Украинский Денис: другие произведения.

Рыцарь напрокат

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    ОСТОРОЖНО ОКРАШЕНО. Книга была написано давно. Сейчас по прошествии некоторого времени, появилось видение того, как ее надо переделать, в том числе благодаря вашим комментариям. Основная идея не изменится,"реконструкция" затронет последовательность некоторых событий и их изложение, а также появятся дополнения. Всегда рад новым конструктивным замечаниям. Новый текст книги буду публиковать отдельно.


Рыцарь напрокат.

Глава 1

Двадцать девятое февраля.

   Свет пасмурного утра не смог пробиться через плотно задвинутые шторы. Сначала я решил, что еще ночь и у меня опять бессонница, но электронные часы рядом с кроватью подсказали, что сегодня мне удалось проспать восемь часов подряд. Новость хорошая, потому что последние два месяца, я просыпаюсь среди ночи и несколько первых секунд ищу рядом с собой автомат, не нахожу и вспоминаю, что моя война закончилась три года назад. Заснуть после таких пробуждений мне не удается. Приходится вставать и придумывать себе занятие. Иногда даже выхожу на улицу, иду к гаражам вывожу машину и кружу по ночным улицам в поисках неизвестно чего. Опускаться до свинства, и беспокоить счастливых друзей, которые могут насладиться спокойным сном, мне не хочется, вот и приходится бороться с этой напастью в гордом одиночестве.
   Нагрузки в спортивном зале помогают только заснуть, но на всю ночь этой усталости не хватает. Возможно, стоит найти работу. С этой мыслью я положил кусочек сахара в чашку кофе, вернулся в спальню и раздвинул шторы. За окном пасмурно, домашняя метеостанция показывает, что сегодня двадцать восьмое февраля, а за окном минус три и в ближайшее время выпадут осадки. Есть шанс, что зима наконец-то расщедрится и напоследок подарит немного белого, хрустящего под ногами снега. Всю зиму снег если и шел, то в тот же день сменялся дождем или таял, еще не успев опуститься на асфальт. Серые массы замершей за ночь жижи на газонах, вряд ли могут кого-то порадовать.
   Мысли о погоде под ароматный, черный кофе привлекали меня куда больше, чем мысли о работе. Я так и не нашел для себя нишу по душе. Имелось одно вложение в авторемонтный бизнес, которое уже окупилось, и начало приносить доход. Поначалу мне было интересно планировать, заниматься организационными вопросами, но сейчас партнер взял большинство дел в свои руки, а я только получал свою часть прибыли. И я не против такого развития событий, так как понял, что это не мое.
   В наемной работе необходимости нет, средств вполне хватает, а идеи о собственном деле, которое бы приносило в первую очередь удовлетворение почему-то обходят меня стороной. Вот и приходиться маяться ночами, не находя себе места, в этой жизни. Однако, все не так плохо, как может показаться на первый взгляд. Бывают периоды, когда моя жизнь превращается из серого болота в бурлящий поток. Сразу после армии, судьба преподнесла мне щедрый подарок, я встретил человека, который стал мне хорошим другом и с ним, а точнее с ней в мою жизнь пришли большие перемены. Она словно чувствует мое настроение на расстоянии, и появляется именно в те моменты, когда я готов пойти на все, только бы избавиться от нахлынувшей тоски. Александр Сергеевич*, выразил это всего в двух словах - "русская хандра". Подвергаясь приступам этой напасти, я готов бросить все и отправиться на край света. С какой целью? Да, какая разница. Хоть снежного человека искать.
   Из-за количества переделок, в которые мы, как правило, попадали вместе, мне кажется, что я знаю ее уже лет десять. Не стану скрывать, она привлекает меня не только, как компаньон, ее красоте может позавидовать любая представительница прекрасного пола. Стройная, грациозная фигура, всегда безупречно уложенные, золотые волосы и бездонные, зеленые глаза. Вот только если долго и внимательно всматриваться в эти изумрудные озера, то начинает приходить понимание, что вода в них холодная. Еще она алчная, сверх меры эгоистичная и жутко капризная, но при всем при этом, она надежный партнер и всегда держит свое слово, которое трудно от нее получить.
  
   А.С. Пушкин*
  
   Мы не виделись почти шесть месяцев. За три года нашего знакомства этот перерыв в сотрудничестве стал самым длинным. Еще одна причина для бессонницы. Ее последний телефонный номер, записанный у меня, перестал существовать месяц назад. Где она живет, я не знаю. Она всегда появляется неожиданно, принося в мою жизнь глоток свежего воздуха. Сейчас у меня есть два варианта, ждать, когда она снова появится, считая унылые дни, либо найти занятие по душе, которое наполнит мою жизнь. Допив кофе, я выбрал третий.
   В нашем в городе не так много первоклассных салонов красоты, в которые эта привереда отважилась бы пойти, к тому же я знаю несколько ее любимых магазинов. Вполне возможно, что кто-нибудь из персонала вспомнит ее и если повезет, даст хоть какую-нибудь наводку на то, где ее искать. Но сначала надо как следует позавтракать. Мысль о предстоящем поиске взбодрила меня. Выходя из квартиры в приподнятом настроении, я чуть было не забыл включить сигнализацию, но пальцы автоматически зацепились за кнопки и ввели нужную комбинацию. Во дворе уже никого не было, соседи давно пили свой утренний кофе на рабочем месте. Не было видно даже дворника, предпочитающего напитки покрепче, но только после того, как двор и прилегающая к нему территория будет очищена от мусора. Судя по тому, что вокруг царил порядок, дворник еще с вечера приметил тучи и решил сегодня закончить работу пораньше, чтобы в случае выпадения снега, его рабочий день не продлился на неопределенное время. О его пристрастие к выпивке знала управляющая компания, знали жильцы, но никто не был против. Утром он делал свое дело, а ближе к обеду и после, беспокоить его бесполезно.
   Константиныч, сторож, охранявший гаражи, сделал вид, что не заметил меня. На приветствие не ответил и скрылся в своей сторожке, возвышающейся над кооперативными строениями. Как-то так получилось, что его смена всегда выпадала на те ночи, когда мне становилось совсем невыносимо, и я выходил, чтобы взять машину из гаража. По ночам, первыми меня встречали собаки, поднимавшие такой шум, как будто пришел не владелец одного из гаражей, а иноземный захватчик. Константинычу приходилось вылезать из своей теплой берлоги, успокаивать собак, впускать и выпускать меня.
   Утренний час пик прошел, и дорога до моего любимого кафе обещала быть приятной. Выезжая в нелюбимый мною переулок, я внимательно всматривался в дорожное покрытие, проверяя, не появилось ли там новой выбоины, и не сразу заметил знакомый силуэт. Чуть было не подпрыгнул на сидении, но сдержался, лишь слегка придавил педаль газа. Она стояла спиной ко мне, на правой стороне дороги. В мире немало натуральных блондинок как следует ухаживающих за своими волосами, но эту, в шубе из серого соболя, в высоких черных сапогах, на высоком каблуке и с черной сумкой из гладкой кожи, я узнал сразу. И только сейчас увидев ее, я понял, как сильно соскучился.
   Простите, совсем забыл. Это необыкновенно прекрасное и такое же необыкновенно холодное создание зовут Вэл. Точнее Валери, а если быть совсем точным, то Уаэллэйири. Странное имя, правда? Но я не стал задаваться вопросом кто и почему ее так назвал, для этого, в день нашего знакомства не нашлось ни одной свободной минуты. Позже это имя перестало быть необычным для меня, к тому же она не любила рассказывать о своем прошлом. Имя Уаэллэйири мне не выговорить, а когда ее называют Вэл, она обижается. И поверьте, на свете есть мало того, что по степени опасности может сравниться с обиженной Валери. Поэтому я стараюсь при обращении к ней не использовать сокращенный вариант и долго жалею, в случае, если мне это не удается.
   Услышав звук двигателя, она обернулась и сделала несколько шагов навстречу. Я остановился и Валери села впереди, рядом со мной. Запах ее духов моментально заполнил кабину.
   - Привет Максим, мог бы и быстрее появиться, я замерзла, пока тебе ждала - недовольно сказала она, рассматривая в зеркале заднего вида свой идеальный макияж.
   - Надо было позвонить, я бы тогда поторопился - в тон ей ответил я. - И не трогай зеркало, я долго его выставлял.
   Мы посмотрели друг на друга, ее губы тронула легкая улыбка, а я улыбнулся в ответ.
   - Тебя долго не было - трогаясь с места, сказал я.
   - Да - отозвалась Валери - У меня к тебе дело.
   - Я и не сомневался. Что за дело?
   - Сначала надо позавтракать, ты ведь для этого в такую рань из дома выбрался?
   - Я собирался в "Пальчики оближешь". Поедем?
   - Что ж - после некоторого раздумья ответила Валери. - Могло быть и хуже. Поехали.
   Пока я аккуратно, чтобы ничего не задеть, парковал машину, Валери успела расположиться и сделать заказ. Должен признать, это необычное зрелище Валери в этом кафе в дорогом, так идущем ей платье и не менее дорогой шубе, которую она неосмотрительно оставила на вешалке у входа. Желающих поживиться на зазевавшихся клиентах любого рода заведений всегда хватало, а мех такой дорогой и такой мягкий и так ей идет.
   - Поверь, она не будет на тебе смотреться - ее голос, а затем смех вырвали меня из размышлений.
   - Я просто подумал, что надо внимательней следить за такими вещами - попытался оправдаться я.
   - Ты лучше за своими приглядывай - ее смех не звучал, а лился, ровно и мелодично.
   Было в ней что-то нереальное, не от мира сего, в хорошем смысле. Она всегда заражала своим настроением окружающих ее людей. Своим внутренним светом Валери могла одинаково легко, как приободрить и поддержать человека, так и вселить в него чувство неуверенности и страха.
   Как следует подкрепиться, для Валери означало съесть пару блинчиков с клубничным джемом и выпить стакан свежевыжатого грейпфрутового сока. Она очень ревностно следила за своей фигурой. Не позволяла ни образу жизни, ни пище оставлять следы на своих безупречных формах. Иногда, тайком, даже от самого себя, я любовался ею и восхищался тем, как ей удается всегда быть в тонусе.
   В "Пальчики оближешь" готовят быстро. Передо мной поставили омлет с сыром, ароматный кофе и блинчиками со сметаной на десерт. На этот раз сервис превзошел все мои ожидания. И только принявшись орудовать ножом и вилкой, я обратил внимание на тот факт, что еду принесли до того, как я сделал заказ.
   - Откуда ты узнала, что я хотел заказать? - спросил я Валери, наблюдавшую за мной, с довольной улыбкой.
   - В этом ты до ужаса предсказуем - ответила она.
   - Итак... - начал я.
   -Что итак? - не отрываясь от блинчиков, спросила она.
   -У тебя было какое-то дело или я ошибаюсь? - напомнил я о причине ее появления.
   -Ах да! Дело...
   Она всегда надевала наряды, которые подчеркивали ее достоинства. И грудь, бесспорно, одно из них. Надо отдать должное природе, сотворившей это произведение искусства. Валери наклонилась над столом, приближаясь ко мне, и зашептала доверительным тоном. Вырез ее платья оказался настолько близко и под таким углом, что у меня возникло ощущение, что он, а не его хозяйка, начал разговор с фразы: - "посмотри в меня". Я потряс головой из стороны в сторону, чтобы избавится от наваждения, затем постарался сосредоточиться на том, что говорила Валери.
   - Ко мне в руки попали кое-какие сведения - начала она посвящать меня в суть дела. - Пообещай мне, что отнесешься серьезно к тому, что я тебе сейчас скажу.
   - Обещаю.
   - Есть одно место, в котором сосредоточена огромная вселенская сила. Тот, кто найдет туда дорогу, сможет воплотить в жизнь любое свое намерение. Это почти как лампа Аладдина, только существует на самом деле. Понимаешь?
   Омлет застрял у меня в горле. Дело оказалось невероятней, чем поиски снежного человека. Я побоялся оторвать глаза от тарелки и прямо посмотреть на Валери. Взял чашку с кофе и сделал несколько глотков, чтобы протолкнуть кусочек застрявшего омлета.
   - Аборигены называют это место Элэй Дан'а или если проще - Элдана. У меня есть карта, с помощью которой можно это место найти - продолжала она.
   - Элэй Дан'а, это на каком языке? - спросил я.
   - На эльфийском - на полном серьезе ответила Валери.
   На этот раз я поперхнулся кофе. Мне стоило больших усилий сдержаться и не поинтересоваться у Валери о ее душевном здоровье, но я обещал воспринять все, что она скажет серьезно, а обещания я привык сдерживать.
   - Ты не шутишь? - спросил я.
   Ее глаза сказали мне о том, что она не шутит и верит в то, что говорит.
   - А какую часть земного шара, населяют эльфы? - осторожно поинтересовался я.
   - Это не на Земле. Элдана находится в другом измерении.
   Взгляд зеленых глаз был ясным, говорила она четко и была серьезна как никогда.
   - То есть ты хочешь сказать, что у тебя есть карта другого мира, на которой указано место положения некоего места, которое обладает огромной силой?
   - Ты мне не веришь - рассматривая меня, заключила Валери. - Но в течение дня я смогу рассеять твои сомнения. Только согласись пойти со мной. Вспомни, тебе поначалу не нравились все мои предыдущие предложения! Однако ты никогда потом не жалел, что принимал их. И никогда не оставался в проигрыше. Всегда только прибыль. Помнишь?
   Она была права. Но я также помнил и браконьеров, которые трое суток шли по нашему следу, а еще я не забыл отряд таджикских пограничников, от которых мы еле отделались. Чего только стоили странные существа, которые преследовали нас в подмосковных лесах. Кто мог знать, что тайник по совместительству был их логовом.
   - У меня есть координаты перехода и дата, когда можно без особых проблем попасть в это измерение - продолжила Валери, внимательно следя за моей реакцией - Завтра тот самый день. Поэтому...
   - Ты что на траву подсела?
   Голос, раздавшийся за моей спиной, не дал ей договорить. У меня появилось ощущение, что я уже слышал его раньше. Когда-то давно. И память не смогла четко нарисовать образ человека, которому голос принадлежит.
   -Я всегда знал, что ты с приветом - продолжал голос. - Но, чтобы настолько! Какой еще другой мир? Завтра же двадцать девятое февраля!
   Я обернулся. За моей спиной стоял наш с Валери общий знакомый. Странно, что я не вспомнил о нем ни разу, за последние полгода. Вначале, в моей душе возникла радость от осознания того, что рядом оказался здравомыслящий человек, но по мере того, как он говорил, чувство это понемногу растворялось и под конец его речи, от радости не осталось и следа.
   - Ты попробуй, найди в этот день точку максимального искажения пространства, да еще без предварительной подготовки. Да даже если на минуту предположить, что найдешь, то двадцать девятого февраля переход в принципе невозможен!
   Его звали Штурман. Фамилия это, профессия или прозвище мне неизвестно. Сколько ему лет и откуда он, я тоже не знал. На вид ему было слегка за сорок. Его лицо все время покрывала короткая борода. Темно русые волосы свисали до плеч, он никогда не укладывал их и не собирал в хвост, но при этом они всегда были чистыми и расчесанными. Штурман был чуть ниже меня ростом. Если мой рост метр восемьдесят пять, то его примерно метр восемьдесят. Он был жилистым и не по комплекции сильным, что меня всегда удивляло. Чтобы развить такую же силу, в армии мне пришлось нарастить немалую мышечную массу.
   - А здесь написано, что это единственный день, когда можно попасть в этот мир - продолжала настаивать на своем Валери.
   - И что же это за мир такой, в который можно попасть двадцать девятого февраля? - не унимался Штурман.
   - Это мир, который не имеет названия за своими пределами - ответила Валери.
   - Да неужели?! Никто ничего толком не слышал об этом мире, а если и слышал, то уж координаты точек входа наверняка не знает!
   Эти слова Штурман произнес таким злорадным и торжественным тоном, что я уже начал думать о том, что мероприятие отменяется. Немного успокоившись, я начал поглядывать на официантку, которую давно собирался пригласить на свидание. Немного поумерив свой пыл, Штурман присел к нам за столик и попросил Валери показать координаты точки входа.
   - Конечно, но только после волшебного слова - сказала Валери.
   - Пожалуйста - улыбнувшись, сказал Штурман.
   Иногда, забывая о ее натуре, и том, что нас связывают чисто деловые отношения, я наблюдаю за тем, как она двигается, поправляя свои волосы, прислушиваюсь к тембру ее голоса, не обращая внимания на смысл слов. Правда, как только она это замечает и пытается использовать, ко мне тут же возвращается ясное понимание того, что кроме дружбы и взаимного сотрудничества между нами ничего не может быть.
   Валери представила вниманию Штурмана свернутый лист толстой, пожелтевшей от времени бумаги. От этой бумаги веяло древностью. И не той, которую вы можете почувствовать, доставая с книжной полки прабабушкин томик "Война и мир". Такое можно почувствовать, только находясь рядом с пирамидами или компьютером тысяча девятьсот восьмидесятого года выпуска. Странно было видеть подобный предмет перед собой. Насколько я помнил, Штурмана всегда интересовали маршруты, направления и координаты. Только это вызвало в нем хоть какие-то эмоции. На все остальное он смотрел с равнодушием.
   - Очень древний свиток - подал голос Штурман.
   Он настолько увлекся изучением свойств бумаги, что откусил от нее кусочек и начал его жевать.
   - Ты что делаешь, сволочь?! - вспылила Валери. - Ты что не позавтракал? А ну прекрати сейчас же!
   Продолжи Штурман свой акт вандализма, он вряд ли бы отделался устным предупреждением. Несмотря на цвет волос Валери, я с уверенностью могу сказать, что если бы самка черного ягуара превратилась в женщину, то выглядела бы так же как Валери в этот момент.
   - Ничего ты не понимаешь! - выплюнув откушенный кусочек бумаги, обиженно сказал Штурман. - Свиток действительно древний.
   - Ты лучше, чем показывать свои кулинарные пристрастия, удели внимание тексту и схеме! - немного успокоившись, посоветовала ему Валери.
   - Может, блинчиков хочешь? - на всякий случай спросил я у Штурмана.
   -Так, посмотрим, что тут у нас... - не обратив внимания на мое предложение и оставив в покое состав бумаги, Штурман принялся за изучение ее содержания - Так, интересно. Девятая ось от поворота реки... Так, здесь у нас место силового потока. Ага, вот она, на пересечении с вертикальным потоком. Так, есть такое дело. А по высоте? Почти на уровне поверхности... Это невозможно!
   На секунду он оторвал взгляд от свитка, задумчиво посмотрел на меня, как будто я чем-то мог ему помочь, потом на Валери и, приняв какое-то одному ему известное решение, задал вопрос:
   - Предположим координаты верные, место почти идеальное, но даже если мы найдем этот идеальный вход, где гарантия, что выход будет, таким же?
   В описании действия и возможных его последствий, Штурман употребил местоимение "мы". Значит, его заинтересовало это дело и, похоже, что упоминание о другом мире, странными показались только мне. В такие моменты, я острее всего чувствовал свою ограниченность и не способность проникнуть в тайны строения вселенной.
   -Тогда нам надо выбрать уютный гроб - без тени иронии ответила Валери. - Например, черный немецкого производства.
   Мне вдруг стало не по себе, я поежился, автоматически нащупывая в кармане брелок сигнализации с ключами, а вот Штурмана ее ответ, вполне утроил, и он продолжил изучать свиток.
   - Так, а здесь что? Так, так... Если в этом мире, не было серьезных катаклизмов, то по карте мы сможем отыскать этот, эту... Как ее?
   - Ты читай-читай - томно произнесла Валери.
   Она без труда могла подтолкнуть мужчину к действию, но, похоже, Штурман не меньше, чем я знал ее уловки и продолжил скорее из интереса к свитку. Внимательно разбираясь в непонятных мне закорючках, похожих на китайские иероглифы, он то и дело посматривал на Валери, и недоверчиво покачивал головой.
   - Я слышал об этом - возвращая свиток Валери, сказал Штурман. - Но всегда считалось, что Элдана это только древний миф и не более Ты веришь в то что это правда?
   Одного взгляда на Валери в этот момент было достаточно, чтобы понять, что она верит. Это читалось в позе ее тела, в выражении ее глаз. Я не видел такого даже у самых чокнутых, религиозных фанатиков. Вряд ли я сам, когда-нибудь так же сильно верил во что-то. Штурмана ее вид тоже убедил. Получив молчаливый ответ на один вопрос, он, задал другой:
   - Где ты откопала этот гм... Документ?
   -Ты не поверишь, но мне его одолжил очень симпатичный и обаятельный, мужчинка небольшого роста - ответила Валери.
   Штурман немного помолчал, с видом человека, который усиленно копается в своей памяти, а затем, подводя итог ментальным изысканиям, сказал:
   - Да. Давно я не слышал о представителях горного племени. С трудом верится, чтобы гном вот так взял и кому-то что-то, одолжил.
   - Он не просто одолжил. Я пообещала ему, что смогу собрать группу для экспедиции, найти спонсора и, конечно же, того, кто сможет нас провести, используя эту карту. Естественно пришлось оставить залог. Осталось всего полтора дня, а у него нет и половины того, что необходимо.
   - Залог. В этом мире не так уж много вещей, сохранность которых может заставить тебя выполнить обещание - при этих словах Штурман озабоченно принялся разглядывать Валери. - Ты точно ничего не принимала сегодня? А вдруг этот свиток всего лишь хорошая подделка.
   И тут я не выдержал.
   - Вы сейчас о чем говорите? - возмутился я - Вы вообще себя нормально чувствуете?
   По их взглядам я понял, что если кто-то и не в порядке, то это я. Мне приходилось слышать о том, что сумасшедшие не считают себя таковыми и воспринимают свои иллюзии, выдумки и галлюцинации, как самые реальные в мире вещи. Никогда не думал, что придется с этим столкнуться. Сомнения нахлынули на меня со страшной силой. Как Штурман нас нашел? Не похоже, что он появился случайно. Возможно, у него была договоренность с Валери, но откуда он знал, что мы поедем именно сюда. Следил. Значит, скорее всего, это розыгрыш. Глубоко вздохнув, я взял себя в руки.
   - Я не могу понять, что происходит и это меня сильно беспокоит - сказала я на выдохе - Вы меня разыгрываете? Скрытая камера, да?
   Без тени улыбки на полном серьезе, Валери повторила суть дела. И по мере того, как она говорила, я все яснее осознавал, что никакой ошибки нет и это не розыгрыш. Речь действительно идет о параллельном мире и существах, которых я всю жизнь считал сказкой.
   - Завтра мы отправимся на поиски места, которое эльфы называют Элдана, оно находится в другом измерении. Если у нас получится туда добраться, то у каждого будет возможность воплотить в жизнь свое самое сокровенное намерение. Что из этого тебе не понятно?
   - Может желание, а не намерение? - вмешался Штурман.
   - Что? - не сразу поняв, о чем он говорит, спросила Валери.
   - Воплотить свое самое сокровенное желание - повторил Штурман.
   - В свитке сказано, что именно намерение - зашипела на него Валери.
   - Мне это не нравится! - не обращая внимания на дискуссию о деталях, продолжал возмущаться я.
   - Вспомни! - твердо сказала Валери. - Чтобы я не предлагала раньше, в итоге всегда только прибыль!
   - Помню, конечно, но этот раз все звучит как полный бред - сказал я, вполне справедливо считая, что эти слова не были преувеличением.
   Внезапно у меня появилось ощущение дежавю. Как будто происходящее сейчас уже когда-то случалось и подобный разговор, и терзавшие меня сомнения, и эти слова о полном бреде.
   -В который раз ты произносишь эту фразу? - перешла Валери в решающее наступление, освежая мою память. - Перед тем как принять каждое из предыдущих предложений, ты всегда это говоришь. Пора бы уже привыкнуть к тому, что все мои замыслы самые что ни наесть реальные и, что я никогда не стану увлекаться бредовыми идеями.
   В этом кафе для сидения использовались удобные диванчики. Валерии откинулась на спинку, расправила плечи, раскинув руки в стороны. Она понимала, что сделала меня. Да и какого черта или эльфа или гнома? Если она тронулась умом, то у меня будет шанс над ней посмеяться, а если нет, то на эльфов посмотрю и с гномами пообщаюсь.
   - Я в деле - произнес я давно заготовленные слова. - Что от меня потребуется?
   - Во-первых, ты сам, во-вторых твой внедорожник - начала озвучивать список требований Валери. - В-третьих, нам надо кое-что прикупить для длительного путешествия, а на это понадобятся деньги. В каком состоянии твой банковский счет?
   Насколько я помнил, в последний раз, сорванный нами куш составил по двести пятьдесят тысяч евро на каждого. Похоже, что Валери, уловила ход моих мыслей и оправдываясь, объяснила причину, по которой не может сама выступить в роли спонсора.
   - Ты же понимаешь, женщина должна всегда хорошо выглядеть. Платья, драгоценности, салон красоты, спортклуб.
   - Разве можно за полгода, на все это, спустить столько денег? - мой рассудок отказывался верить в услышанное.
   - Поверь мне, еще как можно! - кокетливо заявила Валери, рассматривая при этом свой маникюр.
   Иногда озорная улыбка придавала ей капельку человечности и в такие моменты она мне нравилась больше всего. Это давало надежду, что в этих бездонных, полных холода глазах есть хоть немного тепла и чувств. Пусть даже спрятанных очень глубоко.
   - Мой счет в порядке - ответил я.
   - Отлично! - усмехнулся Штурман. - А то я уже думал, что она с этим вопросом ко мне пристанет. Ну что же? Не будем рассиживаться! Времени мало. К завтрашнему дню надо успеть собрать группу, купить экипировку и найти точку входа. Последнее я беру на себя, а вы займитесь остальным. Возражения есть?
   Возражений не нашлось. Валери, верившая в другие миры, эльфов и странные надписи на древнем свитке, удовлетворенно разглядывала нас, а я просто потерял дар речи. На этом Штурман распрощался с нами. Когда он выходил из кафе я обратил внимание на то, как он одет. Серый непонятной формы плащ и сапоги, смахивающие на мокасины. Я посмотрел вокруг и обнаружил, что только мне его одежда показалась странной.
   Штурман ушел, а на меня нахлынули воспоминания.
   - Послушай Валери, давно хотел у тебя спросить...- начал я.
   - Я готова ответить на любой твой вопрос - откликнулась она.
   Тон ее голоса, мягкое освещение, тихая спокойная музыка по радио, все это придавало определенное настроение моменту. Если бы я не знал ее характера, то сильно бы смутился от интимности момента. Вот только, то время, когда она могла крутить и вертеть мной, как ей вздумается давно прошло.
   - Что это за ужасные твари преследовали нас в лесу? - спросил я.
   - А эти... Всего лишь гули - сказала она так, как будто бы говорила о комарах или назойливых насекомых вроде них. - В принципе мы с легкостью могли отбиться. Просто они очень мерзкие и никогда мне не нравились. Я решила, что лучше будет, если мы избежим неприятной встречи. Отвратительные существа.
   - Гули? - проговорил я вслух, пытаясь осмыслить услышанное, но это мало помогло.
   - Не делай такого лица - посоветовала Валери. - Если мы можем совершить переход в другой мир, то почему бы каким-нибудь тварям не сделать то же самое и не совершить путешествие из другого мира к нам?
   По ее тону, можно было подумать, что эти слова объясняют все на свете. И кто такие гули, и почему они обосновались в подмосковных лесах, и чем мы им не понравились. Но каждый ответ Валери, рождал только новые вопросы, которые по мере появления становились более важными, чем предыдущие.
   - То есть, ты хочешь сказать, что вот так запросто, всякие монстры могут прибывать в наш мир и жить по соседству с людьми? - спросил я. - Разве это возможно?
   - Не так запросто, но вполне возможно и скоро ты в этом убедишься - ответила Валери и немного подумав, добавила - но, в одном ты прав, даже если ты самая опасная, злая и хитрая тварь во вселенной, ужиться с людьми практически невозможно.
   - Ты слишком самокритична - шутка вырвалась раньше, чем я успел подумать.
   Если бы не отличная реакция, над которой изрядно пришлось поработать, стакан угодил бы мне прямо в голову. В глубине души тлело подозрение, что если бы она и правда хотела попасть, то вряд ли бы реакция меня спасла.
   - Иногда ты просто невыносим!- заявила Валери.
   - У тебя свои уловки у меня свои - поспешил я оправдать свое опрометчивое высказывание. - Я же не обижаюсь на тебя за то, что ты всегда даже неосознанно пытаешься меня смутить и заставить плясать под свою дудку. Чтобы этому противостоять, мне приходится прибегать к подобным приемам.
   Поднявшийся переполох из-за разбитой посуды быстро улегся. Я расплатился по счету, с прибавленным к нему штрафом, оставил чаевые, приглянувшейся мне официантке и мы с Валери вышли из кафе. Валери с грозным видом молчала и это предостерегало меня от разговоров, но когда мы сели в машину я не смог дальше играть в молчанку и, заводя двигатель, задал один из множества появившихся этим утром вопросов.
   - Послушай Валери, а что это за горный народ такой?
  

Глава 2

Волк.

  
   Валери назвала адрес и попросила отвезти ее туда. Раньше мне не доводилось слышать о такой улице, и я ввел координаты в GPS навигатор. Маршрут, который выдала умная коробочка, мне не понравился. Надо было ехать через весь город, в самый отвратительный район, который без преувеличения можно назвать трущобами.
   Пока мы ехали, я много нового узнал про гномов. Оказывается, не все они маленькие, толстые и бородатые. Как и люди, все гномы разные. Но все они не выше среднего человеческого роста, трудолюбивые, причем не обязательно предпочитали именно ремесла. Чтобы они не делали, делали это тщательно, на совесть и всегда достигали высокой степени мастерства в том, чем занимались. Женщины гномов, по словам Валери, довольно привлекательны, хотя и небольшого роста. Но разве это недостаток для женщины? И потом все эти каблуки, шпильки. Кто из вас поручится, что одна из девушек, с которыми вы встречались, не была гномом в прямом смысле этого слова? Я уже молчу про богатеньких, маленьких и лысеньких дяденьках, которых "обожают" модели. Кто они, по-вашему?
   - Нам нужно собрать команду - сказала Валери, закончив рассказывать о гномах - Команду, которая идеально бы подошла для решения данной задачи.
   - Ты говоришь прямо как генерал ФСБ! - усмехнулся я, представляя высокого, усатого мужчину, собирающегося громить террористов.
   - Ты знаешь, как разговаривают генералы ФСБ? - смерив меня взглядом, спросила Вэл.
   - Нет - ответил я.
   - Вот и не умничай! - посоветовала она. - Так как это моя идея, и я пообещала гному все организовать, ответственность за проведение этого мероприятия я беру на себя.
   - Операции - с самым серьезным видом поправил я Валери.
   - Что? - не поняла она.
   - Генерал ФСБ сказал бы: - "За проведения этой операции" - с еще более серьезным видом пояснил я.
   За что тут же, как нашкодивший ребенок, получил подзатыльник, причем довольно увесистый. Руки были заняты управлением машины, защищаться не было никакой возможности, поэтому желание умничать сразу пропало.
   - Естественно проводником будет Штурман - продолжала Валери.
   Теперь я вспомнил, почему его так называют. До сих пор не понимая, как мог забыть обо всем, что с ним связано. Штурман мог отыскать практически любое место, даже не обязательно имея при этом карту. Благодаря Штурману, нам удавалось избежать в прошлом многих совершенно не нужных столкновений с враждебно настроенными людьми и прочими существами.
   - Кто нам еще нужен? - спросила Валери.
   - Тебе видней - ответил я. - Ты же взяла ответственность за проведение данного мероприятия на себя - ответил я и при этом вжал голову в плечи, но все обошлось.
   - Мир, куда мы отправляемся, не предсказуем и опасен - продолжила рассуждать вслух Валери - Нельзя предусмотреть всего, но кое-что в наших силах. Нам нужен первоклассный боец, на случай прямого столкновения с враждебно настроенными существами.
   - А что, такое возможно? - спросил я, поежившись при упоминании о враждебно настроенных существах.
   - Неизбежно - ответила Вэл.
   - Нам нужен не просто боец, а непревзойденный мастер - продолжала Вэл.
   - Точно! - согласился я. - Кого возьмем? Федора Емельяненко или нет постой, я знаю, Чака Нориса! Он настолько крут, что все враждебные твари будут сами умирать, при нашем появлении.
   - Прекрати паясничать! Я думаю, Кровавый Волк подойдет - как бы принимая окончательное решение, Валери кивнула сама себе.
   - Еще как подойдет. Как только мы к нему обратимся, он сразу согласится. Ты наверное даже знаешь, где его найти...
   Пока я говорил, внутри у меня все холодело. Я смотрел на Валери, и понимал, что она не шутит. Если Валери удастся найти Кровавого Волка, и он согласится присоединиться к нам, то ей больше не придется убеждать меня в том, что все, что она сегодня наговорила - чиста правда.
   Кровавым Волком называли чемпиона смешанных, единоборств и боев без правил. Такое прозвище он получил, выступая на подпольных турнирах. Затем, он появился на мировой арене и после своего знаменитого боя исчез, не оставив следа. Поговаривали, что кое-кому результат боя не понравился, и Кровавого Волка больше нет в живых, но достоверных сведений по этому поводу ни у кого нет, а если и есть, то они предусмотрительно помалкивают.
   Кровавого Волка знали все, и в тоже время никто ничего о нем не знал. Кроме одной вещи, что он непревзойденный боец. Не знали даже его настоящего имени. Он участвовал во всех видах боев без правил, как официальных, так и неофициальных, и нигде ему не было равных. Одно время слух о нем разнесся по всем мировым средствам массовой информации. Ради рекламы и заработка агенты одного боксера, чемпиона в супер тяжелом весе, из одной известной федерации бокса, предложили ему боксерский поединок. Волк принял вызов. Драться они должны были по правилам бокса. Ставки делали огромные, причем на обоих участников. Валери убедила меня поставить на Волка. Я долго сомневался, но ее советы всегда оказывались правильными и, в конце концов, я сделал ставку.
   Все ожидали грандиозного зрелища. Весь мир замер в предвкушении. Средства массовой информации: радио, телевидение, Интернет, газеты и не только спортивные, сосредоточили внимание на этом событии. Еще бы, чемпион в супер тяжелом весе против человека, о котором никто ничего не знает, но который носит, титул чемпиона во многих видах единоборств. Зарегистрировали Кровавого Волка под именем Федора Петровича Иванова с весом девяносто пять килограммов и ростом сто девяносто сантиметров. Его противник, владевший титулом чемпиона одной из боксерских федераций, был выше и тяжелее.
   Того, что случилось после удара гонка, никто не ожидал. Даже самые смелые прогнозы, оказались далекими от результата поединка. Бой продлился семнадцать секунд, не больше и не меньше. Через семнадцать секунды, чемпион в супер тяжелом весе лежал на полу ринга в нокауте. Свидетели этого события были в шоке. Даже те, кто ставил на Волка. Должен отметить, что совет Валери поставить на Волка, принес солидную прибыль. После поединка, Волк исчез с мировой арены, так же внезапно, как и появился.
   Точно неизвестно откуда взялось прозвище Кровавый Волк. Поговаривали, что его звали так потому, что никто не знал, где его искать и как с ним связаться, но когда намечался "горячий" турнир и должна была пролиться кровь, все кто принимал в этом участие, не сомневались в том, что он обязательно появится. И он появлялся, удивляя всех своим мастерством, невероятной скоростью, выносливостью и силой.
   - На следующем перекрестке поверни налево. И езжай вниз по спуску до упора - прервала Валери своим голосом мои воспоминания о Волке и о тех деньгах, которые удалось заработать на его последнем бое.
   - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь - проворчал я, поворачивая руль влево.
   - Знаю. И у мен к тебе просьба, ни в коем случае не называй его Кровавым. Ты понял?
   - Как скажешь - ответил я.
   Неужели Валери рассчитывает найти Волка в этом районе? И почему он обосновался именно в здесь, в этом городе, да еще в такой дыре? Вопросы так и роились в моей голове. Но опыт говорил, что Валери редко ошибается, а если быть предельно точным, то никогда. Я остановил машину там, где она сказала.
   Старые дома, покосившиеся и ушедшие в землю, были основным составляющим местного пейзажа. Вкупе с улицей, выложенной булыжником, который, то здесь, то там выступал как горбы у верблюда, картина представляла собою жалкое зрелище. Стены посерели от пыли и времени, а ближе к земле поросли мхом. Еще и утро выдалось пасмурным. Хандра нахлынула с новой силой.
   Холод, серые тучи, разруха вокруг, старые серые здания с облупленной краской на таких же старых ставнях и дверях, все это не самым лучшим образом подействовало на мое и без того не радужное настроение. Мне еще больше и еще дальше захотелось убраться из этого города, от всей его бессмысленной суеты. И другой мир, наполненный неизбежными столкновениями с враждебными существами, казался сейчас не самым худшим вариантом. Тем более что в случае успеха я смогу воплотить в жизнь любое свое желание. Или как выразилась Валери - намерение.
   Мы вышли из машины, и пошли по направлению к воротам непонятного цвета, которые, судя по всему, были сделаны еще в позапрошлом веке, но до сих пор держались на петлях, выполняли свою функцию. Нам оставалась пара шагов до калитки, когда пространство пронзил голос, от которого у меня побежали мурашки по коже. Я все еще помнил человека из телепередач на спортивном канале, которому он принадлежал. Сила и уверенность, сочетавшиеся в голосе, заставили бы вздрогнуть, и остановится любого. Но что самое поразительное, тот, кто обладал этим голосом, смог без запинки выговорить ее имя.
   - Уаэллэйири! Убирайся отсюда, я не хочу иметь с тобой никаких дел!
   Валери в очередной раз оказалась права. Теперь я начал по настоящему верить во все, что она говорила. У меня засосало под ложечкой и мне сделалось нехорошо.
   Валери подошла к калитке и тихонько постучала.
   - Есть кто дома? - спросила она, как будто то бы только что сказанное относилась не к ней.
   - Я не намерен, повторять дважды - снова раздался голос, который одновременно пугал и завораживал.
   - Ты даже не хочешь узнать, зачем я к тебе пришла? - обиженно, слегка надув губки, как маленькая девочка, спросила Вэл. - Ты же знаешь, я никогда бы не стала беспокоить тебя по пустякам.
   Вокруг было тихо. Словно люди и животные испугавшись упавшей до минуса температуры, забрались туда, где теплее, и боялись высунутся на улицу. Ничто не нарушало этой тишины, кроме мелодичного голоса Валери. Она перешла на шепот, такой, что я, стоя от нее на расстоянии в полшага, с трудом мог разобрать слова.
   - Я собираюсь в мир, не имеющий названия за своими пределами, в место под названием Элэй'Дан'а. Я знаю, как до него добраться, и отправлюсь туда с тобой или без тебя. Сегодня единственный за долгое время день, когда можно попасть в этот мир.
   После этих слов Валери развернулась и пошла к машине. Мне ничего не оставалось делать, как последовать ее примеру. Мы сели в машину, ключ так привычно повернулся в замке зажигания. Как обычно, я посмотрел в зеркало заднего вида. И тут меня прошиб холодный пот. В зеркале я увидел глаза. В них сочетались полное безразличие ко всему, холодная ярость и предельная жесткость, на которую только способен человек. Что касается всего остального, то на меня смотрел обычный мужчина. Выбритое с правильными чертами лицо, черные, зачесанные назад длинные волосы, собранные в хвост. Это был тот, кого называли Волк. Такой же, каким я видел его по телевизору. Только в жизни он выглядел моложе. Я не дал бы ему больше тридцати пяти лет. Наверное, это от того, что он постоянно тренировался и сидел на диете.
   - Я рада, что ты решил отправиться с нами - с улыбкой сказала Валери.
   В этой улыбке проскользнул еле уловимый оттенок, который никогда раньше не появлялся на моей памяти. Теплое и даже немного заискивающее выражение ее глаз, говорило о том, что Волк был не последним человеком в ее жизни. Никто из ее хороших знакомых, к числу которых принадлежал и я, не удостаивался такой чести.
   - Я еще не решил - сказал Волк и, обращаясь ко мне, добавил - Трогай потихоньку.
   О том, что и так уже тронулся и совсем не потихоньку, я решил умолчать. Руки отказывались меня слушаться, но машина на мое удивление тронулась с места. И для меня это было еще одним чудом, брошенным в копилку этого утра.
   - Что тебе необходимо для принятия окончательного решения?
   Валери задала Волку вопрос, а я уже не сомневался, если Волк начал с ней диалог, то его решение присоединиться к нашей компании, всего лишь вопрос времени. Валери могла уговорить даже труп сделать то, что ему меньше всего хотелось бы.
   - И на кой черт, тебе нужна эта Элэй'Дан'а? - спросил у нее Волк.
   - Ты же знаешь, она дает возможность осуществить любое намерение. Я доберусь до нее и сделаю то, что должна сделать - ответила Валери.
   - Не думал, что ты на это решишься.
   Сказав это, Волк улыбнулся так, как это сделал всего несколько минут назад Валери, только в его глазах не было заискивания, его замещала гордость за эту женщину и ее решение. Улыбка растаяла, и холодный голос спросил:
   - А мне это зачем? У меня нет ни намерений, ни желаний.
   - Это сейчас нет. Во-первых, ты же не можешь отпустить меня одну в это невероятно опасное путешествие? - мне показалось, что Валери, не спрашивала Волка, а скорее о чем-то напоминала ему. - А во-вторых, ты непревзойденный воин, но только в этом мире! В мире, не имеющем названия, обитают существа, которые в силе и мастерстве не уступят тебе, а то и превзойдут. И со многими из них нам придется столкнуться. Это как раз то, что тебе нужно, чтобы не умереть от скуки в этой дыре или не покончить с собой от тоски.
   Мне показалось, Валери задела Волка своими словами. В безразличном и холодном взгляде мелькнула искорка. Что это было? Интерес, надежда, азарт. Все вместе? И я понимал его. Тоска, навеянная бездействием творила с людьми, которым необходимо движение и преодоление препятствий, страшные вещи.
   - Ты что? Собираешься остаток жизни провести в этом ужасном мире? Где умрешь от старости. Вряд ли это достойная смерть для такого воина, как ты. По ту сторону смерть поджидает любого на каждом шагу - Валери продолжала вколачивать гвозди в гроб сомнений Волка. - Это тот шанс, которого ты ждал все это время. У тебя нет желаний и намерений, потому, что ты не принадлежишь себе. В конце этого пути все измениться. Тебе придется приложить максимум усилий, но согласись, это того стоит.
   Валери продолжала свое словесное наступление, но голос ее становился, от чего-то, все грустнее и грустнее. Мне уже не надо было смотреть в зеркало заднего вида, я затылком чувствовал, что Волк отправится с нами. Это немножко приободрило меня и вселило уверенность в том, что предложение Валери самая настоящая правда. Но вдруг в хороводе чувств и мыслей появилось смутное беспокойство.
   - Минуточку! Ты что сказала про смерть на каждом шагу?- спросил я.
   - Ты думал, мы на пикник собираемся? - Валери спросила меня так, как будто я забыл, что-то само собой разумеющееся. - Но, если ты не уверен, то можешь отправляться назад в этот свой коровник, к той длинноногой официантке. Найдем еще кого-нибудь!
   Валери сегодня была в ударе и не стеснялась давить на болевые точки тех, кто попадался под руку. Ее способность видеть людей, в частности меня и Волка насквозь поражала, а напор и уверенность с которыми она призывала нас отправиться в другой мир, не предусматривали возможности отказаться. Меня удивило, что она узнала о моем желании пригласить официантку. Создавалось впечатление, что Валери, не понаслышке знакома с телепатией.
   - Не удивляйся! Или ты оставил те чаевые, смазливому парнишке за стойкой!
   Похоже, что мое лицо говорило само за себя, я еще не успел задать вопрос, а Валерии уже ответила на него. Назад пути нет. На самом деле выбор был сделан, как только я увел ее на дороге перед своим домом. Уверен, что все, что она до сих пор рассказала, это только вершина айсберга. Я, конечно, мог бы сейчас отказаться, пойти на попятную, но кто даст гарантию, что я проживу в этом мире, хотя бы еще один день.
   Жизнь полна неожиданностей и сюрпризов. В любой момент всего за пару секунд оптимистическое, радостное настроение способно исчезнуть, уступив место панике, страху и чувству безысходности. Причин для этого найдется масса. Внезапная авария, травма, неутешительные результаты анализов, диарея, в конце концов. Но если последняя может пройти не оставив и следа, то остальные непрошенные гости уходя, кроме настроения могут забрать с собой самое ценное, что у меня есть. И я не имею в виду умный телефон, машину или квартиру. Речь идет о том, без чего все предыдущие мелочи не имели бы смысла. Я говорю о жизни.
   - Да это я так... - прошептал я, извиняющимся тоном.
   - Тогда заткнись и внимательно веди машину! - выплеснула на меня, вызванное мною же раздражение, Валери - Я не хочу упустить такой шанс из-за нелепой аварии. Не хватало еще вместо параллельного мира попасть в мир иной.
   Дальше мы ехали молча. Вроде бы втроем, но все же, каждый сам по себе, наедине со своими мыслями. Я думал о том, что в Валери произошла какая-то перемена. Она начала давать волю своим чувствам, и я начал понимать, что предстоящее путешествие имело для нее значение большее, чем все, что до сих пор случалось в ее жизни. Задумавшись, я выполнил правый поворот, подрезав старенький "Москвич". Бросая взгляды в зеркало заднего вида, на гримасы водителя этого раритета, мне оставалось только догадываться, какими красочными эпитетами он награждает особенности моей неповторимой натуры.
   Мы сделали круг, и вернулись к дому Волка. Еще раз, посмотрев на это ветхое строение, я понял, почему он выбрал именно этот город и район. Тут его точно никто не станет искать. Волк согласился с предложением Валерии, чего и следовало ожидать. Он взял у нее номер телефона и покинул нас, пообещав присоединиться позже.
   - Куда теперь? - спросил я
   - Как я уже говорила, мы не можем предвидеть всего, что с нами случится, но мы можем взять человека, для которого в этом нет ничего сложного. Я имею ввиду ясновидящего. И хорошо бы, чтобы вдобавок он был еще и целителем. Мало ли что. К сожалению, те, кого я знаю, и кто мог бы нам подойти, сейчас не доступны. У тебя есть идеи на этот счет?
   - Тебе повезло, совершенно случайно я знаю одного такого человека - соврал я.
   Дашу Светлову, я знал не случайно. Мы учились вместе с первого класса и до самого окончания школы. Продолжая до сих пор поддерживать дружеские отношения.
   - Не мне, а нам повезло - поправила меня Валери. - И запомни раз и навсегда, случайностей не бывает. То, что происходит в нашей жизни, вполне закономерно и ни о каком везении или неудаче не может быть и речи. Я задействовала нужных людей. Ты же, не просто так являешься моим другом и компаньоном.
   - Ты закончила? - поинтересовался я.
   - Да. Времени мало. Ты займись ясновидящим, а я займусь экипировкой.
   - Не факт, что она согласится принять в этом участие - задумчиво сказал я.
   - Делай, что хочешь - в приказном тоне обронила она - но чтобы к вечеру вы с этим це... с этой целительницей были готовы отправиться в самое опасное путешествие в своей жизни.
   - Будет сделано, сэр, то есть Вэл!
   Я слишком поздно понял, что допустил не позволительную оплошность, но на этот раз она даже бровью не повела, и через мгновение я понял, что было тому причиной.
   - Сколько у тебя осталось денег? - как бы, между прочим, спросила Валери.
   - Около двухсот тысяч - темное сомнение начало закрадываться ко мне в душу.
   - Надеюсь, мы говорим о евро?
   - О них... - откуда-то издалека услышал я свой голос, и мне показалось, что он оглашает завещание безвременно усопшего. - Но часть денег в распоряжении одного брокера. Так что свободны только сто пятьдесят.
   - Тогда поехали в банк - потребовала Валери - Сто пятьдесят тысяч должно хватить.
   В банке мне сказали, что процедура получения такой суммы займет несколько дней, но Валери, как всегда, сумела настоять на своем. Она добилась встречи с руководителем филиала и, после пяти минут общения, с глазу на глаз, убедила его войти в положение и предоставить требуемую сумму уже завтра, в начале дня.
   - Мой номер запомнил? - спросила она, когда мы выходили из банка.
   - Да - ответил я.
   - Вот и отлично, но лучше запиши. Свой номер менял?
   - Нет - загробным голосом, продолжал отвечать я.
   - Не переживай ты так - сказала напоследок Валери. - В случае успеха получишь, все что пожелаешь, а эти деньги считай удачным вложением.
   Валери спустилась по ступенькам и летящей походкой, направилась в сторону припаркованного неподалеку такси.
   - Ты что, танк собралась покупать? - пробубнил я вслед.
   - Я все слышала! - мстительно предупредила меня Валери.
  

Глава 3

Госпожа Дарья.

   Я знал Дашу с первых классов школы. Уже тогда у нее начали проявляться таланты ясновидения и целительства. В старших классах мы с ней некоторое время встречались. Хорошо, когда твоя девушка может избавить тебя от ушибов и синяков после потасовки, но совсем невыносимо, когда она знает обо всем, что ты когда-либо делал, делаешь или собираешься сделать.
   После того как наши романтические отношения не сложились, у нас с ней началось что-то вроде обоюдовыгодного сотрудничества. Даже можно сказать дружбы. Я заступался за нее, так как ее таланты не всегда приветствовались, а она помогала мне избежать многих неприятностей и всегда с радостью тренировала на мне свою способность к исцелению. После школы меня забрали в армию и наши пути разошлись.
   Время от времени мы сталкивались, например, в военном госпитале. Как-то после армии, я навещал там своего сослуживца, которому повезло меньше, чем мне, а Даша помогала раненым на благотворительной основе. Мы тогда долго просидели в столовой госпиталя. Много слов было сказано и не одна чашечка чая выпита. В этот день Даша предсказала мне встречу с Валери.
   Надо отдать ясновидящей должное, она никогда не делала прямых предсказаний, будь то хорошее или плохое событие. Она подавала информацию о грядущем так, что оставалось место для размышлений и принятия собственного решения. Даша верила, что судьба не является чем-то предопределенным, что все зависит от того, что ты делаешь, как себя ведешь по отношению к окружающему тебя миру и людям. И изменив свои мысли и действия, человек может изменить свою судьбу.
   Мне Даша предсказала, что совсем скоро я столкнусь с человеком, который сильно повлияет на мою жизнь. Мое сотрудничество с ним может с одинаковой долей вероятности привести как к смерти, так и к исполнению самых заветных желаний. На тот момент, желание у меня было только одно, стать финансово независимым человеком. Но не так, чтобы мои финансы от меня не зависели, а так чтобы то, насколько удачно пройдут выходные не зависело от того дадут зарплату в пятницу или нет. И это мое желание исполнилось, пускай и не самым обычным образом. Тогда то и оказалось, что обеспеченная жизнь, это не все, что нужно человеку для счастья, по крайней мере, такому как я.
   Дашино предсказание сбылось практически сразу, после нашей с ней встречи в госпитале. Не успел я пройти двух кварталов, как в прямом смысле этого слова "столкнулся" с человеком, изменившим мою жизнь. Она чуть не сбила меня с ног, вылетев из-за угла, а следом за ней вылетели три мордоворота, с побритыми наголо головами, в черных кожаных куртках и высоких армейских ботинках. Их намерения в отношении девушки, налетевшей на меня, не вызывали сомнений и пока никто не успел ничего сообразить, я начал действовать.
   Побритому наголо парню, который первым вошел в зону поражения, попытавшись дотянуться до девушки, достались удары в пах и горло, полностью исключив возможность его дальнейшего участия в потасовке. Надо отдать должное второму, он быстро сориентировался в происходящем и, оценив ситуацию, тут же попытался нанести мне прямой удар рукой в голову. Я еле заметно отклонился от линии атаки и нанес встречный удар по конечности бритоголового. Попал точно в бицепс. Мои занятия боевым самбо и рукопашным боем в течении всей срочной и сверхсрочной службы сделали эту стычку абсолютно бесперспективной для этих молодчиков. Парень взвыл так, как будто бы ему отрубили руку. Удар голенью по бедру сделал его менее устойчивым, а прямой удар пяткой в грудь, немного присевшему горе бойцу, закончил комбинацию. Держась за ушибленную руку, он упал и отполз, в сторону.
   Третий немного замешкался. Этого мгновения мне вполне хватило. Я сделал быстрый шаг вперед на такое расстояние, чтобы он не смог достать меня рукой и хлестким молниеносным ударом ботинка в солнечное сплетение поставил точку в потасовке. Девушка тут же схватила меня за руку и потянула за собой.
   - Надо отсюда убираться! - сказала она.
   Разве я мог сопротивляться такому прекрасному созданию? Одного взгляда на незнакомку было достаточно, чтобы понять, что она нереально красива. Как только мы перешли на бег, мне стало ясно, почему девушка требовала немедленно покинуть место схватки. Из-за угла вылетело еще пятеро побритых наголо парней. Никогда в жизни не бегал так быстро. Впоследствии я не редко удивлялся этому факту. Правда, в тот раз у меня было сразу два хороших стимула. Во-первых: пятеро взбешенных отморозков, бегущих за моей спиной, во-вторых: стройная, невероятно быстрая фигурка, что неслась на полкорпуса впереди меня.
   Девушка не выпускала моей руки. На миг мне показалось, что часть ее невероятной энергии передалась мне. Бритые головы быстро отстали. Нет, вы не подумайте, они были тренированными ребятами и приложили максимум усилий, чтобы догнать нас, но когда я узнал Валери лучше, то понял, что с самого начала у любителей кожаной одежды и обуви не было ни малейшего шанса. И тем троим, сильно повезло, что им пришлось иметь дело со мной, а не с миловидной, безобидной на первый взгляд блондинкой.
   Когда опасность миновала, мы остановились, чтобы отдышаться, точнее, отдышаться потребовалось только мне, а девушка со снисходительной улыбкой только потешалась надо мной.
   - Ты куришь? - спросила она.
   - Да - ответил я.
   - Тебе обязательно надо бросить, иначе в следующий раз, убегая от опасности посущественнее, ты можешь оказаться легкой добычей - это была смесь совета с настоятельным указанием.
   - Думаешь, такое может случиться? - спросил я, наивно пологая, что заживу после армии спокойной, обычной жизнью.
   Тогда я еще не подозревал, как глубоко заблуждался и насколько сильно встреча с этой красоткой повлияет на всю мою дальнейшую судьбу. Так же я не знал, что всякий раз, когда мне придется остаться одному, занимаясь отыскиванием способов убить время и потратить деньги, я буду ждать только одного. Продолжения пути. Пути захватывающих и опасных приключений.
   - Я в этом уверена! - улыбаясь, с твердой убежденностью ответила девушка.
   - Тогда точно брошу - каждое слово давалось мне трудом, легкие горели, и казалось, вот-вот лопнут.
   - Как тебя зовут, герой - спросила красотка.
   - Максим - еле дыша, выдавил я из себя - А тебя?
   Улыбка зеленоглазой незнакомки стала теплее, а глаза превратились в заманчивые и бездонные озера. Передо мной предстало милое, нежное, нуждающееся в защите существо, как по неопытности мне тогда показалось. Впоследствии я узнал, что она способна на такие преображения, только ради выгоды.
   - Меня зовут Уаэллэйири, но можешь звать меня просто Валери.
   - Уаэ... Уалейри... - только и смог выговорить я. - У тебя необычное имя.
   В это момент, совсем рядом раздался визг тормозов. Я обернулся и увидел, что из машины, остановившейся недалеко от нас, как тараканы посыпались лысые, затянутые в кожу парни. И это был отнюдь не съезд садамазахистов! Два пролета ступенек проходного подъезда и еще полкилометра закоулков и мое решение бросить курить стало окончательным. С тех пор моя жизнь круто изменилась, но не только, в следствии отказа от курения. Дарья оказалась права на все сто. Судьба послала мне человека в корне изменившего мою жизнь. В дальнейшем мы с Дашей не раз пересекались. Несмотря на то, что мы выросли и наши жизни стали полны забот и проблем, мы не теряли друг друга из вида и оставаясь хорошими друзьями.
   Я подъехал к магическому салону около полудня. Над входной дверью не было никаких вывесок или надписей, но тому, кто входил в помещение, сразу становилось ясно, куда он попал. "Потомственная целительница в пятом поколении, ясновидящая от Бога, госпожа Дарья поможет вам решить любые проблемы": вот довольно неполный перечень информации, которую можно было получить из плаката, висевшего на одной из стен. Не сразу узнав женщину на фотографии, я подумал, что ошибся салоном, но внимательнее присмотревшись к лицу ведуньи, понял, что это сильно изменившаяся Дарья.
   В приемной было довольно уютно. Массивные, старинного вида шторы плотно закрывали окна. Приятное, не очень яркое освещение, от ламп с матерчатыми, темно-красными абажурами, удобные, глубокие кресла и журнальные столики со специфической литературой. Все это способствовало для введения ожидающих сеанса ясновидения в определенное состояние сознания. Заключительным штрихом интерьера был стол у дверей кабинета госпожи Дарьи, с сидевшей за ним довольно милого вида помощницы. Девушка выглядела, как ангелочек. На самом деле, она была первым, что привлекло мое внимание. Стоило мне отвлечься на интерьер, как этот ангелочек впился в меня своими дьявольскими, оценивающими глазками.
   - Госпожа Дарья сейчас занята, но если вы хотите попасть к ней на прием, то можете прямо сейчас записаться, выбрав удобное для вас время.
   Пока я прикидывал, что делать, из-за дверей кабинета раздался знакомый голос:
   - Максимка, подожди, пожалуйста, немного, я скоро освобожусь - послышалось из-за двери.
   Ангелочек окинул меня таким взглядом, как будто прикинула какое место отвести для меня в аду, но тут же, ласковым приветливым голосом сказал:
   - Пожалуйста, присаживайтесь. Обратите внимание на журналы. Они дадут вам более полное представление о мире белой магии.
   У меня с самого утра были подозрения по поводу того, что скоро о мире магии я узнаю больше, чем мне бы этого хотелось. Возможно, предложенные журналы могли бы помочь, получить информацию о том, с чем нам предстоит столкнуться. Я взял в руки стопку и начал читать надписи на обложках. "Бог и мы", "Карма", "Всепрощение", "Всепоглощающая любовь". Увидев по моему лицу, что подобные журналы мне не интересны, ангелочек предложил запасной вариант:
   - Обратите внимание на столик слева от вас. В этих изданиях рассказывается о любви и взаимоотношениях между мужчиной и женщиной.
   "Тантра", "Любовь и Дао", "Камасутра", вот неполный список тех изданий, которые, в отличие от предыдущих, вызвали во мне живой интерес. Выбрав из стопки самый яркий и красочный журнал, я погрузился в мир высоких отношений. Вы никогда не замечали, что за чтением время может пролетать незаметно? Особенно если вам попалось интересная книга или журнал. Бывает и так, что иногда на иллюстрации уходит куда больше времени, чем на сам текст. За чтением я потерял ощущение пространства вокруг и не заметил, как появилась госпожа Дарья. Она подошла почти вплотную ко мне. И только ее мягкий голос оторвал меня от кропотливого изучения подобранного в статьях материала.
   - Ты совсем не изменился. Когда ты поймешь, что главное это любовь, а секс должен быть лишь проявлением этой любви?
   Я поднял глаза и замер не в силах пошевелиться. Обладательницей знакомого голоса оказалась совсем незнакомая женщина, похожая одновременно на настоятельницу женского монастыря и цыганку, готовую раскинуть карты. Строгое, но элегантное темно синее платье до самых щиколоток, глубокое декольте, понимающие и мудрые глаза, длинные ниже плеч, кудрявые, черные волосы и совсем немного косметики. Немного потому что лицо Даши само по себе всегда было красивым и выразительным.
   - Что ты уставился? Пойдем, расскажешь, зачем пожаловал.
   Ее улыбка всего на секунду показала мне, что глубоко внутри это все та же Дашка из одиннадцатого "В" класса. Одно из двух либо мое лицо слишком сильно выдает эмоции, либо люди, с которыми я сегодня сталкиваюсь, обладают способностью читать мысли, и Дарья не была исключением, отвечая на еще не оформившийся в моей голове вопрос, она сказала:
   - Не удивляйся, мне надо соответствовать имиджу. Думаю, вряд ли кто-то стал бы приходить и отдавать немалые деньги за магические сеансы какой-нибудь Даше Светловой - пояснила госпожа Дарья и залилась озорным, почти детским смехом.
   В ее кабинете не было свечей, амулетов и оберегов на стенах. Большой письменный стол, два удобных кожаных кресла для посетителей, книжный стеллаж, почти на всю стену, кушетка и несколько пейзажей в больших деревянных рамах. Все это походило скорее на помещение для психотерапии.
   - Что привело тебя в мою скромную обитель? - учтиво поинтересовалась госпожа Дарья.
   - Ты неплохо устроилась. Снять такие апартаменты почти в центре города... - начал я издалека.
   - Не снять, а купить. И потом где же еще? - спросила Дарья так, как будто бы я задал глупый вопрос.
   - Ого, похоже, бизнес процветает! - присел я в одно из кресел, чтобы не упасть.
   - Представь на минуту - смилостивилась и пояснила Даша - преуспевающему бизнесмену захотелось узнать хорошо ли на самом деле у него идут дела или не изменяет ли ему жена. Или какой-нибудь состоятельной домохозяйке от скуки ударяет блажь в голову узнать свою дальнейшую судьбу. Открывают они газету, а там мое объявление: - "О да! Это же, совсем рядом! Хороший район, должно быть и экстрасенс хороший. " подумает большинство из них.
   - Хочешь сказать все твои клиенты, обеспеченные люди, живущее в лучшем районе города и имеющие минимум проблем? - спросил я.
   Вспоминая ее характер и принципы, в это трудно было поверить. Даша всегда помогала тем, кто встречался на ее пути, не зависимо от его статуса и материального положения. На мои слова: - "Всем не поможешь", она отвечала, что действительно нельзя помочь всем, но можно и нужно оказывать поддержку тем людям, с которыми тебя сводит судьба, если они действительно в этом нуждаются.
   - В основном - деловым тоном ответила госпожа Дарья.
   - А как же люди, оказавшиеся в трудном положении, но не имеющие средств? - не веря своим ушам, спросил я.
   - Таким я помогаю бесплатно. Только никому не говори! Это может испортить мою репутацию - дружески улыбаясь и подмигивая, ответила Даша.
   - Договорились - подмигнул я в ответ.
   - Так с чем пожаловал? - спросила Даша.
   - Есть у меня к тебе одно предложение... - начал я, запинаясь.
   - Какое предложение? - вкрадчиво, с улыбкой спросила Даша - Я очень внимательно тебя слушаю.
   - Ты хотела бы принять участие в одной бредовой затее... То есть нет, не пойми не правильно, затея стоящая! Но на первый взгляд бредовая... Надо кое что найти, точнее найти одно место, это далеко от цивилизации и может быть немного опасно, но поверь мне его того стоит.
   Мой голос прозвучал для меня как чужой. Валери, не стоило поручать мне это дело. Убедить человека в реальности и перспективности того, в чем я сам не до конца уверен дело безнадежное.
   - Звучит довольно заманчиво. Ты себе не представляешь, как мне все надоело! - по ее виду я понял, что это действительно так. - Все эти напыщенные снобы, которые, чтобы не сойти с ума пытаются придумывать себе проблемы. Эти среднего возраста женщины, насмотревшиеся телесериалов и решивших, что в их жизни что-то не так и их совершенно незаслуженно преследует злой рок. Я последнее время занимаюсь совсем не целительством. Скорее я финансовый консультант и семейный психолог. Даю прогнозы на предстоящие сделки и убеждаю людей, что в их семье на самом деле все в порядке, просто им надо прилагать больше усилий для понимания своих близких.
   Даша замолчала. По ее лицу и впрямь было видно, что она устала от той жизни, которую приходится вести. Вряд ли бы Даша стала рассказывать это кому-то еще, но от меня она никогда ничего не скрывала.
   - Но, ты же меня знаешь! - быстро, чтобы я не успел принять ее признание за согласие, заговорила Даша - Я не могу вот так сразу взять и все бросить. Мне всегда не хватает смелости, чтобы решиться на резкие перемены. Даже мои видения, подчас противоречивы и не однозначны.
   Действительно, насколько я помнил Дашу, она всегда давала советы окружающим по поводу того, как им наладить свою жизнь, но сама подолгу не могла решиться на глобальные изменения в своей. Даша оправдывала это тем, что видения относительно ее самой всегда были расплывчатыми и не ясными.
   - А как же твой бизнес? По-моему, дело процветает! Нерешительный человек вряд ли мог бы добиться такого результата - указал я ей на несоответствие.
   - Это все благодаря моему бывшему мужу. На некоторое время он смог убедить меня действовать, не отвлекаясь на сомнения, и во многом помог. К сожалению, в итоге, он оказался полнейшей сволочью. Мы прожили вместе всего год. Я кстати отправляла тебе приглашение на свадьбу.
   - Меня не было в городе.
   - Знаю. Может и к лучшему, мы развелись два месяца назад. Он недооценил меня. Этот, извиняюсь за выражение гад, захотел смыться с моими деньгами. Я даже знаю, какая зараза его надоумила! Но к счастью мои видения об этом оказались ясными. В итоге вместо горячего пляжа он оказался в больнице.
   - О! - вырвалось у меня.
   - Ты только не подумай, ничего серьезного, но я должна была воздать ему по заслугам. Небольшие проблемы с мочеполовой системой и немного ночных кошмаров. При хорошем лечении и правильном образе жизни он быстро придет в норму. Так, когда ты говоришь, собираешься отправляться?
   - Завтра вечером.
   - Тогда я точно не смогу. На завтра записано много клиентов, а вечером у меня маникюр, педикюр. И педикюр, кстати, по акции в подарок.
   - Послушай, Даша, я не самый лучший уговорщик, возможно, если бы ты поговорила с моей знакомой, которая это затеяла, ты бы приняла другое решение...
   - Я бы с радостью - печальным тоном загруженного делами человека сказала Даша - но не могу вот так взять и все бросить! Для этого мне нужен четкий знак или жизненное потрясение, удар судьбы.
   Помолчав и что-то вспомнив, Дарья немного оживилась, забыв про дела и заботы.
   - Кстати, ты не поверишь! Как раз перед твоим приходом я гадала на картах Таро, для себя. В раскладе мне выпал как раз удар судьбы, связанный с мужчиной. Так же впереди меня ждет много опасностей, но мой дар может уменьшить их степень. Вот только все это произойдет, если мне хватит сил принять судьбоносное решение, а вот как раз такое я принять и не могу.
   Не зная, что делать, я сидел и сожалел о том, что рядом нет Валери. Если бы она была здесь, то без труда смогла бы убедить Дашу отправиться с нами. Понимая, что в одиночку мне с этим делом не справится, я собрался уходить. Одно дело убедить девушку провести с тобой вечер и совсем другое, уговорить ее отправиться туда, не знаю куда, и найти то, не знаю что. Придется звать на помощь Валери.
   - Так что, извини - с сожалением сказала Даша. - Еще меня останавливает то, что карты показали почти неизбежную боль, а это меня совсем не привлекает. Извини, пожалуйста, придется тебе отправляться без меня.
   Госпожа Дарья подошла к своему столу, всезнающим, профессиональным взглядом окинула необычные по виду карты, разложенные на нем, и сказала:
   - Этого я сразу не заметила. Странно, решительной должна быть не я, а мужчина, связанный с судьбоносным потрясением. Удар судьбы, надо же...
   С задумчивым видом Даша погрузилось в анализ своей ошибки, а мне не оставалось ничего, кроме как исполнить предначертанное.
   - Подзатыльник подойдет? - на всякий случай спросил я.
   - Что ты сказал? - не оборачиваясь, спросила Даша.
   - Я говорю, прости меня Даша - с видом совершившего смертный грех человека, я заранее попросил прощение.
   - Я тебе все давно простила. Успокойся - с ностальгией в голосе, поспешила успокоить меня Даша.
   - Нет, прости меня за то, чего ты еще не знаешь - продолжал настаивать я.
   - Ой, ты, господи! Перестань. Я знаю тебя как облупленного - не унималась Даша.
   Ее тон был таким милым, что последующее действие далось мне с большим трудом. Пока Даша разглядывала карты, я быстро приблизился и нанес аккуратный, несильный удар ребром ладони в основание черепа. Слабый удар в эту точку приводит к потере сознания. Если ударить сильно, то можно перебить нерв, что приведет к немедленной смерти. В армии над новичками часто издевались в таком духе, и я будучи молодым бойцом часто попадал под раздачу, а позже и сам смог отточить мастерство.
   Даша не успела понять, что произошло. Она потеряла сознание и начала оседать на пол. Я успел подхватить ее на руки, после чего уложил на кушетку. Мозг заработал в экстренном режиме, составляя дальнейший план действий. Надо было подогнать машину к заднему ходу, поместить туда Дашу, отвезти ее к Валери, а затем помочь ей убедить ясновидящего целителя с недостатком решительности, присоединиться к нашей группе.
   Пока я обдумывал план действий, в кабинет, видимо почувствовав неладное, заглянула помощница госпожи Дарьи. Сначала она не поняла, что происходит. Затем, присмотревшись к обстановке и к бесчувственному телу на кушетке, вскрикнула и сразу бросилась к выходу. Я догнал ангелочка перед выходом на улицу. Она так размахивала руками, что не составило труда поймать ее за запястье, а затем применить элементарный прием из самбо. Легкий залом запястья и всякая воля к сопротивлению сломлена. Дальше я зажал ангелочку рот и не ослабляя захвата уложил ее на пол рядом с окном. Подхватом для штор, связал ей руки. Оторвал кусок пыльной шторы, и сделать кляп, заткнув им рот ангелочка. Отнес помощницу в кабинет целительницы и перед тем, как привязать ее к ножке массивного стола госпожи Дарьи, которая на мое счастье еще не пришла в себя, я закрыл переднюю дверь, во избежание появления свидетелей.
   Пока я привязывал помощницу, между книжными полками заскрипела дверь. Холодный пот, выступил у меня по всему телу. Из-за двери появился важного вида, небольшого роста, лысеющий мужчина с брюшком. Судя по всему, это был один из бизнесменов, желающих получить финансовый прогноз. Вполне возможно, что передо мной предстал самый настоящий гном, а вот тот, кто появился вслед за ним, гномом точно не был. Основная причина, позволяющая мне сделать подобное заявление состояла в том, что в дверь за бизнесменом ввалился здоровенный детина, с бычьей шеей. Скорее всего, телохранитель, и судя по реакции, довольно профессиональный. Оценив ситуацию, он сразу же отточенным движением левой руки сгреб "гнома", и перевел его себе за спину, одновременно, правой рукой он полез под куртку, чтобы достать уж наверняка не мобильный телефон. Я понимал, что даже если он не успеет достать свое оружие, у меня мало шансов, справиться с тренированным профессионалом. Ситуация развивалась не самым лучшим для меня образом, но выбора и времени на размышления не было. Я бросился в атаку.
   Излишняя самоуверенность становится порою источником совсем не нужных проблем. Так случилось и в этот раз. Я плохо помню, как оказался на полу, но быстро сориентировался и продолжил действовать, а мой оппонент был полностью уверен в том, что схватка закончена. Я переоценил его профессионализм. Кувырок вперед из положения лежа, с захватом ноги противника, удар ногой пах и вот он уже подо мной. Защитится от двух ударов голову, телохранитель не смог, так как его руки инстинктивно потянулись к ушибленной причине многих неприятностей, в результате сознание оставило его. В тот момент, когда я собрался праздновать победу, холодный ветерок прошел по спине и заставил меня немного отклониться вправо. Мимо левого уха, пронеслась массивная ваза, а вслед за ней не менее массивный, не смотря на невысокий рост, бизнесмен. Промахнувшись, бизнесмен упал. Пока он не успел подняться, я отправил его в беспамятство, вслед за телохранителем.
   Госпожа Дарья оказалась легкой на подъем и на переноску. Садясь за руль, надо отметить, чувствовал я себя ужасно. Дело было даже не в том, что раскалывалась голова, а в том, что я чувствовал себя как первобытный человек, который огрел женщину дубиной и теперь тащил ее в свою пещеру. Отвратительное, и в то же время, захватывающее чувство.
  

Глава 4

На пороге неизвестности.

  
   - Ты ненормальный! Ты совершенно неадекватный и больной урод! - поделилась со мной своими наблюдениями Даша, после того, как очнулась у меня в машине - У тебя, что совсем крыша поехала?
   - Да - искренне признался я.
   Похоже, мой ответ отрезвил, охваченную праведным гневом целительницу. Даша смотрела на меня так, как будто видела впервые.
   - Максим ты меня пугаешь! - сказала Даша.
   - Не бойся Маша, я Дубровский! - пошутил я, чтобы хоть как-то разрядить ситуацию.
   - И что ты собираешься со мной делать, Дубровский? - тоном обреченной жертвы спросила Дарья.
   Рано или поздно Дашин клиент и его телохранитель придут в себя. Они наверняка свяжутся с милицией и меня объявят в розыск. Машину начнут искать. Не может такого быть, чтобы никто не видел на чем я приехал. С другой стороны, номера могли и не запомнить, а пока установят мою личность, пройдет еще какое-то время. В любом случае рисковать нельзя. До завтра машину нужно спрятать. Да и самому стоило бы укрыться. Причем место должно быть такое, где меня ни за что не станут искать. У Валери всегда имелись пути для отступления. После истории с бреющими голову националистами, у которых она несколько месяцев проработала бухгалтером, прежде чем добралась до основной кассы, я узнал, что она держит в запасе пару съемных квартир, где можно на время затаиться.
   - Отвезу тебя кое-куда - ответил я Даше. - Там ты встретишься с одной особой, после чего примешь окончательное решение.
   - А ты не мог бы просто попросить меня поехать с тобой? - обиженно спросила целительница.
   - Я и попросил... - попытался оправдаться я.
   - Тебе не обязательно было говорить про ужасно опасное путешествие!
   - Я так не говорил. Я же помню, сказал просто: - "это может быть немного опасно" - продолжал я оправдываться.
   - Ты мог бы просто сказать про встречу с этой особой - не унималась Даша и была отчасти права.
   - И ты бы со мной поехала?
   Даша ничего не ответила. Я достал мобильный телефон и позвонил Валери. Когда я описал сложившуюся ситуацию, Валери упрекнула меня в том, что когда дело касается переговоров, я не умею действовать тонко и деликатно. Закончив с критикой, Валери продиктовала адрес, где можно спрятать машину и укрыться самому. Потребовалось всего пятнадцать минут, чтобы добраться до указанного места. Тихая улочка, в спокойном районе, вполне подходила для того, чтобы спрятаться. Небольшие частные дома с закрытыми двориками и отсутствием дорожного движения делали это место идеальным вариантом. Я подъехал к неприметному одноэтажному дому, из обычного красного кирпича, на котором красовался нужный номер.
   - Даша? - окликнул я целительницу, спугнув ее тревожные мысли.
   - Да?
   - Твой дар ясновидения подсказывает тебе, как себя вести?
   - Я не буду кричать - понимающе ответила Дарья.
   Ключи оказались под одним из кирпичей полуразваленного крыльца, все так, как сказала Вэл. Я загнал машину во двор. Ворота закрывались тихо и гладко, а вот с входной дверью пришлось повозиться. Открывалась она туго. Видно за зиму отсырела и теперь цеплялась за пол. Освещение в прихожей было ужасное, просто кусок провода и патрон с торчащей из него маломощной лампочкой. Комнат было две, плюс кухня и ванна. Старая мебель, ободранные стены и пыль повсюду, говорили о том, что здесь давно никто не жил.
   - И как скоро прибудет эта твоя особа? - спросил целительница.
   Настроение Даши заметно улучшилось, когда она поняла, что с ней ничего не собираются делать и что ее дальнейшая жизнь зависит от ее решения.
   - Завтра утром - ответил я.
   Я взглянул на часы. Стрелки показывали только час дня, а мне казалось, что с утра прошла целая жизнь. Столько информации, неожиданных встреч и еще менее ожидаемые развития событий. Должен признать настроение мое улучшилось, а хандра отступила.
   - Ты думаешь, она сможет убедить меня отправиться с вами? - с недоверием спросила Дарья.
   - Я в этом уверен.
   - Значит, от меня все-таки ничего не зависит - заключила она.
   - Да. И смирись с этим.
   - Перестань давать односложные ответы. Поговори со мной! - чуть ли не плача, попросила Даша - Постарайся проявить хоть немного участия. Как бы ты себя чувствовал, если бы понял, что стоишь над краем пропасти и назад пути нет, впереди тебя ждет неизвестность, возможно даже смерть, а ты уже ничего не можешь с этим поделать.
   - Мы не у тебя в кабинете, так что перестань копаться в моих чувствах - раздраженно отмахнулся я.
   - Фу, какой ты грубый! - насупившись, сказала Даша. - И вообще я сейчас про себя говорю.
   - Ты права. Извини. Сегодня с самого утра весь мир съехал с катушек. Я сам до сих пор в шоке от своих действий.
   - Весь мир говоришь? А может, это только твой мир съехал с катушек? А ты уверен, что вправе тащить за собой кого-то еще?
   - Я не собираюсь никого тащить. После разговора с Вэл, если ты решишь отправиться обратно в свой магический салон к снобам и домохозяйкам, то сможешь беспрепятственно это сделать.
   Дарья глянула на меня злобным, обиженным взглядом и вдруг на минуту замерла, словно прислушиваясь к чему-то, затем спокойно без всякой обиды, как в старые добрые времена поделилась со мной своими ощущениями:
   - У меня такое чувство, что я знаю, эту твою особу.
   - Она не моя - пробурчал я, запирая дверь.
   - Без разницы - передразнивая меня, пробурчала Даша.
   Последующие часы на тему похищения и предстоящих событий не было сказано ни слова. На кухне нашлось немного заварки и чуть-чуть сахара. Вскипятив воду, мы сидели за столом в одной из комнат, пили чай и разговаривали о жизни. За то время, что мы не виделись, Дарья успела раскрутить свое дело, заработать приличное состояние, выйти замуж, потом развестись. В материальном плане у нее все было в порядке. Она стала самой известной ясновидящей в городе. В число Дашиных клиентов входили влиятельные чиновники, бизнесмены. Как оказалось, из нашего разговора, во многом эти люди были обязаны своим успехом именно Даше. А вот с мужчинами ей не везло.
   Когда она начинала встречаться с очередным ухажером, карты и ее предчувствия говорили о том, что это подходящий для создания семьи человек. Но вопреки прогнозам, через некоторое время в мужчинах, с которыми ее сводила судьба, происходили необъяснимые перемены. Они начинали делать такие вещи, от которых сами потом приходили в ужас.
   Я догадывался, почему так получалось. Дарья ясновидящая. Ее дар странным образом влиял на людей, и реакции на это влияние не могла предсказать даже она. Поэтому встречаться с ней могли: либо совершенно бессовестные люди, не жалеющие ни о чем, либо, безупречные, выдержанные, полностью отдающие себе отчет в своих действиях, а так как первые не устраивали Дашу, а вторых найти было практически невозможно, то естественно, в конце концов, она оставалась одна. Вот так и жила. Успешная, состоятельная и одинокая.
   Я в свою очередь рассказал Даше про встречу с Вэл и про то, как это изменило мою жизнь, немного поведал ей о наших с Валери и Штурманом приключениях. Пока мы разговаривали, в глазах Дарьи я заметил непрекращающуюся "внутреннюю работу", как она это называла. Как объяснила мне Даша, у нее никогда не возникало в голове ни видений вроде кино, ни голосов. Это были ощущения, с самого начала смутные. По мере того как ее дар развивался, и опыт увеличивался, она училась разбираться в этих ощущениях, связывать их с событиями, делать прогнозы на их основе. Лишь изредка Даша видела картинки или мимолетные образы.
   Вот и сейчас Даша разбиралась с нахлынувшим потоком ощущений. Обычно, когда в такие моменты я оказывался рядом, она рассказывала о том, что смогла понять из внезапно появившихся чувств. В этот раз она не стала ничего говорить, а только попросила воспользоваться моим мобильным телефоном.
   - Хорошо, но только если ты не станешь звонить в полицию или скорую - поставил я условие.
   - Не бойся. Я наоборот хочу избавить тебя от неприятностей, связанных с милицией и скорой - успокоила меня Даша.
   Вложив в ее руки телефон, но не очень поверив в намерение помочь, встал рядом. Роль похитителя, придется играть до конца и с полной отдачей. Хотелось верить в то, что в конце пути меня ждет исполнение желаний, а не наручники и тюремная баланда.
   - Алло, это господин Балдин? Вас беспокоит Дарья. Нет, со мной все в порядке. Я хочу извиниться за происшедшее - Даша окинула меня оценивающим взглядом и усмехнулась - у этого мужчины и раньше наблюдались проблемы с психикой, а сегодня он окончательно спятил. Да, я понимаю, как все это выглядело, крыша у него съехала основательно. К сожалению, с людьми такое случается.
   Несколько минут Даша слушала голос в трубке, который возмущался по поводу того, что, таких как я, соответствующие органы просто обязаны держать под контролем. Ей даже пришлось убрать мобильник подальше от уха, чтобы не травмировать барабанные перепонки. Когда энергия бизнесмена иссякла, и он предложил помочь с усмирением опасного для общества субъекта, Даша вопреки моим опасениям, уладила случившееся в ее кабинете недоразумение.
   - Нет-нет, не стоит ничего предпринимать, он уже находится в специальном заведении, а я еду домой. Ни мне, ни вам, совершенно не нужна шумиха. Чтобы сгладить негативные моменты, я проведу следующие несколько сеансов абсолютно бесплатно. Да, со мной точно все в порядке. Я вас очень прошу успокоить мою помощницу и сказать ей, чтобы она записала вас на любое удобное время. Да, я тоже рада, что это недоразумение разрешилось. Всего доброго.
   Стоя возле Даши, я не знал, что и думать. Мне оставалось только догадываться, что подсказал ей ее дар, и что заставило ее принять такое решение, но уточнять не стал, а она ничего не объяснила.
   День прошел спокойно, мы разговаривали, смотрели телевизор, я заказал пиццу на обед и роллы на ужин. Ночью поспать не удалось, как пес у двери, я дремал за столом, вздергиваясь от каждого шороха. Прислушивался к обстановке в спальне и снова продолжал дремать. Было у меня подозрение, что Даша сделала звонок, чтобы усыпить мою бдительность. Валери появилась ровно в восемь утра, когда мы доедали вечерние роллы. Увидев Дашу, Валери очень удивилась. Даша удивилась еще сильнее и даже встала со стула. Около минуты они, молча, стояли и просто смотрели друг на друга. Через минуту Валери развернулась и направилась в соседнюю комнату.
   - Пойдем, женские разговоры не для мужских ушей - сказала она Даше.
   Я начал догадываться, кто надоумил Дашиного мужа скрыться с деньгами. Вероятнее всего, что получись у него задуманное, сам бы он в итоге тоже остался без денег, но это были только мои догадки. Женский разговор продолжался около часа. После чего Даша вышла из комнаты и направилась в прихожую. Следом за ней появилась Валерии, и обратилась ко мне со словами:
   - Максим, отвези ее туда, куда она скажет, и не оставляй одну.
   Я поднялся, и пошел вслед за Дашей. Она попросила отвезти ее в центральную городскую больницу. Утренние часы посещения в отделении урологии уже закончились, но мы с Дашей прошли мимо вахтера без проблем, никто даже не обратил на нас внимания. Состояние Дарьи всегда влияло на окружающих. Она шла спокойно, уверенно, не глядя по сторонам, точно зная, куда и зачем идет. На Дашу Светлову, которую я знал, это было совсем не похоже. Мы прошли по коридору, воздух в котором пах хлоркой и лекарствами, подошли к палате под номером семь. Даша без стука распахнула дверь и вошла внутрь. Это была мужская палата на четыре человека и все они с недоумением уставились на нежданную гостью. Один из них лежавший у окна, съежился и замер с выражением ужаса на лице. Даша направилась как раз к этому бедняге.
   - Не бойся, я пришла тебе помочь.
   Даша попыталась успокоить молодого мужчину, но судя по его реакции, он не поверил ее словам. Пребывая в состоянии шока, он не мог даже пошевелиться. Целительница подошла к нему и положила руку на его живот, чуть ниже пупка. Теперь я начал, кое-что понимать. Пациентом урологического отделения был бывший муж Даши. Приятный на вид мужчина с немного бледноватым лицом и густыми черными волосами. Напрасно он пытался скрыться с деньгами хозяйки магического салона, не приняв во внимание, то с помощью каких способностей они были заработаны.
   - Прости меня, за то, что я сделала - сказала Даша. - Как я простила тебя. Сейчас все поправлю. Надеюсь, ты не будешь держать на меня зла.
   Даша простояла над ним несколько минут. Никто в палате за это время не произнес ни слова и не сделал ни одного движения. Наконец она убрала руку с живота мужчины, сказала: "Прощай", и направилась к выходу.
   Когда мы садились в машину, зазвонил мой мобильный телефон:
   - Вас слушают! - сказал я в трубку.
   - Кого это вас? - передразнил меня голос Валери. - Я тут совсем одна, принимаю горячую ванну, а спинку потереть некому.
   - Мне тебя искренне жаль - я не стал ей подыгрывать. - Чего ты хочешь?
   - Отвези Дарью в магазин спортивной одежды. Пусть подберет все необходимое для предстоящей поездки, и заодно приоденься сам. У тебя ведь еще остались деньги?
   Я не мог видеть, но почувствовал злорадную улыбку Валери.
   - Да, есть немного - без особой охоты признался я.
   - Вот и ладненько. Переоденьтесь по форме, в пять жду вас у Калашникова на складе.
   - Ясно. К какой местности и климату готовиться? - напоследок спросил я.
   - В основном лес, средняя температура в это время года около двадцати градусов я думаю. Придется идти и через горы, там будет холоднее, но не намного, так что думай сам.
   - Откуда ты все это знаешь? Неужели в свитке есть эльфийский прогноз погоды? - спросил я.
   Валери не ответила и вообще потеряла интерес к разговору, в трубке повисла тишина, и я нажал отбой. После звонка мы с Дашей повеселели. Я потому, что уже предвкушал, как буду передергивать затвор и щелкать спусковым крючком, проверяя "оборудование", а Дарья, от предстоящего шопинга. Что может поднять девушке настроение лучше, чем возможность пройтись по магазинам?
   - В магазин? - спросил я у Дарьи, заводя мотор.
   - Сначала заедем ко мне. Я возьму кое-что из женских вещей первой необходимости и свои кредитки.
   Я не стал спрашивать, какие предметы крайне необходимы женщинам, боясь, что их перечисление займет немало времени, а просто отвез Дашу к ее дому. Когда целительница вернулась в машину, я сильно удивился тому, что увидел. Все необходимые Дарье вещи уместились в небольшую сумку. Дальше наш путь лежал к магазину спортивной одежды.
   В "Жизнь в Движении", так назывался магазин, мы провели не оправданно много времени. Даша перемерила, как минимум пять пар джинсов и столько же походных штанов.
   - Послушай! Какая тебе разница, какой цвет лучше, если они все тебе нравятся? - намеренно стараясь не скрывать раздражение, спрашивал я у Даши. - И кто тебя, по-твоему, будет сзади в лесу разглядывать? Ты же не на вечеринку собралась!
   - Ничего ты не понимаешь! Женщина должна всегда хорошо выглядеть и не важно, куда она собралась, на светскую вечеринку или в лес.
   В итоге Даша выбрала походные штаны цвета и занялась примеркой олимпиек, а я, запасшись терпением, стоял и смиренно наблюдал за происходящим. После олимпиек последовала примерка пуховиков, затем шапок. Я был уверен в том, что этот день никогда не закончится и вообще остаток жизни мне придется провести в этом магазине. Когда мучения стали совсем невыносимыми, Даша объявила о том, что собирается в отдел нижнего белья.
   - Моя помощь тебе потребуется? - спросил я.
   - Нет уж, спасибо!
   Дарья ответила таким тоном, как будто я пытался всучить ей гремучую змею.
   - Ладно, тогда я подожду тебя в машине - смирился я с отказом. - Обувь не покупай.
   - Это еще почему? - по тону Дарья, я понял, что в случае выбора одежды, с женщиной надо вести себя более дипломатично.
   - Ее мы купим в другом магазине. Там, где буду одеваться я.
   - Ты что, хочешь в кирзовые сапоги меня обуть? - в ее тоне в равной доле сочетались скептицизм и удивление.
   - Нет, что ты, я хочу тебе предложить самую практичную обувь, которую ты когда-либо встречала. В ней можно и по лесам, и по горам, и по болотам топать. Ты же не хочешь натереть себе водянки или от сырости грибок подхватить.
   - Да, нет, наверное... - не смогла определиться с ответом Даша.
   - Жду тебя возле машины - победоносно воскликнул я и пошел к выходу.
   Я потерял веру в то, что это случится, но настал тот час, когда Дарья закончила совершать покупки. Она подобрала себе полный комплект для предстоящего путешествия. Погрузила все это в багажник и с умиротворенным видом уселась рядом со мной.
   - Ремень пристегни - напомнил я ей.
   - Что? - все еще прибывая в состоянии эйфории от такого количества удачных покупок, Даша не поняла, чего я от нее хочу.
   - Ремень, говорю, пристегни - повторил я.
   - Ах да, прости, я совсем забыла.
   Следующим пунктом назначения был один универсальный магазин под названием "Хозчасть". Универсален он был тем, что в нем продавалась военная одежда производства практически всех цивилизованных стран.
   - С чего ты взял, что армейские ботинки мне подойдут больше, чем туристические!
   Когда Даша увидела, куда мы приехали, ее негодованию не было предела.
   - Некоторые модели удобнее и качественнее гражданских - заверил я ее. - Мне повезло, я служил не в совсем обычной части, и экипировка у нас была на уровне. После марш-бросков, столь любимых нашим комбатом, я ни разу не сбивал ноги и от других подобного не слышал. Будешь у нас щеголять в ботинках израильской армии!
   - Почему именно израильской? - настороженно спросила Даша - Я, конечно, не против евреев, но...
   - Потому, что в Израиле ботинки одни из лучших. И, потом, там выпускаются модели специально для женщин.
   - Ого! - сказала Дарья, когда мы вошли в магазин.
   То, что она увидела, можно было вполне назвать бутиком, только вместо модной одежды, здесь был представлен широкий ассортимент продукции, предназначенной для армий разных стран.
   - Сколько всего! Ой, какие симпатичненькие зеленые штаники, а можно я их тоже возьму? И карманчики у них классные! - при этих словах, глаза Даши разгорались, все ярче и ярче.
   - Ты возьмешь ботинки! - не выдержал я, и дал волю эмоциям.
   - Да ладно, я просто пошутила - примирительным тоном сказала ясновидящая.
   - Идем, времени мало - строго сказал я.
   К моему удивлению Даша не стала противиться призыву поспешить.
   - И какие ботинки мне подойдут лучше всего, господин специалист? - спросила Дарья, когда мы подошли к обувному отделу.
   - Про женские модели забудь, я пошутил. Мужские легкие гораздо удобнее. Уж чего-чего, а на этом я собаку съел в свое время...
   Даша посмотрела на меня с подозрением, и только, когда убедилась, что произнесенные мной слова всего лишь метафора, и не имеют ничего общего с реальными событиями, пошла следом.
   - Надо найти обувь, хорошо защищающую голеностоп. Еще ботинки должны позволять комфортно протопать не малое расстояние с грузом за плечами. Да, и не забудь специальные носки.
   - А что и такие есть? - удивилась она.
   - Есть. В армиях цивилизованных стран заботятся и об этом.
   Выдалось как-то на моем веку пообщаться с миротворцами из других стран. Солдат у них действительно считался боевой единицей, а не пушечным мясом. Их правительства, на мой взгляд, совершенно разумно посчитали, что чем комфортней "боевая единица" чувствует себя во время боя, тем лучше эта самая единица сможет выполнить поставленную задачу. Только через несколько лет, после того как я закончил работать на вооруженные силы по контракту, портянки ушли в прошлое.
   Армейские легкие ботинки израильского производства показались Дарье самыми привлекательными. Воздав молитву создателю, я занялся покупками для себя. Мне в отличие от Даши потребовалось вдвое меньше времени. Дело было в том, что я точно знал, что буду покупать, где это лежит и какой размер мне нужен. Уже не раз после того, как я повстречал Валери, мне приходилось здесь бывать.
   Так же, как и Дарья, я взял штаны цвета хаки, куртку цветом чуть темнее, из другого комплекта и свитер из той же серии с заплатками на локтях. Такая одежда вполне могла сойти и за туристическое снаряжение. Следом в потребительскую корзину отправились теплая куртка, сделанная на основе той, что носят солдаты НАТО, ботинки, шапка и четыре штормовки. В кротчайшие сроки я подобрал все, что необходимо. По дороге к кассе я подхватил Дарью, уже выбравшую себе ботинки. На мое счастье она еще не успела переключить свое внимание на что-то другое.
   - Зачем тебе четыре штормовки? - спросила Дарья, когда увидела их в моей тележке.
   - По одной на каждое время года - при моих словах глаза Даши полезли на лоб.
   - От этих штормовок, мне нужна только шнуровка. Такие шнурки прослужат дольше, чем те, что в ботинках - я сделал небольшую паузу и добавил - потому, что даже ты вряд ли сможешь точно предсказать, когда в следующий раз нам придется их гладить.
   - Вот оно что, а я уж было подумала, что ты совсем... - Даша не договорила, решив оставить свое предположение при себе. - А зачем нам гладить шнурки?
   - Не обращай внимания, это армейский юмор - успокоил я Дашу.
   - Ну что поехали? - спросил я. - Заедем ко мне переоденемся, а потом встретимся с Валери.
   - А почему это к тебе, а не ко мне? - спросила Даша.
   - Ну, ты же ясновидящая, вот сама мне об этом и скажи - предложил я Даше самой отвечать на ее вопрос, но увидев, как она надулась, пояснил. - Мне тоже надо взять необходимые вещи.
   В моей квартире мы пробыли недолго. Я собрал в сумку сменное белье, предметы личной гигиены, а все остальное рассовал по карманам куртки. Повесил на пояс фонарь и нож. Этот нож уже не раз выручал меня в самых разных ситуациях. Длина его была тридцать два сантиметра, и он не доставлял особых неудобств. Он был предназначен в основном для лагерных работ. Его рукоять можно было использовать, как молоток, а лезвие, расширяющееся на конце, годилось не только для разделки тушек, но и для рубки небольших веток. В общем, это был один из моих немногочисленных надежных друзей. Сверху надел длинное зимнее пальто, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.
   Среди необходимых вещей, разложенных по карманам, были: три коробка охотничьих спичек и закрывающиеся пластиковые пакеты для них; плетеная леска, которая была прочнее обычной и имела широкое применение и небольшой армейский бинокль.
   - У тебя есть багажник для крыши? - спросила Дарья, когда мы отъезжали от дома.
   - Что? - погруженный в свои мысли не сразу понял я вопрос. - Багажник. Ты думаешь понадобиться?
   Даша была права, багажник мог пригодиться. Пришлось заехать в гараж, отыскать среди кучи хлама, набор гаечных ключей и установить на крышу багажник. Я им ни разу не пользовался и купил только потому, что мне предложили хорошую скидку. Когда мы отъезжали от гаража, Даша не выдержала и высказала свое мнение по поводу того, что я настоял на приобретении именно армейской обуви.
   - И все-таки мне кажется, что надо было взять туристические горные ботинки! Я видела в "Жизнь движение" пару симпатичных моделей.
   - Да неужели? Знаешь, что самое смешное? - спросил я.
   - Что? Я что-то смешное сказала? Я тебе что клоун?! - завелась Даша.
   Я внимательно осмотрел Дашу, чем еще больше вывел ее из себя. Улыбнулся в глубине души, от сознания того, что есть во вселенной справедливость.
   - Нет, не это. Даже самые продвинутые и дорогие горные ботинки, стоят столько же, а то и дешевле фирменных армейских. Потому что по-настоящему хорошие армейские ботинки прочнее и многопрофильнее.
   Даша надулась, но спорить не стала. Всю дорогу мы ехали в молчании.

*****

   В пять Валери ждала нас недалеко от склада Яши Калашникова, где мы обычно закупали "оборудование", необходимое нам, для наших мероприятий. Это было не совсем законно, а если честно, то не законно совсем, потому что Яша торговал запрещенным товаром. Калашников, это не настоящая фамилия. Так его прозвали за невероятную любовь к оружию. Его настоящую фамилию мало кто помнил и Яша, был рад этому обстоятельству. В детстве Яше частенько доставалось из-за нее от дворовой ребятни. Вероятно, что именно поэтому в нем проснулась тяга к инструментам войны.
   Когда мы подъехали к складу, Даша оказалась выходить из машины.
   - Почему? - спросил я.
   - Я никогда не возьму в руки оружия - ответила Даша.
   - Откуда ты узнала, что мы собираемся покупать?
   Даша не ответила на этот глупый вопрос. Оставив ясновидящую в гордом одиночестве, я вылез из машины. Поприветствовал Валери и вместе с ней отправился к Яше в гости. Пустили нас ни сразу. В охране Яшиного бизнеса, появились новые неприятные лица, но Валери, точно знала, что надо сказать, чтобы попасть внутрь. Длинный разветвляющийся коридор уводил вниз под складское помещение, а еще дальше переходил в катакомбы. Когда-то здесь было бомбоубежище для обкома партии. Теперь же тут проворачивались не менее темные дела.
   Яша обрадовался нашему появлению. Он просто светился от счастья, и заметить это было совсем нетрудно. Как он признался, поставщик уложился в сроки, и его клиентам теперь представлен широкий ассортимент товаров, способный удовлетворить желания даже самых требовательных из них.
   - Долго что-то вас не было. Шо случилось? - спросил у нас Яша.
   - Нет времени на разговоры. Давай сразу к делу! - тон Валери не оставлял вариантов для действий Калашникова, который чрезмерно любил поговорить.
   - Шо будете брать? Как всегда? - ничуть не обидевшись, перешел Яша к делу.
   - Не совсем, в этот раз будем брать по максимуму - ответила Валери и с хитрой улыбкой покосилась на меня. - Автомат Калашникова модифицированный семьдесят четвертого года, с подствольным гранатометом, четыреста патронов боезапаса, пять подствольных гранат, шесть ф1 и одноразовый ручной гранатомет.
   Яша редко чему удивлялся, но сейчас, Валери заставила его глаза увеличиться, а руку почесать затылок.
   - Вы шо, собираетесь где-то переворот устроить?
   - Возможно - улыбаясь, ответила Валери, и мне на секунду показалось, что она ответила вполне серьезно.
   - Послушай Валери - вмешался я - а как ты собираешься все это нести?
   - Вообще то, это для тебя - не переставая улыбаться, ответила она.
   - Зачем гранатомет? Там есть бронетехника? - спросил я.
   - Нет - ответила Валери. - Возьмешь с собой что-то еще?
   Тут в ход нашего разговора вмешался Яша. Он хорошо умел вести свое дело. Поймав момент, он предложил нам товар от которого, я не смог отказаться:
   - Сегодня получил партию пистолетов п-6*, для бесшумного боя. Списанные, но не разу не использованные.
   - Давай два. Плюс пару запасных обойм и боезапас естественно - тут же сделал я заказ.
   - Зачем тебе два, решил себя ковбоем почувствовать? - удивилась Валери.
   - Один для Даши. На всякий случай.
   - Дарье, ничего не бери - воткнув в меня строгий и мудрый взгляд, сказала Валери.
   - Я знаю, она не любит оружие, но все же... - начал было протестовать я.
   - Не по этой причине, я тебе позже все объясню - не терпящим возражений тоном заявила Вэл.
   Когда покупки были разложены по сумкам, которые прилагались, как подарок в качестве рекламной акции, и мы собрались уходить, одна деталь меня насторожила.
   - Послушай Валери, а ты что же ничего себе не возьмешь?
   Обычно, она предпочитала бесшумную винтовку ВСС*, для беспламенной снайперской стрельбы. Такая винтовка просто незаменима, когда необходимо сохранить в тайне позицию стрелка. Валери была хорошим снайпером. Умело маскировалась, да и точности ее выстрелов многие спецы могли бы позавидовать.
  
  
   1* Пистолет бесшумный ПБ (Индекс ГРАУ 6П9), при его создании было приказано использовать ударно спусковой механизм как самую хрупкую часть и магазин от ПМ, пистолет бесшумный создали для вооружения армейских разведывательных групп, а также персонала КГБ СССР, принят на вооружение в 1967 году.
   2* 9-мм винтовка снайперская специальная. Бесшумная снайперская винтовка. Создана в ЦНИИ "Точмаш" в Климовске в начале 1980-х годов под руководством Петра Ивановича Сердюкова. Предназначена для вооружения подразделений специального назначения.
  
   - Пошли, я тебе потом объясню.
   Тон Валери с каждым ответом становился все жестче и жестче. Когда такое происходило, опыт подсказывал мне, что лучше делать так, как она говорит. Мне не оставалось ничего, кроме как поверить ей, взять сумки и идти следом. Когда мы вышли из Яшиного подземелья и укладывали покупки в машину, я, как и Даша всего час назад не выдержал и посчитал своим долгом потребовать от Валери объяснений:
   - Почему оружие взяли только мне? Вы что с Волком отоварились в другом месте или вы втроем с Дарьей вступили в движение против огнестрельного оружия?
   - Все дело в том - начала объяснять Валери, при этом мне показалось, что ее прическа раздулась, как капюшон кобры - что в мире, не имеющем названия за своими пределами, каждый сможет пронести только то оружие, которое стало частью его сущности. Я даже не совсем уверена, что тебе удастся воспользоваться гранатометом. Своего рода таможенный контроль вселенского масштаба.
   - Допустим - сказал я. - А что возьмете вы с Волком? И что делать Даше, если мы попадем в серьезную переделку?
   Валери сделала над собой усилие и попыталась объяснить более подробно:
   - Тот, кто отправляется в мир, не имеющий названия за своими пределами, да и в любой другой мир нашей вселенной, может взять с собой только то оружие, которое стало частью его сущности. Точнее взять он сможет все что захочет, и сколько захочет, но оно не будет там работать или будет работать, но со сбоями. Возможны несчастные случаи, связанные с его применением. В общем, это своего рода защита мира от нежелательных воздействий извне. А вот с тем, что является частью существа приходящего извне, защитные системы ничего сделать не в силах - немного помолчав, Валери добавила - за Дарью не бойся, при переходе ее способности усилятся, и она будет обладать оружием, которое сильнее всего того, что мы с тобой могли бы использовать. Вопрос лишь в том, станет ли она применять это, даже в самом крайнем случае?
   - Ладно. Так бы сразу и сказала, чего злиться то?
   - Теперь заедем ко мне и заберем то, что я прикупила - объявила Валери, после погрузки. - Затем подберем Волка, Штурмана и еще одного члена команды.
   - Какого еще члена? - не без любопытства спросил я.
   - Того гнома, что одолжил мне свиток.
   То, что Валера купила для предстоящей экспедиции, было стандартным набором, для шести человек собравшихся пробираться через леса и горы. Три двухместных палатки, шесть спальных мешков, столько же одеял, фляги для воды, котелок для приготовления пищи в походных условиях, а также прочие мелочи, такие как запас продуктов. Тушенка, крупа, чай, кофе, сахар, соль, сухой хлеб. Газовые горелки, баллончики с топливом для них, фонари и аптечки на крайний пожарный случай. Все необходимое уместилось в шести больших походных рюкзаках. Отдав должно здравому смыслу Даши, посоветовавшей поставить багажник, я закрепил груз на крыше.
   - Валери, это снаряжение конечно хорошее - начал я издалека - Но не стоит же все это сто пятьдесят кусков? На что пошли остальные?
   - Остальное, я поменяла на драгоценные металлы - ответила Валери. - Валюта универсальная, если верить гному, практически в любом из миров.
   - Ладно. Куда едем? - спросил я, начиная чувствовать себя таксистом.
   Валери села на переднем сидении рядом со мной, Дарья сзади, а как разместятся там еще три человека, пусть даже один из них гном, оставалось для меня загадкой.
   - К центральному мосту - ответила Валери.
   - Точно к центральному? - переспросил я.
   Вот уже полгода, как он был на ремонте, и проезд через него закрыли. Это создавало много неудобств. Свободные раньше улицы превратились в объездной путь и карта хронических пробок изменилась.
   - Точно - ответила Валери.
   Пока мы ехали по городу в мою голову украдкой пробрались тревожные мысли. Они предательски шептали мне, чтобы я остановился, перестал идти на поводу у этой авантюристки и, как следует, все обдумал. Ведь одно дело слетать в другую страну, найти там что-то и вернуться. Совсем другое, отправиться в параллельный мир, по поводу существования которого у меня имелись некоторые сомнения.
   - Поверни за магазином и остановись - сказала Валери, когда мы проезжали мимо магазина под названием "Мир фэнтези".
   - Что делать будем? - спросил я.
   Валери достала из своей сумки три маски. Волка, лисы и зайца. Маску лисы она надела на себя, маску волка отдала Дарье, а мне досталась маска зайца. У меня появилось нехорошее предчувствие. Валери посмотрела в зеркала заднего вида. Маска хорошо сидела на ее лице.
   - Грабить - ответила Валери.
   - В каком смысле грабить? - спросил я.
   - В самом прямом. Даша, ты пойдешь с нами.
   Как ни странно, Даша со спокойным видом надела маску волка и вышла из машины.
   - Максим возьми пистолет - бросила на ходу Валери.
   - И что мне с ним делать? - спросил я.
   - Не вздумай им воспользоваться! - ответила Валири.
   Я посмотрел по сторонам. Вокруг было темно и безлюдно. Достал из сумки в багажнике пистолет и спрятал его за поясом под пальто. Пока мы шли к магазину, Валири быстро проинструктировала нас с Дашей.
   - Только попугай, но так чтобы поверили. Нам нужно чтобы состояние твоего с Дарьей сознания, было далеким от нормального. Тогда вы сможете без проблем перейти в другой мир и даже получите возможность свободно общаться на общем диалекте - объяснила Валери.
   - Послушай Валери, я никогда раньше не грабил и думаю, что Даша тоже! - начал возмущаться я.
   - Как раз это нам и нужно, для изменения вашего состояния сознания. Импровизируй, ты же умеешь.
   Мы вошли в магазин "Мир Фэнтази". В этом магазине на вешалках весела не совсем обычного вида одежда, а на полках с обувью стояли сапоги таких моделей, которые когда-то носили мушкетеры. Были полки с множеством бутафорского оружия, масок, накладных усов, бород и даже ушей. Было почти восемь часов вечера и на наше счастье в зале в этот момент находились только охранник и продавец. Я достал пистолет и направил в грудь ошарашенному охраннику, всего минуту назад надеявшемуся закончить смену без происшествий.
   - Всем на пол руки за голову! - крикнул я и для убедительности выстрелил в лампу на потолке.
   Две длинных лампочки в светильнике дневного света потухли, две соседние начали мигать. Я снова направил пистолет на охранника. Дополнительного внушения ему не потребовалось. Охранник лег на пол и завел руки за голову. Тем временем Валери одним движением перепорхнула через стойку, за которой стояла продавщица, и помешала ей вызвать вневедомственную охрану. После чего вытолкала ее в зал.
   - Тебе что сказали? Живо на пол! Или хочешь еще одну дырку в голове?
   Воинственный тон Валери, плюс обещанная коррекция внешности, сделали свое дело, и теперь, весь персонал магазина лежал на полу. Пока мы занимались устрашением работников магазина, Даша заперла входную дверь и перевернула табличку, у которой на одной стороне написано "открыто", а на другой "закрыто", так, что надпись "закрыто" оказалась обращенной к улице. Делала Даша все это так размеренно и спокойно, что у меня появились сомнения по поводу того, что раньше она не грабила магазинов.
   Противоречивые чувства вспыхивали и затухали во мне. С одной стороны, это был прилив адреналина, с другой, какое-то новое непонятно состояние спокойствия и умиротворенности, такое, как возникает перед тем, как проваливаешься в сладкий сон. Пока я держал под прицелом, лежащих на полу людей, Валери начала выбирать вещи, прикидывая, подойдут они ей или нет.
   - Ты действительно собираешься это носить? - спросила у нее Даша.
   - Да - с улыбкой ответила Валери. - Там, куда мы отправляемся, люди одеваются именно так. Я в примерочную, а вы тут не шалите. Да кстати, Дарья подбери себе и Максиму плащи. Вам с ним хоть немного надо будет соответствовать моде мира, в который мы отправимся.
   Валери скрылась в примерочной, а Даша начала подбирать себе подходящий плащ. Все они были длинными до самых пяток, с капюшонами и отличались в основном только цветами. Даша нашла свой размер среди синих плащей, накинула его на себя и стала похожа на одного из тех ребят, которые играют в ролевые игры, переодеваются в старинные одежды, берут в руки мечи, щиты, луки и устраивают потасовки.
   - Максим, у тебя какой размер? - спросила Дарья, налюбовавшись на себя в зеркало.
   - Пятьдесят второй - ответил я.
   - Понятно. Вот этот подойдет? - она сняла вешалки зеленый плащ.
   - Да - ответил я.
   - Правда прелесть? - она повернулась на триста шестьдесят градусов, показывая мне свою обновку - А может, мне подобрать одежду для путешествия в этом магазине?
   Из примерочной появилась Валери. Сказать, что она преобразилась, это значит ни сказать ничего. Черные сапоги до колена, штаны из темно коричневого замша, светлая блузка, стянутая шнурком вместо пуговиц, коричневый замшевый жилет в тон штанам и темно зеленый, с капюшоном плащ из той же серии, что выбрала для себя и меня Даша.
   Я испытал легкий шок, от осознания одного факта Раньше я никогда не видел ушей Валери. Ее волосы всегда были уложены так, что прикрывали уши, а сейчас волосы были собраны сзади и поделены на три части. Две свисали впереди чуть ниже плеч по обе стороны, а третья собрана на затылке в хвост. Ее уши были очень необычными, но красивыми, немного удлиненные вверх и заканчивающиеся острым углом. Ее зеленые глаза светились уверенностью и предвкушением чего-то грандиозного.
   Я смотрел на нее и сомнения в существовании эльфов рассеивались сами собой. Следом за ними начали растворяться и сомнения в существовании параллельных миров. Ведь если существуют эльфы, то и параллельные миры в таком случае имеют полное на это право. От Даши тоже не ускользнуло преображение Валери. Ощупывая ее одежду, она не переставала разглядывать ее уши. Валири улыбнулась и сказала, что нам пора.
   Вот теперь назад пути нет. Либо мы попадем в другой мир, либо отправимся отдыхать в лучшем случае в лагерь общего режима, но, на это особо надеяться не приходиться, вооруженное ограбление как-никак. Последним местом остановки стал дом дореволюционной постройки, в двух кварталах от центрального моста. В этом районе за домами следили лучше, чем там, где поселился Волк и этот дом неплохо сохранился. Над входом во двор была каменная арка в отличном состоянии. Скорее всего, ее не раз реставрировали.
   Уже стемнело, к тому же небо еще со вчерашнего утра было затянуто темными тучами. Железная калитка под аркой отворилась и оттуда по очереди вышли Штурман, Волк и невысокого роста мужчина, которого я никогда раньше не видел. На первый взгляд этот невысокий человек был действительно похож на представителя горного племени, вот только, по всей видимости, он был уроженцем гор Кавказа. Причем, совершенно лысым, с большим носом и короткой, но густой черной бородой.
   Когда они садились в машину я обратил внимание на их одежду. Штурман, со вчерашнего дня свой гардероб не менял, Волк оделся под стать Валери, а на гноме был длинный кафтан красно-коричневого цвета, красные штаны, а вот обувь я рассмотреть не успел. У Волка в руках было два длинных предмета завернутых в ткань. Штурман нес один сверток покороче, а вот у гнома с собой был посох длиной почти в его рост, с переливающимся разными цветами шаром на конце. Так же у гнома было два свертка, один по длине ничуть не уступал посоху, второй раза в полтора короче.
   Первым в машину сел Волк, он открыл дверь с той стороны, где сидела Даша, и попросил ее подержать его ношу. Садясь, Волк приподнял целительницу и посадил себе на колени, так ловко и быстро, что она не успела ничего сказать.
   - Знакомься, Дарья, это Волк. Волк знакомься это Дарья - опередила Валери Дашины возмущения.
   - А меня можешь звать Штурманом - коротко представился Штурман, устраиваясь рядом с ней и Волком.
   Прежде гнома в машине оказались его свертки. Чтобы они поместились, их пришлось положить посередине салона. Гном потеснил Штурмана, захлопнул дверь, и Валери представила его.
   - Знакомьтесь, это Армен, самый настоящий гном.
   На это гном сразу же отреагировал с раздражением и сильным кавказским акцентом:
   - Э-э! Скока раз тэбэ га-ва-рить! Не Армен, а Арамент! У нас гномов окончание указывает на принадлежность к определенном роду! Мой прадед был мент, мой дед был мент и отец мой тоже был мент.
   - Так вы мент? - с ноткой подозрения в голосе спросила Даша.
   - Не мент, а Арамент! И попрошу не забывать об этом!
   Гном похлопал по сверткам, которые вместе с его посохом пролегли по центру салона.
   - Штурман отдал мне свиток, ты можешь забрать свое оружие.
   Валери развернула конец свертка, торчащий у нее под рукой свертки, и удостоверилась, что там именно то, о чем говорил гном. Я уже начал думать, что в длинном свертке винтовка для Валери, но в нем оказался длинный лук, а свертке покороче лежал меч.
   - Все в сборе - сказала Валери - Теперь, Максим, в точности выполни то, что скажет Штурман.
   - Итак - тут же принялся Штурман за инструктаж - сдай метров на триста назад. Видишь бетонные блоки, которыми перекрыли мост?
   - Вижу и что?
   - Твоя задача состоит в том, чтобы на максимальной скорости направить машину в самый крайний блока слева. В тринадцати метрах перед ним находится точка искажения пространства. На скорости двести километров в час мы должны без проблем перенестись в иной мир. Не бойся, до блока машина не доедет. Я все рассчитал и проверил.
   - В иной мир - повторил я. - На двух сотнях уж точно без проблем... Слушай Штурман, а ты уверен, что нужно сделать именно так?
   - Сделай это и не сомневайся - твердо сказала Валери.
   Когда мой внутренний конфликт был в самом разгаре, я услышал голос Даши:
   - Не сомневайся, ты действительно должен это сделать. Все будет хорошо. Мне-то ты можешь поверить.
   - Вот и приехали... - одними губами прошептал я.
   Дальше не было никаких мыслей. Я начал четко осознавать свои действия. Сдав примерно на триста метров назад, я переключил передачу, и машина тронулась вперед. Скорость росла, бетонный блок быстро приближался. На улице не было ни одного прохожего. Тускло горели фонари. Небо над городом сегодня было особенно черным из-за сгустившихся туч. Зима в этом году выдалась необычайно теплой, небольшой мороз, ударивший еще вчера утром и немного укрепившийся к сегодняшнему вечеру, стал сюрпризом. Зима уже подошла к концу и сегодня ее последний день двадцать девятое февраля. За полсотни метров до бетонного блока время замедлилось. В свете фар, я увидел, как с неба начали срываться крупные хлопья снега.
   "Красиво" - подумал я.
   - Как красиво! - воскликнула Даша.
   Бросив взгляд в зеркало заднего вида, я заметил, что она смотрела вверх, а не прямо в том направлении, куда мчалась машина. Как будто бы все, что Дашу в данный момент волновало, это большие белые хлопья снега, падающие на окутанный холодной темнотой город.

Глава 5

Приехали.

  
   Свет ударил в глаза, причиняя адскую боль. Это было одновременно и хорошо и плохо. Хорошо потому, что если я чувствую боль, то еще жив, а почему плохо, думаю, вы и сами понимаете. Когда мне наконец-то удалось полностью открыть глаза и увидеть, что творится вокруг, то я испытал легкий шок. Казалось, что я сплю. Машина стояла в поле. Через лобовое стекло было видно, что солнце высоко поднялось над горизонтом, а небо ясное и безоблачное. Точно определить температуру воздуха не удалось, все датчики на передней панели закрывала спущенная подушка безопасности. Было довольно тепло градусов двадцать, как минимум. И это в самом начале марта. Больше, чем погода, меня поразил окружающий пейзаж. Повсюду простирались холмы поросшие свежей, зеленой травой и кое-где белыми цветами. Над травой повсюду суетились насекомые, а на зеркале обзора с моей стороны сидела бабочка.
   Город, из которого, вчера вечером хотелось сбежать построен на берегу реки посреди степи, и мы могли заехать довольно далеко в район, где практически нет построек, линий электропередач. Однако даже в этом случае в подобное объяснение не вписывались погода и зеленая сочная трава, которая растет здесь не первый день и прекрасно себя чувствует.
   Рядом сидела Даша, рассматривая меня с озабоченным видом.
   - Тебя сильно ударило подушкой безопасности - сказала она. - Мы свалились с высоты почти в два метра. Все получили легкие ушибы и синяки, а ты отключился, но теперь я вижу, что с тобой все в порядке.
   - Не уверен - возразил я.
   - В любом случае, тебе придется быстро прийти в себя. Нам надо поскорее уйти отсюда.
   В моей, ноющей от боли голове, сразу же пронесся рой вопросов.
   - Почему поскорее? И почему уйти, машину мы, что здесь оставим?
   - Так Волк сказал, Найдэ уже высоко время ближе к полудню - ответила Дарья - я чувствую, что он прав, надо спешить, а машина теперь бесполезна.
   - Найдэ? - переспросил я.
   - Звезда, которая освещает этот мир, тут даже и спутник есть, как наша луна, называется Ирис. Волк много знает об этом мире. Тут совсем недалеко начинается лес, и нам придется идти через него. Машина теперь бесполезна.
   - И что же мне вот просто так взять и бросить ее?
   - Я тебе понимаю - с сожалением сказала Даша - мне тоже тяжело расставаться с любимыми вещами, но тут ничего не поделаешь.
   - Нет, ты меня не понимаешь! Это не просто любимая вещь. Она для меня как лучший друг.
   Я посмотрел на своего железного друга, и что-то защемило в груди. Появилось чувство, что мы расстаемся навсегда. Тем временем Арамент и Штурман доставали вещи из багажника. Рюкзаки с крыши уже сняли, и они лежали рядом с машиной. Волк стоял у передней левой дверцы и что-то негромко говорил. Кому говорил было для меня загадкой. Штурман и гном возились с багажом и не могли его слышать. Дарья сидела рядом со мной, а Вэл нигде не было видно. Однако Волка это не смущало, и он продолжал говорить, глядя куда-то вдаль.
   Я прислушался и еле-еле разобрал, что же он бормочет.
   - Сейчас начнут обрабатывать катапультами, потом пустят троллей. Все так, как и много лет назад, когда мы с тобой покинули этот мир. Ничего не изменилось, а вот и трольбенды. Надеются проскочить. Волк на секунду замолчал и обернулся назад. Я тоже невольно посмотрел назад и, конечно же, ничего не увидел. Багажник бросили открытым, и обзор через заднее стекло был закрыт.
   - Кто-кто? - услышал я голос Валери, доносящийся откуда-то сверху.
   - Трольбенды, команды для боя с троллями. Специально обученные для борьбы с троллями четверки - пояснил Волк.
   Пришлось выбираться из машины, из этого маленького и уютного кусочка привычного и знакомого мира. Выйдя, я тут же пожалел об этом. Свет стал ярче, звуки громче, даже запах травы стал каким-то более близким и реальным. Я осмотрелся. С той стороны, обзор которой мне закрывала крышка багажника, неслась толпа непонятно во что одетых людей, с какими-то крюками и топорами. До нас им оставалось метров триста-четыреста, но бежали они уж очень резво.
   Волк кинулся к рюкзакам, схватил один из них, после чего дал команду остальным:
   - Быстро разбираем вещи и что есть мочи рвем когти отсюда.
   Тут же, через меня, с крыши машины соскочила Валери и взяла рюкзак. Дарья незамедлительно сделала то же самое. Штурман и Арамент уже были готовы рвать когти. Время размышлять и придаваться сожалениям, что я во все это ввязался, прошло, пришло время действовать. Рюкзак с боезапасом на спину, автомат в руки и вперед с полной выкладкой. Вопреки заявлению Валери нести гранатомет пришлось все-таки мне. Хорошо каски и бронежилета на мне нет.
   Как только мы кинулись в сторону от несущейся к нам толпы, над головой что-то прогудело, и в эту самую толпу упал огромный горящий ком. Сказать точно, что это было, не берусь. Вслед за первым комом с неба посыпался огромный огненный град. Эти трольбенды как их назвал Волк, похоже, были готовы к такому повороту событий. Не сбавляя темпа, меняя траекторию в зависимости от того, куда летели горящие снаряды, они продолжали движение. Первый залп никого не задел, насколько можно было судить, что есть мочи, унося ноги и бросая назад короткие взгляды.
   Бежали мы быстро и вышли из квадрата обстрела, как раз в тот момент, когда трольбенды поравнялись с брошенной машиной. Внезапное, тревожное чувство заставило меня остановиться и обернуться. В этот самый момент один из горящих снарядов угодил прямо в машину. Мурашки побежали по коже, в горле встал ком, а в глазах застыли слезы.
   - Шевелись, давай! Некогда нюни распускать - строгий командный голос Валери вернул меня в чувство.
   Только я собрался продолжать движение, как услышал ужасные, нечеловеческие вопли. Казалось полсотни медведей, лосей и громадных обезьян решили объединиться в музыкальную группу, всем им выдали по микрофону и все разом они решили поразить публику своими певческими талантами. Вслед за тем как началось это звукопредставление, из-за холма на встречу тролльбендам вышли те самые тролли, с которыми они обучены сражаться. Издалека трудно было точно определить рост троллей. Как минимум два с половиной, а то и три метра. Эти ужасные существа с неимоверными вокальными данными были закованы в броню. По скорости тролли не уступали тролльбендам, которые неслись навстречу. Такой скорости тролли достигали за счет ширины шага. Позади трольбендов шла, постепенно ускоряясь пехота в легких доспехах, вооруженная в основном копьями. За спинами троллей шла на первый взгляд такая же пехота, но чем ближе эта пехота подходила, тем яснее становилось, что состоит она из непонятных и раньше невиданных мною невысоких, покрытых зеленой шерстью существ.
   Волк и все остальные тоже остановились не в силах отвести взгляд от этого завораживающего зрелища. Через мгновение раздался заставивший всех вздрогнуть голос Волка. Говорил он спокойно, монотонно словно рассказывал про что-то само собой разумеющееся.
   - Человеческая пехота должна успеть пройти сквозь ряды троллей, столкнувшихся с трольбендами, прежде чем пехота гоблинов, иначе трольбендам не поздоровится. Их просто перебьют, а потом освободят дорогу троллям.
   В это время тролли и трольбенды столкнулись лицом к лицу. Сразу стало понятно, зачем некоторые люди были вооружены причудливыми крюками. Этими крюками они пытались поймать руки тролля, в то время как, вооруженные топорами здоровяки, что есть силы, молотили по его доспехам. На каждого тролля приходилось по четыре человека. Двое пытались поймать его руки, тем самым ограничивая его подвижность, третий молотил топором, отвлекая его на себя, а, вот зачем нужен четвертый, сразу не понять, так как он был немного в стороне и бездействовал.
   - А почему они дерутся с троллями втроем? - спросила Валери. - Почему четвертый ничего не делает, а только кружится на месте?
   Волк не медлил с ответом:
   - Этот самый шустрый. Он вступит в бой, если удастся поймать, хотя бы одну руку тролля. Он знает все уязвимые места в его доспехах и вооружен легким длинным мечом. Вот он то и будет тем, кто поставит точку. Если конечно раньше тролль не перебьет остальных.
   - А если перебьет, что тогда? - продолжала расспрашивать Волка Валери.
   - Тогда его шансы пятьдесят на пятьдесят. Тролли большие и сильные, но ребята с легким мечом более ловкие и специально обученные.
   Пехоте, состоявшей из людей, удалось проскочить увязших в борьбе танкоподобных существ. Они столкнулись с гоблинами уже за их спинами.
   Мы продолжили движение и, взобравшись на холм, смогли увидеть всю картину целиком. Катапульты, троллей, толпы гоблинов, а также военачальников со своей свитой по обе стороны сражения. Кто командовал троллями и гоблинами, мне разглядеть не удалось. Наша команда находилась ближе к стороне, с которой располагались войска людей. Нас заметили, и от резерва отделилось человек тридцать. Во главе с всадником они выдвинулись нам на перерез, отсекая путь к отступлению.
   - Что будем делать? - подал голос гном, выразив всеобщий вопрос.
   Вот только кому он был адресован? Стояла тишина. Казалось шум сражения, лязг металла, дикие вопли - все это происходило где-то в каком-то далеком, параллельном мире. Все молчали, а отряд людей приближался.
   - Может из гранатомета? - предложил я первое, что пришло в голову.
   - Не вздумай! Рэмбо недоделанный... - с упреком сказала Валери.
   - Оставь для цели позначительнее - поддержал ее Волк.
   - А может они с мирными намерениями? - предположила Даша.
   - Да, с мирными! И для этого они отправили к нам тридцать человек! - возмутился Арамент.
   После всего увиденного меня не сильно поразило то, что я вдруг понял. Акцент Арамента пропал и говорили мы не на русском, но на языке каждому из нас понятном и казалось бы родном,. Трудно передать это ощущение. Ты слышишь свой голос, произносящий странные на первый взгляд слова, но в то же время понимаешь, что они означают.
   - Тридцать пять, не считая всадника - уточнил Штурман.
   - Молчите все, разговаривать с ними буду я - сказала Валери и вышла навстречу уже почти подошедшим солдатам.
   - А что если они нападут сразу, без лишних разговоров? - скептически поинтересовался Штурман.
   - Не нападут - уверенно ответила Валери.
   Я ей поверил, но автомат приготовил. В случае нападения, подствольная граната попадет в самую гущу и это заставит их призадуматься, и возможно в корне пересмотреть правильность принятого решения. Волк, Штурман и Арамент тоже приготовились к бою, оттеснив Дашу за наши спины.
   Солдаты, не доходя до нас с десяток метров, прекратили движение и растянулись в полукруг. Всадник остановил своего коня напротив Валери с выражением сильного удивления на лице.
   - Эльфийка! Да еще здесь в Гаольской степи. Я думал женщин среди вас не осталось - удивлению всадника не было предела.
   - Прикуси язык, человек! И поменьше думай - парировала Валери. -Уйдите с дороги, вы мешаете нам пройти!
   - Что вы здесь делаете? - спросил всадник не обращая внимания на слова Валери - Шпионите за лордом Саталасом?
   - Нам нет дела до твоего лордишки - ответила Валери. - У нас свои, ни кого не касающиеся планы. Уйдите с дроги!
   Я никогда раньше не замечал в ее голосе столько достоинства, и никогда она еще не говорила так повелительно. Как будто бы перед ней был не боевой офицер, а кусок грязи, случайно прилипший к ее сапогам. Всадник даже на мгновение смутился и усомнился в своей правоте, но почувствовав за спиной поддержку в три десятка солдат, продолжил настаивать на своем.
   - Кто вы, и что вам надо, разберутся дознаватели в нашем лагере. Сдайте оружие и следуйте за мной.
   - Мы отправимся своей дорогой, а проваливайте туда откуда пришли. Мы пройдем к лесу Теней даже, если нам придется идти по вашим трупам - продолжала гнуть свою линию Валерии, а я заметил, как при упоминании о лесе Теней всадника передернуло. - Убирайтесь с дороги!
   - Не слишком ли самонадеянно? Думаете, вы вшестером, сможете пройти через три десятка солдат? - с насмешкой спросил всадник.
   По его лицу поползла ехидная улыбка, становясь все шире и шире. В рядах за его спиной послышались смешки. Но как я уже говорил Валери не из тех, кто отступается от задуманного.
   - Волк, слуга великого короля Уаэллора, пройдет один, прокладывая мне путь. При этом он даже не запятнает вашей собачьей кровью свою одежду!
   При этих словах Валери, Волк сделал шаг вперед и легким, едва заметным движением, обнажил один из своих клинков. Улыбка мгновенно пропала с лица офицера, и вместо нее появилось выражение удивления, озадаченности и испуга.
   - Тот самый Волк? Я слышал, что его тело не нашли среди павшей свиты короля, но прошло столько лет. Не может быть, чтобы это был он.
   - А ты проверь!
   То, как Волк это сказал, заставило содрогнуться всех присутствующих на этом холме. Он вложил в свои слова силу и мощь, способные заставить содрогнуться даже целую армию. Солдаты, преграждавшие нам дорогу, подались на шаг назад. Еще минуту всадник молча, в нерешительности стоял перед Валери. Затем, так же молча, развернул своего коня и сквозь ряд пехотинцев направился восвояси. Солдаты, недолго думая, тоже развернулись и трусцой побежали вслед за своим офицером. Как только солдаты отбежали на приличное расстояние, Штурман непринужденным тоном, как будто бы мы в парк вышли погулять, начал давать инструкции по поводу дальнейших действий:
   - Значит так, быстро, но не особенно спеша, чтобы не подавать вида, что мы торопимся смыться, все идем в западном направлении. Битва в самом разгаре. Большими силами они нас преследовать не станут, а малыми это бесполезно, они поймут это, как только офицер доложит своему лорду о том, с кем он столкнулся.
   - А где у нас запад? - с энтузиазмом поинтересовалась Дарья, чувствуя, что теперь от скорости нашего передвижения зависит то, насколько миновала опасность.
   - Иди за мной и не ошибешься - ответил Штурман и тут же припустил быстрым шагом вниз с холма. - Придется сделать небольшой крюк в обход войск этого лорда Саталаса и желательно, чтобы наше передвижение укрылось от глаз недображелателей.
   Никто не стал спорить и все дружно направились вслед за Штурманом. Я и Волк еще на одно мгновение задержались. Не каждый день случается увидеть подобное сражение. Похоже, что трольбенды неплохо справлялись со своими обязанностями. По грудам железа, валявшимся на поле боя, можно было понять, что пару-тройку троллей они уложили. Тролли в долгу не остались. На моих глазах несколько этих огромных существ, сообща разорвали в клочья две сражавшихся против них команды и ударили в спину человеческой пехоте. В это время со стороны людей, ровными рядами подходили закованные в броню воины, с длинными тяжелыми мечами. Залп катапульт по ним, со стороны гоблинов, не дал никакого результата. Воины рассеялись и ускорили шаг.
   - Нам пора - напомнил мне Волк, остальные успели покрыть солидное расстояние, и надо было их догонять - Тут больше не на что смотреть. Исход битвы уже решен, гоблинам некого противопоставить Псам Войны. Троллям в этот раз не повезло. Псы порубят их остатки в капусту. Идем, Лес Теней ждет.
   Мы спустились с холма и шум битвы отдалился. Наша группа перешла на легкий бег. Я даже не заметил, как звуки боя вообще перестали существовать. Остался только ветер в ушах и шум колыхающейся травы, которая местами доходила до пояса. В этой траве не было ничего необычного. Такая же или почти такая росла по всем необъятным простором моей родины. В моем родном мире.
   Через сорок минут легкого бега, впереди замаячили верхушки деревьев. Я всей душой надеялся, что это и был тот самый Лес Теней, потому что на то, чтобы бежать с боеприпасом и гранатометом на спине требовалось много сил. Единственное, что меня держало на ногах это то, что Даша бежала рядом со мной, не подавая никаких признаков усталости. Изредка она поглядывала на меня и сочувствующе улыбалась. Ноша ее была поменьше, и она вела здоровый образ жизни, но такой выносливости я от нее никак не ожидал.
   Спустя примерно десять минут мы вбежали в лес. Примерно потому, что поднять руку и посмотреть на часы у меня не осталось сил. Еще немного и мы остановились на небольшой поляне. Штурман осмотрелся и произнес заветные для меня слова:
   - Здесь можно передохнуть.
   Я снял рюкзак, и как будто гора свалилась с моих плеч. Руки словно крылья рвались к облакам и появилось ощущение, что еще немного, и я полечу. Аккуратно положил рюкзак рядом с собой, и рухнул на землю. Мне потребовалось около пятнадцати минут, чтобы отдышаться. Выпил немного воды из фляги, но в себя так и не пришел.
   Валери села вдали ото всех, прислонившись спиной к дереву. В том, как она сидела, чувствовалась необыкновенная грация. Эта одежда из ограбленного магазина и другой мир, преобразили ее до неузнаваемости. Если бы я не был всему этому свидетелем то, возможно, и не узнал бы ее, встреться мы где-нибудь в другом месте, в другое время.
   Арамент и Штурман сидели вдвоем посреди поляны и о чем-то тихо разговаривали, временами поглядывая на тот самый свиток, из-за которого мы здесь оказались. Волк пропал из виду. Дарья ходила кругами, к чему-то прислушиваясь и разглядывая травы, цветы, деревья. Как зачарованная она касалась всего вокруг себя.
   - Какие необычные и красивые в этом мире деревья - проговорила Даша, проходя мимо меня - И словно... Живые что ли. В нашем мире я никогда такого не чувствовала! Что-то странное исходит от них. Это похоже на тихий, едва слышный шепот. Кажется, что стоит немного прислушаться, и я пойму, о чем они говорят.
   Беспокоится за свой рассудок дело одно, но вот когда не последние в твоей жизни люди начинают говорить такое, то беспокойство возрастает не вдвое, а в неопределенно большее количество раз.
   - Послушай, Даша - издалека начал я. - Эти деревья необычны для нас с тобой потому, что мы всю жизнь прожили в России и редко бывали в других странах. Кто может сказать с уверенностью, что в нашем мире, например, в Новой Зеландии они не такие как здесь? И вообще, Дашка, ты уверена, что с тобой все в порядке? Может ты тоже головой ударилась при переходе?
   - Дурак ты Максим! - обиделась Дарья. - Ты грубый материалист. Для тебя существует только мир отдельных друг от друга твердых предметов, а у меня совсем другой уровень восприятия. Для тебя дерево, это дерево: твердое, неподвижное и молчаливое.
   - Верно подмечено - молчаливое! - согласился я.
   - Мое видение мира сильно отличается от твоего. Ты же знаешь я экстрасенс, а это значит сверхчувствительная. Я не просто вижу дерево, а воспринимаю его на самом тонком уровне, как поле энергии. Да и вообще все предметы я чувствую и воспринимаю как поля энергии, вращающиеся в едином общем поле.
   По мере того, как Дарья говорила, ее глаза начинали светиться, а ее лицо не то чтобы раскраснелось, но залилось румянцем. Я почувствовал мощную энергию, исходящую от нее. Пусть и приятную, но такой силы, что мной поневоле начало овладевать чувство страха.
   - Я чувствую, что эти деревья тоже осознают мир вокруг! - продолжала объяснять Даша - Они все понимают и могут с нами общаться!
   Тут Даша остановилась, озабоченно посмотрела на меня, потом обернулась, посмотрела назад, провела взглядом по всей поляне. Поняв, что причиной моего испуга была она сама, Даша сначала улыбнулась, а потом залилась веселым, задорным смехом. Страх меня тут же отпустил, и я тоже решил немного над собой посмеяться.
   - Не такой уж я и грубый материалист, как ты выразилась - решил высказаться я в свою защиту. - Просто с детства меня учили воспринимать мир именно так, а над другими способами восприятия я не задумывался, хотя много об этом слышал. От тебя, кстати, в первую очередь. Ты мне еще в школе этим все мозги проела!
   Тут уж мы с Дашей засмеялись одновременно.
   - Видно не достаточно хорошо проела, раз ты об этом не задумывался - сказала Даша и притворно насупилась. - И потом не только я в школе тебе говорила, что мир не совсем такой, каким мы его видим. Разве не помнишь уроки физики? Когда нам рассказывали про молекулы, атомы и элементарные частицы. Взять, любой предмет, вроде бы твердый и статичный. Однако он состоит из молекул, не видимых нашим глазом, которые находятся в постоянном движении. Это значит, мы воспринимаем твердые предметы не совсем такими, какие они есть на самом деле.
   Даша сделала небольшую паузу. Посмотрела на меня, убедившись, что я хотя бы немного ее понимаю, затем продолжила свою словесную атаку:
   - Зная все это, как ты можешь утверждать, что твой способ восприятия единственно правильный? И как ты можешь судить, кто в порядке, а кто нет?!
   Я понимал, что она полностью права. Последние события показали мне, что вселенная совсем не такая, какой я ее себе представлял. Другие миры существуют, по крайней мере, еще один, кроме того, который я знал и в котором жил. И еще существует целая куча вещей, о которых я не подозревал. Точнее подозревал, но никогда не принимал их всерьез. Кто же мог подумать, что все эти сказки об эльфах, гномах, гоблинах и троллях на самом деле описание других миров. Недаром говорят: - "Сказка ложь, да в ней намек". Пришлось пойти на попятную и признать свою неправоту:
   - Никогда не увлекался подобной ерундой: поля энергии, восприятие. И слова такие смутно припоминаю. И еще, я не уверен, что сам в порядке.
   - Пора бы уже принять то, что с тобой происходит - услышал я голос Валери, разговаривая с Дарьей, я не заметил, как она подошла - Ты же именно этого и хотел необычных событий в твоей жизни, выходящих за рамки до смерти наскучившего тебе мира.
   - Да... Что может быть так далеко за рамками наскучившего мира, как не мир параллельный... - проворчал я.
   - Смирись. Расслабься и получай удовольствие - посоветовала Валери.
   - Где-то я это уже слышал... - продолжал я ворчать.
   - Действительно, единственное, что тебе остается, это принять все как есть и расслабиться - подключился к сеансу психотерапии Штурман. - Жизнь - это всего лишь сон, как говорят просветленные вашего мира, а во сне чего только не бывает. Так что смотри и наслаждайся.
   Последний раз мелькнула надежда на то, что это всего лишь сон, но Найдэ предательски продолжала светить мне в глаза и греть мое тело. Запах травы щекочущий ноздри, в которой я лежал, слегка приподнявшись на локте, ветер в листьях деревьев, создававший действительно необычный шелест, похожий на шепот; все это я отчетливо ощущал и может быть четче чем в своем родном мире. Все, что мне оставалось сделать, это расслабиться и принять все происходящее за чистую монету. И сами собой мои губы прошептали слова: -Ну, здравствуй мир, не имеющий названия.
   На секунду мне показалось, что ветер в кронах деревьев усилился, и до моих ушей долетело слово - "Квемер". Скорее всего, в этот момент глаза мои полезли из орбит, потому что все настороженно на меня посмотрели, а Дарья спросила:
   - Что случилось?
   - Возможно, мне показалось, но в шуме листьев я смог разобрать слово! - сказал я.
   - Какое? - тихо спросила Валери.
   - Квемер - ответил я.
   - Так срочно доставайте смирительную рубашку - деловито сказал гном. - У нас появился еще один слышащий деревья!
   Все засмеялись, и даже Волк слегка улыбнулся, с интересом разглядывая меня. Мне ничего не оставалось, как присоединиться к дружному веселому смеху. Путь даже смеялись надо мной.
   - Квемер, так называют этот мир существа, населяющие его - сказал гном, когда веселье улеглось.
   Некоторое время все молчали, прислушиваясь к звукам леса. Затем на поляне зазвучал голос Валери, ставший в этом мире еще мелодичнее:
   - Я тоже слышу деревья. Их шепот. Я понимаю, о чем они говорят. И сейчас они обращаются ко мне! Чтобы им ответить, мне не надо произносить слова. И это не общение на уровне мысли, а что-то еще. Что, я пока понять не могу.
   - Это у тебя в крови - сказал Волк - Это твой родной мир. Деревья, травы, ручей вдалеке это все твое по праву рождения. И они приветствуют тебя, Уаэллэйири!
   - Так уважаемые, минуточку внимания! - не выдержал я. - Потрудитесь объяснить мне, что все это значит! Похоже я один такой, кто на этой поляне, эту самую поляну не сечет. Давайте-ка это по-быстрому перетрем!
   Своими словами я привлек внимание присутствующих. По их взглядам я понял, что на самом деле существует немалая вероятность того, что смирительная рубашка будет на меня надета.
   - Прекрати выражаться как уголовник - осадила меня Валери. - тебе это не идет. Ты все узнаешь, но чуточку позже.
   - Да я это так. Шокирован немного!
   - Перестань. Потом будешь ворчать. - Валери перешла на тон командира, раздающего указания - Сначала дело, потом разговоры. Деревья говорят мне, что южнее в лес вошел человек и это скорее всего гонец. Я подозреваю, что его послание содержит сообщение относительно нас. Путь он держит к Темным эльфам, которые живут теперь в непроходимых дебрях, под покровительством Древней Тьмы. Мы должны пройти через лес и оказаться в пределах королевства Киндом, владениях короля Томаса, раньше, чем Темные получат послание и начнут действовать.
   - Что это еще за королевство такое? Никогда раньше о таком не слышал! И что это за король такой Томас? - недоверчиво поинтересовался Штурман.
   - Не знаю - ответила Валери. - Мне сказали об этом деревья.
   - Все течет, все меняется и так во всех мирах - начал ровным басом Арамент. - Границы и короли не исключение. Когда я в прошлый раз навещал Квемер, королевство Киндом только-только появилось на свет. Томас прославился еще, когда был военачальником при короле Кардее. А после того, как эльфийский правитель Уаэллор почти со всей своей семьей пал на поле брани и войска эльфов были разбиты, Томас устроил эльфами такой кошмар, что они бежали так далеко, куда даже самые отчаянные караванщики не водят свои караваны. Некоторые такие, как Темные, попрятались кто где. После этого Томас решил, что достоин большего, чем просто слава и почести. Отобрал у своего короля Каредея полцарства и заложил новую столицу под названием Адэн. Объявил себя королем и захватил вторую половину и все близлежащие территории. С тех пор и видимо по сей день славный король Томас, живет и здравствует.
   - Ладно, историей займемся потом. Сейчас надо торопиться - обозначила приоритеты Валери. - Деревья сказали мне об одной поляне, которая находится как раз на нашем пути. Нам лучше поспеть туда до темноты.
   - Что это за Темные эльфы такие? И почему мы должны их опасаться? А Лес Теней, это потому что в нем живут эти самые Темные? - посыпались вопросы из Даши.
   Однако все, кроме меня, которому было не менее интересно узнать это, посмотрели на нее как на врага народа, препятствующего развитию мировой революции.
   - Позже. А теперь шагом марш! - отдала приказ Вэл.
   Никто и не подумал ей возражать. Похватав рюкзаки, размеренным шагом мы направились вслед за Валери, которой знала местоположение поляны.
   - Лес Теней, называется так потому, что в нем обитают живые, самосущие тени - смилостивился надо мной и Дашей Арамент - а эльфов, живущих в чаще этого леса, называют Темными из-за того, что после поражения некоторые из них стали служить Древней Тьме в обмен на защиту от гонений, со стороны победителей.
   Деревья в этом лесу выглядели действительно необычно. Отдельные лучи солнца, проникающие через их кроны, растения, растущие у их подножия и несметные количества всевозможных насекомых, делали пейзаж вокруг воистину сказочным. При этом должен заметить, что хотя я и не мог разглядеть птиц, резвящихся где-то в кронах, но их крики были вполне похожи на крики самых обычных птиц средней полосы России. За исключением может дух трех, заставлявших меня вздрагивать и оборачиваться. Штурман посоветовал успокоиться и не реагировать. Это проделывала одна и та же птица под названием азпадалюк. Иного, слабонервного путника она могла довести до истерики.
   Пока мы шли, углубляясь в Лес Теней, я с опаской изучал местную флору. Валери обещала Волку столкновение с самими разнообразными и ужасными тварями, коими должен был быть усеян наш путь. И как раз-таки лес с подобным названием и подобной флорой, мог быть неплохим вместилищем для обещанной фауны.
   Вид Валери, спокойно и безмятежно шагающей, как на прогулке, немного меня успокоил, но не до конца. Все-таки переход через лес чужого мира, населенного неизвестными для меня созданиями, достаточный повод для того, чтобы постоянно быть начеку. Гоня от себя воспоминания об ущельях заполненных растительностью, в которых, подолгу службы, мне приходилось бывать, я перенаправил внимание на окружающий мир. Постепенно, тревожащие мысли расползлись по темным углам моего сознания. Остались только собранность, настороженность и внимание. В этом состоянии я и прошагал вслед за Валери остаток дня. И слава Древней Тьме, чем бы она ни была, без происшествий.
  

Глава 6

Лес Теней.

  
   Почти стемнело, когда мы добрались до указанного деревьями места. Волк куда-то запропастился. Штурман и я насобирали сухих веток для костра и принялись разводить огонь. Арамент в это время ходил вокруг поляны, делая странные жесты руками, стуча о землю своим посохом. При этом гном произносил непонятные слова. Валери, тем временем, села на свой рюкзак и как будто погрузилась в медитацию.
   - Чего это она? - спросила у меня Даша.
   - Да как обычно, решила посачковать. Мы, видите ли, эльфийских кровей, негоже нам руки работой марать - ответил я.
   Вэл без сомнения слышала мои слова, но никак не отреагировала, что на нее совсем не похоже. Обычно она никогда не давала безнаказанно себя поддеть.
   - Не надо так говорить Максим - вступилась за нее Дарья - Мне кажется, точнее я чувствую, как она прислушивается к окружающему миру и пытается его почувствовать на тонком уровне. Возможно, даже на более тонком, чем это доступно мне.
   - Слушай Штурман, а чем это Арамент занят? - спросил я, не став вступать в спор с Дашей.
   Он посмотрел на гнома и тихо ответил:
   - Делает обережный круг, чтобы враждебные тени, сила которых возрастает с наступлением темноты, не смогли причинить нам вред.
   - Такое возможно? - с сомнением в голосе спросила Дарья - Я не чувствую никакой опасности.
   - В Лесу Теней еще как возможно - ответил Штурман. - Это сейчас ты ничего не чувствуешь. Скорее всего, поблизости ничего и нет, но в темноте эти существа могут, с невероятной скоростью, перемещаться практически на любые расстояния.
   - Тени в темноте. Бред какой-то! - сказал я, пытаясь хоть как-то успокоить мурашки, устроившие забег по моей коже.
   - Надеюсь тебе посчастливиться, не столкнуться с этим бредом - пожелал мне Штурман.
   Он почти всегда говорил спокойно, даже в самых экстремальных ситуациях, в которых нам вместе не раз приходилось оказываться. О самых невероятных вещах он мог говорить так, как будто пересказывает телепередачу. Мало что могло затронуть его или взволновать.
   Огонь разгорелся быстро, даря при этом свет и тепло. А вот Найдэ наоборот скрылось, перестав бросать на землю свои лучи. Арамент закончил ходить кругами, а Валери и Даша принялись за приготовление пищи.
   Несмотря на свои аристократические замашки, и категорическое отрицание простой работы, Валери любила готовить. Причем делала это так, великолепно, что не каждый шеф повар смог бы ее превзойти. Самые обычные блюда, она могла сделать настолько вкусными, что ужин в хорошем ресторане показался бы совершенно пресным и невзрачным по сравнению с ее стряпней.
   Вот и сейчас, гречку с тушенкой, Валери, приготовила так, что все из присутствующих в буквальном смысле облизывали пальцы, закончив выскребать сухими, отрубными хлебцами последние крупинки каши из своих котелков.
   - Валери, я всегда восхищался твоим умением готовить и сегодняшний ужин не исключение - закончив облизывать пальцы, довольно похвалил ее Штурман.
   - Согласен, превосходный ужин! - поддержал его Арамент.
   - Это Волк научил меня так готовить - сказала Валери, глядя на появившегося, на поляне чемпиона - Где ты пропадал?
   - Осматривал окрестности - ответил Волк. - Пока все спокойно. Вот только на душе кошки скребут. Не к добру это.
   - Бояться нечего! - поспешил успокоить всех Арамент - Я установил вокруг поляны магическую защиту. Ни одна тень и любая другая темная сущность не проникнет внутрь. И даже, если приблизиться на полсотни шагов, я буду об этом знать.
   Волк подошел к огню, отказался от предложенной ему Дарьей порции каши с тушенкой, и сел по-турецки скрестив ноги. Затем спокойно, глядя на пламя, без тени иронии спросил:
   - Ты так сильно веришь в свою магию, гном?
   - Конечно, верю! - возмутился вопросу Арамент, похоже, что Волк задел его за живое - Не зря же я потратил десятки лет на ее изучение в разных мирах. Да будет вам, уважаемый Волк, известно, что я слыву сильным магом во многих реальностях нашей вселенной. И в некоторых имею самые высокие степени, подтверждающие мои заслуги на этом поприще. Разве вы, Волк, не верите так же в свое искусство боя?
   Волк ничего не ответил. Он просто сидел и молча, смотрел на огонь. И когда все уже думали, что разговор окончен и начали было погружаться в свои мысли, Волк неторопливыми движениями подбросил в костер пару веток и сказал:
   - Моя уверенность иного рода. Я верю не в свое искусство, заслуги или титулы, я верю в себя и в свои силы, не забывая при этом, что мир щедр на сюрпризы и неожиданности. Когда-нибудь на моем пути попадется кто-то сильнее и искуснее, чем я.
   - Но до сих пор ты таких не встречал - с усмешкой заметил Штурман - Верно ведь?
   На это Волк ничего не ответил. Следующие полчаса на поляне не было произнесено ни слова. Каждый погрузился в свои одному ему известные мысли. Я думал о том, что можно бесконечно долго смотреть на три вещи: на то, как течет вода, горит огонь и на то, как другие работают. При этом я иногда посматривал, через пламя на Штурмана, чистящего у края поляны общий котелок.
   Еще через полчаса, Валери опять вошла в медитативное состояние, Волк так и продолжал сидеть на своем месте без движения, не отрывая взгляд от огня, а Даша, недолго думая забралась в одну из трех палаток и, по всей видимости, уснула. И не мудрено, сегодня выдался трудный день. Штурман закончил чистить котелок, подошел к костру, достал и развернул какую-то бумагу. Эта бумага с рисунками, которые мне удалось разглядеть, оказалась картой. Штурман достал карандаш и начал на ней что-то рисовать.
   Воспользовавшись моментом затишья, я обратился к Араменту. Гном сидел с гордым видом, со скрещенными на груди руками. Я надеялся, что он даст ответы на волнующие меня вопросы:
   - Послушайте, Арамент, вы я вижу человек... Тьфу, то есть гном просвещенный...
   - Это что еще значит - "Тьфу, то есть гном"? - чуть ли не подпрыгнув на месте от возмущения Арамент.
   - Извините, я ни в коем случае не хотел вас обидеть. Я просто забыл, что вы не человек, а гном, а "тьфу" относилось к моей дырявой памяти - поспешил извиниться я.
   - Ну, раз так, тогда ладно... - пошел на мировую гном. - А то взяли, понимаешь, моду на гномов фукать!
   - Так вот, вы Арамент, гном просвещенный - продолжил я - Не могли бы вы рассказать больше, о том, что это за Элдана такая?
   - С удовольствием! Я провел не один год изучая материалы, посвященные данному вопросу - начал Арамент, при этом его вид стал немного напыщенным, но это было ему к лицу - Элдана, это одна из точек сосредоточения великой силы, силы создающей вселенную со всем ее многообразием миров. Такая сила, как вы понимаете, с легкостью может реализовать практически любое намерение осознающего существа. Прошу обратить ваше внимание именно намерение, а не желание. Но, подробнее об этом я расскажу чуть позже. Сначала давайте поговорим о природе данного явления. По поводу этого вопроса до сих пор не утихают споры в кругах ученых мужей множества миров! И сейчас я поделюсь с вами тем, что мне удалась узнать, изучая данную тему.
   Арамент сделал небольшую паузу, отхлебнул воды из фляги, поправил свой кафтан и перешел к сути дела:
   - Элдана, а точнее на языке эльфов Элэй Дан'а, что означает "Создающая сама себя", это место сосредоточения огромнейшей, я бы даже сказал колоссальной, но при этом абсолютно безмятежной и не направленной силы. Силы находящейся в состоянии покоя, но при этом имеющей невероятный потенциал. Намерение осознающего существа может стать импульсом, приводящим в движение эту силу.
   Арамент замолчал, окинув взглядом свою аудиторию, как бы оценивая какое впечатление произвели его слова на собравшихся. И судя по его улыбке - остался доволен. Пока маг говорил, я заметил, что Штурман оторвал взгляд от своей карты и внимательно слушал, а Волк поменял положение своего тела и теперь сидел лицом к гному. Правда выражение лица Волка было все таким же не проницаемым, как и час назад.
   - А какая разница между желанием и намерением? - спросил Штурман, воспользовавшись паузой.
   - Разница огромная! - ответил Арамент. - Быть движимым желанием, удел существа слабого, не осознающего, действующего на уровне примитивных инстинктов. В то время как сильный, обуздавший свои желания гном, человек, эльф и вообще кто бы то ни было, понимает побудительные причины своих действий. И вместо того, чтобы сгорать от желания, создает для себя ясное намерение. Такое намерение имеет больше силы, чем просто желание и естественно, служит мощным импульсом, который способен привести силы Элданы в движение. Действовать, без сомнений, сожалений и страха достигая цели, вот что такое намерение!
   - Ну, не скажите уважаемый Арамент, желание тоже имеют огромную силу - возразил Штурман. - Я видел, как желания, овладевали различными созданиями вселенной. Существами сильными, достойными и они ничего не могли с этим поделать!
   - Значит эти существа, были не таким уж сильными и достойными - этими словами, Волк нарушил свое длительное молчание. - Значит, в них была слабая часть и эта часть поддавалась желанию, а затем подогревала и усиливала его своей слабостью до такой степени, что желание превращалось в пожар, который уже никто не в состоянии потушить. Но в одном ты прав Штурман, желание страшная сила способная разрушить, кого бы то ни было, изнутри.
   - Как может слабость, что-то подогревать и усиливать? - тут уж пришел мой черед задавать вопросы.
   - Очень просто - ответил Волк. - Сила и слабость, две стороны одной медали. Об этом говорил, один из духовных учителей твоего мира. На то, чтобы стать слабым требуется такое же количество энергии, как и на то, чтобы стать сильным. Вот как раз энергия, которую человек использует, чтобы стать жалким и подогревает его желания, делая его еще слабее. Намерение же -- это совсем другое. Идя к намеченной цели, сильный отметает свои низменные желания, развивает волю, делает безупречным свой дух.
   - Вот именно уважаемый Волк - подхватил Арамент - как раз мощное, ничем не затуманенное намерение и может стать импульсом, способным активировать силу, о которой мы говорим. И последнее, что я должен добавить, это то, что не каждый сможет задать такой импульс, а только тот, кто обладает сильной волей и ясным сознанием.
   В воздухе повисла тишина. Даже птицы прервали свои вечерние птичьи переговоры, чтобы дать людям и не только людям, как следует обдумать все то, о чем они узнали.
   - А, что это за место, как оно выглядит? Поле, гора, болото или что? - спросил я, прервав всеобщее молчание.
   Штурман, потеряв интерес к этой теме, вернулся к своей карте. Волк все так же подобно памятнику сидел, молча и неподвижно, а вот Валери и Дарья, приготовились внимательно выслушать ответ гнома. В тот момент, когда Арамент открыл рот, Штурман раздраженно проворчал:
   - Валери не загораживай свет, я же тут не комиксы рисую.
   Валери сидела чуть впереди слева от Штурмана. Наверное, он решил, что она поднялась и теперь загораживает ему свет, идущий от огня. Валери с недоумением посмотрела на него, но ничего сказала.
   - Валери ты не стеклянная - продолжил возмущаться Штурман. - Сядь или отойди, твоя тень не дает мне нормально работать.
   Еще до того, как Штурман закончил фразу, Волк как пружина подскочил на ноги и выхватил из ножен оба своих клинка. Теперь он носил их за спиной. Гном чуть с запозданием, тоже вскочил, взяв в руки свой посох. Когда я посмотрел на Валери, она уже стояла, оглядываясь по сторонам, а в ее руках был короткий меч. Я не понимал, что происходит, но поднялся и приготовил свой АКМ, который держал все время под рукой. Дарья, в свою очередь смотрела на все это своими красивыми, черными, расширившимися от удивления глазами.
   Штурман неохотно оторвался от пометок на карте и обвел нас взглядом. Потом снова вернулся к своему занятию, и как будто ничего не случилось, будничным тоном произнес:
   - Что вы подскочили как ужаленные? Скорее всего, она уже была на поляне, когда Арамент установил защиту. И потом, я не думаю, что эта особь, может представлять для нас опасность. Так что нет повода для беспокойства.
   - Вы о чем? - озабоченно спросила Даша.
   - О живой тени - ответил Волк.
   - Повод для беспокойства есть - мрачно произнес Арамент. - Вокруг поляны полны собралось много теней. Среди них есть очень сильные сущности и похоже, они пришли по наши души.
   - Занимаем круговою оборону - отдал команду Волк - С этими, вряд ли удастся договориться. Дарья держись ближе к костру, тени не любят свет.
   - Послушай Максим - обратилась ко мне Валери - автомат тебе в этом случае не поможет. Теням пули не причинят вреда. Это эфемерные, призрачные существа. Без плоти и крови. Ночью они набирают силу, и могут причинить много вреда тем, кому не посчастливится столкнутся с ними.
   - Не совсем так. Они и днем... - начал было Арамент.
   - Не время сейчас для лекций! - грубо оборвала его Валери. - Приготовьтесь!
   Штурман с таким вздохом, словно его отрывают, от более важного занятия, сложил свою карту. Запаковал ее в водонепроницаемый пакет и засунул в небольшую сумку, которую всегда носил на уровне пояса. После чего поднял свой меч, лежавший рядом с ним, извлек его из ножен, при этом кивнув Валери, подтверждая свою готовность.
   Я заметил необычный рисунок на ножнах Штурмана. Посередине на них красовалась звезда, в центре которой сиял красный, драгоценный камень. К основанию и концу ножен, от звезды расходились золотые лучи. У основания почти у самой рукояти вложенного меча, луч оканчивался и из него начинался ручей, выделанный серебром и возвращающийся обратно к центру. У окончания ножен такой же луч превращался в огонь, выделанный золотом, и этот огонь так же стремился к центру. В центре, под красным камнем огонь и вода встречались, переплетаясь в единый клубок, создавая круг, состоящий из двух частей. Огня и воды.
   - Вот держи! - оторвал меня от разглядывания ножен Волк, и как только я посмотрел на него, бросил мне один из своих клинков.
   Мысленно попрощавшись со своими пальцами, я все же изловчился и поймал меч за рукоятку. Взвесил его в руке, клинок оказался довольно легким, и с удивление посмотрел на Волка.
   - И что, мне с этим делать? Я никогда в руках ничего подобного не держал! Думаешь, против бесплотных призраков это оружие будет более эффективным?
   - Будет - ответил Волк. - Мои мечи, впрочем, также как мечи Уаэллэйири и Штурмана, сделаны из особой гномьей стали, заговоренной эльфийскими магами. Они рубят все! При особом умении таким мечом можно разрубить даже ткань пространства.
   - Да... Наши предки были непревзойденными мастерами - с ностальгией, ни к кому особо не обращаясь, сказал Арамент - Гномы умели ковать непревзойденное оружие, а эльфы творить чудеса, делавшие это оружие еще лучше. Сейчас таких клинков не делают. Да и мастеров такого уровня уже не осталось ни в одном из миров...
   Мне показалось, что ему было все равно, услышат его слова или нет. Просто воспоминания о прежних временах, требовали выхода наружу.
   - Гвозди бы делать из этих людей, не было б крепче в мире гвоздей...
   В слух процитировал я, неожиданно всплывшие в памяти стихи советского поэта. И почти машинально начал рассматривать клинок Волка, ища на нем надпись - "Made in USSR". Не найдя таковой, что неудивительно, опомнился и тут же спросил:
   - Так, что мне с ним делать? Не умею я обращаться с таким оружием!
   - Рубить - ответил Волк - Руби, как умеешь, но смотри сам не покалечься и нас не задень.
   - Ты же сам хвастался, что твои предки настоящие казаки! - сказала Валери -Это у тебя в генах должно быть! В ее словах не было ни капли сарказма, она пыталась меня подбодрить и это у нее получилось.
   С мыслями: - "Эх размахнись рука! Размахнись плечо!", я пару раз взмахнул мечом. При этом, чуть не укоротив и без того, не очень длинную гномью бороду.
   - Осторожней! Смотри, что делаешь, варвар! - сердито, прикрикнул на меня Арамент и, с надежной посмотрев на Волка, спросил - Может забрать у него эту штуку?
   Произнося эти слова, Арамент отодвинулся от меня подальше. Ответа со стороны Волка не последовало. В этот момент со всех сторон, там, где заканчивалось открытое пространство поляны, и начинался густой лес, замелькать едва различимые в темноте силуэты. Мы замерли в ожидании того, что должно произойти. Я стоял спиной к огню и смотрел в сторону леса, за которой скрылось Найдэ. Справа от меня был Волк, чуть позади между мной и Волком, Дарья. Слева Арамент, а по другую сторону горящих дров Валери и Штурман.
   Везде вдоль деревьев, насколько я мог видеть мелькали темные силуэты. Уверен с той стороны, в которую обратили свои мечи Валери и Штурман, творилось то же самое. При этом из леса не доносилось ни единого звука. Лес и все его ночные обитатели затихли. Казалось, что время замедлило свой бег. Словно издеваясь над нами, оно шло нарочито медленно. Появилось ощущение давления со стороны леса. Воздух или что-то еще волнами обдавало мое тело.
   - Они здесь! - раздался голос Арамента. - Сейчас начнут прорывать защиту!
   Гном напрягся, всматриваясь в темноту, он двумя руками покрепче сжал свой посох. Но спустя несколько секунд, расслабился, поставил посох на землю, прикрыл глаза и начал бормотать себе под нос непонятные для меня слова. При этом шар на конце посоха перестал переливаться всеми цветами радуги, стал белым и начал светиться, как лампа.
   Волны со стороны леса становилась сильнее. Было ощущение, что невидимый барьер вдоль деревьев, окружавших место нашего ночлега, сдерживает невидимую, но осязаемую, силу. Не могу точно сказать, сколько это продолжалось, так как я совсем потерял счет времени. Казалось, что с того момента, когда мы все сидели и спокойно разговаривали, прошла целая вечность. И вдруг в один миг барьер с оглушающим треском лопнул. Со всех сторон на нас, как вода, прорвавшая плотину, беззвучно хлынули те самые силуэты, которые до сих пор мелькали среди деревьев вокруг.
   Я заметил одну странность, по мере того, как силуэты приближались, их очертания не становились яснее. Это были темные пятна примерно человеческого роста, быстро плывущие к нам над поверхностью земли. По мере их приближения, я чувствовал, как вихрь панического страха начинает кружиться вокруг меня, пытаясь проникнуть в мое тело. Начали цепенеть мышцы, поддаваясь этому чувству извне, но сознание, бдительно за всем наблюдавшее, стряхнуло это наваждение. Первый, приблизившийся на расстояние удара силуэт, я от всей души угостил рубящим ударом от плеча до пояса, сжимая рукоять меча двумя руками. Удар достиг цели и рассеченная наискось напополам тень с ужасным воплем, похожим на что-то среднее между блеянием овцы и рычанием собаки, словно мираж, растворилась прямо перед моими глазами.
   Со всех сторон неслись десятки точно таких же темных пятен. Кисти рук сами собой немного повернулись и следующей подлетевшей ко мне тени, достался точно такой же удар, только снизу-вверх от пояса до уровня плеч. Результат был тот же, что и в случае с первой. Периферийным зрением я увидел, светящийся шар примерно метр в диаметре, летящий со стороны гнома в кучу ночных призраков, несущихся из леса. Тени оказавшиеся на пути шара, с нечеловеческими криками испарялись одна за другой.
   В то время как сознание жадно ловило все, что можно было увидеть, мое тело продолжало действовать, само собой. На месте еще, не растворившейся тени, появилось новое темное пятно. Одно мое движение перетекало в другое. Кисти с мечом провернулись так, что рукоять меча оказалась над головой, а лезвие, описав полукруг, ушло за макушкой, корпус развернулся грудью навстречу призраку и с шагом вперед я, что есть силы, рубанул от головы вниз. Тень успела уйти от удара, но при этом совершила роковую ошибку, она ушла в ту сторону, где находился Волк. Следующая тень налетела со стороны гнома, который образовав с помощью своего посоха щит, состоящий из яркого света, сдерживал натиск сразу четырех или даже пяти призраков. Трудно было посчитать беглым взглядом, сбившихся в кучу тварей. Руки с мечом описали полукруг, и я, от пояса тычковым движением ударил тень в самый центр ее черного тела. Удар попал в цель. После движением клинка вправо вверх я окончательно "растворил" призрака. Попытался вернуться в исходное положение, но видно действовал не достаточно быстро и получил мощный удар справа.
   Били как будто кувалдой. Удар пришелся чуть ниже плеча. Сразу онемела рука, но я еще мог ею двигать. Я развернулся вправо, как раз вовремя для того, чтобы увидеть, как тень подалась немного назад, словно молот готовящейся нанести очередной удар по наковальне. На этот раз мне не хватало скорости, чтобы защититься, а вот призрак не успел остановить движение и напоролся прямо на меч, лезвие которого, я держал перед собой. Как все предыдущие, имевшие контакт с мечом в моих руках, призрак растворился в воздухе.
   За спиной я услышал рычание переходящие в крик - "Ийя". Сначала мелькнуло зловещее ощущение того, что я вот-вот получу удар в спину, но потом я понял, что это, по другую сторону костра, в буквальном смысле рычала Валери, и рык ее время от времени переходил в крик каратиста, наносящего удар.
   Правая рука, предательски отказывалась повиноваться сигналам мозга. Пришлось ее опустить, меч при этом остался в левой. Я повернулся к надвигающимся на меня теням левым боком и начал выписывать рукой восьмерку. При этом клинок стал продолжением уцелевшей конечности. Поворот в сторону гнома, влево, и подскочившая тень отправилась к своим растворившимся собратьям. При этом я увидел, как магический щит Арамента, взорвался ослепительной вспышкой, поглотив в своем взрыве всех призраков, находящихся в радиусе двух метров. Повернув корпус и естественно руку с мечом вправо, в сторону Волка, разрубив неосторожного призрака, я увидел, что там, теней практически нет, их поток из леса иссяк. Вернувшись в исходное положение, которое теперь стало только точкой, через которую плавно проходило полукруговое движение корпуса с вправа налево и обратно, я увидел, как Арамент пустил в сторону теней еще один световой шар. После того, как шар настиг отступающих в лес призраков, с нашей стороны не осталось ни одного врага.
   Я оглянулся на Дарью, в ужасе прижавшуюся к огню насколько это было возможно. До смерти напуганную, но тем не менее живую и здоровую. Поднял взгляд выше и стал свидетелем того, как Валери, Штурман и уже оказавшийся там Волк, добивали последних призраков или теней. Кем бы эти существа ни были, досталось им как следует. Еще мгновенье и бой закончился.
   - Это не все! - услышал я предостерегающий незнакомый голос и лишь немного погодя понял, что это сказал сильно охрипший Арамент - Среди них не было, тех, кто прорвал круг!
   - Возможно, они призадумались, глядя на происходящее, и решили, что дальнейшее развитие этого конфликта бесперспективно для их стороны - выдвинул свою версию Штурман.
   - Нет. Я чувствую, что они чего-то ждут - раздался возле самого моего уха голос Даши.
   Я не почувствовал, как она подошла вплотную ко мне и водила своими руками, вдоль моей онемевшей конечности. Сначала появились холодок и покалывание, затем тепло и через несколько минут моя правая рука начала возвращаться к жизни. Дарья настоящая целительница, и мне сказочно повезло, что я с ней знаком.
   - Рука не сломана, но ушиб сильный. Пару дней еще поболит - закончив сеанс мануальной терапии, сказала Даша.
   Время шло. Над поляной повисла гробовая тишина. И только потрескивание сучьев в костре, напоминало ушам, о том, что в этом мире, все еще существует звук. Волк вернулся, на свое место, восстановив разорванный круг обороны. Дарья опять села к костру, сжавшись при этом как побитый щенок. Гном поставил посох на землю перед собой, и было не понятно, держит он этот посох, или держится за него. Валери и Штурман стояли ровно и неподвижно, внимательно всматриваясь в темноту вокруг.
   Состояние полного покоя внутри улетучилось, а ему на смену пришли страх неизвестности и сомнения по поводу того, что я смогу выдержать еще один такой бой. Учитывая, что это будет бой с тенями на порядок выше. На помощь пришли воспоминания об армейском инструкторе. Хороший был мужик. Он научил нас тому, что впоследствии не раз помогало выжить, даже в самых на первый взгляд безнадежных ситуациях. Он вдолбил нам в голову слова, которые стали правилом: - "Боец не знает страха и сомнений. Он не знает усталости и боли. Единственное, что он знает, это то, что непобедим! У кого-то может быть другое мнение на этот счет, но их мнение бойца не интересует".
   - Чего они ждут? - спросил я, чтобы отвлечься, от беспокойных мыслей.
   - Подкрепления - ответил Волк и немного усмехнулся. - Чтобы одним махом покончить с нами - затем уже без усмешки, спокойно добавил - Хорошая ночь, в такую не жалко и умереть.
   - Мы же им ничего не сделали. Мы с ними даже раньше не встречались! Почему они хотят убить нас?! - недоумевала, вслух, Даша - Почему так происходит?
   - Прости, Дарья - сказала Валери. - Это все из-за меня. Лесные призраки делают это по приказу Древней Тьмы. Род моего отца чуть ли ни с самого начала времен с ней не в ладах. И убив меня, Древняя Тьма хочет покончить с этой враждой раз и навсегда. Так, как я последняя...
   Сделав паузу, что есть силы, Валери прокричала:
   - Я Уаэллэйири дочь Уаэллора великого короля, властителя Квемера, не боюсь тебя жалкая, темная тварь! Иди сюда и сама прикончи меня, если сможешь!
   Валери, еще не успела договорить, как со всех сторон на нас обрушился холодный ветер. Потух огонь. И в ту же секунду со всех сторон на нас бросились тени, которые по размеру и черноте, превосходили предыдущих раза в полтора. Костер погас, холодный ветер бил в глаза, тьма вокруг сгустилась. По моим ощущениям настал конец света и в прямом и в переносном смысле.
   Новые тени были быстрее и изворотливее своих предшественников. Ни один мой удар, ни достиг цели. Вскоре я почувствовал, как меня схватили за руку и потянули в сторону леса. Запястье сжало как тисками, и я выпустил меч. В это время я успел заметить, как Дарью выбросило из-за моей спины примерно на пять метров в ту же сторону, в которую тянуло меня. В следующее мгновение на голову как будто обрушился кузнечный молот, и я потерял сознание.
   Не знаю, сколько времени я провел в беспамятстве, но когда очнулся, было все так же, темно и холодно. Конец света затянулся. Когда глаза обрели способность различать предметы вокруг, я увидел, что совсем не далеко от меня, без движения лежит Даша. Рядом с нами словно смерч, с двумя клинками в руках, крутится и извивается самым невероятным образом Волк. На моих глазах, он обратил в прах одного из призраков и продолжил бой еще с двумя, явно не уступающими ему по скорости и ловкости движений. Эти призраки имели человеческую форму. С руками, ногами и головой. Только были невообразимо черными и выше среднего человеческого роста. Я повернул голову и посмотрел в том направлении, в котором по моим ощущениям должны были находиться Валери и Штурман, но там сгустилась такая тьма, что рассмотреть ничего не удалось.
   "Неужели вот так скоро, еще не успев начаться, все закончится?" - обреченно подумал я, когда понял, что не могу пошевелить ни рукой, ни ногой.
   - Нет! - услышал я невероятно громкий и сильный женский голос. Я повернул голову туда, где лежала Дарья, но ее не оказалось на прежнем месте, она стояла чуть поодаль, раскинув в сторону руки.
   - Хватит! - произнес тот же голос, и мне показалось, что именно Дарья была его источником - Это должно прекратиться!
   С этими словами Даша подняла руки над головой, опустила их вниз, словно взмахнув крыльями, и взмыла в воздух метра на два. Затем она подняла руки вверх, и застыла так, словно держала над собой огромный шар. В следующее мгновение в ее руках действительно появился светящий шар, он был настолько ярким, что мне пришлось отвести глаза. Не успел я это сделать, как раздался оглушительный хлопок, и вся поляна залилась слепящим светом, как если бы взорвалась световая, шокирующая граната. Затем наступила темная тишина или тихая темнота, сразу не разобрать. Было очень тихо и очень темно. Холодный ветер прекратился. Все вокруг остановилось, замерло. Мои руки и ноги постепенно начали наполняться жизнью, и я смог сесть. Потер глаза, открыл их и увидел Дарью, проходящую мимо потухшего костра. Одним легким прикосновением она снова зажгла огонь.
   Волк стоял в двух шагах от меня, с повисшими, под тяжестью мечей, вдоль тела руками. Вновь зажженное пламя осветило Валери с гордо поднятой головой и клинком, который она все еще держала перед собой, Штурмана, сидящего на корточках и пытающегося восстановить дыхание и Арамента стоящего на одном колене с обломками посоха в руках.
   - Наши победили... - услышал я далекий, но очень знакомый голос.
   Долго пытался вспомнить, кому он принадлежит, и наконец, понял, этот голос мой.
   Атаки теней не повторились. Наша ясновидящая пообещала, что остаток ночи будет спокойным и нас никто не потревожит. Перед тем как Даша отправилась спать, она сообщила, что существа, которых Валери назвала Темными эльфами, уже знают о нашем появлении в этом мире, даже не получив послание, и что они вышли нам наперерез, но находятся еще очень далеко. Арамент восстановил магический круг, попричитал над своим сломанным посохом и почти обессиливший, отправился спать в ту палатку, где уже без задних ног храпел Штурман. Мы взяли с собой три двухместных палатки, которые имели эластичный, упругий каркас и стоило только снять с них ремешок и положить, как они раскладывались и становились готовыми к использованию. Потом их можно было нехитрыми движениями сложить, и они опять превращались в небольшие компактные свертки.
   Валери, Волк и я, еще некоторое время посидели у огня.
   - Послушай Валери, за этот день, у меня появилась целая куча вопросов, на которые мне хотелось бы получить ответы.
   Обратился я к Вэл, такому знакомому, но теперь представшему в новом свете человеку. Точнее эльфу. Теперь она воспринималась мной не просто как Вэл, хороший компаньон и добрый друг, а как эльфийка Уаэллэйири, дочь эльфийского короля.
   - Не сейчас. Позже - устало сказала Валерии. - Надо как следует отдохнуть. Завтра предстоит нелегкий день, мы должны быстро преодолеть солидное, чтобы избежать встречи с Темными. Они, конечно, доставят меньше хлопот, чем самосущие тени, но рисковать не стоит. Их стрелы вполне реальные. Острые и смертоносные.
   - И все-таки... - попытался настоять я.
   Валери встала, и направилась к палатке, в которой спала Дарья.
   - Ты тоже иди, отдохни - посоветовал мне Волк - Через несколько часов, я разбужу тебя, чтобы ты меня сменил. Внимание часового должно быть собранным, как никогда. Так, что иди, отдыхай.
   Я незамедлительно последовал его совету. Когда я подходил к единственной свободной палатке, чтобы упасть там и вполне возможно откинуть копыта, Волк сказал:
   - В сутках Квемера так же двадцать четыре часа. Встать надо до рассвета, чтобы к моменту восхода Найдэ мы были в пути, а в это время года ночи здесь короткие.
   - А что здесь за время года? - вползая в палатку, спросил я.
   - Конец весны, начало лета - услышал я ответ Волка, проваливаясь в сладкую, пленяющую темноту.
   Не было ни снов, ни каких-либо ощущений из тех, что приходят, когда сон не очень глубокий, только темнота и беспамятство. Неожиданно темнота поплыла, начала дергаться при этом издалека донесся голос:
   - Вставай, твоя очередь.
   Трепыхающаяся перед глазами темнота начала рассеиваться, и я почувствовал, что кто-то, скорее всего обладатель голоса, трясет мое ноющее от боли тело.
   - Очереди исчезли вместе с Советским Союзом - пробормотал я сквозь сон, и, повернувшись на другой бок, попытался снова нырнуть в беспамятство, но не тут-то было!
   - Подъем! - взорвалось надо мной слово, которое звучало в ушах звонким эхом даже спустя пять минут, которые мне потребовались, чтобы доползти до костра.
   - Будь предельно внимательным! - наставлял меня Волк, пока я пытался окончательно прийти в себя - разомнись, и не сиди все время, а то опять заснешь.
   - Да знаю я. Не первый год замужем...
   - Будь внимателен - повторил Волк и отправился спать.
   Пред тем, как забраться в палатку, он остановился и через плечо сказал:
   - Следующим через два часа, разбуди Штурмана, остальным сегодня повезло.
   Я посмотрел на часы. Прошло ровно два часа, Волк меня не обманул. Потянувшись и покрутив головой, я подергал руками, имитируя разминку. После чего прошелся вокруг нашего небольшого лагеря. При этом окидывая взглядом окружающий поляну лес. Ночь выдалась звездная. Ирис светила, не чуть не уступая нашей луне. Только немного поменьше в диаметре и вместо желтого, в ее окраске преобладал голубой цвет.
   На небе не было ни облачка. Звезды были настолько низко и светились настолько ярко, что казалась, будто за деревьями горят огни большого города. Глаза не сразу привыкли к этому зрелищу, но вскоре убедившись, что это действительно звезды, а не огни высоток, я вернулся к ночному бдению. В лесу стояла необычайная тишина. Было настолько тихо, что слышалось жужжание какого-то большого насекомого, летающего вдалеке. К моему великому счастью это оказался не комар. Лес Теней спал глубоким сном.
   Через полчаса, я уже начал различать около десятка различных звуков, производимых насекомыми. Мне уже начало казаться, что я полностью погрузился в их мир и сам потихоньку превращаюсь в жука, но тут раздался спасительный шум ветра, шевелящего листья. Родной и приятный звук.
   В палатке, где спали Валери и Дарья, поднялись шорохи. Через несколько секунд оттуда выползла бодрая и на первый взгляд отдохнувшая Даша. Что странно, на второй взгляд она выглядела не менее отдохнувшей и полной сил. Я мог ей только позавидовать. Мое тело болело, особенно правая рука, ушибленная тенью.
   - Никогда еще не чувствовала такого прилива сил! - возбужденно поделилась со мной своими ощущениями Даша, садясь поближе к огню. - Знаешь Максим, мне такой странный сон приснился! Как будто мы сначала всей компанией сидели перед костром и обсуждали цель нашего путешествия. Я слушала, как Арамент рассказывал о невероятной силе и намерении способном ее активировать, а потом вдруг на нас напали самосущие тени.
   Даша так увлеченно все это рассказывала, что первая мысль о том, что она шутит или разыгрывает меня, сразу же улетучилась. Я сидел, слушал ее, не зная, что думать при этом.
   - Я почувствовала, как одна из этих теней подхватила меня и швырнула об землю. После чего мне пришлось применить мои магические таланты, и утихомирить разбушевавшуюся нечисть. И все было настолько натурально, что я на мгновение засомневалась, в том, что это сон. Можешь себе такое представить?
   - Да, нет, наверное - пробубнил я, пытаясь собраться с мыслями.
   -Ты сначала определись, а потом отвечай, а то тебя не поймешь - деловито порекомендовала Даша.
   - Я это... того самого... ну в общем ты... короче это... - как бы я не старался, но связно выразиться не смог.
   Я не мог понять, то ли Даша искусно меня разыгрывала, но склонностей к таким розыгрышам за ней раньше не наблюдалось, то ли действительно приняла все происшедшее за сон. Такое бывает, когда человек подвергается сильному стрессу.
   - Ты гонишь? - только и смог выговорить я.
   - Сам ты гонишь! - обиделась на меня Даша и со злой улыбкой добавила - Тебе, когда мы в школе учились еще и не такие сны снились в период полового созревания.
   - Удар ниже пояса! - начал протестовать я, ко мне вернулась способность связно мыслить и говорить - Ты меня разыгрываешь или действительно думаешь, что это был сон?
   По Дашиному виду было понятно, что она действительно так думала. У нее возникли подозрения, что что-то не ладно, но до конца разобраться в своих чувствах она не могла.
   -На нас действительно напали призраки или самосущие тени, не знаю, как их правильно обозвать. И нам бы совсем худо пришлось, если бы не ты со своим свето-шоу.
   - Так это был не сон - удивленно как бы сама себе сказала Дарья, а потом уже спросила у меня. - Я что действительно летала?
   - Да и еще как летала! Метра на два в воздух поднялась. Коперфилд, с его фокусами отдыхает.
   - Вот это да! - сказала Даша, и слегка подпрыгнув на месте, прихлопнула в ладоши.
   - Не знал, что ты умеешь летать - сказал я немного с завистью.
   Я всегда восхищался Дашкиными способностями, но никогда не подозревал, что она настоящая ведьма и ей даже метла не требуется. Нет, в принципе она была ведьмой всегда, но не больше, чем любая другая женщина. Но вот что она умеет летать и при этом, сокрушать тварей, с которыми, даже у Волка возникли затруднения, я бы никогда не подумал.
   - Я сама не знала, но это так здорово!
   Даша пришла в восторг от пережитых впечатлений, и казалось ничуть не меньше от самой себя. Еще бы, не каждый день узнаешь, что можешь, просто так без всяких приспособлений преодолевать земное притяжение.
   - Я не могу в это поверить. Максик, ты даже не можешь себе представить, как я себя чувствую. Это невероятно!
   - Сам в шоке... - сказал я, глядя на пылающую эмоциями Дарью.
   Появилось наполовину зрительное, наполовину осязаемое ощущение, что она в буквальном смысле светится.
   - Слушай, светлячок, ты чего расшумелась тут? - раздался голос вылезающего из палатки Штурмана. - Ты давай потише, а то сама не спишь и другим не даешь. Между прочим, не все долговечными батарейками запаслись. И им надо отдыхать.
   - Ой, извините! - спохватилась Дарья и ее "сияние" тут же угасло.
   Оторвав взгляд от Даши, я заметил, как оживился лес. Ветер стал чуточку сильнее, повсюду слышались шорохи, а кое-где раздавался едва слышимый треск. Насекомых стало в два, а то и в три раза больше, но при этом они не залетали в ту часть поляны, где расположились мы.
   Я почувствовал присутствие чужого. Взял автомат наизготовку, и уже собирался крикнуть, что есть сил, чтобы разбудить остальных, но Дарья остановила меня, приложив свой палец к моим губам. И тихо сказала при этом:
   - Все в порядке, Максим. Опасности нет.
   Я и раньше не сомневался в ее экстрасенсорных способностях, но после того шоу, что она устроила этой ночью во время боя с призраками, с полным на то правом, мог положиться на ее ощущения. Все же чувство тревоги, вызвано чужим присутствием, не проходило.
   Штурман замер, не шевелясь, на полпути от палатки к костру сохраняя. Несколько минут мы втроем напряженно всматривались и вслушивались в окружающий нас лес, но ничего не происходило. Вдруг Дарья прошептала:
   - Смотрите!
   При этом она указала вперед через костер на кусты, что росли на краю поляны. В этот момент там раздался шорох, и из кустов вылезло маленькое серо-зеленое существо. Зверь это или еще что-то сказать было трудно. Первое слово, которое пришло мне в голову это - "пришелец". Один из тех маленьких зеленых человечков, которых так обожают земные уфологи.
   Ростом этот "пришелец" был чуть больше полуметра, сантиметров семьдесят. С ног до головы покрытый серо-зеленой шерстью, с большими, как у всех нормальных пришельцев, похожими на черные блюдца глазами и торчащими в разные стороны как у зайца ушами. Ручки ножки, тоже были при нем. В общем, типичный инопланетянин. Только волосатый, и смутно напоминающий мне какое-то земное животное.
   Двигался этот пришелец медленно, осторожно, полукругом обходя костер с той стороны, где сидела Даша. Я не осознанно сопровождал его движение дулом автомата. Дарья, даже не оглядываясь на меня, почувствовала это, и мягко положив руку на ствол моего АКМ, так же мягко отвела его в сторону. Я не стал сопротивляться или возражать.
   Тем временем представитель внеземной цивилизации, подходил все ближе, пока не остановился в трех метрах от Дарьи. И тут я вспомнил, какое животное он мне напоминал - тушканчика. Только уши у него были другие, и хвост отсутствовал, да и взгляд был более смышленым, почти что человеческим. Мне показалось, что он с любопытством и надеждой разглядывает Дарью. Настолько выразительной была его мордочка и блюдца глаза.
   Даша в свою очередь рассматривала его с не меньшим любопытством. Я не видел, так как все мое внимание было приковано к этому необычному зверю, а скорее почувствовал, как Дарья опять начинает светиться. Затем как в зеркале, я разглядел в глазах пришельца, что от всего тела целительницы исходит слабое едва уловимое свечение. Причем могу поклясться, что сидя рядом с ней, я это свечение осязал.
   Даша вытянула по направлению к пришельцу руку ладонью вверх, сделала подзывающий жест и спокойно, ласково сказала:
   - Иди сюда, не бойся.
   Серо-зеленый человечек, повел ушами, принюхался и осторожными, крадущимися движениями приблизился к Даше. Его ноги были, как у кошки, только длиннее, а руки такие же, как у маленького ребенка, только пальцы зверька покрывала шерсть.
   - Осторожней, вдруг он бешеный! - предостерег я Дашу, но та не обратила на мои слова никакого внимания, а только стала светиться еще больше.
   Пришелец подошел к Дарье на расстояние вытянутой руки и остановился. Даша осторожно протянула к нему пальцы и слегка коснулась его шерстяного уха. Пришелец прикрыл глаза и заурчал, почти как кошка. Потом опять же, как кошка осторожно понюхал пальцы целительницы, потерся головой о ее ладонь и его урчание усилилось. Вдруг ни с того, ни с сего он отпрыгнул в сторону. И почти человеческим голосом, только тоненьким и писклявым заорал:
   - Феи вернулись! - и с полными "блюдцами" счастья понесся в сторону тех кустов, из которых вылез и при этом, не останавливаясь, радостно верещал - Феи вернулись! Феи вернулись! Феи вернулись!
   Я был в шоке от того, что подобное происходит на моих глазах. И не я один. Штурман так и сел, там, где стоял, со словами:
   - Ничего себе. Живой эльфанчик. Я думал, они уже давно вымерли.
   И только Дарья, получала неописуемое удовольствие от происходящего. Она перестала светиться и, глядя на нас, залилась веселым детским смехом. Таким, каким умеют смеяться только дети, которые еще не успели узнать, что такое неприятности и огорчения, и которые видели в жизни только хорошее и светлое.
   Эльфанчик не появлялся снова и лес вокруг постепенно начал затихать. Штурман сменил меня на посту в положенное время, а Даша так и осталась сидеть возле костра, когда я отправился досыпать последние часы этой ночи.
   Сначала я хотел подшутить над Валери, как в старые добрые времена и улечься спать на Дашино место рядом с ней, но потом подумал, что нервы Вэл могли не до конца успокоиться после последних событий, а меч у нее достаточно острый. В итоге решил отказаться от этой затеи.
   В палатке, где безмятежно спал Волк, было тепло, мне даже сначала показалась, что у него жар, но потом, услышав его ровное дыхание, я понял, что все в порядке. Температура его тела была необычайно высокой. Лежа на небольшом расстоянии от него я это чувствовал. И это очень кстати, снаружи похолодало, и не смотря на то, что я сидел возле огня тело мое немного замерзло. Через несколько минут, согревшись, я уснул.
   В этот раз мне приснился сон. Настолько реалистичный и живой, что казалось, события, за которыми я наблюдал, происходили наяву. Сначала мне снилось, что я летел над лесом, почти над самими верхушками деревьев. Потом лес кончился, и началась холмистая равнина, которую затягивало туманом. Туман был таким густым, что мне показалось, будто я попал в облако. Через некоторое время ощущение полета начало исчезать, и этот сон стал перетекать в другой, как это обычно бывает. Но тут я услышал голос, похожий на голоса мультипликационных персонажей зайцев, ежиков и других безобидных зверюшек:
   - Не засыпай! Посмотри вниз.
   Я посмотрел вниз, но не увидел ничего кроме тумана. Посмотрел вокруг и опять безрезультатно. Сознание поплыло. Передо мной замелькали картинки другого сна, но снова где-то рядом раздался тот же голос.
   - Смотри! Сосредоточся.
   Последовав совету, я сосредоточился и устремил свой взор туда, где по моим представлениям должна была находиться земная поверхность. Туман начал рассеиваться. Подо мной проносилась все та же холмистая равнина, что и вначале сна. Только теперь на ней находилась целая куча непонятных существ, которые перемешались в огромной массе. Разобрать, кто есть, кто, было невозможно.
   Приглядевшись, я понял, что внизу кипит сражение. Стал слышен звон металла, ударявшегося о металл, яростные крики вошедших в раж бойцов и вопли отчаяния тех, кому не повезло. Битва была в самом разгаре. Десятки тысяч воинов сошлись на этом поле брани. Немного понаблюдав, я начал кое-что разбирать. Первое, что я заметил это огромных закованных в броню существ. Таких же, каких я видел, в первые минуты пребывания в Квемере. Это были тролли. Вскоре, в общей массе я начал различать людей. Потом выхватил взглядом из толпы блестящие латы и длинные мечи Псов Войны, как назвал их Волк. По зеленой шерсти и небольшому росту определил гоблинов, которых мне уже приходилось видеть издалека.
   В то самое мгновение, когда я начал различать гоблинов, среди кучи не виданных мною до сих пор существ, эти самые гоблины начали истошно вопить от ужаса и отчаяния. С левого фланга на их ряды неслась огромная, живая, серая масса. По мере того, как эта масса приближалась, я начал различать отдельные ее составляющие. Это были громадные, серые волки.
   Гоблины впали в панику, начали метаться и разбегаться кто куда. Но вокруг кипело сражение и далеко убежать они не смогли. Воины вокруг были для них не преодолимой преградой. Стая хищников приблизилась вплотную к массе яростно сражающихся существ, но не врезалась в их ряды. Бегущие впереди волки, оттолкнулись от земли и в невероятном прыжке пролетели над головами сражающихся, нырнув в самую гущу обезумевших от страха гоблинов. Гоблины метались в паники, а волки резали их как беззащитных овец. Не в силах на это смотреть я отвел взгляд, но чувство любопытства и разгоревшегося интереса заставило меня вновь посмотреть вниз, туда, где продолжалась битва.
   Чуть поодаль от сражавшихся я увидел группу людей в серых балахонах, с посохами в руках. Они стояли, образовав круг. Руки их тянулись к небу. У меня появилось нехорошее предчувствие относительно этих людей. Над тем местом, где они стояли, начали появляться черные тучи, которые уже через минуту заволокли все небо. Так как я в этот момент находился в этом самом небе и наблюдал за происходящим сверху, мне стало не по себе. Все вокруг начало растворяться, рассеиваться и я почувствовал, что просыпаться. Но проснуться мне не удалось. Неизвестный голос вернул моему вниманию концентрацию на сражении:
   - Еще рано! Смотри!
   Я продолжил наблюдать за безумием, творящимся подо мной. Черная туча наползала на беспорядочную массу сражавшихся. Они не сразу заметили нависшую над ними угрозу, но когда свет вокруг померк, и непроглядная тьма начала спускаться на их головы, все они разом остановились и начали озираться по сторонам. Затем в ужасе подались в разные стороны, как если бы прозвучал сигнал к отступлению, но было уже поздно. Непроглядная мгла полностью укутала поле боя.
   Что творилось в этой мгле, разглядеть было невозможно. Через несколько секунд после, того как черное облако заклинания поглотило сражавшихся, раздался невероятный гул, рожденный хором тысячи самых разнообразных по звучанию голосов. Гул хора, переходящего в один единственный предсмертный крик обреченного, но желающего жить существа.
   Я проснулся в холодном поту и с неприятным осадком внутри. Волка в палатке не оказалось. Выглянув наружу я стал свидетелем, того как наша команда готовится покинуть место стоянки.
   - Сам проснулся? Замечательно! - сказала Валери, скручивая палатку, в которой спала. - Поешь и тоже начинай собираться. Скоро двинемся дальше.
   Найдэ еще не поднялась, но звезд на небе уже не было. Вот-вот должен был начаться рассвет. Перекусив сухими хлебцами с чаем, который к тому моменту, как я проснулся, еще не успел остыть, я вытряхнул из головы остатки неприятного сновидения. Когда Найдэ коснулась своими лучами верхушек деревьев, наша команда уже целый час, размеренными шагами приближалась к заветному месту силы.
  

*****

  
   Весь день мы шли по Лесу Теней, останавливаясь только на короткие привалы и один раз, чтобы набрать воды из повстречавшегося нам родника. Все это время Даша и я, не переставая, заваливали Арамента вопросами. Гном был сильно удивлен, когда узнал, что мы видели живого эльфанчика. Он рассказал, что с тех самых пор как эльфы проиграли людям войну, в Квемере все изменилось.
   Многим существам, жившим здесь изначально, и обладавшим магическими способностями, пришлось покинуть Квемер. Так как поведение людей по отношению ко всему вокруг, не сдерживаемое мудрой властью эльфов стало просто невыносимым. Тех, кто не успел вовремя спрятаться или уйти подальше от людей, просто на просто истребили. Все, кто был в состоянии отправиться в другие миры, воспользовались этой возможностью незамедлительно.
   Феи, за одну из которых эльфанчик принял Дашу, были одними из тех, кто покинул Квемер. Арамент выдвинул предположение, что возможно в роду Дарьи была, одна из фей, покинувших этот мир. Если эльфы были защитниками населявших Квемер существ, то феи были теми, кто этим существам во всем помогал. Тем обитателям Квемера, которые обладали разумом, феи иногда давали знания, помогающие устроить быт и наладить связь с окружающим миром.
   Иногда феи помогали и людям, которые были самыми враждебными по отношению к другим видам. Это происходило из-за того, что люди очень боялись всего, того что они были не состоянии понять, а понять люди не могли и не хотели, очень многого. От всего, что они не понимали и боялись, они пытались отгородиться, а иногда уничтожали источник беспокойства. Почти всех эльфанчиков обладавших врожденной способностью к магии, истребили человеческие охотники. И это притом, что эльфанчики, никогда никому не причиняли вреда. Были вопиющие случаи, когда охотники использовали этих разумных существ в пищу.
   Пока Арамент все это рассказывал, в моей душе появилось странное чувство горечи и сожаления, которое становилось все тяжелее и тяжелее с каждым словом гнома. Я думал о том, что люди не способны гармонично сосуществовать с населяющими мир, в котором они живут, созданиями. Так же было и на планете Земля. У меня возникла мысль, что человеческие существа вид чуждый мирам в которых мы живем, и поэтому без всякого сожаления разрушаем все, к чему прикасаемся.
   Арамент рассказал нам с Дарьей и про Темных эльфов. Они были такими же эльфами, как и Валери. После поражения в долине Капттрак, некоторые из них, спасаясь от гнета победителей, укрылись в глухих непроходимых лесах. Однако и там люди ухитрились их достать.
   У этих эльфов был выбор либо сражаться до конца и умереть, либо поклониться Древней Тьме. Сама по себе Древняя Тьма, была бесплотным духом из другого мира, не имеющим никакой силы. Вполне возможно она бежала, оставив по каким-то причинам свою родину. Но, не смотря на это используя силу и энергию тех, кто поклонялся ей, она могла творить такие чудеса, которые заставляли одновременно восторгаться и ужасаться ее магическому искусству. Про таланты Древней Тьмы гном рассказывал с завистью и сожалением. Сожалением о том, что если бы она сотрудничала с эльфами и гномами, то им удалось бы достичь в магии запредельных высот.
   По легенде, когда только появились люди, Древняя Тьма, попыталась заставить их служить себе. Чтобы использовать их энергию для воплощения в жизнь своих, одной ей известных целей. Люди и дали ей это имя. Эльфы воспрепятствовали такому ходу событий. Эльфийские маги, заточили Древнюю Тьму в чаще Леса Теней, где уже жили самосущие тени. Почти такие же по своей сути, как Древняя Тьма
   За многие века, самосущие тени многому научились у своей древней сестры и смогли проявляться на физическом плане, пользуясь энергией до смерти запуганных путников. Лес Теней превратился в место, которое стали избегать. И даже эльфы старались лишний раз суда не соваться.
   Гонимые победителями, некоторые из уцелевших эльфов, были вынуждены спрятаться в этом лесу. Но не смотря на плохую репутацию этого места, угнетатели не оставили их в покое. И тогда перед выжившими в битве эльфами стал выбор, сражаться и умереть или поклясться в верности Древней Тьме, которая пользуясь их энергией, остановит и обратит в бегство преследователей.
   Большинство эльфов предпочли сражаться и умереть, но нашлись и те, кто поклялся в верности Древней Тьме и навсегда стали ее рабами, практически не имеющими более свободы выбора. С тех пор эти эльфы вынуждены были беспрекословно подчиняться хозяину. Их назвали Темными. И не потому что, они жили в этом лесу, а потому что их темные души навеки стали принадлежать Древней Тьме.
   - Долго нам еще среди деревьев плутать? - спросил я Штурмана во время одного из привалов.
   - Нет - ответил тот - Три дня лесом, а там рукой подать...
   На третий день пути лесом, мы набрели на небольшую избушку, сложенную из бревен. Покосившаяся дверь, дырявая крыша предавали ей заброшенный вид, но, трава вокруг была вытоптана, а в гущу леса уходило несколько тропинок, которыми часто пользовались. Мы остановились в десятке шагов от крыльца и молча, разглядывали это творение неизвестного архитектора.
   - Может, зайдем на огонек? - предложил я.
   - Я бы не стал рассчитывать на гостеприимство тех, кто содержит свое жилище в таком виде - авторитетно заявил гном.
   - Арамент прав. В этом нет необходимости. Тракт уже совсем близко - поддержал гнома Штурман.
   Дружно, всей командой мы двинулись дальше. В обход подозрительного строения. Через несколько минут, по очень банальной причине нам пришлось остановиться. Дарье понадобилось укрыться подальше от людских глаз.
   Погода стояла замечательная. Теплый ветер шуршал листьями, повсюду щебетали птицы, а разные мелкие зверьки, то и дело мелькали вокруг. Валери подошла к одному из деревьев, до нижних веток которого можно было достать рукой, и положила на один из сучков кусочек хлеба. Немного отошла и замерла. Спустя несколько секунд к оставленному на ветку кусочку с верхушки спустился зверек. Им оказался бурундук. Бурундук понюхал сухой хлеб, и осторожно взяв его в лапки начал грызть.
   Валери сделала медленный шаг в сторону дерева. Зверек насторожился, но продолжил сидеть на месте, уплетая за обе щеки дармовое угощение. Валери протянула к нему руку и к моему удивлению, бурундук дал себя погладить, а закончив поглощение хлеба, и вовсе запрыгнул на предплечье и принялся обнюхивать рукав.
   Долго удивляться мне не пришлось. Из-за кустов, за которыми скрылась Дарья, раздался ее пронзительный крик. Бурундук молниеносно растворился в листве, а Валери с таким же проворством кинулась к источнику звука. Вслед за ней метнулся Волк, а я стал всего лишь третьим, кто поспешил на помощь. Не в кустах, не за ними Дарьи не оказалось. Волк принюхался и сказал:
   - К дому!
   Не теряя ни секунды, мы бросились в указанном им направлении. И поспели как раз вовремя, чтобы увидеть, как Дарью волокут к избушке, четыре отвратительных, серых твари. До дома им оставалось еще метров пятьдесят. Покосившаяся дверь отварилась, встречая существ, и они ускорились. Внутри копошилась неприятная серая масса отвратительных серых тел.
   Не теряя времени я приготовил для стрельбы одноразовый гранатомет. Прицелился и выпустил гранату прямо в открытую дверь. До входа тварям оставалось метров двадцать. К счастью Дарья, хоть и была стройной, но для этих тощих существ, все же, оказалась нелегкой ношей. Внутри дома бухнуло, крыша приподнялась, дверь слетела с петель, а серых существ вместе с Дашей отбросило назад. Теперь я смог лучше рассмотреть этих уродцев. Худые, с длинными руками и ногами они представляли собой одновременно жалкое и отталкивающее зрелище. Тупые бешенные выражение их лиц, не добавляли им привлекательности.
   Мне в лицо дунул ветер, и я почувствовал неприятный запах, который показался мне знакомым. Это без сомнения были гули! Те самые мерзкие и отвратительные существа, которые преследовали нас с Валери в подмосковных лесах. В тот раз, унося ноги, я не разглядел их как следует, но навсегда запомнил запах в их логове. Сравнить его можно было только с запахом, засохшего и уже начавшего тлеть тела мертвого животного. Так бывает, когда мышь ли крыса умирает где-нибудь в заваленной кучей ненужных вещей кладовке и горе хозяину приходится столкнуться с необходимостью перебирать свой хлам, отыскивая причину беспокоящего запаха.
   Гули быстро оправились от потрясения и вскочили на ноги. Схватили неподвижно лежавшую Дашу и затащили ее в дом. Не всем тварям удалось скрыться в логове. Один из гулей рухнул на пороге со стрелой в спине.
   - Оставайтесь снаружи! - гаркнул Волк.
   Достав из ножен свои клинки, он осторожно, почти крадучись стал приближаться к избушке. Мы с Валери сделали, как он сказал. Остались снаружи и замерли в ожидании. Волк, скрылся в доме. Вокруг было тихо и спокойно, как в первый раз, когда мы вот так же стояли, и разглядывали это жалкое строение. Из дома не доносилось ни звука. Время шло. Ничего не происходило. Нервно поглядывая на Валери, я считал секунды и боролся с желанием самому ворваться внутрь. Она стояла спокойно, держа наготове лук с вставленной в тетиву стрелой, направленной наконечником в землю.
   Прошла минута, показавшаяся вечностью, и я не выдержал, но стоило мне дернуться и сделать шаг, как из злополучной избушки появился Волк. На руках он держал Дарью, а та в свою очередь держалась за его шею и озиралась вокруг расширенными от ужаса глазами. У меня от сердца отлегло. Даша была жива. Напугана до полусмерти, в шоковом состоянии, но жива. Волк поставил ее на землю, но Даша и не думала отпускать его шею. Он разжал ее руки и повел прочь от этого скверного места.
   Штурман и Арамент поспели только к самому финалу.
   - Слава создателю! - промолвил гном.
   - Фух... Шустрые вы ребята... - сказал Штурман, переводя дыхание.
   Больше мы не останавливались. Волк так и вел Дашу, не отпуская от себя ни на шаг. При этом он все время, что-то ей тихо говорил. Примерно через час пути, я заметил, как она начала ему отвечать. Это был хороший признак. Даша понемногу приходила в себя. К пяти по полудню, согласно моим часам, наша компания вышла на опушку леса, за которой виднелось открытое, свободное от деревьев пространство. К нашему счастью, Темные эльфы не успели нас перехватить.
   Дальше путь лежал через королевство Киндом, на запад, к реке со странным названием Несущая Свои Воды в Никуда. По рассказам Арамента получалось, что она разделяла это мир на две части. По одну сторону располагались люди, а по другую большинство всех остальных разумных существ, населявших Квемер. Существ, которые вынуждены были покинуть насиженные места и спасаться бегством, от поразившей мир человеческой заразы.
   Переправившись через реку в месте под названием "Дом Безумного паромщика", мы должны были двинуться на юго-запад, через лес Вечно зеленый лес, где когда-то царили эльфы. Еще через неделю, если все пойдет по плану, нам предстоит отыскать Элдану в одном из ущелий горного хребта Бат'Аттал. По словам Штурмана, не имея точной карты, сделать это было бы проблематично. Горы Бат'Аттал тянулись на сотни километров с юга на север, и только эльфийские маги знали точное местоположение Элданы. К счастью карта у нас была. С нее то, все и началось, а также было все необходимое: намерение добраться до Элданы, силы, чтобы продолжать путь и несгибаемая воля к победе над всеми, кто вздумает нам помешать.

Глава 7

Славный король Томас.

  
   Мы стояли на опушке и смотрели на широкий тракт, проходящий вдоль окраины Леса Теней. По утверждению гнома, это был один из самых оживленных торговых путей. В подтверждение его слов мимо нас прогремел обоз, состоявший из трех телег и охранявших их всадников, лениво поглядывающих по сторонам. Нас они не заметили. Обоз поднял облако пыли, и через десять минут скрылся из виду, огибая небольшой холм.
   - Нам придется разделиться - сказала Валерии. - Нам повезло, что темные не догнали нас. За пределы леса они не выйдут, но гонец продолжил свой путь.
   Валери как переводчица прислушивалась к шепоту деревьев, а потом говорила нам о том, что услышала.
   - Деревья говорят, что к обеду он выйдет в пяти километрах южнее. Я догадываюсь, что путь он держит ко двору короля Томаса, самого лютого врага эльфов. Тьма позволила ему пройти в надежде, что он доставит послание королю и у нас возникнут проблемы. Точнее у меня.
   - Не обольщайся на этот счет - подал голос Арамент - Всех, кто сотрудничает с эльфами, король Томас объявил - предателями рода человеческого.
   - А как здесь поступают с предателями рода человеческого? - спросила Даша.
   Она пришла в себя и, судя по всему, неплохо себя чувствовала. По крайней мере, так казалось внешне. На ее лице снова появился румянец, а голос звучал бодро.
   - Как и везде - ответил гном - Вешают, жгут на кострах, четвертуют, отрубают головы. Все зависит от того, какое зрелище любят люди, живущие там, где предателя удается изловить.
   - Какой ужас! - побледнев, воскликнула Даша - Это получается, что если нас поймают, то убьют одним из этих страшных способов?
   - Поверьте мне Дарья, это еще не самое страшное - поспешил успокоить ее Арамент - Вот довелось мне однажды побывать в мире, где преступников живьем...
   - Хватит! - рявкнул на него Волк.
   Даша посмотрела на Волка с благодарность, затем сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. Она всегда была против любого насилия. И если слышала подобное, то ей становилось плохо. И учитывая то, что она пережила в Лесу Теней, можно было понять ее состояние. По крайней мере, попытаться это сделать.
   - Нас не поймают - уверила всех Валери. - Будут искать группу, состоящую из шести человек, четырех мужчин один из которых гном и двух женщин одна из которых эльфийка. Чтобы пересечь Киндом, мы разделимся. Штурман и Арамент пойдут поодиночке. Они хорошо знают Квемер и могут о себе позаботиться.
   Гном самодовольно усмехнулся, а Штурман согласно кивнул.
   - Дарья пойдет с Волком - продолжала Валери. - Максим со мной.
   - А ты так же хорошо ориентируешься в этом мире, как Штурман и Арамент? - с сомнением спросил я у Валери.
   - Не совсем. Штурман составил для нас карту и до Несущей Свои Воды в Никуда, где мы снова соберемся вместе, мы по ней доберемся. Ты же вроде неплохо ориентируешься на местности.
   Валери протянула мне сложенную вчетверо бумагу. Я взял ее, развернул и в очередной раз убедился, что Штурман не зря получил такое прозвище, если конечно это не фамилия. Карта была нарисована четко, помечены и подписаны все ориентиры, обозначены высоты, населенные пункты и места, где можно переправиться через реку со странным названием. Жирным крестом, заключенным в круг был отмечен населенный пункт "Шальной скотовод", там мы должны встретиться.
   - Штурман - продолжала Валери. - Попытайся догнать гонца и не дать ему выполнить свою миссию, но особенно не рискуй. В горах Бат'аттал нам без тебя не обойтись.
   - Может лучше, гонцом заняться мне? - предложил Волк.
   - Нет. Ты должен, позаботиться о Дарье.
   Дашино лицо в очередной раз поменяло свой цвет с белого на розовый.
   - А ты Даша - обратилась Валери к целительнице - постарайся не светиться как в лесу, иначе у тебя могут возникнуть большие проблемы. И вообще, это касается всех.
   - Ну что же - подвел итог Штурман, со смирением выслушав наставления эльфийской принцессы. - Задача ясна. Пора в путь. Встречаемся через четыре, плюс минус два дня, в деревне Шальной скотовод, что в пятнадцати километрах от дома Безумного паромщика. Хотя я сомневаюсь, что кому-нибудь из нас удастся добраться туда за два дня, но пари на этот счет держать не буду. До встречи.
   Штурман взял свой рюкзак и, выйдя на дорогу, бодрым шагом отправился на юго-запад. Вслед за гонцом.
   - Подожди! - крикнул ему в след Арамент. - До развилки на Салот, я пойду с тобой.
   Когда через несколько минут Штурман и Арамент скрылись из вида, Валери сказала, обращаясь к Волку:
   - Вы с Дарьей идите через озерный край. Арамент сказал, что там последнее время все спокойно. Когда дойдете до "Несущей свои воды в никуда" идите вдоль течения к Шальному скотоводу. А мы с Максимом пойдем, через Адэн. Вы выдвигайтесь сейчас, а мы выждете пару часов. До встречи.
   - До встречи - в один голос ответили Волк и Дарья.
   Волк помог Даше одеть рюкзак на спину, и они двинулись в путь. Глядя им вслед, я заметил, что у меня возникло странное чувство. Ничего внятного просто интуитивное чувство, что у этих двоих есть что-то общее. И не случайно судьба пересекла их пути.
   Высокий обладающий невероятной силой воин уверенно шел навстречу своей судьбе. А вслед за ним, покорно топала на первый взгляд маленькая беззащитная овечка, которая на самом деле обладала не меньшей силой, хоть и иного плана.
   За этих двоих я был спокоен. Потому что теперь знал, что никто не сможет позаботиться о ней лучше, чем Волк. Да и он был в не менее надежных руках.
  

*****

   Обрадовавшись возможности передохнуть, я спокойно задремал на солнышке. В его ярких, теплых лучах резвились птицы, исполняя свои причудливые песни, мир вокруг был гармоничным и безмятежным. Хотелось навсегда остаться в этом моменте. Не спешить, не беспокоиться, а просто сидеть и бесконечно наслаждаться природой.
   - Как хорошо... - тихо сказала Валери. - Волк много рассказывал мне о Квемере. Меня забрали отсюда маленьким ребенком. Я видела этот мир во снах, но никогда не думала, что он так прекрасен.
   - Давно ты знаешь Волка? - спросил я.
   - Сколько себя помню. Он всегда был со мной. Волк мне как отец, он научил меня почти всему, что я знаю и умею. И, несмотря на то, что у нас возникли разногласия, когда я повзрослела и стала самостоятельной, я всегда буду ему благодарна.
   Валери замолчала. У меня было еще много вопросов к ней, но я понял, что она не станет сейчас на них отвечать. Да и сам предпочел погрузиться в умиротворяющую атмосферу этого места, и, прикрыв глаза, наслаждался минутами покоя.
   Пока мы сидели, выжидая несколько часов, тракт подтвердил слова гнома. Несколько раз спокойствие этого места нарушалось громыханием повозок. Один раз прошли люди, громко о чем-то спорившие, и вслед за ними во весь опор пронесся всадник, требуя, чтобы крикуны расступились.
   Когда пришло время двигаться дальше, я с сожалением поднялся на ноги. Тронул за плечо Валери, сидевшую с закрытыми глазами и показал ей на часы. Время все еще продолжало свой бег, и мы должны были с ним считаться.
   Валери встала, взяла свой рюкзак, а лук и колчан протянула мне:
   - Максим возьми это. Ты не похож на эльфа и это оружие в твоих руках подозрения не вызовет.
   - А на кого я похож, на вьючное животное?! - взорвался я от возмущения.
   - Не кричи - сказала Валери - Давай автомат мне.
   - Нет, ребята, пулемета я вам не дам, вот, если бы я с вами пошел - вспомнились мне слова Верещагина:
   - Что? - непонимающе спросила Валери - Какого пулемета?
   - Это я к тому, случись что, оружие должно быть под рукой - с этими словами я закинул на плечо лук и колчан Валери, взял в руки АКМ, и зашагал в сторону Адэна столицы Киндома.
   Через несколько километров, дорога повернула прочь от леса и вскоре деревья совсем скрылись из виду. Мы шли петляя среди холмов, которые, местами, превращались в нависающими над головой каменные стены.
   По большей части, дорога была пустынной. Лишь иногда мы встречали людей, идущих нам на встречу. Они были одетые в ветхие, грязные одежды, с уставшими взглядами и совершенно не обращали внимания на двух идущих по обочине путников. Пару раз нас обгоняли лошади тянущие за собой груженые телеги. Они смиренно везли свои нелегкие ноши, глядя на мир наполненными грустью глазами.
   - Слушай Валери - устав от долгого молчания заговорил я. - А ты уверена, что для нас с тобой отправиться через Киндом, это самый лучший вариант? Может нам стоило пойти через озерный край?
   - Не удивительно, что тебя не взяли в разведку - покачав головой, ответила Валери - Сам подумай, где меньше всего будут искать эльфа? И потом, я в вашем мире настолько очеловечилась, что стоит мне спрятать под волосами уши, и умерить пыл королевской крови, как я становлюсь похожей на вас. И потом, я выросла среди людей, и у меня вошло в привычку быть женщиной вашего вида.
   Только теперь после ее слов я заметил, что ушей под ее золотистыми волосами видно не было, да и вообще выглядела она как старая, добрая, хорошо знакомая Вэл.
   - Да, наверное, ты права. Я мог бы сам сообразить - согласился я - А что это за странные названия Шальной скотовод и Безумный паромщик?
   - Ничего странного, в вашем мире так же точно принято называть села и деревни. Берут за основу что-то примечательное, например, случай произошедший в этой местности и название готово.
   - Что же там случилось? - спросил я.
   - Волк рассказывал, что в деревне на берегу "Несущей свои воды в никуда", жил один скотовод, который придумал варить дурман траву в молоке. Надеюсь тебе не надо рассказывать, как весело становится людям, отведавшим такого варева.
   - Не надо, меньше знаешь, крепче спишь - ответил я.
   - Ну вот - продолжала Валери - Этот чудак решил подшутить над соседями и раздавал всем такое молоко под видом лечебного снадобья от всех болезней. Деревня целый месяц на ушах стояла, от этого чудо средства. Потом, конечно, люди начали приходить в себя, а шутника разоблачили и жестоко наказали, заставив его выпить несколько литров этого варева за один раз. И с тех самых пор, как вся деревня почти целый месяц благодаря этому шутнику придавалась веселью, ее и стали называть Шальной скотовод.
   - Ничего себе, несколько литров за раз! - вырвалось у меня.
   - Да, несладко ему пришлось - кивнула Валери - но уж слишком осерчал на него народ. Сам виноват.
   - Бедный мужик - посочувствовал я шутнику. - А дом Безумного паромщика, это еще что такое?
   - Это еще проще - Валери улыбнулась, и продолжила посвящать меня в историю Квемера. - Шальной скотовод, каким-то чудом выжил, после невероятной порции сильнодействующего отвара, но среди людей жить уже не смог. Что-то в его голове нарушилось. И он ушел. Построил себе дом, соорудил паром и с тех пор зарабатывает на жизнь, переправляя людей через реку. Когда началась война, старую деревню эльфы сожгли, а его не тронули.
   Остаток дня мы прошли в молчании. Лишь изредка перекидываясь дежурными фразами. На ночлег остановились вдалеке от тракта, в небольшой ложбине между холмами, которую не было видно с дороги. Соорудить костер было не из чего, да и запас воды у нас поиссяк, так что пришлось, есть не разогретую тушенку без каши прямо из банки, заедая ее сухими отрубными хлебцами, на которые Валери не поскупилась.
   Это была не самая плохая трапеза. Армейская тушенка, которую удалось раздобыть Валери, это не тот непонятный суррогат, который вы можете найти на полках любого продуктового магазина. У настоящей армейской нет даже срока годности. Доедая последние кусочки, я еще раз попытался расспросить Валери о Квемере. На этот раз мне повезло, и она охотно отвечала мне.
   - Валери?
   - Да?
   - Мне кажется, сейчас, самое подходящее время для вопросов и ответов, которые ты отложила на потом.
   - Когда кажется, креститься надо - посоветовала Вэл, и тяжело вдохнув, как перед неприятным, но необходимым разговором, спросила - Что ты хочешь узнать?
   - Волк сказал, что это твой родной мир, и, похоже, ты тут не последний человек, точнее эльф...
   - Да так и есть - спокойно, констатируя факт, сказала Валери, при этом ее взгляд наполнился гордостью и достоинством, она стала похожа на настоящую королеву властную и сильную. - Мой отец был последним королем династии, которая управляла всем Квемером. Управляла мудро и справедливо, до тех пор, пока не появились люди.
   - Неужели с моей расой дела обстоят настолько плохо? - спросил я.
   - Гораздо хуже, чем ты думаешь - ответила она - С каждым десятилетием их популяция увеличивалась, мальчики подрастали, становились мужчинами, охотниками и воинами. Девочки не успев созреть и окрепнуть, сразу приносили потомство. Люди размножались как кролики! Захватывали обширные территории. Эти жадные тупые обезьяны, всегда требуют от мира больше, чем им на самом деле нужно!
   Последние слова Валери произнесла с горечью и гневом. Спохватившись, она посмотрела на меня, и как бы извиняясь, улыбнулась. Но я совсем не обиделся, потому что знал - она права. Наши непомерные запросы, все время растут. И не научившись, как следует использовать, то, что имеем, мы берем от мира еще и еще. Превращая свои города в грязные болота, и возводя вокруг горы основным составляющим которых является мусор.
   - Естественно им требовалось много пищи, земель, ресурсов - продолжила Валери - И еще толком не научившись использовать то, что у них есть, люди почувствовав свою силу, начали отбирать земли у других существ. Кровавые войны захлестнули Квемер. Орки, гоблины, кентавры и многие другие, никогда не были такими свирепыми по отношению к другим расам, как сейчас. Люди заставили их такими стать, выгнав многих с исконных земель.
   - Похоже, что мы везде стремимся разделять и властвовать - сказал я.
   Валери никак не отреагировав на эту мысль, высказанную вслух.
   - Все это закончилось Великой Битвой. Когда человеческие вожди и короли совсем перестали прислушиваться к советам эльфов, мой отец Уаэллор собрал огромную армию. Она состояла из всех тех, кого люди притесняли несколько веков. Всех кроме орков и гоблинов. Они, поверив лживым обещаниям, встали под знамена своих угнетателей. Людские правители тоже объединились и выступили навстречу армии Уаэллора, которая безжалостно шла по человеческим землям, уничтожая все поселение и города. Возвращая земли законным хозяевам. Однако при этом мой отец не опустился до уровня людей. Беженцев никто не трогал, а пленных отпускали восвояси.
   Валери прервалась, ее взгляд потух. Взяв флягу и отпив немного воды, она продолжила:
   - Это случилось в долине "Тысячи голосов", тогда она называлась "Капттрак". Сытый путь - на языке Кентавров. Давным-давно, еще до появления человека, там были их пастбища. Кентавры спокойно жили, перегоняя свой скот с места на место. Устраивали соревнования и свадебные обмены, между племенами, в общем, были счастливы. До тех пор, пока закованные в броню рыцари и копейщики в один мрачный для кентавров день, не ступили на их землю. Отобрали скот и чуть не уничтожили их вид как таковой.
   Валери тяжело вздохнула, так, как если бы она сама была участником тех событий. Гляди мимо меня в темноту, она словно видела, то, что произошло много лет назад в этом мире.
   - Люди проигрывала Великую Битву - продолжала она - но их маги применили ужасное по силе заклинание, которое накрыло почти всю армию Уаэллора и даже многие тысячи человеческих солдат и союзников. Уцелевшая часть войска людских королей, догнала отступающего эльфийского правителя и его свиту...
   Валери выросла в моем мире, в мире людей, где эльфы и прочие существа были только сказкой, но это был ее народ, ее родители и я мог только догадываться, как тяжело ей об этом говорить.
   - Эльфы сражались отчаянно, до последнего. Их осталось слишком мало и увязшие в рукопашной схватке, они не могли использовать свои смертоносные луки. Уаэллор пал в той битве вместе со всей своей семьей, которая сражалась с ним плечом к плечу. Мама, все мои старшие братья и сестры погибли. Я одна уцелела, так как была очень маленькой и осталась в лесах Великой Кроны. После, Волку пришлось бежать вместе со мной в другой мир. В твой мир. Так как люди не остановились на том, что разбили вражеское войско. Они дошли до самых Вечно Зеленых Дворцов, уничтожая всех, кто отказывался им подчиниться и принять их власть. Эльфов, даже женщин и детей, не щадили ни при каких обстоятельствах.
   Под конец рассказа Валери сникла, голос ее стал хриплым. Когда она совсем замолчала, я не решился задавать ей новые вопросы. Еще некоторое время мы сидели, глядя в окружающую нас темноту.
   Валери настояла на том, чтобы я первый ложился спать. Я возражать не стал и отправился в палатку, которую она предусмотрительно упаковала в свой рюкзак, после последнего ночлега. Конечно у каждого, кроме всего прочего было по теплому шерстяному одеялу, но все же, в палатке спать приятней. Ни насекомые, ни ветер не доставляли беспокойства. Эта ночь выдалась прохладней, чем все предыдущие за время нашего пребывания в Квемерае и я пожалел, что в этот раз рядом нет Волка.
   Кое-как согревшись, с головой укутавшись в одеяло, я уснул. И мне опять приснился необычный сон. Опять я парил над верхушками деревьев. Снова было ощущение, что все происходящее реально на столько, на сколько вообще все, что мы воспринимаем, может быть реальным.
   Я посмотрел вниз и сквозь верхушки деревьев увидел быстро перемещающуюся по земле красную точку. Направив внимание на эту точку, я спустился вниз. При этом, все же продолжив плыть в воздухе. Приблизившись, я разглядел, что эта точка на самом деле огромный волк, вот только не серый, а красный от покрывавшей его крови. Ран на звере не наблюдалось, это была чужая кровь.
   Волк бежал, пока не оказался возле небольшой хижины, стоящей посреди леса. Он остановился рядом с дверью. Понюхал воздух, и, огибая хижину с правой стороны, направился к двум, стоящим вплотную деревьям. Остановился и еще раз потянул воздух носом. В этот момент из-за деревьев появились два серо-зеленых эльфанчика.
   Они вдвоем несли небольшую, но видимо достаточно для них тяжелую корзину. Эльфанчики безбоязненно подошли к красному зверю и поставили перед ним свою ношу, после чего быстро удалились. Волк, недолго думая, взял ручку корзины в зубы, и, набирая скорость, снова понесся через лес.
   Я помимо своей воли двигался вслед за ним. Мне захотелось лучше рассмотреть то, что находилось в корзине, которую нес этот окровавленный зверь. И в тот момент, как возникло такое намерение, я приблизился к волку достаточно близко, чтобы заглянуть внутрь корзины. То, что я увидел, поразило меня. Поразило гораздо сильнее, чем весь этот необычный сон. В корзинке, укутанный в белоснежные простыни, лежал малюсенький ребенок. В то же мгновение, когда мне удалось разглядеть содержимое корзины, я услышал детский плач, переходящий в крик и тут же проснулся.
   Я открыл глаза и увидел, как Валери протянула ко мне руку, чтобы тряхнуть меня и разбудить.
   - Твоя очередь - сказала она, увидев, что я уже проснулся.
   Утром мы снова двинулись в путь. Ноги уже привыкли постоянной ходьбе, и мышцы не ныли при каждом новом шаге. Но все равно я придерживался мнения, что немного асфальта и четыре резиновых колеса ничуть не испортили бы впечатлений от этого путешествия.
   За те пять дней, что мы провели в этом мире, чувство страха за мой рассудок окончательно отступило. Мне ничего не оставалось, как принять происходящее и спокойно топать по бескрайним просторам Крайноса, к нешей цели. Мы шли в город Киндом, столице королевства с одноименным названием, которым правил король Томас.
   С одной стороны неизвестность это не самое лучшее, что может ожидать впереди, но с другой, за ее темной вуалью, кроме злобных невиданных монстров, фашистов королей и прочей нечисти, могли быть также и приятные, необычные, запоминающиеся на всю жизнь приключения. Именно то, ради чего я и отправился в этот путь. И конечно, таинственное место под названием "Элдана" готовое реализовать любое мое желание, а точнее намерение.
   Вот только хватит ли у меня воли и духа, чтобы задать необходимый импульс? Этот вопрос не давал мне покоя. Пока мы шли, топча ногами пыль чуждого мне мира, я поделился своими сомнениями с Валери. На что она в свою очередь сказала, что не стала бы вовлекать меня в это дело, если бы не была уверена в моих воле и духе. Впрочем, это касалось всех, кто отправился с нами.
   - Ты, Максим, конечно, не являешься образцом стойкости духа, и не обладаешь безупречной волей, но того, что в тебе уже есть, вполне должно хватить, для того, чтобы задать необходимый импульс - уверила меня Валери и с улыбкой добавила - И потом впереди, еще длинный путь, так что, у тебя будет достаточно времени, для самосовершенствования.
   - Откуда ты знаешь, что я смогу задать импульс? И как долго нам еще добираться до этой Элданы? - спросил я.
   - Просто знаю и все. Не могу этого объяснить. Считай это женской интуицией. А до Элданы, если особых проблем и задержек не возникнет, то недели за две, как обещал Штурман, мы доберемся - ответила на мои вопросы Валери.
   - Надеюсь, задержек не возникнет, а то у меня уже ноги отваливаются от постоянной ходьбы - пожаловался я. - Я за все время службы столько не прошел, сколько за последние пять дней.
   - Ну, извините, бронетранспортеров здесь нет - ехидно сказала Валери. - Надеюсь в Киндоме, нам удастся купить лошадей.
   - А как ты собираешься рассчитываться? - поинтересовался я у нее.
   - Неужели ты думаешь, я потратила все деньги с твоего счета? - словно обвиняя меня, спросила Валери. - На часть из них, я купила небольшие слитки золота и серебра. Ты думаешь почему, мешок Волка был таким тяжелым? - задала она мне вопрос.
   - Ему в рюкзак ты набила больше всего тушенки? - предположил я.
   Валери словно в мольбе подняла глаза к небу и не став просвещать меня по поводу рюкзака Волка, вернулась к теме драгоценных металлов.
   - Позавчера пока ты спал, решив пропустить завтрак и встать перед самым отправлением, я разделила все поровну и раздала всем членам нашей команды.
   - А мне?! - негодующе прокричал я, и, не дожидаясь пока Валери ответит, добавил еще несколько замечаний по этому поводу. - И почему это я, всегда обо всем узнаю последним? Могла бы потрудиться и рассказать мне об этом по дороге!
   - Я и рассказываю - с самым невинным выражением лица, глядя куда-то, вперед сказала Вэл.
   - А раньше нельзя было! - не успокаивался я.
   - Я забыла, да это и не существенно. Твоя часть драгоценных металлов у меня. Как только остановимся передохнуть, я тебе их отдам.
   - Конечно не существенно! - я не в силах был отогнать от себя нахлынувшие на меня чувства обиды и обделенности - Все, что касается моей части, моих же средств, это для тебя всегда не существенно. Если бы у меня была такая жена, как ты, я бы ее убил в первый же месяц нашей совместной жизни!
   - Помечтай - усмехнулась Валери. - Такой жены как я, у тебя никогда не будет. Если только, конечно, какая-нибудь эльфийка не согласиться выйти за тебя замуж. В чем я сильно сомневаюсь. А ваши земные женщины, хоть и красивы... - Валери сделала паузу, словно задумавшись - по-своему, но с эльфийками им не сравнится!
   - И слава создателю! - вступился я за милых дам. - Если бы они были такими же холодными и бесчеловечными как ты, мужчины в нашем мире уже давно истребили бы их как эльфов в Квемере. - выпалил я в пылу, и только когда Валери злобно глянула на меня, отвела взгляд, опустила голову и помрачнела, я понял свою ошибку.
   - Прости, я не хотел - и я действительно сожалел, о том, что сказал.
   - Ничего - сказала Валери. - Мне не стоит на тебя обижаться, ты типичный представитель своего вида и рассуждаешь точно так же, как и все остальные люди. Вы даже Бога своего распяли на кресте, что уж говорить о ком то еще.
   Дальше мы шли молча. Во время очередной остановки Валери, вытащила из своего рюкзака небольшой мешочек и передала его мне. Аккуратный со шнуровкой на конце похожий на старинный кашель, этот мешочек поместился мне в ладонь, но руку при этом потянула к земле его не по размеру большая масса. И тут же, недалеко от нас раздался не громкий, вкрадчивый голос.
   - Делитесь? Правильно, делиться надо всегда. И с нами поделитесь, не побрезгуйте, люди добрые - говорили спокойно не громко, но от этих слов мне стало не по себе.
   Я огляделся и увидел стоящего примерно в десяти шагах от нас небольшого роста человека с худым лицом. Этот человек, как гриб после дождя, вырос, словно из-под земли. Он был закутан в серый от пыли плащ, и есть ли у него под плащом оружие сказать было трудно. А с разных сторон к дороге подходили еще четверо таких "грибов", разного роста и комплекции, одетых в точно такие же, как и у обладателя вкрадчивого голоса, закрывающие все тело плащи.
   - Кажется, нас сейчас будут грабить - шепнул я Валери, передергивая затвор - Шли бы своей дорогой, ребята - сквозь зубы процедил я.
   - Слышишь Талпос, он в нас ребят увидел! - усмехнулся один из подходящих к нам мужчин.
   - А мы и есть добрые, веселые ребята - отозвался человек с худым лицом, стоявший все так же спокойно, неподвижно, впрочем, как и положено грибу.
   Четверо его товарищей продолжали подходить к нам с Валери с разных сторон. Нельзя было давать им приблизиться, иначе автомат не дал бы мне никакого преимущества. Ну, уложил бы я одного в случае нападения, пусть даже двух, а что дальше, если они повиснут у меня на руках, а кто-нибудь ударит по затылку. Была еще Валери, со своим мечом, но разбойников пятеро и неизвестно, что у них было за оружие и как они им владеют.
   Недолго думая, я три раза выстрелил в воздух. Звук выстрелов заставил этих веселых ребят остановиться и оглядеться по сторонам. Было очевидно - что такое автомат Калашникова они не знают. И также так же очевидно, что этим людям не часто приходилось слышать выстрелы. Если приходилось вообще.
   - Валите отсюда, уроды! Иначе я вас в решето превращу! - гаркнул я, что есть силы.
   На лицах разбойников возникло выражения растерянности и неуверенности. Я заметил, что тот, который предложил нам поделиться, по всей видимости, глава этой шайки, напрягся и не знает, что делать: продолжать грабеж или отказаться от своих планов.
   - В реше... что? - наконец выдавил из себя главарь - Ты не похож на мага, обладающего силой способной творить превращения.
   - Простите, пожалуйста, моего друга - вежливо заговорила Валери - Он не всегда ясно выражает свои мысли. Он хотел сказать, что с помощью вещи находящейся у него в руках, он может наделать в ваших телах таких дыр, что не всякая стрела способна нанести такие раны. И не сомневайтесь уважаемые, что если вы еще хоть на шаг приблизитесь к нам, то он незамедлительно выполнит свою угрозу. Еще, он попросил вас как можно скорее покинуть это место.
   Я всегда завидовал тому, как четко Валери могла выражать свои, а иногда и мои мысли. А ее дар убеждения это было вообще нечто поразительное.
   - Что же, прошу прощения за причиненное беспокойство - в тон Валери, ответил главарь, затем развернулся и начал удаляться.
   Остальные разбойники с выражением глубокого разочарования на лицах сделали то же самое. Я опустил автомат и через несколько секунду пожалел об этом. Главарь, которого подельник назвал Талпасом, остановился и начал поворачиваться к нам. В это же мгновение буквально за доли секунды, так быстро, что я даже не успел понять, что происходит, с моего плеча сам собой слетел лук Валери, даже не задев тетивой моей руки. Одновременно с этим я почувствовал, как слегка дрогнул колчан со стрелами на моей спине, рядом с рюкзаком.
   Доли секунды, которые каким-то чудом фиксировало мое сознание, неумолимо ускоряли свой бег. Главарь продолжал поворачиваться и в его руках я увидел небольшой арбалет. Талпос находился всего в пятнадцати шагах от меня, и не было сомнений, что с такого расстояния болт из этого арбалета пробьет мое тело, доставив мне немало неприятностей. Я начал поднимать автомат, но ощущения предательски шептали мне, что не успею. Главарь держал направленный в мою сторону арбалет и уже с ходу прицелился.
   Не знаю, может у кого-то от осознания неминуемой гибели и проносится вся жизнь перед глазами, но у меня не было ничего подобного. Я чувствовал и фиксировал каждую долю секунды этого момента. Момента настолько длинного, что казалось, вот именно сейчас в этот самый последний миг я проживаю настолько насыщенную и полную жизнь, которой у меня никогда не было и уже, по всей видимости, не будет.
   Время текло очень медленно для того, чтобы я мог прочувствовать и посмаковать каждую деталь, но очень быстро для того, чтобы я успел поднять дуло автомата и нажать на курок. Как сказал один восточный поэт: - "Воин должен учиться единственной вещи смотреть в глаза смерти, без всякого трепета". И сейчас я действительно смотрел в глаза смерти, которая пришла за мной в облике главаря шайки разбойников. Глаза бесстрастные, сосредоточенные, выбравшие цель и готовые ее поразить. Не было ни сожалений, что я, как не опытный салага, попался на этот трюк, ни страха перед неизвестностью небытия. Лишь пустота и отрешенный наблюдатель, смотрящий на мир через мои глаза, в которого я превратился на пороге смерти.
   Я уже в буквальном смысле начал чувствовал, как палец разбойника давит на спуск тетивы арбалета и в это мгновения под моим правым ухом, что-то просвистело и в горло главарю, пробив его насквозь, вонзилась стрела. Талпос успел нажать на спуск, но дернулся, когда стрела попала в него, и болт из арбалета прошел в нескольких сантиметрах слева от моей головы.
   Два других разбойника, которые были в поле моего зрения, выхватили из под плащей короткие мечи, и кинулись в нашу сторону. Я хотел было открыть огонь по одному из них, но тут, шестое чувство иначе это не назовешь, заставило меня обернуться и увидеть, как один из бандитов за нашими спинами поднимает арбалет, такой же, как у их главаря.
   "Что же ты раньше, зараза, дремало!" - подумал я с укором, про шестое чувство и в этот раз, успев направить в нужном направлении ствол, нажал на курок. Три раза дернул за спусковой крючок и все три пули достигли цели. Разбойник повалился на землю, так и не успев выпустить болт.
   Второй разбойник, находящийся с той же стороны, уже несся на меня с мечом в руках. Еще три выстрела и он, так и не добежав до нас с Валери, рухнул на землю и затих. Когда я развернулся и посмотрел туда, где стоя на коленях, с остекленевшими глазами замер Талпос, то помимо главаря шайки я увидел двух лежащих в траве бандитов, причем в горле у каждого из них торчала стрела.
   Я посмотрел на Валери. Она стояла с луком в руках и внимательно озиралась вокруг.
   - Спасибо тебе - сказал я тихо. - Я уж было, умирать собрался.
   - Ты мне еще живой нужен. Мы должны добраться до Элданы, а потом отправляйся хоть в ад! - вместо пожалуйста, сказала Валери.
   - Как я мог такое пропустить? - скорее у самого себя спросил я. - Почему я не почувствовал. Обычно у меня нюх на такие вещи.
   - Все не так уж и плохо. Сам подумай, если бы ты пальнул в этого Талпоса, второй запросто мог продырявить одного из нас - рассудительно проговорила Валери, разглядывая арбалет другого разбойника. - Но впредь не расслабляйся, в этот мире, есть орудия умервшления похлеще огнестрельного оружия.
   Валери по очереди рассмотрела всех разбойников и их оружие.
   - Скорее всего, обыкновенные романтики большой дороги - сказала она.
   - Работники ножа и топора - добавил я.
   - Скорее меча и арбалета - поправила меня Валери - Уберем их с дороги и двинемся дальше.
   Так мы и сделали. Убрали тела грабителей и продолжили свой путь. Холмы поредели, все чаще стали попадаться пролески, а к вечеру мы вышли на возвышенность, с которой открывался прекрасный вид. Равнина, поросшая всевозможными цветами, среди которых преобладали белые с сиреневой сердцевиной. Небольшая речушка спокойно текущая в сторону заходящего солнца. И замок из серого камня. Серый, унылый и заброшенный.
   Ворота полностью отсутствовали, как и крыша на одной из двух башен, которые мы могли видеть. Дорога к замку поросла цветами и травой. Похоже, что ей совсем не пользовались.
   Мы остановились, и некоторое время смотрели, как Найдэ потихоньку скрывается за серыми стенами. Как будто бы готовясь к осаде. Было в этом что-то зловещее. Мне даже показалось, что я слышу далекие крики атакующих, лязг оружия и чувствую отчаяние осажденных.
   Мимолетное наваждение спугнул шум громыхающей по ухабам телеги. Шум приближался. Воз шел на подъем. Вскоре я увидел человеческую голову, затем обнаженный торс, и наконец, появилось то, про что я слышал, но никак не ожидал когда-нибудь увидеть. Человеческий торс с головой был продолжением тела лошади. Четыре копыта хвост, а вместо шеи с загривком и конской морды, человеческое туловище.
   Кентавр, а это без сомнения был именно он, тянул за собой большую телегу. На телеге сидел толстый человек и весело горланил какую-то песню. В руках он держал бутылку и в промежутках между куплетами прикладывался к ней, делая несколько больших глотков.
   До нас донеслись строчки из песни. Я посмотрел на Валери и увидел недобрый огонек в ее глазах. Толстяк тем временем в очередной раз отпил из бутылки и выдал новый куплет:
   - О, сколько разных песен
   Про эльфов я сложил,
   Когда на ратной службе
   У Томаса служил.
   Давайте их помянем,
   Ведь славный был народ,
   Пропал в минувшей битве,
   Но в памяти живет.
   О них мы не забудем,
   Ведь мы не дураки,
   Они хоть и с приветом,
   Но славные враги!
   Кентавр, приблизившись к нам, тоже уловил недобрый взгляд Валерии, но истолковал это по-своему. Повернулся к толстяку и крикнул:
   - Слушай Горлопан, хватит пиво жрать и песни орать. А то за такой репертуар тебе на виселицу отправят.
   - За что? - возмутился толстяк. - Я верой и правдой служил Томасу вовремя войны с эльфами. И если я говорю, что это были славные воины, то так он и было! Уж поверь мне. И плевать мне, что этот сбрендивший королишко так их ненавидит.
   - Не слушайте его - сказал нам кентавр, проходя мимо - он, когда напьется, то несет всякую чушь.
   - Эй, Кент, тормазнись ка! - крикнул толстяк.
   Кентавр злобно оглянулся, но исполнил просьбу человека.
   - Вечер добрый, уважаемые! - поприветствовал нас толстяк.
   - Добрый - ответил я.
   - Уж не думаете ли вы заночевать в этом замке? - спросил Горлопан.
   - Не думаем - ответил я.
   - И правильно делаете. Не доброе это место!
   - От чего же? - вмешался кентавр - место как место.
   - Отчего же? - передразнил Горлопан своего товарища - После того, как Томас повесил хозяина замка барона Норба, там бродит его призрак, до смерти пугая бедолаг решивших заночевать в его стенах.
   - Бред! - отрезал кентавр.
   - Ошибаешься Кент! - прокричал Горлопан. - Я лично участвовал в штурме замка. И видел, как приказ Томаса был приведен в исполнение. А следующей ночью душа Норба собственной персоной разгуливала по коридорам, в то время как тело болталось на веревке во дворе. Ни один солдат даже под страхом смерти не задержался тут, еще хоть на один день. С тех пор замок пустует. И только незнающие или сумасшедшие останавливаются в нем ночлег.
   - Вы люди слишком суеверные - сказал Кент. - Видите то, чего нет, и не замечаете очевидного.
   - Хочешь сказать, там можно переночевать? - спросила Валери у кентавра.
   - Не знаю - ответил он. - Я ни разу не был в замке. Но опасности не чую.
   - Да ну тебя! Лошадь сбрендившая! - крикнул Горлопан. - Хочешь, чтобы их там кондрашка хватила?
   - Сам ты сбрендивший! - сказал кентавр и двинулся дальше по дороге, увлекая за собой телегу с толстяком.
   До нас еще некоторое время доносились их пререкания:
   - Лучше бы выбросил свое пойло, и пешком прошелся! - говорил Кент.
   - Это еще зачем? - возмущался Горлопан.
   - Чтобы мозги прочистить и вес сбросить. А то совсем зажрался, телега с тобой почти не подъемной стала! И зачем я только с тобой связался?
   - Ты копытами топай, да помалкивай лошадь говорящая! Если бы не я, люди бы с тобой торговать не стали, а запрягли в плуг и пахать заставили. Так, что поговори у меня еще!
   Стихли голоса, затем пропал шум от колес. Найдэ скрылась за стенами замка. Начало темнеть. Сумерки делали пустые окна башен и пороем с отсутствующими в нем воротами еще более зловещими.
   - Ну что? Пошли? - спросила Валери. - Там наверняка дрова найдутся.
   - Куда? Где? - не сразу понял я.
   - В замок - ответила Валери. - Или ты привидений боишься?
   - Пошли - не сразу, c неохотой ответил я.
   Вместо подъемного моста на стенах по обе стороны от ворот болтались две длинные цепи. При порывах ветра они позвякивали, бившись о камни. Перебравшись через ров, и пройдя мимо того, что осталось от ворот, мы оказались во дворе замка.
   Посреди двора стояла виселица, а под ней валялся скелет, облаченный в доспехи. На железном панцире еще можно было разобрать рисунок. На нем был изображен щит с белым цветком. Цветок я узнал сразу. Этим растением поросло все вокруг. Пять длинных белых лепестков и сиреневая середина.
   - Надеюсь, барон, вы не откажете в гостеприимстве? - сказала Валери, проходя мимо костей.
   Мы зашли в жилое, трехэтажное здание в центре замка. Двери и ставни отсутствовали, но внутри еще сохранились остатки мебели. На всякий случай, осмотрев все помещения, мы решили утроиться на втором этаже в огромном зале. Раньше он использовался для обедов, ужинов и вполне возможно для собраний или же всего вместе. Об этом говорил длинный прямоугольный стол в центре и валяющиеся вокруг стулья, если их еще можно было так назвать.
   Поломав на дрова остатки мебели, я развел огонь в большом камине. Валери сварила спагетти, добавив в нее тушенки и каких-то специй. В этот раз получилось еще вкусней, чем в первый день в лесу Теней. Вспомнив о существах, в честь которых был назван лес, я поежился и осмотрелся вокруг.
   В этот вечер мы почти не разговаривали. Наверное, сказывалась усталость и атмосфера замка. Запустение и разруха, творившаяся вокруг, действовали на психику угнетающе. Еще это лязганье цепей у ворот. Этот еле слышный звук поневоле заставлял задуматься о приведениях и других тварях обитающих в подобных местах. К счастью скоро ветер стих и звук исчез.
   Первой дежурила Валери. Я лег спать возле камина. Уснул быстро, но спал плохо. Постоянно сквозь сон слышался лязг оружия. Грохот выбиваемых дверей и треск ломающейся мебели. Периодически просыпавшись от этого, я обнаруживал только горящий камин, Валери прохаживающуюся по залу и тишину вокруг.
   Когда пришла моя очередь нести вахту, а Валери легла спать ко мне, как две надоедливые мухи прицепились чувства дискомфорта и беспокойства. Тихо бродя по залу, я то и дело резко оборачивался. Никого не обнаруживая за спиной, спокойно брел дальше, до тех пор, пока ощущение присутствия не возвращалось.
   Немного походив, я подошел к столу в центре зала и сел на него сверху. Минут пять пытался привести в порядок расшатавшиеся нервы. Когда мне это удалось, и я перенаправил внимание на мир вокруг, то кроме потрескивания дров в камине, услышал еще один странный звук. Этот звук был еле уловимым. Что-то падало, несколько раз ударялось и затихало. С интервалом в 10-15 секунд звук повторялся снова. Как следует, прислушавшись, я понял, что доносится он сверху.
   - Валери, ты спишь? - задал я глупый вопрос, на который естественно не получил ответа.
   Недолго думая, я вышел на лестницу, достал и включил фонарик. Спустился на первый этаж. Убедившись, что ни там, ни во дворе никого нет, поднялся на третий. Очутившись в длинном коридоре, я замер и прислушался. Снова что-то небольшое упало и прокатилось. Отыскав комнату, откуда доносился звук, я осторожно заглянул внутрь. Там, напротив дверного проема стоял стол. Прямо перед столом висело зеркало, в котором отражались огонек свечи и лицо человека сидевшего за ним.
   Человек был облачен в доспехи, защищавшие все тело. В отражении я разглядел, что он худощавый с угловатым лицом, острым носом и вьющимися черными волосами. Я вошел в комнату, и осторожно обойдя стол с правой стороны, встал сбоку от обитателя замка. Остроносый взял что-то со стола потряс в руках и бросил обратно. На стол упали две игральных кости, стукнулись, прокатились и показали 5:1.
   Человек не обращал на мое присутствие абсолютно никакого внимания. Он снова взял кости и начал трясти их в руке. Затем посмотрел в зеркало и со славами: - "Ваш ход барон" бросил их обратно. Кости ударились, прокатились и показали 6:6.
   - Играешь? - спросил я.
   - Да - ответил остроносый, не поворачивая головы.
   - На деньги? - спросил я.
   - На деньги - ответил остроносый, и расстроенным тоном добавил. - Только мне сегодня не везет. За весь вечер ни разу не выиграл.
   - Ну как же? Выпало 6:6! - удивился я.
   - Это был ход барона - расстроено сказал человек. - Сыграешь с нами?
   - Нет спасибо. Я не играю в азартные игры - вежливо отказался я, думая о том, что в этом мире вряд ли есть врачи, занимающиеся подобными случаями.
   - Зря. Барон Норб богатый человек и ему абсолютно некуда девать свое золото.
   - Что совсем некуда? - спросил я с завистью.
   - Совсем. С тех пор как барон умер, он перестал заниматься своими финансами.
   - Да, сложно этим заниматься, валяясь грудой костей во дворе собственного замка - согласился я.
   - С кем имею честь? - спросил человек.
   При этом он резко поднялся и повернулся ко мне. От неожиданности отступив на шаг назад, я зацепил какую-то посудину, стоявшую на комоде возле стены. Она упала и разлетелась на кусочки.
   - Да, круши, ломай на здоровье - печально, без агрессии сказал остроносый - Это была единственная уцелевшая ночная ваза.
   - Прошу прощения - извинился я. - Меня зовут Максим. А как ваше имя?
   - У меня нет имени. Я тень.
   - То есть как тень? - спросил я, и, вспомнив существ из лесу Теней, инстинктивно поднял дуло автомата - Самосущая?
   - Сущая, сущая - эхом отозвался остроносый имитируя мой голос.
   Получилось у него очень натурально. Мне стало не по себе. Огибая тень, я начал пятиться к двери. Очертания человека поплыли, доспех растаял в дымке и через мгновение на меня посмотрел человек в камуфляжном костюме и автоматом в руках. Я чуть было не решил, что тень испарилась, и передо мной отражение в зеркале. Но я продолжал пятиться назад, а человек напротив спокойно стоял и улыбался.
   - Не бойся - сказала тень. - Я слишком устал пугать людей. Сил у меня осталось только на то, чтобы бросать кости дни и ночи напролет.
   - Я и не боюсь - услышал я свой дрожащий голос.
   Выйдя в коридор, я начал прикидывать, как быстро смогу добежать до спавшей Валери, и позаимствовать ее меч, сделанный чудо мастерами. А тень тем временем начала растворять и на этот раз пропала совсем. Игральные кости упали на каменный пол, свеча потухла, и я остался один.
   Кинувшись к лестнице и спустившись на второй этаж, я чуть не налетел на остроносого. Он стоял перед входом в зал, где спала Валери и грустно улыбался.
   - Помоги мне - попросила тень.
   - Чем я могу тебе помочь? - спросил я.
   - Все это время, кости хозяина лежали во дворе для устрашения. Но теперь этого не нужно более. Надо позаботиться об останках барона - объяснила тень.
   - Хочешь, чтобы я рытьем могил занялся?
   - Нет. Вы люди и так при жизни оставляете горы мусора. Не хватало еще, чтобы и после смерти вы продолжали это делать. Я видел людские кладбища. Это намного ужаснее того, что может сотворить самый искусный некромант. Горы костей зарытых в землю и придавленных надгробиями.
   - Да, зрелище не очень. И что ты предлагаешь? - спросил я.
   - Из праха мы созданы и в прах обратимся. Так любил говаривать барон. А на то, чтобы обратиться в прах в могиле, уходит немало времени. Неудивительно, что вы начали верить в привидения. Барон хотел, чтобы его тело сожгли, а пепел развеяли перед замком, когда вся долина усеяна его любимыми цветами.
   Я посмотрел в зал, где спокойно спала Валери, потом на тень и сказал:
   - Хорошо, только если ты обещаешь, что не доставишь нам хлопот и все время будешь рядом со мной, пока я буду сооружать погребальный костер!
   - Обещаю...
   Пока я собирал по всему замку остатки мебели и вытаскивал их во двор. Тень рассказала мне немного о себе и бароне. После того, как эльфы проиграли решающее сражение, и победители начали их преследовать, барон Норб получил приказ, от тогда еще генерала Томаса догнать и уничтожить небольшую группу выживших. Барону не особо понравилось это поручение, но не выполнить его он не мог.
   Норб со своим отрядом, гнал эльфов до самого леса Теней. Очутившись в чаще, где конница не имеет особых преимуществ, он потерял много своих людей. Эльфийские стрелы били без промаха, и доспехи не были для них помехой. Барон сам был ранен, и ему пришлось отступить.
   Рана была серьезной, даже не смотря на то, что стрела чудом не задела легкие. Ребра были пробиты, и он потерял много крови. Барон упал с лошади в нескольких сотнях метрах от окраины леса, а его солдаты без оглядки продолжили отступление. На счастье Норба, эльфы не стали никого добивать, а поспешили забраться поглубже в лес. Там они...
   - Что дальше случилось с этими эльфами, я знаю - перебил я тень.
   Решив, что дров достаточно, трухлявая виселица тоже пошла в дело, я принялся выкладывать последнее ложе для барона.
   - В общем Норб, остался один, лежа в траве и медленно истекал кровью. В то время у меня были кое-какие разногласия с Древней Тьмой, и я искал возможность покинуть лес. Барон показался мне не самым худшим вариантом. У меня есть одно умение. Редко когда тень может этому научится. Могу принимать вид любой вещи, с которой столкнусь.
   - Да я заметил - вставил я.
   Ночь была прохладная. Не смотря на это, таская деревяшки, ломая виселицу и выкладывая костер, я сильно вспотел. Вытерев пот со лба, я посмотрел на то, что осталось от барона, и сказал, обращаясь к тени:
   - Ты говорил, что силы на то, чтобы бросать кости у тебя еще остались?
   Выкладывая кости на сооруженный мною костер, тень продолжила рассказ.
   - Я предложил барону сделку. Я помогаю ему выбраться из леса, а он забирает меня в свой замок, подпитывая по дороге своей энергией. Выбор у него был невелик. До смерти, запугав раненных солдат, которые не смогли выбраться из чащи, я набрался сил. Вытащил стрелу и обработал рану. Поймать пару оставшихся без всадников лошадей, не составило труда. Больше времени ушло на то, чтобы они ко мне привыкли. Приняв облик, одного из павших солдат Норба я отправился с ним. Так я оказался в замке. Тут было гораздо лучше, чем в лесу. Я подружился с Норбом, и он сделал меня своей правой рукой. Приглядывать за замком, стало моим любимым занятием.
   Тень закончила укладывать кости барона на дрова и отошла. Вытаскивая доски из конюшен, я нашел немного сена. И уложил его в основание костра, накидав туда щепок. Дрова взялись быстро.
   - Из праха мы созданы, и в прах обратимся - глядя на высоко поднявшееся пламя, сказал я.
   - Барон Норб, был хорошим человеком - сказала тень. - Жаль, что нам уже не суждено сыграть с ним в кости. Он постоянно мне проигрывал...
   Я посмотрел на облик тени. Кучерявый худощавый человек, облаченный в доспехи. Блики огня играли, на железном панцире и сейчас я заметил, что на груди у остроносого в этот раз был герб. Щит с белым цветком посередине.
   - Так выглядел барон? - спросил я.
   - Да - ответила тень.
   Начало светать. Все сгорело без остатка, обратившись в пепел. Я собрал часть пепла в ржавый шлем барона. Забрался на восточную стену и под первыми лучами восходящей Найдэ, развеял прах барона.
   - Оставайся здесь - спокойно, немного с надеждой в голосе сказала тень. - Я знаю, где Норб спрятал свое золото. Отстроим все заново. Наймем слуг. В замке снова застучит кузнечный молот, на кухне загремит посуда, детские крики наполнят эти стены. Как было когда-то. Я тоскую по тем временам. Когда Томас начал гражданскую войну, против своего короля, барон остался верен Кордею. Когда замок находился в осаде, и надежды не было, Томас предложил Норбу присягнуть ему. Барон отказался. За что поплатился жизнью... Но я не теряю надежды. Придет новый хозяин и здесь снова все оживет. Оставайся!
   - Не могу - сказал я. - Я здесь с дугой целью.
   - С какой целью? - спросила тень.
   - Я не могу тебе этого сказать.
   - А себе можешь? - задала тень свой последний вопрос, и, не дождавшись ответа, исчезла, как будто бы ее и не было.
   - Ты что здесь делаешь? - услышал я голос Валери. - Я думала, тебя крысы съели или призраки до смерти запугали.
   Я ничего не ответил. Найдэ уже взошла и осветила долину, реку и море белых цветов с сиреневой сердцевиной.
   - Красиво - сказала Валери. - Владельцу очень повезло урвать апартаменты с таким видом.
   - На самом деле не очень повезло... - не согласил я, и пошел вниз.
  
  

*****

  
   Весь следующий день мы шли без остановок. Ноги жутко ныли от усталости, но Валери заверила, что если мы поторопимся, то еще засветло доберемся до города. В тот час, когда Найдэ едва коснулось своим краем линии горизонта, мы преодолели очередной изгиб дороги и пред нами открылся вид раскинувшегося за высокими крепостными стенами города Адэн.
   Адэн был не большим городом, по меркам нашего мира. Его окружали высокие каменные стены, с редкими прямоугольными башнями. И, конечно же, дорога, по которой мы шли уже не первые сутки, упиралась в огромные ворота с подъемным мостом. Этот мост, в отличии от моста замка Норба, радовал глаз и находился в отличном состоянии.
   С того места, откуда мы с Валери обозревали город, были видны только черепичные крыши. А в центре города на возвышенности, располагалась самая настоящая крепость. Стена этой крепости, которая была обращена к нам, имела четыре в отличие от внешних укреплений не прямоугольных, а круглых башни. Плюс две башни бастиона с воротами. Причем бастион, в котором были ворота, находился прямо напротив ворот внешней стены, и от внешних ворот до внутренних тянулась широкая дорога, разделяя город на две равные части. И что самое поразительное, вокруг крепости был не просто ров, а широкий, насколько можно было судить, рассматривая город издалека, и ухоженный канал, наполненный водой. Крепость с городом соединял длинный каменный мост. Все это выглядело интересно, красиво и необычно для меня.
   В детстве мне всегда хотелось побывать вот в таком или примерно таком месте. И, конечно же, не в наше время, а в те времена, когда споры решались на рыцарских поединках, странами правили благородные и справедливые короли, а принцесс можно было встретить чуть ли, не на каждом шагу.
   Позже, когда я стал постарше, эту мечту пришлось оставить в детстве. Не только потому, что она была не осуществима, так как путешествия во времени были не более чем фантастическими идеями писателей. Тот факт, что машина времени всего лишь не реальный проект, взрослеющего меня, тоже не обрадовал, но дело не только в этом.
   Я узнал, что короли были не такими уж и благородными и совсем не справедливыми. Что шанс дожить до рыцарской дуэли, не велик, если она не состоялась, сразу после ссоры. Тебя либо отравят, либо забьют насмерть дубинами, когда на тебе не будет лат. А быт и условия жизни были хуже, чем в самой паршивой казарме. Плюс отсутствие элементарных лекарств, постоянные эпидемии, не прекращающиеся войны. Я думаю, список продолжать не стоит, и вы уже поняли, что заставило меня передумать. Про принцесс, я уже вообще молчу.
   И вот теперь совсем взрослый, трезвомыслящий я стоял, глядя на свою детскую мечту. Это было захватывающее, завораживающее зрелище. Казалось, что я только что проснулся и сон, который я видел перед пробуждением, тут же стал явью. Даже самосущие тени поразили меня не так, как раскинувшийся перед нами вид.
   - Ну что рот раскрыл? Смотри, сейчас слюни потекут - вернул меня к реальности голос Валери.
   Она стояла рядом и не без интереса, улыбаясь, меня рассматривала. Я не нашелся, что ответить. Да и разве можно, что-то сказать когда прямо перед твоими глазами оживает детская мечта?
   Валери еще раз, внимательно на меня посмотрела, убедилась, что я пришел в себя и, посмеиваясь надо мной, пошла по направлению к воротам.
   Дорога перед воротами была безлюдной, четверо стражников несших караул со скучающим видом озирались по сторонам. Когда мы приблизились, и Валери попала в поле их зрения, стражники заметно оживились, заулыбались и как почетный караул выстроились, приготовившись нас встречать. Один из них, оставив свою алебарду, заботливо прислонив ее к стене одной из башен, потирая руки растолкав своих сослуживцев, вышел нам на встречу. И мне показалось, что его улыбка была гораздо шире и радостней, чем у остальных.
   - Приветствую вас, господа хорошие, от имени всех добропорядочных граждан города Адэн - сказал стражник, когда мы приблизились к нему почти вплотную.
   Его голос и манера речи напомнили мне, покойного главаря шайки разбойников, Талпоса.
   - С какой целью пожаловали, что с собой несете, знаете ли о пошлинах, которые должен заплатить каждый входящий в город?
   Тон стражника был мягким и даже заискивающим, но в его глазах читалось, что мы непременно должны ответить на все вопросы и заплатить столько, сколько с нас потребуют.
   - Мы идем из великого города Салота, который славен своими великими воинами и не менее великими учеными - ответила Валери. - В Киндоме, мы надеемся, как следует отдохнуть, а затем продолжить наше путешествие. С собой несем, только самые необходимые вещи, которые могут понадобиться, простым путешественникам на протяжении их длинного пути.
   Похоже, что стражник был удивлен, что с ним заговорила женщина, а не я. Он еще раз, как следует, внимательно нас осмотрел с ног до головы и после короткого молчания, ехидно, и довольно улыбнувшись, со словами: - "А теперь давайте убедимся, что вы не вносите в город ничего запрещенного", повернулся в сторону Валери, протянул руки, и разводя в стороны полы ее плаща, нагло и совершенно очевидно умышленно провел руками по ее груди. За что и получил от нее коленом в пах. Закряхтел, согнулся и, скорчившись, держась руками за ушибленный орган, повалился на землю.
   Другие трое стражников, мгновенно встрепенулись. Двое из них вооруженные арбалетами вскинули свое оружие, мгновенно направив его на цель. То есть к моему глубокому сожалению на Валери и меня, а третий схватил свою алебарду двумя руками и стал в стойку, говорящую о том, что он готов сражаться хоть с чертом, хоть с дьяволом. И я видя, что ситуация принимает критический оборот ляпнул первое, что пришло в голову:
   - Простите нас, пожалуйста, но вы, все не так поняли.
   При этих моих словах Валери посмотрела на меня, как на идиота. Глаза стражников округлились до невозможного состояния, а один из них стоящий слева от нас и державший арбалет, разразился диким почти истерическим хохотом.
   - Как же не правильно? Все правильно! - возмутился державший алебарду - Эта ненормальная бабенка вздумала колотить городскую стражу при исполнении.
   При этом говоривший глянул на корчащегося сотоварища, и мне показалось, что ему доставляет неимоверное удовольствие то, положение, в котором оказался его сослуживец.
   - Это между прочим тяжкое, сурово наказуемое преступление! - добавил стражник с алебардой.
   С одной стороны, у меня на сердце полегчало, потому что я понял, что, если мы больше никаких фокусов выкидывать не будем, то на месте нас не убьют. Однако, вспоминания про то, о чем рассказывал про наказания в этом мире Арамент, плюс упоминание о суровом наказании со стороны стражника, не способствовало моему душевному спокойствию.
   - И все-таки, вы все не так поняли. Моя жена не хотела бить вашего товарища, просто она немножко беременна, а вы сами должно быть знаете, что женщины еще больше, чем есть становятся ненормальными, когда вынашивают ребенка. И вот такое получилось...
   Я не стану говорить вам, какое выражения лица было в этот момент у Валери, думаю, вы и сами догадаетесь. А вот охрана ворот, состоящая исключительно из мужчин немного оттаяла по отношению к нам и даже была готова войти в наше положение. Ну не в буквальном смысле конечно, а просто они были готовы понять и простить поступок Валери.
   Это меня обрадовало, как и то, что поблизости не оказалось группы злобствующих феминисток. Иначе мои слова, стоили бы мне как минимум того, что делает меня мужчиной. И чтобы склонить исход ситуации в лучшую для нас сторону, я тут же сделал конструктивное предложение, от которого, по моим ощущением, стражники не должны отказаться.
   - Думаю, что мы сможем это как-нибудь уладить без лишних проблем и волокиты.
   Несколько секунд стражники молчали, прикидывая, что же им делать. Затем, тот, который недавно истерически хохотал, сказал тому, что держал алебарду:
   - Слышал, Бург, а бабенка то - на сносях!
   - И что это вас понесло в далекое путешествие? - недоверчиво спросил Бург, опуская алебарду.
   - Понимаете, моя жена сказала, что будет рожать только в доме своей матери - начал объяснять я. - Сама-то она не из Салота, а меня нечистая сила дернул, жениться на этой ненормальной - при слове "ненормальная" стражники понимающе и сочувственно закивали головами. - Вот и мучаюсь теперь.
   Посмотрев на Валери, я для убедительности с укором добавил:
   - Если ты и дальше будешь себя так вести, то клянусь, я оставлю тебя вместе с ребенком у твоей матери.
   Стражники успокоились и опустили оружие. Их поверженный товарищ, наконец, пришел в себя и начал подавать признаки жизни. Немножко поворочался и со словами: - "Твою ж мать!", сел на том месте, где до этого лежал, глядя то на нас, то на своих сослуживцев. Его товарищи при этом все дружно принялись хохотать и потешаться над ним.
   - Надо же осторожней быть, Дориан! - сочувственно проговорил Бург.
   - Пора бы уже знать, что не каждую бабу можно лапать! - без малейшего намека на сочувствие сказал один из арбалетчиков.
   - Да, похоже, тебе надо носить дополнительные латы! - сказал второй арбалетчик и все трое при этом не просто начали хохотать, а заржали, как самые настоящие лошади.
   Уверен, они еще не раз вспомнят ему этот инцидент и еще не раз будут над ним потешаться. И пока этот нерадивый стражник окончательно не пришел в себя, я поспешил закончить эту затянувшуюся комедию раз и навсегда.
   Засунув руку в кошель, из-за которого разбойники лишились жизни и который оттягивал мой ремень, причиняя тем самым не малые неудобства, я наугад достал небольшой слиток. Всего одна унция золота. Глядя на Валери, с немым вопросом хватит ли этого, медленно начал протягивать его Бургу, который без сомнения имел авторитет среди охраны ворот. По еле заметному кивку Валери и по жадно загоревшимся глазам Бурга, я понял, что этого будет вполне достаточно. Бург взял слиток повертел его в руках и с притворным недовольством проговорил:
   - Конечно, не тоже самое, что монеты... Обменщик возьмет свой процент, но на пару золотых я думаю, это потянет.
   С довольным лицом Бург спрятал слиток, за пояс. После чего доброжелательным тоном объявил нам, что я и моя жена, желанные гости города Адэн.
   Взяв под руку свою дорогую, беременную женушку, я поспешил пройти за ворота, оставив позади стражников, которые хохоча, принялись помогать подняться своему товарищу.
   Когда мы вошли в город, я был приятно удивлен. Внутри все выглядело не менее привлекательно, чем снаружи. Улица, разделявшая город пополам, оказалась действительно широкой. Если сравнивать ее с проезжей частью современных городов, то это была улица с двухсторонним движением, выложенная булыжником и как ни странно чистая.
   По обе стороны ближе к домам на черных столбах висели кованные, масляные фонари. Сейчас тут не наблюдалось ни повозок, ни лошадей. Наверное, это из-за позднего времени, а может, была и еще какая-то неизвестная мне причина. Может, у них здесь берут налог за проезд по городу на конном транспорте в вечернее время и люди предпочитали ходить пешком. Несколько прохожих свернули за угол, и пропали из виду. Улица опустела.
   Первое, что бросалось в глаза это две кузни расположенные одна почти напротив другой, по разные стороны дороги. Это были первые строения при входе в город и с них же начинались кварталы довольно симпатичных и ухоженных на вид каменных домов в два три этажа. Одна кузня уже прекратила свою работу, огонь в печи погас, кузнеца не было видно, а во второй мастер только начал собирать инструмент.
   Недолго думая Валери пошла по направлению ко второй кузнице. Подходя, она окликнула кузнеца. Это был мужчина средних лет, не в самом лучшем настроении, с длинными черными вьющимися волосами, не бритый и крепкий на вид.
   - Послушайте, милейший! - обратилась Валери к нему.
   Услышав ее голос, кузнец оживился. Из-под своих косматых бровей, которые придавали его лицу суровое выражение, с надеждой, он посмотрел в нашу сторону. Внимательно изучив гостей города, и убедившись, что у нас нет: ни повозки, ни лошадей, ни предметов подлежащих ремонту кузнец потерял к нам интерес. Его взгляд потух, и он вернулся к своему занятию. Словно мы не стояли рядом и вообще нас не существовало.
   - Послушайте милейший! - громче и настойчивей повторила Валери.
   Кузнец поднял глаза, еще раз внимательно нас рассмотрел и на этот раз вступил в диалог:
   - У вас есть вещи на починку? - спросил он.
   - Нет - ответила Валери.
   - Тогда может у вас есть лошади или повозка? - спросил кузнец тоном, говорящим о том, что он уже знает ответ на этот вопрос.
   - Нет - ответила Валери.
   - В таком случае не тратьте попусту мое время - с этими словами он сгреб в охапку инструменты и направился в дом.
   - Просто я хотела угостить вас ужином и предложить вам чего-нибудь выпить! - в след удаляющемуся кузнецу громко сказала Валери.
   Он никак не отреагировал на ее слова и вместе со своим инструментом скрылся в дверном проеме.
   - Пойдем, пообщаемся с кем-нибудь еще, человек не в настроении - предложил я Валери.
   Она не обратила никакого внимания на мои слова, а только стояла без малейшего движения и всматривалась в темноту за дверью кузницы. Через минуту кузнец вышел на улицу и, вытирая руки тряпкой, недоверчиво спросил:
   - С чего это вы собрались угостить меня ужином?
   - Понимаете - начала объяснять Валери. - Мы гости вашего города и плохо в нем ориентируемся. Нам нужно попасть в такое место, где можно было бы поесть и найти комнату для ночлега.
   При этом Валери мило улыбнулась, ей даже не пришлось притворяться усталой, за этот день мы прошли почти 40 километров.
   - Это должна быть не какая-нибудь вшивая забегаловка, а достойное место с приличным обслуживанием и хорошими напитками. И, если бы вы показали нам такое место, то мы с удовольствием пригласили бы вас разделить с нами ужин.
   - Раз так... - сказал кузнец, при этом он улыбнулся и его настроение прямо на наших глазах начало улучшаться. - Вам повезло, я как раз знаю один достойный трактир. Там сдаются комнаты для ночлега и отлично готовят, особенно мясо. Хозяин этого места замечательный человек, а пиво у него, пожалуй, самое лучшее во всем королевстве. Уж вы мне поверьте!
   - Тогда поспешим! - сказала Валери - Не хотелось бы блуждать в потемках.
   - И то верно - одобрил предложение кузнец. - Фонари у нас есть только на центральной улице. Король Томас все собирается распорядиться, что их поставили по всему городу, да так и не соберется - немного помолчал и как то очень уж мрачно добавил. - Но при теперешнем положении дел, это будет, пожалуй, его первым приказом, как только он вернется.
   С этими словами кузнец развернулся и направился вверх по "Сердце Адэна". Так называлась, центральная улица города. Это было написано на табличке, висящей на небольшом столбике, на углу, рядом с кузней
   - Мое имя Валери, а моего муженька - слово муженька Валери произнесла с какой-то странной еле уловимой и совершенно не понятной для меня интонацией, и это вместо спасибо за то, что мы живы и не за решеткой - зовут Максим.
   - А меня зовите Бруно - сказал кузнец и дружелюбно улыбнулся.
   - Рады с вами познакомиться - сказал я, стараясь быть вежливым.
   - Погодите радоваться - усмехнулся кузнец. - Вот сначала, как следует, поедим, выпьем и вот тогда вместе порадуемся.
   - Простите меня, пожалуйста, но... - начала Валери, и тут же, с виноватым видом замолчала.
   - За что простить? - удивился кузнец.
   - Я совсем забыла, сначала нам надо поменять наши деньги на местные, что бы в трактире у нас не возникло проблем.
   - А... Так это вам надо к обменщику Мараму, это как раз по дороге. Тогда надо поторопиться скоро он закроет двери своей конторы. А достучаться к нему, после наступления темноты это гиблое дело, скажу я вам. Особенно в нынешнее время - объяснил Бруно и ускорил шаг.
   - Что не так с "нынешнем" временем? - догоняя кузнеца, спросила Валери.
   - Вы не знаете? - удивленно спросил кузнец. - Ах да, вы же не местные. Вообще-то власти не поощряют разговоры об этом, но вам я скажу. Все дело в этих проклятых кровопийцах. Из-за них стало опасно ходить вечером в темноте. Стража стала чаще обходить улицы, но толку от этого никакого! И никто же не знает, кто они и где их искать - Бруно замолчал и видно решил, что этой информации с нас будет достаточно.
   А может причиной того, что он не стал, больше ничего говорить были шесть человек городской стражи, которые появились из-за ближайшего угла и пошли нам на встречу. Приближаясь к нам, они внимательно осмотрели меня и Валери, обменялись злобными взглядами с Бруно, и молча, пошли дальше. Через несколько минут кузнец свернул в небольшой переулок и остановился у двери одного из домов со словами:
   - Поторопитесь, скоро совсем стемнеет.
   Обменщиком Марамом, оказался небольшой лысеющий старичок. Он без особых проблем обменял часть нашего золота, как он нас заверил на самых лучших условиях, на золотые и серебряные монеты с профилем местного монарха. При этом уверяя нас, что честнее обменщика, чем он нам не найти.
   - Другие пекутся только о себе, их пивом не пои, дай только, облапошить кого-нибудь. А я тружусь только на благо людей. Только на благо. Уж вы мне поверьте!
   Мы, безусловно, поверили этому честному и без сомнения полезному для общества человеку. Поблагодарили его и направились по своим делам. Когда мы вышли из его конторы, уже совсем стемнело. Мучимый голодом и жаждой Бруно незамедлительно проводил нас к трактиру, над которым гордо висела вывеска с названием "Славный король Томас".
  

Глава 8

Эльфийский деликатес.

  
   Трактир представляла собой двухэтажное здание из камня, с черепичной крышей. К своему удивлению, пока мы шли по городу, я обнаружил, что крыша буквально каждого дома была покрыта черепицей. Я предположил, вслух, что, наверное, это дорого обошлось хозяевам домов. На что Бруно, услышав мою озвученную мысль, не без гордости заметил, что их славный король выделил на это деньги из собственной казны. Не каждый горожанин мог позволить себе такую роскошь, и король Томас лично позаботился о том, чтобы случись осада, пожаров в городе было гораздо меньше, если бы жители использовали другие дешевые материалы, таки как дерево или солома.
   Гаральд толкнул дверь под вывеской, и в нос ударили запахи: жаренного мяса, лука, чеснока и конечно же пива. У меня потекли слюнки, а желудок требовательно заурчал. Вопреки моим худшим ожиданиям в этом трактире было довольно таки чисто, просторно и светло. Хозяин не жалел денег на свечи и судя по наплыву посетителей правильно делал.
   В центре и у левой стены стояли прямоугольные, добротные, деревянные столы и лавки, которые ко времени нашего прихода были уже заняты. С первого взгляда мне показалось, что нет ни одного свободного места. Попытка внимательнее осмотреть зал, и отыскать парочку свободных мест потерпела неудачу. Мой взгляд уперся в огромную волосатую грудь.
   Когда я запрокинул голову, что бы лучше рассмотреть обладателя модного природного свитера, то был удивлен еще больше, чем когда вместо полутемной, грязной, закопченной дыры оказался во вполне приличном заведении.
   С высоты не меньше двух метров на меня смотрели вполне осмысленные, не обделенные интеллектом глаза. Верзила, который, по всей видимости, был местным вышибалой, внимательно, с ног до головы осмотрев меня и Валери, утвердительно кивнул и отошел в сторону. Похоже, что кого попало, сюда не пускают.
   В это время Бруно подошел к стойке, которая располагалась с правой от двери стороны, прямо под лестницей на второй этаж и оживленно, предвкушая плотный и что не маловажно, для аппетита, бесплатный ужин, обменивался приветствиями с трактирщиком. Если конечно человек за стойкой таковым являлся. Подойдя поближе, и внимательно рассмотрев мужчину в чистом фартуке, у меня не осталось никаких сомнений, что это хозяин.
   Правильно говорят, не место красит человека, а человек место. Этот среднего роста, полный, но не щуплый, лысеющий, добродушного вида, средних лет мужчина, просто излучал в окружающее пространство энергию радушия и благополучия. Теперь я понял, что так светло в трактире не только от множества свечей, но и от того "света", который исходил от этого человека.
   У меня внутри, что-то екнуло, и на секунду я испытал приступ панического ужаса. Это длилось всего одно мгновение, но и его хватило, чтобы мой разум несколько раз сделал сальто-мортале и приземлился в не удобном для него положении. Я понял, что на несколько секунд воспринимал мир так, как Дарья. По крайней мере, так как она это описывала. И в этом восприятии не было разделения трактира и человека за стойкой, они представляли собой одно целое.
   Мотнув головой, сбросив с себя вуаль наваждения, я понял, что уже стою перед стойкой, и хозяин трактира с неподдельной, приветливой улыбкой интересуется, что привело нас в эти края и что бы мы хотели отведать из его кухни. Я все еще был немного в шоке, от пережитого экстрасенсорного опыта и не сразу нашелся, что ответить.
   - Ну... мы это... типа... вроде как... такие дела... вот... - безуспешно попытался я составить фразу из слов, которые плавали на поверхности моего сознания.
   - Что-то я не очень понимаю этот диалект - почесав затылок, сказал озадаченный трактирщик.
   Я почувствовал, как что-то мягкое и нежное коснулось моей левой щеки. Немного повернув голову, чтобы посмотреть, что это такое, почти всей поверхностью лица я утонул в волосах Валери. Непроизвольно потянул воздух носом, и оказался в облаке блаженства. Долго наслаждаться этим состоянием мне не дал удар локтя в бок.
   - Ох... - вырвалось из меня.
   - Простите моего муженька он, когда голодный совсем ничего не соображает - вовремя, прежде чем меня приняли за сумасшедшего, вмешалась Вэл. - Он себя и дома так ведет. Пока я его не покормлю, получить от него внятный ответ, хотя бы на один, даже самый простой вопрос невозможно.
   Все кто был рядом: Бруно и те, кто после долгого дня сидя за стойкой, потягивали прохладное пиво, взорвались дружным хохотом. Все кроме трактирщика. Он немного усмехнулся, понимающе кивнул, глядя на меня и дождавшись, когда веселье стихнет, предложил компромиссный вариант.
   - Ну что ж, не буду мучить вас расспросами. Садитесь, отдыхайте, а я тем временем соображу вам сытный и самый вкусный во всем Адэне ужин! - развернувшись к двери за стойкой, из-за которой неслись будоражащие сознание, и заставляющие биться в предвкушающем экстазе желудок запахи, трактирщик крикнул - Таллая, найди для наших гостей место!
   Из-за двери в ту же секунду появилась женщина. Чуть меньше трактирщика ростом, с пышным телом и такими же, как и у хозяина, жизнерадостными глазами, в аккуратном сером платье, с рукавами, закатанными до локтей и с убранными под белый чепчик волосами.
   - И еще кое-что... - начала было Валери, но хозяин ответил, опережая вопрос, как будто только его и ждал.
   - Конечно, у нас есть свободная комната для вас, с удобной кроватью - выдержав небольшую паузу, пока Валери с одобряющей улыбкой, довольно кивала головой, трактирщик спросил - Мне распорядиться, чтобы нагрели воду для ванной?
   - Будьте так добры - ответила Валери и, разворачиваясь, чтобы последовать за Таллаей еле слышно, добавила - Место и впрямь достойное.
   Юркими движениями, скользя между столов, жестом, Таллая пригласила нас следовать за ней. Подходя к стене, у которой стояло несколько столов, я заметил пару свободных мест, которые не смог разглядеть, находясь у входа.
   Таллая указала нам на один из столов, за которым осталось как раз три свободных места. Уже собравшись садиться, я заметил стол в самом дальнем углу, за которым сидел всего один человек, и который, уже успел поужинать. Облокотился на стену, он, в сытой полудреме, наполовину закрыв глаза, наблюдал за посетителями. От взгляда Валери эта картина тоже не укрылась, она посмотрела сначала на стол, потом вопросительно на Таллаю. Та в свою очередь извиняющимся тоном сказал:
   - Простите, но этот гость пожелал для себя отдельный стол.
   Не дослушав до конца ответ, Валери направилась в строну vip персоны. Таллая растерянно посмотрела на Вэл, потом на меня и замерла в нерешительности. Когда, человек, сидящий у стены, повернул лицо навстречу Валери, я узнал в нем Штурмана.
   Бруно тем временем уже уселся на одно из указанных нам мест и начал обмениваться дневными впечатлениями с теми, кто уже, во всю, придавался вечерней трапезе, и как оказалось, были знакомыми кузнеца.
   - Все в порядке - кивая на Штурмана, успокоил я жену трактирщика - это наш друг, я думаю, он будет не против нашей кампании.
   Насчет того, что это была именно жена хозяина, у меня не возникло никаких сомнений. В этом мире мой разум немного притих, зато интуиция и внутренний голос становились все громче и громче. Прежде чем отправиться вслед за Вэл, я обратился к Бруно.
   - Как я вижу, вы нашли себе хорошую компанию. Я надеюсь, вы нас извините, мы тоже встретили старого друга нашей семьи и вынуждены вас оставить. Заказывайте себе ужин и пиво, а платить по счетам предоставьте нам.
   - Понимаю - ничуть не расстроившись, откликнулся Бруно. - Все же я рад нашему знакомству, если бы все чужеземцы были такими как вы, старому Бруно жилось бы куда веселее!
   На этой дружелюбной ноте, я оставил кузнеца и направился вслед за Валери. Садясь в торце стола, слева от Штурмана и Валери, которая тоже предпочла сесть спиной к стене, я только сейчас увидел, что прямо перед тем местом, где мы устроились, на метр над полм возвышалась небольшая сцена, метра три длиной. И если бы на этой сцене происходило какое-нибудь действо, то наше место было бы одним из лучших для его просмотра.
   Посредине сцены к моему удивлению я обнаружил, шест. Такой в нашем мире используют стриптизерши для своих танцев. Для чего он использовался в трактире Адэна, оставалось только догадываться.
   Не успел я присесть, а на столе уже появились нарезанные овощи, две тарелки с сочными, большими кусками, хорошо прожаренного мяса, благоуханный порезанный на ломтики ржаной хлеб и две больших кружки темного пива.
   Я глубоко вдохнул через нос, пытаясь за один раз втянуть в себя не только запахи, но и мясо, хлеб, пиво, причем целиком и одновременно. Не знаю, было ли еще что-то в меню, но то, что стояло передо мной, после нескольких дней употребления холодной пусть и качественной тушенки, показалось мне изысканной пищей. А вот Валери, была не очень довольна.
   - У вас есть дичь? - даже не взглянув на мясо и пиво, недовольно спросила Вэл.
   - Что? - не ожидав такой реакции, переспросила Таллая, принесшая нам ужин.
   - Свежая дичь, желательно птица! - повторила Валери.
   - Да. Но, вы же, понимаете, это обойдется немного дороже... Даглис, каждый день платит охотникам за свежую дичь, а это не малые расходы и... - осторожно начала торг Таллая, почувствовав, что сегодня доход заведения будет выше обычного.
   - Меня не интересует, то, как Даглис ведет дела - строго, но без высокомерия, оборвала ее Валери - Я хочу, как следует поесть и готова за это платить.
   - Да, конечно, конечно... - запричитала Таллая и поспешила исполнить заказ.
   - И еще!
   Властный оклик Валери заставил Таллаю замереть на месте, даже не поворачиваясь к нам. Я тоже вздрогнул и замер, в такие моменты, когда голос Валери наполнялся силой, достоинством и властностью, что в этом мире случалось все чаще, я ни на мгновение, ни сомневался, что она, действительно дочь короля.
   - Я хочу вина, хорошего вина, лучшего из того, что у вас тут имеется!
   - Будет исполнено - Таллая ответила без сарказма, скорее немного испуганно, словно выполняя распоряжение вельможи.
   Я проследил за тем, как она добралась до стойки и прежде чем скрыться за дверью, перекинулась несколькими фразами с трактирщиком, которого как выяснилось в процессе общения с Таллаей, звали Даглис. Хозяин трактира немного посмотрел в нашу сторону, затем что-то прикидывая в уме, не торопливым шагом вышел из-за стойки и направился к двери за правым краем сцены.
   Пока я наблюдал за действиями хозяев, Валери самым бессовестным образом, вырвала Штурмана из объятий сытой полудремы. В полголоса, так что я, сидя рядом с ней и так же, как и вся наша компания погруженный в общий фон трактирного гама, еле расслышал.
   - Что с гонцом? - спросила Валери.
   - С ним все в порядке - ответил Штурман.
   Штурман подался чуть вперед и в сторону, чтобы Валери его хорошо слышала. Говорил он так же тихо:
   - Я нагнал его в двух днях пути от Адэн, но не успел ничего сделать. На дороге он повстречал шайку разбойников, попытался от них удрать и поплатился за это. Их арбалеты оказались точны.
   На этом Штурман закончил свой рассказ, облокотился на стену и, прикрыв глаза, снова задремал. Валери не сводя с него внимательного взгляда, нахмурилась и приподняла левую бровь. Штурман, почувствовав это, приоткрыл один глаз, слегка улыбнулся, цокнул языком, и добавил сонным голосом:
   - Тело гонца пошло на корм диким зверям, а послание использовали для разведения огня.
   Похоже, что гонцу не посчастливилось встретиться с Талпосом и его шайкой, но если бы он избежал встречи с ними, чем бы окончилась для него рандеву со Штурманом, мне оставалось только догадываться.
   У каждого своя судьба, неизвестно, что ждет нас за очередным поворотом, утерянный бумажник или кто-то, кому содержимое вашего кошелька, гораздо нужнее, чем вам. Конечно, можно ходить путями, исключающими подобные неожиданности и приключения. Каждому свое, а мне мой кусок мяса и скорее всего отличное на вкус пиво.
  
   - Не пей эту гадость! - посоветовала мне Валери, когда я потянулся к кружке, чтобы запить кусочек говяжьего блаженства, который я только что прожевал. - Лучше подожди, пока принесут вино. В запасах этого Даглиса, наверняка, есть что-то стоящее.
   Тяжко вздохнув, обиженно глядя на пиво, будто это оно, а не Валери, было причиной моей досады, я продолжил в сухую жевать свою порцию. Но когда на столе появилась бутыль с вином и медные кубки наполнились красной жидкостью, а Валери предложила тост за успех нашего путешествия, мягкий полусладкий вкус этого чудного напитка, прогнал чувство недовольства и растворил в себе все сомнения по поводу воздержания от пива.
   То ли длительное пребывание на свежем воздухе мира, лишенного автомобильных выхлопов и выбросов заводских труб, то ли долгий пеший переход и сытая усталость, не знаю, что именно сказалась, но уже после первого выпитого кубка, жить стало намного веселей и приятней.
   - ....и поверь мне Аким, перебираться в Бедрок, это не самая лучшая идея! - кричали за соседним столом - Там запросто могут схватит человека, и казнить его не за что, у тамошнего судьи Крена рыльце не то что в пушку...
   - Хватит брехать Ролл, в Бедроке уже лет десять нет палачей!
   Легкое жжение в животе, теплом начало растекаться по всему телу. Шум и гам заполненного трактира вдруг стали вязкими, как туман, менее раздражительными и повисли вдалеке от моих ушей. Глядя на меня, Валери начала улыбаться. Мои ощущения не замедлились отразиться на моем лице, я чувствовал, как кровь приливает к голове, неся с собой успокоительное и расслабляющее тепло.
   - Действительно хорошее вино! Я знала, что тебе понравится - все также с улыбкой глядя на меня, сказала Валери.
   - И стоит, наверное, так же хорошо - без примеси жадности, просто констатируя факт, сказал я.
   - Не переживай - усмехнулась Валери наблюдая, как Штурман тоже оценив по достоинству вино, вновь наполняет кубки - на этот раз плачу я.
   Мне уже было все равно. Отличный вкус, замечательный эффект. За хорошую вещь или продукт, не жалко отдать то, чего они стоят. Я даже не стал зацикливаться на том, что золото для расчетов в этом мире было куплено на мои деньги и плачу все равно я. Валери опять угадала, если не прочитала мои мысли. И рассмеялась своим завораживающим золотистым смехом.
   "И как только ей это удается?" - буркнул из звенящей глубины наполненного красным полусладким теплом тела, внутренний голос. Буркнул и тут же затих, боясь спугнуть охватившие меня ощущения.
   Сейчас глядя на Валери, я подумал, что она нравится мне не только как надежный партнер и друг, но и как женщина и даже немного больше чем нравится. Ее всегда светящиеся зеленые глаза, мягкие и приятно пахнущие светлые волосы, ее смех. Пока я рассматривал ее лицо, я увидел, что-то новое в ее взгляде и мимике. Ее щеки залились румянцем, чего раньше на моей памяти никогда не случалось. Ее глаза заблестели как то по-особому. И тут...
   Со сцены раздался громкий голос Даглиса, мгновенно стряхнув состояние навеянное вином и неземной внешностью Валери.
   - А теперь, уважаемые гости, я с радостью спешу вам сообщить, что сегодня, специально для вас, у старины Даглиса припасен сюрприз. Только сегодня и только на этой сцене, да простит меня супруга славного короля Томаса, Ренесса, выступит без преувеличения королева ночи - Тиана! Встречайте!
   При этих словах зал взорвался одобрительными криками и аплодисментами. Даглис стоя на сцене, поднял обе руки с зажатыми кулаками к потолку, быстро разжал пальцы и развел ладони в стороны, при этом почти все свечи погасли, осталось только несколько под самым потолком не давая погрузиться трактиру в полную темноту. Затем сделал такой же жест обеими руками только по направлению к полу и вокруг сцены, по всему периметру вспыхнули огни. Это было так неожиданно, что те, кто сидел ближе всех к сцене, в том числе и я, рефлекторно подались назад.
   Даглис покинул сцену и в тот момент, когда он шагнул с последней ступеньки на пол, все освещение мгновенно погасло. Наступила тишина. Затем, через несколько секунд огни по краям сцены снова зажглись и в центре, чуть впереди шеста появилась та самая Тиана, королева ночи.
   На ней была темно синяя паранджа, закрывающая ее от макушки до самых пят. Слева и справа от сцены, появилось четверо музыкантов. Один с барабаном, один с бубном и двое с необычного вида, струнными инструментами.
   Тиана, шагнув вперед, сделала при этом круговое движение бедрами. Одновременно с этим барабанщик три раза медленно стукнул по своему инструменту. Тиана замерла, окинула взглядом притихший зал и сделала еще один шаг, сопровождая тем же движением бедер. Барабанщик опять сопроводил ее шаг. Несколько секунд Тиана стояла, не шевелясь, а затем начала волчком крутиться на месте. Барабанщик при этом, обеими руками начал выбивать дробь. Еще один поворот, удар бубна, и паранджа улетает в огонь, мгновенно вспыхнув и исчезнув навсегда.
   Теперь на сцене стояла женщина с божественной фигурой. Стройная, с округлыми бедрами и пышной грудью. На ней было только кружевное нижнее белье. Его белый цвет создавал контраст с ее длинными черными волосами. На лице у нее была белая повязка, оставлявшая не закрытыми только лоб и глаза.
   Зазвучали струнные инструменты. Мне они показались похожими по звучанию на виолончель и гитару. Тиана подошла к шесту. Став спиной к зрителям и начала свой танец.
   Это была смесь эротического танца и акробатики. Сначала она танцевала вокруг шеста, поразив всех своей пластикой. Именно поразив, потому что все посетители трактира сидели тихо, замерев под воздействием гипноза ее движений.
   Внезапно, Тиана оказалась в двух метрах над землей, обхватила шест ногами и повисла вниз головой. При этом ее волосы коснулись сцены. Дальше творилось что-то невообразимое. Она показала зрителю такие чудеса эквилибристики, которые в нашем мире вряд ли кто-то смог бы повторить, только что гимнастки годами занимавшиеся этим делом.
   В какой-то момент я начал ощущать, что с помощью своего невероятного танца, она как бы рассказывает зрителям историю и история эта была очень грустной. Грустной, но красивой и захватывающей. Все фигуры, жесты, движения заменяли Тиане слова. Мне даже показалось, что она почувствовала, что я начинаю понимать то, что она делает.
   Музыка стихла. Закончив танец, танцовщица подошла к краю сцены и поклонилась. При этом я был почти уверен, что она пристально посмотрела, в нашу сторону. Резко развернувшись, королева ночи покинула сцену. И только спустя полминуты, тишина трактира взорвалась бурными аплодисментами.
   После долгой дороги, чудесного ужина и шикарного зрелища оставалось только одно, упасть на кровать не раздеваясь, и уснуть мертвым сном. И только я собрался подозвать Таллаю, чтобы она показала нам нашу комнату, как услышал над ухом ее голос. Говорила Таллая шепотом:
   - Простите, что отрываю вас от ужина, но с вами кое-кто хочет поговорить.
   - Кто? - удивился я.
   - Один господин. Я не знаю кто он, но выглядит вполне прилично. Он ждет вас у входа, на улице.
   Я с сомнением глянул на Валери. И по ее виду понял, что ни одно из слов Таллаи не ускользнуло от ее превосходного слуха. Она решительно поднялась, с намерением посмотреть, кто это хочет меня видеть.
   - Господин на улице, хотел бы говорить один на один - быстро и немного испуганно протараторила жена хозяина.
   - Я им совсем не помешаю - успокоила ее Валери и посмотрела на меня взглядом, в котором одновременно сочетались побуждение к действию и два вопроса: - "кто бы это мог быть? И почему это ты до сих пор сидишь?".
   Мысленно, я уже был одной ногой в теплой и мягкой постели и мне совсем не хотелось выходить на холодную, плохо освещенную улицу, для разговора с неизвестным господином, будь то очередной бандит видевший, как мы заходили к местному барыге, или даже сам король Томас собственной персоной. Под уже успевшим превратиться в грозный, взглядом Валери, мне пришел все-таки подняться и вместо того, чтобы направится к долгожданной постели зашагать в противоположном направлении, проклиная все и вся в Квемере.
   Выйдя на улицу, я не сразу увидел человека желающего со мной пообщаться. Валери слегка толкнув меня в бок, кивком головы указала на проулок между зданием трактира и близь стоящим домом. Там укрывшись от света фонаря, что болтался под вывеской стоял человек. Подойдя к нему поближе, мои опасения по поводу того, что это местный бандит немного улеглись. Это был приятного вида, среднего роста, ни чем не примечательный мужчина лет сорока. Он, молча, посмотрел сначала на Валери, потом на меня и спокойным, хорошо поставленным голосом сказал:
   - Если госпожа не возражает, я бы хотел поговорить с вами наедине.
   - Госпожа возра... - голос Валери, которая стояла чуть позади меня, прервался на полуслове.
   В глазах незнакомца на мгновение вспыхнули удивление и испуг, потом его взгляд потух и он опустил голову. Оглянувшись на то место, где должна была стоять Валери, я обнаружил только булыжники, которыми была выложена улица. Еле уловимое чувство заставило меня вскинуть голову вверх, и я успел заметить тень, которая метнулась на крышу трактира и пропала из поля зрения, при этом на крыше что-то стукнуло. Пораженный случившимся, не зная, что делать, я замер в оцепенении.
   - Что это было? - спросил я у незнакомца, но тот продолжал, молча стоять, опустив голову.
   - Что это было? - уже громче, повторил я свой вопрос, направляя на него ствол автомата.
   Но, как и в первый раз никакой реакции не последовало. Тогда я сделал несколько выстрелов в воздух, чтобы хоть как то привести его в чувство, но тот даже не дрогнул. Зато из дверей трактира появился Бруно и его друзья.
   - Что здесь твориться?! Что за шум? - в один голос прокричали они.
   - Я и сам хотел бы это знать! - ответил я. - Только что, мы стояли и разговаривали, как вдруг моя жена испарилась на месте, а под крышей этого заведения запорхали летучие мыши размером с лошадь.
   - Вот же эльфийская зараза, чтобы их крысы сгрызли! - выругался Бруно и сплюнул на мостовую. - Чертовы кровососы, уже совсем ничего не боятся.
   - Ты это о чем? - требовательно спросил я, а в груди у меня екнуло, от сознания того, что я начал понимать о чем, а точнее о ком идет речь.
   Все говорило о том, что вампиры в этом мире, так же как эльфы, гномы и кентавры, не были мифом. И угораздило же нас столкнуться с ними. Словно злой рок, обещание Валери сбывалось шаг за шагом. Этот мир полный всевозможными тварями был несказанно щедр по отношению к нам. И, похоже, для своих гостей он приберег самые отборные экземпляры.
   - О чем, о чем... Ясное дело о кровососах - ответил за Бруно один из его друзей. - Вот так идет человек по улице, раз и нет его, и никто, понятное дело, ничего не видел. А потом находят его в подворотне, холодного и без капли крови - при этом он поежился и тоже плюнул на булыжники.
   - Что еще за кровососы? Где их искать? - задавая вопросы, я одновременно понимал, что вряд ли получу на них конкретные ответы.
   - Да кто ж их знает. Знали бы, уже бы давно вывели всю эту нечисть - вступил в разговор еще один из посетителей трактира.
   - Ночного стража звать надо! - послышалось среди посетителей трактира, заполнивших улицу - Только он тут сможет помочь.
   - Точно. Его самого - поддержали его все присутствующие.
   - Камп, Ролл, живо дуйте к ночному стражу. Что хотите делайте, но приведите его как можно быстрее - крикнул Бруно и двое из его приятелей уже через несколько секунд скрылись за углом.
   - Вот же твари, эльфийская порча их разрази. Жалко будет, если румянец больше никогда не коснется ее щек - сочувствующе проговорил Бруно.
   Оглядевшись по сторонам, я увидел, что посреди улицы стоит Штурман и внимательно разглядывает крыши домов. Я подошел к нему.
   - Плохо дело - не отрывая взгляда от крыш, сказал Штурман. - Я совсем ее не чувствую. Не чувствую направления...
   - Что делать? - спросил я у него.
   - Ничего. Придется ждать этого стража. Может он сможет помочь.
   - А если не сможет? - задал я никому не адресованный вопрос и тут же кинулся обратно в трактир.
   - Есть выход на крышу? - спросил я у мрачного трактирщика.
   Не отвечая, он двинулся к лестнице на второй этаж. Поднялся по ней, провел меня по коридору, между комнатами и, распахнув самую последнюю дверь, кивнул головой в темноту. Пока мы шли мои глаза начали привыкать к полумраку и, споткнувшись о первую ступеньку, я увидел лестницу, ведущую наверх. Взлетел по ступенькам, распахнул еще одну дверь и оказался на крыше.
   Крыша была с небольшим уклоном к задней стене здания, но перемещаться по ней можно было, не боясь в любой момент съехать вниз и оказаться на земле. Я прошелся от одного торца к другому, но ничего особенного не увидел. Только несколько пятен среди ровного слоя пыли, в том месте, куда приземлилась тварь похитившая Валери. Больше на крыше таких пятен не наблюдалось, за задней стеной, спали не потревоженные свиньи. Скорее всего, этот кровосос, как его обозвали местные жители, перепорхнул на следующую крышу, ближнюю от пятна стершейся пыли.
   Я уже собрался перепрыгнуть на соседнее здание, благо крыши располагались друг от друга на небольшом расстоянии, но тут меня остановило смутное, еле уловимое чувство. Похоже, что моя интуиция в этом мире обострилась до предела. Если эта тварь смогла с такой скоростью затащить Валери, на крышу двух этажного здания, при этом создав минимум шума, то ее силы и ловкости вполне могло хватить, чтобы перепрыгнуть на дальнюю крышу, тем самым сбив с толку возможных преследователей.
   Как следует разбежавшись, я перепрыгнул на соседнее здание в противоположном, от первоначального направлении. Пройдясь по второй крыше, я не нашел места где бы слой пыли был нарушен. Но в одном месте со стороны следующего дома, я увидел пару раздавленных черепиц. Валери ревностно следила за своей фигурой, но все же, вес ноши городского хищника сказывался на безупречности его перемещения.
   На следующей крыше не оказалось никаких следов. Деваться было некуда. Следующий промежуток между домами заставил меня усомниться в моих атлетических способностях, но кроме страха за жизнь Валери и желания ей помочь, внутри появилось новое мало знакомое чувство, которое перевесило сомнения и предало сил. Чудом, долетев до следующего дома, совершая по инерции кувырок, я понял, что это чувство было охотничьим азартом.
   До конца улицы было еще три дома. На всякий случай я внимательно осмотрел всю черепицу и почти у самого края, с задней стороны дома нашел несколько золотистых волос. Похоже, что здесь, кровосос решил, спустится на землю. Я подошел к самому краю и посмотрел вниз. Там в темном дворе стояли два человека, по крайней мере, два силуэта похожих на людей. Один из них поднял голову и посмотрел на меня. Приглядевшись, я узнал в нем Штурмана.
   - Давай спускайся, акробат - сказал он мне.
   Пока я, кряхтя по сантиметру, осторожно, чтобы не плюхнутся на спину, сползал с крыши, второй человек, что-то тихо говорил Штурману. Когда я подошел к ним вплотную, он замолчал, осмотрел меня, с ног до головы и больше не обращая на меня, никакого внимания продолжил:
   - Похоже, она почувствовала, что кто-то идет по ее следу и вернулась уже без добычи, чтобы запутать преследователей. Здесь следы расходятся.
   Мои глаза уже, как следует, привыкли к темноте. Я осмотрелся вокруг и ничего особенного не увидел. Задний дворик со штабелем дров, пенек для их рубки, небольшой сарайчик с окошком для угля. Все выметено, на земле нигде ничего не валяется. И где незнакомец нашел следы, оставалось для меня оставалось загадкой.
   - Ты видишь, какой из них первый? - спросил Штурман.
   - Да - ответил незнакомец.
   По всей видимости, это был ночной страж. Штурман дождался его. Но как они угадали направление движения кровососа и так быстро нашли то, место где он спустился? Эти вопросы пришлось отложить на потом. Меня больше волновала судьба Валери.
   Ночной страж выглядел лет на тридцать-тридцать пять. Был высоким и стройным. Его лицо было жестким с правильными чертами и острым носом. Черные глаза ночного стража смотрели на этот мир холодно, без каких либо эмоций. Его взгляд напомнил мне взгляд Волка, когда я увидел его в первый раз. Это были глаза хищника. Что-то в нем меня настораживало. На страже была броня из железных пластин, стянутых ремнями, закрывавшая грудь живот и плечи, черного цвета штаны и черные сапоги, вычищенные до блеска. Через плечо висела сумка, а за спиной средней длины меч.
   - Нам надо разделиться, вы пойдете по ложному следу, а я после некоторых приготовлений постараюсь найти их логово. Они расслабились, теряют бдительность. Это сгубило многих.
   Покопавшись в своей сумке, ночной страж достал пару каких-то пузырьков и пучок сухой травы. Затем обратился к Штурману.
   - Постарайся увидеть синюю размытую полосу, именно размытую и с рваными краями.
   Честно говоря, я ничего не понял из слов стража, а вот Штурман казалось наоборот, понял все. Он прикрыл глаза и несколько минут стоял не шевелясь. Ночной страж в это время разложил по всему двору, кусочки травы, поливая их при этом из своих пузырьков. Сел на пенек и принялся бормотать себе под нос. А мне, оставалось только ждать, чем же все это закончиться. Спустя еще несколько минут Штурман открыл глаза и сказал:
   - Я вижу полосу.
   Ночной страж еще немного побормотал непонятные слова, замолчал, встал внимательно посмотрел на нас и сказал:
   - Идите по следу. Он будет петлять и, в конце концов, оборвется, но от вас требуется только, не особо спеша, дойти до конца.
   Штурман, подошел к забору, посмотрел на меня, хотел что-то сказать, но промолчал и одним махом перемахнул на другую сторону.
   - Давай быстрее за ним - настоятельно посоветовал мне ночной страж, но я не двинулся с места. - Послушай Максим, я понимаю твое желание, во что бы то ни стало, помочь своей подруге. Но ты больше поможешь ей, если пойдешь со Штурманом. Мне ты будешь только мешать и неизвестно, что с тобой может случиться, когда я найду логово.
   - Я пойду с тобой, хочешь ты этого или нет! - твердо сказал я.
   В этот момент, мне казалось, что ни что на свете не сможет изменить моего решения, но в следующую секунду, моя уверенность в этом сильно поколебалась.
   Ночной страж, сначала со снисходительной улыбкой глянул на меня, а за тем, сжался как кошка и совершил невероятный прыжок, перемахнув через забор с того места где он стоял. Времени на раздумья не было. Закинув автомат за плечо, разбежавшись с небольшим усилием, я перелез через высокие, плотно сбитые доски, оказавшись на улице параллельной той, на которой находился трактир. Спина ночного стража мелькала уже в конце квартала.
   Следующие несколько минут, показались мне вечностью. Что есть мочи я пытался догнать стража, но выжимая из себя все что можно, так и не смог этого сделать. Единственное, что мне удалось - это не потерять его из виду. Заворачивая за очередной угол, я чуть не налетел на него. Страж спокойно стоял лицом ко мне и качал головой.
   - Ладно - сказал он. - Вижу от тебя не отделаться. А своим топотом ты скоро перебудишь весь город, и кровососы будут далеко за его пределами, прежде чем мы хотя бы на сто метров подойдем к их логову.
   Закончив сою речь, он резко развернулся и пошел по направлению к небольшому фонтанчику, который виднелся на площади впереди. Я последовал за ним. Когда я поравнялся со стражем, он тихо и спокойно сказал:
   - Только тебе придется делать так, как я скажу. Никакой самодеятельности.
   - Хорошо - согласился я.
   - Ступай тихо, не создавай шума - начал давать инструкции страж - и успокой свои мысли. Постарайся как можно меньше думать. Смотри на окружающую обстановку и слейся с ней, как будто бы ты всю жизнь провел в этом месте. Как если бы ты был стеной, которая стояла здесь всегда и на которую уже никто не обращает никакого внимания.
   - Я постараюсь - подал я голос.
   Страж яростно глянул на меня, но почти сразу его глаза вновь приобрели холодное, безразличное выражение.
   - Не старайся, делай! Иначе все пропало и твоей подруге конец.
   Я начал делать, как скажал страж. Вместо того, чтоб ненавидеть кровососа похитившего Валери и бояться за ее жизнь, я принялся переводить взгляд с предмета на предмет, не на чем особо не останавливаясь. Когда мы подошли к небольшому примерно два метра в диаметре, фонтану, который, не смотря на позднее время, и темноту работал, я ощутил прохладу струи бившей из похожей на вазу верхушки.
   Сначала поежился, а потом, вслушавшись в шум падающей воды и в тишину вокруг, подумал о том, что воде, которая бьет из фонтана, а затем падает вниз - не холодно. Не холодно и камням, на которые падает вода. Внезапно все мои мысли стихли, я успокоился и действительно почувствовал себя частью этого места.
   Несколько минут мы стояли возле фонтана посреди небольшой площади, от которой расходились три улицы.
   - Это недалеко - сказал страж.
   - Где именно? - спросил я.
   - Не все сразу. Если ты направишь свое внимание на их логово, то они это почувствуют. Надо выждать. Пока они не упокоятся и не приступят к трапезе.
   Мысль о том, к какой трапезе они приступят, моментально вышибла меня из состояния спокойствия и равновесия.
   - Спокойно! - тихо, но твердо в приказном тоне сказал страж - Вот об этом я и говорю, ты не владеешь собой, слишком много шума, от твоих мыслей и порывов. Надо выждать, другого выхода нет. Это единственный шанс для твоей подруги. То, что они выпьют немного ее крови, будет не так страшно, если они прикончат ее убегая.
   - Ты прав - я постарался снова прийти в равновесие, но в этот раз пришлось приложить больше усилий, прежде чем мне это удалось.
   Я потерял счет времени. Не знаю, сколько прошло десять минут или полчаса трудно сказать. Голос стража ровно влился в окружающую обстановку. Тихий, спокойный вечер, полутемная площадь, дома с закрытыми ставнями, из-под которых пробивается слабый свет, журчание воды в фонтане. Как будто бы и не было никакого похищения.
   - Пора - произнес страж.
   Мы двинулись направо от фонтана, по одной из трех улиц идущих от площади. Пройдя метров двести по улице, мы свернули в небольшой переулок.
   В этом полутемном переулке, как это и полагается, в городе охваченным страхом, не было ни души. Синий полумесяц в ясном небе и закрытые ставнями, стали единственными свидетелями нашего присутствия. Страж вонзил в дом свой взгляд, словно пучок рентгеновских лучей. Почти минуту всматривался, а затем тихо произнес.
   - Твоя спутница здесь. Она притащили ее суда.
   - Что будем делать? - спросил я, хотя в моей голове уже созрел блестящий план, но все же, из вежливости стоило поинтересоваться, что страж думает на этот счет.
   - Не знаю, двери и ставни на окнах крепкие - ночной страж стоял неподвижно, спокойно и говорил словно прораб, уставший после долгого рабочего дня, оценивая строящееся здание, а не охотник нашедший логово вампиров. - Из трубы идет дым, значит, горит огонь, и этот путь тоже закрыт.
   - Логика безупречная - вставил я.
   Не обращая на меня внимания, страж продолжал:
   - Высадить дверь не удастся слишком добротная, еще и заклинанием подкреплена, слабеньким, но нам от этого не легче. Можно конечно, сходить за стражей, их алебарды тяжелы, но я думаю, у твоей спутницы нет столько времени.
   - Дверь это не проблема - сказал я, поглаживая подствольный гранатомет. Все-таки, вещь полезная в любом мире. Страж окинул меня удивленным взглядом. Кивнул:
   - Что ж хорошо. Тогда слушай внимательно нам нужно действовать слаженно и быстро. Как только мы окажемся внутри, и эта стая кровососов поймет, в чем дело, у нас не будет ни одной лишней...
   Тут из-за ставни на втором этаже раздалось приглушенное, протяжное завывание и принадлежало оно Валери. В нем не было ни боли, ни страха. Это был безразличный, странный вой. Не свойственный человеку, да и эльфу я думаю тоже. Во взгляде стража огонек беспокойства вспыхнул и тут же погас, все-таки ему не чужды эмоции. Но в моих глазах начался пожар ненависти, страха за жизнь Валерии и неуемной жажды крови. Крови вампиров.
   На самом деле я не расист и мне все равно, кем были эти существа, но они посягнули на здоровье и жизнь одного из самых дорогих, в первую очередь по вложенным средствам, людей, а точнее эльфов в этом вселенной. Не раздумывая, я предложил свой гениальный, уже давно разработанный план:
   - Значит так! Врываемся и всех мочим! На фиг!
   - На фиг? - переспросил Сезар, не посвященный во все нюансы языка мира из которого я прибыл.
   - На фиг - это значит насовсем - поспешил я, устранить языковой барьер, между мной и аборигеном.
   - Насовсем - это я согласен! - вторая часть моего плана ему понравилась, а вот первая не очень - Но нельзя просто так ворваться в дом, кишащий кровососами! Прежде ты должен знать... - завывание повторилось, но теперь оно было еще более приглушенный и в такой тональности, что у меня перехватило дыхание.
   - Ладно, действуем по твоему плану, врываемся и всех мочим в собственной крови! - как скороговорку проговорил страж, потом глянул на меня и добавил, глаза его при этом наполнились яростью - На фиг!
   После чего отошел немного в сторону, оставив меня один на один с дверью. Не забыв при этом дать очередную инструкцию:
   - Как только разберешься с дверью, я войду первым. Я быстрее тебя и уже не раз сталкивался с вампирами.
   "Как скажешь, только пред стволом не мельтеши" - подумал я. При этом появилось такое чувство, что меня сверлят взглядом, и тут же услышал голос стража:
   - И смотри не задень меня этой штукой.
   - С каких это пор все кому не лень читают мои мысли?! - возмутился я.
   - Ты слишком открыт, если останемся в живых я научу тебя приему, позволяющему их скрывать - утешил меня страж.
   - Слушай... - и только тут мне пришло в голову, что я даже не знаю его имени - Как тебя зовут?
   - Сезар - с усмешкой ответил ночной страж.
   - Послушай Сезар, отойди подальше, чтобы тебя не зацепило. И дождись второго взрыва, а только потом входи внутрь.
   - Хорошо. Начали - сказал Сезар, отходя мне за спину.
   Дверь оказалась не такой прочной и от прямого попадания гранаты разлетелась на части. Раз уж Валери на втором этаже нет, я решил, что будет не лишним, прежде чем войти, пустить внутрь еще одну гранату.
   Так я и сделал. Ставни дрогнули, а из дверного проема повалили дым и дикие вопли. Как только граната разорвалась, Сезар, как пуля, с мечом наперевес, вылетел у меня из-за спины, и за мгновение покрыв расстояние до двери, исчез внутри дома. Я рванул за ним. Мне потребовалось больше времени, чем Сезару, чтобы добежать до двери и по дороге вспомнив, что в одном из карманов лежит фонарь, не преминул им воспользоваться.
   Первое, что выхватил, из темноты, мой фонарик это был перевернутый стол у дальней стены, видимо граната разорвалась рядом с ним, перевернула его и отбросила. В самом центре комнаты, в которой я оказался, стояло два стула, один напротив другого. Точнее один стул стоял, и на нем сидела, запрокинув голову назад совершенно, голая женщина. Из ее шеи шла кровь и растекалась по всему телу. А второй стул перевернутый лежал напротив, а на нем раскинув руки, остекленевшим взглядом уставившись в потолок, мужчина, и тоже совершенно голый.
   Зрелище было жуткое. По всей комнате, валялась посуда и остатки от разных блюд. Быстро осмотревшись, и никого не обнаружив, я шагнул к лестнице на второй этаж. Там меня ожидала еще менее приятная картина, на первых ступеньках лежало тело, вместо ног у него было кровавое месиво. Вот кто истошно завыл при взрыве гранаты. Потом он попытался ползти вверх по лестнице, но ему этого не удалось, так как кто-то отделил его голову от тела.
   Наверху раздавалось лязганье мечей. Причем удары стали о сталь были одиночными. Удар, три четыре секунды паузы и еще удар. Медленно, держа АКМ наготове, я поднялся на второй этаж. Этот этаж представлял собой одну большую комнату, без перегородок и практически без мебели. Два шкафа по углам, камин у левой от лестницы стены и круглый, каменный алтарь посередине. Блики света от огня в камине играли на белом блестящем камне и на полуобнаженном теле, лежавшем на нем. Теле Валери.
   Вокруг алтаря с мечами в руках кружили ночной страж и мужчина, с черными длинными волосами, в белоснежной сорочке с кружевными манжетами, в черных обтягивающих брюках и мягких, закрытых туфлях с золотыми пряжками, на невысоком каблуке.
   Они кружили вокруг алтаря, нанося друг другу не частые, но быстрые удары. Настолько быстрые, что мои глаза едва улавливали эти выпады. Последовал выпад со стороны мужчины, который Сезар с легкостью отразил и оба замерли.
   Только я прицелился в этого типа совсем не гражданской наружности, как с потолка прямо передо мной, чуть не выбив автомат из моих рук, что-то рухнуло. Страж и кровосос, не обратив на это никакого внимания, продолжили свой поединок.
   Направив фонарь на бесформенную кучу на полу, я разглядел в ней женщину, в красной от крови сорочке. Бесформенной массой его делало отсутствие обоих рук. Все ее попытки встать на ноги терпели неудачу. В очередной раз, попытавшись встать на ноги и плюхнувшись на пол, она оставила безрезультатные попытки и, кидая бедра из стороны в сторону, при этом перебирая плечами, на животе пополз к камину. Только сейчас я заметил, что именно там, она оставил свои руки.
   - Прикончи ее, пока она не оклемалась, иначе нам обоим конец - услышал я голос Сезара.
   Не раздумывая, как она может оклематься при таких ранах, я всадил очередь из автомата в спину кровососущей дамы. На секунду она остановилась и затихла, а потом снова продолжил свой не легкий путь.
   - Отсеки ей голову - крикнул страж.
   Я подошел поближе, вскинул АКМ. В этот момент кровососущая мадам резким движением перевернулась. Глядя на меня бешенными глазами, она обнажила клыки и зашипела. Это было настолько неожиданно, что я замялся. В этот момент мужчина сделал выпад, вот только предназначался он не для Сезара. Боковым зрением я уловил резкое движение в мою сторону. Отклонившись корпусом влево, я чудом остался с головой на плечах. Кончик его меча лишь слегка чиркнул по моей шее.
   Настигая атаковавшего меня кровососа, Сезар нанес ему несколько молниеносных ударов и один из них достиг цели. Клинок Сезара угодил ему чуть выше локтевого сустава, и рука безжизненно повисла на нескольких ниточках уцелевших сухожилий. Кровосос взвыла и отпрыгнула метра на три в сторону лестницы. Сезар не торопливо и осторожно направился за ним.
   Больше не мешкая, я выпустил остаток обоймы в голову бестии, лежавшей на полу. Теперь она затихла навсегда. Затем, я резко обернулся и увидел, как второй кровосос лишившись обеих рук падает на колени. Страж действовал четко и безжалостно, еще до того, как колени кровососа коснулись земли, он лишил его головы. Безжизненное тело рухнуло на пол, а голова со стуком покатилась по ступенькам.
   - Все кончено - сказал Сезар. - Бери свою спутницу и пошли отсюда. Нам тут больше делать нечего. Теперь этим займется городская стража. Твоей подруге нужна срочная помочь.
   Взяв Валери на руки, я пошел вслед за Сезаром.
   - Отнесем ее ко мне. Я знаю, что нужно делать - сказал страж, спускаясь по лестнице.
   Путь к дому Сезара, оказался бесконечно долгим. До этого, мы покрыли расстояние в два раза больше, но теперь, когда все закончилось, кровь остыла и навалилась усталость, каждый шаг давался с трудом.
   У Сезара был одноэтажный дом, стоящий в небольшом переулке почти возле самой стены, защищающей город. Когда, Сезар открывал дверь, из-за угла дома вывернула знакомая фигура в сером плаще, с закрытой капюшоном головой.
   - Как ты нашел мой дом? - спросил страж у Штурмана.
   - По свету в окошке - совсем не улыбаясь, с серьезным видом, снимая капюшон, ответил тот.
   - Клади ее на кровать и разведи огонь в печи - сказал Сезар, зажигая лампу.
   Дом был простой, состоящий из одной комнаты, условно разделенный на кухню где находился небольшой стол, каменная печь, накрытая железной плитой с отверстием посередине, что-то вроде буфета и табуретка. Все это находилось слева от двери. Справа стояла кровать, а напротив нее массивный шкаф.
   Уголь и несколько поленьев, предусмотрительно лежали сбоку у печки. Там же было и немного соломы, которую я засунул под поленья в печи и поджег. Сезар в это время снял свой доспех и убрал его в шкаф. Меч же он поставил возле кровати.
   - Плохо дело - сказал Штурман, разглядывая Валери.
   - Ничего. Она крепкая ее организм хорошо восстанавливается. Так и должно быть - он сделал небольшую паузу и добавил - у эльфов.
   Меня совсем не удивило, что он знал о происхождении Валери, даже, не рассмотрев ее, как следует. То, что он знал мое имя, хотя вряд ли кто ему про него говорил, мог повторить все трюки ночной хищницы похитившей Валери, без особого труда найти логово кровососов и так же легко разделаться с ними, наводило меня на определенные мысли. Осталось только выяснить, какие у него были намерения.
   - Идите обратно в трактир. Приходите, завтра вечером, но не раньше пяти пополудни - с этими словами Сезар доставал из шкафа какие-то пузырьки, пучки трав и начал раскладывать их на столе возле, печи.
   - Идем - обращаясь ко мне сказал Штурман.
   - Что вот так просто уйдем и оставим Валери с этим? - с сомнением кивнув на Сезара, спросил я у Штурмана.
   - Ну, давай, договаривай - усмехнулся Сезар. - Ты хотел сказать кровососом?
   - Да. Именно это я и имел в виду!
   - Послушай, Максим, если бы я хотел, то сразу сдал бы вас властям. И стал бы я так, беспокоится о ее здоровье? И потом, думаешь, если бы в мои планы входило причинить вред ей или тебе, ты думаешь, смог бы мне противостоять?
   Ночной страж задавал свои вопросы спокойно и без иронии. В них был смысл и логика. Ответы на них меня успокоили. Я посмотрел на Штурмана.
   - Пойдем. Ему можно верить - сказал тот.
   Штурману, я верил безоговорочно. Он не раз спасал наши с Валери жизни и выводил нас, сухими из разных, темных вод.
  
  

*****

  
   Когда мы подошли к трактиру, я увидел возле входа того же человека с которого все начиналось. Он стоял на том же самом месте и немного оживился, увидев меня, и затянул туже самую песню, что и прежде.
   - Мне нужно поговорить с вами наедине.
   Штурман загадочно усмехнулся, похлопал меня по плечу и направился в трактир.
   - Ну что еще тебе нужно? - опять до мягкого постельного забытья оставалось всего каких-то несколько шагов, но преграды и не думали заканчиваться.
   - Кое-кто хотел бы с вами поговорить. Идемте, я провожу вас.
   - Опять кое-кто. И что меня ждет на этот раз? Стая оборотней или толпа троллей? А может целая армия живых мертвецов? Послушайте любезный - я постарался быть как можно более вежливым. - Я пробежал полгорода, побывал в логове кровосов. У меня жена, в конце концов, беременна и находится в тяжелом состоянии! Кроме того, я в этом городе никого не знаю и уж точно не хочу ни с кем разговаривать, на ночь глядя.
   Моя тирада, ни как не повлияла на намерения этого человека.
   - Я понимаю - с извиняющейся улыбкой ответил он. - Вам сейчас нелегко. Вы устали, переживаете за жену. Но тот, кто хочет вас видеть человек влиятельный в этом городе и он хочет видеть вас непременно, и не смотря, ни на что. И если вы откажитесь у вас и у вашей супруги, могут, возникнут большие неприятности.
   Мне стоило больших усилий, чтобы не двинуть его прикладом. Но, во-первых, он просто выполнял свою работу, а во вторых мог оказаться очередным сюрпризом этого мира, а мое тело и так уже даже не ныло, а рыдало от усталости и боли в мышцах. Да и неприятности опять же моим ноющим ягодицам были не к чему.
   - Веди меня к своему господину - сказал я со смирением.
   Мы перешли через Сердце Адэна на левую сторону города. Пропетляли переулками, не выходя на главные улицы, и в конце концов, оказавшись у неприметного обветшалого двух этажного дома. Обошли его вокруг, поднялись по ступенькам на веранду, на второй этаж.
   Мой проводник тихонько постучал в дверь. С той стороны щелкнул засов. Проводник развернулся, бесшумно спустился по ступенькам и исчез за углом.
   Я осмотрелся. Вокруг было темно и тихо. Ветерок становился все холоднее, а небо начало затягивать тучами. Подумал о том, что у меня с собой всего одна обойма и не одной гранаты, для подствольного гранатомета. Погладил с благодарностью ствол автомата, проверил, стоит ли он на предохранителе и толкнул дверь.
   Когда я вошел, справа за занавеской скрылась женская фигура. И звук легких удаляющихся шагов, сказал мне о том, что там находится лестница на первый этаж. Внутри горели свечи. Много свечей и ни одной лампы. В комнате было довольно таки уютно. Большой ворсистый ковер на полу, стены завешаны красивой, розового цвета тканью. Прямо напротив двери стоял дамский столик с большим овальным зеркалом над ним.
   Перед столиком сидела женщина ее глаза пристально наблюдали за мной через зеркало. Взгляд показался мне знакомым. На ней были юбка из полупрозрачного голубого материала, лиф из такого же ткани и жесткий пояс черный. Лиф и пояс были расшиты жемчугом. Ее черные прямые волосы свисали до самого табурета. Теперь не только взгляд, но волосы и фигура показались мне очень знакомыми.
   - Проходи не бойся - сказала она, поднимаясь со стула. - Не узнал?
   Она направилась в мою сторону легкой кошачьей походкой, мягко ступая по ковру босыми ногами и слегка покачивая при этом бедрами. Ее пластика дополнила картину, и я понял, где видел ее раньше.
   - Тиана?!
   - Брось - тихо шепнула мне на ухо Тиана, облокотившись на меня, чтобы плотнее прикрыть дверь за моей спиной и задвинуть засов. - Тиана это всего лишь танцовщица, она осталась в трактире. Зови меня Ренесса.
   Ренессой звали жену местного короля, но вероятность совпадения оставалась. И, конечно же, не факт, что она говорила правду. Сейчас для меня это большого значения не имело. Все чего мне сейчас хотелось - это поскорее завалится спать. В следующую секунду это желание немного отступило. Незнакомый аромат ее духов был чудесным, пленяющим, заставляющим забыть обо все на свете и наполняющим желанием вдыхать только его, следовать за ним.
   Задвинув засов, она немного отстранилась, и я невольно потянулся вслед за ней. Она остановила меня двумя руками и потянула на себя автомат с моего плеча. Я придержал его и не дал снять.
   - Перестань - ласково и в то же время с настойчивостью в голосе сказала Ренесса. - Ты очень устал. А дом охраняется лучше, чем сокровищница короля!
   - Что-то я никого не заметил.
   - Это еще один плюс в пользу охраны - она довольно усмехнулась и снова потянула на себя автомат.
   На этот раз я не стал сопротивляться. Она взяла его и поставила слева от двери у комода. Чуть дальше наискосок стояла большая кровать, над кроватью весел темно синий шатер, зацепленный за потолок.
   Поставив оружие, Ренесса направилась в правый угол завешанный занавесками. Отодвинув одну из них, она плавным жестом предложила следовать за ней. За занавеской оказалась ванна, наполненная горячей водой и тумбочка, которая стояла возле перил лестницы ведущей вниз. От лестницы ванна была также отгорожена занавесками.
   - Надеюсь, у тебя хватит сил, чтобы самостоятельно забраться в ванну? - спросила Ренесса.
   Я настолько устал, что даже не улыбнулся в ответ. А просто, продолжал стоять, и тупо пялиться на пар, поднимающийся от воды. Она развязала шнуровку, удерживающую мой плащ, сняла его с меня и отдала в руки, появившиеся из-за занавесок над перилами. Камуфляжную куртку и тельняшку под ней, постигла та же участь. Они скрылись вместе с руками. Все остальное, найдя в себе силы, я предпочел снять сам.
   Погрузившись в горячую ванну, я, наконец-то полностью расслабился и, закрыв глаза, почти моментально задремал. В полудреме я почувствовал, как мягкие, нежные женские руки прошлись по моей груди, растирая по ней мыльную массу. Когда руки коснулись шеи с правой стороны, я вздрогнул. Царапина от кончика лезвия кровососа, была не глубокая, но при попадании на нее мыла и воды сильно защипала. Я глянул на правое плечо и увидел запекшуюся кровь.
   - Прости. Я буду осторожна. Будет щипать, но рану надо промыть.
   Быстро закончив с шеей, она принялась за все остальное. "Необычная королева" - подумал я и опять погрузился в полудрему. Прикосновение губ к ране, заставило мурашки разбежаться по всему телу. Я отрыл глаза, но в следующее мгновение прикрыл их от удовольствия.
   - Вылезай - услышал я над ухом голос Ренессы. - Я обработаю рану и сделаю тебе массаж, это приведет тебя в чувство.
   Состояние мое улучшилось, но приходить в чувство не очень-то хотелось. Скорее наоборот и тело, и сознание жаждали полного забытья, которое, казалось, уже никогда в этой жизни не наступит.
   Кое-как я выбрался из ванной. По дороге к кровати Ренесса обтерла меня полотенцем. Рану она помазала бесцветной, не имеющей запаха мазью, обмотала шею чем-то вроде бинта. Заверила мене, что к утру все затянется и останется только небольшой шрам, которые как известно только украшают мужчину.
   Уложив меня на живот, она начала массаж. Ее мягкие, и очень приятные руки сначала еле касаясь, скользили по спине. Через некоторое время она начала нажимать чуть сильнее, проводя ими от поясницы до плеч. Постепенно, я начал ощущать как боль, и напряженность уходит из мышц, и я возвращаюсь к жизни.
   - Королю Томасу сильно повезло - сказал я, что бы проверить свою догадку и одновременно сделать комплимент, но ее острые, как оказалось ноготки, вонзились мне в спину.
   - Не упоминай при мне этого имени! - резко и злобно сказала Ренесса.
   - Хорошо, не буду, могла бы мне просто спокойно об этом сказать.
   - Прости - попросила она прощение и затем поцеловала каждое место, на которое пришелся гнев ее маникюра.
   От ее чудесных рук, я просто воскрес. Лежа в расслабленном состоянии, не о чем не думая, я просто наслаждался массажем.
   - Мы с ним женаты, только условно - ее мягкий спокойный голос прозвучал ровно, без сожаления, это была просто констатация факта. - Если вначале, я и пыталась его полюбить, то теперь, поле всего что мне пришлось с ним пережить, я не хочу даже лишний раз слышать о нем. Не то, что видеть.
   - Он, взял тебя в жены, не особо интересуясь твоим мнением на этот счет? - спросил я.
   Не знаю, зачем я это сказал, может, почувствовал, что она хочет об этом поговорить. Точнее выговориться. При этом я напрягся, ожидая новой порции маникюрного гнева, но вместо этого она мягко провела руками по спине, плечам, рукам.
   - Да. Так это и случилось. Чтобы почувствовать себя настоящим королем, ему понадобилась красавица королева. А я на свою беду оказалась одной из самых красивых девушек в его королевстве. И по неведомой мне причине выбор пал именно на меня. Сначала мне было страшно, ведь я вообще ничего не знала об отношениях мужчин и женщин. Мать держала меня вдали от мира. На это не было особой причины, просто она сама так жила. Моя мама немного ведьма, люди опасаются ее.
   Ренесса закончила массаж и села рядом со мной на кровать. Она не соврала, это действительно вернуло меня в чувство. Жить стало легче, а так манящее меня забытье обиженно скрылось с горизонта.
   - Мы жили в одной из деревень - рассказывала Ренесса - близь только что отстроенного Адэна. Когда Томас издал приказ о том, что все красавицы королевства должны быть доставлены к нему во дворец, то люди из нашей деревни, чтобы насолить матери, выдали меня королевской гвардии.
   Она вздохнула и легла на подушку рядом со мной. Я развернулся на бок лицом к Ренессе и взглянул в ее черные полу прикрытые веками глаза. В них не было грусти или печали. Только душевная усталость и отстраненность. Ренесса не смотрела на меня, а что-то разглядывала, под самым верхом шатра.
   - Мама никогда не делала ничего плохого. Скорее наоборот помогала людям, как могла. А я даже никого толком не знала в нашей деревне. А эти люди... Они злорадно посмеивались, когда меня увозили - ее взгляд стал слегка недоумевающим и обиженным.
   Моя рука сама собой потянулась к ее голове и начала гладить ее иссиня черные шелковистые волосы. Ренесса прикрыла глаза и продолжила свой рассказ.
   - Нас было около двадцати девушек. Все красивы, стройны. Он переспал практически со всеми, а меня не тронул, но в жены выбрал, именно меня. Он не притронулся ко мене и после свадьбы. И вообще никогда.
   Неожиданно резко Ренесса повернулась ко мне и с вызовом в голосе спросила:
   - Я красива?
   - Да. Очень! - честно ответил я.
   Она также резко, опять легла на спину, и устремила свой взор в купол шатра над кроватью. Ее голос опять зазвучал ровно, но легкие нотки грусти все-таки прорывались иногда.
   - Томас бесплоден и не может зачать наследника. Королева ему нужна только, как красивая кукла. И этой куклой стала я. Половину из тех девиц, которых собрали из разных уголков королевства, он оставил себе в услужение, чтобы они ублажали его. Для меня же началась новая неведомая жизнь королевы. Сначала я всего боялась, была неуверенной и робкой. Потом, окруженная слугами, которые исполняли любую мою прихоть, роскошью, на которую не скупился король, ведь его королева должна сиять и затмевать все звезды, будь они настоящими или творениями магов; я постепенно начала понимать все преимущества своего положения и вживаться мне роль.
   У меня было все. Лучшие учителя из уцелевших гномов и фей, возможность получать любые книги, какие только захочу. Моим нарядам завидовали, да и по сей день, завидуют все дамы в Кранойсе. Не было только одного. Мужчины и его любви, о которой пишут во многих книгах, которые мне приходилось читать. Любви, о которой мне приходилось слышать. Придворные дамы, словно насмехаясь надо мной постоянно, рассказывали мне о своих похождениях. Большинство сплетен, которые я узнавала от своих служанок, касались отношений мужчины и женщины - в ее голосе начала появляться злоба и отчаяние. - Я пыталась найти себе мужчину, так что бы король ничего об этом не узнал, но все кто хоть как-то меня привлекал, бежали от меня как от огня.
   - Неужели никого не нашлось? - удивился я.
   - Нашелся. Он был красив, силен, имел власть и уважение окружающих, но его казнили в ту ночь, когда мы договорились о первом свидании. Его повесили по приказу короля прямо перед моим окном.
   Ренесса замолчала. Немного упокоилась, сделала несколько глубоких вдохов выдохов и продолжила:
   - Потом начались бесконечные войны с соседями, и король часто отсутствовал. Для моей безопасности он выделил мне воинов из личной гвардии. В его отсутствие они полностью мне подчинялись. Они не делали только того, что могло вызвать гнев их господина. В это время у меня начали проявляться те же способности, что и у матери.
   Ренесса остановила свой рассказ и пристально посмотрела на меня с хитрым блеском в глазах:
   - Ты же никому не расскажешь?
   Затем удовлетворенным голосом ответила сама себе:
   - Не расскажешь...
   - Надеюсь, утром мне не отрубят голову? - поинтересовался я.
   - Глупый - ответила она и повернулась ко мне спиной.
   После минутного молчания, Ренесса снова повернула ко мне лицом и, глядя мне прямо в глаза, как будто бы пытаясь в них что-то разглядеть, на одном дыхании произнесла:
   - Как и моя мать, я начала становиться ведьмой. Я слышу чужие мысли, иногда могу видеть будущие.
   Я не отвел глаз, а спокойно смотрел в ее черные озера и ждал, продолжения. Она не заставила долго ждать.
   - Через некоторое время, я смогла влиять на некоторых гвардейцев. О других я узнавала такое, что у них не оставалось выбора, как только беспрекословно подчиняться мне. В один из дней, когда король отправился улаживать очередной конфликт, я сделала то, о чем давно мечтала!
   Никогда не видел адского огня и не уверен, есть ли такой на самом деле, но пока она говорила, в ее глазах загорался именно такой.
   - Я приказала схватить и казнить, всех тех девиц, что привезли вместе со мной! А так же выпороть всех придворных дам, что насмехались надо мной, выпороть прилюдно, на дворцовой площади, как каких-нибудь простолюдинок. Служанок, что доносили обо мене королю и его людям, я приказала замучить до смерти!
   Мне стало не по себе. Нет, как это не странно не от ее рассказа и подробностей, а от того зловещего огня, которым пылали ее глаза. Она заметила это, спохватилась, отвела взгляд, поднялась и села на край кровати спиной ко мне.
   - Не знаю, зачем я тебе все это рассказываю. Но я хочу, чтобы ты знал. Знал про меня все. Про все мои потаенные мысли, про все, что я, когда-либо делала.
   Я тоже поднялся на кровати, прижался к ее спине и обнял Ренессу. На одну из моих рук, что-то капнуло. Маленькая слезинка, обожгла кожу концентрацией тех эмоций, которыми была вызвана. Ренесса продолжила свою историю:
   - Когда король вернулся, то был в бешенстве, гвардейцев чуть не четвертовали, но теперь, я знала его мысли и больше не боялась его. Даже злость на него прошла, и я смогла его остановить.
   Следующая пауза длилась несколько минут, я сидел и не шевелясь обнимал ее. Ренесса подалась назад, еще сильнее прижимаясь ко мне спиной:
   - Несколько раз меня пытались отравить. Я знала, где был яд, и кто его клал. Их силой заставляли, есть собственную стряпню, и они умирали в страшных муках. Несколько раз он подсылал наемных убийц, но гвардейцы, что охраняли меня, были бдительны и стояли насмерть. Теперь это была моя личная гвардия! В какой-то момент попытки избавиться от меня прекратились, король смирился. Я не посягала на его власть и здоровье, и он оставил меня в покое.
   Следующие слова она произнесла тихим заговорщицким шепотом:
   - Я знаю, скоро придет его время. Он слишком много воевал, ненавидел, боялся. Это скоро случится! - и уже почти еле слышно, с дьявольским злорадством, она произнесла - и он умрет, так никогда и не познав искреннего женского тепла и ласки.
   Одним кошачьим движением она выпрыгнула из моих объятий и оказалась в центре комнаты. Жемчужины, которыми были вышиты ее пояс и лиф, буквально заискрились от бликов догорающих свечей. Ренесса выпрямилась, отвела плечи назад, при этом ее глаза расширились, и она запрокинула голову к потолку. Все свечи в одно мгновенье погасли, а искры ее жемчужин разлились по всему ее телу.
   Покачиваясь из стороны в сторону, она начала поднимать руки, выписывая ими волну на восточный манер. Комната наполнилась еле слышной легкой музыкой. Через минуту я понял, что эта музыка звучала только у меня в голове. Ренесса продолжала свой божественный танец, вращая бедрами в такт музыке заполнившей мое сознание. Как загипнотизированный, словно в трансе я наблюдал за каждым ее движением, с жадностью, боясь потерять хотя бы одну мельчайшую деталь.
   Медленно, как бы плывя, через неисчислимое количество слоев мира Ренесса начала приближаться. По мере того, как она становилась ближе, жемчужины на ее теле гасли и в тот момент, когда наши тела соприкоснулись, последняя звездочка жемчуга потухда и комната погрузилась во тьму.
   Ренесса села мне на колени, и я ощутил тепло ее тела, ощутил ее мягкое дыхание на своих губах. И когда наши губы слились в поцелуе, я потерял ощущение гравитации. Подо мной ничего не было. Точнее вообще ничего не существовало в этой вселенной , ни кровати, ни комнаты все исчезло, остались только мы.
  

*****

  
   Я открыл глаза. И увидел, как Ренесса сидя перед зеркалом, расчесывала волосы. Ставни на окнах были открыты, и сквозь прозрачные занавески, в комнату проникал свет утреннего солнца.
   - Доброе утро - сказала Ренесса.
   - Доброе.
   - Твоя одежда на комоде. Разделишь со мной завтрак?
   - Можно я еще немного посплю? - вставать совсем не хотелось, подольше поваляться в мягкой постели на данный момент было пределом моих мечтаний.
   - Как пожелаешь - ответила Ренесса. - Ты можете оставаться тут, сколько хочешь, но, выйдя, ты не должен возвращаться. И навсегда забудь то, что здесь случилось.
   Она встала и направилась к лестнице. Перед тем как скрыться за занавесками, она обернулась и сказала:
   - Будь с нею до конца и после не вздумайте ее оставить! И еще одно. Пойти должен ты...
   - Кого? Куда?
   - Я не прощаюсь. Мы еще встретимся. Не скоро, но обязательно - донесся удаляющийся голос.
   - Вот так дела - поворачиваясь на другой бок, проворчал я, и тут же заснул.
   Мне приснился сон. Ночь, безлюдные холмы. Неподалеку мелькнуло две фигуры. Я приблизился. Женщина вела за руку маленькую девочку. Похоже, что света луны и звезд им вполне хватало для того, чтобы идти не спотыкаясь.
   - Мама, зачем мы сюда пришли - тихо и боязливо зашептала девочка - Я чувствую, что это плохое место.
   - Не бойся Эсса, с нами ничего не случится, я хочу тебе что-то показать.
   Они взобрались на вершину холма и остановились.
   - Смотри - сказала мама дочке.
   С равнины за холмом начали подниматься маленькие белые огоньки. Сначала несколько, потом их стало с десяток. Они поднялись и загорелись всеми цветами радуги. Через минуту еще с десяток огоньков поднялись в воздух. Еще через пару минут их стало больше сотни, потом счет пошел на тысячи. Они переливались миллионами оттенков разных цветов.
   Девочка с восхищением, затаив дыхание наблюдала за тем, как тысячи неведомых светлячков кружат в своих невиданных хороводах.
   - Как красиво... - вырвалось у девочки.
   В эту же секунду, мир вокруг сотрясся, и огоньки мощной тучей колыхнулись в стороны девочки и ее матери, но наткнувшись на невидимую стену, отпрянули обратно. Девочка спряталась в маминой юбке.
   - Мамочка мне страшно! - шептала дочь.
   - Не бойся Эсса, они не причинят нам вреда. Почувствуй их!
   Девочка с опаской выглянула из-за юбки. Немного оглядевшись, она без страха начала всматриваться в рой разноцветных огоньков.
   - Мама, я чувствую, что они мне благодарны!
   - Да Эсса, однажды, ты приложишь руку, к тому, что бы их погасить.
   - Но зачем, мама? Я не хочу! Они такие красивые!
   - Если бы ты только знала, как они устали ...- прошептала женщина.
   На меня навалилась ужасная усталость, а немыслимой силы тоска начала разрывать сознание на куски. Я окончательно проснулся.

Глава 9

Несущая свои воды в никуда.

  
   В трактир Даглиса я вернулся около полудня.
   - Как ваша жена? - искренне поинтересовался трактирщик - С ребенком все в порядке?
   - С каким еще ребенком?! Ах да! Все в порядке - вовремя спохватился я.
   - Я рад, искренне рад! Сегодня обед за счет заведения - сказал Даглис.
   Штурман сидел за тем же столом, что и вчера вечером.
   - Утро доброе! - поприветствовал он меня, заканчивая свою трапезу.
   - Доброе - ответил я, присаживаясь за стол.
   Я не стал отказываться от большого куска бесплатного, жареного мяса и бутылки вина. Пока я ел, Штурман разложил вокруг себя какие-то бумаги, с непонятными закорючками и иногда поглядывая на них, принялся рисовать карту.
   - Послушай, Штурман - начал я.
   - Да.
   - А чего, хочешь ты?
   - Хочу внести кое-какие поправки. Мои карты Квемера устарели.
   - Нет, ты меня не понял, что ты хочешь получить, когда мы доберемся до Элданы?
   - Компас - не отрывая взгляд от своих бумаг, совершенно серьезно ответил он.
   Иногда сложно понять - шутит он или говорит всерьез. И вообще, для меня, понять этого человека, было не простой задачей. Всегда невозмутимый, спокойный он редко сам заводил разговор, если дело не касалось маршрута и связанных с ним сложностей. О себе он никогда ничего не рассказывал. Я не знал, чем он занимался до того, как мы познакомились, не знал, чем он занимался в те периоды, когда мы не виделись. На все вопросы он предпочитал отшучиваться и если что-то и рассказывал, то это были истории не касавшиеся его лично. Единственное, что я знал точно так это то, что на него можно положиться. И если быть честным и порядочным по отношению к нему, то он ответит тем же.
   Первый раз мы встретились, когда Валери обратилась ко мне с неожиданным предложением - отправится на поиски золота одного из белогвардейских генералов, которое было оставлено им при отступлении в горах на границе Таджикистана с Афганистаном.
   Золото мы нашли без проблем. Правда, все унести не смогли, но не стали сильно расстраиваться по этому поводу. А вот по дороге обратно столкнулись с таджикскими пограничниками. Они полдня шли по нашему следу. Штурман предложил разделиться.Мы с Валери должны были пройти через каменистую местность, там следы читались труднее, а Штурман собирался увести пограничников в другую сторону. В Худжанде нас ждал частный самолет, а с таможенниками с обеих сторон, Валери без труда договорилась. Там и намечалось наше воссоединение.
   Но все пошло немножко не так, как планировалось. Таджики решили погнаться за двумя зайцами, вместо того, чтобы ловить лису. Они настигли нас, а отстреливаться ни у меня, ни у Валери не поднялась рука. Дело шло к ночи, когда нас доставили на заставу. Золото конфисковали, а нас посадили под замок.
   Ночью Штурман пришел за нами. "Отключил" часовых и вытащил Валери и меня с заставы. Два дня мы петляли среди гор, пока чудом не оторвались от преследования. Это уже гораздо позже я узнал, что чудо это было результатом мастерских умений Штурмана. Умений находить любое место, чуять направления и безопасные пути.
   Когда мы вернулись в Россию он еще и поделился с нами своей частью белогвардейского золота. Это были мои первые четыре килограмма драгоценного металла. На приличную квартиру мне тогда не хватило, и когда я сидел в нерешительности, прикидывал - куда девать мои денежки, снова появилась Валери с очередной на первый взгляд не реальной затеей.
   Она рассказала, про меч одного из древнерусских князей, за который состоятельный коллекционер обещал семьсот пятьдесят тысяч долларов, и предложила мне - спонсировать поиски. В итоге мы оказались в уральской тайге и благополучно нашли меч, спрятанный там сподвижниками князя, после его смерти.
   Меч князя мы нашли, но наткнулись на китайских браконьеров. Не знаю, чем мы им не понравились, но они решили причинить нам вред по средствам нанесения огнестрельных ранений не совместимых с жизнью и завладеть нашим имуществом. Мы отстреливались, но численное преимущество было на их стороне. Меня ранили в ногу, и Штурман трое суток нес меня на себе. И все это время китайцы не думали оставлять нас в покое. На этот раз, мы были просто счастливы, повстречаться с пограничниками.
   Весь день мы провели в трактире. Штурман занимался своими записями и картами, а я почистил оружие, провел инвентаризацию боеприпасов, и дожидаясь пяти часов вечера, просто бездельничал, наблюдая за посетителями трактира. Когда пришло время, мы отправились в гости к Сезару.
   На бледном лице Валери появилась улыбка, как только она нас увидела.
   - А я уже думала, вы решили оставить меня здесь, а сами уже на полпути к заветной цели.
   - Куда же мы без тебя? Кто будет нас подгонять, и следить за тем, чтобы мы не засиживались в трактирах, уничтожая их винные запасы - ответил ей Штурман, присаживаясь на край кровати.
   - У нее сильный организм. Она быстро придет в себя. Всего неделя и вы сможете двинуться в путь - сказал Сезар, возясь у плиты с какими-то жестянками.
   - Неделя? - переспросила Валери. - Об этом не может быть и речи. Мы должны двинуться в путь уже завтра.
   - Об этом не может быть и речи - категорически заявил Сезар, парадирую Валери. - Ты очень слаба и как минимум неделю, ты не то что на лошадь взобраться, а нормально ходить не сможешь.
   Валери не стала спорить. Вместо этого она обратилась к Штурману:
   - Штурман, отправляйся завтра утром, предупреди остальных, что все в порядке и надо немного подождать.
   - Ладно - согласился Штурман.
   События прошлой ночи, я уже воспринимал как сон, частями дурной, а частями вполне приятный, но вот голос уходящей Ренессы звучал в памяти очень четко. Когда утренние воспоминания проносились по моей голове, Сезар глянул на меня, пронзительным взглядом так, что мне стало не по себе.
   "Опять я слишком громко думаю?" - задал я мысленный вопрос.
   Сезар усмехнулся и отвел глаза.
   - Пойти нужно мне, а не Штурману - твердо заявил я.
   - Ты в своем уме? - у Валери не было сил, на то чтобы громко разговаривать, и я был этому рад. - Штурман ориентирует в Квемере намного лучше, чем ты, и я говорю не только о географии, но и о нравах местного населения. Для него это родной мир, а ты без нас обязательно во что-нибудь вляпаешься.
   - Ну, спасибо за доверие - обиженно проворчал я.
   - Не обижайся, но она права - поддержал Валери Штурман.
   - Я не обижаюсь. Но чтобы вы не говорили, идти все равно должен я.
   - Почему ты так в этом уверен - спросил Штурман.
   - Цыганка нагадала - ответил я.
   - Какая еще цыганка? - удивилась Валери - В Адэне нет никаких цыган.
   - А вот ясновидящие есть, и одна из них сказала, что идти должен я.
   Штурман задумчиво глянул на меня, как будто бы понял, о чем идет речь и сказал:
   - Может и так... А я пока что спокойно не торопясь закончу одно дело.
   К моему удивлению Валери не стала возражать. Она устало прикрыла глаза и тут же задремала.
   - Ей надо поспать - сказал Сезар. - В ближайшие дни, это единственное, что она сможет, и будет делать.
   - Вот и славно. Не будем ей мешать - сказал Штурман и направился к выходу. Я последовал за ним.
   Когда я уже выходил на улицу за спиной прозвучал голос Сезара:
   - Подожди Максим, задержись, будь добр.
   Я вернулся в дом, а Штурман зашагал по улице, ни разу не обернувшись.
   - Чего ты хочешь? - спросил я.
   - Я хочу помочь - ответил Сезар.
   - Ты и так нам уже сильно помог и я думаю, выражу общее мнение, если скажу, что мы тебе очень благодарны. Я, Штурман, Валери и если мы можем тебе чем-то отплатить то...
   - Вы можете мне отплатить, если доведете до конца то, что начали.
   - А как тебе это поможет? - я пришел в замешательство.
   - Если вы... - тут он осекся, внимательно посмотрел на меня и спросил - Так ты ничего не знаешь?
   - О чем? - я все еще недоумевал.
   - О цели вашего путешествия - пояснил Сезар.
   - Насколько я знаю они у каждого из нас свои и...
   - Ладно - прервал меня Сезар. - Раз Уаэллэйири тебе ничего не сказала, значит так надо.
   - Что не сказала? - происходящее начинало меня раздражать.
   - Если не сказала, она, то не скажу и я - тоном, не терпящим возражения, заявил Сезар. - Поговоришь об этом с Уаэллэйири. Я помогу тебе без приключений добраться до деревни Шальной скотовод.
   - Извени меня, но я не очень-то доверяю кровососу, который занимается тем, что охотится на своих сородичей! - высказал я свои опасения вслух.
   Глаза Сезара вспыхнули гневом, и он застыл на месте. Несколько секунд он стоял, как скульптура, а потом безразличным тоном произнес:
   - Я помогу тебе, хочешь ты этого или нет. Вы должны добраться до Элэй Дан'а.
   - Тебе то, что за интерес?
   Сезар вздохнул, покачал головой и сказал, но в его словах я услышал не совсем то, что ожидал.
   - Тебе бы следовало поменьше копаться в своих мыслях и сомнениях и больше доверять интуиции.
   - Допустим. А что насчет твоего желания помочь? - не сдавался я.
   - Кода Уаэллэйири выполнит то, что ей предначертано, все измениться. И для меня тоже - последние слова он произнес полушепотом, и как мне показалось с чувством глубокой тоски.
   - Хочешь травяного отвара? Еще горячий. Вкус сладковатый, придает сил - спросил он у меня.
   - Давай - ответил я.
   Сезар взял табурет, возле спящей Валери, и поставил его рядом со столом. Достал две кружки, разлил по ним горячий отвар и сел, приглашая меня последовать его примеру. По дому сразу же разнеслись ароматы различных трав. Когда он сделал первый глоток, я с удивлением спросил:
   - Ты пьешь?
   - Ты не поверишь - сказал он серьезно - Я еще и ем!
   Я рассмеялся от души и где-то в ее глубине, начал понимать, что этот тип подозрительной наружности определенно мне нравится.
   - Я имел в виду... Ведь ты же питаешься кровью?
   - Да, это моя основная пища. Но кроме этого мне, как и людям нужна вода. Еще я могу, есть то же, что и вы. Это не дает мне умереть, но жить мне позволяет лишь кровь живых существ.
   Несколько минут мы сидели и молча, пили отвар. На вкус он оказался действительно сладковатым. К тому же я почувствовал себя бодрее и счастливее. Казалось, что мне все по плечу. Но я понимал, что не стоит слишком сильно поддаваться этому чувству, ведь это всего лишь действие трав.
   - У нас, все совсем не так, как у вас людей - вздохнув, сказал Сезар - Кровопийцы одиночки. Редко случается так, что мы собираемся в группы. Мы ненавидим одинаково сильно этот мир, существ населяющих его и друг друга. То, что мы наткнулись сразу на троих это практически не виданный случай. На моей памяти такого ни когда не случалось - он глянул в свою пустую кружку, а затем поставил ее на стол - Хочешь знать, почему я охочусь на других кровопийц? Так я скажу тебе!
   Я буквально чувствовал, как что-то внутри него разгорается, расширяется, и стремиться вырваться наружу. Сезар спохватился, налил себе еще отвара, сделал пару глотков и снова заговорил:
   - Невероятная редкость, если женщина кровопийца беременеет и уж конечно ни одна из них никогда не бывает рада этому обстоятельству. Беременность длиться полтора года и появляясь на свет ребенок, забирает часть силы матери. Мать тут же оставляет его в безлюдной местности и если он выживает, то в мире становится еще на одно ненавидящее существо больше.
   Он остановился спокойно и задумчиво посмотрел на меня и сказал:
   - Парадокс, мы ненавидим, этот мир, эту жизнь, сами жутко страдаем от этой ненависти, но эта ненависть придает нам сил, и мы делаем все, чтобы эта жизнь длилась как можно дольше.
   - Поверь мне, люди не далеко от вас ушли... - сказал я.
   - Да, но вы любите своих матерей, у вас есть друзья, вы объединяетесь в случае опасности, да и вообще стараетесь жить группами, в деревнях, городах. У нас этого нет. При рождении мы получаем силу, ненависть и неутолимое чувство голода, которое мучает нас всю жизнь, оставляя на несколько часов сразу после того, как мы напьемся крови. Вместе с кровью мы получаем часть жизненной силы, того, чью кровь пьем...
   Сезар допил вторую порцию отвара, отставил кружку, внимательно осмотрел свой дом, и задержал взгляд на спящей Валери. Несколько минут он смотрел на нее, а потом произнес:
   - Тебе повезло.
   - В чем? - удивленно спросил я.
   Сезар недоумевающее посмотрел на меня, усмехнулся каким-то своим мыслям и встал, чтобы подбросить угля в печь.
   - Я иногда забываю, что большинство людей уделяют больше внимания своим мыслям, нежели ощущениям и интуиции. Ты должен научиться, в равной мере слушать сои разум, чувства и тело. Тебе надо обрести равновесие. И, ты должен сделать это в самое ближайшее время!
   Подбросив угля, Сезар вернулся на свое место, но теперь уже сел лицом ко мне, а не к столу. Его взгляд был твердым и спокойным. И я никак не мог увязать этот факт с тем, что он рассказывал про все ненавидящих существ.
   Видимо, прочитав мои мысли, Сезар усмехнулся и в следующее мгновение резко подался в мою сторону, при этом его глаза наполнились злобой и яростью, он оголил передние клыки, которые были длиннее, чем у людей и издал злобное рычание. От неожиданности и испуга я чуть не свалился с табурета, но удержался и схватился за автомат, который поставил рядом, облокотив на стол. Сезар же сел ровно, как ни в чем не бывало, и спокойно заговорил:
   - Я научился. Сейчас я связан клятвой, но как только король Томас уйдет в небытие, то я научу этому остальных кровопийц. Сначала тех, кто захочет, а потом, всех не зависимо от их желания.
   - Чему ты научился? - с опаской спросил я.
   И опять в его словах не прозвучало того, что я хотел услышать в данный момент:
   - Я охочусь на других кровопийц, потому что связан клятвой, данной королю Томасу - Сезар сделал паузу, посмотрел на меня и продолжил - Я сражался на стороне Уаэллора. После его поражения и смерти, я бежал. Скитался по разным городам, а когда Адэн был отстроен, обосновался в нем. Два года я был грозой местных жителей. Даже стража и личная гвардия короля, на половину состоящая из переметнувшихся эльфов боялись меня и не могли поймать. Но...
   - Эльфов?! - перебил я Сезара.
   - Да эльфов - ответил Сезар - Как и я, они связаны клятвой, которую дали по одний только им известной причине. А Томас предпочитает магическую клятвенную присягу, любым проявлениям преданности.
   Уголь, подкинутый Сезаром в печь, громко затрещал, Валери при этом тихонько застонала и перевернулась на другой бок. Ее волосы спутались, лицо было неестественно бледным, а повернутое к верху остроконечное ухо выбралось из всегда скрывавшей его прически. Не смотря на все это, она не выглядела менее красивой и привлекательной, чем раньше. А так не свойственные ей слабость и беззащитность добавляли ей особое очарование.
   Слова Сезара оторвали меня от созерцания спящей Валерии.
   - Томас обратился за помощью к старейшему ордену магов, который помог выиграть войну с эльфами, не задумываясь о цене этой победы. Меня поймали, но убивать не стали, а предложили выбор: сдохнуть в мучениях или служить Томасу, охраняя Адэн от других кровопийц. Учитывая, что умирать, а тем более в мучениях мне не хотелось, а к другим кровопийцам, я не испытывал ничего кроме ненависти, я выбрал второй вариант. Маги наложили на меня чары и теперь, мне приходится служить Томасу до тех пор, пока бьется его сердце.
   Сезар замолчал. Он смотрел куда-то мимо меня, рассеянным взглядом. В следующую секунду он сосредоточенно посмотрел мне в глаза и спросил:
   - А что бы ты выбрал на моем месте?
   - Не знаю - тихо ответил я - к моему счастью, я на своем...
   Сезар отвел взгляд. Посмотрел на Валери, которая в это время снова застонала и перевернулась. Встал, вытащил из шкафа свой меч, повесил его за спину, доспехов на нем не было, и сказал:
   - Пошли. Когда вы достигните Элданы, все измениться и это приблизит смерть Томаса. Расширенными глазами он глянул вправо вверх, при этом, прислушиваясь к чему то, и сказал - Уже скоро. Идем!
   - Куда?
   - За твоими вещами. Один человек, которому можно доверять, через час отправляется в путь, поедешь с ним. Он довезет тебя до деревни Шальной скотовод.
   Забрал свои вещи из трактира, я расплатился с Даглисом, поговорил со Штурманом, от которого к моему удивлению не получил ни одной инструкции, и ни одного наставления. И теперь, молча, топал рядом с Сезаром, огибая дворец короля, к западным воротам.
   - А теперь, вернемся к тому, о чем я тебе говорил. Ты слишком открыт! - неожиданно произнес Сезар.
   - Не понял - отозвался я.
   - Я говорю о твоих мыслях. Их легко читать. И любой, кто может это делать почувствует тебя за версту. Это никуда не годиться! Пока вы доберетесь до места, у тебя будет время потренироваться.
   - В чем?
   - Значит так - начал объяснять Сезар. - Когда тебя что-то волнует, все твои мысли об этом роем ворочаются в твоей голове, ты даже не всегда отдаешь себе в этом отчет. Ты должен прислушиваться, ко всему, что происходит у тебя внутри, причем не только в голове, но и во всем теле. Наблюдать за этим.
   - Что-то я не очень тебя понимаю - вместо того, чтобы объяснить, он вводил меня в еще большее замешательство.
   - Сейчас тебя беспокоит самочувствие Валери.
   Когда Сезар это сказал, я понял, что действительно все время об этом думаю, хоть и не отдаю себе отчета.
   - Где находится твое беспокойство?
   - Что значит где? - раздраженно спросил я.
   - Я говорю о клубке смешанных чувств по этому поводу, которые ворочаются у тебя в груде. Мысли это только следствие.
   Вдруг я понял, а точнее почувствовал, о чем он говорит. Действительно беспокойство, о котором говорил Сезар, находилось где-то в районе груди. Сезар понял, что я сообразил и продолжил.
   - А теперь перенаправь внимание, вместо того чтобы чувствовать это, осознанно понаблюдай, как бы со стороны. Просто наблюдай и все.
   Я попытался сделать так, как он говорит. Сначала меня выворачивало наизнанку от этих попыток, а потом мне все же удалось посмотреть со стороны. Я начал наблюдать за тревожащими меня чувствами. Через несколько минут клубок в районе груди растворился, все стало тихо и спокойно, это было похоже на то, что случилось со мной на поляне, перед боем с тенями.
   - Вот - удовлетворенно сказал Сезар. - Запомни, как ты это сделал. И постарайся как можно чаще прибывать в этом состоянии. Особенно, когда к кому-то подкрадываешься или идешь по следу. Будь в равновесии не усиливай одно чувство, пренебрегая другими. И никогда не направляй прямого внимания на того, к кому пытаешься подобраться. Это одна из главных заповедей охотника. Внимание ощутимо, реально осязаемо. Что же касается мыслей, пусть они ровно текут на поверхности твоего сознания, не присваивай их себе и своему разуму. Просто наблюдай их, воспринимай как часть места, в котором находишься, и тогда тебя не заметят. А если хочешь их от кого-то их скрыть при общении, вообще не обращай на них внимания, постарайся освободить голову и не о чем не думать. Это не просто, но если у тебя получится, никто не сможет прочесть то, чего нет...
   Пока Сезар все это рассказывал, мы подошли к западным воротам. В полусотне метров от них стояла большая телега, на ней сидел сухой старичок лет шестидесяти, в серой робе, и с помятой шляпой на голове. Сезар подвел меня к нему и сказал, обращаясь к старичку:
   - Мир тебе Рэми.
   - И тебе Сезар. Как твои дела? Слышал, ты уничтожил целое логово ночью. Странно, что эти кровососы собрались вместе...
   - Было дело... - ответил Сезар. - Слушай Рэми, я тебе тут попутчика привел. Позаботься о том, чтобы он добрался до деревни Шальной скотовод, без приключений.
   Старичок посмотрел сначала на Сезара, потом на меня, а затем торжествующе произнес:
   - Я об этом позабочусь! - сказал старичок, при этом он стегнул кобылу, запряженную в телегу, вожжами, и телега покатилась.
   - Что стоишь, запрыгивай! - подталкивая меня, крикну ночной страж.
   - Счастливо! И спасибо! - крикнул я Сезару, догоняя телегу.
   - Будь в равновесии! - бросил Сезар мне в след, развернулся и пошел обратно.
   Запрыгнув на телегу, я сел справа от Рэми.
   - Положи свою суму назад. Да смотри ничего там не помни! - проворчал старичок.
   Рэми подкатил к самым воротам и остановился. Из караулки вышли двое стражников, одним из них оказался тот, которому я накануне заплатил, за наше с Валери благополучие.
   - Какая встреча! - сказал стражник. - Слышал, жена ваша в переделку попала, с ней все в порядке?
   - В порядке - ответил я.
   - А куда это вы, на ночь глядя? Решили все-таки оставить благоверную и смыться по добру, по здорову? - после этих слов, оба стражника принялись громко хохотать.
   - Не твое дело! - грубо выкрикнул Рэми. - У человека горе, а ты тут пристал со своими расспросами! Лучше ворота отвори, чтобы телега могла проехать.
   - Да ладно тебе Рэми, уж и поинтересоваться нельзя. Кстати, а ты что везешь?
   - Грыбы! - ответил Рэми.
   - Какие еще грибы? - спросил стражник и с сомнением посмотрел на телегу.
   - Я говорю грыбы отседова! - повысил голос Рэми, и отвесил стражнику подзатыльник.
   К моему великому удивлению, стражник никак не отреагировал, и послушно пошел открывать ворота.

*****

  
   Через пару часов Найдэ окончательно закатилась за горизонт. На небе не было, ни облачка. Звезд и убывающей луны этого мира, было вполне достаточно, для того, чтобы продолжать движение. С тех пор, как мы выехали из Адэна, Рэми не сказал ни слова. Я погрузился в свои мысли, а потом вспомнил, про то, что говорил Сезар и попытался достичь состояния равновесия. Но как бы я не старался, у меня ничего не получалось. Очередная волна мыслей смывала все мои усилия, унося в своем потоке внутреннюю тишину и спокойствие.
   - Брось ты эту затею! - услышал я скрипучий голос Рэми.
   Я глянул в его сторону и то, что я увидел, заставило мои глаза в буквальном смысле вылезти из орбит и забраться на лоб. На месте Рэми сидело худое, покрытое серой шерстью существо, с двумя рядами острых зубов, крючковатым носом и длинными, торчащими ушами. Сидело и внимательно разглядывало меня, своими абсолютно черными без белков глазами. От неожиданности я вскрикнул. Существо поддержало меня протяжным воплем, а затем с серьезным видом отвернулось и стало сосредоточенно смотреть на дрогу.
   - Что пялишься? Гремлинов никогда не видел? - спросило существо.
   - Нет. Не видел - машинально ответил я, понимая, что передо мной тот сухой старичок, который подобрал меня перед воротами.
   - Ну? - спросил меня гремлин по имени Рэми.
   - Что ну? - переспросил я.
   - Посмотрел?
   - П-п-посмотрел - с заиканием ответил я, отходя от шока.
   - Ну, так, зенки-то отверни, а то я тебе их сам отверну, да так отверну, что мало не покажется.
   Я успокоился и перевел свой взгляд на дорогу. Минут через десять, Рэми снова заговорил:
   - Я говорю, не получится у тебя ничего...
   - Это еще почему? - возмутился я.
   - Да потому, что барахла в твоей голове много и носишься ты с ним, как старуха на паперти.
   Я не нашел, что ему на это ответить и продолжал молча смотреть на дорогу.
   - Но я знаю, как тебе помочь! - заискивающе и немного самодовольно заявил гремлин.
   - Как? - спросил я.
   - Есть у меня одно средство, действует безотказно, как твоя гремящая штуковина.
   - Какая штуковина? - не понимая, спросил я.
   - Автомат твой, дубина! - раздраженно ответил гремлин. - Ох, мне бы в нем покопаться!
   - Даже не вздумай! - прикрикнул я на него.
   - Не вздумай, не вздумай - проворчал гремлин. - А вот возьму и вздумаю! - затем с сожалением добавил - Эх, если бы не знал для чего и куда едешь, ты бы у меня не то, что без автомата, без штанов остался. Ну да ладно, вот держи!
   С этими словами Рэми одной рукой покопался под тканью накрывающей груз на телеге, достал оттуда небольшую коробочку и протянул ее мне.
   - Что это? - спросил я.
   - Грибы - ответил гремлин.
   - Какие грибы?
   - Отборные! - с гордостью сказал он. - Сам собирал и сушил по рецепту грибного эльфа.
   - И что мне с ними делать?
   - Как что? - гремлин посмотрел на меня расширившимися от удивления глазами - Курить, конечно! Знаешь, как помогает? Мигом всю дурь из твоей башки вышибет.
   Когда я понял, о чем идет речь, то громко рассмеялся. Оказывается галлюциногенными грибами, увлекались не только в нашем мире. На секунду у меня мелькнула догадка. Может именно от употребления этих самых грибов Рэми выглядел, как сухой старый гремлин. Это меня развеселило и я рассмеялся еще громче.
   - Что ржешь как лошадь? Вот держи - сказал гремлин, протягивая мне трубку - Забивай и кури. Сразу свое равновесие и поймаешь.
   - Только равновесие? А больше ничего не поймаю? - все еще смеясь, спросил я.
   - Я-то почем знаю? - обиделся гремлин. - Будешь курить или нет?
   - Не буду - категорически заявил я.
   - Ну и дурень! - сказал Рэми и, зажав вожжи в зубах начал забивать трубку.
   Как только трубка оказалась полной, он щелкнул пальцами и на краюшке его острого ногтя появился огонек. Сухая смесь задымилась, Рэми затянулся и, выдохнув довольно, крякнул.
   - Ух, забористая получилась смесь! Точно не хочешь попробовать?
   Сладко горький дым от его трубки защипал мне ноздри, и я чихнул.
   - Вот! Значит, правду говорю - деловито сказал Рэми и снова затянулся, после чего с хитрым прищуром, еще раз спросил - Точно не хочешь попробовать?
   Я не стал отвечать. Так и ехали дальше. Гремлин курил свою трубку, а я, отмахиваясь от дыма, смотрел по сторонам. Примерно через час мы выехали на берег небольшой речушки. Она была всего несколько метров в ширину с еле заметным течением. Практически вся поверхность воды зацвела. Дальше дорога тянулась вдоль ее берега.
   Еще часа через полтора перед нами вырос лес, и телега покатилась к нему. Я спросил у Рэми, насколько этот путь безопасен. Он ответил, что в этом лесу, кроме птиц, белок, ежей и бобров никто не водится. Ничего не оставалось, как поверить ему на слово. Я попытался уснуть, и когда мне это почти это удалось, рядом раздался голос Рэми:
   - Ну, все, приехали - сказал он, разглядывая, что-то впереди.
   - Как приехали? - удивился я.
   - А вот так! - ответил гремлин. - Там беда, а беда нам ни к чему!
   - Какая еще беда?
   - Не нужна нам беда - сказал гремлин и при этом подстегнул кобылу, чтобы съехать с дороги.
  
   Рэми направил лошадь в самую гущу леса. Проехав немного между деревьями и выехав к небольшой заводи, он остановил телегу. Дал лошади напиться, со словами "Здесь мы в безопасности" достал одеяло, закутался в него, закрыл глаза и уснул. Я последовать его примеру.
   Взяв свое одеяло, я закутался в него и попробовал уснуть. Но сон, никак, ни шел. Тогда я снова попытался сделать то, о чем говорил Сезар. И опять бесчисленное количество моих попыток терпело неудачу.
   - Ничего у тебя не выйдет, и не пытайся! - услышал я голос.
   Голос напомнил мне сказочных зверушек из мультиков. Такой же я слышал во сне, в котором видел сражение и действие темной магии. Я открыл глаза, посмотрел на гремлина, но тот сладко спал, посапывая носом. Тогда я решил, что мне показалось и снова закрыл глаза.
   - Я же говорю - не получится! Зачем себя насиловать?
   На этот раз я уловил, что голос доносится из-за заднего, левого колеса. Я слез на правую сторону, снял автомат с предохранителя и начал медленно обходить телегу. Обойдя ее, я никого не обнаружил. Вокруг тоже не было ни души. Лес спал.
   Заглянув под телегу, я увидел, что из-за спиц колеса на меня смотрит маленький зверек. Я присмотрелся повнимательней и понял, что это ежик. Его взгляд был вполне осмысленным и, как мне показалось, немного осуждающим.
   - И почему ты не слушаешь, что тебе говорят знающие люди? - спросил ежик человеческим голосом.
   Я даже не удивился. Похоже, что уже начал привыкать к подобного рода вещам. Тролли и гоблины, самосущие тени, кровососы, старички-гремлины, говорящий ежик на фоне всего этого показался мне просто смешной шуткой, и со словами "Неужели белочка пришла?" я нервно рассмеялся. Ежик укоризненно глянул на меня и сказал:
   - Сам ты белочка! Я ежик. Мне некогда давать цирковые представления, поэтому слушай и запоминай - от этих слов, мой истерический смех превратился в хохот.
   Я смеялся и не мог остановиться. У меня мелькнула мысль, что это все, из-за грибов Рэми. Что я надышался дыма, и у меня начались галлюцинации.
   - Хватит ржать! Тут между прочим гремлины спят - донеслось с того места где сидел Рэми.
   - Нет в конце то концов! С тобой пытаются поговорить как с человеком, а ты ведешь себя, как последний тролль! - поддержал гремлина ежик.
   Я даже не знаю, как мне удалось остановиться. Просто резко все прекратилось, прошел смех, сомнения по поводу реальности происходящего, и я по турецки уселся на землю прямо там где стоял.
   - Весь внимание! - сказал я ежику, сдерживая приступ хохота.
   Ежик посмотрел на меня серьезными глазами и сказал:
   - Так-то лучше. Слушай и запоминай.
   - А ты вообще кто и что тебе от меня надо? - перебил я ежика.
   - Я ежик - сдерживая гнев, ответил тот. - И мне от тебя ничего не надо, это больше тебе надо. Поэтому слушай и запоминай!
   - Ну, допустим, ты ежик - не унимался я. - А откуда ты взялся такой говорящий?
   - Там, откуда взялся, таких больше нет. И будь добр не перебивай, у меня нет времени на пререкания.
   - Если ты хочешь, чтобы я тебе выслушал и тем более запомнил, то, что ты хочешь сказать, будь добр ответить на мои вопросы! - потребовал я.
  
   Ежик опустил мордочку, провел лапками по глазам и сказал:
   - Ладно, только давай быстрее.
   Мне жутко хотелось смеяться и подкалывать ежика. И тут сам того не желая, я начал как бы со стороны наблюдать за своим состоянием. И в тоже мгновение внутри все стихло, и я обрел покой в чувствах и тишину в мыслях. И на поверхности остался только один вопрос:
   - Кто ты на самом деле?
   - Я проявление Жизни - ответил ежик и тут же пояснил. - Все что ты видишь вокруг, все что пахнет, распускается, шевелиться в траве, поет в кронах деревьев, все это есть "Жизнь" и ты тоже ее часть и от имени целого, я говорю с тобой.
   - А почему именно ежик? - недоумевая, спросил я.
   - Обычно, людям этого мира, я являюсь как мудрый, величественный дракон. Но ты не местный и я подумал, что ты испугаешь или двинешься окончательно и я не смогу с тобой поговорить.
   - Да. Но почему именно ежик? - не унимался я - Нет, чтобы предстать передо мной в виде красивой обнаженной женщины!
   - Слишком много чести для тебя! - сказал ежик и фыркнул.
   - Ну, допустим, и что же ты от меня хочешь?
   Ежик оббежал колесо, стал передо мной на задние лапки, а передние упер в бока:
   - Я хочу, чтобы ты, наконец-то, заткнулся, и послушал то, что я должен тебе рассказать.
   На этот раз, я воздержался, от каких либо замечаний.
   - Вот так-то лучше. Теперь слушай. В Квемере уже давно наступили не легкие времена, и с каждым годом становится все хуже. Равновесие нарушено и его необходимо, восстановить пока не стало слишком поздно - ежик перестал говорить и, подбирая слова, начал ходить из стороны в сторону заведя передние лапки за спину.
   - Что еще за равновесие и, причем тут я? - смеяться мне уже не хотелось.
   Интуиция подсказывала, что по собственной воле, я влез во что-то, что намного шире моего понимания. Игра, которую затеяли силы вселенной, и в которой они не преминули задействовать меня, оказалась гораздо серьезней, чем представлялась с самого начала. Ставки в ней постоянно росли. Так же интуиция шептала, что неплохо было бы знать правила, по которым следует играть.
   - Мир, который ты видишь вокруг, создается существами воспринимающими его. Точнее вселенная создает сама себя, по средствам сознания существ населяющих ее. Так было и так будет. Жизнь и смерть два процесса направленных на то, чтобы сознание или душа называй как хочешь, рождалось, проходило по жизни, внося определенные изменения, и умирало, сдавая весь накопленный опыт туда, откуда пришло. За осознание и накопление опыта отвечает процесс под названием Жизнь. За то, чтобы душа покидала оболочку, выполнив свое предназначение, и возвращалась к истоку, отвечает Смерть. И все шло, как положено. Существа рождались, проходили по жизни и умирали, отдавая свой бесценный опыт. Пока не появились люди!
   - А что с нами не так? - обиженно спросил я.
   Ежик злобно глянул на меня, сжал передние лапки в кулачки, напрягся и громко фыркнул. Затем расслабился, тяжко вздохнул, и с сожалением сказал:
   - Вы были ошибкой.
   - Что значит ошибкой? - спросил я, заерзав от досады на месте.
   Мне стало не только обидно, но и мучительно больно. Не каждый день узнаешь, что вся твоя жизнь, это всего на всего нелепая вселенская ошибка. Хотя я уже давно подозревал, что-то подобное.
   Ежик почесал переносицу, потянул носом воздух, к чему-то принюхиваясь и доброжелательно глянув на меня, примирительно сказал:
   - Ну, не совсем ошибкой. Просто все пошло не так, как должно было. Над вами еще работать и работать - ежик чихнул и потряс мордочкой из стороны в сторону.
   - Правда... - сквозь сон пробормотал гремлин.
   - Вы, были в каком-то смысле шедевром вселенной. Ваш запас памяти, способность накапливать информацию, и достигать новых состояний - не ограничены. Ваши возможности запредельны!
   Ежик разнервничался и снова начал ходить из стороны в стороны. Мне показалось, что в его голосе появились нотки восторга. Неожиданно он повернулся ко мне, вытянул переднюю лапку и, указав на меня своим маленьким пальчиком, крикнул:
   - Но вы! Вы люди, и на одну десятую не приблизились к реализации того потенциала, который в вас заложен! Лишь немногие из вас прикоснулись к тайным знаниям вселенной, доступным только избранным существам - ежик повернулся ко мне своими колючками, и проворчал, даже не поворачивая головы - ты, кстати, к ним не относишься.
   - Ну, спасибо утешил - в ответ проворчал я.
   - Не за что - буркнул зверек и опять повернулся ко мне мордочкой, на этот раз, стоя на всех четырех лапках. - Не обижайся. Но вы люди вместо того, чтобы наслаждаться этой жизнью и накапливать ценный опыт, набиваете себя кучей бесполезного хлама и носитесь с ним до самой смерти. Мне не важно, насколько ты сможешь это понять. Пойми вот что. Допустим, существует некий механизм - вселенная. И Квемер одна из немало важных его частей. Представь, что будет, если из части отлаженного механизма выкрутить несколько винтиков. Как ты думаешь, что случится?
   - Наверное, он станет работать не так хорошо, как раньше. Но, некоторые винты ставят для большей надежности и они не имеют особого значения.
   - Вот - торжественно произнес ежик, убедившись, что я его понимаю - А представь, что будет, если выкрутить несколько десятков тысяч винтов.
   - Будет жопа! - невольно вырвалось у меня.
   - Ну да, примерно так... - согласился ежик. - Это и случилось. Множество тысяч душ застряли между жизнью и смертью в темном облаке заклинания, на пересечение миров. Они не могут вырваться, не могут жить и не могут умереть. Жизнь получает подпитку с приходом новых, очищенных сознаний. Смерть функционирует благодаря части энергии душ, проходящих через нее. Но когда людские маги применили свою силу в решающей битве против эльфов и заперли десятки тысяч сознаний на границе между мирами, Жизнь и Смерть понесли невосполнимые потери. Произошел сбой в работе механизма. Многие виды покинули этот мир, после того, как им стали править люди. Квемер гибнет. Больше всего ослабла Смерть, многие смертные научились ей противостоять и живут до сих пор, хотя должны были уже давно окунуться во вселенский круговорот.
   Ежик замолчал и посмотрел прямо мне в глаза, я не выдержал взгляд его маленьких бусинок и отвернулся. Почти шепотом, ежик спросил:
   - А что делают с деталью, которая выходит из строя? Или с органом, который перестает выполнять свою функцию и начинает мешать всему организму.
   - Деталь либо чинят, либо...
   Я начинал отвечать автоматически, не особо задумываясь над тем, что говорю, но когда смысл вопроса и моего ответа начал до меня доходить, мне стало не по себе.
   - Да - грустно сказал ежик. - Весь этот мир со всеми его чудесами канет в небытие. Но есть мнение, что если освободить души поглощенные заклинанием, то это может поправить ситуацию.
   - И как же это сделать? - спросил я, на минуту проникнувшись состраданием, к родному миру Валери и всем тем существам, которые живут в нем.
   - Достигнув Элэй Дан'а и приведя в движение ее силы разрушить чары.
   - А это, в принципе, возможно? - недоверчиво спросил я.
   - Возможно. Но в Квемере осталось мало существ, способных привести Элдану в действие, с одним из них ты хорошо знаком.
   - Кто это? - задал я вопрос, ответ на который уже знал.
   - Да, ты правильно подумал, это Уаэллэйири, дочь Уаэллора, последняя из рода. Она, в чьих жилах течет кровь изначальных, одна из немногих, кто еще может привести в движение силы Элданы. Ну а вы все сможете погреть руки у уже разведенного костра. Это конечно в случае, если вы сможете туда добраться.
   - А что? Могут возникнуть трудности? - усмехнувшись, спросил я, вспоминая события последних дней.
   Ежик снова фыркнул и запрыгал на месте, на своих маленьких лапках. Совершив серию причудливых прыжков, он обежал вокруг меня несколько раз, понюхал мои ботинки, затем снова вернулся на свое место передо мной и, сорвавшись на визг, закричал:
   - Об этом я тебе дубине, с самого начала и толкую. Все хватит! Ни каких вопросов и разъяснений. Заткнись и слушай! Я дважды повторять не стану.
   Прекратив истошно орать и удостоверившись, что я молчу и слушаю, зверек продолжил:
   - У данного решения проблемы, имеются противники. В первую очередь это Григориан, архимаг ордена "Вездесущих". Пренеприятнейшая должен отметить личность. После того, как смерть ослабла, он решил, что хочет быть бессмертным, хотя к тому времени он и так прожил немало лет. Если Смерть снова войдет в полную силу, ему не удастся впредь избегать ее вестников...
   Ежик посмотрел в ночное небо сквозь кроны деревьев, словно высматривая там что-то. Удовлетворенный результатом поиска он опустил мордочку, презрительно фыркнул и продолжил:
   - Потом это естественно король Томас, ярый ненавистник всех, кто хоть чем-то отличается от людей. Это из-за того, что у остальных существ в этом случае появиться шанс на реванш. Григориан уже знает, что Уаэллэйири вернулась в Квемер, и он незамедлительно сообщит об этом Томасу. А Томас в свою очередь без сомнения натравит на вас Черных Псов. У вас есть всего пара дней, прежде чем королевские охотники получат весточку и пойдут по вашему следу. Последним, но не по степени опасности, препятствием будут волшебники клана "Опавших листьев". С ними мне так и не удалось договориться.
   - Это еще кто? - спросил я, забыв про предупреждение зверка.
   - Я же сказал, не перебивать! - яростно зашипел еж - Это эльфийские маги со съехавшей крышей. Они решили, что раз мир теперь не принадлежит эльфам, то пусть погибает, и чем быстрее - тем лучше. Но давай по порядку. Маги ордена "Вездесущих" уже ожидают Уаэллэйири на берегу Несущей Свои ВОды в Никуда.
   Только я собирался, спросить у всезнающего зверька, почему у этой реки такое странное название, как он встал на задние лапки, переднее выставил коготками в мою сторону и дико зашипел. Вопрос сразу отпал.
   - Их десять - продолжил зверек. - Но только двое из них имеют высшую ступень посвящения. Однако это не облегчает вашу задачу. Мое дело предупредить, а выкручиваться вам придется самим. Если вы справитесь с магами, то встреча с самим Григорианом, будет неизбежна. Скажу только, что если вам удастся задержать его на несколько часов, вне его обители, появиться шанс, что вестники Смерти настигнут его и закончат то, что начали много лет назад.
   По мере того, как проявление Жизни говорило, меня все больше начинали терзать сомнения. Стоят ли проблемы чужого мира, того, чтобы ради их разрешения и призрачного шанса получить ценный приз в итоге, рисковать своей жизнью. Тем более что по мере того, как колючий зверь оглашал список неизбежных препятствий, шансы на удачный исход становились все меньше и меньше.
   - Теперь о Черных псах. Это сильные воины. Многие из них дальние сородичи Волка, хотя и не обладают всем тем, что есть у него. Как только они возьмут след, вам никакими ухищрениями не удастся отделаться от них. Остается только надеяться, что вы доберетесь до Элданы раньше, чем они настигнут вас.
   - Это что, такая мода в Квемере? Называть элитные подразделения псами? "Псы войны", "Черные псы"? - не удержался я от вопроса.
   - Нет - ответил ежик. - Это не мода, просто самыми преданными слугами королей в этом мире всегда были собаки. Если конечно правители сами заботились о своих питомцах. И поэтому пошла традиция - называть самых сильных и преданных воинов короля - псами. - И наконец, волшебники клана Опавших листьев - ежик посмотрел на меня и, убедившись, что я не собираюсь его перебивать продолжил ежик. - Они обосновались у подхода к Элдане. Волшебники знают, что Элдана это единственный шанс этого мира. И они готовы встать на пути любого, кто захочет до нее добраться.
   Зверек остановился. Посмотрел на меня сочувствующим взглядом и как бы прощаясь, сказал:
   - Вот и все, что ты должен был от меня узнать. А своими дурацкими вопросами, будишь заваливать своих друзей!
   - У меня к тебе только два вопроса! - быстро проговорил я, боясь, что зверек убежит, закончив свою речь.
   - Ладно, на два отвечу - нехотя, ответило проявление жизни.
   - Существует ли вероятность того, что мы все-таки, не смотря на то, что ты мне сейчас рассказал, доберемся до этой Элданы?
   - В бесчисленном количестве прочих вероятностей, такая вероятность, тоже существует - ответил ежик.
   После этих слов он развернулся и быстро побежал по направлению к кустам росшим метах в пяти от того места, где Рэми остановил телегу.
   - И все-таки! - крикнул я ему вдогонку - Почему именно ежик, а не бобер какой-нибудь?
   Из кустов вылетела палка и, рассекая воздух с характерным звуком, ударила меня прямо в лоб. Сразу за палкой последовал шепелявый крик:
   - Не трож бобров недоделок человеческий!
   Ежик скрылся в кустах, унеся с собой ответы, на сотню возникших после общения с ним вопросов, а я потер ушибленный лоб. Хотел пару раз пальнуть по кустам, из которых вылетел поставивший мне шишку предмет, но тут проснулся Рэми и бодро крикнул:
   - Хватит с ежами трещать, пора в путь, если поторопимся то, проскочим без проблем!
   Все оставшуюся ночь, мы ехали без остановки. Кое-где недалеко от дороги встречались костры. Кого они согревали в эту ночь я не смог рассмотреть. Да и какая разница кто это был? Главное, что они не пытались выпить нашу кровь и не кидались палками из кустов.
   Кобыла шла размеренным шагом, каждый из которых, приближал нас к берегам Несущей Свои Воды в Никуда. Заснуть я уже не пытался. Ощущение покоя внутри исчезло вместе с пятками колючего зверя. Мне не терпелось задать массу вопросов Волку и Араменту и выяснить, что они знают о том, что на самом деле затеяла Валери. Чтобы хоть немного отвлечься от беспокойных мыслей, я попытался разговорить гремлина.
   - Послушай Рэми... - начал я .
   - Наслушался уже! Хватит с меня. Хотел вздремнуть чуток, так нет же, ему с ежами, видите ли, понадобилось лясы точить. Еще бы бобров позвал!
   Я рефлекторно втянул голову в плечи и начал озираться по сторонам. При этом гремлин расхохотался скрипучим смехом.
   - Что хотел? - перестав смеяться, спросил он дружелюбно.
   - А почему река называется "Несущая свои воды в никуда"?
   - А потому, что туда она их и несет - ответил Рэми.
   - Как это?
   - А вот так! Течет себе речка, течет и оканчивается водопадом, а воды ее падают в расщелину настолько глубокую, что ни один из тех, кто пытался туда спуститься, назад не возвращался. Пропадал, и словно не было его никогда.
   На этом наш разговор закончился. Всю оставшуюся ночь мы ехали без остановки. Днем останавливались два раза, чтобы кобыла смогла утолить жажду, один раз у лесного ручья, второй у большой мутной лужи. Ближе к полуночи гремлин все-таки остановил телегу, чтобы лошадь смогла отдохнуть и поесть. Я воспользовался остановкой, для того, чтобы принять горизонтально положение и по-человечески поспать. Через четыре часа Рэми разбудил меня, и мы двинулись дальше. Минул еще один день, и только к вечеру следующего, когда Найдэ начала уходит за горизонт мы добрались до берега Несущей Свои Воды в Никуда. Ширина реки, навскидку, достигала трех-четырех километров. Точнее сказать трудно. С трудом верилось, что ее быстрое течение несло воды в никуда.
   Мы ехали по ходу течения, с севера на юг. Найдэ двигалась так же, как солнце в моем мире. Проходя по южной стороне Найдэ светила в глаза, а к вечеру перебралась на запад, приготовившись закатиться за горизонт, справа от нас. Устье сужалось. У небольшой деревушки, медленно вырастающей впереди, оно уменьшилось почти вдвое.
   Деревушка, обнесенная бревенчатым забором, приближалась, приобретая все более отчетливые очертания. С пригорка я увидел, что она имеет всего одну не очень длинную улочку. Я насчитал пятнадцать одноэтажных и четыре двухэтажных дома. Дома стояли в два ряда, вдоль берега. Десять ближе к реке и девять - напротив. Кода телега подкатилась к воротам, из-за них прозвучало довольно дружелюбное приветствие:
   - Рэми, ах ты старый хрен! Мы ждали тебя еще вчера, у нас уже все запасы истощились.
   Створки ворот отворились, и оттуда появился добродушного вида здоровяк в серой, грязной рубахе, которая доходила ему почти до колен, деревянных сандалиях и с огромной дубиной в руках. Вышел и направился к телеге. Подошел с той стороны, где сидел Рэми, стащил его со своего места и сжал в крепких объятиях. Тут я заметил, что гремлин снова выглядит, как небольшой, сухой старичок.
   - Может, прекратишь это безобразие и пропустишь нас внутрь - недовольно заворчал Рэми.
   - Конечно-конечно! - запричитал здоровяк, сажая гремлина на место и отходя в сторону.
   - Вот мы и приехали - сказал гремлин, когда мы въезжали в ворота - Доставил до Шального скотовода, без проблем, как и обещал. Завтра с утра отправляюсь обратно, так что если передумаешь...
   - Спасибо Рэми - поблагодарил я гремлина. - Но обратно тебе придется ехать без меня.
   - Как знаешь - сказал гремлин, протягивая мне руку.
   Несмотря на то, что он был совсем маленьким и сухим, рукопожатие оказалось довольно крепким. Я слез с телеги, а Рэми покатил дальше по улице. Мой взгляд сразу же наткнулся на вывеску "Трактир Шальной скотовод". Посмотрев вслед, удаляющейся телеге гремлина я улыбнулся.
   В этот момент Рэми повернул голову, подмигнул и что-то бросил в мою сторону. Я поймал вещицу, разжал ладонь и увидел большую серебряную монету. До меня донесся голос гремлина:
   - Если будешь в чем-то сомневаться, подкинь монетку и получишь наивернейший ответ.
   Направившись в сторону трактира, я как следует, изучил подарок. По краям монеты полукругом располагались непонятные мне знаки, а в центре было изображение весело подмигивающего гремлина. С другой стороны, имелись такие же знаки, а вот гремлин на изображении был в печали.
  

Глава 10

Жертвы не оконченной войны.

  
   Убирая монету в карман от греха подальше, я толкнул дверь "Шального скотовода" и оказался в месте не таком достойном, как заведение Даглиса. Разница между столицей и провинцией сразу кидалась в глаза. "Шальной скотовод" сильно уступал "Славному королю Томасу". В освещении, чистоте, да и вообще во всем. Из посетителей в это время наблюдалась всего на всего компания из трех человек в центре зала. А возле стойкий, стоял рослый и крепкий на вид трактирщик.
   - Желаете подкрепиться с дороги? - без особого энтузиазма поинтересовался трактирщик, когда я остановился напротив него.
   - Да, не отказался бы. Что у вас сегодня в меню?
   - В чем? - спросил трактирщик, при этом его брови немного приподнялись и изогнулись, а взгляд наполнялись угрозой.
   - Я хотел сказать, что у вас сегодня на ужин? Кстати меня зовут Максим. А как ваше имя?
   Я постарался быть максимально приветливым и вежливым. Но трактирщика это совсем не тронуло. Мне показалось, что он уж слишком напряжен, а взгляд его выражал крайнее недовольство.
   - Деренгаром меня кличут - все так же угрюмо отвечал трактирщик. - А на ужин сегодня тушеная капуста с говядиной и пиво.
   - Отлично! - сказал я, стараясь не смотреть Деренгару в глаза. - Давайте капусту с пивом.
   - Капуста с говядиной - поправил меня хозяин заведения. - И деньги вперед.
   - Воля ваша - согласился я и, покопавшись в кошеле, достал серебреную монету, одну из тех, что получил у обменщика в Адэне. - Этого хватит?
   - Вполне. Рад бы предложить вам вместо сдачи комнату, да не могу. Сегодня, к сожалению, все занято.
   - Жаль. Но ничего, оставьте сдачу себе.
   - Вы очень любезны - все так же хмуро и я бы даже сказал грубо, откликнулся трактирщик.
   Сделав заказ, я предпочел сесть подальше от гостеприимного хозяина. Выбрав небольшой стол слева от входа, устроился так, чтобы видеть весь трактир целиком.
   Вскоре Деренгар принес порцию капусты с мясом, которая оказалась вполне съедобной и кувшин литра на два, с пивом. Когда я уже заканчивал со своим ужином, сзади, справа от меня скрипнула дверь, которую я не заметил с самого начала. Обернувшись, я увидел Арамента, выходящего из нее. За дверью почти сразу начиналась лестница на второй этаж. Арамент не подал вида, что увидел меня и узнал. Решив, что так, по каким-то причинам необходимо себя вести, я последовав примеру гнома, и вернулся к своей капусте.
   Арамент прошел мимо меня, подойдя к трактирщику, и что-то тихо ему сказал. Затем проделал тот же самый путь в обратном направлении и скрылся за дверью
   Закончив ужин, я угостил пивом компанию в центре зала, отдав им кувшин. Затем подошел к Деренгару, поблагодарил его и спросил, где могу найти ночлег. Он ответил, что если выйти из трактира, пройти до самого причала, затем свернуть направо и пройти два дома, то я упрусь прямо во двор Вара, он иногда сдает комнаты путникам. Еще раз, поблагодарив гостеприимного хозяина, я подхватил свой рюкзак, вышел из "Шального скотовода" и направился в указанном направлении.
   Подходя к пристани, я увидел парня и девушку в серых балахонах. Они сидели на лавке у начала пристани, возле которой болтались на привязи несколько лодок и два небольших рыбацких суденышка. Сидели и о чем-то тихо говорили.
   Когда я подошел поближе, они прекратили разговор и внимательно посмотрели на меня. Девушка слегка улыбнулась и тут же отвела глаза. Парень задержал свой взгляд на мне чуть подольше, а затем как ни в чем не бывало, снова принялся что-то рассказывать своей подруге.
   Пройдя два дома после поворота, я уперся в высокий забор. Постучал в калитку, которая тут же отворилась. На мое удивление за ней никого не оказалось. Еще не успев, о чем-либо подумать, я услышал детский голос:
   - Эй!
   Опустил глаза, и увидел маленького мальчика, настолько маленького, что его голова едва доходила мне до пояса.
   - Привет - сказал я.
   - Заходи, давай, не топчись возле порога - деловито сказал мальчик.
   - А Вар дома? - проходя во двор, спросил я.
   - Папы нет, он уехал по делам в соседнюю деревню. Вернется послезавтра утром.
   - А он не говорил тебе, что нельзя пускать незнакомых людей в его отсутствие?
   - Говорил - немного виновато ответил мальчик и, оправдываясь, добавил - но фея сказала, что ты хороший и тебя можно пустить.
   - Рад, что она обо мне такого мнения. Предай ей, что...
   - Вот сам ей и передашь - услышал я голос Волка. - Где Уаэллэйири?
   - Она немного задержится... - ответил я, поднимаясь на крыльцо.
   Внутри дом оказался очень уютным. Я вошел в небольшую прихожую. Справа была дверь на кухню, из которой валил горячий воздух и аппетитные запахи, а с лева лестница на второй этаж. Прямо передо мной за широким проемом без двери начиналась просторная светлая гостиная. Проем частично закрывали шторы, которые ближе к полу были собранны и связанные плетеными шнурами.
   Я прошел в гостиную. Простенькие с интересными рисунками гобелены, светлые занавески на окнах, шкаф из темного дерева, стол посередине и резные стулья вокруг него, все это создавало приятную атмосферу.
   Дверь на кухню скрипнула и мимо меня с подносом в руках проскочила Даша. Отпихнув меня бедром в сторону, она подошла к столу и поставила на него поднос:
   - А вот и я! - весело сказала она. - Привет Максим!
   - Здравствуй Даша.
   - Я знаю, ты уже поел, но я думаю, ты не откажешься попробовать мое жаркое из кролика.
   Сначала, я на отрез, хотел отказаться. Но запахи от того, что стояло на подносе заставили меня, как следует пересмотреть свое решение:
   - Если только небольшой кусочек... - проглатывая появившуюся слюну, сказал я.
   Поставив рюкзак за шкаф, я снял плащ и тут же маленький хозяин дома, почти вырвав его у меня из рук, отнес плащ в прихожую. Наблюдая эту сцену Дарья, не сдержавшись, тихо засмеялась.
   Я заметил, что она сильно преобразилась, ее лицо стало светлее, на нем не было ни грамма косметики, но это ни лишало его выразительности. Ее глаза в буквальном смысле светились внутренним огнем и мгновениями, если смотреть под определенным углом казалось, что от всего ее тела исходит еле уловимое белое свечение. Теперь я понял, что за фея предупредила мальчика о моем появлении и ради кого он из кожи вон лезет, чтобы произвести впечатление радушного хозяина.
   Жаркое из кролика и впрямь оказалось замечательным. Еще Вар, который, по словам Волка, был его старым другом, оставил гостям, хорошего вина, и в целом, второй для меня ужин удался на славу. Заканчивая трапезу, я ни на секунду не пожалел о том, что так вовремя заглянул на огонек.
   - Что с Уаэллэйири? - настойчиво, спросил Волк, когда увидел, что я разделался со своей порцией, а маленький хозяин, сославшись на то, что ему пора спать, отправился на второй этаж.
   - Да что с Валери? - поддержала его Дарья. - Я пыталась делать на нее расклад, но карты показали какую-то чушь. Как будто она вышла замуж, забеременела и умерла страшной смертью!
   Я чуть не подавился вином, которым в это время запивал кроличье мясо.
   - Твои карты были не далеки от истины... - сквозь смех выдавил я из себя.
   Волк и Дарья, не разделяя моего веселья, сидели и ждали объяснений.
   - С ней случилось несчастье. На нее напали кровососы, но она жива и скоро будет здорова. Сейчас они со Штурманом в Адэне и, как только она поправится, двинутся в путь. Нам придется немного подождать - объяснил я.
   Дашины глаза округлились, и она не зная, что сказать заерзала на стуле. А вот Волк даже бровью не повел.
   - Это к лучшему - сказал Волк. - Если бы Уаэллэйири приехала с тобой неизвестно, что бы тут сейчас началось, а так, у нас еще есть немного времени.
   - Да - подтвердила Дарья. - Максим, нами заинтересовался какой-то орден магов, они называют себя "всеведущими" и, похоже, что у них не самые благие намерения.
   - "Вездесущие", а "всеведущие" - поправил я Дашу.
   - Что? А ты откуда знаешь? - удивленно и немного обиженно спросила Даша.
   - Да так, ежик на колючках принес - сказал я, допив вино.
   - Неважно - перебил нас Волк. - Пока не появилась Уаэллэйири, мы должны решить, что делать с этими всюду снующими!
   - А что тут думать? - спросил я. - Надо заняться ими пока они не взялись за нас.
   - Что ты предлагаешь? - спросил Волк.
   - Нанести удар первыми и покончить с ними одним махом. Это наш единственный шанс - поделился я своими соображениями.
   В груди у меня снова появился клубок смешанных чувств, все больше не приятных. Мне совсем не нравилось, то, что предстояло сделать, но вариант где маги разделываются с нами, меня определенно не устраивал.
   - Что ты имеешь в виду, говоря: - "покончить с ними"? - спросила Даша.
   Я опустил взгляд на пустую тарелку и не ответил.
   - Ты прав Максим - сказал Волк. - Они не расположены к переговорам. У каждого из них руки чешутся, чтобы пусть в ход свои силы и покончить с эльфийской угрозой раз и навсегда.
   - А может нам удастся с ними, как то договорится, или обмануть? - с надеждой спросила целительница.
   - Обмануть? - переспросил Волк. - Ты думаешь, они только дождик вызывать умеют и огонь без спичек или огнива зажигать?
   Дарья потухла, встала и начала собирать посуду со стола.
   - Сделать это надо как можно быстрее - я говорил и старался не смотреть на Дашу, потому что чувствовал, что все о чем мы говорим, ей глубоко неприятно. - Потому, что это не единственная наша проблема.
   - Послушай Дарья... - начал говорить Волк.
   - Я понимаю. Другого выхода нет... - опережая Волка, сказала Даша.
   Собрав со стола посуду, она понесла ее на кухню. Оставив нас с Волком наедине.
   - О каких проблемах ты говоришь? - спросил меня Волк.
   - Что ты знаешь о Черных Псах? - вопросом на вопрос ответил я.
   Волк помрачнел и на мгновение, напрягся. Я не ожидал от него такой реакции. Похоже, что эти Черные Псы были серьезными ребятами. Расслабившись, он спокойно спросил:
   - Когда они будут здесь?
   - Через пару дней, может раньше. Точно я не знаю.
   - Скорее раньше, чем позже - заключил он и погрузился в молчаливое раздумье.
   Я налил себе еще вина, и медленно пил наслаждаясь его терпким вкусом.
   - Так что ты знаешь он них? - спросил я, после очередного глотка.
  
   Волк ответил не сразу. Глядя на одну из свечей, которые стояли на столе он тихо сказал:
   - Людские маги в буквальном смысле вывели их, скрестив человека и оборотня, для охоты на последних.
   - Так ты... - осенила меня догадка.
   - Нет что ты! - сказал Волк, вставая из-за стола. - Волком меня зовут потому, что я серый и пушистый.
   Он начал ходить по комнате из угла в угол. Не то, чтобы он нервничал, скорее это было возбуждение.
   - Что ж, задача усложняется - сказал он. - Но будем решать проблемы по мере их поступления. Сейчас здесь маги и неизвестно, что в любую минуту, может взбрести им в голову. Нас всего трое, вместе с гномом. Дарья не станет в это вмешиваться. А их восемь человек, и не смотря на то, что они все молоды, они не вчера начали заниматься магией.
   - Как восемь? - удивился я.
   - А вот так. Двое поселились в трактире, двое в конюшнях, двое крутятся недалеко от ворот и двое у пристани. Итого восемь.
   - Должно быть десять - сказал я.
   Волк внимательно посмотрел на меня. Но все мысли о ежике и предстоящих препятствиях, я отодвинул на задний план. Думал только о великолепном вкусе вина и, замечательном эффекте, который оно на меня оказывало.
   - Откуда тебе это известно? - спросил он.
   - Скажем так, у нашего мероприятия есть немало противников, но сторонники тоже имеются и, один из них дал мне немного информации относительно происходящего.
   У меня не было особого желания распространяться о том, что я разговаривал с ежом. Я до сих пор не хотел признаваться, что это происходило на самом деле даже самому себе.
   - Допустим - объяснение не удовлетворило его, но он не стал настаивать, на том, чтобы я рассказал ему все от начала и до конца. - Где же тогда еще двое?
   - Они наблюдают со стороны - услышал я голос Дарьи входящей в комнату. - Чувствую их внимание. Сначала я не могла понять, что это. Теперь знаю - Даша села за стол, налила себе немного вина и с сожалением добавила. - И у них не добрые намерения.
   В дверь тихонько постучали. Волк насторожился, я встал и потянулся за автоматом.
   - Это Арамент - сказала Даша. - Открой дверь Максим.
   Я вышел в прихожую отодвинул засов и открыл дверь. Сквозь дверной проем я увидел, что на улице уже совсем стемнело, а на небе не было ни звездочки. Похоже, что собирался дождь. Проходя мимо меня, Арамент не сказав ни слова, похлопал меня по плечу и, заходя в комнату, громко спросил:
   - А где же моя порция?
   Даша, уже освоившись и чувствуя себя как дома, достала чистую тарелку и медный кубок, поставила их на стол. Пока Арамент ел, Волк рассказал ему о последних новостях. Гном громко усмехнулся и сказал:
   - Что ж, если бы все было просто, было бы не так интересно... Что будем делать? У нас есть план действий?
   - Есть... - ответил я.
   Три пары глаз вопросительно посмотрели в мою сторону.
   - Скажите Арамент - обратился я к гному. - Вы говорили, что являетесь сильным магом.
   - Да так и есть? А у вас Максим имеются сомнения по этому поводу?
   - Нет что вы! Я только хотел узнать умеете ли вы создавать иллюзии?
   - Что греха таить, баловался в молодости - самодовольно заявил гном. - Но что в них толку?
   - А сможете ли вы создать иллюзию присутствия Валери, да так, чтобы "вездесущие" на самом деле поверили, что она здесь?
   - Думаю, да - после небольшого раздумья ответил гном. - Но позвольте, зачем вам это нужно? Ведь если они будут думать, что принцесса в деревне, они же начнут действовать.
   - Именно это нам и нужно! - прочитав мои мысли, торжествующе произнес Волк.
  

*****

  
   Следующий день выдался бесконечно долгим. С ночи, небо заволокло серыми тучами и то и дело издалека доносились раскаты грома. Деревня будто вымерла. Когда в полдень мы с Араментом возвращались в трактир, кроме двух магов у причала и здоровяка у ворот, на единственной улице никого не было. В "Шальном скотоводе" тоже царила пустота.
   Дарья заверила нас, что каждый, из "вездесущих" на своем посту. Двое магов, снявших комнаты, ждали в них развития событий. В конюшнях, через два дома от трактира, ближе к реке еще двое паслись среди лошадей. Ребята у ворот прятались настолько хорошо, что я так и не смог их заметить, а парочка у пристани, что-то напряженно высматривала на противоположном берегу.
   Еще ясновидящая смогла определить, где точно скрываются двое магов наблюдавших за деревней. "Несущая свои воды в никуда" текла с юга на север. Один "вездесущих", пожилой мужчина, как сказала Дарья, находился в двух километрах южнее, ближе к реке. Вторым магом была молодая женщина, и она же самая сильная из всей группы. Она наблюдала за деревней с севера. С расстояния в два-три километра.
   Мы поднялись в комнату Арамента. На гнома было жалко смотреть, с потухшим видом он всю дорогу еле слышно причитал, о том, как ему жаль ту часть его багажа, которой придется пожертвовать. Нам предстояло просидеть в комнате гнома до семи часов вечера, пока не начнут сгущаться сумерки.
   За это время я неисчислимое количество раз успел собрать и разобрать пистолет для бесшумного боя и до немыслимого блеска отполировать нож. АКМ, как бы мне не было ни по себе, пришлось на время оставить в доме Вара. Воспользовавшись свалившимся на нас свободным временем, я решил немного расспросить Арамента, чтобы пролить больше света на всю эту темную историю с Элданой.
   - Меня беспокоит один момент - начал я.
   - Что же это, позвольте узнать? - спросил Арамент.
   - Григориан глава ордена "Вездесущих". Вы что-нибудь знаете о нем?
   - Мне ли о нем не знать! - оживился гном. - Мы вместе учились с ним в эльфийской академии магов. Когда я уже заканчивал повышать свою квалификацию в этом деле, он только появился там. Григориан, кстати, кое-чему учился у меня. А чем, молодой человек, он вас так заинтересовал?
   - Молодежь в серых балахонах у пристани, они ведь из его ордена?
   - Да и что? - оживление гнома, сменилось грустью тут же отразившейся на его лице.
   - Когда мы разберемся с ними, существует вероятность, что он сам явиться, чтобы остановить Валери.
   - Вполне возможно - сказал гном, а затем рассмеялся, но в его смехе было мало радости. - Но в не ближайшие пару дней.
   - Почему вы так думаете? - спросил я.
   - Небо затянуто тучами. В такую погоду он носа из своего замка не высунет.
   - Он что боится плохой погоды?
   Арамент рассмеялся над моими словами, как над шуткой и пояснил:
   - Нет, все немного сложнее. Еще когда мы учились в академии, архимаг Реолкар, показал ему звезду под названием Лаора. Реолкар сказал, что это звезда Григориана. Пока она горит на небосклоне, он будет жить, но стоит только ее свету погаснуть и жизнь его закончится в тот же миг. С тех пор, глава Вездесущих каждую ночь обращает свой взор к небу и никогда не выходит, в плохую погоду из своего замка расположенного в особом месте, которое подпитывает его силы.
   - Сколько ему лет? - спросил я.
   - Не могу сказать точно, но когда мы учились в академии, он был уже очень стар - с ностальгией, вспоминая былые времена, ответил гном - Поговаривают, что он уже перевалил за тысячелетний рубеж.
   - А как давно вы учились в академии? - должно быть гном был гораздо старше, чем выглядел.
   Арамент рассмеялся, на этот раз весело и, принявшись перебирать свои вещи, ответил:
   - Давно, очень давно...
   Разобрав свои вещи, гном, отложил то, что без подозрений со стороны магов сможет вынести из трактира. Сложив все в небольшую сумку, он сказал:
   - Но это не все, что я могу рассказать вам о Григориане. К тому времени, как он попал в эльфийскую академию магов, он прожил долгую жизнь. Много лет спустя, после знакомства с Реолкаром, Григориан почувствовал, что смерть близка, но звезда еще горела, на небосклоне. И Григориан начал искать возможность стать бессмертным. Он выстроил замок в месте, где силы этого, мира наиболее эффективно подпитывают его. Основал в замке орден магов и посвятил все свое время изучению процессов жизни и смерти. То заклинание, которое он в числе прочих сотворил в долине Капттрак, было совокупностью древней магии: эльфов, гномов и изысканий Григориана, а так же его страстного желания жить вечно. Кстати это еще один пример того, к чему могут привести страстные желания.
   Арамент замолчал. И по его виду, я понял, что он больше не намерен разговаривать. Но я, все же, хотел получить ответы еще на несколько вопросов, беспокоивших меня больше всего:
   - Вы с самого начала знали, об истинной цели, нашего путешествия?
   Гном поднял на меня удивленный взгляд и сказал:
   - Да, а вот вы молодой человек, что о ней знаете и откуда?
   - Оттуда же, откуда я узнал о магах и Черных Псах. Из нашей команды только Валери, сможет привести в движение силы Элданы?
   - Да это так - ответил гном.
   - А все остальные, смогут воспользоваться этим и воплотить в жизнь, свои намерения?
   - И это тоже верно - спокойно отвечал гном.
   - А, что собою представляет, эта Элдана?
   Гном, изучающее, посмотрел на меня. Хмыкнул, задумчиво покачал головой, словно задумавшись, стоит ли мне это рассказывать и, приняв положительное решение, тоном лектора, принялся давать разъяснения:
   - Элэй Дан'а это место, через которое проходит центральная ось не только Квемера, но и всей вселенной. Вы должны понимать, что "центральная ось" понятие очень условное. И в этом месте силы вселенной проявляются настолько явно, что любое живое существо может взаимодействовать с ними. Разумеется, не каждому существу дано привести в движение согласно своим намерениям, безмятежную мощь этого места. Вступая во взаимодействие с Элданой, сознание существа растворяется в нем и, если его намерение, достаточно сильное, то оно воплощается и существо проявляется, так сказать обратно в мир, вместе со своим воплощенным намерением.
   Я с сомнением посмотрел на Арамента, и он подумал, что мне не совсем понятно. Он вздохнул, и начал снова объяснять. Перебив его, я сказал:
   - Нет. Мне все понятно, не ясно только одно. Намерение Валери не связано с ней напрямую, и касается освобождения душ, которые затем поглотит смерть - пока я говорил, Арамент согласно кивал головой. - Так каким же образом Валери сможет проявиться вместе с намерением? И не поглотит ли ее смерть, так же, как и тех кого она освободит?
   Гном тяжко вздохнул, с сожалением посмотрев на меня, и сказал:
   - В этом и заключается вся трагичность ситуации. Достоверно не известно сможет ли Уаэллэйири проявится обратно в мир вообще. Растворившись в Элдане и освободив души от заклинания, она может так и останется безликой частью Квемера.
   У меня вдруг пропало всякое желание задавать вопросы. Все мои сомнения улетучились. Осталось только непонятная тяжесть в груди и чувство невосполнимой потери. Вот почему Валери не стала мне все рассказывать с самого начала.
   Оставшееся время мы сидели молча. Я разложил на тумбочке все шесть гранат ф1. Затем немного подумав, взял одну и повесил на пояс.
   Время тянулось невыносимо медленно. Опять я попробовал тот прием, о котором рассказывал Сезар, и на этот раз мне удалось достичь состояния равновесия в чувствах и тишины в мыслях. Погрузившись в него, я потерял ощущение времени и пространства.
   Будильник на моих часах сработал без пятнадцати семь. Я открыл глаза и увидел, что Арамент стоит посреди комнаты, над своим разломанным в бою с тенями посохом и произносит слова, понять которые мог только он один. Спустя минуту он перестал бормотать, и не глядя на меня, направился к двери. Выходя в коридор, он обернулся и твердо сказал:
   - Не надо печалиться. Уаэллэйири знает, какому риску подвергает себя, и выбирает этот путь сознательно.
   Из пяти гранат я сделал растяжку. Подвинув кровать ближе к двери, я привязал гранаты к ее спинке. Продел плетеную леску через каждую чеку, завязал узел, так чтобы кольца оказались в петле и длинный край лески намотал на ручку двери. Дверь открывалась наружу. Как только дверь откроется и потянет за собой леску, та в свою очередь потянет за кольцо на чеке каждой гранаты и через три-четыре секунды тот, кто откроет дверь, отправится в небытие. Я надеялся, что их будет несколько.
   У нас был только один шанс - покончить с магами до того, как они начнут применять свои магические штучки, из которых огненные шары и ледяные стрелы были самими безобидными, по словам Арамента.
   Я выглянул в окно, которое выходило на задний двор трактира. Сгущались сумерки. Где-то далеко сверкнула молния. Из-за забора появилась голова Волка. Он кивнул, делая знак, что все чисто. Я вылез через окно.
   Прежде чем начинать осуществление нашего плана, надо было обезвредить хотя бы одного из наблюдающих со стороны магов. Окно комнаты Арамента выходило на юг, в той же стороне, ближе, чем его напарница находился старый маг. Естественно выбор пал на него.
   - Ты уверен, что сможешь? - спросил Волк, подставляя две руки сложенные в замок.
   - Да - ответил я, ставя ногу на его руки.
   Две секунды и мои ботинки коснулись земли по другую сторону стены окружавшей деревню. Смеркалось. С севера дул сильный ветер, вот-вот должен был пойти дождь. Я сделал крюк, пробежав с полкилометра на восток в сторону Адэна, два на юг, удаляясь от деревушки и обратно на запад к реке.
   Когда я сел на берегу, глядя на быстрое, величественное течение Несущей Свои ВОды в Никуда, уже совсем стемнело. Свет звезд и луны, терялся в тучах, и только редкие молнии, которые становились все ближе, на мгновенье освещали местность вокруг. Глядя на огромную темную массу воды, мне удалось еще больше усилить состояния равновесия и тишины.
   Ближе к берегу росла только трава, доходящая до колена, но и этого было достаточно, чтобы спрятаться в темноте. Я прислушался к шуму ветра. Почувствовал колыхание травы. Втянул ноздрями ее запах.
   Под действием ветра трава наклонилась, и я непроизвольно наклонился в ту же сторону. Ветер усилился и зашумел громче, этот шум эхом отразился в моем сознании. Очередной порыв прекратился и за секунду до нового я лег на живот, немного приподнялся на руках и ногах и как крокодил пополз вдоль берега.
   Через несколько минут, я увидел впереди силуэт мага. Вспышка молнии, которая на этот раз сверкнула прямо над нами, осветила его фигуру. Он стоял лицом к реке, со скрещенными на груди руками. Его лица не было видно. При раскате грома он немного вздрогнул. Я не увидел это, а скорее почувствовал. Все ощущения обострились не то, что до предела, они вышли за грань доступного мне уровня.
   Я подполз к магу на расстояние пяти метров, и затаился в траве. Медленно вытащил пистолет, снял с предохранителя. В этот момент маг что-то почувствовал и повернулся в мою сторону. При этом он начал разводить руки в стороны и пространство перед ним залилось ярким светом. Я не знал, что он хотел сделать и не стал дожидаться, пока он закончит творить свою магию, прицелился и выстрелил ему в голову. Голова откинулась назад и с разведенными в стороны руками, как стоял, маг повалился на спину.
   Поднявшись, я подошел поближе, что бы убедиться, что он мертв. Пуля попала точно в лоб. Не теряя ни секунды, я побежал по направлению к деревне. Обогнул ее с восточной стороны и зашел с севера. Уже подбегая к стене оберегавшей жителей Шального скотовода, метрах в двухстах от нее я увидел маленький силуэт. Подошел ближе, снимая пистолет с предохранителя, и увидел, что это сынишка Вара. Перед ним на подставке стоял холст, и он оживленно водил по нему кистью.
   - Привет малыш - сказал я, подходя вплотную. - Тебе темнота не мешает?
   - Во-первых, я не малыш. Мне зовут Варек, почти как папу - серьезным тоном заявил мальчик. - А во-вторых, темнота мне наоборот помогает.
   Варек даже не повернул головы в мою сторону, а продолжал оживленно водить кисточкой по холсту. При свете молний, я смог разглядеть, что рисует он свою деревню, над ней сгустились тучи, огромная грозовая вспышка делит небо пополам. Над каждым домом поднимается огонь, а дождь не может потушить этот пожар. Посреди горящей деревни стоят несколько десятков всадников, а ближе к пристани отдельно от других еще двое воинов в черных доспехах.
   - Ого! - вырвалось у меня. - А тебе не жалко свою деревню?
   - А причем тут я? - с детской непосредственностью спросил Варек - Я что вижу, то и рисую.
   На всякий случай, я посмотрел в сторону деревушки но, ни пожара, ни молнии не увидел. Оставил странного мальчика наедине с его творчеством, и продолжил свой путь.
   Перебравшись, через бревенчатую стену я забрался на крышу одноэтажного домика напротив трактира. Крыша была плоской, с тряпичным навесом над ней, и с метровым в высоту деревянным парапетом.
   Тут как было условлено, меня ждал Волк. Он не стал у меня ничего спрашивать. То, что я вернулся, уже было ответом. Со славами: - "Уаэллэйири здесь", Волк передал мне мой АКМ и тихо добавил: - "Настоящая".
   - То есть как? Не может быть! - удивился я.
   - В конюшнях все тихо - слово тихо он подчеркнул, зловеще сверкнув глазами, и я понял, что двое дежуривших там, уже не доставят нам неприятностей. - Действуем по плану.
   После этих слов Волк исчез за парапетом на противоположной стороне крыши. Несмотря на свой обострившийся слух, я не смог уловить, звука от его приземления.
   Через минуту раздался громкий стук в ворота. Створки скрипнули. Я приподнял голову над парапетом. В открытые ворота мимо здоровяка въехала Валери на черном жеребце. Это была иллюзия, но настолько реальная, что капля сомнения мелькнула в потоке моих мыслей. Валери остановила коня возле трактира, привязала его и постучала в дверь. Дверь открылась, и Валери исчезла внутри.
   Следующие несколько минут показались мне вечностью. В дверь трактира снова постучали. Я выглянул. Это были двое наблюдавшие за воротами. Я раньше их не видел, но по серым балахонам, понял, что это они. От пристани шли еще двое и тоже в сером.
   Стучавшие вошли внутрь, а двое с пристани остановились у входа. Секунды, одна за другой, не торопясь складывались в минуты. Прозвучал взрыв. Я выглянул из-за парапета. В это же мгновение один из серых балахонов возле трактира изогнулся назад, словно пытаясь стать на гимнастический мостик, при этом капюшон слетел с головы и я увидел, что это была девушка, улыбнувшаяся мне вчера. В этот раз на ее лице царило выражения муки и ужаса. Две секунды и она упала замертво. Я не видел гнома, но знал, что он где-то рядом и это его работа.
   Спутник девушки растерянно начал озираться по сторонам. Немедля я вскинул автомат и дал очередь по этому парню. Он вскрикнул, упал и тут же затих. Из-за угла трактира появилась тень и, вынося входную дверь, скрылась в внутри здания. Это был Волк, если кто то и уцелел при взрыве, то он должен был исправить это недоразумение.
   Война никогда не меняется. И тот, кто по какой-то страшной случайности оказывается в ее эпицентре, должен отдавать себе отчет в том, что его жизнь больше ничего не стоит. Печально, что молодые ребята, вроде той парочки, что лежала в красных лужах у трактира, попадали в подобные ситуации. Причем попадали по воле тех, кто пытался решить свои проблемы за счет других людей, которые, не ведая что творят и зачем им лично это надо, шли на смертный бой. Есть ли у Григориана дети, я не знал, но если и есть, то сомневаюсь, что на перехват Валери он бы послал, хотя бы одного из них, пусть даже тот обладал бы незаурядными магическими способностями.
   После взрыва и выстрелов никто не появился на улице. Деревня будто вымерла. Здоровяк бросил свой пост и оставил ворота открытыми. Снова затаившись за парапетом, я начал ждать. Женщина маг почувствовав, что засада провалилась либо уберется восвояси, либо придет сама завершить начатое.
   По навесу над крышей застучали капли дождя. Молнии стали сверкать чаще и уже над самой деревней, раскаты грома не заставляли себя ждать. Со звуком дождя ко мне опять вернулось состояния равновесия. Я слился с этим местом, стал его частью. В какой-то момент, почувствовал необходимость отползти в правый угол, противоположной стороны крыши. Так и сделал.
   Время шло. Было темно, лил дождь. Молния перестала сверкать. Пропали все ощущения. Я как будто полностью растворился в пространстве вокруг. Меня не существовало, и в тоже время я был здесь и сейчас. Был всем, что есть вокруг. Домом, на крыше которого сидел, каплями дождя, падающими на землю, частицей мокрой темноты.
   Что-то всколыхнуло меня - темноту, и нарушило ровный поток меня - капель дождя. Что-то еле слышно вспорхнуло на крышу, где находилось мое тело. Едва касаясь поверхности, тень заскользила и остановилась на краю парапета, всматриваясь, в здание трактира. Я направил ствол автомата в сторону силуэта и нажал на спуск. И тут произошло то, что почти невозможно, АКМ дал осечку. Силуэт резко обернулся и сквозь темноту я даже смог разглядеть лицо, молодой и красивой женщины. От меня не укрылась сила и ясность глаз посмотревших на то место где затаилось мое тело, которое было сейчас только одной из многих, причем не самых значительных частей меня.
   Странности продолжали случаться, женщина маг не увидела меня и вернулась к рассматриванию окрестностей. Не став испытывать судьбу, я решил воспользоваться оружием, которое вообще никогда не дает, да и не может в принципе дать осечки.
   Вы никогда не задумывались, над тем, какое из созданных человеком орудий для убийства самое совершенное? В голову по этому поводу приходит много мыслей: вроде атомной бомбы и ядерных ракет. Бактерии и вирусы, выведенные в ходе людских экспериментов и хранящиеся в засекреченных лабораториях. Между тем, пока вся эта разрушающая сила дремлет в пробирках и мерзнет в пусковых шахтах, каждый день, буквально каждый из нас, хотя бы раз берет в свои руки нож.
   Созданный на заре времен нож так и не вышел из обращения. Его применяют в бытовых целях, в походных условиях, для охотничьих нужд и до сих пор он находиться в списке инвентаря используемого спецподразделениями. Он был, есть и будет, пока существует человечек.
   Мои руки сами собой отложили автомат и потянулись за ножом, висевщим на поясе. Тень стала более четкой, ее блестящие каштановые волосы всколыхнулись, она опять повернула голову в мою сторону. В ее глазах мелькнуло беспокойство и тревога но, как и в первый раз, она меня не увидела. Медленно словно плывя над поверхностью крыши, она подалась назад.
   Неслышно встав и сделав несколько шагов навстречу, я подошел почти вплотную, прихватил ее за лицо и вонзил нож в район левого легкого, снизу вверх. Тело вездесущей обрело вес, наклонилось вперед и упало через парапет на землю перед домом.
   Из трактира появился Волк. Посмотрел на тела в серых балахонах, на тело женщины мага, а затем в мою сторону. Но его взгляд не задержался в одной точке и он внимательно начал что-то высматривать на крыше.
   - Максим вылезай - крикнул Волк.
   - Я здесь - ответил я.
   Волк еще раз посмотрел на то место где я стоял. Хмыкнул. Потряс головой и в следующий раз, когда он на меня глянул, то я ощутил его взгляд, а его взгляд нашел то, что искал.
   - Спускайся - сказал Волк.
  

*****

   Валери и Штурман не стали слушать Сезара, и отправились в путь на следующий день, после того, как выехал я. Штурман почувствовал, что в деревне что-то не так. И они пробрались тайком. Даша в свою очередь с помощью своего дара узнала об их прибытии, встретила гостей и объяснила ситуацию.
   Мы всей компанией сидели в доме Вара и обсуждали дальнейшие действия.
   - Надо убрать трупы - сказал Арамент.
   - Зачем? В деревне ни души - подал голос Волк. - Вот вернутся и сами все приберут.
   - А куда делся Варек? - обеспокоенно спросила Даша.
   - Я видел его недалеко от деревни - сказал я.
   - Что он там делал? - удивилась Даша.
   - Рисовал.
   В это время Штурман говорил о том, что утром надо взять одну из лодок и переправится через реку, но перед этим сжечь все остальные. Валери вставила замечание, что при таком дожде, который судя по всему, будет идти довольно долго, сделать это будет не просто. Но Арамент заявил, что для магов нет ничего невозможного.
   Все это вместе с теми ответами, которые я давал Даше, перемешалось у меня в голове. Вдруг внезапно все пропало, и вместо мыслей перед глазами всплыла картина, всадники под дождем посреди горящей деревни.
   - Уходить надо сейчас! - громко так чтобы все услышали, сказал я.
   Наступила тишина.
   - Почему? - спросила за всех Валери.
   - Черные Псы, они уже рядом и с ними еще несколько десятков воинов.
   - И готов поспорить это не простые солдаты - совсем без азарта предложил пари Штурман.
   - Откуда ты знаешь? - спросил Волк.
   - Просто знаю и все. Поверьте мне - ответил я.
   Мне не пришлось никого убеждать. Чтобы задержать Черных Псов и их группу поддержки, было принято решение сжечь все лодки в деревне и уничтожить паром, что находился ниже по течению, километрах в двадцати, двадцати пяти отсюда. Если преследователи смогут переправиться в полном составе, да еще с лошадями, то на том берегу нам туго придется.
   Без лодок и парома, догнать нас будет сложнее. Река широкая, течение сильное и тех, кто рискнет перебраться через реку вплавь, снесет на много километров севернее в противоположном от нашей цели направлении. К тому же не каждому по силам преодолеть таким способом почти километровое устье. Не говоря о тех, кто вообще не умеет плавать.
   Волк уже собрался отправиться к дому Безумного паромщика, но я высказал свои соображения по поводу того, что по пути к горам ему лучше быть со всей командой. Неизвестно, что еще ждало нас на том берегу. А добраться до переправы и уничтожить паром смогу и я.
   - Не маленькие отобьетесь - возразил Волк.
   - Молодой человек прав - высказался в мою поддержку Арамент - В Квемере существует немало опасностей помимо Черных Псов.
   - А если ему самому посчастливиться, с этими опасностями столкнуться? - спросила Валери.
   - Не маленький отобьюсь - процитировал я Волка.
   В конце концов, сошлись на том, что надо подкинуть монетку. Мне не пришлось долго искать. Засунув руку в карман, я достал серебряник с профилем гремлина. Увидев это, Арамент поинтересовался, откуда у меня эта вещица. Я сказал, что это подарок одного гремлина. Гном отвернулся, его тело начало подрагивать, можно было подумать, что он смеется, но Арамент, не издал не единого звука.
   Монетку подлетела вверх. Волк поставил на хмурого гремлина, а я на более оптимистичную сторону. Серебряник упал на ребро и начала крутиться. Прошла минута, затем вторая, но серебряник и не думал останавливаться. Мы окружили место падения неопознанного крутящегося объекта и молча, наблюдали за этим чудом.
   Волк нахмурился, а Арамент хитро улыбаясь, посоветовал принять, наконец, решение.
   - Гремлин сказал, что монетка поможет принять верное решение - вспомнил, я слова Рэми.
   - Конечно, поможет - хохоча, сказал гном - она будет крутиться до тех пор, пока верное решение не будет принято всем сердцем хозяина. Но верное решение может знать только подбросивший ее!
   Я повторил, что заняться паромом нужно мне. Монетка остановилась, упала и на нас с хитрой улыбкой посмотрела веселая физиономия гремлина.
   Мы договорились, что Штурман будет ждать меня на том берегу, напротив деревни. Снова собраться вместе мы должны были у подножия Дарты, одной из гор хребта Бат'аттал. На карте, именно в этом месте начиналось подобное описание пути к Элдане.
   Лодки на пристани создавали проблему. Их было столько, что на то, чтобы утопить каждую, даже вчетвером, Валири и Даша не в счет, надо потратить не один час. Отвязывать, и пускать их вниз по течению было небезопасно. В любом месте они могли прибиться к берегу. И тогда псам не составит труда перебраться на западный берег. Перебирать веслами по такому течению легче, чем руками.
   Шел сильный дождь. Валери попросила Арамента применить магию, чтобы поджечь причал. Гном опасался, что огонь, вызванный им, не остановится, пока не сожжет всю деревню. Но выбирать не приходилось.
   Когда я отталкивал лодку, которой посчастливилось быть избранной для переправы, Валери шепнула мне на ухо:
   - Будь осторожен.
   Я отошел подальше от пристани и наблюдал за тем, как Арамент стоя на корме, пока Волк и Штурман, что есть силы налегали на весла, выделывал причудливые пассы руками. В итоге гном хлопнул в ладоши, и причал вместе с лодками объяло мощное неистовое пламя.
   Уцелевшая лодка быстро скрылась за стеной из темноты и дождя. Без труда, недалеко от деревни я отыскал коней, на которых приехали Валери и Штурман. Жеребца Штурмана пришлось отпустить, а вот транспортное средство Валери, пригодилась мне для того, чтобы вспомнить то, чего я никогда не знал и не умел.
   Не сразу справившись с управлением четырех-копытного животного, я пожалел, что у него нет хотя бы педалей. Проехав мимо деревни, я двинулся вдоль реки на север к дому Безумного паромщика, в прошлом шального скотовода. По пути мне опять повстречался Варек. Он стоял под дождем, на том же месте где и в прошлый раз. Только теперь без подставки и холста.
   - Красиво! - сказал Варек, когда конь поравнялась с ним.
   Обернувшись, я увидел, что огонь с пристани перекинулся на близлежащие дома и, не смотря на дождь, разгорался все сильнее.
   - Тебе надо торопиться. Скоро ударит молния - сказал Варек.
   И опять перед моими глазами всплыла его картина, молния над горящей деревней в центре которой, отряд всадников.
   - Прости, что так получилось... - сказал я Вареку.
   - Ничего страшного. Отстроят лучше прежнего. В первый раз что ли? - спокойно сказал мальчик и мечтательно добавил - Мне будет, что рисовать.
  
  

Глава 11

Долг чести.

  
   Примерно, через два часа пути небо озарила яркая вспышка, следом прозвучал мощный раскат грома. Конь заржал, и его повело немного в сторону. Я чуть было не оказался на земле. Потрепав жеребца по загривку, я наклонился и ласково прошептал ему на ухо:
   - Ничего. У нас есть фора.
   Полночи в седле, для неподготовленного человека, это тяжелое испытание. Пред восходом солнца, я уже готов был бросить поводья, упасть на землю и умереть. Но появившиеся из-за горизонта первые лучи, придали мне сил. Найдэ, поднимавшаяся где-то над Адэном, зарядила меня оптимизмом и верой в удачу. Каждый день, не смотря ни на что, оно поднималось и освещало всю красоту и грязь этого мира. Его не смущали войны, интриги, болезни и голод. Одинаково она светила и дичи, и охотнику, идущему по ее следу.
   Всплыли мысли о том, что Валери может навсегда лишиться радости встречать новый день. Когда она приведет в движение Элдану, я могу потерять ее навсегда. Она больше не будет впутывать меня ни в какие авантюры, ни будет совместных путешествий, и никогда снова я не услышу ее чудесный смех. И от этих мыслей, мне стало не по себе. Что бы отделаться от них, я посильнее пришпорил коня. Боль в ногах и спине заставила меня вспомнить, за что порой мне ненавистна эта жизнь.
   Было уже совсем светло когда, конь остановился напротив дома Безумного паромщика. Неподалеку виднелся перекинутый через реку толстый канат и большой метров двадцать по площади паром под ним. Паромщик сидел на скамейке перед домом и курил трубку.
   Оказавшись на земле, мои ноги повели себя не самым достойным образом. Они попросту подкосились и я повалился на землю. При этом паромщик громко рассмеялся. Несколько минут я лежал, не делая ни единого движения. Потом попытался сеть. Хоть и с большим трудом, но мне это удалось. Я помассировал мышцы, но это мне никак не помогло.
   На четвереньках, я подполз к лавке, на которой сидел паромщик и попытался на нее забраться. Попытка оказалась самой настоящей пыткой. Паромщик встал, приподнял меня как пушинку за подмышки и посадил на лавку. Затем сел обратно на свое место.
   - Благодарю - простонал я.
   - Покурить хочешь? - как ни в чем не бывало, спросил паромщик, протягивая мне трубку.
   Запах дыма из трубки показался мне знакомым.
   - Грибы? - спросил я.
   - Они самые! - ответил он.
   - Гремлин привез? - спросил я.
   - Кто ж еще?! - усмехнувшись, ответил паромщик.
   На вид паромщику не было пятидесяти. Но в его буйной черной шевелюре уже появилась седина. Он был высоким и крепкого телосложения. Только торчащий под рубахи живот портил фигуру. Выпирающее брюхо свисало, через широкий кожаный ремень с железной пряжкой, в виде улыбающейся коровы.
   - Мое имя Максим - представился я.
   - А меня зови Паромщик! - весело ответил бывший скотовод.
   - А имя у тебя есть? - спросил я.
   - Все зовут меня Паромщик, и ты зови так.
   - Но ведь до того, как ты стал паромщиком - не унимался я, даже не знаю, почему мне вдруг захотелось узнать имя человека чье творение и заработок, я должен уничтожить - у тебя было имя?
   - Так это ж сколько воды утекло с тех пор? - ответил вопросом на вопрос Паромщик и рассмеялся.
   - Добротный паром - начал я издалека.
   - Да уж, два месяца строил, а еще каждую неделю, надо все проверить, где какое соединение подтянуть. А с канатом, знаешь, сколько возни было? О-о-о!
   Мне стало стыдно за то, что я должен сделать. И я не нашел слов, чтобы продолжить разговор.
   - Да ты не переживай! - сказал Паромщик хлопнув меня по колену. - Ты думаешь у меня тут жизнь сахар? Целыми днями туда-сюда, туда-сюда. Скучно мне. Раньше хоть лесорубы постоянно переправлялись. Нарубят лесу и справляют вниз по реке до самого Волраба. А теперь вон орки в конец обозлились. Головы рубить начали, тела по всему лесу развесили, так теперь ни одна скотина на тот берег не просится. Да еще вот дочка подрастает, замуж ей надо! А где тут нормального жениха сыскать? - при последних словах он вопросительно посмотрел на меня, а я пожал плечами - Вот, то-то и оно! Сниматься надо с места. А паром, ну что ж... Пришло его время...
   - Так ты знаешь? - спросил я.
   - А кто не знает? - возмущенно повысив голос, заговорил Паромщик - Только глухой да слепой, да люди, которые всю жизнь спят на ходу и ничего кроме своих снов и не видят!
   Паромщик замолчал, глубоко затянулся дымом из трубки, выдохнул и доверительным шепотом сказал:
   - Большие перемены грядут. И когда они наступят, я бы хотел оказаться подальше от этих мест.
   - Паром надо сжечь - попытался я сказать как можно тверже, но вышло не очень убедительно. - А канат перерезать с обоих, сторон и отпустить вниз по реке. Иначе черные псы быстро нас настигнут.
   Паромщик оглушительно захохотал, мне стоило не малых усилий, чтобы удержаться на лавке и не упасть.
   - Представляю, как эти собаки будут барахтаться в речке - сказал он после того, как закончил хохотать. - Ну ладно. Нечего рассиживаться, времени мало.
   Паромщик поднялся, вытряхнул трубку, постучав ей об край лавки и посмотрев на меня с хитрым блеском в глазах, сказал:
   - Одного масла четыре бурдюка уйдет. А сколько слез над огнем мне пролить придется.
   Я отстегнул кашель от ремня и, не раздумывая, вручил его паромщику. Торговаться, у меня не было ни времени, ни сил.
   - Правильно - одобрил он, мое решение. - На том берегу, он тебе не понадобится. А дочке моей приданое будет.
   С этими словами он скрылся в доме. Я прикрыл глаза и решил пару минут подремать. Очнулся я от того, что кто-то тряс меня за плечо. Открыв глаза, я увидел перед собой девушку. Она смотрела на меня ясными голубыми глазами и что-то говорила. Я собрал внимание и вслушался в ее слова.
   - Вставайте времени нет! Берите лодку и переправляйтесь на тот берег, рубите канат и поспешите к своим друзьям. Черные Псы уже близко.
   От этих слов я полностью проснулся и увидел, что паром объят пламенем, а каната над рекой больше нет. Возле берега стояла небольшая лодка. Мои ноги понемногу начали меня слушаться. Девушка подвела меня к лодке и сказала:
   - Когда переправитесь, затащите лодку подальше на берег, чтобы ее не унесло течением. В лодке есть топор, рубите канат.
   Помогая мне забраться в деревянную посудину, она по-доброму и совершенно искренне пожелала мне удачи.
   - А где паромщик? - спросил я, перед тем как начать переправу.
   Девушка улыбнулась и ответила:
   - Папа сказал, что не может на это смотреть...
   Переправиться через реку оказалось совсем не просто. Несмотря на то, что в этом месте устье сужалось, течение и не думало облегчать мою задачу. Как бы старательно я не греб, выбиваясь из сил, к берегу лодка причалила метров на триста ниже. Мне едва хватило сил, чтобы затащить ее на берег.
   Перерубить канат, привязанный к огромному дереву, оказалось гораздо проще. Течение сразу подхватило его и увлекло за собой. Когда я опустил топор и посмотрел на другой берег, то увидел, как из окон дома паромщика вырывается огонь, а из-под крыши валит дым. Пройдя пару сотен метров вверх по течению, я еще раз обернулся и увидел возле охваченного огнем дома конный отряд.
   Достав бинокль, я внимательнее осмотрел соседний берег. Возле самой воды, в стороне от основного отряда я разглядел двух воинов облаченных в черные доспехи. Они немного помялись, а затем начали снимать свои железки. И не надо было быть ясновидящим, чтобы понять, что они собираются делать. Если они не утонут на полпути, в чем я интуитивно начал сомневался, то план катился к черту.
   Мысли ускоряли бег, а ноги шаг. Их снесет далеко вниз по течению. Но если даже Волк помрачнел при упоминании о Черных Псах, то я, не хотел бы встретиться с ними, пусть они будут без доспехов и без оружия вообще.
   Мой плащ хотя и был водонепроницаемым, но пол ночи под ливнем на коне, сделали свое дело и одежда насквозь промокла. Ветер с севера усиливался и, не смотря на то, что дул в спину не делал мой путь более приятным. Меня била дрожь, ноги отказывались двигаться, а в голове была каша. Нет, ни в том смысле, что множество мыслей перемешались. Мысль присутствовала только одна. И была она о каше. Каше с тушенкой, которую в первый день пребывания в этом мире приготовила Валери.
   Весь день, борясь со своими ногами и сильным желанием прыгнуть в реку и утопиться, я брел вдоль берега. После переправы, мы должны были двинуться на юго-запад, через леса Великой кроны, в которых сейчас жили только орки, согнанные людьми со своих исконных земель.
   По рассказам Арамента изначально орки не были воинами, они занимались земледелием и скотоводством. Но война с эльфами, в которой они выступали на стороне людей, изменила этот народ. Люди предали орков. Начались гонения. У орков отбирали урожаи, угоняли скот и им не оставалось ничего, кроме как уйти на правый берег Несущей Свои ВОды в Никуда. Тут они начали осваивать охоту и совершенствовать искусство боя, чтобы отбиваться от хищников.
   Когда начали сгущаться сумерки, снова закапал дождь, мои силы иссякли. Деревья росли почти вплотную к воде и в темноте, пробираться по берегу стало практически не возможно. Не известно насколько псы хорошие пловцы, но сильное течение должно было снести их ниже как минимум на пару тройку километров. Небольшая фора. Оставалось надеяться, что они тоже остановятся на ночлег. В любом случае выбившись из сил, я не мог идти дальше. Надо развести огонь, обсохнуть и отдохнуть.
   Разжечь костер при дожде, не будучи магом, не самая легкая задача. Я нашел возвышенность под деревом и выложил настил из толстых веток, под его листвой. Следующая задача была немного сложнее, найти в полутьме высохшее дерево, среди здешних великанов. Однако, удача в этот раз оказалась на моей стороне.
   Немного поблуждав по окрестностям, я нашел небольшое высохшее деревце. Сверху оно, конечно, намокло, дождь шел второй день, но вот внутри находилось как раз то, что мне нужно. Только я срезал кору и принялся ковырять древесину, как услышал необычный, но знакомый голос:
   - Эй! Что ты делаешь?
   Я посмотрел себе под ноги и увидел мордочку ежа, торчащую из расщелины внизу ствола деревца.
   - Что-что... Костер собираюсь разжечь - с раздражением ответил я.
   - Ну конечно! - запричитал ежик. - Только я, свернувшись клубочком, приготовился к зимней спячке, как тебе тут же понадобилось делать костер из моего убежища! А может тебе печеной ежатинки захотелось?
   - Престань! - крикнул я, откалывая несколько сухих щепок. - Сейчас тут весна и я не собираюсь разжигать костер прямо на этом месте.
   - Ладно, ладно - примирительно сказал еж. - Уже и пошутить нельзя. Ты меня в прошлый раз еще и не так достал!
   - Нельзя пошутить - злобно проговорил я - У меня нет сил, я промок и хочу есть.
   - Ну, поплачь, поплачь! - проворчал еж. - Ты свои жалобы для псов побереги, вот им будешь обо всем этом рассказывать.
   - Они не остановятся на ночлег? - с замиранием сердца спросил я.
   - Нет, они будут идти по следу, до тех пор, пока не настигнут добычу - ответил ежик. - Но ты им нужен постольку поскольку - это раз. А два это то, что у них нет твоего четкого, ментального следа и это дает тебе призрачный, но все же шанс.
   - И что мне делать? - растерянно спросил я.
   - Для начала разведи костер - сказал ежик и убежал, скрывшись в сгустившихся сумерках.
   Дождь немного усилился, но до вчерашнего ливня все равно не дотягивал и от этого, на душе было немного теплей. Но только на душе, тело же, от холода, била дрожь. Мышцы ныли и отказывались работать.
   Я насобирал охапку не самых промокших веток. Вернулся к дереву, под листвой которого сделал настил. С помощью лески и непромокаемого плаща соорудил навес над настилом. Достал фонарик и еще раз прошелся вокруг, обламывая сучья с деревьев.
   Сделал глубокие зарубки на сырых ветках, я выстроил из них шалашик, поместив в середину самые сухие. Взяв щепки сухого дерева, обстругал с одной стороны, оставив стружку, в виде торчащего пышного воротничка и засунул их в центр "шалашика". Достал спички из полиэтиленового пакета, связал три вместе и поджег ими щепки. Огонь расползался неохотно, было много дыма, но в итоге дрова взялись, затрещали и костер разгорелся. Тут же из темноты появился ежик, держа что-то в зубах.
   - Это что? - спросил я.
   - Мыфь - ответил ежик.
   - Что еще за мыфь? - переспросил я.
   - Я говорю мышь! - раздраженно прошипел ежик, кладя свою добычу на настил.
   Освободив пасть, ежик опять убежал в темноту. Через пятнадцать минут, на настиле возле костра, появилось пять больших, размером со среднюю крысу, толстых мышей.
   В армии, мне приходилось, есть не только тушенку с кашей. Особенно в те дни, когда случались перебои с поставкой провизии, на одном из блокпостов.В то время, я научился готовить такое, от чего даже всеядные китайцы пришли бы в ужас. Но это уже другая история.
   Я снял шкурки, и выпотрошил четверых мышей. Когда попытался разделать пятую, ежик громко фыркнул и всем своим видом показал, что этого делать не стоит.
   - Ну, нет, так нет - сказал я, насаживая первую мышь на шомпол.
   Закончив поедание неразделанной мыши, говорящий ежик вернулся к своему любимому занятию - наставлять меня на путь истинный.
   - Времени мало. Псы уже близко. Тебе с ними не совладать. В лесу, твое оружие тебе не поможет. Твое восприятие еще не настолько острое, чтобы знать за каким кустом сидит черная собака, особенно если этой собакой является обученный охоте за такими как ты, Черный Пес.
   - Есть предложения? - спросил я.
   Полизав лапки, и протерев мордочку, ежик ответил:
   - Есть. Но прежде ты должен знать вот что. Редко, когда встреча оборотня и Черного Пса заканчивалась в пользу оборотня. А сейчас их двое. Ни Штурман, ни Арамент не в силах помочь Волку - ежик остановился.
   - Дай угадаю! - предложил я.
   - Валяй! - согласился ежик, после сытого вздоха.
   - Волку должен помочь я.
   - Именно! - подтвердил мое предположение зверек.
   - И как, по-твоему, я должен это сделать?
   - Это уж ты сам подумай - ежик повалился на спину, погладил лапками свой животик и истошно заорал - А теперь дуй в воду!
   - Зачем? - до сих пор ежик не давал мне бесполезных советов и информации, но лезть в холодную воду, мне совсем не хотелось.
   - О-хо-хой - тяжко протянул зверек - Если ты не можешь убежать от Черных Псов, тебе придется их догонять. Ты не их главная цель. Им нужны Валери и Волк. Конечно, ты можешь подождать, когда псы появятся здесь и надеяться на их милость...
   Я потушил огонь. Попрощался со своим багажом и перед тем как отправится к реке, решил узнать у ежика одну вещь:
   - Скажи зверек...
   - Что еще? - недовольно спросил еж.
   - А почему ты пришел именно ко мне? А не к Валери или Волку?
   - Ты самый открытый. Самый восприимчивый в данной ситуации - ответил ежик.
   - Не понял...
   - А что тут понимать - фыркнул ежик - Они слишком поглощены. У каждого из них есть цель. У тебя ее нет.
   - Как нет! - удивился я заявлению ежика. - Я хочу дойти до Элданы!
   Ежик тихо рассмеялся:
   - И что ты собираешься там делать?
   Этот вопрос застиг меня врасплох. До сих пор я не задумывался об этом как следует.
   - Чего ты хочешь, денег? У тебя были деньги! - не унималось животное.
   - Ну... это... - пробубнил я.
   - Еще больше денег? И что ты будешь с ними делать? Умирать от скуки, сидя на золотом унитазе в шелковой пижаме? - продолжал ежик свои нападки.
   - Не знаю... - честно признался я.
   - То-то же! - торжествующе произнес колючий зверь. - У тебя нет цели. Для тебя есть только путь им ты и живешь. И Элданой он не закончится. Сезар дал тебе ключик от задней калитки, а ты открыл им ворота! Используй это. И ты сможешь помочь Волку, при бое с псами и Уаэллэйири, достигнувшей Элэй Дан'а - ежик прервал свою речь принюхался и крикнул. - А теперь живо в воду!
   Без промедления я бросился к реке. Вода подхватила меня и понесла. Чтобы не окоченеть, я перебирал руками и ногами. После того, как течение снесло меня километров на пять, я выбрался на берег. Силы окончательно иссякли. Мышцы отказывались работать. Я заполз под корни огромного дерева, закрыл глаза и провалился в забытье.
   Мне приснилось или привиделось, точно не знаю, что я был течением, несущимся между берегов, один из них высокой порос травой, а на втором возвышались многовековые деревья. В какой-то момент, перестав быть движущейся водой, я отделился и начал подниматься над рекой. Вдали послышался гул. Я парил продолжая следовать за течением.
   Устье реки расширилось, гул превратился в оглушительный рев и, зависнув над пропастью, я стал свидетелем того, как мощные потоки, срываясь с обрыва, исчезают в пропасти. Дно расщелины скрывала непроглядная темнота. И создавалось ощущение, что воды исчезают в никуда.
   Вдруг мое внимание привлекли маленькие фигурки, появившиеся на краю пропасти, рядом с рекой. Одной мысли хватило, чтобы приблизиться и рассмотреть, что там происходит. К своему удивлению я обнаружил, что одной из фигурок был Штурман, а второй черного цвета зверь. Это был волк, черный от запекшейся на его шкуре крови. В зубах он держал корзинку с ребенком. Штурман протянул руки, и волк отдал ему свою ношу. Потом Штурман сделал такое, от чего мне захотелось вскрикнуть, но я не смог этого сделать. Штурман прижал к себе корзинку и, разбежавшись, прыгнул в пропасть.
   Черный зверь подбежал к краю. Посмотрел вниз, пробежал метров пять вдоль пропасти, потом обратно. Отошел на несколько метров назад издал тоскливый вой и, разбежавшись, отправился вслед за Штурманом.
   Глаза открылись сами собой. Было светло и жутко холодно. Дождь прекратился. Прежде чем двинуться в путь, я разжег костер, просушил одежду и согрелся.
  

*****

   На утро следующего дня сидя на берегу Несущей Свои ВОды в Никуда, я смотрел, как на другой стороне, жители деревни Шальной скотовод вытаскивали на берег бревна, которые в большом количестве приносило течение. Штурмана не оказалось в условленном месте, дороги я не знал. Все, что мне оставалось, так это наблюдать за тем, как на месте пепелища вырастает новая деревня.
   Последние бревна из очередной партии оказались на суше, а на берегу, в том месте, где раньше была пристань, появились два человека в серых балахонах. Их головы закрывали капюшоны. Они сели в лодку, которую до этого из-за бревен я не разглядел. Один из них стал на носу, сложил руки внизу живота, и лодка сама собой двинулась с места. К моему удивлению лодка двигалась ровно от берега к берегу, и ее не сносило течением.
   Первой мыслью было - подождать пока подплывут поближе, и использовать последнюю гранату. Но я решил повременить и сидя в кустах, наблюдал, как они приближаются. Когда лодка почти достигла берега, человек стоящий на носу откинул капюшон, и я увидел улыбающееся лицо Дарьи. Вторым человеком, а точнее эльфом, к моему удивлению оказалась Валери.
   Валери рассказала мне, что от ясного видения Дарьи не укрылись олимпийские таланты охотников за оборотнями и та ситуация в которой оказался я. Переправившись, они решили, что Волк, Штурман и Арамент отвлекая на себя Черных псов, двинуться в сторону Элданы, а она и Дарья дождавшись меня, пойдут следом. Штурман и остальные должны были сделать крюк, уводя за собой псов, при помощи иллюзии, созданной Араментом, и встретить нас в условленном месте.
   Мы немедля двинулись в путь. Прежде чем покинуть берег, повинуясь неясному чувству, я бросил монету гремлина в реку. Наверное, где-то в глубине души, мне хотелось вернуться и узнать, куда все-таки эта река несет свои воды.
   Ближе к полудню последние тучи рассеялись и сквозь верхушки деревьев пробивались солнечные лучи. Природа вокруг жила полной жизнью. То и дело, хлопая крыльями, пролетали птицы, за каждым кустом мне мерещились ежи, а насекомые честно выполняли свою функцию, прыгали в лицо, залетали в нос и глаза.
   В этот и на следующий день Дарья, не умолкая, взахлеб рассказывала о своих ощущениях и новых способностях. Валери слушала ее и улыбалась. А я не переставая думал о том, как же можно помочь Волку.
   У нас был самый лучший проводник из всех, которые могли провести нас через эту часть леса Великой кроны. В его роли выступал сам лес. Валери шла, прислушиваясь к деревьям. Они сообщали ей как лучше пройти в том, или ином месте, о хищниках и прочих опасностях ожидающих нас впереди. Следуя советам, она вела нас в обход всех возможных неприятностей. Лично мне такой ход событий, только поднимал настроение, а вот Валери моей радости не разделяла. Чем ближе мы становились к Элдане, тем реже улыбка освещала ее лицо.
   Когда мы остановились на ночлег, и Дарья уснула, мы с Валери еще долго сидели у огня.
   - Почему ты мне не рассказала все с самого начала? - спросил я ее.
   - О чем? - спросила Вэл, отрывая взгляд от горящих дров.
   - О себе, Элдане и о том, что произойдет, когда ты активируешь ее силы.
   - Я не хотела, что бы ты вообще об этом знал - сказала Валерии.
   - Почему? - спросил я.
   Она не ответила. Мы еще долго, сидели перед огнем и молчали. На меня нахлынуло чувство обиды, за то, что я не умею читать мысли. Валери повернулась ко мне и рассмеялась.
   - Поверь мне, это скорее благо!
   - Не поверю, пока сам не попробую! - сказал я, и мы оба рассмеялись.
   - Это мой долг - перестав смеяться, серьезным тоном заявила Валери. - Я должна вернуть честь моему роду, не зависимо от того, что со мной может случиться.
   Похоже, в этой истории было еще много такого, о чем я даже и не подозревал.
   - Что ты имеешь в виду, Валери?
   - Мой отец - начала она и запнулась. - Мой отец, которого я совсем не помню, узнал о том, что люди не выполняют ту функцию, для которой были созданы. Вместо этого они разрушали мир вокруг, превращая прекрасное творение вселенной в пустынную свалку. И тогда эльфийский король решил исправить ошибку вселенной и навсегда вычеркнуть род людской из истории Квемера. Мой отец Уаэллор развязал войну.
   - Да я это помню. Но причем здесь честь рода? - спросил я.
   - Заклинание, которое людские маги использовали в решающей битве, было частью древней магии. Несколькими столетиями ранее Уаэллор, уговорил эльфийских и гномьих магов...
   - Столетиями? - удивленно спросил я.
   - Да. Эльфы долгожители. При желании любой из нас может стать бессмертным. Так вот. Уаэллор уговорил наших магов открыть людям часть своих знаний. Он надеялся, что получив их, люди станут мудрее. Но он ошибся. Вместо того, что бы стать мудрее, они начали использовать эти знания во вред. В итоге решение Уаэллора привело к тому, что мир оказался на грани гибели. Я единственная из рода, кто остался в живых. И только я могу исправить положение.
   - И ты вот так просто, готова рискнуть своей жизнью?
   - Нет, это не просто - Валери ненадолго замолчала, собираясь с мыслями, и продолжила. - Долг и честь для эльфа это основа его бытия. Я выжила, только для того, чтобы вернувшись в Квемер выполнить свое предназначение. И я горжусь тем, что у меня такая судьба. Что значит моя жизнь в сравнение с целым миром?
   На этот ее вопрос у меня не было ответа. И я вообще ничего не стал говорить. Все мы рано или поздно умрем и не так уж и плохо, если в жизни есть смысл и ты знаешь свое предназначение.
   - Перед решающей битвой. В лагерь к Уаэллору пришел человек. Никто о нем ничего не знал и никогда не слышал. Этим человеком был Штурман. Он рассказал королю о том, что очень скоро, в том месте, где "Несущая своим воды в никуда" обрушивается в пропасть, откроется проход в другой мир. И если что-то пойдет не так, то он будет ждать короля с его семьей возле точки входа. Отец только посмеялся над ним. Но моя мама на всякий случай приказала одной из своих служанок фей переместить маленькую меня, поближе к великому разлому.
   Валери было тяжело все это рассказывать. Даже не смотря на то, что она ничего не помнила о том времени, я чувствовал, как сильно она это переживает.
   - Предчувствия матери оправдались - продолжала Валери. - Когда заклинание начало накрывать поле битвы, Волк был почти в самом центре. Заранее почуяв неладное, он попытался вывести оборотней, которыми командовал, но уцелеть удалось только ему одному. Волк хотел сражаться рядом с Уаэллором, но король был иного мнения. Отец приказал Волку, забрать меня из хижины близь великого разлома и отдать в руки Штурмана. Давным-давно, предок Волка, поклялся в верности королю эльфов, и с тех пор, весь его род преданно служил эльфийским правителям. Волк будет со мной до самой смерти, моей или его.
   Все становилось на свои места, Волк - слуга королевского рода. Штурман, по каким-то своим причинам, заботящийся о судьбе Квемера. Мне было не ясно только одно:
   - А какое место во всей этой истории занимает Арамент? - спросил я.
   - Он был одним из магов открывших людям часть древнего знания... - ответила Валери, и начала укладываться спать.
   На следующий день к полудню, Даша все же исчерпав свой словарный запас, прекратила делиться с нами своим восторгом. Мы шли молча. Впереди нас ждали еще как минимум пять дней пути и немало опасностей, которые этот путь таил в себе.
   Дорога пошла на подъем. Идти стлало тяжелей. Мы чаще делали привалы. К вечеру совсем выбившись из сил и ища место, для ночлега, мы наткнулись на отряд орков. Семеро двухметровых, поросших шерстью чудовищ преградили нам путь. Идущий впереди клыкастый орк злобно глянул на меня. В его взгляде читалась неудержимая ненависть и желание разорвать меня на кусочки. Тот орк, что стоял позади моего страстного поклонника, положил руку ему на плечо, отодвинул его и вышел вперед.
   Презрительно глянув на меня, с интересом рассмотрев Дашу, он задержал свой взгляд на Валери. С минуту он смотрел на нее, а потом выругался на своем не понятном мне языке. Причем в том, что это было именно ругательство, у меня не возникло никаких сомнений. Затем орк улыбнулся. Такой улыбкой, которой с одинаковым успехом, можно пугать не только детей, но и взрослых. И молча обходя нас, отправился своей дорогой. Все остальные верзилы последовали за ним. При своем росте и размерах, двигались они необычайно тихо.
   Еще через несколько дней пути, Валери объявила нам, что к вечеру мы выйдем к подножию гор Бат'аттал.
   - Послушай Максим, а что ты думаешь о Волке? - спросила меня Даша во время одного из привалов.
   - Я думаю о том, как ему помочь - ответил я.
   - Помочь? - Даша рассмеялась. - Это он нам все время помогает, если бы не он, вряд ли бы мы проделали весь этот путь. Но я не это имела в виду. Что ты думаешь о нем, как о человеке?
   - Ты провела с ним больше времени, тебе видней.
   - Перестань! - Дарья толкнула меня в плечо. - Я хочу знать твое мнение.
   - Думаю, ему можно доверять. Слов на ветер он не бросает и вообще говорит только по существу.
   - Да - как то странно улыбнулась Даша - Он сильный, мужественный и очень симпатичный. Настоящий мужчина!
   - Вот только работа у него вредная и боюсь, что молоко тут не поможет - сказал я, поднимаясь по сигналу Валери.
   Вечером мы уже смотрели на Найдэ, заходящую за вершину горы. Первой из целого хребта, под названием Бат'аттал. Дальше нас повела Дарья. Ее дар ясновидения усилился, и теперь для прокладывания пути она была гораздо лучше, чем любой GPRS навигатор. Найде скрылась, отправившись освещать другую часть планеты, а мы, найдя прибежище наших усталых друзей, сидели под каменным навесом и мечтали о том, чтобы согреться и поесть.
   - Давно мне не приходилось носиться по лесу, не останавливаясь ни днем, ни ночью - пожаловался Арамент.
   Гном сильно похудел, его одежда была перемазана грязью, а борода спуталась и представляла собою довольно жалкое зрелище.
   - Ничего. Скоро все кончится - утешил его Штурман.
   - Но сначала нам надо кое о чем позаботиться - напомнил Волк. - Через несколько часов псы будут здесь. Мы больше не можем от них бегать.
   - Нам уже немного осталось! Пусть себе догоняют! - Дарья разволновалась не на шутку. - Нам всего-то надо прийти к Элдане раньше, чем они.
   - Идти через горы ожидая камнепада, или из ниоткуда прилетевшего арбалетного болта? - вопрос Волка был риторическим.
   Все понимали, что пройти к Элдане оторвавшись от черных псов, не получится. И рано или поздно придется с ними столкнуться и дать бой.
   Волк резко поднялся. Даша при этом вздрогнула и замерла.
   - Прости Дарья, но я должен это сделать - сказал Волк, погладив ее по волосам.
   Я ничего не знал из того, что происходило, когда Волк и Даша находились только вдвоем. Но теперь я начинал понимать смысл ее вопросов относительно него и ее странную, как мне тогда показалось улыбку.
   - Не делай этого! - крикнула Даша, при этом из ее глаз покатились слезы.
   - Это мой долг, Уаэллэйири должна живой и невредимой достигнуть Элэй Дан'а - твердо сказал Волк и повернулся к Валери.
   - Я поклялся твоему отцу, что буду с тобой до самого конца! Каким бы он ни был - Валери встала и обняла его. - Постараюсь, как минимум задержать их. А вы не теряйте времени. Прощай принцесса.
   - Прощай Волк - ответила ему Валери. - Я буду помнить тебя до последнего вздоха.
   Затем Волк подошел к Даше, обнял и поцеловал ее. Перед тем, как отправится навстречу Черным Псам, он повернулся ко мне и сказал:
   - Максим. Отвечаешь головой за них обеих! - и первый раз я увидел, как он по-доброму улыбается.
   Если бы я не знал, как все обстоит на самом деле, то не за что не поверил в то, чему стал свидетелем. Перед тем как исчезнуть в лесу, слуга Уаэллора, из человека превратился в самого настоящего волка. Огромного и быстрого, одежда разлетелась в клочья и только ножны с клинками остались на его могучей серой спине.
   - Нельзя медлить, в путь - голос Валери заставил всех встряхнуться и найти в себе силы подняться и продолжить наше нелегкое путешествие.
   Штурман развернул свиток, подсветил фонариком и зашагал в гору. Следом затопал Арамент.
   - Идем - мягко сказала Валери Даше.
   - Нет! - твердо заявила ясновидящая - Впервые в жизни я в чем-то уверена и в моем сердце нет места для сомнений.
   - Послушай Даша... - начал я, но Даша подскочила, как кузнечик и с невероятной скоростью понеслась в том направлении, где скрылся Волк.
   Ни Валери, ни я не ожидали от нее такой прыти. Мне даже показалось, что Дарья бежала, едва касаясь ногами земли. И делала она это быстрее, чем Волк. Даша достигла леса и пропала из виду среди высоких и необъятных деревьев.
   Я так и не нашел решения, заданной ежиком задачи. Помочь Волку могло только чудо. И сейчас несясь через лесную чащу, за светлячком размером с пони, я добрым словом поминал ежа, всю его родню и того черта, что попутав меня, заставив ввязаться в это сомнительную авантюру.
   Время перестало существовать, остались только ветки, хлеставшие меня по лицу и корни деревьев о которые я все время спотыкался. Иногда я терял из виду светлячка, в которого превратилась Даша, но новое мало знакомое чувство заставляло двигать меня, в определенном направлении, и светлячок снова начинал маячить где-то впереди.
   Темнота перед глазами рассеялась, корни перестали кидаться под ноги, а ветки поборов приступ садизма, прекратили издеваться надо мной. Движения мои стали легкими и больше не требовали усилий. Расстояние между мной светлячком сократилось. Огибая очередное дерево, я налетел на что-то твердое и, потеряв равновесие, упал. Откатился в строну и встал на одно колено.
   Этим "что-то" оказался полуголый воин с длинным мечом в руке. Мое неожиданное появление сбило движение мужчины и это стоило ему жизни. Он не смог отбить предназначенный ему удар и рухнул на землю с рассеченной головой. Вокруг дерева кружили еще двое.
   В том, который нанес смертельный удар, я узнал Волка. Вторым был Черный Пес. Они двигались невероятно быстро, постоянно меняя положение в пространстве. Прицелиться и выстрелить я не мог. Боялся зацепить Волка.
   Тишина, царившая вокруг, не нарушалась ни единым звуком. Ветра не было. Затихли ночные звери, пропали насекомые. Вдруг поляна озарилась ярким светом. Дарья, проскочив место боя, возвращалась обратно. В появившемся свете, я увидел, насколько совершенны движения каждого из бойцов. Они не парировали удары друг друга, а уходили с линии атаки, оставляя клинку противника лишь пустое пространство. Перетекая из одного положения в другое, они словно танцевали, и их смертельный танец завораживал своим великолепием.
   Уходя от очередного выпада, Волк немыслимо изогнулся. Прогнувшись назад и убрав поясницу от колющего удара, почти касаясь макушкой земли, снизу вверх, он воткнул острие своего меча в живот менее изворотливого противника. Тот остановился, покачнулся, но перед тем, как упасть замертво, полоснул своим клинком по открывшейся груди Волка. Оба упали и затихли.
   Светлячок подлетел к трем лежащим на земле телам и погас. Я включил фонарь и подошел поближе. Дарья встала на колени над телом Волка. Сдавленный крик застрял у нее в горле. Она принялась лихорадочно водить руками над раной, постоянно повторяя, что так не должно быть. Что все должно быть иначе, а это какая-то нелепая ошибка.
   Волк лежал на траве и смотрел на великие кроны застывшим взглядом. Я попробовал найти пульс на шее, но его там не было.
   - Он умер Даша - сказал я.
   - Нет! Все не так... Этого не должно быть! - постоянно повторяла Даша, а слезы ручьем лились из ее глаз.
   Я попытался оттащить ее, но какая-то неведомая сила, подхватила и словно щенка за шкирку забросила меня в кусты, в десяти метрах от места боя.
   Придя в себя и выбравшись из колючего кустарника, я стал свидетелем того, как Дарья снова начала светиться. Всего за несколько секунд превратившись в сгусток ослепительного белого пламени.
   - Помоги мне - услышал я ее голос.
   - Как?
   - Помоги мне - повторила Дарья - У меня не хватит сил...
   Внезапно я понял все без мыслей и слов. Входя в состояние внутреннего равновесия, я начал сливаться, но не с окружающим миром, а с белым пламенем Даши, поглотившим меня как мотылька.
   Теперь я видел все глазами целительницы. Видел черную дыру в теле Волка, в которую засасывало свечение его жизни. Светящийся силуэт на земле тускнел и начинал медленно растворяться в пространстве. Еще немного и все должно было закончиться. Процесс жизни, уступал место смерти.
   Вдруг дыра в груди начала уменьшаться. Она становилась все меньше и меньше, пока совсем не исчезла. Дарья начала наполнять сильно потускневший силуэт, лежавший на земле нашим общим свечением.
   В тот момент, когда Волк, с хрипом, втянул в свои легкие воздух, мое сознание отбросило назад, и я снова оказался в своем теле. Почувствовал боль в груди, слабость и тошноту.
   Пока я приходил в себя из леса появились двое волков. Я не чувствовал беспокойства по этому поводу. И через секунду понял почему. Одно за другим волки утащили тела охотников. Из лесной темноты возникли трое эльфанчиков, которые принесли Дарье какие-то травы и посудину с водой. Отдав целительнице свои гостинцы, элбфанчики начали сооружать костер.
   Даша поднялась, подошла ко мне, и на ее лице я увидел счастливую улыбку, проступающую сквозь слезы.
   - Спасибо - одними губами прошептала она. - А теперь тебе надо идти. Твой путь еще не окончен.
   - А как же вы с Волком? - борясь с очередным приступом тошноты, спросил я.
   - Он очень слаб, но выживет. Волк выполнил свой долг, он служил королевскому роду, до самой смерти. Теперь он останется со мной. Мы с ним получили намного больше того, чего хотели. Все будет хорошо. Иди.
   - Прощай Даша - сказал я, обнимая счастливую целительницу.
   - Увидимся еще, Максимка - еле расслышал я за своей спиной.
  
  
  
  
  

Глава 12.

Элэй Дан'а.

Я вижу краски голосов,

И постигаю безмятежность.

Под музыку эльфийских снов

Последняя принцесса

Дочь короля, правителя миров

Мне дарит свою нежность...

  
   Обратная дорога показалась мне намного длиннее. Эльфанчик, которого Даша назначила моим проводником, поклялся, что проведет меня самым коротким и легким путем. Но он не учел, что там, где с легкостью проскользнет его тельце, мне придется ползти на коленях.
   - Ты когда-нибудь встречал, говорящих ежей? - спросил у эльфанчика.
   - Говорящих ежей? - удивился тот. - Что за выдумки? Вы, наверное, себя плохо чувствуете?
   Мое состояние и вправду было далеким от хорошего. Как догнать спешно шедших к Элдане товарищей без карты и абсолютного отсутствия хоть каких-нибудь ориентиров, я не знал. В крайнем случае, я мог вернуться к Даше и Волку, но больше хотелось вернуться обратно в свой родной мир, пусть даже и без награды за нелегкие труды.
   Когда я вышел из леса, и увидел костер под каменным навесом, то решил, что мне это мерещится, но все оказалось настоящим. Для тех, кто умеет общаться с деревьями, не проблема узнать, что происходит в густом лесу. Валери узнала об исходе схватки и они решили не спешить, дождавшись меня и отдохнув перед решающим переходом.
   Арамент и Штурман, уставшие от бессонных ночей, спали сном праведников. А Валери, накормив меня ею же подстреленной дичью, сидела, и улыбалась, глядя, на то, как я поглощаю мясо.
   - Надо же! - сказала она. - Волк и Дарья.
   Я промолчал. Слишком сильно хотелось есть. В глубине души зная, что эти двое созданы друг для друга. Волк сильный телом и духом, не ведающий сомнений и страха воин - никогда не обманет и не предаст Дашу. А Дарья, чудесный подарком не только для Волка, но и для всего Квемера. Оставшись здесь, и нарожав ему маленьких волчат, она будет заниматься своим любимым делом. Помогать тем, кто действительно нуждается в этом. Эльфанчик из леса теней оказался прав. Как минимум одна фея вернулась в этот мир.
   - У них все будет хорошо - сказал я, закончив жевать птичье мясо.
   - Только в том случае, если мы доберемся до Элданы - сказала Валери.
   - Ты еще сомневаешься?! - негодующе спросил я.
   - А ты я смотрю уже нет! - от смеха Валери чуть не проснулись Штурман и Арамент.
   Штурман перевернулся на другой бок, а Арамент махнул рукой над ухом и продолжил смотреть свои гномьи сны.
   Да, еще оставались моменты, которые меня сильно смущали. Григориан, со своим желанием вечной жизни и волшебники клана Опавших листьев. Однако, во мне зародилась странная уверенность, а точнее непоколебимая решимость. Я точно знал, что мы достигнем Элданы, ни смотря, ни на что.
   - Максим - тихо сказала Валери.
   - Что? - спросил я, устраивая поудобней, для того, чтобы как следует выспаться.
   - Пойдем со мной...
   - Куда? Зачем? - конечно земля, это не мягкая постель, но вставать и куда-то идти мне хотелось меньше всего.
   Валери стояла рядом, и ничего не отвечая, грустно улыбалась. Пришлось подняться. Мы отошли от костра, поднялись немного в гору и, Валери остановилась у небольшой впадины в скале поросшей мхом. У меня мелькнула мысль, что спать тут будет комфортней, чем внизу возле огня.
   - Возможно, что эта одна из последних ночей в моей жизни, и я хочу провести ее с тобой.
   - Без проблем, до утра я никуда не собираюсь. Хочешь, я могу первым подежурить? - предложил я.
   - Ты меня не понял - Валери посмотрела на меня своими зелеными глазами и до меня начал доходить смысл ее слов, начав чувствовать многие новые для себя вещи, я потерял нюх на некоторые старые. - Я хочу, что бы ты знал, я действительно хочу быть именно с тобой, а не потому, что ты оказался рядом.
   Мох и в правду был мягким и удобным. Не смотря на отсутствие рядом огня, эта ночь стала одной из самых теплых и уютных, в моей жизни.
   Следующее утро выдалось необычайно солнечным и приятным. Весь мир радовался наступлению нового дня, и я не был исключением. Штурман вел нас к заветной цели и пусть наши ряды понесли ощутимые потери, но это не убавило в нас решимости добраться до Элданы.
   - Ты видишь? - спросил Штурман у Валери.
   - Да - ответила она.
   - Это вы о чем? - спросил я.
   - О птице - ответил Штурман.
   Я посмотрел в небо, но не увидел там ничего, кроме солнца и пары облаков.
   - О какой еще птице? - переспросил я, предположив, что Штурман пошутил.
   - О большей птице, которая не хочет, чтобы ее заметили, и парит очень высоко.
   - Григориан - мы с Араментом произнесли это имя в один голос.
   - Он все-таки нашел нас - заключил я.
   - Это был всего лишь вопрос времени - сказал Арамент.
   - И что теперь? - спросил я.
   - Пока что ничего - ответил Арамент - Он не предпримет никаких действий, пока на небе не засияют звезды.
   Весь день мы шли в напряженном молчании. Григориан сильный маг. Никто точно не знал, что накопилось в его арсенале за тысячу лет. И никто не знал, что случится, когда он придет для того, чтобы остановить Валери.
   Начало темнеть. На небе уже появилась Ирис. Чем выше мы поднимались в горы, тем холоднее становилось. Пришлось одеть теплую куртку бойцов НАТО. При этом я усмехнулся, вспоминая, сколько времени, потратила Дарья, на теплые вещи, которые ей не понадобились. Хотя кто знает, может, они ей еще пригодятся.
   На одном из подъемов. Пропустив Валери вперед и дождавшись, когда она вместе с остальными отойдет на приличное расстояние, я расстегнул штаны с целью справить малую нужду. Вдруг один из камней под моими ногами зашевелился, отряхнулся и передо мной, во всей красе, предстал мой новый колючий друг.
   - Ты это что собрался делать? - злобно спросил он.
   - А то ты сам не видишь?!
   - Да уж прекрасно вижу - негодовал зверек. - Стоило мне только задремать на теплых камнях, как ты тут же придумал очередную гадость для меня!
   - Ты давай не возмущайся - сдерживая смех, остановил я нападки зверька. - Эльфанчик вообще сказал, что говорящие ежи это выдумки.
   Ежиик чуть не задохнулся от возмущения. Ему пришлось несколько раз фыркнуть, что бы восстановить дыхание.
   - Ладно, ежик, времени мало. Отойди в сторонку, дай мне закончить начатое, а потом рассказывай с чем пожаловал.
   - Ты прав времени мало - сказал ежик, когда я застегивал штаны. - Думаю, эта наша последняя встреча. Должен тебя предупредить, когда дойдете до Элданы, ни при каких обстоятельствах, не останавливайтесь и не теряйте время.
   - Почему? - спросил я.
   - По кочану! - ворчливо ответил еж и собрался убегать.
   - Постой. Думаешь, мы сможем совладать с Григорианом? - спросил я.
   - У вас нет выбора - ответил ежик.
   Зверек развернулся и поспешил скрыться среди камней, а до меня донеслось его недовольное ворчание:
   - Выдумки... Кто бы говорил. Недомерок ушастый!
   Ночь рассыпала бисером звезды. Лаора, на которую указал мне Арамент, горела ярче всех. Гном удивился, этому обстоятельству, раньше он не замечал за этой звездой такой активности.
   - Что будем делать? - в первый раз я видел Валери в растерянности и также впервые слышал от нее вопрос о том, что делать.
   - Скоро он спустится. И нам туго придется - сказал Штурман, обнажая свой клинок и рассматривая блики звезд на его стали.
   - Да, дела не важные... - сказал, гном глядя в небо.
   Укрывшись в одной из пещер, которые в обилии попадались на нашем пути, мы не стали разводить огонь. Я мало знал о магии, точнее почти ничего не знал и с трудом представлял, с чем нам предстоит столкнуться. Но судя по мрачным лицам моих спутников, встреча эта не сулила ничего хорошего.
   - Может попытаться спрятаться до утра - предложила Валери. - Это даст нам еще один день.
   - Ничего не выйдет - сказал гном. - Может на несколько часов нам и удастся это сделать, но еще до рассвета он найдет нас. Его магические способности развиты почти запредельно.
   - И все же господин маг - обратился я к гному. - Сегодня вам придется посоревноваться с Григорианом в своем искусстве.
   - Да уж придется. Но я не думаю, что при всем моем умении мне удастся его победить.
   - Вам этого и не потребуется. Нам ни к чему прямое противостояние с лучшим из людских магов - заявил я.
   - Потрудитесь объяснить, что вы имеете в виду, Максим.
   - Вам придется еще раз создать иллюзию, только на этот раз, надо будет потрудиться, как следует, чтобы Григориан на все сто поверил тому, что увидит.
   Время размышлений закончилось. В любую минуту маг мог прийти, чтобы сделать то, что не удалось его ученикам. Я поменялся одеждой с Валери. Ее размеры естественно были меньше, но выбирать не приходилось. Пока мы переодевались, я спросил у нее:
   - А как с эльфийского переводится слово Лаора?
   - Точно не помню - ответила Валери. - По моему - "погасшая".
   Применив свое искусство, Арамент, сделал так, что Валери стала, не просто похожа на меня, а в буквальном смысле визуально превратилась в Максима Соколова. А я в свою очередь стал выглядеть как стройная блондинка. Глядя на себя со стороны, я решил, что первым делом, когда все это закончится, побреюсь и, как следует высплюсь, чтобы исчезли черные круги из под глаз.
   Дальше оставалось только одно - ждать. Войдя в новое для меня состояние равновесия чувств и тишины в мыслях, я в очередной раз начал растворяться, сливаясь с окружающим пространством.
   Черная птица неслышно спустилась с неба. В ту же секунду Арамент атаковал ее мощным огненным залпом. Валери начала палить, из моего АКМ, а я бросился наутек.
   Мельком оглянувшись, я увидел, как Арамент улетел вглубь пещеры, Валери к счастью успела выпустить автомат, до того, как сработал защитный механизм Квемера, из рук. Ствол разорвало. А Штурман отвлекая внимание Григориана на себя, попытался нанести ему удар мечом. Архимаг ордена Вездесущих двигался быстро. В руках он держал посох и без труда отразил выпад Штурмана. Маг попытался применить к нему свою магию, но у него ничего не вышло.
   Все это произошло в течение пары секунд. В темноте, я не увидел лица мага, но почувствовал его удивление, когда его силы не причинили Штурману, ни малейшего вреда. Но главной целью жаждущего бессмертия была Валери, эльфийская принцесса, способная разрушить сложившийся в Квемере порядок вещей. А так как эту почетную должность на данный момент занимал я, мне и пришлось почувствовать на собственной шкуре, что значит быть гонимым эльфом, а точнее эльфийкой.
   Я ощутил огромную силу нависающую надо мной. Смерть, которую несла в себе эта сила, казалась неизбежной. Каждая клеточка моего тела пыталась вобрать в себя как можно больше кислорода, как в последний раз. Но у вселенной на мой счет имелись другие планы и, слившись с ее намерением, еле касаясь земли с огромной скоростью, я выскочил из-под этого колпака.
   Немного оторвавшись от Григориана, я растворился, почти перестал существовать как отдельная личность и тут же ощутил, как маг в растерянности заметался. Не видя его, я чувствовал все, что с ним связано. Несколько часов, как заяц, запутывая следы водил мага по горам, то мчась едва касаясь земли, то растворяясь в ночной темноте. С каждым разом переходить из одного состояние в другое становилось все труднее.
   Это не могло продолжаться вечно и, в конце концов, выбившись из сил, я остановился. Затаившись между камней, я сидел и наблюдал, как внутри затухает надежда и пропадает уверенность. И когда ни того, ни другого не осталось, за моей спиной прозвучали слова:
   - Глупый мальчишка - старческий голос был спокойным, и в нем не слышалось угрозы - Я не тронул бы ни тебя, ни гнома, ни этого выскочку. Мне нужна только принцесса! Но вы вздумали играть со мной, тратить мое драгоценное время. За это вы все умрете.
   Пока Григориан говорил, моя рука потянулась к ножу. Я развернулся и смог рассмотреть его. Меня собирался убить совсем седой старик, с короткой стрижкой и гладко выбритым лицом, одетый в серый балахон, с простым деревянным посохом в руках
   - Его время еще не пришло - раздалось из темноты вокруг.
   Голос звучал отовсюду. Словно кто-то хорошо подготовился к этому моменту и расставил вокруг динамики. Один и тот же голос звучал с четырех сторон света. Как выяснилось через пару секунд, источником стала отнюдь не акустическая система.
   Говоривших было четверо. С каждой стороны света появилось по одному черному силуэту. Они приближались и становились четче, пока не обрели очертания людей в черных мантиях. Их головы закрывали капюшоны, а полы мантий доходили до самой земли. В руках каждый из них держал самую настоящую косу. Их лезвия незнакомцы расположили так, что они создавали видимость арийского креста, который фашисты использовали, как совою символику.
   - Вестники смерти - услышал я голос старика. - Убирайтесь, сегодня вам ничего не перепадет.
   - Ошибаешься - раздалось сразу с четырех сторон.
   Одновременно с магом, я посмотрел на Лаору, которая подмигнула, нам и внезапно погасла. Вестники начали синхронно перемещаться по часовой стрелке. Лезвия каждой косы, запылали огнем. Небо потемнело, ночь вокруг начала густеть как студень. Мне, показалось, что во вселенной не осталось ничего кроме этого небольшого участка земли, освещенного огнем орудий смерти.
   Ловушка захлопнулась. Из этого небольшого пространства живым не было выхода. Один из вестников метнулся в сторону мага. Маг взмахнул посохом, и вестник отлетел обратно. В следующий момент то же самое сделал другой.
   На лице старика отразились страх и паника, заполнившие его душу. С каждым выпадом вестников смерти этот страх увеличивался. Я уже не просто видел его на лице Григориана, я ощущал его всем своим телом. Страх, отчаяние и трепет перед неизвестностью.
  
   В какой-то момент я понял, что мне позволяют уйти. Пройдя между кружащими вестниками, я очутился в привычном мире, по которому успел до смерти соскучиться.
   Григориан прожил долгую жизнь. Многие только мечтали о таком долголетии. Но большую ее часть он посветил тому, чтобы обрести бессмертие. Вместо того, чтобы жить и наслаждаться каждым мгновением, он проводил столетия в своем замке, пытаясь найти ключ к вечной жизни.
   Постоянно оглядываясь на звезду, которая давным-давно погасла. Архимаг умер не сегодня, а гораздо раньше. Случилось это в тот день, когда он решил, что может обманут Смерть. И, по всей видимости, именно в тот день погасла Лаора, оставив Григориану только свой свет, как сигнал о том, что пора завершать мирские дела. Но он не смог правильно растолковать этот знак, ослепленный своим страстным желанием.
  
  
   *****
   Преодолевая горный перевал, среди вечных снегов мы столкнулись с тем, что никак по моим представлениям не должно находиться среди вечной мерзлоты. Опавшие листья появились из неоткуда. И чего им в лесу не валялось, под какой-нибудь вечной кроной?
   Один за другим волшебники обступили нас, взяв в плотное кольцо. Я насчитал девять эльфов. Нам оставался всего пара часов пути до нашей цели, но шансы добраться до Элданы упали практически до нуля.
   Эльфы не имели при себе оружия, но их глаза в буквальном смысле горели желтым огнем, готовым в любую секунду вырваться наружу и испепелить, все, что попадется на его пути.
   Около десяти минут Валери разговаривала с ними на непонятном мне языке. Но потому, что тон разговора повышался с каждой минутой и глаза двинутых умом волшебников разгорались все сильнее, я понимал, что переговоры заходят в тупик.
   Валери замолчала. Похоже, что ее аргументы закончились, и я потянулся к последней гранате на поясе. Если бросить ее подальше за спины эльфов, то есть шанс, что осколки не заденут никого из нашей команды. И два три волшебника сразу выйдут из игры. Но тут на помощь Валери, пришел Штурман:
   - Чего вы добиваетесь? Гибели мира? - спросил он.
   - Эта вероятность превратилась в неизбежность, с того момента, как появились люди. Их надо было уничтожить в самом начале. Но никто не стал слушать клан Опавших листьев.
   - Еще не все потеряно - твердо сказал Штурман.
   - С каких это пор, Знающий путь, стал верить в невозможное? - спросил один из волшебников и все они дружно засмеялись.
   Первый раз я слышал, чтобы Штурмана так называли. Но сам он похоже был не против такого обращения, и как всегда, ничто не могло его смутить:
   - Случилось так, что я знаю о судьбах миров, гораздо больше, чем каждый из вас. И история этого мира еще не окончена! - его слова, заставили эльфов, усомнится в своей правоте.
   - Что может изменить порядок вещей? - прозвучал вопрос.
   Волшебники говорили по одному. Каждый новую фразу произносил следующий эльф. Но проследить порядок согласно которому передавалась очередь, мне не удалось.
   - Все начнется с Элэй Дан'а - ответил Штурман. - Души станут свободны. Жизнь и Смерть начнут работать исправно.
   - А как насчет людей, которые извращают и уничтожают все, к чему прикасаются их разум и руки? - похоже, у волшебников появилось немало вопросов.
   - Григориан мертв. Без него людские маги не так сильны. Томас, правящий железной рукой, вот-вот отправится к праотцам. Среди кровососов появился, тот, кто объединит их и сделает сильнее. Орки готовы пойти за кем угодно, лишь бы отомстить людям за подлое предательство. Уцелевшие эльфы, пересекшие Бат'аттал, ждут возможности вернуться. Подрастают их дети, более искусные и менее подверженные эмоциям. Гномы заканчивают работу над новым мощнейшим оружием, им удалось приручить солнечные лучи. Весь мир ополчился на людскую расу, и недолго этому виду осталось издеваться над Квемером и его обитателями.
   К моему удивлению, слова Штурмана заставили волшебников задуматься. Наступила пауза, которая продолжалась несколько минут. Все это время мы стояли в окружении недружелюбных эльфов, почти не двигаясь.
   - Но кто объединит всех существ? - прозвучал вопрос за моей спиной, говорил кто-то из опавших листьев - Кто поведет их в новой войне, против поразившей мир заразы?
   - А это уж я оставляю на ваше усмотрение - довольно усмехнувшись, ответил Штурман - Ищите. Займитесь более достойным делом, вместо того, чтобы ждать, пока этот мир канет в небытие.
   Наступила еще одна пауза. Продлившаяся на этот раз всего несколько секунд.
   - Может ты и прав, Знающий путь - эту фразу эльфы произнесли в один голос.
   Один за другим они растворились в воздухе, так же бесшумно, как и появились. Доводы Штурмана убедили их. И они успокоились, пропустив нас к Элдане. А вот у меня наоборот появилось беспокойство, принесшее с собой кучу новых вопросов. Кто Штурман на самом деле, откуда он все это знает и какие мотивы им движут?
   Цель становилась ближе, а я все отчетливее понимал, что ежик все-таки прав. Меня интересовал сам путь, а не конечная его цель. И еще Валери. Не факт, что я отправился бы в это путешествие, если бы мне предложил его кто-то другой. Мне не давала покоя мысль, что пройдет всего каких-нибудь пару часов и она может навсегда исчезнуть из моей жизни.
   Мы перешли через перевал. На какой-то момент, я ощутил странную вибрацию извне. Казалось, она исходила от всего вокруг. Мое тело тоже, понемногу начинало вибрировать, становится невесомым. Мне показалось, что я начал растворяться. Приложив не малые усилия, мне удалось избавиться от этой напасти. Похоже, что никто кроме меня не испытал того же.
   Пройдя через небольшую горную долину, мы оказались перед еще одним перевалом. Прежде чем двинуться дальше, было решено передохнуть. Отдыхали молча, в угрюмой тишине. Когда все встали, и мы собрались продолжить наш путь, Штурман неожиданно сказал:
   - Дальше я с вами не пойду...
   - Это еще почему? - спросил гном.
   - У меня есть на это свои причины - улыбаясь, ответил Штурман.
   - Неужели тебе ничего не нужно? - удивился я.
   - У меня уже есть все...
   Штурман говорил спокойно с умиротворенной улыбкой на лице. Смотря на него, я понимал, что это действительно человек или кем бы он ни был, у которого есть все, что ему нужно. Его полностью удовлетворяло то, что он имел.
   Что Штурман до сих пор делал в нашей компании, и какие цели преследовал, оставалось для меня вопросом. Но сейчас на пороге неизвестности и перемен, которые эта неизвестность может принести в мою жизнь, мотивы Штурмана меня волновали меньше всего.
   - Удачи тебе, Знающий путь - сказала Валери.
   - И тебе Уаэллэйири. Всем вам. Может быть, мы еще встретимся.
   - Вряд ли... - грустно прошептала Валери.
   Хитро улыбаясь, Штурман посмотрел на меня, развернулся и зашагал в обратном направлении. Перед тем, как он совсем скрылся из вида, ветер донес до нас его слова:
   - Берегите себя...
   За перевалом пред нами, во всей своей красе предстала Элэй Дан'а. Вы когда-нибудь выдели искусно сделанный японский сад камней? Нет? Тогда вы многое потеряли. То, что предстало перед нами хотя и отдаленно, но напоминало именно такой сад. В центре расходящихся песочных волн располагалось самое настоящее озеро. По берегам которого росли небольшие красивые деревья. С ярко желтой и оранжевой листвой.
   Это место олицетворяло для меня само понятие - "безмятежность". Я снова почувствовал вибрирующие волны, входящие в резонанс с моим телом, наполняя каждую клеточку радужным спокойствием. Замерев, я наслаждался каждым мгновением этого покоя, который начал становится смыслом моего бытия.
   Острая боль в левой ноге вывела меня из ступора. Я посмотрел вниз и увидел ежика. Держась лапками за штанину, он грыз мою икру чуть выше ботинка.
   - Ты что творишь! - закричал я. - Фу! Брось! Нельзя! Плохой ежик!
   Зверек отпустил штанину, упал на спину и замер с поднятыми к верху лапками. Глаза на его мордочке увеличились до невероятных размеров. Медленно проговаривая каждое слово, говорящий зверь спросил:
   - Это... я... плохой... ежик...?
   Он перевернулся, встал на все четыре конечности и начал бегать от моих ног к ногам Валери, которая вместе с гномом стояла и замерев смотрела в сторону Элданы, и обратно. При этом зверек все время не переставал меня цитировать.
   - Вы только посмотрите на него! - сказал ежик, когда устал повторять мои слова о том, что он плохой. - Я его человеческим языком предупредил, нельзя останавливаться. И что же он? Стоит и как баран пялится прямо на Элдану, как на новые ворота. Я опять прихожу на помощь и что получаю вместо благодарности? - ежик фыркнул и побежал прочь.
   - Спасибо... Куда ты теперь, проявление жизни? - крикнул я ему вслед.
   Зверек остановился, встал на задние лапки и, разводя передними в стороны, сказал:
   - Пути ежиные неисповедимы.
   После чего скрылся среди камней.
   Растолкав Арамента и Валери, я предупреди их, чтобы они не смотрели прямо на Элдану, и не останавливаясь все время двигались вперед. Так они и сделали.
   Темнело. Идя через долину, я обратил внимание, что, то тут, то там, в разных местах, появляются и пропадают камни, создавая завихрения в равномерных линиях. Когда я оглянулся назад, то увидел, что наши следы один за другим исчезают, стираемые восстанавливающимся рисунком.
   Вместе с этим, я заметил одну странность. Валери ступала настолько легко, что вообще не оставляла следов и шла так плавно, так изящно, как будто плыла над землей. Только мы с гномом не смогли совладать с гравитацией и нарушали своими ногами безупречные линии.
   В тот момент, когда мы подошли к озеру, листва с деревьев, окружавших воду, начала осыпаться. Подул холодный ветер и долину начал заволакивать туман.
   - Скорее принцесса! - пробасил гном.
   Как только мы остановились, меня снова начали окутывать вибрации умиротворения, но в этот раз я не поддался. Покоя и блаженства, мне хотелось меньше всего. Я протопал слишком много километров, чтобы вот так просто спустить все в унитаз. И в самый последний момент слить всю свою жизнь и все усилия. Воздействие Элданы изменилось и она, как будто насмехаясь надо мной, спрашивала: - "Чего ты хочешь?". На меня этот вопрос оказал больше воздействия, чем предыдущее предложение навсегда раствориться в этом месте. Все, что до этого момента тайком копошилось в моем подсознании, с шумом вырвалось наружу и открыто заявило о себе.
   Это был конец нашего пути. Мы прошли его, преодолев все преграды. Но только сейчас, стоя перед этим озером безмятежности, я понял, что только сейчас столкнулся с самой главной трудностью.
   Колючий зверек оказался прав. Все, что мне было нужно, это сам путь. Со всеми его опасностями, прелестями, красотами, людьми, эльфами, гномами и прочей нечастью. А теперь все это закончилось. Мы в конечной точке. Кроме того, тут может закончиться жизнь моего друга. И даже больше, чем просто друга.
   Только сейчас я начал сознавать, что с тех пор как судьба свела меня с Валери, она стала для меня воздухом, которым дышу. Ее присутствие и на первый взгляд безумные затеи стали неотъемлемой частью моей жизни. Если Валери не было рядом, и она не подбивала меня на разные авантюры, жизнь останавливалась. Когда я не мог любоваться ею, не слышал ее голоса, весь мир становился тусклым и безрадостным.
   Меня сильно начал беспокоить вопрос, что я буду делать, если Валерии не сможет проявиться обратно в мир, вместе со своим намерением или проявится, но будет поглощена смертью, вместе с душами, которые освободит от темного заклинания.
   На этот раз мне не удалось скрыть своих мыслей. Валери вздрогнула и повернулась ко мне. Она улыбнулась, но глаза ее наполнись печалью. Сейчас я почувствовал, что это настоящая душевная улыбка. В ней не было притворства или желания смутить меня. Валери тепло улыбалась от всего сердца. Ее холодность исчезла, как маска.
   - Вот и все - сказала она - Я не люблю прощаний и соплей. Сам знаешь...
   Валери подошла ко мне, обняла, подарив поцелуй и со словами: - "Жаль, что мы больше никогда не увидимся, Максим", подошла вплотную к озеру. Сняв с плеча лук, она достала стрелу и вложила ее в тетиву. С оглушительным свистом выпущенная стрела нарушила спокойствие этого места. Из центра озера, куда она упала начали расходиться круги, покрываю всю водную гладь.
   Туман, которым начало заволакивать долину, дошел до озера и начал сгущаться, окутывая каждого из нас. Я почувствовал, как руки и ноги немеют, пропадает ощущение собственного тела. Сквозь темнеющую пелену тумана, я услышал голос гнома.
   - Нельзя медлить - я едва расслышал крик Арамента за спиной. - Надо сформировать четкое намерение до того, как Элдана поглотит каждого из нас.
   Время размышлений прошло. Я все понял. Понял, чего же я хочу, и что должен делать. Все, что мне оставалось - это действовать согласно своему пониманию. Не став тянуть ежа за хвост, со словами "Размечталась! Уаэллэйири" впервые правильно без запинки выговорив это имя, я четко сформулировал свое намерение. И не только на уровне мыслей, но и на уровне чувств ускользающего от меня тела. Последнее, что я услышал, перед тем, как провалиться в беспамятство, это ее золотистый смех, а последнее, что увидел - Долина тысячи голосов.
   Появилось ощущение, что весь Квемер затаил дыхание, в ожидании того, что должно случиться. Звезды, как прожектора освещали представление, которое вот-вот начнется, а мне повезло оказаться в первых рядах, на самых лучших местах этого зала. Телесные ощущения полностью исчезли. В душе основательно посилился покой. Пропали все мысли, все желания. Во вселенной не осталось ничего, что хоть немного могло бы меня взволновать. Устроившись поудобней в своей зрительской ложе, я начал созерцать представление.
   Над укутанной ночью степью один за другим поднялись тысячи разноцветных огоньков. Одни мигали ярче, другие были более тусклыми, но в каждом из них чувствовалось сильное предвкушения того, что сейчас произойдет.
   Это случилось. Все вместе огни над долиной взорвались в грандиозном салюте, осветившем небо на многие километры вокруг. Взорвались, обдали мир волной необычайных, насыщенных красок и блаженно погасли. С последней искрой погасло и мое сознание. Пропало ощущение бытия, и наступила безвременная темнота...


Популярное на LitNet.com Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"