Украинский Денис: другие произведения.

Однажды все закончилось. Главы 15-19

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    заключительные главы


   БМП* Боевая машина пехоты
  

Глава 15

  
   Из-за дождя дорога обратно затянулась. В Кулешовку приехали, когда совсем стемнело. Ни одного огонька. Свечи, керосиновые лампы даже если и горели, то не могли пробиться сквозь ставни. Тучи еще не разошлись, фары резали сырую темноту, а колеса месили грязь размокшей дороги. Силуэты крон деревьев сливались с крышами домов, образуя единую массу, из-за этого трудно было угадать очертания домов.
   Семен на грузовике подъехал к дому, ставшему для него прибежищем, Сергей и Олег проследовали за ним. Вышли из машин, не глуша двигатели, чтобы горевшие фары не сажали аккумуляторы. Теперь просто так не съездишь на рынок, или в магазин за новыми, не включишь в розетку зарядное устройство. Без электричества жить станет сложнее, а рано или поздно закончиться топливо, добывать и перерабатывать его теперь некому. Для природы это конечно хорошо, не будут истощаться недра, прекратятся вредные выбросы, а вот для выживших ситуация оставляет желать лучшего.
   - Разгружать завтра будем - сказал Семен, всматриваясь в окружающую темноту - Сейчас надо как-то новеньких разместить.
   - А чего ты такой хмурый Василич, все же у нас получилось.
   - Чего, чего - проворчал Семен. - Даже никто не вышел посмотреть, кто приехал. Думают они у Христа за пазухой.
   Семен цокнул языком, резко выдыхая носом воздух, покачал головой. Похоже, что беспечность местных, его не на шутку его расстроила.
   - Что Василич, раздолбаи? - развеселившись, спросил Сергей.
   - Раздолбаи это вы с Кириллом, а эти - Семен кивнул в темноту, скрывающую дома - балбесы! Не доведет до добра такая беспечность.
   Женщины вышли из машин. Дети спали, будить их пока не стали. Женщина с темными по пояс волосами, подошла к Олегу.
   - А я вас помню, Олег Викторович - сказала она. - Вы мне операцию делали, три месяца назад.
   Олег внимательно посмотрел на нее, задержал взгляд на нижней части живота.
   - Киста? - спросил он.
   - Да - ответила женщина.
   - Я вас тоже помню, Варвара Владимировна.
   - Зовите меня просто, Варвара - попросили женщина.
   - Хорошо - сухо ответил Олег.
   Имел ли разговор продолжение, я не услышал. Мне было не до этого. Передвигая затекшие ноги в сторону дома родителей, я подумал, что Семен прав. Сколько теперь шальных людей бродит по вымирающему миру, неизвестно. Может никто никогда и не забредет к нам, но надеяться на это, особо не стоит. Еще вспомнились людоеды, идущие колонной по улице Сызрани. Теперь мне понятно, что они покидали город, вытесненные легионами зомби. Возможно, что в других городах ситуация аналогичная и нет гарантии, что однажды выйдя утром в туалет, я не наложу в штаны прямо на пороге, от того, что кто-то схватит меня за ногу. Схватит как кролика за уши, кролика из которого собираются приготовить рагу. Прогоняя невеселые мысли, я постучал в родную дверь.
   - Кто там? - раздался голос Алены.
   - Кирилл - устало ответил я.
   Щелкнул замок, дверь открылась, и Алена повисла у меня на шее. Ее мягкие волосы приятно коснулись моей щеки. Я крепко обнял ее, чувствуя прилив сил и ни с чем несравнимую радость. От нее пахло весной, жадно вдыхая ее запах, понял, что в нем есть примесь духов, запах которых, сливаясь с естественным, становился почти неуловимым. Чувства обострились. Я еще сильнее сжал Алену в своих объятьях. Она сладко вздохнула. Если удержался от того, чтобы подхватить ее на руки и отнести в нашу комнату.
   - Почему так долго? - ласково спросила Алена.
   - Так получилось...
   - Такой колючий - после затянувшегося поцелую, сказала она и погладила щетину на моих щеках.
   - Папа с мамой спят? - спросил я.
   - Да они рано легли, Сергей Иванович сегодня ездил куда-то с Николаем Дмитриевичем, привезли генератор какой-то.
   - Придется их разбудить - отстраняя Алену, сказал я.
   Алена не сразу отпустила меня, поцеловала еще несколько раз, несмотря на мою колючесть. Папа был недоволен, что его разбудили, но обрадовался, что я вернулся живой и здоровый. Надо ли говорить в каких чувствах была мама? Без долгих предисловий сообщил им о необходимости срочно устроить на ночлег восемь человек. Как и ожидал, родители без разговоров согласились помочь. От шума проснулась тетя Света в соседней комнате. Папа быстро оделся и пока мама с тетей Светой доставали одеяла и постельное белье, мы пошли открывать бабушкин дом.
   После смерти бабушки дом стоял закрытым. Мама поддерживала там порядок, осенью и зимой периодически протапливали печь, чтобы стены не отсырели. На данный момент, это был один из двух более-менее обжитых домов, но второй, дом недавно усопшей тети Нюры, в наше отсутствие заняла приезжая семья. Отец Феодор направил их в деревню. Муж с женой и трое маленьких детишек. Сын и племянник с племянницей. Всего в Кулишовке было девятнадцать домов, из которых десять сейчас пустовали. Недолго посовещавшись, сельчане отдать приезжим дом тети Нюры. До этого его предлагали Сергею и Кате, но они отказались, решили с нуля обустроить один из давно пустовавших домов.
   Женщин и детей разместили быстро. Показали им дом, дали все необходимое, постельное белье, средства гигиены, подняли воду из колодца, заправили лампы керосином. Сергей настоял на том, чтобы Олег переночевал у них с Катей, а я наконец-то вернулся домой к мягкому, теплому дивану. Как бы я не соскучился по Алене, и как бы не рад был остаться с ней наедине, но усталость взяла свое, без сил рухнул на диван и заснул.
   Утром болело все, что может болеть. Точнее на время час двадцать пополудни, мои веки еле-еле разошлись, а взгляд упал на часы, висящие на стене. Размеренно, с одного деления на другое переходила секундная стрелка. Из кухни доносилась какая-то возня. Через пять минут в комнату заглянула мама:
   - Вставай Кирюша, завтрак проспал, скоро сядем обедать.
   - Садитесь без меня - повернувшись на другой бок, сказал я.
   - Вставай давай! - строго сказала мама. - Умывайся и за стол, разговор есть.
   Так приятно было проснуться в такой знакомой, спокойной, домашней обстановке. Ни людоедов, ни зомби, только тиканье часов и шум возни на кухне. Вдалеке прокричал петух, видно тоже к обеду готовится. Я поднялся, ощущая боль в плечах и руках, после вчерашних погрузочных работ. Прошел через кухню во двор, чтобы умыться. Алена ничуть не обиделась на меня за то, что я сразу заснул, даже не подумав о ласках или чем-то большем. Она порхала на кухне и, настроение ее мне показалось слишком приподнятым, я еще не видел ее такой. Она поцеловала меня в щеку, попросила, чтобы побрился. Взамен обещала обласкать мое гладкое лицо.
   Во дворе рядом с летней кухней под умывальником плескался папа.
   - Доброе утро, пап.
   - Да уж, утро - фыркнул папа, плеская воду на лицо. - Утром мы успели с Николаем генератор перебрать и запустить.
   - Работает?
   - Ха! Еще бы не работал - довольно ответил папа, вытираясь полотенцем. - Нашли преобразователь...
   Отец внезапно замолчал. Вытер лицо и внимательно, серьезным взглядом посмотрел мне в глаза.
   - Мы видели мертвых, но ходили они как живые, неужели везде так? - спросил он.
   - Похоже, что да. Пап давай потом об этом?
   - Ладно, давай - ответил папа, и как ни в чем не бывало, продолжил плескаться. - Преобразователь нашли хороший, если что можно будет на тракторе у Николая аккумулятор зарядить, да и ваши иномарки запитаем если понадобиться.
   Когда сели за стол, я не пожалел, что не дали, как следует выспаться. Алена приготовила рыбную солянку из папиного улова. Хлебая солянку, поблагодарил судьбу, что свела меня с Аленой. На этой радостной ноте, я и услышал свое полное имя произнесенное мамой. Обычно она называла меня Кирюшей, за исключением тех случаев, когда у нее имелся ко мне серьезный разговор.
   - Кирилл.
   Настороженно пережевывая кусок рыбы, я поднял на нее глаза:
   - Что мам?
   - Я так поняла у вас с Аленой все серьезно.
   Вопрос застал меня врасплох. С одной стороны мы с Аленой совсем недавно, но мне настолько было с ней хорошо, что будь это старые добрые времена, то предложил бы ей расписаться, с другой, мы, по сути, еще не знали друг друга, как следует. Однако, по опыту с Машей, я теперь знал, что количество времени не имеет значения. В общей сложности мы были знакомы два года, а оказалось совсем не знали друг друга. В конце концов, важно не то насколько хорошо мы знаем обо всех скелетах в наших шкафах, оставшихся в покинутом городе, а в том, что мы понимаем, поддерживаем друг друга и не последнее место занимают взаимные теплые, чувства. Вот и сейчас по моему телу приятным теплом разливалась нежность, когда я посмотрел в ясные глаза Алены.
   - Ты правильно поняла мама - ответил я.
   - Тогда вам надо подумать о том, где и как будите жить. Со свадьбой мы вам с папой поможем, благо, бюрократии теперь нет, развод оформлять не надо, ни штампы, ни прописка не нужны. С отцом Феодором договоримся, обвенчает. Что ты на меня так смотришь?
   Не то, чтобы я был против такого развития событий, но мне не нравилось, что все решали за меня. Алена покраснев, опустила глаза в тарелку и не проронила ни слова. Я положил ложку, дожевал хлеб, который мама только утром испекла, ответил.
   - Может, мы лучше сами со всем разберемся?
   - Как же разберетесь! Или ты думаешь, что раз конец света, так теперь можно все что угодно вытворять? Зачем тогда Аленушке голову морочишь?
   Я с мольбой о помощи посмотрел на папу. На мой взгляд, папа не обратил внимания. Он спокойно сидел, не собираясь вмешиваться, и ел солянку, с таким видом, как будто все происходящее его не касается. Он никогда и не был особо разговорчивым, но если что-то ему не нравилось, то высказывался четко, резко и по существу. В данной ситуации видимо у него не было принципиальной заинтересованности.
   - Мам давай не будем ссориться - твердо сказал я. - Мы с Аленой обо всем договоримся и решим, что делать дальше.
   - Ладно - выпрямившись на стуле, сказала мама и тоже положила ложку, а это не предвещало ничего хорошего.- Я тебе вот что скажу, сынок. В любом случае, вам надо подумать об отдельном жилье, мы с отцом вам конечно рады, но вы люди взрослые сами со всем можете разобраться.
   - Ну, чего ты сразу начинаешь? - попытался я смягчить мамин тон, но это было бесполезно.
   - Это я к тому, Кирилл, все говорю, что место в деревне, еще есть, а я не собираюсь бабушкин дом отдавать незнакомым людям. В общем, ты теперь я смотрю, шибко взрослым стал, так что давай разберись, теток своих расселите по свободным помещениям, а сами с Аленой принимайте наследство. Света, ну скажи, я же правильно говорю?
   Тетя Света была очень похожа характером на папу, она ничего не ответила, только улыбнулась и покачала головой.
   - Они не мои тетки - буркнул я, аппетит пропал. - Так бы сразу и сказала, а то через поле, да вокруг леса.
   Папа усмехнулся, это была его любимая присказка. Я поднялся из-за стола, ничего не говоря вышел из дома.
   - А ты чего молчишь? - раздалось за моей спиной мамин голос. - Сказал бы что-нибудь сыночку своему. Эх! Яблоко от яблони...
   Мама еще долго будет накручивать себя, так что лучше домой пока не возвращаться, да и возвращаться надо с обдуманным планом действий и готовыми решениями, чтобы не попасть опять в ураган искусственно раздутых страстей. В случае наличия продуманного плана, подкрепленного конкретными действиями, атомная сила маминой энергии уйдет в мирное русло, а не обрушиться мне на голову. Я улыбнулся. Мир сильно изменился, но что-то в нем осталось по-прежнему и это радовало.
   Следом за мной вышла Алена:
   - Извини, я не хотела - она обняла меня за шею, приподнялась на носочках и прижалась щекой к щеке. - Мы с Ниной Михайловной, говорили об этом, но я не думала, что вот так все получится.
   - Теперь, будешь знать. Привыкай мама у меня прямая и напористая, как танк. Ладно, надо подумать, как женщин разместить, у них же вообще ничего нет, кроме книг. Пойду с ребятами поговорю.
   - Ты не злишься? - не отпускала меня Алена.
   - Нет.
   - Правда? - она посмотрела на меня глазами маленькой девочки, ясными, наивными, как у ангелочка.
   Разве мог я на нее злиться? Обнял покрепче, молча, поцеловал и пошел к калитке. День выдался прекрасный. Тучи рассеялись, пушистые облака лениво ползли по голубому небу. Пахло влажной травой, согретой солнцем. Проходя мимо дома Семена, посмотрел на грузовик. Его коричневый тент, спрятался под зелеными ветвями высокого ореха. Слабый ветерок, еле слышно шелестел листьями. Умиротворение, царившее здесь, растворило в себе все неприятные воспоминания. Перед глазами не всплыли события последних дней. Мы раздобыли то, что хотели и даже больше. Я здесь, я живой. Вдохнул полной грудью свежий, весенний воздух, и пошел дальше.
   Вдруг что-то хлопнуло, и в небо над моей головой взмыла черная точка. Я инстинктивно пригнулся. Что-то темное пролетело метров двести, пошло на снижение и шлепнулось в реку за домом Аглаи Федоровны. Я даже услышал, как это что-то ударилось о воду. Вернулся к калитке и зашел во двор, чтобы посмотреть, чем это Семен развлекается.
   Обошел дом и застал Семена с Сергея увлеченно колдующими над автоматом Калашникова. Автомат этот был без приклада, как мне сначала показалось, а колдовали они над круглой черной коробочкой под его стволом.
   - Что это вы тут делайте?
   - А Кирюха, здорова! - поприветствовал меня Сергей.
   - Привет, бездельник - не отрывая от автомата, сказал Семен.
   Через пару секунд Семен закончил возиться с автоматом и передал его Сергею. Сергей взял его в руки и тут же без предупреждения кинул его мне.
   - Держи!
   Я поймал автомат.
   - Пока ты дрых, мы тут решили перевооружиться - сказал Семен.
   - Знакомься - подхватил Сергей. - Это АКМС, со складным прикладом. Мы к нему подствольник приделали. Этот тебе.
   Сергей наклонился и взял с крыльца, точно такой же автомат.
   - Смотри, сюда пихаешь гранату - начал объяснять он. - Надо чтобы щелкнуло, это значит, что стала на место, выбираешь угол, берешь левой рукой ручку гранатамета, жмешь на спуск и...
   Опять хлопнуло, и в небо взлетела еще одна точка.
   - А она не... - запрокинув голову, начал я фразу, но закончил ее Сергей.
   - Не рванет, эта учебная.
   Сергей протянул мне гранату. Я зарядил гранатомет, дождался щелчка, приподнял и направил ствол в сторону реки, нажал на спуск. Хлопок, граната полетела в небо. Угол я не угадал, и граната перелетела реку, но процесс мне понравился.
   - А еще есть учебные? - спросил я.
   - Потом будете играться, бездельники! - строго сказал Семен. - Надо сначала машину разгрузить.
   - Успеем еще, пусть временно так постоит - судя по всему, Сергею, как и мне не очень-то хотелось заниматься разгрузочными работами.
   - Пора бы уже знать, что ничего не бывает более постоянного, чем времянка. - мудро изрек Семен. - Это вам что, цемент что ли? Там оружие, боеприпасы и горючее. Хотите, чтобы избушки по всей области разметало, случись что?
   - Ладно, Семен, мы все поняли - ответил я за нас обоих.
   Сергей тяжело вздохнул, но возражать не стал.
   Для склада выбрали пустой дом с высокой верандой. Места там было много, метров восемьдесят, естественно квадратных, двери крепкие, такие же добротные ставни. Семен подогнал грузовик к веранде, перепад высоты составил не больше полутора метров. Разобрав часть этой же веранды, положили доски один концом в кузов, вторым на веранду и по ним скатили бочки. С бочками нам помогал Олег, но когда пошли ящики, пришла Аглая Федоровна и забрала его для обустройства на новом месте. Олегу достался дом тетки Аглаи Федоровны, в хорошем состоянии по площади не меньше того который мы переоборудовали под склад.
   - Хорошо бы еще решетки на окна сварить и дверь укрепить - оглядывая заполнившееся помещение, сказал Семен.
   - Ага - подхватил Сергей. - Еще решетку вместо калитки, а вдоль забора колючую проволоку.
   - А двор можно заминировать - не удержался я.
   Семен задумчиво посмотрел на нас. Улыбнулся, покачал головой:
   - Ох, раздолбаи!
   - Шутки шутками - я вздохнул, вспоминая разговор с мамой. - Но надо подумать о том, чтобы перейти ко второй части плана. Женщин надо разместить и снабдить всем необходимым, придется наверное и мебель везти.
   - Привезем - сказал Семен, вешая на дверь тяжелый замок - Решетки надо будет поставить, да и замки эти для честных людей. Ладно. Надо определиться, откуда везти будем. Жаль в Сызрань теперь не сунутся, если этому Александру Николаевичу удастся навести порядок, то могут и за нас взяться если появимся, а потом докажи, что вы за расстрелом его людей только наблюдали издалека.
   - Может, постреляем немного, заодно обмозгуем все? - предложил Сергей.
   - Мозговать то чем будешь? - поддел его Семен, и пока Сергей не успел ничего ответить, спросил - С Катериной поссорился?
   - Ну не то чтобы поссорился - увильнул Сергей - а пострелять надо, особенно этому мазиле.
   На мазилу, я не обиделся, к тому же после того, как расстреляли в чисто поле ящик учебных гранат, я более-менее начал угадывать угол подъема ствола, так, чтобы граната приземлялась туда, куда мне нужно. А после расстрела нескольких магазинов и пули стали чаще попадать в цель, конечно над точностью стрельбы предстояло еще немало поработать, но я остался доволен собой.
   Семен предложил доукомплектовать наше снаряжение. Выдал нам с Сергеем по пистолету, и по две запасных обоймы. Сергей рассмотрел выданное оружие и вопросительно поднял глаза на Семена:
   - Что никогда не видел?
   - Я-то уж точно не видел - сказал я, чтобы прервать очередной поток издевательств над почти демобилизованным сержантом российской армии.
   - Это ПЯ, с 2008 года оружие МВД.
   - Что за мля? - переспросил Сергей.
   - Не мля, а ПЯ! - строго повторил Семен. - Пистолет Ярыгина. Взят на вооружение, вместо устаревшего пистолета Макарова.
   - Откуда ты Василич, столько знаешь? - пробуя, как пистолет ложиться в руку, спросил Сергей.
   - Молодежь - вздохнул Семен. - Газеты и журналы надо было читать, а не телевизор смотреть.
   - Сколько в нем патронов? - спросил я.
   - А вот сам и посчитай - Семен протянул прозрачный целлофановый кулек с патронами. - Сами заполняйте запасные обоймы.
   - Ты бы их еще в авоське притащил - сказал я, принимая кулек.
   - Что мне, по-твоему, весь ящик сюда надо было нести?
   Чтобы не начинать ненужных споров, я молча начал вставлять патроны в обойму. Всего в нее поместилось восемнадцать штук. Когда у меня в ладони лежал последний патрон для второй обоймы, я подбросил его, поймал и подумал о том, что вот эта штучка может причинить много вреда для здоровья и жизни, а на первый взгляд такая маленькая и безобидная, примерно два сантиметра в длину и грамм пять-десять веса.
   - Что рассматриваешь, вставляй давай - поторопил меня Семен. - Я не собираюсь тут с вами до вечера сидеть, мне еще грузовик надо проверить перед завтрашней поездкой.
   - Такой маленький - сказал я.
   - Ха, маленький - усмехнулся Сергей. - Мозги вышибает, будь здоров, не беспокойся.
   - Патрон 9х19, вес примерно пять грамм - уточнил Семен.
   Стрельба из пистолета мне далась лучше, чем из автомата, пистолет хоть и подпрыгивал в руке, но не так сильно. Расстреляв две обоймы, мы с Сергеем заново наполнили их и решили на этом закончить сегодняшнюю тренировку. Завтра предстояло попрактиковаться на движущихся мишенях.
   - ПЯ, какое-то не очень хорошее название для пистолета - сказал Сергей, вешая кобуру на пояс.
   - Радуйся, что он у тебя вообще есть - сказал Семен. - Можешь называть его Грач, кстати, кобуры всего две, не успел найти больше, там столько барахла было.
   - И на том спасибо - пока, Сергей и Семен снова не начали припираться, я заговорил о предстоящем походе по магазинам. - В Кузнецке, насколько я помню, есть торговые центры. Туда ехать ближе, чем до Сызрани, да и населения там, в два раза меньше.
   - Сколько, тысяч сто? - спросил Семен.
   - Под девяносто - ответил я.
   - Девяносто тысяч трупов это конечно поменьше будет - сказал Семен. - Но цифра тоже не маленькая.
   - Это если они поднялись - сказал я.
   - Думаешь в Кузнецке все по-другому? - спросил Семен.
   - Предлагаю поехать и посмотреть - сказал я, затем обратился к Сергею - что там в твоих фильмах про зомби, говориться о торговых центрах?
   - Ничего хорошего - невесело ответил он.
   Кто-то должен был сходить, к эвакуированным из Сызрани женщинам, чтобы получить от них список, необходимых для обустройства в Кулишовке вещей. Эту почетную обязанность возложили на меня. Я не стал возражать, повесил на плечо новый АКМС и потихоньку пошел к бабушкиному дому.
   Еще на подходе, я понял, что у женщин, что-то не ладилось. Из дома слышалась речь на повышенных тонах, местами переходящая в крик. На крик срывалась женщина, предпочетшая книгам, свои клетчатые сумки. Возле калитки встретил Юлю. Она стояла, сжав свои маленькие кулачки, глубоко дышала, пытаясь успокоиться.
   - И не надо меня учить Петровна, сама ученая! - кричал женский голос.
   - Что случилось? - спросил я у Юли.
   Ее лицо от бушующего внутри гнева покрылось красными пятнами. Вместо того, чтобы ответить, Юля извлекла из под олимпийки пистолет и хотела кинуться с ним во двор, но я успел ее остановить, схватив за руки.
   - Ты что? Стой!
   С трудом мне удалось вырвать пистолет из ее рук. Юля рыкнула на меня прямо как один из людоедов, резко отвернулась и быстро пошла вдоль забора в сторону реки.
   - Ты куда? - крикнул я в след, но ответа не получил.
   - Подумаешь бумажки - хозяйка клетчатых сумок вышла на крыльцо, спустилась по ступенькам, в горячке не обращая на меня внимания, прошла мимо. - Кому они теперь нужны, я же, как лучше хотела.
   Женщина скрылась в летней кухне. Во дворе под окном сидела молодая светловолосая девушка, с которой мы еще не успели познакомиться, к ней я и обратился за разъяснением по поводу происходящего.
   - Да эта - девушка брезгливо кивнула в сторону летней кухни. - Марфа Васильевна, захотела с утра печь растопить, приготовить нам завтрак, у нее в сумках продукты были, взяла из Юлиной сумки бумагу, и использовала для этих целей. А оказалось, это была Юлина кандидатская диссертация, она должна была в июне ее защищать.
   - Это она из-за диссертации ее застрелить хотела? - я, недоумевая, повертел в руках пистолет.
   Небольшой, с коротким стволом, коричневой рукоятью со звездой. Скорее всего, это был пистолет Макарова, который начали заменять Грачом, лежащим у меня в кобуре, доводилось видеть по телевизору. Наверное, как и Олегу, этот пистолет достался ей по наследству от какого-то безвременно усопшего стража правопорядка.
   - Застрелить? - брови девушки подпрыгнули, но сразу вернулись на место. - Я думаю, она больше расстроилась не из-за того, что сгорела часть ее работы, а из-за того, что Марфа Васильевна без спросу взяла из ее сумки листы.
   - Марфа Васильевна? - усмехнулся я. - Как в фильме?
   - Да - ответила девушка. - Забавно, но ее правда так зовут, я ее паспорт видела.
   - Да, забавно. А меня Кирилл зовут.
   - Вика - представилась девушка.
   Мне пришлось два часа ждать, пока женщины составят список всего необходимого. Сначала они записали, что им нужно, каждая лично, потом перешли к общему списку. Я уведомил их, что из этого дома им придется переехать. Прежде чем они составили список мебели, пришлось осмотреть все возможные варианты жилья. Марфу Васильевну, Лидию Петровну было решено поселить отдельно, детей по просьбе Лидии Петровны вместе с ними.
   Мы с Семеном посмотрели понравившиеся им дома. Но на свой страх и риск сами выбрали два дома, которые в кратчайшие сроки, можно было привести в порядок, чтобы они стали пригодны для жилья. Наше решение вызвало бурю негодования, но после предложения отдать женщинам инструменты, чтобы они сами подлатали крышу и полы, все улеглось.
   Юля к вечеру успокоилась, тоже составила список, внесла коррективы в общий. Чтобы ничего не напутать было решено, что кроме Кати от женщин с нами поедет Юля. Вдвоем они смогут разобрать и быстро найти предметы по женским спискам. Собрали так же пожелания односельчан. Загружаться придется под завязку, если благополучно доберемся до торгового центра.
   Так уж получилось, что последней, список мне отдала Алена, когда вечером с раскалывающейся головой, уже успев с десяток раз, пожалеть, что во все это ввязался, я пришел домой. Она обняла меня, поцеловала и попросила:
   - А мне Кирилл привези цветочек аленький!
   - Ну, если мне в Кузнецке ради этого не придется спать с чудовищем, тогда может и привезу.
   Алена улыбнулась, крепко прижалась ко мне всем телом. Я сильнее сжал объятья и поцеловал ее в щеку. Продолжая покрывать поцелуями все ее лицо, поднял на руки. Этой ночью времени на сон почти не осталось, но когда солнце начало подниматься над горизонтом и сработал будильник, то встал я на удивление бодрым. Посмотрел на спавшую Алену, понимая, что обязательно должен вернуться, чтобы там еще не случилось на просторах нашей необъятной, пораженной эпидемией родины.
   Когда я закрывал дверь в нашу комнату, у меня возникло беспокойство по поводу безопасности, но не своей. Пока нас не будет, в деревне может произойти все что угодно. Я беспокоился за Алену, родителей, соседей. Организацией безопасности договорились заняться по приезду, а пока оставалось только попросить папу, чтобы был начеку. Еще с вечера я взял с новообразованного склада автомат, два рожка и патронов, отдал их отцу. В армии он отслужил больше четверти века назад, но что к чему еще помнил. Не прощались, я собирался как можно быстрее вернуться. Мама попросила быть осторожным и не лезть на рожон.
   Собрались быстро. Семен еще с вечера проверил грузовик на работоспособность и заправил его. Олег рвался с нами, но совместными усилиями его удалось отговорить. Александр Николаевич из Сызрани правильно сказал, такие специалисты как он на вес золота, к тому же ему надо было обустраивать клинику. Аглая Федоровна найдя себе занятие просто порхала. И ни в коем случае не хотела его отпускать. Напоследок, Олег переплюнул всех, кто обратился с просьбой что-то привезти. Он попросил привезти ему мертвеца, необычная просьба, но никого она не удивила. Семен даже пообещал, что привезем его живьем. Желание Олега исследовать этих представителей новой жизни, вызвали всеобщее одобрение, и только Катя брезгливо поморщилась.
   Юля попросила обратно свой пистолет, но он еще вчера отправился на склад. Семен выдал им с Катей такие же Грачи, как и нам, провел инструктаж, но настоятельно посоветовал не лезть туда, где может понадобиться их применение, предоставив это занятие нам. Катя взяла пистолет, но от ружья, которое уже считала своим, отказываться не спешила.
   Судя по всему, Сергей и Катя, действительно поссорились. Сергей напросился в кабину к Семену, а мы с Катей и Юлей сели в пикап. До Кузнецка ехали с теплым ветерком. Весенняя, безоблачная погода весело шептала о скором приближении лета. Появились насекомые, все так же самоотверженно бросающиеся на лобовое стекло, расплываясь по нему пятнами.
   Перед поворотом на поселок Лощево, я связался с Семеном по рации. В любом случае надо было узнать, что твориться в соседних деревнях и селах. В поселке жили около двух тысяч человек. До восьмого класса, я ходил туда в школу. До трассы приходилось топать пешком почти пять километров, а там, в определенное время меня и еще троих соседских ребят забирал автобус. Чтобы не возвращаться по темноте все восемь классов пришлось проучиться в первую смену. Директор школы был золотой человек, для классов, укомплектованных из детей малочисленных, не имеющих собственных школ, районных поселений, уроки начинались в девять часов сорок минут. С третьего урока, чтобы зимой, по утрам нам не приходилось в темноте добираться до трассы.
   Свернули к поселку. На въезде в Лощево нас встретил блок пост. Бетонные блоки, перегораживающие дорогу, шлагбаум, БМП* с направленными на дорогу стволами своих орудий. На укрытиях из мешков с песком сидели люди в зеленом камуфляже, бронежилетах и касках. Когда мы появились, люди зашевелились, попрятались. Одно из орудий БМП несколько раз поднялось и опустилось, остановившись в боевом положении глядя на нас.
   - Пойду, поговорю, пока стрелять не начали - сказал я по рации Семену.
   - Спроси, может у них есть радиосвязь с кем-нибудь! - отозвался он.
   - Понял, спрошу.
   - И частоты для связи узнай, если у них рация есть - на последок попросил Семен.
   - Не боишься? - спросил Сергей. - Вдруг это те, что машину расстреляли?
   - Боюсь - честно признался я. - Вот и посмотрим, те или не те. А вы на всякий случай назад сдайте, я рацию с собой возьму.
   - Ладно - согласился Сергей.
   Не хотелось думать о плохом. К тому же первый раз за время эпидемии мы встретили населенный пункт, где возможно удалось сохранить порядок. Я оставил автомат в машине и демонстративно подняв руки, пошел к блок посту. Подходя к бетонным блокам, увидел знакомое лицо, поздоровался издалека, не сбавляя шаг.
   - Петр Терентьевич, здравствуйте!
   Это был учитель по ОБЖ из моей первой школы, он же учитель физкультуры, он же завуч по воспитательной работе. Военный в отставке. Между собой мы называли его Терентий, хороший мужик. Сейчас ему, наверное, где-то под шестьдесят, но выглядел он неплохо. Как всегда подтянутый, лысый, с улыбающимися глазами. Почти как мистер Пропер из рекламы, только с густыми усами. Наверняка учащиеся нынешнего поколения его так и звали, я бы точно со своими закадычными школьными приятелями так его называл. Сейчас он был в камуфляже, лысину прикрывал голубой берет, а в руках вместо указки, он держал АКМ.
   - Здорова! Коль не шутишь - отозвался Петр Терентьевич.
   - Помните меня? Я из восьмого Б, Кирилл...
   - Романов - закончил за меня Петр Терентьевич. - Как же помню, ты мне нормативы на перекладине так и не сдал.
   - Поверьте, совсем недавно сильно об этом пожалел!
   Петр Терентьевич усмехнулся. Я остановился в пяти метрах от шлагбаума.
   - Верю. Какими судьбами? - спросил Петр Терентьевич.
   - Да вот, ехали мимо, решили посмотреть, что у вас тут творится.
   - Ничего хорошего - вздыхая, сказал Петр Терентьевич. - Людей много умерло. Кто заразился, но не умер, с ума начали сходить, а те, кого не успели похоронить, со временем подниматься начали. Черти что! Но сейчас вроде все спокойно. Порядок тьфу, тьфу, тьфу навели.
   Петр Терентьевич оглянулся вокруг в поисках дерева, но не найдя ничего подходящего, постучал три раза по прикладу своего автомата.
   - Кто это с тобой? - спросил он.
   - Друзья, мы сейчас в Кулешовке обосновались. Сколько вас тут осталось?
   Из-за укрытий выглядывали трое молодых ребят. Солдаты или просто парни, которым раздали военную форму сказать сложно. Плюс кто-то сидел в БМП. В целом не густо.
   - Эта закрытая информация - серьезно ответил Петр Терентьевич. - Тут недавно заместитель главы района приезжал с милицией уцелевшей, предлагал присоединиться к ним для наведения конституционного порядка в районе.
   - И что вы ему ответили?
   - Да послали куда подальше! - подал голос парень, выглянувший из люка БМП. - Уж слишком рожи у них наглые. Мы уже грешным делом подумали, что это они вернулись с полным кузовом бойцов в поддержку.
   - Думать надо головой, а не грешным делом! - не глядя на парня, строго сказал Петр Терентьевич.
   - Виноват товарищ майор!
   - Если хотите - продолжил Петр Терентьевич. - Можете к нам перебираться, у нас тут теперь много свободного жилья, да и пара тройка крепких рук не помешает. Запираем жилые дворы, что нельзя запереть обносим колючей проволокой. Работы хватает.
   - Спасибо за предложение - ответил я. - Мы подумаем.
   - А куда едете то? - снова подал голос парень из БМП.
   Петр Терентьевич сердито поджал губы, но ничего не сказал.
   - В Кузнецк - ответил я. - По магазинам хотим пройтись.
   - На вашем месте, я бы туда не лез - сказал парень. - Мы пять дней назад оттуда свалили. Там сплошные доходяги. Тьма просто, у нас патронов на каждого не хватит.
   - Доходяги? - спросил я.
   - Ну да, трупы кругом бродят.
   - Ясно. Мы так и предполагали, но нам все равно туда надо.
   - Удачи - с насмешкой сказал парень и скрылся в люке.
   - Осторожнее там Романов - по-доброму посоветовал Петр Терентьевич. - Ты мне еще тест должен, ты мне тогда в конце четвертой четверти обещал, что летом появишься и сдашь, да так я тебя и видел.
   - Обязательно сдам - пообещал я. - Вот это память у вас!
   - Не жалуюсь. Удачи вам.
   - Спасибо, и вам. Надеюсь, еще увидимся.
   Хотел возвращаться к машинам, развернулся и сделал несколько шагов, но вспомнил про наставление Семена.
   - А связь с кем-нибудь еще есть?
   - Ага, письма пишем, до востребования - сказал один из парней за мешками с песком.
   - Нет, Романов, связи нет - мрачно ответил Петр Терентьевич. - Тихо на всех частотах. Постоянно ищем.
   - Может, дадите нам частоты для связи с вами? У нас рация есть - сказал я.
   - Ванька, давай Марыгина сюда! - через плечо крикнул Петр Терентьевич.
   Один из парней покинул укрытие, и бегом направился к ближайшему дому. Через две минуты он вернулся, приведя с собой еще одного, одетого так же в зеленый камуфляж, ботинки, только без бронежилета и с кепкой на голове, вместо каски.
   - Марыгин, дай человеку частоты для связи с нами - приказал Петр Терентьевич.
   - Сейчас секунду - не дав открыть рот парню, сказал я и начал вызывать по рации Семена.
   Марыгин переговорил с Семеном и кажется, они друг друга хорошо поняли. Договорились о сеансе связи на завтра в двенадцать ноль-ноль по полудню. Еще раз попрощавшись, я вернулся к машинам. Рассказал, что удалось узнать, и мы двинулись дальше.
   На отрезке пути между селами Ясная поляна и Злобинка пришлось сделать вынужденную остановку. Наткнулись на затор. Здесь по обе стороны дороги стояли железные ограждения. Авария в неудобном месте стала причиной пробки, грузовая газель столкнулась с пикапом, почти таким же, как у нас, только другой марки. Удар был сильный, машины развернуло, они полностью перегородили и без того не широкую проезжую часть. Из-за ограждения, остальные не смогли объехать аварию. Несколько дорогих иномарок с низкой посадкой, застряли перед ограждением, на обочине между дорогой и лесополосой, став причиной затора на обочине.
   Номера в основном пензенские, пятьдесят восьмой регион, на глаза попались несколько самарских. Прошли немного вдоль машин, с другой стороны затора тоже случились две аварии, похоже, что пытались быстро развернуться, но безуспешно. В результате заблокировали дорогу с двух сторон. Растаскивать машины, похоже, было некогда, потому что с трудом верилось, что около тридцати автомобилей оставили из-за того, что водители поленились расчистить дорогу.
   Я заглянул в одну из машин. Двери нараспашку, открытый бардачок, брошенные сумки. Похоже, что покидали ее в спешке. Хлопок по плечу вырвал меня из задумчивого состояния, я резко дернулся, разворачиваясь, поднял дуло автомата. Это был Сергей. Нервы шалят. И не удивительно, вокруг такое творится, не мудрено от любого шороха в штаны начать писаться. Сергей отвел дуло моего автомата в сторону, и молча показал куда-то вперед. Я присмотрелся и увидел, что там между деревьями разбит лагерь.
   Трупов на дороге, как ходящих, так и лежащих мы не нашли. Крови тоже не было, но стоило немного углубиться в лесопосадку, в сторону лагеря и неприятный запах, который я уже не с чем не спутаю, подсказал, что по этим кустам надо бродить с предельной осторожностью. Решили немного пошуметь, чтобы привлечь внимание оживших мертвецов или людоедов, если таковые имелись поблизости. Покричали, посигналили, постучали по машинам, Сергей даже залез на крышу Жигули седьмой модели и как обезьяна, с дикими воплями прыгал на ней минуты две.
   - Концерт окончен! - прервал наше веселье Семен. - Давайте затор разберем, нам еще под вечер обратно ехать, а мне не хочется в темноте по полям гарцевать.
   - Как мы его разберем, если тут не объехать, не пройти - слезая с крыши, спросил Сергей.
   - Уралом стянем разбитые машины, остальные по обочинам расставим.
   Первую аварию растянули быстро. Чтобы не терять времени, Семен развернулся, и они с Катей поехали искать объезд по полям. А мы с Сергеем оставили Юлю возле пикапа, а сами прогулочным шагом пошли вдоль брошенных машин. Периодически заглядывали под колеса. Ко мне вернулся один из детских страхов. Иногда, когда в темноте я шел к кровати, появлялись опасения, что под кроватью кто-то только и ждет чтобы схватить меня за ногу. Но если в детстве страх был безосновательным, то теперь существа порожденные эпидемией, вполне могли воплотить этот хитрый план в жизнь, а валяться пожеванным под какой-нибудь старой колымагой мне не очень хотелось.
   Машины покидали в спешке, в некоторых даже побросали ручную кладь, женские сумки, барсетки. На асфальте иногда попадались бесполезные сейчас разбитые телефоны, планшеты и прочие чудеса техники, которым теперь трудно будет найти применение. Даже подложить их под мебель не получиться, пластмасса большинства из них хрупкая. Когда я в очередной раз опустился на асфальт, чтобы проверить, не ждет ли нас под ближайшими днищами засада, Сергей подошел к серой Ладе Калине и залез в салон.
   - Ты чего Серега? - спросил я. - Ностальгия по отечественному автопрому?
   - Смотри, какая штука!
   Выбравшись, Сергей показал мне портативную игровую приставку. Она раскладывалась как ноутбук, а на панели управления был удобный джойстик.
   - Тут даже заряд батареи остался!
   Восторг, который выражало лицо Сергея, нельзя сравнить даже с лицом ребенка, получившего желаемую игрушку. Его горящие глаза выражали столько детской радости, что я, поневоле, начал завидовать его находке. Вдруг, в один момент лицо Сергея изменилось. На смену радости пришла сосредоточенность, он насторожился и шепотом спросил:
   - Ты слышал?
   - Нет - ответил я. - Что?
   Несколько секунд мы внимательно вслушивались. Рядом что-то стукнуло, потом еще раз.
   - Это в багажнике - сказал Сергей и снова подошел к ладе. - Точно!
   - Как думаешь, что там? - спросил я.
   - А хрен его знает! - ответил Сергей. - Сейчас откроем и посмотрим. Если повезет, то здесь есть активатор.
   Сергей подошел к водительскому месту.
   - Повезло - сказал он, в следующую секунду крышка багажника сама собой поднялась.
   Мы подошли к багажнику, но внутрь заглядывать не спешили. Пахло оттуда неприятно, но запах шел не трупный.
   - Поднимай - сказал Сергей.
   - А чего сразу я? Давай ты.
   Мы переглянулись.
   - Давай на камень, ножницы, бумага - предложил Сергей.
   - Давай - согласился я.
   Столько пришлось повидать, столько пережить, но до сих пор не очень-то хотелось сталкиваться нос к носу с каким-нибудь сюрпризом на которые, в последнее время, расщедрилась земля матушка. На счет три Сергей показал камень, я показал бумагу. Бумага, накрывает камень.
   Я отошел на два шага от багажника, поставил переключатель огня на очередь и кивнул Сергею. Он полностью поднял крышку и сразу отскочил в сторону. Сюрприз оказался киндер-сюрпризом. Белобрысый мальчик лет семи, смотрел на меня испуганными глазами.
   - Дядя не стреляйте! - испуганно крикнул он и зажмурился.
   - Спокойно малой - сказал Сергей. - Никто в тебя стрелять не будет, солдат ребенка не обидит.
   Я опустил автомат и как можно дружелюбнее спросил:
   - Ты чего туда забрался?
   - Меня мама сюда посадила.
   Мальчик выбрался из багажника.
   - Это моя приставка - сказал он Сергею.
   Видно было, как Сергей пришлось сделать над собой усилие, прежде чем он протянул приставку мальчику. Мальчик взял приставку, выключил ее, бережно сложил вместе обе половины. Посмотрел на Сергея и спросил:
   - А где моя мама, ее съели?
   Сергея передернуло, он в замешательстве посмотрел на меня.
   - Как тебя зовут? - спросил я у мальчика.
   - Артем - ответил тот.
   - Артем мы не знаем, где твоя мама. Ты долго просидел в багажнике?
   - Не знаю - ответил Артем. - Там темно.
   - А какое было число, когда тебя посадили в багажник, ты помнишь?
   - Десятое мая - ответил мальчик.
   - Сегодня двенадцатое - заключил я. - Это ты там два дня просидел?
   Артем пожал плечами.
   - Я пить хочу - сказал он.
   Сергей отстегнул от ремня флягу, открутил крышку и протянул Артему. Тот жадно начал глотать воду. Подавился, закашлял. Сергей похлопал его по спине. Артем перестал кашлять, продолжил пить воду, только аккуратнее. Напился, отдал флягу Сергею.
   - Спасибо! - сказал Артем и полез на заднее сиденье лады, к лежащей там сумке.
   - Не за что - отозвался Сергей.
   Артем достал из сумки джинсы и трусы. Вышел через дальнюю от нас дверь, начал переодеваться.
   - Ты что там, в штаны наделал? - через смех спросил Сергей.
   Артем не ответил.
   - Оставь его - попросил я. - Я бы посмотрел, как бы ты обделался, если бы два дня в багажнике просидел.
   Объезд Семен нашел быстро. Через пятнадцать минут с помощью троса и лебедки на Урале расчистили дорогу. Дальше пришлось повозиться. Не во всех машинах были ключи, некоторые наотрез отказались заводиться. Лошадиные силы пришлось заменить человеческими. Растолкали, что-то сами, что-то при помощи грузовика.
   В лагере нас ждала жуткая картина. Неподалеку журчал родник, среди деревьев стояли, палатки, самодельные навесы из веток и листьев, местами вокруг погасших костров просто лежали одеяла и спальные мешки. В одном из таких спальников, еще на подходе заметили тело. Спальник разорвали с двух сторон. Человек даже не успел выбраться, ему объели руки, ноги, лицо. Мы насчитали одиннадцать, обглоданных трупов. В основном съедали самые мясистые части, брюшные полости оставляли. Нашли так же девять трупов, умерших от пуль. Скорее всего - людоеды. От запаха и увиденного, меня начало мутить. Перед одной палаткой, меня чуть не вывернуло наизнанку от вида вываленных наружу внутренностей.
   - Я дальше не пойду - сказал я.
   Впереди было еще много обустроенных для ночлега мест.
   - И правильно, ничего нового мы там не увидим - поддержал меня Семен.
   - Людоеды - со злостью сказал Сергей, других чувств это слово у него не вызывало.
   - Много людоедов - подхватил Семен.
   - Судя по количеству машин, здесь было человек шестьдесят - прикинул я - как минимум и они в страхе бежали, бросив свои пожитки, машины. Это сколько должно было быть людоедов?
   - Много людоедов - повторил Семен, разглядывая брошенный лагерь. - Это сколько же должно было быть желудков, чтобы одиннадцать человек до костей обглодать? Но меня больше беспокоит вопрос, куда потом эти желудки делись!
   Артем рассказал, что они с родителями жили в Самаре. Первое время после эпидемии они еще оставались в городе. У его отца и дяди были охотничьи ружья, так что людоеды их не беспокоили. Вместе с соседями они охранили двор, собирали по округе все необходимое. Еще неподалеку обосновались военные, но когда начали подниматься мертвые, военные внезапно пропали. Тогда его родители решили покинуть город. Повсюду, куда бы они ни поехали, была одна и та же картина. Везде бродили мертвецы.
   Девятого числа они нагнали автоколонну. Присоединились к выжившим, чтобы найти подходящее место для новой жизни. Десятого остановились на ночлег. Ночью Артем проснулся от стрельбы и криков, было темно, ничего не разобрать. Кто-то стрелял в темноту, кто-то бежал к машинам. Мама схватила его за руку, папы рядом не было, потащила к дороге. В Ладу сели втроем, Артем, мама и папин брат.
   Немного проехали и остановились из-за собравшихся впереди машин. Вокруг кричали, сигналили. Мама вытащила Артема из машины и посадила в багажник. Сказала, чтобы лежал тихо. Скоро стрельба стихла, остались только крики. Кричали очень страшно, Артем зажал уши и долго так лежал, пока не занемели руки. Когда он убрал руки от ушей, чтобы размять кисти, вокруг уже было тихо. Дальше только темнота.
   Сначала он лежал тихо, как сказала мама. Естественно ему было страшно, неудобно. Дышалось с трудом. Артем уснул, а когда проснулся, то не смог больше лежать тихо. Начал вспоминал детские стихи и читать их вслух, потом пел песни, перечислял одноклассников и учителей, звал маму.
   Когда мы сказали Артему, что едем в Кузнецк, то он начал упираться, говорить, что лучше останется здесь. Мы пообещали ему, что это ненадолго, и мы о нем позаботимся. Он спросил, хватит ли у нас патронов на всех мертвецов, услышал утвердительный ответ, добровольно согласился. Мы ему, конечно, соврали, но со всеми мертвецами Кузнецка, воевать и не собирались. В план входило только добраться до торгового центра Гулливер, взять все, что нам нужно, затем вернутся обратно.

Глава 16

  
   *Мантра - (санскр - орудие осуществления психического акта) священный гимн в индуизме и буддизме, требующий точного воспроизведения звуков, его составляющих.
  
   *ДОТ - долговременная огневая точка.
  
   В Злобинку и Сухановку заезжать не стали. На подъезде к Кузнецку наткнулись на занимательную картину. Вокруг домика, стоящего недалеко от железнодорожных путей, суетилась толпа оборванных, полуголых людей. Люди стучали в дверь, в заколоченные изнутри досками окна. Периодически выдавая бессвязные, гортанные вопли. Вид у некоторых из них был забавный. Особенно у одного высокого полного мужчины, в пиджаке, белой рубашке и носках. Штаны и трусы на нем отсутствовали. Мужчина был не одинок в своем выборе стиля одежды. Мы остановились, издалека наблюдая за происходящим в бинокли. Насчитали четырнадцать человек. Четверо вообще без одежды, остальные снизу по пояс голые, лишь одна женщина в широкой юбке.
   - Почему они раздетые? - спросил Катя.
   - К лету готовятся - ответил Сергей.
   Семен, Юля и я усмехнулись, а Катя не обратила на слова Сергея внимания. Буквально через десять секунд, мы узнали истинную причину отказа от штанов и юбок. Мужчина в пиджаке и галстуке, не получив от стука в дверь результата, отошел на пару шагов, присел на корточки и опорожнил свой кишечник.
   - Фу! - Юля брезгливо оторвалась от бинокля.
   - Хорошо быть кисою, хорошо собакою... - начал Семен.
   - Где хочу там писаю, где хочу там какаю - подхватил Сергей, известный детский стишок.
   - Там кто-то из здоровых - сказал я, вставляя боевую, осколочную гранату в подствольный гранатомет.
   - Хватит глазеть - Семен закрыл рукой оптический прицел, через который Сергей рассматривал людоедов. - Пойдем, поможем что ли.
   - Пошли - сказал Сергей, убирая прицел в карман.
   Когда до людоедов оставалось метров сто, они обратили на нас внимание, но переходить к активным действиям они не спешили, только выжидающе замерли на месте. Я прикинул угол, поднял ствол и выпустил в самую гущу гранату. При хлопке выстрела гранатомета все людоеды вздрогнули. Граната взорвалась ближе к правому углу дома. Достала семь людоедов. Четверо замертво упали сразу, одна женщина начала с дикими криками кататься по земле. Двое, визжа, бросились в разные стороны. Те, кого не задело, глядя на своих товарищей, тоже поспешили удалиться. Перебрались через железнодорожную насыпь и скрылись из вида.
   Когда мы подошли, женщина все еще кричала. На секунду, мне стало ее жалко, ведь она не виновата в том, что с ней случилось, но потом я вспомнил, как кричала женщина под окном моего дома, которую живьем ели такие вот жертвы вируса, к тому же, в этом доме их интересовал совсем не холодильник. Семен прекратил ее мучениям.
   - Твою мать! - услышал я голос Сергея.
   Повернулся к нему и увидел, как он старательно вытирает об асфальт правый ботинок. По невнимательности он наступил в то, что оставил после себя мужчина в пиджаке с галстуком.
   - Хорошая примета, к деньгам - сказал я.
   - На хрен они теперь нужны!
   - Что ж ты под ноги не смотришь, лопух! - Семен не упустил возможность поддеть Сергея. - А если бы это мина была?
   - Откуда здесь мины? - пробормотал, уязвленный Сергей.
   - Хозяева! - крикнул я, и три раза стукнул в дверь. - Непрошенных гостей всех разогнали.
   - А вы сами то кто? - послышался из-за двери неприятный, мужской голос.
   - Добрые люди - ответил я.
   - А что вам тут надо добрые люди? - снова спросил голос.
   - Мимо проезжали, решили помочь.
   - Помогли? - спросил голос.
   - Помогли - ответил я.
   - Ну, так езжайте дальше!
   - Ты что там охренел что ли?! - возмутился Сергей.
   Ответа мы не дождались. Приняв молчание за знак согласия, сделали каждому из мертвых людоедов выстрел в голову, развернулись и пошли обратно к дороге.
   - Вот мурло, даже спасибо не сказал - Семена явно обидело поведение аборигена.
   В Кузнецк въехали ближе к полудню. Решили действовать по уже отработанной схеме с небольшими поправками. Сначала мы с Сергеем проверяем дорогу к торговому центру. Потом если все в порядке, возвращаемся и показываем дорогу Семену. Как добраться до торгового центра я припоминал смутно, ясно в памяти всплыло только то, что он находится на улице Белинского, недалеко от пересечения с Красноармейской.
   Мы с Сергеем взяли пикап и отправились на разведку. Вскрыли первый попавшийся на пути газетный киоск, взяли в нем карту Кузнецка и немного мятной жвачки. По городу продвигались медленно. Сорок километров в час, не больше. Повсюду та же картина, что и везде. Вымерший город, сиротливо стоящие дома, брошенные на дороге машины. Погасшие светофоры, веселые, уверенные лица на рекламных плакатах. Местами битые витрины, местами груды мусора в пакетах, которые выбрасывали прямо из окон. Два раза пришлось искать объезд заторов на дороге. Пустые улицы нагоняли мрачное настроение, не спасали даже расцветшие на клумбах тюльпаны. Собак, кошек и прочей живности тоже не было, только в небе на очередной круг заходила большая стая ворон.
   - Что не говори, Кирюха, а есть в анархии плюсы - заговорил Сергей, чтобы хоть как-то взбодриться.
   - Например?
   - Никаких законов, ни тебе полиции, ни охраны. Красота! Бюрократии тоже нет. Не нужно никаких бумажек, военных билетов, паспортов. Меня военком перед армией так достал со справками всякими. А теперь, никто мне не указывает, что я должен делать...
   - Никто, кроме Семена - усмехнулся я.
   - Василич конечно перец еще тот - усмехнулся Сергей - но мужик толковый, дело говорит и никого не заставляет себя слушать. Я вообще тебе про другое!
   Сергей взвился и сильнее надавил на газ.
   - Да, говори, только не гони так.
   - Сколько всего осталось без хозяев! Иди куда хочешь, бери что хочешь.
   - Это хорошо до тех пор, пока не встретим кого-нибудь, кому сильно захочется, что-то взять у нас.
   - Пусть пробуют! - сказал Сергей и еще увеличил скорость. - Я же не про то говорю, что кому-то принадлежит, а про то, что осталось бесхозным. Вот супермаркет этот, например.
   - Следующий поворот на право - сказал я, сверившись с картой.
   - Прикинь, сколько надо было бы там бабла оставить, если бы решили помочь каким-нибудь беженцам!
   - Если бы не эпидемия, не думаю, что мы занимались бы беженцами. Мы бы про них даже и не думали бы, а в принципе итак не думали. Или тебя это когда-то беспокоило?
   - Иди на хрен! Ничего ты не понимаешь. Чтобы ты там не говорил, а анархия это круто!
   Серей повернул направо и еле успел затормозить, чтобы не въехать в толпу анархистов, выстроившихся в очередь, тянувшуюся на квартал, перед супермаркетом. Желающих попасть в торговый центр оказалось больше, чем желающих посетить библиотеку в Сызрани, что не удивительно, учитывая, что торговые центры пользуются больше популярностью.
   Быстро среагировав, Сергей включил заднюю передачу, зацепил бампером одного из мертвецов, уже начавших собираться на перекрестке. Сдал назад метров на триста, остановился. Мы огляделись вокруг, рядом мертвецов не было. А впереди они заполонили всю улицу. Собралось их здесь несколько тысяч. Это по самым грубым подсчетам.
   - Если даже, там кто-то засел из живых, вытаскивать его я не полезу - сказал Сергей.
   - А если красавица с большой грудью? - спросил я.
   Сергей на секунду задумался.
   - Да хоть Анджелина Джоли, все равно не полезу.
   - Давай заберемся повыше и посмотрим, что там - предложил я.
   - Давай - согласился Сергей.
   Подумали, откуда будет лучше видно торговый центр. Выбрали один из многоэтажных домов поблизости. Рядом с домом мертвецов не было, а вот в подъезде нас ждал сюрприз. На входе почувствовали трупный запах. Возле лифта над обглоданным трупом стоял человек. На первый взгляд мертвец. Половина верхней части черепной коробки у него отсутствовала. Торчащий мозг был поврежден и покрыт запекшейся кровью. Но этот мертвец что-то бормотал. Мы подошли ближе. На свет фонарей он никак не отреагировал. Как мантру* мертвец повторял одни и те же слова.
   - Белор, белоз, голбегол, зелбеккор.
   - Что он бормочет? - спросил Сергей, разглядывая вскрытый череп.
   - Не знаю - ответил я. - Интересно, почему он на нас не реагирует.
   Мы с Сергеем переглянулись и без слов бросились к выходу. Если между мертвецами была связь, в чем мы уже убедились, то вполне возможно они сейчас стягивались к подъезду. Солнечный свет ударил по глазам. Вопреки нашим опасениям, возле подъезда было тихо, спокойно и безлюдно. Ничего, не говоря, Сергей сел в пикап завел его, отъехал немного, заглушил мотор, вернулся к подъезду.
   - Что ты делаешь? - спросил я.
   - Сейчас увидишь - ответил он.
   Сергей достал из кармана ручную гранату, затем моток лески из рюкзака. Следом за железной дверью с домофоном, после маленького тамбура, шла застекленная деревянная дверь. Мы вошли внутрь, Сергей закрыл деревянную дверь. К нижней петле, на которой висела дверь, леской он примотал гранату, потом завязал один конец лески на кольце гранаты, а второй конец привязал к нижней петле второй двери.
   - Против трупов мало эффективно - сказал он, когда закончил. - Хотя пару черепушек, может и снесет осколками. Зато мы услышим, если за нами придут.
   - В армии этому научился? - спросил я, завидуя его боевой подготовке.
   - Не, в кино видел - ответил Сергей.
   Снова прошли к лифту. Мертвец так и стоял там, продолжая бормотать.
   - Белор, белоз, голбегол, зелбеккор.
   - Что за хрень?
   Вопрос Сергея был скорее риторическим, и ни к кому конкретно не был адресован, но, вслушавшись в слова мертвеца, я смог на него ответить. Мертвец не переставая повторял:
   - Белор, белоз, голбегол, зелбеккор.
   - Бело-оранжевый, бело-зеленый, голубой, бело-голубой, зеленый, бело-коричневый, коричневый - расшифровал я послание с того света.
   - Что за хнень?
   На этот раз вопрос Сергея был обращен ко мне и требовал конкретного ответа.
   - Это не хрень - ответил я. - Это последовательность проводов сетевого кабеля, для обжима в коннекторе, для компьютерной сети.
   - А-а, ясно - ответил Сергей. - Похоже, она намертво у него башке засела.
   - Покойся с миром коллега - сказал я, поднимая ствол.
   - Стой! - Сергей отвел дуло моего автомата в сторону. - Давай его Олегу отвезем, он же просил труп.
   - Да, давай, совсем из головы вылетело.
   Сергей достал из рюкзака моток тонкой веревки, мы связали руки и ноги мертвого системного администратора. Когда укладывали его на пол, он не сопротивлялся, только громче начал бормотать. Мне стало не по себе. Его монотонный, загробный голос погнал мурашки по коже. Я облегченно вздохнул, когда на третьем этаже его бормотание перестало до нас доноситься.
   Почти все квартиры в доме были заперты. На трех этажах попались несколько открытых дверей, но проверять, что там внутри мы не стали. Тихо на цыпочках, проходили мимо, чтобы подняться на следующий этаж. На крышу попали без проблем. Миновав десятый этаж, открутили проволоку чердачной решетки, на которой она держалась вместо петель, через незапертую, давно разбитую, прогнившую дверь вышли на крышу.
   Осмотрели крышу, чтобы оградить себя от возможных сюрпризов, потом подошли к краю, открывающему вид на торговый центр Гулливер. С этой стороны был виден сам книжный путешественник, о приключениях которого, когда-то написал Джонатан Свифт. Гулливер возвышался вместо первой буквы "Л" своего имени. Был ли это рекламный ход или просто так совпало, но сразу под ним на красной вывеске белело название мифической, южноамериканской страны из золота. Многие путешественники искали эту страну, да так и нашли, а если кто-то и нашел, то он был разумным человеком и никому об этом не сообщил.
   Как бы там ни было, толпа, собравшаяся под ногами Гулливера, состояла отнюдь не из лилипутов. Зомби окружили торговый центр со всех сторон. Считать их не было смысла, как выразился парень из экипажа БМП в Лощево, патронов на каждого не хватит. Всматриваясь в бинокль, я разглядел разбитые окна первого этажа. За разбитыми стеклами, неподвижно стояли все те же мертвецы, много мертвецов.
   - Если там кто-то и был, то их давно съели - рассматривая торговый центр, сказал Сергей.
   - Похоже на то, а это что за покемон?
   - Где? - спросил я
   - Вон там, в проулке слева от супермаркета.
   - Где?
   - Да вон прямо в проулке!
   Я убрал бинокль. Нашел проулок, на который показывал Сергей, посмотрел в бинокль. Там действительно происходило что-то странное. Совершенно голый человек, стоял рядом с тремя мертвецами. На голове у него торчало несколько клочков волос, которые он вырывал правой рукой. Волосы поддавались легко, не оставляя повреждений на коже. В левой руке человек держал небольшой кухонный нож. Сложно было с такого расстояния определить мертвец он или нет. Тело в хорошем состоянии, видимых повреждений нет.
   - Не пойму, мертвец или нет - сказал я.
   - На мертвеца не похож - отозвался Сергей - Но они его почему-то не трогают.
   Человек взял нож, подошел к одному из мертвецов, схватил его сзади за плечи, уложил на землю. Мертвец попытался подняться, но человек положил ладонь на его лоб, мертвец успокоился. Кухонным ножом человек начал резать брюшную полость мертвеца, внизу с правой стороны, орудуя ножом как скальпелем.
   - Что это он делает? - спросил Сергей.
   - Не знаю - ответил я.
   Мы настолько увлеклись происходящим в проулке, что перестали обращать внимание на то, что твориться рядом с нами. Краем глаза я уловил движение слева. Сердце сжалось. Резко оторвался от бинокля, повернулся влево. Ворона села на парапет, поворачивая голову, она разглядывала нас одним глазом. Сергей тоже посмотрел на ворону.
   - Кыш! - громко сказал он.
   Ворона каркнула, лениво сошла с парапета, расправила крылья и, поднимаясь по спирали вверх, исчезла из вида. В небе стая ее сородичей продолжала кружить, высматривая пищу для себя. Мы вернулись к наблюдению за странным человеком. Тот продолжал аккуратно копаться в брюшной полости, спокойно лежащего мертвеца. Через минуту, отложив в сторону нож, человек погрузил в разрез обе руки и достал оттуда печень.
   - Тьфу ты - поморщился Сергей.
   У меня появились рвотные позывы, убрал бинокль от глаз, справился со своим желудком и снова нашел биноклем проулок. Человек в это время внимательно со всех сторон рассматривал извлеченную печень.
   - Прямо хирург - сказал Сергей.
   - И правда...
   Хирург, удовлетворенный осмотром печени положил ее на мертвеца, из которого ее извлек. Взял с асфальта нож и принялся резать себя. Также внизу живота, с правой стороны. Крови не было. Если это и не совсем мертвец, то уже не человек это точно.
   - Стерильность его мало волнует - сказал я.
   - Охренеть - не обратив внимания на мои слова, воскликнул Сергей.
   Хирург тем временем аккуратно продолжал вырезать себе печень. Рядом с ним спокойно стояли два мертвеца, а те, что бесцельно бродили поблизости не обращали на это никакого внимания. Хирург вынул свою печень, брезгливо отбросил ее в сторону, взял печень, безропотно лежащего рядом донора, и поставил на место своей. Следующие пять минут, он копался руками у себя в животе, прямо как филиппинский хилер.
   - Странный какой-то мертвец, я бы его на всякий случай того - Сергей оторвался от прицела.
   Хирург закончил копаться в своем брюхе и замер.
   - А вдруг с ним можно контакт наладить?
   - С кем? - спросил Сергей. - С этим мясником? Наладишь как же, он тебя под нож пустит и вырежет у тебя что-нибудь, сердце или почки.
   - Тоже вариант. В любом случае к нему не подобраться, вокруг толпа мертвецов.
   - Может его отсюда попробовать бахнуть? - Сергей прицелился. - Нет, только спугнем, и гранатой не факт что достанем, надо чтоб наверняка черепушку снесло. Вот блин...
   Расстроенный Сергей пошел к выходу на чердак. Я еще раз посмотрел на хирурга, он так и сидел на асфальте, не двигаясь. Рядом с ним опустилась ворона. Возможно, это была та же любопытная птица, что прилетала к нам. Она походила вокруг разрезанного мертвеца оставшегося без печени, собралась, было улететь, но на свою беду поднимаясь в воздух, пролетела слишком близко от хирурга. Молниеносным движением руки он поймал ее за крыло. Поднес бьющуюся птицу ко рту и, не обращая внимания на перья, начал вгрызаться в ее тело.
   - Интересно, какие вороны на вкус - пробормотал я.
   Оставаться здесь смысла не было. Спустились так же бесшумно, как поднялись. Сергей срезал растяжку, забрал гранату. Наученные горьким опытом, с предельной осторожность вышли на улицу. Тот, кто копался в нашей машине, не сразу нас заметил. Тихо подошли поближе. Сергей с одной стороны, я с другой. На половину, погрузившись в кабину со стороны водителя, в моем рюкзаке копалась девочка. На вид лет тринадцати-четырнадцати. Худенькая, с короткими, покрашенными в красный цвет, торчащими в разные стороны волосами.
   - Плохо без ключей ездить - сказал я Сергею.
   Девочка, услышав мой голос, подскочила на месте так, что ударилась головой о крышу кабины.
   - И не говори - вздохнул Сергей. - Хорошо, хоть не угнали.
   Девочка метнулась в сторону, налетела на Сергея. Видя, что путь к отступлению отрезан, она быстро забралась в кабину, закрыла дверь, нажала на блокираторы сначала одной двери потом другой.
   - Не бойся, бить не будем - доброжелательно сказал Сергей.
   - Вылезай, мы тебя не тронем - подтвердил я.
   - Ага, кто вас знает! Может, вы меня изнасиловать хотите.
   Девушка немного успокоилась, когда мы начали с ней разговаривать, но глаза ее опасливо перебегали с Сергея на меня и обратно.
   - Мы что похожи на банду педофилов? - спросил Сергей.
   - Не знаю - ответила девочка. - А как они выглядят?
   Вопрос поставил нас в тупик.
   - Открывай давай! - повысил голос Сергей. - Или мы сами откроем и тогда, я тебя точно ремнем отхожу.
   - Точно не тронете? - посмотрев на меня, спросила девушка.
   Обреченность в ее глазах, граничила с болью и отчаянием. Я не выдержал ее взгляда, отвел глаза.
   - Не тронем.
   Девочка подняла пеньки блокираторов, села на сидение рядом с водителем, сложила руки на колени.
   - Полезай на заднее - сказал я девочке, когда открыл дверь.
   Она ловко прошмыгнула назад, между кресел и, видя, что трогать ее никто не собирается, немного оживилась, разглядывая нас.
   - Как тебя зовут? - спросил я.
   - Даша - ответила девочка.
   - С нами поедешь, Даша? - спросил я.
   - Куда она денется? - Даша обменялась с Сергеем испепеляющим взглядом, но победила дружба, и никто не сгорел.
   - Куда вы едете? - спросила Даша.
   - Надо в один магазин заглянуть - ответил я. - А потом подальше от города. Туда где нет людоедов, мертвецов и прочей гадости.
   - Вы точно не педофилы? - еще раз спросила Даша.
   - Я точно нет - ответил я. - А вот насчет Сергея не уверен, я смотрю, он любит над детьми издеваться.
   - Да пошел ты! - с отвращением, чуть ли не крикнул Сергей. - Пошли, заберем твоего сисадмина.
   - Почему сразу моего?
   - Ты же с ним общий язык нашел.
   Когда мы клали связанного мертвеца в кузов пикапа, он продолжал без устали повторять свою мантру.
   - Вы что больные? - спросила Даша.
   - Нет - ответил я.
   - Зачем вы с собой этого мертвяка тащите?
   - Раз тащим, значит надо - ответил Сергей.
   - В какой магазин вы едете? - поежившись, спросила Даша.
   - А вот ты нам и расскажи в какой - попросил я. - Нам нужен такой, чтобы там все было, бытовая химия, одежда, продукты питания, желательно еще и мебель.
   - Так это вам в Риал надо - ответила Даша. - Правда я не знаю, что там сейчас делается, я дальше трех кварталов отсюда не ухожу. С тех пор, как эти вонючки оживать начали.
   - Где твои родители? - спросил Сергей.
   - У меня нет родителей - спокойно ответила Даша. - Детдомовская я.
   - Где этот Риал находится? - спросил я.
   - Выезжай на Белинского - обратилась Даша к Сергею - И крути педали прямо, пока не доедем до Манторова, там налево. У вас хавчик есть?
   - Нет - ответил я.
   - Хреново, а то с самого утра у меня жрать нечего. Говоришь, вы меня с собой возьмете?
   - Возьмем, если будешь за речью следить - ответил Сергей.
   - А че такого? - удивилась Даша.
   - Да ничего - ответил Сергей. - Девочка, а разговариваешь, как забулдыга какой-то.
   - Ой, тоже мне интеллигенты нашлись, ну этот еще ладно - Даша кивнула на меня, я поймал ее взгляд в зеркале заднего вида. - А свою рожу, ты давно в зеркале видел?
   Сергей начал закипать, вцепившись в руль, плотно сжал губы, но прежде чем он успел что-то сказать, вмешался я.
   - Ты давай не возникай козявка, а то вернем, откуда взяли и будешь куковать среди своих вонючек.
   Даша обиженно отвернулась. Подвинулась ближе к окну и демонстративно начала разглядывать проплывающую мимо улицу.
   - Куда ты лезешь...
   Сергей хотел наградить бросившегося под колеса мертвеца, крепким словом, но покосился в зеркало на Дашу и удержался. У Даши не получилось сохранить маску безразличия, она улыбнулась, ее глаза заискрились. Прямо по Белинского, проехать не получилось. Нам преградила дорогу вереница брошенных машин. Среди них бесцельно блуждали трупы, толкаясь друг с другом, натыкались на брошенные автомобили. Даже с концом света на улицах российских городов ничего не изменилось.
   Свернули на Московскую, потом возле какого-то парка, повернули на Калинина. Проезжая вдоль парка никого из мертвецов не заметили, а вот ближе к торговому центру, мертвые пусть и не с косами, но в тишине, вдоль дороги выстроились, как почетный караул. По словам Даши, Риал располагался почти сразу за следующим поворотом. Сергей развернул пикап.
   - Думаю, соваться туда, тоже смысла нет - сказал он. - Объедим и посмотрим издалека, что там твориться.
   Сделали крюк. Квартал перед Риалом, так же как и перед Гулливером кишел мертвецами, но здесь их было в разы меньше. Подобрались как можно ближе. Снова выбрали в качестве наблюдательного пункта одну из крыш, Дашу на всякий случай взяли с собой. Обстоятельства постоянно менялись, не все мертвецы спокойно стояли, оставлять ее одну в машине было не безопасно, да и если честно, то имелись опасения по поводу того, что по возвращении мы найдем Дашу и машину там, где их оставили. Особенно после того, как она внимательно наблюдала за тем, как Сергей заводил двигатель, перемыкая провода.
   Снова Сергей поставил растяжку на входе в подъезд, снова не дыша на цыпочках проходя мимо не запертых квартир, поднялись на крышу. Но в этот раз пришлось немного пошуметь. Пока Сергей наблюдал за лестничными пролетами, не появиться ли кто, я с помощью монтировки и крепкого слова прокладывал нам дорогу на крышу. Мне было стыдно за то, что я не смог удержаться от брани при Даше, с которой мы только что провели инструктаж по поводу культуры речи, но боль в защемленном между монтировкой и дверью пальце, оказалась сильнее воспитания.
   Возле этого торгового центра мертвецов было меньше, но все равно много. Только в отличие от Гулливера частично обнесенный забором Риал, еще сдерживал нашествие мертвецов. Окна целы, двери закрыты. Риал стоял не на отдельной площадке, а среди прилегающих к нему частных домов. К основному, двухэтажному зданию из красного кирпича, прилегала пристройка в основном из синего стекла, она то и была обнесена, таким же синим забором. Ворота закрыты, во дворе пусто. В прилегающих дворах зомби тоже не наблюдалось, но огородами грузовик туда не протащить. А если прокладывать дорогу среди собравшихся трупов, то наверняка со всей округи начнут стягиваться остальные.
   - Все не так просто как мы думали - сказал я.
   - А как вы думали? - спросила Даша. - Вонючки теперь повсюду. Надеюсь, вы не будете стрелять, я выстрелов очень боюсь.
   - Я тоже надеюсь, что не будем, во всяком случае, сегодня.
   - Думаешь, есть варианты? - спросил Сергей.
   - Надо подумать, может Семен, что предложит - ответил я.
   - Да это он может...
  

*****

  
   - Чего вы носы повесели? - спросил Семен, когда мы вернулись и рассказали обо всем что видели.
   - Что-что, выходит, зря съездили - ответил Сергей.
   - Почему это зря? - удивился Семен. - Детишек спасли, проветрились, мертвеца для Олега достали.
   - Только из вещей ничего не взяли - сказал я.
   - Не переживайте, завтра возьмем - успокоил нас Семен.
   - Василич, ты уже что-то придумал? - спросил Сергей.
   - Есть пара мыслишек - ответил Семен. - Назовем завтрашнюю операцию, операция "Б".
   - Как гулящую женщину? - спросил Сергей.
   Семен покачал головой.
   - Чтобы никто не догадался, как в фильме? - спросил я.
   Семен опять покачал головой.
   - А почему? - спросили мы с Сергеем одновременно.
   - Потому что бульдозер - ответил Семен и полез в кабину.
   Недалеко от Кузнецка с трассы свернули на кусок ремонтируемой дороги. Рядом с грузовиками, катками и асфальтоукладочными машинами нашли гвоздь завтрашней программы, а точнее бульдозер. Здоровая махина, на больших колесах, с высокой кабиной идеально подходила для плана, который придумал Семен. Надо было только закрыть стекла кабины железными листами, в качестве которых можно было использовать части кузова других машин. Оставалось найти сварочный аппарат и привезти сюда генератор для его питания.
   Обратно возвращались в приподнятом настроении. Даша быстро разговорилась с Юлей, и пока мы ехали они успели рассказать друг другу о своем опыте выживания в постапокалиптическом мире. Даша в очередной раз сбежала из детдома, накануне эпидемии. Гостила у подруги, после восемнадцати той повезло, и положенная ей по закону жилплощадь не ушла в собственность какого-нибудь городского чиновника. Правда, площадь, по словам Даши гораздо меньшего размера, чем положено, но зато своя. Довольное лицо своей подруги Даша видела до тех пор, пока та однажды не ушла в магазин и не вернулась. Избегая встреч с людоедами, а потом с мертвецами Даша ненадолго покидала квартиру, чтобы достать необходимые ей вещи и еду.
   Во время одной из вылазок она услышала неподалеку звук мотора и решила посмотреть, кто это. Это оказался пикап, в котором ехали мы с Сергеем. После того, как мы зашли в подъезд, она хотела проверить, что у нас есть в кабине, и чуть не выдала себя, когда с бешеными глазами мы выскочили обратно. Мы снова вернулись в подъезд, а Даша подождала подольше, потом заглянула внутрь подъезда. Увидела, закрытую стеклянную дверь, дальше не пошла.
   На этой части Дашиного рассказа Сергей вздрогнул, обернулся к ней.
   - На дорогу смотри! - мы с Юлей прикрикнули на него одновременно.
   Сергей, прямо как Семен цокнул, сжал губы и покачал головой.
   - Хорошо, хоть хватило ума дальше не соваться! - сказал он.
   - Что не так? - насупившись, спросила Даша.
   - Ничего - ответил Сергей. - Просто мы тогда, тебя с собой не взяли.
   - Почему это?
   - Лично я твой любопытный нос не стал бы от стены отскребать - ответил я.
   На этом рассказ Даши закончился, пришла очередь Юли, отвечать откровенностью на откровенность. Начало эпидемии Юля пропустила. Вопреки студенческой этике, она начала готовиться к сессии заранее. Обложила экран ноутбука, показывающий электронные страницы Интернета, горой книг и прерывалась только на то, чтобы поесть и уделить внимания внешнему виду. Четвертый курс на факультете экономики и управления, подходил к концу, а обслуживать базы данных в библиотеке, Юля могла и дистанционно.
   На первые сообщения от немногочисленных знакомых, она не обращала внимания. В социальные сети Юля заглядывала редко, телевизор не смотрела, так что дикие крики под окнами на второй день эпидемии стали для нее полной неожиданностью. Отключился Интернет, замолчали телефоны. Да и звонить ей особо было некуда. Бабушек с дедушками она не застала, родителей два года назад сбил пьяный водитель. Первое время выходить на улицу она боялась, но отсутствие воды и продуктов вынудили ее покинуть квартиру.
   В первую же свою вылазку она встретила свою однокурсницу Любу, по той же причине покинувшую свое убежище. Расспросив Юлю, Люба предложила ей объединиться, Юля на свою беду согласилась. Через два часа в дверь ее квартира постучала Люба. Она была не одна, с собой Люба притащила парня, небритого, с неприятным взглядом. Юля рассказывала, а я начинал понимать, почему она так отреагировала на действия Марфы Васильевны.
   С первых же минут пришедшие начали вести себя по-хамски. Как будто это они, а не Юля хозяева в доме. Почти сразу Люба с приятелем по имени Костя напились и затеяли ссору. Чуть не досталось Юле, когда она попыталась их успокоить. Спать Юле пришлось на кухне, ее кровать заняли гости, а находиться в единственной комнате квартиры было не возможно из-за нестерпимого запаха перегара.
   Утром Юля проснулась от того что еще не полностью протрезвевший Костя требовал пива. Лежа на кровати, он орал, чтобы ему немедленно принесли холодную баночку. Любы в квартире не было. Не долго думая Юля собрала самые необходимые вещи, документы, деньги и тихо ушла. Взяла телефон, ноутбук. Несмотря на то, что не было электричества Юля не оставляла надежд на лучшее.
   У Юли имелись ключи от библиотеки, где она работала администратором баз данных. Туда она и отправилась. На лестнице она встретила Любу, которая возвращалась, неся с собой упаковку баночного пива. Та ей что-то начала говорить, но Юле стало настолько противно, что, не вникая в смысл слов однокурсницы, она быстро прошла мимо.
   Через два дня после того, как Юля обосновалась в библиотеке, во время одной из вылазок за водой, она в первый раз столкнулась с людоедами. Возле магазина двое из них, напали на женщину. Людоеды схватили ее и пытались куда-то тащить. Сначала Юля сильно испугалась, но когда увидела, что один из людоедов пытается вцепиться зубами в горло женщины, схватила первое, что попалось под руку, а под руку ей попался кирпич, которым кто-то разбил витрину, и проломила людоеду голову. Вторым людоедом была женщина, увидев, что теперь она одна против двоих, женщина людоед сразу убежала.
   Спасенной от участи быть съеденной оказалась Лидия Петровна. Позже с соседскими ребятишками Димой и Лаурой, которых после смерти родителей приютила Лидия Петровна, она перебралась к Юле в библиотеку. Еще через два дня, Юля спасла Варвару, только теперь Юлин арсенал перерос каменный век, в него вошел пистолет. Так же как и Олег, она сняла оружие с милиционера, который уже не мог им воспользоваться. Ни в кого из людоедов Юля не попала, но выстрелы их распугали, так на чердаке библиотеки стало на одного жильца больше. На чердаке потому, что там не было окон и можно было спокойно, не боясь, что свет привлечет не нужное внимание, зажигать свечи и фонарики, которые натаскала туда запасливая хозяйка.
   Сидеть и ждать у моря погоды Юля не смогла. Обследовав ближайшие улицы, она поняла, что людоедов в этой части города не осталось.
   - Наверное, между ними быстро разнесся слух о девушке с пистолетом - пошутил Сергей.
   - Так, я потом второй нашла и обойму запасную - похвасталась Юля. - Решила взять его для девочек, чтобы они не оставались без защиты в мое отсутствие.
   Продолжая последовательно обследовать район, Юля наткнулась на Марфу Васильевну и Вику в буквальном смысле дерущихся возле продуктового магазина из-за ящика консервов. Марфа Васильевна не хотела делиться, не обращая внимания на замечания Вики о том, что таким толстым коровам как она наоборот надо голодать, чтобы людоеды не положили на нее глаз. К этому времени, Юля стала чувствовать себя увереннее, а пистолет за поясом умножал эту уверенность на два. Успокоив женщин, она предложила им поселиться на просторном чердаке библиотеки, понимая при этом, что с Марфой Васильевной ей придется натерпеться, но та оказалась не такой уж и плохой, она уже почти полюбила ее, но сгоревшая в печи часть диссертации, охладила все теплые чувства.
   До деревни добрались засветло. Еще на подъезде, с пригорка заметили чужие машины на улице, возле нашего склада. Рядом с милицейским уазиком, мигающим синими проблесковыми маячками, стоял черный джип. Что творилось во дворе, отсюда мы не увидели, но со слов встретившей нас Аглаи Федоровны, ничего хорошего.
   К нам пожаловал никто иной как Бояринов Алексей Анатольевич. Предлагать объединиться для наведения конституционного порядка, он не стал. Узнав, от излишне разговорчивого Виталия, совсем недавно приехавшего к нам со своей семьей, о складе, решил конфисковать по его словам не законно хранящиеся единицы оружия. Вместе с Бояриновым приехали три милиционера, плюс довольно известный в районе человек с темным прошлым, Верзилин Петр Георгиевич, директор частного охранного предприятия.
   - Кирилл идите скорее туда - попросила встревоженная Аглая Федоровна. - Твой отец, Олег Викторович и Колька с Андреем взяли оружие, пошли этих иродов остановить. Господи, что же это будет.
   - Не причитай тетка, все нормально будет - успокоил ее Семен.
   - Тетка? Сам-то на себя давно в зеркало смотрел, хрен старый! - взвилась Аглая Федоровна - Ребятушки, пожалуйста, идите быстрее, мало ли что.
   Я достал из рюкзака черную маску, вспомнив наставления Олега. Сергей посмотрел на меня и тоже достал маску. Семен, недолго думая, последовал нашему примеру. Когда мы подошли к складу Бояринов в окружении милиционеров в форме, рассказывал что-то про конституцию и порядок. А здоровенный мужчина, судя по всему - Верзилин, не обращая внимания на предупреждения Олега, ломом, вскрывал наш склад.
   - Василич ты прав оказался, надо решетки ставить и дверь укреплять - в полголоса сказал Сергей.
   - Ты сам эту конституцию хоть раз в руках держал! - крикнул Семен.
   Милиционеры насторожились, Бояринов замолчал.
   - Всем оставаться на местах! - крикнул Сергей. - Жителям Кулешовки немедленно покинуть двор.
   Олег задумчиво посмотрел на Сергея, затем, не спеша, не опуская ствола автомата начал пятиться к калитке. Папа, дядя Коля и Андрей так же, не опуская оружия, вышли на улицу из-за невысокого забора, продолжая целиться в непрошенных гостей. Сергей демонстративно зарядил гранатомет.
   Мы не стали подходить близко. Рассредоточились. Переговоры начали издалека. Сергей остановился в том месте, где возле забора с незапамятных времен лежала куча всякого хлама. Семен отошел к широкому стволу вяза, растущего напротив угла забора. Один я остался без укрытия. Надеяться на доски забора не приходилось, для автоматной пули это не преграда. Отошел подальше, приготовил гранатомет.
   - Кто такие? - громко спросил Верзилин.
   Он уже успел вырвать замок. С ломом в руках, этот огромный человек выглядел очень впечатляюще. Но Сергея его вид совсем не смутил.
   - Лейтенант Ратошин, представитель командования округа - громко и очень убедительно, повысил себя в звании Сергей. - Назовитесь!
   - Какого еще командования? - удивился Бояринов.
   - Немедленно назовитесь! - четко, громко, командным голосом потребовал Сергей.
   - Бояринов Алексей Анатольевич, глава администрации района.
   - Зам главы - поправил его дядя Коля.
   - Теперь глава - с важным видом, заявил Бояринов.
   Похоже, что не только Сергей, пользуясь безвременным отсутствием вышестоящих чинов, пошел вверх по карьерной лестнице. Среднего роста, лет под сорок, с переваливающимся через кожаный ремень животом, Бояринов смотрел на нас с недоумением. От части, потому что не мог понять кто мы, все таки армейская одежда, плюс маски сделали свое дело, от части от того что мы на полном серьезе угрожали его безопасности. Никто при этом не боялся его опричников.
   Мир изменился, и снова, как в далеких девяностых, судьба раздала всем выжившим ваучеры, которые те могли использовать так, как им захочется. Кто-то, как и прежде отдал их "хозяевам жизни", а кто-то в частности жители Кулешовки, включая новоселов, решили создать свое открытое акционерное общество, с той только разницей, что наше общество наделило себя суверенными правами. Правами определять свое внутреннее устройство, и способы урегулирования конфликтов. Мы сами хозяева своей жизни и никакие другие нам не нужны.
   - Капитан Белка Вадим Константинович, начальник РОВД - назвался один из милиционеров.
   Внешность капитана соответствовала его фамилии, фуражка прикрывала густую рыжую шевелюру, а бегающие глазки под козырьком, внимательно ловили детали происходящего.
   - Требую, немедленно прекратить провокацию! - продолжил Сергей. - И покинуть территорию гарнизонного арсенала.
   - Вы откуда вообще нарисовались? - спросил Верзилин, прислоняя лом к стене.
   - Повторяю! - громко, не обращая внимания, на Верзилина говорил Сергей. - Немедленно прекратите провокацию, в противном случае мы вынуждены будем открыть огонь.
   - Лейтенант ты что, вообще охренел? - капитан Белка не на шутку заволновался, его твердый голос не соответствовал ни фамилии, ни внешности, похоже, что годы работы в силовой структуре наложили свой отпечаток. - Ты вообще как со старшими по званию разговариваешь.
   - Твое звание капитан, в армии не имеет силы - ответил Сергей. - Так что засунь свои звездочки подальше, садись со своими ребятами в машину и проваливайте, этих двоих с собой заберите. В случае не выполнения наших требований открываем огонь на поражение!
   Верзилин полез под полу кожной куртки, тут же справа от меня раздался выстрел, от ступенек веранды полетели щепки.
   - Руки! - крикнул Семен.
   Верзилин убрал руки от куртки. Милиционеры вскинули автоматы, к плечу, направив их в нашу сторону.
   - Мужики, не дурите, спокойно садитесь в машины и уезжайте - сказал Олег, целясь при этом в капитана Белку.
   - Да, проваливайте, тут вам не рады! - поддержал его дядя Коля.
   Он уже устал держать ружье на весу, поэтому облокотил ствол на забор, постоянно переводя его с Верзилина, на Бояринова.
   Численное огневое преимущество, наш решительный настрой, и командный голос Сергея сделали свое дело. Метая взглядами молнии, Бояринов с капитаном Белкой, сели в черный джип Тойота. Их взгляды не произвели ни на кого впечатления. Мне больше не понравился взгляд Верзилина, спокойный, внимательный. Сложно было понять, что скрывалось за этим взглядом и это настораживало.
   - Надо их проводить - сказал Семен. - Если вздумают дурить, расстреливайте гранатами.
   Борцы за конституционный порядок уехали, не создав дополнительных проблем. Пешком проводили их до того самого пригорка, с которого открывался вид и на дорогу и на деревню.
   - Один из ДОТов надо делать здесь - сказал Семен, снимая маску.
   - Один из? - спросил я.
   - А ты как думал? Поставим один пулемет, и никто не сунется. Нужно несколько постов, чтобы простреливать все подходы.
   - Думаете вернуться? - спросил Андрей.
   - Возможно - ответил за Семена Олег. - Не сразу, подождут пару дней, максимум неделю, пока мы успокоимся, поостынем, потеряем бдительность и нагрянут, когда их никто ждать не будет.
   - Да ладно! - вырвалось у Андрея.
   - А что? - Олег задумчиво посмотрел в сторону скрывшихся из виду машин. - Я бы так сделал.
  

Глава 17.

  
   Артем с Дашей поступили под начало Лидии Петровны, она была только рада новым хлопотам. Юля рассказала, что сын и невестка Лидии Петровны умерли в первые дни эпидемии, а внуки превратились в людоедов. Отодвигая свою боль на задний план, Лидия Петровна, полностью погрузилась в хлопоты, связанные с детьми.
   Парня с проломленным черепом выгрузили возле дома, который Олег с Аглаей Федоровной начали оборудовать под больничное помещение. Пока они только успели навести в доме порядок, провести инвентаризацию имеющихся инструментов, приборов и препаратов. Трупного запаха от бормочущего тела не было. Олег сказал, что, скорее всего он поднялся еще до того, как начался процесс разложения и, судя по всему, разложение не начнется. Парень все так же безостановочно продолжал неразборчиво бормотать. Только сейчас последовательность проводов заменило одно слово.
   - Ячев, ячев, ячев...
   Мы привязали его к столу, в комнате отведенной Олегом, специально для подобных исследований. Олег послушал его бормотание, безуспешно пробовал найти пульс. Осмотрел проломленный череп. Все это время, мы с Сергеем с интересом наблюдали за его действиями.
   - Ты как будто бы и не рад - обратился Сергей к Олегу, когда мы вышли на улицу.
   - Парень борется, его сознание еще живо.
   - Такое возможно? - спросил я.
   - Сам видишь - ответил Олег. - Я не смогу его резать. Понадобиться еще одно тело, нужен оживший мертвец со следами разложения.
   - Может тебе еще людоеда привезти? - спросил Сергей.
   - Да было бы неплохо.
   Находясь на своей волне, погруженный в размышления, Олег не обратил внимания на сарказм, не скрываемо прозвучавший в вопросе Сергея. Олег похлопал себя по карманам, он так и не поменял свой синий камуфляж на другую одежду. Достал пачку сигарет, повертел ее в руках, но не закурил. Вместо этого протянул пачку Сергею.
   - Пожалуй, вернусь в завязку.
   Сергей посмотрел на пачку, нервно проглотил слюну, но руку, чтобы забрать пачку не протянул.
   - Ладно, оставлю на черный день - сказал Олег и спрятал пачку в карман.
   - Слушай Олег, мы же там такое видели! - вспомнил я.
   - Какое? - спросил Олег.
   Мы рассказали ему про странного, лысого нудиста, сделавшего себе операцию по пересадке печени при помощи кухонного ножа и ловкости рук. Мошенничества быть не могло, мы видели обе печени и разрезанные животы своими глазами. После нашего рассказа, Олег заявил, что обязательно должен поехать с нами и посмотреть на это чудо природы. Я предположил, что чуда может не оказать возле торгового центра, но Олег не хотел ничего слушать. Его желание ехать с нами было непоколебимым. Не хотелось подвергать его жизнь опасности, но все что не делается все к лучшему. Огневая поддержка во время штурма окруженного толпой зомби супермаркета, нам не помешает.
   После ужина Семен, Сергей и я собрались на новоселье в доме Олега. Зажгли керосиновую лампу, в целях экономии только одну, расселись за большим столом. Пили исключительно чай. Завтра предстоял тяжелый день, а это плохое сочетание с тяжелой головой, так что от спиртного пришлось отказаться. К чаю, у Олега нашлась большая пачка овсяного печенья, твердого, но вполне пригодного для употребления. Грызя сладкий десерт, мы приступили к обсуждению ближайших задач.
   Поездку в супермаркет отложили на послезавтра. Новые обстоятельства диктовали условия, пренебрегать которыми не стоило. В срочном порядке, было решено заняться безопасностью Кулешовки. Бродящие между городами и селами людоеды, вытесненные ожившими мертвецами, представители власти, пытающиеся сохранить в новом мире свои позиции, все это вызывало вполне обоснованное беспокойство.
   - Хороший у тебя чай Олег!
   Семен, не спеша, ел овсяное печенье, запивая его маленькими глотками заваренного Олегом чая.
   - Да, теперь придется экономить и пить его только по особым случаям - Олег налил себе еще чая и размешивая сахар сел за стол. - Скоро он закончится, а найти такой же теперь будет сложно.
   - Да - согласился Семен. - А тот, что сможем достать, года через полтора, даже при правильном хранении, все равно потеряет свои свойства.
   - Как же мы без чая? - оторвавшись от кружки, спросил Сергей.
   - Будем решать проблемы по мере их поступления - ответил Семен. - На повестке дня есть вопросы посерьезнее.
   - Василич - Сергей прищурился. - Ты же наверняка что-то придумал.
   - Есть пара мыслишек - ответил Василич, потягивая маленькими глоточками, крепкий, душистый, черный чай.
   - Семен, не томи - попросил я. - Что ты придумал?
   - А что тут думать? - Семен нехотя оторвался от кружки, поставил ее на стол. - Надо ставить всех под ружье. Даже эту находку для шпиона.
   - Ты про Виталика? - спросил я.
   - Да, про него, заодно его надо научить, как держать язык за зубами.
   Семен взял в руки овсяное печенье, вместо того, чтобы его съесть начал крутить в руках, тщательно разглядывая его со всех сторон.
   - Для начала надо провести инструктаж для тех, кто не стрелял из автомата, организовать учебные стрельбы. Народу немного, но что поделаешь. Разобьем всех по парам...
   - На двойки - поправил Семена Сергей. - По парам как-то не очень хорошо звучит.
   - Будь по-твоему - согласился Семен. - На двойки так на двойки. Разбить всех на двойки, составить график и начиная с сегодняшнего дня выставлять караул. Людей мало, так что придется выставлять по два человека, которые будут обходить Кулешовку по периметру и еще одного, чтобы сидел где-нибудь и держал по рации связь, а в случае не выхода караула на связь поднимал тревогу.
   - Вот сирены и пригодятся - сказал Сергей. - Ты Василич голова.
   - Надо думать хотя бы на несколько шагов вперед.
   В свете керосиновой лампы, разглядывая Семена, я заметил, как он преобразился. Встретив тогда в подвале сухого, больного старичка, дорабатывавшего остаток своей жизни сварщиком, я бы никогда не подумал, что в нем спрятан такой потенциал. Да и, наверное, многого нельзя было бы подумать о нас всех, попавших в новые, весьма скверные условия.
   Семен немного поправился, лицо посветлело. С головой, окунувшись в водоворот закрутившихся событий, он приободрился. Сейчас человек, ничего о нем не знавший, вряд ли смог бы предположить, что он тяжело болен. Да и я, честно говоря, тоже в этом засомневался. Отвары Степаниды, хорошо ему помогали. Кашлять он стал меньше, а его трудоспособности и неиссякаемому потоку идей, мы с Сергеем могли только позавидовать.
   - Надо поставить пару огневых точек - продолжил Семен. - Одну на пригорке у дороги, вторую под прикрытием одного из домов на холме. Я тут небольшой план набросал.
   Семен достал из кармана сложенный вчетверо лист бумаги, развернул его, и нашим глазам открылась четкая схема деревни. На ней прямоугольниками были отмечены все до единого дома. Высоты, обозначенные скоплением кругов, как на срезе у дерева, река и четкие жирные, закрашенные кружки на местах, предлагаемых для укреплений. У Кулешовки река поворачивала и текла параллельно дороге, вдоль восточной стороны деревни. Дорога от трассы подходила с севера, на юге и востоке на удалении примерно в триста метров начинался лес.
   - Первый ДОТ поставим здесь прямо у дороги - начал рассказывать Семен, водя не заточенным концом карандаша по бумаге. - Второй здесь на возвышении, так возьмем под контроль подход к деревне с юга и с востока, со стороны реки. Через крыши, очень хорошо можно будет все простреливать, я посмотрел. Нужны два добровольца на пулеметы, натаскаем немного, что бы дома с той стороны по неумению не продырявили. На случай ночной тревоги снабдим точки осветительными ракетами, взяли с военного склада мало, но чем богаты. Будем надеяться, что к нам никто не пожалует. Третью точку оборудуем в одном из домов, на западной окраине, там, где обычно стреляем, чтобы прикрыть подход с запада. Туда бы тоже хорошо людей посадить, но... Сделаем, оснастим, законсервируем. Открывать будем только по тревоге, в случае надобности, ключи можно у дежурного хранить. Хорошо бы еще с той стороны заминировать, завтра свяжусь с Лощево, может у них сапер есть.
   - Ты Семен Васильевич, прямо основательно все продумал - подивился я фундаментальному подходу Семена.
   - Еще не все - сказал, Семен. - Точек можно понаставить, сколько влезет, а вот кто будет на них дежурить? Это больной вопрос, вылечить который у меня не получилось. Ночью дежурить придется по трое. Днем, в нормальную погоду с хорошей видимостью и двоих хватит
   - Если привлечь кого-то из девчат, то можно собрать три тройки. Женщина может сидеть на связи - предложил Сергей.
   - Связной пункт можно устроить как раз вот здесь - я ткнул пальцем в дом в центре, возле, которого Семен планировал поставить пулемет.
   - Пока у нас все складно, получается - подвел итог Семен. - Завтра надо собрать остальных и узнать их мнение. В идеале получить согласие.
   - У такого дела должен быть руководитель - заговорил до сих пор молчавший Олег. - Чтобы все организовал, за порядком и дисциплиной следил, по-армейски говоря - старшина.
   - Как говорили у нас в армии - усмехнулся Сергей. - Инициатива имеет инициатора.
   - А что - сказал я. - Ты Семен Васильевич человек, умудренный опытом, смекалки тебе не занимать, тебе бы свой проект и возглавить.
   - Тоже мне нашли инженера - отмахнулся Семен. - Олег ты же на учете в военкомате как врач стоял?
   - Стоял - улыбаясь, ответил Олег.
   - Какое у тебя звание? - спросил Семен.
   - Капитана, на последних сборах дали - ответил Олег - Только сборы эти по большей части до одного места, а в армии я не служил.
   - Олег врач - вмешался я. - В случае если будут раненые, ему надо будет ими заниматься, а не командованием.
   - Сплюнь - посоветовал Олег.
   Я сплюнул, три раза постучал по столу. Огонек в лампе дрогнул, на стене медленно качнулись из стороны в сторону наши тени. У меня в кружке ничего не осталось, я поднялся, взял еще горячий чайник, налил себе чая, спросил, будет ли кто-то еще. В ответ все дружно протянули ко мне пустые кружки. Удовлетворив всех страждущих, вернулся на свое место.
   - В общем, Семен Васильевич - сказал я. - Тебе не отвертеться, принимай командование.
   - Что это ты меня по отчеству начал называть? - усмехнулся Семен.
   - Исключительно из уважения.
   На следующее утро решили устроить общий сбор, чтобы донести нашу идею до односельчан, и получить отзывы, возможно даже негативные, но на этот счет загадывать ничего не стали. Что будет, то будет. Разработку плана действий на выезд в Кузнецк, отложили на завтрашний вечер. В эту ночь несение караула досталось нам с Сергеем, как самым молодым. Взяв автоматы с боеприпасом и ручную сирену, в девять ноль-ноль заступили на пост. Семен, сегодня ночью остался в доме Олега на связи. Еще днем он достал со склада большой ящик с мощной радиостанцией и начал вспоминать, давно прошедшие армейские годы.
   В дальнейшем, караулы должны стать круглосуточными. Утверждение графика и состава смен, отложили до завтрашнего дня, когда будет известно количество согласных принять участие в создании общей системы безопасности.
   Тихо, не включая фонарики, чтобы не выдавать наше местоположение, мы принялись обходить вверенную нам территорию. С наступлением темноты, закрытые ставни не пропускали свет. Взобравшись на холм, разделявший Кулешовку на две части мы осмотрели место, где Семен предлагал сделать укрепление и поставить пулемет. Даже в темноте, под светом звезд, отсюда хорошо просматривались подходы к деревне. Сергей посмотрел вниз, в ту сторону, с которой к Кулешовки подходила дорога, и спросил.
   - А это что за огонек?
   Я тоже посмотрел в этом направлении. Это был дом моей бабушки, куда мы временно поселили женщин. Свет горел в окне летней кухни. С окна, выходящего на заднюю часть двора дед, когда-то снял ставни, чтобы поставить новые петли, да так и не поставил. Заболел, а потом решили, что и так неплохо. Из-за высокого, глухого забора в этой части, с улицы ничего не видно. С холма, разглядеть, что там твориться можно только в бинокль, но если ни у кого из соседей оптики не было, то Сергей, задавшись вопросом все ли у женщин в порядке, достал свое средство наблюдения.
   - Ух ты! - воскликнул она глядя в оптический прицел.
   - Что там? - спросил я.
   - Сам посмотри, не пожалеешь.
   Я достал бинокль. Сразу поймал огонек. В кухне на столе стояла керосиновая лампа, хорошо освещая то, что творилось рядом. Угла обзора хватило, чтобы увидеть пол, стоящий на нем тазик, а в тазике женскую фигуру. Обнаженную, стройную и всю в мыле. Голову из-за угла обзора разглядеть не удалось. По фигуре было ясно, что это кто-то из молодых девушек.
   - Как думаешь, кто это?
   Меня немного мучили угрызения совести. Я вспомнил Алену и хотел оторваться от бинокля, но вопрос Сергея заглушил в полголоса бормотавшую во мне совесть и я продолжил наблюдать.
   - Любо Юля, либо Варвара, у Вики грудь поменьше - ответил я.
   - Да грудь что надо! - отозвался Сергей.
   - Интересно кто же.
   Девушка зачерпнула воды ковшиком из ведра, стоявшего на печке. И перед тем как полить себя, смывая мыло, присела, чтобы не расплескивать воду по всему полу. Это оказалась Юля. В тот момент, когда я увидел лицо, совесть почему-то громко заявила о себе, пришлось убрать бинокль от глаз, дабы сохранить душевное равновесие и не испытывать более противоречивых чувств.
   - Хватит глазеть - сказал я Сергею, отчасти позавидовав его бесстыдству, отчасти осудив. - Катя если узнает, она тебе задаст.
   - Катя - со вздохом повторил ее имя Сергей. - Но мы же ей не скажем, а то ведь и Алена может узнать?
   - Не скажем - проявляя мужскую солидарность, ответил я.
   Двинулись дальше. Пошли к дороге. По пути зашли на склад проверили новый замок. Лом, который оставил Верзилин все так же стоял возле двери. От греха подальше, я убрал его в сарай, немного нашумел, заслужив немой укор Сергея. Когда подходили к дороге на пригорке, лаем разразился Терминатор, единственная собака в Кулешовке. Легким бегом вернулись обратно, завернули к дому Аглаи Федоровны.
   Терминатор погавкал-погавкал и успокоился. Нас он встретил мирно. Проверили двор. Посмотрели окрестности. Ничего. Немного посидели во дворе дома напротив. Похоже ложная тревога. Может зверь какой-нибудь. Прошли первые полчаса, по рации нас вызвал Семен. Мы договорили держать связь каждые тридцать минут.
   Семен сообщил нам, что ему удалось настроиться на нашу чистоту и пользуется он не маленькой, по его словам детской, магазинной рацией, а настоящим военным прибором. Мы порадовались вместе с Семеном, завершили сеанс связи, спустились к реке.
   - У вас с Катей отношения не ладятся? - спросил я, когда мы подошли к воде.
   - Да ну ее - Сергей посмотрел на темную воду. - Ты знаешь, Кирилл, мне кажется она со мной только потому, что других вариантов нет.
   - С чего ты взял? - спросил я.
   - Да ей то одно не так, то другое. Переделать меня пытается, достала уже. Не нравится ей, как я себя иногда виду, лексикон у меня, видите ли, невозможный, да и дело даже не в этом.
   - А в чем?
   - Понимаешь, нельзя мужчину каждый раз тыкать надо то, надо это, надо немедленно, не делай так. Тьфу!
   - Да, ладно, мне кажется, ты на нее наговариваешь.
   - Ага, наговариваю - Сергей тяжело вздохнул. - Это она когда вы рядом, спокойная и покладистая. Нельзя так. Мама моя всегда это знала. Никогда на отца с порога не накидывалась с делами и проблемами. Сначала кормила, давала отдохнуть, а потом ненавязчиво говорила, что неплохо бы сделать что-то из ремонта, или купить. И уж тем более, никогда не заявляла ему, что он чмо болотное, и на гламурных принцев не похож.
   - Катя, что тебе прямо так и сказала?
   - Не совсем - ответил Сергей. - Но смысл того, что она говорила, сводится к этому. Не могу я так.
   - А ты Кате не пробовал объяснять, что так нельзя?
   - Пробовал - сквозь зубы ответил Сергей. - Ответила, что не мне ее учить.
   - Да, так действительно нельзя - поддержал я Сергея. - Двойные стандарты до добра не доводят.
   - Не хочу я об этом говорить - отмахнулся Сергей и пошел вдоль берега в гору, к дороге.
   Эта ночь обошлась без происшествий. Утром, перед тем как начать общее собрание, выпили с Сергеем по чашечке настоящего крепкого кофе. Пили с особым смаком, с сознанием того, что кофе, чай и других вредные, но вкусные продукты остались в ограниченном количестве, производить и перевозить их теперь некому, а у того, что мы сможем доставать сами, рано или поздно истечет срок годности. Но пока искорка угасающего мира еще сверкает, мы сполна наслаждались ее теплом и светом.
   Вопреки всем нашим опасениям, мужская половина односельчан одобрила нашу идею. Да и не удивительно, учитывая последние события. Дядя Коля, хоть и назвал нас масонами, но дал свое согласие на участие в организации и поддержании безопасности. Папа, как всегда молчаливо покивал головой, а вот глаза Андрея загорелись. Последнее время Андрей умирал от скуки, а тут появилась возможность не только развить бурную деятельность, но и приносить пользу. Он всегда был энергичным любознательным парнем, а тут без электричества, в информационной изоляции он начал закисать. Когда Андрей узнал, что есть мощная рация, то сразу изъявил желание научиться обращению с ней. В его лице Семен нашел ученика и помощника. Как сложится их сотрудничество, покажет время.
   На собрании я первый раз увидел Виталия. Нашего нового соседа. Сказать честно, он мне сразу не понравился. Рост ниже среднего, при этом он еще сутулился, темные волосы, острый нос, маленькие бегающие глазки, вялое рукопожатие. Соглашаться на участие в реализации предложенного плана он не спешил, но после намека на то, что никто никого в Кулешовке не держит, все же присоединился к нам.
   Нашлись две представительницы женского пола нам в поддержку. В том, что вызовется Катя, лично я не сомневался. Второй к моему удивлению стала Марфа Васильевна. Оказалось, что до эпидемии она работала надзирателем в тюрьме. Ее желание научится обращению с автоматом и рацией било через край. Семен провел общий инструктаж по пользованию рацией. Где нажать, что повернуть. Вроде бы все поняли, в том числе и я. Углубленный курс для Андрея и Марфы Васильевны наметили на послезавтра. Работы на ближайшее время накопилось предостаточно, разделив обязанности, мы занялись каждый своим делом.
   Сергей долго, недовольно бубнил, что в жизни нет справедливости, и нам с ним снова досталась самое тяжелое. Пока Семен с Олегом, занимались обеспечением, поставленного под ружье, личного состава оружием, мы с Сергеем, взяли в руки лопаты и пустые мешки. Нам досталось возведением долговременных огневых точек. До обеда мы честно врывались в землю, набивая мешки землей и камнями. По схеме Семена, надо было вырыть еще окоп уходящий под холм для безопасного передвижения в случая нападения со стороны леса. Но после того как плотно подкрепились, приготовленным Аленой обедом, бессонная ночь взяла свое. В животы приятно улегся плов с курицей, ласковое, майское солнце пригрело сонные головы, мы прилегли на оставшиеся пустые мешки, чтобы немного вздремнуть.
   Дважды меня будил вой сирены. Первый раз я поднялся посмотреть, в чем дело. Оказалось учебная тревога. Второй раз, проснувшись, я толкнул Сергея и предложил продолжить работу.
   - Спи негр, солнце еще высоко - сказал Сергей, не открывая глаз, и повернулся на другой бок.
   В моем сонном мозгу мелькнула мысль, что Сергей явно, что-то перепутал, но задумываться над этим я не стал. Лег обратно на мешки и провалился в сладкий сон. В начале шестого вечера нас растолкал Семен. Браниться не стал, но напомнил, что завтра у нас полно других дел и надо бы сегодня с укреплениями закончить.
   Пока мы спали, были проведены широкомасштабные учения. Сначала стрельбы, потом два раза поднимали всех по тревоге. Учили занимать позиции, поражать из укрытий цели. Первым разом Семен остался доволен, но работы по подготовке предстояло провести еще немало. Обещал, как следует погонять и нас с Сергеем. Еще Семен рассказал о сеансе связи с Лощево. Все прошло гладко, по расписанию. В Лощево порядок, Петр Терентьевич просил мне передать, что про норматив он все еще помнит и ждет меня в гости. И сапер у них нашелся, обещали помочь.
   После пары чашек кофе мы вернулись к работе. К девяти, два углубления в земле обложенных мешками были готовы. На пригорке у дороги и на холме у пустующего дома. Предстояло еще установить пулеметы, укомплектовать точки гранатометами, осветительными ракетами и патронами, а так же сделать навесы. Все это наметили на послезавтра.
   Графики дежурств не утвердили окончательно, зато напарников в двойках для караула определили быстро. Семен и в этот раз поступил мудро. Нас с Сергеем разлучать не стали, чем мы вполне остались довольны. Папа с дядей Колей тоже хорошо ладили, Андрея определили уже к стреляному Олегу, а Семен взял себе в напарники Виталия. Перед Катей и Марфой Васильевной поставили задачу посменно обеспечивать связь с караульной группой. Под штаб хотели определить дом на холме рядом с огневой точкой, но Сергей предупредил о том, что если вероятный противник захочет накрыть пулемет, штабу тоже достанется. В итоге перенесли рацию в дом стоящий чуть ниже. На схеме ДОТа Семен добавил карандашом продолжение окопа, подведя его к штабу. Когда он это делал мои пальцы, натруженные лопатой, загудели. Сергей скорчил кислую мину, махнул на все рукой и пошел ужинать.
   Вечером снова собрались у Олега. Чтобы разрушить миф о масонской ложе, позвали дядю Колю, к тому же, нам нужна была его помощь в прорыве к торговому центру. План, предложенный Семеном, заключался в следующем. Обшив бульдозер железом, чтобы зомби не смогли навредить водителю, расчистить с его помощью дорогу к торговому центру.
   Сразу за бульдозером должен был ехать грузовик, кабину тоже планировалось обшить железом, а борта кузова сделать выше. Нам с Сергеем досталась уже привычная задача, найти подход к центру, забраться внутрь и в нужный момент открыть ворота. Бульдозер, убрав зомби от ворот, должен освободить дорогу грузовику. Тут начиналось самое сложное. Открыть ворота будет просто, а вот закрыть их под напором зомби будет немного труднее. Насколько труднее покажет только практика. В Кузове грузовика поедут Олег, Катя и Юля, отстреливая всех желающих влезть без билета, в последствии оказывая огневую поддержку нам с Сергеям.
   - Нужен водитель бульдозера - в заключении сказал Семен.
   - Грузовик въедет в ворота - сказал дядя Коля, рассматривая начерченный карандашом план торгового центра с прилегающей территорией. - А бульдозер куда девать?
   - Бульдозеристу надо будет сначала загородить бульдозером проход, пока не закроют ворота, а потом подождать пока мы загрузим грузовик.
   - Дядя Коля, как насчет того, чтобы с нами поехать? - спросил я.
   - Это что? Торчать среди этой нечестии? - спросил дядя Коля. - Нет, я на такое не согласен.
   - Не бойся Николай Дмитриевич - начал успокаивать его Семен. - Замурую так, что будешь, как у Христа за пазухой.
   - Нет, что не говорите, а с вами я не поеду - уперся дядя Коля.
   - Дядь Коль, помнишь ты говорил когда-то, что золотой портсигар хочешь? - спросил я.
   - Было дело...
   Халява страшная сила. Устоять перед ней могут единицы, но нам повезло, и дядя Коля оказался не из них. Пообещав ему всяческих материальных благ, мне удалось уговорить его поехать с нами. Не факт, что там есть золотой портсигар, но я надеялся, что эквивалент найдется и все останутся довольны. Подъем запланировали на шесть утра. В семь отправление в Кузнецк. В эту ночь, несмотря на утвержденный состав караулов, чтобы все задействованные в завтрашней операции "Б" выспались, на пост заступили папа и Виталик, Марфа Васильевна отвечала за связь. День предстоял не из легких, немного понежившись с Аленой, несмотря на дневной сон, я быстро уснул.
  

Глава 18.

   Проснулся от шума. Открыл глаза и сразу подскочил с кровати, потому что понял, что это стрельба. В просвет между шторами проникал утренний свет. Громкие очереди равномерно грохотали где-то поблизости. Перебравшись, через встревоженную Алену, быстро натянул штаны, майку, ботинки, схватил автомат и выскочил на улицу. Стреляли со стороны дороги. По пути столкнулся с Сергеем. Их с Катей дом располагался на противоположном конце единственной улицы, по эту сторону холма. Встретились мы с ним ровно на полпути.
   Поднялись на пригорок к огневой точке, и увидели, как Виталик, спокойно без суеты посылал очереди из крупнокалиберного пулемета, куда-то в сторону трассы. За спиной Виталика, не прячась, в полный рост стояли папа с Семеном. Мы с Сергеем подошли и убедились, что стрельба учебная. Во время перезарядки ленты, Сергей спросил:
   - Сами не спите и другим решили не давать?
   Семен посмотрел на часы и ответил:
   - Вставать пора. Хватит дрыхнуть! Через час выдвигаемся.
   Чуть позже выяснилось, что идея с испытанием пулемета принадлежала Семену. Вчера он лег рано, под утро проснулся и больше заснуть не смог. Чтобы как-то себя занять предложил караульным взять со склада пулемет и довести огневую точку до ума. Когда все было готово, подошло время подъема участников поездки в Кузнецк. По этому случаю решили убить сразу двух зайцев. Частично, цели были достигнуты. Пулемет успешно опробован, деревня разбужена, а вот в зайцев так и не попали. Зверьки скрылись после первой пробной очереди. Вслед за нами подтянулся Олег, так же как и мы в штанах, майке, с автоматом в руках.
   Виталик на удивление умело управлялся с пулеметом. Когда учебная стрельба окончилась, Виталик рассказал, что в армии он служил в составе экипажа БМП, оператором-наводчиком. В то время у государства были деньги на армию, и стрельбы проходили регулярно в течение всего двухгодичного срока службы. Ощутив свою полезность, Виталик преобразился. Повеселел, стал более открытым в общении. Реакция окружающих не заставила себя ждать. Казалось, что все начали воспринимать его как "своего". Мне он тоже стал больше нравиться. Воспрянувший духом человек, заразившийся энтузиазмом в организации обороны, сейчас мало походил на того мутного субъекта, с которым я совсем недавно познакомился.
   Со времени начала эпидемии, я научился видеть во всем положительные стороны. Жить стало намного труднее, поэтому без концентрации на ближайших целях, без позитивного настроя, можно впасть в депрессию, а там и спиться недолго.Вернувшись к выгребным ямам, туалетам на улицах и подвесным умывальникам, я заскучал по старым, пусть и криминогенным, коррумпированным, но добрым и цивилизованным временам. Однако, руки целы, ноги на месте, голова соображает, крыша над головой есть, желудок от голода не урчит и это очень даже неплохо.
   Поднялись мы с Сергеем на десять минут раньше, зато нам не пришлось принимать участие в погрузке генератор и сварочного аппарата, которые караульные так же от нечего делать затолкали в кузов Урала. Аппарат, папа с дядей Колей прихватили вместе с генератором, когда навещали лесопилку. Хозяин лесопилки пропал еще до эпидемии. Слухи на эту тему ходили разные. Кто говорил, что посадили за финансовые преступления, кто-то, что посадить не успели, потому что пустился в бега, но самая распространенная версия, это то, что покоится он в одном из болот, за то, что не вернул долг одному авторитетному человеку.
   После того, как позавчера сам увидел, как этот авторитетный человек умело орудовал ломом, при вскрытии нашего склада, в последнюю версию уверовал и я. Сначала эпидемии никто из работников на лесопилке не появлялся. Сторож, в прошлом ударник социалистического труда, ныне беспробудный пьяница, отдал, доставшееся ему по счастливому стечению обстоятельств, имущество за пятилитровый баллон самогона, десять банок тушенки и тридцать литров солярки. Генераторов на лесопилке было два, один специально для сварки, второй общего назначения. Второй генератор, сторож предусмотрительно оставил себе, взяв к нему дополнительного топлива. Солярки эти аппараты едят прилично. По началу вообще просил пятьдесят литров, но дядя Коля сторговался на тридцать, а за баллон соленых огурцов и обещание помочь с продуктами в будущем, сторож отдал сварочную маску и пять пачек электродов.
   По технической части мы были полностью укомплектованы. В семь часов, наша автоколонна в составе двух автомобилей, выдвинулась в сторону Кузнецка. За два километра до пробки, которую нам пришлось растаскивать накануне, встретили машину. Старую белую Ниву. Мигали, сигналили, но Нива не остановилась. Когда поравнялись, увидели, что впереди сидела пара, мужчина и женщина. На заднем сидении двое детишек. Проехав мимо нас, водитель увеличил скорость. Нива быстро вышла из зоны видимости. Нам осталось только пожелать доброго пути вслед.
   За полтора дня ничего не изменилось. Кусок дороги, где мы нашли бульдозер, остался таким же не отремонтированным, техника все так же стояла без дела, а вокруг тишина и мирное спокойствие благоухающей весны. Трава потянулась к солнцу, а там, где трассу не защищали от ветров лесопосадки, появились цветы. Зажелтела мать и мачеха, опередив своих сестер и собратьев, кое-где белым, весенним снегом на поля упали лютики. Насекомые засуетились, заботясь о своих микро делах, как обычно участвуя при этом в размножении дающих им пищу растений. Все природные системы, отлаженные за миллионы лет, работали исправно, только одна под названием "люди" дала сбой.
   Генератор запустили прямо в кузове. Вывели выхлоп между бортом и тентом, вытащили сварочный аппарат, протянули кабели. Провели замеры. Пока дядя Коля резал болгаркой выбранную для экзекуции спецмашину, мы осмотрелись вокруг.
   Тишь да гладь, кроме нас ни души. Ни живой, ни мертвой. Олег попросил показать нам место, где мы встретили его коллегу, лысого хирурга. Дядя Коля и Семен немного поворчали, что им вдвоем придется железо таскать, но потом сказали, что это к лучшему. Помощь таких бездельников, как мы скорее навредит, чем принесет пользу.
   По дороге в Кузнецк снова увидели людоедов, как и позавчера плясавших вокруг дома, возле железнодорожных путей. Был среди них и высокий, полный мужчина в пиджаке, галстуке и без штанов. Сергей остановил пикап, достал свой прицел.
   - Старый знакомый - сказал Сергей, разглядывая людоедов. - Из-за него мне пришлось ботинки мыть. Что поможем еще раз этому мудиле невоспитанному?
   - Кому поможем? - спросил Олег.
   - Хозяину дома - ответил я. - Он людям не очень-то рад. Серега, думаешь, ему нужна помощь?
   Сергей проверил подсумок с боезапасом. Взял автомат и вылез из машины.
   - Нужна, не нужна - сказал он - без разницы, людоедов надо отстреливать.
   Мы выбрались из машины. Немного понаблюдали за людоедами.
   - Сейчас сделаем по-другому - сказал Сергей. - Обойдем их слева. Проберемся ближе, вдоль насыпи, чтобы никто не ушел. Сегодня пятнадцать рыл, а позавчера было четырнадцать, надо всех уложить, может если еще поблизости кто-то есть, то у них пропадет охота сюда соваться.
   Никто не стал возражать. Сделали крюк. Перебрались через насыпь там, где людоеды не могли нас видеть. Пригибаться не пришлось, высоты насыпи хватало, чтобы идти в полный рост. Шли по траве, чтобы не шуметь щебенкой. Насчитав восемьсот шагов. Сергей осторожно поднялся по насыпи, так чтобы над рельсами приподнялась только голова. Спустился обратно, сказал, что надо пройти еще метров семьдесят и тогда окажемся прямо напротив людоедов.
   - У них перерыв - сказал Сергей. - Как только заберемся на насыпь, увидите две группы, большая часть у дверей уселась. Четверо ближе к нам под окнами. Двое бродят рядом. Гранаты надо экономить, еще пригодятся, так что обойдемся одной. Я пускаю гранату в тех, что у двери. Потом добиваю уцелевших, ты Кирилл бери тех, что под окном, пока поднимутся, успеешь нескольких уложить, Олег ты стреляешь, лучше, бери двоих отщепенцев. Сигналом будет выстрел моего гранатомета, не ждите, пока граната долетит. Все ясно?
   - Ясно - ответил я.
   - Все ясно - ответил Олег.
   Забрались на насыпь. Возле дома все было так, как сказал Сергей. Основная масса собралась возле двери, еще четверо уселись под окнами ближе к нам. Двое, с недовольными лицами ходили из стороны в сторону рядом, не приближаясь ни к одной из групп.
   Хлопнул гранатомет Сергея, мы с Олегом одновременно открыли огонь по обозначенным целям. Вместе с разрывом гранаты упали два людоеда от наших с Олегом выстрелов. Эффект неожиданности сделал свое дело, все людоеды полегли до того, как успели пуститься наутек. Сделав контрольные выстрелы, чтобы мертвые не ожили, мы не стали вызывать на общение хозяина дома. Сразу вернулись к пикапу.
   У торгового центра Гулливер, ходячих мертвецов сегодня было меньше. Забрались на ту же крышу, что и в прошлый раз. Осмотрели окрестности. На том месте, где хирург делал себе операцию, никого не было, только если как следует всмотреться в бинокль, можно увидеть остатки съеденной им вороны, а чуть дальше валялась оставленная за ненадобностью, замененная печень.
   - Это интересно - сказал Олег, не отрываясь от бинокля. - Почему именно печень? Хотя, он мог и других органов в себя натолкать, пока никто не видит.
   - Мог - согласился Сергей.
   - Печень один из немногих органов, которые могут восстанавливаться даже при остаточном объеме в двадцать пять процентов - задумчиво сказал Олег, разглядывая мертвецов в бинокль. - Возможно, это нужно ему для регенерации, но гадать можно сколько угодно.
   - А еще, какие органы восстанавливаются? - спросил я.
   - Кожа - ответил Олег. - Еще ногти, волосы, иногда кончики пальцев. Печень еще участвует в кроветворении, правда это у плода, но я не удивлюсь, если тот, кого вы видели смог запустить и этот процесс. Поймать бы его, обследовать.
   - Ну уж нет - Сергея передернуло - Я к такому пока он шевелится подходить не стану!
   - Я тоже! - сказал я.
   Хирурга не нашли, зато еще раз проверили дорогу к Риалу. Ничего не изменилось. Пометили маршрут на карте, для Семена и дяди Коли. На улицах ведущих к торговому центру все осталось по-прежнему, а вот у самого Риала, мертвецов прибавилось. Возможно, там внутри действительно кто-то был, однако активности он никак не проявлял. Двери и окна закрыты, движения внутри не видно.
   Объехали торговый центр за квартал. Встретили троих мертвецов медленно идущих в сторону торгового центра. Определили место, откуда можно начать продвижение к Риалу. Два дома с небольшим промежутком между заборами. Здесь было все тихо. Отсюда дворами подберемся к задней части торгового центра, а там будем действовать по ситуации.
   К тому времени, как мы вернулись, Семен с дядей Колей закончили обшивать железом кабину бульдозера. Им пришлось прибегнуть к помощи девушек. Катя загнала в ладонь две металлические занозы и была очень недовольна. Сергей не подошел к ней, чтобы как-то успокоить или помочь с занозами, а она вообще не обращал на него никакого внимания.
   Юля немного смущенно, попросила нас еще раз проверить кусты в лесопосадке рядом с нами, что мы с Сергеем и сделали. Вокруг все было так же тихо и спокойно, как два часа назад. Удаляющейся в кусты Юле посоветовали не убирать далеко пистолет. Скорее в шутку, но в каждой шутке, как известно, есть доля правды. Юля остановилась, замерла на секунду, потом достала из-за пояса пистолет и с ним в руках удалилась в кусты.
   Дядя Коля сменил очередной круг на болгарке и принялся дальше раздевать асфальтоукладчик. Когда заканчивал, попросил придержать, а потом опустить на землю лист железа. Он предназначался, для того чтобы поднять и без того высокие борта Урала. Береженого, бог бережет, как говорится. Дядя Коля выдал нам тряпки, чтобы мы не обожгли руки. Только мы поставили лист на землю, как со стороны трассы к нам повернул черный джип. У меня появилось ощущение, что эпидемия коснулась не только людей, но и техники, черные джипы оказались живучее остальных, но возможно имелась и другая причина, например предпочтениях уцелевших водителей.
   К тому времени, как джип подъехал, все похватали оружие и рассредоточились. Катя ушла подальше, за бульдозер стоявший последним в череде дорожно-строительной техники, дядя Коля остался возле асфальтоукладчика, так чтобы в случае чего можно было за него спрятаться, Семен снял сварочную маску и отошел к кабине Урала. Сергей с Олегом стали по обе стороны КАМАЗа, с давно остывшим асфальтом в кузове. Юля еще не вернулась.
   Джип остановился в десяти метрах от нас. Из него вышли трое мужчин. Если лица Александра Николаевича и его телохранителей, оставляли место для размышлений и догадок по поводу их принадлежности, то лица этих троих однозначно говорили о том, что избранный ими путь лежал далеко за пределами законности. Одеты они были в спортивные костюмы, у всех укороченные автоматы Калашникова. В глаза сразу бросалась яркого цвета обувь. Отойдя от классического, брутального стиля, они надели синие, красные и желтые кроссовки. Кроссовки были дорогими, с логотипом известной фирмы, но выглядело это забавно.
   Несмотря на грозный вид нежданных гостей, разговор получился спокойный и проходил в доброжелательном тоне, причем с обеих сторон. Мужчины в ярких кроссовках поприветствовали нас, поинтересовались, кто мы и откуда. Им ответил Семен. Сказал, что мы из Лощево. Отряд снабжения, обеспечивающий многочисленных выживших. Прежде чем отвечать на другие вопросы, Семен поинтересовался, с кем мы имеем дело. Мужчины ответили, что они обыкновенные, заботящиеся о своих интересах, мирные граждане, что увидели с трассы живых людей и решили пообщаться. Больше всех говорил мужчина в желтых кроссовках. На среднем пальце левой руки у него была татуировка в виде перстня с черепом. Когда он начал подробно расспрашивать нас о том, что твориться в Лощево, из кустов слева от нас, справа от приезжих, вышла Юля. Она так и не убрала пистолет за пояс. Выйдя на дорогу, она посмотрела на нас, не опустивших оружие и тоже подняла пистолет, целясь в мужчину с татуировкой на пальце. Тот замолчал, обернулся к ней и в этот момент раздался выстрел.
   Звук выстрела донесся со стороны трассы. Юлю толкнуло влево, и она упала на землю. Я успел увидеть, как лицо мужчины с перстнем озлобилось, и он беззвучно, одними губами выругался. Еще одна пуля угодила в кабину Урала, рядом с Семеном. Тут же из кустов с правой от нас стороны дороги, ударили автоматные очереди, Олега спасло то, что он после первого выстрела, как по команде упал на землю. Сергея от пуль прикрыла кабина КАМАЗа.
   Сразу за очередями из лесопосадки, припавшие к земле Олег и дядя Коля, расстреляли мужчину с перстнем, а так же того, который стоял у него за спиной. Запоздав на мгновение, присоединился я. Стоявший слева от джипа уже успел поднять ствол. Я выбросил руки с автоматом вперед, выстрелил очередью. Было страшно, не посмотрев, попал я или нет, развернулся на сто восемьдесят градусов, сместившись за каток. Тут же присел.
   Еще одна автоматная очередь на этот раз слева подняла дыбом асфальт рядом с Сергеем. Несколько пуль ударили в кабину КАМАЗа. Сергея не задело, он сразу спрятался за кабину. Я высунулся из-за вала катка и выпустил очередь наугад. Не угадал. Рядом просвистели прилетевшие в ответ пули. Примерно удалось определить, откуда стреляли. Копаясь в подсумке в поисках гранаты, я спрятался обратно за вал катка. Вовремя. Чуть дальше того места, где я сидел, из щебня поднялись три фонтанчика, один из небольших камушков неприятно ударил в лицо.
   Нашел гранату, вставил в подствольник. Огляделся по сторонам, тем временем Семен заполз под Урал, и с моей позиции его не было видно. Катю с Сергеем я тоже не видел, но слышал как не жалея патронов, со своих позиций они поливали очередями кусты справа. Олег забрался под колеса КАМАЗа и высматривал, того, кто стрелял со стороны трассы. Дядя Коля съежился возле асфальтоукладчика. От стрелков справа, его закрывала асфальтоукладчик, слева каток, а от стрелка с трассы лист железа, который мы с Сергеем поставили, облокотив на асфальтоукладчик. Защита не надежная, но, по крайней мере, за ней его не было видно. Он сидел без движения, боясь пошевелиться. Я его прекрасно понимал. Сам, вжавшись в вал катка, набирался смелости, чтобы дать отпор стрелку слева.
   Сергей и Катя прекратили стрельбу. Сергей мельком выглянул из-за кабины КАМАЗа, с левой стороны, тут же ударила очередь, попала в кабину и колесо. Баллон под покрышкой зашипел, и кабина медленно начала наклоняться. Сергей тут же спрятался. В этот момент выглянул я, и успел заметить шевеление кустов. Стрелок приближался. Опережая возможное перемещение, я выставил подствольник в нужное положение и нажал на спуск. Через две секунды, граната взорвалась в лесопосадке.
   Все стихло. Так же ярко светило солнце, не обращая внимания на занятых своими делами людей. Мерно шумел генератор в кузове. Рядом с бульдозером, так же безразлично гудел трансформатор сварочного аппарата. Теплый ветерок обдувал мое лицо. Только птицы встревоженные стрельбой, поспешили отлететь подальше, и там, на повышенных тонах принялись обсуждать происходящее.
   Катя дала еще несколько очередей в сторону лесопосадки. Одновременно с этим Сергей зигзагом кинулся к кустам. Возле обочины рядом с ним поднялся одинокий фонтанчик щебенки. Сергей нырнул с дороги на обочину, как в воду. Перекувыркнулся, исчезнув в кустах. Олег под КАМАЗом развернулся ко мне лицом, подавая знаки. Сначала показал на лесопосадку с моей стороны, потом провел ладонью полукруг. Махнул мне как спортсмену, ожидавшему на старте, высунулся из-за спущенного колеса и начал стрелять в сторону лесопосадки с моей стороны. Не знаю, правильно ли я его понял, но, недолго думая, бросился к деревьям. В меня никто не стрелял.
   Три секунды отдышавшись под толстым стволом дерева, я выглянул, и начал внимательно всматриваясь в пространство перед собой. Плохая видимость из-за распустившейся зелени нагнала на меня еще больше страху. Справа, в той стороне, куда ушел Сергей, снова послышались автоматные очереди. Я вздрогнул, припал к земле и, пытаясь разглядеть перед собой хоть что-нибудь, пополз вперед. Стрельба стихла.
   Не останавливаясь, я полз вперед. Оползая густой куст, наткнулся на тело недавнего оппонента. Под его шеей растеклась лужа крови. Нащупывать пульс было бесполезно, с моей стороны из его горла торчал осколок. Я поднялся на ноги, пригнулся и так пошел в сторону трассы.
   Стрельба стихла. По моим прикидкам трасса была уже недалеко, когда справа, где-то совсем близко раздался одиночный выстрел. Я присел на корточки, гуськом подобрался к краю лесопосадки. На той стороне кроме веток и листьев ничего разглядеть не удалось. Почти не дыша, я пытался увидеть хотя бы что-то: движение, какое-нибудь темное пятно, но безуспешно. Через две минуты я вздрогнул еще от одного выстрела. Стреляли близко. Буквально на коленях заполз обратно в посадку, а потом снова начал продвигаться в сторону трассы.
   Еще один выстрел, похоже, что с той же позиции. В ответ несколько одиночных выстрелов из автомата. Снова я выбрался к дороге и снова ничего не смог увидеть. Хотел достать бинокль, но понял, что рюкзак остался в машине. Сдерживая досаду, лег на живот и пополз к дороге. Здесь дорожное полотно сантиметров на семьдесят поднималось. Я подполз вплотную к краю. Поднять голову не было сил, она как будто налилась свинцом. Сердце бешено колотилось, руки потяжелели.
   Меня окружали тишина и ложное спокойствие. Здесь не щебетали птицы, только еле уловимый, далекий шум генератора, да легкий шелест листьев. Несколько выстрелов из автомата резанули по ушам. Стрелявший приближался. Что-то стукнулось об землю, я уже было подумал, что попали в стрелка, хотел высунуться и посмотреть, но несколько мягких ударов подошвы об асфальт, заставили меня сильнее вжаться в землю. Прямо через мою голову, кто-то в зеленых кроссовках спрыгнул на обочину. До того, как он успел скрыться в кустах, я перевернулся на бок, выстрелил ему в спину. Попал.
   Человек в зеленых кроссовках выронил из рук винтовку с оптическим прицелом и упал на землю. Несколько минут я лежал без движения. Потом все-таки нашел в себе силы и приподнял голову над асфальтом. Никто в меня не стрелял, но чтобы не искушать судьбу, быстро вернулся в исходное положение.
   - Серый! - крикнул я, в надежде, что Сергей меня услышит.
   - Я за него! - по другую сторону дороги отозвался Сергей.
   - Я подстрелил одного, с винтовкой! - крикнул я.
   - И я тут одного нашел.
   Кто-то вскрикнул, похоже, что от боли. Затем снова раздался голос Сергея.
   - Встать сука! Сколько вас?
   Еще один крик боли. Ответил кричавший Сергею или нет, я не услышал.
   - Говорит, что больше никого! - крикнул Сергей. - Смотри у меня тварь! Кирюха, сгоняй к трассе, посмотри что там. Должен быть еще один джип.
   На всякий случай, так же ползком я вернулся под зеленый покров. Прополз рядом со стрелком. Голова его была повернута вправо, лицом ко мне, его остекленевшие глаза смотрели мимо. На секунду мне показалось, что он сейчас приподнимется для того, чтобы меня укусить. Немного отполз в сторону, уткнул ствол в его лоб и выстрелил. Добрался до трассы. Там под прикрытием деревьев стоял еще один черный джип, тоже Тойота. Ни в джипе, ни рядом с ним никого не было.
   Подходить к джипу и осматривать его, я не стал. Легким бегом вернулся обратно. Там, Сергей уже рассматривал трофейную винтовку. Рядом с ним, с завязанными за спиной руками сидел молодой парень, в армейском камуфляже. Кроссовки ему почему-то не выдали, на ногах у него были старые потертые берцы. По словам парня, выходило, что в живых остался только он один. Всего было семь человек. Трое лежали возле джипа, один покоился в кустах, по которым стреляли Катя с Сергеем, один с осколком в шее, еще стрелок с винтовкой и сам пленный. Быстро прошлись по посадкам с обеих сторон, сделав так, чтобы мертвые не поднялись. Собрали оружие и патроны. Нашли так же четыре рации на порядок выше, чем те полу игрушечные, которые имелись у нас.
   Стрелок маскировался хорошо, но вот снайпером не был, благодаря этому Юля хоть и лежала без сознания, но была еще жива. Пуля попала в правое плечо. Олег сказал, что рана серьезная, задета кость, пуля засела в ране. Отсутствие мастерства у человека в зеленых кроссовках спасло и Семена.
   - Чего вы вообще приперлись? - Сергей ткнул парня прикладом, в окровавленный бок.
   Рана у него была не серьезная. Пуля прошла по касательной, содрала кожу, но смертельной опасности не представляла. По крайней мере, так сказал Сергей, Олегу было не до пленного, он занимался Юлей, что-то ей вколол и делал временную перевязку.
   - Просто посмотреть, а там по обстоятельствам - прокряхтел парень.
   На вид это был обыкновенный солдат срочник. Короткие, недавно начавшие отрастать волосы, армейский ремень, стоптанные ботинки.
   - А что они тебе кроссовки не выдали? - разглядывая парня, спросил Семен.
   - Да кто их знает, из них половина отморозки, особенно те, что в городе остались.
   - А что же ты с отморозками повелся? - спросил Сергей.
   - А что мне было делать? Никого не осталось. Эти вот - парень кивнул на тела у джипа. - Еще ничего, с ними пообщаться можно нормально, а остальные...
   - Тебя как зовут? - спросил дядя Коля.
   - Леха - ответил парень.
   - И сколько, Леха, там еще отморозков осталось?
   - В городе двое, там у них что-то вроде штаба, малина как они говорят.
   - Как-то ты Леха легко "своих" сдаешь - усмехнулся дядя Коля.
   - Да какие они мои, они же вообще отморозки - уткнувшись в землю, пробубнил Леша.
   - А чего же ты за них воевал тогда? - спросил Семен.
   Леша ничего не ответил. Потупив взгляд, он смотрел в землю.
   - Они полные отморозки - повторил он. - Они там женщин в подвале держат, почти не кормят, говорят диета, и насилуют постоянно.
   - Сколько женщин, где держат? Конкретнее! - тут же потребовал Семен.
   - Трех. Вы меня не убьете? - спросил Леша.
   - Это мы еще посмотрим - ответил Сергей. - Рассказывай, давай.
   Олег закончил перевязку поднялся и подошел к нам.
   - Ее надо срочно отвезти обратно, надо делать операцию.
   - Может больница какая-нибудь в Кузнецке подойдет? - спросил я. - Туда ближе.
   - Ты знаешь, где там больницы? - задал встречный вопрос Олег.
   - Нет. Он знает - ответил я, кивнув на Лешу.
   - Да знаю одну - тут же оживился Леша. - Там мертвецов почти нет.
   Олег задумался. Посмотрел на лежащую без сознания Юлю.
   - Нет - твердо сказал он. - В Кулешовке все готово, там я знаю что есть, где что лежит и Аглая Федоровна поможет. А сколько мы в Кузнецке с подготовкой провозимся еще неизвестно. Надо ехать обратно.
   Перед отъездом Олег быстро осмотрел рану пленного, сказал, что ничего серьезного, надо обработать перекисью и перевязать. После того, как отправили Юлю обратно в Кулешовку, пленного перевязали, и Семен вернулся к допросу. Лично у меня не было никакой личной неприязни к этому парню, но воспринимал я его не иначе, как пленного. Кто знает, чтобы он с его друзьями отморозками делали бы с нами, в случае окажись удача на их стороне. Если бы стрелок в зеленых кроссовках не выдал бы себя раньше времени и не подставил бы подъехавших к нам на джипе, ситуация сложилась бы не в нашу пользу.
   - Зачем он в Юлю выстрелил? Ему что своих не жалко? - спросил у Леши Семен.
   - Да откуда я знаю! Я с Вано по кустам пробирался. Чего она вообще с пистолетом Михалу за спину зашла?
   - А зачем вы по кустам пробирались? - спросил Семен.
   Леша не ответил. Сергей с силой ткнул Лешу в перевязанный бок. Застонав, Леша упал на колени.
   - Если бы его дружки успели подобраться ближе, возможно сейчас бы допрашивали кого-то из нас - разглядывая тела у джипа, сказал Сергей.
   - Давай рассказывай, где эта ваша малина и что там творится - сказал Семен, когда Леша перестал стонать и поднялся на ноги.
   - Это между улицами Рабочей и Ленина, в детском саду.
   - Почему именно в садике? - спросил Сергей. - Не могли лучше место найти?
   - А что? - пробубнил Леша. - Там забор вокруг высокий, решетки на первом этаже, много вещей полезных, продукты, да и магазин рядом универсальный. Мы оттуда много всего натаскали.
   - Ладно, проехали - остановил его Сергей. - Давай дальше. Кто там?
   - Бэха с Мерсом, самые отморозки, Михал их из-за этого никуда не берет.
   - Любители немецкого автопрома что ли? - спросил Семен.
   - Вроде того - ответил Леша. - Они постоянно спорят, какая марка круче БМВ или Мерседес, иногда до драки доходит.
   Олег с Катей забрали пикап, чтобы отвезти Юлю в Кулешовку. Кровь удалось остановить, но Юля не приходила в сознание. Мы все переживали за нее, но надо было закончить то, что начали. К шестнадцати двадцати борт нашего грузовика стал выше. Теперь даже живому, здоровому человеку будет трудно забраться на тент или в кузов, при активном сопротивлении изнутри. Листы железа Семен приваривал по периметру не вплотную друг к другу, оставляя небольшие промежутки, сантиметров по двадцать, чтобы в случае чего можно было вести огонь по особо назойливым мертвецам. Для жесткости конструкции листы он соединил полосами жесткого железа, нарезанными из различных частей четвертуемой техники. Дядя Коля посетовал на то, что на резку металла ушло много дисков. Мы с Сергеем пообещали ему, что обязательно разорим первый попавшийся магазин стройматериалов.
   Про себя я отметил, что в чем-то Сергей прав, в анархии есть плюсы. Бери что хочу. Но только в том случае, когда обществом, ввергнутым, в это состояния были созданы материальные ценности, в данном случае техника, инструмент вроде шлифовальной угловой машинки и дисков к ней. Вот только хорошо это до тех пор, пока запасы не истощатся. Трудно будет жить без материальных благ и инструмента для их создания, а для производства нового, потребуется организация труда, упорядоченное производство. Производству потребуется охрана от других групп анархистов. Как минимум, квалифицированных работников, необходимо будет поддерживать в работоспособном состоянии, и обеспечивать продуктами питания. В общем, появится все, что стало основой возникновения государств. В противном случае - деградация и вымирание.
   - Ну что, господа-товарищи? - спросил Семен, сворачивая кабель сварочного аппарата.
   - Что? - спросил я, помогая Сергею грузить сварочный аппарат в кузов.
   - Что-что - передразнил меня Семен. - Немчуру бить поедем?
   - Кого? - спросил Сергей.
   - Ну, этих, как их там, Бэху с Мерседесом.
   Услышав клички, Леша поежился. Все это время он связанный сидел на асфальте, рядом с катком. Не зная о наших намерениях в отношении него, он был готов сотрудничать не то что на все сто, а на двести процентов как минимум. Для поездки в город взяли один из джипов и Урал. Оставлять грузовик с генератором и сварочным аппаратом в кузове посчитали не оправданным риском.
   - И как же мы их оттуда будем выкуривать? - спросил я, разглядывая в бинокль здание детского сада, из окна квартиры в доме напротив.
   Машины оставили за четыре квартала, в проулке между домами, чтобы засевшие в двух этажном здании детсада не знали о нашем присутствии. Окна на первом этаже были заклеены газетами. Леша указал на четыре окна, которые изнутри были наглухо забиты досками, чтобы не было видно света керосиновых ламп. За одним из забитых окон находилась комната, в которой предположительно сидели Мерс и Бэха.
   - Может, подождем, когда стемнеет, проберемся через крышу? - предложил Сергей, указывая рукой на железную лестницу, поднимающуюся по стене.
   - Там дверь хорошая - сказал Леша. - Просто так не открыть. Услышат.
   - Попробуем по-другому - сказал Семен.
   План Семена понравился всем сразу. Особенно нам с Сергеем. Вернулись к машинам, закрыли в джипе связанного по рукам и ногам Лешу. Чтобы воплотить в жизнь задумку Семена, пришлось повозиться. Возникли проблемы с авто-сигнализацией и зажиганием, не раз пожалели, что с нами нет Кати, изучившей этот вопрос досконально, но как говориться, терпение и труд все перетрут.
   Через два часа, когда солнце опустилось на столько, что почти задевало верхушки домов, перед детским садом бок о бок, пронеслись две иномарки. За рулем темно-синего БМВ шестой серии сидел я, Сергею же достался цвета мокрого асфальта Мерседес-Бенц. Нам пришлось тянуть жребий, по утверждению Сергея, Мерседес это представительская машина, рассчитанная на солидность и комфорт, а БМВ больше предназначена для молодежи и гонок. Семен чуть не отвесил ему подзатыльник. По мнению Семена, в данном случае это не имело никакого значения. Но мне почему-то тоже хотелось сесть за руль именно БМВ более молодежной машины, несмотря на то, что гонки предстояли бутафорские. В результате все решил жребий.
   Проехав два квартала от садика, мы повернули на второй круг. Мне пришлось сбросить скорость из-за отсутствия опыта управления такой машиной, я побоялся не вписаться в поворот. Сергей, то ли обидевшись, то ли приняв гонку слишком близко к сердцу, чуть не вылетел на тротуар. Опыт пошел ему на пользу и на следующих трех поворотах он притормаживал, но все равно шел впереди. По задумке Семена, перед садиком мы должны были немного притормаживать, чтобы машины можно было разглядеть из окон, но чувство скорости охватившее, по-видимому, нас обоих, опьянило, и мы отклонились от намеченного плана.
   Успокаивая себя перед очередным поворотом, я представил, как сейчас плюется Семен, в сердцах обзывая нас последними словами. Посигналил фарами Сергею, вырвавшемуся далеко вперед, он понял и притормозил. На третьем круге мы, как и было задумано, сбросили скорость, сократив разрыв, и так проехали мимо детского сада. На четвертом все повторилось, но возле сада ничего не менялось. Двери оставались закрытыми, а Семен с дядей Колей так и сидели, притаившись за углами по обе стороны. На пятом меня вдруг что-то дернуло изнутри, и я понял, что затея проваливается.
   Как только мы вывернули, я сильнее нажал на газ, потом отпустил педаль, выдавил сцепление, на свой страх и риск, включил четвертую передачу. Обошел Сергея на прямой дистанции. Подъезжая к саду, включил пятую и как следует, нажал на газ. Был соблазн попробовать шестую ступень, но взлететь в мои планы не входило, детский сад быстро остался позади и я начал постепенно сбрасывать скорость, свернув только в следующий, после условленного, поворот. Вернувшись к садику, я увидел стоящий рядом с оградой Мерседес. Перед парадным входом над двумя лежащими на земле, со сведенными за головой руками, мужчинами стояли Семен и дядя Коля. Сергей был внутри. Как потом рассказывал Семен, когда я вырвался вперед один из мужчин, почти что с детской радостью на лице выбежал, размахивая руками, со словами:- "Я же говорил!".
   Женщин в подвале было только две, точнее одна женщина немного за тридцать с крашенными в черный цвет волосами и светленькая девочка лет тринадцати. Третья женщина умерла от побоев три дня назад. Прижимая девочку, по имени Оля, к себе, Марина, работавшая раньше воспитательницей в этом саду, с недоверием смотрела на нас. Семен заверил их, что никто их трогать не будет, и предложил поехать с нами в Кулешовку.
   - Мы согласны - за двоих ответила Марина. - Все же лучше чем, здесь, с этими уродами!
   - Что с ними будем делать? - спросил Сергей, кивнув на Бэху с Мерсом.
   - Идите во двор к Николаю - сказал женщинам Семен.
   - Мужики у нас тут компания начинает собираться! Давайте быстрее - крикнул с улицы дядя Коля.
   - Отвечать честно - встав над головами, уложенных в холле отморозков, спросил Семен. - Женщин насиловали.
   - Насиловали - промычали оба.
   Марина это услышала, обернулась в проходе и с ненавистью в глазах сказала.
   - Это они Кристину до смерти забили!
   - Все на улицу - сказал Семен. - Отходим к машинам.
   Мы с Сергеем вышли. За нашими спинами с небольшим промежутком хлопнули два выстрела. За оградой, глядя на нас голодными глазами, стояли четверо зомби, с разных сторон подходили еще с десяток жаждущих человеческой плоти. Задерживаться не стали, оставили все мысли забрать припасы из садика. Быстро отстреливая попавшихся на пути мертвецов, вернулись к машинам.
   Когда Оля увидела Лешу, то сжалась и в буквальном смысле спряталась за спину Марины.
   - Что это она? - спросил Семен у Марины.
   - Он ее... - Марина запнулась. - Он над ней надругался.
   - Так я ж это... - начал оправдываться Леша, пока Семен вытаскивал его из машины - Ну... Я же думал она потом со мной...
   Семен развязал ему ноги, взял его за связанные руки и отвел в сторону, к стене.
   - Да она же почти взрослая, ей четырнадцать лет, посмотри на нее мужики.
   - Ей тринадцать и она ребенок! - зло, сквозь зубы сказала Марина, прижимая к себе Олю.
   - Мужик ты че? - громко спросил Леша, округлив глаза на поднимающийся ствол автомата.
   - По машинам - дал команду Семен и все начали рассаживаться.
   Марина с Олей сели к нам с Сергеем в джип, дядя Коля на пассажирское место в грузовик.
   - Мужики не надо! - заскулил Леша. - Не надо мужики! Я же хотел...
   Автоматная очередь оборвала его мольбы.
   Никто ничего не сказал. Никто не посмотрел на Семена или на оставшееся позади тело. Только я не удержался и обернулся, когда мы отъезжали. С застывшим взглядом и связанными руками Леша лежал возле стены. Семен не сделал выстрел в голову, скорее всего специально. В последствие, никто не осуждал Семена за то, что он сделал. Об этом вообще старались никогда не вспоминать.
  

Глава 19.

   На обратном пути забрали пикап и второй джип. Решили, что машины на ходу, с хорошей проходимостью и ключами зажигания, станут прекрасным дополнением к растущему хозяйству. Внутри нашлись патроны, восемь гранат, немного провизии и четыре мобильные рации, намного лучше тех полу игрушечных, которые имелись у нас. В Кулешовку вернулись около десяти часов. Нас встретил слепящий свет фар трактора, который отец с Виталиком поставили к огневой точке, чтобы в случае надобности обеспечить освещение, и предупредительный выстрел в воздух. Караул этой ночью усилили. Андрей и Катя обходили деревню, Марфа Васильевна практически переехала в дом отведенный под штаб.
   Сразу по приезду расспросили про Юлю. Олег провел операцию, сейчас ее состояние было тяжелым, рядом с ней постоянно сидела Аглая Федоровна. Юле потребовалось переливание крови. С одной стороны можно было бы сказать, что ей повезло, но на самом деле помогла Юлина предусмотрительность, в ее паспорте стояла группа крови. Хотя, что касается второй части, то тут определенно была доля везения, Марфа Васильевна точно знала свою группу, и она совпадала с Юлиной. Но об удачном исходе говорить было рано.
   Поездку в Кузнецк пришлось отложить. Без Олега провернуть дело с супермаркетом не представлялось возможным, а он не мог уехать, пока состояние Юли не улучшится, но времени даром мы не теряли. На второй день после перестрелки на трассе, приехал Петр Терентьевич с двумя саперами. Они заминировали подход к деревне с запада. За их помощь поделились патронами и провизией. Семен с большой неохотой отдавал патроны со склада, но делать было нечего, уговор есть уговор. К тому же, это стало неплохим началом сотрудничества.
   Мы в свою очередь составили карту минного поля, расставили знаки, женщины провели инструктаж с детьми, по поводу того, где можно гулять и играть, а где нельзя. Семен предложил забрать второй генератор с лесопилки, прожекторы, которые имелись там в наличии и вообще все, что может пригодиться. Забрать вместе со сторожем, сделать его почетным пенсионером и назначить ему паек, чтобы никто не остался в обиде, а там и к дело можно приобщить. Предложение Семена было принято. Лишний генератор в хозяйстве не помешает, а прожекторы помогут не остаться слепыми котятами в случае ночного нападения.
   У Лидии Петровны прибавилось подопечных, но теперь ей помогала Марина. В детском саду она проработала почти десять лет и умела обращаться не только с маленькими детьми. По ее словам взрослые, особенно мужчины, мало отличаются от детей, иногда это трагедия. Сил, смекалки, а иногда и ума прибавлялось, а поведение и психика оставались на том же уровне, что в свою очередь порождало немало проблем.
   Сергей вторую ночь спал в доме Олега, перенес туда почти все свои вещи. С Катей они перестали даже разговаривать, и давать какие либо комментарии по этому поводу отказались. У нас с Аленой наоборот все было хорошо и с каждым днем становилось лучше. Маму, конечно, опечалил тот факт, что еще на неопределенное время мы с Аленой не сможем перебраться в дом бабушки, но она только хмурилась, не говоря ничего вслух.
   Варвара стала наведываться к Олегу, предлагая различную помощь. Подменяла Аглаю Федоровну, дежурившую возле Юли, готовила. Аглая Федоровна сначала даже немного приревновала, но потом, видя к чему идет дело, дала свое молчаливое благословение и успокоилась. С момента первого разговора, он стал к ней более доброжелательным. Олег переживал потерю жены и детей, он не спешил завязывать новые отношения, но не вооруженным глазом было видно, что ему приятно общество Варвары.
   Утром на третий день, я вышел из дома и отправился на очередное дежурство, чтобы сменить отца с Виталиком. Они неплохо поладили, попросили поменять состав караулов и теперь заступали вместе. Когда я проходил мимо пустующего дома, мой взгляд зацепился за старый турник. Не знаю, кто жил в этом доме раньше, он опустел до того, как я родился. Кто-то сделал турник на просторном дворе, закрепив между двумя деревьями кусок трубы. Ниже, таким же способом приделали брусья.
   Я бодро зашел во двор, прислонил к дереву автомат, подпрыгнул и ухватился за перекладину. Обещание, данное Петру Терентьевичу, надо было сдержать, и не упасть в грязь лицом, но как бы я не старался, давно отвыкшие от физкультуры мышцы отказывались поднять меня более трех раз. Не дошел даже до личного, школьного рекорда.
   Завтра обязательно сделаю больше. С этой мыслью я дошел до поста у дороги. Там в одиночестве сидел Сергей, скользя скучающим взглядом по линии горизонта. Увидев меня, он немного повеселел и рассказал о том, что состояние Юли улучшилось и она пошла на поправку, так что завтра можно будет ехать в Кузнецк. Мое настроение тоже поднялось, я еще мало знал Юлю, но мог с уверенностью сказать, что она хороший человек и переживал за нее, а вот известие о поездке меня немного встревожило. Не то чтобы напугало, но появилось внутри какое-то тяжелое, гнетущее предчувствие. Мне на секунду подумалось, что неспроста две попытки провалились. С одной стороны третья обещала быть удачной, с другой предыдущие могли быть предупреждением, о том что лимит везения исчерпан. Стараясь отделаться от этого наваждения, я предложил Сергею расстрелять в качестве тренировки несколько трофейных магазинов, которые мы нашли в доставшихся нам джипах.
   Утром на следующий день выехали пораньше. До куска ремонтируемой дороги доехали быстро, а вот дальше пришлось плестись почти с черепашьей скоростью. Бульдозер не гоночная машина и выжимать из него по максимуму побоялись. Как говориться тише едешь, дальше будешь. Солнце, грело по-летнему, на небе почти не было облаков, лишь небольшие белые разводы на синем фоне. Приятный ветерок обдувал лица, через открытые окна, настроение у всех было хорошее. Состав группы остался тот же, только вместо Юли, ехать с нами вызвалась Варвара, причем она настояла, чтобы стрельбе из пистолета ее обучил именно Олег. Кроме пикапа взяли еще джип, на случай если машину, на которой мы с Сергеем подъедем к супермаркету, придется оставить. А так как пикап стал для нас родным, выбор пал на трофейный транспорт.
   До Кузнецка доехали без пробок и происшествий. Первое нас не удивительно, второе порадовало. Проезжая мимо дома с неприветливым хозяином, возле железнодорожных путей, людоедов не заметили. Двери все также оставались запертыми, окна заколоченными.
   План оставили без изменений. На джипе мы с Сергеем провели дополнительную разведку, но за три дня ситуация в районе супермаркета Риал совсем не изменилась. Машину оставили, на пересечении улиц Дарвина и Калинина. Глядя на то, как Сергей достает рюкзак, я улыбнулся и на этот раз не забыл сделать то же самое. Не особо спеша, дворами, стараясь избегать столкновений с зомби, начали пробираться к супермаркету. Где прошли легко, где пришлось, пригибаясь, красться вдоль заборов.
   Перелезли через очередной забор, окружавший небольшой одноэтажный дом, с верандой и палисадом во дворе. Оставалось уже немного. Прислонившись к стене дома, не сговариваясь, сделали передышку перед последним рывком.
   Я ровно, глубоко вдохнул. Нервное напряжение, ходьба гуськом и преодоление заборов давались мне нелегко. Выдохнуть так же ровно мне не дал нервный тычок локтем в ребра. Я посмотрел сначала на расширенные глаза Сергея, потом туда, куда он смотрел. Над двухметровым, деревянным забором торчали голова и грудь человека. Руками он держался за забор и, как мне показалось, ехидно улыбался.
   Голова скрылась, мы еще не успели подняться на ноги, а через забор уже переваливался мертвец, которого подталкивали две руки. Мертвец упал в небольшой палисад, засаженный цветами. Не дожидаясь, пока безбожно уничтожающее цветы тело поднимется, Сергей выстрелил ему в голову. Мертвец затих. Над забором вновь возникла уже знакомая нам голова и теперь, я готов был поклясться, что ее обладатель ехидно улыбался. Сергей прицелился, но голова скрылась, и через забор перевалился еще один мертвец.
   - Он что издевается? - возмущению Сергея не было предела.
   Я вскинул автомат и выстрелил во второго мертвеца.
   - Уходим! - сказал Сергей.
   Мы еще не успели развернуться, как случилось то, чего мы меньше всего ожидали, и то чего бы нам больше всего не хотелось. Затрещали доски забора, затем забор наклонился, а еще через секунду и вовсе упал. На нас уставились десятки голодных глаз, плюс одна пара, принадлежащая нелепому существу.
   Существо это было соединением двух человеческих тел, одно целое, а второе, без головы примыкающее шейным отделом к пояснице первого. Одна голова, четыре ноги, четыре руки. Причем создавалось такое впечатление, что вторая пара рук растет прямо из седалища.
   - Жеванный крот! - вырвалось у Сергея. - У него руки из жопы!
   Я чуть было не разразился истерическим смехом, но Сергей дернул меня за плечо. Срываясь с места, он громко крикнул:
   - Бежим!
   Я рванулся за Сергеем, огибая дом, к противоположной стороне двора, но не успел сделать четырех шагов, как меня опрокинуло назад, и я оказался на земле. Не сразу понял, что случилось, но когда посмотрел вверх, то увидел над собой, неприятное лицо с ехидной улыбкой на губах. На моих глазах лицо начало разлетаться красными брызгами. Не думая, дернулся изо всех сил и откатился немного в сторону. Поднялся и оказался прямо перед нелепым кентавром, с разнесенной очередью из автомата, головой.
   Однако, то обстоятельство, что кентавр лишился головы, не мешало ему продолжать свои издевательства. Я поднял автомат, но тело, лишенное головы на мгновение опередило меня. С координаций ног у кентавра не было никаких проблем. Встав на задние ноги, как лошадь на дыбы, он приподнялся и ударил меня передними в грудь. Сильный удар вышиб из легких воздух. Меня перевернуло, и против своей воли кувыркнувшись назад, я врезался в стену дома.
   Перед глазами все поплыло, я не мог вдохнуть. В образовавшуюся в заборе брешь полезли мертвецы. Сергей всадил очередь в грудь кентавра, но это так, же не дало никаких результатов. Кентавр резко приблизился к Сергею. Парой рук торчащей из-за поясницы, кентавр ухватился за автомат, а второй попытался сжать Сергея в объятьях. Сергей увернулся от этих нежностей, ушел влево и сбоку ударил кентавра ботинком в колено передней ноги. Выбив ему коленный сустав. Это немного убавило прыти, напавшего на нас создания. Кентавр перехватил автомат за дуло и попытался с размаху ударить им Сергея. Сергей как на пружинах отскочил в сторону, подобрал с земли мой автомат.
   - Вставай! - с отчаянием в голосе крикнул он.
   Я все еще не мог вздохнуть. Не знаю как, но я заставил тело подняться. Пошарил взглядом вокруг в поисках автомата, не сразу вспомнив, что он у Сергея. Посмотрел в его сторону и увидел, как он резким движением зашел за спину, немного неповоротливого теперь кентавра. Кентавр, таща за собой покалеченную ногу, начал разворачиваться, но скорости ему не хватило. Сергей разрядил магазин в спину урода. В месте соединения двух тел, образовался отвратительный нарост, похожий на горб. Этому горбу досталось больше всего. Кентавр дернулся в одну сторону, потом в другую уже не контролируя свои движения, завалился на бок и замер.
   - Пистолет! - зло крикнул Сергей, меняя магазин.
   Я ни сразу понял, чего он от меня хочет, шарахнулся назад от двоих, тянувших ко мне руки, мертвецов и тут вспомнил про висящую у меня на поясе кобуру. Наконец удалось сделать вдох, по грудной клетке при этом разлилась тупая боль, похоже, что эта четвероногая сволочь сломала мне ребра.
   - Отходим! Отходим, твою мать! - кричал Сергей, расстреливая хлынувших во двор мертвецов.
   Я достал пистолет. Пятясь назад и целясь в головы непрошенных гостей, отметил про себя, что у меня неплохо получается. С такого расстояния было грех промахнуться и, войдя в раж, забыл, что основная цель покинуть двор как можно быстрее.
   Самые большие проблемы в жизни человека случаются именно тогда, когда он начинает всерьез верить в свою неуязвимость. В то, что ему все нипочем и со всеми возникающими жизненными обстоятельствами, он мастерски и без усилий сможет справиться. Стоило мне об этом забыть, и расплата как немой укор судьбы, настигла меня мгновенно. Что-то попалось под ноги, и я споткнулся. Опять упал на землю, сильно ударился затылком, только чудом остался в сознании и не выпустил из рук пистолет.
   Первым двум навалившимся на меня мертвец попал точно в голову, после чего пистолет предательски щелкнул, говоря о том, что из обоймы ушли все восемнадцать патронов. Тела застреленных мертвецов упали прямо на мои поломанные ребра. Вздохнуть не смог, от боли на мгновение потемнело в глазах. Я почувствовал, как в правую ногу что-то впилось. Не в силах пошевелиться посмотрел вверх, в надежде последний раз увидеть небо, но вместо неба перед моим взором предстала грязная, жуткая физиономия одного из зомби.
   - Звездец - только и смог выговорить я.
   Надо мной раздался выстрел, и физиономию откинуло назад. Взгляду открылось голубое, без единого облачка небо. Еще несколько выстрелов, потом тяжесть, придавившая меня, стала меньше, а меня протащили по земле.
   - Встать сможешь? - услышал я голос Сергея.
   Не отвечая, я попытался подняться и, несмотря на боль в груди и ноге, у меня это получилось.
   - Давай лезь через забор! - прошипел мне на ухо Сергей.
   С его помощью мне удалось перебраться через забор. Закашлявшись, с трудом набирая в легкие воздух, я упал на землю по другую сторону. К счастью, ни мертвецов, ни чего-нибудь похожего на кентавров в этом дворе не оказалось. Следом, через забор перемахнул Сергей, схватил меня за воротник и потащил к дому. Высадил ногой дверь, швырнул в проем меня, зашел следом. Закрыл еле болтающуюся на петлях дверь, загородил ее одежным шкафом, стоявшим рядом со входом.
   - Ты как? - спросил он у меня.
   - Хреново - ответил я.
   - Похоже, тебя укусили - сказал он, кивнув на правую ногу.
   Я опустил глаза и увидел, что чуть ниже коленного сгиба на икре, под разодранной штаниной была рана. Сергей прошел в комнату, попросил меня сесть на диван. В доме был полный порядок. Обстановка простая, но уютная. Мне на секунду стало неловко от того, что я топчусь в ботинках по ковру. Мою совесть немного успокоило то, что хозяева, скорее всего, мертвы. На столе под вазой с увядшими цветами, стояли маленькие пластмассовые часы со стрелками, заряд батарейки в них еще не иссяк и они равномерно тикали. Секундная стрелка продолжала отсчитывать время, которого у меня, судя по всему, осталось немного. Сергей достал из подсумка запасной магазин, вытащил оттуда один патрон. Попросил у меня нож и выковырял им пулю.
   - Закатывай штанину - сказал Сергей.
   Я закатил штанину. Сергей полил на рану воды из фляги. Из-под смытой крови показался след от зубов, четыре глубоких дырки от клыков из которых сочилась кровь, и красные полоски от резцов. Присмотревшись, в одной из дырок я увидел зуб. Вопреки обыкновению, к горлу не подступила тошнота. Забрал у Сергея нож и сжав свои зубы, вытащил из ноги чужой. Сергей, тут же принялся посыпать рану порохом из патрона.
   - Что ты делаешь? - спросил я.
   - Рану надо срочно прижечь - ответил он.
   - Думаешь, поможет?
   - Поможет, не поможет - сказал Сергей, не глядя на меня - У тебя есть еще как минимум часов шесть. Нам надо закончить, то, что начали.
   Сергей протянул мне нож.
   - Зажми рукоятку зубами.
   - Сильно больно будет? - спросил я и прикусил деревянную рукоятку.
   Он ничего не ответил. Достал из кармана спички, поджег одну и поднес к моей ноге.
   Нож с четкими, местами даже глубокими следами моих зубов на рукоятке отправился обратно в ножны. Сергей перебинтовал мне ногу. Перед тем как выйти из дома, я посмотрел на маленькие часы на столе, они показывали начало двенадцатого. До пяти у меня еще было время. Мелькнула слабая надежда на то, что раз я выжил после эпидемии, то у меня должен быть хороший иммунитет. Стараясь не думать об этом, вслед за Сергеем я перелез через последний забор.
   Дворе торгового центруа было пусто. Сергей осмотрел щеколды держащие створки ворот, одобрительно кивнул. Подошел к подъемным рифленым воротам, закрывающим вход в здание. Мы одновременно посмотрели на небольшое окошко сбоку от ворот, на уровне примерно двух метров. Осмотрели двор на предмет подставки, нашли большой деревянный ящик без крышки. Воспользовавшись им, Сергей, попробовал разбить стекло прихваченной специально для такого случая, небольшой кувалдой. Удалось ему это не сразу. Стекло не хотело поддаваться, но охватившая Сергея, отчаянная злоба, в итоге сделала свое дело. Стекло разбилось, выковыряв ножом, осколки из пластиковой рамы Сергей просунул руки в проем, оттолкнулся от ящика и юркнул внутрь. Через две минуты ворота потихоньку начали подниматься, открыв сначала ноги, а потом все тело Сергея работающего вместо электродвигателя.
   - Мы внутри - сказал я по рации.
   - Ворота открыть сможете? - раздался в ответ голос Семена.
   - Сможем - уверенно ответил я.
   Через двадцать минут послышался звук моторов. Перед тем, как открыть ворота, мы с Сергеем немного приподнялись над забором. Бульдозер медленно приближался, расталкивая своим отвалом в разные стороны толпу мертвецов. За ним вплотную шел грузовик. Я почувствовал на себе чей-то взгляд и посмотрел влево на противоположную сторону улицы. Толкнул Сергея в бок и кивнул на стоящего там человека. Выглядел он так же нелепо как, напавший на нас кентавр, но этого мы, по крайней мере, видели раньше. Это был лысый хирург.
   - О! Уже приоделся, уродец! - воскликнул Сергей.
   Прямо на голое тело, не застегивая, хирург одел длинную, женскую шубу. На ногах у него были высокие, почти до колена ботинки. Он стоял и внимательно смотрел на нас. Сергей забрал у меня рацию, поднес к губам и вызвал Олега.
   - Я здесь, прием - отозвался Олег.
   - Твой коллега, которого мы возле Гулливера видели, теперь здесь околачивается. Справа от ворот на другой стороне улицы.
   - Да? Пока ничего не вижу.
   - Когда развернетесь, если будет возможность расстреляйте урода! - попросил Сергей.
   - Попробуем.
   Бульдозер сделал крюк и, подъезжая по противоположной стороне улицы к торговому центру начал поворачивать, сметая отвалом попавших под него мертвецов. Толпа зомби гудела, пыталась цепляться за бульдозер, грузовик, но ничего у них не получалось. Из кузова постоянно раздавались выстрелы. Хирург перестал нас разглядывать и перевел внимание на подъезжающую технику. Когда бульдозер и грузовик повернули, оказавшись перпендикулярно к воротам, из кузова грузовика кто-то выстрелил в хирурга, но не попал. Пули угодили в стену, а хирург молниеносно скрылся.
   - Быстрый гад! - сказал Сергей, когда тот заворачивал за угол дома. - Готов поспорить тот с четырьмя ногами его рук дело.
   - Спорить не буду - отозвался я. - Скорее всего, так и есть.
   Немного не доезжая до ворот, дядя Коля свернул, вправо, освобождая дорогу грузовику. Мы с Сергеем стояли у ворот и ждали сигнала. Семен посигналил, и мы открыли ворота. Ворота открывались во внутрь. С тем чтобы их открыть проблем не возникло, а вот чтобы их закрыть после того, как заехал грузовик, пришлось повозиться.
   Дядя Коля сдал назад и перегородил бульдозером ворота, но некоторые потесненные мертвецы остались по нашу сторону. Это усложнили дело. Быстро, упокоив зомби, нам пришлось попотеть, чтобы так же быстро убрать их тела. Ворота закрылись. И мы вздохнули с облегчением. Дядя Коля минут пять ворчал в рацию о том, как ему неуютно посреди толпы мертвецов. Все его хорошо понимали, но это была суровая необходимость.
   Поход по пустому торговому центру оказался не таким веселым, как мне представлялось. Повсюду темно, неприятный запах, да и торговым центром это можно было назвать с натяжкой. Катя с Варварой остались во дворе. Внутрь зашли вчетвером. Прогулялись по первому этажу, отыскали магазин с продуктами. Олег и Семен ушли проверять второй этаж, а мы с Сергеем, послонялись среди полок, потом зашли в хозяйственные помещения, чтобы найти склад. Здесь было еще темнее, а пахло вообще отвратительно. Нашли склад и когда проходили между полками заставленными ящиками, нам в лицо ударил свет фонаря.
   - Кто вы? - раздался почти детский голос.
   Щурясь мне, удалось разглядеть двух подростков. Один из них держал фонарь, в руках у второго был лук.
   - Брось оружие! - крикнул Сергей.
   - Нет, вы бросайте! - раздалось за нашими спинами.
   Я резко развернулся. Мелькнуло плохое предчувствие. Отвратительное предчувствие, очень недоброе. Внутри все сжалось и в следующий момент, мир погрузился во тьму.
  

*****

   Вязкая темнота окружала меня. Я пытался из нее выбраться, но ничего не получалось. Мне казалось, что я утонул в море неприятного, тягучего мрака. После многих безуспешных попыток появилась жуткая боль. Только тут я понял, что до этого не чувствовал тела, а теперь боль наполнила каждый его миллиметр. Пришла боль, но светлее не стало. Не было звуков, не было никаких ощущений кроме боли. Еще через некоторое, неопределенное время появился страх. Страх появился с возможностью мыслить, и первой мыслью была мысль о том, что именно так чувствуют себя ожившие мертвецы. Темнота, отсутствие каких либо ощущений кроме боли и страх.
   Поддаваться панике не было смысла. Я успокоился. Страх немного отступил.
   - Неужели я умер? - услышал я свои слова.
   - Размечтался - ответил мне знакомый голос.
   - Где я?
   - В безопасности - ответил голос.
   - Кто здесь?
   - Может все-таки, откроешь глаза?
   Я сделал усилие и открыл глаза. Веки, глаза и голову пронзила жуткая боль. Сначала передо мной расползлось пятно света, потом из этого света начали выплывать детали: окно, потолок, знакомое лицо.
   - Олег - тихо прошептал я.
   - Да, это я. С памятью у тебя, все в порядке. Это хорошо.
   - Что случилось?
   - Потом расскажу, тебе сейчас нужен покой и отдых. Ты знаешь, что родился в рубашке?
   - Который час? - спохватившись, спросил я.
   - Какая разница? Отдыхай.
   - Сколько времени? - требовательно спросил я, моя голова тут же откликнулась, жуткой болью, пришлось прикрыть глаза.
   - Успокойся - сказал Олег, потом посмотрел в сторону и ответил. - Половина пятого.
   - Как половина пятого? - прошептал я. - Осталось всего полчаса...
   - Успокойся - продолжал настаивать Олег. - Ты трое суток без сознания пролежал, полчаса тебе погоды не сделают.
   Хотя мама это и отрицала, но я и правда родился в рубашке. То, что делало живых мертвыми, а мертвых живыми на меня не подействовало. Помогло ли то, что Сергей прижег мою рану, мой иммунитет или что-то еще этого я скорее всего никогда не узнаю. На больничной койке пришлось пролежать три недели. Как выяснилось, один из недружелюбных подростков сбросил на нас с Сергеем мешок с сахаром. Сергей успел уйти кувырком, а меня накрыло. К счастью шейные позвонки выдержали, но ушиб был сильным, плюс сотрясение. Прошло две недели, прежде чем я смог поворачивать голову.
   Сергею тоже досталось. Уйти от сладкой смерти он успел, но получил стрелу в бок. Ему, как и мне повезло, внутренние органы оказались не задеты. Валяться на больничной койке он отказался, сославшись на то, что может ходить и держать автомат. На мой вопрос, что стало с теми подростками, он ответил, что им не следовало на нас нападать. Больше я спрашивать не стал. Мы не собирались никому причинять вреда, но они об этом не знали, а теперь ничего не изменить.
   В торговом центре удалось найти все необходимое. Практически стразу нашелся сахар. С поиском остального проблем так же не возникло. В кузов отправились: крупы, консервы, соль, чай, мебель, средства гигиены и многое другое. Забили под завязку. Выбрались почти без проблем, так что в целом, за исключением некоторых издержек, можно сказать операция "Бульдозер" прошла успешно. Мне Олег обещал, что в скором времени я поправлюсь, а укус на ноге до свадьбы заживет. Вскоре после того, как я очнулся ко мне зашел Сергей. Он попросил лежащую по соседству Юлю заткнуть уши и, порывшись в кармане, достал небольшую коробочку.
   - Что это? - спросил я.
   - Это тебе - довольно ответил Сергей. - Из ювелирного захватил.
   Сергей открыл коробочку и поднес ее к моим глазам. В коробочке оказалось золотое кольцо с красивым камнем.
   - Я, конечно, успел к тебе привязаться - сказал я. - И люблю тебя как друга, но к столь серьезному шагу, я пока не готов.
   - Придурок, блин! - засмеялся Сергей. - Это для Алены. Думаю, оно ей подойдет. Мне Варвара помогла выбрать.
   Сергей рассказал, что дядя Коля получил именно то, что хотел и даже немного больше. Три золотых портсигара, два ящика сигарет, две хороших трубки, ящик табака, плюс все, что входило в его список. Он остался доволен. Заходил пару раз ко мне хвастаться своими трофеями. Запах табака после его посещений оставался еще в течении нескольких часов и это при том, что рядом со мной он не курил.
   Следующие две недели я провел в приятной компании. Отдельных палат не было, и Юля лежа на кровати, отгороженной самодельной ширмой, развлекала меня разговорами, иногда читала что-нибудь из тех книг, которые она забрала из библиотеки. Несколько раз в день к нам кто-нибудь приходил. Чаще всего, конечно же, Алена. Она садилась радом со мной, вставляла мне в рот кусок капельницы, через который я потягивал бульон, и оживленно рассказывала мне все последние новости. Когда новости заканчивались, она рассказывала, что будет, когда мы переберемся в дом бабушки. После того, как женщин расселили, Алена называла его не иначе, как "наш дом". Я всегда с удовольствие ее слушал, наблюдая за ее розовым лицом, периодически думая о том, как же мне повезло.
   Когда началась третья неделя, Олег отправил Юлю домой, и я остался в гордом одиночестве. Постоянно кто-нибудь приходил меня навестить, так что скучать не пришлось. Полная дееспособность вернулась ко мне только через два месяца. Голова стала поворачиваться во все стороны, и Олег настоятельно рекомендовал каждый день заниматься суставной гимнастикой и постепенно давать нагрузку на мышцы. Еще через две недели, я смог повторить свой рекорд и подтянулся четыре раза. Над этим предстояло еще много работать, но начало было положено. Скоро Петр Терентьевич зачтет мне выполненный норматив.
   Жизнь в Кулешовке все это время, размеренно текла не нарушаемая волнениями извне. Каждый день, Семен связывался с Лощево, у них там пока что был полный порядок. Караулы, круглосуточно охраняли наш покой. Пока я валялся у Олега в больнице, оборудовали третью огневую точку со стороны минного поля. Во-первых, на всякий случай, а во-вторых, мужчинам надо было чем-нибудь заняться, чтобы не впадать в уныние.
   Сам я, после того как Олег выписал меня и пока восстанавливался полностью, немного заскучал. Появилось какое-то странное, щемящее чувство. Долгое время, не мог понять, что это. Но однажды, в ничего не предвещающий теплый июльский вечер, проходя мимо сидящей во дворе ребятни, я услышал, как Артем рассказывает остальным про соседа, который во время эпидемии мастерил на крыше их дома мельницу, дающую электричество.
   Щемящее чувство внутри мгновенно улетучилось. Я расспросил Артема про его соседа. Артем рассказал, что его папа с дядей помогали соседу мастерить настоящую мельницу и что, мельница эта, заработала, давая электричество. Потом начали подниматься мертвые, их семье пришлось ухать. Соседа этого звали Борис и он остался в Самаре. Как бы его не уговаривали, уезжать он отказался. Попросил только помочь разобрать мельницу и погрузить ее в грузовую Газель. Артем тоже помогал, поэтому хорошо все запомнил.
   - Ты слышал, что Артем рассказывает про соседа из Самары? - спросил я у Сергея, когда мы снова, после моего отсутствия, заступили в караул.
   - Про ветряк что ли? - Сергей почесал макушку и как-то странно на меня посмотрел. - Слышал, только ты забудь про это! Ветряк разобрали и неизвестно жив этот сосед сейчас или нет. Там населения больше миллиона, было...
   Разговор у нас тогда не задался, и я оставил тему. Вот только мысли об этом, с того дня не оставляли меня. Проснувшись как-то рано утром, я вспомнил, что сегодня нам с Сергеем не заступать в караул, но снова заснуть не смог. Тихонько встал с новой кровати в нашей с Аленой спальне, оделся, взял автомат и вышел из дома. Денек выдался хороший. Накануне прошел дождь, оставив после себя прохладу и кучку рваных облаков уползающих куда-то на запад. Я поднялся к дороге, поприветствовал Олега с Андреем, дежуривших на посту, и пошел к трассе.
   Всю дорогу, как Дон Кихот, я размышлял о ветряных мельницах и Борисе из Самары. Только мельницы испанского дона, представлялись ему чудовищами, а в ветряке Бориса, я видел спасение. Дизельное топливо вещь хорошая и генераторы, которые на нем работали, очень нам помогали, но топливо не вечно и рано или поздно закончится. Нефтедобытчиков среди нас нет, а ветряк, если он у Бориса работает, и сам Борис еще жив, сможет обеспечить нас электричеством. Пусть погода не постоянна, остановившийся на время ветряк, лучше, чем опустевшая бочка из-под горючего. К тому же если Борис смог собрать такую штуку, то его знания нам тоже пригодятся.
   Дошел до трассы, сел в тени деревьев лесопосадки, между которыми спрятался поворот на Кулешовку и уставился на пустую дорогу. Вспомнил, как пару дней назад Катя жаловалась на то, что жизнь закончилась. Что рестораны, клубы, ее встречи с друзьями, поездки за границу остались в прошлом. Что уже не сходишь в кинотеатр на новый фильм, не оценишь новые коллекции известных кутюрье, а поход по магазинам сопряжен с множеством трудностей. Жить в условиях, когда туалет на улице и без пистолета в него не выйдешь, ей было невыносимо.
   Конечно, я ей сочувствовал и отчасти понимал, но только отчасти. Для меня жизнь только началась. Если раньше, я жил как придется, отдаваясь на волю течения, то теперь у меня появилась цель. Раньше моя жизнь состояла из непыльной работы, средней зарплаты, отсутствия особых проблем. Не было в ней почти никакой ответственности, смысла, стремлений. Порядком занималась милиция, безопасностью военные и МЧС, а теперь все легло на плечи выживших. Теперь мы сами себе и милиция, и военные, и спасатели. Только от нас зависит, выживем мы или погибнем вместе с миром, заполнившимся толпами живых мертвецов.
   Оглянулся назад, в сторону Кулешовки. Сейчас во мне окончательно созрело чувство ответственности за свою судьбу, судьбу Алены, за тех, кто был рядом, за всех жителей Кулешовки. Мелькнула мысль, что все это последствия укуса мертвеца, и нахлынувшие на меня мысли и чувства, это навязчивая идея больного сознания. Я остановил рассуждения. Несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул. В голове прояснилось, но первой мыслью было, что нам нужны все специалисты, которых мы только сможем найти, и которые согласятся присоединиться к нам. Это необходимо для выживания. Вместе мы сможем наладить быт и противостоять угрозам извне, а этот ветряк казался мне, чуть ли не самой важной вещью. Я снова посмотрел на восток в сторону Самары. Дорога, уходящая вправо от меня, была такой же пустой и безжизненной, как вчера, позавчера и три месяца до этого.
   Меня одновременно пугал и манил страх перед опасностями, которые таили в себе километры пустых дорог и улицы мертвых городов. Это все адреналин, шепнул рассудок, похоже я на него подсел и мое тело, как тело наркомана требует новой дозы. Однако необходимость в специалистах еще не отпала, в Кулешевке было много свободных вакансий, успокаивал и одновременно оправдывал я себя. Пока пытался разобраться в своих мыслях, со стороны деревни донесся знакомый звук двигателя. К трассе ехал пикап, за рулем сидел Сергей.
   Последнее время он часто жаловался на то, что приходится все время, безвылазно, торчать в Кулешовке. После расставания с Катей он совсем сник и, похоже, что ему тоже не сиделось на месте. Поравнявшись со мной, он остановил машину, наклонился в сторону пассажирского места, опустил стекло и спросил:
   - До Самары подбросить?
  
  
  
  
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
В.Кувшинов "Антифэнтези" О.Говда "Витязь в медвежьей шкуре" Ю.Фирсанова "Божественная дипломатия" И.Шенгальц "Баллада о рыцаре.Шагнуть за ворота" К.Назимов "Обелить имя мага" Т.Свичкарь "Мед багульника" К.Стрельникова "Тяжела учительская доля" Д.Ольховицкая "Как влюбить в себя воина.Мечты и планы" В.Поляков "Бег по лезвию клинка" Н.Бульба "Космический маршал.Недетские игры" А.Чижовский "Инженер с Земли" А.Быченин "Егерь.Последний билет в рай" В.Чиркова "Интриги темного мира" Е.Шепетнов "Монах.Путь к цели" П.Комарницкий "Хозяин Вселенной" А.Дубровный "Листик.Драконы на каникулах" М.Ахметов "В бой идут одни новички" О.Бубела "Везунчик.Люди и нелюди" Д.Манасыпов "Охотник за головами" М.Завойчинская "Тринадцатая невеста" Р.Панченко "Герцог.Через тернии к..." М.Гелприн "Кочевники поневоле" Ю.Иванович "Коварные сентеги"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"