Украинский Денис: другие произведения.

Вектор выживания Главы 21-24 (заключительные)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

  • Аннотация:
    Всего за несколько дней миллионы людей превратились в бездумных голодных кукол. На тех, кого миновала волна заражения, начинается настоящая охота и теперь бежать и прятаться для выживания недостаточно. Полицейский Вадим, студент Андрей, офисный работник Таня и писатель Матвей решают противостоять нависшей над миром угрозе. Пойдя наперекор страху, обстоятельствам и неизвестной враждебной силе они получают уникальный шанс выяснить - кто тянет за невидимые нити и остановить этот смертельный хоровод.


Глава 21

Оборотная сторона страха

3 ноября

  
   Погода словно поджидала момент, когда мы окажемся на улице. Не успели мы пройти и двух кварталов, как неспешно опускающийся на землю белый пух закружился в холодных колючих вихрях, и всего через полчаса разыгралась настоящая метель.
   Опустив головы, мы упорно шли вперед вдоль серого кирпичного дома. До перекрестка оставалось всего метров сто, когда этот ориентир предательски пропал из вида, скрывшись за белой пеленой. Я сделал еще десяток шагов против ветра, как вдруг слева от стены отделился неясный силуэт и метнулся в мою сторону. Сердце подпрыгнуло, я отпрянул в сторону. Силуэт дернулся, что-то скрипнуло, и его отбросило обратно. Присмотревшись, я увидел, что это всего лишь одетый в платье манекен, привязанный проволокой к решетке на окне.
   Сердце застучало ровнее, но надоедливой мухой в голове зажужжала мысль, что в такую погоду мы с большей вероятностью станем кормом для зомби, чем дойдем до дачного поселка. За снежной стеной я уже не мог разглядеть девушек, а они вряд ли успели далеко уйти. Так мы запросто нос к носу столкнемся с ожившими мертвецами, а это идет в разрез с нашими интересами.
   Морщась от снега, засыпающего глаза, я догнал девушек.
   - Стойте,- задыхаясь от ходьбы, воскликнул я, хватая Таню за руку.- Мы так запросто наткнемся на мертвецов или еще на кого-нибудь.
   - Нет! Идемте! - не останавливаясь, резким тоном возразила Света.- Надо добраться до дачи моих родителей. Там безопасно.
   - Стой!- Таня поймала Свету за руку.- Он прав.
   - Нет, идемте скорее!- попыталась вырваться Света.
   Ее тон мне не понравился, голос девушки стал неестественно высоким. Она попыталась вырваться и продолжить движение, но я схватил ее за вторую руку, и вместе мы удержали ее.
   - Нас съедят,- припугнул я ее.
   - Что?
   Она повернула ко мне лицо, и я увидел, как проясняются ее глаза.
   - Если мы продолжим идти, то запросто налетим прямо на упырей. Из-за снега мы их просто не заметим издалека, а потом будет поздно.
   - А как же мама?- запричитала Света.- Она же ждет, беспокоится.
   - Она не в себе,- тихо сказала Таня.
   - Если тебя съедят или ты превратишься в одного из них, то мама будет беспокоиться еще больше,- громко сказал я.- Пойдем с нами, переждем метель, а потом проводим тебя к маме.
   - Правда?
   Света посмотрела на меня, как маленький ребенок, вот-вот готовый заплакать.
   - Правда,- ответил я.
   - Что предлагаешь?- спросила Таня.
   Вместо ответа я начал проверять двери магазинов, рядом с которыми мы остановились. Ближайшие оказались заперты. Озираясь вокруг в поисках решения, я ничего не видел, кроме девушек и снега, превратившегося из обычного погодного явления в смертельную проблему.
   - Смотри,- окликнула меня Таня.- Тут есть ключи!
   Я подошел к стеклянной двери магазина одежды. По другую сторону в замочной скважине торчали ключи. Начал озираться по сторонам в поисках чего-нибудь тяжелого, но на глаза ничего не попалось.
   - У тебя вроде молоток был,- подсказала Таня.
   Пытаясь вспомнить, хватило ли ума взять с собой трофейный инструмент, я полез в рюкзак. Нащупав деревянную рукоятку, вздохнул с облегчением. Взвесив в руке молоток с пятнами запекшейся крови, я внимательно посмотрел на ключи. Дверь заперта изнутри, значит, там кто-то есть. Живой или умерший, а потом воскресший - не важно, в любом случае - это риск.
   - Чего ты ждешь?- спросила Таня.
   Я неуверенно посмотрел на нее и тут же отвел глаза.
   - А если там кто-то есть?- предположил я вслух.
   - Почему, если?- Таня попыталась поймать мой взгляд. - Кто-то же запер магазин изнутри!? Если живые, попытаемся договориться, если неживые, у тебя уже есть опыт подобного общения. Что нам терять? Вокруг этих... Этих зомби может быть в десятки раз больше!
   - И то верно,- согласился я.
   Ее слова придали мне уверенности. Страх немного отступил. В груди появилась приятная вибрация, в голове прояснилось. Я стал удобнее и изо всей силы ударил молотком по стеклу чуть выше замка. Стекло оказалось крепким, всего лишь немного треснуло в месте удара. Пришлось приложить немало усилий, выбивая отверстие подходящего размера. После каждого удара я с опаской оглядывался по сторонам, но ветер завывал так, что вряд ли кто-нибудь поблизости мог услышать этот стук.
   Устав размахивать молотком, я попытался дотянуться до ключей, но поцарапался об острые края стекла и отдернул руку.
   - Погоди,- сказала Таня, прежде чем я снова размахнулся.
   Ее тоненькая ручка в перчатке легко проскользнула внутрь. Она дотянулась до ключей и открыла дверь. Мы быстро вошли. Таня хотела тут же закрыть замок, но я ее остановил. Еще неизвестно, что нас ждет внутри, и затруднять путь отступления пока что не стоит. Сотни часов, проведенных в полном погружении в компьютерные игры, кое-чему научили меня. После того, как твой персонаж несколько раз подряд умирает, начинаешь соображать, как спланировать и выполнить сюжетную миссию, а здесь думать надо заранее: ведь у меня всего одна попытка.
   У двери начинался длинный узкий коридор. Я достал фонарик и трясущейся рукой осторожно включил его. Покрепче обхватил рукоятку молотка и крадущимися шагами вслед за холодным светом диодов отправился проверять помещение. Пол покрывала бежевая плитка, справа вдоль стены стояли стеклянные стойки с аксессуарами, на левой стороне стены - фотографии женщин в модных платьях. Их худые с выступающими скулами лица проводили меня голодными глазами в полумрак неосвещенного помещения.
   Я остановился под аркой на границе между коридором и торговым залом. Надменные взгляды с фотографий на стене как будто спрашивали: "И что же ты сделаешь?"
   Меня сковал страх. Коленки затряслись в ритме диско, живот свело жутким спазмом, луч фонарика прыгал с места на место, как будто выманивая спрятавшегося котенка.
   Я оглянулся на замерших возле двери девушек. Осознание того факта, что кроме меня проверить магазин некому, придало сил. Переждав спазм в желудке, я успокоил в себе "танцора" и, вздохнув полной грудью, кое-как зафиксировал луч фонаря на одной точке.
   Из-за отсутствия окон свет, проникающий через стекло входной двери, едва освещал коридор и небольшой пятачок сразу за ним. Луч фонарика, поочередно выхватывая из темноты детали, помог мне составить полную картину. Напротив арки, под которой я остановился, расположилась стойка с кассой. Слева от стены до стены протянулись четыре ряда вешалок с одеждой. Вправо моя голова повернулась раньше фонаря. Темные фигуры, притаившиеся в полумраке, тут же злобно "зашептали заклинания", заставившие шататься пол под моими ногами. Но магия фонарика оказалась сильнее, мгновенно рассеяв глупое наваждение: глаза увидели манекены, и "землетрясение" тут же прекратилось.
   Четыре женских фигуры - манекена, одетые в длинные вязаные платья, обступили небольшую примерочную. Отдернутая занавеска позволила убедиться, что внутри никого нет. Слева от примерочной в дальнем углу спряталась дверь. Я не сразу заметил ее за куклами. Стиснув зубы, я сделал несколько неловких шагов к ней. Сама по себе дверь меня не пугала, настораживала скрывающаяся за нею неизвестность.
   Я взял себя в руки, сделал шаг, затем второй, поражаясь тому, что тело до сих пор меня слушается, обогнул манекены и взялся за круглую ручку. Попробовал ее повернуть и толкнуть дверь, но ничего не вышло - заперто. Может, это и к лучшему. При всем моем любопытстве выяснять, что находится по ту сторону, совсем не хотелось.
   На всякий случай я проверил ряды между вешалками с одеждой и, к счастью, ничего подозрительного там не нашел. Немного переведя дух, я вернулся к девушкам. Таня заперла дверь и вытащила ключи. Все вместе мы прошли в торговый зал.
   - Долго нам тут торчать?- недовольно спросила Света.
   Таня красноречиво посмотрела на подругу, но промолчала. У меня ответа тоже не нашлось, вместо поддержания разговора я прикинул, как бы удобнее устроиться в нашем временном убежище. Недолго думая, набрал охапку новенькой одежды и соорудил возле стены, почти рядом с кассой, "лежанку", так чтобы просматривался коридор. Таня сначала наблюдала за мной, а потом сделала то же самое, выбрав место у стены между моим лежбищем и углом зала. Света все это время стояла и смотрела на нас, как на умалишенных.
   - Вы что, тут ночевать собрались?- раздраженно спросила она, когда Таня почти закончила, но остановилась, рассматривая снятое с вешалки платье.
   - Ночевать, надеюсь, не придется, но пока метель, не закончится, посидим здесь,- спокойно ответила Таня.- Можешь ждать стоя или отдохнуть, зарывшись в модное барахло. Выбор за тобой.
   Света попросила меня осветить для нее зал, брезгливо осмотрелась и выбрала пятачок за дальним рядом вешалок. К выбору одежды для подстилки Света подошла основательно. Она рассматривала чуть ли не каждую вещицу, снимала ее с вешалки и вытягивала руку в сторону тусклого света из коридора, разглядывая детали.
   Я положил под голову мягкий свитер и, наблюдая за действиями Светы, не заметил, как уснул. Спалось сладко, и когда кто-то начал меня толкать, я попытался нырнуть глубже в это приятное забытье, подальше от внешнего мира и его раздражителей, но не тут - то было.
   - Андрей,- услышал я Танин шепот.- Андрей, проснись скорее, здесь кто-то есть!
   Сон мгновенно улетучился.
   - Где?- спросил я.
   - Там,- девушка указала в сторону примерочной.- Слушай.
   В тишине до нас доносилось лишь завывание ветра с улицы.
   - Ничего не слышу,- прошептал я.
   - Слушай,- потребовала она.
   Тук, тук, тук. Кто-то стучал в деревянную дверь. Сжимая в руке молоток, я оказался на ногах раньше, чем успел подумать о том, что необходимо сделать. Примерно через полминуты звук повторился. Я включил фонарик.
   - Где Света?- спросил я.
   - Не знаю,- ответила Таня.
   - Я здесь,- донесся голос из-за рядов с одеждой.- Мне страшно.
   Мне тоже захотелось убежать и спрятаться, но поборов это желание, я пошел навстречу страху. Стук повторился, когда я проходил мимо кассы. Аккуратно обходя манекены, я подошел и прислушался. Тук-тук...
   - Кто там?- спросил я дрожащим голосом.
   В ответ я услышал то, чего меньше всего ожидал. Громкий странный, почти истерический хохот. От неожиданности я попятился назад, задел манекен, и тот с грохотом повалился на пол. Смех тут же оборвался. Я замер. Девушки затаились и затихли, мне даже начало казаться, что я совсем один. Переступив через оказавшуюся под ногами голову манекена, я сделал два шага к двери.
   - Вы еще там?- шепотом спросил я.
   В ответ ни звука. Я подергал ручку, дверь все так же заперта. Постучал трижды, передразнивая весельчака с той стороны. Снова тишина. Вернулся к девушкам.
   - Что это было?- спросила Света из своего укрытия.
   - Не знаю,- ответил я.- И честно говоря, не хотел бы узнать.
   - Скорее бы закончилась эта дурацкая метель,- с досадой тихо сказала Таня.
   Она пошла к выходу и быстро вернулась.
   - До сих пор ничего не видно,- проговорила она, усаживаясь на свое место возле стены.
   - А что, если он вернется?- спросила Света, с опаской выходя из-за вешалок.
   - Тогда надо быть начеку,- ответил я, возвращаясь к "лежанке".
   - Сколько нам еще тут торчать?- не унималась Света.
   - Ты же знаешь,- спокойно ответила Таня.
   Переводя взгляд со Светы в сторону двери и обратно, я пытался думать о том, что же делать дальше. Если нам и удастся выбраться из города, на тысячи километров вокруг раскинулась неизвестность. Может, повезет, и мы встретим людей, которые хотят добраться до зон безопасности, но что это будут за люди, чего от них ожидать?
   Мысли завертелись вокруг тех, с кем довелось встречаться в последнее время. Солдаты, доставившие меня в карантин, предварительно обчистив карманы, сомнительный контингент карантина, представители которого пытались изнасиловать девушку, и остальные, которые не вмешивались, делая вид, что ничего не замечают. Воспользовавшись этой пеленой воспоминаний, расплывчатые варианты удачного будущего "благополучно от меня ускользнули".
   Метель продолжалась, ожидание становилось невыносимым. Я включил фонарь. Немного осветил Таню, сидевшую у стены, затем направил луч в сторону загадочной двери. Там ничего не изменилось. Для полной уверенности я поднялся, подошел и еще раз подергал ручку. Закрыто. На улице мело уже меньше, но видимость по-прежнему оставалась плохой.
   Пытаясь придумать занятие, вспомнил об обещании, которое дал себе накануне: постоянно тренироваться, несмотря ни на что. Мышцы еще немного болели после первого и на данный момент последнего занятия, но, немного разогревшись после разминки, дали мне понять, что готовы служить верой и правдой. Я положил молоток на пол рядом с собой. Тело без возражений приняло упор лежа. После первых отжиманий снова заболела голова, но я продолжил.
   - Что ты делаешь?- спросила Света, неожиданно появившаяся из темноты.
   От испуга я оттолкнулся от пола так резко, что с легкостью вскочил на ноги.
   - Отжимаюсь,- недовольно ответил я.
   - На улице полно зомби, тут за дверью - не пойми кто, а ты зарядку делаешь?
   - Почему бы и нет?- не пытаясь скрыть раздражение, спросил я.
   - Да, почему нет?- передразнила она.
   Света рассмеялась и вернулась обратно в темноту за вешалками. Оттуда еще несколько минут доносилось ее неприятное хихиканье. Я не стал вступать с ней в спор или оправдываться, не стал объяснять разницу между зарядкой и упражнениями, развивающими силу. Это важно для меня лично и никого другого не касается. Пускай мир рушится, но я еще живой, и от моего упорства зависит то, как долго мне удастся оставаться в этом милом сердцу состоянии.
   Света успокоилась, и больше ничто не отвлекало меня от тренировки. Закончив упражнения для мышц пресса, я сел, чтобы отдышаться, но не успел прийти в себя, как со стороны напугавшей нас двери раздались странные звуки. Схватив молоток, я тут же поднялся на ноги и включил фонарь. Возня на секунду затихла, щелкнул замок, и дверь открылась.
   Луч фонаря осветил невысокого седого мужчину. Длинный свитер с воротником под горло висел на его худом теле, как на вешалке, а узкие темные джинсы обтягивали тощие ноги. Вроде бы обычный человек, но его глаза вызвали во мне неосознанное беспокойство. В область сознательного, беспокойство перевел огромный кухонный нож в его правой руке.
   - Вы вообще в курсе, что этот магазин закрыт? - его слова с шипением просочились сквозь сжатые зубы.
   - Дверь была не заперта,- соврала Таня.- Мы зашли только переждать метель.
   Я вздрогнул от ее слов, потому что не услышал, как она поднялась и встала у меня за спиной. Ощущение ее присутствия создало внутри меня некий баланс между страхом перед внезапно появившимся хозяином магазина, вооруженным праведным гневом и здоровенным ножом, и пониманием того, что мне ни в коем случае нельзя отступать.
   - Неправда,- злобно сверкнув глазами, не разжимая зубов, снова прошипел мужчина.- Я точно помню, как закрыл дверь.
   - Мы ничего не будем брать,- не сдавалась Таня. - Мы переждем метель и уйдем, а если вы нас сейчас выгоните, это для нас верная смерть. Вы же знаете, что там снаружи сейчас происходит.
   Таня сказала это тоном маленькой заблудившейся девочки. Мне вдруг стало так жалко ее. Нужно быть абсолютно черствым, совершенно бесчувственным человеком, чтобы выгнать такую девушку наружу. Как оказалось, хозяин магазина не из таких. Его взгляд стал почти нормальным, и он наконец-то справился с приступом столбняка, поразившим его челюсти.
   - Ладно,- недовольно сказал он.- Но ничего здесь больше не трогайте!
   - Обещаем,- так же по-детски сказала Таня.
   - Ладно,- повторил хозяин.
   Он собрался уйти, но резко повернулся к нам, чем сильно напугал, а затем усилил этот испуг, вытянув руку с ножом в нашу сторону и громко продекламировав:
   - "Итак, бодрствуйте, ибо не знаете, когда придет хозяин дома: вечером или в полночь, или в пение петухов, или поутру; чтобы, придя внезапно, не нашел вас спящими".
   Проговорив это, странный человек ушел. За дверью снова послышалась возня, щелкнул замок, и все стихло.
   - Твою мать!- шепотом выругалась Таня.- Это еще что за чудила?
   Прежде чем я успел что-либо предположить, из своего укрытия выбралась Света.
   - Мы должны немедленно уйти.
   Света сказала это с уверенностью, что ее слова не подлежат обсуждению, и, не дожидаясь нашей реакции, направилась к выходу. Я посмотрел на Таню. Она усмехнулась и потрясла в воздухе ключами. Света вернулась быстро, но сделала она это не потому, что дверь заперта.
   - Там кто-то есть,- сказала она, проследовав мимо нас в укрытие между вешалками.
   Мы с Таней переглянулись. Я боялся ничуть не меньше, чем девушки, но встретил Танин взгляд, и мне стало стыдно. Настолько стыдно, что очередной шаг навстречу страху дался, на удивление, легко. Я пошел в коридор и, не доходя до двери, увидел темный силуэт на улице. Кто-то стоял по ту сторону. Он не двигался, не пытался войти, просто стоял. Я быстро вернулся в зал.
   - Видно только одного,- сказал я Тане.- Надеюсь, метель скоро закончится.
   Таня перебралась поближе к Свете. Я остался один на рубеже между "убежищем" девушек и дверью, из-за которой в любой момент может появиться человек с ножом. Закутавшись в одну из модных тряпок, я сидел, вздрагивая от каждого почудившегося мне шороха, периодически включая фонарь, убеждаясь, что хозяин не крадется в темноте.
   Время издевательски замедлилось, минуты плелись, как беременные улитки. Темное помещение, чудак с ножом за соседней дверью и завывающий на улице ветер натянули нервы до предела. Борясь с желанием встать, забрать у Тани ключи и уйти отсюда как можно дальше, я едва не пропустил еле слышный щелчок. Сначала я решил, что снова показалось, но следом скрипнула дверная петля.
   Сбросив с себя импровизированное одеяло, я поднялся. Тут же включил фонарь. Хозяин магазина уже поравнялся с кассой. Внезапно разрезавший темноту луч света застал его врасплох. Он остановился, прикрыв глаза левой рукой. В правой, как и в прошлый его визит, отражая свет, поблескивал большой кухонный нож.
   - Вы еще здесь?- спросил он.
   - Как видите,- ответил я.
   - Сколько вас тут?- вкрадчиво спросил он.
   - Трое,- ответил я.
   - Где остальные? Пусть покажутся.
   - Сначала уберите нож,- потребовал я.
   - Это мой магазин!- он повысил голос.- Вы будете делать то, что я скажу.
   Я шагнул ему навстречу, продолжая светить в лицо. То, что этот человек хотел подкрасться в темноте с ножом в руках, подсказывало мне, что добром дело не кончится. Ноги немного тряслись, к горлу подкатывала тошнота, но рука, на удивление, твердо сжимала молоток.
   К несчастью, предчувствие оказалось верным. Хозяин закричал неестественно высоким голосом, поднял нож и кинулся на меня. Я попытался увернуться, но не успел. Рубящий удар пришелся на левый рукав в районе предплечья. Руку пронзила боль. Я не смог понять порезал он меня или нет, но рука слегка онемела. Замахнувшись молотком, я вложил в ответный удар всю злость, вызванную вероломным нападением. Хозяин тоже попытался увернуться, но двигался медленно. Он неловко развернулся ко мне боком, мой удар пришелся куда-то в область шеи, что-то хрустнуло.
   Искаженное яростью лицо потеряло неистовое выражение, старик мгновенно обмяк и грохнулся на пол, словно мешок, который держали подвешенным над землей, а потом вдруг отпустили. Ударившись о плитку, звякнул нож. Хозяин упал на правый бок. Я посветил вниз. Кисть его левой руки немного подрагивала. Лицо разгладилось, безвольно приоткрылся рот, но в глазах еще присутствовала жизнь.
   Казалось, из всего тела жить остались лишь подрагивающая кисть и глаза. Они вертелись в орбитах, тщетно пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь, утопая в крике удивления, застрявшем в отказавшихся повиноваться голосовых связках. Он попытался осмотреть непослушное тело, но так как голова не двигалась, у него ничего не вышло.
   Я посветил на свою левую руку. Мне повезло: он даже не надрезал рукав. Предплечье болело от ушиба, но это не смертельно. Пошарив фонариком по полу, я нашел нож. Теперь он уже не казался мне огромным и страшным. Проверяя, насколько у него острое лезвие, я поранил палец. Если бы хозяин умел им пользоваться, то так легко я бы не отделался.
   - Э-э-м,- простонал старик.
   Я направил на него фонарь. Он уже осознал, что произошло: об этом говорили страх и отчаяние в его глазах.
   - Андрей,- позвала Таня,- с тобой все в порядке?
   - Не уверен,- откликнулся я.
   Я смотрел на этого человека и не чувствовал никакого сожаления или раскаяния. Если бы он действовал с умом и несколько раз пырнул меня с небольшого расстояния, то на полу, истекая кровью, сейчас лежал бы я. Страх ушел, на удивление, нервы успокоились быстро. Ему всего лишь надо было подождать, пока закончится метель.
   - Что случилось,- раздался из темноты голос Светы.
   - Хозяин дома пришел, но мы бодрствовали,- ответил я, вспомнив слова старика.
   Первой показалась Таня. Брезгливо обошла человека на полу, прошла мимо стойки с кассой и подошла к двери.
   - Посвети-ка,- попросила она.
   Я направил луч фонаря в дверной проем.
   - Тут лестница,- отметила удивленно Таня.- Похоже, у него над магазином квартира.
   Убедившись, что все в порядке, Света перестала прятаться и присоединилась к нам.
   - Что это за запах?! - с брезгливостью спросила она.
   Я принюхался. Пахло действительно нехорошо. Через несколько секунд я понял, что старика на полу перестали слушаться все мышцы, в том числе и отвечающие за выведение из организма всего лишнего.
   - Это от него?- поморщилась Света.
   - Давайте лучше переждем метель наверху,- предложила Таня.
   Мы со Светой тут же согласились и пошли к лестнице.
   - Э-у-у-эм,- простонал старик.
   Я остановился у двери.
   - Э-у-у-э-м...м...м..,- еще громче протянул он.
   - Пойдемте скорее,- занервничала Таня.
   - Подожди,- сказал я.
   Я вернулся к хозяину. Его глаза жалобно блестели в свете фонаря.
   - А-а-а,- умоляюще протянул он.
   Пытаясь понять, чего он хочет, я поставил себя на его место. После того, что случилось, было бы глупо ждать помощи от нас. Никто его не спасет. Он будет лежать здесь, пока не умрет от жажды или пока не придут безмолвные манекены, еще недавно бывшие людьми, и не заберут его в свой пугающий молчаливый мир. Все, что ему осталось, это смотреть в пугающую темноту и ждать. Я бы не хотел такой смерти.
   - Андрей, пойдем скорее,- попросила Таня.
   - Отвернитесь на минуту,- сказал я.
   - Что?! - переспросили девушки в один голос.
   - Отвернитесь, говорю!
   Убедившись, что девушки не смотрят, я сделал шаг к человеку на полу, тот перестал мычать и зажмурил глаза.
  

Глава 22

Один в поле не воин

3 ноября

  
   Вырулив из двора, Вадим проехал вдоль квартала, высматривая окна, помеченные белой тканью. Сознавая, что эвакуировать всех выживших ему не удастся, омоновец решил помочь тем, кто оказался поблизости. Три сигнала бедствия он увидел, проезжая по улице, и два во дворе Славы. Как Вадим и предположил вчера: занавески там дергались не просто так.
   Омоновец остановил микроавтобус рядом с трупом в кедах, постепенно исчезающим под непрекращающимся снегом, заглушил двигатель и поднялся к Славе. Там под руководством больного Ира собирала вещи в небольшую сумку.
   - Вы готовьтесь пока,- на ходу бросил Вадим.- А я нам компанию соберу, чтоб в дороге не скучать.
   Немного поколебавшись, омоновец переоделся снова в камуфляж. Из-за стычки возле аптеки сделал он это с большой неохотой. Вадим не хотел привлекать к себе внимание формой, но сейчас это был быстрый способ войти в доверие к людям.
   Вслед за запасными магазинами оптический прицел от трофейной винтовки отправился в карман разгрузки в качестве альтернативы биноклю. Закрепив защитные накладки и опустив пластиковый щиток шлема, Вадим еще раз проверил оружие и вышел из квартиры.
   Самое дальнее окно располагалось через два дома в сторону стоянки, на которую он вчера заманил мертвецов. Выяснив, что на этажах и лестнице никто не затаился, омоновец постучал в нужную дверь.
   - Кто там?- спросил молодой мужской голос.
   - Полиция,- прогрохотал в ответ уверенный голос омоновца. - В вашем квартале проходит экстренная эвакуация.
   - Хорошо, мы готовы,- оживился молодой человек. - Что от нас требуется?
   - Для начала открыть дверь,- усмехнулся Вадим.
   Дверь тут же открылась. В прихожей собралась семья из четырех человек. Молодая пара и двое маленьких детей лет пяти-шести.
   - Значит, так, - принялся давать инструкции омоновец, - быстро собирайте документы, предметы личной гигиены, сменное белье. Никаких чемоданов, лучше всего небольшие легкие сумки. Все ясно?
   - Ясно,- ответил отец семейства. - Мы уже все собрали.
   Через пять минут семья в полном составе, одетая в пуховики, с сумками наперевес спускалась по ступенькам вслед за омоновцем. Вадим довольно улыбнулся, зная, что под маской ничего не видно. С первыми выжившими ему повезло.
   Перед выходом на улицу он дал несколько дополнительных инструкций:
   - Идем молча, без вопросов, обсуждений и прочего шума. Делаем все, что я говорю, и выбираемся отсюда живыми. Ясно?
   Все четверо энергично закивали в ответ.
   Вадим отвел их к микроавтобусу, посадил в салон. Наказал, чтобы вели себя тихо и не высовывались. Схватывали они на лету, без лишних разговоров устроились на четырех местах впереди напротив друг друга: мама с сыном, отец с дочкой. Закрыв дверь салона, Вадим забрался в кабину, завел двигатель и включил печку.
   Следующие выжившие обозначили себя в двухэтажном офисном здании, которое находилось за домом бывшей жены. В окне первого этажа, рядом с парадным входом "торчала" белая рубашка. Вадим с силой постучал в массивную дверь.
   - Полиция. В вашем районе проходит экстренная эвакуация.
   Через минуту из-за двери раздался не очень приятный, слегка хрипловатый мужской голос:
   - Че надо?
   - Полиция,- повторил Вадим.- Экстренная эвакуация.
   - Че - то я, кроме тебя, никого не вижу,- недоверчиво проскрипел голос.
   - Скажи спасибо, что хотя бы я есть,- осадил его омоновец.- Короче, дело такое: я сейчас соберу всех, кто поблизости, и на транспорте увезу из города. Заставлять никого не буду.
   - Лицо покажи,- попросил человек за дверью.
   Несколько секунд Вадим колебался, борясь с желанием послать хама подальше и заняться другими людьми, но, совладав с противоречивыми чувствами, поднял щиток и подвернул маску.
   - Ладно,- голос стал приветливее.- Ты извини, мало ли кто сейчас бродит. Подожди пять минут, я соберусь.
   Вадим снова скрыл лицо и отошел от парадной. Завернув за угол, он почувствовал себя уютнее, оказавшись под прикрытием двух домов. Через семь минут дверь открылась, и оттуда вышел мужчина средних лет в черной форме охранника. На ходу застегивая бушлат с желтой надписью "Security" на спине, он огляделся по сторонам. Вадим вышел из-за угла и внимательно рассмотрел нового попутчика. Темные, с легкой проседью волосы, слегка припухшее лицо, ровный, с тупым концом красный нос.
   - Ты пьян?- спросил Вадим.
   - Не,- ответил охранник.- Вчера все топливо закончилось. Сходить за новым не решился.
   - Лады,- сказал Вадим.- Краткий инструктаж: пока не выберемся из города, никаких вопросов, фокусов и прочего балагана. Говорю - надо делать. Молчу - сидишь тихо. Усек?
   - Как скажешь, товарищ командир,- усмехнулся охранник.
   Посадив нового пассажира в микроавтобус, Вадим поспешил к очередному сигналу бедствия. Снегопад постепенно превращался в метель, видимость ухудшалась, и вероятность застрять где-нибудь по дороге увеличивалась.
   Следующим был старый двухэтажный дом в соседнем квартале прямо на углу. Вадим быстро подобрал комбинацию на старом кодовом механическом замке. На первом этаже наткнулся на открытую квартиру. Немного пошумел на пороге - внутри на возню никто не среагировал. Прикрыв дверь, омоновец поднялся на второй.
   - Кто?- ответил на стук строгий женский голос.
   - Полиция. В вашем районе проходит срочная эвакуация.
   - Из какого вы отделения?- спросила женщина.
   - Я из отряда особого назначения. Эвакуация экстренная, у вас пять минут на то, чтобы одеться, собрать документы и предметы первой необходимости.
   Щелкнул замок, за дверью стояли двое - пожилые мужчина и женщина. Оба седые, опрятно одетые. С морщинистых лиц на Вадима смотрели спокойные ясные глаза.
   - Вы один?- спросил мужчина.
   - Да,- ответил Вадим.
   - Где же остальные?- удивилась женщина.- Куда нас эвакуируют?
   - Никого больше нет,- ответил Вадим.- Эвакуация осуществляется за город в дачный поселок Виноградарь. Дальнейшие действия будут планироваться в соответствии с обстоятельствами.
   - Иными словами, четкого плана у вас нет?- съязвила женщина.
   - Вообще-то, есть,- мгновенно справившись с раздражением, ответил Вадим.- Заправленный микроавтобус - это раз. В течение получаса я соберу всех, кто захочет ко мне присоединиться, и поеду за город, подальше от зомби и мародеров - это два. План довольно простой и четкий.
   - Поймите нас правильно,- вмешался мужчина.- Здесь мы в относительной безопасности, пока они не отключили электричество, все было довольно...
   - Кто они?- перебил его Вадим.- Вы хоть понимаете, что никого не осталось?! Коммунальщиков, врачей, спасателей - абсолютно никого!
   - Как не осталось?!
   Мужчину как будто ударило током. Глядя на него, омоновец покачал головой. До них только начало доходить, в каком положении они сейчас находятся. Женщина первой вышла из ступора, она неуверенно проговорила:
   - Дайте нам десять минут - одеться и собрать вещи.
   - Пять,- отрезал Вадим.- Половину вы уже потратили на расспросы.
   Пожилая пара собралась быстро. Окинув квартиру прощальным взглядом, женщина заперла дверь. Поддерживая друг друга под руки, они спустились и проковыляли вслед за омоновцем до микроавтобуса. Вадим посмотрел на часы, с момента начала эвакуации прошло тридцать восемь минут.
   Краем глаза омоновец ухватил движение напротив Славиного дома и мгновенно направил туда ствол. Две девушки с сумками вышли во двор и засеменили к микроавтобусу.
   - Вы эвакуируете жителей?- спросила одна из них.
   - Все верно,- ответил Вадим.- Забирайтесь внутрь.
   Остался последний белый флаг на втором этаже дома, из которого вышли девушки.
   Доходяги смирно сидели в запертых квартирах, так что проверка подъезда прошла без инцидентов. Вадим подошел к деревянной двери, с сожалением посмотрел на не работающий без электричества звонок, постучал и громко сказал:
   - Полиция. Экстренная эвакуация.
   За дверью тут же раздался уверенный женский голос:
   - Я видела вас во дворе. Позвольте узнать, где ваши коллеги?
   - Сам бы хотел это знать,- сквозь зубы произнес Вадим.- Мы покидаем город через десять минут. Скорее всего, кроме меня, живых людей вы здесь больше не увидите.
   - Я в этом не уверена,- спокойно продолжала женщина.- Имейте в виду: мой муж охотник, и у меня есть ружье. Поверьте, я им умею пользоваться.
   За дверью щелкнул затвор.
   - Послушайте, дамочка, вы, вообще, понимаете, что происходит? Не осталось...
   - Я все прекрасно понимаю,- перебила его женщина.- Если вы вздумаете ломиться в дверь, я буду стрелять.
   Холодные нотки в ее голосе Вадиму не понравились. На всякий случай он сделал шаг в сторону и попытался продолжить разговор:
   - Если вы умеете стрелять, то можете помочь эвакуировать выживших.
   - Я умею, не сомневайтесь, но помогать никому не собираюсь. Мне никто не помог, когда мужа ранила одна из этих тварей.
   Вадим посмотрел на часы.
   - Как знаете,- буркнул он.- Через десять минут мы уезжаем, если передумаете, выходите во двор, только оружие держите стволом вниз.
   Женщина ничего не ответила. Вадим собрался спуститься, но услышал звук открывающегося замка этажом выше. Это обеспокоило его больше, чем щелчок затвора несговорчивой "мадам". Мелькнула надежда, что это кто-то из выживших услышал голоса и решил вступить в контакт, но в чудеса омоновец уже не верил.
   Вадим поднялся наверх и обнаружил там молодую девушку в нижнем белье. Стоя босиком на бетонном полу, она пыталась вытащить ключи из замочной скважины.
   - Ты хоть бы тапочки обула,- посоветовал он.
   Девушка повернулась к нему, и его глаза встретились с пустым холодным взглядом доходяги. С сожалением Вадим подумал о том, что получил ровно то, что и ожидал. Зомби оказался смышленым. Кроме того, что ему удалось открыть дверь, он понял, кто перед ним. Оставив ключи в покое, он попытался скрыться в квартире, но Вадим действовал быстрее, одиночный выстрел положил конец интеллектуальному развитию захватчика.
   Вадим проверил квартиру на наличие других доходяг, но никого не нашел. Спускаясь по лестнице, он с содроганием думал о том, сколько еще замков открывается в этот момент и верна ли теория Славы в отношении феномена сотой обезьяны.
   Снега снаружи прибавилось. Усилившийся ветер гонял его, закручивая в причудливые вихри. Возможно, еще пару дней назад Вадим с удовольствием понаблюдал бы за этим буйством природы через двойной стеклопакет со стаканчиком горячительного в руке. Но сейчас, проклиная все на свете, он быстро шел через двор к Славиному дому.
   К возращению Вадима Ира оделась, спрятав неестественно белую кожу под джинсы, свитер и теплое пальто. Сумка со всем необходимым стояла у кровати больного, а сам он пытался натянуть штаны. Ослабевшие руки плохо слушались, и омоновец помог ему одеться. Когда Вадим принес из прихожей ботинки, Слава протянул ему перемотанный скотчем пакет и тихо проговорил:
   - Возьми это. Тут самое важное.
   Вадим рассмотрел пакет. Внутри лежала толстая общая тетрадь и маленькая черная флэшка.
   - Что это?
   - Тут описано, как остановить элементов. Частота маяка субстанции, координаты оптимального места для перехода высших в наш мир и еще много всего. Лучше, если это будет у тебя,- Слава слабо улыбнулся, - а то мне что-то совсем нездоровится... И еще кое-что...
   Больной протянул фотографию, на которую Вадим обратил внимание накануне вечером - двое молодых солдат на фоне гор. На обратной стороне снимка был нарисован план проезда к даче Славиного друга и указан адрес садового участка.
   Вадим помог Славе одеться в теплый пуховик и буквально на руках вынес его из подъезда. Он сделал всего пару шагов в сторону микроавтобуса, когда за его спиной раздался встревоженный голос Иры:
   - Они здесь!
   Вадим обернулся. От того, что он увидел, ему стало не по себе. В окнах первого этажа по обе стороны от двери подъезда появились лица. Вадим не сразу смог понять: живые это люди или доходяги. Но внимательное изучение глаз расставило все точки над "и". В окнах второго и третьего этажа то тут, то там вырисовывалась похожая картина. Вадим осмотрелся, но во дворе пока что никого не было.
   - Быстро в машину,- сказал он.
   Ира не сразу поняла, чего он от нее хочет, но послушно последовала за ним.
   Омоновец положил Славу на два свободных места, Ира пристроилась рядом. Садясь за руль, он посмотрел на часы. Сбор выживших занял пятьдесят семь минут.
   Перед тем, как тронуться в путь, Вадим поближе познакомился с попутчиками. Молодых людей, которых он первыми посадил в микроавтобус, звали Аня и Степан, пожилую пару - Вероника Валерьевна и Николай Федорович, расторопных девушек - Викой и Кристиной, а охранник представился Александром.
   - Эй, секьюрити, давай-ка, перебирайся в кабину,- сказал Вадим охраннику, и тот без вопросов сделал, что требовалось.
   Из двора выехали без проблем. На перекрестке возле злополучной аптеки немного забуксовали, но, к счастью, не застряли. Видимость ухудшилась окончательно. По ходу движения на дорогу и близлежащие дома опустилась снежная завеса, в пятидесяти метрах ничего не было видно. Пелена медленно двигалась вместе с микроавтобусом, поочередно открывая взгляду участки обессиленного города. По его нервным клеткам перестали бежать электрические сигналы, артерии больше не нагревала горячая вода, а миллионы нейронов, составляющие его суть, погибли под воздействием субстанции.
   Вадим старался избегать центральных улиц, но в одном из переулков брошенные машины перекрыли дорогу так, что пришлось воспользоваться параллельно идущим широким проспектом. Проезжая часть тут оказалась, на удивление, свободной. Засыпанные снегом автомобили, припаркованные вдоль тротуара, провожали микроавтобус грустными взглядами потухших фар...
   Ветер с невиданной силой гонял в воздухе белые массы, завлекая в свой неистовый хоровод не только падающий снег, но и поднимая его с земли. Метель бесилась так, как будто раньше ее сдерживало присутствие людей, а теперь она наверстывает упущенное.
   Вадим искал, где бы свернуть, и вдруг на границе снежного занавеса заметил препятствие. Подъехав ближе, он увидел, что от тротуара до тротуара на дороге протянулась невысокая баррикада: офисные стулья, тумбочки, коробки, временные дорожные знаки, ограждения. Вадим попытался сдать назад и развернуться, но микроавтобус забуксовал. Внутри у омоновца все похолодело. Он почувствовал, как замедлилось время, и счет пошел на секунды.
   - Сидим спокойно,- обернувшись к пассажирам, сказал он.
   - Из калаша стрелял когда-нибудь?- резко спросил омоновец у Саши.
   - Приходилось,- нервно сглотнув, ответил охранник.
   Вадим быстро достал из-за сиденья АКС74-У, снарядил его магазином, достал из разгрузки запасной и вместе с автоматом отдал охраннику.
   - Разберешься?
   Тот осторожно взял автомат и вопросительно протянул:
   - А в чем проблема, командир, поблизости никого...
   - Что я говорил про вопросы?- грубо оборвал его Вадим.
   - Есть, товарищ главный,- проворчал Саша.
   - Николай и Степан - на выход! - дал команду Вадим. - Вы разбираете завал, мы с Сашей прикрываем.
   - Что, собственно... - начал, было, Николай Федорович.
   - На выход!
   Вадим рявкнул так, что выйти собрались все пассажиры.
   - Только взрослые мальчики,- на всякий случай пояснил омоновец.- Остальные остаются внутри.
   Мужчины быстро выбрались из микроавтобуса.
   - Саша, идешь назад и смотришь в оба: увидишь, что-нибудь непонятное, стреляй...
   - А если...- Саша попытался возразить, но, разглядев глаза Вадима в прорезях маски, тут же понял свою ошибку.
   - Вы двое,- обратился он к Николаю и Степе, - раскидайте в стороны это барахло, так чтобы можно было проехать. Поторопитесь.
   Убедившись, что все поняли свои обязанности, Вадим замер у кабины, пытаясь определить, откуда придет беда. Его интуицию опередили выстрелы. Саша, пятясь назад, стрелял куда-то в закрепленную за ним область. Вадим обежал микроавтобус со стороны пассажирской двери, стукнул ладошкой по стеклу и отдал команду:
   - Всем лечь на пол! - обернулся и посмотрел на застывших с ящиками в руках мужчин.- Вы чего встали?! Быстро разгребать!
   Вадим выглянул из-за машины в направлении Сашиных выстрелов и увидел силуэты неспешно плетущихся доходяг.
   - Три, четыре, шесть, восемь.., - начал он по инерции...
   Не закончив подсчета вражеской силы, омоновец вскинул автомат и открыл огонь. Фигуры одна за другой валились на землю, но, спотыкаясь о них, из-за снежной завесы появлялись новые. Саша стрелял, на удивление, метко, но Вадим понимал, что, если Николай со Степой не поторопятся, двух стволов не хватит, чтобы сдержать такой поток.
   Патроны у Саши закончились, он отстегнул магазин. Вадим тоже перестал стрелять и обернулся, собираясь подогнать товарищей, но вместо разгребающих завал мужчин увидел, как Николай бежит к форду, а Степа стоит с куском деревянной ограды в руках и смотрит куда-то вперед. С той стороны, как в зеркале, повторялось происходящее позади микроавтобуса.
   Николай в панике нажал на ручку и с силой дернул дверь пассажирского салона, та прокатилась по направляющим и замерла, ударившись об ограничители. Он тут же заскочил внутрь и попытался закрыть ее изнутри, но дверь заело.
   - Ты, мля, ничего не забыл?!- наливаясь злобой, прорычал Вадим.
   Не обращая на омоновца внимания, Николай продолжал дергать дверь.
   - Степа, не спи!- крикнул Вадим.- Саша, дуй ко мне!
   Степа продолжал стоять без движения. Ответа от Саши, как и его самого, Вадим не дождался. Расстояние до ближайших доходяг сократилось до десяти метров. Точными выстрелами Вадим уложил пятерых, но за ними на границе видимости появилась темная туча из нескольких десятков силуэтов. Вадим с силой дернул дверь, но ее заклинило основательно. Он посмотрел в салон и встретил полный ужаса взгляд Ани, прижимающей к себе детей.
   - Выходите быстро все! - скомандовал Вадим.- Надо найти укрытие...
   Первой выпорхнула Ира и тут же понеслась к офисному зданию справа от микроавтобуса. Вероника Валерьевна пыталась потянуть за собой мужа, а тот отчаянно вцепился в сидение и отпускать его не собирался. Вадим протянул руку Ане, но она зажмурилась и замотала головой, сильнее прижав к себе детей.
   - Степа, давай ко мне! - крикнул Вадим впавшему в ступор молодому человеку.
   Омоновец хотел силой вытащить Аню и детей, но доходяги поравнялись с задним колесом. Пришлось снова открыть огонь. Со стороны завала отчаянно закричал Степан. Вадим обернулся: доходяги повисли на парне и повалили его на землю.
   - Да чтоб вас всех!..- выругался омоновец.
   Поднявшись на ступеньку, он закрыл собой проход в салон. Зомби прибывали с обеих сторон... Несколько сотен, может, больше... Вадим еще раз попытался закрыть дверь. Безуспешно.
   Люди в салоне сидели тихо, боясь даже пошевелиться. Вместо очередного выстрела раздался щелчок. Рожок опустел. Вадим сменил магазин и снова открыл огонь. За каждым убитым зомби к микроавтобусу подходило еще пятеро.
   Омоновца никогда не учили в одиночку вести бой с толпой оживших мертвецов, и в этой безнадежной ситуации ему не оставалось ничего, кроме как начать импровизировать. Наводнившие проспект доходяги с трудом перебирались через застреленных собратьев. Вадим быстро прикинул, что лучшее, что он может сделать - это создать амбразуру из тел вокруг двери, забраться на крышу и продолжить вести прицельный огонь.
   План потерпел крах раньше, чем он принялся его осуществлять. Внезапно форд содрогнулся - что-то с огромной силой ударило в борт со стороны водителя. Вадима выкинуло головой вперед. Совершив непроизвольный кувырок, он оказался на земле в четырех метрах от микроавтобуса. Несколько зомби сразу навалилось на омоновца, не дав ему подняться. Кто-то тяжелый наступил на автомат. Выпустив из рук приклад, Вадим потянулся за ножом.
   Прижатый доходягами, выбирая для удара самые уязвимые области их голов, Вадим не сразу понял, что где-то рядом кричат люди. Сначала раздался пронзительный детский визг, потом его заглушили отчаянные крики женщин.
   Омоновец бешено рычал, извивался змеей, пытаясь выползти из-под "завала", но ничего не смог сделать. Крики быстро стихли, слышалось только завывание ветра и хруст снега под десятками ног... Доходяги, которых он убил, придавили его к земле, но живые не смогли нанести вреда. Накладки и шлем надежно оберегали его от ногтей и зубов, а на каждом слабозащищенном месте лежало по несколько трупов.
   Омоновец почувствовал, как с него пытаются стянуть ботинок, но не мог увидеть, кто это делает и, тем более, не мог дотянуться ножом до "сообразительной головы", в которую пришла эта смертоносная для Вадима мысль. Он уже почувствовал, как смерть неприятно щекочет пятку, но железные тиски, сжавшие правую руку, мгновенно отвлекли внимание на себя.
   Кто-то потянул его за кисть. Сначала плавно, а потом так резко, что показалось, будто руку попросту оторвали. Пространство перед глазами взорвалось черно-красными пятнами, и Вадиму потребовалось некоторое время, чтобы понять, что его правая конечность все еще на месте, вот только он перестал ее чувствовать. Он повис на ней перед громадным, до неприличия накачанным верзилой.
   Здоровенный бугай крепко держал омоновца за правую руку, приподняв его так, что тот еле-еле доставал носками ботинок до земли. Огромной лапой дубина ухватился за шлем и попытался его снять, но хлястик крепко держал защиту. Вадиму показалось, что еще немного, и он лишится головы.
   Не дожидаясь печального финала, инстинкт выживания "вступил в сговор" с боевой сноровкой, и левая рука, отключившись от мозга, переполненного болью и предчувствием неизбежного, потянулась к кобуре. Через секунду глок выплюнул сразу три пули прямо в лоб свирепствующего великана, и Вадим снова почувствовал землю под ногами.
   Омоновец посмотрел на микроавтобус: зомби облепили его со всех сторон и уже хозяйничали внутри. Автомат был похоронен под грудой тел, правая рука не слушалась, со всех сторон к нему снова поперли доходяги. Сзади подбирались трое. За ними у баррикады, перекрывшей дорогу, мелькал просвет в темной туче оживших мертвецов. Большинство зомби сместилось к участку, где Николай со Степой успели проделать небольшую брешь.
   Пока омоновец прикидывал шансы пробиться к микроавтобусу и узнать, кто из пассажиров остался в живых, его схватили за плечо. Он мгновенно развернулся и выстрелил в голову доходяги, протянувшего к нему руку. Времени на раздумье не осталось, и ему пришлось принять решение.
   Вадим резко сорвался с места и, проскочив между двумя зомби, пронесся к баррикаде. С разбегу он перепрыгнул невысокий участок завала в том месте, где в нескончаемом потоке оживших мертвецов образовалась брешь, и взял курс на офисное здание, в котором укрылась Ира.
  

Глава 23

Случайная встреча

3 ноября

   Квартира над магазином встретила нас тишиной. Массивная деревянная мебель под старину придавала зловещий вид жилищу странного старикана. Окна всех трех комнат закрывали плотные шторы. Я обошел все помещения, освещая фонарем темные углы, шарахаясь от собственного отражения в развешанных повсюду зеркалах, и убедился, что входная дверь заперта.
   Из трех комнат - гостиной, спальни и кабинета - мы выбрали гостиную. Таня со Светой устроились на мягком диване, а я в кресле с высокой спинкой. Возле стены напротив нас стояла имитация камина. Поглядывая на нее, я жалел, что нельзя просто щелкнуть кнопкой и привести нагревательный элемент в действие. В комнате холодно, а за окнами все так же метет снег.
   - Чего он так уцепился за эти тряпки?- нарушила тишину Света.
   - Ты о чем?- спросила Таня.
   - Этот старик,- Света нервно кивнула в сторону лестницы.- Тряпки ему дороже жизни людей.
   - Для тебя это просто тряпки, а для него, возможно, дело всей жизни,- заметил я. - А сама ты, что чувствовала бы, если бы к тебе в дом забрался кто-то, вытащил из шкафа твою одежду и улегся бы на ней отдыхать?
   - Да ты, я смотрю, философ,- усмехнулась Света.- А так сразу и не скажешь.
   - Я тоже раньше не сказал бы,- я протянул к Свете молоток, перемазанный кровью.- Но теперь у меня есть то, что заставляет в корне пересмотреть взгляды на жизнь. Хочешь - подарю?! Тоже философом станешь...
   Света фыркнула и отвернулась, сложив руки на груди. Разговор на этом закончился, дальше мы сидели молча. В относительной безопасности я расслабился и задремал.
   - Метель утихает,- разбудил меня Танин голос.
   Голос у нее приятный, но я вздрогнул. Новость меня не обрадовала. Это означало, что снова придется выйти наружу и идти по холодным улицам, надеясь не встретить зомби или кого-нибудь вроде мужчины, чье тело сейчас лежит на первом этаже.
   - Который час?- спросил я.
   - Двадцать минут четвертого,- ответила Таня.- Поднимайся, нужно выходить сейчас, хотелось бы поспеть до темноты.
   Как напуганные мышки, мы осторожно выбрались в холодную темноту лестничной площадки. Ступая на носочках, стараясь не производить ни малейшего шума, спустились на первый этаж. Я осторожно приоткрыл дверь и выглянул во двор. Снаружи пусто. На выросших вокруг сугробах ни единого следа.
   Тихонько посовещавшись, мы решили не выходить к улице. Пока мутный субъект возле магазина пребывал в бесплодном ожидании, мы прошли квартал через дворы. По пути я заметил окно с белой тканью. Еще как минимум один выживший, надеющийся на помощь. Я хотел сказать об этом девушкам, но понял, что они не хуже меня видели наволочку, торчавшую из форточки, и, представив очередной темный подъезд с неизвестным количеством зомби внутри, решил промолчать.
   Без спешки, не останавливаясь, мы понемногу приближались к нашей цели. Я шел впереди, за мной Света, замыкала процессию Таня. "Четвертый спутник" шел следом, шел вокруг нас, скрипел под ногами, забивался в глаза и нос, норовил влезть за шиворот... Пожалуй, никогда раньше я не видел столько снега. Он завалил тротуары и проезжую часть, пороги перед магазинами и офисами, автобусные остановки, мусорные баки. Все вокруг медленно погружалось в мягкую белую массу, словно в болото.
   Пройдя примерно два километра, мы остановились перед одной из центральных улиц. Появилось такое ощущение, что дорогу нам перебежал табун черных кошек. Широкая полоса серого месива протянулась по проезжей части в обе стороны. Сотни, если не тысячи ног прошли здесь, оставив после себя темную жижу, лишь слегка прикрытую сейчас тоненькой марлей, сотканной из продолжавших падать снежинок.
   - Давайте скорее, пока они не вернулись,- подталкивая нас, сказала Таня.
   Мы почти бегом преодолели широкую улицу и с облегчением продолжили наш путь по небольшому переулку. Следующий перекресток перекрыли брошенные машины. Центр этого нагромождения "украшали" столкнувшиеся лоб в лоб легковушки. На автомобиле мы бы здесь не проехали, а вот пешком преодолели этот участок довольно быстро. К тому же скорость наша увеличилась, когда в одном из салонов с затемненными стеклами услышали возню.
   Еще через два километра мы все устали. Даже снег... Последние снежинки лениво опустились на землю, а небо стало понемногу проясняться. У меня больше всего замерзли руки, девушки постоянно грели носы. Пряча замерзшие конечности в карманы, проклиная погоду, я не сразу заметил, что справа от нас, всего в десяти метрах от преодолеваемого перекрестка собралась небольшая толпа. Человек тридцать навскидку... Люди стояли спокойно в основном спиной к нам. От неожиданности я остановился...
   Я присмотрелся к их одежде, и сразу стало ясно, что это зомби. Кто-то одет тепло, кто-то в спортивном костюме нараспашку, а некоторые в домашних тапочках или вообще босиком. Света застыла рядом со мной, чуть не вскрикнув от удивления, но вовремя спохватившись, зажала рот рукой.
   Не говоря ни слова, Таня взяла Свету за руку. Увлекая ее за собой, она ощутимо ткнула меня локтем в бок. Удар помог выйти из ступора, и я припустил следом. Скрываясь за углом дома, я заметил, как один из зомби обратил на нас внимание. Развернувшись, он затопал в нашу сторону.
   - Кажется, они нас заметили!
   Мои слова прибавили нам скорости - квартал преодолели на одном дыхании. На перекрестке обернулись. Следом плелось семеро зомби.
   - Давай - налево,- продолжала вести нас Таня, - попытаемся оторваться.
   Бежать по сугробам трудно, особенно после того, как протопал по ним почти пять километров. К концу очередного квартала мышцы на ногах заболели, и каждый шаг требовал все больше усилий. Девушки, судя по всему, испытывали такие же трудности. Наш темп снизился, но мы повернули за угол до того, как зомби показались на горизонте.
   - Вильнем еще раз,- запыхавшись, предложила Таня.- Посмотрим, смогут ли они нас найти.
   Сил для бега уже не осталось, и мы быстрым шагом засеменили к следующему перекрестку. Снова повернули налево и остановились перевести дыхание. Дальше по улице, метрах в ста пятидесяти, маячили три фигуры, но нас, к счастью, они не заметили.
   - Сколько же их тут?!- запричитала Света.- Мы так никогда не дойдем!
   На ее глаза навернулись слезы. Пока Таня вытирала ей лицо и шепотом пыталась успокоить, я выглянул из-за угла, чтобы проверить: отстали ли наши преследователи. Сердце неровно забилось от того, что я увидел. Все семеро с той же скоростью плелись по нашим следам.
   Таня по выражению моего лица сразу поняла, в чем дело.
   - Черт, черт, черт!..- зашептала она растерянно.
   - Следы,- пояснил я.- Они идут по нашим следам.
   - Тогда поступим, как та лиса,- хитро прищурившись, произнесла Таня.
   - Какая еще лиса?- не понял я.
   - Которая запутывает свои следы,- уже веселее подмигнула мне она.
   Быстрым шагом, загребая ногами снег, мы прошли перекресток. Я глянул на семерых преследователей. Опустив головы, они продолжали идти, ориентируясь по проделанной нами борозде.
   Через триста метров мы повернули направо в просторный двор. Преследователи отставали не сильно, и Таня попросила полностью ей довериться для экономии времени.
   Сначала она повела нас через двор к детской площадке. Дойдя до нее, мы обошли по часовой стрелке новенькие цветные горки, затем Таня повела нас вправо к одному из подъездов. Развернувшись возле него, прошли еще метров семь вдоль дома в ту сторону, откуда пришли, а затем снова повернули к детской площадке, создав петлю.
   - Теперь идем друг за другом четко по нашим следам обратно к подъезду,- сказала Таня.
   Ее глаза светились озорными огоньками. Ситуация явно ее забавляла, чего не могу сказать о себе. Первый представитель нашего "хвоста" показался на входе во двор, к счастью, он продолжал смотреть себе под ноги.
   - А сейчас,- сказала Таня, когда мы снова оказались у подъезда,- аккуратненько вдоль стеночки идем вон к той арке.
   Таня пошла первой. Через каждые несколько шагов она оглядывалась, убеждаясь, что мы точно следуем ее инструкции, и продолжала движение. Через тридцать метров мы нырнули в арку, вышли к улице. Осмотрелись и, не обнаружив ничего подозрительного, поспешили к очередному перекрестку.
   - И последнее,- широко улыбаясь, бросила на ходу Таня.
   - Что еще?- задыхаясь, спросила Света.
   - Давайте сожмем кулачки и будем надеяться, что у нас все получилось.
   Сжав в карманах замерзшие кулаки, я украдкой посмотрел на Таню. Мы остановились перевести дыхание у кафе с широкими окнами, и она разглядывала внутренний интерьер, улыбаясь, как довольная лиса, оставившая охотничьих собак с носом. Я выглянул из-за угла и не увидел ничего, кроме наших следов. Похоже, магия сжатых кулачков подействовала, и мы оторвались.
   Подождали еще немного. Совсем невысоко пролетела небольшая стая голубей. Они печально покружили над нами, убедились, что у нас нет ничего кроме пара, выходящего изо рта, и отправились искать пропитание в другом месте. Через пару минут я еще раз заглянул за угол, но из арки так никто и не вышел.
   - Похоже, отстали,- вздохнул я с облегчением.
   - Тогда - вперед!- бодро воскликнула Таня.- Давайте-ка, ребятки, теперь будем осторожнее.
   - Хорошо, постараемся,- пообещал я.
   Закатив глаза, Света ничего не ответила. На ее светлом лице отразилась боль от осознания необходимости двигаться дальше. Мне тоже не хотелось никуда идти, вместо этого я забрался бы в какую-нибудь теплую нору и выспался, как следует. Но это прямой путь к смерти, ведь "проснуться" в таком случае можно частично в желудках зомби, частично одним из них, подобная раздвоенность пугала меня больше, чем мысль об оставшихся километрах пути с тяжелой ношей в виде чувств холода, боли и жалости к себе.
   Солнце село, сумерки постепенно обволакивали здания. К этому времени мы преодолели чуть больше половины пути, остановившись отдохнуть возле компьютерного магазина. Я покупал здесь дешевые комплектующие для своего компьютера и точно знал, что от моего дома до этого места около восьми километров. Мне он запомнился всегда сияющими витринами и привлекающей внимание яркой вывеской. Сейчас же этот заброшенный торговый центр неприветливо "смотрел" на нас угнетенным взглядом через темные стекла.
   - Надо идти быстрее,- Таня нервничала, переминаясь с ноги на ногу, постоянно оглядываясь по сторонам,- скоро совсем стемнеет, а мы еще и половину пути не прошли.
   Я хотел было поправить ее, похваставшись познаниями в географии города, но не стал. Пока мы шли и мышцы работали, холод почти не чувствовался. Но стоило остановиться и попасть под легкий ветерок, как сразу казалось, что я на северном полюсе, уже неделю без еды, и вот-вот "сыграю в ящик". Летом я прошел бы это же самое расстояние часа за полтора, но сейчас - по колено в снегу, без возможности перекусить и погреться - восемь километров превратились во все двадцать.
   Мы извлекли урок из столкновения с группой зомби и к каждому перекрестку подходили осторожно. Внимательно осматривали окрестности, потом я украдкой выглядывал из-за угла, проверял, все ли в порядке, и только после этого мы шли дальше.
   Ближе к окраине пошли невысокие в два - три этажа дома. Голодные собаки за высокими заборами попрятались в будки, лишь изредка удостаивая нас слабым, обиженным "гав".
   Мы шли вдоль длинного металлического забора, окрашенного в коричневый цвет. До угла оставалось метров тридцать, когда на перекрестке появились трое. Они шли уверенным бодрым шагом. Все трое одеты в деловые костюмы, пальто нараспашку, меховые шапки - ушанки и высокие ботинки под армейский стиль.
   - Ух, ты!- воскликнул один из них.- Это кто у нас тут?
   Мы остановились. Троица тут же направилась к нам. Что-то в их виде меня насторожило. Они приблизились, обступив нас с трех сторон, и я понял, что именно не понравилось. Даже мне, плохо разбирающемуся в таких вещах человеку, стало ясно, что одежда на них превосходного качества и стоит немалых денег, но она совсем не сочеталась с их наглыми лицами, имеющими отпечаток определенно недобропорядочного образа жизни. Первой заговорила Таня:
   - Ребят, мы спешим, нам надо до темноты к родственникам добраться.
   - Далеко идти?- развязно поинтересовался один из парней.
   - Не близко,- уклончиво ответила Таня.- Но дойти надо, нас ждут.
   - Если не близко, то до темноты точно не успеете,- с ухмылкой подхватил второй, и все трое засмеялись.
   Смех их больше походил на звуки, издаваемые гиенами, чем на человеческое веселье. Внутри у меня все сжалось. Я понимал, что разговаривать бесполезно, всех троих переспорить не удастся.
   - Переночуйте у нас,- предложил, весело улыбаясь, третий.- Утром мы вас проводим, куда скажете.
   - Правда?Света спросила с надеждой в голосе, и от этого внутри у меня похолодело.
   - Конечно, правда,- тут же дернул на себя закинутую удочку первый.- У нас тепло, есть еда. Мы рады гостям.
   - Спасибо за приглашение,- решительно вставила Таня, - но мы должны идти. Пойдем, Света!
   Таня взяла подругу за руку, но та не двинулась с места.
   - Да погоди ты,- сказал ближний к Тане парень и взял ее за локоть.- К чему такая спешка, красотка?
   - Нам, правда, надо идти,- набравшись мужества, сказал я.
   - Опа!- воскликнул тот, что стоял ближе ко мне.- Оно разговаривает! Красавицы, зачем вы это с собой - то потащили?!
   - Полегче, дружище...
   Я попытался вернуть своему голосу уверенность, но вышло плохо. Сожалея, что молоток сейчас лежит в рюкзаке, я сделал шаг навстречу обидчику. Он резко повернулся и толкнул меня в грудь. Споткнувшись, не успев осознать происшедшее, я упал спиной в снег и не успел еще прийти в себя от внезапного падения, как они начали бить меня ногами в новеньких ботинках.
   - Бежим!- услышал я Танин крик.
   Сворачиваясь в позу эмбриона и прикрывая голову руками, я успел заметить, как Таня сорвалась с места, а Света с широко раскрытыми глазами осталась стоять. Больше ничего увидеть не удалось. Град ударов посыпался на меня со всех сторон. Били неумело, но если попадали носками ботинок по ребрам, боль пронизывала тело. От обиды и несправедливости хотелось плакать, но я сдерживался.
   Внезапно обида, боль и страх отступили в один момент, растворившись в последовавшей за злостью ясности сознания. Я поймал летящую мне в лицо ногу, приподнялся и подкинул вверх. Нападающий, не ожидавший такого поворота событий, не удержался и плюхнулся в снег рядом со мной. Мне тут же достался сильный удар в спину, бьющий попал прямо в позвоночник. Боли почти удалось скрутить меня, но злость, вырвавшись рычанием изо рта, воспрепятствовала этому. Я резко поднялся на ноги и рванулся в сторону, один из парней промахнулся и тоже завалился в снег.
   Я посмотрел на третьего, тот замешкался. Понимая, что драться я не умею, и стоит всем троим снова оказаться на ногах - шансов у меня не будет, я припустил что есть сил.
   - Тварь!
   - Тебе - хана, мразь!
   - Держи падлу!
   Вслед мне неслись ругательства и угрозы. Не обращая на них внимания, я перебирал утопающими в сугробах ногами и не останавливался даже после того, как голоса стали тише и остались где-то позади.
   Ноги переставали слушаться. Как на ходулях, я завернул за угол одноэтажного дома. Остановился... Пар клубами валил изо рта... Брызгая слюной на серый в сумерках снег, я попытался отдышаться. Сердце колотилось, злость вперемешку с обидой плотным обручем сдавили горло. Я выглянул из-за угла. Забыв про меня, троица уводила Свету туда, где, по их словам, тепло, есть еда и постель.
   - Хана, значит, мне?!
   Нащупав в рюкзаке молоток, я почувствовал уверенность в руках, при этом в голове не осталось ничего, кроме звенящей тишины.

*****

   Вадим сидел на полу, прислонившись спиной к стене. Рядом лежали шлем и пистолет. Прорываясь к зданию, он расстрелял почти всю обойму, остался всего один патрон. Омоновец знал это, но пистолет не перезарядил.
   Правая рука безвольно висела вдоль тела, болевой шок постепенно проходил, и порванные связки, объединившись в единый ноющий хор, постепенно повышали тональность. Вцепившись в предплечье непослушной руки, он застывшим взглядом смотрел на кулер в двух метрах от него.
   Вадим снова и снова прокручивал в голове проигранный бой. Если бы Саша не дезертировал, и Вадим смог бы переключиться на огневую поддержку, разбирающих баррикаду ребят, если бы Николай не запаниковал и остался помогать Степе, если бы Степа не впал в ступор, если бы дверь не заело... Слишком много если...
   Он понял, что совершил огромную ошибку, понадеявшись на слаженную работу людей, для которых до недавнего времени самой большой проблемой было выбрать блюдо на ужин и сериал перед сном. Вадим сжал зубы и ударил затылком в стену. На гипсокартонной плите осталась вмятина.
   Он отпустил болевшую руку и взял с пола пистолет. Повертел его, рассматривая с разных сторон, и приложил холодный ствол к виску. Омоновец не спеша прокрутил в голове последовательность событий, которые приведут к покою и отсутствию боли. Всего одно движение пальца, и дуло разогреется от пороховых газов, а через мгновенье навсегда уйдут тревожные мысли.
   - Не сейчас,- отгоняя предательское наваждение, прошептал он.
   Вадим твердо для себя решил: до тех пор, пока не убедится, что попытка наиболее развитых элементов перебраться в наш мир не будет полностью подавлена, он будет жить, не смотря ни на что.
   - Я могу дать помощь,- нарушила тишину Ира.
   Все это время она стояла в двух шагах справа от него настолько тихо, что он забыл о ее существовании. Вадим повернулся к ней, и от тяжести его взора и без того небольшая фигурка девушки стала еще меньше, но взгляд Ира выдержала.
   - Я уметь лечить тело,- не отступала она.- Слава тратить все резервы, но ты сильный, может работать с тобой.
   Омоновец с недоверием посмотрел на девушку, прикидывая, насколько он может ей доверять, какие фокусы она сможет показать.
   - Ты должен верить,- продолжала Ира.- Ты сильный. Будешь бороться. Ты нужен мне, а тебе не победить без меня.
   Метель разошлась не на шутку. С усилием поднявшись, вскрыв дверь одного из офисов, Вадим устроился на привал. Тут нашелся вполне приличный кожаный диван, вдоволь воды в кулере и автомат с закусками, который после нескольких хороших "встрясок" выдал сырники, бутерброды и шоколадки.
   Разделив небогатый улов с Ирой, Вадим немного подкрепился, прилег и попытался вздремнуть, но нарастающая боль в правом плече не давала расслабиться. Через десять минут он едва сдерживался от того, чтобы не заскулить, как побитая собака.
   В попытке справиться с очередной волной боли, омоновец немного приподнялся, сжал зубы и зажмурил глаза. Красные вспышки в голове полностью завладели его сознанием, и он не почувствовал, как Ира подошла к дивану и встала у него за спиной.
   Мягкие теплые руки прикоснулись к его вискам. Через минуту боль как будто отошла в сторону, она все так же присутствовала, но это уже было не его плечо. Пострадавшее в схватке с верзилой тело находилось где-то в стороне, а сознание повисло в темном бескрайнем пространстве.
   Темнота дрогнула и внезапно наполнилась разноцветным свечением. Тусклый свет, переливавшийся бледными цветами радуги и всевозможными их оттенками, подхватил сознание Вадима и легким течением понес его в неизвестность.
   Вдруг он почувствовал, как что-то аккуратно схватило его и удерживает от дальнейшего дрейфа. В это же мгновение все пространство впереди заполнили тысячи странных светящихся существ, похожих на морских угрей. Маленькие, большие, желтые, красные, фиолетовые... Это был искрящийся поток, похожий на громадный пчелиный рой.
   Огромный фиолетовый "угорь", сновавший туда-сюда в поисках чего-то, почувствовал внимание Вадима и остановился. Оказавшийся не в своей стихии человек расценил это как опасность, но сделать ничего не смог: что-то крепко держало его, не позволяя двигаться ни вперед, ни назад.
   "Угорь" попытался приблизиться, но не смог преодолеть разделявшее их расстояние, натолкнувшись на невидимую преграду. Безуспешно побившись светящейся головой о взбесившее его препятствие, тварь метнулась обратно к своим сородичам, схватила небольшого бледно - зеленого "малька" и сожрала его за несколько секунд.
   Вадим ощутил мощную встряску, и невидимая сила потащила его за шиворот, как маленького котенка, обратно в безопасную темноту. Сознание погасло на какое-то время, затем он обнаружил себя парящим под потолком в незнакомой квартире.
   Внизу на кровати лежал человек. Его святящийся контур переливался различными цветами, но внимание Вадима сразу привлекла полностью красная левая рука. Ниточки, сотканные из красного свечения, как щупальца осьминога, потянулись к позвоночному столбу и мозгу, опутали их и постепенно начали сжимать.
   Свечение силуэта медленно погасло, и несколько мощных волн, как круги от брошенного в воду камня, расширяясь, вышли за пределы комнаты. Через несколько секунд волны повторились, а еще через какое-то время в комнате появился один из тех "угрей", которых Вадим видел в пространстве бледного свечения.
   Покрутившись вокруг человека, он, как в воду, нырнул в тело через темечко вдоль позвоночника. Дернувшись несколько раз в сильных судорогах, "угорь" начал растворяться, растекаясь мутными пятнами по всему силуэту. Свечение человека внизу усилилось, и через мгновение он неуклюже поднялся с кровати.
   Видение исчезло, и Вадим почувствовал, что вернулась боль в плече, но уже не такая острая, к тому же прибавилось покалывание в онемевшей правой кисти. Он попробовал пошевелить пальцами и почувствовал, как они застучали по бедру.
   Омоновец открыл глаза. Ира сидела в офисном стуле на колесиках прямо напротив него. Она изменилась. Вместо растерянности ее взгляд выражал уверенность, тело буквально излучало силу, а кожа приобрела почти естественный цвет.
   - Ткани срослись. Будет боль, но ты сильный, скоро поправляться.
   Речь ее звучала более ровно и почти правильно.
   Вадим почувствовал сильный голод и жажду. Поднявшись с большим трудом, он проковылял к кулеру, набрал полный пластиковый стакан воды, выпил и налил снова. Напившись, он взял со стола рядом с диваном недоеденные, слегка покрытые плесенью сырники и просроченный на два дня бутерброд, которыми побрезговал в первый раз.
   У него была масса вопросов к Ире, но жуткая слабость тянула тело к полу, и, кое-как забаррикадировав дверь, он упал на диван, мгновенно провалившись в глубокий сон.
   Что-то дотянулось до краешка сознания, пристроившегося на дне глубокой темной пропасти, и Вадим почувствовал, что должен проснуться. Омоновец открыл глаза и увидел стоявшую над ним Иру.
   - Надо встать,- заявила она, ее брови сошлись домиком, но вместо грозного выражения ее тоненькое личико приобрело забавный вид.- Они рядом, вот-вот смогут чувствовать меня.
   Часы показывали половину четвертого. Омоновец медленно поднялся, ощущая, что его тело как будто разбили на множество маленьких кусочков, и каждый из них болел, требуя к себе внимание. Невероятная слабость, ощущаемая им словно после месяцев тяжелой болезни, затрудняла движения. Будь на его месте другой человек, он предпочел бы просто лечь и умереть, но железная воля быстро вернула Вадима к жизни, заставив тело двигаться, активировав скрытые резервы организма.
   Проспект вокруг микроавтобуса был до предела забит доходягами. Они собрались в примыкающих переулках, заполнили подъезды, окружили офисное здание, в котором укрылись Вадим и Ира, но через закрытые ворота в небольшой дворик позади офисного муравейника зомби пробраться не смогли.
   Восемь оживших мертвецов в соседнем дворе один за другим повалились на землю, не успев сообразить, что происходит. Еще шестеро на выходе в проулок так же тихо и мирно прилегли на холодный снег. Аккуратно проскочив за спинами тех, кому не хватило места на проспекте, Вадим с Ирой прокрались в подъезд дома напротив офисного здания. Выбравшись через окно в смежный двор, они оказались в относительной безопасности.
   В двух кварталах от замершего перед баррикадой форда обстановка немного разрядилась. Лавируя между разрозненными, дезориентированными группами доходяг, они добрались до безопасного участка.
   Дальше шли медленно. Ира периодически жаловалась на то, что тело еще не до конца восстановилось после болезни предыдущей хозяйки. Вадим расспросил про то, что с ней сделают другие элементы, если поймают. Получив весьма красноречивое описание на беглом, но ломаном русском языке, он поинтересовался, что для нее будет хуже: поэксплуатировать не совсем здоровый организм или быть разорванной на кусочки. Немного подумав, Ира пришла к выводу, что нужно идти быстрее.
   То здесь, то там на их пути попадались окна, помеченные белой тканью. Вадим опускал голову и старался не замечать сигналы бедствия. Ему казалось, что темные глазницы окон смотрят на него с осуждением. За их стеклами в квартирах без света и тепла еще остались живые люди, а он проходит мимо, не имея возможности им помочь.
   Два раза вдалеке раздавались выстрелы. Продвижение замедлялось тем, что, кроме угрозы со стороны зомби, следовало бояться вооруженных соотечественников, почувствовавших вкус безнаказанности.
   Вадим некоторое время через оптический прицел внимательно наблюдал за отрезком, который предстояло пройти. Если ничего подозрительного не обнаруживалось, они шли дальше.
   На очередном этапе пути, убедившись, что впереди все спокойно, он уже собрался продолжить движение, но интуиция его остановила. Через минуту на пустой улице появились двое мужчин, вооруженных охотничьими ружьями. Весело обсуждая что-то, они несли пакеты, полные продуктов. Еще через две минуты они скрылись в одном из подъездов близлежащего дома. Присевшего в сугроб и наблюдавшего за ними омоновца они не заметили. Этот квартал Вадим с Ирой обошли стороной.
   Ближе к сумеркам небо постепенно стало проясняться. Изучая местность в оптический прицел, Вадим увидел какую-то возню. Подошел ближе и смог различить, как трое в одинаковых шапках бьют свернувшегося на земле человека. Рядом с ними без движения стояла девушка в синей куртке.
   Вадим предположил, что в снегу лежит совсем не человек, а оживший мертвец, но тот оказался слишком прытким для зомби. Ухватившись за ногу одного из нападавших, он опрокинул его на землю, увернулся от второго, тот, потеряв равновесие, тоже оказался в снегу. Третий немного растерялся, и, воспользовавшись этим, человек бросился наутек.
   Троица быстро оправилась от потрясения, с руганью попыталась догнать беглеца, но он скакал по сугробам похлеще зайца. Плюнув на погоню, преследователи вернулись к девушке, взяв ее под синие рукава, повели в другую сторону.
   Вадим колебался. Он не знал, что произошло между этими пятерыми, с кем девушка была изначально и с кем хотела бы остаться, поэтому решил не вмешиваться. Но интуиция зашептала ему, что нужно чуть-чуть подождать.
   Троица в одинаковых ушанках скрылась из вида. Через минуту вернулся парень, он был не один. Приглядевшись, Вадиму удалось разобрать, что с ним девушка в пуховике цвета хаки и рыжих меховых наушниках. Немного потоптавшись на месте происшествия, они не торопясь пошли следом за любителями шапок - ушанок.
   - Вот это уже интереснее,- глядя в оптику, проговорил Вадим.
   - Что там такое?- поинтересовалась трясущаяся от холода Ира.
   - Вот давай и посмотрим, что там,- ответил он.
  

Глава 24

Три поросенка

3 ноября

  
   Трое "из ларца" в одинаковых шапках не торопясь уводили Свету. Я пытался придумать хоть что-нибудь, но, как назло, в голове не "завалялось" ни одной жизнеспособной идеи. К моей руке кто-то прикоснулся - сердце на секунду замерло. Резко повернувшись, я увидел Таню.
   - Пойдем,- сказала она,- теперь ничего не поделаешь.
   - Нельзя ее оставлять,- не согласился я.
   - И что ты предлагаешь?
   В ее вопросе не было насмешки. Она смотрела на меня серьезным взглядом, пытаясь оценить, на что я способен.
   - Пока не знаю,- ответил я.
   - Их трое, один раз они тебя уже отделали. Нужно идти,- уговаривая меня, как маленького ребенка, она взяла мою руку.- Надо поискать убежище. Переночуем, и, если хочешь, пойдем к моим родителям вместе. У них в поселке нет водопровода, в основном скважины, вряд ли там много этих... зомби.
   - Нельзя ее оставлять,- уперся я.
   Не слушая Таню, не обращая внимания на свое тело, нывшее от усталости, и замерзшие конечности, я снова и снова продолжал "шарить" в голове в поисках ответа на извечный вопрос: "Что делать?". Так и не найдя ответа, я еще заглянул за угол и увидел, что процессия в меховых шапках скрылась из вида. Сделал шаг вперед и почувствовал, как Таня тянет меня назад.
   - Стой! - в ее голосе зазвучали нотки страха.
   Недоуменно вскинув брови, она смотрела на меня, как на идиота:
   - Ты что, головой ударился? Они же тебя прибьют!
   - Это мы еще посмотрим,- пробормотал я себя под нос, вырывая руку.
   Я вернулся к месту, где произошла стычка. Ни одной мало-мальски дельной мысли в наглухо отбитую прикладом голову так и не пришло, но сдаваться я не собирался.
   Тучи над головой постепенно рассеивались, мороз крепчал. На город быстро опускалась ночь. Проступившие звезды и молодой месяц давали достаточно света, чтобы разглядеть следы на снегу. Я шел по темной улице в надежде, что удастся найти убежище этих гадов, но первый же перекресток преподнес неприятный сюрприз. Влево и вправо расходились две одинаковые по ширине колеи. Я включил фонарик, но в перемешанной белой массе не нашлось ни одного четкого отпечатка подошв.
   Прежде чем мной овладело отчаяние, на помощь пришел раздавшийся вдалеке смех, больше похожий на крики гиен. Донесся он справа. Не успел я выключить фонарик, как за спиной захрустел снег. Я совсем забыл о других опасностях, о том, что нужно держать ухо востро. Обернувшись, я увидел, что Таня идет следом за мной. Подумал, что она снова начнет меня отговаривать, но девушка не произнесла ни слова. Она остановилась в трех шагах от меня, приложив ладони к замерзшему лицу.
   Через два квартала протоптанная снежная тропинка превратилась в целый лабиринт, из центра которого к каждому двору шли ответвления. Похоже, что эта троица обшарила все дома в округе. Колея тянулась и дальше, в соседние кварталы.
   Открытые калитки высоких заборов, разбитые стекла окон, выходящих на улицу, несколько сгоревших дотла машин - повсюду виднелись отпечатки проявления свободной воли. Я застыл в нерешительности. На этот раз не было ни намека на то, куда они могли пойти.
   - Смотри,- Таня оторвала руку от лица, указывая куда-то вверх.
   Я поднял голову, но не увидел ничего, кроме темного неба.
   - Что?- спросил я.
   - Смотри внимательно! - потребовала она.
   Над одной из крыш в соседнем квартале едва заметно на фоне уползающей в сторону центра тучи поднималась тонкая полоса.
   -Дым,- начал соображать я.
   Мы стояли посреди проезжей части. Над головой, слегка поскрипывая, на тросе раскачивался дорожный знак. Он неоднозначно указывал на то, что двигаться по нашей полосе можно исключительно вперед, но уровень моей решительности постепенно снижался, появилась неуверенность в правильности выбранного курса. Мы их нашли, но вопрос "что делать?" остался открытым. Интеллект не торопился помочь с генерацией идей, а интуиция бессовестно помалкивала.
   - Что дальше?- уставшим голосом спросила Таня.
   Я осмотрелся. Дым поднимался над трубой углового дома справа от нас. Его окружали высокие кирпичные стены. Скользкие жестяные отливы делали эти стены практически неприступными без наличия лестницы. Неожиданно в голове сработал потайной переключатель, и полезным подспорьем оказался опыт прохождения компьютерных игр с элементами головоломок. Внимание зацепилось за кирпичную коробку без крыши слева через два дома вглубь квартала.
   - Пойдем,- поманил я Таню за собой.
   Забор вокруг строящегося дома, как мухи, облепили бумажные объявления. Подойдя ближе, я увидел, что до меня здесь уже постарались и проделали огромную брешь, оторвав от ограждения большой лист железа. Присыпанный снегом, он валялся рядом с запертой калиткой. Похоже, что соседи из домика с трубой наведывались и сюда, что неудивительно. Никем не охраняемая стройка - хороший источник различных полезностей.
   Оружия и универсальной аптечки, как в компьютерных играх, тут, конечно же, не завалялось, но зато нашлась легкая алюминиевая лестница высотой в два с половиной метра.
   Бытовую каморку для хранения инструмента и прочего барахла предыдущие гости вскрыли без церемоний. Навесной замок валялся рядом с заботливо прислоненной к дверному косяку арматурой.
   Я достал фонарик. Внутри все перевернуто вверх дном. Не знаю, что отсюда вынесли, но того, что оставили, вполне хватит. В брошенной пустой канистре обнаружилось немного бензина. Гора тряпок, валявшихся на полу, скрывала под собой пластмассовую бутылку с машинным маслом.
   Покопавшись еще немного, я собрал полный пакет первой необходимости. Среди тряпок нашлась одна хорошо пропитанная маслом. Бесполезная, на первый взгляд, пустая бутылка из-под коньяка тоже пошла в дело. В кармане грязной засаленной куртки отыскалась вещь, без которой все предыдущие оказались бы бесполезным хламом. Заправленная зажигалка с хорошим кремнем.
   Замерзшая зажигалочка поначалу капризничала. Как первобытный человек, я неистово высекал искры, пытаясь добыть огонь, и, достигнув цели, победоносно поднял ее и подержал на уровне глаз. Не знаю, что в этот момент отразилось на моем лице, но Таня, все это время наблюдавшая за мной, стоя в дверях каморки, вздрогнула.
   - Что ты делаешь?- испуганно спросила она.
   - Собираюсь готовить "коктейль",- улыбаясь, ответил я.- Он даст нам входной билет на вечеринку, на которую нас не позвали.
   - Что еще за коктейль?
   Ее брови поползли вверх. По выражению ее лица я догадался, что она уже жалеет о том, что связалась со мной.
   - Молотова,- проговорил я.- Слышала о таком?
   Таня не ответила. Сморщив лоб, она поежилась, потирая замерзшие руки.
   - Думаешь, получится?- с надеждой спросила девушка.
   - Уверен, в детстве еще и не такими вещами баловался! - похвастался я.
   Зажигалку я спрятал во внутренний карман куртки, поближе к теплу. Поискал подходящий материал, который будет гореть дольше и надежнее, чем зажигалка. Найдя на полу скомканную газету, скрутил ее в плотную трубочку и положил в рюкзак.
   Бензином из канистры я заполнил бутылку из-под коньяка на две трети, добавив туда машинного масла, закрутил пробку и взболтал "коктейль". Затем снова открыл бутылку и затолкал в горлышко промасленную тряпку.
   - Для тебя тоже работенка найдется,- подмигнул я заскучавшей Тане.
   Снял с гвоздя на стене льняную веревку. Взял две банки из-под краски, которые строители вымыли и приспособили для хранения болтов и гвоздей, проделал в дне каждой по несколько дырок и, распустив конец веревки на отдельные нити, продел их в отверстия. Завязал на концах узлы, зафиксировав нити внутри банки. Насыпав по горстке расходных материалов обратно, плотно закрыл крышки, простучав молотком для надежности, я получил в итоге простую, но эффективную "шумелку".
   - Тебе надо будет немного отвлечь этих уродов,- сказал я Тане, протягивая ей веревку с банками, в которых при малейшем движении тарахтели болты.
   Выйдя из каморки, я посмотрел на арматуру у двери. Длинная и тяжелая, она вполне может посоперничать в убойной силе с молотком. Взвесив в руке новое оружие, я почувствовал, как во мне снова закипает злость. Вместе с нею пришла и уверенность в собственных силах.
   Оставалась последняя деталь. Каменный домик мне не сдуть, а вот найти что-то плоское и в меру тяжелое, чем можно накрыть дымоход, и выкурить оттуда "поросят" - вполне посильная задача. В двух метрах от выхода лежала куча фанеры для бетонных работ. Набрав в рюкзак несколько подходящих кусочков, я завершил приготовления.
   Одна из стен забора отделяла "домик поросят" от узкого переулка, другая - с калиткой посередине - от улицы, по которой мы пришли. Для штурма я выбрал глухую стену в переулке.
   Мы с Таней прошли к дальнему от улицы углу. Ее задача заключалась в том, чтобы привлечь внимание гонимых дымом "поросят" к этому месту. В том, что ей потом удастся быстро скрыться из вида, я не сомневался. Сегодня она уже показывала чудеса скорости и выносливости.
   Лестница коснулась края стены. Проверив, что алюминиевые ножки хорошо уперлись в землю, не заскользят, я начал взбираться. Наверху оседлал отлив и, стараясь не шуметь, втянул к себе лестницу и опустил ее со стороны двора. Один раз она брякнула о стену, затаив дыхание, я некоторое время прислушивался к окружающей тишине. Но все обошлось. Ничего не подозревающие "поросята" еще некоторое время смогут наслаждаться счастливым неведением.
   Оказавшись во дворе, я подошел к одному из окон и осторожно заглянул внутрь. Там в просторном помещении слегка подергивались огоньки свечей. У дальней стены в камине внушительных размеров полыхали поленья. На звукоизоляции при строительстве не экономили: я не слышал ни треска горящих дров, ни разговора людей, собравшихся вокруг широкого обеденного стола.
   Без шапок и пальто троица выглядела ничуть не лучше. Короткие ежики на головах так же не соответствовали однобортным костюмам, как и их лица. Во главе стола в шубе из темного меха, переливающегося в свете свечей, сидела Света. Шуба была распахнута, под нею виднелся немного великоватый кружевной лифчик.
   Один из "поросят" налил в бокал вина и протянул его девушке. Зажавшись и уйдя в себя, та никак не отреагировала, продолжая сидеть с потупленным взглядом, медленно пережевывая пищу. "Поросенок" с бокалом в руке влепил ей увесистый подзатыльник. Света подавилась, и все трое заржали. Я не слышал смеха, но видел, как трясутся их тела в дорогих костюмах, видел веселье на лицах.
   Кровь пульсировала в висках, злоба мутной пеленой затянула глаза. Так не должно быть! Мне захотелось тут же ворваться туда и остановить это безобразие, но я не волк, и против этих "поросят" в открытом столкновении мне не выстоять даже с увесистым аргументом в виде арматуры. Нужно придерживаться плана, и тогда появится шанс.
   Обойдя дом, я нашел водосточную трубу. По водостокам я не лазил уже лет семь, и мне стало немного страшновато, когда я посмотрел на крышу, края которой выступали на довольно приличной высоте. Но выбор был невелик. Я проверил, насколько хорошо держатся крепления, к счастью, они намертво засели в стене.
   Глаза боятся - руки делают. Наверху я осмотрелся: темные дома квартала слились в единую черную массу. Эта чернота на мгновение подпрыгнула, когда правая нога поехала в сторону края, и я чуть не загремел вниз, но сегодня удача была на моей стороне.
   Стараясь не спешить, я выложил куски фанеры на кирпичную кладку трубы, закрыв отверстие. Заполнив дымоход и не найдя выхода, дым пойдет обратно, и мне надо оказаться на улице раньше, чем "поросята" поймут, в чем дело. Немного гари попало в легкие. Отодвинувшись в сторону от трубы, я тихо откашлялся в рукав, протер глаза и заторопился обратно.
   На середине пути в суете я пронес ногу мимо крепления трубы и почувствовал, что проваливаюсь в пустоту. Я даже не успел вскрикнуть от неожиданности, мгновенно оказавшись в сугробе. Снег смягчил падение, но воздух выскочил из легких, и я не сразу смог набрать его обратно. Как рыба с большими глазами, я пытался урвать свой кусочек кислорода, но вдох сделать не получалось.
   Прежде чем поддаться панике, я постарался четко осознать происходящее. Удержавшись в этом состоянии, я посмотрел на себя как будто со стороны и даже улыбнулся. Это помогло успокоиться и подняться на ноги. Я продолжал чувствовать себя, как рыба, но уже не та, что выскочила на берег, а та, что вернулась обратно в воду, и, оказавшись в родной стихии, продолжила делать то, что у нее лучше всего получается. "Подплыв" к лестнице, я быстро взобрался по ней.
   Наверху ко мне возвратилась способность свободно дышать. Спрыгнул на землю со стороны переулка и посмотрел на Таню. Я не увидел ее глаз, но почувствовал напряжение, с которым она ждет, когда ей придется выполнить свою часть плана.
   Теперь многое зависело от того, как "поросята" себя поведут, когда из камина в комнату повалит дым. Я поспешил обойти забор. Остановился так, чтобы видеть одновременно и Таню, и калитку.
   Главное - не бояться, повторял я, как молитву... Не бояться... Внутри все тряслось, но я знал, что будет больше шансов на победу, если четко выполнять запланированные действия.
   Быстро снял рюкзак, поставил его на снег и достал бутылку с зажигательной смесью, вытащил газету и полез за зажигалкой во внутренний карман куртки.
   Несколько минут ничего не происходило. Тишина, холодный воздух, темнота вокруг - все это создавало впечатление, словно я погружаюсь на большую глубину. В ушах зазвенело. Я испугался, что из-за этого звона не услышу, как открывается дверь и не смогу вовремя подать Тане знак, но вот наступил долгожданный момент.
   Дверь открылась. Послышалась ругань, приглушенный звук слабого динамика, воспроизводящего печальную тюремную мелодию, и топот ботинок.
   - Там по периметру горят фонари, и одинокая гитара поет...- пел хриплый мужской голос.
   Я махнул Тане рукой.
   - Давай,- тихо прошептал я.
   Я боялся, что она не увидит мой знак, и не подумал о том, что услышать мой шепот с такого расстояния она тоже не сможет, но опасения были напрасными. Таня сделала все, как мы договаривались. В дальнем углу двора раздался шум. Переброшенные через стену банки ударились внутри, и болты в них тут же загремели.
   - Что за хрень?- раздалось по ту сторону забора.
   Вытеснив из головы страх и сомнения, я чиркнул зажигалкой - огонь не зажегся. Не поддаваясь панике, чиркнул еще несколько раз, и она наконец-то заработала. Я поджег газету и приготовился подпалить торчащую из бутылки тряпку.
   Над забором, в том месте, где я оставил лестницу, задергался луч фонаря, одновременно с этим заскрипела калитка. Я поднес огонь к тряпке. Калитка распахнулась, и оттуда показался один из "поросят" в костюме и меховой шапке.
   - Эй, какого хрена?!- крикнул он.
   "Поросенок" не спешил выходить на улицу. Он пошарил вокруг лучом фонарика, убедился, что кроме меня, никого нет, и сделал шаг вперед.
   Тряпка загорелась мгновенно. Размахнувшись, я швырнул бутылку в стену чуть левее калитки. Бутылка разбилась о кирпич, забрызгав содержимым выходящего "поросенка", горючая жидкость тут же полыхнула.
   - А-а-а!- в панике заорал он.
   Меховая шапка взялась огнем в один момент. Упав на колени, он сбросил с себя головной убор и бешено заколотил руками по охваченному пламенем костюму. За его спиной в свете огня появился второй "поросенок". Я выхватил торчавшую из рюкзака арматуру.
   В безуспешных попытках потушить на себе огонь "поросенок" даже не заметил занесенный над его головой железный прут. Удар, и безвольное тело первого упало под ноги второго.
   Второй, перескочив через товарища, поднял каминную кочергу, но я его опередил. Пока он перепрыгивал через тело, я снова размахнулся, и арматура угодила ему в район левого виска. Голова дернулась, искаженное злобой лицо потеряло воинственное выражение, и он повалился на снег рядом с горящим подельником.
   Пламя на стене постепенно угасало, но его языки все еще перекрывали вход во двор. Суета улеглась, из звуков, нарушающих ночную тишину, осталась только тюремная мелодия, доносящаяся из дома:
   - Туда зимой не прилетят снегири, там воронье...
   От ликования над поверженными врагами завибрировало все тело, но оставался еще третий "поросенок", и, пока он в своем каменном домике, победу праздновать рано. Прикрыв лицо от слабеющего огня, я сделал шаг во двор.
   Это была ошибка: что-то больно ткнуло меня в правый бок, скользнуло вдоль тела, обожгло ребра. Я вскрикнул и отскочил в сторону.
   Возле стены справа от калитки, злобно скалясь, стоял третий "поросенок". В руках он держал длинный охотничий нож. Без лишних слов и движений, он сделал еще один выпад в мою сторону. Я отскочил назад, наотмашь ударил арматурой, но промахнулся.
   Я чувствовал, как по правому боку течет кровь. Страх накатил с новой силой, и на этот раз мне не удалось его отогнать. Сознавая, что еще несколько секунд, и паника полностью завладеет мной, я решил воспользоваться этим временем и сохранить себе жизнь. Ухватил арматуру двумя руками, закричал, но ударить не успел - два громких хлопка прервали наше противостояние. Третий "поросенок" замер, посмотрел в сторону улицы, при этом его лицо исказилось почти звериным оскалом. Ненависть, на несколько мгновений вспыхнувшая в его глазах, потухла, и он упал на землю.
   Я замер, не зная, радоваться мне или бояться еще больше. С улицы появился высокий человек в форме ОМОНа, бронежилете и шлеме. В левой руке он держал пистолет. Разумом я понимал, что арматура сейчас не поможет, но руки продолжали крепко сжимать холодный металл.
   - Не дури, пацан,- спокойно посоветовал омоновец.- Я пришел помочь.
   Я опустил арматуру.
   - Где девчонка?- спросил он.
   - Какая?- насторожился я.
   - За которой ты сюда пришел, - ответил он.
   Я кивнул в сторону дома.
   - Там еще кто-нибудь есть? - продолжал он.
   Я пожал плечами.
   - Хорошо, жди здесь.
   Пригнувшись, пройдя под валившим из двери дымом, он вошел в дом. Горючий коктейль на стене погас, стало темно. Я достал фонарик, и в этот момент с улицы появился тоненький силуэт. Я вздрогнул, включил фонарик и испугался еще больше. Странным взглядом на меня смотрела девушка с синими щеками. Крепко вцепившись в арматуру, я сделал шаг назад.
   - Я вместе,- быстро прощебетала она.
   - С кем?- нервно спросил я.
   - Он,- девушка указала на дом, - Вадим.
   - А-а, так ты с этим омоновцем? - судорожно сглотнув, спросил я.
   Девушка покачала головой, еще раз указала на дом.
   - Не омоновец. Вадим. Я и он, вместе.
   - Ладно-ладно, я понял.
   - Там по периметру...- музыкальное сопровождение внезапно оборвалось.
   Минуту спустя с крыши посыпался снег, а следом полетела та самая фанера, которой я перекрыл дымоход. Клубы дыма, валившие из двери домика, поредели. Арматура вдруг стала неимоверно тяжелой. Осторожно обходя девушку, я вышел на улицу.
   В надежде, что сегодня уже не придется размахивать тяжелой железкой, положил ее обратно в рюкзак, и, закинув его за спину, пошел к переулку. Там подал Тане условный сигнал: трижды включил и выключил фонарь, отсчитал пять секунд и мигнул еще раз. Впереди захрустел снег.
   Я подождал, пока хруст приблизится, включил фонарь. Луч скользнул по пуховику цвета хаки и рыжим меховым наушникам.
   - Что это было?- тревожно спросила она.- Выстрелы?
   - Да,- устало ответил я.- Нам помогли.
   Вместе с омоновцем мы затащили тела во двор и заперли калитку. Каждое усилие вызывало боль в правом боку. В доме я снял куртку и свитер. Вид окровавленных ребер не вызвал никаких эмоций. Пешая прогулка через весь город, холод и схватка с отмороженной троицей отняли все силы.
   - Рана не серьезная, но надо обработать,- сказал омоновец, закончив осмотр.
   Внутри пахло гарью. Дым неспешно выползал в открытые окна, провожаемый веселым потрескиванием разгорающихся поленьев. Съежившись, как маленький воробушек, Света сидела на полу под столом. Таня забралась к ней, обняла и стала гладить по голове. Уткнувшись в ее плечо, Света заплакала.
   - Меня зовут Вадим,- представился омоновец, снимая шлем.- Это Ира.
   Под страшной черной маской скрывалось вполне человеческое лицо: черные глаза с тяжелым замученным взглядом, прямые черты лица. Если бы не искривленный переломом нос, он вполне мог бы сойти за интеллигента.
   - Поищи аптечку,- сказал Вадим,- рана у тебя не серьезная, но, если загноится, будет плохо. Особенно теперь...
   Аптечка отыскалась быстро в одном из кухонных ящиков. Вадим достал из нее перекись водорода и бинт. Сделав из него тампон, обработал края раны. Во время процедуры я несколько раз дернулся.
   - Терпи, боец,- сказал он.- Ты в армии служил?
   - Нет,- ответил я.
   Вадим сначала нахмурился, потом внимательно посмотрел на меня и улыбнулся.
   - Я тебя знаю,- проговорил он.
   - Откуда?- удивился я.
   - Ты тот самый засранец, что ограбил магазин на Молодежной улице.
   - Ничего не грабил...
   Я сразу начал отрицать свою причастность к каким-либо правонарушениям, но потом вспомнил события позавчерашнего дня. Значит, я не зря боялся, и кто-то все-таки посмотрел записи камер видеонаблюдения. Хорошо, что теперь все это не имеет никакого значения.
   - Куда вы идете? - поинтересовался Вадим, накладывая повязку.
   Видно было, что движения правой рукой он делает с большим трудом. Каждый раз, когда была необходимость ею пошевелить, его лицо напрягалось. Он старался не подавать вида, но я заметил, как ему тяжело.
   - В дачный поселок, недалеко от города,- ответил я.- Думаю, переночуем здесь, а утром двинемся дальше.
   - Здесь оставаться нельзя,- угрюмо произнес омоновец.- Доходяги быстро учатся. Они уже устраивают засады.
   - Доходяги?- перепросил я.
   - Доходяги, жмурики, зомби,- пояснил омоновец,- те, от кого вы бежите. Можно быстро перекусить и погреться, но потом надо идти дальше. Как ваш поселок называется?
   - Виноградарь,- ответил я.
   - Хм, - он достал из разгрузки какую-то фотографию и прочитал надпись на обратной стороне.- Так нам по пути. Если хотите, можете пойти с нами, но идти надо сегодня.
   Я посмотрел на Таню.
   - Мы пойдем с вами,- тут же выпалила она.
   Когда дым окончательно вышел из помещения, мы закрыли окна и собрались у камина. Дрова разгорелись так, что загудела труба. Керамические плиты, которые покрывали стену над ним, нагрелись и давали тепло.
   Никто не побрезговал угощением со стола хозяев. Немного черствый хлеб, порезанная колбаса и консервы исчезали быстрее, чем попадали в наши тарелки. Вадим посоветовал, не есть много, потому что потом будет трудно идти. Сам он взял тарелку и пристроился в кресле справа от камина. Ира села на пол у огня и жадно принялась поглощать бутерброды. Кожа на ее щеках порозовела, и выглядела она уже не так страшно.
   Закутавшись в шубу и пристроившись в кресле слева, Света теперь жевала с большим аппетитом. Таня последовала совету Вадима, поела быстро и немного. Потом подошла к стене, приложила тонкие ладони к плитке над камином и замерла, согревая руки.
   Мне стоило больших усилий не заесть бутерброды консервированной ветчиной. Взяв себя в руки, я положил в карман пачку шоколадного печенья в качестве утешения за то, что нельзя наесться вдоволь и остаться на ночлег.
   - Пора,- прогремел голос Вадима, когда, согревшись, мы начали клевать носами.
   - Что, уже?! - встрепенулся я.
   Вместо ответа Вадим поднялся, натянул маску и надел шлем.
   - Где твоя одежда?- спросила Таня у Светы.
   - Там,- Света махнула рукой в сторону лестницы на второй этаж.- Я сейчас.
   Света быстро поднялась. Я мог только позавидовать ее бодрости. Снова вставать и опять куда-то идти было для меня жестокой, извращенной пыткой. Она остановилась у первой ступеньки, посмотрела на нас большими ясными глазами и сказала:
   - Вы только не уходите без меня, я быстро.
   Мы с Таней переглянулись. Света застыла на месте, ожидая ответа.
   - Мы без тебя никуда не уйдем,- мягким голосом пообещала Таня.
  

*****

   Снова холод. Ноги загудели сразу, как мы вышли за калитку. Ветер быстро выдул из головы иллюзию того, что удалось немного согреться. Месяц закрыла туча, и обесточенный город окутала такая темень, что я не видел Свету, идущую на шаг впереди. Как школьники начальных классов, мы шли цепочкой, взявшись за руки. Впереди Вадим, за ним Ира, Таня, Света и я.
   Постоянно останавливались. По хрусту снега я мог определять, что Вадим уходил далеко вперед, потом возвращался. Фонари почти не включали. Один раз пришлось посветить при переходе разрытого участка дороги.
   Луч моего фонарика выхватил из темноты знаки дорожных работ, занесенную снегом землю, лежавшую по правую сторону от ямы, и брошенный на дороге экскаватор. Преодолев этот участок, я выключил фонарь, и мир снова погрузился во тьму. Не знаю, как Вадиму удавалось ориентироваться в таких условиях, но вел он нас уверенно.
   Еще через некоторое время усталость распугала все мысли. Я просто переставлял ноги и слушал команды Вадима. Останавливался, потом снова шел. В темноте казалось, что дороге нет конца, и мы попали в замкнутый круг, из которого нет выхода.
   - Все направо - к стене!- донесся из темноты голос омоновца.
   Вытянув правую руку, я сделал два шага вправо, потом еще два, наткнувшись ладонью на стену, остановился.
   - Всем присесть!- продолжал Вадим.- Прижаться к стене!
   Не раздумывая, я присел, прижавшись к стене. Вдалеке послышался знакомый звук. Он приближался. Я разогнал внутреннее онемение и прислушался. Гудели двигатели.
   Свет фар залил улицу, пересекавшую ту, по которой мы шли, на перекресток медленно выполз бульдозер. За ним так же неспешно тащился броневик, следом еще один.
   - Военные,- сказала Света.
   Она хотела подняться, но я потянул ее за руку вниз. Света послушалась и осталась на месте. В это время по дороге проехали два грузовика с крытыми брезентом кузовами. Замыкал колонну броневик с прожектором. Мощный луч скользнул по нам, но мы сидели метрах в ста пятидесяти от перекрестка, и нас не заметили.
   Мы продолжали сидеть, пока шум не превратился в еле различимый гул.
   - Поднимаемся,- наконец дал команду Вадим.
   Не успел я встать на ноги, как с той стороны, куда ушла колонна, загрохотали выстрелы.
   - Пулемет,- прокомментировал Вадим.- Мы под прикрытием домов, не бойтесь.
   Снова темнота. Мы шли, ненадолго останавливались, снова шли дальше. В какой-то момент мне показалось, что вокруг стало светлее. Я начал видеть свои руки и Светину спину. Огромная туча, закрывавшая ночное небо, уползла в центр, вернув нам серп полумесяца и звезды.
   На окраине города Света предложила идти напрямую через рощу, но Вадим повел нас в обход. Получился хороший крюк, но думаю, он был прав: так безопаснее. Мы остановились на повороте к дачному поселку. Вадим ушел разведать обстановку, а мы сбились в кучку, опасливо оглядываясь по сторонам.
   Тусклый свет полумесяца принес странное ощущение. Мне казалось, что мы очутились в ином измерении. Я уже мог разглядеть шлагбаум и железные ворота через дорогу. Здесь бодро в унисон лаяло несколько псов, совсем не так, как голодные и напуганные собаки в городе.
   Лай ненадолго стих, и я услышал равномерное гудение. Сначала решил, что это снова шум двигателей, и сразу прикинул, куда бы нам спрятаться, но гул не приближался и не удалялся. Наконец я догадался, что это генератор, а значит, где-то рядом еще есть электричество. Все это выглядело, словно островок жизни посреди мертвого моря, и мне с трудом верилось, что это не мираж.


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Радостная "Еще много денег, пожалуйста!" (Городское фэнтези) | | О.Алексеева "Рассветница-2" (Городское фэнтези) | | LUSI "Слабость Демона" (Короткий любовный роман) | | А.Субботина "Осень и Ветер" (Романтическая проза) | | Т.Блэк "Статус: в поиске" (Современный любовный роман) | | М.Старр "Будь моим тираном" (Современный любовный роман) | | Н.Новолодская "Грезы в его власти" (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Никто об этом не узнает" (Короткий любовный роман) | | Zzika "Не пара" (Современный любовный роман) | | Ф.Клевер "Улыбнитесь, господин Ректор!" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"