Уилдхарт Люси: другие произведения.

Роковая одержимость

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Данная история является фанфиком, посвященным группе "The 69 Eyes". Однако, все события и факты - вымышлены безумным аффтаром и не имеют ничего общего с реальнстью ))

  
   Несколько слов о действующих лицах данного фанфика.
  
   Пожалуй стоит пояснить, кто такой Лан: Дело в том, что первоначально эта история была задумана, как продолжение рассказа "Готический Принц" в котором описана история любви Орландо (Лана) и Дарлина. т. е. Лан - любовник, обожатель, поклонник Дарлина.
   Доми - полностью вымышленный персонаж. Её прототипа, пожалуй, не существует в природе....
   Прототипов остальных действующих лиц вы легко узнаете по именам.
  
   Помните! Это художественный вымысел! В этой истории нет и сотой доли правды, а все совпадения - просто случайность, либо проделки моей интуиции....
Роковая одержимость

   Она одиноко сидела за столиком, потягивая коктейль. Ей было интересно смотреть на беснующуюся в клубе толпу со стороны и предаваться тихой меланхолии. Сквозь завесу сигаретного дыма она различала конвульсивно дергающиеся тела танцующих - это было довольно забавно.
   Ей нравилось это состояние. Ощущать себя одинокой и отчужденной в центре толпы, это своеобразное удовольствие.
  
   Сегодня в клубе было полно народу в черном - готы слетелись, как вороньё.
   Сама Доминик не была готом, но вполне им симпатизировала, ей нравилась их эстетика, их стиль и манера одеваться. Она и сама не прочь была порой нарядиться, а-ля "женщина-кошка", как, например, сегодня. Она, артистичная натура, чувствовала себя необычайно уютно в этом образе. Да и музыка, которую ставил этот долговязый парень за ди-джейским пультом, ей очень нравилась. Можно сказать, что она в этот вечер чувствовала себя счастливой.
  
   С нарочито рассеянным видом она достала из пачки сигарету, закурила и стала выдувать струйку за струйкой, рассматривая, как они поднимаются вверх, рассеиваются облачками и смешиваются с тем дымом, который уже висит над залом. Во, теперь хоть топор вешай, подумала она. И задумчиво улыбнулась :)
  
   Ее глаза наткнулись на взгляд DJ - холодные голубые молнии. Она равнодушно скользнула глазами по его лицу - симпатичненький типчик, мелькнуло в голове, с надменным видом медленно отвернулась и выдохнула очередную порцию дыма.
  
   Она никогда не доверяла красивым мужчинам, ей была противна их эгоистичность и самовлюбленность, хотя она понимала, что сами женщины в этом и виноваты - слишком балуют таких своим вниманием. Даже в школьные годы, она обходила стороной таких "популярных" мальчиков, а выбирала в своем роде неординарных. Первой её любовью был хулиган и насмешник, гроза всей школы. Попасться на его острый язычок, значило распрощаться навсегда со своим авторитетом ... Но какие у него были глаза - бездонные лазурные озера! А какие волосы - струящиеся золотые завитки! Когда они встретились уже после окончания школы, Доми увидела, что он стал красивым и вполне серьезным мужчиной. Они остались друзьями... Она была рада, что все у него в жизни прекрасно сложилось...
  
   Раз, другой - она уже стала чувствовать себя неуютно, под взглядом изучающих, оценивающих глаз этого загадочного незнакомца. Отвернулась вполоборота и пожалела, что не заняла столик в противоположном, темном углу зала. От его назойливого взгляда, то и дело сверкающего из-под иссиня-черной челки, ее бросало в жар. Она заказала себе еще коктейль и старалась сосредоточиться на стакане, но теперь уже ее голова непроизвольно поворачивалась в его сторону. Нееет, Доми не такая, Доми не любит вот так сразу обозначать свою симпатию - она уже было собиралась пересесть подальше, как какой-то миниатюрный паренек с ну оооччень взъерошенной прической подсел к ней за столик.
   Заговорил на вполне понятном английском, но с чудовищным, забавным и незнакомым акцентом.
  
   - Дарлин просил узнать, не хочешь ли ты познакомиться с ним поближе.
   - Кто такой Дарлин?! Я вообще с ним не знакома...
   - Хм... - парень ухмыльнулся и помахал рукой ди-джею - вон он Джей Дарлин
  
   Доми смутилась.
   - Вообще-то, я собиралась уходить.....
   - Ты что? Знаешь, сколько девушек мечтают оказаться на твоем месте?!
   - Не представляю себе... он не в моем вкусе!
  
   Зачем она врет?! Что она мелет?! Доми в таких ситуациях не понимала сама себя. Но упоминание о "всех этих девушках" автоматически включило в ней желание противоречить.
  
   - Давай лучше с тобой посидим, выпьем. Как тебя зовут?
   - Юси
   - Какое интересное имя. Откуда ты?
   - Из Финляндии.
   - О, как далеко! и что вас сюда занесло.
   - Мы с группой ездим с туром по Европе.
   - Здорово, и как называется группа?
   - The 69 Eyes.
   - Смешное название. И у вас, наверно, логотип в виде сансары?!
   - Нет.
   - Хм... а я бы нарисовала в виде сансары.
  
   Так они сидели и болтали, смеялись, как старые друзья. Алкоголь ударил Доми в голову и ей казалось, что она знает этого милого парня, ... как его... а - Юси, уже 100 лет. Теперь уже совсем не было желания куда-то уходить, ей было уютно.
  
   Неожиданно к ним подсел еще один парень, он был уже изрядно навеселе и, пододвинувшись поближе, бесцеремонно положил руку на колено Доминик, стал двигаться выше по бедру. Доми смутилась, краска залила ее лицо. Она с надеждой посмотрела на Юси, но тот, обменявшись с парнем несколькими фразами на финском встал и собрался уходить.
   Он извинился перед Доми и сказал, что ему пора.
   - Вот, это Арчи, он с тобой останется - не возражаешь?
   Это прозвучало, как издевка...
   Доми пыталась выпутаться из медвежьих объятий, но рука, лежавшая у нее на плече упрямо скользила дальше, пытаясь обхватить ее грудь, пробираясь под вырез туго обтягивающего комбинезона.
   Борясь с отвращением, Доми ласково проворковала:
   - Мне нужно в туалет, я быстренько, только туда и - обратно.
   - Я с тобой.
   Вот этого то она, как раз, совсем не хотела!
   Тем не менее, по пути к выходу он плелся за ней. В коридоре она остановилась, пытаясь убедить его, что дальше она пойдет одна. Своим грузным телом он прижал ее к стене, жарко дышал ей в шею, одуряя запахом спиртного. Его руки жадно обводили изгибы ее тела, повторяя все округлости, тиская выпуклости.
   Доми смотрела на окружающих людей, ее поражала их реакция, все делали вид, что ничего особенного не происходит. Даже если бы он ее здесь раздел донага всем было бы на это наплевать.
   Тем временем его действия стали все настойчивее, наглые лапы пытались стащить одежду с ее плеча, расстегнуть молнию на груди, мокрые, отвратительные губы целовали шею, пытались охватить губы. Доми извивалась и уворачивалась, как могла. Она уперлась ладонями в его грудь, пытаясь оттолкнуть, но это было не так легко. Самое противное, что Доми, напополам с отвращением, чувствовала возбуждение. Её сердечко билось, как птица в клетке, алкоголь бил в голову, адреналин бурлил в крови. Еще немного и он перестала бы сопротивляться, отдалась бы этой лавине похоти, дала бы ей накрыть себя с головой.
   Но нет - Доми не такая...
   Он жарко шептал ей на ухо "я знаю, Юси сказал, что Дарлин положил на тебя глаз, да забей ты на Дарлина. Он, все равно, трахнет тебя и забудет даже твое лицо, даже на следующий день тебя не узнает. Со мной тебе будет не хуже, может, даже лучше. Что вы все на него вешаетесь?! Пойдем со мной, обещаю, ты не пожалеешь..." и еще, и еще какие-то мерзости. В конце концов, в Доми взыграла ярость, если бы он молчал, может быть, этого и не случилось, но его слова больно жалили ее, оскорбляли. Сконцентрировав все силы, она оттолкнула его, острым носком сапога ударила в голень, как ее когда-то учили, целясь прямо в то место, где кость меньше всего была прикрыта мышцами, всем весом навалилась на каблук, шпилькой уткнувшийся в кожу ботинка. Жаль, что он носит ботинки из такой толстой кожи. Тем не менее, пользуясь замешательством Арчи, ей удалось выскользнуть из его объятий. Она опрометью бросилась к выходу из клуба, бегом завернула за ближайший угол и, поймав такси, скрылась из виду.
   Познакомиться с этим загадочным голубоглазым ди-джеем ей так и не удалось, но она часто вспоминала его высокую фигуру, его длинные черные волосы, шелковистыми прядями спадающие на лицо. Его руки, изящные, украшенные сверкающими серебряными перстнями, позвякивающие браслетами, эти звуки она не слышала, они снились ей во сне. Парадоксально, но, со временем, черты всплывали в памяти все четче и четче. В конце концов, это стало наваждением, никуда невозможно было скрыться от этого. Днем она ловила себя на том, что, сладострастно улыбаясь, вновь и вновь вызывает в памяти его образ, а ночью металась, словно в горячке, видя его во сне.
  

* * *

   - Доми! Ты переигрываешь. К чему эта излишняя экзальтация...От такой игры спектакль становится похожим на пародию!
   - Да это и есть пародия!
   - Никакая это не пародия!
   - Ты что?! Относишься всерьез к этому "творению"? Да его только и может спасти, если это сыграть гротескно, с оттенком пародирования.
   - Доми, все же твоя игра не должна быть такой экспрессивной, твоя героиня должна быть сдержаннее в выражении чувств. Ты изображаешь слишком много страсти. Так не пойдет! Ты смотришься в этой сцене, как шлюха!
   - А ты, ты, старый плешивый козел, откуда тебе знать, как изображать страсть?!
   - А ты, ведешь себя на сцене, как озабоченная сучка! Совсем как в жизни!
   - Ты сам смог бы изобразить только похоть! Импотент! Ты хоть раз видел женщину в оргазме?
  
   Доми окончательно вышла из себя, она сейчас не думала о последствиях, не думала о том, что Фернандо никогда ей не простит этой выходки. Этих слов, сказанных принародно, никто бы не смог простить, но, её буйная и своенравная натура взяла верх над рассудком!
  
   - Убирайся вон! - дрожащими губами выкрикнул режиссер, чаша его терпения действительно переполнилась - Никогда больше ты не получишь ни одной роли в моем спектакле!
   - Не больно то и надо играть в твоих пошлых бездарных пьесках!
   - Ах, ну конечно! Не родился еще тот автор, который угодит тебе... ты же у нас такая гениальная...только где ты забываешь свою гениальность, когда приходишь на репетиции?!
   - Я даю её тебе попользоваться, чтобы прикрыть твое убожество!
   - Ах ты стерва! Да ты своей уродливой игрой любое действо на сцене превращаешь в фарс! Тебе в цирк надо было идти!
   - Ну да, а тебе в кукольный театр - управлять марионетками, они то точно не станут спорить с вашим деревянным сиятельством! И чувства у них через край не перехлестнут!
  
   Доми бесновалась по сцене, её глаза горели, как у фурии, волосы метались словно змеи. Да - такой Фернандо запомнит её надолго. Ей самой бы надо сценарии писать...
  
   - Если мои сценарии так уж бездарны, попробуй сама писать, покажи нам класс!
  
   - Я? Писать!? Для кого!? Лучше уж билеты в кассе продавать, чем участвовать в твоих шоу для таких же замороженных, как ты!
   - Ну, уж нет, ноги твоей больше не будет в этом театре, даже в качестве билетерши! - Ты - Высокомерная самозванка! И ты - уволена!
   - Да, гори он синим пламенем, ваш задрипанный пыльный театришко! Здесь воняет плесенью! Не чувствуете?! Все тут скоро покроется плесенью, и это уже началось с твоих мозгов!
  
   Выкрикнув эти слова в перекошенное лицо бывшего любовника, окинув гневным взглядом немую сцену, представленную изумленной труппой, Доми, для большего эффекта пнула ногой ближайший стул, так, чтобы он наверняка перевернулся, и удалилась, сопровождаемая грохотом, на ходу срывая и бросая на пол свой сценический костюм.
  
   В общем, она была даже довольна, давно нужно было разорвать все тяготившие ее связи, а с большим эффектом она уйти и не могла бы. Уходить же тихо и незаметно она не умела...
   Теперь она чувствовала себя свободной и могла податься в любую сторону. У нее скопилось немного денег, так как в последнее время она жила отшельницей и, казалось, готовилась к какому-то важному шагу. Ну вот - наступило время сделать это, решила девушка - была, не была!
   Доми стала устраивать свои дела, собираться в дорогу. И вскоре, движимая своей одержимостью прибыла в Финляндию.
  

* * *

  
   Она болталась по хельсинским андерграунд-барам, но несмотря на скучающий вид, совсем не бесцельно там торчала. Словно на охоте, она долго и тщательно выслеживала жертву, чутко изучала обстановку, готовясь тихо подкрасться и одним точным прыжком настигнуть цель. Да так вцепиться, чтобы "жертва" даже думать забыла, вырваться из ее цепких лап.
   Вот уже несколько недель она находилась в этом чужом и холодном городе. Собирая по крупицам информацию о Дарлине, она поняла, что это не простой человек, что приблизиться к нему и остаться рядом с ним будет совсем не легко, но для Доминик это уже стало вопросом жизни и смерти.
   Но время еще не пришло, и поэтому она затаилась и втянула когти, стараясь не привлекать внимания. Прикидываясь обычной сибариткой, приехавшей развлечься и потусоваться. Весь ее вид, ее поза говорили о расслабленности и неге, хотя внутри кипела напряженная работа.
   Рассматривая струйки дыма, она пыталась придать своим планам стройную форму, добиваясь, чтобы мысли текли так же плавно, как дым.
  
   Но вот, наконец, момент настал. Доми была во всеоружии, она обладала максимумом нужной ей информации и посчитала уже себя в силах предстать пред ясные очи вожделенного мужчины.
   Группа только что закончила выступление и выходила из зала, Доми от своих вновь обретенных знакомых (финны оказались весьма общительными людьми, особенно после пары бокалов) получила сведения, что музыканты собираются ехать на какую-то вечеринку в узком кругу.
   Толпа взревела и завизжала на разные голоса, волной устремилась к тому месту, где появился Дарлин. Доми не шелохнулась - сконцентрировав всю свою внутреннюю энергию и мысленно направив её на Дарлина она стояла поодаль, свет падал у нее из-за спины, высвечивая невысокую ладную фигурку, похожую силуэтом на китайскую вазу, подсвечивая волосы огненно-рыжим пламенем. Лица ее не было видно.
Доминик - главная героиня [Lucy_Wildheart]
  
   Продираясь сквозь ряды поклонников, он неосознанно двинулся в ее сторону, она тоже сделала несколько шагов навстречу. Теперь они стояли друг против друга на расстоянии протянутой руки, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза, в упор. Ее глаза, похожие на раскаленный метал, только что вынутый из огня, полыхающий алыми отблесками, и его - холодные льдинки. Казалось, вот сейчас раздастся шипение и повалит пар.
  
   Только чтобы нарушить это тяжкое молчание он задал глупый вопрос:
  
   - Тебе автограф?
  
   Её брови удивленно приподнялись, мелькнула искорка в глазах, она снисходительно улыбнулась и сказала:
  
   - Зачем мне автограф? Что я с ним буду делать? - Её глаза сузились в щелки, из которых, словно показались два змеиных жала, она затянулась сигаретой, которую до этого держала в руке, слегка отведенной за спину, дерзко выдохнула дым в его лицо, она ведь знала, что он не любит курящих девушек - Я не коллекционирую автографы.
  
   Дарлин чувствовал себя неловко, теперь он мог рассмотреть ее лицо, и оно казалось ему знакомым, словно он его когда-то уже видел. Может дежавю, а может, и правда виделись, он же не всех своих группиз помнит... и спросить неловко. Так и стоял, глупо моргая, смотрел на нее.
   Запах её духов смешанный с запахом сигарет щекотал его ноздри вызывая странные чувства и как будь-то даже воспоминания о далеких азиатских странах. Ловя отблески пламени в её глазах он, почему-то, вдруг представил эту женщину, танцующую восточный танец. Окутанную дымкой пряных благовоний, залитую жаркими лучами умирающего закатного солнца. Закатное зарево играло на её смуглой коже, делая её похожей ожившую бронзовую статуэтку.
   В её внешности действительно было что-то восточное или что-то цыганское... и, несомненно, что-то колдовское...
   На мгновение он почувствовал, как у его ног разверзлась темная бездна...
  
   Дарлин сглотнул слюну.
  
   - А что ты тогда хочешь?
   - Тебя.
   Он не знал, как много могли значить эти слова в ее устах, думал, обычный секс в туалете...
  
   - А ты станцуешь мне танец живота?
   - Легко!
  
   Дальше все было словно во сне - Доминик сделала еще один шаг вперед, теперь он был совсем близко, его лицо, волосы, губы... - его черты расплылись у нее перед глазами, Доминик почувствовала, как уплывает земля из-под ног, кружится голова. Сказалось нервное напряжение последних дней, сказалось то, что весь заряд накопленной психической энергии был растрачен на этот единственный горячий взгляд в его глаза, неожиданно для самой себя, она потеряла сознание.
   Доми очнулась от жжения во рту, резкого запаха и вкуса алкоголя, заливаемого в рот. Первой мыслью было: "вот досада - рухнул такой прекрасный, продуманный план!" Она чувствовала, что кто-то ее тормошит, хлещет по щекам. Доми приоткрыла глаза - о боже! Чье лицо она видит перед собой! Доми улыбнулась, ей казалось, что она готова снова провалиться в сладкое забытье.
  
   - Нашатыря не держим, пришлось воспользоваться подручными средствами - смеялся Дарлин.
   Не желая полностью возвращаться в сознание, Доми подняла руку и притянула его за шею к себе. Его мягкие сладостные губы были совсем рядом, вот-вот они коснутся ее губ, Доми готова была отдать свое прошлое и пожертвовать будущим за это одно единственное сладкое мгновение! Его шелковистые волосы коснулись ее лица, их аромат опьянял, сводил с ума. Доми приобняла его за поясницу, ловко проникая ручкой под куртку. Боже, под курткой у него не было ничего, только мягкая бархатистая кожа. Доми пробежалась пальцами вдоль спины, стараясь почувствовать, впитать в себя тепло каждой клеточки. Сладко вздохнула, растворясь в бездне его голубых глаз. Она заметила, что они изменили цвет и стали ярко голубыми, как весеннее небо над Италией. Боже! Эти волшебные, удивительные сияющие глаза! Ей казалось, они могут затмить собою целый мир. Поцелуй был долгим и страстным, он окутал ее негой, вернул к жизни. Волны восторга и желания бились ей в грудь, плескались у бедер. Каждая клеточка ее тела предвкушала наслаждение. Она дрожала от нетерпения, она жаждала! Ей казалось они одни в этом мире, окружающая действительность поблекла и потеряла значение, были только ОН и ОНА.
  
   - С кем ты там возишься?! - резкий голос хлестнул, словно бичом.
   - Нет, ну ты как всегда! Поехали, такси ждет!
   - Лан, подожди минутку, тут девушке стало плохо.
   Орландо подошел ближе, взглянув на нее, рассмеялся:
   - Это не девушка, это какая-то женщина-кошка - ему, видимо, очень понравилась собственная шутка - Разве ей может быть плохо?! Притворяется, наверно, смотри, как бы она не запустила в тебя свои когти. Пойдем, пойдем - с нее уже и так хватит твоего внимания.
  
   Жестокий, жестокий мальчик, зря ты так с Доми. Зря ты так метнул в нее стрелы своего сарказма, ты нажил себе смертельного врага. Потому, что Доми не такая - Доми не позволит себя оскорблять и обвинять в обмане. Доми отомстит.
   Доминик подскочила и с разбегу, обеими руками толкнула Лана в грудь. От неожиданности тот отпрянул и налетел спиной на дверной косяк.
  
   - Да она совсем дикая, Джей, смотри, с кем ты связался! А где ты потеряла своего Бэтмэна? - потоку иронии не было предела.
   - Какой говенный сценарист писал тебе текст? - Доми тоже не лезла за словом в карман - наверно какой-нибудь закормленный америкашка!
   - Убирайся назад к себе в джунгли!
  
   Доми сжала кулак и с размаху залепила ему в скулу, совсем не по-женски. Лан схватил ее за плечи, как следует, встряхнул и отпихнул к стене. Доми пыхтела и не сводила с него ненавидящего, злобного взгляда.
  
   - И ты хочешь сказать, что вот это существо только что валялось без чувств?! Не верю!
   Дарлин смотрел растерянно и изумленно то на одного, то на другого.
   - Лан, перестань!... Давай возьмем ее с собой?
   - Зачем? Где логика?! Ты шутишь?! - теперь была очередь удивляться Лану
   - Нет, не шучу!
   - Что за странная идея?
   - Я хочу, чтобы она поехала с нами! - Дарлин уперся и Лан не смог ему отказать в этой маленькой прихоти.
   - Ладно, но, если мы с ней друг друга покалечим, это будет на твоей совести.
  
  
   Доми уже довольно неплохо освоилась среди окружающей её полупьяной толпы музыкантов и их близких друзей, когда Дарлин спросил: "Ну так что? Где же обещанный танец живота?"
   - Здесь нет подходящей музыки и на мне не очень подходящий костюм, но я с удовольствием потанцую для тебя - и Доминик устремилась на танцпол.
  
   Пульсирующее в такт музыки сообщество легко приняло её в свои ряды и Доми включилась в общий ритм движения. Она с детства любила танцы и была подвижной и гибкой. Зрелище было завораживающим. Не только Дарлин, но и кое-кто еще из их компании зачарованно смотрели на ладную фигурку девушки, на её развевающиеся, точно грива дикой лошади волосы. Глаза Дарлина разгорелись, казалось они фосфоресцировали в полумраке зала, он уже представлял, как это ладное упругое тело бьется в его страстных объятиях. В её танце было столько темперамента и необузданной природной энергии, что мороз пробегал по коже мужчины, кода он смотрел на это феерическое действо.
  
   Кто-то настойчиво тронул Дарлина за плечо, обернувшись, он увидел, что Лан смотрит на него настороженно, словно пытаясь прочесть его мысли.
  
   - Дарли, у меня есть к тебе срочное дело. Может, найдем более спокойное и не столь многолюдное место?
  
   Дарлин неплохо представлял себе, что за дела могут быть к нему у Лана. Растерянно оглядевшись по сторонам он не нашел причины, почему должен отказать. Лан смотрел на Дарлина, словно Удав на Кролика. Горящий страстью взгляд Лана, перевесил все разумные и неразумные доводы. Загипнотизированный Кролик покорно встал из-за стола и последовал за Ланом сквозь толпу.
  
   Доминик попав в стихию танцзала, казалось, забыла обо всем, она целиком и полностью отдалась зажигательному ритму, пропуская сквозь себя музыку, как русло горной реки пропускает через себя бурлящие, бьющие в берега и скачущие по камням воды. Весь остальной мир отошел на второй план и растворился в сумраке, за границей освещенного круга. Танец и секс для неё были двумя взаимосвязанными вещами, и в том и в другом она забывалась, отдавалась душой и телом. Она танцевала, пока действительно не устала и её не начала мучить жажда и желание сделать перекур. Когда Доми разгоряченная, довольная, с разметавшимися волосами и шальными глазами вернулась к столику, Дарлина там уже не было оставались только Бэйзи и Тимо с незнакомыми ей девушками, судя по разговору - финками. Юси, как чертенок прыгал где-то среди танцующих, она видела его там. Остальная компания разбрелась по сторонам, выпивая со старыми приятелями и заводя новые знакомства.
  
   Вечеринка уже начала поднадоедать Доминик. Дарлин куда-то пропал и ей стало скучно. Кругом сновали совершенно незнакомые люди. Они пили, курили, танцевали, галдели над ухом, кто-то постоянно подходил, подсаживался, кто-то уходил, мельтешение не прекращалось ни на секунду. Доминик захотелось выйти куда-то в более прохладное и спокойное место, тем более, не мешало поискать Дарлина. Она протиснулась сквозь толпу и стала искать выход, но в этом незнакомом клубе она заблудилась и попала в коридор, ведущий в какие-то подсобные помещения. Из-за одной из дверей ей послышались звуки возни, приглушенные стоны и хрипы.
   Не думая, зачем её это нужно и, стоит ли быть настолько любопытной, Доми машинально отворила дверь и попала в комнату, которая, по всей видимости была предназначена для отдыха обслуживающего персонала. Картина, которую она застала в помещении настолько шокировала девушку, что она так и застыла у входа с разинутым ртом, задыхаясь и заливаясь краской. Доми оперлась спиной о стену, её казалось, что сейчас она снова вот уже второй раз за день и третий раз в жизни упадет в обморок. Перед её взглядом все расплывалось и, может быть, с надеждой подумала Доми, это все вообще её пьяная галлюцинация. Но нет, эта картина была реальна: Дарлин лежал спиной на диване, запрокинув голову, его черные шелковистые волосы струились, оттеняя красную кожу обивки, его расстегнутая рубашка обнажала нежную кожу на груди и животе, сверху, целуя живот любовника, нависал Лан. Боже! Вот теперь-то Доми поняла, почему глаз в названии группы именно 69...
  
   Покачиваясь на ватных ногах, с совершенно безумным видом Доми выбралась из злополучной подсобки. Эти двое, настолько были поглощены страстью, что даже не заметили, ни как она вошла, ни как вышла. Немного отдышавшись и придя в себя она вернулась в зал, застала за столом пьяного в дымину Юси.
  
   - Юси, накапай мне чего-нибудь успокительного, пожалуйста!
   И Юси накапал, отчего же не накапать, когда просит симпатичная девушка. Он накапал ей 30 граммов абсента и дал закурить свою любимую сигару. Да, Юси оказался очень милым парнем...
   ... Как закончилась вечеринка Доми не помнит. Смутно помнит только головокружение и тошноту и ощущение, что она куда-то плывет...
   ... Приплыла. Очнулась на черных простынях в незнакомой спальне. Ощупав себя руками, поняла, что одета - Слава Богу!
  
   - Кто ты такая и что делаешь в моей постели?! - услышала она знакомый низкий и бархатный голос с приятным акцентом.
   - Не знаю - сказала она, с трудом концентрируя взгляд на источнике звука. - А ты сам кто будешь?! - Доми, окончательно проснувшись, тут же прониклась иронией ситуации.
   - Хм... Дарлин удивленно заморгал глазами... - тебе для прочистки мозгов чего налить кофе или коньяка?
   - Кофе с коньяком! И побольше сахара! - Доми решила постараться воспользоваться сложившимся положением на полную катушку - Боже! Как мне плохо, я не могу повернуть голову - стонала она слабым голосом.
   - Пить надо меньше, детка!
   - И это говоришь мне ты, прославленный финский алкоголик?!
   - Я смотрю, ты так хорошо обо мне осведомлена... ты что, шпионка?
   - Ага. Подумай сам, на кой ты был бы нужен иностранной разведке? Если только Итальянское правительство заинтересовалось, кто уничтожил её стратегические запасы красного вина - Доми засмеялась, но тут её действительно стал одолевать приступ дурноты - Неси быстрей кофе - выдавила она.
  
   Дарлин был сражен наглостью самозванки, но тем не менее, зная, как тяжко бывает после бурной попойки принес кофе.
  
   - Так ты что, итальянка? - спросил он, протягивая чашку сидящей на постели девушке.
   - Почти. Я наполовину русская, в детстве жила в России, но потом мои родители, вместе со мной вернулись в Италию.
   - А что делаешь у нас в Суоми? - Дарлин тоже удобно устроился, облокотившись на подушки и потягивая свой кофе.
   - Не знаю... может, счастья ищу...
   - Придумала где счастье искать.... - Дарлин рассмеялся... - счастье скорее в Италии.
   - Ну, значит, приключений...
   - За этим у нас дело не станет, это всегда пожалуйста - сколько хочешь!!! Могу тебе устроить их прямо сейчас. - Дарлин отставил чашку и потянулся к Доми, провел рукой по ее, обтянутому черным бархатом бедру.
   Доми слегка отодвинула ногу, ей вспомнилась вчерашняя шокирующая картина.
   - А где Лан?
   - Лан? Я не знаю... - похоже мы вчера все так упились, что нас развозили как дрова, надо позвонить Бэйзи и узнать, почему он решил, что тебя нужно везти ко мне.
   - Почему ты уверен, что Бэйзи знает?
   - А он у нас самый ответственный и всегда самый трезвый - наверняка, доставкой грузов по назначению занимался он.
  
   Он нашел свой мобильник и набрал номер Бэйзи. Говорили по-фински, поэтому Доми не поняла ни слова. Надо, все же, хоть чуть-чуть выучить финский, подумала девушка.
  
   - Слышь, друг, а что это за подарок ты мне преподнес - я нашел утром у себя в спальне незнакомую девушку, кстати очень даже ничего.
   - Она была пьяна до беспамятства, её мутило и она не могла назвать свой адрес. Я решил, что она с тобой, кто еще мог найти себе такую подружку?
   - Как кто? А Юси?
   - Юси был в своем уме и от всего открестился, он мне и сказал, что ты её привел и что вы знакомы еще по итальянским выступлениям в готик-клубе.
   - О! Бэйзи! Спасибо, ты настоящий друг, не представляешь, как ты мне помог и теперь я вспомнил, где я её видел.
  
   - Надеюсь девочке уютно в твоей постели? Ты уже продемонстрировал ей пару поз из народной финской камасутры?
   - Я этим займусь сразу, как только её перестанет тошнить.
   - Это Юси виноват - он её вчера под завязку абсентом накачал, а потом давал курить свои сигары. Бедная пташка! Мы с Тимо её вчера на руках в из клуба выносили и грузили в машину! Она, наверно этого даже не помнит!
  
   Дарлин закончил разговор и посмотрел на Доми оценивающим и загадочным взглядом.
  
   - Ну как тебе уже лучше?
   - Угу.
   - Ты помнишь, как вчера уходила из клуба?
   - Нет.
   - Так где ты остановилась здесь в Хельсинки?
   - Нигде...
   - Как так нигде? И давно ты здесь?
   - Чуть меньше месяца. Я жила в гостинице, но у меня кончились деньги и придется съехать, а работу я себе так и не нашла...
   - И что тебе совсем - совсем некуда податься?!
   - Совсем... Может, вернусь домой в Италию... Хотя там мне тоже ничего не светит, я разругалась с режиссером и ушла из театра. Да у меня и денег на обратную дорогу тоже нет.
  
   Доми несколько преувеличила свое бедственное положение, на самом деле, она жила в Хельсинки уже около двух месяцев, работала - вела шейпинг для престарелых дам и снимала маленькую квартирку. Но, в любом случае все это можно было легко бросить в один момент.
  
   - Так ты актриса.
   - Да. Теперь, наверно, бывшая... - Доми печально и сокрушенно склонила головку, потупив глазки и жалобно сложив губки бантиком.
  
   - Хочешь, ты поживешь у меня? - рыбка по имени Дарлин, заглотила наживку!
   - Слушай, и с работой я, пожалуй, смогу тебе помочь - какой он, все же, добрый и наивный финский парень... Весьма специфически добрый....
  
   - То есть как?! - Доми сделала удивленное и заинтересованное лицо. В ее глазах светилась робкая надежда - Правда? - она уже смотрела на него, словно на благодетеля, мило моргая ресничками.
  
   - Ты умеешь обращаться с компьютером?
   - Да, конечно.
   - Будешь моим личным помощником, секретарем. Будешь мои тексты перепечатывать, разбирать фанатскую почту и заниматься другими мелочами. Идет?
  
   - А как группа? Ребята не будут против?
   - Им же будет лучше. Мы скоро поедем в очередной тур, если я возьму с собой собственную девушку под видом секретаря, всем будет гораздо спокойнее, они то знают.
  
   Доми не льстило, конечно, данное предложение, но она хотела, во что бы то ни стало, быть рядом с Дарлином, и решила, что для начала и это не плохо...
  
   - Это было бы очень здорово! Я согласна! - ответила она с воодушевлением.
  

* * *

  
   - Ну-ка, дай почитаю, что получилось. - Дарлин подошел сзади и Доми почувствовала спиной тепло его тела, он наклонился ближе к экрану, оперевшись о спинку стула. Его волосы коснулись её шеи, его дыхание щекотало её щеку и вдоль позвоночника девушка почувствовала покалывание, словно легкий разряд электротока. Доми непроизвольно откинула голову и прижалась затылком к его животу.
  
   - Извини - сказала она, заглядывая снизу вверх в его лицо - я не очень хорошо разбираю твой почерк, поэтому не уверена, что правильно прочитала некоторые слова и их пришлось заменить подходящими.
  
   Доми лукавила, на самом деле её своевольная натура брала верх и в этом деле, её неудержимо тянуло при переписывании все сделать по-своему, привести мысли и идеи Дарлина в более удобоваримый вид. Но, конечно, она ни за что бы ему в этом не призналась...
  
   - А что, так даже лучше, совсем неплохо. Пожалуй так и оставь. - Дарлин был доволен её работой.
  
   Вот он стоял рядом, такой близкий и родной, такой теплый и доступный. Доми была счастлива, ей казалось, что она уже достигла цели. Девушка плотнее прижала голову к его животу и потерлась, мурлыча.
  
   Дарлин обнял её за плечи: "Какая замечательная у меня помощница, такая умница, и какая у неё мякенькая попочка". Дарлин шаловливо гладил её бедра, надо сказать, что его действия встретили скорее одобрение, нежели сопротивление.
  
   - Может, сделаешь перерыв, детка?
   - С удовольствием, только сохраню файлы.
  
   Ей, конечно же, больше нравились эти сладкие "перерывы" в работе, чем сама работа, за которую она взялась только ради того, чтобы быть ближе к предмету своей одержимости.
   Смутно разглядывая экран, сквозь пелену страсти, с трудом попадая курсором мышки, зажатой в трясущейся руке в нужные места, пытаясь не обращать внимание на губы Дарлина на своей шее, Доми стала спешно сохранять работу. Окончательно запутавшись, что и куда сохранила, она наконец махнула на все рукой. Да черт с ним, снова наберу.
   Добираться до постели уже не было ни сил ни терпения, поэтому сладкая парочка расположилась прямо на полу, застеленном ковром. Доминик не желала жертвовать ни минутой драгоценного внимания.
   Он налетел на неё словно шквал и Доми отдалась его порывам. Двигаясь в такт, она старалась доставить ему максимальное удовольствие. Цепляясь пальцами за длинный ворс ковра она извивалась в его объятиях, чувствуя себя наложницей в гареме, сексуальной рабыней...
  
   Едва только все закончилось, он начал говорить, маниакально сверкая глазами.
  
   - Послушай, я новый текст сочинил:
  
   "Между твоих ног есть коридор, ведущий в небо
   Каждый раз, открывая эту дверь, ты даришь мне его.
   Сегодня я вернусь поздно и ты откроешь свою дверь
   И вновь по коридору скачет в небо мой голодный зверь
  
   Открой мне снова
   Дверь на небеса, ворота в рай
   Сегодня снова
   Мой зверь с цепи сорвется, так и знай"
  
   - Хм, но это же пошло и нецензурно, к тому же еще нужно поработать над слогом, не очень выдерживается ритм. Я так понимаю, это под вторую композицию с демонстрашки, которую вчера принес Бэйзи?! - обронила Доми, собираясь в душ.
   - Ну и что, мало ли у нас таких песен, а все слушают и прутся, это же рок-н-ролл, детка! Да... Что бы ты понимала?!...Твое дело перепечатывать, а не критиковать! - неслось в спину Доми.
  
   Доми включила воду и успокаивающее шуршание струй заглушило сентенции Дарлина.
   "Даже занимаясь со мной сексом он обо мне не думает!"- Доми подставляла лицо под прохладные струи, смывающие соленые капли с её щек.
  
   - Самовлюбленный павлин! - поделилась Доминик своим мнением с девушкой в зеркале. Та согласно кивнула и любезно предложила Доми натянуть на лицо маску удовольствия. В этой маске Доми и вышла из душа и вернулась в комнату.
  
   Дарлин склонившись над столом спешно записывал свой очередной шедевр.
  
   - Как ты прекрасен, мой дорогой! - Доми раз за разом отчаянно пыталась растопить лед в его глазах, лед в его сердце... - Кстати, а почему бы не написать в припеве:
  
   "Открой мне снова, детка,
   Дверь на небеса, ворота в рай
   Иначе бойся, детка
   Мой зверь с цепи сорвется, так и знай"
  
   - А секс на тебя положительно влияет - заметил Дарлин
   - Нет, это душ. И тебе не помешает освежиться, тем более, освежить мозги... - Доми саркастически улыбнулась, но Дарлин не заметил - она стояла у окна, спиной к нему.
  

Часть 2

* * *

   Когда группа отправилась на гастроли, Доминик, как и обещал Дарлин, отправилась вместе с ними. Это могло быть самое захватывающее, самое волшебное путешествие в её жизни. Оно так и начиналось.
   Они переезжали по Германии из города в город на своем автобусе. Доми прекрасно сдружилась с ребятами и вписалась в команду. Юси уже считал её "своим парнем", они часто вместе отрывались на танцполе, вместе устраивали розыгрыши и шалости. Доми и Юси прослыли главными приколистами в компании и все дружно смеялись над их проделками, главной забавой у них было, конечно же, подшучивать друг над другом. Бэйзи смотрел на них как взрослый солидный кот смотрит на возню маленьких котят, но и его лицо иногда освещала сдержанная улыбка. Тогда Доми чувствовала, что шутка особенно удалась.
   Арчи, хоть никто и не вспоминал о том давнем случае в итальянском готик-клубе, все же, держался на расстоянии от Доми. В его отношении к ней сквозила смесь обиды, уязвленного самолюбия, а временами даже и уважительности. Все, кроме Бэйзи, понимали, в чем корень настороженности Арчи, но он не знал о том итальянском инциденте и его удивляла странная напряженность между Доми и Арчи. Иногда он даже думал, что они тщательно скрывают какой то общий секрет, может быть даже роман, и это его напрягало. Дарлин большую часть времени был не в духе, то он был слишком трезв, то слишком болел с похмелья, то был пьян и мрачен.
   В дороге они развлекались как могли: пили пиво, рассказывали истории, выдуманные или правдивые, порой Доми было трудно поверить даже в те истории, которые, как утверждали рассказчики, произошли с ними на самом деле. Да и самой ей было что рассказать, но она была скрытной от природы и не хотела доверять широкому кругу подробности своей биографии.
   Иногда они репетировали прямо в автобусе, или даже пытались сочинять что-то новое. Иногда пели любимые песни из репертуара своих кумиров. Это всегда было очень интересно и весело. Любая такая репетиция, в конце - концов превращалась в балаган. Ребята, особенно Юсси, устав от серьезности начинали провоцировать друг друга на дебош, причем, провокация всегда бывала воспринята и подхвачена с энтузиазмом. Этот сумасшедший драйв не прекращался ни днем ни ночью.
   Только небывалый душевный подъем помогал Доми выдержать эту гонку, полную алкоголем, недосыпанием и постоянной суетой, грохотом гитар и сверканием огней на концертах, криками фанатов, колышущими над залом "козами". Она окунулась в этот безумный, яркий фантастический мир с головой. И она чувствовала себя здесь, как рыба в воде, все ей нравилось, ей казалось, что её цыганская натура всю её предыдущую жизнь мечтала вырваться на волю, и вот теперь ей это удалось. Все было не так, как раньше, здесь были другие ценности, другие порядки, это был другой мир, лишь изредка пересекающийся с серым миром оседлых людей. И тогда люди этих двух миров находили друг друга чуть ли не инопланетянами.
  

* * *

  
   В зале было душно, клубился сигаретный дым. Доминик чувствовала, что перебрала и последний коктейль уж точно был лишний. Натыкаясь на людей и сбивая столики стала пробираться к выходу. Нужно срочно глотнуть свежего воздуха! "Боже! Что за гадость они туда мешают!" - думала она.
  
   Она спешно влетела в туалет, чтобы сунуть голову под струю холодной воды или хотя бы ополоснуть лицо и прийти в себя. Но, зрелище, представшее её глазам, хоть и не улучшило её состояния, но, по крайней мере нейтрализовало весь хмель в её крови!
  
   Дарлин с наслаждением вставлял группи! Девушка, прижавшись к холодной стене пышной белой грудью, похотливо отставляла зад и чуть ли не лезла на стенку от возбуждения. Да, тут Дарли был в своей стихии!
   Доми набрала в пригоршни воды и плеснула в лицо, но не себе а Дарлину, надо сказать, что особой реакции не последовало, Дарлин был слишком увлечен своим любимым занятием.
  
   Доми... Доми уже не была той наивной и нежной девушкой, которая выбиралась на ватных ногах из подсобки, застав Дарлина с Ланом. За последнее время она многое повидала и шокировать её было трудно, она скорее разозлилась, чем опешила.
   Доми все же умыла лицо, стараясь не прерывать момент интимности, но решила жестоко отомстить при первом же удобном случае. Кипя гневом и негодованием она вышла за дверь.
  
   Позже она попыталась выразить Дарлину свое отношение к его "шалостям"
  
   - Почему, стоит мне отвернуться, я застаю тебя трахающимся невесть с кем?! Что неужели я для тебя совсем ничего не значу?! Почему ты на все плюешь?!
  
   - На что на все?! - Дарлин ухмыльнулся цинично и пьяно. - Не забывай, что ты всего лишь моя секретарша, а не жена и даже не подружка. Мы с тобой друг другу не давали никаких обещаний и не клялись в верности!
  
   Жестокие слова полоснули словно лезвие, оставив глубокий след в душе Доминик. Но она не нашлась, что ответить. Пускаться в дальнейшие выяснения отношений, признания и уговоры было ниже её достоинства. Все же есть предел того, на что она готова пойти ради того, чтобы быть рядом с ним. И, похоже, Доми уже вплотную приблизилась к этой черте. Все было бесполезно! Ей никогда не удастся привязать к себе этого мужчину. Да и нужно ли это? Доми все чаще стала задавать себе этот вопрос.
  
  

* * *

  
   Следующим пунктом их назначения был Париж. И вот они в городе грез и любви! Но Доми не радовалась прибытию сюда. В душе у неё было темно, безнадега и жалость к себе терзали её. А тут еще, откуда не возьмись появился Лан. Ничья близость к Дарлину не бесила её так, как близость этого скользкого, вечно высокомерно ухмыляющегося типа. Да и он, по всему видно испытывал к Доми негативную взаимность, никогда не упуская возможность уколоть её побольнее.
  
   Единственное время, когда она действительно испытала удовольствие от пребывания в столице всех влюбленных, так это на концерте. Заряжаясь энергией зала, энергией музыкантов она вновь насыщалась жизненной силой, потерянной в боях за Дарлина и в боях с собой, с собственной одержимостью, собственными сомнениями. Всё сущее, все земные проблемы отходили на второй план, когда они были на сцене! Она прыгала и махала козой вместе со всеми, не обращая внимания на толчки слева и справа, на отдавленные ноги. Да! Это был рок-н-ролл! И она вновь и вновь ныряла в его стихию, как в бурные воды!
  
   А после концерта, как всегда - вечеринка в одном из местных клубов. Доми еще жила тем драйвом, что почувствовала на концерте, она была в приподнятом настроении и пыталась вновь убедить себя, что не все еще потеряно и есть надежда на любовь, как к ним присоединился Лан и разбил все её радужные надежды.
  
   Они сидели за одним столиком, но Дарлин был не с ней.
  
   Доми покосилась на Дарлина и Лана. Эта сладкая парочка не замечала никого вокруг. Лан сидел так близко к Дарлину, что в характере их отношений не оставалось сомнений. Может быть, они надеялись, что в полумраке никто не обращает на них внимания, может быть, им было все равно. Но Доминик все видела, и ее сердце обливалось кровью, в груди клокотали обида и гнев. Дарлин, казалось, забыл не только о Доми, но и обо всех остальных. Он смотрел только на Лана. Полупьяным туманным взглядом он скользил по его лицу, губам, шее, ниже...
   Лан провел пальцем по полуоткрытым, влажным губам Дарлина, и Доми видела, как тот изменился. Его прикрытые глаза заволокла темная пелена, она не слышала, но почувствовала, как с его губ сорвался приглушенный стон. Дарлин обхватил своими пухленькими сексуальными губками палец Лана и стал его посасывать, сверкая совершенно шальными глазами.
   Доминик не могла это видеть, она оперлась локтями о стол и зарылась лицом в ладони. Ей хотелось горько расплакаться. Вот снова этот треклятый Лан явился и похитил её любимого, а она бессильно злится, наблюдая, как Лан ласкает Дарлина, на ее глазах без зазрения совести забирается по его расстегнутую рубашку. Сквозь прозрачную ткань Доми видит, как он скользит проворными пальцами по животу, щиплет нежные соски. Ей было противно видеть, как Дарлин, этот похотливый кусок мяса, млеет от прикосновений искусителя. Эта бессердечная, пьяная тварь переспит с кем угодно ради острых ощущений. Или даже просто, чтобы убить оставшееся от концертов время, скрасить никчемное существование между выступлениями.
   Доми это бесило, она злилась на себя - как она могла влюбиться в такую бездушную скотину??? В последнее время ей казалось, что Дарлин превращается в бездумную марионетку, робота, функционирующего исключительно на алкоголе, а в качестве техобслуживания требующего секса. Ей было больно это видеть, жалко его.... Видит ли это он сам?! Осознает ли затуманенными алкоголем мозгами?! Доми давно хотела поговорить с ним об этом, но...трудно было застать его трезвым, чтоб он её услышал и понял...

- Хочешь еще коктейль?
Доми подняла голову и встретилась глазами с Бэйзи, склонившегося над ней со стаканом.
- Давай, отчего же не выпить... - Доми благодарно улыбнулась полными слез глазами.
Бэйзи уселся рядом, мельком взглянул на парочку в противоположном углу и стал потягивать свой коктейль. На его лице застыла улыбка сфинкса, от него веяло спокойствием и надежностью. Доминик, почувствовав эту ауру, и сама стала понемногу успокаиваться. Хотя, конечно, дрожь в руках, придерживающих соломинку, выдавала её.
- Как тебе понравился сегодняшний концерт? - Бэйзи пытался отвлечь ее от созерцания тягостного зрелища.
- Вы были очень неплохи - вежливо, но обтекаемо ответила она, нельзя же было промолчать.
- Ты тоже была хороша, я видел, как ты скакала у сцены. Если бы тебя не знали, то охрана, наверно, выпроводила тебя из зала.
- Да, я здорово оторвалась - люблю побеситься - Доми невольно улыбнулась при воспоминаниях.
- А где ты взяла столько лифчиков?!
- Ха! Это моя фишка! Я их заранее заготовила и принесла в пакете, чтобы на сцену бросать! Я всегда так делаю!
Оба весело рассмеялись.
   - Да, я заметил, что это явно не твой размер.
   Доминик смутилась - она никогда не думала, что Бэйзи ее так подробно рассматривал и интересовался размером ее груди.
- Ага, хотелось сделать Дарлину приятное...
   Тут она взглянула на все более распаляющихся любовников и улыбка стекла с её лица. Она достала сигарету, прикурила и нервно затянулась. Сигарета едва не выскакивала из её рук. Бэйзи слегка приобнял её за плечи, она почувствовала себя маленькой птичкой в бережных руках.
- Не смотри на них, пойдем лучше на улице освежимся.
  
   Они вышли на улицу. В свете фонарей, в полумраке ночи Париж был сказочно прекрасен! Да и каким еще мог быть ночной Париж?!
   Они не спеша пошли по улицам. Молчали. Доми покуривала, вот уже вторую или третью сигарету подряд.
- Тебе не кажется, что ты слишком много куришь?
- Нет, но мне кажется, что кто-то пытается играть роль папочки!
Бэйзи рассмеялся.
- Ладно, не щетинься - не буду.
   Так они шли по темным улочкам, не заботясь о направлении, рискуя заблудиться. Обмениваясь редкими, малозначащими фразами они наслаждались воздухом Парижа, овевающим их лица, нежно перебирающим их волосы. Снова и снова они подставляли свои тела под его небрежные ласки, они отдавались, принадлежали ему.
   Вдруг они услышали неподалеку необычайно красивый, нежный мотив.
- Unintended, Muse - Я обожаю эту музыку!!! - воскликнула Доминик.
- Мне тоже очень нравится, пошли скорее туда.
  
Ориентируясь на слух, они ускорили шаг и оказались под открытым окном, из которого лилась музыка.
  
- Хочешь потанцевать?
- Да!
И Бэйзи закружил ее в танце.
- О! Ты умеешь танцевать вальс?!!
- Да, я еще много чего умею.
- Ты, оказывается, такая темная лошадка!
- Очень-очень темная!
  
   Доми счастливо смеялась, огни Парижа слились для нее в яркую разноцветную круговерть. Она так давно не танцевала вальс, тем более с таким отличным партнером. Со стороны они представляли собой до абсурда романтичное и красивое зрелище: у обеих длинные волосы и черные кожаные плащи, они развеваются в танце, шурша, словно крылья, свиваются в спирали и обвиваются вокруг двух парящих тел.
   Хлопнула рама затворяемого окна. От постороннего звука Доми вздрогнула и оступилась на высоких каблуках. Бэйзи попытался удержать ее от падения, но оба потеряли равновесие и навалились на припаркованную у дома машину. Так случилось, наверно, совершенно непреднамеренно, что их губы оказались в двух сантиметрах друг от друга, и пройти это расстояние было делом инерции. Доми ощутила, как нежные губы Бэйзи накрыли ее рот. Она была так благодарна Бэйзи за то, что он вытянул ее не только из душного клуба, но и из пучины гнева и досады, что, не задумываясь, ответила на поцелуй. Она обняла его за шею, запуталась пальцами в шелке волос. Его губы страстно ласкали ее губы, язык дразнил нежное небо и провоцировал поймать и вцепиться в него зубками.
   Но тут сработала сигнализация придавленной ими машины, и им пришлось срочно убегать, как нашалившим детям. Отбежав на безопасное расстояние, они залились громким ребяческим смехом, так, что, возможно, их слышало пол Парижа, но это их мало волновало.
   Как бы то ни было, но они действительно слегка заблудились и когда вернулись в клуб, ни Дарлина, ни Лана, ни остальной команды там уже не было. Клуб готовился к закрытию, и Доминик и Бэйзи поспешили в гостиницу.
  
   Подойдя к номеру, Доми попыталась вставить ключ в замочную скважину, но у неё ничего не получилось, т. к. номер был закрыт изнутри. Доми постучала, в ответ - ни звука...
- Они наверно там с Ланом - Доминик беспомощно смотрела на Бэйзи.
- Давай ты переночуешь у меня?
- А ты? Пойдешь к Юси?
- А я пойду к Юси, если ты так хочешь.
- Ладно, не спать же мне в коридоре...
Бэйзи открыл дверь и пропустил девушку в свой номер.
- Ты пока располагайся, можешь принять душ, а я пойду напрашиваться к Юси на ночлег.
Доми ушла в душ, но когда она вернулась розовая и благоухающая, завернутая в полотенце, обнаружила в номере раздетого по пояс Бэйзи.
- Ты представляешь, Юси мне тоже не открыл! - в голосе Бэйзи было столько неподдельного возмущения!!!
- Не может быть!?
- Правда. Может, я тут устроюсь, неподалеку, где-нибудь на кресле?

Хозяин номера, сделавший так много добра для неё за этот вечер, просит разрешения ночевать чуть ли не на полу. ... Нет, Доми не так жестока и неблагодарна!

- Можешь спать даже со мной рядом на кровати, если обещаешь вести себя прилично.
- О! Я буду вести себя оооочень прилично! - сказал Бэйзи и подумал "Даже почти не буду целовать тебя в неположенные места" и удалился в душ.

Вернувшись, он осторожно устроился на заботливо освобожденной для него половине и еле слышным шепотом спросил:
- Ты уже спишь?
- Нет.
- Переживаешь?
- Угу....

Бэйзи нежно отодвинул прядь волос с её лица и поцеловал в висок.
- Пододвигайся ко мне, не бойся.
Девушка доверчиво прижалась к нему. Боже! Да она была совсем нагой!... Конечно, он же не предложил ей ничего из своих вещей, а спать в том кожаном скафандре, в котором она была на вечеринке, было бы нелепо. На ней не было даже нижнего белья, его она состирнула и оставила сушиться в ванне.
Бэйзи чувствовал, что теряет рассудок, держа в своих объятиях это восхитительное теплое, нежное тело.
- Будь моей - торопливо прошептал он, впиваясь в ее губы горячим поцелуем - я так давно об этом мечтаю - в порыве страсти он выдал свою сокровенную тайну.
   Она ничего не могла ответить, только прогнувшись в пояснице, прижалась к нему еще теснее, обвила его шею и плечи своими руками, слегка раздвинула ноги, обхватив бедрами его коленку. Бэйзи расценил это как согласие - так оно и было.
   Боже! Никто еще её так не ласкал! Его нежные чувствительные пальцы прикасались к её телу и, казалось, что они стремятся извлечь из него звуки волшебной мелодии. И, о да! Это у них отлично получалось, сладострастные стоны Доми сливались в песню - гимн любви!
   Он нависал над ней, как жрец в ритуальном танце, она чувствовала его губы, язык на своих возбужденных сосках. Заламывая руки, она вновь и вновь подставляла тело под град его поцелуев. Он стал спускаться ниже по её животу, его волосы ласкали её кожу, подобно извивающимся змеям. Доми совсем обезумела. Она металась и стонала, обвивая его ногами, обхватывая руками его ягодицы, пытаясь приблизить то мгновение, когда он войдет в неё. Доми всегда была нетерпелива, она не умела ждать.
  
   - О нет, моя девочка, я с тобой еще не наигрался - сказал брутальным шепотом Бэйзи, продолжая ласкать её самыми изощрёнными способами.
  
   Доми стала уже невменяема, еще чуть-чуть и она сама агрессивно накинется на него, она и пыталась вырваться, чтобы занять положение сверху. Но Бэйзи крепко держал ее под колени, целуя задранные кверху бедра, ягодицы. Он перевернул ее на живот и стал ласкать спину, проводя по ней прядями волос, целуя и покусывая попку, покусывая шейку. Доми визжала и извивалась, бесстыдно оттопыривая кругленький пышный зад. Он скрутил прядь своих длинных волос в жгутик и шутливо постегал ею по попочке. Доми вскрикнула и в очередной раз попыталась вывернуться и оседлать партнера.

- Спокойно, спокойно, моя "горячая бабочка" - все успеешь в свое время - шептал он, прижимая ее к постели своим телом.
  
   Доми смирилась и стала покорно принимать ласки. Она поняла, что её инициатива в данный момент не поощряется. В кои это веки она упустила контроль над ситуацией, но ей было так здорово, что она ни на секунду об этом не пожалела.
  
   Остальные подробности ночи Доми запомнила смутно. Помнит только небывалый восторг, яркие вспышки у себя в мозгу, замысловатые сплетенья тел, где непонятно, чьи это руки и ноги, сплетенья волос.
   Они извивались и сплетались, словно две кобры в брачном танце.
  

***

   - Я так благодарен Лану, что он "отвлек" Дарлина - сказал Бэйзи, когда они проснулись.
   - ????
- Ты только не сердись, я тебя обманул - Юси мне открыл вчера, я специально вернулся. Но ты не волнуйся, Юси подтвердит, что я ночевал у него.
- Да ты - само коварство!!!! - Доми схватила его за шею и стала легонько трясти
- Да, такой вот я Змей - прохрипел Бэйзи в ответ
  
   Оба смеялись. Доми теперь совершенно не могла на него злиться, даже если бы захотела. Перестав душить, она прильнула к его губам в приступе внезапно нахлынувшей нежности.
Бэйзи погладил ее спину и легонько шлепнул по упругой попке. Получился звонкий и смачный шлепок. Как все звуки, извлекаемые Бэйзи. Он, определенно, владел многими "инструментами" в совершенстве. Он и был - само совершенство!

- Деточка! А теперь натягивай свое бельишко и запрыгивай в свой любимый скафандр. А я пошел к Юси, пока не проснулся народ и не застал нас в одной постели.
- Слушаюсь, папочка! - Доми и сама не понимала, почему это ее не взбесил его покровительственный тон.
  
   После бурной ночи, вопреки всему, она не чувствовала себя измотанной, да и Бэйзи, несмотря на то, что он так щедро поделился с ней своей энергией, выглядел на редкость свежо. Видимо, помощь пришла из Космоса.
   Она бодренько подскочила и побежала в душ, напевая, оделась и привела себя в порядок. Теперь она была готова к встрече с Дарлином и Ланом, чувствовала в себе силы надменно и гордо взглянуть им в глаза. Они ее больше не злили, ей было наплевать, что у них там за роман.

Так началось новое утро....
   Как обычно, сборы и погрузка в автобус происходили суетливо и сумбурно. Полусонные артисты и команда сновали по коридору, то и дело возвращаясь в номера за забытыми вещами, натыкаясь, и прикрикивая друг на друга.
   Доми молча вошла в номер и забрала свои вещи, направилась к автобусу. С Дарлином они не обменялись не только словом, но даже и взглядом.
   Наконец, погрузившись в автобус, они все угомонились и отправились в путь, держа направление на Испанию. Большинство, расположившись поудобнее пытались досыпать.
   Доми села у окна и провожала взглядом проплывающий за окном город. Небо затянуло серой пеленой туч, накрапывал меланхоличный дождик. Бэйзи сидел напротив и перебирал струны гитары. Теперь она припомнила, что в течение гастролей они и раньше часто так сидели, просто, она не придавала этому особого значения.
   - Сочиняешь новую песню? - спросила Доми
   - Пытаюсь.
   - Что-то сильно "Unintended" напоминает...
   - Она еще долго будет у меня в голове крутиться.
   - Я никогда не забуду Париж.
  
   Они многозначительно посмотрели друг другу в глаза. Им казалось, что никто не замечает и не вдается в подробности их разговора. Но это было не так, Дарлин, сквозь полуприкрытые ресницы следил за ними со своего места. И, как только они прибыли в Мадрид, он набросился на неё с обвинениями в измене.
  
  
   - Так что? Как тебе понравилось спать с Бэйзи? Или ты, вообще, решила, переспать со всеми по очереди? Что спортивный интерес проснулся?
  
   - Почему ты решил, что я с ним спала? Он ночевал у Юси в номере, а я не могла попасть в твой номер.
   - Я не помню, чтобы ты стучалась!
   - Скажи лучше, что ты не слышал или не открыл, потому что был с Ланом.
   - Нет, я спал.
   - Кому ты сказки рассказываешь?! И вообще, ты сам сказал, что мы друг другу ничего не должны! Так какого черта! Я тоже буду делать, что мне в голову взбредет! Я тебе не рабыня! И уволь меня в будущем от этих сцен и от твоих претензий!!!
   Доми не на шутку разбушевалась, как всегда в таких случаях, она не совсем отдавала себе отчет в том, что говорит. Горячая кровь ударила ей в голову. Если бы Дарлин стал поддерживать перепалку, она бы наверно окончательно с ним рассорилась, но он промолчал. То ли от равнодушия, может по другим соображениям...
  

* * *

   "Он, это мое слабое место, если я от него избавлюсь, снова стану сильной. Пусть жизнь будет казаться мрачной и пустой, но она и сейчас невесела и полна душевной боли" - так думала Доминик, шагая по коридору, сжимая в руке купленный в качестве памяти об Испании миниатюрный женский кинжал с резной рукояткой.
   Она ворвалась в гримерку - Дарлин был не один, рядом с ним на диване сидела незнакомая девушка. Дарлин откинулся на спинку дивана и снисходительно принимал ласки фанатки. Она целовала его лицо, забросив колено на его ногу, рукой шарила нащупывая выпуклость между ног, тянула за шнурки, пытаясь развязать замысловатые узлы, Дарлин специально научился и завязывал их морскими узлами, ему доставляло удовольствие, когда распаленные женщины мучились со шнуровкой. Она что-то мурчала на незнакомом языке!
   - Вон отсюда, шлюха! - Доминик схватила испуганную девушку за волосы и отшвырнула. Девушка коротко вскрикнула и немного отползла к двери, затем поспешила исчезнуть. Доминик захлопнула за ней дверь и замкнула ее. С кинжалом в руке, растрепанная, с горящими глазами и искаженным гневом лицом она имела устрашающий вид! Словно фурия она набросилась на Дарлина, оседлав, села не его колени.
   Бешено сверкнув глазами, она воскликнула не своим голосом - "Как бы мне хотелось вспороть твою грудь и проверить, есть ли там сердце".
Издав звериный рык, она замахнулась - кинжал в ее руке блеснул, как молния. Дарлин был ошарашен! Он не шевелился, лишь склонил голову, ресницы его дрожали, отбрасывая трепетные тени на щеки. "Покорен, как агнец на закланье" - мелькнуло в голове Доминик, и ярость отхлынула, подобно прибою. Но, ее рука с кинжалом по инерции опустилась на грудь, обоюдоострое лезвие оставило неглубокий вертикальный разрез, да, действительно, в районе сердца, целилась он именно туда... Дарлин вскрикнул от боли и, словно очнувшись от наваждения, вскинул на нее удивленные, ярко голубые глаза.
Струйка крови, извиваясь по беззащитному торсу, змеилась к пупку. Не выпуская оружие из рук, девушка сползла чуть ниже по вытянутым ногам Дарлина и стала слизывать кровь - каплю за каплей. Дарлин посмотрел вниз, на ее перемазанное кровью лицо и ужаснулся, вид у нее был хищный и полубезумный, он понял, что сейчас лучше не сопротивляться...
Он со стоном выдохнул, напряженно вытянулся и запрокинул голову назад, чутко прислушиваясь всем телом к её движениям. Чувствовал, как напрягается и дрожит его плоть от сознания того, что он балансирует на грани жизни и смерти, и в которую сторону он полетит, зависит сейчас не от него. Холеные длинные пальцы вцепились в обивку дивана, дыхание стало прерывистым и тяжелым. Выгнувшись дугой, он подался вперед, навстречу её ласкам.
Кинжал сверкнул в ее руке второй раз. Дарлин на мгновение испуганно замер и услышал, как тонко взвизгнули шнурки, от соприкосновения с лезвием. "Сейчас, мой сладкий" - пробормотала она хрипловатым от страсти голосом, отбросила прочь окровавленный кинжал, и стянула с него штаны.
  
   Он стонал и тихонько посмеивался, время от времени, выводя такие рулады, что любой соловей, услышав его, издох бы от сознания своей бездарности. "Твои стоны прекраснее, чем все твои песни" - думала Доминик. Его голос, низкий и гортанный временами переходил в хрипловатый визг, он хватал воздух полуоткрытым ртом. Иногда она прерывалась, чтобы услышать разочарованный всхлип, он вскидывал голову и смотрел на нее затуманенным взглядом, полным мольбы, насладившись этим зрелищем, она продолжала. Доводя его до умопомрачения. Она чувствовала власть над его эмоциями, над его существом и наслаждалась ею в полной мере.
  
Зажимая рукой рану на груди, Дарлин прошептал: "Ты исчадие ада" - а она это и так знала, зачем утверждать очевидное. Кровь все же еще сочилась из-под его изящных пальцев. Мысленно улыбнувшись, она млела и таяла, чувствуя, как он зарывается свободной рукой в её волосах.
   "Поцелуй меня в губы, детка!" - выдохнул он. Это было и ее желание, поэтому она молниеносно перебазировалась и стала ласкать его мягкий приоткрытый рот языком.
  
   Вскоре вселенная запульсировала тысячами галактик, маня к себе. Доминик не слышала его стонов - в момент кульминации она не существовала, как телесный объект, она растворилась, распалась на тысячи атомов и плыла легкой дымкой среди звезд.
   Спустившись на землю, она обнаружила свое бренное тело в мягких теплых объятиях Дарлина с залитым слезами лицом и взъерошенными влажными волосами.

- Ты в порядке? - Дарлин легонько коснулся её лица, приподнял за подбородок.
- Как мило, что ты спросил - она рассмеялась - как будем отмываться? - Ее пропитанная кровью Дарлина блузка, липла к телу.
  
Они не обратили на это внимание, но вот уже несколько минут в дверь настойчиво ломились.
   - Сейчас, сейчас ....
   Кое-как похватали и натянули на себя, то, что осталось от одежды. В открытую, наконец дверь ввалилась остальная часть шестидесяти девяти глаз. Осмотрев обстановочку, каждый скорчил соответствующую ситуации мину. Отрицать что-либо было бесполезно - видок говорил сам за себя.
   Арчи едва сдерживал пошленький смешок, Юси и Тимо-Тимо переглянулись и пожали плечами - все, как всегда, только до этого не было крови...
  
- Может где-нибудь найдется пластырь?
- И запасные шнурки...
  
   Она встретилась с мрачным укоризненным взглядом Бэйзи и опустила глаза. Внутри нее что-то болезненно сжалось и кольнуло прямо в сердце. Она почувствовала себя последней дрянью.
  
   - Слава Богу, ты хоть не убила его. Это было бы гораздо страшнее для всех нас. - лицо Бэйзи осветила вымученная улыбка.
   - Ты сама рассудительность - саркастически заметила Доми и протянула руку за кинжалом, поднятым Бэйзи
   - Твой, что ли? А не рано ли тебе, крошка, играться с такими игрушками?
   Доми надулась...
   - Отдай!
   - А ты обещаешь им пользоваться только в мирных целях?
   - Я и так ...в мирных ...почти
   Доми, резко подскочила и выхватила кинжал у Бэйзи из рук, никто из присутствующих не заметил разряда, проскользнувшего между ними, когда она была от него на расстоянии нескольких дюймов. Только он и она.
  
   Так сумбурно и неуравновешенно проходили эти гастроли, так закрутила всех эта кочевая жизнь, запутала все в клубок, завязал в узлы... Даже вернувшись в Финляндию и работая над новым альбомом её участники не могли не чувствовать отголоски всех этих событий. Их жизнь изменилась, они уже не вошли в ту же реку второй раз...
  

* * *

   "Срочно нужно потренироваться. Приходи в наш спортзал к четырем"
  
   СМС-ка была от Бэйзи. Коротко и ясно, как телеграмма. Доми усмехнулась, интересно, а он уверен, что она придет?! Нахмурившись, она смотрела в окно и сосредоточенно грызла ноготь. Ее, в свою очередь, грызли сомнения.....
  
   - О чем это ты так напряженно думаешь? - Дарлин снял наушники и соизволил поинтересоваться её душевным состоянием! Как это было мило с его стороны! Он, вообще, был очень мил, интересовался ее делами не реже раза в месяц, на редкость внимательный человек! Стоило ли, ради какой то Доми, так часто отвлекаться от своей драгоценной персоны?!
  
   - Мне кажется, я начинаю терять форму и толстеть. Пожалуй, мне пора заняться фитнесом, пока не поздно!
   - Угу, как хочешь. - Дарлин снова надел наушники и продолжал слушать демонстрашку, недавно записанную для него Бэйзи. Подливая вино в свой бокал, он что-то бормотал под нос и торопливо записывал на исчерканном листке.
   - Доми посмотрела на часы, было еще только пятнадцать минут третьего, она как раз успеет собраться.
  

* * *

   Цнак - цок, цнак-цок, цок... Бэйзи затаился у самой двери в спортзал и с замиранием сердца слушал, как стучат каблучки Доминик по каменным плитам коридора. Вот она вошла в зал и оглянулась, не заметив его. Он накинулся на нее и отбросив стянутую с плеча спортивную сумку прижал ее спиной к стене, схватив за запястья "распял" и стал жарко целовать нежную шею. Доминик сладко выдохнула и промолвила:
  
   - Сумасшедший, а вдруг сейчас еще кто-то придет.
   - Не придет, я уверен, сказал он и захлопнул дверь, закрыв ее изнутри на шпингалет.
   - Сегодня санитарный день. - он рассмеялся холодными смешком, граничащим с цинизмом.
   - Ты чудовище! - воскликнула Доми - и потянулась губами за очередным поцелуем.
   - Переодевайся, будем тренироваться. Или ты думала я шучу?!
   - Ничего я не думала...
  
   Доми стала сбрасывать с себя одежду. Когда она осталась в одном белье, он схватил ее на руки и отнес в угол. Бросив на маты, сказал - дальше я сам... и стал стягивать с неё кружевные ярко розовые трусики, целуя и лаская живот.
   Тренировка была весьма своеобразной и Бэйзи, оказался отличным тренером... "Я правильно сделала, что пошла" - думала Доминик, как я могла пропустить такое шоу...
  
   Когда она, собираясь уходить, натягивала джинсы, Бэйзи спросил:
   - Почему ты никогда не носишь юбки, не показываешь свои аппетитные ножки?
   - В юбках неудобно, но я иногда их ношу.
   - Наверно только по большим праздникам?!
   - Да, если хочешь, я завтра устрою праздник - специально для тебя!
  
   Домой к Дарлину она вернулась усталая и полупьяная, хотя и не приняла ни капли спиртного.
  
   - Ну что, написал что-нибудь?
   - Да. Почитаешь?
   - Нет - завтра, а сейчас я лягу спать - тренировка была изматывающей.
   - Даже ужинать не станешь? - Дарлин был не на шутку удивлен
   - Ты что? Ужинать после тренировки? Не будет никакого эффекта!
   - Мне кажется, ты уже и так постройнела, даже странно, после первой тренировки.
   - Глумишься? - Доми отвергла неуклюжую попытку сказать комплимент и исчезла в дверях спальни. Она быстро уснула и проспала сладко без снов до самого следующего утра. Она очень надеялась, что во сне не шептала "Бэйзи, ох... Бэйзи..."
  
   На следующий день Доми носилась по дому, что-то мурлыкая себе под нос и производя какие-то странные манипуляции с вещами. Роясь в шкафах и, то и дело, задерживаясь и вертясь перед зеркалом. Какая муха её укусила, Думал Дарлин. Наконец, когда она предстала перед его взглядом в полном "обмундировании", он безмолвно уставился на неё, настолько необычно даже для её эксцентричной натуры она выглядела.
   На ней был кроваво-красный жакет из блестящей лакированной кожи и юбка из того же материала, доходящая до середины бедра. Сквозь ажурную черную блузку заманчиво проступали округлые очертания груди, дополняли костюм чулки, почти точно повторяющие рисунок блузки. Красные полусапожки на шпильках, плотно обтягивающие тонкие щиколотки доводили всю эту картину до абсурда.
  
   - Куда это ты так собралась? - дар речи все же вернулся к Дарлину.
   - К вам на репетицию. А ты что не собираешься?
   - В таком виде? По какому случаю парад? Нееет, я с тобой такой не могу появляться на людях!
   - Ну, иди один, а я приду позже, сама по себе, если уж ты такой трусишка.
  
   Доми тряхнула головой - блеснули, отражая свет, крупные кольца сережек, каждое из которых могло бы по диаметру легко сойти за браслет. Она собрала волосы в пучок высоко на макушке и лишь нежные завитки слегка прикрывали её стройную шею. Взгляд Дарлина приковала маленькая татуировка в виде скорпиона у самого основания её черепа.
  
   - Может немного задержимся?! - Он подошел к ней и попытался обнять, целуя скорпиончика.
   - Нет-нет, нельзя опаздывать, тем более, чтобы снова собраться мне опять понадобится полдня.
   - Госсподи, с каких это пор ты стала такая рассудительная? - Дарлин убрал руку с её плеча - уж не после Парижа, случайно?!
   - Да, твои экзерсисы с Ланом в Париже очень сильно повлияли на мою рассудительность! - Доми дерзко посмотрела ему прямо в глаза.
   - Или твои экзерсисы с Бэйзи?!
   - Что ты мелешь чепуху? Тебе сколько раз повторять, что он ночевал у Юси! Что я, по-твоему, должна была делать, если вы с Ланом не пустили меня в номер?!
   - Я не помню такого...
   - Конечно, ты помнишь только то, что тебе выгодно помнить! Ну и заткнись тогда насчет Бэйзи! Это не твое дело!
   - Шлюха!
   - Ой! От кого я слышу?! Святоша нашелся! Ну, допустим? я шлюха, а кто тогда ты? На себя посмотри!
   - Да... цинично усмехнулся Дарлин - мы с тобой стоим друг друга...
   - Хорошо, что ты это осознаешь!
  
   Они все же немного опоздали на репетицию и ребята уже начали играть без Дарлина. Когда они вошли в зал и Доми приблизилась, музыка распалась на отдельные звуки и смолкла. На парней напала оторопь.
  
   - Ты что хочешь, чтоб мы все ноты забыли?
   - Ну, за это я, как раз, не беспокоюсь.
   - А если Джей слова забудет?
   - Не... он уже справился с первым приступом шока, и вы привыкнете - Доми удобно устроилась, готовясь наблюдать репетицию, она и раньше с большим удовольствием на них присутствовала.
  
   Они сыграли несколько песен. В перерыве Бэйзи украдкой шепнул ей на ушко:
   - Ты почаще так одевайся, и на концерты тоже. Мне будет легче сосредоточиться на одной яркой точке.
   - Пиджак одевать я могу, но вот юбку впредь не обещаю, на концертах мне сразу все чулки порвут!
   - Ой, только не говори мне про чулки! Я бы и сам их с удовольствием порвал!
   - Фетишист...
   - Когда в следующий раз поедем на гастроли, ты не забудь захватить этот костюмчик с собой.
  
   Но на следующие гастроли вместе с группой Доми не поехала.
   Тур намечался довольно непродолжительный, и менеджмент группы посчитал, что Дарлину не понадобится брать с собой личную секретаршу...
   Доми осталась скучать одна в пустой квартире. Она была предоставлена самой себе - слонялась по Хельсинки, созерцала море на закате - столь и любимом ею времени суток. Вновь и вновь перечитывая рукописи Дарлина пыталась что-то исправить, так чтобы он не заметил, и не исказить задуманный им первоначальный смысл, закончилось все тем, что она стала писать собственные стихи. Она купила отдельную тетрадь и ручку, набирать стихи сразу на компьютере не получалось - оказалось, что когда пишешь собственной рукой, на бумагу выливается твоя душа, а когда печатаешь - текст получается сухим и механистическим. Так она боролась с тоской и бездельем.
   Однажды, вернувшись с очередной прогулки она застала в квартире Лана. Видимо Дарлин когда-то дал ему ключи от своего жилища.
  
   - Что ты делаешь здесь?
   - Я приехал к Дарлину.
   - Разве ты не знаешь, что он на гастролях?
   - Нет, не знал. Вроде бы не планировались гастроли в этом месяце.
   - Не планировались, но планы имеют свойство быстро меняться.
   - А ты почему не с ними.
   - Было решено, что Дарлин и без меня обойдется - всего-то три недели...
   - Хм... - Лан злорадно хихикнул, встряхнув кудрями. Ему очень понравилась мысль, что Доми, как говорится, "обломали".
  
   - Что ж, улететь я смогу только завтра, а сегодня надо как-то убить время. Может, сводишь меня в какое-нибудь злачное место? Ты же теперь, наверно знаешь Хельсинки как родной город?
  
   - А не пойти ли тебе переночевать в гостинице. Я не намерена тебе предоставлять жилплощадь.
  
   - Детка, раз Дарлин дал мне ключи, значит он не против, чтобы я останавливался у него! Ну подумай сама, зачем мне переться в гостиницу, если мне всего то нужно переночевать одну ночь и половину её я проведу в каком-нибудь баре? Сечешь? Давай, прикинемся на время друзьями и сходим где-нибудь потусуемся? Я плачу за выпивку, так и быть.
  
   - Ладно - Доми поняла, что спорить с Ланом можно бесконечно, но стоит ли? Ведь ей и самой нужно скрашивать одиночество.
  
   Таким образом они попали в клуб и изрядно там повеселились. Приняли спиртного, не по возможностям, но по потребностям. Доми, большая любительница танцев наскакалась вволю. Лан отдавал ей должное - танцевать она действительно умела и он невольно залюбовался её грациозной и гибкой фигуркой, выхватываемой из полумрака прожекторами. Он вдруг вспомнил, как смотрел на неё Дарлин в тот первый вечер и понял, почему тот так повелся на неё. С развевающейся, словно пламя костра шевелюрой, она была похожа на ведьмочку на шабаше, Дарли, как раз, на таких всегда западал.
   Лан стоял, прислонившись спиной к стене. Она подошла и игриво ткнулась лицом ему чуть ниже мочки уха, посопела, словно ежик, и лизнула в шею. Засмеялась и посмотрела ему в глаза. В ее затуманенном алкоголем взгляде невозможно было прочитать ничего, кроме похоти.
   Его обдало запахом разогретого тела, ее любимых духов и сигарет, этот сладковато-терпкий аромат щекотал его ноздри и заставлял глубже втягивать воздух. Она пахнет как женская ипостась Дарлина, подумалось Лану и его существо томительно сжалось от ощущения острой тоски... в горле пересохло...
   Лан, ухмыльнувшись, притянул Доми к себе и стал шарить рукой по ягодицам, она прижалась к нему и стала тихонько мурлыкать и постанывать.
- Пора отсюда сваливать!
- Да, здесь становится ужасно скучно...
  
   По дороге до квартиры они запаслись выпивкой и сигаретами и устремились в спальню Дарлина, торопясь осквернить постель своего возлюбленного.
   Ночь была знойной и долгой. Они любили друг друга как два диких зверя - жестоко, неистово и жадно, кусая губы в кровь и обдирая кожу, целуя до синяков. Рычали и метались два обнаженных тела на фиолетово-черных простынях в свете полной Луны. Каждый пытался доказать сопернику, что он сильнее и неутомимее, что он более достоин обладать Дарлином.
   Когда над морем появились первые пурпурные отблески, они обессиленные провалились в сон.
  
Проснувшись, не смотрели друг другу в глаза. Молча пили кофе, сваренное Ланом, пока Доми была в ванной.
   - Без яда? - спросила она
- Не нашел - усмехнулся в ответ Лан.
   Ругаться и устраивать пикировку не было желания и сил, а сказать друг другу было нечего. Бледный зимний свет заливал кухню, резко высвечивая предметы, подчеркивая циничность и будничность сцены.

- Мне, пожалуй, нужно уехать до приезда Дарлина - сказал Лан - лучше прямо сегодня.
- Главное, чтобы синяки сошли до его приезда, иначе и мне тоже придется уехать.
- А когда он возвращается?
- Примерно через неделю или дней десять. ...Останься еще хоть на два дня, мне так одиноко... - Доминик не совладала с собой и голос ее дрогнул в мольбе.
Лан посмотрел на нее внимательно, склонил голову в нерешительности.
- Не знаю, ... если не будешь приставать.
- Хорошо - спим в разных комнатах. Я просто вчера была пьяна, а так - на кой ты мне нужен! - презрительно оттопырив нижнюю губу уставилась в окно.
  
   А потом она пыталась постирать липкие, залитые абсентом простыни. В некоторых местах они были прожжены сигаретами.
- Может их проще выкинуть?
- Пожалуй - Дарли, все равно, не помнит, какие вещи есть в его доме...

Лан фыркнул - она назвала его Дарли... как собственного..., ревность захлестнула его с новой силой.

* * *

   В следующую ночь она тщетно пыталась заснуть, одна в безразмерной постели Дарлина. Луна, словно единственный глаз Циклопа невиданных размеров, нагло заглядывала в окно. Этот взгляд изучал ее, раздевал и выворачивал душу наизнанку. Ей был страшно, нелепые мысли, глупые сомнения одолевали ее. Наконец она сдалась. Тихонько вылезла из своей постели, крадучись вошла в соседнюю комнату. Лан крепко спал. Мягкой кошкой она осторожно скользнула под одеяло.
   Утром Лан обнаружил её, безмятежно посапывающей у себя на плече. В золотых лучах восходящего солнца ее волосы отсвечивали пламенем, рассыпаясь по его груди. Стараясь не потревожить ее сон, Лан выбрался из постели, встал у окна, созерцая пробуждающийся город, пытался придать стройность своим мыслям, разобраться в эмоциях...
   Обернулся, услышав легкий вздох - во сне она казалась милой и беззащитной, совсем не похожей на ту фурию, которой была наяву. А может только во сне она и бывает собой, задался вопросом Лан. Ему вдруг захотелось в это верить.
   Уехать! Сейчас же, пока она не проснулась! Лан отдавал себе отчет в том, что это называется позорным бегством. Но, другого выхода не было. Надо было все же уехать ночевать в гостиницу сразу, когда узнал, что Дарлина нет в Финляндии, теперь он раскаивался, что не поступил так.
   До этого момента все было просто, теперь все усложнялось, грозя катастрофой.
   Стараясь не шуметь, стал выносить свои вещи из комнаты и упаковывать.
  
   - Куда это ты собираешься?!
   Лан вздрогнул от неожиданности, застигнутый врасплох над почти собранной сумкой.
   - Мне нужно срочно уехать, у меня дела...
   Оба понимали, что он врет.
   - Не смею задерживать! Наверно ринешься снова разыскивать Дарлина! - Флаг в руки!
  
   Резко повернулась и вышла.
  
   Нет, Доми не такая, Доми не привыкла, чтобы от нее вот так сбегали.
   Позже, пока Лан брился, она улучила момент, и плотно завернув в целлофан, подкинула в его сумку блузку, в которой была на вечеринке, одежда еще хранила аромат сигарет и духов, запах ее тела. Она не знала, зачем ей это нужно, но демон внутри нее настойчиво требовал так поступить.
  

* * *

   Возвратившегося с гастролей Дарлина Доми встретила со смешанным чувством. За время его отсутствия у неё была возможность подумать и оценить ситуацию. К тому же, она даже не уже, что чаще в разлуке вспоминала Бэйзи и желала его, тосковала по нему. А последнее недоразумение с Ланом, вообще, выбило её из колеи. Она сама не понимала, как все могло так получиться. Что за затмение не неё нашло? Ей страшно было даже представить реакцию Дарлина, когда он об этом узнает. А ведь узнает же, рано или поздно - такие вещи всегда всплывают наружу в самый неподходящий момент! Иногда ей даже было интересно, кого из них Дарлин будет больше ревновать?! Наверно, Лана. В некоторые моменты, ей даже хотелось проверить свою догадку.
  
   Дарлин же, наоборот, казалось, был доволен возвращением. Он был весел, что в последнее время было для него не характерно. В приподнятом настроении он собирались на вечеринку, устраиваемую группой в честь их возвращения и поторапливал Доминик.
   Доми в своем достопамятном красном костюме стояла перед зеркалом. Раз уж ей не удалось съездить в нем на гастроли, то хоть сейчас она покрасуется. Наверно, Бэйзи будет доволен её видом, Доми предвкушала долгожданную встречу и представляла уже, каким взглядом он будет на неё смотреть. Она пыталась собрать волосы на затылке и устроить из них что-нибудь оригинальное и вызывающее. За спиной возникло отражение Дарлина. Он подошел к ней, сверкая глазами, на этот раз они были у него темно-голубыми, как весеннее небо и лучились страстью. Он жарко прижался к спине Доми, вдыхая аромат её волос, убрав руки Доми, рассыпал их себе на лицо. Целуя и облизывая раковину её ушка, шептал ей что-то, но так тихо, что Доми не могла разобрать, к тому же говорил он на родном языке, который Доми, до сих пор, знала лишь в зачатке. Доми смутилась, она не знала как реагировать на такие проявления. Она уже не ожидала от него такой нежности и такого жара.
  
   Он развернул её к себе лицом, жадно обнимая, приподнял её подбородок, заглянул в глаза.
  
   - Ты выглядишь сногсшибательно! За все время гастролей, я не видел ни одной женщины близко похожей на тебя! - пробормотал он смущаясь непривычные для него слова.
  
   В другое время, Доми, конечно же растаяла бы, но сейчас... - сейчас её сердце было глухо...
  
   Дарлин приподнял Доми, донес её до кровати и повалил на подушки и стал зацеловывать. Он целовал ее грудь, манящей округлостью выглядывающую из расстегнутой блузки, нежную шею. Вдыхал терпкий аромат её духов, её кожи. Он вдруг почувствовал, как сильно он скучал все это время, проведенное в разлуке.
   Но Доминик была холодна. Её бесчувственные губы не отвечали на его призыв, пальцы её заломленных рук были судорожно сжаты в кулачки. Она не сопротивлялась, нет - она лежала, зажмурив глаза, покорная, словно резиновая кукла.
   - Да ты что?! Думаешь, я стану тебя насиловать?! - Дарлин, резко выпрямившись, сел на кровати, повернувшись спиной к Доми.
   - Что случилось с тобой? Откуда эти перемены? Какие приключения ты нашла на свою задницу, пока меня не было?! - Дарлин выходил из себя.
   - Не нужно было бросать меня одну! Что я должна была на стены лезть от тоски, пока вы катаетесь по Европе и трахаете группиз?!!
   - Ну конечно! Зная твою натуру, что еще можно было ожидать? Какое еще развлечение ты могла найти, кроме как трахаться?! Похотливая сучка!!
   - Можно подумать, что ты гений оригинальности в проведении досуга... А! Ну да! ты не только трахаешься, ты еще пьешь, чтобы развлечься!!!
   - Кто он? Неужели он настолько лучше, что ты на меня даже не реагируешь?! - ярость Дарлина вскипала и поднималась, грозя вырваться наружу с разрушительной силой.
   - Хм, а ты, наверно, до сих пор считаешь себя сексуальным божеством!?! - в словах Доминик было столько яда!!!...
  
   Дарлин обернулся - в глазах Доминик не было страха и раскаяния, только упрямство и вызов. Он смотрел в её лицо и больше не видел той Доми, к которой привык, перед ним была совершенно чужая, пугающая, похожая на холодную змею, заползшую в его постель, женщина.
   Не совладав с отвращением и гневом, Дарлин размахнулся и ударил её ладонью по щеке. Он никогда раньше не бил ни одну женщину, но и ни одна женщина не вызывала в нем таких острых эмоций. Сейчас ему хотелось стереть эту дерзкую усмешку с лица этой ужасной женщины. Он ударил вполсилы, но для её чувствтиельной кожи этого было достаточно, на скуле стал вспухать и наливаться кровью след от колец, которыми были унизаны его готические пальцы.
   Доми сжалась, схватившись руками за лицо. В её глазах вспыхнула ненависть и она стала похожа на зверька - затравленного, загнанного в угол, но - непокорного.
   Дарлин встряхнул кисть и удивленно посмотрел на собственную руку, потом на женщину, скрючившуюся на кровати. Нет, Доми не плакала - она жгла его взглядом так, будь-то это он был виноват, а не она!
   Дарлин судорожно вздохнул, встал и вышел из спальни, держа на весу правую руку с растопыренными пальцами - отдельно от себя. Ему хотелось отрезать или, хотя бы, помыть эту, тоже ставшую чужой руку.
  
   На вечеринку Дарлин явился один. На вопросительные взгляды товарищей он сказал, что Доми приболела.
   Домой из клуба Дарлин вернулся ближе к рассвету - никто не встретил его у порога. Предрассветный серый полумрак заполнял спальню. Кровать была пуста. Дарлин, мало что осознавая и помня, повалился на постель и уснул прямо в одежде.
   Проснувшись он услышал звенящую тишину, заполняющую все углы и закоулки его квартиры.
  
   - Доми! - требовательным нетерпеливым голосом позвал он - Доми... - в ответ ни звука, даже эхо его голоса не отразилось от стен.
  

Часть 3

***

  
   Доми сидела на берегу моря, безотрывно глядя вдаль. Прибой задумчиво лизал пальцы ее босых ног. В памяти девушки всплывали картины последних месяцев ее жизни. Она анализировала события, пыталась понять, где она ошиблась, как ее угораздило так запутаться.
  
   В сумочке затренькал телефон. СМС-ка настигла ее и здесь.
  
   - "Куда ты пропала? Я скучаю!" - только Бэйзи был с ней откровенен и не кривил душой.
   - "Я в Италии. Приезжай, ты мне очень нужен" - дрожащими пальцами набрала она.
   - "Сообщи точный адрес"
   Она сообщила.
   - "Вылетаю завтра утренним рейсом"
  
   Доми откинулась на спину, стала смотреть в небо и, перебирая пальцами теплый песок, считать, сколько часов осталось до встречи.
  
   И вот, наконец в её тайной резиденции, раздался долгожданный звонок. Доми стремительно подлетела и распахнула дверь, Бэйзи вошел в квартиру.
  
   - О! Ты и любовницу свою не забыл прихватить!
   - Да, я без нее никуда - Бэйзи заботливо примостил чехол с гитарой в углу.
  
   Он обнял Доми так крепко, что едва не хрустнули ребра. Приподнял и закружил по комнате. Доми рассмеялась, болтая ногами в воздухе.
  
   - Ну, и что ты делаешь тут одна, моя маленькая итальянская куколка?
   Доми всегда была в восторге от тех ласковых ярлычков, которые он ей навешивал.
   - Тебе надо романы писать!
   - Зачем мне их писать? Я их буду крутить, а ты, если не лень - записывай!
   - Если ты будешь их крутить со мной, то мне на записывание не хватит ни времени, ни сил!
  
   Они в обнимку уселись на диване.
  
   - Ну-ну, давай, рассказывай, что ты там такого натворила, что так быстро сбежала из Финляндии? - он ее тормошил и заглядывал в глаза. Доми молчала.
   - Говори, давай! Я хочу знать!
   - ...
   - Рассорились с Дарлином? Ты опять пыталась его убить?! - Бэйзи смеялся, он буквально вчера видел Дарлина и знал, что если и была очередная попытка, она не удалась.
   - Нет.
   - А что тогда??!
   Доми изо всех сил пыталась отвести глаза. Он обхватил ее голову обеими руками и, удерживая подбородок, повернул лицом к себе.
   - Я переспала с Ланом...
  
   Бэйзи отпрянул, чуть оттолкнув её от себя.
  
   - Господи! Да ты совсем ненормальная! Что на тебя нашло? Больная совсем?!
   - Я думала, что я все тебе могу рассказывать... - Доми смотрела растерянно и обижено, она уже пожалела, что созналась.
   Бэйзи молчал, сжав губы, смотрел на нее возмущенным осуждающим взглядом.
   - Я была так одинока - вы все уехали и бросили меня одну. Я чувствовала себя никому не нужной... - бормотала, оправдываясь Доминик.
   - Дура!!!
   - Я ревновала, ночами не спала, представляя, как там на вас вешаются фанатки. Весь ИНТЕРНЕТ полон вашими фотографиями в обнимку с девицами - продолжала Доми свои жалобные причитания.
   - Дууурочка! - протянул Бэйзи и снова обнял ее - Ты еще и по интернету лазишь и веришь всем этим россказням! Как ты не поймешь, это же наша работа, и, не более того. Мы публичные люди и нам приходится поддерживать имидж.
   Доми спрятала лицо у него на груди.
   - Я все понимаю, но ничего с собой не могу поделать...
   Бэйзи ворошил ее волосы, гладил по голове и приговаривал.
   - Нет, я не говорю, конечно, что ты совсем дурочка, но сквозняк у тебя в голове страшенный, я прямо слышу, как гудит...
   - Иди ты!
   Доми обняла его торс и еще теснее прижалась к нему, как к надежной скале...
   - Я так рада, что ты приехал, папочка! Ты меня простишь? - Доми подняла на него виноватые глаза.
   - Я к тебе не приехал, я примчался со сверхзвуковой скоростью. А ты... - он сокрушенно встряхнул головой, отчего грива густых волос сползла на лицо.
   - Простишь? - в голосе Доминик было столько мольбы и раскаяния!!! Она отвела шелковистую прядь и заглянула Бэйзи в глаза.
   - Прощу, но обещай мне вернуться в Финляндию и творить очередные свои глупости под моим присмотром!
   - Не знаю...- я не хочу больше видеть Дарлина... - Доми решила умолчать о той сцене с Дарлином и о том, как он её ударил, гордость не позволила её даже признаться в том, что какой-то мужчина мог позволить себе её ударить.
   - А ты и не возвращайся к нему - мы можем сделать так, что он вообще не узнает, что ты вернулась!
   - Это было бы здорово! Я найду себе работу, и буду жить отдельно.
   - Правильно!
   - А может быть и вернусь к своим старушкам.
   - К каким старушкам?
   - Так я же работала тренером по шейпингу у пожилых дам, пока не встретилась с Дарлином.
   - Ты же говорила, что у тебя нет работы.
   - Я соврала...
   - Ты не перестаешь меня удивлять!
  
   Когда Доми ушла на кухню, намереваясь все же покормить гостя, прилетевшего к ней через всю Европу, Бэйзи обратил внимание на стол, заваленный кипой бумаг. Посреди всего этого "белого безмолвия", словно потухший вулкан, возвышалась пепельница, переполненная окурками. Любопытствуя он подошел поближе и увидел, что листы исписаны, исчерканы - это были стихи. Её собственные, выстраданные ею стихи. Так вот чем она тут маялась в одиночестве!
   Бэйзи вчитывался в строчки, и стихи ему нравились, чувствовались в них метания и сомнения, разочарование и душевный надрыв, все, чем была обуреваема Доминик. Надеясь, что она не заметит пропажи, так как стихи были писаны и переписаны на чистовик по несколько раз и снова перечеркнуты, он припрятал пару наиболее зацепивших его стихотворений в карман.
  
   Шансы. (с)2
  
   В каждом объятье есть шанс на удушье,
   В каждом зачатье есть шансы на смерть.
   В каждом несчастье есть шансы на счастье,
   В каждом паденье есть шансы взлететь.
   В каждом молчанье есть шансы на крик,
   В каждом согласье есть шанс отказаться.
   В каждой речовке есть шансы на стих,
   В памяти чьей-то есть шансы остаться.
   В каждом незнанье есть шанс на ошибку,
   В каждом вопросе есть шанс на ответ.
   В каждом признанье есть шансы на пытку,
   В каждом закате есть шанс на рассвет.
   В каждом порыве есть шанс оступиться,
   В каждом обмане есть что-то свое.
   Но наступает минута проститься...
   Шанс остается на встречу еще...
  
   Бэйзи никогда еще не писал музыку под готовые стихи, обычно он отдавал Дарлину записанную демонстрашку, а тот уже придумывал текст, но читая эти строки он почувствовал, как в его воображении рождается мелодия. Он мыслил звуками...
  
   Прошло чуть больше суток, и снова Доми сидит на своем излюбленном месте и смотрит на закатное солнце. Прибой возбужденно лижет пальцы двух пар босых ног. Бэйзи обнял ее со спины, и она примостилась меж его раздвинутых коленей. Своими бедрами он сжимает ее бедра, руками греет озябшие от ветра плечи, зарываясь лицом в душистой копне её волос, целует затылок и шею.
  
   - Ты мой ангел-хранитель?
   - Ага, но ты можешь звать меня просто папочка - я уже привык.
   - А можно я буду тебя звать Базилио? Или Базильо?
   - Боже мой! Меня каждый раз будет тошнить при звуке собственного имени!
   - Базильо!!! - Доми дурашливо рассмеялась.
   ......
   - А что там Дарлин? Наверно умчался к Лану?
   - Не думаю, что Лан его так уж сильно ждет.
   - Почему?
   - Если Лан попробовал тебя, то, навряд ли, ему теперь будет нужен Дарлин. Ты у нас такая сексапильная штучка!
   - Да ну тебя!!!! А ты откуда знаешь про Дарлина?!! Ты что сам с ним спал?!!!
   - Н-нет. Даже в голову не приходило!...
   - Врешь! Как тогда ты можешь сравнивать!?
   Доми развернулась и повалила его спиной на песок. Стала трясти за плечи:
   - Признавайся!!!
   Бэйзи смеялся и крутил головой, его волосы разметались, в них набился песок и трава. Он перевернулся, так, чтоб быть сверху, уперся коленями и сгреб ее в охапку. Подняв, потащил и забросил в море прямо в одежде.
   - Охладись - тебе не помешает!
   - А-а-а-а! Я не умею плавать!!! - Доми кричала и барахталась в волнах, сумбурно колотя руками по воде!
   - Врешь?! - видя, что ее все больше и больше захлестывает с головой, Бэйзи тоже ринулся в воду.
   Доми только этого и ждала, повиснув на нем, обхватывая руками за шею, ногами за тело, она стала топить его, дергая за волосы вниз. Они барахтались и захлебывались, боролись в волнах. Когда они, фырча и отплевываясь, размахивая мокрыми волосами, вылезли на берег, она сказала, смеясь:
   - И ты поверил, что я, выросшая у моря не умею плавать?!
   - Ты так натурально тонула...
   - Я ж актриса!
   - Клоунесса ты, а не актриса!
   - На счет клоунессы, увы - не в первый раз слышу, может и стоит попробовать! А ты - Базильо! Кот Базильо!
  

* * *

   Через несколько дней группа собралась в студии, для того, чтобы порепетировать. Пока музыканты подключали аппаратуру, возились со своими инструментами в глубине зала, Бэйзи и Дарлин стояли в сторонке и разговаривали. Бэйзи потихонечку настраивал гитару. Дарлин, как всегда, был с неизменной бутылкой пива в руках.
  
   - Ну что, написал что-нибудь новенькое за последнюю неделю - спросил Дарлин, отхлебывая из бутылки.
   - Нет, некогда было.
   - А где ты пропадал эти дни? Уезжал из Хельсинки?
   - Да - личные дела.
   - Что за дела?
   - Я же говорю - личные.
   - Хм... - Дарлин усмехнулся и еще раз глотнул пива - что у нас теперь завелись дела, которые мы скрываем от друзей?
  
   Бэйзи посмотрел Дарлину прямо в глаза и произнес с нажимом:
  
   - Есть вещи, которые я не хочу афишировать... А ты чем занимался эту неделю?
   - Чем, чем - пил!!! - Дарлин выкрикнул это с вызовом, взболтнул остатки пива в бутылке и демонстративно, запрокинув голову вылил их себе в рот.
   - А ты слышал, что эта сучка от меня сбежала.
   - Какая сучка?! - наигранная непонятливость Бэйзи бросилась в глаза Дарлину
   - Эта сука - Доминик!!! - выкрикнул он злобно.
   - А-а... - губы Бэйзи дрогнули так, как будь-то, он хотел что-то возразить, но передумал - ты знаешь, а я не удивлен, я бы на ее месте тоже сбежал.
   - Она не могла со мной так поступить! Не имела права! Мой дом превратился в помойную яму, я спотыкаюсь о бутылки.
   - Конечно, кто теперь их будет за тобой убирать?...
  
   Дарлин размахнулся и запустил бутылкой в стену, обреченно звякнув, разлетелись в стороны осколки.
   Выкрикнул истерично:
  
   - Где эта стерва?! Как она могла меня бросить?!
   - Да - ты привык, что она ждет тебя и ты, когда устанешь таскаться, можешь прийти и нырнуть к ней под теплое крыло!!!
   - Ты ведь знаешь где она?! - Дарлин кинулся и схватил Бэйзи за отвороты куртки. Притянул к себе вперившись взглядом в его глаза.
   - Нет!
   - Врешь! Я знаю, что ты к ней всегда был неравнодушен! Ты ее прикрываешь?!
   - Можешь думать что угодно - лицо Бэйзи сохраняло каменное спокойствие.
   - Она об этом еще пожалеет!!
   - Надеюсь, что нет! - Бэйзи уже приготовился дать отпор.
   - Ну, не дай бог, я ее найду! - Дарлин взбесился - ты думаешь, что я такой дурак и не знаю, что ты с ней спал?!
   - Все я знаю!
   - Я уже сказал - думай, что хочешь, я не собираюсь оправдываться!
  
   На пьяном лице Дарлина гротескно переплелись ярость и боль, беспомощность и раскаяние. При виде этой бури эмоций, сердце Бэйзи защемило от жалости. На двух чашах весов удобно расположились Доминик и Дарлин, и оба в ожидании смотрели на него. Он сказал.
  
   - Ну, не волнуйся так. Потерял одну игрушку - найдешь другую. Тебе же нет особой разницы - Бэйзи ронял слова веско, каждое из них каплей раскаленного металла опускалось на голову Дарлина, оба знали, что эти слова вполне оправданы и все поведение Дарлина только их подтверждало.
  
   - Ну, что вы там? Давайте уже начнем! - Тимо-Тимо решил прервать перепалку, пока она не переросла в потасовку.
  
   - А может и есть!... - Дарлин отпустил куртку Бэйзи, сполз по стене и сел, обняв колени руками. Опустил голову.
  
   - Теперь уже поздно думать. Я, правда, не знаю где она.
  
   Дарлин понимал, что если Бэйзи решил сохранять тайну, он унесет ее в могилу. Легче было выпытать что-то у каменной статуи. Он затравленно глянул вверх на друга и снова опустил голову.
  
   - Дарлин, иди уже репетировать!
  
   - Да пошли вы все на хрен! Репетируйте без меня! - крикнул Дарлин и крепче прижал горящий лоб к скрещенным рукам...
  

* * *

   По расчетам Лана Дарлин уже давно должен быть в Хельсинки, но сколько бы он не пытался до него дозвониться, его попытки были безуспешны. В конце концов Лан стал подозревать неладное и перебирать варианты.
   Что же могло произойти? Мобильник Дарлина отключен. В его квартире никто не берет трубку... Ладно Дарлин, но где Доми? Куда все делись?
   Или, может быть, Дарлин больше не хочет с ним общаться??!
   Томительно текли дни, складываясь в недели. Лан мучался догадками, но дела не отпускали его. Наконец, как только позволили обстоятельства, он отбыл в Финляндию.
   Укладывая вещи, он захватил с собой и блузку Доми, обнаруженную в своей сумке после прошлого визита. Все это время он ломал голову, как она попала туда. Он бы мог подумать, что в спешке случайно сам положил её вместе со своими вещами, но она была так аккуратно упакована, что сразу становилось ясно - это не могло быть случайностью. Очевидно, Доми сама подкинула её. Но зачем? Что замыслила эта коварная ведьма? Лан должен был поехать и сам выяснить все на месте.
   И вот он у дверей квартиры Дарлина. Звонит в звонок. Раз..., другой..., третий... - никто не отвечает.
   Лан задумался - ключи были с собой, но вот стоит ли входить? В прошлый раз он вошел. И какие последствия?!
   Позвонил еще и тут услышал за дверью какую-то возню и сердитое бормотание:
  
   - Кого там черт принес! На хрен никто мне не нужен сейчас! - но, тем не менеё Дарлин открыл дверь и впустил гостя.
  
   Глазам Лана предстало плачевное зрелище. Лицо его несравненного Готического принца в течение недельного запоя заросло редкой щетиной. Глаза были непонятно какого цвета, скорее красного. Готический принц посмотрел на Лана мутным взглядом. - "Ну, проходи. Чем порадуешь?" И все-таки Лан находил его прекрасным. Ему захотелось сжать в объятиях это нелепое пропахшее алкоголем существо и тискать до умопомрачения.
  
   - Дарли, что случилось? Давно ты вернулся? Я звонил тебе на мобильник - почему ты не отвечаешь на звонки?
   - Я даже не знаю, где мой мобильник, валяется, наверно, где-то среди прочего хлама.
   Лан обвел глазами жилище. Да, видимо, что-то жуткое творилось в этой квартире последние дни. Все было вверх дном, там и тут валялись бутылки из-под спиртного, грязные стаканы, вещи, одежда и еще невесть что.
   - А где Доми? Почему она трубку не берет, я звонил и сюда, в квартиру!!
   - Доми!? Эта шлюха? - Ты представляешь себе, она сбежала от меня! Сбежала! Можешь себе такое вообразить?!
   Дарлин нашел не первой свежести стакан, стоявший на столике около дивана и плеснул себе из початой бутылки.
  -- Выпьешь со мной? - спросил он кивая Лану
  -- Нет, позже.
  -- Как хочешь - Дарлин нетвердой рукой поднес стакан к губам и отпил из него.
  
   Боже, да у него трясутся руки! До чего он довел себя!
  
  -- Дарли, расскажи, как это случилось? Что произошло?
  -- А ничего не произошло, эта похотливая сучка завела себе любовника, пока я был в отъезде! Нет ты подумай! Всего то три недели не могла потерпеть!
  -- Ну и ты же не был образцом благодетели.
  -- Я?! Но тем не менее - я ведь всегда возвращался к ней! А она - она не вернулась! Двадцать один день! Вот срок женской верности! Ты приезжаешь - а она уже тю-тю! Не с тобой! Может где-нибудь нежится сейчас со своим новым любовничком!
   Дарлин сновал по комнате, то и дело швыряя вещи с места на место, пиная мебель - он метался, словно тигр в клетке. Теперь Лану стало ясно, как возник весь этот беспорядок.
  -- Ну, это вряд ли - попытался успокоить его Лан - дело в том, что я приезжал в Хельсинки в твое отсутствие и видел Доми. Она была совершенно одна... но, ты сядь Дарли, сядь и послушай меня.
   Дарлин не унимался :
  -- Нет, ты бы знал, как она меня встретила! Она была холодная, как змея! Когда я догадался, что у неё кто-то был, она даже не пыталась оправдываться! Если бы я только знал, кто он!
  -- Это был я, Дарлин.
  -- ТЫ!? - Дарлин стал как вкопанный посреди комнаты и уставился на Лана озверевшим взглядом - Нет! Ты врешь! Этого не может быть!
  -- Может.
  -- Зачем ты мне это говоришь?
  -- Затем, чтобы ты понял, что твоя Доми самая настоящая потаскуха и не стоит того, чтобы ты о ней так убивался! От скуки она может переспать с кем угодно - с твоим лучшим другом, с твоим любовником, с первым попавшимся...
  -- С лучшим другом это да... От этого она, видимо, испытывает особое удовольствие! Но с тобой!? Я не верю! - вы ведь всегда были лютыми врагами!
  -- Ну и что, как видишь, одно другому не помешало! Если не веришь, я могу представить тебе доказательства! - сказал Лан, роясь в сумке.
  -- Узнаёшь эту вещь? Как ты думаешь она ко мне попала?
  
   Дарлин дрожащими руками разорвал протянутый ему сверток - там была блузка Доми, даже если бы он не узнал её, не узнать запах Доми было не возможно. Блузка источала запах духов Hypnotic Poison - её любимых духов? смешанный с ментоловым запахом её сигарет он составлял тот неповторимый букет, что еще совсем недавно витал в этой квартире. Дарлин, словно ищейка, повел ноздрями втягивая воздух, вспоминая образ Доми. В памяти всплыла их первая встреча, когда он вообразил её ожившей бронзовой статуэткой, вспомнил её волосы, пропитанные этим ароматом, на своем лице в последнюю их встречу...
  
  -- Злорадная, хищная тварь! - Дарлин обращался к кофточке, словно это и была сама Доми - Наверное это такая особая форма садизма - знать, что ты больно мстишь, трахаясь с самыми, что ни на есть близкими мне людьми. Сука! И ведь я не могу ответить тебе тем же, у тебя даже нет подруг! Ха! Представляешь, Лан - у Доми нет подруг среди женщин! Это какой надо быть противной стервозной тварью, что никто к тебе даже не хочет приближаться!
  
  -- Дарли! Забудь её! Забудь и все пойдет по-прежнему. Время лечит.
  -- Я заберу это. - Дарлин вновь затолкал блузку в пакет. Его лицо было мрачнее тучи.
  
   А позже Лан, войдя в спальню к Дарлину увидел душераздирающую картину. Дарлин лежал скорчившись на черных атласных простынях. Он, своей изящной нервной рукой поглаживал расстеленную на кровати блузку, все еще, пахнувшую духами и сигаретами непутевой беглянки. Он уткнулся лицом в ароматную ткань, слезы катились по его щекам и исчезали, растворяясь в черном бархате. На его лице была написана такая мука, словно он оплакивал чью-то смерть.
   Лан был обескуражен. Он ждал совсем другого эффекта.
   Он подошел и присел на край кровати. Положил свою руку на плечо Дарлина и стал поглаживать.
  
  -- Дарли, ну что ты?!
  -- Лан .... - слезы душили Дарлина, он с трудом выдавливал из себя слова.
  -- Лан, мне так плохо без неё.
  -- Господи, неужели тебе было хорошо с ней? Ты не был с ней счастлив. Она никогда не любила тебя.
  -- Это не правда... - непонятно, чего больше было в голосе Дарлина уверенности или надежды - я не знаю, кем она была для меня, но без неё как-то все не так. Может я просто привык. ...Выслушай меня Лан, выслушай, пожалуйста, я никому никогда этого не сказал бы... кроме тебя...
  
   Лан внимательно посмотрел в лицо Дарлина, вдохнул воздух - его ноздри уловили аромат Доми, словно она незримо все же была здесь. И аромат самого Дарлина, смешанный с запахом спиртного - он был слегка пьян.
  
   Дарлин продолжал свою исповедь:
  
  -- Моя жизнь окончательно опустела, когда Доми бросила меня. Мой дом заполнил промозглый холод, я чувствую пустоту вокруг себя - это меня пугает. Я пью, чтобы не чувствовать этого страха. Я не могу приходить в себя один в своей постели, иногда мне не хочется жить...
  
  -- Ну, ну, перестань - Лан склонился и обнял друга покрепче. Он был не на шутку испуган.
  
  -- Я хочу, чтобы все было, как раньше. Пусть лучше она снова и снова устраивает мне истерики, пусть снова мой дом пропахнет ее сигаретами, пусто только она вернется! - тут Дарлин снова уткнулся лицом в блузку Доми, стирая слезы.
  
   - Я даже согласен терпеть все её стервозные выходки, и делать вид, что не замечаю её романа с Бэйзи, но пусть только она будет рядом... - его причитания были похожи на молитву, и сердце Лана дрогнуло.
  
  -- Так ты говоришь, что у них с Бэйзи роман? И подозреваешь, что он знает где она? Так в чем же проблема? Можно проследить за Бэйзи и узнать, где она.
  
  -- Нет, я не могу. Я не такой мерзавец, чтобы следить за другом! Чтобы кто обо мне не думал, но настолько я еще не опустился... Я не могу!
  
  -- Ты не можешь - я смогу. Хочешь, я сделаю это для тебя?! - Лан обнимал голову и плечи Дарлина, задыхаясь от щемящей жалости.
  
  -- Да, конечно, пожалуйста, сделай это, я прошу тебя - найди её - Дарлин уткнулся заплаканным лицом в грудь Лана.
  
  -- Я сделаю! - Лан поцеловал Дарлина в Лоб, целовал щеки, слизывая соленую влагу, приговаривая что-то успокаивающее гладил и ласкал, баюкал Дарлина как маленького ребенка, пока тот наконец не заснул тихим сном измученного дитя.
  
   Почувствовав, что Дарлин крепко спит, Лан тихонечко вытащил из-под его головы злополучную кофточку и припрятал подальше. "А не сжечь ли её совсем?" - думал при этом Лан. Он был очень зол на Доми и на себя и очень расстроен. Будь его воля, он сжег бы и саму Доми, только сделать это нужно было задолго до того, как они повстречались с Дарлином...
  

* * *

   А тем временем Доми, вернувшаяся в Финляндию через два дня после Бэйзи, обживала маленькую уютную квартирку на окраине Хельсинки. Её с удовольствием приняли на прежнюю работу, которая была хороша тем, что у неё оставалось еще много времени и сил для других занятий. А вести шейпинг для неё было сочетанием приятного с полезным. Все дамы бальзаковского возраста, посещавшие группу, любили её за внимательность и тактичность, которые она проявляла к ним. На работе она была совсем другой Доми, они даже и не могли представить себе, что эта милая и приятная девочка может быть по-настоящему агрессивной и опасной. Просто они никогда не видели её в гневе.
  
   Хлопнула входная дверь.
  
   - Базильо, это ты? - прокричала Доминик из глубины квартиры.
   - Нет, это Чингачгук - Большой Змей.
   Бэйзи вошел в комнату, улыбаясь, словно чеширский кот.
   - Что за загадочная мина у тебя на лице? - Доминик смотрела заинтриговано.
   - Я кое-что припас для тебя! - Бэйзи вытащил из внутреннего кармана куртки пару обшитых мехом наручников.
   - Большой Змей, ты и впрямь сошел с ума, если думаешь, что я на это соглашусь!
   - Согласишься, согласишься, и - не пожалеешь! Это еще не все - вслед за наручниками, бряцая цепями, на кровать полетели аналогичные приспособления для ног.
   - Боже! Дай-ка я тебя обыщу, может ты и плетку припас?
   Доми стала шутливо шарить под курткой, задирая футболку и залазя ладошкой в штаны.
   - Ну-ка, ну-ка - где???
   - Да нет, плетку принесу в другой раз. О семи хвостах!
   - И где ты все это взял? Не уж-то в магазине папы Вало? - Доми упала на кровать в приступе неудержимого смеха.
   - А то где ж еще, у меня там скидка, как у постоянного клиента.
   Доми каталась по кровати, колотя кулаками и издавая булькающие всхлипы.
   - Не растерявшись, Бэйзи заключил её запястья в меховые браслеты, присегнул их к изголовью.
   - ??? - веселье Доми мгновенно отхлынуло.
   Теперь дело осталось только за ногами, но сначала нужно было освободить девушку от одежды.
   Доми брыкалась и кричала. Не обращая внимания на протесты, он стянул с неё брюки. Правда, с кофточкой все было сложнее - наручники мешали ее снять, а если их расстегнуть... Бэйзи в данный момент опасался это делать... можно было действительно пострадать от недопонимания Доми и ее гнева.
  
   - Извращенец, ты что творишь! Ты мне за это ответишь!!! Ты поплатишься!!! Жестоко поплатишься!!!
   Бэйзи заглянул в ее лицо - ее глаза были полны слез. Не то от обиды, не то от не закончившегося еще приступа веселья.
  
   - Ну что ты? Неужели мне не доверяешь? Я когда-нибудь делал тебе больно?
   Он накрыл её рот своим, целовал и гладил её до тех пор, пока не почувствовал, как она расслабляется и успокаивается. Когда её тело вновь стало податливым, он пристегнул ее ноги и вышел из комнаты...
   Вернулся с ножницами в руках.
   Глаза Доми расширились от ужаса.
   - Ты что, псих? - выдохнула она охрипшим голосом.
   - Не бойся, я разрежу только футболку - не сейчас, так позже, её, все равно, придется как-то снимать.
   Пока Бэйзи срезал с нее остатки одежды, Доми, часто дыша и захлебываясь, поливала его отборной бранью на русском, итальянском, финском и английском языках вперемежку. Она вспомнила, наверно все бранные слова, что слышала за свою жизнь.
   Бэйзи пропускал весь этот поток мимо ушей и только улыбался.
   - О, какой, оказывается, у тебя грязный язычок!? А я бы мог об этом так никогда и не узнать...Если ты сейчас же не прекратишь ругаться, я завяжу тебе рот.
   Он накрыл ее распятое тело своим и стал целовать. Бэйзи попытался поцеловать её в губы, но она отвернулась. Удерживая ее голову, он все же исполнил свое намерение. Доми никогда не могла устоять против таких его поцелуев, они её обезоруживали. Она потянулась, чтобы обнять его, но цепи не дали ей закончить движение. Она жалобно закатила глаза и, надувши губки, капризно всхлипнула. От всего этого страсть прихлынула к чреслам мужчины. Доми почувствовала, как напрягается его тело, и желание, в свою очередь, обдало ее тело жаром. Она лежала в позе морской звезды, закрыв глаза и запрокинув голову, уже готова была отдаться.
   Почувствовав, что жертва уже довольно сильно распалена, Бэйзи, взяв себя в руки, встал и стал не спеша раздеваться. Нарочито медленно, как бы невзначай поворачиваясь к ней то боком, то спиной он стал стягивать с себя одежду. Его гибкое стройное тело извивалось плавно и грациозно, Доми наблюдая за этим зрелищем из своей, довольно странно оборудованной, VIP-ложи, заводилась все больше и больше...
   - Я, конечно, и раньше знала, что ты Змей, но что такой... иди быстрее ко мне! - Доми облизывала и кусала губки, глаза её были полны нетерпения.
  
   Он подошел, склонился над ней, завесив свет гривой волос, щекотавших Доми лицо и шею. Посмотрел, гипнотизируя, словно удав кролика. Доми приподняла голову и потянулась его поцеловать, но он приподнялся на руках.
   - Вот стервец! - возмущенно выкрикнула девушка и откинулась на подушки.
   Он просунул руку под ее ягодицы и стал ласкать нежную плоть, ласково приговаривая:
   - Ты очень агрессивна в постели, девочка моя, я решил, что надо попробовать тебя перевоспитать!
   - Ничего не получится! Особенно такими дурацкими методами!!
   - Не получится, говоришь? - Посмотрим. - Дурацкими?! Хм...
   Он стал целовать ее растянутое тело по всей длине, начиная от центра этой прекрасной теплой и мягкой звезды, постепенно двигаясь к острию лучиков, целуя и облизывая запястья, ладони и пальчики.
   Когда он спустился вниз и стал целовать и ласкать ее изящные точеные ступни, она уже не могла больше стонать и лишь тихонько поскуливала, как щенок. Она шевелила гутаперчевыми пальчиками, пытаясь схватить ими Бэйзи за щеку или за шею, до чего дотянется.
   - Вот видишь, какая ты неугомонная, даже сейчас пытаешься меня ущипнуть - смеялся Бэйзи.
   - Конечно, и так будет всегда, сколько меня не перевоспитывай.
   - Мне интересен не результат, а сам процесс....
   - угу... ну, тогда - продолжай...
  
   И он продолжал:
  
   - Хватит! Не мучь меня! Бэйзи, возьми меня! Прошу тебя! Или я сейчас умру! - она верила в то, что действительно находится на грани смерти - Пронизи меня своим копьем! - кричала она.
  
   Бэйзи взглянул мутным от желания взглядом в её лицо - из глаз Доми крупными жемчужинами катились слезы. Насколько же красива была её страсть и её похоть! И он отпустил тормоза. Все слилось для них в сверкающий, сметающий все барьеры ураган.
   Наконец все затихло в их вселенной. Доми плавясь медовой лужицей растекалась по постели. Она стала центром, средоточием энергетического всплеска, словно звезда вспыхивая и излучая и поглощая вновь то, что отдавал её мужчина, что могла отдать всколыхнувшаяся вселенная.
   О, как она была благодарна ему в этот момент! Как остро она чувствовала это волшебное тепло, которое он нес в себе и донес до неё не расплескав.
   Бэйзи подняв голову ждал, когда на лице "жертвы" вновь появится осмысленное выражение, но Доми сладостно извивалась, окончательно потеряв контроль, её глаза были темны, как глубины ада и, казалось, что на их дне действительно видны красные отсветы пламени.
   Ему стало жутко. Склонив голову, он уткнулся в её шею. Руками и ногами повторяя её позу, он почувствовал, то, что чувствовала она. Они сливались в одно целое, в единый космический объект.
   Он почувствовал её в себе, почувствовал, что ради этой женщины он пойдет на все, пожертвует многим ради этой бесконечной цепи смертей и возрождений, ради того, чтобы вновь и вновь прижавшись к её телу чувствовать её пульс, чувствовать волны счастья, захлестывающие её и качаться вместе с ней на этих волнах.
   В этот момент он вдруг ясно осознал, что никогда и ни с кем не чувствовал такого раньше и ни с кем больше не способен так слиться. Понял, что она - одна единственная женщина, предназначенная ему.
  
   - Может теперь уже расстегнешь наручники?! - голос Доми оторвал от мыслей, проносившихся в его мозгу.
   Все еще прикованная, Доми смотрела на него и улыбалась царственной улыбкой. Она с перетянутыми наручниками запястьями и щиколотками, тем не менее, выглядела победительницей.
   "Она все чувствует, все знает" - думал Бэйзи, расстегивая наручники, целуя и поглаживая красные рубцы, оставленные ими - "Это она меня провоцирует делать то, что она хочет? И делать все как она хочет? Или у нас одни желания?!"
  
   - И отнеси меня в ванную! - приказала Доми. Да, Доминик, как никто чувствовала, когда из ситуации можно извлечь максимальное удовольствие.
  
   Беспрекословно подчиняясь, Бэйзи подхватил её на руки и понес.
  
   - Может тебя еще и искупать? - включил воду и плеснул в ванну пены.
   - Ты еще спрашиваешь?! - желание повелевать разыгралось в Доми не на шутку, видимо хотелось взять реванш после принуждения.
  
   Он бережно погрузил её в ванну и стал взбивать руками пену, потом забрался туда и сам, лишняя вода выплеснулась через край. Он сел напротив и стал нежно поглаживать и массировать её тело под водой, непроизвольно стараясь быстрее избавить её от красных следов от наручников.
  
   - Ты знаешь, я люблю тебя - Бэйзи был серьезен, как никогда и Доми тоже постаралась сдержать улыбку, вызванную смущением и удивлением.
  
   Уж больно забавно выглядело признание - они сидели в тесной ванне, лицом друг к другу с торчащими из пены коленками, обнимая друг друга ногами, как мишки-коалы обнимают ветки деревьев. Бэйзи смотрел на неё широко распахнутыми глазами так настойчиво, что Доми захотелось с головой нырнуть под воду.
  
   - Я готов пожертвовать всем ради тебя, я готов положить всю свою жизнь на алтарь нашей любви.
   - Мне не нужно так много, мне хватает того, что ты даешь мне сейчас... Ты не должен ради меня ничем жертвовать!
  
   Он лег рядом с ней, погрузившись в мягкую пену до подбородка.
   - Я сегодня понял, что люблю тебя уже давно, может быть, любил тебя еще до того, как мы встретились и буду любить тебя всегда - это ничем не изменить. Ты предназначена мне судьбой, возможно, мы должны были быть вместе еще в прошлой жизни ...
  
   - Ты сошел с ума!
  
   - Я сошел с ума, с тех пор, как впервые увидел тебя... Надо было еще тогда, в первый вечер везти тебя к себе, а не к Дарлину. Если бы я знал, что между вами тогда еще ничего не было, так бы и поступил. А так, сколько пришлось натерпеться, пока ты была с Дарлином...
   - Мы оба натерпелись.
   - Я тебя люблю - он повторял это и чувствовал, как яркое и теплое сияние спускается с небес и окутывает его. Ему было уютно рядом с Доми и он стал засыпать.
  
   - Бэйзи! Бэйзи, проснись!
  
   Но Бэйзи только слегка улыбался сквозь дремоту. Доми встревожилась.
  
   - Если ты сейчас уснешь, я не смогу тебя вытащить из ванны! Пойдем в кровать и ляжем спать как люди...
  
   А позже, когда Бэйзи уже сладко посапывал в постели она стояла на балконе, созерцая сквозь струйки сигаретного дыма алмазы звезд, рассыпанные по черному бархату неба, прислушиваясь к шелесту ветра в ночной тиши. Прислушиваясь к себе. Доми обдумывала, переваривала его слова, пыталась оценить, насколько это серьезно для неё.
   Она вернулась в комнату. Лунные блики плясали по стенам, сумрачные пепельные лучи освещали свернувшуюся калачиком фигуру спящего, подсвечивали кожу и волосы бледно-голубым светом.
  
   - Мой маленький львенок! Мой усталый добрый ангел! Ты такой красивый, и такой талантливый... во всем...
Bazie (Бэйзи) *SUUREPARANE* - великолепный (эст) []
  
   Он и сегодня вечером, как всегда, отдал ей всего себя, всю свою сущность и теперь спал тихий и умиротворенный. А Доми не спалось. Доми опустилась на колени и положила голову на край кровати. Ей казалось, что она видит его сны, столпившиеся тенями у изголовья.
   Он стал для неё всем - средоточием всех её мыслей, центром её вселенной, тем, кто дает ей силы и наполняет её жизнь смыслом.
   Любила ли она его?! Доми поняла, что сказать, что она его любила, это ничего не сказать. Как можно назвать таким затасканным словом то, что творилось в последнее время между ними?! Она была настолько пропитана им, его мыслями, его желаниями, его энергией, что ей казалось, это он её соткал из своей плоти и крови, создал, как в свое время Бог создал Еву из ребра Адама...
  
   Слезы неожиданно подступили к горлу, рыдания душили Доми, но она боялась всхлипнуть и потревожить его сон. Она не должна рушить его мир, не должна вторгаться в его жизнь. Она хочет, чтобы все оставалось как есть сейчас. Доми не должна ему ничего отвечать... Она просто промолчит.
   Приняв такое решение, Доми тихонько забралась в постель и тоже стала пытаться заснуть.
  
  

Часть 4

* * *

  
   Спустя некоторое время после того, как Доминик закрыла дверь за Бэйзи, в квартире вновь раздался звонок. "Неужели он что-то забыл?! Так ведь снова опоздает на репетицию!" - Доми спешно распахнула входную дверь, но, к её безмерному удивлению на пороге стоял Лан.
  
   Ошарашенная, она отступила вглубь прихожей. Лан вошел, не дожидаясь приглашения и затворил за собой дверь.
   - Ты как всегда появляешься в самый неподходящий момент! - опомнилась Доми - Откуда ты знаешь мой адрес и что тебе здесь нужно?! Какого черта!? - Доми, считала, что лучшая защита, это нападение. Хоть он и была в панике, старалась этого не показать.
   - Я пришел поговорить с тобой о Дарлине, а как нашел тебя - не важно... Нужно было найти, и я нашел...
   - О Дарлине!? Ты не по адресу! Он меня больше не интересует, и он теперь в полном твоем распоряжении.
   - А ты хоть представляешь, как он сейчас живет?!
   - Не знаю и даже слышать об этом не хочу!
   - Что и даже Бэйзи тебе об этом ничего не рассказывает? Он не рассказывал тебе, что творит Дарлин на концертах?!
   - Бэйзи?! Ты и о Бэйзи все знаешь?
   - Да, я пришел по его следу, как ищейка...
   - Мерзавец!
   - Хм...
   - Нет он мне ничего не рассказывал, я и не спрашиваю его о Дарлине.
   - Да тут дело касается уже не только Дарлина... Но ты меня хоть кофе напои, или что, так и будем в прихожей разговаривать?
  
   Доми заинтриговали странные намеки Лана, и она все же решила его выслушать. Она сварила кофе и они уселись за стол, друг напротив друга, как на переговорах.
  
   - Доми! Я прошу тебя! Вернись к Дарлину! - начал разговор Лан
   - Вот как!? Ты, который все время пытался меня с ним разлучить теперь просишь об обратном? - Доми преисполнилась сарказмом - с чего бы это вдруг такие перемены?
   - Да, я и в этот раз приехал к Дарлину в надежде сделать еще одну попытку вас поссорить, но оказалось, что вы и без меня уже разбежались. То в каком состоянии я его застал даже меня шокировало!
   - Да уж, без тебя то тут не обошлось... ты себя недооцениваешь... Ты был последней каплей, переполнившей чашу моего терпения... Сигналом к отплытию...хм... А что такое? Что ты говоришь, он там вытворяет?
  
   Доми отхлебнула глоток кофе и закурила. Лан поморщился, но смолчал, если ей так легче - пусть курит. Лишь бы слушала внимательно.
  
   - Дарлин в последнее время совсем потерял контроль над собой! Он крушит себя, свою жизнь, все вокруг. Я за него боюсь! Он так пьет! Доми, он постоянно пьян. И он мне сказал, что пьет, стараясь заглушить давящее на него одиночество! Доми, он мне исповедался и я понял - ты должна вернуться!
   - Ну, допустим, пил он всегда и трезвым я его уже не помню. А что еще он вытворяет? Что на концертах? - Доми интуитивно чувствовала, что здесь что-то важное для неё, что нужно поподробнее расспросить...
   - Раньше он хоть перед концертами не надирался до потери самоконтроля, а сейчас... Ты знаешь, как они съездили на гастроли в Германию?
   - Ну знаю, что ездили, Бэйзи сказал - все как обычно...
   - Ну да, обычно, только Дарлин устроил такой дебош на сцене, светопреставление просто... Он и твоего Бэйзи чуть было не пришиб.
   - Как это?!
   - Очень просто - микрофонной стойкой! - Лан наслаждался произведенным эффектом - глаза Доми стали размером с блюдца, она как рыба открыв рот хватала воздух - он долбил микрофонной стойкой потолок, прямо над Бэйзи. И я вот думаю теперь - случайно это было или специально....
   - Хм...скорее подсознательно.. Дарлин уже давно ничего сознательно не делает - его темное второе Я вовсю управляет им! - в голосе Доми проскользнула досада.
   - Если ты не вернешься, его Второе Я совсем поглотит Первое и погубит его - Лан старался говорить с Доми не её языке, стараясь быть более убедительным - Посмотри, какие тексты он теперь пишет:
  
   *** (c)
  
   Да, можно любить, ненавидя,
   Любить с омраченной душой,
   С последним проклятием видя
   Последнее счастье - в одной!
  
   О, слишком жестокие губы,
   О, лживый, приманчивый взор,
   Весь облик, и нежный и грубый,
   Влекущий, как тьма, разговор!
  
   Кто магию сумрачной власти
   В ее приближения влил?
   Кто ядом мучительной страсти
   Объятья ее напоил?
  
   Хочу проклинать, но невольно
   О ласках привычных молю.
   Мне страшно, мне душно, мне больно...
   Но я повторяю: люблю!
  
   Читаю в насмешливом взоре
   Обман, и притворство, и торг...
   Но есть упоенье в позоре
   И есть в униженьи восторг!
  
   - Это под какую музыку? Мне Бэйзи тоже приносит послушать свои наработки, и я что-то не могу представить, под какую...
  
   - Да не под какую - это просто его стихи! Не для альбомов. Он, слава Богу, не только пьет, иногда еще и вот так изливает свои чувства... И это еще не все! Почитай вот это! Может хоть это тебя убедит!
  
   Смерть (с) 1
  
   Загнав себя в угол ты можешь не лгать
   Лежи себе смирно, продолжай умирать.
   Свобода не в радость, Любовь это Зло
   И то, что ты дышишь - тебе повезло
   Молиться бессмысленно, твой Ад уже тут
   Сковал тебя страх твой - невидимый спрут
   Нет желанья бороться, нет желания жить
   До сих пор удивляешься - как сумел ты забыть
  
   Пережить всех друзей, все проблемы, все ужасы те
   И то, что теперь ты уже не стремишься к Звезде
   Лежишь, вспоминаешь, и видишь - все зря
   Как впрочем и то, что скоро Заря
   Заря - это все, это крах твоих мечт
   Несбывшийся ворох наивных надежд
   И хочется, все же, жить всем назло
   Отдавая свое добро и тепло
  
   И были ведь силы, ведь было желание
   Но жутко бесило чужих состраданье
   Было б иначе, если бы что-то хоть сделал
   А не как прОклятый трус от этого бегал...
   Твой шприц выпадает, струится волна
   И тебе хорошо, будто рядом - Она
   Наркотик струится сквозь вены, сквозь Душу
   И то что ты строил годами - разрушит...
  
   Невидящим взором ты смотришь в окно
   Не помнишь себя, не помнишь добро...
   Ты помнишь Любимую, и можешь простить
   И есть еще шансы все изменить
   Но вдруг тебе Смерть глядит с ухмылкой в лицо
   И ты понимаешь: теперь это - все...
  
   - Боже! Он что еще и наркотики стал принимать?! - воскликнула Доминик испуганно.
   - Не знаю, я сам лично не видел... и другие, вроде бы, не замечали.
   - Не дай Бог!
   - Значит тебе, все же небезразлична его судьба?
   - Конечно нет! Тем более, даже врагу не пожелаешь связаться с наркотиками. А он мне не враг...
   - И то уже хорошо, что ты не держишь на него зла. Есть надежда, что ты все же, вернешься к нему.
   - Не знаю... это другое...для того, чтобы вернуться к нему мне придется расстаться с Бэйзи, а этого сделать я не в силах! Это все равно, что умереть!
   - Так по-твоему, пусть лучше умрет Дарлин?!
   - Не ставь так вопрос! Здесь нет такой четкой альтернативы! Дарлин все это время прекрасно без меня обходился и дальше обойдется!
   - Но ведь и ты без Бэйзи обходилась раньше...
   - Когда его не знала...
   - Так и Дарлин мог обходиться без тебя, до того, как ты его к себе приучила! Признайся, ты ведь околдовала его?! Даже сейчас, спустя столько времени после вашей разлуки, он одержим тобою! Ты знаешь, я видел это в его глазах! И это не похоже на любовь! Это больше похоже на болезнь, но... я не умею изгонять духов...
   - Хм, что-то, когда мы были вместе, я не чувствовала его особой привязанности!!!
   - Ты понимаешь - часто, только потеряв что-то, мы понимаем, как нам это было дорого...
   - Угу! Это если ты глупый слепец!!!
   - Ну, что ж поделать! Такой он... Он еще и гордец - даже не жди, он никогда тебе не скажет, что любит... но ты знай - ты нужна ему как воздух! Он без тебя задыхается!
   - А я? Мне тоже нужно дышать! И мой воздух - это Бэйзи! Я без него не смогу!
   - Все же, ты подумай. Я дам тебе время, не скажу пока Дарлину, что выследил тебя. Но сильно долго не тяни... ему тягостно ждать и... когда ты решишься, может быть уже поздно...
  
   С этими словами Лан поднялся из-за стола - ему больше нечего сказать.
  
   - Подумай хорошенько! - сказал он уже в прихожей - Я оставлю тебе его стихи, пусть они послужат тебе напоминанием, насколько это все серьезно.
  
   После ухода Лана, Доми закурила и стала перечитывать рукописи, оставленные им. Острые иглы звенящей тишины вонзались в её беззащитную душу. Ей стало страшно под обстрелом боли, льющейся на неё с белых листов. Ей захотелось, словно моллюску спрятаться от этого в надежную раковину. "Ну, где же Бэйзи! Он ушел недавно и придет еще не скоро... Как же прожить эти часы и ничего не натворить с собой?!"
  
   Доми легла в ванну и включила воду, закрыв глаза она слушала шуршание струй - плеск воды всегда её успокаивал...
  

* * *

   Когда пришел Бэйзи, она не услышала звука отпираемой двери. Она лежала на кровати.
  
   В наушниках играла музыка. "Смеется Дьявол за спиной твоей..." пел русский рокер Эдмунд Шклярский. Она обожала группу "Пикник" и в моменты жестоких душевных страданий их могла выразить, лишь эта лирика, лишь эта музыка могла пролиться бальзамом на израненную душу.
  
   Бэйзи подошел и тихонько, стараясь не напугать резким прикосновением, тронул её за плечо. Доми открыла газа и улыбнулась.
  
   - Наконец то! - воскликнула Доми с неподдельной радостью
   - Заждалась, красотка?! Что слушаем?
   - "Пикник"
   - Опять у тебя кризис? - Бэйзи нахмурился - Что на этот раз?
   - Да так...ничего... - Доми еще не была уверена, стоит ли рассказать о незваном госте.
  
   - Я тоже принес тебе кое-что послушать. Но, моя музыка, конечно, не претендует на лекарство от всех бед...
   - Давай послушаем.
  
   Бэйзи поставил диск в проигрыватель. Доминик слушала, слегка кивая головой в такт музыке. Ей, конечно нравилось, но мысли сейчас были не о том... Почему же он не рассказал ей об инциденте на германском концерте?
  
   - Что ты на меня так странно смотришь? Что-то не так?!
   - Да нет, все в порядке, мой львёночек! - Доми потянулась и обняла его за шею - мой сладкий-сладкий мальчик!
   - Что-то ты сегодня слишком нежна, даже страшно как-то - как будь-то пытаешься меня от чего-то отвлечь... - Бэйзи внимательно посмотрел ей в глаза - ты же ведь знаешь, меня, мудрого кота Базилио, не проведешь! Придется все рассказать!
   - Потом. Давай дослушаем запись - Доми тянула время...
  
   Прослушав несколько композиций, Бэйзи нажал "стоп". А эту я сам сыграю, а ты - подпевай. Доми удивилась. Он взял гитару и тихонько запел:
  
   "В каждом объятье есть шанс на удушье,
   В каждом зачатье есть шансы на смерть ..."
  
   Тут удивление Доми достигло апогея.
  
   - Откуда у тебя это?!!
   - Спер где-то... - на лице Бэйзи играла улыбка шкодливого подростка.
   - Ах ты гад! Рылся в моих вещах!!!
   - Нигде я не рылся, ты сама все на столе разбросала...Ты ведь даже не заметила пропажи!?...
   - Хм.. но все равно.. нет у меня настроения петь! Да и не умею я!
   - Придется суметь! Ты же знаешь, я не отстану, пока не запоешь...
   - Чудовище!
   Когда смолк последний аккорд и Бэйзи закончил петь, она сказала:
   - Ты знаешь, а я еще кое-что написала. Хочешь, покажу?
   - Конечно!
   Она достала тетрадь и передала ему. Он читал и улыбался своей неотразимой загадочной улыбкой, а Доми любовалась им и волнуясь ждала оценки:
  
   Положи меня на музыку
   (с) ЕЛЕНА ГУЛЯЕВА.
  
   Положи меня на музыку,
   Обними своей гармонией,
   Тронь губами пересохшими
   Серый порох этих строк;
   Обострённым слухом узника
   Угадай с ползвука тонику,
   Ритма звонкие горошины
   Дробью выплесни в висок.
  
   Проживи меня по-своему -
   Нежно, джазово и набело;
   Спой мелодией неспешною -
   Очи-плечи, два крыла...
   Обернись обеспокоенно
   И проверь меня по правилу
   А потом спроси насмешливо:
   "Ну? Не то, что ты ждала?.."
  
   Невесомое касание:
   Словно щёку струны гладишь ты.
   Страсть - бумагою обёрточной,
   Так, что кругом голова...
  
   ...Замыкая расстояния,
   Вслед за паузой поставишь ты
   Такта тоненькую чёрточку
   Там, где кончатся слова.
  
   Он оторвался от чтения и поднял на неё глаза полные нежности и обожания.
  
   - Родная ты моя душа! - отложив в сторону тетрадь он заключил её в трепетные жаркие объятия и они слились в томительно сладком поцелуе - сознание Доми обволакивало темным нежным бархатом страсти, проблемы и метания отошли в небытиё. "Это все! И больше ничего мне в этой жизни не нужно, подумала она погружаясь в теплые волны его любви..."
  

* * *

   Они стояли на балконе и наблюдали закат. Молчали, все было между ними сказано, что не сказано - понятно без слов. Но оставалась тайна, которую Доминик еще не раскрыла, и она жгла её мозг, раскаленным железом. Доминик затягивалась сигаретой, мучительно решая, как же начать этот разговор. Бэйзи, обняв её со спины с наслаждением вдыхал аромат её волос, аромат её сигарет, он чувствовал себя счастливейшим из смертных в этот миг и даже почти забыл о странном поведении Доми в начале их свидания.
  
   - Ты знаешь, мне иногда хочется взять и сигануть с балкона! - вдруг сказала Доми
   - Почему? Не боишься высоты? - Бэйзи развернул её к себе лицом и удивленно посмотрел в глаза.
   - Боюсь, но не потому, что у меня кружится голова, а потому, что это большой соблазн. Хочется попробовать, как это! Почувствовать свободное парение! Когда я себе это представляю у меня сердце замирает. Мне кажется, это так здорово!
   - Ага, только недолго... ...Ты - сумасшедшая!
   - Наверно...
   - Может поставить здесь решетку? А то я теперь буду бояться, вдруг уеду на гастроли, а ты ... сиганешь...
   - Ты хочешь меня совсем уж как птицу в клетке держать?! Тогда уж сдавай меня в психушку на время отъезда или в собачий питомник...
   - Ну и юмор у тебя!
   - Да какой уж тут юмор...
  
   - Так ты в конце концов расскажешь, что тебя терзает? Какие бесы тебя дерут? Я же чувствую, что ты вся в напряжении!
   - Расскажи мне, как там Дарлин?
   - Ох! Что это вдруг ты о нем стала спрашивать?
   - А почему ты мне никогда о нем ничего не говоришь?
   - Я думал тебе это неинтересно.
   - Ну почему же интересно, даже очень. Расскажи мне например о том, как прошли ваши выступления в Германии.
   - Успешно, как обычно с фурором.
   - Да? А то что он рушит потолки над твоей головой тоже уже вошло в обычай?
   - Ммм.. Откуда ты это знаешь?!
   - Лан был здесь.
   - Лан!? Как он сюда попал?
   - Выследил тебя.
   - Ухм.. Теперь мне ясно, что тебя выбило из колеи... И что, что ему было нужно?!
   - Ни за что не догадаешься... - Уговаривал вернуться к Дарлину.
  
   - Хм, не догадался бы, но не удивляюсь. Не хотел тебе говорить, но я боюсь Дарлин или сопьется или свихнется окончательно, что в принципе равнозначно. Он в последнее время совсем одичал. Иногда я задаю себе вопрос "А в своем ли он уме?!" Я просто не хотел тебя расстраивать, не хотел, чтобы ты винила себя.
  
   - Я?! С чего я-то должна себя винить?
   - Это все так обострилось после твоего бегства.
   - Да не надо, что вы все мне сыплете соль на раны - что ты, что Лан! Пил он до меня, пил при мне и будет пить до скончания века. Бутылка, вот та Единственная, которой он не изменит!
  
   - Доми! Не распаляйся! Ты слишком строго его судишь!
   - А ты, наверно, его адвокат!
   - Я его друг, хоть и увел его женщину... Что поделать, если такая жестокая судьба, делить одну любовь?!
   - Может ты тоже хочешь, чтобы я к нему вернулась?
   - Это тебе решать... - сказал Бэйзи, но при этом так крепко прижал Доми к себе, как будь то думал, что вот сейчас же, после этих слов, невидимая рука возьмет и вырвет её из объятий.
  
   - Решать!? Ничего я не буду решать! Тут и решать-то нечего!
   - Ах, детка, детка... Ты сама не знаешь, чего ты хочешь... Вся твоя беда в том, что ты не управляешь своими желаниями, это они владеют тобой! Он этого и все твои страдания.
   - А что я могу поделать? Такой уж меня создала природа... только ты можешь мои страдания облегчить... Когда ты меня обнимаешь - боль успокаивается... на время. Ты - мой наркотик - сказала Доми, крепче обвивая стан любимого.
  
   - Если ты сама не будешь ничего решать, за тебя может решить случай... И, кто знает, понравится ли тебе это решение...
  
   Слова Бэйзи прозвучали, как пророчество. Доми вдруг ощутила холодок, словно поднимающийся откуда то из бездны. Ей стало страшно, что конструкция балкона слишком хрупка и не удержит их двоих и они сорвутся туда - в этот манящий, тянущий к себе, сосущий их энергию холод.
  
   Нет! Нет! Не-е-е-ет... Она не хотела чтобы так случилось. Их счастье должно было длиться вечно! Пусть они сорвутся, но пусть у них вырастут крылья!

* * *

  
   Бэйзи стремительно влетел в квартиру. Его лицо было хмурым и озабоченным. Против обыкновения, он не поцеловал Доми, что, само по себе её очень насторожило.
  
   - Что случилось? - сердце Доминик тревожно забилось - Что-то с Дарлином?!
  
   - Он в больнице, собирайся, поехали!
  
   Доми стала одеваться и пытаться привести в порядок прическу и макияж. Руки не слушались Доми, она то и дело роняла вещи.
  
   - Да не волнуйся ты так, он попал под машину, но врачи говорят, что сильно не пострадал. Бог бережет пьяных, а он был пьяный вдрызг... Правда, он пока не разговаривает и никого не узнает, видимо, что это последствия опьянения и со временем пройдет. Для того, чтобы он быстрее реабилитировался, ему нужен положительный стресс...
  
   - Так ты хочешь меня использовать, как стимул для Дарлина?! - Доми возмутилась - а может, не стоит мне возвращаться?!
  
   - Ты ему нужна. Он страдал все это время без тебя. Я все это видел...
  
   - А как же ты? Как же мы? Как же ты и я?!!
  
   - Ему ты нужна больше, чем мне... - выдавил Бэйзи с некоторым усилием.
  
   - Больше чем тебе?! - Доми не могла поверить, что он это говорит - а мне? Ты подумал, кто мне нужен?!
  
   Бэйзи смотрел виновато, но настойчиво продолжал:
  
   - Если ты вернешься сейчас, он быстро выкарабкается. А в моей жизни есть не только ты... - Доми посмотрела в его глаза взглядом раненой птицы, его слова больно резанули по сердцу, словно острая бритва.
  
   - Понимаешь, ему в жизни не хватает опоры, поэтому он и ведет себя так беспутно.. Ты могла бы стать такой опорой для него...
   - А тебе опора значит не нужна?!
   - У меня есть опора - это наша музыка, наша группа... моя любовь к тебе... А для Дарлина этого недостаточно.
   - Каждый сам должен найти себе опору.
   - Он не может... Мы должны ему помочь, мы с тобой - больше некому! Прошу, вернись к нему ... ради меня! - Мы должны спасти группу, это дело всей моей жизни... а без Дарлина группа - ничто...
  
   Внутри у Доми все рушилось в душе завывали ветры. Она проглотила ком, застрявший в горле и стала продолжать сборы, двигалась по квартире, как зомби с обреченным видом, не глядя на мучителя. Если уж второй из близких Дарлину людей говорит ей это... И самый близкий для неё... Что же ей остается делать?!...
  
   - Доми! - неожиданно Бэйзи подошел к ней и порывисто обнял, прижав к стене - Доми! Знай - я люблю тебя больше жизни и всегда буду любить, что бы с нами не произошло. Что бы ни случилось, знай, я всегда с тобой! Но сейчас, я чувствую, что мы должны поступить только так... Ты должна пойти к нему, и если он спросит, скажи ему, что вернешься... Милая, прошу тебя! - он крепко сжал её в объятиях и поцеловал в мягкие волосы... Словно прощаясь...
 [Lucy_Wildheart]
  
   В приемном покое их встретил врач и сообщил, что Дарлин, как раз, проснулся и у него уже есть посетитель.
  
   - Он не сломал себе ни одной косточки. Так легко выйти из такой аварии, все равно, что заново родиться. Можете в этот день праздновать его второй день рождения. А кто эта девушка? Парень пока очень слаб и мы пускаем к нему только самых близких.
  
   - Это его невеста.
  
   Бэйзи всегда умел находить нужные слова в нужный момент...
   Доми зло сверкнула на него глазами, но при докторе спорить не стала. Таким образом, они были допущены в палату. У постели сидел Лан, держа безвольно повисшую руку Дарлина в своей, поглаживая бледные пальцы. Он с надеждой глядел в лицо Дарлина, пытаясь с ним разговаривать, но тот безучастно молчал.
  
   Доминик вошла в палату с огромным букетом огненно алых роз. Она была совсем такая, какой Дарлин видел её в своих снах в последние месяцы. Волосы львиной гривой обрамляли её лицо, каштановыми волнами струясь на плечи. На ней был ярко красный костюм, тот в котором он видел её в последний раз. Бэйзи настоял на том, чтобы она одела именно его.
   Она подошла ближе к кровати больного.
  
   - Доми!.... - бледными непослушными губами прошептал Дарлин и его лицо озарила счастливая улыбка - Ты вернулась ко мне?...
  
   Доминик хотела ответить "нет", но Бэйзи, стоявший за её спиной, сжал локоть и она промолчала слегка склонив голову... Дарлин расценил это как подтверждение. Но глаза Лана видели все ясно, не укрылась от него и тень отчаяния на лице Доми и упрямая отчаянная решимость на лице Бэйзи и его принуждающий жест. Но... - он тоже промолчал и будет молчать ровно столько, сколько нужно будет Дарлину.
  

The End?...

? Panther

Apr-may 2005

стр. 1 из 29

  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"