   После первой буквы алфавита с вопросительным акцентом слёзы полились ручьём. Катя ничего не спрашивала, ничего не говорила, давая подруге возможность выплакаться.
   - Или это мне одни сволочи попадаются? Чем я их притягиваю? Может я дефективная?
   - Ну что ты. Ты у нас настоящая красавица, умница. Просто иногда так бывает, не везёт.
   - Слишком долго мне не везёт. Чёрная полоса затягивается.
   Лера отстранилась от подруги, подставив робким осенним лучам, едва пробившимся сквозь пыльное окно, опухший носик и влажные щёки с потёками туши.
   - Это третья эсэмэска за последнюю неделю. Пупсёныш, мне скучно без твоих сильных рук. Я нуждаюсь в твоём горячем теле, согрей меня. Представляешь? И этот козёл ещё пытается выставить всё шуткой, лёгким недоразумением. Дорогая, меня так поклонницы из Новосибирска разыгрывают.
   - Опять Новосибирск? Я же говорила, у него там кто-то есть. Помнишь, Кожевникова интересовалась, что за Леночка к нему постоянно жмётся на фотографиях? Такая рыженькая маленького роста.
   - У меня есть номер её телефона. Хочу позвонить и вывести этого козла на чистую воду.
   - Думаешь, она не в курсе, что Маслов с тобой встречается?
   - Мне плевать. Главное поймать его на вранье, на всю страну засветить этого урода. Покажи, где у меня.
   Шамшурина поняла подругу без дополнительных подсказок, указав пальцем на тёмные следы поплывшей косметики.
   - Завтра в церковь собираюсь. Ты поедешь со мной?
   - Теперь здесь и здесь чуть-чуть осталось, - Шамшурина отвлеклась от лица подруги. - Завтра? Может лучше к той бабке, в Подмосковье? Теперь возле глаза. Да, здесь.
   - Толку-то от этой бабки. Она мне порчу два раза снимала, а ничего не меняется. Даже хуже стало.
  
   31 августа, 21:08.
   Камеры в центральной беседке.
  
   Общее собрание к всеобщему неудовольствию затягивалось. Проблем в последний день лета накопилось достаточно, и все они требовали подробного обсуждения. Началось, как водится, с извечного разногласия между Шиленко и Буцаевым. Самым заинтересованным лицом в их конфликте выступил Чумилов, потребовавший новый плейер взамен разбитого, непременно японский и непременно дороже двухсот долларов. Потом наступила пора перемывать косточки Нестерову. Мишка в третий раз решил окончательно порвать с Гатиловой, что и подтвердил клятвенно при свидетелях. Но всё это выглядело разборками в курятнике по сравнению со звонком в далёкий город Новосибирск. Некая Лена, рыжая карлица со слов Шамшуриной, засвидетельствовала не только наличие духовной и половой связи с гражданином Масловым, но и сообщила о существовании полуторагодовалого ребёнка, нажитого входе совместного проживания всё с тем же гражданином Масловым. Толик, прижатый к стенке Ледаковой, наличие ребёнка подтвердил, а наличие связи духовной и тем более половой напрочь отверг. В бой пошла тяжелая артиллерия, в виде истерики, криков, нецензурной брани и угрозы кастрации, которую Шамшурина пообещалась провести самолично, без затрат на обезболивающее. Через полчаса жёстких разборок, в ходе которых Анатолий ощутил за плечами небывалую мужскую солидарность, начал подвергаться сомнению сам факт отцовства. Вспомнился некий Кирилл, первый парень в пригороде Новосибирска, в своё время частенько захаживавший в гости к Лене на правах однокурсника. Горячие головы потребовали повторный звонок и генетическую экспертизу, Толик же просил интернет, где на одном из сайтов хранилась фотография лже сына, чужими наветами приписываемого к роду Масловых. Якобы, простого зрительного сличения хватило бы для установления попранной правды.
   Мне подобное развитие событий было только на руку. Сегодняшнее пробуждение под ледяным душем могло претендовать на роль самого жестокого утра в жизни. Это уже потом Федька объяснил, что проснулся я куда как раньше, успел от души посмеяться над Гацурой и после разговора с Поляковым намерился идти к Катюшке за прощением. Впрочем, на этом моя бессознательная деятельность и закончилась благодаря бдительному другу.
   Описывать сам процесс пробуждения, даже просто вспоминать я не хотел. Фёдор ради этого вытащил меня на пятиминутку за забор, но вместо подробностей яркого утра был вынужден рассказывать о легальных способах проникновения за территорию шоу. А что мне было описывать? Доносившийся из глубин голос Лукьянова и беспросветную вокруг тьму? Казалось, я продираюсь сквозь пелену тяжёлого алкогольного опьянения, когда место логических связей заняли сумбурные образы и обрезки мыслей, плавающих в каше маслянистых пятен. Стоило попытаться сосредоточиться на одном из них, как оно расплывалось, растекалось на мелкие капли; внутренний взор обмякал, словно ватная палочка без стержня. Хотелось уйти от этого эфемерного хоровода, больше не рваться сквозь безмерную глубину тьмы, получая в награду один только хаос. Просто закрыть глаза и заснуть не мог, а вот перестать напрягаться, ловить пустоту в сети малейшей осмысленности было мне по силам. Если бы не пробивающийся из далека голос, не слабые сигналы рецепторов о ледяном холоде, я бы так и поступил. Слова о тёмно-синем пальто, об осеннем парке пробудили память обоняния, воспоминания о сладком запахе с мягким привкусом горечи. Шаг за шагом, звено за звеном из небытия появлялись скамейки, сломанный два месяца назад фонтан, опавшая листва под ногами, промозглый осенний ветер и она. Я кричал не от холодного душа и не от бешеной тряски за плечи. Кричал от боли. Вместе с осознанием реальности пришла безумная боль потери, пронзившая каждый кусочек разума. Волна настолько яростная и беспощадная, что в какую-то секунду я испугался, что могу не выдержать, сорваться с узкого края самосознания и быть погребённым под толщами небытия, где нет ничего, потому что нет меня.
   Не знаю, сколько это длилось, но оборвалось резко, выкинув меня на дно ванны, мокрого и продрогшего с криком родившегося младенца на устах. Федька, по его словам, сразу понял, что я вернулся. По глазам прочитал, по зеркалу души. Чего он там увидел, в этих глазах, кроме зрачков, радужки и покрасневших белков?
   Вот так оно всё и было. После утреннего концерта я был вправе ожидать повышенного внимания - вопросы о Шамшуриной, о её новом ухажере и нашем с ней будущем, но судьба милостиво подарила шанс сидеть и слушать, оставив на время в покое.
   После пережитого сиделось и слушалось особенно комфортно. Я наблюдал за старыми лицами, изучал новые, делая ни к чему не обязывающие пометки на страницах зияющей прорехами памяти.
   Не было Костика Попова, качка с добрым сердцем и мягким характером. Он добровольно ушёл с проекта восьмого июня, без лишних слов и пафоса на прощанье. Как оказалось позже, виной всему послужила Жанна, вернее неразделённая любовь, насмешкой судьбы привязавшая бесхитростного парня с берегов Иртыша к искушенной деньгами и половыми сношениями львице. Та поигралась пару деньков, а когда забава наскучила, начала издеваться над парнем: то черствый пряник подкинет, то коготки выпустит. Костик ушёл. На смену ему пришёл Маслов, и по характеру и по взглядам на жизнь идеально вписывающийся в рамки проекта. Имея за плечами неудачным опыт первого появления на шоу, он быстро нашёл общий язык с Поляковым и ведущими, очаровал готовую к новой любви Светлову и завоевал большую часть женской аудитории, потеснив на пьедестале секс-символов главного самца Чумилова.
   Что касается Жанны, то её дальнейшая проектная жизнь была немногим длиннее, оборвавшись ровно через неделю после ухода Попова. Стерв в доме хватало, и они тщательно следили за своей популяцией, отсеивая лишних особей. На вакантное место долго не находилось достойной кандидатуры, пока не появилась Ирина Зотова, девушка принципиальная с твёрдой жизненной позицией. Благодаря свойствам своего характера она завела массу недругов, создавала постоянное напряжение в коллективе и этим была интересна проекту. Девушку неоднократно пытались слить на голосовании, но Ледакова раз за разом накладывала право вето на общее решение, продолжая распалять пламя неприязни в сердцах противников. Само нахождение Зотовой на реалити-шоу было вызовом для коллектива, пощёчиной всем тем устоям, которые складывались долгие месяцы. Быть на проекте значит быть готовым к освещению любого факта из биографии, особенно грязного и с душком. Наивные новички, искренне верящие, что кому-то будет интересно спасение бездомного котёнка с берёзы, отсеивались на первых этапах кастинга. Но яркий эфир требовал палитры красок, и редкие кадры изредка попадались: Зотова, с комсомольским рвением ищущая справедливости или Кожевникова, по слухам бывшая до проекта девственницей. Света долго никого к себе не подпускала, ждала искренней любви, но не сбереглась. Плотину невинности прорвало с такой силой, что заткнуть не могут до сих пор.
   Последней из претенденток, кто мог вытеснить Зотову, была бывшая модель Виктория, испортившая так и не успевшую толком начаться телевизионную карьеру. С июля месяца сего года безупречно красивое тело ведущего Семёнова принадлежало госпоже Ледаковой, и другим бабам ручки к новой игрушке Анечки протягивать было настрого запрещено. Об этом не говорили впрямую, в эфире не озвучивали, но знали, кому положено было знать. Знала о нежелательности своего нового увлечения и горе модель, предупреждённая участницами и взглядом Ледаковой. Но, то ли мозгов не хватило, то ли гормоны власть захватили, выпущенные наружу зелёным змием и мужской попкой с орешек. В результате Анечка дала по рукам и указала на место не в меру пылкой Маревой, а место сие оказалось за забором. Кто знает, как бы оно всё повернулось, опомнись она и оставь в силе претензии на моё сердце. По крайней мере, все задатки для светлого будущего на проекте у неё были. Ревнивая Шамшурина драла волосы девушкам даже своих бывших парней и вряд ли режиссёры упустили бы подобное шоу, не натвори Вика делов за день до голосования.
   - В такой грустный день у нас всё-таки есть повод для радости, - голос Ледаковой с хорошо знакомыми нотками подведения итогов обещал завершение процедуры массового перемывания косточек.
   - Мой зад приобрёл форму деревянной скамейки, - тихо пожаловался Фёдор, тоже почуявший близкий конец мучениям. Сидевший напротив Гацура зевнул во всю пасть, сладко и со звуком, за что схлопотал тычок от Шиленко. Вопрос с отцовством Толяна взволновал его до глубины гланд.
   - Наша Алиса уезжает завтра в Париж, - продолжил Никита. Радостная новость редкостно порадовала ребят, разродившихся жидкими аплодисментами.
   - Улетает, - поправил Чумилов.
   - Какая хрен разница, - с железным доводом отреагировал Никита. И действительно, какая? Затёкшие члены тела вкупе с одеревеневшей пятой точкой требовали срочной смены обстановки, а новость об отпуске, тем более чужом, только раздражала.
   - А на какие деньги?
   Вопрос разумный, но не к месту. Возможно, задавались им многие, только мысленно и не в тот момент, когда близость мягких диванов и ароматов свежесваренного кофе сводила с ума. Однако, самое интересное в прозвучавшем вопросе было то, что задал его я.
   Народ затих, словно забыв о своих планах, и в полной тишине прозвучал голос Полякова:
   - А тебе не всё равно? Или любишь лазить по чужим карманам и считать мелочь?
   - Ничего себе мелочь, - я уже сказал "а", пришёл черёд следующей буквы согласно алфавиту. - В июне она в Арабских Эмиратах отдыхала, завтра в дешёвый Париж вылетает. Хорошенькая мелочь на карманные расходы.
   - У Алисы есть парень, - напомнила Ледакова.
   - Не вижу здесь связи. В Эмираты она летала одна и в Париж, как я понял, без своего самовара планирует. Нет, конечно существуют мужчины, которые платят бешеные деньги за турпутёвку, лишь бы сплавить свою любимую в одиночное романтическое путешествие на недельку другую. Я про таких слышал, но все они женаты и имеют достаток выше среднего, что бы содержать семью и любовниц.
   Я мог сказать больше. Поляков слыл страшным скупердяем, который на мороженое не всегда расщедрится и жвачкой не станет спешить делиться.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   Хороший вопрос. Ровно до этого момента я ничего конкретного в голове не формулировал, просто смотрел и делал пометки. Архив передач дал уникальную возможность пронаблюдать за участниками со стороны, когда никого нет рядом и причины выпендриваться пропадают. Разумеется, существуют камеры и миллионная аудитория, но даже столь пристальное внимание извне не способно заставить человека постоянно носить маску. Иногда нас прорывает. Кого-то чаще, кого-то реже. Алису прорывало часто. Она могла на публике часами обниматься с Романом, уверять окружающих в своём безмерном личном счастье, а под вечер рыдать в беседке после очередной глупой шутки Гацуры. Только в Гацуре ли дело? Девушки легко списывают алогичность собственного поведения на алогичность женского пола в целом. Дескать, ПМС у меня, да и сама вся из себя такая загадочная. Удобные враки, придуманные для мужчин и ради мужчин, что бы прегрешения дамские скрывать было легче. Логика прослеживается в любом явлении. Иногда своя, уникальная, связывающая такие составляющие, которые мы и увидеть не в силах, понять не состоянии. Род человеческий зачастую называет это волшебством или чудом. В данном контексте Алиса Селезнёва для меня чудом не являлась. Отдельные элементы, лязгая и поскрипывая, смыкались в единую цепочку, придавая иное значение бросаемому вскользь взгляду, вставленной невпопад фразе, нелепому нервному срыву на ровном месте. Многие отмечали изменения в Алисе, походя, за чашечкой утреннего чая, когда разговоры о погоде надоели, а до сплетен дело ещё не дошло. Кого интересовали загадки чужой души, если собственная представлялась в потёмках. Вот и сваливали всё на женские циклы и общую усталость от проекта. Доброхоты по привычке советовали Алисочке отдохнуть, и девушка ехала третий раз за лето.
   - Чего хочу? Вроде я сказал. Откуда берутся деньги на Париж, на модные обновки, на ювелирные украшения из золота?
   - Скворцов, а тебе не кажется, что это, - Ледакова сделала красноречивую паузу, - мягко говоря, грубо.
   Селезнева выразилась конкретнее:
   - Скворцов, тебя -пип- куда езжу и на какие деньги. В своём свинарнике наведи порядок -пииип-. Может тебе чеки из магазинов предоставить -пип- урод.
   Чем больше она орала, тем больше сомнений сеяла в душах присутствующих.
   Сидевшая неподалёку Кожевникова прошептала соседке:
   - Кольцо тыщ за тридцать взяла на Кутузовском.
   То, о чём говорили за между прочим и то, что давно витало в воздухе, приобрело формы, воплотившись в моём вопросе. Оставалось только диву даваться, как это сливки проекта, отборные сплетники не додумались раньше. Или побоялись, но кого? Поляков, конечно, фигура значимая, но не всесильная, рот каждому заткнуть не сможет.
   - Грубо, - согласился я, едва Селезнёва исчерпала запас ругательств, - и не порядочно, но важно.
   - Хахаль у неё на стороне завёлся, - ляпнул Чумилов и тут же осёкся, встретившись с Поляковым взглядом.
   - Ага, - скептически согласилась Хацкевич, не утруждая себя развёрнутым ответом.
   - Нет у неё никого, - добавила Светка. Слова Кожевниковой, как самой близкой подруги за август месяц, развеяли остатки сомнений, если таковые имелись.
   - Тишины, - потребовала Ледакова, гася страсти в беседке. - Скворцов, я смотрю, ты решил вспомнить былые времена: обличительные речи и раскрытие тайных заговоров. Продолжай, раз уж начал. Мы ждём.
   Я прошёлся взглядом по лицам ребят. Кто-то действительно ждал, а вот новенький Данила, успевший положить ладонь на ножку Шамшуриной, предвкушал первый страстный поцелуй. Сама Катерина смотрела на меня, снисходительно улыбаясь.
   - Есть два предположения и оба они исходят из одного постулата - чувство Алисы к Лукьянову было искренним. Это чувство влюблённости и оно имеет место быть до сих пор.
   - С чего ты взял? - перебил Семёнов.
   - Я же сказал - постулат. Объяснений не требуйте. Могу лишь добавить, что Селезнёва актриса посредственная, не смотря на курсы мастерства в Щукинском.
   Против ожидаемого Алиса реагировала спокойно, сцепив пальцы рук в замысловатый клубок.
   - На определённом этапе в жизни страсть к роскошному существованию оказалась сильнее чувств к Лукьянову. Одно не понятно - откуда взялись деньги. Самое нелепое предположение - это тайная поклонница Фёдора, выложившая Алисе кучу бабок ради его раненого, но всё-таки свободного сердца.
   - Иринка Зотова, етить её за сиськи - выдал Марат, охваченный догадкой.
   На Гацуру никто не прикрикнул, включая саму Иринку. Похоже, народ начал понимать, куда я клоню. Это понимание страхом сковало присутствующих, наблюдавших за отчаянной попыткой суицида одного из их числа.
   - Второе предположение более разумно. Деньги за расставание заплатил человек или группа людей, заинтересованных в рейтинге или, грубо говоря, в движняке на проекте.
   - Ты обвиняешь меня и тех, кто создаёт эту программу в разрушении пары? Я не ослышалась? - от слов Ледаковой помимо холода разило явной угрозой. - Обвиняешь проект, созданный для любви и во имя любви, телепроект "Сердца", главный лозунг которого "Найди свою любовь"? Скворцов, ты случаем не рехнулся?
   Я мог огрызаться, привести в подтверждение пару доводов, но лучше всяких слов говорило бледное лицо Алисы. Девушка покачнулась, толпа вздохнула, а Поляков вовремя подхватил бесчувственное тело, стремившееся к дощатому полу беседки.
   - Я так понимаю, это вырежут?
   Мой голос звучал в общей суете, когда участники повскакивали с мест и разом заговорили, бестолково мешая друг другу.
   Ледакова меня услышала.
   - Вырежут, Скворцов, вместе с тобой.
   Алису быстро привели в чувства, поставили на ноги и в сопровождении охающих и ахающих нянек отправили в дом.
   - Пакуй вещи, - бросил через плечо Поляков и, подхватив с пола упавшую кофточку Селезнёвой, кинулся догонять процессию. Следом потянулись остальные со столь разнообразной палитрой лиц, что в пору было открывать галерею. Кто-то говорил, кто-то смотрел, но никто не оставался равнодушным, проходя мимо бывшего коллеги. Проект не знал эпицентра такой искренности с момента создания. Послужил ли тому причиной всеобщий шок или уверенность в ножницах монтажёра, не суть так важно. Главное - упавшие на пол маски. В рассаднике фальши и притворства такие моменты приобретают особую ценность.
   Взять к примеру рыжеволосую бестию Хацкевич. Мимика фарфоровой куколки сочилась злобой, пропитанной страхом за собственную судьбу. Казалось, чего бояться? Не её выставят за ворота в ближайшие дни. А она дрожала, исказив отвратной гримасой некогда безупречное личико. Вероятно, мой демарш напомнил Алёне, как легко и просто потерять тёплое местечко под софитами, и как мало значит она сама в глазах небожителей. Обыкновенная пешка, которая судьбу свою может строить исходя из генеральной линии руководителей телевизионного проекта.
   - Реальный чертила, - это был уже Гацура, изобразивший хук в мою сторону. Парень ждал любой встряски в этом болоте, чему сейчас и радовался с непосредственностью ребёнка.
   Нестеров. Его лицо, сплав понимания и утверждения в чём-то своём, понятным ему одному, я так и не смог прочитать. Михаил обладал характером человека ведомого со свойством периодического перехода на собственные рельсы. Им манипулировал Поляков, внушая нужные мысли; крутила Гатилова, силой и лаской загоняя под острый каблучок. И Мишка слушался до поры до времени, вставая с нужной ноги. Но стоило ему поменять ногу, и начинали греметь барабаны, ржать взмыленные кони, смыкали щиты полки, готовые ринуться в бой. Столь буйная сила в одно мгновение сметала паутинку чужого влияния, ломала женские каблучки и вырвавшись наружу исходила на нет, так и не обретя нужного вектора применения.
   Удивил влажный взгляд Светловой. Моё отношение к Лере в период "отключки" мало отличалось от периода "полного сознания". Всяческое игнорирование и пренебрежение, словно к пустому месту. И эта девчонка искренне жалела об уходе Макса Скворцова. Что она для меня: росток влюблённости или клуша обыкновенная, вечно хлопочущая по пустякам, льющая слёзы над бабскими горестями и ожидающая своего принца, безупречного во всех отношениях?
   В череде мелькавших лиц я пропустил Шамшурину, зато увидел торжество Данилы. Парень чуял хвост птицы счастья в сжимающейся ладони. Не передержал бы.
   Последней уходила Ледакова с голубенькой папочкой в руках, где позолоченными буквами красовалось "Сердца - мы выбираем любовь". Выражение её лица я прочитать не смог. Виной всему послужил звонок на телефон от некоего Игорька. Ведущая моментально настроилась на новый разговор, растянула губы в дежурном привете, а рядом напрягся Никита, пытавшийся по тону беседы определиться со степенью ревности.
   - Вот оно чё, Фёдор, - проговорил я, едва мы остались одни.
   - Когда ты это понял?
   - Трудно сказать. В башке такой кавардак творится. Последние дни старался ничего не анализировать, а тут прорвало.
   - Да, натворил ты делов, Макс. Мог бы наедине сказать. Зачем так подставился?
   - Что возьмёшь с человека, у которого с головой полный непорядок.
   - Но-но, не наговаривай на себя. Такие мозги не в каждую комплектацию входят.
   - До этих мозгов только что одна вещь дошла. Не ляпни я сегодня лишнего, глядишь, через неделю Ледакова оформила бы возвращение блудной Алисы с фейерверками и брызгами шампанского. Зрители любят счастливые финалы. Сначала подавай им горестную разлуку месяца на три, слёзы по углам и жалостливые вздыхания, а потом happy end с причитающимся поцелуем главных героев. Вы же одна из лучших пар за историю проекта и обязаны были развивать отношения согласно общепринятому сценарию. А ты вздумал быть счастливым без всяких там препятствий, нарушить каноны любовных историй. Представляешь, насколько взлетит ваш рейтинг и рейтинг самого проекта после воссоединения?
   - И я бы ничего не знал.
   - И был бы счастливым.
   - И был бы счастливым ослом, которого променяли на Париж.
   - На Париж, на Эмираты, на золото и дорогие шмотки. Хорошая плата за разлуку в три месяца. И Алиса осталась довольной, и ты был бы рад, не сболтни я лишнего.
   - Дурак ты, Макс. Какое в этом счастье, когда человека не знаешь, с которым судьбу связываешь. Лучше я буду несчастным осведомлённым, чем счастливым ослом.
   - Что теперь делать будешь, несчастный осведомлённый?
   Фёдор ответить не успел, вздрогнув, как и я, от нежданного женского голоса.
   - Сидишь? - Зотова вошла в беседку резким решительным шагом. - Доволен собой? Довёл девушку до потери сознания и радуешься? Сколько тебе ещё нужно сделать говна, Скворцов, что бы успокоиться?
   - Ирин, - попытался встрять Фёдор.
   - По какому праву ты лезешь в жизни других людей и судишь их?
   - Ирин, - Лукьянов повысил голос.
   - Кто тебе дал мантию прокурора? Что, возомнил себя лучше других, профессиональный лизатель чужих задниц.
   - Ира, заткнись! - проорал Федор, и девушка замолчала, круглыми, как плошка, глазами уставившись на парня. - Что ты заладила про судей и прокуроров. Сама влетела, обвинила человека, только не поймёшь в чём. Что ты вообще обо всём этом знаешь. Увидела обморок и девочку жалко стало?
   Зотова, не ожидавшая подобного развития событий, обмякла и часто-часто заморгала. Федька сразу сбавил обороты.
   - Ирин, пойми ты, жизнь - это не твои представления о ней, это не чёрное и белое, не плохое и хорошее. Нельзя человеку ставить клеймо пожизненного негодяя, он не скот, а мы не в театре, где все роли давно распределены и вызубрены. Здесь нельзя судить о поступках линейно. Ты кроме обморока Селезнёвой что-нибудь увидела? Или причитания Гатиловой на пару с Шиленко тебе мозг загадили.
   - Я не думала, что ты такой. Твоя любимая девушка лежит там...без сознания, а ты...
   - А что я? Что ты вообще обо мне знаешь, правдорубка деревянная, - Лукьянов кричал уходящей девушке вдогонку. - Мне эти твои взгляды на жизнь вот где сидят. Достала. Знаешь, чего она приходила? Конкурентку её в грязь втоптали, а она милостливая, её защищает. Смотри, Федечка, какая я добрая, сподобилась на подачку. Я без тебя с ней разберусь, понятно, - прокричал он в темноту.
   - Не ори.
   - Я не ору, - заорал разошедшийся Фёдор.
   - Нет, орёшь.
   - Не ору.
   - А сейчас ты что делаешь?
   Лукьянов на мгновение задержался с ответом.
   - Да, ору. Хочу и буду орать, понятно. И хрен кто меня заткнёт.
   - Чего ты этим докажешь?
   - Плевал я на доказательства. Больно мне, охренительно больно, до слёз. Одно дело, когда она уходит к другому по любви, а эта тварь из-за денег. Она меня, сука, на Париж променяла, на эти грёбаные золотые серёжки. Понимаешь ты, любила и продалась.
   - Понимаю, - я почувствовал сладковатый запах с привкусом мятной горечи. Слышал шумящие дубы в осеннем парке и ветер. Хотя нет, прохладный ветер дул в реальности, напоминая о последних часах календарного лета.
   Фёдор, неизвестно когда вскочивший на ноги, тяжело опустился рядом.
   - Словно сердце вынули, - очень тихо произнёс он. Теперь я знаю, зачем ты...
   - Нет.
   - Но у тебя точно такая же...
   - Нет. Я сам до конца не понял, что у меня было и как. И не вздумай идти моей дорожкой. Для одного проекта двое повёрнутых - это слишком, - я засунул застывшие пальцы в карманы и втянул голову в плечи, пытаясь сохранить испаряющееся тепло. - Зачем влюблённую в тебя девчонку обидел?
   - Было за что.
   - Дурак ты.
   - По твоей дорожке другие не ходят.
   Я толкнул Федьку в бок и тот грустно улыбнулся.
   - Серьёзно, не руби сгоряча. У меня ни о какой любви и речи не шло, а Алиса... Похоже, она что-то чувствует к тебе.
   - Благодарность она чувствует за поездку в Париж.
   - От благодарности сознание не теряют и взгляды тайком не бросают.
   - Какие взгляды?
   - В архив потрудись зайти и передачи за июнь-июль месяцы просмотреть, тогда поймёшь. Кажется, она всерьёз рассчитывал к тебе вернуться. Поговори с ней.
   - Пошла она.
   - Сегодня пускай идёт, а завтра поговори.
   - Она в Париж завтра улетает или ты забыл?
   - Никуда она не полетит. Влюблённые девчонки иногда творят чудеса.
   - Надо же, девчонки, а не самочки, - Фёдор усмехнулся. - Ты же не веришь в любовь?
   - Причём здесь я. Главное, ты веришь.
   Мы подходили к дому, когда нам на встречу попалась Ледакова. Прохладная погода застала врасплох ведущую, вынужденную прятать голые плечи под чужим пиджаком. Не иначе, Никита пожертвовал.
   - Скворцов, ты куда?
   - Вещи паковать.
   - А кто тебе разрешил.
   - Но я думал...
   - Плохо думал, Скворцов. Ты заключил контракт до тридцать первого октября, и проект можешь покинуть только после голосования или моего личного решения. Голосования не было, и решения такого я не озвучивала. Ты меня понял?
   - Так точно.
   - Тогда до завтра, - Ледакова привычно улыбнулась и заспешила к воротам, грациозно покачивая станом. Следом плёлся сонный охранник, недовольный поздним завершением трудового дня.
   - Начинаю верить, что она меня хочет. Минут двадцать назад была готова съесть с потрохами, а сейчас такая роскошная улыбка. Федь, бери пример с Ледаковой.
   - Я могу тебе улыбаться, как Анечка, но уверен, что нас в гомосексуализме не заподозрят?
   - Буквальный ты человек, Фёдор. Малыш ты мой ненаглядный.
   - Тьфу.
  
   31 августа, 23:05
   Камеры в коридоре второго этажа.
  
   - Данила, перестань.
   Парень приник губами к шее девушки, наполнив эфир шорохом и смачными поцелуями.
   - Данил, - Шамшурина хихикнула, - мне щекотно.
   Её ладошки заскользили по телу парня, упёрлись в бока, в живот, но оттолкнуть прилипшее тело не сумели. Данила лишь крепче прижался, настойчивыми поцелуями прокладывая дорожку к мочке уха.
   - Ну, Даня.
   - От тебя так прикольно пахнет мятой, - прошептал парень, с трудом отрываясь от нежной кожи. - Так здорово.
   Губы его дошли до скулы, четыре раза поцеловали уклоняющуюся девушку в щёчку и впились в рот, вернее попытались.
   - Хватит, - Катя толкнула разгорячившегося мальчика, на этот раз удачно. Тот сделал шаг назад, нелепо растопырив руки. Сомнения у него если и возникли, то долгим присутствием голову не тревожили. Спустя мгновение он вновь приник к девушке, жадно ища алую полоску губ.
   Очередная схватка вышла скоротечной. Катерина успела сгруппироваться, выставить вперёд руки, и толкнуть летящего мальчонку прямо по центру груди. Вдобавок, она придала движению дополнительное ускорение, сделав два шага вперёд. Неожидавший подобного манёвра, парень отлетел к противоположной стене, чудом не споткнувшись и не приложившись затылком о бетон.
   - Хватит, я сказала.
   Заведённый Данила быстро оправился, сделал шаг вперёд, но замер, столкнувшись с жёстким взглядом. Пар моментально улетучился из горячей головы, оставив сплошное недоумение.
   - Ты чего?
   - Всё, закончили. Я иду спать.
   - Я думал, тебе нравится.
   - Нравится что? Целоваться в коридорах и жаться по-тёмным углам? Мальчик, ты в своём уме, - девушка тряхнула чёлкой. - Я давно вышла из подросткового возраста. Ты мне ещё пиво из горлышка предложи и семочки погрызть вечером на лавке.
   - Хочешь, - парень споткнулся, когда Катерина развернулась и направилась к женской спальне. - Хочешь, завтра в ресторан поедем, посидим где-нибудь.
   Девушка задержалась на пороге, положив пальцы на позолоченную ручку.
   - Завтра?
   - Да, завтра. Можем в кино...
   - Вот завтра и поговорим, - Шамшурина открыла дверь.
   В женской спальне, не смотря на позднее время, царила камерная обстановка. В углу на сбитой постели сидела Ирина, заботливо обнимаемая Кожевниковой. Если Зотова выглядела напряжённой, с подозрительно красными глазами и распухшим носом, то соседка её была само спокойствие, расслабленная и непринуждённая, изредка снисходящая до пары слов. Она как раз нашёптывала Ирине на ушко, когда появилась Шамшурина.
   - Сурово ты с ним.
   Хацкевич встретила подругу в окружении всевозможных косметических средств, что в беспорядке валялись на койке. Рядом лежала выпотрошенная дамская сумочка, а чуть дальше стоял Лыпарев, включивший угодливую улыбочку.
   - Начал меня в коридоре лапать, словно я ему шалава какая-нибудь, - Катя подошла к зеркалу и недовольно уставилась на сбитый в сторону поясок. Пока девушка приводила себя в порядок, за спиной возник Олежка.
   - Молодец, Катюха, правильно его строишь.
   - Без тебя знаю, - обрезала она сахарный голосок из-за спины. Всё ещё полная раздражения, Шамшурина схватилась за расчёску и принялась за волосы.
   - Порошина звонила, - как бы между прочим обронил Олежка.
   - Чего хотела эта хрюшка?
   За Олежку ответила Алёна:
   - Через четыре дня прилетает.
   - Велика радость. И как мы тут без неё неделю прожили, ума не приложу. Опять с годовалыми запасами сала приедет, всю зиму сгонять будет, на диетах сидеть.
   - Всем привет передавала.
   - И её туда же, - Катя бросила расчёску и зло зыркнула в угол, откуда доносились всхлипывания и шелест шёпота. - Алён, прикинь, чего Данила ляпнул. От меня мятой пахнет.
   Лыпарев тихонько затрясся от смеха, а Хацкевич снисходительно улыбнулась.
   - Чего ты от него хочешь. Мужики все такие. Запах жасмина от мяты не отличат. Только бензин и определяют по вони.
   - У тебя прекрасные духи, - Олежка отвесил комплимент, но остался не услышанным.
   - Чего ещё Порошина хрюкала?
   - Про новенького спрашивала: что за мальчик, к кому пришёл.
   - Свиноферма губку раскатала, - Шамшурина хмыкнула. - Не дождётся. Здесь некоторым ничего не светит, вещи домой пора паковать. Только сырость в комнате разводят.
   - Не говори, - Алёна с удовольствием поддержала подругу. - Что за дурная привычка плакать у всех на глазах, людям настроение портить. Ну не любят тебя мужики, уйди в сторонку и рыдай там на здоровье. Макс, ты чего потерял?
   Скворцов возник в комнате незаметно. Проходить вглубь спальни не стал, подперев плечом стенку возле самого входа.
   - К вам Федька не заходил?
   - Без понятия. Мы ему не няньки, - угасшее было раздражение, вновь вернулось к Шамшуриной.
   - Макс, аккуратнее с именами. Тут у некоторых при слове "Фёдор" сопли текут ручьями, - Хацкевич выразительно посмотрела в сторону Ирины, дабы не осталось сомнений о ком идёт речь.
   - И слюни пускают в подушку.
   Олежка после едкого дополнения Шамшуриной заходил ходуном от дёрганого смеха.
   - Да, я не меняю мужиков направо и налево, - Зотова вскочила с кровати и захлёбываясь от слёз и эмоций, проглатывая слова, затараторила: - и что? Кто дал вам право надо мною издеваться? Чего вы от меня хотите? Хотите мои эмоции? Нате, получайте!
   - Тише, тише. Успокойся, буйная, - Катя говорила мимоходом, сосредоточившись на выщипанной до узкой полоски брови. - Кто дал вам право, да как вы смеете. С таким гонором тебе в библиотеке работать надо.
   Только и можете, что брови щипать, да наряды менять, куклы бестолковые. Вы сюда не за любовью пришли, вы перед камерами покрасоваться хотите.
   - Ты и этого не можешь, поэтому от тебя мужики шарахаются, как от прокажённой. Своими стишками всех пацанов распугала. Ты на руки-то свои посмотри. К зеркалу подойти и полюбуюся на швабру вместо причёски, неряха. Да на тебя смотреть страшно, не то что разговаривать. Вали к бабушке в деревню, там может кто и позарится.
   - Ты, ты, ты...
   - Я, я, я, - передразнла Катя, - дальше-то что? Мозги зажевало?
   - Дуры вы, - Иринка выбежала на балкон, не в силах справиться с обидой.
   - Сама придурошная, - фыркнула Хацкевич.
   Шамшурина не стала утруждать себя ответом, лишь покосившись на Скворцова без отрыва от зеркала.
   Макс весь скандал наблюдал молча, не сводя глаз с одного единственного человека. Кожевникова, ощутившая на себе пристальное внимание мужских глаз, выпрямила спинку и встала с кровати. Руки девушки огладили кофточку, выгодно подчёркивая грудь, а сама она, виляя бедрами, подошла к зеркалу, где составила конкуренцию Шамшуриной по наведению марафета.
   Хацкевич, ревниво следившая за взглядом парня, добавила:
   - Таких кадров я давно не видела. Прикиньте, эта страшилка ляпнула Анечке, что у неё до проекта был один мужчина. Один мужчина до двадцати семи лет.
   - И тот по-пьяни не разглядел, кого осчастливил.
   Лыпарев старательно захихикал.
   - Легко быть правильной, когда на тебя мужики не смотрят, - Алёна обреченно вздохнула. - Все эти разговоры о чистоте, о морали ведутся из-за отсутствия отношений. Когда люди друг друга любят, им дела нет до этого.
   - Один мужик в двадцать семь лет! Обалдеть можно. Хоть бы не позорилась на всю страну, - подала голос Кожевникова.
   Олежка продолжал хихикать, мелькая за спиной Шамшуриной. Именно эти звуки заставили Макса оторвать взгляд от Светы. Он посмотрел на трясущегося Лыпарева, на распахнутую балконную дверь, на Катю, которая переключилась с бровей на алые губки. Посмотрел и сказал:
   - У некоторых видов животных большое количество сексуальных партнёров эквивалентно достоинству.
   - Макс, не умничай. Здесь нет Ледаковой и никого раздражать не надо.
   - А у некоторых человекоподобных обезьян частота половых сношений является символом успешности и популярности.
   - Кто бы говорил.
   - Я говорю, Катя. В моей жизни было всего две женщины.
   - Да ладно? - удивилась Хацкевич.
   Шамшурина спросила другое:
   - Кто была первая?
   - Какая разница. Ты и вторую не знаешь.
   До Шамшуриной не сразу дошёл смысл сказанного, а когда дошёл, она выпалила со злостью:
   - Чувствуется отсутсвие опыта в обращениях с женщинами. Целоваться год назад научился? На яблоках тренировался?
   - Кать, не реагируй, он тебя специально выводит.
   Макс широко и от души улыбнулся Хацкевич, хотел даже руку к сердцу прижать. Не успел.
   В спальню вихрем влетел Фёдор, пробежался взглядом по лицам присутсвующих и собрался, было, нырнуть обратно в коридор, но был остановлен Максом.
   - Она на балконе. Лучше не сейчас. Федь, не ходи.
   - Ерунда, - на ходу ответсвовал Фёдор, спеша в указанном направлении.
   Внезапное появление Лукьянова сбило пламя назревающего конфликта. Все молчали: кто возясь подле зеркала, кто копаясь в косметичке, а кто просто подпирая стену. Один Лыпарев чувствовал себя неудобно в наступившей тишине. Он долго кружил по комнате, морщил мордочку, пока не замер в подозрительной близости от раскрытой настежь балконной двери.
   - Я чай пить. Девчонки кто со мной? - Кожевникова вдруг спохватилась и спешно зацокала к выходу. - Подругу ещё надо проведать. Алиске сейчас поддержка нужна.
   Скворцов любезно освободил проход и открыл дверь.
   - Прошу вас, Светлана.
   - Спасибо, - Кожевникова потупила взор и пребывая в сильном смущении, покинула зону видимости женской спальни.
   - Скворцов, откуда такая вежливость?
   - Люблю, Катя, девушек, которые дружить умеют. Спокойной ночи, дамы, - Скворцов вышел следом.
   - Чего с ним? - фарфоровая куколка попыталась выразить недоумение. Даже дотронулась пальчиком до щёчки, собрала две складки, однако подвижности лицу это не добавило.
   - Не видишь, бесится.
   - Из-за Данилы? Да, умеешь ты пацанов заморачивать, Катюха.
  
   1 сентября, 10:04.
   Камеры в мужской спальне.
  
   - Бегают, - произнёс Буцаев, задумчиво вглядываясь в окно.
   - Я бы тоже побегал, - Чумилов сладко потянулся и застыл на кровати в позе обмякшего шланга. - Вломы только.
   - Бегать с утра вломы, спуститься вниз неохота, тягать железо надоело. Чума, тебе двадцать шесть лет, а рассуждаешь как древний старикашка. Брюзжать не надоело? Пошли в бассейн, малясь спину разомнём.
   - Надоело.
   - Опять надоело, - полный возмущения Марат хлопнул себя по волосатой ляжке. - Ща силой тебя потащу.
   - Пупок развяжется.
   Гацура внимательно осмотрел Чуму и обречённо вздохнул:
   - Надорвусь. Такого кабана на первый этаж спускать не всякий хребет выдержит. Откормил ряшку на халявных харчах, отлежал бока, теперь хрен сдвинешь. Да, Андрюха?
   - Ага, - согласился Буцаев, особо не задумываясь над смыслом вопроса.
   - Ты не агакай там, а давай вали в родные края к любимой.
   - Точно, - поддержал Чумилова Марат, словно и не с ним Буцаев соглашался, - вали давай. Еще не хватало. Что бы Нинка твоя мой телефон расколошматила.
   - Хорош, пацаны. Она на кухне возится.
   - Ты про плейер мой помнишь?
   - Помню я, помню.
   - Смотри у меня. Только что бы такой же был и серого цвета обязательно. А то в Японии мода пошла технику в кислотные цвета раскрашивать.
   Парни замолчали, поглощённые каждый своим занятием. Кто смотрел в окно, кто в потолок, а в конец измученный бездельем Гацура протяжно зевнул.
   - Слышь, Марат, у тебя кажись, чего-то хрустнуло.
   - Ещё час и я пасть себе порву от нехрен делать. Чума, пошли искупнёмся.
   - Пацаны, пацаны, - затараторил Буцаев, перебивая размеренное течение беседы, - они без микрофонов бегают.
   Гацура поднялся, и кровать его облегчённо выдохнула едва заметным скрипом.
   - Действительно, пустыми бегают, - подтвердил он после десятисекундного наблюдения сквозь пыльное стекло.
   - Хитрожопые ребята. Получили разрешение, типа спортом занимаемся, а сами втихую дела свои перетирают.
   - Хорош пургу гнать, Чума. Пацаны хоть какое-то движение производят, а не морду плющат целыми днями, как некоторые.
   - Марат, удивляюсь я твоей наивности. Сколько не бегали и тут на тебе. После вчерашних выкрутасов решили срочно здоровьем заняться.
   - Думаешь, мутят?
   - Может и мутят, а только Поляков сказал, что шансов у них нет никаких. Скворец после вчерашнего сольняка подписал себе смертный приговор. Считай, в это воскресенье домой свалит.
   - Слухи ходят, Анечка ему сюрприз приготовила на вечер. Не в курсе, что за тема?
   - Без понятий, но зная нашу Анечку, не хотел бы оказаться на месте Скворца.
   - Куда тебе, толстожопому. Даже если напряжёшься, не поместишься.
   - Гацура, ты достал меня. Русским языком говорю, не пойду плавать.
   Дверь в спальню хлопнула, заставив Буцаева вздрогнуть. Узнав в вошедшем Полякова, он с явным облегчением вернулся к наблюдению.
   - Как живёте-здравствуете, ребятушки, - осведомился Роман, вальяжно прогуливаясь вдоль ряда кроватей. - Что там у вас? - он подошёл к Андрею и заглянул через плечо.
   - У нас нормально. Вы как с Алисой поживаете?
   - С Алисой? - погружённый в свои мысли, Роман не сразу ответил на вопрос. Лишь отвернувшись от окна, он среагировал: - ах, с Алисой. Всё хорошо, всё просто замечательно. А что такого у нас должно было случиться?
   - Она отложила поезду в Париж, и ходят слухи, вы расстались.
   - Алексей, сокол ясный, слухи они на то и слухи, что бы родиться на пустом месте и размножиться в пустых головушках.
   - Свой котелок проверь, - огрызнулся Чумилов.
   - Чего его проверять. Кашу варит да и ладно. А вот твой, Алёшенька, давно мхом покрылся. Полагаешь, застолбил себе койку на проекте и можно расслабиться? Спешу огорчить тебя, добрый молодец. Шанс, что Скворцов останется с нами, весьма высок. Интересен он зрителям, понимаешь? Даже мне стало любопытно. Полежал в летней спячке Максимушка, огляделся, почесал репу и пошёл волны гонять. Нервы, конечно, ведущим трепет, но не без этого. Он живёт, пойми ты это, живёт и плюнет Анечка на личные обиды ради проекта, только бы он о жизни был, а не о заросших паутиной существах, бока которых скоро через ремень свисать будут. Задумайся об этом, пока не поздно. Новенький Данила весьма занятный персонаж, достойный места на проекте. Да и Катеньке нашей он приглянулся - статный красавец, кровь с молоком, мышцы так и ходят под рубахой. Кто у нас следующим на вылет остаётся?
   - Лукьян.
   Поляков улыбнулся, словно ему дитя неразумное глупость сказало.
   - Ты меня не пугай. Я пуганный неоднократно, - окрысился Чумилов и одним прыжком сел на кровать. - Я здесь огонь и воду прошёл и много чего перевидал. Им, - он ткнул пальцем в камеру, - я интересен, иначе давно свалил бы отсюда. Не веришь? Зайди на форум, открой глазки пошире и почитай, что про меня люди пишут и сколько пишут. Никакому Лукьянову, никакому Скворцову столько не снилось. А если вам скандалы нужны, я такую круговерть закручу, замучаетесь расхлёбывать. Ты знаешь, что не Никитка, а я, я должен был стать ведущим. Ледакова меня упрашивала, просила составить с ней дуэт. Только мне это не интересно было. Чего лыбишься? Думаешь, я вру? Сам спроси у Ледаковой, она расскажет. Мне на проекте жить веселее, чем строить из себя ведущего. Он же никто, он же клоун здесь, - Чумилов не договорил и в крайней степени возбуждения выбежал наружу, хлопнув напоследок дверью.
   - Вот и побеседовали, - подвёл итог Роман.
   - Скворцов реально остаётся? - ошеломлённый Буцаев забыл про наружное наблюдение. Пока парни спорили, он метался взглядом от одного к другому, впитывая каждое вылетевшее слово.
   - Остаётся, Андрюш, до воскресенья точно остаётся, а дальше одна Ледакова ведает.
   - Ты же ему сказал.
   - Ленивого борова иногда полезно палкой ткнуть, чтоб забегал.
   Довольный Марат заржал.
   - Сейчас этот боров натворит внизу делов, сорвётся на бабах.
   Поляков развёл руками.
   - Сие не наши заботы. Своё дело мы сделали.
   - Макс с Лукьяном в дом зашли, - после секунды тишины сказал Буцаев. Он вернулся к прерванному занятию, но подопечные успели скрыться из зоны видимости. - Поди, уже завтракают.
   - Пип-, - опомнившийся Гацура хлопнул себя по лбу. - У меня же там колбаса со вчерашнего лежит.
   - Беги, Марат, беги, дорогой, пока они её на бутерброды не нарезали.
  
   1 сентября, 10:06.
   Камеры во дворе.
  
   - Послала?
   - Далеко и надолго.
   - Говорил я тебе, что бы не ходил?
   - Говорил.
   - А ты пошёл?
   - Пошёл.
   - Чего тогда плачешься. Её Шашмурина на пару с Хацкевич довели до белого каления, а ты с просьбой простить лезешь. Больше на жалость было похоже, ножом по сердцу. Неужели до сих пор не понял, что Зотовой не это от тебя нужно.
   Фёдор чуть подотстал и некоторое время я слушал сбивчивое дыхание за спиной. Когда мы снова поравнялись, он спросил:
   - Как голова?
   - Плохо. Чувствую, эта фигня никуда не ушла, внутри меня сидит. Толчок должен быть серьёзнее. Холодным душем и синим пальто в осеннем парке здесь не обойдёшься.
   - А что тогда?
   - Не знаю. Совместные фотографии с Маринкой, может видео. Нужно что-нибудь более острое, иначе не вскроешь.
   Мы бежали пятнадцатый круг по внутреннему дворику и обсуждали вещи, о которых говорить следовало в местах безлюдных, но не под объективами камер. Оправдывало нас отсутствие микрофонов на одежде. Кому понравится в течение получаса слушать шелест и сбивчивое дыхание. Вот и дал редактор добро на подобные вольности. Камеры продолжали транслировать картинку, но в нашем случае изображение роли не играло.
   - Вскроешь. Как хирург заговорил.
   - Заговоришь тут, когда такая хрень внутри. Представь огромный гнойник, который в самой глубине мозга нарывает. Гной копится, а выхода найти не может. Будто вся боль, которую я запрятал далеко подальше, превратилась в один огромный чирей.
   - Ну и сравнения у тебя, Макс, аппетитные. Мне через полчаса завтракать, между прочим.
   - Вскрыть-то я вскрою. Какая боль будет при этом, когда гной хлынет наружу.
   - Спасибо за понимание.
   - Да не за что. Передо мною маячит перспектива болевого шока, а ты о бутерброде с маслом волнуешься.
   - Ничего, потерпишь. Всё лучше, чем глиняным болванчиком по коридорам топать, - на этих словах Фёдор бросил бежать.
   - Ты чего? - я остановился рядом, с трудом восстанавливая сбитое дыхание.
   - Во-первых, бегать с непривычки задолбался, а во-вторых, нам девчонки машут.
   - Где?
   Девчонок я обнаружил быстро, правда, не машущих, а идущих в нашу сторону.
   - Привет, - поздоровалась Лера.
   - Привет, - поздоровалась Катя.
   - Привет, - поздоровались мы.
   - Как дела?
   - Нормально.
   - Слышала, ты на проекте остаёшься, - Шамшурина одарила меня ласковым взглядом, - поздравляю.
   - Спасибо. Слышал, у тебя новый парень завёлся.
   - Да, симпатичный такой, - улыбнулась Катя.
   - Поздравляю.
   - Спасибо.
   Формальности были соблюдены, и Лера приступила к сути разговора:
   - Мы к одной бабушке ездили, тут неподалёку. Она молитвами лечит, сглаз снимает, проклятия. Сильная бабушка, чувствуется, что понимает в целительстве. Сделали мы у неё свои дела, и Катя решила показать фотографию, где несколько наших ребят, в том числе и вы с Федькой.
   - Эй, а вы там случаем не приворот делали, - наигранно испугался Лукьянов.
   - Очень надо, - фыркнула Катюха. - У нас и без приворотов от парней нет отбоя.
   - Не волнуйся, - Лера показала на грудь, где висела цепочка с крестиком, - мы такими вещами не занимаемся. Просто были подозрения, что кое-кто из наших гадости делает.
   - Я вам без всякой бабки его фамилию назову. Поляков это.
   Лера замечание Фёдора пропустила, несколько нервозно посмотрев на меня.
   - Она сразу на тебя рукой указала, Макс.
   - Порча на мне сильная.
   - Да.
   - В голове.
   - На опухоль мозга сделана, - уточнила Лера.
   - А кто сделал, не сказала?
   - Нет, но она просила передать, что бы ты к ней обязательно приехал. И чем раньше, тем лучше. Обещала помочь бесплатно. А голова что, беспокоит?
   - Есть немного, - признался я. - Но этот недуг я другими методами вылечу.
   - Дурак что ли. Речь об опухоли центрального мозга идёт, а он всё шутки шутит, - возмутилась Шамшурина. - Пошли, Лер, не хочу с ним даже разговаривать.
   - Макс, это правда серьёзно.
   В глазах Светловой читалось столько заботы и опеки, что волна раздражения помимо воли выплеснулась наружу. Человека всячески игнорируешь, не замечаешь, а она кудахчет над тобой, клуша добросердечная.
   - Без бабки знаю, что серьёзно. Что вы с этими порчами носитесь, как курицы с яйцом. Снимут вам венец безбрачия, думаете, жизнь изменится? По мановению волшебной палочки появятся хорошие парни с предложением руки и сердца? Не будет этого. Уберут следствие, а не причину. Причина в вас самих сидит. Чем старушек по деревням тревожить, лучше в себе покопайтесь. Толку больше будет.
   - Ну и какая муха тебя укусила, Макс? Чего ты на них набросился? - спросил Фёдор, наблюдая удаляющиеся спины девчонок.
   - Опухоль у меня, центрального мозга.
   - Опухоль совести у тебя, Макс. Лерка отличная девчонка, о тебе волнуется, между прочим, а ты с ней по-свински. Только вчера мне по ушам ездил насчёт подобающего отношения к девушкам или забыл? - Федька заботливо уставился на мои зрачки. - Ау, Макс, ты с нами? Может тебя под душ холодный?
   - Не надо под душ. У меня после твоих процедур насморк проступил. Поговорю я с Леркой после завтрака. Девчонка и вправду хорошая.
   - И про загадку не забудь. Нужен точный текст. У меня одна идейка возникла по поводу гибели мужа и детей. Сдаётся мне, что не было никакой автокатастрофы, а семью она придумала, замещая одиночество.
   - Держи, - я протянул Федьке микрофон и поднял свой, небрежно брошенный у самого крыльца. - Не вижу связи между ложной памятью и просьбой приходить со стороны балкона.
   - Нет, тут определённо что-то есть. Брат знал о твоих проблемах с памятью?
   - Не помню.
   - Наверняка знал. И загадку эту он со смыслом прислал, - Федька показал пальцем на ухо и включил свой микрофон. - Ты с ним связывался?
   - Вчера сообщение отправил. До сих пор не дошло.
   - Странно. А у тебя точно брат есть?
   - Могу фотографию показать.
   - Верю на слово. Ладно, пошли по бутеру проглотим, пока Гацура о колбасе не вспомнил.
  
   1 сентября, 10:28.
   Камеры в первой комнате.
  
   - Будем играть в молчанку или проблему решать? Я тоже могу отвернуться к стене и не разговаривать.
   Мишка ждал реакцию. Пальцы левой руки отбивали глухую дробь по матерчатому боку кресла, ритм мелодии, известной одному Нестерову. В какой-то момент мотив стал рваным, перешёл на отдельные удары, сумбурные, не подразумевающие под собой цельной композиции. Апогеем окончательно разладившегося перестука стал троекратный удар по обивке мебели всеми пальцами руки. Схватив с журнального столика пульт, Мишка включил телевизор, а следом проигрыватель. Голубой экран замерцал и после некоторого раздумья потребовал вставить диск.
   - Я же просил не отдавать фильм без меня, - возмутился Нестеров больше для порядка и вручную выключил технику. Прошёлся из угла в угол, замер в центре комнаты и, решившись, подошёл к кровати, на которой, свернувшись клубком, лежала Женька. На этом его решимость закончилась. Неизвестно, сколько бы он стоял и созерцал, не вмешайся в ситуацию случай.
   - Жень, ты дома? - Светлана сначала открыла дверь, изучила обстановку и после постучала, соблюдая правила приличия.
   - Свет, заходи, - подала Гатилова голос.
   - Свет, не заходи, - повторил Мишка следом.
   Женька мигом села на кровать и добавила требовательности:
   - Света, заходи.
   - Зайди минут через тридцать.
   - Она зайдёт сейчас, - нотки требовательности сменились злостью, - а ты выйдешь.
   -Я? - Мишка с весёлой растерянностью указал на себя. - Жень, ты спятила? Может мне вещи собрать, а ты с ней жить будешь, - он кивнул на Светку, успевшую за короткий промежуток времени занять кресло.
   - Тебя не спросила.
   - В этом-то и проблема, что ты никогда и ни о чём меня не спрашиваешь. Поехать на вечеринку? Да запросто. Как дурак названиваешь всю ночь. Женечка, дорогая, ты где? Милая, ты скоро будешь дома? Женечке насрать на своего парня. Она в три часа ночи выключит телефон и будет шлындать неизвестно с кем и неизвестно где.
   - Мы были вдвоём, - постаралась вмешаться Света, но осталась незамеченной.
   - У меня телефон разрядился, понятно тебе.
   - А с другого позвонить трудно было или в мозгах зарядка тоже закончилась?
   - Свои проверь, придурок, - Женька соскочила с кровати и подлетела к зеркалу, откуда на неё уставилось помятое лицо. Это вызвало ещё больше ярости в глазах девушки.
   - На дворе двадцать первый век. Ой, как сложно найти способ позвонить из центра Москвы. Могла вон у этой телефон взять.
   - Я свой взять забыла, - моментально отреагировала неназванная Света.
   - Что за чушь. А кто Чумилову под утро названивал? Другая Кожевникова? Вы меня здесь за дурака держите?
   - Тебя и держать не надо.
   Нестеров, было, открыл рот для ответной гадости, но тут затараторила Света:
   - Я из дома сестры звонила, по городскому номеру. Женьку посадила на такси, а сама к сестре пошла. Между прочим, я звала Женю с собой, а она отказалась, очень волновалась за тебя.
   - Между прочим, заткнись. Волновалась она. В обнимку с другим мужиком она волновалась.
   - Миш, ну что ты такое говоришь, - Светка попыталась устыдить парня.
   - Веришь всяким..., - Мишка не слушал девчонок, поймав гребень волны. - Над тобой ржут все в открытую, все ребята. Ладно она гуляет. У неё парня нет, ей по барабану - в два часа ночи возвращаться или под утро в состоянии не стояния. А ты куда прёшься? Или хочешь стать второй Шиленко, которая по уши в грязи вывалялась. Мечтаешь нажираться до соплей зеленых, и веселиться в джипе на стоянке с залётным стриптизёром из Зеленограда? Это твоё заветное желание? Чтобы потом нижнее бельё Жени Гатиловой на всю страну полоскали? Ты этого хочешь?
   - Ерунду говоришь, - успела вставить фразу Света.
   - Меня, как твоего парня, позоришь. Отца с матерью позоришь, которые дочку такую воспитали.
   - Родителей моих не тронь. У меня папа под заборами не валяется.
   - Ты меня с кем-то путаешь. Мой папа под заборами тоже не валяется. И я в отца пошёл. А вот в кого ты пошла.
   Женька без колебаний кинулась на Нестерова, но тот успел перехватить обе руки, получив лишь удар по бедру острой девичьей коленкой.
   - Отпусти, - завизжала она. Однако Мишка вместо этого сильно тряхнул девушку, пытаясь остановить истерику. Физическое воздействие привело к прямо противоположному эффекту. Визг перешёл на непрерывное верещание в ультравысоком диапазоне. Кричала и Светка, широко открывая рот, но голос её тонул в сирене подруги. Отчаявшийся Мишка прекратил тряску, но Гатилова уже ничего не видела и не слышала, впав в особое состояние транса, хорошо знакомое избалованным детям в игрушечных гипермаркетах. Тогда он подтащил сопротивляющуюся девушку к кровати и швырнул на смятую постель.
   Оказавшись в горизонтальном положении, Женька смолкла, но не смирилась. Резко подавшись вперёд, она плюнула в Мишку. Слюна взмыла в воздух и, чуток не долетев до лица, приземлилась на ворот рубашки Нестерова. Мишка тыльной стороной ладони вытер место попадания, при этом выдав целую серию гримас, самая чёткая из которых выражала желание ударить.
   - Да пошла ты. Ты и эта -пип-, - он вылетел из комнаты, по традиции проекта хлопнув дверью.
   - Сам иди, - проорала вслед Женька.
   Уже в коридоре Мишка осознал, что не сказал самого главного. Вернувшись, он прокричал на прощанье:
   -Пип- с кем хочешь.
   Дверь хлопнула снова, на этот раз окончательно.
   - Как он меня бесит. Ненавижу, - сквозь слёзы обиды прошипела Женька. Оказавшаяся рядом подруга услужливо подставила плечико, куда всхлипывающая Гатилова и уткнулась. - Ненавижу, ненавижу, ненавижу.
   - Забудь о нём. Мужиков у нас что ли мало, - приговаривала Света, поглаживая по головке ревущую девушку. - Найдём тебе красивого парня, адекватного, а не этого двинутого. Орёт и руки распускает.
   - Родителей моих ещё зачем-то приплёл, придурок. Что мама теперь скажет.
   - Конечно придурок, - легко согласилась Света. - Разве будет нормальный мужик родню трогать. Это же святое. Ещё и руку поднял.
   - Я так запуталась, так устала от его вечных придирок. Ходит по комнате и нудит над ухом, нудит. То ему не так, эдак его не устраивает. За порог выйдешь, достанет своими звонками. Может бросить его -пип-, как думаешь?
   - Ты же меня знаешь, я в ваши отношения не вмешиваюсь. Сама решай подруга. Не хочу крайней оставаться. И так все пальцем на меня показывают, говорят, что вас ссорю.
   - Что ты такое говоришь? Ты единственный человек, который меня здесь поддерживает, - пересохшие ручейки слёз вновь наполнились влагой. - Если бы не ты, я давно ушла с проекта.
   - Ничего, всё наладится. Довёл тебя этот козёл до слёз, маленькую девочку. Поплачь, поплачь, сразу легче станет.
   По коридорам, сквозь стены долетел громкий мужской голос:
   - Убери -пип- свою сковородку, я сказал.
   Забыв о желании вдоволь нарыдаться, Женька встрепенулась:
   - Это он орёт?
   - Нет, это Чумилова с утра шальная муха укусила. Бегает по этажам и цепляется ко всем, кто под руку попадётся.
  
   1 сентября, 12:17.
   Камеры в бассейне.
  
   Уговорить Светлову на приватную беседу оказалось из разряда задач с повышенной степенью сложности. Мало того, что я обидел девушку в её лучших стремлениях, так ещё Чумилов добавил теней в не заладившийся день. Нахамил без повода, прицепившись к сковородке. Последняя, якобы, занимала слишком много места на сушилке, мешая нормальным людям доставать посуду. Лера за ответным словом в карман не полезла, разругавшись с коллегой по реалити цеху в пух и прах. Поэтому, когда я подошёл к ней с предложением поговорить тет-а-тет, то был в мягкой форме отправлен в путь обратный, в конце которого Макса Скворцова ждала увлекательная беседа с самим собой. Разумеется, такой результат меня не устраивал.
   - Я к тебе пришёл не ради пустого трёпа. Вероятно, это последняя возможность поговорить в рамках проекта.
   Стоит человеку намекнуть на конечность вещей обыденных, и он начинает ошарашено пялиться, соображая, кто из двоих и когда умрёт. Шокируй собеседника разумным способом, без петушиных криков и обнажения по пояс, если хочешь добавить ценности всему сказанному.
   - Ай, - Лера вскрикнула и едва не рухнула на плитку, вовремя почувствовав опору в моём лице. - Какой балбес столько луж оставил?
   - Марат в бассейне плескался. А он у нас как собака, предпочитает обсыхать путём активного стряхивания.
   - С его повышенной волосатостью это нормально.
   Лера схватила меня за руку и не отпускала до самой скамейки, притаившейся между двумя кадками с раскидистыми лопухами.
   - Хорошо хоть здесь не додумался отряхиваться, - с облегчением произнесла она, стоило нам подойти ближе. Поверхность скамьи сохраняла девственную сухость, не тронутую отпечатком мокрых ягодиц Гацуры. Я не счёл нужным пояснять, что Марат планировал отметиться подобным образом, однако появление Хацкевич резко изменило его планы. Фарфоровая куколка с визгом убежала от влажных объятий парня. Убежала до второго этажа, где запершись, минут десять просидела в женском туалете. Гацура к тому времени обсох, остыл и захотел кушать.
   - Ты не сядешь? - Светлова присела на скамью, жестом приглашая разместиться рядом.
   - Нет. Мне так проще.
   - Проще что?
   - Просить прощения.
   - Прощения? У меня? Максим, ты случаем с кровати ночью не падал.
   Максим. Не Скворец, не Скворцов, а Максим. Твою дивизию, ещё не хватало раскиснуть под её взглядом.
   - А что в этом странного? Один человек обидел другого и захотел извиниться.
   - Я тебя знаю, Макс. И знаю, что просто так каяться ты не будешь.
   - Откуда такие знания, если я сам иногда себя не понимаю.
   - Со стороны виднее. Так зачем ты меня позвал?
   - Я же сказал.
   - Макс.
   - Что?
   - Причина в голосовании? Ты боишься уйти с проекта и хочешь заручиться моей поддержкой?
   Лера действовала по шаблону, и её трудно было в этом винить. Приватные разговоры с глазу на глаз были последней соломинкой для утопающего. Некоторые из числа обречённых проводили по пять душеспасительных бесед за час, переманивая голоса участников на свою сторону. И это иногда помогало.
   - Да, Лера, мне нужна твоя поддержка.
   - Она у тебя есть. За Алёну и, особенно за Катю ручаться не могу, сам понимаешь, но обещаю поговорить с ними. Теперь ты спокоен?
   - Нет. Ты услышала то, что хотела, теперь дай сказать то, что я хочу.
   Кажется, мне удалось завладеть вниманием Светловой.
   - Некоторые вещи доходят с опозданием. Понимаешь, что был жесток с людьми, которые этого не заслуживали. Я ведь сегодня тебя обидел так, помимо прочего, особо не концентрируясь на сказанном. Даже враги удостаиваются большего внимания в словах к ним обращённых.
   - Я не понимаю тебя, - в глазах девушки блеснула влага. - Ради чего ты меня сюда позвал? Думаешь, это смешно? Я и так на постоянном взводе последние дни. Хочешь увидеть мои слёзы? Макс, чего плохого я тебе сделала, что ты меня цепляешь.
   - В том то и дело, что ничего. Я смотрел архив летних выпусков и удивился твоему терпению. Почему продолжаешь со мной общаться?
   - Потому что дура.
   - Нет, Лера, ты не дура. Может в чём-то наивна, слишком много фантазий, где-то палку перегибаешь, но голова на плечах есть. Что заставляет тебя раз за разом проявлять искреннюю заботу по отношению ко мне? Я логики не вижу.
   Лера молчала, продолжая сохранять подрагивающий блеск в глазах. Она уже не смотрела на меня, полностью сосредоточившись на окне, за которым хозяйничала осень, рваным ветром срывая пожелтевшую листву.
   - Хорошо, давай начнём с меня. Когда я только появился на проекте, отношение ко всем окружающим было плоское: пыжатся перед камерами, стараются выглядеть лучше, чем есть на самом деле, да мозгов не хватает. Как можно целый день говорить о любви, искать её на двух гектарах ограниченных забором среди девяти особей противоположного пола, когда ради такой цели и мира бывает мало. Заперли самцов и самок в сарае и сводят под страхом выгона на улицу. И не просто сводят, а под камерами, выставляют на всеобщее обозрение и обсуждение. Сближение парня и девушки процесс по природе своей интимный. В сексе меньше интима, чем здесь. Я не ханжа, но зачем подменять понятия. Зачем постоянно говорить о любви и втирать лозунг: "мы учим отношениям". Чему я здесь смог научиться? Как выбрать подходящую тёлочку, что бы не выперли раньше времени или драть глотку, что бы оказаться правым? Чему могут научить люди, которым самим ещё учиться и учиться, причём как в жизни, так и в институте. Сердца - это надо же такое придумать. Дайте нормальное название проекту: "ради славы пересплю с толстым" или "я хоть и дура, зато в Подмосковье и по телевизору кажут". Уберите камеры, и на проекте останется один Гацура и тот по причине отсутствия крыши над головой.
   - На нашем проекте было три свадьбы.
   - Само собой. На моей работе одна пара тоже в ЗАГС сходила. Когда люди волею судеб вынуждены проводить много времени вместе, возникают симпатии и антипатии, которые по максимуму доводят до свадьбы или драки, а по минимуму до постели или банальной ругани. Вот с такими мыслями я сюда пришёл, убеждённый в собственном превосходстве. Вы самцы и самки, а я тут самый умный. Так было до тех пор, пока я не разглядел тебя. Неожиданно в хлеву оказалась девушка, которая по манере поведения, по рассуждениям вписывалась в мою идеальную модель женщины. Кто ещё столько времени может ждать своего человека, если не идеал. Обладая яркой обложкой тратить месяцы ради одного единственного, которого и в глаза не видела, когда и на шоу и в жизни возле тебя крутятся десятки парней. Знать, что внешность товар скоропортящийся и так рисковать.
   - Ты влюбился в меня? - осторожно спросила Лера.
   - Влюбляются те, кто этого хочет. Я был удивлён. Твой образ слишком контрастировал с общей массой, с повальным желанием жрать что попало, а там может и вкусное попадут. Омар Хайям по этому поводу хорошо написал.
   - Ты лучше голодай, чем что попало есть, и лучше будь один, чем вместе с кем попало?
   - Да, именно это меня и впечатлило. Конечно, пафосно, но определённо что-то в этом есть. Не каждый может выдержать сексуальный голод, не каждый может быть один и верить в алые паруса, когда подруги повыскакивали замуж, а годы идут. Чего ждать-то, - я остановился, с трудом вспоминая, к чему собственно вёл. - Дело не в этом. Все мы живые люди и всем нам свойственно ошибаться. Рукотворные идолы со временем тускнеют, покрываются ржавчиной и слетают с пьедесталов куда быстрее, чем туда водружались. Так произошло и с твоим образом. Горечь разочарования была настолько великой, что я говорить с тобой не мог.
   На лице Леры промелькнуло удивление.
   - Представь себе, из-за разрушения иллюзии, которую сам и создал, выплеснул негатив на человека абсолютно ни в чём не повинного. Но разве только в том, что послужил толчком для создания мифа.
   Иногда говорить полезно. Придавая затёртым мыслям обличье слов, тщательно выстраивая их в логический порядок, чего требует вербальная форма общения, мы вдруг находим другое значение, отличное от того, что сидело в наших головах до этого. В мыслях обычно первым проскальзывает итог. Мозг, как суперкомпьютер, сразу выдаёт результат, не давая подробной выкладки от сознания, а от подсознания тем более. Дескать, это плохо. Мы, разумеется, задумываемся, почему плохо, если позволяет желание или время до начала сериала. Мозг подкидывает намётки слагаемых, самых крупных и заметных, позволяющих весьма разумно объяснить себе и окружающим выданный результат. Захочется капнуть глубже, откроешь другие слагаемые, подчас парадоксальные, уходящие корнями в детство или в животную природу. Но копаться в голове, это не картошку в огороде выкапывать, поэтому иногда проще говорить. В разговоре первичны слагаемые, иначе выданный итог будет не понят собеседником или подвергнут сомнению.
   Пока я раскладывал перед Лерой причины, приведшие к негативу в её адрес, меня осенило. Пришло понимание столь короткого лета, моего трёхмесячного автопилотного существования. Мозг среагировал на сигнал боли из-за краха идеала в лице Светловой и поступил так, как поступал раньше в подобных ситуациях - постарался спрятать причину куда подальше. А поскольку там уже находилась целая куча забытых воспоминаний, гноем пульсирующих в недрах головы, случилось короткое замыкание. Мозг вырубил всё, вернее моё самосознание. Надо сказать, своего он добился. За три летних месяца я ни разу не почувствовал боли. Я вообще ничего не почувствовал. Как всё оказывается просто. Скажи мне кто-нибудь тогда, в мае месяце, что нервы и психи именно из-за Светловой, что они приведут к столь плачевному результату, рассмеялся бы в лицо. Как я, такой умный, мог придумать иллюзию и страдать от неё. Что-то надумать себе, а после мучиться - удел молодых барышень, но никак не парней, работающих с восприятием реальности.
   Лера сидела и ждала продолжения, а я сказал всё. Бывает же такое несоответствие. Надо учиться излагать мысли проще или мириться со странным выражением, которое я уловил на лице девушки.
   - В общем, ты прости меня.
   - Подожди, - голос Леры остановил меня, стоило лишь развернуться по направлению к выходу. - Ты хотел знать, почему я к тебе хорошо отношусь, не смотря ни на что.
   Потому что думала, я люблю тебя и продолжаешь так думать. Потому что жалко меня было с моим натужным игнором. Жалко и в то же время приятно, когда под боком есть влюблённый в тебя парень. Поэтому ты продолжала быть со мной ласковой, не желая срыва с крючка столь своеобразной рыбы. Неосознанно, конечно. И винить тебя в этом нельзя. Такова женская природа. Мужчины должны покрыть наибольшее количество самок, а женщины держать подле себя наибольшее количество самцов, дабы сделать удачный выбор ради будущего потомства.
   Лера поднялась со скамьи, чуть подняла голову, что бы лучше видеть мои глаза и сказала:
   - Ты просто хороший парень.
   Она быстро, очень быстро, так что я понять не успел, чмокнула меня в щёчку и первой заспешила к выходу.
  
   1 сентября, 20:21.
   Камеры в центральной беседке.
  
   - За свою любовь я буду рвать врагов зубами и руками. Будут мешать друзья, и их порву.
   Данилу можно понять. Объективы камер и повышенное внимание Анечки требовали от парня создания яркого образа, стремительных поступков и громких слов. В последнем он преуспел, признавшись на всю страну в обретении любви всей своей жизни. Любовь эта имела физическое воплощение, звалась Екатериной Шамшуриной и одаривала счастливчика не только венком возвышенных чувств, но и плотскими утехами, в ряду коих числились сладкие поцелуи и жаркие объятия. Самое вкусное было оставлено на ближайшее потом.
   - Подожди, Данила, а как же вечная мужская дружба, так набившая оскомину нам, женщинам? - Ледакова не меньше нашего была удивлена экспрессией новичка.
   - На первом месте у настоящего мужчины должна быть семья и любимая женщина. Именно в этом заключается смысл жизни. Без создания полноценной семьи мужчина не сможет нормально функционировать в обществе, реализовывать накопленный потенциал.
   Понеслась шарманка. Точно с учебника социологии зачитывает. Ладно бы они меня не трогали, а то сверлят взглядами, пытаются обнаружить проявление эмоций. Катюшка ради этого расстаралась, едва пальцы не вывернула новичку, возвращая с завидным постоянством его руку на свою соблазнительную коленку. Парню для роли образцового семьянина требовались обе конечности, иначе жестикуляция выходила куцей, менее убедительной. Так думал он. Другие не думали, а молча созерцали нашу с Катериной негласную дуэль.
   Первым не выдержал Фёдор. Он единственный, кто принял всю эту галиматью от Данилы к сердцу. Может потому что не пытался следить за тем, чего не было.
   - Друзья, настоящие друзья не потребуют больше положенного им места. Они вообще вне рейтинга. Это такая данность в жизни. Или они есть или их нет.
   - Федь, звучит это красиво, - прервала речь Анечка. - Но суровые реалии диктуют нам другую правду жизни. На улице вечер пятницы, друзья ждут в пивнушке, а потолстевшая после родов жена дома с сопливым, вечно орущим ребёнком. Как тебе такой вопрос выбора?
   - Друзья такой вопрос не поднимут и не поставят перед фактом выбора, что важнее. Дружба - это...
   - Сырок плавленный, - подсказал Чумилов.
   По кругу участников пробежался лёгкий смешок.
   - Дружба - это сложно. Здесь и суметь оказаться рядом в трудную минуту и сделать шаг в сторону, уйти в тень, когда речь заходит о семье. Часто путают...
   - А давай-ка мы твоего друга Скворцова спросим, что он думает о дружбе? - Анечка дёрнула за поводья, пытаясь вывести разговор в нужное русло.
   - Я ревную.
   - Что?
   - Я ревную.
   - Прости, не поняла.
   - Я ревную Шамшурину к Даниле. Аж самому страшно делается, как ревную.
   От нежданности прозвучавшего заявления Катя выпустила конечность парня и та взвилась в воздух. Данила покрутил рукой, понял, что убедительности в молчании она ему не добавляет и вернул на место, на тёплую девичью коленку, благо, прохладная погода к этому располагала.
   - Давай, Макс, жги, - один Марат обрадовался новому повороту событий. Впрочем, на него тут же прицыкнули.
   - Скворцов, ты можешь паясничать, сколько душе угодно. Но как тогда объяснишь встречу тет-а-тет со Светловой, где фактически признался ей в давних симпатиях.
   - Тет-а-тет - это наедине с миллионами?
   - Скворцов, не юли. Разговор о любви был?
   - В общем плане.
   - Ты общаешься наедине с близкой подругой твоей бывшей. Делаешь это именно в тот момент, когда Катя начинает новую страницу отношений с другим. Ребят, вам не кажется это странным?
   Разумеется, у ребят сие событие вызвало массу подозрений.
   - Самое ужасное в этой истории то, что Макс использует Леру, как орудие слепой мести, - сокрушалась фарфоровая куколка.
   - Это очень жестоко, - вторил Поляков. - Учитывая, сколько ей пришлось пережить в последнее время. Боюсь, очередного романа с подлецом её раненое сердечко может не выдержать.
   Маслов ярлык подлеца отрицать не стал, одарив зрительниц загадочной белозубой улыбкой.
   - Лерка девчонка видная, - выступил в защиту Марат, - с ней бы многие замутили. Чего удивительного, если Макс на неё реально запал.
   Надо отдать должное Ледаковой. Из приватной беседы она вынесла часть сора, оставив в тени мои размышления о скотской сути проекта и вытекающей отсюда сути участников. Понятно, что руководствовалась она отнюдь не благородными намерениями. Просто для зрителей, то бишь для рейтинга, куда как интереснее смотрелся разрыв с Шамшуриной, нежели грязное словоблудие, коим трудно удивить даже первоклашку из интеллигентной семьи.
   Дошла очередь и до Шамшуриной, которая придав собственному образу налёт печали, закончила примеряющую всех речь фразой:
   - Я хочу пожелать Максу удачи. Очень надеюсь, что у него всё сложится и в скором времени он найдёт свою вторую половинку.
   - Тебя не беспокоит судьба подруги, которую Макс планирует использовать в целях мести?
   - Нет, ну что вы. - Катенька опустила взор на свои соблазнительные ножки, едва прикрытые узкой полоской юбки. - В любом случае у Макса с Лерой ничего не выйдет. Он не в её вкусе.
   - Надеюсь, нам расскажет об этом сама Лера.
   Светлова, выглядевшая уставшей, начала говорить медленно, делая паузы между предложениями.
   - Макс отличный парень, но я вижу в нём только друга. Теперь касаемо нашего сегодняшнего разговора. Меньше всего это походило на признание в любви. Он просто хотел извиниться, и я поняла и приняла его извинения. - Тут Лера замялась, но всё же продолжила: - я даже благодарна ему. Знаете, когда плохо, когда переживаешь сильное разочарование, становятся важны вещи, на которые раньше не обращала пристального внимания. Нельзя всю жизнь вкладывать в одного человека, пусть и любимого. Обязательно должны быть друзья, ершистые, в чём-то неудобные для твоего маленького мирка, от которых иногда хочется избавиться, потому что слишком разные. Они здорово тормошат, когда почва уходит из-под ног, делятся своими взглядами, рассказывают о чём-то новом, чего раньше не замечала, и ты понимаешь, что жизнь не остановилась, что нужно продолжать идти дальше. Наверное, в глубине души я это чувствовала, поэтому продолжала общаться с Максом, не смотря ни на что, и сейчас ни капельки об этом не жалею.
   Федька наклонился к моему уху и прошептал:
   - Поздравляю, у тебя появился друг в юбке.
   Никогда мы не будем друзьями. Женщинам нужны психологи, а не друзья. От них проще избавиться.
   - Кого Макс любит на самом деле, а чьими чувствами просто играет, мы увидим после рекламы. Не переключайтесь. Вас ждёт сюрприз из прошлого Скворцова.
   Лукьянов излюбленным приёмом обратил на себя внимание: толкнул меня в бок.
   - Ничего себе подводочка. Ты у нас сегодня звезда вечера. Что за сюрприз из прошлого?
   - Не знаю, но предчувствие плохое. В последнее время с прошлым как-то не ладится.
   - Считай, Ледакова отыгрывается за вчерашнее. Ты тут ещё масла в огонь подлил. Какого хрена распинался перед Светловой? Нашёл время и место для откровений, раскаявшийся ты наш. Мог же просто попросить прощения.
   - Меня понесло. Три месяца молчал и прорвало.
   - Прорвало его, - Федька покосился на Ледакову, предпочитавшую тратить свободные минуты на телефонные переговоры. Образ блондинки в розовых тонах никак не сочетался с деловым мобильником в её руках, строгим моноблоком без всяких там рюшечек и финтифлюшек. - Всё, что у тебя прорвало, Анечка подберёт и при удобном случае засунет тебе в...
   Я закрыл рот Федьке, знаком показывая на прикрепленный микрофон.
   - Да ладно тебе. В такой горячке за нами никто не следит.
   - Это ты так думаешь. На месте парней в наушниках я бы только в такие моменты и следил.
   - Рехнулся, - Лукьянов покрутил пальцем у виска. - Нужен ты кому, постоянно следить за тобой. Совсем тронулся со своими экспирементами. Спорить готов, к Светловой ты не за прощением пошёл.
   - Зачем тогда?
   - А это я у тебя спросить хотел, зачем. Иногда напоминаешь мне маньяка-лаборанта, дорвавшегося до подопытных мышек. Не можешь спокойно мимо пройти, обязательно вскрыть надо и покапаться.
   - Пошёл обратный отсчёт, - заголосила тётенька в мужских штанах и красной манишке. - Всем лишним выйти из кадра.
   Давно так не мечтал оказаться лишним.
   - Если буду теряться, дави на болевые рецепторы.
   - Чего?
   - Если поплыву, толка меня, щипай. Всё, что угодно. Не позволяй терять связи с реальностью, понял?
   Федька не успел ответить.
   - С вами вновь телепроект "Сердца" - найди свою любовь и её ведущие.
   - Восхитительная Анна Ледакова.
   - И сама галантность - Никита Семёнов.
   Аплодисменты.
   Две камеры взяли меня крупным планом. Ну, понеслась, Макс.
   - А теперь обещанный сюрприз из прошлого Макса Скворцова. Встречайте нашу гостью.
   Аплодисменты.
   Мужская часть беседки одобрительно загудела, узрев симпатичную девушку в тёмно-синем пальто.
   - Твою мать, - выразился Лукьянов. - Пальто то самое?
   - Нет, другое. Это дороже будет.
   Я не смотрел в лицо. Я старался не смотреть в лицо, всеми силами сосредоточившись на её сапожках, но мозгу хватило и этого. Походка. Не память о ней из сумрачного прошлого, а что ни на есть живая походка, превратила кирпичную кладку, некогда отделявшую меня от забытого хлама, в прозрачную плёнку, сквозь которую всё чётче проступали контуры носа, губ, подбородка. Когда я осмелился поднять глаза, чёткая картинка лица уже крепко сидела в моей голове. Теперь можно сличать гостью из настоящего с образцом годичной данности.
   - Добрый день.
   - Здравствуйте.
   - Вы можете представиться?
   - Меня зовут Марина. Марина Кормушина.
   - И что вас привело на наш проект?
   - Я бывшая девушка Максима Скворцова.
   - Хороша Маша, - присвистнул Марат, низким голосом пробиваясь сквозь общий шум.
   Маринка действительно похорошела. Черты лица приобрели мягкость, придавая своей обладательнице больше женского шарма. Прощалась со мной вздорная девчонка с резкими движениями и речью, столь же отрывистой, режущей предложения на отдельные алогичные кусочки, словно её вынуждали отвлекаться на мельчайшие детали, ускользавшие от внимания обычных прохожих. Сейчас же передо мною была настоящая леди: плавные линии и неспешная речь, взгляд внимательный, устремлённый на тебя, а не сквозь. Серые глаза утратили способность рентгена, зато приобрели обволакивающую сексуальность, мягкую и нежную, как весь её образ. Вдобавок она выщипала брови, оставив на дугах пять волосинок. А губы? Мерещится или они стали чуть полнее? Маринка. Маринка, могла бы хоть поприветствовать отдельно, подольше посмотреть в мою сторону.
   В бок тихонько толкнули. Не сильно, больше для профилактики. Спасибо Лукьяну за напоминание. Я начинал потихоньку отходить от первой волны воспоминаний, нахлынувшей вместе с чувствами. Причём чувствами законсервированными, ни капельки не изменившимися с той злосчастной осени в парке, будто прощались всего пять минут назад, каких-то пять минут назад, а столько воды утекло. Да, Максим Дмитриевич, не сработала ваша идея. Спрятать боль удалось, но она не угасла в глубинах разума, не иссякла и не поглотила сама себя, а банально заморозилась до лучших, вернее до худших времён. Прошлое вскрыто, можно констатировать - боль сохранилась великолепно и теперь готова к естественной переработке.
   - Я видела в нём интересного парня, необыкновенного, - тем временем рассказывала Марина. - Он и подкатывал ни как остальные. Только потом выяснилось, что комплименты моей толстой подруге он отпускал с далеко идущими планами, а тогда все были уверены, что он в неё влюбился. Настолько он умел убеждать одними словами. Мог говорить много, просто хохмить или по делу, находить общие темы с людьми абсолютно разными, а в разгар веселья вдруг замолчать, уйти в тень. Потом находишь его на балконе в гордом одиночестве, погруженного в только ему известные дали. Мне казалось всё это безумно интересным.
   - Мне тоже, - согласилась Ледакова. Ты так рассказываешь, что мне захотелось узнать Макса поближе. Похоже на слова влюблённой девушки.
   - Когда-то это было так. Я с большим волнением вспоминаю наше общее прошлое. Первая настоящая любовь всегда оставляет в сердце отметину. Было много хорошего, но и плохого хватало. Сейчас мне грустно об этом вспоминать. Парень, в котором я видела своё будущее, который двигался сам и заставлял двигаться мир вокруг себя, превратился в обычного балабола с вечными мечтами о прекрасном грядущем. Я хотела связать судьбу с человеком, живущим реальностью, а не с планами на эту реальность.
   - Так вот кто у нас Скворцов, - Ледакова одарила меня волной нежности из разряда "мамочка узнала кое-что плохое о сынишке, и теперь будет делать бо-бо". - Мечтатель обыкновенный. Теперь многое становится на свои места. Марина, ты не представляешь, какая молодец, что пришла. Возможно, ты помогла снять тот ореол таинственности, который прямо-таки паутиной обволакивал наших доверчивых девушек, и тем самым уберегла их от поспешных шагов и ошибок.
   Это что, месть? Она что, пытается сделать мне больно? Искренне верит, что рушит наполеоновские планы провинциального Дон-Жуана? Бред полный.
   - Он умеет говорить, когда ему это необходимо, - продолжила Марина. - Сплетает ложь и правду так искусно, что человеку со стороны не разобраться. К примеру, взять его брата, которого он постоянно упоминает. Брат умер ещё зимою, а по слова Макса выходит, что он ему загадки присылает и по телефону звонит.
  
   Тонкая корочка снега залежалым печеньем хрустела под ногами. Вчера была оттепель, а с утра вдарил лёгкий морозец. Холод давно пробирал сквозь тонкую подошву ботинок, превратив пальцы в окоченелые обрубки.
   Я оглянулся, изучая кривую цепочку следов, петлявшую через могильные ряды хлеще зайца-русака. Путь начинался от дороги, тёмными пятнами асфальта выделявшейся на фоне многочисленных тропинок, более узких и менее прямых. На обочине замер ПАЗик со следами осенней грязи на белых бортах, что придавало ему сходство всё с тем же зайцем, запоздавшим обзавестись тёплой шёрсткой к началу зимнего сезона. Грёбаные аналогии. Я улыбнулся под нос, вообразив на месте автобуса огромного русака, чьи уши покрывали стоящую рядом толпу. Грёбаные спасительные аналогии, выдаваемые мозгом взамен болезненной реальности. Рычажок переключения сработал в автоматическом режиме, путая, доводя до комичного обработку сигналов, идущих по зрительным нервам. Уже не существует безликой группы людей, сплошного тёмного пятна, чужого и мёртвого среди могильных крестов. Нет этой толпы, сокрывшей в собственном чреве красный гроб. Не существовало глухих ударов и гвоздей, входящих в крышку по самую шляпку. Звук и изображение начинало дрожать и плыть, словно мираж в пустыне, застилая горизонт на триста шестьдесят градусов. Сплошная стена размытых красок взяла меня в плотное кольцо, и лишь одно прерывистое дыхание с едва заметными клубами пара наполняло стоявшую тишину, напоминало, что я существую. Пятна вокруг мелькали, продвигались ближе и ближе к центру воронке, ко мне, как к магниту, притягивавшему резко сужающуюся реальность. Всё ближе и ближе, всё быстрее и быстрее, набирая сумасшедший ход. Цветной калейдоскоп вспыхнул, взорвался фейерверком огней и...
  
   Темно. Тихо. Вокруг безмятежность и покой. Они одни и ничего более. Ничего кроме отдалённого гула на грани слышимости. Но и он пропал. Нет, не пропал. Наоборот, становится всё отчетливее и громче, столь же быстро набирая обороты, как делала это ранее стена красок. Гул перешёл в шум, бестолковый оркестр звуков, трубивший и звеневший кто в лес кто по дрова. В один ужасный миг какофония достигла порога предела, переступив который стала распадаться на отдельные звучания, логичные по сути своей, узнаваемые. Шум деревьев, тяжёлое дыхание, голоса, много голосов, среди которых особенно выделялся Маринкин тенор. Звуки копились, собирались в один плотный ком и вдруг, исчерпав запас внутреннего объёма, вытолкнули меня наружу, к свету, подобно пробки из-под шампанского.
   - Я бы не назвала его патологическим лжецом. Просто он обладает талантом говорить часть правды, выкручивать её на свой манер, делать удобной и выгодной для конкретной ситуации.
   Толчок в бок окончательно привёл меня в чувства.
   - Ты где витаешь? - шепот Федьки резанул слух.
   - Уже нормально, уже отлетался.
   Лукьянов ответом остался доволен и вновь превратился в добросовестного слушателя.
   - Поймать его на лжи очень сложно. Она настолько тесно переплетена с правдой, настолько...
   - Он умеет играть словами, пришла на выручку сбившейся Маринке госпожа Ледакова. - Сейчас мы убедимся в этом на примере. Скажи-ка нам, Максим, зачем понадобилось приплетать покойного брата в твою игру на проекте?
   - Не совсем понял, какую игру ты имеешь в виду, - я говорил медленно, пробуя каждое слово на вкус. После короткой отключки речевой аппарат функционировал нормально.
   - Что и требовалось доказать, - победно улыбнулась ведущая. - Так что насчёт брата?
   - А, брата? Так их много бывает. У меня одних двоюродных четыре штуки, не говоря про троюродных.
   - Общался ты только с одним.
   - Марин, это ты видела, что я общался только с одним.
   - Я знала поимённо каждого человека в твоей записной книжке.
   - Ты знала ровно столько, сколько тебе положено было знать.
   - Да я знала даже про твоих коллег с работы. Кто с кем и когда. К примеру, Зиманский.
   А Маринка совсем не изменилась. Стоило начать спор, и внешний лоск слетел, обнажив старый, знакомый до мельчайших трещинок портрет.
   - Давай не будем называть фамилии и придавать огласке факты на одном из центральных каналов страны. Не думаю, что людям это будет приятно.
   - Боишься, я окажусь права?
   - Боюсь, по твоим замужним подругам больно ударит огласка некоторых фактов из их богатой на события биографии. - Я перевёл взгляд на Анечку. - Когда люди долго встречаются, возникают некоторые иллюзии. Особенно сильно желание верить, что ты досконально знаешь своего партнёра по поцелуям. Так не бывает.
   - Бывает, - возразила упорная Маринка. Переубедить её было сложно ещё в бытность тёплых отношений. Сделать это сейчас, перед участниками и самой Ледаковой, перед огромной телеаудиторией, мне представлялось попросту невозможным. - Я знаю о тебе всё: какой кофе ты любишь, какие фильмы смотришь, за какую команду болеешь, где любишь гулять.
   - Катя, я люблю кофе?
   Шамшурина до моего вопроса хищным взглядом оценивала бывшую бывшего. Она настолько погрузилась в этот процесс, ревниво высматривая мельчайшие недостатки Маринки, что забыла о руке Данилы, и та сиротливо покоилась на её коленке, испытывая крайнюю степень неудобства. Было от чего. Со стороны могло показаться, что парень воровато лапает полуобнажённую ножку девушки, увлечённой интересной беседой. Этакий публичный извращенец, воспользовавшийся моментом.
   - Ты любишь зелёный чай, - не подвела меня Шамшурина, одарив нежной улыбкой. Обожаю эту способность девчонок - цеплять условных конкуренток, даже не задумываясь. И та и другая обрели счастье в объятьях других мужчин, но чувство соперничества меньшим не стало.
   - Катя права, я люблю зелёный чай. А кофе пил, потому что ты его любила, и кроме него у тебя дома ничего не было. Забавно получается, с Катериной мы толком и не встречались, а она знает меня гораздо лучше. Не моих друзей, братьев и сослуживцев, а меня, - не удержался я от шпильки.
   - Именно поэтому она и бросила тебя быстрее, чем я, - уколола в ответ Маринка.
   Тут она не права. Кто кого бросил и почему - большой вопрос не только для зрителей, но и для самих участников. Один я, да Лукьянов знали истинную причину столь яркого, но короткого романа. Распространяться на тему проблем с памятью мы не собирались, следовательно, сия тайна уйдёт вместе с нами, если о ней не забудут через неделю.
   - Сразу видно, что вас связывали отношения, - подколола обоих Анечка.- Скажи-ка нам, Максим, ты до сих пор любишь Марину?
   Люблю ли я. Ни разу не говорил ей об этом и сам старался не задумываться, прагматично подходя к сожительству симпатичных друг другу людей. Одно мои болевые рецепторы знали точно - расставание произошло не прошлой осенью, а совсем недавно, считанные часы назад.
   - Она мне нравилось, но любить...
   - Твоё лицо говорит совсем иное.
   - Анечка, моё лицо может говорить всё, что угодно. Например, что срок годности у колбасы Гацуры давно истёк.
   - Нехрен было жрать. - довольно гоготнул Марат.
   - Я к ней испытываю определённые чувства и это нормально. Нормально что-то чувствовать к людям, с которыми был связан продолжительный период жизни. Судьба, если хотите, но это была не любовь.
   - Пустой идеалист.
   У меня был ответ. Слова обиженного человека кипели внутри, злые слова. Быть отвергнутым больно. Быть отвергнутым за неумение жить, за социальную профнепригодность больнее во стократ. Но я воздержался, за что получил призовой бонус в виде быстро закончившегося собрания. Ледакова выжав максимум из конфликта, дала отбой.
   Народ засуетился, повскакивал с мест, бурно обсуждая текущие дела. К Маринке, было, подкатила Кожевникова с расспросами, но Поляков успел экспроприировать гостью в личное пользование, отведя девушку в сторонку от лишних глаз и ушей. Я особо не переживал по этому поводу, пытаясь выловить Ледакову для короткого разговора.
   - Аня, я хотел спросить.
   - Да, Макс.
   - Ты можешь дать добро на проводы Марины за забор?
   - Конечно, о чём речь. Если хочешь, я разрешу доехать с ней на такси до города. Только учти, её муж в Москве и скорее всего будет встречать супругу.
   - Нет, мне до стоянки хватит. А могу я с собой Лукьянова взять?
   Ледакова, до этого момента погруженная в собственные мысли, несколько раз быстро моргнула и посмотрела на меня долгим, внимательным взглядом.
   - Ну ты и наглец, Скворцов. Так и норовишь улизнуть от камер. Использовать даже бывшую девушку ради своих интриг. Скажи, тебе не стыдно? Неужели не о чем поговорить с Мариной? Сколько вы с ней не виделись?
   - Почти год.
   - Почти год. Вас же столько связывало. Вы можете больше не увидеться, Скворцов, никогда не увидеться. Неужели для тебя это не важно?
   - Для меня настоящее важно. Она прошлое, а с прошлым я простился.
   Ледакова устало махнула рукой.
   - Иди. Скворцов, с кем хочешь иди. Хоть пол дома забери, великий комбинатор.
   Анечка редко позволяла себе быть уставшей или выглядеть таковой. Как же вы её достали, Максим Дмитриевич. И ведь терпит до сих пор.
   Протиснувшись сквозь спины возмущённых участников, я догнал соблазнительную во всех отношениях ведущую. Она устала, сняла часть защитных барьеров - разве можно упустить такой момент. Никаких тебе дежурных улыбочек и шаблонных ответов.
   - Аня, я хотел поинтересоваться.
   - Чего тебе ещё, Скворцов. Только говори быстрее, я опаздываю.
   - Почему ты меня не выгнала?
   - Значит так надо, - тихо сказала она, словно берегла заряд батареек.
   - Ради красивой мести?
   Ледакова остановилась. Видимо идти и говорить одновременно она уже не могла.
   - Скворцов, какая месть? Ты бредишь.
   - Хочешь сказать, я тебя не достаю.
   - Достаёшь, как и все остальные, как и всё в этой жизни. Что бы заработать мою ненависть и желание мстить, нужно постараться. Скворцов, очень постараться. Это всё?
   - Ты устала, - вырвалось у меня. Я давно не видел такого лица у Анечки: без улыбки, с едва заметными мимическими морщинками. Сколько же ей лет?
   - Спокойной ночи, Скворцов. - произнесла она и направилась к воротам. По пути зазвонил телефон, и Ледаковой пришлось здороваться и улаживать планы на будущее с неким Дмитрием Владиленовичем. Так она и ушла, с сумочкой подмышкой и телефоном под ухом, с неизменно идеальной осанкой, создающей впечатление твёрдого и упорного человека.
  
   1 сентября, пять минут спустя после выше описываемых событий.
   Территория за воротами проекта.
  
   - Ты долго, - заметил Никита, стоило девушке открыть дверцу автомобиля. - За руль сядешь?
   - Нет.
   Анечка села на кресло рядом с водителем и отогнула солнцезащитный козырёк. Маленькое зеркальце на обратной стороне отразило красивые глаза с чуть покрасневшими белками.
   - Чего так долго? Шиленко снова обложку требовала? - Приняв молчание за знак согласия, он счёл нужным добавить: - для этой курицы вершина - фотка в сканворде на последней странице. Обложку ей подавай. Размечталась. Лицом журнала "Сердца" должны быть самые красивые девушки. Ты, например.
   Семёнов бросил взгляд на спутницу, пытаясь поймать проблески мельчайших эмоций, но Аня смотрела в окно, за стеклом которого сгустилась ночная мгла.
   Щёлкнув с досады поворотником, он дал задний ход. Ближний свет прожёг тьму, вырвал из её лап часть забора и поплыл в сторону, освещая придорожные кусты.
   - Куда едем?
   - Домой, - ответила Ледакова с некоторым запозданием.
   - Отличный вариант, а то надоели эти толпы с кислыми физиономиями. Заедем в погребок, прихватим хорошего вина и посидим вдвоём, как раньше.
&;nbsp;  - Ты не понял. Это я еду домой. Куда едешь ты, я не знаю.
   - Аня, опять начинаешь? - Никита плотно сцепил губы и глянул в зеркало заднего вида. В паре сотен метров маячили огни приближающейся машины. Дав по газам, Семёнов легко оторвался.
   - Не гони.
   - Кто тебе настроение испортил? Опять этот Скворцов? Чего молчишь? Я угадал?
   Ледакова не ответила, лишь подняла козырёк, послушно отражавший пустое лицо.
   - Вечно он выпендривается. С детства ненавижу умников. Считает себя лучше других. Ничего в этой жизни не добился, а всё туда же. Отморозки меньше раздражают, чем такие ботаники. Ты видела, с каким он сегодня видом ходил? Его через колено кинули, брехлом полным выставили, а Скворец сидит типа "самый умный". Самое настоящее чмо. И правильно Маринка сделала, что лоха такого бросила.
   Никита посмотрел на Анечку, которая по-прежнему не реагировала и смотрела в окно. Мелькала тьма и ничего кроме тьмы. Стоявший на обочине лес не пропускал огни далёких посёлков. Девушка робко, будто боясь спугнуть, коснулась своего отражения на холодном стекле. Губы двойника чуть дрогнули, уголками рта обозначив ироническую улыбку.
   - Он сказал, что я устала, - тихо произнесла Аня.
   - Скворцов что ли? Этот придурок? Ты поэтому так расстроилась? - Никита обрадовался голосу спутницы, даже руку на её коленку положил. - Слушай больше всяких чмошников. Ты же у нас сильная. Ты же у нас о-го-го, какая. Полна сил и здоровья. Может развеемся после тяжёлого дня, а?
   Никита погладил коленку Анечки. Ноль внимания. Посмотрел на девушку и продолжил ласки, осторожно поднимаясь вверх. Его ладонь медленно, но уверенно задирала подол юбки, обнажая красивую ногу.
   - Руки убрал.
   Никита ответил маслянистой улыбкой, и занятия своего не бросил.
   В салоне раздался громкий шлепок.
   - Ты что, сдурела, - Семёнов поднёс к глазам отбитую ладонь и спешно ей затряс. - Больно же.
   Он хотел добавить что-то ещё, но встретившись с Ледаковой взглядом, осёкся.
   Минут пять они ехали молча, пока не появились фонарные столбы вдоль обочины и кирпичная остановка с хулительными надписями в адрес неизвестного Ермолы. Сразу за ней шла наезженная грунтовая дорога, полосами грязных следов выползавшая на главную трассу.
   - Скворец всякую чушь несёт, а я крайний. Пора гнать его в шею. Или ещё не наигралась?
   - Никит, знаешь, в чём твоё счастье?
   - В тебе, Никита изобразил самую сексуальную мордашку, на которую был способен. Отбитая ладонь дрогнула. Но тянуться к женской ножке не решилась.
   - В том, что ты дурак.
   - Может и дурак, зато я с тобой. Все бы были такими дураками, - если Никита обиделся, то виду не подал.- А в чём твоё счастье? - голос его наполнил воздух патокой.
   - Я знаю, в чём моё несчастье.
   - Подожди, попробую угадать. В Скворцове? Нет, слишком просто. В этом твоём Владиленовиче, который второй месяц достаёт? В Иринке что-ли? В тупой модельерше, которая с Испании? Анют, только не говори пожалуйста, что это я. Хочешь увидеть скупые мужские слёзы?
   Ледакова улыбнулась.
   - Совсем другое дело. Моя красавица начала потихоньку оживать.
   Никита не был бы так уверен, задержи на спутнице взгляд подольше. Улыбка её жила мгновение, исчезнув с губ ненужным декором.
   - Примешь ванну, выспишься и будешь прежней Анечкой, всеми любимой и обожаемой.
   Никита трещал без умолку, вспомнная номинацию "женщина года", роль второго плана в свежем блокбасторе отечественного разлива, последний слух, где в роли таинственного любовника выступал монарший отпрыск из карликового королевства. Много чего вспоминал. В конце длинного монолога, когда до окраин Москвы оставались считанные километры, он задал вопрос, но ответа не получил. Спросил и вновь безрезультатно.
   - Аня. Анют, ты меня слышишь, - Никита прикоснулся к плечу девушки. - Ты спишь?
   - Нет, просто задумалась.
   - О чём это? Или о ком? - парень попытался изобразить ревность.
   - О близких мне людях.
   - Тема достойная размышления. И кто же тревожит столь прекрасную головку?
   - Никто конкретный. Вот так вот живёшь и понимаешь, что чужие люди чувствуют тебя лучше, чем близкие. - И совсем тихо прошептала: - Господи, до чего же невыносимо.
  
   1 сентября, 22:58
   Территория за воротами проекта.
  
   Марина задержалась. Сначала с ней переговорили все, кто хотел, потом накормили весьма недурственным ужином, за что отдельное спасибо Светловой, и напоили посредственным вином, за что благодарность Чумилову. И только после всех этих процедур мы с Лукьяновым составили гостье компанию по дороге до такси.
   - Ты совсем не изменился, - сказала она, стоило нам выйти за ворота. - По-прежнему выглядишь моложе своих лет.
   - Изменился, - возразил я. - Раньше мне было плевать на подобного рода комплименты, а сейчас приятно. Старею.
   - Да, - Маринка замолчала. Я чувствовал, как она нервничает, испытывает неловкость от затянувшейся паузы, но не находит нужных слов для продолжения беседы.
   - Не обязательно говорить, - пришёл я на выручку. - Нужное и не нужное мы уже наговорили. Теперь я просто провожаю тебя к машине.
   - Как раньше.
   - Да, как раньше, только сейчас это происходит в последний раз.
   Я не упомянул ещё одно отличие, а именно плетущегося следом Фёдора, но Маринке и этого было достаточно. Слово "последний" вызвало в ней ураган эмоций. Мог бы сказать, что понял это по участившемуся дыханию, нервной походке, едва заметному шевелению губ. Мог, но соврал бы. Иногда человек просто сидит и ничего не делает, а ты ощущаешь в нём бурлящий океан. Тихонько дотронься до его кожи, и он брызнет сквозь поры, выплеснет неуёмную энергию в разные стороны. Так и сейчас. Я понимал это без видимых логических проявлений.
   Возле открытой дверцы такси она замерла на секунду, бросила быстрый взгляд на маячившего бесплотной тенью Лукьянова, потом на меня, чуть дольше и чуть внимательнее, словно старалась впитать эти мгновения в память навсегда.
   - Пока, Макс.
   - Прощай, Марин.
   Зажглись фары и машина, мерно заурчав, тронулась с места. Скоро красные огоньки и свет салона скрылись за поворотом, оставив нас двоих на вымершей стоянке. Дремлющий в будке охранник был не в счёт.
   - У меня брат умер, - сообщил я подошедшему Фёдору.
   - Я понял. Как головамного
   - Голова в полном порядке. Больно только внутри.
   - Добро пожаловать в мир живых, Макс. Привыкай к боли, это нормально.
   Мы помолчали, вдыхая прохладный осенний воздух. Из-за забора лились потоки света, слышались весёлые голоса. Я посмотрел в другую сторону, где недавно скрылась машина, и зябко поёжился. Впервые за проведённое на проекте время на свободу не хотелось. Да и что это за свобода. Вместе с болью пришла память о последних месяцах жизни до реалити. Жизни в полном одиночестве, отрезанным от всяких связей и внешнего мира, от некогда близких людей. Наедине с самим собой и болью, успешно погружаемой в пучины небытия. А вместе с ней уходили целые куски жизни, частицы меня самого, грубо вырываемые из мозга, из плоти души. Так я и сидел в четырёх стенах, скрюченный в три погибели, потерянный в пространстве и времени.
   - Одного не понял, - начал Фёдор.
   - Зачем я потащил тебя с собой.
   - Это как раз понятно. Человек, которого рвало минут двадцать и вид, как у покойника, должен ходить с сопровождающим. Трудно переварить кучу болезненных воспоминаний одновременно.
   - Преувеличиваешь, - я поморщился, вспоминая недавнее свидание с унитазом. - Какие там двадцать минут. Ужин вышел легко и непринуждённо.
   - Ну-ну, - Федька имел на сей счёт другое мнение, но тему предпочёл закончить. Я о твоём брате хотел поговорить. Ты как, в состоянии?
   - Валяй. Хуже не будет.
   - Как получилось, что умер он зимой, а спор ты ему проиграл весной?
   - Банальные глюки. Когда боль ушла, забрав с собой целый пласт настоящего, понадобилось замещение. Я предвидел подобно развитие событий, появление ложных воспоминаний, но не думал, что это будет галлюциногенный бред.
   - Предвидел он, - буркнул Федька. - Всё-то у тебя логично получается и закономерно. Ты понимаешь, что общение с покойным - это не просто глюк.
   - Привидение? Явление с того света? - я засмеялся. - Федь, не пугай меня религиозной чушью. В человеческой природе заложен могучий инстинкт самосохранения. Когда подсознание поняло, что не справляется, оно запустило механизм, который назовём условно "Сердца". Нужны были люди, много людей и разного общения, что бы вытащить боль наружу. Вдобавок стрессовая ситуация, требующая постоянного напряжения. Она должна была сработать начальным импульсом, толчком для вскрытия. И где я мог это найти?
   - Сердца, - вздохнул Федька.
   - Ответ правильный. На реалити я хорошенько напрягся и выдавил боль наружу. Всё легко объясняется, если не впутывать потустороннюю чушь.
   - Ты называешь легко, когда чуть не сдох, когда три месяца сомнамбулой ходил по дому. Действительно, всё легко и просто. Да сложись ситуация иначе, уйди я с проекта и жило бы вместо Макса Скворцова зомби логичное. Чудо, что вышло всё так, а не иначе. Спасибо сказать должен.
   - Спасибо.
   - Не мне спасибо.
   - А кому? Привидению? - я полез в карман и извлёк наружу телефон. Найти нужную фотографию не составило труда. - Смотри, видишь?
   Фёдор взял сотовый из моих рук.
   - Смотрю, вижу. Сфотографировал монитор с пустым листом.
   - Не просто с пустым. Я отсюда переписывал задачку, якобы присланную братом по электронке.
   - Это про женщину, к которой все через балкон ходили?
   - Про неё самую. Где здесь вспышки света и отпечатки лап привидения? С каких это пор чтение с пустых листов стало божьим промыслом, а не галлюцинацией обыкновенной?
   - Подожди. - Федор вернул телефон и яростно потёр лоб. - Хочешь сказать, сам придумал загадку?
   - Мой воспалённый мозг постарался на славу.
   - Но если ты сам сочинил загадку, значит должен знать ответ?
   - Не обязательно.
   - То есть ты не знаешь.
   - Нет. И хватит лыбиться. Человек не в ответе за игры подсознания.
   - Поздравляю, профессор, вы так ничего и не поняли.
   - Будь добр, просвети, может тогда пойму, - подстроился я под саркастичный тон Фёдора.
   - Посмотри, в каком мире ты живёшь. Тебя сплошь окружают самцы и самки, просто животный мир вокруг, где нет ничего человеческого. В таком мире жить страшно, потому что это не жизнь, а существование, абсолютно бессмысленное и бесцельное. В конце ничего нет кроме смерти. Страшный исход для личности, которая думает не только о жратве и бабах, которая не ставит целью провести жалкие тридцать или сорок лет с максимальным комфортом для тела. Тебе очень страшно, потому что вера твоя ужасна. Вера в звериную человеческую сущность, что может быть хуже? И ты сам того не понимая пытался вырваться из придуманного ада, доказать себе, что не животное. Поэтому Макс Скворцов пошёл на добровольную амнезию. Не потери работы или девушки ты испугался, не смерти брата. Ты веры своей испугался. Разве может животное резать свою память, избавляясь от боли? Не может. Такое подвластно только созданию высшего порядка. И ты резал, пытаясь найти доказательства другой сущности. Тебе логичное подтверждение было нужно, что бы выйти из мира животных.
   - Из класса млекопитающих, - поправил я.
   - Тебе лучше знать, Макс, - Лукьянов обернулся. - Ладно, пошли, а то меня там заждались.
   - Кто это? - я напряг зрение, но так и не смог узнать человека, маячившего в светлом проёме ворот.
   - Сам увидишь.
   Когда мы подошли ко входу, Алиса нежно обвила Фёдора за шею и приникла к парню в страстном долгожданном поцелуе.
   - Вот так всегда. Самое интересное пропускаю. Когда помириться успели?
   Фёдор с превеликим трудом оторвался от сладких губ Селезнёвой.
   - Пока вы там вокруг Маринки хороводы водили, у нас была куча времени.
   - Пользуйтесь моментом, голубки. Скоро другие прознают, тогда не до поцелуев будет. Придётся рассказывать: при каких условиях помирились, кто сделал первый шаг, что при этом чувствовали и ваши планы на ближайшее будущее.
   Пока я перечислял возможные вопросы, ребята воспользовались советом и вновь слились в затяжном поцелуе. Сочтя за разумное не мешать влюблённым, я продолжил путь по боковой дорожке в сторону горящего всеми окнами дома.
   - И этот человек говорил мне про животных, - бормотал я себе под нос и настолько увлёкся этим занятием, что едва не сбил плотную тень.
   Иринка даже не удостоила меня взглядом, хотя толчок вышел сильный. Нервно сцепив пальцы на груди, девушка смотрела туда, где был Фёдор, где была Алиса, где были жаркие объятия. И не было в её глазах ничего кроме влажной боли.
   - Ириш, скажи, я похож на животное?
   Девушка вздрогнула от неожиданности, словно это не я пару секунд назад едва не опрокинул её наземь.
   - Макс. ты не просто похож, ты и есть настоящее животное, - послышался сверху голос.
   Я отступил и увидел на балконе ухмыляющегося Марата.
   - Кто бы говорил. Сам к зиме подшёрсток меняешь, вся кровать в волосне.
   - Снег выпадет, мне тепло будет, - Марат выразительно почесал грудь. - Животное, как насчёт дурачка забить пара на пару? Давненько я Кожевниковой щелбана смачного не отвешивал.
   - Минут через пять буду, - пообещал я и огляделся. Зотовой след простыл, а парочка у ворот всё миловалась.
   Когда до крыльца оставалось пару шагов, я столкнулся с очередным участником. На ступеньках стоял Нестеров, задумчиво смоля в ночное небо.
   - Скворцов, чего такой счастливый?
   Счастливый? Вдруг поймал себя на том, что действительно улыбаюсь. Впервые за долгие месяцы не раздражаюсь, не злобствую, не копаюсь в голове пытаясь решить очередную задачку, а просто улыбаюсь. Где ваш контроль, гсоподин Скворцов? Губы снова дрогнули в улыбке.
   Считав мимику, Нестеров ошибся в главном: приподнятые уголки рта не всегда свидетельствуют о чувстве высшего удовлеторения. Иногда бывает грустно.
   - Воздух, - я вздохнул полной грудью. - Ты чувствуешь, какой свежий воздух? Осень начинается.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Маш "Детка, я твой!"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"