Унгер Андрей: другие произведения.

Темная сторона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот решил выложить то над чем сейчас работаю. Весь текст полностью. Краткая анотация: Казалось бы, на сколько может быть жестока судьба к человеку? Ан нет, некоторым судьба уготовила многое. Например выжить в процессе собственной казни устроеной вырастившими тебя эльфами, пройти через рабство, обрести неведомую силу... да мало ли еще чего?

   Пролог
  
   Мать не велела братьям играть у реки, да кто же ее будет слушать? Тем более там так весело! Ну и что что прям сразу за рекой начинался лес? Все равно никакой зверь оттуда не выскочит средь бела дня! Да и брат говорит, что по тонкому мостку никакие волки и медведи не переберутся на этот берег, а кроме них рядом с деревней и нет никого. Да и как можно сидеть во дворе, когда все собрались в жмурки играть? Засмеют же ведь, трусом обзывать будут. От таких размышлений малец совсем успокоился и побежал догонять друзей успевших скрыться за углом изгороди.
   Ну что, правила для всех одинаковые - кто последний тот и водит. Пришлось изрядно побегать с завязанными глазами, но запятнать кого-то так и не получалось. Более старшие ребята с легкостью уворачивались подпуская как можно ближе. Было особым шиком ускользнуть в тот момент когда рука водящего уже почти коснулась тебя. Правда вот с мальцом это было не особо интересно, так - легкая разминка. Ведь увернуться от него особого труда не составляло. Ну вот кому-то из старших надоело бегать от беспомощного малыша и он позволил себя запятнать. И нет ничего удивительного в том, что когда с глаз сняли повязку, запятнанным оказался старший братец. На то он и брат чтоб младшим уступать.
   Вот теперь-то игра приобрела особый интерес. Это вам не от малявки убегать. Да и водящие стали чаще сменятся. На мелкого же, как тот ни старался, водящие внимания почему-то не обращали. Хоть он и крутился за самой спиной, дразнился и кричал, но видать, ребята не хотели опять играть с 'неинтересным' малышом. Скорее всего его узнавали по голосу. Тогда малец пошел на хитрость. Перестал вопить во все горло, а стал только хлопать в ладоши. Сразу же стало интересней! Теперь водящий не мог его узнать, и стал реагировать на него также как и на старших ребят. Тут-то пришлось побегать и покрутиться.
   Но идиллия не могла продолжаться долго. В очередной раз хлопнув над самым ухом водящего малец сделал шаг назад и неожиданно почувствовал что нога не находит опоры. В распахнувшихся глазах читался ужас. Взмахнув руками малыш с головой погрузился в воду. Ребята закричали, кто-то кинулся к берегу, но было уже поздно. Бурные воды горной речки уже отнесли тело на несколько метров дальше. Брат малыша попытался броситься следом, но кто-то его удержал. Нырять в эту реку - чистое безумие, даже взрослый человек не смог бы бороться с течением, что уж говорить о пацанах? Но что делать? Звать старших? Все равно не успеют прибежать... В голове как назло не было ни одной мысли. Только запоздалое: и зачем я потащил мальца сюда?! Ребятам не оставалось ничего кроме как бежать вдоль берега, кричать и беспомощно смотреть на то, как над водой периодически появляется голова малыша...
  
  ***************
  
   Габриэль проклинал все и вся. Ну спрашивается, за каким бесом ему понадобился этот здоровый кабан? Зачем ему одному столько мяса? С тех пор как на последней войне погибли его жена и сын, дома его никто не ждал. Это произошло без малого полтора века назад, но за это время он так и не научился жить один. Вечно его бросало из крайности в крайность, то мяса было слишком много, то вообще жрать нечего. Вот и теперь, поддавшись азарту охоты, он подстрелил самого здорового кабана, ну не бросать же его теперь в лесу? Приходилось переть эту тушу на себе. Благо вдоль речки заросли были не столь густыми и груз не цеплялся периодически за деревья. Но все же двадцати пудовая туша, это вам не поросенок какой. Голову этого зверюги на стенку повесить не стыдно.
   Не, ну какой же он все-таки тяжеленный! Бес с ним, надо передохнуть. Сев сверху на тушу кабана Габриэль смахнул пот и осмотрелся. А это у нас что такое темнеет на берегу? Ба, да это же человеческий детеныш! Забыв про кабана, эльф склонился над ребенком. Его тело было синим от холода, но несмотря на это, малец был еще жив.
  
   Глава 1
  
   Ну кто бы сомневался?! Всем сразу было ясно кто именно будет собирать и чинить стрелы. Это было ясно несмотря даже на то, что существовали правила - кто стреляет хуже всех, тот и наводит порядок на стрельбище. Ясно это было и Натаниэлю. Причем ясно даже еще до начала тренировки. Разве мог он тягаться в стрельбе из лука с ними? И дело даже не в том, что они старше, нет, они были ровесниками. Но они были эльфами. А он? Он уже привык уступать всем окружающим в силе и ловкости. Сложнее было привыкнуть сносить насмешки.
   -Эй, безухий! Иди принеси стрелы!
   И вовсе он не безухий! Разве он виноват в том что у него нет таких вытянутых и заостренных от природы ушей? И дыхание притаившегося зайца на охоте он не мог услышать как бы не старался. Куда ему до истинных жителей леса! Это еще не самое обидное прозвище. Как его только не называли, как только не дразнили! Поначалу он лез в драку, но вскоре выяснил что ни с кем не может справится. Все были сильнее и ловчее его. Тогда он стал усиленно тренироваться, но что толку? Если природа не дала, то сам уж вряд ли возьмешь. Оставалось только безропотно сносить насмешки и копить злость. Злость! Вот чего у него было не отнять. Когда-то, еще после первых синяков он дал себе клятву. Клятву что заставит уважать себя. Заставит несмотря ни на что. Только ради этого он продолжал тренироваться вместе со всеми. Только ради этого был готов терпеть насмешки и издевательства одногодок. Но если ровесники над ним издевались, то для остальных он был пустым местом. Старшие проходили мимо него не удостаивая даже взглядом! Если же он сам пытался заговорить с кем-то из взрослых, те смотрели на него таким презрительным взглядом, что Натан сразу забывал что хотел спросить. Для младших он был чем-то вроде чучела, которого можно безнаказанно обзывать и кидать камнями из-за угла. Да, с младшими бы он справился без труда, но после этого ровесники его совсем доведут. Не стоило даже и пытаться.
   Вздохнув, он поплелся собирать стрелы. Ему было совсем не сложно заниматься их ремонтом. Это даже доставляло удовольствие. В эти моменты он был один, и его никто не доставал. А еще после работы всегда можно уйти в лес. 'На охоту' как он говорил остальным. И плевать на то что над ним потом смеются, ведь добычи он не принесет. А он и не за ней ходит! В лесу можно тренироваться, и ни кто не будет подтрунивать над твоей неловкостью! В лесу нет этих противных эльфов!
   А еще можно пойти к Габриэлю. Габриэль... единственный кто не относился к Натану как к объекту для насмешек. Наверно только благодаря его покровительству Натана еще никто 'случайно' не убил. Габриэля уважали. К нему прислушивались. Он был из тех ветеранов, что прошли половину средиземья и отбросили таки Светлых в их заповедники. Очень часто по вечерам молодежь собиралась послушать о той войне. В такие вечера о Натане просто забывали, и он сидел в углу стараясь даже не дышать, и слушал... В свои шестнадцать, Натану Габриэль казался глубоким стариком. Еще бы, столько веков прожил, столько всего в жизни видел. Как-то даже набравшись смелости, Натаниэль спросил, сколько же Габриэлю лет? Тот усмехнувшись ответил:
   - Мало. Эльфы годы не считают. Мы считаем века..
   Вот и еще одно преимущество эльфов. А ведь ничего ни сделаешь, раз уж уродился человеком, стало быть, малый век тебе отмерен.
   - Да не переживай ты так, - Габриэль видел все переживания Натана как в открытой книге,- среди людей тоже долгожители попадаются.
   - И кто они?
   - Волшебники. Искусство магии продлевает их жизнь на многие сотни лет. Глядишь, и ты станешь магом.
   - А что для этого надо?
   - Долго и упорно учится. Вот подрастешь еще немного, пойдешь к людям. Попросишься к какому-нибудь колдуну в ученики. Может лет через двадцать и станешь волшебником.
   Этот разговор состоялся года два назад, но до сих пор в памяти было каждое произнесенное слово. Стать магом! Вот это мечта, ради этого стоит жить. Ведь маг с легкостью может справится с парой эльфов.. ну если постарается конечно. А уж Натан бы постарался!
   За починкой стрел время пролетело незаметно. Для тренировок в лесу было уже поздно. Ну значит можно пойти послушать что расскажет Габриэль в этот раз. Сложив результаты своего труда в специально предназначенное для этого дупло, Натаниэль пошел в общину.
   Наверно он пришел слишком рано, потому как из огромного дерева, служившего им со взрослым эльфом жилищем, не было слышно никаких звуков. Это было довольно странно, обычно в такое время там уже во всю шумела молодежь собравшаяся послушать байки опытного воина. Среди эльфов Габриэль был самым старшим. И не потому что он был стариком, нет, скорее он был в самом рассвете сил. Просто в последнюю войну между Темными и Светлыми, из их общины кроме него никто не выжил. Рассказывать Габриэль умел и любил. Слушая его Натан представлял себя на месте героев тех сражений. Да и не только он, молодые эльфы тоже сидели раскрыв рты, погружаясь в захватывающий мир баталий прошлого. В ту войну Темным только чудом удалось отстоять свои земли. Ни кто толком не помнил из-за чего пошла та вражда между Темными и Светлыми эльфами. Лишь обрывки легенд дошли до наших дней. Габриэль на это говорил, что как Свет воюет с Тьмой, так и эльфы будут вечно воевать друг с другом несмотря на то что изначально они были одним народом.
   Войдя в дом, Натаниэль остановился. Как не странно в помещении было темно. Куда же ушел Габриэль? Но тут глаза привыкли к темноте и он заметил что на кровати кто-то лежит. Спать еще рано, может заболел?
   - Габриэль! - не дождавшись ответа, Натан подошел к постели.
   Все мысли тут же выветрились из головы. Все белье было в крови. У эльфа было перерезано горло... Раздался резкий крик и на повернувшегося Натаниэля уставился кто-то из эльфов.
   - Убийца!
   Тут же на человека накинулись, заломили за спину руки и выволокли из дома. Связав запястья за спиной, его бросили лицом вниз. Приподняв голову Натан увидел прямо перед собой двух членов совета.
   - Так вот как ты отплатил Габриэлю за то что он для тебя сделал!
   - Но я не убивал его! Когда я пришел, он так и лежал! -, но все тщетно.
   - Молчать щенок! Ты еще смеешь оправдываться?! -, лицо старшего эльфа перекосило от ярости, - Для убийцы у нас только одно наказание - смерть! Ты умрешь в муках неблагодарный человечишка. - и не дав парню что-то сказать старейшина врезал каблуком охотничьих сапог ему по лицу.
   Будь перед ним Светлые, он бы еще мог убедить их что он не убийца. Ведь Светлые эльфы могли отличить когда им говорят правду, а когда лгут. Но у Темных ему не стоило наедятся даже на справедливый суд. Его казнят без проволочек. И он знал какой будет казнь. Объятья Ночи... уж лучше бы утопится. По рассказам старших, тот кого подвергают Объятьям Ночи, умирает ни один месяц. Но это не самое страшное. Уже дня через два привязанные к столбу сходят сума.
   Пленнику заткнули рот, чтобы он не смел оскорблять перворожденных своей ложью. Убийство эльфа - самое страшное преступление, которое вообще можно придумать. И ладно если бы убийцей был другой эльф, а тут человек! Мразь, ничтожество, как только он посмел поднять руку на перворожденного?! Убить того, кто заботился о тебе, фактически спас твою жизнь - нет, даже для Темных это было слишком!
  
   Уж теперь-то Натаниэль знал почему этот вид казни назывался Объятья Ночи. Если по началу было тяжело, то сейчас вообще невозможно. Первый день он ощущал муки избитого тела, ужасно хотелось пить. Кляп во рту превратился в пыточное орудие. Мухи так и ползали по всему телу. Запекшаяся кровь трескалась от каждого движения и разрывала кожу. Минуты превратились в часы. Совершенно непроницаемая для света повязка на глазах не позволяла судить о том, сколько же он простоял привязанный к этому столбу. День, а может уже два?
   Но это было по началу. Потом пропали звуки. Не сразу конечно. Сначала в ушах оглушающим молотом стучал пульс, потом звук стал непрерывным, и вот совсем пропал. А может Натан перестал обращать на него внимание? Он больше не ощущал своего тела. Только тьма вокруг и сознание что ты пока еще жив. А может это только кажется? Может он уже давно умер, а тело его выбросили в лес на растерзание хищникам? Может быть... Какая разница. Он все равно обречен. Вокруг только Тьма. Тьма. Именно с большой буквы. Вечная ночь. Объятья Ночи. Это название лучше всего описывало то что Натаниэль сейчас чувствовал.
   Дальше больше. Осужденный начал слышать голоса. Приглушенный шепот исходящий непонятно откуда. Иногда голос был один, а иногда казалось, что пространство вокруг заполнено невидимыми собеседниками. Что они говорят, разобрать было совершенно невозможно. Может они говорили на неизвестном Натану языке, а может он разучился понимать живых существ. Если это конечно были существа. Может это только бред истерзанного страшной пыткой мозга? Вот так и сходят сума.
  
   Глава 2
  
   Странное, должен я заметить, это было чувство! Вот так вот сидеть, над бездной. То что Натаниэль сидел, в этом нет никаких сомнений. Другое дело что он сидел в пустоте.
  Тьма по-прежнему окружала его со всех сторон, и ей небыло границ. Вот только теперь у него было тело. Как такое может быть? Ведь он точно помнил как его привязывали к столбу, как надевали на голову повязку... Однако же он был тут. Что самое интересное, на теле не было никаких следов избиений. И одежда была вся чистая.
   - Не стоит удивляться. Тут еще и не такое может быть.
   Эти слова произнес старик сидящий напротив Натана. Еще секунду назад его там не было, и вот пожалуйста.
   - Кто вы? -, спросил ошарашенный Натаниэль.
   - Хм.. кто я? Я-то понятно кто, а вот кто ты такой? Или мой народ настолько обмельчал что стал посвящать другие расы?
   Только тут до Натана дошло, что перед ним сидит эльф. Сколько же веков он должен был прожить чтобы казаться таким стариком! Габриэль, проживший порядка пяти столетий, и то выглядел значительно моложе.
   - Я Натаниэль. Вот только как я сюда попал?
   - Натаниэль... странно, эльфийское имя. Как попал? А ты не помнишь? -, похоже старика удивляло появление человека в этом странном месте ни меньше чем человека само это место.
   - Помню. Меня обвинили в убийстве Габриэля и казнили Объятием Ночи. Только я никого не убивал!
   - Объятьем Ночи теперь казнят преступников? Долго же я отсутствовал... -, старик задумался на мгновение, - подожди тут, никуда не уходи, пойду все узнаю... - и пропал. Просто сидел сидел, и пропал. Как небывало.
   Да уж, попробуй уйди куда-нибудь. А старикан-то не без чувства юмора.
   - Вот теперь я готов к разговору с тобой. Сколько оказывается всего произошло в мое отсутствие! Да, не ожидал я от перворожденных таких глупостей... -, старик отсутствовал не долго, и сейчас опять как ни в чем небывало занимал место напротив Натана. Вот только момент его появления тот пропустил. - Ты хотел знать кто я? Можешь считать меня богом. Богом эльфийского народа. Перворожденные действительно поклонялись мне до своего раскола как богу, так что это не будет особым преувеличением.
   - А где мы находимся? И что со мной? Я умер?
   - Подожди, не так быстро. Давай по порядку. Это место - нигде. Правильнее будет сказать никогда. Потому как на самом деле мы находимся у тебя в голове. Ты не умер. Просто в результате 'казни', ты смог расширить границы своего сознания. А раз все это, - он сделал жест рукой, обводя окружающее пространство, - лишь плод твоего мышления, то и времени тут нет. Мы можем находится здесь бесконечно долго, в то время как 'снаружи' не пройдет и секунды.
   - Но как такое возможно? - из объяснений эльфа понять что-либо было сложновато.
   - Чтобы ответить на этот вопрос, я должен обратится к прошлому. Пару тысячелетий назад, когда народ эльфов был еще един, среди них существовал некий обряд. Каждый год, старейшины общины выбирали самого способного мальчика достигшего шестнадцати лет. Причем сила и ловкость претендентов не играли ни какой роли. Юношам была уготована честь быть посвященным богу. Для этого их проводили через особый обряд. Не многие могли остаться в живых в процессе, но те кто выживал, получали способности, делавшие их наголову выше соплеменников. После длительного обучения они входили в совет старейшин и руководили общиной.
   Но однажды бог покинул эльфов. Куда он ушел и что делал с тех пор - это тебе не следует знать. Важно лишь то, что эльфы продолжали проводить обряд посвящения, вот только больше никто не смог после него выжить. Со временем изначальный смысл обряда был забыт. Перворожденные каждый год приносили в жертву по мальчику от каждой общины. Теперь это считалось жертвой темным богам, чтобы они обходили общину стороной. И вот, стали находится такие, кто был против этих жертвоприношений. Эльфы разделились на два враждующих лагеря. Темные, названные так за верность темным богам, продолжали приносить жертвы. Светлые же, которых так называли в противовес противникам, отказались от веры в таких богов, а стало быть никакие жертвы приносить не хотели. Разразилась страшная война. Несколько столетий подряд Темные и Светлые эльфы воевали друг с другом. Количество убитых на этой войне, настолько велико, что от этой цифры делалось страшно обоим сторонам. Воевать было просто некому. Тогда Темные пошли на хитрость. Оправдываясь огромными потерями они перестали проводить через обряд своих соплеменников. Для этой цели стали использовать пленников. За несколько последующих столетий, были забыты и темные боги и то что в жертву надо приносить своих. Но пленных продолжали подвергать 'наказанию'. Вот так обряд посвящения превратился в вид смертной казни. С тех пор было много войн и конфликтов, и наверно еще будет не мало, но Темные по прежнему проводят врагов через древний обряд.
   - Но причем тут я?
   - А ты до сих пор не догадался? Тот обряд так и назывался - Объятья Ночи.
   - Так значит вы тот самый бог покинувший эльфов? - удивленно воскликнул Натан, и не дождавшись ответа продолжил, - Так зачем же вы обрекли стольких на муки? Это из-за вас произошла та война!
   - Смертный! - казалось что над самой головой прогремел гром, старик вырос в размерах и навис над Натаниэлем, - Тебе ли меня судить ничтожный смертный?! Боги подчиняются законам неведомым даже перворожденным, не то что вам, людям. Разве я виноват что глупцы эльфы развязали ту войну? Разве не им было решать каким путем двигаться дальше? Раскол и та война полностью на их совести. Я был так далеко, что ты себе не можешь даже вообразить какое расстояние мне пришлось преодолеть чтобы поговорить с тобой. В первые за две тысячи лет, ты первый кто сумел пройти обряд. И ты единственный кому это удалось сделать без моей поддержки. Ты даже не эльф! Не знаю почему произошло то, что не должно было случится никогда, но я сделаю то что должен. Именно для этого я здесь.
  
   Что происходило дальше, Натаниэль помнил плохо. Вроде бы он опять плавал в черной пустоте без тела. Вроде бы голоса опять что-то ему нашептывали. Вот только теперь как будто казалось что можно понять что они говорят. Но как юноша не старался, различить все равно не мог. Перед глазами... нет, глаз у него не было, но он видел. Видел какие-то цветные нити разной толщины, во всех направлениях пересекавшие окружающее пространство. Некоторые из них казалось растворялись там где он ощущал себя. Нити не стояли на месте, они вращались и плелись вокруг. Иногда в этом плетении можно было уловить некий ритм, а иногда они вращались совершенно хаотично.
   Надо же было умудрится разозлить Бога! Что же теперь с ним будет? И что Бог имел ввиду когда говорил что сделает то что должен? Неужели ему дадут наконец умереть? Странно, никогда раньше Натан не думал что будет желать смерти. Но вот этот момент наступил. Смерть даст избавление. Больше не надо будет мучить себя вопросами, ответов на которые он все равно не получит. Больше не надо будет переживать гибель Габриэля. Только вечный покой... Хорошо бы. А то вдруг он уже умер, и так будет всегда? Ужас. Только не это. Вечное одиночество в этой бездне тьмы.
   Натаниэль любил быть один. Любил погулять по лесу без надоедливых эльфов, любил купаться в реке когда его ни кто не дразнит... Но тут было другое. Сейчас одиночество было невыносимо. Хотелось кричать, но у него не было горла. Хотелось что-то делать, куда-то бежать, но и ни рук ни ног у него тоже не было. Оставалось только медленно плыть в темноте пересекая разноцветные нити. Как блоха в клубке. Хотя у блохи есть тело, а Натану даже этого не дано.
   Сколько времени он тут находится? Что с произошло с его телом там возле пыточного столба? А может тела уже давно нет. Скорее всего его костями уже давно лакомится какой-нибудь оголодавший волк. Не стоит об этом думать. А о чем тогда? Ведь кроме как думать, Натан больше ничего и не мог. Вот только и оставалось, что придаваться воспоминаниям.
   Как он не гнал от себя такие мысли, но он уже начал жалеть о том что Габриэль тогда подобрал его там у реки. Уж лучше бы он дал малышу тогда замерзнуть. Быть может тогда бы эльф был сейчас жив. А что, хороший обмен - жизнь малыша, на жизнь взрослого эльфа. Но к сожалению вышло все по другому. И Габриэль был мертв и Натаниэль ощущал себя мертвым. Кто же интересно убил эльфа? А главное за что? Ведь его все любили и уважали. Не стоит об этом. Какая сейчас разница. Теперь уже ничего не сделаешь.
  
   Глава 3
  
   Боль. Было такое ощущение, будто тело превратилось в сплошной синяк. Болело все что можно. Постойте... раз тело болит, значит... Он все-таки был еще жив. Это внушало оптимизм. Открыть глаза и понять что же с ним случилось не удавалось - что-то мешало это сделать. Попытка поднять руку отозвалась резкой вспышкой боли. Пересилив себя, Натаниэль поднес ладонь к лицу. Да, так и есть - на лице была все та же черная повязка, закрывавшая глаза. Долой пропитавшуюся кровью и потом тряпку - ни какой разницы. Правильно, все лицо стянула корка запекшейся крови. Помогая себе руками, юноша кое-как разлепил веки и рискнул открыть глаза. Лучше бы он этого не делал. Яркий свет, от которого он уже успел отвыкнуть за долгие дни (месяца?) пытки, заставил резко зажмурится.
   Через минуту, привыкнув к свету, Натан обнаружил, что лежит где-то в лесу. Прямо над ним виднелись кроны вековых деревьев. Так значит эльфы приняли его за мертвого и отвязав, бросили в лесу. Правильно, кто будет хоронить преступника? Пусть лучше дикие звери растаскают его кости. Кстати насчет зверья. Судя по всему близился вечер, а уж ночью за него точно примутся хищники. Надо было уходить, вот только далеко уползти все равно бы не получилось, Натан был для этого слишком слаб. Но решение было, вот только удастся ли?
   Скольких трудов и боли ему это стоило! Но он сделал это - на дереве хищникам до него не добраться. Как он умудрился сюда залезть в таком состоянии было более чем удивительно, но сил не было даже на то чтобы удивляться. Теперь можно было забыться сном, и надеяться что ночью тут не будет ни кого кто может лазить по деревьям, а эльфы не вернутся проверить что стало с осужденным.
   Вот так Натаниэль и стал жить. Днем шел, а ночью ночевал на деревьях. Куда он шел, ему было все равно, лишь бы подальше от общины эльфов. В этом была даже какая-то своя прелесть: идти одному, неведомо куда, ни о чем не думая, ни о чем не заботясь. Пищу ему давал сам лес. Ведь не даром же он столько времени провел с перворожденными. Для тех лес был родным домом. И хотя он и уступал любому из эльфов в умении выживать среди первозданных деревьев, но узнать среди кустарника орешник или выбрать среди грибов те, которые не требуют приготовления он тоже мог. Довольно часто встречающиеся болотца и ручейки служили ему источником питьевой воды. Лес это вам не пустыня, тут выжить проще.
   Сколько он так шел - Натан уже давно сбился со счета. Да и зачем считать дни и ночи. Жизнь потеряла для него смысл. Его обвинили в убийстве которого он не совершал и казнили самым страшным из возможных способов. И почему он не умер тогда? Как вышло что эльфы не распознали в нем живого и не добили прежде чем бросить в лесу? Одни вопросы, а ответов дать некому. Может быть тот Бог и ответил бы на некоторые из них, но кто даст гарантию что все это не привиделось в бреду, кто знает, может и не было никакого Бога.
   Все чаще и чаще Натан мысленно возвращался к тому разговору, состоявшемуся неизвестно где и когда. Если считать что это все было на яву, тогда может быть благодаря богу он выжил после казни. Может быть именно это и подразумевал старик, говоря что он сделает то что должен? А может быть это часть новых способностей которые обрел Натаниэль, ведь если верить тому существу, все кто проходил этот 'обряд' обретали какие-то сверх способности. Но если это так, то в чем заключались эти самые способности? Ничего нового Натан за собой не замечал. Крылья вроде не выросли, да и сильнее он тоже не стал.
   От таких размышлений, преследующих его все то время пока он блуждал в лесу, его неожиданно отвлек возглас на непонятном языке. Осмотревшись Натан понял, что случайно вышел к стоянке каких-то людей. То что это были люди, сомнений не было, уж от эльфов бы юноша их как-нибудь отличил. Возле небольшого костра сидело человек десять. Над огнем жарились тушки зайцев, от запаха мяса у Натана тут же забурчало в животе.
   Пока он стоял и обозревал открывшуюся картину, на него сзади кто-то накинулся и заломил руки. Ткнувшись лицом в землю, Натаниэль пытался что-то сказать, но толи его не понимали, толи не хотели понимать. На то чтобы связать юношу людям не потребовалось много времени. Промелькнула истерическая мысль: 'Вот я и опять пленник'.
   У Натана что-то спрашивали, но он не понимал ни слова. Оставалось только отвечать:
   - Не понимаю. - такой ответ почему-то сильно злил окружающих, и его то и дело били.
   Наконец, людям видать надоело допрашивать ничего не понимающего пленника и они решили посовещаться. Результатом не долгого разговора стало то, что к подростку подвели избитого человека в грязной одежде. Один из мучителей Натана что-то прокричал, после чего оборванный человек спросил:
   - Кто ты? Почему говоришь на эльфийском а нормальной человеческой речи не понимаешь? Или ты притворяешься? - сказанное на этот раз пленник понял сразу.
   - Я Натаниэль. Долгое время жил среди эльфов, которые выловили меня из реки. То что было до этого, и как я там оказался я не помню. - Натану скрывать было нечего.
   После этого разговор пошел продуктивнее. Кто-нибудь задавал вопрос, а оборванец переводил. Натана больше не били, хотя и не отказались от мысли что он шпион. На кого и зачем ему было шпионить, парень так и не понял. Все вопросы пленника игнорировались.
   Выяснив что хотели, Натана развязали и посадили в клетку. Судя по всему, эта клетка часто использовалась именно для содержания людей. К полу были прикручены металлические кандалы, а на прутьях решетки виднелись надписи и различные рисунки - следы деятельности предыдущих пленников. Да и кроме того, юноша обнаружил что помимо него там были и другие люди. Большая клетка на колесах вмещала в себя вместе с Натаниэлем еще троих пленных. Оборванца переводившего разговор не церемонясь запихнули в туже клетку.
   Потянулись однообразные дни и ночи. Из клетки их никуда не отпускали, кормили раз в сутки. Вечером, кто-нибудь закидывал в клетку остатки ужина, и пленники чуть ли не дрались между собой за эту, с позволения сказать, еду.
   С оборванцем, оказавшимся Сэмом, юноша нашел общий язык. У него же удалось выяснить что их угораздило попасть к работорговцам. Везли их в ближайший город - Пранс, на ярмарку рабов. Дальнейшая своя судьба теперь рисовалась Натану в мрачном свете. Быть вещью у какого-нибудь богача. Исполнять любые его прихоти и терпеть унижения.
   Свободного времени теперь у Натаниэля было много, ведь больше не приходилось брести по лесу и добывать себе пропитание. Их хозяева, здраво рассудив что за плохой товар они много денег не выручат, особо не утруждали пленников. Пусть уж лучше те наберутся сил перед рынком, покажутся будущим владельцам в лучшем виде.
   Дабы отвлечься от суровой реальности, парень попросил Сэма обучить его 'нормальной человеческой речи'. За этим занятием они и коротали время в пути. На удивление, язык давался Натаниэлю довольно легко. Единственное о чем он сожалел, что не удастся выучиться письменности - книг рабам не давали, да и он сильно сомневался что у их хозяев была такая роскошь. Сэм же оказался интересным собеседником. Складывалось впечатление что он знал абсолютно все. От него Натан узнал что дорога по которой они едут соединяет Пранс, который был по сути портовым городом, со столицей княжества Марленой. Само же княжество называлось Марленским, по имени первой княжны основавшей это государство. На западе Марленского княжества возвышались Гномьи горы, на юге начинались Серединные земли, на востоке берега омывало Аранское море. А на севере вплотную подступали леса Темных эльфов. Именно оттуда Натаниэль вошел в княжество. За морем располагалась империя Аран, славившаяся своими кораблями по всей Темной стороне.
   Большинство рабов с рынка в Прансе скупались имперскими служащими в качестве гребцов на галеры. Другая часть уходила в Серединные земли для 'мяса' на гладиаторских боях. Серединники любили стравливать выходцев с Темной и Светлой стороны в жестоких схватках. Их арены даже были разделены на два сектора имевшие соответственно белый и черный цвета. Оставшиеся же рабы использовались на каменоломнях Пранса. Туда постоянно требовались свежие силы, потому как прожить там больше года не мог ни кто.
  
   Глава 4
  
   На третьей неделе пути настал день, выбивавшийся из обычного однообразия в жизни пленников. Начать хотя бы с того, что их заставили вымыться в одном из встретившихся по дороге ручьев. Пока рабы мылись, на каждом берегу стояло по два стражника со взведенными арбалетами, лишая пленников любой надежды сбежать. После помывки им выдали новую одежду, хотя одеждой эту хламиду называть можно было разве что с большой натяжкой. Но учитывая что старые шмотки давно превратились в рваные и грязные тряпки, и это было лучше чем ничего.
   Сегодня пленникам выдали даже двойную норму харчей, что было совсем не обычно. Вообщем по всем этим нововведениям можно было сделать вывод что они приближаются к конечной цели их путешествия - к Прансу. И точно, ближе к вечеру с очередного холма открылся изумительный вид. Если бы Натаниэль не ехал в повозке, он бы точно отстал от всех залюбовавшись открывшейся взору картиной.
   У подножия холма лежал город. С высоты холма он казался огромным муравейником. Точно также одноэтажные маленькие постройки с большими огородами раскинулись по окраинам, а ближе к центру здания становились все выше и выше, и как завершающий штрих, в самой середине возвышался огромный замок. По улочкам города ездили повозки и ходили люди. Много людей. Так много Натан даже представить себе не мог. Когда Сэм описывал ему Пранс, он представлял себе нечто вроде общины эльфов, ну может чуть по более. Но то что он сейчас видел, поражало своей масштабностью...
   Но больше всего юношу удивил не город. С противоположенной стороны от Пранса раскинулось море... Учитывая что сейчас был вечер, то зрелище воистину было прекрасным. Белое небо, и бесконечные просторы белой воды. Настолько огромные, что не было видно где кончается море и начинается небо. Было такое ощущение, будто какой-то сумасшедший художник мазнул кистью с белой краской с краю картины.
   Но вот наконец повозка достигла окраины города. По дороге стали встречаться местные жители. Некоторые из них просто проходили мимо, спеша куда-то по своим делам. Другие же останавливались и не стесняясь пялились на содержимое клетки. Кто просто с любопытством, а кто с плохо скрываемым презрением.
   Если сказать что в городе было шумно, то это не сказать ничего. Ближе к центру, непривыкшему к большому количеству людей Натану, хотелось зажать уши руками лишь бы не слышать бесконечного гомона огромной толпы. Судя по всему, остальным пленникам было не впервой бывать в городах, те даже не обращали внимания на архитектуру окружающих их зданий, коей Натан любовался не скрывая восхищения.
   Путешествие закончилось неожиданно быстро. Не доезжая до центра, повозка свернула в какой-то двор окруженный двухметровым забором. И лишь в открывшиеся ворота, взору новоиспеченных рабов предстало место где им предстояло дожидаться торгов. Неудивительно, что местом этим оказались два огромных барака возвышавшиеся прямо напротив въезда.
   Именно в этих бараках их и поселили. Хотя, поселили это мягко сказано. Пленников, как скот загнали в клетки немногим отличавшиеся от той в которой их везли. В каждой из них размещалось человек по десять таких же обреченных на рабство неудачников.
   На вновь прибывших смотрели с плохо скрываемой злобой. Причины такого отношения для Натаниэля казались непонятными. Не правильнее ли ненавидеть тех кто их захватил в рабство, чем таких же рабов как и они? Но скоро все стало на свои места. 'Старожилам' ведь теперь придется делить свою отнюдь не большую пайку с новичками. А кормили тут еще хуже чем в повозке. Если там еды было мало, но хватало на всех, то тут можно было остаться голодным только лишь потому, что ты слабее остальных.
   В первый же вечер пребывания в бараке, случился инцидент, расставивший все на свои места. Когда принесли несколько кусков плохо прожаренного мяса, которое служило пленникам пищей, разразилась очередная драка. Один из невольных попутчиков Натана, по всей видимости оказавшийся наиболее голодным, успел схватить кусок еще на лету. За что тут же поплатился, получив по голове от 'местного' амбала. Новичку такое отношение явно не понравилось, грязно выругавшись (а что это было ругательство, Натан уже успел выяснить, ведь недаром он три недели обучался языку у Сэма!), кинулся на обидчика. Вот только он явно не рассчитал свои силы. Все кончилось довольно быстро. Не мудрствуя лукаво, амбал просто напросто свернул наглому новичку шею.
   Случившееся не прошло даром и для амбала. Увидев что сталось с товарищем, второй новичок завопил во все горло:
   - Убийца!
   Кто-то из дружков амбала попытался было зажать ему рот, но было уже поздно - в клетку ворвались стражники. Особо не церемонясь, размахивая плетьми направо и налево, попадая при этом по ни в чем не повинным рабам, они жестоко избив, скрутили здоровяка и выволокли из камеры и бросили прямо под ноги наблюдавшему за экзекуцией стражнику.
   Тот был одет значительно лучше прочих охранников, к тому же кроме плетки, носил пристегнутую к поясу саблю. Явно начальник. Он склонился над избитым и проговорил:
   - Значит ты считаешь себя в праве портить мое имущество? Знаешь ли ты, убогий раб, скольких полновесных д`аров* ты меня сейчас лишил? Думаешь это сойдет тебе с рук? -, и бросил стражникам, - Двадцать пять плетей, на виду у всех, чтобы эти ничтожества поняли чего стоит жизнь раба.
   Амбала в момент растянули цепями меж двух, стоящих тут же столбов. Видимо эта наказание проводилось не в первый раз. Кто-то разодрал на спине хламиду пленника, в то время как один из охранников разматывал свою плеть и готовился привести в исполнения приказ начальника. Что это была за плеть! От одного взгляда на нее пробирала дрожь, не говоря уже о том чтобы получить такой по спине.
   Начинаясь возле короткой ручки, толстый жгут постепенно сужался, разветвляясь к концу на пять тоненьких хвостов, которые были облеплены битым стеклом и оканчивались широкими кожаными 'кисточками'. Позже Натан узнал, что такое страшное оружие было далеко не у всех стражников. В основном те довольствовались обычными однохвостными плетями без излишеств. 'Пятерки' же, как их называли между собой пленники, служили только для наказания особо провинившихся. Приказать нанести тридцать ударов такой плетью, было равносильно смертной казни. Многим хватало и двадцати пяти. Но амбал оказался из крепких.
   После первого же удара во все стороны брызнула кровь, а на спине убийцы образовался широкий красный рубец. От крика избиваемого хотелось забиться подальше в угол и ничего не видеть. Но углы их камеры были уже заняты более предусмотрительными пленниками, так что приходилось смотреть и видеть как стонет и дергается наказанный.
   После десятого удара тот мешком повис на цепях. Видимо потерял сознание от боли. Но оказалось, что и это предусмотрели стражники. Амбала тут же окатили из стоящего поблизости ведра с водой, от чего тот по всей видимости пришел в себя, потому как вновь раздался его стон.
   После двадцати пяти ударов спина пленника превратилось в сплошное кровавое месиво. Он не переставая стонал. Весь пол под его ногами пропитался кровью. Красные пятна были даже на низком потолке барака. Но и после столь жестокого наказания мучители не смилостивились над пленником, а оставили висеть так. В назидание. Хозяину было проще лишиться одного раба, чем каждый день выносить из клеток новые трупы.
   Надо сказать, новичку, что позвал стражников, тоже не повезло. На следующее утро его нашли с перерезанным горлом. Как потом объяснил Сэм, стукачей здесь особо не любили.
   За новый труп в клетке наказали уже всех. Как ни старался хозяин выяснить кто конкретно попортил его собственность, как не избивал бедных рабов, но так ни чего и не добился. В ходе этих допросов Натаниэлю досталось наравне со всеми. К старым шрамам от казни добавились три новые, от плетки. Хорошо хоть не от 'пятерки' и то ладно. В довершении всего пленников лишили дневного пайка. Так что первые свои двое суток в городе Натану пришлось провести голодным.
   В такой атмосфере пленникам пришлось провести еще две недели. Долги две недели боли и унижения. Рабы жили в постоянном страхе ожидания наказания. За любую малейшую провинность их либо лишали пищи, либо наказывали плетьми. За то время которое Натаниэль провел в клетке, еще двоих забили до смерти 'пятерками'. Самое страшное что бедняги собственно и не совершали ни каких ужасных преступлений типа 'порчи имущества господина'. Их жестоко казнили в назидание остальным.
   Мера, надо сказать, возымела свое действие. После второй казни пленники вели себя тише травы ниже воды. Даже драки за протухшее мясо прекратились как это не странно. Теперь после того как стражники в очередной раз кидали им в клетки пищу, рабы долгое время боялись к ней подходить, хоть и смотрели на еду жадными глазами. За какие-то две недели в клетках, люди, многие из которых в прошлой жизни были довольно-таки культурными личностями, превратились в затравленных животных. Целыми сутками в бараках стояла оглушающая тишина, прерываемая лишь шагами стражников.
  
  ________________________
   *Д`ар - золотая монета, имеющая хождение на Темной стороне.
  
   Глава 5
  
  
   - Пошевеливайтесь свиньи! 'Пятерок' захотели? Живее переставляйте ноги! -, стражники буйствовали во всю, и рабам волей не волей приходилось поторапливаться. Судя по всему наконец-то настал день торгов, и пленников из всех бараков сгоняли на одну из площадей города. Там их выстраивали в две шеренги спиной друг к другу и сковывали цепями. Получались как бы торговые ряды, где в качестве товара с двух сторон от покупателя располагались рабы.
   То и дело были слышны щелчки плеток надсмотрщиков и стоны рабов. Если кому-то не везло споткнутся (а это было не удивительно с такой кормежкой), то охранники тутже вымещали на нем все свое раздражение.
   Появились и первые покупатели. С важным видом они расхаживали между рядов в сопровождении слуг или таких же рабов. Придирчиво осматривая 'товар' они то и дело цокали языком или выражали свое недовольство состоянием пленников в более грубой форме.
   Через два ряда от себя Натаниэль видел одного такого господина, который на чем свет стоит ругал надсмотрщиков, и презрительно кривился когда его взгляд падал на очередного раба. Один из надсмотрщиков открыто лебезил перед покупателем даже не пытаясь оправдываться. Зачем, ведь тот и так то и дело указывал на кого-нибудь пальцем, после чего 'счастливчика' расковывали и сдавали охране шедшей за господином. К тому времени когда покупатель дошел до ряда в котором стоял Натан, в окружении его охраны уже было порядка двадцати рабов.
   Между тем господин продолжал выбирать. Было заметно, что он указывает на самых крепких и жилистых пленников. Опытный взгляд не могла обмануть их худоба, если их немного накормить, то из них могут получится сильные рабы. 'Не иначе гребцов на галеру выбирает' прошептал Сэм.
   Как нестрашно, выбор господина пал также и на Натана, хотя тот и не считал себя таким уж крепким, но что поделаешь, тут выбирать не приходилось. Сэма же новый хозяин Натана удостоил лишь очередного презрительного взгляда. Вот так и вышло, что бывшие попутчики при расставании даже не перемолвились словом.
   После того как господин обошел все ряды, компания Натана существенно пополнилась и составила десятка четыре человек. Пленников заставили построится, после чего их новый владелец соблаговолил к ним обратиться:
   - Слушайте меня, мясо. Да, да, вы самое настоящее мясо и никто больше. Вам выпала честь служить на корабле-разведчике Его Императорского Высочества 'Чайке'. Вы восполните потери гребцов которые мы понесли в прошлом плавании. Отныне вы будете подчинятся любому кто не закован в цепи на моем корабле. Я, капитан Готлиб, лично пущу на корм акулам любого кто осмелится воспротивится приказам кого-либо из матросов. И хорошенько запомните, вы никто! Ваша жизнь для меня ничего не стоит. Я с легкостью смогу заменить тех из вас, кто на мой взгляд будет плохо выполнять порученную ему работу. Тем же кого я решу заменить... Лучше им надеятся что мой выбор не падет на них.
   После такой 'напутственной речи' настроение невольников упало ниже городской канализации. Еще бы, им предстоял каторжный труд в качестве гребцов на галере Аранской империи. Все дело в том, что весла использовались на кораблях в каждый след. Точнее сказать тогда, когда не было возможности воспользоваться ветром. А в Аранское море ветрами не баловало. Вот и приходилось гребцам выбиваться из сил вращая ручки весел. Не многие выдерживали этот адский труд, и нет ничего удивительного в том, что после очередного плавания капитан отправлялся на рынок и покупал сорок новых рабов.
   По дороге на корабль Натану вновь удалось увидеть море. На этот раз оно не произвело на него такого впечатления как первый раз. Может быть по тому, что сейчас стоял день, и морские воды не смотрелись так красиво как в вечерних сумерках. А может быть все гораздо прозаичнее, и юноша знал, что теперь-то он 'налюбуется' морем на всю оставшуюся жизнь. Вот только много ли ему этой самой жизни осталось?
   На 'Чайке' вновь прибывших немедля приковали к веслам. Вдоль каждого борта стояли поперечные ряды скамеек, служивших рабам местом их будущей жизни. За каждым веслом сидело по три человека, и Натаниэля подсадили третьим к двум старым гребцам. Те в свою очередь, казалось даже не заметили новичка, лишь флегматичным взглядом проводив приковавших его матросов.
   Была во всем этом правда и хорошая сторона. Свежее 'мясо' по прибытии сразу же накормили. В качестве еды рабам сбросили по три свежих рыбины на брата. Рыбу Натан пробовал в первый раз в жизни, и не смотря на то что та была сырой (кто же будет готовить для рабов-то?), она ему даже понравилась. Особенно после той тухлятины которой их потчевали в бараках.
   С жадностью поглощая неожиданно свалившуюся на них пищу новички с любопытством оглядывали корабль на который их угораздило попасть. А посмотреть было на что. Разделяя два ряда скамеек с рабами, посреди галеры проходил помост, по которому расхаживали два матроса с кнутами. В центре помоста возвышалась мачта с прямым парусом, который за не надобностью был свернут. На корме возвышалось некое строение, в котором скрылся капитан раздав команды матросам ожидавшим на корабле. Судя по всему там размещались каюты и капитанская рубка. В качестве крыши у этого строения был пол, в который был вмонтирован штурвал. На носу галеры находился помост, служивший по всей видимости смотровой площадкой. Вот и весь корабль. Сразу бросалось в глаза военное назначение 'Чайки'. Только лишь самое необходимое, все остальное разведчику ни к чему.
   Вечером рабов по двое расковывали и отводили вниз, под палубу, чтобы они могли справить свою нужду. На ночь, всех приковали обратно. Только человек ночевавший на открытой палубе может представить каково это, спать в море под открытым небом. Мерная качка судна, да плюс звук плещущийся о борт воды, все это к сожалению не способствовало здоровому сну, да и вы пробовали спать сидя на скамейке? И нет ничего удивительного в том, что сутра многие новички выглядели сонными и не выспавшимися.
   А утром корабль вышел в открытое море. Под ритмичный бой барабанщика разместившегося на передней площадке гребцы налегли на весла. Тут-то и посыпались первые удары плетей на спины новичков. С непривычки многие из них не попадали в ритм и лишь мешали своим товарищам. Но с такими 'учителями' в качестве матросов-надсмотрщиков с плетями, дело быстро пошло на лад.
   Это оказалось тяжело. Несмотря на то что в каждом ряду было по двадцать весел, а на каждом из них седело по три гребца, каждый из них в отдельности выбивался из сил. особенно не везло новичкам, ведь те еще не успели приспособится к такту. Мышцы рук просто трещали от напряжения а плечи выворачивало из суставов. Из-за того что постоянно приходилось нагибаться вслед за веслом, сильно ныла поясница. В итоге, через два часа, когда матросы наконец подняли парус, а рабы вытащили весла, многие из них, от бессилия не могли даже пошевелиться.
   Тяжело дыша, Натан облокотился на вытащенное из воды весло. Пот градом струился по молодому телу, и казалось, что не осталось ни одной мышцы, которая бы не ныла от напряжения. Оставалось лишь надеяться, что сегодня им не придется больше браться за весла.
   Но надежды не оправдались. К вечеру ветер стих, и опять послышался бой барабана. Натан поспешно схватился за свое весло. Зазевавшиеся тут же получили очередную порцию плетей. Несмотря на то, что сил казалось бы уже и не осталось, гребцы умудрились продержатся до полуночи. Хорошо хоть имперские галеры не плавали по ночам, а то мало бы кто из новичков пережил эту ночь. И так на утро двоих, которые не смогли подняться на утреннюю прогулку к нужнику, выкинули за борт, даже не смотря на то, что бедняги были еще живы.
   Такая жестокая расправа моментально придала оставшимся рабам сил, и те несмотря на ломоту во всем теле с удвоенной яростью загребали веслами до самого обеда. Кормили их два раза в день, в полдень и вечером. Не смотря на то, что рыба, их основная пища была сырой, съедалась она вся моментально и без остатка. Рабам нужны были силы, и та кормежка которой их кормили, могла дать хоть часть их.
   Так потянулись дни и ночи новой жизни Натаниэля. С утра гребля, потом короткий обед, и опять допоздна сгибаться над веслом. Как назло попутный ветер был лишь в первый день их пути, остальное же время корабль двигался лишь благодаря усилиям гребцов. Юноша выбивался из сил, но упорно продолжал работать веслом, а что ему еще оставалось делать? Тех кто не выдерживал ритма 'морской жизни' выбрасывали за борт, и мало кто мечтал оказаться посреди моря без всякой лодки.
   К тому моменту, когда они наконец достигли Валдара, столицы Аранской империи, из первоначального числа новичков осталось только двадцать. Почти половина. Остальные не выдержали тягот пути и пошли на корм рыбам.
   В порту Валдара рабы наконец-то получили возможность немного отдохнуть. Корабль никуда не плыл, а соответственно не надо было напрягаться и рвать последние жилы в борьбе с морской водой.
   Судно стояло в столице три дня. По прибытии капитан сразу же покинул корабль и вместе с частью команды отправился в город. Рабам же эти дни предстояло провести также как и раньше - прикованными к своим скамьям.
   По прошествии трех дней, Готлиб вновь взошел на палубу и отдал команду к отплытию...
  
   Глава 6
  
   Между Марленским княжеством и Аранской империей раскинулось широкое море носящее название все той же империи. Медленно и не спешно испокон веков оно перегоняло свои волны от страны светлых, мимо Серединных земель, прямо до самой Темной стороны. Там же оно останавливало свой бег, и ударяясь о берега на которых стояли леса темных эльфов, разворачивалось и возвращалось вдоль правого берега, на котором стояла империя, граничащая с продолжением Серединных земель, обратно к Светлой стороне. За тысячелетия прошедшие наверно с момента создания мира ничто не могло нарушить сей маршрут.
   На Аранском море редко случались штормы, которыми так любят баловать моряков открытые моря. По сути и застать на бескрайних просторах вод попутный ветер для кораблей было огромной удачей. Особенно легкому бризу радовались гребцы, которым в отсутствии ветра приходилось выполнять работу воздушной стихии.
   Если бы кружащие над морем чайки обладали разумом, или любое мыслящее существо могло подняться на высоту где единоличными хозяевами расположились те самые чайки, то такому наблюдателю открылась бы много интересного. Вот например перед нами настоящая гонка. Галера принадлежащая несомненно империи спешно удирает от быстрой биремы*. Мы то с вами знаем, кто победит в этой гонке, ведь преимущество биремы именно в том что гребцов на ней в два раза больше. Знает это скорее всего и экипаж преследуемой галеры, но несмотря на это пытает еще какие-то надежды.
   Слышны крики капитана отдающего команды мечущимся по палубе матросам, ритмичный бой барабана и скрип весел в уключинах. Гребцы не жалея сил налегают на деревянные рукояти. Нетрудно заметить, что каждый из них прикован к своему веслу и к скамье на которой сидит. Нет сомнений, это рабы. Да это и не удивительно, ведь повсеместно известно что в империи везде где только можно используется рабский труд.
   Двоим матросам, исполняющим обязанности надсмотрщиков, почему-то кажется что рабы все время отлынивают от своей работы, даже сейчас, когда это недопустимее всего! И они не скупятся на удары. Размахивают плетью с остервенелым выражением лица, ругая на чем свет стоит 'этих бездельников'.
   Рабам же никто не объясняет зачем их так гонят, зачем заставляют из последних сил налегать на весло. Да и кто что-то будет объяснять какому-то рабу? Его дело грести попадая в ритм барабана, а остальное ему не следует знать.
   Кстати говоря, в одном из гребцов, с трудом можно было узнать нашего старого знакомого Натаниэля. Да, за время проведенное им в качестве раба, тот довольно-таки сильно изменился. Волосы его выгорели на солнце, а обгоревшая несколько раз кожа приобрела медноватый оттенок. Вздувавшиеся от нагрузки мышцы налились крепостью и стали напоминать железное дерево, которым так славятся леса эльфов.
   Теперь на лавке, юноша располагался возле самого борта, что говорило о том что он сумел пережить не одно плавание на этом судне. Да и на спине у парня было не так много шрамов от плетки надсмотрщиков, ведь 'старые' гребцы лучше знали как избежать наказания за нерасторопность.
   За два с половиной года проведенные на 'Чайке' Натаниэль обзавелся кроме всего прочего и бородой. Хозяевам было плевать на внешний вид их собственности, главное чтобы гребли усерднее. А по сему бриться и мыться пленникам доводилось не часто.
   Между тем, возле рулевого уже собрался все командование галеры во главе со все тем же капитаном Готлибом. Кроме него там присутствовал еще первый помощник и судовой
  ________________________
  * Бирема - двухпалубная галера с двумя рядами весел на каждом борту
  маг в красном балахоне. Цвет балахона, как успел узнать Натан, говорил о могуществе волшебника.
  
   Серые рясы носили обычно ученики, но их никуда не выпускали из Черной башни, где те проходили обучение, вплоть до тех пор пока они не сдавали экзамены и не становились полноправными магами. С той поры они имели право на Желтые балахоны. Далее следовали Красные, коих среди колдунов было большинство. Обычно их еще называли боевыми ибо те и были по сути военными. Именно такой маг и плавал на 'Чайке'. В след за Красными, шли Синие балахоны. Ношение такого говорило о высоком статусе волшебника. Синими не разбрасывались, и они обычно выполняли важные поручения Его Императорского Высочества. И на самом верху это пирамиды были Черные. По сути, носящий Черный балахон мог бы приказывать даже самому императору, на столько велико было его могущество. Соответственно их было в Аране совсем немного.
   Кстати говоря, на Светлой стороне маги точно также разделялись по рангам, и цвета их одеяний были такими же. За единственным отличием. Верховные маги светлых носили Белые балахоны, что было довольно-таки естественным. Но встретить кого-то из светлых на темной стороне, было бы наверное более удивительно чем безымянному рабу увидеть Верховного мага.
   Бирема медленно но уверена настигала убегающую галеру. Это было видно всем. Капитан о чем-то ожесточенно спорил с волшебником. До Натана долетали лишь обрывки отдельных фраз:
   - ... не должны попасть на борт.. - доказывал Готлиб
   - ... не хватит сил.. - упирался Красный.
   Можно было предположить что капитан пытается заставить мага уничтожить вражеский корабль, в то время как тот оправдывается недостатком своих возможностей.
   Но спор продолжался недолго. Капитан все-таки сумел убедить фигуру в красном балахоне, после чего маг вышел в центр палубы и встал, ожидая приближения вражеской биремы. Раздался приказ 'сушить весла', вслед за которым изнеможденные рабы могли наконец расслабиться. Но не тут-то было.
   По небрежному жесту мага, матросы отковали и подвели к нему двух рабов. Колдун не торопясь достал из-за пояса изогнутый в виде серпа кинжал. Точно также медленно, провел им крест на крест по груди ближайшего пленника, вспарывая кожу и обнажая кости ребер. Раб пытался вырваться но цепкие руки матросов не давали ему этой возможности. А как он кричал! Казалось будто от громкости его голоса зависела сейчас его жизнь. Между тем колдун также неспешно вспорол бедняге живот, из которого тут же посыпались на палубу внутренности. Но пленник был еще жив.
   Второй раб, видя что его ожидает, потерял сознание. Но по всему видно было что волшебнику нужно чтобы тот все чувствовал и осознавал. Встряхнув, матросы тут же привели его в чувство, заставляя смотреть на мучения собрата.
   А смотреть было противно и страшно. Те из гребцов кто мог, отворачивали головы не в силах созерцать ужасающее зрелище. Натаниэль же не мог отвернуться, даже если бы захотел. Он видел то что не видели остальные. Как тогда, во время казни, мир пронизали разноцветные линии. Но теперь они не кружились в хаосе, отнюдь, теперь юноша видел сотканную этими нитями и линиями картину мира.
   На месте капитана был виден тугой зеленоватый узел по форме напоминающий человеческую фигуру. Матросы, маг, два пленника и гребцы на скамьях все вдруг стали состоять лишь из переплетенных разноцветных линий. Но если во всех узлах преобладали зеленые оттенки, то узел мага наливался чернотой, которая становилась все гуще и гуще. И Натан видел, что было тому причиной. Первый пленник, которому маг успел нанести чудовищные повреждения, выглядел практически бесцветным. Если не знать что там кто-то стоит, можно было подумать что это пустое место. Последние темные линии тянулись от него к колдуну, наполняя его ауру и без того непроглядной мглой.
   Второй же пленник представлял собой вообще впечатляющее зрелище. Его узел клубился и мерцал всеми цветами радуги. Правда все же преобладали более темные оттенки. От него также как и от первого, к магу тянулись нити. Но эти нити были толще и насыщенней.
   В этот момент колдун нанес несчастному тоже крестообразное ранение. Натаниэль сразу же заметил, как узел бедняги налился чернотой. Меж тем, узел волшебника все больше раздувался и наливался тьмой. Настолько плотным он стал, что уже можно было даже различить черты лица.
   Когда от пленников перестали исходить черные нити, колдун вытянул руки в перед и запел. Натан видел, как в такт звукам его голоса начали вибрировать полупрозрачные линии окружающие их в пространстве. Видел как колдун совершает какие-то жесты руками, создавая впечатление будто он плетет некий одному ему ведомый узор. Парень видел, как повинуясь его жестам и голосу нити начали формировать новый узел. Это плетение состояло преимущественно из красных линий, хотя в их мерцании и можно было заметить периодически мелькающие и синие и желтые.
   Но было в этом всем что-то неправильное. Натаниэль отчетливо видел, как маг 'промахивался' мимо некоторых линий. Создавалось впечатление, как будто он сам не видит ни узла который сплетает, ни составляющих его разноцветных линий. И тут пришло озарение. Натану вдруг показалось, что вон та, толстая желтая линия должна находиться именно в этом месте плетения. И о чудо, словно повинуясь его воле нить изменила свое положение в пространстве и сплелась с узлом, составляя причудливое зрелище.
   Все кто мог наблюдать колдуна в этот момент, вдруг увидели, как между его рук родился чудовищный шар огня, и сорвавшись понесся в сторону вражеского корабля. Но Натаниэль этого уже не видел. Он вдруг почувствовал такую слабость, будто греб три дня без остановки, и неожиданно потерял сознание.
   Не видел он также, как налетевший на бирему шар превратился в столб огня, который мгновенно сжег и сам вражеский корабль, и всех кто находился на нем. Не мог видеть и слышать он и того, как капитан почтительно говорил магу в красном балахоне, которого поддерживали под руки двое матросов:
   - Я даже не представлял, что Красные так сильны..., - на что волшебник ему отвечал измученным голосом.
   - Я сам не думал. Было такое ощущение что... что мне кто-то помогал.
   Но даже если бы юноша и был в сознании, все равно он бы не смог увидеть, как невдалеке от места сражения зарождается шторм. Шторм такой силы, который еще ни разу не наблюдали в Аранском море.
  
   Глава 7.
  
   Надо отдать ему должное, Натаниэль пробыл без сознания недолго. Матросы даже ничего не заметили, находясь в шоке от демонстрации 'могущества' волшебника, а иначе быть ему за бортом не иначе. Все тело ныло, болела каждая косточка. По здравому размышлению, юноша пришел к выводу, что теперешнее его состояние вызвано именно 'перемещением' нити. Видимо это действие далось не легко и отняло последние остатки сил.
   Между прочим, на мага тоже было тошно смотреть, так сильно тот ослаб. Под руки его постоянно поддерживало двое матросов. К капитану же походу возвращалось хорошее настроение. Еще бы! Избежать боя с пиратами, на что он уже и не надеялся. Но несмотря на это, ни что не могло заставить его лучше относиться к гребцам.
   - Пошевеливайтесь, бездельники! -, и обращаясь уже к барабанщику - Нам надо засветло добраться до столицы, так что не жалей барабанов!
   Но несмотря ни на крики Готлиба, ни на старания барабанщика, до столицы корабль так и не дошел. Случилось то, что не могло случиться по определению. Спросите любого старожила побережья, и вы узнаете, что за все время наблюдений, история не знала чтобы на Аранском море были штормы.
   Кого не заставала в море на утлом суденышке бушующая стихия, тому сложно описать на сколько ото бывает страшно. За все времена на Аранском море ни разу небыло штормов, из-за этого у матросов 'Чайки' небыло шансов. У них просто небыло опыта борьбы со стихией.
   Хуже всего приходилось рабам, ведь их ни кто не догадался расковать. Экипажу галеры было попросту не до них. На корабле царила всепоглощающая паника: матросы метались по палубе не зная что делать, Готлиб выкрикивал противоречивые приказы которые еще больше сбивали столку. От сидений гребцов доносился много голосый стон. В этот момент, раб - самое не нужное на корабле существо. Море вырывало из рук и ломало весла, которые не успели или не догадались убрать. Парус давно сорвало и растрепало в мелкие клочки, а мачту сломало почти возле самого основания. При падении, тяжелое бревно унесло с собой жизни нескольких матросов и гребцов.
   Волны захлестывали палубу смывая в море тех кто не успел за что-нибудь ухватиться. Скамьи гребцов были заливало водой, а рабы даже не имели возможности укрыться от бушующей стихии.
   В какой-то момент всем стало ясно, что этот шторм галера не переживет. Отчаявшиеся матросы от от безысходности сами бросались в море надеясь уцелеть. И лишь рабы были обречены пойти ко дну вместе с судном. Многие из них умоляли оставшихся матросов освободить их от кандалов, но тщетно: экипаж был занят спасением своей жизни.
   Вдруг страшный удар сотряс галеру. Заглушая крики людей раздался громкий треск ломающегося дерева, не прошло и секунды как корабль раскололся на двое. К тому времени, матросы уже успели по выпрыгивать за борт и на терпящем бедствие судне оставались одни прикованные к веслам рабы. Для многих из них этот риф, на который напоролся корабль, стал последним прибежищем и местом гибели. Но некторым невероятно повезло.
   Среди счастливчиков оказался и Натаниэль. При ударе о камень, весло к которому он был прикован разломилось, и юношу выбросило в море вместе с обломком весла. Вот так и получилось, что ненавистное за долгое время плавания на галере весло, в итоге спасло ему жизнь. Оказавшись в воде Натан, обхватил эту деревяшку руками и забылся в беспамятстве.
  
   *******
  
   Сознание возвращалось медленно и неохотно. Как ни странно, Натаниэль чуствовал себя превосходно, разве что по всему телу разливалась какая-то приятная слабость. Так бывает когда только только проснулся и находишься еще где-то на грани между сном и явью. За бытность свою гребцом на галере, юноша привык ценить время сна, ибо это был какой никакой а отдых. Не надо было напрягая все мышцы ворочать тяжелое весло подстраиваясь под ритм барабанщика, не надо было сжиматься в ожидании удара плетью надсмотрщиков... Самое приятное время в жизни раба.
   Но все приятное имеет свойство со временем заканчиваться. Вот и теперь юноша ощутил некое беспокойство, не ясно чем еще вызванное. А потом проснулась память. Вот тут-то и стало по настоящему страшно. Неужели он утонул и попал на тот свет? Есть только один способ узнать - открыть глаза.
   Натаниэль ожидал увидеть что угодно, но никак ни то что увидел на самом деле. Он лежал на топчане в небольшой комнатушке, стены которой были сложены из плохо оструганных бревен. Кроме самого топчана в помещении находился небольшой столик, на котором горела одинокая свечка. Окон в комнате небыло, и лишь в стене напротив можно было различить закрытую деревянную дверь. Потолок, настолько низкий, что вдумайся Натаниэлю встать, он бы непременно задел его головой, был темным от сырости и его поверхность местами покрывал приличный слой мха.
   Судить о том где, а главное как, он тут оказался, по увиденному было сложно, и юноша решил посмотреть что имеется в наличии кроме описанной комнаты. Для этого необходимо было встать с приютившего его топчана, а это было не так просто. Первая же попытка пошевелиться отозвалась резкой вспышкой боли, вызвавшей сдавленный стон.
  По всей видимости, шум был замечен кем-то снаружи, потому как сразуже заскрипела открываемая дверь комнатушки.
   На пороге стаял сгорбившийся старик в желтом балахоне. 'Только этого не хватало - маг!' - была последняя мысль юноши перед тем как он опять потерял сознание.
   Придя в себя второй раз, юноша ощутил на лбу что-то холодное. Открыв глаза он сразу понял что это была смоченная водой тряпка. Тот кто любезно накрыл ею голову Натана находился тут же рядом. 'Значит не показалось. Интересно, что теперь будет?' - опасения парня были довольно обоснованными. Судя по желтому балахону он находился 'в гостях' у одного из магов Аранской империи. А учитывая то обстоятельство что до недавнего времени он был рабом на одной из галер-разведчиков этой самой империи, дальнейшая его судьба вызывала некоторые опасения. Самый вероятный и самый плохой для Натана вариант событий состоял в том, что его приняли за беглого, а это светило мучительной казнью, да такой, что уж лучше дальше оставаться бесправным гребцом чем принять такую смерть. К беглым в империи относились строго. Чтоб другим неповадно было.
   Правда кое-что в этих обстоятельствах смущало юношу. Если бы его хотели казнить, то скорее всего он бы сейчас был прикован к стене в каком-нибудь из подвалов, но уж ни как не в чистой постели под надзором мага. Значит тут что-то другое, вот только что?
   - Где я? -, единственным способом хоть как-то определиться, было задавать вопросы.
   - Молчи, - голос старика оказался хриплым и приглушенным, казалось, как будто он говорил через толстый слой ткани, - не напрягайся. Ты и так слаб, и тебе надо отдохнуть. Вот выпей это. Отвар из кое-каких трав, он поможет тебе заснуть. Проснешься, тогда и поговорим. А сейчас отдыхай.
   Натаниэлю ничего не оставалось как подчиниться, и уже через пять минут он забылся здоровым сном, первый раз за все то время как покинул поселение темных эльфов.
  
   Глава 8.
  
   Как и обещал маг, на утро Натаниэль чуствовал себя гораздо лучше. Он даже смог встать, и наконец выйти из комнаты, в которой он обнаружил себя в прошлый раз. За дверью оказалось еще одно помещение, раза в два побольше первого. Да и мебели тут было на порядок больше. Очаг в углу, большой и грубо сколоченный стол по среди комнаты, возле которого стояло две скамейки и полки со всевозможными скляночками и коробочками вдоль стен. Кроме всего прочего тутже находилась и кровать старика. Сейчас на она была застелена и в комнате никого небыло.
   Выйдя через другую дверь Натан оказался на улице. Как же это оказывается приятно стоять на твердой земле не ощущая строгого взгляда надсмотрщика в спину! Вдыхать воздух свободы не опасаясь удара плетью, не чувствовать тяжесть кандалов сковывающих запястья и не слышать бой барабана заставляющего изо всех сил налегать на опротивевшее весло. Да и просто выпрямиться во весь рост - роскошь которую не позволял себе юноша вот уже почти целых три года!
   Прям напротив выхода из дома во все стороны раскинулось море. И опять, как тогда в первый раз, Натан поразился открывшейся красоте. Со скамьи гребца такого не увидишь.
   - Я смотрю ты уже оправился, - раздался хриплый голос. Пока Натаниэль любовался открывшимися ему видами, сзади к нему подошел старик. - Пошли завтракать, а то ты небось голодный.
   Голодный! Это мягко сказано. Стоило только упомянуть о еде, как желудок тут же скрутил голодный спазм, еще бы, последний раз он ел еще на борту галеры аж до памятного боя с вражеским судном.
   Не заставляя старика повторять, Натан проследовал за ним обратно в полумрак жилища мага. Пока юноша стоял в дверях, старик нашарил на полках две миски и сноровисто разлил в них содержимое висящего над очагом котелка.
   Оказывается плавание под имперским флагом принесло потерь больше чем Натан ожидал. Он совершенно разучился пользоваться ложкой, ведь на судне их кормили сырой рыбой, которую приходилось есть руками. Если старик и заметил неловкость гостя, то не подал виду. Хотя юноше было не до мнения хозяина, он искренне наслаждался нормальной пищей, которую ему ох как давно не доводилось пробовать.
   Изголодавшись за долгое время, Натаниэль съел содержимое своей миски значительно раньше старика, и вот теперь он сидел и смотрел как доедает свою порцию старик. Тот заметил что юноша уже закончил есть и не поднимая головы от миски спросил:
   - И так, рассказывай...
   - Что?
   - Ну кто таков, и как оказался за бортом галеры? Да ты не бойся, - маг сразу заметил что при упоминании рабства Натан содрогнулся, - у тебя на запястьях следы кандалов а на спине шрамы от плетки, так что, то что ты бывший раб я уже понял. И судя по тому что подобрал я тебя на берегу моря, значит скорее всего ты был гребцом на одной из галер империи. Ну а то что ты все-таки оказался за бортом - чтож, значит судьба определила конец твоему рабству, и я не хочу оспаривать ее решение и не собираюсь сдавать тебя властям как беглого. Тем паче, мне кажется что тебе либо выбросили заборт либо твой корабль разбился в минувшем ненастье.
   Натан поняв что его не собираются ни убивать ни вновь обращать в раба, воспрял духом и решил ничего не скрывать от своего спасителя:
   - Да вы правы, все именно так и было. Я почти три года плавал на галере под названием 'Чайка', в собственности капитана Готлиба. Потом случился этот ужасный шторм и корабль напоролся на скалу, и больше я ничего не помню. Очнулся уже тут, у вас.
   - А зовут-то тебя как?
   - Натаниэль.
   - Натаниэль? Надо же, никогда бы не подумал... -, голос старика стал еще тише, казалось какбудто-то он говорит сам с собой, - эльфийское имя. Странно все это. - и опять обращаясь к юноше, - Меня можешь звать господином Фарсамом. Поживешь пока у меня, а чтоб даром не проедал харчи будешь выполнять кое-какую мелкую работу по дому. Ну там дрова для очага порубишь, приберешься. Кстати, и готовить тоже будешь ты, а то я жуть как не люблю это дело. Еще будешь помогать мне в моей работе. Тут по близости деревенька одна, не так чтоб шибко большая, но приличная. Я у них навроде знахаря. А сейчас можешь приступать, вон за домом куча полен не расколотых.
   Вот так они и стали жить. Пока волшебник отсутствовал где-то по своим магическим делам, Натан колол дрова, подметал двор и убирался в доме. Нельзя сказать что такая жизнь была интересной, но уж всяко лучше чем предшествовавшее существование в качестве гребца. Во всяком случае теперь никто не стоял над тобой с плетью и не надо было надрываться изо всех сил вращая весло. После своего рабства, тяжелый колун казался юноше легким перышком и заготовка дров даже доставляла ему удовольствие.
   Иногда к старику приходили местные жители со всякими просьбами, и тогда в обязанности Натаниэля входило либо уведомить просителей о том что господина Фарсама нет дома, либо наоборот, предупредить о их появлении старого мага. Тот выслушивал посетителей с полной серьезностью, хотя юноше порой их желания казались откровенно смешными. Так например один крестьянин, на полном серьезе просил избавить его жену от наведенной по его мнению на нее порчи. На вопрос с чего он взял что на нее навели порчу, мужик кинулся объяснять что жена мол стала пилить его по любому поводу, мол житья с ней не стало... На это волшебник лишь кивал и в итоге согласился, что порча действительно имеет место быть. Встал, покопался на полках и достав оттуда пузырек с зеленоватой жидкостью, протянул его крестьянину.
   - Добавляй по три капли в день своей жене в еду, и через пару недель порчу как рукой снимет. Но есть одно обязательное условие. На протяжении этого срока ты должен сам готовить обеды в которые будешь добавлять волшебное зелье. Зато потом ты свою жену не узнаешь, такой ласковой она станет.
   Мужик был на седьмом небе от счастья. Еще бы, его не только выслушали, но и дали средство которое должно помочь!
   Когда тот ушел, Натаниэль, сгорая от любопытства, обратился к магу:
   - А что за волшебное зелье было в том пузырьке?
   - Да обычная подкрашенная травами вода. И волшебного в ней ровно столько же сколько в моей седой бороде! - усмехнулся старик.
   - А как же...
   - Хочешь спросить чем же вода может помочь против порчи? Да ничем. Но вот если он будет каждый день готовить обед, как к нему станет относиться его жена?
   - Значит вы его просто обманули? - огорчился Натан.
   - Ну почему же. 'Порчу' с жены я ему помог снять? Помог. А не этого ли он у меня просил? Значит все честно. А ты наверно ожидал размахиваний руками, ритуальных песнопений и прочей ерунды? - ехидно поинтересовался маг.
   - А разве не в этом состоит магия?
   - Магией называют высшее знание. То что не знают и не умеют другие. Вот тот мужик, например, не знал как помочь своему горю, а я знал. Именно по этому я маг а он крестьянин.
   - Но ведь вы по сути ничего не сделали, только дали ему пузырек с водой.
   - Так ведь один из основополагающих законов магии и состоит в том, чтобы решать задачи по пути наименьшего сопротивления. Вот к примеру представь что ты великий маг на службе у Его Величества Императора. Он дал тебе задание избавиться от огромной горы, которая, для примера мешает ему любоваться окрестными видами. Что ты будешь делать?
   - Ну.. разрушу ее.
   - Ага, а гора между прочим состоит из камней. Разрушив ее, ты лишишь ее формы, но не объема. В итоге у тебя будет огромная куча камней.
   - Камни можно раскидать по дорогам, - нашелся юноша.
   - Ну-ну. Ты себе представляешь какая это работа равномерно рассыпать огромнейшую кучу камней вдоль дорог? Но это не суть важно. Ты просто напросто свел всю задачу к вопросу куда деть камни. Тоесть ты пошел сложным путем, требующим огромных вложений сил и времени. Это не правильно. Настоящий волшебник поступил бы совершенно по другому. Гору ведь можно и передвинуть немного, и тогда Императору ничего не будет мешать любоваться прекрасным видом из окна. Это конечно тоже не легко, но всеже много легче чем сначала раздробить ее на мелкие камни а их рассыпать по равномерной площади.
   - Но ведь так мы не уничтожим гору, а всего-лишь отодвинем.
   - А кто сказал что ее обязательно уничтожать? Задание Его Величества было в том чтобы убрать мешающее препятствие. А как уж ты это сделаешь никто не оговаривал. Просто надо внимательнее слушать что от тебя хотят и делать только это, и ни чего больше.
   Этот разговор запал в память юноши, и он еще долго мысленно возвращался к нему. Эта стратегия очень походила на смысл жизни раба: делай только то что тебя заставляют и ни каплей больше. Только так можно было выжить в шкуре гребца имперской галеры.
  
  
   Глава 9
  
   Магистр Анэстерис отложил в сторону очередной отчет, и глядя на стопку точно таких же, которые еще только предстояло прочитать, тихонько вздохнул. Ох уж эта рутина! От долгого сидения на жестком стуле уже болела поясница. А мягкой мебелью Магистр не пользовался уже лет двадцать, с тех пор как умудрился получить от таких сидений геморрой. Геморрой и у кого? У Магистра - сильнейшего из магов на всей Светлой стороне! Это ли не насмешка судьбы?
   Такие мысли хоть и отвлекали от надоевшей донельзя рутинной работы, но никак не способствовали улучшению настроения. Раздражение только росло. 'Хоть бы война чтоль какая', проскользнула очередная мысль. Да, в прошлую трехсотлетнюю войну он неплохо поразвлекался. Тогда его боялись и уважали. Сама Иереналь, владычица светлых эльфов, опасалась в то время спорить с ним, хотя ее буйный нрав был известен далеко за пределами эльфийской территории.
   А теперь? Теперь ему приходилось терпеть эту нудятину! Читать о том сколько было закуплено провианта для столовой, сколько ушло на ремонт крыши и стекол, пострадавших от выходки очередного ученика, решать как наказать самого хулигана и прочую подобную муть. 'Где же нам в этом году доставать воск?' - мысли постепенно возвращались в рабочее русло, - 'Наглые гномы в очередной раз подняли цены на этот, безусловно стратегический для академии продукт, чуть ли не в два раза! Знают же коротышки что нам без их воска не сделать ни одной свечи, а не будет свечей - не начем будет практиковаться начинающим абитуриентам.' Анэстерис отлично помнил еще свое ученичество. Кто бы мог подумать что он сам когдато будет беспокоиться где достать воск на эти самые, ненавистные свечи? Сколько месяцев он потратил пытаясь потушить своей волей в первый год ученичества и не сосчитать. И ведь не он один. 'Ну ничего, без гномьего воска мы врядли обойдемся. Придеться хочешь-не хочешь урезать другие статьи расхода. То-то будет рад Минар узнав о том что придеться продать часть его любимцев!..'
   Но закончить Магистру не дали. Негромкий стук в дверь, и перед пресветлыми очами сильнейшего мага Светлой стороны предстал его секретарь. Все-бы ничего, в появлении секретаря небыло в принципе ничего неожиданного. Отношения со своим подчерненным у Анэстериса были довольно-таки фамильярными. Ну еще бы, им в свое время довелось вместе пережить не мало битв... Но в этот раз у секретаря было такое бледное лицо, бут-то он только что имел честь быть пособием учеников по некроманти...
   - Нет сил! Вы не представляете что эта сволочь опять натворила! Я не намерен этого больше терпеть, так и знайте! Либо я либо она! - начал с места в карьер секретарь. Он был до того взволнован, что не удосужился даже отдать должное приветствию вышестоящего лица. Только нервно размахивал руками, корчил страшные рожи и орал что-то невразумительное.
   Вообще, сам факт того что секретарь орал на своего непосредственного начальника, вызывал некоторые опасения. Что могло настолько выбить из колеи обычно тихого и незаметного Оланда?
   - Тихо, тихо. Успокойся и давай по порядку, - поспешил вставить слово Магистр пока у секретаря кончился первый запал. - Что на этот раз произошло?
   - Магистр, эта эльфийка, да заберут ее демоны, в очередной раз учудила. - произнося это Оландер чуть не плакал, - Вы представляете? Она опять устроила дуэль! Да не с кемнибудь, а с самим Герри Мерленским! Это же пахнет очередным эмбарго! Что мы теперь будем делать? Что скажем Пресветлой Иереналь? Нас же закроют после такого скандала!
   Да, новость Магистра проняла, если не сказать больше. Герри был хоть и никудышным магиком, но он был наследником Марленской династии. То что его убили на территории Академии могло привести к печальнейшим последствиям. Марленское княжество не входило в состав Светлых земель, но являлось чуть ли не центром торговли всего побережья, и поэтому с ним приходилось считаться. Князь Герри IV (в династии всех представителей мужского пола называли этим именем, вот такая странная традиция), отдал своего сына, у которого проявились магические способности, постигать науку на Светлую строну. В этом шаге был не столько практический интерес сколько политический. Тем самым Князь скреплял договоренности о мире и торговых отношениях с эльфами и выторговывал себе некоторые бонусы в этом договоре. Теперь же Герри, наследный княжич Марлена, мертв. Его отец врядли простит эльфам и ему, Магистру, что они не смогли уберечь его сына. А это значит в лучшем случае прерывание торговых отношений, а в худшем - войну. Мда...
   И все эта сволочь Эвелена! Эта эльфийка, с самого момента поступления в Академию доставляла Анэстерису и его секретарю одну лишь головную боль. Ее выходки вечно ставили на уши весь преподавательский состав! Чего только стоит 'шутка', когда она специальным заклинанием заткнула трубу отводящую канализацию из замка в котором располагалась Академия. Учебный процесс был прерван на все то время, пока замок отчищали от фекалий которые прорвало из всех, успевших за долгие века проржаветь, труб. А если вспомнить все ее потасовки с учениками, то вообще можно целую полку томов написать по этим 'делам'.
   Не смотря на свой довольно-таки юный (всего-то каких-то полсотни лет! Для эльфа не возраст совсем), эта двуличная тварь, успела завершить несколько спровоцированных ей дуэлей смертельным исходом. Никто бы никогда не поверил, что это прекрасное создание (стройная, точеная фигурка, правильное лицо и белые, почти белоснежные, волосы да зеленые глаза) является жестоким убийцей. Хитрым и коварным убийцей. Все дуэли были построены так, что ее нельзя было обвинить. То жертва, оступаясь, ударялась виском об 'удачно' подвернувшийся камень, то вдруг, ни с того ни с сего, огненный элементаль вызванный противником, обращался против него самого и сжигал хозяина... Вообщем, такие 'случайности', благодаря которым эльфийку нив чем нельзя было обвинить. И что самое обидное выгнать ее было нельзя, ибо не смотря на свое хулиганское поведение Эвелена, надо отдать ей должное, училась хорошо. И это не смотря даже на то, что многие обиженные на нее преподаватели намеренно занижали ей оценки.
   У послушников эта белокурая бестия вызывала просто панический ужас. Те кто слышал о ее 'подвигах' старались обходить ее десятой дорогой. Да что там говорить, даже преподаватели старались не показываться ей на глаза. И это она только на втором курсе, а в переди еще целых пять лет! Пять долгих лет которые она будет держать в страхе весь замок. Лучше бы девушка родилась Темным эльфом! А теперь еще и эта дуэль...
   'Хотя...' лицо Магистра озарила улыбка. Он наконец придумал как решить обе проблемы.
  
  .............................
   Эвелена принимала душ. Что бы не говорили про нее в Академии, но кровь с себя надо было смыть. Тем более кровь этого задохлика! Надо же, княжич! Ну и что с того? Это не дает ему ни какого права считать себя выше нее, эльфийки!
   В груди зарождалась слепящая ярость. Была бы возможность и Эвелена, не задумываясь, прикончила бы этого Герри еще раз.... и еще... и еще много много раз! Хотя воспоминания о том как она с ним поступила все-таки грели душу. Перед внутренним взором все повторяясь вставали кадры того как на этого выскочку плюхнулся здоровенный булыжник обдав всех присутствующих ошметками бывшего княжича. А на его очередную потаскушку было любо дорого посмотреть! Вся в кровище и мозгах своего благодетеля бедная шлюшка наверно еще не скоро рискнет закрутить с кем-нибудь очередной роман. Так им и надо обоим.
   Насухо вытершись и полюбовавшись своей обнаженной фигуркой в зеркало, эльфийка приступила к облачению. Именно облачению а не банальному одеванию одежды. Этот процесс она всегда превращала в целую церемонию. И еслибы кто-то мог наблюдать за ней в такие моменты, то воспылал бы страстью не хуже горного цверга в брачный период! Но на их счастье никто за ней наблюдать не мог, а то было бы на один труп больше в этой адовой Академии.
   От любимого процесса отвлек настойчивый стук в дверь. Благо облачение было практически завершено, если не считать пары мелких деталей вроде украшений и прочей бижутерии. 'Странно, кто бы это мог быть?' - за время своего ученичества Эвелена настолько запугала окружающих своим шокирующим поведением, что тот факт, что кто-то стучит к ней в комнату был для нее слегка неожиданным. Гадая над личностью возможного гостя эльфийка открыла дверь.
   Перед ней стояли двое войнов из числа охраны замка в полном вооружении. Мало того, оба держали свои мечи направленными прямо на нее.
   - Мисс Эвелена Валлери, вы арестованы по подозрению в убийстве наследного княжича Герри. Просьба пройти с нами и не оказывать сопротивления. - Голос стражника окатил эльфийку как ушат холодной воды. Хаос мыслей в голове пронесся ураганом: 'Демон вас забери! Почему в этот раз не прошло? Всегда все списывали на несчастный случай... неужели... Неужели кто-то догадался? Но как? Как они могли... я же не оставляла следов!'
   Эвелена была на столько потрясена, что не заметила как воины обступили ее с двух сторон и повели по замку в сторону выхода. Но стражники зря расслабились. Плохо они знали эльфийку. Лишь только первый шок прошел, Эвелена сразу же поняла что ей нужно делать.
   Неожиданно резко крутанувшись на месте она столкнула воинов головами и прыгнула в окно. Благо всего-лишь второй этаж! Теперь не теряя времени к замковой стене, а то сзади уже раздаются вопли ошалевших стражников. Но им ее уже не догнать. Птицей вспорхнув по росшему возле стены дереву (за территорией следить надо Магистр!), девушка оказалась за оградой. А там, ищи ветра в поле, а лучше эльфа в лесу.
   Отойдя от замка на приличное расстояние Эвелена задумалась о том как ей быть дальше. Конечно с ее то навыками дуэлей она не пропадет. Да и два курса (хоть и не законченные) учебы тоже лучше чем ничего. Но быть изгоем в своей стране? Особенно когда на тебя объявлена охота как на преступницу... Наверняка этот старый хрыч, Анэстерис уже озаботился разослать ее магические отпечатки по всем крупным городам Светлой стороны. А там глядишь и в Марленском княжестве тоже объявят ее персоной нон грата. Да и что не говори, но с ее незаконченным образованием не стоит даже и думать о том чтобы противостоять светлым магам. А если за нее возьмутся всерьез, дело точно дойдет до схватки. Сдаваться на милость правительницы и Марленского князя Эвелена была не намерена.
   Стало быть решено. Сначала надо закончить обучение. Вот только где? Академия была единственным на всю Светлую сторону и серединные земли местом, где обучали волшебников. Можно было правда попытать счастья у какого-нибудь мага, те довольно-таки часто брали себе учеников, но... Вопервых уровень магов обучавшихся индивидуально был намного ниже тех кто учился в Академии, а вовторых, девушка сильно сомневалась что найдет волшебника, который согласиться ее обучать и не выдаст властям.
   Остается только одно. Из исторических хроник и уроков географии девушка помнила об еще одном месте где можно было пройти обучение. На Темной стороне, а точнее в Аранской Империи была своя Академия. Темная Цитадель. Этим названием родители пугали своих непослушных чад. Во времена войн, самой страшной участью для эльфийских магов было попасть в эту Академию. Из описаний того что там творили над пленниками можно было написать приличный ужастик.
   Ну не ирония ли судьбы? Она, светлорожденный эльф, добровольно, направляется в ужасную Темную Цитадель!
  
  .............................
   Магистр Анэстерис облегченно вздохнул. Все шло четко по плану. Белокурая бестия сбежала наделав среди стражи большой переполох. Теперь надо будет провести расследование, которое выявит, что некто, чье имя так и не удалось выяснить, нанял послушницу Эвелену Валлери, с целью совершить убийство наследного княжича Герри. При попытке ареста, названной особе удалось ускользнуть. Розыскные мероприятия по ее поимке пока не увенчались успехом, но обязательно будут продолжены. И как только мы ее поймаем, обязательно отдадим князю Герри IV. Ну не гений ли он после этого? Одним махом устранить две напасти. И чокнутую эльфийку сбагрил и не дал загнуться международным отношениям со стратегически важным партнером. Магистр был очень доволен собой. Таких хитрых ходов он не делал со времен своего 'вращения в свете' при дворе пресветлой Иереналь. Как же сладок позабытый вкус интриг...
  
   Глава 10
  
   Натаниэль неспешно брел по тракту погруженный в свои мысли. Уже прошел почти целый месяц с тех пор как он отправился в столицу Империи. Окружающие пейзажи, на которые он по началу пялился во все глаза, успели надоесть хуже некуда. Путешествие оказалось намного труднее чем он думал по началу..
   А началось все с того, что в один из вечеров, после ужина старик Фарсам как-то обмолвился о Темной Цитадели. Незнакомое название резануло юноше слух, и он тутже попросил мага рассказать подробнее. Тот даже обрадовался. В свое время волшебник учился в том замке и вспомнить юность для него было за счастье. Он рассказывал и рассказывал, а Натан только слушал раскрыв рот от удивления и восхищения. Академия магов! Вот что нужно. Вот к чему он стремился столько лет. Выучиться волшебству, и отомстить элфам за то что те с ним сотворили!
   Фарсам же, заметив интерес юноши, как бы невзначай предложил:
   - Слушай, может тебе попробовать поступить в Академию? Парень ты вроде упорный, если талант есть, то глядишь и меня перерастешь со временем...
   - А что для этого надо? Ну.. чтобы поступить-то? - нетерпение парня просто хлестало через край.
   - Надо всего-лишь подойти к Магистру, - старик лукаво улыбнулся.
   - И всего-то? Сразу зачислят в послушники? - любопытство настолько распирало юношу, что тот даже не заметил хитрого взгляда мага.
   - Ну коли подойдешь, считай зачислен. А не дойдешь, тоже не велика беда, главное как говориться, попытка, - усмехнулся Фарсам.
   - А почему я могу не дойти?
   - Всяко бывает...
   С того памятного разговора, Натаниэль загорелся идеей поступить в Темную Цитадель. Не проходило и дня, чтобы он не доставал старика распросами об этом месте. Ему было интересно буквально все, и как выглядит замок, и сколько там обитает народу, и чем там кормят.. Вообщем в лице юноши старый маг получил благодарного слушателя воспоминаний своей молодости.
   Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. И вот, в один из погожих летних деньков, Натан собрал небольшую котомку с провиантом, обнялся на прощание с Фарсамом и отправился в путь. По началу кроме желания стать поскорее послушником Академии, его переполняло волнение от новых впечатлений получаемых по дороге. Ведь посмотреть было на что. Что он видел за то время пока плавал на галере? Только море, да очертания берегов. Конечно, пока он обитал у Фарсама, он успел мельком ознакомиться с бытом имперских крестьян, но в том-то и дело что лишь мельком. Оказалось что смотреть со стороны, и самому погрузиться в будни обычных мужиков совершенно разные вещи. Не смотря на то, что он старался экономить, провиант кончился уже на первой недели пути, и приходилось останавливаться в попадающихся деревнях, а то и городках, для того чтобы заработать хотябы на ужин.
   Вот тут-то волей не волей и приходилось вникать в нужды и чаенья крестьян. Когда он первый раз попробовал найти разовую работу, ему пришлось обойти пол деревни прежде чем одна вдова предложила ему чашку супа за то что он порубит дровишек. Размышляя на следующий день почему так произошло, Натан пришел к выводу что либо кретьяне сами успешно справляются со всей работой, либо они не настолько богаты чтобы еще кормить лишний рот. Но скорее всего правильными были обе причины одновременно. В следующем встреченном населенном пункте юноша уже пытался сам определить, что называется 'на глаз' где ему удасться подработать. На самом деле все оказалось не так уж и сложно, и уже сейчас он мог с первого-второго раза наткнуться именно на то что ему было нужно.
   Но в этот раз ночевать под крышей ему не светило. По близости небыло ни одного дома. Пришлось свернув с дороги, устраиваться на близлежащем холме в окружении небольшого кустарника. На то чтобы организовать костер и сварить остатки того что дали ему вчера за очередную колку дров (в этом деле он стал уже профессионалом), ушло не много времени. И вот, пережёвывая мясо перка (даже после обработки в кипятке, плоть этого домашнего животного аранских крестьян, напоминало по вкусу подметку, но зато была довольно сытной), он предался мечтам о том как он будет учиться в Академии...
   Но видимо, ни он один выбрал этот холм пристанищем на ночь. Едва только он приступил ко второму куску вареного мяса, как на поляну, раздвигая кустарник, вышел еще один путник.
   Если бы сторонний наблюдатель мог сравнить нашего друга и вновь прибывшего, он врядли бы отличил их с первого раза. Одежда обоих была на столько запылена, что все различия в фасоне и цвете были стерты, превращая ее в одинаковые серые хламиды. Оба парня (а незнакомый нам пока путник был примерно того же возраста что и Натаниэль) не отличались ни ростом, ни широтой стана. Но будь наш наблюдатель хоть чуточку повнимательнее, он бы тутже подметил одну деталь, которая сразу расставляла все точки над i. На незнакомце кроме всего прочего, был кожаный ремень к которому крепились ножны с мечем. Эта, казалось бы незначительная на первый взгляд деталь, говорила о госте многое. Главным же было то, что в Аранской Империи мечи носили одни лишь дворяне.
   Хотя, с такой-то внешностью и дворянин? Эти никогда не путешествовали без многочисленной челяди, а если и отправлялись в дорогу, то обязательно в чистом и разукрашенном серебром и позолотой мундире, да на добром коне. Скорее уж перед нашем героем предстал какой-нибудь разбойник. В пользу этой версии говорил весь внешний вид гостя. Натан уже было напрягся ожидая неприятностей, но 'разбойник' поспешил его успокоить:
   - Доброй вам ночи, уважаемый, - вежливо и с полупоклоном произнес тот, - не будите ли вы возражать, если усталый путник присоединиться к вашему скромному костру?
   - Да, да, конечно, - поспешил ответить юноша. Он был настолько ошарашен этой речью что даже не находил слов. В первые, сколько он себя помнил, к нему обращались настолько вычурно. Честно говоря, он даже не сразу понял смысл фразы произнесенной гостем. Но тому, видимо, было не впервой и он продолжил:
   - Позвольте представиться. Юркун Корста, младший сын рода Корста к вашим услугам почтеннейший. - окончательно добил он.
   - Эм... Натаниэль. - все что смог выдавить из себя парень прибывая в шоке от такого 'приветствия'.
   - Да не тушуйся ты! - видя смущение Натана, 'младший сын' резко изменил стиль общения, Я всего-лишь третий в семье, а значит кроме имени и вот этого самого меча, - Юркун похлопал ладонью по ножнам, - ничем и не владею. Но ты не бойся, обычно я не имею привычки убивать при первом знакомстве. Если же знакомец сам конечно не напроситься.
   - Как ни странно, и в мои привычки не входит сразу убивать новых знакомых, - смена стиля речи повлияла на Натана благоприятно, и он даже нашел в себе силы на подобие ответной шутки, - присаживайтесь где вам удобней сударь. С удовольствием разделю с вами мою скромную трапезу.
   - Слушай, Натаниэль. А ты мне нравишься! - обрадовался дворянин и полез за пазуху. - Сдается мне, мы с тобой отлично поладим. Смотри что у меня припасено на случай отметить знакомство.
   С этими словами, Юркун извлек небольшую фляжку в которой что-то побулькивало. Открутил пробку и плеснул в два стакана, протянув один из них Натану. Откуда взялись стаканы юноша так и не понял.
   - Ну. За знакомство! - воскликнул хозяин фляги и опрокинул в рот свою порцию.
   В отличии от гостя, Натаниэлю еще ни разу не доводилось пить спиртное. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Юркун так веселился глядя на первую попытку юноши. Тот, следуя поданному примеру, попытался опрокинуть свой стакан, да не тут то было. Алкоголь моментально обжог всю слизистую и и никак ни хотел проваливаться внутрь. Так что первая порция оказалась большей частью на земле и на одежде Натана чем в его желудке.
   - Да, забористая штука этот крестьянский самогон! А вы что, думали что мы, дворяне, пьем только слабенькое эльфийское винцо? Нет, есть и среди нас настоящие мужчины. Но после хорошего глотка, надо как говориться, хорошенько закусить. У тебя есть чего пожевать-то? А то я что-то поистрепался дорогой.
   Натан, не в силах вдохнуть после прямо-таки обжигающего знакомства, просто махнул в сторону стоящего на костре котелка. Дворянин не чинясь, достал оттуда два куска перка и протянул один юноше.
   Как известно, совместная пьянка сближает, и уже через полчаса Натаниэль с Юркуном общались словно давние знакомые.
   - Слушай, Юркун, а куда ты вообще идешь-то? - спросил заплетающимся языком бывший раб.
   - Да понимаешь в чем дело-то, - дворянин как более опытный в делах употребления спиртного, и соответственно более трезвый, пустился в пространные рассуждения, - я у нас в семье всего-лишь третий из сыночков-то. И надеятся на милость батюшки при разделе наследства было бы непростительной глупостью. Имя нашего рода хоть и звучит гордо, но захирело со временем. Предки, подери их демон, все по распродали да по пропивали в свое время, не оставив нам, современникам ничего стоящего. Братья вон только и грызться за наследство. И это при живом то отце! А я что? Куда мне то еще лезть. Вот и решил я сваливать надо потихоньку, пока братцы старшенькие до братоубийства дело не довели. А надо упомянуть, друг мой Натан, предки хоть и сволочи были еще те, но кой-чего оставили потомкам. Видел как я стаканы-то матер.. материализовал? - от столь пространного монолога язык стал заплетаться и у Юркуна, - Так вот, это есть наше фамильное заклинание! Все мужчины в роду им обязательно владеют, вот значит как. Ну я прикинул мечь к ножнам, да и решил податься в маги....
   - Так ты в Темную Цитадель идешь? - радостно воскликнул Натаниэль.
   - В ее родимую. Где же мне еще магии то обучиться кроме как в Академии?
   - Так это стало быть нам вместе туда идти! Я ж с детства магом мечтаю заделаться. Вот уж месяц как топаю.
   - Это брат, ты меня порадовал. Все в двоем веселей будет. Хотя и осталось то пару дней пути. Эх, чтож ты раньше-то мне не повстречался?
  
   Глава 11
  
   До Рокса, столицы Аранской Империи, оставалось каких-то полтора дня пути. Юркун оказался прав, вместе идти оказалось значительно веселее. Не обращая внимание на окружающий их пролесок, наши друзья скрашивали время в пути разговорами:
   - А как ты в рабство-то попал? - спросил дворянин Натана, у которого уже успел выведать часть его истории.
   - О, это было мое первое знакомство с родом человеческим. Первые же люди которых я увидел, посадили меня в клетку.
   - Да... не приятно конечно. Слушай, а почему первое знакомство? Где ты до этого обитал раз людей не видел?
   - У эльфов жил, - ответил в раз помрачневший юноша. Перед глазами сразу встало видение трупа Габриэля и перекошенные яростью лица Темных.
   - Как у эльфов? Неужели у Светлых? - удивился Юркун.
   - Да нет. У Темных. Мне рассказывали что в младенчестве меня из реки выловили полуживого. Габлриэль, эльф у которого я жил, выходил и вырастил меня. Так что получается что родственников своих я не помню.
   - А чего же ты от них ушел? - любопытству дворянина небыло придела. Еще бы, не каждый день встречаешь человека который не только видел Темных эльфов, а еще и жил с ними довольно долгое время.
   - Кто-то убил Габриэля, а обвинили в этом меня. И... казнили. Но мне каким-то чудом удалось выжить, - рассказывать о том что с ним произошло после казни Натаниэлю почему-то не хотелось, - и сбежать. Вот через несколько дней блуждания в лесу я и наткнулся на этих работорговцев.
   - Хм, твоей судьбе не позавидуешь. А ты точно его не убивал?
   - Да за кого ты меня принимаешь? Он же меня вырастил и воспитал! Он был мне как отец, неужели ты думаешь что после всего что он для меня сделал я его мог убить?
   - Да не психуй ты. Просто интересно, кто-то же это сделал? Погоди, а как это ты умудрился выжить после казни Темных эльфов? Насколько я знаю, эти твари славятся своей жестокостью на всю Темную сторону. Если уж попадешь к ним в руки, обратно вернуться шансов нет. Даже маги не особо рискуют с ними связываться, а ты говоришь что смог сбежать...
   - Ну как, - Натан аж передернулся от неприятных воспоминаний, - закрыли глаза, привязали к столбу и так оставили умирать. Незнаю сколько я так провисел, но видимо эльфам показалось что я уже отдал концы. Меня отвязали и выбросили в лесу... - тут юноша заметил что его шедший всю дорогу рядом Юркун вдруг остановился и смотрит на него ошалевшими глазами.
   - Невероятно! - воскликнул тот едва оправившись от рассказа товарища, - ты хочешь сказать что умудрился выжить после Объятия Ночи? - в голосе дворянина сквозило неприкрытое недоверие. Среди баек о Темных эльфах была и одна про такой вид казни. Вот только история та была настолько жуткой, а описания мучений пленников настолько страшной, что эту байку не все рисковали рассказывать у походного костра. А если и рассказывали, то уверяли что выживших после такой пытки (по другому ЭТО назвать нельзя) не могло остаться. На второй день от разума жертвы оставались лишь разбитые осколки, а на третий день, смотреть на то что осталось от казнимого было просто тошно. И в друг, кто-то заявляет что он не только пережил это действо, но и не тронулся при этом умом.
   - Ну да. Вроде именно так сказали нелюди когда объявляли приговор. Честно говоря, я и сам удивлен что умудрился выжить. По всем правилам должен был сдохнуть. А тут очнулся в лесу....
   Интересный разговор был прерван неожиданным возгласом:
   - Эй, вы двое! А ну стоять!
   Перегораживая путникам дорогу, стояли четверо. Вид этих четверых никак не внушал надежду на то что удастся разойтись миром. Ярче всего об этом свидетельствовали мечи, которыми недвусмысленно поигрывали новые действующие лица.
   'Засада..' - удивленно отметил Натаниэль. Его друг тем временем выхватил из ножен свое оружие и принял неменее устрашаю позу чем разбойники.
   - Что вам угодно, уважаемые? - добавив в голос холодка, произнес он.
   - О, дворянчик... - произнес один из нападающих, - небось и деньжат с собой имеет, да и цацка в руках думаю мне не помешает.
   - Ты еще и думать умеешь? - делано поразился Юркун. В ответ на это разбойник лишь зарычал и бросился на оскорбившего его дворянина. Двое его сопровождавших бросились за ним, справедливо рассудив что вооруженный противник куда опаснее безоружного Натана, в сторону которого направился оставшийся от четверки головорез.
   Стоявший все это время без движения юноша, наконец пришел в себя, прекрасно понимая что сейчас его будут убивать. Безоружный против меча он не имел никаких шансов. Противник же явно наслаждаясь беспомощностью жертвы, подходил медленно и не торопясь. На лице застыл предвкушающий оскал, а оружие беспечно опущено в правой руке.
  Подойдя на расстояние удара, он замахнулся, намереваясь покончить с недостойным противником одним махом.
   Натаниэль же в этот момент отчетливо ощутил дыхание приближающейся смерти. Его вдруг охватила иррациональная ярость и злость. Злость на себя, за то что умудрился так бесславно умереть, злость на весь мир, доставивший ему столько неприятностей, злость на ухмыляющегося разбойника.... И юноша, повинуясь инстинктам, выплеснул эту злость на стоящего перед ним человека. Издав нечленораздельный звук, смахивающий не то на рык взбешенного животного, не то на хрип висельника, он одним рывком сократил разделяющее их расстояние и нанес удар. Рука, которая могла беспрерывно вращать весло имперской галеры с легкостью проломила висок. Враг даже не успел понять что же вдруг произошло, как отправился в вечные странствия по реке мертвых.
   Находясь еще под действием всепоглощающей ярости, Натан развернулся чтобы помочь другу. И застыл пораженный открывшимся ему действом. Двое противников Юркуна уже лежали со страшными ранами. Последний оставшийся, хоть и пытался оказывать сопротивление бешенному напору дворянина, но на лице его заметно проступала паника. Он уже отлично понял, что казавшийся таким беспомощным еще недавно враг, теперь лишь играет с ним. С легкостью отражая любые попытки атаковать, мечь Юркуна стремительной змеей мелькал вокруг. И каждый раз оставлял на теле кровоточащие и болезненные порезы.
   Вдоволь наигравшись с ослабевшим противником, юноша нанес последний удар, окончательно отделив голову от тела.
   - Давно я так не развлекался. - сказал он, сквозь зубы сплюнув на поверженного врага.
   - Ну ты даешь! - восхитился Натаниэль, - лихо ты их отделал. Где только научился так мечем махать?
   - Да ты тоже, я смотрю, не лыком шит. Одним ударом вон какого кабана завалил! - ответил мечник, - А что мечем махать - так всех дворян с детства этой забаве обучают. Мне просто достался учитель требовательнее чем у других. Ладно, собирай их вещи и продолжем путь. Вона как получилось, хотели нас ограбить, а в итоге мы их. - и юноши весело расхохотались довольные что так легко все обернулось.
   Пока Натан обыскивал карманы неудавшихся грабителей, Юркун критическим взглядом рассматривал доставшееся им в качестве трофеев оружие. Выбрав один из мечей, он протянул его другу:
   - На, держи. А остальное продадим в Роксе.
   - Да зачем он мне? Я в жизни длинней ножа ничего не держал.
   - Не боись, не порежешься. А размахивать этой штукой я так уж и быть, тебя научу. - улыбнулся в ответ на возмущение приятеля дворянин.
   - Ну раз научишь, тогда ладно. - приняв из рук друга мечь, Натан сделал пару пробных взмахов.
   - Мда... - Юркун только благодаря отменной реакции умудрился увернуться от просвистевшего над головой лезвия, - дело оказывается хуже чем я предполагал. Как же ты умудрился так далеко зайти с таким-то умением?
   Смущенный Натаниэль лишь чуть слышно пробормотал в ответ:
   - Так не нападал до сих пор никто.
   - Везучий значит.
  
   Глава 12
  
   В столицу друзья вошли с открытыми ртами пораженно рассматривая окружающий их город. Даже после Пранса, в котором Натаниэлю довелось побывать в качестве товара, Рокс выглядел внушительно.
   Трехметровая стена, увенчанная четырехгранными зубцами окружала город. Через каждые десять-двадцать метров, стена упиралась в пузатые башенки с конусообразной крышей. На шпилях венчавших башни развевались флаги с гербами дворян Империи. Основное отличие от столицы Марленского княжества, состояло в том что перед стеной небыло совершенно никаких построек. Значительно позже, юноши узнали что такая политика обуславливалась защитными средствами. Император строго настрого запрещал своим подданным селиться возле стены, тем самым оберегая город от неприятностей в случае осады. Волей неволей, тем кому не хватало денег на то чтобы жить за городской стеной, приходилось селиться в окружающих Рокс деревеньках.
   Со временем, те разрослись до небольших городов-сателлитов, и исправно снабжали центр продукцией. В самой столице любое производство тоже было запрещено указом Императора 'дабы не уродовать лик города'. По всей видимости Император был не чужд стилю и изыску, ибо этим вещам в Роксе уделялось огромнейшее внимание. Освободившееся от сноса всевозможных мастерских , место занимали либо декоративные садики, либо архитектурные строения, о назначении которых на по их внешнему виду не взялся бы судить никто.
   На воротах, которые тоже представляли собой целое произведение искусства, стояла стража. По началу наших друзей даже отказывались пустить в город, пока не узнали что те прибыли поступать в Черную Цитадель. Услышав это название, сержант злорадно улыбнулся каким-то своим мыслям, и отдал приказ впустить приятелей.
   Первым делом друзья решили избавиться от трофеев в ближайшей оружейной лавке. Благо всевозможными магазинчиками да лавчонками столица была просто переполнена. Натаниэль лишний раз порадовался своему знакомому. Тот за три оставшихся у них меча смог выручить довольно приличную сумму. Торговец к которому они обратились только грустно вздыхал видя что все его попытки выторговать мечи подешевле, разбиваются о непоколебимую уверенность Юркуна в качестве продаваемого оружия.
   Денег вырученных за эти три меча, друзьям хватило как раз на то чтобы снять на три дня комнату в таверне недалеко от городских ворот. Та сумма которую Натаниэль выгреб из карманов злополучных разбойников, должна была их обеспечить на эти три дня пищей и дрянным винцом, которое подавали в этой таверне. Закончив свои дела, приятели решили перекусить, а заодно и расспросить об интересующем их мероприятии.
   Заказав скромный ужин, Юркун обратился к трактирщику:
   - Скажите уважаемый, а вы случаем не в курсе, когда состоятся испытания страждущих поступить в Академию?
   - О, и эти туда же! - закатил глаза к потолку упитанный трактирщик.
   - Что значит 'и эти'? Кроме нас еще кто-то есть? - глаза Натаниэля сверкнули любопытством.
   - Да была тут одна... дамочка. Вообщем прием в Академию будет только через два дня. А вы значит поступать или просто делать ставки?
   - Ставки? Какие ставки?
   - Ну как это какие. Каждый год является много желающих попытать счастья. Некоторые из них конечно становятся послушниками, а вот некоторые... их обычно выносят вперед ногами. А раз так, то можно заранее прикинуть и поставить на того или иного кандидата некоторую сумму. Если угадаешь - можно выиграть приличные денежки. Я вон уже второй год подряд в выигрыше.
   - А что, испытание настолько опасно, что можно умереть? - так получилось, что оба друга совершенно ничего не знали о ритуале приема кандидатов в маги. А перспектива рисковать жизнью совершенно не радовала обоих, - что же там твориться-то?
   - Демон его знает! - воскликнул торговец, - Входит человек в ворота замка и в восьми случаев из десяти, выносят лишь холодный труп. А что в нутри происходит маги нам не открывают, а неудачливые претенденты, естественно поведать не могут. Так вы будете ставить? У меня тут брат как раз ставки принимает...
   - Нет, нет. - поспешил откреститься Натаниэль, - мы вобщем-то решили сами попробовать.
   - А, претенденты значит, - сказал трактирщик, и враз потеряв к нашим друзьям интерес, скрылся где-то в направлении кухни.
   Плотно перекусив, ребята отправились осматривать город. Надо же было чем-то занять время до вступительных испытаний, да и столица бала довольно необычным местом чтобы заинтересовать таких провинциалов как эти двое.
   Больше всего в Роксе было всевозможных торговых точек. Что не площадь - рынок. Даже в узких улочках торговцы умудрялись размещать свои лотки. Честно говоря, соблазн купить что-нибудь был очень велик, но вот денег оставалось только чтоб дожить до испытания. Лоточники и торговцы меж тем, так нахваливали товар, что удержаться было просто невозможно. Жители и гости столицы ни в чем себе и не отказывали. По улицам бродили толпы народа, периодически останавливаясь то у одного, то у другого продавца. Друзьям же оставалось только лишь глотать слюни, глядя на этакое разнообразие.
   Кроме торговцев и питейных заведений, в городе было еще множество всевозможных организаций занимающихся обучением. Школы искуств, боя на мечах, акробатическая гимназия и даже школа актерского мастерства. Помимо таких 'легальных' заведений, друзей поразило то, что совершенно не таясь, под неприметными вывесками, можно было встретить и такую экзотику как школа убийц и даже школа нищих. Претенденты, которые раздумывали в последний момент связываться с Темной Цитаделью имели отличную возможность обучиться другим 'специальностям'.
   В центре города, за еще одной трехметровой стеной, которая являлась копией той, что окружает город, находился императорский дворец. Он возвышался над остальными постройками как великан над простыми людьми. Архитектурные изыски в его башенках и орнамент используемый для отделки бросались в глаза чуть ли не с окраины столицы. Декоративные бойницы, арочные ворота со статуями льдьяров при входе, каменные нарпии используемые вместо зубцов на стене и прекрасные барельефы, обрамлявшие все постройки, все это завораживало и приковывало взгляд, заставляя раскрыв рот дивиться непомерной роскоши и расточительству.
   Внутрь никого естественно не пускали, а потому, да еще учитывая приближающейся вечер, и усталость с дороги, наши друзья решили отправиться на боковую.
   Проснулся Натаниэль от того что его вдруг окатили ледяной водой. Не очень-то приятное пробуждение.
   - Вставай, соня! - окликнул его Юркун, а это был именно он, - я кажется кому-то обещал научить его обращаться с той железкой что у него под кроватью валяется.
   Делать нечего, пришлось подниматься. Да и лежать на промокшей насквозь постели было то еще удовольствие. Встав, и немного отжав одежду, Натаниэль полез под кровать за своим мечем, но его остановил голос дворянина:
   - Не, это тебе сегодня точно не понадобиться. Еще поранишься чего доброго.
   Солнце только только показало краешек своего диска из-за горизонта, а потому было еще малость прохладно. А в купе с промокшей одеждой, так вообще никакого удовольствия.
   - Ничего, щас согреешься. Для начала легкая разминка, - говоря это Юркун с таким садистским выражением улыбнулся, что все надежды на 'легкость' разминки испарились моментально.
   Для начала пришлось побегать по внутреннему двору таверны. По мнению все того же Юркуна, ничего так не бодрит сутра как хорошая пробежка. Когда Натан уже буквально падал от усталости, заканчивая сотый или сто первый (ему было не до счета) круг, дворянин решил что пришла пора переходить к другим упражнениям.
   Сложнее всех издевательств, Натаниэлю показалось то, где ему пришлось вытянув руки вверх, вращать кистями в разные стороны. На первый взгляд простое упражнение, через пять минут его выполнения превращалось в пытку. Но на этом друг-садист не остановился. Откопав где-то два металлических прута, он заставил юношу держать их на вытянутой руках еще полчаса. А когда Натан уже перестал чувствовать свои конечности, он заставил его еще и отжиматься. Про то во что превратилось подтягивание после всего этого, Натаниэлю даже не хотелось вспоминать.
   Все свои издевательства Юркун сопровождал ехидными комментариями. Мол, как такой хиляк умудрился дожить до двадцати пяти лет, одним демонам известно. Большую часть своих 'упражнений' мечник сосредоточил на многострадальных руках юноши, мотивируя тем, что 'из твоей клешни даже оглобля выскочит, не то что меч'. Наверно только благодаря опыту гребца на галере, Натаниэль умудрился все это выдержать. И еще наверно помогло врожденное упорство юноши. Глядя на то, как Юркун с легкостью выполняет теже упражнения, да еще умудряется при этом посмеиваться над другом, он только злился и продолжал упорно повторять движения.
   Закончили они, когда солнце уже подходило к зениту. Падая от усталости Натаниэль дотащился до таверны и рухнул на лавку. Юркун, все такой же бодрый как и несколько часов назад, посмеиваясь неторопливо заказал 'завтрак', хотя было уже время обеда.
   - Ты не переживай, тяжело только первые дни. Потом привыкнешь. Я же привык. Тебе кстати еще повезло с учителем. Я по натуре добрый,- при этих словах Натан поперхнулся кашей, - и не могу долго смотреть на мучения других. Вот мой учитель помнится гонял меня пока я уже встать не мог, а потом еще немного.
   - Да уж, повезло, ничего не скажешь... - пробурчал в ответ Натан.
   - Ладно, сегодня думаю надо будет сходить посмотреть на Темную Цитадель.
   Юноша лишь обреченно простонал в ответ. Все тело ныло и болело. Руки просто не сгибались, а ноги отказывались держать тяжесть туловища. И в таком состоянии еще куда-то переться? Только не это!
   Но мечник был не преклонен. Доводом окончательно убедившим Натаниэля, которому хотелось лишь лечь и заснуть крепким сном, послужило предостережение о том, что если он исполнит свою мечту, назавтра от боли в мышцах просто не сможет встать. Для начала он конечно попытался возразить, мол у него и так все болит дальше некуда. Но друг поспешил его обрадовать что это еще цветочки. Пришлось Натану вставать и тащиться за дворянином.
   Как назло Академия располагалась аж на другом конце города. А столица надо сказать была немаленькая. Еще бы, у крупнейшей страны средиземья должна быть самая большая столица! На этот раз Натану было не до разглядывания достопримечательностей Рокса. Он думал лишь о том, как бы не упасть от усталости и поражался тому сколько в его теле оказывается мышц, о которых он даже не подозревал ранее. 'Лучше бы так и не узнал об их существовании' - думал он, растирая то одно, то другое трудно доступное место на своем многострадальном теле.
   Глядя на Юркуна, никак нельзя было предположить, что он еще недавно подверг себя тому же через что прошел его друг. Он выглядел бодрым и свежим, даже веселым. Не уставая разглядывать содержимое прилавков мимо которых они проходили, он только и делал что подгонял Натаниэля.
   Как говориться, глаза бояться а руки делают. В данном конкретном случае - ноги. Несмотря на все страдания юноши, друзья наконец-то добрались до цели своего путешествия. Огромная площадь на которой было на удивление безлюдно упиралась в еще одну стену. На этот раз лишенную каких-либо изысков и излишеств. Сложенная из больших блоков черного обсидиана, она была не менее внушительна чем дворцовая. И в отличии от последний внушала трепет своим величием и непроницаемой тьмой.
   За стеной же, возвышалась известная на все средиземье Темная Цитадель. Темной ее делало не только то что она находилась на Темной стороне, но и матово-черный обсидиан из которого она была построена. Представляло собой это здание высокую башню, окруженную башенками поменьше. В отличии от того же императорского дворца, на шпилях башен небыло ни одного флага или вымпела. Через узкие окна, больше смахивающие на бойницы, не пробивалось ни грамма света. Создавалось впечатление что замок совершенно пустой.
   Развеивали эту мысль лишь стражи стоящие у ворот. О них стоит рассказать особо, потому что людьми, этих существ язык не повернулся назвать наверно даже у слепого. Огромные уродливые твари всем своим видом внушали желание поскорее скрыться из поля их видимости. Голову, больше похожую на голову птицы украшали красные глаза светящие даже при свете дня. В чуть приоткрытом клюве виднелись острые, слегка изогнутые зубы, больше подошедшие бы волколаку. Человеческий торс (хотя врядли надеться человек с таким огромным телом) скрывали пластины из темного метала. Ноги имели обратный изгиб колен, как задние лапы того же волколака. Да это скорее всего и были именно лапы, ибо вместо обуви в брусчатку площади вонзались когти. В 'человеческих' руках стражи держали алебарды, такого размера, что поднять их небыло по силам ни одному человеку или эльфу.
   Оглядев открывшуюся их глазам картину, Натаниэль с Юркуном, ни слова не говоря, развернулись и потопали обратно в таверну. Без слов было понятно, что большая часть 'желающих' учиться в Академии отсеивалась только взглянув на место своего обучения.
   Следующий день для Натаниэля начался как и предыдущий, с ведра колодезной воды вылитой на него Юркуном. Отличие состояло лишь в том, что тело юноши на этот раз было прямо-таки деревянным. Руки и ноги совершенно его не слушались и норовили согнуться совсем в другую сторону нежели им было завещано природой. Не обращая внимание на состояние друга, дворянин продолжил экзекуцию, начав как и вчера, с 'бодрящей' пробежки.
   Как ни странно, но после сотни кругов юноша почуствовал себя значительно лучше. Ощущение одеревенелости полностью прошло, сменившись лишь ноющей усталостью мышц. Да и после остальных упражнений Натану показалось что он перенес их намного лучше чем в прошлый раз.
   Выставив перед ними тарелки с успевшей уже надоесть кашей, трактирщик поинтересовался:
   - Господа еще не передумали насчет ставок?
   - Было бы что ставить.. - пробурчал Натан.
   - Если уважаемые стеснены в средствах, мой дорогой брат, может принять от них ставки в долг.
   - А если мы проиграем? - заинтересовался Юркун.
   - На все воля первородной Тьмы. Тех кто не может вернуть долги в Империи продают в рабство.
   - Нет уж, мы уж как-нибудь обойдемся. - ответил Натаниэль, вспомнивший что не так давно ему уже 'посчастливилось' побывать в шкуре имперского раба.
   - Жаль, - искренне огорчился трактирщик, - так господа еще не изменили решение рискнуть? - и видя отрицательные покачивание друзей продолжил, - чтож, в этот раз я пожалуй позволю себе поставить небольшую сумму на вас.
   - На то что мы станем послушниками?
   - Как раз наоборот. - невозмутимо возразил толстячок, и поспешил оставить друзей думать над его словами.
   - Мда, какие все тут у них добрые, - выразил свое мнение о происходящем Юркун, - ладно, учитывая что завтра нам видимо придеться не легко, так уж и быть, сутра обойдемся без упражнений.
   - Хоть это радует! - наполнился оптимизмом его друг.
   В этот день они никуда не пошли, справедливо рассудив что перед неизвестным испытанием следует как следует выспаться. Но когда наутро Натаниэль проснулся все от того же ведра ледяной воды, возмущению его небыло предела:
   - Ты же сказал что занятий не будет!
   - Сказал. Но я ничего не говорил о том что надо при этом спать до полудня. - возразил невозмутимый Юркун.
   На скорую руку позавтракав, друзья отправились знакомым маршрутом к Академии.
   В этот раз площадь перед стеной отнюдь не пустовала. Желающих надеть на себя серую мантию послушника было так много, что было даже удивительно, как с таким низким процентом действительно поступивших, желающие вообще еще находятся.
   Помимо решивших пройти испытание, на площади было много и тех, кто просто пришел посмотреть на грядущее действо. Народ активно переговаривался и судя по всему делал ставки. Учитывая 'высокий конкурс', большинство ставок делалось на то что того или иного кандидата вынесут из замка. Так как шансы угадать были довольно высоки, выигрыш в этом случае составлял не много, но желающих попробовать себя в роли азартного игрока от этого не уменьшалось, а скорее даже наоборот.
   Когда друзья подошли к площади, испытания еще не успели начаться и они не без труда сумели присоединиться к кандидатам. Всего в испытание намеревались принять участие порядка двух сотен желающих. Между ними небыло совершенно ничего общего. Пол, возраст и социальное положение кандидатов в маги варьировалась в очень широком диапазоне. Тут были и благородные дворяне, выряженные во все атрибуты своего высокого положения, и безденежные нищие в драных лохмотьях, и бывшие военные, которых без труда можно было отличить по истрепавшейся форме и оружию с которым те не расставались ни на минуту; были даже дамы из разных слоев общества.
  
   Глава 13
  
   Последние как раз и вызывали в толпе претендентов на послушнические мантии нездоровое оживление. Неожиданно внимание друзей привлекла стройная блондинка находившаяся неподалеку. Когда та, в какой-то момент повернулась в профиль, Натаниэль с удивлением определил в ней эльфийку. Притом Светлую! Светлых эльфов до этого момента Натан не видел ни разу в жизни. Как в прочем и гномов, коих не мало было среди кандидатов.
   Светлорожденная видимо чем-то приглянулась двоим бывшим воякам (ну еще бы, такая кому хочешь приглянется!). Те, не мало не стесняясь окружающей толпы, в открытую подбивали к ней клинья:
   - Слышь, красотка. Таким как ты в нашем городе просто необходимы защитники. А то мало ли что может случайно произойти.
   - Это ты чтоль, защитник? - ответила эльфийка звонким голосом.
   - Ну а то! Причем заметь, мы с Вороном, будем тебя охранять совершенно бесплатно. Ну разве что иногда по ночам будешь согревать нас. - оскалился говоривший. Второй воин, действительно чем-то напоминавший ворона, при этих словах гулко захохотал.
   - А не пошли бы вы.... другую подопечную поискать! - презрительно сверкнув глазами, бросила блондинка и развернулась к неудавшимся защитникам спиной.
   - Ах ты выкидыш света! - взревел оскорбленный в лучших чувствах воин и протянул руку намереваясь схватив за за волосы притянуть эльфийку к себе.
   Та же, мгновенно развернувшись, впечатала тяжелый, военного образца ботинок, прямо в то место, которым так гордятся все представители мужского племени. Пока второй вояка пытался осознать что произошло, девушка в красивом прыжке с подворотом, ударила второй ногой его прямо в висок, выведя окончательно из строя.
   Глядя на двух ковыряющихся на брусчатке неудачников она произнесла:
   - Ну что, еще желающие защитить меня будут или как? - и оглядела глазеющую на нее толпу недобрым взором.
   Желающих естественно не нашлось. Лишь в стороне зрителей засуетился народ видимо делая ставки на эльфийку. Глядишь, такой бойкой и повезет выжить в предстоящем испытании.
   Натаниэль же неотрывно глазел на представительницу прекрасной половины эльфийского рода. Красота незнакомки просто опьяняла его. Стройная фигурка, белоснежные волосы и чуть бледноватый оттенок кожи - все это было для не видевшего до сей поры Светлых, юноши удивительно прекрасно. Каждое движение, каждый изгиб, словно точенного из слоновой кости тела, завораживали и манили. Инстинкты самца, до этого момента дремавшие в парне под действием обстоятельств, неожиданно проснулись и предъявили ему свои права.
   Из состояния полутранса друга вывел Юркун, дернув его за локоть тот произнес, указывая в направлении ворот в замок:
   - Смотри, началось!
   И действительно - началось. В успевшие открыться, пока юноша предавался грезам, ворота выходили маги. Отойдя на небольшое расстояние от стены, те начинали выстраиваться полукругом, широкие концы которого охватывали группу желающих обучаться, отсекая их от праздных зрителей. В центре вершины полукруга располагались открытые ворота. А в них... в воротах бушевала стена пламени. Отблески огня раскрашивали в багровые цвета ребра обсидиановых блоков. Даже на таком расстоянии друзья ощущали нестерпимый жар. Удивительно, как не сгорали стражи так и не отошедшие от своего поста, и маги которые стояли ближе всего ко входу в замок?
   Кандидаты заволновались. Некоторые, решив было что найдется занятие и по безопасней чем поступление в послушники, развернулись собравшись уйти. Но не тут то было. Сзади испытуемых уже расположились цепочкой маги в красных балахонах. Назад пути небыло. Двое людей и один гном попытались рискнуть, кинувшись между волшебниками. Те в свою очередь, моментально превратили троицу в пепел.
   - Ух ты, мать Тьма! - воскликнул Юркун, - лучше б я остался дома....
   Остальные же кандидаты, кое-как преодолев страх, начали по одному заходить в ворота. Со стороны это выглядело чистым самоубийством. Вот идет человек или гном, а в следующий миг исчезает в адском пламени... Жуткая картина. Кто-то шел с гордо поднятой головой, стараясь не выказать волнения, но большинство явно тряслось от страха.
   Через некоторое время настало и очередь наших друзей. Вот, разбежавшись, рыбкой нырнула в огненную стену Светлая эльфийка, за ней неспешно, то и дело хватаясь за рукоять висящего на поясе боевого молота, проследовал невысокий гном. Следующим в пламя шагнул Юркун. Натаниэлю показалось на миг что огонь довольно потрескивал принимая в объятия его друга. Вздохнув напоследок, юноша сделал шаг в ворота....
  
  .............................
  
   Ректор сидел, и глядя на появляющихся из ворот испытуемых, думал какие же они все убогие. Большинство преодолевших иллюзию падали прямо на пороге. Слабаки! Даже справиться со своими фантазиями не могут. Нет, однозначно в молодости народец покрепче был. Помниться во времена его поступления в Академию целых четверо дошли до тогдашнего Ректора, а теперь? В прошлом году НИ ОДНОГО! В этом, чувствуется тоже не стоит ожидать удачи, вон какая падаль за стенами собралась. Хотя, испытание только началось, а уже двое сумели преодолеть половину требуемого расстояния. Правда там и застряли. Ну ничего, из этих двоих неплохие желтые выдут точно.
   А вон смотри ка, гном целых две трети протопал. Не перевелись еще видать умельцы в горах-то. Глядишь и красным станет, а может даже и синим, чем демон не шутит. А это что такое? Не обманывают ли меня мои старые глаза, эльфийка, притом Светлая! Вот это новость. Нет, рано видать он падалью кандидатов назвал, ох рано. Интересно, интересно, что она тут забыла? Притом видать обучалась где-то, ловушки вон некоторые в раз распознает.. Не уж то коллега кадрами ценными разбрасывается? Судя по стилю его ученица... Надо будет в следующем письме выяснить что за краля. Ну надо же! Дошла-таки. Маг довольно усмехнулся. Судя по всему этот год обещает быть на редкость интересным.
   Следующим был молодой дворянин. Видать мечем махать умеет, вон как скачет. Правильно, когда не знаешь откуда опасность, лучше прыгать из стороны в сторону. Именно так мечников и обучают. Удачливый к тому же, правда не многим дальше гнома ушел. Жаль, из таких обычно не плохие боевые маги получаются. А этот вон аж на синий балахон претендует. Ну коли лениться не будет, получит, куда денется. Хотя среди мечников ленивых что-то не доводилось наблюдать.
   'Хм... странный паренек', думал ректор, глядя на очередного кандидата. Идет как будто по широкому тракту. Словно видит ловушки. Странно... Неужели Видящий?! Да ну, те пропали давно. Скорее всего просто везет. Надо сказать невероятно везет! Вот он дошел до предыдущего испытуемого и остановился внимательно осматривая того. Друг? Видимо да. Неужели попытается освободить? Нет, слава Тьме, хватило благоразумия. Тоже дошел. Вот это да! Целых двое. Давно такого небыло. Маг радостно потер руки в предвкушении веселенького года.
  
  .............................
  
   Сначала он думал что огонь выжег ему глаза. На мгновение показалось что он ослеп. Яркая вспышка и в следующий миг он вдруг оказался во дворе замка. Все пространство вокруг было испещрено светящимися линиями, совсем как тогда, во время казни .Первые секунды ему даже казалось что он умер и опять очутился в обители того божества.
   Потом он увидел что метров через сто находиться возвышение, на котором вся в окружении переливающихся и струящихся цветных линий восседала фигура в черном балахоне. Ректор Академии пришла неожиданная мысль. Все пространство отделяющее его от этой фигуры занимали странные конструкции все из тех же линий. Внутри некоторых из них были заметны неподвижные фигурки людей. Никакого порядка в расположении тех конструкций не наблюдалось. Располагались они совершенно хаотично.
   Стараясь обходить не вызывающие доверия, воздушные конструкции, Натаниэль направился к ректору. Осторожно пробираясь мимо таких образований, он рассмотрел находящиеся некоторых из них фигуры. Как он и предполагал это были те из кандидатов кто вступил в пламя раньше него. Уже дойдя почти до самого конца он заметил что одна в одной из конструкций застыл Юркун. От неожиданности юноша даже остановился. Но присмотревшись повнимательнее заметил что его друг жив, хоть и не может пошевелиться. Поняв что разобраться в нагромождении линий ему врядли удасться, он направился дальше. Натан интуитивно чуствовал что прикасаться к странным нематериальным штукам не следует.
   Дойдя до возвышения он остановился. Только тут он заметил что кроме него рядом стоит еще один человек, вернее эльф. Та самая блондинка что так лихо разобралась с пристающими на площади. Вдруг он ощутил что не может пошевелиться. Он по прежнему ощущал свое тело, но вот двинуть хоть одной мышцей был не в состоянии. Видимо эльфийка была в том же положении что и он. Сколько продлилось такое состояние он не знал, мог только предполагать что до самого конца испытаний.
  
   Оставшихся в живых их было ровно двадцать одно существо. Два гнома, одна эльфийка и шестнадцать мужчин и две девушки. Стоя посреди двора, где уже небыло никаких магических ловушек, они с любопытством осматривали друг-друга и окружающее их пространство. Те из них кто был знаком, шепотом переговаривались.
   - Как ты?- спросил друга Натаниэль.
   - Да вроде ничего. Живой как видишь, - усмехнулся тот в ответ, - а ты, я поглажу, дошел-таки. Не ожидал чесно говоря от тебя. С виду хиляк хиляком, а туда же - аж в черные балахоны метит!
   - Да ладно, сам не знаю как получилось, - раскрывать другу свою тайну, Натан почему-то не хотел. Он уже успел понять что кроме него никто не может видеть этих странных нитей. Если раньше лишь изредка его зрение как будто бы изменялось, и он начинал их видеть, то после испытания он стал их замечать постоянно. Весь замок был просто окутан ими. Казалось, что линии образуют второй скелет замка, скрепляя и стягивая обсидиановые блоки строений.
   - И так, - раздался громкий голос. Все развернулись лицом в сторону замка и увидели ректора. Тот стоял в своем черном балахоне, не потрудившись даже снять капюшон и вещал:
   - Вы смогли пройти испытание. Это дает вам право начать обучаться магии. Заметьте, я не говорю стать магами, а говорю именно начать обучение. Почему? Потому что едва ли треть из вас сумеет закончить Академию и стать полноправными волшебниками. Остальные отсеются еще в процессе. Но помните. Из Темной Цитадели есть только два пути: либо в балахоне цвет которого вы заслужили, либо вперед ногами.
   Сейчас ваши наставники разведут вас по кельям, где вам предстоит провести ближайшие годы. Там вас будут ждать серые послушнические балахоны и необходимая вам для обучения на первом году литература. Сегодня, так уж и быть, отдыхайте и набирайтесь сил, а с завтрашнего дня приступим к учебе.
   Вынужден вас огорчить. До сдачи экзамена вы не сможете покинуть эти стены. Для повышение эффективности учебного процесса в Цитадели установлены замедлители времени. Для тех кто не в курсе поясню: пока в остальном мире пройдет год, сдесь пройдет целых десять.
   А теперь попрошу преподавателей отвести вас по вашим кельям. Удачной учебы господа!
   Последнее пожелание ректора почему-то прозвучало как угроза, заставив некоторых новоиспеченных послушников передернуться.
   Поселили их по трое. Кроме Юркуна и Натаниэля в их келью направили селиться гнома. Того самого, что пошел на испытание перед друзьями. Протянув вперед крепкую и на удивление широкую ладонь, тот представился:
   - Огалр. Судя по всему, буду жить с вами.
   Выслушав ответные приветствия друзей, открутил неприметную крышку на ручке своего боевого молота.
   - Новоселье надобно хорошенько отметить, - и глядя на непонимающие выражение лиц своих соседей, прибавил, - Чего уставились? Оружие гнома это его все! В том числе и выпивка. Стаканы есть говорю?
   Юркун тутже сотворил из воздуха подходящую посуду и новые знакомые дружно выпили.
   Пока дворянин с гномом спорили о том что лучше, крестьянский самогон или гномье виски, Натаниэль занялся тем что его действительно волновало. Когда ректор упомянул про книги, юноша неожиданно вспомнил, что так и не удосужился научиться читать. Нет, конечно, пока он жил у эльфов, Габриэль научил его этой науке, но дело в том, что знал он лишь эльфийские руны. И если устной речи он обучился еще у Сэма, то для изучения письменности условия в которых он до этого находился никак не располагали.
   С внутренним трепетом он раскрыл одну из книг лежавших на прикроватной тумбочке. И облегченно вздохнул - книга была на эльфийском! Быстро пролистав оставшуюся литературу, он к своей радости понял, что как минимум на ближайший год он спасен. Но вот то досадное упущение с его стороны не давало ему покоя, и юноша дал себе зарок обязательно попросить Юркуна научить его читать и писать на общем. Мало ли что в жизни еще может случиться.
  
   Глава 14.
  
   Пробуждение назвать приятным было нельзя пи всем желании. Да и кому будет приятно просыпаться от того что тебя облили холодной водой? Хоть на этот раз вода была и не колодезной, но все такой же мокрой.
   - Ты чего? - спросил ошалевший от такого издевательства Натаниэль, стоящего над ним с кувшином в руке Юркуна.
   - Если ты думаешь что поступление в Академию спасет тебя от утренних тренировок, то ты сильно ошибаешься друг. - ехидно улыбаясь ответил тот, - давай, поднимайся. Судя по всему, у нас еще целая куча времени до начала занятий.
   Делать было нечего, пришлось вставать, и плестись за другом. Тренировка на этот раз прошла из рук вон плохо. Натан чуть ли не засыпал на ходу, несмотря на все нелестные о нем возгласы Юркуна. Видимо предшествовавшие испытание выпило из него не мало сил. Да и сам дворянин, честно говоря не особо старался гонять сегодня друга. Он и сам был не в лучшей форме.
   Друзья успели войти в свою комнату как раз к тому моменту когда шедший неизвестно откуда голос, громовым басом возвестил что всем послушникам необходимо через десять минут собраться в центральной зале. Гном, свалившийся от такой резкой побудки с кровати, матерился на чем свет стоит.
   - А вы уже проснулись? - спросил он соседей как только немного оклемался со сна.
   - Выспишься тут как же.. - пробурчал Натаниэль косясь на приятеля.
   На скорую руку приведя себя в более менее приличный вид и переодевшись в серые послушнические балахоны, друзья отправились на поиски той самой центральной залы. По коридорам в разных направлениях болтались такие же новички. Никто не удосужился им всем объяснить где находиться центральный зал, а посему, народ прибывал в ступоре. Нет ничего удивительного, что когда прошли выделенные им для сборов десять минут, они все так же блуждали по коридорам огромного замка.
   Искомое помещение обнаружилось где-то через полчаса упорных поисков. Ввалившись всей толпой в высокие двери, новички восторженно застыли осматривая открывшееся им великолепие. Центральный зал поражал своими размерами. Колоны поддерживающие округлый свод, уносились на неимоверную высоту. Сверху на цепях спускались люстры, держащие на своих круглых боках тысячи светящихся шаров. Раздававшиеся от двери стены, казалось сами изливали золотое свечение. Вдоль них, через каждые двадцать шагов, стояли статуи. Вернее всем сначала показалось что это были именно статуи, настолько те были неподвижны. Эти псевдостатуи изображавшие магов, по сути и являлись ими.
   В центре зала, стоял ректор Академии, тот самый что вчера поздравлял их с прохождением испытания. Рядом с ним уже стояло несколько новичков, которые видимо лучше других сумели разобраться в хитросплетении коридоров замка.
   - Подойдите сюда - произнес ректор.
   Толпа новоиспеченных послушников, восторженно обсуждая охватившее их великолепие, сгрудилась вокруг.
   - Сразу хочу предупредить, - начал ректор, - Вы теперь носите гордое звание послушников Темной Цитадели. Сами должны понимать, что оказанная вам честь является высшим проявлением расположения нашего Императора, да продлит тьма его годы. Если вы не сможете оправдать оказанного вам доверия, это будет приравнено к государственной измене. Опоздав сегодня на собрание, вы тем самым выказали неуважение не только мне, но и нашему Императору, да продлит тьма его годы, - новички загомонили пытаясь сослаться на то что им не объяснили куда надо идти, но маг поспешил прервать их, - Вы что думаете, что тут с вами будут возиться как с новорожденными детьми? Может прикажете вас еще в постельку по вечерам укладывать и читать сказочку чтобы заснуть побыстрее?!
   Советую всем вам забыть о тех кем вы были ДО поступления в Академию. Теперь вы всего-лишь послушники первого года обучения, а это значит что вы никто! Любой находящийся в стенах этого замка, даже последний слуга, могут отдать вам приказ, который вы обязаны выполнить. А как вы это будете делать, никого не волнует. Скажут вам летать - будете летать.
   Ученики, напуганные отповедью ректора, завороженно молчали. А тот, чуть успокоившись и понизив голос продолжал:
   - С сегодняшнего дня у вас начнутся занятия. Проводить их будут некоторые из магов, присутствующих в Академии. Каждый из них будет обучать вас разным дисциплинам. Среди того что вам придеться освоить на первом году обучения, история магии, растительный и животный мир Империи и прилегающих земель и наконец, основы управления силой. Заниматься вы будете с утра и до вечера. Остальное время вам будет отведено для подготовки к занятиям и сна.
   Его милось, Император, да хранит его тьма, расщедрился на завтраки, обеды и ужины для таких оболтусов как вы. Почему не слышу вашей благодарности?!
   Послушники нестройно забормотали приветственные здравницы:
   - Да хранит тьма Императора!...
   - .. продлит тьмы его годы...
   - ... милостивый Император...
   - Так то лучше, - удовлетворенно хмыкнул ректор, - Сейчас вы отправитесь в столовую на завтрак. Сегодня я добрый, поэтому вас, так уж и быть, проводят чтобы вы опять, не приведи тьма, не заблудились. После приема пищи, вы пойдете на свое первое занятие. Это будет история магии. Вести ее у вас будет магистр Доран. Дальнейший ваш график поведает вам он. А теперь отправляйтесь....
   Направляясь за магом в желтом балахоне, послушники обсуждали услышанное:
   - Да, вот это называется приплыли... - буркнул Огалр. В гноме вообще сегодня сложно было узнать того уверенного в себе крепыша, который так успешно вчера сунулся в огонь.
   - И не говори, - поддержал его Юркун.
   - Зато не будешь теперь по утрам мне душ устраивать, - попытался пошутить Натаниэль.
   - Это еще почему?
   - Уставать будешь от занятий и спать без задних ног.
   - Ну это мы еще посмотрим кто из нас без задних ног спать будет. - еще больше распалился дворянин, но их спор был прерван тем что они наконец-то достигли столовой.
   По сравнению с Центральным залом, помещение для приема пищи, ничем особенным не выделялось. Хотя площадь, на которой, стройными рядами, размещались столы и лавки, тоже была не маленькой. В дальней от двери стене было прорезано широкое оконце, служившее для выдачи пищи.
   - Посмотрим чем тут кормят, - сказал кто-то из учеников.
   - Думаю через недельку другую, ты Макфи, позабудешь вкус другой еды, - поддели его из толпы.
   - Дожить бы.. - говоря это, полноватый Макфи, смотрел на выданную ему порцию. Вид этот его несказанно удручал. В небольшой тарелке было только два куска хлеба. Кроме этого, новоиспеченным студентам, полагался стакан мутноватой жидкости под названием чифа.
   - И это все?! - раздался возмущенный женский голос, - вы что хотите сказать что это весь наш завтрак?
   Обернувшись, Натаниэль увидел, что говорившей была та самая светлая эльфийка. Получив точно такую же порцию как и остальные, она закатила жуткий скандал:
   - Ты! - ткнула она пальцем в повара, - нука подойди.
   И дождавшись, пока тот неспешно, вытерев руки висящим на этот случай полотенцем, вразвалочку приблизился к ней, продолжила:
   - Я хочу есть! А то что мне выдали, может насытить лишь марленскую канарейку! Ты нас тут голодом морить собрался? Небось продаешь на рынок все запасы, а нам оставляешь лишь эту бурду? Нука давай неси, что нибудь посущественнее! И побыстрее, пока я не разозлилась, а то мало тебе не покажется!
   Повар, ни слова не говоря, взмахнул рукой. После этого невинного на первый взгляд жеста, блондинку подняло в воздух и отбросило метра на три. При падении та врезалась в стол, который не выдержав такого издевательства, со страшным грохотом развалился на части.
   - Кто еще хочет добавки? - неожиданно густым басом спросил 'повар' наблюдающих за этой сценкой учеников. Желающих, естественно не обнаружилось.
   Рассевшись за уцелевшими столами, послушники приступили к 'сытной' трапезе, то и дело посматривая на эльфийку, которая тем временем уже успела придти в себя. Глянув на рассыпанный и разлитый среди обломков мебели завтрак, та поморщилась, но за новой порцией всеже не рискнула идти.
   Едва успевших расправиться со скудным завтраком, на выходе из столовой их уже поджидал другой маг. У этого балахон был красного цвета, выдавая в нем боевого мага. Кроме одежды, в глаза сразу же бросалось отсутствие у мага правой руки. Взглянув на столпившихся перед ним студентов он провозгласил:
   - Я магистр Доран. Ваш наставник по истории магии. Прошу следовать за мной. - и не обращая внимания на то как все восприняли его слова, развернулся и пошел в перед.
   Занятия проходили в небольшой и душной комнате, которую никто не ожидал здесь встретить, особенно после просторов Центрального зала и столовой. Магистр начал свой первый урок с объяснения того что и так уже большинство присутствующих знало из легенд и сказок. Натаниэлю же рассказ показался интересным в силу того что он слышал все это первый раз.
   Так, молодой человек, с удивлением узнал о том, что средиземье - единственное что осталось от некогда прекрасной страны. Около пятидесяти тысяч лет назад (точная дата была неизвестна), произошла какая-то катастрофа. Почему и как это случилось, ясно небыло, но в результате, толи войн, толи природного катаклизма, большая часть мира превратилась в пустыню. Небольшой по меркам седого прошлого оазис в центре той пустыни и заселили выжившие эльфы, гномы и люди.
   Кроме того, безрукий маг поведал о эльфийских войнах. Эта тема уже была знакома Натаниэлю, еще по памятным рассказам Габриэля. Но Доран, освещал те события совершенно под другим углом. Из его слов выходило, что только благодаря выступившим на их стороне людям под руководством тогдашнего (еще) короля Норберта, темные эльфы небыли окончательно истреблены, и даже оттяпали приличный кусок земли. Тут не росли так любимые что темными, что светлыми леса, и потому та земля отошла союзникам. Тогда-то Аранское королевство и превратилось в Империю.
   Вещал преподаватель около трех часов, рассказывая о прошлом. Но заканчивая сказал:
   - И так, сегодня мы, дабы дать вам общее представление о предмете, вкратце пробежались по нашей истории, не затрагивая особо историю магии как таковую. Это упущение мы начнем исправлять со следующего занятия. На нем мы рассмотрим что представляли собой маги той эпохи, когда наша Империя была еще королевством и не вступало в эльфийскую войну. Данные того периода - это самое раннее что у нас есть. Остальное, все неправдоподобные легенды описывающие события произошедшие до эльфийских войн, и даже до катастрофы, мы не будем рассматривать в виду отсутствия доказательств. Но, к следующему занятию вы должны ознакомиться с этими верованиями и легендами по книгам которые вам раздали. Нужный вам материал называется 'Истории и легенды средиземья'. Написан он величайшим ученым древности Росманом Гаельским. Завтра я спрошу некоторых из вас по данному предмету. Не выучившие пойдут убирать кухню.
   Сейчас мы заканчиваем, и дальше вы пойдете на занятия по основам управления силой. Проводить его будет мой коллега, магистр Мерк. Вот и он кстати...
   И действительно, в дверях стоял седой старик облаченный в синюю мантию мага. Кивнув Дорану, тот обратился к студентам:
   - Магистр Доран прав, сегодня мы с вами начнем постигать великое таинство магии. Это занятие будет полностью теоретическим. На нем, я расскажу вам о том что такое магия и о том как она применяется. - начал с ходу он. Пока он говорил, безрукий волшебник по тихому собрался и вышел за дверь.
   Рассказывал Мерк долго. Все слушали его раскрыв рты, да и было от чего. Все что знали они до этого рушилось прямо на глазах. Хотя если задуматься, то рушиться было просто нечему. Что они знали о магии до поступления в Академию? Лишь домыслы и слухи, которые сознание своевольно складывало в некую упорядоченную картину бытия. И вот, оказывается все совсем не так на самом деле.
   Магом в средиземье при желании мог стать каждый желающий. Оказывается, для этого совершенно небыло никакой необходимости быть каким-то особенным. Единственное что отличало мага от обычного человека - умение распределять внутреннюю силу, и с помощью нее, или с помощью других факторов (жестов, слов, амулетов и прочих артефактов), воздействовать на силу разлитую в окружающем пространстве. Да да, вокруг ничего не подозревающих людей и прочих обитателей средиземья, разлиты просто океаны энергии, которая пронизывает все сущее. Именно управляя этой энергией волшебники и творят магию.
   Когда мир только зарождался, в нем бушевали настоящие штормы из чистой силы. Все вокруг непрерывно изменяя и перестраивая. Облик вселенной постоянно менялся. Малейшее изменение где-то в одной точке пространства, мгновенно отражалась на окружающем, и волнами расходилось вокруг, забирая в лавину изменений все больше и больше линий. Так было до тех пор, пока в мире не установилось некоторое равновесие. Сколько продолжался период формирования энергетической структуры было сложно представить. Но даже по самым приблизительным теоретическим прикидкам он длился не мение нескольких миллионов лет. Благодаря этим хаотичным штормам и бурям силы и родилось все живое и неживое в этом мире. Тоесть благодаря лишь чистой случайности.
   Такова была общепринятая теория зарождения мира, высказанная магистром. Кроме всего прочего, она позволяла объяснить губительный катаклизм, навсегда изменивший облик мира более пятидесяти тысяч лет назад. По всему выходило, что нечто, каким-то образом спровоцировало бурю и хаос в окружающей энергетической структуре, подобные тем что творились в момент зарождения вселенной. И лишь опять благодаря случайности средиземье осталось нетронутым в этом хаосе.
   - Что же касается самих магов, - говорил Мерк, - то тут нет особой ясности. Из некоторых древних свитков, описывающих различные заклинания, которые нам так и не удалось восстановить, можно сделать вывод, что маги древности были намного могущественнее теперешних. Судя по проскальзывающих в тех свиткам инструкциям, они могли видеть линии силы опутывающие мир.
   На этих словах Натаниэль аж встрепенулся. Уж не об одной из его способностей рассказывал магистр? Но к сожалению, Мерк не стал в даваться в подробности, да и скорее всего он их не знал.
   - В ходе упорных тренировок, можно добиться того, что силовые нити, неразрывно связанные с нашим телом, приобретут совершенно другую структуру, близкую к структуре силовых линий эльфа. Такие изменения позволяют жить магам намного дольше обычных смертных и управлять внешними силами. По сути, после таких изменений существо перестает быть человеком или гномом, остается одна лишь внешность принадлежащая другой рассе, а внутренне он становиться самым настоящим эльфом.
   Для гномов и людей, тренировки отличны, а эльфам они вообще не нужны, так как те и так уже имеют нужную силовую структуру. Но несмотря на это, каждый из вас обязан знать и уметь то что не относиться к его рассе, ибо только так вы достигните понимания истинной сущности магии.
   Пообещав на следующем занятии приступить к упражнениям и задав на последок прочитать к следующему занятию книгу все того же Росмана Гаельского под названием 'Теория магического устройства мира', магистр Мерк отпустил послушников на обед.
   На этот раз порция каждого была намного больше и питательнее чем утром. Так каждому досталась тарелка наваристого супа из мяса неизвестного происхождения в качестве первого и гарнир из молодого кранса (овощь заменяющий в этом мире картофель - прим. Автора) в качестве второго. На третье был все тотже чиф с двумя кусками хлеба.
   По окончании обеда, повторилась утренняя сцена. Только на этот раз, на выходе из столовой их встречал уже маг в желтом балахоне. Вернее магиня, потому что встречающий оказался женщиной. Представилась она магистром Аллери и сообщила что будет преподавать им природу Империи и прилегающих территорий.
   Помещение в которое она привела студентов находилось где-то на нижних этажах и было заставлено чучелами различных животных. По стенам висели плакаты с изображением техже животных в разрезе и гербарии растений. Многое из этого разнообразия Натаниэль видел в первый раз. Да и нетолько Натаниэль, остальные тоже глазели на диковинные экспонаты не в силах унять любопытство.
   Урок опять был всего-лишь вводным, и заключался в общем обзоре видов флоры и фауны населявшей средиземье. Аллери, кроме как на растений и животных, делила природу на опасные и неопасные виды. Неопасные интереса для науки не представляли, и ими занимались только для общего развития. По ироническому закону мироздания, выходило что если у растения нет хотябы шипов, а у животного острых зубов, то из них не удастся сделать ни элексир, ни яд ни даже противоядие. Совсем другое дело всякие стреляющие, колющие и даже глотающие растения или кровожадные монстры. Зачастую части этих растений и животных применялись во множестве ритуалов и зелий. Из некоторых из них получались отличные амулеты, а других даже использовали на могущественные артефакты.
   На этом занятия на сегодняшний день были завершены и усталые студенты, сходив на ужин, разбрелись по своим кельям. Предстояло еще прочитать целых две книги на эльфийском.
   К удивлению Натаниэля, эльфийский оказался чуть ли не вторым языком в Аранской Империи, а у Светлых так вообще основным. Тут же он был преимущественно языком магов.
  На нем велась переписка, составлялись книги заклинаний и писались исторические тома. Каждый уважающий себя гражданин считал своего рода признаком хорошего тона знать эльфийские руны. Если дворянин в Империи по какой-то причине не умел читать на этом языке, его попросту ни кто не уважал.
   Этим вечером Натан сказал Юркуну о том что его волнует:
   - У меня есть одна проблема...
   - Говори, с радостью сделаю все что в моих силах.
   - Дело в том, что я не умею читать...
   - Как?! Ты же говорил что вырос у Темных эльфов! Неужели они не научили тебя? - поразился приятель.
   - Да нет, ты не понял. Я знаю эльфийские руны. Я не умею читать на языке Империи.
   - Ну это не проблема. Скажешь тоже! За пару вечеров я тебя научу так, что будешь стихи на нем писать! - воскликнул Юркун.
   И друзья приступили к занятиям. Оказалось что Аранская письменность не так уж и сложна как показалось Натаниэлю на первый взгляд. Всего-то каких-то тридцать две буквы. В том же эльфийском, только общих рун насчитывалось под тысячу, а если брать еще и специфичные, то за десяток тысяч. Так что дело у ребят двигалось довольно активно.
   Но помимо самообразования, приходилось еще и готовиться к занятиям. Угроза уборки на кухне никого не оставила равнодушным. В коридоре в который выходили двери келий послушников стояла гробовая тишина, перемежаемая едва слышными позевываниями. Народ погрузился в чтение.
   Через какое-то время и Натаниэль с Юркуном, закончив уроки Аранского приступили к подготовке. Больше всего Натан хотел почитать про линии силы, но времени было катастрофически мало, и он решил сначала разобраться с древними легендами и только потом приступить к 'Теории магического устройства мира'.
   Так началась учеба друзей в знаменитой Темной Цитадели.
   Глава 15 Марленский князь Генри IV предавался размышлениям. Тронный зал его дворца был пуст, и ни что не могло отвлечь его от мыслительного процесса. Уже вечерело, и сумеречный свет в зале разгоняли сотни факелов висящих по стенам. Не естественная тишина нарушалась лишь тихим потрескиванием сгорающей смолы все в тех же факелах. Князь только что получил 'неприятное' известие о смерти своего сына. Придворные и слуги видевшие выражение его лица в тот момент когда он читал переданный ему пергамент ощутили суеверный ужас. В ярости Генри IV был страшен. Эту ярость довелось на себе испытать уже многим, и ни кто не хотел попробовать еще раз. Но в этот раз вроде все обошлось. Князь лишь приказал всем убираться подальше. Выгнав всех из зала, Генри упал на трон и расхохатался. Странно было видеть смеющимся человека который только что получил известие о смерти своего сына. Но для князя это была далеко не печальная новость. Она лишь подтверждала что все идет четко по продуманному плану. Да, приятно и радостно получать пдтверждение своим задумкам. А если учесть что именно в этой части плана возникали наибольшие сомнения, то смех князя становился понятным. Ведь все прошло почти именно так как он задумал! Его 'любимый' сын пал от руки убийцы. Как писал ректор Академии, убийца видимо оказался шпионом Аранской империи. А это в свою очередь давало Генри повад. Тот самый повад которого ему так не хватало чтобы начать наконец войну. Все остальное было уже давно готово, не было только лишь подходящего мотива. Но все прошло как нельзя лучше. Он не только получил возможность обвинить в смерти сына Аранскую Империю, но и возможность заручится поддержкой Светлой стороны. Ведь именно на их территории погиб его сынуля. Ведь именно им он доверил его воспитание. А они, такие сякие, не смогли оправдать его доверия! Теперь Пресветлая Иереналь просто не сможет ему отказать. Но даже если светлые и выкрутятся на этот раз, это не сильно расстроит его план. Конечно хорошо бы заполучить в свою армию непревзайденных эльфийских лучников и магов из Академии... но он и без них вполне справится. У князя найдется кого поставить под свои знамена. Генри улыбнулся своим мыслям и поднялся с трона. - Пора начинать. - произнес он, обращаясь в пустоту тронного зала. И развернувшись скрылся в неприметной дверке за подиумом с троном. Коридор по которому он шел, был довольно узок. Но было видно что этим путем часто пользовались. Хотя и слуги с метлами и тряпками его не посещали, и кое-где были заметны паутрина и пыль, основной путь был довольно чист. Ни кто в княжестве не знал об этой тайне своего князя. Это был лишь его сикрет. Он был наследником не только великой Марленской княжеской династии, при этом он являлся еще и последним из древнейшего рода некромантов. Теперь последним. Да, сынишка, что ни говори, подкачал по этой части. Но ничего, у Генри еще будет возможность исправить это досадное упущение. Когда власть над всем побережьем Серединного моря окажеться у него в руках, тогда уж не будет недостатка в выборе матери для истинного наследника. А он уж постарается выбрать на совесть. Не надо было ему слушать своих советников в прошлый раз. Вот и получил сына-недотепу вместо сильного некроманта как планировал. Хотя если уж быть до конца откровенным, во времена своей молодости его мало заботили вопросы продолжения династии. Он тогда был молод и горяч, и лишь традиции, будь они не ладны, заставили его жениться. Как уже говорилось, ни кто не знал о том что их князь великий некромант. Эта бала тайна династии. Когда его отец посвящал его в этот сикрет, то взял с сына клятву. Клятву о не разглашении. Понять предков, которые скрывали свое истинное лицо тоже было можно. Некромантов почему-то не особо любили в обществе. Разве что в Аранской Империи к ним относились с должным почтением и уважением, но то было лишь последствием страха. А вот в Серединных землях и на Светлой стороне, оставался лишь страх. Да, некромантов боялись, а то чего боишся хочется уничтожить. А если бы жители Марлена узнали о том кем был бы их князь... Нет, он бы конечно справился бы со своими поддаными, но кому нужны лишние проблемы? Тем паче лишиться большей части доходов в казну от налогоплатильщиков как-то не хотелось. Но вот, коридор закончился, и князь остановился перед массивной дверью. Та одним своим видом внушала невольному зрителю если не почтение, то как минимум уважение. Доски из векового дуба были стянуты широкими металическими полосами. И ни где не было видно замка или отверстия под ключ. Ручка, собственно, так же отсутствовала. Но разве это преграда для сильнейшего некроманта? Пара пассов и дверь открылась, признав в князе владельца. За дверью Генри ожидал зал, не уступающий по величию тронному. Смущала только некоторая мрачность помещения. Полумрак в нем рассеивали лишь редкие магические светильники, секрет производства которых был утрачен в незапамятные времена. Пыль и паутина по углам, говорили о том что слуг в этом зале не видели наверно с момента постройки. И правильно, ни кто не должен был знать о его существовании. В центре помещения, на полу была очерчена огромная пентаграмма. Линии ее светились тусклым красным светом, разбрасывая по стенам мерцающие отсветы. Все было готово к ритуалу. Да, пленники приготовленные к жертвоприношению, пентаграмма, ритуальный кинжал... вроде бы ни чего не забыто. - Ах да! - воскликнул Генри, усмехнувшись. - Совсем забыл о послании нашему уважаемому Императору. Взмах руки, и в ней появляется нечто. Живое... или не совсем? Приглядевшись, мы понемаем что это был голубь. Обычный почтовый голубь. Вот только давным давно мертвый. Сквозь свисавшие кое-где куски плоти, проглядывали голые кости. Перьев на этой отвратительной тушки небыло совсем. Да и глаза, тоже отсутствовали. Ни чуть не смутившись видом этой птицы, князь усадил ее себе на плечо и направился в угол зала, где распологался видавший виды столик. Там он обнаружил чернильницу, в которой были явно не чернила и стопку чистых пергаментов. Написав послание, он свернул его в свиток, скрепил горячим воском и приложил свой родовой перстень в ксчестве печати. Потом, упаковав свиток в непромокаемую сумочку, он прикрепил ее к лапке своего необычного голубя. - Аран, дворец Императора. Лично в руки. - произнес он подкидывая мертвую птицу в воздух. Голубь лишь взмахнул крыльями и направился в тот самый коридор по которому пришел князь. ********************************* В этот вечер в тронном зале императорского дворца собралось много народу. Вот вот должен был состоятся очередной бал, на который многие из присутствующих возлагали определенные надежды. Кто-то хотел подыскать себе супруга, кто-то показаться в высшем свете и быть представленым самому Императору, а кто-то надеялся решить свои дела. Бал давал огромнейшее поле для решения почти любых проблем. Ведь тут присутствовали многие знатные люди со всей Империи. Да что там Империя! Очень часто на такие балы приглашались гости из других держав. Вот например эльфийский посол со Светлой стороны... Тоже небось лелеит планы о том, как завербовать очередного осведомителя. В центре залла распологалось возвышение, на котором был установлен императорский трон. По бокам и чуть позади него, стояли двое магов, лица которых были скрыты синими капюшонами. Ни кто не должен знть в лицо императорскую стражу. Чуть ближе, справа от трона стоял волшебник в черном балахоне. Во взглядах придворных, падавших на него, читались страх и уважение. Все знали о том, кем он был. Великий Магистр Гебек, особо приближенный к императору советник. Но это официально. Неофициально же, давно было известно, что Магистр является главой Службы Секретности. Абривеатура из двух первых букв названия этой службы, 'СС', внушала ужас любому жителю Империи, не смотря на то, каким бы законопослушным он нибыл. В любой момент, в любое время дня и ночи, каждый мог услышать нетерпеливый стук в дверь и возглас 'Откройте немедленно. Служба Секретности. Бежать бесполезно!'. И все знали, что из тех, за кем приходили подобным образом, мало кто возвращался. На самом же троне сидел сам Император. Со скучающим выражением лица, он смотрел на представляемых ему придворных. Лишь изредка, в его глазах появлялся интерес, когда кто-то хотел произвести впечатление и сделать ему подарок. Наивные, они не догадывались о том, что для Императора это уже пройденный этап. За свои двести с лишним лет, старик успел многое повидать, и подарить ему что-то действительно интересное, было в высшей степени сложно. Но вот, что-то привлекло его внимание. В дальнем конце зала, возле самых дверей, начиналась какая-то суматоха. И судя по звуку постепенно ее причина смещалась к трону. Два мага позади трона ощутимо напряглись. Ситуация была не ясна, а посему опасна. Вскоре над толпой испуганных придворных показался и источник суматохи. При виде этого существа многие присутствующие дамы падали в обморок. Безобразный, полусгнивший голубь нес послание. И адресатом судя по всему был Император. Волшебники в синих балахонах уже поднимали руки в воздух, готовясь уничтожить наглого пришельца, когда взмах руки Императора остановил их. Ни чуть не смущаясь отвратному виду почтальена, владыка Арана смотрел на приземлившуюся перед ним птицу. В его глазах можно было заметить даже некоторое любопытство. Хоть что-то интересное в этой однообразной жизни. Слуге, который попытался отвязать мешочек от лапки голубя, тот не дался. Только нахохлившись попытался клюнуть протянутую к нему руку. Сморщившись, Император сам отцепил послание, под взглядами шокированой знати. Необычный посланник тутже упал бездыханным, и на глазах у всех распался прахом. Пробежав глазами развернутый свиток​, Император передал его Магистру: Что ты об этом думаешь Гебек? - скрипящий голос владыки вызывал мурашки по коже у стоящих поблизости слуг и придворных. Великому Магистру не понадобилось много времени чтобы ознакомиться с посланием. Взмахнув руками, он установил купол тишины вокруг Императора и себя, и лишь после этого начал говорить: - Не думаю что это чья-то неудачная шутка, - голос его был тих, но при этом глубок. Слушатель невольно ощущал его гипнотическую силу, - Скорее всего нам действительно выставили ультиматум. - Согласен с тобой, Гебек, - задумчиво ответил Император, - Но требования этого выскочки по меньшей мере смешны! Мне ничего не известно об этом убийстве.. А может это твоя работа, а Гебек? Проворачиваешь свои тайные интрижки за моей спиной? - Что Вы, Ваше Императорское Высочество! Как же я могу? - Ладно, не волнуйся, я лишь пошутил, - поспешил успокоить своего советника Император. - Но что мы будем делать? Где, спрашивается, нам взять этого убийцу? - Я конечно сделаю все что смогу, дабы разобраться в этом деле, но мне почему-то кажеться что требование выдать убийцу княжича есть не более чем повод. На самом деле Марлен готовится к войне. И нам по видимому придеться тоже подготовиться. - Чтож.. Генри хочет войны? Он ее получит. Давненько нужно было устроить нечто подобное. А то с вами совсем от скуки можно сдохнуть. - Император был явно рад возможности 'поразвлечся', - а что там у нас с войсками? Сколько у нас боевых магов и эльфийских лучников нынче на службе? - Ваше Высочество! - склонился Магистр в поклоне, - Мы совсем не готовы к боевым действиям! Как Вам известно, у эльфов редко рождаются дети, и в данный момент ни кто из них не достиг того возраста когда их по договору отправляют служить Вам. - Это прискорбно. - согласился Его Высочество, - Но думается мне, они тоже будут не прочь тряхнуть стариной, и поразвлечься в грядущей заварушке. Сегодняже договорюсь о встрече с Роханом. А что с магами? - Тоже не радостная ситуация. Войн давно небыло, и в Цитадели почти не готовили боевых магов. Мы мало кого сумеем собрать за ближайшее время. - ответил Гебек. - Чтож, придеться сделать внушение ректору. Что у нас в планах на завтра, уважаемый Гебек? - Посол от гномов просил о встрече с Вами Ваше Высочество. - Ну этот подождет. Завтра мы наведаемся в темную Цитадель, а после я встречусь с Владыкой Темных Эльфов Роханом. - Как Вам будет угодно, - покланился правителю Магистр.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"