uncle root: другие произведения.

Гарри Поттер и очередной Оверлорд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После того, как Гарри взорвал часть Литтл Уингинга, банда миньонов забрала его в Нижний Мир, где он начал изучать нелегкую профессию Оверлорда.

  Это резервная площадка, в первую очередь текст выкладывается здесь: http://www.fanfics.me/index.php?section=3&id=71896
  
  
  Зло всегда находит дорогу
  
  
  Гарри мог с уверенностью сказать, что это лето обещало быть ужасным.
  
  Как он это определил? Ну, для начала, ещё даже не наступила вторая неделя каникул, а он уже был прижат к стене дружками-громилами своего кузена Дадли, намеревавшимися поколотить его до беспамятства. Он в прямом смысле слова был зажат между молотом и наковальней, и это его весьма напрягало. Тем не менее, он не испытывал особого страха перед этими хулиганами, ведь Гарри был волшебником и имел достаточно сил, чтобы заставить их в панике убежать.
  
  Пирс Полкисс, который держал Гарри, давно уже перестал выглядеть тощим после того, как по примеру Дадли занялся боксом, и теперь был жилистой опасной машиной для тумаков, хотя по чертам его не располневшего ещё лица было заметно, что не так давно он был таким же хилым, как и Гарри.
  
  — Ну, Поттер, — усмехнулся Пирс, — Дадли на днях упомянул, что ты покидаешь нас этим летом, так что мы с пацанами решили сделать тебе прощальный подарок.
  
  Парни за спиной Пирса, чьи имена никогда не интересовали Гарри, хихикнули над этой глупой шуткой.
  
  — Это так мило с твоей стороны, Пирс. И что же ты подаришь? Явно не храбрость, ведь ни у кого из вас её нет, — ответил Гарри.
  
  Пирс зарычал и сильнее прижал Гарри к стене, получив только раздраженный выдох в ответ.
  
  Вы, наверное, удивляетесь, почему, если Гарри был волшебником, он не наколдовал себе выход из этой ситуации? По одной простой причине — Гарри считался пока ещё несовершеннолетним в магическом мире и поэтому не мог применять магию вне школы, не получив впоследствии проблем. И хотя он был уверен, что Министерство проявит снисходительность в наказании спасителя волшебного мира (если вообще будет наказывать), что-то настойчиво подсказывало ему, что они захотят получить официальное заявление от Гарри в поддержку идиотских действий Скримджера и Амбридж. Выбор у Гарри был невелик: или спастись от хулиганов и задолжать Министерству услугу, или получить тумаков, но не дать Министерству использовать его.
  
  И никто из них не заметил ничего необычного в мальчике, которого они собрались поколотить, пока стена, к которой был прижат Гарри, не треснула с громким звуком. Чёрная аура окутала тело Гарри, он, казалось, стал внезапно на фут выше и значительно шире в плечах, а также его обычно зелёные глаза теперь злобно светились красным. Пирс и его банда сразу решили, что они срочно должны быть... в любом другом месте, но не здесь. Но прежде чем они успели отдалиться больше чем на несколько шагов, ярость Гарри буквально взорвалась. Взрыв чистой магической энергии выплеснулся из него вместе с отчаянным воплем. Хулиганы и половина здания, к стене которого был прижат Гарри, были полностью уничтожены.
  
  Гарри стоял, уперев руки в колени, тяжело дыша и пытаясь успокоиться. Когда он осмотрелся, то пришёл в совершенное недоумение от разрушений вокруг себя. Как он мог сделать это? И даже не столь важно, как именно у него это вышло, но одно Гарри знал точно — нужно убежать, пока никто из Министерства Магии не появился для расследования.
  
  К несчастью, адреналина в его крови хватило всего на несколько шагов, прежде чем магическое истощение безжалостно остановило Гарри и бесцеремонно бросило его на землю. Вот же отстойное невезение! Это было последней связной мыслью Гарри, прежде чем он свалился без сознания от изнеможения. Последним, что он успел заметить, было похожее на домового эльфа существо, и "Маста?", произнесенное скрипучим голосом этого странного создания, было последним, что он слышал.
  
  Когда Гарри затих, эльфоподобное существо подползло поближе к нему, явно опасаясь ещё одного взрыва. Оно тащило дубинку и было одето в набедренную повязку и рваную рубашку. Не увидев явной опасности, создание встало и завопило кому-то за своей спиной "Всё чисто!", вызвав этим воплем ещё десяток таких же существ, которые быстро рванули к упавшему волшебнику, создав нестройный хор грубых голосов, повторявших "Маста, маста!", ощупывая его. Еще одно создание, шедшее позади толпы, приблизилось медленным шагом — оно явно было очень старым, если горб, белые волосы, жидкая бородёнка и множество шрамов позволяли сделать такой вывод.
  
  — Х-м-м, и что у нас тут такое? — спросило старое существо; спрашивало оно больше самого себя, потому как все остальные были слишком заняты сбором кусков мусора, попытками надеть их, или стукнуть ими ближайшего соседа. Оно подняло одну руку Гарри, и разочарованно отпустило её, позволив упасть на землю.
  
  — Слишком тощее тело без мускулов, достойных упоминания, но это можно легко исправить. Гораздо более впечатляющим был взрыв магии, которому мы были свидетелями. Возможно, возможно... в любом случае, окончательное решение примет Башня. Миньоны! Забирайте мальчика в Нижний Мир!
  
  Миньоны, так эти существа, по всей видимости, назывались, быстро подчинились с хоровым воплем "Да, Гнарл!" и, подняв бессознательное тело мальчика своими чешуйчатыми руками, потащили его к гигантским круглым вратам, которые появились из ниоткуда в близлежащем парке. Гнарл отвернулся от миньонов, задумчиво разговаривая сам с собой.
  
  — Да, конечно, человек с настолько сильным магическим ядром определённо будет хорошим кандидатом для Повелительства. В конце концов, Зло всегда находит дорогу.
  
  
  * * *
  Гермиона Грейнджер всегда была "ранней пташкой", потому как она считала время, не потраченное на учёбу, потерянным. Впрочем, излишне часто её утренние занятия были посвящены сохранению её друзей (а именно Гарри Поттера) в живых, но общее расписание утра оставалось неизменным.
  
  Посему, она совсем не была удивлена, обнаружив себя на кухне в одиночестве, проснувшись одним ранним утром на каникулах в доме своих родителей. Потягиваясь и зевая, она посмотрела на настенные часы, которые показывали без четверти пять утра. Это было рановато даже для неё, но она пожала плечами, отбрасывая беспокойство, и направилась к буфету, из которого достала коробку хлопьев и миску, а в завершение — пакет молока из холодильника. Гермиона пыталась, даже несколько раз, сделать сюрприз своим родителям и приготовить завтрак на всю семью, но после того, как эти попытки закончились неловкими, неудобными и ненужными визитами пожарной бригады, она признала своё поражение и остановилась на той еде, готовка которой не вызывала опасность случайно спалить весь дом.
  
  Когда она села за стол, то обратила внимание на две газеты, лежавшие на нём. Кроме выбора, прочтение какой из книг отложить на потом, наиболее сложным ежедневным выбором Гермионы обычно было то, какую газету читать в первую очередь — магическую или маггловскую. Решив, в честь каникул, начать чтение с маггловской прессы, она ещё раз размешала свою первую миску хлопьев, взяла газету и начала читать. На самой первой странице The Times была большая фотография под заголовком "Шестеро возможно погибших в террористическом акте". Гермиона ощутила, как острый приступ страха скрутил её внутренности, когда она просмотрела эту статью — половина здания полностью испарилась, в то время как оставшаяся часть выглядела нетронутой. Такой аккуратный результат, по её мнению, мог быть работой только одного, особенного террориста — наиболее страшного тёмного волшебника современности, Лорда Волдеморта.
  
  Гермиона поймала себя на мысли, что затруднилась бы ответить, что же было хуже: смерть шестерых человек или факт, что смерть несчастных магглов её эмоционально не затронула.
  
  Встряхнув головой, чтобы отбросить ненужные мысли, Гермиона продолжила читать статью. В сухом виде там излагались факты, что "неподалёку от Лондона взорвалась бомба, при этом, возможно, убив шестерых местных подростков". Подозрения эти базировались только на том, что все шестеро вчера так и не пришли домой. Газета предполагала, что "подростки, возможно, находились настолько близко к взрыву, что их тела были полностью уничтожены"; хотя была и вероятность, что они были похищены. Для Гермионы это выглядело совсем сомнительной теорией, подтверждавшей магическое происхождение взрыва — Министерство было ужасно в своём замалчивании атак Волдеморта на магглов.
  
  Тем не менее что-то за этим фальшивым прикрытием пробудило подозрения Гермионы после чтения данной статьи. Что-то подсказывало ей, что это произошло с Гарри, но она не могла сформулировать свои ощущения увереннее. Подумав, что она могла, наверное, пропустить какие-то мелкие детали, она решила перечитать статью ещё раз — и буквально во втором абзаце увидела слова, заставившие её кровь заледенеть: Литтл Уингинг.
  
  Гермиона не просто так считалась умнейшей ведьмой своего возраста, но и не нужно было быть гением, чтобы заметить точное соответствие, с которым этот подозрительный взрыв произошёл именно в том маленьком пригороде, где проживал самый важный для Магической Британии волшебник. Отбросив маггловскую газету в сторону, она развернула "Ежедневный Пророк", надеясь, что её страхи — не более чем страхи. Главная новость доказала ей обратное.
  
  МАЛЬЧИК-КОТОРЫЙ-ВЫЖИЛ ИСЧЕЗ?
  
  Вчера поздним вечером, магический взрыв ударил по маленькому городу Литтл Уингинг. Выброс энергии был настолько силён, что был зафиксирован даже в Министерстве Магии в Лондоне, которое немедленно отправило отряд авроров для расследования происшествия. То, что обнаружили авроры, было сценой полного разрушения — магический взрыв полностью уничтожил половину здания, и, согласно результатам предварительного расследования, убил шестерых маггловских подростков, находившихся поблизости.
  
  Гораздо более важен тот факт, что этот пригород — место проживания Мальчика-Который-Выжил, Гарри Поттера, и судя по всему, он исчез с лица земли. Мр.Вернон Дурсли, опекун мр.Поттера, ответил нам на наш вопрос о местонахождении мальчика-который-выжил следующее: "Я понятия не имею, куда делся мой ненормальный племянник, и я не хочу видеть типов вроде вас в своём доме. Более того, я рад, что не буду видеть его поганую рожу уже сейчас."
  
  Также выяснилась некая тревожная информация — авроры, исследовавшие место происшествия, сообщили, что магия, использовавшаяся для разрушений в Литтл Уингинге, не похожа на что-либо виденное ранее. Это было не заклинание, а огромный выброс чистой магической энергии. Автор статьи сделал несколько предположений в попытках объяснить произошедшее. По одной из версий, Мальчик-Который-Выжил попал в стрессовую ситуацию, которая вызвала у него сильный всплеск эмоций, и, не имея возможности легально применять магию, он дошёл до состояния, схожего с детским стихийным выбросом, но гораздо большей силы. И хотя реакция опекуна, можно сказать, подтверждает эту теорию, тот факт, что ни тела, ни каких-либо других останков мистера Поттера не было обнаружено на месте происшествия, делает её несостоятельной, и тем более не объясняет наличия странных магических следов.
  
  Продолжение на стр.4 ...
  
  Всхлипнув "Гарри...", Гермиона подумала, что она сможет отыскать то, что не нашли авроры — она даже была уверена в этом. Да и ради своего лучшего друга, она должна посетить место происшествия. Также нужно было оповестить Рона, потому что он, скорее всего, до сих пор находился в коме, которую сам именовал "сном". Приняв решение, Гермиона быстро написала записку своим родителям, и приклеив её на холодильник, бесшумно вышла из дома и аппарировала к "Норе", дому своего другого лучшего друга, Рона Уизли, и его семьи.
  
  
  * * *
  Тем временем, глубоко в Нижнем Мире, Гнарл и миньоны стояли, наблюдая, вокруг лежащего без сознания Гарри Поттера. Миньоны толкались и пихались, стараясь разглядеть получше молодого волшебника, лежащего на постели в Личных Покоях. Гнарл, конечно же, проявлял больше сдержанности, чем его молодые компаньоны, но посчитал необходимым выпнуть одного из самых буйных миньонов в холл, когда тот стал вести себя слишком раздражающе.
  
  Гнарл сделал себе в памяти пометку отправить этого буяна чистить Норы на месяц, затем повернулся обратно к мальчику. Выбор Нижним Миром нового Оверлорда удивлял его. "Из всего, что я успел узнать о нём," размышлял Гнарл, "он есть полная противоположность Злу с любой стороны. И это не говоря уже о том, что он слишком молодой, моложе, чем любой из рекрутов до него...". Тем не менее, врата Нижнего Мира отправили миньонов и Гнарла в этот маленький город, в котором был только один волшебник в окрестностях. Взрыв магической энергии сильно помог миньонам найти своего возможного нового повелителя, они добрались до него гораздо быстрее, чем обычно. К тому же, несмотря на то, что мальчик источал зловоние "светлой" магии, взрыв магической энергии был замечательно... яростным. И хотя ярость совершенно недостаточна для Зла (да-да, именно Зла с большой буквы!), она показала, что мальчик действительно обладает потенциалом чтобы стать новым Оверлордом.
  
  В данный момент, правда, кандидат больше походил на бревно: столь сильный энергии опустошил его физически и ментально, и он провалился в сон на ближайшие сутки. Гнарл не ожидал, что состояние мальчика хоть сколько-то изменится в ближайшее время, а посему повернулся, чтобы покинуть Личные Покои, и был вынужден пригнуться, уворачиваясь от вазы, пролетевшей на месте его головы.
  
  — Снотраг! Ещё одна ваза — и я сброшу тебя в реку душ! Уговаривай потом Мортиса выловить тебя!
  
  
  * * *
  Гермиона сидела, всхлипывая, в гостиной в доме Уизли. После аппарации к дому своего второго лучшего друга, Рона Уизли, и после того, как она смогла его разбудить и объяснить, что случилось, они вместе аппарировали на место магического взрыва в Литтл Уингинг. Пока Рон направился прямо к большому кратеру, Гермиона замерла в раздумьях. Хоть она и взяла на себя инициативу посетить вместе с Роном место происшествия, она ощутила сомнения: если они найдут что-то, подтверждающее кончину Гарри, то... Гермиона не была уверена, что сможет перенести это. А если они не найдут ничего, то несомненно, это будет подтверждать теорию о похищении Гарри, Волдемортом или кем-то ещё, и в этом варианте развития событий тоже не было ничего хорошего. К счастью, её задумчивость была нарушена хлопками аппараций, и вздрогнув, она увидела всё остальное семейство Уизли, которые прибыли, даже не успев полностью одеться после сна.
  
  Все они предложили ей свою помощь, и одного этого было достаточно, чтобы слёзы потекли ручьём, но она смогла взять себя в руки и направилась через маленький парк к зияющей дыре в аллее. По пути она обратила внимание на странный камень, большой и полуночно-чёрный, который был окружён четырьмя камнями поменьше такого же цвета и фактуры. Она подумала, что надо бы исследовать эти находки, но Уизли обратили её внимание на первостепенную проблему. Она обнаружила, что ищет способ отвлечь себя от стоящей перед ней трудной задачи. Но даже когда семейство Уизли решило, что Гарри по-прежнему жив, и вернулось в "Нору", эти подозрительные камни продолжали занимать её мысли. "Что-то действительно не так с этими камнями" размышляла Гермиона, настолько погрузившись в свои мысли, что даже не заметила Рона, вошедшего в комнату и севшего рядом с ней в подавленном настроении.
  
  — И что же мы будем делать, Гермиона? — тихо спросил Рон.
  
  — Я не знаю... — ответила она машинально и также тихо. Все её мысли занимали таинственные камни, и размышления о возможной их природе помогали ей сдерживать своё горе. Их цвет был слишком равномерным, чтобы иметь природное происхождение, и взаиморасположение камней указывало, что кто-то поставил их так по какой-то причине. "Ну хоть какая-то уверенность. Мне нужно тщательно рассмотреть их", решила она. Однако, Гермиона не была уверена, что у неё хватит духа снова посетить это место, и нуждалась в эмоциональной поддержке. И хотя Рон был славным малым, он точно не был особо эмоциональным человеком, и не смог бы сильно помочь в её попытках определения природы загадочных камней. Тем не менее она знала одну особу, на которую могла рассчитывать, и к счастью, та жила неподалёку.
  
  — Рон? Можешь попросить папу вызвать по камину дом Луны? Мне нужно поговорить с ней. — В ответ на его вопросительный взгляд, Гермиона коротко ответила: — Поболтать о девичьем.
  
  Как и ожидалось, Рон потерял всякий интерес и отправился искать своего отца. И пока Гермиона ждала, она размышляла о Луне Лавгуд. Безусловно, взгляд Луны на мир был... необыкновенным, мягко говоря, и её эксцентричные убеждения часто смущали и озадачивали Гермиону, но всё-таки Луна не даром была в Доме Рейвенкло. Она была одной из умнейших ведьм своего возраста. И кто знает, может, иная точка зрения поможет взглянуть на ситуацию под другим углом.
  
  Вернулся Рон. — Мистер Лавгуд сказал, что будет рад, если ты придёшь к ним.
  
  Сказав это, Рон с унынием на лице упал в одно из кресел, и Гермиона на минутку засомневалась, что, возможно, ей стоит остаться и составить ему компанию. Но она уже договорилась пойти к Луне, и было бы невежливо остаться, так что она обняла Рона и покинула комнату.
  
  Когда она вышла из камина на кухне Лавгудов и осмотрелась, её природное любопытство победило отчаяние. Как она и ожидала, дом Лавгудов отражал эксцентричный склад ума жившей здесь молодой девушки — все полки, столы и шкафы были заполнены странным и причудливыми вещами, о которых Гермиона в лучшем случае читала и для которых она никак не могла придумать способ применения. Гермиона обнаружила, что, как и предполагалось, отец Луны был таким же чудаковатым, как и его дочь, и когда он вошёл в комнату в рубашке с нашитыми перьями, она не особенно удивилась.
  
  Произнося "Меня зовут Ксенофилиус Лавгуд. Луна на втором этаже, вторая дверь слева.", отец Луны взял руку Гермионы в свою. Гермиона сердечно пожала её, подумав, что, возможно, он нормальный человек (вероятно, рубашка — это подарок Луны?), но это оказалось поспешным выводом, потому что, когда она открыла дверь в холл, он сказал "Будь осторожна, не попадись Балтурсам, пока поднимаешься, они сотворят ужасные вещи с твоим желудком." Гермиона поднялась по лестнице и вошла в комнату Луны, которая поприветствовала её в своей обычной мечтательной манере.
  
  — О, привет, Гермиона, садись где хочешь. — Гермиона решила присесть на кровать. Луна, возможно, была эксцентричной особой, но она обладала даром заражать своим настроением окружающих, и впервые за последние часы Гермиона смогла расслабиться — благодаря мечтательной манере поведения своей подруги. Луна пересела напротив Гермионы, пристально глядя на неё и приготовилась слушать, так что та смогла углубиться в подробности своего беспокойного утра. И говоря о подробностях, Гермиона действительно углубилась — её рассказ занял почти два часа, включая гипотезы о произошедшем и теории о выживании Гарри. Луна, как обычно, оставалась бесстрастной всё то время, пока Гермиона рассказывала. И хотя Гермиона была признательна ей за возможность выплеснуть свои эмоции (она даже рыдала на руках у Луны в момент рассказа о найденном на месте взрыва магическом следе Гарри), она беспокоилась, что Луна по-прежнему никак не отреагировала на новости.
  
  И когда Гермиона закончила свой монолог, Луна моргнула.
  
  — Ясно. Гермиона, я, пожалуй, согласна с твоей теорией о том, что Гарри жив, потому что Ты-Знаешь-Кто немедленно оповестил бы весь магический мир о произошедшем. Похищение выглядит более вероятным, потому что взрыв такой силы должен был оставить Гарри без сознания. Мы можем вернуться на место происшествия, прежде чем магические следы рассеются? Возможно, я смогу пролить некоторый свет на случившееся.
  
  — Это и есть причина, по которой я пришла к тебе, — ответила Гермиона. — Я знаю, что сейчас не могу мыслить трезво, а потому нуждаюсь в твоей помощи. Да и само дело выглядит слишком подозрительно и таинственно — может быть, там были какие-то магические существа, о которых даже ты ещё не знаешь?
  
  Луна ответила с лёгкой улыбкой,
  
  — Я рада, что ты столь высокого мнения о моём стиле мышления и помнишь про мозгошмыгов, Гермиона. В таком случае мы должны идти.
  
  Гермиона кивнула и встала, собравшись уходить, но была остановлена Луной, взявшей её за руку. Гермиона удивленно посмотрела на подругу, но увидела, что в глазах у той плещется беспокойство.
  
  — Г-Гарри, с ним будет всё в порядке? — спросила Луна. Гермиона с трудом сдержалась, чтобы не начать снова плакать, услышав испуг в голосе Луны.
  
  
  * * *
  Когда Гарри очнулся, первым, что он почувствовал, была боль. Ноющая боль по всему телу. И хотя это было неприятностью — боль, вообще-то, неприятное ощущение — это немного подбодрило Гарри. Хотя бы потому, что мёртвые люди не чувствуют боли, эта особенная пытка предназначена только для тех, кто всё ещё жив.
  
  Довольный тем, что он по-прежнему жив, Гарри решил убедиться, что у него осталось что-то кроме головы. Он глубоко вдохнул, и вспышка боли в груди была ему ответом. "Как минимум, у меня осталась грудная клетка", подумал Гарри. Следом он попробовал пошевелить правой рукой. "Ох, и здесь всё болит". Также было и с левой рукой. Гарри продолжил болезненную инвентаризацию себя, пока не убедился, что он полностью целый. Безусловно, всё болело, но зато всё было на месте.
  
  Как бы то ни было, следующим вопросом следовало выяснить, где же именно Гарри находился. Он ощущал, что лежит на мягких подушках, и это сильно отличалось от асфальта аллеи, на котором он потерял сознание после того как... что случилось, то случилось. Также было жарковато и пахло дымом, как будто он лежал в комнате с разожжённым камином. По правде говоря, более всего было похоже, что он спал неподалёку от работающего горна. Он попытался открыть глаза, но немедленно закрыл их. Свет атаковал его измученную сетчатку, вызвав очередной спазм боли, пронзившей тело, и он застонал.
  
  Когда болезненные ощущения прекратились, он обратил внимание на изобилие звуков, которые не замечал до сего момента. Эта невнимательность была понятна из-за боли, которую он испытывал, но теперь отчётливо стало слышно бормотание и шевеление небольших существ неподалёку. Внезапно Гарри охватила паника. Что если он захвачен в плен Упивающимися Смертью и находится где-то глубоко в логове самого Волдеморта? Если это было правдой, то Гарри искренне мог заявить, что он вляпался. Благодаря небольшой дозе адреналина, появившегося в результате пугающего откровения, Гарри заставил себя сесть и открыть глаза, пересилив боль. То, что он увидел, разительно отличалось от всех его ожиданий.
  
  Вместо тюремной камеры, Гарри обнаружил себя посреди богато украшенной спальни. Она казалась вырубленной прямо в скале и выглядела требующей косметического ремонта — осыпавшейся и потрескавшейся в некоторых местах. Не смотря на потрёпанное состояние, можно было с уверенностью сказать, что изначально комната была весьма красивой. Единственным местом в ней, которое не было вырублено из камня, была кровать, где лежал Гарри, с кроваво-красным бельём и драпировками, которые, впрочем, были поедены молью. Но ничто не могло подготовить Гарри к тому, что он увидел, посмотрев за изножье кровати.
  
  Менее чем в пяти футах от него стояло около дюжины самых странных созданий из всех, каких он вообще когда-либо видел. И по тому, как они толпились, глядя на Гарри с периодическим бормотанием "Маста?" и "Ооох", он решил, что в терминологии магического мира их следует описать как результат связи между домовыми эльфами и гоблинами, или скорее даже между очень пьяными гоблином и домовым эльфом. Создания были около трёх футов высотой, коричневые и лысые. Большинство из них были одеты только в грязные набедренные повязки, и лишь на двоих из них красовались кожаные нагрудники. Рассматривая существ более тщательно, он заметил, что все они были покрыты шрамами и лишены каких-нибудь частей тела — у одного не было уха, у другого — глаза, у третьего не было руки... однозначно, они не были мирными существами.
  
  Можно даже не говорить, что эти создания напугали Гарри.
  
  Но прежде чем он смог предпринять попытку сбежать куда-нибудь от этих уродливых гоблино-эльфов, ещё одно существо протолкнулось сквозь толпу собратьев и приблизилось к Гарри, который при виде него постарался отползти подальше по кровати, однако был вынужден пока отказаться от попытки бегства из-за очередной вспышки боли по всему телу.
  
  — Успокойтесь, Маста, я не собираюсь причинять вам вред. Моё имя Гнарл, я мастер над миньонами и преданный слуга Тьмы.
  
  Существо, Гнарл, слегка поклонилось в сторону Гарри, который получил возможность разглядеть его получше. В отличие от остальных своих собратьев, Гнарл несколько напоминал злобного кота-психопата, потому как выглядел серым и казался значительно старше собратьев, если множественные морщины, тонкие белые бакенбарды и тощая бородка-эспаньолка могли навести на такую мысль. Он был полностью одет в подобие мантии и держал нечто похожее на посох с фонариком вместо навершия.
  
  Гарри по-прежнему не мог двигаться, и он всё ещё не был уверен в намерениях существ. Это серое нечто обратилось к нему "Маста", но также назвало себя "преданным слугой Тьмы". Если Гарри хоть что-то знал, так это то, что любое нечто, относящееся к Злу и Тьме, хочет его смерти. Но эти же создания, хоть и вызывали у него омерзение, не пытались навредить ему. Поэтому Гарри слегка запутался.
  
  — Ты выглядишь слишком мелким для Зла, — выдавил Гарри. Коричневые карлики за спиной серого расхохотались.
  
  Этот Гнарл — или как там его звали — пропустил оскорбление мимо своих длинных ушей и продолжил:
  
  — Ваша правда, Маста, я, возможно, не выгляжу очень злобным, но поверьте мне, я был советником множества злых людей, про большинство из которых вы могли слышать. Мы, миньоны, всегда были слугами наиболее злобных злодеев на протяжении истории, и мы называем их Оверлордами!
  
  Разумеется, эти слова вызвали очередной приступ паники у Гарри. Очевидно, что если эти "миньоны", или как их там, служат Злу и злодеям, это должно означать, что они служат Волдеморту! Тот-то уж точно был самым что ни на есть по-настоящему злым человеком из всех, кого Гарри знал, и вряд ли можно было найти кого-то более злобного.
  
  — И что теперь? Вы будете удерживать меня, пока не заявится Волдеморт и не прикончит меня самолично?
  
  Серый миньон посмотрел на Гарри, прищурив глаза, с видом, как будто собеседник пропустил нечто ну очень очевидное. К счастью для Гарри, Гнарл решил доступно повторить это очевидное.
  
  — Я был уверен, что выразился понятно, Маста. Новый Оверлорд, которому мы служим, наш новый Господин — это вы.
  
  
  * * *
  Тем временем Луна и Гермиона аппарировали в Литтл Уингинг и приступили к исследованию чёрных камней, похожих на обсидиан, которые стояли без всякой видимой причины на краю небольшой игровой площадки неподалёку от места взрыва.
  
  И до сих пор они не смогли прийти к какому-нибудь выводу.
  
  После того, как они убедились, что камни были однозначно магического происхождения, Гермиона испробовала все подходящие заклинания, которые знала, для того чтобы заставить их открыть свои секреты. Но что бы она ни делала, ничто не дало результат. Она даже попыталась применить маггловские методы (проще говоря, отколоть кусок), но и это у неё не получилось. Луна также не смогла сильно помочь. Тем более, что основную часть времени она сидела на ближайшем заборчике, периодически подбадривая Гермиону, особенно в те моменты, когда та в ярости начинала стучать по большому камню руками. А в остальное время, Луна попивала сливочное пиво и наблюдала за усилиями и кривляньями подруги.
  
  После тридцати минут заклинаний, чар, ударов, и периодических ругательств Луна слезла с заборчика и подошла к вспотевшей и раскрасневшейся Гермионе.
  
  — Прошу прощения, Гермиона, похоже, что ты не очень нравишься камню. Может быть, если спросить вежливо, это поможет?
  
  Гермиона поморщилась от такой идеи.
  
  — На самом деле, Луна? Ты думаешь, что если просто спросить камень о том, что случилось с Гарри, это поможет? Окей, отлично, я попробую, — Гермиона наступила на этот наглый камень и закричала. — ЭЙ! МИСТЕР КАМЕНЬ! ПРОСТИТЕ ЧТО БЕСПОКОЮ, НО Я ДУМАЮ ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ РАССКАЗАТЬ МНЕ О ТОМ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ ЗДЕСЬ ВЧЕРА?!
  
  Камень оставался безмолвным.
  
  — Это была очень хорошая попытка, — заметила Луна. — Но я не уверена, что именно это сработает. Это камень, в конце концов, а не живой организм.
  
  И по-прежнему мечтательным голосом добавила:
  
  — Ты же должна определять, когда я шучу, а когда нет, мы же знаем друг друга уже два года. Кроме того, я думаю, что твоя вспышка ярости напугала этих детей. — И она показала в сторону двух маленьких пацанят, в страхе убегающих от них.
  
  У Гермионы начало непроизвольно дергаться правое веко, и Луна попыталась её успокоить, похлопывая по спине.
  
  — Может, нам стоит удовольствоваться достигнутым? Я уверена, что твой допрос камня не даст результатов сегодня.
  
  Гермиона склонила голову, вздохнула и кивнула, соглашаясь. Отряхнувшись и приведя себя в порядок, они направились к точке аппарации.
  
  
  * * *
  Глава опубликована: 26.02.2015
  Решение Гарри
  
  
  Гарри вытаращился на старого миньона в изумлении.
  
  — Вы... вы же знаете, кто я?
  
  Гнарл склонил голову.
  
  — Разумеется, Маста. Вы – Гарри Поттер, также известный как Мальчик-Который-Выжил или Избранный. Теперь вы будете известны ещё и как "Оверлорд".
  
  Гарри в неверии затряс головой.
  
  — Если вы знаете, кто я, то вы должны знать мою историю. Вся моя жизнь была разрушена из-за Лорда Волдеморта, возможно, наиболее злого волшебника наших дней. И почему вы думаете, что я захочу стать злым, если зло разрушило всю мою жизнь?
  
  — Ха! Вы думаете, что этот слабак Волдеморт и есть Зло? — усмехнулся Гнарл. — Я вас умоляю, он не более чем заразная муха, сидящая на гниющем трупе собаки. То зло, которое он совершил, не идет ни в какое сравнение с тем Злом, которое творим мы.
  
  Гарри снова потряс головой. Было сложно поверить, что этот миньон так легко отказывал Волдеморту в силе, сравнивая того с Гарри.
  
  — Вы хотя бы можете сказать, где мы находимся? — Гарри хотел оказаться как можно дальше от этого места, и как можно быстрее.
  
  — Мы сейчас в Нижнем Мире, сир. Говоря более точно, мы в ваших Личных Покоях. Вы должны простить беспорядок, у нас... некоторое время не было Оверлорда, а миньоны бывают... весьма буйными.
  
  И когда Гарри промолчал — он подумал, что Нижний Мир означает Ад, и был ошеломлён ещё больше — Гнарл продолжил.
  
  — Теперь же, м'лорд, мы должны вас экипировать для дальнейших действий. Кое-что должно быть сделано, прежде чем Нижний Мир полностью признает вас как своего господина и наследника титула Оверлорда.
  
  Гнарл развернулся и начал кричать на остальных миньонов, раздавая команды, пока Гарри сидел, обхватив руками голову и пытаясь найти выход из этого затруднительного положения. И пусть эти создания казались слабее любого волшебника, но их было более дюжины на него одного, и при попытке бегства его должны были скрутить очень быстро. И даже если каким-то чудом получилось бы прорваться мимо них, у него не было ни малейшего представления, как можно вернуться в Литтл Уингинг. Он решил, что на данный момент лучше согласиться и следовать планам этих существ, и надеяться, что они не изменят своего мнения и не убьют его. Подняв голову, он услышал, как Гнарл зовёт его следовать за собой, с большой неохотой слез с кровати и прошёл вслед за мастером-над-миньонами через холл и вниз по лестницам. Когда они спустились, Гарри изумлённо замер, разглядывая огромный зал.
  
  В ответ на обалделый вид Гарри, Гнарл заявил:
  
  — Это ваш Тронный Зал, сир. Сейчас тут лёгкий беспорядок, но теперь, когда вы здесь, мы можем начать его ремонт, а также приступить к восстановлению системы туннелей, которые позволят расширить ваш Тёмный Домен.
  
  С этими словами Гнарл двинулся в сторону большого трона, который выглядел грубо вырубленным из того же камня, что и стены. Из спинки трона торчали в стороны крайне опасного вида лезвия, и он был слегка украшен парой погрызенных молью пледов тускло-красного цвета на сиденье. Но, несмотря на примитивность трона, Гарри ощутил исходящую от него непонятную силу, — правда, была ли это сила самого трона или нечто, оставшееся от предыдущих владельцев — Гарри затруднялся определить.
  
  — Это ваш трон, сир, и это не просто место для отдыха вашего злобного седалища или для обдумывания ваших злобных планов. Он позволяет телепортироваться в пределах вашего домена, а также сообщает владельцу обо всех значимых событиях, происходящих в его землях. К сожалению, до тех пор, пока Нижний Мир не признает вас своим Господином, попытка сесть на трон будет... неприятной, скажем так.
  
  Гарри медленно кивнул, продолжая разглядывать зал и пытаясь рассмотреть и запомнить побольше подробностей. Пока что общее впечатление от этой огромной пещеры складывалось одно — у Зла был стиль. Так же, как и в спальне, в которой очнулся Гарри, это место, даже несмотря на требующее ремонта состояние, производило впечатление величия и помпезности. Тонкие ручьи лавы, стекавшие по стене за троном, собирались в небольшие озёрца, предназначенные, по всей видимости, для устрашения просителей, и снова разбегались по трещинам пола, огибая, впрочем, находящийся в центре зала большой круг, вырезанный в камне, на котором сияли голубоватым светом незнакомые Гарри руны. Прямо над этим кругом с потолка свисало огромное скопление как бы сталактитов, похожих на гигантские когти совершенно зловещего вида. В сочетании с расставленными по всему залу жаровнями, выполненными в виде кучек черепов, это производило весьма жутковатое впечатление. Проследовав за Гнарлом к дальней части помещения, Гарри прошел под большим арочным сводом и вышел из Тронного Зала.
  
  И снова Гарри был ошеломлён.
  
  Место, в котором они оказались, выглядело как огромная подземная пещера, заполненная гигантскими то ли сталактитами, то ли колоннами. Огромные булыжники обсидиана размерами от миньона до дома летали вокруг Башни. Лава и вода стекали реками по стенам Башни и по соседним колоннам, периодически образуя целые лавопады и водопады, которые, по всей видимости, собирались в единое целое на дне пещеры. Но сочетание лавы и воды образовывало настолько густой туман внизу, что разглядеть можно было только неясные отблески багрового цвета. Гарри, оценив насколько глубоко было это дно и насколько опасным оно выглядело, решил ни в коем случае не подходить к краю платформы, на которой они стояли.
  
  — Как вы можете видеть, сир, законы природы весьма... гибкие в Нижнем Мире, — заметил Гнарл.
  
  — Это потрясающе, Гнарл! — ответил Гарри. — Как оно всё летает?
  
  — Говоря по-простому, это магия, но у нас нет времени, Маста. Подойдите ближе к левой ступеньке, сир.
  
  Гарри с опаской медленно приблизился к выступающему из пола каменному наросту, который выглядел как невысокая широкая ступенька с очередным слегка светящимся голубым светом кругом. И почти сразу один из камней с плоской вершиной слишком круглой формы и подобием бортика подплыл вплотную к краю как бы ступеньки, на которой стоял Гарри.
  
  — Встаньте на этот камень, сир. Это, наверное, безопасно... то есть, полностью безопасно.
  
  Гнарл ухмыльнулся, показав Гарри оскал своих мелких острых зубов. Можно даже не говорить, что теперь тот был совсем не убеждён в безопасности этого шага. Камень казался слишком маленьким, и вес Гарри должен был нарушить его равновесие. Минуту спустя, пока он продолжал с подозрением разглядывать это устройство, решая, что же ему делать, Гнарл протянул парню руку помощи, а точнее — толкнул его на камень. И прежде чем Гарри смог восстановить равновесие после шага на камень, тот начал двигаться к потолку пещеры. “Успокойся, Гарри, ты не умрёшь. Возможно, ты проблюёшься, но не умрёшь”.
  
  К счастью, булыжник в скором времени остановился, а Гарри сполз с него на очередную платформу так быстро, как позволяли дрожащие ноги, после чего растянулся на спине, наслаждаясь неподвижностью поверхности.
  
  — Приветствую, сир. Добро пожаловать в Основания.
  
  В поле зрения Гарри появилась голова очередного миньона, одетая в шлем со стеклянными линзами, которые сияли жёлтым светом. Гнарл, появившийся рядом мгновением спустя, сказал:
  
  — Это Гиблет. Он весьма крепкий миньон, и отвечает за кузню и всякое оборудование. На службе почти так же долго, как и я сам.
  
  — В отличие от тебя, он не выглядит насколько же старым.
  
  Гиблет закудахтал неприятным смешком и рванул вниз по лестнице, пока Гарри вставал. Гнарл хмыкнул в ответ на насмешку Гарри, но ответил, делая вид, что не понял её:
  
  — Как уже сказал Гиблет, это Основания. Здесь находятся ваши кузницы, в которых вы можете заказывать новые доспехи и оружие для себя и для ваших войск.
  
  Гарри проследовал за Гнарлом вниз по лестнице, а потом влево от огромной, раза в полтора выше Гарри, наковальни. Там, в островерхой нише, в огромной куче металлических деталей ковырялся Гиблет, явно в поисках чего-то определённого.
  
  — Это ваша Оружейная, сир. Гиблет занят восстановлением ваших доспехов, так что на них уже нет дыр или вмятин. Наш последний господин... окончил свой путь ужасным образом, к сожалению, но сейчас Гиблет уже восстановил доспех. Верно, Гиблет?
  
  Гиблет подтверждающе каркнул, но Гарри не обратил на него внимания — он был слишком занят, пытаясь не задумываться, как же именно мог закончить свой жизненный путь предыдущий Оверлорд.
  
  Гнарл повернулся к Гарри и смерил того неодобрительным взглядом с головы до ног.
  
  — Маста, вы значительно меньше большинства наших Оверлордов. К счастью, доспехи зачарованы так, что сами подгоняются под размеры владельца, но я должен сказать, что вид щуплого и мелкого Оверлорда не сможет вселять страх в сердца врагов. И хотя доспехи излучают ауру угрозы, мы должны привести ваше тело в порядок как можно скорее, хотя и не прямо сейчас. На данный же момент... вы не опаснее разъярённого кролика. И вы абсолютно не знаете, как сражаться или хотя бы как командовать вашими миньонами.
  
  И хотя Гарри был согласен с Гнарлом относительно своей фигуры, он посчитал нужным высказаться в свою защиту.
  
  — Это не моя вина, что я плохо питался у Дурсли на протяжении десяти лет своей жизни. Попробуй сам недоедать столько же времени, и я посмотрю, как ты будешь выглядеть.
  
  Воспоминания о его жизни у Дурсли испортили настроение, но он постарался отбросить грустные мысли и сфокусироваться на древнем миньоне, стоящем перед ним.
  
  — О, хватит, Маста, — Гнарл только покачал головой. — Я прекрасно понимаю. А теперь…
  
  Гиблет направлялся к ним, держа в лапках кусок брони, который, при ближайшем рассмотрении, выглядел как латная перчатка с наручем для левой руки. Наиболее интересной частью перчатки было выступающее утолщение в районе запястья, похожее на неизвестный камень.
  
  — Это — важнейшая часть ваших злодейших доспехов, м'лорд. Эта перчатка позволит вам управлять миньонами гораздо более изощрёнными способами, нежели просто кричать на них. Она транслирует ваши мысли в команды для всей орды ваших слуг. Помимо этого, она собирает магию и жизненные силы из трупов ваших поверженных врагов и позволяет вам легко и просто пользоваться магическими силами Сердца вашей Башни. Давайте наденем её.
  
  От неожиданности, Гарри с трудом смог выдавить:
  
  — Слушай, я уверен, что это отличная штука, но она не сработает. Я не злой! Это просто невозможно!
  
  Гнарл в раздражении затряс головой. Он видел, что мальчик перед ним был вполне доволен своим путём Добра и нужно будет затратить серьёзные усилия, чтобы сделать из него Оверлорда, столь необходимого миньонам. Частично он даже был согласен, что конкретный Гарри Поттер вряд ли когда-либо станет Злом, но он всегда убеждался в справедливости мантры "Зло всегда находит дорогу". И именно Зло, а точнее, сама Тёмная Башня, доставила его к этому семнадцатилетнему волшебнику, который сейчас стоит перед ним, решительно отвергая это самое Зло. "Манипулирование им потребует весьма серьёзного планирования", подумал старый миньон. Как бы то ни было, мальчику, возможно, нужно подыгрывать до тех пор, пока тот не согласится со своей злой природой. Зло — это гораздо больше, чем грубая сила, в конце концов. Хитрость и обман тоже необходимы, чтобы быть правильным Злом.
  
  — Хорошо, Маста. Если вы на самом деле уверены, что вы не есть Зло... то в таком случае мы не будем задерживать вас более.
  
  Гарри облегчённо выдохнул в ответ на слова миньона.
  
  — Тем не менее, — продолжил тот, — я бы хотел, чтобы вы обдумали возможность использования наших услуг. Отрицайте это сколько хотите, но Нижний Мир выбрал вас как кандидата в Оверлорды, и сей причине мы, миньоны, подчиняемся вашей воле независимо от того, творите вы Добро или Зло.
  
  Гнарл хитро улыбнулся и продолжил: — К примеру, вы можете найти нам применение для своей борьбы против этого выскочки Волдеморта.
  
  Гарри разглядывал Гнарла с подозрением. Предложение выглядело слишком хорошо для столь Злого создания, но было искушающим. Он по-прежнему не имел понятия, как ему одержать победу над Волдемортом, а эти создания могли быть полезными союзниками для него, и он должен использовать любую помощь, которую может получить, вне зависимости от источника этой помощи. И пока Гарри обдумывал эту дилемму, оба миньона стояли перед ним, внимательно смотря на него в ожидании. Уши Гиблета, по-прежнему державшего перчатку, то поднимались торчком, то опускались параллельно полу.
  
  Наконец Гарри принял решение. Он глубоко вздохнул и сказал:
  
  — Броня будет привлекать слишком много внимания. Я не знаю, как давно вы ушли из Верхнего Мира, но это будет совсем непросто — разгуливать по волшебному миру в этаком наряде.
  
  И, вздохнув ещё раз, он протянул левую руку Гиблету.
  
  Гнарл удовлетворённо осклабился, пока счастливый Гиблет пристраивал перчатку на левую руку Гарри.
  
  — Уверяю вас, м'лорд, мы более чем в курсе изменений, произошедших в Верхнем мире. Но в ближайшее время вам придётся посещать места, почти ненаселенные людьми. Так что мы побеспокоимся о вашем гардеробе позднее.
  
  В то мгновение, когда Гиблет защёлкнул последнее крепление, подобие камня на запястье вспыхнуло мягким жёлтым цветом, и Гарри ощутил волну силы, пробежавшей по его телу. Он практически не чувствовал веса перчатки, но когда он сжал кулак, то явственно расслышал клацанье металла, покрывавшего пальцы об ладонь. Он почувствовал фундаментальную правильность этой брони и медленно поднял руку. Миньоны отшатнулись, расширив глаза и резко вдохнув, как будто от внезапной боли.
  
  — Ваше Темнейшество! — потрясённо выдохнул Гнарл.
  
  К чести Гарри стоит заметить, что он не отреагировал на это обращение только потому, что наслаждался ощущением новой силы и уже начал фантазировать, как будет использовать её против Упивающихся и Волдеморта. По этой причине, единственной его реакцией на слова Гнарла было: “Что-что?”
  
  — Это значит, случилось что-то очень, очень Плохое, — глубокомысленно заявил старый миньон.
  
  — Правда? — обеспокоенно переспросил Гарри.
  
  — О да, славно Плохое. Великолепно Плохое!
  
  Разумно решив, что это такая странноватая манера Гнарла выражать свои мысли, Гарри кивнул Гиблету, разрешив тем самым надеть остальные части брони.
  
  — Маста, Злодейшество прекрасно вам подходит. Наконец-то! Вот теперь-то Злые деяния действительно начнутся. К сожалению, ваша сокровищница пуста, три Улья Миньонов потеряны, Сердце Башни нарушено и нестабильно. И это только самое срочное, что необходимо привести в порядок, не считая того, что Зло не повелевало этими землями в течение долгого, очень долгого времени, и вы, скорее всего, не знаете, как должен вести себя верховный правитель. Верхний мир слишком долго не видел настоящего Оверлорда!
  
  Гиблет надел последнюю часть доспехов, страшновато выглядящий шлем, на голову Гарри.
  
  — Я уже слышу, как Верхний Мир дрожит от страха, Маста!
  
  
  * * *
  Это была мирная, пасторальная маленькая лощина. Пара птичек летала между деревьями, наслаждаясь редкими солнечными лучами, пробивавшимися кое-где сквозь густые кроны деревьев. Жук размером с человеческую голову неспешно летел по своим делам, но внезапно остановился, обнаружив себя запутавшимся в паутине. Он доблестно дёргался в ней, стараясь вырваться, пока паук, размером со среднего человека, подползал к добыче. Укушенный жук быстро прекратил двигаться, и тогда паук начал упаковывать свою добычу.
  
  И вся эта идиллическая картинка была нарушена, когда на этом самом месте разверзлась преисподняя, причём почти буквально.
  
  Внезапный взрыв прорезал небольшую поляну, раскидав гигантские столетние деревья так, будто они были не более чем мелкими саженцами. Гигантская колонна появилась из земли в эпицентре взрыва, быстро превращаясь в каменный диск, окружённый похожими на когти загнутыми шипами зловещего вида, торчавшими из земли. С последней волной энергии, прошедшей по конструкции, она стала на вид словно отлитой из чёрного обсидиана.
  
  На мгновенье всё замерло в неестественной тишине, после чего из-под земли послышался глухой рокот. Сияние голубоватой ауры в центре диска усилилось, начав разбрасывать волны энергии во все стороны. Рокот становился всё громче, пока не закончился с громким треском, и в этот момент сияние угасло, а из портала вышла тёмная человеческая фигура.
  
  На самом деле, "споткнулся и чуть не упал" было бы более точным описанием его появления. Гарри выругался про себя, пытаясь восстановить равновесие. И хотя Гнарл убедил его, что броня зачарована на увеличение его силы, и застрять, будучи одетым в неё, просто не получится, ему по-прежнему не нравились ощущения от слишком громоздких доспехов, столь сильно отличавшейся от привычной гибкости и свободы движений.
  
  — Надо не забыть стукнуть этого старого миньона по возвращении, — пробормотал Гарри.
  
  — О, и почему же вы хотите стукнуть своего самого преданного слугу, Маста?
  
  Гарри огляделся в удивлении. Он мог поклясться, что слышал голос Гнарла, но этого древнего создания не было нигде в поле зрения.
  
  — Гнарл? — позвал он, — Где ты?
  
  И снова голос Гнарла звучал так, будто тот стоял буквально в шаге от Гарри.
  
  — Вы можете стукнуть шута, Маста, это даже традиция, но битьё меня не принесёт вам пользы.
  
  Гарри резко повернулся, чуть не потеряв равновесие в процессе, но так и не смог найти источник голоса.
  
  — Гнарл, это не смешно, скажи мне, где ты.
  
  — По-прежнему в Нижнем Мире, конечно же. Я не отважусь выйти в Верхний мир сейчас, я не уверен, что выдержу тошнотворно-сладкие запахи и звуки природы. Бу-э-э!
  
  — Как же, будь ты проклят, ты разговариваешь со мной?
  
  — Через ваш шлем, сир. Он напрямую питается магией Башни, а благодаря этому позволяет видеть и слышать всё то же, что и вы, оставаясь в комфорте адских ям Нижнего Мира.
  
  — Тебе хорошо, Гнарл, — прорычал Гарри. — А теперь напомни мне, что я должен сделать, чтобы вылезти из этих доспехов побыстрее?
  
  — Конечно, м'лорд. Если вы будете столь любезны посмотреть налево, мы сможем начать.
  
  Гарри подчинился — и увидел четыре миниатюрные копии портала, из которого он вышел. Три из них были полностью чёрными, и только ближайшая к Гарри дыра сияла в центре коричневым светом.
  
  — Это так называемые Врата Миньонов. Как вы можете видеть, из четырёх врат сейчас активны только одни. Сфокусируйте свою волю на них и призовите своих миньонов.
  
  Очень недоверчиво Гарри направил свою левую руку с Перчаткой на Врата и попытался сконцентрироваться на, так сказать, лицах миньонов, которых он видел в Башне. К его удивлению, группа из десяти миньонов с негромкими звуками “чпок-чпок” выскочила из поверхности врат, оглашая окрестности радостными воплями.
  
  — Ах, взгляните на эти весёлые, озорные, злобные лица, готовые грабить, разорять и убивать по вашему повелению! К несчастью, прямо сейчас вы можете вызывать только Коричневых, и вы должны найти племена и Ульи остальных видов миньонов, чтобы иметь возможность использовать и их.
  
  Не зная, что делать дальше, Гарри огляделся, заметив разрушения, которые вызвало его прибытие. "Упс", — смущённо подумал он.
  
  — Не беспокойтесь, Маста. Как я сказал, вы далеко от цивилизованных мест, и вы, кстати, бывали здесь раньше, и даже не один раз.
  
  Озадаченный, Гарри стал разглядывать лес за пределами совершённых им разрушений. Промеж стволов древних деревьев, раза в два в обхвате больше Гарри, плавал густой туман, скрывающий подробности окружающего ландшафта. Ни малейшего узнавания не промелькнуло у Поттера, пока он не увидел гигантского паука, спешно скрывающегося от возмущений, причинённых порталом.
  
  — Мы в Запретном Лесу!
  
  — Совершенно верно, Маста. Причина, по которой мы здесь — нам нужно найти Улей Красных миньонов. Маленькие чертовы поджигатели, они необходимы в том числе и для запуска кузницы. Ходят слухи, что они расположились лагерем неподалёку от этих мест.
  
  — Понял, Гнарл.
  
  Гарри заметил маленькую тропинку, которая петляла между огромными деревьями. Он было направился по ней, но очень быстро обнаружил, что застрял в кустах. Миньоны захихикали над его неуклюжестью, а Гнарл в шлеме задумчиво проговорил:
  
  — Хм, возможно, вам следовало потренироваться в вашей броне, Маста. Достаньте свой меч и попрактикуйтесь немного на деревьях. Мы ведь должны быть уверены, что вы не отрубите себе руку или ногу, когда придёт время битвы, мм?
  
  Раздражение Гарри разгоралось под этими ехидными замечаниями. Если это было так просто, то почему бы Гнарлу самому не пойти искать Красных? Его кровь разгорячилась, он раздражённо выдернул из ножен меч, длинный, с серебряным эфесом в форме головы миньона и рубином в яблоке эфеса. Копьеобразное лезвие было покрыто светящимися багрово-красными рунами и жёлтым геометрическим узором, чем напомнило ему меч Гриффиндора. Но по сравнению с мечом Годрика этот выглядел гораздо массивнее и часто использовавшимся.
  
  К сожалению, если верить Гнарлу, он не мог пользоваться своей палочкой, будучи одетым в доспехи Оверлорда. Даже не считая заявления, что “размахивание веточкой не испугает даже цветочную фею”, было похоже, что волшебники и оверлорды используют разные типы магии, не сочетающиеся между собой. Если честно, то большая часть объяснения вылетела из головы Гарри почти сразу, но это предупреждение он запомнил.
  
  В Оружейных Гиблет предложил ему выбирать между молотом, топором и мечом, который он и держал сейчас в руке. Здраво рассудив, что молот и топор он даже не сможет поднять, не говоря уже о размахивании ими, Гарри выбрал меч, ярко вспомнив события четырёхлетней давности и решив, что после победы над василиском можно сказать, что он хоть самую малость умеет обращаться с таким оружием и сможет действовать новым мечом с не меньшим успехом.
  
  Стараясь игнорировать кровавое прошлое оружия, которое он держал, и доспехов, в которые был одет, Гарри направился к ближайшим целым деревьям, постепенно ускоряясь, и заметил при этом, что если не слишком задумываться о каждом движении, то дополнительные рост и вес, создаваемые доспехом, не очень-то и мешали. Миньоны послушно следовали за ним, держась небольшой толпой немного позади него. Подойдя почти вплотную к одному из огромных деревьев, он начал бить и тыкать его мечом, пытаясь изобразить фехтовальные приёмы. На каждый нанесённый им удар миньоны реагировали подбадривающими воплями. Его мастерство едва ли можно было назвать хотя бы удовлетворительным, но он надеялся, что ему придётся вступить в схватку только в том маловероятном случае, если у миньонов не получится остановить врага. Каждый удар Гарри выбивал значительный кусок древесины — это было невероятно, но он решил, что на меч тоже наложены какие-то усиливающие заклинания. Он слегка запыхался, так что решил нанести последний, особо сильный косой удар, перед тем как отойти и отдохнуть...
  
  И в изумлении уставился на меч, перерубивший трёхфутовое в обхвате дерево чуть более, чем наполовину. Миньоны радостными воплями сопроводили падение зелёного великана.
  
  — Отлично, Маста! — раздался в шлеме голос Гнарла. — Однако у нас появилась проблема.
  
  Гарри только вздохнул, увидев, что упавшее дерево заблокировало тропинку, по которой он намеревался идти.
  
  — Время для дальнейшего обучения, м'лорд. Отправьте ваших миньонов к дереву и отдайте им команду убрать его в сторону.
  
  Гарри рассеяно подумал, почему нельзя просто обойти это дерево, но решил последовать совету Гнарла. Направив руку в Перчатке на препятствие, он мысленно скомандовал миньонам убрать его. И в очередной раз с изумлением наблюдал, как эти совершенно тощие и мелкие создания без видимых усилий оттащили почти стофутовое дерево в сторону.
  
  — Теперь, — продолжил Гнарл, — мы должны держать глаза широко открытыми в поисках любых следов Красных.
  
  — Например? — спросил Гарри.
  
  — Ну, учитывая тот факт, что Красные весьма пылкие — во всех смыслах — создания, любое место пожара в этом промозглом лесу будет хорошим местом для начала поисков.
  
  Гнарл захихикал, но Гарри, услышав приближающийся шум неизвестного происхождения, потребовал замолчать.
  
  Попытавшись по привычке достать палочку, Гарри выругался, обнаружив, что она осталась в Нижнем Мире. “Ну, у меня хотя бы есть этот здоровенный меч”, — попытался подбодрить он себя. Приближавшийся шум оказался взрослым акромантулом, который выбрался на ту же тропинку, которую только что расчистили миньоны. Членистоногое стояло, разглядывая группу, слюна и яд поблескивали на его хелицерах.
  
  Миньоны быстро перегруппировались, защищая своего Оверлорда от угрозы.
  
  — Я думаю, что мне не нужно напоминать, насколько яростными и опасными могут быть акромантулы, сир. Было бы крайне неразумно затевать с ним ближний бой. Командуйте вашим миньонам атаковать этого жука-переростка!
  
  — Но что будет с миньонами, если их укусят? Они ведь умрут, не так ли? — спросил Гарри в отчаянии.
  
  — Не волнуйтесь, ваши миньоны с радостью умрут за вас. Они очень преданные. Лучше погибнуть рядовым миньонам, чем вам, м'лорд.
  
  Гарри в отчаянии сжал зубы, командуя своим миньонам атаковать акромантула. С дикими боевыми криками они атаковали отвратительного паука, размахивая своими дубинками. Однако паук, который был выше Гарри, даже в доспехе, не собирался легко сдаваться. Ударив передними лапами, он сбил с ног двоих миньонов, впрочем, промахнувшись по остальным. Объединённые силы подпрыгивающих, как резиновые мячики, миньонов казались превосходящими, но, хотя паук и покрывался ранами, о победе говорить было ещё преждевременно. Гарри беспомощно наблюдал, как одному из миньонов не посчастливилось попасться в лапы арахнида и быть укушенным. Умершая прямо в жвалах тушка миньона была отброшена, и акромантул как будто с новыми силами продолжил сражаться с оставшимися противниками.
  
  Гарри, пристально глядя на мертвого миньона, ощутил ярость, разгорающуюся в нём. Даже будучи Оверлордом, он не мог защитить никого, и хотя он знал этих миньонов всего несколько часов, тот факт, что он не смог спасти одного из них, вызвал в нём такую же ярость, как смерть Сириуса и Дамблдора. Он по-прежнему прячется за спинами других, которые гибнут ради него. “Никогда больше!”, — подумал он свирепо. Он скомандовал миньонам вернуться за его спину, и те немедленно подчинились. Акромантул, явно ободрённый этим бегством, бросился вслед за ними, как Гарри и надеялся. Игнорируя протесты Гнарла, Гарри позволил ярости наполнить его, так же, как он сделал в Литтл Уингинге, и, направив вперёд левую руку, выпустил её в атакующего паука.
  
  Поток молний вырвался из Перчатки, сбив с ног и протащив по земле верещащего акромантула. Продержав поток энергии ещё несколько секунд, Гарри остановил его, позволив остаткам рассеяться. Отчего-то паук был ещё жив и слабо подёргивался на земле футах в двадцати от Гарри. Чувствуя, что его ярость ещё не удовлетворена, Гарри медленно подошёл к беспомощному теперь хищнику, поднял меч и добил мерзкое создание.
  
  Все миньоны вместе с Гнарлом встретили смерть врага радостными криками.
  
  — Очень хорошо, Маста. Я даже не предполагал, что вы можете использовать энергию Зла подобным образом.
  
  Когда Гарри не ответил, а молча подошёл к мёртвому миньону, Гнарл счёл нужным добавить:
  
  — Сир, вы должны понимать, что люди и миньоны умирают во времена, подобные нашим. Смерть есть неизбежная часть войны.
  
  Гнарл чувствовал себя странно, объясняя очевидные вещи мальчику, но посчитал эти объяснения необходимыми для воспитания из него Оверлорда.
  
  Гарри печально ответил:
  
  — Но это не значит, что мне это нравится.
  
  Гнарл неразборчиво буркнул что-то невнятное и обратил внимание Гарри на труп паука.
  
  — Видите эти сияющие шарики, сир? Это жизненная сила. Собирайте её с помощью Перчатки, и она позволит вам создавать новых миньонов. Чем больше вы соберете жизненной силы, тем больше миньонов будет в вашей армии.
  
  Гарри подошёл к трупу и вытянул левую руку. Три желтовато-белых шарика подскочили и втянулись в сияющий кристалл на запястье.
  
  Внезапно Гарри снова услышал шум, приближающийся с той стороны, куда уходила тропинка. Ещё акромантулы? Он встал в подобие боевой стойки и расположил миньонов вокруг себя, подумав о том, что шум больше походил на топот копыт, чем на шуршание мохнатых ног. И только он успел приготовиться, как из-за стволов появился кентавр, который остановился, не подходя близко к Гарри и трупу акромантула. Гарри был явно взволнован — по крайней мере, это было бы заметно, не будь на нём шлема. Последний раз, когда он был в Запретном лесу, кентавры угрожали убить его, и если здесь их больше одного, то это может стать серьёзной проблемой.
  
  — Стойте, создания Зла! — заявил кентавр. В этот момент Гарри узнал в нём Бэйна, с которым встретился ещё в свой первый поход в Запретный Лес. — Я знаю, зачем вы здесь. Ты и твои мелкие демоны пришли в поисках поджигателей.
  
  Кентавр нервно перебирал копытами, как будто то, что он говорил, доставляло ему боль.
  
  — Ха, — фыркнул Гнарл. — Проклятые кентавры. Я совершенно презираю этих уткнувшихся в звёзды простофиль. Таращатся в небеса по ночам, утверждая, что могут читать будущее.
  
  Гарри решил, что лучшим для него будет продолжать молча случать, стараясь не выдать себя ничем, чтобы не спровоцировать раздражённого кентавра ещё больше. Менее всего он хотел сейчас иметь дело с разъярённым стадом этих существ.
  
  — Хотя обычно мы не позволяем посторонним входить в наши земли, наш лидер решил, что вам будет разрешено войти и забрать созданий, которых вы ищете. Если вы пройдёте этим путём, то в конце найдёте их пещеру. Но знайте же, — Бэйн говорил со стальным блеском в глазах, — после того, как вы найдёте своих слуг, вы покинете этот лес и никогда больше не вернётесь сюда — или ощутите на себе всю ярость кентавров! И я сомневаюсь, что это будет так же легко, как с этим пауком, с которым ты столь шумно расправился. Прощайте, и надеюсь, что мы никогда не встретимся.
  
  Заявив это, Бэйн развернулся и умчался галопом в туман, оставив Гарри с миньонами в одиночестве.
  
  Глава опубликована: 02.03.2015
  О гномах и свадьбах
  
  
  Гарри стоял, глядя на туман, в котором скрылся Бэйн. "Вот значит как меня теперь воспринимают, — подумал он, — не более чем злобным созданием".
  
  — Не хотел бы прерывать вашу задумчивость, Маста, — проворчал Гнарл, — Но нам действительно нужно двигаться. Забудьте об этом пафосном пони и сконцентрируйтесь на задаче.
  
  Гарри тряхнул головой, выбрасывая посторонние мысли, и оглядевшись, заметил, что один из миньонов нацепил голову мёртвого акромантула на свою наподобие шлема, а другая парочка, отломав от паука передние лапы, вооружились ими вместо дубинок.
  
  — О, ваши миньоны будут подбирать всё полезное, как, впрочем, и бесполезное, и использовать это в качестве оружия и брони, делая вашу орду сильнее. Я помню, что когда я был рядовым миньоном, о, что я только ни цеплял на свою голову.
  
  Гарри кивнул и повернувшись к тропинке, заметил мелкое существо, перебегающее её. “А, гномы, сир!” — раздался в шлеме голос Гнарла. Но в отличие от гномов, которых Гарри встречал в “Норе“, эти существа были больше похожи на сказочную версию: с неряшливыми бородами, в костюмчиках и даже с остроконечными шляпами. Они были настолько маленькими, что Гарри был уверен, что они не выше его колена.
  
  — У Оверлордов многовековая кровная вражда с гномами, сир. Вы должны их уничтожить, как они того заслуживают!
  
  Гарри был шокирован предложением Гнарла.
  
  — Уничтожить их? Гнарл, эти гномы совершенно не опасны для меня. Даже будь этот гном вдвое больше, максимум что он может — укусить меня за палец.
  
  Он перевел взгляд с возбуждённо подпрыгивающего гнома на своих миньонов — те следили за тварюшкой с совершенно гастрономическим интересом.
  
  — Не обманывайтесь, Маста, они хуже, чем выглядят, и слишком умные для их же собственного здоровья. Не говоря уже о том, что они размножаются быстрее, чем насекомые, и гораздо менее приятны. Хотя, я бы совсем не отказался вновь попробовать гуляш из гномятинки.
  
  Гарри раздражённо вздохнул, глядя на улепётывающего гнома.
  
  — Быстрее, следуйте за ним! Вы передумаете весьма скоро.
  
  — Очень сомневаюсь, Гнарл, — но Гарри всё равно последовал за беглецом, видя, как тот удаляется. Вскоре Гарри очутился на небольшой полянке, где туман рассеялся настолько, что можно было видеть довольно далеко. Так вот, Гарри увидел, как маленький гном прыгнул в настолько же маленькое отверстие — и тут же высунул голову, с любопытством осматривая Поттера. Гарри, приближаясь к норе с гномом, усмехнулся, когда рядом с первой шляпой выскочила ещё пара голов, и тоже уставилась на Гарри.
  
  — Будьте осторожны, сир. Гномы очень коварные.
  
  — Ерунда, Гнарл.
  
  Гарри присел на корточки, чтобы поближе взглянуть на гномов перед ним. И пока он смотрел на них, а они смотрели на него, Гарри мог думать только о том, каким глупым был Гнарл. “Эти маленькие существа не смогут причинить мне боль, даже если захотят.” Он нагнулся, чтобы взять ближайшего к нему гнома, намереваясь рассмотреть его повнимательней.
  
  И этот момент, весь ад вырвался на свободу — в переносном смысле, конечно.
  
  Со свирепым рычанием, трое гномов прыгнули быстрее, чем Гарри мог уследить, ударив его головами с такой силой, что он упал навзничь. Гномы стали прыгать по его оцепенелой тушке, и это ранило его эго сильней, чем тело. Миньоны Гарри дубинками смахнули гномов с его тела, позволив ему встать на ноги как раз вовремя, чтобы увидеть настоящий рой миниатюрных гаденышей, выскакивающих из норы.
  
  — Я предупреждал вас, Маста, — сказал Гнарл. Гарри почти увидел самодовольное выражение на лице советника. Он не волновался, хотя, возможно, гномов было слишком много, но он был уверен, что они не смогут стать угрозой для него и его миньонов. Гномы были скорее неприятны, и Гарри был более чем готов уйти и оставить их в покое. Эти мысли ходили по его голове, пока он не заметил краем глаза, что некоторые из гномов были объяты пламенем. И прежде, чем он мог хоть как-то отреагировать на этот факт, один из пылающих гномов вскочил на Гарри, прицепившись к его броне изо всех сил, и через секунду взорвался у Гарри на груди, на самом деле причинив ему боль и заставив снова упасть на спину.
  
  Теперь, Гарри был изрядно раздосадован этим затруднительным положением, которое было слишком глупым, чтобы показаться правдоподобным. Он был избит кучей существ ростом не выше его колена, и это следовало прекратить! Гарри приказал своим миньонам перехватить орду гномов, которая подпрыгивающим клубком приближалась к Гарри, и те бросились выполнять задачу с яростными криками радости и злобы. Кряхтя, Гарри заставил себя подняться на ноги, и наблюдал, как его миньоны быстро покончили с ордой гномов, получив богатый урожай обычной Жизненной силы, которую поглощала перчатка Гарри. Миньоны даже разграбили трупы, найдя достаточно большое количество золота на них, а некоторые нацепили крошечные шляпы в качестве боевых трофеев.
  
  — Ах, прекрасно, Маста! — почти напевал Гнарл на ухо Гарри. — С таким количеством Жизненной силы, мы будем в состоянии начать работы по приведению Темной Башни в более приличное, для уважаемого представителя Зла как вы, состояние.
  
  Гарри ощетинился на слова Гнарла.
  
  — Я уже говорил тебе, Гнарл, я не Зло. Будешь продолжать, и окажешься без Мастера достаточно скоро.
  
  Едва договорив, Гарри жестоко закашлялся.
  
  — Кажется, вы получили некоторое повреждение во время этого последнего боя, Маста. — Гнарл явно проигнорировал последнюю фразу Гарри. — Посмотрите вокруг и поищите, есть ли какие-либо коробки рядом. Коробки, как правило, содержат интересные вещи, вроде зелий здоровья, либо оружия для ваших миньонов. Нет ничего, что миньоны любят делать больше, нежели ломать всё, до чего могут дотянутся. Ну, помимо убийств, конечно.
  
  Заметив несколько небольших деревянных ящиков на дальнем краю поляны, Гарри послал миньонов чтобы открыть их, что они и сделали — хотя и более буйно, чем Гарри должен был уже себе представлять. Слова Гнарла оказались правдой: в ящиках оказалось несколько коротких мечей, на которые наиболее сильные миньоны с воплями радости обменяли дубинки, и красного цвета зелье, которое быстро принесли Гарри. Он поспешно выпил его, стремясь избавиться от боли в груди. Зелье напомнило ему Бодроперцовое, но без неприятного побочного эффекта вроде дыма из ушей.
  
  — Гнарл, а почему здесь вообще появились эти ящики, в этой безлюдной глуши?
  
  — Я не знаю, сир, предполагаю, что какое-то имущество местных жителей. Но это не стоит внимания, возвращайтесь на тропу. Мы должны найти этих Красных!
  
  
  * * *
  Между тем, настроения в "Норе" были весьма торжественными и мрачными. Рон сидел в своей комнате, бросая квоффл вверх и вниз, не зная, чем заняться. Миссис Уизли волновалась о Гарри, не забывая, впрочем, планировать предстоящую свадьбу, и Гермиона, сидя в комнате Джинни, старалась не плакать, думая о судьбе своего лучшего друга. Сидящая с ней Джинни, напротив, казалась самым спокойным человеком в доме.
  
  — Всё будет в порядке, Гермиона. Гарри уже проходил через передряги и похуже.
  
  Гермиона внутренне согласилась с Джинни, но часть её не могла перестать беспокоиться.
  
  — Я знаю, Джинни, но что, если его накрыло с головой на этот раз? У него есть замечательный талант к попаданию в неприятности, если ты не заметила.
  
  — И он выбирается из неприятностей каждый раз, — сказала Джинни. — Он же Мальчик-Который-Выжил, Избранный. Мерлиновы подштанники, да он практически непобедим!
  
  Гермиона раздражённо посмотрела на Джинни.
  
  — Как ты можешь быть такой беспечной, Джинни? Ты же знаешь лучше, чем кто-либо, что Гарри так же смертен, как и все остальные. Для того, кто свиданкался с Гарри в течение более чем месяца, ты, кажется, не слишком обеспокоена тем фактом, что он может быть в серьёзной беде!
  
  У Джинни хватило благопристойности, чтобы выглядеть смущённой, но она с нажимом ответила.
  
  — Я просто знаю, что он в порядке, Гермиона.
  
  Гермиона вздохнула.
  
  — Ты права, Джинни, я тоже знаю, что он в порядке. Но он был моим лучшим другом целых шесть лет. Я не могу ему помочь, и беспокоюсь о нем.
  
  Джинни выдала ослепительную улыбку.
  
  — Ты совершенно права, Гермиона. И когда он вернётся сюда, я планирую отвести его в мою комнату и показать ему, как я признательна, что он выжил.
  
  Гермиона озадаченно спросила:
  
  — Но разве он не порвал отношения с тобой после похорон Дамблдора?
  
  — Он заявил, что мы должны расстаться, но это ничего не значит, и уж тем более не запрещает мне целовать и обнимать его, пока он не передумает. — Джинни засмеялась лёгким смехом, пока Гермиона сдавленно фыркнула, пытаясь подавить то странное чувство, что восстало в ней — то самое, что возникало у неё много раз в течение последних двух месяцев, когда её мысли о Гарри стали несколько другими, чем прежде.
  
  — Но ладно, давай вернёмся вниз, я уверена, что у мамы есть много работы для нас.
  
  Гермиона застонала, Джинни хихикнула, выбегая из дверей комнаты, и они очередной раз погрузились в безумие свадебных приготовлений.
  
  
  * * *
  — Маста, погодите!
  
  Гарри резко затормозил перед рекой, которая пересекала тропу.
  
  — Что на этот раз, Гнарл?
  
  — Эта река перед вами слишком глубока для ваших миньонов! Коричневые, Красные и Зеленые не умеют плавать. Они, однако, удивительно хорошо тонут.
  
  — Ты, наверное, шутишь, Гнарл. Ты говоришь мне, что мои миньоны не могут пройти через воду, которая даже не доходит до моей талии?
  
  Гнарл хмыкнул.
  
  — Миньоны однозначно не самые развитые существа, Маста, а эти новорождённые — в ещё меньшей степени. Их мозги могут думать только о трёх вещах: насилие, сокровища и ваше господство. Ведь даже вы должны были учиться плавать, не так ли?
  
  — Я понял, о чём ты, Гнарл. Но что же мне с ними делать? Я не могу оставить их здесь.
  
  — О, нет необходимости беспокоиться о потере миньонов, они сами вернутся к Вратам, как бы далеко ни находились. Упражнения принесут пользу этим недотёпам.
  
  Гарри закатил глаза, перебираясь через мелкий ручей, пока Гнарл кричал на миньонов, командуя тем вернуться назад к порталу, откуда они пришли.
  
  — Я прошу прощения за то, чтобы оставил вас без поддержки так скоро, сир, но утопление вашей армии весьма расточительно. Если бы у нас были миньоны, которые могли бы плавать. Или... хотя бы не тонуть столь быстро.
  
  — Я выживу, Гнарл. Так уж получилось, что я спасаю сам себя с годовалого возраста.
  
  — Вот это боевой дух, Маста! — Гарри продолжил идти по тропе, которая становилась все темнее и темнее, чем дальше он продвигался. Несмотря на своё заявление Гнарлу, Гарри ощущал усиливающиеся мрачные предчувствия. С каждым его шагом окружающий сумрак, казалось, давил на него всё больше. Каждый шум казался ему движением врага, крадущегося к нему. В одиночестве положение Гарри казалось даже глупее, чем когда он согласился на эту авантюру. Но нечего бояться — он же Гарри-чёртов-Поттер! Он был всем, что Зло — с заглавной буквы или иначе — ненавидело, и всё же он стоял в доспехах, которые практически излучали ауру разрушения, и использовал миньонов, которые служили злу, и допустил бойню десятков, казалось бы, невинных гномов. Конечно, те напали на него первыми, но это могло быть по той же самой причине, что и Бэйн смотрел на него с таким отвращением — он просто выглядел Злом.
  
  Продолжая двигаться дальше, он думал о том, что эти миньоны действительно смогут помочь ему победить Волдеморта. И это было более важным, чем какое-либо личное его отвращение к такой помощи. Если было правдой то, что миньоны являются его слугами и выполняют его приказы, то возможно, он сможет сдерживать их злые манеры/привычки, или, по крайней мере, сможет мешать им делать нечто плохое, пока находится рядом.
  
  Задумавшись, Гарри чуть не врезался в густые заросли ежевики, чьи толстые колючие стебли полностью преграждали дорогу.
  
  — Да вы смеётесь надо мной, — зарычал Гарри. Он посмотрел влево и вправо, ища путь обойти дурацкое препятствие, но растительность была слишком густой. — Гнарл, чем мне лучше проделать проход — мечом или магией?
  
  — Конечно, вы можете прорубиться через эти лозы, Маста. — Гарри оживился, но Гнарл продолжил. — По моим оценкам, это займёт у вас больше десяти минут, чтобы проделать путь мечом, и к сожалению, ваш нынешний уровень магии не поможет в данный момент.
  
  Гарри сердито замахнулся на заросли ежевики:
  
  — Это так бессмысленно! Если бы ты позволил мне взять с собой мою палочку, я мог бы просто сжечь или порезать. Вместо этого я застрял здесь, и теперь вынужден размахивать мечом аж десять минут!
  
  Он несколько раз покачался с пятки на носок в тишине.
  
  — И что ты имел в виду, мой нынешней уровень магии, Гнарл?
  
  — Во время ваших путешествий, сир, вы наверняка столкнетесь с некоторыми артефактами, которые увеличат ваши магические силы гораздо более значительным образом, чем эта тщедушная палка, которой вы махали до сих пор, — Гнарла стошнило. — Тьфу, ещё и с ядром из пера феникса? Эти пылающие куры настолько непристойны, что не могут умереть, когда они должны.
  
  — Не отклоняйся от темы, Гнарл!
  
  — Э-э, да, сир. Кстати, вы никогда не должны пытаться зажарить феникса. Это только приободрит его. — Гарри, зарычав, с силой ударил мечом по особо толстой лозе, перерубив её почти пополам. — Во всяком случае, эти артефакты, которые мы называем Камни Чар, предоставят вам новые, более интересные возможности. Усилитель Чар — также полезный артефакт, который позволит вам увеличить мощность этих новых заклинаний.
  
  — А как же все мои старые заклинания? Ты можешь считать их бесполезными, по сравнению с теми чарами, о которых ты говоришь сейчас, но и им можно найти кучу применений.
  
  — Ну, я верю, что, когда вы узнаете, как использовать новые чары, вы сможете найти способ, чтобы научиться выполнять ваши старые заклинания без помощи этой ничтожной палки. — С последними словами Гнарла Гарри заканчивал прорубать себе узкий проход через колючие лозы. Он остановился, чтобы вытереть пот со лба, но ударился перчаткой о шлем, ругнувшись, нанёс последний размашистый удар, и торжествуя, вылез из зарослей...
  
  Только для того, чтобы увидеть в десяти футах впереди очередные заросли ежевики, ещё более толстые и густые, чем те, из которых он только что вылез.
  
  Гарри тупо моргал, глядя на ежевичник перед ним, потом снял шлем и в отчаянии бросил его на землю. С яростным воплем он бросился вперёд на лозы, размахивая мечом в тщетных попытках заставить их исчезнуть. Будучи уже утомлённым, он упал навзничь после минуты ярости, тяжело дыша. Судя по последней чаще, он представлял себе, что может потребоваться почти час, чтобы прорваться через неё.
  
  Через некоторое время, Гарри, приподнявшись, сел, поднял свой шлем с земли и нахлобучил его на голову.
  
  — Чувствуете себя лучше после небольших упражнений, сир?
  
  Гарри подумал, что это звучало излишне самодовольно, но он был настолько истощён, что решил не беспокоиться об этом.
  
  — Заткнись, Гнарл. Просто скажи мне, если есть другой способ пройти через эти проклятые заросли, не тратя целый час на размахивание мечом.
  
  — Если бы в нашем распоряжении прямо сейчас были Красные миньоны, то они были бы в состоянии влёгкую избавиться от этих отвратительных растений. Красные — они мелкие гадкие поджигатели. Всегда удобны, если вам нужно что-то жареное или сожжённое дотла, — Гнарл задумался на некоторое время, пока Гарри старался отдышаться. — Мы, на самом деле, уже довольно углубились в лес, и я не думаю, что Красные где-то совсем далеко. Попробуйте дать Зов и посмотрим, ответят они или нет.
  
  Доверяя совету Гнарла — пока все его советы были уместными — Гарри поднял левую руку в Перчатке, сконцентрировался, и послал Зов к миньонам. Низкий звук рога эхом отдался в его голове, и поднявшись на ноги, он послал Зов ещё раз, на этот раз громче и дольше. Его дыхание замедлилось, поскольку он с нетерпением ждал хоть каких-то событий.
  
  — Что именно могут делать эти Красные миньоны?
  
  — Как я уже говорил раньше, Красные — гадкие поджигатели. Они могут колдовать и бросают огненные шары в своих врагов, а также в препятствия, такие как эти досадные лозы перед вами. Собравшись толпой, они могут даже поджигать врагов! Они также могут поглощать огонь, чтобы расчистить путь для вас, или достать что-то из огня или пожара. Как только мы их получим, мы сможем запустить Кузницу, и вы получите некоторые улучшения для брони и оружия.
  
  Гарри, конечно, был рад это слышать. Он надеялся, что они помогут создать комплект брони, в котором он не будет, по крайней мере, падать, пока двигается. И только он подумал о том, что надо бы отправить Зов ещё раз, он заметил, что окружающий туман, казалось, стал становиться всё чернее и начал пахнуть дымом. Шипы на зарослях по одной стороне тропы вдруг засветились красным, загорелись, и очень быстро сгорели дотла, пропуская группу полузнакомых фигур. Гнарл вздохнул с облегчением:
  
  — Наконец-то, Красные миньоны!
  
  Гарри разглядывал радостно бежавших к своему новому господину миньонов. Они были очень похожи на Коричневых, однако их кожа была красного цвета, и на головах — пара маленьких загнутых рогов, придававших им классическую дьявольскую внешность. Гарри вздохнул с облегчением, ведь теперь ему не придётся пробираться через этот лес в одиночку. Тем не менее, Красные, спеша к своему Оверлорду, подожгли в том числе и довольно крупные деревья, которые теперь были объяты пламенем. Не желая уклоняться от падающих горящих веток и деревьев, а также не желая устраивать лесной пожар, он вспомнил слова Гнарла, и указав на горящие деревья, повелел Красным поглотить огонь. Гарри с потрясением наблюдал, как огонь всасывается в их тела, и менее чем за минуту пожар был полностью прекращён. "Удобно", пробормотал он.
  
  Миньоны побежали к нему, невнятно бормоча и подталкивая его дальше по тропе.
  
  — Я думаю, что они хотят проводить вас к Красному Улью, Маста, — сказал Гнарл. — Хотя, насколько я понимаю, там может быть что-то ещё.
  
  Гарри последовал за миньонами к небольшой пещере, которая была в стороне от основного пути. В пещере было невероятно жарко, но он отчетливо разглядел ярко-красный источник света, расположенный в её середине. Он был выше самого Гарри и имел очень странную форму, напоминающую скорее коралл, чем улей — и он был объят пламенем.
  
  — Это наш Красный Улей, сир! Скомандуйте поднять его, и я пошлю шахтёров, чтобы создать вам портал обратно в Нижний Мир.
  
  Гарри так и сделал, и около половины его миньонов подняли Улей, медленно вынося его из пещеры.
  
  — Так, а это что там? — Гарри указал на объект, который был похож на древнее каменное колесо с вырезанными на ободе рунами.
  
  — Невероятно! Красные миньоны нашли вам Камень Чар, сир, и весьма древний. Насколько я вижу, это выглядит как старое заклинание Огненного шара. Я не видел его в течение тысячелетия. Принесите его и Улей обратно в портал, он на вершине холма неподалёку, и мы действительно сможем начать приводить Нижний Мир в состояние, пригодное для жилья и господства.
  
  Выпроводив миньонов с грузом из невозможно жаркой пещеры в более прохладный лес, Гарри занял место во главе конвоя, направляя процессию к порталам, которые уже организовал Гнарл.
  
  В общем и целом, это была успешная для всех участников вылазка, кроме одного миньона, который умер от яда акромантула, ну и, впрочем, гномов.
  
  Прямо сейчас Гарри с большим нетерпением ожидал возвращения в Нижний Мир, чтобы вылезти из неудобной брони, и завалиться спать на остаток дня.
  
  Однако, когда они приближались к вершине холма, он услышал голоса на другой стороне. Приказав всем миньонам замереть на месте, он потихоньку двинулся к вершине холма, стараясь по возможности не шуметь, и выискивая взглядом этих создающих проблемы болтунов. Два явных волшебника в мантиях изучали конструкцию из чёрного обсидиана, которая торчала из-под земли — Врата Нижнего мира, только что построенные Гнарлом. Волшебники были слишком далеко, чтобы Гарри мог сказать, кто же они были, но он не особо хотел выяснять кто это, учитывая, что они были достаточно уверены в себе, чтобы забраться так далеко в Запретный лес.
  
  — Гнарл, они смогут каким-либо образом использовать эти врата, чтобы попасть в Нижний мир?
  
  — Конечно нет, Маста. Но они слишком любопытны для их же собственного здоровья. Вам нужно позаботиться о них тем или иным образом, чтобы они не выболтали наш секрет, прежде чем мы захотим представить вас миру!
  
  Гарри обдумывал слова Гнарла. Тот был прав: они не могли позволить, чтобы кто-нибудь увидел такую явно злую личность, разгуливающую по Запретному лесу; это спровоцировало бы паранойю и страх посреди и так уже напуганного общества, и, возможно, даже привлекло бы внимание лорда Волдеморта к нему.
  
  Гарри быстро оценивал ситуацию, не зная, что делать. Двое неизвестных волшебников стояли перед его единственным выходом из этого проклятого леса, препятствуя ему в получении столь необходимого отдыха и восстановления сил. Что ещё хуже, он не знал, были ли волшебники Упивающимися Смертью, или сотрудниками министерства, или даже просто обычными обывателями.
  
  Гарри посмотрел на себя, правильно оценивая свой внешний вид. Неважно, были волшебники хорошими парнями или плохими, его нынешние одеяния вряд ли смогли бы вдохновить на рациональные мысли. Он знал, что если бы к нему самому приблизился бы некто, одетый, как квинтэссенция сказочного злодея, он, вероятнее всего, убежал бы с криками или попытался бы не оставить от него и мокрого места. Так что, ему не удасться избежать насилия ни коим образом.
  
  — Маста, если позволите, — Гарри был прерван скрипучим голосом Гнарла. — Если отвлечь этих двух пейзан, было бы очень легко устроить для них дождь из огненной смерти, с помощью ваших красных миньонов. Красные так любят хорошее барбекю.
  
  Гарри был потрясен предложением.
  
  — Это мерзко, Гнарл! Это не какой-то злой акромантул и даже не группа гномов, которые пытались меня убить. Это пара людей из плоти и крови, которые даже ещё ничего не сделали.
  
  — А что если они окажутся одними из слуг этого лорда Волди-что-то, который так одержим идеей уничтожить вас, м-м? Я сомневаюсь, что они будут столь снисходительны и не попытаются задержать вас.
  
  — Но мы пока этого не знаем, ты, старый серый мешок плоти. — Миньоны хихикнули, пока Гнарл тихо ворчал о старых добрых днях, когда Оверлорды слушали его советы, и не были столь нахальными. Гарри тем временем продолжал оценивать ситуацию, пытаясь придумать способ тихо и быстро “вырубить” двух магов, которые уже начали испытывать на портале различные заклинания. Именно тогда, благодаря вспышкам заклинаний, Гарри заметил два небольших камня рядом с большим порталом.
  
  — Врата миньонов, — пробормотал Гарри. — Гнарл, у меня есть план.
  
  — Безусловно, Маста.
  
  — Я собираюсь вызвать несколько Коричневых из Врат миньонов, чтобы застать этих магов врасплох. Тем не менее, я хочу, чтобы ты отдал им приказ не атаковать магов, но просто привлечь их внимание, так, чтобы я мог подкрасться сзади и вырубить их. Если повезёт, они будут думать, что им это всё привиделось.
  
  — Как скажете, Маста.
  
  Гарри коротко кивнул, в основном для себя, и начал пробрался вперед, прячась за деревьями. Два волшебника, тем временем, чесали затылки в замешательстве — чёрная скала перед ними по-прежнему ставила их в тупик. Лицо Гарри сморщилось от концентрации под шлемом, и перчатка начала тихо светиться.
  
  Маги резко отпрыгнули, когда порталы перед ними с шорохом и рокотом внезапно восстановили свой полный размер. Еще одно движение его руки — и группа Коричневых выпрыгнула из соответствующих Врат. Два мага направили свои трясущиеся палочки на группу миньонов, но не произносили никаких заклинаний. Точно так же, миньоны стояли, сформировав линию, слегка приподняв своё разнообразное оружие, но не нападая. Создалась как бы патовая ситуация. "Отлично", — подумал Гарри. Он выскользнул из-за дерева, направившись по дуге за спины волшебников.
  
  "Что ... Что вы такое?" — спросил один из волшебников у группы миньонов. Один из миньонов в центре линии весело захихикал, показывая лапкой на магов, в то время как Гарри уже подкрался вплотную. И прежде, чем маги смогли что-либо сделать, Гарри схватил их за шеи, ударяя их головам друг о друга в мультяшном стиле.
  
  Миньоны приветствовали Гарри одобрительными возгласами, и сам он рассмеялся по-настоящему, несмотря на ситуацию.
  
  — Я всегда хотел сделать это, после того как увидел этот трюк в одном из мультиков Дадли. Похоже, сработало отлично.
  
  Гарри мысленно призвал Красных, которые были у подножия холма, чтобы перенести Улей и Камень Чар до портала. Подойдя медленным шагом, миньоны с грузом исчезли в фонтанах мелких белых вспышек — так, оказывается, выглядела работа портала со стороны.
  
  — Очень хорошо, Маста. Я должен признаться, у меня поначалу были сомнения, но, кажется, что вы собираетесь стать прекрасным Оверлордом.
  
  Гарри слегка нахмурился, обеспокоенный тем, что заявление Гнарла не задевало его так же сильно, как раньше, когда вдруг Коричневые ахнули и крикнули: “Маста", указывая лапками за его спину. Гарри обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как один из волшебников пришел в сознание и встал обратно на ноги. Гарри сделал шаг к мужчине, угрожающе взмахнув мечом, надеясь испугать его, но случайно споткнулся о корень в процессе. Его меч вылетел из руки в сторону мага, оставляя его беззащитным, в то время как человек начал творить заклинание. Падая лицом вперед, Гарри выбросил одну руку перед своим лицом, надеясь, что зачарованный металл брони защитить его от чар.
  
  "Экспу...!" Внезапное молчание прервало ожидание удара заклинания. Гарри поднялся, поискав глазами свой меч, но не найдя его, перенёс взгляд на нападавшего. Тот снова лежал на земле, и похоже был без сознания. Гарри облегчённо вздохнул и спокойным шагом направился к лежащему телу.
  
  Подойдя ближе, он заметил расширяющуюся лужу крови вокруг головы мага — его меч в полёте аккуратно, если можно было так выразиться, раскроил череп нападавшему.
  
  Опять и снова, странное провидение, сопровождавшее Гарри в сложных ситуациях, решило всё за него.
  
  Бросившись к лежащему телу, Гарри попытался найти его уже не существующий пульс, умом понимая, что уже было слишком поздно. Он перетряхивал карманы человека в безнадёжной попытке найти какое-нибудь зелье или что-нибудь, что могло бы помочь оживить человека, выбросив в сторону запасную палочку, знак работника Министерства и мешок галеонов, которые миньоны радостно приняли, прежде чем он понял, что этому магу уже было невозможно помочь.
  
  Гарри медленно встал, чувствуя, как печаль и гнев заполняют его. Он слышал, как Гнарл что-то говорил ему, но не обращал никакого внимания на это бормотание. Миньоны съёжились в страхе от гнева, который буквально волнами стекал с его тела, пока он шёл к порталу и встал в центре. Он едва ли почувствовал волну энергии, которая везла его обратно в его Башню.
  
  — Вы вообще слушали, что я вам говорил, Маста? — Голос Гнарла внезапно стал гораздо отчётливей, чем раньше, так как старый миньон стоял перед Гарри в фойе Башни. — Я просто хочу отметить, что ваши оверлордские силы и заклинания отличаются от тех, что вы использовали раньше, базируются на уверенности, а не на глупых бормотаниях и размахиваниях пало... Что вы делаете, сир?
  
  — Я ухожу. — Озлобленно говоря это, Гарри поспешно снимал доспехи и раздражённо кидал их части на пол. — Я думал, что у нас взаимовыгодное соглашение, но я не могу продолжать сотрудничать с теми, кто настолько не уважает чужую жизнь.
  
  — Это абсурд! Он собирался убить вас! Вы не можете просто оставить нас здесь одних, Маста.
  
  — НЕ, — Гарри закричал, — называй меня своим повелителем! Мы не имеем ничего общего, ты и я, и я не знаю, почему я вообще даже рассматривал принять твою помощь! — Он тяжело дышал. — А теперь отправь меня обратно в Литл-Уингинг. — Гнарл не двигался. — СЕЙЧАС!
  
  — Как хотите. — Гнарл отдал сигнал миньонам, чтобы собрать доспехи, которые лежали у ног Гарри, что те и сделали, хотя и с сильной опаской и выражением ужаса на мордах, не желая приближаться к нему. Гнарл повернулся лицом к пустому трону, и издал вздох сожаления.
  
  — Просто помните, что мы всегда будем здесь, если вы передумаете, сир.
  
  Магическая энергия начала поглощать тело Гарри.
  
  — Не надейся, Гнарл.
  
  Уже в третий раз за этот день, Гарри переместился магическим порталом, только на этот раз он оставил миньонов.
  
  Гнарл хмыкал, и фыркал, задаваясь вопросом, почему Нижний мир привёл их к этому жалкому мальчишке.
  
  — Пойдёмте, миньоны. Есть работа, которая должна быть сделана, если мы хотим найти подходящего Оверлорда в ближайшее время. Красные, если вы попытаетесь сбежать снова, я подвешу вас в Реке Душ как рыбу на леске и оставлю там. Я уверен, что Мортис заслуживает немного развлечений.
  
  
  * * *
  Луна Лавгуд сидела одна в своей комнате, нанося последние штрихи на рисунок, когда устройство в углу комнаты завопило громкой сиреной. Она взглянула на вращавшееся и дымящееся устройство с улыбкой на лице, встала и натянула ботинки. Рисунок новой брони для Гарри может спокойно подождать и до более позднего времени. Выйдя из своей комнаты, она перегнулась через перила лестнице и закричала.
  
  — Папа, я ухожу, чтобы стать новой фавориткой для Гарри!
  
  Громкий взрыв ответил ей, а затем голос отца.
  
  — Это очень хорошо, милая. Постарайся вернуться к обеду.
  
  — Обязательно, папа! Будь осторожен с рогом кизляка! У нас нет времени, чтобы искать ещё один!
  
  — Будет сделано, принцесса! — ответил он, сквозь начавшийся громкий свист. Довольная Луна повернулась и пошла вниз по лестнице, собираясь аппарировать в Литл-Уингинг, чтобы поприветствовать Гарри. Она надеялась, что он будет настолько же обрадован, увидев её, как и она сама — его.
  
  Глава опубликована: 26.03.2015
  Возвращение на Прайвет-драйв
  
  
  Пасть Нижнего Мира закрылась за Гарри, оставив его на Прайвет-драйв в полном смятении чувств. Вспоминая произошедшее за день, он чувствовал отвращение к себе и хотел бы забыть всё случившееся. Но, несмотря на всё его желание, лицо мертвого сотрудника Министерства так и стояло перед глазами, не желая забываться. Человека, в чьей смерти он был повинен, хоть и не напрямую.
  
  Гарри яростно помотал головой. Нет, не он убил этого человека. Эти отвратительные миньоны подстроили это, даже после того как он специально запретил им причинять вред. Это была их вина, а не его. Почувствовав себя немного лучше, он повернул за угол, чтобы увидеть то ещё зрелище перед собой. Гигантский кратер, окружённый заграждением из полицейской ленты, охватывал часть парка и развалины дома. Гарри узнал переулок, в котором Пирс со своей бандой загнали его в угол, и ему снова поплохело от воспоминаний. Нет-нет, он не будет считать ещё и этих шестерых — с него хватит и одного сотрудника Министерства.
  
  — Вот ты где! — Гарри обернулся, выхватывая палочку и направляя её на женский голос. Девушка с пышными каштановыми волосами приветствовала его, и он расслабился, признав в ней свою лучшую подругу.
  
  — Мы искали тебя целую вечность, Гарри, где ты был?
  
  — Стой, где стоишь, Гермиона. — Она остановилась, с любопытством глядя на наставленную на неё палочку. — Какую бутылку ты сказала мне выпить в конце нашего первого курса?
  
  — Гарри, о чём ты говоришь? Ты, должно быть, выпивший, что это вообще за вопрос?
  
  — Ты не Гермиона, — тихо прошептал Гарри.
  
  Он выпустил в самозванку Оглушающее, но та закрылась Щитовым заклинанием. Доброжелательность слетела с её лица, когда она подняла свою палочку, готовясь нападать.
  
  — Не настолько дурак, как выглядишь, а, Поттер? Очень хорошо! Я схвачу тебя, даже если мне придётся применить силу!
  
  Женщина атаковала, и в воздухе замелькали вспышки заклинаний. Гарри успевал уклоняться от большинства заклинаний, блокируя те, от которых не мог улизнуть. Его соперником была одержимая, — решил он, — она посылала проклятия со скоростью маггловского пулемёта. У Гарри не было возможности напасть в ответ, лишь удалось кинуть несколько Оглушающих и Разоружающих заклинаний, но она легко уклонялась от его скудных атак. Поттер надеялся, что использование магии несовершеннолетним вызовет визит должностных лиц Министрества. Но никто не появился: он должен был выкручиваться сам.
  
  — Это лучшее, что знаменитый Гарри Поттер может предложить? Тёмный Лорд был о тебе лучшего мнения! — похоже, это был Пожиратель под Оборотным.
  
  Смех лучшей подруги звучал неправильно, и это раздражало Гарри. Прищурившись, Гарри зарычал и выкрикнул Взрывающее проклятье. Вспышка рядом с ногами была столь мощной, что выбила из земли гигантское облако пыли и потоки осколков камня. Гарри был ошеломлён, насколько мощным получилось его заклинание, гораздо сильнее, чем раньше. Может быть, это связано с посещением Нижнего Мира? Он вспомнил камень заклинаний, который нашёл, но задумчивость сразу стоила ему поражения — жёлтый луч ударил его по ногам, заставляя его упасть, а красный — вырвал палочку из рук.
  
  Человек, замаскированный под Гермиону, медленно вышел из облака пыли, отряхивая мантию и небрежно подбирая выбитую палочку Гарри.
  
  — Какая жалость, Поттер. Я ожидал от тебя большего. Тем не менее, мне любопытно, какой ответ должна была дать твоя драгоценная маленькая грязнокровная подруга.
  
  — Гермиона прекрасно помнит, какую бутылку я выпил, когда мы искали Философский камень на первом курсе.
  
  Самозванец усмехнулся Гарри, в то время как другой голос крикнул:
  
  — Это была самая маленькая!
  
  Напавший на Гарри Пожиратель быстро обернулся, но получил заклинание прямо в грудь, и с тяжёлым стуком упал рядом с Гарри. Лохматая сокурсница появилась перед его взором во второй раз за день, пока он пытался подняться на ноги.
  
  — Я рад тебя видеть, Гермиона. — Заметив силуэт за ней, он добавил: — И тебя тоже, Луна.
  
  —И мы тебя рады видеть, Гарри, — ответила Луна своим мечтательным голосом.
  
  Гермиона, однако, не спешила отвечать, направив палочку на Гарри.
  
  — Кого и как мы спасли от смерти на третьем курсе?
  
  Гарри вздохнул с облегчением.
  
  — Клювокрыла и Сириуса Блэка, и мы использовали хроноворот, чтобы вернуться и спасти их. — Он смущённо почесал затылок, добавив: — И, я полагаю, вы уже ответили на мой вопрос, да?
  
  Гермиона сурово посмотрела на Гарри, подошла к нему и с силой ударила его в плечо.
  
  — Ой! Какого чёрта?!
  
  — Что? Ты исчезаешь почти на целый день, оставляя после себя гигантский кратер, и у тебя ещё хватает смелости спрашивать меня “какого чёрта”? — Она снова ударила его. — Это за то, что я чертовски беспокоилась, вот за что! — Она бросилась на него и Гарри испуганно вздрогнул, ожидая побоев, но она всего лишь сжала его в объятиях. — Всё выглядело так, будто ты уже умер!
  
  Внезапно Гермиона расплакалась на груди растерявшегося Гарри. Он посмотрел на Луну, которая жестом предложила ему обнять Гермиону, так что он вернул объятие, заметив, насколько легко и приятно она ощущалась в его руках.
  
  — Мне очень жаль, Гермиона. Это был очень напряжённый день, вот уж точно.
  
  Он стоял так в течение минуты, стараясь успокоить Гермиону. Луна разрушила очарование момента.
  
  — Мне, конечно, приятно смотреть на ваши нежности, но я думаю, что в наших же интересах будет покинуть это место прежде, чем сюда прибудут плохие парни.
  
  — Ну, предполагая, что она Пожиратель, мы не можем просто оставить её здесь, — сказала Гермиона.
  
  Луна в этот момент заговорила:
  
  — А что если связать и оставить её в Министерстве, Гермиона? Я уверена, что они удержат её от причинения неприятностей, по крайней мере, на какое-то время.
  
  Гермиона кивнула в знак согласия, пробормотав Связывающее заклятье. Самозванка была плотно связана, и Гермиона помахала вежливое “пока” остающимся. Её грозный взгляд, адресованный Гарри, ясно сказал тому, что ему не разрешено двигаться, пока она не вернётся, а затем она аппарировала с громким треском.
  
  Гарри уставился на то место, откуда исчезла Гермиона, а потом повернулся к Луне. Он чувствовал себя немного неловко, стоя так в тишине, но Луна, казалось, как обычно была в приподнятом настроении.
  
  — Эм-м... Как проходит твоё лето, Луна?
  
  — Ой, достаточно хорошо, спасибо что спросил, Гарри. Мой отец и я недавно пережили нашествие шарошмыгов, которые любят нападать на людей, поднимающихся по лестнице, но в остальном всё довольно хорошо и спокойно. — Гарри вежливо кивнул, но чуть не упал, когда она продолжила: — А как прошел твой день в Нижнем Мире? Должно быть, там ужасно жарко.
  
  — Н-Нижний Мир?! Эмм, я не знаю, о чём таком ты говоришь, Луна, — пробормотал он.
  
  — Конечно ты знаешь, Гарри. В этом нет ничего, чего можно стыдиться. Быть Оверлордом — очень важная работа. Надеюсь, Гнарл оказался хорошим помощником для тебя.
  
  Оглядываясь по сторонам в приступе паранойи, Гарри быстро прошептал:
  
  — Слушай, я не знаю, что ты знаешь или не знаешь об этих отвратительных существах, Луна, но я не хочу иметь никаких дел с ними. Они убили невинного работника Министерства, и у них абсолютно никаких угрызений совести или сожаления по поводу насилия. Они являются концентрированным Злом.
  
  — Ты совершенно прав, Гарри. И хотя лично я считаю миньонов весьма милыми, каждый вправе иметь свое мнение, я полагаю. — Немного помолчав, Луна продолжала: — Но я очень разочарована, узнав, что ты отверг такую возможность, Гарри, но, как говорят, Зло всегда найдёт дорогу. — Гарри усмехнулся. — Если ты в конечном итоге решишь вернуться к своей работе, пожалуйста, знай, что я была бы более чем рада стать одной из твоих фавориток.
  
  Глаза Гарри почти вылезли из глазниц:
  
  — Фа-фаавориткой?
  
  Но прежде чем они успели продолжить разговор, громкий треск оповестил о возвращении Гермионы.
  
  — Так, вы двое, пойдёмте, мы не должны оставаться здесь так долго. Кто знает, сколько ещё головорезов Волдеморта вокруг.
  
  Она схватила Гарри и Луну за руки, и Гарри почувствовал, как его протягивает сквозь трубу аппарации, подальше от этого ужасного места.
  
  
  * * *
  По прибытии в дом Уизли Гарри досталось множество радостных приветствий, в том числе и фирменные медвежьи объятия Молли. Следующий месяц прошел довольно быстро, хотя почти всё время было посвящено свадебным приготовлениям.
  
  Комнаты были убраны множество раз, многочисленные образцы тортов попробованы на вкус, бесконечные часы покупок тоже миновали, и уже незадолго перед тем, как должна была состояться свадьба, прибыли родители Флёр. Мужчины в доме испытывали трудности, едва поспевая за переполненными радостной энергией женщинами, но Гарри был рад возвращению к нормальной жизни. Его краткий визит в Нижний Мир отодвигался всё дальше и дальше в прошлое, и, хотя работа была утомительной и, казалось, никогда не закончится, это было облегчением — оказаться в стороне от бед, которые всегда преследовали его.
  
  И всё же...
  
  Гарри знал, что он просто старается отсрочить неизбежное. Он знал, что скоро придётся уйти и разыскать оставшиеся хоркруксы Волдеморта и что он ставит под угрозу всех в “Норе” одним своим присутствием здесь. Но — проклятье! — он чувствовал, что заслужил право побыть немного эгоистом, и насладиться жизнью обычного подростка то немногое оставшееся время, прежде чем ему снова придётся исполнять функцию Избранного.
  
  Итак, с лёгким сердцем и настроением, он встретил своё семнадцатилетие. Ночь была испорчена очередным видением о путешествиях Волдеморта и о человеке по имени Грегорович, но утро было намного более приятным. Радуясь возможности использовать магию без ограничений, Гарри с ликованием заставлял летать вещи Рона по комнате, до момента получения подарка от своего лучшего друга. Им оказалась книга.
  
  — Книга, Рон?
  
  — Ну, это не обычная книга, Гарри. Фред и Джордж заверили меня, что “Двенадцать Надёжных Способов Очаровать Ведьму” — абсолютно необходимая вещь. Черт, я хотел бы иметь её в прошлом году, чтобы знать, как избавиться от Лаванды.
  
  Все главы содержали правила общения с женщинами, но Гарри считал, что немногие люди склонны следовать правилам, тем более в повседневной жизни. И менее всего — Рон. Тем не менее, он поблагодарил Рона за подарок, оставив книгу в комнате, и отправился вниз, принимать поздравления с днём рождения от всех в доме. Подарки были замечательными, пусть и не всегда практичными, для путешествия, в которое он собирался, и когда Гермиона и Рон взяли отнести их наверх, чтобы сложить, за его спиной раздался тихий голос.
  
  — Гарри, ты зайдёшь ко мне на минутку?
  
  
  * * *
  Рон спустился по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, прошел сквозь переполненную кухню, и вышел во двор. Гарри шёл с ним в ногу, выдерживая темп, а Гермиона быстрым шагом следовала за ними, и выглядела испуганной.
  
  И когда они оказались одни посреди свежескошенного газона, Рон набросился на Гарри:
  
  — Ты же бросил её! Что ты теперь делаешь, издеваешься над ней?
  
  — Не будь смешным, Рон, конечно, я не издеваюсь над ней, — сказал Гарри.
  
  Гермиона догнала их.
  
  — Рон!
  
  Но Рон поднял руку, призывая её замолчать.
  
  — Она была в совершенно подавленном настроении, когда вы прекратили...
  
  — Так же, как и я. Ты знаешь, почему я прекратил эти отношения, и это не потому, что мне так хотелось.
  
  — Да, но ты снова миловался с ней! И дал ей повод надеяться!
  
  — Я не миловался с ней! Она сама затащила меня в свою комнату и практически приставала ко мне! — закричал Гарри. И это было правдой, потому что Гарри почти ничего не сделал сам, после того, как Джинни завела его в свою комнату.
  
  — Не похоже, что ты действительно так думаешь, — прорычал Рон.
  
  И это тоже было правдой. И хотя не Гарри проявил инициативу, он не мог сказать, что не получил удовольствия в процессе. Но он не собирался рассказывать это сердитому Рону.
  
  — Слушай, я обещаю, что я не позволю этому случиться снова, — сказал Гарри жёстко. — Хорошо?
  
  Рон выглядел обиженным и смущённым одновременно, но пробормотал тихое "Хорошо", и ушёл прочь, оставив Гарри и Гермиону наедине.
  
  Она посмотрела на него с грустью, спросив:
  
  -Ты действительно её любишь?
  
  Гарри был ошеломлён её внезапным вопросом — Гермиона почти никогда не спрашивала его про отношения с Джинни. Он мгновение глядел в её карие глаза, а потом отвернулся.
  
  — Гермиона, я, честно говоря, не знаю.
  
  Его охватили противоречивые эмоции.
  
  — Мы встречались всего пару месяцев, и только незадолго до этого у меня появились чувства к ней. Я даже не знаю, откуда они взялись, учитывая, что мы никогда особо не общались до этого, если не считать занятия в Армии Дамблдора. — Он откинул голову назад, глядя в безоблачное небо. — Я полагаю, что моя жизнь никогда не может быть простой, да?
  
  Вдруг он почувствовал, как пара рук обхватила его поперёк живота//как руки подруги обхватили его, на крайний случай — талию.
  
  — Ты знаешь, что я всегда буду рядом с тобой, не так ли?
  
  — Конечно, я знаю, Гермиона. Ты всегда была рядом со мной. — Он повернулся, быстро, но крепко обнимая Гермиону. Она посмотрела на него снизу вверх, с искрой надежды в глазах.
  
  — Я хотела сказать тебе кое-что ещё, Гарри…
  
  Но прежде чем она успела продолжить мысль, раздался хлопок аппарации — и рядом с ними возник Чарли. Из дома радостно высыпало всё семейство Уизли, чтобы поприветствовать его. Гарри и Гермиона оказались разделены в этой суматохе, и Гарри решил, что поговорит с ней позже.
  
  Остальная часть дня прошла не столь интересно, как утро, за исключением того, что миссис Уизли силой обкорнала длинные волосы Чарли почти до основания. Все готовились к праздничному ужину в честь дня рождения Гарри, который накрывали во дворе, потому что кухня в “Норе” уже не вмещала всех проживавших и гостивших. Главным событием вечера стало прибытие министра магии Руфуса Скримджера вскоре после начала вечеринки. Он прибыл, чтобы огласить завещание Альбуса Дамблдора, и передать Гарри, Рону и Гермионе завещанные им первый пойманный Гарри Золотой снитч, Делюминатор и детскую книгу. Скримджер вскоре в раздражении покинул их, и вечеринка возобновилась.
  
  Свадьба Билла и Флёр назначена назавтра, и Гарри должен был бы ожидать этот день с нетерпением, но его охватило тёмное предчувствие нависшей над домом беды. и это были совсем не хорошие новости.
  
  
  * * *
  Между тем, в Нижнем Мире все и всё выглядело мрачным. Темная Башня ещё не сочла возможным привести миньонам нового потенциального Оверлорда, и даже драки между собой не могли поднять их дух.
  
  Гнарл сам был расстроен бездействием Башни, и даже принялся пинать ногами трон, когда ему особенно не нравилось происходящее, а вернее, непроисходящее в Нижнем Мире. И хотя трон оставался пустым, Башня всё ещё действовала, как будто у неё по-прежнему был Повелитель. Гнарл безнадёжно осел на пол, надеясь, что хоть что-то произойдет в ближайшее время. Но сначала он должен был выпустить весь свой гнев хоть как-то — к примеру, сбросить пару Коричневых в лаву. Несмотря на подавленное состояние, в котором находились все миньоны, он точно знал одну вещь — быть Злом всегда однозначно весело.
  
  
  * * *
  День свадьбы встретил Гарри, Рона и Гермиону сидящими во втором ряду кресел и ожидающими прибытия Флёр для начала церемонии. Уизли пытались убедить Гарри выпить Оборотное зелье, чтобы скрыть его присутствие на свадьбе, но Гарри решительно отказался. И хотя они неохотно согласились, Гарри удалось убедить их, что независимо от его маскировки, те меры безопасности, которые были предприняты, снижали вероятность нападения, а если таковое и случится, то, скорее всего, нападающие в любом случае будут знать о его присутствии, даже в замаскированном виде.
  
  К сожалению, Гарри снова недооценил степень своей славы и обнаружил, что люди, прибывающие на церемонию, стремятся пообщаться с ним. Луна Лавгуд, снова отпустив не самый тонкий намёк о намерении стать его любовницей, представила его своему отцу, который выглядел таким же экстравагантным, как и она, хотя Гарри, честно говоря, нашёл, что это довольно забавно. Иногда ему казалось, что все присутствующие действительно верили в то, что они говорили, или же повторяли нечто общеизвестное. Мюриэль, двоюродная бабушка Рона, в частности, показала себя настолько настойчивой в своём стремлении ознакомить его с каждым аспектом своей жизни, что Гарри почти всерьёз стал думать том, чтобы проклясть её. К счастью, Рон вскоре отвёл старушку к выделенному ей креслу, оставив Гарри на растерзание немногим оставшимся гостям
  
  Выход Гермионы также стал событием. Она выглядела совершенно потрясающе в своём платье, которому Рон нехарактерно быстро отвесил комплимент (без сомнения, это был совет из той идиотской книги). Гарри, в свою очередь, не смог сказать ничего, так как понял, что будет выглядеть мямлящим придурком, если откроет рот. Это было как будто снова в тот Рождественский бал, когда Гарри в первый раз заметил, что его лучшая подруга была, вообще-то, красивой девушкой. С мягкими женственными формами и красивой кожей. И поэтому Гарри не мог оторвать глаз от Гермионы — что она заметила — и лёгкий румянец украсил её даже больше. К сожалению, прибытие Виктора Крама прервало очарование момента, и после быстрого разговора они все расселись в креслах в ожидании, когда появится невеста.
  
  Минуту спустя Билл и Чарли встали в передней части шатра, одетые в парадные мантии с большими белыми розами в петлицах; Фред засвистел восхищенно, и со стороны родственников вейлы так же послышалась вспышка веселья. Впрочем, музыка, полившаяся из развешанных по шатру из похожих на золотые шаров, вынудила успокоиться собравшихся гостей.
  
  — О-о-о-о! — сказала Гермиона, поворачиваясь, чтобы посмотреть на вход.
  
  Дружный вздох вырвался из собравшихся ведьм и колдунов, когда мсье Делакур и Флёр шествовали по проходу, Флёр как будто скользя, а мсье Делакур — подпрыгивая и ликуя. Флёр была одета в белое платье очень простого покроя, которое, казалось, испускало сильный серебристый свет. И хотя её сияние обычно представляло остальных в невыгодном свете, сегодня оно украшало всех, на кого попадало. Джинни и Габриель, обе одетые в золотые платья, выглядели ещё красивее, чем обычно, и как только Флёр подошла к Биллу, он уже стал выглядеть так, будто никогда не встречал Фенрира Сивого.
  
  "Дамы и господа», — прозвучало слегка нараспев высоким голосом.
  
  И с легким испугом Гарри увидел, что тот же маленький, с клочковатыми волосами волшебник, который председательствовал на похоронах Дамблдора, теперь стоит перед Биллом и Флёр.
  
  "Мы собрались здесь сегодня, чтобы отпраздновать союз двух верных душ ..."
  
  — Да, моя тиара смотрится прекрасно, — сказала громким шёпотом тётя Мюриэль в наступившей тишине. — Но я должна сказать, что у платья Джиневры слишком большой вырез.
  
  Джинни осмотрелась вокруг, довольно улыбаясь, подмигнула Гарри и затем быстро повернулась к жениху с невестой. Гарри ожидал, что его мысли будут блуждать далеко от реальности, в мыслях о вечерних часах, проведенных с Джинни в укромных местах на территории школы. Но по какой-то причине его мысли неумолимо возвращались к девушке рядом с ним, которая даже подменяла собой Джинни в воспоминаниях. Он потряс головой, выталкивая неожиданные мысли.
  
  «...овы ли вы, Уильям Артур, взять Флёр Изабель в...?"
  
  В первом ряду миссис Уизли и мадам Делакур тихо и синхронно всхлипывали, уткнувшись в кружевные платочки. Громоподобные звуки с задних рядов кресел сказали всем, что Хагрид достал один из своих носовых платков размером со скатерть. Гермиона повернулась и широко улыбнулась Гарри; глаза её тоже были полны слёз, и Гарри обнаружил, что его рука движется вверх, чтобы стереть влагу с её лица, задерживаясь на нежной коже дольше, чем необходимо.
  
  — ...Тогда я объявляю, что отныне вы связаны как...
  
  Гарри не сразу заметил, что распорядитель перестал говорить на полуслове. Его глаза были сосредоточены на Гермионе, на её улыбке, практически излучающей счастье. И только услышав крики из задней части шатра, он смог с усилием оторвать взгляд от Гермионы — только для того, чтобы увидеть вспышку зелёного света за их спинами и отлетевшее тело распорядителя перед ними. Чёрные мантии начали кружить в смертоносном хороводе вокруг свадебного шатра, и их маски-черепа были прекрасно видны в свете заходящего солнца.
  
  Вечеринку прервало появление Пожирателей Смерти.
  
  Неожиданно, хотя и по сценарию, воздух наполнился цветами, в то время как Пожиратели Смерти яростно нападали на не ожидавших этого гостей свадьбы. Многие в панике кричали, пытаясь убежать, но были сбиты перекрёстным огнём, многие погибли прежде, чем смогли сделать несколько шагов от своих кресел. Гарри вытащил палочку, и бросился на защиту друзей и гостей. Он смог обездвижить двоих ближайших к нему Пожирателей прежде, чем они обратили на него внимание, а затем уже члены Ордена опомнились и стали обороняться от нападающих.
  
  — Проклятые ублюдки, — проворчал Рон за спиной Гарри. — Неужели они не могли устроить себе выходной?
  
  Он побежал к дому, а Гарри и Гермиона побежали в противоположных направлениях: Гермиона — к группе, с которой сражались Люпин и Тонкс, а Гарри — к алтарю, чтобы помочь Биллу и Флёр защитить наиболее уязвимых гостей, пока те пытались бежать.
  
  — Сожалею по поводу вашей свадьбы, — Гарри прокричал всё ещё неженатой паре. — Кажется, никто из нас никогда не сможет передохнУть.
  
  Ни Билл, ни Флёр не ответили, их лица застыли в ярости, когда они озлобленно атаковали группу из пяти Пожирателей Смерти, которые двигались в их сторону. Вспышки заклинаний — и трое Пожирателей упали. Гарри обезоружил четвертого, после чего заклинанием “Дубинка” отправил его в полет 20 футов назад, где тот упал, и больше не двигался.
  
  Гарри, слегка обеспокоенный тем, что он мог убить этого человека, отвлёкся и не заметил, как последний Пожиратель, испугавшись, что его соратники пали столь быстро, проорал «Авада Кедавра!» за мгновение до того, как обездвиживающее заклятие настигло его.
  
  Заклинание понеслось к Флёр, и Гарри попытался наколдовать щит, чтобы защитить её, но зелёный луч пролетел прямо сквозь него. Глаза Флёр широко распахнулись. Гарри как в замедленной съемке наблюдал, как её оттолкнул в сторону Билл — в которого, в результате, и попало заклинание.
  
  Они оба упали на землю со зловещим стуком. Флёр отчаянно трясла жениха, безудержно рыдая, но его безжизненные глаза уже не могли её видеть. Гарри оглядел поле боя, увидев многочисленные тела, разбросанные повсюду. Все мертвы или умирают. Просто потому, что они были на той же вечеринке, что и он. И ненависть свернулась тугим комком внутри Гарри, он издал почти звериный рёв, который привлёк внимание всех.
  
  — Эй, Пожиратели Смерти! Я тот, кто вам нужен, так что придите и возьмите меня!
  
  Поле боя вдруг изменилось. Каждая фигура в плаще начала атаковать Гарри, и доблестные защитники оказались не в состоянии остановить волну заклинаний, которая была брошена в него. Гарри, тем временем, обнаружил, что он легко отбивает каждое проклятье, брошенное в него, за счёт переполняющей его ярости. Каждое заклинание, что он бросил в ответ, казалось, было усилено раз в десять, и Пожиратели Смерти получали столь тяжёлые ранения, что истекали кровью до смерти за несколько минут. По требованию какой-то неведомой силы, он поднял левую руку, и гигантский огненный шар вылетел из неё в сторону фигур в плащах, сжигая их, слушая крики боли, пока их плоть сгорала. Но Пожиратели продолжали прибывать. И хотя Гарри выбил уже многих, на место каждого павшего встала другая, не менее анонимная фигура в плаще. Несмотря на его новообретённое могущество, их численность была слишком велика, чтобы победить.
  
  Гарри глянул на группу выживших, стоящих рядом с “Норой”, и его глаза нашли Гермиону. Она смотрела на него, вид её выражал страх за него, и отчаянно замотала головой, как будто она знала мысли Гарри. Он постарался изо всех сил объяснить взглядом, что очень сожалеет, и повернулся на месте, оставляя поле битвы позади, надеясь, что Пожиратели Смерти оставят их в покое в его отсутствие.
  
  
  * * *
  Спустя несколько мгновений, Гнарл поражённо смотрел на черноволосого волшебника, выходящего из портала Нижнего Мира. Сила, которая заполнила зал, была столь плотной, что, казалось, её можно пощупать, и поэтому обычно невозмутимый Гнарл смиренно ожидал. Через некоторое время Гнарл тихо обратился к тяжело дышащему Гарри:
  
  — Сир?
  
  — …Ты был прав, Гнарл… — Ещё мгновение молчания. — …У меня недостаточно сил, чтобы уничтожить своих врагов в одиночку…
   Гарри медленно выпрямился, глядя на Трон Нижнего Мира, его ранее зелёные глаза полностью стали жёлтыми и светящимися. Один взгляд на эти глаза — и Гнарл сразу понял, что у Нижнего Мира снова есть Повелитель.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) С.Бушар "Волчий билет, или Жена Љ2"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"