Аннели Ян: другие произведения.

Кубышкина. История карточной принцессы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Пролог
   Эта необыкновенная история, которая оказалась впоследствии только началом череды необъяснимых событий в моей жизни, начиналась вполне банально. Ночное рандеву в самом эпицентре столичной жизни, затем пропажа подруги и находка загадочной карты. Столь поразительные вещи не могли оставить сердце равнодушным, а разум безучастным. Поэтому пришлось взяться за дело. Тем более, в напарники был ниспослан чудный сыщик, красавец и благодетель. Разве можно было устоять и вернуться ни с чем восвояси? На горизонте замаячили настоящие приключения, которых так жаждало естество, таинственные интриги, позабытые секреты, похороненные в могилах. К тому же, к делу подключился великий менталист, знаток человеческих пороков и возможностей, ведающий про всех все и немного больше. С помощью двух главных героев клубок загадок стал разматываться, приоткрывая невидимые ранее факты и обстоятельства, мне же приходилось играть ключевую роль в этой увлекательной эпопеи о похождениях Романы Яковлевны Кубышкиной.
   Глава 1
   Я стояла в непонятном месте абсолютно обескураженная и потерянная, держа в руках маленькое бездомное существо. Во рту жутко пахло, да и состояние, в общем, не предвещало ничего путного. В раздражении просунула руку назад, чтобы вынуть из сумки-клатча кошелек. Пальцы нервно открыли защёлку, а взгляд устремился в хранилище несусветных богатств. Долго таращиться не пришлось, в кошельке было пусто. Два несчастных рубля были не в счет, так как спасти в эти минуты отчаяния не могли. Пришлось выругаться. Пятки ныли от пробежки, а голова отказывалась приводить доводы насчет дальнейших действий. Я была почти на грани истерии!
   Помотала по сторонам головой - справа частично виднелся Минский вокзал, с которого меня прогнали. Воспоминания об учиненном скандале принесли мало облегчения, только заставили залиться пунцовой краской не выспавшуюся физиономию. Как я могла так раскричаться? И с чего? Да, пропустила поезд до станицы, но зачем же была кидаться на рельсы, угрожая всему железнодорожному составу?! Что они могли исправить? Да если бы и могли, то с какой стати? Череда логичных вопросов посетила разум, но было поздно. Даже слишком поздно.
   Настолько поздно, что соваться в ближайшее время на станцию было делом крайне небезопасным. Молодой парень, видимо, старший по званию, был очень недоволен незапланированным пробуждением после отработанной смены. И все из -за какой-то старлетки, которая орала, как невменяемая, и требовала вернуть поезд обратно. Он вызвал милицию и велел работникам станции лично запомнить нарушителя спокойствия. Пока я удирала со всех ног, чтобы не попасться в лапы правоохранителей, в громкоговоритель женский голос уже озвучивал приметы утренней сумасшедшей, предостерегая о том, что нахождение подле нее могло быть опасным для жизни.
   Ох, и натворила же я дел! А все из -за проклятого алкоголя! Это он лишил здравого смысла и повернул спиной к логике! 'Стыд и срам! Стыд и срам!' Пронеслось по периметру ноющей головы. Я схватилась за висок и стала сильно растирать его. Что же делать? Что делать? Куда идти?
   В надежде отыскать разумный вариант повернула голову в другую сторону, и неожиданно почувствовала странное головокружение и подходящий к горлу комок страха. Отшатнувшись на несколько сантиметров, увидела расплывающуюся картинку перед глазами. Цифра семь просочилась в сознание. Васька соскочил с рук, чтобы не выпасть на землю.
   Сквозь вращающиеся по часовой стрелке круги с трудом рассмотрела желтые фары некой иномарки, которые неустанно мигали, посылая неизведанный сигнал. Послышался вой сирены и человеческие голоса. Встревоженные, на повышенных тонах. Я потерла уши, в которых словно эхом раздавалась окружающая обстановка. В следующее мгновение припала к земле, испугавшись резкого гортанного лая собаки, который будто приближался ко мне с каждой минутой.
   Уже находясь в преддверии паники, встряхнула кудри, желая избавиться от наваждения, но следом раздался ужасный женский крик, такой пронзительный, плаксивый, почти умирающий Терпению пришел конец! Я плотно сомкнула веки и стала считать до шести. Обычно это помогало.
   Обычно, но не сейчас. Ситуация становилась действительно невыносимой! Что со мной происходило? Может, я сходила с ума? Или отходила на тот свет? Что это все значило?
   Внезапно все смолкло. Стало так тихо, что не поверила своим ушам. Слегка оттопырила ладошку и приоткрыла левый глаз. Как ни странно, нашла себя все там же, посреди немноголюдной улицы, но теперь уже стоя на коленях на шершавом сухом асфальте. Песок и мелкие камни врезались в нежную оголенную кожу. Пришла идея немедленно подняться, но невидимые силы, словно нитями привязали тело к земле. Я потрогала почву под собой, только сейчас обнаруживая, что наряд задрался кверху, открывая на всеобщее обозрение форменный зад и часть спины. Рывком одернув платье, чтобы не светиться прелестями, беспомощно уставилась на серое пятно, которое приближалось ко мне. Сердце екнуло и застыло. Кровь прилила к лицу. Поморгав хорошенько поняла, что это было человекоподобное существо.
   Может, именно оно желало помочь, раз направлялось в мою сторону? Собирая все силы в кулак, протянула правую руку, чтобы зацепиться за одежду прохожего, заставляя таким образом обратить внимание на себя. Оставалось совсем чуть-чуть. Я отчетливо слышала каждый шаг сандалий, ступающий по мертвенному бетонному покрытию, такому горячему и холодному одновременно.
   Топ-топ. Ну же! Помоги мне! Я даже простонала что-то нечленораздельное , но, увы, только в мыслях. Рот словно онемел, язык свело от напряжения. Что же происходило? Неужели инсульт? Или сердечный приступ? Но отчего же тогда никто не спешил на помощь?!
   Еще мгновение и...
   Злость разлилась горным потоком по телу! Этот мерзавец развернулся и направился в противоположную сторону! Негодяй! Я уронила голову в ладони, чтобы разреветься, но и тут ждала засада. Чувства притупились, стало тяжело дышать. С трудом проглотив слюну, глазами обвела по кругу панораму. Ничего не менялось. Тишина и спокойствие на фоне белой реальности.
   Лицо покрылось капельками влаги. Подмышки взмокли, а по спине потекла струя пота. Стало так душно и тесно, что на мгновение подумала, что после чистилища направилась прямиком в ад. Чтобы как-то совладать с ситуацией, жадно раскрыла рот, наполняя легкие кислородом. Возможно, удалось бы унять бедненькое сердечко, гоняющее по венам кровь со скоростью гоночного болида? Вдох, другой Ничего не выходило! Кислород не помогал. Тогда вновь принялась суматошно отсчитывать цифры, коли ничего другого не оставалось.
   Раз , два, три. О, Боже! Что за наваждение накрыло с ног до головы? Мир поплыл куда-то дальше, оставляя позади верную слугу! Серо-белые пятна накинулись на меня, я закричала, пряча голову руками и пригибаясь ближе к земле. Поток кислорода стал уменьшаться. Теперь приходилось делать затяжной вздох, чтобы заполнить легкие. Через секунду, дыхание почти остановилось. Хватаясь за горло, выпучила глаза.
   Свет померк. От ужаса тело пронзили судороги. В кромешной темноте я предстала перед самой собой - наедине со своими страхами и переживаниями. Одна посреди целой Вселенной. Разве сейчас важно было, сколько я весила или что обо мне думали соседи? Разве в этом заключался смысл моего недолгого существования? Я попыталась возразить, но голос более не подчинялся мне. Немые речи лились ручьем, утекая в пустоту. Бессилие стремилось к победе. Хотя я очень старалась сопротивляться.
   Я, я, Романа Кубышкина... Что я вообще из себя значила? В чем была моя миссия на этом свете? О, как же глупо было задумываться о таких вещах именно сейчас, на заре своей ужасной и бессмысленной жизни! Раньше столь глубокие темы не трогали меня, если не сказать большего. Я никогда не думала о смысле жизни. Вообще, никогда не думала. Только о том, что поесть, в каком количестве и через сколько намечалась следующая трапеза. Еще могла поразмышлять о вечном о новом платье шикарной блондинки, что жила по соседству с домом моих родителей. О том, что принц на белом коне почему-то проскакал мимо. Если он вообще существовал. О том, что лень двигатель прогресса. Но о последнем крайне редко.
   Мелкая дрожь стала пробивать тело. Ноздри широко раздувались, но кислорода становилось все меньше и меньше. Смерть преследовала по пятам. Она была настолько близко, что желание пожить с каждым произведённым вздохом усиливалось в разы.
   Я протянула руку вперед, решив спасать собственную шкуру и двигаться дальше на ощупь, пока имелась такая возможность, но и тут ждал неприятный сюрприз. Рука наткнулась на нечто деревянное и скользкое. Стоило ли говорить, что я оцепенела от ужаса! Челюсти сильно сжались, полностью отрезая доступ остаткам кислорода. В голове отчетливо пронесся вопрос - разве такое могло происходить в реальном мире? Или я спала? Чтобы опровергнуть догадки, выкинула вторую руку, которая к тому же сильно тряслась, - она также столкнулась с препятствием. Самые страшные опасения собирались воплотиться в реалиях. Немеющими от ужаса конечностями ощупала пространство возле себя и еще раз вскрикнула, осознав, где находилась. Да это же был самый настоящий гроб! Я лежала в промёрзлом деревянном ящике!!! От страшных мыслей стало еще дурнее. Поток кислорода стал едва уловимым. Мысли путались в хаотическом порядке, заставляя быстро и верно сходить с ума.
   Придя немного в себя, если можно вообще было прийти в себя в сложившихся обстоятельствах, нащупала подушечкой указательного пальца круглое отверстие размером с вишню, даже получилось просунуть в него целый палец. Легкое ликование, которое окутало разум при маленькой победе, тут же уступила место тревоге, когда мелкие крупинки песка просыпались в дырку. О, нет! Только не это!!! Я была погребена заживо! Убита самым беспощадным образом!
   Спустя какое-то время, точно определиться с интервалом не могла, так как пребывание в деревянном могильнике тянулось бесконечно, я сдалась. Устав кричать в пустоту и бить окровавленными кулаками по крышке гроба, была вынуждена смириться с судьбой. Слезы отчаяния потекли по щекам, а в голове пульсировал лишь один вопрос 'Почему я?'. Потом появился еще один 'Почему сейчас, когда появился ОН?', но ответов ждать было некогда. До ключевого момента оставалось совсем ничего.
   Молясь Деве Богородице, стала задыхаться. 'Мама! Мамочка!' - крикнула в последний раз со всей силы, но сжатое пространство приглушило позыв, превращая его в едва слышимый стон. Сердце было готово остановиться. И я стала молиться о том, чтобы это произошло поскорее
   Открыла глаза. Сделала глоток воздуха, который мгновенно поступил в легкие. Закрыла глаза. Вдохнула несколько раз и восстановила дыхание. Насытившись данным незамысловатым процессом, вновь распахнула очи и с интересом уставилась вдаль. Голубое небо безмятежно несло кучку белых облаков, при этом слегка жульничая, заручаясь поддержкой ветра. Смешные кудри покрывали небесное полотно, игриво обгоняя друг дружку, а прямо в зените застыло полуденное солнце, которое слепило яркостью и настырностью. Вот, значит, как выглядел рай. В общих чертах он практически не отличался от земного пребывания.
   Приподняв голову, обнаружила, что ко мне приближался незнакомый мужчина, преклонного возраста. Весьма преклонного. Неряшливый вид сразу поднял настроение. Смешная несуразная шляпа, прикрывающая серое лицо, больше подходила для огородного пугало, нежели для старика. Черное пальто до самых пят как-то странно смотрелось в столь жаркий летний день, и вообще, данный тип не внушал особого доверия. Когда он подошел и наклонил вперед спину, которая незамедлительно захрустела, я не смогла сдержать улыбки. Но вспомнив, что находилась в райском саду, все же попыталась взять себя в руки. А вдруг это сам Господь был наряжен в такое нестандартное обличье? В таком случае шутки были плохи.
   - Вам помочь, миледи?
   В носу что-то защекотала. Я протянула руку, чтобы почесать его, но благородный мужчина принял выпад руки за призыв к той самой помощи, которую предлагал ранее. Он обхватил сухими пальцами бледную кисть, смыкая ее в кольцо. При этом жесте мурашки побежали по коже. От тактильных ощущений стало одновременно приятно и боязливо. Что было со мной? Почему тело так странно реагировало на прикосновения отнюдь не симпатичного старика? Или в раю именно так было принято?
   - Прошу, - тот с легкостью приподнял обессиленное тело, я же, пытаясь разобраться с неожиданно возникшей чувственностью, соизволила встать с земли, глупо отводя взгляд в сторону, чтобы не показывать прохожему истинных чувств, которые будоражили кровь в эти минуты. Как стыдно было испытывать желание, находясь на том свете! И к кому?! К этому неотесанному дедушке, от которого дурно попахивало?!
   - Благодарю, - с трудом смогла вымолвить, осипшим голосом.
   - Что вы лежите посреди бела дня на земле? - недовольным тоном осведомился он, но вопрос пронесся мимо сознания. Голова сильно кружилась, а тело ломило так, что казалось, его били палками. Пошатнувшись в сторону, я чуть не предалась вновь земле. Благо, что старик успел поддеть за локоть. Его ладонь прошлась по предплечью, спустилась ниже, я замерла от прилива экстаза. Прикрыла глаза. Дрожь покрыла кожу пупырышками. Эй, с вами все хорошо? - ладонь соскользнула с руки, пришлось открыть глаза и трезво посмотреть на мир усопших.
   - Не совсем, - я оглянулась по сторонам, только сейчас понимая, что все это время подле нас ходили другие люди, ездили автомобили, сигналя клаксонами, и вообще жизнь после смерти продолжала кипеть и бурлить. Сколько же здесь было душ! Сосчитать их всех было немыслимой задачей! И вот теперь я находилась среди них!
   За лицезрением местных красот даже не заметила исчезновение благодетеля. Когда раскрыла рот, чтобы поблагодарить мужчину за помощь, все же он был единственным человеком, точнее душой, которая решила протянуть руку помощи, то его след простыл. Я еще раз беспомощно поискала взглядом смешливую шляпу, но безрезультатно. Тяжело выдохнув, решила пройтись и разузнать больше о здешних обычаях и правилах. Новый этап уже не казался таким уж ужасным. По крайней мере, тут было гораздо уютнее, нежели в запертом гробу!
   Глава 2
   Как же прекрасно было умереть! Так спокойно и умиротворенно сделалось на душе, что если бы за спиной имелись крылья, я бы абсолютно точно влетела ввысь. Никакие дела насущные не волновали более! Ни поиски работы, ни поиски мужа, ни вечные крысиные бега в поисках непонятно чего! А постоянное нытье родных изо дня в день?! О, я была благополучно спасена на небесах от разговоров о собственном беспутном поведении.
   Не спеша прогуливаясь по столичным улочкам, забрела в небольшой сквер. Радостная улыбка отпечаталась на лице при виде свободной скамейки. Уставшие ноги стали перебирать в этом направлении, желая поскорее опуститься с высоких каблуков. И странно все же выходило. Я умерла, но по-прежнему ощущала боль в физической оболочке.
   Уже подходя к намеченной цели, нехорошая догадка возникла в голове. И она поспешила оправдаться. Лавочка была изгажена птичьим пометом. Да настолько, что места для отдыха не оставалось вовсе. Теперь становилось ясно, почему в столь часто посещаемом местечке стояла одинокая пристань для уставших путников.
   Расстроенная, отошла в сторонку, нагнулась, чтобы сместить застёжку на открытом босоножке, что врезалась в кожу. Вот черт! Стопы жгло не по-детски! На пятках появились мозоли и волдыри. Потихоньку первичная радость от пребывания на небесах начала угасать. Тело и не думало переставать напоминать о себе.
   В самом конце сквера виднелась высокая лестница с красивыми помпезными перилами, которые, словно в отместку за роскошный стиль, местами были обшарпаны и покрыты смесью грязи и плесени. Интуиция подсказала , что путь лежал именно наверх. Набравшись сил, направилась прямиком к ступенькам. Браться за перила не рискнула. Они, также как и сиденье скамейки, обильно были покрыты бело-серыми пятнами.
   Ступив на первую ступеньку, начала отсчет. Как это делала всегда. Один, два, три. И так до тридцати шести. Ровно столько ступенек отсчитали ноги при подъеме наверх. Хорошее число выходило. Через мгновение взгляд упал на вывеску встроенного в здание магазинчика, гласящего 'Лесоповал'. Девятка. Я пошла на зов чисел. Дверь была приоткрыта, и я без проблем просочилась внутрь, оказавшись в плохо проветриваемом помещении квадратной формы. Это был магазин аудио и видео товаров. Интересно, в раю тоже находились любители хорошего кинофильма?
   За прилавком стоял молодой парень, рассматривающий собственные ногти. Немытые волосы говорили о принадлежности к некогда популярному движению хиппи. Машинально провела рукой по голове. Да, не мешало бы помыться. Хотя... В этих местах такие мелочи не должны были играть особого значения. Робко осмотревшись, пустив взгляд по периметру с пятью железными стеллажами, с трудом могла понять, что же именно привело сюда. Почему цифры настояли на посещении этого непримечательного маркета? Через некоторое время продавец все же обратил внимание на посетителя.
   - Что вам угодно? - весьма нелюбезно поинтересовался хиппи, откусывая ороговевшую заусенцу.
   - Э... - меня чуть не стошнило. - Я еще не определилась, спасибо. Решив не заострять внимание на пареньке, прошла в центр заведения и внимательно стала ощупывать взором каждую полку. От всех веяло холодом. Я даже подумала, что в этом мире мой дар перестал действовать. Но, нет. Спустя минуту поисков, отыскала нужный стеллаж, последний от прилавка, и протянула руку, чтобы достать пластиковую коробочку, от которой пекло в ладони.
   - Эта стоит двадцать пять.
   Я вздрогнула и зло кинула взгляд на парня. Потом все же вынула диск и стала изучать печатный текст на упаковке. Такой безобразный и мелкий шрифт и встретить то было большой редкостью! Пришлось сощурить глаза и напрячь зрение.
   - Это прошлогодний сезон. В наличии имеются новые серии, - да замолчит он или нет? Я же пыталась работать!!!
   - Спасибо, я сама разберусь.
   'Прокатное удостоверение'. Не то. 'Изготовитель ООО 'Медиалайн''. Входная дверь заскрипела, видимо, вошел еще один посетитель. 'Дивная история о покоренной страстью девственнице'. Я опешила, перевернула коробку лицевой стороной и залилась краской стыда. Название видео говорило само за себя - 'Малолетние шалавы. Третий сезон. Покорение страсти или животный инстинкт'. В глазах замелькали звёздочки.
   - Есть еще 'Темнокожие рыцари против блондинок'. Показать?
   - Нет, не надо, - промычала я, понимая, в какое сладкое местечко угодила. Прочитав необходимую информацию, поспешила откланяться, столкнувшись в дверях с молодым мужчиной, который успел-таки прихлопнуть меня по заднице.
   Итак, 'Улица Железнодорожная, восемнадцать дробь три, по всем вопросам обращаться'. Видимо, следовало отыскать данный адрес. А дальше...
   Загадывать не приходилось. Цифры всегда подводили к какому-то определенному действию или же бездействию. Они нашептывали возможные перспективы, но только в конце пути можно было говорить, в чем, собственно говоря, была суть происходящего. Как вы поняли из вышеописанного, я обладала некоторым даром. Ну, не таким уж сверхъестественным, как хотелось бы, но все же. Я умела говорить с цифрами. В переносном смысле, конечно. Умея анализировать конкретные комбинации, я предполагала развитие той или иной ситуации. Это случалось не всегда, поэтому запланировать собственное счастье никак не получалось.
   Так как города я не знала, было принято решение вернуться обратно в сквер и попытаться разведать у местного люда необходимые адресные координаты. Не медля ни минуты, выскочила из душного заведения, глотнула свежую порцию кислорода, и только хотела осуществить задуманное , как боковое зрение ухитрилось подсмотреть надпись на номерном указателе дома, что соседствовал через дорогу с притоном порноизданий.
   Какая потрясающая находка! Именно нужный дом! Сердечко заликовало. Я была блика к разгадке, но только чего?
   Рассматривая дом восемнадцать дробь три, пришла к выводу, что здание принадлежало некому финансовому учреждению. Стеклянные стены, отражающие, словно зеркала, окружающие предметы, высокие колонны и множество припаркованных иномарок бизнес-класса. Широкий шлагбаум, отделяющий всех желающих воспользоваться местной парковкой, а также несколько машин с надписью 'инкассация'.
   Я сделала шаг и простонала. Из-за невыносимой боли передвижение на двенадцати сантиметровой шпильке заметно осложнялось. Придумав самое извращенное наказание для Влады, которая постаралась снабдить меня этими трамплинами для самоубийц, немного успокоилась. Но увидев не самое приятное отражение в одном из многочисленных зеркал, вновь приуныла. Желтое платье, что ныне болталось подобно мешку, частично оголяло правую грудь. Я тут же попыталась исправить ситуацию, спрятав оторванный край ткани внутрь выреза. Получилась своеобразная асимметрия. С этим вопросом было покончено, но вот грязные разводы под мышками резали зоркий глаз. Я пустила руки по швам, думая хоть как-то скрыть следы ночных похождений, но взгляд остановился на области глубокого, теперь кривого декольте. Стразы, что некогда служили украшением для сего великолепия, местами отклеились или же висели на толике клея, собираясь вот-вот отвалиться. Да, не думала, что именно в таком виде буду прогуливаться по столичным улочкам!
   Все же найдя в себе усилия, продолжила путь к денежному хранилищу. И что дальше? Спросила себя. Каковы были дальнейшие действия? Ответа ждать не пришлось. У боковых стеклянных дверей, на которых даже с моего места была видна табличка - 'не работают', находился светящийся аппарат. С опаской осмотревшись, направилась к краю здания. Судорожно проглотила слюну. Тело сковал привычный азарт с примесью страха. Что дальше? Нетерпение становилось невыносимым. Подойдя вплотную к мигающему банкомату, еще раз посмотрела назад, чтобы убедиться, что никого рядом с местом преступления не было. Никого. Неплохо. Осторожно дотронулась до экрана. Сенсор вывел несколько позиций -
   - выдача наличных,
   - оплата счетов,
   - остаток на счете,
   - международные переводы.
   Автоматически палец надавил на первую строчку. Аппарат загудел. Я покрылась потом. Бегло развернула голову, позади меня пристроился мужчина, лет сорока пяти навскидку, который держал в губах вонючую сигару. Хм, в раю это было дозволительно? Я мило улыбнулась и попыталась тоненьким телом прикрыть мигающий монитор. Когда машина окончила тарабанить, на экране высветилось - 'Введите сумму'. Ниже была приписка, в какой валюте можно было получить деньги. Вновь выбрала первую строку - 'в национальной '.
   - Дорогуша , вы скоро? - раздалось за спиной.
   - Да-да, - выдохнула я, наваливаясь на банкомат. Подозрительный тип приблизился настолько, что практически дышал в затылок.
   Сколько же цифр нужно было ввести? Какой ПИН -код был у кредитки? Потерла лоб, думая, что это поможет. Не помогло. Стала дышать ртом. Глаза заслезились.
   - С вами все в порядке? - фу, табачный дым полетел прямо в ноздри, я закашляла , ввела единицу и несколько нулей, определенное количество точно не знала, потому что неустанно поглядывала на незнакомца, который проявлял особый интерес к блондинке. Когда появилась надпись 'Введите ПИН -код. Количество попыток - три', уперлась ладонью в экран. Аппарат издал пикающий звук и стал вертеть какую-то катушку. Так мне показалось. Я встрепенулась, бросила косой взор на мужика, который с интересом наблюдал за моими действиями, и стала ждать развязки. Спустя пару мгновений железные ворота открылись, и из диспенсера посыпались новенькие банкноты, падая прямо на стилобат. От неожиданности даже не успела подставить руки.
   - Ловите, дорогуша , ловите!- завизжал наблюдатель, отчаянно подпрыгивая на месте, что заставляло плотный живот вибрировать в свободном полете, пока я приходила в себя. Потом перестав таращиться на пивное пузо, ринулась соскребать с бетонного пола разбросанные денежки.
   Когда деньги мирно покоились на дне клатча , поспешила откланяться. Бросила мужчине прощальную улыбку, поглаживая кожаную сумочку, и устремилась подальше от камер слежения.
   - Эй! - воскликнул напоследок кавалер. - А ваша карточка!
   Пришлось вернуться и вытащить из рук благодетеля кредитку. Еще раз поблагодарив незнакомца за любезность, отошла к ближайшей урне и выбросила пластиковую карточку, даже не удосужившись прочитать имя ее владельца.
   Глава 3
   Так как в животе сильно урчало, решила не менять привычку хорошо покушать, коли для этого были все предпосылки. Следующим по плану шагом была поездка восвояси. Точнее, было интересно отправиться домой, находясь на том свете. Пошататься по дому, подслушать чужие разговоры, особенно касающиеся персоны нон-гранат. Теперь было не страшно услышать правду о себе. А нужна ли была та самая правда? Скорее нет, нежели да. Родители больше ставок делали на Дарью, сестру-близнеца, которая отличалась эрудированным умом и прилежанием. Она-то явно не додумалась бы укатить в столицу на все выходные в поисках горячих приключений!
   Кафешек в центре города было хоть отбавляй. В субботний день еще имелись незанятые столики, видимо, молодежь отдыхала после хорошо проведенной пятничной ночи. У меня, кстати, тоже в эту ночь было незабываемое рандеву, но об этом после. Сейчас только одно могло волновать разум - голодный и пустой желудок. Кафе, подобия общепита, около которого толпилась кучка подростков с дымящимися ртами, вполне подходило для ланча и обеда, впрочем, я была так обессилена, что могла закинуть в себя даже вечернюю порцию ужина.
   В затемнённое стекло, кафе находилось на первом этаже, можно было увидеть свободные столики, что стояли прямо у не зашторенного окна. Быстренько просеменила внутрь, жадно вкушая предстоящую трапезу. Погладив на ходу небольшую, но, как оказалось, очень вместительную сумочку, подогрела мысли об обеде. Столько деньжат покоилось на ее дне! Пересчитать их, конечно, возможности не было. Но навскидку предполагала не меньше десяти миллионов.
   Внутри консьержа не было, поэтому под взор лысого охранника прошагала на ходулях к стулу, обшитому искусственной замшей, отодвинула его и со смаком плюхнулась на мягкое место. Боже! Как я устала! Пережить столько всего за один несчастный день! Воспоминания попытались овладеть головой, но я не позволила. Слишком сильно разыгрался аппетит. На соседнем столике парочка пенсионеров поглощала красный суп, видимо, борщ, аромат которого почти врезался в голодные ноздри. Жареный лук и специи сотворили чудо, мозг стал девственным и отчужденным для внешнего мира.
   Уютно пристроившись за столиком, который предназначался для четырех персон, стала с нетерпением ждать появления официанта. Время шло, последний явно не спешил обслужить гостью. Стала отбивать пальцем марш Мендельсона. Официанта не было. Обернулась, желая отыскать глазами негодяя, но в зоне доступа лакея было не видать. Разочарованно прикусила губу. И что дальше?
   Положила сумку на деревянную столешницу, уже изнемогая от распирающего голода. Куда подевался этот носитель меню? Вздумал играть со мной?!
   - Девушка, вы уже уходите? - нежный женский тембр сумел вывести из немого диалога с Альтер-эго.
   - А? Нет-нет. Только пришла, - слегка прочистила горло. Выпивка, которая накануне так хорошо проходила по венам, теперь вызывала изжогу. - Жду официанта.
   - Официанта? - пришлось удостоить девушку взглядом. Впрочем, его оказалась достаточно, что понять суть заданного вопроса. Молодая особа в ярко-розовом сарафане, ниспадающим до ступней, держалась перед собой поднос, заставленный всякими вкусностями. Мысленно облизнувшись, нехотя кивнула, заставляя ответить следующее. - Мой парень пошел за заказом. Сейчас уже должен вернуться.
   Дождавшись, пока блондинка отошла на приличное расстояние, подскочила на каблуках и понеслась вовнутрь ресторанной кухни, боясь не донести поднос до кассы
   Итак, насытившись до упада, тащила тощий зад в направлении вокзала. Нужно было попытаться уехать домой. Родители не ожидали, что их бестолковое чадо будет пропадать не понятно где всю ночь. Интересно, Влада уже добралась до станицы? И вообще как она могла оставить меня одну? Укатила с этим богатым Буратино, абсолютно не думая о подруге!
   На выходе из заведения, пошарила по сумочке, в надежде отыскать хоть одну залежалую папироску. Стая парней пронеслась мимо на скейтах, чуть не сбив с ног-ходулей. Чертыхнувшись про себя, помрачнела. На дне сумки лежала поломанная на две части сигарета дешевой марки. Я такие не курила. Вообще курила не так часто, как заядлые курильщики. Только по случаям. Сейчас хотелось курить от усталости. Ночь была не из легких, тем более предстояло возвращение блудной дочери.
   Справа на ступеньках молодежь устроила самую настоящую тусовку, громко кричала какие-то песни и стихи, местами просто вопила и ругалась нецензурными словечками. Девчонки-подростки имели отменный вкус, их жидкие кудри были выкрашены в розово-оранжевые тона, приближающие модниц к жителям инопланетной цивилизации, мальчишки прятали лица за увесистыми козырьками кепок с иностранными надписями. Широкие майки и высокие кеды не по размеру смотрелись до умиления дивно на тоненьких, еще не оформленных, юношеских телах. У каждого во рту обязательно торчала папироска, видимо, этот атрибут был частью модного имиджа. Дымовая завеса плотным покрывалом окружила местный бомонд, на ум пришла идея стрельнуть у одного из них сигаретку.
   - Не угостите ли даму сигареткой? - протиснулась сквозь ошалевшую толпу к самому симпатичному парню на мой взгляд. Девчушка с черными глазами злостно сверкнула взглядом, но я отвернула голову в другую сторону, желая лишь получить заветную никотиновую палочку.
   - Э... - тот обескураженно осмотрел своих. - Мет? Спайс?
   - Мм... нет, спасибо. В другой раз.
   Вернувшись ни с чем, в печалях побрела по прежнему маршруту, который пролегал через зелёный благоухающий кислородом сквер. Желание выкурить хоть одну затяжку травмировало мозг. Я остановилась у высокого коренастого дуба, которому было не меньше сотни лет, и вынула отломанный кусок сигареты. Покрутила его в пальцах. Посмотрела вглубь сквера. Все были заняты своими делами. Никому не было дела до моих 'хочу'. Святая троица на двойной лавке увлеченно вспоминала вчерашнюю попойку с особыми последствиями. Причем о них стало известно всем, включая глухонемых. Парень на ближайшей скамейке, что ласково шептал молодой пассии на ухо комплименты, украдкой поглядывал на меня. Я же отводила взгляд в сторону. Не любила двойных игр. Да и зачем? У каждого была своя половинка. Как и у этой малышки, часть которой затерялась в просторах сумочки.
   Приставила фильтр ко рту, поднесла зажигалку , сделала глубокий вдох и медленно сползла вниз, кое-как держась за шершавый ствол дерева. Кожа на ладони слегка поцарапалась о сухую кору, из пореза просочилась кровь. Реальность поплыла перед очами. В желудке восстала революция. Наклонив голову, вырвала содержимое недавнего обеда, но легче ничуть не стало. Головокружение только усиливалось. Попыталась позвать на помощь, но тщетно. Ком в горле мешал произнести даже слово. Горящая сигарета выпала из зажатых пальцев, а спустя мгновение я провалилась в небытие
   Вновь это голубое небо и безмятежность, плывущие под руку друг с другом. Глаза медленно сфокусировались на бесформенном облаке, настроили резкость и стали осматриваться по сторонам. Но высокая фигура, чья тень почти наступила на лежащее тело, заслонила весь кругозор, пришлось нехотя приподнять голову.
   - Вы опять лежите? - голос был знакомым.
   - Это вы? - изумлённо прощебетала я, покрываясь мелкой дрожью. Нет, ей Богу, этот старик разжигал в телесной оболочке пожар запретных желаний!
   Мужчина ничего не ответил. Коричнево-серая шляпа, прикрывающая старое лицо, сползла на один бок, теперь я могла присмотреться к предмету обожания поближе. Остроконечный нос, маленькие пронизывающие глаза. Такие видела один раз по телевизору у чернобрового мужчины. То в свое время умел овладевать массовым сознанием, проникая сквозь время и пространство из голубого экрана. Сморщенная временем кожа, неестественно серо-коричневого цвета в тон к шляпе. Что могло привлечь в данном типе молодую симпатичную особу? Еще этот ужасный запах изо рта! Он отрезвлял лучше, чем порция нашатыря! О чем я только думала?
   Помотав белокурой головой и прикрыв на мгновение очи, постаралась более не думать о плотских страстях, надо же было иметь хоть толику стыда, находясь посреди райской обители.
   - Извините, а вы не экстрасенс? - случайно вырвалось из уст, как только вновь обрела дар речи.
   Ответа не последовало. Впрочем, на этот раз удивление уже не было таким сильным. Мужчина испарился. Оставил бедолагу в полном одиночестве. Отряхнув платье от мелких сучьев и листьев, что приклеились к спине, потянулась и наклонилась к земле, чтобы поднять упавшую сумочку. Первая реакция на отсутствие последней привела тело в состояние оцепенения. Я быстро обвела взглядом полянку, на которой устроила привал, оббежала дерево, даже встала на коленки и прочесала руками зелёную гладь , травинку за травинкой. Сумочки , естественно , не было. Дыхание стало прерывистым и учащенным. Сделалось дурно. Упав на траву, стала отчаянно думать, куда могла подеваться кладезь с сокровищами. Потом посмотрела вдаль и неожиданно светлая мысль проскочила в голове. А что если?
   Не думая ни секунды, подорвалась с земли, сняла с ног ужасные босоножки, и устремилась по проложенной аллее вперед, полагая, что именно в этом направлении и унес свои старые артритные ноги воришка.
   Бежала как сумасшедшая. Камни и гравий врезались в пятки и ступни. Осколок стекла рассек кожу на мизинце, что на мгновение заставило приостановиться, но вытерев выступившие алые капли, продолжила погоню, хотя уже и не так стремительно. Грудь тяжело колыхалась от быстрого бега, появилась одышка, и что-то защемило в боку. Схватившись за больное место, замедлила ход, стараясь не разрыдаться от отчаяния. Ну, где же он? Где? Как умудрился так быстро скрыться из вида? На первый взгляд ему было не меньше семидесяти. Да, несомненно, для своих преклонных лет он сохранился как огурчик, даже вызывал некоторое влечение. Но об этом позже. Но не мог же он развить скорость света! Моя рассеянность продлилась не более нескольких секунд. Как он успел удрать так далеко?!
   Все, пришло время остановиться. Я прочесала несколько кварталов, весь сквер вдоль и поперек, окончательно запыхалась и выдохлась из сил. Ноги еле двигались. Привалившись к бетонной стене здания, позволила слезам скатиться по щеке. Ну, вот, славненькие миллионы превратились в пепел, а поездка домой накрылась медным тазом. Босоножки, которые я сильно прижимала к груди, неожиданно подлили масла в огонь. Тоненькие шпильки зацепились за края выреза и вырвали окончательно кусок ткани, оголяя кружевное белье.
   В таком виде все намного осложнялось.
   Глава 4
   После всех злоключений за прошедшие двадцать четыре часа, проливной дождь показался каплей в море нескончаемых проблем. Так много всего свалилось на бедную голову, что произвести в хронологическом порядке все события была не в состоянии. Сидя на изгаженной лавочке посреди живописного столичного сквера, бесцельно смотрела сквозь толпу, пытаясь ответить на рой вопросов, атакующих со страшной силой. Что было сперва? Побег с извозчиком от жуткого маньяка или же знакомство с чернобровым незнакомцем, которого ошибочно приняла за владельца пафосного клуба? А, может, вначале была встреча с Николя? Или же это все приснилось там, на вокзальной лавочке? От водевиля кружилась голова. Но больший страх вселяло недовольное, обеспокоенное лицо матери, которое то и время появлялось перед глазами, чем вводило разум в смуту. Видимо, совесть взялась за свое.
   Первые капли упали на плечи, я прикрылась лоскутом выдранной ткани. Желтый хлопок моментально промок и сжался в тонкую полоску. Стало прохладно. Ветер поднял с земли прибившуюся пыль и понес ее на север. Мокрый песок ударил по ступням и голенищам. Я подгребла ноги под себя, сворачиваясь калачиком на временном пристанище. Тело стало влажным и противным. Агрессивный порыв ветра растрепал белые кудри, которые перемешались в хаосе. Небо затянулось тучами и черными надвигающимися пятнами. Посреди одного из них мелькнула желтая молния. Раздался гром. Ветки деревьев стали метаться по сторонам, пригибаясь все ниже и ниже к земле. В ушах зазвенел вой сигнализации. Толпа давным-давно разбежалась по укромным уголкам, весь зеленый оазис был в личном распоряжении. В нос ударил резкий запах скошенной травы.
   В эти дивные минуты покоя и одиночества отчетливо вспомнила, как начинались столичные приключения. Приключения Романы Яковлевны Кубышкиной
   Лучшая подруга, о которой вы уже успели услышать, Владислава Несмирная, предложила невзначай прокатиться на одно увлекательное мероприятие, развеяться, попить вина или чего покрепче, к чему я относилась крайне положительно всегда. Развлечениями жила последние три года, не смотря на убеждения родителей взяться за ум.
   В общем, я согласилась на поездку в столичный город, название которого специально не раскрываю. Знакомый Влады, а их у нее было несколько сотен, подкинул нас до вокзала, а дальше мы добирались своим ходом. Заранее подготовив бутылочки Советского шампанского литражом по ноль пять, мы с чудным настроением прибыли в пункт назначения, успев также пробежать все вагоны поездка, скрываясь от нудных контролеров и их угроз выкинуть нас за борт состава. На берегу, то есть по приезду, мы, смеясь, решили, что гулять так гулять. Заплатив уйму денег, по нашим меркам, с ветерком долетели да клуба на машине с милым таксистом, у которого я стрельнула номерок телефона, записав его помадой на ладони.
   Забыла упомянуть, добрый читатель, одну особенность, присущую красавице Владиславе. Она несказанно желала выйти замуж, да поскорее. Причем, не за абы кого. Нет-нет. В списке женихов данной красавицы числились лишь самые выдающиеся таланты местного происхождения, у которых сзади болтались толстые кошельки, а лучше два. Она охотилась за сочной добычей, как львица, поджидающая грациозную лань. Такую же безоружную перед третьим с половиной размером, и безропотную под нажимом сверкающей улыбки. Увы, пока в цепкие лапки достойной партии не попадалось. Одна шантрапа, да и только. Последние два претендента на руку и сердце соблазнительницы и вовсе были не традиционной сексуальной ориентации, причем, как выяснилось позднее, состояли в интимной связи друг с другом.
   Теперь на безоблачном горизонте замаячил новый рыцарь, благодаря которому и состоялась вся катавасия впоследствии. В клуб 'Карат' мы прикатились только из-за него - Коли Фирсова, который являлся несбыточной мечтой неунывающей подружки.
   Мы протиснулись сквозь дико орущую толпу малолеток, потом приблизились к троице обритых вышибал, выстроившихся в тупой треугольник, напоминающих египетскую пирамиду Хеопса. На этом казалось, наш путь был близок к логическому завершению, но тут у непредсказуемой Владочки в руках оказалась два приглашения. Нас без проблем впустили внутрь, где шумела модная музыка и ручьями текла алкогольная тусовка.
   Влада, которая обладала навыками нахождения в высшем обществе, подхватила меня под руку и понесла в самую гущу происходящего. Я на момент потеряла осознание реальности, так как царящая атмосфера не шла в сравнения ни с чем, виденным доселе. Клубная музыка хоть и громко играла из колонок, расставленных по периметру многокомнатного зала, но все же шум толпы перекрикивал музыкальные октавы, создавая впечатление неминуемого апокалипсиса. Искусственный туман проплывал мимо перед глазами, одурманивая сознание пеленой смога. Пришлось прищурить глаза, чтобы рассмотреть окружение. Множество тел двигалось ритмично под звуки громогласного R&B, непривычного для слуха. Я предпочитала банальную попсу, или, в крайнем случае, Бетховена. В очень крайнем. Ломаные линии и странные движения привели к неутешительному выводу, что навыки танцев в нашем пригороде морально устарели. Молодежь нынче танцевала, не только виляя гениталиями, но и выкидывая вверх руки, одновременно подергивая всем телом, включая таз и ноги. Я мысленно попыталась воссоздать модные па, но в этот момент повернулась воодушевленная Влада, шепнув при этом:
   - Идет!
   Через мгновение перед очами появился мужчина скорее средних лет, нагло улыбающийся прелестными белыми зубами. Возможно, не своими.
   - Какая красота хотела пробежать мимо моих глаз, - Коля проронил первые строки знакомства, сценарий шел по накатанной. В ответ я тоже приоткрыла белые зубы, данные от природы. Влада замерла от встречи с будущим женихом, поглощая взглядом божественное тело.
   - Ой, что вы! - засмущалась я, нехотя выдавая диалект. Заслышав родную речь, Влада мигом покраснела и тысячу раз пожалела, что потянула меня за собой.
   - Как же зовут прекрасное создание? - Коля держал в руке бокал со спиртным, попивая его маленькими глотками.
   - Владислава, - подруга протянула правую руку для поцелуя, но его не последовало. Фирсов мельком бросил взгляд на чернобровку, скривил пухлые губы, и открыто уставился голубыми очами на меня, ожидая ответа. Я же застыла в нерешительности. Что же получалось, хотела как лучше, а выходило как всегда?
   - Романа. Или Рома, так называют меня родные, - за нелепое пояснение получила тумак в левый бок. Громкая музыка и дымовая завеса начинала напрягать мозг. Не привыкла я к такому времяпрепровождению.
   - Очень приятное имя, - произнес мужчина, облизывая губы. В голубых глазах я сумела все же разглядеть нотки интимного интереса.
   - А я Николя, - блондин протянул свободную руку, на среднем пальце которой красовался огромный перстень с красным камнем по центру. Я глупо уставилась на нее, смутно догоняя, чего хотел чудо-знаменитость этим жестом. Неужели ожидал поцелуя? Я поморщилась. А вот подруга наоборот легонько оттолкнула меня с места и прильнула в благоговейном поцелуе к вытянутой ручонке. Я на миг оцепенела, а эффект аффекта только усилился благодаря царящей атмосфере хаоса.
   - Вы кто вообще? - цинично бросил вопрос Фирсов, вырывая обслюнявленную руку обратно.
   - Я - Влада! - воодушевилась та, посылая невидимые флюиды кавалеру. От жалкого вида подруги меня помутило.
   - Вас кто впустил сюда? - последовал очередной допрос.
   - Э...
   - Она со мной! - выдавила из себя я.
   - С вами? - тон голоса поменялся, и очередная порция спиртного оказалась в желудке молодого жеребца.
   - Да, - подтвердила я, осматриваясь по сторонам.
   Через плотный слой дыма это было сродни садомазохизма. Но беседа со знаменитостью особого впечатления не произвела, поэтому был срочно необходим путь реабилитации. Пускай Владислава в этот час брала бразды правления данным типом, у которого в арсенале было не менее гарема невест, а то и целых два. Возможно, даже различных половых принадлежностей. Вид выкрашенных в белую краску волос и накрашенных черной подводкой глаз говорил сам за себя. А длинные отманикюренные пальчики смотрелись почти как женские, только коротко стриженные. Фу, меня вновь замутило. Необходимо было выпить.
   - Извиняюсь, мне нужно отойти, - виновато, насколько позволяли актерские данные, откланялась и сверкнула злостным взглядом на подругу.
   Оставив позади Николя, который до последнего сверлил ровную спину похотливым взором, скрылась за шторками в ВИП-зоне, вроде бы так обозначались подобные места. Глаза тут же узрели небольшое кресло, обшитое натуральной белой кожей и стеклянный круглый столик, на котором стояла бутылка вина с надписью 'Bojole' и пустой бокал. Это местечко явно предназначалось для меня. Положив кожаную сумочку подле себя, почесала оголенную руку, затем подергала сережку в левом ухе, расправила декольте и позволила организму насладиться дорогим напитком, которым поспешила наполнить бокал. Бутылка была уже откупорена, поэтому проблем не возникло. И горячительное вино устремилось в пункт назначения. Первые нотки мускуса приятно пощекотали нервы. Я на пример циничного Коленьки предприняла попытку пить столь вкусный коктейль из чудесного винограда по чуть-чуть. Но, видимо, аристократии в моем роде не было. Долго не размышляя, опрокинула в себя целый бокал вина, не замечая, что за мной кто-то наблюдал.
   - Вкусно? - послышался мужской голос из-за штор.
   Я подавилась вином и зашлась в диком кашле, хватаясь за больное горло. Разве можно было так пугать людей? Что за наглость? Все еще очищая легкие от обжигающей жидкости, подняла гневные очи кверху, чтобы высказать немые доводы по поводу вопроса. Но увидев его, сразу же покраснела и потупила взор. Небесный Аполлон с зализанными назад черными волосами, которые немного вились на концах, стоял напротив с отведенной шторкой в руке и со смешинкой в черных очах. В нем было, по меньшей мере, два метра роста. Или же играло то обстоятельство, что один из нас находился в сидячем положении?
   Широкие плечи заслонили весь проход, и я нехотя пробежалась по контуру мужской фигуры, отмечая, что брюнет был отлично сложен. В дополнение к прекрасным формам незнакомец не был лишен природного обаяния и шарма, что неминуемо приводило красоток в легкое замешательство при нахождении в одном обществе с ним. Впрочем, я не была исключением.
   - А вы как думаете? - делая вид, что вовсе не впечатлена увиденной красотой, парировала, вытирая рот ладонью. Незнакомец проследил взглядом за машинальным жестом с моей стороны. Я скорчила гримасу и облизнулась. Белое вино разбрызгалось не только по ковру и столику, но также частично осело на лице, хорошо сдобренном макияжем.
   - Думаю, что мускус нравится многим молодым особам, - мужчина скрестил руки на груди перед собой, по телу прошелся электрический разряд. Интересно, что было спрятано под белоснежной рубашкой?
   Не дожидаясь ответа, парень жестом указал на кресло. Я предположила, что он пожелал присоединиться к моему обществу. И кивнула. Самолюбие почти пищало от восторга. Такой красавец и рядом со мной!
   - А, присоединяйтесь, - выпалила трясущимися губами, благо, что шум, доносившийся из зала, сглаживал вибрации в голосе. - Только здесь одно кресло, - так не хотелось, чтобы он уходил. Останься, прошу, умоляю!
   - Знаю, - быстро вторил парень, украдкой пробегая по женскому очертанию. Неужели и я пришлась ему по нраву? От возможности последнего стало невероятно жарко. Между грудей появилась капелька пота. Незаметным движением вытерла улики вожделения. - Ведь второе кресло я попросил убрать.
   Минуточку. Что за новости? Мозг стал судорожно выяснять обстоятельства пропажи кресла, а на лице отразился весь спектр догадок и подозрений по этому вопросу. Попросил убрать? Зачем? Чем оно ему мешало? И вообще, какое право он имел распоряжаться предметами интерьера в ВИП-зоне? Он что был владельцем этого клуба? Владельцем?!? Я лихорадочно почесала мочку уха, и даже предприняла попытку привстать с нагретого местечка, но выпитая доза, словно невидимыми нитями, привязала пятую точку к кожаному сидению.
   - Вы, вы не обижайтесь, - кривым ртом улыбнулась я, испытывая настоящий шторм чувственности. Он сейчас уйдет. Такая мысль пульсировала в голове. Он точно уйдет. Ему негде присесть. - Если хотите, могу уступить вам свое место.
   - Нет уж, извольте! - парень обнажил ровный ряд зубов. В этот момент кто-то посторонний попытался приоткрыть плотную тканевую шторку, но все усилия были тщетны. Новый знакомый невежливо буркнул какие-то слова по ту сторону ВИП-зоны и договорил неоконченную речь. - Свое место уступать не надо.
   - Тогда, может, выпьете со мной на брудершафт, - я демонстративно приподняла пустой бокал, плохо осознавая, как смотрелось такое поведение со стороны. Мужчина вновь сощурил глаза и растянул рот в ухмылке, я почувствовала себя истинной идиоткой! Оставалось еще чуть-чуть, и полное фиаско было бы обеспечено с лихвой. Как я могла нести самую настоящую, ужасную и позорную ересь?! Что случилось с той Кубышкиной, которую я знала?
   - Как же пить, когда бокал только один?! - красавчик наклонился над столиком и звонко постучал по хрусталю пальцем. Не ожидая подобных действий, я выпустила сосуд из рук и глупо уставилась на полет в один конец. В следующий миг парень подхватил летящий фужер, перекинул его по окружности кисти и с легкостью поставил обратно на стеклянную поверхность. Я изумлённо сидела, даже не шелохнувшись, только и смогла, что приоткрыть рот.
   - В следующий раз будьте осторожнее, - предупредительно произнёс спаситель, выпрямляя спину.
   - Хорошо, - промямлила я и вздрогнула.
   Ужасный вопль раздался где-то неподалеку. Голос принадлежал женщине, такой писклявый, гортанный, зовущий на помощь. Новый знакомый тут же отвел взор от персоны, рассевшейся на единственном стуле, и, не дожидаясь повторения чей -то мольбы, бросился к месту потенциальной трагедии.
   Мне же пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы оторваться от мягкого уютного сидения, тем более после такого незабываемого диалога с прекрасным собеседником. Может, это и был мой принц на белом коне? В таком случае упускать его из вида было не допустимо! Схватив бутылку недопитого вина - негоже было оставлять такую ценность, - понеслась на каблуках на зов утопающего, еще не догадываясь об истинных причинах произошедшего.
   Глава 5
   - Эта ненормальная выскочила прямо под машину! - эту фразу удалось расслышать сквозь громкие голоса толпы, что окружила рыдающего Николя.
   К секс-идолу подошел новый знакомый, я же предпочла обосноваться у края бомонда, оставаясь, таким образом, в тени, но на слуху. Попадать в неприятную историю желания не было. Широкая спина секьюрити подходила как нельзя кстати.
   - Ты уверен в этом? - задал первый вопрос брюнет, имени которого, к сожалению, так и не узнала.
   - Что тут путать? - возмутился герой-любовник, смахивая искусственную слезу. Я сразу понял, что эта особа забрела не случайно на вечеринку!
   - Конкретнее, - настаивал красавчик, - что произошло? Ты выплюнь свою дрянь изо рта и объясни доходчиво! Хватит жевать слюни! - голос был раздражён. Николя скукожился и подчинился высокорослому мужчине, сплевывая какую-то зелёную консистенцию на асфальт. Я восхищенно наблюдала за действиями брюнета. Его власть и уверенность в себе заставляли сердце стучать намного чаще и сильнее, а природная мужественность ломала все стереотипы о запрете секса на первом свидании. Тело покрывала пелена желаний при одном только мимолетном взгляде на стать, спрятанную за черным вечерним костюмом.
   Вот он нахмурил черные размашистые брови, которые были прекрасно видны в свете уличного фонаря. А теперь пригладил смоляные волосы назад. Несколько прядей упало на лоб, он вновь откинул непослушные локоны, ставя руки на бока. Боже! Я нашла его! Сердце стучало в неописуемой радости. Вот же он - тот, кого так долго искала и ждала! К горлу подступил комок счастья, я приложилась к горлышку бутылки, наполняя рот мускусным напитком. Молодой мужчина, который служил прикрытием, лишь усмехнулся и скорчил странную гримасу. Я жестом предложила и ему пригубить глоточек вина, но тот отрицательно покачал головой. Тогда я опрокинула бутылку, добавляя к прежней порции еще одну.
   - Геннадий вырулил с парковки, я подсел возле входа. Вот здесь, - Коля приостановился и показал средним пальцем, где именно разворачивалось действие. В этот момент раздался визг из -за угла, показалась толпа малолетних девчонок. Те, завидев любимого кумира, впали в истерию и, закричав имя идола, бросились в эпицентр толпы. Благо, что мощный кордон, состоящий из десятка спин охранников, сумел на время придержать обезумевших нимфеток. Картина выходила ужасающая. Тонкие девичьи фигурки кидались на мощные тела лысых верзил в надежде прикоснуться к артисту, которому, казалось, эти старания были нипочем. Николя продолжал описывать нюансы происшествия. В этот момент я поняла, что отвлеклась на пустое, поэтому тихонечко приблизившись к месту основных событий, навострила ушки.
   Тем временем на улице становилось поистине экстремально. Крики с каждой минутой только усиливались, некоторые фанатки отчаянно пытались бороться с парнями и охраны, одна из них даже повредила глаз охраннику, который совсем недавно укрывал меня от посторонних взоров.
   - Можно подумать... - процедил сквозь искусственные зубы секс-герой. - - Она дождалась, пока он вывернул руль направо, вот тогда и кинулась на капот! Если мне не веришь, спроси Геннадия
   - Ладно-ладно. Но я сразу предупреждаю, что с этим разбираться не буду.
   - Но, Олег! - почти простонал Николя. Сердце екнуло. Олег!
   - Не знаю, нет времени.
   - Ты бы видел ее! Лицо криминальное, возможно, у вас в сводке мелькало! Иди, посмотри сам, она стоит за углом. Ее мой человек стережет, чтобы не ускакала.
   Тот вновь оттопырил средний палец, на котором красовался яркий перстень, в сторону чуть поодаль от парадного входа. Я невольно повернула голову по указанному направлению, прикладываясь параллельно к бутылке, и застыла от удивления. Алкоголь полился на землю, хорошо увлажняя открытую шею и зону декольте. Смахнув капли жидкости, протерла очи, так как с начала не поверила увиденному. В окружении трех высоченных мужчин навзрыд заливалась слезами та самая неразлучная подруга, которая притянула меня в столицу за незабываемыми приключениями! Она, театрально держась за лицо обеими руками, периодически всхлипывала и вытирала несуществующие сопли. На глянцевых щеках не было даже намека на наличие мокрых разводов, а уж тем более следов потекшей косметики.
   Нехорошие догадки привели тело в движение. Губы сомкнулись в решимости. Через два прискока, расталкивая высоких головорезов тоненькими руками, все же протиснулась к несчастной Владе, жертве неизвестных обстоятельств. Девушка стояла, будто не замечая присутствие кого-то вновь прибывшего. Пришлось опустить руку той на плечо, чтобы заставить оторваться от вымышленных рыданий. Раздражение потихонечку стало одолевать душу.
   - О, я так благодарна вам! не поднимая головы, брюнетка схватила мою руку и припала к ней в сухом поцелуе. - Конечно, в данной ситуации очень важно получить не только моральную помощь, но и материальную. О! О чем это я?! - она ненатурально хихикнула. - Но вы, конечно, не останетесь безучастным в сложившихся обстоятельствах?
   Влада еще не успела договорить последнюю фразу, а я горела от негодования, покрываясь красными пятнами, словно вареный рак.
   - Отойдем, - одно только слово подействовало лучше, нежели разряд шаровой молнии. Влада тотчас опешила, глупо посмотрела на руку, которую сжимала в ладони, потом окинула виноватым, даже испуганным, взором меня и процедила следующее.
   - Прошу, не выдавай меня!
   Я поморщилась. Надежды на оправдательный приговор не сбылись. Влада определенно точно что-то промышляла. Вот аферистка! Хотя при взгляде в эти два встревоженных глаза злость немного отступила, но не исчезла вовсе. Что это все означало? К чему было прыгать на капот местной знаменитости?
   - Пойдем, - на этом слоге лысый амбал расправил плечи и почесал за ухом. Я проглотила слюну. Выходило, парни сторожили нерадивую подругу.
   Немного подумав, подскочила к главарю, у которого на голове красовалась черная кожаная повязка, и шепнула тому томно на ухо:
   - Олег попросил отвести даму по женским делам. Ты понимаешь, да? - жестом продемонстрировала, о каких именно делах шла речь. - Этим займусь я, это личное распоряжение владельца клуба.
   Лысый стражник недовольно кивнул, косо посмотрел на пристыженную Владу и отошел в сторонку, занимая удобное место для наблюдения за баламуткой. Не теряя ни секунды, подхватила подругу под руку и завела за здание клуба, где было более-менее спокойно. Фанатки остались позади, а мне необходимо было вывести кое-кого на чистую воду.
   Ухватив сильно безумную соратницу за локоть, яростно уставилась в горящие от страха очи, кипя от противоречивых чувств. Та вскрикнула от неприятных прикосновений, но вырываться не стала. Боковым зрением заметила, что главарь пристально держал нас на мушке. Пришлось одернуть руку. Влада покорно молчала, потупив взор. Рот приоткрылся в порыве ругательств, но я во время сдержалась. Ни к чему было грешить из-за идиотки.
   - Чего ты молчишь? - вырвалось с языка. - Что ты устроила?
   В ответ была тишина. Даже вой и крики любительниц голубоглазых блондинов не могли разрушить гробовое молчание.
   - Почему прыгала под колеса? Хотела умереть? - нет, что-то я погорячилась. - Или хотела нечто иное? Отвечай! - прикрикнув, ткнула подругу в грудь.
   - Я не специально, правда!
   Боже! Надо было только слышать тон, которым она произносила речь! Виновна, виновна! Виновна!
   - Лучше молчи, иначе я за себя не отвечаю! - прошипела я, теряя самообладание. Прожигающий взгляд телохранителя не давал покоя. Под столь пристальным присмотром каждое телодвижение было кристально прозрачным. Ускользнуть без суда и следствия было немыслимо. - Ты о чем думала, скажи на милость? Он же Коля Фирсов, а не твой Валера из соседнего подъезда! С такими людьми, как он, шутки плохи! Понимаешь?
   - А я и не шутила, - наконец-таки выдавила из уст красная от стыда брюнетка.
   - О ! Не шутила? - она играла с огнем!
   - Да не шутила! - обиженно проронила та, потирая больное место.
   - Что же тогда? - в упор уставилась в черные очи подсудимой, пытаясь выискать там правду. Не в силах сдержать напряжение, залпом глотнула полусухого, начиная дрожать от ночной прохлады.
   - Я подумала, что раз уж наша поездка накрылась медным тазом - неуверенно начала Несмирная.
   То есть Фирсов не пожелал становиться правообладателем ее сердца, перевела на свой лад.
   - То немного наличных нам бы не помешало. Дорога домой и все такое...
   - Дура! - ну, вот и согрешила. Допив дорогое спиртное, отшвырнула пустую тару на траву. Стеклянная бутылка шлепнулась в двух метрах от нас и покатилась вниз по выстриженному газону.
   - Знаю!
   - Ты подумала о том, что твои выходки чреваты судебными исками?
   - В прошлый раз ты стащила из салона связи мобильник, и мы пробежали несколько кварталов, чтобы оторваться от тех двух вышибал, которые отчаянно грозились нас прихлопнуть, - робко напомнила о днях минувших бывалая подруга.
   - Вот она где, - неожиданно из-за угла подошли двое мужчин. Я знаком велела Владе молчать, и без того наворотила проблем, сама же расплылась в охмелевшей улыбке, расправляя сутулые плечи и выставляя вперед небольшую грудь. Нельзя было допустить, чтобы подругу забрали на ночлежку в участок. За последние несколько месяцев она успела побывать в аналогичных местах уже пять раз. Но благодаря связям дяди той удавалось постоянно выходить сухой из воды, даже не подмочив репутацию. Но то было в станице. Теперь же речь шла о столичных правоохранителях. Возможно, симпатии красавчика смогли бы сыграть нам на пользу?
   Мужчины подошли к дамам. Стало не по себе. В присутствии Олега уверенность сменялась растерянностью. Руки сжались в кулаки, отвела те за спину, чтобы не демонстрировать нервное состояние. Влада стояла неподвижно, хоть это радовало.
   Олег прикурил сигарету, подавая зажигалку второму. Я бегло осмотрела незнакомца, который был очень похож на красавчика. Те же проницательные глаза черно цвета. Та же густая шевелюра, только остриженная в большей мере. Те же сочные губы и надменный вид. Их вполне можно было принять за братьев-близнецов, если бы не одно 'но'. Олег был гораздо выше своего двойника, у которого ко всему прочему на макушке выступала седина. Нет, возраст второго мужчины колебался в пределах от сорока до сорока пяти. В то время как Олегу можно было бы дать не более тридцати пяти. Может, тридцать три? Возраст Христа.
   Второй охотно прикурил никотиновую палочку, выплевывая изо рта резиновую жвачку, и неосторожным движением обжег кожу на руке. Чертыхнувшись и закинув сигарету в зубы, закатал рукав рубашки и осмотрел поврежденное место. Я ужаснулась. На правой кисти было выведено черными чернилами '7 passions '. Плохой знак. Настолько плохой, что я задёргалась в конвульсиях. Мужчина заметил подергивания одной из дам и опустил ткань обратно, вежливо представляясь.
   - Я, Виталий Юрьевич Романов, владелец этого заведения, - он, как ни в чем не бывало, кивнул головой, мои же брови незамедлительно поползли по лбу. Выходило, что ресторан принадлежал не Олегу, как я наивно полагала. Срочно нужен был план Б. - Весьма неприятный случай произошёл сегодня вечером, - я напряглась. Ну, вот, приговор стал вступать в силу. Влада, стоящая чуть поодаль от меня, незаметно вцепилась пальцами в спину. Я ойкнула, но оцепенение не позволяло двигаться. - Полагаю, что случилось недоразумение
   Влада активно закивала черной шевелюрой, в это время мимо проехало авто, сигналя обезумевшим фанатам напоследок. Отрешенным взглядом проводила профиль блондина, который опрокидывал очередную порцию алкоголя.
   - Поэтому, - Виталий Юрьевич специально выдержал паузу, чтобы довести бедных сельчанок до сумасшествия. - Будет разумнее просто выбросить эту ситуацию из головы. Так сказать, забыть, о том, что случилось. Думаю, вы не будете возражать насчет такого решения?
   Влада вновь замотала головой, а я почувствовала странное прикосновение к кончикам волос, что мирно покоились в высокой прическе. Подняла голову вверх, но невидимые руки исчезли. Может, почудилось? После выпитого вина сознание помутнело. Верить собственным глазам и чувствам не приходилось
   - Единственная просьба к вам, - владелец ресторана указал на Владу, - давайте пройдем внутрь заведения и выпьем по бокальчику коньяка в знак нашего с вами примирения.
   Стоило ли говорить, что обескураженная предложением подрnnbsp;bsp;уга не размышляла ни секунды, а сразу понеслась подле богатенького Буратино, еле успевая переставлять стройные ноги, заплетающиеся на ходу?
   Итак, пара скрылась в темноте. Я неловко поежилась, тайно ожидая приглашения от красавчика. Олег докурил сигарету, выбросил ту на асфальт и внимательно посмотрел на меня. От этого взгляда мурашки побежали по коже.
   - Вам надо тщательнее выбирать друзей
   Да, на такое приглашение трудно было тотчас подобрать достойный ответ. Я приоткрыла рот, чтобы не оставаться в долгу, но мужчина уже шагал в сторону играющей музыки и веселья, на котором меня, к сожалению, не ждали.
   Я тихо выругалась, затем поправила прическу. В волосах запуталось что-то неприятное на ощупь. Нервно стала ковыряться обеими руками в кудрях, пока не поняла, что именно там застряло. Ужас сковал стать. Эта была жвачка! Противная, кем-то пожеванная резинка, которая спутала воедино тысячи, да что там, миллионы белокурых волос. О! Неожиданно пришло осознание, что эту самую тянучку держал во рту надменный Виталий Юрьевич Романов! Я стала багровой от бешенства. Будь они прокляты, эти чертовы мажоры! На этот раз сдерживаться не стала - ругательства разнеслись по всей улице.
   Глава 6
   Решив расправиться с мелкими неприятностями позже, боязливо осмотрелась по сторонам. Теперь альтернатива остаться одной не прельщала. Хотя улицы и проезды освещались желтым светом фонарей и изредка проезжающими фарами автомобилей, на душе стало дурно. Куда идти? Куда податься? В лучшем случае можно было рассчитывать на поезд до станицы, но где находился вокзал? И как скоро должно было быть прибытие нужного состава? Да уж, ситуация выходила не самая приятная.
   Отойдя на приличное расстояние от пафосного клуба, еще раз прошептала проклятья. В основном, адресованные лучшей подруге. Потом не забыла упомянуть и благородного рыцаря на белом коне, который, как ни странно, ускакал прочь раньше, чем смогла произнести заветное 'я согласна'.
   От дуновения ветра кожа покрылась пупырышками. Обхватив оголенные плечи руками, двинулась вперед, надеясь встретить случайного путника, который неплохо ориентировался в ночном городе. Алкоголь творил добро в этот час, согревая и вселяя смелость одновременно. Но кроме вышеперечисленного, он мог явить и противоположное действие. Что незамедлительно и случилось.
   Воображение нарисовало силуэт высокого, скорее худого мужчины, который словно сошел с фотографии криминальной хроники. Высокий лоб с залысинами и с дугообразными широкими бровями, продолговатый нос, утолщенный книзу. Со злыми, глубоко посаженными глазами, которые своим проникновенным безумием стреляли прямо в сердце, доводя разум до исступления. Страх окутал тело. Я устремилась вперед, надеясь поскорее отыскать надежного спутника. Шастать по подворотням в одиночку было небезопасно. Внезапно остановилась.
   Может, показалось? Сделала несколько шагов. Ужас! Кто-то шагал следом за мной! Сердце ушло в пятки от страха. Я просто не знала, как быть! Бежать или умолять о пощаде? Мозг не мог сосредоточиться и выбрать один правильный вариант. Шаги за спиной ускорились, а я застыла как мумия в ожидании скорой расправы. Ну, вот и все Кубышкина, допрыгалась!
   - Девушка, а вы не заблудились часом? - тембр голоса веял пугающим ужасом. Прикрыв глаза, даже побоялась взглянуть на подошедшего мужчину.
   - Я? - необходимо было удирать. Головой это прекрасно понимала. Но злосчастные ноги словно приклеились к асфальту, желая моей погибели.
   - Вы, кто же еще? Кроме нас здесь ни души, - интересно, это был намек или как? Мысли тут же выстроились в прямую линию, не допускающую отклонений. Нет, это было сказано специально. Убийца готовил площадку для совершения самого зловещего преступления столетия. Такие персонажи часто встречались в кино. Вначале они напускали ужас на жертву, а потом убивали. Один и тот же сценарий, зато какой действенный!
   - С вами все в порядке? - участливо поинтересовался он, а я мысленно дала тому кличку 'Чикатило'.
   - Не совсем... - пролепетала дрожащим грудным голосом, приоткрывая веки. Ох, лучше бы этого не делала. Перед взором предстал именно тот персонаж, которого и рисовала безумная фантазия. Тот же лоб, те же самые глаза. Различие было лишь в том, что на голове у последнего была надета широкополая шляпа, образца еще советского производства.
   - Не боитесь ночью разгуливать одна? - вопрос показался странным, так как прозвучал из уст душегуба, и логичным одновременно. Не заметить панику на перекошенной физиономии было трудно.
   - Честно признаться, я здесь оказалась чисто случайно, - соврала, отсчитывая минуты, отведенные на житие.
   - Случайно? Интересно, - Чикатило обернулся и загадочно посмотрел в сторону, где располагался ресторан 'Карат'. Стало жарко. Нет, холодно. Разум шептал 'Беги! Спасайся!'. Но я упорно продолжала стоять на месте.
   Потом мужчина опустил левую руку и полез в карман широких брюк темного цвета. Из них вынул папироску и коробок спичек. Желтое пламя на время отвело от мрачных дум, но вскоре паническая атака вернулась, причем с удвоенной силой. Первая струя дыма полетела во мрак поздней ночи, запах дешевого табака затронул легкие. Я сморщилась. Как можно было травиться этой дрянью? Потом Чикатило крепко затянулся и протянул мягкую пачку Примы даме. Машинально покачала головой.
   - Не курите?
   - Не-а. То есть курю. Покуриваю, - поправила я. - Но сейчас не хочу.
   - Понятно, - сделав подряд три тяги, он выкинул бычок на асфальт и притушил его немодным башмаком сорок пятого размера. - И часто вас в столь позднее время случайно заносит в темные переулки?
   - Не часто, - процедила сквозь сжатые от натуги губы, обводя глазами окружающее пространство. Впереди тянулась длинная пустынная улица, на которой местами даже не горели фонари. Света в окнах не было, видимо, жильцы крепко спали, либо их вообще не было дома. Я тотчас прикинула, что если сейчас рискнула бы на побег в этом направлении, то, возможно, не успела бы даже дернуться с места. Длинные руки маньяка непременно остановили бы эти смешные попытки. В подтверждение мысленным догадкам, мужчина закатал рукава, открывая на обозрение тощие руки, и потер пальцем под носом. Нет, шансов проскочить не было. Ни одного. Тогда покосилась по сторонам. Бетонные стены зданий возвышались над нами с высоты не менее пяти этажей. Выходило, что надо было обладать навыками человека-паука, чтобы избежать смерти. Из проведенного анализа выходило, что единственный реальный путь к спасению находился аккурат позади устрашающего Чикатило, который уже прикуривал очередную папироску. Подле ресторана мог оказаться случайный спаситель, о котором молила в этот час.
   - Я надеюсь, вы не думаете, что я к вам пытаюсь приставать? - прищурив один глаз, спросил он. Внутри похолодело.
   - Нет, конечно, с чего вы взяли? - дура ! Надо было честно признаться, что один только вид раздутого носа вводил в неописуемый ужас.
   - Тогда хорошо. Продолжим
   Продолжим?
   - Видите ли, я в отличие от вас нигде случайно не бываю, - к чему он клонил? - Тем более, ночью, в полном одиночестве.
   - К чему весь разговор? - осмелилась на вопрос, тут же пожалев о сказанном.
   Чикатило обошел вокруг меня, цокая каблуками ботинок и оценивающе таращась на точеную фигурку, потом несколько раз поднял и опустил голову, затянулся Примой и ответил.
   - Ну, видимо, вы плохо понимаете суть происходящего. Я так понимаю, что вы здесь новенькая?
   - В каком-то смысле, да, - изжога дала тревожный знак. В грудной клетке стало невыносимо больно.
   - Вот и я говорю, что случайностей не бывает.
   Дым прошелся по лицу, и я закашляла. Чикатило любезно похлопал даму по спине, и от этих прикосновений, казалось, легкие вылетят прямо через рот. Почему он не торопился прикончить меня? Почему вел демагогию, вместо реальных действий? Может, благородно позволял дать деру?
   - И много теперь платят новичкам вроде вас?
   Вопрос показался довольно-таки странным. Что имел в виду этот неприятный тип?
   - Не знаю, еще никто не платил.
   - Никто? Так вы с чисто благими намерениями тут?
   - Конечно! - возмутилась я, подмечая, что в конце переулка подъехало черное авто. Две желтых фары игриво подмигнули мне, я застыла как вкопанная. Вот он шанс на спасение. Опасливо перевела взгляд на душегуба, боясь, что тот мог заметить минутное ликование, но мужчина задумчиво чертил глазами круги на сухом асфальте.
   - И что мне с вами делать?
   - Понять и простить - буркнула я, готовясь к крысиным бегам.
   - Так не пойдет. Нет. Вы можете снова случайно забрести в эти места, а такая картина меня вовсе не устраивает.
   В темноте и глуши ночи отчетливо видела, как водитель приглушил мотор, не гася фары. Желание оказаться в уютном салоне авто стало настолько сильным, что даже причиняло некоторую физическую боль. Реальный шанс остаться целой и невредимой заставлял тело завестись с полуоборота. Молодой извозчик скинул берет с кучерявой головы, выключил свет в салоне и устроился на сидении поудобнее. Видимо, приготовился к ожиданию пассажира.
   - Я не буду больше случайно попадаться вам на глаза, - пролепетала я, примеряя расстояние между собой и автомобилем.
   - Звучит многообещающе. А если в следующий раз вам встретится кто-нибудь другой? И ему вы предложите закрыть глаза на происходящее? Вам надо прекратить этим заниматься, неужели не ясно?
   - Отчего же не ясно? Вот только я не вижу ничего криминального в своих действиях...
   - Как не видите? Постойте! Мне кажется, мы разговариваем на разных языках!
   Договорить тираду ему так и не удалось, завидев, как водитель вновь завел мотор, я встрепенулась на месте и рванула со всех ног вперед. Чикатило выкинул руку, пытаясь поймать жертву на лету. Но я ловко увернулась, при этом сильно стукнув мужчину куда пришлось. Послышался слабый стон, но я не оборачивалась. Каблуки несли тело к заветному спасению, размышлять было абсолютно некогда. Сердце билось так быстро, что еще чуть-чуть и выскочила бы прямиком на асфальт.
   Подбежав к авто, резко распахнула пассажирскую переднюю дверь и плюхнулась на мягкое сиденье, подгребая внутрь длинные ноги. Каблук зацепился за решетку слива. Пришлось наклониться и с силой вырвать несчастный босоножек из лап коварной канализации. Молодой парень подскочил на месте, и глазами, полными ужаса и страха, посмотрел на ночную фею, у которой волосы , в прямом смысле этого слова, стояли дыбом на голове.
   - Вы кто, простите?
   - Неважно кто я! - выдохнула я, выглядывая в тонированное стекло. - Поехали! С минуты на минуту стоило ожидать появление третьего персонажа этой недетской истории. Чего мне, к слову, жутко не хотелось.
   - Но я жду чету Рожковых, Михаила Феликсовича и Марту...
   - Я вместо них! - рявкнула в ответ, подмечая высокий силуэт сквозь сумрак ночи. Двигался он на удивление медленно. Интересно, куда именно попало правое колено?
   - Я... я не уверен, - стал заикаться паренек, выжимая сцепление.
   - Закрой рот!- дикий озноб стал пробивать потное тело. Горящий взгляд душегуба, минуя расстояние, прожигал в плоти дыру. Я схватилась за живот и дико прокричала в самое ухо непутевому извозчику. - Если ты сию минуту не вывезешь нас с этой чертовой улицы, то ОН, - я развернула кучерявую голову в сторону, где вырисовались очертания великана, - клянусь, он убьет нас. Вначале ТЕБЯ, а потом уж и меня!
   Надо признаться, последние слова возымели определенное действие, поэтому черный седан успел скрыться от злой участи раньше, чем та сумела что-либо изменить.
   Глава 7
   - Восемьдесят тысяч, - проговорил кудрявый более уверенным баритоном, припарковывая машину на остановочном пункте. За нами тут же пристроился автобус, выпуская ночных пассажиров на свободу. Те похватали весомые чемоданы и за мгновение разбежались в различных направлениях.
   - Что, уже приехали? - я сладко потянулась на сидении, успев к этому времени словить дрему. За окном стоял сплошной туман. Видимость была нулевая. Блеклая луна была еле различима под покровом серо-черного смога. Тучное небо словно хранило в себе скрытую угрозу. Прямо нависало над горизонтом, четко вырисовывая граничную линию.
   - Вы просили на вокзал? - кивнула. - Тогда это тут. Мне дальше ехать не положено, там висит знак кирпича.
   - А я точно его отыщу? - спросила с опаской, не в силах рассмотреть через лобовое стекло ни единого признака нахождения где-то поблизости вокзала.
   - Кого? Дорожный знак? - удивленно переспросил юнец и вытянул вперед ладонь.
   - Да уж, - не менее удивленно произнесла я, поражаясь умственным способностям извозчика. - Ладно, тогда, благодарю за поездку! - на протянутую руку положила свою, смачно пожала ее и выставила свою фигуру прочь из кожаного салона. Свежий воздух обдал оголенные плечи прохладой, а туман застлан пеленой глаза.
   - Эй, а деньги! - спохватился тот, высовывая голову из приоткрытого окна.
   - Деньги? - усмехнулась наивности паренька. - Да ты 'спасибо ' должен сказать, что спасла тебе жизнь! Вытянула из самого пекла! Выдернула из лап опасного преступника! - тирада была нескончаема, поэтому извозчик укатил прочь, оставляя меня снова одну посреди незнакомого города.
   Я потерла холодные плечи и полезла в сумочку за кошельком. То, что там было не густо после явного транжирства , я подозревала, поэтому рассчитывала на самый дешевый билет до родной станицы. Ни о каком купе или другом люкс классе речи быть не могло. Благо было бы добраться до тепленькой кроватки, плюхнуться в объятия мягкой пуховой подушки и зарыться носом в теплое одеяльце! Славные мысли посещали в этот час. Жутко захотелось вернуться к маме, не смотря на вечные поучения. Слава Всевышнему, хватило на местечко подле входа в санитарную комнату.
   Как ни прискорбно было это слышать, но первый поезд до родимого села был намечен только на семь утра. Любезная кассирша протянула билет, я же спрятала тот надежно в кошелек до востребования. В распоряжении оставалось около пяти часов, и как их занять мыслей не было. От ночной встряски организм пребывал в перевозбужденном состоянии, сон как рукой сняло. Но если с последним можно было справиться, то вот с холодом ночи дела обстояли иначе. Короткое платье и открытые босоножки только усугубляли положение, тело дрожало и покрывалось многочисленными пупырышками.
   Я присела на железную лавочку, влажную и холодную, посидела минут двадцать. Нет, пятнадцать. Скорее всего пять минут. На уличном табло высветились какие-то надписи, но четкости не было. Я сумела прочитать только: ' отправляется...'. Неплохое знамение. Учитывая контекст последних событий. Не в силах усидеть на одном месте - тело требовало движений, непокорно встала и прошлась по пустынному перрону. На двух платформах стояли поезда, но пассажиров не было. Словно, в этот чудный день, а точнее ночь, только мне захотелось путешествовать. Затем вниманием завладела мигающая вывеска затрапезного привокзального киоска. Название гласило 'Пирожки', но буква 'о ' западала , и выходило нелепое 'Пиржки '. Я немедля отправилась к месту, которое негласно взывало подсознание на диалог. Шестерка вместо семерки.
   Подойдя ближе, слегка разочаровалась. Несмотря на то, что оформление светилось различными цветами радуги, продавца на месте не значилось. Окошко было заперто. Возможно, на этот раз интуиция подвела. Я еще раз посмотрела на закрытое отверстие, которое служило пунктом приема-передачи денег и товаров, нет, определенно, нет. Тут ловить было нечего. Вряд ли бы кассир ринулся продавать мне те самый 'пиржки', о которых речь шла выше. Все же время было позднее, кроме меня на платформе не было ни единой живой души.
   Уже уходя, глаз усмотрел едва заметную табличку со стрелкой, что прикрывала частично пачку с чипсами; на данной картонке помимо указателя мелким шрифтом было дописано 'ушла туда'. Что же это могло означать? Я вновь замерла. Стрелка действительно указывала налево. Проследила взглядом весь путь, и пришла к выводу, что где-то неподалеку поджидала карма. Я не спеша проследовала в указанном направлении, минула платформу, прошла мимо вокзальных касс и очутилась аккурат подле дверей в некое заведение, из которого приятно тянуло едой. Как мышь, гонимая на зов прелестной порции Рокфора, прошмыгнула внутрь помещения, погруженного в полумрак. В холле тоже никого не было, впрочем, на дворе стояло лето, и скидывать верхнюю одежду надобности не было.
   Прежде чем окунуться в омут сладострастной ночной трапезы, решила посетить уборную, которая была специально обозначена фигуркой из треугольника. Через несколько минут уже подходила к круглому зеркалу, что висело у небольшого гардероба. В туалете данного атрибута не имелось. Уверенная в собственной неотразимости, подняла очи вверх, чтобы застыть от недоумения. На меня смотрело чудовище! Самое настоящее, словно сошедшее из детских кошмаров! Уставшие, заплывшие от недосыпа глаза смотрели из-под отекших век, да так, что рассмотреть цвет некогда прелестных очей было практически невозможно. А рот? Что случилось с ним? Уголки повисли в нерадостной ухмылке вниз, напоминая о сходстве с соседским бульдогом Рокки. Но самым, что ни на есть, отвратным в автопортрете был, несомненно, он - хаос из белокурых волос. Некогда красивая прическа превратилась в настоящий бедлам, местами волосы приклеились к вискам, лбу и шее, оставшаяся часть либо свисала, переваливаясь из высокой композиции, либо торчала кверху (особенно то место, куда по непонятным обстоятельствам смогла просочиться жвачка). Да я вообще смотрелась более отвратительно нежели маньяк с темного переулка! Не удивительно, что тот не спешил прикончить меня! Такую красоту грех было портить!
   С лицом было все понятно, я вернулась обратно в уборную, включила кран с горячей водой, чтобы умыться. Как ни странно, но вместо горячей влаги ощутила ледяную. Покрутила краны еще раз. Нет. В этом местечке можно было довольствоваться прохладительной свежестью. Кое-как смыв густой макияж с лица, утерлась туалетной бумагой. Благо, что таковая имелась здесь. Потом сняла блестящие заколки, положив те в сумочку. Растопырив длинные пальцы веером, начала процедуру безжалостного расчесывания. Выходило, надо признаться, неплохо. Хуже, по крайней мере, уже быть не могло априори.
   Удалив остатки мерзкой жвачки (пришлось потрудиться на славу, чтобы полностью не облысеть, вырывая злополучную резинку), собрала волосы в высокий конский хвост, перехватила их тонкой прядью и завязала на узел. Так как собственных стараний видеть не могла, пришлось выползти из темного убежища. Теперь отражение было более приличным. Ушел сероватый тон лица, на щеках от прилива крови заиграл румянец, только вот губы не желали менять опущенного состояния.
   - Доброго вечерочка, - отражение в зеркале с ужасом посмотрело на меня, потом обернулось в сторону, откуда доносился мужской немолодой голос.
   Немолодой, громко было сказано. Около шестидесяти. Хотя выглядел мужчина неплохо. Фигура была подтянутой и смотрелась по-спортивному при невысоком телосложении. Коротко стриженные волосы торчали кверху, открывая узкий морщинистый лоб. Седые вставки на висках скорее прибавляли роскоши этому статному человеку, нежели старили. Одним словом, незнакомец вызывал положительное впечатление, даже не смотря на ужасный шрам на правой щеке, который некрасиво тянулся от височной области до большого рта.
   - Чем обязан столь позднему визиту, госпожа?
   - Э... я вообще-то жду электричку, но время позволяет присмотреться, прогуляться, - глупо начала речь и тут же покраснела от ханжества.
   - И как вам нравиться тут? - мужчина сомкнул руки на груди. На каждом пальце сверкнуло по кольцу. На мизинцах даже по два. На толстом запястье левой руки висела золотая цепь, весом на грамм двести, не меньше. Шею украшал дорогостоящий крест, инкрустированный разноцветными благородными камнями. Собственная бижутерия в ушах и на груди смотрелась даже унизительно в сравнении с таким разнообразием драгметаллов и камней.
   - Да-да, нравится, - поддакнула я, попадая под очарование нового знакомого.
   - Так , может, изволите пройти внутрь и отведать чего-нибудь вкусненького? - воротник рубашки черного цвета был расстегнут. Можно было рассмотреть многочисленные татуировки в виде надписей. Одна из них спускалась к волосатой груди.
   - О, благодарю, но не уверена, что это хорошая идея.
   - Отбросьте кокетство, госпожа, я гожусь вам в деды! - мужчина расплылся в золотой улыбке. Я тоже попыталась улыбнуться, но рот поддергивался от напряжения.
   - Я не...
   - Пойдемте, угощу вас потрясающий ужином, а вы взамен расскажите, откуда родом и зачем пожаловали в столицу.
   Мужчина провел через холл ресторана, остановился у порога в зал, позволяя оценить царящую обстановку. Теплое шоколадное дуновение прикоснулось к самому сердцу. Я осмотрелась и увидела следующее.
   Помещение было уютным, не смотря на маленькие габариты. Около двадцати круглых деревянных столиков с такими же деревянными стульями были разбросаны по периметру. Над каждым из них висела массивная люстра, с темно коричневым переливающимся абажуром. Впрочем, весь интерьер был выполнен в шоколадных, насыщенных тонах. В таком местечке разыгрывался аппетит. Тем более у меня.
   Я аккуратно ступила на ковровое покрытие, взглянула на хозяина, который знаком дал понять 'Смелее '. Потом все же подняла голову и, отсчитав в уме число шесть, мысленно выбрала столик. Счастливчиком оказался стол в самом центре заведения. Сняв сумочку и повесив ее на спинку стула, расположилась в нем, ожидая королевских яств. Тело ломило от усталости. Стрелки часов, которые, как заметила, висели у бара, показывали три ночи. Как быстро текло время. До отъезда оставалось четыре часа.
   - Как вы устроились, госпожа? - к столику подошел хозяин, на этот раз на его подтянутой фигуре был накинут белый фартук.
   - Благодарю, хорошо. Вы присоединитесь ко мне?
   - Позже. Я распустил поваров, поэтому лично готовлю вам ужин, коли пообещал, - с этими словами он удалился, а я осталась в ожидании обдумывать последние события.
   Прикрыв веки, позволила себе расслабиться. Ночь была непростой. Один только маньяк Чикатило чего стоил! Как же удачно все получилось. Удалось обхитрить саму Смерть! Улыбнулась. На ум пришел другой образ. Гламурный Николя. Хм. Что в нем находили фанатки? Он был слишком женственным что ли. Таким породистым котиком в тапочках, слишком прихотливым и свободолюбивым, чтобы кому-то принадлежать. Невольно поежилась. Как обстояли дела у неразлучной подруги? Пила ли она в эти минуты коктейли в ВИП-зоне или развлекала толпу? Или кого-то одного? Я не знала. Но отчего-то очень волновалась за нее. Она всегда умела вляпаться в неприятности.
   Перед очами предстал силуэт высокого накаченного тела. Я замерла. Приостановила дыхание и почувствовала, как внизу живота приятно зажегся огонек желаний. Олег . Как я могла позабыть о нем?! Пожалуй, это было самое приятное открытие за целый вечер. Олег. Это имя сорвалось с уст и полетело по просторам Вселенной
   - Олег? - переспросил хозяин ресторана.
   - Олег? - открыла глаза и изумилась. На столике были разложены столовые приборы, стоял салатник со свежим овощами и специями, а по центру красовалась необъятная тарелка с сочным стейком из баранины. Желудок болезненно заурчал.
   - Вы звали какого-то Олега, - уточнил мужчина, снимая фартук и присаживаясь на стул, что стоял напротив.
   - Нет-нет. Это я так. Мысли вслух.
   - Понятно, - он пододвинул поближе ко мне тарелку с горячим, полагая, что гостья была из 'скромных '. - Начинайте, я уже поужинал.
   - Благодарю, - накинулась на еду как умалишенная, лишь изредка поглядывая на гостеприимного хозяина, который молча наблюдал за мной во время трапезы.
   После последнего проглоченного куска мяса, выпила залпом целый стакан предложенного сока, - залитый алкоголь сушил горло, - аккуратно, как того требовал этикет, вытерла рот салфеткой, потом любезно поинтересовалась.
   - Вас кто-то учил так превосходно готовить?
   - Хм... - седовласый ресторатор приподнял брови, делая вид, что размышлял. - Нет, наверное, никто. Можно, так сказать, я хорошо подсматривал за профессионалами.
   - И давно вы начали подсматривать?
   - Давненько . Этот ресторан мое все, - он обвел руками уютный зал. - Его двери распахнулись более двадцати лет назад. Не знаю, что со мной было бы, если бы не он, - мужчина любовно похлопал ладонью по столу.
   - Как интересно, - выдохнула я. - К сожалению, я понятия не имею о готовке.
   - Ничего, в отличие от меня, у вас есть еще время, - печальные нотки просочились при последних словах.
   - Не говорите ерунды, - вставила я, желая приободрить ресторатора. Кстати, вы угостили меня чудесным стейком, но так и не представились.
   - Тут секретов нет, - протянул слегка расстроенный мужчина. - Арсений Валерьянович Петров, к вашим услугам.
   - Приятно познакомиться, Арсений Валерьянович. А я - Романа Яковлевна Кубышкина. Или просто Рома!
   Господин Петров с умилением посмотрел на меня, я же опустила вилку в салатник, накалывая сочный зелёный огурец.
   Глава 8
   Вкусно покушав жареного мяса со свежими овощами, заметно приободрилась. Бессонная ночь не казалась таким уж ужасным испытанием, да и до отъезда восвояси оставалось совсем мало времени. Билетик надежно покоился в сумочке, ожидая своего часа.
   Приятная незатейливая беседа с мудрым человеком произвела сильное впечатление. На какое-то мгновение страстно захотелось обладать собственным рестораном, иногда готовить в нем фирменные блюда, приглашать на различные мероприятия друзей и знакомых. От мысли, что именно такой ресторан, с какао стенами, был, самым что ни есть, подходящим, залилась краской стыда. Негоже было фантазировать о несбыточном.
   Арсений Валерьянов убрал поднос с пустой посудой и вернулся с двумя чашками горящего ароматом чая. Одну поставил себе, другую пододвинул мне. Я кивнула в знак благодарности.
   - У вас так уютно, - мечтательно заметила я, разглядывая рисунок на фарфоровой чашке - несколько порхающих разноцветных бабочек. В голове появилась странная мысль, что где-то это уже видела.
   - Мне самому очень нравиться бывать тут. Иногда прихожу после закрытия и наслаждаюсь полным одиночеством. Вроде бы один, но на душе полно. Понимаете?
   Я кивнула, хотя с трудом могла понять смысл сказанного. Философия была не моим коньком. Чтобы восполнить минутную паузу, с восторгом оглянулась и заметила , что теперь обстановка, царившая в помещении, казалась более домашней, нежели изначально. Добротная старинная мебель, с красивым вырезным узором, была настоящим украшением зала. Почти как при дворе. Плотные песочные портьеры свисали до самого пола, не давая свету ни единого шанса проникнуть внутрь. Словно боялись выдать страшную тайну. Столы были натерты до блеска, а столовая посуда начищена и отполирована.
   - Такое чувство, что интерьер был создан еще при царе.
   - Хм, - усмехнулся господин Петров. - Не при царе, конечно. Но со времен открытия тут практически ничего не поменялось. Только название
   - Название? - переспросила, чувствуя скрытый подвох.
   - Да, прошлое морально устарело, двадцать первый век и все в таком духе. Пришлось гнаться за временем, чтобы быть, как это говорится, в тренде! - я расплылась в улыбке, сама же подмечая, что ресторатору предложенная тема была не по душе. - Да что я о себе, да о себе! Вы обещали поведать мне о таинственном Олеге, имя которого вы прошептали столь блаженно, что я сам невольно был готов в него влюбиться!
   Через неопределенное время, уже стоя на улице, стала обдумывать случайное знакомство с местным заправилой. Такой одновременно почтенный и подозрительный мужичок с пронзительным взглядом оставил неизгладимый след в памяти. Что-то в нем манило и отталкивало одновременно.
   Отойдя на приличное расстояние, вдруг опомнилась и обернулась. Отчего-то стало любопытно узнать, какое новое название выбрал для шоколадного ресторана господин Петров. Он так много времени уделил рассказам об этом местечке, что стало казаться, что и я была неотъемлемой частью его.
   Глаза сощурились от искусственного света фонарей, пришлось прикрыть их ладонью. Сквозь своеобразный козырёк взглянула на вывеску и оторопела. Вывески, как впрочем, и названия, не было. Вообще. Голое место сияло на предназначенном месте. Может, он забыл ее повесить или же не успел? Нет, несомненно, что-то странное было в этом человеке. Я сразу заметила его неохоту распространяться о смене названия. Он добрых два часа с любовью сообщал подробности оформления интерьера, а также с радостью вспоминал различные курьёзные случаи за прошедшие годы. Отчего же стал переводить тему, когда речь зашла именно о названии?
   Ответов пока не было. А впрочем, нужны ли они были? Эта встреча могла быть первой и последней в моей жизни. Чего было беспокоиться понапрасну? Нужно было двигаться дальше. Сытный ужин, который плавно перетек в ранний завтрак, дал необходимый заряд сил. Я зашагала по направлению к платформам, желая покурить и расслабиться в одиночестве.
   Присев на скамейку, которую успела в прошлый раз хорошенько протереть собственным одеянием, открыла клатч и только хотела вынуть пачку сигарет, как наткнулась рукой на молчащий мобильный телефон. Влада. Как она? Что делала? Бегло набрав нужный номер, стала ждать ответа. Гудок, другой. Ноль реакции. Я сбросила. Почесала за ухом, перекинула ногу на ногу. Вновь достала телефон. Набрала номер. Скинула. Может, еще спала? Время было раннее. Может, смелые мечты подруги наконец-таки воплотились в явь?
   Неожиданно мобильник завибрировал в руках, вследствие чего чуть не отправился прямиком на землю. Еле успев подхватить аппарат, с раздражением взглянула на светящееся табло. Пришло СМС. Может, от Влады? Я ткнула пальцем на окошко с письмом и подождала несколько секунд, пока грузился текст.
   'Суббота. Шестого июня. Вход по СМС-приглашениям. Мартынов'.
   Три шестерки. Стало прохладно. Я оглянулась, стараясь не подавать виду, что страх подступил прямо к горлу. Суббота шестой день недели. Июнь - шестой месяц. Почему он выбрал именно эту дату? В голове пронеслись еще свежие воспоминания о последней встрече с господином Мартыновым
   Дело происходило в начале мая. Солнечная погода установилась с приятным постоянством, люди открыто наслаждались легкими веяниями теплых ветров, а также возможности отдохнуть на природе. Впрочем, с приходом пятницы, народ разъезжался в разные стороны от городского смога и суеты , чтобы стать частьюnbsp; дачного пейзажа.
   Нас тоже пригласили на дачу некого олигарха (о последнем узнала позже), где собиралась многолюдная компания, состоящая из одного бомонда. Уж не знаю, как, но мы с подругой были в числе приглашенных. Заслуга естественно принадлежала Владе. В то время я желала немного развеяться, повеселиться, скинуть балласт, так как недавно со скандалом порвала, хоть и не длительные, но все же отношения. Взаимоотношения. С очередным работодателем. Уволилась по собственному желанию, решив для себя, что печатать чеки на кассовом аппарате это не мое. Родители взбунтовались, мать вообще впала в депрессию. Отец сказал, что не беда. Я с ним согласилась. Разве был повод горевать? Впереди маячило чудное лето, сезон, в котором где-то затерялся мой день рождения. Пора любви и страсти. Горячего азарта и необъятной свободы.
   Я захотела поехать. И поехала. Выбрала подходящий наряд для данной тусовки, написала душевную записку из двух слов 'Уехала отдыхать', и запрыгнула с легкостью в авто, в котором поджидала разрисованная соратница. На той красовалось тоненькое синтетическое платьице, надетое на голое тело. Темные соски, которые выделялись на выпуклом рельефе, сразу завладели вниманием. Я оглядела свою стать и пришла к выводу, что подруга переборщила с сексапильностью. Мы ведь ехали на природу, покушать шашлыка. Поэтому я предусмотрительно надела шорты до колена, коричневого цвета, серую спортивную майку, одолженную у отца. На животе завязала ее узлом. Так, показалось, выглядело более романтично. На голове заплела два колоска, чтобы длинные волосы не путались у лица, а для удобства передвижения выбрала старенькие кроссовки, которые папа когда-то в далекие девяностые привез из-за бугра. Да, я была одета соответственно. Не то, что Влада.
   Я мысленно улыбнулась, но Влада заметила едва ли прикрытую мимику на лице подруги и спросила, в чем дело. Я соврала, что вспомнила анекдот. Она попросила его рассказать. Но как назло на ум ничего не приходило. Тогда пришлось соврать еще раз, что я его уже забыла. Глупо выходило, но иначе придумать не могла. Машина тронулась, и я отвернулась к окошку, вновь обманув Владу, заявив, что от быстрой езды меня укачивает, чтобы не отвечать на многочисленные вопросы. Они меня утомляли.
   Прибыв на место, улыбка на прекрасном лице помрачнела, а вскоре и вовсе сползла с губ. Нехорошее ощущение сковало тело, а глаза стали выискивать тому причины. Арендованное авто остановилось возле высоченных железных ворот, за которыми скрывалась та дача, о которой речь шла выше. От габаритов здешнего ограждения невольно сжалась, так как бывать в подобных местах еще не приходилось ни разу. Я попыталась рассмотреть непосредственно здание, даже привстала с сидения, уткнувшись макушкой в потолок. Но видимость сквозь железного стража порядка была нулевая. Я терпеливо уселась на место, сумбурно гадая, какие еще открытия предстояло совершить по вине уклончивой подруги. Водитель высунулся из окна, проговорил что-то невнятно в специальное устройство, прикрепленное к бетонному основанию. На том конце ответили, что можно проезжать. Вот теперь-то я запаниковала, Влада трепетно заерзала на месте.
   - Вот и причалили! - весело прощебетала она, потирая ладошки.
   - Это дача, ты уверена? - я проглотила опаску, заставляя себя не нервничать раньше времени.
   - Ну, типа, того. Дача. Коттедж. Особняк...
   - Вилла, дворец, замок! - со злостью бросила я, теряя самообладание. Я же нарядилась как чучело, дабы не испортить добротные вещи, жаря жирное мясо, дымящееся на костре! Я еще эти косички! Я резко сорвала две серые, в тон к майке, резинки, потрепала волосы, затем злостно заложила их за уши. Теперь было лучше. Но все же не до такой степени, чтобы чувствовать себя комфортно среди модной молодежи. Машина проехала за ограждение, повернула на небольшую парковочную зону, где мы, собственно говоря, и покинули салон японского Subaru. Платье Влады грациозно разлетелось от порыва майского ветра, в стиле Мэрлин, открывая розовые стринги, я же решила развязать чертов узел, что красовался на пупке. Смешно и неудобно выходило.
   Через мгновение подошел молодой парень, улыбнулся и поприветствовал нас, попросил пройти с ним. Мы подчинились. По дорожке, уложенной гравием, мы прошествовали вдоль огромного кирпичного сооружения, высотой в три этажа, и выкрашенного в белый холодный цвет. Конструкция была выполнена в Викторианском стиле, с помпезными колоннами и форменными оконными проемами. На месте обычного шифера, которые дачники использовали для крыши, красовались башенки, напоминающие о временах монархов и их протеже. Да уж, не часто выпадало удовольствие рассмотреть настоящее архитектурное творение. У нас в городке подобные дворцы были редкостью. Слишком дорогим удовольствием.
   Когда дорога окончилась, мы очутились у порога здания, к которому вели бетонные ступеньки. За закрытыми дверями раздавались веселые голоса и звон столовых приборов. Но на улице людей не было. Все спрятались за стенами богатого поместья. Влада тоже поспешила занять место среди набобов. Я же не спешила. Сказала подруге, что поищу в вещах что-то более подходящее, чтобы переодеться. Она снисходительно оглядела меня с ног до самых пят, утопающих в старомодных кроссовках, будто только сейчас заметила, как я выглядела. Затем сняла с плеч сумку, по размерам больше напоминающую дорожный багаж. Но такие нынче были как раз в моде. Достала оттуда желтый сверток и кинула его мне. Я чуть не свалилась от мощного удара. Не ожидала такой отдачи, но все же кивнула в знак благодарности. Влада развернулась, чтобы раствориться за дверьми гостеприимного имения, но что-то ее остановило. Тогда она еще разок приоткрыла необъятную сумку, вновь вынула нечто оттуда, уже упакованное в белый пакет. Опять кинула его мне. В этот раз я держала удар.
   - Спасибо, - Влада не слышала теплых слов благодарности, так как уже потерялась среди многочисленного бомонда.
   Я облизнулась. В планы входило поскорее унести ноги из этого места. Я неаккуратно всунула желтый сверток в белый пакет, запихнула его под мышку. Затем отправилась рысцой по протоптанной дорожке в обратном направлении. Дойдя до парковки, вслух выругалась. Водителя и след простыл. Не успела удрать со светской вечеринки! Опустив светлую голову вниз, огорчилась. Такое чудное настроение порхало в воздухе весь день, а теперь так некстати запахло гарью. Подсмалили кабанчика, или же здесь готовили только фирменное мясо, типа, индюшатины или крольчатины? Страусятины?
   Делать было нечего, дело было вечером... Пришлось остаться, чтобы все же отведать жареного мяса, или же барбекю, как это называлось у новых русских.
   Глава 9
   Как тайный преступник, спряталась за зеленеющими кустами красной розы, чтобы навести в своем образе порядок. От старых вещей необходимо было непременно избавиться. Благо, что Влада оказалась продуманнее меня и прихватила целую кучу запасных нарядов под стать этому месту. Я присела на корточки, положила спортивную сумку на землю подле себя, затем вынула из пакета желтый сверток. Развернула. Это было платье. Неплохо. Тогда рука полезла дальше в пакет, чтобы достать оттуда желтые лаковые балетки. Вновь удача. Я так не любила высокие каблуки, на которых абсолютно не умела держаться с достоинством и то дело норовила рухнуть вниз, что обувь на плоской платформе, предложенная подругой, пришлась как раз в пору. Разложив на пробивающейся из-под твердой почвы траве праздничный наряд, стала стягивать с себя мешковатую майку а-ля анти секс.
   Кое-как разделавшись с этим занятием, начала процедуру снаряжения. Платье заскользила по тонкой фигуре вниз, я двумя руками оправила подол. Длина едва ли доходила до пупка. Это обстоятельство заставило покрыться капельками пота. Еще не хватало ходить с голым задом. Или же так просто показалось, учитывая неудобное сидячее положение. Дабы решить проблему номер один, я привстала. Зеленые иголки кустарника впились в непослушные волосы, от резкой боли взвизгнула. Попыталась убрать навязчивые шипы, но распущенные кудри запутались в сучьях, заставляя согнуть пополам. Чертова Владислава! В очередной раз подруга была отправлена мысленно на инквизицию.
   - Кто здесь? - сквозь кусты различила очертания того паренька, который любезно встречал нас по прибытию. Я выдохнула с облегчением. Наконец-то бедам пришел логический конец.
   - Это я! - закричала воодушевленно, не в силах поднять прикованной головы. Выглядела я, надо признаться, не лучшим образом.
   - Выходите оттуда! - с опаской проговорил лакей, я же протянула одну руку к нему на встречу, как бы минуя зеленые заросли.
   - Помоги мне. Я застряла!
   Уж не знаю, каково было молодому юноше лицезреть картину, которая запечатлелась в его подсознании в качестве самого страшного видения за всю жизнь, учитывая растрепанные в хаотичном порядке волосы, укрывавшие плотным каскадом лицо, но с криками 'Помогите, привидение!' он скрылся прочь, оставляя меня барахтаться в кустах. Ко всему прочему, я отчаянно пыталась снять широкие шорты, чтобы не опозориться окончательно. Вряд ли они бы удачно гармонировали с вечерним нарядом.
   Благодаря стараниям Артура, так звали рыцаря, я оказалась на свободе и даже ничего так выглядела. Платье было чуть длиннее изначального представления и даже прикрывало зад. Декольте было слегка вызывающим, больше подходящим для Владиного третьего размера. Мои же скромные габариты терялись в желтом хлопке, отчего руки постоянно пытались прикрыть открытую зону, то и дело, подтягивая ткань на оголившуюся грудь. Балетки были тесноватыми, но оставаться в кроссовках желания не было. А из-за неосторожных манипуляций с непослушным кустарником, прилизанные волосы стали казаться даже пышнее.
   Уже внутри дома поняла, что вся толпа на самом деле находилась не в пенатах шикарного архитектурного художества, а на внутреннем дворе, где располагалась зона отдыха, бассейн с разложенными шезлонгами (но, по моему мнению, плавать в начале мая было не совсем хорошей затеей), а также стояли пластиковые столики и стулья. Я прошла по узкому коридору, как объяснил лакей, и очутилась в эпицентре веселья и хмельного дурмана, которые были непременными условиями такого рода вечеринок. Именно среди этих условностей и шумела молодежь. Звучала мелодичная музыка, и хотя колонки находились в здании, подле стеклянных дверей, звуки басов все же проникали в уши гостей, заставляя их безмолвно подчиниться ритмичному темпу и пуститься в пляс.
   Впрочем, возле бассейна была организована танцевальная зона, обозначенная яркой лиловой ленточкой, которая опоясывала условный квадрат для желающих потрясти гениталиями. Я заметила, что некоторые девушки были в купальниках, у кое-кого отсутствовал лиф. Тогда присмотрелась внимательнее, и тайно ужаснулась, заприметив среди нудистов Владиславу. Та крутила пышным задом перед молодым мужчиной в плавках.
   Я поморщилась от столь откровенных сцен. На фоне происходящего выглядывающий местами бюстик смотрелся довольно-таки скромно. Решив, что с подводной лодки дороги обратно не было, подошла к свободному столику, чтобы занять место.
   - Здесь занято, - прозвучало со стороны.
   Я неохотно встала. Окинула взглядом окружение. Справа был еще один незанятый, как мне подумалось, столик. Перешла к нему. Только хотела усадить пятую точку на пластиковый стул, как вновь раздалось:
   - Занято!
   Да что же такое! Разочарованию не было предела! Два раза попасть впросак. Покорившись обстоятельствам, заняла стоячее положение. Почесала мочку уха. Позвала Владу. Та не откликалась. Что же, отправилась в дом. Может, там ждала более радушная обстановка. Я прошла сквозь стеклянные распахнутые двери (так называемый, черный ход) внутрь, минув стерео оборудование. В помещении было более прохладно, нежели снаружи, и это было предсказуемо. Каменные стены хранили прохладу ушедшей зимы. Я еще раз оглянулась, чтобы отыскать взглядом Владу. Та улыбалась и смеялась, одним словом, была счастлива. Несмотря на ощутимый дискомфорт, я тоже порадовалась за полураздетую подругу, которая так скоро сумела влиться в модную тусовку. Она же была невиновата, что ей попалась асоциальная напарница.
   В гостиной интерьер был сродни того, что частенько видела в американских кинофильмах. Кремовые тона, переходящие в светлый коричневый оттенок, простирались на пятьдесят квадратных метров, напоминая негласно о царившем эклектическом стиле. Впрочем, этим самым стилем и ограничивались мои познания в искусстве. Огромный камин из натурального камня, над которым висели угрожающие лосиные рога, был остовом этого помещения. По крайней мере, хозяин приложил все усилия, чтобы сконцентрировать жильцов особняка именно подле домашнего очага. Тут располагалась зона отдыха. Стояли два дивана с кожаной, пышной обивкой и три кресла. У основания мебели лежала массивная шкура убитого зверя - белого медведя. Я не лишила себя возможность потрогать сие великолепие. Шерсть была жесткой, но достаточно приятной на ощупь. Нет, медведь был настоящим. Я подняла голову кверху, желая дотянуться до рогов, но рост не позволял достать до небес. Затею решено было отменить, или же на крайний случай отложить.
   Возле камина находился деревянный комод с резным рисунком, на котором гордо в ряд возвышались различные фоторамки. Чтобы рассмотреть их, пришлось приблизиться к дубовому великану. Интересно, почему любопытство не причислили к семи смертным грехам? Столько неприятностей в себе таило это качество, что оно абсолютно точно могло стать в один ряд с гордыней, завистью и чревоугодием. Я навострила глазки. На всех снимках, за исключением одного, был изображен взрослый мужчина в деловой пиджаке, который угрюмо смотрел в объектив фотокамеры. Ни на одной фотографии нельзя было различить его улыбки. Словно тот и не желал вовсе позировать. Поморщив рот и облизнув пересохшие губы, перешла к тому снимку, который был отличен от других. Протянула руку к рамке, с которой светилось красивое лицо молодого юноши со смешным колпаком на голове. Он держал в руках синий прямоугольный документ. Наверняка, диплом. Надо же, какой молодец! Мне так и не хватило сил окончить высшее учебное заведение. Или же не хватило ума, как говорила мама.
   Я оценила правильные черты лица, которые сразу пришлись по вкусу, и неохотно вернула снимок на место. Не хватало еще того, чтобы молодой парнишка, который застукал странную персону в кустах, полуодетую, полураздетую с уймой шипов в волосах, еще имел честь видеть довольную физиономию, поплывшую от одного взгляда на красивое мужское лицо.
   Неожиданно часы пробили шесть часов вечера, и от гулких звенящих звуков я встрепенулась, тотчас обратив внимание на предмет, который так не предусмотрительно испугал заискивающую персону. Под старинными, явно дорогими часами, висевшими на стене чуть поодаль от камина, стояло два плетенных кресла, типа качалок, которые с двух сторон подпирали круглый деревянный столик, покрытый прозрачным лаком, с толстой резной ножкой в виде ствола дерева. На нем грудой лежали всевозможные печатные издания с яркими обложками и кричащими заголовками. После дороги лучшего места для отдыха было не сыскать! Или же, как было в моем случае, после того, как везде прокричали 'Занято!'.
   Я прошла к этой части комнаты. Расселась как дева на кресле. Затем пересела во второе, что-то было не то. В конце концов, вернулась на первое, еще немного поерзав на предыдущем. Перекинув ногу за ногу, стала производить осмотр.
   На самой вершине сооружений из модных журналов, нашла издание с дивным названием 'Магазин', не то. Плохое число. Покопалась под этим 'Магазином'. Нашла следующий 'Новости шоу-биза', опять просчет. Я потянулась за очередной порцией газетной прессы, как груда бумаг поспешила съехать вниз, расползаясь по паркету в разных направлениях. Машинально выругалась. Затем подскочила с места и начала сумбурно собирать макулатуру в стопочку. И тут неожиданно в руки попалось запечатанное письмо. Я огляделась по сторонам, словно собиралась прочитать чужое послание. Никого в помещении не было. На улице шло веселье полным ходом, в доме же стояла полнейшая тишина. Я, стоя на коленках, перевернула конверт лицевой стороной и прочла. 'Мартынову Петру Леонидовичу, 220002, ул.Парниковых, шестьдесят шесть'.
   Боже, здесь же были шестерки! Страх пробежался по коже. Хоть письмо и предназначалось немного другому адресату, цифры кричали о том, что в моих руках оно оказалось совсем не случайно. Я автоматически запихнула белый конверт в платье. Сначала, конечно, попробовала спрятать его в глубоком вырезе, однако, с этого вакантного места были видны белые уголки. Тогда подняла и без того короткий подол и без сомнений утрамбовала чужой секрет у себя в нижнем белье.
   - Девушка, вам нехорошо? - мужской голос осадил меня сзади.
   - Нет, - проблеяла сквозь силу, не зная, куда девать руки. Они то и дело тянулись к заветному конверту, обналичивая кражу.
   - Просто все веселятся, а вы тут... - Артур стоял у порога с подносом полным бокалов игристого полупрозрачного вина. Подбежав к лакею и ухватив один бокальчик, залпом выпила содержимое и гораздо смелее произнесла.
   - Петр Леонидович позволил осмотреть дом, - рука поставила пустую тару на поднос.
   - Да, тут красота! - воодушевился малый, окидывая взором просторную гостиную. - Он ведь сам все мастерил! Выбирал цвета, подбирал формы. Такой молодец! - я криво улыбнулась странной симпатии прислужника к господину.
   - Он, наверняка, какой-нибудь известный дизайнер? - схитрила я.
   - Да нет же! - искренне ответил парнишка. - Это его талант, предназначение, понимаете?
   - Да уж, - сама подумала, каким интересно образом этот Мартынов сумел отгрохать такие габаритные хоромы? - Если честно, то вы меня очень заинтриговали, - расстояние между нами уменьшилось. Горящий конверт прожигал в коже дыры. - Чем же зарабатывает ваш хозяин? Может, ему нужна молодая жена?
   Зря, конечно, произнесла последнюю фразу. Видимо, Артур и сам был бы не прочь занять вакантное местечко. Решив спасать положение, быстренько добавила.
   - Я пошутила, вы не подумайте ничего плохого! - нелепо захихикала, дотрагиваясь до живота. - Я тоже увлекаюсь оформлением интерьеров, - наглая ложь. - Поэтому и спросила у вас, как у человека приближенного, можно ли разбогатеть на этом поприще?
   Парень натянуто улыбнулся, но все же предпочел ответить на вопрос гостьи.
   - Однозначно сказать не могу. Петр получил все свои богатства в наследство
   - От кого? - протянула я, хотя знала ответ. Мрачное лицо смотрело с ненавистью из рамки.
   - От покойного отца.
   Диалог еще продолжался какое-то время, пока в гостиную не ворвалась обнимающаяся парочка, раздетая догола. Артур учтиво поклонился и растворился в электрическом стиле. Я тоже последовала примеру парня, не желая становиться свидетелем любовных утех.
   А уже через несколько часов, когда автостопом добиралась до родных стен, решила приоткрыть завесу тайны. Конверт тут же материализовался в руках. Я вскрыла его, не боясь за конфиденциальность информации. Водителем была приятная особа пенсионного возраста, которая всю дорогу напевала тихие лирические напевы своей любимице Шерри, которая покорно спала на коленях дамы, лишь изредка посматривая в боковое стекло.
   Текст гласил следующее.
   'Тихо-тихо шаг за шагом
   Месть крадется по пятам.
   Будут кара и Вендетта
   Посланы моим врагам.'
   Глава 10
   Я еще раз перечитала присланное СМС-сообщение, думая, что в этот день бомонд был обречен веселиться без госпожи Кубышкиной. В лучшем случае могла рассчитывать на мраморное лицо матери и недовольные взгляды отца. О походах в гости можно было на время забыть. Положив телефон обратно в сумку, растянулась на лавке во весь рост. Железные прутья врезались в тело. Пришлось подложить под голову руки. Солнце еще не встало, но темнота ночи растворилась в преддверии рассвета. Я мечтательно прикрыла глаза, вспоминая сказочного принца, который вполне мог оказаться реальным. Его глаза... Черные, блестящие тайной, как сумрак наступающей тьмы. Такие пронзительные, обжигающие чувственностью
   Проглотила слюну. Продолжила. Крепкие, стальные руки. А с какой легкостью они подхватили летящий бокал?! О, при мысли о других, более интимных навыках столичного франта, покрылась пеленой желания. Наверняка, в его постели побывало немало таких блондинок, как я. В размышлениях незаметно задремала, а когда очнулась, солнце находилось в самом зените.
   Поднявшись со скамьи, нашла неприятную новость. Тело стало каменным. Лежание на железной койке явно не пошло на пользу сколиозной спине. Еле-еле разогнув ее, а также шею и конечности, присела обратно на лавку, вынула билетик из сумочки. Телефон к этому часу полностью разрядился, а от Влады не было ни звоночка.
   На перроне столпилось куча народа. Я чуть пропихнулась сквозь потную толпу к нужной платформе. Голова жутко болела. А солнечные лучи, казалось, прожигали лазером дырку прямо в темя. Единственное ради чего ноги несли вперед, было возвращение домой. Так сильно очутиться в собственной кровати еще никогда не хотела.
   Женщина, которая несла баул с чем-то тяжелым, случайно задела локоть и тут же извинилась. Я кивнула головой, следя, как за ней просеменило ее наследие - пятеро ребятишек, одетых в три яруса одежды. Вслед за картежом шествовал отец семейства, который царственно нес на голове два мешка тряпья, которое стремилось вывалиться при каждом телодвижении.
   - Простите! - вначале не поняла, что фраза адресовалась именно мне. Но когда влажные, пропахнувшие сыростью и плесенью тряпки полетели на голову, закрывая полностью видимость, тут же смекнула, что произошло.
   - Уберите это с моего лица! - кислород сжался под покровом много килограммовой завесы.
   - Сейчас-сейчас! - безропотно прощебетал мужчина, сдирая с лица вонючее тряпье вместе с волосами.
   - Ай! - схватилась за космы. - Что вы делаете?! Мне же больно!
   Закончив процедуру очищения, недовольная, подошла к трапу и протянула помятый билет, уже намереваясь пройти внутрь.
   - Постойте, девушка, - немолодая особа советской выправки заслонила проход рукой. - У вас билет на семь утра.
   - И что? - раздраженно спросила я, чувствуя, как пропахла смрадом.
   - И то! - она почти выпихнула меня из вагона. - Смотрите внимательнее, милочка! Следующий! прокричала она, уже не обращая внимание на взлохмаченную блондинку.
   Пристыженная взглядами пассажиров, вынуждена была капитулировать. Захотелось плакать. Присев на корточки, тихо застонала от безысходности, понимая, что вся беда была в моей бестолковой голове. Ну, как я могла проспать?!
   Чуть левее, на противоположной стороне пешеходной дорожки, на меня посмотрели два горящих зелёных глаза. Поежилась. Столь печальных и радостных очей не видала за всю свою жизнь. Как-то вмиг придя в себя, вытерла сопли и остатки слез и с интересом посмотрела на маленькое чудо, которое так же упорно осматривало визави.
   Вот, значит, до чего мог довести людской эгоизм. Стало стыдно. Передо мной в нескольких шагах сидел ободранный, местами плешивый котенок, у которого вместо хвоста болтался отросток. Он не стонал, не плакал, не взывал к помощи и состраданию. Он просто сидел в уголке и с радостью довольствовался жизнью. А что делала я?
   Осторожно приблизившись к питомцу, протянула пальцы, чтобы тот решил, как быть. Котенок пригнул ушки и зашипел.
   - Тише-тише, я не обижу. Посмотри, как мы с тобой похожи! - малыш расширил глазки, но убегать не спешил.
   - Пойдешь ко мне? Давай, не бойся. Вместе будет легче, обещаю.
   Уж не знаю, то ли магическое воздействие со стороны внесло вклад в дело, то ли от меня пахло сродни помойки, но котенок, поломавшись с минутку, все же сделал правильный выбор и заскочил ко мне на руки. Погладив мальца за ушком, побрела дальше, надеясь как-то разрулить ситуацию.
   Неожиданно светлая мысль посетила голову. А что если? Нет, я не раздумывала. Просто бежала, боясь опоздать. О, черт! Входная дверь была заперта. Я опустила голову. Арсений Валерьянович не стал дожидаться возможных попутчиков и отправился на покой. В это время часы пробили полдень. В желудке вновь появилась темная дыра. Кот, думая о том же, о чем и я, сладко улыбнулся в ожидании обещанных благ. Я понуро побрела вперед, решив вернуться в ресторан позднее, чтобы взять в долг у господина Петрова хоть немного денег на билет обратно домой. Другого выхода просто не было.
   Вспоминая о милом котенке, который остался пребывать в мире плотских страстей, неожиданно пришла к мысли, что, возможно, и я находилась в реалиях и вовсе не умерла. Не могла же душа чувствовать боль в ногах и спине? А эта ужасная сверлящая мигрень в области левого глаза, переходящая в висок и в шею?
   Мокрая и дрожащая встала с лавки, пошатнулась от усталости и плюхнулась прямо на землю. Мелкие брызги грязи полетели в стороны, хорошенько орошая желтое, сбившееся на бок, платье. Я прокричала проклятья, ощущая крайне неприятные рези в лодыжке.
   - Вам помочь? - мужской приятный голос донесся до заплывшего разума.
   Едва в силах различить очертания подошедшего человека, подняла голову кверху, одной рукой убирая мокрую прядь волос, которая противно прилипла ко лбу. Если до этого момента было действительно плохо, то теперь стало просто невыносимо! Сознание тут же поплыло перед глазами, отправляя разум в нокаут, а во рту прибавилось слюны. Передо мной стоял тот самый принц, с которым имела честь познакомиться вчера.
   От волнения задергала головой, схватилась за коленки, пытаясь натянуть платье как можно ниже, а затем неожиданно для себя разревелась , сидя прямо в луже. Слезы градом хлынули из глаз, лицо перекосило от прожитых эмоций и, содрогаясь всем взмокшим телом, впала в непроизвольную истерию.
   Олег с полминуты простоял подле рыдающего тела, потом неожиданно подхватил за обе руки и рывком поставил на ходули. Вытирая смесь из дождевых капель и соплей с лица, жалостливо посмотрела на спасителя, собираясь вновь пустить слезу. Но не тут-то было. Я, как во сне наблюдала за полетом мужской руки, а потом раздался тихий шлепок. Оп! Не понимая, в чем дело, отшатнулась и приложила ладонь к щеке.
   - Так лучше? - любезно поинтересовался мужчина.
   - Да вы же ударили меня! - провизжала, мотая головой, когда слюна отошла в горло.
   - Да, верно, но вы в свою очередь вынудили сделать это, - не очень виновато отозвался оппонент.
   - Нет, вы не понимаете! Вы только что ударили меня по лицу! - выпучила глаза, теряясь в противоположных чувствах.
   - Нет, я все прекрасно понимаю.
   - Что? Так вы специально меня шибанули?
   - Что сделал? - неужели этот глагол был не в тренде в столице?
   - Изувечили мое прекрасное лицо! Так вам подойдет? - злость вырывалась наружу, она столько времени ходила по просторам души взад-вперед, что теперь нашла козла отпущения в виде молодого человека.
   - Ну, это уж слишком, - парень скрестил руки на груди и недовольно посмотрел на меня. Я решила не сдаваться. Все же не я со всей дури влепила ему пощечину!
   - Я не слышала извинений.
   - Простите.
   - И это все?!? - наглец! Негодяй! Подонок! Естество пищало от негодования.
   - Давайте лучше представимся друг другу. Вчера не было возможности это сделать. Ваша подруга устроила настоящий каламбур.
   - Моя подруга? - мысли потерялись в реалиях времени, возвращая Кубышкину на сутки назад. - Где она? Вы знаете? У меня пропал мобильник, точнее, его украли...
   - Украли? - на этом моменте парень заинтересованно посмотрел вдаль, приподнимая одну бровь. Словно, где-то там и бродил вор. - Это интересно. Вы помните приметы преступника?
   Столько вопросов сразу мозг не мог осилить. Тем более я уже смирилась с кражей сумочки и всего содержимого. И десяти миллионов. Ну, чуть меньше. Около полмиллиона проела в ресторане. Плюс чаевые.
   - Вы уже были в участке? Писали заявление на пропажу? Эй, почему вы молчите? Или кража имущества не имеет для вас никакого значения? - случайно мужская рука задела оголенное плечо. Разряды электричества пробежали по девичьему телу, я напряглась, чувствуя, как учащалось дыхание.
   - Что вам ответить... - невнятно пробормотала под нос, загораясь диким распирающим желанием. - Этот старый извращенец обокрал меня, пользуясь моей беспомощностью. Я даже не успела заметить, куда он подался, - дождь стал стихать, ветер, наконец, угомонился, позволяя тиши занять вакантное место. Если честно, то до недавнишнего момента вообще думала, что нахожусь в раю, - последнее откровение заставило Олега прикусить губу.
   - Очень познавательно.
   - А все из -за сигареты. Стало дурно, упала в обморок, когда очнулась, сумочки уже не было.
   - Так украли не только телефон?
   - Украли сумочку! - как он не понимал описанной выше логической цепочки?
   - А что было в ней? Что-то ценное?
   - Да, нет, простой мобильник, за сто пятьдесят долларов, немного косметики, и все. Ах, да еще забыла, десять миллионов.
   - Десять миллионов? - интерес стал неподдельным. - Почему вы сразу не сказали, что в сумке была довольно крупная сумма денег?
   Как он надоел своими вопросами!
   - Меня, кстати, зовут Романой, а вас?
   Глава 11
   Конечно, речи о шикарном ресторане не шло, так как внешний вид обоих оставлял желать лучшего. Мы нашли тихое местечко под навесом, рядом с выпивающими местными алкоголиками, которые не обращали внимания на двух облезлых голубков, расположившихся в самом углу, подле урны с отходами. Сделав заказ, стали молча дожидаться обещанного обеда, а после все также молча приступили к трапезе. Жареные блинчики были прекрасными на вкус, несмотря на статус данного заведения. Начинка была сочной, а тесто свежим. В качестве аперитива выбрала лимонный чай, чтобы хоть как-то снять похмелье. Напарник предпочел колдуны со сметаной, которые так чудесно пахли, что казалось, наброшусь на них и растерзаю.
   После того как грязная посуда была отправлена на мойку, Олег прикурил, не забыв предложить сигарету даме. Я с удовольствием протянула руку, позволяя кавалеру прикурить, и сладко выпустила струю дыма вверх.
   - Вы точно не хотите написать заявление в милицию? - Олег первым нарушил молчание.
   - Даже не знаю. Я ведь не местная, да и документов с собой не имею. Нет, пожалуй, найти иголку в стоге сена невозможно. Тем более, зная, как работают наши органы...
   - А что вы имеете против наших органов? - темные глаза заискрились азартом.
   - Да все ж знают, как они работают! Только чаи гоняют, да водку пьют! - Олег исказил гримасу удивления на лице, приглаживая руками скатерть.
   - Как занимательно. И что, ни одного приличного милиционера вам не попадалось ни разу?
   - А где же они мне попадутся? - усмехнулась.- Разве, что узнают о десяти миллионах. Тогда мне каюк!
   - А что с десятью миллионами?
   Вопрос заставил напрячься. Я что сказала про те десять миллионов? Это правда была я? Затянулась покрепче, надула рот как пузырь, полный табака, затем, когда дым стал просачиваться сквозь ноздри и уши, я выдохнула смрад и помотала головой. Что же было говорить? Как выкрутиться? Глаз поймал бегущую строку на экране телевизора, что висел под потолком, там значилось: ' понять и простить'. Неужели? Так значит, рассказать правду? ' не бойтесь' Я вновь сошлась на мысли, что цифры лгать не стали бы. Вернее подданных было не найти.
   - Я их украла.
   - Украла? - оппонент перешел на 'ты'.
   - Да не совсем стандартным способом, но надо признаться, что деньги были не моими.
   - И как это произошло? - молодой человек взял раскрытую пачку сигарет и вытянул из нее еще одну штуку.
   - Вам все рассказывать или по существу?
   - По существу, - ответил тот, явно не желая вникать в женские пояснения и прикрасы, которые мешали уловить смысл инцидента. Типа, мне стало так плохо, что кислород перестал поступать в легкие, затмив разум пеленой. Я чуть не потеряла сознание, но когда очнулась, лежа на траве, поняла, что все же его потеряла
   - Я нашла их около банка.
   - Где именно, внутри или снаружи? Что за банк?
   - Снаружи, на стилобате.
   - Где?
   - Ну, на бетонном основании, там, в здание вмонтирован банкомат.
   - Деньги лежали на полу возле банкомата?
   - Не совсем, - уклонилась от правды.
   - Так, где тогда? - Олег прикусил нижнюю губу в раздумье. Что-то не сходилось в истории про десять миллионов. Но как ему было объяснить про подсказки, которые предоставляли цифры? Как было рассказать о способностях, дарованных свыше? Он ведь сказал, по существу. Демагогию разводить не стоило.
   - Они выпали из банкомата, - что было, несомненно, правдой.
   - Как выпали?
   - Я подошла, и они посыпались ко мне в руки.
   На последней фразе не удержалась и поддалась внутренним импульсам. Нервное напряжение давало о себе знать. Дикий хохот разразился по периметру кафе, заставляя неподалеку сидящую парочку собутыльников обратить на нас внимание. Один из них, лысый и с чудной бородой, покрутил пальцем у виска, второй кивнул в ответ.
   - Романа, вы в порядке? - Олег с неподдельным раздражением смотрел в два голубых глаза.
   - Да-да, простите! Просто столько всего накопилось! Я понимаю абсурдность моего рассказа. Но, все же. Десять миллионов выдал банкомат, я лишь не смогла от них отказаться. В чужом городе и без возможности уехать...
   - А что случилось с этой самой возможностью?
   Я выдохнула тяжело, посмотрела на неугомонного красавца, задающего так много вопросов.
   - Это мелочи, - потушила окурок в стеклянную пепельницу. Через секунду материализовался официант, который принес счет и сменил грязную пепельницу. Я мысленно поблагодарила его за оперативность и за то, что он отсрочил ответ. Дал пару мгновений для раздумий. Пропустила поезд, а денег на другой билет не было, - все было правдой.
   - Как жаль.
   Затянулась неловкая пауза. Я поерзала на стуле, не зная, как себя вести. День близился к закату, а беседа к концу. Пришла пора расставаться. Но так не хотелось.
   - Спасибо, вам за вкусный обед, - сделала первый шаг к продолжению вечера, однако, мужчина вызов не принял.
   - Рад был помочь, - как-то суховато произнёс Олег, без интереса глядя на окружающую панораму.
   - Я, конечно, не хочу навязываться. Нет. Но можно ли у вас попросить мобильник, чтобы позвонить родным и сообщить, где я?
   - Э... Я как раз оставил телефон дома, - он бегло кинул на меня взор, потом более мягко добавил. - Вы можете позвонить из квартиры, если так будет удобно...
   - Удобно! - почти прокричала, вскакивая с пластикового стула. - Очень удобно, - уже прошептала себе под нос, радуясь возможности еще немного побыть рядом с красавчиком.
   Уже по дороге, сидя в иномарке бизнес -класса, стала ловить себя на мысли о благоразумности поездки. Климат-контроль стоял на температуре в восемнадцать градусов, поэтому пришлось съежиться, чтобы не отморозиться. А что если Олег хотел воспользоваться несчастной девушкой, которой некуда быть пойти? Впрочем, этот сценарий мне очень даже нравился. Вопреки климатическим условиям стало горячо. Нет, опасаться за сохранность собственного тела не приходилось. А что если он задумал нечто дурное? Убийство? В душе зазвенели льдинки. Нет, один косой взгляд на профиль отмел все сомнения. Этому мужчине можно было доверять, по крайней мере, стоило попробовать.
   Квартира, в которой проживал герой, находилась почти на окраине города, в одном из спальных районов. Двор показался милым и уютным с множеством многолетних деревьев, которые накрывали зелёными шапками листвы нижние этажи здания. Сам дом был пятиэтажным, современного архитектурного дизайна, имел множество подъездов и небольшой магазинчик, встроенный в здание на первом этаже.
   Припарковав авто на гостевой стоянке за домом, вышли из салона и молча прошли к нужному подъезду. Железная дверь была закодирована и оборудована домофонной системой. В нашем городке такие ноу-хау еще не имелись в наличии.
   Лифта в доме не было, пришлось подниматься пешком. К этому часу платье стало подсыхать, что привело к неожиданным последствиям. Частички земли и грязи начали отваливаться и сыпаться с меня, словно с песочного человека. Я была полным подобием свиньи. Оставалось только разучить поросячий диалект.
   Олег открыл ключом входные двери и жестом позволил первой пройти внутрь. Сразу запах мужского парфюма ударил по ноздрям. Надежда на то, что красавчик не имел подружки, застучала в груди. Я осмотрела коридор с огромным бело-розовым ковром и пришла к другому неутешительному выводу. Дама сердца все же имелась. Не мог же мужчина осознанно выбрать столь девичий цвет?
   Скинув проклятые босоножки, ступила на пышный ворс, попутно обращаясь к хозяину квартиры.
   - У вас прекрасная домработница.
   - Кхе-кхе, - откашлялся Олег, протискиваясь из-за спины. - У меня нет домработницы.
   Я запнулась. Неужели подружка?
   - Сейчас принесу телефон.
   Мужчина удалился в одну из комнат, я же продолжала стоять в светлом коридоре, косясь по сторонам. У стены располагался деревянный комод темного цвета. Над ним висели настенные часы в золотом ободке. Циферблат был выполнен в римском стиле. Времени было пять вечера.
   - Вот, - Олег подал черный андроид, я стала по памяти набирать номер матери. Мужчина тактично удалился на кухню, чтобы не мешать личному разговору.
   Заслышав в трубке гудки, вдруг вспомнила слова, сказанные утром отцом, и тут же надавила на красную сенсорную кнопку. Нет, возвращение домой было не самым лучшим выходом из положения. Что же оставалось тогда? Я провела взглядом по уютной двухкомнатной квартирке, в которой царила атмосфера крайней негостеприимности, подумав при этом, что лучшего убежища было не сыскать. А почему бы и нет? Спросила я себя. Можно было пожить с красавчиком некоторое время, пока отец не признал собственной ошибки и не принял бы родную дочь домой без всяких условий и ограничений. Да, такой вариант был самым оптимальным. Оставалось только одно склонить хозяина квартиры к совместному проживанию.
   - Ну, как дела? - из -за угла показалась темная голова.
   - Пока не поднимает, - печально ответила я, продолжая тискать в руках телефон.
   - Ясно, - недовольно произнёс мужчина, вновь спрятавшись на кухне. - Может, чаю?
   Последняя фраза прозвучала как-то неубедительно, скорее, с огромной натяжкой, но я подхватила инициативу и уже направлялась к любезному хозяину. Олег просто не понимал счастья, свалившегося на него в одночасье. Я была молодой красивой особой с отличным характером и без серьёзных намерений женить на себе кого-либо. В современном обществе такой экземпляр был настоящей находкой. Любой на месте красавчика должен был обязательно повестись на преподнесенный подарок, вот только счастливчик не очень спешил с благодарностями.
   - У вас хорошая квартира, - присев за круглый столик у окна, я посмотрела за занавеску. - И вид тоже прекрасный.
   Олег разлил дымящийся кипяток по чашкам, вкидывая в каждую по пакетику чая. Потом полез в бар и достал пиалу с различными сладостями. Я нехотя приплюсовала еще один балл в пользу наличия хозяйки квартиры. Обычное жилье холостяка напоминало берлогу, с раскиданными по сторонам вещами, с грязными кружками полными шелухи от семечек и все в таком духе. По крайней мере, так было у меня. Я ведь была холостячкой в некотором смысле.
   - Спасибо, - промямлил мужчина и присел рядом. Мерный стук пальцев по столешнице стал напрягать. Я сжала челюсти от обиды. Но попыталась смирить гордыню, так как она была плохим советчиком во взаимоотношениях между людьми.
   - Попробую еще разок, - специально набрала номер Владиславы, зная, что сотовый аппарат последней был выключен. - Ну, вот, теперь вообще отключен! Что же мне делать?! - театрально вскинула кверху руки и прикрыла ладонями лицо. Должно было выйти неплохо.
   - Успокойтесь, думаю, скоро удастся дозвониться.
   - А что если нет? - слезливо спросила я, используя все способы для закрепления на обозначенной территории.
   - Если нет? Тогда я куплю вам билет в один конец и посажу на поезд, - лицо перекосило от сказанного, хорошо, хоть брюнет не видел этого злостного выражения, иначе бы тут же догадался об истинной мотивации гостьи.
   Как вы уже догадались, попытки связаться с родными были обречены на провал. За окном становилось все темнее и темнее. Повсеместно загорались уличные фонари, детвора разбегалась по домам. Субботний вечер подходил к финалу, что меня несказанно радовало.
   В гостиной, где я расположилась, горел напольный торшер, освещая просторную комнату неярким светом. Сидя на обширном диване, заправленным красным пледом, тупо таращилась на монитор выключенного телевизора , пробегая по открытым полкам дубового стеллажа. Мысли были направлены только на одно не дать красавчику выпроводить меня вон. Еще одна бессонная ночь была выше моих сил. А встреча со вчерашним Чикатило вообще приводила в неописуемый ужас.
   Олег закрылся в другой комнате, с силой хлопнув напоследок дверь. Видимо, уже проклинал тот миг, когда решился подойти к бедолаге, распластавшейся в грязевой луже. Я, было, хотела плюнуть на все и удрать из места, где меня не жаловали, но нежелание становиться подневольной все же было сильнее. Я была вынуждена терпеть нетактичное поведение молодого нарцисса, который в эту минуту с кем-то болтал по телефону.
   Прислушалась, впала в ярость. Разговор был тихим, приглушенным, даже скорее интимным. Мужской голос иногда смеялся, в эти мгновения я впадала в неоправданную ревность. Ну что мне было с того, что Олег беседовал с кем-то другими? Отчего так болезненно воспринимала этот факт? Может, потому, что он искренне пришелся по нраву? Я тут же вычеркнула эти мысли из головы, ведь у меня были другие планы на жизнь. Никаких свадеб и замужеств. Точка!
   От скуки встала с дивана и неожиданно обнаружила лежащую подле деревянной ножки книгу в толстом переплете. Нагнувшись, подняла ее и прочла название - 'Затерянная шахта' Агаты Кристи. Тут определенно точно проживала особь женского пола. Хотя цифры были другого мнения. Открыв пожелтевшие и пропахнувшие старостью страницы, внедрилась в чтение, даже не заметив, как на тело навалилась дремота. Растянувшись на диване, мирно уснула, сквозь сон подмечая, что чьи-то руки прикрыли сверху пледом.
   Спустя несколько часов, проведенных в узах Морфея, услышала резкие фразы и пробудилась. Приоткрыла глаза. За окном было темно и тихо. Шел мелкий моросящий дождь, склоняющий к дальнейшим сновидениям.
   - Да, я вас слышал, - грубый тон заставил насторожиться. - Но я могу ему помочь - пауза. - Нет, я не устранюсь, - я привстала, облокотившись на левую руку. - Это вы мне предлагаете? В отпуск? Сейчас? - замерла, едва дыша. Олег находился в коридоре. Не хватало еще попасться ему под горячую руку. - Всего хорошего! - телефон полетел на пол, я вздрогнула. Какого хр...? - припала в объятия к подушке и постаралась уснуть. Но сон, как назло, не шел. Сердце билось слишком сильно, а дедукция была направлена на размышления. Кто звонил? Что так разозлило Олега? Время было позднее, вряд ли звонили по рабочим вопросам. Что же тогда?
   Дождавшись, пока мужчина удалился в спальню, выдохнула с облегчением. По крайней мере, лично меня ярость хозяина квартиры не коснулась. Начиная отсчет с нуля, поняла, что ночь будет долгой.
   Глава 12
   Проснулась с головной болью от чудного аромата жареных яиц. Нос подал сигнал мозгу, тот по накатанной разбудил желудок, вслед за этим приоткрылись заспанные глаза. Я глупо уставилась в белый потолок, посмотрела налево, обернулась направо. Чужая квартира. В новь прикрыла глаза и стала сумбурно вспоминать о последних событиях моей жизни. Клуб, вокзал, кража сумки... Стоп! Назад. Клуб, знакомство с Олегом , вокзал, кража сумки, снова Олег. Уже было яснее. Я позволила глазам увидеть белый свет, сама же присела на широком диване. Рядом на подлокотнике лежал пульт дистанционного управления. Наверняка, от телевизора. Я потянулась за ним и нажала на красную кнопку. На экране возникла яркая картинка, звука же не было. Стала тыкать в разные кнопки, пытаясь отрегулировать громкость. Но выходило скверно. Точнее, никак. Картинка была, звука по-прежнему не было. Откинула пульт на тонкий плед, что прикрывал женское тело. На мониторе шли новости. Затем неохотно устремила взор на незнакомые лица, вынужденная смириться с отсутствием звучания.
   О, Боже! В голове зазвенел тревожный звоночек. Я подалась всем телом вперед от напряжения. Глаза приковались к экрану телевизора, уши же словно атрофировались. Пришлось читать по губам. На кадре из утренних новостей был запечатлен силуэт Романова Виталия, с которым мы познакомились в пятничную ночь, скрученный двумя мужчинами в форме. В милицейской форме. Журналисты пытались что-то выяснить о сложившейся ситуации и в наглую пихали микрофоны прямо в лицо задержанного. Тот отмахивался, как мог, пока стража не увела его в отделение для дачи показаний. Когда репортаж закончился, я вся тряслась от возбуждения. Такого бодрого утра не приходилось пережить ни разу.
   - Кофе готов, - в гостиную вошел Олег.
   - Доброе утро, - робко сказала я, мельком посматривая на экран телевизора. Мужчина только сейчас обратил внимание на пестрящую криминалом картинку, подхватил рукой пульт и выключил монитор. Потом выпрямился и кивнул.
   - На кухне я соорудил нечто похожее на завтрак, сразу говорю, что не мастер в готовке, - конечно, не мастер, в доме имелась мастерица.
   - О, благодарю, - попыталась встать с дивана, но была крайне удивлена, заметив, что платье под пледом задралось выше талии, оголяя зад. - Я сейчас присоединюсь к вам, - брюнет кивнул и скрылся за порогом.
   Вскочив с нагретого места, оправила наряд, пригладила взъерошенные волосы, почесала мочку уха и в полной боевой готовности отправилась на кухню.
   - Половина двенадцатого? - удивилась настенным часам.
   - Да, а что вы думали? - он выкладывал с помощью деревянной лопатки жареные яйца. Потом принялся за тосты, параллельно кидая пустую сковороду в раковину. Я с восторгом наблюдала за тем, как впервые мужчина готовил мне завтрак. Это было так символично. Сентиментально. И абсолютно точно трогало все струны девичьей души.
   - Так неудобно вышло, - прочистив горло, произнесла я, втыкая вилку в поджаренный хлебец. Не сумев справиться с этим делом, просто ухватила пальцами за край хрустящего тоста и поднесла его ко рту.
   - Ладно, это не великая беда, - черные брови были нахмурены. Мужчина вяло поковырялся в тарелке, так ничего и не съев. Подошел к приоткрытой форточке, выглянул в окно, взял с подоконника пачку сигарет и закурил. Табачный дым наполнил комнату. Немного поумерил аппетит.
   - У вас все хорошо? - жуя, спросила я.
   - У меня-то все хорошо, - задумчиво ответил он, не оборачиваясь. - Я сейчас отъеду ненадолго по делам, заеду на вокзал и куплю билет до вашей станицы. Вы пока можете принять душ и привести себя в порядок. В ванной положил все необходимое. Примерно через два часа вернусь, так что будьте готовы.
   Я нехотя кивнула, полагая, что брюнету было не до меня. Вчерашний разговор выбил его из колеи. Напряжение чувствовалось даже с трехметрового расстояния. Доев предложенный завтрак, выпила поостывший кофе и проводила взглядом удаляющуюся статную фигуру. Он скрылся в спальне, отчего-то эта комната была спрятана от постороннего взгляда. Что он там делал, и какие секреты там были похоронены, оставалось только догадываться.
   Убрав грязные тарелки в мойку, устремилась в ванную комнату. Там, как и обещал владелец квартиры, имелось все, что было нужно. Висело большое банное полотенце, на полочке стояли шампуни, причем женского назначения, также Олег предусмотрительно положил белую просторную майку. По всей видимости, свою личную. Не медля ни минуты, заскочила в ванну и подставила израненное тело под струю теплой приятной воды. Ах, как классно было расслабиться и просто забыть на мгновение о навалившихся проблемах. Просто стоять нагишом и вкушать прикосновения шипящей воды.
   Когда вылезла из теплых объятий водной стихии, Олега уже след простыл. Может, так оно было и лучше. Я завернула волосы в кокон с помощью полотенца, натянула майку, которая к счастью прикрывала бедра и направилась в гостиную. Там развернула кокон и стала вытирать мокрые кудри. Завершив это, поднялась и направилась прямиком за закрытую дверь, которая, на удивление, была не заперта.
   Просунув голову в щель, стала рассматривать окружение. По центру комнаты стояла широкая двуспальная кровать с высоким изголовьем. Еще немного приоткрыв дверь, сумела различить встроенный шкаф и прикроватную тумбочку. С другой стороны находилось окно, плотно завешенное кремовыми шторами. Осмелившись зайти на чужую территорию, обнаружила еще наличие широкоформатного телевизора, висевшего на стенке напротив ложа. Что же было такого сокровенного в этих четырех стенах?
   Так как в квартире кроме меня не было ни души, любопытство взяло верх. Я полезла в шкаф. Раздвинув разъезжающиеся двери, стала осматривать содержимое. В основном тут висели рубашки, пиджаки и водолазки. Все принадлежало мужчине. Никаких платьев и бальных нарядов. На душе стало светло и радостно. Может, мои домыслы были преждевременными?
   Закончив с платяной частью, перешла на нижние полки. Там хранились ремни, галстуки и всякая мелочь, места которой определено не было. Я хотела уже закрывать тайник, как наткнулась рукой на нечто железное. Стоп! Вынула подозрительный предмет и ужаснулась - это же были наручники. Покрутив сие великолепие в руках, даже попыталась окольцевать себя, и напрасно. Захлопнув один захват, стала с силой стягивать металлические оковы с кисти, но безрезультатно. Пришлось смириться и остаться на время в наручниках. Без боя они сдаваться не собирались.
   Кипя от негодования, прошла к окну, желая убедиться, что хозяина еще не было видно в поле зрения, и нечаянно уронила фоторамку, что стояла на подоконнике. Хрупкое стекло разбилось на мелкие кусочки о паркет, я мысленно подумала, что это было верхом невезения. Подняв деревянную рамку с пола, с недоумением уставилась на снимок.
   На фото был запечатлён улыбающийся во все тридцать два зуба Олег - таким, кстати, его не видела, - с белокурой девушкой, по моим меркам, чуть старше меня. Пара мило обнималась в кадре, демонстрируя желающим обручальные кольца. Молодожены! Выходило, что Олег не имел подружку, он имел законную супругу! От этой новости сердце остановилось. Вот почему он старался отвязаться от меня. И это было понятно. Необходимо было убираться, да поскорее. В любую минуту могла прийти жена и вырвать оставшиеся в сохранности волосы.
   Я положила поломанную рамку на подоконник, собрала в кучку разбитое стекло, думая, на этот раз любопытство не только раскрыло глаза, но и испортило настроение. Да о чем я только думала, когда положила глаз на столичного франта? К ем была я? Простолюдинкой? Глядя на зеркальное отражение в шкафу, сморщилась. Супруга Олега, несомненно, была краше и привлекательнее меня. С мягкими чертами лица. С чувственным ртом а-ля Анжелина Джоли. С превосходной улыбкой, вызывающей зависть даже у дантистов. А карие глаза... Я всегда мечтала иметь вот такие карие глаза
   Не желая больше оставаться в обители зла, удалилась из спальни, решив в скором времени покинуть и самого Олега. Компрометирующее проживание незнакомки могло дурно сказаться на репутации женатого мужчины. Скинув майку, с одним наручником на руках стала искать в ванной комнате платье. Куда же оно подевалось? Обшарив каждый сантиметр скромной площади, замерла в нехорошем предчувствии. Неужели? Да нет же, не могло такого быть! Но все же
   Обеспокоенная скудным раскладом вещей, выглянула в окно, и увидела ЕГО! Сердце застучало в груди, и немое 'Васька!' полетело вдаль. Рывком натянув полусырую майку, стала крутить несчастный дверной замок. От нервозности не могла нормально сосредоточиться. Кое-как распахнув двери, выбежала на лестничную площадку и, перепрыгивая сразу через несколько ступенек, помчалась вниз, желая не упустить больше верного друга из вида.
   На первом этаже столкнулась с высоким мужчиной, который тихо извинившись и склонив голову на бок, направился вверх. Я же бежала только вниз. Зацепив рукавом майки чей-то почтовый ящик, сильно дернулась с места, тем самым выдрав клочок ткани в районе плеча.
   - Что за черт? - взвыла от боли, вынужденная приостановиться. Тут неожиданно из-за скрипящей железной дверцы показался белый листок. Я глупо уставилась на остроконечные уголки, чувствуя слабое недомогание. Дверца приоткрылась еще немного. Белый посланник выпал из гнезда и расположился прямо у меня подле ног. Я сделала вдох. О, нет, опять!
   К горлу подступила тошнота. Воздух тут же стал сжиматься, а я покрылась холодным потом. Закрытый гроб предстал перед глазами. Я сморщилась от противного ощущения холода внутри, но справившись с наваждением, отсчитав до шести, стала медленно приходить в себя. Взгляд упал на белоснежный конверт, прожигая содержимое загадочного письма, которое словно кричало 'Прочти меня немедленно!'. Я практически услышала это немое послание свыше. Как же можно было не подчиниться воле небес? Я резко наклонилась, подняла письмо и всунула его под майку. Теперь ждало другое безотлагательно дело.
   Глава 13
   Не обращая внимания на внешний вид, высочила из подъезда, на лету падая в чьи-то раскрытые объятия. Мужчина, которому посчастливилось поймать трепещущее тело, предпринял попытку остановить меня, но я даже не замечала, на кого наткнулась. Единственное необузданное желание в этот час гнало тело в центр двора, где под одиноким раскидистым дубом восседал гордый и ободранный четвероногий приятель. Неожиданно для себя поняла, что некто препятствовал долгожданной встречи с бедолагой Васькой. Пришлось в довольно резкой форме оттолкнуть благодетеля, но тот обхватил тонкую талию и с силой потащил обратно в подъезд.
   - Васька! Васька! - отчаянно закричала я, едва различая маленькое тельце на фоне высокой травы.
   В это самое время из проходящих мимо людей сформировалась толпа наблюдателей за душещипательной эпопеей. И зрелище было по-настоящему захватывающим. В хлопковой просвечивающейся майке с ободранным плечом и с болтающимся во все стороны наручником я производила впечатление человека, сбежавшего из психиатрической лечебницы. Влажные волосы разметались по лицу, изо рта шла пена. Мой преданный кот, которому пообещала светлое будущее, неотрывно смотрел мне в глаза, а я ничего не могла поделать, лишь тщетно сопротивлялась сильным мужским рукам.
   - Да оставьте меня в покое! - в чувствах вцепилась обидчику в лицо и тут же пожалела о содеянном. - Олег? Это вы?
   Объятия разомкнулись, я оступилась и почти упала на землю. Краска залила лицо багряным оттенком, в горле пересохло. Украдкой посмотрев на кота, с радостью отметила, что тот не сдвинулся ни на йоту. Потом виновато перевела взгляд на мужчину.
   - Простите, я не хотела сделать вам больно
   - Знаете что! - зашипел напарник, подхватывая локоть. - Идите и переоденьтесь. Зачем вышли в таком виде во двор? Это вам не колхоз 'Рассвет'! - слова брюнета ударили по самолюбию.
   - Мне надо спасти Ваську - рукой указала в сторону дуба.
   - Замолчите, умоляю, иначе я вас просто... просто прикончу! - он произносил каждое слово с такой непонятной озлобленностью, что стало страшно возвращаться к нему в апартаменты.
   - Я без Васьки не пойду, - упорствовала я, а мужчина вновь попытался утянуть полураздетое тело в укрытие.
   - Вы ненормальная, да? Признайтесь! - он больно вцепился в руку, я вскрикнула. - Простите. Какой еще Васька?! Уже вся округа знает о вашем безумном дефиле! Немедленно, вы слышите, немедленно идите обратно в квартиру!
   - Ладно, - намеренно сдалась, желая выиграть первый раунд. И выиграла. Пальцы разжались, позволяя телу ринуться вперед.
   - Романа! - послышалось вдогонку.
   Развив скорость света, подхватила маленький комочек счастья и в мгновение ока заскочила в открытые двери, слыша как незнакомый голос произносил - 'Это твоя новая, Олежек? Ничего так смотрится сзади '. Внутри на лестничном проеме, крепко прижала питомца к груди, в которой выпрыгивало сердце. Васька довольно облизнул щеку и замурлыкал гортанным голосом. Я растаяла. На третьем этаже пришлось столкнуться с хозяином квартиры, вид которого настораживал.
   - Не смейте пускать в дом это, - он погрозил пальцем, заграждая проход.
   - Это? - в недоумении застыла я. - Это, это кто? Он?
   - Да он! - прикрикнул Олег, выпуская из носа пар.
   - Ладно, подержите его на руках, пока я переоденусь. А после мы уйдем, - протянув дрожащего от криков кота, застыла в ожидании.
   - У меня аллергия на шерсть, - передернувшись, отмахнулся брюнет.
   - За несколько минут ничего не случиться. И, кстати, верните мое платье.
   Нехотя признав поражение, мужчина жестом велел пройти внутрь. Я просеменила на кухню, чтобы угостить долгожданного гостя обедом. За мной последовал ворчащий Олег, только сейчас обратила внимание на пакет, который тот все это время держал в руках. Открыв холодильник, нашла в нем бутылку молока и недоеденный бутерброд с колбасой. Вполне приличный набор. Предусмотрительно подложив тарелку под яства, стала с умилением смотреть за Васькой, который уминал пищу, не проглатывая.
   - Ваше платье, - он всучил белый пакет.
   - Зачем вам оно понадобилось? - не поворачиваясь, уточнила я.
   - А вы как думаете? - мужчина круто развернулся, стали слышны удаляющиеся шаги.
   Докормив любимца, полезла в пакет и обнаружила абсолютно новое, выглаженное одеяние, сверкающее чистотой и благоухающее невиданным ароматом. Потупила взор, так как предполагала худшее. Вместе с котом прошла в ванную комнату, скинула порванную майку и стала осторожно надевать желтый хлопок, стараясь не зацепить ткань за железные оковы.
   - Романа, вы были в спальной комнате? - раздалось из -за двери. Я поперхнулась. Совсем забыла о разбитой фоторамке!
   - Нет! - пропищала я, пытаясь попасть рукой в выемку.
   - А как оказались наручники на вашей руке, позвольте узнать ? - последний вопрос Олег задал уже на пороге ванной.
   Обескураженная внезапным появлением брюнета, попыталась прикрыть наготу, но конечности словно окаменели при виде красивого, сурового лица. Рука застыла в воздухе. Мужчина в свою очередь тоже опешил. Собрал руки в замок, отвел взгляд в сторону, потом мельком пробежался по женским очертаниям, делая вид, что ему было абсолютно не интересна эта тема. Однако жилка на шее заметно задёргалась, а зрачки потемнели и расширились. От видимой реакции напарника сама загорелась желанием.
   - Если вам было бы не затруднительно, - прохрипела от натуги и неудобного положения, - то, позвольте, вас попросить помочь справиться с платьем. Не хотелось бы стать причиной чьего бы то ни было развода.
   Олег странно, даже болезненно, посмотрел на меня, потом ни слова не говоря, подошел ближе и просунул руку в нужное место. С платьем было покончено. Васька благодарно мяукнул, сидя на крышке стиральной машины.
   - Зачем вы надевали на себя наручники? - устало поинтересовался брюнет, вставляя ключ в механизм.
   Как было ответить на данный вопрос. Я не знала. Мои действия часто носили стихийный характер, не подвластный логическим объяснениям.
   - У меня уйма дел, так что не медлите, берите своего Ваську и в путь!
   Прибрав волосы и умывшись, вышла в коридор, желая только одного - больше никогда в жизни не встречаться с этим негодяем, который вдобавок не любил животных. Спустя пару мгновений, из спальни вышел угрюмый Олег, который успел переодеться в спортивный костюм. Надо признаться, сидел тот на мужчине великолепно. Убрав похотливые мысли подальше, гордо вскинула подбородок и заявила.
   - Позже я вышлю вам деньги за оказанные услуги, - черные глаза сузились. Напишите на бумаге точный адрес, - покрутив по сторонам головой, вспомнила о конверте, который был припрятан под одеждой. - Вот, - легким движением руки вытянула его наружу. - Пишите на обратной стороне.
   Мужчина не сдвинулся с места. Впрочем, этого и ожидала. Но на этом не остановилась. Широко шагая на высоких каблуках, поднесла бумагу к его царственной персоне, чтобы уколоть еще сильнее. Однако вместо запланированной реакции получила иную, в разрез идущую с изначальным планом.
   - Постойте, а что это за конверт?
   Покрутив в руках абсолютно обыкновенный прямоугольный бумажный пакет, пожала плечами и ответила.
   - Он выпал из почтового ящика, я решила его сохранить, - не стала упоминать о видениях, об удушье, о гробах. Это было излишне.
   - Из какого почтового ящика? - настороженного уточнил Олег.
   - Не знаю я, - Васька впился ноготками в кожу, пришлось слегка ослабить хватку молодого бойца. - Может, уже пойдем. Коту не очень-то нравиться ваше общество, - хозяин брезгливо покосился на плешивого, потом отметил.
   - А вдруг это письмо имеет ценность, что тогда? Зачем присвоили его себе? По какому праву?
   - А по какому праву вы спрашиваете? - стала закипать внутримозговая жидкость. Вначале он выпроваживал меня, почти пnbsp;одгоняя метлой, теперь читая нотации относительно 'хорошо' и 'плохо'. Да что он о себе возомнил?!
   - Отдайте этот конверт мне, и можете приберечь свои денежки для другого любезного олуха.
   - Что?! - конверт вернулся в укромное местечко у бьющегося сердца. - Да идите вы к черту!
   Кот жалобно застонал, по платью потекла струя неприятной жидкости.
   - Видите, все из -за вас! Устроили тут перекрестный допрос! - отпустила Ваську на ковер, тот едва успел доделать свои дела.
   - Ах ты, вонючка ! - зашипел брюнет, кот скрылся в гостиной. Дурно запахло.
   Не дожидаясь благосклонности владельца, направилась в ванную и смыла с тела остатки мочи. Потом второпях застирала платье, используя жидкое мыло. Как раз когда выжимала ткань, в комнату ворвался взбешённый Олег, вопя не своим голосом.
   - Вы видели, что ОН нам наделал?! Идите-идите, полюбуйтесь! - я лишь одарила того снисходительным взглядом.
   - Не великая беда.
   Прошло целых десять минут с тех самых пор, когда в этих стенах разгорелась настоящая баталия, чуть не окончившаяся кровопролитием. Сумев совладать с эмоциями, мы оба пришли к выводу, что вели себя в меньшей степени некорректно. Я извинилась за проделки кота и за то, что вступила на запретную территорию, он, в свой черед, принес извинения по поводу нелестных отзывов в сторону гостьи. Повесив таким образом примирительный белый флаг, мы уселись на диван и в молчании думали каждый о своем.
   Лично я размышляла насчет поездки домой. В какой-то момент даже смирилась с возвращением, с тем наказанием, которое придумал отец. Но это было до того, когда Олег проявил вторую часть натуры и стал относиться ко мне человечнее. Теперь сомнения окутали мысли. Приходилось надеяться, что судьба должна была расставить все по местам. Я всегда полагалась на нее в вопросах, которыми не могла управлять.
   Ровно в три часа дня раздался звонок в дверь. Я подскочила на месте, понимая, что прямо в сидячем положении придремала. Олега в гостиной не было. Беспомощно пошарила глазами по сторонам в поисках хозяина, но вскоре услышала.
   - Романа, откройте, пожалуйста! Это ко мне!
   Обтянув смятое платье, потянулась и без промедления прошла к двери, так как звонкая трель начинала действовать на нервы.
   - Иду-иду, - из -за боли в лодыжке быстрое передвижение было слегка затруднено.
   Покрутив замок на три оборота, оказалась прямо нос к носу с человеком, который сумел оставить неизгладимое впечатление сразу же при знакомстве. В ужасе уставилась на очертания высокой крючковатой фигуры, которая в буквальном смысле слова, нависла над дверным проемом, при этом, не переставая с силой жать на бедный звонок, который трезвонил, разрываясь.
   В испуге захлопнув двери прямо перед носом господина, быстрым движением совершила три оборота в обратную сторону и прислонилась к двери, хватаясь за сердце. Что он здесь делала? Как нашел меня? Может, видел во дворе, когда устроила погоню за котом? Боже! Он пришел завершить начатое! Глаза потемнели от дурных мыслей, пространство стало таким маленьким, что, казалось, сейчас непременно раздавит меня. Трезвон возобновился, придав адреналину ускорения.
   - Романа? - удивленно спросил Олег, выключая воду. - Романа! Я просил открыть дверь!
   Затаив дыхание, стояла, не шелохнувшись, отсчитывая биения сердца. Незнакомец стал настойчиво стучать кулаком в дверь, от каждого такого удара непроизвольно вздрагивала, чувствуя, как в жилах застывала кровь. Так вот как распорядилась судьба?
   - Вы тут? - черная голова вылезла из-за двери. - Почему не открываете?
   - Тс! - предусмотрительно ответила парню и жестами стала объяснять, что за дверью находились самые настоящие чудовища.
   - Я не понимаю, что вы хотите сказать, - недоуменно приподнял бровь брюнет, приближаясь к двери. В руках он держал полотенце, которым параллельно вытирал мокрые волосы, вместо одежды на поясе болталось банное полотенце, которое прекрасно очерчивало все достоинства хозяина. Я побледнела. Как заворожённая, уставилась на узел, словно гипнотизируя его. Интерес проникнуть в тайные местечки только усиливался, Олег приподнял руку и закинул полотенце на дверь гостиной комнаты. При мысли о том, что скрывалось под синим материалом, покачала головой. О чем я только думала? Вот-вот и входная дверь готова была распахнуться перед серийным убийцей, которому была наплевать на чувства и страсти людские. Надо было хотя бы попытаться сделать все, чтобы этого не произошло.
   - Олег, прошу, там он, - говоря полушепотом, вцепилась в железный запор, не позволяя мужчине открыть его.
   - Кто он? - Олег подошел так близко, что несколько капель упали мне на кожу. Мурашки покрыли тело. Низ живота взбунтовал. Приятный запах фруктового геля проник в легкие, унося далеко отсюда. Я позволила себе прикрыть на мгновения очи, в это время брюнет незаметным движением разомкнул объятия с железным замком, опуская онемевшую руку. Потом так же осторожно подтолкнул размякшее тело к комоду, сам проходя вперед. Открыв глаза, еще раз покрутила головой, в последний раз набирая дыхание в легкие.
   Но дверь все же распахнулась. Я бросилась наутек. Спрятавшись в туалете, присела на крышку унитаза, перед этим наглухо заперев дверь. Может, удалось бы отсрочить приговор. В коридоре между тем раздались мужские голоса. Тон Олега показался весьма дружеским, Чикатило же был не на шутку зол. Интересно, что он такого мог сказать брюнету, что тот любезничал в ответ?
   - Это что еще за штучка? - послышалось издалека.
   - Долгая история, потом расскажу как-нибудь.
   - Олег, дело серьёзное. Мне мало что удалось узнать... - голоса прервались, потом услышала, как хлопнула дверь в спальне. Вот черт! Слышимость теперь оставляла желать лучшего. Более-менее удобно устроившись в уборной, стала ожидать ухода гостя. Как поняла к этому часу, господин Чикатило и Олег были знакомы и общались вполне фривольно. Нетактичное замечание по поводу 'штучки' вообще ввело в транс. Почему все так удивлялись, увидев при красавчике пассию? Неужели это было нонсенс? Молодой красивый, вот только что женатый.
   Глава 14
   Как ни странно, но встреча продлилась недолго. Спустя минут пятнадцать Чикатило покинул квартиру, а я позволила себе выползти из убежища. Жутко хотелось курить. Я прошла на кухню и взяла с подоконника пачку сигарет. Высунув в форточку лицо, вдохнула порция кислорода, потом подкурила табак и стала жадно затягиваться.
   - Что это было? - подле оказался Олег, тоже протягивая руку к пачке.
   - Видимо, я с кем-то перепутала вашего знакомого, - тот в свою очередь садился в бледно-голубое авто с подбитым бампером.
   - Видимо, этот кто-то хорошенько напугал вас, раз вы так отреагировали на его появление, - черные очи внимательно наблюдали за реакцией. Я старалась не смотреть прямо в глаза, так как правда, отражающаяся в них, выглядела достаточно глупо.
   - Да, напугал. Это случилось в тот вечер, когда мы встретились на вечеринке, - выпустила дым. - Я осталась одна и пошла бродить по темным улочкам. На одной из таких и встретился он - высокий, страшный с огромной шляпой, которая частично прятала лицо. Я тут же мысленно окрестила его Чикатило, в честь маньяка душегуба. Слишком схожие очертания были между ними, - стряхнула пепел на землю через форточку. - Он стал приставать ко мне, расспрашивать про случайность моего появления там. В общем, вел себя крайне подозрительно. Естественно, я испугалась. Потом наудачу подъехало авто, я ринулась к нему и укатила в сторону вокзала, чудом избежав смерти.
   - Занимательная история, - Олег потушил огарок и выбросил его в урну. - А вы не думали, какое впечатление производит ваш наряд?
   Отойдя от окна, окинула взором коктейльное платье, глубокий вырез которого открывал часть груди, и ошарашено спросила.
   - Какое?
   - Сколько вам лет, Романа?
   - Уже двадцать семь, - вопрос показался неуместным.
   - Двадцать семь, - задумчиво произнёс мужчина и сжал губы. - Боюсь, следующие несколько слов вам не придутся по нраву, но, позвольте, озвучить.
   - Да-да, конечно, - закивала головой, что дурная, уже не понимая, чему верить, а чему нет. Оказывается, дело было в платье?!
   - В таких фасонах, - нашелся он, - ходят в основном дамы легкого поведения. Вы понимаете, о чем я?
   Стоп! Глаза широко раскрылись, желая еще раз убедиться в услышанном. Такого просто не могло быть! Дамы легкого поведения! О, ужас! Тут же захотелось скинуть с себя порочный балласт.
   - Но Влада говорила, что такие фасоны и любят в столичных клубах, - менее уверенно пролепетала я. Между грудей застряла капелька пота, на щеках заиграл румянец.
   - Ваша подруга не самый лучший советчик, я думал, вы уже поняли это.
   - Так что получается, этот ваш друг стал ко мне приставать из-за платья?
   - Его зовут Михаил Натанович Чикотиллин, - услышав фамилию, чуть не вскрикнула. Он не насильник и вовсе не душегуб. Совсем наоборот. Он служит майором юстиций в следственном комитете, и в ту ночь, видимо, случайно наткнулся на подозрительную особу, решив, что та искала вечерних клиентов.
   - Клиентов? Это как? - потом еще больше покраснела и добавила, потупив взор. - Все, я поняла, дальше продолжать не надо.
   Олег поставил чайник, отвернувшись спиной, и тут вдруг пришел очередной вопрос.
   - А зачем этот Чикатило приходил к вам?
   Мужчина развернулся, поджигая газ, иронично усмехнулся и ничего не ответил. Я обвела взглядом широкую спину, которая ко всему прочему была полностью обнажена, и стала додумывать недосказанное. Майор юстиций. Может, он приходил начет ареста Виталий Романова? Заметное сходство между Виталием и Олегом могло быть благодаря их родству. Тогда было ясно, почему в ход шли погоны и связи.
   Когда вода закипела, Олег заварил чай и сделал несколько бутербродов с ветчиной и сыром. Поставив ароматное яство на стол, пригласил даму присоединиться. Я покорно кивнула, присела на стул и взяла с тарелки подогретый бутерброд. Мм. Какая вкуснятина! Хозяин дома становился все более и более любезным и гостеприимным. Это радовало.
   - Романа, можно взглянуть на тот конверт, что вы подобрали на лестничной клетке? - я не сразу нашлась, что ответить, так как во время приема пищи мозговая активность утихала.
   - Э... Я покажу вам конверт, но прежде вы ответьте на один вопрос, договорились? - отпила чая.
   - Ладно, только если вопрос не личного характера.
   - Не личного, - ответила я и слегка прочистила горло. Разговоры по душам с этим мужчиной выводил из равновесия. - Почему вы так интересуетесь тем, что находиться внутри конверта? - вопрос был важен для меня - в конверте находились ответы на некоторые вопросы, касающиеся панических атак, которые преследовали в последнее время.
   - Что вам сказать, - он покрутил чашку в руке, чуть не разлив кипяток на стол. Что-то его тревожило, но что? Что он знал и почему хотел скрыть от меня правду? - Несколько дней назад, может, неделю, аналогичный конверт пришел одному человеку. Он вскрыл его и обнаружил там странное послание. Не буду озвучивать подробности, так как не имею на то право. Теперь этот конверт приобщен к делу, которым занимается уполномоченный следователь.
   - Конверт пришел вам?!
   - Нет, не мне.
   - Ваш Чикотиллин ведет расследование?!
   - Да, нет, же. Романа, если мы установим связь между двумя конвертами, то это обстоятельство гораздо облегчит задачу следственному комитету.
   - Мы что должны его вскрыть прямо сейчас? - за беседой напиток стал остывать, я же наоборот покрылась потом. Выходило, таких посланий было несколько?
   - Если вы хотите, я могу его вскрыть самостоятельно.
   - О, нет! - помахала рукой. - Я тоже весьма заинтересована в содержимом, поэтому не собираюсь уходить в сторону, - достав припрятанное письмо из укромного местечка, безжалостно разорвала край белой бумаги и с жадностью вынула сложенный в четыре раза лист.
   - Письмо, - проговорила, уже разворачивая последнее.
   Однако письмо было не самым обычным. Это стало понятно при первом же взгляде. Увидев изобразительный шедевр, охнула. Что это могло значить? Первым делом взор остановился на трех огромных жирных крестах, которые были разбросаны по разным частям страницы. Один находился вверху, другой справа, третий занимал позицию слева. Так и хотелось дорисовать четвертый, чтобы композиция была завершённой. Присмотревшись, поняла, что кресты обозначали конкретное место на участке дороги. В целом страница напоминала зарисовку автодорожной карты, только с вырванными участками трассы.
   - Олег, что это? - он выдернул бумагу из рук. Но беглого взгляда мужчине хватило, и он положил карту на стол.
   - Если бы я только мог знать...
   - А знакомому пришлось такое же письмо? - руки стали дрожать от воспоминаний от погребения заживо. Три креста. Боже мой!
   - Да.
   - И что мы теперь будем делать? - прерывающимся голосом уточнила я, вгрызаясь зубами в керамическую чашку.
   - Ничего не будем, - Олег забрал пустую тару и встал с места. - Вы поедете домой, я буду заниматься своими вопросами.
   В этот момент проснулся кот. Он попросил почесать ему живот, растягиваясь на плитке.
   - Как это? - Васька заурчал. - Я с вами не соглашусь. Тут нарисованы три креста символ смерти, убийства. Получается, в этих местах должно что-то произойти, - проглотив слюну, продолжила. - Что-то ужасное
   - Вы драматизируете, тем более этим уже занимаются правоохранительные органы.
   - Органы-органы! Да что ваши органы могут?! - от криков Васька прижал уши и мрачно зашипел. Пришлось снизить тон. - Этот конверт моя находка, и если вы не хотите вмешиваться, то ладно. Но я не отступлю! И органам своим скажите! Я выясню, что обозначает эта карта, и точка!!! последняя фраза все же вывела кота из фривольного состояния. И он наделал лужу от страха. - Васька, ты чего?
   Брюнет побежал в ванную комнату за тряпкой. Кот начал приживаться в этом доме, и хозяин уже не так причитал на этот счет.
   - Вот, держите! - через секунду тряпка засверкала возле носа.
   - Что я буду вытирать? - удивленно подняла глаза, все еще наслаждаясь черным чаем.
   - Ну, не я же!
   Пришлось нагибаться и приниматься за дело. Мужчина был не в духе из -за проделок четвероного, помимо всего разговор явно его встревожил. Что за черт? Откуда взялась эта карта? Кто-то ее подбросил? Но кто? И кому? Стала вспоминать номер почтового ящика, из которого вывалился конверт. Но тщетно. Из-за перепалок с Олегом, голова могла думать только о нем. О его надменности и эгоизме. О его скрытности и о его сбежавшей жене. Отчего та не появлялась дома? И почему верный муж не носил обручального кольца? Столько вопросов скопилось за последнее время, что голова шла кругом. Я не могла понять, как меня угораздило попасть в эту бучу?
   - Олег, - позвала, когда закончила уборку. - Олег!
   Как оказалось, мужчина отдыхал в спальной комнате, лежа на кровати. Дверь была приоткрыта, и я робко заглянула в щель, чтобы еще раз окликнуть его, но вместо этого замерла на месте. Олег был сосредоточен на просмотре неких бумаг разного размера, которые валялись в беспорядке по покрывалу. Черные волосы почти высохли и падали на красивое рельефное лицо. Грудь была обнажена, но на месте полотенца теперь красовались шорты до колен. Ноги были сведены крест-накрест, на них покоилась кипа документов, видимо, подлежащих анализу. Черные глаза быстро пробегали по страницам, при этом чувственный рот слегка приоткрывался, шевеля губами. Весь пыл остался на пороге.
   - Олег, можно войти?
   Тот резко подкинул голову кверху, сгреб оставшиеся бумаги в кучу, заслонив их своим телом, присел на краешек кровати и внимательно уставился на меня. Я поправила волосы и продолжила.
   - Олег, я хочу попросить у вас карту дорог.
   - Карту дорог? - переспросил он и встал с кровати. Я заметила серую папку, которая лежала на подушке, с надписью 'Досье'.
   - Да.
   - А для чего вам она? Будете прокладывать путь в станицу?
   - Нет, не буду, - слегка обиделась я, но не отступала. Это нужно для дела.
   - Для какого дела? - Олег направился к выходу. Проходя мимо, любезно выпроводил даму за локоть.
   - Для дела о трех крестах, - выпалила в ответ и стала ждать ответной реакции.
   - Я думал, вы уже успокоились. У вас поезд через час, так что на просмотр карты времени совсем мало. Успеете?
   Я зло сверкнула очами, сжала губы и ничего не ответила. Он напоминал упрямого осла. Если бы ни желание раскрыть правду о таинственных приступах, то я бы давным-давно послала брюнета ко всем чертям. С первой нашей встречи дело не заладилось. Он постоянно подтрунивал надо мной, если не сказать больше. Почему он имел наглость так себя вести? Неужели тот факт, что я была не местной, был всему виной?
   Глава 15
   Заставив себя сосредоточиться на цифрах, спряталась на кухне, прикрывая за собой дверь. Олег не стал отягощать своим присутствием и отправился обратно в спальню, чтобы продолжить обзор документов. Когда осталась наедине с магическими числами, положила ладонь поверх небольшого книжного издания в ламинированной обложке. 'Атлас автомобильных дорог'. Две тысячи тринадцатого года выпуска. За это время могло многое поменяться. Но я уповала на лучшее. Передо мной на столе была разложена найденная карта, на ней стояла пустая кружка, чтобы карта не сворачивалась обратно. Итак, пора было приниматься за дело. С чего лучше было начать? Я почесала спину, потерла нос. Информация не шла. Слишком напряжено было тело.
   Взор устремился вперед, натолкнувшись на деревянный, в тон к кухне, навесной шкафчик, напоминающий визуально бар. Радости не было предела. Вскочив с места, кинула атлас на стол, сама же полезла в алкогольный тайник, тут же обнаружив початую бутылку импортного виски. Не медля ни минуты, вынула пробку, которая сильно причмокнула, испугав спящего кота, потом опрокинула обжигающее спиртное внутрь. Тепло разлилось по телу. Я сделала еще несколько глотков, даже не сморщившись, Васька укоризненно посмотрел на хозяйку. Пожав плечами в ответ, поставила на место 'Jack Daniels', поблагодарив мысленно за поддержку, и вернулась к разгадке тайны.
   Теперь голова стала думать правым полушарием, отключая логику. Последняя мешала войти в транс и соединиться с цифрами. Прикрыв глаза, положила руку на книгу и начала счет. Алкоголь поступил в кровь. Сознание помутнело. Захотелось вдохнуть кислород. Вновь встав, распахнула настежь форточку и подкурила сигарету, садясь на место. Табак усилил кайф, от дурного запаха Васька сморщился.
   В голове проскочила цифра, я попыталась ухватить ту за хвост. Ну, же еще чуть-чуть! Мозг стал суматошно сканировать данные, я сосредоточилась на поиске нужного числа. Один, два, три. Один, два. Один, два. Есть - это было число двенадцать! Оно характеризовало тройку, только разбитую на две неравных части. Вначале следовало меньшее, вслед большее. Это могло означать, что эта цифра была первой из необходимых. А необходимых, собственно говоря, было три.
   Поехали дальше. Я развернула страницы и стала пролистывать каждую из них, прощупывая ладонью информацию. Красочные страницы, разрисованные красными, зелёными, синими линиями, пробегали мимо, не оставляя информационного шлейфа. И тут меня озарило! Вот же оно! Перевернув книгу, залезла в самый конец и прочла нужную фразу, которую уже анализировала - 'выпуск 2О13'. Шестерка! Я удачливо потерла взмокшие ладошки, переводя взгляд на послание. Не было ничего невозможного, для человека, обладающего интеллектом!
   Последнюю цифру подсказал кот Васька, как бы странно это ни прозвучало. Когда нечаянно задела атлас дорог рукой, тот незамедлительно полетел на пол, при этом шлепнувшись на бедолагу, мирно спящего после всех перипетий. Тот подскочил как ошарашенный и вцепился ноготками в злополучный справочник. Я попыталась вырвать его из цепких объятий котенка, но взамен получила отрывок бумаги с цифрой девять.
   Тайна была близка к разгадке. Я нутром чувствовала победу. Выводя окончательный вердикт, даже не заметила появление парня на пороге кухни.
   - Вы уже раскрыли секрет дела о трех крестах?
   Пришел мой черед прыгать на месте.
   - Почти, - прохрипела, пряча зарисовки.
   - Ну, что не успели, закончите дома, - мужчина потер руки о джинсы, которые идеально облегали фигуру.
   - Как скажите, только я сама решу, когда и что буду делать, - встав из-за стола, собрала рукописи и завернула их в крестоносную карту. - Если вы не против, то я воспользуюсь вашим атласом. Без него будет трудно отыскать нужное направление.
   - А вы уже и направление выбрали?
   - Вам же не интересно это, не так ли? - Васька недовольный тем, что его разбудили вновь, побежал в коридор по нужде.
   - Я не так говорил.
   - Ну, ладно, - направилась в коридор, не желая больше слышать издевательств. - Не буду вас больше утомлять своим присутствием. Итак, огромное спасибо, что не вышвырнули вон. Даже платье постирали.
   - Я его не стирал.
   - Неважно, - отмахнулась я. - Провожать не надо, мы и сами прекрасно справимся.
   Я уже подходила к входной железной двери, как услышала в ответ.
   - Романа, вы всерьёз думаете, что справитесь с раскрытием этого кхе-кхе дела? - напоследок обернулась и встретилась с черным проницательным взором хозяина. Руки были сложены на груди, волосы зализаны назад. Невыносимое желание остаться сковало душу.
   - Конечно, - выдавила из себя, покрываясь мелкой дрожью. - Если получилось узнать номер трассы, то отыскать нужное место будет не так сложно.
   - А вы узнали номер трассы? - мышцы лица напряглись, Олег застыл на месте.
   - Да, узнала , - покрутила замок. - Но я повторюсь, вам это не интересно. Вы готовы сидеть, сложа руки, пока органы удачно сливают дело в категорию висяков.
   - Вам не кажется, что вы перегибаете палку?
   - А вам не кажется, что вы струсили? виски подступил к горлу, прибавляя решимости и отваги.
   - Романа, я предупреждаю, со мной говорить в подобном тоне не стоит!
   - Иначе? - что я несла?! Нужно было уносить ноги!
   - Вы хотите знать, что будет иначе? - зловеще спросил тот и подошел ближе. Замок открылся, выпуская гостью на лестничную площадку.
   - Если честно, то нет, а вот Вам будет интересно узнать, что конверт, который подобрала утром, выпал из вашего почтового ящика!
   Тут наступила тишина. Такая угнетающая и мертвящая, что захотелось отойти в мир иной. Сверху послышались чьи-то шаги, Олег немедля подхватил меня под руку и втащил обратно в квартиру, плотно захлопывая за нами дверь. Дыхание набирало обороты. Сердце вторила похоронному маршу, только в стиле ремикса. Прикосновения Олега обжигали кожу, а близости с ним просто сводила с ума. Облизав обсохшие губы, уставилась в упор на красавца, уже жалея, что немного приврала.
   - Почему вы раньше не сказали?
   'Почему? Да потому, что это наглая ложь! Потому, что я хочу остаться с тобой! Я не хочу уезжать'!!!
   - Романа, с вами все хорошо? - только сейчас заметила, как повисла на мужчине, не в силах стоять на ногах. В горле пересохло от табака, голова сильно закружилась. В глазах стали мерещиться желто-красные огоньки, запах дыма ударил по ноздрям. - Романа? - сознание практически отсутствовало. Через завесу ощущала, как мужские руки подняли меня и понесли куда-то. Потом положили на мягкий матрас. После воспоминания стерлись, уступая место беспамятству.
   - Диана, я же говорил. Нет, от меня ничего не зависит. Чикотиллин уже крутится, но он не господь Бог, ты же знаешь, - наступила пауза. - Конечно, будем делать все возможное. Диана, перестань реветь! Никакого залога не будет, у нас это не принято. Потому что законом залог не предусматривается. Диана, я не могу разговаривать, когда ты постоянно переходишь на крик. Успокойся, возьми себя в руки. Кирюша уже плачет. Потому что я слышу его плач . Все, я буду держать тебя в курсе.
   Удалось приоткрыть один глаз. Как ни странно, лежала я в спальной комнате, прикрытая сверху шелковым покрывалом. Голова еще немного кружилась, но сознание полностью вернулось на круги своя. Протерев очи, повернула голову налево и увидела свое отражение в зеркальном шкафу. Волосы сбились на бок, декольте съехало в сторону, открывая светлый бюстгальтер. Тут же на ум пришли мысли, что, возможно, Олег видел неприкрытые прелести. Плюхнувшись вновь на подушку, стыдливо потупила взор.
   - Хорошо, можешь завтра прийти после десяти. Нет, сегодня не надо, у меня гостья. Какая? Самая обычная, - в горле встал ком. Самая обычная? - Это тебя не касается. Ладно-ладно, не реви. Позже все расскажу. И прошу, держи себя в руках.
   В квартире наступила тишина. Только стук женского сердца нарушал ее безмятежность. После диалога Олега с некой Дианой стало не по себе. Может, это была его дама сердца? Кто же был тогда Кирюша? Его сын?! Я прикрыла глаза и застонала. Как же сложно было разобраться с этим хаосом вопросов!
   - Романа?
   Я мгновенно одернула покрывало на себя, скрывая собственное тело почти до подбородка. Глаза изумлённо вытаращились, а по щеке потекла слюна. Бегло вытерев ту, кивнула в ответ.
   - Я.
   - Вам плохо, вы стонали? - Олег присел на край кровати, и это показалось мне до жути интимно.
   - Немного ударилась при падении, - соврала я, отнимая ткань ото рта.
   - Ваша электричка успешно отошла в станицу, если вам, конечно, интересно.
   Я не успела съязвить, как мужчина добавил.
   - Кстати, просмотрел ваши наброски. Весьма впечатляет. Я даже больше скажу, я поражен! Я проверил номер трассы, которую вы отметили и она, признаться честно, очень похожа на ту, что нарисована на карте. Как вам это удалось?
   - Вам же было не интересно? - дело о трех крестах носило личностный характер, а теперь в него вклинивался некто третий. Хотя и достаточно желанный.
   - Романа, может, мы перестанем вести словесную перепалку и поговорим как взрослые люди? - разительные перемены в настроении этого парня были очевидны. Пришлось протереть глаза рукой. Но ничего не поменялось, брюнет действительно хотел перемирия.
   - Я не против, но негоже было без спроса...
   - Вы без спроса вошли в спальню, залезли в шкаф, надели наручники, мне продолжать?
   Я лишь укорительно бросила взгляд в сторону. Спорить было бесполезно. Шторы были плотно завешаны, поэтому в спальне царил полумрак. Определить, который был час, не представлялось возможным. Поезд ушел в родной городок, я же продолжала гостить у малознакомого мужчины, с которым меня связывала тонкая нить. Настолько тонкая, что чуть не оборвалась часом ранее. Только чудо сумело спасти от разрыва.
   - Так как вам удалось выяснить номер трассы?
   - Я пролистала весь атлас и нашла похожие дороги, - не краснея, врала, думая о том, что эта ночь обещала быть жаркой. Наедине с красавчиком франтом под одной крышей, в одной постели. Но на разных планетах.
   - Маловероятно, - Олег с недоверием уставился черными глазами, я же не смотрела в них, чтобы не утонуть в пучине. - На это потребовалось бы гораздо больше времени, да и вообще, вы чего-то не договариваете.
   - А что мне скрывать? - незаметными движениями поправив платье под пледом, скинула его и сползла с кровати. Подошла к зеркалу и стала заплетать волосы в хвост. В отражении тело прожигал проникновенный взгляд. Кожа стала сверхчувствительной. Покрылась гусиной кожей, я передернулась.
   - Может, это вы нарисовали карту, поэтому с легкостью определили дорогу? - руки застыли на месте. Волосы рассыпались по лицу, которое стало приобретать синий оттенок.
   - Знаете, что? - сжав руки в кулаки, скрипя голосом добавила. - Идите к черту!
   Сильно крутанувшись на пятках, ринулась в коридор, чтобы собрать пожитки и самое главное - четвероногого друга. Злость кипела внутри с такой силой, что казалось, она сейчас вот-вот разольётся как горящая магма, сметая все на своем пути. Пыхтя как паровоз, прокричала.
   - Васька! Васька! - но кот не отзывался. Я побежала на кухню в надежде отыскать его там, но кота не было. Скорее всего, он мирно посапывал на диване в гостиной.
   На пороге кухни мужские руки силой заставили остановиться. Но на этот раз сдаваться не собиралась. Я начала вырываться, кусаться и даже попыталась плюнуть в лицо негодяю , который посмел оскорбить величественную персону смелыми заявлениями, насчет причастности к делу о трех крестах. Олег терпел с достоинством выходки гостьи, позволяя тарабанить кулаками ему в грудь , кусать за кисти, но когда дело дошло до плевков, мгновенно запечатал рот ладонью и покачал головой. Я рассвирепела еще больше. Пар повалил из ушей. Видя мое состояние, Олег перешел на радикальные меры. Через секунду раздался легкий шлепок, потом я пришла в чувства.
   - Вы опять меня ударили? - не веря происходящему дежавю, произнесла обреченно.
   Хватка ослабла, я отслонила к стенке. Холод бетона проник в поры кожи. Спина напряглась. Я позволила себе поднять очи, и столкнулась с горящими глазами визави. Он молчал. Я тоже не нашлась, что сказать. Воцарилась тишина. Но неловкой назвать ее было нельзя. Немые переглядывания были красноречивее слов. Грудь тяжело поднималась от учащенного дыхания, а нос жадно вдыхал кислород, который хоть как-то прояснял мозг. Расстояние между нами было не больше десятка сантиметров. Так близко и далеко одновременно. Время остановилось.
   Глава 16
   - Я, наверное, перешел черту, верно? - с хрипотцой в голосе спросил Олег, заставляя меня прийти в чувства.
   - Перешли, - вынужденно ответила я, отводя взгляд. Щека воспламенилась красным отпечатком, но признаваться в боли, желания не было. Гордость пульсировала в крови наравне с адреналином.
   - Я приношу извинения, - после сказанных слов воцарилась тишина. Я не спешила с прощением хозяина. Уж слишком часто тот позволял себе распускать руки. - Романа, вы слышали? Я попросил прощение.
   Тяжело выпустив пар, заметила.
   - В следующий раз, когда соберетесь бить меня по лицу, предупреждайте заранее. Так, по крайней мере, я смогу предпринять хоть скудную попытку защититься и в лучшем случае дать вам сдачу
   Олег хмыкнул и отошел в сторонку. Пространство просветлело. Мужчина более не нависал надо мной, в таком положении мысли становились намного яснее. Дотронувшись, пускай и непроизвольно, до ушибленного места, я обнаружила пропажу кот сидел в коридоре и с такой неподдельной тоской смотрел на взрослые игры, что сделалось дурно.
   - Васька, - протянула руки к любимцу, но тот лишь сладко облизнулся. Видимо, успел что-то стащить, пока двое выясняли непростые отношения. - Иди ко мне, мы собираемся уходить.
   - Романа, я как раз хотел поговорить с вами на этот счет... - донесся сквозь вихрь обиды голос.
   - Васька, Васька, - кот отнюдь не спешил. Я застыла в раздражении. Что за день такой? Одни неприятности! - Марш ко мне ! Иначе оставлю тебя с этим, - указала рукой в сторону хозяина квартиры, кот моментально сообразил, что предвещало ему данное предложение, и стремглав запрыгнул мне на ладошку, при этом, не переставая облизываться.
   - Романа...
   - Я вас слышала, - более не хотелось ничего слышать. Так я себя убеждала. Но когда тихий баритон проникал в сознание, то оно готово было сдаться и поднять белый флаг. Душа металась в поисках правильного решения, такого, которое помогло бы с честью выйти из положения предполагаемой лгуньи.
   - Если слышали, то я продолжу, - он скрестил руки на мощной груди, расставляя широко ноги. Я отслонилась от стены, прижимая к себе теплый комочек, который в этот час служил своеобразной защитой. - Вы невольно стали вовлечены в расследование, которое носит мм конфиденциальный характер.
   - Конфиденциальный? - нехорошее предчувствие дало о себе знать. - Это значит, что следствие ведется тайно или то, что оно неофициальное? - бросив кроткий взор на брюнета, нашла его крайне встревоженным. Дело о трех крестах каким-то образом касалось и его. Но каким именно?
   - Этого я не могу сказать
   - А, ясно! - протянула я. - Ваш Чикатило застрял в расследовании, и вы хотите ему помочь!
   - Ну, что-то типа того, - сухо пробурчал Олег, пытаясь скрыть правду.
   - Очень интересно. А я тут при чем?
   - Я уже сказал, что вы невольно узнали то, что знать не должны были, - показалось, или сейчас речь шла о нежелательных свидетелях? Оглянувшись, предусмотрительно отошла на пару шажков назад, пытаясь вспомнить, в каком ящике лежали кухонные ножи. - Куда вы идете?
   - Если честно, то собираюсь припастись холодным оружием, если вы вдруг решите, что свидетель вам ни к чему.
   - Вы неверно меня поняли, - он протянул руку, но я отскочила в сторону. Разговор переметнулся на кухню, в которой было более свежо. Распахнутая форточка была проводником и катализатором ветра.
   - Как еще понять вас? - Васька прижал ушки и вцепился коготками в платье.
   - Во-первых, положите нож...
   Я глупо посмотрела на собственную правую руку и действительно обнаружила в ней двадцатисантиметровый тесак для рубки мяса. Когда только успела его прихватить? Выбросив оружие на пол, серьёзно уставилась на красавца в поисках объяснений.
   - Теперь лучше, - он обошел меня стороной, поднял нож и кинул тот в раковину, и без того заставленную грязной посудой. Нож чуть не свалился с груды баррикад, но все же остался балансировать на вершине горы. - Мне необходимо знать. Как вы узнали о номере трассы? Только никакого вранья, договорились?
   - Я уже говорила... - начала я, как неожиданно Олег выбросил руку вперед.
   - Значит, не хотите говорить, - почесал нахмуренный лоб и поправил волосы. Я тоже пригладила кудри, с одной из которых забавлялся кот. - В этом то и дело. Вы обладаете закрытой информацией, и кто знает, может вам вдумается проболтаться кому-то об этом.
   Логический поток на мгновение ослепил меня. Я нечаянно выронила Ваську, который повис как сопля, болтаясь в воздухе, держась лишь за край платья. Сердце участило биение, а мозг не позволил упустить важный момент. 'Закрытая информация' Гроб, три креста 'закрытая информация'. Что-то не вязалось. Сквозь полуприкрытые веки посмотрела на визави, тот обеспокоенно бросил взгляд в ответ. Кот чудом вскарабкался обратно в теплое гнёздышко, но я словно не замечала происходящего. В горле неприятно защекотало, я прикрыла рот рукой.
   - Романа, вы в порядке? - как часто удавалось слышать этот вопрос.
   - Олег, - не слыша последний вопрос, сказала я. - А почему вы решили, что номер трассы, который я мм отыскала верный? Это ведь всего лишь предположение. Мое предположение. Или вам известно больше, нежели вы сообщили?
   - Ваше предположение, - решительно ответил мужчина, - очень похоже на реальность. Линии совпадают, да и что говорить? В верности выбора можно будет убедиться только на месте. Иначе это остается в категории 'догадок'.
   Не услышав нужный ответ, замерла. Брюнет явно не хотел раскрывать козырей. Впрочем, было не ясно, имелись ли они вообще у него. А вот у меня определенно точно имелись. И я тоже не спешила ими поделиться. Номер трассы был только началом большого путешествия. Кто-кто, а я-то об этом знала не понаслышке. Цифры никогда не подводили.
   - Ладно, мы застряли на пустом, - покачала в стороны головой, словно скидывая оцепенение. Что вы предлагаете? Написать расписку, что я не буду разглашать тайн следствия?
   - Не совсем.
   - Что тогда?
   - Я предлагаю вам спокойно вернуться домой и навсегда забыть все, что связано с нарисованной картой, в том числе и номер трассы, который вы указали, - озорной огонек зажегся в голубых глазах и тут же потух, поняв, что мужчина не шутил.
   - Вы серьёзно? - подошла к окну и вдохнула чудный запах сирени, что росла прямо под окном.
   - Да. Вполне.
   - Такого обещания вам дать не могу.
   - Вы серьёзно? - пришел черед Олега удивляться.
   - Да. Вполне, - вторила я. - Я не готова отказаться от затеи с расследование, только потому, что следственный комитет застрял с поисками претендентов на роль потенциального живописца! Но могу вас уверить, что не буду путаться под ногами, а тихонечко проведу собственное независимое дознание, и потом будет видно. Кто на что учился.
   - Романа, так не пойдет.
   - И кто мне запретит? Вы? - сладко улыбнулась, вживаясь в роль победителя. Момент славы был близок.
   - Я не могу вам запрещать, только прошу.
   - О, я сразу скажу, что сегодня же вечером отправлюсь по указанному направлению! - ехидство в голосе все больше и больше выводило мужчину из себя. Словно третьим глазом видела, как мужские пальцы сложились в кулаки, зрачки расширились от злости. Но я не останавливалась. Получай и за пощечину и а то, как обращался последние двадцать четыре часа!
   - У вас нет ни денег, ни средств для передвижения, - тихо напомнил напарник, но к данной реплике я подготовилась заранее. Можно сказать, с упоение ожидала ее, смакуя финал.
   - Да, это так, - сверкнув очами, продолжила. - Поэтому мне понадобиться ваш автомобиль.
   - Мой автомобиль?! - он ошарашенно уставился на прямую спину, пока я разглядывала в окно припаркованные иномарки, выбирая подходящую под стать модель.
   - Да, ваш автомобиль и ее хозяин, - Боже, кровь застыла в жилах. Я все же произнесла ЭТО?! Сцепив руки на груди крестом, приоткрыла рот в немом крике, чтобы не сойти с ума. Васька соскочил на подоконник, так как больше не желал падать в пропасть каждый раз, когда хозяйка впадала в маразм.
   - Я не могу поверить собственным ушам, - я тоже не могла, но вставила следующее.
   - У вас нет выбора. Я хранитель чужих тайн. Поэтому. Вы либо со мной, либо без меня...
   Глава 17
   Перекусив тушенным мясом с превосходным, тающим при одном прикосновении, картофелем, закусив салатом из огурцов и помидоров, заправленным оливковым маслом и свежей зеленью, почувствовала облегчение. Ну, вот, хотя бы одно пожелание из тысячи было исполнено. Олег домывал посуду, пока я крутила в руках утреннюю находку. За окошком солнце близилось к горизонту, и погода к этому часу решила проясниться. Ветер утих, оставляя на растерзание духоте и зною все живое. Тело и впрямь покрылось потом, платье пропахло несвежестью. Я почувствовала некоторый дискомфорт. Оглянулась на мужчину, но тот мало интересовался моей персоной. После последнего диалога становилось абсолютно понятно, за кого именно он принимал непрошеную гостью.
   '- Вы просто ненормальная!
   - Многие так говорят...'
   В общем, было неважно, что Олег посчитал меня не вполне вменяемой, это никак не отражалось на сути расследования. А оно, кстати, начиналось прямо сейчас.
   - Ну, что, в путь? - привстав со стула, оправила наряд, прилипший в некоторых местах, и направилась в коридор.
   - Что может заставить вас передумать? - держа вафельное полотенце в руке, обернулся брюнет.
   На ум пришел один ответ, но я не стала его озвучивать. Все же наличие законной супруги несколько омрачало интимные желания, спрятанные внутри.
   - Ничего, - в коридоре уже натягивала проклятые босоножки, при этом, не забывая поглаживать Ваську. Тот, поняв, что хозяйка намылила ноги, тут же материализовался подле двери, умоляя не покидать его. - Ну, ну! Чего ты? Я скоро вернусь!
   - Он что останется ТУТ? - опешил Олег, только появившись на розовом ковре.
   - Конечно, тут! - воскликнула я, слегка придерживая ткань у груди, чтобы не светить прелестями. - Не можем же мы взять несчастного малыша с собой в опасное расследование!
   - Это просто безумие какое-то! - вслух выразил не очень-то лестные мысли хозяин и скрылся в спальне.
   Довольная решимостью и тем, что Васька все же стал не бездомным благодаря личным стараниям, застыла в ожидании господина, не в силах скрыть улыбку на устах. Имея неопровержимый туз на руках, умело манипулировала этим мужчиной, и это мне до жути нравилось. Его резкие манеры в ответ на мои сногсшибательные заявления. О, я горела в аду! Да-да! Прямо покрывалась испариной желания и чувственности одновременно при нахождении подле него - истинного искусителя и дьявола. Именно он перепутал все планы, перевернул мир с ног на голову. Вывел из душевного равновесия и бросил в одиночку справляться с эмоциями, пожирающими изнутри языками пламени.
   Дверь в спальню отворилась, и из нее показалось подкаченное тело брюнета. Как ни старалась, а отвести взор в сторону так и не вышло. Неподдельный интерес возбудил мозг, я стала в упор разглядывать предмет обожание. Тенниска цвета коралла прекрасно подчеркивала упругий торс, приоткрывая слегка грудь, короткие шорты, белого цвета выставляли напоказ накаченные крепкие ноги, покрытые темными волосами. В причинном месте остановилась детальнее, но недовольное покашливание вывело из немого любования.
   - Кот останется, - прозвучал вердикт, - но при одном условии, - стало не по себе от командного тона. А, может, от того, что именно там что-то пошевелилось? Я смахнула капельку пота со лба. Противная прядь приклеилась к шее, ее тоже пришлось убрать.
   - Да? - он переступил с ноги на ногу, сердце перестало биться. Как эти мышцы играли при малейшем телодвижении?!
   - Он будет находиться на кухне. Там нет ковров, да и тарелка с едой приставлена к холодильнику.
   Кивнув головой в знак согласия, отстраненно наблюдала за приближением героя к двери. Быстро шагая, он пересек комнату, поддел под руку гостью и выпроводил за порог. Кот начал жалобно мяукать, но было не до того. Приятные прикосновения брюнета действовали на сознание сродни электрошока. Я была полностью поглощена тем влиянием, которое он на меня оказывал.
   На лестничной клетке чувства вернулись на круги своя, и я просеменила вниз, надеясь, что Олег не заметил моего состояния. Руки ужасно тряслись, и этот тремор невозможно было остановить одним лишь желанием. Оставалось уповать на полное невнимание к моей персоне. Конверт, что был зажат в ладони, нагрелся до такой степени, что прожигал кожу. Дело о трех крестах начало набирать обороты.
   Красивые пейзажи проплывали перед глазами, но насладиться вдоволь ими не было возможности. Мысли, крутящиеся в голове, не позволяли телу расслабиться и получать удовольствие. Нахождение подле Олега было сродни пытки, сладкой и невыносимой одновременно. Он был неприступен как скала, дерзкий, упрямый. Несговорчивый. Несносный. Но отчего-то эти качества привлекали мою персону. Его воля и решимость шли вразрез с моей пассивностью и несамостоятельностью. Наверняка, его жене повезло находиться рядом с таким мужчиной. Он излучал надежность и уверенность.
   Несколько солнечных зайчиков ослепили глаза, пришлось укрыться ладошкой, переводя взгляд на боковое окно. Там происходило вечернее таинство - огненно-желтые лучи заката, предвещающего о конце власти, расползались по небесному полотну, изредка оставляя за собой темно-синие пустоты. Солнечные отблески, исходящие с невидимого горизонта, в отместку за завершение прекрасного июньского дня, слепили глаза ярким вечерним свечением. По одну сторону дороги тянулся лес, с другой стороны раскинулось озеро. В целом, панорама была впечатляющая зелёные шапки лиственных деревьев пролетали мимо со скоростью около ста десяти километров в час, а голубое пространство, отражающее весь спектр цветов, который только можно было сыскать на небе, словно оставалось на месте, при этом немного меняя конфигурацию. Воображению не было предела.
   Но мое воображение было направлено в иную степь. Что могло скрываться под нарисованными дорогами с тремя отметками в виде крестов? Кто-то неудачно пошутил или же задумал неладное? Помимо всего прочего, стало известно, что таких карт было несколько. Учитывая дедукцию, предположила, что всего было послано три конверта, соответственно, владелец третьего экземпляра был еще не рассекречен. Другим логичным вопросом стал следующий - зачем было кидать конверт в почтовый ящик, а не подложить под дверь? То, что письмо пришло не с почтового отделения, поняла сразу по отсутствию марок на лицевой стороне конверта. Это было странно. Ненадежная железная конструкция, на которую возлагали надежды, дала сбой, и белый посланник оказался в чужих руках.
   Неожиданно в голове всплыло число. Я ухватило за него, пытаясь совладать с эмоциями, чтобы случайно не выдать неожиданной находки. Подпрыгнув на месте, чем привела водителя в замешательство, сумбурно откашлялась и попыталась на мгновение обдумать собственные воспоминания.
   Семьдесят семь. Квартира номер семьдесят семь. Именно до нее пытался добраться конверт с картой.
   Поясню. Вначале, когда только письмо упало мне под ноги, я не обратила внимания на номерной знак, что был выведен белыми красками по центру отсека. Но при возвращении обратно взгляд остановился на приоткрытой дверце, которая словно приглашала войти в гости. До этого момента воспоминания сидели глубоко внутри, потому что разумом овладели эмоции. Теперь же, когда представилось время для размышлений, правда всплыла наружу.
   - Вас укачивает? Мне сбавить ход? - поинтересовался попутчик, я же вжалась в сидение, горя от стыда за наглую ложь.
   - Нет, с чего вы взяли? - голос подрагивал, выдавая хозяйку с потрохами.
   Олег повернул в мою сторону голову и сквозь солнечные очки пронзил взглядом. Машина действительно сбавила обороты, мы съехали на крайнюю правую полосу. Желающих обогнать Мерседес оказалось более чем предостаточно.
   - Тогда что с вами? Вы то трясетесь, то прыгаете на месте! Я вас чем-то нервирую? - не в силах устоять перед очарованием красавца, нервно хихикнула в ответ. - Это был ответ, я так понимаю?
   Я вновь хмыкнула, отворачиваясь к окну. Может, идея привлечения брюнета к расследованию и не была уж такой гениальной, как я навыдумывала?
   Мимо пробежало очередное обозначение поселка 'Марьев пассад'. Две шестерки. Отлично. Нутром чуяла приближение к неизбежному. Направление было выбрано северное, но, несмотря на это, воздух становился все тяжелее и тяжелее. Кислород вообще стал лимитированным. Я приоткрыла рот, но взамен получила пустоту. Выпучив глаза и обхватив горло, стала бороться с очередным приступом, ниспосланным свыше.
   - Романа, что опять случилось? - недовольным тоном поинтересовался Олег, искоса поглядывая на конвульсии пассажирки.
   - Это... это, - проронила, чуть передвигая языком.
   - Что это? - он переключил на вторую передачу и стал сбавлять скорость.
   - Это здесь, - выдохнула обессиленно, роняя голову на руки. Желудок помутнел и готов был опорожниться прямо в салоне новенького авто. Но Олег вовремя затормозил. И я, одним прыжком преодолевая порог салона, оказалась на воле, припадая к земле-Матушке в объятия. Приступ отпустил, позволяя дыханию восстановиться.
   Через пару мгновений раздались шаги. Повернув голову вправо, увидела голые ноги напарника. Белые кроссовки застыли подле меня. А спустя долю секунды оказалась в вертикальном положении, стоя на своих двоих. Олег отступил поодаль, потирая руки о тряпичные шорты.
   - Приехали, - сквозь ком в горле виновато отчиталась я, указывая на бетонный столб с прибитым указателем 'Курган Мартынова', что стоял в нескольких метрах от припаркованного автомобиля.
   - 'Курган Мартынова'? - переспросил он, протягивая ко мне руку. Вначале попыталась отшатнуться, но мужчина всего лишь поправил бретель, что соскочила с плеча и безвольно повисла.
   - Благодарю, - только и сумела ответить, еле соображая после таких нежностей.
   - Вы думаете, что место, отмеченное на карте, это и есть этот самый курган? - брюнет оглянулся по сторонам, похлопывая по бамперу пыхтящее авто.
   Градус стоял по-настоящему высокий. К ночи собирался ливень, или что-то типа того. В небе слышались грозовые раскаты, а затхлый воздух предвещал о скорой смене погоды. Темные тучи обволокли небесное пространство, но ветра, как ни странно, не было. Температура, навскидку, приближалась к тридцати градусам, перебивая температурный рекорд по максимуму прошлых лет. Такой жары природа не ожидала. Трава беспомощно сжалась под прощальными лучами светила, придорожные земляничные кустики понуро опустили сочные плоды к земле, потрескавшейся от засухи. Так больно было наблюдать за страданиями неодухотворенных предметов, которые в этот час страдали не меньше моего. Только они от недостатка влаги, я от недостатка любви.
   - Думаю, да, - Олег прошел вперед, я же оставалась ждать у машины. Прошлый приступ заметно вымотал меня. Опустошил изнутри. К тому же, было ужасно стыдно перед Олегом. Что он обо мне подумал? Странностей у Кубышкиной и без того было предостаточно, теперь прибавились еще приступы панических атак.
   - Странное название поселка, вы не находите? - в раздумье спросил подходящий напарник, держа весомый булыжник в руке.
   - Да, странное, - подтвердила я, облокачиваясь на бампер иномарки. Тут же пожалев о содеянном, отпрянула и произнесла. - Такого села просто не существует, я внимательно просмотрела карту, - ткнула пальцем внутрь салона, где мирно покоилась знаменитая карта, - и там не было такого названия. Хотя атлас был издан в тринадцатом году. Только если данные морально устарели.
   - В чем я очень сомневаюсь, - подытожил напарник, подкидывая камень вверх. - Кто-то совсем недавно установил столб с указателем в этом месте, - потом он кинул взор на камень. - И обложил его такими вот камешками.
   От последней фразы напарника стало не по себе. Я мрачно осмотрела безлюдное пространство, которое тянулось на многие километры, и поежилась. Теперь дело о трех крестах перестало забавлять меня. Воспоминания о погребении заживо моментально всплыли в памяти. Тело покрылось холодным потом. Зря я всунула нос в чужое расследование.
   - Уже жалеете, что поехали? - словно прочитав мысли, спросил Олег.
   Я в свою очередь гордо вскинула голову и отрицательно ей помотала в стороны. Показывать слабость при красавчике не хотелось до жути. Тем более сама заварила эту кашу.
   Глава 18
   Олег внимательно смотрел прямо в глаза, не позволяя сдвинуться с места, при этом смачно затягивался крепким табаком, продолжая подкидывать несчастный камень в воздух. Раскосые глаза впечатывались в сознание, одурманивая его. Я накрыла свободной рукой живот. Легче не стало. Частичка Олега продолжала экскурсию по широтам души Кубышкиной. Хотя солнце уже не слепило, но от едкого дыма, мужчина прищуривал правый глаз, словно подтверждая образ чтеца мыслей. Я в свою очередь неспешно курила Парламент, пытаясь совладать со смятением от проникновенного взгляда визави.
   Итак, что мы имели. Карта привела нас аккурат к месту, где некто присобачил указатель несуществующего поселка. Видимо, фамилия Мартынов была как-то связана с этим местом. Может, тут находились владения этого самого Мартынова?
   Переключив внимание на местность, отметила, что кроме лесного массива Мартынову обладать было нечем. Плотный покров сосновых иголок, который тянулся по правой стороне дороги, был естественной преградой между проезжей частью и тем, что скрывалось за ним. Птичий говор ясно доносил из лесной чащи, будоража воображение. При нашем появлении птичья перепалка смолкла, но ненадолго. Вскоре треп продолжился, причем казалось, что все пернатые жители леса ополчились против нас и пытались не допустить в райскую обитель. Местами слышался треск сухих веток и хруст шишек под ногами. Может, мы были не единственными претендентами на раскрытие загадки с подкинутой картой? От дурной мысли голова стала каменной. А вдруг этот кто-то имел при себе холодное оружие?
   - Романа, идите сюда! - мужской баритон окликнул чуть левее от дороги.
   Пришлось поискать взглядом красавца. Его тело было полностью спрятано высокой порослью и кустами, обволакивающими многолетние деревья. Когда черная макушка подскочила, поняла, куда стоило держать путь.
   Высокие шпильки просто утопали в мягком, раскаленном асфальте. Но идти по не менее горячему песку, в открытых босоножках и с многочисленными ранами на ступнях, было неблагоразумно. Еле передвигаясь, благодаря, или вопреки, красоте, добрела все же до нужного места и замерла как вкопанная, поняв, что тропа пролегала в самые дебри леса.
   - Олег? Вы зачем туда забрались? - скорее от волнения, чем от незнания ответа на поставленный вопрос, осведомилась я, не желая верить в то, что придется спускаться в пропасть, кишащую всевозможными ползающими, летающими и главное - кровососущими гадами!
   - Я не могу больше, - голос молил о пощаде.
   - Романа, хватит ныть! Это вы меня вынудили отправиться.
   - Ладно-ладно! я искала поддержки, а не очередных упреков. После получаса пешеходной прогулки, если можно было так обозвать сказочное путешествие в центр зелёного моря, тысячу раз пожалела, что раскрыла рот в тот момент, когда стоило промолчать. Сейчас бы находилась дома, в уюте и комфорте, вместо того, чтобы дрожать от страха при каждом мимолетном прикосновении извне. А их, поверьте, было не мало.
   От объятий с крапивой ноги покрылись волдырями, покраснели и опухли, замедляя и без того затяжные из-за всяких преград в виде сухих сучьев, кустов и выпирающих из-под земли корней деревьев, шаги. Руки обкусали комары и мошкара, которая кружилась именно над моей головой роем. Может, от меня дурно пахло? Волосы после того, как успели запутаться в висящей колючей сосновой ветке , которую естественный образом не приметила, шаря глазами по сторонам, растрепались и в невыгодном свете подчеркивали внешний вид.
   Слава Всевышнему, тащила бренное тело позади Олега, который пробирался сквозь лес со знанием дела, не то что я. Он ни разу не оступился, я же три раза спотыкнулась, два раза из которых привели меня в лежачее положение. Ни разу не остановился, чтобы вытащить из головы иголки, шишки и прочую лесную дребедень. Моя же голова кишела всякими инородными предметами. Вначале честно пыталась их доставать, периодически останавливаясь на месте, но заметив, что спутник не сбавлял ходу, спешила за ним вдогонку. Остаться в одиночестве посреди леса было не самой удачной затеей.
   - Смотрите! - приказал пронырливый следопыт, указывая рукой куда-то вперед. Голос его был наполнен оптимизмом, что заставило меня оторвать прикованный взгляд от огромного мохнатого чудовища , жужжащего у самого носа.
   Смахнув страх рукой, прибавила ход, чтобы окончательно не застрять посреди леса. Чертыхнувшись напоследок, застыла на месте, так как лесополоса стала редеть, а сквозь тонкие деверья стал проглядываться свет. Что это могло означать? Мы добрых два километра искали не понять что, и теперь дорога привела нас к выходу? В отличие от Олега меня это открытие мало порадовало.
   - Все, я больше не могу. Привал!
   - Тут вытоптанная тропинка!
   - А? - не знаю, откуда взялись силы, но длинные ноги, подскакивая на ходу, чтобы обминать высокие корневища деревьев, помчались в сторону находки, не позволяя отступать ни на шаг.
   Добежав до края леса, почти упала в объятия красавца, но тот ловко выкрутился и отставил бренное тело в сторону. Пришлось сделать вид, что ничего не было, и скромно поправить декольте, съехавшее на бок. Олег развел в стороны заросли лопуха и пропустил даму вперед. Так мы оказались на узенькой дорожке, протоптанной кем-то другим, или же другими. Поменявшись местами, трусцой двинулись вперед.
   - Держитесь меня, ясно? - безмолвно кивнула накаченной спине и последовала за мужчиной. Кроме собственных ног и тела напарника ничего другого на обзор не попадалось. Высокая трава прятала приближенную панораму плотным покрывалом, приходилось лишь догадываться о том, что нас окружало.
   Неожиданно дорога оборвалась. Закончился и лес. Мы очутились на небольшой лесной поляне, посреди которой была выкопана яма. Некрасивое коричневое пятно настолько шло в разрез с мягким зеленым покровом, что неприятное предчувствие пощекотало нервишки. Олег предусмотрительно увел меня в сторону, а сам прошел вперед, чтобы осмотреться.
   Затаив дыхание, словно боясь нарушить гробовую тишину, окутавшую это место, не без тени боязни стала обводить взором каждый штрих поляны, который мог иметь хоть какое-то значение в сложившихся обстоятельствах.
   Дойдя до клиновидной горы песка, что лежала прямо возле ямы, сморщилась. Посмотрела назад, надеясь успеть уехать обратно до наступления кромешной темноты. Вернулась мыслями к песку. Отчего-то именно он завладел вниманием госпожи. С примесью пожелтевших стебельков растений и полевых цветов, серой массой еле слышно он высыпался на дно пропасти, гонимый всеми силами тяжести, а также слабым дуновением ветерка. Отчетливо слыша, как каждая крупица ударялась о нечто твердое и вполне форменное, оцепенела.
   Силуэт Олега был прекрасно виден с моего нынешнего месторасположения, но это не мешало впадать в панику. Что там было на дне ямы? Кто ее вырыл и зачем? Почему таинственная карты привела именно сюда - в обитель некого Мартынова? И отчего фамилия последнего казалась мне знакомой?
   Спина брюнета стала отдаляться, я зажала рот ладошкой. Еще чуть-чуть и стало бы понятно, что хранилось на дне вырытого логова. Высокая фигура остановилась прямо подле бездны, при этом часть земли отъехала вниз, навсегда растворяясь в пропасти. Он сделал два шага левее. Сердце подскакивало от нетерпения. Что там?! Голова наклонилась, а тело подалось вперед. Что же там находилось, черт возьми! Руки жутко чесались и на этот раз от ожидания и раздражения. Позади меня постоянно проносились ураганом посторонние звуки, наводящие ужас на хрупкое тело. То ли это были вымышленные персонажи, то ли самые что ни есть легальные жители лесной глуши. Но ни от одной из этих гипотез лучше в голове не становилось. Надо было признаться, мужества и отваги мне очень не хватало.
   Ну, вот, что-то прояснилось. Глаза неотрывно наблюдали за мужчиной, который в эту самую минуту повернул голову в сторону, показывая отточенный профиль. Что он думал? Несмотря на отличное зрение рассмотреть с дальнего расстояния в темноте реакцию парня на то, что он, непременно, должен был увидеть, не получилось. Я прищурила глаза , но лицо героя расплывалось от натуги.
   - Что там? - не в силах сопротивляться любопытству, прокричала я.
   Олег будто только сейчас обнаружил, что находился посреди лесного оазиса не один. Повернувшись телом в сторону леса, в этот момент, прикусила больно губу, так как уже знала, что ничего хорошего эта поездка не сулила, развел руками в стороны. Что это означало? Я схватилась за сердце и еще раз посмотрела на груду сухого песка, скатывающегося неминуемо в пропасть. Потом вопросительно уставилась на напарника, но тот уже отвернулся, так и не ответив на вопрос. Пришлось собраться и сделать нерешительный шаг в сторону ответа. Ноги просто отказывались двигаться. Боль и страх перемешались в адскую смесь, парализуя хрупкое тело и мозг.
   - Олег, я прошу, ответьте! - почти плача прокричала я, но обнаружила, что мужчина исчез из вида. - Олег? - спохватилась, уже перебирая ходули в сторону ямы. - Олег?!
   Боже, куда он пропал? Мысли не могли прийти к консенсусу, я начала впадать в истерию. Одна посреди мрачного глухого леса. Совершенно в агонии, совершенно обессиленная и обезвоженная. В чаще пронесся совиный клич, заставляя тело в страхе припасть к земле. В таком положение биение собственного сердца походило на звон колокола на часовой башне. - Олег... - слезы покатились из глаз. Я рухнула на колени, до конца не понимая бедственного положения, в котором оказалась благодаря своей воле.
   - Романа, я в яме! - показалось, или действительно мужской баритон вклинился в сознание?
   Подняла белокурую голову и с надеждой посмотрела вперед. Олега по-прежнему не было. Кто же тогда говорил?!
   - Я в яме! повторил знакомый голос. На этот раз, утерев сопли и поджав хвост, бросилась вперед, боясь упустить ниточку, ведущую к спасению.
   Каблуки служили тормозным механизмом. Только спустя несколько болезненных шагов, пришла на ум мысль, идти вовсе босиком. Скинув босоножки, потрусила к яме по прохладному травяному покрову, который приятно щекотал пятки. Рефлексотерапия. Пронеслось в голове и вылетело в одночасье, когда из-под земли показался краешек черного гроба, перевязанного белой ленточкой. Протерев очи, нашла сидящего на крышке напарника, который тщательно осматривал глянцевую поверхность могильника, сидя на корточках.
   - Это что? - с ужасом в голосе спросила я, не веря происходящему. Эта история напоминала страшный сон, перетекающий в реальность.
   - Как видите, это гроб, - спокойным тоном заключил Олег, пытаясь осторожно снять ленту с деревянного ящика.
   - Гроб? - заикаясь, переспросила я, отводя взгляд в сторону. Может, именно этот могильник травил душу последние дни?
   - Именно, - мужчина сосредоточился, всем видом показывая, что глупые вопросы отвлекали его персону от дела.
   - И что находится внутри его? - не думая о последствиях сказанного, проронила я.
   Олег приподнял голову и с ухмылкой посмотрел не нерадивую напарницу. Его ирония была, по меньшей мере, не уместна. Я скривила лицо.
   - А вы сами посмотрите.
   - Я? Я... я не смогу, - опешила от смелого предложения опуститься на прощальный одр.
   - А как вы собирались вести расследование, если даже осмотреть место преступления не в силах? - как он мог издеваться в сложившихся обстоятельствах? Обида сочилась из раздувающихся ноздрей.
   - Как-нибудь... - буркнула себе под нос, набираясь решимости, чтобы дать отпор наглецу.
   - Смелое предположение, - не остался в долгу брюнет, скручивая ленту в кокон. - Вы, наверное, довольны собой?
   - В смысле?
   - Отыскали место преступления и все такое.
   - А это место преступления? - ужаснулась, с опаской вглядываясь под ноги героя. Неужели там, скрытое бездушными деревяшками, покоилось убиенное человеческое тело?
   - Предлагаю спуститься и лично проверить.
   Мужчина договорить не успел. Следующие события, происходившие на поляне, вообще были лишены здравого смысла, но все же имели место быть. Как по взмаху волшебной палочки слова красавчика стали воплощаться в явь. Почва под ногами стала неустойчивой, тело накренилось вначале вправо, потом влево, а потом и вовсе с гортанный криком в устах я съехала в пропасть, чувствуя, как песок беспощадно царапал нежную кожу.
   - А! - мелкие песчинки попали в рот и глаза.
   - Что за черт?!
   Через мгновение ока рухнула на мужчину, прикрывая тела хорошенькой порцией песчаного сахара. Голова уперлась в мягкую почву, а руки задрались кверху , все еще держа кожаные босоножки. Платье осталось болтаться в области пупка, на голый зад легли мужские руки. Я вздрогнула от этих прикосновений.
   - Простите, - видимо, Олег увидел, куда приложился, и тут же убрал ладони, перемещая их на талию. Осторожно сняв обездвиженное тело с себя, он быстрым движением отряхнулся и подхватил меня под мышки, чтобы привести в стоячее положение. Встав на ноги, вскрикнула от боли.
   - Что с вами? - обеспокоенно спросил напарник, держась за край ямы.
   - Видимо, повредила лодыжку, - выплевывая остатки песочной смеси, выдавила из себя, жутко сконфуженная падением.
   - Что мне с вами делать? - мысли вслух, подытожила я и виновато посмотрела в черные очи.
   Кое-как выбравшись из адской обители, мы устроились поодаль на поляне, позволяя телам немного прийти в норму. К этому часу небо заволокла тьма, воздух стал прохладнее и насыщеннее. Запах леса с примесью свежей зелени вбивался ароматной феерией в ноздри, успокаивая лучше всякой медикаментозной дури. Растянувшись во весь рост на примятой кровати из травы и цветов, прикрыла очи, чувствуя, как скромный ветерок щекотал кожу. Лесные жители улеглись спать, это стало понятно по отсутствию бурной жизнедеятельности, которая происходила часом ранее. Природа ушла в релакс , блеклые светила игриво подмигивали случайным спутникам, затерявшимся в ночи.
   - Как нога? - дымя табаком , спросил мужчина.
   Я приподняла голову, желая убедиться, что вопрос поступил именно от Олега. Последний час размышлений прошел в полной тиши. Посему я наивно полагала, что напарник мирно покоился в царствии Морфея.
   - Ну, в общем, неплохо, - учитывая лежачее положение, хотела добавить я, но промолчала, так как впервые брюнет искренне поинтересовался моим здоровьем, а значит и мной самой.
   - Это хорошо, так как с первыми лучами рассвета мы отправимся обратно к машине.
   Опустив голову, кивнула, но вряд ли мужчина мог разглядеть этот мимолетный жест сквозь полный мрак ночи. Вытерла влагу со лба и поежилась. Становилось прохладно. Тучи, которые нагнетали обстановку, по-прежнему затягивали небо, но осадков не наблюдалось. Обхватив тоненькое тело руками, попыталась заснуть. Сон не шел. Перевернулась на бок. Положение было крайне не удобным. Легла на живот. Щека уперлась в землю. Подложила руку. Теперь было более ни менее.
   - Идите ко мне, - раздалось левее. Сердце екнуло.
   - А? - растерянно переспросила , внутри боясь, что мне всего лишь послышалось.
   - Тут достаточно прохладно, вместе будет проще согреться, - голос звучал так, будто сообщал утреннюю сводку новостей.
   - Хорошо, - встав с места, сделала пару шагов и наткнулась на мужское тело.
   Надо сказать, Олег не стал дожидаться моих неуклюжих действий, вызванных застенчивостью. Он по-хозяйски рванул меня вниз, подмял под бок, обнимая двумя руками, при этом плотно прижимаясь всем телом. Вначале я хотела вскрикнуть, но позже поняла, что данное положение было самым что ни на есть подходящим в сложившихся условиях. Тепло мигом разлилось по венам, хотя теперь сон и вовсе пропал. Я лежала в объятиях самого желанного мужчины в мире и не смела ни на мгновение прикрыть очи, чтобы не упустить эти сладкие минуты счастья. Крепкие руки укрывали от холода и ползающей братии, в то время как упругий торс обдавал жаром спину. Неописуемое желание пылало внизу живота, я и не знала, что мне с этим делать. Как избавиться от томительного вожделения и не сойти с ума?
   Мерное дыхание покрывало макушку, я замерла. Еще секунда и раздался слабый храп. Стало ясно, мужчина провалился в сон. Это открытие помогло немного унять либидо. Начав отсчет с нуля, стала пытаться расслабиться и хоть как-то принять тот факт, что Олег не пожелал воспользоваться положением и упустил шанс провести ночь со мной. Хотя Возможно, оно было к лучшему Возможно, но до чего же было досадно.
   Глава 19
   Чуть солнце поднялось над горизонтом, Олег бесцеремонно тряхнул меня за плечо. Вариантов отоспаться не было. Я мрачно открыла заспанные глаза и обнаружила, что мужчина в бодром настроении сидел подле меня на корточках, держа в руках белый сверток.
   - Пора в путь, медлить ни к чему.
   - Мм... - промычала нечто нечленораздельное, мучаясь от одолевающей мигрени.
   - Мы с вами тут не на отдыхе, - достаточно в грубой форме отчеканил он. - Если не хотите возвращаться, то оставайтесь, - эта мысль была поистине ужасающей. Я подскочила, как ошпаренная, и стала хаотично поправлять примятое одеяние, которое благодаря ночлежке на поляне приобрело серо-коричневый оттенок.
   К вырытой яме, или как ее окрестила, могиле, мы больше не подходили. Точнее, Олег не подходил, а я , решив, что все формальности были улажены, тоже предпочла отказаться от малоприятной возможности полюбоваться на чей-то погребной ящик.
   - Романа, вы идете?
   - Да-да, - пролепетала на ходу, бросаясь вдогонку за мужчиной, который уже скрылся за высокими зарослями травы.
   Спустя некоторое время, в этот раз дорога показалась не такой кошмарной, а все благодаря освещению и тому обстоятельству, что в утреннее время летающая мошкара отправилась на заслуженный отдых, мы вышли из бора на дорогу. Выдохнув с облегчением, поплелась к припаркованному авто, которое блестело в лучах раннего солнца.
   Усевшись в раскаленную донельзя машину, моментально расслабилась. Мягкое кожаное сиденье продавилось под весом девичьего тела, голова беспомощно откинулась назад, а глаза сами по себе прикрылись, пообещав, что это только на минуточку. Желудок попытался напомнить о себе жалостливым урчанием, но было уже поздно. Романа Кубышкина провалилась в дрему, подбадривая себя, что скоро ненастья закончатся. Олег не стал будить пассажирку, тем более что это было бесполезно.
   Когда машина остановилась, брюнет в очередной раз растормошил меня, призывая покинуть салон. От резких движений водителя встрепенулась и выпрямила ровно спину.
   - Уже приехали?
   Поднимаясь на третий этаж пешком, чувствовала себя такой несчастной и опустошенной, словно на мне целую ночь мешки таскали. Спина отдавала болью не позабыл расшевелиться остеохондроз, голова шла кругом из-за недосыпа, все тело горело от расчесанных укусов.
   Просеменив за хозяином в прохладное помещение, мысленно приготовилась к водным процедурам и вкусной сытной трапезе наедине с красавчиком. После можно было и подремать. Составив таким образом скромные планы на ближайшее время, переступила порог квартиры, и наткнулась невидящим оком на нее!
   - Доброе утро, милый! - тихий, сладкий голосок пропел эти три слова, словно песню.
   От неожиданности застопорилась в дверном проходе, наблюдая за плавными, почти порхающими движениями незнакомки.
   - Доброе, - буркнул Олег, подталкивая замершее тело подруги внутрь. - Почему не позвонила перед приходом? - спросил он, закрывая дверь на три оборота.
   - О! Мы ведь договорились, милый! - блондинка улыбнулась во весь рот, от чего меня, собственно говоря, перекосило.
   - После десяти.
   - Верно, - еще раз обнажила ровный белый ряд красавица, приближаясь в упор к брюнету. - Но я решила прийти пораньше, чтобы успеть тебя накормить. Я ведь знаю, как ты любишь по утрам пить крепкий жасминовый чай
   - К чему все это? - Олег явно был не в восторге от встречи с супругой. Я безмолвно наблюдала за семейной баталией, чувствуя, что стала третьим лишним.
   - Ни к чему! - без тени притворства прощебетала птичка, но я ей не поверила. - Ты же знаешь наше положение
   - Ладно, проходи на кухню. Романа, можете принять душ или немного поспать.
   - Я в душ! - бросила сладкой парочке вслед, захлопывая за собой деревянную дверь.
   Но спешить раздеваться не стала. Только скинула противное платье, которое приклеилось ко мне словно вторая кожа, и тут же приложила одно ушко к щели, желая подслушать разговор голубков, в то время, когда они остались наедине.
   - Олежек, - Боже! Олежек! Волна неприязни прокатилась по телу. - А это и есть та самая подруга, о которой ты говорил?
   - Да, - и все? Естество пищало от негодования! Мы провели с ним целых две ночи вместе, а кроме сухого 'да', ему сказать было нечего.
   - Ясно... - раздалось в ответ. - Миленькая
   - Полагаешь? - показалось, или в голосе Олега проскочила ирония? От прилива азарта приоткрыла дверь, чтобы улучшить слышимость.
   - Но тебя же не интересует мое мнение.
   - Это верно. Ну, что ты там принесла?
   - О! Тут я завернула круассаны с вишневым джемом. В пакетике нарезанный сыр и ветчина, да, там! Нет, в этом тосты, и смотри, чтобы не раскрошились. Жасминовый чай в термосе... Осторожнее, он горячий, только недавно заваривала.
   - Ты доехала с водителем?
   - Нет, сама.
   - А где Кирюша?
   - Он остался с няней, всю ночь плакал, я не могла его взять с собой.
   - Правильно...
   Все, на этом необходимо было ставить жирную точку. Беседа была сугубо личной, кроме всего прочего, я абсолютно не понимала, о чем шла речь. Их семейные вопросы меня не касались. Такими категоричными убеждениями загнала себя в душ, оставляя на комоде нижнее белье.
   Встреча принесла душевные терзания и кучу вопросов относительно персоны Олега. Кем он был? Где работал? Чем дышал? Жена брюнета определенно точно проживала в другом месте вместе с неким малолетним Кирюшей, и в этом доме была всего лишь гостьей. В этом пункте мы с ней были схожи. Но что было дальше?
   Олег имел довольно странного товарища в лице господина Чикотиллина, который, по словам брюнета, служил майором юстиции в каком-то там комитете. Что еще?
   Олег был завсегдатаем клубных вечеринок, раз резервировал ВИП-зону в ночь нашего знакомства. Еще неплохо разбирался в ориентировании на местности. А, может, все мужчине владела этим искусством? Призадумалась.
   Нет, у Олега было внутреннее чутье. Навыки следопыта. Как ловко он справлялся с непроходимыми дебрями, изворачиваясь всякий раз, когда на пути возникала очередная преграда. Улыбнулась. Эти крепкие мужские руки... Они были рядом, они нежно обнимали мое тело. Прятали от холода и ненастья.
   Струя прохладной жидкости брызнула на тело. Покрутила кран, чтобы сделать воду теплее. Так было гораздо лучше. И з -за чего произошел разлад в семейной идиллии? На фотографии, сделанной по моим меркам пару лет назад, молодожены выглядели вполне счастливыми и влюбленными. Красивые, сексуальные и бесконечно окрыленные чувством любви!
   Плеснула на лицо водный поток, чтобы не расплакаться от воспоминаний теплых ночных объятий. Интересно, а смог бы господин следопыт полюбить другую? Меня, например? Опять окатила с головы до ног бурлящей водой, чтобы не забивать мысли нереальными выдумками.
   Ванная постепенно наполнялась, в то время как голоса смолкли, а размышления прекратились. Сознание полностью отключилось от происходящего, расслабляя тело на максимум. Присев в теплую воду, что доходила до пупка, обхватила голое тело руками, пытаясь вспомнить, о чем говорили цифры. Напрягла мозги, покрутила пальцами у висков. Ничего не выходило. Настроиться на волну после всего, что пережила, никак не получалось. Пришлось смириться и растянуться во весь рост в просторной ванной, чувствуя при этом каждый расчесанный укус насекомого и каждую рану, полученную в вымышленном бою.
   - Что за проклятье? - лодыжка посинела. Этого только не хватало! Как только хватило сил добрести до машины и не свалиться с ног? Видимо, сработал эффект шокового состояния.
   На боковой полочке взор уцепил небольшую стеклянную бутылочку с надписью 'Лавандовое масло'. Отлично. Открутив мокрой рукой колпачок, хотела влить пару капель в воду, но вместо этого, не удержав стеклянную емкость во влажных пальцах, упустила ее на мгновение, которого хватило на полное опустошение содержимого.
   - Что за день! - проронила я, и тут же прикрыла ротик рукой, пропитанной благовонной смесью.
   Через пару минут, когда ванная полностью заполнилась водой, почувствовала легкое головокружение. Даже тошноту. Но позвать в этот раз на помощь как-то не додумалась.
   - Это ужасно, - проскулил голос надо мной.
   Я попыталась приоткрыть глаза, но на них словно свинцом намазали. Горло жутко болело, так, как будто кто-то разодрал его изнутри.
   - Нет, это чудовищно! - женский голос продолжал нагнетать обстановку. В груди застрял ком воздуха, необходимо было от него быстрее избавиться. Сделав незаметный выход, тут же пожалела о содеянном. Из ноздрей вылетел тяжелый отрывистый свист, который разлетелся по периметру комнаты на миллион частей, а потом вновь собрался воедино, чтобы бумерангом врезаться в барабанные перепонки.
   - Да, крайне неприятная ситуация, - о, подле находился красавчик!
   - Неприятная?! - взвизгнула блондинка. - Да если бы я не вошла, то твоя новоиспеченная подруга покоилась бы с миром, подумать только!
   Что?! Внутреннее оцепенение сменилось страхом. Задержав дыхание, хотя это было очень не просто, приготовилась услышать подробности истории чудесного спасения с того света.
   - Диана, не перегибай, - судя по доносившимся голосам, супруги сидели по обе стороны от жертвы, скорее всего, на кровати. Олег был чуть ближе ко мне, Диана напротив занимала позицию поодаль.
   - Олежек-Олежек... - наступила тишина. - Как нам пережить случившееся?
   - Как-нибудь переживем.
   - Но ты обещаешь, что сделаешь все, что будет возможно?
   - Зачем ты спрашиваешь? Ты ведь знаешь, что Виталий значит для меня...
   - Это понятно-понятно. Но ты ведь не кинешь нас с Кирюшей в случае кхе-кхе... если его отправят в кхе -кхе... если мы останемся одни?
   - Нет, не кину.
   - Это очень благородно с твоей стороны. Я надеюсь, прошлые обиды стерты из памяти?
   - Диана, это сейчас не имеет никакого отношения к делу!
   - Нет-нет! Постой! Если ты дуешься?
   - Я не дуюсь.
   - Тогда, ладно - и тут до меня дошло! Нет, доехало! Нет, долетело!
   Надо мной происходило поистине знаменательное событие - перемирие враждующих супругов. Раздался скрип матраса, потом звуки пригибания последнего, а спустя долю мгновения, женщина оказалась подле меня, обдавая тело теплом. Ее коленки больно уперлись в бока, прижимая почки к ребрам, захотелось вскочить и прекратить этот каламбур. Но сил остановить его, к сожалению, не было.
   Учащенное дыхание становилось визитной карточкой спальной комнаты. Похоть, страсть и агония царствовали в ней не один срок. А, может, виною всему был хозяин квартиры? Может, это он будоражил сознание и сводил с ума беззащитных особ, вроде меня и Джоли? Джоли? Да, все верно, Джоли. Таким прозвищем обозначила пухлые губы блондинки вкупе с большими выразительными глазами, предметом зависти большинства особ женского пола.
   - Диана...
   Это имя, произнесённое его устами, с болью проникло в душу, разрывая сердце напополам. Неужели он еще любил ее?
   Тем временем Джоли навалилась своим форменным телом на меня, придавливая этими самыми формами к жесткому матрасу. Я прогнулась под весом блондинки, сумев при этом что-то промычать. Диана не услышала моим немых просьб убраться с чужой территории и наоборот стала карабкаться через лежащую особу к предмету личного обожания.
   - Олежек...
   Ну, нет! Это переходило все рамки приличия!
   - Диана, ей же больно.
   - А как мне больно, как больно! - запричитала блондинка, наконец оказавшись по ту сторону кровати.
   Терпению пришел конец!
   - Что ты хочешь сделать? - предупредительно уточнил мужской баритон, а я попридержала заготовленный вопрос.
   - Я? Э...
   - Вот именно, - оборвал тот. - Не делай глупостей только потому, что находишься в отчаянии.
   - Но, Олежек...
   - Не хочу слушать! Романа, надеюсь, скоро придет в себя, и я не очень желаю, чтобы вы с ней общались.
   - Почему? Не хочешь, чтобы я ненароком сболтнула чего лишнего?
   - А почему бы и нет? Тот труп, что вывалился из шкафа в прошлом году, самая что ни на есть живописная история из моего личного багажа, которую ты, непременно, захочешь поведать.
   Глава 20
   Ближе к полудню мадмуазель все же соизволила удалиться, убедившись, что ее ненаглядный Олежек скушал все, что так любезно было приготовлено и принесено. На пороге мы случайно столкнулись лбами, в переносном смысле, конечно, но от этой встречи остались не самые лучшие впечатления.
   Я семенила с Васькой на руках на кухню, чтобы положить тому немного рыбной консервы, когда миледи, стоя на шпильках прямо посреди пушистого ворса, тянулась к хозяину в нежном поцелуе. Завидев меня, Олег увернулся от губ красавицы и приветственно качнул головой в мою сторону. Я сухо улыбнулась одним ртом, всем видом показывая, что их любовные перипетии меня никаких боком не касались.
   - До свидания, Романа, - как-то жеманно впервые обратилась ко мне Джоли. Я подарила той единственный взгляд полный неприязни и продолжила путь на кухню.
   - А, милый, совсем позабыла! - дама глупо хихикнула, кот спрыгнул с рук. - Помнишь, ты обещал передать чек, вчера мы о нем разговаривали...
   - Точно! - я закрыла холодильник. Что за чек?
   Кот с удовольствием приступил к обеду, смачно облизывая тарелку с едой. Я отошла к окну и прикурила последнюю сигаретку. Опустила взор вниз. Дворовая территория к этому часу превратилась в сплошную парковку. Нагретые автомобили стояли повсюду на тротуарах, зеленой зоне и даже имели наглость посягнуть на самое святое - на детскую площадку! Вместо детворы лавочки оккупировала молодежь, с недетскими забавами.
   - Романа, вы не видели чек, что лежал в гостиной на столике? Я определенно точно помню, как клал его туда.
   - Нет, не видела, - честно ответила я, и тут же нехорошее предчувствие заставило насторожиться.
   К этому моменту Васька доел отведенную ему порцию консервы и приступил к процессу мытья шерсти. На последнем вопросе он остановился, пригнул ушки и виновато посмотрел прямо в глаза.
   - Что? шепотом, чтобы не рассекретить виновника, спросила я. Не может быть!
   - Романа, что вы говорите?
   - Ничего-ничего! - краска залила лицо, а на тело навалилась тяжесть. - Просто спрашивала, на какую сумму был выписан чек?
   - На двести тысяч долларов! - ответила вместо брюнета его супруга.
   - Нет, не видела, - менее уверенно сказала я, моля Господа о пощаде. Никак нельзя было допустить утечки информации, иначе наступила бы смерть. По крайней мере, для моего четвероногого друга.
   - Ладно, я поищу еще, а ты пока иди, - голос мужчина был расстроен. Я тоже бы расстроилась на его месте.
   - Милый, умоляю, ищи тщательнее! - она подождала, пока Олег открыл дверь. А эта твоя подруга не могла его украсть?
   Я все прекрасно слышала, но смолчала.
   - Зачем ей он нужен? Там вписана твоя фамилия, и никто кроме тебя снять деньги в банке не сможет. Так что не придумывай лишнего и не порти человеку нервы.
   - Но ты найдешь его, правда?
   - Найду.
   Когда входная дверь захлопнулась, я вдохнула с облегчением. Две женщины в адской обители готовы были поубивать друг друга в борьбе за ценный приз, угадайте какой. Не отводя взора от дворовой территории, приготовилась к расспросам. Олег явно не поверил в то, что я не видела чека, что лежал на самом видном месте, и хотел выяснить причины наглой лжи. Но дождаться очередных упреков и выяснений отношений не пришлось.
   Сердце бешено забилось в груди, когда ненароком взгляд остановился на шагающем широкой, чуть похрамывающей, походкой мужчине, дымящем папироску на ходу. Проглотив обильную слюну, приложила руки к грудной клетке. Что он тут делал? Проводила его еще немного, пока не поняла, что тот двигался по направлению к подъезду, в котором находилась квартира Олега. Подскочив на месте, затряслась, не зная, как поступить. Потом кинулась к двери, натыкаясь телом на брюнета.
   - Что случилось?!
   - Э... Не могу объяснить! - теряла время. - Потом! Потом все расскажу. Дайте пройти! - бесцеремонно оттолкнув хозяина квартиры, прокрутила замок на три поворота и выбежала на лестничную клетку.
   По лестнице кто-то поднимался. Тяжелые шаги вклинивались отголоском в сознание, приводя кровь в кипящее состояние. Коленки подкосились, и я вновь укрылась за железной дверью, решив не спешить и обдумать план действий.
   - Романа, вы объясните мне?
   - Я же сказала позже! - шаги приблизились настолько, что от страха затряслись не только конечности, но и зубы.
   Мужчина прошел мимо квартиры, не замечая тайной слежки. Золотая цепь на шее подергивалась при ходьбе, звучно шлепаясь об открытую грудь героя. Закрыв рот ладонью, выдохнула и осторожно приоткрыла двери.
   - Что вы делаете? - уже шепотом спросил Олег, который все это время простоял подле меня с подносом пустой утвари.
   - Иду по следам... - тихонечко протиснувшись в дверной проем, стала пробираться босиком по холодному бетону, все еще слыша глубокое дыхание мужчины. Между нами было расстояние в один этаж. Я ускорила темп, желая узнать, к кому в гости пожаловал Арсений Валерьянович. Раздался скрип двери, застыла на месте, глядя в пролет между лестницами. Высокие ботинки отряхнули пыль на прорезиненном коврике. Итак, господин Петров собрался посетить жителя правого крыла. Спустя секунду мужчина скрылся за дверьми, я же поспешила вернуться обратно.
   У порога меня ждал удивленный брюнет, у которого на плече восседал не менее обескураженный Васька. Видимо, мужчина не заметил, как серый проказник вскарабкался по нему и теперь на правах хозяина занимал почетное место подле головы. Странным образом пропала аллергия на шерсть и на весь кошачий прайд. Я криво улыбнулась, теряясь в противоположных чувствах.
   - Какой номер квартиры на пятом этаже в правом крыле?
   - Что?
   - Кто живет над вами? Вы их знаете?
   - Ну, судя по нумерации, там находится семьдесят седьмая квартира.
   Реально подурнело. Я облокотилась о комод, но мир поплыл перед глазами. Семьдесят седьмая квартира! Семьдесят семь!
   - Вам нехорошо?
   - Немного есть такое, - проронила я, видя водоворот последних событий как на ладони. Карта, гроб и я в центре этой вакханалии!
   - Пройдемте в комнату, - предложил Олег, по-прежнему не обращая внимания на кота. Я не послушалась. Тогда он, поставив поднос на комод, поддел меня под руку и увел в гостиную. Обессиленная, рухнула на мягкий диван и прикрыла очи. Олег принес стакан холодной воды. Я сделала пару глотков, пока не поперхнулась. - Что вас так встревожило, а точнее кто, что вы бросились босиком на лестничную клетку?
   - Господин Петров...
   - Господин Петров? - как-то странно переспросил мужчина, присаживаясь на краешек дивана.
   - Да. С ним мы познакомились в субботу. Я случайно забрела к нему в кафе. Он любезно угостил меня ужином.
   - И что?
   - И все, - Васька спрыгнул на плед и забрался ко мне на ноги.
   - Я так и не понял, что конкретно вас в нем встревожило? - черные глаза прожигали подозрением. Но я не знала, как ему объяснить про внутреннюю интуицию, гонимую по верному следу.
   - Думаю, он как-то причастен...
   - Причастен к чему? - красивое лицо окаменело, скулы заострились , а брови насупились в ожидании ответа.
   - К делу о трех крестах.
   - Романа, - отмахнулся от бредовых идей брюнет, вставая с места. - У вас слишком богатое воображение!
   - Но это так!
   - Что так? - вспылил следопыт. - Вы каждого, кого случайно, или нет, повстречали в столице, теперь будете приплетать к делу о... - осекся на слове брюнет, нервно жестикулируя руками.
   - Не каждого, - попыталась объяснить ситуацию, но мужчина отказывался слушать. - Я не все вам сказала... - робко произнесла, готовясь к самому худшему.
   Олег замер, развернулся всем телом и с любопытством уставился на гостью, которая от страха попыталась слиться с обивкой дивана. Видя замешательство подруги, вмиг смекнул, что та вела двойную игру, скрывая важную информацию от напарника. Сердито расставив руки по бокам, стал медленно надвигаться на хрупкое тело, трясущееся в конвульсиях.
   - Помните... - заикаясь, начала я, немея от ужаса. В голове всплыли строки, поведанные ненароком самим владельцем сокровенной истории - 'тот труп, что вывалился из шкафа в прошлом году, самая что ни на есть живописная история из моего личного багажа'. Как же вовремя узнала подноготную главного героя. - Я вам сказала, что конверт с картой выпал из вашего почтового ящика?
   - Так, - подтвердил тот, не понимая до конца в какую степь клонила гостья.
   - Я солгала, - конец! Спрятавшись за собственными руками, стала отсчитывать мгновения до расправы.
   - Солгали? - обеспокоенно уточнил Олег где-то рядом. - Зачем? Я не понимаю? А откуда он выпал? Или он вообще не выпадал и вам его кто-то дал?
   - Нет-нет! - вмиг расширила очи и разомкнула объятия, поняв, что Олег не собирался применять физическую силу. - Он действительно выпал. Но только из почтового ящика семьдесят седьмой квартиры
   - Семьдесят седьмой квартиры, - заключил следопыт, становясь спиной у окна. Судя по вашим ощущениям, господин Петров имеет связь с владельцем семьдесят седьмой квартиры, которой был адресован конверт с картой?
   - Не знаю насчет связи. Но то, что они знакомы, сомнений нет.
   Время двигалось вперед, соответственно, солнечные лучи уже реже проникали в холодные комнаты, освещая лишь частично пространство. Разговор по душам вышел оживленный, даже слишком, поэтому мы молча переваривали последние новости, находясь в гостиной. Олег кусал губы, не подозревая, что за ним наблюдали, я же пришла к утешительным выводам, что благодаря взаимосвязи Петрова и владельца чертовой карты о возвращении в станицу можно было забыть, по крайней мере, на время. Наш тандем давал результаты, и отрицать данный факт было бессмысленно. Скорее я, нежели брюнет, распутывал клубок тайн и загадок. Будто бы кто-то толкал меня вперед, помогая раскрыть дело о трех крестах.
   - Олег, я понимаю, что очень виновата перед вами, - живот подал жалобный знак. - Но не могли бы вы уточнить. Вы знаете, кто проживает в данной квартире? - Олег подметил впалый живот и несчастные глаза, отвечая.
   - Нет, не знаю. В доме много новых лиц, да и в квартире я бываю крайне редко. Все время на работе.
   - Ой, а где вы работаете? - мужчина приоткрыл рот, обнажая белые зубы. Видимо, данная тема неким образом его веселила.
   - Работаю наемным киллером, - последнее слово он зловеще прошептал, прикрываясь ладошкой. - Только никому не говорите, ладно? Мало кому известно, чем я промышляю.
   Киллер?!
   - Киллер?! - втянула щеки, болезненно корчась от истощения. - И вы того? Убиваете людей за деньги?
   - Ну, и такое бывает. Ладно! - Олег встал с дивана и направился в коридор. - Пойдемте, навестим хозяина семьдесят седьмой квартиры. Может, он поделится сокровенной информацией при виде ваших небесных глаз.
   Не разобрав, то ли брюнет подшучивал надо мной, то ли высказывал симпатии, подорвалась с места, приглаживая мягкую шерсть кота, которого вновь оставляла одного.
   - Я скоро!
   Глава 21
   Дверь нам не открыли. Но звонок исправно работал. Звуки треньканья отчетливо слышались по ту сторону железной двери. Видимо, хозяин успел унести ноги перед нашим приходом. Я потопталась на месте, чувствуя, как леденели босые ноги, Олег же решительно постучал кулаком в дверь, вначале один раз, потом повторил еще три раза. Ничего не менялось. Легкая тень разочарования легка на лицо. Упустили. Но этот инкогнито рано или поздно должен был вернуться восвояси. Так что горевать не стоило.
   - Ушел, - тихо проронила, уже собираясь спускаться вниз.
   - Постойте, - обронил мужчина, приостанавливая за руку. От мимолетного прикосновения вспыхнула как спичка. Но вспомнив об интересной профессии возлюбленного тут же похолодела. 'Ну, и такое бывает'. Боже, с кем я связалась?! - В квартире явно кто-то есть.
   Не успел Олег договорить, как входная дверь отворилась и из -за нее показалась черная гусnbsp;тая шевелюра. Два зелёных острых глаза в упор устремились изучать стоящие напротив тела, и от этого проникновенного таинства стало не по себе. Словно кто-то пытался раскрыть мои секреты раньше, чем я бы успела раскрыть рот.
   Спустя непродолжительное время мужчина прищурил необычайные очи, давая понять, что настроен вполне положительно к приходу незваных гостей. Полные широкие губы, которые занимали половину вытянутого лица, растянулись в безмятежной улыбке, отчего на щеках появились маленькие, но заметные ямочки. В голове промчалась мысль о том, что этот тип будто поджидал внеплановых ревизоров, и теперь был готов во всеоружии встретиться с ними.
   - Добрый день, полагаю, вы не из ЖЭКа ?
   Мы одновременно покачали головой.
   - Я так и думал. В таком случае, чем могу быть полезен?
   Он внимательно пронзил взглядом мою плоть, пришлось схватиться за стену, чтобы выстоять. Что вообще тут происходило?! Голова закружилась, и на какое-то время показалось, что обморок не за горами. Но сделав несколько глубоких вдохов, пришла в чувства, и с опаской посмотрела на мужчину, один взгляд которого мог заставить потерять контроль над собой и ситуацией в целом. Нет, он не смотрел в мою сторону. Слава Всевышнему! На этот раз на поле боя вышел напарник, которому безмерно была благодарна за это. Отодвинув обмякшее тело ближе к лифту, Олег приблизился к порогу семьдесят седьмой квартиры и вступил в диалог.
   - Доброго, - он демонстративно кашлянул. Тут же в воздухе запахло сильной мужской энергетикой, которая флюидами сочилась из человека, стоящего передо мной. Волна необъяснимой гордости прокатилась по периметру души. Как хорошо было спрятаться за чьей-то надежной спиной, не боясь остаться в полном одиночестве. Можно было расслабиться и почувствовать себя просто слабой и беззащитной женщиной.
   Мурашки побежали по коже. А вдруг? Пошарила глазами по мощному телу брюнета в поисках припрятанного нагана. Нет, не мог он прихватить оружие с собой! Да и зачем? Мы ведь просто пришли поболтать! - Как вы правильно догадались, вы действительно можете быть полезны. Мы ведем вместе с моей мм... напарницей независимое расследование.
   - О, как занятно, - взгляд переместился на меня. Я нутром чувствовала это. Тело сжалось в малюсенький комочек. Кто-то отчаянно пытался влезть в голову, вернее проделать там дыру. Чтобы абстрагироваться, начала считать, желая быстрее впасть в транс. Но убедительный внутренний голос мешал сосредоточиться , и все время возвращал меня к одному и тому же - к высокому незнакомцу, которому выпала честь стать одним из трех претендентов на роль убиенного с помощью нарисованной карты.
   - Но для начала прошу впустить нас за порог, так как разговор будет весьма деликатный.
   - Ладно, - спустя пару секунд парировал владелец квартиры. - Проходите, гости уже ушли, поэтому я совершенно один.
   Олег прошел внутрь. Я застыла у лифтовой шахты. Уже на пороге мужчина обернулся и фыркнул на меня, да так, что пришлось поторопиться.
   В коридоре нас поджидала приятная неожиданность, которая на некоторое время отвлекла от сути визита. Интерьер был выполнен с неординарным дизайнерским вкусом , отчего все помещение было окутано знаменитыми лицами, простирающимися от пола и до потолка. Столкнувшись носом к носу с укрупненным анфасом Джима Керри, который моментально ловил взглядом, остановилась и стала с любопытством рассматривать фотообои, которые были выполнены в черно-белых тонах.
   - Проходите на кухню, - любезный тон господина заставил невольно оторвать взор от Вина Дизеля, на лысой макушке которого была разбито куриное яйцо.
   Уже на кухне, которая, кстати, была очень уютной и домашней, состоялся следующий разговор.
   - Так о чем вы хотели поговорить? - молодой человек поставил две чашки с ароматным чаем, одну под нос мне, другую под нос Олегу. Последний учтиво кивнул, не собираясь даже притрагиваться к напитку. Я же застыла в очередном оцепенении.
   На этот раз причина была проста. Незнакомец с проникновенным взглядом оказался на деле намного симпатичнее, чем показалось там, на затемнённой лестничной клетке. Его высокий рост играл скорее на пользу, чем наоборот, хотя телосложение было, на мой взгляд, суховатым. У Олега имелась более мощная мускулатура, но отсутствие последней никак не портила хозяина семьдесят седьмой квартиры. Я обратила внимание на ловкие длинные руки, которые расставляли кухонные приборы. Красивые ухоженные пальцы притягивали как магнит. Он словно перебирал ими струны моей души. Приятная мелодия заиграла в голове, а внизу живота зажглось пламя желания. Неужели пальцы могли сотворить такое? Я смутилась собственных мыслей. Кинула взор на Олега, который сидел подле на стуле с высокой спинкой, но тот не видел страстей, бушующих в центре плоти.
   Не в силах оторваться от детального осмотра, продолжила. Прямые черные волосы, отросшие и спадающие на лоб. На вид они были жестковатыми. Тут же захотелось притронуться и убедиться в правильности визуального предположения. Сдержав внутренний порыв, проглотила слюну и обвела контуры широких плеч и длинной шеи. Воротник кремовой рубашки был расстегнут, поэтому взгляд проскользнул внутрь, удваивая пожар тела. Что я делала?
   Нет, он был не в моем вкусе! Еще раз посмотрела на стать, которая повернулась спиной, чтобы поставить на место пылающий чайник. О! Эти облегающие брюки цвета мокко! Они прекрасно подчеркивали все достоинства подтянутой фигуры, а также заставляли сгорать заживо, мучаясь от почти животного вожделения. Определенно, со мной что-то происходило! По телу заструился пот, я вытерла влагу под носом, замечая, что подставила лицо под пар, идущий от чашки с чаем.
   - Давайте вначале представимся, - Олег позволил собеседнику первому озвучить свое имя.
   - О, - тот почесал подбородок. - Я Юлий Семенович Цезаревич, - Гай Юлий Цезарь - пронеслось в мыслях. Я хихикнула. Олег пхнул ногой под столом, но, к счастью, промазал.
   - Прекрасно, я Степан Васильевич Федоров, - от удивления чуть не пролила кипяток на скатерть. - А это, Валерия Митрофановна Горемыкина, - Горемыкина?! Что он себе позволяет?! - Мы работаем в частном бюро, вы понимаете?
   Гай Юлий Цезарь наклонил голову в бок. Умные глаза пронзили насквозь. Тень стыда подкралась незаметно и слишком быстро. Сердце желало прекратить маскарад и рассказать правду, но не хватало решимости. Чего нельзя было сказать об Олеге, который нагло врал в лицо собеседнику и даже не краснел.
   - Прекрасно, - что он заладил? Мозг закипал. Юлий то и дело бросал взор на меня, в эти мгновения я старалась тщетно прикрыться, опуская глаза в чашку. - К нам обратился один человек мм Мартынов Петр Леонидович, - наступила пауза. - Вы о нем слышали?
   Я ничего не понимала. О чем шла речь?
   - Слышал, - честно ответил брюнет, облокачиваясь о встроенную плиту.
   Мое лицо вытянулось. Какой еще Мартынов? Речь же шла о Петрове!
   - Прекрасно, значит, вы в курсе, что произошло ?
   - Вот тут не совсем ясно, - вставил господин Цезаревич, переворачивая ладони кверху.
   - Ладно, - Олег поставил руки домиком и поменял тон разговора. Попробуем еще раз. Вы близко знакомы с господином Мартыновым?
   - Это допрос? - с иронией в голосе поинтересовался господин Цезаревич, заставляя меня подпрыгнуть на стуле.
   - Нет, не допрос, - жестко отчеканил Олег, от напряжения, пронесшегося по периметру кухни, сжала ладони и стала молиться. В скором времени прогнозом погоды предрекали бурю. - Жизни Петра Леонидовича грозит опасность, поэтому мы хотим выяснить все обстоятельства, которые могут помочь обезопасить его от беды.
   - Да, - от чего-то поддакнула писклявым голосом и тут же заткнулась. Стало еще хуже на душе.
   - Мы с господином Мартыновым состоим в деловых отношениях. Он мой клиент.
   - Клиент? А чем вы промышляете? Это ведь легальный бизнес?
   - Конечно, легальный. Я консультирую в качестве психоаналитика, а также веду некую детективную деятельность, но не в плане слежки за неверными супругами. Нет, - Юлий обнажил белые крупные зубы. - Я провожу поведенческий анализ и рисую психологический портрет личности. Таким образом определяю возможности совершения того или иного действия. Я доходчиво объясняю?
   - Вполне, - почему Олег так агрессивно реагировал на слова Юлия? На мой взгляд, ничего криминального в его деятельности не было. Он был психологом, разве не чудесно?
   - Господин Мартынов обратился за квалифицированной помощью
   - Квалифицированной? - поддел Олег.
   - Именно, а что вас смущает? - словесная перепалка трепала и без того шаткие нервы. - У меня имеется научная степень в области психоанализа.
   - Прекрасно, - теперь пришел мой черед биться под столом ногами. Такими темпами мы скорее собирались услышать 'Идите к черту!' нежели правдивого повествования о знакомстве двух героев.
   - А... э... - промычала, прочищая горло. Две пары удивленных глаз устремились в сторону, откуда раздавались странные гортанные звуки. Потирая вспотевшую шею, мило улыбнулась кривым ртом и произнесла. - Я просто хотела сказать э... Я новичок в этом деле. То есть Я только недавно стала следователем и не знаю всех канонов и правил, - запнулась. Язык еле шевелился во рту. - Но позвольте уточнить. Обращался ли к вам за квалифицированной помощью в недавнем времени Петров Арсений Валерьянович?
   Что?! Я хотела сказать совсем другое! Кто-то шевелил моими мозгами!
   - Верно, он тоже является моим клиентом.
   Боже! Тут крылась какая-то разгадка! Но какая?! Я вцепилась пальцами в скатерть, сжимая костяшки до онемения. Олег был тоже встревожен не на шутку. Пульсирующая вена выдавала состояние с потрохами.
   - А с каким именно делом обратился к вам господин Мартынов? - вопрос озвучила не я.
   - Этого не могу сказать, прошу извинить, - Юлий холодно улыбнулся и скрестил руки на груди. Стало понятно, что больше из него выудить ничего не удастся.
   Выходя на лестничную клетку, подумала, что не задала самый главный вопрос. Но он словно не желал срываться с уст. 'Рано'. Твердило сознание. На пороге неловко обернулась, чтобы поблагодарить взглядом за гостеприимство, и натолкнулась на зелёные сканирующие глаза. Те заставили поперхнуться слюной и залиться алой краской. В это мгновение все стало понятно. Точнее, ему стало понятно. И то, что мы не были никакими следователями, а простыми обывателями, и то, что Олег сообщил не настоящие имена, а вымышленные, и то, что я бесповоротно была обольщена знакомством с ним, что было самым ни на есть устрашающим пунктом из вышеперечисленных.
   - До свидания, - пропищал голос, в то время как Олег выволакивал меня из квартиры.
   - Он опять наделал лужу! - данный вопль привел разум в сознание.
   - А? - в принципе Олег мог не повторять сказанное, так как босая нога отчетливо ощутила смысл происходящего. - Васька! - рыкнула я, сверкая очами.
   - Берите тряпку, - кинул напарник и поспешил в комнату, которая слыла тайной.
   - Ага, - мрачно поддакнула, собираясь с мыслями.
   Визит к соседу сверху крайне обеспокоил меня. Господин Цезаревич оставил после себя толстый слой загадочного шлейфа, который окутывал разум, замедляя мыслительные процессы. Но полностью выпасть из реальности не пришлось. Я стала про себя перечислять все факты, относящиеся к делу, стараясь не зацикливаться на одной версии. Что получалось? Карта выпала из ящика таинственного господина . Сам он занимался психоанализом, и в его клиентуре значился господин Петров, который ускользнул перед нашим приходом, и господин Мартынов, во владениях которого успели побывать накануне. Возможно, это было обычным совпадением, что именно две фамилии, известные мне в целом мегаполисе, фигурировали подле доктора наук. А возможно напротив. Мужчины как-то были взаимосвязаны.
   - Я хочу побеседовать с господином Петровым, - нарушил тишину Олег. - Вы еще не убрали?
   - Э... простите, задумалась, - поплелась в ванную комнату, прихрамывая на грязную ногу.
   - Вернусь через час
   - Эй, погодите! - от неожиданности махнула в воздухе тряпкой, вовсю пропитанной кошачьей мочой. - Я тоже с вами! - вонючие брызги разлетелись по сторонам, несколько капель легли на лицо. От стойкого зловония сморщилась, но не сдалась. - Я еду с вами!
   - В этом нет необходимости.
   - Как это? - искренне поразилась я, не умея читать сквозь строки. - Вы же не знаете, где находится тот ресторан, который я вам описывала!
   Глава 22
   По пути к привокзальной площади меня поджидал сюрприз. И к счастью, весьма приятный. Господин Ворчун припарковал авто у стеклянного торгового центра высотой в два этажа и приказал купить что-нибудь приличное, чтобы спрятать оголенное тело. Сказать по правде, я была совсем не против данного предложения, так как за последние дни желтое платье опротивело настолько, что готова была разорвать его на мелкие кусочки, а потом вдобавок сжечь.
   - Только недолго, я подожду в машине.
   Отчего-то захотелось, чтобы он отправился со мной в это небольшое путешествие по бутикам. Но если он не хотел. А он явно не хотел, так как к этому моменту отвернулся в другую сторону, делая вид, что разглядывал автомобили, которых тут было в колорите.
   - Ладно.
   Спустя час шла довольная и опустошенная, неся в руках несколько пакетов с обновками, которые принадлежали самым модным и стильным домам Парижа.
   Нет, не так. Прошло около пятнадцати минут, и я спустилась вниз, кидая в урну свернутый комок желтого цвета и пару поношенных босоножек.
   - Почему так долго? - недовольно протянул напарник, постукивая пальцем по рулю.
   - Долго? - он даже не заметил, что в моем имидже произошли некоторые существенные изменения. - Я искала вещи подешевле - тут такие цены! - на этой фразе протянула мужчине кредитку, тот моментально спрятал ее в бардачке.
   Машина тронулась с места. Олег закурил сигарету, приоткрывая окно. Мне тоже жутко захотелось покурить, но обида засела в горле, мешая попросить об очередном одолжении. Нет, этот мужчина определенно вызывал во мне бурю чувств. И по большей части, негативных. Через пару поворотов промелькнуло кафе без названия, при виде последнего я встрепенулась и подалась телом вперед.
   - Вот оно! - тыча указательным пальцем на здание, что проплывало по правой стороне, проговорила я.
   Олег молча свернул на ближайшую парковку, докурил табак и вышел из салона. Я отстегнула ремень безопасности и тоже вылезла наружу, становясь на удобную плоскую подошву тряпичных балеток. Поправив молнию на джинсовом комбинезоне, нашла себя довольно-таки привлекательной в новом обличье. Укороченные шорты открывали взгляду стройные длинные ноги, которые всегда по праву возносила на пьедестал почета в списке собственных достоинств. Открытые руки и плечи имели загорелый оттенок, так что не стыдно было показать их окружающим. К тому же, сумела произвести некоторые манипуляции с внешностью.
   Не смотря на недостаток времени, я все же решилась отпустить пять драгоценных минут на красоту. Очень кстати попалась уборная, в которой имелось широкое зеркало. Умелыми движениями распустив обвисший конский хвост, начала плести замысловатую косу, которая мягкими волнами легла от одного уха к другому, выгодно подчеркивая овал лица. Закончив с прической, подкрасила купленной на распродаже тушью глаза, которые моментально превратились в два сияющих сапфира, а также облизала губы, придавая им сочность и свежесть. Ну, вот. Так было гораздо приятнее.
   Теперь, глядя на собственное отражение в небольшом зеркале заднего вида, с горечью осознавала, что проделанные манипуляции должным образом не были оценены. Олег просто не замечал меня. И точка. С накрашенными ресницами или вообще без них. Ему было абсолютно все равно! Невольно сморщилась, пытаясь не пустить слезу. Вот так дура попалась! Приоделась, приукрасилась. Словно это имело какой-то смысл! Стало стыдно. Что он подумал, когда увидел мои старания? Неужели понял, что небезразличен мне? О, только не это! Я сильно сжала пальцы в кулаки, наполняясь злостью. А все по тому, что вела себя как влюбленная малолетка!
   Зайдя в ресторан, полностью пропитанный ароматом какао бобов с нотками ванили и орехов, я и господин Ворчун, так ласково обозвала Олега, остановились в холле, осматриваясь по сторонам. К этому часу в кафе было достаточно посетителей, вся барная стойка кишела выпивохами и желающими быстрее сделать заказ. Среди посетителей господина Петрова не было. Наверное. Я отчаянно пыталась отыскать седую макушку, но суматоха мешала сосредоточиться. Вместо ночного уюта пришлось встретиться с дневной реальностью горячим шоколадом тут не пахло.
   Молодой официант проводил нас к свободному столику, который располагался в противоположной стороне от бара, и выдал два комплекта обеденного меню. Я кивнула в знак благодарности, Олег же отложил свой экземпляр в сторону и стал вертеть черной головой по сторонам. Я не смогла сдержать непроизвольного урчания, которое эхом пронеслось по утробе, и решила хоть одним глазочком взглянуть на яства, пестрящие разнообразие на десяти ламинированных страницах меню.
   Карпаччо в сметанном соусе... Наверняка, что-то божественное! Паста под соусом болоньезе с лисичками и куриной грудкой... О. Я мысленно поглощала все описанное ниже. Жареные колбаски на барбекю с томатно-сливочной подливкой... Терпению пришел конец! Я, лишившись остатка гордости, подняла кверху руку, подзывая таким образом лакея.
   - Что вы задумали? Вы увидели господина Петрова? - тут же раскрыл рот угрюмый сосед.
   - Ну, э не совсем, - пролепетала я, видя, как через спорящих товарищей пытается пробраться все тот же нерусский паренек, держа гору грязной посуды на одной руке.
   - У вас есть план? - как он достал! Единственное, что у меня было к этому часу, так это раздирающее чувство голода!
   - Ну...
   - Какая встреча! - на спину легла тяжелая рука, от которой пришлось вжаться в помпезный стул.
   Со страхом в глазах, обернулась, но подозрения не оправдались. Это был не он. Выдохнула с облегчением и учтиво поздоровалась с хозяином заведения, который выглядел неважно. Бледное лицо сливалось с седыми волосами, а впалые щеки, на одной из которых красовался уродский шрам, и вовсе делали вид господина Петрова болезненным.
   - Добрый день! - в шее хрустнул запущенный остеохондроз.
   - Только не говорите, что и на этот раз забрели в кафе случайно, - в противовес внешнему виду голос мужчины звучал весело и бодро.
   - Нет, не буду, - смущенно приоткрыла зубы в улыбке. Мужчина снял руку с плеча и обошел столик. Встав напротив, с ноткой игривости подметил.
   - Вижу, милая, вы решили привести избранника? Это тот самый Олег, про которого имел честь услышать?
   Ну, зачем же было рубить с плеча?! Вспыхнув от сказанных слов, даже не нашлась, что ответить. Это был полный нокаут.
   - Нет, не тот самый Олег, - мужской баритон прозвучал словно с того света. - Я Степан.
   Федоров. Вспомнила вымышленное имя напарника. А кем я была? Горекрякиной? Горемышкиной? Возникла неловкая пауза, Арсений Валерьянович убрал руки за спину и нахмурил лоб. Видимо, отнюдь не дружелюбный настрой главного героя заставил мужчину тоже пойти на попятную и спрятать искренность и радушие подальше в чулан души. Огонек надежды на то, что Петров посчитал, что поведение спутника было вызвано тем, что его обозвали каким-то там Олегом, загорелся внутри. Но седовлас прищурил один глаз, изучая брюнета, словно на лице последнего был написан текст. Видимо, на моих глазах начинали разгораться обоюдная неприязнь.
   - Э... - опять стала блеять как овца. - Сегодня у вас так много посетителей! - на последнем слове округлила глаза, будто бы говорила о чем-то невероятном.
   - Это еще не много! - все же удалось оторвать его от мысленного четвертования.
   - В любом случае...
   - В любом случае, - отрезал Олег пути к спасению. - Мы пришли поговорить.
   Коленки плотно сжались под столом. Несколько теней появились неподалеку, но я смотрела только перед собой. Что же сейчас будет?!
   - Поговорить? - Арсений Валерьянович оперся руками о спинку стула. - О чем, интересно?
   - О вас.
   - Обо мне? - усмехнулся мужчина и присел. - Что же обо мне говорить? Я старый больной человек.
   - Не об этом, - губы Олега были натянуты как струны. Что его так беспокоило? Почему он вел себя подобным образом? - Что вы можете рассказать о человеке по фамилии Мартынов?
   Арсений Валерьянович, не отрывая взгляда от напарника, сложил руки на шоколадной скатерти, убирая одновременно чистую пепельницу. Потом прочистил горло, надо признаться, на это ушло некоторое время. Потер переносицу и ответил.
   - Я не знаю такого человека.
   - Точно не знаете или же врете? коленки задрожали. Олег перегибал палку.
   - Вы не наглейте, молодой человек. Я вам не ровня, - рукой указал в сторону, где ждали своего часа три вышибалы. Я поморщилась от одного только вида громил. Настоящие гангстеры!
   - Мы... мы не хотели вас обидеть! - пискнула я, но напарник не дал ничего толком сказать.
   - Ладно, к этому вернемся позже, - громилы отошли на полшага назад. Их дрессировке можно было позавидовать. - Но связь с мозгоправом по фамилии Цезаревич отрицать бесполезно.
   - А я и не собирался этого делать, - протянул оппонент, надевая непроницаемую маску на лицо.
   - Прекрасно. Тогда вам не составит труда поделиться с нами, в каком деле вам помогает данный товарищ.
   Арсений Валерьянов, надо отдать ему должное, не спешил раскрывать личных секретов, поэтому рассмеялся в ответ грудным смехом, при этом постоянно покашливая. Золотой крест на груди всколыхнулся и вывалился из -за расстёгнутой горловины рубашки. Мужчина жестом заправил его обратно, при этом, не забыв поцеловать его три раза и перекреститься.
   - Это все? - на этот раз вопрос адресовался мне.
   Я подняла плечи, не зная, что ответить. Олег все окончательно испортил. Окончательно и бесповоротно. Как исправить положение в голове мыслей не было. Да и что я могла сделать теперь, когда жирная точка в диалоге была поставлена?
   Глава 23
   На улице пахло грозой. Видимо, вчерашняя буря взяла выходной и сегодня собиралась отработать прогул. Тяжелый воздух ударил в ноздри, а дым, исходящий от напарника, только усугубил положение. Голодный обморок почти доконал меня. Я еле плелась за широкой походкой Олега, который спешил к автомобилю, около которого мельтешил парень в милицейской форме.
   Уже подходя к черному Мерседесу, услышала следующее.
   - Тут запрещено ставить машину.
   - Кто сказал? - брюнет явно был не в духе.
   - Э... - на мгновение замешкался сотрудник Госавтоинспекции, но потом, распрямив тоненькую спину, парировал. - Знак кирпича. Полюбуйтесь сами.
   Мы одновременно провели взглядом в направлении руки милиционера, наткнувшись на круг, разделенный пополам жирной чертой.
   - Ладно, давайте по-хорошему, - это он говорил? В самом деле? Вначале почти послал ко всем чертям, а теперь в непринужденной форме предлагал компромисс.
   - Что значит, по-хорошему? паренек напрягся, бегая глазами по сторонам в поисках поддержки.
   - То и значит. Мы сейчас сделаем вид, - он что-то вынул из кармана шорт, - что ничего не произошло... - я не смотрела на мужчин, в этот самый миг из ресторана выходил господин Петров, собственной персоны, который держал в руке мобильник. Что-то в его виде насторожило меня. Пришлось вытянуть гусиную шею, чтобы предпринять скудные попытки подслушать чужой разговор. До меня долетели обрывки фраз.
   - не имеет значения! Да не смешно это! Ты сам в курсе, что... - дальше помешали разборки относительно правил дорожного движения.
   - Все в порядке, езжайте, - вот черт! Теперь оставалось лишь догадываться, в курсе чего был собеседник господина Петрова. Не отрывая взгляда от последнего, проследила за тем, как он повесил трубку и тут же стал набирать очередной номер телефона, который, видимо, помнил по памяти. Толстые пальцы быстро перебирали необходимые цифры. Гудок, другой. Мысленно услышала звуки дозвона. Еще несколько гудков. Арсений Валерьянович выплюнул слюну на асфальт и выключил мобильный аппарат. Широкая спина скрылась за поворотом, оставляя больше вопросов, нежели ответов.
   - Вы казались не очень-то дружелюбным по отношению к господину Петрову, - укорительно произнесла, открывая полностью форточку. Олег надел на нос солнечные очки, не спеша с разъяснениями. - Олег, вы же понимаете, что такими темпами мы даже приползти к рисователю карты не успеем?
   - Рисователю? - с иронией переспросил напарник, вставляя ключи в замок зажигание.
   - Неважно! - пульс стал учащаться. - Кто бы он ни был! Мы так и не приблизились к разгадке дела о трех крестах!
   - Почему вы так решили? - вначале подумала, что брюнет таким образом пошутил, но одного косого взгляда на профиль хватило, чтобы понять, что парень говорил серьёзно.
   - Э... Так что нам удалось узнать?
   - Многое...
   - Это не ответ! - взвизгнула я, держась за сиденье костяшками пальцев при крутом повороте.
   - А кто вам говорил, что будут ответы, - Олег развернул голову и приспустил очки на переносицу. - Вы же говорили, точнее, кричали о том, что дело... что все лично раскроете и, так сказать, опередите органы, которые только водку хлебать умеют!
   - Я... я... А чего вы пристали с этими органами? - ответила вопросом на вопрос, тщетно пытаясь выиграть время. - Я-то думала, мы в одной упряжке! А вы решили вести собственную игру!
   - Это не игра, во-первых, - солнечный блик запутался в черных волосах, не в силах найти выход к солнцу. - Во-вторых, будь вы чуточку наблюдательнее, то, непременно бы, обратили внимание на то, как вел себя Петров.
   - Я заметила-заметила! - запричитала быстрым голосом, чтобы избавиться от чувства пристыженности. - Он явно скрывал что-то!
   Олег приподнял бровь.
   - Ну, он явно соврал насчет знакомства с Мартыновым... - тут же сообразила, поражаясь умению молниеносно сопоставлять факты.
   - И все?
   - Ну...
   - Это все, что вы заметили? - пришлось облизнуть губы и напрячь память.
   - Ну, не совсем... - что еще-? Он не желал рассказывать об отношениях с Цезарем
   - На его бы месте я поступил бы также.
   - Тогда зачем вы спрашивали его об этом? - голубые очи расширились, выпуская порцию любопытства наружу.
   - Хотя бы для того, чтобы посмотреть на реакцию при упоминании фамилии психолога, - и тут меня осенило! Я готова была поклясться, что видела подобные приемы в кино! Что же получалось? В то время, как Олег вел хитроумное спланированное расследование, я всего лишь предпринимала скудные попытки барахтаться на плаву, так и не сумев трезво взглянуть на порядок вещей. Стало стыдно. Нет-нет, по -настоящему стыдно. Вместо того чтобы проводить дознание подозреваемых, я глупо улыбалась и думала о еде.
   - Так что получается, господину Петрову тоже пришло письмо с картой?
   - Очевидно же, - машина остановилась у небольшого магазинчика с чудным названием 'У Вероны'.
   - Получается, что все три креста рассекречены - Мартынов, Петров и Цезаревич
   - Не думаю.
   - Что не думаете? - недопоняла я. Все же было очевидно.
   - Письма пришли лишь двум из них, господину Цезаревичу конверт кинул кто-то из них, чтобы тот помог разобраться в ситуации. Нам надо пообщаться с Петром Леонидовичем. Думаю, он сможет рассказать больше, нежели господин Петров.
   Да уж, подумала про себя. Если Олег не перестанет вести себя как чурбан, то диалог с господином Мартыновым тоже будет провальным. Какая-то нелепая мысль посетила сознание на этой минуте. А что если он специально валил дело? Ну, в плане того, чтобы правда никогда не всплыла наружу. Украдкой окинула рельефный профиль брюнета - губы были сжаты, скулы четко очерчены, брови сурово сведены. Нет, он мог оказаться дьяволом воплоти. Все же не стоило забывать, что дело о трех крестах было ему знакомо задолго до знакомства со мной. Стоп! Почти прокричала вслух, но взяв темперамент в оборот, более спокойным тоном произнесла.
   - Олег, постойте, - ухватила того за руку, чтобы задержать в салоне авто еще ненадолго. Я тут подумала кое о чем. Ну, - черные очи застыли в непонятном оцепенении, глядя в упор. - Вы же сами говорили, что кто-то вам уже показывал карту один знакомый что ли... Так получается, вам известен и третий персонаж?
   Олег облизнул губы, сделал выдох и ответил.
   - Нет, он мне не известен. Письмо пришло от анонима.
   - Правда?
   - Конечно. Зачем мне врать вам? - и вправду зачем?
   Вернулись домой мы около семи вечера. Я ввалилась за порог, на котором меня уже встречал радостный четвероногий друг, пропуская вперед хозяина квартиры, который в руках нес два огромных пакета, прикупленных в мини-маркете. Сняв обувь, прошла на кухню и в нерешительности застыла , глядя как Олег распаковывал пакеты, попеременно открывая холодильник и навесной шкаф.
   - Э... вам помочь?
   - Не откажусь, - удивлению не было предела. Я даже вначале подумала, что ответ был предназначен для других ушей. - Вот, возьмите, это печень, для вашего, как его, Васьки, - мокрый пакет окрасил руки в коричневый оттенок, а в ноздри просочился запах распотрошённого кабанчика.
   - Что это? - фу, меня чуть не вырвало!
   - Положите в раковину, ее нужно промыть и отварить.
   Я сбросила противную печень в раковину, включила воду и стала скорее мыть руки, нежели промывать субпродукт для дальнейшего приготовления. Васька оказался поблизости, мягкая шерсть защекотала открытые ноги. Закончив с руками, ухватилась за скользкий коричнево-бордовый край и, заткнув нос, стала проводить процедуру ополаскивания. Брюнет на меня не смотрел, что крайне облегчало задачу. Он ловко растасовывал покупки по местам, орудуя руками не хуже любого циркача.
   Достав из нижнего шкафчика миску, Олег одной левой подхватил струящуюся печенку, забросил на жестяное дно и залил водой из-под крана. Я ничего не понимала в готовке, поэтому отошла в сторонку и тихо наблюдала за мужчиной. Васька с обожанием проводил взглядом кормителя, уже не испытывая первоначальных теплых чувств ко мне. Кроме всего прочего, за время нашего отсутствия не образовалось ни единой лужи, что само по себе было огромным прогрессом.
   - Романа, поставьте воду на плиту.
   - Что? - что это могло означать ?
   - Налейте в кастрюлю воды, включите газ и вперед! - он кинул в меня пачкой пельменей, почти сбив с ног. Холодный пакет неприятно врезался в плечо, я ойкнула и плюхнулась на стул. Пачка упала на плитку, кот моментально бросился к добыче и стал лизать ее шершавым языком.
   - Ой!
   - Романа! - в два прискока мужское тело материализовалось подле меня. Он наклонился и нежно дотронулся до ушибленного места, которое я прикрывала руками. - Больно?
   - Нет, уже прошло... - дыхание обжигало лицо. Я прикрыла веки в надежде на поцелуй. Но его не произошло.
   - - Тогда, прекрасно, - мужчина отвернулся, а через мгновение покинул кухню. Я осталась безмолвно страдать от неразделённой любви.
   Потом раздался шлепок. Захлопнулась дверь в спальную комнату. Олег вновь предпочел одиночество обществу со мной. Как печально захотелось выть. Почему он поступал так? Что его заставляло закрывать двери и делать вид, что я была пустым местом, никчемным созданием, полным нулем? Неужели я была настолько ему противна, что от каждой проведенной беседы оставался лишь неприятный осадок? Осмотрев себя с ног до головы, я не нашла существенных изъянов, мешающих брюнету нормально общаться, без всяких издёвок и циничных реплик.
   'Ты всегда хотела заполучить самого плохого парня', - сквозь призму времени промчался сестринский голос, унося меня в прошлое. И верно, среди моих избранников редко можно было встретить пай-мальчиков и очконосых заучек. Скорее там обитали возмутители спокойствия, ловеласы и простые подонки, которых частенько заставала то за занятиями группового секса, то при попытке толкнуть метамфетамин кому-то за прилавком обычного сельпо. Дивные были времена. Когда-то...
   Мы с Владой натворили много шума, но все это было лишь завесой, тентом, накрывающим реальную жизнь. А что было реальностью? Пустота? Полный мрак? Нежелание двигаться дальше? Куча проблем атаковала меня, и я предпочла не думать о плохом. Сейчас вопрос состоял в другом. Кто-то пытался совершить тройное убийство, и в задачу Кубышкиной входило хоть как-то воспрепятствовать совершению последнего.
   Мама! Вскрикнула я, вспоминая, что прошли уже четвертые сутки с моего отъезда из дома. Кожа покрылась холодом. Ну, и как быть? Совесть проснулась, понуждая сделать заветный звонок. Определенно точно, я совершила ошибку. Очень серьёзную ошибку, когда предпочла отсидеться в столице, решив не сообщать ничего домочадцам. Наверняка, родители места себе не находили в связи с пропажей непутевой дочери, а в родной станице на каждом столбу висела черно-белая фотография с моим изображением. Боже! Что я натворила!? Как теперь было просить прощения у родных, если собственный эгоизм застлал глаза и разум?
   Нет, размышления были ни к чему. Стирая остатки слез, все еще хлюпая носом, подняла стационарный телефон, который находился в коридоре, и дрожащими от страха и стыда пальцами стала нажимать кнопки. Гудок. Пошел дозвон. 'Междугороднее соединение установлено' - ответил оператор сети.
   - Алло, - в трубке послышался голос сестры.
   - Даша? Ты?
   - Рома? Ты?
   - Я!
   - Боже! Нашлась!
   - Не кричи! Что там дома? Я надеюсь, все живы, здоровы?
   - О чем ты говоришь?! Мать вообще с ума сошла! Вся извелась, уволилась с работы! Собирает чемоданы! Готовиться поехать в столицу, чтобы разыскать тебя! Отец ее всячески отговаривает. Он единственный человек, который сохраняет спокойствие в сложившейся ситуации. Но думаю, скоро его терпение испариться. Что с тобой? Ты как? Где?
   - У меня все ок. Потом расскажу. Э... - рассказывать или нет? - Нет, я, правда, в порядке, так что не беспокойтесь за меня. Просто тут такое Ты не поверишь! - ну, так что? - Я познакомилась с самым крутым парнем в мире! - пока все было достоверно. - У нас закрутился головокружительный роман и все такое,- немного расходилось с реальностью. - Мы живем вместе в его квартире в столице, - правда. - Я люблю его и не могу уехать, правда!
   - Это, конечно, замечательно. Но ты разве не в курсе, что папа...
   - Все, я люблю вас и целую! Пока!
   Глава 24
   Почти швырнув телефонную трубку, схватилась за область, где билось неугомонное сердце. Все было в порядке. Никто не умер и не сошел с ума. Пока. От душевных переживаний прикрыла глаза и даже не заметила появления брюнета, который беззвучно открыл двери спальни и теперь с тревогой смотрел на меня.
   - У вас что-то случилось?
   От неожиданности встряхнула белокурой головой и шмыгнула сопливым носом. Да, действительно Олег стоял в нескольких метрах от меня, держа в руках приличную кипу белых бумаг. Я с интересом наклонила голову, чтобы прочесть сделанные надписи на пергаменте, но мужчина свернул документы в трубочку. Пришлось поднять очи кверху.
   - Да так... Мелочи. А это что?
   - Пойдемте на кухню, есть новости, - новости? Странно? Раньше он предпочитал отмалчиваться. - Мартынов Петр Леонидович. Рожденный тридцати первого декабря тысяча девятьсот семьдесят девятого года
   - Откуда вам?
   - Тс!
   - Молчу!
   - Отец - Мартынов Леонид Григорьевич, общественный деятель, политик, ресторатор. Мать - Долгорукая Галина Ивановна, домохозяйка. Братьев и сестер нет. Сам проживает и зарегистрирован в поселке Семково, это загородный коттеджный городок, который находится в тридцати километрах от города. Дом расположен по адресу улица Парниковых. Номер дома шестьдесят шесть. Имеет два высших образования, одно экономическое, другое архитектурное. Учился два года заграницей. Не женат. Детей нет. Известен в столичных кругах, как Петр Первый.
   - Петр Первый?
   - Да. Именно.
   - Интересно, - задумчиво произнесла я, оборачиваясь к окну. Уже смеркалось.
   - Не судим и не привлекался. Законопослушный гражданин.
   - А откуда вы узнали все? В интернете? - на площадке расположилась молодежь, распивающая пиво и тренькающая на гитаре едва слышимые песенки. Олег ничего не ответил. Только хмыкнул. - А! - осенила догадка. - Вам помог ваш друг! Этот, как его, с криминальной фамилией!
   - Сегодня ехать уже бессмысленно, можно не застать господина Мартынова дома. Мы отправимся в путь завтра с утра, - раздалось в ответ.
   Прислонившись щекой к подушке, хотела моментально провалиться в сон, но ночной звонок не позволил смелым мечтам сбыться.
   - Да? Уже сплю. Нет, мы уезжаем с утра. Я и Романа. Да, еще не уехала Скоро, - сердце остановилось. - Диана, мы встретимся позже.... Да, я сам заеду к вам. Постараюсь в ближайшее время. Хорошо. Кирюше передавай привет.
   На следующее утро проснулась с первыми петухами. Образно говоря. На самом деле некто посмел потревожить покой звонком в дверь. В квартире было тихо, поэтому я решила, что Олег либо укатил без меня в поселок Семково, либо, что он еще спал. В любом случае открывать двери приходилось именно мне. Неохотно встав с расстеленного дивана, три раза потянувшись, зевнув и почесав плечо, отправилась к входной двери, чтобы узнать, кем был утренний визитер. Дверь в спальню была закрыта, что, впрочем, было не удивительно. Мистер Икс всегда оставлял после себя загадку. Я поправила майку, в которой спала, и провернула замок на три оборота.
   В глазок удалось рассмотреть черную шевелюру и часть лица, которое совсем недавно видела воочию. Неподдельный интерес разгорелся внутри при виде знакомого очертания, и я поспешила распахнуть железную дверь.
   - Доброе утро, - Юлий стоял на расстоянии менее одного метра и выразительно улыбался широкой улыбкой. Сонные глаза тут же заискрились светом, я смущенно кивнула в ответ, рукой позволяя пройти внутрь.
   Молодой человек последовал приглашению и прошел в квартиру, отряхивая начищенные туфли от невидимой грязи. Светлый льняной костюм сидел идеально на подтянутой фигуре, скидывая пару-тройку лет. Я вначале заворожённо застыла на месте, провожая взглядом высокий силуэт, но потом, опомнившись, засеменила за ним на кухню. Нельзя же было терять контроль при одном только появлении данного индивида на пороге дома!
   Юлий присел на стул без приглашения и вальяжно закинул ногу на ногу. Пришлось ретироваться. Поэтому развернулась в сторону рабочей поверхности, чтобы укрыться от настойчивых взглядов. Молча залила чайник водой, проглотила слюну и спросила.
   - Чай? Кофе?
   - Кофе, будьте любезны.
   Боже! Его голос был таким возбуждающим, таким чувственным, мелодичным и чарующим, проникал в сознание, выворачивая душу наизнанку. Вмиг почувствовала, как взмокли подмышки, и участилось дыхание. В комнате стало неумолимо жарко. Кто-то перекрывал кислород. На лбу появились капельки пота, обнаженные груди налились под белой хлопковой майкой. Потрясла головой. За соседней стенкой мирно посапывал хозяин квартиры, к которому, к слову, я была также не равнодушна, но меня, похоже, мало смущал этот факт. Стало неудобно за собственный развратный нрав. Мужчина пришел, наверняка, по какому-то важному делу, а я тут со своими страстями!
   - Я надеюсь, не помешал? Где ваш друг? - зелёные глаза сверлили спину.
   - О! - обернулась на долю секунды, что произошло совершенно непроизвольно. - Олег не мой друг. То есть вы не так поняли. Мы просто работаем вместе.
   - И живете тоже вместе? - тон был выбран безразличный, но от этого становилось только жарче.
   - В каком-то смысле да. Но не в том, общепринятом, вы понимаете?
   - То есть вы не занимаетесь любовью?
   Чуть не уронила ложку, которой насыпала ароматный помол. Глаза поползли вверх. Благо, что тело было повернуто спиной к господину Цезаревичу. Заниматься любовью? Покрылась красными пятнами. Неужели так просто было спросит об этом? Словно мы говорили о каком-нибудь воскресном пироге, а не о сокровенном таинстве, происходящем между мужчиной и женщиной. Что ему было нужно? Точнее, что он хотел от меня? Чего бесцеремонно расселся на чужом стуле и вел себя, мягко говоря, не тактично? Естество пищало от негодования. Но вслух дать отпор не хватало решимости. Да и что я могла сказать? 'Негодяй, как вы посмели?!' или же 'Убирайтесь вон! Я оскорблена!'. Все было неуместно в сложившейся ситуации. Да и сил бороться с дикой энергетикой психолога не было. Он прибивал к стене словно вампир, который постепенно насыщался кровью жертвы. Этот мужчина вводил в транс, окутывал разум, заставлял подчиниться. Единственное, что я могла в этот час, так промолвить следующее:
   - Кофе почти готов
   Но Цезарь не отставал:
   - Романа, я пугаю вас? - откуда он знал мое имя? Стало не по себе. К чувственному желанию прибавился страх.
   - Нет, что вы, - помешала в турке воду.
   - Тогда почему вы не смотрите на меня?
   - О, я готовлю вам кофе.
   - Я пришел, чтобы вам помочь.
   - Серьёзно?! - спина полыхала под воздействием чудотворного взора. В эти минуты страстно желала, чтобы Олег перестал храпеть у себя в уютной спальне и соизволил прекратить этот каламбур. Где он, черт побери, делся? Неужели не слышал, как в дверь позвонили? Или он специально подслушивал чужой разговор, спрятавшись за стенкой в прихожей? О, этого только не хватало!
   - Вам уже, наверняка, известно, что в тот день, когда вы с Олегом Юрьевичем... - выходило, он прекрасно был осведомлен насчет наших истинных имен, - приходили в первый раз, я сообщил не все, что мне было известно, - Юлий замолчал, делая паузу. Я нехотя развернулась, все же иметь беседу с пятой точкой было не прилично, и оперлась телом о столешницу. - Господин Мартынов обратился ко мне за помощью. Ему некто прислал письмо, содержание которого заставило парня поволноваться.
   - Карта? - тихо уточнила я, брюнет, слегка наклонив голову, кивнул.
   - Такую же карту получил и господин Петров, но видимо, вы успели перехватить ее раньше меня, - он обнажил белые зубы, я же отвернулась, чтобы помешать закипающий кофе, шипящий под действием открытого огня.
   Кофе наконец сварился, и я разлила ароматный напиток по чашкам в надежде, что горячий энергетик смог бы вывести меня из состояния транса. Я присела на противоположный стул, стараясь не светить прелестями, видневшимися из-под майки. Теперь оголенный зад только создавал неприятностей. Я чувствовала себя голой не только морально, но и физически.
   - Спасибо за информацию. Вы очень любезны.
   - Это еще не все.
   - Да? - навострила ушки, внимая каждому звуку, произнесённому изо рта напротив.
   - Да. Вы симпатичны мне, и я намереваюсь добиться вашего расположения.
   - Что?!
   - Я вижу, что тоже нравлюсь вам, иначе бы не стал даже пытаться прокладывать путь к вашему сердцу.
   Я не могла ни пошевелиться, ни произнести хоть что-нибудь в ответ. Просто тупо таращилась на мужчину, который вел спокойный светский монолог, словно не замечая состояния визави.
   - Вы... вы за этим пришли? - выдавило горло, проглатывая глоток свежезаваренного напитка.
   - Вы мне скажите.
   - Я?- затаила дыхание. Что за странная манера вести диалог была присуща этому мужчине? - Вы пришли из-за меня?
   - Тепло, - зеленые глаза впивались в кожу. Я подумала, что скоро сойду с ума.
   И вдруг пришла к неутешительному выводу, что если в психушке весь штат был бы заполнен такими вот мозгоправами, то шансов выйти на свободу здоровыми и здравомыслящим практически не было.
   - Вы хотите помочь мне лично?
   - Теплее...
   - Вы думаете, что дело о трех крестах имеет отношение и ко мне тоже?
   - Горячо. А теперь я встану и уйду. Через несколько минут проснется ваш друг. Скажите ему, что приходит сантехник. Так будет лучше. И для вас и для меня. А сегодня вечером я жду вас в ресторане 'Три океана' ровно в семь. Тройка и шестерка вам пойдет?
   Я только стала выяснять это, мысленно, конечно, а он уже озвучил. Как он узнал о моих цифрах? Уму было непостижимо! Я раскрыла рот, не в силах справиться с выражением ошеломления на лице. Гость, как и обещал, встал, расправил и без того идеально выглаженную рубашку, и растворился за входной дверью. Я продолжала безмолвно сидеть на стуле, держа в руке пустую чашку, на дне которой из темной гущи отчетливо вырисовывались три шестерки. Знак судьбы.
   - Кто приходил?
   Я отстраненно повернула голову, сразу не заметив появления Олега. Затем ровным голосом сказала:
   - Сантехник. Плановый осмотр квартир.
   Наполнив желудок тушеными овощами под чесночным соусом, которые, между прочим, приготовила в этот раз сама, воспользовавшись рецептом из поваренной книги, даже прибрала на кухне и вымыла посуду. Да, нечасто можно было встретить Кубышнику за подобными занятиями. А все благодаря разыгравшейся совести, которая все никак не могла простить неправду, сказанную часом ранее. Почему я соврала? Нужно было все рассказать Олегу и забыть этот неприятный инцидент. Но я не могла. Точнее, не хотела. После всех обид, причинённых мне специально или же ненароком, не особо доверяла брюнету. Он постоянно что-то скрывал от меня, недоговаривал, лукавил. Почему я должна была раскрывать перед ним душу? Нет, пускай совесть умолкнет. Я поступила совершенно правильно. Юлий хотел помочь. Он сам так сказал. Тем более он действительно обладал некоторой информацией, в отличие от скрытного Олега.
   Кроме того, Олегу было кому плакаться в жилетку. Я имела в виду красавицу Джоли, готовую наброситься на него ежеминутно и овладеть моментально. Видимо, они когда-то были вместе. Но что-то произошло в их отношениях, и блондинка, прихватив сына, укатила в другое место. Теперь Олежек, так ласково называла его бывшая жена, был в статусе воскресного папы, который в скором времени обещал повидать родного отпрыска. Поморщилась.
   - Романа, я уже выхожу. Если желаете поехать со мной, то поторопитесь, голос Олега вывел из раздумий. Я отправила задранную кверху майку и поскакала в ванную комнату, чтобы привести себя в порядок.
   - Э... пять минут!
   Глава 25
   Машина свернула с магистрали, проехала около двух километров по проселочной дороге через редкий лес, а затем остановилась подле высокого железного забора, за которым шла красиво выложенная серой плиткой улица. У ворот имелся небольшой прибор для голосовой связи, но чтобы достать до него рукой, Олегу пришлось выйти из авто. Я с нетерпением ждала продолжения. Брюнет нагнулся, чтобы лучше слышать обратную связь, нажал пальцем на красную кнопку и застыл в ожидании.
   - Поселок Семково, вы к кому?
   - Э... - Олег посмотрел на меня через открытое окно, я беспомощно развела руками в стороны. - Мы к Мартынову Петру Леонидовичу.
   - Он вас ждет?
   - Нет, но...
   - Ожидайте.
   Связь оборвалась. Олег потер бока и вернулся в машину. Положив обе руки на руль, он хмыкнул. Я же приготовилась ждать. Видимо, охранник побежал уточнять у самого Мартынова, может ли тот принять не прошеных гостей, или же нам нужно было дождаться официального приглашения на прием. У Петра Первого могло быть семь пятниц на неделе.
   Как ни удивительно, но железные ворота поднялись буквально спустя десять минут и, заведя мотор, мы медленно поехали по дороге, всматриваясь в названия улиц. Я с восхищением наблюдала за проплывающими архитектурными сооружениями, которые наверняка стоили целое состояние. Нотки зависти огорчили сознание. Мне таких роскошных апартаментов никогда не видать. Только в том случае, если я выйду замуж за принца. Но и этому не суждено было сбыться по причинам, которым знала только я и моя семья.
   Шестьдесят шестой дом по улице Парниковых возник так внезапно перед глазами, что я не успела стереть с лица шок от увиденного зрелища. Холодный пот проступил на лбу, и я вновь испытала психологическую встряску силой в десять баллов.
   - Пойдемте, приехали.
   Мужчина вытащил ключи из зажигания и вышел из авто, я же застыла как мумия. Мимо пролетал воробушек и нагло выпустил пар прямо на лобовое стекло. Мерзкая суспензия стекла вниз на капот, я же поморщилась от отвращения. Потом вспомнила, что данный ритуал птицы исполняют на счастье.
   - Вы идете?
   - Сейчас...
   - Что опять не так? - недовольство Олега было видно невооруженным глазом.
   - Я уже бывала здесь раньше, - заставила себя произнести вслух.
   - Где? Здесь? В особняке Мартынова?
   - Ага, с месяц назад.
   - Вы с ним лично знакомы?
   - Добрый день, господа! - к нам навстречу вышел симпатичный парень, которого когда-то заприметила на фотографии. Он прошел вдоль припаркованного автомобиля, галантно приоткрыв переднюю дверь, и протянул руку даме в порыве помочь выбраться наружу. Я осмотрела мужскую кисть с длинными тонкими пальцами, обладатели которых могли виртуозно исполнять композиции на пианино, и поспешила выбраться на волю.
   - Благодарю.
   - С чем пожаловали? Если не секрет, от кого будете?
   - Мы от господина Цезаревича.
   Мартынов напрягся и спрятал руки в карманы брюк, выполненные в светло-бежевых тонах. Выражение лица молодчика хоть и поменялось, но парень старался изо всех сил выглядеть непринужденно и гостеприимно. Но я видела, как пульсировала венка на упругой шее, выдавая хозяина с потрохами. Через мгновение карие глаза уставились на меня в упор, молча показывая, что он заметил, куда я смотрела. Пришлось отвести взгляд. Олег же напротив, смотрел прямо, не отрываясь ни на секунду. Мускулистая грудь была выпучена вперед, ноги широко расставлены.
   - Да? И что господин Цезаревич пожелал передать, раз послал столь очаровательных визитёров с утра пораньше?
   - Может, для начала пройдем внутрь? - нервно спросил брюнет, а я непроизвольно взяла того под руку. Мартынов мне не понравился. Первоначальное впечатление рассеялось в пух и прах. За красивой внешностью прятались бегающие глаза и уйма трупов в гардеробе.
   - В общем-то, идея не подходящая. Внутри идет ремонт. После смерти отца я решил кое-что переделать. Однако если разговор будет долгим, - Олег кивнул в знак согласия, то смею пригласить вас на открытую террасу. Я распоряжусь служанке принести прохладительные напитки. Может дама желает чего покрепче?
   Неожиданно для себя закивала. Напарник в полном недоумении уставился на меня, как на сумасшедшую. А в этот миг себя именно такой и ощущала. При обычных обстоятельствах я бы даже не задумывалась над скромным предложением хозяина, так как выпивка была самым верным и преданным другом. Но теперь, в обществе педантичного киллера чувствовала неловкость, смешанную со стыдом.
   Молодой хозяин, как и обещал, поспешил отвести нас на террасу. В этот раз не было ни пластиковых столиков под открытым небом, ни танцевальной зоны с толпой молодежи. Тишина и спокойствие опустились на особняк, превращая жизнь в скучные размеренные будни. Мы прошли под крышу, где был установлен огромный деревянный стол прямоугольной формы, и уселись на мини-кресла с подушками на сиденье. Осмотрев интерьер, пришла в восторг - дизайнер явно постарался. Как и внутри, так и снаружи дом был выполнен с отменным вкусом, выдержанным в одном стиле.
   - Это вы занимались декором дома? - вопрос вылетел из уст непроизвольно.
   - Да, - Петр не без доли удивления посмотрел на гостью. - Я окончил университет по специальности архитектор-строитель. Однако по профессии поработать не пришлось. Рынок труда на тот момент оказался скупым и скучным. Совсем не таким, каким я его представлял в процессе обучения. Папа, тогда еще живой, предложил разрабатывать проекты внутреннего и внешнего дизайна для коттеджей и квартир , метраж которых позволял разгуляться, вы понимаете? Идея показалась забавной, не говоря уже о достатке. Первой пробой пера стал дом матери, но оценить мои труды вы, к сожалению, не сможете. Он находиться вдалеке отсюда. Но видя работу, которую я проделал на этом участке, вполне можно судить о талантах и дарования господина Мартынова, - парень раскрыл белый ряд превосходных зубов, стреляя глазами.
   - Мне очень нравится.
   - Вы еще внутри не бывали.
   - Бывала! - убедила блондина, и тут же запнулась.
   - А это уже интересно! - парень вынул одну сигарету из пачки и затянулся. Олег тоже поспешил пригубить табачку. Я же осталась без никотина. - Вы тоже курите?
   - Ой, да, благодарю, - затянувшись тонким Парламентом, пояснила. - Я видела снимки вашей гостиной. Только и всего. Э... В каком-то журнале. Дайте вспомнить. Э...
   - 'Планета звезд'?
   - Точно! Именно в нем! - вскинула кверху руки. - У вас отличный вкус, - вновь перешла на льстивый тон, пытаясь скрыть ложь.
   В этот момент молодой, уже знакомый по поползновениям в кустах парень, принес высокий бокал, наполненный ярко-голубой жидкостью, и поставил его передо мной. Олегу он доставил чашку эспрессо, а Петр выбрал простую негазированную воду. Я тут же пригубила сладкий коктейль, за раз выпивая полбокала. Чтобы успокоиться и как-то реабилитироваться после недавнишнего позора, решила в ближайшие часы не раскрывать болтливый рот. Или, по крайней мере, на ближайшие пять минут, пока не закончиться алкогольный рай. Мужчины молча выкурили по сигарете, затем следователь приступил к допросу:
   - Мы помогаем Юлию Семеновичу вести дело о нарисованной карте, - Олег проверял реакцию блондина на сказанное. Но тот никак не реагировал. - По сведениям, которые предоставил нам босс, вы опасаетесь за собственную безопасность. Так?
   - Так, - сухо ответил малый.
   - Что еще вы можете рассказать, чтобы навести нас на след анонима?
   - В общем-то, ничего. Конверт лежал в почтовом ящике, его достала служанка. В конверте лежал сложенный лист с изображениями дорог. Карту я оставил у себя, но сейчас не отыщу. В доме настоящий бедлам.
   - Вы так спокойно говорите о карте, словно она пришла не вам? - не удалось сдержаться.
   - Как вас зовут?
   - Романой, или можно просто Ромой...
   - Просто не нужно, - отрезал парень, надменно глядя сверху вниз. - Таким, как я, угрозы приходят постоянно. Я пережил несколько нападений, два раза лежал в больнице с ножевыми ранениями. Меня реально хотят прикончить, но кто и зачем, понятия не имею! Один раз даже поджидали у клуба, скрутили и кинули в багажник авто. Благо, что мои ребята подскочили и выдернули с того света! Поэтому, уважаемая Романа, нарисованная карта это меньшее, что может заставить меня дрожать от страха.
   При упоминании собственного имени поперхнулась прохладительным коктейлем. Пришлось выплюнуть изо рта трубочку, и зайтись в кашле, пытаясь освободить легкие от жидкости. Олег наклонился ко мне, любезно похлопал по спине. Легче не становилось. Встав из -за стола, решила пройтись и подышать местным воздухом. Было понятно, что ничего нового господин Мартынов сообщать не собирался. Как и не собирался отрицать наличие конверта с картой. Но кто и зачем послал этот странный шедевр, был не в курсе. Я опять столкнулась со стеной.
   Сделав несколько маленьких шагов, почувствовала себя гораздо лучше. Дневное солнышко скрылось за белыми облаками и не пекло так сильно. Справа подле крытой террасы на четырех колоннах стояла беседка, ныне пустующая. Невооруженным глазом было видно, как на красивом архитектурном строении местами облупилась белая краска, создавая ощущение черных некрасивых дыр. Фигурный купол, некогда служивший гордостью всей композиции, ныне приобрел стойкий серо-зелёный оттенок , а у подножья скопились пучки мха, которые чередовались с грязью и мелким сором.
   Я прошла дальше. Остановилась у открытого бассейна. Вода отсюда казалась кристальной. Солнечные блики неровно ложились на водяную гладь, теребя поверхность. Виною тому был июньский ветер, создающий легкую, едва видимую рябь.
   Чтобы проникнуться водной стихией и уплыть дальше с попутным ветром, подошла ближе к борту, уже чувствуя дыханием исходящую от бассейна влажность и запах хлора. Мысли действительно понеслись вперед, навсегда оставляя проблемы и заботы в прошлом. Сделала еще шаг. О, как же приятно было чувствовать водное волнение перед глазами. Словно стояла посреди огромного океана, и ничего не могло быть важнее этого. Еще немного.
   С правой ноги слетела балетка, но так было даже лучше. Пальцами дотронулась до поверхности, которая к этому часу успела достаточно прогреться. Провела всей стопой, чувствуя полное расслабление. Как физическое, так и моральное. Эта истома могла бы продолжаться вечно, если бы не мужской суровый крик, который ввел тело в ступор.
   - Романа! Поехали!
   От резкого оклика потеряла равновесие и, несколько раз пошатнувшись, полетела в водное логово, успевая при этом чертыхнуться не самыми лестными эпитетами. Честно признаюсь, особых навыков в плавании не имела, поэтому при глубине чуть больше полутора метров стала захлёбываться и на самом деле тонуть. Противная вода затекла в уши, ноздри, глаза. Казалось, что свет померк навсегда. Горло раздирало желание глотнуть напоследок кислорода, я же хаотично болтала руками, не в силах встать на ноги и отдышаться.
   - Романа! Романа!
   Через какое-то время мужские руки выволокли меня из воды, но успев нахлебаться вдоволь, смогла различить только темную шапку волос, надвигающуюся на мое лицо.
   Романа! - о, эта шапка умела говорить! - Очнитесь! С вами все в порядке?
   Относительно, мой друг, относительно...
   - Романа! - рука пощупала пульс, но так как веки были приоткрыты, а глаза бегали по сторонам, то вывод напрашивался сам по себе. - Я вижу, что вы слышите меня. Ответьте!
   - Э... - горло болело. Нет, оно просто стонало от боли.
   - Уже хорошо, - впервые искренне улыбнулся Олег, и я непроизвольно улыбнулась ему в ответ. - Господин Мартынов сейчас ушел в дом, а нам пришло самое время убираться. Он ненароком выяснил, что мы с вами пришли не от мозгоправа, поэтому предстоят разбирательства с его охраной. Он дал нам две минуты, я ясно выражаюсь?
   Ну, как я могла ответить? Карие чувственные глаза ласкали взглядом, накрывали с головой омутом нежности, уносили в страну грез и заветных желаний. Как я могла нарушить тонкую грань мимолетной идиллии? Как я могла?
   - Романа, времени нет!
   Я не могла, зато смог он. Романс был спет, любовь развеялась по ветру. Пришлось смотреть реальности в глаза. Поднявшись кое-как с травы, вся мокрая и грязная, под руку с Олегом поплелась к воротам, чтобы покинуть преисподнюю, чуть не ставшую истинным раем. Господин Мартынов так и не соизволил попрощаться, но сильного желания в данном ритуале не было. В таком виде, какой был у меня в этот час, необходимо было поскорее прятаться за занавесом, а не выходить кланяться на 'Бис!'.
   - Зачем вы туда полезли? - спросил брюнет, подкладывая под сиденье какую-то вещь, которую предусмотрительно достал из багажника.
   - Куда полезла? - холод не на шутку пробивал тело. Да я вся тряслась в конвульсиях! Обхватив руками тоненькое тело, покорно ожидала, когда можно будет упаковаться в салон. Джинсовый комбинезон промок до нитки, и как я его не выжимала, по-прежнему оставался ужасно мокрым. Вода струей стекала по ногам и бедрам, тряпичная обувь расклеилась. Да и из носа потекло. Несколько раз чихнув со смаком, уставилась на парня, который жестом велел полезть в машину.
   - Как куда? В воду! - мотор тут же заработал, и авто рвануло с места. В зеркало заднего вида краем глаза увидела двух амбалов, которые вышли к воротам, чтобы проводить нас в последний путь.
   - Так я не... Это вы во всем виноваты!
   - Я?! - теперь в салоне стояло адское пекло. Меня трясло уже не от холода, а от обиды. Такое пережить, да еще слышать обвинения в свой адрес!
   - Конечно, вы! - со злостью прошипела я, достала рывком куртку, которая прикрывала кожаное сиденье от мокрого удара, и швырнула ту прямо в лицо наглецу.
   Автомобиль повело в сторону, я пискнула и втянула шею. Олег откинул куртку в сторону, сжал губы, выруливая на свою полосу. Обстановка накалялась. Звуки, отбивающей похоронный марш челюсти, разносились по обширному салону бизнес-класса.
   - Дура!
   - Сам дурак! - обменялись любезностями в чувствах.
   Оставшийся путь мы провели в полной тишине. Если не считать скрежета зубов, доносившегося слева.
   Глава 26
   На удивление дорога обратно показалась малознакомой. Таких вывесок и зеркальных витрин видеть не приходилось. Видимо, напарник решил выбрать другой путь следования. Возможно, решил остановиться перекусить в одном из модных столичных ресторанчиков, или же совершить шоппинг в связи с утратой обновок компаньона. Да, наверняка, дело обстояло именно так. Мысленно улыбнувшись догадкам, продолжала рассматривать пробегающие здания и людей, которые заполонили центровые улочки.
   Спустя минут сорок -сорок пять машина припарковалась в незнакомом дворе, который производил не самое положительное впечатление. Я тут же обратила внимание на ветхость конструкции домов, высота которых варьировалась от трех до пяти этажей. Они были подобны карточным домикам, с разбитыми окнами, оббитыми порогами, обвалившимися ступеньками и неостеклёнными балконами, если так можно было обозвать аппендиксы, держащиеся на одной железяке. Но самое отвратительно было то, что двор служил общественным туалетом для молодежи и тех, кто не знал, куда справить нужду. Вонь стояла неимоверная. Даже глаза заслезились. Закрыв плотно окно, помахала рукой перед собой, чтобы убрать дрянной запах прочь.
   - Тут ужасно пахнет, - пояснила свои действия, но мужчина словно замер. Я поежилась. Что это могло означать? Мы просидели молча еще около двух минут, которых оказалось предостаточно, чтобы понять, что нечто поменялось за последнее время.
   - Вот, - в мыслях даже не заметила, как брюнет достал из бардачка кошелек.
   - Что это? - глупо просила я, словно не видела предложенных банкнот.
   - Деньги на поезд.
   - Деньги на поезд?
   - Именно. На поезд.
   - Вы хотите, чтобы я их взяла?
   - Именно.
   - И уехала домой?
   - Вы верно мыслите...
   - Но это же невозможно тем более , сейчас - страх сковал тело.
   - Выйдите из машины.
   - Что?
   - Я прошу покинуть салон.
   - Нет... но я ладно, как скажете... дрожащими пальцами отстегнула ремень безопасности, пригладила волосы, которые были еще мокрыми и к тому же дурно пахли, и, ссутулив спину, выползла из авто.
   Олег, тот еще мерзавец, не стал дожидаться моего прощального слова и надавил на педаль газа. Слезы обиды навернулись на глаза, но я не стала плакать, по крайней мере, сейчас, у него на виду. Простояв несколько нескончаемых минут посреди самого ужасного места, которое когда-либо видела в жизни , еще лелеяла надежду, что черный Мерседес вернется за пассажиркой, и я буду спасена. Но прошло десять минут, пятнадцать. Ничего не менялось. Из подъезда вышла дама с бультерьером, который тут же набросился на меня с диким лаем. Но, подбежав поближе, отстал. Сморщив идеально белую кожу, отбежал на приличное расстояние, не переставая коситься в сторону, где одиноко возвышалась женская стать.
   Странная мысль посетила меня. Даже собака, и та не стала иметь со мной никаких дел. И тут произошло ожидаемое. Я разрыдалась градом обиды и несправедливости. Слезы застлали глаза. От безысходности покрутила головой по сторонам и заметно удивилась. Сквозь арку виднелся Минский вокзал, который горел яркими огоньками и днем и ночью. Меня озарило! Так выходило, что я находилась неподалеку от пункта отправления. В этом свете действия Олега Юрьевича приобретали логическое объяснение. И надо признаться, что теперь камень упал с плеч. Я-то ведь думала, что он специально высадил из машины в самом отвратительном месте, что можно было сыскать в столичных кругах.
   Воспрянув духом, оправила мокрое одеяние, вытерла влагу с лица, после чего отправилась в новое путешествие, решив навсегда вычеркнуть имя брюнета из памяти. Можно подумать, Олег был единственным и неповторимым на свете?! Вновь прослезилась, не желая мириться с реальностью. А как же Васька? Этот вопрос крутился в голове, в то время как неторопливо шла в сторону мигающего вокала. Денег мистер Ворчун дал на целых десять билетов, поэтому беспокоиться о возвращении восвояси не стоило. Но что-то все-таки тревожило душу.
   Нераскрытое дело, которое, по словам опытного психолога, имело ко мне непосредственное отношение. А ведь он точно знал, о чем говорил. Уверенность в том, что третий конверт предназначался именно мне, только крепла. Отчего же тогда были видения? И гроб, и удушье, и вся канитель? Нет, некто захотел заживо закопать Кубышкину под землю , и пока вела расследование, у меня оставался маленький шанс опередить злоумышленника. Многое уже прояснилось, возможно, с помощью цифр удалось бы продвинуться дальше?
   Чтобы попасть на привокзальную площадь, необходимо было пересечь сквер, в котором несколько дней назад незнакомец в широкополой шляпе похитил сумочку и десять миллионов наличности. Воспоминания атаковали меня, словно сие событие случилось пару лет назад. Я усмехнулась, думая о том, что начало этой истории было не самым отвратительным. Если сравнивать с концом.
   В правом ботинке, который чудом уцелел и не испытал все прелести водных процедур, зачесалась пятка. На удачу, немного поодаль находилась лавочка, свободная от отдыхающих. Поспешила туда. Скинула ботинок и стала раздирать ногу. Боже, что же там происходило? Лицо покраснело от натуги. Позже зуд переместился на голень и стал подниматься все выше и выше. Я с ужасом обнаружила, что спустя несколько минут все тело испытывало дискомфорт. В области живота, к которой подлезть не могла из-за особого покроя комбинезона, почувствовала вначале легкое покалывание, которое постепенно переросло в жжение. Да что это было?!
   Ответ был на поверхности. Точнее, на правой руке, чуть выше локтя. Красный, налитой волдырь, сиял на солнышке, как ни в чем не бывало. Рядом соседствовал еще один, но поменьше. Я стала сумбурно осматривать участки тела, которые были в зоне досягаемости, приходя к неутешительно выводу. Видимо, я подхватила оспу.
   Эта новость пронзила душу насквозь. Что делать? Куда бежать? Как спасаться? Конечно же, в больницу! Там знали, как позаботиться и спасти жизнь, висящую на волоске. Но почему-то ноги понесли в другую сторону, и уже через пять минут я стояла у парадных дверей кафе без названия, постоянно расчесывая болячки, которые покрывали тело с ног до головы.
   К счастью, заведение было открыто. Неторопливо прошла внутрь сладкого помещения, не переставая удивляться созданной атмосфере тающего шоколада и ауры жареного миндаля, и тут же заметила Петрова, сидящего у барной стойки с бокалом темного пива в руке. Более людей не наблюдалось. Я порадовалась при виде знакомого силуэта. Но тут же опешила. Что он подумает при виде проказой особы? Почесав напоследок зудящее плечо, шею и голову, в смятении подошла к месторасположению хозяина.
   - Э... Доброго дня!
   Петров повернул голову, гремя золотом, и слегка прищурил глаза от перепадов света. Разглядев, кто именно перед ним стоял, мужчина приподнял уголки губ, желая поздороваться в ответ, но вместо слов приветствия, исказил странную гримасу и заявил, ставя бокал на стойку из черного мрамора:
   - Господи! Милая моя, что у тебя с лицом!
   Я схватилась обеими руками за щеки и разрыдалась. Да я была похожа на чешуйчатого дракона! Противные волдыри добрались и до физиономии. Петров привстал со стула, аккуратно убрал руки от лица и стал всматриваться в уродливые прыщи, возникшие без особой причины.
   - Да, это неприятно...
   - Может, кто-то сглазил? - робко предположила, все еще не в силах остановить плач.
   - Нет, это не дурной сглаз. Это аллергическая реакция. Пойдем, - хозяин любезно предложил даме руку, я приняла приглашение, и мы на пару отправились за закрытые двери, где располагались подсобные помещения и кухня.
   Мы прошли по узкому коридору, свернули направо, затем налево, затем вновь направо. Небольшие комнатки возникали то по одной стороне, то по другой. Но мы не останавливались. Двигались вперед. У последней двери, когда мы очутились в тупике, Арсений Петрович достал из кармана связку ключей и, выбрав один, самый длинный с большим количеством зазубрин, всунул его в замочную скважину. Деревянная дверь поддалась с первого раза, и мы очутились внутри темного помещения, пропахнувшего пылью и сыростью. Петров выключателем включил свет, и я разглядела в данной комнате нечто походящее на гостиную.
   Старенький диван с немодной обивкой, письменный стол, производства СССР, с отломанной и перевязанной синей клейкой лентой ножкой, высокая секция, покрытая лаком, который местами отошел и отвалился. За стеклом строго в ряд стояли книги различных авторов и времен издания. Также в комнате находился холодильник, слишком современный по сравнению с остальными предметами интерьера. Именно к нему мой старый друг и поспешил.
   Раскрыл дверцу и вынул пузырек с жидким содержимым. Я успела разглядеть следующую надпись - 'Бруцин'. Затем, закрыв хранитель холода, отошел к секции и раскрыл бар. Глаз уцепил несколько рядов бутылок дорогого спиртного, но мужчину интересовало вовсе не это. Он немного повозился в глубине и достал обыкновенный граненый стакан, который тут же наполнил водой из графина, что стоял подле на секции. Потом с осторожностью, которой мог бы позавидовать хирург, откупорил пробочку и накапал несколько жирных капель в жидкость. Поболтав на весу содержимое стакана, Петров протянул его гостьи, при этом прикрывая дверцы бара.
   Я беспомощно помотала головой в стороны, не зная, как именно реагировать на действия старика.
   - О, милая, не бойтесь! - воскликнул тот, прямо впихивая стакан в руку. - Это поможет снять отеки и волдыри. Ведь старый еврей знает, что делает, - сомнения четко отражались на обсыпанном прыщами лице. - Тут несколько капель одного препарата. Он в маленьких дозах абсолютно безвреден. Я сам его иногда попиваю, когда нервишки шалят. А в вашем случае, он будет служить своеобразным антидотом. Ну, же! Не струсьте! Сомнения прочь!
   Поморщила рот, не зная, как поступить. Толи опрокинуть неизвестную дрянь, название которой, пускай и было известно, но ничего не проясняло, доверяясь малознакомому старику с криминальной внешностью, или же умереть от неизвестной холеры, поразившей нежданно-негаданно и самое главное в то время, когда осталась совершенно одна. Логика склонялась к тому, что пить суспензию было верхом безрассудства. Необходимо было срочно бежать в ближайшую клинику и обследовать характер заболевания, вместо того, чтобы употреблять неизвестные медицинские лекарства без рецепта. Но душа разрывалась от желания прямо здесь и сейчас разрешить вопрос с изнывающими прыщами, портящими внешний вид и жизнь в целом. И так как сумасбродство пульсировало по крови, приняла панацею из рук заботливого господина и опрокинула горьковатую на вкус смесь. Постояла несколько минут, не двигаясь, помотала головой вправо, влево. Ничего особенного не происходило. По крайней мере, не умерла. Я с благодарностью посмотрела в добрые глаза спасителя:
   - И что, правда, поможет?
   - Конечно, милая. Через каких-то полчаса, а то и меньше покраснения пройдут, и твое милое лицо вновь засияет красотой и молодостью.
   Я еще раз поблагодарила хозяина и уже собиралась покинуть комнату, полную старого барахла, вслед за Петровым, как взгляд непроизвольно упал на громадный предмет, который все это время находился позади меня. Отчего до этого он замечен и не был. Арсений Валерьянович уже скрылся в мрачном коридоре, я же, оглянувшись, тихонечко подбежала к железной штуке, что-то смутно напоминающей. Приложив немало усилий, все же перевернула штуковину анфас и убедилась в собственной правоте. На полу лежала вывеска заведения, которая таинственным образом испарилась с предназначенного места, а точнее, с крыши здания. Черными размашистыми буквами на старый манер было выведено название 'Пятеро друзей'. В этот миг в коридоре послышалась возня, видимо, Валерьянович заметил отсутствие гостьи. Я быстренько отбросила ржавую железку на место, почесывая ноющую спину, и побежала за господином, попутно размышляя об увиденном.
   Глава 27
   Распрощавшись с наилюбезнейшим Арсением Петровым, который, естественно, не оставил даму без обеда, решила немного обмозговать то, что творилось сейчас в голове. Заняв лавочку вдали от шума и суеты, несмотря на то, что она располагалась на самом солнцепеке, я с удовольствием облокотилась о деревянную спинку и затянулась табаком марки Кент. И так, все по порядку.
   Во-первых, по случайности или же нет, однозначно говорить нельзя было, я обнаружила странный конверт с не менее таинственной картой внутри. Благодаря моим скромным способностям стал известен номер трассы, на которой мы на пару с киллером нашли вырытую могилу и гроб. Судя по фактам, он предназначался одному из святой троицы, Мартынову Петру Леонидовичу. Тот в свою очередь особого значения находке не придал, так как вынужден был терпеть угрозы постоянно. Но все же от помощи отказываться не стал. В его дело был вовлечен опытный психоаналитик, который также раскрывал карты другому клиенту - Петрову Арсению Валерьяновичу. Если верить собственным догадкам, третьим неизвестным была я. Так намекал Юлий Семенович.
   На этом подведение итогов заканчивалось. Оставалось узнать следующее: кто был мифическим копателем могил, и за что он решил расправиться с тремя людьми, различных по возрасту, месту проживания и разнящихся социальным статусом и окружением. Мартынов был богат, успешен, сын большой политической шишки, который к тому же при жизни имел собственный ресторанный бизнес. Арсений Валерьянович был не так обеспечен, но все же не беден. Одного только золотовалютного запаса на себе носил на сорок штук зелёненьких. В отличие от Мартынова Петров был прост, говорил без жеманности и пафоса. Нарисованная карта действительно испугала его. Это сомнениям не подвергалось. А что до меня? Тут вообще было непонятно. Не было ни богатств, ни власти, ни влияния. Как я оказалась среди списка потенциальных жертв? Кому могла перейти дорогу? На ум ничего не приходило.
   Неожиданно в памяти всплыл образ железной находки, лежащей на полу в подсобке. Хм... Странно все это. 'Пятеро друзей'. Что было морального устаревшего в данном названии? Это оставалось загадкой, но загадкой, не относящейся к делу.
   Сигарета догорела. Я печально выбросила бычок в урну, что стояла рядом со скамейкой, посмотрела на перрон, кишащий людьми, и решила, что покинуть город именно теперь, когда знала, что за углом бродила смерть, категорически нельзя было.
   'Милая, вы не забыли обо мне'?
   Я подскочила от неожиданности заданного вопроса. Голова стала крутиться по сторонам, но поблизости никого не было. Тогда схватилась за аритмично стучащее сердце, чтобы удержать его внутри, сама же прикрыла глаза и попыталась войти в транс. Один, два, три... Дыхание восстанавливалось, пульс уменьшался. Четыре, пять, шесть...
   'Вы будете ждать меня ровно в семь'?
   'Нет, я приду немного раньше, чтобы занять самый лучший столик у занавешенного окна. Заранее закажу бутылку охлажденного шампанского. Вы ведь любите шампанское?
   'Да'.
   'А затем появитесь вы. Я хочу, чтобы вы надели красную блузку и синюю юбку чуть выше колен. Обувь можете выбрать сами'.
   'У меня нет денег, чтобы исполнить вашу просьбу'.
   'За это не переживайте, милая, это не проблема'.
   На этом связь закончилась. Глаза открылись. Рядом по-прежнему не было ни души, теплый ветерок щекотал оголенные плечи. Я оглядела себя и пришла в восторг! Как и обещал господин Петров, волдыри и покраснения исчезли, кожа на глазах преобразилась. Словно и не было чудовищной реакции! Что же такого необычного успела отведать, что меня так разнесло?! Вопрос остался витать в воздухе. Вдали просигналил гудок, вещая о приближающемся составе. Я посмотрела в сторону, где уже вырисовывались очертания поезда, на котором разглядела запись 'Город Х. - город У.'. Быстрым движением поднялась с нагретого местечка и поплелась навстречу судьбе.
   Та, впрочем, вскоре встретила крепкими объятиями. А дело происходило так.
   Выйдя из многолюдной вокзальной площади, почти высохшая и здоровая, оказалась в центре столичного города с уймой незнакомых улиц и нависающих с огромной высоты зданий. Ноги несли вперед непроизвольно, словно им были даны ценные указания на этот счет. Я поглядывала по сторонам, рассматривая с интересом витрины ультрамодных магазинов, салонов красоты и простых библиотечных окон. Яркие краски пестрели и разливались потоком по разным сторонам, я только и успевала, что дивиться такому разнообразию картин. Внезапно кто-то задел меня в спешке плечом. Я даже не успела заметить обидчика, как полетела на землю, стукнувшись при этом об тротуарную плитку. Боль мгновенно сковала тело. К тому же еще один добрый молодец не заметил под ногами человека и почти с разбега наскочил на меня, распластавшуюся на дороге.
   - Эй! - прокричала вслед нахалу.
   - Заткнись! - кинул тот на прощание.
   Я подумала, что в этом городе царили иные законы и порядки. Никакой толерантности, порядочности, сострадания. Только крысиные бега, у кого за деньгами, у кого за мужьями, а у кого и за тем и другим одновременно. От обиды захотелось реветь, но я, несмотря на боль в коленке, встала, поправила сбившийся на бок комбинезон и поплелась дальше, уже не находясь в полной уверенности того, что поступила правильно, отказавшись от возвращения домой.
   Через минут десять после инцидента прошла мимо молодого паренька, раздающего буклеты нового свадебного салона. Он так зазывал прохожих, рассказывая о прелестях супружеской жизни, о том, что именно свадебный наряд, подобранный должным образом, сулил любовь и благополучие, что я, не посрамилась и ухватила бесплатный мини-каталог в руку. Заприметив ближайшую свободную лавочку, она, кстати, находилась у фонтана с бьющими гейзерами воды, я устремилась туда, чтобы поскорее понять, чем так увлек существо свадебный процесс.
   Открывать на первой странице яркое издание не стала, не для того оно было куплено. Нет. Приложив левую руку на обложку, а правую к сердцу, досчитала в уме до шести. Затем раскрыла буклет и уставилась на красивую модель с густыми каштановыми волосами. Белоснежное платье доходило до самых пят, талия была подпоясана розовой ленточкой. Милый вариант, ну и что с этого?
   'Смотрите ниже, милая'.
   От неожиданности захлопнула каталог и с опаской оглядела прохожих. Все спешили, бежали, летели. Около скамейки никто не останавливался. Тогда я прошлась по свисающим сучьям ивы, которые ниспадали на скамейку с обратной стороны. На дереве кроме мелких пташек никого замечено не было. Неужели призрак? Или же параноидальный внутренний диалог, похожий на телепатическую связь или же шизофрению, возник вновь в голове. Неужели Юлий влез так глубоко в душу, что мог на расстоянии предвидеть события, диктовать их развитие и играть финальный аккорд? Что же это был за человек на самом деле? Экстрасенс? Телепат? Хороший психолог? Одно я точно знала, что сумасшедшей не была. И все поступки были плодом только моих решений, а не продиктованные кем-то иным.
   Ниже было написано 'модель номер шестьдесят шесть, дробь шесть'. А кто бы сомневался. Вот только что это означало? Я перелистнула журнал и увидела очередную цифру - семнадцать, дробь один. На противоположной стороне улицы как раз висел пригнутый сверху адресный ориентир. Слово 'улица' было спрятано под частью железной вывески, но благо острому зрению прочла следующее. 'Мулицы, 17-1'. По-видимому, судьба сулила отправиться именно в это здание. От волнения позабыла каталог на лавке, боясь не успеть застать нечто очень важное. Внутренний зов поманил на приключения, вызывая необъяснимый азарт и ощутимое до боли желание увидеть, к чему в итоге привела бы игра.
   Я с легкостью пересекла дорогу по зебре, обогнула здание с фасадной стороны и оказалась перед ступеньками небольшого салона, располагающегося на первом этаже жилого дома, с дивной надписью 'Любовница'. Девятка. Отлично. Мне сюда. Разноцветная вывеска над парадной дверью с изображением двух молоденьких моделей, тела которых прикрывали лоскуты из меха, вызвала ассоциации с магазином женской одежды, а стоячая вешалка у входа , которую я увидела благодаря приоткрытой двери, навела на мысли о том, что это не просто точка продаж, а нечто интереснее.
   Как только переступила порог салона, зазвенел соловьиной трелью колокольчик, и в холл выбежало миниатюрное создание с копной кучерявых ярко-желтых волос. Оно, точнее, она осмотрела мою стать с ног до головы, отметила потрепанный внешний вид и выпученные глаза, затем остановилась на волосах.
   - Владимир не сказал, что будут такие проблемы, - голос был столь высоким и мелодичным, что мысленно подумала, что дама ошиблась с профессией, предпочитая стилиста оперной певице.
   - Какие проблемы? - смущенно пригладила торчащие волосы рукой.
   - Ваши волосы. Они же абсолютно неухоженные. Подойдите ка сюда. О, да и пахнут они не лучшим образом. А ногти? У нас всего два часа времени. О чем он только думал, умоляя меня, принять вас без предварительной консультации! Тут же работы на целый день! -женщина хватала меня то за руки, то за волосы, то вообще хваталась за рыжую голову. Я уже стала думать, что она сошла с ума.
   - Я думаю, что вы ошибаетесь. Я не...
   - Хватит болтать, дорогуша! Марш к умывальнику и до окончания преображения от вас требуется сохранять полное молчание. Требование не подлежит обсуждению. И коли уж вам посчастливилось стать клиентом 'Любовницы', знайте, что в этом заведении работают истинные профессионалы и мастера своего дела!
   Узнав, где находился ресторан 'Три океана', в очередной раз удивилась. Как оказалось, улица в честь некого Мулицы пересекала улицу, на которой находилось нужное заведение. Часы, что висели на одном из зданий, подсказали, что до встречи оставалось около пятнадцати минут. Но я не спешила по направлению в харчевню. Как и предугадал новый ухажер, я дала тому время на первоначальные приготовления. Также предвкушала шок последнего при одном только взгляде на меня в новом образе.
   Благодаря стараниям мисс Дюрси (так она представилась), выглядела я словно американская дива, сошедшая с обложки модного глянца. Увидев себя в зеркале после преображения, не смогла сдержать восторг и завизжала как ненормальная голосом еще покруче , чем исполняли оперетты. Раскрасневшаяся хозяйка салона раздула тонкие губы в благодарной улыбке и поспешила распрощаться с гостьей, не забыв при этом напомнить, чтобы Владимир срочно перезвонил ей. Я пообещала, что выполню ее просьбу, сама же поспешила унести ноги, пока правда не всплыла наружу.
   В качестве подарка мисс Дюрси презентовала черный кожаный клатч без ручки с маленькими стразами по контуру. От чувств я крепко поцеловала ее в щеку, обколотую ботоксом.
   Медленной, ленивой походкой добрела до ресторана и почувствовала вкус опасности. Три шестерки - загорелось предупреждение в голове. Внутри поджидал пленитель мыслей и разума. Тот, о ком не могла думать равнодушно, кто заставлял кровь бурлить, а мозг суматошно работать. Я чуть постояла у входа. Посмотрела на красную блузку, полупрозрачную, шелковую. Она не оставляла полета для фантазии. Тело было открыто для чужих любопытных взглядов. Синяя юбка едва прикрывала коленки, но обтягивала так, что казалось, сядь я на стул, она бы треснула по швам ежеминутно. Высокая шпилька удлиняла стройные ноги, сексуально покачивающиеся при ходьбе. Итак, двинулась вперед, навстречу соблазнам. Один мужчина отверг меня, оставался вопрос, отвергнет ли другой?
   Любезный клерк встретил у порога, спросил, был ли заказан столик, я сказала, что мой кавалер зарезервировал столик у окна. Парень кивнул, предложил обождать и ускользнул с поля зрения. Я подошла к настенному зеркалу, вставленному в резную раму, что висело над гостевыми диванами, и с обожанием стала всматриваться в белые кудри, каскадом ниспадающие на лицо, шею, плечи. Мисс Дюрси превосходно владела техникой делать из тусклых тонких волос шедевр парикмахерского искусства. Густая копна свободными локонами окружала прелестное лицо, накрашенное выразительно, но без перебора. Губы были сочными, влажными, желанными. Я осторожно облизала контур, чтобы убедиться, что данная помада была влагостойкой и была в состоянии пережить не одно стихийное бедствие.
   - Пройдемте, - за мной вернулся служитель ресторана.
   Хотя заказанный столик и находился в самом укромном уголке, практически скрывался за красно-синим занавесом, я отчетливо увидела господина Цезаревича, который также смотрел в мою сторону. Волна прокатилась по телу, замерла, затем вновь окатила холодом и опаской. Я сделала шаг, сделала два и так незаметно очутилась подле столика, на котором в графине со льдом остывало обещанное шампанское.
   - Добрый вечер, - робко сказала с замиранием сердца.
   - Прошу, садитесь, - Юлий привстал, а официант пододвинул за мной стул.
   Я положила клатч на стол, кашлянула три раза, потерла рукой нос и стала участливо пялиться по сторонам, пытаясь найти спасительный круг. В окне виднелась часть улицы, дорога и городской сквер, мимо проехал автобус. Ничего занимательного. В этот момент официант, который под диктовку записал заказ, удалился, задернув плотно занавески, огораживая нас от остальных посетителей ресторана. От резкого звука лязганья железа пискнула, но, похихикав, взяла себя в руки. Нельзя же было на самом деле так нервничать. И контролировать процесс. Потерла указательный палец на правой руке, который по неизвестным причинам стал печь.
   - Какой прекрасный день...
   - Может, шампанского?
   Я утвердительно замотала головой. Юлий позволил помолчать. Это радовало. По велению волшебной палочки в ВИП-зоне появился официант и налил полный бокал шипучей жидкости. Поставив бутылку обратно, парень удалился. Облегченно заметив, что на столе материализовалась пепельница, я спросила:
   - У вас есть сигареты?
   В этот миг опять ворвался клерк и положил распечатанную пачку Vogue передо мной. Я сглотнула слюну и стала прикуривать сигарету. Юлий молча наблюдал за напряженными действиями, явно получая удовольствие от слабости ближнего. Первые пять минут прошли нормально. Я курила и пила спиртное, кавалер сидел прямо, не проронив ни единого слова.
   - Как вам это удается? - пролепетала я, исходя от вынужденного молчания.
   - Быть собой? - интересный ответ предложил господин Цезаревич.
   - Нет, быть таким.
   - А вам нравится, каков я? - затянулась покрепче.
   - Не знаю, что ответить, если честно...
   - Если честно, то вы знаете.
   Потерла лоб от интеллектуального сражения. Как ни стремилась быть лучшей, самой умной и сообразительной, на фоне такого мужчины, умеющего предугадать дальнейшие действия и их развязки, казалась себе никчемной и малопривлекательной пассией. Внутренний голос твердил, что нерационально так просто открываться чужому человеку, вверять ему тайны и переживания, идти на прямой контакт. Тем более тому, кто знал все слабые и сильные стороны. Кто при желании мог и обидеть, мог и убить.
   - Э... я считаю вас незаурядным мужчиной
   - Незаурядным? Вы это слово хотели сказать?
   - Да. А что я сказала другое?
   - Нет-нет, продолжайте, прошу вас, - зеленые глаза прожигали дыру на моей коже. Он так пристально рассматривал тело, сидящее напротив, что под натиском взгляда вся скукожилась и стала чувствовать себя неуютно. Даже алкоголь не расслаблял сознание. Раз, два, три...
   - Четыре, пять, шесть...
   - Что, простите? - приоткрыла глаза.
   - Милая, я бы хотел узнать. Для меня это важно, потому что я настроен на ваш счет довольно серьезно. Вы планируете какие-либо отношения с вашим соседом?
   - Нет! - тут не выдержала и повысила голос. Обида за высадку из авто сделала свое дело. - Не планирую. И он мне больше не сосед!
   - Это все, что хотел узнать, - молодой официант появился в самую подходящую минуту, поставил столовые приборы, тарелки с яствами и ушел.
   Я посмотрела на блюдо, которое предназначалось для меня, и поразилась, до чего же незнакомый человек мог знать о чужих пристрастиях и пожеланиях. Именно в этот вечер страстно захотела покушать японской кухни, что-то вроде суши. И оп-ля! Тайные страсти воплотились в явь!
   Следующие полчаса мы не разговаривали, спокойно наслаждались едой и напитками. Юлий алкоголь не употреблял, поэтому пил горячий шоколад. Я же продолжала початую бутылку шампанского, ожидая яблочный штрудель на десерт. Время текло незаметно. Изначальные опасения насчет поведения интеллектуального гения отходили на второй план, и теперь я смотрела на Юлия как на благодетеля, спасителя и мужчину , который пожирал меня глазами. Его тонкий ум, граничащий с тактичностью, покорили душу. Затронули за живое. Грубость, которую испытывала на себе последние дни, ожесточила меня, сделали мужеподобной. А с этим мужчиной становилось прежней слабой и беззаботной.
   - Как вам нравится вечер?
   - Я только об этом подумала! - воскликнула я, слегка охмелевшая, ковыряясь палочками в тарелке. -Конечно, нравится. В вашем обществе любой бы понравилось.
   - Полагаете?
   - С вашим умом и проницательностью...
   - Милая, я поражен вашей честностью, - посмотрев на меня внимательно, он положил белую тканевую салфетку на стол. Затем кинул взор на просторное окно. Незаметным движением сжал пальцы в кулак и добавил. - Мне было очень приятно встретиться с вами в неформальной обстановке. Но боюсь, вынужден вас покинуть.
   Юлий привстал, взял мою руку со стола, прикоснулся к ней влажными губами, затем подозвал официанта и, шепнув тому на ухо что-то, чего расслышать не сумела, удалился. В растерянности осталась сидеть за опустевшим столиком, так и не поняв, что же произошло за эти несчастные минуты. Отчего Цезаревич поступил таким образом? Зачем пригласил на свидание, с которого сам же и убежал? По иронии судьбы и второй кавалер испарился с переднего фронта, уходя на задний тыл. В запас. Я горько улыбнулась и стала допивать дорогой напиток, раз уж за него было заплачено. Тем более, на кухне подходил яблочный пирог.
   Глава 28
   Ночь наступила внезапно. За окнами резко стемнело, уличные фонари осветили желтым светом дороги, ветер угомонился и отправился на покой. Любезный официант поинтересовался, будет ли дама заказывать еще что-нибудь, и тогда осознала, что засиделась в 'Трех океанах', опробовав всего и сразу по чуть-чуть. Слегка шатаясь от выпитого спиртного, вдруг поняла, что идти то было некуда. Ни дома, ни родни. Чужие улицы незнакомого города веяли холодом и одиночеством. Феерия окончилась, предоставляя суровой реальности занять почетное место.
   На пороге закурила папироску, прихватив с собой пачку с ресторана, и пошла вниз по улице. Спустилась к скверу, нашла вдалеке от дороги лавочку и покорно уселась на нее. Затягивая смачный табак в легкие, как-то всматривалась вдаль, словно кого-то ожидала. Кого-то очень важного. Кого-то, кто непременно должен был появиться в этот самый миг и вырвать из лап ту, которая потерялась как во времени, так и в пространстве. Шампанское и не думало выветриваться, а в поле зрения не пробегало ни души. Горько вздохнув и выбросив тлеющий бычок в переполненную мусором урну, запрокинула назад голову и посмотрела ввысь.
   Темные ночные облака проплывали по небесному своду, вырисовывая замысловатые фигурки. Возле созвездия Большой медведицы застопорился пушистый комочек, который обозначила, как котенка, хватающегося за свой хвост, а вот и пылающий огнем дракон устроился подле Близнецов. Я усмехнулась всплывшим образам, размышляя, что этому занятию можно было посвятить и всю ночь. Тем более времени было более чем предостаточно.
   Неожиданно вдали послышался гудок автомобиля, женский крик, мужская ругань. Я телом двинулась назад, впадая в первую стадию страха. Откуда же издавались звуки? До магистрали было не меньше километра. Еще один женский крик и тишина. Меня стала бить волна конвульсий. Что же там произошло? Выгнула спину, устремила взор на предполагаемое место происшествия - самый эпицентр парковой зоны, посредине которого возвышался каменный мост, проложенный через небольшую речку. Дальше шли деревья долгожители. Никого. Я никого не видела. Ни тени.
   Уличные фонари в этом районе горели совсем слабо. Два из них вообще мигали. То загораясь, то потухая. Я напрягла зрение, но ничего путного не выходило. Людских силуэтов различить не получалось. Тогда пришлось сделать самое страшное - встать с лавочки, чтобы уважить любопытство. По выложенной плиткой дороге добрела до моста, оглянулась и заметила на траве, чуть ближе к речке, лежащее тело. Отскочив обратно на несколько шагов, перекрестилась, вытерла капельку пота со лба, быстрым взором прошлась по окрестностям, затем только взяла себя в руки и подошла к лежачему предмету, укрытому чем-то темным и шелестящим даже при слабом порыве ночного ветра. Присев на корточки, отсчитала про себя до шести, произнесла молитву Деве Богородице, а затем резким движением скинула черный пакет, прикрывающий тело. От страха взвизгнула, но вовремя успела закрыть рот рукой.
   На траве действительно находилось женское тело. Черные кудри в хаотичном порядке разметались по зеленому покрову земли, закрывая собой голову. Судя по положению, женщина лежала лицом вниз, руки и ноги были аккуратно сложены вдоль тела. Я потрогала труп, он было настоящим. Еще горячим. Вот она карма! Вот она судьба!
   Резко подскочив, стала трястись от ужаса, прокричала онемевшим голосом какие-то проклятья. Творилось нечто непоправимое. Передо мной всего на расстоянии полушага лежала мертвая женщина, которая еще несколько мгновений назад взывала о помощи. Возможно, если бы не лень и эгоизм, то я сумела бы ей помочь. Спасти от смерти! Силы стали покидать тело. Столько всего навалилось в одночасье, что мозг категорически отказывался разгребать эту кучу дерьма. В состоянии полной безысходности упала на выжженную солнцем траву и стала неудержанно рыдать.
   Как же так выходило? Раз и все! И нет больше человека! В истерии била руками по земле, рвала траву, хваталась за голову и вновь и вновь проклинала жизнь за ее непостоянство, за неумение дать еще один шанс, за то, что никто не был вправе распоряжаться ею, в конце концов.
   Из-за собственных стонов и проклятий не сумела расслышать звуков надвигающихся шагов. Через пару минут в лицо ударил противный ярко-желтый луч ручного фонаря, а еще через минуту кто-то подхватил меня под мышки и поставил на ноги. Я зажмурилась, вытерла слезы ладонями, пригладила растрепанные волосы и стала всматриваться в лица подошедших. Слава Всевышнему, это были люди в форме!
   Один из милиционеров, был примерно одного со мной роста и возраста. Горящие глаза любопытно смотрели по сторонам, пытаясь не пропустить чего-то главного. Второй, который снял фуражку, был повыше и поплотнее. Вместительный живот выпирал из форменных брюк, а пиджак был настолько натянут, что создавалось впечатление, что последняя пуговица вскоре выстрелит кому-то в лоб. Прозрачные глаза были лишены всякого интеллекта. 'Толстый и тонкий ' - всплыло в памяти произведение Антона Павловича Чехова.
   - Фамилия, - протянул писклявым голоском тот, что был пониже, а тот, что был потолще , ткнул первого под бок.
   - Что вы здесь делаете, гражданочка?
   - Я... я... ничего не делаю. Сидела на лавочке, услышала крики. Подошла и увидела это.
   - Что это? - пропищал тот, что пониже.
   - Тело, - как-то отрешено сообщила я.
   - Тело? - со страхом в голосе переспросил толстячок.
   Я указала рукой на лежащую девушку. Один из милиционеров немедля нагнулся над несчастной, развернул ту лицом в сторону и стал мерить пульс в районе шеи. Маленький служитель порядка постоянно пас взглядом, словно боялся, что я дам деру с места преступления. Это напрягало. Я стала отсчитывать числа. На любимой шестерке непроизвольно уткнулась взглядом в очертания лица погибшей. Голова ее была так неестественно опрокинута, что мысленно представила, что возможно это была кукла, а не настоящий человек. Прикрытые глаза, открытый рот, маленький заостренный носик.
   Владислава! Поток кислорода перестал поступать в легкие. Я схватилась за горло, но ничего не помогало. Коротыш подбежал ко мне и стал колотить по спине, но все, что могла в этот час, так это рисовать в голове убийственно безмятежное лицо подруги, обрамленное черными локонами.
   - Она мертва, - тихо произнес милиционер, вставая с травы.
   Я вскрикнула от ужаса и позволила себе упасть на хрупкое тело мужчины, что так вовремя оказался подле меня.
   Утро. Я приоткрыла глаза. Первым делом ощутила, как затекли суставы, и как щемило спину. Судя по тому, что события последних часов прошмыгнули мимо, я все же сумела впасть в беспробудный сон прямо здесь, на грязном деревянном столе, заляпанном каплями крови и еще какой-то дрянью. Осмотревшись по сторонам, когда глаза привыкли к искусственному рассеянному свету лампочки, висящей над потолком, поняла, что находилась в комнате дознания. Там, куда меня привели тонкий и толстый, посчитав, что дело с убийством женщины в парке было удачно раскрыто. Вокруг были серые обшарпанные стены, серый потолок с подтеками и разводами. Железная дверь напротив, за которой начиналась реальная жизнь. Окон не было. Еще раз потянувшись на месте, встала, подошла к двери и громко постучала три раза. Ответа не последовало. Тогда я, приложив немало усилий, проделала все то же самое, только стучала в этот раз ногой.
   Дверь со скрежетом отворилась, и перед очами предстал высокий мужчина предпенсионного возраста. Скупое на эмоции лицо недовольно воззрилось взглядом на подозреваемую, я же мило улыбнулась и попросила принести водички. Несмотря на грозный вид и кажущуюся апатию, мужичок кашлянул, кивнул, и посмешил прикрыть увесистую дверь. Я благодарно приподняла уголки потрескавшихся губ, нутро раздирала изжога. Отойдя на метр с небольшим, услышала странный скрип, предвещающий о начале чего-то нового. Застыла как вкопанная. Медленно повернула голову, до конца не понимая, что происходило. Лучик света проник в затхлое пространство, окрашивая плавно парящую пыль в блекло- желтый цвет.
   Боже! Меня стало трясти. Обхватившись двумя руками, приблизилась к дверному косяку, видя, как механизм доводчика дал осечку. Сердце вначале остановилось, но лишь для того, чтобы участить биение. Приложив ладонь ко рту, чтобы не прокричать благодарственные молитвы праотцу прямо посреди камеры, сделала несколько робких шажков в сторону двери. Да, несомненно, выпадал шанс один на миллион.
   Я подошла вплотную к спасительному выходу, пытаясь совладать с эмоциями. В небольшое отверстие разглядеть происходящие по ту сторону действия не было возможности. Однако слышимость была превосходной. По коридору раздавались ритмичные шаги телохранителя, которые с каждым мгновение удалялись прочь. Я вновь облилась холодным потом, прислушиваясь к потусторонним звукам. Топ-топ. А мужчина явно спешил обеспечить гостью напитками. Через несколько секунд шаги стихли, наступила отягощающая минута выбора. Что делать? Бежать или остаться? Я приложила ладонь к холодной двери, теряясь в потоке домыслов.
   Побег мог усугубить нынешнее положение вещей и лишь подтвердить вердикт нерадивых полицмейстеров. Я окинула взором противное помещение, в котором провела не самую лучшую ночь в своей жизни. Нет, оставаться тут было хуже смертного приговора. Тем более, особых разбирательств по делу ждать не приходилось. Никакого алиби у меня не было. Да и задержали меня на месте преступления. К тому же, отпечатки пальцев на трупе могли легко обеспечить десять лет лишения свободы, а то и более.
   В решительности бороться за справедливость шагнула вперед, просовывая носок туфли в образовавшийся проем. Раздался отчетливый, певучий скрип. В ужасе остановилась, гадая, мог ли услышать данный стон милиционер. Следующие несколько секунд прошли в томительном ожидании ответа. Подмышки увлажнились, а зубы безжалостно кромсали потрескавшиеся от жажды уста. Спустя непродолжительное время, взяла себя в руки, решив, что конвой был бы тут с минуты на минуту, только заподозрив отнюдь не благие намерения заключённой преступницы.
   Итак, минуты неумолимо двигались вперед, и времени на побег оставалось все меньше и меньше. Драгоценные мгновения таяли почти на глазах. Смахнув оцепенение, просунула встревоженное лицо за дверь, обрадовалась, не увидев там стражей порядка. В обе стороны шел длинный узкий коридор, в котором обитали духи утреннего приема пищи. Хранитель заключенных отправился налево.
   Отлично! Моя дорога лежала на право. Я трясущимися конечностями отворила железные ворота и семенящими движениями стала продвигаться к выходу из здания, направление к которому было указано на специальной табличке, прикрепленной к стене напротив.
   Уже на пороге участка случайно заметила знакомый мужской силуэт, который шел в сопровождении неказистого напарника в противоположную от меня сторону. В один момент уже хотела прокричать его имя, но вспомнив последние события и то, как этот человек обошелся со мной, перелистнула страницу вперед и стала писать историю с нового листа. Хотя сердце щемило от неизвестного чувства.
   - Как же это ужасно! - воскликнул Юлий, наливая дополнительную порцию крупно листового чай.
   - Я сама не поняла, что же произошло! - старалась внятно говорить, прожевывая тост с сыром и ветчиной.
   - Романа, вы себя не бережете, - Цезарь взял свободную руку и поцеловал ее. От этого интимного жеста залилась румянцем, но в ответ ничего не сказала. Видимо, он и так мог прочесть то, что собиралась ответить.
   - Право, так неудобно, что вас потревожила! Тем более я ставлю под сомнения вашу репутацию. Как я говорила, теперь я подозреваюсь в убийстве, а это не шутки. Меня скоро поймают и посадят в тюрьму! - на последних словах прикусила губу, а глаза наполнились слезами.
   - Ну, что вы! - Юлий отодвинул стул и встал. Обошел меня позади, нагнулся и опустил голову к моей макушке. - Я не допущу этого. Никогда! Вы меня поняли?
   Я проглотила комок в горле, и покрылась мурашками. Что же было за ощущение в теле, когда этот мужчина ко мне приближался? Отчего становилась сама не своя, словно он одурманил разум, решив в нем поселиться? Я сидела не шевелясь, застыла на стуле, даже не могла раздвинуть губы в ответной реплике. Тело более не подчинялось разуму. Точнее я не могла им более управлять. Господин Цезаревич был тонким психологом, и с первой же минуты нашего знакомства заставил думать о нем. Причем, думать только хорошее. О его гениальных способностях, о его такте и умении читать мысли и тайные желания. Он прекрасно знал, что и где нужно было сказать, как посмотреть, как дотронуться. И вот сейчас столь невинные прикосновения возбудили плоть, которая покрылась влагой от жара и озноба одновременно. Я прикрыла глаза, подумав, будь что будет. Но как ни странно, ничего дальше не произошло.
   Юлий отошел к окну, посмотрел вниз и загадочно сказал:
   - Наша задача сейчас найти настоящего убийцу. Вы понимаете?
   - Э... - нет, не понимала. Я горела в агонии, страдала от внутреннего дисбаланса, терялась внутри себя самой от новых чувств и ощущений, а он, тот, который заставил естество сойти с ума, теперь спокойным тоном сообщал о том, что по сути значения в эти наколенные мгновения не имело! Убийца! Да что за черт!
   - Вы пока не выходите из квартиры, договорились? Не нужно показываться на людях. Возможно, ваш фоторобот уже мелькает на первых страницах газет...
   - Мой фоторобот? - с ужасом проговорила я, чудом успев поставить чашку с чаем обратно, пока вся жидкость не оказалась на белой скатерти.
   - Не переживайте. Это не то, о чем вам стоило бы беспокоиться.
   - А о чем стоило бы? - пошла в наступление.
   Юлий развернулся от окна, скрестил руки на груди, лениво растянул рот в улыбке, опустил голову вниз, так ничего и не сказав. Я посмотрела на электронные часы, которые висели над входом на кухню. Двенадцать - двенадцать. Странное время. Но не для меня. Три-три. Не плохо.
   'Обо мне". Три-три.
   Вскинула голову. Мужчина, что стоял напротив, по-прежнему ничего не говорил. Даже не смотрел на меня. Глоток чая полетел в желудок. Хотя в сложившихся обстоятельствах, выпивка покрепче бы не помешала.
   - Как вы это делаете? - не удержалась от расспросов.
   - Что делаю? - черная голова поднялась.
   - Залезаете ко мне в голову!
   - О! Это! Мм... позже, возможно, вы сами все поймете. Ну, а пока... Располагайтесь, чувствуйте себя, как дома, а я отправлюсь по делам. Возможно, найду зацепку для вашего алиби.
   - А как же расследование трех крестов? - прокричала, когда господин Цезаревич уже был на пороге.
   Он обернулся, улыбнулся и исчез. Я в недоумении стала собирать пустые тарелки, мысленно пытаясь вновь услышать внутренний голос. Но в голове царила тишина. Юлий больше не желал общаться. И отвечать на вопросы. И вообще, я потихоньку стала сходить с маршрута. От головокружений было одно проверенное средство, а именно кислород. Глоток свежего воздуха мог помочь не свалиться с высоты полутораметрового роста.
   Я подошла к окну, открыла форточку и из-за занавески стала рассматривать прохожих. На детской площадке как всегда царила атмосфера игры и развлечений. Молодые мамочки громко общались между собой на всевозможные темы, начиная от качества нынешних подгузников, заканчивая интимными подробностями личной жизни. Я с грустью подумала, что мне бы их проблемы. В данных обстоятельствах даже не могла носа за дверь высунуть, в страхе быть пойманной правоохранительными органами. Куда уж до личной жизни?! Да, столичные приключения перестали быть забавными и перетекли в статус крайне опасных.
   Владислава была убита, я схвачена по подозрению в ее смерти, и алиби мое было шатким. Вернее, его не было. В парке в ту ночь, никого кроме меня, ее и третьего - убийцы не было. Словно кто-то специально подстроил такие роковые обстоятельства. И вообще, в последнее время слово 'судьба' стало мерещиться на каждом шагу. Слишком много случайностей окутывало путь. Находка таинственной карты. Распутывания клубка хитроумных сплетений. Выход на сцену умника со способностями читать мысли. И, в конце концов, смерть лучшей подруги. Ах, да, совсем позабыла, потеря доверия к особям противоположного пола. Точка.
   Что же это? Обомлела от увиденного. Из подъезда вышли они - произносить вслух их имена, язык не поворачивался. Она любовно держала его под руку, он же что-то говорил по телефону. Волна обиды прокатилась по телу, я отскочила от окна, пытаясь не вспоминать минуты, часы, дни, проведенные вместе.
   Составив кухонную утварь в мойку, прошла в гостиную. Комнаты были зеркальным отражением того, что успела увидеть в квартире на третьем этаже. Я уселась в кожаный угловой диван и закинула ногу за ногу. Отыскала пульт дистанционного управления, включила телевизор и стала перещелкивать каналы, пытаясь застать выпуск новостей. На девятой программе канала 'Лад' все же услышала: 'А теперь экстренный выпуск. Сегодня из следственного комитета сбежала подозреваемая в убийстве Владиславы Федотовны Несмирной, Кубышкина Романа Яковлевна. Уроженка города У. Приметы. Рост метр шестьдесят. Волосы светлые. Одета в красную блузу и синюю юбку, на ногах туфли на каблуках. На вид около двадцати пяти лет. Если кто-то видел или знает какие-либо сведения о подозреваемой, просьба обратиться по телефонам указанным на экране или же позвонить ноль два .
   Началось. Наверняка, родители уже успели узнать последние столичные вести, и теперь дома царила настоящая паника. Что было не удивительно. Я сделала звук немного тише, взяла со столика радиотелефон и набрала номер родного гнездышка. После пяти гудков трубку сняла Дарья:
   - Квартира Кубышкиных слушает.
   - Они уже там?
   - Да, вы ошиблись цифрами, но если захотите еще раз набрать этот номер, знайте, вас арестуют и посадят в тюрьму.
   - Все ясно. Давай, - повесила трубку, размышляя над ситуацией.
   В доме у родителей шныряли менты. И до туда добрались. Я была в западне. По всем каналам вещали о злостной преступнице, с подробным описанием внешности. Хотя под данную категорию попадали многие блондинки, спокойствия на душе не прибавлялось. Не в силах сидеть на месте и ждать с моря погоды, стала проводить независимое расследование самостоятельно.
   Вечер в клубе. Влада устроила скандал и в сопровождении господина Романова удалилась в неизвестном направлении. На следующий день ее кавалера взяли под стражу за некие финансовые хищения, и больше о Несмирной речи не шло. Где же она прохлаждалась несколько дней? Где ночевала? С кем проводила время. В тот вечер в клубе было много молодых людей, которые подходили подруге в мужья. Возможно, потерпев неудачу с женатым Романовым, она переметнулась к кому-то другому? Но к кому? Я понятия не имела. За время, проведенное на вечеринке, успела познакомиться только с Романовыми и еще с Николя. Николя! Возможно, он был в курсе, в теме, как говорится! Первый луч просвета озарил лицо. Не все было потеряно. Не все!
   Глава 29
   Время близилось к обеденному перерыву, а мне так и не удалось ничего узнать. Перепробовав уйму способов, ухищрений, выведать телефонный номер особняка Фирсова не выходило. На том конце провода неустанно говорили, что данные скрыты или же противные тетки вообще посылали куда подальше. В отчаянии включила лежащий на кухонной столешнице ноутбук, который не запросил пароля при входе, что было несомненным плюсом , и залезла в поисковик Яндекса. На этом поприще было легче достичь желаемого результата.
   Википедия. Николай Максимилианович Фирсов - народный артист, певец, актер, телеведущий. Пробежала глазами ниже. Итак, дата рождения - тридцатое октября одна тысяча девятьсот семьдесят шестого года. Да, выглядел тот моложе своих истинных лет. В графе семья была пометка - 'неженат'. Дальше было написано несколько строк про родителей артиста, а также его жизненный и творческий пути. Это мало интересовало меня. Спустилась ниже.
   Но дальше шли лишь биографические данные, которые не могли дать ход расследованию дела о трех крестах. Пришлось потрудиться и прочесать не один интернет источник, чтобы обнаружить поистине ценную информацию. А таковая, к счастью, имелась.
   Суть найденной истины заключалась в том, что в одном довольно свежем интервью господин Фирсов акцентировал внимание на месте своего проживания.
   ' -Поселок, в котором я живу, полон зелени и кислорода, оттого и внешний вид у меня цветущий и свежий.
   - А что за место вы описываете?
   - Поселок Семково, конечно. Сейчас много людей перебираются за город, особенно, моего положения.
   - Наверное, фанаты и фанатки атакуют вас от рассвета и до заката?
   - Кхе-кхе... Нет. Поселок охраняется со всех сторон, поэтому я могу спокойно прогуливаться вдоль и поперек улиц, не боясь быть настигнутым врасплох.
   - Тогда вы без проблем можете рассекретить дом, в котором проживаете?
   - Конечно! Мой особняк стоит на прославленной улице Парниковых, где каждый дом заселяет некто богатый и известный.
   -То есть, как я понимаю, вдобавок к прекрасной экологии вы имеете отличных соседей?
   - Что-то типа того. Около меня живет сын успешного политика - Мартынов Петр, но вы его, конечно, знаете
   - Да, имя Мартынова нам знакомо. Он, если не ошибаюсь, проживает в шестьдесят шестом доме?
   - Верно. Если будете в наших краях - заходите. Мой дом следующий в квартале'.
   Закончив столь увлекательный рассказ, напряглась. Выходило, Фирсов и Мартынов были соседями и прекрасно знали друг друга. Действие приобретало новый вид. Все действующие лица неким образом были повязаны между собой. По коже пробежался холодок. Может, это господин 'Оттопыренный палец' был могильщиком, истинная личина которого была надежно замаскирована детской непосредственностью и всеобщим дружелюбием? Образ белокурого мачо всплыл в памяти. Кто знал, что творилось в тихом омуте.
   Но сомнения насчет встречи с Николя испарились благодаря открывшейся информации. Последний имел отношение и к жертве и к вечеринке, на которой Влада столкнулась со своим убийцей. Необходимо было попытать счастье, тем более другого выхода не видела. Хоть господин Цезаревич пообещал похлопотать за меня, но сидеть, сложа руки, было выше моих сил. В теле трепетал страх вперемешку с азартом, суть которого заключалась в том, чтобы докопаться до правды. Некто подставил меня, решил, что можно найти козла отпущения в виде простоватой мещанки. Но не тут-то было! Я стиснула кулаки. Мало того, что могильщик угрожал коварной расправой, а в этом не сомневалась, так еще мои руки были скованны наручниками благодаря манипуляциям 'благодетеля'.
   Злость на мистера икс начала наполнять нутро. Нет, непременно, нужно было действовать. Я резко встала из-за стола, про себя обдумывая план обработки Николя. Если он и был тем самым копателем могил, то при встрече ни коем образом нельзя было показать, что я это заподозрила. Иначе кончина моя была не за горами.
   Я обулась, взяла клатч, в который положила немного печенья из плетеной корзинки, пару бумажных салфеток. Нашла небольшой лист бумаги и ручку. Написала Юлию послание: 'Не в силах сидеть и ждать приговора, отправилась искать правду. Романа. Спасибо за все. И до свидания'. На лестничной клетке было тихо. Я стала спускаться вниз по ступенькам, мысленно молясь, чтобы не встретиться нос к носу с Олегом, а еще хуже с Джоли. Минув третий, а затем и первый этаж, выдохнула с облегчением, дорога на свободу показалась проще, нежели представляла.
   Однако радость была заблаговременной. Из-за угла дома показалась высокая фигура подлеца, я машинально вжала голову в плечи, чувствуя, как теряла контроль над собой. Он заметил меня. Я видела, как изменилось выражение красивого лица, как потемнели и без того черные глаза. Он определенно точно узнал меня. Я не стала гневить удачу и кинулась наутек. Олег не растерялся и последовал моему примеру. Тело бросило в пот. Еще чуть-чуть и моя песенка была бы спета. Не жалея ног двигала вперед, пока прямо на проезжей части в нескольких шагах не припарковалось авто с шашечками. Я благополучно вскочила внутрь салона, не забыв перед отправкой помахать запыхавшемуся брюнету рукой.
   Таксист доставил до элитного поселка с ветерком. Я позволила себе покурить прямо в салоне старенького авто, молодой юноша, лет двадцати, присоединился к курящей гильдии. Спидометр отматывал километры, пока мы мчались по направлению пригорода. За время поездки сумела расслабиться и даже пополнить энергию благодаря приятному общению с молодым извозчиком. Выходя из салона, поблагодарила парня за столь качественно, а главное своевременно, оказанную услугу, он в ответ сказал, что денег с меня не возьмет.
   У железных ворот, у которых таксист меня высадил, немного постояла, отсчитала в уме до одиннадцати. В этот раз необходимо было чуть больше везения. Шестерки было маловато. Подошла к переговорному устройству и с силой нажала красную кнопку.
   - Поселок Семково, вы к кому?
   - К Николаю Фирсову, на улицу Парниковых, дом шестьдесят восемь.
   - Вас ожидают.
   - Конечно!
   'Конечно, нет!' - усмехнулась про себя.
   - Проезжайте.
   Я не стала уточнять, что ехать приходилось на своих двух, а смело двинулась вперед, пока доверчивый сторож не опомнился и не выдворил незваную гостью вон. В прошлый раз, катаясь на машине престижной иностранной марки, я и не заметила, насколько огромен был данный поселок. Сегодня посчастливилось лично обойти все улицы, а их, по меньшей мере, насчитала около восьми, и соответственно все жилые дома.
   Улица Парниковых словно играла со мной в прятки. Я никак не могла ее отыскать. От злости и усталости чертыхнулась. И память подводила. Траектория маршрута напрочь вылетела из дурной головы. Как проворно Олег отыскал нужный адрес! Не то, что я.
   Кое -как выйдя на нужную тропу, очутилась подле высокого бетонного здания в три этажа. Крыша была выложена красной черепицей, из которой сверху торчала кирпичная труба. На втором этаже выделялась огромная крытая веранда, частично отделанная деревом и стеклом. Я умилялась здешней красоте и роскоши. Проведя взглядом то, что попадало в поле зрения, а каменный забор во весь мой рост не позволял увидеть слишком много, позвонила в приделанный к калитке звонок и стала дожидаться ответа.
   - Маргариточка? Ты, детка? - голос Фирсова прозвучал так слащаво, что я поморщилась.
   - Почти.
   - Что? Плохо слышу! Завтра же скажу этому негодяю Владимиру, чтобы он наконец отремонтировал переговорное устройство! Ну, да ладно, проходи, дорогая!
   Пикнул замок, и калитка автоматически отворилась. И через мгновение я оказалась у подножья потрясающего храма знаменитого певца. Ко мне навстречу поспешил сам Фирсов, но увидев малознакомое лицо у себя во дворе, слегка опешил, остановившись. Руки так и остались раскрытыми для объятий, а улыбка не успела сойти с лица. Ни в коем случае нельзя было давать шансов на реабилитацию. Я просеменила к крыльцу, подхватила удивленного певца под локоть и потащила в дом. Тот сопротивления не оказал, скорее, обмяк в опытных руках манипулятора. Я же, несмотря на кажущуюся уверенность, вся тряслась от волнения. Никогда прежде не приходилось проделывать то, что собиралась сделать в данный момент. К тому же отсутствие напарника с одной стороны усложняло задачу, но с другой открывало двери. Вспоминая провальные допросы Олега, которые ни к чему не приводили, выдохнула с облегчением. Нет, такого счастья было предостаточно. Возможно, в одиночку было больше шансов проникнуть в глубинные тайны следствия.
   Внутри дома было темно. Роллеты были опущены, отчего помещение было окунуто во мрак. В такой атмосфере о диалоге речи не шло. Особенно, учитывая то обстоятельство, что господин Фирсов был подозреваемым могильщиком. Нет, необходимо было выбрать такое место, где было более-менее безопасно. На ум пришла открытая веранда, что располагалась на втором этаже здания. Точно! При дневном свете убийца вряд ли бы пошел на мокрое дело. Особенно, при свидетелях.
   Исходя из рассуждений, подтолкнула мужское тело вперед к винтовой лестнице, тот обернулся, раскрывая пухлые губы в немом вопросе, но я жестом велела хранить молчание. Видимо, взгляд был красноречивее слов, потому как гостеприимный хозяин повиновался и стал перебирать ногами по крутым ступенькам. Я отсчитывала числа, молясь о благополучном исходе допроса.
   - Итак, добрый день, - присела на стул, который лучше всех виднелся с улицы.
   - Добрый, - в замешательстве произнёс блондин, окидывая окрестности взглядом.
   - Буду краткой. У меня не так много времени, - демонстративно глядя на правую руку, якобы на той имелись часы, сказала я. - Благодарю, что не мешали следствию и впустили в дом, - на этой фразе круглое лицо мужчины вытянулось и помрачнело. - Кстати, мое лицо вам не кажется знакомым?
   Коля отрицательно покачал головой. Белые локоны разлетелись по сторонам, открывая розовые щечки.
   - Отлично. Тогда перейдем к делу, - специально выдержав паузу, продолжила. - Я сотрудник следственного комитета прошу , не задавайте вопросов! промолвила я, видя, как Фирсов желает вставить слово. - В целях следствия я не вправе разглашать любую информацию, однако, прошу вас ответить на несколько вопросов, касающихся убийства госпожи Несмирной.
   Николя бестолково смотрел в голубые очи, не понимая сути происходящего. Либо он был отличным актером, который прятался за видимым испугом, либо он действительно был в полной растерянности от визита гостьи. Ничего, оставалось дело за малым. Скоро я должна была раскусить этого жеребца.
   - Ваше молчание рассматривается как согласие? - не дожидаясь ответа, вынула из клатча блокнот, прикупленный в канцелярском маркете, и шариковую ручку. Отлично, - Коля неотрывно смотрел за действиями блондинки. - Итак, по порядку. Э... Вы были знакомы с покойной?
   Фирсов помотал головой.
   - Неправильный ответ, - я что-то начертила в блокнот, который старательно прятала от пытливого взора хозяина. - Вас видели в ночь пропажи девушки вместе.
   - Я... э...
   - Так вы были знакомы с покойной?
   - Не совсем, - голос мачо совсем потух. Видимо, голубоглазые блондинки были не в его вкусе.
   - Поясните.
   - Ну, я видел эту девушку один раз, - Николя почесал макушку, приподнимая брови. Она была на праздновании моего дня рождения в ресторане 'Карат'...
   - Это верно, - опять сделала заметку, видя боковым рением, как ловелас пытался подглядеть надписи. - С кем она приехала?
   - Она была с подругой, блондинкой, довольно хорошенькой, - улыбнулась кончиками губ. Ее я тоже видел впервые.
   - А с кем Несмирная покинула заведение? По словам свидетелей, девушка кинулась на капот вашего авто.
   - Этого я не знаю.
   - Опять неверно, - приоткрыла блокнот, исподлобья глядя на мужчину проникновенным взглядом.
   - Ладно, она уехала с моим другом.
   - С каким другом? - спросила сухим тоном, заранее ведая ответ.
   - С Романовым Виталием, - нехотя выдавил из себя блондин, скрещивая руки в замок.
   - Так вы видели, что Романов и Несмирная уезжали вместе?
   - Нет, не видел. Я уехал раньше них.
   - Тогда откуда вы знаете, что они уехали вместе?
   - Дело в том, что несколькими часам позднее мне позвонил Виталий и попросил избавиться от девушки.
   - В смысле? - пришел мой черед округлять глаза.
   - Ну, - смущенно протянул мужчина. - Виталий позабавился с молодой особой и попросил решить возникшую проблему.
   - Проблему? - сердце глухо стучало в груди при упоминании последних дней жизни лучшей подруги.
   - Да. Виталий попросил у меня помощи.
   - Какой именно?
   - После.... Э... После того, как их встреча подошла к логическому концу, - поняв, о чем шла речь, покрылась лиловой краской. Ах уж эта Влада! - Романов хотел распрощаться с очередной пассией. Но как оказалось, девушка была не местной, поэтому той негде было переночевать. А у Виталия семья. Жена и ребенок. Не мог же он привести люб девушку к себе?!
   - И о чем попросил вас Романов? - теперь напряжение было видимым. Тело стало каменным.
   - Он попросил отвезти девушку восвояси.
   - И вы отвезли?
   - Нет.
   - Тогда я не понимаю...
   - Я лично не вожу авто. Я доверил это дело своему водителю Генке.
   - Ясно, - выдохнула, набирая новую порцию экологически чистого воздуха. Тогда следует такой вопрос. Почему, как вы думаете, Романов обратился именно к вам за помощью? И часто ли вам доводилось одалживать своего водителя для подобных целей?
   - Нет, честно говоря, впервые. Обычно извозом занимается его младший брат.
   - Младший брат? нехорошее предчувствие легло на дно души.
   - Да. Олег Юрьевич. В день нападения на мой автомобиль он тоже присутствовал на вечеринке
   - Олег Юрьевич... - задумчиво произнесла я. Теперь все становилось на места. Олег оказался Романовым. Родным братом заключённого под стражу ресторатора. Нечего сказать, криминальная семейка попалась, - один брат был финансовым махинатором, второй и вовсе не скрывал свою причастность к профессии снайпера. А какое место было отведено Диане? Решив вернуться к этому вопросу позднее, вымолвила. - Хорошо, на сегодня достаточно.
   Я закрыла блокнот, однако, потом опомнилась и велела продиктовать номер водителя, который последним видел Владу живой и невредимой. Фирсов вновь не оказал сопротивления, робея перед напором следственных органов. Похоже, блондин сообщил все, что мог. Пора было отчаливать. Встав с места, поправила блузу , слегка съехавшую на бок, кивнула Николя в знак прощания и стала спускаться по лестнице. Внизу уже застыли слуги, которые с любопытством вглядывались в очертания незнакомки.
   Я прошествовала мимо, делая напыщенный вид стража порядка. Те расступились по сторонам, пропуская важную на их взгляд особу. Я же судорожно теребила блокнот, зажатый в руке, желая быстрее покинуть этот дом. Ложь могла вскрыться в любую минуту, а рисковать собственной шкурой охоты не было. Уже подбегая к порогу, услышала следующее.
   - Ваш клатч!
   Насколько позволяла физиология, настолько получилось повернуть шею, чтобы удивленными очами проникнуть в смысл оклика. Мой клатч! Верно! От нервозности и страха разоблачения логика спряталась в укромный уголок души, не желая показываться на глаза. Я мило улыбнулась, нехотя разворачивая стать, но Николя уже спускался лично, чтобы передать забытый аксессуар в руки грозной гостьи.
   - О, благодарю вас за внимание, - сдержанно пролепетала в ответ на черный клатч, который спустя мгновение оказался под правой подмышкой, негодуя в душе за лишние минуты, проведенные в певческой мастерской.
   Пока незваная посетительница откланивалась, Фирсов как-то странно всматривался в очертания, где-то виденного ранее лица, да так, что стало чудиться, что память жеребца стала просыпаться. Алкоголь, хоть и выпитый в достаточном количестве, но все же не мог обеспечить полного забытья и отключения сознания.
   Новый глоток воздуха еле проник в ноздри, настолько сильно я была возбуждена пытливыми взорами блондина. Боже, а вдруг он вызвал отряд спецназа, пока я спускалась на первый этаж, и клатч был лишь предлогом, чтобы задержать меня в плену до приезда соответствующих служб?! Покрылась потом. Смахнув жирные капли со лба, провела рукой по шее, с которой лилось ручьем. Нет, воображение не всегда играло во благо.
   Слуги, в числе трех штук, стояли неподвижно у подножья лестницы, храня полную тишину. Я прошлась по каждому из них, ища признаки ранее проведенных рассуждений. Но никто из троицы не волновался более моего. Взгляды хоть и были обеспокоенными, но скорее всего из -за того, что они допустили попадание постороннего лица в имение артиста, а не в связи с тем, что в доме находилась беглая преступница. Мысли немного успокоили тело, но правый глаз наоборот стал дергаться. Я прикрыла его левой ладонью и под гробовое молчание удалилась из особняка, неся с собой частичку тайны, которая окутала мою жизнь.
   Глава 30
   Добравшись обратно в город, почувствовала дикий голод. По моим меркам было около четырех часов дня. А с утра, кроме горячих бутербродов, в живот ничего не попадало. Вспомнив, что заблаговременно положила провиант в сумочку, вмиг повеселела. Устроившись на железной скамейке у автозаправки, раскрыла клатч и чуть не обомлела от зрелища , которое поистине было впечатляющим. Вместо сухих крекеров, завёрнутых в белую обыкновенную салфетку, взору представилась пачка шелестящих купюр иностранной валюты. И они, вопреки доводам логики, были настоящими.
   Осторожно проведя кончиками пальцев по краю плотненькой пачки, крепко зажмурила глаза, не веря собственному счастью. Неужели деньги оказались в клатче каким-то волшебным образом? Нет, этого просто не могло быть! Деньги были предметом материальным, вещественным, который можно было потрогать, порвать или помять, при особом желании. Представить себе, что они могли оказаться в моем клатче без физического воздействия постороннего, отмечу, живого существа, было немыслимо! Да разве здравомыслящий человек мог думать иначе?!
   Сильно потрясла головой, полагая, что это действие было в силе исправить происходящее. Но, нет. Деньги по-прежнему лежали на дне клатча, прожигая в самом сердце дыру искуса. Потеребив новые банкноты, которые манили адским притяжением, прикрыла сумочку, чтобы не стать объектом грабежа. На заправке шныряла уйма народа, о чем абсолютно позабыла, глядя на таинственные сокровища.
   Итак, я была сказочно богата. Не знаю, вопреки, или благодаря кому-то. Но сомнений в том, что существовал некий благодетель, не было. Деньги не могли появиться сами по себе. Их кто-то подложил. Постойте... Может, это господин Фиросов , который последним держал клатч в руках, решив лично спуститься, чтобы передать его хозяйке ? Да-да! Это же было очевидным! Николя, или Оттопыренный палец, откупался от следственных органов, предлагая значительную сумму во избежание собственной фамилии в протоколе. Как я могла не догадаться с самого начала? Выдох облегчения вырвался из груди.
   О, тогда совесть была спасена! Я ведь не собиралась сообщать в прокуратуру о сведениях, которые открыл любезный артист. Сохранить в секрете тайну Николя в первую очередь было выгодно мне. Тогда в моей копилке появлялось преимущество перед следствием, которое заочно записало Кубышкину в убийцы. Но последним, кто видел Владу живой, если не считать моей персоны, был водитель Генка. Тот мог владеть более обширной информацией, нежели его ограниченный в сведениях работодатель.
   Я вновь просунула пальцы внутрь клатча, размышляя о том, что такой приз был вполне оправдан нескончаемыми страданиями. Впрочем, с исчезновением благородного напарника, дела пошли в гору. Расследование неизменно продвигалось, а связь с Юлием становилась все крепче. Магнит неумолимо притягивал две половинки одного целого, и противостоять естественным физиологическим законам было выше человеческих сил.
   Захлопнув клатч, приподнялась с лавки, чувствуя, как онемели конечности, и рукой подозвала машину извоза, которая тут же подъехала к месту моего нахождения. Имея кругленькую сумму наличности на руках, уверенность в собственных силах крепла на глазах. Я расправила плечи, вздернула нос и упаковала окрыленное тело в салон Ауди, которое с ветерком покатило по мостовой.
   Первой остановочной точкой на маршруте следования стала затрапезная парикмахерская, занимающая подвальную часть пятиэтажного здания. Я специально не стала выбирать более популярное место для стрижки волос, дабы не быть опознанной неким законопослушным гражданином. Зайдя внутрь салона 'Три звезды', как гласила вывеска, тут же очутилась в реалиях двадцатилетней давности. Стойкий запах состава для химической завивки прочно осел в тяжелом воздухе скромного пространства, мешая легким наполниться кислородом. Вдобавок сомнительный аромат паленых волос исходил от специальных колпаков, которые раньше использовались для сушки волос, дополняя феерию вкусов ноткой пикантности. Да уж, не позавидуешь тем, кто был вынужден посещать данные салоны.
   Я осторожно прошла к свободному креслу, села в него и стала ждать мастера. Вскоре из подсобного помещения показалась аккуратненькая головка с заплетенными в замысловатую комбинацию косами.
   - Вы ко мне?
   Я кивнула.
   - По записи?
   А что здесь еще запись имелась?
   - Нет.
   - Хорошо, но вы не переживайте, на пять все равно никого. Я сейчас возьму инструменты и подойду.
   Маленькое существо опять нырнуло в подсобку, я же стала рассматривать отражение, смотрящее на меня в два голубых глаза из зеркала. Вчерашний макияж слегка облез, прическа превратилась в растрепанный хвост, лицо выглядело уставшим и обеспокоенным. Долго красоваться не пришлось, через минуту в комнату вошла молодая парикмахерша, неся с собой целый арсенал приспособлений.
   - Вы уже решили, что хотите делать? - девушка надевала специальный халат, одновременно держа ножницы, фен и еще нечто малогабаритное.
   - Не знаю, хочу поменяться. Не сильно, но так, чтобы было не узнать. Вы понимаете? я пропускала белые волосы сквозь пальцы, придирчиво осматривая лицо. Брюнетка взяла расческу и стала расчесывать длинные локоны.
   - Цвет?
   - Если только чуть-чуть.
   - Длина?
   - Не очень короткие.
   - Давайте так. Я сделаю новый образ, а вы доверитесь профессионалу. Идет?
   - Ок.
   Я намеренно не смотрела, как безжалостно ножницы кромсали кудри, как новый оттенок краски ложился на некогда белесую головку. Сейчас было не до слез. На кону была поставлена свобода и жизнь в целом. Тем более природную красоту испортить было очень сложно. Через два часа колдовства юной мастерицы, я позволила себе приоткрыть завесу тайны.
   О, Боже! Это была не я! Стрижка каре едва ли доходила до подбородка, обрамляя лицо золотисто-каштановыми локонами. Пышная челка надвигалась на лоб, напрочь маскируя кривизну сопатки, и делая меня еще на несколько лет моложе. Я потрясла головой. Волосы рассыпались по лицу, я засмеялась. Как же классно было попасть в руки настоящей кудесницы! Я и подумать никогда не могла, что мне подойдет короткая стрижка с челкой. А этот цвет! Он придавал объема волосам, живости, богатства. Каштан переливался золотистой медью с отблесками зрелого пшена. Я дотронулась до лба. Непривычно было иметь что-то инородное прямо на лице , да еще в таком количестве.
   - Вам нравится? - мастерица, пока я воздыхала над новым персонажем в моей жизни, шваброй соскребала волосы с пола.
   - Нравится. Спасибо. Вы чудо! - встала с кресла, по-сестрински обняла девушку, которая еле успела отставить деревянную палку, обмотанную внизу тряпкой, и всучила той зелененькую купюру номиналом в сто долларов. - Сдачи не надо. Но. Есть одно условие. Если кто-то будет интересоваться на днях, попадала ли вам в руки блондинка с длинными волосами, то вы должны ответить отрицательно. Хорошо?
   Парикмахерша кивнула, спрятала деньги в кармашек халата, провожая взглядом странного посетителя. Я же выскочила наружу крайне удовлетворенная проделанной работой. На меня словно надели маску неузнаваемости. Я стала кем-то другим. При этом, не потеряв былой привлекательности. Дойдя до ближайшего кафе 'У Петровны', решила отужинать. Время двигалось неумолимо, а запас сил необходимо было пополнить.
   Затем меня занесло в салон мобильных телефонов. Прикупив там весьма простую раскладушку фирмы Nokia, зарегистрировала симку с помощью услужливого консультанта, несмотря на отсутствие каких-либо документов. С телефоном было спокойнее. Но на связь с родными выходить было по-прежнему опасно. А для расследования нужна была мобильность. У выхода из сети подключения МТС, достала из сумочки бумагу, на которой Николя начертил данные на водителя. 'Геннадий Утесов. 80295677889'. Шестьдесят девять - знак бесконечности. Отойдя чуть в сторонку, чтобы не мешать посетителям, набрала указанный номер и замерла, считая гудки.
   - Утесов на связи.
   - Здравствуйте, я от Фирсова.
   - Да? Что случилось? - голос на том конце был молод, свеж и слегка озадачен.
   - Вы в городе?
   - Да. А что?
   - Нам необходимо поговорить.
   - О чем? Что случилось?
   - А вы часом не из Одессы?
   - Нет, А что?
   - Ничего, - вопросы парня не на шутку раздражали. - Николай дал ваш номер и просил вас честно ответить на все мои вопросы.
   - А вы кто?
   - Геннадий, как вас там по отчеству! - вспылила я. Зодиакальная несовместимость брала верх. - Отвечайте на вопросы! Так сказал ваш босс! Ясно! Ясно, я спрашиваю?
   - Ясно. А чт...?
   - Куда вы повезли Владиславу Несмирную, после того как забрали ее от Виталия Романова?! Вопрос ясен? - спряталась под могучей листвой ивы, чтобы позволить повысить голос на туго сообразительного водителя.
   - Повез домой.
   - Так-то лучше! Куда именно домой?
   - В город У. На улицу Чуйковского, дом три. Она сама продиктовала адрес. А что?
   - Вы ее высадили и больше не видели?
   - Нет, а что?
   - Всего хорошего! Если понадобиться ваша помощь, я еще свяжусь с вами.
   В сердцах бросила трубку, тяжело отходя от заторможенности водителя. Закурив папироску, пошла по длинной улице, опуская голову вниз. Все же осторожность не помешала бы.
   Глава 31
   Итак, что удалось выяснить. После ночного кутежа Несмирная благополучно отправилась домой. Если верить водителю, то он высадил подругу прямо у подъезда дома и больше известий о ней не поступало. Что же понудило ту вернуться в большой город, и за что она была убита? Что-то странное скрывалось под убийством брюнетки. Возможно, она стала свидетелем какого-то преступления? Или же узнала нечто очень важное? Вот ее и порешили. Но почему она вернулась? За мной? Или за кем-то другим?
   Я стала по памяти набирать городской номер квартиры Несмирных. Представляться собой было не благоразумно, так как в смерти подруги обвиняли меня, поэтому попыталась изменить голос, прикрыв трубку рукой. Мимо прошла молодая дама с уймой пакетов с модными лейблами. Один из них поцарапал коленку, я отшатнулась и проронила:
   - Коза!
   - Что вы говорите? - раздалось в трубке?
   - Э... это не вам. Это квартира Несмирных?
   - Да, а с кем имею честь?
   - Это следователь мм.. Горемыкина. Веду расследование по делу гибели вашей дочери.
   - Мы уже все рассказали, что знаем, - со мной говорила мать Владиславы. - Но если вы настаиваете, то я повторюсь. Естественно, для блага расследования. Итак. Несколько дней назад один симпатичный молодой юноша привез Владочку домой, - голос Екатерины Евгеньевны стал дрожать. - Времени было за полночь, я даже подумала, что это воры пытались влезть в дом. Но оказалось, дочь вернулась с празднования дня рождения какого-то друга, - невольно поперхнулась слюной от неведения матери об истинном положении дел дочери. - Знаете, она такая окрыленная приехала, радостная, словно судьбу там повстречала! - да уж, судьбу. А у судьбы этой маленький ребенок и жена в придачу. - Сказала, что с этих пор все должно было измениться.
   - Так и сказала? - забыв про конспирацию, спросила я.
   -Да, - наивно подтвердила женщина, из-за навеса горя не замечая различия в голосе оппонента. - Я сразу поняла, что девочка моя настроена серьёзно, хотя она всегда была очень влюбчивой. А с самого утра я подловила ту на пороге дома. Сходу спросила, куда она собралась. Влада бросила в ответ, что будет у подруги. Я и успокоилась.
   - Что за подруга? - на этот раз голос дрогнул у меня.
   - Вы знаете, эта та самая Романа Кубышкина, о которой говорят в новостях. Вроде бы она была поймана милиционерами на месте прес... простите. Но, честно вам признаюсь, они столько лет дружили, так много времени проводили вместе, что трудно поверить в виновность Ромы. Извините, мне тяжело прийти в себя, - женщина всхлипнула, высморкалась и продолжила. - Я уже говорила следователям, что Рома очень хорошая девочка, из порядочной семьи. Уж не знаю, что они натворили в столице, это предстоит выяснить вам, мое дело малое. Сердце матери велит упиваться горем и просить Всевышнего об упокоении души. Но одно вам скажу. Ищите мужчину, который привёз Владочку домой. Любовь возродила душу дочери, она ее и погубила!
   - Благодарю за ценный совет! Тогда, возможно, Владислава сообщала некие имена, фамилии, хоть что-то, за что можно было бы уцепиться следствию?
   - Да и времени-то не было общаться! Ночью было не до того, а утром с рассветом она убежала к Ромке. Видимо, делиться радостями
   - Так что? Ничего не приходит на ум? Ни одного упоминания о том незнакомце, который пленил ее сердце? Может, она проронила какую-то непонятную для вас фразу? Такую, которую вы не приняли близко к сердцу, но что-то внутри заставило вас акцентировать на сказанном внимание?
   - Вот вы сейчас сказали, и я вспомнила, - внутренняя дрожь стала сочиться наружу. - Но это было после того, как дочь вернулась от Кубышкиных.
   - Так она не застала свою подругу дома?
   - Нет, Рома, как выяснилось, из столицы не возвращалась. Что-то действительно поменялось внутри дочери, после того как та побывала в гостях. Состояние ее изменилось.
   - В каком смысле?
   - Она стала сама не своя. Взгляд стал рассеянным, вид отрешенным. Словно о чем-то постоянно думала. И когда она случайно вслух проронила собственные мысли, я стояла подле и могла отчётливо расслышать фамилию мужчины, с которым у Влады были отношения в столицы. В этом нет сомнений.
   - Я внимательно слушаю вас, - речь, несомненно, шла о Виталии. История фактов не умалчивала.
   - Цезаревич, - по буквам произнесла убитая горем мать, я же вжалась в мобильный аппарат, не веря ушам.
   - Цезаревич? - также по буквам повторила я, думая, что ослышалась.
   - Именно. Вот, кто подвозил мою девочку в родные края и из-за кого теперь сердце обливается кровью, - я не могла взять в толк, каким образом Юлий был связан в Несмирной. Причем тут был он? Разболелась голова. - Кстати, запишите эти сведения. Это должно быть очень важно. Утром я не смогла вспомнить это из-за состояния, вы понимаете. Но поговорив с вами, стало как-то легче. Правда, - стало стыдно. - Тот молодой брюнет, следователь, оставил номер телефона, но, честно говоря, я где-то его уже потеряла. Если не выбросила. Передайте ему, будьте добры. Он так был взволнован по поводу уб.. смерти моей кровиночки, что я пообещала ставить его в известность при любых новых обстоятельствах, которые могут повлиять на ход расследования.
   - Брюнет говорите? - знакомый образ всплыл в памяти.
   - Да, майор столичной милиции. С такой приятной внешностью... Его фамилию я прекрасно запомнила - Федоров. Кстати, вы случайно с ним не знакомы?
   - Нет, что вы! Мы из разных отделов! - как же мерзко выходило врать даже насчет этого обстоятельства.
   - А вот следом приезжал другой следователь, небрежно предоставил удостоверение и целых два часа мучил одними и теми же вопросами. Словно с первого раза плохо доходило!
   - А что уважаемый майор у вас расспрашивал? Про подозреваемую что-нибудь говорил? Может, ее уже поймали?
   - Про Рому? Да, спрашивал, не появлялась ли она тут. Или в городе. Но я Роману не видела. А если бы и видела, то не призналась бы. Как я уже говорила, девочка она хорошая, всегда мне нравилась. Не могла она жестоко убить. Но, Слава Всевышнему, ее не схватили пока. Находиться в камере с настоящими преступниками ужасное наказание. А она такая тепличная
   - Спасибо большое... - благодарность за преданность приятно порадовала душу.
   'А если бы и видела, то не призналась бы'. А Романов не промах, был тут как тут. Пронюхал и приехал с допросом к матери жертвы, представившись майором милиции. Может, решил прикончить меня, коли мы больше не были союзниками? Эта мысль не пришлась по вкусу. Нет, если бы он решил пойти на убийство, то сделал бы это гораздо раньше. Тут было что-то другое. Может, он узнал новые факты? Ага, и спешил поделиться со мной! Даже останавливаться на этом пункте не стала. Что же тогда? Чего метался по стране, разыскивая беглую преступницу? Или я ошибалась? Может, в его планы не входили поисковые мероприятия? Может, смерть Несмирной как-то была взаимосвязана с делом о трех крестах?
   Столько вопросов осадили естество, что стало трудно дышать. Я нажала на красную кнопку, прервав разговор. Необходимо было покурить и разобраться в показаниях Екатерины Евгеньевны.
   В сторонке как раз стояла лавочка. И вообще в последнее время лавочки стали моим постоянным пристанищем. Я попросила огоньку о подростков, катающихся на скейтах, и уселась посредине скамьи. Никотин расслабил мышцы. Позволила себе прикрыть глаза, чтобы погрузиться в раздумья.
   Влада вернулась. Пошла ко мне домой. Меня не застала. И сразу же умчалась обратно в столицу, по срочным делам. При этом проговорила фамилию, о владельце которой я думала ежеминутно. Цезаревич. Но что была за связь между Владой и психологом. Откуда она вообще его знала. Или же лично представлена не была? Я запуталась окончательно. Что же побудило подругу ввязаться в очередные аферы? Может, любовь?
   От сигареты остался бычок, который полетел на траву, так как урны поблизости не было. Я оглядела местность. Находясь в самом эпицентре столичной жизни, создавалось впечатление, что меня -то на самом деле и не было. Я была лишней, чужой. Этот город не принимал меня, выдворял вон. Но я не шла на поводу, оттого, может, и случались все беды? Я противилась очевидному, лезла на рожон, как говорилось в просторечии. Романов, Цезаревич, Мартынов, Фирсов, Петров, Чикотиллин - слишком много мужчин различного происхождения и характера ворвались в мою жизнь. И все непременно от меня чего-то хотели! Устала! Достало! Терпения не хватало на распутывание клубка интриг злоумышленников!
   Я посмотрела на экран телефона. Высветилось время '18.06'. Перевернутый знак бесконечности. Может, и не стоило впадать в уныние? На противоположной стороне улицы разноцветными фонариками горела вывеска 'Звезда', как раз то, что нужно было. Поднялась со скамьи, перешла дорогу в неположенном месте, раз уж меня пытались засудить за убийство, то такая маленькая провинность, вроде несоблюдения правил дорожного движения, была каплей в целом океане проблем. Я подошла вплотную к зданию в девять этажей, прочитала приклеенную на входной двери табличку, которая гласила:
   'Работа гостиницы - круглосуточно. Двери на ночь закрываются ровно в 21.00.Опоздавших просьба обратиться на ресепшн. Тел. 260-97-54 или же постучать в окно слева от лестницы.
   Три звезды. Обслуживание по личной договоренности и за отдельную плату. Все вопросы по тел. 260-87-72.
   Столовая не работает по техническим причинам. Приносим извинения за временные неудобства. По вопросам обращаться по тел. 260-34-16.'
   Неужели я собиралась войти внутрь этого отеля? Но ноги не слушали разумных доводов, а несли тело по направлению к, так называемому, ресепшену. Пройдя коридор, больше напоминающий тамбур в многоэтажке, очутилась подле лестницы, ведущей наверх. За лестницей скрывался стол, а за ним соответственно и дама, которая имела непосредственное отношение к ресепшену. Так как на мое появление мадам не реагировала, пришлось громко кашлянуть, затем чихнуть, а потом с силой стукнуть по столу ладонью.
   - Ой! Что вы делаете, наилюбезнейшая?!
   - Простите, можно у вас снять номер на ночь?
   Женщина осмотрела меня с ног до головы, прошлась по уложенным волосам, дорогому наряду от Версаче. Впечатление произвела не плохое. Если, конечно, она что-нибудь понимала в моде.
   - Документики.
   - Видите ли, нет у меня документиков. Муж тиран пытался избить, вот и пришлось удирать из дома. Уносить ноги, пока целы. Помогите, пожалуйста, не дайте пропасть, - история выходила скверная, и консьержка сочувственно покачала головой.
   - Вот ирод! Такая красавица! Что ж ему мало? Козлу-то этакому? - тучная дама со скрежетом выдвинула ящик из напольной тумбочки, вынула потрепанную тетрадь и спросила:
   - Как вас хоть звать, наилюбезнейшая? По паспорту.
   - Э... Валерия... Горемыкина, - обворожительная улыбка полетела в сторону спасительницы.
   - Держите ключ, Валерия Горемыкина, и помните, у нас тут строго. После девяти отбой. Двери на замок, а я спать. Не дозовешься. Так что лучше ночью не шныряй. Коли пришла спать, то и спи. Уяснила? - женщина стала вновь что-то писать в тетрадке, я же развернув брелок с номером комнаты опешила. Номер шестьдесят девять.
   Комната находилась на последнем этаже. Я открыла дверной замок, заглянула за дверь и приятно удивилась. Несмотря на убогость холла и странные внутренние распорядки, номер выглядел вполне презентабельно. Большая комната, с двумя широкими окнами. Одно из них выходило на улицу. Другое на внутридворовую территорию. Справа стояла двухместная кровать, напротив в стену вмонтирован жидкокристаллический телевизор. Дюймов на сорок два. За кроватью стоял встроенный шкаф, следом трюмо, подпирающее тумбу для обуви. По другой стенке располагался журнальный столик и пуфик с подставкой под ноги. На окнах болтались коротенькие занавески бледно-розового оттенка, на подоконнике стояли пластиковые стаканы с рассадой. Я словно попала в чью-то обитель.
   Скинув туфли, подошла к окну. Под самыми окнами прошел гражданин милиционер, я похолодела от страха. Спряталась за стену. Через полминуты решилась посмотреть вновь. Мужчина в форме удалялся по тротуару, позволив расслабиться.
   Я залезла прямо в одежде на кровать и попыталась отойти в мир снов. Но сны не шли. Перевернулась на один бок, затем на другой. Почесала пятку. Ничего. Глаза раскрывались как по волшебству, а сердце отстукивало бешеный ритм. В таком состоянии в самую пору было бы отправляться на дискотеку, чтобы разгрузить психику физическим выбросом адреналина.
   'Я потерял вас'.
   - Что? Кто здесь? - голова приподнялась над подушками, но в светлой комнате кроме меня никого не было. Ясно. Диалог с элементами телепатии.
   'Я ушла сама'.
   'Я кое-что выяснил'.
   'Насчет меня'?
   'Нет, но полагаю, сведения помогут избежать тюрьмы'.
   'И что теперь?'
   'Завтра в десять утра. Вы найдете меня. А я буду вас ожидать'.
   ' А если я не приду'.
   'Придете. Вы это знаете'.
   На этом связь закончилась. Как ни странно, но поговорив таким образом с Юлием, моментально впала в безмятежный сон, который продлился ровно до восьми утра.
   Если бы не вечно ноющее в груди любопытство, то я бы и не подумала искать встречи с Цезаревичем. Но так много вопросов пульсировали по голове, что без помощи мозгоправа было не справиться. Я покинула гостеприимный номер отеля в три звезды, от души поблагодарила услужливую консьержку, которая сочувственно отнеслась к семейному горю ночного визитера, выдала той сверх нормы сто американских баксов, и удалилась так же тихо, как сюда и забрела. Позавтракать в это утро не вышло, так как буквально спустя несколько мгновений я в прямом смысле столкнулась лбом с господином Цезаревичем, и едва не упав на землю, спросила:
   - Как вы... Как вы узнали, где я нахожусь? - Юлий, хватая меня за кисть, спокойно ответил.
   - Мы же с вами договаривались.
   Через десять минут официант забрал ресторанное меню. Я старалась выглядеть здравомыслящей и рассудительной. Нельзя было позволить психологу раскусить мои планы, понять, что кое-что узнала. И это кое-что касалось именно его. От скрытой нервозности покусывала губы, но слава табаку, который помогал расслабить нервы. Из-за напряжения даже аппетит пропал. Я пригладила волосы, новая прическа не вызвала никаких эмоций у кавалера, словно он уже видел даму сердца в новой ипостаси. Но придавать значения этому, не было времени. По городу шастали милиционеры, которые неустанно разыскивали подозреваемую в убийстве Владиславы Несмирной. И даже несмотря на новый образ, густую челку, скрывающую половину лица, необходимо было хранить бдительность. Первой нашлась я. Ведь Юлий мог молчать и вечно.
   - Как вам цвет моих волос? - заложив одну прядь за ухо, улыбнулась.
   - Вам идет абсолютно все.
   - Спасибо, - тихо поблагодарила за сказанный комплимент, но необходимо было вывести беседу в нужное русло. Собрав волю в кулак, пошла на расспросы. - Тогда к делу. Что вы хотели рассказать мне?
   - Вначале ваши вопросы.
   На мгновение опешила, но вспомнив, что передо мной находился настоящий чтец мыслей, успокоилась и поддалась его совету.
   - Я узнала, что Влада, я про ту, что...
   Юлий остановил речь поднятием руки. Я покашляла и продолжила.
   - Что вас связывает?
   - Ничего.
   - Как ничего? - выпучила глаза, не в силах скрыть удивление. Не такого ответа ожидала от честного детектора лжи. - Тогда откуда вы ее знаете?
   - А кто сказал, что я ее знаю, - Юлий взял стакан с водой, покрутил его в руках, а затем, не отпив даже глотка, поставил на место.
   - Ну, как? Я так решила.
   - Вопросы окончены? - зеленые глаза искрились подтекстом. Но что же было в них написано? Что он хотел сказать этим взглядом? Чего я не замечала? - Теперь по делу, - на последней фразе кавалер обнажил белый ряд зубов.
   Глава 32
   После встречи со столь умным мужчиной, смутный осадок прочно осел в душе. Уже прошло более часа как мы распрощались, а его присутствие по-прежнему явственно ощущалось подсознанием. Манера складывать тонкие пальцы в замок, ленивая улыбка, которая была наполнена таинственностью и шармом, отчасти недосягаемость. Он открыто заявлял о симпатии ко мне, однако, никаких действий не предпринимал , играя, будоража кровь и заставляя мозг по кругу пускать мысли о нем.
   'Накануне исчезновения Владислава Несмирная была замечена в компании Романова младшего. Очевидец видел, как пара о чем-то громко спорила, уединившись в укромном уголке ресторана. Создавалось впечатление, что они были знакомы не первый день. Мужчина в один момент сильно схватил девушку за руку, но та тут же вырвала ее и убежала прочь'.
   От услышанного даже не знала, то ли ликовать от шаткого алиби, которое могло быть обеспечено при упоминании ссоры Романова и Несмирной, то ли огорчаться. Ведь вполне возможно было предположить, что наемный киллер был в состоянии прикончить человека, с которым у него были какие-то неприятные дела, или воспоминания. Что же их связывало? О чем они спорили? Выходило, что Олег и Влада были знакомы? Я вообще отказывалась что-либо понимать. Замкнутый круг накрыл пеленой вопросов. Все непременно скрывали от меня какую-то важную тайну, без которой раскрытие дела было обречено на полный провал.
   Размышляя о мотивах убийства и возможных претендентах на роль палача, направилась в знакомый ресторан. В желудке было пусто, так как завтракать охоты не было, но по этому направлению вынуждала ступать немного другая нужда. Необходимо было еще раз поговорить с Арсением Валерьяновичем. Может, на этот раз он был бы более разговорчивым, тем более, новые обстоятельства по делу о трех крестах помогли бы тому развязать язык. Дорога к привокзальной площади была долгой, поэтому позволила себе вызвать машину извоза и с ветерком домчалась до пункта назначения. На площади возле входа в высоченное здание вокзала, встретила взором пробегающую картинку на табло. Звука не было, однако, снизу бежала строка. Я остановилась, чтобы прочесть ее.
   'Сегодня стало известно, что потерпевшая, Владислава Несмирная, пришла в себя после пребывания в искусственной коме. Как сообщалось ранее, молодая девушка находилась в бессознательном состоянии на протяжении тридцати трех часов. В настоящее время гражданка Несмирная вне опасности. Более подробная информация в вечернем выпуске'.
   Строчка убежала за пределы экрана. Я же прикрыла глаза и сделала глубокий вдох. Что же выходило, Влада не погибла? Как же так? Ведь я лично присутствовала на месте преступления. Память не могла мне изменять. Я видела, как безвольно болталось тело Влады, когда ту поднимали на носилки, как медсестра в белом халате с головой накрывала ту простынями , как мертвенно серым было лицо подруги. Я видела это! Видела! Неужели той удалось обмануть смерть? Так что же выходило? Я теперь была вне зоны подозрения? Или же наоборот? Одно было известно точно, предстоял очень серьезный разговор с односельчанкой, но после того, как потрепала бы нервишки старому обманщику.
   Ресторан был закрыт. Вывеска, как и прежде, отсутствовала. Но коли уж я, рискуя собственной безопасностью, пришла в этот гостеприимный дом, то уйти вот так, без толики информации, уже было обидно.
   Я обошла здание с обратной стороны, припоминая приблизительное расположение черного входа. А таковой тут имелся. И были тому разумные доказательства. Поясню. Когда в прошлый раз Валерьянович вел по коридорам шоколадного рая , я обратила внимание, что одна из дверей была помечена знаком выхода. Наверняка, это был он. Черный вход. Пятая справа. Здание было довольно-таки длинным. И ни одной двери снаружи. Голая стена. Я прислонилась к ней, замерла и стала простукивать. Тишина. Передвинулась левее. Опять пусто. Но через метр удача дала о себе знать. За стенкой была полость. Я прошлась ладонями по стене и обнаружила выемки. Вот, значит, где пряталась дверь. Но как открыть красавицу без ручки - вот что по праву заинтересовало меня. Выход получался только изнутри. Я огляделась по сторонам, справа была оборудована контейнерная площадка с тремя мусорными баками. Передо мной стояла груда картонных коробок из-под провианта, а слева лежали какие-то доски. Свалка прямо посреди города.
   Я подошла к деревяшкам и начала поиски чего-то наподобие отмычки. Маленькая палочка тут же очутилась в руках, и я, довольная до безумия, вернулась к невидимой двери. Начинать решила снизу. Присев на корточки, стала ковыряться в земле, надеясь прийти к успеху. Ничего не выходило. Злостно откинула палку и стала искать новый способ проникновения внутрь. Идея того, что Петров находился внутри здания, неустанно преследовала меня. Поняв, что здесь была бессильна, вернулась к крыльцу ресторана, подергала висевший замок и пришла к выводу, что либо хозяина не было внутри, либо кто-то закрыл за ним дверь, либо либо он все же прошел через черный вход. Но как?
   Закурила. Мимо прошагал ребенок лет семи с разноцветной книгой под мышкой 'Азбука' - шестерка. Хорошо. Но что же делать с дверью? За малышом вдогонку бросился дружок, неся тоже некое печатное издание, но уже с более взрослым названием 'Смотрящее око'. Уж не знаю, что на меня нашло, и как отреагировал мальчишка на внезапный выпад безумной тетки, но через мгновение я пролистывала судьбоносную книгу. Одной рукой держа тлеющую папироску, одновременно концентрируясь на внутренней энергии, свободной конечностью раскрыла книгу и стала внимательно изучать текст.
   'Если вам когда-нибудь казалось, что выхода нет, то в первую очередь стоило оглянуться'.
   Оглянулась.
   'Присмотреться к вещам, которые вас окружают. Возможно, именно в них и спрятана та самая подсказка, которая так необходима для принятия правильного решения'.
   Все, что окружало меня в этот час, состояло из привокзальной романтики дороги, выложенной плиткой, двух лавочек одна напротив другой, несколько деревьев, изображающих аллею. Молодая женщина, орущая проклятья по телефону. Ряд киосков, с чипсами, крекерами, пивом и сигаретами. Парнишка, продающий шарики детворе. К чему именно нужно было проявить особый интерес?
   'Все, что вам нужно, лежит на поверхности. Найдите самый простой способ решения поставленной задачи. Он и будет самым верным'.
   Закрыла книгу и тупо уставилась на сине-красную обложку. 'Юлий Цезаревич. Смотрящее око'. Как же я раньше не заметила? Холодный пот потек в три ручья по взмокшей спине. Книга Юлия! Это он написал! Он давал очередную подсказку! Самый простой путь! Где же он?
   Побежала за угол, упала на землю возле предполагаемого выхода, взглядом проследила по периметру здания и только теперь увидела небольшой проем. Вытянув руку, дотянулась до железного предмета, повернула его два с половиной раза, пока не раздался характерный щелчок. Эврика! Дверь медленно отворилась, приглашая гостью войти внутрь.
   - Добрый день! Не ждали гостей? - прошла в душное помещение, закрытого ресторана , вытирая капли пота с груди. Внутри было накурено. Темная дымка витала прямо над головой господина Петрова. Шторы были плотно задернуты. Тяжелый воздух и толстый слой пыли тут же ударил в нос, я сморщилась. Хозяин неторопливо развернулся на стуле, поставил бокал с напитком на барную стойку и внимательно осмотрел гостью.
   - О, Романа! Зачем пожаловали? Как ваше лицо?
   - Благодарю, все прошло. Но... Вы не хотите узнать, как я попала внутрь? - гордость за собственную проницательность так и сжигала изнутри.
   - Ну, старый еврей предполагает, что нашла тайную дверь? Хвалю! Но как узнала, что я внутри? Что выдало старика, признайся? - я рискнула присесть рядышком на высокий стул.
   - Интуиция... Арсений Валерьянович, я пришла не просто отобедать. Вижу, что ресторан не работает, а вы в унынии.
   - У меня отобрали лицензию.
   - Кто посмел?
   - О, это случилось после вашего последнего визита. Не прошло и получаса, как в ресторан приехала гвардия проверяющих, санэпидемстанция, пожарники и еще целая куча ревизоров. Те, в свою очередь, не получали бы казённые гроши, если бы не накопали недочетов. Кухню прикрыли до полного устранения всех предписаний, а также уплаты штрафов.
   - И много вам насчитали?
   - О, милая, лучше тебе не знать.
   Мне стало жаль старика. Муки горести отразились на сморщенном лице, которое посерело и осунулось. Вспоминая сказанные ранее слова, что ресторан заменял ему все, пришла к выводу, что мужчина не лукавил.
   - Сожалею, что так произошло.
   - Новая прическа? Из-за того, что показывают по телевизору?
   - Отчасти. Вы уже знаете?
   Он развел руками в стороны.
   - Все, кто смотрит вечерний выпуск новостей в курсе, милая.
   - Ясно. Но я не...
   - Передо мной не надо исповедоваться, - резковато вставил седовлас. - Я не батюшка, грехи отпускать не вправе.
   Проглотив слюну, поняла, что спорить было бесполезно. Арсений Валерьянович вряд ли бы поверил душещипательному рассказу о невиновности Кубышкиной. Но печалиться по этому поводу не стоило. Он четко заявил, что судить никого не собирался. Поэтому можно было приступить прямо к делу.
   - Арсений Валерьянович дело в том, что я... я хочу помочь вам найти того негодяя, который послал чертовый конверт с картой. Нет, на самом деле!
   - Я не думаю, что это хорошая затея, - нахмурился мужчина, притрагиваясь губами к бокалу со спиртным.
   - Но я действительно могу помочь! - воскликнула я.
   - Как и зачем? Я уже обратился, если ты помнишь, к господину Цезаревичу.
   - Это не то!
   - Почему?
   - У господина Цезаревича отсутствует личный мотив... э... понимаете? У него нет такой заинтересованности как у нас с вами!
   - У нас с вами?
   Я выдохнула. Нет, идти ва-банк и скрывать правду одновременно вряд ли бы удалось.
   - Вы верно услышали. Я полагаю, что третий конверт предназначался для меня !
   - Для тебя?! - старые глаза загорелись светом.
   - Да, - обескураженная поведением Петрова ответила я.
   - Нет, этого не может быть! - он допил залпом остатки пива и звучно плюхнул стеклянной чашей о мраморную стойку.
   - Почему? - протянула я, не понимая, что такого нереального Арсений Валерьянович нашел в моем предположении.
   - Даже объяснить не могу, - он откашлялся, прикрывая рот рукой. - Да и какая разница?! Карта, как карта! Какой-то ненормальный, которому заняться нечем, придумал эту шутку, а такие милые девушки, как ты, дурите себе головы, желая разгадать то, что даже яйца выеденного не стоит!
   - Но вы же так не думаете! Вы же чего-то боитесь! - кровь стала закипать в жилах.
   - Верно, - он опять стал кашлять. - Боюсь.
   - Ну, вот, - победоносно заключила я, смыкая руки перед собой.
   - Я боюсь смерти, а она уже близко
   - Что? С чего вы взяли?
   - Ну, во-первых, доктора поставили неутешительный диагноз - рак легких, - холодный пот пронзил тело. - Во-вторых, с месяц назад, я получил маленькую записку с текстом. Там было написан коротенький стишок в несколько строк.
   - Стишок?
   - Да, погоди - призадумавшись, мужчина потер узкий лоб, прикусил нижнюю губу и спустя минуту выдавил. - Тихо-тихо, шаг за шагом, месть крадется по пятам. Будет кара и Вендетта послана моим врагам.
   Где-то я это уже слышала. Но где?
   - Тут же решил, что это знамение. Осталось мало времени, и тратить его на поиски того, кто придумал затею с нарисованными картами, жалко. Я медленно, но верно все равно умру. Через месяц, через два, а может, прямо сейчас. Кто знает, сколько отведено человеку лет?
   Покинув ресторан через парадный вход, тут же закурила папироску. Да уж, разговор состоялся малоприятный. Арсений Валерьянович оказался раковым больным, которому было, мягко говоря, все равно на течение расследования. Поэтому не стала описывать гроб и вырытую могилу, предназначенную для другой жертвы, чтобы не беспокоить старика понапрасну. Тем более, вряд ли господин Петров был знаком с Петром Леонидовичем. Также я не стала упоминать странную пропажу вывески, которая мирно покоилась в подсобке. Разве это могло иметь значение в сложившихся обстоятельствах? Ничего не было хуже смерти. Только сама смерть.
   Дальше следовала скудная попытка пробраться в реанимационное отделение скорой помощи для свидания с Владиславой, которая изначально была обречена на провал. Спросите, почему? Я вначале тоже не понимала, что тут такого пройти мимо десятка, а то и двух, медицинских халатов, открыть пластиковые двери, на которых висела вывеска 'Посторонним вход воспрещен', и смело шагнуть внутрь, словно была невидимкой. Увы, не была. Поэтому пришлось уносить ноги, пока тот паренек, что гордо носил звание 'Интерн', нажимал кнопку вызова охраны. Да, пришлось признать поражение. Пока. Но кое-что все же удалось выяснить. Несмирную перевели в отделение реабилитации. Мужской голос в громкоговоритель попросил подойти медсестру к ней в палату.
   Мысли были начеку. В голове происходила настоящая баталия. Поясню. Первое предположение, что мужчины, имела в виду Мартынова и Петрова, не были ничем связаны, могло быть ошибочным. Если им пришел один и тот же конверт, а в нем, как известно, находилась одна и та же карта, то некая нить их все же соединяла. Так же эта нить тянулась и ко мне. Необходимо было выяснить, что общего было у трех героев, возможно, тогда бы стало ясно, по каким причинам злоумышленник задумал эту самую Вендетту. Другого способа разрешить шараду не видела.
   Теперь мой путь лежал в библиотеку, о которой успела узнать из сводки новостей. Запомнив адрес, продиктовала его таксисту, горя от нетерпения покопаться в прошлом.
   И вправду, поход в Национальное книгохранилище дал некоторые результаты. Но чтобы попасть внутрь шестиэтажного алмаза, пришлось выкрасть пропускной билет у молодой студентки прямо из кармана, но любые ухищрения ради расследования дела были превыше всего. Я прошла за свободный компьютер и стала вводить в поисковике следующие комбинации:
   'Петров и Мартынов'
   'Мартынов и Петров'
   'Петров и Кубышкина '
   'Кубышкина и Мартынов'
   'Дела Петрова, Мартынова и Кубышкиной'.
   Ничего не высвечивалось. Тогда я с минуту ушла на покой. Поставила ладошки на деревянную столешницу домиком и стала додумывать то, что не было поведано самим Петровым. Кем он был? Бандитом? Нет. Мошенником? Навряд ли. У него был бизнес свой ресторан. Как он сам заявил, более двадцати лет. Может, стоило поискать именно в этой части биографии. Я ввела 'Петров и ресторанный бизнес'. Удача! На мониторе появилась статья в газете 'Вечерняя столица' за номером 5637, датируемая пятнадцатым августом две тысячи седьмого года. Я написала ручкой на руке нужные координаты, так как уповать на память было теперь небезопасно, и отправилась на ряды с полками в поисках нужного стеллажа. Деревянная полка ростом до потолка хранила в себе уйму информации. События, даты, лица.
   Подставила табурет, предназначенный для посетителей, и достала кипу газет с полки с надписью 'август 2007. Вечерняя столица'. Усевшись с бумагами на пол, начала поиски необходимо номера. Найдя его, откинула оставшуюся часть макулатуры в сторону и стала с жадностью и неким вожделением искать злосчастную фамилию. На третьей страницы с самого верха кричал заголовок: 'Найдено тело ресторатора Андрея Хорикова, который по данным милиции пропал шестого июня одна тысяча девятьсот девяносто пятого года. Напомним, что расследование загадочного исчезновения молодого мужчины так и не было раскрыто. Компаньоны по ресторанному бизнесу А.В. Петров, а также В.Ю. Романов дали эксклюзивное интервью каналу 'Обзоры дня' по поводу дела почти десятилетней давности. Как заявил В.Ю. Романов, ныне владелец собственного ресторана в центре города, - 'Мы до сих пор скорбим по нашему другу. Он был достойным человеком. Очень жаль, что тот гад, который посмел лишить его жизни, до сих пор ходит по этой земле'. В.А. Петров от каких-либо комментариев отказался. Майор милиции П.Д. Юдашкин сообщил: 'Тело было обнаружено в лесу, в районе пригорода Х. на шестьдесят девятом километре. Труп был закопан под землей, находился в деревянном гробу. Останки были переданы судмедэкспертам для дальнейшей экспертизы. Она в свою очередь показала, что кости принадлежали мужчине, крепкого телосложения, около тридцати-тридцати пяти лет. Европейцу. На костях повреждений обнаружено не было. По заключению медиков, смерть наступила в результате химического отравления около десяти лет назад.
   На месте захоронения следов борьбы или же частиц токсических веществ обнаружено не было. Расследование по делу продолжается'.
   Статья закончилась. А вот эмоции только начинали набирать скорость. Боже, в игру вступал сам господин Романов! Старший брат Олега! Как сообщалось в газетной вырезке, он некогда был совладельцем ресторана, так же как и Петров, и некий Хориков. Хориков? Незнакомая фамилия. Сердце учащенно застучало. Труп этого самого Хорикова был найден закопанным под землю в гробу на шестьдесят девятом километре. Мурашки пронеслись по коже, поднимая тоненькие волоски дыбом. До меня дошло! Тайный мститель воспроизводил события многолетней давности. Он нарисовал чертову карту, обозначая предполагаемые места захоронения. На ум пришла глупая догадка, но пришлось ее тут же отвергнуть. Нет, не мог господин Хориков восстать из мертвых и учинить Вендетту.
   А вот при мысли, что Олег Юрьевич, с которым мы начинали вести расследование, не рассказал о связи между мужчинами, покрылась красными пятнами. 'Зачем мне врать'? Подлец! Он все знал, и про бизнес, некогда связывающий мужчин, чьи фамилии были прекрасно ему знакомы, и про Вендетту. Сомнений быть не могло. Поэтому он и ввязался в расследование. Он боялся за родного братца. Возможно, и не напрасно.
   Что же за ресторанный бизнес был у троих мужчин? Логика сразу же взяла в оборот два ресторана, которые были известны изначально. Один принадлежал Арсению Валерьяновичу, ныне без названия, другой Романову - 'Карат'. Но последнее заведение было открыто после смерти господина Хорикова, поэтому эту гипотезу можно было отбросить. А вот к ресторану 'Пятеро друзей' нужно было присмотреться внимательнее.
   Итак, что было известно. По словам Арсения Валерьяновича, ресторан был открыт около двадцати лет назад. В принципе, сходилось. Мужчине на тот момент было порядка сорока, сорока пяти лет. Сейчас Виталию Романову на вид было сорок, сорок пять лет максимум, поэтому он был молодым бизнесменом. Про Хорикова в статье писали, что тому было тридцать пять лет. Мозаика складывалась воедино. Не хватало только двух элементов - четвертого и пятого товарища, что вместе с Петровым, Романовым и Хориковым основали общее дело.
   Глава 33
   - Вы? - голос Петра был небрежен и раздражён.
   - У меня к вам пару вопросов! - нагло протиснулась в калитку головой. Белые волосы чуть не застряли в высоких зарослях кустарников, которые осаждали ограждение, словно ползучие твари.
   - Хотите еще поплавать, радости прошу! - Мартынов не препятствовал проникновению незваного гостя, а лишь цинично усмехнулся и направился в гараж. Переставляя ноги, обутые в неудобные туфли, поспешила за ним, думая в этот час о том, что вести расследование в таком наряде было не совсем комильфо.
   - Постойте! Петр Леонидович! Петр Леонидович! Это важно! - молодой человек не слушал, а быстрой походкой шагал в приподнимающиеся гаражные рольставни. - Вы лично знакомы с Петровым Арсением Валерьяновичем? А конкретнее, являлись ли вы когда-нибудь совладельцев ресторана на привокзальной площади? И что вы можете рассказать по поводу убийства господина Хорикова? Петров уже раскололся, черед за вами!
   Парень остановился, замер, развернул широкую спину, а затем выплюнул в ответ:
   - Убирайтесь отсюда, иначе я вызову охрану!
   Я поняла, что более детального пояснения ожидать не стоило, поэтому и поспешила убраться, тем более таксист припарковал авто с шашечками в квартале от дома номер шестьдесят шесть. Как говорил подлец Романов, реакция - это лучший ответ на поставленный вопрос.
   Дело двинулось с мертвой точки. А все благодаря тому, что господин Романов младший высадил меня из салона новенького Мерседеса, решив проучить. Не тут-то было. Я двигалась вперед со скоростью света. И уже никто не мог остановить меня. Узнав, точнее, догадавшись, что чета Мартыновых входила в ресторанную группировку, я завершила список потенциальных жертв. А, возможно, среди жертв числился и могильщик. Два претендента, естественно, отпадали. Мартынов старший погиб пару месяцев назад. Вроде бы его отравили. Или что-то в этом духе. А господин Хориков уже двадцать лет покоился с миром и никому не мог причинить вреда. На первый план выходили следующие герои - Романов старший, Мартынов младший и, собственно говоря, смертельно больной господин Петров, которого я бы не стала рассматривать в качестве злодея. Остальные вполне подходили на эту роль.
   Чтобы убедиться в достоверности догадок, решено было отправить туда, где хранились чужие секреты веками - в местный исполнительный орган.
   В приемной столкнулась с весьма доброжелательным взглядом секретаря, достаточно молодого на вид. Я прошла к стеклянному столу, за которым восседала девушка, положила на него визитку, сделанную полчаса назад, и, послав наимилейшую улыбку, поздоровалась:
   - Добрый день, лейтенант Горемыкина. У меня к вам пару вопросиков, если, конечно, вы не возражаете?
   - Э... я даже не знаю, что вам сказать.
   - Вы не волнуйтесь так, милая, - сама же я дергалась от напряжения. - У меня просто ряд вопросов, которые интересуют следствие, вот и все.
   Девушка беспомощно осмотрела приемную, в которой кроме нас двоих никого не было. В эти минуты надоедливые посетители могли облегчить участь бедняжки. Но, как назло, именно в это время желающих подать жалобу не было.
   - Вижу, вы не против, - на самом деле перед глазами расплывалось мутное пятно. И оно по мере разговора становилось все шире и шире, окутывая пространство тьмой.
   - Я...
   - Для протокола мне нужно следующее...
   После разговора мы отправились по узким коридорам прямо в обитель тайн. Если быть точным, в архив. Архивом называлась небольшая комнатушка, скрытая за развалившейся от древности деревянной дверью. Посреди помещения располагались железные стеллажи, которые упирались верхушками в побеленный потолок. Секретарша щелкнула включателем, и комната озарилась желтым светом. Потом прошла внутрь, немного прикрывая за собой двери. Но я была не робкого десятка, поэтому сделала вид, что намек не поняла. Распахнув двери ногой, прошествовала гордой походкой, моля про себя Бога, чтобы все прошло без сучка и задоринки. Руки жутко дрожали от страха быть пойманной и осужденной без вины. Я боязливо оглянулась, решив все же, сохранить поход в исполком в секрете. Пододвинулась к двери и незаметным движением прикрыла ее. Так было спокойнее. В это время молодая особа изучала надписи на полках стеллажей. Я тоже решила присоединиться к поискам. Тем более что хотела скорее унести ноги прочь.
   - О, - девушка только сейчас заметила, что впустила гостью внутрь помещения. - Вам нельзя!
   - Как нельзя? - искренне удивился новоявленный следователь, уже перелистывая папку, взятую с соседней полки. - Я ведь не за прессой к вам пришла, правда? Мне нужна информация, и я должна удостовериться в том, что вы не будете специально ее утаивать, чтобы препятствовать следствию.
   - Препятствовать следствию? - из рук красавицы выпали какие-то бумаги и рассыпались по бетонному полу, покрытому многодневной пылью.
   - Естественно, - как же сложно было изображать напыщенность в сложившихся обстоятельствах. Как только Романову удавалось так хладнокровно проводить допрос? Наемник, одним словом.
   Спустя минут десять интенсивных поисков нужные бумаги оказались у меня в руках. Прочитав интересующие следствие факты, спокойно кивнула помощнице в знак неоценимой помощи, потом перечитав еще разок стоки, в которых расплывались черные буквы, несущие ключ к разгадке дела о трех крестах , удалилась из архива, оставляя секретаря в одиночку складывать кипы разбросанных документов, валяющихся в куче хаоса.
   Как только нога переступила порог здания, выдохнула с облегчением. Ну, вот и все. Я справилась! В душе разлился приятный поток чувств. Впрочем, ничего особенного и не произошло. Подставные документы проложили путь к архиву. Там без труда нашлась нужная папка, в которой были указаны фамилии пятерых основателей ресторана. Помимо всякой ерунды, типа купчей на помещение, лицензии на осуществление ресторанной деятельности, в картонном переплете хранилась самая важная бумага - заявление о государственной регистрации, в котором были четко прописаны все имеющиеся учредители бизнеса. Вот их имена - Романов Виталий Юрьевич, Петров Арсений Валерьянович, Мартынов Леонид Григорьевич, Мартынов Петр Леонидович, Хориков Андрей Геннадьевич.
   Тайна, некогда покрытая мраком, всплыла на поверхность. Теперь лица главных героев были известны. Следовательно, можно было строить догадки, основываясь на фамилиях пятерых друзей. В принципе, из великой пятерки оставалось лишь трое. Господин Хориков был убит, господин Мартынов старший умер пару месяцев назад. Они не могли чинить Вендетту своим врагам. Нужно было также учитывать тот факт, что руки Романова старшего были связаны узами правосудия, поэтому этот персонаж тоже на время отпадал. Хотя. Не факт. У старого еврея отобрали право вести дело, к тому же здоровье последнего не позволяло проделывать трюки с копанием могил и тому подобное. Воображение отказывалось рисовать скрюченного Валерьяновича, который заносил над головой лопату. Нет, это было лишено всякой логики. А вот неприятный во всех отношениях господин Мартынов, Петр Первый, жил припеваючи в шикарном особняке, вдыхая экологически чистый кислород. Неужели планируемые преступления были его рук дела?
   Настолько уставшей и обессиленной не ощущала себя никогда. Беготня от милиции, розыски преступника и тщетные попытки оправдать собственное имя привели организм в уныние. Имена, лица, фамилии кружили перед глазами. Вырытая могила, подброшенная карта, физиономия профессора, улыбка Олега - так много о чем необходимо было подумать, но мозг открещивался от мыслительного процесса, желая хоть на мгновение покоя. Я же не могла угомониться. Идти было некуда, даже теперь, имея десятку тысяч зеленых в кармане. В родной деревне продолжались поиски преступницы, и это несмотря на то, что жертва оказалась в уме и здравии. Друзей в столице завести так и не успела, разве что врагов. Ни к одному новому знакомому обратиться за помощью я не могла. Разве что к Цезаревичу. Но... Я намеренно избегала данного мужчину. Не хотела искушать судьбу. Если было надо, то он сам находил меня.
   Решив отдохнуть и привести организм в состояние перезагрузки, отправилась на улицу Партизанов, где находился гостиничный комплекс для ВИП-персон, который, так кстати, попался по пути следования в никуда.
   Отоспавшись, поняла, что время настало позднее. Солнце неуклонно пряталось за горизонтом, а толпа разбредалась по темным закоулкам в надежде на уединение. Потянувшись, заказала порцию эспрессо в номер. Нужно было полностью очистить разум ото сна. Впереди ждало важное мероприятие.
   Выпив бодрящее пойло, заглянула в пакеты. Вынула черные брюки. Серую блузку без рукавов. Самое что ни есть подходящее одеяние, чтобы остаться незамеченной. Переодевшись во все новенькое, обула спортивные кеды, надела на пышную шевелюру кепку и двинулась навстречу приключениям.
   Так как до больницы расстояние позволяло пройтись пешком, то именно этим и воспользовалась. Хотя к ночи собиралась самая настоящая буря. Оранжевый уровень опасности. Ветер с силой трепал ветви деревьев, поднимал ввысь полиэтиленовые пакеты, имитирующие в воздухе полет привидений. Тучи сгущались над головой. Некогда светлое безалаберное небо вмиг превратилось в скопление черных пятен, из-за которых то тут, то там появлялись огненные метания молний. Наряд, прикупленный еще днем, уже не казался таким уж подходящим. Градус понизился, а соответственно, и блуза не спасала от царящего температурного режима. Я обхватила себя руками, подняла голову кверху, моля небеса о помощи, и, убрав растрепанные пряди за ухо, двинулась в путь. Дождя, по крайней мере, еще не было. Через несколько кварталов увидела очертания больничного корпуса. Пройдя за шлагбаум, остановилась возле картонного стенда, на котором был изображен план больничного комплекса. Здание реабилитации значилось под числом три. Следовало идти направо, затем держаться левее, и на горизонте, в конечном счете, должно было появиться нужное отделение. Я живо ринулась по маршруту, предложенному картой.
   В будке с охранником было пусто, только горела настольная лампа. Я прошмыгнула мимо поста и рысцой бросилась к крайней дорожке, ведущей направо. Затем, как гласила карта, повернула налево. Уткнулась в забор. Развернула тело. И вот появилось здание реабилитации. В нескольких окнах горел свет. А именно на пятом и шестом этажах. Остальные палаты были погружены в полный мрак. Я отыскала сквозь свечение уличного фонаря вывеску с надписью 'Приемное отделение', чтобы определить нахождение второго входа. Как и предполагала, на противоположной стороне от центрального входа располагался черный вход, предназначенный по большей части для самого персонала клиники. На высоких ступеньках столкнулась с курящим мужчиной в бело-синем халате, от которого сильно пахло спиртным. Чуть не упав от удара о мощное тело медбрата, пошатнулась и проронила:
   - Вот черт!
   - Это вы мне? - голос мед сотрудника был настолько хриплым, что с трудом удалось разобрать, что же он сказал.
   - Простите? А, нет, просто потеряла сережку! - нашлась, чтобы не гневить немолодого кавалера.
   Мужчина стал осматриваться пол под ногами, но при таком скудном освещении найти что-либо не представлялось возможным. А если учитывать то количество спиртного, что покоилось у него в желудке. Я незаметным движение руки, напустила на одно ухо кудрей, чтобы не возникло казуса, а затем самым любезным тоном поинтересовалась:
   - В ночную, да?
   - Да, - прохрипел молодец, потягивая никотин.
   Я тоже достала пачку и вытянула тонкую сигаретку.
   - Как же тяжело это все! И эти больные! Голова кругом!
   Мужчина развернул голову и с удивлением посмотрел на меня. Я же не обращала внимания на непонятливый взор санитара. В небе прогремел гром, и первые капельки дождя просочились из воздушных бассейнов на грешную землю. Струящийся дым полетел вверх, рассекая ночную мглу.
   - А зарплаты?! Уму непостижимо! Что же вы молчите, уважаемый? Или вам платят зелененькими? - сощурив глаза, уставилась на недотепу, тот же приоткрыл рот в ответе.
   - Да, нет, совсем ничего не платят, - он еще недоверчиво смотрел на новоиспеченную подругу. - Кидают как собаке кость, и думают, что мы не люди вовсе.
   - Вот-вот! А я о чем! Будто и не люди вовсе! - затянулась покрепче, выражая крайнее недовольство имеющейся системой здравоохранения.
   - А вы тоже из 'наших' будете? - решился задать вопрос мужик, кидая окурок себе под ноги. Я уставилась на дымящийся бычок, честно отвечая:
   - Из ваших, из ваших. Вот послали присматривать за некой больной к вам в лазарет. Сорвали с места и в путь! Даже с детьми попрощаться не дали, ироды! - пригрозилась кулаком вдаль. Санитар сохранял бдительность, однако, стена недоверия стала рушиться при столь сильном натиске. - Послали, отписались руководству и все! Делов-то! А что, про что, так это некогда рассказывать!
   - Вы к нам на работу прибыли? - почесал за ухом переросток.
   - Так я о чем? Ночью, говорят, собирай вещички и дуй в клинику, адрес написали на бумаге, там, говорят, будешь держать под контролем одну больную, очень важную особу. Будешь и днем и ночью около ее кровати караулить. Если чего, то голова с плеч! Ясно? Я говорю, чего уж тут не ясного?! Вот и все. Через минут десять за мной машина приехала и я к вам. Теперь вот буду служить при ваших стенах сторожевой собакой.
   - Диво-то! Словно своих сторожевых мало?! - воскликнул санитар.
   - То-то и оно! Я ведаю народной медициной, а эта больная, как сказали сверху, именно в этом и нуждается. Буду проводить обряды, вы понимаете. Буду очищать карму от злых духов, а разум от нечисти. Хотите, и вам помогу, - окинула взором с головы до пят мужика, - понадобиться куриный помет, бычий глаз
   - О, нет! - боров отошел подальше от странной особы. - Я уж как-нибудь сам, помаленьку.
   - Не хотите, как хотите. Но вижу, что вы человек непростой. Энергетика сильная. Сразу понятно. Я, когда только подходить стала, тут же смекнула, что вы не такой как все, - санитара от волнения стало штормить, он неловкими движениями трясущихся пальцев прикурил очередную Астру, кидая озабоченные взоры по сторонам. Лицо от лести запылало огнем, а на лбу проступили капельки пота. Пришла самая пора действовать. - А на каком этаже вы, говорили, дежурите?
   - А? На всех, кроме реанимации, сударыня, а что? - ответил мужик, заметно воодушевившись при столь активном внимании к своей персоне незнакомки.
   - Это хорошо. Значит, и больных всех знаете. Сможете помочь. Послали меня следить за некой девицей, я уже говорила, лежит она в отделении реабилитации, а более ничего по существу не сообщили. Все им некогда честному люду времени уделить! - вновь замахнулась в воздух кулаком. - В приемное отделение ходила - там никого не отыскать. Спят что ли? А мне очень нужно занять пост у кровати именно сегодня, иначе - каюк!
   - А как звать -то вашу важную особу? - благодаря стараниям Кубышкиной мужик растаял и почувствовал себя фривольно. Мне же поднадоела игра в кошки-мышки, тем более запах дешевого табака раздражал нюх.
   - Владислава Федотовна Несмирная.
   На последних словах мужик вначале покраснел, затем побелел, а потом и вовсе зашелся в кашле. Недокуренная Астра полетела на землю, я проследила ее полет стальным взором. Вот и настал час икс. Либо он расколется. Либо придется заново искать жертву для подобных трюков. Мысленно подгоняя время, пыталась напустить на себя непринужденный вид. Хлопала невинно глазками со скоростью света и очаровательно морщила рот, якобы имитируя улыбку. Губы жутко потрескались от ночного шквалистого ветра и теперь создавали некоторые неудобства.
   - Что с вами? - приняла озабоченный вид. - У меня в сумочке имеется настойка кошачьей мочи. Она крайне хороша при острых приступах кашля!
   Глава 34
   Палата Влады, по данным медбрата, находилась на втором этаже. Света в отделении не было, только на пунктах, где заседали медсестры, горели настольные светильники. Я, накинув на плечи белый халат, который был заранее упакован в увесистую сумку спортивного стиля, переобув резиновые сланцы, которыми по большей части пользовался персонал больницы, сняв кепку и прилизав челку таким образом, чтобы она полностью скрывала глаза, ступила за открытые двери реабилитационного отделения. Стеклянная дверь скрипнула, и я оказалась в коридоре, пропахнувшем всевозможными медикаментами. От столь неприятного смрада захотелось тошнить. Я поморщилась и осторожно двинулась вперед. Через пару метров по правой стенке показалась палата с номером сорок пять, следующая была рядом - сорок семь.
   Я, стараясь не нарушать мертвенную тишину, кралась практически на цыпочках. Слева появилась деревянная дверь. Замерла, чтобы разглядеть номер палаты. Глаза уже болели от постоянного напряжения из-за отсутствия света. Приложив немало усилий, на ощупь определила цифры, привинченные сбоку на дверной косяк - пятьдесят два. Неплохо. На радостях просочилась к следующей двери и вмиг распахнула ее.
   - А вот и я! - но вместо лежачей на кровати подруги, увидела совершенно другое зрелище. Посреди небольшой комнатки, где помимо дивана, стола, заставленного дешевыми закусками и бутылками с прозрачным эликсиром жизни, лежали два надувных матраса, а на этих самых имитаторах ложи храпел медперсонал в лице трех полных дам. У одной задрался кверху белый халат, оголяя полный зад и целлюлитные окорока. Рассмотреть больше не получилось, так как от страха захлопнула обратно злополучные вражеские врата. Немного отдышавшись, а также убедившись, что все трое по-прежнему не подавали признаков жизни, двинулась вперед. Около следующей палаты, не стала выдавать трюков, а руками нащупала номерной знак. Пятьдесят четыре. Отлично. Н ажала на дверную ручку и уже через мгновение очутилась в темной комнате. Справа пикали приборы. Красный индикатор помог определиться с направлением, где покоилась подруга.
   - Влада, это я, - прошептала в темноту.
   Ответа не последовало.
   - Я знаю, что ты вышла из комы. И теперь все соображаешь! Так что будь добра, выручай! - опять ни звука. Чтобы лучше понимать происходящую ситуацию, вынула из сумки мобильный аппарат и включила в нем функцию переносного фонарика. Палата тут же осветилась белый светом, а я отскочила от кровати, увидев , в каком состоянии находилась больная. Все лицо было спрятано под множеством трубок. Одна шла из носа, другая изо рта. По тоненьким рукам тянулись прикрепленные капельницы, тело было прикрыто белой простыней.
   Чувство стыда не замедлило появиться. Как же я могла, думать только о себе и своей заднице?! Бедняжка Владислава бездвижно лежала на медицинской койке, утыканная поддерживающими жизнь аппаратами, не в силах ни встать, ни открыть глаза, ни вымолвить слова. Я же, эгоистка, проникла в отделение именно за тем, чтобы растормошить подругу и выяснить обстоятельства ее несостоявшегося убийства. Но теперь, видя, в каком положении находились дела самой потерпевшей, пала духом. Возможно, позже, но не сейчас. Сейчас расспросы были неуместны. Влада была между жизнью и смертью. Жила между двумя мирами. Неужели, все случившееся могло иметь причастность ко мне? Неужели это я положила бедняжку на больничную койку?
   В тишине раздался едва заметный стук. Я подняла голову, не веря собственным ушам. Влада, как и прежде, лежала неподвижно.
   - Кто здесь? - глупый вопрос, но именно он помог выяснить, что же на самом деле происходило.
   В ответ раздалось два стука. Тогда обратила внимание на то, что эти самые звуки издавались из-под указательного пальца Несмирной. Попросту говоря, на вопросы, она отвечала, стуча неким пластиковым прибором, надетым на палец, об кровать. Именно в том месте, куда приходился удар, располагалось небольшое деревянное пространство, судя по всему, предназначенное для подноса с едой. Я заметно воодушевилась немой игрой.
   - Ты меня слышишь?
   Один стук. Как я сообразила, это означало 'да'.
   - Хорошо. Я не буду долго тебя мучить. Сейчас как раз занимаюсь расследованием твоей гибели. Точнее, не гибели. Ну, ты поняла. У меня пару вопросов. Кто с тобой это сделал? - молчок. - А! - догнала мысль. - Мужчина?
   Один стук.
   - Молодой? - два стука.
   - Полный?
   Два стука.
   - Брюнет? - два стука. - Лысый? - два стука. - Белобрысый? - два стука. - Ты что не запомнила? - один стук. Ну, слава Всевышнему, определились.
   - Ты вернулась в столицу не просто так? - один стук. - В этом есть место мне? - один стук. - Что ты знаешь про карту с тремя крестами? Точнее, ты знаешь что-нибудь про нее? - два стука. - Ясно. Мм... Ты знаешь Юлия Цезаревича? - два стука. Не ясно.- Ты ведь своей маме озвучивала его фамилию... - Что за хрень? По коридору послышалось движение, я вынуждена была притихнуть. Как раз было время обдумать линию допроса.
   Молчание затянулось на целых пятнадцать минут. Кто-то из больных не мог в темноте добрести до уборной комнаты, и обделался прямо по пути. Тут началась паника. Из соседней комнаты выскочила санитарка и стала кричать на бедолагу , чтобы тот сам убирал за собой прелести, лужей покоившиеся на бетонном полу. Тот в свой черед не стал поддаваться на доводы выпившей бабы Зины, и открыто заявил, что ему денег за это не заплатят. И мало того, если бы та самая баба Зина вовремя подоспела к больному, истории бы этой и вовсе не произошло! А так - чего размусоливать! Начался скандал, прибежала сестричка в белом одеянии, отвела разбушевавшуюся санитарку спать, а сама взялась за швабру и разрешила конфликт двух сторон. Отделение вновь погрузилось в тишину.
   Я, взглянув на спокойное лицо подруги, спросила:
   - Ты что-то узнала, что-то очень важное, поэтому вернулась в столицу? -один стук. Боже! Ладошки взмокли от волнения. Возможно, истина была где-то рядом. - Что-то про Фирсова? - два стука. - Про Романовых? - два стука. - Что же тогда?! - в сердцах кинула в воздух. - Про меня? - и тут замерла, указательный палец медленно, почти лениво опустился один раз, произвел негромкий стук и неподвижно улегся на место. Вся рука обмякла, впадая в полное расслабление. Видимо, больше от Влады проку не было. Обессиленная, она впала в транс. Но все же кое-что поведать успела.
   Выйдя из клиники, попала под негодование небесной стихии. Громадные капли отстукивали марш, ударяясь об асфальт. В местах, где имелись ямки, образовались уродливые лужи, отражение в которых напоминало смесь плачущих туч, обматывающих небо темных покровом, и проблеском лунного света, дающего маленькую надежду на скорое прекращение хаоса. Я вытащила из сумки кепку, натянула ее на голову. Такси ждало у центральных ворот. Отсчитав в уме до шести, стремительно побежала по мокрому покрытию вперед, вмиг промокнув под давлением миллиона водных гранул. Заскочив в машину, сняла мокрый головной убор, кинула его на сиденье подле себя, прилизала мокрые волосы и скомандовала:
   - В гостиницу 'Секретный ход', пожалуйста. Но перед этим, остановите у какого-нибудь супермаркета, надо сделать некоторые важные покупки.
   Водитель нажал по газам, я же попыталась унять дрожь. Ночной кошмар и не думал рассеиваться. Ситуация лишь усугублялась. По мере расследования, новые факты только прибавляли головной боли и никак не продвигали к раскрытию преступления. Столько информации не могло уместиться в одной голове! Владислава, Бог ей в помощь! Олег, который был послан в качестве искуса. Юлий, который, возможно, знал обо всех моих действиях и помыслах. И, наконец, остальные участники постановки - Петр, Арсений, Геннадий, Виталий - окружили меня в кольцо, заставляя добровольно попасться в капкан, из которого выход был только один - верная смерть!
   Ночной шоппинг помог не только расслабиться, но еще и получить некоторое удовольствие. Однако деньги тратила с умом. По крайней мере, на что хватало ума. Внутреннее убеждение насчет того, что необходимо было как можно чаще менять внешнее обличие, заставило приобрести спортивный костюм, толстовку черного цвета, еще несколько головных уборов, скрывающих лицо, а также несколько вариантов удобной спортивной обуви. Сделанные покупки ловко утрамбовала в сумку, которую перекинула через плечо, после чего решила уединиться в укромном местечке для обдумывания дальнейших планов на жизнь.
   Так как пребывание в маркете было не безопасным мероприятием, решила посетить менее людное место. Но как ни старалась приткнуть свою пятую точку на уютное сидение в очередном ресторане, повсюду мерещилось, что люди непременно косились в сторону подозрительной посетительницы, которая мало того, что находилась в помещении с головным убором, так еще и вскакивала при любом громком звуке. Так продолжаться не могло.
   Часы уже давно перевалили за полночь, а утихомирить разбушевавшееся сердце никак не получалось. И тут внезапно посетила странная мысль. Нет, вначале, даже посмеялась над ней. Но потом, как следует , взвесив 'за' и 'против', пришла к выводу, что мозги все-таки в экстренной ситуации начинали заводиться.
   Подхватила баул и, подпрыгивая , вышла навстречу дождю и ветру. Машина домчала до вокзала за считанные минуты. Дороги были пусты, автомобилисты готовились к наступлению новых трудовых будней. Резиновые колеса скользили по мокрому асфальту, иногда прокручиваясь на поворотах. Я сидела на заднем сидении и курила в открытое окно. Попутный ветер трепал волосы, разметая их по лицу, но я ловила каждое мгновение свободы, будто в нем и был тот самый смысл жизни.
   Так как дождь сильно постарался, идти пришлось практически по глине. Тряпичные кеды утопали в коричневой смеси, и с трудом передвигая ноги, кралась к потайному лазу, организованному хозяином ресторана. Единственный фонарь еле-еле освещал пространство, поэтому включила фонарик на телефоне и, одной рукой держа сумку, а другой освещая путь, подошла к месту, где в прошлый раз была обнаружена тайная дверь. Присев на корточки, поставила сумку на колени, чтобы не пачкать ее о грязную землю, пошарив с полминуты руками под зданием, наткнулась на отмычку. Проделав незатейливые манипуляции, встала и вошла внутрь сухого помещения, при этом, не позабыв, прикрыть за собой дверь. Кое-как стерев остатки грязи с подошвы, решилась на первый шаг.
   Света внутри не было. Поэтому включенный фонарь оказался кстати. Первая дверь, ведущая в гостиную, на удивление была заперта. Я с силой подергала ручку, но та не поддавалась. Чертыхнулась. Прошлась по коридору, бросив сумку на полпути. Ноша все же была не легкой. Все двери были заперты на ключ. Не идти же, в самом деле, в сам ресторан!
   Я вернулась в коридор, обсмотрела все имеющиеся предметы. По крайней мере, настолько, насколько позволял тусклый свет переносного фонарика. Голые стены. Только одна картинка, видимо, нарисованная ребенком, одиноко висела подле комнаты, именуемой гостиной. Я подошла поближе к рамке, посветила прямо на нее. С овсем не веселый рисунок был увековечен серым карандашом. На белом листочке были изображены два ребенка, судя по юбочкам, девочки, а рядом стоял высокий силуэт. Позади них высился дом, дерево , рядом была нарисована речка и странный предмет, напоминающий прямоугольник. Что же хотел показать автор данным произведением, так и не раскусила. Только неприятный осадок появился в глубине души. Будто бы этот портрет где-то уже видела.
   Сняла рамку, достала из нее тоненькую проволоку, на которой, как я заметила, держалось само крепление. Потом подошла к нужной двери и стала ковырять замок. Навыков взломщика в наличии, естественно, не имелось, но судя по всему, данные способности открывались прямо сейчас. Замок звонко щелкнул, я же взвизгнув от счастья, словно открыла банковский сейф, устремилась в центр темного помещения.
   Светиться присутствием было бы верхом безрассудства. А так как со временем к личностным качествам все в большей и большей мере добавлялись именно те самые благоразумие и логичность, которыми меня всегда попеняла мама, то было решено, что белого свечения фонарика было предостаточно. Прикрыла дверь, потерла замершие руки, еще раз окинула взором комнату. Ничего не поменялось. Подошла к дивану. Затем сняла с головы кепку и устроилась удобнее на мягком сидении. Потом нехотя встала и поплелась забирать оставленный багаж. Вновь расположилась на старенькой советской кушетке. Специально прикупленный в магазине блокнот и ручка материализовались в руках. Я раскрыла первую страницу и задумалась.
   С чего же надо было начинать? 'Кубышкина Романа Яковлевна'. Ну, нет, чистой воды компромат! Резко выдернула лист в клеточку и бросила его на пол. Затем принялась за вторую попытку обыграть обстоятельства. 'Дневник падшей души'. О, нет, не хватает единицы! Не пойдет! Опять листок полетел вон. 'Три креста'. Эврика! Три креста! Вот же оно! Я подскочила с дивана и как ненормальная стала ходить по кругу, мысленно перебирая все то, что успело свалиться на бедную голову. Ночь. Знакомство с Фирсовым, затем Романовыми. Ночные скитания по столице. Внезапная удача, и десять тысяч долларов в сумочке. Попытка уехать домой и пропажа инфантильной подруги. Кража денег и крах мечтаний. Ночь в гостях у Романова. Находка карты. А затем и могилы. Могилы для Мартынова. Затем находка второй жертвы Петрова. Честь встречи с Цезаревичем. Ссора с Романовым, и попытка уехать домой.
   Цифры толкали в самую пропасть. Рандеву с Цезаревичем и новые факты по делу. Покушение на Несмирную. Обвинение в преступлении. Дорога домой заказана. Несмирная и Цезаревич. Цезаревич и Мартынов. Цезаревич и Петров. Петров и Мартынов. Петров, Мартыновы, Романов и Хориков. Все! Поняла!
   Обессиленная, упала на диван и прикрыла глаза. Как же можно было отрицать очевидное?! Столько времени потрачено впустую! Стукнула себя по голове. Вот идиотка! Нужно было срочно освежить некоторые сведения, а лучшего места как библиотека, было не сыскать.
   Несмотря на горящий в крови азарт, тело, усевшись на диван, обмякло, глаза стали закрываться от усталости, а в голове возник вакуум. Мысли остановились на время, давая организму прийти в себя. Тепло здешнего помещения окутало разум домашним уютом, и я провалилась в глубокий сон.
   Сразу скажу, сон был непродолжительным. Спустя четыре час, ровненько в шесть утра подскочила с дивана, пригладила смятую одежду и поправила прическу. Потрясла головой, чтобы снять сонное оцепенение, а затем ухватилась за телефонный аппарат.
   То ли на удачу, то ли наоборот, попался водитель, который еле-еле сдерживался от постоянного зевания. В зеркало заднего вида было отлично видно, как уставшие глаза то и дело прикрывались, а рот растягивался в неге расслабления. Заприметив нерабочее состояние извозчика, моментально напряглась. Не хватало еще угодить в аварию! Выработав стратегию пробуждения, перешла к наступательным действиям. Как только мужчина, на вид лет пятидесяти пяти, пытался впасть в дрему, с силой била кулаком в водительское сидение. Хорошая встряска получалась. Водила моментально подскакивал и пускал взгляд по нужной колее, точнее, по автомагистрали. На мои смелые действия он ничего не парировал , видимо, даже не догадывался о странностях подопечной. Я же глупо улыбалась, стараясь не рассмеяться от каждого прыжка водителя на месте в тот самый миг, когда рука производила удар по сиденью.
   Национальная библиотека светилась как прекрасный алмаз, откидывая отблески еще горящих фонарей, освещающих магистрали и аллеи. Я вышла из салона авто, поблагодарила таксиста, заметив, что хорошие чаевые были неплохим бонусом и стимулом как можно быстрее добраться восвояси, пока организм окончательно не дал сбой, а затем направилась к центральному входу в книжное хранилище.
   На этот раз тянуть громадную сумку с вещами не стала. Решила оставить ее в 'Пятеро друзей'. Вряд ли бы Петров решился посетить ресторан рано утром, к тому же, готовить теперь было некому. Здание опустело и помрачнело. Идеальное место для сокрытия преступника. Или преступницы, как было в моем случае. Вместо багажа взяла клатч, который хоть и не очень подходил к спортивному наряду, но хорошо помещался в широком кармане спортивных штанов. Тем более в нем хранились только телефон да пару сотен долларов. Большую сумму таскать с собой было опасно.
   Я показала на пропускном входе украденный ранее талон, который подразумевал только надпись имени и фамилии абонемента, и поднялась на стеклянном лифте на пятый этаж. Утренний город предстал во всей красе. Горящие фары проезжающих машин, мигающие вывески всевозможных питейных заведений, манящих отведать на вкус нечто незабываемое, высокие кроны деревьев, достающих практически до небес, усыпанных множеством хрусталиков из дождя такой красоты на периферии было не найти. Гармония, состоящая из контрастов. Индустрия против самой природы. Чувства против рациональности. Технический процесс против силы земли.
   В размышления вышла из лифта и направилась в электронный зал. Народу почти не было. Остались те, кто засиделся с прошлой ночи. Я постаралась пройти в самый угол помещения, чтобы за моими действиями не было наблюдателей. Один молодой парень попытался со мной познакомиться, но я сделала вид, что не понимаю по-русски. Другой шлепнул по тому месту, которое называется задница, и получил увесистую оплеуху. Что ж им дома не сиделось? Но крайней точкой кипения стало то, что девушка-неформалка, одетая в кислотно-фиолетовую майку навыпуск, и разукрашенная во все цвета радуги, предложила заняться с ней сексом, спрятавшись где-нибудь в укромном уголке.
   Я психанула, послала всех к чертям и выбежала из зала с компьютерами. Находиться посреди идиотов, сил больше не было. Путь теперь лежал прямиком к стендам, где располагались полки с печатными изданиями.
   Листать тысячи, а то и миллионы газет, желания не было. Да и времени. Адреналин гнал кровь по венам, а сердце неугомонно выпрыгивало из груди. Неожиданная догадка пульсировала в голове, желая непременного подтверждения или же опровержения. Я настроилась на волну и сконцентрировала энергию Ци. Прикрыв глаза, перед этим убедившись, что подле никого не было, застыла в ожидании подсказки. Про себя стала повторять 'Хориков. Мартынов. Петров. Романов. Хориков. Мартынов. Петров. Романов'.
   Через несколько секунд нечто щелкнуло в голове, образ вырытой могилы всплыл в подсознании, а потом я очнулась. Кинула взор чуть правее. '2007. Хроник.' Остальная часть надписи отсутствовала. Пододвинула специальную лестницу и стала ползти по ней вверх. На данной полке лежала кипа аккуратно сложенных газет. Такую ношу поднять не было возможности. Я сняла верхний экземпляр и, не слезая с лестницы, пролистала парочку страниц, пропахнувших давностью. 'Времечко. Выпуск 456 372. 2 августа 2007 г.' Близко. По заключению экспертов тело было найдено в середине августа две тысячи седьмого года. Необходимо было проштудировать все газеты, чтобы найти хоть какие-то упоминания о погибшем мужчине.
   Стянула первую партию печатных изданий и слезла на пол. Кинув кипу рядом с собой, присела на корточки и стала перекладывать газеты из одной пачки в другую. Один за другим бумажный носитель памяти накрывал очередную картинку, которая не имела отношения к позабытому преступлению. Однако спустя пару десятков штук рука замерла в воздухе, не позволяя газете опуститься в стопку с ненужной информацией. Я насторожилась. Развернула и прочла. 'Как было известно из предыдущих выпусков, ресторатор А.Г. Хориков, который пропал без вести в одна тысяча девятьсот девяносто пятом году, погиб насильственной смертью. Тело было найдено в лесу на шестьдесят девятом километре, погребённое в землю.
   Коллеги по бизнесу - В.Ю. Романов, Л.Г. Мартынов и А.В. Петров вызваны для повторного допроса по делу. Теперь уже речь идет о преднамеренном убийстве. Всплывут ли новые факты? Будут ли названы новые подозреваемые?
   Напомним, что из материалов дела следует, что А.Г. Хориков исчез в районе двух-трех часов дня. Последний, кто видел мужчину в живых, была Костюкевич Ю.Д., которая на тот момент работала официанткой в дневную смену. Работающий в тот день персонал не отметил никаких странностей в поведении мужчины, но каждый, кто давал показания, отметил, что господин Хориков, который вел бухгалтерский учет, всегда был замкнут и немногословен. Костюкевич Ю.Д. видела, как начальник покидал зал ресторана, решив, что мужчина отправился по делам в налоговую инспекцию.
   Заметим что господин Хориков жил в особняке недалеко от столицы вместе со своими малолетними детьми. Жена Хорикова умерла при родах. Воспитывать малышей помогала ныне покойная мать Андрея Геннадьевича, которая и подала заявление о пропаже сына в местное отделение милиции. Поиски начались незамедлительно, однако, результатов не дали. Тело ресторатора так и не сумели отыскать. В настоящее время уголовное дело возобновлено, и власти города опять кинули все силы на поимку безжалостного убийцы, лишившего детей отца'.
   Откинула назад. Тело почувствовало холод железного стеллажа. Значит, у господина Хорикова были дети? Интересно, какого возраста? Может, кто-то их них решил свести счеты с потенциальным убийцей? Вырыл могилы для оставшихся соучредителей и поджидал подходящего момента, чтобы совершить возмездие? Голова пошла кругом. Дело о трех крестах становилось моим личным делом. Делом, без которого уже не было смысла жизни. Без которого и не было этой самой жизни. Я должна была выяснить все! Кто убил Хорикова, кто отравил Мартынова старшего, кто посреди леса вырыл фамильный склеп и кто собирался отправить на тот свет Владочку? Неужели так многого хотела? Всего лишь знать правду!
   Глава 35
   Перебрав оставшуюся кипу газет, полезла наверх за новой партией. Спустившись на прежнее место, пододвинула просмотренный материал в сторонку и принялась за исследование нового. Примерно на половине пачки вниманием овладела разноцветная картинка на обложке одного из августовских выпусков. На ней был нарисован чудный загородный дом, стоящий на берегу небольшой речки, через которую тянулся аккуратненький деревянный мост. Над домом нависали множественные ветви плакучей ивы, а подле воды красовались папоротники и сложенные в композиции камни-валуны. Картина умиляла душу. А вот заголовок под ней не очень. 'Кровавая смерть или плата по счетам?' Статья находилась на восемнадцатой странице после еженедельной программы передач. 'Молодой бизнесмен А.Г.Хориков более никогда не переступит порог своего шикарного дома, находящегося в загородном поселке Семково...' Меня передернуло. '... сегодня стало известно, что тело ресторатора было найдено в лесу на шестьдесят девятом километре от города, закопанным в могилу. По оценке судмедэкспертов мужчина был отравлен бруцином, в народе используемым для лечения некоторых неврологических заболеваний. Из родственников у потерпевшего никого не осталось. Обстоятельства по делу тщательно проверяются, не исключается факт того, что бывшие подозреваемые в лице коллег по бизнесу - Мартынов, Петров и Романов, вновь дадут показания с учетом найденных фактов по делу.
   Напомним, что к настоящему времени господин Романов более не является совладельцем ресторана, он отошел от дел сразу после пропажи А.Г. Хорикова и открыл собственный общепит в центре города. Судя по независимой оценке специалистов, можно смело говорить, что ресторанный комплекс Романова приносит гораздо больше прибыли, нежели привокзальный общепит под дружным названием 'Пятеро друзей'.
   Также известно, что сын одного из соучредителей, Мартынов П.Л., принял пост генерального менеджера сразу после начала розыскных мероприятий, заняв таким образом пустующее место. Как говориться, свято место пусто не бывает.
   Из дела о пропаже господина Хорикова следует, что тело было найдено благодаря анонимному звонку в местное отделение милиции. Женский голос сообщал о странной находке в виде креста, закопанного в землю. Незнакомка сообщила также координаты местности и повесила трубку. Благодаря современной аппаратуре удалось выяснить месторасположение, с которого был произведён звонок - поселок Колково. Фамилия женщины до сих пор не известна. Однако сведения оказались достоверными, и в ночь с пятнадцатого на шестнадцатое августа доблестная милиция откопала зарытый в землю гроб, в котором и покоилось тело убитого мужчины'.
   Отчего-то захотелось узнать фамилию данной спасительницы. Стала рыть дальше. По коридору прошли чьи-то ноги, но я их не замечала. Газета за газетой отлетала в сторону. Стук-стук. 'Сенсации дня. Выпуск 354. 12 августа 2007 года'. Дальше. Здесь пусто. 'Сенсации дня. Выпуск 355. 13 августа 2007 года'. Еще чуть-чуть. Заголовок с выпуском триста шестьдесят как раз пришелся впору.
   'Наконец-то прояснилась ситуация с гражданкой Непутевой Г.И., которая спустя несколько дней после похорон господина Хорикова приехала в столицу за денежным вознаграждением, обещанным за находку тела. Женщина принесла извинения за анонимность, заявив, что боялась разгневать убийцу, который до настоящего момента так и не понес наказание. Размер вознаграждения не указывается, но судя по тому, что бывшие совладельцы открыли накопительный счет на имя господина Хорикова, который рос с течением времени, сумма действительно приличная.
   Напомним, что тело ресторатора А.Г. Хорикова было найдено...' Дальше читать не стала. Все и так было ясно.
   - Извольте! - пропищало существо где-то сверху. - Что вы тут натворили?!
   Я подняла очи кверху и увидела библиотекарское чудо в огромных линзах, обрамленных в толстую немодную оправу. Н а нем было натянуто , как вторая кожа , серый весь в катышках костюм брюки и пиджак, бесформенные босоножки были надеты на босую ногу. От неухоженных ногтей меня перекосило. А знаете ли вы, уважаемые читатели, как расшифровывается слово 'педикюр'? Посмотрите на досуге в словаре и сразу же поймете, чем наилюбезнейшая мадам грешила.
   - Я еще раз повторяю! Что за бедлам тут твориться? Встаньте, когда с вами разговаривают! - последнюю фразу она проорала так, что эхо отправилось гулять по бескрайним коридорам архива.
   - Чего орать-то? - нехотя поднялась с насиженного места. Последняя газета осталась в руке.
   - Вы что не видите, что за хаос из газет разбросан по всему полу?!
   Я спокойно осмотрелась. Ну, да. Немного не убрано. Справа, слева от меня валялись развернутые газеты, некоторые листки выпали и отлетели подальше к соседнему стеллажу. Усыпанная аллея бумажной славы.
   - Какой ужас! - покачала в обе стороны головой, даже не пытаясь изображать искреннее сожаление на лице. От иронии во взгляде опытный клерк сжала кулаки. Глаза наполнились гневными искрами, я же получала кайф от ее негодования. Поглощала энергию, впитывая каждую частичку ее злости.
   - Да что вы себе позволяете, милочка? Где ваш талон? Я исключу вас из абонементов!
   - Вот! - всучила той в руки чужой абонемент, а затем, немного подумав, еще добавила: - И приберитесь здесь, негоже в таком сраме встречать посетителей! Развели тут грязь!
   Через минуту судорожно курила на пороге здания и размышляла о вечности. Такси решила не вызывать. Свежий воздух после грозы был полезен для организма. Я спрятала нужную страницу в карман штанов, сложив его в несколько раз. Часы на телефоне показывали восемь утра. И тут на меня снизошло озарение. Вдруг отчетливо увидела образ того человека, который, возможно, смог бы мне помочь и составить компанию в распутывании клубка интриг. И по стечению обстоятельств именно этот самый человек шагал уверенной, слегка похрамывающей, походкой по направлению ко мне, дымя сигаретой, зажатой во рту. Дрожа от страха и возбуждения, двинулась ему навстречу.
   - Здравствуйте, - от нервозности голос дрогнул, и приветствие получилось каким-то смазанным.
   - Доброго, - он оглянулся по сторонам, а затем спросил: - Вы тут одна?
   - Да-да, одна. И вовсе не по работе, - улыбнулась, но кавалер не догонял. Конец сигареты догорал во рту, а он перебрасывал его с одной стороны в другую. - Вы меня не узнаете? - Чикотиллин непонятливо уставился на мое лицо. В свете дневного солнца оно должно было неплохо смотреться. Я посмела снять кепку. - А так?
   - Романа? - недоверчиво, почти шепотом уточнил господин милицейский.
   - Да-да, но только прошу вас, не арестовывайте меня, я к смерти Несмирной не имею ни какого отношения! - в порыве схватилась за руку высоченного 'красавчика' и попросту повисла на ней, опустив голову. Бычок выпал изо рта стража порядка, и угодил прямо на каштановую макушку. От неприятных ощущений ойкнула, стала махать обеими руками в воздухе, затем остановилась, посмотрела на непроницаемое лицо Чикотиллина, а через мгновение мы на пару залились звонким смехом с элементами похрюкивания и покрякивания.
   - Не пентхаус, конечно, но все же - Михаил носился по квартире, собирая разбросанные вещи. Я же смущенно стояла в коридоре, не зная, как себя вести. - Вы проходите-проходите. Можете сразу на кухню! В остальных комнатах не убрано.
   Поспешила последовать совету начальника и, сняв с ног кеды, просеменила на кухню. Узкий коридорчик привел аккурат к цели. У белого холодильника, обвешанного различными магнитиками, застала кошачью миску. Выходило, Чикотиллин - кошатник. Я тоже лелеяла кошачий прайд.
   - Поставьте чайник, пожалуйста, - раздалось из-за стенки.
   Я посмотрела на электрическую плиту двадцатилетней давности, заприметила заляпанные жиром конфорки, немытые тарелки в раковине. Холостяк - промчалась мысль в голове. Определенно точно. Причем, судя по общей атмосфере, царившей в этой квартире, а в расчет могла брать только кухню, женщин тут давненько не бывало. Я отыскала взглядом чайник и, встав со стула, наполнила его водой из-под крана.
   - Сделано! - выкрикнула я и тут же добавила: - Ой! Это еще что такое?
   - Что вы говорите? - любезный тон хозяина послышался вновь где-то неподалеку.
   Кошачье дерьмо! Вот что! От ужаса впала в оцепенение. Носок, некогда белый и праздничный, теперь погрузился в мягкую теплую консистенцию, пахнущую отнюдь не французскими ароматами. От злости почти закипела. Вот так гости! Наклонилась к полу, от вдыхания смрада почти стошнило, стянула испорченный носок и выбросила его через открытое окно. Благо тот кот-проказник не попался под горячую руку. Так бы полетел на пару с испорченной вещью. Стянув для симметрии и второй носок, присела на стул, в этот раз тщательно осматриваясь по сторонам, чтобы не допустить прежней ошибки. Но вблизи мин не значилось.
   - Как вы устроились? - Михаил переоделся в домашнюю одежду - майку с надписью 'Динамо-чемпион' и шорты, некогда бывшие обычными штанами. Странное лицо участливо смотрело на гостью, я же надеялась на понимание со стороны господина начальника. Он был единственным шансом на реабилитацию.
   - Благодарю, неплохо, - непроизвольно кинула взор на форточку, но затем мило улыбнулась. - Помните, еще в машине я вам говорила, что у меня к вам серьезное дело?
   - Э.... А это было до того или после, как вы рассказывали про карту с тремя крестами? Возможно, история, поведанная с вашей точки зрения, немного обескуражили меня, - Чикотиллин покашлял, посмотрел на чайник, который и не думал закипать, а затем вновь перевел взгляд на гостью. - Так что за дело?
   - Дело, - подытожила я. - В свете последних событий и, учитывая тот факт, что кроме вас помощников более у меня нет, - бросила толику грусти на хозяина квартиры. - То вверяю свою судьбу именно вам!
   - Кхе -кхе, - подавился слюной честолюбивый герой. - Что это означает? Вы хотите сдаться властям или же нечто иное?
   - Ну, почти. Понимаете, я подобралась очень близко к разгадке этого преступления, - зловеще произнесла я, полагая, что выбранный тон мог как-то посодействовать задумке.
   - Какого именно? Ну, попытки убийства Несмирной или отравление господина Мартынова? - чайник как раз пустил мощную струю пара в воздух. Господин Чикотиллин подскочил и стал разливать по чашкам кипяток.
   - Все преступления. Все сразу! - облизнула губы от перевозбуждения, следя за действиями высоченного милиционера. - Я уже говорила, интуиция подвела к тому, что все события, в том числе и десятилетней давности взаимосвязаны. Одно вытекает из другого. За убийством Хорикова, по -видимому, стоят его соучредители. Пока не доказуемо, но также и не опровергнуто. Мной, по крайней мере. Цифры говорят э... точнее, разум не может не брать в расчет мелкие обстоятельства, которые проскользнули мимо глаз милиции. Нарисованная карта ведет нас к тому, что вырытые могилы это кара настоящим преступникам за содеянное. Мартынов, Петров и Романов, те, кто остались к данному часу живы и здоровы, - вот они претенденты на фамильный склеп. Одну могилу мы, э... - не стала упоминать вслух имени предателя, а только кивнула головой в сторону и продолжила, - отыскали. 'Курган Мартынова'. Две остальные - вопрос времени. Полагаю, это будут - 'Гроб Романова' и 'Захоронение Петрова'! Нечто в этом роде. Осталось только узнать, кто решил чинить возмездие!
   Горячий напиток появился перед самым носом. Вскоре и Михаил присел рядом, ставя на стол плетеную корзинку с вафлями и сухарями.
   - Больше ничего из сладенького нет, гости не часто заходят на чай, - Чикотиллин подтолкнул корзинку поближе ко мне, я же не смела отказать, тем более что желудок требовал наполнения. - Очень занимательный рассказ, Романа Яковлевна.
   - Романа или же просто Рома.
   - Романа, - Михаил сам взял сухарь и закинул его за щеку. - Но как вы представляете себе поиски того человека, который запутал такое дело? Вырыл могилы, составил карты, разослал их по адресатам. Это не одного дня работа. На это понадобилось время. Может, даже не один месяц.
   - Убийца вынашивал план не один год. Просто подбирал нужный момент. Смотрите, господин Хориков пропал в далеком одна тысяча девятьсот девяносто пятом году. Тело нашла некая женщина в августе две тысячи седьмого. Возможно, уже тогда, когда тело всплыло на поверхность, наш претендент на роль инквизитора задумал месть. Но ответить на вопрос, почему воплощение задуманного произошло именно сейчас, пока не в состоянии, - откусила еще кусок вафли, раскрошив немного на стол.
   - Может, тут есть толика здравого смысла, - Чикотиллин задумался. Лысеющая голова напряглась, лоб сморщился, глаза сузились. По рефлекторным движениям можно было судить о глубинном мыслительном процессе, происходящем в умной голове сыщика. - А что от меня требуется? Допустим, если я приму ваше предложение. Хотя оно и кажется сомнительным.
   - Вы все же представитель, официальный представитель порядка. Вы в праве и осудить и защитить. Так? - он кивнул. - Мне от вас нужно второе. По плану, разработанному накануне ночью, мы с вами отправимся на место, где было найдено тело господина Хорикова, неподалеку находится деревня 'Колково', скорее всего, та дама, что отыскала крест в лесу, проживает именно там. Она владеет большей информацией, чем поведала прессе. Нутром чую.
   - Это все ладненько, но как мы найдем конкретно эту женщину, деревень в округе может быть десятки, а то и более. Надо списки населения, приезжих, коренных
   - Ничего не надо, Михаил. Непутевую будем искать немного другим методом, - закинула недоеденный кусок вафли и стала с жадностью чавкать предложенным завтраком.
   Глава 36
   Приняв прохладный душ и выкурив несколько сигарет на незастекленном балконе, была в готовности номер один. Господин Чикотиллин позвонил на службу, доложив, что ночное дежурство прошло без проблем, тоже принял душ и вместо обычного костюма, в котором встретила его еще в первый раз, примерил широкие шорты и рубашку с коротким рукавом в стиле Ямайка. Худощавое тело потерялось в габаритной одежде, но лицо несимпатичного ловеласа стало выглядеть светлее и дружелюбнее. На немые вопрошание 'Ну, как, мне идет?', одобрительно кивнула, а затем скрылась в комнате и достала из сумочки несколько купюр наличности. Деньги уж точно не помешали.
   Машина была припаркована за домом, поэтому пришлось обогнуть несколько подъездов, прежде чем оказаться подле старенького авто марки Вольво. Как только мы минули торец здания, перед глазами появилась кричащая толпа местных жителей. Немолодая женщина в центре сборища сильно рыдала, вторая, столь же прожившая на белом счете, ее успокаивала. Около них прыгали двое ребятишек, один смеялся и пытался убрать ладошки рыдающей дамы с лица. Та сумбурно отмахивалась, и причитала проклятья себе под нос. Помимо описанных выше персонажей, мной были насчитаны около десяти участников дворового митинга. Я с удивлением таращилась на здешний уклад жизни.
   - Беспредел! Только миномета в нашем доме не хватало! - выкрикивал мужчина средних лет, пытаясь пристроиться подле плачущей бедолаги.
   - Что здесь происходит? - не смог не вмешаться порядочный страж закона.- Расступитесь! Живо!
   При устрашающем виде на неказисто одетого мужчину толпа расступилась, впуская его зайти в самый эпицентр событий. Я просеменила за Михаилом, боясь быть замеченной или же опознанной кем-то посторонним. А рядом с таким чудилой образ неприметного существа вряд ли смог приковать к себе внимание. Мальчишки вмиг угомонились, а женщина подняла кверху лицо. Непроизвольный смешок прорвался из груди. Михаил ткнул меня под бок. Но я просто не могла остановиться. На голове у дамы красовалась отметина от фекальных масс. Некрасивая темная полоса сползала от макушки и тянулась вдоль немолодого лица до подбородка. Фу, какая мерзость! Кто же сотворил такое?
   - Я следователь Чикотиллин, - Михаил занял центральное положение в кучке неугомонных соседей. - Кто может внятно воспроизвести, по какой причине устроили балаган?
   - Кто-то посреди бела дня решил устроить атаку какашками! - отважился мужчина, про которого имеется описание выше.
   - Какашками? - переспросил следователь, нахмурив лоб. - Кто-то кинул в гражданку э... фекальными массами?
   - Да нет же! - выпучил глаза рассказчик. - Оно само приземлилось на голову бедной Сарочке.
   - То есть, кто-то выкинул его из окна? - мне тут же подурнело. Посреди толпы стало трудно дышать, и я попыталась высвободиться, вылезая наружу. Глаза задергались в нервном тике.
   - Именно! Какой-то негодяй промышлял такую гадость! Надо немедленно выяснить, из какой квартиры было совершено злодеяние! толпа вмиг ожила и стала повторять агитационные лозунги о скорой расправе со злоумышленником.
   - Михаил! У нас время поджимает! - крикнула в толпу, докуривая тоненький Vogue.
   - Но тут же дело?
   - Потом, это не столь важно, - уже вытягивала за худую конечность Чикитиллина из толпы. Видимо, дело с летающими какашками не сильно пришлось по вкусу знающему следователю, раз тот так легко сдался и отошел от выяснения подробностей злостного преступления.
   Мы уселись в салон, и Михаил завел мотор, прикуривая вонючий табак. Я открыла на полную форточку, чтобы не задохнуться. После ночной прогулки по столице, утро встретило меня радушно. Светило солнце, щебетали птички, оккупировавшие кроны деревьев, трава поднялась еще выше, прикрывая недостатки проведенной уборки придомовой территории работниками ЖЭКов. В общем, погода стояла чудесная, словно и не было шторма, не было бури.
   - Ваших рук дело?
   - А? - Чикотиллин не смотрел на меня, выруливал на магистраль, покуривая табак.
   - Вы скинули его?
   - Что? - подумала, что плохо расслышала сказанное.
   - Ладно, я и так все понял. Зачем же из окна кидать? Неужели более цивилизованного способа нет? - в голосе сыщика не было и намека на злость или же раздражение. Спокойный ровный тон. Словно мы разговаривали с ним о тех же самых птичках.
   - Э... оно приклеилось само! Вот я в сердцах и избавилась, таким образом! - тут стало действительно стыдно за содеянное. Право же, не кошки были виною моих действий.
   - Это все Муся. Любительница подложить мину, - Михаил рассмеялся. - Ох, видит Бог, сколько раз грозился вышвырнуть ее вон, наступив в то, что вы решили выкинуть через окно!
   Я поддержала веселую беседу с господином начальником на тему домашних любимцев, тем более сама по природе являлась вольной кошкой. Пока что, к сожалению, бездомной.
   Когда машина выехала на загородную трассу, у Михаила зазвонил телефон. Я повернула голову в сторону водительского кресла и взглянула на высветившийся номер 'Романов'. От этих красных букв холодный пот заструился по спине. Романов. Наказание и судьба. Прикусила губу, надеясь на то, что новый напарник окажется более верным, нежели предыдущий.
   - Алло, добрый, - я не слышала речи в трубке. О словах, сказанных Олегом, можно было только догадываться. - Нет, после ночной. Про Виталия? Вроде бы договариваются об условном освобождении. Сколько? Пока сумму не называли. Олег, как только станет известна более детальная информация, сразу же позвоню, - сильно сжала костяшки пальцев, вслушиваясь в разговор двух друзей. - Где? Да так. Отъехал по делам. Нет, за городом. Не надо. Я уже не один, - Чикотиллин покосился в мою сторону, я же вся вжалась в сидение. - Да, молодая и красивая, - почти упала в обморок от происходящего монолога. - Нет, ты не знаешь. Так что до встречи.
   Майор повесил трубку, я же прикрыла глаза от напряжения. Минута показалась вечностью.
   - Спасибо, что вы не сказали, - заставила себя произнести вслух.
   - Не сказал, что объявилась та, которую он ищет? - Михаил усмехнулся. Я же его иронии не разделяла. Все же не за ним устроили слежку, не его хотели засадить за решетку без вины и следствия, и не ему было судить о том, что я чувствовала.
   - Да. Полагаю, вашему приятелю не стоит расстраиваться по пустякам.
   - Отчего же расстраиваться? - авто мчалось по шоссе, а старенький капот постукивал при каждой неровности на дороге. - Думаю, он бы обрадовался, узнав, что вы сидите подле меня.
   Ага, до безумия. Подумала про себя, вспоминая сцену у вокзала, а также погоню за такси. Не того человека я полюбила, и не тому вверила свою судьбу. Теперь Романов был злыднем, плохим воспоминанием, несбыточным кошмаром. Подлецом и лицемером. А как ловко он провел меня вокруг пальца? Как профессионально играл роль следователя, который помогал бедной простушке расшифровать секретные тайны нарисованной карты? Как невзначай умолчал о родственной связи с Виталием? О другой взаимосвязи с госпожой Несмирной. Оставалось лишь догадываться, чтобы могло объединять настолько разных людей. От мысли, что Влада побывала в постели брюнета, замутило. Только не это. Молю, только не это! Что еще хранилось в голове манипулятора, было загадкой. Но доверять такому надежному товарищу впредь не приходилось.
   - А вы сильно удручены звонком, вижу, - отчего-то напарник не желал менять тему. От его настойчивости можно было избавиться лишь одним способом - правдиво отвечать на вопросы.
   - Да, удручена. Ваш драгоценный друг, - сделала паузу, проглатывая комок обиды, - очень обидел меня. Кинул на полпути.
   - Насколько мне понятно, речь идет о той самой карте?
   - Да, и не только
   - Не волнуйтесь, вы не первая, кто попался под воздействие чар Романова младшего, - Чикотиллин говорил с таким знающим видом, что стало крайне интересно, насколько я была 'не первой'.
   - Очень интересно, что вы имеете в виду, уважаемый, - сделала серьезный вид, развернув голову по направлению к соседнему сидению. Дрожь пронизывало тело вдоль и поперек. Неприятный осадок мешал нормально дышать. Тема настолько была щепетильной, что одновременно вызывала потоки противоборствующих чувств. Жгучий интерес и нежелание знать правду, которая могла ранить.
   - Неужели не ясно? - хмыкнул следователь. - Обида гложет вас. И так как расследование хоть и занимает приоритетное место в вашей голове, вы все же отдаете предпочтение чувствам. Логика стоит на втором месте. Ясно объяснил?
   - Не совсем, - еще один мозгоправ нашелся.
   - Любовь не то чувство, которое можно было бы спрятать от опытного взгляда поисковой собаки.
   - Да что вы заладили, в самом деле!- вспылила при одном только упоминании о любви. Авто наехало на неровность, пришлось к тому же подскочить, ударившись макушкой об обшивку потолка. - Не первая, не последняя! Какое это вообще имеет значение?!? Олег вполне счастлив с Дианой. Их воссоединение лишь вопрос времени! Я для него, для них - пустое место! Понятно вам? Даже не знаю, для чего ваш близкий товарищ разыскивает меня? Только чтобы пустит пулю в лоб. Впрочем, это не удивительно для его профессии.
   - Романа, притормозите в ваших заблуждениях! - попытка была скудная, потому как злость раздирала нутро напополам.
   - Нет, уважьте! - раскинув тощие руки по сторонам, продолжила тираду. - Вы меня не успокаивайте! Столько всего накинулось на меня одну, что сил утихомириться, просто нет! Вы меня слышите?! - так как орала прямо на ухо напарнику, сомнений в ответе быть не могло. - Он бросил меня, избавился, как от балласта, болтающегося позади! Теперь, надеюсь, он счастлив? Хотя можете не отвечать! Видела своими глазами!
   - Что вы видели? - Volvo с трудом тянулось на третьей передаче.
   - Их видела! В месте! Не отвлекайте меня! - вспылила на ходу, уже позабыв, о чем говорила минутой ранее.
   - Я бы рад, но хочу вставить, что Олег никогда более не воссоединиться с Дианой.
   - Правда? - злость тут же улетучилась, и я с надеждой посмотрела в безмятежные глаза Михаила.
   - В этом я уверен, - такого ответа было недостаточно для возмущенного ума, поэтому Чикотиллину пришлось продолжить. - Олег и Диана развелись пару лет назад, прочем через пару месяцев после свадьбы, - я вся превратилась в слух. - Олег тогда был молодым специалистом, и доход его составлял лишь официальный заработок.
   О, у киллера есть халтуры?
   - В то время как у брата был собственный раскрученный бизнес, который предполагал красивую жизнь и роскошь. Мечты юной красавицы разбились о быт и нехватку наличности, без которой Диана не могла чувствовать себя королевой. Поэтому косые взгляды на неженатого богача вскоре привели девушку в постель к Виталию. Так они стали тайными любовниками, и так у Дианы появились шелка и меха. Поначалу Олег, словно не замечал обновок супруги. То ли сказалось состояние влюбленности, то ли аврал на рабочем месте
   Боже, лучше бы тот молчал про аврал!
   - И тайное никогда бы не стало явным, так как обоих вполне устраивало положение вещей, если бы не одно но...
   Машина затряслась, и я невольно оторвала очи от профиля Михаила. Под капотом определенно точно что-то происходило. Но тот, выкрикнув пару нелестных ругательств, прибавил газу и продолжил рассказ.
   - Диана забеременела. Это стало настоящей катастрофой. Как признаться? Что делать? Но делать было нечего, так как живот рос под дорогими нарядами с каждым днем. Было принято решение сообщить недогадливому супругу об адюльтере. Я, как сейчас помню, тот день, - Михаил смахнул пот со лба. - Олег вначале рассмеялся, подумал, что шутка. Но пополневшая фигура жены была прямым доказательством истинности происходящего. Тогда он взбесился, бросился прочь из дома. Диана поспешила за ним, но тот уже выруливал по дороге к обидчику. Нашли Олега в ресторане у брата. Состоялась драка, при которой младший брат выбил старшему несколько передних зубов. Но на этом не остановился и стал громить ресторан. Его еле успокоили. Точнее, вывели под руки вон, преграждая путь обратно.
   - И что было дальше? - от нетерпения вжалась в сидение, которое давным-давно взмокло под телом.
   - Потом не было ничего хорошего. Олег сильно напился и полез на крышу десятиэтажного здания.
   - Для чего? - пропищала я, рисуя в воображении несчастного возлюбленного, обманутого родным братом и супругой.
   - Чтобы решить проблемы, - натянуто пояснил напарник, прикуривая сигарету. Мне тоже захотелось покурить, но я не могла пошевелить конечностями от рассказа, который стал истинным откровением для меня.
   - Я так понимаю, что ему не удалось их решить, - на последнем слове на меня нашел кашель, поэтому Чикотиллин выдержал несколько мгновений для ответа.
   - Нет, в последний момент его оттащили. Но последствия были необратимыми. Пришлось писать рапорт.
   - При чем же тут рапорт? - недоуменно спросила пассажирка.
   - Как при чем? Майор милиции не может так просто устроить дебош и остаться при погонах!
   - Майор милиции? - вихрь воспоминаний одолел разум.
   Вот она связь с Михаилом Чикотиллиным! Они были коллегами. Вот она нить, ведущая к наручниками. Вот они навыки следователя, которые были видны невооруженным глазом. Вот оно все, лежащее на гладкой поверхности истины. Только глаза мои все время были устремлены в самую глубь, отчего ослепли и не видели очевидного!
   - Боже! До чего же я была глупа! - Михаил бросил едва заметный взгляд направо и улыбнулся. Его расчеты оказались верны.
   - С вашего позволения я продолжу, - обессиленная всплывшей правдой, лишь покорно кивнула головой. - Итак, Олег написал рапорт и отправился домой. Однако по пути его остановил телефонный звонок. Звонил начальник. Попросил вернуться и приступить к служебным обязанностям. Олег не смел перечить, полагая, что произошла глупая ошибка, и по приезду в комитет его опять бы отправили домой. Но нет, ошибки не было. Олег вновь поступил на службу и инцидент мало-помалу забылся.
   - Чудо какое-то... - зачарованно прошептала я.
   - Не угадали, Романа, - Михаил выкинул бычок в окно. - Чудес в данном случае не было. Все уладилось благодаря пятидесяти тысячам условных единиц, которые явились откупом от всех лиц, кто помнил о произошедшем инциденте.
   - Пятьдесят тысяч долларов?!
   - Именно.
   - Откуда же у бедного специалиста такая сумма?
   - У бедного специалиста такой суммы и не было, а вот у его старшего брата...
   - О! - вскрикнула я, складывая мозаику воедино. - Так получается, что Виталий помог брату, взамен на прощение?
   - Что-то типа того.
   - И Олег действительно простил предательство?
   - Ну, этот вопрос лично ему не задавал. Однако через некоторое время он стал вновь общаться и с братом и с бывшей беременной супругой. Не знаю, какие чувства кипели внутри у моего дорогого друга, но на людях он держался со свойственным ему достоинством и хладнокровием. Словно и не было измены, не было любви, не было брака. Однажды он в сердцах поклялся, а это происходило при мне, что никогда вновь не полюбит, так это дело неблагодарное.
   - Да уж...
   - Но не переживайте так за него, думаю, что с этим делом покончено.
   - В смысле?
   - В прямом, - он многозначительно посмотрел прямо в очи. Я же по-прежнему не понимала, о чем шла речь. - Я же дал вам все подсказки!
   - Ничего вы мне не давали! - возмутилась настырностью майора, который вновь прикуривал табак.
   - С тех пор, как он закрыл дверцы своего сердца, прошло немало времени. Но теперь! Теперь они стали приоткрываться.
   Поняв, наконец, намек напарника, отвернулась к боковому окну, таращась на проплывавшую природу. Краска залила районы щек и шеи. Стало невыносимо жарко и душно.
   - Вижу, что дошло.
   - Вы ошибаетесь, - тихо парировала я, слыша собственное сердцебиение.
   - О, я никогда не ошибаюсь, Романа. Вы плохо меня знаете.
   Глава 37
   'Колково' было маленькое поселение, состоящее из трех десятков хат. Машину мы оставили у съезда на проселочную дорогу и дальше пошли пешком. Первым зданием на нашем пути стал местный клуб, закрытый на утреннее время. Дальше следовал сельский магазин. Туда мы и направились. Внутри было уютненько. Несколько стеллажей с одеждой - халаты, платья, вышедшие из моды лет сорок назад, резиновые сапоги сорок третьего размера, нижнее белье в виде панталон и еще некоторое тряпье. Дальше шла полка со свежим хлебом. К этому часу как раз завезли свежую партию, от которой вкусно пахло выпечкой. Стеллаж с рабочим инструментом и полка с детскими игрушками. За прилавком имелся скудный ассортимент алкогольной продукции, выставленный в ряд над головой продавщицы.
   - Здравствуйте! - улыбнувшись, подошла к кассе. - Лейтенант Горемыкина к вашим услугам.
   Женщина, что стояла в качестве обслуживающего персонала, опешила от напора посетительницы и удивленно приподняла тонко выщипанные брови. Чикотиллин сохранял непроницаемую маску на лице, так что распознать, о чем он думал в это миг, было практически невозможно. Но если вы, конечно, не являлись господином Цезаревичем. В идя смятение дамы, ткнула под бок напарника, лениво протягивая:
   - Покажите ей значок, - на удивление Михаил вынул удостоверение, на мгновение развернул его перед глазами опешившей продавщицы и быстрым движением спрятал его вновь в нагрудный карман рубашки.
   - Где она? - так же растягивая по буквам, произнесла я.
   - Кто она? - испуганно переспросила кассирша, падая телом за заднюю стенку помещения.
   - Непутевая, кто же еще? - нахально ответила, с презрением осматривая бедный интерьер магазина.
   - Галька то?
   - Именно.
   - Так на месте, как всегда.
   - Конкретнее, уважаемая. Мы тут не местные, как видите. Из столицы прибыли.
   - А, так это, я покажу, - женщина вышла из-за прилавка, прошла к выходу и указала рукой на коровники, стоявшие чуть левее от жилых домов, которые находились как бы в низине. Она работает на ферме, вон там.
   Я благодарственно кивнула за оказанную помощь и, прикупив одну буханку свежей выпечки, подхватила Михаила под локоток, чтобы перейти к следующему пункту плана.
   На первый взгляд расстояние между коровниками и местным супермаркетом показалось менее существенным. Однако пришлось пробираться к указанному месту около получаса. Вначале мы с господином Чикотиллиным искали мост через речку, которая со временем превратилась в позеленевшее болото. Затем пытались выйти на тропу, проложенную сквозь высокие заросли осоки, которая вела в нужном направлении. И только проделав указанный путь, очутились подле невысокого деревянного ограждения с калиткой.
   - Ну и запах, - проронила я, оглядывая местный бомонд.
   - А что ж вы хотели, это вам не городские земли.
   Я хотела сказать любезному Чикотиллину, что то место, в котором выросла, тоже не отличалось масштабами и индустриальными новшествами, однако, заметив, что несколько женщин стали невзначай осматривать вновь пришедших гостей, одетых по их меркам чересчур празднично, двинулась вперед, несмотря на то, что кеды утопали в смеси из грязи и навоза.
   - Извиняюсь! - крикнула через забор.
   Самая молодая женщина, голова которой была обмотана косынкой, повернулась в сторону и вопросительно уставилась на даму, сидевшую на перевернутом жестяном ведре. По этому жесту поняла, что последняя была старшой. Остальные тоже невольно стали кидать немые вопросы в сторону королевы хлева. Та лениво встала, а навскидку в ней было килограммов сто двадцать, не меньше, откинула со лба прилипший волос, выплюнула слюну на землю и спросила:
   - Чего вам, люди добрые?
   - Лейтенант Горемыкина и майор э...
   - Майор Ласточкин, - Чикотиллин снял несуществующую шляпу. Я же мысленно поблагодарила того за содействие следствию.
   - Я так понимаю, вы тут главная?
   Женщина криво улыбнулась, предоставив на всеобщее обозрение отсутствие двух передних зубов. Я-то сразу заприметила, что та как-то странно шепелявила. Теперь и причина нашлась.
   - Ясно. Как вы понимаете, приехали мы с господином Ласточкиным не просто, чтобы с вами поболтать, - попыталась отворить калитку, но прилипшая грязь мешала приложиться, как следует. - Дело у нас. И очень важное.
   Калитка наконец-то поддалась. На носочках прошмыгнула за ограждение , проклиная местную навозную ферму. Вонь стояла невыносимая. Как только эти бедолаги здесь работали? Мне хватило каких-то пяти минут и нос тянуло обратно к свежему воздуху. А они будто и не слышали смрада! Михаил кстати тоже был невозмутим. Неужели пахло одной мне?! Напарник прошествовал похрамывающей походкой за мной, прикуривая не менее противный табак. Я подумала, что идея приглушить навоз парами тлеющего никотина была не самой плохой.
   - Ищем гражданку Непутевую, знаете такую? - молодая красавица тут же опасливо посмотрела на атаманшу. Две другие доярки тоже не смогли скрыть недоуменных взглядов, направленных на разыскиваемую даму. - Ясно. Это вы.
   - Кто вам сказал? - женщина вновь плюнула на землю, складывая руки крест-накрест на необъятной груди.
   - Все сказали, - обвела руками присутствующих. Та, что была моложе всех, прикрыла лицо руками, показывая, что ее рот был на замке.
   - Разве? - удивилась нахалка.
   - Ладно, хватит разводить базар! - нашелся Чикотиллин. - Вы или не вы Непутевая, все равно! Отойдем в сторонку, или же придадим дело огласке. Как сами пожелаете. Пока у нас несколько вопросов, но в случае вашего отказа от сотрудничества, придется применить административные меры воздействия.
   - За что? - выпалила доярка.
   - За препятствие следствию.
   Как ни сопротивлялась Непутевая, ей все же пришлось отойти в сторонку для частной беседы. Так как посреди коровников разговор стал бы достоянием всей деревни, мы направились в дом к хозяйке, который находился около магазина на горочке. Я сделала вывод, что самые привилегированные жители жили на вершине села, там, где было больше зелени и света. А по мере уменьшения значимости постояльцев, спускался к низине и дом, к тому самому месту, где располагалась ферма. Вот такая нехитрая комбинация просматривалась. Непутевая заняла самое сладенькое местечко, вряд ли это было совпадением. Скорее уж некто постарался за госпожу доярку и отстроил новый дом. Я критично осмотрела строение в два этажа, черепичную крышу и обшитые сайдингом стены. Да, этот дом, ни в какие сравнения не шел с теми хатами, которые тянулись изгибающей ниткой по деревне.
   - Проходите, только сразу скажу, воды в доме нет. Сын еще не наносил, так что чаю тоже нету!
   Больно хотелось! Еле сдерживалась, чтобы не накинуться на мерзавку, которая с первого взгляда раздражала наглостью, высокомерием и презрением к людям. Мизантроп вот точное определение таким существам.
   Уже внутри поняла, что внешний лоск был только прелюдией. Внутри все было гораздо прозаичнее. Немытый годами пол, по которому даже в обуви ступать было противно. Заляпанные грязью окна, между двойных стекол которых еще махали крылышками не вымершие мошки. Переполненная урна отходов, над которыми кружили мухи и осы. Одна даже попыталась укусить за ухо, но сильно завизжав и приняв боевую позу, дала врагу отпор, выкидывая правую руку вперед. Уж не знаю, что стало с той осой, но вот удар пришелся по лицу весомой хозяйке. Чертыхнувшись и чуть не упав на пол, Непутевая все же устояла, злостно покосилась на меня и, не сказав не слова, прошла на кухню. Там она указала рукой на два стула. Я присела на один из них, Чикотиллин же остался стоять подле меня. Тогда доярка сама расселась на стуле, закидывая ногу за ногу, что далось ей не с первого раза.
   - Итак. Что вам нужно?
   - Так вы уже не отрицаете, что вы гражданка Непутевая?
   - Допустим.
   - Что значит, допустим? - встрял разгневанный напарник. Видимо, эта особа раздражала не меня одну. - Или да или нет! Разве вы не поняли, что ваши дела плохи!
   - Плохи!? - передернула доярка, улыбаясь. - Отчего же плохи. Денег хватает, сын скоро жениться на местной красавице - внуки пойдут. На днях приходил свататься Иван, вдовец, хата которого видна из окна, - проследила взглядом и увидела небольшой одноэтажный деревянный дом. Крепкий, надежный и досмотренный. - Что же тут плохого?
   - А то, - перешла я к действиям. - Что это все скоро может закончиться.
   - Что вы говорите? - она облизала губы. - Ну, да ладно. Затянули мы с разговором. Чего пожаловали, спрашиваю. Нету времени прохлаждаться. Без начальства бабаньки разойдутся.
   Я выпустила пар, досчитала до шести и продолжила:
   - Всплыли некоторые детали убийства господина Хорикова, - на фамилии последнего пухлая дама напряглась. - Вам эта фамилия известна?
   - Допустим.
   - Дальше. Вы нашли тело. Это тоже допустим, или как?
   - Я нашла.
   - Дальше. Возникает череда вопросов. Первый, почему вы нашли?
   - Как почему? - женщина в растерянности развела руками в стороны. Первый признак того, что в доме запахло ложью. Она точно что-то скрывала. Я нутром чуяла, еще в столице. Только услышав ее фамилию, только прочитав первые упоминания о свидетельнице, которая отыскала среди деревьев место захоронения господина Хорикова, тут же поняла, что дама оказалась там неслучайно. Более десяти лет никому не попадался на глаза холмик, в который был воткнут крест, со слов следствия.
   - Почему вы? Что вас заставило увидеть крест, или что вы там увидели? - шла напролом, видя как Непутевая лихорадочно соображала. Нельзя было дать ей шанс обдумать ответ. Такие, как она, уж умели выкрутиться из любого конфуза.
   - Шла мимо вот и увидела. Черный крест посреди поляны.
   - Черный говорите?
   - Ну, да, вроде черный...
   - Уверены?
   - Да это было много лет назад! Уже не помню точно!
   - Ладно, опустим. Но само место, наверняка, отчетливо отобразилось в вашей памяти?
   - Ну...
   - Как? Или вы каждый раз натыкаетесь на нечто подобное?
   - Ну...
   - Тогда ответьте, когда вы забрели на поляну, остались ли следы чьего-либо пребывания на земле?
   - Да нет
   - Ни следов, ничего?
   - Нет.
   - Ладно. Но вы притронулись к кресту...
   - Ничего я не трогала! - взмокшая доярка насупила редкие брови.
   - Но в протоколе говорится, что имеются ваши отпечатки пальцев на том самом кресту, что был найден на месте захоронения господина Хорикова, - Михаил хранил полное молчание. Я же видела, как медленно, но верно попадала прямо в цель.
   - Этого не может быть! - теперь ручьи струились по шее и спине упитанной женщины. Я тоже смахнула капли с груди и продолжила.
   - Почему вы так считаете?
   - Не может и точка!
   - Но в протоколе написано...
   - Кто-то подставил меня, что ж тут непонятного! - Непутевая стала вытирать грязной тряпкой пылающее лицо.
   - Но зачем кому-то подставлять вас? Думаю, ошибки нет. Вы просто, не осознавая, что делали, случайно прикоснулись...
   - Да не трогала я ничего! - вскочила разъяренная бестия, откидывая полотенце в сторону. - И трогать не могла!
   - Почему вы так уверены в этом? Вот следствие гласит...
   - Да не могла я трогать крест, потому что...
   - Потому что никогда не были на месте находки могилы?
   - Да! Не была! - дама вновь упала на стул, хватаясь за больное сердце. Мое же сердце ликовало от очередной победы.
   Глава 38
   - Я бы пообедала, - честно призналась напарнику, сидя на переднем пассажирском кресле и потягивая смачный табак.
   - После этого зловония есть особо не хочется, - парировал Чикотиллин, ловко справляясь с управлением ретро автомобиля.
   - Так вам тоже воняло? - усмехнулась я.
   - Конечно! - усмехнулся в ответ он. - Я ведь тоже нормальный человек, а не монст , как вы изначально меня представляли.
   - Ну, вы тоже были не высокого мнения обо мне, - напомнила визави первое знакомство возле клуба.
   - Это верно. Но ваше платье...
   - Знаю-знаю! Оле... Господин Романов вполне доходчиво объяснил, что в 'таких' нынче не ходят
   При упоминании известной фамилии резко задребезжал мобильный телефон. Я выронила сигарету из рук и вытянула звонящий аппарат из кармана спортивных брюк. На мониторе высветился незнакомый номер. Кто же мог звонить? Кроме нескольких контактов больше никому не набирала?
   - Алло?
   - Алло. Это Генка.
   - Генка? - пыталась руками отыскать на полу тлеющую сигарету.
   - Утесов. Водитель Фирсова.
   - А! Геннадий, - рука нащупала что-то на резиновом коврике, но ни как не могла зацепиться из-за подскакивания авто на дорожных кочках.
   - У меня информация от Фирсова.
   - Говорите, - любезно прощебетала, проклиная местные дороги и дорожные службы, закрывающие глаза на некачественное дорожное покрытие.
   - Он просил передать вам, что к нему приходил сегодня утром господин Романов.
   - Правда? - от фамилии последнего сжалось сердце.
   - Да. А что?
   - Ничего. Продолжайте, пожалуйста!
   - Сказал, что Олег Юрьевич разыскивал вас.
   - Меня? А как господин Фирсов понял, что господин Романов интересовался именно мной? - Боже, он шел по моим следам!
   - Он четко озвучил вашу фамилию.
   - Которую? Ой, простите! Кого именно разыскивал господин Романов?
   - Разыскивал следователя Горемыкину. Кажется, так он сказал.
   - Горемыкину? Ну, ясно. И что ответил ваш господин?
   Геннадий что-то пробурчал, но я пропустила мимо ушей вопрос, пораженная насколько тема 'Романовых' будоражила сознание. Я словно погружалась в транс, не в силах избежать эмоционального напряжения. Впадала в бездну страстей, опускаясь все ниже и ниже с каждым новым этапом отношений. И вот теперь, когда время и расстояние разделяло наши души, он все равно влезал в голову, лишая покоя и примирения с судьбой. А ведь именно она и не позволяла мечтать о несбыточном, и верить в обретение счастья. Отец решил все за меня, не оставляя шансов выйти сухой из воды. Что было до слез и пустых мечтаний, когда пути назад не было?
   - Алло? Вы слушаете?
   - Да-да, конечно. Что вы говорили?
   - Я сказал, что господин Фирсов просил вам передать, что ваша договоренность все еще в силе. Поэтому он не рассказал о том секрете, который вас связывает.
   Бред какой-то! Какой еще секрет? Геннадий, видимо, ошибся абонентом.
   - Секрете? - цепкие пальцы ухватили тонкий фильтр и вытащили окурок из-под сидения.
   - Да, а что?
   - Ясно, благодарю за звонок! - нажала на кнопку сброса вызова, теряясь в догадках насчет звонка.
   - Что случилось? Вас кто-то обеспокоил? - Чикотиллин стал расспрашивать о случившемся диалоге, как только я закурила папироску.
   - Даже не знаю, что вам ответить, - сконфуженная предыдущим диалогом, ответила я. - Звонил водитель господина Фирсова. Это...
   - Я знаю, кто такой господин Фирсов, - не без тени удивления посмотрела в сторону, где гордо восседал напарник, а потом продолжила.
   - Так вот. Работая под прикрытием, точнее, в образе лейтенанта Горемыкиной, я успела провести допрос Фирсова в его собственном доме. В основном расспрашивала о том дне, когда состоялась вечеринка в честь празднования дня рождения артиста. Сказать, что узнала нечто особенное, нельзя. Но все же. Николя признался, что в тот вечер по просьбе Виталия Романова отправил личного водителя, этого самого Геннадия, чтобы тот отвез Владу в станицу. Тот так и сделал. Я звонила матери Влады, и та подтвердила, что дочь вернулась живой и здоровой.
   - Хм.
   - У Влады и Виталия, как я поняла, была интрижка. Виталий порезвился, а потом дал задний ход. Но не тут-то было. Влада, девушка отличающаяся настойчивостью, заявила, что той некуда податься. Поэтому Виталию пришлось экстренно решать возникшую проблему. А еще - говорить или нет про ссору Олег и Влады? - Э...
   - Что еще?
   - Ну...
   - Романа.
   - Да, я вас слушаю.
   - Вы хотели что-то сказать.
   - Я? Наверное, вылетело из головы. Потом вспомню, расскажу.
   - Договорились, - по тону догадалась, что Чикотиллин не поверил в забывчивость пассажирки.
   - Михаил, вы, наверняка, в курсе. Зачем Олег Юрьевич ищет меня? . что ему от меня надо? Хотела добавить, но вовремя замолчала.
   - А у вас разве нет гипотезы?
   - Ну... Возможно, ему поручили дело о покушении на Владиславу, вот он и занимается поисками беглянки.
   - Нет, его на время отстранили отдел. Он в вынужденном отпуске, так сказать.
   - Тогда не понимаю.
   - Если есть желание, можете сами у него поинтересоваться.
   - Только не это! - завопила на месте, услышав предложение Михаила.
   - Тогда не спрашивайте. Я не его секретарь. Хотите играть в прятки, ваше дело. Меня не впутывайте. Я согласился немного поучаствовать в расследовании, потому что преследую свои интересы. Чего скрывать. Какие именно? Сказать не вправе.
   На этом моменте заиграла тихая мелодия в кармане широких шорт напарника. 'Романов', - сказал он в сторону и нажал на зеленую кнопку входящих звонков. Как кстати.
   - Алло. Нет, еще не освободился. Потом расскажу. Слушаю. Да-да. Врет, думаешь? Ну, он всегда мог приукрасить, ты же знаешь его. Может, он что-то скрывает? Ты уверен, что он не причастен к покушению на Несмирную? Смотри сам, я не знаю всех деталей дела. Об этом позже. Позже, я сказал! - рявкнул в трубку Михаил, которого в эти минуты не узнавала. Что же так взбесило следователя? - До связи. И перестань бегать за своей возлюбленной по пятам! Ты только спугнешь наживку! - в трубке послышались ругательства, а потом короткие гудки.
   - Зачем вы так сказали? - обиженно пролепетала, все еще находясь под впечатлением от звонка Романова.
   - Как именно?
   - Так грубо!
   - Мужчины иногда позволяют себе вести беседы в таком тоне, Романа. Тем более, я боялся, что Олег может заподозрить что-то. Не в моей привычке отлучаться надолго по личным делам. К тому же, не забывайте, что мне пришлось соврать из-за вас лучшему другу. А это не малого стоит.
   Тихо проглотила слюну, находя толику логики в поведении героя. Он ведь и вправду помогал мне вопреки многолетней дружбе. Вот только оставалось выяснить, какие такие личные интересы преследовал тот, помогая беглянке найти злоумышленника.
   В столицу мы прибыли без препятствий. Погода благоприятствовала, а новые факты придавали тонуса. Поездка в Колково оказалась весьма успешной. Удалось выяснить следующее.
   В далеком две тысячи седьмом году в поселок Колково забрел один статный молодой человек приятной наружности. Он, решив сохранить инкогнито, не представился, просто обозначил себя как 'приезжий'. Местный люд сразу понял, что нечто важное понудило того приехать в глухую дыру, подобную Колково. И не ошибся. 'Приезжий' сразу вычислил дом, что стоял в самом низу у коровников, в котором и проживала в те времена знакомая нам госпожа Непутевая. Путь его лежал именно туда.
   В тот момент, когда мужчина прикасался тонкими пальцами к заржавелой калитке, из вышеупомянутого дома вылезла голова мальчика, который нагло поинтересовался, кто это пожаловал к ним. Господин 'приезжий' ответил, что его интересовала мать семейства. Тот, спрятав голову обратно в дом, уже через мгновение отворил двери и впустил незнакомца внутрь.
   Так состоялось знакомство Непутевой и 'приезжего', имени которого узнать так и не удалось. Собственно говоря, в чем было дело. А дело было заманчивым. Господин предложил доярке оказать ему некоторую услугу взамен на щедрую оплату. Настолько щедрую , что та могла рассчитывать на новоселье в новом доме на вершине поселка. Услышав про деньги и блага, сулимые щедрым горожанином, Непутевая даже позабыла об осторожности и благоразумии. Настолько той хотелось выбраться из грязи в князи. Просьба состояла в следующем. В определенное время надо было сделать анонимный звонок в отделение милиции, чтобы сообщить о неприятной находке. Находкой стала могила, якобы найденная посреди леса женщиной во время сбора ягод. В принципе, сплошной пустяк по сравнению с обещанной оплатой! Непутевая согласилась, полностью доверяя убедительному тону мужчины, который обещал отплатить в самое ближайшее время.
   Когда пришел момент, она сделала все в точности, как ей велел 'приезжий'. И, сгорая от нетерпения получить по счетам, начала ждать воздаяния за труды. Ждать долго не пришлось. Сразу нагрянула милиция, которой не составило труда рассекретить персону, звонившую с местного почтового отделения. Та, не ожидая такого подвоха, довольно артистично сыграла саму невинность, заявив, что испугалась суда и следствия, когда увидала крест посреди леса. Потом начались допросы, протоколы и заявления. Непутевая каждый раз рассказывала одно и тоже. Была в лесу, наткнулась на холм с крестом. Подозрение в причастности к убийству человека, чьи останки покоились более десяти лет под землей, на Непутевую не падали. Каков был личный мотив для убийства? Да и во время исчезновения та находилась на пятом месяце беременности. Нет, ее обозначили как случайного свидетеля и вскоре отстали. Страсти вокруг Колково улеглись, возобновилось столичное уголовное дело.
   Спустя некоторое время наша героиня заволновалась. Где же были обещанные миллионы? Как скоро собирался благодетель вернуть должок? Место на вершине холма пустовало более двадцати лет, как сгорел дом председателя, но Непутевая все равно боялась, что кто-то опередит ее и займет самый привлекательный участок в поселке. Надо сказать, что вскоре действительно женщина со своим скарбом и сыном перебрались в новый дом, который построили за несколько месяцев, до наступления холодов. Необходимо пояснить.
   Дело в том, что близкие друзья господина Хорикова - Романов Виталий, Мартынов Леонид и Петров Арсений основали фонд помощи для пропавшего друга, открыли счет на его имя, и каждый положил приличную сумму, которая вращалась более десяти лет. Сделали они это для того, чтобы выдавать денежное вознаграждение каждому, кто мог помочь в продвижении расследования. И вот наступил день, когда тайное стало явным. Был найден труп Хорикова, а значит, смысл фонда терялся. Бывшими соучредителями было решено отплатить доброй женщине, которая оказала неоценимую помощь следствию, и все деньги, что лежали на счету в банке, были переданы лично в руки госпоже Непутевой.
   Так и произошло счастливое перерождение доярки Непутевой во владелицу собственного коровника. Жизнь закрутилась в новом русле, хотя злые языки поговаривали о нечистом деле, вспоминая приезд молодого мужчины. Но Непутевая тут же затыкала мерзопакостные рты, имея преимущество над всеми. Нынче она являлась монополисткой молока в поселке. Никто не мог соревноваться по скорости с ее пятнадцатью телками, поэтому местные магазины совершали закупку только у нее.
   Да, история имела двойной оттенок. Вспоминая наглую физиономию бывшей доярки, как-то не особо радовалась за ту удачу, которая в одночасье обрушилась на ее голову. За что ей было такое уготовано? По моему мнению, Непутевая была недостойна тех денег, что хранились в банке. Она всего лишь была марионеткой. Выполняла поручение кукловода. И всего. Вот только, кем был этот 'приезжий' - высокий, худой, симпатичный. Под это описание попадали миллионы жителей планеты. Надо было рыть глубже. Кому было нужно, чтобы останки нашли? Не было ответа. Почему этот кто-то выбрал именно доярку для дачи показаний? Не было ответа. И почему, в конце концов, зная, где был припрятан труп человека, тот смолчал, предоставив право другим получить всплески оваций?
   На ум приходил один ответ. Ответ, от которого мурашки бежали по коже. Это был сам убийца. Да-да. За время, которое прошло с момента смерти господина Хорикова, тот осознал вину, одумался. Его начала мучать совесть. Вот он и решил таким образом покаяться, хотя его раскаяния в данном случае было недостаточно. Он вернулся на могилу, ведь никто не мог знать, что покоилось на полянке, поросшей травой. Вставил аккуратно крест, который Непутевая в глаза не видела, и перевалил свою ношу на недогадливую доярку. Может, он даже решил, что вина за убийство падет на женщину, однако, ошибся. Следователи не нашли взаимосвязи Непутевой с убитым.
   Я стала загибать пальцы. Мартынов, Романов и Петров. Петров не подходил под описание. Он был среднего роста. Мартынов тоже отметался - понятие 'молодой' под его кандидатуру не попадало. А вот господин Романов был вполне сходным с описанием экземпляром. Тем более у каждого из троих мог быть мотив. Где есть деньги, там есть и мотив. Я решила остановиться пока на рестораторе, но обдумать детальнее рассказ доярке все же стоило. Но позже.
   Машина прикатила в столицу, пришла пора прощаться. Напоследок уговорила напарника не рассказывать Олегу про поездку на пару со мной в Колково , а также попросила того разведать как можно больше про господина Хорикова , о его семье, связях, последних встречах.
   Уверенность в том, что кто-то из окружения погибшего мстил за смерть близкого , не покидала меня. У Хорикова было двое детей, со слов все той же мадам из Колково. Куда же они подевались? Судя по информации из газет две тысячи седьмого года , близких у погибшего не было. Неужели выходило, что их тоже убили?
   Взглянув на телефонные часы, ужаснулась. Белые цифры показывали два часа дня. Что же получалось, я пропустила обед?
   Глава 39
   'Кто здесь?' - промелькнуло в голове. От страха вжала шею и присела за диван. Шаг-шаг. Топ-топ-топ. Кто-то определенно точно приближался к гостиной комнате. Я повертела головой по сторонам, думая, куда бы спрятаться. Диван был слишком низким, чтобы скрыть тело человека за ним и под ним. Это не подходило. Как назло, вся мебель была выставлена около стены, и спрятаться за нее не было возможности. Глаза с мольбой опустились на старинный шкаф единственный предмет интерьера, габариты которого еще могли вместить хрупкое дамское тело. Бросилась к нему, одновременно хватая с дивана сумку. Еще не хватало, чтобы пришедший заприметил гостью благодаря оставленной улике. Дубовая дверь противно скрипнула, отворилась. Почти упала на меня. Движением свободной руки поправила петлю, запихнула сумку, ставя ее на голову, и прикрыла дверцы. Так как вместимость шкафа была меньше, чем размеры гостьи и ее саквояжа, образовалась щель, через которую могла наблюдать за происходящим. Навострив ушки, замерла в ожидании новых постояльцев.
   Дверная ручка повернулась, в комнату вошел мужчина, одетый в спортивный костюм. На голове был накинут капюшон. Разглядеть, кому принадлежал данный стан, не выходило. К тому же, вес сумки стал придавливать тело. Ноги стали затекать, а остеохондроз завывать от боли. Более неудобного положения и придумать -то было сложно. Но ничего другого кроме ожидания не оставалось.
   Мужчина стоял ко мне спиной. Покрутил головой по сторонам, поднял ее кверху. Что за странные движения он вытворял? Словно нюхал воздух. Может, учуял посторонний запах? О, об этом меньше всего хотела думать! Быть пойманной за руку не входило в мои скромные планы. Затем он двинулся к холодильнику, так, по крайней мере, предположила. Я не видела, что там происходила, но прекрасно слышала. Вот он отворил дверь, потом молчание. Видимо, рассматривал содержимое. Может, хотел выпить и закусить? Затем послышался звон стекла. Будто бутылочки сталкивались друг с другом. Сердце замерло от страха. Кто же это был? Потом резкий хлопок и шаги направились в сторону коридора. Я выпустила пар, но высовываться из укрытия не стала. Как чувствовала, что незваный гость вернется.
   Так оно и произошло. Шаги по коридору на мгновение прекратились, а затем ускорились, но в обратном направлении. Закрыла глаза, чтобы не запищать. Что-то железное поскребло по полу. Приоткрыла один глаза, но в помещении кроме моего страха никого не было. Через мгновение сумка вывалилась из шкафа, я же бессознательно повалилась на нее сверху.
   Да, виски был достойным аперитивом. Коли уж лишилась обеда, то восполнить недостаток содержимого желудка можно было и по-другому. Я расселась на старом диване, снизу у которого некрасиво свисали клочья потрепанной обивки, держа в руке бутылку, початую около получаса назад. Мысли слегка позволили расслабиться телу, и я пребывала в состоянии фрустрации. Вот уж уик-энд выдался! И чем дальше в лес - тем веселее песня!
   Я уже не помнила себя прежнюю, безалаберную хохотушку, которая никогда не сталкивалась с рядом проблем. Родители всегда оберегали от скверных новостей, от мелких неурядиц. Я была как в аквариуме, никто не смел пройти за стенку стекла, позволялось только наблюдать, но не прикасаться. Так и росла. В искусно созданной реальности. Там где не было преступников, не было боли, не было истинных чувств. И что же из меня получилось? Дива? Или же дева, старая дева, которая к двадцати шести годам не могла прочувствовать личную ответственность за свою персону, которая наперекор родителям сбежала из дома, чтобы показать состоятельность и взрослость. Которая теперь стояла на распутье и не знала, кем же она была на самом деле? Так ли хорош был нарисованный мир, и был ли он вообще? Или это бурное воображение играло злую шутку? Разобраться в человеческих пороках мог только опытный знаток, сумевший познать не только душу, но и разум. Господин Цезаревич. Я мысленно воззвала того на диалог, но, как ни странно, мозгоправ общаться не пожелал. Тогда печально посмотрела на содержимое бутылки, вдохнула сладкий аромат спиртного и приложилась к горлышку. Так было проще. Проще не замечать мелких нюансов. Да и крупных тоже. Цифры молчали, не желая помогать.
   'Он унес пузырек с ядом,' - резко подскочила от догадки. Бутылка отлетела в сторону, я же в два прискока оказалась подле белого хранителя провианта. Распахнув дверцу, уставилась внутрь. Три полки, пустые. Нижние ящики, предназначенные для хранения овощей, также одиноко стояли в холоде. Если не изменяла память, флакон с ядом, господин Петров вынул из боковой полочки. Я аккуратно отодвинула пластиковую заслонку в сторону и стала осматривать имеющие в наличии бутылочки. В памяти всплыло очертание пузырька, чуть фигурная бутылочка с серебряной закручивающейся крышечкой. Такой тут не было. 'Корвалол'. Не то. 'Фарментин БД'. БД? Нет, на нужном флаконе было выведено 'Бруцин'. Это точно запомнила и даже прочла про данный препарат в интернете. Выходило, что неизвестный мужчина выбрал именно его. И унес. Ко всему прочему, он стащил вывеску, что стояла на полу.
   Кто-то активно заметал следы. Первый, на кого пало подозрение, был сам Петров, хозяин заведение. К этому часу единственный. Конкуренты были обесточены и выдворены вон. Возможно, уважаемый Арсений Валерьянович прикончил вначале Хорикова , а затем разобрался и с Мартыновым старшим. Но почему тогда Романов, будь его фамилия неладна, подкупил старую доярку?! Они должны были быть в сговоре. Тогда при чем тут могильник для троих? Мартынов младший приступил к обязанностям в ресторане 'Пятеро друзей' уже после смерти Хорикова. Скорее всего, тот не знал про убийство. Или же знал?
   На свободе находилось только двое - Петров и Мартынов младший. Но отметать версию, что кто-то третий, кто остался незамеченным, мог быть причастен к делу, не стала. Творились страшные вещи. Которые много лет были накрыты плотным полотном с надписью 'совершенно секретно'. Я стала ковырять не там, где следовало, соответственно, могла стать очередной жертвой. Холодок пробежался по коже. А ведь и вправду, меня могли убить!!!
   Все же наполнив почти впалый живот едой, подумала, что приходить более в тайную комнату ресторана было не безопасным. Некто шнырял по служебным коридорам 'Пятеро друзей', и коли он пришел один раз, то, что ему мешало заглянуть на огонек и во второй раз? Нет, логика подсказывала, что береженого Бог бережет. Я себя определила в круг потенциальных жертв, которых собирались прикончить в первую очередь, поэтому, рисковать жизнью было бы неблагоразумно. Первых сорок восемь часов после побега из следственного комитета уже прошло, и органы должны были поутихнуть с поиском преступника. Хотелось верить, что это было так. Хмельной дурман нашептывал разные глупости по дороге из вокзального кафе, и не в силах противостоять естеству, согласилась, но в последний раз, совершить опрометчивый поступок.
   - Алло, - раздался приятный мужской голос в трубке.
   - Мне надо с вами встретиться! Срочно! Дело касается жизни и смерти!
   - Я знаю, может, это не совсем подходящее место, - осмотрелась по сторонам, взглянула на чудные физиономии знаменитостей.
   - Я сам вас пригласил, так что место самое, что ни на есть подходящее, - он улыбнулся широкой улыбкой, которая ввела тело в транс. Магнетизм сковал разум, вселяя чужие мысли в голову. Я подняла ресницы и замерла от острого взгляда зеленых глаз. Так проникновенно на меня еще никто не смотрел. Он видел меня насквозь. Видел мои страхи, видел сомнения. Я постаралась включить счет. 'Один, два, три...'
   - Так вы пройдете, или уже передумали говорить о смертельно важном деле? рука Юлия прикоснулась к запястью, и этот легкий, почти невидимый жест, опять вернул в реалии.
   - О, да-да, конечно, - прошмыгнула на кухню, стараясь не дышать в сторону ученого, чтобы тот не заподозрил о количестве выпитого пару часов назад.
   Усевшись на кресла, мы в упор уставились друг на друга. Он ожидал рассказа со стороны гостьи, я же пыталась понять, сможет ли он прочесть мысли, когда считала про себя. Досчитав до шестидесяти шести, бросила глупую затею, решив, что это делу не поможет.
   - Ну, и? Закончили?
   - А? Что закончила? - недоумевая, спросила я, облизывая пересохшие губы. Жутко хотелось пить.
   - Считать, конечно же! - Цезаревич обернулся назад и взял со столешницы графин с водой. Перенес на столик и налил в пустой стакан. - Так лучше?
   - Спппасибо, - заикаясь, проворковала я, жалея, что поддалась пьяным доводам.
   - Так что такое таинственное мучает вас, что вы решились посетить меня? - он и не удумал отступать. Дал хотя бы немного времени, чтобы прийти в себя!
   - Да, есть одно дело... - как это начать? - Я окончательно запуталась. Не могу найти верного решения, понимаете? - глаза по-прежнему внимательно следили за действиями гостьи. Я в полной растерянности. Приехав в этот город чуть больше недели назад, уже успела побывать во всех мыслимых и немыслимых передрягах, которые только подвластны перу писателя. Это как дурной сон! Наваждение. И самое главное, что я вижу, что это происходит не случайно! Будто это фильм, в котором есть главные и второстепенные актеры, которые профессионально играют роли. Словно события крутятся около меня! Как будто я главная актриса! Вы понимаете, меня? О, сразу приношу извинения за нескромность, но я столько всего передумала, что уже голова идет кругом. Помните, вы как-то сказали мне, что дело о трех крестах неким образом связано со мной? - Юлий кивнул. - Что вы имели в виду?
   Юлий молчал. Но глаза его были полны красноречивых слов. Зеленые страсти кипели, бурлили, разливались по телу миллионами импульсов, которые сообщали, что такого рода вопросы не могли быть удовлетворены, иначе разгадка тайны становилась невозможной. Я покорно сдалась.
   - Хорошо, поняла. Но вы знаете, что именно связывает меня и могильщика?
   На этот раз Юлий наклонил голову в бок. Боже, он знал! Пришлось набрать воздуха в легкие, чтобы не упасть прямо посреди комнаты в обморок. Значит, я была права! Связь действительно существовала. Я и могильщик. Могильщик и я. Может, это я была могильщиком? Просыпалась по ночам и шла рыть могилы? Чтобы отбросить дурные мысли, потрясла головой.
   - Я потрясена! - сделала выдох, почти испустив дух.
   - Я тоже, - ответил мужчина, не отрывая взора от гостьи.
   Он сидел так близко, что ощущалось его теплое умеренное дыхание. Надо признаться, что спокойствие этого господина стало передавать и мне. Вся его стать, манера поведения, умение держать себя и свои чувства в руках позволяли другим питаться мощной энергией, которую нельзя было не ощутить, находясь подле него. Под воздействием невидимых чар я тоже пришла в себя, становясь рационально мыслящей. Приведя мысли в порядок, решилась на последний вопрос. Тот, скорее всего, пришел на ум не сам по себе. Видимо сам Юлий пожелал, что его задали. Я вновь не смела отказать.
   - Последний вопрос, Юлий. Точнее, просьба. Помогите сделать следующий шаг. Я очень боюсь оступиться. И в первую очередь не из-за трусости характера. Нет. Я не хочу падать в ваших глазах. Вы так умны и логичны, что становиться посредственной и узконаправленной было бы непростительно.
   Да, моими устами говорил сам мозгоправ. Сама бы не додумалась до этого шага. Юлий в свою очередь сделал вид, что несказанно удивлен таким поворотом вещей, хотя актерские данные немного похрамывали. Я тут же раскусила его коварный замысел. Не так уж и глупа была. Пока брюнет раздумывал над давно подготовленным ответом, он то и дело поглядывал на настенные часы, которые указывали стрелками на шесть вечера.
   - Ладно, вы взяли верх. Не могу же я отказать особе, расположение которой хочу завоевать, - при этих словах он положил тонкие руки на стол, подался телом чуть вперед, создавая между нами минимальное расстояние. Стало горячо. Внизу живота защекотали кузнечики. Что со мной происходило? - Милая Романа, для меня вы никогда не будете ни узконаправленной, ни посредственной, так что всякие сравнения неуместны. Не волнуйтесь на этот счет. Это первое. На второе я приготовил подсказку, так как не вправе говорить большее. Я врач, а врачебные тайны, как вам известно, дело личное. Поэтому скажу следующее. Только пообещайте сидеть молча и делать то, что я говорю.
   Опустила голову, зачарованно туша пожар плоти.
   - Вы очень скованны, расслабьтесь, - он встал, обошел стол сзади, прикоснулся горящими ладонями к макушке головы, чтобы свести меня с ума. Нежные прикосновения к волосам заставили прикрыть очи и участить сердцебиение. Однако, не смотря на разрастающуюся агонию, тело внезапно обмякло, позволяя разуму взять контроль надо мной. - Итак. Продолжим. Давайте представим, что я - это вы. Когда вы погрузитесь в чужую оболочку, тогда станет проще рассматривать проблемы, так как личная взаимосвязь с неприятностями блокирует логичное восприятие происходящего. Вы медленно становитесь мной. Я становлюсь на ваше место. Вот так. Хорошо. Не спешите, у нас много времени. Теперь поговорим обо мне. Уже установлено, благодаря вашей помощи, что дело о трех крестах имеет прямое отношение ко мне. С этого берет истоки начало расследования. И первое, что нужно сделать, это отыскать взаимосвязь между мной и преступлением, или же преступником. Я бы покопался в прошлом и нашел тех персонажей, которые всплывали раньше и находятся подле меня сейчас. Во-вторых, это очень важно. Нужно соединить картинку, чтобы смотреть на не отдельные ее фрагменты, в которых трудно разобраться, а на что-то целое, логически законченное. Только в этом случае становиться видно, какая мотивация была у человека или же людей, связанных тем или иным образом с этим непростым делом. Вам понятно? Ведь все действия имеют под собой основания. Тем более, запланированные. А как становится ясно, вырытые могилы и подброшенные карты не были импульсивными и необдуманными поступками. И, наконец, в-третьих, - пальцы вновь погрузились в волосы, замедляя мыслительные процессы. Я еле сдержалась, чтобы не застонать! - Необходимо начать с себя. Ведь я причастен к тому, что происходит вокруг. Я один из элементов этого круговорота. Звено одной цепи, по которой движутся события. Значит, без меня не было бы и событий. Значит, эти события должны были случиться в моей жизни. Но почему? Что понудило их встрять в мою жизнь, в которой без них было спокойно и сладко? Выходит, что спокойно никогда не было, и рано или поздно движение бы началось, точнее, оно всегда было, но слишком медленным, чтобы его можно было заметить. Должна же быть причина, которая объясняет происходящее. И она есть. Она тут, в моей голове. Потому что причина, это я сам. Я причина происходящего вокруг. Зеркало души откроет истину, дорогая Романа, - на этих словах очнулась от транса, чувствуя необъяснимую легкость в теле.
   От господина Цезаревича вышла через час-другой. Он напоил меня шоколадным коктейлем, предложил отведать вафельных трубочек с заварным кремом и только после этого выпустил за порог. Встреча произвела колоссальное впечатление. Он прочел меня словно книгу. Заставил развернуть страницы, чтобы увидеть напечатанный текст. И я позволила ему. Не стала препятствовать. Может, хотела раскрыться именно такому человеку, умному, загадочному и неподдающемуся женским чарам.
   На этот раз встреча с Олегом не состоялась. Хотя сегодня во мне пылало столько сил и энергии, что постоять за свою персону уж точно сумела. Фокусы с перевоплощением в господина Цезаревича не на шутку раззадорили меня. Поддали жар в пекло. Огонь моей души распространялся с неимоверной силой, потому что теперь знала правду. Знала то, чего боялась признать. Не хотела верить, утруждать себя ответственностью. Но, благодаря Юлию, поняла, что откреститься от собственной жизни вряд ли бы получилось. Все вертелось около меня. Поэтому только я была в состоянии прекратить скорую беду. Хотела я того, или же нет.
   Глава 40
   Светло-коричневые волосы, одна прядь выпадает из-за аккуратного уха. Голубые, с вкраплением зеленого, глаза. Нижний контур чуть выделяется за счет ресниц. Нос, с горбинкой, не совсем идеальный. Но в анфас не портит лицо. Губы пухлые, сочные, контур очерчен. Цвет алый. Скулы выделяются на овальном лице, придавая строгости и утонченности. Ямочка на подбородке, не глубокая, но верный признак упрямства. Что еще?
   Я приблизилась к зеркалу и повернулась боком. Теперь нос стал выделяться. С морщилась, вспоминая, как та противная плакса ударила по лицу лопаткой. Было довольно-таки больно и обидно.
   Волосы едва ли закрывают шею. Плечи ровные. Что еще? Руки длинные, тощие. Мышцы не проглядываются. Волосяной покров не густой, светлый. Мм... Ноги.
   Я отошла подальше, чтобы влезть в зеркальное пространство.
   Длинные, худые, стопы узкие, тридцать седьмой размер. Загорелые. Если это важно. Что еще?
   Уставшая от лицезрения себя любимой, отошла от зеркала и уселась на кресло-качалку. Цезаревич дал указания, от которых уже начинало мутить. Рассматривая себя на протяжении последнего часа, повторяла вслух одно и тоже: глаза, нос, волосы, руки, ноги... Другого я не видела. Да и что нового можно было разглядеть в себе, таращась в зеркало целых двадцать шесть лет?! Может, у меня отросли усы? Или появилась третья рука?
   'Лучше бы у тебя появился третий глаз!'. Замечание проскользнуло так резко, что пришлось отпрянуть от зеркала и перекреститься. Третий глаз? Мурашки пронеслись толпой по телу. Третий глаз. Более спокойно произнесла про себя, списывая данное высказывание на проблески ума. А ведь он существовал. Глаз, имела в виду. Но не в прямом смысле, конечно, а в переносном. С детства я обладала даром, о котором писала в самом начале занимательной истории. Цифры шагали по жизни со мной, помогая, наставляя и определяя исход некоторых ситуаций. Объяснить весь спектр чудесного воздействия чисел на земного житие банальными словами, было нереально. Чтобы понять, о чем шла речь, надо было прочувствовать самому.
   Теперь вставал вопрос. Откуда взялись эти способности? Когда они появились и почему? В расчет брала родную сестру, которая родилась на свет в один день и час со мной, росла подле меня в ровно таких же условиях, имела такое же воспитание и окружение. Почему же именно мне было уготовано стать провидцем чисел? Почему не Дарье?
   Немного покопавшись в голове, все же сошлась на мнении, что не всегда была такой. Первые воспоминания о подсчетах всплывали в памяти в районе, когда мне было около восьми лет. По крайней мере, до этого возраста четкого осознания собственных возможностей не было. Итак, обретя дар в довольно юном возрасте, я пронесла его через детство, юность, входя в более взрослую жизнь уже полностью осознавая, что имела.
   Но какие обстоятельства поспособствовали этому? Ведь должно было быть логическое объяснение происходящему. Что-то, что понудило третий глаз открыться и прозреть. Может, некие сверхъестественные силы повлияли на мою сущность? А, может, эта была игра банального воображения? Ведь цифры существовали лишь в моей голове.
   Может, как некоторые известные ясновидящие, при неудачном падении ударилась головой, после чего и произошли странные изменения в головном мозге? А что? Это было не так уж фантастично, учитывая подвижность и гиперактивность в детском возрасте. Ухватившись за единственную зацепку, устремилась к журнальному столику, на который второпях кинула мобильник.
   - Алло, - к счастью, городской номер ответил голосом сестры.
   - Дашка, это я, - говорила быстро и тихо, как обычно говорят настоящие преступники. Тем более, у меня затаилось несколько вопросиков, которые непременно стоило озвучить.
   - Рома! - взвизгнула она и тут же притихла. - Что ты натворила?! - уже шипела в трубку Дарья. - Папа в ярости! Мама лежит с давлением! Немедленно возвращайся обратно!
   - Уверена? Меня разыскивает милиция, забыла? - по привычке осмотрела нанятые апартаменты, ища глазами следы пребывания стражей порядка. - Первым делом они пасут наш дом, дорогая, - не найдя ни одного милиционера в номере, выдохнула с облегчение и вернулась к диалогу. Гнев сестры хоть и был оправдан моим разгульным образом жизни, но все же слушать нотации в этот час не было никакого желания.
   - Ты в могилу их заведешь! - тирада продолжалась. Я на время отняла телефон от уха, поправила хвост, который из-за короткой длины волос все время разваливался на части, и только потом решилась выслушать наставления непорочного ангела. - Ты вообще слушаешь меня или нет!?
   - Вообще-то нет, - честно ответила, тут же добавив. - Точнее, у меня на это просто нет времени. Я полной яме. Понимаешь? Мне нужна помощь. Твоя помощь. Если ты хочешь поговорить сама с собой, окей. Я повешу трубку, а ты продолжай. Что скажешь?
   - Чего у тебя там? - послышалось в трубке после непродолжительного молчания.
   - Во-первых, этот разговор должен остаться только между нами. Во-вторых, прошу не удивляться, если вопросы, которые ты услышишь, покажутся тебе странными. Все, что происходит сейчас, покрыто тайной и кучей непонятного. Поэтому пообещай, что просто поможешь мне, как я бы просто помогла тебе, попади ты в такую передрягу...
   - Ну, я бы не...
   - Либо ты помогаешь, либо до свидания!
   - Обещаю ничего не спрашивать, - пробубнила Даша, почти хрипя от нервозности.
   - Тогда начнем. Помнишь ли ты какие-либо обстоятельства, особенно в детстве, которые могли повлиять на мою психику?
   - Я, конечно, обещала не задавать вопросов, но это... Кхе-кхе. Что ты подразумеваешь под словом 'обстоятельства'? - тон сестры изменился, но я сочла это итогом непривычной беседы.
   - Ну, как тебе объяснить? Может, что-то случилось в детстве, когда нам было по семь-восемь лет, какое-нибудь происшествие? - на том конце связи было тихо. - Может, я ударилась сильно головой, лежала с сотрясением мозга в больнице. Чего я, собственно говоря, абсолютно не припоминаю. Может, попала в аварию, или просто сошла с ума?
   - Откуда ты...
   - Так что? - продолжая монолог, даже не заметила вставленной реплики, которая имела бесценный смысл.
   - Ты уже знаешь, да? - обреченным голосом уточнила Дарья.
   - Знаю что? - удивленная новым ходом беседы, присела на стул, крутя выбившийся локон на указательный палец.
   - Ну, что случилось тогда...
   - Нет, конечно! Если бы знала, стала бы звонить тебе! Постой! - палец на мгновение замер в воздухе. Ужасающая догадка проникла в самую глубь сознания. Тело оцепенело, хотя данный разговор и предполагал открытие истины, какой бы страшно она ни была. - Так ты в курсе, что было? Точнее, что было? Отвечай!
   - Рома, если ты не успокоишься...
   - Живо! - заорала, покрываясь каплями холодного пота.
   - Ну... Даже не знаю с чего начать. Погоди, - в трубке послышались посторонние звуки. Стало понятно, что сестра меняла место дислокации. Эти мгновения показались невыносимыми. Ожидание было сравнимо с медленной кончиной. - Помнишь, ты просила меня не удивляться ничему и не задавать вопросов?
   Умный ход, подумала про себя, но поддакнула в трубку, только чтобы узнать, что скрывалось от меня почти двадцать лет.
   - Так вот. То, что ты не помнишь, что с тобой произошло, это итог нахождения в клинике.
   -Где-где? - не удержалась от расспросов.
   - Тебя положили на лечение в реабилитационную больницу, чтобы вывести из состояния неврастении.
   Слова сестры расплывались в сознании. Словно она говорила не со мной и не о моей жизни. Не в силах больше задавать вопросы, просто слушала, пытаясь не пропустить смысл сказанного.
   - Как я понимаю, тебя интересовало именно это?
   - Типа того, - пробубнила я, переваривая информацию о сумасшествии.
   - Тогда мы квиты.
   - Нет, постой! - словно проснулась ото сна, проревела в трубку. - Это, конечно, прекрасно, что я лежала в психушке, но все же! Что-то же должно было произойти прежде, что заставило сознание помешаться?! Не молчи, Дарья! Я все равно узнаю!
   - Я не уверена, что ты должна знать это. Боюсь, что это может привести к новому срыву.
   - Ты издеваешься, что ли?! - вскочила с места и стала, как ненормальная, ходить ускоренным шагом по кругу гостиной, теребя свободной рукой отросшую челку. - Я должна знать! Что бы там ни было!
   - Ладно, но я предупреждала, - угрожающе ответила та, решив все же продолжить. - Ты попала в больницу в тот день, когда папа... - в трубке настала угнетающая пауза. В зажатой ладони оказалась приличная пядь вырванной челки. Струя пота стекала ручьем по лбу, опускаясь на влажную грудь и плечи. - Когда папа умер...
   - Умер?! - обезумевшим тоном переспросила я, рассмеявшись от нервозности. Папа умер? Что за бред она несла? Смех настиг меня так внезапно, что повалилась на пол, хватаясь за живот. Слезы брызнули из раскрасневшихся глаз, на некоторое время пришлось выпустить телефон из рук. Конвульсии продолжались недолго, я вытерла сопли с лица, убрала волосы в пучок, поражаясь неадекватной реакции организма на безобидные речи сестры. - Дарья? Это опять я.
   - Ты в состоянии говорить?
   - Да-да, конечно. Ты остановилась на том, что папа умер... - еле сдержалась, чтобы вновь не поддаться новому искусу.
   - Да. Тогда ты и попала в клинику.
   - Ты сейчас серьезно говоришь? - пальцы вновь нервно перебирали волосы, или, точнее, то, что от них осталось.
   - Рома, о таких вещах не шутят! Да, мама? - сердце замерло. - Нет, это Машка! Да. Сейчас приду! - сестра театрально откашлялась, потом вернулась к связи. - Мне пора уже.
   - Подожди! А кто тогда эти мама и папа, которые наши мама и папа?
   - Это те люди, которые удочерили нас.
   - Что ты несешь?! - от выдержки не осталось ни следа. - Как удочерили?! Я ведь точно помню, что мама и папа, это мои, наши, мама и папа! Скажи, что ты пошутила! Придумала историю, чтобы я отстала от тебя! Прошу, скажи, что это неправда!
   - Дорогая Романа...
   О, нет! Страдания души отразились на перекошенной терзаниями физиономии. Сердце пронзила молниеносная стрела боли. Я стала задыхаться, чувствуя, как новый приступ охватывал сознание. В легкие попал смертоносный яд, горечь которого проникала из темного прошлого, пронизывая скупое настоящее, не щадя даже сумрачного будущего. Уронив голову на колени, беспомощно зарыдала, как плачут маленький дети, ожидания которых были нагло растоптаны. В трубке еще некоторое время раздавался обеспокоенный сестринский голос, но я более не слышала ничего. Не верила в силу происходящего. Не хотела понимать суть услышанного. Я просто предавалась унынию, как это делают слабые и ограниченные ума. Ревела от горя, которое случилось так давно, что, по сути, не должно было больно ранить душу. Только если слегка задеть.
   'Жизнь самое прекрасное, что нам даровал Господь'.
   Юлий. Подняла голову, ожидая новых реплик. Но их не последовало. Впрочем, большего и не требовалась. Одна фраза, произнесенная этим мужчиной, могла свернуть горы. В данном контексте, вернуть сознание и разум. Поправив чуть не съехавшую крышу, решила смыть в душе все следы безумия, которое несколько минут назад почти проглотило скудно сопротивляющуюся госпожу Кубышкину.
   Вечер предстоял быть долгим. Стоило ли говорить, что недавнишнее открытие чуть не свело меня в могилу, доказательством тому был дергающийся в нервном тике правый глаз. Пришлось накачаться приличной дозой валерьянки, которую любезно позаимствовала в приемной , чтобы вернуть сердцу привычный ритм, а голове здравомыслие. Толком обмозговать слова Дарьи получилось лишь на свежем воздухе. Когда первый поток кислорода ударил в ноздри, все стало на свои места. Я вновь обрела сознание, по праву принадлежащее Романе Кубышкиной, сумев все же выстроить историческую цепочку прошлого.
   Итак, по порядку. В восемь лет у нас погибает отец. Я схожу с ума. Попадаю в клинику. Там со мной работают опытные психологи, которые помогают стереть болезненные воспоминания. Я возвращаюсь домой, где меня уже ждут подставные приемные родители. Шаткий мир восстановлен. Все счастливы.
   Да, слишком банальны были эти рассуждения. А как же чувства, мысли и душевные импульсы? Ведь перечисленное выше не было простыми предложениями, отрывками из жизни, это была целая история с уймой эмоций, страданий и переживаний. Это была целая жизнь, моя утопия. То, что всегда являлось частью меня, но было спрятано и оттого казалось таким далеким.
   Солнце только начало путь к горизонту, но наступление ночи все же ощущалось. Мелкая мошкара проснулась для вкусной трапезы, мягкие бутоны на зеленом газоне уныло склонили головы в преддверии сна. Каждому это время суток сулило свое. Госпоже Кубышкиной предстояло о многом подумать. В этих самых размышлениях брела по малолюдной улочке вниз, про себя проговаривая диалог с сестрой. Как ей только удалось столько времени скрывать правду? Она ведь знала, что те родители, которые сейчас ими были, на самом деле к нашему рождению не мели никакого отношения. Знала и молчала! Как говорится, в тихом омуте...
   На ум пришли другие вопросы. Кем же были биологические родители? Чем занимались и как умерли? Были они порядочными людьми или же нет? Может, они были преступниками или наоборот относились к кругам элиты? Как же много неизведанного появилось в одночасье в голове, разрывающейся от вопросительного знака. Юлий дал верную подсказку, но сомнений в этом и быть не могло.
   - Алло, - раздраженно ответила на неожиданный телефонный звонок, который так бесцеремонно прервал важные размышления.
   - Романа?
   - Да, - буркнула в ответ, узнавая голос Михаила.
   - Я уже подумал, что ошибся номером, ну, да ладно. Извините, что так поздно, - действительно стрелки часов указывали на начало двенадцатого.
   - Я еще не сплю, - разговор явно не клеился. Я хотела как можно быстрее отделаться от напарника, общие дела с которым временно отодвинула на второй план.
   - Вы заняты? Я могу перезвонить.
   - Да, будьте так добры, позвоните завтра, - палец инстинктивно нащупал нужную кнопку для сброса вызова.
   - Нет, завтра может быть поздно!
   - Михаил, лучше поздно, чем никогда. Я не в настроении, до скорого!
   - Романа! - голос был крайне возмущен. - Я не потреплю такого ответа! Вы вынудили меня помогать вам, а что в благодарность? До скорого?! Моему терпению может прийти конец! Не забывайте о своем положении! Не вы ставите условия, и не вам решать, когда и...
   - Ладно, - выдохнула я. - Говорите.
   - Досье на Хорикова лежит у меня в машине. Это раз.
   - А что на второе? - ноги ритмично шагали по проспекту, освещенному многочисленными фонарями.
   - На второе потенциальное место, где может быть вырыта вторая могила.
   - Я так понимаю, что мы отправимся туда ночью?
   - А почему бы и нет? Ночь самая что ни на есть подходящая пора для беглых преступников.
   По устной договоренности машина сыщика ждала на углу Третьего Садового переулка. Не имея карты, пройти к этому самому Садовому было не так-то просто. Я заблудилась. Местный народ, который встречался все реже и реже, понятия не имел, как пройти по указанному адресу. В поисках провела около получаса, за которые успела так перенервничать, что разболелась голова. Проклятия почти слетали с губ, как на горизонте появилась старушка Вольво, из которой высунулась яйцеобразная голова Михаила.
   Надо признаться, насчет опоздания подопечной господин начальник тактично промолчал, лишь украдкой осмотрел раскрасневшееся угрюмое лицо , отметил конвульсии правого глаза, потом слегка улыбнулся, не оголяя зубов, и пригласил сесть в салон авто. Впрочем, особого приглашения не требовалось. Развалившись на потрепанном сиденье, тут же закурила, пытаясь абстрагироваться от собственных мыслей. Сейчас они только мешали сосредоточиться на деле. Машина плавно тронулась вперед, под капотом пошел дым, Михаил переключил на вторую, потом на третью передачу, так мы оказались в первой полосе кольцевой дороги.
   Несмотря на наступившую ночь, было довольно душно. Особенно в салоне, прокуренном насквозь дешевым табаком. Кое-как разобравшись с доисторическим механизмом, который предназначался для открытия бокового окна, вдохнула попутный ветерок, который мигом растрепал уложенные кудри. Так стало легче. Почти получилось расслабиться и забыться.
   Михаил в свою очередь настроил радио на единственную волну, которую ловил приемник, и по обветшалому салону растеклась приятная, успокаивающая мелодия. Я прикрыла веки, ностальгируя по былому укладу жизни. Шоппинг, фитнес и свобода. Боже! Подскочила на месте! Какая же была я неблагодарная! Приемные родители так холили и лелеяли меня, что позволяли полностью сесть им на шею, при этом нахально спустив ножки! Маска стыда залила лицо, стало очень неприятно за свое поведение. Они, наверняка, боялись причинить какую-либо боль или задеть словом, поэтому всячески хотели оградить меня от неправильного шага своей гиперопекой.
   - Что с вами?
   - Я сама не своя, - честно призналась напарнику, проводя рукой по лицу. - Видимо, слишком устала.
   - Понимаю, я вторую ночь без сна, - Чикотиллин внимательно следил за дорогой. На загородной трассе фонари не горели, поэтому приходилось постоянно переключать свет с дальнего на ближний , чтобы не ослепить фарами встречное авто.
   - Мы едем в Колково? - устало протянула я, вытягивая спину на неудобном кресле.
   - Нет, не в Колково. Я же сказал вам, на место, где может быть вырыта вторая могила.
   - Вторая могила? - сон как рукой сняло. Вжалась в сиденье, ощущая невиданный страх, пронизывающий все тело.
   - Да. Удалось вычислить ее координаты.
   - Но как? - теперь пришлось позабыть о личной трагедии. Обхватив тоненькие плечи руками, пыталась унять дрожь в теле.
   - Смотрите, - оторвав взор от дороги буквально на долю секунды, он вынул из широкого кармана брюк сложенный в несколько раз листок бумаги. Я обратила внимание, что внешний вид последнего оставлял желать лучшего.
   - Что это? - Михаил передал лист мне в руку, одновременно включая тусклый свет над головой.
   - Думаю, вам эта вещичка знакома.
   И действительно на глаза попалась та самая карта, которая неделю назад выпала из почтового ящика, так неудачно приземлившись у моих ног. В обозначенном крестом месте ручкой была сделана надпись - 'П45'.
   - Что это? - растерялась я. - Точнее, откуда она у вас?
   Третья карта - пронеслось вихрем чувств в голове. Неужели ее счастливым обладателем стал Михаил?
   - Не бойтесь, - он дотронулся до колена, чем скорее взбудоражил, нежели успокоил организм. - Эту карту я взял у нашего общего знакомого, - видя непонятливый вид напарницы, пояснил, - у Олега Юрьевича.
   - И он согласился отдать ее вам?
   - Угу, - господин начальник зажал губами сигарету. Потом свободной рукой стал рыскать по дну необъятного кармана в поисках зажигалки. - Я обещал помочь ему. Он временно отстранен, поэтому не может пользоваться базой.
   - Но это понятно . Но номер трассы тоже вам сообщил Романов? - три креста обжигали руки. Я отложила проклятую вещь в бардачок, тысячу раз пожалев, что стала ее обладателем.
   - Нет, Романов не в курсе. Это моих рук дело, - надо было слышать, каким тоном он произнес эту фразу! Захотелось совершить сальто-мортале прямо на полном ходу чудо-машины!
   На этом слоге Михаил все же достал зажигалку, которая находилась в нагрудном кармане рубашки, и ловко подкурил кончик сигареты. По салону разнесся противный смрад. Я прикрыла ладонью ноздри.
   - В рабочем компьютере установлена специальная поисковая программа. Можно заложить координаты местности, а можно ввести через сканер отрезок, которые нужно проанализировать. После обработки данных появляется вся необходимая информация. В том числе можно определить, к какой области относится тот или иной отрезок. Поисковая система указывает возможное направление, или же направления, остается лишь включить логику и выбрать то, что наиболее подходит для конкретного случая. Я же разбил три дороги, которые указаны в карте, на три участка. По очереди отсканировал их, подверг обработке. Первая дорога совпала с направлением 'М69'. Если я правильно помню, то на этой трассе вы нашли вырытую могилу в поселке 'Курган Мартынова'. Вторая дорога была отмечена дважды. Совпадения имелись на трассе 'И34', а также на 'П45'. Но изучив карту, я все же остановился на втором варианте, так как данная дорога вела на восток. Вот и весь поиск.
   - Что сказать? Я поражена! - на самом деле я находилась в полном замешательстве. Выходило, что существовала вполне реальная программа, которая могла вычислить любое направление, даже в той интерпретации, в которой была представлена нарисованная карта. Знал ли об этом могильщик? Или это стало полной неожиданностью для него? В таком случае, мы могли опережать действия злоумышленника и имели преимущество перед ним. Но имелся и другой вариант развития событий. Менее приятный. Ведь с помощью такой программы можно было не только рассекретить местность, но и придумать коварный план. А так как доступ к базе был только у сотрудников следственных органов, то вывод напрашивался сам собой.
   - Впрочем, не удивляйтесь. В этом нет ничего особенного. Кто с этим работает, я имею в виду, у кого есть доступ к такому роду информации, тот знает этот маленький ход, - Михаил лукаво подмигнул мне, я же машинально кивнула в ответ. Неопознанный виток страха прокрутился в голове, но дуновение ветра разом сдуло все сомнения.
   Глава 41
   Следующие пятьдесят километров мы ехали молча. Я раздумывала о будущем, о родителях, о планах. О том, что жизнь уже никогда не вернется в прежнее русло. О чем думал любезный господин сыщик, я не знала. Мышцы лица последнего казались расслабленными, глаза смотрели вдаль, возможно, он и не думал вовсе. Просто крутил баранку старой иномарки.
   - А куда вы положили досье на Хорикова? - поинтересовалась, уже присыпая от скуки.
   - На заднем сидении, если хотите, можете взять.
   Я потянулась на заднее сидение рукой. Что-то неприятно треснуло. Видимо, потянулись связки. Хмыкнула от боли, но затею не оставила. Пальцы ухватились за серую пластиковую папку и вытащили ту на свет. Пока напарник занимался дорогой, стала рассматривать страницу за страницей, пытаясь не упустить ни одной мелочи. Так как документы были сложены, а точнее совсем не сложены, а запихнуты в файл, сделала вывод, что здесь уже успели покопаться до меня. Возможно, в досье было лишь то, что позволено было знать людям моего уровня. Но все же.
   В первом параграфе указывались персонографические данные и некоторые факты из жизни. Тут были написаны имя, фамилия, отчество. Где и когда был рожден (поселок Медведево, двенадцатого сентября одна тысяча девятьсот пятьдесят девятого года). Имена родителей. Ни сестер, ни братьев не имелось. Зодиакальный знак, под которым был рожден господин Хориков, кстати, он был Девой. Дальше была обозначена строка 'семейное положение' - вдовец. Мелким шрифтом было дополнение в качестве того, что жена, покойная Мария Викторовна Хорикова, в девичестве - Платонова, умерла при родах. В строке 'дети' было указано - две дочери, Евгения Андреевна Хорикова (пятого июня одна тысяча девятьсот восемьдесят седьмого года), Александра Андреевна Хорикова (пятого июня одна тысяча девятьсот восемьдесят седьмого года). Я несколько раз прочла данную строчку, чтобы убедиться в достоверности анализируемой информации. Как оказалось, девочки родились в один день. Знаменуемый девяткой.
   Опустив размышления на потом, принялась читать дальше. Из следующего абзаца узнала, что погибший не состоял ни в одной партии, относил себя к православной религии и претензий к правящей политической верхушке не имел. Был законопослушным гражданином. В одна тысяча девятьсот семьдесят седьмом году поступил в столичный Государственный институт предпринимательства и частного бизнеса и закончил его с отличием. Дальше шли перечисления достижений, в частности , в области успешного проведения выставок-ярмарок на различных объектах социального значения. Указывалось, что в одна тысяча девятьсот восемьдесят втором году Хориков принял присягу, заступая на военную службу в подразделение специального назначения. Отслужив, молодой солдат отправился из родного поселка 'Медведево', покорять столицу. Несколько лет сведения о господине Хориковом отсутствовали. Упоминание о нем датировалось лишь шестым июнем одна тысяча девятьсот девяносто четвертым годом. Когда был открыт ресторан. Как я сразу не обратила внимания на эту дату? Ведь ровно спустя год пропал ресторатор.
   Больше полезного вычитать не удалось. Через мгновение папка отлетела в сторону, голову откинуло назад. Ничего не понимая, дрожа всем телом, уставилась вперед, но фары кидали блеклый свет только на узкую часть правой полосы, которая также тряслась и расплывалась перед глазами. Подвеска тут же стала разваливаться прямо на ходу, и этот ужасный, скрипучий звук, исходивший, словно из преисподней, нарушал гробовую тишину салона. Слова отчаяния застряли в глотке. Я безмолвно повернула голову, видя, как безуспешно старался напарник выровнять руль. Гидроусилитель давно подлежал замене, поэтому авто петляло на дороге, скрипя колесами и гремя всем остальным.
   - Что за черт?! - грудной бас оглушил уши.
   Заднее колесо отвалилось, нарушив балансировку. Volvo стукнулось днищем об асфальт, я же подскочила на месте, задевая макушкой обшивку потолка. Но, как ни странно, боли не было. Только дикое, почти безумное ожидание неизбежного. Машина съехала в кювет, мир перевернулся вверх ногами. Я сильно зажмурила глаза, впиваясь пальцами в ремень безопасности, молясь в этот миг, чтобы авто было оснащено всеми необходимыми средствами, которые могли в случае аварии спасти жизнь. Из носа хлынула кровь. Я заорала. Боже, это был конец! Нас стало трясти. Михаил не отпускал руль до конца, пытаясь минимизировать потери. Я перестала соображать. Слезы смочили лицо. Меня отбросило вправо, но лямка пережала плечо. Боль прожгла тело. Подушка и не думала выстреливать. Потом был новый удар. Видимо, машина въехала в преграду. Запахло гарью. Меня стало тошнить. Потом я потеряла сознание.
   - Романа, как вы? Целы? - голос доносился сбоку.
   С трудом приоткрыв глаза, поняла, что вопреки ожиданиям, подушки все же накрыли бренные тела.
   -Э... ужасно, - попыталась поддаться вперед, но тело словно одеревенело.
   - Ничего, могло быть и хуже. Этот проклятый спящий полицейский! - опытные руки за несколько секунд освободили меня оков, стало легче дышать. Я размяла кисти рук, потянулась и выползла из помятого салона, вываливаясь прямо в заросли неприятной на ощупь зелени.
   Что это было? Тьма ночи поглощала малейшие проблески света, поэтому ориентироваться в темноте было тяжело вдвойне. Поднявшись на ноги, отряхнулась, находя себя посреди высоких зарослей кукурузных колосьев. Захотелось тут же залезть обратно в салон, но страх за возможный взрыв бензобака не позволял сделать это. Я прислушалась к звучному унисону природы. Тихое размеренное движение шелестящих листьев накрыло сознание трепещущим ужасом. Упругие, жесткие колосья, которые двигались под дуновением ветра, будто специально ожили, встречая ночных гостей. Внутри все похолодело. Проглотила слюну, двигаясь на ощупь ближе к двери, из которой недавно выпала.
   - Сигарету? - чуть не умерла на месте от предложения напарника, но тот уже прикуривал сигарету, чтобы передать ее мне.
   Держась одной рукой за больное сердце, благодарно приняла дар из рук Михаила, который ловко преодолел препятствия высотой в два и более метра. Табак был отвратительным. Но жаловаться не приходила. Голова кружилась, а в желудке был лишь желудочный сок. Опять стало подташнивать.
   - А машина не взорвется? - выпуская дым, прохрипела я.
   - Не должна.
   - Надо отсюда выбираться.
   - Докурим и будем выбираться, - спокойно проговорил Чикотиллин, который, словно не провел несколько приятных мгновений на границе со смертью.
   Пяти минут оказалось достаточно. Заслонив собственным телом даму, сыщик стал пробираться сквозь плотный слой зелени к обочине, которая чудом виднелась вверху. Листья резали кожу, хотя я и старалась не высовываться из-за спины Михаила. Все было тщетно. Зеленые лезвия не щадили никого. Пришлось собственноручно отмахиваться от наглых садистов. Спустя какое-то время мы добрались до края поля. Можно было выдохнуть с облегчением. Но не тут-то было.
   - Смотрите! - воскликнул над ухом Чикотиллин, очи которого загорелись в ночи.
   - Куда? - слишком мало сил оставалось в запасе. Идея ночной вылазки была крайне опрометчивой.
   - Сюда! - и тут я увидела то, что вначале распознал напарник.
   Но этого просто не могло быть! Я протерла глаза, чтобы ясно видеть, но табличка с надписью не исчезала. 'Петров могильник' - гласила вынужденная аварийная остановка. Я попятилась назад, практически вновь вваливаясь в кукурузные объятия. Холод ночи соприкоснулся с телом, заставляя покрыться испариной. Этого еще не хватало! Пережив такую аварию, чуть не погибнув, мы оказались прямо в чертовом логове преступника! О, нет! С меня было довольно! Я хотела спать, есть и напиться до умопомрачения.
   - Какая удача! - весело произнес Михаил, подталкивая обмякшее тело под зад. - Как славно, что отыскали это место! В такой темноте различить что-либо практически невозможно! А тут!
   - Я вас плохо понимаю, Михаил, - отряхиваясь от прилипших листьев и чешуек, выпрямилась на краю склона, ведущего в кукурузный рай. - Вы радуетесь, что ваша машина не подлежит восстановлению? - голубое авто дымилось в окружении примятых стеблей.
   - Романа, не будьте пессимисткой! Машина все равно разбита, своей кислой физиономией ей не поможешь! А вот находка места, обозначенного как 'Петров могильник', крайне воодушевляет. Мы ведь за этим отправились в путь.
   - Да, но...
   - Идемте, тут должна быть какая-то ниточка, которая нас приведет к правильному пути.
   Пришлось последовать за напарником, который осторожно крался вдоль обочины, приближаясь к указателю, вкопанному в землю. Надев прозрачные перчатки, который он неким чудесным образом приобрел, стал ощупывать пальцами сам столб, приделанную жестяную табличку, а потом опустился на коленки, чтобы потрогать почву около основания столба. Оторвав кусочек травяного покрова вместе с землей, он поднес его к носу и обнюхал. Я сморщилась. Что он хотел этим установить? И без особых манипуляций было понятно, что могильщик специально вкопал столб с указателем в землю, чтобы обозначить место погребения жертвы. В данном случае господина Петрова. Зачем было нюхать землю? Нет, господин Чикотиллин все же имел некоторые странности.
   - Да... - задумчиво произнес тот, вставая с земли и отряхивая колени.
   - Что именно? - голова трещала от боли. Хотелось как можно скорее убраться отсюда. Ведь можно было обследовать это место и на следующий день, тем более при дневном свете кукурузные стебли не казались бы такими ужасными.
   - Указатель установлен пару месяцев назад. Может, в начале мая
   Начало мая... В голове всплыл странный стишок, который, как полагала ранее, впервые услышала из уст уважаемого господина Петрова.
   Тихо-тихо, шаг за шагом,
   Месть крадется по пятам.
   Будут кара и Вендетта
   Посланы моим врагам.
   Боже мой! Я оцепенела. В то день, когда мы с Владой побывали на вечеринке в доме у Мартынова, из стопки бумаг вывалился белый конверт. Как сейчас помню, что припрятала его под платьем, а после вскрыла, найдя там это четверостишие. Тогда я не придала значения бессмысленному творению неизвестного автора, но теперь! Теперь-то я точно знала, какой смысл оно носило!
   - О, черт! - вырвалось нечаянно.
   - Что с вами? - Михаил стоял на расстоянии вытянутой руки, потягивая папироску.
   - Кое-что вспомнила...
   - Что именно? - насторожился сыщик, сужая небольшие глазки.
   - Господин Петров рассказал, что кто-то подкинул ему конверт с посланием. Это было до карты. Так вот. В послании был стишок, - повторила его вслух. Очевидно, что могильщик прислал вначале предупреждение. Такое же самое письмо получил и Мартынов. Но не успел его прочесть. По стечению обстоятельств, этот конверт оказался в моих руках, и Петр остался в неведении насчет строк из стиха. Это случилось как раз в начале мая.
   - Вас как будто манят неприятности такого рода, Романа, - подозрительно вставил Чикотиллин, косясь одним глазом в мою сторону.
   - Надеюсь, вы ошибаетесь.
   Ветер пощекотал лицо. Я потерла щеку и поежилась. Что теперь? Оглянулась. На трассе не было видно ни оной проезжающей машины. Надежда на попутку была скудной. Я достала из кармана мобильник, но тут же положила его на место. Вряд ли бы таксисту удалось отыскать место, где мы застряли. Часы указывали - без пятнадцати час. Ночь накрыла черным полотном, скрывая под мраком страшные тайны. В сумерках казалось, что кто-то неустанно за нами наблюдал. Я посмотрела по сторонам, стараясь не подавать вид, что заметила слежку, но определить инкогнито не получалось. Страх за жизнь усилился. Я приблизилась к Михаилу, который не спеша осматривал местность.
   - Пойдемте, - скомандовал напарник, я же автоматически двинулась вслед за ним, боясь остаться в одиночестве. - Это где-то внизу.
   Пришлось вновь ощутить прикосновения колючих стеблей к коже, но выбора не было. Я трусливо семенила за высокой мужской фигурой, пока та не стала осторожно спускаться с горочки.
   - Вы куда? - обеспокоенно спросила, замирая на месте.
   - Надо отыскать могилу. Вряд ли она будет вырыта посреди дороги, или же пустого поля, - рукой указал на противоположную сторону, где находилось вспаханное поле, еще не засеянное зерновой культурой. - Могильщик ловко спрятал ее за зеленым тентом.
   На этих словах мужчина двинулся вперед, дымя папироской. Горький осадок от новой встречи с разыгравшимся воображением отравлял сознание. Ботинки скользнули по сухой почве, которая разъезжалась под ногами, и через мгновение ока оказалась на дне пропасти. Михаил любезно подхватил меня за руку, чтобы инерция не сыграла злую шутку. Кивнула в знак благодарности, стряхивая с подошвы куски прилипшей земли. Чикотиллин потушил окурок, который слегка втоптал в землю, потом подал знак, что собирался идти вглубь плантации.
   Так мы вновь оказались посреди зеленого оазиса, высота которого скрывала не только наши тела, но и что-то ужаснее. Почти не глядя по сторонам, чтобы не завопить от вида живности, проживаюшей в данной обители, быстрым шагом углублялась в центр поля, шепча про себя молитвы. Стебли безжалостно били по лицу, рукам и животу, но душевный страх был сильнее боли. Чтобы не потерять из виду Михаила, неотрывно следила за ним взглядом. Он, надо признаться, двигался гораздо проворнее меня, поэтому расстояние между нами увеличивалось.
   Спустя какое-то время и вовсе обнаружила, что Михаил удалился на столько, что его макушка едва могла быть различима под сиянием небесного светила. Мои же ноги, словно специально запутывались в упругих стеблях и их корневищах, так что приходилось с силой вырывать обувь из злополучных сплетений. Когда очертания напарника и вовсе исчезли за покровом высококультурных злаков, пришла в неописуемый ужас. Где же я, черт побери, находилась? Капли пота проступили на лбу. Я вначале кинулась вперед, но потом резко остановилась. Прокричав несколько раз имя напарника, застыла в ожидании. Но ветер тут же разнес эхом попытки докричаться до небес, и ответа не последовало. В отчаянии обернулась, думая вернуться назад. Но страх заблудиться окончательно не позволял развернуться и убежать. Чикотиллин не мог уйти далеко. Он был где-то рядом. Просто из-за рослых колосьев не слышал криков, и, может, также как и я, боялся оставаться один посреди огромного поля.
   - Романа! - подняла голову кверху, стараясь определиться с направлением. РОМАНА!!! - юго-восток? Не дожидаясь следующего позыва, ринулась в самую гущу шелестящих стеблей, чертыхаясь по пути и сплевывая то, что успевало залетать в рот. Через несколько мгновений тело покрылось порезами, а волосы превратились в сбитый ком. На горизонте показался просвет, и я выдохнула, разбегаясь перед концом пути.
   - Я уже иду! - последнее слово эхом пронеслось над кукурузным полем, разгоняя стаи ворон, решивших поживиться созревшими початками. Я же полетела в пропасть, едва успев скомбинировать тело, чтобы не разбиться при шлепке.
   Глава 42
   Не буду описывать всех прелестей нахождения на крышке настоящего гроба, также опущу тот ужас, который пережила, когда пришло осознание того места, куда угораздило упасть. Больно приземлившись, ударившись копчиком о днище ямы, не сразу нашлась. Зажмурила крепко глаза, ощупала тело, подвигала конечностями, затем принялась исследовать злачное место, похожее на нору или же туннель со стойким запахом сырости.
   И каково же было искреннее удивление, обнаружив, что находилась в огромной могиле, а подле меня слегка колыхалась белая ленточка с надписью 'Дорогому, А.В.П. Спи спокойно, милый друг. 0 8.09.1954'. Я тут же прикинула числа - тройка и шестерка. Девятка. Магия получалась. Девятки преследовали дело о трех крестах по пятам. И мое личное число, между прочим, было тоже девяткой. Считалось, что люди, рожденные под этим числом, проживали последнюю жизнь на земле, поэтому они обладали необычайными способностями и навыками. Мои же навыки в настоящее время не позволяли даже выбраться из чужого могильника, руки не доставали до края земли.
   - Михаил! Вытащите меня! Вытащите немедленно!
   - Романа, о, Боже! - увидела встревоженную физиономию напарника на краю пропасти. - Как вы туда попали?
   - Как-как? Вывалилась! - от страха сводило челюсти. Мимо глаз вертикально прополз червяк, затем еще один. Хорошо присмотревшись, поняла, что вся яма кишела насекомыми и ползающими тварями. Взвизгнув, подскочила на месте, пытаясь проявить те самые необычайные способности, дарованные при рождении. Но выбраться наружу не получалось. Я приземлилась вновь на крышку гроба, чертыхнулась, схватилась за голову и стала рыдать.
   - Романа, вы в порядке?
   - А вы как думаете?! - злость одолевала естество. - Вы можете просто меня вытащить? Большего я не прошу!
   - Сейчас что-нибудь придумаю. Яма слишком глубокая. Руками до вас не дотянуться. А!
   Голова напарника исчезла из виду, но вскоре появилась снова.
   - Держите!
   На голову приземлилась железная бляха. Бум!
   - Эй! - взвыла от удара. - Что вы там удумали?!
   - Простите! Хватайтесь за ремень. Лучше за железную пряжку. Я попытаюсь вас вытянуть.
   Медлить я не стала. Несмотря на ушибленную макушку, схватилась за ремень, сжала губы и стала карабкаться как по горе наверх. Земля осыпалась под ногами, но я старалась как можно быстрее передвигаться. Почва вообще могла обвалиться и похоронить меня тут заживо.
   - Ну, вот и все! - Чикотиллин, довольный проделанной работой, замотал ремень в клубок.
   - Благодарю, - усиленно отряхивалась от кусков земли и грязи, придирчиво осматривая тело на наличие червяков и личинок. - Могила найдена.
   - Да, точнее, обнаружена. Что там написано на белой ленте?
   - 'Дорогому А.В.П. Спи спокойно, милый друг. 0 8.09.1954', - присела на корточки, чтобы унять дрожь в ногах.
   - АВП?
   - Арсений Валерьянович Петров. И год рождения. Можно сигаретку?
   Чикотиллин вынул пачку Астры и передал ее мне. Пытаясь скрыть брезгливость, взяла одну штуку. Засунула в рот. Привкус табака проник в сознание. Подкурив, и вовсе зашлась в кашле. Михаил отобрал недокуренную папироску, закинул ее себе в зубы, похлопал напарницу по спине, а затем задал вполне логичный вопрос:
   - А вы заглядывали в гроб, который предназначался Мартынову? Может, там кто-то лежал?
   - Да, нет. Олег приподнимал крышку. Трупа не было, - с трудом отходила от затяжки никотином.
   Чикотиллин потоптался на месте, почесал руки, что-то прикидывая, изредка бросая взгляд на напарницу. Но мне было так плохо, что мыслительные процессы в голове приостановились. Хотелось воды. Следователь же проявлял хладнокровность, ведя расследование, впрочем, за этим мы и приехали. Он присел у края ямы, стал всматриваться вглубь. Я про себя подумала, что только ненормальный станет вот так таращиться на могилу. Что ж там интересного могло быть? Коричневая крышка, гладенькая поверхность которой просматривалась сверху. Белая лента и надпись. Последнюю уже озвучила. Больше нечего было обследовать. Червяки и мухи.
   Внезапно Михаил заговорил, я даже подпрыгнула на месте, думая, что голос доносился из гроба.
   - Что я вам скажу, дорогая Романа. По долгу службы, как вы понимаете, я неоднократно бывал в местах, где совершались преступления. Видел и тела жертв, и преступников, которые совершили зло. Видел столько, что иногда трудно заснуть по ночам. Но не это главное. Благодаря некоторым навыкам, часть из которых приобретена во время расследований, часть же относится к житейским, я вправе судить, по крайней мере, так считаю, о картине в общем, - на последнем слове помрачнела. Данное высказывание принадлежало господину Цезаревичу. Может, он давал подсказку, указывая тем самым на могильщика? Приподняла бровь и с опаской взглянула на серьезное лицо Михаила. Стараясь не думать о самом плохом, сделала над собой усилие и кивнула. - Так вот. Что я смог увидеть тут, что помогло бы в расследовании. Первое, то, что наш преступный элемент не торопился. Он приготовил вашу, как ее там? Вендетту, заранее. Если я правильно вспоминаю, кукурузу сеют в мае, значит, у него оставалось не так много времени для рытья ямы. Он продумал весь план от начала и до конца. Обыграл все возможные события и факты. Он каким-то образом убедился, что его Вендетта не пройдет стороной. Вот и мы с вами стали участниками его плана. Вы нашли меня, я нашел дорогу, и мы на месте! Правда, потрясающе! Выходит, что это плата, месть этим несчастным, - он указал рукой на надпись на ленточке, - которые чем-то провинились перед ним. Второе, преступник умен. У него хватаем ума и выдержки не просто убить ненавистников, размозжив им головы кирпичом или пустив пулю в лоб. Нет, он придумывает оригинальный способ убийства, запугивая своих жертв. Тем самым, имея власть над ними. Он посылает письма с весьма недвусмысленным текстом, позволяя немного надышаться перед расправой. В-третьих, могильщик богат. Это понятно, думаю. В-четвертых, у него есть связи и выходы на нужных людей. Иначе творить беспредел, вряд ли получилось бы. Тут же все на лицо. Три могилы, три жертвы, а дело до сих пор не завели. Кто-то из высших чинов ему помогает. И пятое. Личный мотив.
   - Личный мотив... - тупо повторила, плохо слушая. Все внимание было приковано к внутренним размышлениям. Подозрения падали на сыщика, который имел и связи и возможности.
   - Подождите, внутреннее чутье подсказывает мне посмотреть... - он отошел к яме, присел на корточки на несколько мгновений, потом вернулся заметно встревоженный. - Романа, нужно вызывать подкрепление.
   - Что? - отошла от мыслей, чтобы вернуться в реалии. - Но я не могу! Меня схватят! А что случилось?!
   - Могила не пуста.
   Я похолодела.
   - Что значит, не пуста? - ужас сковал тело.
   - То и значит. Я решил проверить одну догадку, и она подтвердилась. Сами посмотрите, - он указал на место ямы. - Видите гроб? Около него слишком много живности. Она ползет внутрь деревянного ящика, словно там кто-то лежит. Понимаете?
   - Кто лежит? - заикаясь, пролепетала я. Мрак ночи только усилил дрожь в теле.
   - Мой ответ очевиден, но если вы настаиваете, то я озвучу. Внутри может находиться труп.
   - Труп? - в небе погасла звезда. Украдкой посмотрела на крышку гроба, видневшегося с места моей дислокации, словно оттуда мог восстать мертвец.
   - Да. Не пугайтесь. Когда тело начинает разлагаться...
   - Прошу, не стоит подробностей! - прикрыла рукой рот, показывая тем самым, что подобные разговоры могли негативно влиять на состояние желудка.
   - Романа, это еще не все... - Михаил подошел ко мне и взял правую руку.
   Высота напарника прикрыла место преступления, но я по-прежнему дрожала, смутно понимая, где находилась. Вокруг шумели колосья кукурузы, приглушая звуки внутри богемного оазиса, над головами изредка пролетали голодные вороны, подающие голос отставшим от стаи. Ночное звездное небо с огромным светящимся кругом нависало угнетающей опасностью. Все признаки неминуемо вели к тому, что нужно было спасаться. Бежать, пока еще было на то время и силы. Я выдернула руку из объятий и спокойно заявила:
   - Нет, Михаил, с меня хватит. Я обессилена. Истощена. Я не могу больше продолжать в таком духе.
   - У вас нет выбора, - довольно хладнокровно отчеканил напарник, потирая ладони. - Если у вас нет интереса для расследования собственного дела, то кто вам поможет? Кто заставит преступника остановиться? Вы об этом подумали? Ваш эгоизм просто поражает! - теперь тон мужчины стал возмущенным. - Вы готовы бросить расследование только потому, что устали, выдохлись, хотите есть и спать, - краска стыда покрыла лицо. - Но я ведь тоже человек. Или не так? Кроме того, я служитель закона, и вопреки всему, помогают беглой преступнице разыскать того, кто ее подставил. Вам не кажется, что слишком много почестей оказано той, которая так неблагодарно отвечает 'спасибо'?
   - Михаил, я не это хотела сказать... - жалкие попытки оправдаться пошли на дно.
   - О, я как раз таки понял, что вы хотели сказать, но сразу вставлю! Я не терплю ложь и несправедливость. Это мой закон. Поэтому вам и помогаю. Думаю, вы не причастны к попытке убийства госпожи Несмирной, и следователи не разобрались в произошедшем. Но у всякой добродетели есть чаша терпения.
   - Ладно. Что вы хотели еще сказать?
   - Я, конечно, понимаю, что будет не просто это сделать, но сделать все же придется! Вам нужно будет еще раз спуститься вниз.
   - Мне?! - слова больно обожгли сознание. - Туда? Вы шутите? Это невозможно!
   - Тут вообще ничего не видно! - простонала, утопая в трехметровой яме.
   - Включите телефон, станет более ясно, - хмыкнул следователь, наблюдая сверху за действиями напарницы.
   Я так и сделала. Боже! Сколько тут было червей и мух! Я заткнула рот и нос свободной ладонью, трясясь от возмущения, смешанного с отвращением ко всем ползающим гадам. Куски земли, которые свисали по краям могилы, также кишели всевозможной живностью, кроме того, внизу действительно дурно пахло. Я еще не могла определиться, какого именно рода был смрад, но догадки Чикотиллина щекотали нервы. Неужели под крышкой скрывался труп? Плотнее прижала руку, чтобы не заорать от страха. Суровый взгляд Михаила не позволял дать слабину.
   - Светите на боковые части, там должны быть отверстия.
   Я направила поток света на край гроба, но ничего не увидела.
   - Не видно?
   - Нет. Тут засыпано землей.
   - Тогда просуньте руку.
   - Руку? - от страха телефон вылетел из ладони и несколько раз ударился о крышку гроба. Глухие звуки эхом пронеслись по могильному пространству. Тело окаменело.
   - Романа, держите себя в руках! Бояться надо живых, а не мертвых!
   Вот так приободрил! Трясущимися пальцами подняла уроненный аппарат, приблизилась к изголовью гроба, отчаянно пытаясь не упасть в обморок от одной только мысли прикосновения к телу.
   - Ну что?
   - Я еще не...
   Замерев на долю секунды, при этом сильно зажмурившись, протянула руку к краю гроба, и указательным пальцем стала искать предполагаемое отверстие в ящике. Ничего не выходило. Я пододвинулась еще ближе. Палец глубже скользнул вниз. В горле стал ком. Гладкая деревянная поверхность пробежала под кожей. Нагнулась, и тут палец нащупал небольшое отверстие. Сердце замерло. Я не смела даже промолвить слово. Просто подняла голову вверх, посылая напарнику сигнал тревоги. Потом, набравшись смелости, засунула палец в дырку, и сразу же уперлась в нечто окаменелое. Страх заставил отпрянуть назад и дико завизжать.
   - Вытягивайте! Вытягивайте скорее! Тут труп! ТРУП!!!
   - Двойной виски со льдом, пожалуйста, - официант забрал меню из рук посетительницы и удалился.
   Прикрыла уставшие глаза и стала вслушиваться в мелодию. Играла живая музыка, какой-то молодой, но очень талантливый коллектив исполнял композиции собственного произведения. Глубокий, проникновенный голос солистки пел на французском. Смысла, конечно же, не разбирала, но сам мотив, умение преподнести слушателю истинные переживания смогли проникнуть в широты истощенной души.
   Отбивая ногой мелодичный такт, стала придумывать собственный текст, подходящий под теперешнее настроение. Получилось целая история о молодой провинциальной девушке, которая случайно приехала в большой город и также случайно потерялась. Потерялась не только в прямом смысле, но и в переносном. Она потеряла себя. Потеряла душу. Потеряла надежды и мечты. Заблудилась в собственных ощущениях, становясь чьей-то тенью. Эхо прошлого преследовало бедолагу по пятам, даже наступая на подол платья, до тех пор, пока не поглотила целиком. Прошлое смешалось с настоящим, которое не могло быть истинным без воспоминаний. Воспоминания привели душу в растерянность, потому что на их месте зияла пустота. Эту пустоту помогло заполнить дело, касающееся подброшенной карты, которая начала открывать завесу секретности. Каждое новое продвижение в расследовании расставляло на места сущность этой особы. Словно так и было задумано. Теперь она знала, что прошлое было не настоящим, а то настоящее, что в нем было, она не помнила. Вот такая правдиво биографическая песня получилась в этот час.
   Открыла веки, смахивая слезу со щеки. В груди щемила тоска, боль и одиночество. Я разделяла собственное горе с бокалом холодного спиртного, на вкус такого же горького, как осадок на душе. Никто не был в силе помочь мне. Я страдала, изнуряла себя вопросами, ответов на которые найти так и не смогла. Была беспомощна в размышлениях и слаба в дедукции. Заточенный ум затупился, отчасти благодаря алкоголю. Но это не особо отягощало сознание. Я жутко устала, устала от всего. Устала от этой бесполезной жизни и скитания за толику правды о своем существовании.
   Покрутив фигурный бокал, опустошенный почти до конца, опрокинула остаток жидкости в горло, при этом сильно поморщившись. Злость пульсировала в крови. Как же я ошибалась в людях! Чем только смотрела им в глаза? Как могла не заметить лжи и обмана?! Нет, эта слепота была заслугой слабости характера. Я была ослеплена им, обворожена, очарована! Вместо того чтобы рассмотреть в нем истинного преступника, честно делилась всей информацией, а также подставила под удар собственную репутацию. Ну, теперь и выкручивалась из паутины, так ловко сплетенной, сама. Благо, что попался педантичный следователь, который проникся жалостью ко мне. Он-то и подсказал, где искать правду, да вот только правда эта ранила еще больше, чем слепое неведение.
   Глава 43
   Я сняла номер в гостинице, которую построили совсем недавно к какому-то крупному мероприятию, соблюдая полную конспирацию. Черные очки и синяя кепка отлично скрывали лицо. Тем более что ночь припорашивала мелкие детали. Чтобы не быть пойманной доблестной милицией, решила не останавливаться на одной месте дважды. Финансы позволяли это сделать, и я это делала.
   В номере было шикарно, триста долларов за ночлег оправдали все ожидания. Кожаные диваны, плазменный телевизор, мраморные стены и пол. Но красота покоев не могла установить душевный покой. Про себя все время проговаривала отрывки диалога с Михаилом. И каждый раз воспоминания выводили из себя. Я начинала закипать как чайник от одной только мысли, что меня так легко обставили. Я сильно сжимала кулаки и челюсти, но все было тщетно. Время нельзя было вернуть вспять, можно было лишь совершить реванш.
   Я решила принять теплую ванну, немного расслабиться и смыть с себя грязь и запах мертвого тела, который, казалось, приклеился намертво. В номере оказался приличный банный набор, которым поспешила воспользоваться. Запах у пены был превосходным. Не жалея гостиничного средства, наполнила им ванну и улеглась в воздушные пузыри, которые спрятали под собой нагое тело. Волна удовольствия прокатилось по напряженным мышцам. Я погрузилась под воду с головой, зажимая нос пальцами.
   '- Как это произошло? Неужели это был могильщик?' - к этому моменту подошел невысокий паренек в милицейской форме и попросил отойти на несколько метров, чтобы не мешать следственной группе проводить осмотр места преступления. Я повиновалась, вслед за мной двинулся озадаченный Михаил.
   - Романа, вы привлекаете к себе внимание, - Чикотилин прошептал эту фразу на ухо, чтобы сохранить диалог в секрете.
   - Да к черту все! - вспылила, размахивая широко руками. - Тут у нас труп! Понимаете? Труп! Не простые угрозы, а разлагающееся тело, как вы предполагали!
   Мимо прошли двое со специальной лентой в руках, пришлось притихнуть. Свобода была дороже.
   - Я прекрасно понимаю, что происходит, но зачем так орать?
   - А что прикажете делать?! Мои нервы на исходе! - в доказательства к сказанному вцепилась напарнику в грудки. Тот осторожно отнял дрожащие руки от тенниски, поддел под руку и рывком затащил в соседние заросли кукурузы.
   - Вы что творите? - в голосе искрились молнии, однако, вид мужчины не вызывал страха. - Это место преступления, найден убитый человек. А вы подозреваемая в покушении на убийство Несмирной, я надеюсь, об этом вы еще не забыли? - получилось вывернуться из лап следователя. Я гордо вскинула подбородок, словно было чем гордиться. Михаил же с опаской рассматривал проходящих мимо людей. В основном это были сотрудники следственного комитета, криминалисты и эксперты по трупам.
   - Нет, с вашей помощью не получается выкинуть это из головы, - съязвила, тут же осекаясь. Не в моем положении было носить корону.
   - Вам нужно тихо раствориться в толпе. У меня тут будут еще дела, поэтому составить вам компанию не получится, - он украдкой посмотрел на растерянный вид компаньонки, потом нехотя добавил. - Ладно, я подумаю, как вам добраться до города. Стойте здесь и никуда не уходите. Если кто-нибудь подойдет и спросит, кто вы и что вы тут делаете, отвечайте, что проходили мимо из поселка 'Логунцы ' в поселок 'Дрозды'. Что в 'Дроздах' у вас живет двоюродная сестра, вот вы к ней в гости и собрались. Или что-то в этом духе. Ясно? Никакого отношения к делу вы не имеете. Я понятно объясняюсь?
   - Да-да, - с опозданием ответила я, как завороженная глядя на человека, который впервые предстал передо мной в форменной одежде.
   - Тогда прекрасно, - Михаил пристально посмотрел на меня, словно ища подтверждения сказанным словам, потом заметил, что я следила глазами за каким-то человеком, и направил взор в сторону, которая так заинтересовала напарницу. - А, явился.
   - Почему он в форме?
   - Видимо, отстранение было кратковременным, - Михаил прикрыл тонкую фигуру телом, хотя сквозь блеклый свет луны опознать старую знакомую было трудновато.
   - Но пока я не уехала, ответьте на один вопрос. Вы думаете, господина Петрова убил могильщик?
   - Пока рано говорить... - туманно заявил тот, явно что-то предполагая.
   - Выходит, его мог убить кто-то другой? Но кто? Кто мог знать о месте расположения могилы?
   Михаил не отвечал. Я насторожилась. Да он же знал ответ! Я нутром это чуяла. Только толика оставшегося благоразумия заставила не завопить на всю округу.
   - Михаил! Что вы скрываете от меня?! Я же вижу, что вы имеете на примете кого-то конкретного! - и тут неожиданно взгляд мужчины переместился на черноволосого следователя, который в этот момент вел беседу с главой местного исполнительного органа. Этот мимолетный взор, пускай и без особого желания и энтузиазма, рассказал госпоже Кубышкиной все, что та желал знать'.
   Я нанесла шампунь на голову, вспенила его легкими движениями, вдохнула аромат лепестков розы. В ноздри попала пена. Пришлось умыть лицо водой из крана. Холодные капли прояснили сознание, вновь будоража кровь.
   Ну, вот и все. Расследование пришло к логическому концу. Потенциальный преступник был выявлен. Можно было паковать чемоданы. Но радости от подобных мыслей не было. Положение дел только усугубилось. Как же можно было вот так, без зазрения совести, одним махом руки, отнести возлюбленного в ряды злоумышленников, которые впоследствии подлежали аресту и судебным разбирательствам? Нет, я так не могла. Меня душила обида и злость. Но факты были непреклонны.
   Начнем по порядку. Ибо, только упорядочив ход событий, можно было рассуждать здраво. Я несколько раз пересказывала историю от и до, но каждый раз находила в ней прорехи. Чего-то не хватало. Я вспоминала недостающие отрезки, вставляла их в нужное место и начинала заново увлекательный рассказ. Вот что вышло под конец долгих, терзающих мук.
   Некто под псевдонимом 'Могильщик' разослал трем претендентам на захоронение карты, в которых для каждого обозначил место погребения крестом. Одна карта предназначалась для господина Мартынова, тот ее переслал психоаналитику, и таким образом карта случайно попала в чужие руки. Другая карта пришла по назначению в дом к господину Петрову. Третья же стала трофеем Олега Романова, потому как старший брат отдал ее на исследование опытному следователю, который стал в этом деле доверенным лицом. Таким образом, выходило, что в тот день, когда я, сияя своими способностями, правильно определила направление нарисованной дороги, ведущей к 'Мартынову могильнику', Олег уже был в курсе номера трассы, так как успел воспользоваться базой данных, которая имелась в рабочем компьютере. Он решил поддаться на провокации провинциалки не потому, что испугался глупых заявлений, нет. Он имел личный мотив. Какой-то придурок отправил письмо с недвусмысленным подтекстом. Нужно было, непременно, разобраться.
   Олег, отстраненный от дел, ловко пристроился к неопытной девушке, вошел к ней в доверие и стал нагло использовать ее как прикрытие, чтобы исполнить свой долг перед братом. Вот отчего он валил допросы, не позволял делу дать ход. Он не был заинтересован в том, чтобы правда просочилась в народ. Тогда намечался вывод - двум братьям было, что скрывать. Следовательно, Олег вполне мог знать тайну, за которую могильщик обещал кровавую расправу над тремя бывшими подельниками. Эту тайну также хранили нынче покойный Арсений Валерьянович и Петр Мартынов. Может, Петрова убили, чтобы тот не заговорил невзначай? Все равно час его был отмерян смертельной болезнью. Боже! Я протерла глаза, не веря тем выводам, к которым подвело расследование.
   И бедняжка Влада... Юлий поведал о ссоре незадолго до ее исчезновения. Бывшие любовники повздорили на глазах у Николя, думая, что их встреча осталась незамеченной. Она тоже что-то знала, поэтому преступник лишил ее возможности озвучить страшную правду. Вода стала остывать, тело покрылось мурашками.
   Я нанесла мятный бальзам на голову, распределив его по всей длине волос равномерно. Нужно было выдержать около десяти минут. Я встревоженно посмотрела на боковую стенку, где на включенном мониторе высвечивалось электронное табло - четыре утра. Если догадки были верны, то времени оставалось не так уж много. Включив душ, нервно стала смывать бальзам с волос, не в силах сопротивляться истерии.
   Выходить из гостиницы в столь ранний час было не безопасным. По городу шныряли милиционеры, и утренняя птаха могла попасться к ним в сети. Пришлось дожидаться утра. Сон не шел, как бы я ни старалась. Единственным спасением стало кабельное телевидение, у которого в наличии имелось более ста пятидесяти каналов. Рука устало переключала передачи, пока стрелки часов не оказались на восьми тридцати. Быстро вскочила с кресла, собрала сумку, в которую вкинула мобильник, кошелек. Надела новый спортивный костюм, старый выбросил вон. На сборы ушло еще полчаса.
   Покурив у края лестницы, выкинула недокуренный окурок в урну, завидев вызванное такси. Водителю произнесла загородный адрес, знакомый мне не понаслышке.
   Через полчаса прибыла на место. Препятствий на пропускном пункте не возникло. Я попросила водителя подождать подле ворот, а сама пешком направилась в центр поселения. Теперь местные красоты не поражали богатством и живописностью, на душе кошки скребли, до безумия хотелось закончить дело о трех крестах и зажить заново. Отбросить все ненастоящее, весь фарс, открыться в новой роли, записать совершенно новую историю. Имени Романа Кубышкина и вовсе не существовало. Его придумали приемные родители при удочерении. Интересно, как же меня звали до того момента, когда разум покинул душу? Катей? Мартой? Глашей ? А как нарекли Дарью? Мы были вырваны из прошлого и помещены в настоящее без согласования. По крайней мере, меня уж точно никто не спрашивал. А теперь выпадал шанс принять участие в будущем. И этого мероприятия пропустить никак не могла!
   - Я не верю своим глазам! - гостеприимно, в переносном смысле слова, произнес хозяин особняка.
   - Если честно, то я тоже не особо рада нашей встречи, - прошла за калитку и остановилась. Перед глазами возникло новое, нынче реконструированное, строение белая каменная беседка, которая теперь напоминала о замковом стиле.
   - Тогда я не вполне понимаю цель вашего визита, - Мартынов отступил, я подошла поближе к дивному архитектурному шедевру.
   - Ваш компаньон, и, кстати, можете не отрицать этого, - потрогала руками холодную поверхность беседки, - он мертв. Я про Петрова.
   Лицо парня стало мертвенно белым. Зловещим. Зрачки расширились, на переносице появилась глубокая морщина. Я отнесла эти изменения на счет испуга, а бояться действительно было чего. Я продолжала.
   - Был найден в гробу. Представьте себе, в том самом, который подготовил для вас троих могильщик.
   - Что вы несете?
   - Я говорю лишь о том, что господина Петрова убили. Слово 'убили' понятно для вашего ума?
   - Вполне, - Петр отстранился, отводя глаза от гостьи.
   - Тогда вы должны понимать, что дело серьезнее, чем казалось ранее.
   - На что вы намекаете?
   - Вас тоже хотят убить! Вы следующий, это ясно как Божий день! - я взмахнула руками к небесам, словно пророчила истину.
   - Ну, благодарю, что предупредили, - показалось, или Мартынов действительно выдохнул с облегчением, при упоминании о собственной смерти? - Если у вас все, прошу на выход.
   Я замерла на месте. Мартынов приготовился выпроводить даму за ворота, протянув длинную худую руку по направлению ко мне. Я глупо уставилась на нее, не понимая, в чем ошибалась. Размышления, которые длились всю ночь, привели к тому логическому выводу, что злоумышленник убивал подельников, чтобы сохранить ужасы прошлого в тайне. Мартынов не мог этого не знать. Почему тогда не спешил в участок за помощью? Почему не дрожал от страха, когда сообщала весть о кончине Петрова?
   - Нет не все, - смело заявила я, решив играть до конца. - Раз уж мы с вами имеем честь побеседовать с глазу на глаз. Будьте так добры, ответьте, что произошло около двадцати лет назад, когда пропал господин Хориков? - пальцы парня сжались в кулак, но я не отступала.
   - Вы серьезно?
   - Похоже, что я шучу? - выпалила, покрываясь каплями пота. - Уверяю вас, это останется между нами. Дело в том, что убийство Хорикова и все последующие действия относятся ко мне тоже, поэтому я вынуждена проявлять интерес, чтобы остановить могильщика, пока тот не закопал всех очевидцев преступления многолетней давности. Следовательно, вам нужно рассказать чистую правду, чтобы я смогла помочь и вам и себе.
   - Я вам посоветую убираться вон, уважаемая леди. В вашей помощи я не нуждаюсь и на ваши вопросы отвечать не собираюсь. Поэтому наш диалог закончен.
   - Вы не понимаете! - руки настойчиво выталкивали тело за калитку. - Я ведь многое успела узнать! Я знаю, что Романов старший подкупил доярку, как ее? Непутевую! Чтобы очистить собственное имя от грязи. Знаю, что вашего отца отравили и что отрава хранится в подсобной комнате ресторана 'Пятеро друзей'! - хватка ослабла. - Я многое знаю! - на последних словах парень прикрыл глаза, я же победно улыбнулась, переводя взгляд в сторону, и тут заметила на одном из белоснежных перил спортивную куртку. Нехорошее предчувствие сковало тело. Куртка...
   О, Боже! Это он! Он был в тот день в гостиной в ресторане! Он вытащил пузырек из холодильника! Он, он, он! Я обратно уставилась на хозяина, находясь в преддверии дикой паники.
   - Вы так много знаете, что это становиться опасным в первую очередь для вас, - дрожь пробежала по телу.
   - Это угроза? - руки цепко держали за край кофты.
   - Отчего вам угрожать? Наоборот, я вас предупреждаю, - он прищурил очи, потом улыбнулся и заявил: - А почему бы нам не попить вместе чаю? На завтрак готовятся превосходные пончики с джемом! - он произнес это так торжественно, словно на основное блюдо была припасена гостья дома.
   - Нет, я, пожалуй, пойду, - жалкие попытки выпутаться из паучьих сплетений увенчались провалом.
   - Просто так я не выпущу вас, дорогая Романа, - он подхватил меня под локоть и поволок к чудному архитектурному строению, в котором стоял терпкий запах жареного.
   Глава 44
   Медвежья шкура под ногами щекотала пятки. Я осмотрела новый интерьер гостиной, которая стала светлее и оттого еще просторнее, и пришла к выводу, что у господина Мартынова был настоящий дар создавать гармоничный дизайн. Сочетание современности и хорошо позабытых классических приемов. Присела на диван за столик. В памяти всплыли образы того суматошного дня, когда из кипы газет вывалился злополучный конверт с письмом. Грустно улыбнулась мыслям. Кто же мог подумать, что нелепое стечение обстоятельств могло обернуться трагедией. В сумке зазвонил телефон. Недолго думая, выключив звук звонка, бегло подняла трубку, оглядываясь назад.
   - Да?
   - Это я. Как оказывается, Виталия Романова выпустили на свободу с подпиской о невыезде. Это так, к сведению. А по поводу Петрова, криминалисты ничего особенного не нашли. Ни отпечатков, ни следов на почве. Преступник был крайне осторожен.
   Я откашлялась, пытаясь заглушить звуки из трубки.
   - Михаил... Михаил,- старалась говорить полушепотом. - У меня небольшие проблемы, - показалось, что в гостиную кто-то входил. - Подождите, - с замиранием сердца прислушалась к шагам, но они проследовали мимо, позволяя еще на чуть-чуть продлить беседу. - Я в доме у Мартынова. Тут куртка! Нет. Не то хотела сказать. Думаю, он опасен. Он проник в ресторан и выкрал пузырек с ядом, а также компрометирующую вывеску. Вы слышите?
   - Да.
   - Он силой затащил меня внутрь дома, думаю, задумал нечто ужасное Боже, он идет! - рывком спрятала аппарат в карман, поправила челку и постаралась восстановить дыхание. Маленькая надежда на спасение загорелась в сердце.
   - Романа? С кем вы говорили? - из кухни вышел хозяин, подле шел лакей с подносом в руках.
   - С оленем, - рукой указала на рога, что висели над камином.
   - Это не олень, а лось, - поправил Петр, ставя поднос на столик. - Как и обещал, чай. Вот ваша порция. Пончики будет через пятнадцать минут.
   С ужасом посмотрела на дымящийся напиток, думая о порции яда, которая была опущена на дно кружки. Видя, как тряслись руки у молодого прислужника, который подавал гостье отраву, сразу решила, что мужчины были в сговоре. Циничный наследник лишь сделал вид, что не замечал странного поведения лакея. Он пригубил глоток из своей кружки, демонстративно приглашая меня присоединиться.
   В очередной раз покрылась каплями пота, но собрав волю в кулак, поблагодарила лакея за ароматный напиток и сделала вид, что отпиваю глоток.
   - Ой! Горячо! - поставила кружку обратно на столик, рукой махая над жидкостью, чтобы остудить ее. Парень криво усмехнулся. Нервозность так и била через край. Он отстукивал под столом быстрый такт, я же старалась не поддаваться панике. Свежий ум мог бы и пригодиться. - Так вы передумали, я полагаю?
   - А? Что именно? - мысленно даже оскорбилась. Петр будто отсчитывал секунды, отведенные гостье на жизнь. Меня словно уже и не существовало.
   - Теперь вы расскажете про убийство Хорикова? Я ведь правильно поняла вас? - вновь поднесла кружку ко рту, но глотка не сделала. Мартынов так и впивался взглядом в этот незатейливый ритуал. Была бы его воля, он бы влил кипящий яд прямо в горло болтливой дурочке.
   - А что тут рассказывать? - поразилась цинизму, с которым было сказана последняя фраза. - Когда убили Хорикова, мне было около шестнадцати. В ресторане для меня отводилась небольшая роль, помощника счетовода. То есть, помощника самого Андрея Геннадьевича. После его смерти все финансы переходили ко мне.
   - Даже несмотря на юные годы? - еще раз подняла чашку, слегка притормаживая голос. Судя по ссылке, на которую меня выбросил интернет, 'Бруцин ' влиял на центральную нервную систему. Вначале у больного отмечались судороги, переходящие в остановку сердца. Да, ловкий метод выбрал господин Мартынов, украв пузырек из ресторана.
   - Это были девяностые, леди! На возраст никто не обращал внимания, - парень покосился на настенные часы. Я изобразила подергивающуюся нижнюю челюсть.
   - Простите, что-то не так, - прикоснулась к подбородку, продолжая допрос. - Получается, смерть Хорикова была вам на руку?
   - Получается, что да.
   Я нервно хихикнула, от самой мысли, в какую передрягу угодила. Сидела за одним столом с социопатом и попивала чай, приправленный доброй порцией яда. А сам преступник и не думал отрицать вину, нахально перекидывал длинные ноги, одна за другую, и мысленно посмеивался над непутевой сыщицей.
   - Вы убили Хорикова?
   - Нет, не я, - немного стало легче.
   - А кто? Вы же знаете, не так ли? - губы тряслись от страха. В голове появилась внезапная боль. От перенапряжения мышцы окаменели. Тем более, я так старательно изображала отравленную, что состояние здоровья действительно ухудшилось.
   - Знаю, - он еще раз взглянул на кружку, которая была по-прежнему полной, затем на часы, потом добавил. - Видите ли, раскрывать чужие секреты я не буду. Дело закрыто. Тело найдено. Хорикова уже не вернешь, зачем же портить жизнь кому-то еще?
   - Но если этот кто-то убийца? Если он не заслуживает право на счастливую жизнь? - огляделась по сторонам. Выход на террасу был за спиной у кавалера. Около выхода на улицу у дверей стоял услужливый лакей, исполняя роль сторожевого пса. Пути отступления были блокированы. Я поежилась. Умереть, не узнав правды, было настоящим наказанием.
   - А кто решает, кому жить, а кому умереть?
   - Э... Странный подход к вещам, - время бежало словно ненормальное. Жидкость в кружке давно остыла. Прятаться было некуда.
   'Один, два, три, четыре, пять, шесть... '
   'Не волнуйтесь, я помогу'.
   - А? - подскочила на месте, слегка пошатнув столик. Кружки стали трястись, расплескивая пахучую жидкость. - Извините, просто что-то с головой. Слышу посторонние голоса.
   - Что вы говорите? - захотелось впечатать мерзавцу за неприкрытый эгоизм.
   - Что -то нехорошо, принесите воды.
   Мартынов жестом дал понять лакею, чтобы тот скрылся на кухонной площади, сам же заметно расслабился.
   - Пока он ходит, можете попить чаю.
   - Ах, да, спасибо, - приложилась к кружке, набрала полный рот цитрусового высокогорного и вынужденно подавилась. Жидкость струей выплеснулась на собеседника, оставшаяся часть потекла по подбородку и шее. Я схватила за салфетку, что лежала под чайной тарелкой, и стала заторможено вытирать обляпанную одежду и физиономию визави. - О, какой ужас! - нависла над ним, пошатываясь.
   - Перестаньте, ей Богу! Успокойтесь! Артур! Артур!
   Прибежал разгоряченный Артур и усадил гостью на место. Я притворилась крайне озадаченной, имитируя рассеянный взгляд.
   'Как, как вы поможете'?
   'Ждите'.
   - Вы, вы! - бросил яростный взор в мою сторону хозяин поместья, - вы крайне неуклюжи! Сидите здесь, я пойду и сменю наряд! - украдкой заметила недвусмысленный кивок прислуги, который вновь занял пост у двери.
   Я пассивно кивнула, из-подо лба наблюдая за происходящим. Петр поднялся по лестнице вверх, высокая фигура скрылась из виду. Я мысленно перекрестилась. Искоса посмотрела на парня, тот неустанно следил за мной. Тогда обратилась к Цезаревичу.
   'Когда? Когда это закончиться?'
   'Еще рано. Слишком рано'.
   Выдохнув, встала с места и, пошатываясь, подошла к висевшим рогам. Попыталась дотянуться до них руками, но не вышло. Тогда с усилием подтянула резной стул к камину и, взобравшись на него, стала ощупывать твердые массивные лосиные атрибуты. Парень вначале дернулся с места, а затем, поразмыслив, остался в наблюдательном положении возле дверного косяка. Я вошла в образ сумасшедшей, уже с трудом понимая, как спасать собственную шкуру. Сама себя загнала в западню. Правой рукой гладила острые наконечники пантов, левой же закрывала рот, делая вид, что тайно общалась с убитым зверем. Когда в гостиной вновь появился Петр, внутренний голос скомандовал: 'Пора!', стул покачнулся, и я полетела с метровой высоты вниз, проклиная любознательность во всех ее проявлениях.
   - Да, не так, идиот! - первое, что почувствовала, когда пришла в себя, это боль в копчике. - Накрывай полностью, чтобы ничего не виднелось.
   Приятная на ощупь ткань накрыла тело с головой. Приоткрыла глаза, сквозь темное сукно очертания предметов было не разглядеть. В бессилии вновь сомкнула веки. Мартынов стал чертыхаться вслух, затем воцарилось молчание. Затем клацанье кнопок мобильника. Уже на более приличном расстоянии до слуха долетело следующее:
   - Здравствуй, дорогой компаньон. О, я тоже счастлив тебя слышать! Да, уже в курсе. Так что поздравляю. Но я по делу. Да, как всегда. У меня труп в доме. Да. От него нужно избавиться. Нет, я не могу. Могут возникнуть проблемы. Нет, кто-нибудь мог видеть, как она входила в дом. Эта ненормальная, что таскалась с твоим братом. Да, вы внешне похожи. Нет, все обошлось без кровопролитий. Не дури голову. Приезжай и забирай тело. Оно мне ни к чему. Это касается и тебя тоже, подумай об этом. Мне нечего терять, а у тебя жена и маленький ребенок. Кто о них позаботится? У тебя полчаса. Время не ждет.
   Мартынов положил трубку, я же затряслась в агонии. Тело? Это про меня что ли? Так вот значит, как выходило, господин миллионер ошибочно принял обморок за смерть. Впрочем, это играло на руку. Ведь на самом деле допивать отравленный чай не пришлось. Незаметно почесала кисти, и стала думать, как выбираться из-под плотных могильных оков. В поместье было два выхода и еще можно было попытаться выпрыгнуть из окна. Переломать пару-тройку костей, может, и более. Вариантов, к слову, было несколько. Да вот только вряд ли бы таксист стал ожидать пассажирку столько времени, тем более за простой тому никто не заплатил. Уповать приходилось только на Всевышнего.
   'Скоро наступит час икс'.
   'Час икс? По-моему, меня уже похоронили'.
   'Милая, вы должны дотерпеть до конца'.
   'И что будет потом'?
   'Финал'.
   - Оставайся здесь, никуда от трупа не отходи. Я поднимусь наверх, подышу свежим воздухом. Эта неприятность вывела меня из себя. Скоро должен подъехать один знакомый, мы спустимся вместе за телом.
   - Ясно, Петр Леонидович.
   Потом раздался шлепок двери и тяжелые шаги по бетонным ступенькам. Я стала молиться. Такую ужасную ситуацию и представить было тяжело. Наедине с мраком подвальной комнаты и соучастником преступника. Трое наедине с реальностью. Отсчитав до бесконечности, почти уснув от усталости, решила действовать. По подсчетам, господин Мартынов должен был покинуть цокольный этаж, чтобы встретить Романова старшего. Возможно, удалось бы проскользнуть мимо их глаза, в то время, пока проходил обмен любезностями. Нужно было обезвредить сторожевого Артура.
   Я медленно повернула голову направо, потом налево. Тишина. Тогда потянула руку к лицу, почесала кончик носа, слегка приоткрыла полотно. Артур сидел на перевернутой корзине для белья и читал книгу. На лбу у парня имелся фонарик, светящий прямо на разворот страниц. Смешно выходило. Этот молодец, как ни в чем не бывало, пребывал в одном помещении с убитой девушкой и ни капли не смущался. Видимо, это было в порядке вещей. Я обогнула лакея с правой стороны, заприметив на верху страницы 'Хемингуэй. Праздник, который всегда со мной'. Интеллектуал. Любитель классики и беллетристики. А название, оно просто кричало о скором разрешении конфликта. Кратное тройке. Я постучала тому непринужденно по плечу, желая увидеть изумленный взгляд, но вместо ожидаемого эффекта, получила иное. Парень, когда осознал, что некто, облаченный в темное доходящее до самых пят сукно, стоял подле него и тяжело дышал на макушку, моментально потерял сознание, откидываясь назад и падая прямо на бетонный пол. Я не стала препятствовать удару, учитывая последние обстоятельства. Когда тело окончательно распласталось на полу, принимая странное изогнутое положение, я сняла со лба лакея фонарик, надела его себе на голову и двинулась вперед.
   Ступеньки привели наверх. Их было ровно тридцать шесть. Глубокий подвал был вырыт в шикарном поместье. Хотя лестница была крученная. Дверь наружу была приоткрыта, я выглянула в щелочку, одновременно скидывая обличие призрака. Тишина. С тянула со лба фонарь и намотала его на руку. Тихонечко вышла на свет. Поморщилась. Неужели все происходило на самом деле? Где-то поблизости послышались мужские голоса. Я в панике застыла на месте.
   'Шкаф. Справа находится платяной шкаф'.
   Повернула направо голову, скрипнув сухожилиями. Действительно, в указанном месте располагалась дверь. Встроенное купе , уходящее на полметра глубже уровня пола коридора. Я заскочила внутрь, пытаясь совладать с учащенным сердцебиением. Ну, вот и пришел финал. Голова по-прежнему болела, но обращать внимание на мелочи не приходилось. На кон была поставлена жизнь. Я погрузилась в мягкую ткань висевшей одежды, наткнулась на некую коробку и почти свалилась с ног. Чертыхнулась и закрыла руками рот. Включила фонарь и обомлела. Луч света был направлен на вывеску, которая была приставлена к краю задней стены. 'Пятеро друзей' были вновь обнаружены.
   Глава 45
   Ждать пришлось недолго. Спустя пять минут мужчины прошли мимо убежища и стали спускаться вниз. Этого времени вполне хватило, чтобы ринуться из шкафа и направиться на верхний этаж. Я старалась, как могла, не совершать лишнего шума. Адреналин пульсировал по крови. Как безумная ворвалась в первую попавшеюся по пути комнату, санузел, и стала думать, куда приткнуть свой тощий зад. Кроме как в душевой кабине, укромных мест, чтобы скрыть пребывание в доме, не было. Я смело ступила прямо в обуви на белоснежную эмалированную поверхность неглубокой ванны, присела на корточки и включила небольшую струю воды. Подставив открытый рот прямо к крану, ощутила, как холодная жидкость освежила гортань. Отпив, по меньшей мере, с пол литра, выключила воду и застыла в ожидании. Комната находилась вдали от места преступления, и кроме тишины в этом месте услышать ничего другого нельзя было. Я вжала шею в плечи.
   'Ну, что, час икс настал?'
   'Милая, а вы нетерпеливы'.
   ' Это означает - да или нет?'
   'Вылезьте и смотрите сами'.
   Почему-то захотелось повиноваться воле Цезаря. Я приподнялась, почувствовав, как остолбенели ноги, выпрямила штаны и распахнула пластиковые двери кабины. Тишина. Тогда осмелилась выйти наружу. Вновь ничего. Приоткрыв входную дверь, просунула голову и осмотрелась. Полная идиллия. Даже пылинки не пролетало.
   'Смелее'.
   'Легко говорить'.
   На лестничной клетке тоже царил покой. Мысленно даже удивилась, как в самом пекле, когда совсем недавно разгоралось пламя ада, могло быть столь безмятежно и фривольно. С делала шаг вперед. Заглянула за перила. Низ был чист. Прижавшись к бетонной стенке, просеменила на первый этаж, приостанавливаясь, чтобы услышать, так ли мертвенна была тишина. Прошла мимо гостиной. С ужасом взглянула на недопитый чай, по-прежнему стоявший в кружке на столике. Окинула взором лосиные рога, которые помогли избежать смерти. Вспомнила первое пребывание в доме Мартыновых. Фото Петра с широкой улыбкой, держащего диплом некого престижного ВУЗа.
   И отчего-то отчаянная догадка осенила естество. А что если весь каламбур был затеян ради него? Ради светлого будущего наследника имения? Что если отец ради сына решился на преступление и убрал существующую преграду, в виде Хорикова. А затем, уже сын ради себя и своего перспективного будущего убил отца, попытавшись спихнуть смерть на кого-то из ресторана. Сам-то он уже не являлся учредителем и отошел от дел. Вряд ли бы подозрения пали на него. Учитывая, что претендентов было куча. Ведь именно со слов красавца было известно , что в его адрес постоянно лились угрозы, а также попытки лишить того жизни. Но проверить на практике слова парня было невозможно. И он знал об этом. Поэтому легенда становилась частью реальности. Сын за отца. Но причем же тут были остальные элементы. Петров, Романов? Они тоже решили обеспечить будущее компаньону?
   Вышла на задний двор, туда, где располагался бассейн. Подбежала к беседке и схватила брошенную спортивную куртку. Быстрым движением накинула ее на себя, чтобы скрыть кровавые следы, а также пятна грязи. Вынула мобильник из кармана, но тот не ловил связь. Со злостью запихнув аппарат обратно, осторожно стала пододвигаться к калитке. Ноги практически не слушались. Зубы стучали от нервозности. В любую минуту мог появиться Мартынов и прикончить меня. Я с ужасом озиралась по сторонам. Неужели он поджидал у входа? Но чтобы проверить данную гипотезу, нужно было подойти вплотную к калитке. Прочитав молитву и досчитав до одиннадцати , протянула руку к кнопке, которая предназначалась для открытия замка. Раздался характерный звук и дверь отворилась. Я затаила дыхание. Сердце отстукивало последние биения. Как в замедленной съемке сделала шаг. От страха зажмурила глаза и приготовилась к самому худшему. Однако ничего ужасающего не произошло. Улица была пуста. Недолго думая, подскочила к соседней калитке и стала с силой давить на идентичную кнопку вызова связи, мысленно молясь, чтобы хозяин оказался дома.
   - Да-да?
   - Гости!
   - А Олег Юрьевич оказался настойчивее, чем я предполагал, - криво улыбнулся Николя. - Представляете, не поверил моим словам, заявив, что докопается, в конце концов, до правды!
   Я не могла разобрать ничего из сказанного, отчасти из-за головной боли, смешанной с нервозностью, отчасти от шока при встрече с убийцей. Любезный Николя отпаивал гостью теплым какао, преподнесённым с шоколадными кексами, я же тщетно пыталась унять дрожь в теле. Столько всего нужно было обдумать, но сил совершенно не оставалось. Меня собирались убить. Убить. Это слово прочно осело в глубине сознания. Лишить права на жизнь. И за что? За банальное любопытство?
   - Вы сменили прическу? Очень мило...
   - Да, работа под прикрытием иногда предполагает смену имиджа, - ответ прозвучал автоматически. Я даже не задумывалась о смысле произнесенных слов.
   - Я, конечно, польщен вашим повторным визитом, но, может, вы поясните, в чем его суть?
   - Да, пришла пора открыть карты, - отчеканила я, перевоплощаясь в работника следственного комитета. - В деле Несмирной есть некоторые продвижения, но присутствуют и подводные камни. Понимаете, о чем идет речь? - блондин отрицательно покачал головой. - Мы столкнулись с рядом проблем, и, учитывая ваше благосклонное отношение к правоохранителям, решили еще раз уточнить некоторую информацию, которой вы могли бы обладать. Поясню. В деле фигурирует фамилия, которую вы слышали не один раз - Мартынов. Я правильно озвучила ее?
   - Да-да, а в чем дело? Каким образом Петр может быть связан с убитой девушкой?
   - Не убитой, во-первых, а во-вторых, может. Но это тайны следствия. Ваша задача заключается в том, чтобы помочь нам или же отказаться от содействия милиции.
   - Я готов к сотрудничеству. Что вас интересует?
   - Как давно вы знаете семью Мартыновых? - на этот раз блокнота не было, поэтому оставалось пристально следить за Фирсовым, чтобы тот ничего не утаил.
   - Они, как вам известно, соседствуют с моим особняком. В Семково много богатых и известных людей...
   - Про свежий воздух уже осведомлена, меня интересует следующее. Как долго вы знакомы и может ли вы назвать данное семейство благополучным?
   - Знаю лет десять, может, двадцать. В мои годы счет времени пропадает. Насчет благополучия вопрос сложный. Я могу показаться субъективным в собственной оценке.
   - Мне интересна ваша субъективность, господин Фирсов. Продолжайте, прошу вас. У меня мало времени, - скоро пропажа трупа должна была всплыть на поверхность. Коленки тряслись под столом.
   - Тогда приготовьтесь слушать. Тут целая история, которую надо начинать с самого начала...
   'Петя, или более знакомый нам, Петр Леонидович, по рассказам добрых людей был незаконнорожденным. Родился он от какой-то неизвестной крестьянки, имени которой не упоминалось. Сын с матерью жили вдвоем в небольшом селе, что находилось неподалеку от столицы. Жили бедно, от зарплаты до зарплаты. Мать его тогда работала дояркой на местной ферме и обеспечить беззаботное будущее отпрыску не могла. Когда Пете было около десяти лет, женщина поведала тому страшную тайну - рассказала, кем являлся родной отец мальчика. Петя был несказанно рад, потому как перед ним открывались новые горизонты. Столичный магнат, Мартынов Леонид, успешный ресторатор и бизнесмен имел интрижку на стороне, которая и привела к появлению на свет ребенка. Новость принесла птицу счастья в обветшалую жизнь бедняков. У четы появился план. Мать написала письмо, в котором указывалось о внебрачном сыне и фото, которое подтверждало написанное послание. Сын был очень похож внешне на отца.
   Леонид, отец Пети, на тот момент был уже не молодым, полным сил человеком, а мужчиной средних лет со всеми вытекающими последствиями. Здоровье частенько барахлило, да и проблемы с сердцем не отпускали его. Но, узнав ошеломительную новость, которую курьер доставил лично в руки знатному господину, он пришел в смешанные чувства. С одной стороны, была радость, так как появился единственный, долгожданный наследник, сын, гордость и достояние. Тот, кому можно было передать нажитое имущество и дело всей его жизни. С другой же стороны, появились значимые противоречия с законной супругой - госпожой Мартыновой. Впрочем, ее можно было понять. Женщина наотрез отказывалась от возможности признания отцовства супругом спустя десять лет неведения. В семье начались разлады, переходящие в крики и угрозы развода. Мартынов стоял на том, что благосостояние семьи позволяло помогать бедному мальчику, даже не смотря на отсутствие прямых доказательств его измены. Наверняка, бедная женщина сразу же раскусила неверного мужа, который без суда и следствия кинулся выворачивать кошелек наизнанку. Но остатки гордости не позволяли той идти на попятную , она стояла на своем. Или развод или этот ребенок. И как бы ни была велика радость от появления наследника, мужчина сделал выбор в пользу супруги.
   Так история слегка позабылась, тем более вскоре Виолетта Викентьева забеременела. Новые зарубежные технологии позволяли сделать искусственное оплодотворение, которое должно было привести к зачатию малыша. Чета Мартыновых рискнула на это. И выиграла. Выиграла не только в битве за счастье стать родителями, но и право заново зажить дружно и мирно. Первые три месяц прошли без осложнений, но потом что-то пошло не так. У беременной случился выкидыш. Были попытки сохранить плод, потом море слез и проклятий. А потом наступила пустота. Женщина не смогла справиться с утратой и наложила на себя руки, покончила с собой. Перерезала вены прямо в ванной комнате, что находилась при платной палате в родильном отделении.
   После похорон горемычный супруг впал в глубочайшую депрессию, перестал выходить в свет, забросил дела. Уволил всю прислугу, разгромил особняк, оставив нетронутым только спальню, которая напоминала ему о покойной возлюбленной. Потом причастился к алкоголю, который стал поистине товарищем в горьком деле. Леонид бы спился, если бы не одно 'но', которое впоследствии стало роковым.
   Вести о кончине госпожи Мартыновой распространились по округе, вышли за границы столичной жизни и угодили прямо в руки наследнику, пускай и не законному, престола. Тот долго не думал, так как второй шанс выпадал не каждому. Он поехал в город на сбережения матери и выполнил вторую часть плана. Ему удалось вывести отца из депрессии, а самому остаться в столице на постоянное проживание. Ему была выделена комната на втором этаже, нанята гувернантка'.
   - Как вы уже поняли, речь шла про Мартынова Петра Леонидовича. Но тогда его нарекали по фамилии матери - Непутевым Петром Николаевичем.
   - Как-как? - я-то думала, что меня уже ничем удивить нельзя было.
   - Петром, - Николя рассеянно посмотрел на гостью.
   - Это я как раз-таки поняла. Повторите фамилию.
   - Непутевый.
   - А вы откуда владеете такой информацией?
   - Так это, я же уже говорил, мы соседствовали.
   - Это вам рассказал Мартынов, то есть Непутевый? - нервно покусывала губы. Все оказалось не так, как предполагала.
   - Нет, не он. Видите ли, я узнал эту историю от горничной, которую пригласили в дом после прибытия Петра. Мальчик сам рассказал женщине историю своей жизни, когда между ними наладились доверительные отношения.
   - Ясно. А что теперь с этой горничной?
   - Ничего.
   - В смысле? Она жива или нет?
   - О, конечно, жива! Что вы?! - Николя замахал руками, отгоняя злых духов. - У нее все в порядке, можете не беспокоиться. У нее трое маленьких детей и живет она в частном загородном доме. Кроме того, у нее есть прекрасный муж, очень богатый и знатный человек.
   - Полюбопытствую. Кто именно этот знатный вельможа?
   - А это действительно важно для дела? - Фирсов скорчил жалостливую гримасу, но я была безжалостной.
   - Э...
   - Вы будете тянуть время, которого у следственного комитета нет?
   - Ладно, сдаюсь, но не для протокола. Это я! Я отец троих детей и супруг информатора, - выдохнул Николя, закрыв лицо руками.
   Глава 46
   - Поразительно, - и это действительно было так.
   - Прошу вас, никому ни слова. Многолетний имидж донжуана, репутация мачо Вы же понимаете? Кроме того, им не досаждает пресса. А это очень важно для публичной семьи.
   - Конечно. Это ваше личное дело, которое останется между нами. Но вот историю о мальчике из деревни придется рассмотреть тщательнее. В прошлом может скрываться множество ответов на существующие вопросы. Повезло же Непутевым, из грязи да в князи.
   - Не то слово, дорогая! - воскликнул блондин, решив добить рассказ до конца. - Отец сразу же нанял рой репетиторов, которые должны были помогать восполнить недостаток знаний у мальчика. Были приглашены профессора, которые лично объясняли основы алгебры, химии и биологии. Через пару лет от прежнего колхозного пацана не осталось ни следа. Это был начитанный, воспитанный юноша, превосходно владеющий языком и манерами. Кроме того, он углубился в изучение финансово-банковского дела, чтобы впоследствии стать компаньоном отца. Науки легко давались Мартынову, но вот общение со сверстниками наладить не удалось. Петра не интересовали игры, совместные прогулки или что-то более бесполезное на его взгляд. В свободное время, которого почти не было, он запирался в своей комнате и что-то придумывал. Горничная, точнее, моя супруга, часто слышала, как мальчик говорил сам с собой, но отрывки монолога были бессвязны.
   Неожиданно позвонили в дверь. Я замерла. Кто бы это мог быть? Почта? Скорая? Милиция? С удорожно проглотила слюну, облизнулась, взглянула на часы. Я пробыла в гостях у звезды около минут сорок. Романов явно усел побывать в гостях у Мартынова и обнаружить отсутствие тела. Может, они явились по мою душу? От ужасной мысли вскочила с места, потерла взмокшие ладошки об штаны, заправила волосы за уши и страстно выпалила:
   - Не открывайте!
   - Что? - Николя был шустёр как никогда. Левая рука уже касалась переговорного устройства связи.
   - Отойдите от двери! Немедленно!
   Фирсов не слышал меня. Он, словно бабочка, упорхнул к двери, размахивая оголенными руками слишком уж женственно. Трое детей? Сомнительно. Очень.
   Не зная, куда деть бренное тело, метнулась вначале наверх, потом сбежала вниз, пытаясь отыскать глазами место возможного укрытия. Разум хаотично соображал, а тело дергалось в конвульсиях. За диваном? Может, за настенным телевизором? А может заскочить в камин? Он ведь все равно в летнюю пору по назначению не использовался. Мысль показалась достойной внимания. Прилизала разметавшиеся пряди, накрыла руками голову и полезла в самое нутро камина. По центру лежало несколько поленьев, видимо, для декора. Дрова были нетронутыми, да и пепла не было. Сморщив нос от недостатка кислорода, спряталась за стенку мажорной печи.
   - Проходите, она тут, - голос Фирсова практически довел до обморока. - Погодите, она была здесь минуту назад. Может, пошла в уборную, сейчас посмотрю.
   С места нынешней дислокации увидеть, кто решил посетить дом Николя, чтобы отыскать пропавшую персону, было невозможным. Я сидела, вжавшись в холодную каменную стенку, изнывая от страха и неприязни. Отчего-то мысли насчет появления Мартынова не покидали голову. Я так увлеклась расследованиями, что невольно сама стала жертвой, за которой неустанно охотились. Мартынов подсыпал яд в ароматный чай, думая, что Романов старший обязательно должен был прикрыть зад напарника, решить проблему, увезя тело прочь. А что если? Если они собирались кинуть меня в одну из нарисованных на карте могил? Прикрыла рот рукой, чтобы не закричать от ужаса. Вспоминая ползающих тварей по крышке гроба, стало еще хуже. Они убили своего! Одного из банды. Что уж тут было говорить обо мне? План Вендетты обернулся против меня.
   - О, какая-то ерунда выходит, - в гостиную вернулся Николя. - Я все осмотрел, но девушки нигде нет!
   - Но как же она ушла? Есть другой выход?
   - С террасы есть лестница, но она на втором этаже.
   - Понятно.
   Голос собеседника хоть и прозвучал тихо, но это не помешало распознать в нем знакомые нотки. Этот баритон преследовал меня последние два дня. Страх начал медленно улетучиваться, возвращая здравость сознанию.
   - Может, я могу вам что-нибудь предложить?
   - Нет, спасибо. Только вот что. Вы не слышали ничего подозрительно за последний час? Может, крики из соседнего дома? Может, видели кого-нибудь, кто показался вам странным?
   - Нет, что вы? Мы спокойно пили чай с молодой леди. Вашей напарницей. В окно я не выглядывал. А внутри дома установлена шумовая изоляция, поэтому наружные звуки были не слышны.
   Я собиралась вылезть из печи, но, как назло, правая нога угодила в решетку для золы. Толстый палец неудачно защемился между железными прутьями, бедро свело в судороге. Прикусив губу от боли, чертыхаясь проклятьями, начала проводить экстренную операцию по освобождению конечности. Ведь Михаил мог в скором времени покинуть особняк Фирсова. А терять такого надежного покровителя не хотелось.
   - Если вы что-то вспомните, вот моя визитка. Прошу, звоните и днем и ночью, - Чикотиллин откланялся. Я забеспокоилась. Палец никак не хотел выпрыгивать из ловушки.
   - Хорошо, - послышался ответ Николя вдалеке.
   - Подождите! Подождите! - завопила, кашляя от пыли. - Я тут! Помогите выбраться наружу!
   - Это кто у вас там? - голос стал приближаться, пока проникновенный взгляд не убил на месте. - Вы? Что вы тут делаете?!
   На первом этаже особняка стояла мертвенная тишина, которая, впрочем, оставалась неизменной с момента побега. Я боязливо оглянулась на входную дверь, которая в этот миг прикрывалась доводчиком. Только недавно удирала со всех ног, чтобы спустя какой-то час вновь вернуться на место предполагаемой расправы. Нет, у меня определенно точно были проблемы с головой.
   Михаил широкой походкой прошел за порог первым, я нехотя поплелась вдогонку , все еще сомневаясь в правильности принятого решения. Чувство самосохранения за последнее время обострилось, поэтому на всякий случай прихватила из дома Фирсова небольшой ножик, который грел сознание в кармане штанов. Судя по словам следователя, в особняке Мартынова находился труп.
   Тем временем, мы продолжали подыматься по лестнице. Михаил со знанием дела прошел к нужной двери, которая вела в длинный узкий коридор. Честно признаться, из-за сумбурности происходящего в этих стенах, я не вполне запомнила расположение комнат и дверей, чтобы ориентироваться также легко, как напарник. Последний , кстати, подождал у входа зазевавшуюся компаньонку , которая чуть не стукнулась об худощавое тело следователя лбом.
   - Осторожнее, Романа.
   - Есть, капитан.
   Далее спустились по крученым ступенькам вниз. Я вновь пересчитала их все верно, тридцать шесть. Михаил включил фонарик, который появился из правого кармана брюк. Я тоже включила освещение на мобильном телефоне, от того фонаря успешно избавилась, полагая, что в нем надобности более не было. После один за другим вошли в пространство кладовой.
   - Боже! - вскрикнула, разворачиваясь на сто восемьдесят градусов, чтобы не вырвать прямо на месте. Телефон выпал из руки.
   - Я об этом же. Несколько ударов в грудную клетку. И тому и другому.
   - Да тут кровищи как на скотобойне! - закрыла лицо руками и попыталась вытравить из легких запах убийства.
   - Расследование - это не всегда весело и забавно.
   - Что? Что вы сказали? - все еще не убирая рук от лица, развернулась и вытаращила глаза на компаньона.
   - Я сказал, что в деле, где есть преступная подоснова, так же имеются жертвы. В нашем случае их две. Судя по всему, это хозяин имения и его слуга.
   - Верно! - удивилась прозорливости сыщика. - Именно хозяин и слуга. Как четко вы подметили, - а вдруг это он их прирезал? Я попятилась назад. Кто угодно мог проникнуть в здание и совершить злодеяние. Все, кроме одного. У кого было железное алиби - у Фирсова. Остальным же доверять не могла. Открывались такие потрясающие факты по делу о трех крестах, что оставалось лишь сойти с ума от запутанности ситуации. Впрочем, один раз я это проделала. Петр был сыном Непутевой, Романов подкупил ту, чтобы она обнаружила крест. Или доярка соврала, услышав про Романова, с которым ее сынок водил дела? Да, такая особа как она могла с легкостью переиграть факты. Голова шла кругом от чужих секретов!
   - Романа, успокойтесь, я не убивал этих двоих, - Михаил развернулся и сделал несколько шагов в сторону к трупам. - Когда пришел, то застал их мертвыми.
   - Э... да я и не... - остановилась как вкопанная. Стыд залил лицо.
   - Я уже говорил, что вас можно читать как раскрытую книгу? - он наклонился над телом Петра. - На него напали сзади. На спине разрезана рубашка. Но крови нет. А вот на руке, видите, - он аккуратно платком развернул правую кисть убитого. - Глубокий порез. Это говорит о том, что хозяин дома развернулся и встретил удар противника выпадом руки. Это ведь Мартынов, верно?
   - Да.
   - Он подставил руку, затем, - Михаил движениями изобразил действия покойного. - Резко от боли потянул ее на себя, в этот момент убийца вонзил острие в левое плечо потом сделал очередной выпад и воткнул нож в грудь. Два раза. Мартынов рухнул на пол и истек кровью. Тогда преступник вынул орудие убийства и направился к другой жертве.
   Чикотиллин на пример убийцы отошел от первой жертвы и придвинулся к лакею. Сузил глаза и внимательно стал рассматривать потерпевшего. Я, не шевелясь, стояла у входа в чертову преисподнюю.
   - Очень странно. Отчего-то, кажется, что этот малый и вовсе сопротивления не оказывал. Я, конечно, могу и ошибаться. Возможно, чего-то не заметил... - вслух произнес мужчина, садясь на корточки.- Лицо хранит безмятежное выражение, тело расслабленно. Ни одного признака борьбы. Будто в тело просто вонзили нож, как в мягкую пелерину.
   - Может, он спал? - несмело предположила я, догадываясь, почему малый не предпринял попытки спасти жизнь.
   - Спал? Странно ведь, спать в кладовке? Вы так не думаете? - он подозрительно посмотрел на меня. Я вытаращила глаза и помотала головой. - Романа, рассказывайте, что произошло!
   - Я? При чем тут я? - плохая актерская игра выдавала с потрохами.
   - Нет времени на детский лепет!- вскрикнул следователь. - Два трупа и Вы, - он ткнул пальцем на меня. - Вы последняя, кто видел этих убиенных живыми! - Михаил направил яркий луч света в лицо. Я машинально прикрылась рукой.
   - Что, что вы хотите этим сказать? Что я прирезала двух здоровых мужиков? Напала сзади и того - ножом? - бросила в ответ, пылая от гнева.
   - Напарник! Мог быть и напарник!
   - Кто же? Кто осмелился помогать мне, сбежавшей уже один раз от правосудия, в убийстве? - нервно рассмеялась от нелогичности сыщика и ситуации в общем.
   - Романов, Олег Юрьевич.
   - Кто?!? Олег? Да я его уже несколько дней не видела! Вы же сами все знаете, о чем вообще говорю?! Вы просто ненормальный!- я выбежала из помещения и понеслась вверх по ступенькам. Пульс участился до сотни. От неосторожности спотыкнулась и распласталась на бетонной поверхности лестницы. Все же успев подставить руки под грудь, приземлилась более-менее удачно. Однако падение замедлило отправку из чистилища. Собрав силу в кулак, поднялась и продолжила путь наружу.
   Чикотиллин не стал гнаться за мной, не стал умолять вернуться или что-то в этом роде. Он высунул непропорциональную телу голову и вдогонку произнес:
   - Кстати, я нашел странное совпадение.
   Приостановилась на середине лестницы, тяжело дыша.
   - Ваш с сестрой день рождения полностью совпадает с датой рождения детей господина Хорикова...
   Не помня себя от злости, страха и необъяснимого чувства приближения апокалипсиса, заскочила в подъехавшее авто, слава Всевышнему, кто-то из местных заказал доставку пиццы на дом.
   - В город, пожалуйста
   - Я не занимаюсь извозом, госпожа, - любезно сказал молодой водитель в красно-белой кепке, который явно сталкивался с подобным неоднократно.
   - Езжайте, там разберемся, - приоткрыв кошелек, ответила я, намекая на хорошие чаевые. Парень оказался догадливым и, кивнув головой, завел мотор, включая в салоне музыку. Когда машина тронулась, позволила себе прикурить сигарету, но тело ни на йоту не смогло расслабиться.
   Раз, два, три... Что же вырисовывалось? Мы с Дарьей могли быть дочерями господина Хорикова? И как я только не обратила внимания на столь очевидное совпадение. Я ведь читала досье. Проклятье! Чикотиллин вылил целый ушат ледяной воды последней фразой. В газах следователя у меня был мотив, чтобы убить и Петрова, и Мартынова и Романова. Я ведь говорила ему о предположениях, что подозрительная шайка вместе приговорила совладельца кафе. А гробы? Кто вырыл могилы? У кого был мотив? У того, кто хотел отомстить за смерть убитого ресторатора. То есть у меня. Или же у Дарьи Дарья? Неужели это была она? Организатор Вендетты. Я высунулась в раскрытое окно. Свежий воздух помогал совладать с эмоциями. Нет, только не Дарья!
   Перед глазами вдруг всплыл образ нарисованной картинки, что висела в коридоре ресторана 'Пятеро друзей'. Я стукнула себя по лбу! Вот оно! Память стала возвращаться ко мне. Теперь-то я понимала, отчего портрет семьи показался знакомым. И дом, и речка, и наклоненная ива. И мужчина, что стоял с двумя девочками напротив огромного особняка. Прошлое всплыло так неожиданно, что бороться с потоком воспоминаний было бесполезно. Я прикрыла глаза и затянулась.
   Глава 47
   Прятаться от реальности было некуда. Точнее, это реальность желала спрятаться от меня, чтобы вновь не свести с ума. Кое-как совладав с эмоциями, прокатавшись бесцельно около часа в наемной машине с веселыми картинками на капоте, рассчиталась с водителем и вылезла из авто. На улице было солнечно, что шло вразрез с душевным кризисом. Кроме того, еще по пути 'в никуда' обнаружила, что мобильника в кармане не было. Видимо, оставила тот в особняке Мартынова. Ну, вот еще одно обстоятельство, говорящее не в мою пользу. Я хорошо понимала, что в скором времени в имении должны были появиться люди в форменных костюмах, которые непременно обнаружили бы чужую трубку с отпечатками пальцев. Боже! Я ведь могла подвести Михаила. Его номер был забит в телефонной книге! Что же я натворила?! А главное, как я собиралась выпутываться из этой кучи пепла?
   Благо, что в автомобильном салоне имелось небольшое зеркало, с помощью которого получилось привести лицо в нормальное состояние. После пребывания в гостях у смерти, а также после сладкого поцелуя с камином, внешний вид достаточно пострадал. Я прилизала жирные волосы влажными ладонями, напустила длинную челку на лицо, чтобы замаскировать бешеный взгляд, стерла грязь и мелкие капельки сажи. Это было то большее, на что могла рассчитывать в столь тяжелый час.
   Около цветочной клумбы, что служила красочным пятном посреди заасфальтированной площади, вынула из кошелька сто долларов, придумав на ходу план дальнейших действий. Дождавшись нужного элемента, который выглядел как парень от двадцати до двадцати пяти лет, среднего телосложения, одетый в укороченные джинсы и майку свободного покроя, протянула к нему руку. То моментально остановился, осмотрел женскую стать с головы до ног, и, сочтя меня не столь привлекательной, чтобы отвлекаться от дел насущных, продолжил движение.
   - Подождите! - крикнула вдогонку, решив удвоить ставку.
   - Эй, чего тебе надо?! - хамоватый ответ выбил из колеи.
   - Я... я бы хотела купить ваш сотовый аппарат. Понимаете...
   - Дура что ли? - пришлось сделать шаг в сторону, чтобы не попасть под горячую руку незнакомца.
   - Я плачу двести баксов! - поправив разметавшуюся по лицу челку, добавила я.
   - Иди к черту, - был ответ.
   Потерпев явное поражение, отошла в сторонку, внимательно осматривая местную публику. По близости стражей порядка не было. При следующей затее это было как нельзя кстати. За моей спиной находилась витрина продуктового магазина, а в следующей секции располагался обменный пункт, в котором частенько производились оплаты за сотовую связь. Заняв наблюдательное положение, стала ожидать жертву обмана. И вскоре такая появилась.
   Я сразу обратила внимание на особу, которая шла переваливаясь с окорока на окорок, при этом имея смелость надеть узенькие лодочки на высоком каблуке. Высокая прическа цвета ржавого гвоздя прибивала на месте яркостью красок, а накладной курчавый хвост, болтающийся от волнообразных движений, мог быть использован в технике гипноза. Вначале сомневалась в правильности замысла, но увидев недовольную физиономию данного существа, которое крикнуло кассиру в окошко: 'Але, гараж!', все же решила воплотить план 'б' в явь.
   Пока дама бальзаковского возраста искала в сумочке ручку, незаметно приблизилась к той сзади, делая вид, что заняла очередь в кассу. Тело тряслось от волнения, но так близко к внутренней агонии, пожирающей азартом, никогда не была. Словно играла с огнем, который распылял плоть и заводил дух. Особенно сейчас, когда, казалось, больше нечего было терять.
   Как и предполагалось, женщина вынула из сумки почти все содержимое, чтобы отыскать злосчастную ручку. Я осторожно провела взором по лежащим в нескольких сантиметрах от меня предметам. Отметила пачку импортных духов и таких же дорогих сигарет, ключи от квартиры и автомобиля, пачку документов, смятых донельзя, и последний предмет, в котором была заинтересована беглянка мобильный телефон. Волна возбуждения пробежала по венам. Пришлось незаметно встряхнуться. Боже! Я собиралась стать грешницей! Откинув сомнения прочь, проглотила слюну, сморщила лоб, чтобы видоизменить лицо, и, пользуясь благоприятным моментом, когда дама беседовала с операционистом обменного пункта, стащила необходимую вещичку прямо из-под носа законного владельца.
   Потом отошла на пару шагов, чувствуя предобморочное состояние. Нет, необходимо было немедленно взять себя в руки. Иначе странное поведение прохожей стало бы достоянием общественности. А там и поимка вора, там же тюрьма без суда и следствия. Я сделала еще одно усилие, но организм сопротивлялся. Сердце не позволяло сделать ни единого вздоха. Казалось, что небо обволокло легкие, окутав их тучными облаками. Адреналин застилал глаза. Разум отступал без боя. Вот-вот и наступила бы настоящая катастрофа.
   - Вам плохо? - спросила девушка, которая проходила рядом, держа младенца в специальном рюкзаке-кенгуру.
   - О, нет-нет, благодарю, - осипшим голосом прошептала, отходя понемногу от панической атаки.
   - Если так, то ладно, - ответила та, поспешив скрыться за углом. Я тут же последовала ее примеру.
   Пробежав довольно приличное расстояние, решила отдышаться. Сил абсолютно не было. Да и курить была охота. Стрельнув у прохожего сигаретку, позволила себе присесть на лавочку подле супермаркета. От никотина стало еще хуже. Пустой желудок беспощадно заурчал, а голова пошла кругом. Ощущение дежавю защекотало под правым ребром. Настроившись на волну воспоминаний, отмотала записи назад, пытаясь определиться с временным отрезком происходящих событий. Итак . Поехали. Еще чуть-чуть. Стоп! Теперь точно вспомнила тот день, когда пришлось испытать подобное состояние.
   Это ведь произошло на вторые сутки пребывания в столице, когда некий БОМЖ стащил и без того украденные деньги. Да-да! Я выкурила сигарету, которая тогда показалась омерзительной на вкус, и свалилась без задних ног. Раньше было некогда обдумать обстоятельства по этому делу, но сейчас странный обморок заставил о себе вспомнить. Много неопределенного произошло за последнее время, но интуиция настаивала на своем. Что-то было не так с тем стариком, который молниеносно скрылся из вида. Вспоминая магнетический разряд, который накрывал тело холодным потом, поежилась.
   Может, это было подставное лицо? Наемник, который специально совершил кражу, пока я была беззащитна?
   Боже, не поверила собственным умозаключениям! Кому понадобилось красть мои вещи?! Ответ пришел на ум моментально. Тому, кто жутко не хотел моего возвращения в станицу. Но откуда он мог знать, что я упаду в никотиновый обморок посреди бела дня в общественном парке? Не мог, конечно. Ну, если он сам не подстроил этот спектакль. Уф! Как же не просто было размышлять на такие щепетильные темы! Получалось, некто был в силе управлять событиями моей жизни? Он мог прокладывать русло, по которому текли эпизоды один за другим, исключая неверный ход. Стало дурно. Помахала руками словно веером, дрожа от волнения. Значит, приезд в столицу был тоже частью плана? Выходит, Влада осознанно или не очень вовлекла меня в эту аферу, приглашая присоединиться к празднованию дня рождения Николя?
   Пленка стала ускорять показ слайдов, вводя в состояние транса. Знакомство с Олегом, визит к нему домой, находка чертовой карты. Это тоже было подстроено? Квартира семьдесят семь. Юлий Семенович. Мысленно поздоровалась с ним. Расследование и находка реальной могилы... Мартынов, Петров и Романов старший. Ресторан 'Пятеро друзей'. Все становилось на места. Хориков был биологическим отцом. Не было сомнений в том, что трое вышеперечисленных прикончили его около двадцати лет назад. И кто-то, чье имя пока не знала, решил чинить Вендетту по этому поводу. Могильщик, так его называла. Возможно, он и являлся убийцей господина Петрова и Петра Мартынова. Ведь именно для них и была проделана вся работа. Логическое объяснений было найдено. Но теперь картина повернулась другим боком.
   А что если не было на самом деле никакой Вендетты? Что если кто-то, кому было невыгодно раскрывать тайны прошлого, и кто жутко боялся за длинный язык бывших подельников, решил таким образом обставить смерти ненужных свидетелей, прикрываясь именем господина Хорикова? Точно! Это был он! Виталий Романов! И разум подсказывал, что действовал тот не в одиночку. Младший брат мог стать достойным подручным. И стал им. Факты были на лицо. Братья работали сообща. И у каждого была своя роль. Олегу, например, выпадала честь познакомиться со мной в клубе, заранее зная от бывшей любовницы о моем приезде. Потом состоялся ночной визит в гости, находка конверта с картой. Так началось расследование.
   Надо признаться, меня на тот момент удивляло отношение хозяина дома, который довольно сухо пытался выпроводить незваную гостью восвояси. Тогда я полагала, что между нами могла завязаться интрижка, мужчина лишь выдерживал момент. Но нет. Этого не произошло. Теперь поведение брюнета могло быть истолковано более правильно. Подельники специально выбрали меня в качестве следопыта, пытаясь свести дело к мести за гибель Хорикова, чтобы я была козырем в руках следственных органов. У меня был и мотив, и желание жестокой расправы. Кроме того, я сама попалась на крючок, когда попросила помощи у опытного сыщика - Михаила Чикотиллина. Он, видимо, сразу догадался, что кто-то пытался замести следы, списывая двойное убийство на выдуманного могильщика.
   Что насчет Влады. Она тоже впуталась в темное дело, за это чуть не отдала жизнь. Но об этом позже.
   Картина полностью прояснялась. Братья убили вначале Петрова, потом Мартынова, как, впрочем, было запланировано. Чикотиллин подозревал меня, как имеющую личный мотив, который он выделил в основу обвинения. И что теперь? Каждый, кто стал бы распутывать клубок хитросплетений, узнал бы то, что сумела выяснить Кубышкина за время расследование. Каждый, кто мог разумно мыслить, не исключил бы мысль о моем непосредственном участии в данной афере. Я была виновна по всем показаниям. Это была моя Вендетта, но разыгранная без моего участия.
   Тяжкий груз навалился на хрупкие плечи, заставляя тело согнуться пополам. Я просто не могла поверить фактам. Как ловко меня подвели под статью. И за что? За то, что убили отца? Заставили сойти с ума? Боже! Как же несправедливо было наказание для невиновной жертвы! Заломила руки кверху, не в силах даже плакать.
   Вынув из кармана штанов украденный мобильник, набрала знакомый номер и, не разгибая спины, стала дожидаться ответа.
   - Алло.
   - Это я. Не кричи на ухо, - предупредила сестру, отставив аппарат на несколько сантиметров, потом продолжила. Я на минуту. Скажи, биологического, - как ненавидела это слово! - отца звали Андрей Хориков?
   - Да, но откуда ты?
   - Ясно... - повесила трубку.
   Факты срастались со всех сторон. И самое ужасное, что могло иметь место в этой невеселой истории, было то, что я на самом деле готова была прикончить каждого, кто посмел уничтожить счастливую жизнь семьи Хориковых. Возможно, я бы так и поступила. Так что с какой-то стороны, чувство благодарности коснулось и криминальных братьев. Их нужно было отыскать. Внутреннее чутье подсказывало, что это был самый верный шаг.
   Я осторожно вышла из такси и направилась в подъезд. Поднявшись на третий этаж, застыла. Кулак повис в воздухе. Впрочем, тут имелся и звонок. Нет, не в этот раз. Пробежав еще два пролета, нажала на белую кнопку, пресекая попытки струсить. Подождав с полминуты, нажала вновь, в этот раз подержав подольше. Ответа не последовало. Со злостью стукнула в дверь ногой. Что за жизнь выпадала? Одни разочарования и расстройства! В следующий миг дверь резко отворилась и из-за нее показалась белесая голова старушки.
   - Чего буянишь, деточка? - невидящим оком уставилась на незнакомку.
   - Э... А где господин Цезаревич?
   - Кто-кто? - бабуля решилась шире раскрыть обитель.
   - Юлий, менталист.
   - Юрий? Автомобилист? - теряла время.
   - Да нет же! Менталист! - проговорила по слогам, осматриваясь по сторонам. Может, зашла не в тот подъезд?
   - Нету тут никакого гитариста! Продал он квартиру и съехал. Мне внучка снимает теперь тут одну комнату.
   - Ясно, - быстро побежала вниз, но голос старухи вернул меня обратно.
   - Погодите, деточка, он кое-что оставил для тебя.
   Я поднялась вновь на пятый этаж. В руках у старухи был зажат белый конверт. Нехорошее предчувствие сковало стать. Я протянула руку.
   - Что это?
   - Знать не знаю, старик попросил передать это тому, кто первым появится на пороге квартиры. То бишь, тебе.
   Я схватила конверт и понеслась вниз. Выбежала из подъезда, подмечая, как во дворе игрались малыши. На одной из скамеек, что стояли подле детской площадке, сидела мадам Романова в ярко-красном одеянии. Отвращение незамедлительно испортило и без того ужасное настроение. В отместку душевным страданиям госпожа Романова громко смеялась, явно находясь в превосходном расположении духа. И чего той было печалиться? Жизнь удалась со всех ракурсов, в отличие от моего скудного жития. Отмахнувшись от красивого силуэта блондинки, который заметно раздражал внимание, продолжила путь.
   Пробежав пару кварталов, уединилась в сторонке, разорвала бумагу и уставилась на экземпляр карты. Цезаревич ушел из моей жизни навсегда - пронеслось в голове. Напоследок он дал подсказку - дорогу к разгадке. Впрочем, за этим и приходила. Линии, что были проведены на восток и север, уже разгадала и успела побывать в обозначенных местах. А вот западная сторона, там, где было место предполагаемого погребения третьей жертвы, меня и интересовала.
   Неподалеку нашла вывеску 'Свежий аромат' и устремилась в уютную кофейню. Несмотря на внешний облик, меня обслужили, как положено. В меню из съестного были только блинчики с различной начинкой. Я остановилась на ветчине и сыре. Заказала двойной эспрессо и пачку тонкого Vogue. А ккуратно развернула лист форматом А 4 и вновь устремила взор на ломаную линию, ведущую к верной смерти.
   Моменты последних событий вновь окутали разум и вереницей помчались друг за другом, едва ли поспевая прийти к логическому концу. Могилы... Гробы... Возмездие... Почему Цезаревич стоял на своем? Я ведь разгадала коварный план братьев? Для чего он посылал экземпляр карты, когда дело было уже раскрыто? Что он хотел досказать? Я не понимала. Все было очевидным. Все, кроме нескольких не состыковок. Например, зачем Романов ездил в Колково и хотел подставить мать Мартынова? Или он не знал, что Непутевая родила Петра? Но все же, он выбрал именно ее. Это вряд ли можно было списать на случайность. Далее. Кто посодействовал смерти Мартынова старшего или же это был незапланированный момент? И последнее, если Юлий был настолько проницателен в тонкостях расследования, почему не помог избежать наказания? Ведь он выражал искреннюю симпатию к моей особе. Тогда отчего не сберег от злой участи?
   Размышлять дальше не получалось. Мысли постоянно путались, а официант докучал присутствием. Несколько раз за десять минут менял пепельницу, три раза уточнял, что горячее будет готовиться еще пять минут, в общем, не давал покоя. Я потянулась к чашечке с горячим кофе. Напиток моментально взбодрил. Арабика проникла в гортань, обжигая небо и язык. Поставив чашку обратно, опустила глаза вниз. Ну же! Давай! Карта молчала. Линии по-прежнему были статичны. Внезапно почувствовала легкое дуновение ветерка. Словно морской бриз пощекотал щеку. По наитию повернула голову в ту сторону, откуда исходило веяние. За соседним столиком сидела она, целая и невредимая, то-в-точь такая же, которую знала всю жизнь!
   - Влада? - бросилась с места, с силой отодвигая стол. Чашка с кофе полетела на пол, но не разбилась. Качественная керамика спасла утварь от погибели.
   - А? - девушка развернулась. Глаза хранили глупое выражение, лицо же вовсе не выражало эмоций. Энтузиазм стал угасать. А не ошиблась ли я?
   - Привет! Ты что не узнала меня? Ах, да! Я же сменила прическу! -раскрыла лоб, приподнимая густую слипшуюся челку. - Видишь, это я! Как ты? Уже выпустили из больницы? Эй! Чего ты так пялишься на меня? - хлопнула подругу по плечу, но та с удивлением посмотрела на мою руку. Я отдернула ее, и вновь задала вопрос. - Да что с тобой! Ты что с ума сошла?
   - Нет, - боязливо пролепетала девушка. Пришла моя очередь удивляться. Просто я не вполне понимаю, кто вы...
   - Как это, кто я? - выпалила я, потирая рот рукой. - Кто я? Кубышкина. Романа Кубышкина. Ясно выражаюсь?
   - Да, но...
   - Что но? Ты хочешь сказать, что все, что было между нами позабыто? - рукой подозвала официанта, который шел к развернутому столику вместе с подносом свежих блинчиков.
   - Так что мы с вами это... мм... - Несмирная явно засмущалась. Чувство, которое сродни ей было не присуще. - Любовницы?
   Выдирая тарелку с горячим из рук молодого официанта, замерла на месте. Тарелка покачнулась, но лакей успел ее подхватить. Я развернула голову и в упор уставилась на визави.
   - Ты шутишь, да? Скажи, что ты шутишь!
   - Я бы с радостью, но боюсь, что вы меня с кем-то перепутали. Хотя меня действительно зовут Владислава.
   - Несмирная, - добавила я.
   - Да, - подтвердила она, оставаясь в смятении. - Возможно, после падения я кое-что позабыла.
   - И что, мое лицо тоже? - та кивнула, я запихнула выпечку в рот.
   - Верно.
   - Вот черт! - сказала с полным ртом вкуснятины. - Теперь от тебя проку меньше, чем от блохи!
   - Простите?
   - Я имела в виду, что ты не сможешь помочь. А дело не ждет. Я в полном ауте! Ах, да, ты не пугайся так, я же твой друг. Наверное, единственный в этом городе. Кстати, помогаю следствию выяснить, кто в день нападения пытался тебя убить, - ветчина была жестковатой.
   - Благодарю за помощь.
   - Неужели ты вообще не помнишь того, кто пытался убить тебя?
   - Нет. Я не помню. Просто разговаривала со стариком в парке, а потом пустота.
   - Со стариком? - жевательный процесс мешал сосредоточиться. Проглотив последний кусочек, спросила. - Высоким, худым...
   - Да-да, - воодушевилась красавица. - Он что-то рассказывал мне, что-то о... Простите. Голова разболелась. Мне ведь нельзя перенапрягаться.
   - Конечно-конечно, - закурила Vogue. - Сигаретку?
   - Нет, я не курю.
   - Интересно. Весьма интересно.
   Глава 48
   Время перевалило за шестнадцать часов. Попрощавшись с новоявленной бывшей подругой, уединилась на крыльце магазинчика, который был пристроен прямо к жилому дому. Итак, что же удалось узнать. Некто, весьма старый, худой и неприятный, с кем уже пришлось иметь честь быть знакомой, преследовал меня по пятам. Вначале украл сумочку, тем самым обрекая на скитания по столице. Потом был инцидент с Владой. Хотя она и не помнила о том, что с ней случилось, но отрицать то, что с ее головой что-то сделали, было бессмысленно. Девушка потеряла не только память. Нет. Она перестала быть собой. Стала обладать теми качествами, к которым сродни была апатична. Скромность, любезность, вкус к одежде. Что этот старик с ней сделал? Как же нужно было стукнуть по голове, чтобы изменить сознание, не нарушив целостность мозга?
   Потом на ум пришла обитель Цезаря. Почему бабуля заявила, что какой-то старик продал квартиру и переехал. Разве Юлий был похож на деда? Может, этот самый дед работал на Юлия? Но зачем ему это все? Мое пребывание в столице? Амнезия Влады? Передача конверта. Кстати, последнее было похоже на господина психотерапевта. Но остальное?
   - Заходите, у нас распродажа, - послышалось из магазина.
   Я сбежала со ступенек и спряталась за стену.
   - Проходите-проходите, милая, что же вы скромничайте? - веселый голос зазывал внутрь. Я осмотрелась, никого поблизости не было.
   - Вам, вам говорю! Имеются отличные платья и топы, как с экранов телевизоров!
   Окинув взглядом прохудившийся костюм, невольно соблазнилась задорным рекламным агитациям. Войдя внутрь помещения, пахнущего стиральным порошком, тут же сообразила, что попала в магазин одежды, бывшей в употреблении. Впрочем, это было как раз кстати. Впереди стояли корзины, доверху напичканные разноцветными тканями, справа находились железные полки с головными уборами и шарфами. Слева располагался прилавок с кассовым аппаратом. Продавца было не видать. Уже смелее шагнув в центр секонд-хенда, я подошла к одной из корзин и стала аккуратно, чтобы ничем не заразиться, перебирать вещи.
   - Нет-нет! - воскликнул голос. - Это прошлогоднее! Берите курс дальше, за ширмой, там припрятаны новые образцы !
   Я огляделась. Никого. Посмотрела на прикрытые двери. Тоже пустота.
   - Кто здесь? - мысли о приведении посетили разум.
   - А, сейчас, - вскоре из-за прилавка появилось низкорослое создание с огромными очками на носу. Я отпрыгнула от диковинного существа, поражаясь спектру необъяснимого, что успело произойти за последние семь дней. Вы поняли, куда именно нужно идти? Сейчас покажу, - оно подошло ко мне и жестом руки, или же ее подобия, указало за гипсокартонную стенку. Я проглотила комок в горле, кашлянула и последовала совету гнома.
   Там, в мини-комнатке, стоял огромная напольная стойка, увешанная в ряд одеждой. Напротив располагалось окно, задернутое белыми жалюзи. Не без доли интереса приблизилась к стеллажу. Пробежалась пальцами по тканям и пришла к выводу, что большая часть висевшего гардероба была пошита из натуральных волокон. Я хмыкнула.
   - Примерьте то, что висит левее, бледно-голубое, оно отлично подойдет к цвету ваших глаз, - не стала уточнять, откуда оно узнало, какого цвета были мои глаза, а просто вытащила тремпель с платьем, и прикинула его на себя. - Зеркало тут. - Пришлось немного развернуться. Действительно, бледно-голубой прекрасно гармонировал с лицом. Оттенял синеву. Отбросила платье в сторонку, и стала рыться дальше в многочисленном количестве тряпья. Остановившись на джинсовых шортах и белой, неприметной тенниске, вдобавок прикупила кепку, надев ее тут же на голову.
   - Может, еще что-то? Подумайте хорошенько, ничего не забыли? У нас последний день такие цены!
   Внимательно посмотрела на продавца. А и вправду, кое -что забыла.
   - О, не могли бы ли вы принести ножницы, чтобы я могла обрезать этикетки?
   Мадам удалилась. Я стала кусать губы. Переодевшись в свежее белье, хоть и почувствовала себя чище физически, но морально очиститься не вышло. Приближался час икс.
   - Вот, пожалуйста.
   - Благодарю, - взяла из рук миниатюрной госпожи ножницы и вновь озвучила просьбу. - О, если вам не тяжело, будьте добры, выкиньте старые вещи вон, - свободной рукой указала на примерочную. Та тут же просеменила в указанную сторону. Времени хватило, чтобы не спеша скрыться из магазина, прихватив с собой ножницы.
   Зайдя в ближайший галантерейный магазин, приобрела сумку через плечо, очень похожую на ту, что была со мной в день приезда в этот город. Вкинула туда кошелек, ножницы и карту. На этом перечень заканчивался. Мобильник выбросила в урну. Сим-карту успешно заблокировал старый хозяин. Потом прогулялась по набережной, вдыхая аромат заплесневелой воды. Птицы неустанно кружились над рекой, и чувство зависти поспешило в гости. Как же легко жилось летучим тварям на белом свете! При желании они могли бы улететь от любых трудностей и проблем. Нужно было только взмахнуть крыльями.
   Прошла мимо ларька со сладкой ватой, но желудок молчал. Аппетит отсутствовал. Звук мотора приковал внимание на мгновение - пара каталась на катамаране. По небу плыл огромный сине-красный воздушный шар. За ним следовал еще один. Голубо-серый. Воздушная гонка назревала. Я остановилась, чтобы покурить. Опустила руки на перила, воззрилась на водную гладь. Полнейший штиль. Не то, что моя жизнь. Никотин проник в сознание. Стало трудно дышать. Поперхнулась. Сигарета полетела в воду. Отойдя от приступа, отчетливо увидела на водной поверхности число шестьдесят три. Присмотревшись внимательнее, заметила, что число стало расплываться. Утки. Шестьдесят три? Что это могло бы означать. Спрятала пачку сигарет в карман шорт и направилась к машине с шашечками.
   'Та, что третья с начала'.
   Все еще не привыкнув к внутреннему голосу, подскочила от испуга. Но сделала все в точности так, как подсказывал Юлий. В салоне водителя не было. Стекло с водительского места было приоткрыто. Я напряглась. Обернулась. Все было тихо. Да и место я выбрала , самое что ни на есть , удачное, малолюдное и спокойное. Отдыхающие находились в центре парка, катались на аттракционах, на теплоходах, кушали шаурму в уличных лавках. Веселились и радовались летнему солнечному дню. Только мне не сиделось на месте. Я облизнулась и стала изучать содержимое салона. Сзади не было ничего интересного два пассажирских кресла и газета, брошенная на полку. А вот спереди было на что посмотреть. Мобильный телефон, установленный в специальное устройство, рация, навигатор, провода. Ближе к водительскому сиденью на консоли была вывешена информация о таксисте 'Невезучий Матвей Федорович. ИП' и приклеена фотка. Немолодой с бородой. Ничего достопримечательного.
   'Садитесь внутрь'.
   Вновь пришла в негодование. Обернулась. Народ по-прежнему развлекался вдали от места обитания таксопарка. Заправила скользкие волосы за уши.
   'Вы уверены'?
   Молчание. Видимо, дважды Юлий повторять не любил. Я осторожно обошла авто, подергала ручку и застопорилась. Дверь была закрыта.
   - И что дальше? - вырвалось вслух.
   'Сами знаете'.
   Я помотала головой, но сдалась. Действительно, ответ лежал на поверхности. Открытое окно. Проникла тонкой рукой в салон, открыла с обратной стороны дверь. Уселась внутрь. Места оказалось гораздо меньше, нежели предполагала ранее. Ноги с трудом помещались под рулем, кепку вообще пришлось снять, чтобы не упереться в лобовое стекло. И стала ждать следующих указаний.
   'Заводите мотор'.
   - Что?! - округлила глаза. - Я ведь не умею водить машину! Да и прав у меня нет! Что за ерунда? - попыталась вылезть из салона, но голос Юлия вернул меня обратно.
   'Я научу'.
   Боже, я, верно, вновь сошла с ума! Руки легли на руль, носочки безвольно повисли в воздухе. Напряжение нарастало с каждой минутой. Я судорожно гадала, в какой именно момент собирался появиться истинный владелец авто. Одного преступления на моей шее было мало, видимо, захотелось загреметь за решетку на пожизненно. Выдохнув и сосредоточившись на инструкциях мозгоправа, я все же завела мотор и двинулась по мостовой, набирая обороты. Добавлю, что ключи, спрятанные владельцем, нашла в бардачке, тоже благодаря экстрасенсорным способностям помощника.
   Не смотря на то, что медленно плывущему ягуару, постоянно сигналили недовольные водители, я все же осмелела и перестроилась во второй ряд. Так авто было менее приметно со стороны обочины. Освоив технику включения-выключения поворотников, переключения коробки передач, пришла к выводу, что навыки вождения были у меня в крови. Мысленно впала в нирвану. Голос Юлия и успокаивал и бодрил одновременно. Он четко указывал, когда нужно было посмотреть в зеркало заднего вида, чтобы не стать участником аварии, и когда уступить дорогу, чтобы не лишиться передних зубов.
   За полчаса выехала из города и с небольшими усилиями припарковалась у обочины. Заглушив мотор, выскочила из машины и стала плакать. Упав на колени, подмяв придорожную траву, поддалась эмоциям. Слезы текли ручьем. Прорыдав пять минут, вытерла сопли ладошкой, оправила выпачканные коленки, и уже собиралась вновь залезть в салон иномарки, как увидела на противоположной стороне стенд с изображением карты. Прикусив губу, стала изучать его. Город Х. значился по центру круга. Из него выходила дорога М69, и направлялась на север. Дорога с обозначением П45 вела на восток. А вот линия определенная как Р63, указывала на запад. Я поежилась. Мартынов, Петров, Романов. Остальные линии отходили на второй план. Я как завороженная погрузилась в сплетение цифр, начиная сходить с ума. Вот они, пути к Вендетте. Нарисованные и преподнесённые прямо на блюдечке. Обыкновенная вывеска у съезда, я чертыхнулась. Залезла опять в Опель Корса, название сумела прочитать на остановке, завела мотор, на этот раз подсказок Юлия не понадобилось, и выехала на магистраль. Снимая кнопку аварийной остановки, отчетливо слышала стук собственного сердца. Страх и отчаяние вгоняли в хандру. Прибавив газу, поплыла по течению, ощущая себя летающим болидом. Хотя спидометр и показывал сорок километров в час.
   Глава 49
   Если бы не голос Цезаревича, то точно бы пропустила нужную остановку. Но удачного исхода парковки ожидать не пришлось. Вначале перепутала педали газа и тормоза, и со всей дури резалась в хрупкое деревцо, которое моментом переломилось пополам. Тело дернулось от столкновения, а разум помутнел. В порыве чувств выжала сцепление и дала задний ход, но и это действие не привело ни к чему хорошему. Не рассчитав скоростного режима, на полном ходу влетела в кювет, тараня бампером что-то металлическое. Из-под капота повалил плотный дым. В ужасе завизжала. Перед глазами все было застлано темной дымкой, воздух приобрел вкус горечи. Обернулась назад, машинально отстегивая ремень безопасности. Боже, да я же въехала в трансформаторную подстанцию!!! Тело задрожало от страха. Застонав и перекрестившись, сделала три глубоких доха, которые помогли не потерять сознание, потом распахнула дверь и выволокла свое тело наружу. Перебирая ногами, удалилась на приличное расстояние от места происшествия, и только теперь стала осматривать местность. Да, жутковатое место определила сама судьба для последнего этюда пьесы. Редкие деревья, кроны которых были почти лысыми от чрезмерной влаги, утопали наполовину в воде. Запах сырости и плесени покрыл пространство, напоминающее о смертельной трясине и похороненных заживо жертвах. Вновь перекрестилась, замечая проступающие сквозь мутную гладь, скопление невысоких камышей. В них кто-то обитал. С моего места расположения можно было заметить легкое шевеление стеблей прямо у их основания. Змеи это были или птицы - оставалось только лишь догадываться. От ужаса дыхание стало прерывистым и учащенным. В глазах забегали звездочки. Неужели где-то поблизости был спрятан могильник?
   Нужно было успокоиться. Пошарила по карманам и ужаснулась. Пачка осталась лежать в машине. Благо, что сумочка была всегда при мне. Пагубное пристрастие сковало руки. От невроза тело стало чесаться, усилилось потоотделение. Пришлось рискнуть. Осторожно передвигая конечностями, стала ступать по траве, боясь спровоцировать взрыв бензобака. Шаг-другой. Лоб покрылся каплями пота. А ведь в пачке лежала зажигалка. Правый глаз стал дергаться. Но ноги двигались вперед. Подойдя к машине, дрожащей рукой открыла переднюю пассажирскую дверь. На сиденье лежала она - причина моих несчастий - пачка Vogue. Протянула руку и вынула ее. В этот миг как раз зазвонил мобильный аппарат, вставленный в держатель, от страха подпрыгнула, ударившись затылком, и покатилась вниз с горки.
   УФ! Вынула лицо из мерзкой жидкости, пахнущей гнилью. Выплюнула изо рта муть, прочистила горло. Кое-как утерла глаза, чтобы осмотреться. Помотав головой в разные стороны, избавилась от мокрых листьев и тины, от воды, застрявшей в ушах, теперь стало легче. Послав проклятья злосчастному табаку, который высыпался из пачки и теперь покрывал болотную топь, все же попыталась встать. Одежда намокла, кеды тоже набрали воды. Еще раз чертыхнувшись, с усилием стала передвигать ноги в сторону обрыва. Доплетясь до спасательной суши, заметила, что на плече сидела небольшая лягушка. Ее болотные глаза смотрели в упор, я даже поежилась.
   'Чего тебе'?
   'Держитесь правее, там будет знак'.
   Так и не поняв, кто именно со мной разговаривал, двинулась навстречу судьбе, стряхнув болотную нечисть обратно в воду. Состояние было отвратительным. Мокрая, грязная, вонючая! Перечислять можно было до бесконечности. Только жажда справедливости заставляла передвигать ноги. Дрожь покрывала тело. Сверху заметила поваленную табличку. Поднялась, скрепя зубами. Каждое движение давалось с трудом. Перевернула. Черным баллончиком была замазана надпись. Кто-то не хотел, чтобы ее прочли. Я послюнявила палец и потерла железный указатель. Ничего не выходило. Возможно, и не стоило прикладывать усилий, правда лежала на дне могилы. Опять спустилась вниз, на этот раз без приключений, и летящей походкой пошла вдоль оврага. Через триста метров, увидела камни, проложенные через текущий ручей, которые служили подобием дорожки. Не раздумывая заскочила на первый булыжник. Ботинок чуть не соскользнул с мокрой поверхности, но удалось сохранить равновесие. Дорога вела вглубь леса, стоящего посреди реки. Картина одновременно ужасала и поражала красотой. Как вообще можно было придумать такую постановку вещей?
   Деревья, склонившие кроны в повиновении водной стихии, высокие остролистые растения, укрывающие тайны под увесистыми зелеными покровами, немыслимая дорога, образовавшаяся то ли стихийно, то ли по велению земного существа. Я осторожно перепрыгивала с камня на камень, скрываясь в гуще леса, сумочка болталась за плечом, методично стукаясь о правый бок. Острие ножниц неумолимо кололо тело, напоминая постоянно о своем присутствии. Я также помнила о перочинном ножике, который запихнула в нижнее белье для подстраховки.
   Соскочив с последнего камня, обнаружила впереди зеленую поляну. Еще раз прочувствовав почву под ногами, чтобы не уйти под землю, спустилась вниз. Высокие растения мешали лицезреть панораму. Я убрала мокрые волосы с лица, выплюнула слюну и стала пробираться к живописному месту. Однако подойдя ближе ощутила, что красоту здешней природы изрядно подпортили. Некрасивая яма, которая была вырыта для специальных целей посреди островка, заставила сморщиться. Ступила вперед, и чуть не закричала от испуга. Две макушки показались со дна могилы. Отпрянула в кусты, едва ли сдерживаясь, чтобы не дать деру. Присев на корточки, стала считать. Неумолимо. Пытаясь не сойти с ума. Один, два, три Время бежало, но двое никак не появлялись на поверхности, чтобы утолить любознательность. Кто же там был? Кто?! Непременно там находился убийца! Затаила дыхание.
   - Думаешь, что это могла подстроить хрупкая девушка? - голос доносился из могилы.
   - А ты полагаешь, что нет? - отвечал другой.
   - Я неплохо разбираюсь в людях, ты знаешь. Но она... Нет, не могу представить ее в образе могильщика. Откуда у нее столько средств и связей? Михаил сказал, что по сведениям, которые он сумел раздобыть на нее, ее семья не располагает большими доходами.
   - Она может иметь теневой доход! Это неважно! Главное, как сказал твой Михаил, у нее был мотив. Помнишь, как он это произнес? Он точно подозревает эту ненормальную. Смотри, тут ленточка с моими инициалами! И дата рождения моя! Все сходится! Боже! Я стою в гробу, который предназначался для моего трупа!
   - Да, такая же лента была прикреплена к гробу, который был найден мной ранее. 'Курган Мартынова' - не очень оригинальное название.
   - Может и не оригинальное, но точное.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ничего особенного. Просто твоя подруга успела уже убить двоих.
   - Мартынов мертв?
   - Да, - черная голова Виталия появилась первой. Он подтянулся и вылез из ямы. Вслед показался и Олег. Старший брат даже не подал руку, чтобы помочь. При виде сыщика сердце замерло. Из груди вырвался вздох. - Прирезали как свинью. На месте преступления нашли отпечатки пальцев. Угадай, кому они принадлежали?
   - Не может быть! А ты откуда владеешь такой информацией. Михаил еще не звонил мне.
   - Ну, не только Михаил работает в следственном комитете! У меня тоже есть свои люди. Благодаря им, между прочим, и вышел на свободу.
   - Ты так говоришь, будто бы это я тебя упрятал за решетку!
   - Ну, не без твоей помощи, брат! Это ты притянул ту стерву, которая подпортила мою репутацию!
   - Я ее не притягивал! Она приехала сама!
   - В любом случае, со своими бабами разбирайся сам! Но эта конкретно подставила меня. Сам посуди. Подкинула сумку с ворованными миллионами и скрылась, вызвав опергруппу.
   Олег отряхнулся и сомкнул руки на груди. Чтобы рассмотреть красавца пришлось высунуться из кустов. Положение становилось опасным. Они могли направиться в сторону, где пряталась виновница торжества. Я потянулась рукой к шортам, чтобы проверить наличие перочинного ножика, и ужаснулась вновь. Как оказалось, он выпал где-то по пути.
   Следователь хмыкнул, я вжала шею. Видимо, парень догадался, про какую именно сумку шла речь. Опять всплывала фамилия Кубышкиной. И чем больше фактов появлялось в деле, тем более прочной становилась репутация истинного злодея. Может, такова и была моя суть? Кто-то мстил моими руками, копал яму другому, но в результате в невыгодном положении оказывалась именно я.
   Настала угнетающая пауза. Братья полностью вылезли на поверхность, Олег стоял спиной ко мне, уперев руки в бока. Виталий сматывал ленту в рулон, я судорожно перебирала мысли. Как нужно было поступить в этот час? Выходило, Олег был не в курсе о преступлениях Виталия. Он лишь выполнял часть работы, полагая, что действовал во благо семьи. Вот почему Виталий гнул линию нападения на бедную провинциалку, у которой просто не было шансов оправдаться ни перед ними двумя, ни перед правосудием в целом. И Михаил озвучил догадки не в мою пользу, отчего у брюнета имелись подтверждения причастности разгневанной наследницы к последним убийствам. К этому добавились отпечатки пальцев из дома Мартынова. Ужас! От этого позора отмыться было нереально! Нужно было срочно положить конец делу о трех крестах.
   На ум пришла идея незаметно раствориться в кустах, потом просеменить к дороге и остановить попутку, следующую в город. Это было самое рациональное решение в данном положении. Имея немного наличности в распоряжении, я могла бы скрываться пару-тройку дней, пока соответствующие люди готовили поддельную ксиву. Потом можно было залечь на дно и начать новую жизнь под другими именем и фамилией, тем более, это было не в первой для меня. Успокоившись таким планом, слегка замечталась и чуть не пропустила продолжение диалога.
   - Надо вызвать подкрепление. Они снимут отпечатки и все прочие
   - Что ты несешь? Эта тварь охотится за мной! Сидит где-нибудь в кустах и ждет, когда можно будет наброситься и отомстить за погибшего папашу!
   Последнее слово прозвучало так скверно, так омерзительно, что стало не по себе. Неужели Хориков при жизни успел изрядно насолить уважаемому господину Романову, что тот так ненавистно о нем отзывался? Может, идея отравить отца принадлежала Виталию? В горящих глазах появился огонь. И этот огонь принадлежал дьяволу. Я выпрямилась, откинула липкие пряди назад и сделала шаг навстречу смерти.
   - Эй ты, придурок! - гордо вскидывая подбородок , прокричала я. Думаешь, что спихнув убийства на меня, выйдешь сухим из воды?
   При моем появлении Виталий окаменел, Олег же обернулся и распрямил руки по швам. Вначале дернулся с места, потом остановился и стал ждать, что будет дальше. Виталий злорадно улыбнулся, как бы подтверждая догадку о нахождении преступника в засаде. Я проглотила страх, сжимая кулаки, при этом отчетливо ощущала острие ножниц, которые служили оборонительным оружием. Н есмотря на мнимую безопасность, двинулась вперед, прожигая взором злые глаза старшего брата. Тот и не думал отступать. Он нагло потирал руки, на которых еще осталась прилипшая грязь, что-то шепча себе под нос. Я тоже шептала, но то были молитвы. Час пробил. Именно к этому финалу и подводили предыдущие события, сложенные воедино в целую портретную съемку. Мозг неугомонно повторял: 'Нужно его убить!', 'Отомстить за смерть отца!', 'Покончить с Вендеттой!'. Разум поплыл от напора мыслей, которые некто вкладывал в голову. Пелена тумана застлала глаза. Воздух в легкие поступал через открытый рот, который жадно заглатывал клубы воздуха, желая надышаться перед смертью. Пульс отбивал такт прямо в горле.
   Медленной походкой приближалась к братьям , минуя высокие заросли диковинных растений и кустов. Не знаю, откуда взялись те смелость и отвага, которые заставляли идти вперед, это было загадкой. Однако мысли, что в этот час отец наблюдал за стараниями дочери, подогревала кровь. Я еще сильнее стиснула кулаки, сжала челюсть и послала убийственный взгляд в сторону двух подельников.
   - Надоело караулить в кустах? - спросил Виталий, когда я остановилась на расстоянии десяти метров от них. - Признаться честно, мне тоже надоело ждать вашего появления. Теперь можно будет на месте решить все наши разногласия, - глаза оппонента сузились, я лишь бросила в ответ.
   - Разногласия? Вы убили моего отца? Какое уж тут разногласие?
   - Романа, вы не... - попытался вставить Олег, на которого специально не смотрела, чтобы не сбавить обороты. Этот человек мешал своим присутствием. Я не могла разумно мыслить при его взгляде. Почему он так смотрел на меня? Зачем? Боже, мне не хватало сил, чтобы отстоять честь отца до конца!
   - Не надо ничего говорить, - отрезала в сторону брюнета, рассекая воздух рукой. - Я имею честь разговаривать с вашим братом, так что будьте добры, если вы не убивали моего отца, то не лезьте в наш разговор!
   - Если на то пошло, милая Романа, - закатила глаза, - то я тоже не убивал вашего отца!
   - Не врите мне! - истерично вскрикнула, сжимая сумочку в руке. - Я все знаю! Вы думали, что никто не сможет откопать прошлое, но я рыла слишком глубоко, чтобы не заметить очевидное!
   - Вы так же слепы, как и остальные, - ехидно парировал мужчина, запустив руку в задний карман.
   - Что вы имеете в виду? - на этом вопросе незаметным движением приоткрыла сумочку и вынула складные ножницы, позаимствованные в магазине.
   - Вы слепо убивали всех, кто, по вашему мнению, мог быть причастен к смерти вашего отца. Это было глупо и довольно кровожадно. Но вот что я вам скажу. В своей слепой ненависти, в бесполезной мести вы зашли слишком далеко! Это все, - кинул рукой назад, где была вырыта могила. - Было не к чему! Если бы вы, дорогая искательница правды, сумели открыть глаза, то не стали бы заниматься ерундой. И не пропустили бы нужного человека, который все время был у вас под носом!
   - Что вы хотите этим сказать? Кто это человек?
   - Какая к черту разница теперь?! Считайте, что ваша Вендетта успешно завершена!
   На последней фразе мужчина показал пистолет, зажатый в правой руке. Я невольно охнула, отступая назад. Рука больно сжала ножницы, которые казались на фоне огнестрельного оружия, по меньшей мере, бесполезными. Олег сразу не заметил револьвер, и только по выражению моего лица понял, что что-то пошло не так. Он схватил Виталия за руку в районе локтя, но тот кивнул, что не собирался делать ничего дурного. Олег успокоился слегка и отпустил руку. Но теперь более пристально следил за действиями подельника
   - Зачем вам пистолет? - более глупого вопроса и придумать было нельзя. Но я была сама не своя от ощущения, что кто-то собирался лишить меня жизни.
   - Я не собираюсь убивать вас. Просто хочу быть уверен в том, что вы не сбежите от следствия.
   - А, вот в чем дело? - это была ловушка. И я опять в нее попалась. Мне грозил пожизненный срок за убийство Мартынова и Петрова. Можно было не сомневаться в наличие неопровержимых улик в доказательство виновности Кубышкиной. Об этом уже успели похлопотать те, кто в свое время убрал ненужного компаньона с пути. - И вы думаете, что я буду вот так просто стоять и ждать приезда опергруппы? - сделала два шага в сторону кустов.
   - Стоять! - рявкнул мужчина, тыча оружием на меня. - Еще одно движение и я подстрелю вас как куропатку!
   - Виталий, перестань! Это всего лишь девчонка! - Олег вновь попытался угомонить старшего брата, но в ответ получил рукояткой ствола в висок. Олег полетел замертво на землю, я остановилась как вкопанная, не успевая переваривать происходящее. - Право, я не хотел этого. Извини, брат, - он демонстративно помахал рукой тому на прощание, сам же стал надвигаться на меня.
   - Что вы собираетесь делать?! - визгнула , дрожа от страха.
   - Я передумал. Вас нужно убить. Эта история прилично подпортила мне нервы. Эти карты, письма и прочая ерунда. Кто вас надоумил вообще лезть и копаться в прошлом? - он был так близко, что адский блеск черных глаз отражался на моем бледном лице. - Все было прекрасно до вашего появления! Двадцать лет прошло и только сейчас у вас возникло желание мстить! Почему не тогда, когда следы преступления были еще свежими. Когда была возможность узнать преступника в лицо? Можете не отвечать! Благодаря вам, я начал сходить с ума!
   - Это вы убили Мартынова и Петрова? - сказала, как выплюнула, в лицо негодяю.
   - Да, я. Скрывать бессмысленно. Мертвые разговаривать не умеют. А теперь повернитесь ко мне спиной. Будьте любезны, не смотреть на меня, когда я выпотрошу ваши мозги.
   Заведя руку за спину, подготовила ножницы для атаки. Нужно было хотя бы попытаться сохранить себе жизнь, а не тут же сдаваться по велению социопата.
   - Куда вам спешить? Мы тут одни. И раз уж вам суждено убить меня, то сделайте это красиво, - Виталий приподнял бровь, что крайне напомнило мимику другого мужчины. Сердце сжалось. Теперь он лежал ничком на мокрой земле, медленно истекая кровью. - Вам же хочется очистить собственное имя от убийства, которое, как говорите, вы не совершали?
   - Это уже в прошлом...
   - Нет-нет! - воспротивилась я, поглаживая одну сторону лезвия. - Я умру, а вот вы будет жить с этим всю жизнь. И не важно, появится ли новый мститель или нет. Вы сами будете себя убивать правдой, пока не отойдете на тот свет!
   - Заткнитесь! - Виталий замахнулся пистолетом, но я вовремя увернулась, отскакивая в сторону. Был шанс убежать прочь, но я осталась. Так близко к разгадке убийства отца никогда не была. И упустить возможность узнать о том роковом дне все, никак не могла.
   - Вы злитесь, потому как я права!
   - Когда я выстрелю тебе в голову, повторишь это, ладно? - потом тихо добавил. - Когда мы пришли в себя, Андрей уже был мертв
   'В тот день, когда стало известно о пропаже Андрея, в ресторане был ажиотаж. Мы устроили торжественный вечер, пригласили множество именитых персон. За список гостей отвечал Мартынов старший. У него к тому моменту был опыт общения с элитой, он сам выходец из аристократии. Петр, который уже около года помогал Андрею с бухгалтерскими книгами, тоже принимал участие в подготовке мероприятия. День обещал быть жарким. В обеденный перерыв мы завалились в гостиную, ну, была такая комнатка при ресторане, где частенько проходили пьяные посиделки. Мы с ребятами любили уединиться там от баб, - Виталий прервался, чтобы кашлянуть. Петров в тот день плохо себя чувствовал, почти все время пролежал в гостиной на диване, но от выпивки не отказывался. Самую большую роль взял на себя Хориков, я же разбирался с поставщиками. Так вот. В обед мы все закрылись в комнате и стали дискутировать по поводу и без, используя как обычно ненормативную лексику. Мужики, сами понимаете! Мартынов косо поглядывал на сына, который с детства привык к подобным выражениям, несмотря на лучших педагогов. Ах, да! Мы были в курсе, что Петр был незаконнорожденным сыном Леонида. Но подробностей не знали. Только то, что в десять лет мальчик уехал от матери жить к отцу. И что жили те в бедности где-то под городом'.
   - Постойте! - перебила речь ресторатора. - А как же ваша поездка в Колково? Вы разве не знали, что Непутевая была матерью Петра?
   - Нет, не знал. Петр стыдился прошлого и никому не рассказывал про мать. А уж тем более мне.
   - Тогда зачем вы ездили к ней?
   - Никуда я не ездил, и в вашем, как его, Колково, не бывал!
   'Очередной тост озвучивал Андрей, он был педантом и боролся за справедливость. Во всеуслышание заявил, что ступая такими темпами, вложенный капитал смог бы несколько раз прокрутиться, обеспечив колоссальную прибыль. Мартынов зацепился за слова, брошенные Хориковым, и под шумок предложил выделить из доли каждого долю своему сыну, чтобы капитал был разделен поровну между пятерыми. Я хмыкнул, думая, что идея Леонида изначально была провальной. Кто же согласиться свои деньги безвозмездно отдать? Петров смолчал, видать, было хреново. Язва поджелудочной. Но Хориков... Дорогой Хориков промолчать не смог. Он, ставя со стуком бокал на стол, сказал, что Петр слишком мал, чтобы рационально распоряжаться финансами. А учитывая, что ресторан только начинал раскручиваться, то вверять капитал сопляку , было бы огромной оплошностью. Это он и поспешил озвучить вслух. При Петре. Тот, глотая слезы, выбежал из комнаты, хлопая дверьми, но вдогонку никто не бросился. Леонид опустил взор, ему было стыдно за поведение сына. В комнате застыла тишина. Но ненадолго. Отодвинув проблему с Петром, мы вновь пустились в споры и громкие восторженные тосты. Потом неожиданно вернулся Петр, уже в более приподнятом настроении духа, и принес поднос с добавкой спиртного. Отец поблагодарил услужливого отпрыска за внимательность, тот же спешил наполнять бокалы импортным алкоголем. Никто не обращал внимания на странное поведение мальчугана. Впрочем, на него никогда не обращали внимания. Он был в стороне. Мешался под ногами. Петров сразу отказался брать того в помощники, я последовал примеру Арсения. Только Андрей проявил сострадательность и предложил парню вести первичную документацию. Да и вообще, если бы не уважение к Леониду, то мальчугана в ресторан и ногой бы не пустили. Идти на одном уровне с малолеткой, который даже не знал, что такое финансы, бизнес, инвестиции. Да кто он был такой?! Колхозник, неуч, идиот!' - Виталий вытер пот со лба.
   'Продолжу. Внезапный приступ агрессии тоже был не замечен. И столь же внезапное успокоение. Мы были слишком увлечены делами, перевозбуждены спорами по поводу дальнейших планов. Андрей расписывал схемы, которые успел проработать дома, мы же тщательно изучали их. Все шло гладко. Однако вскоре я почувствовал себя нехорошо. Закружилась голова, стало тяжело дышать. Еще через мгновение пропало сознание. Когда пришел в себя, то увидел вокруг тела компаньонов, которые лежали так неподвижно, что поначалу решил, что они были мертвы. Я вскочил, стал метаться по комнате, пока Леонид не открыл глаза. Я понял, что выжил не один. Вслед за Леонидом в чувства пришел Арсений, который едва ли мог двигать языком. Тело его парализовало, но взор был ясен. Когда пришел черед Андрея, никто не смог озвучить страшную догадку. Как оказалось позднее, мужчина умер. Точнее, его убили. Лицо мужчины было искажено предсмертными муками, язык ввалился в ротовую полость, глаза были на выкате. Мы сразу решили, что в напитки было подсыпано отравляющее вещество. Леонид предположил, что кто-то хотел убить нас всех. Но ошибся. Спустя менее пяти минут мы узнали правду. Молодой помощник Андрея не стерпел унижений и всыпал учителю добрую порцию отравы, которая привела того к смертному одру. Нам тоже перепало, но в меньшей степени. Отделались лишь помутнением сознания и тошнотой. Арсений пролежал в реабилитационном центре полгода, чтобы заново научиться ходить.
   Но самое ужасное открытие ждало впереди. Петр сообщил, что убийство Андрея было только началом карьерного роста. И каждый, кто пожелал бы стать у него на пути, имел бы честь отправиться на тот свет. От наглого заявления сопляка я бросился на него с кулаками, но Леонид удержал тогда меня. Умолял простить парню оплошность и не губить на корню жизнь еще одного человека. В конце концов, мы сжалились над бедным отцом, который потерял много в своей жизни, и решили придумать совместный план, по которому Хориков бесследно исчез и более не появлялся. После, конечно, приходило на ум, что следовать ультиматумам Мартыновых не нужно было. Я даже пригрозил в случае чего рассказать истинную историю смерти Андрея. На что получил весьма не двузначный ответ. С тех пор, как спрятали тело Хорикова , мы становились соучастниками преступления, что означало, уголовное преследование для всех нас. Поэтому двадцать лет никто не осмеливался предать огласке нелестный рассказ, компрометирующий каждого из нас '.
   - По вашим словам, убийца отца Петр Мартынов?
   - По-моему, я довольно ясно выразился. А теперь поворачивайтесь, разговоры не к чему.
   - Напротив. Вы сказали, что убийца отмщен. Но это не так!
   - В смысле? Я собственноручно воткнул ему нож в самое сердце, так что шансов выжить у парня не оставалось.
   - Но он все же выжил
   - Что вы шепчете там?! Разворачивайтесь, живо!
   - Вы должны знать, что Мартынов не умер, как вы предполагали, - усмехнулась я, поворачиваясь спиной. Приложив ножницы к груди, продолжила. - Я была у него в доме после вас. Нашла его истекающим кровью, вызвала скорую помощь и Михаила, - описав подробно позу, в которой находился мужчина, а также мелкие подробности, которые вносили ясность в мой рассказ, заметила, как дыхание убийцы участилось.
   - Вы врете! - дуло уперлось в затылок. Я прикрыла глаза, подбирая удачный момент.
   - Как же мне врать? Если бы я знала, что Мартынов убил отца двадцать лет назад, то не стала бы спасать ему жизнь! А теперь? Теперь я знаю, что истинный убийца на свободе! Что вскоре он придет в себя и сможет рассказать, кто на самом деле совершил нападение на него!
   - Закройте рот! - что-то ударило с силой в спину, отчего я чуть не упала на землю. - Ничего вы не знаете !
   Ну, вот. Финальный аккорд был на подходе. Тело тряслось в конвульсиях, но я все же заставила себя резко развернуться, чтобы воткнуть острие ножниц в бедро негодяю. Потом бросилась на траву, подставляя руки, чтобы не сломать ребра, совершила кувырок, становясь на ноги. В этот момент Виталий выстрелил. Прикрывая уши рукой, помчалась прочь, передвигаясь зигзагообразно. В голове стоял гул от залпов, нос почуял запах пороха. Впереди показались заросли папоротника. Я ринулась туда, пригибаясь от пуль. Пуф-пуф! Остановилась. Упала на землю. Конец. Мягкая почва прикоснулась к телу. Ладони опустились и накрыли траву. Я выпустила последний выдох и рухнула. Сознание навечно покинуло разум.
   Глава 50
   - Романа, вставайте, - приятный голос донесся из потустороннего мира. Я с трудом приоткрыла глаза. Увидела обеспокоенное лицо Олега, правый висок которого был окрашен в ярко-алый цвет. Пока любовалась красивым лицом, мужчина придерживал мою голову на весу. -Романа! В ы меня слышите?
   -А? - тоненьким голоском проронила я, ощущая мужские пальцы на затылке.
   - Живая, и, слава Богу, - выдохнул Романов, приглаживая растрепанные кудри.
   Несмотря на интимность момента, который случался не так часто, я опять все испортила. Резко отпрянула в сторону, подскакивая на месте, при этом умудряясь оттолкнуть от себя брюнета. Тот не удержался и упал на землю, поменявшись со мной местами. Я же, восстановив равновесие, осторожно осмотрелась. Поблизости Виталия не было. Возможно, он прятался где-нибудь, пока на сцену выходил второй солист. Запах гари заставил повернуться и посмотреть в сторону, где подымались клубы дыма. Действительно, левее разгоралось пламя, частички огня которого разносил ветер по округе. В небе творилась звездная феерия.
   - Отойдите! - вскрикнула, завидев, как Олег поднялся с земли. - Я живьем не дамся, так и знайте !
   Романов слегка приподнял губы в улыбке, останавливаясь на приличном расстоянии от меня. Я так и не взяла в толк, отчего у мужчины был повод для усмешек. Я в свою очередь пылала огнем.
   - Что смешного?! - бросила в лицо, раздувая ноздри.
   Он еще больше стал лыбиться, распыляя пламя внутри. Я стиснула челюсти и стала дергаться на месте, чтобы запутать противника и сбить его с толка. Как безумная металась то вправо, то влево. Волосы ходили взад-вперед, бешеный взгляд пробегал по окружающим предметам.
   Куда? Куда бежать? Как спасаться? Что делать? Неожиданно застыла, глядя, словно в замедленной съемке, как с травы, на расстоянии пяти метров, встает мужской силуэт. Черная голова обернулась в мою сторону, я же вскрикнув что-то типа 'ложись', бросилась на Олега. Повалившись на траву, больно ударилась локтем. Прокричала от боли. Олег перевернул меня на спину, укрывая своим телом от новых выстрелов. Когда канонада закончилась, Виталий рухнул на землю, пистолет мягко приземлился в болотную топь. Следователь быстрым рывком сполз с меня и побежал к брату. Тот лежал трупом. Точнее, без движений. Я осмелилась подняться. Спину сводило от удара. Потянувшись, поковыляла к месту преступления. Затем, поразмыслив, развернулась и, что было сил, рванулась с места. Каменная тропа находилась неподалеку. Возможно, удалось бы остаться живой, хоть и изрядно покалеченной.
   Еле перебирая ногами, приближалась к заветной дороге. Чувство самосохранение придавало энергии. Не жалея себя, все ускоряла и ускоряла темп, пока голос Цезаревича не сбил с пути.
   'Вы забыли кое-что'.
   'Что? Что я забыла'? - пришлось остановиться, чтобы отдышаться.
   'Письмо'.
   'От вас'?
   'Да'.
   'Что в нем'?
   'История'.
   'Какая история'?
   'История карточной принцессы'.
   Какая еще карточная принцесса? Пронеслось в голове. Но размышлять было некогда. Юлий послал меня на верную смерть. Прямо в руки настоящему убийце. Разве можно было ему доверять? Вновь возобновила движение, кряхтя от боли в позвоночнике и руке.
   'Вы никогда не узнаете правды, если не вернетесь'.
   Боже! Он издевался надо мной?! После всего, что пришлось пережить, история про карточную принцессу вообще мало меня интересовала! Нужно было уносить ноги, пока один из Романовых не выпустил пулю в лоб! На горизонте показался ручей. Я приостановилась. Смятение сковало душу. А и вправду. Юлий был прав. В истории о трех крестах было много странного, недосказанного. Судя по разговору с покойным Виталием, сделала вывод, что тот не был причастен к раскопкам и картам в целом. Это организовал кто-то другой. То, что Романов убил Петра и Валерьяновича, было неоспоримо. Он сам признался. Но насчет Вендетты... Я повернула голову и с горестью посмотрела назад. Неужели придется возвращаться?
   - Вернулась? - Олег не поднимал головы, впрочем я не сразу того обнаружила.
   - Что вы там делаете? - приблизившись к яме, спросила я.
   - Провожу осмотр, так подойдет? - показалось, или обида просочилась вместе с речью из уст красавца?
   - И что интересного удалось выяснить? - присела на корточки, потирая ушибленное место, одновременно таращась на макушку возлюбленного.
   - Вы куда-то собирались, - Олег явно не желал продолжать диалог.
   - Решила вернуться, - буркнула под нос, пытаясь разглядеть действия красавчика.
   - Если вы думаете, что я стану марать руки, убивая вас, то то - Романов младший запнулся, потом нагнулся и проронил. - Вот черт!
   - Сам черт! - обиделась я.
   - Вы и вправду такая или специально прикидываетесь? - разозлился милиционер, поднимая голову. В руке у него был зажат конверт.
   - Что это? - пролепетала я. - Дайте мне посмотреть!
   - Ну, уж нет! Это вещественное доказательство! Никаких гражданских! попытки вырвать конверт из рук сыщика не возымели успеха.
   - Отдайте, это мне!
   - Вам? Хм... Сейчас посмотрим! - с легкостью разорвав белую бумагу, Олег достал сложенный в четыре раза лист, умудрившись держаться за самый кончик конверта, чтобы не уничтожить отпечатки пальцев. Усмехнулась самонадеянности сыщика.
   От безысходности метнулась в сторону, подхватила рукой лежащий пистолет и, наставив курок на голову Романова, произнесла:
   - Письмо, пожалуйста.
   Тот перевел удивленный взгляд на дуло револьвера, поднял брови, сморщил рот и отдал письмо, демонстративно закатывая глаза и поднимая руки кверху. Я схватила бумагу, жестом велев следователю, не сметь выползать без моего согласия и, устроившись на мягкой травке, стала вчитываться в пробегающие строки.
   Медленно осознание происходящего стало впечатываться в мозг. Черные буквы разбегались по странице словно муравьи. От напечатанного текста захотелось взвыть, но я продолжала читать. Ибо то, что было написано, стало настоящим откровением, а история карточной принцессы открыла вещи на многие моменты моей жизни
   'Милая Романа!
   Я сердечно поздравляю Вас с тем, что Вы достойно прошли весь путь от начала и до конца, Вы моя гордость по праву! Ваш душевный огонь, наконец, вырвался наружу, благодаря чему внутренний стержень стал закаленным как сталь. Перед вами нет преград, ступайте смело по жизни! Я всегда буду идти рядом. Отчасти таков и был мой план. Но все по порядку.
   Вы сразу спросите себя: 'Что означают эти слова?'. Но ответ на вопрос уже в вашей голове. Слышите? Вы удивлены? Не стоит. Последний недостающий элемент картины открылся Вам в этот момент, поэтому шедевр воссоздан. Любуйтесь!
   Все еще теряетесь в догадках? Тогда придется рассказать историю карточной принцессы, как впрочем, и обещал ранее.
   История началась в далеком одна тысяча девятьсот девяносто пятом году, когда произошло убийство родного отца Принцессы. После ужасных событий, Принцесса лишилась рассудка и была заточена в специализированное учреждение для восстановления психически устойчивого состояния. К счастью ли или нет, Вам решать, именно в этой клинике состоялось роковое знакомство Принцессы и Слуги, который также попал в данное учреждение не по собственной воле.
   Тут немного придется пояснить. Мальчик со сверхспособностями всегда пугал родителей, сверстников и, в особенности, докторов. В столь юном возрасте он обладал в совершенстве техникой гипноза, а также практиковал телекинез. В те годы данные таланты были не в моде, поэтому большую часть детства и отрочества Слуга был вынужден проводить в белых стенах психиатрического дома.
   Вернемся же к рассказу!
   Слуга, узнав о судьбе, которая была еще хуже его участи, поклялся Принцессе навечно быть ее подданным, защищать ее от невзгод и, когда придет время, отомстить негодяям за смерть отца. Чтобы восстановить покинутый разум, Слуга помог Принцессе избавить голову от болезненных воспоминаний, стерев их бесследно. Когда пришла пора расставаться, Слуга вложил частичку себя в душу Принцессы, которая отныне навечно становилась его второй половинкой. Так произошло зарождение любви и преданности, которые томились в ожидании целых двадцать лет. Именно столько времени понадобилось Слуге для того, чтобы осуществить план возмездия.
   Это была предыстория, как Вы понимаете. Возможно, в некоторых персонажах Вы узнаете знакомые лица. Не пугайтесь, прошу Вас. Уже все позади. Ваше мужество даже прочнее, чем я предполагал!
   Вопрос 'зачем?' уже исчерпан, перейдем к следующему - 'как?'.
   Видя, как Вы спускались все ниже и ниже по лестнице жизни, я решил, что час настал. Первым шагом было знакомство с Вашей близкой подругой, загипнотизировать которую не составило труда. Дав ей ценные установки, запустил первый механизм в действие. Как и планировалось, Владислава выполнила в точности мои наветы, отвезла Вас в город, познакомила с первым соучастником убийства и скрылась с господином Романовым, чтобы в конце подложить ему сумку с украденными деньгами. Вы спросите, зачем нужно было это делать? Отвечу. Виталий Романов был не в адекватном психическом состоянии в последнее время, поэтому, чтобы не нарушать ход расследования, я временно поместил социально опасного типа в камеру. Когда пришел нужный момент, выпустил того на свободу, что чуть не убило Вас. Теперь Вы понимаете, что этот ход был просчитан заранее?
   И вновь Вы верно подметили! Да, Олег Романов тоже был частью плана. В ночь Вашего знакомства он получил звонок от лучшего друга, имя которого Вам знакомо, и примчался в ресторан 'Карат', думая, что старшему брату грозила опасность. По телефону сообщили, что внутри здания могли находиться потенциально опасные элементы. Необходимо было проверить каждого, чтобы обезопасить публику, пришедшую на праздник. Так Олег Юрьевич оказался в нужном месте и в нужный час.
   Но, я немного просчитался, поэтому пришлось еще раз организовывать встречу в парке. После чего заминок не было. Вы нашли конверт, заинтересовались картой, механизм номер два был пущен в ход. Чтобы облегчить Вам поиски, приставил к Вам опытного сыщика, который не в меньшей степени, чем Вы, хотел узнать, чьих рук было это дело. Да, пришлось немного постараться, чтобы Романова отстранили от службы. Но так было нужно.
   Хочу восхититься Вашей проницательностью, ведь Вы не упустили ни одной мелочи в ходе расследования! Ваш ум заточился, что несказанно радует меня, как Вашего неизменного поклонника.
   Вы спросите, что случилось с Владиславой? Ничего страшного, отвечу я. Распутный образ жизни, который она вела, ни к чему хорошему не привел бы. Ваша дружбы не благоприятно влияла на Вас, поэтому пришлось применить одну из техник гипноза, чтобы слепить новую личность, которая, кстати, получилась вполне достойной. К тому же, она стала случайным свидетелем, который не умел, или же не хотел хранить чужие секреты. В доме Ваших родителей лежала книга моего авторства с личным автографом, специально для Вас. Владислава поспешила сообщить Вам о находке. Но я вовремя вмешался. Иначе финал получился бы другой.
   У Вас остались еще вопросы? Ах, это! Признаться честно, это была ошибка с моей стороны. Я полагал, что пришел час расплаты, но не учел всех обстоятельств по делу. Поэтому совершив задуманный план, только запутал карты и позволил недостойным пользоваться чужими деньгами. Непутевая получила с лихвой за порождение зла, но такова судьба. Она не всегда благоволит достойным.
   Механизм под названием 'установка на смерть' был под номером три. Как Вы поняли, это был последний этюд плана, в котором Виталий Романов предстал оружием мести. Я поспособствовал его гневу, совершив несколько звонков от имени Петрова и Мартынова. Таким образом, мы приблизились к финалу истории.
   У Вас остались еще вопросы? Молчите? Это верный знак того, что Вам необходимо подумать. Я же буду с нетерпением ждать того часа, когда мы вновь встретимся. Но уже в новом статусе. Считайте это моим подарком, к которому я готовился двадцать лет.
   Итак, я не прощаюсь, а говорю 'до свидания '.
   Покорный Слуга'.
   Я откинула письмо в сторонку, еще не понимая до конца смысл написанного. На шее пульсировала венка. Звук биения сердца перекрывал учащенное дыхание. Пистолет опустился на землю. Я внимательно посмотрела на Олега. Так мы были марионетками и только? Играли те роли, которые от нас ожидали? Карие глаза смотрели в упор, не различая, о чем думал визави. Я действительно не могла прийти в себя. Все время проворачивала фразы, написанные на простом листе бумаги, не зная, как реагировать на ту правду, которую отчаянно искала. Юлий красноречиво разложил все по полочкам, но я не могла представить, что данная история была частью моей жизни.
   Олег, заметив отрешенный взор напарницы, выскочил из ямы, аккуратно пристроился подле меня, глядя, как руки теребили лист бумаги. Он молчал. Я тоже. Но я знала. А он нет. Боже! Я ведь не хотела знать это! Как теперь стоило жить, зная правду? По моей вине погибло четыре лица. Пускай они были негодяями, но все же! Я опустила голову, чтобы разрыдаться, но тут неожиданно заметила приписку внизу на обороте страницы.
   'П.С. В конверте находится чек. Он предназначен для Олега Романова. Он спас вам жизнь, значит и мне тоже. Кстати, можете его заверить, что отпечатков пальцев он не найдет'.
   - Конверт, - хриплым голосом произнесла я.
   - Что?
   - Достаньте из конверта чек, - Олег подчинился и вытянул из него бумажку, слегка помятую у краев.
   - Это что?
   - Это вам от от... Это просто вам, - не было даже сил объяснять, в связи с чем был сделан жест доброй воли.
   Олег перевернул бумажку и обомлел.
   - Где вы его нашли?!
   - Как я могла его найти? Вы же сами видели, что он лежал в конверте! - организм начинал пробуждаться от оцепенения.
   Злость, наихудшее чувство среди человеческих пороков, стала растекаться ручьями по венам. Истина состояла том, что меня жестоко использовали. Включили в актерский состав спектакля, не желая поинтересоваться о моей воле. Цезаревич играл со мной, манипулировал, меняя сознание. Как можно было доверят ему? Судя по его рассказу, он влез в мою голову и стер воспоминания. Кто мог дать гарантии, что он не врал? И эти глупые псевдонимы! Подумать только! Принцесса и Слуга! Истеричный смех подступил к горлу. Да он был самым настоящим психом, если действительно провернул эту аферу! Ненормальным, больным социопатом! Стоп! Я опешила. О каком подарке шла речь? И что за книга лежала в доме родителей, что так заинтересовала Владу? И о каком новом статусе говорилось в письме?
   - Дайте свой телефон, - правая нога нервно задергалась над пропастью, в то время как Романов доставал аппарат из кармана брюк.
   - Если насчет подкрепления, то я уже позвонил.
   Я не слушала, пальцы быстро набирали клавиши знакомого номера. В трубке послышался гудок. Застыла в ожидании. Ну же! Снимите трубку! Ну же! Я была близка к очередному сумасшествию!
   - Алло.
   - Дашка?! О, Боже! Дашка! - еле удержалась от рыданий. - Потом, потом, все потом! - губы тряслись от эмоций, красивый закат только навевал меланхолии. Вдали послышался рев сирены пожарной машины. - Дай мне маму! МАМУ! - через двадцать секунд подошла мама. -Я поняла, поняла! Но, не сейчас! Скажи, кто мм... с кем отец заключил брачный договор! Ты знаешь его фамилию? Не расслышала! Как?! Ты точно не ошиблась? Уверена? Спасибо!
   Я нажала на кнопку разъединения связи. За спиной раздались мужские голоса и рычание собак. Пожарники включили шланги, пытаясь потушить очаг возгорания. Но уже горели торфяники. Громкие голоса кричали повсеместно. Вскоре место преступления оцепило несколько десятков оперативников. Олег двинулся им навстречу, один из ментов, надетый в белый халат, подлетел к убитому и стал щупать пульс. Затем накрыл тело белой простыней. Холодный собачий нос уткнулся в спину. Я подгадила гладкошерстного лабрадора, почесала ему шею, и он удовлетворенный ласками пошел дальше. Стряхнула с пальцев шерсть и стала наблюдать за суетой происходящего с каким-то необъяснимым отречением. Будто меня это не касалось. На экране сотового несколько раз высвечивался номер Дарьи, но я не снимала. Вся жизнь пролетала перед глазами. Карточная принцесса. Как поэтично. Теперь карточный мир с треском рушился, как того пожелал сам господин Цезаревич.
   Продолжая сидеть на месте и размахивая ногами, подкидывала мокрый песок, хватаясь за стенку могилы. На тело навалилась лень. Обессиленная, упала на траву.
   - Романа, все в порядке? - неожиданно произнес мужской голос позади меня. - Приехала машина скорой помощи, вам нужно пройти осмотр.
   - Я в порядке, - отмахнулась от предложения сыщика, желая побыть в одиночестве.
   - Да вы вся в крови! - прикрикнул Олег, пытаясь взять мою кисть. - Вам нужна медицинская помощь!
   - Ничего мне не нужно! - вспылила, вырывая руку. - Почему все решили, что могут решать за меня? Что надо и не надо?!
   - Успокойтесь! Я прекрасно понимаю, что вам не просто! Не каждый день видишь трупы и убийства.
   - Да при чем тут это?! - в конец вышла из себя. - Я только что узнала, за кого отец выдал меня замуж! А это, поверьте, страшнее ваших трупов и убийств!
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"