Упоров Владимир Николаевич: другие произведения.

Повелитель Запретной Магии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Доверие приравнивается к злейшему врагу лжи и обмана. Оно часто хрупко, порой иллюзорно. Доверие сложно заслужить и очень легко потерять, но без него люди неспособны сосуществовать друг с другом. Любой вид отношений строится на почве доверия, однако трагедия в том, что эта зыбкая почва способна в любой момент уйти из-под ног. Ну а что делать Реннету, никому не доверяющему и не просящего чужого доверия? К чему приведут его отношения без этого важного и незаменимого аспекта человеческой жизни? Совершенно ясно лишь одно: нельзя предать того, кто тебе не доверяет, так же как не может предать тот, кому не доверяешь ты.

  Владимир Драккарт
  Третья книга из серии 'Темные Души'
  Повелитель Запретной Магии
  Будь у человека не одна жизнь, а целых две, он бы с большей бережностью относился к собственным поступкам и к самому себе.
  Аннотация: Доверие приравнивается к злейшему врагу лжи и обмана. Оно часто хрупко, порой иллюзорно. Доверие сложно заслужить и очень легко потерять, но без него люди неспособны сосуществовать друг с другом. Любой вид отношений строится на почве доверия, однако трагедия в том, что эта зыбкая почва способна в любой момент уйти из-под ног. Ну а что делать Реннету, никому не доверяющему и не просящего чужого доверия? К чему приведут его отношения без этого важного и незаменимого аспекта человеческой жизни? Совершенно ясно лишь одно: нельзя предать того, кто тебе не доверяет, так же как не может предать тот, кому не доверяешь ты.
  Часть 1
  Глава 1 Резонанс
   Келнер всматривался вперед с азартом истинного боевого мага, живущего ради сражений и побед. Его необычно пронзительные глаза, казалось, мерцали отчаянной жаждой битвы. Они же выдавали в нем далеко неординарную личность, чей характер не описать двумя словами.
   Хотя некоторые считали, что этот маг хорошо разбирается исключительно в боевой практике и реальных военных действиях, на деле все оказывалось иначе. Да, разумеется, равных ему по силе вряд ли можно сыскать на всем Континенте, и в бою он по большей части полагался на возможности дракона. Но в то же время, 'Чистый Свет' - это не просто организация, сборище уникальных магов Светлого Ордена, а мобильный и целиком самостоятельный отряд, каждый член которого способен думать, прежде всего собственной головой. Все они обладают умением находить ту грань, что разделяет излишнюю самостоятельность и чрезмерную зависимость от приказов командира. Он - называемый Гелиос или же Король Большого Огня, сейчас прекрасно осознавал, с каким противником имеет дело.
   С недавнего времени Келнер перешел из северной части Азраннской Империи в южную, следуя данному лидером Правящего клана приказу. Для большинства светлых магов причины смены присутствия объясняли трудностями на южном фронте противостояния. То есть, якобы здесь не справляются с напором противника и лишь возможности дракона способны изменить положение. Только верхушка Правящего клана в лице Магистра и его заместителя Мастера Алерта, а также члены Чистого Света знали истинные причины. Змее надлежало отрубить голову, пока не стало слишком поздно и ядовитые клыки не впились в тело Ордена.
  Под змеей подразумевались темные, ныне называющие себя Армией Ночи. Скоро наступит год, с того момента, как их силы ступили на имперские земли, охраняемые Светлым Орденом боевых магов, чтобы прибрать к рукам потерянные когда-то территории. И что самое досадное во всем этом, светлые до сих пор не знают ровным счетом ничего о человеке, ведущем их врагов в бой. Была получена информация, будто он постоянно перемещается с места на место, совершенно незаметным для всех образом. Гелиоса прислали на южную сторону именно с целью отыскать этого ублюдка, а затем, независимо от количества охраняющих его магов, уничтожить. После обезглавливания сил врага шанс расправиться с ними в ближайшее время, до наступления зимы, резко возрастет. Такой исход стал бы наилучшим из всех. Любой достаточно разумный человек должен понимать, что быстро победить в войне с хорошо подготовленным противником не выйдет. В том, что Армия Ночи превосходно подготовилась, сомнений быть не может и их постепенное продвижение вглубь Империи тому доказательство.
   Возможно, за прошедшие месяцы светлые могли бы добиться большего в противостоянии с Армией Ночи, однако неожиданная проблема в лице неизвестных магов, называющих себя 'охотниками', усложнила ситуацию.
   Король драконов ясно понимал: перед ним не просто кучка безумных фанатиков, решивших восстать, пользуясь разгоревшейся войной. Примерно сутки назад из столицы пришло сообщение о гибели Каменного - такого же мага-дракона, как он сам. Уже факт убийства вышеупомянутыми охотниками дракона с абсолютной неуязвимостью, заставлял быть его серьезным. К тому же, противник отступил сразу, как только запахло паленым, что опять-таки нетипично для фанатиков и блюстителей принципов благородства в сражении. За все время, с начала появления первых слухов о Черных Гончих, возглавляющих охотников и якобы воскресших из мертвых, ими было убито немалое количество боевых магов Империи. Их цели и причины тоже сложно назвать, если учесть, что нападают охотники и на темных в том числе. А обычных же людей они без всякой жалости скидывают со своего пути, если те вдруг подумают помешать. Говоря иначе, складывается ощущение, будто всех вокруг Гончие видят своими врагами. Спрашивается, к чему такая жестокость, если они, опять же по слухам, проповедуют прекращение войны?
   Чистый Свет, пусть не сразу, среагировал на эту угрозу, выслав в числе рядовых магов и своих членов. То есть, в группу охотников за охотниками на магов затесались несколько 'чистых', среди которых был и Каменный из клана 'Гроза'. К сожалению, сил оказалось недостаточно для исполнения задуманного, пусть Гончие и отступили под общим натиском.
   Поэтому теперь, увидев среднюю по численности группировку в разноцветных плащах, внезапно объявившихся на линии фронта, Гелиос не сомневался в том, что перед ним они - Охотники на магов, во главе с Черными Гончими. Чутье прошлых битв подсказывало ему, что прийти сюда они могли лишь за одним - за головой Короля.
   'Что ж, посмотрим, какие вы из себя. Если не удастся уничтожить, то хотя бы добуду максимум информации для организации, - думал Келнер, попутно отдавая распоряжение отступить назад собственным войскам, состоящим из полутора сотен магов. Дракон не хотел, чтобы они путались под ногами. - Странно, и почему я вообще допускаю мысль, что после моего полного превращения они останутся в живых?.. - неожиданно для себя задался вопросом он'.
   Сколько себя помнил, Гелиос никогда раньше не терпел поражение в сражениях, если пользовался возможностями дракона. Сила обычного мага и мага-дракона принципиально не ставилась в один ряд. Все-таки, разница слишком велика. Впрочем, такое отношение не помешало ему получить титул 'Короля'. Кроме него самого лишь один огненный маг удостоился такой чести - Мастер Селеста, прославившаяся тем, что сумела овладеть всеми доступными заклинаниями своей стихии. Ее прозвали Королевой Бушующего Пламени. К слову, сам Келнер никогда не встречался с ней лицом к лицу, но это не мешало ему уважать достижения чародейки Немисса. В обществе магов к подобного рода вещам относились достаточно серьезно, и наличие титула говорило о полном признании остальными.
   Тем не менее, даже обладая столь высоким титулом, почему же он не уверен в собственной победе над врагом? Что такого в этих Гончих и охотниках?
   Сложно ответить на вопросы, не столкнувшись для начала с ними в реальном бою, лицом к лицу. Быть может, тогда ему удастся понять свои ощущения в полной мере.
   Боевые маги Светлого Ордена, сражавшиеся с Келнером плечом к плечу все последнее время, медленно отходили назад. Дело не только в мощи дракона. Гелиос не мог им сейчас позволить тратить силы. Одного его должно быть достаточно для боя с охотниками, но того же нельзя сказать об охране границ. Поговорка 'Главное - качество, а не количество' здесь неуместна.
   Возле дракона задержался лишь один из офицеров. В Чистом Свете ее прозвали 'Тишина'. Ни настоящего имени, ни происхождения этой женщины Гелиос не знал, что неудивительно для любой тайной организации. Что он мог бы сказать наверняка - эта чародейка с непроницаемым лицом обладает нечеловеческими навыками обращения странным зачарованным луком, ощетинившимся причудливыми шипами. Она не колебалась даже под густым и плотным обстрелом, оставаясь абсолютно спокойной и стреляя с божественной меткостью. Хотя, стоит заметить, с крупными схватками она дел не имела, предпочитая действовать исключительно в одиночку.
   Не слезая с серой тонконогой лошади, Тишина сложила большой и указательные пальцы перед глазами, словно отмеряя что-то. Гелиос уже имел опыт общения с ней, потому без особых усилий догадался, что чародейка хотела сказать.
   - Не изволь беспокоиться, часа четыре мой драконий облик продержится, даже если буду тратить магию не сдерживаясь! - ответил он на ее молчаливый вопрос.
   'Уверен?' - отразилось на мраморном лице всадницы. И сделала она это, опять же, без всяких посторонних эмоций, словно интересовалась, будет ли через десять веков зимой идти снег. Сколько помнил Гелиос, эта чародейка никогда не разговаривала, предпочитая выражать мысли жестами или словами на пергаменте, за что, кстати, и получила свое прозвище. При всем том дракон даже не был уверен, способна она говорить или нет. Некоторые утверждали, что ее прозвище носит более жуткий смысл - тишину смерти.
   - Да, я уверен, - второй раз кивнул Келнер. Я получил достаточно информации, чтобы воспринимать данную битву всерьез и не праздновать победу раньше времени. Однако могу сказать наверняка, что останусь в живых. Мы - огненные, опасны тем, что недосягаемы для врага, - улыбка скользнула по его губам.
   И говоря так, он прекрасно отдавал себе отчет в том, что странная и непонятная ему женщина ничуть не беспокоится о его здоровье. Убей враг Гелиоса у нее на глазах, Тишина и глазом не моргнула бы. Ее интересовала лишь победа или поражение. Глядя на таких как она, дракон задумывался, не существуют ли люди, у которых отсутствует душа?
   Повторного заверения Гелиоса женщине оказалось достаточно. Она, как всегда в полном молчании, свалила с будущего поля боя. Только бесшумно колышущийся темно-синий плащ еще виднелся вдали.
   За время работы на Чистый Свет дракон всякого навидался, потому воспринимал происходящее как данность. Он обернулся лицом к врагам, готовясь стать их смертью и наказанием за излишнюю самоуверенность! Глаза его вспыхнули кроваво-красным огнем...
  
   Противниками Келнера - Короля Большого Огня, выступили Черные Гончие в полном составе и союзные отряды четырех кланов, вместе с несколькими бродягами-одиночками, пожелавшими присоединится к охотникам. Их общее количество составляло больше ста пятидесяти магов, что, по сути, равнялось численности светлых под командованием дракона-противника.
   Явится на южный фронт без значительной поддержки, означало бы неминуемую гибель. На сей раз никаких засад, ловушек, ударов в спину и любых других маневров не планировали. Гончие встретились лицом к лицу с противником. Их не интересовали остальные маги Светлого Ордена, охраняющие границы, а лишь один из них - Гелиос. Поэтому решение обеих сторон сегодняшнего конфликта вступить в честный поединок можно считать наиболее разумным. Кто знает, как поступил бы противник, начни они хитрить...
   - Так ты действительно сразишься с драконом, сильнейшим драконом Континента в одиночку? - осведомились снова лидеры двух новых кланов, недавно вступивших в ряды охотников. Один из них считался нейтральным, а вот другой раньше принадлежал к ордену Светлых, что немного удивительно, но не фантастично.
   - То, о чем вы говорите, было решено с самого начала, - пожал плечами юноша в черной куртке. Он с расслабленным видом начал скидывать с себя все лишние предметы - сумку, меч с ножнами, мелочи наподобие метательных ножей. В предстоящей битве это всего лишь бесполезный мусор, от которого ничего не зависит. Только магия способна стать его щитом и мечом, и только ею он мог одолеть врага. - Вы знакомы с главными особенностями всех четырех видов драконов, которые стоит учитывать, прежде чем лезть в драку с ними? - спросил он у них внезапно.
   Отозвался русоволосый колдун Оуэр, являющийся одним из Гончих и любителем познавать все новое:
   - Да, мне известно. Каждый из четырех видов имеет при себе так называемое 'неоспоримое преимущество', способное свести на нет любые потуги обычных магов, колдунов и некромантов. Дракон земляной стихии обладает абсолютной неуязвимостью, пока находится в истинном обличии. Дракон воды пользуется безграничной регенерацией и восстановлением. Для них копье в сердце то же самое, что для волка муха. Продолжая, драконы воздуха и ветра несравненно быстры, неуловимы. Также, они способны на очень длинные прыжки, из-за чего прозваны летающими. В нашем же случае мы имеем дело с драконом огненной стихии. Неофициально считается, что именно они опаснее всех трех предыдущих видов, ибо представляют совершенную атакующую мощь, поражающую невероятно обширную площадь вокруг себя. Уничтожить и спалить дотла один средний город они способны за час. И поверьте, никто не выживет. И я неспроста использовал столь высокопарные слова в описании их способностей. Редкий маг способен просто выступить против дракона, не говоря уже о победе над ними. Тот же жар, постоянно окружающий огненных, может испепелить любого в радиусе десяти метров.
   - Говоря понятным языком, мы в полной заднице! - поправила его наемница Валент, так и не отделавшаяся от своей грубой манеры речи.
   - Все мы, находящиеся здесь, кроме Ренегата, не более чем поддержка, - колдун бросил на нее взгляд, полный раздражения. - С другой стороны, отряды нашего противника находятся точно в таком же положении. Боги, даже звучит смешно: обычный маг собираете убить дракона в битве один на один! - сплюнул он под конец.
   - Нет, - тут же отреагировал Реннет, лидер Гончих и отряда охотников.
   Сереброволосый маг-целитель Ладан и Оуэр удивленно воззрились на него, ощутив противоречие.
   - Погоди-ка, не ты ли пару минут назад говорил, что планируешь сразиться с драконом в одиночку?
   Тот усмехнулся со словами:
   - Я, возможно, в ваших глазах уже давно выгляжу безумцем, но не самоубийцей же? Сказал, что сражусь с ним один, но убивать Гелиоса будут двое. Помощь Клесс будет весьма кстати, а если кто рассчитывал на честную дуэль, спешу вас разочаровать. Не настолько я добр, чтобы влезать в битву, не имея достаточных шансов на победу.
   - Узнаю Ренегата, - как ни в чем ни бывало прокомментировала чародейка Кассандра, сложив руки на внушительных размеров груди. Ее сегодняшняя задача состояла в защите остальных членов отряда от пламени Гелиоса. Не смотря на сложность поставленной задачи, она выглядела спокойной и уверенной в себе.
   Тем временем, наблюдая за сценой того, как Реннет разделся практически до нижнего белья, оставшись в одной тонкой льняной рубашке и штанах, некоторые встревожились за судьбу предприятия. По крайней мере, выглядели действия непризнанного лидера противоречащими здравому смыслу. Кроме того, кругом лежал снег, выпавший несколько дней назад, невзирая на летние месяцы.
   - Можно считать, что я готов! - объявил юноша, глядя на то, как отряды противников светлых отступают, оставляя собственного командующего стоять в открытом поле. Последней дракона покинула всадница на стройном сером скакуне.
   - Позволь все же спросить, перед тем как начнешь. Как именно планируешь совладать с его смертоносным дыханием? - мрачнел Ладан. Реннет ни разу не вдавался в подробности, предпочитая хранить все при себе.
   - Запретной магией, по-видимому! - ответила за мага мистик Катарина. - Очевидно, твоя огненная магия бессильна против драконьего пламени. Хотя сложно поверить и в то, что мощь этих странных заклинаний настолько велика, - добавила она.
   Некоторые, более наблюдательные члены отряда заметили, что в последнее время она выглядела сама не своя. Разумеется, Реннет тоже это чувствовал. Он даже попытался поговорить с ней, но та заявила, что сейчас не самое подходящее время. Поэтому, услышав такие слова, юноша лишь обменялся с ней настороженным взглядом. Ладан, по обыкновению не терпящий неопределенности, зло произнес:
   - Мы уже не единожды слышим о той странной магии, что ты называешь запретной, Ренегат, но до сих пор не удостоились хотя бы общих сведений о ней.
   - И сейчас ничего объяснять не собираюсь, и когда-либо потом, - сухо отреагировал маг. - Достаточно вам знать, что мы победим и останемся в живых. Остальное не имеет значения.
   - Как раз в этом-то и наша главная проблема, в том, что без тебя у нас ни единого шанса уйти от Гелиоса живыми. Что случится, если ты проиграешь ему? Думал ли об этом хоть раз? - Ладан снова начал заводится.
   Реннет, собравшийся было шагнуть вперед, обернулся и взглянул на него. Его карие глаза смотрели со свойственной проницательностью и прохладой. С недавних пор он заметил, что среди Гончих появились те, кто искренне жаждет поставить его на место. На решительные меры они пока не шли, однако противостояние чувствовалось в любом возникающем вопросе. И опыт подсказывал юноше, что Ладан сыграл во всем этом одну из главных ролей. И не то чтобы шпион-маг старался оспаривать весь план. Он скорее был не согласен с некоторыми отдельными моментами. Поэтому, вместо жесткой реакции, по губам Реннета поползла обычная усмешка.
   - По-моему, ты только что сам ответил на свой же вопрос. Уже сам факт того, что без меня никто не выживет, является сдерживающим моментом для всех вас. Подобное отношение губительно при обращении с запретной магией. Не вижу смысла рассказывать о силе, которой вы в принципе не сумеете овладеть.
   Пожелав отряду всего наилучшего, Ренегат и лидер Черных Гончих двинулся вперед по запорошенной снегом земле, навстречу с врагом. На десяток километров вокруг возвышались насыпи, возведенные магами и обычными людьми, собранными из ближайших поселений.
   И в этом обширном пространстве два мага приближались друг к другу с явным намерением сразиться. Впрочем, в намерения дракона Гелиоса входило лишь испепеление дерзких выскочек в лице Гончих. Он даже не ожидал, что кто-то сделает попытку подойти к нему. Светлые предположили, что противник захочет расстрелять его заклинаниями с дальней дистанции и в случае неудачи сбежать. Во всяком случае, здравый смысл подсказывал именно такой вариант атаки.
   'Может ли быть так, что один из них дракон? - Гелиос сразу нацелился мыслями на самое логичное объяснение поступка противника. - Хотят, чтобы два дракона схлестнулись в поединке? Но в таком случае я должен был что-нибудь почувствовать. По опыту прошлых сражений могу сказать, что драконы способны реагировать на присутствие подобных себе. В этом сопляке ничего такого нет...'
   Размышляя над этим, он двигался к вражеским отрядам, постепенно подходя на расстояние полета заклинания. Вышедший против него молодой парень, в свою очередь, оставался спокоен и не замедлял шага. На мгновение дракону показалось, что он улыбается ему, как способен улыбаться лишь тот, кто полностью уверен в победе.
   'Нет, если судить по полученным сведениям, эти Гончие не столь глупы, чтобы просто идти на бессмысленную смерть. Значит ли, что у них есть шансы? Не зная, что именно планируется с их стороны, будет разумным вариантом перестраховаться'.
   Гелиос не позволил себе колебаться даже мгновение. Остановившись, он сосредоточил все внимание внутрь себя. Могущественная, кажущаяся чужой, магия жила в нем с момента пробуждения. За его использование приходилось платить контролем над собой, ибо драконья магия влияла на разум, заставляя осознавать окружающее несколько иначе, чем полагалось обычному человеку. Открыв спустя некоторое время глаза, Келнер увидел мир в багровых красках...
  Юноше ренегату оставалось пройти до цели еще около пятидесяти шагов, когда тот остановился. Это послужило сигналом для начала схватки. Дракон действительно ошибся, якобы увидев на его лице улыбку. Возможно, впервые в жизни Реннет не мог позволить себе такую роскошь.
   Приготовления к использованию запретного заклинания завершались. Когда невероятное тепло бурной волной окатило озябшее и покрытое мурашками тело, обратного пути для него не осталось. Сбежать уже попросту не получится.
   Лишь чуть изменив темп шагов, Реннет продолжал приближаться к тому существу, которое еще минуту назад было человеком. Теперь же глаза Гелиоса в буквальном смысле светились красным, будто два огненных колодца, а короткие волосы словно воспламенились. Кожа тоже засветилась, просвечивая изнутри. Создавалось ощущение, что противник юного мага вот-вот вспыхнет. Превращение началось. Пламя пробудилось в теле дракона, загоняя человеческий разум и мышление куда подальше.
   Из приятного тепла Реннета бросило в обжигающий и высушивающий кожу жар. Волосы на голове затрещали, а зрение сократилось в несколько раз, благодаря испарению влаги на поверхности глаз. Чем быстрее просыпался дракон, тем сильнее реагировала на него магия юноши. Таким образом, они должны были вступить в фазу резонанса.
   Стоит упомянуть, что запретная магия не имеет каких-либо четких границ по использованию, в отличие от других видов. Но опять же, многое зависит от самого мага и его способности преодолевать границы. У любой магии есть основа. В случае с запретной - это сам человек, а точнее непосредственно его воля и желание. И обязательно желание должно иметь реальную опору. Говоря проще, чтобы достичь невозможного, необходимо оттолкнуться от существующего, то есть возможного. В противном случае дело грозит закончиться катастрофой.
   Реннет успел изучить принципы сотворения запретных заклинаний на таком уровне, что мог использовать их на практике, но не создавать новое. Для большего ему не хватало полного понимания сути. Но даже так, тех четырех десятков запретных заклинаний различного уровня сложности и сфер применения, подчерпнутых из загадочной черной книги, хватало на любой поворот судьбы. К слову, среди них не числилось никаких 'Исполинских Щитов-убийц' или 'Огненного Шара', сравнимого с мощью драконьего дыхания, как и 'Иллюзорного Шквала' примененных им в прошлом. Первое было использовано в битве с отрядом Армии Ночи, сразу после ренегатства, вторым он устроил демонстрацию сил новорожденному отряду Гончих, уничтожив несколько десятков магов, а третье заклинание сотворил для побега от светоносцев - магов церкви. На первый взгляд они кажутся различными, но на деле все три заклинания являются аналогами самых обычных огненных чар, на которых использовалась одна и та же запретная техника, способная десятикратно усилить их изначальную мощь. Называлась она 'Совершенство'.
   Мистика Катарину юноша исцелил чарами немного иного рода, названными 'Арией Огненного Демона'. Еще одно примечательное заклинание запретного типа - 'Когти Смерти' - позволило ему удержать душу в этом мире, после повреждения физического тела. 'Отсечение существования' разрывало связь души с телом, мгновенно убивая любое живое существо. С его помощью Реннет выбирался из плена.
   Обобщая перечисленное, можно сказать, что он шесть раз прибегал к силе запретной магии, сотворив четыре разных заклинания. Количество может показаться смешным, если учесть то, что любой боевой маг в день создает больше, но этого хватило, чтобы парня начала поглощать аура, заставляющая тех, кто находится поблизости, ощущать необъяснимый страх и беспокойство.
   Тем не менее, возможности данного вида магии поистине не имеют ограничений. Во всяком случае, так писалось в черной книге. Можно даже пользоваться чарами той стихии, которой маг никогда не владел. И не только стихий, но и мистицизма, некромантии, заклинаниями колдунов. Но Реннет старался не поступать так радикально. Чем больше маг отклонялся от собственных возможностей, тем опаснее становились последствия. Как известно, даже птицам необходима сила тяжести, чтобы спуститься на землю за пищей и отдыхом.
   Свой будущий поединок с Гелиосом он начал продумывать с того самого момента, как выбрал дракона целью охотников. Непросто даже приблизится к противнику, жар которого способен плавить камни. Тут могла выручить лишь абсолютная защита в виде магических чар, или же иммунитет к пламени. Но каким защитным заклинанием не воспользуйся, оно так и останется защитой. Нельзя победить кого-либо просто защищаясь. Именно поэтому Реннет решил разжиться иммунитетом к атакам врага и самому обрести такие же атакующие способности. Сила запретной магии могла решить поставленную задачу.
   Как говорилось ранее, существовала возможность воспользоваться любой стихией на кратковременной основе. Тот же принцип применим к драконьей магии. То есть, можно на время стать равным по силе дракону.
   Конечно, это не то же самое, что создать связь с эфирными существами Сферы Драконьего Обиталища, как в случае с Гелиосом и Каменным, а всего лишь подобие, копия силы. Маг не коснется иных Сфер и обитающих там существ, а всего-навсего войдет в полный резонанс с магией настоящего дракона, имитируя его способности и навыки.
   'Метод Резонанса' достаточно плотно изучался многими современными исследователями. Если описать его коротко, то магия двух чародеев способна реагировать на присутствие друг друга, в исключительных обстоятельствах. Пусть подобное случается достаточно редко, инциденты имели место быть и были даже научно запечатлены. Иной раз один маг временно овладевал уникальными способностями другого, особенно если они на тот момент сильно сосредоточены. В последнее время ходили слухи, что плоды исследования данного метода начали применять при составлении так называемых 'магических колец', когда несколько магов объединяли силы для сотворения одного могущественного заклинания.
   Так вот, использованное Реннетом запретное заклинание по принципу действия схоже с методом резонанса. Оно применялось для копирования навыков и способностей противника с идентичной стихией. Будь Гелиос драконом земли или воды - ничего бы не вышло.
   Для начала юноша разделся, чтобы не сжечь одежду при последующем превращении, а уж потом ему надлежало тщательно концентрироваться на противнике, подойти к нему на максимально близкое расстояние и выпустить собственную магию, чтобы она смогла войти в резонанс с силой дракона. Звучит это достаточно просто, но на деле ренегат никогда прежде не сталкивался с задачей такого уровня сложности. Маг осознанно должен поглотить чужую магию, вошедшую в слияние с его собственной, а потом принять в себя.
   Его обуял мимолетный страх, когда волосы на голове вздыбились и затрещали, а кожа на открытых частях тела буквально онемела от палящего жара. Казалось, еще мгновение, и он вспыхнет подобно факелу.
   'Так... стоит немного успокоиться, не паниковать, не дергаться. Если стану пытаться отторгнуть обжигающее пламя дракона и его магию, то непременно сгорю! - успокаивал и убеждал себя Реннет изо всех сил. - Необходимо расслабиться, не обращать внимание на боль и дискомфорт от удушья, объединить магию Гелиоса с моей...'
   Он все яснее и яснее начал осознавать, что способность расслабиться и принять в себя обжигающую смерть, сама по себе, ненормальна для человека. Но был ли он нормальным? Определенно нет, нет и еще раз нет. Именно поэтому существовал шанс на успех затеи, хотя животные инстинкты, буквально кричащие бежать от опасности без оглядки, не так легко пересилить.
   Надвигающийся на него Гелиос в этот же момент начал мыслить, опираясь именно на эти самые инстинкты. Он видел перед собой потенциальную угрозу в лице Ренегата. Его магия странно пахла и казалась не совсем обычной. Решение устранить его первым пришло само собой. Также стоит отметить, что оставшихся за спиной товарищей из Светлого Ордена теперь он воспринимал как существ, представляющих для него незначительную угрозу.
   Красный свет перед глазами стал еще темнее, существо, воспринимаемое как основной враг, превратилось для него в цель, черную точку на белом фоне. Из горла вырвалось утробное звериное рычание. Сила, переполняющая каждую частичку его тела, желала вырваться на свободу, разорвав его самого изнутри. Он не мог этого допустить и потому обратился к другому способу выплеснуть ярость...
   Реннету удалось должным образом сосредоточиться и принять магию дракона. Сейчас она уже не причиняла ему такую невыносимую боль, а скорее даже наоборот - согревала его, оставляя во рту сладостный привкус гари.
   'Весьма необычное ощущение', - заметил он про себя, не замечая того, как серая рубашка на нем начала желтеть от жара. А потом в ней начали появляться прожженные дыры. Часть волос на теле и голове попросту сгорела. В воздухе распространился специфический запах паленых волос.
  
   Оставшиеся позади Гончие и союзные кланы видели, как Гелиос широко раскрыл рот, вдыхая в себя горячий воздух. Его огненно-красные глаза запылали ярче прежнего. И в следующий миг темно-багровое пламя вырвалось из его глотки, широкой струей устремившись в противника и полностью поглотив его...
   Несмотря на двадцатиметровое расстояние, разделяющее их с драконом, юноша даже не успел среагировать, как весь мир перед глазами объяло жгучее алое пламя. Его следующий вздох наполнило легкие этим неукротимым огнем. Сказать, что это было больно, значит не сказать ровным счетом ничего. Наверное, к счастью, он не мог ни кричать, ни шевельнуться. Сознание взорвалось алыми вспышками, потемнело, и после наполнилось индигово-синим.
   Гелиос был несказанно рад, когда одним ударом удалось поджарить врага со странно пахнущей магией. Однако радость его длилась всего несколько мгновений, пока выдыхаемое пламя не развеялось. Его противник, вместо того чтобы мерзким черным пятном осесть на землю, остался стоять на ногах. Вся его одежда оказалась испепеленной, а само тело охватывало пламя, подобно живому факелу, но он по-прежнему шевелился.
   В поглощенном животной яростью сознании медленно всплывали вопросы: 'Что не так с этим человекоподобным червяком?'
   Объятая жутким пламенем фигура покачнулась, колени подломились, и он чуть не рухнул на затвердевшую от жара почву. Согнувшись пополам, молодой маг закашлялся и при каждом выдохе из его горла вырывались голубоватые язычки пламени. Странным было и то, что его кожа осталась нетронутой, не обуглилась, не слезла с костей, хотя и продолжала гореть.
   'Так вот что это такое! Вот что значит ощущать себя драконом после перевоплощения! Поразительно!' - пролетали в голове Реннета мимолетные мысли. Прежней боли уже не было, но нельзя сказать, что она ушла совсем. Новые ощущения тревожили ренегата. И мысли по какой-то причине желали сбиться в кучу, уйти глубоко в сознание, оставив переполненное силой тело на попечение инстинктам и эмоциям.
   Поставленный в тупик Гелиос повторно выдохнул струю смертоносного огня и вновь не сумел испепелить вражеское существо. Кроме того, он начал ощущать в нем нечто другое, схожее с драконьей магией. Такого уж точно быть не могло! Не мог он оказаться драконом, таким же, как он. Этому безумию надо положить конец! Так посчитал он, поэтому, больше не размениваясь на дистанционные атаки, Гелиос двинулся к врагу.
   Поначалу Реннет предполагал, что приобретя силу дракона, получит абсолютный иммунитет к магии огненной стихии, но ошибся. Вторая атака огненным дыханием принесла неслабую боль. Быть может, еще несколько секунд, и он начал бы покрываться волдырями. Следовательно, в приступе безумия совершенно нежелательно лезть под атаки противника. Такого рода эксперимент мог закончиться весьма плачевно. Однако желание проверить собственные возможности осталось. Их сражение только начиналось, и только один думал, что оно будет честным. В конечном счете, Реннет преследовал цель не сразиться с драконом, а убить его. Принципам и правилам просто не место на поле боя.
   Глаза объятого пламенем юного мага-ренегата засияли, но не багрово-красным, а темно-синим. Он выдохнул в Гелиоса струей жидкого огня такого же необычайного цвета.
   
  Глава 2 Драконий ужас
  
   В общем счете к охотникам присоединились четыре небольших клана и несколько одиночек. Три из четырех принадлежали к числу нейтральных формирований - это Остролист, Алый Дождь и Северные Воители, некогда базировавшиеся в суровых условиях берега Ледяного Океана. Одни носили зеленые плащи, другие алые цвета, но всех их объединяла одна цель - остановить войну и при этом урвать кусок власти с правом голоса у нынешних правящих сил. Четвертый же клан до начала войны принадлежал к Светлому Ордену. Лидер - далеко не молодой мужчина - считал, что политика их ордена устроена не самым лучшим образом, из-за чего постоянно возникают конфликты. Его по праву можно было бы назвать ярым сторонником сближения магов с обычными людьми. Именно для достижения этой цели он решил отделиться от ордена и пойти на объединение своего клана, носящего имя 'Союз', с охотниками на магов. В планах даже значился проект, по которому предполагалось создать из охотников своеобразный патруль, предотвращающий и расследующий преступления магов против людей. Вот только, лидеру Гончих - Реннету, было глубоко наплевать на планы старика.
   Если обращаться к точным данным, количество магов-охотников, включая самих Гончих, сейчас достигло ста шестидесяти восьми, что составляет примерно три полных отряда, патрулирующих территории у темных и светлых. И все они сейчас наблюдали за полем битвы, где схватились между собой юноша-ренегат и дракон Гелиос. Разумеется, они приготовились в любой момент вступить в бой с боевыми магами светлых, если те надумают вмешаться.
   И как ни странно, лишь немногие охотники испытали изумление, когда Ренегат обратился в дракона. Некоторые просто не были в курсе всех нюансов и думали, что юноша изначально обладал силой дракона, а другие - напротив, уже ничему не удивлялись, пройдя с ним не одну битву.
   - Воистину, его способности, а также возможности используемой им магии поражают воображение. Жаль, что не все из нас могут овладеть ею. Он упомянул, такое может плохо закончится, но даже в этом случае, все равно, я был бы готов пойти на риск! - бормотал под нос Оуэр, поглаживая древко полированного жезла.
   - Твой риск ничего не даст, - вдруг отозвалась Катарина, подойдя ближе. Она редко первой заговаривала, предпочитая в большинстве случаем промолчать. Сейчас ее карие глаза неотрывно наблюдали за происходящим на поле боя. - Сам же видишь, а если не видишь, то наверняка чувствуешь, как это могущество губит его душу.
   - И, тем не менее, не каждый из нас вот так вот способен противостоять настоящему магу-дракону, - вставила свое слово Кассандра, также находившаяся в первых рядах. Многие заметили, что в последние дни чародейка стала меньше перечить Реннету. Это обстоятельство не укрылось от глаз мистика. Между кристальной чародейкой и юношей действительно что-то произошло.
   Остальные же в большинстве своем относились к командиру Гончих по-старому, то есть с большой осторожностью. И вряд ли можно винить их за такое.
   Бывший шпион и наемный искатель информации Ладан по прозвищу Призрак всего несколько дней назад воссоединился с Гончими. До этого момента он занимался вербовкой и привлечением в ряды охотников новых союзников. Лидер Остролиста - Сазель, со своим заместителем, помогали ему.
   Кроме него были еще Фланвол, кузнец-мечник Кром, наемница Валентсия и дьюрар Лангиниус, скрывающий от всех какую-то мрачную тайну. Уж подобное Катарина чувствовала за километр. Но ничего с этим делать она не собиралась. В отряде не принято было интересоваться прошлым друг друга, тем более, ей самой было что скрывать. Ощущение того, что секреты нелюдя когда-нибудь выйдут им всем боком, не покидали мистика, как она ни старалась отбросить все.
   Обобщая можно сказать, что все члены отряда по-своему воспринимали происходящее и, наверное, это вполне нормально.
   - Что случилось? - осведомилась между тем Катарина у молодой наемницы Валент.
   Та обернулась и лишь тогда женщина поняла, что перед ней не сама Валентсия, а Клесс - огромное гиеноподобное существо, делящее одно тело с ней. По-видимому, на время сражения она заняла главенствующее положение, так как вместо обычных человеческих зрачков с золотисто-зеленым отливом на нее смотрели узкие зрачки хищника, прямо как у того же дьюрара. В последнее время, с момента как обе души - и девушка, и сущность - начали пользоваться телами друг друга, стало сложнее распознать, кто сейчас стоит перед тобой.
   - Думаешь, сопляк справится с Королем? - спросила Клесс грубым, совсем не девичьим голосом.
   - Если нет, то он просто отступит, - пожала плечами мистик, немного удивленная тем, что Великий Пожиратель Драконов заметно нервничает и старается это скрыть. Она продолжила почти сразу: - Главное, чтобы мы не подвели его в нужный момент.
   Они снова вцепились взглядами в сражающихся.
   Впрочем, сражением это можно назвать лишь с большой натяжкой, так как сильнейший дракон Континента и обратившийся в псевдо-дракона маг кружили, плюясь алым и синим пламенем. Зрелище выглядело феерично, но Катарина попросту не думала об этом. Ее душа была не на месте.
  
   Реннет достаточно скоро убедился, что даже после принятия фальшивого облика дракона разница в их силе невероятно велика. Кроме того, поглощенной части драконьей магии хватило, чтобы затуманить разум. Ему никак не удавалось собраться с мыслями, чтобы сотворить хоть одно заклинание.
   - Дерзкий юнец, ты убил моего собрата! Как тебе удалось, я хочу знать? - рычащим тоном заговорил молчавший до нынешнего времени Гелиос.
   Дракон постоянно пытался приблизиться к врагу, чтобы перейти в контактную схватку, однако тот старательно держал дистанцию. Дыхание Гелиоса пусть и причиняло Реннету вред, но незначительный. Если же попасть к нему в руки... сложно сказать, что произойдет в таком случае.
   - В двух словах не объяснишь! - ответил он дракону, с целью потянуть время. Убить дракона, когда он носит истинный облик, само по себе задача не из простых, а в случае с Гелиосом она усложняется вдвойне. Потому ренегат разработал план. Осталось претворить его в жизнь. Жнец - он же Пожиратель Драконов, - в лице Клесс был частью плана, только атаковать в лобовую она никак не могла. Не смотря на сопротивляемость к магии, с жаром пламени дракона ей не справится.
   - Ваши маги слишком наглы, а такие долго не живут, - снова заговорил дракон. - Какую цель вы преследуете? Жаждете власти? Вы выбрали опасный путь, который обязательно приведет вас к гибели!
   Реннет, к своему удивлению, неплохо понимал измененный нечеловеческий голос противника. Также он подметил, что драконы в принципе редко так вот общаются, предпочитая действовать, а не болтать попусту. Их мысли подавляются яростью и эмоциями. Юноша и сам ощущал сейчас примерно то же самое, но на него давление было менее интенсивное. А Гелиос каким-то чудом контролировал себя. Он ненамного уступал в этом Пламенному Убийце Киосу. Тот, по слухам, вообще никогда не поддавался боевому азарту.
   Перед магом стояла задача отвлечь противника на себя и сделать все возможное, чтобы в нужный момент Клесс могла нанести удар. И потому это словесное перебрасывание для него было выгодным. Однако держа все перечисленное в голове, уклоняясь от атак и сражаясь с давлением в сознании, Реннет не сразу заметил, что Гелиос постепенно приближается к отряду охотников.
   'Вот же гад!!! - мысленно воскликнув, он рванулся вперед, погнавшись за драконом, внезапно надумавшим сменить свою цель.
   Охотники запаниковали, видя приближающегося к ним Гелиоса и следующего за ним по пятам Реннета.
   - Отступай назад! - заорали сразу несколько голосов, и маги начали пятиться, спотыкаясь друг о друга. Дыхание дракона, вырвавшееся багровой испепеляющей струей, все равно настигло бы их всех, если бы не чародейка, заступившая путь огненному кошмару.
   Кассандра подняла приготовленный заранее барьер защитных чар, прочно опершись каблуками в твердую мерзлую почву. Степень прочности заклинания теперь зависела только от ее сил и воли.
   Обжигающее смертоносное пламя короля драконов выплеснулось на сотворенную кристальной чародейкой, носящей прозвище 'Непримиримая Крепость', защиту. На сей раз Гелиос не ограничивался коротким быстрым выдохом, а в буквальном смысле давил огнем, беспрерывно выбрасывая его из себя. Обычные чары не выдержали бы драконьего пламени даже пары секунд, но не заклинание Кассандры. По этой причине Ренегат поставил в авангард именно ее, чтобы отразить возможные атаки.
   Но даже так, возведенный барьер быстро истончился и по его призрачной поверхности пошли трещины. Спустя миг обжигающе-горячий воздух ворвался в ряды магов.
   Положение спасти успел Реннет. С разбега он наскочил на Гелиоса и сбил с ног, а затем отпрыгнул назад. Он не ожидал, что кожа дракона окажется настолько горячей, что едва не прожгла ему руки до костей, не смотря на приобретенный посредством запретной магии иммунитет. Стало очевидно, почему его противник так сильно стремился завязать ближний бой.
   К сожалению, это открытие юноша сделал слишком поздно. С запозданием пришло и то, что его успели обвести вокруг пальца. Поднявшийся на ноги дракон расхохотался, а в следующее мгновение возник прямо перед ним, переместился, проигнорировав законы природы.
   - Ха-ха-хо! Наконец-то мы можем начать настоящий бой! - с такими словами на губах он размахнулся и ударил Реннета по челюсти, разодрав кожу щеки жаром кулака.
   'Обманный маневр, чтобы заставить меня перейти на сближение, да?' - не без горечи подумал ренегат, пошатываясь на внезапно ослабших ногах. Он пролетел как минимум метров на семь.
   Гелиос в очередной раз выдохнул огненное облако, но предназначалось оно в первую очередь для ослепления и дезориентации противника, чтобы снова перехватить инициативу в свои руки. Пока Реннет пытался выбраться из пламени, дракон настиг его и нанес очередной удар, в результате которого он во второй раз распластался на земле. Не будь юноша защищен псевдо-драконьим обликом, хватило бы и одного удара, чтобы убить его на месте. И сейчас силы были неравными во всех отношениях.
   Король Инферно за свою жизнь не единожды пускал в ход силу и научился превосходно контролировать процесс, тем самым максимально используя каждую каплю магии. В его движениях не было и намека на нескладность, а огнем он словно дышал. С его противником же все иначе. Реннету впервые в жизни пришлось примерить на себе драконий облик. Ощущения изменились, зрение расширилось, мир стал совершенно иным, что, в конечном счете, привело к потере ориентации в пространстве. И свыкнуться с мыслью о том, как все его тело объято жгучим пламенем, тоже не удавалось. Вести равный бой с истинным драконом в подобных условиях - невероятно сложная задача. Его выигрышной костью оставалась одна уловка.
   Теория резонанса доказывала, что при слиянии сил мага с поглощенной энергией дракона, он приобретал не только иммунитет к жару и способность выдыхать огонь, но и такие отрицательные качества, как подчинение инстинктами. На протяжении всего сражения Реннет сражался с этими инстинктами, стараясь оставаться в здравом уме. Будь он настоящим пробужденным драконом, не было бы даже шанса, однако юноша обладал лишь подобием той силы. Поэтому ему удалось с грехом пополам обуздать себя, заставить концентрироваться, чтобы создавать заклинания.
   Стараясь не угодить в хватку Гелиоса, он начал кружить по полю боя, превратившемуся в сплошное болото грязи. Когда мерзлая земля и снег растаяли от жара, почва стала мягкой и неустойчивой, хотя порой там, куда ступала нога одного из драконов, образовался выжженный и высушенный отпечаток. Для выдыхания пламени, судя по всему, тоже требовалась особая техника. Реннет старался изо-всех сил, направляя сине-голубое пламя в лицо огненного дракона. Можно сказать, маг использовал его же прием ослепления, чтобы сбить с толку.
   Те, кто наблюдал за их сражением, достаточно четко осознавали, за кем остается преимущество. Король уже несколько раз бросал командующего Гончих на землю, а на нем самом не было даже царапины. Пламя псевдо-дракона для него являлось не более чем теплым воздухом. Только одно существо не сомневалось в том, что Реннет предоставит ей возможность вступить в бой. Полагалось дождаться заветного момента, не обращаясь в звериный облик раньше времени, чтобы враг ничего не заподозрил.
   Тем временем, отбросив попытку просто сблизиться с противником, Гелиос пустил в дело собственное багрово-красное пламя. Оно громадной волной устремившись вперед, без особых усилий подавило попытку мага ответить тем же и поглотило его самого.
   Ренегат едва не задохнулся в огне. Закашлявшись, на одно мгновение он потерял бдительность. Пылающий когтистый кулак настиг его, безжалостно врезавшись в бок и оставив на нем сильный ожог. Но и это еще не все. Дракон успел перехватить его за плечо, не давая возможности отскочить назад. Он с силой ударил юношу еще несколько раз, а затем выдохнул огонь прямо в лицо, удерживая перед собой. Полного конца тот избежал лишь благодаря тому, что успел выдохнуть в ответ, тем самым снизив мощь атаки.
   Впрочем, неудача ничуть не смутила противника. Реннет видел его хищно сверкающие багровым пламенем глаза. Человеческого в них уже ничего не осталось. Кулак угодил юноше точно в лицо, следуя велению полубезумного хозяина. Он обессиленно упал в грязь, в тот же миг высушив его жаром тела. Встать не осталось сил.
   'Все, дальше уже я не смогу ему сопротивляться, - подумал маг, стараясь оправиться от удара. - Необходимо быстро заканчивать, или это он покончит со мной! Мой последний шанс...'
   Когда могучие обжигающие руки обхватили его за шею и начали поднимать с земли, Реннет едва не потерял всю концентрацию, нужную для создания заклинания. Он мимолетно понадеялся, что у дракона нет каких-либо иных способностей, неизвестных ему и еще не примененных в битве.
   Скоро пальцы сдавили его шею и оторвали тело от земли. Воздух перестал поступать в легкие, даже пламя выдохнуть не удавалось.
   - Не-е-е-т! Ты... не дракон! - произнес Гелиос, глядя на поверженного мага с непримиримой яростью и жаждой убийства. Выражение 'испепелять взглядом' показалось юноше как никогда реалистичным. - Ты подделка, фальш, обман! - еще больше разъярился тот. - Не имеешь пр-раво на существование! Испр-равлю!
   И он раскрыл рот так широко, как только мог. Реннет даже разглядел клокочущее жидкое пламя в глубинах его глотки. Сам он по-прежнему висел, удерживаемый руками дракона. И в планы последнего явно не входило простое удушение противника. Нет, он собирался сделать нечто иное. И жертва довольно быстро поняла, что именно. Вопрос лишь в том, кто из них окажется быстрее.
   Как уже говорилось, причем не раз, дракон не способен творить заклинания после перевоплощения. Но как оказалось, это не совсем так, потому что Гелиос прямо во рту начал формировать сферический сгусток концентрированного пламени на манер огненного шара. Он медленно увеличивался в размерах и темнел, приобретая черно-багровый оттенок. С уверенностью можно сказать, что в этом небольшом шарике сконцентрировалась сила, в восемь сотен раз превышающая мощь обычного огнешара.
   В рубиновых глазах Короля драконов появилась мстительность. Он жаждал поместить формирующуюся во рту огненную звезду прямо в голову поверженного противника, взорвав его череп и превратив в кровавую пыль, которая бы тут же испарилась. И Гелиосу было совершенно плевать на то, что взрыв ранит даже его самого. Этому ублюдку, что сейчас корчился в его руках, каким-то непонятным образом удалось скопировать силу дракона, что само по себе является великим кощунством. 'Лишь драконы, рожденные в пламени Дара, имеют право на существование!' - думал он.
   Но применить подготовленную атаку на деле он не успел, потому как в этот самый миг сверкнула яркая голубая вспышка и сила взрывной волны отбросила их обоих в разные стороны. Смертоносная огненная звезда улетела в небо и на короткий миг окрасила все вокруг кроваво-красным. Так как она была не завершена до конца, сила взрыва вышла слабее запланированного в сотню раз. Гелиос уже начал подниматься на ноги, когда его голову, вдруг, словно гигантскими клещами стиснули. Острые подобно лезвию кинжала клыки впились в череп мага-дракона, распространив по всему телу странную боль и холод. В его сознание ворвался грубый нечеловеческий голос, со словами: 'Ты моя добыча, огнеглазый!'
   Реннет вовремя успел подорвать сотворенный тут же огненный шар. Увлеченный и упивающийся беспомощностью своей жертвы дракон даже не заметил, что тот совсем не использует руки, пытаясь вырваться из его хватки. С их помощью юноша создавал заклинание, которое потом взорвал между собой и противником. Конечно, особого вреда ему самому и тем более дракону взрыв не причинил, однако ударной волны хватило, чтобы сбить их обоих с ног. Все это время, воспользовавшись тем, что Гелиос потерял осторожность, Клесс в облике девушки, чтобы не привлекать лишнего внимания, приближалась к ним со спины. И как только дракон оказался на земле, она тут же обратилась в громадных размеров черную гиену и вцепилась зубами ему в голову.
   Молодой ренегат не имел возможности видеть выражения лиц тех, кто наблюдал за ходом битвы со стороны. Сейчас точно было не до того. Так как он был максимально готов к созданному им же взрыву, подняться снова на ноги много времени не потребовалось. Едва вскочив, он бросился к дракону.
   Клесс хоть и крепко держала противника за голову, едва ли могла совладать с ним в одиночку. Почуявший опасность дракон вырывался изо всех сил, бил зверя ногами и руками, оставляя на черно-серой шерсти опалины. Он даже попытался выдохнуть пламя, чуть не испепелив короткую морду гиены.
   Подскочив, Реннет навалился на сопротивляющегося Гелиоса всем своим весом и прижал к земле. Тело дракона по-прежнему было невероятно горячим и обжигал ему руки, однако юноша терпеливо переносил боль, прекрасно осознавая, что Клесс гораздо труднее. Он все еще оставался в псевдо-драконьем обличье, когда как шерсть Пожирателя начала трещать от жара, разнося по округе неприятный запах.
   Видевшие эту картину со стороны - как чудовищный зверь сомкнул челюсти на голове дракона-мага, а второй придерживал его, не давая даже пошевелиться - представляли совсем не битву, а скорее подлый и извращенный план казни врага. Действительно, разворачивающаяся на поле боя сцена не имела ничего общего с человечностью. Реннет и Валент действовали как обезумевшие звери, намеревающиеся любым доступным способом изничтожить врага, словно дрались не с разумным существом, а с бессловесной тварью. Трудно словами описать ощущения тех, кто видел происходящее собственными глазами.
   Ни Ренегат ни уж тем более Клесс не обратили внимания на гул и крики со стороны вражеских рядов. Оба были заняты умерщвлением Гелиоса.
   Разумеется, весь план был заранее обговорен между ними, еще до начала схватки. В таких делах глупо бросаться очертя голову. Сущность, живущую в наемнице Валент и проявляющуюся в облике большой черной гиены, неспроста называли Пожирателем Драконов. Они считались естественными врагами так называемых Эфирных Змей, от которых и получали необыкновенную силу маги-драконы. Поэтому Клесс могла поглотить всю магию Гелиоса, пожрав питающего его Змея через их связь. На данный момент именно ритуалом пожирания она была занята.
   Реннету никогда раньше не приходилось проверять на практике теорию поглощения магов-драконов Пожирателями. Он и узнал-то о нем не так давно. По этой причине он не мог сказать, сколько времени займет весь процесс. Сам Гелиос, похоже, почувствовал смертельную опасность, так как начал вырываться с удвоенной силой. Юноша, не обладавший развитым телосложением и большим весом, едва удерживал его. Клесс тем временем старалась не выпустить из пасти голову жертвы, понемногу выцеживая из его тела жизнь и магию. Наверное, можно сказать, что она пила его силу.
   А вокруг них уже начала разворачиваться настоящая война. Светлые без церемоний пустили в дело дальнобойные заклинания, целясь в этих двоих. Они понимали, что добраться до командира раньше охотников не успеют. Те же, напротив, старались окружить Реннета и Клесс единым строем, чтобы защитить. При этом они держались на расстоянии от них, чтобы в случае неожиданностей не попасть под удар Гелиоса. В итоге, вокруг троих образовалось своеобразное пустое пространство.
   Юноша то и дело поглядывал на Пожирателя, держащуюся изо всех сил, рыча от боли и обжигающей энергии, исходящей от противника. Во время обсуждения их совместного плана она предположила, что поглощение магии огненного дракона может походить на поглощение кипящей лавы. Возможно, так оно и было. Какой-либо вред процесс сам по себе не несет, однако терпеть жутчайшую боль явно нелегко.
   Для Гончих и союзных сил мир превратился в сплошной хаос из вспышек заклинаний, звона стали и людских криков. Вздымались и опадали земляные валы, лились огненные реки, могучие вихри поднимались над полем боя.
   Перво-наперво оборонительный отряд светлых, как только произошло столкновение с противником, начал перестраиваться в различные формации, пытаясь пробиться сквозь их строй. Они знали толк в военном деле и уже поучаствовали во многих битвах, потому действовали без колебаний. По сути, обычная тактика охотников на сей раз сыграла с ними злую шутку.
   До нынешнего времени Гончие и их союзники бросали все силы и возможности на уничтожение врага. Они чаще пользовались смертоносными заклинаниями и старались именно убить. Потому они не сразу обратили внимание на то, что светлые больше используют оглушение и ослепление. Кроме того, многие противники оказались экипированы в доспехи, предохраняющие от несложных магических атак и жара. В условиях фронта по-другому они просто не выжили бы.
   В итоге, за максимально короткое время им удалось прорвать заслон охотников, разорвав их строй пополам. Действуя как единый механизм, они обошлись минимальными потерями и практически достигли цели, заключающейся в воссоединении с драконом.
   Реннет не ожидал такого и в самый последний момент успел остановить нескольких особо упорных магов, выпустив в их сторону струю голубого пламени. Процесс пожирания подходил к концу и окружающее Короля пламя начало ослабевать, но пока еще Клесс не могла отпустить его...
   Колдун Оуэр и Фланвол сражались буквально плечом к плечу. Первый размахивал колдовским жезлом, сбивая с ног всех, кто успевал подбираться достаточно близко, а второй расстреливал оставшихся с расстояния. На них достаточно сильно давили, в результате чего приходилось отступать шаг за шагом, оставляя Реннета за спинами светлых. К тому же, маг из уничтоженного клана 'Лесных стрелков' вел себя странно, впав в ярость и жаждая уничтожить как можно больше магов противника.
   Общими словами ситуацию на поле сражения можно выразить следующим образом: Гончие и их союзники оказались раскиданы в разные стороны, и этим небольшим частям не удавалось оказать достаточное сопротивление единому строю светлых, с каждой минутой становящейся похожим на крепкий и хорошо спаянный отряд. До нынешнего момента Южная Оборонительная Армия тщательно берегла силы, принимая удары на щиты и доспехи. С какой стороны ни глянь, а инициатива перешла к ним, не смотря на равную численность на начальных этапах столкновения.
   Раньше охотникам тоже приходилось сражаться с отрядами светлых, но тогда их целью было уничтожение противника, а не защита кого-либо. В планировании этой битвы принимали участие лидеры союзных кланов и Гончие. Ни у кого из них нет многолетнего опыта в массовых противостояниях. Не так уж удивительно, что они многое упустили из виду. А может, все-таки стоило сказать, что это их враг оказался лучше подготовленным.
   Гелиос и занятые им юноша с Пожирателем пока оставались на крайних позициях сражающихся. То есть, окружить их противник еще не успел, но ситуация становилась критичной. Время от времени Реннет сам выдыхал пламя, не давая им приблизиться вплотную.
   Разумеется, так долго продолжаться не могло. С каждой минутой строй светлых становился ближе, одновременно оттесняя разбитые группы охотников в стороны, в результате чего расстояние между оставшимися с Реннетом и теми, кто мог бы прийти им на выручку, становилось все больше и больше. До последнего момента сдерживавшие натиск вражеского строя маги падали один за другим. Их осталось всего десяток. Падут они, и тогда уже даже драконье дыхание окажется бессильным. Светлые действовали обдуманно, отмеряя каждый шаг, а не бросались спасать командира любой ценой, как предполагали охотники, обсуждая план сражения.
   Кром и дьюрар Лангиниус находились в составе отряда Сазеля и всеми силами стремились объединиться с Ливадой из Алого Дождя. После очень ожесточенного продвижения вперед, буквально давя строй противника собственными телами, им это удалось сделать.
   - Надо общими усилиями прорываться к Ренегату! - во всю мощь легких кричал кузнец-мечник. Клинок Души в его руках раскалился добела и оставлял ожоги на ладонях, не смотря на перчатки из огнезащитного материала. На идеально подогнанных под тело и движения доспехах зияли несколько пробитых дыр, а их блестящая поверхность почернела от копоти взрывов. Лангиниусу же приходилось еще тяжелей.
   Катарина, Ладан и Кассандра оказались в другой отколовшейся группе, неподалеку. Мистик сожалела, что допустила такую оплошность, не оставшись с самого начала охранять молодого мага-ренегата, однако в какой-то момент все ее сожаления обратились в неистовую ярость. Наплевав на все, она коснулась спрятанной глубоко в душе силы темного мистицизма. О последствиях собственных действий женщина уже не думала.
   Первый же оказавшийся на ее пути маг свалился с ног, обхватив голову с криком, полным агонии. Второго она уже зарубила мечом, невероятным образом остановив и заставив замереть без движения. В пекле сражения только один человек успел заметить изменения в ней, как темно-каштановые волосы почернели, став похожими на глубокую тьму ночи. Ладан быстро догадался, что именно происходит, даже попытался остановить ее, обернувшись в Реннета и заорав голосом юноши:
   - Катарина! Остановись сейчас же!
   Та действительно обернулась, услышав знакомый голос, но ее глаза, тоже успевшие сменить цвет, мгновенно распознали подделку. Практически не имея возможности увидеть, она проткнула острием клинка шею напавшего сзади светлого мага и презрительно улыбнулась шпиону. Почему-то от ее улыбки у Ладана поджилки затряслись. Он едва смог найти силы прийти в себя, чтобы продолжить сражение.
   'Остановить ее я уже не могу', - подумал маг про себя, скрестив меч с очередным противником. Краем глаза он, кажется, заметил, как упал Фланвол, до настоящего времени ведущий себя как берсерк...
   Постепенно, но охотники прорывались друг к другу, неся при этом немалые потери. Боевые маги уже изрядно превосходили их численностью, а преимущество в виде запретной магии Ренегата у них сейчас не было. Другими словами, надлежало выкручиваться собственными силами. И в этот момент Кром почувствовал невероятное давление, будто на его плечи сразу положили килограммов под сорок железного лома. Давление продолжало увеличиваться с каждым новым мгновением.
   - Мечник, беги отсюда, уводи остальных! - вдруг прохрипел находящийся в паре метров от него дьюрар. Заметив недоумение на лице кузнеца, нелюдь хищно оскалил клыки и зарычал: - Сбегайте, если не желаете сдохнуть!!!
   Совершенно не представляя, что происходит, Кром заорал, чтобы все быстро отходили назад. Его решение значило одно - прорываться дальше они не будут и возможно упустят шанс это сделать. Но даже так, чутье подсказывало ему, что хищник совсем не шутит.
   В то же самое время, Катарина успела разойтись на полную силу. Она орудовала клинком скорее не из желания убить очередного противника, а просто чтобы убрать его со своего пути. Действуя таким образом женщина быстро оказалась совершенно одна посреди толпы вражеских магов. Чтобы не умереть, ей пришлось использовать силы темного мистика на пределе дозволенного и недозволенного. Она читала чужие мысли, беспрепятственно вторгаясь в сознания противников, и заставляла их чувствовать невыносимую боль, заставляла бросаться друг на друга или просто оцепенеть на месте. Но все равно, даже так, она не успевала добраться до Реннета...
   Клесс рычала от безысходности. Прекратить поглощение было бы крайне опасно для всех окружающих и для нее самой, а враги уже практически окружили их со всех сторон. Из-за всего этого шума и хаоса она не сразу заметила, что с юношей что-то не так. Он прекратил выдыхать огонь, до сих пор удерживавший светлых на расстоянии. Мельком бросив взгляд в его сторону, Пожиратель увидела его лежащим у ног дракона совершенно неподвижно. Окружающее тело сине-голубое пламя угасало с неимоверной быстротой.
   'Что происходит? Почему он внезапно отрубился? И что мне теперь делать?' - проклинала она несносного сопляка, надумавшего потерять сознание в самый неподходящий момент. Но, проблемы на этом не закончились, стоило ей воспользоваться звериным чутьем. Она поняла, что мальчишка не просто потерял сознание, а медленно умирает на ее глазах. Весь план покатился под откос.
  
   Охотники и впрямь не представляли, с кем столкнулись в схватке. Их проигрыш был лишь вопросом времени, так как Южную Оборонительную Армию вел маг Эсталон, состоящий в Чистом Свете на должности офицера. В конце концов, все уникальные личности попадали в эту организацию, по собственному желанию или по воле Правящего клана. Он же обладал, пожалуй, самой эффективной способностью для ведения крупномасштабных сражений. И единственная возможность для противника сладить с его отрядом - это превзойти численностью в двадцать раз.
   Самому магу на данный момент было больше сорока лет, хотя внешне он выглядел лишь на тридцать. За свою жизнь он провел немало битв и групповых поединков, в большинстве случаев побеждая. И если бы эти 'Охотники на магов' понимали, с кем имеют дело, действовали бы осторожнее. Подконтрольный ему отряд удерживал южную территорию уже несколько месяцев, еще до прибытия Гелиоса. За прошедшее время они прошли двадцать девять схваток, в двадцати семи из которых одержали победу, а в двух просто разошлись с противником в разные стороны. Потери оставались минимальными.
   Эсталона называли Бестелесным Драконом, из-за удивительной способности 'Голос Ветра'. В отличие от всех остальных магов стихии ветра, он умел объединять собственное сознание с заклинаниями. Если проще, то его зрение и слух не ограничивалось глазами и ушами. Это походит на заклинание поиска, но сильнее в сотни раз. Например, как только началось сражение, он сотворил заклинание воздушного облака, охватывающего площадь пространства в пять сотен метров. То есть, оно накрыло всех сражающихся - и своих, и чужих. Заклинание не причиняло какого-либо вреда, и даже не способно было это сделать, но позволяло создававшему магу видеть и слышать буквально все, что происходило в пределах действия, вплоть до самых мельчайших деталей и тихих шепотков. Эсталон мог разглядеть каждый сегмент брони мага, находящегося в сотне метров от него самого и окруженного десятками человек, мог услышать его бормотание и в точности определить, о чем он говорит.
   Поначалу контролировать процесс видения было невозможно, и ему с трудом удавалось зацепить внимание на чем-то одном, но спустя невероятное количество тренировок, он научился смотреть на поле боя так, будто склонился над доской, усеянной крошечными фигурками-людьми. При этом существовала возможность приблизить эти фигурки к глазам, чтобы рассмотреть их с разных углов и ракурсов, услышать все, о чем они говорят. Лишние шумы наподобие грохота взрыва и звона металла он тоже научился приглушать. И хотя маг потратил на одно-единственное заклинание всю свою жизнь, наблюдать за крошками-людьми, копошащимися на его игровой доске, было поистине грандиозно. Со сталью обращаться он, тем не менее, умел, чтобы в случае неожиданностей защитить себя. Помогало и то, что он, с закрытыми глазами и стоя спиной, мог увидеть все движения противника.
   И разумеется, сейчас это заклинание помогло ему следить за происходящим на поле сражения, вникать в любые интересующие мелочи, чтобы потом развивать сценарий по своему усмотрению.
   Зная об охотниках и их тактике немало, Эсталон разрабатывал стратегию, которая позволила бы ему разбить их силы на несколько частей и, в конечном счете, пробиться к дракону Гелиосу. На протяжении сражения он отдавал распоряжения своим подчиненным, подстраиваясь под любое изменение. Конечно же, это не значило, что его товарищи не умирали на поле боя. От приказов командира зависит многое, но не все. Личные качества и способности могут стать слабостью. Уследить абсолютно за всеми невозможно.
   Раздробленные и разделенные части отряда противника понемногу собирались вместе, продолжая нести потери, но так и было задумано. Удалось добиться главного - добраться до Короля Большого Огня прежде, чем завершен будет странный ритуал.
   Следящий за полем сражения маг-стратег заметил, как с одной стороны женщина с черными волосами начала на удивление быстро пробираться вперед, словно расталкивала магов по сторонам. С ней явно что-то было не так. На другом конце поля также творилось что-то неладное. Какое-то существо, похожее на человека, но отличающийся по некоторым чертам внешности, неожиданно метнулся в самую гущу плотного строя светлых, проскальзывая подобно змее, ползущей между камнями. Он будто заранее видел все выпады окружающих боевых магов. А его товарищи, в тот же миг, начали отступать, хотя до этого самозабвенно рвались вперед.
   Решив не игнорировать такие очевидные странности, Эсталон собирался взглянуть поближе на этого нелюдя - скорее всего представителя расы дьюраров. Однако в зону распространение его ветра вторгся кто-то чужой, и был он далеко не один.
   
  Глава 3 Кровь
  
   Клесс осознавала, что не успеет завершить ритуал до того, как светлые набросятся на них обоих. Реннет по-прежнему лежал без движения. Окружающее его драконье пламя погасло, а обнаженное тело начинало приобретать мертвенно-бледный оттенок. Что стало причиной внезапного ухудшения ситуации, Пожиратель могла лишь догадываться. И, сосредоточившись на нескольких вещах одновременно, она даже не сразу заметила, как перед глазами возникли фигуры людей.
   То явно были не враги из числа светлых, ибо те носили серые и темно-синие плащи. Их с юношей и уже переставшего сопротивляться дракона окружили с десяток человек в грязно-красных, можно сказать - бурых одеждах, местами рваных и заляпанных грязью.
   Так как ее челюсти были все еще заняты вытягиванием драконьей магии, Клесс возвестила их свирепым звериным рычанием о том, чтобы все они держались подальше.
   'Пусть только попробуют что-нибудь сделать, тогда уже сдерживаться не буду! Ну же, поганые отродья, дайте мне повод!' - гневалась Пожиратель.
   Но ее предупреждение никоим образом не сказалось на поведении незнакомцев. Они даже не пытались подойти ближе и стояли к ней спиной, направив острые лезвия клинков во все стороны, словно стремясь выстроить вокруг них защитную стену. Когда Клесс вцепилась в них взглядом, лишь один обернулся и бросил через плечо тихим голосом:
   - Не вздумай прерываться, Жнец, иначе уничтожишь и себя, и своего товарища! Продолжай поглощение!
   'От... откуда им известно о ритуале? Кто они вообще такие... или... что? Странный запах, слишком странный, от них несет трупами!'
   Катарина тоже видела, как небольшая группа, судя по одежде - магов, появилась словно из ниоткуда и в мгновение ока окружили Реннета с Валент. А буквально минутой ранее она заметила, как юноша упал рядом с Гелиосом и его облик псевдо-дракона бесследно исчез. Что с ним произошло и кто эти странные личности, ощетинившиеся мечами и отгоняющие наседающих светлых?
   В любом случае, она ничего узнать не сможет, пока не окажется там, поэтому женщина-мистик с удвоенной силой налегла на темную сторону собственных возможностей. Ее желание во что бы то ни стало добраться до мальчишки и разорвать душу любому, кто посмеет встать на пути, возросло троекратно. В результате, она не обратила внимания на то, что происходило позади, на неведомое давление, усиливающееся с каждым мгновением.
   Кузнецу-мечнику Крому, в то же время, удалось повернуть охотников назад. Тяжесть в теле и неприятные ощущения усиливались. Некоторые начали валиться с ног. Четверо магов Алого Дождя тоже оказались в их числе. Из носа и ушей у них пошла кровь.
   - Что происходит? - выкрикнул Оуэр, продолжая сдерживать строй противника, все еще пытающегося задавить их.
   - Понятия не имею, но, похоже, проделки дьюрара! - ответил Кром, кинув меч в ножны и подхватив упавшего к его ногам охотника. Он оттаскивал безвольное тело, когда как остальные прикрывали спину заклинаниями.
   - Вот же гаденыш! Так и знал, что от нелюдя ничего хорошего ждать не приходится! - ругался колдун где-то справа от него.
   Осматривая потерявшего сознание мага, Кром обнаружил, что у него те же симптомы, что и у остальных - кровотечение из носа и ушей. Это был очевидно плохой признак. Передав раненного лекарям, он снова рванулся назад, в попытке вывести всех оставшихся с поля боя. Чутье подсказывало ему, оно может превратиться в их общую могилу.
   Скоро уши кузнеца-мечника тоже заложило и по шее потекло что-то горячее. Осознав, что сам может оказаться на месте пострадавших товарищей, он оставил затею спасти всех до единого, и повернул обратно. Каким бы благородным не были побуждения, воин прекрасно понимал, что его собственная смерть никому пользы не принесет. Клинок, которым он отражал выпады, начал меркнуть.
   Где-то в гуще вражеской толпы оставался и Лангиниус. Когда Кром видел его в последний раз, нелюдь достаточно резво дрался с магами противника. И стоило кузнецу обернуться, чтобы проверить его нынешнее положение дел, как его самого с головой накрыл горячий туман необычного красного цвета. Он оказался настолько плотным, что мечник мгновенно перестал видеть. В нос ударил неприятный запах, оставляя во рту привкус железа, совсем как...
   Спустя миг он изо-всех сил ринулся прочь из красного облака, совершенно не разбирая дороги и спотыкаясь о тела товарищей. Ему не понадобилось зрение, чтобы понять, чем это таким их всех накрыло. Красная, имеющая специфический, но достаточно знакомый любому воину запах, оставляющий на языке привкус металла - это определенно была кровь. Именно кровь сейчас поступала к Крому в легкие, вместе с воздухом, именно кровь мельчайшими капельками медленно оседала на его лицо, доспехи, и весь окружающий мир. Громадное облако крови накрыло поле боя.
   И стоило ему из нее вырваться, в серо-зеленый тусклый пейзаж, ноги сами подкосились. Он свалился на землю с расширенными от ужаса глазами. Сердце обуял холодный липкий ужас.
   Практически то же самое чувствовали все находящиеся на поле боя - то есть те, кому удалось выжить. Они бежали без оглядки лишь с одной мыслью в голове: 'Вырваться из кровавого кошмара'.
   Руководящий Южной Оборонительной Армией маг Эсталон лишь на пару мгновений потерял хладнокровие, но быстро взял себя в руки и отдал приказ всем отступать и собираться вместе. На стремительно пробежавшую мимо него черноволосую женщину маг даже не обратил внимание. Она явно была из числа Гончих, однако прямо сейчас решалась судьба его войска. Ее он поставил выше любых иных приоритетов.
   Катарина беспрепятственно метнулась мимо светлых, направляясь к плотному кольцу незнакомых магов в бурых одеяниях. Остановив одного при помощи едва заметного жеста, мистик ударом правого плеча отбросила его в сторону. Дорогу ей попытался перегородить другой, но и его оттолкнуть труда не составило. Но даже на этом не закончилось все. Неизвестные один за другим вырастали перед ней, перегораживая путь к юноше.
   Она остановилась, осознав, что обычными ударами с ними не справится. Женщина приготовилась пойти на крайние меры и применить любую возможную силу... как вдруг, ни с того ни с сего, чужаки расступились сами. Они отпускали мечи и отходили назад, создавая проход к месту, где находились Реннет с Клесс. О том, что их заставило внезапно передумать, Катарина решила после поразмышлять, тут же двинувшись к цели.
   - Что с ним? - резковатым тоном осведомилась она у громадной гиены, обнаружив, что юноша холоден как лед. Пульс едва ощущался. На Гелиоса она даже не посмотрела.
   Но все, что она получила на свой вопрос - настороженный взгляд зверя и угрожающее рычание.
   'Кто она такая? Одна из этих? О ком она меня спрашивает?' - думала Клесс и Катарина прочла ее мысли, благодаря возросшим способностям.
   Ушло некоторое время, пока мистик втолковала ей, кто она и о чем спрашивает. Разумеется. Еще несколько мгновений ушло на то, чтобы оправиться от изумления, и только после этого Клесс мысленно поведала ей о том, как все произошло.
   Мысли гиены были сбивчивыми и взволнованными, из-за чего Катарина не сразу догадалась, что общается с Валент, а не Пожирателем. Разум Клесс она вообще перестала слышать.
   - Хорошо, Валент, прошу, помолчи пока! - распорядилась мистик, раздраженно махнув рукой. Она уже поняла, что от наемницы ничего конкретного добиться не сумеет, потому приступила к тщательному осмотру ренегата, напрочь проигнорировав чувство смущения при виде его полностью обнаженного тела. Реннет предупреждал, что превращение в дракона сожжет его одежду дотла.
   Осмотр длился недолго. Катарина не обнаружила каких-либо серьезных ранений на его теле. Царапины и ожоги имелись, но вряд ли могли привести к внезапной потере сознания. Другими словами, внешний фактор исключен, а значит оставалось лишь опустошение - состояние мага при критической растрате сил. Поверить в подобное было сложно, в виду того, что Реннет не был новичком в сотворении чар. Мог ли он опустошить себя ради воплощения плана в жизнь и захвата Гелиоса? Снова нет. Парень не пошел бы на такую глупость. Тогда что?
   Чтобы удостоверится, женщина-мистик прикоснулась к обнаженной груди мага, ближе к сердцу. Тело Реннета нельзя было назвать хорошо сложенным. Скорее, он выглядел худощавым, поэтому пальцы Катарины сразу наткнулись на кости грудной клетки. Однако сейчас она просто не обратила на все это внимания, так как обнаружила, что связь между телом и душой у него серьезно нарушена. Эта тонкая нить не оборвалась совсем, иначе человек бы просто умер, но с душой молодого мага-ренегата явно не все в порядке. Мистик едва ощущала ее, словно та пребывала на пороге Небесных Пределов. Никакой возможности дотянуться или достучаться туда. Она оказалась бессильна что-либо сделать. Пока Реннет оставался в живых, но нельзя сказать, выживет ли он, очнется ли.
   Катарина почувствовала безнадежность собственного положения. Несмотря на те силы, которыми она обладала на данный момент, ровным счетом ничего нельзя было сделать. Почему ее реальность всегда оказывалась настолько несправедливой?
   С размаху ударив кулаком о землю, отбросив человеческие эмоции, она поднялась на ноги и повернулась к окружающим их людям, если конечно их можно так назвать. Теперь, выпустив на волю всю ужасающую черную силу, что была скрыта в ней, мистик без особых усилий разглядела правду.
   Незнакомые маги внешне походили на трупы, поднимаемые некромантами, однако при этом не были лишены душ, даже действовали самостоятельно. Их невероятно бледная кожа, катастрофично худой вид с отовсюду выпирающими костями и тусклые, практически бесцветные глаза все вместе создавали довольно-таки отвратное впечатление. К тому же, от женщины не укрылось и то, что все они двигались угловато, будто не живые люди, а деревянные куклы. Впервые столкнувшись с подобным явлением, Катарина с особым вниманием оглядела их, буквально с головы до ног.
   - У меня к вам всего два вопроса: кто вы и что здесь ищете? - сразу решила она перейти к делу, а затем мрачно добавила: - Если я не получу короткого и точного ответа в течение одной минуты, выпущу не только внутренности но еще и выпотрошу ваши души!
   - Не ожидали мы, что у Ренегата есть такие защитники, - сказал один из них, словно разговаривая сам с собой. - И не предполагали подобного исхода дел. Выживет теперь мальчик, или же нет?
   Катарина поудобнее перехватила меч, и ее взгляд нечеловеческих глаз говорил незнакомцам, что судьба юноши явно не их забота. Если она не получит положенный ответ, то обязательно исполнит обещанное.
   - Мы здесь ради него! - ответил поспешно тот маг, не горя желанием влезать с ней в драку. Его серые обесцвеченные волосы висели неуклюжими прядями и, казалось, обрезаны каким-то тупым лезвием, не иначе. К тому же, вся их одежда, кроме обуви, походила на рваные лохмотья, а не плащи магов. - Услышали о ренегате и Гончих, не пожелавших присоединятся к двум великим орденам, но участвующих в Войне. Намеревались обсудить с вашим командиром очень важные вещи и, в случае необходимости, предложить помощь, однако, судя по всему, мы опоздали.
   'Кто они такие? Совершенно странные субъекты. Выходит, им понадобился Реннет, но зачем?'
   - Кто вы?
   На вопрос Катарины странный маг развел руками, со словами:
   - Прошлое, мы давно забытое прошлое. Остатки чьих-то грехов. Такого ответа будет достаточно для тебя. Об остальном мы можем рассказать лишь ему, - он кивнул в сторону лежащего Реннета. - Так он останется жить?
   Женщина смотрела на них с минуту, решая, что будет разумнее предпринять. Она могла бы их всех убить. С ее нынешней силой возможно и не такое. Однако эти маги защищали юношу от светлых и, по их же словам, пришли сюда с намерением поговорить с ним. Лезть к ним в головы за ответами мистик не решалась. На незнакомцах была использована могущественная магия и один Бог знает, к чему могла привести неосторожность. Оглушение, ослепление и оцепенение, примененные до этого, не несли в себе риска для нее, но внедрение в чужой разум - другое дело. Сейчас Катарина нужна была ему...
   - Я не знаю, очнется ли он, - честно сказала в итоге мистик, - но любой вопрос вы можете адресовать нам, то есть Гончим.
   Маг-незнакомец ухмыльнулся, и на костлявом лице появилось нечто вроде обреченности.
   - Спасибо за предложение, но я отказываюсь. Если он не придет в себя, в разговорах нет никакого смысла. Что ж, если надо будет подождать еще полсотни лет... - пробормотал он себе под нос и развернулся, собираясь уйти. Окружавшие до нынешнего момента Валентсию и Реннета товарищи незнакомца также безмолвно собрались за его спиной.
   - Погоди! - крикнула Катарина, не собираясь их так просто отпускать.
   - Не беспокойся, мистик. Мы еще наведаемся к вам в ближайшее время. Надеюсь, к тому времени все прояснится, - бросил тот через плечо и зашагал в ту же сторону, откуда они пришли. Остальные, по-прежнему в полном молчании, последовали за ним.
   - Что, Бездна вас всех забери, это только что было?! - произнесла раздраженно женщина.
   Впрочем, долго задаваться этим вопросом она не стала. Их план по захвату и последующему устранению Гелиоса увенчался успехом, вот только все остальное пошло наперекосяк. Для начала надо разобраться с всеобщей ситуацией, а она выглядела весьма скверной. Кровавое облако, внезапно появившееся на поле боя, постепенно оседало на землю, подхваченное легким ветерком. Уцелевшие боевые маги светлых и охотники собирались по разные стороны обширного луга. Если схватка возобновится, то и те, и другие понесут слишком большие потери. Этого следовало избежать в первую очередь.
   Неожиданно, сзади раздался странный хруст, сопровождаемый глухим звериным рычанием. Катарина обернулась на звук. Ударом когтистой лапы Клесс оторвала голову магу-дракону Гелиосу и зловеще облизнулась. Видимо, последнее не было частью ритуала.
   - Присмотри за юношей! - попросила мистик, а сама направилась на место недавнего боя.
   Честно говоря, даже с ее нынешними ощущениями и мировоззрением, инцидент с кровавым облаком заставлял призадуматься. Кем нужно быть, чтобы учинить такое?
   Обильно орошенный кровью луг покрывали десятки тел светлых и охотников. Те, что находились ближе к краю, выглядели целыми. То есть, у них лопнули глаза и отовсюду вытекала кровь, однако конечности оставались на месте. А вот о тех беднягах, кому не повезло оказаться ближе к эпицентру, того же сказать нельзя. Многих будто разорвало изнутри. Внутренности и кровавые ошметки покрывали землю под ногами, из-за чего Катарина пару раз едва не поскользнулась.
   'Возможно ли для обычного мага сотворить подобное? Смахивает на магию смерти, что мы использовали против дракона Каменного, однако тогда не осталось ровным счетом ничего, ни капли крови! Нет, здесь нечто иное...'
   Продолжая размышлять, мистик двигалась по усеянному трупами полю. В воздухе висела тяжелая невыносимая вонь, даже ветер не успевал ее уносить. Чтобы не опорожнить лишний раз желудок, она прикрыла нос и рот рукавом, к сожалению, тоже испачканным кровью.
   Она и сама видела, как поднялось бурое облако, накрыв тех, кто не успел отступить, но на тот момент была занята стараниями во что бы то ни стало прорваться к Ренегату. Можно сказать, ее не тревожила такая мелочь, как кровавый ураган. Однако сейчас она хотела разобраться во всем. Ее волосы уже приняли свой нормальный, темно-каштановый оттенок, а глаза стали обычными, карими.
   Обе стороны конфликта - и светлые, и охотники на магов, вопреки логике были заняты поисками выживших. Они даже не обращали внимания друг на друга при этом. Странно, но похоже, что кровавый ужас сбил с них весь боевой пыл. Катарина сразу же направилась к Гончим.
   - Что с Ренегатом? - первым делом начал интересоваться Кром, занимавшийся перетаскиванием тел раненных подальше от трупов. Он с головы до ног был покрыт кровью, и пахло от него, как от разделанной свиньи. Другие тоже, стоит заметить, выглядели не лучшим образом.
   Прекрасно понимая, что мечника в первую очередь волнует, сможет ли юноша дальше сражаться, а не его самочувствие, мистик ответила прохладным тоном:
   - Не могу сказать, что именно приключилось, однако он не приходит в сознание. - И пока ее не начали одолевать новыми вопросами, Катарина решила перевести разговор на более приоритетные темы. - Скольких магов мы потеряли в общем количестве и что с самими Гончими?
   Кром уложил раненного на землю, нахмурился, и уперся взглядом в землю.
   - Пожалуй, я догадываюсь, по чьей вине произошел весь этот кошмар, - тихо произнес он. А когда мистик попыталась уточнить, в чем или в ком заключается его догадка, в их разговор вмешался Ладан. У сереброволосого мага был перевязан правый бок.
   - Дьюрар пропал, а Фланвол тяжело ранен, - сообщил он им. - Я его подлечил на скорую руку, но обещать ничего не смогу. Сейчас у нас слишком много раненных, а хороших лекарей по пальцам можно пересчитать. Если смотреть в целом, нам еще повезло. Пропало всего около пятидесяти магов.
   - Что имеешь в виду под словом 'пропало'? - заинтересовалась мистик, и тут же добавила: - И почему ты называешь происходящее везением? Могло быть хуже?
   - Некоторых попросту разорвало на куски, грубо выражаясь, а других разложило еще на более мелкие части, в кровавую пыль, если точнее. Сложно опознать в них кого-то конкретного, - объяснил шпион, стараясь сохранять хладнокровие, что в нынешней ситуации давалось с трудом, - поэтому жертвы подсчитывают исходя из количества выживших. У наших противников, к слову, их меньше, так как самый эпицентр... бедствия пришелся по их отрядам. Так что там с Реннетом? Они справились? И кто были те люди в лохмотьях?
   - Изложу все немного позже. Думаю, пока нам стоит собраться всем вместе и не терять рассудительности, - сказала мистик. Она заметила на себе пристальный взгляд Ладана, однако предпочла его проигнорировать. В первую очередь надо думать о том, что с ними будет дальше. На этот счет у Катарины уже было подготовлено предложение, которое она тут же поспешила озвучить: - Лучше бы нам со светлыми разойтись в разные стороны. Так же как и мы, они только-только приходят в себя, что дает нам шанс.
   Пусть она так сказала, на деле женщина понятия не имела, как поступать дальше. Текущая ситуация удручала ее. Желание сражаться испарилось, да и смысла в этом не было никакого. Гончие возражать не стали, вряд ли кто-нибудь из них мог предложить нечто лучшее.
   Для начала, распорядившись отнести юного ренегата к остальным выжившим, Катарина решила продолжить прерванную беседу.
   - Ты упоминал, что догадываешься, кто стал причиной и виновником произошедшего? - спросила она прямо.
   - Не могу сказать наверняка, однако подозрения Реннета касательно Лангиниуса, судя по всему, оправдались. Понятия не имею, каким образом, но он сделал это... тот кошмар, в котором побывали мы и наш противник.
   Кром вкратце пересказал события последнего часа, стараясь не упустить ни единой детали. Тем временем, Гончие и лидеры союзных кланов начали собираться вместе, чтобы обдумать дальнейшие действия.
   Обсуждение выдалось бурным. Все были на эмоциях. Одни высказывали желание раз и навсегда разобраться со светлыми, а другие - в их числе сама Катарина - настаивали на том, чтобы оставить их в покое. В возникшем хаосе голосов, мнений и эмоций, с трудом удавалось удержать нить разговора. Наверное, ровно то же самое происходило в лагере противника. Пусть у Светлых были распределены между офицерами должности с правом голоса на таких совещаниях, это им мало чем помогало. Каждая из сторон понимала, что между ними не может быть никаких мирных договоренностей.
   - Наша цель здесь достигнута, а это значит, что нет смысла продолжать кровопролитие! - повысила голос Катарина, не в силах больше выслушивать бесконечные словесные баталии. - Мы уйдем и заберем с собой раненных. Оставшиеся тела сжечь!
   - Вы меня, конечно, простите, Катарина, но не решайте все за всех. Светлые опасны, и не раз это доказывают. Сейчас мы получили шанс... - начал возражать глава Северных Воителей.
   - Наш план не предполагает уничтожение светлых! - Ладан неожиданно принял сторону мистика.
   - Они правы, Кольд. Гелиоса мы убили и достаточно. Думаю, сейчас самое время отступить. Так будет лучше для всех из нас. Мы и так потеряли больше пяти десятков человек. Лекарей не хватает. Если раненых станет больше, на нас быстро слетятся падальщики. Тогда уже уйти не выйдет, даже если захотим.
   Под падальщиками, разумеется, имелись в виду отряды Армии Ночи. Они вряд ли захотят упустить такую возможность. Поэтому дальнейшие споры были прерваны, а общее голосование решилось в пользу отступления. Из Гончих возразить мог бы лишь Фланвол, обуреваемый местью к Чистому Свету, но он еще не приходил в сознание, как, впрочем, и Реннет.
   Охотники торопливо собирались. Катарина и Валент в облике девушки направились к расположившимся неподалеку светлым. Быть может, существовала возможность обойтись без таких мер, но Гончие посчитали, что разумнее будет решить все напрямую.
   Их задержали еще до того, как они успели ступить на территорию лагеря. Сразу несколько магов, на вид уставших, перегородили путь.
   - Мы хотим переговорить с вашим лидером! - объявила мистик, не теряя время попусту.
   - Что? Решили пойти на диалог? До сего момента вы лишь нападали на нас и уничтожали, без всякого повода и права! - сурово отреагировал один из них. Атаковать их они не решились из-за Валент. Все без исключения имели возможность увидеть ее в облике громадной гиены. Даже человеку с сильной волей непросто выйти против такого.
   - Если учесть, что сегодня в бой первыми полезли вы, ничего удивительного не вижу, - раздраженно отмахнулась Валент, игнорируя несостоятельность собственных слов.
  Если подумать, то все началось с того, что охотники не соблюдали правила честного дуэльного поединка, атаковав Гелиоса вдвоем.
  - Зовите своего командующего, или же с вами произойдет то же самое, что и с тем драконом! - добавила она, сверкнув золотисто-зелеными глазами, непохожими на человеческие. Внушительности ей добавляла метка Жнеца - ожоговый шрам, начинающийся от губ и уходящий к левой половине лица.
   По словам самой Клесс, такая метка появляется, когда Пожиратель Драконов поглощает силу своей первой жертвы. С каждым последующим шрамы будут прибавляться, как признак силы и могущества. Если обычно Пожиратели считаются большой редкостью, Жнецы так вообще герои из легенд. Убить дракона, независимо от стихии, совсем непросто.
   - Хорошо! - внезапно остановил другой маг своего товарища. Он произнес нарочито холодно: - В пререканиях нет смысла. Я доложу о вас офицеру, а он пусть сам решает, говорить с вами или просто убить.
   - Ты ведь из Чистого Света? - прямо спросила Катарина, когда он собирался развернуться и отойти.
   Бросив на женщину спокойный взгляд, не выражающий ровным счетом ничего, тот ответил:
   - Понятия не имею, о чем вы, - и направился в лагерь.
   Лидер Светлых - мужчина, выглядящий лет за тридцать, и выделяющийся длинными рыжеватыми волосами, гладкими как шелк, скоро предстал перед ними. Он держался достаточно спокойно, как человек абсолютно уверенный в собственной безопасности.
   - Неужели вы решили сдаваться, и пришли ко мне с просьбой пощадить? - не без сарказма спросил он, изобразив вдобавок удивленное лицо.
   - Нет, к сожалению, мы не настолько добры. Будем оставлять за собой столько трупов, сколько понадобится, ради прекращения войны! - заявила в ответ Катарина, без тени улыбки. - Просто у нас изначально не было намерений сражаться с Южной Оборонительной Армией. Нам нужен был Гелиос и его смерть. Если бы ваши отряды не затеяли бессмысленную схватку, могли и разойтись в разные стороны.
   Боевой маг Империи усмехнулся.
   - Получается, вина лежит на нас, вы это имеете в виду? Я, да и все мы, если честно, не понимаем логику ваших действий. Если судить по слухам, Гончие собирают союзников для прекращения войны, однако при всем этом разжигают новые конфликты. Вам самим это не кажется противоречием? Ренегат, который все затеял, на что вообще рассчитывает?
   Мистик с холодным равнодушием пожала плечами, заявив:
   - Пустую болтовню, мне кажется, нет смысла разводить. Никто сегодня не умрет, если вы не станете преследовать нас и не попытаетесь атаковать. Гелиоса можете забрать и похоронить. Он был неплохим воином, хоть и глупцом.
   - Если бы не ваши уловки и нападение в спину... - начал уже эмоциональнее командующий силами светлых. Видимо, упоминание Короля драконов задело его.
   - Да бросьте, сами же прекрасно понимаете, что ни один маг не в силах сойтись в схватке с Гелиосом? Силы были уравновешены нами, только и всего. Исход можно считать справедливым. И на этой ноте нам лучше попрощаться. Если уж вас поставили в командование, полагаю, здравым смыслом вы не обделены. Должны понимать, что схватившись с нами еще раз, вы потеряете не только товарищей, но и изрядную долю имперских земель, вместе с городами.
   Маг некоторое время смотрел на переговорщиков, не отводя взгляда, а затем сказал:
   - К сожалению, сегодня Гончие нарушили равновесие сил. Ваши действия станут причиной гибели многих и многих магов, невинных людей. Поверьте, за смерть дракона тоже придется заплатить. В случае, если лежащий сейчас у ваших лекарей Ренегат сдохнет - этого все равно будет недостаточно для искупления.
   'Похоже, от их глаз не укрылось состояние Реннета!' - одновременно подумали Валент и Катарина, незаметно переглянувшись между собой. В будущем, это могло обернуться проблемой для них.
   - Возможно, никто из Гончих не согласится с моим мнением, - начала мистик, - однако невинных нет ни тут, ни там, их никогда не было, и не будет существовать. Виновны все: кто-то больше, а кто-то меньше. И можешь не беспокоиться о нашей судьбе, - усмехнулась она под конец, обращая тон в язвительный. - Мы сгорим в Великом Подземном Пламени, но сразу после Чистого Света!
   Ей и Ладану надлежало заняться решением еще одной проблемы, прежде чем покинуть здешние земли и двинуться на восток, в поисках убежища. Как оказалось, дьюрар Лангиниус не погиб в кровавом облаке, даже находясь в эпицентре. По словам Крома, причиной бедствия, одномоментно унесшего жизни четырех десятков магов, был именно нелюдь. Катарине было плевать на дьюрара, однако это не мешало ей усомниться, так ли на самом деле все было? Правду можно выяснить, только допросив предполагаемого виновника. Все Гончие изъявили желание присутствовать, но союзников в дело впутывать не собирались.
   Тяжелораненых пока разложили по носилкам и маги, владеющие заклинаниями исцеления, уже начали возиться с ними. Сражение боевых магов тем и отличалось, что процесс восстановления становится невероятно коротким. Лишь тех, у кого наблюдается повреждение внутренних органов или тяжелая травма головы, считают достойными внимания целителей. Другими словами, в нынешнем положении основная часть времени тратилась на отдых и восстановление. Еще существовал небольшой нюанс в том, что ни один из лекарей не имел права израсходовать весь запас магических сил. Все же, сражение могло продолжиться или начаться в любой момент, а значит, магия требовалась всем для защиты и сохранения собственных жизней.
   Реннет и Фланвол не приходили в себя. Катарина еще раз самостоятельно проверила их состояние. В случае юноши все оставалось без каких-либо изменений. Сложно сказать, хорошая то была новость или плохая. А вот маг из 'Лесных Стрелков', как показалось ей, сделал еще небольшой шаг в сторону смерти.
   К тому времени, как мистик и Валент подошли к дьюрару, остальные четверо членов отряда Черных Гончих собрались вместе.
   - Я осмотрел его, однако никаких ранений, способных привести к критическим последствиям, не обнаружил, - сообщил Призрак. - Есть лишь несколько царапин, не более того. Но с ним не все в порядке - это факт. Наверное, можно назвать такое состояние полным физическим истощением...
   - Наверное? - насторожилась Валент. - Ты не уверен?
   - Я не эксперт по нелюдям, - Ладан помрачнел. - Спросите сами, если желаете. По-моему, он еще в сознании, хотя двигаться не может.
   Неожиданно, хмурящая брови чародейка Кассандра добавила:
   - Он так сказал, но лично я не назвала бы это пребыванием в сознании или даже состоянием трезвого рассудка.
   - То есть?
   - Небольшая проблема есть, - подтвердил Ладан, когда вдруг все взгляды обратились к нему. - Опять же, не берусь ничего конкретно утверждать, но похоже Лангиниус повредился рассудком. Он постоянно шепчет одно и то же слово, будто с другими никогда дел не имел.
   Мистик оглянулась на остальных - те застыли в неуютном молчании, стараясь не смотреть на лежащее перед ними тело. Глаза дьюрара были закрыты, и только сейчас Катарина заметила, что бесцветные тонкие губы что-то тихо произносят. Валент тоже это увидела. Склонившись, девушка приблизилась правым ухом ко рту хищника и замерла.
   - Не могу разобрать, - призналась она, спустя несколько мгновений. - Возможно, Клесс сумеет...
   - Кровь! - вырвалось одно-единственное слово из уст Кассандры.
   - Что?
   - Он повторяет его раз за разом, - развел руками Ладан. - Понятия не имею, что он пытается нам сказать.
   Кром не удержался и с неприязнью в голосе произнес:
   - Это может быть связано с трагедией на поле боя. Уж как-никак, там было море крови. Не сильно удивлюсь, если все окажется делом его рук.
   Его выпад заставил высказать собственное мнение и другому члену Гончих - колдуну Оуэру. Он открыто заявил, что хочет услышать объяснение из уст Лангиниуса, добавив после, что если подозрения оправдают себя, то он постарается сделать все возможное, для того чтобы нелюдь и подобные ему никогда не стали охотниками.
   Катарина, как уже было сказано, относилась ко всему происходящему равнодушно. Ее не волновал факт того, что Оуэр чуть не потерял руку в кровавом облаке. Но обстановку среди Гончих она оценивала со всей возможной тщательностью. Прямо скажем, та была прескверной. Даже будучи одиночками, этим людям понадобился кто-то, на кого можно было свалить всю вину. Возможно, такое поведение продиктовано тем, что пришлось им пережить за сегодня. В конце концов, одиночки они или нет, людьми от этого не перестают быть, а в характере человека считать себя существом выше других. Ничего удивительного нет.
   Скверность положения заключалась как раз-таки в другом.
   'Даже не смотря на желание выместить на ком-то злобу, ни один из них так и не высказался прямым текстом. Это раздражает. До нынешнего момента все за всех решал он - Реннет, но сейчас его нет, - думала Катарина, пытаясь справиться с ситуацией. - Нет, в отличие от людей, нуждающихся в командире, каждый из Гончих имеет собственное мнение. Но сейчас они не желают высказываться как есть, потому что не привыкли внушать кому-либо личные стремления и желания. Говоря иначе, они обладают не только сильными сторонами одиночек, но и слабыми. В том случае, если каждый начнет давить на других и навязывать свое мнение им, произойдет полный раскол в отряде'.
   Реннет не заботился о таких вещах и наплевательски относился к расхождению во взглядах. Однако сейчас не ему, а им самим нужно было прийти к решению. Катарина снова встретилась глазами с остальными и предложила:
   - Нам в любом случае необходимо узнать подробности. Тут, мне кажется, есть только один вариант. Я воспользуюсь силой мистика и испробую их на нем! - объявила она без особого энтузиазма, махнув в сторону полубессознательного Лангиниуса.
   - А получится? - не без сомнения поинтересовался колдун. - Может быть, стоит подождать? Вдруг ему станет лучше?
   - Скорее произойдет обратное, - мотнул подбородком Ладан.
   - Тогда решено!
   
  Глава 4 Тепло погребального огня
  
   - Разумеется, просто так войти в чужое сознание, тем более, если это не человек, а дьюрар, может оказаться опасным делом, - говорила Катарина, вглядываясь в лицо хищника. - На такой рискованный шаг прямо сейчас пойти я бы не решилась.
   Она не сказала им всей правды. В своем обычном состоянии мистик и впрямь рисковала увязнуть в чужом сознании, но стоило обратиться к темной стороне силы, как ее собственный разум становился неприступным для любых внешних факторов. Можно сказать, что одним взмахом она была способна избавиться от всех существующих слабостей мистиков. Однако пользоваться ею у всех на глазах, как это случилось во время сражения, Катарина не желала. Видевшие ее тогда на поле боя, в том числе и Валент, вряд ли догадывались об истинной сути той силы. Прекрасно понимая, что правда все равно в скором времени раскроется, она ждала лишь одного - пробуждения Реннета.
   - Ты разве не об этом нам говорила, не о способности проникать в сознание? Тогда как...
   - Я помню, - опередила Оуэра мистик. - Просто считаю, что погружаться в его воспоминания бессмысленно. Достаточно будет прочесть мысли. Все, что он сейчас нам хочет сказать, раз за разом описывают нынешние мысли.
   - Ааа... ясно! - вымученно улыбнулась Валент.
   Никто больше не проронил и слова. Катарина прикоснулась кончиками пальцев к вискам дьюрара и уже спустя несколько мгновений заговорила:
   - Его мысли достаточно яркие. Хм, необычно яркие, если сравнивать с человеческими. - После короткой паузы она добавила: - И да, это он виновник возникновения кровавого облака. Подробности сейчас мне не доступны, ускользают, однако могу сказать наверняка - его мучает жажда...
   - То есть, он хочет воды? - разочарованным тоном поинтересовалась наемница, нависнув над дьюраром.
   - Ты в очередной раз продемонстрировала поверхностность собственного мышления, - усмехнулся колдун. - Он хочет крови!
   - Что?
   - Да, судя по всему, его и впрямь мучает жажда крови, - подтвердила мистик. - Похоже, это как-то связано с его хищной сущностью. Только кровь способна сохранить в нем жизнь.
   Кром вслух усомнился в том, что возможно так просто прочесть чьи-либо мысли, при этом неодобрительно окинув взглядом нелюдя. Он явно сомневался во всем, что касалось Лангиниуса, а вот Катарину его легкомысленное отношение к ее работе раздражало.
   'Просто говоришь? - мысленно вскипела она. - Знал бы ты, Металл-Вместо-Мозгов, что из себя представляют человеческие мысли в восприятии мистиков!'
   От язвительного ответа вслух Катарина удержалась. Кузнец-мечник все равно не понял бы, да и не было у Гончих времени копаться в подробностях. Мысли - это не строки в книге или голос, звучащий в голове. В большинстве случаем человеческие мысли представляют собой множество изображений, форм, образов, ощущений. Сложить их все воедино и получить достаточно внятную информацию совсем не просто даже для мистика.
   - И что мы сможем сделать? Откуда мы добудем для него свежую кровь? А главное, на что я хочу обратить внимание - стоит ли нам это делать? Сила подобного рода - если причиной кровавого вихря правда был он - не появляется за просто так. Мы сейчас понятия не имеем, что оно такое и к чему может привести, - Кассандра, в своей обычной манере, рассуждала исключительно по существу, без лишних эмоций. Хотя она и высказала напрямую свои опасения, основаны они были не на личном неприятии нелюдя, а чисто из соображений безопасности и трезвого расчета.
   Ладан бросил на нее короткий взгляд, но промолчал. Сереброволосый маг выглядел слишком неуверенным и по большей части предпочитал не делать каких-либо заявлений. Гончие оказались в сложной ситуации из-за этого, ведь обычно именно он рвался вперед.
   - Пусть каждый решает для себя сам, - произнес он неожиданно тихим голосом. - Все мы одиночки. До нынешнего дня Ренегат не просил нас принимать решения, и не особо полагался на общее мнение. Каждому из нас следует самостоятельно делать выбор, помогать дьюрару, или же нет. Постараемся не мешать друг другу и обойтись без споров.
   По сути, он предложил каждому члену отряда Черных Гончих остаться при своем мнении, не принимая общих решений и не мешая остальным. Обычно одиночки так и поступают.
   - Хорошо, мне кажется, что кровавый туман, скорее спас нас от лишних смертей в рядах охотников, нежели причинил существенный вред. В конце концов, всем из нас известно, что Фланвол пострадал от рук светлых. И после всего того, что я насмотрелся в рядах Гончих, плевать, каким именно способом дьюрар совершил задуманное или что там внутри у него дремлет. Если есть возможность поправить ему здоровье, я ничего против не имею, - высказался одним из первых колдун Оуэр.
   - А вот я исключительно против! - степенно качал головой Кром. - Хватит с нас всяких неожиданностей и непонятной магии. Если он ее скрывал, значит не желал, чтобы мы вмешивались. Я не стану принимать участие в очередном ритуале.
   Катарина, тем временем, поймала на себе тревожный взгляд Ладана. Он уже давно догадывался о той силе, что она старалась скрыть от всех. И в каком-то смысле, ситуация с Лангиниусом была схожа с ее проблемами. Неожиданно напавшие священники-маги применили молитву, причиняющую невыносимую боль тем, у кого слишком мало света в душе. Это ее тогда едва не убило, что само по себе позволяет сделать определенные выводы. Но в ее случае вмешался Реннет, даже если мог этого не делать.
   Сейчас возникла похожая ситуация и становилось очевидно, что среди Гончих нет крепких уз. Все они по-прежнему держались отдельно. После предложения Ладана высказались двое Гончих. Кром остался против, а Оуэр изъявил желание помочь. Возможно, ему просто хотелось больше узнать о той силе, которой обладал нелюдь. К тому же, его слова хранили в себе достаточно неопределенности.
   - А вот мне хотелось бы для начала уточнить, каким образом мы будем ему помогать? Дадим выпить крови? Но чью?
   И этот вопрос интересовал всех без исключений. Еще неизвестно, сколько крови требовалось. Явно не пару глотков. Совещание членов отряда сразу замерло.
   - Когда я осматривал Лангиниуса, мне показалось, что его тело обескровлено не менее чем наполовину. Полагаю, ее потребуется немалое количество.
   - То есть, кому-то придется отдать половину собственной крови? Жаль, что лошадей мы оставили по пути сюда... - Валент задумалась, время от времени мотая головой и теребя волосы. Видимо, мыслительные процессы наемнице давались с трудом, как верно заметил колдун.
   Возникшую тишину снова развеял сереброволосый Ладан.
   - Не стану говорить с полной уверенностью, но возможно подойдет кровь любого животного. Насколько я разбираюсь в физиологии дьюраров - они хищники, а значит их основной пищей можно считать мясо или рыбу. В этом отношении кровь - очень питательна. Возможно, она же служит своеобразным источником жизненных сил. То есть, они не являются кровопийцами вроде летучих мышей-вампиров, но для быстрого восстановления требуется именно кровь. Но это только мои теории. Можем попробовать дать ему ее, но пусть источником пищи будет тот, кто сам того пожелает.
   Итак, на вопрос Валент шпион-маг и по совместительству лекарь Призрак попытался дать вразумительный и логичный ответ. Но никто из Гончих не торопился стать тем самым источником пищи, необходимым дьюрару. Катарина в этом смысле тоже осторожничала, как и Ладан.
   - Если уж проблема только в количестве крови, мне кажется, что я здесь единственная, кто подойдет лучше всего. А точнее, не я сама, а Клесс! - неожиданно для всех заявила Валент, поднимаясь на ноги и как-то странно глядя на лежащего Лангиниуса, словно еще не уверена в своих действиях.
   Кром удивился внезапному порыву со стороны девушки и тут же спросил, что она имеет в виду под словом 'подойдет лучше всего'. Но Ладан перехватил инициативу в собственные руки.
   - Полагаю, в ее словах есть определенный смысл. Мы не знаем точно, подойдет ли ему человеческая кровь в качестве пищи. Да и вряд ли кто-то из нас сможет дать ее столько. А в облике Пожирателя такая опасность исчезнет. - Через пару мгновений он добавил: - Единственное, что меня немного беспокоит, это тот факт, что Клесс не просто большая гиена, а магическое существо, которое, ко всему прочему, недавно стало Жнецом. Не принесет ли это осложнений?
   - Не разводи напрасную болтовню, маг-метаморф! - внезапно заговорил совершенно другой, грубый и нечеловеческий голос устами наемницы. Глаза девушки стали еще больше походить на звериные, черные зрачки вытянулись, превратившись в узкие щелочки. Клесс продолжила, равнодушно разглядывая дьюрара: - Последствий быть не должно. Кровь оборотней уникальна своей способностью подстраиваться под любой живой организм.
   - Ого? Я, кажется, уже слышал о чем-то похожем! - встрепенулся Оуэр.
   Клесс съехидничала, не удержавшись:
   - Да уж, колдунишка, ты знаешь всего понемногу, но по сути - ничего. Твои знания бесполезны. К тому же, несложно догадаться, что кровь в теле оборотней способна менять структуру, иначе два разных физических тела просто не могли бы переходить одно в другое.
   - Ладно, у нас не так много времени. Необходимо убираться отсюда как можно скорее, - перебила ее Катарина, опасаясь, что та зайдет слишком далеко в оскорблениях. - Ладан, как ты считаешь, дьюрар может потерпеть еще несколько часов? Не хотелось бы задерживаться здесь до наступления сумерек. Устроенное нами представление наверняка не осталось незамеченным.
   - Хм... - тот задумался на некоторое время. - Все необходимые инструменты для переливания крови у меня имеются при себе, так что лучше бы нам сделать это сейчас, на худой конец - в пути. Сомневаюсь, что он продержится больше двух часов.
   В итоге, с согласия Клесс, решили не откладывать проблему и решить все прямо на месте. К правой ноге перевоплотившейся в громадного зверя Клесс лекарь прикрепил иглу, предварительно введя ее в крупную вену. Игла, в свою очередь, соединялась с гибкой трубкой, другой конец которой и дали дьюрару. По сути, на этом вся процедура заканчивалась. Темно-красная кровь постепенно перетекала от магического существа к Лангиниусу. И так как никто не знал в точности, сколько крови необходимо, Ладан остался следить за процессом, готовый вмешаться, если что-то пойдет не так.
   К счастью, на все про все ушло не более получаса, и скоро дьюрар окончательно пришел в сознание. Обошлось без неприятных последствий.
   К этому времени солнце уже довольно близко опустилось к горизонту, и в ее красноватых лучах маги наблюдали невероятное зрелище, как светлые и охотники, совместными усилиями совершали погребение ушедших далеко за Пределы.
   Из-за кровавого облака некоторые тела попросту распылило на мелкие частицы. Опознать, на какой стороне кто сражался было невозможно. Даже не договариваясь между собой, по нескольку магов огненной стихии из числа Южной Оборонительной Армии и Охотников пустили по окровавленной земле очистительное пламя. На некоторое время площадь размером с небольшую деревню превратилась в огненное озеро. Уже после в дело вступили маги земли, похоронив пепел и кости под большим курганом, высотой с двухэтажный дом. Странно было видеть, как утром сражавшиеся отряды теперь действовали настолько синхронно. Ни одна из сторон во время ритуала не проронила ни слова, и даже потом они лишь молча разошлись в разные стороны.
   Казалось бы, битва с Гелиосом не должна была привести к таким большим потерям среди Гончих. До нынешнего времени они участвовали не в одной и даже не в двух таких сражениях. Всегда обходилось только ранениями, в большинстве случаев несерьезными. Сегодня явно был неблагоприятный во всех отношениях день, не смотря на то, что поставленной цели они достигли. Каждый член отряда в полной мере осознавал, к каким последствиям их могло все это привести в дальнейшем. Реннет все еще не приходил в себя, а Фланволу вовсе становилось только хуже.
   Внешние повреждения, такие как ожоги и порезы, исцелить с помощью магии проблем не составит даже новичку, но вот с глубокими проникающими ранениями или травмой головы все совсем иначе. Немногие маги обладали заклинаниями столь высокого уровня, чтобы провести качественное восстановление. У Фланвола наблюдалось множественное повреждение внутренних органов. Буквально все его тело покрывали раны. Ладан сразу, без утайки, заявил, что шансов перенести лечение и остаться в живых у мага-стрелка всего два из десяти.
   Когда с дьюраром закончили, отряд двинулся в путь. Светлые не стали их преследовать. Видимо, защиту границ они поставили более приоритетной задачей.
   'Во второй раз мы сталкиваемся с Чистым Светом, и второй раз покидаем поле боя с потерями, не проигравшие, не победившие', - заметила про себя мистик Катарина. Как получившая минимум ран и еще не выбившаяся из сил, она помогала нести раненных, точнее - лишь одного из них. Остальные ее не интересовали.
  Гончие не доверили членов собственного отряда союзным кланам. Реннета несли она и мечник Кром, а Фланвола колдун и Кассандра. В таких делах у боевых магов нет правил разделения на мужчин и женщин. Каждый делал то, что должен. К слову, хищника дьюрара на себе тащили Валент с Ладаном. Тот едва придя в себя отказался от продления переливания, поэтому сейчас едва переставлял ноги.
   Куда именно направлялись, знали только сами Гончие и лидеры союзных кланов. Место держали в секрете, опасаясь неожиданностей в виде ловушки или внезапной атаки. То была далеко не мнительность, если вспомнить первое нападение Чистых на отряд, когда он только направлялся к южным территориям Империи. Тогда доверенный агент Ладана по прозвищу Трехглазый оказался тем самым человеком, передававшим информацию светлым. Его вычислили достаточно быстро. Реннет сам решил проблему единственным ударом клинка. Сразу после этого и было принято решение отказаться от услуг тех собирателей информации, кто, так или иначе, связан с Трехглазым.
   Разумеется, любой понимал, что полностью избавиться от риска просто невозможно, потому все вели себя осторожней прежнего.
   Быстро стемнело. После нескольких дней снегопада и холодной погоды, все начало возвращаться на круги своя. Подул теплый воздух и с каждым часом изменения к лучшему ощущались все явственнее. Однако никто уже не радовался такой нормальности. Уже сам факт того, что снег выпал посередине лета, ничего хорошего не предвещал. Те из Гончих, кто до сих пор ставил под сомнение разговоры о нестабильности природной дикой магии, как следствие начавшейся войны между магами, серьезно призадумались.
  
   Охотники остановились на очередной кратковременный отдых. Было принято решение идти в темноте, тем самым избежав ненужных столкновений. Теперь, когда способности и зрение Реннета не могло предупредить их о приближающейся опасности, всю надежду возлагали на Клесс. К сожалению, после тяжелого сражения та не могла надолго принимать звериный облик.
   Отпустив тело Реннета, покоящееся на импровизированных носилках из плотной грубой ткани, Катарина несколько раз сжимала и разжимала ладони в кулак, дабы восстановить кровообращение. Наверняка Крому, носящему еще и доспехи, приходилось не легче. К тому же, попадались места, где вес не играл кузнецу на руку. Его ноги то и дело вязли в мерзлой грязи. Дважды они едва не уронили юношу, а один раз проехались по склону оврага, скользкому из-за тающего снега. Обычно сверкающие и чистые доспехи были заляпаны комьями грязи и очернены копотью, что придавало мечнику достаточно жалкий вид. Никто не хотел тратить время, отпущенное для отдыха, на приведение себя в порядок.
   В отряде царило молчание, прерываемое лязгом металла или усталыми вздохами. Лишь изредка кто-нибудь перебрасывался с товарищем парой-тройкой словечек.
   Ладан, как главный лекарь и руководящий восстановлением раненных, перво-наперво обошел всех пациентов, даже не смотря на то, что сам устал не меньше. Подопечные, видя его усилия, делали все от них зависящее. Они старались не обременять остальных и, даже будучи раненными, предпочитали идти на своих ногах.
   - Как там дела со стрелком? - задал вопрос Кром, когда, после завершения обхода, Призрак подошел к ним, чтобы присесть рядом. - Есть еще шанс, что он поправится?
   Ладан заметил в голосе кузнеца искреннее переживание и надежду. Если учесть, что за эти последние месяцы Гончие не единожды сражались плечом к плечу и прикрывали друг другу спины, ничего удивительного в том, что им была небезразлична судьба Фланвола. Вот только, надежда часто не пересекается с реальностью. На полях сражений, где сложно найти необходимые инструменты, лекарства и мази, тяжелораненый маг чаще погибает, нежели остается жить. Бывают случаи, когда даже сильные заклинания оказываются бесполезными.
   - Еще пару часов, а может и все три. Думаю, до рассвета все закончится, - ответил он честно.
   Это могло значить лишь одно - ранее заявленных трех из десяти уже нет. Видимо, магу-стрелку стало еще хуже. На фоне этого даже то, что другой член Гончих, представитель темных рас Континента, остался в живых, никого особо не радовало.
   Впрочем, прекрасно расслышавшая неутешительный ответ Катарина сейчас беспокоилась о других вещах. Существовало общепризнанное мнение, чем больше времени раненный или опустошенный человек не приходит в сознание, тем меньше у него остается шансов вообще когда-нибудь очнуться. В случае с Ренегатом все гораздо хуже, так как его состояние не связано с травмами или обычным опустошением. Во всяком случае, Ладан не выявил признаков, указывающих на такие причины. Произошло нечто другое и, как следствие, душа покинула тело.
   Так как связь между ними не была оборвана окончательно, организм юноши пребывал в состоянии глубокого сна. Процессы его тела сильно замедлились. Даже сердце билось с интервалом в минуту. Сложно сказать, восстановится ли в ближайшее время связь физического тела и души. Катарина когда-то видела нечто похожее, однако длилось оно в основном очень короткое время, даже меньше часа. После уже душа либо возвращалась, либо уходила за Пределы.
   Поднявшись на ноги, сереброволосый маг оглянулся на нее и произнес:
   - Если Ренегат не очнется до завтрашнего вечера, нам всем придется решать, кто займет его место. Любые важные задачи лучше не откладывать на долгое время, иначе может статься слишком поздно!
   Катарина догадалась, почему эти слова были сказаны в лицо именно ей. По сути, до сих пор только мистик оставалась на стороне Ренегата во всех вопросах и решениях. Дьюрар и Валент в большинстве случаев предпочитали воздерживаться от принятия какой-либо из сторон, а остальные противостояли юноше. Они надеялись и старались его образумить. И хотя до серьезных конфликтов еще не дошло, подобное явно было не за горами.
   'Было бы относительно легко сделать так, как ты говоришь, Ладан, если Реннет просто занимал должность командира Гончих, - невесело усмехнулась про себя женщина-мистик. - Но это отнюдь не так просто, как может показаться. Без Ренегата никакого отряда у нас не будет'.
   Да, она и сама прекрасно понимала, что без руководителя все довольно быстро пойдет прахом. В этом смысле Ладан был прав. Но сумеют ли они выбрать такого кандидата, который устраивал бы всех без исключения? Кем он будет? Есть ли среди них такой человек?
   Подавив усталый вздох, она тоже поднялась и взялась за носилки. Отряд охотников снова двинулся дальше.
   В прежние времена на приграничных территориях Азраннской Равнины произошло немало столкновений, последствиями которых часто оказывались полностью разрушенные города. Одни восстановили, а другие так и остались лежать в руинах, превратившись в прибежище для разбойничьих банд и всякого рода зверья. Если вглядеться в карту, у Южных границ Империи можно отыскать больше десятка разрушенных и заброшенных городов. Войны магов прошлых времен отличались от военных конфликтов обычных людей тем, что после себя оставляли лишь дымящиеся камни.
   Отряд охотников на магов нацелился в качестве временного убежища именно на один из таких городов-призраков. О разбойниках не беспокоились. С началом войны они покинули здешние места, как крысы покидают тонущий корабль.
   Судя по той же карте, раньше этот городок носил название Валрэд. Теперь же его стали называть Четыре Стены. И надо признать, оно подходило как нельзя лучше, потому как кроме стен и нескольких приземистых зданий там ровным счетом ничего не осталось. Выглядело так, что все остальные строения специально решили сравнять с землей. Быть может, уцелевшие на момент атаки были под охраной магии. Это все бы объяснило.
   Так как Гончие и союзные кланы решили переждать пару-тройку дней за уцелевшими стенами, руины тщательно обыскали, а уже после туда перенесли раненных. Как и предвидел Ладан, маг из некогда уничтоженного клана Лесных Стрелков Фланвол умер ближе к рассвету. Его тело внесли в город уже с намерением похоронить по-человечески.
   У многих народов и культур Империи существовали собственные ритуалы посмертия. Некоторые сплавляли на плотах в океан, другие сжигали, третьи муровали в пещерах. Наиболее распространенным видом считалось захоронение в земле, под каменной плитой. Боевые маги в этом отношении отличались тем, что сначала тело сжигали в магическом пламени и только потом опускали в землю. Таким образом предотвращалась возможность того, что останки попадут в лапы хищников или же некромантов. Последние любили поэкспериментировать над трупами. Они ценили человеческую душу и ее неприкосновенность, как и мистики, но физическое тело для них было не более чем сосудом. К слову, сказания о том, что непогребенное тело может стать причиной обращения души в призрака, обреченного влачить жалкое существование, являются не более чем мифами. Никаких доказательств тому нет даже у некромантов. Правда, это не отменяет факт существования душ-призраков.
   Несколько часов к ряду в лагере стояла мертвая тишина. Большая часть магов, в особенности лекари, отсыпались. Оставшиеся присматривали за раненными и стояли на страже. Катарина тоже 'прилегла', но перед этим проследила, чтобы Реннета перенесли под отдельный навес и устроили подобающим образом. Она от всей души надеялась на то, что он придет в сознание до вечера. И наверняка того же хотелось не ей одной. Назначенное Ладаном совещание само по себе означало, что шансы выжить у юноши слишком низки. И потом, никто не мог предсказать, во что в итоге выльются попытки выбрать нового лидера.
   Обязавшись самолично присматривать за Реннетом, Катарина осталась под навесом и уснула уже сидя. Для себя женщина решила, что никому другому прикоснуться к юноше не позволит. После всех событий ее уже мало волновало, раскроют тайну остальные или же нет.
   Сон, что ей привиделся, был настолько размыт и обрывочен, что мистик забыла ее сразу, как проснулась. Мысли в голове не желали шевелиться, потому сознание реагировало на все заторможенно. Вздумай она в тот момент воспользоваться силой мистика, навредила бы лишь самой себе. И, тем не менее, Катарина поднялась. Следовало проститься с одним из Гончих, пусть даже ей не хотелось присутствовать при этом вовсе...
   - Доброго дня! - поприветствовал ее Лангиниус одним из первых.
   Та хмуро взглянула на хищника и ответила вопросом:
   - Надеюсь, с тобой-то все в порядке? Участвовать еще на одних похоронах мне совершенно не улыбается.
   Даже услышав столь 'бодрый' ответ, дьюрар не сдался.
   - Разумеется! - кивнул он. - Чувствую себя очень много лучше. Мне уже рассказали обо всем, что произошло после собственной выходки. Думаю, придется выложить истину о дьюрарах на сегодняшнем обсуждении. Но, если говорить честно, просто не думал, что кто-то решит отдать собственную кровь в пищу нелюдю, - признался он, стараясь сказать это обыденным тоном. У него это плохо получилось.
   - За это благодари наемницу! Никто из нас не пошел бы на такое, советую запомнить на будущее, - холодно отреагировала мистик.
   - Да, Валентсия...
   - Кто тут мое имя вспоминает? - совершенно неожиданно для дьюрара вмешалась в разговор девушка, с ухмылкой оглядывая их.
   Город Валрэд сейчас представлял собой целое поле обломков камня, по большей части покрытых мхом и обросших высокой сорной травой. И если не вглядываться в детали, оно было похоже на гигантское кладбище, а несколько уцелевших зданий представлялись надгробиями. Кое-где в тени еще лежал снег, однако учитывая потепление, до завтрашнего утра он должен растаять полностью.
   В виду обстоятельств, особых почестей мертвые не удостаивались. Многих попросту сжигали и обкладывали камнями. Но благодаря приходу в город, Гончие решили устроить члену отряда более достойное погребение.
   Земля была влажной и промерзшей, поэтому яму копали не глубже локтя. Отпустив туда тело Фланвола, маги подожгли его, а затем в полном молчании наблюдали, как ярко-оранжевое пламя поднимается над землей, распространяя вокруг себя тепло, сравнимое с выглянувшим весной солнцем. Последним актом стала обрушенная стена располагающегося рядом здания. Она превратилась в своего рода надгробие для тлеющих останков. Конечно же, сделали это аккуратно, рассчитывая все в мельчайших деталях. Магия Кассандры пришлась очень кстати.
   Короткую надпись с именем погибшего и датой смерти тоже оставили. Но в названии клана вместо Черных Гончих значились Лесные Стрелки. У них не было никакой уверенности в том, что Фланвол хотел именно этого, но если вспомнить, Гончие были всего лишь отрядом, собранным из ренегатов и одиночек. Если между его членами и существовали связи, то они казались слишком призрачными.
   На протяжении всего ритуала погребения в воздухе висела гнетущая тишина. Сказать, в общем-то, было нечего. Никаких речей, восхваляющих или отдающих дань уважения мертвому магу. Разглагольствовать о том, сколько человек он успел убить и сколько судеб покалечить, а также о его личной мести Чистому Свету, как минимум странно.
   Когда все закончилось, Ладан сказал нечто такое, что от него точно никто не ожидал услышать. Он заявил, что смерть Фланвола вполне предсказуемое последствие.
   - Ты сейчас имеешь в виду его жажду мести? - напрягся Кром.
   Призрак кивнул, но ответила за него Катарина, тоже оказавшаяся рядом:
   - Ренегат согласился бы с твоими словами. Нельзя прожить долгую жизнь и выходить победителем из всех сражений, когда разум отравлен мыслями о мести. Последние дни его странное поведение заметили все. Каждое столкновение со светлыми и их убийство он начал воспринимать как благое дело. С таким отношением он поставил бы под угрозу всех нас и, в конечном счете, Реннету самому пришлось бы это остановить.
   - Если исходить из ваших слов, я тоже подхожу на роль мстителя. Хотите сказать, меня ждет такая же судьба? - вздернул бровь мечник. Не так давно он вернул свой Клинок Души, расправившись с укравшим его магом.
   - А ты испытываешь ненависть ко всему Светлому Ордену? - тут же задал вопрос Ладан.
   Тот задумался.
   - Повстречай я снова того человека, с удовольствием отделил бы его голову от туловища! - с необычной для него свирепостью отозвался Кром.
   - Как кровожадно, - заметила с усмешкой Катарина.
   - ...Но я не сказал бы, что обвиняю всех светлых в его грехах. По-моему это уже глупость.
   - Значит, не ждет, - уверенно кивнул сереброволосый маг. Он говорил так, будто сам прошел через похожую ситуацию. - В свое время я был ослеплен ненавистью и кем в результате стал? Ушел из клана, убил тех, кто пытался встать на пути и, в конечном счете, докатился до продажи информации за деньги...
   - А вам не кажется грубостью, выражаться подобным образом о погибшем товарище? - вдруг холодно перебила их Кассандра. - Каким бы он ни был, некоторые из нас сейчас живы лишь благодаря ему, так что предлагаю вам оставить эту тему, а еще лучше помолчать.
   Ее слова привели Гончих в чувство. В воздухе снова повисла звенящая тишина. Катарина про себя отметила, что в последнее время тишина буквально преследует их. Перед началом совещания она решила наведаться к ренегату. Валент почему-то увязалась за ней.
   Отбросив ткань навеса, мистик прошла внутрь. Вопреки ее желаниям, юноша лежал без признаков сознания. На всякий случай Катарина проверила, нет ли незаметных глазу изменений в его состоянии. Никаких.
   - Ааа... ты уверена, ну... что он... жив? - спросила наемница, понизив голос до шепота и заглядывая ей через плечо. - По виду создается ощущение, будто он...
   - Жив! - чуть резче, чем следовало бы, отозвалась женщина, присев рядом с Реннетом.
   - Да, похоже, ты права. Его тело еще теплое, - согласилась Валент, после того как принюхалась. Катарина же ответила ей раздраженным взглядом. Бесцеремонность и вопиющая грубость были одной из основных черт характера девушки. Решив, что момент подходящий, мистик решила затронуть интересующую тему:
   - Не думала, что именно ты согласишься передать собственную кровь дьюрару.
   - Идея принадлежала Клесс, - выпалила девушка, но тут же опомнилась и прикрыла рот ладонью. Пожиратель собиралась хранить это в тайне.
   - Хм? А ей-то это зачем? - удивилась женщина. - Не замечала я за ней признаков добродетели...
   - Добродетели? - опасно сверкнули глаза Клесс, поменявшейся местами с Валент. - Позволь уяснить, мистик, доброта тут не при чем, как в случае с тобой и юношей. Ты ухаживаешь за ним, руководствуясь лишь эгоистичными чувствами. Я же вернула долг дьюрару за плащ и мазь, ускорившую заживление ран Валент. Не хочу, чтобы она осталась кому-либо должной.
   - Ты упоминала что-то обо мне? - переспросила Катарина с ноткой угрозы в голосе.
   Но на сей раз Клесс не удостоила ее ответом. Она просто передала управление телом девушке-наемнице. Валент, по-видимому, тоже не совсем поняла, о чем говорилось. Она с подозрением оглянулась на Катарину, но промолчала. Это не ее дело, в конце-то концов, а вот про упомянутые соседкой по телу плащ и мазь стоило расспросить на досуге.
   
  Глава 5 Новый лидер и белые лилии
  
   Очень часто можно услышать фразу: 'Человека характеризуют не сказанные им слова, а его деяния' или же 'Слова - лишь пустой звук, сотрясающий воздух, а понять кого-либо можно лишь сердцем и чувствами'. Но большинство одиночек, повзрослевших и имеющих за плечами немалый жизненный опыт, никогда не согласятся с этим.
   Чем старше становишься, тем отчетливее понимаешь, как мало ты знаешь об окружающих тебя людях, родных, близких, просто знакомых и чужаков. И что бы они не делали, как бы себя не вели, их истинных мотивов тебе не понять. Можно строить догадки и положиться на внутреннее чутье, но результат никогда не будет абсолютно и непоколебимо верным. А те, кто считают иначе, в конечном счете оказываются обманутыми.
   Невозможно утверждать, что ты знаешь, чего жаждет и добивается тот или иной человек, пока он сам не расскажет тебе. И вряд ли кто-либо способен понять, что он при этом чувствует. Любые предположения и умозаключения, даже если основаны на существующих фактах, могут оказаться ложными. Так уж получается, ты никогда не поймешь, что от тебя ожидают, как к тебе относятся, что им в тебе нравится или ненавистно - не поймешь, пока они сами тебе об этом не скажут. Пока не скажут теми самыми словами, к которым мы привыкли относиться так легкомысленно. Человечество еще не придумало ничего более эффективного в решении любой проблемы и в поиске любого ответа, чем обычные слова и разговоры.
  
   Командиры союзных кланов, как было обговорено еще вчера, занимались собственными внутренними проблемами и пытались хотя бы немного отдохнуть. Им оставалось ждать решения Гончих касательно нового лидера охотников. При этом нельзя сказать, что их не тревожило нынешнее положение дел, или что они не хотели бы принимать участие в таком важном решении. Просто большинство из них осталось при мнении, что с неопределенностью в отряде должны покончить сами Гончие, и никто другой.
   Семеро оставшихся собрались в одном из уцелевших зданий. Он находился практически на другом конце города, в значительном отдалении от двух других, в которых недавно и устроили лагерь. Можно сказать, это было именно то, что необходимо. Вопросы такого рода не стоило обсуждать в присутствии чужих ушей.
   Первым делом, чтобы в дальнейшем избежать проблем с недосказанностью и взаимными подозрениями, слово решили дать Лангиниусу. Трагедия кровавого облака навсегда запечатлелась в памяти большинства членов отряда, и они хотели услышать обо всем от самого дьюрара. Тот прекрасно понимал, что в сложившейся ситуации это наиболее верный выход, потому не колебался.
   Речь зашла о магии, которой обладали некоторые представители расы человекоподобных хищников. Собратья называли их дазарами, что на родном наречии означало 'уникальные'. Способность видеть и предсказывать будущее - лишь одна из многих. Попадались среди дазаров те, кто мог найти любой потерянный предмет, или способные прожить без воды и еды целый месяц. Было немало и дазаров-целителей. В любом случае, к ним в обществе дьюраров относились с уважением.
   Их способности можно ставить в один ряд с силой боевых магов, однако источником их умений служила отнюдь не стихийная магия, колдовство, некромантия или мистицизм. Как выразился Лангиниус, дазарами становятся те, кто сильнее других соприкасается с окружающим миром. Если перевести в более понятную терминологию, необычными и необъяснимыми способностями обладают дьюрары, которые лучше остальных ощущают в себе дикую первородную магию. И надо сразу отметить, эта новость удивила всех, без исключения. Использовать материю, которая содержится буквально во всем, что есть вокруг, едва ли не значит быть самым настоящим Богом - создателем всего и вся.
   Хотя... существовала загвоздка, оно же - недопонимание. Дьюрары не контролировали эту силу, не могли этого сделать. Они ощущали ее лучше других и даже пользовались крошечной частицей тех возможностей, что она в принципе могла бы даровать, но контролировать это и достичь большего были не в состоянии.
   - Из твоих слов мне ясно одно, - поджала губы чародейка Кассандра, - предвидение будущего остается единственным, на что ты можешь рассчитывать, имея дело с дикой магией. Но что произошло на поле боя? Ты до сих пор не дал четкого ответа.
   Лангиниус подумал про себя, что ее нечасто можно увидеть настолько нетерпеливой, потому поспешил с объяснением:
   - Ни человек, ни дьюрар - не смогут в нормальном положении контролировать Свет Жизни. Это доказанный нашей расой факт. Но наши ученые в попытке это узнать провели бесчисленное количество экспериментов, результатом которых и стала трагедия, случившаяся во время сражения с Южной Оборонительной Армией. Да, контролировать дикую магию невозможно, но бывает способ повлиять на нее. Я всего лишь исказил течение дикой магии вокруг себя, не задумываясь о каких-либо последствиях. А так как она хранится во всех живых или неживых материях, подобное искажение привело к временному нарушению всех существующих процессов, в числе которых перемещение воздуха, рост и жизнедеятельность растений, бег крови по венам, давление силы тяжести, постепенное образование костей и мышц в человеческом теле. Все, что находилось в пределах площади поражения, просто-напросто было разрушено.
   - Ясно, так вот почему некоторых буквально расщепило в пыль, - спустя минуту тишины пробормотал Оуэр.
   - Да, и это главная причина того, почему дьюрары до сих пор не подходили к людским войнам. Мы можем лишь уничтожить все и вся вокруг. К тому же, наши исследователи пока еще не могут говорить, как это влияет на Конфликт. Возможно, подобное вмешательство лишь усилит ситуацию. Поэтому правитель Владмир Раннох запретил всякие попытки договориться с Империей или Армией Ночи.
   - Выходит, твои слова о нескольких посланниках вашей расы, якобы намеревающихся связаться с теми, кто способен остановить войну...
   - Ложь, - кивком подтвердил Лангиниус опасения Призрака. - Я вам солгал. Кроме меня нет никого. Я заметил будущее и самостоятельно принял решение покинуть родные леса.
   Его ответ члены отряда встретили гробовым молчанием. Некоторые даже разочароваться не могли. Спустя время хмурящийся Ладан произнес:
   - Понятно. Думаю, к этой теме нам еще предстоит вернуться, когда покончим со всем остальным. Пока же мне даже сказать тебе нечего. Не уверен, что вторая часть совещания хоть как-то порадует нас.
   Как бы в качестве пролога будущего обсуждения, он попросил Катарину подробнее рассказать о состоянии молодого ренегата Реннета. Не скрывая, мистик в словах изложила все, что ей было известно на сей счет...
   - То есть, его душа и сознание застряло между жизнью и уходом за Пределы? - переспросила Валент. - Разве такое возможно? Ну, я всегда считала, что человек либо жив, либо он мертв...
   - В медицине встречаются похожие случаи. В этом отношении среди магов бывает значительно меньше смертельных исходов, нежели среди обычных людей, скорее всего из-за магии и двойственной связи ее с телом. И все же, чем больше человек находится в пограничном состоянии, похожим на очень глубокий сон, тем меньше у него шансов вообще когда-либо проснуться.
   Катарина бросила незаметный взгляд на сереброволосого лекаря Ладана. По какой-то причине ей казалось, что тот намеренно заостряет внимание на том, что Реннет уже практически мертв. Были ли у него личные мотивы в этом деле?
   - А мистики могут повлиять на такое состояние? - поинтересовался вдруг тот, от кого такого вопроса даже не ожидали. Кром смотрел прямо на Катарину, в поисках ответа. Он добавил: - Вы же способны напрямую обращаться к душам, разве нет?
   - О, неужели ты действительно такое умеешь? - встрепенулась наемница, разрушив повисшее в воздухе напряжение.
   Гончие расположились по кругу. Некоторые предпочли оставаться на ногах, а другие присели на кое-как уцелевшую мебель. Помещение здания, в котором они находились, освещалось сразу несколькими факелами, желтый свет которых пересекался между собой, создавая на стенах причудливые тени. Они же придавали лицам присутствующих мрачности. С другой стороны, радоваться у них и без того не было причин.
   - К сожалению, нет, - подавила вздох Катарина. Она старалась не раздражаться по таким мелочам, даже если происходящее ее сильно беспокоило. - Я не могу что-либо изменить.
   - Ясно, - подытожил Ладан. Незаметно для всех, он начал руководить совещанием. Поэтому следующий вопрос тоже прозвучал из его уст: - Мне бы хотелось узнать, кто это были за люди, которые появились на поле боя уже после столкновения с Южной Оборонительной Армией. Катарина, ты утверждала, что они желали разговаривать только с Реннетом? Они сообщили тебе, как он должен с ними связаться? Быть может, у самой есть свежие мысли на этот счет? - спрашивал он у нее.
   Мистик пожала плечами и ответила с безразличным лицом:
   - Нет, они ничего больше не говорили и лично я понятия не имею, кто они такие. Одно могу сказать наверняка, с ними надо быть осторожнее. Факт их появления в самый нужный момент и стремление к прямому разговору с Ренегатом уже сам по себе настораживает.
   - Н-ну да... и выглядели они точь в точь как настоящие мертвецы... - задумчиво вставила неуемная Валент. Призрак повернулся к ней.
   - Ты ведь тоже там была? Есть что добавить?
   Говоря это, он осторожно покосился на женщину-мистика. В его синих глазах оставалось сомнение.
   'Они, конечно, и в прошлом относились ко мне и к Реннету с подозрением, но сейчас, похоже, это вышло за всяческие рамки, - невольно подумала мистик. Ей почему-то захотелось расхохотаться в голос. - Неужели Ладан боится меня настолько сильно?'
   Как ожидалось, ничего нового Валент сказать не могла. Незнакомцы не сообщали ей ровным счетом ничего. Потому вопросы о них также было решено оставить на будущее, причем мало кто из членов отряда хранил надежду на то, что они вообще могут быть решены, пока те сами этого не пожелают. Таким вот образом совещание подошло к своей кульминации, к самой сложной ее части.
   Катарина отошла в сторону и подперла спиной ближайшую стену. Нетрудно предсказать, как дело пойдет дальше. Она уже давно уверилась в том, что Призрак метит на место Реннета. В последнее время он и еще несколько Гончих пытались повлиять на безрассудного юношу. Теперь уже можно сказать наверняка, что судьба оказалась к ним очень благосклонна, предоставив возможность обойтись без противостояния внутри отряда...
   Но, вопреки ожиданиям, речь сереброволосого мага началась не с прямого предложения принять его самого в качестве нового лидера.
   - Положение отряда можно назвать чрезвычайно серьезным. Все гораздо сложнее, чем могут представить некоторые из вас, - заговорил он, присаживаясь на один из железных стульев. - Лично я бы не побоялся назвать ее критическим. Думаю, ни для кого не новость, что юноша был и остается частью... значительной частью нашей боевой мощи. Его чутье не раз спасало нам жизни и это неоспоримый факт. Кроме того, используемая им запретная магия могла стать единственным фактором, способным уравновесить наши силы с могуществом светлых или темных. Но даже это еще не все...
  - Мне кажется, или ты начал его боготворить? - с выражением жалости и удивления одновременно смотрела на него Кассандра. Она скрестила руки на груди и до нынешнего момента казалась равнодушной к происходящему. - Кощунством тянет, не думаешь?
   Оуэр усмехнулся, а Валент с Лангиниусом встревоженно переглянулись между собой.
   - Уважаемая Кассандра, твои слова не так уж далеки от истины, - спокойным и ровным тоном произнес маг-шпион. - Для нашего врага Реннет и впрямь был чем-то вроде могущественного божества. И он возглавлял Черных Гончих - отряд, которому полагалось стать легендой и ужасом мира магов!
   Катарина не проронила ни слова и пыталась понять, к чему Ладан старается подвести разговор.
   - ...И как вы думаете, что случится, если вдруг Бога убьют? Командующему светлых известно, что юноша находится при смерти. Представляете, чем для нас грозит гибель такого лидера?
   - Ничем хорошим, надо полагать, - ответил за всех Оуэр.
   - Вот именно. Образно говоря, стоит убить Бога, как его приспешники обратятся кучкой слабых фигурок на карте войны. С исчезновением таинственного Ренегата легенда о Гончих развалиться и мы предстанем перед нашим противником безобидной бандой разбойников. Любые попытки продолжить начатое уйдут в пустую. Никто не рискнет стать нашим союзником, а может статься так, что на нас самих начнут охоту все, кому не лень. Говоря проще, следовать разработанному плану мы далее не сможем, если даже отбросить тот факт, что юный маг не соизволил посвятить нас в его детали.
   - В твоих словах есть резонные замечания, однако ответов в них я пока не наблюдаю, - хмурилась Кассандра. По-видимому, не смотря на внешнее безразличие, чародейка очень тщательно, буквально со всех сторон обдумывала его слова.
   - Она права. Если уж ты завел об этом речь, должен иметь хоть какие-нибудь предложения, способные привести нас решению проблемы? - вступил в разговор Кром.
   Ладан коротко кивнул и поднялся с места. Он прошел в центр помещения и остановился перед членами отряда. В следующий миг его облик начал удивительным образом меняться: руки и ноги стали тоньше, волосы также потемнели, из серебристых обратившись в темно-русые, а длинный плащ сменился короткой черной курткой. Лишь глаза остались прежними - лазурно-синими, как летнее небо. Вместо шпиона Призрака теперь перед ними стоял Реннет.
   - А я думал, ты не способен менять цвет волос, - совсем не к месту заявил колдун.
   - Так ты решил притвориться и выдать себя за мальчишку?
   Катарина скрипнула зубами, но этого, к счастью, никто не заметил. Хотя достаточно было увидеть ее лицо, чтобы ясно понять, что происходящее ей откровенно не нравилось. Нет, неподходящее определение. Она испытала отвращение.
   'Так вот чего ты добивался своими восхвалениями! Не просто решил занять место лидера Гончих, но и стараешься объяснить это необходимостью. Желаешь, чтобы мы прислушались к логике и разуму?'
   - Не совсем так, Катарина, - внезапно обратился к ней маг. - Я не планирую занимать место Реннета. Честно говоря, я не думаю, что кто-то из нас способен принять лидерство и вести Гончих так же, как вел юноша. Не могу сказать, хорошим он был лидером или же нет. Но знаю наверняка, что у него правда был шанс остановить войну. После победы над сильнейшим драконом - Гелиосом, я еще больше убедился в этом.
   - В таком случае, что ты от нас хочешь? - казалось, будто Кром и Кассандра тоже не ожидали такого поворота событий.
   Ладан кивнул.
   - Да, в дальнейшем я собираюсь изображать Ренегата, но решения, как и что делать, предлагаю принимать сообща, всем вместе. Это будет куда справедливей и эффективней в плане управления отрядом охотников на магов.
   Многие тут же призадумались над его словами, но Катарине не потребовалось и минуты, чтобы понять абсолютную провальность плана.
   'Да, конечно, разумеется, на первый взгляд предложение действительно кажется справедливым, а решение - наилучшим из возможных. Однако на деле это громадный шаг к гибели Гончих. Реннет, я уверена, сказал бы то же самое. Достаточно вспомнить, как все вчера разошлись во мнениях и взглядах, когда решалась судьба дьюрара. Обычное поведение для одиночек, думать собственной головой, но основная проблема в том, что они отвечают только за себя и стараются не навязывать собственное мнение другим. Это их слабость и тот изъян, что способен разрушить любой план. Лидером должен быть один человек, способный не только прислушиваться к остальным, но и самостоятельно принимающий все решения. Одно мнение, один разум, одна рука, держащая всю власть над отрядом. Как там говорил Реннет: лишь диктатура во главе одного человека способна стать идеальной властью! Хотя сам он все же считает, что в мирное время людям не нужна такая власть. Другое дело - Война. Неужели Призрак оказался настолько туп, чтобы не понимать очевидных вещей? Или же чувство справедливости оттеснило здравый смысл?'
   Пока женщина-мистик проворачивала это в голове, Ладан успешно продолжал свою речь:
   - И это еще не все, что я хочу вам предложить. Направление наших действий также придется изменить. В нынешнем состоянии отряд не сумеет претворить план ренегата в жизнь, так как весь он держится непосредственно на его участии. Нам придется все обсудить и заново расставить приоритеты. Возможно, вместо постоянных схваток мы вступим в прямые переговоры с одной из конфликтующих сторон. Как помним, Реннет никогда не утверждал, что дипломатия неспособна остановить войну. Он лишь говорил, что шансы малы, потому отбросил такую возможность сразу же. Быть может, пришло время пересмотреть наши взгляды? Уверен, союзники одобрят изменения. Бесконечные сражения лишили их многих товарищей.
   И Катарина уже ясно осознала, к чему идет их совещание. Без сомнений, личности, что в свое время пытались приструнить юного мага за его излишнюю жестокость, обеими руками вцепятся в предложенный выход.
   - В твоих словах определенно есть смысл, - кивнул Оуэр, словно в подтверждение ее мыслей.
   - Мне тоже так кажется, - Кром, как и всегда, был готов грудью встать за справедливость и равноправие.
   Валент и Лангиниус молчали. Они не спешили принимать решение, от которого в будущем зависели их жизни и положение в отряде. Дьюрар хмурился. Никто в точности не знал, кем он был у себя на родине, однако очевидно не рядовой фигурой. Возможно, сейчас он понимал, что может пойти не так. С другой же стороны, сопротивление остальным тоже не может быть хорошим выходом.
   - Не уверена в безоблачности твоего предложения и будущих изменений, - неожиданно для всех заявила Кассандра. - Не думаю конечно, что Светлый Орден так уж сильно жаждет войны, однако взращенная веками гордость не позволит им отказаться от части своих территорий в угоду примирения с Армией Ночи.
   - Я слышу сомнение в твоих словах. Что ж, вполне справедливое замечание, - степенно кивнул Ладан. - А что насчет выбора всех нас в качестве лидера и управления охотниками на магов?
   Казалось, в этот миг он старался отвести разговор в сторону, дабы избежать лишних пересудов и противостояния. Кассандра открыла рот, чтобы дать ответ, но не смогла...
   Все присутствующие вдруг почувствовали, что неспособны даже шевельнуться. Они уже не контролировали свои тела и у всех одновременно отнялись языки, словно они испробовали на вкус ягоды Хока, способные вызвать временный паралич, во время которого отмирали все живые ткани организма. Правда, жертва часто умирает раньше, от удушения. Очень известный среди лекарей яд.
   Лишь один человек не бегал взглядом по сторонам, не силился понять, что происходит, и не разыскивал виновника. Только он не паниковал, не пытался стряхнуть незримые оковы.
   Катарина медленно отделилась от стены и направилась прямо к застывшей фигуре Ладана. Гончие уставились на нее, им потребовалось немного времени, чтобы сделать соответствующие выводы. Все заметили, как длинные каштановые волосы женщины начали чернеть от корней к кончикам, будто умирающая осенью листва. Не смотря на наличие нескольких факелов, в помещении, казалось, стало темнее.
   Демонстративно отбросив волосы за спину, женщина пронзила шпиона-мага острым взором и улыбнулась. Это была не ее обычная улыбка, холодная и безразличная. Горделивой и презрительной ее тоже не назовешь. Нет, в выражении лица мистика не было и следа каких бы то ни было чувств, эмоций. Просто движение губ.
   И с этим выражением лица она коснулась виска сереброволосого мага, после чего тот заорал нечеловеческим голосом, будто объятый неугасаемым пламенем зверь, мечущийся в агонии. Крик отразился от стен и проник в сознание всех, заставив стынуть в жилах кровь.
   Продолжался он лишь половину минуты, но за этот короткий отрезок времени Ладан почувствовал на себе боль такой силы, что едва не потерял рассудок. Под конец голубые глаза мага начали закатываться, а в уголках век появились алые капли. Все это время Катарина с аномальным спокойствием смотрела ему прямо в лицо. Когда крик захлебнулся, и боль ушла, она отчетливо произнесла:
   - Я услышала твое предложение, Ладан. И по моей реакции ты должен понять, что оно мной не принимается! Еще раз позволишь себе принять Его облик - уничтожу!
   Затем, Катарина повернулась к остальным и внимательно оглядела их всех, одного за другим. При виде ее черных глаз, с изредка вспыхивающими искорками света, у любого существа, будь то человек или дьюрар, по спине побежали бы мурашки. Они уже не походили на человеческие глаза и казались опаснее хищных зрачков Клесс.
   - Итак, до настоящего момента вы полагали, что вопрос 'Кто станет новым лидером отряда?' должны решить исходя из общего мнения. Надеюсь, не сильно разочаруетесь, если я отберу у вас это право?
   - Ты что удумала, Катарина?! Окончательно спятила?! - вдруг заговорил Ладан. Ему стоило больших трудов это сделать, принимая во внимание остаточный болевой эффект. Двигаться он не мог по-прежнему, но ограничение в речи Катарина убрала сама.
   - То, что тебе разрешено открыть рот, еще не значит, что позволено меня оскорблять, Ладан! - посуровела женщина. - Весь твой план и фальшивой монеты не стоит, не говоря уже о переговорах со сторонами конфликта! Твоя жизнь - ошибка, и исправить ее я могу в любой момент. - Она снова обратила взгляд на других членов отряда и добавила: - Как сильнейшая среди вас, я беру командование в собственные руки, пока Реннет не соизволит прийти в себя. А в том, что он очнется, даже не сомневайтесь!
   По очереди, она освободила языки всем присутствующим, оставив одно лишь оцепенение. Нагрузка на сознание уменьшилась вдвое, что помогло ей яснее мыслить.
   - Сильнейшая?! - вскричала с яростью Кассандра, потеряв самообладание. - Ты сама так решила?! Прекрати молоть чушь!
   - Жаль, что ты не поняла этого раньше, Кристальная чародейка, - с холодным спокойствием заговорила с ней мистик, - но никто из вас не способен мне противостоять! Это не удалось бы даже Ему. Такова реальность! Сами чувствуете, стоило только захотеть, как вы превратились в безобидные статуи, замерев и заткнувшись.
   - Это была подлая уловка! В настоящем сражении...
   Катарина не пришлось даже пальцем пошевелить, чтобы отнять у Крома голос. Слышать вопли злости и обиды ей не хотелось совсем. Тут же, с многозначительным выражением, она взглянула на Ладана. Он единственный знал ее настоящую сущность и был способен развеять любые заблуждения на этот счет.
   Сереброволосый маг целую минуту прожигал ее взглядом, но потом выдохнул и смирился. Кто бы там что ни думал, Ладан не был идиотом. И сейчас он понимал бессмысленность противостояния.
   - Извини Кром, но в настоящей схватке ты бы проиграл, как и любой из нас. Я догадывался обо всем этом, но осознание того, насколько велика разница, посетило меня только сейчас. - Он вскинул глаза и без малейших признаков страха заявил: - Ты должна рассказать им все сама! Тебе же есть чем гордиться, не так ли?
   Черные глаза будто потемнели еще сильнее, а серебристые искорки в их глубине замерцали угрожающим светом. Но, не смотря на дерзость прозвучавших слов, Ладан был прав. Если Катарина не хотела сделать из членов отряда кукол, ей придется изложить им всю правду о себе и своем прошлом. Первым ее историю должен был услышать юноша, на данный момент находящийся между жизнью и смертью. Так хотелось бы ей...
   - Все вы должны помнить, как я едва не умерла от соприкосновения со священной магией? Ливада говорила правду, и ваш страх по этому поводу был более чем оправдан. Тьмы и грехов во мне много больше, чем в Реннете или ком-то из вас. Я Темный мистик, хотя давным-давно люди придумали более интересное прозвище для подобных мне - ведьма! - Она встряхнула черными волосами и скривила губы в ядовитой усмешке. - Знаю, сейчас начнете кричать, что ведьмы существуют лишь в легендах и сказках. Действительно, ни одна из подлинных исторических хроник не упоминает существование ведьм...
   - Потому что это даже звучит бредово! - вдруг оборвал ее колдун. - Ведьмы похищают младенцев и, пожирая их, получают в дар вечную молодость. Они способны наложить на человека проклятие, сглазить его, наслать болезнь. Это же просто чушь! Термин 'проклятие' не имеет под собой логического обоснования. Существуют маги, колдуны, некроманты и даже мистики, но и они, их возможности и заклинания, подчинены законам природы. Они ограничены ими, и это есть наука - а не суеверия выживших из ума фанатиков. Нельзя проклясть кого-либо, нельзя заразить неудачей!
   Члены отряда были немного удивлены пламенной речью Оуэра, потому замолчали. Обычно колдун не опровергал чью-то позицию настолько решительно, так как считал себя истинным исследователем области магии.
   Катарина даже бровью не повела.
   - Наука, говоришь? Раз уж ты набрался смелости заговорить, у меня есть один вопрос: ты знаешь, что буквально во всех существующих легендах ведьмы предстают как самые страшные существа этого мира? Откуда в них такая однозначность, если то всего лишь выдумка безумцев? Теперь хочу немного сказать о нашей с вами суровой реальности. Уж не знаю, кому первым пришла в голову такая мысль, но несколько лет назад Армия Ночи вплотную занялась изучением странностей со всех концов Континента. Они решили, если светлые тратят время на совершенствование существующего, то им следует обратиться к тому, что до сих пор скрывалось от глаз и за завесой прошлого. То есть, мы взялись за изучение всего, что могло быть интересным, необычным, необъяснимым. И ты знаешь, многие сказочки имеют под собой вполне реалистичное основание. Ведьмы не стали исключением.
   - В летописях о нас не упоминается, - продолжила мистик после небольшой паузы, - потому плоды исследований Армии Ночи можно назвать воплощением легенд в жизнь. Ведьм удалось создать путем уничтожения слабостей мистиков. Можно даже заявить, что их самих уничтожают в духовном плане. Маги-мистики привыкли ценить и чтить неприкосновенность человеческой души, но что произойдет, если они собственноручно уничтожат эту ценность? Не кажется ли тебе убийство души аналогией пожирания младенцев? Очень похожие преступления, не так ли?
   - Это... мерзость... - прошептал Оуэр.
   - Убийство души? Разве возможно совершить нечто подобное? - спросил Кром, заметив на бледном лице колдуна выражение ужаса.
   - В обычных условиях и обычному человеку такая задача непосильна, хотя в прошлом ты уже испытал на себе нечто похожее, - ответила Катарина. - Вспомни того мага-грабителя, что отобрал у тебя меч и тем самым сломал твой дух воина. Речь идет не об ударах клинком или отраве, а конкретно о разрушении разума путем подавления личности. В сознание жертвы насылаются видения, самые кошмарные и ужасные, какие ты даже представить себе не можешь. Что происходит, если человек постоянно подвергается такого рода истязаниям? Он вконец свихнется уже через пару дней, а еще через неделю перестает что-либо ощущать, проявлять эмоции, потеряет человечность. Разум уже оказывается не в состоянии управлять телом, из-за чего процессы жизнедеятельности поддерживаются искусственно, дабы не дать ему умереть раньше времени, до того, как душа распадется на куски и исчезнет. Не уходит за Пределы, а именно исчезнет. Мистик же выступает в роли палача, порой и не один раз. Многие из них также сходят с ума, но в итоге получают иную силу - полную власть над человеческим сознанием. Убийство души избавляет их от слабостей. А говоря о науке... эти твои проклятия тоже вполне себе объяснимы наукой.
   Она шагнула к Оуэру и нацелила указательный палец ему в лоб.
   - Вот здесь скрыта вся суть - в твоей голове, колдун! Если я способностями мистика изменю твой разум, добавив, например, очень небольшой изъян, неточность в мышлении или оценке расстояния - ты начнешь спотыкаться и падать постоянно, будешь опрокидывать на себя все подряд и во время сражения навредишь себе своим же оружием. Чем не проклятие невезучести? А можно сделать так, что через некоторое время твои внутренние органы начнут отказывать один за другим? Достаточно всего лишь вложить в твое сознание, управляющее телом, такой приказ. Разумеется, обычному мистику подобное трудно провернуть, а вот такой как я в самый раз.
   Гончие лишь ошарашенно переваривали услышанное. Им казалось, просто быть не может, чтобы ее слова оказались правдой. Вся история походила на выдумку. Однако среди них находился тот, кто не сомневался и даже подтверждал сказанное. Мистик, ныне обратившаяся в ведьму, прошлась по кругу, задумавшись о чем-то. Но это продолжалось недолго. Оборвав всякие лишенные смысла препирания, она снова заговорила:
   - Как видите, я без особых усилий заставила вас замереть, замолчать, слушать. При этом нет необходимости непосредственно в физическом контакте. Все прекрасно осуществляется на расстоянии. Кроме перечисленного я могу вас ослепить, оглушить, или заставить корчиться на полу от невыносимой боли. Однако, бессловесные куклы мне не нужны, потому внушать вам подчинение я не собираюсь. Чтобы сохранить собственные жизни, от вас требуется соблюдение двух условий: признать во мне нового командующего отрядом и отказаться от мыслей расправиться со мной. Нарушение условия карается немедленной смертью. Никаких обсуждений и разбирательств на этот счет я проводить не намереваюсь. И да, еще подумаю, оставлять душу виновного спокойно отойти за Пределы, или уничтожить. Обобщая все вышесказанное, решать все и за всех буду только я.
   - То есть, хочешь подмять под себя Гончих и всех охотников, так? Для чего тебе это? К чему тебе мы, если не имеем права ничего решать? - Кассандра свирепела на глазах, из последних сил стараясь сохранять спокойствие.
   Ответ пришел незамедлительно:
   - Я займу место вашего командира временно, до тех пор, пока Реннет не вернется. Тогда я передам лидерство ему. А до этого момента вы будете следовать тому плану, по которому двигались изначально. Думаю, у вас получится воспринимать меня как выбранного честным голосованием лидера, - усмешка коснулась губ Катарины. - Будем честны до конца, вы и раньше ничего конкретного не решали. Все решения принимал Он. Пусть и дальше будет так.
   - Ну и идиотизм! Происходящее больше на дурной сон смахивает! - Кром закрыл глаза, словно пытаясь проснуться.
   - Тебе не знакомо истинное значение слова 'кошмар'!
   Катарина знала, каково это - просыпаться в холодном поту каждую ночь, помня весь ужас до мельчайших подробностей и постепенно переставая различать грань между сном и явью. Скорее всего, любая ведьма испытывает подобное. Их кошмары превращались в пытку, вторгаясь в реальность и рождая безумие. В конечном счете, они перестают быть людьми, превращаются в монстров, испытывающих лютую ненависть ко всему живому. Но об этом она им никогда не расскажет.
   - Я начинаю понимать твои доводы и причины, - отозвался Ладан, долгое время молчавший. - Возможно, остальные придерживаются иной точки зрения, но я могу согласиться с тобой касательно того, что отрядом должен управлять сильнейший. Однако я не вижу в этой роли тебя, Катарина!
   Прямой взгляд черных глаз он не выдержал, отвернувшись, но сдаваться все равно не желал.
   - Что ты имеешь в виду? - спросили у него.
   - От Реннета правда не скроется, ты ведь сама понимаешь? Думаешь, он поставил бы тебя на свое место, принял бы твою сущность? Считаешь, он когда-нибудь увидит в тебе женщину?..
   - Заткнись!!! - вдруг послышался резкий, яростный вопль. И то оказалась вовсе не мистик, а наемница Валент.
   - ... ? - даже Катарина удивилась.
   - Ты сильно ошибаешься, маг! Он не такой, как все вы... он... он...
   - Достаточно, - остановила мистик бесплодные попытки девушки высказать собственные мысли и выплеснуть чувства. Затем она обратилась к Призраку: - Я понимаю, как могут обернуться обстоятельства. Ты уже предупреждал об этом. Но врать ему я тоже не хочу, потому будь что будет. Если он решит, я уйду сама, без возражений.
   'Нет, он не станет изгонять кого-либо только из личных причин, и даже не станет ненавидеть. Странный он, этот мальчишка. Как бы мне не хотелось большего, чем просто оставаться в его отряде, такое положение вещей уже миф. Он окажется достаточно умен, чтобы впредь избегать сближения со мной'.
   Хотя Катарина в облике ведьмы старалась отбросить те остатки чувств и эмоций, что еще в ней оставались, сейчас ей было больно.
   Она освободила всех Гончих от сковывающего проклятия. Никто не решился напасть на нее. Они понимали свое положение и шансы на победу. Но их взгляды изменились. Теперь на нее смотрели с осторожностью и долей отвращения, словно на дракона-преступника.
   - Ты думала о том, что юноша может не прийти в себя? - на удивление ровным тоном поинтересовалась Кассандра. Она не выглядела сильно напуганной и сумела взять эмоции под контроль.
   - Не думала. Он вернется, даже если на пути встанут Бессмертные Стражи.
   - Ясно.
   Кристальная чародейка не сказала больше ни слова. Катарина оглядела членов отряда и задала главный вопрос еще раз:
   - Вы готовы признать меня новым командующим?
   - Делай как хочешь, - пожал плечами Ладан, - мне все равно.
   Остальные промолчали. То ли они не желали потерять последние крохи гордости, то ли считали, что молчаливого ответа будет достаточно. Мистик не собиралась давить на них еще как-то. Никто не высказался против - этого было достаточно.
   - Вот и славно. Завтра обсудим, как быть дальше. - Она внимательно посмотрела на дьюрара, добавив: - Инцидент с кровавым облаком исчерпан. Если попробуешь снова выкинуть нечто похожее, приготовься защищать собственную душу от моего гнева!
   Ждать чего-то еще Катарина не стала и покинула отряд, вернувшись в лагерь. Гончие остались, все еще сомневаясь. Впрочем, могли ли они что-то предпринять в возникшей ситуации? Вряд ли. Противостояние ничем хорошим не закончится, какова бы не была цель. К тому же, по неведомой причине, маг Ладан, предложение которого мистик растоптала, не казался сильно расстроенным. Скорее наоборот, он спокойно размышлял о чем-то своем.
   - Полагаю, нам тоже следует вернуться, - неуверенно пробормотала Валент и направилась к выходу. Лангиниус присоединился к ней.
   Снаружи стояла глубокая ночь. Звезды высыпали на черное небо. Большая луна светила очень ярко, а вот Драгоценного Сапфира нигде не было видно. Передвигаться по руинам и порой даже по зарослям крапивы не составило большого труда, благодаря бледному свету, разбросанному по всей округе.
   - Получается, ты знала о том, что мазь принес я? - спросил дьюрар у наемницы по дороге в лагерь.
   Та ответила:
   - Совсем недавно узнала, от Клесс. Честно сказать, не могу понять, зачем ты сделал это. Я же не из твой расы, а если подумать, даже не человек.
   Их разговор касался относительно безобидной темы, поэтому никто не пожелал прерываться. После случившегося на совещании он помогал им обоим прийти в себя и немного отвлечься.
   Лангиниус прикусил губу, обнажив белоснежные клыки.
   - Расовые различности тут не при чем. Я в свое время изучал не только магию, но и лекарское дело наряду с алхимией. Можно сказать, что большинство дьюраров обитают ради науки. До тридцатилетнего возраста, то есть достижения зрелости, мы стараемся обучиться всему, чему пожелаем. На своей земле я выращивал всевозможные растения, грибы и деревья со всех концов Континента. Готовился к созданию новых, уникальных видов, каких нигде нет. Отсюда и знание об исцеляющих снадобьях.
   - Вот как? Хотя я не о том спрашивала, - усмехнулась Валент.
   - Н-ну да, извиняюсь, что отошел от темы, - кивнул тот. - Скажем так, особых причин помогать тебе у меня нет, но ведь не помогать - тоже.
   - Ты мастер туманных ответов, - подытожила девушка, а затем добавила: - Можем мы считать наш долг перед тобой выплаченным?
   Лангиниус снова кивнул и попросил передать его благодарность Пожирателю Драконов. В конце концов, именно ее кровь спасла ему жизнь, даже если послужила пищей. Услышав его просьбу, Валент улыбнулась еще шире и заявила, что та слышала весь их разговор.
   - Как? - дьюрар даже замер на месте. Он считал, что разговаривал лишь с девушкой. Громадную черную гиену с желтыми сверкающими глазами он немного побаивался. Та показалась ему слишком вспыльчивой и буйной.
   - Будь уверен, хищник с голубой рожей! - внезапно окликнул его грубый и не совсем человеческий голос, подтвердив худшие опасения. Глаза Валент яростно сверкнули золотисто-зеленым. - Будь осторожен в разговорах и даже не пытайся приблизиться, если голова тебе еще не мешает!
  
   На такой 'приятной' ноте они расстались. Дьюрар направился на ночную охоту. В отличие от остальных он не мог питаться сушенными фруктами и овощными бульонами. Подходили только мясо или рыба, причем необязательно приготовленное на огне. А так как днем на такое попросту не было времени, он выходил поздно ночью. Будучи хищником, в темное время суток его инстинкты работали намного острее. Чтобы к утру вновь набраться сил, ему хватало и трехчасового сна.
   При себе Лангиниус всегда носил кинжал, этого ему бывало достаточно, чтобы загнать какую-нибудь мелкую дичь и освежевать. Свою добычу он находил по запаху, а предвидение скорого будущего позволяло устроить идеальную засаду.
   Но сегодня в его душе царило беспокойство. Можно подумать, оно было вызвано захватом власти в отряде ведьмой Катариной, однако нет. Дело касалось вчерашнего видения, о котором дьюрар еще никому не рассказывал. По сути, он пришел на совещание, уже догадываясь, что там произойдет. Все внимание членов отряда оказалось приковано к женщине-мистику, отчего никто не заметил слишком необычное, чересчур спокойное поведение Лангиниуса. Им просто было не до того.
   В сновидениях отсутствовала четкость, но Катарину в роли нового лидера Черных Гончих он хорошо запомнил. И у него даже сейчас существовали причины не рассказывать о видении остальным. В этом, пока еще не воплощенном будущем не существовало юноши-ренегата. Он умер, не приходя в сознание. Отряд вела за собой она и, в конечном счете, сделала их настоящей легендой.
   В будущем, что он увидел, Гончих боялись все, включая дьюраров его страны. Война была остановлена силами отряда и союзных кланов, но при этом больше половины населения Континента перестало существовать. Разбушевавшиеся магические вихри бродили по пустынным городам, порождая новые катастрофы. Воздух нес в себе ядовитые пары, медленно отравляющие все живое, а мутные воды полнились мертвыми рыбами. Солнце загородили вечно хмурые тучи, что привело к похолоданию, пусть и не к большому, но достаточному, чтобы погибли не устойчивые к нему растения.
   И, тем не менее, вопреки катастрофического вида пейзажам, люди вокруг радовались тому, что выжили. Пусть все выглядело ужасно, новый день дарил им всем надежду, что завтра будет лучше. Что когда-нибудь их мир вернется к тому, каким был пять лет назад, до начала войны. В минуты отчаяния люди и нелюди объединили свои чувства, ради общего спасения. Лепестки белоснежной лилии, выращенной девочкой-дьюраром на, казалось бы, отравленной земле и под ядовитым небом, сияли подобно лучам теплого солнца...
   Лангиниус встряхнулся и вышел из оцепенения. Последняя картина прочно застряла в его голове. Понимание того, что все увиденное способно воплотиться в будущем, не оставляло его сознание, заставив раз за разом обдумывать.
   В том ли дело, что Катарина не откажется от обязанностей лидера даже после смерти Реннета, что она выдержит все испытания и приведет всех к жуткой, но далеко не к худшей развязке? И какой конец их ждет, если Реннет все-таки придет в себя? Прямо сейчас его душа находится за пределами его видений, потому в них его не существовало. Будущее может изменить направление. Если он снова займет место командира охотников, увиденное Лангиниусом во сне, никогда не станет явью.
   Если этого не произойдет, то стоит ли ему рассказывать кому-то? Нужно ли пытаться изменить такое будущее? Честно признать, Лангиниус сомневался в себе. Он хотел оставить все, как есть.
   Разумеется, их будущее сейчас выглядело ужасным, однако... белые лилии... рождали в сердце надежду.
   
  Глава 6 Все еще человек
  
   Реннет потерял сознание в самый неподходящий момент. С другой стороны, существуют ли для этого подходящие моменты? И определение 'потерять сознание' не совсем применимо в данной конкретной ситуации. Он не просто проваливался в темноту, а отделился от тела. Его разум продолжал работать, мысли двигались, однако ничего кроме темноты и пустоты он не ощущал.
   Продолжалось так недолго. Вскоре холодная тьма сменилась серо-белым пространством, слишком знакомым и реальным, чтобы оказаться сном. Реннет не удивился. Казалось, он потерял это умение достаточно давно. И то, что он снова попал в одну из Верхних Сфер, скорее встревожило. В последний раз юноша бывал здесь, когда умирал...
   - Почему же сейчас? - практически сразу приступил он к размышлениям и поиску причин. - Если я правильно помню, попасть в другие сферы, окружающие наш мир, возможно только в виде души...
   Разумеется, первым делом он огляделся по сторонам, пытаясь найти хоть какую-то зацепку, чтобы опираясь на него начать строить предположения. Как и в прошлый раз, его встретил пустынный и до тошноты однообразный пейзаж. Небо едва различимо отличалось от белой земли, ровной и гладкой. Можно сказать, что даже горизонт выглядел нарисованной линией. Ветра не ощущалось. Бессмертная Стража упоминала, что эта сфера обитаема, однако ни единого живого существа поблизости не обнаружилось.
   Молодой ренегат не паниковал, не терял способности здраво мыслить. Он ждал, когда кто-нибудь появится перед ним и даст ответы на все вопросы. Однако этого не происходило. Никто не объявился, никто не заговорил с ним.
   В Белом Пламени боевых магов учили определять время, тренируя сознание таким образом, чтобы впоследствии оно делало расчеты минут и часов на уровне инстинктов, как дышать и моргать, к примеру. Освоить подобный навык непросто и требует много времени.
   С момента появления в этом однообразном во всех смыслах пространстве прошло около одной шестой часа, десяти минут или тысячи мгновений. И круглый идиот бы понял, что дальнейшие ожидания никакого результата не принесут. Поэтому Реннет решил начать действовать.
   Магия оставалась при нем, вот только воспользоваться ею было проблематично. К тому же, в целях безопасности, здесь не стоило экспериментировать, понапрасну тратя силы. Если теория дикой магии верна, боевые маги впитывают ее из окружающего мира, преобразовывая в стихийную. Будет ли то же самое здесь? Если он растратит магию на пустые попытки что-то сделать, восполнится ли она? Надлежало понаблюдать за собственным самочувствием, чтобы выявить любые признаки опустошения на ранних стадиях.
   Сам того не заметив, юноша начал думать о том, как выжить и приспособиться к окружающим условиям. Как всегда, вопросов оказалось больше, чем ответов, отчего хотелось крикнуть во весь голос: 'Это реальность, парень! Она везде одинаково сурова и беспощадна!' То есть, реальность - всегда куча вопросов.
   Одно Реннет мог сказать наверняка. Его чутье магии никуда не исчезло. Скорее всего, оно было связано напрямую с его душой, а не только с магией. В прошлый раз он смог определить силу и стихии членов Бессмертной Стражи.
   Каких-либо иных вариантов не оставалось, потому он без колебаний зашагал вперед, к горизонту. При этом его посетили немного странные ощущения, будто ноги едва-едва касались земли. Привычной тяжести в теле и следов на земле Реннет тоже не наблюдал. Большого оптимизма это не добавило. При отсутствии каких-либо ориентиров можно кружить на одном месте вечность, полагая, что продвигаешься вперед.
   Оставив один из сапожек лежать на том месте, где он появился, юноша подхватил другой и двинулся. Если через определенные промежутки расстояния раскладывать на белоснежной твердой почве по предмету, есть шанс не только отдаляться от начальной точки, но и взять определенное направление. Достаточно будет постоянно держать хотя бы два предмета выстроенными в одном направлении, на манер наконечника и оперения стрелы.
   Но навыки выживания, изученные им еще во времена обучения у светлых, оказались совершенно бессильны. Когда Реннет сделал около двух сотен шагов и обернулся, предмета обуви не оказалось на месте. А если точнее, он как раз-таки был там, где должен - на его же ноге. Маг даже ничего не почувствовал.
   Для того чтобы удостоверится, он повторил эксперимент. Сапоги испарялись и снова появлялись на ногах. Возможно, причиной тому была его сущность. Сейчас его настоящее тело лежало где-то на поле боя, а здесь он присутствовал скорее как душа, выглядящая как человек. Доказательство тому черная мантия, что висела на плечах. Ей уж точно на поле сражения неоткуда было взяться.
   - Ладно, лучше вообще не думать об этом, - убедил себя ренегат и двинулся дальше. Ничего другого ему не оставалось.
   Шагать оказалось на удивление легко и силы практически не тратились. Он даже попытался бежать, но по какой-то причине казалось, что так он перемещается еще медленнее. Сказать, что настроение Реннета скатывалось к нулю, значит ничего не сказать. Странности начали изрядно его раздражать.
   Первый проблеск радости и надежды он испытал, когда после двух часов непрерывной ходьбы увидел на горизонте нечто, напоминающее горный пик. Правда, с уверенностью утверждать, что это не плод его воображения, было сложно, учитывая обстоятельства.
  
   Прошло еще около четырех часов. Неподвижная точка, в сторону которой он держал направление, не приблизилась даже на километр. Сдавшись и потеряв всякое желание продолжать бессмысленный путь, Реннет уселся прямо на земле, если ее можно так назвать. На ощупь она выглядела ровной, но не совсем гладкой. Кроме того, какие бы усилия не прилагал, отколоть от нее хотя бы кусочек не получалось. В конечном счете, наплевав на все, он разлегся на спину, глядя в однотонное серое небо. Он думал, так как ничего другого сделать не мог.
   - Стража упомянула, что Сферы не являются обителью душ умерших. Другими словами, он все еще должен быть жив, обязательно должен! Ведь... не выглядит же мир за Пределами точно так же? И потом, почему я вообще здесь оказался? В битве с Гелиосом я получил немало ран, ожогов и царапин, но ни одно из них не могло стать смертельным, наверное...
   Неопределенность раздражала. Если говорить честно, пугала тоже. Реннет боялся смерти и ценил собственную жизнь, потому в прошлом даже использовал заклинание Когти Смерти на себе, чтобы вновь вернуться. Неизвестно, что ожидает душу за Пределами. Этого даже Бессмертные не знают, или говорят, что не знают. Ну а Бог... Каков его облик? Какого он пола и возраста? Существо ли вообще? Действительно ли маги-священники, молящиеся Богу-Защитнику, получают свою силу от Него?
   Пока юноша лежа раздумывал о разных мелочах, его вниманием завладел мягкий, обволакивающий уши шум. Будто невесомые перья падали на твердый пол. Звук был едва слышен, и поначалу Реннет принял его за очередную фантомную ерунду, однако...
   Запрокинув голову, он увидел, как едва различимое на фоне серого неба белое марево появилось на горизонте. Шум также нарастал с каждым мгновением, и происходящее уже не выглядело галлюцинацией.
   Внезапно, резкий порыв ветра налетел на распластавшегося юношу, заставив его волосы затрепетать. Пораженный чуть ли не до слез, он вскочил на ноги и начал вглядываться вдаль.
   Край светло-серого неба медленно начал окрашиваться в необычные фиолетовые оттенки. И в тот же миг, резко, вспыхнул ярчайший алый свет, окрасив буквально все небо над головой мага в этот интенсивный оттенок красно-фиолетового. Ветер с завыванием создавал небольшие вихри, блуждая по бесконечному открытому пространству.
   А затем появились они - сущности, похожие на живые змееподобные клубы дыма. Они возникли буквально из ниоткуда. Меняясь, размываясь в воздухе, двигаясь хаотично, без единой траектории, существа умудрялись не сталкиваться друг с другом. Изредка в клубах дымчатой материи можно было увидеть нечто, похожее на конечности неизвестных существ, крылья и даже рога. Но они тоже размывались, отчего создавалось ощущение, будто юношу, раз за разом, подводило зрение. И скоро сущности, будто почувствовав на себе пристальный взгляд мага, начали собираться над местом, где он стоял. Они вращались прямо над ним, словно стая рыб вокруг добычи.
   Реннету это не нравилось. От неизвестных, но определенно не лишенных разума созданий веяло огромной силой, очень похожей на магию Бессмертной Стражи. И он буквально кожей ощущал их горящие взгляды, сотканные из полупрозрачной дымки и самых различных эмоций. В них чувствовалось удивление, непонимание, тревога и даже враждебность. Можно сказать, они отвечали юноше взаимной осторожностью.
   Последний понятия не имел, что предпринять. Кольцо непрестанно вращающихся вокруг него дымчатых змей постепенно сжималось. Бежать? Ну и куда? Да и не убежишь от тех, кто способен так быстро летать. В таком случае, просто стоять и ждать, пока что-нибудь не произойдет?
   - Вот же повезло! - прошептал с толикой злости в голосе Реннет, насчитав около тридцати существ. Ничего другого, кроме как обратиться к собственной магии, он не придумал. - Не знаю, сработает ли она на них, однако просто сдаваться будет очень глупо.
   Неизвестно, то ли потому что здесь магия ощущалась несколько иначе, то ли из-за нехватки ее ресурсов, с превеликим трудом ему удалось сотворить крошечный огонек. При этом сиял и выглядел он не как сгусток огня, а как сфера света, да и тепло не излучал совсем. Его хватило лишь на такое несуразное и непонятное заклинание, однако окружающие его дымчатые змееподобные твари, словно почуяв опасность, одновременно отпрянули в разные стороны. Словно столбы дыма из труб деревенских домов холодным зимним днем, они поднимались вверх, переплетаясь между собой. Их полет показался Реннету неким импровизированным танцем, в какой-то степени даже завораживающим.
   Не решившись запустить заклинание прямо в них, чтобы не вызвать ответную агрессию, способную привести к плачевному исходу, юноша рассеял свою магию. Запрокинув голову к красновато-фиолетовому небу, он наблюдал за их последующими действиями. Те, судя по всему, не собирались сближаться и оставались на определенной дистанции.
   - Ты их напугал, парнишка! - послышалось вдруг откуда-то со стороны.
  Реннет чисто инстинктивно развернулся и встал в защитную стойку, приготовившись встретить врага лицом к лицу. Осознание того, что этот голос он уже слышал, пришло мгновением позже.
   - Не надо так отскакивать. Меня немного оскорбляет подобная реакция, - улыбнулась женщина в алых одеяниях. Она сидела прямо на земле, сдвинув ноги перед собой и обхватив колени руками. Алые волосы рассыпались по плечам и искрились на свету, будто объятые пламенем. Пусть юноша виделся с ней лишь однажды, не мог забыть, даже если б захотел. Страж Мирейн - одна из Бессмертных, почтила его своим появлением. Видя, как Реннет стоит на месте, сбитый с толку, ее красивые выразительные брови чуть сдвинулись. - Можешь присесть рядом? - спросила она.
   Он недолго колебался. Если кто и мог объяснить произошедшее, то только они - Стража. Кого они там сторожат и почему себя так именуют, ему было неизвестно, однако про себя юноша обрадовался их появлению.
   - На сей раз тебе повезло со временем, - довольно хмыкнула Мирейн, - ибо рассвет в Сфере Драконьего Обиталища само по себе достаточно интересное явление. В отличие от основной сферы, здесь он длится один миг. Да, ночь составляет не меньше двадцати часов, когда как день - целых сорок. Возможно, ты уже догадался, существа над нашими головами - это и есть драконы.
   Реннету, конечно, было бы интересно узнать подробнее о Сфере, в которой очутился уже во второй раз, однако более серьезные вопросы требовали немедленного ответа.
   - К чему посторонние мелочи? Я хотел бы знать, по какой причине вновь оказался здесь? - довольно-таки резким тоном и в грубой манере поинтересовался он у молодой женщины.
   Та взглянула на него с толикой сожаления, но ответила:
   - Ты бывал здесь однажды, по нашему желанию. Наверное, по этой причине, когда связь души с телом истончилась, тебя забросило именно сюда, а не в какое-то иное место. Думаю, мне стоит добавить, что Сферы достаточно опасны для таких как ты, Реннет. Обитающие в них существа могут недружелюбно отнестись к чужакам. Повезло, ты встретил Эфирных Змей, а не их злейших врагов. Стая Мглистых Пожирателей растерзала бы тебя в мгновение ока.
   Предпочитая не думать о том, что могло с ним произойти, ренегат сосредоточился на первых словах Мирейн. Он уже успел заметить, что женщина-страж необычно серьезна сегодня. Никаких шуточек и странных намеков с ее стороны, как бывало всегда. Значили ли такого рода изменения ухудшение ситуации в целом?
   - И все же, возвращаясь к моему вопросу... - начал он.
   - Хочешь знать, почему твоя душа соизволила покинуть тело? - с заметным укором перебила его она. - Ничего удивительного и все достаточно просто, если сам немного пошевелишь мозгами, парень. Никто тебя сюда не затаскивал. Сам виноват.
   - Виноват? И в чем же? В последнее время, меня старается в чем-либо обвинить каждый второй встреченный человек.
   - Быть может, потому что ты никогда не обращаешь внимания на чувства и принципы других? В данном конкретном случае, недооцениваешь законы своего мира. Считаешь, какие-то там запретные заклинания позволят тебе делать все, что вздумается? Ты думаешь, вот так вот легко избежать смерти и оставить душу привязанной к телу? Самодовольство не приводит ни к чему хорошему.
   Реннет почувствовал, как странный холод охватывает его.
   - Вы говорите о Когтях Смерти? - спросил он, сглотнув.
   Мирейн находилась сбоку от него, и он не видел выражение ее лица, скрытое челкой волос. Женщина молчала некоторое время, но юноша не посмел переспрашивать и лишь застыл в напряжении.
   - Давай буду говорить с тобой честно, - повернулась внезапно она к нему. - Никто из тех, что пытались избежать смерти с помощью запретной магии, не добился успеха. Все они, пусть немного, но сомневались в собственных возможностях, и в результате получили заслуженное наказание. И ты в этом смысле ничем не лучше других, Реннет. Ты уже мертв, хотя продолжаешь цепляться за тонкую нить. Да, то запретное заклинание не позволило тебе уйти за Пределы, однако полностью восстановить связь между твоей душой и телом оно не способно. Мертвый Ренегат, неужели ты рассчитывал совладать с заклинанием, недопустимым и грубо нарушающим законы мира?
   Пусть не до конца, но Реннет осознал, что хотела ему сказать Страж Мирейн. Когти Смерти сработали частично, в итоге восстановленная связь была настолько непрочной, что могла бы разорваться в любой момент. Он был обречен умереть в ближайшее время - вот что это означает.
   - Так я уже не вернусь в собственное тело? - задал он самый важный вопрос.
   - Не могу сказать. Многое зависит от тебя самого. Либо связь исчезнет окончательно, либо твоя воля и желание выжить сумеют ее немного укрепить, позволив вернуться. Но и они не всесильны, - вздохнула она.
   - Даже если я вернусь, это не гарантирует того, что подобного больше не повториться... - пробормотал он, уставившись перед собой.
   - Нет, подобное обязательно повториться! - заявила вдруг громче Мирейн, словно выйдя из себя. - Ты что, идиот, не слушал меня? Ты мертв! Мертв с того момента, когда в тебя вонзились клинки темных магов! Своей участи тебе не избежать!
   Юноша не мог взять в толк, почему она злиться? Вроде бы, это его перспектива, рыдать и рвать на себе волосы, проклиная судьбу и обстоятельства.
   - Могу я спросить, сколько мне еще осталось? - его голос оставался таким же спокойным.
   - Я не знаю, - качнула головой Страх, постепенно возвращая себе хладнокровие. - Если останешься в стороне от сражений и магии, то сможешь протянуть года два, думаю. Но продолжая в том же духе, ты подписываешь смертный приговор. В этом случае любая минута может оказаться последней.
   - Есть что-то способное спровоцировать критический исход? Хотелось бы знать наверняка.
   - Сильное истощение, я полагаю.
   Реннет кивнул.
   - Что ж, спасибо вам и на этом. - Особой бодрости в его голосе не ощущалось, но и подавленным он не выглядел. - Стража изначально все знала, не так ли? Теперь все становится на свои места. А я-то размышлял, почему ваши браться и сестры так легко согласились, чтобы нарушитель запретов вернулся туда, где вам его не достать. Я не был для вас проблемой, потому как нахожусь на грани жизни и смерти, - усмехнулся юноша. - Зато вы благополучно старались использовать меня в собственных целях. Хотелось бы посмотреть в глаза этому вашему Богу...
   Мирейн резко поднялась и взглянула на него сверху вниз.
   - А ты не слишком зазнаешься, нет? Бог здесь не при чем! С внутренними проблемами мира положено разбираться нам, потому и ответственность лежит лишь на нас! Да, ты совершенно прав, мы хотели воспользоваться тобой! И если даже прошлое можно было пережить снова, я поступила бы так же!
   Маг-ренегат вскочил навстречу и практически вплотную приблизился к ней. Даже могучая аура силы, исходящая от нее, не пугала его более. В карих глазах Реннета горел гнев, но ни следов ненависти.
   - Так я и думал. Вы по-прежнему человек, Мирейн!
   Та явно не ожидала этих слов, из-за чего опешила на мгновение. По выражению лица она не смогла понять, в каком контексте и с каким смыслом он их произнес, потому спросила сразу:
   - Что ты имеешь в виду?
   - Когда вы объявили себя Бессмертной Стражей, которые когда-то были людьми, я долго думал. Я размышлял над тем, кто вы есть сейчас, пытался понять вашу логику. Но сейчас я понял, вы не перестали ими быть. Вам знаком гнев и недовольство, заблуждение и ложь самому себе. И конечно же вы неплохо пользуетесь кем-то, совсем уж по-человечески. Даже немного разочарован, если честно.
   Женщина в алых одеяниях и идеальными чертами лица, при виде которых возникает странное чувство тревоги, нахмурилась. Реннет решил продолжить:
   - Будь вы сущностями выше или ниже человека, я мог бы оправдать любой ваш поступок по отношению ко мне. В конце концов, не являющийся человеком вряд ли способен нас понять. Однако вы все еще люди, причем не самого лучшего качества. Я пользуюсь запретными заклинаниями исключительно ради себя и не скрываю этого. Но вы решили, что имеете право использовать мою жизнь ради спасения всего населения Континента! Этого отвратительно! Мерзостное лицемерие во всей красе, потому как вы намереваетесь оправдать собственные грехи жизнями других!
   Страж скрестила руки на груди и на мгновение прикрыла глаза, чтобы привести мысли в порядок. Последующие ее слова прозвучали холодно:
   - Думаешь, твои слова заставят меня отступить с извинениями? Да, мы принесли тебя в жертву, и что с этого? Если понадобится, мы готовы на сотни жертв, даже тысячи, ради предотвращения Конфликта!
   - Вот как? Знаете, Страж Мирейн, если бы вы прямо сейчас сказали, что использовали меня ради самой себя, собственных целей и спасении лишь своей жизни, я бы не стал возражать. Но теперь вся ваша семейка может забыть о каких-либо договоренностях! Сотрудничества не будет, пока я не узнаю всю правду о запретных заклинаниях. В последнее время я сильнее начал сомневаться в тех историях, что прочел в прошлом. Если же попытаетесь снова мной манипулировать или же убить, возмездие не заставит себя ждать.
   'Что это с ним вдруг произошло? Свихнулся на почве потрясения? Он вполне серьезно говорит о мести нам?' - удивилась женщина.
   - Чтобы выразиться ясней, я даже пальцем не пошевелю, пока не расскажете все, что я хочу знать об этом мире. Ваш единственный шанс остановить войну - я, а вы - мой шанс избежать смерти. Если же ваш Бог не доверяет людям, то и мир ему ни к чему. Убьете меня и тем самым уничтожите мир - это станет моей человеческой местью!
   По неизвестной причине Реннету казалось, что сейчас он способен очнуться и вернуться в собственное тело. Он просто знал, что обязательно так будет. Иначе никак. Хозяином собственной души был он и никто другой!
   Бессмертная Мирейн наблюдала, как силуэт в черной мантии медленно растворяется в фиолетово-белом пространстве.
  
   Восхождение Катарины на пост лидера Гончих прошло без серьезных проблем. Все были удивлены тем, что их командиром стала мистик, не выделявшаяся в этой стезе до сегодняшнего момента. Можно даже сказать, глав союзных кланов эта новость сильно озадачила.
   Настоящую правду никто из них не узнал. Отряд Черных состоял из одиночек и ренегатов, а они не любили распространяться о ком-либо. Тем более, никто из них не хотел признаваться в том, что их силой заставили признать нового командующего. Гордость не позволяла им пойти на подобный шаг.
   В то же время, от особо проницательных глаз не укрылось то, с каким холодом теперь смотрели на Катарину члены отряда. Пусть они держались так, будто принимали ее в качестве лидера, неприязнь скрывать невозможно.
   Но даже в такой обстановке вопросы о дальнейших действиях охотников продолжали решаться. Их прошлую цель можно считать выполненной, потому как Гелиос убит. Тем не менее, командир Южной Оборонительной Армии светлых был недалек от истины, говоря о разрушенном равновесии между конфликтующими сторонами. Светлый Орден заметно ослабел, и Армия Ночи обязательно воспользуется этим. Очевидно, они ударят изо-всех сил, стремясь сбросить боевых магов Империи со всех ключевых позиций. Гончих и охотников наконец-таки начнут воспринимать всерьез. Остается вопрос: Что делать дальше?
   - Ясно одно, дальнейшие действия против светлых понесут за собой неприятные последствия, - вздохнула Ливада. - Армия Ночи уже способна одержать победу в войне.
   Катарина кивнула.
   - Мы не хотим этого. Как уже говорилось, наша задача состоит в том, чтобы заставить обе стороны признать нашу силу. Нам необходимо заслужить право голоса в среде могущественных, чтобы начать с ними обстоятельные переговоры. Пока не покажем свою силу, никто всерьез нас воспринимать не станет, как и любые наши предложения о мирном разрешении конфликта.
   - А нужно ли нам дальше усердствовать? Разве достигнутого недостаточно? - выразил сомнение Сазель.
   - Касательно Светлых можно так считать, однако люди привыкли смотреть на все лишь с одной позиции. Поражение одних не вразумит их противника, то есть - темных. Полагаю, Реннет хотел провернуть все таким образом, чтобы ни одна из сторон не посмела засомневаться, - Ладан говорил с явной неохотой.
   Дальше совещание свелось к обсуждению новых подходов к завершению плана. Катарина изначально не собиралась соглашаться с изменениями, но не стала мешать всем выговориться, предложить свои идеи.
   К примеру, глава клана Северных Воителей предлагал отсечь головы вражеских змей. Говоря иначе, убить обоих лидеров конфликтующих сторон, тем самым внести в их ряды смятение и, возможно, остановить их ненадолго. Но этот вариант отвергли сразу же, причем сделал это не кто иной, как Ладан.
   - Ты что, сказок про доблестных героев начитался? - раздраженно бросил он ему в лицо. - Только там и бывает такое, чтобы с убийством командира армия прекращала свое существование или сдалась. Мы же имеем дело с реальностью, где смерть лидера огорчит разве что его ближайших товарищей. На место павшего встанет другой и на этом все закончится. К тому же, уничтожение нынешних глав Светлого Ордена и Армии Ночи чревато опасностью. Неизвестно, кто встанет на их место.
   Ливада добавила, что если бы место павшего занял тот, кто желает прекратить войну, проблемы были бы решены без дальнейших сражений. Вот только она сама придерживалась мнения о невозможности подобного исхода. Объяснялось все достаточно просто. Ни один здравомыслящий лидер не станет держать возле себя людей, не разделяющих его взгляды. Потому-то, что бы с ним самим не приключилось, орден пойдет по уже выбранному пути. Единственный выход, внедрить в саму основную структуру управления собственного агента, который впоследствии займет место лидера и сделает все возможное, чтобы решить дело миром. Затея безнадежная для такого короткого отрезка времени, что был у Гончих в наличии. И опять же, рядовые подчиненные вполне могут свергнуть подозрительного нового лидера, противоречащего взглядам прежнего.
   Еще был озвучен вариант, при котором охотники ударили бы по самым уязвимым точкам орденов, дабы ослабить их и тем самым вынудить начать переговоры. Его отбросила уже сама Катарина. Она справедливо заметила, что у больших организаций наподобие Армии Ночи, к примеру, нет настолько серьезных уязвимых мест, чтобы ударив туда можно было надеяться на значительное ослабление. Ко всему прочему, если бы они били только по слабым сторонам врага, те никогда бы не стали воспринимать их за угрозу. Чтобы заслужить чье-то уважение и заставить его почувствовать страх, необходимо испытать на прочность самые сильные его стороны. Так было с Гелиосом и Чистым Светом. Настала очередь Армии Ночи.
   - А что в общих чертах она представляет собой? И о каких сильных сторонах темных мы знаем? - задумался вслух Сазель - глава клана Остролист.
   Как оказалось, эти вопросы волновали не только его. В отличие от Светлого Ордена, их соперники буквально тонули за завесой тайн и загадок. Даже имени их лидера до сих пор никто не знал, и это само по себе говорило о многом.
   - Думаю, как раз над этим нам всем стоит подумать, - согласилась Кассандра. - Кому из нас известно о них больше всего?
   Надо ли говорить, все взгляды скрестились на Катарине. Довольно резонно, если вдуматься. В прошлом она занимала далеко не последнее место в рядах темных и конечно оказывалась в курсе многих деталей. Мистик прекрасно понимала ожидание остальных, потому уверенно заявила о готовности поделиться всей информацией, которой обладала раньше. Но прежде чем женщина начала, Ладан вмешался.
   - Будет лучше, если мы сделаем перерыв на несколько дней. Большая часть твоих знаний об Армии Ночи за прошедшие месяцы могла устареть, - сказал он ей. - Я располагаю более свежими данными, пусть и не столь объемными. Чтобы не запутаться, нам придется все сопоставить и затем обобщить. Таким образом, получится выстроить более правдивую картину.
   Доводы Призрака звучали более чем убедительно. Возражающих среди Гончих и союзников не оказалось. Было принято единое решение оставаться в руинах старого города еще на четыре дня. Конечно, при этом все осознавали, что их положение нельзя назвать безопасным, но сходились во мнении, что двигаться без конкретной цели куда опаснее.
   'Быть может, дело не в том, чтобы правильно обобщить имеющуюся информацию об Армии Ночи, а в том, чтобы не допустить возможного предательства с моей стороны? - размышляла самопровозглашенный командир Гончих, усомнившись в словах Ладана. - А если он боится, что я могу отравить план неверными сведениями о противнике? Не стоит отсеивать такую вероятность. Также не стоит отметать, что он сам предпримет действия, дабы меня подставить и обвинить в предательстве. Ладан лишь с виду кажется благородным магом. Уверена, стоит покопаться в его прошлом, как найдутся далеко нелицеприятные подробности'.
   Нельзя сказать, что она включила его в число предателей, но подозрения все же появились. Трехглазый тоже был его агентом.
   Вообще, подозрения относительно того, что в отряде имеется еще один недоброжелатель, появились давно. А в последние сутки атмосфера в лагере начала тревожить Катарину гораздо сильнее. И дело не в каких-то там беспочвенных домыслах. Возникло неприятное чувство, словно кто-то из числа охотников пытается действовать во вред им, поглощенный темной ненавистью.
   Ведьмы отличались от простых мистиков и тем, что очень остро реагировали на эмоциональное изменение окружающих людей. Прямо сейчас в лагере царила общая тревожность, беспокойство, подавленность и даже некоторое раздражение. Такое весьма ожидаемо, учитывая произошедшие недавно события. Однако иногда проскакивали по-настоящему жгучие искры ненависти, способные выделиться даже на фоне общего настроения. Определить, кто именно испытывает столь сильные негативные эмоции - очень сложно и для ведьмы. Поэтому Катарина предпочла никому не говорить об этом, пытаясь выяснить все самостоятельно.
   После совещания с союзными кланами она вернулась в лагерь, то есть в низкое приземистое здание, испещренное трещинами и покрытое мхом. И проходя мимо навеса, под которым все еще лежал юноша-ренегат, она почувствовала небывалую волну ненависти. Будто кто-то копил эти чувства в себе очень долгое время.
   Поначалу женщина растерялась, не сразу осознав, что происходит. Мысли закружились в ее сознании беспорядочным потоком.
   'Что такое? Настолько ужасные негативные эмоции? Это ведь из-под навеса. Там лежит Реннет, но разве сейчас он не без сознания?'
   Очень быстро Катарина поняла, что эмоции, с которыми столкнулась, не могу принадлежать юноше. Окружающая его аура тоже пугала, но от нее не веяло ненавистью, скользкой, мерзкой и леденяще холодной ненавистью. Выходит...
   Кричать и звать кого-то на помощь она не стала, боясь тем самым предупредить убийцу. Выхватив с пояса кинжал, бросилась к навесу, по пути грубо оттолкнув зазевавшегося мага. Одновременно женщина взывала к силе ведьмы, жалея о том, что не захватила с собой излюбленный меч. Тот факт, что под навесом было слишком мало пространства для размахивания длинным клинком, пришел к ней значительно позже.
   Не колеблясь даже мгновения, Катарина резко откинула край тканевого навеса, чтобы остановить неизвестного злоумышленника. Однако она даже толком разглядеть ничего не успела, как получила удар в живот и отлетела назад, умудрившись еще и клинок выронить. Это случилось настолько неожиданно, что тело не сумело вовремя сгруппироваться. Женщина-мистик растянулась на каменном полу, под удивленными взглядами очевидцев.
   'Идиоты! Скорее остановите его!' - хотела бы она закричать, но понимала, что пока смысл ее слов дойдет до кого-нибудь, произойдет нечто ужасное.
   Поэтому она полагалась исключительно на себя и с яростью в чернеющих глазах вскочила на ноги. В тот же миг под навесом что-то вспыхнуло. Языки пламени проделали в прочной ткани огромную дыру, оттуда повалил дым. Мгновением позже навес вообще сорвало с опор, и к ногам Катарины рухнул человек, запутавшийся в нем.
   Одного единственного взгляда мистику хватило понять, что это не Реннет. Вылетевшей ей под ноги оказалась молодая девушка с кудрявыми черными волосами. Она прижимала руку к животу и истошно вопила, корчась от боли.
   А там, где ранее находился навес, приподнимаясь на постели сидел Реннет, обнаженный до пояса. Из его левого бока торчала рукоять небольшого кинжала и по бледной коже расплывалась алая кровь.
   Разворачивающиеся один за другим события ошеломили Катарину настолько, что она застыла в замешательстве, не представляя, что делать дальше. Во-первых, Реннет очнулся. Во-вторых, он был ранен. В третьих, кто эта девушка и что делала под навесом? В четвертых, кто смертельно ранил ее?
   Скривившись от боли в боку, Ренегат заговорил, выведя ее и остальных из оцепенения:
   - Быстрее, используй на ней свои силы ...рина, пока она не умерла!
   
  Глава 7 Ведьма
  
   На Реннета торопливо накладывали лечащее заклинание. Судя по тому, с каким спокойствием Ладан это делал, ранение оказалось не таким уж тяжелым. Но возможно, шпион-маг был спокоен, потому что привык к виду крови. Юноша все время процесса оставался в сознании.
   Катарина не могла оглядываться на них, занятая второй раненной - молодой девушкой. Возложив ей на лоб руку, мистик постаралась притупить одолевающую ее боль, а уж затем принялась за чтение мыслей и воспоминаний. Она догадалась, что невероятной силы ненависть исходила именно от нее.
   - Ух, - выдохнула женщина-мистик спустя пару минут, закончив с делом. И честно говоря, читать сознание полностью поглощенного ненавистью человека оказалось непросто. Пришлось воспользоваться темной частью собственной натуры, незаметно для окружающих.
   - Что тут приключилось? - спросила Валент, одна из первых прибежавшая на место происшествия.
   - Найди Ливаду. Эта девушка из Алого Дождя, - отозвалась Катарина, - и она только что хотела убить Ренегата. Да, еще Валент... - Она взглянула на наемницу с ужесточившимся выражением лица и немного тише добавила: - Если она и ее клан попробуют оказать сопротивление или странно себя поведут, разрешаю не сдерживаться в силе!
   Затем, уже не обращая внимания на застывшую от удивления наемницу, мистик поднялась и направилась к юноше. Призрак как раз заканчивал с заклинаниями.
   - Какой мотив? - прямо спросил Реннет, едва увидев Катарину. - Если меня пытались убить, я хочу знать почему.
   - Личная месть, я полагаю, - заговорила та. - Помнишь, ты убил того мага и принес отрезанную голову Ливаде?
  Она упомянула недавний инцидент, в котором юноша учинил расправу над одним из членов Алого Дождя, изнасиловавшем горожанку на глазах мужа и малолетнего сына. Тогда еще Ливада и Реннет схлестнулись между собой, и успокаивать последнего пришлось самой Катарине.
   - Тот самый? - без намека на удивление поинтересовался сейчас он.
   - Девушка, что напала сегодня на тебя, была его сестрой. Все это время она копила в себе ненависть и сейчас, когда ты был без сознания и не мог оказать сопротивления, решила навсегда покончить с отравляющими ее эмоциями.
   - Ясно, - кивнул Реннет и поднялся, впрочем, тут же схватившись за бок.
   К тому времени появились Ливада Крейнер и Гончие в полном составе. Лидер Алого Дождя бросилась к смертельно раненной подчиненной и осторожно приподняла ей голову. Та оглядывалась вокруг, будто не замечая никого, и продолжала прижимать ладонь к животу, развороченному заклинанием огненной стрелы.
   - Как я понял из услышанного, эта девушка пыталась убить Ренегата, но он как раз в тот момент пришел в себя? - озвучил свое предположение Оуэр, добавив в довершение: - Очень вовремя, не находите?
   Но никто ему не ответил. Все ждали, что скажет сам Реннет о произошедшем. А он лишь молча, не без усилий опустился рядом с пострадавшей от его руки девушкой. Ливада заметила его и наверняка даже успела узнать, что именно от его заклинания сейчас умирала ее подчиненная, задыхаясь кровью. Однако глава Алого Дождя просто промолчала, сосредоточившись на умирающей.
   - Может, мы еще успеем помочь? - осведомился один из лекарей ее клана.
   - Бессмысленно, - бросил Реннет. - Я применил Огненную Стрелу. Подозреваю, что ее внутренние органы буквально выжжены. Магия лишь продлит ей страдания. И потом, - он сделал небольшую паузу, - я не потерплю в своем отряде тех, кто покусился на мою жизнь. Она сознательно выбрала мщение, пусть даже тот ублюдок не был достоин подобного.
   Таким образом, объявив суровый, но справедливо звучащий вердикт, он снова поднялся и остановил взор уже на Гончих.
   - К разговорам вернемся чуть позже. Соберутся только главы союзных кланов и Гончие!
   - Прости, юноша, но мы тебе не подчиняемся, - развел руками Кром. - Наш лидер сейчас Катарина, как это ни странно.
   То был явный выпад в сторону мистика. Кузнец-мечник решил поступить правильно и без пустых предисловий. К тому же, если даже у него нашлось желание описать ситуацию в отряде помягче, скрывать изменения все равно не получилось бы. А если уж совсем на чистоту, со вчерашнего дня он начал испытывать неприязнь к ведьме.
   - Как он и сказал, соберемся позже! - холодно произнесла Катарина, глядя на мечника с нескрываемым раздражением.
   Гончие, видимо, не собираясь принимать участие в разборках между прошлым и нынешним командирами, отошли в сторону. Реннет с застывшим на лице удивлением обернулся к ней. В карих глазах отражался очевидный вопрос.
   - Желаешь получить объяснения прямо здесь? - она, в свою очередь, мрачно смотрела на него.
   - Нет, в таком случае поговорим наедине. Однако прежде мы должны решить вопрос с ней, - кивнул юноша на лежащую в руках Ливады девушку. - Она долго не протянет.
   - Хорошо, здесь я решу, а ты не мог бы для начала одеться?
   Взглянув на себя и обнаружив, что кроме штанов на нем ничего нет, тот согласно кивнул и отошел к навесу, где были сложены все его вещи.
   Еще раз дотронувшись кончиками пальцев лба умирающей, Катарина приглушила терзавшую ее боль и сказала Ливаде:
   - Отнесите ее к своим. Возможно, она захочет попрощаться. Уверена, он не будет против. А о случившемся и о том, как вы это допустили, у нас еще будет разговор, но не прямо сейчас, - добавила она тише.
   По приказу лидера двое магов Алого Дождя подняли и безмолвно унесли своего товарища. Ливада также ничего не сказала. Возможно, понимала, что виновата не в меньшей степени. Очевидцы из других кланов и Гончие в частности лишь наблюдали за всем. Их-то как раз-таки покушение меньше всего волновало, потому что не совсем ясным оставалось положение нового лидера и Ренегата. Но опять же, они предпочли не вмешиваться...
  
   - Так что там с Гелиосом? - решил зайти издалека Реннет, когда они с Катариной отошли на приличное расстояние от лагеря. Юноше все еще было трудно передвигаться самому, но мистик предлагать свою помощь не стала, словно отстранившись от него.
   - Король Инферно убит. Клесс полностью поглотила его магию. Завязалась драка с его приспешниками. Можно сказать, что в ней никто не победил, - принялась отвечать женщина.
   - Ожидаемый исход.
   Она вкратце описала все, что случилось на поле битвы, в том числе непростую ситуацию с Лангиниусом, гибель Фланвола и вместе с ним еще около полусотни охотников, включая заместителя главы Остролиста Меркула. Не оказались забыты и странные маги в грязно-бурых одеждах, внешне смахивающих на живых мертвецов.
   - Ничего себе! Как вижу, за время моего шестичасового пребывания вне тела охотники здесь совсем не скучали! - с долей восхищения и иронии пробормотал юноша, попутно задав десяток вопросов по части рассказанного ею. Получив короткие, но в то же время содержательные ответы, он призадумался.
   Катарина не хотела отрывать его от размышлений и просто ждала, когда прозвучит главный вопрос. И он не заставил себя долго ждать.
   - Остальные сказали, что ты теперь новый командир отряда. Честно говоря, не думал даже, что они сделают столь необычный выбор. Это выглядит чересчур странно.
   Сказав так, ренегат вопрошающе посмотрел на нее. Разумеется, он нисколько не поверил, что кандидатура Катарины была избрана естественным решением Гончих. Пусть до нынешнего момента подозревать ее в предательстве не было причин, это отнюдь не означало их лояльность по отношению к ней, бывшей подчиненной Армии Ночи. Поэтому он ждал от нее подробных разъяснений.
   Мистик не стала возвращать ему прямой взгляд и уставилась на полуразрушенную колонну. Это было необходимо, чтобы собраться с мыслями.
   - Никто не выбирал. Им ничего другого не оставалось, кроме как подчиниться моей воле, - сказала она.
   Повисло молчание. Реннет ожидал продолжения. Сейчас они оба находились у исчерченной трещинами стены разрушенного города. Вокруг не было ни души. Катарина поняла, что лучшего места для беседы им не найти. Подавив тяжелый вздох, она наконец-таки обратила взор на юношу.
   - Я собираюсь рассказать тебе кое-что о себе. То, что должна была сделать уже давно, но не делала по сугубо личным мотивам. Возможно, и сейчас не самый подходящий момент, однако врать больше не желаю. Не прошу сочувствия и прощения, просто послушай.
   - Ладно, - подтвердил свое согласие Реннет.
   И женщина-мистик начала с самого начала. Она хотела, чтобы ему стало известно все, до самого последнего события ее жизни.
   Если у Катарины когда-то и были родители, она их не знала и ни разу в глаза не видела. Иначе говоря, она была сиротой и выросла в бедном общественном приюте для детей, что находилась в одном из небольших городков по другую сторону Свободных Земель. Лет двадцать назад подобное было не редкостью даже в крупных и богатых городах. Можно сказать, ей повезло не замерзнуть или умереть от голода на улицах. Прямо из приюта она попала в Армию Ночи, хотя тогда еще никто не знал этого названия, да и сама организация представляла собой весьма разрозненное сообщество людей с задатками магии.
   Лишь пять лет спустя мистики объединились под командованием одного человека, которая и поныне была их лидером. Женщину звали Трисса. Суровая и волевая, обладающая уникальным мышлением, она собрала под свое крыло практически всех талантливых и не очень мистиков, впоследствии обучая их, заставляя совершенствоваться в навыках и способностях, постоянно конкурируя между собой. Тогда еще мало кто знал, что мистики были всего лишь одной веткой поистине громадной структуры, управляемой новорожденным кланом Темная Ночь. И уж тем более никто представить не мог, что скоро эта структура превратиться в сильнейшую армию магов, мистиков, колдунов и некромантов. Между ними и Свободными Городами был заключен тайный договор, обязующий обе стороны не нападать друг на друга. Конечно, прежде всего его скрывали от Светлого Ордена и Империи.
   Сама Катарина достаточно быстро поднялась по ступеням иерархии мистиков и попала в число лучших. Ее успехи заметили приближенные самой Триссы и начали тщательно готовить к службе в так называемых рискованных отрядах. Их отправляли на самые опасные задания.
   Как раз в одном из таких походов - четвертом по счету - она встретилась с Реннетом. Тот, какими бы не были причины, спас ее, убив трех магов из числа светлых и наложив на ее раны исцеляющее запретное заклинание. Произошло это событие всего около полутора лет назад и, скорее всего, стало отправной точкой в чреде совершенных ею ошибок.
   Прошлое не так просто забыть и отпустить. Катарине удалось в одиночку вернуться обратно в Армию Ночи, но поражение и беспомощность, испытанные девушкой на поле боя, уже крепко въелись в ее память. Они стали причиной жутких кошмаров, повторяющихся ночь за ночью...
   - Ты ведь и сам знаешь, что мистики особо чувствительны к психо-эмоциональным травмам? - внезапно прервалась она.
   - Разумеется, - кивнул Реннет, - потому не был до конца уверен в том, что произошедшее тогда не повлияет на твой рассудок. Быть может, по той же причине не дождался, когда придешь в сознание. Не хотел зарабатывать лишних проблем на свою голову.
   - В частности, именно из-за такого мистикам не полагается участвовать в сражениях, а вовсе не из-за плохой боеспособности. Одолевавшие меня кошмары выглядели настолько яркими и жуткими, что в итоге я перестала спать, начала нервничать, стала раздражительной и беспокойной. Такая атмосфера не позволяет мистику нормально пользоваться способностями и сосредотачиваться на них. Проще говоря, как мистик я уже оказалась на краю пропасти. - Катарина взяла короткую паузу, чтобы сделать глубокий вдох и собрать разбегающиеся мысли вместе, затем продолжила: - Именно тогда Трисса лично дала распоряжение включить меня в экспериментальную группу, занимающуюся поиском новых возможностей в мистицизме. Она верила, чтение воспоминаний и душ - не единственное, что нам подвластно, что это далеко не предел нашей силы. Благодаря ее усилиям Армия Ночи запустила проект 'Другая Сторона'. Не знаю, когда начался и сколько мистиков в нем принимали участие, но я была у них далеко не первой.
   - Другая сторона... - он задумчиво раскатывал название во рту, пытаясь понять, что оно означает. Такие названия всегда дают с определенным смыслом.
   - Думаю, имелась в виду обратная сторона мистика, ценящего человеческую душу, - подсказала Катарина.
   - То есть...
   - Чтобы открыть в себе новые возможности, необходимо изменится самому, а чтобы изменить собственную душу, мистик должен совершить нечто аномальное, противоречащее его природе. Он должен убить душу другого человека, представляющую для него точно такую же ценность, как собственная.
   Заметив, что Реннет предался напряженным размышлениям и осмыслению услышанного, женщина решила не останавливать повествование.
   - Убить чью-то душу не так просто, как может показаться. Даже нанося смертельное ранение физическому телу, мы не сможем навредить его душе. Все же, душа включает в себя нематериальные аспекты, такие как эмоции, чувства, воспоминания. Но для мистиков, имеющих дело с человеческим сознанием, все иначе. Для нас не составило труда по множеству часов в день беспрерывно насылать видения в разум жертвы, путая его мысли, вмешиваясь в память, стимулируя чувства и эмоции. Бесчисленные образы того, как он раз за разом убивает своих друзей и родных, или как его самого убивают самыми изощренными методами. Понятия не имею, кто проводил исследования помимо нас, однако точные инструкции, на какие части сознания лучше всего воздействовать и что за видения посылать, мы получали с самого начала эксперимента. Обычно ни одна жертва не выдерживала больше недели. Они превращались в сумасшедших, переставших различать сны и реальность, а затем уже отказавшихся от воспоминаний с эмоциями. Под конец уже достаточно было влить в них ярость и ненависть, запускающую процесс саморазрушения сознания. Если разбитая вследствие моральной травмы душа способно излечиться за десятки лет, то раздробленная нашими усилиями просто гасла, после чего человек умирал. Естественно, уничтоженная душа уже не найдет посмертного пути за Пределы! - чуть громче добавила Катарина.
   - Неделя... этого... достаточно? - пораженно прошептал Реннет, словно уже не слыша ее.
   - Я убила первую душу спустя около трех месяцев после нашей встречи, - решила не задерживаться мистик. - Было ужасно наблюдать за чьими-то мучениями, однако этого требовал от нас проект. После первого же убийства мы менялись, уже безвозвратно. Мы получили большую власть над человеческим сознанием и лишались всех слабостей обычных мистиков. Лично я... - глаза Катарины сузились, - убила четыре души. Наверное, убила и еще, если бы приказали. Однако Трисса запретила, потому что многие мистики сходили с ума и теряли над собой контроль уже после двух убийств. Двоих особо буйных из нас пришлось даже уничтожить. К удивлению руководителей эксперимента я держалась весьма неплохо. Тактика, логика, концентрация, спокойствие, а также определение плохого и хорошего никуда не делись после всего. Это не только удивляло, но и пугало их. Нормальному человеку ни за что не полагалось быть таким, - она едко улыбнулась и на несколько мгновений прикрыла глаза.
   - А... - начал было он, однако Катарина чуть качнула головой, тем самым давая понять, что не закончила.
   - По сути, на эксперименты и неограниченную силу мне было плевать и единственное, чего хотелось - это избавления от мучительных кошмаров. Но они продолжились, даже стали ужаснее прежнего. Пусть я превратилась в так называемого темного мистика или ведьму, противостоять им оказалась не в силах. Какая ирония. Очень скоро меня отправили руководить северными группами мистиков, там же я получила письмо от некроманта, которое впоследствии свело нас вместе. Я отчетливо помнила совершенный тобой поступок. Пусть тебе не удалось тогда спасти меня от самой себя, я все равно испытывала благодарность. Не стану врать, участие в побеге было и моим шансом покинуть Армию. У ведьм, таких как я, нет близких и друзей, поэтому терять было нечего. - Женщина печально улыбнулась. - Не зная, куда податься, я увязалась за тобой и когда мы провели ночь в лесу, случилось нечто неожиданное. Заснув возле проблемного и достаточно жалкого на вид юноши, я впервые не увидела жутких снов.
   - По этой причине ты согласилась пойти со мной в убежище? - прямо спросил Реннет, прослеживая ход ее мыслей.
   - Именно, - подтвердила Катарина без тени сожаления. - Просто подумала, что виной исчезновения кошмаров мог быть ты - странный мальчишка со странной силой. Я хотела воспользоваться выпавшим шансом. И хотя изначально все строилось на одних предположениях, они оказались верными. Стоило мне заснуть подальше от тебя, ужасы вползали в мои сны. До сих пор не могу понять, но похоже твоя аура способна отпугивать даже тьму в сердце.
   - Но ты утверждала, после того как Гончие начали действовать, дурных снов больше не видела? Только, не говори мне...
   Юноша замолчал на полуслове.
   - Ну да, причина скорее всего в той ночи, когда мы были вместе. Думаю, не стоит скрывать такое. Я переспала с тобой, чтобы проверить собственные теории. Наверное, ты посчитаешь это жестоким, даже омерзительным поступком, однако правда останется правдой, какая она есть. Мои слова не значат, что никакой симпатии я не испытывала по отношению к тебе. Ты действительно мне нравился, но не как мужчина, а лишь как человек. За случившееся я прошу прощения настолько искренне, насколько вообще возможно для ведьмы. Но расскажи я тогда правду, ты бы меня не захотел.
   Реннет осторожно прочистил горло, избегая смотреть прямо на нее, примостившуюся на высоком обломке камня, лежащего перед ним. Лицо Катарины выглядело холодным и безэмоциональным.
   - Почему осталась после? - спросил он.
   - Сложно сказать. Быть может, некуда было идти.
   - Ясно, - кивнул он, еще ниже отпустив взгляд. Сознание юноши почему-то от этих слов прояснилось и начало работать быстрее.
   - Нет, это не все, не единственная причина! - внезапно повысила она голос. - Я хотела лучше тебя узнать. Кто ты и что за человек? Почему прощаешь мои грехи и, в то же время, жесток с другими? И потом, сказанные тобой слова о том, что ты не жалеешь о ночи, проведенной со мной... В результате, я решила остаться при Гончих. Возможно, начала тебя немного понимать, а заодно и себя тоже. Не раз пыталась признаться в прошлых грехах, но останавливалась в последний момент.
   Она поднялась на ноги и встала перед ним.
   - Сложно словами объяснить происходящее с нами. Ты довольно юн, даже по сравнению со мной, но думаешь всегда как взрослый мужчина. Порой ты пугаешь и кажешься по-настоящему ужасным человеком. И, тем не менее, я подсознательно выбрала тебя.
   - ... ? - Реннет слегка ошарашенно посмотрел на нее.
   - Да, я ведьма, убившая не одну душу!
   Неожиданно, прямо на глазах у юноши, волосы Катарины начали менять цвет, из темно-каштанового в черный. А ее глаза обратились в два таких же черных уголька, из глубин которых едва заметно пробивалось яркое серебристое свечение, будто потрескавшееся от внутреннего жара вулканическое стекло. Они, мягко выражаясь, пугали одним лишь видом. Реннет всем телом ощутил неприятный влажный холод и оцепенение.
   Оставаясь в новом облике, мистик с горечью усмехнулась и продолжила:
   - Как видишь, я такая. Я такая настоящая. И навсегда останусь такой. Этого уже не изменить никому. Ведьмы - не люди, а самые настоящие монстры. Я уже никогда не смогу заплакать, вместо ярких теплых эмоций испытывая прохладное уныние. В моей душе поселился холод, если ее вообще теперь можно назвать душой. - Она остановилась на мгновение и выразительным жестом представила себя. - Души ведьм сломаны, потому утратили дар созидания. Иначе говоря, мы бесплодны. Такова плата за нашу силу! Понимаешь, я даже как женщина уже не существую. Если и пригодна на что, то лишь как орудие убийства или в качестве развлечения какому-нибудь извращенцу, не гнушающемуся подобной мерзости.
   Выслушивающий все это Реннет медленно поднялся. Его кулаки сжались, а лицо судорожно дернулось. Он продолжал хранить молчание и просто смотрел на нее. Хотя, со стороны выглядело, будто его глаза не видели перед собой ничего и смотрели лишь в пустоту. Катарина заметила это и решила произнести последние слова:
   - И все равно, Реннет! Я выбрала тебя и решила, если не изгонишь из отряда и сможешь терпеть рядом такую мерзость, я останусь. Убью всех, кого прикажешь, отражу любое заклинание или клинок, направленный в тебя. Если будет нужно, утону в вечном мраке. Не думаю, что ведьмы способны на высшие чувства и потому не знаю, что именно к тебе сейчас испытываю. Не понимаю ничего! Возможно, завтра не буду чувствовать даже этого, но... но...
   Она пыталась закончить начатую фразу, но не могла. Слова застряли в горле. Слез и правда не было. Мистик стояла, застыв на месте с прохладным выражением на лице и мыслью, что совершает нечто очевидно глупое и безобразное. Глаза по-прежнему оставались черными угольками без тени эмоций.
   Однако, юноша поднял голову и сделал шаг вперед, обхватив и сжав в своих объятиях Катарину. Он припал ртом к ее губам и едва-едва, на короткий миг, коснулся их, словно боясь ранить. При этом карие глаза Реннета мерцали необычной теплотой, обычно незнакомой ему. В довершение, он еще крепче прижал ее к себе, чтобы сказать то, что чувствовал сам.
   Немного ошеломленная Катарина хотела отстранится и проверить, все ли с ним в порядке, но юноша не позволил ей даже шевельнуться. Никогда еще прежде он не позволял себе такого.
   - Если честно, моей первой мыслью было ударить тебя... Но, я счастлив, оттого что мне сегодня было позволено увидеть тебя настоящую. Собираюсь принять тебя такую. Хочу быть для тебя больше чем знакомый, товарищ по оружию, лучший друг, брат или даже любовник, даже если прямо сейчас подобное невозможно. Я никогда не назову твое тело мерзким и тебе не позволю так говорить!
   Все, что он мог сейчас ей сказать. Возможно, получилось неуклюже, но иначе Реннет не умел. Должно быть, со стороны его попытка выговориться выглядела по-идиотски.
   Катарина понимала его неспособность выражать чувства. Сопровождая порыв резким выдохом, она прижалась к нему и коснулась подбородком плеча. Ей захотелось заплакать, нет, разрыдаться в голос, повиснув на нем. Уже невозможно. Вместо этого мистик попыталась улыбнуться, изо-всех сил попыталась. Черные уголья сменились темно коричневой краской.
   - Это самая искренняя и восхитительная улыбка из всех, что я имел счастье наблюдать за свою недолгую жизнь, - прошептал Реннет. Хотя он и с места не двинулся, но по-видимому ощутил ее настроение.
   Они стояли так еще немного, прежде чем отстраниться. Оба чувствовали неловкость, ибо только что не были самими собой. Катарина не проявляла слабости, а Реннет никогда и никого не утешал. Пришло время вновь стать прежними, но обычно не демонстрирующий свои чувства юноша решился на искренность:
   - Не могу сказать, что люблю тебя, потому что на данный момент мне сложно определиться в себе и в значении слова 'любовь'. Возможно, она уже живет во мне, не знаю. Просто... хочу быть с тобой честным...
   - Не беспокойся, я тебя поняла. Если бы сказал, что любишь, я бы даже засомневалась в правдивости твоих слов.
   - Всегда хотел спросить, тебя не пугает разница в возрасте между нами? - еще тише, но достаточно четко спросил юноша. - Я слышал, что женщины не относятся серьезно к мужчинам младше себя, но не знаю - правда это или нет.
   'Это тебя подобное должно тревожить!' - мысленно воскликнула мистик, но вслух же произнесла только короткое 'Нет'. В иных словах не было нужды.
   Нельзя сказать, что Катарина не сомневалась в чувствах ренегата. Она достаточно долго знала Реннета, чтобы понимать необычность его сегодняшнего поведения. Но отношения с кем-то и взаимные чувства всегда вызывают сомнения. Женщина и в самой себе сомневалась, пусть лишь немного. Однако теперь она перестала искать оправдания собственным поступкам. У нее был смысл сражаться и держаться за жизнь.
   Конечно, начатая ею история была рассказана до самого конца. Реннет узнал, как она стала новым лидером Гончих, и воспринял эту новость довольно спокойно. Под конец он усмехнулся и словно желая поддержать ее, добавил:
   - Хочешь знать, что меня восхитило в тебе больше всего? Возможно, прозвучит чересчур глупо...
   - И что же? Мне очень интересно, - послышалось в ответ. Катарина стала прежней, уверенной и внешне прохладной. Ее глаза насмешливо блеснули. - Неужели речь пойдет о той самой ночи?
   - Не совсем, - натянуто улыбнулся он, чувствуя себя не в своей тарелке. Говорить откровенно и прямо ей в лицо оказалось непростым испытанием. Прежнее бесстрашие улетучилось. - Я был восхищен твоими ударами, которыми ты меня однажды наградила, когда едва не пересек черту. Ты била не сомневаясь ни в чем, не колеблясь и мгновения. Напала на жуткого командира и наградила его синяками, будто провинившегося мальчишку.
   - О, тебе такое по душе, да? - с напускным удивлением отшатнулась та, услышав его признание.
   - Нет же! - быстро пришел в себя Реннет. - Я не утверждал, что мне было приятно. Вовсе нет. Даже унизительно. Просто я не терплю нерешительность и слабость характера. Не понимаю тех, кто готов подстраиваться под других, - выразился он.
   Катарина взглянула на него с усмешкой.
   - Что бы ты там не говорил, по способностям и могуществу я тебе не уступаю, возможно даже превосхожу. Потому не рекомендую в дальнейшем ждать от меня нежностей и уступок!
   Ближе к вечеру они появились в лагере. Летнее тепло вовсю нагревало руины заброшенного города. И сразу же было созвано совещание, на сей раз не в помещении, а на свежем воздухе. Присутствовали на нем не только Гончие и главы союзных кланов, но и большинство высокоранговых магов. Реннет настоял на столь необычном расширении аудитории.
   - Для начала, хотелось бы сказать несколько слов о временном командовании отрядом мистика Катарины... - начал он плавно.
  Его тут же перебил знакомый хмурый голос Ладана:
  - Не кажется ли тебе неприемлемым выносить внутренние дела Гончих на всеобщее обсуждение?
   Некоторые члены отряда поддержали его, полагая, что объявлять о конфликтах среди Гончих будет неразумным решением. Однако сам Реннет, был совершенно другого мнения. Он смотрел прямо на сереброволосого мага.
   - Нет, мне не кажется. Ты же хотел, чтобы проблемы решались общими усилиями, чтобы мы управляли всем сообща? Вы не спутали наши задачи с рабочими буднями торговой гильдии? Вспомните, чем мы занимаемся! Мы находимся в гуще войны, готовой сожрать нас в любой момент. Расхождения в намерениях недопустимы, а их не избежать, если пытаться прислушиваться к каждому человеку в отряде. Катарина поступила верно, взяв все в собственные руки и вынудив всех вас подчиниться. - Его пыл достаточно быстро охладел. - Ничего не имел бы против, если не она, а кото-то из вас взял бы на себе обязанности командира и поставил бы собственное мнение выше чужого. Ни я, ни ты - Ладан, не привыкли подстраиваться под других, так почему же все у вас свелось к этому? И мне достаточно хорошо известно о вашей попытке подавить мою чрезмерную жестокость. Рамки морали приведут нас только к поражению, советую запомнить!
   Наступила тишина. Кассандра, Оуэр, Ладан и Кром не пытались оправдаться и предпочли промолчать. Возможно, они по-прежнему считали собственные действия правильными. Из них только светловолосая чародейка выглядела подавленной.
   С другой стороны, раскаяния от них Реннет не ждал. И не собирался он дальше развивать эту бессмысленную тему, а перешел к ближайшим планам. Коротко поддержав решение обобщить всю имеющуюся информацию об Армии Ночи, ренегат отметил, что в дальнейшем все они будут подвергаться большей опасности, чем-когда-либо ранее. Светлый Орден и Чистый Свет в частности устроят на них самую настоящую охоту. Главы союзных кланов согласились с ним в том, что их удара стоит избежать любой ценой, дабы окончательно не опрокинуть уже нарушенное равновесие сил.
   - Что мы будем делать, когда Ладан и мистик завершат проверять информацию? - спросил Сазель.
   - Нам в любом случае придется немного задержаться в этих живописных руинах, - ответил Реннет.
   - Лучше покинуть эту местность. Слишком близко от военной границы. Если будем долго разлеживаться, можем потерять головы. Светлые не позволят. Не хотелось бы потом отступать под ливнем заклинаний.
   - Понимаю ваши опасения, - кивнул тот, - однако отдать приказ не собираюсь. Тому есть очень веская причина. К нам идут гости, подождать их будет проявлением истинной вежливости со стороны охотников.
   Маги недоуменно переглянулись между собой. Только один человек мог догадаться, о чем шла речь. И вряд ли он был счастлив от услышанного.
   
  Глава 8 В ожидании гостей
  
   Армию Ночи, в целом, можно сравнить с громадным деревом. Структура и организация была схожа с ветвями. Впрочем, они так и назывались.
   Всеми отрядами мистиков командовал один человек - Трисса. Она стояла во главе мистической ветви, а более низкоранговые командиры подчинялись ей. В этой ветви служили всего около двух сотен мистиков, начиная от учеников и заканчивая опытными мастерами.
   И, разумеется, ветвью некромантов командовал тоже некромант, носивший имя Даллан. Сложно сказать, настоящие то были имена или прозвища. Что на самом деле важно, так это количество некромантов - около полутора сотен. Меньше чем мистиков. Кроме того, они крайне редко встречались в мобильных отрядах. Управляя мертвыми телами, как марионетками, они представляли скорее физическую мощь, способную показать себя с лучшей стороны только в масштабных сражениях. К таковым причислялся захват территорий или города, а также подавление противника в массовых битвах. Кстати, стоит отметить, что живыми людьми некроманты тоже способны управлять, в исключительных случаях. До нынешнего момента их привлекали лишь в качестве экспертов по части мертвых, придерживая в резерве.
   У колдунов существовало целых две ветви и два командира соответственно - Разенбах и Селрут. Примечательно, каждый из них имел право продвигать совершенствование и обучение отрядов самостоятельно, то есть независимо друг от друга. Колдуны довольно часто встречались на полях сражений, ненамного уступая по силе боевым магам-стихийникам. Катарина слышала, что эти две ветви также экспериментировали над новыми методами тренировок и использовании магии. К сожалению, подробностей не знала даже она, так как информация не распространялась между ветвями. Все они действовали вместе и в то же время по отдельности.
   И напоследок, кроме перечисленных четырех ветвей были еще пять, принадлежащих магам-стихийникам. Их общая численность нынче оставалась в пределах одной тысячи человек. Даже Катарина, выросшая в Армии Ночи, не могла сказать, каким образом так быстро удалось восстановить численность до таких масштабов, после исторического поражения темных в Светоносной Войне.
   Погибший от руки Реннета при нападении на Немисс командующий Ворон как раз-таки стоял во главе одной из пяти ветвей. После его бесславного поражения титул перешел к другому магу - Касталану.
  Всеми ветвями заправлял один-единственный клан - Темная Ночь. А если быть точнее, главы ветвей сами становились членами этого клана. Никто кроме них не знал лидера Армии Ночи в лицо. Как бы сильно светлые ни старались, узнать личность этого человека не удалось, как и его местонахождение. Раньше, до начала вторжения, он скрывался за Свободными Землями, однако сейчас ходили странные слухи о том, что он якобы объявлялся в самом городе Азранне. Возможно, благодаря разбросанности достаточно крупных частей Армии по всей территории Империи, у него имелся способ перемещаться между ними, не выдавая себя.
   Тем не менее, в этих 'Точках' сосредоточились не все отряды темных. По донесениям все тех же светлых - лишь больше половины. Еще около четырехсот магов, колдунов, мистиков и некромантов исчезли неизвестно куда. Вполне возможно, даже Трисса и ей подобные не ведали о местоположении своего Лидера. Каждый из них командовал своей ветвью и не совался в дела других.
   Сейчас именно неизвестность и отсутствие информации мешала Гончим принять решение, куда ударить первым. Можно сказать, что сильная сторона Армии Ночи заключалась именно в равномерном распределении сил. Куда бы ни ударил противник, нанесенный урон окажется не столь значительным на фоне общего положения.
   В свою очередь, Ладан привнес некоторые изменения в предоставленную женщиной-мистиком информацию. К примеру, тот же отряд ведьм создавался не на почве банального любопытства, а ради определенной цели. Некоторые из них действительно участвовали в боевых действиях, разворачивающихся в Империи, но источник, из которого сереброволосый маг почерпнул сведения о ведьмах, упоминал о целой группе, состоящей исключительно из темных мистиков. Казалось бы, зачем столь могущественным единицам собираться в один отряд, если не для чего-то очень сложного и важного. Странно и то, что преследование потеряло их, когда те пересекли границы Свободных Земель. И это в самый разгар войны!
   Перед охотниками встал непростой вопрос: куда ударить в первую очередь? Просто уничтожать отряды темных теперь уже не имело смысла. Процесс требовал больших физических затрат и много времени. Не на линию же фронта им соваться? Там сейчас сражений и так хватало. Чрезмерная концентрация противостояния магической энергии в одной конкретной точке могла повлечь очень неприятные последствия. Снег и холод посередине лета служили тому лишним подтверждением. Природа сходила с ума.
   - В таком случае, куда же нам бить? Мы даже не представляем, где у них сильные точки, - чуть раздраженно поинтересовался Ладан, склонившись над бумагами и картой. - Эти маги из Армии Ночи впрямь неуловимы! Хорошо придумали, превратить неизвестность в собственное оружие.
   - Я согласен с тобой, - неспешно кивнул Реннет.
   Катарина, он и Призрак обсуждали способы подступиться к противнику. Они собрали все, что было известно и пытались найти следующую цель.
   - Само по себе войско темных не обладает таким могуществом, как Светлый Орден. Они даже по численности значительно им уступают. Однако равномерное распределение сил снижает риск получения большого урона. Куда не ударь, эффект будет похожим. Сколько всего точек в распоряжении Армии? - спросил он у Катарины.
   - Около двадцати пяти, - ответила та. - В каждой может находиться от тридцати до шестидесяти магов, включая конечно колдунов с мистиками. Возможно, если найти точку, в которой всем заправляет член Темной Ночи, мы сумеем добыть из него информацию, - пробормотала она задумчиво, но потом замолчала.
   Юноша-ренегат внимательно изучил расположения тех точек, которые смогли указать мистик и сереброволосый маг. Он бросил вопрошающий взгляд на Катарину.
   - Что такое?
   - Нет, ничего. На успех подобного рода плана тоже мало шансов, к моему огорчению, - она помотала головой, словно отбрасывая прочь собственные мысли.
   - Почему? - спросил Призрак, но в следующее мгновение сам нашел ответ.
   - Ведьмы! - коротко подтвердила его догадку женщина-мистик. - Мы владеем арсеналом проклятий едва ли не на все случаи жизни. И проклятие 'Держи рот на замке' среди них тоже имеется. - Подняв голову и заметив на лицах обоих выражение полного непонимания, она поспешила объяснить: - Самой мне никогда не приходилось пользоваться этим проклятием. Уж слишком оно сложное и в бою толку никакого. Все основано на человеческом сознании, образе мыслей. Если коротко описать характеристики, то человек, попавший под действие проклятия становится неспособным выдать какую-либо опасную информацию. И снять чары, не убив при этом носителя, очень сложно. Обычно невозможно даже для других ведьм.
   'Как же все у них там запутано. Ощущение, будто панически бояться любой мало-мальской утечки информации. Больше смахивает не на осторожность, а самую настоящую маниакальность, - подумал про себя Реннет'.
   Ладан, по-видимому, считал точно так же.
   Неожиданно, сама Катарина повернула разговор в обратном направлении, сказав, что попытаться им стоит.
   - Я тут вспомнила, что проклятие накладывают не на всех. Думаю, сама Трисса одна из них. Глава проекта 'Другая Сторона' и сильнейшая ведьма ни за что не позволила бы кому-то влезть к себе в голову. Сама она на себя проклятие наложить не сможет, из-за эффекта сопротивления. Однако, - она скривилась как от зубной боли, - одолеть ее будет непросто, даже если я и Реннет объединим усилия.
   - Что еще за 'Другая Сторона'? - полез с разъяснениями Призрак и юноша коротко пересказал ему то, что услышал от Катарины.
   - Получается, нам нужно отыскать эту самую Триссу и покопаться в ее голове, чтобы узнать местонахождение Лидера Армии Ночи? - спросил он уже после. - Звучит очень небыстро, а если учесть, что времени мало, то...
   - Мы можем попытаться, - опередил его Реннет. - Эта Трисса, возможно, знает гораздо больше, чем мы с вами способны вообразить. А информация - сейчас единственное и наиболее эффективное решение. Стоит нам ударить по их самой сильной стороне, как остальные преимущества растеряют всякий смысл. В конце концов, мы даже можем не трогать их лидера, а просто шантажировать. Пусть светлым сейчас нанесен достаточно большой урон, изначально они были сильнее своих врагов. Завладев всеми секретами о них, боевым магам не составит труда победить.
   - О, а ты и впрямь быстро определяешь сильные и слабые стороны всего, чего видишь, - усмехнулся сереброволосый маг-лекарь. - Информация всегда оставалась слабостью любой организации. В случае Армии Ночи такое положение вещей вдвойне актуально. Наши обсуждения наконец-таки двинулись с мертвой точки. А прибегать к шантажу ты научился еще во время службы на Правящий клан светлых, не так ли? Мне уже приходилось слышать, что творил юный Реннет ради золотого металла.
   Ренегат как бы удивленно вздернул бровь, но быстро понял, о чем идет речь и ядовито улыбнулся.
   - Ты прав, не лучшие страницы моей жизни, однако сожалеть о содеянном не собираюсь. Деньги всегда открывали дорогу ко многим вещам, и принижать их значимость может позволить себе только глупец. Возвращаясь к поискам упомянутой Триссы. Катарина, по-твоему, где она сейчас может оказаться?
   Решив пока не заострять внимание на любопытном прошлом Реннета, мистик сообщила:
   - Некоторые командиры ветвей остаются именно рядом с лидером, - начала она, но заметив тревожность на лицах собеседников, поспешила продолжить: - Трисса не из их числа, к нашей удаче. Она занимается сбором сведений от остальных отрядов и потому должна обитать в одной из точек, разбросанных по территории светлых. Я знаю лишь, где она была перед моим уходом из Армии. Сейчас ее там может не оказаться.
   - Все же, это лучше, чем ничего.
   На том и решили. Для большей достоверности можно было захватить какого-нибудь мистика и выведать от него точное местонахождение Триссы.
   С будущими планами охотники определились, однако Реннет не торопился вести их куда-то. Юноша настаивал на том, чтобы задержаться в Четырех Стенах еще на пару дней, но при всем этом даже не пытался объяснить причины.
   - Ты упоминал гостей. Наша задержка связана с ними? Кого именно мы ждем? - Ладан старался выяснить подробности.
   Катарина тоже заинтересовалась этой загадкой, но, зная характер юного ренегата, воздержалась от прямых вопросов. Он не любил говорить о том, в чем не до конца уверен и не терпел недосказанности, пусть и сам ею часто злоупотреблял. Вот и сейчас, выдерживая таинственное выражение лица, юноша ответил:
   - Понятия не имею, кого именно занесет.
   - Ты сам не знаешь?
   - Если до сих пор ты считал меня сверхсознанием, то сильно ошибался, Ладан. Я не Лангиниус, чтобы видеть будущее во снах. Кем бы ни оказался наш гость, мы обязаны оставаться наготове. Опыт подсказывает мне, что его нельзя игнорировать и оставлять за спиной.
   В итоге, Призрак ушел, так ничего и не узнав. Он не забыл мрачно ему заявить, что излишняя недосказанность всегда рождает недоверие.
   - Все так, если доверия между нами не существовало изначально, - с горечью усмехнулся тот, когда остался с Катариной наедине.
   - Ну да, если одной лишь недосказанностью получается породить недоверие, то настолько ли важно иметь подобное доверие, - пробормотала женщина. Честно говоря, она до сих пор не понимала, как им теперь вести себя. Юноша казался раздражающе спокойным, будто вчерашнего разговора не было.
   Совещание, в котором участвовали они и Ладан, провели под большим навесом, похожим на палатку. Ее установили на том же месте, где раньше находился навес Реннета. Такая скрытность в какой-то степени задевала глав союзных кланов, но после случая с Трехглазым и той девушкой они не могли на что-либо жаловаться.
   Глубоко вздохнув, мистик выпрямила затекшие от долгого сидения ноги и убрала челку каштановых волос со лба. Ее взгляд снова скользнул по погруженному в размышления юноше.
   Он заметил это и вопросительно качнул головой.
   - Значит, говоришь, запомнились мои кулаки, а не ночь? - с явным укором спросила она.
   Реннет отвел глаза в сторону, будучи не в силах прямо посмотреть на нее. О том, что выкинул вчера, он боялся даже вспоминать. С некоторой досадой молодой маг начал замечать и то, что в ее присутствии часто возбуждается. Подобное совсем не способствовало трезвому мышлению. В общем, ведьма - она и есть ведьма. Так называли очень притягательных женщин, способных свести мужчину с ума. Он все больше убеждался в правдивости этих слов.
   Конечно, Катарина далеко не первая, кому он симпатизировал, но единственная, с кем сошелся близко. Потому он просто не знал, что нужно сказать в такой ситуации. Не мог же он прямо ляпнуть, что считает ее великолепной?
   - Не пугайся, я не намереваюсь тащить тебя в постель прямо сейчас, - весело усмехнулась мистик, чувствуя, что он и дальше будет молчать. - Боги, какой же ты все-таки...
   Дальнейшие слова она не стала произносить вслух, по одной лишь ей известной причине. Зато по задорным искоркам в глазах можно было догадаться, что ей нравится его дразнить. Реннет тоже это понимал, однако ответил:
   - Уж прости, в таких делах я... мне сложно.
   - Именно это меня в тебе привлекает, - уже серьезным и спокойным тоном произнесла она. - Более агрессивные и взрослые мужчины меня пугают. Даже убийство души не помогло избавиться от этого мерзкого ощущения, когда на тебя смотрят как на объект удов...
   - Достаточно! - резко повысил голос Реннет. Всплывающая перед глазами картина заставляла его в гневе сжать кулаки. Уже тише он добавил: - Не стоит больше.
   Да, наблюдающий со стороны мог бы с полным правом сказать, что он очень жесток и эгоистичен. Если существовала необходимость, он мог убить человека без всяких колебаний. Но даже так, есть вещи, с которыми он никак не мог мириться. Он не прощал тех, кто причинял боль другим просто так, ради потехи и удовольствия. Будучи одиночкой, ставя на первое место собственные амбиции, юноша уважал чувства других людей. То есть, убивать за просто так он не стал бы, но если приходилось выбирать между собственной жизнью и чужой - не колебался.
   Катарина видела все, потому что не раз оказывалась спасенной им. Сложно сказать, разделяла ли она те же ценности, так как ей в прошлом не раз приходилось убивать человеческие души, руководствуясь отнюдь не собственной безопасностью.
   - Послушай, если наш план с переговорами провалиться и война не прекратиться, что тогда будешь делать? - спросила она у него, пытаясь свернуть с болезненной темы. - У тебя, надеюсь, подготовлен вариант действий на этот случай?
   Реннет отвлекся от мрачных мыслей и степенно качнул головой.
   - Я думал над этим... но так ни до чего не додумался.
   - То есть? Ты сейчас серьезно говоришь? Никакого плана в запасе?
   Удивлению женщины-мистика не нашлось предела. Она и остальные члены отряда оставались в твердом убеждении того, что Ренегат предвидел любой исход. Да и сам юноша неоднократно намекал о запасенном на крайний случай варианте. Неужели все было ложью чистой воды?
   - Не делай из меня великого мыслителя или Бога, - с печальным видом отреагировал тот. - Я далеко не так умен и стратегически подкован, как может показаться на первый взгляд. С того момента, как Гончие начали действовать, а может и гораздо раньше, я перебирал в голове различные сюжетные линии. Если выразиться конкретнее, вариантов было пятьдесят четыре. Поставленная цель заключалась в предотвращении военных действий в долгосрочной перспективе, а также в сохранении моей жизни и свободы. Из всех пятидесяти четырех вариантов не подходит ни один. Одни таят в себе завидную опасность для меня, другие полны неопределенности и белых пятен. Третьи попросту не отвечают конечному результату. Нас же не устраивает примирение, готовое испариться в любую минуту? Да, возможно я немало знаю о разных видах магии, обладаю достаточно спокойным темпераментом и неумолимостью, быстро нахожу слабости в чужой броне. Но на этом все. В остальном я самый обычный человек. Как ни старайся, придумать подходящий план, взамен существующему, очень нелегко. Раньше в какой-то степени мы могли положиться на содействие Бессмертной Стражи, однако теперь нет и этого.
   - Что? - повторилась она. - Разве они не собирались тебе помочь?
   Реннет не мог рассказывать ей о том, что ему самому осталось прожить всего несколько месяцев. Правда усложнила бы все, а сейчас как раз был тот момент, когда сложности не должны помешать их действиям. Потому он выразился коротко:
   - Они собирались использовать меня, ничего не рассказав. И сам понимаю, что ничего им не обещал, никакого договора не заключал. Тем не менее, не смотря на риск возникновения Конфликта, я отказался от помощи в предотвращении войны и поставил ультиматум Страже. Вся доступная им информация в обмен на мое содействие.
   Катарина не могла поверить услышанному. Он так легко говорил о том, что отказался предотвращать уничтожение Континента...
   - Получается, сейчас мы ждем их ответа? Это и есть причина того, что мы еще остаемся здесь?
   - Разумеется нет. Мало ли что я им сказал.
   - Хотя бы знаешь, в чем заключалась обещанная ими помощь нам?
   Юноша подпер подбородок ладонью и неопределенно ответил:
   - Только примерно. Они обещали прислать армию, однако упоминали, что их сила и численность будут зависеть от меня самого. То есть, у них в распоряжении где-то имеются воины, но каждый из них сам принимает решение, помогать мне или нет.
   Ей показалось, что сказанное юношей больше походит на сказку. Откуда армия? Армия кого? Да и правила вызывали кучу сомнений. Впрочем, стоило ли сейчас уже ломать над ними голову? Доверия Бессмертная Стража явно не внушала.
   Отбросив размышления, Катарина пересела поближе к Реннету. Конечно, торопиться она не собиралась, но сочла нужным не дать ему расслабляться. В конце-то концов, он тоже наговорил ей много неоднозначно воспринимаемых слов. Имела же она право просто сидеть рядом с ним?
   Реннет поначалу немного удивился, но отскакивать в сторону не стал. Даже наоборот, он взял ее руку и мягко сжал, без слов говоря, что не против.
   - Хм? - она взглянула ему в глаза.
   - Просто захотелось, - неловко улыбнулся он.
   - Ну да, только учти впредь, излишней грубости и инициативности со стороны мужчины я не приемлю. Попробуешь самонадеянно распускать руки, быстро наложу проклятие и ты пойдешь топиться в ближайшую реку, - пугающе мягко заявила она.
   Рука юноши дрогнула.
   День быстро приближался к концу, а во временном лагере охотников царило необыкновенная оживленность. Они готовились: заново пересматривали заклинания, проверяли оружие и латали одежду. Новую-то взять им негде, а старая оставляла желать лучшего, после недавней схватки со светлыми. Хорошо погода вернулась на круги своя, даже по ночам было тепло. Растаявший снег оставил после себя только влагу, которая быстро начала испаряться в лучах солнца.
   Правда, хорошего урожая в нынешнем году ждать не приходилось. Холода успели погубить изрядную часть плодовых и растительных культур. Говоря иначе, голод подступался к людям. Возможно, он был лишь началом предстоящего кошмара.
   Когда Реннет впервые упоминал Конфликт и влияние разгорающейся войны на окружающий мир, многие восприняли его слова со скептицизмом и откровенным недоверием. Винить их за это нельзя. Люди от природы сомневающиеся существа. Он сам сомневался во всем и во всех, даже в себе. Однако когда погода начала переворачиваться верх тормашками, мнения охотников тоже разворачивалось в обратную сторону.
   Главы кланов Остролист, Алый Дождь, Северных Воителей и Союза собирали своих подопечных, неспешно распределяя между ними обязанности. О погибших товарищах не забывали, однако зацикливаться на смерти запрещалось.
   Никто не понимал, для чего молодой ренегат и лидер Черных Гончих собирал их. Приказа уходить не давали. Отряды просто собирались среди руин древнего города. Следует заметить, что запасы еды подходили к концу. Их хватало всего на два дня, когда покинуть это место они могли еще вчера.
   - Если гости завтра не пожалуют, после наступления темноты уходим на северо-восток! - наконец произнес он, когда один и тот же вопрос ему задали в одиннадцатый раз.
   - Кого мы ждем? - отреагировала на его ответ быстрее остальных Валент. - Врагов? Или союзников?
   - Судя по тому, что ты распорядился всем подготовиться к схватке, но более суровых мер не предпринимаешь, наши гости ни то, ни другое. Явно чего-то не договариваешь, - буркнул Кром.
   Не разглагольствовать причины у Реннета были. В их рядах оставался шпион, долгое время передававший важную информацию о действиях охотников третьей стороне. Он находился среди них еще до вступления в союз с другими кланами. Может быть, великим полководцем юноша не являлся, проницательности ему было не занимать. Впрочем, поначалу он умудрялся списывать любые подозрения на собственные ошибки и неверно сделанные выводы. Причастность не прямых противников в лице Светлого Ордена и Армии Ночи, а какой-то третьей стороны, доказать не составляет труда. В ином случае их уже поймали бы в сети.
   Когда охотникам впервые пришлось бежать с поля боя от светлых, Реннет даже начал думать, что подозрения оказались небеспочвенными. Однако скоро он понял, что Трехглазый не имеет отношения к ним. Будь так, просто они бы не отделались. С другой стороны, можно ли говорить 'просто' о потере половины общей численности охотников?
   С тех самых пор он максимально обострил внимание на каждой мелочи, происходящей в кругу отряда.
   - За нами давно приглядывают, - произнес он внезапно.
   Его слова расслышали только Гончие, находящиеся поблизости.
   - Опять шпионы с предателями? - удивился Оуэр. А вот Ладан не казался сильно удивленным.
   - С чего ты взял? - спросил он прямо.
   - Не имею желания вникать в подробности. Наткнулся тут недавно на сброшенный кем-то футляр, в котором содержались описания всех наших планов и точный маршрут передвижения. Еще до сражения с Гелиосом, - пояснил Реннет.
   Будь Гончие обычным отрядом, тут же начались бы перешептывания и косые взгляды друг на друга. Но сейчас в их рядах царило молчание. Каждый оставил свои подозрения при себе, как часто поступал и сам Ренегат.
   - Что случилось с упомянутым футляром? - спросил Ладан, избежав вопросов непосредственно о личности шпиона.
   'Учитывая твое поведение, вполне можно было бы предположить, что ты и есть тот самый человек, передающий информацию на сторону, - невольно усмехнулся про себя Реннет. - Без сомнений, ты держишь связь со многими подозрительными личностями и слишком хорошо осведомлен в делах Гончих. И тот факт, что ты довольно часто пытаешься на меня повлиять, лишь усиливает подозрения. Однако, будь это именно ты, сейчас реагировал бы совсем по-другому. Может... ты настолько хорош в сокрытии правды, потому я и не могу ее в тебе разглядеть?'
   Была лишь одна причина тому, что юноша решил заговорить о шпионе напрямую с отрядом. Таким способом он хотел проверить реакцию каждого, чтобы заранее определить возможных виновников. А если точнее, у него на заметке уже был подозреваемый и этим поступком он планировал развеять угнездившиеся в собственной голове сомнения.
   Он ответил на вопрос:
   - Ничего особенного не делал.
   - Ничего?! - на сей раз воскликнул Кром. - Ты так просто разрешил им забрать сведения о нас? Самый глупый поступок в твоей жизни. Единственным оправданием может служить лишь желание сохранить втайне от неизвестных сам факт обнаружения футляра. У тебя есть какой-то план?
   - Не совсем, - хищно улыбнулся Реннет. - Я пригласил их поговорить с глазу на глаз!
   Разумеется, его снова забросали вопросами, но ответом было одно молчание. По своему обыкновению, юноша даже не пытался раскрывать все подробности задуманного. Катарина еще утром пыталась разговорить его, но после бесплодных усилий сдалась. Дело тут было не в доверии между ней и Реннетом, а скорее в неуверенности последнего в собственных предположениях. Бессмысленно озвучивать при всех то, в чем сам продолжаешь сомневаться.
   Тем временем, солнце упало за горизонт и руины начали окутывать серые сумерки. Собравшись и застыв во всеоружии, охотники ждали, толком не понимая, чего именно. Одни злились и раздраженно поглядывали на Гончих, а другие нервничали. Меньше чем через час должно окончательно стемнеть, тогда-то они могли бы перестать заниматься ерундой и отправиться отдыхать. Некоторые считали, что будет лучше вовсе покинуть руины этой же ночью. Темнота позволила бы им избежать взоров патрулей, а утренняя роса скрыть следы примятой травы.
   - Ну наконец! - вдруг широко улыбнулся Реннет, разорвав гнетущую тишину. - Всем советую приготовиться к любой неожиданности, ибо к нам направляются долгожданные гости! - объявил он, почувствовав издалека чужую магию.
   Охотники находились недалеко от Главных Ворот, хотя, стоит отметить, сейчас те представляли собой только громадную дыру в стене. Специализирующиеся на дальних дистанциях маги быстро скрылись в тени каменных обломков. Остальным было отдано распоряжение оставаться на месте, не теряя бдительности.
   Валент обратилась в громадных размеров гиену, втянула носом вечерний воздух и тихо зарычала.
   - Ты прав, впереди человеческие существа, - согласилась она.
   - Судя по количеству магии, их немного, - добавил Реннет.
   Поразмыслив, он приказал всем сбившимся в кучу магам рассеяться вокруг, а сам остался вместе с Гончими. Главам союзных кланов попросили довести до их подопечных следующее: ни в коем случае не атаковать без разрешения, только обороняться.
   - Они идут прямо сюда? Их разве не волнует, что мы сами можем напасть? - удивилась Ливада.
   - Да уж, либо они не в своем уме, либо имеют за спиной полторы тысячи товарищей, которых не могут заметить ни Ренегат, ни оборотень, - заботливо предположил Оуэр.
   Реннет обернулся к нему.
   - Осторожней со словами, колдун. В последнее время я начинаю сомневаться в том, кто из вас двоих с Лангиниусом способен предсказывать будущее!
   Долго ждать не пришлось. Скоро охотники увидели их - тех, кого пригласил на откровенную беседу Ренегат. Надо ли говорить, что на лицах многих магов отразилась смесь изумления и тревоги?
   Гостей оказалось всего шестеро. Все они кутались в длинные серые плащи, в наступивших сумерках кажущиеся темно-синими, а на лица опустили капюшоны. Если описать их одеяния коротко, то уж очень точно они копировали магов светлого ордена. Вот только, встречающих заинтересовали не столько цвета плащей, а их малочисленность. Обычно ни одна организация не являлась на встречу с возможным противником, предварительно не позаботившись о безопасном отступлении и равенстве сил.
   - Хм, шестеро значит, - задумчиво протянул Реннет обыденным тоном, будто не видел в этом ничего странного. - Четверо магов и два обычных человека, пять мужчин и одна женщина, - бормотал он.
   - То есть, 'обычный человек'? Не все из них маги? - посыпались новые удивленные возгласы.
   Реннет подтвердил и распорядился:
   - Валент, будь осторожней и обойди стены города. Вдруг откуда-то еще появятся гости. Магов я успею почувствовать раньше, чем они нас, а людей оставляю на тебя!
   Гиена умчалась в темноту. Охотники остались на своих местах, вглядываясь вперед.
   Незнакомцы в серых одеждах двигались достаточно быстро и уверенно, не останавливаясь и не замедляя шагов. Их будто совсем не волновала опасная возможность угодить в ловушку.
  В таком же быстром темпе эти шестеро пересекли черту города и прошли через дыру в стене. Они остановились, когда дистанция между ними и стоящим впереди всех Ренегатом сократилась до тех метров, без колебаний войдя в зону поражения заклинаний ближнего боя.
   
  Глава 9 Опаснейшие
  
   Мужчина с аккуратной и едва различимой светлой бородкой, с короткими светлыми волосами и довольно грубыми чертами лица, словно вырезанными из камня, молчаливо оглядел стоящих перед ним магов. При этом он не казался сколь-нибудь удивленным или впечатленным. Его острый взгляд смотрел оценивающе. И примерно в том же ключе вели себя остальные пятеро незнакомцев. Уверенно и сдержанно они посматривали по сторонам, практически сразу замечая скрывающихся от глаз стрелков-магов.
   Конечно, охотники, в свою очередь, пристально изучали их самих. Особенно Реннет. Его лицо посетила легкая улыбка с намеком на превосходство. Он тоже молчал, явно не собираясь начинать разговор первым.
   - Не думай, Ренегат, что ты один оказался таким внимательным. Были и другие. Хочешь от нас что-то конкретное, или просто решил познакомиться? - заговорил бородатый мужчина, сделав вид, что ему просто надоело ждать.
   - Представится вам не мешало бы, иначе невежливо получается, - развел руками юноша.
   Наблюдавшие со стороны охотники с удивлением заметили, с каким интересом смотрит командир Гончих на незнакомцев. Обычно он сразу переходил к делу и даже не пытался кого-либо разглядывать. Ходили слухи, что он плохо запоминал лица, но никто не мог сказать в точности, так ли это на самом деле, потому что Реннет редко говорил с другими в дружеской манере.
   Бородатый усмехнулся ему в лицо.
   - Хм, не стоит. Мое имя ничего вам не даст, впрочем, как и я сам.
   Юноша присмотрелся к незнакомцам, а затем приподнял подбородок, будто что-то понял. Развернувшись всем телом к Гончим и главам союзных кланов, он громко объявил, воздев руки в сторону гостей:
   - Уважаемые охотники на магов, сегодня вам посчастливилось увидеть то, что вряд ли еще кому-нибудь удается!
   - Ты о чем это? - нахмурился Ладан, явно не разделяя его восторга.
   Снова обратив взор к незнакомцам, Реннет ядовито улыбнулся. Его голос зазвучал много тише, но проник в сознание каждого из присутствующих.
   - Перед вами сейчас находится самая опаснейшая организация на Континенте и за его пределами, и имя ему 'Искра'!
   - Что еще за 'Искра' такая? - приподняла брови Валент, но ее голос вдруг утонул в могильной тишине. Оглянувшись на остальных, девушка обнаружила, что все они застыли как вкопанные. Их взгляды были обращены к шестерке гостей и только спустя минуту они начали возвращаться к лидеру Гончих.
   - Это... это вздор! - хрипло выдохнул Призрак, заметно побледнев.
   - Да, быть не может! - резковатым тоном возразил колдун Оуэр, стиснув боевой жезл.
   Катарина буквально вцепилась глазами в бородатого, словно пытаясь вывернуть его наизнанку. Будь то настоящая сила ведьмы, трагедии было бы не избежать.
   - Ты уверен? - спросила она у юного мага.
   - Ну да.
   Почти все присутствовавшие там маги хотя бы раз в жизни слышали это название - 'Искра'. Пусть даже рассказы эти преподносились как обычная легенда и вымысел, порой становясь поводом для многочисленных шуток, говорить об этом все равно не переставали.
   Ходил некий слух о существовании некой организации, имеющей своих шпионов во всех без исключения крупных ветвях власти, включая кланы светлых магов и дворец самого Императора. Утверждалось, что внедренные ими люди тайно управляли всей империей, дергая за ниточки. Организация та носила название 'Искра'.
   Разумеется, во время обучения в Белом Пламени Реннету не единожды приходилось выслушивать всевозможные байки про магов-шпионов, однако тогда он не знал, относится к таким слухам всерьез или просто выбросить из головы. Звучало больше как бред, но, тем не менее, случались инциденты, когда целые кланы поднимали шум из-за якобы выявленных агентов Искры. Бывало, некоторых магов даже сажали в тюрьмы по обвинению в принадлежности к ней.
   - По крайней мере, часть слухов является правдой, - подтвердил сейчас перед всеми Ренегат. - Организация 'Искра' существует, и их лидера вы сейчас видите собственными глазами. Кто бы мог подумать, что он окажется даже не магом, а самым обычным человеком, - качнул он головой, и тут же обратился к бородатому: - Твое имя мне впрямь ни к чему.
   Пока другие пытались хоть что-то понять из сказанного им, Реннет задал вопрос:
   - Догадываюсь, что члены вашей шайки есть во многих структурах, причем не только в Империи, верно?
   Мужчина, так и не назвавший своего имени, невозмутимо ответил:
   - Во всех структурах, организациях, кланах, отрядах, управляющих органах. Наши искры есть везде, в том числе за пределами Империи и Континента. - Он обратил взор на Лангиниуса. - Да, среди дьюраров они тоже есть, и в Гильдии Теней, и в Армии Ночи, и в Правящем клане Азранна, и в отряде Чистый Свет. Еще в сотнях других, о которых вы даже не имеете представления. Искры мерцают всюду!
   - Но... но в таком случае... нет, это не может быть правдой! Невозможно скрыть настолько сильную организацию ото всех. Рано или поздно ее раскроют. Нельзя утаить такое могущество! - отказывалась верить Ливада. Она выглядела сбитой с толку, но старалась держать себя в руках.
   Представитель чужаков посмотрел на нее, как на идиотку, однако заговорил уже сам Реннет:
   - Ливада Крейнер, когда тебе что-то говорят, пожалуйста, слушай внимательнее. Никто не утверждает, что Искра является сильнейшей организацией. Даже Гончие в этом смысле посильнее будут. Не стоит путать 'сильнейшую' с 'опаснейшим', потому как часто это совершенно разные определения.
   - Тогда постарайся объяснить всем доходчиво, что означают твои слова? - встрял Кром.
   - Мне тоже любопытно послушать, хотя догадаться не так сложно, если глубже вдуматься.
   Молодой маг-ренегат не считал нужным разжевывать тупицам очевидные вещи, однако понимал, что иначе их пустая болтовня затянется надолго. Он старался говорить максимально коротко и упрощенно, чтобы не пришлось повторять дважды.
   - Некоторые полагают, будто Искра собирает информацию обо всех вокруг и таким образом пытается покорить весь мир. Другие же считают, что внедренные члены организации окольными путями влияют на любое происходящее в мире событие, постоянно оставаясь в тени.
   - Разве не так? - спросил кто-то. Шестеро гостей, стоит заметить, терпеливо ожидали окончания дискуссий.
   - Конечно же нет. Такого быть не может. Одна организация, из тени управляющая всем миром - это не более чем сказка, иллюзия. Нереально собирать информацию и при этом ни разу не попасть под подозрение. Не выйдет контролировать громадную структуру, дергая за тонкие ниточки. Опять же, их деятельность быстро обнаружат. Окажись все так, Искра давно перестала бы существовать. Их планам не суждено было бы сбыться. Мне самому хочется взглянуть на человека, способного управлять целым миром, но таковых, к сожалению, не существует.
   Естественно, всех заинтересовал вопрос, чем занимается Искра? Реннета спросили, почему он называет эту организацию опаснейшей среди всех.
   - Ничем не занимаются. Члены Искры не добывают информацию, не управляют событиями, не дергают за ниточки. Они всего-навсего внедряются в каждую существующую структуру общества и живут как все остальные, любят, плодят детей, стареют, умирают.
   Было видно, что ответ ренегата Ливаде ничего ровным счетом не дал.
   - Не понимаю, - качнула она головой.
   - Хочешь знать, в чем заключается их опасность? - продолжил Реннет. - Возможен лишь один ответ. В самом их существовании. Они не просто так назвались искрой. Любой член организации, будь то человек или маг, представляет из себя крохотную искорку в структуре клана, отряда или даже целого государства. Как мы знаем, искры не растут, не движутся, не мигают. Они возникают лишь на мгновение, чтобы вспыхнуть и тут же погаснуть. Полагаю, именно поэтому им понадобились мы - Гончие и охотники.
   - Что ты хочешь сказать? - Катарина следила за объяснениями юноши и одновременно не упускала из виду шестерых гостей.
   - Искра прознала о надвигающемся Конфликте, однако сами они не в состоянии что-либо сделать. Тот факт, что они решились появиться перед нами, наводит меня на одну мысль.
   Реннет не мог сказать, что все его рассуждения верны в полной мере. Он уже давно понял, что ни в чем нельзя быть абсолютно уверенным. Глупо даже думать так. Но прямо сейчас он чувствовал, как движется в правильном направлении. Без особого энтузиазма, юноша поделился своими соображениями касательно деятельности известной и несуществующей организации Искра.
   Ее члены, как уже было сказано, не занимаются добычей информации в континентальных масштабах, не управляют нациями. Такое не осталось бы без внимания. Во многих случаях люди, являющиеся частью Искры, никогда в жизни не виделись лицом к лицу с такими, как и они сами, не говоря уже о вышестоящих и заправляющих всеми личностях. В этом просто не было нужды, так как ничем особенным их не обучали. По мнению Реннета, им просто давали одно-единственное указание на всю оставшуюся жизнь. Внедриться и стать неотъемлемой частью какого-то клана, к примеру. А то, суждено ли им сделать что-то еще, зависит лишь от обстоятельств. Тогда возникает вполне разумный вопрос: в чем смысл и цель всех этих внедренных людей? Ради чего?
   Конечно, были и те, кому приходилось порой передавать важную для организации информацию, кому приходилось влиять на окружающий порядок тоже были, но называть это основной причиной существования Искры нельзя. На разгорающуюся между Армией Ночи и Светлым Орденом войну она не смогла бы повлиять, как не сумела бы раскрыть все тайны мира. Для рожденных в пламени искорок существует только одна цель - разжечь новый огонь, превратив его в первобытную природную мощь, неуправляемую и пожирающую все вокруг. То есть, каждый член этой многочисленной организации живет ради того чтобы однажды, если случиться необходимость, разрушить структуру, в которую был внедрен. Кто-то может подумать, что такая задача непосильна для обычного неискушенного человека, однако все иначе. Порой бывает достаточно пару-тройку неосторожных слов, чтобы ввергнуть в пучины хаоса целые страны, что уж говорить о небольших группах и отрядах. Человеку просто необходимо совершить или сказать что-то, способное вызвать смятение, подозрение, тревогу, перерастающую затем в конфликт и последующий раскол в группе. Тому, кто хоть немного дружит с головой и практически с самого рождения является частью структуры, не составит большого труда подобрать нужные слова, чтобы с их помощью развалить ее. А что, если в той же структуре окажется не один член Искры, а два или три? Что произойдет, если вся эта громадная скрытая ото всех организация одномоментно решит задействовать всех своих приспешников? Будет ли разрушен существующий мировой порядок?
   Реннет считал, что в теории такое возможно. Конечно, будут и те, кто сможет избежать провокаций и сохранить целостность собственной структуры. Не все погрязнут в конфликтах и хаосе. Однако в стороне не останутся даже они, стоит шестидесяти процентам населения Континента разбушеваться. Сорок процентов попросту потонут в возникшем хаосе. Вот что на самом деле означает 'Искра'. Вот почему она достойна называться опаснейшей. Даже одного громкого заявления Императора или Правящего клана, подтверждающего само существование Искры, окажется достаточно, чтобы вызвать масштабные беспорядки в обществе.
   - Например, достаточно будет сейчас нашему бородатому гостю сказать, что среди членов Алого Дождя находится агент Искры, как это может послужить поводом для раздоров внутри вашего клана, - насмешливо закончил юноша, обратившись к Ливаде. Та, услышав такое, шокировано застыла, начала поворачиваться к товарищам, но вовремя себя остановила.
   - Нет, я доверяю своему клану! - заявила она, выпрямившись и стиснув зубы.
   - И правильно делаешь. Быть может, ты лжешь самой себе, но по-другому не получится. Даже если ты попросишь членов своего отряда покончить с собой, для того чтобы доказать их преданность, наткнешься лишь на парадокс. Одни даже будучи верными по собственной воле не захотят этого сделать, а другие без вопросов выполнят приказ, но не факт, что шпион Искры окажется в числе первых. Он может быть верен вам больше, чем кто-либо другой. - Сказав так, Реннет повернулся к бородатому. - Вы, должны хорошо помнить мага Торна из Белого Пламени, состоявшего в вашей организации!
   - Лично я с ним не знаком, - соизволил ответить тот после минутного молчания, - но такое вполне имеет место быть. Гораздо интереснее то, каким образом тебе удалось это выяснить. Неужели он сам тебе рассказал?
   Присутствующие не имели представления, о ком именно шла речь, а сам Ренегат не собирался вдаваться в подробности.
   - Сказанного достаточно. В конце концов, такие мелочи обсуждать нет времени. Предлагаю перейти к главной теме нашей встречи, - он еще раз обвел взглядом всех шестерых незнакомцев.
   - Хорошо, - кивнул бородатый.
   - В таком случае, у меня один вопрос. Зачем вам, обычно не лезущим в чужие разборки, понадобились тайны Гончих? Ваш агент, внедренный в мой отряд, мог бы и дальше находиться среди нас, не опасаясь быть раскрытым, однако последнее неизбежно, если он тайно передает информацию. Вы не могли не знать того, что его поймают, но все равно пошли на такие жертвы. Ради чего?
   Гончие напряглись, заслышав речь юноши. Каждый из них мог оказаться шпионом, если верить его словам.
  - Раскроют? А ты уверен, что подозреваешь именно того человека? Вдруг ошибаешься? - попытался прикинуться дурачком бородатый мужчина. - Не стоит так разбрасываться словами, иначе растеряешь последние крохи доверия своих товарищей. Ну да ладно, отвечая на твой вопрос, скажу, что Искра хотела убедиться в твердости ваших убеждений относительно войны магов. Мы уже знакомы с так называемой трагедией, именуемой Конфликтом. И хотя правдивость всей этой теории остается под большим сомнением, отрицать негативное влияние разборок между Армией Ночи и Светлым Орденом может только настоящий глупец. Честно говоря, придуманный тобой план не кажется нам сколь-нибудь реалистичным. Слишком много непродуманных моментов, из-за чего вы постоянно гуляете по острию лезвия, а если все пойдет и дальше в том же ключе, это станет полнейшим провалом не только для охотников, но и для всех нас.
  Он продолжал говорить уверенным тоном, но в то же время мягко, буквально притягивая к себе внимание всех присутствующих, заставляя их сконцентрироваться на голосе. Реннет почему-то начал погружаться в звучавшую интонацию, начиная думать, что все слова бородатого являются неоспоримой правдой. Его сознание, казалось, перестало сопротивляться чужому давлению...
  Вдруг на плечо Реннета легла женская рука, и этого небольшого жеста оказалось достаточно, чтобы заставить его моментально прийти в себя.
  Волосы Катарины потемнели. Превратившиеся в опасные черные уголья глаза пронзили бородатого члена Искры. Красивые розовые губы ведьмы искривились, показав всем дерзкую и чуть угрожающую улыбку.
   - Ну же, Сандат Ливар, может, хватит сотрясать воздух пустыми словами? - спросила она у него. - Тебя же так зовут? Я могу понять твое бесстрашие, ведь по существу ты никто, и ровным счетом никому твоя голова не сдалась. Но тем не менее, впредь будь осторожней. Жизнь - далеко не единственное, что ты сейчас можешь потерять. - Катарина опустила плечо ренегата и, выйдя вперед, остановилась перед членами Искры. - Иначе даже не заметишь, как пойдешь убивать своих же товарищей с радостной улыбкой на лице, - добавила она.
   На мгновение наступила тишина. Спокойное выражение на лице бородатого рассыпалось, сменившись тревогой. За короткое время мистик успела влезть к нему в сознание и узнать несколько важных деталей. У нее было подозрение, что этот человек, не обладающий магическими способностями, попытался неизвестным способом повлиять на разумы охотников, однако подтверждения найти не удалось. Возможно, ей просто показалось, или же он умел хорошо прятать свои секреты.
   - Кхм, не думал, что среди Гончих есть настолько сильная ведьма, - пробормотал бородатый Сандат, стремясь сохранить хладнокровие. - Похоже, и правда недооценивал.
   Большинство присутствующих не заметили никаких странностей и торопились возобновить разговор.
   - Так что вам все-таки от нас нужно? - пришел вопрос от Сазеля. - Неспроста же вы пришли на встречу? Пусть ренегат выбрал идиотский способ остановить войну, о его неэффективности говорить еще рано.
   Представитель Искры согласился:
   - Вы правы. Ваши действия могут завершиться успехом, если не оставить без внимания тех, кто не желает прекращения сражений. Разумеется, речь не о темных или светлых. До сих пор вы едва ли брали в расчет третью сторону, имеющую большое влияние на происходящие события.
   - Насколько мне известно, Гильдия заняла твердую сторону Армии Ночи! - ответил юноша. Долго раздумывать над личиной этой третьей стороны ему не пришлось.
   - Сомневаюсь, что они вообще способны принять чью-то сторону или быть союзниками кому бы то ни было, - вздохнул Сандат. - Даже нам неизвестны все их мотивы и цели, но можно сказать наверняка, что Гильдия ведет всестороннюю игру. Ваш план не подразумевает их вмешательства, не правда ли?
   Ладан перевел взгляд на Реннета, а тот лишь покачал головой, ясно давая понять, что не думал о них, как об очередном препятствии.
   - И что же хочет предложить нам Искра? - спросила Катарина. - Напасть на Гильдию?
   - Исключено! - резко отреагировал юноша. - С нашими нынешними возможностями ничего не выйдет. Не хотелось признавать, но Гильдия будет опаснее темных и светлых, вместе взятых. Словами Мрака убедить не получится. Мне кажется, тут даже Искра бессильна, - усмехнулся он.
   - Не совсем так, мальчишка-ренегат. Сбить их с ног мы в состоянии, однако это не приведет к разрушению структуры организации. - По лицу мужчины было очевидно, что его самого не устраивает такое положение вещей. - Но, по крайней мере, обруби мы направленные на Империю щупальца, до вырастания новых получим немного времени для маневра.
   - Обрубить щупальца?
   - Вы имеете в виду те группы и организации, которые Гильдия использует для ведения дел за пределами собственного острова, не так ли? - оживился Оуэр. - Они сейчас контролируют большинство наемных структур.
   Иными словами, Искра предлагала Охотникам стереть с лица земли все подконтрольные им группы наемников. Таким образом, существовала возможность не только предотвратить вмешательство Гильдии в ход войны, но и восстановить нарушенное между сторонами равновесие. Большая часть диверсий Армии Ночи совершалась именно руками наемников. Лидер Искры Сандат Ливар заявил о готовности предоставить Реннету все списки таких групп, с их точным местонахождением и численностью. Его предложение можно было описать как взаимовыгодное сотрудничество. Во всяком случае, так казалось со стороны.
   - Ваше предложение мне более-менее понятно, но дальше последует цена, которую нам придется заплатить, не так ли? Вы же не просто так пришли сюда? Мне любопытно, что Искра желает взамен ценной информации о подопечных Гильдии. Уверен, чтобы ее достать вы пожертвовали не одной человеческой жизнью.
   Говоря это, Реннет уже имел отдаленное представление о том, чего потребуют они.
   - Не так много, как может показаться, - дернул плечами представитель легендарной организации. - Искра на самом деле заинтересована в прекращении войны. Я не лгал. Но раз уж все так обернулось, вы обязуетесь отпустить нашего агента! - заявил он прямо. - Думаю, вам самим ни к чему такая проблема. Кем бы он не оказался, все начнут подозревать друг друга и ситуация в конечном счете может прийти к разложению всего отряда. А если же он уйдет с нами, неприятностей удастся избежать.
   Разумеется, все поняли, что имел в виду бородатый маг из Искры, поэтому осторожно переглянулись между собой.
   Юноша-ренегат провел рукой по спутанным волосам и спросил:
   - Что будет с этим вашим агентом?
   - Не знал, что тебя заинтересует судьба другого человека? Насколько мне известно, тебе плевать на кого-либо еще, кроме себя самого. Хотя полагаю, по той же причине ты не станешь таить на предателя злобу, - усмехнулся мужчина. - Но в качестве жеста доброй воли скажу, что с агентом ничего не случиться. Искра не внедряет одного человека дважды.
   - Все ясно, - Реннет обернулся и, уставившись прямо на Кассандру, насмешливым тоном продолжил: - Неплохие у тебя работодатели, Непримиримая Крепость. Как сама видишь, даже беспокоятся о твоем здоровье...
   Последующие слова юноши потонули в возникшей суматохе. Находившиеся рядом Кром и Оуэр быстро отскочили от светловолосой чародейки. Мечник извлек на свет зачарованный меч, а колдун, вскинув жезл, встал в оборонительную позицию. Валент в мгновение ока перевоплотилась в облик громадной Гиены, глухо зарычав. Едва осознав, что произошло, главы союзных кланов отшатнулись. Они смотрели на Кассандру, не в силах поверить в услышанное. До нынешнего момента ни у кого не возникало даже тени сомнений в ее адрес. Наоборот, из всех Гончих, по мнению многих, именно она больше всего заслуживала доверия.
   Но сама виновница шумихи осталась стоять на месте. Она с молчаливым спокойствием выдержала взгляды окружающих ее охотников и не отпустила взор. Только Реннет, наблюдавший за нею все время разговора с членами Искры, видел в глазах женщины искреннее сожаление. Это не удивило его.
   - Хотелось бы спросить, каким образом тебе удалось узнать правду, но оставим мелочи до более удачных времен. Мы забираем Кассандру в обмен на сведения! - уже больше не пытаясь скрывать, объявил бородатый. Он бросил внимательный взгляд на чародейку. - Пусть ты знала, на что идешь, но если есть шанс завершить все благополучно, почему бы не воспользоваться им, - добавил он гораздо тише.
   Лидер Гончих, мгновение назад стоявший перед Кассандрой, внезапно растворился, разливаясь темным пятном, а затем уже появился прямо перед самым носом членов Искры. Локоть юноши беззвучно врезалась в челюсть Сандата, в результате чего тот опрокинулся на стоящих позади товарищей, едва не раскидав их по сторонам. Четверо из шестерых попытались воспользоваться магией, чтобы отразить внезапную атаку, но в их шеи уже оказались нацелены клинки Катарины и Ладана.
   Если вдумываться, не так уж сложно догадаться, почему Искра так бесстрашно явилась на встречу с Гончими, заведомо зная об их исключительных способностях, противостоять которым у них нет и шанса. Дело конечно не в доверии или в честности Ренегата. Просто смерть самого Сандата и пятерых его товарищей мало что значила в масштабах всей организации. В Искре управляющая верхушка ставилась вровень с рядовыми членами, поэтому даже их смерть не считали чем-то катастрофическим. Это были лишь предположения Реннета, но возможно управление и деятельность организации строилась полностью опираясь на какие-то особые правила. То есть, Искру контролировали не люди, а выдуманные ее создателями законы. Как именно наказывались нарушившие их, юноша не мог сказать. Слишком много оставалось за завесой неизвестности.
   Повергнутый на землю внезапной атакой ренегата, бородатый медленно поднялся и вытер с губ кровь. Он мрачно взирал на молодого, но очень опасного мага.
   - Что это значит?
   Присутствующие также недоумевали. Было бы логичней, если бы Реннет набросился на Кассандру, оказавшуюся предательницей. По крайней мере, такого все от него ожидали. Но он поступил иначе и сейчас наклонился подобрать с земли небольшую сумку, что раньше висела на поясе лидера Искры.
   - В нем списки и все сведения касательно подконтрольных Гильдии наемников, да? - осведомился он. Ему ничего не ответили. - Прекрасно, их мы забираем с собой. Можешь считать, что соглашение достигнуто. Отрядами наемников займутся охотники!
   - Но Кассандра... - начал тот, явно начиная выходить из себя. - Мы согласились на обмен!
   Ладан уже начал догадываться о том, что задумал юноша, поэтому ответил за него:
   - Мы честно провели этот обмен. Ваши жизни за предоставленную информацию. Можете убираться отсюда и дальше радоваться. Ренегат уже сказал свое слово.
   Если честно, никогда еще сереброволосому магу не доставляло такое большое удовольствие следовать воле Реннета. Недовольство было буквально написано на лицах посланников Искры. По сути, сейчас их посчитали за мусор, валяющийся под ногами, в редких случаях способный оказаться полезным. Подобное отношение могло кого угодно взбесить.
   - Тот факт, что вы представляете собой опаснейшую организацию континента, не дает никаких преимуществ перед Гончими и охотниками, - сказал Реннет. - Мне, честно говоря, плевать на весь остальной мир, и тем более на существующие где-то организации. Вы никто в моем понимании. Можно сказать, что я одновременно восхищаюсь Искрой и презираю ее, что в итоге позволяет мне просто игнорировать ваше существование. За помощь в выполнении нашего плана я благодарен. Надеюсь, вы и впредь совершите что-нибудь полезное. А намерения использовать жизнь Кассандры, как предмет торга между нами - у меня нет. И это не принципиальность, лишь небольшой каприз с моей стороны.
   Сандат Ливар сделал еще один шаг вперед, оказавшись чуть ли не вплотную к Реннету. Мужчина выглядел крепче и шире в плечах. Худощавый юноша явно уступал ему в этом отношении. Но даже если в бою вес и сила играют очень важную роль, теневое перемещение юного мага с лихвой покрывает разницу.
   - Я... в принципе мне плевать на ваше мнение относительно Искры. Мы здесь затем, чтобы освободить агента от той участи, которую ты ей уготовил. Без Кассандры мы не уйдем! - с твердой решимостью произнес он. - Да, обычно мы относимся к члену организации как к одному из рычагов воздействия, но не думай, что о них так просто забывают. Искра вытаскивает каждого, если есть возможность.
   - Звучит красиво, однако уже то, что вы пришли сюда, не имея возможности физически защитить ее от моего гнева, говорит само за себя.
   - Не будь таким грубым! - заговорил вдруг один из тех магов, что до сих пор молчаливо стояли за спиной бородотого. После чего он вышел вперед и откинул капюшон, открывая испещренное шрамами лицо. Усмехнувшись, он поприветствовал юношу: - Ну здравствуй, Мантис из Гильдии Теней!
   Разумеется, не узнать его Реннет не мог. Этого типа со шрамами на лице, служившего под командованием Ворона, он видел лишь один раз в жизни, однако очень хорошо запомнил. Да и можно ли забыть такое? Но сейчас, равнодушно оглядев его с головы до ног, лишь коротко бросил:
   - Ты должен радоваться, что после того как мой клинок вспорол тебе грудь, можешь стоять здесь. Возможно, Искра сумела тебя подобрать и спасти, но сути дела это не меняет. Я не собираюсь торговаться с вами.
   Проигнорировав их дальнейшие возражения, Реннет подошел к Кассандре. Женщина слегка напряглась, но предпринимать что-либо не стала, просто оставшись на месте.
   - Могла бы уже уйти, - сказал он совершенно неожиданно.
   Чародейка отреагировала с большим опозданием. Недоумение, появившееся на ее лице и последовавшее за ним короткое 'Что?' заставило замолчать присутствующих.
   Ренегат устало вздохнул.
   - Не заставляй повторяться. Ты спасала всех нас не один раз, а свою жизнь я привык высоко оценивать. Можешь уходить. На желание и цели Искры мне плевать, а лично на тебя - нет.
   - То есть, просто отпускаешь? - поинтересовалась женщина, чтобы окончательно убедиться.
   Он кивнул, не раздумывая и мгновения. Под непонимающие взгляды Гончих и охотников, Кассандра двинулась с места, направляясь к членам Искры. Последние, надо заметить, были удивлены не в меньшей степени.
   Надо признать, не все обрадовались такому неожиданному повороту. Ладан скрипнул зубами, то ли от гнева, то ли от досады. По выражению лица нельзя было сказать, обрадовал его поступок юноши или огорчил. Были те, кто почувствовал облегчение, как и те, в чьих взглядах горело осуждение. Хотя большинство еще не успело все осознать и могло лишь наблюдать за стремительно разворачивающимися событиями.
   - Погоди, - вдруг тихо произнес Реннет, когда Кассандра поравнялась с ним.
   Остановившись, чародейка вздернула бровь.
   - Сама понимаешь, что тебе будет уготовано, если пожелаешь остаться в рядах Гончих. Презрительные взгляды, осуждение, а может даже и неприязнь. Тебя будут воспринимать как предательницу, хоть и не люблю я такое определение.
   - К чему ты сейчас мне это говоришь? - непонимающе уставилась та на него.
   - Ты нужна мне, потому прошу остаться!
   - ...? - удивлению присутствующих не было предела. Мало того, что ренегат попросил шпиона и дальше оставаться в отряде, еще и сделал это самым двусмысленным образом. Обычно хладнокровная Катарина дернулась от неожиданности.
   - Сказал 'мне'? - спросила Кассандра. - Как прикажешь понимать твои слова?
   На сей раз пауза длилась много дольше. Юноша выглядел так, словно тщательно подбирал слова.
   - Я никогда не отвечаю за других, и ничью ответственность на себя не беру. Не могу обещать, что теперь среди Гончих тебе придется легко. Не знаю, хочет ли этого Катарина, хочет ли Валент, Лангиниус и Оуэр. Я лично от себя самого прошу тебя остаться. А говоря, что ты мне нужна, я имею в виду твою силу. От твоего выбора может зависеть в том числе моя жизнь, к которой я сильно привязался после смерти.
   - Последнее добавлять не стоило, звучит довольно жалко, - усмехнулась светловолосая чародейка.
   - Я стараюсь быть максимально искренним, - пожал плечами ренегат. Он не считал себя преданным ею, потому что между ними никогда не существовало доверия.
   'Если подумать, он всегда изъясняется честно и не скрывает своего отношения к членам отряда. Не пытается выглядеть плохим и хорошим в чужих глазах, не ссылается на честь и гордость. Прямо скажем, лидер из него паршивый, - размышляла про себя та. - Зато не считает меня или кого-то другого обязанным себе, что само по себе не заставит его в нас разочароваться. Дурная комбинация качеств в нем сошлась. И все же...'
   
  Часть 2
  Глава 10 Подлинная личность
  
   В последнее время Светлый орден и Правящий клан терпели неудачу за неудачей. С начала масштабных сражений между магами успело пройти несколько месяцев, а они продолжали сдавать противнику город за городом, километр за километром собственной территории. Долго ли так будет продолжаться?
   Достаточно вспомнить первые дни войны, когда потери составляли невиданные ранее количества боевых магов. Армия Ночи разделила свои войска на группы и тайными тропами проникла глубоко в Имперские земли, уничтожая на пути мелкие отряды и дозоры. Кому-то может показаться, что потеря небольших отрядов в масштабах большой войны не является серьезной проблемой, но на самом деле светлые тогда получили тяжелый удар. Около двух сотен погибших и еще сотня пропавших без вести. Еще и клан Золотая Ветвь, идя на поводу ярости, угодила в примитивнейшую стратегическую ловушку, в результате чего потерял более половины общего состава. Узнав об этом, Магистр был взбешен и вынес решение отдать остатки Ветви под командование другого клана. Можно сказать, один из крупнейших кланов Светлого Ордена перестал существовать.
   Правящему клану, носящему название Свет, было бы гораздо проще разобраться с происходящим, имея в руках достаточные полномочия и власть над правителями городов. Однако Император Ардас, тридцатипятилетний мужчина с меланхоличным выражением лица, просто не мог допустить такого. За внешним обликом бесполезного человека с отсутствующей волей, скрывался осторожный до потери пульса интриган. Магистр язык отбил, пытаясь договориться с ним о предоставлении боевым магам более широких полномочий по отношению к жителям Империи.
   В результате все, чего удалось достичь - это расширение полномочий по желанию самих правителей городов. Иными словами, каждый городской чиновник сам решал, давать магам свободу действий или же нет. И если учитывать, что две трети этих правителей не доверяют базирующимся у них в городах кланам боевых магов, указ Императора мало чем помог. Разве что, находящееся на грани роспуска Белое Пламя Немисса показало себя с наилучшей стороны, объединившись с местными Рыцарями Оленя. Без помощи со стороны им удалось удерживать большую часть северных территорий.
   А с началом весны появилась новая беда в лице Черных Гончих, как предпочла себя назвать небольшая кучка отступников. Если магов Армии Ночи в простонародье прозвали 'темными', то эти стали просто 'черные'. Поначалу, их выходки воспринимались командирами светлых больше как хулиганские. С началом войны много отребья повылезало из нор на свет дня, чтобы поживиться чужим добром, воспользовавшись суматохой. Потому их сочли за угрозу второго плана и не приняли решительных мер.
   Однако Гончие быстро заработали себе известность, уничтожив сразу несколько крупных отрядов светлых и темных магов. Возможно, именно это было их первоначальной целью - обратить на себя внимание, чтобы в дальнейшем привлечь на свою сторону больше последователей, таких же отбросов и ренегатов, как они сами. Полезли упорные слухи о том, что Гончие - это группа вернувшихся из мертвых обладателей уникального элемента Истинной Тени.
   К сожалению, слишком много воды утекло на момент, когда Магистр поручил большому отряду, в качестве резерва остававшемуся в Азранне, разобраться с надоедливыми. Нельзя было допустить дальнейшего укрепления их авторитета. Сеть тайных структур оказалась бессильной. Оставалось лишь нанести физический удар и смешать их с пылью.
   Вычислить их маршруты перемещения большого труда не составило. В ордене нашлось немало талантов, умеющих и не такое. Шпион заместителя Алерта, носивший прозвище 'Трехглазый', справился со своей задачей без лишней суматохи. Гончих встретили вблизи Венгарского леса, однако исход встречи не смог предсказать никто...
   Организация Чистый Свет, в которую входили сильнейшие маги Империи, владеющие поистине уникальными умениями, существовала уже не один век. В ударную группировку вошли несколько ее членов, среди которых наибольшей известностью пользовался дракон Каменный. Выбор не просто так пал именно на него. Абсолютную защиту земляного дракона практически невозможно пробить.
   Но враг превзошел все ожидания. Дракон был уничтожен непонятной магией. Еще около тридцати магов ушли за Пределы вслед за ним. А Гончим удалось сбежать от преследования. Долгое время советники Ардаса шептались по углам, что остаткам штурмового отряда удалось спастись лишь благодаря своевременному появлению на поле боя светоносцев Церкви Защитника.
   Архимаг Правящего клана уже давно не высыпался. Даже внешне он постарел на десяток лет и осунулся. У него складывалось неприятное, но достаточно четкое ощущение, будто все вокруг медленно катиться в бездну. И поэтому, когда доставили очередное срочное донесение, ничего хорошего он не ждал.
   - Выходит, информация о гибели Гелиоса подтвердилась? - спросил Алерт, поглаживая щетинистый подбородок и морща лоб. Нынче множество нерешенных вопросов и забот свалились и на заместителя Магистра. Он сутками не вылезал из своего кабинета. Узнав очередную скверную новость, архимаг решил наведаться к своему ученику и побеседовать в спокойной обстановке, заодно поддержать его словами.
   Хотя... одними словами дело не ограничилось. С собой он принес янтарное вино и закуски. Алерт удивился такому необычному поведению мастера, но потом просто махнул на все рукой. Расположившись среди кучи бумаг с донесениями, разноцветных чернил и толстенных книг, оба угостились вином, обсуждая происходящее в мире. Заместитель проявлял изрядную осторожность во многом, но тупицей не был, поэтому девяностолетний Магистр пришел именно к нему, надеясь подчерпнуть для себя что-то новое.
   Разумеется, Алерт был удивлен, услышав о кончине сильнейшего дракона Империи, потому решил снизойти до уточнения. Мастер подтвердил коротким кивком.
   Пригубив сладковатое на вкус вино, маг откинулся в кресло и бросил блуждающий взгляд на высокий белоснежный потолок.
   - Допускаю, что целью Гончих изначально был Гелиос. За ним они шли в Дорсул, а уже оттуда к южным границам. Знай мы об этом пораньше, могли бы использовать в собственных интересах.
   - Да, - согласился Магистр, - упустили великолепнейшую возможность, из-за собственной невнимательности.
   - А ради чего вообще Гончим убивать дракона? Он, конечно, представляет собой некоторую часть сил ордена, но...
   - Поневоле начинаю задумываться о мотивах этой шайки.
   - Называть тех, кто вот уже который месяц ставит нам подножки, обычной шайкой грубо, не считаете, Мастер? - вздохнул Алерт.
   Тот усмехнулся.
   - Ты все еще молод и, судя по всему, уже угодил под влияние растущего авторитета Гончих. Объясню, почему так сказал. - После небольшой паузы, он продолжил: - Ты ведь уже не считаешь эту... группу шайкой, так? А что, если они добиваются от нас именно такого отношения? Ищут нашего признания? Ох и неспроста они бьют по самым сильным точкам нашего ордена, совсем неспроста. Хотели бы просто навредить, метили бы в уязвимые точки. Не верю я, что Гончие не могут отличить одно от другого. Получается, им нужно вовсе не наше поражение, а скорее признание. Быть может, признание Армии Ночи тоже.
   - А, на что им оно? - удивился Алерт.
   - Возможна лишь одна причина. Они хотят разговаривать с нами и темными на равных условиях. И пусть это только мое предположение, я более чем уверен в нем.
   - Хм... - задумался тот на миг, - считаете, Гончие на самом деле пытаются остановить войну?
   - Не исключаю.
   - Честно говоря, не ожидал услышать такое от вас. Я полагал, вы не верите в то, что эти охотники воюют с нами за мир на Континенте. Даже сейчас меня гложут сомнения.
   Архимаг взглянул на заместителя Алерта и весело усмехнулся.
   - Правильно делаешь, мой ученик. Да, быть может, Гончие ставят перед собой цель принести в Империю мир, однако это совсем не означает, что они руководствуются благими побуждениями и не имеют за душой иных мотивов. Представь, став возможными посредниками между Армией Ночи и нами, они встанут вровень с обоими орденами. Нельзя вести переговоры, если ты не находишься на одной ступени с партнерами. Таким образом, можно получить не только одну треть власти в будущей Империи, но и заручиться поддержкой множества простых людей, так или иначе пострадавших от войны. Мы же, как затеявшие перебранку, померкнем в свете их благородства. И пусть формально все будут выглядеть в равном положении, на самом же деле мы и темные опустимся на ступень ниже, когда Гончие - наоборот, возвысятся. Даже если я сейчас привел лишь один из возможных вариантов развития событий, для нас - всех боевых магов, он крайне опасен. Уверен, лидер Армии Ночи считает точно так же.
   - Но вы считаете, что этот вариант наиболее вероятный, не так ли?
   Ответа не требовалось. За долгие годы ученик неплохо изучил учителя. Сам Алерт не сильно задумывался обо всех тонкостях, связанных с войной, так как это не входило в список его обязанностей. К тому же, маг не любил загадывать на будущее. Но сейчас он не мог не поинтересоваться:
   - Желаете на корню уничтожить их планы?
   - Разумеется, иначе нас ожидает поражение.
   - В таком случае, - мужчина равнодушно покачивал в руках тонкостенный изящной формы бокал, - достаточно будет убить одного человека, то есть их непосредственного лидера. Из всех просмотренных недавно и раньше отчетов я смог подчерпнуть главное - он ключевое звено всего, что связано с Гончими и охотниками. Он же их основная слабость. Так как они еще только небольшая кучка не сильно доверяющих друг другу магов, смерть лидера станет фатальной. И потом, могущество Ренегата, как мы уже знаем, далеко не миф. Вместе с ним Гончие лишаться огромной части сил и возможностей.
   Быстро седеющий маг кивнул.
   - Разумно конечно излагаешь, но сделать это далеко не просто. Будь он наивным поборником добра и справедливости, не составило бы труда разобраться, однако Ренегат жесток и безжалостен, но при этом не опускается до крайностей. Таких сложно на чем-либо поймать.
   - Если узнаем, кто он такой, то получим явное преимущество. Может статься, найдем его слабости.
   - Говоришь так, будто уже знаешь, кто он, этот лидер Гончих, - устало вздохнул архимаг и вдруг заметил в глазах ученика искорки таинственности. Он выглядел чем-то очень довольным. - Неужели ты?..
   - Мастер, я в курсе, какого вы обо мне мнения. Считаете, что излишняя осторожность мешает быстрому развитию? Возможно, так и есть, однако моя осторожность помогает мне видеть то, что не в силах заметить остальные. Хочу добавить, в просматривании докладов есть свои плюсы. Самый основной - постоянно быть в курсе положения дел даже в самых отдаленных уголках Империи.
   Мастер усмехнулся в ответ на дерзковатое заявление своего преемника, но нисколько не огорчился. Алерт редко проявлял такую решимость и уверенность в словах. Или это вино подействовало на него таким образом?
   - Можешь конкретнее? - попросил он, присаживаясь в кресло напротив. Его бокал давно опустел, но наполнять новый архимаг не торопился. Не стоило пренебрегать собственным здоровьем, которого оставалось все меньше и меньше.
   - В общем, как уже говорил, мне на глаза попались интереснейшие сведения. По отдельности они ничего не стоят, но собранные вместе приводят к достаточно очевидным выводам. Трехглазый, вторым заданием которого было узнать личность лидера Гончих, считался неплохим шпионом, но обладал одним изъяном. Он не умел обдумывать добытые сведения. Впрочем, не будем говорить плохо о человеке, погибшем за будущее ордена.
   Оба мага приложили ладони к сердцам и на короткий миг закрыли глаза, оказывая почтение памяти шпиона. После столкновения у леса Венгара Ренегат раскрыл его и расправился, оставив послание светлым. Вот он-то как раз-таки умел анализировать ситуацию.
   Завершив ритуал, Алерт рассказал Магистру о плененном некроманте из числа темных. Даже пыток не понадобилось, чтобы разговорить его. Полученные от пленника сведения отправили в качестве доклада на стол заместителю. И тот не обратил бы на него пристального внимания, если бы не отчет об инциденте, случившемся еще осенью прошлого года.
   После услышанного от заместителя рассказа, архимаг лично решил посетить камеру плененного некроманта. Можно сказать, последний удостоился редкой чести.
   В отличие от тюрем Армии Ночи, в которых пришлось побывать некоторым боевым магам Светлого Ордена, темницы Азранна можно описать как пригодные для содержания. Особенно это касалось специализированных камер для магов. Более просторные светлые помещения с канализацией и очистными стоками. Даже пища подавалась другая. А в предостережениях в виде барьеров, не пропускающих магию, тоже не было. На пленных просто накладывали запечатывающие заклинания. Только очень сильных и высокоранговых магов подобные послабления не касались. На них применялись совсем иные методы.
   Упомянутый в отчете некромант к таковым не относился, поэтому коротал время в обычной камере. Пока Магистр и его заместитель спускались к нему, вели разговор:
   - Где его захватили?
   - Это сделали Рыцари Магии во время патруля вблизи Гаррата. Остальные из группы не выжили, сражаясь до последнего. Надо отдать должное, этот тип знает, когда нужно бросить меч. Говорят, он сдался сразу.
   - Вот как?
   - Да, в этом смысле он показался мне весьма интересным. Действует сознательно. Трус обычно понадеется на силы собратьев и не поступает слишком опрометчиво, сдаваясь на милость врага, от которого еще неизвестно, что ожидать. И, разумеется, некромант не стал дожидаться пыток, согласившись сотрудничать.
   Архимаг, участвовавший в Светоносной войне, щелкнул языком, будто не одобряя радость заместителя. Он мрачно заявил, что не видит ничего сознательного в том, чтобы сдаваться, не проверив для начала силу противника и собственную стойкость духа. А когда Алерт упомянул, что пленник вел себя слишком спокойно при допросе, Глава Правящего клана заподозрил неладное. Темные специально могли подослать некроманта, чтобы через него распространить ложную информацию и дезориентировать Орден.
   - Все гораздо проще, как мне кажется, - усмехнулся заместитель. - Он сам палач, прекрасно знакомый с методами допросов и выцеживания сведений из человека. Некромант знает, сколько дней может выдержать обладающий непробиваемой волей. Наверное, учитывая свой опыт, он счел благоразумным перестать сопротивляться.
   Спорить с его доводами архимаг не стал, однако предупредил, что они окажутся настоящими глупцами, если станут принимать за чистую монету любое сказанное пленником слово.
   К их приходу некроманта подготовили к общению. На него даже надели кандалы, чтобы не возникло внезапного желания натворить бед. Впрочем, судя по представленному в отчете, шанс такого исхода был очень невелик.
   Пленник не пытался сопротивляться и сам подставил руки, когда надевались железные браслеты. Первым делом он обратил внимание на двоих незнакомых ему посетителей, из-за которых, судя по всему, его потревожили. Один выглядел очень старым. Некромант ясно чувствовал запах приближающейся смерти. Возможно даже, что внешность этого человека совсем не совпадала с возрастом. И давление от него исходило соответствующее. Ну а второй был значительно моложе и ничего интересного из себя не представлял. Когда с 'формальностями' было покончено, старый спросил его имя.
   - Я Кристан, некромант третьего класса, в прошлом служивший в составе Армии Ночи.
   - Кристан, надеюсь, мы хорошо понимаем друг друга и обойдемся без лишних проблем, - обратился к нему уже молодой. - Нам хотелось бы услышать подробнее об инциденте со сбежавшим от вас пленником. Для начала опиши его. Я имею в виду внешность.
   - Так вот о чем пойдет речь, - ухмыльнулся некромант. - Этим юношей и мое прошлое руководство заинтересовалось. Полагаю, лидерам Армии Ночи уже известна его личность. У нас с добычей информации никогда проблем не возникало.
   - Будет лучше, если ты ответишь на конкретно заданный вопрос, - холодно бросил старый.
   - Нет никаких проблем, - улыбнулся Кристан.
   Он описал внешность сбежавшего парня до мельчайших подробностей, так сказать на совесть. Для него процедура оказалась не в новинку. Вполне ожидаемо, что описанные им данные в точности совпадали с описанием того человека, о котором ранее говорил Алерт. Но на этом неожиданности не закончились. Некромант рассказал светлым и о том, где именно обнаружил юношу, впоследствии плененного ими, не забыв упомянуть весьма странные обстоятельства.
   - Ожил? В каком это смысле? - не смог скрыть удивления Магистр.
   - Уж можете поверить, некроманты способны с первого взгляда определить, жив ли человек, или нет. Парнишка именно ожил, воскрес, возродился - называйте так, как вам будет угодно, ибо это не меняет реальность. Со столькими отверстиями в теле и при потере половины запасов крови люди не живут. Его сердце не билось... поначалу. Понятия не имею, почему спустя два часа он очнулся и каким образом его раны затянулись сами собой.
   - И ничего необычного в его ранениях не заметил. Ничего не насторожило?
   Некромант Кристан мог вспомнить лишь одну деталь, достойную внимания. Алая руническая стрела, застрявшая в плече найденного юноши, которую он вытащил собственноручно. Среди темных, что находились в тот день в отрядах наступления, не было ни одного, кто бы владел столь приметным оружием. То есть, разгромленный у Великого леса отряд не имел к стреле никакого отношения.
   Магистру такого ответа оказалось достаточно. Он окончательно убедился в состоятельности предположений своего заместителя. К тому же, некроманту юноша назвался Ренегатом, а сбежать ему помогала ведьма из числа темных. Уже достоверно подтверждено, что среди Гончих есть сильная ведьма. Пусть об их способностях Светлый орден еще многого не знал, о проявлениях элемента истинной тени было известно буквально все. Раньше отчеты о возвращении 'прежних' Гончих, обладающих этим элементом, рассматривались с большим скептицизмом, но сейчас...
   Глава Правящего клана Свет считался беспощадным во всех смыслах человеком. Алерту очень хорошо было известно об этой черте характера Мастера. Быть может, отчасти поэтому он не питал к нему теплых чувств. И сейчас, после того как они покинули камеру, старик отдал приказ выудить из некроманта всю информацию до последней крохи, а затем убить, хотя сам же ранее обещал ему жизнь.
   - Мы были на верном пути, - с усталым видом произнес заместитель главы Алерт.
   - Да, в чем я вижу исключительно твою заслугу, - добавил архимаг, просматривая имеющуюся у них информацию об упомянутом Кристаном парне - Реннете. Он же - маг первой ступени из Белого Пламени, ступивший на путь ренегатства перед своей якобы смертью, и он же - нынешний лидер Черных Гончих.
   - Помнится, я говорил о возможных преимуществах, что даст нам знание его личности, но если честно, мы недалеко продвинулись в этом отношении. Пережив столько, мальчишка явно понабрался достаточно опыта и разума, чтобы не вестись на простые уловки. Его слабости найти будет не легче, чем полную Сапфировую луну на небосводе.
   - Твои слова не подлежат сомнению, однако не дают точной характеристики личности этого молодого человека, - поморщился Мастер, продолжая листать пергаментные страницы. Кроме опыта в сражениях и невероятных навыков в магии, есть еще одна вещь, которая помогает ему справляться со всем. Абсолютная беспринципность, когда дело касается его собственной жизни. Он становится холодным, жестоким, а нравственность и благородство вовсе отсутствуют в его сознании. Такого человека сложно подловить на чем-то, и если уж это Реннет, бездействие для нас смертельно опасно. Думаю, он вовсе не лишен злопамятности и совсем скоро продемонстрирует нам его.
   Заместитель ответил уже после небольшой паузы:
   - Я прекрасно помню, что его обвиняли в предательстве, но юноша и сам не такая уж невинная жертва. По нашим же сведениям, он много чем неприятным занимался на досуге.
   Мастер кивнул, добавив, что ренегатство Реннета явно спровоцировано чем-то серьезным. По его мнению, дух бунтарства и неподчинения всегда следовали за юношей, но он вряд ли решился бы рискнуть своим дальнейшим существованием, не имея веского основания. Из чего можно сделать вывод, что о вынесенном Правящим кланом приговоре он знал не один месяц и даже не два.
   - Знал, говорите? Откуда? - Алерт выглядел сбитым с толку, но чтобы собраться с мыслями и самостоятельно найти правильный ответ много времени не понадобилось. - Призрак! Мы появления Гончих мы считали его мертвым, а тем, кто его убил, был как раз-таки Реннет!
   - Именно. В украденных шпионом документах мог оказаться и злополучный список с приговором, который мы, окончательно отменили уже после кражи. Он может и не знать об этом. Очевидно, месть правящему клану стоит у него в приоритете. Остальной орден, полагаю, его интересует много меньше.
   - В таком случае, что вы предлагаете? Объяснить мы ему уже ничего не сможем. Я бы и сам не стал слушать. А задавить Гончих количеством не самая хорошая идея, хотя тоже имеет право на существование.
   Архимаг вздохнул.
   - Придется действовать с той же беспринципностью, что и он, иначе история грозит закончиться гибелью всего нашего клана, - тихо сказал он.
   
  Глава 11 Грифлион и Неприкасаемый Принц
  
   Полученная от Искры информация могла оказаться куда полезней, чем думалось изначально. Если наемники Гильдии собирали секреты для лидера мистической ветви Триссы, был шанс с их помощью напасть на ее след.
   Численность охотников после сражения с Южной Оборонительной Армией светлых сократилась примерно до сотни магов, не считая Гончих. А вот количество целей, по которым предстояло ударить, подходило к тридцати. Другими словами, атаковать их все одновременно они не могли физически, в то же время, охотиться целой оравой за каждой группой наемников еще более абсурдная затея. Они не только впустую потратили бы драгоценное время, но, скорее всего, предоставили бы темным возможность ударить в ответ.
   Поэтому было принято решение разделить отряд на десятки. Такого количества должно хватить для уничтожения наемников, основная часть которых состояла из обычных воинов, не владеющих магией. А командовали разделенными отрядами кто-то из числа Гончих и сами Главы союзных кланов.
   Рассеявшись по всей территории Империи, им предстояло уничтожить отмеченные на карте точки сборищ наемников. Таким образом, на каждый отряд приходилось по две-три цели. Вполне выполнимая задача.
   Хотя, все же стоит упомянуть, что некоторым из охотников придется иметь дело не только с обычными наемниками-людьми. С ними у магов как раз-таки проблем возникнуть не должно. Кто бы там что ни говорил, а в схватке с магом даже у сильного и опытного воина шансы победить стремятся к нулю. Однако идя против приспешников Гильдии Теней нельзя не столкнуться с обладателями теневого элемента, обученными на Безымянном острове.
   Достоверно известно, что Лорд Мрак - глава Гильдии, не собирается задействовать всех магов-теней в планах Армии Ночи, ограничиваясь лишь наемниками со стороны. Но это не значит, что первые будут сидеть сложа руки.
   Еще до встречи с Гелиосом охотники оставили всех имеющихся у них лошадей в небольшом и малозаметном поселке, под присмотром старейшины. Разумеется, не задаром. Договор, заключенный деньгами, часто ценится людьми выше слов чести - так считал Реннет. В случае полной сохранности животных он пообещал заплатить деревне еще столько же. В нынешнее неспокойное время, осложненное неурожаем, простые люди считали каждую монету. Донеси они о Гончих боевым магам Светлого Ордена, остались бы без денег. К тому же, идти против нашумевшего отряда охотников, расправляющимся с магами обеих сторон конфликта, слишком глупо и опасно. Так что заключенный между ними договор был выполнен.
   Пять отрядов по десятку охотников, ведомые Сазелем, главами Северных Воителей и Союза, а также Ладаном и колдуном Оуэром, уже направились вперед. Им предстояло добраться до самых северных областей Империи. Южные и центральные на себя взяли Реннет, Катарина, Валент, Кром, Кассандра и Ливада из Алого Дождя. Лангиниус остался с отрядом кузнеца-мечника. Вряд ли человек в здравом уме захочет подчиняться дьюрару - представителю другой расы. От предрассудков избавиться не так-то легко.
   Распределение командиров выглядело достаточно логичным, в особенности касаясь Реннета, Катарины и Клесс. Юноша владел элементом Истинной Тени, а ведьма не уступала ему по силе, даже не смотря на могущество запретных заклинаний. Огромный оборотень обладал очень чутким обонянием и сопротивляемостью к магии. Им всем предстояло ударить по самым опасным целям. В любезно предоставленных Искрой списках значились не только местонахождение наемных групп, но и их численность, в некоторых случаях даже наличие магов и воинов Гильдии.
   Впрочем, распределение командующих не прошло без неожиданностей. Реннет удивил всех, самовольно поставив во главе одного из отрядов чародейку Кассандру. Он совершенно не обращал внимания на настроение окружающих и недовольные шепотки, сыплющиеся на нее после случая с Искрой. Сами Гончие в такие моменты предпочитали отмалчиваться, хотя эта молчаливое безразличие могло оказаться более ядовитой, чем прямые оскорбления и насмешки. Так происходило потому что одиночки не имели привычки насмехаться над теми, кто был им не по душе или того хуже - презрителен. Они просто игнорировали этого человека.
   Означало ли это, что для чародейки все кончено? Возможно, но не обязательно. Реннет следил за ситуацией в отряде и объяснил бы молчание не всеобщим презрением, а скорее незнанием остальных, как реагировать на историю с Искрой. Уж юноша-то не понаслышке знал, что такое недовольство и презрение окружающих. Сама Кассандра старательно делала вид, будто ничего не происходит. В конце концов, Реннет предупреждал об этом, и Кассандра приняла решение, удивив тем самым буквально всех. Неизвестно, как она восприняла пост командующего, но отказываться не стала.
   Путь отрядов Реннета и Катарины лежал в одном направлении, до определенного момента, как и маршрут Крома. Все остальные рассеялись по другим областям.
   - Мы становимся более уязвимыми, разделившись! - сообщил мечник Кром в своей обыкновенной занудной манере. - Для противника не составит труда расправиться с группой из десятка магов.
   - Ты прав, - равнодушно кивнула Катарина. Несмотря на испепеляющую жару, кузнец отказался снимать доспехи. От одного его вида ей становилось душно.
   - Думаю, Реннет полагает, что одно преимущество изменяет другое, - вставил свое слово дьюрар, которому, казалось, жара нипочем.
   - Заменяет, Лангиниус, - поправила его мистик. - Ты хотел сказать, одно преимущество заменяет другое? В этом есть смысл. До нынешнего момента наше преимущество включало в себя раннее обнаружение противника и, конечно же, сила, заключенная в многоцветии уникальных навыков, начиная от банальной защиты и заканчивая замораживанием разума.
   Разделившись, охотники все равно не сумели бы достаточно эффективно распределить эти навыки между отрядами, однако и сами стали менее заметными. Так как предполагалось действовать в крупных и многолюдных городах, где всегда вход охраняет стража, численность группы имела принципиально важное значение. Чем меньше группа, тем проще затеряться.
   Но судя по выражению лица, ответ Катарины не устроил кузнеца. Он поправил синевато-серые волосы, завязанные в хвост на манер людей его племени, и нахмурился пуще прежнего.
   - Дело даже не в навыках и заметности. Меня беспокоит то, как легко мы доверились этим проходимцам, называющим себя Искрой. - Кром скривил губы. - Что, если их план состоит в этом? Чистый Свет и Гелиос пытались расправиться с нами, но сели в лужу. А вдруг Искра пытается разделить охотников и уничтожить поодиночке? Рассматривался ли такой вариант?
   'Сложно сказать, думал ли об этом он, но каждый, кто способен думать, в конечном счете, придет к похожим вопросам. - Катарина терзалась сомнениями. - И все же, Реннет сам согласился на предложенный Ладаном вариант, объясняя это тем, что Искра уже множество раз могла уничтожить охотников, просто передав всю имеющуюся информацию их противникам. Звучит так себе, но искра смысла все же есть'.
   - Успокойтесь, он подстраховался на случай ошибки, пусть и считает подобное маловероятным, - вдруг улыбнулся Лангиниус, сверкнув белыми клыками.
   Мистик и Кром уставились на него, требуя более подробного объяснения.
   - Мои видения говорят, что беспокоиться не о чем! - добавил тот, ничего толком не прояснив.
   - Конкретнее?
   - Конкретика в таких вещах невозможна, - пожал плечами дьюрар. - Я вижу будущее лишь урывками, порой до ужаса нечеткими. Все увиденное потом пересказываю Реннету, и он уже соглашается, говорить вам что-нибудь или нет. Наверное, каждый раз он тщательно обдумывает, стоит ли верить моим словам.
   Кром подавил жалостливый стон и, развернувшись, направился в хвост растянувшейся на десяток метров группы, к уже не раз упомянутому юноше. Катарина заметила, как странно дьюрар на нее посмотрел.
   - Что-то сказать хочешь? - поинтересовалась.
   - А? Нет, конечно нет. Просто немного удивлен, что ты не возле него сейчас. Вы, мне казалось, хорошо ладили.
   - Он не беспомощен, чтобы нужно было приглядывать за ним, - холодно произнесла мистик.
   Лангиниус кивнул, довольный ее ответом. Недавно он рассказал ренегату, какое будущее их могло ждать, стань Катарина лидером Гончих. Быть может, именно из-за этого сейчас они практически не разговаривали друг с другом. Однако она, по-видимому, не считала это сколь-нибудь важным. Или она просто была равнодушна к юноше, или же не хотела вмешиваться в его намерение все обдумать. Пусть дьюрары и люди были на первый взгляд очень похожими, понимать поведение последних Лангиниус еще не научился.
   А кузнец, заговоривший с шагающим позади вереницы Реннетом, так ничего путного и не добился. Юноша отмалчивался или отвечал совершенно невпопад, словно был нагружен собственными проблемами. Впрочем, наверное так оно и было. Произошло столько всего...
   Десятка охотников под руководством Ренегата держала путь к крупному имперскому городу Грифлиону. Предположительно там находилась большая группа наемников, работающих на темных. И там же были замечены теневые маги самой Гильдии. Цель Катарины располагалась гораздо дальше, ближе к Сариссу.
   Больших неприятностей в пути им не привиделось, хотя территории, что они пересекали, постоянно переходили из рук светлых к темным, или наоборот. Ничего ценного и стратегически важного в тех землях нет, а свое название - Огненная Долина, она получила благодаря последнему сражению Светоносной войны. Здесь сошлись в схватке тысячи магов. Использованная ими магия оставила следы, не говоря уже о пламени дракона, после которого на выжженной почве ничего не произрастает еще целый век. Более суеверные назвали бы данную местность Проклятой долиной, пусть ничего общего огонь дракона с проклятиями не имеет. Обычные явления магического воздействия, вследствие которого почва выжигается на три-четыре метра в глубину.
   Сам же город Грифлион, куда вскоре прибыла группа Реннета, считается одним из древнейших городов Империи. В отличие от того же Немисса или Азранна, он никогда не перестраивался, сохранив свой исторический вид.
   К слову, раньше, до Светоносной войны, он считался столицей ордена темных магов и в руки светлых перешел только после окончательной победы. Даже специально рассматривался вопрос о полной перестройке всего города и разрушении скульптур, якобы для того чтобы очистить Грифлион от всякого присутствия темных. Но в итоге все оставили как есть. После войны в имперской казне нашлось слишком мало золота.
   Можно сказать, благодаря обстоятельствам прошлого, пройдя через высокую арку ворот, разукрашенную пятью громадными грифонами - символами города, сейчас Реннет мог воочию лицезреть необычную красоту, нетронутую современными архитектурными новшествами.
   На дорогу от заброшенных руин Четырех Стен до Грифлиона ушло около двух недель. Начался третий месяц лета. Фермерам и владельцам крупных подворий приходилось трудиться не покладая рук, чтобы прокормить себя. О том, чтобы обеспечить урожаем соседей - и речи быть не могло. Этот год торговля овощами и зерном грозила превратиться в настоящее поле раздоров. Пострадать могут не только те области, процветание которых зависит от обезумевшей погоды, но и все остальные. Подорожавшее зерно не заменить углем и древесиной, как и золотом.
   Юноша задумывался над этим даже будучи далеким от торговли и экономики человеком, хотя прямо сейчас его больше волновало предотвращение войны. Если она продолжиться в том же духе, зиму не переживет никто. И Армия Ночи, и Светлый Орден не будут откладывать победу на следующую весну и постараются уничтожить друг друга до начала лютых морозов. В отличие от войн прошлых лет, нынешнее столкновение будет очень коротким и более драматичным. Чем могущественнее и совершеннее используемое магами заклинание, тем меньше времени необходимо, чтобы убить им врага или уничтожить все вокруг.
   - Вот это да! Немного жутковаты на вид! - с неподдельным восхищением шептали охотники из отряда Реннета.
   Их слова привели в чувство снова ушедшего в мир размышлений юношу, заставив заозираться по сторонам.
   И правда, город Грифлион выглядел весьма и весьма необычно. Фасады большинства зданий украшали рельефные полуколонны, а не по-современному гладкие, и еще множество статуй самого различного вида. Чаще всего на глаза попадались грифоны. Они привлекали больше всего внимания. Реннет достаточно быстро понял причину. Эти гигантские, среднего размера и совсем маленькие каменные статуи выглядели невероятно реалистично. Даже перья на крыльях и голове проработаны до мельчайших штрихов и раскрашены соответствующим образом. Казалось, еще мгновение... и они взлетят ввысь, к небесам, или же с неодолимой свирепостью бросятся на любопытных прохожих. Их взгляд из-под кустистых перьев, смахивающих на брови, буквально светился непримиримостью. Рассмотрев поближе одну из неподвижных фигур, Реннет понял, что выражение 'светились' - это вовсе не фигура речи или приукрашивание. Их глаза подкрасили специальной фосфоресцирующей краской. Наверняка в темноте у них действительно очень пугающий вид.
   В городе наблюдался небывалый приток людей, в особенности рыбаков. Грифлион лежал довольно близко к Туманному морю, хотя и не считался портовым городом. Так как с зеленью и овощами, даже с мясом, сейчас в Империи возникли проблемы, рыбаки спешили предложить собственный товар центральным городам. Сюда они приходили в поисках покупателей.
   Однако даже в этой людской массе отряд охотников заметно выделялся. Они переоделись в обычных купцов, сопровождаемых свитой, но вот вести себя подобающим образом не умели. Сам юноша старался, как мог, в прошлом ему приходилось играть и не такие роли. К сожалению, этого было недостаточно. Остальные члены группы шарахались и начинали хвататься за сталь, когда к ним подходил какой-нибудь здоровенный детина, желающий всучить свой товар. К слову, большинство моряков вблизи выглядели самыми настоящими разбойниками.
   - Так, слушайте меня внимательно! - скоро собрал всех Реннет. - Сейчас разделяемся на две группы, дабы не привлекать слишком много внимания. Ведите себя как брезгливые торговцы. Подойдут к вам, попросите показать товар, пощупайте, понюхайте и кивайте на любые восхваления с умным выражением лица, а сами отвяжитесь от них каким-нибудь неопределенным словом. Скажете например, что желаете посмотреть что-то еще. Настоящие торговцы никогда не отказываются от предложения, не разузнав всех подробностей. Это будет нелегко, но постарайтесь и не забывайте оставаться начеку. Так как никто из нас города не знает, встретимся на центральной площади.
   Перечислив все это, он двинулся вперед, прихватив с собой еще четверых. Следуя собственным советом, он с интересом бросался едва ли не к каждому встреченному продавцу, а уж потом с задумчивым видом отходил. Пусть их передвижение по улицам значительно замедлилось, прохожие перестали одаривать их подозрительными взглядами. Во всяком случае, так казалось на первых порах.
   Скоро Реннет буквально спиной начал ощущать на себе чужой внимательный взгляд. Нет, то не было похоже на взгляд вора или убийцы - те смотрели как на жертву. А от этого субъекта исходила заинтересованность. Чтобы не возникло проблем, юноша пытался вести себя в той же манере. Он надеялся, что наблюдатель быстро потеряет к ним интерес, однако проходило время, а взгляд продолжал давить ему в спину. Остальные охотники тоже начали ощущать неладное.
   - Ладно, раз уж попался мне такой настырный человек, придется немного изменить план, - пробормотал он про себя.
   До сего момента они продвигались по запруженной людьми центральной улице, но сейчас юноша принял решение повернуть направо, в один из узких арочных переулков. Все пятеро ускорили шаг, отделившись от общей массы городского люда. Повстречайся им на пути стражник, все могло бы закончиться не лучшим образом, для стражника конечно.
   - Что происходит? Неужели нас обнаружили? - спросил один из охотников.
   - В точку, - ответил ренегат. - Хуже того, это маг.
   - А, ну да, кажется в Грифлионе остались светлые маги, - кивнул задавший вопрос. - Что будем делать? Получится от него уйти?
   - Скорее всего, нет, - откликнулся другой, обогнав их.
   И он был прав. В незнакомых улочках нельзя скрыться от того, кто в них вырос. Судя по настойчивости и сдержанности, преследующий не был идиотом. Он разглядел в Реннете и его приспешниках что-то необычное, не повелся на их уловки. То есть, такой не отстанет от них просто из-за сомнений и лени. И вряд ли ему составит труда понять, зачем они бегут туда, где мало людей.
   Группа быстро перемещалась между улочками, резко меняя направление и при этом стараясь найти более тихое место.
   Охотникам улыбнулась удача. Они забрели на городское кладбище. Людей вокруг не наблюдалось, во всяком случае живых. Преследователь немного отстал, что дало Реннету время на обдумывание стратегии.
   Отправив остальных в позиции для засады, ренегат остался сидеть на видном месте, у старого памятника боевым магам. На гладком каменном обелиске было высечено около сотни имен и некоторые из них почему-то закрасили черной краской. Реннет не знал, что это значит. Он сделал вид, будто отдыхает, разглядывая памятник. Он умел отыгрывать роль, когда это было необходимо. На деле же все его чувства сконцентрировались на приближающемся источнике стихийной магии.
   Когда стройная фигура вынырнула из-под арки двух зданий, юноша и бровью не повел, оставшись сидеть на месте. Незнакомец с отчетливой аурой огненного мага помедлил немного, но потом все же рискнул подойти к нему. Если он действительно преследовал охотников, то сейчас, по-видимому, пытался удостовериться в правильности своих подозрений. Не смотря на проявленную ранее проницательность, такое поведение прямо намекало на его неопытность.
   - Доброго дня! - приветливо прозвучал его голос.
   - А? Доброго! - ответил юноша, немного замешкавшись.
   Стоящий перед ним преследователь оказался совсем еще мальчишкой. Реннет не дал бы ему и восемнадцати лет. Можно сказать, он был необычайно юн даже для боевого мага.
   - Пришел почтить память убитых в бою магов прошлых лет? - задал с виду обычный вопрос тот.
   На самом же деле вопрос мог быть с подвохом. Ответь Реннет 'да', как сразу же с головой себя выдаст, ибо люди очень редко преклоняются перед могилами магов.
   - Магов? - якобы удивившись, переспросил ренегат.
   - Ага! Этот памятник посвящен магам Грифлиона, как светлым, так и темным, - объяснил мальчишка.
   - Э? Разве они не были врагами Империи? Я про темных... - добавил он полушепотом, натянув на лицо выражение тревоги.
   - Это пусть рассуждают историки, - пожал плечами тот, внимательно разглядывая Реннета. - Грифлион не из тех нововозведенных городов, с радостью забывающих собственную историю. Здесь нет места ненавидящим прошлое, даже если оно состояло из ошибок.
   - Вот как... - выдохнул юноша. - К сожалению, я никогда раньше не бывал в этом городе, потому прошу прошения, коли веду себя неподобающим образом, - чуть склонил голову он, изобразив раскаяние.
   - Можете не извиняться, - кивнул в ответ мальчик, а уже в следующий миг Реннету пришлось отскакивать в сторону.
   Сорвавшаяся с ладони мага сияющая белым стрела насквозь прошила каменный памятник. Раздался сухой треск и мелкие осколки полетели во все стороны. На месте, где сейчас зияла обожженная дыра, мгновением ранее сидел юноша.
   'А сам разглагольствовал о важности истории... Ну и мастер же он нападать без предисловий!' - невольно восхитился ренегат, невзирая на то, что едва не остался без головы. Его бы разорвало на куски, словно вызревший арбуз.
   - Ты... ты что творишь? - изобразил он изумление и, словно испугавшись, сделал несколько шагов назад.
   - Превосходная реакция для жадного торговца, - усмехнулся мальчик с таким видом, будто только что наблюдал нечто забавное. - Ну и кто же ты на самом деле? Агент Армии Ночи? Или один из так называемых 'охотников на магов'?
   Реннет окончательно удостоверился в том, что обмануть стоящего перед ним юнца не получится. Возможно, тот изначально прикидывался неопытным новичком. Достаточно взглянуть ему в глаза, чтобы увидеть решимость убивать. Он явно был безумен и такого человека уже мало что заставит сдаться.
   'Как и всегда, придется действовать радикальными методами', - подумал он.
   Сконцентрировав магию в ладони, Реннет сотворил огненный шар и без лишних слов метнул его в мальчишку. Однако тот просто улыбнулся на это.
   Скорость полета огненного шара примерно в три раза ниже скорости огненной стрелы, но поражает первое заклинание большую площадь. Не смотря на это, необычный юнец вел себя расслабленно. Направив палец на летящий в него сгусток концентрированного в форме шара пламени, он едва заметно шевельнул губами. И вновь в воздухе вспыхнула ослепительно белая зигзагообразная стрела, которая угодила точно в огненный шар и рассеяла его на бесполезные клочки пламени. Впрочем, на этом дело не закончилось. Сияющая стрела превратилась в копье и полетела дальше, метя в Реннета.
   Он едва успел увернуться и отскочить в сторону. И прямо в этот же миг в его противника прилетели магические вихревые лезвия. Их метнули укрывшиеся в засаде маги-охотники. К сожалению, их заклинания также не смогли причинить вред мальчишке, разбившись об искрящийся щит, сотворенный им, по-видимому, ранее.
   - Так и знал, что ты здесь не один, - насмешливо фыркнул противник. Словно говоря о незначительном пустяке, он добавил: - Ничего не поделаешь, придется расправиться со всеми.
   Как оказалось, мальчишка не переоценивал себя, заявляя о расправе. Все посланные в него заклинания были отражены безупречными движениями рук. Он не выглядел новичком в том, что касалось сражений. К тому же, элемент - молния, считается во много раз опасней огня. Он является результатом слияния сразу трех стихий: огонь, а также вода с ветром, составляющие вместе лед. Магия элемента молнии обладает огромной проникающей силой и скоростью.
   Поэтому Реннета не сильно удивил тот факт, что двое из четырех магов его группы буквально сразу после начала сражения упали, парализованные сияющим разрядом. Против этого редкого элемента эффективнее всех земляная стихия, а уязвимее - вода. Один из охотников сумел успешно возвести вокруг себя отражающий щит и тем самым спасся, а вот огненный барьер самого юноши с трудом выстоял против молнии, брошенной противником. Реннет осознал, что в следующий раз ему повезет меньше.
   От мальчика тоже не укрылась низкая сопротивляемость огненной защиты против его атак. Он предпочел воспользоваться этой слабой стороной врага, не теряя времени направившись к ренегату. Когда он сжимал и разжимал кулаки, словно готовясь нанести сильнейший удар, между пальцев проскакивали бледные искры.
   Поначалу Реннет не хотел применять силу собственного элемента, чтобы не выдать в себе личность лидера Гончих, но быстро передумал.
   - Зря вы сунулись в мой город! - заявил противник, медленно приближаясь.
   - Твой?
   - Да, он мой целиком и полностью, так как глава клана Зачарованных Статуй сейчас я, пусть и не официально до достижения совершеннолетия, - объяснил он и резко взмахнул кистью.
   Ослепительная сине-белая дуга метнулась в сторону Реннета. Уклониться на сей раз не удалось. Странная дрожь прокатилась по всему телу и мышцы онемели. Как подкошенный юноша рухнул на землю.
   'Вот гаденыш, успел-таки использовать свое оцепенение! - выругался он уже про себя. - Ладно, стоит поблагодарить небеса хотя бы за то, что не потерял сознание. Паралич - эффект временный и должен скоро пройти. Нужно протянуть еще немного'.
   Каким бы бесполезным не выглядели его усилия со стороны, Реннет старался пошевелить руками и ногами. Ему достаточно было исполнить соответствующие жесты, чтобы активировать хранящееся в уме заклинание.
   Внезапно новый разряд сковал его тело. Исходил он от прикосновения мальчишки, назвавшегося главой Зачарованных Статуй. Как известно, клан с таким названием числился одним из крупных в Светлом Ордене. Он улыбнулся и произнес негромко:
   - Вы не представляете, с кем связались, ребята. Если бы вокруг не шла война и мои будущие подчиненные не проливали реки крови, таких как вы просто посадили бы под арест. Однако сейчас я могу быть не столь гуманным.
   Он схватил обездвиженного ренегата за плечи и рывком приподнял. Даже будучи еще несовершеннолетним, мальчишка не уступал в телосложении самому Реннету. Тот, пойманный в оцепенение, не смог более заставить себя двигаться или даже сказать что-либо. Его противнику достаточно будет прикоснуться рукой в область его сердца, чтобы заставить его замереть раз и навсегда.
   'Погоди-ка! Смертельное прикосновение? Так вот кто он такой! - вспыхнуло в сознании Реннета. Он с большим трудом проворачивал в голове мысли, силясь одолеть сумбур, вызванный постоянными парализующими разрядами. - Говаривали, что на юге есть маг с очень редким элементом молнии. Его еще называли чудным именем - 'Неприкасаемый принц'. Наверное, я не стал запоминать это, посчитав за глупую шутку'.
   Прямо сейчас он не мог предпринять что-либо, однако на самый критический случай имелся один вариант, способный вывести его из нынешнего положения. Самые слабые заклинания огненной стихии Слепящая Вспышка и Поджигающая сфера не требовали жестов и слов, но чтобы применить их юноше был нужен отвлекающий маневр. К счастью, им его обеспечил один из охотников, своевременно перешедший в атаку.
   На короткий миг внимание противника оказалось поглощено действиями наглеца. Неприкасаемый Принц использовал уже проверенную технику Точечного Пронзания. Маг успел защититься, отлетев на спину.
   Этого для Реннета было достаточно. Магию в правой ладони он обратил в небольшой сгусток пламени. Краем глаза заметивший неладное, мальчишка обернулся и усмехнулся ему в лицо. Как бы того ни хотела его жертва, перебороть оцепенение одной лишь силой воли и атаковать просто невозможно. Тот факт, что пойманный им ренегат с самого начала не имел намерений поступать подобным образом, Принц понял уже после...
   Правила боевых магов гласят: 'В ситуации, когда ты не уверен в отсутствии защищающих чар на противнике, лучше применить подходящее заклинание на себя, потому что в себе ты никогда не ошибешься!' Проще говоря. Реннет использовал подвернувшийся шанс не для нанесения удара по противнику, а для собственного освобождения. Крошечный сгусток пламени в его руке быстро вышел из-под контроля и, вспыхнув, загорелся прямо в ладони, причиняя самому юноше жгучую боль. Это все равно что сунуть руку в живой костер. Удивление всплыло на лице этого смазливого 'Принца', но додумать он ничего не успел, получив удар пылающего кулака прямо в челюсть.
   Свалившись на землю, Реннет перекатился несколько раз и, превозмогая боль, вскочил на ноги. Разумеется, горящую руку к тому времени он погасил, однако покрытая волдырями ладонь буквально пылала изнутри. И не смотря на боль, он улыбался, глядя на то, как Неприкасаемый Принц, ни разу за свою жизнь не получивший серьезного урона, сейчас сплевывал на землю кровь.
   Оцепенение в мышцах можно преодолеть лишь одним способом - заставить тело почувствовать боль такой силы, которая способна пробиться в сознание. Это еще не все. Теперь юноша знал, что противопоставить противнику с элементом молнии.
   Мальчик пришел в себя не сразу, но когда это произошло, его лицо исказилось яростью. Тонкие губы, перепачканные в крови, сложились в гримасу недовольства.
   Он метнул слепящую молнию в Реннета. К тому времени тот успел закончить заклинание теневого перемещения и применил его возможности, чтобы уклониться. Размывшись, он просто исчез из виду. Мальчик же застыл, не в силах понять, что произошло. Замешательство и несобранность помешали ему увидеть то, как быстро ренегат перемещался, приближаясь к нему.
   Он заметил его, когда уже было поздно. Попытка атаковать очередной молнией провалилась и в результате он сам едва не ослеп. То была еще одна слабая сторона мага с элементом молнии. Слишком интенсивная вспышка способна ослепить всех в радиусе двух метров и применивший заклинание не является исключением.
   Находящийся под действием теневого перемещения маг-ренегат с размаху ударил противника в корпус и тут же отскочил. Вызывающее оцепенение свойство защищающих мальчишку чар не подействовал на Реннета, а вот сам он от удара буквально сложился пополам.
   - Неожиданно, не так ли? - тихо спросил у него Реннет, остановившись на миг.
   - Как... как ты смог... оно должно было... - шептал юнец, пошатываясь на ногах и зло сверкая глазами.
   - Можешь не волноваться, твое заклинание сработало превосходно, просто сейчас моим телом управляют не столько мышцы, а сколько теневой покров. Мне пришлось сделать марионеткой себя, дабы насильно подавить эффект оцепенения.
   - Теневой маг? - изумленно уставился на него тот.
   Только его вопрос остался без ответа. Реннет ринулся вперед, ударил сначала справа, потом слева, а когда тело мальчишки начало заваливаться назад, переместился ему за спину и обхватил тонкую шею обеими руками. Короткий и резкий рывок. Хрустнул позвонок и тело повалилось на землю, с неестественно вывернутой головой. Быстрая смерть, не приносящая страданий, не оставляющая шансов.
   
  Глава 12 Ремесленник
  
   Избавиться от тела много времени не потребовалось.
   - Надо бы спрятать его тщательней, но наверное смысла уже нет, - заметил Реннет, когда на пару с другим охотником перетаскивал за каменный обелиск труп убитого мальчишки. - Следы сражения все равно заметят сразу, поэтому будет лучше оставшееся время потратить на поиски укрытия.
   - Верно. Нас уже мог кто-то увидеть. Местечко хоть и безлюдное, сейчас ясный день, а не ночь, - согласился маг земли с его доводами.
   Оставался нерешенный вопрос с раненными. Один из магов воды уже несколько минут не приходил в себя, когда второй отделался лишь кратковременным оцепенением. Еще один придерживал рукой прожженную дыру в боку. Видимо, последствия пропущенной атаки противника. Можно сказать, что трое из пяти в группе могли двигаться, вот только очевидно, что без магов-целителей остальные долго не протянут.
   В обычной ситуации Реннет бросил бы их и ушел один. Сами пострадали, из-за собственного идиотизма. Ясно же было изначально, против элемента молнии заклинания водной стихии использовать бессмысленно. Однако ситуация складывалась таким образом, что штурм сборища наемников Грифлиона невозможен в одиночку. Существовал шанс упустить главарей. Остальные семеро охотников вряд ли станут подчиняться, если он бросит их раненных товарищей.
   - Ты! - юноша указал на охотника с аурой воды, отделавшегося легким испугом в схватке. - Если уж сам не знаком с заклинаниями лечения, то хотя бы разведай окрестности, нет ли где поблизости травников, целителей или знахарей. Скоро стемнеет. Если протянем до того времени, получится укрыться и переждать до утра.
   Тот не стал указывать ренегату на излишне саркастический тон. Кивнув, он скоро скрылся в ближайшей подворотне. Напоследок Реннет сообщил ему, где их потом можно будет найти. Они с магом земли по имени Сумма подняли пострадавших и понесли к старому складу, находящемуся ближе всего. Оставалось надеяться, что убитого Неприкасаемого Принца не хватятся раньше времени.
   - Может быть, ты сумеешь остановить кровь или привести их в чувство? - без особой надежды спросил Реннет у земляного.
   - Есть парочка восстанавливающих чар, но в его нынешней ситуации от них не будет проку, только силы зря потрачу. А про того, что до сих пор не пришел в сознание после удара молнии, я вовсе молчу. Мне даже неизвестны причины его состояния. Но если необходимо, могу попробовать использовать на нем что-нибудь? - предложил он.
   Реннет помотал головой.
   - Нет, если нет гарантий, не будем пытаться. Сейчас эти двое в плане боеспособности ничего из себя не представляют, так что выбирая между остатками наших сил и их жизнями, предпочтительней первое.
   - Ужасные слова, - заметил Сумма, горько улыбнувшись. - Наверное, из-за подобного отношения вы не можете обрести в рядах охотников истинного доверия. Вам не хватает человечности.
   Реннет промолчал, даже если слова мага звучали несколько оскорбительно. Другой мог бы и не стерпеть, врезать наглецу. Ему же было плевать.
   Затаившись в приземистой складской постройке и оглядывая улочку сквозь плохо подогнанные доски, они терпеливо ждали. Тот, которого ранили в бок, начал лихорадочно дышать. Кровь удалось остановить подручными средствами, но обрабатывать рану решили не торопиться. Могли быть повреждены внутренние органы, а в таком случае лишних движений лучше не делать. В худшем случае повреждения окажутся не поддающимися восстановлению даже с помощью сильных чар.
   Солнце уже скрылось за крышами домов и небо из голубого перешло в темно-синий, когда посланный на разведку маг вернулся. Он прихватил с собой остальных пятерых членов отряда, с которыми предполагалось встретиться на центральной площади города.
   - На улицах все спокойно? - первым делом спросил Реннет. - Никаких признаков волнения?
   - Мы ничего такого не заметили.
   - Прекрасно. Это значит, что столкновения никто не видел, - юноша испытал облегчение. Им по-настоящему повезло, что тот 'Принц' оказался недоумком и не сообщил о преследовании товарищам из клана.
   И на этом везение не закончилось. Один из членов группы оказался знаком с лечащими заклинаниями не только в теории, но и на практике. Он сразу же принялся последовательно накладывать на товарища с ожогами лечащие и восстанавливающие чары.
   - Конечно, мои заклинания призваны ему помочь, однако если мы хотим повысить шанс благополучного исхода с шестидесяти до девяносто девяти из ста возможных, понадобятся специальные обеззараживающие травы, - добавил он. Затем его взгляд переместился на второго и помрачнел. - Говорите, в него попала молния?
   - Тебе известно, что с ним произошло? - хором отреагировали остальные.
   - Лишь немного. Внешних повреждений на нем нет. Сердце продолжает биться, однако в сознание привести не получается... Мне приходилось однажды сталкиваться с таким, когда один из магов нашего клана надумал поупражняться в водных заклинаниях во время грозы. В него тоже ударила молния.
   - Ну и что с ним? - раздраженно поторопил его Реннет. Догадка уже пришла ему на ум, но он хотел услышать мнение человека, понимающего в лечении больше него.
   - Похоже, разряд как-то повлиял на его процессы в голове. Дело пахнет скверно и может закончиться тем, что он вообще не очнется. Требуется специализированное заклинание очень высокого класса, не практикуемое у боевых магов. Я, конечно, не владею подобными и могу лишь навредить, попытавшись что-то сделать.
   Насколько юноша смог понять из его слов, имелось в виду высокочувствительное лечащее заклинание, создаваемое путем накладывания десятка слабых чар в определенной последовательности. Манипулировать такого рода сложным процессом смог бы только очень опытный маг, отдавший всю жизнь лечению и исцелению.
   - Так вот зачем вы приказали отыскать мага ремесленника, специализирующегося на целительстве! - воскликнул тот, кого Реннет отправил на разведку. - В Грифлионе действительно есть такой, и живет недалеко отсюда! - добавил он.
   'Вот блин! Если бы я не заикнулся об этом, оставили бы сейчас все как есть и занялись бы наконец тем, за чем сюда пришли, - сварливо подумал про себя Реннет, заметив оживление на лицах остальных. - Теперь уже ничего не остается. Мне еще потом сражаться бок о бок с ними'.
   Сумма, казалось, почувствовал досаду командира, но вслух ни о чем расспрашивать не стал, просто присоединившись к тихим возгласам товарищей.
   В конечном счете, они приняли решение добраться до лекаря под покровом темноты. Десяток человек, тащащих бессознательное тело, вызвали бы подозрения у любого прохожего.
   Пока ждали, когда улицы накроет мрак, юноша погрузился в размышления. В последнее время он занимался этим чаще, чем когда-либо. И думал в первую очередь о запасном варианте развития событий, если их нынешний план сорвется по тем или иным причинам. Что остается Гончим в случае провала? Любой здравомыслящий человек заранее обдумал бы все и составил десяток вариантов. Реннет не имел при себе ни одного подходящего. Уж слишком скверно все складывалось с его собственным будущим, исчисляющимся несколькими минутами, днями, месяцами - приблизительным временем в пределах двух лет.
   За раздумьями, которые в итоге так ни к чему не привели, пролетел вечер, и на город опустилась ночь.
   Реннет и еще двое, включая Сумму, выбрались со склада, таща за собой двоих раненных. Тот, что с ожогами, уже сам переставлял ноги, но делал это пока еще с большим трудом. Наложенные лекарем из Северных Воителей заклинания оказались довольно эффективными.
   Как и говорил разведчик, идти долго не пришлось. Здание с вывеской, на которой был изображен цветок феникса и склянка с зельем, освещал ближайший фонарный столб. За окном лавки горел лишь едва различимый тускловатый свет. Подобным освещением не пользовались во время работы, а это значит, лавка была закрыта на ночь, но хозяин оставался внутри. Владельцы магазинов, ремесленных мастерских и ювелирных лавок часто день и ночь проводили на рабочем месте.
   - Надеюсь, он там будет один, - произнес шепотом ренегат и, предупредив остальных соблюдать осторожность, постучал в дверь. Колокольчик, возвещающий хозяина о приходе посетителя, на ночь также убирался, чтобы всяким малолетним сорванцам не пришло в голову доставать его бесконечным трезвоном.
   Прошла минута. Никого. Не теряя хладнокровия, Реннет снова постучал, немного громче прежнего. И только спустя некоторое время с той стороны послышались торопливые шаги. Громыхнул засов и дверь приоткрылась на цепочке.
   'Похоже, здешние горожане слишком беззаботны', - подумал про себя юноша, ведь обычно владельцы торговых лавок и мастерских не открывали дверей перед чужаками в ночное время суток. С наглыми посетителями они предпочитали общаться через небольшое окошко в двери. Здесь оно тоже имелось.
   Но удивление охватило его еще сильнее, когда обнаружилось, что открывшая дверь - девочка лет четырнадцати, а то и всего двенадцати.
   Открыв дверь, та уставилась на Реннета с испуганным видом, но то ли со страху, то ли из вежливости, закрывать ее обратно прямо перед носом юноши не спешила. Сам же он, приготовившийся к решительным действиям, попросту растерялся.
   - Э-э-э... позови кого-нибудь из взрослых, пожалуйста! - вежливо попросил ренегат, прекрасно отдавая себе отчет в том, что пугать ребенка еще больше - не стоит. Не сейчас.
   Девочка молча кивнула и, наконец, закрыла дверь. Снова послышались шаги, уже отдаляющиеся, а после приглушенный девчоночий голос. Что именно она болтала, Реннет разобрать не смог, хотя и обладал достаточно острым слухом. Однако, проблем, должно быть, не возникло, потому что дверь снова открылась.
   На сей раз это была женщина. Наверняка мать девочки или же Мастер. Богатые горожане нередко отправляли свои чада с обнаруженным магическим потенциалом на обучение к магам-ремесленникам.
   - Что вам надо? - холодно спросила она, также не спеша снимать крепкую на вид цепочку с двери.
   - Прекрасно! - оборонил Реннет и обхватил вспыхнувшей огнем рукой металл, тут же раскалившийся докрасна. Не долго думая, он ударом ноги распахнул дверь. Цепь разлетелась на осколки, а женщина, вскрикнув, отлетела назад и ударилась об угол стула, оказавшегося на пути.
   На шум и грохот подоспели остальные охотники, таща на себе раненных. Они как можно быстрее вволокли их внутрь, закрыв за собой дверь и заперев на оставшийся целым засов. Ренегат уже помогал хозяйке подняться с пола, говоря угрожающим тоном:
   - Будешь звать на помощь, сопротивляться - убью всех, включая девчонку.
   Та резко отстранилась от него и обняла подбежавшую девочку. На лице ясно читались недоумение, злость и покорность.
   - Повезло, что хозяйкой оказалась женщина, - сказал Реннет, следя за тем, как охотники пытались уложить бессознательного товарища на ближайший диван.
   - Полагаешь, окажись он мужчиной, у нас могли бы возникнуть трудности? - уточнил у него Сумма. - Это же ремесленники, а не боевые маги.
   Одарив его испепеляющим взором, юноша обернулся к хозяйке, застывшей в обнимку с девочкой и до сих пор не промолвившей ни слова.
   - Женщины подчас умнее и не совершают бессмысленных подвигов, - ответил он.
   - Что вам здесь нужно? - наконец решилась спросить упомянутая хозяйка. Внешне она выглядела лет на сорок, или даже больше. Рыжие волосы, собранные в пучок, непримечательное лицо и рабочий халат делали ее похожей на служанку, а не лекаря.
   Проигнорировав заданный вопрос, ренегат попросил остальных охотников проверить все помещения, включая кладовые и подвалы. Через пару минут ему доложили, что никого больше нет. Кивнув, он оставил их наблюдать за окнами и сторожить дверь в мастерскую. Неожиданных гостей встречать не хотелось никому. Лишь после всего перечисленного, убедившись в отсутствии поблизости магического оружия, Реннет позволил себе усесться на стул и обратить внимание на женщину.
   - Чего вы добиваетесь? Вам нужны деньги? - уже в третий раз спросила та. По глазам и ауре юноша определил ее готовность пустить в ход магию.
   - Прибегать к чарам не рекомендую. Против боевых магов они не сработают. Навредите себе и ей, - он указал на девочку. Когда аура магии в ней стабилизировалась, Реннет продолжил: - Беспокоиться не стоит. С вами ничего не сделают, если согласитесь нам помочь.
   - Помочь? По-вашему, так просят о помощи?..
   - Вы же лекарь, верно? Наш товарищ тяжело ранен и нуждается в срочном лечении, - снова проигнорировав ее полный возмущения вопрос, юноша мотнул головой в сторону лежащего без сознания мага.
   - И это все? - она с напряжением смотрела на него.
   - Не совсем. Еще понадобятся инструменты, вода и мази, чтобы не допустить заражения. На этом все.
   Он старался говорить предельно спокойно, без каких-либо негативных эмоций. Вера в то, что с женщинами договориться проще, была продиктована отнюдь не симпатией к ним, а собственным опытом. В отличие от многих представителей мужского пола, по его мнению, они умели сдерживать бессмысленную и глупейшую человеческую черту под названием гордыня. Впрочем, оно же является и самым опасным качеством, характеризующим женщин. Если у мужчин с чешущимися кулаками буквально все написано на лице, намерения женщины понимаешь только тогда, когда замечаешь торчащий из спины кинжал.
   Вот и сейчас, обдумав слова Реннета, хозяйка отозвалась:
   - Ладно, но для начала мне придется осмотреть вашего товарища.
   - Так и быть, - кивнул тот.
   Выпустив из своих объятий девочку, хозяйка нежно погладила ее по голове и тихо прошептала на ухо:
   - Не бойся. Они не причинят тебе вреда. Просто не бойся и посиди здесь.
   - А ты? - она испугалась.
   - И мне ничего не сделают, - мягко улыбнулась женщина, продолжая гладить ее по волосам. - Просто немного поработаю.
   Чуть задрожав, девочка кивнула. Реннету оставалось лишь удивляться необычайному хладнокровию чародейки-лекаря и ее способности скрывать тревогу. И девочка, пусть казалась напуганной, не проронила и слезинки.
   - А теперь расскажите мне, что с ним произошло, какие повреждения он получил? - без лишних слов перешла к делу целитель, попутно осматривая бессознательное тело с ног до головы и пытаясь нащупать пульс.
   - В него ударила молния. Внешних повреждений нет.
   - Молния? - с подозрением отреагировала та на ответ юноши.
   - Магическая, разумеется.
   Навряд ли в Гифлионе обитал еще один маг со столь редким элементом, поэтому женщина явно смогла прийти к соответствующим выводам. Однако дальнейших вопросов на эту опасную тему она благоразумно избежала. По ее чуть нахмурившимся бровям и поджатым губам Реннет не мог прочитать что-то определенное.
   В конечном счете, хозяйка-целитель забросала его кучей других вопросов, начиная с точного времени, прошедшего после ранения, и заканчивая их собственными попытками помочь. А спустя примерно полчаса, использовав на маге выявление внутренних повреждений путем внедрения ее магии в тело, целитель сообщила, что проблема находится непосредственно в головном мозге пострадавшего. Скорее всего, разряд повлиял на него, сбив рабочие процессы. И тем больше времени они будут тянуть, тем меньше остается шансов на их восстановление. Даже при удачном исходе существовала вероятность того, что он останется бесполезным калекой, что не сможет творить заклинания.
   Реннет был под впечатлением от познаний ремесленницы. Они оказались куда обширнее, чем у них у всех, вместе взятых.
   Подобное различие можно назвать нормой, когда речь идет о боевых магах и ремесленниках. Целители и лекари часто встречались и среди боевых кланов, однако им приходилось много времени проводить за изучением поддерживающих, защитных или атакующих заклинаний, потому специализировались такие обычно лишь на узком кругу физических повреждений. В их число входили колото-резаные раны, переломы и ожоги. Ремесленники же изначально придерживались одного направления развития: кузнечное ремесло, инженерия, исцеление и восстановление, а также многое другое... Это позволяло им полностью сконцентрироваться на чем-то одном, становясь истинными мастерами своего дела.
  Говоря по секрету, Реннет интересовался инженерией, включающей в себя изобретение новых методов сотворения чар и улучшение старых для повышения эффективности. Мастер Селеста, к примеру, сделала это своим увлечением, даже будучи боевым магом.
  - Так ты можешь ему помочь? - спросил он у хозяйки.
   - Могу попробовать, но предупреждаю сразу, процесс будет долгим и займет не один час. Придется накладывать на вашего товарища около четырнадцати заклинаний в течение ближайших десяти часов. Не уверена, что моих запасов магии хватит на такое, - сказала она, бросив беспокойный взгляд на молча сидевшую девочку.
   - Будьте уверены, сил хватит. Ради сохранения жизни человек может и не на такое пойти, уж я-то знаю, - бездушным тоном заявил Реннет, и сразу добавил: - Насчет девчонки можете лишний раз не волноваться. Никто ее не тронет, пока сидит смирно.
   - Предлагаешь мне поверить твоему слову? - с яростью воззрилась она на него.
   Ее вопрос показался юноше немного забавным и ироничным. Он улыбнулся и покачал головой.
   'Верить? Мне даже члены собственного отряда не доверяют. Естественно, о таких как она говорить нечего. Я бы и сам себе не поверил. Однако, верит или нет, у нее нет другого выбора. Точнее, выбор существует, и не один, но большинство людей предпочитают не замечать варианты, идущие вразрез их устоявшимся ценностям'.
   Он не стал мешать ей готовиться к накладыванию чар, заранее попросив показать, где лежат предотвращающие заражение мази и чистые материалы для перевязки. В углу стоял рабочий стол с большой горелкой. Юноша собирался вскипятить на ней воду, чтобы второму магу, что с ожоговой дырой в животе, можно было промыть и обработать рану. Время от времени он поглядывал на девочку. Та сидела на прежнем месте, обхватив руками колени и молча наблюдая за действиями хозяйки. И судя по тому, что Реннет успел увидеть, эти двое не были родственниками. Но убедиться не помешает.
   Процесс исцеления действительно оказался очень долгим. Женщина, имени которой охотники до сих пор не знали, использовала на пострадавшем маге шесть различных заклинаний, при этом с невероятной точностью управляя магической энергией. Слова, призванные облечь ее в форму, выговаривались четко и ясно, без запинки. Полностью сосредоточившись на собственном искусстве, она перестала замечать все остальное вокруг себя. Лишь спустя два часа, завершив шестое заклинание, чародейка решилась на перерыв.
   - Накладываемые части сначала должны войти в стадию высокой активности и наибольшей эффективности, только потом можно будет задействовать оставшиеся, - объяснила она, с усталым видом откинувшись на ближайшее кресло.
   За процессом восстановления следил один Реннет. Двое сторожили дверь и окна, а второй раненный спал. Ренегат поставил на маленький столик глубокую чашу с раствором и чистые ткани для перевязки и сухо предложил хозяйке позаботиться о ее собственных ссадинах. Он заметил у нее на рукаве красно-бурое пятно. Видимо, следствие удара об угол стула.
   Реакция той, вполне ожидаемо, была далека от благодарности.
   - С чего ты взял, что я приму помощь от тех, кто ворвался в мой дом без приглашения и угрозой заставил кого-то лечить? - раздраженно спросила она.
   - О помощи никто не говорит. Не хочу, чтобы подобные пустяки повлияли на твою работоспособность. И потом, как ты и сказала, это твой дом. Все находящееся здесь является твоей собственностью.
   Он присел в кресло, расположенное напротив. Женщина скривилась, но, в конце концов, взялась за смоченный в обеззараживающем растворе кусок ткани. Так как действовать самостоятельно оказалось несподручно, она подозвала девочку. Та повиновалась беспрекословно. Ей явно было не в новинку заниматься подобным. Тонкие пальцы двигались уверенно и с заметной легкостью.
   - Так она твоя ученица? - задал вопрос Реннет спустя некоторое время, разорвав тишину в мастерской.
   Ему ответили полным молчанием.
   - Не считай это праздным любопытством. Если она вам не родня и под утро сюда заявятся обеспокоенные родители, нам придется убить их на ваших глазах. Боюсь, тогда ей придется пережить наихудший момент в своей жизни.
   - Она всегда ночует у меня и домой возвращается только под конец месяца, - бросила хозяйка с неприкрытой злостью в голосе.
   - Ясно.
   На этом разговор закончился. Скоро чародейке пришлось вновь браться за исцеление, а Реннет и охотники остались ждать. Где-то за полночь мимо окон мастерской пробежали люди с фонарями, перебудив соседей и жителей верхних этажей здания. Наверняка то была городская стража, разыскивающая пропавшего Принца. По расчету юноши, найти его труп до рассвета им вряд ли удастся. Место их вчерашнего столкновения не освещалось уличными фонарями а значит следы сражения найти будет труднее. И потом, мысль рыскать по кладбищу им придет в самую последнюю очередь.
   Так прошли еще несколько часов ожидания. Под конец чародейка-лекарь едва на ногах держалась, однако довела дело до конца. Даже если приходилось работать под угрозой смерти, она явно старалась изо всех сил. Такая черта присуща многим увлеченным собственной профессией личностям. В то же время девочка ученица не отходила от нее, помогая в мелочах и не путаясь под ногами. Видимо понимала, в какой ситуации они обе находятся. Во всяком случае, Реннет надеялся на их благоразумие.
   - Можете отдохнуть. Никто вас не потревожит, - юноша старался говорить коротко, не повышая тона. - Когда очнется наш... эм... товарищ? - нехотя произнес он слово, у большинства ассоциирующееся с дружбой.
   - Он может пробыть в таком состоянии долгое время, - пришел незамедлительный ответ.
   - Мы не уйдем, пока он не очнется. Рассвет уже близко, так что с большой вероятностью придется остаться у вас на весь день, - подытожил Реннет.
   Женщина посмотрела на него уже со знакомой злостью в глазах, однако предпочла закончить на этом разговор и воздержаться от дальнейших перепалок с незваными гостями. Сказывалась усталость.
   Девочка помогла ей расположиться на второй кровати и осталась рядом, словно охраняя ее сон. Примечательно, что она реагировала на происходящее гораздо спокойней, чем можно было бы ожидать от двенадцатилетнего ребенка. Хотя, возможно только Реннету такое поведение казалось необычным. У него был слишком маленький опыт общения с детьми.
   Сам он не покидал своего наблюдательного поста. Часть его сознания, утомленного событиями прошедших суток, тоже хотела спать, однако мысли о неразрешенных проблемах и неучтенных рисках уже давно отобрали у ренегата эту небольшую радость жизни. Последние несколько дней спал он из рук вон плохо, просыпаясь пять-шесть раз за ночь.
   Вдруг, в его невеселые раздумья проник тонкий голосок девочки, сидящей у ног мастера-целительницы. И обращалась она явно к нему.
   - Значит, это вас называют врагами Империи, а мы с Мастером заложники. Ты у них главный, так?
   Последнее прозвучало не как вопрос, а как утверждение. Реннет уже привык не удивляться, имея дело с различными силами, но сейчас его посетило именно это чувство. Девочка была довольно наблюдательной и резвой. Из-за таких часто возникают ненужные никому проблемы. Поэтому он постарался отвязаться от дальнейших вопросов словами:
   - Разговаривать с врагами не стоит.
   - Мой отец считает, что те, кто не умеет разговаривать, просто трусы, - парировала она. - Я слышала, темные маги носят черные одеяния. Почему у вас их нет?
   'Перескакивает с одной темы на другую, даже не выслушав ответ? И кто из нас не умеет разговаривать?'
   - Получается, ты не трус, если пытаешься разговорить меня? - ответил он вопросом на вопрос.
   До этого момента ученица сидела к нему боком, однако после сказанных им слов повернулась и взглянула прямо в лицо.
   - Я тебя не боюсь, - заявила с вызовом в голосе.
   - Ты дура, и отец твой такой же дурак, - хмыкнул ренегат, неожиданно для самого себя развеселившись. Ему показался забавным твердый взгляд слабой девочки, направленный прямо на него.
   - Считаешь так, потому что не боюсь?
   - Конечно.
   - Обоснуй.
   Услышать такое от нее юноша не ожидал. 'Она действительно хочет знать мой ответ?' Хотя его действия могли показаться глупыми, он все же решил опуститься до объяснений.
   - Боящийся чего-то человек пытается справиться с тем, что его пугает. Это дает ему возможность стать сильнее и делать ранее недоступные вещи. А тот, кто ничего не боится, так и останется на месте, полагая, что достаточно силен. Храбрость - один из видов лжи самому себе, близкий к самоуверенности.
   Девочка всерьез задумалась, морща лоб.
   - По-твоему, надо быть трусливым?
   - Не совсем. Для меня не существует слова 'трусость'. Ее придумали те, кто боится страха, боится собственных слабостей, боится отступать и любит повоевать. Лично я считаю, что есть вещи, которых нужно бояться, чтобы им же не проиграть.
   - Странное мышление.
   'Уж кто-кто, но из нас двоих ты тут самая странная, - подумал про себя юноша. - треплешься с лидером опаснейшей организации магов, будто он тебе родной брат!'
   - Получается, что ты тоже боишься? - спросила та внезапно.
   Реннет намеренно не стал скрывать правду и с улыбкой на лице начал перечислять:
   - Я много всего боюсь, если задуматься. Смерти боюсь, к примеру, высоты, а также порой меня пугает женщина, которая нравится...
   Девочка удивленно вскинула брови, а спустя минуту, сменив выражение лица на откровенно презрительное, сказала:
   - Ты жалок. Бояться женщины, которая тебе нравится... да какой ты после этого мужчина?
   Почему-то Реннету стало дурно на душе. Его отчитывала малолетняя девочка, и обозвала к тому же жалким. Неужели он собирается поспорить с ней? Рассказать о том, какая Катарина могущественная ведьма и что без зазрений совести способна выпотрошить человеческую душу? И все же, собравшись с духом, он попытался внести в их идиотский диалог больше ясности:
   - Ты называешь меня жалким, потому что ее не знаешь, и никогда в глаза не видела.
   - Не пытайся оправдаться, ты жалок!
   Таким образом, юноша-ренегат окончательно убедился в том, что женщины - страшные существа. Нескольких слов соплячки хватило, чтобы напрочь испортить ему настроение. Поэтому он решил действовать иначе.
   - Я мог бы прочитать тебе нотацию о той реальности, где ты живешь, о ее жестокости и беспощадности, но не стану. Вырастешь - узнаешь сама. Лично мне и многим другим никто ничего не объяснял, до многого можно дойти лишь на собственном опыте. Не хочу тебя лишать такого удовольствия - побарахтаться в дерьме, обычно называемом человеческим обществом. Будешь страдать, терпеть мучительную боль от предательства и испытывать ненависть. Только так ты учишься понимать людей, хотя даже тогда не стоит обольщаться и полагать, что тебе все известно о жизни.
   - То есть, таким способом ты пожелал мне, маленькой девочке, мучиться и страдать? - поинтересовалась та с неприлично серьезным выражением лица. - Пусть ты и жалок на вид, но похоже, злодей самый настоящий. Человек ведь может быть одновременно плохим и жалким?
   - Угх... - Реннет захлопнул рот и сжал покрепче зубы. Пусть поначалу ситуация выглядела весьма забавной, его обычного хладнокровия и спокойствия могло оказаться недостаточно. Эта девочка с острым языком могла бы кого угодно взбесить. Родителям надо бы всерьез задуматься над тем, доживет ли их чадо до совершеннолетия?
   Заметив раздражение на лице ренегата, девочка победно фыркнула. Она достаточно быстро поняла, что тот не из числа мерзавцев и подонков, даже если взял их в заложники. Такой не станет причинять боль ради удовольствия, не имея веской причины.
   - Ты выглядела весьма миленькой, когда держала рот закрытым, - сообщил ей Реннет, после того как вернул себе хладнокровие.
   Скоро в улицы Грифлиона пришел рассвет. Ночи были короткими. Пострадавший маг еще не пришел в себя, а переносить его целитель запретила. Это означало, что они останутся в мастерской до самой темноты.
   
  Глава 13 Враги из прошлого
  
   Реннет прикрыл глаза и почти сразу же проснулся, по крайней мере, так показалось ему самому. Четыре часа пролетели как одно мгновение, не принеся ни бодрости, ни сил. Хозяйка мастерской к тому времени уже была на ногах. Еще раз осмотрев пострадавшего, она сообщила, что все должно пройти без последствий. Женщина хотела, чтобы незваные гости поскорее убрались из ее дома, однако ренегат возразил:
   - Как бы вам этого не хотелось, прямо сейчас уйти мы не можем. Уверен, нас разыскивают по всему городу, и высунуться сейчас, при свете дня, прямой путь к самоубийству. Придется потерпеть нашу не слишком шумную компанию до самой темноты.
   - Я сделала все, что требовалось! Ваши разборки со Статуями нас не касаются! - прекрасно осознавая бессмысленность собственных слов, женщина едва сдерживалась от гнева.
   Реннет не был любителем громких перепалок и ничего более добавлять к сказанному ранее не собирался. Он считал, что у хозяйки в любом случае нет возможности оказать сопротивление. Однако в ошибочности собственных суждений он убедился уже спустя несколько часов.
   Это был клинок, тонкий и изящный, острый и смертоносный. И разглядел его юноша только после того, как все закончилось.
   Наверное, за время жизни в качестве боевого мага Светлого Ордена и охотника, у юноши выработался своеобразный условный рефлекс, на любой блеск металла реагировать как на опасность. Поэтому, краем глаза заметив его, он с невероятной скоростью начал просчитывать собственные действия, призванные свести к минимуму любой возможный урон.
   Еще когда разворачивался навстречу лезвию, Реннет определил, что не сумеет перехватить направляющую его руку. Все же, без использования теневого перемещения скорость движения тела была слишком мала и имела пределы. Чародейка-целитель оказалась на редкость быстрой, для своего ремесла. А выбранное ею место удара - шея, гарантированно обеспечивала победу. Далеко не каждое лечащее заклинание способно остановить кровь, фонтаном бьющую из артерии, тем более шейной, ведь, как известно, она расположена ближе других к сердцу. Реннет умер бы раньше, чем началось действие заклинания.
   Но благодаря опыту в сражениях, юноша инстинктивно подводил собственные действия к наиболее удачному исходу. Другими словами, его тело выбирало траекторию движения быстрее, чем успевал осознавать разум. А так как перехватить удар он бы не успел, оставалось только попытаться изменить его траекторию. Сделал Реннет это собственной рукой.
   Серебристо-зеркальный кончик кинжала прошелся по его запястью, оставив длинный и ровный порез, изменил направление и, вместо жизненно-важной кровеносной артерии, вспорол кожу под подбородком.
   Остальные охотники, словно почувствовав неладное, спустя пару мгновений появились в комнате. Они увидели, как ренегат стоит напротив хозяйки, взявшись рукой за шею. И разумеется, первым же вопросом маги попытались узнать, что происходит.
   - Опять начала истерить, - с гримасой раздражения ответил им Реннет. - Ей, видите ли, не по душе наше присутствие. Хотя, меня самого уже достало ее нытье. Ушел бы прямо сейчас, будь возможность. У вас возникли какие-то вопросы ко мне? - быстро перешел он в наступление, перестроившись из отвечающего в спрашивающего.
   Сумма метнул подозрительный взгляд на женщину, стоящую позади ренегата, но оставил свои мысли при себе.
   Когда они вернулись к обязанностям наблюдателей за дверью и окнами, Реннет отбросил маску усталой раздражительности и с видимым отвращением посмотрел на целительницу. Казалось, что он очень сильно желает сказать ей парочку приятных слов, но вместо этого он молча принялся залечивать кровоточащую царапину на шее и накладывать повязку.
   Так как в арсенале лечащих заклинаний не нашлось, ему пришлось довольствоваться простым прижиганием, оставившем после себя не слишком красивый засохший рубец. Порез на запястье Реннет предпочел просто обмотать чистой тканью. На все ушло несколько минут, в течение которого виновница проблем стояла напротив, посылая в его сторону убийственные взгляды. Нападать еще раз она не пыталась.
   - Очень надеюсь, что твой клинок не был отравлен. Если почувствую жар или что-то еще, без промедления уничтожу обеих! Ну а перед смертью ты своими глазами убедишься в том, что я останусь жить. Это будет небольшой местью с моей стороны.
   - Ты говорил, что не тронешь девочку! - с оттенком злобы вскинулась та.
   Реннет фыркнул.
   - Я солгал. Должен сообщить, данное мной слово ничего не стоит, в отличие от моей жизни. Уже восьмая попытка убийства, хотя одну из них мне все же не удалось пережить, - добавил он, насмешливо скривившись.
   - Кровь в тебе вполне себе настоящая и мертвым ты не выглядишь, - возразила она.
   - Ну, внешность порой обманчива, вам ли не знать? Делаете вид, что заботитесь о безопасности ученицы, а сами без раздумий пожертвовали ею только ради того чтобы убить меня. Прекрасно знаете, что члены моей группы расправились бы не только с вами, но и с ней. Откуда такое безразличие?
   - Заткнись! - едва ли не на всю мастерскую закричала женщина. - Я никогда не поверю в обещания темных! Единственный выход и возможность нам с ней остаться в живых - это убить всех вас! Выживают лишь те, кто готов рискнуть и пойти на убийство других! Я слишком хорошо знакома с правилами боевых магов.
   На последних словах по ее щеке пробежала слезинка, чего Реннет никак не ожидал увидеть. Только тогда он смог понять, какие причины повели эту чародейку напасть на него.
   - Вот значит, в чем дело, - пробормотал он усталым тоном.
   Скорее всего, хозяйка встала на путь мага-ремесленника, уже получив опыт жизни в качестве боевого мага. Видимо, так кардинально изменить свое будущее ее заставили обстоятельства. Смерть близких, друзей, надругательство над ней самой, пытки и плен - причин можно подобрать множество. Реннет не собирался разбираться в этом. Он видел достаточно примеров того, как даже самые пылкие и, казалось бы, целеустремленные боевые маги сгибаются под тяжестью навалившихся испытаний. Ясно лишь одно: эта женщина продолжала жить, следуя жестоким законам выживания. Поэтому сейчас, вместо того чтобы сидеть и ждать их благосклонности, она предпочла напасть первой. Также он осознал, что говорить с ней дальше бессмысленно.
   Добротой и благородством Реннет похвастаться не мог. Поначалу его одолевало сильное желание ударить, избить или убить чародейку, но оно быстро испарилось. Нет, дело не в том, что Реннет проникся сочувствием и жалостью к этой особе. Когда опасность угрожала его жизни, юноша редко испытывал подобного рода чувства. Просто... он устал убивать.
   - Плевать... - произнес он затихшим голосом, полным безразличия.
  
   Как только на улицах Грифлиона стемнело, пятеро магов выскользнули из мастерской и направились в сторону складских помещений. Чародейка и ее ученица остались внутри. Охотники не церемонились с ними, заставив выпить сонного зелья. Оно должно было обеспечить им около десяти часов спокойствия.
   Охотники заметили, что во взгляде молодого ренегата появилось больше жестокости. Конечно, он и раньше не был добродушным, однако сейчас это прямо-таки бросалось в глаза.
   Остальные пятеро магов благополучно скрывались на складе и встретили их с облегчением. Городская стража не обошла вниманием их укрытие, остаться незамеченными удалось лишь чудом.
   - Они продолжают поиски, однако собственными ушами слышал болтовню стражников о том, что делается это только для отвода глаз. Их командиры считают, что убийц уже давно в городе нет.
   - Ожидаемо, - кивнул Сумма. - Видимо предполагают, что нашей целью был тот подросток с элементом молнии. Ни один здравомыслящий убийца не станет оставаться в городе, после выполнения задуманного.
   - Нет, маги так просто все не оставят, не сейчас, когда идет война, - Реннет говорил приглушенным тоном. - Будьте настороже. Нас могут встретить патрули. Их больше всего будет в центральной части города, так что будет разумнее убраться отсюда как можно быстрее.
   Дом Гильдии Наемников Грифлиона располагался на самой окраине, где находилось больше всего старинных зданий. Многие горожане даже не знали о его существовании, что само по себе не так уж удивительно. Считалось, что с началом войны организация наемников прекратила свое существование и перестала принимать заказы. Двери оставались запертыми. Но на самом деле они тайно начали заниматься шпионажем для темных и Гильдии. Примерно то же самое происходило во многих других городах Империи, где имелись собственные организованные группы наемных сил. Как раз с ними должны были расправиться охотники на магов, чтобы не допустить вмешательства самой Гильдии в разрешение военного конфликта между Светлым Орденом и Армией Ночи.
   Реннет выбрал для себя город, в котором имелась большая вероятность присутствия самих воинов Гильдии. Боевые маги вроде Ливады, никогда не имевшие с ними дела, едва ли могли справиться с такой сложной задачей как уничтожение теней.
   В Грифлионе организация наемников не ютилась на складах или задворках трущоб, как это бывало обычно, а имела в наличии собственный особняк. Четыре этажа и великолепная отделка всего фасада здания, а отдельного упоминания достойны четыре громадных каменных грифона с зелеными фосфоресцирующими глазами, способными в темноте напугать кого угодно. Именно таким увидели охотники оплот наемников, именно туда им предстояло проникнуть.
   Из предоставленной Искрой информации следовало, что круглосуточно в здании находятся около тридцати человек и несколько магов, не считая тех, кто выполнял различные поручения по шпионажу и саботажу в самом городе. Конечно же, воины Гильдии тоже к их числу не относились, так как часто перемещались из города в город и редко задерживались где-то больше месяца. Охотникам следовало уничтожить тех, кто оставался в особняке, не зацикливаясь на погоне за каждым наемником по отдельности. Этого должно было хватить, чтобы просто разрушить их структуру деятельности.
   Они разделились на три группы. По незатейливому и наспех придуманному плану, четверо магов атакуют с главного входа, еще четверо идут к черному, ну а оставшиеся двое следят за окнами и убивают любого, кто попытается сбежать.
   С людьми-наемниками проблем возникнуть не должно, а магов Реннет собирался взять на себя. Еще оказавшись вблизи особняка, он почувствовал около пяти-шести источников магии внутри. Жаль, что он не мог определить наличие у них элементов и точное месторасположение каждого. Толстые стены здания мешали его чутью.
   Таким образом, единственная опасность исходила от теней. Они были хорошо обученными воинами-магами и без проблем могли бы посоперничать с высокоранговыми чародеями светлых.
   После того как все указания были розданы, юноша и еще трое охотников поднялись по широким ступеням к парадной двери. Реннет на скорую руку наложил на нее заклятье с печатью, которое задействовалось произнесением одного короткого слова. А так как просто уничтожать дверь было глупо, он для начала постучал.
   Тот, кто подошел узнать, кого это принесло к ним на ночь глядя, даже толком ничего понять не успел, когда открываемая им дверь разлетелась в щепки. Четверо незваных гостей переступили через обезображенное взрывом тело и рассредоточились по помещению.
   Грохот взрыва просто не мог остаться незамеченным, наемники спешно начали сбегаться на первый этаж, где их дружным залпом смертоносных заклинаний ждала группа под руководством Реннета.
   Били хладнокровно, без капли жалости, используя самые разнообразные чары. Сам ренегат чередовал огненные стрелы, отличающиеся большой проникающей силой, с огненными шарами. Попутно он концентрировался на чутье к магии, выискивая среди врага магов и предупреждая о них других охотников. Взрывы огнешаров и пробивающие молоты водной стихии не оставляли людям и шанса на достойное сопротивление, красочно раскидывая во все стороны. Это и битвой-то едва назвать можно.
   Только когда на полу осталось лежать больше дюжины тел, наемники осознали тщетность своих попыток совладать с магами при помощи клинков и арбалетов. Они начали отступать наверх, прикрываемые каким-то магом, сумевшим выстроить отражающий барьер. Словно сошедший с ума, Реннет ринулся вперед, оставив группу позади...
   И почти сразу столкнулся лицом к лицу с теми, кого хотел бы видеть меньше всего. То были воины Гильдии Теней с Безымянного острова.
   Узнать их среди шумной толпы других наемников оказалось нетрудно. Ни один из двух не носил отличительные черные одежды организации, однако их элементы, очень схожие с его собственным, юноша ощутил буквально всем телом. Как и ожидалось, оба противника даром время терять не стали, действуя молниеносно, словно давно ждали нападения.
   Один пригнулся, а затем направил руку на Реннета. Его пальцы тут же оплели темные полупрозрачные нити и, подчиняясь мысленному приказу, устремились к цели. Уйти от них обычному человеку невероятно сложно, учитывая то, что нити меняют направление, следуя воле мага.
   Вообще, стоит коротко упомянуть о том, что Теневой Захват - это скорее техника, а не заклинание. Оно активно до тех пор, пока маг сконцентрирован, или пока остаются силы для его поддерживания. А еще теневые нити крайне зависимы от способностей мага, врожденных и приобретенных. Если, к примеру, мощность и размер огненного шара у многих получаются одинаковыми, то с теневым захватом все иначе. Скорость движения самих нитей, их максимально возможная длина вытягивания, структурная плотность и количество создаваемых нитей - все это характеристики, напрямую зависящие от навыков мага. Впрочем, лишь в редких случаях теневые нити достаточно медленны, чтобы можно было избежать их, просто уклоняясь. Чаще использовались отражающие чары.
   Однако ренегат готовился сойтись в схватке с тенями, своими бывшими 'товарищами' по обучению, с тех самых пор, как покинул Гильдию. Он воспользовался собственным преимуществом в скорости, благодаря заклинанию теневого перемещения. Поэтому, когда полупрозрачные нити потянулись к нему, юноша мгновенно отскочил в сторону. Его движения стали в два раза быстрей максимально развиваемой человеком скорости.
   Воин Гильдии, управляющий нитями, понял намерения Реннета и мгновенно сменил цель нападения, переключившись на остальных охотников. Он даже не пытался повторить провалившуюся единожды попытку.
   'Гадина! - воскликнул в душе юноша. - Значит, собираешься лишить меня поддержки, а уже потом все вместе навалитесь! Узнаю ваше мышление, полностью основанное на эффективности действий'.
   Если бы задуманное противником удалось, Реннету пришлось бы отступать. Какой бы высокой не была скорость его тела, в нынешней ситуации хватит четырех магов и качественного заклинания, чтобы сбить его с ног.
   И вот, один из членов его группы, не сумевший среагировать и защититься, застыл на месте, связанный теневыми нитями. В тот же миг полупрозрачная материя, бесплотная и одновременно способная взаимодействовать с другими объектами, начала сжиматься. Стремясь раздавить хрупкое тело мага-охотника.
   Обычно хватало четырех секунд, для того чтобы раздавить противника объятиями теневых нитей, но на сей раз вышло так, что выбранный мишенью человек носил под одеждой легкие доспехи. Они-то и замедлили процесс убийства. Пока в дело не вмешались Сумма и второй маг. Знакомые с методами теней по рассказам Реннета. Они оба нацелили дистанционные заклинания на захватчика и метнули. От первого воин Гильдии смог уклониться, однако второе угодило точно в цель. Пусть то была лишь сфера ветра, ее ударной волны хватило, чтобы опрокинуть противника и тем самым рассеять сотворенное им заклинание захвата.
   Реннет ожидал, что после такого отпора они сделают попытку отступить: воины Гильдии всегда отличались умением трезво оценивать шансы на успех и никогда не боялись показаться трусами. 'Человек не проиграл, пока у него еще есть жизнь!' но их следующие действия вряд ли можно было назвать отступлением.
   Пока отброшенный вихрем товарищ пытался подняться на ноги, второй маг Гильдии ринулся к ренегату. На его лице появилась слишком знакомая ухмылка, а в следующий миг она оказалась скрыта тенью. Реннет с удивлением обнаружил, что противник применил теневое перемещение, когда его силуэт размылся, а потом внезапно появился прямо перед ним. Удар ногой от бедра отправил юношу скользить по мраморному полу на добрый десяток метров назад.
   Вообще-то, нигде и никогда не звучало утверждение, что теневое перемещение способны использовать только обладатели элемента четвертого поколения, включающего в себя объединение тьмы и света. Да, разумеется, практически любой из них в прошлом мог воспользоваться этим навыком, но и владельцы обычных теневых элементов, в редких случаях, получали его. Даже исследователи Гильдии не могли толком объяснить, почему происходит именно так. Зависит ли это от величины магического потенциала, или же от каких-то иных, более индивидуальных качеств - непонятно. Но факт остается фактом: примерно два-три владельца теневого элемента второго порядка из семидесяти могли воспользоваться перемещением. Реннет просто не ожидал. Что среди его сегодняшних противников окажется один такой. Он всегда считал теневое перемещение своим главным преимуществом в ближнем бою.
   И, тем не менее, так получилось. Удар был довольно сильным, но все же не таким, которое способно обездвижить. Метнув быстрый взгляд на охотников, юноша жестом приказал им взяться за второго. Наемники из числа людей пока еще не успели вмешаться. Ближнего боя от них ждать не стоило, после сокрушительного разгрома, но вот арбалетными болтами они по-прежнему могли обрадовать.
   'Придется им быть осторожнее. К нам двоим они стрелу запускать не рискнут, боясь ненароком задеть теневого мага', - подумал он про себя и снова ринулся вперед, резко ускорив свое тело. Противник метнулся ему наперерез, явно собираясь столкнуться лоб в лоб, но...
   В последний момент он исчез, а удар обрушился юноше в спину. Не успев отреагировать на этот маневр должным образом, он снова полетел на пол, уже лицом вперед.
   Сказать, что было больно - ничего не сказать. Ему даже показалось, что хрустнул не только нос, но и челюсть. Благодаря инерции собственного ускорения, удар вышел гораздо мощнее, чем можно было ожидать. Встретившись лицом с полом, он перекувырнулся через голову и растянулся на спине. В ушах зашумело, перед глазами поплыли разноцветные пятна. На следующий удар он не успел отреагировать, едва прикрыв рукой голову.
   Откатившись на пару метров, Реннет пересилил себя и, напрягшись изо всех сил, отскочил еще дальше, наконец, избежав третьего удара. Достаточно быстро он понял, почему не заметил первого. Противник ускорил тело не двукратно, а сразу троекратно.
   - Уб-блюдок, что б ты конечности себе оторвал! - выплюнул он идущее от всего сердца искреннее желание.
   Ускорить собственное тело мысленно, то есть принудительно, не так сложно, но зато крайне опасно. Покрывающее все тело мага теневое полотно способно двигать конечности с невероятной скоростью, однако ни кости, ни человеческие мышцы не рассчитаны на столь сильные нагрузки. Одно неосторожное движение - и вполне возможно сломать себе что-нибудь, или порвать сухожилия. Но противник Реннета без сомнений сделал шаг навстречу этой опасности. Мог ли юноша в такой ситуации надеяться на удачу? Конечно же... нет. Поэтому он тоже ускорился в три раза от максимальной скорости собственного тела.
   При увеличении скорости тела путем использования заклинания теневого перемещения сознание не затрагивается, и скорость реакции остается на прежнем уровне. Разум нельзя ускорить принудительно. Но на такой случай существуют тренировки. Они дают возможность научиться адаптировать сознание к скорости тела.
  Реннет проходил через подобное в Гильдии и неоднократно калечился. Вырванные из сумок суставы были обычным делом, хотя однажды он едва не сломал себе шею. Как следствие, сосредоточившись, за короткий промежуток времени он подстроился видеть движения противника и следующий удар отбил собственной ногой, по скользящей, разумеется. Наносить прямые удары при таком ускорении глупо, так как существует вероятность разбить собственные конечности о тело противника.
   Наблюдавшие со стороны с трудом различали их смутные размытые силуэты, то наскакивающие друг на друга, то снова отскакивающие в разные стороны. И в этот самый момент напарник сражающегося с Реннетом мага, попытался поймать юношу, используя теневой захват. Он воспользовался тем, что другие охотники отвлеклись.
   Ничего не вышло. Полупрозрачные щупальца отскочили от парня, словно их отбросило невидимой волной. Воин Гильдии ошарашенно уставился на собственные руки, не в силах поверить. По-видимому, при двукратном увеличении скорости движения захват еще мог сработать, но при троекратном уже нет.
   Битва между двумя нечеловечески быстро движущимися магами продолжалась. Оба были сконцентрированы до предела и обменивались высокоскоростными ударами. И до сих пор исход оставался неопределенным. С другой стороны у Реннета запас магической энергии превышал запасы противника. Если все продолжиться в том же ключе, что и сейчас, у него окажется больше шансов на победу. Противник тоже понимал опасность сложившейся ситуации, потому без колебаний ускорился в четыре раза, намереваясь закончить сражение прежде, чем останется без сил.
   Юноша уже не мог уступить. Их противостояние перестало быть обычной схваткой, превратившись скорее во взаимное уничтожение. Ускорившись следом за магом Гильдии, он перестал замечать происходящее вокруг. На его тело навалилось жуткое давление, а кости в суставе заскрипели от напряжения и словно раскалились.
   То было настоящее безумие. Появились первые признаки того, что он находится в опасной близости от полного саморазрушения. Пробыть в нынешнем состоянии долго Реннет не мог. Ощущение того, как трескается кожа на лице, а одежда расходится по швам, превращаясь в лохмотья, едва им воспринималось. О дыхании и говорить не стоило. Оба сражались практически не дыша.
   Достаточно скоро в голове молодого ренегата начал всплывать красный туман - признак того, что его организм готов отключиться в любой момент. Можно сказать, он подошел к критической черте и держался на одной воле.
   Но противнику явно было мало. Благополучно уклонившись от атаки Реннета, он вновь увеличил скорость тела. Желание расправиться с юношей затмило всякую осторожность.
   Увеличение скорости в пять раз лишало мага права на ошибку и неточность в движениях. Наказанием служила смерть. Ренегат не решился пойти на такое. И хотя бывали случаи, когда использующий теневое перемещение маг выживал после шестикратного ускорения, он не захотел идти на такой очевидный риск. Единственная возможность прекратить затянувшееся безумие заключалась в его противнике, точнее - в его мастерстве управления телом.
   Со времени начала их дуэли прошла одна минута. Именно за этот короткий промежуток времени оба мага успели многократно ускориться. В той ситуации, в которой Реннет оказался сейчас, просто не хватило бы времени продумать план противодействия противнику. Он был придуман им гораздо раньше...
   Что противопоставить человеку, способному перемещаться едва ли не со скоростью летящей стрелы? Два варианта: ничего или то же самое. Однако уверенности в том, что второй вариант обеспечит победу - нет. Реннет вычитал в одной книге о боевых искусствах любопытную фразу: 'Если боишься в бою сделать ошибку и проиграть - заставь врага первым его совершить и побеждай!'
   Говоря иначе, он должен был заставить мага Гильдии промахнуться. Поэтому, едва завидев его решение ускориться в пять раз, Реннет не задумываясь рванулся в ближайший к нему угол помещения. Тот, уже изрядно помутившийся рассудком, бросился следом
   Весь план юноши состоял из нескольких условий, которые полагалось соблюдать. Во-первых, противник должен не просто промахнуться, а ударить в твердую поверхность. Во-вторых, он должен быть ускорен минимум четырехкратно, чтобы скорость реакции сознания не успевал за движениями тела. В третьих, расстояние между самим Реннетом, играющим роль мишени, и атакующим противником должно составлять не более двух метров. В противном случае, траекторию атаки можно успеть изменить.
   Учитывая, с какой скоростью двигались они оба, шанс неудачного исхода был велик для обоих. Юноша, наверное, мог бы придумать что-то другое, будь у него хоть минута времени, но его не было.
   И вот, буквально подлетев к стене, Реннет выставил вперед ладони, чтобы оттолкнуть собственное тело назад. При этом его несколько пальцев и оба запястья с хрустом оказались сломаны. Они не выдержали столкновения. На стене же остались серьезные вмятины. Он даже не почувствовал боли, сосредоточив все внимание на маневре. Оттолкнувшись от стены, юноша попытался отскочить немного левее, избежав попасть под удар несущегося на него мага, но крошечной доли мгновения оказалось недостаточно, чтобы полностью уйти в сторону...
   Сознание воина Гильдии не справилось с той скоростью, с которой двигалось его тело. Он едва успел заметить, как Реннет отскочил в сторону, но на то чтобы изменить траекторию движения времени не хватило, в результате чего его вытянутый кулак, а после и он сам, врезались в стену.
   Сила столкновения оказалась неимоверной. Если Реннет при четырехкратном ускорении и будучи готовым к торможению отделался поврежденными кистями рук, то для его противника последствия стали фатальными во всех смыслах. Ведущая правая рука, принявшая удар первой, почти одномоментно превратилась в кровавую груду из обломков кости и разорванных мышц. А что касается тела, то оно впечаталось в стену с влажным хрустом и сразу же свалилось на пол. По кровавому следу, оставленному на потрескавшемся камне, исход был очевиден. Даже если он не проломил себе голову и грудную клетку, болевой шок не оставлял шансов на выживание.
   Увидев, что случилось с товарищем, второй теневой маг перешел в яростную атаку, выхватив их ножен длинный изогнутый меч. Он бросился на Реннета, посчитав его наиболее опасным из всех охотников.
   На самом деле, хоть тот и продолжал поддерживать теневое перемещение активным, его время в качестве боевой единицы отряда практически закончилось. Он находился на грани. Тело грозило буквально развалиться на части от напряжения. Едва хватало сил, чтобы не потерять сознание и начать постепенное рассеивание опасного заклинания. Если бы он просто прервал его и перестал двигаться, сердце могло не выдержать.
   С уже помутневшим сознанием, Реннет провел один удар плечом, отбросив приближающегося противника. Кончик острого лезвия меча оцарапал бок, оставив тонкий кровавый след.
   - Не беспокойся, с этим мы разберемся сами! - появился в его поле зрения Сумма, как бы извиняясь за то, что до сих пор не сумели расправиться со вторым членом Гильдии, даже не смотря на численное превосходство.
   Реннет не мог и слова произнести. Все мышцы в его теле, перегруженные сверх возможностей, словно перестали сокращаться. Челюсти не слушались его. Лишь сердце возобновило свой бег, но опять же с сильным напряжением.
   'Так, только не вздумай сейчас отправляться за пределы, проклятый ты идиот!' - не то ругал, не то уговаривал самого себя юноша, стараясь не потерять сознание.
   Трое охотников из его группы уже успели окружить себя чарами, предохраняющими от захвата теневыми нитями. Они начали посылать в мага Гильдии заклинание за заклинанием. И не смотря на то, что тот также успел сотворить вокруг себя магическую защиту, его положение здорово ухудшилось. Охотники не жалели сил и магии, разрушая воздвигнутые им чары. Экономить теперь не имело смысла, так как оставшимися наемниками вплотную занялась вторая четверка, добравшаяся с черного входа, оставив после себя одни трупы. Прекратили сыпаться арбалетные болты. Большого вреда защищенным заклинаниями магам они не причинили бы, но определенное неудобство могли доставить.
   Скоро чары оставшегося воина Гильдии Теней рассыпались, а охотники продолжали наносить удар за ударом...
   
  Глава 14 Предчувствие опасности
  
   Следующим городом, который предстояло посетить в охоте за наемными группами, был выбран Лапрас, располагающийся неподалеку от Сарисса. Туда отряд Реннета добрался через несколько дней после происшествия в Грифлионе. Стоит добавить, что во время уничтожения наемной организации и воинов Гильдии они лишились двух магов. Оба погибли не от магии или клинка противника. Это были те, кого лечила чародейка-ремесленница. Их внезапная и с виду беспричинная смерть слегка встревожила остальных охотников, а когда юноша высказал собственные предположения, они буквально вышли из себя и захотели отомстить. Реннет мог лишь восхититься коварством той женщины, сумевшей причинить им вред столь изощренным способом. Скорее всего, она что-то сделала во время лечения, потому что один умер от удушья, а второй просто свалился замертво и из глаз у него потекла кровь. Ренегат отдал приказ покинуть город в сию же минуту и ничего не ответил на возражения членов отряда. В его поступке не было и следа жалости к ремесленнице. Если угрожать кому-то всегда возникает шанс получить кинжал в спину или яд в бокал. Змея жалит только если наступить ей на хвост, что они и сделали.
   Можно ли называть подобное злорадной насмешкой судьбы или проклятием, однако спустя два дня, в какой-то незначительной потасовке с патрулирующими светлыми, погибли еще два мага и пострадали четверо. В итоге ко второй цели группы пришли всего шестеро, включая самого ренегата.
   Лапрас не шел ни в какое сравнение с Грифлионом. Маленький портовый городок с населением около трех тысяч человек, где наблюдались одни невзрачные приземистые здания, приспособленные благополучно спасаться от сильных ветров с моря. Никаких укреплений и стен вокруг города. Довольно странно уже то, что ее темные не пытались захватить, имея в наличии собственные быстроходные суда, бороздящие Туманное Море. Все-таки, порт, расположенный в сравнительной близи от центральных областей Империи, можно считать стратегически важным объектом.
   Впрочем, ощущение порядка и тишины оказалось поверхностным. В нынешние времена навряд ли возможно найти хоть один город, в котором действительно нет никаких проблем. Лапрас не исключение.
   В отличие от прочих центральных городов и поселений здесь не базировались кланы боевых магов, потому имеющиеся военные силы состояли целиком из простых воинов. Их численность достигала одной тысячи. Разгуливающих по улицам солдатов в легких доспехах можно назвать обычным явлением, а вот маги попадались крайне редко и причина тому как раз-таки в солдатах-людях. Правитель Лапраса открыто заявил, что не потерпит в собственном городе разгул чародеев. Видимо у Императора Ардаса были причины потакать прихотям зазнавшегося чиновника. Реннет уже бывал в таком городе раньше, так что ничему не удивлялся, но остальным показалось, будто ему претило находиться в образовавшейся там атмосфере.
   Охотникам понадобилось совсем немного времени, чтобы ощутить, что магов здесь действительно не жалуют. Большинство разговоров на улицах касались именно их, причем Светлый Орден поносили самыми разными словами. Боевых магов обвиняли во всем: в недостатке денег, в грядущем неурожае, в смерти множества людей. По мнению горожан светлые и темные разыгрывали перед Императором заранее продуманный спектакль, притворяясь сражающимися друг с другом, а на деле просто наживаясь на обычных людях посредством налогов.
   - Вот уроды! - распалялся Сумма, кидая по сторонам раздраженные взгляды. - Этим бездельникам только бы языки почесать. В других городах за такое им бы...
   - Помолчи, - одернул его юноша. - Ожидаемое настроение. К тому же, они не так уж неправы, обвиняя магов в проделках погоды и отразившихся на урожае последствий. Меня больше беспокоят слухи о восстании сразу нескольких южных городов, объединившихся в единый союз. Нам и двух орденов за глаза хватает, и неконтролируемое вмешательство людей в войну грозит обернуться новыми сложностями.
   Они вшестером переоделись путешественниками и, войдя в черту города, первым делом посетили наиболее известную таверну. Если в других частях Империи путников всегда досматривают в первую очередь, то в Лапрасе похожее отношение применялось лишь к тем, кто носил серые и черные плащи. На обычных фермеров, купцов и горожан даже внимания не обращали. В последние месяцы именно сюда начали стекаться беженцы из захваченных магами соседних городов. Группа из шести мужчин бандитской наружности никого не удивила.
   Реннет, опустивший бороду, выглядел не самым лучшим образом. Как и большинство боевых магов, он не терпел растительности на лице, но в данный момент о мелочах беспокоиться стоило бы в последнюю очередь.
   - Ну так, сегодня ночью? - спросил один из членов отряда, стараясь максимально приглушить голос, чтобы его не слышали посторонние. Учитывая окружающий шум, в такого рода предостережениях не было нужды.
   Все дружно повернулись к Реннету.
   - Не имею желания оставаться в этом мусорнике дольше положенного, - ответил тот.
   За время 'прогулки' по городу он вдоволь насмотрелся на местные красоты. Солдаты вели себя точно как заправские разбойники, приставая к каждому, кто казался им подозрительным. Разумеется, никакого отношения к безопасности города их неформальные досмотры не имели. Если они и преследовали какую цель, то только банальный грабеж. Отряду пришлось оставить оружие и прочие ценности в укромном месте, чтобы не отдавать их страже. Он даже слышал, что после весьма неприятного инцидента с чародейкой, Светлый Орден начал присылать на охрану города исключительно боевых магов мужчин.
   Охотники переглянулись между собой, прекрасно понимая отвращение юноши к происходящему. Сумма открыл рот, собираясь сказать еще что-то, но в этот самый момент в таверну вошел человек, мгновенно приковавший к себе внимание всех посетителей.
   Да, она была в коричневой дорожной накидке, но по одному внешнему виду создавала впечатление отнюдь не типичной путешественницы с печатью долгих лишений на лице. Скорее ее можно было бы принять за могущественную чародейку или же настоящую королеву.
   Под изумленными взглядами нескольких подвыпивших солдат и еще всяческого местного сброда, недостойного подробного упоминания, она направилась прямо к столику, за которым расположились Реннет с группой.
   И как это часто бывает в подобных заведениях, нашелся человек, оказавшийся настолько глуп, что встал у нее на пути, нахально ухмыляясь и пьяно моргая.
   - Погоди-ка, красавица! Откуда ты свалилась на наше счастье? У нас, знаешь ли, магов не жалуют. Поэтому, - он даже похотливо облизнулся, - попрошу вас раздеться и продемон... стриировать, что не имеете при себе магических жезлов и амулетов. Мы здешние стражи и обязаны защищ... щать горожан от ма...
   Свою малосвязанную речь закончить солдат не успел, получив удар в челюсть и грохнувшись на ближайший стол, за которым, по счастливой случайности, не оказалось посетителей.
   - Ах ты дрянная сука! - заорал он, пытаясь подняться на ноги. Из-за огромного количества выпитого, ему не удавалось это сделать.
   Реннет вдруг поднялся со своего места и молча обошел Катарину, только что уложившую на пол приставшего к ней пьяного мужчину. Он слегка кивнул ей, словно одобряя поступок, а затем схватил ближайший к себе стул и с размаху опустил на голову пытающемуся подняться. Крепкий деревянный стул буквально разлетелся от удара, а солдат упал и больше не пошевелился.
   - Ублюдок! Как ты смеешь нападать на стражу? - с запозданием возмутились товарищи поверженного. Они повыскакивали с теплых мест и схватились за сталь.
   Внезапно их всех обуял какой-то панический, липкий ужас, заставляющий дрожать колени, а волосы вставать дыбом. Они замерли, будто увидели перед собой демона. Один даже меч уронил, шарахнувшись назад.
   - Услышу подобное в адрес моей девушки еще раз, уничтожу! - прошипел Реннет яростно, словно собирался в тот же миг сотворить заклятие и испепелить таверну дотла. Но вдруг, его звучно хлопнули по плечу, и рядом показалось улыбающаяся физиономия Суммы.
   - Прошу у вас прощения за моего товарища, благородные стражники! Он очень переживает за свою подругу, знаете ли. Готов любого на части разорвать из-за нее. Разве не так должен поступать настоящий мужчина? Мы все раскаиваемся, что не успели его вовремя остановить, посему предлагаю загладить ситуацию доброй выпивкой. Мы угощаем! - бодро воскликнул он, вцепившись в ренегата и не давая ему продолжить.
   Угрожающая атмосфера развеялась очень быстро, стоило прозвучать словам 'дармовая выпивка'. Уже готовые броситься к дверям за подмогой, стражники неуверенно замерли на месте.
   - Понимаю твое недовольство, но лучше утрясти это дело мирно. Не стоит лишний раз лезть в драку, - шепотом пробормотал Сумма юноше, а потом полез вперед, рассаживать стражников за соседний столик. Вид у него при этом был до тошноты дружелюбный.
   Сам Реннет так и остался стоять на месте, будто выпав из реальности. Встряхнулся он только после того как маг уладил дело со стражей и подтолкнул его к их столу. Катарина уже сидела там, странно поглядывая на него.
   - К-как здесь оказалась? - спросил у нее юноша, присев напротив.
   - Мы с группой закончили с делами и решили двинуться сюда, - неслышно для остальных отозвалась та.
   Женщина рассказала о том, как они без каких-либо сложностей расправились с наемниками. Среди них не попалось ни одного теневого мага, а также никого, кто бы мог знать о местонахождении Триссы. Зато удалось узнать, что именно в Лапрасе есть один из членов Гильдии, поддерживающий связь сразу с несколькими группировками наемников. К нему поступала вся добытая ими информация и от него же исходили приказы. С большой вероятностью он мог знать кого-то из вышестоящих темных. По сути, хотя Реннету посчастливилось наткнуться на двух теневых магов, захватить и допросить их ему не удалось. Он в очередной раз убедился в том, что живыми взять их задача не из легких.
   - Я подумала, что стоит поспешить навстречу твоей группе. С моими способностями мистика и твоими знаниями о теневых магах у нас повышаются шансы на успех. Достаточно будет взять хотя бы одного. Его воспоминания могли бы поведать немало полезного.
   - Ясно, - Реннет кивнул.
   - Я оставила отряд неподалеку, поэтому предлагаю немедленно убираться отсюда, - добавила Катарина.
   Юноша хотел уточнить, каким образом она их нашла. Даже учитывая величину города Лапраса, таверн и забегаловок здесь можно сосчитать с добрый десяток. Это простое совпадение?
   Впрочем, сейчас им было не до подробных объяснений. Никто из членов его отряда возражать по поводу ухода не стал, однако когда они поднялись и уже двинулись к выходу, тот самый стражник, очнувшийся от удара табуреткой, схватил ренегата за плечо и остановил.
   - П-погоди парень! Я хочу п-принести извинения за свою грубость по отношению к тебе и т-твоей девушке! - произнес он заплетающимся языком и придвинулся к нему вплотную, или точнее - навалился на него, не сумев удержаться на ногах. - А ты не растерялся! Правильный мужик! - воскликнул, дыша в лицо юноше перегаром. - Чтобы окончательно разгладить ос-стрые углы, м-мы обязаны с-сейчас выпить с т-тобой!
   Честно, Реннету захотелось вытащить из-под куртки запрятанный на крайний случай клинок и всадить его прямо в шею пьяного стражника, но взглянув на Сумму, тревожно качающему головой, заставил себя сдержаться. Катарина тоже смотрела в его сторону с явным беспокойством, поджав губы. Возможно, ей и самой не в меньшей степени хотелось убить этого наглеца, посмевшего полезть к ней с мерзостными предложениями, но подобное могло бы повлиять на их дальнейшее пребывание в городе. Здесь буквально всем заправляли они, а определить принадлежность к числу магов по одному лишь стилю боя не составит труда даже пьяному стражнику.
   И было что-то еще. Реннет заметил это в глазах товарищей приставшего к нему мужчины. Они как-то не по-доброму ухмылялись.
   Стоило очевидной догадке сверкнуть в голове, как рука юноши потянулась к предложенному стакану. Молча стукнувшись стеклом, Реннет вылил ее жгучее содержимое в себя, не пролив и капли. Жидкость подобно кипящей смоле омыла его горло. Хрипло выдохнув и коротко поблагодарив чересчур назойливого мужчину, он как можно быстрее покинул таверну.
   Едва оказавшись снаружи, Реннет оставил группу ждать на месте, а сам направился за ближайший безлюдный угол. Он не хотел, чтобы его мучения видели все.
   Исторгнуть из себя выпитый алкоголь довольно неприятная процедура, однако оставить все как есть - наихудший вариант. Для тех, кто за всю свою жизнь не притрагивался к опьяняющим зельям, даже один стакан картофельной водки становится губительнее яда. Маги вообще редко пили что-то крепче вина, а юноша вовсе был категоричен в таких вопросах и утверждение о том, что якобы вино успокаивает и расслабляет при сильных физических нагрузках, считал не более чем оправданием собственных слабостей. Вместо того чтобы пережить стресс и усталость силой собственной воли, они полагались на одурманивающее сознание питье. А сейчас, к большому сожалению, ему самому пришлось проглотить эту дрянь. Последствия могли обернуться даже потерей сознания.
   Согнувшись и просунув в рот два пальца, он выплюнул все, что успел съесть и выпить за сегодня. Это заняло у него минут пять, не меньше. От отравы, по большей части, удалось избавиться вовремя, пока не началось опьянение.
   Раскрасневшись и тяжело дыша, он вытер губы рукавом, а потом, повернувшись, заметил Катарину, стоящую неподалеку, прислонившись к стене ветхого на вид здания.
   'Значит, она за всем наблюдала...' - проскочила в голове усталая мысль.
   Мало кто знал, но Реннет был весьма щепетильным в таких вещах. Он никогда и никому не позволял увидеть себя в столь плачевном состоянии, потому что сам испытывал отвращение к подобному. Много времени юноше понадобилось для того, чтобы не проблеваться при виде свежей крови и развороченных внутренностей, но даже сейчас они заставляли дергаться его желудок непрерывными спазмами. Поэтому он расстроился, поняв, что она наблюдала за ним.
   - Ну, и к чему все это было? - спросила та, не теряя времени.
   - Они пытались проверить, маг я или нет, предложив выпить. Даже для того, кто уже знаком с зельями вроде вина, картофельная водка способна доставит массу неприятностей. Как минимум, маг не сможет положиться в бою на свои заклинания. Пришлось сыграть по их условиям, чтобы не дать и шанса на подозрение, - ответил он, не потрудившись уточнить, о чем именно идет речь. - По правде говоря, руки чесались угостить их парочкой огненных шаров.
   Женщина качнула головой, внимательно разглядывая его.
   - Звучит интересно, но я не об этом спрашивала, - заговорила она затем. - Твои реакция и слова по отношению к стражнику. Ты практически прилюдно назвал меня своей девушкой.
   Реннет покачнулся, но опьянение остатками водки тут явно было не при чем. Действительно, он заявил нечто подобное и толком даже не представлял, что послужило причиной. Наверняка выглядел глупо и чересчур смешно, учитывая их положение среди охотников. До нынешнего момента они оба вели себя вполне обычно, особенно когда были не одни. Можно ли найти его поступку серьезное обоснование? Раньше он подобного не вытворял. Неужели один факт того, что он был неравнодушен к ней, настолько сильно повлияло на его поведение?
   - Ладно, можешь ничего не говорить, - вмешалась в его мысли Катарина, оторвавшись от стены и собираясь возвращаться.
   Единственное, что сейчас мог Реннет - это совершить очередную несвойственную ему глупость или просто промолчать. Ложь и пустые оправдания даже не рассматривались.
   - Я не знаю, что конкретно сподвигло меня заявить это у всех на глазах, - начал он, - однако злость, оттого что тебя посмели оскорбить, явно была. Можешь считать все произошедшее глупой подростковой несдержанностью.
   - Выглядело и правда глупо.
   Сказав так, она похлопала его по плечу, как старшая сестра утешает младшего брата, и добавила, что им следует возвращаться.
   Как Катарина и говорила, ее отряд скрывался в одном из жилых домов на окраине города. Хозяев, проживающих там, связали и заперли в одной из спальных комнат, чтобы они не подняли шуму раньше времени. Реннет признал методы мистика достаточно радикальными.
   - Это гораздо лучше, чем скрываться по всяким сараям и складам с крысами, - пугающе улыбнулась та ему.
   - Хорошо. Теперь нам необходимо уточнить план захвата члена Гильдии живым во время сегодняшнего набега.
   Возражающих не нашлось. Некоторым из них уже приходилось сталкиваться в бою с тенями, потому они понимали всю сложность поставленной перед ними задачи.
   Все же, воины Гильдии не столько сильны физически или магически, сколько безрассудны и опасны в своем стремлении убить врага. Да, именно убить, а не просто одержать верх, и при этом сами они, не боясь умереть, стараются выжить во что бы то ни стало. Без мистических или точнее ведьмовских способностей Катарины провернуть подобное вряд ли возможно. Насколько известно Реннету, теневые маги величайшей наемной организации континента знают дюжину-две способов покончить с собой, не имея под рукой оружия. Поэтому, чтобы захват оказался завершен без проблем, противник не должен знать, что имеет дело с ведьмой высокого уровня. Кому-то придется отвлекать его на себя, пока Катарина использует собственные способности - вот что это значит.
   Так как информация о примерной численности наемников у охотников уже имелась, план разрабатывали максимально подробный.
   Тем временем, солнце закатилось за горизонт, оставив морские волны чернеть под безлунным звездным небом и набегающим соленым ветром. Пятнадцать магов и мистик покинули захваченный дом, держа путь к логову наемников.
   Надо сразу признать, здесь оно выглядело не таким богатым и хорошо обустроенным, как в Грифлионе, однако местным жителям внушало очевидный трепет. И едва взглянув на него вблизи, Реннет тоже почувствовал исходящую оттуда необъяснимую опасность. Пусть лишь двухэтажное, но довольно широкое здание напоминало неприступную крепость. Окон на первом этаже не оказалось вовсе, а на втором не зажглось ни единой искорки света, не смотря темноту ночи.
   - Немного странно, - зашептал поблизости Сумма, - ощущения, будто нас пытаются заманить внутрь. Пренеприятное. И да, я совсем недавно слышал, что здешняя организация наемников очень популярна у богатеев Лапраса. Если кого-то убивают, всегда говорят об их непосредственной причастности.
   Разумеется, со слухом у Реннета было в порядке. Говорили, что сам здешний правитель поддерживает организацию и порой посылает их расправиться с неугодными элементами. Нельзя назвать это таким уж редким явлением. Власть на местах часто злоупотребляет своим положением, хотя в городах, где охранные силы представляют кланы боевых магов, такое не проходит. Светлый Орден имеет большое влияние на правительство городов и самого Императора в частности. Что бы ни говорили противники магов, подконтрольные им города живут в лучших условиях.
   - Все равно, кто и какие дела тут творит. Наша главная задача на данный момент - это уничтожение темных нитей Гильдии. Сильно сомневаюсь, что Лорд Мрак расщедриться и пришлет на помощь темным больше воинов-теней, чем есть сейчас. Он побоится ослабить тылы в столь неспокойные времена. В какую бы сторону не повернула война, она не сильно повлияет на их безмолвное существование.
   Таким образом, перекидываясь между собой мнениями, охотники обступили здание со всех сторон.
   - Лезть в окно бессмысленно, но на всякий случай оставьте парочку магов снаружи, чтобы пронаблюдали, - тихо отдала распоряжение Катарина.
   По своей сути их сегодняшнее нападение мало чем отличалось от того, что провернул отряд Реннета ранее. Однако просто вламываться внутрь разнеся дверь в щепки не самый лучший подход, так как их цель захватить члена Гильдии. Действовать следовало без спешки и для начала убедиться в том, что цель там присутствовала.
   Катарина, Реннет и еще двое магов приблизились к главному входу.
   - Не высовывайтесь до тех пор, пока не появится тот, кто нам действительно нужен! - предупредил юноша, а затем постучал в дверь специальным свинцовым молоточком, висящим на короткой цепи.
   Спустя примерно пару минут ожидания ее открыли и сурового вида мужчина поманил всех четверых за собой. Стоило им только войти за порог, как со всех сторон нацелились полдюжины длиннющих клинков, сравнимых с настоящими копьями. И произошло это настолько неожиданно, что идущие следом за Реннетом и Катариной маги подскочили на месте. Суровый мужчина расхохотался при виде их реакции. Впрочем, чтобы не вызвать подозрений, юноша и мистик тоже прикинулись испуганными.
   - П-прошу прощения, но у нас так п-принято встречать гостей, - выговорил сопровождающий их воин, давясь со смеху.
   Одним коротким жестом он приказал своим людям отпустить оружие, а уже после повел всех четверых вглубь зала, где сидел бородатый и пожилой мужчина, покрытый жуткими шрамами по всему лицу. Скорее всего, ближе ко входу его посадили намеренно, чтобы произвести впечатление грозного и опытного вояки. Эдакий стандарт наемника ветерана, побывавшего в сотнях битв. Вот только стоит внимательнее присмотреться к ладоням этого человека, сразу становится ясно, что оружие он держал в лучшем случае лет двадцать назад, а то и никогда.
   - Ну, и что же вам понадобилось, ребятки? - пытался старик изобразить жуткого человека. - Хотите избавиться от родителей, чтобы прибрать к рукам наследство? - принял он гостей за родственников.
   - Нет, что вы. У нас к вам более серьезное дело, - чуть надреснутым тоном заговорил Реннет, словно атмосфера помещения заставляла его чувствовать себя неуютно. К тому же, беспокойство одолевало его с тех пор, как они оказались у этого зловещего здания.
   - Серьезное? По-вашему убийство родителей теперь мелочи?
   - Н-не то хотел сказать, - поднял руки юноша. - Тут дело не в обычных житейских разборках, потому нам хотелось бы нанять лучших из лучших, - полушепотом добавил он.
   - Здесь все лучшие! - проигнорировал его намек старик. - Советую говорить конкретнее, в чем будет заключаться наша работа, а уж по ходу дела мы разберемся, кого стоит на это подрядить.
   - Х-хорошо, речь идет о темных магах, - произнес тот, опасливо озираясь по сторонам. Поведение Реннета однозначно указывало на то, до какой степени он напуган.
   На короткий миг тусклый взгляд старика вспыхнул необычно ясным огнем, однако он умело скрыл это от гостей.
   - Темные маги? - переспросил он будничным тоном.
   - Д-да, мы слышали, что вы занимаетесь магами в том числе, потому и решили проделать такой путь. А о цене можете не беспокоиться. Мы все прекрасно понимаем, что она будет много выше обычной.
   Катарина, наблюдавшая за этой сценой со стороны, в душе отметила, каким невинным и бесхитростным мог выглядеть Реннет. Она никогда бы не подумала, что он способен настолько реалистично изображать чувство страха и наивность.
   - И что же вам сделали эти темные? - спрашивал тем временем старик со шрамами.
   В разговор неожиданно вмешался другой маг из группы Реннета, отыгрывая заранее отрепетированную роль:
   - А разве наемной организации не все равно? В таких делах у клиентов не принято спрашивать подробности, дабы соблюсти конфиденциальность! - заявил он в лоб.
   - Неужели? Советую не забывать, куда вы пришли. Здесь не банда уличных разбойников. Это им вы можете что угодно наплести. Организация дорожит собственной репутацией и местом в городе. Если мы не станем брать в расчет обстоятельства, завтра же пойдем на дно морское, - отрезал тот.
   В общем-то, Реннет и охотники не сомневались в том, что ответ будет таким. Практически все наемные структуры, работающие более-менее открыто, соблюдали определенные правила и не позволяли себе лишнего по отношению к сильнейшим. К тому же, старика сейчас интересовали подробности и по другой причине. Они работали на Гильдию, а те предоставляли свои услуги Армии Ночи.
   - Ну так что? - поинтересовался он, видя нерешительность на лицах клиентов. А тот бородатый и хмурый на вид вояка пристально наблюдал за ходом разговора.
   - Наверное, у нас нет выбора, - промямлил Реннет и оглянулся на остальных.
   Затем он поведал наемнику историю о том, как отряд светлых разгромил группу темных, но некоторым удалось выжить и сбежать. Ворвавшись в их деревню, они запугали всех местных, с некоторыми даже показательно расправились. Одной из жертв якобы стала младшая сестра Реннета.
   Вот примерно такого рода сказку юноша рассказал старику, едва сдерживая свою бессильную ярость по отношению к ужасным темным, окончательно окопавшимся в их деревне. Остальные практически со слезами на глазах поддерживали его слова, а под конец начали буквально умолять о помощи.
   - Хм... не лучше ли было обратиться к тем же светлым? Это вроде как их долг, защищать население от темных магов? - достаточно прохладно отреагировал пожилой наемник на их трагическую историю.
   - Теперь я уже не доверяю магам, какого бы цвета не были их одежды! - яростно заявил Реннет.
   - Они только и способны, что драть с нас налоги! - согласилась Катарина.
   - Ясно, - кивнул тот после небольшой паузы. Он развалился в кресле и уже почти потерял к гостям интерес. - Ваши причины мне ясны, но хотелось бы знать, сколько там магов?
   - Шестеро, - с надеждой на лице ответил ренегат.
   Старик снова кивнул. Пусть он и старался выглядеть спокойным, по то и дело дергающимся пальцам была заметна нервозность.
   'Боже, могли бы поставить на прием заявок более хладнокровного типа, а не этого идиота, из которого страх так и лезет', - мрачно подумал Реннет. Если честно, от Гильдии он ожидал большего. Положение исправлял лишь тот факт, что стоящие у входа воины казались весьма натренированными и искусными.
   - Поздравляю, ваша заявка принята! - наконец объявил старик и, обернувшись к стоящему позади вояке, добавил: - Скажи нашим господам, что для них появилась интересная работка. Пусть спускаются прямо сюда.
   До настоящего момента Реннет лишь разочаровывался в увиденном и даже начал считать, что о присутствии здесь магов-теней даже речи быть не может. Одолевавшее его в самом начале смутное беспокойство куда-то испарилось. Он уже начал представлять, как быстро они со всеми разберутся и покинут Лапрас, когда кто-то неожиданно дернул его за рукав...
   'Мы в ловушке', - сообщила Катарина, мысленно пробившись в его сознание.
   И только тогда ренегат позволил себе оглянуться вокруг. В глаза сразу бросилась парадная дверь, явно обитая толстым слоем железа и укрепленная сразу несколькими петлями. И она была заперта изнутри на засов. Кроме того, в помещении, где они сейчас находились, дежурило шесть стражников - слишком много для приемной наемной организации захудалого городка. Тут же вспомнился внешний облик здания, смахивающий на хорошо обороняемую крепость: никаких окон на первом этаже, а на втором не видно света. Кстати, именно туда, наверх по лестнице, только что поднялся бородатый воин...
   - Будьте готовы, - шепнул он остальным, уже не чувствуя себя таким спокойным.
   Пока бородатый ходил за 'господами', старик остался сидеть за столом, непринужденно разглядывая клиентов. У юноши возникло ощущение, что его рот вот-вот растянется в ядовитой усмешке.
   Впоследствии он четко осознал значение своего беспокойства, однако отступать назад было слишком поздно.
   Через минуту в зал спустились пятеро: одним из них был уже знакомый охотникам бородатый вояка, а прямо за ним следовали трое мужчин и одна женщина - все разного возраста и внешности. У новых лиц была одна одинаковая черта - чрезмерная бледность кожи, как у людей, долгое время находившихся под гнетом тяжелой болезни.
   - Который из них? - Катарина пододвинулась ближе, готовясь к сражению.
   - Все четверо, - глухо отозвался Реннет, чувствуя, как внутри все холодеет.
   Как ни крути, а все четверо новых лиц, вышедших им навстречу, оказались владельцами теневого элемента и членами Гильдии. Троих из них юноша узнал сразу же, буквально с первого взгляда. Нужно было что-то особенное, чтобы забыть дни, проведенные на Безымянном острове, в окружении этих 'мертвецов'.
   Остановившись по другую сторону широкого стола, за которым сидел старик, они с интересом принялись разглядывать гостей, якобы пришедших за услугами наемников. Взгляды троих, вполне ожидаемо, зацепились за Реннета. Молодой высокий мужчина и женщина четко выверенным движением, практически незаметным для окружающих, положили ладони на рукояти клинков. Третий широко улыбнулся.
   - Хо! Кого я здесь вижу! Неужели это ты?
   - Без пощады! - выкрикнул юноша заготовленный сигнал к атаке и сразу обратился к собственной магии. Теневое перемещение так быстро использовать он бы не смог, потому бросил силы и концентрацию на огненные заклинания.
   Катарина также время зря тратить не собиралась и приняла облик ведьмы. Ее каштановые волосы почернели и потускнели, а глаза превратились в два зловещих уголька. Двое из четверых замерли на месте, скованные ее волей, но тот, что заговорил с Реннетом, продолжал улыбаться как ни в чем не бывало. На него тоже было направлено проклятие обездвиживания, но, судя по всему, оказалось бессильно.
   - Остальных мне не сдержать, - процедила сквозь зубы мистик.
   - Он уже воспользовался техникой контролирования разума! - догадался Реннет, бросая в них огненный шар.
   Силой взрыва должно было раскидать как минимум троих, а заодно и старика, проворно юркнувшего под стол. Однако те, кто не поддался проклятию Катарины, отбросили застывших на месте товарищей назад. Улыбающийся воин Гильдии проворно смахнул рукой летящий ему в лицо концентрированный сгусток пламени, словно тот был сделанным из бычьего пузыря мячом. Раздался взрыв, пошатнувший все помещение, но распространившийся после огонь лишь немного зацепил его. Погасив языки пламени на рукаве одежды, он улыбнулся еще шире и бросился на Реннета, перепрыгнув через стол.
   Метнуть еще один огнешар ренегат не мог, так как существовала вероятность задеть Катарину. На нее уже кинулась женщина, очень хорошо знакомая Реннету по Гильдии. Насколько он помнил, она питала нездоровую страсть к представителям своего пола.
   'Среди теней гораздо чаще можно встретить больных на всю голову, нежели в каких-либо других организациях и сообществах', - невольно подумал он про себя, выхватывая из ножен меч и в последний момент отбивая удар противника.
   На него самого напал Кзар, известный также под прозвищем 'Солнечный Блик'. Некоторые за глаза называли его Солнечным Зайчиком, за чрезмерную улыбчивость. Действительно, ренегат никогда не видел его другим, без широкой улыбки, однако такое прозвище закрепилось за ним вовсе не из-за странной черты поведения. Во время тренировочных сражений он отличился способностью передвигаться по любой плоскости и поверхности. То есть, пробежаться по стене и потолку для этого типа не составило бы проблем. Кроме того, Кзар принадлежал к числу ярых пользователей техник контроля сознания, называемых 'Барьерами разума'. Благодаря им он избавился от проклятия ведьмы.
   Честно говоря, знай Реннет раньше, что здесь его будут ждать сразу четверо теней, десять раз бы подумал, стоит ли соваться вот таким вот образом. Мысль о подрыве здания и последующем сравнении с землей выглядела куда перспективней и безопасней.
   Но содеянного не воротишь. Ему пришлось с яростью отражать выпады наседающего на него мага, а Катарина удерживала с помощью того же клинка женщину-извращенку. Оставшиеся двое еще не стряхнули с себя проклятие оцепенения, но это явно был вопрос пары минут. Все воины гильдии проходили жестокие тренировки и были готовы даже к такому.
   Необходимо было придумать новый план, который помог бы ему самому справиться с противником, но на такое требовалось время, да и ситуация в целом не располагала к размышлениям. Реннет засомневался в собственной победе, когда короткий кинжалоподобный клинок вдруг погрузился ему в предплечье. Лишь в самый последний миг он успел отскочить назад, не дав лезвию проткнуть руку полностью. Обжигающая боль быстро разлилась по телу, а одежда потемнела от крови.
   Не сходящая с лица Кзара улыбка теперь выглядела довольной. Наконец в лице Реннета он встретил достойного противника.
   
  Глава 15 Тени
  
   Баюкать руку, проклиная судьбу, у Реннета не было времени. Противник попался проворный и явно не собирался давать ему возможность на составление более сложных заклинаний.
   Уже в следующий миг пришлось снова поднимать меч. Лезвие кинжала не задело важных связок в предплечье, угодив лишь в мышцу, потому двигать правой рукой он еще мог. Обычная атакующая техника воинов-магов Гильдии включала в себя обезоруживание противника через колюще-режущие удары в конечности. При этом лезвие проворачивали внутри раны, чтобы нанести максимальный урон. Если бы сейчас юноша допустил такое, то обязательно лишился бы возможности шевелить рукой.
   'И почему всегда приходится иметь дело с врагом физически сильнее меня самого?!' - негодующе воскликнул он, перехватывая рукоять еще и левой рукой, чтобы сдержать давление.
   Короткий клинок Кзара столкнулся с его одноручником. От удара Реннет покачнулся, едва удержавшись на ногах. Противник оскалился и надавил еще сильнее. Понимая, что долго не продержится, юноша предпринял отчаянный рывок. Немного ослабив сопротивление, он подпустил окровавленное лезвие чуть ли не к самому лицу, но затем, извернувшись всем телом, впечатал локоть прямо в челюсть противника.
   Тот отскочил назад. Его клинок при этом скользнул по щеке ренегата, оставив неглубокий порез. Маневр нельзя назвать эффективным, так как оба отделались незначительными повреждениями, однако продолжайся все в том же духе, Реннет бы не выстоял и проиграл.
   Озираться по сторонам, чтобы проверить дела остальных, улыбчивый Кзар не позволял, однако ренегат чувствовал: Катарина все еще держится, не теряя хладнокровия. К тому же, напавшие на них держали на расстоянии оставшихся воинов. Еще в самом начале сражения Реннет успел заметить, как один из охотников упал, а что стало с другим пока не ясно.
   При следующем столкновении, при котором Кзар благополучно избежал очередного огнешара и кинулся в атаку, у Реннета появилось ощущение, будто кто-то назвал его по имени.
   Слегка удивившись, он быстро оглянулся, но не заметил направленных в его сторону взглядов. Но уже в следующий момент...
   'Не отвлекайся!' - пронеслось в голове. Теперь он казался более ясным и четким, потому юноша без труда определил источник.
   'Ничего другого не смогла придумать, кроме как начать диалог во время сражения?'
   Нельзя сказать наверняка, услышан был его мысленный ответ или нет, но проникающий в сознание голос снова зазвучал, ограничиваясь короткими репликами:
   'Есть выход. Сближаемся. Ты убьешь'.
   Понадобились считаные мгновения, чтобы разобраться в словах Катарины. Реннет начал постепенно отходить к ней, продолжая отражать выпады. Противник не заметил ничего необычного в его поведении, полностью увлеченный сражением.
   Нельзя сказать, что в ближнем бою навыки парня никуда не годились. Справляться с мечом он мог и при этом не имел обыкновения упрямо лезть вперед, как вол. Действовал осторожно и расчетливо. Большим плюсом служила и скорость реакции. Наверное, единственными недостатками в его стиле были отсутствие подходящего клинка, с которым удалось бы выложиться на максимум, а также банальная ограниченность в физической силе. От этого его приемы выглядели несовершенными. Теневое перемещение же позволяло скрыть недостатки за счет высокой скорости.
   Реннет часто вспоминал о потерянном мече, идеально соответствующим его данным, но это случилось еще до появления Гончих и охотников, вследствие его первой смерти. С тех самых пор ближний бой без использования чар превратился для него в бремя. С другой стороны, возникшие неудобства рождали желание придумывать новые уловки, способные привести к победе, что тоже неплохо. Как раз одной из них он решил воспользоваться прямо сейчас, чтобы поддержать придуманный Катариной маневр.
   Отступая в сторону сражающихся ведьмы и женщины теневого мага, он выжидал подходящий момент.
   Пропустив пронзающий выпад Кзара, оставивший на боку алую черту, юноша изо всех сил потянулся вперед, стремясь достать клинком до шеи противника. Тот предвидел его намерения и отступил на шаг. В результате острие одноручного меча остановилось на расстоянии одной ладони от его горла. На лице воина Гильдии начала расцветать очередная победная улыбка, когда Реннет прошептал одно короткое слово: 'Вспыхни!' Стальной кончик клинка в буквальном смысле взорвался ослепительно ярким пламенем.
   Впрочем, надо отдать должное противнику, ведь даже будучи ослепленным, он среагировал должным образом, защитившись от ответной атаки.
   Вот только целился Реннет уже не в него. Совершив нечеловечески длинный прыжок, перекатившись через голову, чтобы погасить отдачу приземления, он взмахнул мечом, ориентируясь на одном ощущении магической ауры. Отвлеченная Катариной женщина-извращенка не заметила внезапной атаки с его стороны. Иззубренное в битве лезвие глубоко вошло в ее плечо.
   Убедившись в том, что маневр удался, юноша поспешил освободить застрявший в теле меч. К счастью, его сил и остроты лезвия хватило, чтобы перерезать сухожилия и вырвать клинок из раны. Не сделай он этого быстро, пришлось бы расстаться с оружием и полностью перейти на магию.
   Одного взгляда на развороченное плечо и грудь чародейки из Гильдии хватило, чтобы предсказать смертельный исход. Была задета крупная артерия и алая кровь, яркая, как цветы феникса, брызнула на мраморный пол. Она вскрикнула лишь один раз, тут же потеряв сознание от боли.
   'Спасибо!' - услышал он голос в своем сознании.
   Катарина прерывисто дышала, словно только что пробежала много километров. На ее лице появились темные отметины, сразу заставившие юношу вспомнить, какими техниками владела убитая им чародейка. Бесцветное пламя, названное 'проклятым'. Увидеть невозможно и жара она не дает, однако стоит соприкоснуться с живой плотью, как разум обволакивает жгучая боль, оставляя на коже следы в виде черных ожогов. Жуткая штука, стоит признать. Лишь сила ведьмы позволила Катарине продержаться против нее столько времени.
   Однако, одержав победу над женщиной, они лишь немного продвинулись. Вместо того чтобы напасть снова, Кзар отошел к товарищам, которых немногим ранее отправили в оцепенение. Похоже, они приходили в себя.
   - Поздно, - пробормотал Реннет, наблюдая за тем, как все трое перегруппировывались. Двое встали в авангард, включая Кзара, еще один позади них. - Будь осторожна! - крикнул юноша Катарине.
   Та не отрывая взгляда, смотрела на противника и лишь коротко кивнула в ответ.
   Ситуация усугублялась тем, что он понятия не имел, что задумали воины Гильдии. Такого построения ему не приходилось раньше видеть. Готовясь ко всему, Реннет начал складывать жесты и концентрироваться.
   И он едва успел. Оба стоящих впереди мага подняли руки и прямо перед ними в воздухе начали появляться дымчато-черные сферические объекты. Всего около шести... нет, семи десятков.
   - Не... может быть! - сглотнул он и незамедлительно предупредил остальных: - Сфера Темной Смерти! Защита не сработает! Только уклонение!
   Неизвестно, поняли ли Катарина и оставшийся в живых охотник его предельно короткое предупреждение, но уже через секунду все дымчато-черные шары полетели в их направлении. Целый рой из сфер и каждая из них несла в себе смерть.
   К сожалению, на данный момент Реннет не имел возможности ускорить собственные движения больше чем в два раза. Сказывалась прошлое сражение с парочкой теней, где он заставил себя выложиться сверх безопасного предела. Восстановление после таких нагрузок занимало от одной недели до целого месяца.
   Но из-за того что противник атаковал ни в кого конкретно не целясь, двукратного ускорения оказалось достаточно, чтобы неприкосновенным миновать все сферы. Другим способом выжить не удастся, так как они игнорировали любую магию и сотворенную с ее помощью оборону. Пытаться атаковать или отразить бесполезно, ибо сферы часто разрывались лишь при соприкосновении с природным объектом, будь то дерево, камень или живое существо. Реннету уже приходилось однажды сражаться с воином Гильдии, владеющим этим заклинанием, но тогда речь шла об одной сфере - не о множестве.
   'Их построение напоминает на магическое 'кольцо' или 'цепь', когда несколько магов, объединяя силы, способны сотворить более могущественное по мощи заклинание, - продолжал размышлять юноша, одновременно занятый уклонением. - Но судя по тому, что я сейчас вижу, достаточно лишь ведущему в цепи владеть заклинанием, а не всем троим. Это может доставить нам новые неудобства'.
   Едва выбравшись из-под ливня смертоносных сфер, Реннет оглянулся на остальных из своей группы. Теневым перемещением те не владели, а сам он помочь уже не успевал никому.
   Все же, озвученное им предупреждение не пропало понапрасну. И мистик, и второй маг, состоящий в Остролисте, пытались уйти от опасных снарядов. Но все же, обоим не удалось. Первым попался в ловушку маг. На него одновременно летели сразу семь сфер, увернуться ото всех нельзя просто физически. Одну он поймал рукой и в следующий миг ее не стало. Неприятный хлопок и руку от кончиков пальцев до самого предплечья расщепило на мельчайшие частицы. Истекая кровью, маг упал. Его глаза остановились на оставшемся обрубке.
  'Примерно одна минута, после чего его уже ничего не спасет. Возможно, шок убьет еще раньше, - искорки мыслей проскакивали в сознании юноши. - И сделать ничего нельзя. Чтобы остановить кровь требуется минут четыре'.
  А вот Катарина, угодившая в точно такую же ситуацию, удивила его. Уже приготовившийся ускориться в шесть раз и броситься к ней, Реннет увидел выражение ее лица: сосредоточенное до предела, а глаза-угольки, казалось, готовы вспыхнуть неистовым белым светом. Изгибаясь телом, она минула первую, вторую и третью сферу, а вот четвертую, летевшую ей прямо в грудь, умудрилась нанизать на лезвие клинка. Последний разлетелся на мельчайшие металлические осколки спустя миг, а в руке осталась только бесполезная рукоять, которую женщина отшвырнула прочь. Ее глаза говорили, что ведьме не требуется помощь.
  К слову, попытайся она просто разрубить заклинание темной смерти мечом, ничего бы не вышло.
  На этом все не закончилось. Сферы вошли в стены здания и железную дверь. Те сразу покрылись трещинами и разлетелись на множество обломков. Помещение заволокло кирпичной пылью. Стремясь воспользоваться моментом, Реннет подскочил к магу, только что потерявшему руку.
   'Прекрати! Его уже не спасти! Не хочешь же ты использовать запретную магию?' - крикнула ему мысленно Катарина, хотя юноша не мог быть уверен в том, что правильно все расслышал.
   - Я не настолько ценю охотников, - шепотом произнес он, перед тем как начать зачитывать заклинание.
   По сути, сами слова и язык, которым произносятся заклинания, магической силы не несут. Это своего рода упражнение или техника, помогающая быстрее и лучше сконцентрировать собственную магию. То есть, мысленный образ при создании необходим, а с чтением его легче довести до сознания.
   Охватившее ладонь Реннета пламя прижгло руку раненного мага. Спекшаяся от жара кровь не допускала ее дальнейшей потери. Но то лишь временная мера. Если человек не успел потерять жизненно-необходимое количество, мог еще некоторое время протянуть, однако совсем без целительных заклинаний все равно был обречен.
   Завозившись с ним, они не успели ни атаковать в ответ, ни укрыться. Троица теней предприняла новую попытку достать их обоих, на сей раз, подключив теневой захват. Из рук ведущего цепи, окутанных черным облаком, потянулись нити. Они выглядели толще и темнее обычных, практически не просвечивали. Всего к ним устремилась дюжина таких.
   Будучи неуверенным в том, что наспех выстроенный барьер станет для них препятствием, ренегат решил действовать уже проверенным прошлой атакой методом. Его теневое перемещение оставалось активным, пусть и требовалось на это много сил. Надеясь на него, Реннет метнулся к Катарине, чтобы помочь избежать нацеленной в нее нити.
   Не успев сгруппироваться, юноша сбил ее с ног, и они вместе свалились на обсыпанный обломками пол. Быстро вскочив, он схватил женщину на руки и отпрыгнул, спасаясь уже от следующей нити захвата. Ноша оказалась тяжеловата, потому приземлившись, он рухнул прямо на пятую точку.
   'Похоже, с этим заклинанием они еще не освоились', - заметил он при виде того как неуверенно двигались нити.
   Это давало им определенную возможность. Сконцентрированные на заклинании все трое теневых магов просто не могли быстро сотворить что-то другое, а также защитить самих себя. Поэтому Реннет побежал прямо на них, неся на руках Катарину и уклоняясь от направленных в него нитей.
   Скорость его движений снизилась вполовину. Сказывался, прибавившийся к его собственному, вес ведьмы. А когда до построения врага осталось метров пять, он оказался в окружении сразу нескольких змееподобных извивающихся пут. Никто не собирался дать подойти ему вплотную. Атакующее заклинание воины Гильдии превратили в защитное.
   - Дальше надеюсь на тебя! - произнес внезапно Реннет и резким движением зашвырнул Катарину вперед, прямо на противника. Теневые нити тут же сомкнулись на нем.
   Участи быть раздавленным юноша избежал. Врезавшись в построение теней и опрокинув двоих из них, мистик-ведьма разрушила заклинание. В отличие от одиночного использования заклинаний, где маг способен одновременно двигаться и сохранять концентрацию, в 'цепи' действуют немного иные правила. Объединенную концентрацию нескольких магов может рассеять любой мало-мальски важный фактор. Члены Гильдии не могли этого не знать.
   Наверно поэтому Кзар был готов встретить атаку Реннета. Уклонившись от лезвия его меча, он ударил юношу в корпус, чуть ниже левой грудины. Потеряв способность дышать и представляя, как остановилось сердце, он рухнул на опрокинутый ранее стол.
   Противник уже занес руку с кинжалом, но прямо в этот момент сзади появилась Катарина и кончиками пальцев коснулась его головы. Неестественно выпучив глаза Кзар заорал. Он схватился за голову, а кинжал со звоном ударился об пол. Упустить шанс, подаренный мистиком, Реннет не имел права. Невзирая на боль в груди, он поднял собственное тело из обломков и, схватив попавшийся под руку металлический наплечник, ударил.
   Кзар зашатался, но устоял. Воин Гильдии не видел ничего вокруг себя, видимо ослепленный проклятием ведьмы, но пытался достать юношу голыми руками. Тот не стал церемониться, ударил еще раз, потом еще и еще. И лишь после шестого противник рухнул, потеряв сознание. На случай уловок и обмана, Реннет не постеснялся приложить его пару раз вдобавок. Его самого едва держали ноги. Теневое перемещение отняло много магии и физических сил, из-за чего пришлось рассеять заклинание. Он свалился бы прямо там от усталости, но Катарине все еще требовалась помощь. Только это позволяло ему держаться.
   Обернувшись к сражающимся, Реннет увидел, что один из оставшихся теневых магов лежит на полу, а второй все еще не прекращает попыток достать ее лезвием, похожим на косу с короткой рукоятью. Каждый раз в самый последний миг ведьме удавалось выставить вперед ладонь и сбить атаку с траектории мысленным вторжением в сознание противника. Но силы оставляли и с каждым разом ей становилось сложнее, потому ренегат поспешил с подмогой.
   Незаметно подобравшись сзади, Реннет перехватил руку противника вместе с клинком, однако чтобы окончательно разоружить или же подавить сопротивление, ему не хватало оставшихся сил. Вцепившись сзади, он хотел опрокинуть его вместе с собой на спину, но тот смог найти правой ногой опору и начал сбрасывать юношу с себя. Противостояние завершила Катарина, прикоснувшись к голове мага и посылая очередное проклятие. Прямому воздействию ее сознания не могли сопротивляться даже те, кто применил барьеры разума. Ну а несколько ударов ногой довершили дело.
   Со свистом пропуская воздух через легкие, юноша прислонился к стене. Катарина также тяжело дышала. Во время сражения ей пришлось постоянно вмешиваться в мысли врага и сбивать его направление атаки, и при всем этом еще вырубить второго. Да если бы не она, сам Реннет подох бы от руки Кзара. Ренегат удивлялся тому, как ей удалось справиться со всем одновременно.
   - Не думала, что придется так тяжело.
   - Никто из нас не думал, даже не рассчитывал на то, что их окажется четверо.
   Ответив ей усталым голосом, он прислушался к грохоту и крикам. Они шли со второго этажа здания. Сумма и остальные охотники уже должны были прорваться через второй вход, начав чистку наемников. В приемный зал они придут в последний момент. Оставалось надеяться, что у них там дела идут лучше, чем у них.
   И словно в подтверждение его мыслей, с другого конца зала послышался отчетливый шум. Реннет и Катарина тотчас устремили взгляды в направлении стены, обрушившейся от заклинания теневых магов. Под каменными обломками что-то шевелилось.
   Потерявший руку маг-охотник давно лежал без сознания. А второй, к слову, едва ли мог дышать от неожиданно напавшего на него приступа страха и шока. В таком же состоянии он пребывал до сих пор. Юноша не знал, что именно с ним произошло, но дал себе обещание разобраться с ним после. То есть, это никак не могли быть они, как и тот старикан, что прятался под столом и убежал давным-давно. А если учесть, что трое воинов-теней лежали перед ними, оставался лишь один...
   Катарина не бывала на Безымянном острове, в Гильдии Теней, и слышала о них только из донесений да слухов. А вот Реннет обучался там целых два года, однако сейчас выглядел не менее изумленным.
   - З-займись троицей, пока не пришли в себя. Если что-то пойдет не так, убивай без раздумий. А я... пока задержу 'это', - распорядился он взволнованно.
   Оторвавшись от стены, юноша начал складывать жесты и шептать слова заклинания. Катарина же обеспокоенно взглянула на него и затем, как было велено, приступила к обездвиживанию поверженных членов Гильдии.
   Получив первый удар, Реннет полетел с ног, но благодаря защитным чарам особых повреждений избежал. Враг, напавший на него, словно и не понял, почему атака не сработала. Он, а если точнее - она, продолжала бить кулаками, ногами, тем, что попадалось под руку.
   Как можно уже догадаться, это была чародейка из Гильдии, которую сам юноша как бы убил на начальных этапах схватки. Раскуроченное плечо, порванные шейные артерии, громадная потеря крови - она не могла выжить. И, тем не менее, сейчас напротив стояла именно Вайта, так звали женщину. С ног до головы ее тело покрывала темно-серая чешуя, словно у гигантской рептилии. Она атаковала совершенно безмолвно, причем обеими руками. Попытки Реннета атаковать в ответ безуспешно провалились. Стальной клинок даже не оцарапал эту странную чешую, хотя в удар были вложены все оставшиеся силы. Поэтому он отступал.
   Сбежать не получалось, иначе, стоило ему отдалиться, Вайта переключалась на Катарину. Единственное, что он мог, это отвлекать внимание и не дать себя убить.
   Противник оказалась на редкость прыткой, когда сам юноша едва на ногах держался. Спасал лишь щит, сотворенный магией. При каждом ударе он выпускал в ответ вспышку жгучего пламени, однако ее это никоим образом не останавливало. Женщина продолжала упорно и методично бить по нему. Достаточно скоро защита пошла трещинами.
   Следующий удар пришелся ему в лицо, не смотря на старания заблокировать его руками. По губам и подбородку потекла кровь, в глазах заплясали разноцветные круги. У Реннета оставалась возможность использовать запретную магию, но, учитывая нынешнее состояние, это могло закончиться большей трагедией. Идти на такой риск он не хотел. В последний раз, когда он обратился к запретным чарам, будучи в критическом состоянии, все обернулось не лучшим образом.
   Невероятным образом выжившая чародейка смахивала не на человека, а скорее на тень, пустую оболочку, зомби. Она не притронулась к выроненному ранее мечу, который сработал бы намного лучше голых кулаков. А если и попадалось что-то ей под руки, оно использовалось как метательный снаряд или кастет. Появилось ощущение, словно это мертвое существо стоит на ногах лишь с одной целью - уничтожить врага.
   На данный момент Реннет понятия не имел, что послужило причиной такого явления. Какой-то эксперимент Гильдии, заклинание или способность самой Вайты.
   Собравшись и уклонившись от очередного удара, он схватил обломок мебели и изо-всех сил обрушил его на нее. Женщина отлетела на несколько метров, а затем поднялась, как ни в чем не бывало.
   Сложно сказать точно, после какого по счету удара об стену юноша не сумел подняться или оказать хоть какое-то сопротивление. Его силы истощились до предела. Он сполз по стене на пол и получил следующий удар лежа. В глазах потемнело. Сделав над собой усилие, он остался в сознании и ждал продолжения, но... ее не последовало.
   Открыв распухшие окровавленные веки, Реннет обнаружил лицо Суммы, смотревшее на него обеспокоенно. Потом оно исчезло, и в поле зрения появилась чародейка, покрытая темно-серой чешуей. Ее схватили сразу двое охотников и попытались оттащить от него, но ловко оттолкнув одного и ударив другого, та снова напала на ренегата. В голове зазвенело, свет померк окончательно.
   Очнулся он от жуткой боли. Как выяснилось, маги вправляли ему челюсть и зубы. Обычная процедура для боевых магов, если вдуматься. Из-за отсутствия шрамов и следов сражений на теле воины меча и щита часто называли магов довольно грубым прозвищем 'девственники'. Хотя на деле последние калечились много больше, чем среднестатистический воин мечник или копьеносец. Просто горожане итак побаивались магов, а если бы они еще носили на лице все следы боя и неудачного использования заклинаний, их начали бы избегать за километр. Существовали даже специальные мастерские по удалению шрамов, которыми, к слову, пользовались не только маги.
   За свою не очень долгую жизнь Реннет четырежды вставлял зубы. Не сам конечно. Для такой тонкой работы ему не хватало ни навыков, ни способностей. Этим занимались опытные по части лечения и восстановления маги, хорошо знакомые с анатомией.
   - Прошу прощения. Некоторые коренные зубы превратились в осколки и не подлежат восстановлению. Если только обратиться в специализированные мастерские, где вам могут сделать искусственные, - извиняющимся тоном произнес пожилого вида маг, после завершения всех процедур.
   Ощупав челюсть и повертев во рту языком, юноша убедился, что с передними у него все в порядке. На остальные он просто махнул рукой. Хотя это первый раз, когда он позволил себе пропустить столько ударов в лицо, зубы терять ему уже приходилось.
   - Сломанные кости и вывихи мы тоже сумели исцелить, но боли могут одолевать еще пару дней, - добавил Сумма.
   Не без труда приняв сидячее положение, ренегат оглянулся и заметил неподалеку тело Вайты. Ничего похожего на чешую на ней уже не наблюдалось.
   Угадав следующий вопрос, маг ответил:
   - Мы с большим трудом удерживали ее на месте, стараясь не подпускать к тебе. За эти несколько минут она успела серьезно покалечить троих.
   - Как удалось убить? - спросил Реннет. Он хотел выяснить все подробности инцидента. Его очень заинтересовала и встревожила невероятная живучесть чародейки из Гильдии. Пока же у него в голове отметились лишь одни догадки.
   Неожиданно Сумма качнул головой.
   - Если честно, то мы ее не убивали, - ответил он. - Наши заклинания на нее не действовали, как и оружие. Она умерла сама, а точнее, мне показалось, женщина давно была мертвой. Повалилась ни с того ни с сего и та странная черная материя, покрывающая ее тело, испарилась.
   'Получается, даже им не удалось. Что будет, если все остальные имеют при себе нечто похожее? Если одно из моих предположений верно, такое возможно. Каким образом их уничтожать?'
   Поднявшись, он побрел к Катарине. Та доставала важную информацию из лежащих без сознания членов Гильдии. Заметив его приближение, она заговорила:
   - Я попыталась вмешаться, но не получилось. Если честно, впервые за время моего существования, как ведьмы. Хотела уже взяться за меч...
   Больше она ни слова не произнесла, а сам Реннет лишь уточнил, почувствовала ли она сознание чародейки? Он понимал, что бездействие причиняло ей боль, но сам же приказал ни в коем случае не спускать глаз с оставшейся троицы. Освободись они, тогда действительно все было бы кончено.
   - Как дела со сведениями? - спросил он, стремясь поменять тему.
   - Сложно, - устало выдохнула Катарина. - Сознание этих двоих какие-то ненормальные, выражаясь простыми словами. Любую мало-мальски серьезную информацию достать не легче, чем проникнуть в сокровищницу Императора. И это не мистики постарались. Ощущение, будто они сами собственные разумы таким изменениям. Неужели последствия упомянутых тобой барьеров?
   - Возможно. Я знаю о делах Гильдии лишь малую часть, - Реннет скривился.
   Даже с ней он не стал делиться мыслью о том, что произошло с Вайтой на самом деле. К тому же, это все еще были его догадки, не имеющие твердых фактов. Все техники барьеров разума делились на категории, по сложности использования и степени опасности для мага. Сам он осваивал лишь седьмой, называемый 'Холод'. Существовали и более опасные. Последний барьер - 'Смерть', был едва ли не легендой. Во всяком случае, юноша знал о нем только две вещи: он позволял на короткий промежуток времени стать воплощением смерти и наложить его в одиночку невозможно. Но даже эти клочки информации могли оказаться пустышкой, заботливо предоставленной ему членами Гильдии. Могло быть так, что последнего барьера и не существует вовсе. Реннету очень хотелось бы думать в этом направлении.
   Пусть не совсем конкретные и достоверные, сведения о нынешнем местонахождении Триссы Катарина сумела выудить из третьего теневого мага, которого юноша никогда раньше не видел. Он выглядел молодым и видимо еще не превратился в полубезумное нечто, подобно своим товарищам по организации. В нынешнем положении даже такой результат был сродни чуду.
   Сразу после завершения поисков, всех троих убили через обезглавливание и последующее расчленение. На этом настоял сам Реннет, опасаясь возможного появления новых 'мертвых'. К тому времени вокруг здания начала скапливаться стража Лапраса, привлеченная грохотом и взрывами. Но они отступили после первого же залпа заклинаний и двух трупов.
  
  Глава 16 Помощь
  
   Результатом изысканий Катарины в сознании теневого мага стала еще одна важная информация, а именно - Лорд Мрак больше не являлся лидером их организации. Его свергли еще пару месяцев назад и на его место теперь поднялись Братья-близнецы Тумана. Едва услышав это прозвище, Реннет вспомнил о двух непримечательных адептах Гильдии, проходивших обучение в то же время, что и он. Честно говоря, ничего кроме прозвищ он и припомнить не мог.
   Поэтому нельзя с уверенностью утверждать, благую весть Гончие получили или нет. Однако в скором времени она обязательно заденет войну между орденами и этого никак не избежать.
   Сейчас же охотникам приходилось думать об иных вещах. Уйти из портового городка удалось без особых проблем. Воины стального оружия не ровня боевым магам и их попытки арестовать охотников ничем не закончились. Отшвырнув парочку усиленных отрядов с дороги, Реннет и остальные ушли. Четверо теневых магов и их подручные остались под завалами собственного здания.
   Сумма тревожно поглядывал на ренегата, словно раздумывая, задавать вопрос или нет. В конце концов, тот не выдержал и сам осведомился, о чем он хотел его спросить.
   - Слышал, что ты побывал на пороге смерти и ничего кроме тьмы там не увидел. Это действительно так?
   Юноша усмехнулся.
   - Ну, в общем да, хотя мне посчастливилось уйти недалеко. По той же причине я не могу сказать, что лежит за Пределами. Быть может, такая же чернильная тьма и абсолютное безмолвие. Но что я знаю совершенно точно, умирать - это не то же самое, что засыпать.
   И на этом их разговор закончился. Реннет хорошо понимал, почему ему задали такой вопрос. Он интересовал каждого человека в мире и наверняка даже дьюраров. Кто-то скажет, что о смерти думают лишь те, кто боится. Якобы этот страх увлекает в размышления о хрупкости и недолговечности бытия, и мешают человеку жить настоящим. Но сам он думал иначе. Не начнешь ценить жизнь подобающим образом, пока не задумаешься о смерти. Страх не только вор, крадущий мечты и стремления, но и чувство, заставляющее дорожить чем-то или кем-то. Не нужно поддаваться страху целиком и полностью, но и отвергать его совсем тоже крайне неразумно.
   Думая о смерти, особенно сейчас, узнав правду об уготовленной ему судьбе, Реннет частенько представлял, что его ждет за чертой. Если человеческая душа живет дольше физического тела, после смерти должно ждать что-то еще, однако представлять в его роли новую жизнь довольно оптимистично. Может статься, он встретит нечто похуже смерти...
   Прошел еще один день в пути. Сумма повел отряд по безлюдным дорогам, далеким от основных торговых трактов, а Катарина с Реннетом решили посетить ближайшее селение, чтобы разжиться продуктами у местных фермеров. Пришлось арендовать две лошади, чтобы после догнать остальных. Тогда-то юноша и предложил занять комнату в постоялом дворе на одну ночь и принять ванну. Катарина с интересом посмотрела на него.
   - Что такое? - немного занервничал Реннет. Ее взгляд показался ему изучающим или даже испытующим. - Я, кажется, ничего необычного сейчас не сказал.
   - Разве? То есть, это не было приглашение провести ночь вместе? - в свою очередь, удивилась мистик.
   - Н-нет, хотя твоя интерпретация меня пугает. На самом деле я пытался сказать, что стоит расслабиться и нормально умыться, раз уж выдалась такая возможность. Слышала же, что в некоторых деревнях начали появляться первые очаги болезней. Война и голод всегда дают начало крупным эпидемиям, а мы ни одного боя без ранений и царапин провести не можем.
   - Ну... - она разочарованно кивнула, - твои слова имеют место быть. К тому же, самой до ужаса хочется хотя бы одну ночь провести не под открытым небом и в нормальной кровати. - Затем она снова метнула в него внимательный взгляд и не без давления заявила: - Не будешь же против, если комната будет на двоих?
   - К-конечно нет.
   Пусть он так ответил, продолжал колебаться. Все сводилось к физической близости с ней и Реннет безусловно хотел этого, однако сомнения иного рода продолжали его одолевать. Наверное, он так и погряз бы в размышлениях, если не очередная неожиданность.
   Поселение, куда они заехали, даже можно было назвать небольшим городом. Дома попадались в три этажа и даже в четыре. Из-за расположения у ближайшего торгового тракта и ежедневно проезжающих мимо путников, здесь имелось сразу несколько гостиниц и таверн. Комнату можно снять в любой, вот только далеко не в каждой была предусмотрена отдельная ванная. Поэтому Реннет и Катарина приняли решение сойти с дороги, что в итоге и заставило их столкнуться с упомянутой неожиданностью в лице нескольких мужчин в дешевых доспехах, глумящихся над испачканной в грязи женщиной.
   На первый взгляд ничего совершенно незаконного и кошмарного не происходило, однако неприятный оттенок в душе появился. Потому-то, наверное, Реннет позволил себе остановиться. Катарина оглянулась на него, затем на шайку, и сказала:
   - И правда, подумаешь, схватили какую-то девку за волосы и оскорбляют грязными словечками. Многие прохожие даже не подумают лезть помешать этим уродам. Сейчас идет война и похожее твориться практически всюду.
   - К чему это ты? - оглянулся на нее Реннет, так и не двинувшись с места.
   - Люди считают, что если делать вид, будто ничего не происходит, ничего плохого и не случиться. В каком-то смысле их позицию можно понять. Тем более нельзя винить прохожих в том, что потом произойдет с этой девушкой.
   Юноша словно нехотя тряхнул головой и ответил:
   - Именно с этой ничего особенного не сделается. Те парни хоть и порядочные уроды, но все еще люди. Сумеет от них отвязаться, коли захочет сама.
   Сказав так, он направил лошадь вперед, больше не обращая внимания на разворачивающуюся картину.
   - Мне казалось, тебе не нравиться, когда творят мерзость, - удивилась Катарина ему в спину.
   - Возможно, но я им не Бог, чтобы решать за них проблемы, - услышала она в ответ. - Позови она сама на помощь, еще был бы смысл вмешиваться, а так я склонен считать, что ей нравиться оставаться в роли жертвы.
   Он продолжал вести лошадь дальше, но мистик не торопилась следовать за ним. Еще раз оглянувшись на этих животных, продолжающих домогаться женщину, она крикнула:
   - Реннет!
   Тот остановился и обернулся. В карих глазах отразился лишь холод.
   - Это не нравится мне! - заявила Катарина.
   - Вот как? Хочешь, чтобы я вмешался?
   - Да.
   Без дальнейших расспросов, ренегат спешился и подошел к мужчинам, скорее всего вольнонаемникам, сильно смахивающим на обычных разбойников. Улыбнувшись им и что-то сказав, юноша сунул каждому по несколько монет. Поблагодарив за понимание, он схватил за руку женщину и привел к Катарине.
   - По-прежнему считаю это бесполезным занятием, - подвел он итог.
   Взглянув на женщину, мистик сразу поняла, что та не простая оборванка или хуже того - шлюха. Одежда на ней хоть и выглядела грязной, была весьма дорогой. Да и внешне она создавала впечатление далеко не рядовой горожанки. Явно из числа белых кровей. Впрочем, вряд ли каждый прохожий смог заметить то, что увидела в ней она.
   - Садись ко мне за спину, - приказала Катарина незнакомке, а посмотрев на Реннета, слегка нахмурилась. - Ты же не такой? Почему в этот раз решил поступать иначе? Неужели ты из тех, кто недолюбливает высокородных представителей нашего низкосортного общества?
   Тот залез на свою лошадь, дождался, пока она поравняется с ним и, не глядя на сидящую позади мистика женщину, ответил:
   - Вовсе нет. Меня тоже вырастили высокородные. Просто нет желания вытаскивать из дерьма тех, кто не способен сам попросить о помощи. Бесит! Я устал от всего, что происходит вокруг нас.
   Выразился он довольно грубо, но Катарина догадалась, что подразумевалось под усталостью. Она давно заметила, что Реннет в замешательстве и буквально увяз в сомнениях. Однако решила не заговаривать об этом, потому как верила в то, что парень способен справиться собственными силами. Невзирая на возраст, ренегат обладал сильной волей и стремлением выживать. Он в одиночку собрал отряд охотников, способный помериться силами с орденами магов, но самое главное - он обладал разумом, хладнокровным, безжалостным, и в то же время не лишенным сострадательности. Теперь же ей приходилось смотреть на то, как он погружается на дно, словно потеряв уверенность в себе.
   Чтобы хоть как-то отвлечься от невеселых мыслей, она обратилась к той, которую только что привел юноша:
   - Как тебя зовут?
   Та ответила с большим запозданием, будто не могла до сих пор прийти в себя:
   - Элен.
   - И что же ты здесь забыла, Элен?
   - Судя по всему, ей пришлось проделать долгий путь, - заметил Реннет. - Может, просто устала?
   - Ладно, потом поговорим, - согласилась Катарина, собираясь разобраться с ней по ходу дела. Женщина и впрямь выглядела неважно. - Держись крепче, - добавила она и поторопила лошадь.
   Им пришлось блуждать около часа, пока не подвернулся подходящий ночлег с двухместной комнатой и прилегающей к нему же умывальней, пусть небольшой, зато отдельной.
   - А с ней как поступим? - сразу же спросил Реннет, расплачиваясь с хозяином.
  Не нужно было долго размышлять, кого он имел в виду под 'ней'. Полноватый владелец гостиницы хмуро поглядывал на их спутницу, однако вслух воспротивиться не решился. Катарина, к которой был обращен вопрос, ясно осознавала их положение.
  - Похоже, придется пока оставить. Денег при ней нет, а вот умыться определенно не помешало бы.
  - Ясно.
   Он снова полез за деньгами, пересчитал и добавил пару-тройку медных и серебряных монет хозяину, за сопутствующие неудобства. Хмурое выражение на лице последнего как ветром сдуло. Он даже предложил им присоединиться вечером к ужину, разумеется, за отдельную плату.
   Пропуская мимо ушей его увещевания, Реннет поднялся наверх, в предоставленную им комнату.
   Она и впрямь оказалась добротной, не чета постоялым дворам у дороги. Видимо только лучшим качеством предоставляемых услуг и обслуживания можно привлечь путников и торговцев, спешащих из города в город и не желающих тратить лишние несколько минут на поиски лучшего варианта.
   Катарина и Реннет договорились идти в ванную по очереди, сначала женщины, а потом уже он. В целом юноша ничего против складывающейся ситуации не имел, не смотря на то, что от попутчицы до сих пор были одни лишь хлопоты и денежные траты. Сначала пришлось отдать несколько серебряных монет тем четырем раздолбаям вольнонаемникам, что приставали к ней. Можно было конечно же просто надавать им по гнусным рожам, но если они планировали оставаться на ночь в поселении, лишних проблем стоило избегать. И еще две серебряных и одну медную он заплатил хозяину комнаты. Снять отдельную для Элен вышло бы значительно дороже, но даже так, шесть серебряков - это очень хороший ужин на троих. Сейчас же придется довольствоваться тем, что у них осталось в сумках.
   Нет, Реннет не был скрягой. Как любой другой одиночка он не любил доставлять другим проблем и ровно так же не любил того, что их доставляли ему самому.
   В конечном счете, смирившись со скудным ужином и полупустым желудком, он развалился в кресле и, под шум воды из соседней комнаты, задумался о неприятных мелочах жизни, подстерегающих за каждым углом. Мистик и их новая попутчица отправились вместе и юноша мог побыть наедине с самим собой.
   Первым вышла Катарина и... почему-то в одном полотенце на голое тело. Реннет буквально окаменел, когда она в таком виде предстала перед ним.
   Улыбнувшись его реакции, мистик уселась напротив, расчесывая мокрые волосы.
   - Что можешь сказать о нашей гостье? - спросила она спустя некоторое время.
   - И знать не желаю.
   - Хм? - она прямо посмотрела ему в лицо. - Тебе неинтересно, кто она такая и что делала там, где мы ее нашли?
   - Нет, - все тот же холодный ответ.
   Он не собирался врать. Ему было безразлично, кто она и что с ней произошло. Война и ее непосредственные участники отнимали у него очень много сил и все имеющееся время. Тратить ее на судьбу кого-то еще он не желал.
   - Хорошо, - она вдруг поднялась и подошла к Реннету, а затем, нагнувшись, поцеловала.
   При этом юноша не мог не увидеть белую и невообразимо привлекательную ложбинку грудей, такую же белую шею и ключицу. На несколько мгновений он потерял дар речи, а она воспользовалась моментом этой слабости.
   - А ради меня ты можешь выслушать ее историю?
   Реннет слишком поздно осознал, что его поймали в сети, прямо как паук ловит мух в свою паутину. Отказать он уже не мог, а если и мог бы, то не хотел. Однако, даже понимая, что ответ будет положительным, юноша не потерял способности рассуждать.
   - Зачем тебе это? Обычно ни я, ни ты не лезем в чужие проблемы.
   - Ты прав, но это ради тебя.
   - В смысле?
   Она улыбнулась по-хитрому и поцеловала его, а он в ответ притянул ее к себе и обнял. С ним такое нечасто происходило, однако сейчас Реннет просто хотел побыть рядом с ней. Тепло, исходящее от другого человека, стук ее сердца, успокаивали и развеивали всю накопившуюся усталость. Он чувствовал, как холодный и жестокий мир вокруг, ежедневно намеревающийся убить его, теплеет.
   Просидев так, обнявшись, пару минут, юноша решился повторить вопрос:
   - Ну и в чем дело?
   - Узнаешь сам.
   Катарина начала переодеваться, причем прямо на глазах у Реннета, даже не подумав стесняться. Тому пришлось напрячь волю, чтобы не перевозбудиться. Но отвести взгляд в сторону при виде ее полностью обнаженного тела не нашлось сил...
   Вскоре вернулась Элен, накинувшая на себя плащ Катарины.
   - Я подумала, что ей стоит выстирать одежду и одолжила свою накидку, - объяснила мистик, пристально наблюдая за реакцией юноши.
   Но тот едва ли посмотрел в сторону попутчицы, оставаясь к ней безразличным. Просто кивнув, он побрел в умывальню, предварительно оставив верхнюю часть одежды в комнате.
   'Он что, не воспринимает ее как женщину? - удивилась ему вслед мистик. - Раздражение, вызванное доставленными ею неудобствами здесь явно не при чем. К тому же, внешне Элен красивей меня будет, но он повел себя так, будто смотрел на мужчину'.
   Тем временем, Реннет поменял воду, а затем с головой погрузился в нее. Это действовало расслабляюще и успокаивающе. В конце концов, он выбросил из головы мысли насчет того, почему Катарине понадобилось возиться с гостьей. Сейчас требовалось сосредоточиться на Триссе и темных магах. Близился момент, от которого зависит его будущее и будущее войны.
   Когда он закончил с водными процедурами, уже стемнело. Мистик зажгла масляной светильник и разделила оставшееся копченое мясо, сыр и хлеб на троих.
   С ними было покончено очень быстро. Еда казалась на удивление вкусной. Видимо не так она им еще осточертела, как думалось. И пока уминал суровый ужин, Реннет повнимательнее присмотрелся к Элен. Умытая и причесанная она выглядела иначе. В ней появились неразличимое ранее благородство и изящество, хотя при встрече он сразу подметил, что одежда на женщине принадлежит к числу весьма дорогих.
   - Итак, Элен. Можешь рассказать нам о том, что с тобой приключилось? - мягко попросила Катарина.
   - Вы не против? - осторожно осведомилась та, хотя ее взгляд был обращен только на Реннета, ведь тот до сих пор не обмолвился с ней ни единым словом.
   - Нет, - ответил юноша и, без намека на любезность, продолжил: - Ты из белых кровей, не так ли? Что заставило тебя явиться в такое захолустье? Только не говори, что оказалась здесь случайно, в жизни не поверю.
   Женщина не ожидала такой грубости, но собравшись, поклонилась.
   - Для начала, хочу вас поблагодарить за...
   - Можешь пропустить, - оборвал ее на полуслове Реннет.
   - Хорошо. Да, вы правы. Я из богатого рода Сундалсин, что владеет родовым замком и землями, граничащими с территориями Железного города. Формально я вступившая в права наследница, наряду с братом.
   - На ваш замок напали? - на сей раз слово взяла мистик.
   Если начистоту, нынче нападениями на частные владения и земли богачей никого не удивишь. Грядет зима, а с ним и голод. Некоторые, отчаявшись получить приемлемый урожай или заработок, начинают собираться в шайки и нападать на тех, у кого, по их мнению, слишком много добра. Реннет всегда испытывал отвращение к подобного рода суждениям. Вечные жалобы бедных и нищих на притеснения со стороны богачей - ничего из этого не заставило бы его испытать сострадание. Собственной мягкотелостью и терпимостью они рождают лишь новых ублюдков, еще жаднее и сумасброднее упомянутых богачей.
   Элен мотнула головой и более дрожащим тоном произнесла:
   - Нет, на нас не нападали. У замка хорошая охрана и даже один чародей на службе. Все дело в моем брате, а если быть точнее - в его неуправляемом характере. Раньше он таким не был. Все изменилось после смерти отца...
   - Ваш брат любил отца настолько сильно? - спросила Катарина, удивившись ее словам.
   - Не сказала бы...
   - Получается, он изначально был таким, просто существование вашего отца сдерживало его буйство, - четко возразил ренегат. - Люди не способны меняться так просто, при обычных условиях.
   Его реплика создала неуютную паузу, однако пересилив себя, Элен продолжила. Впрочем, надо сказать, ничего нового и неожиданного Реннет от нее не услышал. Его вряд ли можно было так просто удивить, после всего, что произошло.
   Если коротко, то после смерти отца в Право Наследования имущества вступили Элен и ее старший брат. За последним и раньше наблюдалась суровость, если не сказать жестокость по отношению к прислуге, но за последние месяцы он превратился в по-настоящему ужасного человека. Слуги в замке притеснялись всеми возможными способами, порой слишком изощренными, а налоги для окрестных фермеров выросли многократно, невзирая на скудный урожай. Как понял юноша, он опустился до банальных унижений и физического насилия по отношению к работающим в замке женщинам и девушкам. Элен же не могла просто стоять и смотреть на это, за что сама подверглась наказанию. Ее заперли в подвале. Оттуда женщине удалось сбежать, благодаря помощи престарелого ключника, но возвращаться в замок без поддержки она уже боялась.
   - И что же ты решила предпринимать? Как я узнал из сказанного, владения вашего брата находятся не столь близко отсюда. Что заставило тебя проделать такой длинный путь, когда разумней было бы податься в приличный город, тот же Румер, к примеру?
   - Я пыталась обратиться за помощью к светлым магам. Услышала, что они остановились здесь на несколько дней.
   Насколько юноша был осведомлен из слухов, отряд боевых магов действительно двигался по этой дороге в южном направлении. Сейчас их и след простыл, иначе мистик и он ни за что не пришли бы в очевидную ловушку. Хотя он догадывался, какой ответ светлые дали женщине, все же решил спросить:
   - Так они помогли тебе?
   - Сказали, что им сейчас не до разбирательств в семейных дрязгах частных лиц.
   Катарина скривилась.
   - Вполне ожидаемо. Что именно ты хочешь, чтобы сделали маги?
   На такой прямой вопрос Элен смогла ответить не сразу.
   - Как видите, сама я не в силах потягаться с братом, потому пыталась заручиться поддержкой военных сил Империи, дабы его урезонить.
   Ренегат усмехнулся и заявил:
   - Ты наивная, если обратилась к наемникам, после того как светлые отказали в просьбе. Ни один воин, продающий свой меч, не станет вмешиваться в конфликт, не получив предоплаты. Ты же пыталась завербовать тех четверых?
   Женщина опустила голову, как бы признав всю бесполезность собственных действий.
   - Не знаю, приятно ли будет тебе это услышать, но одной лишь поддержки за спиной не хватит, чтобы урезонить твоего брата. Судя по всему он не понимает разницы между дозволенным и вседозволенностью. И вас он не простит. Вернувшись, лишь обречете себя на расправу.
   Сказав это, Катарина оглянулась на мага. Тот молчал и смотрел на Элен пронзающим взглядом. Не было в нем ни капли теплоты и сострадания, лишь желание вывернуть человеческую душу наизнанку, чтобы раскрыть все самые глубинные тайны. Мистик не могла утверждать, что хорошо знает Реннета, но она была осведомлена об одной его черте - принципиальном неприятии унижения и насилия ради личного удовлетворения. К такому он всегда относился крайне серьезным образом. Не представляя, к каким ошибочным выводам привели ее знания о юноше, Катарина сделала соответствующие предположения и решила подтолкнуть его.
   - Можем ли мы помочь? Будет ли это безопасно для нашего нынешнего положения? Да и время дорого стоит.
   Элен изумленно повернулась к ней, а Реннет в своей обычной спокойной манере заявил, что до общего сбора им все равно придется немного подождать. Если не размениваться на глупости, можно многое успеть.
   - Мы готовы тебе помочь решить проблему, - обратился он к гостье и тут же замолчал, явно размышляя над следующими словами.
   - Вы? Можете помочь?
   В очередной раз проигнорировав реплику Элен, ренегат холодно добавил к сказанному ранее:
   - При условии, что я услышу всю правду.
   - В... в каком смысле всю? - спросила та, искренне удивившись. Она еще не могла осознать, кого видит перед собой, кто эти двое.
   - Да бросьте. Ни один дворянин белой крови не стал бы лезть на плечи к демону из-за каких-то там служанок! Никогда не поверю в такое!
   Катарина покачала головой, совсем не удивленная.
   - Ты не веришь в людскую добродетель, Реннет.
   - Ровно, как и ты, - парировал тот.
   Мистик не могла не согласится. А застигнутая врасплох Элен долго определялась с ответом. Юноша явно не планировал отступать от собственных условий.
   - Прошу прощения, но я действительно была не до конца откровенна с вами, - с трудом выдохнула наконец гостья. - Дело не в слугах, хотя я по-прежнему хочу иного обращения по отношению к ним. Главной же причиной стали моя сестра и ее мать. Брат обращается с ними гораздо хуже, чем с прислугой.
   - Получается, у вас есть единокровная сестра по отцовской линии? - уточнила Катарина. - И видимо брат их не сильно жалует, так?
   - Он всегда считал нашу сестру отпрыском шлюхи-матери, служившей подстилкой для отца. Наша с братом мать была еще жива, когда она родилась, - под конец ее голос задрожал от нахлынувших эмоций.
   - Ты сама так не считаешь?
   Реннет оставался холоден, но Катарина сразу почувствовала источаемую им ярость.
   - Я... я считаю ее своей сестрой, даже если матери у нас разные. Я не могла смотреть, как брат всячески унижает ее и творит ужасные вещи, запираясь в комнате наедине.
   Наблюдающая за юношей мистик уловила в нем нечто нечеловеческое, даже звериное, будто эмоции перестали для него существовать.
   - А что предприняла ее мать? ...Ладно, можешь не продолжать, - добавил он, получив на свой вопрос лишь молчание. - Теперь я уверен, что могу помочь ей.
   Катарина довольно поздно, но все же осознала истинную причину согласия ренегата на помощь. Его последние слова буквально кричали о том, что все ее прежние выводы были ошибочны. Он успел разглядеть то, что ускользнуло от нее. Как следствие, коря себя за допущенную ошибку, она попыталась предупредить женщину.
   - Элен, хочу тебе сказать кое-что, перед тем как ты согласишься на нашу помощь, - она была серьезна как никогда, говоря это. Затем, указав на Реннета, мистик продолжила: - Вот он, наверное, последний человек, к которому тебе стоит обращаться. Но в то же время, уверена, в его силах сделать то, что необходимо. Я говорю без тени шуток, подумай хорошенько.
   Выслушав такое противоречивое предупреждение, та посмотрела на Реннета, теперь уже изучающе. Он не оставил без внимания ее взгляд, заговорив:
   - Моя спутница права во многом, возможно, во всем сразу. Не знаю, слышали ли вы о Гончих, или об охотниках на магов, но я их командир. И моя помощь не будет бесплатной. Может статься так, что плата окажется ужасней, чем вы рассчитывали. Скажу одно: невиновные не пострадают, за остальных не только не ручаюсь, но подтверждаю лично, что судьба их ждет скверная.
   Думала Элен недолго и ответ оказался ожидаемым.
   - Если невиновные не пострадают, остальное я готова принять! - произнесла она, прекрасно отдавая себе отчет в том, что таким ответом могла вынести собственному же брату приговор. Отец всегда учил их, что иногда необходимо шагнуть в бездну, чтобы достать неба.
   А вот Катарина сомневалась, что женщина поняла всю опасность собственного согласия.
   'Ох и не нравится мне все это. Зря я начала. Помощь Реннета порой ужаснее бездействия'.
   Особенно беспокоило то, как он однажды упоминал при ней, что совершенно невиновных вообще не существует. Виновны якобы все и разница лишь в степени этой вины. Однако вслух она ничего не сказала. Пожелав Элен доброй ночи, потащила Реннета за собой в смежную комнату. Кровать там была одноместной, но такие мелочи ее уже не беспокоили. О юноше же того сказать нельзя. Он, по своему обыкновению, откровенно занервничал, хотя мог бы наверное уже привыкнуть...
   
  Глава 17 Наказание
  
   Для начала, перед тем как лезть к родственнику богатой семьи Элен, Реннет решил встретиться с отрядом, которым сейчас руководил Сумма. Юноша с недавних пор заметил, что этот маг заслуживает доверительного отношения к себе.
   Разумеется, ни сам Сумма и ни другие члены отряда не могли взять в толк, почему ренегату понадобилось встревать в чужие проблемы. Все уже свыклись с тем, что он действует исключительно из личных соображений и хватается лишь за собственные интересы, а тут ничем таким не пахло. Реннет объяснял свой выбор самой что ни на есть типичной потребностью - деньгами.
   Охотники на магов зависели от золотых и серебряных монет точно так же, как зависел от них Светлый Орден и Армия Ночи. Еда, оружие, доспехи, лошади, а также связи среди информаторов и добываемые ими сведения - ничего из этого не обходилось без денег. Так называемая экономическая сторона любой войны. И влиятельных людей со стороны, желающих спонсировать их предприятие, найти было бы подобно чуду. В отличие от тех же темных, Гончие не захватывают земли и не берут под свой контроль целые города, а значит, не приносят прибыли. Вкладываться в бессмысленные с точки зрения доходов сражения никто не станет. Потому был выбран наиболее легкий путь, не мешающий воплощению плана. Проще говоря, он занимались грабежом побежденных врагов и попадающихся на пути торговых домов с фермами.
   К сожалению, во время нападения на наемников ничем особо поживиться не удалось. Деньги, возможно, у них имелись, но времени на поиски не оставалось. Уже существующие ресурсы практически иссякли, что могло привести к жесткой экономии в еде. Реннет решил помочь Элен, взамен забрав всю хранящуюся в замке наличность.
   Но Сумму с остальными он взял с собой неспроста. Существовал риск угодить в ловушку, какими бы искренними не выглядели слова попавшей в беду женщины.
   Честно говоря, оказавшийся не по силам ему и Катарине противник вряд ли начал бы отступать перед четырнадцатью рядовыми охотниками. Если принимать во внимание только боевую мощь, в их поддержке толку немного. Однако в случае засады или бегства с поля боя отряд мог стать щитом и препятствием, способным задержать врага, пока ренегат и ведьма не сумеют уйти достаточно далеко. Примерно в таком русле мыслил Реннет на самом деле.
   Жалоб не было. Охотники уже научились адекватно реагировать на любые неожиданности и дополнительное приключение их не удивило.
   Родовой замок семьи Сундалсин располагался у территориальных границ Румера. В случае неожиданных бедствий и нападений дворяне в прошлом не раз обращались к правительству этого крупного города, щедро расплачиваясь за оказанную помощь золотом. Отношение между Румером и родом можно было назвать партнерскими. Такое не редкость. И самый очевидный пример: Королевство Анна, состоящее из нескольких небольших городов. Оно входит в состав Империи и сотрудничает с ним, однако в пределах собственных владений устанавливает свои законы. Так что слухи о царящем там безусловном матриархате не лгут. Прославилось Королевство сразу после отмены рабства и принятия запрета на насильственное удерживание людей, ограничения их прав. Уже потом, вслед за ними, на кардинальные изменения в отношении человеческой свободы решились другие города Империи, добившись согласия предыдущего Императора.
   Реннет по крупицам собирал в памяти клочья истории, что изучал при жизни в Белом Пламени. Собственное будущее он всегда шлифовал под боевой меч и потому больше интересовался этим направлением. Изменится ли он после войны? О сказанных Мирейн словах он вспоминать не хотел, ибо они рождали в нем безысходность.
   Замок-крепость они заметили еще издалека. Его без колебаний можно было бы причислить к самым высоким сооружениям в округе. Впрочем, стоит сказать, красивого и величественного в нем было мало. Даже с Дворцом правителя Немисса не идет ни в какое сравнение. Суровые серые камни и красно-коричневый настил на крышах. Узкие окна с открывающимися внутрь ставнями и довольно широкий ров, начавший иссыхать, создавали еще более удручающее впечатление.
  
   Двое караульных со скучающим видом болтали о всякой ерунде, в глубине души сожалея о том, что серые будни службы нельзя разбавить хотя бы одной кружкой холодного эля.
   Один внешне выглядел старовато, немного за пятьдесят, а второму не было еще и тридцати. Он служил в гарнизоне лишь пятый год и едва-едва приноровился к размеренному образу жизни. Работа обоих состояла в охране ворот, они занимались тем, что впускали и выпускали обитателей замка, изредка приветствуя гостей. Если по-честному, работа эта утомляла скорее морально, нежели физически. Они даже приспособились спать на посту, успешно прикрывая друг друга, в следствие чего живот молодого начал подвисать.
   'Эх, с таким успехом парень скоро ног своих не увидит', - равнодушно подумал про себя пожилой стражник.
   В замке никаких перемен не наблюдалось с того дня, как сбежала госпожа Элен. Разве что ее брат учинил расправу над провинившимся ключником. Голова старика до сих пор украшала игольчатую стену у ворот, обклеванная воронами. Обращение ко всей прислуге стало заметно более жестоким.
   Стражник испытывал сострадание к тем, кому приходилось работать непосредственно в замке, но ничего поделать не мог. И уходить он со своей службы не собирался. В Империи бушует война, потому навряд ли у пожилого вояки есть хоть какие-нибудь шансы найти новую работу. А вот его молодой напарник явно собирался с духом. Вслух он ничего еще не говорил, но по глазам старик видел, что творящееся ему не по нраву.
   - Скажи старик, ты веришь в Бога? - вдруг задал тот вопрос.
   Стражник удивился. Не ожидал он услышать нечто подобное от него. Но ответ давать не торопился.
   - В которого из них?
   - В Защитника, разумеется.
   Мужчина почесал короткую бородку, всерьез задумавшись. Он привык к вопросам от напарника, но все равно удивился его интересом к религии.
   - Наверное верю. Во всяком случае, мне хочется верить, - поправился он быстро.
   - Тогда ответь, почему Он допускает существование таких людей, как наш работодатель? Разве не в Его обязанностях защищать нас и искоренять Зло?
   Ответ пришлось изрядно подождать, но и он обернулся уточнением, в чем парень видит это самое Зло?
   - В людях.
   - И ты можешь сказать, кто из нас злой, а кто нет? - атаковал стражник своего напарника очередным вопросом.
   - Не могу, наверное, но...
   - Пойми, - оборвал старик его старания, - нельзя вот так вот просто определить, зло он или нет. Даже тот, кто вчера был добр, сегодня может совершить ужасный поступок. И наоборот, совершивший злодеяние сегодня - завтра способен кого-то спасти, исправиться, встать на путь раскаяния. Частички зла и добра есть в каждом из нас. Даже наш господин в прошлом... нет, он и в прошлом был тем еще ублюдком, - горько усмехнулся он.
   - Пускай придумает что-нибудь, раз он Бог! Сколько невинных людей сейчас страдает в мире? Почему Он их не защищает, может скажешь мне?
   - А почему ты не защищаешь? - внезапно посерьезнел старик, заставив замолчать товарища резким тоном своего голоса. - Не могу сказать за других, но лично я всегда считал, и буду считать, что защищать людей должны люди, волков - волки, а птиц - птицы.
   Парень не сдался так просто, пытаясь настаивать на своем. Он сказал, что не видит причин называть бога 'Защитником', если он не способен защищать людей. Но и на такое у умудренного годами воина был заготовлен ответ.
   - Возможно, что имя это придумано людьми. А так же возможно, что Бог защищает нас от того, с чем мы сами справиться не в состоянии. Ведь в мире нашем нет ни одного живого существа, который был бы одинок в своем виде. Кто знает, быть может, что Богов тоже много и они сражаются между собой.
   Спустя пару мгновений тот с иронией заметил:
   - А ты, я вижу, часто думаешь над такими вещами.
   - Поневоле задумаешься, скучно же. В довершение скажу, что если бы Бог постоянно вмешивался в дела людей, наша жизнь ничем бы не отличалась от судьбы домашнего скота на ферме. Их защищают от нападений, от драк, от холода и голода, но приносит ли счастье подобное существование?
   - Не знаю, не знаю, с коровами общаться не приходилось, знаешь ли, - похлопал напарник старика по спине. - Быть может ты прав, и Бог не хочет превратить нас в скот.
   Обменявшись еще парочкой веселых реплик, оба дружно замолчали.
   - Знаешь, я хочу уйти...
   Слова парня прервал стук в ворота. Стражники тотчас переглянулись между собой. Хозяин замка обычно заранее предупреждал о гостях.
   - Господин кого-то ждет?
   - Ничего об этом не слышал.
   Подойдя к маленькому окошку, старик открыл ее и, заглянув туда, удивленно охнул. Обернувшись к напарнику, он прошептал:
   - Госпожа Элен.
   - Не может быть!
   Долго болтать они не стали. Отперев ворота на небольшую щель, он зашептал возникнувшей перед ним молодой женщине:
   - Госпожа, вам не стоило сюда возвра...
   В этот момент сверкнула ярчайшая вспышка, мгновенно отключившая все его чувства. Старик повалился навзничь. Спустя пару мгновений и второй стражник упал, ослепленный искусным заклинанием.
  
   Реннет воспользовался своим излюбленным приемом оглушения 'Подрыв сознания'. Он относился к заклинаниям огненной стихии и считался иллюзией, направленной прямо в сознание. Один из сильнейших заклинаний подобного типа, сравнимый по эффективности с техниками мистиков. Вот только использовать его против магов не представляется возможным.
   Ренегат, Катарина и еще четверо магов, включая Сумму, вошли через ворота. Остальные остались снаружи на случай непредвиденных ситуаций.
   Двор выглядел не очень большим, метров двести в длину и около сотни в ширину. Удивляло количество входов. Их было шесть, и все вели в разные направления. С точки зрения безопасности и обороны это казалось неразумным, но могли и специально так сделать, чтобы вторгнувшийся отряд распылил собственные силы. Только чтобы превратить замок в ловушку требовалась многочисленная стража. Элен говорила, что здесь около десятка воинов и один маг. Для прошедших через множество битв охотников они вряд ли представляли хоть какую-то угрозу.
   Понимая, если они начнут ходить одной толпой, ничего хорошего не выйдет, юноша приказал разделиться. Атаковать кого-либо разрешалось лишь в ответном порядке. Предполагалось обойтись минимальными жертвами.
   Реннет направился к парадному входу, держа за спиной Элен. К слову, перед проникновением он велел обыскать женщину и даже сейчас краем глаза продолжал следить за ее поведением. Ей приказали показать путь к братцу. Юношу не покидало смутное ощущение, что он делает то, что не стоит делать, однако шага он не сбавил. Вряд ли кто-то мог постоянно быть уверенным в том, что поступает верно, даже Бог.
   Вражеского мага он почувствовал сразу, как только вошел в здание. Судя по всему, тот находился в западном крыле замка. Первым делом Реннет решил наведаться к нему.
   - Похоже, ты не соврала. Маг всего один, - произнес он полушепотом, передвигаясь по пустынному коридору. Их шаги гулким эхом отражались от стен.
   - Как ты понял?
   - Что?
   - Ну, что маг один.
   Метнув в ее сторону равнодушный взгляд, тот ответил, стараясь не рассказать слишком многого:
   - Чувствую их, как охотник свою жертву. Надеюсь, нет нужды объяснять, что бы случилось, не окажись твои слова правдой?
   Ответ очевиден, но Элен не сразу решилась произнести его вслух.
   - Убил бы?
   - Без колебаний.
   - Твоя спутница не врала, - тихо пробормотала она.
   Акустика в коридорах была непревзойденной, как и слух юноши. Он прекрасно расслышал ее высказывание и улыбнулся, будто разглядел в нем что-то смешное.
   - Да, она не врала тебе. Скажу больше, ты даже не представляешь, насколько правдивы ее слова.
   - Не очень-то ты похож на откровенного мерзавца, пускай и кажешься жутким
   'Вот как' - это все, что сказал он в ответ. В глубине души Реннет мог лишь посмеяться над отсутствием должной проницательности у женщины. В последнее время он начал ощущать, что с ним твориться неладное. Отчаяние и злость, выливающееся в раздражение, возвращали его к беспросветно серым дням в Гильдии Теней. Даже придуманный им же самим план воспринимался иначе. Был ли он таким во время обучения в Белом Пламени? Или с того момента каждый следующий день превращал его в нечто более ужасное, похожее на человека, но им не являющееся. Возможно ли для не остановиться прямо сейчас?
   'Чего я желал? Зачем ступил на этот путь? Странно даже думать, но кажется, что с каждым сражением и убийством я теряю волю к свободе, к Истинной Свободе, о которой мечтал. Я стал сильнее и вот так просто убиваю людей. Куда подевалась жалость?'
   Ему подумалось на мгновение, что сила и свобода не стоят стольких жертв, не стоят утраченной человечности. Но думать так опасно. Сейчас он находился в эпицентре войны и как никогда не нуждался в решимости.
   Додумать мысли он не успел, потому как в этот момент в поле зрения угодил вышеупомянутый наемный маг.
   'Стихия ветер, лет сорок или сорок пять, магический потенциал средний, реакция хромает, но в сражениях ему участвовать приходилось, - будто книгу прочитал Реннет противника. Тот даже не успел возвести защиту вовремя. Брошенная юношей огненная стрела разбилась о стену, едва не угодив в голову мага.
   - Двинешься с места или попытаешься применить магию, даже моргнуть не успеешь, как голова разлетится по потолку и стенам! - предупредил его Реннет, вскинув руку.
   Чародей испуганно отшатнулся, однако заметив за его спиной Элен, распахнул глаза от удивления.
   - Собираюсь поговорить с тобой, для начала, - вновь заговорил юноша.
   В тот же миг по замку разнеслись женские крики, один за другим. Услышав их, маг начал догадываться, что вокруг происходит, поэтому смиренно вжался в стену. По выражению его лица ясно читался вопрос: 'Кто ты такой?'
   Реннет вспомнил свои недавние мысли и ответил, как бы насмехаясь над собой:
   - Монстр, я самый обычный монстр, которого привела ваша госпожа. Она, знаете ли, посчитала, что с возникшей проблемой должен разобраться обладающий достаточной силой и не обладающий моральными принципами. Ты ведь считаешь точно так же?
   - С чего ты взял?
   - А? Разве нет? Поправь меня, если ошибусь: тебе не по нраву, что творит ублюдок-господин, однако, даже обладая магией ты ни разу не пытался осадить его. Твоих способностей было бы достаточно, но помешало желание остаться человечным. Довольно распространенное оправдание бездействию.
   - Это недопустимо! Я служу господину и госпоже, причинить им вред все равно что предать свою честь!
   'Неужели?' - говорили глаза ренегата. Слова мага его совершенно не убедили. Посмотрев на него внимательно, Реннет вдруг отпустил руку и отодвинулся от Элен.
   - Докажи свою верность и честь! Она или ты! Убьешь свою госпожу - я оставлю тебя в живых, а если откажешься, то умрешь сам. - В воцарившейся тишине он обернулся к ошеломленной женщине и добавил: - Элен, я помню собственные слова, но изволь дослушать их до конца. Сегодня будут наказаны все, потому что не бывает людей, абсолютно ни в чем не повинных, как и обстоятельств, где виноват только один. Кто-то больше, а кто-то меньше - вот и вся разница. Ты виновата не меньше, чем твой братец.
   - Ч-что? О чем ты? - та отступила на шаг.
   - Я говорю о том, что все живущие в этом замке, так или иначе, являются виновными. И маг, и даже ты могли бы остановить бесчинства, но не делали этого.
   - Думаешь, я смогла бы сама остановить брата?
   - Даже убить. Все зависит от того, как сильно ты его ценишь. Скажем, тебе же хватило духу попросить помощи у других, понимая, что брат пострадает. И сделала это, не потому что самой не хватило бы сил, а потому что не желаешь брать всю ответственность на себя одну. Точно так же и с вашим магом. Ну да ладно, не собираюсь я все вам объяснять и предлагаю продолжить. - Он снова обратился к магу: - У тебя два варианта. Либо убьешь госпожу, либо умрешь сам от моей руки. Назовем это искуплением вины для вас обоих.
   - Ты псих! - воскликнул тот, но в ответ юноша лишь нацелил на него свою ладонь, по которой начали пробегать белые искры творящегося заклинания. - Постой! Погоди! Могу ли я тебе верить? Ты можешь меня убить, когда все закончится! - сломался маг перед лицом неизбежной смерти.
   Реннет заметил, как побледнела Элен.
   - Очевидно, твоя смерть мне ничего не даст, - пожал плечами ренегат. - Я убью вашего господина и заберу все добро. Вину потом свалят на тебя, так что живой ты мне принесешь больше пользы. То есть, в этом и будет заключаться твое наказание, когда наказанием Элен станут твои действия.
   Его слова и тон голоса звучали настолько убедительно, что маг не засомневался в них ни на мгновение. Он посчитал, что быть обвиненным в преступлении неприятно, но не смертельно. Идет война и если суметь вовремя скрыться, никто по его следам не пойдет. Поэтому, он первым делом извинился перед Элен.
   Наблюдать за тем, как минуту назад разглагольствовавший о верности и чести человек уже готов собственными руками убить госпожу, было весьма занятно. Реннет до последнего сомневался в том, что тот станет это делать. И даже когда разрывающий вихрь окутал руку мага, он готовился к тому, что атакуют его самого. Он поступил бы именно так. Но надежды не оправдались.
   Вихрь полетел в Элен. В самый последний момент Реннет успел выдернуть ее из-под атаки. Заклинание в результате врезалось в стену, и во все стороны полетела каменная крошка. Женщина упала на колени и заплакала.
   - Я так и думал, что это была всего лишь проверка, - заплетающимся языком заговорил маг.
   - Да, и ты не прошел ее, - подтвердил юноша, выпустив огненную стрелу малой мощности в упор противнику. Вскрикнув и забившись на полу от невыносимой боли, тот перестал представлять какую-либо угрозу. Даже его будущее в качестве боевого мага было под большим вопросом. Ранение хоть и не смертельное, но явно способное оставить после себя непоправимые последствия.
   - Надеюсь, ты поняла урок? - спросил у Элен ренегат.
   - Ты действительно монстр.
   Он проигнорировал ее слова и зачитал короткую нотацию.
   - Никто за тебя твои проблемы не решит, советую усвоить на будущее. И даже если решит, не думай, что сможешь воспользоваться этим без последствий. Ты не сможешь проконтролировать чужие действия и никогда не знаешь, чем они могут в итоге обернуться для тебя. Лишь ты сама способна сделать так, чтобы ограничиться минимальными жертвами. Чужая помощь обойдется дороже.
   Не обращая внимания на раненного и извивающегося от боли мага, Реннет приказал ее вести дальше. Буквально через десяток метров они наткнулись на молодую девушку лет двадцати. Элен, увидев ее, бросилась с объятиями.
   - Роуз! С тобой все в порядке? - спрашивала Элен, вглядываясь ей в лицо.
   - Сестра... откуда ты здесь? - Она вцепилась взглядом в Реннета. - А он кто такой?
   Юноша сохранял хладнокровие.
   - Я - помощь, за которую твоей сестре пришлось дорого заплатить! - ответил он сам и сделал несколько шагов навстречу.
  Платье и волосы не смогли скрыть того, что сотворили с девушкой. На бледной коже виднелись свежие рубцы, и даже надпись, явно сделанная при помощи раскаленного железа. Реннет со своего места видел лишь часть, но прекрасно понял, что значат слова 'Дочь шлюхи'. Подходить ближе он не стал.
   - Элен, найди ее мать, а затем все вместе спускайтесь во двор замка. Оплату золотом тоже советую прихватить, - бросил он коротко и, не дожидаясь ответа, пошел в том направлении, где располагался кабинет наследничка. По пути ему попались члены отряда, выводящие прислугу наружу. Катарины среди них не было.
   Мистик обнаружилась точно там, где ее ожидал увидеть Реннет - в спальне брата Элен. Когда он вошел, она уже стояла над телом полуголого мужчины.
   - Что с ним?
   - Просто без сознания. Услышал крики и пытался сбежать, - ответила та, кивнув в направлении шкафа. Там обнаружился замаскированный тайный проход, скорее всего ведущий в подвал или вообще за стены замка.
   - Хорошо сработала. В таких вещах я тебе не ровня, - с облегчением вздохнул ренегат, но тут же заметил, как мистик смотрит на него с нескрываемым беспокойством.
   - Можешь оставить попытки сделать комплимент. Что собираешься с ним делать? Убить? Ты говорил о высокой плате. Речь ведь не о деньгах шел, не так ли? Что замыслил?
   Юноша помрачнел, тупо уставившись в лежащего человека, на вид приятного и создающего впечатление благородства. Было бы еще лучше, не будь у него лицо искажено страхом. Катарина приблизилась к нему вплотную, очевидно не собираясь отступать.
   - Реннет, я не собираюсь говорить с тобой о морали. Если хочешь, могу сама его прикончить. Мы оба знаем, что милосердие к злу порой рождает еще большее зло. Но я желаю знать, что у тебя на уме и чем ты руководствуешься, - говорила она неожиданно мягко, без намека на обвиняющий тон. И в ее карих глазах светилась теплота, а не осуждение.
   Однако он не мог, не мог сказать ей, что движет им прямо сейчас.
   - Не беспокойся, его я не собираюсь убивать. Как и обещал, наказание падет на всех.
   Более ясного ответа она от него не получила. Вместе они потащили бессознательное тело вниз, туда, где собирали всех, кто живет и работает в замке.
   Как и Катарина, Реннет считал милосердие человеческой слабостью. К дорогим и важным для себя людям испытывают любовь, к врагам - сострадание, а милосердие лишь к больным и слабым. Однако есть немало тех, кто испытывает жалость к мразям, мерзавцам, монстрам в человеческом облике. Для него такое было неприемлемо, это он считал худшим преступлением из худших. Часто из-за слабовольного милосердия погибали и страдали люди. Сейчас ситуация складывалась похожая. Если они оставят подонка на совесть местных обитателей, обязательно найдутся такие, кто окажется готов пустить слезу над его судьбой.
   Наконец они выволокли тело во двор замка, где оставшиеся члены отряда держали под присмотром солдат с прислугой - всего около дюжины человек. Еще два трупа лежали неподалеку и, судя по характерным повреждениям, оба были убиты заклинаниями.
   Элен, ее сестра Роуз с матерью стояли в сторонке. Проходя мимо, Реннет тщательно всмотрелся в лица каждого. Элен выглядела спокойной внешне, но сама всеми силами пыталась сдерживаться. Сестра явно была напугана происходящим и часто всхлипывала. А вот мать Роуз чуть ли в истерике не билась, явно не в силах понять, что вокруг нее делается. Наверное, ее возраст едва-едва перевалил за сорок, но выглядела она на все пятьдесят. По словам Элен, она часто плакала и умоляла свою дочь перетерпеть унижения ради их будущего, считая, что вне стен замка они точно не выживут.
   Бросив родственника дворянина перед встревоженной толпой, Реннет еще раз огляделся. Служанки, уборщики, а также прочая прислуга и стражники постепенно замолкали, заметив своего господина лежащим на каменной мостовой.
   Юноша больше всего на свете не любил разговаривать перед подобной кучей народу, но ради сегодняшнего дня решил потерпеть.
   - Итак, многоуважаемые существа, когда-то давно называвшиеся людьми, я хочу сказать вам несколько слов! - объявил он так, чтобы оскорбительные слова услышали все.
   - Эй ты, сопляк, а ну-ка погоди... - начал было один из стражников, облаченный в неполный набор доспехов, но сразу же замолчал, схватившись за горло.
   Оглянувшись через плечо, Реннет кивнул Катарине, принявшей облик ведьмы. При виде творящегося люди зашумели и отхлынули назад. Впрочем, далеко уйти им не удалось, так как путь преградили охотники. Как бы там ни было, протестовать и кричать больше никто не пожелал, испугавшись оказаться на месте полузадушенного воина.
   - Ваша госпожа задумала остановить своего брата и за помощью обратилась к нам. Говоря 'мы' я имею в виду Охотников на магов. - После короткой паузы, сопровожденной нестройным гулом толпы, он продолжил: - И обговаривая условия нашей помощи, я предупредил, что пострадают лишь виновные. В данном конкретном случае, речь идет о вашем господине, то есть брате Элен.
   - Разве его не должны судить власти Империи? - спросил кто-то.
   - Возможно, - кивнул Реннет, - но решать судьбу своего господина я предлагаю его слугам, то есть всем вам.
   - Как это? Почему мы? - послышалось сразу с нескольких сторон.
   Юноша ничего не ответил, а вместо этого попросил Катарину, чтобы она заставила лежащего мужчину прийти в себя. Как только все было сделано, он лично подошел к нему и рывком поднял на ноги.
   - Стой на месте или живо поджарю огненным шаром! - яростно сверкая глазами шепнул он ему.
   - Что здесь происходит? Кто вы такие? - заозирался тот по сторонам, встревоженный не на шутку. А ренегат тем временем связал ему руки за спиной.
   - Ну что? Готовы вы судить этого типа? - задал вопрос толпе Реннет.
   - Судить? Они? - заорал в бешенстве мужчина и сразу все понял, стоило ему взглядом пересечься с Элен. - Сестрица! Это ведь твоих рук дело, отвечай?! Пошла против кровного брата, сучка!
   Он снова вцепился красными от злости глазами в прислугу, явно собираясь что-то еще сказать, но, прямо в этот момент, стоящий позади Реннет вытащил из ножен меч, присел на одно колено, и рубанул им слева на право.
   Тот меч был выкован из низкосортного железа и потому зазубрился в первом же бою. Даже точильный камень и заклинание укрепления не помогли исправить ситуацию. Но если попасть точно в нужное место, то разрубить им человеческую конечность возможно, что на деле и произошло.
   Ренегат одним ударом, вложив в него всю свою силу, отрубил мужчине ногу. Он повалился на землю, сходясь жутким, полным боли и злобы криком.
   - Желающие помочь ему, могут выйти и попытаться это сделать! Мы препятствовать не будем! - сказал в довершение юноша, с трудом перекрикивая раненного, и отошел назад.
   Люди ошарашенно наблюдали за тем, как их бывший господин орет, заливая серый камень кровью и судорожно пытаясь освободить руки. Как предполагал Реннет, шок сковал большинство присутствующих настолько сильно, что никто даже с места не сдвинулся, чтобы помочь. А более привыкшие к виду крови солдаты дергались между желанием оставить все как есть или сжалиться над умирающим, в итоге так ничего не решив вплоть до самой последней минуты.
   Сам юноша с безразличным видом наблюдал за происходящим, прекрасно понимая, что у них оставалась всего пара минут до момента, когда дальнейшая потеря крови неизбежно приведет к смерти. И они не воспользовались ими, что говорило лишь об одном - жизнь этого человека для них значила не больше чем жизнь пойманной лисой мыши.
   - Так вот как ты собирался их наказать, - вздохнула рядом Катарина.
   По сути, как это было с Элен и магом, наказание получили все присутствующие во дворе обитатели замка. Хозяин познал безразличие и умер, не дождавшись помощи от прислуги, а те, в свою очередь, стали соучастниками преступления. Они имели возможность спасти человека, но ничего не сделали. Реннет громко объявил об этом им, чтобы все в полной мере осознали свою вину. По сути, выходило так, что сам юноша был лишь тем, кто ранил его, а остальные превратились в убийц.
   - Слышала, тебе самому пришлось пройти через всеобщее предательство, - заговорила вдруг мистик, словно пытаясь понять, что сейчас чувствует он.
   Но Реннет оставался спокоен.
   - С одним исключением. Ничего плохого я тогда своим соклановцам не делал. Хотя это уже не так важно, ведь они считали по-другому.
   - ...И кто-то все же решил, что ты должен жить, - продолжала она.
   - Да.
   - Ты ненавидишь остальных за случившееся?
   - Нет, но как бы я не старался внушить себе, что их поступок мне безразличен, в глубине души понимал, что пытаюсь врать. Мне было больно, и это неприятное чувство живет по сей день, как напоминание.
   Больше Катарина спрашивать не стала. Маги постепенно собрались вместе, отпустив прислугу и стражников на все четыре стороны. Реннет подошел к Элен и ее сестре, с целью получить ранее обговоренную оплату золотом. Мистик слишком поздно поняла, что он имел в виду действительно 'всех', говоря о наказании.
   - Позвольте задать вопрос, - обратился ренегат к матери Роуз. - Вы знали, что вашей дочери приходится нелегко, но продолжали настаивать на том, чтобы остаться в замке, так?
   Та подняла заплаканные глаза.
   - Я... я не могла прокормить нас обоих. Ее отец дал нам крышу над головой... мне жаль, что ей приходилось такое терпеть... ради меня она...
   Слова женщины застыли в воздухе, так как в следующее мгновение холодный зазубренный клинок вошел в ее тело. Потускневшие и опухшие от слез глаза широко распахнулись, а вместо крика с губ сорвался лишь хрип и бульканье. Мистик, охотники и еще не успевшая уйти со двора прислуга наблюдали, как вонзив в сердце женщины меч, Реннет выпустил рукоять и сделал шаг назад, продолжая холодно смотреть, как жизнь уходит из нее. Элен и Роуз запоздало бросились к ней, чтобы подхватить безвольное тело на руки.
   - Я предупреждал, что плата будет ужасной и наказание познают все, - бросил им Реннет и прошел мимо охотников, накидывая на голову капюшон. Рыдание двух девушек огласили весь двор, а под конец Элен, с ненавистью в голосе, во всеуслышание прокляла его.
   
  Глава 18 Прошлое и настоящее
  
   Стоит ли говорить, что инцидент с семьей Сундалсин повлиял на и без того недоверчивое отношение охотников к Реннету. Возможно, даже больше, чем все предыдущие случаи. Очевидцы своими глазами видели тот безмерный холод, царивший в его глазах. Даже Сумма, до нынешнего момента придерживавшийся нейтрального мнения о молодом ренегате, резко его поменял. Он открыто высказал ему в лицо то, что о нем думал, а посмотреть на это собрались практически все члены отряда.
   Катарина не бросилась его защищать, как можно было бы ожидать. Девушка осталась в стороне, просто наблюдая за тем, как отреагирует на обвинения и презрительные выпады сам юноша. Находясь рядом с ним дольше всех прочих, она успела понять, Реннет не настолько безразличен к чужим нападкам и возникшая ситуация вполне могла привести к худшему исходу - к убийству.
   Однако, вопреки ее опасениям и чаяниям остальных, словесная потасовка оказалась целиком односторонней. Выслушав все претензии мага, юноша кивнул, произнеся:
   - Твоем мнение мне теперь понятно, только не думай, что оно есть у тебя одного.
   В общем, на этом все. Он просто отошел в сторонку, будто происходящее его уже не касается. После такого его появление начали встречать общим молчанием.
   Через несколько дней начали собираться вместе разделившиеся для уничтожения наемных групп отряды охотников. В каждой из них попадались раненные, но убитых оказалось не так много, как могло бы быть. Возможно, выполнение задания проходило так гладко, потому что большую часть сил противника составляли не обладающие магией воины. Кроме Катарины и Реннета с воинами Гильдии столкнулись всего два отряда. Одним командовала Кассандра, другим - Валент. В обоих случаях победа досталась охотникам.
   Так как в городах или любых других населенных районах собираться настолько большой группой опасно, местом сбора отрядов выбрали дикую рощу, раскинувшуюся в достаточном отдалении от городов и стратегически важных точек, ставших нынче местом военных стычек между светлыми и темными.
   Маги разбили лагерь среди раскидистых дубов и кленов, в ожидании еще двух групп, руководимых Кромом и Оуэром. Все остальные Гончие и лидеры союзных кланов прибыли раньше назначенного времени. Когда соберутся все, должны были обсудить дальнейшие действия охотников, а именно - атаку на одну из 'Точек' Армии Ночи. Из памяти Гильдийского головореза Катарина вытряхнула нужные сведения касательно примерного местонахождения Триссы. Как и ожидалось, эта ведьма контролировала практически все информационные нити темных.
   Сама Катарина, неожиданно для себя озаботилась причинами, побудившими Реннета совершить то, за что его теперь открыто презирали. Она ни на мгновение не сомневалась, что имеются скрытые от глаз мотивы, а не только банальное бездушие, руководимое желанием наказать кого-то.
   - Нет, что бы ни произошло, никогда не поверю в то, что он причинит другим боль, руководствуясь столь жалкими чувствами, - пробормотала она, будто убеждая саму себя.
   Вдруг сзади раздалось:
   - Не веришь, значит.
   Мистик обернулась и заметила спускающуюся к ней вниз по склону чародейку с роскошными светлыми волосами. Одного ее горделиво-величавого взгляда казалось достаточно, чтобы производить впечатление настоящей королевы.
   То была чародейка Кассандра, она же - 'Непримиримая Крепость'. Уж кого угодно, но ее Катарина ожидала услышать в последнюю очередь. Хотя стоит признать, для той, что недавно потеряла доверие всех охотников, женщина держалась хорошо. Особенно в первые дни обращенные в ее сторону взгляды были, мягко говоря, недружелюбными.
   Подойдя к ней, Кассандра оглянулась на окружающий их лес и озерцо мутной воды. Тоскливые серые тучи заволокли все небо и ощущение скорого дождя витало в воздухе. Даже птиц практически не было слышно. Лишь ветер раскачивал кроны деревьев.
   - Слышала, он снова натворил дел, - продолжила она, так и не дождавшись ответа от мистика. - В лагере только это и обсуждают, как недавно обсуждали мое предательство.
   За короткой репликой слышалось самоуничижительное фырканье.
   Поначалу Катарина намеревалась проигнорировать ее, но после таких слов решила ответить:
   - Две совершенно разные ситуации, потому не вздумай их сравнивать. Реннет не предавал Гончих и наших союзников.
   Кассандра улыбнулась.
   - Как грубо напоминать мне о том, что я предатель. Возможно ты права и в наших с ним историях больше различий, нежели схожести. Но вообще я вела немного в ином направлении.
   - В ином?
   - Ему плевать, что подумают и скажут другие, по большей части. Он недолго думал, когда просил меня остаться в отряде и даже заботливо предупредил, что отношение всех сильно изменится. Ощущать их взгляды очень неприятно, честно говоря. Ты ведь и сама с подобным знакома.
   - Не понимаю, к чему ты клонишь! - начала злится мистик. Все эти хождения вокруг да около ей порядком надоели. А ее манеру поведения, если честно, Катарина невзлюбила с момента первой встречи. Чародейка держалась так, будто все обо всех понимала.
   - Да ничего, - пожала плечами та, а затем едва заметно подмигнула. - Глядя на него я осознала кое-что важное для себя. Не такие уж и большие у меня неприятности. Подумаешь, кто-то плохо относится, а кто-то сторонится. Счастье никогда не зависело от всех, только от нескольких очень важных мне людей. Он точно такой же. Валент, дьюрар, ты и теперь даже я - все мы изменили отношение друг к другу. Возможно, потому что он видит нас в ином свете, не монстрами и предателями. А конкретно к тебе у парня вообще личный интерес, - усмехнулась она. - Не думаю, что меня он готов простить и довериться без сомнений, однако при всем этом не считает такого рода мелочи достаточными для ненависти.
   - Он вообще мало кого всерьез ненавидит и кажется мне, что способен побороть эту ненависть, если она появилась, - вставила свое слово мистик.
   - Согласна, но не совсем, - вдруг качнула головой та.
   - То есть...
   - Его ненависть порой бывает разрушительной и неудержимой, но чаще направлена в него самого, в его собственную душу, потому мы ничего не видим, не видим последствий. И потом, он привык вглядываться во тьму, потому не воспринимает все темное как злое. Честно говоря, словами я не смогу тебе всего объяснить, но поневоле возникает вопрос: Что для него истинное зло? Кому как не тебе нужно найти ответы на все вопросы о его душе.
   Кассандра ушла, а Катарина осталась на месте, размышляя о сказанных ею словах.
   'Действительно, что же он ненавидит? Когда-то утверждал, помню, что ему не по нраву люди двух типов. Одни - это те, кто возлагает свою ответственность на других, а другие - принимающие чужую ответственность на себя. Недавний случай с матерью Роуз вполне подходит под эти категории. Она благополучно воспользовалась любовью дочери, заставляя ее жалеть себя. Та, в свою очередь, терпела бог знает что, лишь бы не думать собственной головой и удовлетворить все ее капризы. Можно сказать, мать свалила бремя на дочь, а она безропотно взяла все на себя. Достаточно типичная семейная ситуация, если бы не ужасные последствия. Но... есть кое-что, что меня смущает в данной теории. Реннет никогда не говорил, что готов убить человека из ненависти. Наверное, то же самое имела в виду Кассандра...'
   Она вспомнила лицо юноши в момент, когда был нанесен злополучный удар. В нем определенно не чувствовалось ненависти. Тогда что еще?
   Мистик думала, прокручивала в голове все по порядку, стремясь сложить целостную картину, но все равно оставались пробелы.
   Недостающие куски любезно преподнес ей Лангиниус, во время ужина. Так же как она, дьюрар сидел донельзя задумчивый. Заметившая это, Валент не постеснялась полезть к нему с расспросами:
   - О чем ты постоянно думаешь?
   Как всегда, вопрос прозвучал раздражительно и грубо, но, тем не менее, тот ответил ей коротким 'О будущем'. Наемнице такой ответ явно показался скучным.
   - Подружка, да? Наверняка у тебя на родине ждет красавица с клыками и такими же зубастыми ребятишками.
   - С чего вообще такой вывод? - удивился тот искренне.
   - Разве нет? Или красавиц несколько? Ты, помнится, говорил, что у вас принято многоженство. Просто отвратительно становится при мысли...
   'Об этом-то они когда успели поговорить?' - в буквальном смысле оцепенела Катарина. Она видела, как между наемницей и хищником то и дело пробегают странные искры, однако не думала, что у них до таких разговоров дошло. Реннет и она сама долгое время держали дистанцию и не заговаривали на серьезные темы, чтобы не усложнять друг другу жизнь.
   - Я не говорил 'принято'! У нас допускается такого вида брак и это верно, но похожие случаи больше исключение, нежели закономерность, - отбивался Лангиниус, стремясь совладать с разыгравшимся воображением девушки. - И потом, семья - нечто более серьезное, чем близость и совместное проживание. Это цепи, связывающие двух дьюраров между собой. Раздражают, причиняют боль, но если один провалиться в пропасть, остальные удерживают его теми же цепями и поднимают. Будь у меня семья, не шатался бы по чужим землям.
   Валент замолчала, то ли размышляя над его словами, то ли уже переключившись на другую, более интересную тему. Неподалеку от них два совсем еще юных мага обменялись мнениями:
   - Какие ужасы он описывает.
   - Ага, это что получается, женитьба принесет сплошные страдания?
   Катарина же поняла для себя нечто важное. До этого момента нить ускользала у нее из рук, однако теперь женщина начала понимать мотивы, которыми руководствовался Реннет. И после ужина она навестила его.
   Прихватив вторую кружку с горячим чаем, заваренным из недавно собранных диких яблоневых и малиновых листьев, мистик подсела к нему. Тот с едва заметным беспокойством посмотрел на нее, но протянутую кружку взял без лишних колебаний.
   - Какой чай тебе нравится, или же предпочитаешь другие напитки? - спросила она.
   - К чему этот вопрос?
   - Пытаюсь узнать, что тебе по нраву, а что не любишь.
   Отговорки или молчание не сработают. Реннет был уверен в этом уже по одному взгляду на выражение ее лица. С другой стороны, не отвечать на столь безобидный вопрос у него не нашлось повода.
   - Нравится красный и зеленый, который из мяты и смородины. Еще конечно бобовый напиток. А вот белый чай совсем не нравится.
   - Ого! - хмыкнула та, а затем задумчиво отхлебнула из кружки. - Никогда не слышала о бобовом напитке? Неужели имел в виду сброженные соевые бобы?
   - Нет, не он. В самом деле не слышала?
   Женщина кивнула.
   - Он сладкий. Точнее, его делают таким. Обычно готовится из сброженных и высушенных на солнце коричневых бобов, потом обжаренных и перемолотых. Имеет высокий бодрящий эффект, но и стоит очень дорого, - он улыбнулся, вспомнив удивительно приятный вкус, долго остающийся на языке.
   - Значит, угостишь меня как-нибудь.
   Юноша неуверенно, но кивнул, не заметив ее улыбки. То, что Катарина пришла не о напитках и вкусах расспрашивать, он понял с самого начала и сейчас терпеливо дожидался, когда она соизволит заговорить о главном.
   - Знаешь, теперь ты не кажешься мне странным и милым, - внезапно сказала та, обескуражив его и сбив с настроя.
   - В смысле? - не смог понять Реннет.
   - Я о твоем недавнем поступке. Сейчас, когда я знаю правду, мне хочется тебя ударить. Глупее способа помогать кому-то никогда не встречала, а больше всего бесит то, что ты взял на себя еще одно убийство.
   Вытряхнув из кружки остатки чая, она обернулась и одарила юношу разгневанным взглядом.
   - В чем же правда, по-твоему?
   - Семейные узы!
   - Продолжай, - настаивал он как ни в чем ни бывало.
   - Мать той девушки. Ты убил ее, основываясь не на злости или ненависти. На подобное ты бы не пошел.
   - Считаешь?
   - Знаю, - поступил решительный ответ. - Женщина она и вправду была никчемной. Из-за ее слабости и нерешительности страдала дочь. Она могла уйти из замка, но не стала, потому что вне его стен им пришлось бы столкнуться с трудностями. Вместо этого она осталась в доме любовника, терпя оскорбления. В принципе, на нее-то как раз тебе было плевать, так? Хуже всего, собственной мягкотелостью эта женщина обрекла свое дитя на столь отвратительную жизнь. Она оправдывала свои слабости жестокостью внешнего мира...
   Реннет вслух заметил, что последнее уже предположения самой Катарины.
   - Возможно, но лично я не назвала бы ее настоящей матерью. Она должна была не причитать, стоя на коленях, а бороться за благополучие дочери. Ты видел это в ее глазах, слышал в ее голосе, да? Видел, что ничего не изменится.
   - Мало ли, что можно увидеть в глазах, - усмехнулся Реннет, но мистик не давала ему и малейшего шанса уклониться.
   - Узы семьи - вот в чем корень проблемы. Мать тянула за собой в пропасть дочь. Более чем уверена, даже после освобождения от ублюдка-братца, для Роуз ничего бы не поменялось. Ее мать продолжала бы тянуть на дно. Ты принял решение разорвать эти узы, освободив дочь и подарив ей возможность жить ради себя.
   - То есть, ты уверена, что не ошибаешься.
   - Не ошибаюсь, хотя все остальные увидели в твоих действиях лишь безмерную жестокость.
   - И они правы, - пожал плечами Реннет, как бы сдаваясь. - Человеческие и тем более семейные узы не только поддержка в трудную минуту, но и проклятие, тиски. Когда любишь кого-то, часть тебя уже перестает принадлежать только тебе. Со смертью близкого человека ты теряешь часть собственной души. Дочь никогда не смогла бы отвернуться от матери и тем более убить ее, потому что иначе погибла бы сама. Но если это сделает другой, все окажется не так критично. Будет на кого свалить вину, проще говоря.
   - А ты решил стать этим другим, - стиснула зубы мистик.
   Реннет смотрел на нее целую минуту, но потом ответил:
   - Возможно.
   ...И тут же получил пощечину, звон которой услышали все, кто находился поблизости. Любопытные взгляды просто не могли не сойтись на них двоих. Катарина же не обращала на них внимания, пропуская слова сквозь зубы:
   - Я надеюсь, ты понимаешь, что заслужил это. - Ответа она не получила, потому решила продолжить: - Еще та показательная казнь брата Элен меня насторожила. Ты совершил ее не просто ради наказания, иначе не обдумывал бы так тщательно каждое действие. Дело в Элен, я права? Ты старался отгородить ее от всеобщих обвинений. Убей мы ублюдка просто так, сестру за глаза начали бы называть братоубийцей. Но получилось, что в казни стали виновными все без исключения. Они могли спасти умирающего, однако и пальцем не шевельнули. Эта вина не позволит им в дальнейшем обвинять Элен.
   - Хех, ты и это поняла, - вздохнул юноша и разложил ноги на траву. - Тем не менее, не стоит искать в худших поступках хорошие стороны. Подобное приводит к ошибочному восприятию мира. Нормальный человек никогда бы не стал мыслить в таком ключе.
   - Об этом ты думаешь все последнее время? О своей нормальности? - много тише спросила у него Катарина, сама пододвинувшись ближе.
   Реннет выглядел уставшим, не смотря на день, проведенный в безделье. Складывалось ощущение, словно он израсходовал все свои эмоциональные силы, потеряв прежнюю устойчивость. Его речь говорила о том же.
   - Я не могу игнорировать свою ненормальность, как человека. Мои поступки и мотивы нельзя назвать человечными в обычном понимании. Когда-то давно, уже не помню точно, слышал, что Истинные Тени и Повелители Запретной Магии неизбежно превращаются в самых настоящих монстров. Тогда это мне казалось идиотской выдумкой, но теперь я не уверен. Вдруг я перестал различать темное и светлое? Быть может, в моих глазах истинное зло видится нормальным.
   - Разочарован в себе, не так ли? Сомневаешься в себе и собственных силах.
   Реннет мог лишь согласно кивнуть. В последние дни он начал думать над тем, что делает, что делает в этом мире, когда должен быть мертв. Даже Мирейн в свое время предупреждала о возможности возникновения отклонений в психике. Мертвым полагается быть мертвыми. Стоит ли свобода таких жертв? Не правильней ли доживать жизнь в ограниченности и в иллюзии свободы, как это делают многие?
   - Гложущие тебя разочарование и сомнение есть признак самой настоящей человечности, - усмехнулась Катарина. - И я в свое время была разочарована в собственном существовании и начала считать его ошибочным. Но кое-кто разубедил меня, при этом, казалось бы, не приводя никаких железных доводов. Он считал, одного желания жить достаточно, чтобы иметь право на существование, одной жажды свободы достаточно, чтобы иметь право на нее. И этот человек - ты, не больше и не меньше.
   Сказав так, она мягко и незаметно коснулась кончиками пальцев его щеки. На душе парня сразу стало теплее, а мысли в голове закрутились в ином направлении.
   'Пока я желаю жить... пока кто-то желает, чтобы я жил...'
   - И еще, - неожиданно продолжила мистик, - насчет неуверенности в силах. Ты засомневался в том, что способен остановить Войну? Я могу помочь тебе с этим, если ты попросишь помощи.
   - Прозвучало так, словно я должен умолять тебя об этом, - заметил Реннет.
   - Так и есть, - не моргнув заявила та. - Я уже однажды говорила, что не стану влезать к тебе в голову, но если попросишь сам, другого выхода не останется. Советую также учесть, что при этом я могу узнать твои сокровенные тайны и увидеть воспоминания. Если тебя не беспокоит подобное, можем приступить прямо сейчас.
   - И как мне поможет промывка мозгов? - с подозрением уставился он на нее. Но подозрение юноша испытывал не по отношению Катарины и ее мотивов, а скорее к ее способностям.
   - Не промывка. Я всего-навсего покажу тебя со стороны. Иногда полезно посмотреть на себя самого. Разумеется, никакого вмешательства в воспоминания или мысли не будет, как и проклятий. То есть, влюблять тебя в себя, получается, не стану.
   'Да мне от последней фразы как-то боязно стало', - подумал он, живо представив себе услышанное.
   Впрочем, он знал: она так не поступит. Не было в том необходимости. Реннет без того доверял этой женщине. Она нравилась ему и внешне, и внутренним миром. Может, прошлая Катарина недолюбливала нынешнюю ведьму, однако сам Реннет впервые испытал чувства именно к ней, а не к обычной девушке двадцати пяти лет. Если его чувства можно назвать любовью, то влюбился он не в мистика, а в ведьму. Но Катарине этого говорить не стоило.
   - Я согласен, - предельно коротко прозвучал его ответ.
   Пальцы женщины, гуляющие по его щеке, медленно поднялись к виску. Как было велено, полностью сосредоточившись на своих внутренних ощущениях и мыслях, Реннет закрыл глаза.
   В сознании постепенно всплыл образ прошлого, полузабытый, но очень значимый. Возможно, самый значимый в его судьбе...
  
   Вечер, узкие улицы Веллина. И два мага в длиннополых серых одеяниях. Широкоплечий и совсем еще юный Торн, а с ним Глава Белого Пламени Киос, внешне кажущийся не намного старше.
   То была первая встреча, изменившая судьбу тринадцатилетнего мальчишки. Боевые маги предложили ему сделать выбор - жизнь за изучением магии в Немиссе или страх перед неизвестной опасностью в будущем. Реннет избрал первый путь, но продиктован его выбор был только отсутствием других вариантов, а не истинным желанием. Тогда еще мальчишка не задумывался о том, чтобы достигнуть Свободы. Если бы сейчас ему предложили то же самое, выбрал бы он другой вариант? Да, выбрал бы. Быть может это прозвучит трусливо, но проходить через все снова юноша не хотел. Даже обретенные силы, возможности, знания, единственный друг и чувства к Катарине не остановили бы его. Он не цеплялся за свое прошлое и настоящее.
   Воспоминание стояло перед его глазами ровно до того момента, как прозвучало согласие, а затем сменилось на другое...
  
   На сей раз это была память о его первом сражении - экзамене на титул мага первой ступени. Реннет решился подать заявку после полуторагодового обучения в клане, что крайне малый срок. Его уговаривали повременить и Торн, и Мастер Селеста. Но подросток не слышал их, не хотел. В итоге едва не проиграл.
   Первый поединок сильно затянулся, вследствие чего он выдохся. Лишь заклинание Огненного Искажения подарило ему победу над противником, а второго он уже одолеть не смог бы. Было очевидно, и для него самого, что Реннет переоценивал собственное мастерство и недооценил настоящий бой против живого противника. К последним минутам он стоял на арене с ощущением слабости в ногах и боли в искалеченном плече. Последних сил едва хватало, чтобы оставаться в сознании, когда противник откровенно насмехался над слабостью и неопытностью испытуемого ученика. Скопившиеся в сердце чувства неожиданно пробудили в Реннете ярость и злость и, воспользовавшись ими, он не просто поверг мага-испытателя на землю, а буквально пытался сжечь дотла силой огненных заклинаний. Наблюдавшие за ходом экзамена судьи были в замешательстве от его излишней жестокости...
  
   И снова обстановка сменилась, уже на полутемный кабинет. За рабочим столом сидел тот, под чьим влиянием находились самые опаснейшие наемники Континента - Лорд Мрак, судьба которого нынче неизвестна даже членам Гильдии. И он предложил юному Реннету присоединится к Теням.
   В предложении скрывалась опасность. Отказ мог означать смерть, а согласие - предательство светлых. Не то чтобы мальчишка высоко ценил долг перед кланом и всем орденом боевых магов. Те хорошо понимали, куда его посылали. Просто жизнь под серым небом выглядела не очень привлекательной. В результате он отделался тем, что дал согласие обдумать щедрое предложение лидера Гильдии...
  
   Следующее событие перенесло сознание ренегата в семнадцатилетнего себя, на последнем дыхании сражающегося с воином-магом Арназом. Их бой совершенно не походил на экзамен в Белом Пламени. Скорее это была смертельная дуэль за право жить. Арназ побеждал, а Реннет - проигрывал. И так как они оба в прошлом неплохо ладили между собой, молодой воин Гильдии желал подарить сопернику быструю и безболезненную смерть.
   Сверкающий чуть изогнутый клинок устремился к сердцу юноши, стремясь пронзить его, однако противник просчитался на этом. Два года жизни в Гильдии сильно повлияли на юного мага, сделав его жестоким и беспощадным. Реннет слегка изменил положение тела, позволив клинку войти в бок, а не в грудь. На последних силах сотворенное заклинание огненного шара он взорвал прямо в лицо Арназу. Сражение закончилось, и его противник умер в жутких мучениях, обожженный, ослепший и оглохший. Сам юноша выжил только чудом, а в душе поселилась холодная тьма...
  
   Возвращение в клан Белое Пламя также не добавило света в его жизнь. Ненавидевшая юношу с самого начала, чародейка Рэанна бросила вызов на дуэль. На сей раз он победил играючи, и хотя та пыталась его убить, сам Реннет не стал заходить так далеко, воспользовавшись ограничительными мерами...
  
   Образы и изображения сменялись один за другим. Задание Правящего Клана, во время выполнения которой юноша встретил мага Гильдии Мантиса, намеревавшегося отомстить за смерть брата. Да, он понимал его жажду мести, потому не хотел убивать, однако все закончилось так, как должно было. Мантис не смог мириться с существованием Реннета, а тот слишком ценил собственную жизнь.
   На том же задании он впервые повстречал Ладана и заключил с ним взаимовыгодный договор, по сути означавший предательство Светлого ордена...
  
   Но конкретно Белое Пламя Реннет не предавал и когда Ворон из Армии Ночи при поддержке темных магов и колдунов напал на клан, бросился в самоубийственный бой. Пусть его способностей хватило ненадолго, юноша успел отправить за Пределы самого лидера, а с ним еще пару десятков человек. В конечном счете, его бросили те, кого он пытался защитить, бросили умирать на поле боя.
   Впервые юноша испытал боль одиночества, и все равно не пошел по пути ненависти, считая ее бессмысленной. Реннет укрепился в желании, что закрадывалось в его сознание уже давно, а именно - покинуть клан. Иначе, когда-нибудь они снова оставили бы его умирать...
  
  Во время выполнения очередных заданий юный маг встретился с Катариной. Трое светлых планировали надругаться над побежденным врагом и, в каком-то смысле, Реннет мог бы понять их мотивы, их злость по отношению к темным. Он сам неоднократно оказывался на грани жизни и смерти из-за них. Однако то была война, поле битвы, пусть не совсем честное и справедливое, но сражение с целью победить и остаться в живых. А то, что хотели сделать его товарищи по ордену - никакого отношения к войне не имело. Всего-навсего удовлетворение низменных потребностей. Все трое погибли от его же руки, а полумертвую женщину он исцелил, оставив после в заброшенной хижине...
  
   Сознание Реннета ловило отдельные образы: лица, с которыми его встречали каждый раз в клане. В их глазах он видел презрение, порой доходило даже до ненависти. Он не желал дальше проживать свою жизнь среди всего этого, потому непрестанно готовился. Юноша собирался ступить на путь ренегатства...
  
   Когда он перестал воспринимать смерть как нечто страшное и печальное? Наверное, при виде рыжих волос, стелющихся по земле. Два трупа, одна из которых была его знакомой. Холодные бездушные тела - все, что осталось в мире от совсем еще юных девушек. В следующий миг он самолично поджег их заклинанием. Голубоватое пламя выжгло в его душе черное пятно, которое уже ничем не заполнить...
  
   Дальше наступила смерть. Тьма, в которой не найти утешения и тем более счастья. Лишь лютое желание выжить вытащило Реннета из этой темноты забвения. Возможно, в этом как раз-таки заключалось что-то ненормальное, возможно с первых минут новой жизни он был совершенно иным человеком...
  
   Темная и зловонная камера вызывала приступ тошноты и по сей день. В темнице Армии Ночи к нему явилась мистик, которая должна была вытащить из него нужную информацию. То ли по воле судьбы, то ли по простому стечению обстоятельств, ею оказалась Катарина. Он узнал ее, не сумев даже толком разглядеть.
   Сразу же в голове возникло сразу несколько способов испортить ей жизнь. Рассказать другим темным о том, как они встретились, и благодаря чьей помощи она осталась в живых, к примеру. Подобного было бы достаточно для разжигания недоверия. Катарину тут же арестовали бы. К сожалению, а может и к счастью, его самого это спасти не могло, потому юноша промолчал...
  
   Картина снова сменилась. Наемница Валент внезапно обратилась в монстра и напала на Гончих, в том числе на самого Реннета. Но даже после такого, когда остальные старательно видели в ней оборотня - нелюдя, он разглядел темную душу, в прошлом которой было много плохого. Рискуя жизнью, молодой ренегат заключил договор с Клесс, пообещав помирить ее с девушкой...
  
   В ходе многочисленных битв, что проносились перед его внутренним взором, Реннет убивал не один десяток или не одну сотню человек. Он создал Гончих, собрал охотников, напал на оба могущественных ордена магов, лишь с одной целью - завоевать право голоса сильного. Ренегат благополучно жертвовал не только собой и своей душой, но и жизнями других.
   Сменяющиеся один за другим картины прошлого остановились на последнем событии. Очередное убийство, основанное на желании прекратить страдания юной девушки. После в сознании, только что пережившем множество событий из жизни парня, наступила тишина и темнота.
   На этом все не закончилось. Реннет чувствовал, что должен увидеть что-то еще, и не ошибся.
   Он увидел себя, а если точнее - истинный лик собственной души. Он стоял примерно в десяти метрах. Если честно, себя в этом расплывчатом образе удалось узнать не сразу. Он просто чувствовал это.
   Темная фигура, окруженная черным пламенем, словно олицетворяла ярость, жестокость, злобу.
   'Да, пламя ярости и злобы окружили меня, став частью души, и сквозь эту темноту видны не менее черные глаза, не знающие жалости и пощады. Таким я стал в итоге? - спросил он у самого себя. - Неужели прошлое сделало меня чудовищем? Хотя, скорее я сам вырезал из собственной души чудовище!'
   Прошло немного времени. Почему-то Реннет был разочарован. Захотелось повернуться спиной к такой реальности и сбежать, чтобы больше никогда не видеть отражение собственной души...
   Но получилось бы у него так поступить? Нет. Поэтому он шагнул вперед.
   Вплотную приблизившись к черному пламени, он заметил нечто необычное - то, что не смог разглядеть раньше. Чернота окружала его отражение, но при всем том не являлась его частью. Постепенно пламя рассеивалось, открывая истину.
   Он остановился перед собой. На него смотрели не полные тьмы глаза, а самые что ни на есть обыкновенные карие. Лицо и все остальное выглядело обычным. Не было в ни ощущения жестокости, холода и тем более ненависти. Реннет видел перед собой обычного себя, но в черных одеждах. А самое главное - он улыбался. И пусть в той улыбке не наблюдалось счастья, а лишь печаль и горечь, тяжкий груз прошлых лет и дней, однако она казалась настолько человеческой и искренней, что видящий ее Реннет едва не расплакался. Он видел себя настоящего, такого, каким всегда был. Помимо улыбки, в глазах его продолжала светиться решимость. Да, она тоже выглядела слегка безжизненной, но готовой вытерпеть любую боль и ненависть...
   Катарина убрала руку и Реннет наконец очнулся. Открыв глаза, он некоторое время смотрел словно бы в никуда, но затем взгляд сфокусировался и остановился на ней.
   - Спасибо, - поблагодарил он, а та лишь кивнула в ответ. - Беру все свои слова назад. Будем считать, что они были ложью. Теперь я собираюсь прыгнуть во тьму.
   И в тот же миг в его голове зазвучал незнакомый голос, зовущий его по имени...
   
  Отдельная глава
  
   Реннет уже неоднократно общался напрямую через сознание со Стражем Мирейн. Каждый следующий раз давался ему легче. Для начала он сосредотачивался на голосе, отринув все пять чувств, а уж затем силой воображения визуализировал образ собеседника в собственное сознание. Эксперимент похлеще проделок мистиков, но так было проще поддерживать общение.
   На сей раз молодой ренегат сделал то же самое, однако перед ним появилась отнюдь не красноволосая женщина с огненно-алыми глазами, а некто другой. Это заставило его насторожиться.
   Низкорослый мальчуган с торчащими во все стороны короткими зелеными волосами и озорными веснушками на лице. Если юноша запомнил правильно, его звали Айрис. Очередной Страж, представляющий, видимо, стихию ветра.
   - Привет, отступничек! - поднял он руку чересчур бодро. Точнее, это Реннет представил его в таком виде, ориентируясь на мысленный голос, поступающий в его сознание.
   И хотя внешне он выглядел хулиганом и раздолбаем, на деле мог казаться гораздо внушительнее, даже пугающе, нежели его вечно угрюмые брат с сестрой.
   - Каким образом в мою голову явился ты? - спросил в ответ Реннет, проигнорировав его приветствие.
   - Не припоминаешь? Мы точно устанавливали с тобой связь, правда несколько иным способом, нежели с моей сестренкой, - ухмыльнулся тот.
   Действительно, только сейчас юноша вспомнил, как при первой встрече пожал руку Айрису. Он не мог сказать, планировал ли Страж это изначально, или просто воспользовался случайностью, но все это не говорило ничего о движимых им мотивах. Поэтому Реннет не медлил:
   - Что тебе нужно?
   - Погоди, - наигранно возмутился тот, - это тебе от нас кое-что нужно, разве нет?
   - В таком случае, почему появился ты, а не Мирейн? - с подозрением спросил он, не собираясь так просто верить на слово. Особенно стоило быть настороже, если дело имеешь с бессмертным Стражем.
   Зеленоволосый мальчишка посерьезнел, совсем чуть-чуть. Казалось, имя сестры напомнило ему о чем-то важном.
   - Она не сможет. За ней следят.
   - Неужели твои родственнички? - слова Айриса слегка удивили ренегата. - Я думал, ты самый старший у вас. Та мрачная и другой, который нетерпеливый, они ведь слушались тебя.
   - Я третий по старшинству, - ответил Страж. - Ты не видел всей картины, как погляжу.
   'То есть, Айрис старше Мирейн, а также братца Квинна и черноволосой сестрицы. Получается те двое, что все время отмалчивались, стоят даже выше него? Тогда я не обратил на них внимания, так как оба предпочли не вступать в разговорную перепалку, лишь дав в конце свое согласие...'
   - Похоже, ты прав, - признал Реннет, прервав размышления. - Значит ли это, что ты сейчас действуешь вопреки воле остальных?
   - Нет. Я здесь лишь для того чтобы выполнить желание моей сестры. Это ее решение. Она решила пойти против остальной Стражи, против собственных братьев и сестер, намереваясь раскрыть тебе наши секреты! - в голосе бессмертного ощущался оттенок осуждения.
   Еще совсем недавно Мирейн говорила Реннету, что пойдет на все, ради спасения Континента от катастрофы Конфликта. Женщина даже без стеснений утверждала, что готова пожертвовать ренегатом. Тогда-то он и разорвал их словесный договор, отказался от дальнейшего сотрудничества, пока не расскажут все, что он хочет знать.
   - Она передумала? - Реннет не мог поверить. - Почему?
   - Это я у тебя должен спросить. Сестра сказала мне, что если мы не готовы довериться человеку, в наших дальнейших стараниях просто нет смысла. Быть может, ты сам поймешь, когда услышишь желанную правду об этом мире, - закончил тот холодно.
   - Так ты расскажешь мне все, что я захочу узнать?
   - Все, что доступно Страже, - пришел ответ.
   Конечно, как любой человек в здравом уме, Реннет понимал, что нельзя быть уверенным в правдивости того, что ему будут отвечать. Но он все равно хотел знать. Пусть запретные заклинания до сих пор подчинялись ему, юношу не покидало чувство, будто что-то он упускал из виду. Черной Книге явно недоставало важного ключа, с помощью которого можно было бы прийти к новым вершинам силы. Под новыми имелось в виду не только использование запретных заклинаний, но и их изменение, их рождение.
   - В таком случае, я хочу знать все о запретных заклинаниях: когда появились, кто их нашел, что они из себя представляют!
   - Так и быть, - кивнул Айрис и незамедлительно начал... начал с самого Начала.
  
   Как давно подозревал Реннет, их мир был далеко не единственным среди светил мерцающего Звездного Облака. Однако была в нем и своего рода уникальность, заметно отличающая от многих других миров.
   Айрис объяснил, что для зарождения мира и жизни в нем, равно как и магии, требуются миллиарды лет. Большинство миров, проходящих через этот долгий процесс, переживают эволюцию за эволюцией. Магия подобных миров, сотканная самим временем, непоколебима, устойчива. Ее трудно взять, контролировать, использовать для сотворения заклинаний. Даже сами обитатели Естественных миров часто лишены способностей использовать окружающую их магию. Они сражаются, работают, выживают благодаря той силе, что дана им природой с рождения. Таков естественный ход вещей. А вот Боги, охраняющие эти миры и поддерживающие в них порядок, сильны настолько, что способны уничтожить все Облако Звезд.
   Но есть миры иного рода, сотворенные благодаря магическому вмешательству. Гесфера - один из первых искусственных миров. Его создало не время, исчисляемое тысячелетиями, а искусство Богов, цель которых заключалась в изучении возможностей магии. Эту энергию, дарующую жизнь, собрали из множества других миров и соединили, вырастив мир и жизнь в нем за считаные годы. Говоря иначе, Гесфера был рожден самой магией за неимоверно короткий срок, если сравнивать с сотворением естественных миров. Такого рода искусственные миры Боги назвали 'Магическими Сферами', а первый мир получил имя 'Гесфера'.
   Новый мир, сотворенный магией, населили доминирующей во многих иных мирах расой - людьми. За процессом дальнейшей жизни в нем оставили присматривать трех молодых Богов - таких же искусственно созданных сущностей, связанных между собой родственными узами. Два брата-близнеца и их младшая сестра.
   Живущие в Гесфере обитатели очень скоро почувствовали на себе разницу между естественно сотворенным миром и искусственным. Заключалась она все в той же магии.
   Разумеется, существа, в том числе люди, способные управлять этой созидательно-разрушительной энергией существовали и в Естественных мирах, но так как Гесфера был создан исключительно при помощи магии, она здесь влияла абсолютно на все. И влияние это оказалось катастрофическим, когда люди сумели подчинить ее себе.
   Многие маги Гесферы задавались вопросами: Откуда берется эта необычная энергия, бурлящая в их крови? Что она из себя в действительности представляет? Почему магия не иссякает, а наоборот, с каждым применением лишь больше наполняет их тела?
   Маги-исследователи древности самостоятельно, без помощи Богов, сумели найти причину. Дело было в душе. Но речь шла не только о человеческих душах. У животных, птиц, насекомых, деревьев и даже камней существовали собственные души. Именно они являлись источниками восполняемой магии. И конечно, самыми большими источниками были сами люди.
   Магия физического тела сливалась с волей, воображением и желанием - то есть, с душой. Как источник, творящий магию, душа имеет безграничное могущество, а просчет создателей Гесферы заключался в том, что целиком сотканный из магии мир так же полностью будет от нее зависим.
   Познавшие правду о собственных душах маги не представляли опасности этого открытия. Никто не рассказал им о нем. А троица Богов, оставленных присматривать за Гесферой, слишком долго надеялась на человеческое благоразумие.
   Наверное, нужно сказать, далеко не все души настолько сильны, чтобы разворотить мир. Однако есть и те, кому такое могло оказаться под силу, при определенных условиях и достаточной воле. Могущественные чары позволили магам прошлого построить исполинские города и защитить их барьерами от любого вражеского проявления. Полный расцвет их величия занял всего несколько десятков лет.
   И давно всем известно о людской слабости, во многих существующих мирах являющимся неким фактором, сдерживающим рост численности. Это желание воевать. Так же получилось с магами прошлого. Внезапно обретенное могущество ослепило их и извратило. Как следствие, началась масштабная война за право контролировать два больших материка.
   Маги бросились проливать кровь друг друга, даже не осознавая, к каким последствиям тянут весь свой мир. Боги же не могли спуститься на Центральную Сферу, угрожая еще больше расшатать равновесие, но делали все возможное, чтобы прекратить воцарившийся там ужас.
   И они не сумели, а если быть совсем точным, не захотели дальше продолжать борьбу, видя, как некогда опекаемые ими люди разрушают все вокруг себя. Искусственно сотворенные миры были слишком хрупкими, а человеческая воля оказалась сильнее законов, по которым они создавались.
   Некоторые маги опомнились только тогда, когда Магия Смерти запустила необратимые разрушительные процессы. Они повлияли не только на Центральную Сферу, но и на все двадцать остальных, окружающих ее. Более здравомыслящие из людей предприняли какие-то попытки исправить содеянное, но не успели. Их начало охватывать безумие.
   Братья-близнецы решили оставить все как есть. Они хотели дать этому неправильному миру погибнуть, чтобы потом, через миллиарды лет, на его останках снова зародилась жизнь и уже протекала без внешнего магического вмешательства. Им казалось, что это наиболее милосердный выбор.
   Однако богиня, их младшая сестра, воспротивилась их воле. Она любила этот несовершенный, неправильный мир, которого в принципе не должно было существовать. Она познала через Гесферу любовь ко всему живому, потому взмолилась своим братьям, чтобы те пересмотрели уже принятое решение. Близнецы отказались. Они не видели в людях того, что стоило бы спасать.
   Тогда же битва на землях Гесферы перенеслась и за ее пределы. Младшая сестра напала на братьев и предательски убила. Энергию, полученную от смерти двух молодых Богов и четырех разрушенных во время битвы с ними сфер, она направила на единственный клочок суши на Гесфере, еще не охваченный войной. Богиня воздвигла барьеры, удерживающие внутри магию, и начала переселять туда людей, животных. Спасти удалось далеко не всех
   Больше половины человеческой расы вымерло, а процесс, окрещенный Конфликтом, попросту стер с лица обоих материков не только жизнь, но и всю магию, оставив после себя мертвый мир, способный только убивать. Охваченные неизвестным безумием люди долгие годы приходили в себя и уже не могли вспомнить события прошлого. Богиня, прозванная впоследствии Богом-Защитником, сделала все возможное, чтобы этого не случилось никогда. А факт того, что один беженец вез с собой на спасительный континент больше десятка книг, таящих в себе заклинания запретной магии, основанной на силе души и сущности Гесферы, раскрылся много позже.
   Таким образом, услышанная Реннетом история Безумного Десятилетия Века Обретения Могущества лишь отчасти является правдой. На самом деле никакого нового метода сотворения чар разработано не было. Просто кто-то нашел черные книги с погибших материков и воспользовался их знаниями. В считанные месяцы над клочками былого процветающего мира нависла новая опасность. Дикая природная магия уже находилась в шатком положении, а явление запретных заклинаний могло вовсе послать это сохраняющееся равновесие в бездну.
   Бог Защитник заплатил собственную цену за прошлое вмешательство в судьбы людей и теперь уже не мог напрямую повлиять на Континент. Потому он обратился к Бессмертной Страже, чтобы подавить рождающуюся бурю.
   В итоге их совместных усилий, Магическое Сообщество осознало опасность черных книг и запретило содержащиеся в них знания под страхом смерти. Множество магов были убиты Бессмертными, а оставшиеся почувствовали на себе проклятие той силы. Однако черные книги вновь ускользнули от их внимания и в будущем не раз всплывали в разных местах и разных руках, доставляя новые неприятности миру.
   История Гесферы подходила к концу, но оставалось еще множество вопросов, на которые хотел услышать ответы Реннет. К тому же, повествование Айриса выглядело обрывочным, порой неясным, из-за чего было трудно определить, где тут правда, а где ложь.
   - Получается, Бог Защитник на деле Богиня? - спросил он первым делом.
   Но ответ получил весьма неопределенный.
   - Не уверен, что Богов можно разделять по половому признаку, - качнул головой Айрис. - Однако чаще они сами принимают человекоподобный облик, потому это может оказаться правдой. Во всяком случае, так говорят.
   - Ладно, - сдался Реннет, предпочитая заострить внимание на других темах, - а что насчет вас? Вы же не Боги, тогда кто?
   - Я мог бы и не отвечать на столь грубые вопросы, - мрачно заговорил тот. - Ну да ладно. Стража - есть люди, а если точнее, мы с братьями и сестрами были когда-то ими. После того как был поднят Великий Барьер, ограждающий Континет от остального мира, Защитник выбрал шестерых магов, не подвергшихся безумию во время катастрофы. Он сделал из них Основы, чтобы в дальнейшем присматривать за миром. Сама Богиня, нарушив законы мироздания, заложенные Старшими, подверглась влиянию запретов, чтобы окончательно не исчезнуть.
   - Это как?
   Говоря начистоту, юноша мало что понял из слов Айриса.
   - Задай вопрос проще, - ответил тот.
   В общем, уже который раз отчаявшись получить более-менее подробную картину, Реннет приступил к вопросам о запретных заклинаниях и сути магии.
   Как ему стало известно, мир Гесфера создавали исключительно при помощи магии. По этой же причине она была буквально пронизана ею. И видов этой магии существует много больше, нежели представлял себе ренегат.
   Стихийная магия влияет на стихийные силы, базовые силы природы. Мистицизм на духовные или силы разума. Колдовство лишь немногим отличается от стихийной. Некромантия влияет на любую физическую ткань, как живую, так и мертвую. Ее можно назвать полной противоположностью мистицизма. К слову, до первого Конфликта существовали некроманты, способные создавать и оживлять големов из камня, дерева, металла.
  Но главное, все перечисленное и не перечисленное разнообразие магии сливается в одно - Дикую магию, она же Первородная, она же Свет Жизни. Она уникальна по своей сути, так как способна влиять на все, что существует в мире. К примеру, из-за этого некоторые дьюрары могут смотреть в далекое будущее.
   Говоря иначе, живые души являются источниками именно дикой магии, таким образом пополняя ее запасы в мире. Как именно это происходит, Айрис объяснить не сумел. При этом он добавил, что некоторые люди и другие виды разумных существ имеют предрасположенность, позволяющую им некоторую часть дикой магии преобразовывать в стихийную, мистическую, колдовскую и т. д. Тут уже многое зависит от самой души. Можно даже сказать, что использовать магию могут абсолютно все, но кому-то это будет даваться легко, а кто-то и одного заклинания не осилит. Бывали случаи, когда обычный человек, не имеющий отношения к ремеслу магов, творил что-то из ряда вон выходящее. Часто подобное списывают на чудо или случайность, хотя на деле все это результат духовного развития и силы человеческой воли. Понятия, безусловно, непостоянные и неизмеримые никакими инструментами.
   Также был упомянут так называемый элемент Истинной Тени. Когда мир охватила глобальная война, еще до начала непосредственно Конфликта и уничтожения материков, маги пытались создать абсолютных хищников, стоящих на голову выше любого чародея, колдуна или мистика. Как следствие появилась искусственно созданная способность, являющаяся по своей сути слиянием двух противоположных элементов - света и тьмы. К сожалению или к счастью, любая информация об экспериментах была утрачена, поэтому нельзя выяснить, как им удалось добиться этого результата. Возможно, Реннет был родственником одного из выживших после катастрофы участников эксперимента. Хотя существует и другая версия, отличная от первой. Сами по себе носители элемента Истинной Тени не похожи на других, странные и выбивающиеся из общей человеческой массы. Быть может, причина появления столь необычной силы заключается в их душах.
   Как бы там не было, расставляя полученные от Айриса сведения можно понять, что души - это источник дикой магии или жизненной энергии, что в свою очередь доказывает ее возможность повлиять на весь окружающий мир. И магия не вечна. Она не просто рассеивается при использовании заклинаний, а скорее уничтожается. Этому способствуют любые негативные проявления: ненависть, ярость, печаль, страх, боль. То есть человеческая душа как рождает магию, так и уничтожает. Обычно эти процессы и явления незаметны для живущих и существуют подобно фундаментальным законам природы. Камни крошатся, огонь гаснет, лед тает, дерево гниет - все это влияние магии смерти, вполне естественное влияние. Более того, оно необходимо для существования жизни.
   Однако с войнами людей все иначе. Негативная сторона начинает преобладать, вызывая неестественные процессы разрушения, что само по себе влияет на магические потоки мира. Они становятся нестабильными и вносят свою губительную лепту в виде эпидемий, стихийных бедствий и людского безумия в ужасы войны. Причем будь Гесфера естественно сотворенным миром, эти процессы не оказывали бы такого сильного влияния и проявлялись постепенно.
  И, конечно же, не может идти никакой речи о такой катастрофе как Конфликт. Сама по себе война привела бы даже Гесферу к постепенному разрушению и безумию. В таком случае, что же стало причиной одномоментного уничтожения всей магии двух теперь уже мертвых материков? Как оказалось, дело в запретных заклинаниях, способных пошатнуть основы законов сотворения мира.
   Человеческая воля, эмоции, воображение, желание - очень сильны, так как представляют собой душу. Разумеется, каждый обладает индивидуальными качествами и разной духовной силой и далеко не любой человек вот так вот просто может пошатнуть эти законы. Но опять же, душа способна развиваться и невозможное сейчас способно стать возможным в будущем.
   Итак, первый Конфликт состоялся именно из-за неимоверной мощи и количества создаваемых запретных заклинаний. Если бы не они, война не закончилась бы гибелью всех и вся. Но возникает вполне логичный вопрос: почему в таком случае сейчас Континент стоит на пороге новой катастрофы, когда запретные заклинания если и используются, то считанными единицами?
   Все вполне легко объясняется. Первый Конфликт стал причиной уничтожения былого равновесия, и небольшой клочок земли с воздвигнутыми вокруг него барьерами окончательно лишился стабильности. Теперь уже любая война, приправленная яростью и ненавистью, становилась смертельной угрозой. Мир стоял на пороге гибели с момента его спасения Богом Защитником, а совершенствование человека в магических искусствах ускоряло процесс.
   Вот что смог Реннет узнать из ответов Айриса. Он также запомнил принципы, по которым действовала запретная магия - она же магия души. До этого момента у него было лишь обрывочное представление о том, что он делал с ней. К искреннему удивлению юноши, Страж, выглядящий как зеленоволосый мальчишка, рассказал все, что он хотел знать. Наверное, только после полученной от него информации Ренегат смог осознать подлинную опасность запретных заклинаний. И Бог Защитник и Стража не зря волновались по поводу них. В конце концов, история сводится к тому, что именно они уничтожили Гесферу, и теперь вместо целого мира осталась лишь крохотная его часть.
   - Надеюсь, ренегат, сейчас ты понял, что натворили моя сестра и я, согласившись передать опасные знания человеку? - мрачно спросил у него Айрис, после того как вопросы закончились.
   - Зачем она пошла на это? - Реннета и впрямь заинтересовал поступок Мирейн.
   - Потому что ты человек! - прозвучал холодный ответ. - Однажды Бог Защитник выбрала людей, а не своих братьев, хотя мы уже почти уничтожили мир. Любовь и привязанность Бога к людям оказались настолько сильными. Моя сестра-идиотка возомнила, что должна следовать тем же путем. Она приняла решение доверить судьбы обитателей мира тебе, одному из них, даже если впоследствии придется умереть от рук собственных братьев или самого Бога. Уж не знаю, с чего она стала такой, но без сомнений то, что нам не избежать наказания.
   'Если неспособна довериться людям, то спасать и защищать их также не имеет смысла!' - вспомнил юноша собственные слова, сказанные Мирейн при последней встрече.
   - Ты.... - голос Стража внезапно задрожал от нахлынувшего гнева. Реннет явственно ощутил это, так как общался с ним напрямую через сознание. - Не могу понять, почему именно ты стал ее надеждой! Ты же худший из вида людей!
   - Это не так, - ответил с улыбкой тот, вспомнив об отражении собственной души. - Просто я несколько эгоистичен. Не дорожащий собственной жизнью неспособен защищать чью-то еще. Пусть Мирейн не беспокоиться. Я ни за что не проиграю!
   - Бред! - явно скривился Айрис, но внезапно юноша почувствовал, как связь с ним сильно истончилась, а следом послышалось: - Ну, вот и все. За мной пришли. Скорее всего, мы больше не увидимся, потому скажу, что наша помощь еще в силе, она все приготовила...
   Связь резко оборвалась, и Айрис пропал из сознания Реннета, будто его насильно выдернули оттуда. Быть может, так и случилось.
   Вернувшись к реальности и открыв глаза, он обнаружил Катарину, заснувшую на его вытянутых ногах, прямо как котенок у лап кошки. Это зрелище на несколько мгновений выбило Реннета из колеи. Лицо спящей женщины выглядело настолько привлекательным, что он не удержался и погладил ее по волосам.
   'Одно такое мгновение жизни достойно того, чтобы сражаться на войне сотню лет', - подумал он, медленно коснувшись гладкой кожи шеи.
   Катарина продолжала сладко спать, а Реннет, зная о мучивших ее в прошлом кошмарах, не хотел будить. Потому он просто растянулся на земле, не шевелясь. Звездное небо сверкало россыпью огоньков, а полная луна насыщенно синего цвета казалась драгоценным камнем на этом полотне. Глядя туда юноша задумался о том, что услышал от Стражи. Он восстанавливал в голове все, что знал о запретных заклинаниях.
   Многое закручивалось вокруг души, которая по-прежнему остается черной дырой в знаниях человека, однако, чтобы сотворить запретную магию правильно, требовалось знать несколько нерушимых законов и понимать ее суть.
   Обычные заклинания изменяли только дикую магию или, проще говоря, материю. При их использовании затрагивалась лишь небольшая ее часть и эффект действовал короткий промежуток времени. К примеру, сотворенный с помощью одной лишь магии каменный столб очень быстро разрушиться, ровно как и пламя, сотворенное чарами, гаснет само по себе. Но с запретными заклинаниями все гораздо сложнее, ибо они затрагивают буквально все.
   Существует понятие 'Реальность', но ее нельзя назвать устойчивым. Каждому представляется собственная реальность и параллельно их может существовать тысячи, а то и миллионы. При этом изменение реальности одного человека необязательно приводит к изменению реальности всех людей. Говоря образно, обычное заклинание меняет реальность для определенного количества человек, других живых существ, предметов.
  Но есть еще 'Данность' или 'Действительность', представляющее собой нечто нерушимое, неподвижное, и влияния которой не избежать никому и ничему. Она одна на всех и коснется всего, что существует и будет существовать. Запретные заклинания способны менять именно эту самую данность.
   По той же причине, когда маг использует такого рода чары, меняет самого себя в том числе. И изменения необратимы. Больше всего риску подвергается душа. Она уже будет отличаться от душ остальных людей, отсюда та непонятная аура ужаса. На самом деле никакой ауры или проклятия нет и в помине, просто каждый находящийся рядом человек начинает ощущать странность и неправильность в душе того мага. Грубо говоря, инстинкты предлагают им держаться от него подальше, как в животной среде это часто делают стаи с раненными товарищами.
   Обобщая вышеописанное можно сказать, что суть Запретной Магии в изменении данности, отсюда и безграничность возможностей.
   Но даже так, существуют несколько основных правил, законов, которые обязан знать маг, использующий запретную силу. Они касаются всех и вся, что есть в мире и за его пределами.
   Во-первых, данность нельзя остановить. Существование нельзя заморозить. Все подчинено закону движения времени. Меняются не только люди, птицы, животные, но и континенты, миры, боги. Другими словами, не существует бессмертия в полном понимании этого слова. Смертно все. Боги существуют чуть ли не вечность, однако их можно уничтожить, они подвержены изменениям. Если кто-то надумает с помощью запретной магии жить вечность и при этом не меняться, оставаться неуязвимым для всего, то просто-напросто заплатит за свою ошибку всем. Впрочем, это не означает, что он не сможет стать неуязвимым даже для Богов и прожить две тысячи лет.
   Второе правило - отклонение от действительности. По сути, пользующийся запретной магией человек должен понимать, чем больше он отклоняется от существующей данности, чтобы изменить ее, тем больше риск изменится самому. Желая прожить две тысячи лет можно запросто обратиться в каменную глыбу, если не предпринимать должные меры. То есть, чтобы создать или совершить несуществующее, необходимо опираться на уже существующее. Можно назвать их своего рода якорями.
   Этот закон возможно рассмотреть на примере первого запретного заклинания, созданного Реннетом - 'Арии Огненного Демона'. Второй по сложности уровень. Чтобы исцелить смертельные раны Катарины, юноша взял жизненную энергию собственного тела - уже существующий материал. Это стало первым якорем. И перенестись жизненная энергия должна была с теплом его огненной стихии - второй якорь. Попытайся он использовать стихию воды вместо огня, якоря бы не существовало, и риск бы возрос соответствующим образом. Разумеется, таких якорей было много и большинство из них создавались на подсознательном уровне. Нельзя просто ни о чем не думая пожелать человеку исцеления. По этой причине запретные заклинания в Черной книге были привязаны к определенным стихиям. Таким образом, маг по минимуму менял действительность и менялся сам.
   Однако это еще не все. Существует третий фактор, не менее важный, чем все предыдущие. Воля, желание, воображение мага. Нельзя изменить данность, если не желать этого всем сердцем, не вкладывать в желание собственную волю и не представлять конечный результат. Если первый закон является непреложным ограничением, второй предупреждением последствий, то этот рычагом, способным запустить заклинание. Сработает оно или нет, зависит целиком от третьего фактора.
   Стоит упомянуть, что воля на превращение в дракона с помощью запретной магии есть далеко не у всех. Грубо говоря, на такое способна десятая часть магов. Что уж говорить о более масштабных изменениях данности? С другой стороны, если у человека окажется достаточно воли, желания и воображения на то, чтобы стать Богом, он может им стать. Как уже говорил Реннет, запретные заклинания представляют собой подлинную свободу.
   Благодаря полученным от Айриса знаниям, теперь Реннет мог не просто брать существующие заклинания из Черной книги, но даже создавать собственные. В книге не было ключа, который позволил бы ему это сделать. Там перечислялись некоторые правила и ограничения, но с их помощью он едва ли смог бы докопаться до сути.
   Сейчас, когда секреты были у него, ренегата не страшила неминуемая смерть. Он мог использовать любое запретное заклинание и продлить свое существование в этом мире. Разумеется, для начала предстояло хорошенько обдумать все, прежде чем начать действовать, иначе могло получиться так, что он сам окончит жизнь в виде каменной статуи.
   Кроме того, была еще война и их очередная цель - Трисса. Пусть Катарина утверждала, что есть шанс застать ведьму врасплох, просто понадеяться на судьбу было бы глупо. Никто не мог сказать, что сделала предводительница мистиков и ведьм с собственным сознанием. Будь она здравомыслящей, очевидно не стала бы накладывать на себя проклятие, однако Катарина считала эту старуху безумнее всех остальных вместе взятых.
   Надо придумать четкий план действий, прежде чем соваться к ней в берлогу. И теперь Реннет мог возложить всю надежду на запретную магию. Была в Черной книге вещичка для таких случаев...
   Мистик, заснувшая на его коленях, зашевелилась и приподнялась, озираясь по сторонам.
   - Что тогда случилось? - спросила она первым делом, заметив, что Реннет бодрствует. Затем подобралась ближе и легла рядом, с тревогой всматриваясь ему в лицо.
   - Небольшой разговор со Стражей, - ответил тот.
   - Понятно. Собственно, я так и подумала, когда ты внезапно перестал двигаться и ушел в себя. Вижу, общение с ними подействовало на тебя очень ободряюще, - усмехнулась она.
   - Разве?
   - Да, ты вновь стал прежним, более уверенным. И поэтому...
   Она вдруг обняла его, а через миг оказалась над ним. Реннет немного запаниковал от ее неожиданной атаки.
   - Эм, мы можем привлечь внимание.
   - Нет, - хищно усмехнулась та, - мы достаточно далеко от остальных и мы оба заметим, если кто-то подойдет ближе.
   Их губы слились в поцелуе, а рука Катарины скоро очутилась под одеждой Реннета.
   - О, ты возбужден! - заметила она, ведя ею по телу юноши.
   - Это должны быть мои слова, - упрекнул тот, улыбнувшись.
   - Выходит все же, ты не врал о том, что не считаешь тело ведьмы мерзостью. - Она провела пальцем по его груди и добавила дразнящим тоном: - Ну, или ты все-таки извращенец. Одно из двух.
   
  Глава 19 Ритуал
  
   Уже не первый раз Реннет и Катарина просыпались в объятиях друг друга. Но сейчас было все немного иначе. Пусть смущенность во взглядах еще присутствовала, оба не испытывали какого-либо сожаления. И смотрели они друг на друга по-иному.
   - Эмм... надо что-то говорить? - осторожно спросил он у нее, ощущая жуткую неловкость.
   - Тебе было хорошо? - задала Катарина самый что ни на есть прямой вопрос.
   - Да, - едва сумел из себя выжать тот.
   - В таком случае, нет необходимости говорить что-либо еще, - улыбнулась она и взяла его руку в свою.
   Они лежали еще несколько минут, наслаждаясь утренней тишиной. На пороге стояла осень и листва на окружающих их деревьях изрядно потускнела, чтобы впоследствии окраситься в ослепительно яркие цвета. Комары и подобного рода кровососы пропали, облегчив жизнь буквально всем. С моря подуло прохладой.
   - Так ты решил? - Катарина взглянула на него.
   - Можно и так сказать. Непросто придется, однако неуверенности больше нет, - ответил ей юноша. - Для начала следует разобраться с Триссой, а для этого дела одной тебя нам будет недостаточно.
   - В каком смысле? Ты меня еще не знаешь!
   - Дело не в твоих способностях, - быстро среагировал Реннет на ее вызывающий тон. - Я хочу обеспечить тебе поддержку и не проиграть сражение. Придется пойти на один необычный ритуал. Уверен, в будущем мне пригодится все, что я в себе имею. Сейчас мои возможности ограниченны.
   - Это будет опасная затея?
   - Станешь останавливать? - спросил тут же юноша.
   - Нет.
   - Не опаснее того, что я делаю обычно.
   Их разговор на эту тему завершился. Реннет был рад тому, что она все поняла и не стала возражать. Мнения остальных его вообще не волновали.
   Завтрак прошел без каких-либо происшествий. Его можно было назвать будничным. А ближе к полудню наконец вернулась группа охотников под руководством Крома. Как оказалось, в бою они потеряли одного мага из Алого Дождя, но в отряде по-прежнему оставалось десять человек. Катарина прознала об этом раньше всех и предупредила Реннета.
   - Похоже, к ним по дороге присоединился одиночка. Слишком странно и опасно. Кром сообщил, что чужак ищет личной встречи с Лидером Гончих, - добавила она.
   Юноша был полностью согласен с опасениями мистика.
   'Надеюсь, этому повернутому на чести магу-кузнецу хватило мозгов не притащить к нам шпиона светлых? Я не сильно верю в такие удобные совпадения, как встречу относительно малочисленного отряда охотников, передвигающегося с повышенной осторожностью и скрытностью, с каким-то одиночкой, - вздохнул он и пошел их встречать. Когда он понял, о ком шла речь, все опасения рухнули'.
   Группа из девяти человек, включая самого Крома, рассаживалась на отдых с долгой дороги. И только десятый стоял в стороне от других, всем своим видом показывая, что не принадлежит к ним. Еще удивительным было то, что это девушка. Однако на нее Реннет бросил лишь мимолетный взгляд, решив для начала поговорить с самим виновником происходящего.
   - Что случилось, и почему ты притащил ее с собой?
   На резкий вопрос ренегата мужчина ответил мрачным взглядом, словно ему наступили на больную мозоль.
   - Я не хотел ее приводить, - буркнул он.
   - Потому что она некромант, или были иные причины? - допытывался тоном допросника юноша.
   - В прошлом, признаюсь, одного лишь упоминания о некромантии хватило бы мне для окончательного отказа, но с тех пор, как начал жизнь Гончего, все изменилось. Нет, не только из-за некромантии, - добавил он. - Она странная до жути. Не понимаю как, но девчонка сама нашла нас и изъявила желание присоединиться к охотникам, временно. Естественно, я насторожился и хотел обезопасить нас. Один маг даже попытался ее скрутить, но лишь коснулся, как тут же упал без сознания. Она начала утверждать, что не шпион, и что хотела поговорить с Лидером Охотников...
   - Что стало с тем магом?
   - Да ничего, похоже. Просто продрых часов десять и проснулся усталым. Так что я решил не идти на убийство, пока не выясним подробностей. За время пути она молчала, безропотно следуя за нами. Я думаю, будь она шпионом, так по-идиотски внедряться не стала бы, потому решил привести сюда, от греха подальше, - закончил Кром, явно нервничая при ее упоминании.
   С одной стороны Реннет понимал его. Стоящая неподалеку особа выглядела пугающей, не смотря на свой возраст. По виду не многим старше его самого. И, тем не менее, от нее пахло смертью.
   - Ладно, я разберусь, - сказал Реннет и направился прямо к ней.
   Остановившись в трех метрах, он сконцентрировался и осмотрел девушку буквально с головы до ног, стараясь не упустить из виду ни одной детали. Она же, к его удивлению, продолжала молча стоять, даже не обращая внимания на происходящее вокруг.
   'Судя по рваной одежде невысокого качества, бесчисленным царапинам на обнаженных частях тела и стертым чуть ли не в кровь пальцам, до сих пор она жила не в лучших условиях, - подумал он. - Да и ела, видать, редко, что даже щеки впали. Еще повязка на левом глазу. Что она означает? Никакого оружия при себе не видно, однако держится девушка в крайней степени уверенно, я бы даже сказал... безразлично. Что бы это значило?'
   Стоит добавить, у незнакомки были спутанные волосы, бледно-серая кожа и, что примечательно, совсем плоская грудь. Взгляд Реннета задержался именно на последнем, хотя заинтересовала его отнюдь не сама грудь. У юноши возникло подозрение, что это вообще человек мужского пола. В ее возрасте уже должна была...
   'Господи! О чем я вообще думаю?! - раздраженно оборвал собственные мысли маг и попытался снова сконцентрировать взгляд на ее ауре. Именно она, а не грудь, показалась ему подозрительной. Практически все тело светилось темным, почти черным оттенком, что говорило о выдающихся магических способностях, но небольшая часть в районе правой грудной клетки отсвечивала светло-зеленым. Если исходить из того, что она имела округлую форму и Реннет мог ее видеть, это была печать, наложенная очень сильным магом. Подобную метку юноше приходилось наблюдать лишь раз. Печать, ограничивающая и подавляющая магию. Почему она носит при себе такое, только предстояло выяснить, хотя причин насчитывалось не так много.
   - Что привело тебя к охотникам? - поинтересовался он, выяснив, что только мог.
   - Мне ни к чему охотники, - отозвалась та неожиданно приятным голосом, пусть слова при этом звучали холодно.
   - Тогда что?
   - Я хочу увидеть Гончих, - последовал ответ. Она даже не потрудилась посмотреть на самого Реннета и отвечала так, словно отмахивалась от назойливого насекомого.
   - И с какой целью, позволь узнать?
   - Желаю стать одной из них!
   'Что???' - он едва не выкрикнул это вслух, хотя выражение лица, скорее всего, говорило ярче всяких слов.
   - Невозможно, - коротко ответил он и повернулся, чтобы уйти. Реннет был уверен, что она как-то отреагирует на отказ, однако ничего подобного не последовало. Он отошел к Катарине, а незнакомка и с места не двинулась.
   - Ты выяснил? - полезла к нему с расспросами Валент, горя от нетерпения.
   - Что ей нужно? - Катарина не осталась в стороне.
   - Хочет в отряд Гончих.
   На самом деле до сегодняшнего дня было немало тех, кто хотел стать одним из членов Черных Гончих. Конечно же, на такое решались исключительно одиночки. Но Реннет отказывал сразу, не раздумывая. И причины тому можно назвать типичными. Он ничего не знал об этих людях. Тех, кто уже состоял в отряде, он выбирал сам, основываясь на собственных наблюдениях. Все они были сильны духом и владели уникальными умениями, но самое главное - носили в себе тьму. Многие прожили не самую легкую жизнь и научились самостоятельности. Ренегат не планировал набирать в отряд кого-то еще, если даже он соответствовал всем критериям. Чем меньше отряд, тем легче им управлять.
   Поэтому никто не был удивлен столь быстрым отказом. Все разбрелись по своим делам, кроме самих Гончих. Оставалась еще одна группа, которая должна была уже вернуться. Некроманта же юноша распорядился отдать под личную ответственность Крома. Та, похоже, не собиралась создавать проблем, потому ограничились присмотром.
   - Катарина, принеси ей потом еды получше, да проследи за эмоциональным состоянием, на всякий случай, - добавил он, когда мечник отошел.
   - Все так и оставишь? - удивилась мистик.
   - Пока да, - кивнул тот, - у нас сейчас другие заботы намечаются.
   Ближе к вечеру он сообщил остальным, что собирается использовать на себе довольно опасное заклинание. Разумеется, его тут же забросали всякими неудобными расспросами. Реннет добавил коротко, что заклинание основано на раскрытии возможностей мага сверх доступного предела. Подобное, в свою очередь, должно привести к эволюции способностей и расширению магического потенциала.
   - Ровным счетом ничего не поняла, - буркнула Валент, скривившись от его туманных объяснений.
   - Это опасно, - добавил Кром.
   - И на какой результат нацелено твое заклинание? Должно быть нечто такое, что ты намереваешься получить.
   Юноша улыбнулся, и выражение его лица ясно давало понять, что всех секретов раскрывать не собирается.
   - А разве такое вообще возможно? - с сомнением заговорила Кассандра. - Даже звучит неубедительно. Насчет тебя самого... складывается ощущение, будто раз за разом испытываешь свою живучесть.
   - Так и есть. Нельзя с уверенностью сказать, умрешь ты или выживешь, пока не попробуешь. Да, сказать, предсказать, знать заранее нельзя, однако выжить можно, - голос ренегата звучал так, будто не существует иного исхода, кроме выбранного им.
   Ладан, до сих пор не проронивший и слова, засмеялся.
   - Все уже привыкли не удивляться твоим выходкам, Реннет. И твои мотивы становятся предсказуемыми. Но не беспокойся об этом, так бывает со всеми. Кстати, ты однажды упоминал, что Истинные Тени могут не только чувствовать и видеть магию, а также отбирать и разрушать. На них рассчитываешь при удачном исходе?
   'Ого, он впрямь немало думал об этом. На будущее, недооценивать его не стоит', - подумал Реннет.
   Вслух же он говорить что-либо не стал, ограничившись усмешкой. Гончие уже имели представление о запретных заклинаниях, потому как сталкивались с ними не единожды. Раздувать из происходящего целую проблему никто из них не собирался. Кроме того, он сам никогда не спрашивал мнения других, когда дело касалось собственной жизни, а попросту ставил их в известность. Пусть командир из него был совсем никакой, пока все шло по плану, возражать они не станут.
   Заклинание, больше похожее на ритуал, он решил использовать не отходя от лагеря, под присмотром Катарины и Ладана. Мистик должна была следить за разумом и душой ренегата, а шпион за состоянием тела. Кроме них двоих пожелали присутствовать и Валент с Кромом.
  - Приготовьте веревки, - распорядился Реннет.
  - Зачем? - удивилась наемница.
   - Сама-то как думаешь? Прочувствовать на себе пару лет беспощадных тренировок - это не овраг перешагнуть. Возможно, вам придется меня привязывать.
   - Звучит интересно! - с ехидной ухмылкой хлопнула в ладоши та.
   Честно говоря, юноша не имел представления о том, что произойдет с ним, когда заклинание подействует. Исходя из принципов и сути запретных чар, можно догадываться, что процесс будет не из легких.
   Все приготовления были завершены. Реннет опустился на землю и приступил к чтению странных и необычных на вид слов. Каждый раз, когда он начинал заклинание, в душу начинал проникать холод, сковывающий сознание. Ему нужно было сопротивляться, чтобы не проиграть.
   Погружаясь в состояние концентрации все глубже и глубже, он шептал слова Старого Языка с измененной интонацией, дабы направить мысли и чувства в правильное русло. Затем подключил в дело воображение и силу собственной воли. На словах весь процесс описать довольно сложно, так как большая часть сознания мага работала на уровне инстинктов. Важно то, что без твердой убежденности в удаче ничего получиться не могло.
   В то же самое время наблюдавшие за ним видели, как дыхание юного мага становилось медленнее и глубже, словно в момент засыпания. Пульс и сердцебиение чувствовались реже в два раза. Катарина ощущала, как сущность Реннета постепенно разгорается, подобно костру, в который подбросили поленьев.
   Некоторые уже начали думать, что этим все закончится, однако они ошибались. Первой изменения заметила мистик. Она не касалась души юноши, потому что это могло помешать творимым чарам, а всего лишь поверхностно 'осматривала' его сознание. Внезапно вспыхнувшее пламя обожгло ее. Дернувшись всем телом, женщина распахнула глаза.
   - Что такое? - тревога на ее лице не осталась незамеченной.
   - Его душа... пошла трещинами... - тихо прошептала Катарина, однако никто из присутствующих рядом и расслышавших ее слова не понял, что она хотела этим сказать.
   Разумеется, мистик выражалась скорее образно. Если представить, что душа является стеклянной статуей, то трещины означали разрушение сознания. Мысли рвутся на части, вспыхивают и исчезают, эмоции становятся неуправляемыми. Уже не понимаешь, где ты и что ты такое. Это сравнимо с невероятной силы стрессом, даже способным свести человека с ума на всю оставшуюся жизнь.
   - На вид ничего не происходит, - пододвинулась ближе Валент.
   Ладан, держащий руку на пульсе юноши, тоже заметил изменения. Сердцебиение внезапно участилось до невероятных высот, а бледная кожа стала обжигающе-горячей. Когда целитель уже намеревался предупредить остальных, Реннет вонзил ногти в землю и задергался в судорогах. В карих глазах, полураскрытых, появился странный лихорадочный блеск. По губам вдруг потекла кровь.
   Не теряя времени, Призрак приказал наемнице и мечнику силой разжать юноше зубы и просунуть между ними рукоять ножа, чтобы он не смог впоследствии прокусить губу или язык. Руки и ноги в качестве безопасности также связали ремнями.
   Как оказалось потом, не напрасно старались. Реннет начал метаться из стороны в сторону, рыча, будто дикий зверь. На его теле тут же проступил пот, а имеющиеся шрамы и рубцы начали кровоточить. Первое время никто не мог понять, что с ним происходит, однако складывалось ощущение, будто ренегата сжигают изнутри.
   Катарина оказалась бессильна. После нескольких минут мысленного наблюдение за состоянием сознания мага, ей пришлось прерваться, чтобы самой не сойти сума. Так влияло на нее эмоциональное состояние юноши. Единственное, что они могли бы сказать наверняка - он был еще жив.
   - Так и должно быть? - обратился Ладан к Катарине, вытирая ладонью пот со лба.
   - Я не знаю, - проронила та, схватившись за голову.
   Вскоре, через полчаса, парень перестал бесцельно метаться, хотя рычание все еще срывалось из его уст. Вся имеющаяся на нем одежда была мокрой от пота и крови, а глаза то и дело закатывались.
   - Я... я, п-пожалуй, покину вас, - едва слышно пробормотала наемница и отошла.
  Другие разбежались и того раньше. Вряд ли можно винить их за это. Даже смотреть на происходящее оказалось тяжелым испытанием. Остались лишь Катарина и маг Призрак. Мистик уже сталкивалась с агонией неоднократно, даже участвовала в пытках, потому не обращала внимания на такие мелочи. Ладан всякого навидался, когда работал лекарем в Светлом Ордене. Человеческие мучения были ему хорошо знакомы.
   Понемногу судороги смягчились и на некоторое время Реннет, казалось, успокоился. Оставались лишь сильный жар и учащенное сердцебиение. Мистик подумала, что худшее позади, но ошиблась. Примерно через час все повторилось по-новому, и так раз за разом, до самой ночи. Лишь тогда тело ренегата расслабилось и у него получилось сфокусировать взгляд на лицах Катарины и Ладана. Коротким мычанием он дал последнему понять, чтобы вынул изо-рта железку.
   - В-воды, - с сухим хрипом прошептали потрескавшиеся губы.
   Мистик поднесла флягу и медленно начала вливать жидкость в рот юноше. Но когда сереброволосый маг попытался развязать ему руки, он решительно отказался.
   - Это еще не... все. Дальше... - последнее Реннет не смог договорить, снова начиная терять сознание.
   Шпиону-метаморфу не осталось ничего иного, кроме как выполнить просьбу и вернуть рукоять ему в рот. Все продолжилось в том же духе, что и днем, если не хуже. Общими усилиями удалось перевязать кровоточащие раны, но помогло это немного. Повязки начали окрашиваться красным, а кожа на теле начала иссыхать, покрываясь трещинами. Поэтому Катарина принялась обтирать его водой. Можно сказать, лишь этим она занималась всю ночь до самого рассвета, до тех пор, пока ее не сменил Ладан, успевший отдохнуть пару часов.
   И надо сказать, атмосфера в лагере на следующий день сделалась какой-то душной и тяжелой. Лидерам союзных кланов заранее сообщили, что Реннет начал испытание на себе новой магической техники. Ничего более правдоподобного придумать не сумели. Впрочем, увидев происходящее собственными глазами, те быстро передумали задавать вопросы. Наверное, дело не только в том, что ритуал выглядел жутко. Сам воздух вокруг юноши казался пропитанным жутью. Оказавшись рядом, появлялось чувство, будто ты понемногу перестаешь быть человеком.
   Под конец вторых суток Призрак не выдержал и оставил Катарину одну, пообещав каждый час приходить и проверять состояние Реннета. Он не смог дальше выносить той проклятой ауры, что сгущалась вокруг него.
   Обезвоживание тела продолжало прогрессировать, несмотря на все усилия мистика. Оно выжимало из юного мага все силы. Буквально на глазах у Катарины он превращался в высушенную оболочку себя прежнего. Казалось, стоит вылить ему на лоб воду, как она с шипением превратиться в пар. Еще немного и угрожало вспыхнуть самое настоящее пламя.
   Она не знала, что еще предпринять. Как бы не пыталась облегчить его страдания силой мистика и ведьмы, в ответ получала немыслимую боль, едва не теряя сознание.
   К началу третьих суток Реннет перестал реагировать на окружающее. Сердце его продолжало бешено колотиться, а грудь вздыматься и опадать, однако сам ритм дыхания начал сбиваться. Порой он просто задыхался. Судороги и метания сошли на нет, но говорило это скорее не об улучшении состояния, а полной растрате физических сил.
   Гончие обеспокоились. Кто-то предложил прервать ритуал. Такой вариант Катарина отмела сразу. Силовое вмешательство может стать смертельным, об этом предупреждал сам юноша.
   - Что предлагаешь в таком случае? - Ладан тоже заметно нервничал. - Сама же прекрасно видишь, он умирает. Если состояние будет ухудшаться, равно как и сейчас, до утра завтрашнего дня он не доживет. Я это говорю как лекарь.
   - Магического вмешательства все же лучше избежать, - покачал головой Оуэр. - Разве что физическое. Как я понял, все дело в обезвоживании организма и постепенном обессиливании. Вы использовали все доступные нам средства?
   Колдун вернулся со своей группой пару часов назад, таким образом, закончив объединение охотников. Заслышав о происходящем, он поспешил увидеть все собственными глазами и даже не побоялся жуткой атмосферы. Катарину же это бесило. Оуэр смотрел на юношу, как на подопытный экземпляр или занятный магический эксперимент. Очевидно, двигало им не желание помочь, а уникальная возможность узнать что-то новое.
   Но прямо сейчас женщину волновало совсем другое, потому зацикливаться на злости она не могла себе позволить.
   И тут, вдруг, слово взяла Валент, с удивительно посерьезневшим выражением лица:
   - Мы использовали не все. По крайней мере, еще одно средство мне известно.
   Катарина уставилась на нее, требуя продолжать, однако та заявила, что ничего обещать не может, потому что решает не она сама. И, видя, как девушка закрыла глаза, погрузившись в себя, присутствующие догадались, о ком именно говорилось.
   В последнее время Пожиратель Драконов редко объявлялась. Возможно, дело было в побежденном ею Гелиосе. Наемница упоминала, что в случае надобности они могут отгородиться от чтения мыслей друг друга. Наверное, то же происходило сейчас. Валент оставалась в состоянии молчаливой напряженности долго.
   - Она мне не отвечает, совсем, - сказала она, уже отчаявшись достучаться до той, кто делил вместе с ней одно тело.
   И в тот же миг, не успело отчаяние отразиться на лице Катарины, глаза девушки налились золотисто-зеленым светом, а зрачки сузились, как у хищника. Выражение поменялось на мрачную гримасу.
   Обведя всех безразличным взглядом, она остановилась на мистике. Задержавшись на лице короткое время, Клесс подошла ближе к юноше. Склонившись, она принюхалась к нему, и тут же неприятно скривилась. Остальные наблюдали, не понимая, что делает оборотень.
   Оно пришло ко всем, когда девушка с прежним молчаливым спокойствием провела острым ногтем по запястью, вскрыв вену, и подставила его к приоткрытому рту ренегата. Тоненькая темно-красная струйка крови начала стекать к потрескавшимся губам.
   Действительно, Клесс упоминала, что кровь Пожирателей и большинства других видов оборотней имеет свойство адаптироваться под любой живой организм. Сейчас она пыталась напоить ею впавшего в беспамятство Реннета, чтобы восполнить хотя бы часть утраченного им количества жизнеобразующих веществ.
   Процесс длился до тех пор, пока Клесс сама не побледнела от потери крови. Только тогда она остановилась и при содействии Ладана перевязала руку. От лечащего заклинания отказалась, предпочтя просто облизать рану. Скорее всего, слюна оборотня-гиены, как у многих псовых, обладала заживляющим эффектом. Но что самое удивительное, за все это время Клесс не проронила и слова. Валент вслух поблагодарила ее, снова обретя контроль над собственным телом.
   - Ого, довольно быстро! Похоже, ему и вправду лучше! - заметил Оуэр, с нескрываемым интересом глядя на порозовевшее лицо Реннета.
   - Клесс сказала, что жар немного спадет, но эффект будет временным.
   Не смотря на это, вливание крови дало возможность юноше пережить следующую ночь. Только к рассвету ситуация снова качнулась в сторону ухудшения. Катарина продолжала присматривать за ним, старательно ища признаки облегчения, но их все не было. Потом, его сердце остановилось... К тому времени женщина уснула, оказавшись не в силах более противостоять усталости, но резко вскочила, словно почувствовав опасность. К счастью, после короткого сердечного массажа, организм ренегата заработал вновь.
   Следующий раз он начал отключаться уже ближе к полудню. И как злая насмешка судьбы, рядом с телом снова никого кроме Катарины не оказалось.
   - Убью тебя, наложу проклятие, как только придешь в себя! - зло шептала мистик, пытаясь прогнать мучительный страх из груди. Массаж сердца ни к чему не привел и, в порыве отчаяния, она впилась ртом в его горячие губы, сконцентрировавшись на силе ведьмы.
   Посланные ею чувства оказались сильны настолько, что проникли буквально в душу юному магу. Этот неожиданный шквал эмоций вспыхнул подобно гигантскому огненному шару. Мерный стук сердца возобновился. Катарина же не выдержала агонизирующей боли, полученной в ответ, и рухнула рядом. Ей удалось пробить энергию запретного заклинания, но на противостояние сил не хватило.
   Пришла в себя мистик спустя уже пару мгновений. А через два с лишним часа начали появляться первые признаки завершающей стадии ритуала. Лихорадочный жар ослабевал, а сердечный ритм постепенно приходил в норму. Сам юноша вышел из бессознательного состояния только поздно вечером. К тому времени все ремни, веревки и прочие меры предосторожности были с него сняты. Открыв глаза всего на несколько мгновений, он погрузился в сон, уже спокойный, благотворный.
   Проснулся Реннет ровно через сутки и выглядел на удивление бодрым. Он самостоятельно поднялся и принялся за еду, не забыв первым делом поблагодарить всех за помощь и ожидание.
   - И как ты себя чувствуешь? - спросил у него Ладан. - Что с тобой происходило все это время, ты можешь нам сказать?
   - Честно говоря, я мало что помню, - ренегат бросил внимательный взгляд на Катарину, а затем продолжил, как ни в чем не бывало: - Ощущения немного изменились, кажется, однако большего сказать не могу. Думаю, пока рано говорить о кардинальных изменениях. Должно пройти некоторое время, пока я смогу привыкнуть к нынешнему себе.
   - Понятно.
   Катарина уже успела обговорить с ним произошедшее, потому сейчас предпочла наблюдать со стороны.
   - Кстати, что планируешь делать с нашей гостьей? - поинтересовалась у него Кассандра.
   - А она проявляла себя как-нибудь за то время, пока я пребывал... ммм... был не в себе?
   За чародейку ответила мистик:
   - Никак. Уже давно сидит и молчит, оставаясь в стороне. Эмоционально достаточно спокойна, я бы даже сказала апатична. Маг, которого я попросила носить ей еду, тоже ничего необычного не заметил. Ну, если учесть, что все мы здесь не совсем нормальные, примечательным ее поведение не назовешь.
   - Вот как, - юноша задумчиво кивнул.
   
  Глава 20 Нечестный поединок
  
   Оправившись от последствий использования запретного заклинания, Реннет навестил девушку-некроманта. Он решил закрыть вопрос раз и навсегда. Кроме того, у нее должно быть, что сказать, раз уж изволила прождать столько времени.
   - Добрый день! - поприветствовал ее юноша, присаживаясь напротив.
   Та лишь молча кивнула.
   - Похоже, ты не очень словоохотлива. Это в какой-то степени усложняет наш разговор. Лучше давай сменим тактику.
   - Вы лидер отряда Черных Гончих, не так ли? - девушка начала с прямого вопроса.
   - Может для начала стоит тебе назваться? Обычно так поступают, находясь у кого-то в гостях, - Реннет терпеливо пытался объяснить, что ему не нравится ее поведение.
   - Селлон. Мое имя.
   Юноша чуть улыбнулся и представился сам:
   - Меня зовут Ренегат и да, я тот самый лидер отряда Гончих и охотников.
   - Есть причины, из-за которых вы не можете сделать меня Гончей? Возможно, я кажусь подозрительной, и вы желаете расспросить о подробностях прошлой жизни? Согласна даже на воздействие мистика, которая приходила ко мне недавно.
   - Хм... - он прочистил горло и ответил как ни в чем не бывало: - Насчет желаний поговорим как-нибудь позже. Назови мне хоть одну причину, из-за которого я должен тебя принимать?
   - Вы собрали возле себя сильнейших, разве нет? Как некроманту мне нет равных, даже среди темных.
   'Какой-то неважный у нас разговор получается, - задумался про себя Реннет. - Одними вопросами перекидываемся. И потом, это ее безжизненное выражение лица меня начинает раздражать. Ощущение, будто с мертвецом веду беседу'.
   - Одной силы, к сожалению, недостаточно, - сказал он. - Ты наблюдала за нами все это время, и что можешь сказать?
   - Думаю, Гончие необычны. Каждый из них. И в них замечается самостоятельность. А еще, мне печально на них смотреть. Безжизненней всех тот лекарь с серебристыми волосами.
   Ее описание удивило юношу. Она достаточно неплохо охарактеризовала членов отряда, но говоря о сереброволосом... Неужели имела в виду Ладана? По мнению самого Реннета, Призрак не выглядел таким уж безжизненным. С чего она такое взяла? Заинтересовавшись, он хотел лучше разобраться с этим.
   - Почему ты так считаешь?
   - Наверное, просто чувствую. У многих некромантов остро развито ощущение жизни и смерти, - получил он в итоге ответ, мало что объясняющий.
   - Хорошо, Селлон, я понял, вроде бы, - отозвался Реннет, решив отложить этот вопрос на потом. - А теперь хочу, чтобы ты услышала меня. Кроме перечисленного тобой, у каждого члена моего отряда есть собственные цели. У тебя их нет. Ты сама безжизненна, словно поднятый с погоста зомби.
   Некромант молчала, глядя прямо перед собой. Юноша посчитал, что сказанные им слова прозвучали не слишком убедительно, потому продолжил:
   - Возможно, допускаю, что такое выражение лица и аура у тебя постоянно, вне зависимости от настроения и обстоятельств. Однако на данный момент я не услышал ничего, что говорило бы о том, что мои предположения неверны. Мне не кажется, что ты подосланный к нам агент, хотя абсолютной уверенности в этом тоже нет. Также, ты не одержима жаждой мести и ненависти. Потому спрошу, кто ты?
   Девушка не стала переспрашивать, что именно он имел в виду под заданным в конце вопросом. Она поняла, что его интересовало, однако честного ответа найти не смогла.
   - Вот в чем основная проблема, - вздохнул Реннет. - Ты не знаешь, кем являешься и что ищешь. Не ведаешь, что любишь, а что ненавидишь. Понятия не имею, как с тобой такое приключилось, и разобраться в себе уж точно не помогу. У меня есть лишь одно решение возникшей нынче проблемы...
   - Решение? - ее глаз, не скрытый за повязкой, едва заметно задрожал.
   - Да, - кивнул тот. - Ты пришла к нам, но уйти уже не сможешь. В рядах отряда я видеть тебя не хочу. Предлагаю смерть в дуэли со мной. Но если вдруг победишь, я могу пересмотреть собственное решение.
   Слова Реннета звучали приглушенно и прохладно, а весь кошмар заключался в том, он изначально был уверен в победе и о возможности пересмотра решения упомянул только за тем, чтобы получить ее согласие без проволочек.
   И скоро весть о поединке между лидером Гончих и некромантом Селлон объявили на весь лагерь. Надо сказать, встречена она была у всех одинаково - жалостью к девушке. Ранее имея возможность лицезреть мастерство и возможности молодого мага, никто не усомнился в его победе. Разумеется, были те, кто резко осуждал сам поединок, но подобное вряд ли можно назвать чем-то новым, учитывая богатое прошлое.
   - Выглядит немного безжалостно, но на мой взгляд это не худший из вариантов, - неожиданно высказался Ладан.
   - Эй, ты это о чем? - спросила Валент.
   - Подумай сама, Селлон находилась здесь все последние дни и видела много того, чего не следовало бы. Просто отпустить ее на все четыре стороны как минимум глупо. Принимать в ряды Гончих Реннет отказался, за что его тоже можно понять, - рассудил шпион. - Остаться в качестве охотника она сама не желает. Так что смерть в бою лучше будет.
   - О, так вы ни на мгновение не допускаете возможность ее победы? - улыбнулась Катарина, вмешиваясь в их пересуды.
   - Нет.
   - И я того же мнения, - согласилась Валент.
   Мистик вновь усмехнулась и бросила внимательный взгляд на мечника Крома.
   - Единственный, кто будет нести ответственность за смерть этой девушки, ты - кузнец! И я не понимаю, почему очередную проблему, возникшую из-за вашей глупости, приходится решать Ренегату. Одни идиоты развязывают войну, а потом имеют наглость осуждать того, кто старается ее остановить. Другие создают массу проблем и постоянно жалуются, когда их решают не так, как им хотелось бы.
   - Что ты имеешь в виду?.. - вскинулся Ладан.
   - Я уже пытался, - гораздо тише начал Кром, прервав сереброволосого мага. Обычно хладнокровный, сейчас он выглядел подавленным. - Я предложил на дуэль себя. Тем более, со мной у нее мог оставаться хоть какой-то шанс на победу.
   И тут в их разговор вмешался голос самого Реннета, неведомо как оказавшегося совсем рядом:
   - А если я не хочу давать ей шанса? - спросил он у них. Впрочем, не дожидаясь ответа, он направился вперед. Уже через плечо добавил: - Мастер Кром, если ты так искренне хочешь помочь, отказываться не буду. Следуй за мной. Нужно сказать кое-что.
   Посмотреть поединок собрался едва ли не весь лагерь, благо, каких-либо иных развлечений просто не было. Они наблюдали за тем, как Реннет согласился на предварительную подготовку. Он дал некроманту немного времени, а сам остался терпеливо ждать, просто застыв напротив соперницы.
   Под 'подготовкой' имелось в виду поднятие нежити, конечно же. По сути, мертвые тела составляли основную часть боевых сил любого некроманта. Немногие из них обладали способностями другого порядка. Наиболее яркий пример - исцеление и заживление, хотя относится это далеко не к любым видам повреждений. Остановить кровотечение, отладить порез для них вполне возможно, но исцеление ослепшего глаза или избавление от тяжелой болезни не под силу. Стоит также упомянуть, что они могут оживлять и деревья, и камни, когда находятся в наивысшей точке могущества. Просто поднимать и заставлять двигаться тех, кто уже когда-то давно жил и двигался намного легче. Некромантов часто называли повелителями жизни и смерти.
   В роще, где проводился поединок, вряд ли когда-либо обитали люди, поэтому Селлон не имела возможности поднять человеческие трупы. Зато в ее распоряжении были все виды диких животных и птиц. Особо впечатлительные маги чуть на пятые точки не сели, когда из-под земли вдруг начали вылезать облепленные грязью и травой кости. Тут оказались белки, зайцы, пара волков, несколько ворон и даже одна лошадь с седлом, выкарабкавшаяся прямо из болота неподалеку. К слову, лишь она одна сохранила первоначальный облик, когда все остальные выглядели как скелетики, у которых не хватало тех или иных частей тела.
   Медленно и как-то жутко скребясь, они собирались вокруг девушки. Лошадь, покрытая болотной тиной, выглядела пугающе и воняла соответствующим образом. Некоторые зрители отступили, не в силах вынести омерзительного запаха.
   Реннет оставался невозмутимым, не торопясь начать сражение. Его соперницу, казалось, нисколько не захватывала жажда скорой битвы. Она будто делала все это через силу.
   Впрочем, действовать первой все же выпало ей. Отряд мертвых бросился к юноше по команде поднявшей их госпожи. И наблюдающие за ходом поединка заметили, что двигались останки хищных волков на удивление проворно.
   Пристально следя за приближающимися трупами, Реннет сотворил стандартный огненный шар и метнул его в них, планируя воспользоваться общим замешательством и обратиться к теневому перемещению. Однако, как он предполагал, недавний ритуал запретной магии оставил после себя неприятные последствия...
   Взрыв напрочь разметал всех мелких тварей, поднятых Селлон, а также покалечил одного из волков. Буквально вспарывающая травянистое полотно своими тяжелыми копытами лошадь, с разбегу нацелилась прямо на ренегата. Скорее всего, некромант хотела с помощью его массы тела и размеров сбить противника с ног и раздавить. Но, не смотря на неудачу с теневым перемещением, юноша легко увернулся. Лошадь проскочила мимо, а Реннет, с силой размахнувшись, снес ей одну ногу. Потеряв равновесие, животное повалилось на землю.
   До того времени, пока она сможет подняться - если это вообще возможно - в противниках у молодого мага остались лишь два волка и сама некромант. Зрители уже прекрасно видели, на чьей стороне преимущество. По сути, никакого сражения и не вышло. Некоторые даже выглядели недовольными тем, что исход поединка стал очевиден с самого его начала.
   Однако все они не учли складывающиеся не в пользу Реннета обстоятельства. Их было сразу две. Как оказалось, создание любого заклинания теперь юноше давалось вдвое медленней, нежели раньше. Из-за этого он потерял важное преимущество, как в ближнем бою, так и в сражении на дистанции. Банально не успевал создавать заклинания, чтобы разобраться с мертвыми волками одним ударом. А Селлон, благодаря тому, что он уничтожил больше половины поднятых ею тел, могла сосредоточиться на оставшихся. Маневренность и скорость обоих волков возросли многократно.
   Они наскочили на мага с двух сторон, стремясь впиться клыками в незащищенные части тела. Челюсть одного щелкнула в угрожающей близости от лица, а когда Реннет попытался атаковать в ответ, лезвие клинка поймало лишь воздух. Зверь невероятным образом извернулся прямо в воздухе, избежав контакта с губительным металлом. Сражение оборачивалось явно в пользу Селлон.
   - Как такое возможно? - удивилась Валент. - Он не может расправиться с уже сдохшими собаками?
   - Боюсь, он выбрал неверную тактику, - качнул волосами Оуэр. - Как известно, скелеты большинства животных, поднятых некромантами, малоэффективны в бою. Если их расчленить, обратно вряд ли соберутся. Другое дело те трупы, кожа и мышцы которых еще не разложились окончательно. Человек в этом смысле самый практичный вид.
   - Ты сейчас к чему все говоришь? - спросил Ладан.
   Колдун указал на одного из волков.
   - Эти два трупа разложились не до конца, потому не потеряли гибкости. Ренегату стоило сначала избавиться от них или вовсе оставить мертвецов в покое, продумав атаку на их хозяйку. Чем больше тел некромант контролирует, тем они все медленнее и обладают меньшей маневренностью. А он не просто проигнорировал существование волков, но еще и избавил противника от лишней обузы в лице мелких зверей. Вследствие чего мы имеем то, что имеем.
   - Возможно, ты прав, но дело не только в этом, - задумчиво произнес Лангиниус, острый взгляд которого замечал то, что неподвластно обычному человеку. - Мне кажется, у него возникли проблемы с магией. С самого начала битвы он сотворил только один огненный шар, а дальнейшие попытки заканчивались провалом.
   После услышанного, охотники начали внимательней вглядываться в поведение Реннета, стремясь увидеть изъяны в его действиях. Скоро они и сами их заметили.
   Тем временем, тот старался изо-всех сил, отбиваясь от двух наседающих на него с обеих сторон волков. К слову, те не спешили соваться слишком близко, чтобы не угодить под меч, а кружили вокруг, будто подыскивая нужный момент. Сосредоточившись на отражении их клыков, Реннет попросту не мог воспользоваться магией. Противник намеревалась вымотать его физически - тактика вполне действенная против мага.
   Вот только, произошедшее дальше не смог предугадать никто. Доставляющих кучу неудобств волков расшвырял на части объятый пламенем клинок. Его владелец - воин в сверкающих доспехах, идеально повторяющих человеческое тело, самым наглым образом вмешался в ход сражения. От Крома, всегда ставящего честь и честность выше всего, никто не ожидал такого поступка.
   - Что... что он делает? - возмутилась наемница при виде того, как мечник одного за другим превратил досаждающих Реннета волков в пепел. - Разве речь шла не о дуэли? Почему?
   Надо ли говорить, что в изумлении пребывали все охотники, следящие за ходом поединка.
   - Он... не собирается давать ей шанс, - с едва различимой горечью заметила Катарина.
   И, как бы в подтверждение ее слов, Реннет кивнул Крому. Освободившись от волков, он теперь мог полностью сконцентрироваться на сотворении заклинания теневого перемещения. Вмиг потерявшая всех марионеток, Селлон просто смотрела на него, словно силясь понять, что все это значит.
   Завершив заклинание, накрывшее его с ног до головы полупрозрачной темной вуалью, юноша не стал медлить и двинулся прямо на некроманта. Все его движения ускорились в два раза и расстояние, что должно было быть преодолено за три секунды, он пролетел за полторы.
   Девушка не имела при себе стального или любого другого вида оружия, что смутило некоторых наблюдающих за битвой охотников. Отсутствие дополнительных средств обороны само по себе является признаком поведения самоубийцы. Однако Реннет догадывался о причине подобной беспечности. Он не забыл рассказ Крома о том, как всего одно прикосновение оставило члена его группы без сознания. Точной причины ренегат не знал, но она явно имела при себе уникальную способность.
   Тем не менее, как только Реннет бросился к ней, некромант скользнула навстречу, не собираясь смиренно ждать развязки. Удивительно, но даже на той скорости, с которой приближался юноша, ей удалось увернуться от удара и схватить его за куртку. В итоге, так как оба двигались с разной скоростью, и он не ожидал от противника столь быстрой реакции, они сшиблись телами и распластались на земле.
   'Это настоящий позор, упасть, просто не справившись с собственной скоростью, - печально усмехнулся про себя Реннет, вскакивая на ноги. - С другой стороны, обычно такого я бы ни за что не допустил. Видимо с координацией у меня тоже есть проблемы'.
   Селлон также разлеживаться на земле не стала и, оправившись, пошла на лобовую атаку голыми руками. После пары-тройки попыток достать его, она поняла, что столкнулась с необычным магом. Мало того что он сам весь потемнел, будто упала тень, так еще и двигаться начал нечеловечески быстро. Хотя это тоже были мелочи по сравнению с тем, как он отреагировал на ее 'Безжизненное касание'. Ровным счетом никак, когда должен был упасть от потери сил, физических и магических.
   Реннет же не мог не порадоваться. Если уникальная способность Селлон была связана с магией, то ему она была не страшна до тех пор, пока теневое перемещение оставалось активным. Дымчатый покров служил не только двигателем и ускорителем тела, но и защищал его от некоторых вредных магических воздействий.
   Изначально у него не было уверенности в том, что навык некроманта не результат наложенных чар, а именно пассивный эффект, схожий с его способностью чувствовать и видеть магию. Теневой покров отражал лишь слабые заклинания, а пассивные способности - дело другое.
   Их сражение закончилось предсказуемо быстро. Не прошло и двух минут, как ренегат, используя преимущество в скорости, схватил Селлон за шею и обездвижил. Если рассматривать их сражение с точки зрения чисто физических возможностей, Реннет стоял на голову выше. Телосложение, рост и вес имели немаловажное значение в рукопашной схватке. Из-за собственных физических данных юноша мог бы проиграть большинству мужчин в отряде охотников, если не брать такие качества как скорость и мастерство. Сейчас, когда он испытывал трудности с координацией, и у противника оказалась хорошо развитая реакция, исход их поединка решило банальное превосходство в силе.
   Он сдавил шею поверженного противника сильнее, заставляя ее задыхаться. Карие глаза не выражали ни жалости, ни жажды убийства. Реннет продолжал душить девушку, буквально отбирая у нее дыхание. Причем делал он это даже слишком медленно, чем мог бы, словно стремясь дать ей сполна прочувствовать ужас близкой смерти. Разумеется, его поведение вызвало некоторую волну возмущения в рядах охотников, но она была попросту проигнорирована им.
   - В такие моменты я перестаю понимать его, - произнес Призрак. - Даже если он хочет подобным образом преподать кому-то урок, метод далек от человечности. Противно становится лишь от одного вида, а ему самому хоть бы что.
   'О, а ты и правда начинаешь правильно читать его поступки, но ровно как и раньше, не желаешь принимать', - усмехнулась про себя Катарина, услышав его.
   В этот же миг случилось неожиданное. Неизвестно как ухитрившись извернуться, Селлон угодила Реннету ногой в бок и сумела-таки вырваться из смертельной хватки. Оба отскочили в разные стороны. Некромант дышала как выброшенная на берег рыба, желая как можно скорей наполнить легкие животворным воздухом.
   Схватка продолжилась, и юноша вновь напал на нее, даже не думая подобрать брошенный ранее клинок. Но продлилась она на сей раз гораздо меньше времени. Получив два достаточно сильных удара по лицу, Селлон не сумела устоять на ногах. В результате, Реннет снова схватил ее за горло и прижал к земле.
   Давя пальцами на хрупкую шею девушки, он не дрогнул ни разу. Как предполагал Ладан, в его планы не входило быстрое и безболезненное убийство противника. Он хотел, чтобы она почувствовала боль, страх и отчаяние безысходности в полной мере. Ничего более эффективного, чем удушение он найти не смог для этой цели. Умирать мучительно медленно, ощущая близость собственного конца, намного страшнее, нежели от клинка или заклинания. Боль же часто заглушает страх.
   Кроме как чудом это нельзя было назвать, однако Селлон снова умудрилась вырваться из его рук. Она съездила ему коленом в челюсть и поднялась, собираясь атаковать в ответ, пока противник оглушен. Всего на одно мгновение показалось, что преимущество в битве на ее стороне, пока откуда-то сзади не прилетело вихревое заклинание, подбросившее ее метров на три в воздух. В самый последний момент некромант успела сгруппироваться, поэтому удар о землю завершился легким ушибом ног и рук.
   Реннет поднялся, чувствуя, как с разбитого носа по подбородку стекает кровь. Ему показалось, что нормальному человеку даже в голову не придет использовать такие методы, которые спланировал он. Однако сейчас уже было поздно сдаваться.
   Последовал новый обмен ударами. Селлон начала догадываться, что победить ей не дадут. Стоило заполучить хотя бы маленький шанс, крохотную возможность достичь этого, как охотники из числа зрителей пускали в ход магию и били ей в спину, поддерживая своего командира. Наверняка все было обговорено заранее.
   'Значит, вот как все получилось, - огорченно подумала про себя девушка, не сумев найти силы даже на злость к ним. - Они могли бы с тем же успехом прикончить меня во сне, но такое могло показаться им слишком унизительным. Ради этого он придумал эту постановочную сцену с дуэлью? Впрочем, сама я тоже хороша. Не хотела же дальше жить с таким проклятием, так почему продолжаю сражаться? Почему продолжаю вырываться из его рук?..'
   Слишком сильно зациклившись на собственных противоречиях, она допустила очередную ошибку и была сбита с ног заклинанием в спину. Ненавистное лицо юноши нависло над ней, а тело прижали к земле.
   Глядя на то, как совсем юная девушка в его руках дергается, хрипит и пускает слюни, пытаясь вырваться, Реннет испытывал отвращение. Прежде всего к самому себе. Но он упрямо сжимал зубы от накатывающейся волны злости и продолжал вглядываться в ее глаза, ища в них искру, которую до сих пор не смог увидеть. И когда уже сопротивление противника начало ослабевать и глаза закатываться, ренегат понял, что все его старания оказались тщетны. Поэтому он еще крепче сжал ее шею, чтобы покончить со всем и забыть. В конце концов, она сама сделала выбор.
   Вдруг в его запястье вцепилась рука, именно тонкая женская рука. Ее ногти с невероятной силой вонзились в его кожу. Реннет с изумлением наблюдал, как мгновение назад теряющая сознание от удушья девушка вновь делает попытку освободиться. Уже потухшие было глаза сейчас светились безумием и яростью. Селлон смотрела на ренегата как на самое ненавистное существо в мире, собираясь одним лишь взглядом испепелить его до костей.
   Признаться честно, на Реннета впервые смотрели так, и впервые после возвращения из мертвых он испытал чувство, сравнимое с животным ужасом.
   Он не ослаблял своей хватки, однако руку будто сжали в железных тисках. Пораженный произошедшими изменениями, он не успел среагировать и получил удар кулаком в лицо, потом еще один, и еще, и еще. Сила, вложенная в них девушкой, оказалась настолько огромной, что после четвертого он сам выпустил ее шею и рухнул на спину, ослепленный собственной кровью.
   Происходящее приняло довольно неожиданный оборот. Вместо того чтобы повторно напасть на Реннета, некромант бросилась к окружающим их рядам охотников. Те не предвидели таких маневров. Вместо того чтобы попытаться остановить ее, они попятились. На пару минут возникла всеобщая сумятица, после которой на земле остались лежать сразу четверо магов, напрочь лишенные сил и возможности двигаться. Селлон остановил Кром, закованный с ног до головы в латы. Они защитили его от способности 'Безжизненного касания' девушки. А уже спустя миг подоспел юноша и, воспользовавшись моментом, атаковал ее со спины. Схватив за руки, перебросив через себя и с силой припечатав ее к земле, Реннет отступил. Он дал понять, что не желает дальше продолжать поединок, как в доказательство рассеяв теневое перемещение...
   Умывание и исцеление полученных травм заняло порядочно времени. Магу-ренегату пришлось счищать с одежды грязь и вправлять сломанный нос. Все понемногу успокаивались и атмосфера напряженности в лагере начала исчезать. Но никто из следивших за поединком очевидцев не торопился лезть к Реннету и Селлон с вопросами. В конечном счете, юноше самому пришлось начать первым.
   - Она принята мной в качестве нового члена отряда Черных Гончих! - услышали они от него.
   В качестве объяснения он привел сразу несколько причин. Самая очевидная заключалась в сущности самой девушки. Если события в будущем сведутся к масштабным сражениям, Гончим и Охотникам придется иметь дело с некромантами и их искусством. И так уж выходит, что Селлон знает об этом больше всех. Вторую причину он обрисовал немного туманно, просто добавив, что девушка такая же, как остальные члены отряда, также носит в себе тьму прошлого.
   - Какова третья? - спросила с интересом Катарина.
   - Тут все просто. Она сделает все, что я прикажу, даже будь это убийство невинных или дело, стоящее ей жизни. Можно сказать, ее жизнь теперь принадлежит мне. С вами со всеми вечно одни проблемы и разногласия возникают, потому у меня сейчас серьезная необходимость в бездушном оружии.
   Повисла неловкая тишина. Мистик нахмурилась и схватилась за голову. По сути, Реннет открыто признал, что собирается воспользоваться сложившейся ситуацией, чтобы сделать из девушки живой инструмент.
   - Я немного разбираюсь в некромантии и представляю, что у нее за способности, но даже так, мне кажется, сейчас ты перегибаешь палку, Реннет, - поторопился высказать собственное мнение Оуэр. - Подозреваю, за неимением иного выбора, она согласится, но если твоя цель состояла лишь в этом, то по какой причине ты устроил очевидно нечестную дуэль между вами? Мог обойтись и без таких сложностей.
   Остальные вероятно считали так же, потому хранили молчание.
   - В схватке был смысл, - ответил Реннет. - Мне нужно оружие безоговорочно подчиняющееся любым приказам, но не страдающее отсутствием воли к жизни. Иначе ее легко сломать. Пришлось потрудиться над ее психологическим состоянием, чтобы пробудить желание жить. И, должен признать, она хорошо себя показала.
   Кром подтвердил его слова, рассказав о том, как юноша предложил ему и еще нескольким магам в критические моменты вмешиваться в дуэль, чтобы дать его противнику понять горечь отчаяния.
   В довершение, он подозвал к ним некроманта, предложив ей самой дать ответ. Гончих буквально поразил тот факт, что на Селлон оказалось ни одной царапины. Она была совершенно невредима, за исключением порванной в некоторых местах одежды. При этом, никто и никаких исцеляющих чар на нее не накладывал.
  
   Полученная от Селлон информация о некромантах достаточно сильно отличалась от той, что до сих пор приходилось слышать Реннету. Скорее всего, темные намеренно распространяли ложные факты, чтобы запутать своих противников, а в некоторых случаях и запугать.
   К примеру, среди светлых ходили слухи о повелителях смерти, управляющих целой армией мертвецов. Это лишь частично было правдой. На деле же, какое бы количество трупов некромант не поднял, эффективно управлять он сможет максимум пятью единицами. Также, многое зависит от того, какие именно существа были подняты. Управлять трупами животных проще, чем мертвецами-людьми. И если тело не успело разложиться, магия стихии воды и огня против нее малоэффективно. А иногда даже наоборот, пылающий как факел труп может нанести больший вред вражеской армии, нежели обычный.
   Также в Армии Ночи существует немногочисленная группа некромантов, открывших в себе способности оживлять деревянных или каменных големов. Тайный проект 'Другая Сторона' приносила свои плоды. Другие же адепты в состоянии взять под контроль живого человека, но это скорее исключение. Процесс гораздо более сложный и опасный, так как необходимо не просто управлять телом, но и подавлять волю хозяина.
   Новый член Черных Гончих некромант Селлон оказалась несильна в поднятии трупов и обладала довольно низкими навыками в этом деле. Впрочем, это не отменяло ее масштабных знаний о природе некромантии. А все удивительные способности регенерации и восстановления объяснялись наличием врожденного отклонения, называемого 'Тело Нежити'. Если коротко, то большая часть магического потенциала Селлон была направлена на нее саму, превращая девушку в нечто похожее на нежить. Как следствие, любая рана, будь то меч или копье, заживали с невероятной быстротой. Даже нож в сердце мог оказаться не более чем мелким неудобством.
   Разумеется, к таким как она даже сами некроманты относились с неприязнью. Человек, способный приставить отрубленную руку обратно и взрастить, в глазах других вряд ли кажется нормальным. Более того, от нежити Селлон получила не только способность к восстановлению и слабый болевой порог, но еще и 'безжизненное касание'. Любое живое существо, прикоснувшееся к ней, теряло силы и валилось без сознания. При этом у нее это не получалось контролировать, из-за чего существовал шанс во время боя навредить не только врагу, но и союзнику. Сама некромант заранее предупредила Реннета, что конкретно в ее случае 'Тело Нежити' было развито абсурдно сильно, и это как раз-таки послужило причиной ухода от темных. Юноша тогда еще и знать не знал, насколько их ожидания и представления абсурдности отличались от существующей действительности. Хотя замеченная им подавляющая печать на некроманте сама по себе заставляла призадуматься о многом.
   
  Глава 21 Проникновение в Северный Бастион
  
   Из слов, а если точнее - из воспоминаний мага Гильдии Катарина узнала о том, что глава ветви мистиков и ведьм Трисса находится в Северном Бастионе небольшого городка Холод, захваченного темными одним из первых. Базирующиеся там маги были перебиты тогда же, все до единого.
   Путь от лесной чащи, где расположились лагерем охотники, до Северных границ составлял примерно тысячу километров. На него ушло больше полумесяца. К тому времени как он был ими преодолен, на Континент ступила осень. Месяц Опадающих Листьев.
   На удивление все прошло достаточно спокойно, без крупных столкновений. Возможно, потому что в этой конкретной части Империи реже всего случались схватки между орденами. С востока прилегали территории магов Белого Пламени, а они с самого начала войны удерживали подконтрольные им земли с неодолимым упорством. Армия Ночи неоднократно терпели неудачу в попытках ослабить эту часть фронта. Немисс принимал магов-беженцев из других кланов, восполняя ими свои ряды, но при всем том не теряя дисциплины и хладнокровия. Даже Азранн и Свет на их фоне начали выглядеть ненадежными. Они продолжали сдавать противнику позицию за позицией. Более того, южные города Империи начали поднимать восстания против действий магов.
   С запада простирался Великий Лес - самый большой лесной массив северной половины Континента. Человеческих городов в этом лесу нет и никогда не было, однако с началом войны темные предприняли попытку облюбовать его, чтобы создать там свои Точки.
   Неизвестно, что именно приключилось, но они очень быстро отказались от столь заманчивой идеи, начав располагаться в относительной близости леса. Говаривали раньше, что ночью в Великом Лесу царит непроглядная тьма. Даже факелы с магическими фонарями там светили необычно тускло.
   Если подумать, этот лес, считающийся самым большим по площади, всегда оставался окруженным множеством загадок и мрачных историй. И хотя все знали, куда и на сколько километров он простирается, детальной карты того, что находится в самом лесу, до сих пор не существовало. Их пытались нарисовать неоднократно, однако, указанные ориентиры по какой-то причине всегда оказывались не там, где им полагалось быть. Иногда их вовсе не могли отыскать.
   Как бы там ни было, охотники в лес заходить не стали, проскользнув прямо между ним и землями Немисса. Всего один раз им на пути встретился отряд темных. К счастью, все обошлось без сражения, благодаря чутью Реннета.
   - Можно бесконечно удивляться такому резкому контрасту погоды! - вздохнула Валент, выпустив на стылый воздух облачко пара. - Еще позавчера одной тонкой накидки было достаточно, а сегодня...
   - Д-да, разница очень замечается, - кивнул Лангиниус, закутанный с ног до головы в теплый шерстяной плащ.
   Глядя на то, как дьюрар придерживает края капюшона, дабы максимально защитить лицо от холода, наемница не смогла сдержать улыбки. Несмотря на жалобы, сама девушка всегда одевалась достаточно легко.
   - Разве у вас в южных лесах не бывает зимы и морозов? - полюбопытствовал Оуэр.
   Тот ответил, стараясь не стучать зубами:
   - Б-бывает к-конечно, но так-кое редкость. Зим-мы у нас значительно теплые и снега видим не часто. И потом, сейчас только начало осени!
   Реннет понимал их удивление с недовольством. Мерзлая земля под сапогами и пронизывающе-холодный зимний ветер - это не признаки Месяца Опадающих листьев, а скорее похоже на Месяц Первых Снегов. Однако дело здесь не в войне и вызванных ею последствиях, не в природной магии. Просто так было всегда. Ледяной океан редко обнажал свои берега, и лишь пару месяцев в году тут стояла умеренно-теплая погода.
   - До сегодняшнего дня мы проходили через леса и рощи, потому не имели возможности почувствовать всю прелесть морозных Северных ветров, - объяснил он им как человек, который провел детство в здешних краях.
   Как справедливо было замечено, уютные леса остались позади, так что теперь можно было увидеть лишь редкие низкорослые кустики. Прежде всего, это означало близость их места назначения. Северный Бастион стоял на голом каменистом берегу непосредственно у Волчьих Территорий.
   Зная, куда им придется сунуться, Реннет заранее подготовился, распорядившись всем без исключения обзавестись дополнительным комплектом теплой одежды. Учитывая их денежное положение и численность, приходилось довольствоваться тем, что нашлось под рукой и удалось достать при набеге на одиночные торговые повозки.
   Большинство охотников поддержали бы чувства Лангиниуса, так как сами кутались в несколько слоев одежды. Реннет не мог винить их за это. Сам он был менее восприимчив к холоду, как и большинство огненных магов, поэтому оставался в одной черной куртке и плотных штанах, заправленных в высокие сапоги. Такая одежка подходила больше для осенней погоды, а не зимней.
   Из-за холода и порывистого ветра, заглушающего звуки, они практически не разговаривали. Катарина предпочтительно держалась возле юного ренегата. Как выросшая на юге, женщина также недолюбливала холод. Во время ночевок она без всяких стеснений забиралась к Реннету, чтобы отогреться. И пусть со стороны это выглядело так, будто мистику он интересен только в роли теплого одеяла, юноша не возражал. Он уже начал привыкать к ней и их совместной близости. Но говорить, что он смог разобраться в собственных чувствах было бы еще преждевременно. Не привык Реннет делиться собственными мыслями с кем-то другим.
   К слову, в тайне ото всех он расспросил Селлон о подробностях ее прошлой жизни, при этом намекнув, что знает о подавляющей печати на ее теле. Как он и ожидал услышать, настоящая сила девушки выходила далеко за существующие рамки. Однажды во время сражения светлый маг снес ей голову, но это ее не убило. Вскоре после происшествия природа Селлон оказалась под сомнением у самих темных, и было вынесено решение ограничить ее в действиях, а по сути - навсегда запечатать в ней боевого некроманта - человека, сделав предметом исследований наподобие трупов. Основанием стало и то, что одно прикосновение девушки несло в себе смерть для любого живого создания, не исключая ее саму. Ослепший глаз под повязкой не был результатом схватки с врагом.
   Реннет был несколько удивлен тем, что Селлон не стали использовать в качестве уникального оружия, выпустив на поле битвы. Если рассматривать с точки зрения выгоды, послать девушку на передовую линию действительно неэффективно, однако того же нельзя сказать о тайных операциях. Впрочем, возможно у лидера Армии Ночи были планы иного рода, за пределами его понимания. Углубляться в эту тему он не собирался, так как уже знал, куда можно будет пустить способности некроманта.
  
   Северный Бастион они увидели еще издалека и остановились, чтобы решить, как туда проникнуть.
   - Думаю, лучше пробираться с темнотой, - высказался Ладан.
   - Разумно. Пройти днем по абсолютно открытой местности глупейший поступок, - согласился Кром.
   По карте и различным описаниям следовало, что Северный Бастион - это нечто вроде крепости, охраняющей проход к городу Холод, расположенному на узком каменистом полуострове. Другими словами, к городу можно было подойти только пройдя сквозь крепостные ворота. Со стороны океана осуществить проникновение опасно из-за постоянно двигающихся льдов.
   - Я надеюсь, наша цель окажется в крепости, а не в самом городе, - добавила Ливада. - Не хотелось бы соваться туда, оставляя за спиной ворота Бастиона.
   - Вынужден согласится. - Сазель задумался. - Если наши карты и схемы верны, нет никакой необходимости ломиться туда всем охотникам. Должно хватить и половины.
   - Всего несколько человек, если быть точнее.
   Лидер Остролиста обернулся на ответ Реннета и спросил:
   - В таком случае, почему мы все здесь? Не лучше ли было оставить часть сил в лагере у границ Немисса или отправить по иным поручениям? Была большая необходимость тащить наши задницы в такой холод?
   - Во-первых, я хочу быть готовым к любой неожиданности, так как речь идет о Триссе, - ответил тот. - И почему-то я уверен, что подобное случится обязательно. Ни я, ни Катарина не ровня безумию королевы ведьм. Ну а во-вторых, если сегодня наша компания увенчается успехом, других поручений не останется.
   - То есть как? - удивился маг.
   - План, который мы с таким усердием претворяли в жизнь, подойдет к завершающей стадии.
   Сказав так, Реннет был не совсем честен. На деле, самая сложная часть плана ожидала впереди, однако она уже решалась не сражением, а дипломатией. В этом, как известно, юноша никогда не был силен.
   Сейчас же вопрос о переговорах маг оставил про запас. Трисса определенно сильный противник, с которым расслабляться не стоило. Она руководила и веткой мистиков, и тайными отрядами ведьм. В случае пленения сознания шансы на противостояние оставались лишь у Катарины и Валент. Последняя могла избавиться от влияния на разум за счет двоякой сущности.
   Дальше занялись обсуждением плана вторжения в крепость. Идти напролом явно не самая лучшая из идей, ведь у противника появится шанс подготовиться. Но если не грубой силой, тогда как?
   Предлагались самые различные варианты, однако ни один нельзя было назвать достаточно эффективным. Требовалось что-то простое и быстрое в исполнении.
   И такой способ вскоре отыскался. Высказал его не кто иной, как Ладан, решивший вспомнить прошлое и снова стать шпионом Призраком.
   - Действительно, с точки зрения тактики это наиболее безопасный вариант, - согласился Реннет. - Но даже если ты превратишься в кого надо, мы вряд ли сможем взять с собой десяток магов. Максимум троих, я полагаю.
   Они сошлись на том, что сереброволосый лекарь, обладающий способностями метаморфа, примет облик одного из членов Гильдии Теней, убитых в недавней схватке. Портрет составили из подробного словесного описания Реннета и Катарины. К слову, мистик сумела довольно точно нарисовать его на листке пергаментной бумаги. Охотники даже не знали, как реагировать на такое безопасное проявление ее талантов.
   Как уже сказал юноша, их вряд ли пустят в Бастион количеством больше четырех-пяти человек. Здесь не базировались войска Армии Ночи, а лишь собиралась информация от агентов по всей Империи.
   - Кстати, почему темные засели в такой глуши? Разве не проще заниматься всем этим ближе к самим источникам информации? - задалась вопросом Ливада из Алого Дождя.
   Катарина качнула волосами.
   - Ты не совсем верно все поняла. Анализом и изучением собранной о противнике информации занимаются на какой-то из южных точек. Если сюда и попадает что, это не стратегические секреты, а скорее исследовательские.
   - То есть, ты говоришь об экспериментах? - пришла к выводу Кассандра.
   - Именно, - кивнула та.
   Реннет также впервые услышал об этом, хотя, возможно, Катарина говорила ему и раньше, просто он был поглощен другим. Не вдаваясь в подробности, она рассказала, что в основном благодаря успешным экспериментам и новым методам тренировок Армия Ночи представляет грозную силу. Те же мистики и ведьмы, к примеру. Из собирателей информации сделали смертоносных воинов - это всецело заслуга исследователей и поразительного мышления Триссы.
   Ну, истории о темных можно слушать бесконечно, но сейчас у охотников появились заботы важнее. Так называемый 'штурм' начался с наступлением темноты...
   В ворота Бастиона постучался Ладан в облике воина Гильдии. Вместе с ним отправились Катарина, Валент и Селлон. Включить в группу некроманта была полностью инициатива Реннета. Для большинства ведьм требовался телесный контакт, чтобы наложить особо-сложные чары. А прикосновение к 'телу нежити' обеспечивал полную потерю сознания. Тем же временем, сам молодой ренегат и остальные охотники под прикрытием темноты застыли в ожидании сигнала.
   Долго ждать не пришлось. Скоро ворота крепости приоткрылись. Это означало, что стражники ликвидированы. Их не убили, а всего-навсего лишили сил и облили крепким пивом. Последнее делалось, чтобы никто не догадался о проникновении.
   - Все в порядке? - осведомился Реннет, проскользнув внутрь и оставив отряд за стеной.
   - Проблем не возникло, - ответил Призрак.
   Общими усилиями они заперли ворота изнутри и направились вглубь Бастиона, по тоннелям, проходящим непосредственно в стене. Выбегать во двор было слишком опасно, так как могла заметить оставшаяся стража.
   Они успели проникнуть достаточно глубоко, не встретив ровным счетом ни единой человеческой души, когда донесся первый грохот взрыва и зазвучали крики людей.
   Отряду из пяти человек удалось благополучно спрятаться в одном из пустых помещений, прилегающих к невообразимо длинному коридору. Мимо них то и дело пробегали боевые маги и мистики, поднятые по тревоге. Они даже не подозревали, что шпионы уже находятся в их твердыне.
   В тот же самый момент по ту сторону стены оставшиеся маги охотники устроили небольшое представление, весьма правдоподобно разыгрывая сцену свирепого штурма. В тяжелые обшитые железом ворота и узкие бойницы летели заклинания, взрываясь и сверкая в ночном небе. Защитники Бастиона собирались на стенах, готовясь отражать натиск.
   Реннет отказался от плана штурмовать крепость, опасаясь многочисленных жертв. Вместо этого был придуман отвлекающий маневр со штурмом, во время которого небольшой горстке полагалось проникнуть за ворота и отыскать Триссу. Лучше все сделать незаметно, иначе предприятие грозило закончиться абсолютным провалом. Других входов и выходов из Бастиона не предусматривалось.
   - Надеюсь, ты учел, что мы будем делать, если Трисса пойдет к воротам до того, как успеем с ней 'поговорить'? - шепотом спросил у ренегата Ладан.
   - Не знаешь ты ее, - скривилась мистик. - Трисса даже пальцем не шевельнет, если стены Бастиона рухнут. Она помешана на экспериментах и исследованиях. С начала войны королева ведьм, я уверена, не принимала участия ни в одном сражении, из-за своей нелюбви тратить время на столь бесполезные занятия. Неудивительно, что больше половины всех сделанных темными открытий принадлежит лично ей.
   'Ого! А она и впрямь неординарная личность! - подумал про себя Реннет. - Возможно, мы сумеем с ней договориться, если сама война ей неинтересна, наверное...'
   - Не думай, что получится с ней поговорить, - вдруг осадила юношу Катарина, будто прочитав его мысли. - Эта женщина безумна в самой крайней степени этого слова. Всех нас она наверняка убьет сразу же, а вот тебя оставит в живых. Ты сам по себе представляешь для нее ценность, не говоря уже об элементе и запретной магии.
   Услышав это, Реннет поежился. Остальные члены группы, за исключением Селлон, также чувствовали себя не в своей тарелке.
   Они продолжили путь, как только последний маг пробежал мимо. Снаружи все еще была слышна канонада. Группе пришлось дальше передвигаться по освещенному факелами коридору, следуя за чутьем Реннета. Он чувствовал впереди сильную магию, однако образ размывался, словно смотрел через воду. Поначалу юноша старался не обращать внимания на подобное, но сейчас, с каждым следующим шагом его охватывала тревожность.
   По пути им несколько раз попадались камеры с пленниками. Все выглядели так, будто над ними долго и усердно издевались. Один раз даже навидавшийся многого Ладан с ужасом отшатнулся от клетки, увидев там мужчину, у которого из головы торчали металлические стержни.
   Очень скоро Реннет понял причину собственных тревог. Источник магии, к которому они направлялись, не была Триссой. Одна из обитательниц камер - женщина с растрепанными волосами. На первый взгляд, ранений и следов пытки на ней не наблюдалось, лишь одежда слегка помята. Более того, ее аура светилась серебристым оттенком, как у мистиков.
   - Не подходи! - крепко схватив парня за плечо, Катарина с силой отдернула назад, а затем грубо обозвала идиотом.
   Ренегат не сразу осознал, почему она так поступила. Ответ пришел сам собой, когда сидевшая в камере девица схватилась за голову и жутко заорала. После чего за головы схватились уже все, кто находился поблизости. Невыносимая боль буквально вгрызалась в сознание.
   - Вот же бли-и-и-ин! - закричала Валент, попятившись.
   - Что это? - Ладан сжимал виски.
   Только Катарина не растерялась.
   - Убей ее, Реннет, быстро!
   Юноша не колебался. Пересилив головную боль, он сотворил наиболее простое в контролировании заклинание огненной стрелы. Сгусток концентрированного пламени прицельно угодил орущей девушке в грудь, и спустя пару мгновений она рухнула на каменный пол.
   - Обезумевшая ведьма, - сообщила им Катарина, приходя в себя. - Они опасны, потому что больше не контролируют собственные действия. Свести человека с ума могут за один раз.
   - Н-да уж, тебе сложно не поверить, - произнес Реннет, собираясь с мыслями.
   Другие предпочли промолчать. Либо не хотели поднимать эту тему в присутствии Катарины, либо еще не успели прийти в себя после произошедшего. В любом случае, задерживаться на месте им не стоило. Поиски нужного им человека грозили затянуться.
   Коридор с тюремными камерами вскоре закончился и дальше начали попадаться комнаты иного назначения. Судя по большим рабочим столам и висящим на стенах инструментам - это были лаборатории испытательные камеры, построенные специально для безопасной работы с магией.
   В данный момент все они пустовали, а новый источник магии, замеченный Реннетом, находился где-то впереди, не рядом, но уже достаточно близко.
   - По-видимому, Армия Ночи поддерживается золотом кем-то со стороны, - озвучил догадку Ладан, рассматривая исследовательские помещения. - Чтобы обзавестись таким оборудованием, да еще подготовить к войне сотни боевых магов, мистиков, колдунов и некромантов нужна уйма денег. Казна целого благосостоятельного городка средних размеров хватит лишь на первый год.
   - Ты прав, - согласно кивнул Реннет, - но поддержка явно идет извне, по ту сторону Имперских границ. Возможно, постарался какой-то из незнакомых нам государств, или же Альянс Свободных Городов.
   - Думать об этом бессмысленно, мне кажется, - высказалась Валент.
   - Не скажи. Если Армией Ночи управляют не маги, то нам окажется гораздо сложнее заставить их пойти на переговоры. Если, например, им нужны территории Империи, ограничиваться малым никто не станет.
   - Скоро мы это узнаем, - ответил Реннет и поднял руку ладонью вверх, призывая всех замолчать. - Уже близко.
   Он ощущал ауру невероятной силы. Даже Катарина не смогла с ней сравниться. К счастью, источник был один и ни одной живой души поблизости. Принюхавшись, Валент подтвердила, что кроме них и еще одного существа ничей запах не чувствуется.
   Наверное, можно было взорвать дверь, снести его с петель ударом, но на сей раз юноша собирался обойтись без лишнего шума, чтобы не спугнуть жертву и не дать ей время подготовиться. Взявшись за ручку, он резко распахнул ее и пропустил вперед Катарину с Валент, сам метнувшись внутрь уже за ними.
   Учитывая то, что им попадалось до сих пор, Реннет ожидал увидеть нечто поистине потрясающее и жуткое. Он был... несказанно разочарован, обнаружив чистый кабинет с необходимым минимумом вещей. Голые стены, без полок, картин и занавеси. Один большой стол и три кресла. Обширное помещение в метра десять длиной и примерно восемь шириной оказалось пустым. В глаза бросалась только женщина лет сорока или сорока пяти, расположившаяся в одном из кресел. Она расслабленно откинулась на спинку и прикрыла глаза.
   Группа сговорилась действовать следующим образом: Катарина выскакивает вперед и отвлекает внимание ведьмы на себя, а Реннет и Валент атакуют следом. Сначала наемница обездвиживает противника, а уже после Ренегат пускает в ход заранее приготовленное заклинание. Ладан и Селлон остаются у входа и могут вмешаться, если сил остальных не хватит.
   Часто роль острия меча играл сам Реннет, однако сегодня это он был ценным инструментом. Обязанности Валент и Катарины заключались непосредственно в защите его жизни.
   Все с самого начала пошло не так, как планировалось. Катарина застыла посередине помещения, приготовившись отразить атаку королевы ведьм. Ее же просто не последовало. Сидящая в кресле женщина и с места не сдвинулась.
   На мгновение воцарилась звенящая тишина...
   - Только, пожалуйста, не размахивайте здесь мечами. Не выношу я вид и запах крови, - внезапно заговорила ведьма, лениво открыв глаза.
   Реннет ожидал увидеть в ее глазах такие же странные угольки, что появлялись с превращением Катарины в ведьму, но ничего подобного. Они выглядели обычно, лишь немного замутненные и покрасневшие, как у усталого человека. Сделав шаг вперед и оказавшись за спиной мистика, юноша спросил:
   - Неужели это Трисса?
   - Да, - ответила Катарина без сомнений, продолжая разглядывать женщину в упор.
   - Она пыталась тебя атаковать?
  - Даже не думала.
   Валент и стоящий в дверях Ладан не понимали, что происходит. Они тревожно оглядывались в ожидании команды. Что уж говорить о них, когда сам Реннет не мог толком ничего понять. И так получилось, что единственной, кто оставалась совершенно спокойной, была сама Трисса. Переложив стройную правую ногу на левую, сидя к гостям боком, ведьма предложила довольно красиво звучащим мягким тоном:
   - Может, присядете?
   - Спасибо, - произнес Реннет после недолгой паузы, однако остался стоять на месте. - Вы нас ждали?
   - С чего это я буду ждать гостей без чашки чая? - разыгрывая удивление, спросила женщина. - Нет, ваш визит стал для меня полной неожиданностью. Это немного грубо, заявляться в мой кабинет без приглашения, но обстоятельства бывают разные, так что могу понять. - Она с интересом разглядывала их. - Хотелось бы узнать, по поводу чего вы пришли ко мне в столь поздний час?
   'А она точно та самая Трисса? - засомневался ренегат. - Не сильно на безумную похожа. Разговаривает вполне осмысленно и даже саркастично. Хотя... нормальный человек не стал бы вести себя спокойно перед лицом врага'.
   Пока Реннет проворачивал в голове такие мысли, Катарина ткнула его локтем в бок, сердито зашипев:
   - Идиот, не ведись на уловки. Она очень сильна и ни при каких условиях не позволит нам уйти отсюда живыми. Будь готов ко всему и сразу!
   'И правда, я слишком расслабился', - укорил самого себя юноша, вытягивая из ножен меч. Воспользоваться клинком он не планировал, собираясь использовать его лишь как предмет отвлечения внимания. Заметив его маневр, Валент также приготовила копье.
   - Эй-эй! Надеюсь, вы не убивать меня пришли? - в голосе ведьмы послышалась тревога. - Может, для начала назовете причину?
   Бросив вопрошающий взгляд на Катарину, и получив неуверенный кивок, Реннет заговорил:
   - Думаю, о причинах вы догадались сами, Мастер Трисса. Нам не нужны смерти членов Светлого Ордена или Армии Ночи. Только признание равенства в предстоящих переговорах.
   - Переговоры? Между кем? Ради чего?
   - Между воюющими сторонами, разумеется. Как исследователю, вам должны быть безразличны пустые сражения. Из них ничего не вырастет. Прогресс возможен лишь в мирное время.
   - Хм, ты так думаешь? - улыбнулась она ему в ответ. - По-моему не все однозначно. Только война дает возможность узнать, что в бою эффективно, а что нет. И понять, как предотвратить войну нельзя, не познав ее всю без остатка. Получается, война необходима ради достижения мира. Противоречиво, не так ли? Жизнь полна ими, даже правда часто заключается в противоречии.
   - Согласен. Это доказывает, что войн не избежать. Их можно только отсрочить на некоторое время.
   - О, вот во что ты веришь?
   - Именно. Такова человеческая природа.
   - Наверное. Но должна тебе сказать, я стою на пороге великого открытия, которое поможет нам навсегда избавиться от войн. Если бы вы оставили меня в покое...
   - Реннет! Валент! Она атакует! - воскликнула внезапно Катарина, взявшись за голову.
   Проблема их плана заключалась в том, что ни Реннет, ни наемница не могли напасть на Триссу, пока ведьма сама не начнет атаку. Иначе под ударом могли оказаться они, а не Катарина. Но сигнал был дан, потому ренегат бросился вперед.
   Валент оказалась за спиной у противника и, перехватив копье обеими руками, прижала ее к спинке кресла, не давая подняться. Это давало им шанс воспользоваться заклинанием, если ведьма надумает покончить с собой или стереть память. Катарина уверяла, что Трисса никогда не стала бы накладывать на себя проклятие, а значит все ее знания по-прежнему хранились в голове...
  
   'Когда все пошло не так?!' - с ужасом подумал Реннет, глядя на рукоять клинка в своих руках. Он не помнил, когда успел вонзить в королеву ведьм меч. План заключался совершенно в другом.
   - Ты... ты чего? - с изумлением взирала на него Валент. - Мы же должны были захватить ее живой!
   Выпустив из рук холодную сталь, юноша сделал пару шагов назад, не в силах понять, как так получилось. Изо рта Триссы хлынула черная кровь, а глаза начали закатываться. Это был полный провал и конец!..
   
  Глава 22 Секреты Триссы
  
   - Ой, меня только что убили, - с фальшивой трогательностью на лице произнесла Трисса, по-прежнему сидя в кресле, сложив ногу на ногу.
   'Что происходит?' - сознание Реннето приходило в себя. Юноша стоял у распахнутой настежь двери кабинета, вместе со всеми остальными, а вот ведьма, мгновение назад захлебывающаяся в собственной крови, выглядела целой и совершенно невредимой. На ее лице появилась насмешливая улыбка.
   Оглянувшись по сторонам еще раз, ренегат убедился, что все вокруг в точности так, как было изначально, когда они только ворвались в помещение. Его меч висел в ножнах, не тронутый.
   - Что... что это? - недоуменно пробормотала Валент, тревожно озираясь.
   Как оказалось, все были сбиты с толку происходящим.
   'Получается, если сейчас я не сплю, до этого момента мы находились в ее власти и видели лишь то, что она хотела показать. Разве такое возможно? Когда она успела нас захватить?'
   Трисса сумела прочесть интересующие Реннета вопросы по одному выражению его лица. Возможно, не обошлось без использования чар ведьмы. Она заговорила первой, обращаясь к нему:
   - Реннет из Веллина, интересная у тебя жизнь! Я даже восхищена тем, что ты до сих пор не сдаешься, до сих пор терпишь. И таким ты остался после всего, что пережил? Не собираюсь сочувствовать, потому как ты этого не любишь, однако скажу, что ты удивителен. Хочу узнать тебя получше!
   - О чем ты? - среагировал юноша, услышав название родного города. Он даже не заметил, как Трисса копалась в его воспоминаниях. Неужели знала про его личность заранее? Нет, не стала бы она заниматься таким нудным делом, если существует возможность узнать все из его воспоминаний. Совершенно незаметно, стремительно, королева ведьм поймала их всех.
   - О тебе, разумеется! - дразнящим тоном ответила женщина. - Товарищи тоже неплохи. Каждый со своим бременем, но ты...
   Вдруг взгляд Реннета упал на Катарину, и из головы вылетело все, что он хотел высказать ведьме. Мистик сидела на коленях, опустив голову, будто потеряла остатки сил и волю. Проследив за его взглядом, Трисса сообщила небрежным тоном:
   - А, ты ведь беспокоишься о ней? Она единственная из вас, кто не попалась в мои сети. Даже сейчас продолжает бороться, хотя в душе понимает, что проиграет. Весьма печально.
   - Проиграет? - переспросил Ладан, понемногу приходя в себя.
   - Хех, вы же не думали, что она мне ровня? - ответила вопросом на вопрос ведьма. Снова поймав взглядом юношу, продолжила: - Мне известно, какой план ты для меня подготовил, парень. Это впрямь эффективный метод, если сумеешь им воспользоваться. Должна признать, ты для меня угроза. Поверь, это великая похвала, потому что подобного я до сих пор никому не говорила, включая нашего достопочтенного Лидера.
   Реннет начал понимать, что не смотря на слова, Трисса попросту играет с ними, забавляется, как хищник с раненной и не представляющей опасности добычей. Стоять и слушать - не лучший выход. Он должен был что-то предпринять, напасть на нее, в конце концов! Однако опыт прошлых битв и чутье подсказывали ему, что время еще не пришло.
   - Тебе я предлагаю выбирать, - неожиданно усмехнулась ему в лицо Трисса, - атаковать меня или защитить ее.
   Юноша скрипнул зубами от разгорающейся злости.
   - Твоя ведьма сражается не со мной, а с теми чарами, что я на нее наложила, - продолжила женщина, нисколько не беспокоясь. - Проклятье называют 'Милосердным Приговором'. Если не вмешаешься и не используешь на ней заклинание, что приготовил для меня, оно сотрет ей память и на всю оставшуюся жизнь сделает овощем. Занятно, не правда ли?
   Валент и Селлон не поняли смысла сказанных ею слов, а вот Ладан быстро догадался, как и сам юноша. Реннет не сомневался, что королеве ведьм под силу сделать такое. Только что Трисса показала им ужасающую власть над человеческими разумами и душой. Никто из числа тех, с кем охотники сражались в прошлом, не мог с ней сравниться. Возможно, сам командующий Армией Ночи не мог с ней сравниться. В голове парня вспыхнул вопрос: 'Что же делать?'
   Если поможет Катарине, потратит на нее заклинание, о победе над Триссой можно забыть раз и навсегда. Но, не сделав этого, он обречет мистика на судьбу хуже самой смерти.
   'Гадина очень хорошо осведомлена, куда следует бить!'
   Напряжение возросло тысячекратно...
   - У меня нет иного выбора, - прошептал Реннет вслух и опустился подле Катарины.
   Ладан видел его лицо и не мог ничего возразить. Возможно кто-то будет удивлен, однако сереброволосый метаморф считал нормальным, когда тебе дорог один человек и ты готов променять его на жизни всех остальных.
   - К сожалению, в самые темные уголки твоей души я заглянуть не успела, но так и думала, что ты лишь с виду кажешься худшим из человеческих существ.
   Реннет положил руку на лоб женщины, которую ценил больше всех, и прошептал... не слова заклинания, а извинение:
   - Ты лучшая.
   И в следующий миг он вскочил на ноги, схватил за плечо Валент, стоявшую поблизости, толкнул ее вперед, прямо на Триссу.
   Ведьма реагировала быстро, метнув во врага парализующее разум проклятие. Однако угодило оно не в Реннета, а в наемницу. Он выставил девушку в качестве живого щита и после того как она упала, кинулся на ведьму.
   Пустить в ход следующее проклятие Трисса не успела, так как ренегат коснулся ее шеи. Возможно, сказалось различие в физических способностях. Она не владела боевыми искусствами. Все чары и магические построения в ее голове развеялись в один миг, благодаря вторжению Реннета, оставив в сознании лишь пустоту. Но, даже не смотря на это, противник попыталась взять под контроль парня. Ее опыта и магического потенциала должно было хватить с лихвой. Поняла, что проиграла, она только когда проклятие не сработало. Последнее, что Трисса услышала, перед тем как потерять сознание, это голос ренегата:
   - Да, Трисса, ты восхищалась мной и моими способностями, но сам я всегда восхищался только ею. Только она одна сильна настолько, что может защитить меня. Ты не смогла этого увидеть.
   - Ты... так вот каков твой выбор? - Ладан стоял на месте глядя на то, как подозванная Реннетом некромант через 'безжизненное касание' лишает магических сил поверженную ведьму. Маг не мог поверить, что юноша вот так вот просто сделал выбор в пользу атаки, когда в опасности оставалась Катарина. К слову, мистик по-прежнему сидела на месте, словно мертвая.
   - Представь себе, Ладан, я принял такое решение, - ответил ему ренегат.
   Неожиданно, рухнувшая без чувств Валент дернулась. Ее девичье тело быстро начало обрастать черной шерстью и увеличиваться в размерах. Ровные человеческие зубы удлинились, превратившись в клыки, а ногти - в длинные острые когти. Из ее уст послышалось звериное рычание, наполненное гневом и яростью. Вместо наемницы взору присутствующих Реннета, Селлон и сереброволосого мага предстало чудовище, внешне напоминающее гигантскую гиену. Никто не успел толком ничего понять, как громадная когтистая лапа с размаху ударила ренегата, отбросив его к дальней стене. По пути он буквально собственным телом проломил одно из кресел.
   - У-у-ублюдок! Ты-ы-ы что о себе возомни-и-ил! - прорычал низкий нечеловеческий голос.
   Он принадлежал Клесс - Пожирателю Драконов. И не нужно было долго думать, чтобы понять, в каком сейчас она бешенстве.
   Обойдя стороной дрожащего от ярости и злобы зверя, Ладан подошел к лежащему в куче обломков Реннету. Одна из щепок торчала у него из руки. Осторожно осмотрев тело полностью, маг повернулся к Клесс и нервно сообщил:
   - Он без сознания. Похоже, несколько ребер сломаны.
   Это слегка поубавило пыл оборотня, намеревавшегося еще раз приложить ренегата к стене. С нескрываемой злобой она выплюнула:
   - Сам виноват! Он ис-с-пользовал нас как щит! В следующий раз голову оторву!
   Призрак сделал шаг назад, опасаясь безумства Клесс, и тут послышался знакомый женский голос:
   - Еще раз выкинешь нечто подобное, Чучело Мохнатое, ты и твоя подруга всю оставшуюся жизнь проведете в качестве ручного раба-питомца у какого-нибудь дворянина-извращенца. Поверь, я могу такое устроить!
   Сузив глаза и резко обернувшись, увидев поднимающуюся на ноги Катарину, Клесс глухо зарычала. Но вместо того чтобы пойти на нее, гиена попятилась назад, испугавшись той ауры, что испускала она.
   Волосы Катарины потемнели, став черны как ночь, а глаза превратились в мерцающие серебристым светом угольки.
   - Да, представь себе, я все еще жива, лохматая тварь! - испепеляющим взором смотрела она на Клесс, явно недовольная тем, что та напала на Реннета.
   Однако дальше слов мистик заходить не стала, обратив все внимание на бессознательного юношу. Махнув рукой на все, Ладан поспешил ей помогать вытаскивать его из-под обломков, после чего применив на повреждениях исцеляющую магию водной стихии. Он хотел спросить у Катарины о поступке парня, но быстро передумал и решил отложить это дело на потом.
   Клесс и Селлон оставались на местах, наблюдая за их действиями со стороны. Первая не имела желания помогать, а усилия второй, скорее всего, окончательно загнали бы Реннета в могилу.
   - Грохот и рычание могли услышать, - сообщил Призрак, завершая процесс исцеления. - Нам нужно убираться отсюда как можно быстрей.
   Катарина кивнула.
   Первым делом, придя в себя, Реннет ощутил неприятную колющую боль во всем теле, словно по нему проехалась повозка. Мистик и сереброволосый маг несли его по знакомому извилистому коридору. Лишившуюся сил Триссу взяли на себя некромант и Клесс. Последняя до сих пор контролировала тело, хотя приняла человеческий облик. Видимо проклятие ведьмы еще не развеялось полностью.
   То, что юноша пришел в сознание, Ладан заметил не сразу. Реннет услышал их с Катариной разговор.
   - ...Я понимаю, что ни ты, ни он - не без греха, как, впрочем, любой из нас. Но знаешь, ты слишком странно реагируешь на его выходки. Вместо того чтобы спасать тебя, он бросился на врага, к тому же еще использовал в качестве щита девчонку. Не злишься за это? - спросил Призрак.
   В отличие от многих прошлых ситуаций в голосе мага не чувствовалось осуждения, гнева или неприязни. Скорее было похоже на то, что он немного удивлен. Не поведением Реннета, конечно же. К нему он уже попривык. Сейчас его заинтересовала Катарина.
   - Не думай, что наши с ним отношения похожи на чьи-либо еще. - В этот миг юноша почувствовал, как она улыбается. - Реннет еще не до конца доверяет мне и возможно, толком сам не понимает, почему. Но он определенно знает цену жертвования другими. К тому же, верит в мою силу до такой степени, что признает ее выше собственных способностей и возможностей.
   - То есть, он просто доверился тебе?
   - Можно и так сказать, - кивнула она. - Не утверждаю, что при этом он не сомневается, не понимает вероятность ошибки. Просто такое его не останавливает. И потом, если бы он бросился меня спасать, как смазливый парень, защищающий девушку от негодяев, я бы его собственными руками придушила.
   - Поперхнувшись на ровном месте, Реннет дернулся и рухнул на пол. Он выглядел скорее напуганным, нежели удивленным. И пугало его в основном то, что в словах мистика не было даже намека на шутку.
   - О, похоже он очнулся, - усмехнулась Катарина, уже минуту назад почувствовавшая это.
   Реннет поднялся и огляделся вокруг. Как и думал, они находились в коридоре, по которому прошли ранее. Выход был достаточно близко. Снаружи время от времени слышались грохот и крики.
   - Уйти через ворота у нас не выйдет, - заметил он.
   - Мы в курсе, - отозвался Ладан. - Стены Бастиона также очень надежно защищаются, а еще одну встречу с мистиками пережить нам не удастся. Но у Клесс есть какой-то план.
   - План? - Реннет обернулся к оборотню-девушке. Заметив его взгляд на себе, та обнажила зубы, как разгневанный чем-то хищник. Благополучно проигнорировав ее недовольство, он спросил: - У тебя он и правда есть?
   - Не недооценивай меня, мальчишка. Вам придется нелегко.
   Как позже узнал ренегат, задумку Клесс нельзя было назвать сколько-нибудь нормальным. Безопасностью там и не пахло.
   Выбравшись во двор крепости, под пронизывающе-холодное ночное небо, они привязали плененную ведьму Триссу к спине Клесс, снова принявшей облик гигантской черной гиены. А затем, не дожидаясь, пока их заметят и поднимут тревогу, побежали от стен к лежащему в паре километрах городу Холод.
   Двигаться пришлось без остановок, так как их дважды пыталась задержать стража. Скоро поднялся шум и к делу подключились лучники.
   Полуостров, на котором располагался город, по сути, был полностью огорожен высокой стеной, и пройти можно было только через ворота Бастиона. Однако в некоторых отдельно взятых местах эта стена соединялась со скалистым склоном. Если правильно подойти к делу, вполне возможно спуститься по нему к самой воде. Что Реннет с компанией и сделали.
   Разумеется, все было не настолько легко и просто, иначе Северный Бастион не имел бы права носить звание одного из наиболее неприступных крепостей. Скалистый склон обрывался у воды и никаких иных путей по суше не существовало. Полуостров сам по себе являлся сплошной крепостью, так как всегда оставался окруженным жутко холодной водой Ледяного Океана. По ней не поплаваешь. Лодки и корабли также исключаются, из-за множества острых льдин, плавающих вокруг. Охраняющие Бастион стражники намеренно разбивали окружающий полуостров лед, сбрасывая подожженные бочки со спиртом. Даже летом корабли не могли подобраться к берегу, из-за десятков тысяч острых деревянных кольев, разбросанных по дну.
   Клесс предлагала именно плыть. Реннету хватило одного взгляда на громадные льдины, врезающиеся друг в друга из-за подводных течений, чтобы засомневаться в удачном исходе предприятии. Но возвращаться к стенам Бастиона ему тоже не хотелось. Оттуда можно было выйти только воспользовавшись запретными заклинаниями, или на носилках в виде трупа.
   В конечном счете, продолжая сомневаться в собственной разумности, все они положились на план оборотня Пожирателя. Она первой вошла в бурлящую воду, а остальные вцепились в нее и поплыли рядом.
   Естественно, стоило оказаться в воде, как у всех перехватило дыхание. Океан по праву носил название 'Ледяной'. Две-три минуты в такой воде и их тела остыли бы настолько, что пришлось бы заказывать повозку за Пределы.
   До берега было не так далеко, однако Клесс, взявшая на себя обязанность тащить на себе группу из пяти человек, приходилось лавировать между крупными льдинами и обломками бревенчатых кольев. Жар ее тела согревал остальных, не давая им замерзнуть до смерти. Реннет также подключил свою магию в виде заклинания, передающего через ладони тепло. Когда-то он испытал его на себе, после чего выучил в качестве средства от атак Ледяного Берсеркера Рэанны. Сейчас же юноша по очереди использовал его на всех членах группы, включая Клесс. Пусть та утверждала, что невосприимчива к холоду, ближе к берегу начала замедляться. Жертвуемое Реннетом тепло помогало ей перебороть пронизывающий холод и с новыми силами бросаться на покорение волн. Пусть каких-то полчаса назад они враждовали, перед лицом трудностей могли мириться с подобным и действовать сообща.
   Плавание заняло у них не менее получаса. За это время многие получили синяки, царапины, ушибы, от проплывающих мимо льдин. Один раз сам юноша едва не лишился ноги, оказавшись затертым между ними.
   Наконец, после долгих мучений и пытки холодом, они выбрались на твердый берег. Реннет распорядился отозвать атаку на стены Бастиона. Клесс умчалась выполнять, а все остальные направились поглубже на сушу, чтобы укрыться от ветра. Мокрая одежда стала тяжелой, еще сильнее охлаждая тело. Приходилось время от времени пользоваться заклинанием передачи тепла, так что вся оставшаяся у ренегата магия ушла на это.
   Лагерь устроили на скорую руку, соорудив большой костер. Только сжигать на таком пустынном берегу кроме кольев, выбрасываемых на берег, было нечего.
   Скоро отряд, которому полагалось отвлекать внимание защитников крепости, вернулся. Как оказалось, они потеряли двадцать пять магов. Цифра удивила всех без исключения, в том числе самого Реннета.
   - Не многовато ли? - переспросил он, не веря собственным ушам. - Я же приказывал вам всего лишь атаковать их на дальних дистанциях.
   Ливада скривилась, будто у нее разболелся зуб, и ответила:
   - Идиоты из Северного Легиона и Остролиста решили инсценировать нападение на стены более правдоподобным образом, чтобы противник не догадался о наших истинных намерениях.
   - Действительно идиоты, - сказал Ладан.
   - В итоге, пара десятков охотников попали под влияние мистиков и начали атаковать своих же товарищей, - сообщил Оуэр. - Потом, видимо их решили забрать за стены Бастиона...
   - ...В качестве источников информации, - закончила за него Катарина. - Вполне ожидаемая тактика. И вы, разумеется, ничего не смогли сделать?
   Ливада отпустила взгляд. После небольшой паузы прозвучал ее ответ:
   - Приказ отдал Сазель. Всех попавших под влияние расстреляли заклинаниями прежде, чем они успели попасть под защиту стен. Утверждать, что выживших нет, мы не можем, так как тела остались лежать там же. Лидер Северных Воителей вместе с ними.
   - Ясно. Рад, что у вас нашелся хоть один здравомыслящий человек.
   Возможно, другие не разделяли мнение Реннета, но на такое ему, как всегда, было плевать. Противник мог завладеть серьезной информацией, покопавшись в сознаниях этих магов. Если не исключить опасность окончательно, то хотя бы сократить шансы им удалось.
   После короткой передышки Катарина занялась Триссой. С этим тянуть не стоило. Ведьму специально поддерживали в бессознательном состоянии, чтобы избежать сопротивления. Впрочем, как утверждала Катарина, королева ведьм даже во сне могла стать большой проблемой. Процесс извлечения сведений, на сей раз, должен был занять несколько долгих часов, за время которого отряд отдыхал.
   Скоро Валент пришла в себя и снова взяла власть над телом. Реннет же размышлял о своих новых способностях, полученных путем принудительной эволюции. Хотя изначально шанс удачного исхода был невысоким, начали проявляться первые проявления Теней-Разрушителей.
   Обычно способностью чувствовать магию или отбирать ее у других теневой маг мог обзавестись сразу после пробуждения элемента, однако возможность разрушать структуру магии - это совершенно иной уровень, приобретаемый лишь с опытом. Такова была теория Главы Гильдии, в итоге, оказавшаяся верной.
   С помощью новой силы Реннет смог разрушить все магические чары, что готовилась применить Трисса. По сути, это полное обезоруживание. Плохо лишь то, что с освоением новых способностей у него возникли трудности. На те дни, что были у него в распоряжении, юноша овладел только одним заклинанием разрушающим магию, хотя проводил за тренировками по нескольку часов. Возможно, таким образом сказывалось использование запретного заклинания.
   Волновало его и другие события, не связанные с его способностями. Ведьмы, которых создала Трисса, оказались намного сильнее даже самого сильного мага. Они имели возможность не только вторгаться в чужое сознание и читать их мысли, но и контролировать. Королева ведьм сама продемонстрировала это умение во всей гибельной красе. Ни он, ни остальные, не владеющие приемами мистиков, не сумели даже понять, что находятся под контролем.
   И еще, возникло тревожное чувство, будто все эксперименты Триссы связаны с запретной магией. Словно она взяла ее за основу и создала новый метод, губительный и одновременно действенный. Если это действительно так, то ее ум сложно было переоценить. Менять данность по своему усмотрению сложно и опасно, однако если прежде изменить самого себя, все становится гораздо проще, наверное...
   Конечно, Реннет применил принудительную эволюцию на себе, но это всего лишь капля в море. У них был план, которого стоило придерживаться, только утверждать наверняка, что он сработает, не брался и сам ренегат. В последнее время он искал альтернативу на случай провала, не забывая о том, что ему осталось жить совсем недолго. Благодаря подаренной Катариной подсказке цель была близка как никогда.
   Когда мистик закончила, Гончие и представители союзных кланов собрались вместе для решения дальнейших задач. Разумеется, в первую очередь всех интересовали добытые от ведьмы сведения.
   Катарина выглядела мрачной.
   - Можешь рассказать, что конкретно удалось узнать? - попросил Реннет, присаживаясь напротив. Остальные тоже расположились так, чтобы слышать каждое слово мистика.
   - На удивление, сопротивление она оказала слабое, - начала та, - из чего можно сделать не самый хороший для нас вывод: сведения могут оказаться не до конца верными. Но узнала я практически все, что было нужно. Расположение большинства Точек, примерные силы Армии Ночи, количество колдунов и магов в их рядах, численность ведьм и мистиков. А также их основная цель и выбранные пути достижения.
   - Не думал, что можно так просто взять и вытащить из врага столько информации за раз, - удивился Сазель.
   - Просто? Не думаю, что процесс был таким уж простым, - отозвался неожиданно Оуэр. - Говоря о том, что Трисса оказала слабое сопротивление, имелось в виду совсем не то, что мы себе можем представить, - добавил он.
   - Примерно, - согласилась Катарина. - Мистик, будь он даже самого высокого положения, не смог бы справиться. И потом, я уже упоминала, что сведения могут содержать ложные факты. Хотя основная цель Армии Ночи имеет полное право оказаться самой настоящей правдой. И она не сулит нам с вами ничего хорошего.
   - То есть?
   Она без тени шутливости выдала:
   - Темные намереваются к началу зимы закончить войну. И печально осознавать, но нам с имеющимися возможностями не остановить их замыслы.
   Подробно, но без лишних фактов, Катарина сообщила о том, что Армия готовится нанести один-единственный удар, который и положит конец противостоянию. Нанесен он будет прямо по Азранну - центру Империи.
   Реннет догадывался о возможности такого исхода. Растягивать войну крайне глупо и опасно. Экономика и внутреннее состояние Империи с каждым новым днем рушиться сильнее и сильнее. Люди восстают, торговцы и землевладельцы разоряются тысячами, а голод и болезни охватывают город за городом. Если же быстро разобраться с войной и заменить у власти одну силу на другую, полного развала избежать можно.
   Плохо лишь то, что сильный удар по светлым обязательно выльется в масштабное сражение, которое, в свою очередь, спровоцирует Конфликт. Отсюда можно сделать вывод, что у Гончих остается всего около трех месяцев, чтобы остановить войну. И учитывая нынешнюю численность охотников, одними мелкими стычками не справиться.
   Кроме будущих планов Армии Ночи, более мелких подробностей узнать не удалось, что само по себе не давало Реннету воспользоваться ими. Самая же главная проблема - не удалось узнать и личность Лидера темных. Кто он такой и на что способен, его возраст и внешние приметы. А все потому что даже Трисса их не знала.
   Старый клан, правивший изгнанными после Светоносной Войны темными, назывался противоположно нынешнему правящему клану боевых магов - Тьма.
   После изгнания на другой край Континента, Тьма начала восстанавливать утраченные силы и занималась поиском новых союзников. Так начала собираться Армия Ночи, тогда еще называвшаяся 'Терновый Вал'. Маги с детства готовились к сражениям и войне, постепенно образовывая сплоченную организацию наемников. Их нанимали люди из соседних стран и земель. Благодаря им в некоторых Свободных городах поддерживали абсолютный порядок. Разумеется, услуги оказывались далеко не из благих намерений, а чтобы обеспечить организацию деньгами, что в итоге приводило к ее дальнейшему расширению в военной сфере.
   Но, сплоченным оставалась лишь одна часть системы, а в остальных начали появляться трещины. Причем появлялись они на удивление быстро, будто кто-то специально занимался саботажем. В результате чего недавно существовавшие бок о бок маги начали враждовать между собой. Произошло это всего восемь лет назад.
   Тогда-то и появилась Трисса. На нее вышел человек, предложивший выступить на их стороне. Женщина согласилась, так как увидела в словах посланца хорошо продуманную многообещающую стратегию, позволяющую в будущем создать нечто более важное, чем у нее было сейчас. Она следовала их приказам, собирая вокруг себя единомышленников. В конечном счете, все мистики оказались под одним крылом, чего прежде никогда не случалось. И кроме нее были еще несколько командиров, поступивших точно таким же образом. Одни объединяли некромантов, другие - колдунов. Члены клана Тьма слишком поздно осознали, что все события прошедших лет подстраивались специально, по чьему-то желанию, чтобы разбить построенную ими структуру и из осколков собрать нечто новое. При всем том истинный кукловод и стратег ни разу не показался на поле битвы, предпочитая оставаться в тени.
   А потом, за одну недлинную ночь, Тьма оказалась уничтоженной. Конечно, не потенциальным противником в лице Триссы и других полководцев. Попросту замок, в котором располагалась резиденция клана, снесло с горного склона крупным обвалом. Иные скептики поспешили возложить вину за случившееся на каверзы природы, и только лидеры тайных групп знали правду, потому что за несколько часов до обвала им всем сообщили о разрушении последней преграды на пути к общему объединению.
   И, само собой разумеется, никакого клана 'Темная Ночь' не существовало. По догадкам Триссы, действовало всего несколько человек - меньше десятка, руководимых талантливым стратегом. Но кем он был, не ведал никто. Даже после создания Армии Ночи он продолжал скрываться, вплоть до нынешнего времени.
   В общем, как ни посмотри, Гончим не удалось узнать его личность. Реннет боялся представить, каким мышлением тот обладал, если сумел практически в одиночку разрушить целый орден и из пепла создать новую организацию, более сильную и сплоченную. Умение скрываться столько лет поражало не в меньшей степени. С представителями магов, колдунов, мистиков и некромантов всегда общалась молодая женщина, служившая у лидера посыльной.
   Впрочем, нельзя сказать, что полученная от ведьмы информация оказалась совершенно бессмысленной в этом плане. Местонахождение таинственного лидера Армии им все же удалось вызнать, как и то, что он беспрепятственно передвигался по всем землям Империи. В этом ему помогала обширная сеть шахт и тоннелей.
   Еще в сведениях Катарины мелькнули названия проектов темных - 'Другая сторона', 'Ожившие легенды' и 'Сомнительная реальность'. О первом из них им уже приходилось слышать. Так называлось направление исследований, занимающееся изучением темной стороны мистицизма и некромантии, в результате которых появились ведьмы. А вот значение остальных двух терминов никто ничего не знал.
   После совещания между Реннетом и Катариной произошел отдельный разговор. Речь зашла о Черных книгах.
   - Ты упоминал нечто подобное. Знаешь, что они из себя представляют? - по одному лишь выражению лица мистик поняла, что Реннету далеко не безразличны эти книги.
   - У Триссы был такой, да? - спросил он, придя в себя.
   - Похоже да, и судя по ее воспоминаниям, ведьмы создавались опираясь на знания, содержащиеся в ней.
   - Ясно. Получается, она могла остаться там, в крепости Бастиона, - задумчиво пробормотал юноша.
   - Может скажешь, что это значит? Эта черная книга имеет непосредственное отношение к используемым тобой запретным заклинаниям, не так ли?
   'Как всегда, на удивление проницательна', - подумал Реннет, а вслух ответил:
   - Ты права. Если бы не война на пороге, моей следующей целью стал бы штурм Бастиона, чтобы забрать оттуда ее и уничтожить. Но сейчас это не имеет значения. Пусть остается все как есть, до поры до времени.
   Видя, что он не желает обсуждать подробности по поводу данной темы, Катарина решила поинтересоваться их дальнейшими действиями.
   - Меня ожидает встреча с прошлым, - произнес тот с ноткой печали в голосе.
  
   Чародейка Рэанна шагала по вымощенной серым камнем дорожке по направлению к выходу из крепости клана Белое Пламя. На ней были сияющие при свете солнца доспехи синевато-зеркального металла и укороченный плащ нараспашку.
   В округе начинала хозяйничать осень, но теплые дни не спешили покидать здешние леса.
   'Последнее время с погодой явно твориться что-то неладное. Уже должен был начаться сезон дождей, однако его и близко не видно. Да и снег посередине лета - это предел странности, - размышляла девушка. - Впрочем, для многих сейчас капризы природы остаются наименьшим из всех зол. Год прошел, а война все разгорается. Неизвестно даже, кто в ней побеждает, а кто проигрывает. Бесит все!'
   У нее были причины возмущаться. Отряд, которым она сейчас командовала, несколько месяцев к ряду успешно защищал территории Немисса. Не проходило и недели без сражений с темными. Из двадцати трех битв они отступили лишь дважды, из-за тройного численного перевеса в сторону противника. Кто-то даже придумал отряду пафосное название - 'Рыцари Магии'. И что в итоге? Они торчали весь последний месяц в городе, без возможности выбраться на поле битвы. Мастер Киос решил, что остальным отрядам также стоит включиться в дело и поднабраться боевого опыта. Рыцарям же полагалось отдохнуть.
   Нет, в общем смысле Глава Пламени был прав. Бесконечные сражения изрядно вымотали всех. Однако Рэанна опасалась, что за целый месяц ее подчиненные не только отдохнуть успеют, но и расслабятся. Наверное, поэтому она каждый день нещадно гоняла их на тренировках. Даже слухи поползли, будто членам отряда после ее тренировок поле битвы кажется настоящим отдыхом.
   Возможно, чародейка перебарщивала со строгостью, но зато как никто другой понимала всю тяжесть войны. Малейшая ошибка или просчет в стратегии могла привести к смерти товарищей. За этот год из старых членов Неосвета, собранных еще под руководством Реннета, осталось всего пятнадцать магов. Кто-то посчитал бы подобную цифру достойной уважения, но не Рэанна.
   Сказать, что она часто вспоминает о Реннете, значит соврать. Чародейка постаралась выбросить из головы воспоминания о погибшем мальчике. До сих пор ей это вполне успешно удавалось. Лишь иногда, когда было тяжелее обычного, бледная рожа гаденыша вставала перед глазами, заставляя ее стискивать зубы и ломиться вперед. А ведь даже злиться на него как прежде не получалось. Вот она - несправедливость во всей красе!
   Сегодня ей пришлось пораньше оставить занятия, чтобы отправиться к постовым у ворот крепости и забрать предназначенное ей письмо.
   - Кому же это угораздило мне написать? - бормотала она вслух. - Отец давно плюнул на подобные вещи, прекрасно зная, что ответа не дождется. Или кто из числа новеньких решил меня разыграть столь 'оригинальным' способом? Узнаю и убью.
   С недавних пор участились случаи предложений руки и сердца. Плененные красотой Ледяного Берсеркера, юнцы признавались ей в своей любви чуть ли не каждый день. Ее же, отношения сейчас не интересовали ни под каким видом. Но вот только после каждого отказа все равно оставалось неприятное ощущение, будто она сама в чем-то провинилась. Действительно бесит!
   Забрав у стражника письмо, Рэанна устремилась прочь. Честно, ей очень хотелось от души съездить по ухмыляющемуся лицу этого мага. Она уже представляла себе, как быстро разойдутся слухи.
   Осмотрев для начала сверток, чародейка не обнаружила на нем ничего, кроме собственного имени и маленького пририсованного сердечка. Скрипнув зубами от волны нахлынувшей неожиданно ярости, девушка пополам разорвала сверток, проигнорировав имеющуюся на нем печать. Внутри обнаружился сложенный листок грубого пергамента. Обычно на таком признания не писались.
   Лишь прочитав все, она поняла, что сердечко нарисовано специально, чтобы послание не мог и не захотел прочитать кто-то еще. И грубый пергамент невозможно просветить, чтобы увидеть содержимое не нарушив печать.
   Текст был коротким и гласил следующее:
  
   Здравствуй, Рэанна! Понимаю, что мы с тобой никогда не были друзьями, а однажды ты даже отказала мне. Помнишь, это случилось на кладбище? Мы оба были расстроены, а я пытался тебя утешить.
   Приношу извинения за случившееся в прошлом и прошу у тебя встречи. Не беспокойся, новых признаний не будет. Можешь и друзей с собой прихватить. Просто хотелось бы помириться с тобой. В нынешние времена это наилучший выход.
  
   Тот, кто забрал однажды твои мечты...
  
   
  Часть 3
  Глава 23 Единственный друг и старый соперник
  
   Большая часть охотников осталась позади. Отряд Гончих в полном составе двинулся вперед, к месту предполагаемой встречи. Был дан приказ не ввязываться в бой, с кем бы им ни пришлось столкнуться, исключая лишь прямую угрозу жизни. Пусть другая сторона предстоящих переговоров принадлежала к Ордену Светлых, лидер Гончих - Реннет, собрался обойтись без применения стали и магии.
   Большинством магов из союзных кланов новость была воспринята с осторожностью. Учитывая то, что охотники успели совершить против обеих сторон конфликта, их опасения можно назвать вполне оправданными.
   - Значит, Рыцари Магии? - Катарина пыталась понять, что задумал юноша.
   - Слухи о том, что этот отряд силен и беспощаден в сражениях, не лгут. Они получили известность не только среди боевых магов Империи, но и среди темных.
   - Не вижу ничего удивительного, - усмехнулся Реннет словам Ладана. - Можно сказать, я предполагал, что так все обернется. Правда...
   - Что?
   - Меня слегка беспокоит то, что мое послание могли не понять должным образом. Предводитель этого отряда довольно несдержанный человек, действующий на эмоциях. Могла и не догадаться, где именно состоится встреча.
   В голосе Реннета слышалось пугающее сомнение, однако удивило их нечто другое.
   - 'Могла'? Так их лидер не мужчина? - поинтересовался Оуэр тут же. - Но... 'Ледяной Берсеркер'...
   - Да уж, - устало вздохнул тот, словно вспомнив что-то утомительное, - прозвище так себе, но вынужден признать, прекрасно ей подходит. Если говорить совсем честно, понятия не имею, что нам ожидать от сегодняшней встречи.
   Катарина была единственной, кто читала написанное ренегатом послание, потому вышесказанное ее не слишком удивило. Но было кое-что другое, не дававшее ей покоя.
   - Похоже, вы с этой чародейкой были близки? - решила она его поддеть.
   И в следующий миг мистик пожалела о содеянном. Лицо Реннета застыло, будто он только что столкнулся с демоном из Нижних Пределов. Фляжка с водой, что он хотел отстегнуть от пояса, лязгнула о железную застежку.
   - Скорее уж наоборот. Мы с ней на протяжении всего времени обучения в клане были самыми настоящими врагами. Она даже пыталась меня убить. Возможно, этот человек единственный из всего клана Белое Пламя и Ордена светлых, с кем мне лучше вообще никогда не встречаться. Один факт того, что я продолжаю существовать, может стать причиной ее ненависти.
   - Ха? В таком случае, почему ты выбрал ее? - высказал Оуэр вопрос, интересующий их всех.
   - Не жалко будет убивать, если придется сойтись в сражении, - мгновенно и без раздумий ответил тот.
   По лицам членов отряда ясно читалось, что это худший повод, который только можно было найти. Лишь одна Селлон сохраняла спокойствие. Она недавно стала Гончей, еще не успела понять, что из себя представляет Реннет.
   - На самом деле Ледяной Берсеркер жадна до справедливости, - продолжил юноша. - Да, ее можно охарактеризовать как буйную и весьма несдержанную личность, однако, в отличие от меня, она не любит нарушать данного однажды слова и вдобавок весьма честна. Правящий клан никогда не заподозрит ее в связи со мной. Как ни крути, лучшего кандидата для переговоров нам не найти.
   После сказанного все немного успокоились. Пусть Реннета считали порядочной мразью, людей он понимал хорошо, заглядывая в самые потаенные глубины их пороков. К сожалению, именно эти качества мешали ему сходиться близко со своими подчиненными.
  
   Выбраться за стены Немисса Рэанне стоило немалых трудов. Понадобилось все ее неважное красноречие, чтобы убедить Главу разрешить отряду и ей покинуть город. Мотивировала чародейка свою просьбу тем, что в прогулке отряд отдохнет лучше, чем в тесноте каменных стен. На передовые линии соваться им официально запрещалось.
   Конечно, члены отряда сразу же поинтересовались о цели их 'прогулки'. Вместе, плечом к плечу, они шли в сражения не один месяц, потому ни на мгновение не поверили в слова про 'отдых'.
   Однако, к их удивлению и одновременно замешательству, на сей раз Рэанна предпочла не отвечать на вопросы, ограничившись лишь коротким предупреждением. Она посоветовала им не распространяться об их уходе даже знакомым и друзьям из клана, а также самим быть готовыми к любой неожиданности, будь то битва или бегство.
   Но даже так, никто не посмел высказывать недовольства командиру. Они всецело доверяли ей.
   Если кто-то и сомневался в принятом решении, так это сама Рэанна. Чародейка до сих пор не могла поверить в реальность происходящего. Полученное письмо можно было расценивать как признание в любви или извинения за прошлые ошибки, если бы не несколько важных моментов. Упомянутая история на кладбище - о ней знали только Рэанна и еще один маг. Она сильно сомневалась, что этот человек рассказал кому-нибудь другому. И кроме того оставалось слишком много намеков, прямо заявляющих о том, кем это письмо писалось.
   Рэанна могла действовать импульсивно, но уж дурой не была и умела складывать куски картины в одно целое. Он просил ее о встрече? Если честно, сомнения оставались, однако она бросила тренировку и сейчас направлялась в указанное место. Почему, спрашивается?
   Дело определенно не в том, что она хотела увидеть его живым. Чего-чего, а это она бы пережила и с удовольствием не встречалась с ним еще лет сто. Просто зная, каким он был, на что был способен, Рэанна не имела права отбрасывать вероятность такого исхода. И она не единственная, кто нуждался в правде.
   Бросив короткий взгляд на идущую рядом женщину, чародейка очередной раз задумалась над тем, правильно ли она поступает?
   Впрочем, додумать свои беспокойные мысли ей не удалось, так как в этот момент деревья расступились перед ними. Едва покинув рощу, отряд натолкнулся на девятку магов в угольно-черных одеждах.
   'А они показались быстрее, чем я рассчитывала, - с некоторой досадой подумала Рэанна, жестом приказав отряду оставаться на месте. Больше трех десятков опытных в бою магов рассредоточились за ее спиной, готовые к вероятной угрозе.
   Чародейка пристально вглядывалась в лица по другую сторону и почти сразу встретилась глазами с одним из них. Он не носил отличительных знаков мага, и лишь одна его холодная уверенность в прошлом заставляла чародейку прийти в бешенство. Определенно это был он, она чувствовала.
   Рыцари Магии наблюдали, как упомянутый персонаж пересек разделяющее их расстояние и остановился перед ними.
   - Еще раз здравствуй, Рэанна! Рад, что согласилась прийти сюда по моей просьбе! - с знакомой усмешкой заявил он.
   'Ненавижу твою рожу. Ох и бесит она меня!' - будто по привычке мелькнули мысли в сознании. Слыша за спиной удивленные вздохи и недоверчивые шепотки, она прямо задала интересующий их вопрос ему:
   - Ты... Реннет?
   - Скорее всего, - нахально так улыбнулся тот, отчего чародейке захотелось взяться за меч.
   Однако сейчас она не могла позволить себе необдуманных поступков. За ними следили не только Рыцари Магии, но и те, что пришли вместе с юношей.
   - Ты мертв! Я собственными глазами видела твое тело! - сухо заявила Рэанна, взяв себя в руки.
   - Эм, - он неожиданно помедлил с ответом, - пожалуй ты права, я действительно мертв.
   И словно убеждая самого себя, он кивнул несколько раз с глупым выражением на лице. А когда Рэанна собиралась ответить как можно жестче, сбоку мелькнули алые одеяния и на ее собеседника набросились...
  
   Гончие пребывали в некотором замешательстве, никак иначе это не назвать. На Реннета из рядов Рыцарей Магии бросилась красивая женщина в алой мантии, и явно не с намерением причинить вред, а как раз наоборот. Она обняла его.
   Было заметно и то, что больше всех удивление испытал сам Реннет. Он не успел толком ничего понять, как Мастер Селеста - его учитель и единственный друг, прижалась к нему, разрыдавшись в голос, чего никогда раньше не случалось. Сколько себя юноша помнил, она не показывала слабости на глазах у других.
   Простояв столбом несколько мгновений, придя в себя, ренегат заговорил:
   - М-мастер...
   - Ты жив, все-таки жив! Как же я рада, - шептала она, не слушая его и продолжая крепко обнимать.
   Осознав, что слова сейчас бессмысленны, Реннет отбросил сомнения и тоже обнял женщину. Юноша испытывал смешанные чувства. С одной стороны он радовался встрече, но с другой был огорчен тем, что она произошла при таких обстоятельствах. Он всегда думал, что лучше ей не знать его нынешнего.
   - Да, со мной все в порядке, Мастер, - добавил он спустя некоторое время. Его взгляд, наполненный злостью, остановился на стоящей поодаль Рэанне. Карие глаза говорили, что он очень недоволен ее поступком. - Не думал, что ты выкинешь что-нибудь в таком роде. Почему? - спросил он у нее.
   - Сам не понимаешь? - огрызнулась та, окончательно убедившись в том, что перед ними тот самый Реннет.
   - Решила использовать ее, чтобы выяснить правду? Или же она заложник? - неожиданно повысил он голос, а затем, резко развернув Селесту, встал между ней и Рыцарями Магии, исключая любую угрозу с их стороны.
   Прямо скажем, его поступком оказались удивлены все, включая саму Селесту. Гончим еще ни разу не приходилось наблюдать подобные эмоции в поведении ренегата, с какой яростью он отнесся к возможной опасности в отношении женщины, носящей алую мантию боевого мага. Буквально сбитые с толку, они лишь смотрели на происходящее со стороны, не делая попыток как-либо вмешаться.
   - Эээ... - Рэанна слегка опешила, увидев реакцию юноши.
   - Реннет, пожалуйста, успокойся, - взяла его за руку Мастер. - Рэанна сочла нужным рассказать мне о письме, и в итоге я сама напросилась с ней. Она сопротивлялась до последнего.
   Ее слова привели ренегата в чувство. Уже спустя несколько коротких мгновений он вернул самообладание и прежнее хладнокровие.
   - Кроме того...
   Послышался тот же голос, но теперь уже наполненный недовольством и угрожающим тоном до краев. У Реннета от этого знакомого голоса по спине побежали мурашки. Стремительно развернувшись, он убедился, что в глазах Селесты пробегают алые всполохи гнева, а лицо приобрело каменную суровость.
   - ...Что за причина не позволяла тебе дать о себе знать до нынешнего времени? Почему не сообщил, что остался в живых? Не доверяешь мне? Где ты пропадал и кто эти люди, что пришли сюда с тобой?
   - К слову, мне это тоже интересно, - отозвалась Рэанна, ничуть не потерявшая бдительность.
   Реннет совершенно не ожидал встретиться с Селестой, потому не представлял, как стоит вести себя дальше. Будь его воля, юноша никогда не стал бы вовлекать ее в собственные проблемы. Он не желал, чтобы Гончие знали об их с Мастером отношениях. Близкие люди всегда являются для человека и сильной, и слабой стороной. Сегодня он не смог избежать этого, потому не оставалось ничего другого, кроме как все объяснить.
   - Рэанна, Мастер, - обратился он к ним, а после оглянулся на отряд чародейки, - Рыцари Магии! Не хочу вам всем лгать и скрывать настоящие намерения! Я Ренегат и лидер Черных Гончих, а также командующий собранными нами охотников на магов! Вы должны были слышать о нас!
   На мгновение у Рэанны от удивления брови взлетели на лоб, а рука при упоминании знакомых прозвищ поспешила лечь на рукоять клинка. Члены ее отряда зашумели. Среди этих магов было немало тех, кого в свое время обучал юноша. И меньше всех, судя по виду, удивилась Селеста. Она восприняла эту новость, как очередную мелочь, недостойную большого внимания.
   - Так и знала, что ты натворишь нечто подобное, - скривилась она в полуулыбке.
   Реннет хотел бы многое ей сказать, однако прямо сейчас вокруг них было немало чужих ушей. Гончие подошли ближе, стараясь не делать подозрительных вещей.
   - Спешу вам представить Мастера Селесту из Белого Пламени! - произнес он и неожиданно для всех опустился на одно колено. Среди боевых магов так делалось лишь в редчайших случаях, чтобы показать полное уважение и восхищение.
   Не слишком знакомые с этикетом светлых, Гончие по очереди склонили головы.
   - Надеюсь, ты не хочешь, чтобы я окончательно разозлилась на тебя? - спросила огненная чародейка, глядя на Реннета сверху вниз. - Я слишком хорошо тебя знаю, как и то, что подобное ты считаешь несусветной глупостью, поэтому прекращай! Не порти мое первое впечатление о тебе.
   - Хе, ты права, Мастер. Прошу прощения, - поднялся тот, и резко повернулся в сторону Гончих, - однако представление я разыгрывал не для тебя конкретно, а скорее для членов моего отряда. Пусть они все собственными глазами увидят степень моего уважения к тебе и понимают, что произойдет, если кто-то попытается воспользоваться этим.
   - О, похоже, ты не доверяешь своим товарищам, - Селеста сделала шаг к Гончим и пристально вгляделась в лицо одной. Светлые волосы, на зависть любой королеве, и статная фигура с выдающейся грудью. Мастер уже имела честь знать ее, потому имя сошло с губ без усилий: - Приветствую тебя, Кассандра!
   Та молча поклонилась в ответ, а Реннет глухо произнес:
   - В нынешние времена не всем и не всегда можно доверять.
   Селеста прищурилась.
   - Так они понимают твою натуру? Я должна предупредить вас всех, что манипулировать Реннетом, угрожая мне, ни у кого не выйдет. Не смотря на наши с ним отношения, не тот он человек, который станет подчиняться чьим-то правилам. Скорее получится так, что на его руках будет одной смертью больше.
   Большинство Гончих хранили молчание. Они просто не знали, что им ответить на столь жестокие слова чародейки. Но так среагировали не все.
   - Мы не строим иллюзий, - усмехнулся Ладан.
   - И понимаем, что в любой момент можем оказаться в числе принесенных в жертву, - добавила Кассандра.
   - Вот как? - приподняла подбородок женщина и взглянула на этих двоих. - Видимо, ему и вправду удалось найти тех, кто принял его настоящего.
   - Мастер, - попытался вклиниться в их беседу Реннет, но та одарила его холодной суровостью.
   - Я должна была сказать им, потому что давно тебя знаю. Лучше уж им знать всю правду, чем потом ненавидеть и презирать. Презрение и ненависть испытывают те, кто изначально тешил себя иллюзией и выдавал желаемое за действительное. А знающий истинную суть человека, либо примет его, либо - нет. Третьего тут не дано.
   Услышав ее слова, Реннет замолчал. В конце концов, в свое время именно она сумела принять его недостатки.
   - Ты вызвал нас сюда, чтобы обсудить нечто важное, если правильно помню, - вмешалась Рэанна, начинавшая терять терпение. До сих пор она просто слушала и наблюдала, однако времени у отряда оставалось не так много.
   - Да, ты права, - кивнул юноша. - Оставим общение на душещипательные темы и перейдем к делу.
   Чародейка улыбнулась одними губами и с ноткой торжества заявила:
   - Ты же понимаешь, что никакого разговора у нас не выйдет, пока не решены более примитивные вопросы? Знаешь, я ждала этого момента целый год и сейчас не собираюсь упускать шанс.
   - О чем она? - Катарина внимательно следила за девушкой.
   - Полагаю, речь идет о дуэли между лидерами Рыцарей Магии и Гончих. Ничего иного от той, кто уважает больше всего силу, не ожидалось.
   - Смело можете считать это проверкой, - подтвердила та предположения Реннета. - Правдивы ли истории о неудержимой дерзости и силе Гончих? Или это всего лишь кучка недоучек и отбросов мира магии?
   Буквально закипев от злости, Валент воскликнула:
   - Эй, как ты там нас назвала, дерзкая сучка?
   Но, к большому удивлению Реннета, чародейка пропустила оскорбление мимо ушей, а не бросилась доставать меч и швыряться заклинаниями, как это бывало раньше. Он неуверенно заметил:
   - Ты изменилась, кажется.
   - Да, и это одна из причин, почему я напрашиваюсь на дуэль с тобой сейчас. В прошлый раз мое поведение было сродни капризам маленькой девочки. Поражение было неминуемо.
   - Значит, думаешь, повзрослела?
   - Кто знает, - усмехнулась та. - Ну так как? Согласен на один бой?
   Заглянув ей за спину, юноша обнаружил, что все рыцари отряда ведут себя спокойно, словно полностью доверяясь собственному командиру.
   'Добиться такого расположения к себе всего за один год? А она оказалась намного более умелой, нежели я мог представить. Касательно новой дуэли... Она не несет лично для меня никакой пользы. С другой стороны, есть что-нибудь, из-за чего мне стоит отказываться? До сих пор я сильно сосредотачивался на войне и забыл вкус тренировочных поединков'.
   И он дал свое согласие, с оговоркой, что сражение будет продолжаться лишь до первой крови.
   - Не беспокойся, до смерти биться я не собиралась. Даже если бы захотела уничтожить Гончих, как опасную для Ордена организацию, большие потери в собственном отряде меня не устраивают, - сказала та.
   Договорившись о мелочах, а также предупредив обе стороны не вмешиваться в ход поединка, командиры встали друг против друга.
   - Зачем им это нужно? - спросил Оуэр.
   - Понятия не имею, но кажется это первый раз, когда Реннет сражается просто так, а не с какой определенной целью. Даже необычно видеть такое, - отозвался Кром. Его племя любило устраивать поединки между воинами, в стремлении выбрать сильнейшего.
   Только Мастер Селеста имела представление об отношениях этих двоих.
   - Полагаю, сражение необходимо обоим, чтобы в дальнейшем перейти к свободному диалогу, - сказала она. - Рэанна из тех людей, что изучают человека посредством дуэли. В ходе битвы она определяет для себя самой, хочет иметь с ним дело, либо нет. Лучше всего нам не мешать им общаться, и посмотреть на интересное сражение со стороны. - Она вдруг спохватилась и отстегнула с пояса клинок в черных ножнах: - Едва не забыла столь важную вещь.
   Прервав боевой настрой молодого ренегата и чародейки, Селеста вышла вперед и протянула ему оружие. Она хранила его у себя с того самого дня, как Рэанна принесла вместе с печальной вестью о гибели ученика.
   - Это? - несколько удивленно смотрел Реннет на предмет в ее руках.
   - Твой меч, - кивнула Мастер.
   - Думал, что потерял его в той битве.
   - Можешь поблагодарить Рэанну, - улыбнулась женщина и, внезапно пододвинувшись ближе, шепотом добавила: - Мне не удалось разгадать его происхождение. Надеюсь когда-нибудь в будущем услышать увлекательную историю от тебя.
   Когда она отошла, Реннет поменял свое оружие. Уже заскучавшая соперница осведомилась:
   - Может, нам стоит начать? С благодарностями придешь после.
   - Хорошо, приду лет через сотню, - он встал в боевую позицию и приступил к концентрации.
   Рэанна поняла, что не дождется от него соблюдения самых стандартных правил вежливой дуэли, не говоря уже об отсчете.
   Юноша решил не доставать клинок из ножен в самом начале, а обойтись одной магией. Заклинание теневого перемещение подходило лучше всего. Уже спустя половину минуты его окутала тень, придав телу нечеловеческую быстроту.
   - Ничего нового, - сухо пробормотала чародейка, воспользовавшись давно заготовленным заклинанием.
   Подняв руку над головой, она сделал резкий выдох, чтобы высвободить максимальное количество магии за раз. Следящий за ее действиями Реннет видел, как девушку окутал ореол воды, который затем будто взорвался, переходя в состояние густого облака тумана. Так как никогда раньше ему не приходилось видеть это заклинание, он сделал предположение, что туман сотворен в качестве маскировки. Каким бы быстрым он сам не был, нельзя победить того, кого не сможешь увидеть. Однако он ошибся...
   Нырнув в это влажное облако, юноша почувствовал неладное. Возникло ощущение давления и заторможенности тела. Конечности с трудом ему подчинялись. Теневой покров оказался бесполезен, потому что заклинание Рэанны не входило в число атакующих.
   - Захват и удерживание?! - успел поразиться маг, как в этот момент откуда-то раздался тихий свист. Тонкое острое лезвие сверкнуло перед глазами, едва не продырявив ему череп. Он не успел толком среагировать, что само по себе удивительно.
   На этом атаки не закончились. Чародейка билась со стремлением навредить противнику. Никакой 'честной и благородной' схваткой здесь даже не пахло. Она была настроена крайне решительно. При виде такого, Реннет и сам загорелся жаждой боя. Заклинание Рэанны свело на нет всю его мобильность, в итоге движения юноши стали медленнее, чем до использования теневого перемещения. Прекрасно понимая, что такими темпами его ждет поражение, Реннет обратился к огненной магии, противоположной воде.
   Девушке пришлось отскочить назад, когда воздух вокруг парня вспыхнул призрачным пламенем, испаряя туман и любую другую влажную среду. Нисколько не огорчившись, Рэанна направила ладонь на противника и выпустила Морозного Стража - управляемое морозно-вихревое заклинание, смахивающее на громадную дымчатую змею.
   Снова застигнутый врасплох необыкновенной скоростью атаки, юноша с трудом уклонился от вихря, разевающего пасть, подобно настоящей змее, заглатывающей добычу. Однако промахнувшись, бестелесное создание извернулось и снова ринулось на него. Во второй раз он не успел.
   Рэанна улыбнулась, видя, как того отбросило назад. И затем, не давая и малейшего шанса встать, ее заклинание атаковало еще раз, уже лежащего противника. Дело непременно закончилось бы неслабым обморожением конечностей, не успей Реннет подорвать огненный шар малой силы аккурат между собой и приближающимся стражем. Горячая волна слегка поубавила мощь ледяного заклинания, поэтому чародейка решила больше не ждать.
   Продолжая управлять вихрем, она сама устремилась в атаку, держа в руке сталь. Взорвав рядом с собой еще один огнешар, Реннет вытащил из ножен меч, с намерением заблокировать им ее атаку.
   Он и представить не мог, что окажется в столь нелегком положении. Клинок чародейки юноша сумел отвести собственным, однако морозный вихрь, словно поджидал подходящего момента, ударил в спину. Едва удержавшись на ногах, юноша пожалел о том, что ранее активированное теневое перемещение рассеялось из-за потери концентрации. Оказавшись между двух огней, он был недалек от полного поражения.
   В итоге, чтобы исправить положение, Реннет воспользовался Вспышкой. Закрыв глаза и направив свободную руку на Рэанну, он шепнул пару коротких слов.
   Это заклинание по праву можно считать самым быстровыполнимым, однако во время сражения пользоваться ею небезопасно. Оно лишь ослепляет врага на несколько мгновений, не нанося никакого урона. Если вовремя среагировать, избежать воздействия можно с легкостью, что противник и сделала. Кроме того, она сама воспользовалась случаем и открыла третье заклинание.
   Реннет заметил, как между пальцев чародейки появилось интенсивное беловатое свечение. Чтобы защититься, он выставил вперед меч, и от ее прикосновения тот мгновенно покрылся инеем. Злорадно улыбнувшись, Рэанна размахнулась и ударила сталью по клинку ренегата. Удивление пришло к ней немного позже, когда меч противника, что должен был разлететься на мельчайшие осколки, отозвался лишь типичным металлическим звоном. Она разорвала дистанцию между ними, чтобы понять, почему план не сработал.
   Уставившись друг на друга, оба проворачивали в сознании дальнейшую тактику сражения, попутно стараясь оценить возможности соперника.
   Реннет остался глубоко удивлен увиденным. Его сильно обеспокоило то, как быстро она создавала весьма сложные чары, будто брала их из воздуха. Быстрее, чем смог бы он сам. Такого не должно было случиться.
   Чародейке тоже было над чем задуматься. Она считала, что предусмотрела все, ничего не оставив без внимания.
   Их клинки схлестнулись вновь, и в дело пошла магия скоростного действия - это огнешары с огнестрелами, а также ледяное дыхание и лезвия. Последнее добавило много хлопот Реннету, потому что ему приходилось все время разрывать дистанцию для маневра.
   Под конец даже наблюдающие с обеих сторон отряды заскучали. Противники не давали друг другу и мгновения, чтобы сотворить нечто стоящее, постоянно перебрасывались скоростными атаками. Но, такой исход не устраивал ни ренегата, ни чародейку. Будто договорившись между собой, они одновременно отступили. Оба стремились закончить поединок одним ударом.
   Рэанна приступила к выполнению масштабной атаки с использованием элемента льда. И поначалу юноша хотел противопоставить огненную магию, желая проверить, кто победит в схватке воли, но передумал, вспомнив прошлый опыт сражения с ней. Вместо упреждающего удара с иллюзорным шансом на победу, он выбрал безотказную защиту. Реннет не цеплялся за честь и гордость боевого мага, потому мог себе позволить проиграть, если от этого не зависела его жизнь.
   Как оказалось, выбор чародейки пал на 'Белый Лед' - редкая и исключительно сильная способность магов ледяного элемента. Особенность ее в том, что сотворенные молочно-белые клинки были в четыре раза крепче обычного голубого льда, а также не подвержены таянию от жара. Атакуй Реннет пламенем, клинки попросту прошли бы насквозь, в том числе через его собственное тело.
   Кружащийся танцем смертоносный ливень белоснежных клинков приближался к парню, готовый растерзать его в клочья, но вдруг, рассыпался в искрящуюся пыль и растаял в теплом воздухе. Зрелище выдалось воистину фееричное, словно в воздух взметнулась туча стеклянной пыли, искрящейся на свете солнца.
   До самого последнего момента уверенная в собственной победе, Рэанна от усталости и разочарования плюхнулась на землю. Реннет объявил ничью, так как затратил в бою большую часть своих магических сил и не смог бы продолжать. И если совсем честно, разочарован в себе он был не меньше соперницы. В качестве завершающего акта, со стороны Рыцарей Магии донеслись хлопки в честь командира.
   - Интересно было бы взглянуть на этот необычный клинок в его руках, - произнес Кром, приставив указательный палец к подбородку.
   - О чем ты? - Оуэр расслышал его.
   - Да так, - задумчиво ответил тот, - мне он показался весьма странным. Металл не похож ни на один из известных мне.
   
  Глава 24 Отношения
  
   Дуэль между лидером Гончих и командиром Рыцарей Магии закончилась вничью. Однако Рэанне показалось, что соперник сдерживался, так и не показав ей всю имеющуюся у него силу. Поэтому, когда они уединились для дальнейших переговоров под специально установленный навес, первым делом она спросила:
   - Мне сложно считать наш с тобой поединок состоявшимся. Ты не воспользовался той невероятной силой, что я уже имела возможность наблюдать в последнем бою, прямо перед твоей 'смертью'. Я хочу знать, была ли серьезная причина или дело в жалости?
   Реннет до этого времени будто думал о чем-то другом, а на прозвучавший вопрос отреагировал озадаченным взглядом.
   - Видела момент моей смерти?
   - Да, хотя странно, что мы говорим об этом так обыденно, - скривилась та. - И еще, я не стреляла в тебя из зачарованного лука.
   - Мне уже известно, - рассеянно кивнул Реннет ей. - На тебя я бы подумал в самую последнюю очередь. Гордость не позволила бы ударить в спину.
   - Как грубо.
   Буквально с минуту они смотрели друг на друга, пытаясь понять, что изменилось, а что осталось прежним. Существуют ли былая неприязнь и ненависть. А главное, куда им теперь двигаться. Первой молчание нарушила чародейка:
   - К слову, я достаточно хорошо разглядела того стрелка.
   Она коротко описала ему внешность той странной женщины, которую видела на злополучной поляне. Разумеется, используемое ею оружие также не осталось без внимания. Длинный и уродливый лук с торчащими из древка шипами не каждый день встретишь, даже в оружейной лавке.
   - Итак, надеюсь, этого будет достаточно, потому что мы отвлеклись от темы. Почему ты сдерживался?
   Осознавая, что упрямство не позволит ей оставить данный вопрос без ответа, Реннет произнес:
   - Можешь удивляться, однако дуэль была проведена без каких-либо ограничений с моей стороны. Я использовал все что нужно для победы. А то, о чем ты упомянула, к поединкам отношения не имеет. Оно исключительно для убийства.
   - Ха! И почему я не удивлена.
   Чтобы допрос не затянулся, юноша пошел в наступление и сам начал задавать вопросы. К примеру, некоторые трюки чародейки стали для него неприятностью. Одно из таких - скорость создания сложных заклинаний. По приблизительным подсчетам, ей удалось сократить время раза в три.
   Слегка захваченная врасплох его заинтересованностью, Рэанна не стала утаивать подробности. К тому же, их знали все Рыцари.
   Измененными элементами называли те, которые в одночасье эволюционировали, даруя новые возможности для мага. При этом элемент мог не только приобрести определенные свойства, но также потерять уже существующие. Процесс достаточно подробно изученный. Исследователи воспринимают его как нечто естественное. Бывали случаи, когда волосы человека резко меняли цвет, без каких-либо веских причин. Стоит упомянуть, что помимо измененных элементов бывают улучшенные элементы. В этом случае маг обретает новые возможности, не теряя уже имеющиеся.
   В случае же с Рэанной, из ее же слов, элемент льда обрел свойство замораживать пространство. Впрочем, речь о глобальных масштабах не идет. В существующее время она могла бы замедлить себя или соперника - не более того. А пример такого заклинания - 'Охлажденный туман', остановивший теневое перемещение.
   Но это никоим образом не объясняет того, каким образом она сумела сократить время сотворения чар, сказал бы Реннет. На самом же деле, только измененным элементом и замедлением времени оно объясняется.
   С недавнего времени в Белом Пламени начали изучать так называемые 'составные заклинания', когда два или даже три заклинания соединялись в одну последовательность. Процесс скорее похож на связывание структур, нежели слияние. Первое заклинание плавно переходило во второе, а то уже в третье.
   Реннет добился от нее короткого объяснения сути приема. В бою с ним чародейка использовала тройное соединение, что само по себе очень нелегко выполнить. И чтобы не растратить их раньше времени, она умудрилась применить замораживание, таким образом отложив активацию.
   - Э, погоди-ка! - опомнился Реннет. - Хочешь сказать, что начала атаку еще до того, как я приготовился?
   - Именно.
   - Что? - брови мага поползли вверх. - Разве такое можно считать честным приемом? Ты же раньше не позволяла себе жульничества и уловок. Это же заденет твою честь как-никак. Неу... неужели ты и не Рэанна вовсе? - изобразив недоверие, он отступил на шаг.
   'Она правда настолько сильно изменилась за один год?'
   - Сражайся я честно, Рыцарей Магии уже не существовало бы, - с оттенком горечи изрекла девушка. - Признаюсь, поняла это не так давно. Жертвовать собой, ценить гордость и ставить честь превыше жизни. Как командир отряда, я просто не могу позволить себе такой роскоши.
   - Даже так? - явно съязвил тот.
   - Да, к сожалению.
   После она расспросила его о разрушении заклинания 'Белый Лед'. Скрывать Реннет не стал, хотя и всей правды не сказал. Упомянул, что его элемент подвергся эволюции.
   - Интересно получается. Улучшенный элемент и измененный элемент. Схватка шла на равных, - пробормотала она.
   Реннет не был бы собой, если бы откровенничал с бывшим врагом, ненавидевшим его долгое время. Рэанна посчитала, что он использовал навык разрушения заклинания дважды, хотя на деле оно использовалось всего один раз. Ее составная техника включала в себя сразу три заклинания ледяного элемента - это 'Охлажденный Туман', 'Ледяной Страж' и 'Вечный Сон'. Последнее заклинание призвано заморозить любой объект, живой или неживой, на самом глубоком, структурном уровне. То есть, это уже не просто охлаждение, а кристаллизация материи. Ренегат прикрылся клинком, подставив его под удар. Металл должен был затвердеть, а при следующем столкновении попросту разлететься на осколки. Но такого не случилось. Причина того заключалась не в способностях юноши, а в самом клинке.
   Обсуждение поединка подошло к концу и пришло время более важных тем. Собственно, за этим сюда пришли оба отряда. Рэанна понятия не имела, что нужно ее давнему сопернику, и какой ответ она сама даст. Он же был уверен в том, что не может обратиться ни к кому другому.
   Навес, под которым оба расположились, с одной стороны охраняли Гончие, а с другой Рыцари. Между собой они предпочитали сохранять дистанцию, так что серебристо-зеркальные доспехи и угольно-черные одеяния создавали контраст, который нельзя не заметить. Однако так вели себя не все.
   Женщина в алых одеждах, скрытых под серым плащом, направилась на другую сторону, к Гончим. Те быстро заметили ее и молча переглянулись. Повисло напряжение. Катарина не ожидала, что обратятся именно к ней.
   - Мы можем поговорить? - предложила Селеста прямо глядя на мистика.
   - Разумеется, - кивнула та после красноречивой паузы. Они неспешно отошли в сторону от обоих отрядов. Вела Катарина, а чародейка из Пламени следовала за ней.
   - Ревнуешь? - внезапно спросила она ей в спину.
   - Что?
   Изображенное мистиком удивление и непонимание лишний раз подтвердило догадку Селесты, поэтому дальше осторожничать она не стала.
   - Я видела тебя, когда мы с Реннетом встретились. Можно сказать, заметила выражение твоего лица и мгновение боли, что отразилось в глазах. Необычная реакция, не находишь?
   Катарина сухо хмыкнула и благоразумно дождалась продолжения. Селеста улыбнулась.
   - Это не осуждение, а мое личное любопытство. Как его единственный друг и Мастер, я хочу знать, как относятся к нему новые знакомые. Надеюсь, сам он в курсе твоих чувств? Ты признавалась?
   Немного странно было слышать такие вопросы от почти незнакомого ей человека, но Катарина решила не лгать.
   - Да, он знает.
   -Хех, судя по твоей реакции, парень не только знает, но и принял их, - она едва заметно поджала губы. - Он из тех, кто не подпускает к себе близко первых встречных или абсолютно ему безразличных. Честно говоря, я удивлена тому, что он пошел на это сейчас.
   Мистик не понимала, как следует ей отвечать, потому решила действовать прямо, без лишних маневров.
   - Похоже, вы хорошо знаете Реннета. Насколько вы с ним близки?
   Женщина выдержала небольшую паузу, прежде чем дать ответ. Ее лицо выглядело необычайно серьезным.
   - Я знаю его больше, чем кто-либо из здесь присутствующих, включая тебя. Несколько лет, если быть точнее. Не хвалюсь, что за это время научилась хорошо понимать его, но это и не важно. Людей друг с другом связывает отнюдь не понимание, как привыкли думать многие, а совместные чувства, эмоции и воспоминания. А вот со вторым вопросом все куда сложнее...
   - Что он значит для вас? - не отступала Катарина. Она чувствовала, от ответа чародейки будет зависеть ее собственное решение.
   Селеста, видимо, тоже понимала, к чему все идет. Однако дать ответ оказалось на удивление сложно. Раньше она считала юношу другом, но теперь, встретившись вновь...
   - Думаю, он для меня больше, чем друг.
   - В каком смысле?
   - Не уверена, воспринимает ли он сам наши отношения так же, но для меня Реннет настоящая семья. Возможно как младший брат или сын.
   Катарина остановилась. Слова чародейки стали для нее неожиданностью. Взглянув ей в лицо, мистик пыталась угадать, говорит она правду или нет.
   - Мне кажется, или наше общение плавно перешло в допрос? - одарила ее точно таким же взглядом Селеста. И тут же получила новый вопрос.
   - Вы любите его?
   - Разумеется, - без колебаний ответила она. - Думаю, это очевидно, коли я считаю его другом или даже братом.
   Катарина качнула головой, нахмурившись.
   - Я о любви несколько иного рода. Вы когда-нибудь воспринимали его как мужчину? Хотелось вам с ним сблизиться физически?
   На сей раз молчание длилось гораздо дольше. Чародейка оперлась спиной к стволу молодой осины.
   - По-моему ты только что проявила непростительную грубость. Негоже спрашивать о таком человека, с которым едва знакома. Однако умысла скрывать правду от тебя я не имею. Мы с ним никогда не были настолько близки, а мои чувства, отношение к нему, останутся лишь в моем сердце. Ты взрослая и уже должна понимать, что в себе разобраться сложнее, чем в окружающем тебя мире. Не могу ответить на заданный тобой вопрос, так как есть шанс ошибиться.
   У мистика создалось ощущение, что она попросту не желает ворошить собственные чувства. Ее можно понять. Но с другой стороны, у Катарины не было причин быть тактичной, тем более если дело касалось ее самой.
   Видя, что собеседница продолжает воспринимать ее как соперницу, Селеста вздохнула. А ведь не за этим она завязала разговор...
   - Ладно, для начала мне стоит представиться. Меня зовут Селеста. Я чародейка огненной стихии и учитель в клане Белое Пламя.
   - Катарина. Маг-мистик. Отступница из Армии Ночи.
   - Мистик, значит? Что ж, ничего против них не имею.
   - А против ведьм? - не удержалась та.
   Мастер удивилась, но быстро взяла себя в руки.
   - Получается, ты одна из темных мистиков, каким-то образом...
   - ...Созданных Армией Ночи, - подтвердила Катарина. Она надеялась увидеть на лице женщины страх, отвращение или же презрение. На худой конец жалость. Вполне ожидаемая реакция, учитывая само происхождение ведьм. Но ничего такого не случилось. Вместо этого чародейка понимающе улыбнулась.
   - Теперь мне ясно, почему Реннет выбрал тебя, - сказала она. - До сего момента я силилась понять, в чем дело, но все встало на свои места.
   - Вы о чем?
   - Ты сильнее, сильнее во многих смыслах, потому можешь оставаться рядом с ним. Даже если бы Реннет любил кого-то, постарался бы держаться на расстоянии, чтобы атаки врагов не задели близкого ему человека. Я одна из них, но не настолько сильна, чтобы постоянно находиться рядом. Сама это понимаю. Когда он собрался стать ренегатом, и речи не шло о том, чтобы я ушла вместе с ним. Он прекрасно осведомлен об опасности и старается не причинять неудобств дорогим людям. Но ты, Катарина, другая. Ты способна постоять за себя и достаточно взрослая, чтобы понять его без лишних слов. Потому-то он может оставаться рядом.
   - Хотите сказать, он выбрал меня из-за силы?
   - Нет конечно, - поморщилась Селеста, - но с теми, кто не похож на него самого, Реннету приходится тяжело. А твое присутствие он расценивает как нечто нормальное, как обыденность, которого для него давно не существует.
   - В ваших словах нелегко разобраться, - пожаловалась Катарина.
   - Тогда скажу проще. Рядом с тобой ему легче дышать.
   'Она и правда очень хорошо осведомлена о чертах характера Реннета', - не могла не заметить мистик. А если учесть, как воспринимают юношу окружающие люди, ее стойкостью духа нельзя было не восхититься.
   - Ты спрашивала, видела ли я в нем мужчину? Да, видела. По-другому быть не могло, ведь мы с ним некоторое время делили одну комнату. Я женщина, не смотря на статус Мастера Магии, и физическое влечение мне не чуждо. Однако я четко осознавала, что наши отношения в этом ключе несостоятельны. Я много старше его даже по возрасту...
   - Не думаю, что возраст стал бы для него помехой, - неожиданно для себя мягко улыбнулась Катарина. - Мне кажется, он из того числа людей, которые не зацикливаются на подобных мелочах.
   Чародейка пододвинулась ближе и по-заговорщицки подмигнула ей, словно раскрывая тайну мироздания.
   - Ошибаешься. Его волнует возраст, пусть и не в плане внешности, а скорее в плане зрелости сознания, мышления. К примеру, в тебе он явно видит взрослого человека, опытного и мудрого в некоторой степени. А та грубоватая девчонка, что пришла с вами, пусть и кажется не младше Реннета, но вряд ли он видит в ней женщину.
   - То есть, его сознательно тянет к более зрелым девицам?
   - Можно и так сказать, хотя звучит, будто он извращенец, - рассмеялась та. - Ты же заметила, что мыслит он совсем не соответствующе своему возрасту. Потому и партнера, полагаю, ищет способного его понять. Точнее, лучше сказать, что он уже нашел ее.
   Поразмыслив над ее словами, Катарина встряхнулась.
   - Я начинаю понимать предпочтения Реннета. Но это также значит, что и ваш возраст стал бы для него преимуществом.
   - Он сам мог стать помехой для меня, так он рассуждал бы, - с легкой интонацией иронии произнесла Селеста. - Наши отношения, зайдя в колею физической близости, были чреваты множеством проблем и осложнений. Он не пожелал бы доставлять их мне, а я - ему. Посему можно сказать, вопрос давно уже закрыт для нас обоих.
   Она следила за реакцией Катарины, однако та не проявила каких-либо явных эмоций, оставаясь сдержанной. Общение же на этом не закончилось. Мистик расспрашивала чародейку о прошлом молодого мага, еще до ренегатства. Селеста, словно заботливая старшая сестра, поведала немало курьезных историй из его ученической жизни. Даже глядя на то, с каким видом она все это рассказывает, можно увериться в искренности и теплоте их отношений.
   Им пришлось расстаться по окончанию переговоров между Рэанной и Реннетом. К слову, длились они целых пять часов. Два командира вышли к отрядам ближе к вечеру. Лицо ренегата не выражало ничего и осталось прохладным, а вот Ледяной Берсеркер выглядела мрачнее тучи.
   - Ты не представляешь, куда движешься. Похоже, некоторых даже смерть ничему не учит! - бросила она ему перед тем, как Гончие и Рыцари Магии разошлись.
   Реннет поступил бы ужасно, не попрощавшись с той, кого безмерно ценил и уважал, поэтому первым делом подошел к Селесте с Катариной.
   - Рад, что нам довелось увидеться, Мастер, пусть и не при лучших обстоятельствах! - он поклонился ей.
   Вместо ответного прощания, женщина упрекнула:
   - По глазам вижу, опять направился не по той тропинке. - Когда он попытался что-то сказать, она остановила его, подняв ладонь. - Не стоит искать оправдания. Я помню сказанное тобой. Мне это совсем не нравится, однако повлиять на твое решение я не собираюсь. Таков уж ты.
   Подойдя вплотную, она поцеловала юношу в лоб и прошептала на ухо:
   - Она вполне подходит тебе.
   Рыцари ушли и Селеста с ними. А после, как было обещано, Реннет раскрыл Гончим тему обсуждения. Услышав о сути переговоров, те не могли не изумиться.
   - Попросил Главу Белого Пламени не вмешиваться в войну? - переспросил Ладан, полагая, что неправильно расслышал. - И ты рассчитывал на согласие? У светлых не принято предавать или не подчиняться приказам! А может, хранишь некую тайну, способную повлиять на их решение?
   - Нет.
   - Тогда как? Каким образом? - сереброволосый маг вскипел не на шутку. - Знаешь, мне уже надоело постоянное недопонимание, надоело, что ты не рассказываешь нам всего и делаешь вид, будто так надо!
   - Успокойся, - махнул рукой Реннет, однако тот намеревался выложить ему прямо в лицо все, до последнего словечка.
   - Реннет, ты должен был уже осознать, что мир не вращается вокруг тебя одного и лидерство не дает права решать за всех нас. Надоело выслушивать из твоих уст одни намеки и неполные объяснения! Мы рискуем собственными жизнями ради твоего проклятого плана, но при этом даже не знаем всех нюансов. Если вдуматься, мы практически ничего не знаем!
   Тот кивнул и подтвердил, что так оно и есть. Ладан продолжил:
   - Мне не нужны твои подтверждения. Просто скажи, что происходит и куда мы идем?
   - Вы идете? - внезапно резко переспросил юноша, казалось, потеряв терпение.
   - Разумеется, мы следуем за тобой, если ты до сих пор не заметил.
   И тут включился Кром, встав на сторону Ладана. Остальные пусть и не высказывались вслух, очевидно думали точно так же. Реннета это еще больше разозлило. Он перешел из глухой обороны в атаку. К тому же, ему давно было что сказать шпиону.
   - Если ты считаешь, что идешь за мной, еще не значит, что это так и есть, Ладан! Вы постоянно утверждаете, что многого не знаете, однако при всем том умудряетесь заявить о том, что идете за мной! Как дети малые, не понимающие разницы между 'знать' и 'быть готовым принять знание'.
   - Говори как хочешь, но ты не смеешь считать, что мы можем и не можем!
   - Да? В таком случае задам вопрос: ты доверяешь мне свою жизнь?
   Ответ пришел с запозданием.
   - Я... мы рискуем жизнями, мы все!
   - Не одно и то же, - качнул головой ренегат. - Мы отряд, да, но не друзья, не забывай об этом, Ладан! Мы никогда не были друзьями, чтобы доверять друг другу жизни. Думаешь, я могу доверить вам свою?
   На сей раз ответа не последовало вовсе. Гончие переглянулись между собой. Кассандра приложила ладонь ко лбу и произнесла:
   - Он прав, не доверяя ему, мы сейчас пытаемся заставить его же доверять нам. Однако и ты, Реннет, мог бы быть более открытым.
   - Мог бы, - согласился тот, - но не собираюсь. План, придуманный в качестве запасного варианта крайне опасен для меня самого. Не могу допустить, чтобы о нем узнал кто-то другой.
   - В таком случае должен понимать, случись что с тобой, отряд не сможет следовать этому твоему плану, - уже тише добавил Кром.
   Реннет ответил холодно:
   - Если мня не станет, он окажется бесполезен. Выбранный мной путь не единственный. Вы найдете свой и своими силами остановите Войну Магов. Не стоит считать, что сейчас все держится на мне одном. Может статься, мое существование гораздо менее значимо, нежели вы привыкли думать.
   Ладан помрачнел и заявил напоследок:
   - Я тебя понял. Но знаешь, тот факт, что мы тебе не друзья, еще не означает, что друг другу мы ими не являемся. Ты теряешь очень много в погоне за осторожностью.
   Юноша промолчал. Атмосфера в отряде сразу похолодела. На обратном пути к основным войскам все мало разговаривали.
   Реннет размышлял о сказанных Призраком словах.
   'Дружба, говоришь? Для каждого из нас это определение звучит по-разному и значит далеко не одно и то же. Так почему все так легко его воспринимают? Они запросто могут назвать другом первого встречного, узнав всего лишь его имя и прочую поверхностную ерунду. Можно ли нечто столь дешевое назвать дружбой? Да и само слово потеряло всякую значимость'.
   Его всегда волновали подобного рода вопросы. Люди привыкли называть вещи так, как им самим заблагорассудится. Путать ненависть с яростью и злобой, любовь с влюбленностью и влечением, дружбу с товариществом. У них даже страх приравнивался к трусости и слабости. Было это от непостоянства человеческого сердца или простого самообмана? Ведь, скажем, приятней считать своих знакомых и товарищей по службе друзьями, когда настоящего друга у тебя и в помине нет. Размышлять над такими вещами подолгу глупо, однако не думать вовсе - глупее и страшнее вдвойне. Позволяя себе не задумываться над проблемой, человек просто прячется от нее, прячется от реальности. Разумеется, иллюзии не принесут никакой пользы.
   
  Глава 25 Нарастающее недовольство
  
   Как оказалось позже, словесный конфликт с Гончими имел для Реннета тяжкие последствия. В отряде сохранялся холод и постоянное напряжение. С юношей старались не разговаривать лишний раз. Во всяком случае, так ему казалось.
   Никакого саботажа или противостояния не наблюдалось, но только на первый взгляд. Очень скоро стало ясно, что пришел конец многому. Сам Реннет не был глупцом и прекрасно видел, как менялась атмосфера среди членов отряда всего за несколько дней, однако исправить положение не торопился. Даже тот факт, что все они столько времени сражались плечом к плечу, защищали друг друга, не заставил его поменять мнение. А дальше произошло то, что еще больше усугубило ситуацию, повернув ее в русло всеобщей неприязни.
   Ранним утром, приходя в себя от беспокойного сна, охотники ощутили необъяснимую тревогу, будто нечто жуткое находилось поблизости. Многих буквально захватил страх и чувство смертельной опасности.
   Каких-либо других признаков возможной опасности не наблюдалось, поэтому, силясь понять происходящее, они начали собираться. За какой-то час отряд превратился в встревоженный муравейник. Завтрак был безнадежно испорчен.
   Впрочем, долго строить догадки о причине необъяснимых ощущений им не пришлось. Стоило лидеру - Ренегату, появиться, как от него шарахнулись буквально все. Жуткая аура окружала юного мага и была настолько ощутима, что казалось вот-вот станет видимой глазу и холодные липкие щупальца смертоносной тьмы вцепятся в тех, кто окажется слишком близко. Некоторые почувствовали на себе негативное давление, мешающее сосредоточиться и здраво рассуждать. Если когда-либо раньше и происходило такое, то не настолько очевидно. Люди попросту растерялись и, не выдержав напряжения, схватились за оружие.
   Гончие также были в их числе. Они смотрели на своего командира и не могли увидеть в нем человека. Пусть внешне никаких изменений Реннет не претерпел, внутренняя сила и жуткая аура возросли многократно. Но и это еще не все. Особо чувствительные будто могли прочесть его мысли, почувствовать движущие им эмоции, и ничего кроме ненависти там не осталось.
   Ладан ожидал чего-то подобного и посмотрел в сторону Катарины, чтобы узнать, понимает ли она ситуацию. Женщина наблюдала за юношей достаточно внимательно, однако по ее холодному выражению лица невозможно было что-либо прочесть. И тут внезапно вперед поддалась Кассандра.
   Сделав несколько шагов и остановившись перед одиноко стоящим парнем, до сих пор не произнесшим ни единого слова, чародейка смерила его суровым взглядом. Казалось, липкий страх смерти ей не страшен.
   - Реннет! - позвала она, явно проверяя, он ли это на самом деле.
   - Да? - ответил тот довольно будничным тоном.
   - Что ты натворил?
   На сей раз в голосе Кассандры прорезались злость и гнев. Она выглядела очень недовольной.
   - Ничего из того, что причинило бы вред вам, я не делал. Это проклятие. Не беспокойтесь, побочные эффекты скоро притупятся и дискомфорт исчезнет.
   - Ты... шутишь? - отступила она на шаг.
   После короткой паузы, во время которой Реннет огляделся по сторонам, прозвучало:
   - Нет, я не шучу.
   - В таком случае, можешь нам ответить, для чего ты так поступил и что за заклинание на себе использовал? - Кром старался сохранять в себе остатки спокойствия и едва сдерживался, чтобы не потянуться к мечу.
   Остальные Гончие так же выделились из общей толпы и внимательно следили за их разговором. Реннет мог бы понять их беспокойство, однако объяснить словами можно далеко не все. Не говоря уже о том, что некоторые вещи лучше вообще стоит не объяснять, ради них же самих. Поэтому в итоге он не сделал того, чего от него все ожидали.
   - Как уже говорил, вам беспокоиться ни о чем не нужно. На данный момент проклятие влияет лишь на меня одного. Если коротко, то именно это заклинание, скорее всего, повинно в разразившемся давным-давно Конфликте. Видимо оно слишком сильно влияет на окружающее использовавшего мага.
   - Слишком сильно? Говоришь о чарах, ставших причиной разрушения мира? Ты окончательно спятил! - еще на шаг отодвинулась чародейка. - Уже перестал различать грань. Не думала, что дойдет до такого, что ты превратишься в...
   - Думаешь, нас сейчас успокоят твои слова? Ты постоянно умалчиваешь о рисках, сколько себя помню в роли Гончего. Уверен, и сейчас ты не сказал всей правды, побоявшись паники и возмущения с нашей стороны. Как собираешься потом отмываться от своего проклятия? Насколько ужасно обернуться его последствия?
   Реннет осознавал, как много от него зависит, потому решил не сворачивать с пути.
   - Его отмоет лишь смерть. И если вы до сих пор не можете взять в толк... это Война, которую нельзя проиграть и переиграть снова! Весь мир рухнет под нашими ногами и жизни после смерти не существует! Не тот момент, когда можно позволить себе подчиняться принципам морали. Или вы думаете, что до сих пор нам улыбалась удача? Как наивно и безответственно. Мы живы сейчас лишь благодаря запретным заклинаниям, их силе и могуществу. Если понадобится, я использую их все, какие есть и каких еще не существовало. С сегодняшнего дня я отдаю приказ убить - вы убиваете, я потребую уничтожить - вы уничтожите. Не ждите жалости и прощения. Попытаетесь ослушаться, собственноручно низвергну сохранившийся баланс магии в бездну и спровоцирую новый Конфликт!
   Его последние слова будто бы заглушили все посторонние звуки. Их расслышали все. Реакция была стремительной.
   Ладан молча ринулся вперед, обнажив клинок. Он ничего не ждал, ни о чем не переспрашивал. Просто отказался принимать условия Ренегата, отказался и дальше терпеть его выходки.
   Возможно, благодаря проведенным плечом к плечу битвам, у него был шанс застать юношу врасплох, воспользоваться его уязвимостями...
   Нет, его не было. Реннет уже не являлся тем, кем был еще вчера.
   Никто толком не успел заметить, как Призрак лежал у его ног, захваченный с помощью теневых нитей. Ярко-синий огненный шар вспыхнул в ладони победителя, предвещая сиюминутную расправу.
   Решив, что он окончательно сошел с ума, остальные бросились останавливать Реннета. Тот не колебался и действовал с максимальным хладнокровием. Метнув огненный шар в приближающегося Крома, юноша ринулся к Оуэру и сбил его с ног, рассеяв его попытку колдовать. Более основательно заняться ими не удалось, так как подоспела Валент.
   Огромная гиена прыгнула на него, собираясь схватить и прижать к земле, однако в воздухе вспыхнуло индигово-черное пламя, помешавшее ей это сделать. Она отступила, едва не лишившись лап и морды.
   По сути, за несколько мгновений все нападавшие оказались отброшены им одним. Между Гончими и юношей встала Кассандра, воздвигнув крепчайший алмазно-хрустальный барьер... который в сию же секунду оказался пробит насквозь. Женщина с шоком наблюдала, как ее совершенное творение покрылось трещинами и рассыпалось на осколки меньше чем за минуту. Проломившийся сквозь ее неодолимую защиту юноша приставил к горлу чародейки лезвие клинка, давая понять, что шевелиться не стоит.
   Он метнул еще один огнешар внутрь разбитого барьера и сам выскочил наружу. Прогремевший взрыв снес остатки защитных чар, а Гончих разбросало во все стороны.
   Не обращая внимания на уже поверженных членов отряда, Реннет направился к Клесс. Та яростно ощетинилась и бросилась на него. Ее черная как сажа шерсть заискрилась красноватым свечением.
   'Теперь ясно, каким образом проявляется в Пожирателе сила поглощенного дракона', - подумал юноша между делом, воздвигая вокруг себя огненную преграду чудовищной мощи.
   - Ты мразь!!! - рычала Клесс, столкнувшись с жаром пламени.
   - Иначе нельзя, - усмехнулся тот в ответ и продолжил активацию заклинания. Воздвигнутая преграда вдруг вспыхнула несколько раз мощнейшими взрывами, отбросив гиену назад. От вспышек та ослепла и вряд ли могла дальше продолжать бой.
   Дерзкая попытка Гончих взбунтоваться была пресечена Реннетом на корню. Тех, кто не принадлежал отряду, вовремя остановили Катарина и Селлон. В ином случае сложно даже представить, чем бы все закончилось.
   - Значит, ты на его стороне, - тихо произнесла Ливада.
   - Я всего лишь на стороне живых, - заявила та сурово, а затем обратилась к предводителю Остролиста: - Сазель, ты и сам прекрасно понимаешь, как сильно везло нам до сих пор. И ты понимаешь, как долго мы проживем, если будем сдерживаться.
   - Возможно, но я все равно считаю отношение вашего лидера к вам и нам непростительным, - бросил ей в лицо маг, после того как отдал приказ не вмешиваться.
   В общем-то, конфликт был прекращен, но исчерпан ли? Разлад между членами отряда стал заметен как никогда раньше. Если теперь их и что-то держало вместе, так это одна цель. Но в будущем обязательно наступит момент, когда такого повода окажется недостаточно.
   Надо сказать, в ходе стычки никто не погиб. Серьезные ранения получил один Ладан. Очевидно, что Реннет атаковал их с намерением остановить, а не убить.
   Позже маг Призрак извинился за проявленную несдержанность перед всеми, в том числе и перед юношей. Все прекрасно видели, что его отношение к Ренегату ничуть не изменились. Слова были произнесены холодным тоном, без тени раскаяния. Ничего другого не ожидалось, учитывая предъявленные им требования полного подчинения от всех охотников. Отказавшихся ждала бы смерть.
   Надо сказать, у Судьбы довольно мрачное чувство юмора. Неожиданные беды, способные перевернуть все с ног на голову, свалились на них уже спустя два дня.
  
   Охотники старательно избегали вторгаться на территорию Белого Пламени и двигались вдоль границ Великого Леса на юг. Запасы провизии подходили к концу, и купить его было просто неоткуда. Городов и поселений поблизости не наблюдалось. Приходилось перебиваться урезанными наполовину порциями. А все потому что ответственные за еду маги неверно рассчитали их маршрут движения к Холоду. И без того мрачная атмосфера в отряде ухудшилась еще больше.
   Тем не менее, выполнение плана по прекращению войны подходило к завершающему этапу. Много трудностей и сражений осталось за спинами охотников. Около восьми десятков погибших из кланов Остролист, Алый Дождь, Союз, Северные Воители, включая Фланвола из числа Гончих. А ведь началось все именно с них. Они убивали, чтобы приобрести известность и путем устрашения заставить великие ордена считаться с ними. Тогда еще сам юноша был полон сомнений и непрестанно думал над тем, как их развеять.
   Дикая магия - она же Первородная, она же Свет Жизни. Она и есть причина той опасной ситуации, что возникла в искусственно сотворенном мире Гесферы.
   Хотя, разумеется, причиной бедствий были люди, начинающие войны, жаждущие силы и власти. Именно люди создали Конфликт, при котором магия одного, движимая желанием уничтожения, вступает в противоборство с силой другого, рождая саму суть смерти. Так говорила Бессмертная Стража, затеявшая все изначально.
   И довольно быстро все их предсказания о грядущем начали сбываться. Война и бесчисленные сражения влияли на баланс мировой магии. Она становилась нестабильной и вызывала необъяснимые ничем другим природные изменения - землетрясения, ураганы, пожары, извержения вулканов и изменения температуры. Таким образом, возникали засухи и снег посередине лета. Урожай погибал, и люди начинали голодать. С голодом приходили болезни, а затем и смерть.
   Однако это не самое худшее, что способно произойти, если война продолжиться. Люди могли просто не дожить до возникновения голода и эпидемий. Магия оказывала влияние не только на внешний мир, окружающий человека, но и на его сознание, мысли, душу. Все могло обернуться тотальным безумием.
   Когда наступят изменения в умах людей, исправить что-либо уже не получится. Это будет означать конец всему. Даже сам Реннет и охотники будут подвержены сумасшествию. У некоторых членов отряда создавалось ощущение, что Ренегат уже обезумел вконец.
   Чтобы остановить катастрофу, необходимо убрать источник его рождения, то есть войну между магами. И ребенок понимает, какая это сложная задача для небольшой горстки людей.
   Реннет решил привлечь на свою сторону союзников в лице боевых магов, до сих пор придерживавшихся нейтралитета по отношению к воюющим орденам. Он объявил о Гончих и своих намерениях миру, уничтожив несколько крупных отрядов последователей Светлого Ордена и Армии Ночи.
   Первым кланом, присоединившимся к ним, стал Остролист под предводительством Сазеля, а за ним Алый Дождь, руководимый Ливадой Крейнер. Еще два отряда - Союз и Северные Воители появились значительно позже, благодаря совместным усилиям Сазеля и Ладана.
   Следующим шагом в выполнении плана был удар по обеим противоборствующим сторонам. Охотники должны были ударить по их самым сильным точкам, тем самым давая понять, насколько сами они сильны. Противник должен почувствовать эту силу на себе, чтобы в дальнейшем разговор шел на равных условиях. Никто охотников и слушать не станет, будь их положение не столь значимым, как есть сейчас. Можно сказать, они завоевали право голоса в войне.
   Но что же дальше? Все прекрасно понимали, что иметь право голоса еще не значит убедить кого-либо. Реннет тоже понимал и собирался действовать в своей обычной манере. Оставалось лишь собрать темных и светлых за одним столом переговоров, что само по себе противоречит происходящим в Империи и за ее пределами событиям.
   Самое трудное было впереди, потому что удачный исход зависел не от силы оружия и воли, а скорее от сознательности лидеров воюющих сторон и убедительности охотников. Планировалось выслать несколько человек в Азранн, к светлым, а также к убежищу лидера Армии Ночи, чтобы договориться о встрече на мирных условиях. Задача наисложнейшая, однако теперь они вряд ли осмелятся проигнорировать просьбу Гончих, опасаясь их объединения с противником и нарушения баланса силы.
   После памятной встречи с Рэанной и Рыцарями Магии, охотники двигались к центральным областям Империи, по пути обсуждая место предполагаемого собрания всех трех сторон.
   Как уже однажды сказал Реннет: 'Война не закончится, пока люди сами не захотят его закончить. Она существует лишь в умах людей и первым делом надо стараться истребить ее на уровне сознания'. И пусть выбранный им путь постоянно оставлял за спиной горы трупов, план имел шанс на успех. Скорее всего, только убежденность в этом позволяла Гончим еще оставаться рядом с ним.
   В пути их не могли застать врасплох, из-за чувствительности Реннета к источникам магии. По крайней мере, так думали все, хотя сам он знал, что способы свести к минимуму его способности имеются. Однако даже он не мог представить, что такое случиться уже завтра.
   - Я ощущаю магию, - сообщил ренегат тревожную новость Гончим и лидером союзных кланов. К тому времени, территории Немисса остались далеко позади.
   Его тут же спросили:
   - Сколько их? Стоит ли беспокоиться и сворачивать с пути, если это незначительная помеха?
   Лицо Реннета мрачнело буквально на глазах, а постоянно окружающая его жуткая аура стала практически осязаемой.
   - Немного, всего четыре... нет, пять человек, - ответил он.
   - Тогда можно не... - начала было Валент, однако слова другого Гончего прервали ее на полуслове:
   - Беспокоиться стоит, - Ладан хмурился, сжимая рукоять двуручника. - В нынешнее время никто не ходит столь маленьким отрядом.
   После того как было отдано распоряжение остановиться, Реннет сообщил:
   - Один из них дракон.
   - Ситуация сквернее некуда, - поспешил высказаться Сазель. - Мы дважды сталкивались с этими драконами и каждый раз оказывались на грани гибели. У меня начало складываться ощущение, будто нам хотят навязать бой с каждым из них. Что понадобилось той группе в такой глуши?
   Маг метаморф посмотрел на него так, будто ответ на его последний вопрос очевиден до невозможности. Юноша же хранил молчание. По его мнению, Призрак был недалек от истины. Сейчас они могли бы всем отрядом устремиться вперед, чтобы попытаться расправиться с противником, но такую беспечность проявлять не стоило. К тому же, если врагу действительно нужны были охотники, ввязываться в бой глупо.
   - Отступаем! - объявил он скоро и направил отряд в сторону относительно приближающейся группы.
   - Они могут заметить наши следы, - кто-то высказал опасения.
   - Могут, - кивнул Реннет.
   Охотники двинулись дальше. У многих появилось предчувствие близкой беды. Когда долгое время живешь одними сражениями, военными уловками и уходом от преследования, поневоле начинаешь ощущать опасность инстинктивно.
   Еще одну группу магов юноша почувствовал через пару минут. Она перемещалась примерно в двухстах метрах от замеченной ранее, но уже по другому маршруту. Как и в первом случае, состояла из четырех-пяти человек. Разница лишь в том, что дракона среди них не наблюдалось.
   Не потрудившись объяснить и сообщить подробности, ренегат подкорректировал направление движения отряда в обход обеих неприятельских групп.
   - Сейчас нас окружает лес, поэтому заметить можно только наткнувшись на следы. Впереди обширное поле, где все просматривается от края до края.
   'И почему в такие моменты он не может просто помолчать?' - подумали практически все члены отряда, расслышавшие слова колдуна Оуэра. За последним наблюдалась привычка предсказывать нечто плохое, и потом оно обязательно сбывалось.
   Вспомнив о предсказаниях, Реннет повернулся к дьюрару. Тот ожидал, что с него спросят, потому сам приблизился к нему и тихо произнес:
   - Шансов нет. Мы в любом случае столкнемся с ними. Сражение неизбежно.
   - Кто победит?
   - Мне этого сейчас не узнать, - Лангиниус отступил назад, в хвост отряда, оставив юношу наедине с невеселыми мыслями.
   Реннет и не надеялся, что от способностей нелюдя будет толк. В бою, возможно, они незаменимы, однако избежать боя с их помощью удается в редких случаях. Ситуация, в которой они оказались, походила на столкновение с Каменным, но исключение все же имелось - терпеть поражение сейчас он не собирался.
   Ренегат хорошо понимал, что столкновение лоб в лоб с основными силами врага чревато большими потерями. Противник, кем бы он ни был, явно не переоценивал свои возможности, выпустив в лес маленькие группы магов. Они мобильны и в случае сражения способны нанести больший урон, нежели получат сами.
   И словно подтверждая все догадки Реннета, в поле его магического обзора появилась очередная группа разведчиков. Обходить их стороной он уже не пытался. Приказав всем подготовить дальнобойные атакующие заклинания, ренегат обратился к своему элементу, чтобы сотворить теневые нити для захвата. Он планировал подойти как можно ближе, прежде чем воспользоваться ими.
   Охотники перемещались быстро, стараясь не производить лишнего шума. Однако оставаться совсем незамеченными сложно, так как в лесу под ноги часто попадались сучья и птицы с криками взлетали в воздух.
   Несмотря на такие трудности, с группой противника расправились быстро. Реннет собственноручно захватил одного. Валент умчалась вперед в облике гиены и растерзала еще двоих. С оставшимися пришлось повозиться чуть дольше.
   Один из них оказался владельцем ледяного элемента и поспешил применить его на деле. Он намеревался остановить и задержать отряд, дав двоим товарищам уйти. К слову, их-то позже и догнала Валент, а атаку морозом заблокировала Кассандра, воздвигнув земляной вал. Учитывая местность и корни деревьев, провернуть такое оказалось на редкость сложно. Чтобы ее усилия не пропали даром, вперед выскочил Кром, выставив объятый пламенем клинок. Холод на него практически не действовал, и противник был успешно перерублен пополам.
   Последний маг не стал бегать или отступать. Но и на месте он не стоял, оставаясь спокойным даже когда на его глазах погибали товарищи. Запустив в кроны деревьев огнешар, вспыхнувший и воспламенившийся, он уставился на появившийся перед ним отряд противника.
   - Желаешь умереть? - усмехнулся ему в лицо Реннет. Тот не среагировал, просто ждал.
   - Он предупредил остальных, не так ли? - Катарина оказалась рядом с юношей.
   - Полагаю, грохот взрыва услышали все, кто находился неподалеку, - заметила в свою очередь Кассандра. - Нам расправиться с ним?
   Заведомо приказав всем не атаковать, Реннет внимательно вгляделся в ауру мага. В нем чувствовался изъян. Обычно у магов, так же как у мистиков и колдунов, в области сердца свечение магии более интенсивное, но здесь такого не наблюдалось. Это говорило лишь об одном.
   - Похорони его в земле, Кассандра, но не вздумай приближаться! - бросил юноша чародейке и пошел дальше, обходя странного мага стороной. Остальные последовали его примеру. Противника же накрыло новым земляным валом, который спустя несколько мгновений оказался снесен сильнейшим взрывом.
   - Самоуничтожение? Далеко же он пошел, - пробормотал Оуэр.
  Реннет отрицательно качнул головой.
   - Нет, не самоуничтожение. Высокоуровневая огненная магия 'Новая жизнь'. Позволяет создавать иллюзию, едва ли отличимую от реального человека. Наложив на него печать можно с расстояния активировать заклинание. Видимо создатель вложил в этого двойника огненный шар и самосожжение.
   - И не кажется вам странным встретить столько сильных магов в какой-то разведывательной группе? Обычно туда посылают самых слабых.
   - О чем ты? - спросила Селлон у Ладана. Девушка редко принимала участие в разговорах.
   - Чистый Свет. Темно-синие и серые плащи лишнее тому доказательство. Думаю, здесь они в полном составе. А это означает, что драться придется за свои жизни, не меньше. На сей раз противник очень постарается, чтобы мы не сбежали.
   Слова командира прозвучали не слишком обнадеживающе, однако те, кому уже приходилось на себе прочувствовать силу этой организации, хорошо представляли серьезность нынешней ситуации. Обернувшись к охотникам, Реннет добавил к сказанному ранее:
   - Увидели врага - убивайте без промедления, лучше всего на дальних дистанциях. Почувствовали нечто странное и необычное - бегите или защищайтесь изо всех сил. Ваша цель - выживание. Ну... и советую попрощаться друг с другом тем, кто не уверен в собственных возможностях. Потом времени не останется.
   - Вдохновляющая речь. Спасибо тебе за него, - скривился Кром. Но даже не смотря на свой сарказм, мечник понимал, что парень не далек от истины.
   Охотники двинулись вперед, держась прежнего направления. Лидеры кланов разделили своих подопечных на небольшие формирования в пределах пяти-шести человек. Так реагировать на чрезвычайные ситуации гораздо проще. Пока один атаковал, другой готовился использовать защитные или отражающие чары.
   В следующий раз им уже пришлось столкнуться лоб в лоб с противником. Численность последних достигала одиннадцати.
   Реннет в свое время подробно изучил организацию Чистый Свет и о некоторых его членах имел весьма четкое представление. Поэтому сейчас ему не составило большого труда узнать ведущего мага попавшейся им группы. И Ладан, судя по изменившемуся выражению лица, догадался, кого видит перед собой. Он пододвинулся к юноше и, не спуская глаз с врага, произнес имя мага:
   - Гюрза!
   - Получается, мне не показалось, - кивнул тот.
   Знакомое им обоим имя, или прозвище, принадлежало одному из офицеров Чистого Света. Зная, на что он может быть способен, Ренегат решил самостоятельно очистить поле боя, применив заклинание с широким радиусом поражения - Огненную Реку. Однако, после того как поток жаркого пламени рассеялся, лишь один противник остался лежать.
   Не такого результата он хотел достичь. Охотники вступили в дело и метнули еще несколько достаточно сильных и опасных заклинаний, чтобы сбить с толку оставшихся, заставить их уйти в глухую оборону.
   - Неплохо, для трусливых крыс! - расхохотался внезапно их командир.
   К всеобщему удивлению со стороны охотников, Гюрза вскочил на ближайший ствол дерева и завис на нем под прямым углом, даже не используя руки. Он оставался спокойным и видимо наслаждался произведенным эффектом.
   - Маг воздуха, идеально владеющий стихией и способный с ее помощью контролировать положение своего тела в пространстве, - выдохнула Ливада, немного занервничав.
   Она была права. Способности этого мага можно было бы сравнить с Теневым Перемещением Реннета, но с одним заметным дополнением - он мог не просто двигаться стремительно, но и использовать в качестве опоры любую твердую поверхность, наклонную и отвесную. С помощью ветра он натренировал тело до абсолютной гибкости. Змеиное прозвище Гюрза оправдал уже в следующий миг, резко оттолкнувшись ногами от дерева, на котором висел, и бросившись головой вниз.
   Он проделал это настолько стремительно, что и Реннет едва-едва успел заметить, как противник приземлился ногой в лицо мага из Алого Дождя, после чего тот отлетел метров на пять и размозжил голову о ближайший ствол дерева. Сам Гюрза при этом даже не коснулся земли и попросту заскочил на соседнюю ель. Не успевшие уследить за его движениями охотники с удивлением обнаружили тело уже мертвого товарища.
   'Змея, наносящая один-единственный смертельный удар, значит?' - прониклась жаждой убийства лидер Алого Дождя.
   
  Глава 26 Чистый Свет
  
   Гюрза был опасным противником, уж в этом-то вряд ли кто сомневался. Его излюбленный прием - Смертоносный Укус, смахивал на бросок ядовитой змеи.
   Реннет мог бы воспользоваться теневым перемещением, однако оно тратило непомерно много магии, что не совсем разумно в нынешней ситуации. Наверняка никто не знал, сколько магов им еще повстречаются на пути. Даже общая численность организации Чистый Свет неизвестна. Около века назад их было около семи десятков, но с того времени много что изменилось.
   Наблюдая за противником, он лихорадочно искал подсказку, чтобы лишний раз не пользоваться запретными заклинаниями. В этот же момент со стороны других членов группы Гюрзы в охотников полетело с дюжину заклинаний. К счастью, Кассандра вовремя успела возвести непроницаемый барьер и отразить их все.
   - Этот Гюрза та еще проблема, верно? - заговорил справа от него Оуэр. - Что если жахнуть по нему заклинанием дистанционного действия? - предложил он.
   - Насколько я успел понять, толку никакого не будет, - вмешался Сазель.
   Стихия ветра не только управляла и поддерживала тело противника в пространстве, но и с легкой небрежностью отражала нематериальные атаки наподобие того же ветра или огня. Ответ пришел совершенно с неожиданной стороны, от молодого мага-девушки, члена клана Союз.
   - Я могла бы помочь. На него же подействуют только физические атаки?
   - Скорее всего так, - заинтересованно обернулся к ней Реннет.
   - В таком случае мне необходимо знать лишь одно: на кого он нападет в следующий раз!
   Реннет не оставил сомнений, однако согласие дал немедля. Среди кланов союзников находилось немало весьма одаренных магов, и для одной из них это был отличный шанс выделиться. Правда оставалась проблема в определении следующей цели Гюрзы. Такое если и можно предвидеть, то лишь непосредственно перед атакой. Ей же требовалась минимум минута, чтобы подготовиться. Принимая во внимание скоростные броски противника, это очень много.
   Но существовал иной вариант. Не дожидаться и не гадать, на кого он нападет в следующий раз, а сделать так, чтобы он напал на нужного им человека.
   С какой стороны ни посмотри, а наибольшую опасность для врага сейчас представлял сам Реннет. Гюрза явно был осведомлен об этом, потому что старательно избегал сближения с юношей. Требовалась небольшая провокация.
   Юноша понятия не имел, что на уме у чародейки Союза, потому что на подробное объяснение ушло бы драгоценное время. Предположения находились разные, и когда Реннет заступил дорогу Гюрзе, его голова была переполнена ими.
   'Чем же она нас удивит? Наиболее стандартный вариант: расчет траектории с опережением в атаке. Метательное оружие? Но это уже грань безумия. Много времени уйдет на корректировку выстрела и произведение. Двадцать секунд или мигов. Для Гюрзы слишком много'.
   Вариант выстрела из лука и арбалета также отсеивался. Если только стрелок не встанет за спиной у юноши, чтобы выстрелить при нападении. Шансы на успех есть, однако даже идиот сумеет догадаться и заранее понять их намерения. И риск слишком велик, так как в случае провала Реннету придется отдать жизнь.
   К слову, чародейки за спиной у юноши не оказалось, как и нигде поблизости. Сосредоточившись на противнике, он потерял девушку из виду.
   Наблюдая за остальными членами группы Гюрзы, Реннет пришел к выводу, что они также слеплены не из обычного теста. Они умудрялись полностью синхронизировать действия, обладая разными стихиями. К примеру, когда маг ветра создавал вихрь, товарищ со стихией огня вливал в этот вихрь обжигающее пламя, делая атаку вдвойне смертоносней. То же самое с ветром и водой. Объединяя их, они создавали нечто похожее на ледяную бурю.
   Подобной синхронности добиться невероятно сложно. Не каждый партнер подойдет и совместные тренировки займут невообразимое количество времени. Причем степень их совместимости возможно понять только на поздних этапах тренировки. То есть, либо в Чистом Свете научились определять ее заранее, или тут замешано нечто совершенно другое.
   Время от времени юноша прикрывался наспех сотворенным заклинанием, при этом старательно делая вид, будто готовит нечто грандиозное. Гюрза в непринужденной манере успел убить троих попавшихся на пути магов-охотников. Кассандру, защищающую большую часть отряда от обстрела противника, к своему большому сожалению, маг достать не мог. Его острый взгляд достаточно быстро отыскал среди сил противника наиболее опасную цель. И хотя лидер приказал ему не соваться к Ренегату, упустить удачно подвернувшийся момент для атаки он не хотел. Он не сомневался в собственных способностях, так как проделывал такое не раз. Среди членов Чистого Света было немало тех, кто откровенно боялся упускать его из виду или оставлять за спиной, потому что с возможными предателями поручали избавляться именно Гюрзе. Сейчас маг метнулся в атаку, готовясь встретить отпор и в случае такового сразу отступить.
   Если честно, Реннет пусть и старался присматривать за ним и его товарищами одновременно, у него это едва ли получалось. Неудивительно, что он не заметил момент броска, пока горячие брызги крови не ослепили его.
   Видимо, понять происходящее успевал не он один. Остальные также с удивлением оборачивались в его сторону. Самого юношу ударило по голове что-то тяжелое, а мир окрасился алым. Мгновением позже он осознал, что с ног до головы покрыт кровью, причем далеко не своей. Когда удалось смахнуть ее с лица, Реннет увидел и сам труп, если точнее туловище без головы и рук. Те обнаружились у него за спиной, метрах в пяти.
   Он не мог винить тех, кого стошнило при виде этого зрелища. Они были боевыми магами, и им уже не единожды приходилось видеть расчлененные тела. Вспомнить хотя бы выходку дьюрара Лангиниуса, когда люди буквально обратились в кровавый туман. Однако это не означает, что к такому можно привыкнуть и в дальнейшем не обращать внимания. Самому Реннету также часто становилось дурно.
   Впрочем, любоваться зрелищем не было времени, а вот объяснить причину смерти врага определенно стоило. Девушка из Союза подошла позже. Ренегат был заинтересован в ее ответах.
   - Я обладатель огненной стихии и элемента металла, - заявила та слегка обеспокоенно.
   - Ясно. Спасибо тебе! Необходимо сосредоточиться на остальных, - неожиданно спокойно среагировал тот, уже сделав определенные выводы.
   Он не мог сказать наверняка, однако наиболее вероятное объяснение произошедшего - стальная нить. Незаметно для всех, включая самого Реннета, девушка сумела протянуть перед ним одну или даже несколько очень прочных и тонких металлических нитей. Врезавшись в них на той скорости, с которой перемещался Гюрза, возможно запросто лишиться конечностей. Скорее всего, так оно и случилось.
   Справиться с остальными теперь уже можно без помех. Так как они до сих пор успешно прикрывали друг друга и действовали с невероятной слаженностью, способ победить напрашивался сам собой. Разрушить их построение.
   Но подобраться близко к ним удалось бы далеко не всем. Если точнее, таких было всего трое. Первый, конечно же, сам Реннет. Вторая в списке - Валент и Клесс. После поглощения Гелиоса большинство атак огненной стихии не могли причинить ей вреда, ожоги быстро заживали. Все Пожиратели такие. Они становятся сильнее, поедая своих врагов. Звучит не очень благородно, но это не отменяет того, что в подобном подходе есть смысл. Изначально сил Клесс не хватило бы на сражение с драконом.
   Он хотел оставить способности Валент на случай столкновения с драконом, но каждая лишняя минута сейчас была слишком драгоценна.
   И наконец, последней в качестве штурмового мага предлагалось выступить некроманту Селлон, недавно вступившей к Гончим. Когда Реннет поведал ей о своих планах, девушка покачала головой.
   - Во мне нет той силы, что была раньше. Восстановление проходит очень долго. Боюсь, толку от меня здесь не будет.
   - Это решать не тебе, - суровым тоном, не терпящим возражений, ответил ей юноша. - Я не обещал легкой жизни среди Гончих. Печать, что до нынешнего момента сдерживала твои способности, рассеется, когда я применю разрушение чар. Ты снова обретешь силу.
   Разумеется, она поняла его задумку, однако принять по-прежнему не могла. А Клесс, тем временем, успела напасть на отряд противника.
   - Вы же знаете, что произойдет. Одно прикосновение - смерть! - предприняла попытку отказаться та.
   - Ты не поняла меня. Это не просьба, а вопрос твоего существования! - непреклонным тоном произнес Реннет и в тот же миг положил ладонь ей на грудь, чтобы раз и навсегда развеять сдерживающую печать. После чего Селлон схватилась за сердце и свалилась с ног. Видевшие это со стороны подумали, что он прожег ее огненной стрелой.
   Тиски, сдавливающие сердце ослабли, и некромант вновь обрела способность дышать. Ее слух уловил глухой приказ, отданный с ледяной холодностью:
   - Никакой жалости, никакой пощады! Убей всех, кто посмеет встать у нас на пути! Помни, тебя взяли в отряд в качестве оружия, не более того. Не оправдаешь возложенных ожиданий, выброшу как мусор!
   Каким бы эгоистичным и беспринципным не был Реннет, в обычной ситуации такого говорить он бы не стал. Эти слова произнес не он, а тот, кого юноша старательно взращивал с недавних пор. К тому же, было у него ощущение, что некромант сейчас нуждалась в чем-то подобном.
   По сути Селлон отличалась от остальных Гончих. Пусть ей уже приходилось участвовать в сражениях, душа молодой девушки еще не запятналась кровью нескольких десятков человек. Она никогда не испытывала жажду убийства. По этой причине Реннет поначалу не хотел ее брать в отряд. Но он передумал. Глупое самоубийство едва ли стало лучшим выходом для нее.
   И сейчас он ковал из нее смертельное оружие, способное убивать без колебаний. Тому были особые причины. Лишь став сильной, она сумеет контролировать данные от природы способности. Только познав всю тяжесть смерти, сумеет почувствовать прелесть жизни и, в конце концов, найти свой путь. Хотя остается вероятность, что девушка сломается. Реннет часто руководствовался странной логикой в своих поступках, потому многие его просто не понимали.
   Некромант выбралась из-под защитных чар и направилась к Валент. Та уже успела разорвать брюхо одному из магов и теперь наседала на другого, пробиваясь через его защиту силой. Оставалось еще шестеро.
   Один из противников атаковал Селлон заклинанием огненной стихии. У бедняги глаза на лоб полезли, когда девушка продолжала двигаться как ни в чем ни бывало, полностью охваченная пламенем. Опомнившись и выхватив меч, боевой маг бросился на нее, ведомый отчаянием, а не желанием победить.
   Так как в руке у девушки ничего не было, бой был коротким. Она подставила под лезвие левую руку и, пока клинок отделял конечность, перехватила ее правой. В ее планы входило полное сближение с противником, чтобы применить 'Смертельное касание'. Только вот единственной свободной рукой сейчас она удерживала меч противника, не имея возможности прикоснуться к нему самому. А тот, в свою очередь, окончательно растерял остатки мужества и начал вырываться. Он собственными глазами наблюдал, как кровь из отрубленного запястья Селлон перестала вытекать, будто загустела.
   Девушка вовремя заметила, как товарищи мага направляют на нее заклинания. Чтобы избежать прямого попадания, она покрепче ухватилась за лезвие и пнула изо всех сил свою жертву. Он повалился на спину и открылся, чем некромант немедля воспользовалась. Тело мага на короткий миг осветилось зловещим красным, после чего наступила смерть. Ее же отбросило назад упущенным из виду заклинанием ветра.
   Реннет вместе с оставшимися охотниками наблюдали за битвой, изредка посылая в противника заклинания. Исход был предрешен.
   С момента ренегатства, сила юноши, позволяющая чувствовать и видеть магию, значительно обострилась. Теперь его предельное расстояние доходило до двух километров. Эта способность стала наверное самым большим его преимуществом перед противниками. Так получилось и сейчас.
   Необычное чувство, словно за ним наблюдали, появилось у Реннета пару минут назад. Отличить магию союзника от противника он мог бы лишь в том случае, если бы держал в уме все их ауры, что само по себе проблематично. Однако проведенное с охотниками время не прошло даром. Он начинал ощущать нечто похожее на намерения мага по его ауре. Туманно, неуверенно, но это его спасло.
   Спиной почувствовав направленную в него атакующую магию, он обернулся и рефлекторно качнулся в сторону. В следующее мгновение прозвучал приглушенный стук и в дерево рядом вонзилась искрящаяся алым стрела.
   У Реннета брови поползли вверх от удивления и неожиданности. Да, он ушел от атаки, но выполнил это больше инстинктивно, не осознавая в полной мере того, что делал. И еще больше удивления отразилось на его лице, когда он рассмотрел стрелу.
   Юноша не помнил толком, как принял решение броситься за невидимым противником. Внутри него полыхала ярость, обжигающая душу холодом вечных льдов.
   В себя пришел, когда добежал до места, откуда в него стреляли. Ни единого следа, даже примятой травы. Единственное доказательство того, что все произошло наяву, а не во сне - это отдаляющаяся от охотников аура магии и торчащая из сосны зачарованная стрела.
   Продолжать преследование было бы бессмысленным занятием, хотя ему хотелось этого как никогда. Ответы, что он искал до сих пор...
   Кое-как совладав с собой, Реннет вернулся к отряду.
   - Что произошло? - спросила у него Катарина, почувствовав неладное, но вместо ответа получила вопрос:
   - Как сражение?
   Мистик недовольно поджала губы, однако настаивать не стала.
   - Завершилось. Некромант восстанавливает себя. Ей едва не отрезали голову. Удивительная живучесть.
   - Пока отдыхаем! - объявил юноша для всех и привалился к дереву.
   - Как же враги? Разве сейчас не самый подходящий момент, чтобы убраться отсюда подальше?
   - Сомневаюсь, что удастся, - ответил Кассандре обеспокоенный Ладан.
   - Он прав, - согласно кивнул ренегат, вытаскивая из поясной сумки фляжку с водой. - Чистый Свет не просто поджидает охотников, они ждут именно меня, прекрасно осведомленные о моих возможностях. Уверен, меры уже предприняты. Поэтому предлагаю немного отдышаться, а затем ударить по основным силам противника. Единственная возможность обойтись малыми жертвами. Если сейчас предпримем попытку сбежать, скорее всего окажемся в еще более невыгодном положении и растеряем остатки сил.
   Его доводам, поддержанным Призраком, чародейка не нашлась что противопоставить. Отряд переместился немного вперед, чтобы во время отдыха не делить близкое соседство с трупами и свежей кровью.
   Реннет предался размышлениям о красной стреле, не обращая внимания на окружающих. Такой тип оружия называли руническим. Та же стихийная магия, в общем-то, применяющаяся в виде запечатанных чар. Иногда их может достигать до дюжины. Одного взгляда хватало, чтобы понять, насколько сильна та алая стрела. К тому же, ему уже приходилось испытать ее воздействие на собственной шкуре. С этого все и началось... или на этом все закончилось...
   Прикасаться к торчащему из дерева древку он не стал, но наверняка знал одно - она предназначалась для временного блокирования стихийной магии огня. То есть, раненный ею маг теряет контроль над собственной магией в течение некоторого времени. Довольно сложная магия и одна такая стрела сама по себе стоит кучу денег. Именно подобным оружием в свое время оглушили Реннета, в результате чего он оказался на грани смерти.
   Уверенности в том, что сейчас он столкнулся с той же чародейкой, у парня не было. Рэанна рассказала ему о том дне, что видела и слышала своими глазами. Описание стрелявшей в него женщины достаточно четкое. И прекрасно осознавая об опасности одержимости жаждой мести, Реннет собирался убить ее.
   От полных ненависти мыслей его отвлекла девушка-некромант, присевшая неподалеку. Юноша заметил ее старания всеми силами избегать контакта с другими людьми.
   - Все еще делаешь вид, что представляешь опасность для окружающих? - осведомился он.
   К нему присоединилась Катарина.
   - Смертельное касание, не так ли?
   - Я не делаю вид. Это и правда опасно, - сухо ответила Селлон. - В клане уже пытались научить меня контролировать силы, но безуспешно. Поверьте, я знаю, о чем говорю.
   - Неужели? - нахмурился юноша.
   - А если использовать на ней чары мистиков? - Катарина посмотрела на девушку.
   Селлон с долей надежды посмотрела на нее, но отказ пришел с неожиданной стороны. От Реннета.
   - Нет! Никаких чар ведьм или печатей! - отрезал он. - Пусть сама выкручивается. Не ребенок. Либо соберется и возьмет под контроль способности, либо будет и дальше страдать, оплакивая себя. Другого не дано.
   - Эээ... разве не ты твердил, что не стоит выбирать между существующими дорогами, а строить собственный? - шепотом спросила у него мистик, явно дразня.
   - Не в ее случае, - коротко ответил тот.
   - Думаю, он хотел тебя подбодрить и сказать, что нужно изменить отношение к себе. Пока не перестанешь считать себя монстром, не преуспеешь во всем остальном. Дело не в том, что ты такая, а больше в том, что ты сама себя таковой считаешь, - бросила Катарина девушке.
   - Что за бред? - возмутился Реннет. - Я не собирался никого подбад...
   - Заткнись! - ткнула локтем ему под бок мистик. - Твоя способность общаться с людьми мне хорошо известна, поэтому просто помалкивай. Только хуже сделаешь.
   На сей раз он не нашелся, что ответить ей. В конце концов, Реннет и впрямь не отличался высокими коммуникативными навыками.
   Время отдыха закончилось. Отряд двинулся вперед. Оставалось еще два километра по лесу, а там - новое сражение. Каждый готовился со всей возможной тщательностью. Все ненужные в бою предметы и одежду сложили по рюкзакам, чтобы потом сбросить в одно мгновение. Остаться без припасов не так страшно, потому что безлюдная местность практически осталась за спиной. Дальше начинали попадаться поселки.
   Некоторые носили свои мечи на спине, не имея возможности пристегивать к поясу. Сейчас они снимали их и брали в руки. Кто-то прямо на ходу вчитывался в книгу с заклинаниями.
   Единственное, чем командир не мог обеспечить охотников - это моральный дух. Этим приходилось заниматься лидерам кланов. К слову, стоит отметить пятерых магов, оставшихся лежать на поле боя вместе с группой Гюрзы. Еще около десятка получили разной степени тяжести ранения. Это тоже подрывало эмоциональное состояние остальных, ведь впереди ожидало еще более жестокая схватка. По расчетам Реннета, половина охотников сегодня встретят смерть. Естественно, собственными мыслями юноша делиться с кем-либо не стал.
   Настроение в отряде наблюдалось самое разное. Если вдуматься, что держало их всех вместе? Наверняка среди них были те, кто не хотел идти в самоубийственную атаку. По-видимому, большинство просто доверились своим лидерам, но оставались и такие, которые верили собственной магии и стали в руке.
   Скоро между деревьями показались просветы. Реннет сообщил, что их противник расположился в трехстах метрах от лесной границы. И, надо признать, был невероятно силен.
   Когда охотники вышли под лучи солнца и получили возможность обозреть раскинувшееся перед ними поле, Реннет обратился к магическому зрению. Его вниманием завладел вражеский отряд. Их оказалось около двадцати пяти человек. Кто-то скажет, что по сравнению с шестьюдесятью девятью охотниками численность противника довольно мала, но оставить без внимания силу каждого было бы глупо.
   Во-первых, среди противников был дракон. Не тот, с кем они едва не столкнулись чуть ранее, а другой, не менее известный. Его прозвали Солсайт, что означает 'Отражающий свет'.
   В отличие от других существующих драконов земляной стихии, от того же Каменного, например, Солсайт обладал самой низкой прочностью. Так получалось из-за уникального состава его магии, обращающей драконий покров в черный обсидиан, достаточно хрупкий и схожий по свойствам с песчаным стеклом. Однако это не отменяло того, что он оставался опаснейшим из земляных. Не имея безупречной защиты, Отражающий Свет славился безупречной физической атакой.
   Среди остальных Реннет отметил еще несколько значимых личностей. Был и тот маг, что дрался вместе с Гелиосом против них. Его звали Эсталон. Именно он тогда согласился прекратить сражение.
   И наконец, сам лидер Чистого Света, которого юноша никогда раньше не видел, зато много слышал. На первый взгляд он казался самым нормальным человеком, нисколько не вяжущимся с образом беспощадного командира. Внешность бывает обманчива. По многочисленным историям, он обладал измененным элементом света, дарующим ему способность разделять тело на несколько копий. Что именно кроется за такой характеристикой, он сказать не мог. Лидер Чистого Света был непубличным человеком.
   Можно сказать наверняка, тут собрались не просто сильные противники, а маги, от которых стоит ждать любых неожиданностей.
   Реннет заранее распорядился не создавать защитных чар. Это израсходовало бы много запасов магии, а их сейчас следовало беречь всеми доступными методами. Впереди всех встала Кассандра. Ей предстояло защищать их всех.
   Неспешно сближаясь с врагом, Реннет и остальные Гончие старательно вглядывались в их лица, выискивая знакомые. Когда же до них осталось шагов сто, не более, юноша разглядел двоих, у которых аура магии вовсе отсутствовала.
   Дело не в скрытом магическом потенциале. Просто они были людьми.
   Охотники остановились. Он не сводил взгляда с тех, кого когда-то давно уважал всем сердцем. Старик Бирр и его старший сын непонимающе озирались по сторонам, явно задаваясь вопросом, по какой причине их сюда привели. Зато Реннет понял все...
   
  Глава 27 Выбор Ренегата
  
   Уже по поведению Чистого Света, по их тактике перехвата охотников, юноша начал догадываться о том, что им известна его личность. Они знали про его несостоявшуюся смерть в той памятной битве. Организация воспользовалась обнаруженным преимуществом без тени сомнений, поспешила ударить по слабому месту - опекунам Реннета. Вполне ожидаемо.
   'Так вот зачем они привели меня сюда, - скрипнул зубами Реннет. - Будете шантажировать меня безопасностью Старика и его сына? Основательно подумали, по-видимому. Сколько 'чистых' привлекли ради достижения цели'.
   Одновременно его посещали и другие мысли. К примеру, знала ли об их намерениях Рэанна? И не она ли навела Чистый Свет на охотников? Впрочем, думал он об этом недолго. Такого быть не могло.
   Дело не в истовой вере в честность чародейки. Правящий клан должен был знать о том, кто такой Реннет, гораздо раньше их встречи. Они успели не только придумать достаточно эффективный план, но и привести заложников, что отнимало много времени. Узнай они правду от Рэанны, попросту не успели бы с осуществлением плана.
   Но одно можно сказать наверняка, противник пошел на откровенный шантаж и прикрывался посторонними людьми. Реннет не сильно жаловал подобные методы ведения боя, но также понимал их эффективность. Сражающийся на войне должен осознавать, что своими действиями подвергает опасности своих же близких, родных, друзей. Так было всегда, так и останется.
   Поэтому сейчас он смотрел сквозь них, сквозь людей, которых давно не видел и продолжал уважать, смотрел в лица своих врагов. Он уже решился пойти на очередную беспринципность, однако мгновение колебания позволили противнику заговорить:
   - Здравствуй, дорогой Реннет! Очень рад тому, что ты остался жив, хотя и не представляю, каким образом!
   Это был тот же маг, что руководил Южной Оборонительной Армией вместе с Гелиосом. И он только что произнес имя, хорошо знакомое обоим заложникам. Бирр с сыном начали искать взглядом по сторонам, пока не наткнулись на юношу. Тот замер, не в силах отдать нужный приказ.
   Не смотря на то, что прошло уже столько времени, узнать в молодом маге молчаливого мальчишку труда не составило. Реннет видел, как губы старика задвигались, шепотом произнося его имя. Те, от кого он сбежал много лет назад, были явно ошеломлены нынешней встречей.
   Однако сам юноша повел себя более сдержанно. Даже говорить ничего не стал, все время глядя на магов Чистого Света и обходя лица заложников. Противник принял это в счет шокового состояния.
   - Да, называющий себя Ренегатом, спустя столько месяцев мы узнали твое имя. Как сам видишь, мы также привели твоих приемных родителей, исключительно для мирного обсуждения сложившейся ситуации. То есть, сражаться мы не желаем. Хотя вижу, что вам уже довелось сегодня убивать наших товарищей, - с хорошо скрываемой ненавистью говорил маг Чистого Света.
   Реннет, казалось, удивился.
   - Мирного? - переспросил он.
   - Конечно же, мы хотим решить все наши разногласия мирным путем, - улыбнулись ему.
   'Мы хотим уничтожить гончих и охотников без сражений!' - вот как это прозвучало в понимании юноши. Он отчетливо видел в глазах магов Чистого Света беспощадность и отсутствие жалости. Будь Реннет прежним человеком, непременно оказался бы под впечатлением от увиденного. Его нынешнего это нисколько не тронуло.
   Правда, об остальных нельзя сказать того же. Они занервничали, ощутив давление со стороны противника. Сильный духом воин способен выдержать взгляд одного волка, но в случае с целой стаей все иначе. А Катарина и Реннет в каком-то смысле уже перестали быть людьми.
   - Хорошо. У вас есть для меня предложение, как понимаю? - поинтересовался он, растягивая время.
   - Кто эти двое? - неслышно спросила у него мистик.
   Причин не говорить правду у парня не было.
   - Семья, вырастившая меня до тринадцати лет.
   - А? - качнула головой та. - В таком случае, как собираешься поступать?
   На сей раз он промолчал. Зато у кого-то оказался слишком острый слух, и быстро по отряду пробежала волна шепотков. Обернувшись к предводителям кланов-союзников, Реннет зло прошипел:
   - Успокойте своих подчиненных, чтоб вас! Мы на поле сражения, а не на уличном базаре!
   Тем временем, члены Чистого Света поспешили озвучить предложение. А если точнее - требования. Обычное поведение разбойников, торгующихся за освобождение заложников. И давили они в первую очередь тем, к каким потерям привело вмешательство охотников в войну. Но здесь и самому юноше было что сказать.
   - Быть может, я могу понять вашу скорбь и принять ее во внимание, вот только смею заметить, что Чистый Свет повинен в моей смерти. Мирного разрешения конфликта у нас с вами не выйдет в любом случае. Я думаю, стоит пойти на компромисс и обойтись малыми жертвами. Устроим дуэль?
   - И каковы же условия? - спросил светлый маг.
   Судя по тому, как быстро он среагировал, такой вариант изначально рассматривался Чистым Светом.
   Реннет дал ответ, который бы понравился им больше всего:
   - Если победа достанется нам, вы отпускаете заложников и уберетесь с дороги. Со своей стороны пообещаю, что нападений на ваш орден больше не будет. Мы готовы к переговорам.
   - А в случае нашей победы? - сухо и безэмоционально поинтересовался тот.
   - Можете взять головы всех Гончих, включая меня самого, и в том виде, в каком захотите.
   Светлым не требовалось совещаться, чтобы понимать абсурдность условий. Их даже нельзя было назвать условиями, ведь гарантировать соблюдение никто не в состоянии. Ренегат, разумеется, понимал это. Он добивался сражения один на один с лидером вражеского отряда. Особых причин идти на подобное у светлых не было, однако тут стоит вспомнить их законы чести, сильно повлиявшие на магическое общество современности. Следуя им, было бы неприятно отказывать врагу в честной дуэли. К тому же, последние считали, что дракон и заложники добавляют им большое преимущество в схватке.
   - С кем я буду драться? - выступил вперед Солсайт.
   Предупредив всех о готовности, Реннет также сделал несколько шагов вперед. Он осмотрел с головы до ног мага-дракона и разочарованно скривился.
   - Прости, Сайти, но драконы не моя специализация. Это я понял после боя с Гелиосом. Вряд ли ты сильнее его. Бой с тобой выйдет слишком скучным.
   - Ты так считаешь? - ухмыльнулся тот. Ранее выступавший с речью маг поддержал его:
   - Против Гелиоса ты выходил не один. И не забывай, чем закончился для тебя тот поединок. Хотя, пожалуй, я соглашусь с тем, что выставлять дракона против обычного мага немного нечестно.
   'Так они и правда бояться того, что я решусь использовать ту же силу, что была применена против Каменного', - догадался юноша.
   В конечном итоге лидер Светлых сам выдвинул свою кандидатуру. На такой шаг его умело спровоцировал Реннет. До сих пор хранящий молчание маг средних лет с необычной голубовато-золотистой аурой заговорил:
   - Учти, дитя, теневое перемещение против меня не сработает.
   Бросив тревожный взгляд в сторону Старика Бирра с сыном, Реннет ответил:
   - Увидим.
   Как ни странно, но он действительно начал с теневого перемещения. Обернувшись полупрозрачным темным покровом с головы до ног, юноша бросился на противника.
   Обе стороны столкновения приготовились к возможным неожиданностям. Чистый Свет выставил для защиты несколько магов земляной стихии, когда у охотников эту роль играла одна Кассандра. Впрочем, недооценивать ее противник не собирался. Они были хорошо осведомлены, на что способна Непримиримая Крепость.
   Ускорившись в два раза, Реннет атаковал, сжимая в руке тот самый меч, которым убил в свое время немало магов. Враг, обладающий измененным элементом света, не стал ждать, пока ему снесут голову. Он положился на силу собственного меча. С первого взгляда юноша понял, что тот зачарован сильной магией и представляет огромную опасность, но замедляться не собирался.
   Металл столкнулся с металлом, последовала ярчайшая вспышка. Однако Реннет избежал ослепления и потери сознания, как это случалось с теми, кто не был знаком с истинной природой вражеского меча, называемого 'Осколок Солнца'. Разумеется, ослепление не единственное его свойство.
   Ренегат старался действовать в своей обычной тактике - атака и мгновенное отступление, - чтобы разузнать приемы противника, прежде чем схватиться всерьез. Лидер светлых отразил все три выпада с его стороны с невообразимой точностью. Не меняя стиль, Реннет пошел в атаку снова. Клинки замкнулись, привычная вспышка, бьющая не только по глазам но и по сознанию, однако вместо разрыва дистанции сейчас он подсел как можно ниже. Неизвестно откуда появившийся второй клинок буквально просвистел у него над головй. Перехватив направляющую его руку, Реннет перебросил противника через себя. При этом он едва не лишился собственного клинка и получил царапину от лезвия.
   Отделавшись, можно сказать, легким испугом, Реннет обвел взглядом... всех пятерых своих противников.
   Да, причем все они были похожи друг на друга, будто пятерка идеальных по внешности близнецов. Охотники воочию наблюдали плоды многолетних экспериментов лидера Чистого Света. Теперь уже никто не мог в точности сказать, человек он или нечто иное. Были такие, кто всерьез считал его порождением магии, что когда-то был человеком.
   Многие ошибались, думая, что он создает иллюзорных двойников. Все пять тел, что сейчас стояли напротив Реннета, состояли из настоящей плоти и крови.
   На такую же мысль юношу навела история о свойствах 'Осколка'. Меч мог плодить копии или разделяться на одинаковые фрагменты, при вливании магии, превращающиеся в цельные клинки. Для чего он был нужен лидеру Чистого Света? Чтобы разгадать эту тайну, в прошлом Реннет не поскупился деньгами. Он выкупил у знакомого информатора из Азанна любые доступные сведения об этом маге.
   Не вдаваясь в подробности надо сказать, что лидер Чистых не делил душу на пять частей. Такое невозможно в принципе. Однако разделить физическое воплощение - тело, гораздо легче, на манер все тех же оборотней. Сознание оставалось лишь в одном из них, управляя всеми остальными телами. Во всяком случае, так предположил Реннет. Сведения могли оказаться неточными.
   Противник атаковал, со всех сторон. Пусть он оставался медлительнее юноши, превосходство в численности с лихвой покрывало разницу. Избегать их атак было гораздо сложнее благодаря слаженности. И по магической ауре он не мог определить, которое из тел основное, а какие управляемые. Будь на его месте Катарина, все сложилось бы иначе...
   Еще одной проблемой стали злополучные Осколки Солнца, при каждом соприкосновении вспыхивающие ярким светом. В таком положении трудно сосредоточиться на сражении. Не прошло и минуты, как Реннета порезали дважды. Кровотечение наблюдалось несильное, однако даже царапина могла привести к ослаблению.
   Каким-то чудом разорвав дистанцию, юноша предпринял попытку сотворить заклинание, однако вновь оказался перед выбором: благополучно его завершить, либо спасаться бегством сразу от трех сияющих стрел света, выпущенных в него воплощениями противника.
   'Дело еще хуже, нежели я мог себе представить, - лихорадочно мыслил Реннет. - Эти двойники не просто сражаются на приемлемом уровне фехтовальщика, но и используют заклинания. Что же ты такое?'
   Говоря на чистоту, он с самого начала был уверен в том, что не сумеет победить в противостоянии с командиром Чистых. Сам по себе, без запретной магии, юноша был слабее дракона, когда как его нынешний противник равнялся им по силе. То была горькая правда об истинных возможностях лидера Гончих.
   В душе последний всегда считал, что сила Ренегата и сила Реннета - разные вещи. Запретные чары не могут являться показателем могущества. И сейчас эту правду разглядели все.
   Он попытался применить против двойников магию разрушения, но безрезультатно. Всего на краткий миг тот, кого он атаковал, застыл на месте, но затем сразу продолжил бой.
   Пригнувшись, с силой оттолкнувшись от земли и держа меч сбоку от себя, юноша метнулся вперед, в очередной раз сумев ускользнуть из окружения. При этом он даже умудрился слегка ранить одно из воплощений, чиркнув лезвием по предплечью.
   Ренегат не спешил вставать в боевую позицию, выпрямившись и опустив клинок, кончик которого был окроплен чужой кровью.
   Все пять воплощений мага-противника смотрели на него, но не как на равного себе. Выражения их лиц говорили, что дерзкому мальчику никогда не суждено сравниться с ними. А обе стороны - и светлые, и охотники, - хранили молчание.
   Шаг за шагом, не поворачиваясь спиной к врагу, Реннет начал отступать назад, к Кассандре. Не понимая его маневров, лидер Чистого Света распустил свои воплощения и остался один.
   - Что ты делаешь?! - крикнул в замешательстве маг Эсталон.
   - Это война! - произнес юноша, стараясь успокоить дыхание.
   - Нам это известно, - внезапно заговорил лидер Чистых. - Собираешься отступить? Сбежать, бросив на произвол судьбы тех, кто тебя вырастил? Хочешь оправдаться тем, что идет война?
   Голос Реннета прозвенел в воздухе подобно погребальной арфе:
   - Люди каждый день умирают сотнями, - продолжил он. - Я не считаю себя лучше кого-то другого, и жизнь этих двоих не ценней любой другой человеческой жизни! - он указал на заложников. - Предполагали остановить меня чем-то подобным? Что ж, вы ошиблись. Гончие создавались не ради спасения, а ради уничтожения!
   Ни охотники, ни тем более Чистый Свет, не могли взять в толк, что он добивается своими заявлениями. Не понимали его слов и заложники. Обернувшись к магам за спиной, Реннет отдал приказ:
   - Убить всех до единого! Бейтесь изо-всех сил, если не хотите здесь же подохнуть. Окружайте врага, бейте в спину, добивайте раненных! Использовать самые доступные методы. Не щадить и не жалеть никого, включая заложников. Это... война!
   Догадавшись о намерениях охотников, светлые вытолкнули вперед Бирра с сыном. К шее старика в мгновение ока приставили меч. Лезвие вспороло горло и артерию, в воздух взметнулась струя ярко-алой крови.
   - Предлагаю вам образумиться! - крикнул лидер организации Чистый Свет, после того как вопль молодого парня, на глазах которого убили отца, затих. Но совершенно внезапно, маг сам застонал, схватившись за голову. Светлые наблюдали, как их лидер беззвучно свалился в траву.
   Все разворачивалось с невероятной быстротой. Никто не успевал толком осознать, что твориться вокруг. Отряды бросились вперед и вспышки заклинаний смешались со звоном стали. Развязалась горячая схватка и уже спустя мгновение десять человек остались лежать на земле, причем из Чистых был только один, другие - охотники.
   'Мы многого не знаем о возможностях противника, об их навыках и силе, поэтому не способны действовать слаженно и эффективно...'
   Размышления Катарины, обратившейся ведьмой, оказались прерваны новой атакой. Она находилась немного в стороне от общей свары магов и поочередно захватывала сознания врагов. Последних тут же, воспользовавшись беспомощностью, добивали охотники. Ровно то же самое случилось и с атаковавшим ее сейчас магом. Всего на короткий миг ведьма вмешалась в его мысли, приводя в оцепенение, а затем проткнула мечом. Перед самой смертью тот попытался оказать сопротивление и даже неуклюже взмахнул узким изогнутым клинком, но рассек лишь воздух.
   Так как лидер светлых сейчас лежал без сознания и медленно умирал, Реннет отметил для себя новую цель - человека, с которым ему хотелось разобраться больше всего. На протяжении всего времени переговоров, если их можно так назвать, эта женщина не показывала своего лица. Однако лук, что висел у нее за спиной, крепко впечатался в сознание ренегата, благодаря описанным Рэанной деталям. Юноша не сомневался в том, что видит перед собой ту, которая стала причиной его гибели и большинства существующих проблем.
   Но поле массового сражения не то место, где можно выбирать себе партнера. Стоило ему броситься к ненавистной лучнице, как на его пути встал уже знакомый охотникам маг - Эсталон. Перед собой он держал оставшегося заложника. Скорее всего, надеялся прикрыться им, как щитом.
   Быть может, в пылу сражения никто не заметил, но Реннет заколебался. Этот краткий миг замешательства мог стоить ему жизни, если бы не огненная стрела одного из охотников. Молодой маг-самоучка, не принадлежащий к какому-либо клану и присоединившийся к отряду в числе прочих одиночек. Носил имя Кирин.
   Заклинание угодило прямо в лоб младшего Бирра и прожгло голову насквозь. Вспышка пламени задела и спрятавшегося за ним светлого, пусть и не смертельно, а всего лишь ослепив его. Тот оттолкнул от себя труп и встал в боевую позицию, отчаянно пытаясь сфокусировать зрение, чтобы не пропустить новой атаки. Но уже в следующий миг в его висок вонзился чей-то метательный нож...
   Валентсия обратилась в форму Пожирателя Драконов и устремилась к тому, в ком видела злейшего врага, ненавистного всем сердцем - к Солсайту. Никто не попытался остановить ее. Дракон успел принять истинный облик и ждал начала грандиозной схватки. Чужая нечеловеческая сила бурлила в нем, ощущая близость истинного противника.
   Как и Каменный, Солсайт походил на статую, но не серого камня, а черного. Кроме того, его тело отражало свет, как зеркало или хорошо отполированное песчаное стекло. И было таким же острым.
   Скорость реакции дракона немного запоздала, поэтому Клесс с наскока удалось ударить его лапой, отбросив далеко назад. Но неожиданно для себя Жнец почувствовала резкую боль и невероятной остроты грани драконьего тела, разрезавшие ее кожу и мышцы подобно нож мягкий сыр. Придя в себя, едва не лишившись конечности, она зарычала от негодования.
   Самому же дракону ничего плохого не сделалось. Он поднялся с земли и осмотрел себя с головы до ног. Даже не обладая абсолютной неуязвимостью Каменного, он спокойно смог выдержать удар такой силы. Это означало, что у противника нет шанса. Оскалившись, дракон вытянул правую руку, и та заострилась, став похожим на клинок. Он ринулся на противника...
   Ладан заметил, как оставшиеся Гончие уже выбрали себе по противнику и договорился с Кромом напасть на небольшую группу светлых, воздвигнувших прочный барьер. Под его защитой они собирались позаботиться о своем лидере.
   Сереброволосый маг не знал, что именно произошло с их командующим. Было ли это ранение или ослабление - сказать сложно. Он знал лишь то, что не мог позволить себе упустить столь великолепную возможность.
   Зачарованный сильной магией меч кузнеца Крома пришелся очень кстати. Буквально с одного удара он разорвал крепчайшие защитные чары вражеских магов и ворвался внутрь. За ним Ладан. Завязалось неистовое сражение...
   Оставшиеся Оуэр, Селлон и Лангиниус также принимали активное участие в схватке. Причем девушку-некроманта практически сразу подорвали огненным шаром, после чего она некоторое время походила на восставшего из могилы мертвеца. Колдун перестал жалеть драгоценные ингредиенты и использовал их одну за другой. Собственная жизнь была дороже во многих смыслах. Хотя при полном отсутствии предметов-накопителей колдовать стало бы намного сложнее. И наконец дьюрар, орудовавший кинжалом и метательными лезвиями в форме полумесяца. Он не атаковал напрямую, а подходил с самой неудобной для противника стороны, действовал четко, хладнокровно, как настоящий хищник посреди животного стада.
   От Гончих лишь один человек остался в стороне. Кассандра обладала высочайшей защитой. Применив на себе одно из заклинаний, женщина следила за полем битвы. Реннет не сомневался в ее силе, не подозревал в предательстве. Он оставил ее в резерве на случай отступления. Ей был отдан приказ беречь силы, чтобы в нужный момент использовать защитные чары.
   Без сомнений, оба отряда имели немалый опыт в сражениях, нынешняя не стала для них неожиданностью. С обеих сторон присутствовали маги, способности и навыки которых выходили далеко за рамки положенного.
  И, тем не менее, бой не затянулся надолго. Это только в книжках про рыцарей он может длиться несколько часов, а в реальности большинство поединков сводится к первой ошибке, допущенной одним из участников. Обычно она же становится для него последней. Человеческая выносливость также не безгранична.
  Крому и Ладану удалось успешно прорваться к лидеру Чистого Света, разобравшись с лекарями и защищающим их земляным магом. Оставив кузнеца-мечника прикрывать спину, Ладан предпринял осмотр тела вражеского командира. Никаких смертельных травм и ранений на нем не обнаружилось. Тот был еще жив, но ненадолго. Здесь даже самые сильные его чары были бесполезны.
  - Странно... может, атака Катарины? - пробормотал шпион, так и не сумев понять, в чем дело.
  Вдруг позади послышался голос женщины-мистика:
   - Я его не трогала.
   - В таком случае, отчего же он умирает?
   - Мне почем знать, - скрестила руки на груди та и оглядела практически опустевшее поле боя.
   Призрак поднялся на ноги и снова взялся за меч. Двое, трое, четверо вражеских магов все еще продолжали сопротивляться. С одним из них сражался Реннет.
   'Что же ты сделал?' - задался вопросом шпион, глядя на него. В этот самый момент на мальчишку напали сзади. Ладан уже собирался было броситься на помощь, как вдруг с вражеского мага сорвало капюшон, открыв лицо свету дня. Холодные бездушные глаза и мраморное выражение - чужое и хорошо знакомое одновременно...
   А сражение продолжалось, во всяком случае для Реннета. Он столкнулся лицом к лицу с давним врагом, о котором ранее не знал почти ничего. Взгляд этих серых ледяных глаз пробуждал в его душе еще большую ярость и ненависть. Ему хотелось вонзить в нее свой клинок, но та на удивление проворно отражала древком причудливого лука все его выпады.
   Ему приходилось нелегко. Второй маг продолжал наседать, заставляя отступать шаг за шагом. Игнорировать его существование у Реннета никак не получалось. И помощи он не ждал. Другие были заняты своими проблемами.
   Отразив удар противника клинком, и с силой отшвырнув его от себя, юноша в очередной раз сблизился с сероволосой. Краем глаза он заметил, что к нему бежит Кром, а Катарина перехватила еще одного противника, бросившегося в их сторону.
   - Возьми второго, здесь сам разберусь! - крикнул мечнику Реннет, взявшись за сотворение огнешара. Теперь, когда внимание мешавшего мага было поглощено появлением Крома, он мог позволить себе лишние мгновения времени.
   Женщина с холодным взглядом тоже поняла перемену в ситуации и отступила на несколько шагов, то ли от нерешительности, то ли в надежде уклониться от заклинания. Все могло окончиться здесь и сейчас, если в ход поединка не вмешался еще один человек.
   Ладан, неведомо каким образом объявившийся прямо перед Реннетом, ударил его по руке, направляющей готовый огнешар в противника, из-за чего тот изменил траекторию и угодил не туда, куда полагалось. Юноша увидел на лице сереброволосого мага самое настоящее отчаяние. В тот же миг раздался взрыв.
   Надо ли говорить, что благодаря действиям Призрака женщина-лучница отделалась небольшой волной жара. Она перенесла его, пригнувшись к самой земле.
   - Что творишь?! - сам от себя не ожидал юноша столь яростного выкрика.
   - Остановись! - гораздо тише, но не менее отчетливо произнес Ладан, перехватив руку ренегата, намереваясь заставить его выслушать причину любой ценой.
   Но ни он, ни юноша толком ничего сказать не успели. Лучница незаметно что-то сделала и, на целый десяток метров вокруг, все заволокло плотным серым дымом. Спустя секунду бок Реннета пронзила обжигающая боль и странное ощущение, похожее на холод, начало охватывать все тело.
   Как ни старалась, Клесс не могла хоть сколько-нибудь навредить дракону. Тот оказался довольно крепким для ее зубов. Своими действиями она добилась только одного - не подпускала противника к остальным. Каждый раз, когда тот предпринимал попытку обогнуть ее, Пожиратель атаковала и ударом громадных когтей отбрасывала его назад. Пришлось научиться бить так, чтобы самой не порезаться об ублюдка. Самостоятельно, без чьей-либо помощи пыталась поглотить силу дракона, но тоже не вышло. Упрямый гад исполосовал ей всю морду. И пусть сейчас она еще могла удерживать его внимание на себе, надолго ли этого хватит? Силы Клесс в истинной форме ограничены и приблизившись к порогу, ей придется уступить место Валент, снова превратиться в девушку-копейщицу. В таком виде, мягко говоря, дракону она не соперник.
   Продолжая выполнять поставленную перед ней задачу, Клесс оценивала происходящее на поле боя. Запах крови раздразнивал инстинкты, побуждая растерзать все и вся вокруг. Сущность Пожирателя далека от доброты и без должного контроля склонна впадать в состояние боевого безумия. На своей родине, в далекой Сфере Драконьего Обиталища, они жили постоянной охотой, сражениями и убийствами. Изначально рождаясь слабыми, они обретали силу и могущество, побеждая и пожирая заклятых врагов - драконов. Знания таких вещей у Клесс было заложено в крови. Она не сильно печалилась по поводу практически полного отсутствия воспоминаний о прошлой жизни. Сейчас она стала частью новых сражений и приглядывала за неумехой напарницей.
   Препирания с драконом продолжались. Иначе их не назвать, учитывая то, что в процессе они не нанесли друг другу по-настоящему серьезных ран.
   'Похоже все действительно сведется к тому, что один прикончит другого только когда иссякнут силы и вернется прежний облик', - подумала она, однако ждать этого момента все равно не собиралась.
   Изловчившись, она снова саданула по мерзкому гаденышу крепкими когтями, едва не вбив его в землю, а затем сомкнула челюсти. Но не вокруг головы, как раньше это делала, а схватила обе руки противника. Похожие на клинки острые конечности гада впились в ее десны, но с клыками совладать не сумели. Чтобы жертва не трепыхалась, Пожиратель придавила его лапой к земле. Стоит отметить, что челюсти гиен отличались невероятной силой давления. В этом даже другие хищники из мира магических существ были им не ровней. А Клесс принадлежала к виду гиенообразных оборотней. Она сжала челюсти изо-всех сил, стремясь расколоть каменную неуязвимость противника.
   Поначалу, казалось, ничего не происходило. Затем послышался хруст, и черное стекло, из которого состоял дракон, пошло трещинами. Мгновение - и хруст превратился в громкий треск, а обе руки Солсайта остались во рту у Клесс. Пасть сразу же наполнилась кровью, причем как своей, так и кровью врага.
   Пожиратель выплюнула остатки костей и плоти, с удивлением наблюдая, как неуязвимый дракон корчится от боли, прижав остатки обеих рук к груди. Черный покров покидал его тело, обращаясь в плоть и кровь самого обычного человека.
   - Ф-фу, мерзость! - пробормотала она, испытывая отвращение. И в то же время, она гордилась тем, что в одиночку убила второго дракона. Правда по некоторым причинам она не могла забрать силу противника. Валент не приняла бы такого, а портить отношения с той, с кем делишь одно тело - идея не из разумных. В итоге пришлось бывшему дракону подохнуть от потери крови.
   На короткое время Реннет потерял сознание, а когда очнулся, клочья серого дыма рассеялись по полю. Остались лишь пульсирующая боль в боку и чувство опустошенности. Над ним склонились Катарина, Кром и... Ладан.
   - В тебя угодила стрела, - сообщил кузнец и забрался в сумку Ладана в поисках необходимых инструментов. Сам маг-метаморф отстраненно наблюдал за происходящим.
   Кром протянул железки Катарине. Та взяла, хоть и чувствовала в себе неуверенность. Тем не менее, долго возиться не пришлось. Стрелу, пробившую бок юноши, сломали с двух сторон и вынули из раны. Оттуда вполне ожидаемо хлынула ярко-алая кровь. И только тогда Ладан пришел в себя и пододвинулся ближе, чтобы исцелить его рану. Катарина приставила к его шее острейший клинок-скальпель.
   - Только попробуй, урод, вмиг лишишься головы!
   В голосе женщины ощущалась неприязнь. Кром же предпочел не вмешиваться, несмотря на то, что оставался недоволен происходящим.
   Ладан посмотрел на юношу прямо и произнес:
   - Обещаю, что все объясню, после того как вылечу твое ранение.
   Тот скривился, но кивнул. Он раздумывал над этим, пока Призрак накладывал на него заклинание за заклинанием, под пристальным взором Катарины. Что могло сподвигнуть такого человека как он поступить вопреки здравому смыслу, вопреки всему?
   Отложив разговор с ним на потом, Реннет расспросил Крома о результатах битвы. Сражение закончилось победой охотников, но с катастрофическими последствиями. Из семидесяти магов в живых осталось тридцать. Среди Гончих тяжело пострадавших не было. Хотя Валент до сих пор не объявилась, скорее всего, удерживала внимание дракона на себе. Ей в помощь направились те, кто еще мог сражаться.
   Ливада была ранена, хоть и не тяжело. Сазель погиб, как и большая часть клана Остролист. Осталось лишь пятеро. Позже они изъявили желание присоединиться к Алому Дождю. Союз уничтожили полностью, включая ту девушку-металлика. Только в Северных Воителях оставалось около десятка магов, но опять же без лидера.
   Скоро доложили, что с драконом покончено.
   
  Глава 28 Рождение и воскрешение Призрака
  
   Скоро после новости о гибели дракона Солсайта явилась сама Валент. Из-за порезов на лице и руках выглядела девушка весьма скверно. Обратное превращение в человека не избавляло от ранений. Они оставались с ней, хотя и уменьшались соответственно пропорциям нового облика. Другими словами, если в облике громадной гиены рана была глубиной в пять сантиметров, то в облике девушки оставалась до двух, или того меньше.
   Ренегат был рад тому, что охотники сумели-таки победить Чистый Свет, в числе которых был дракон, однако на потери невозможно не обратить внимание. Совсем недавно их было полторы сотни, а сейчас... численность сводилась к жалким трем десяткам. Не значило ли это, что он никудышный командир?
   К тому же, с нынешним сражением еще не совсем покончено. Ненавистная ему лучница сбежала с поля боя еще с одним магом, а где-то неподалеку должны были находиться небольшие группы противника. С ними оставался еще один дракон. Убиты Старик Бирр с сыном. Юноша всегда помнил, что на войне мертвых больше, чем живых, но все же...
   - Эй, Ренегат, что с этими-то делать? - спросили вдруг у него, вырвав из пучины размышлений.
   Ладан как раз заканчивал накладывание исцеляющих чар. Рана затянулась, оставив розовый шрам. Реннет поднялся на ноги.
   Позвавшим его был наемник-одиночка Кирин. По возрасту он был едва-едва старше его самого, но глядя на рост вполне можно принять за ребенка. Больше чем на голову ниже Реннета. Еще у него наблюдалась привычка презрительно хохотать, из-за чего многие в отряде недолюбливали парня. Хотя... могла быть еще одна причина, связанная со слухами о нем. Если опустить детали, то властями Империи он обвинялся в убийстве четырнадцати членов своей семьи, включая родителей.
   И, наверное, самое важное сейчас для Реннета, именно Кирин убил сына Бирра, тем самым спасая жизнь ему. Юноша должен был поблагодарить его за своевременный шаг, однако язык словно прирос к гортани и во рту разлился неприятный привкус.
   - Ты имеешь в виду заложников? - сдержанно спросил он, подойдя к магу.
   - Ага, - кивнул тот с улыбкой. - Думаю, им просто не повезло иметь родственника в твоем лице. Ха-ха-ха-ха! - расхохотался он в следующий миг, будто выдал очень смешную шутку. - Похороним где-нибудь поблизости?
   - Не стоит. Пусть останется все, как было, - ответил Реннет и глазом не моргнув.
  - Хм? - низкорослый маг с толикой удивления посмотрел на него, но обошелся молчанием.
   Кто-то мог подумать, что для ренегата заложники не значили ровным счетом ничего, но это совсем не так. Реннет не хотел бы видеть смерть этих двоих, но раз уж так случилось, не мог позволить подвергнуть опасности Мастера Селесту. Он все больше укреплялся во мнении, что ценит ее больше, чем кого-либо другого, и что не сможет пожертвовать ею так же, как сделал с Биррами. Поэтому враг должен думать, что некогда близкие Реннету люди бесполезны в качестве заложников. Брошенные на произвол судьбы трупы опекунов станут лишним тому доказательством.
   Стараясь пропускать мимо ушей неприятный смех Кирина, он направился решать еще одну проблему. Иногда бок охватывала острая боль. Приходилось терпеть. Раны начинали становится обыденностью.
   Миновав расположившийся на отдых остаток отряда, Реннет подошел к сереброволосому магу-целителю.
   - Ты дал ей сбежать! - коротко и с нажимом произнес юноша.
   - Да, - в ответ качнул подбородком тот.
   - Назови хоть одну причину, из-за которой я не должен убить тебя прямо здесь и сейчас?
   - Я сделал то, что посчитал нужным.
   Юноша сузил карие глаза и всмотрелся в лицо шпиона. Догадка молнией сверкнула в сознании.
   - Знаешь ее, я ведь прав? Лучше бы тебе не отрицать, ибо эту женщину я достану в любом случае, где бы она ни находилась!
   Поведение Ладана, отражающиеся на лице эмоции, страдание и замешательство - все это говорило само за себя. Реннет угодил прямо в точку. Наверное, поняв это, Призрак глубоко вздохнул и заговорил:
   - Помнишь нашу первую встречу?
   - На память не жалуюсь, - резко ответил тот.
   - Ты спрашивал, зачем я полез в архивы Азранна, что или кого там искал...
   'Получается, это ее он тогда пытался найти?' - удивился Реннет. Ладан подтвердил его очередную догадку, согласившись рассказать историю целиком.
   Будучи подростком, он поступил на обучение и последующую службу в один из небольших кланов Светлого Ордена. Назывался он 'Идеал Искусства' и, насколько известно, существовал по сей день. Там же повстречал девушку, немую от рождения, но великолепную в стрельбе. Независимо от скорости и траектории движения цели, она не промахивалась ни разу.
   Молодой Ладан и сам не успел осознать, как начал наблюдать за ней, восхищаться ее навыками, ее красотой, привычками. Другие подростки, проходящие обучение в клане, тоже быстро заметили девушку и старались подружиться, однако все попытки заканчивались одинаково безуспешно. Та не обращала внимания на них, оставалась такой же странной, замкнутой в себе. И наблюдая за неудачами других, Ладан не решался сделать первый шаг. Ему казалось, пока тебя не отвергли, остается шанс на будущее.
   Четыре года пролетели совершенно незаметно. Ученики стали полноценными боевыми магами. На ту девушку уже не обращали внимания. В глазах Ладана она выглядела еще более одинокой, чем раньше. Он переживал из-за этого и предпринимал попытки сблизиться с ней. Возможно, его усилия оказались слишком слабыми, но маг так и оставался незамеченным ею.
   А потом ее просто не стало. Ушедший на патрулирование отряд, к которому девушка принадлежала, вернулся без нее. Сказали, что она погибла от несчастного случая. Тела не нашли, из-за чего ввергнутый в эмоциональное помешательство Ладан решил, что они замалчивают настоящую правду. Еще целый год он не мог прийти в себя, искал любые возможные и невозможные способы выяснить все. В конечном счете дошло до того, что он напал на товарища по клану и был помещен в камеру для сумасшедших.
   Оттуда Ладан скоро сбежал. Даже если бы его признали сошедшим с ума, ареста и заточения в камеру с последующим запечатыванием было не избежать. Ренегаты долго не живут - это своеобразная истина мира магов! Сереброволосый юноша продержался неделю, а потом его нашли. Однако во время погони случилось нечто из ряда вон выходящее - проснулась способность иллюзорного метаморфа. Гнавшиеся за ним боевые маги, можно сказать, в последний миг прошли мимо, даже не взглянув в его сторону. К тому времени юноше было все равно, поймают его или нет, однако жизнь подарила ему второй шанс. Он решил, что такое случается неспроста.
   Раньше, еще до побега, Ладан был в числе лучших целителей клана. Ему пророчили великое будущее. И это правда. Целителей с подобной силой можно буквально по пальцам пересчитать. Сам он гордился собственным даром и оттачивал его по мере возможности. Но все изменилось в одночасье. Теперь, глядя на отражение в зеркале, он видел совершенно другого человека, во всех смыслах этого слова.
   Можно сказать, после всего случившегося он потерял себя. Замешательство и сомнения стали катализатором рождения новой способности. Тщательно все обдумав, Ладан решил не сдаваться. Он начал готовиться, учиться, набираться опыта в выживании, чтобы однажды докопаться до истины.
   Таким образом маг приобрел славу шпиона, наемника, продавца информации по прозвищу Призрак. Он стал призраком, как та девушка всегда оставалась никем не замеченной тенью. И спустя время он пробрался в архивы Азранна, где нашел список магов своего бывшего клана. За именем девушки не стояло ни слова, даже подтверждения смерти.
   Кто-то скажет, что такая новость должна принести новую надежду, новые цели. Нет. Ладан сломался. Он рыдал и стенал как маленький ребенок, рвал от отчаяния на себе волосы, проклинал себя прошлого и, в конце концов, смирился.
   Окончательно забрасывать жизнь и подыхать от горя маг не захотел. Он начал новую скучную жизнь, отбросив имя Призрак. Время от времени просматривал новости с фронта, но делал это скорее из скуки. Поэтому на предложение Реннета встретиться и серьезно поговорить, согласился не раздумывая.
   - И сегодня я... увидел ее... - закончил он. - Полной уверенности нет, но я чувствую сердцем, что это была она. Не знаю, что с ней сделали, и как она попала в Чистый Свет. Но смерти ее допустить я не мог, даже если то будет последним, что я сделаю в своей никчемной от начала и до конца жизни.
   На лице мага отразились печаль, бессилие, страх и неуверенность.
   'Неужели это тот самый Призрак, которого я знаю? Он на самом деле способен на такие чувства, на несусветную глупость? И эта история...'
   Тут же вспомнились сказанные некромантом Селлон слова о том, что сереброволосый маг выглядит мертвым.
   - И что же дальше? - прямо спросил Реннет. - Что именно собираешься делать?
   Тот глухо ответил:
   - Ничего. Я смотрел ей в глаза и видел лишь пустоту. Быть может, они всегда были такими, а я просто не замечал? В любом случае, она меня не узнала. Останусь с Гончими и продолжу сражаться, а она пусть живет дальше.
   - О, ну вот только сможешь ли? - усомнился юноша с толикой презрения. - Я не думаю, что ее нынешняя цель 'жить дальше'. Она нападет еще раз, и если будет нужно - еще сотни раз.
   - О чем ты?
   - О твоей подружке. Она сбежала, но ушла недалеко. Уверен, Чистые планируют нападение исподтишка. Не стоит нам забывать о том, что у них остался еще один дракон, справиться с которым даже мне сложнее некуда. И что в таком случае будешь делать? Лучше бы мне знать заранее, что от тебя ждать.
   Призрак опустил взгляд, не зная даже, что ответить. Он желал отказаться от всего. Ему достаточно было знать, что она осталась жива. Но теперь...
   - Не знаю, что именно сделаю. Скорее всего помешаю тебе убить ее.
   - ... ?!
   Безусловно, такого даже он не ожидал услышать. Так прямо выложить собственные намерения.
   - Понимаешь же, что ее я убью независимо от твоих действий и усилий? - спросил Реннет, даже не пытаясь казаться неискренним. - Она не просто одна из наших врагов, а та, кто убила немало охотников.
   - Мне плевать на них, - ответил Ладан. Не смотря на то, что юноша собирался убить девушку, никаких намерений напасть первым он не выказывал. Создавалось ощущение, будто он сам до конца в себе не разобрался.
   - Ясно.
   Реннет больше ничего говорить не стал, а поднялся и отошел в сторону. Глубоко внутри он мог понять шпиона, но клокочущая ярость не отпускала его сердце. Без сомнений, она убила его в прошлый раз и пыталась сейчас. И во многом из-за нее он продолжал влачить жалкое существование между жизнью и смертью. Оставалось решить еще один вопрос: что делать с Ладаном? Убить?
   Он осознавал, что последний вариант - наихудший из возможных. Убить кого-то не так трудно, но заменить способности сереброволосого мага ему было нечем. Тот не откажется от принятого решения, по глазам было видно. Можно ли повернуть ситуацию в свою пользу? Если да, то каким образом?
   Вопросов, как всегда, было больше, чем ответов.
   Между тем, им следовало продолжать путь, иначе все разведывательные группы Чистого Света соберутся вокруг них, как стервятники вокруг падали. Удивляло уже то, что они до сих пор медлили с нападением.
   Пока охотники передвигались вперед, Реннет раздумывал над тем, как выйти из непростой ситуации. Чутьем он ощущал несколько магических аур, преследующих их, держась на расстоянии. Наверное, дожидались объединения с остальными.
   Оказалось, он ошибался. Противник никого ждать не стал. Нападение началось стремительно.
   Так как они уже успели пересечь поле и снова оказаться среди деревьев, обзор сузился до нескольких десятков метров. Прекрасная возможность для дистанционной атаки. Первой целью, вполне очевидно, стал сам Реннет.
   Знакомая и ненавистная алая стрела прилетела ему прямо в голову... и отскочила. Если точнее, выглядело так, будто это юноша отскочил от стрелы, едва не кувырнувшись в воздухе через голову и грохнувшись на землю. Сработала Серая Паутина - защитное заклинание высшего порядка, обеспечивающее отражение сильных магических и физических атак. Жаль, силу удара он не гасил совершенно.
   'Ну нет, проклятая сучка! Пробить себя твоей поганой стрелой в третий раз я не дам!' - воскликнул он мысленно и начал концентрироваться для заклинания теневого перемещения.
   Заклинания противника посыпались на них едва ли не со всех сторон. Отдав распоряжение остальным разобраться с ними, юноша двинулся к своему злейшему врагу. Теневое перемещение он использовал для повышения скорости, чтобы она не смогла скрыться, как в прошлый раз. И краем глаза Реннет успел заметить, как Ладан последовал за ним.
   Ощущение чужой магии, принадлежащей к стихии ветра, никуда не делось. Он чувствовал лучницу, однако, к своему удивлению, не мог отыскать глазами.
   Остановившись на том месте, откуда в него только что стреляли, ренегат осмотрелся по сторонам. И снова ничего. Такое случалось впервые, но превосходно чувствую магию, он не мог понять, где она находится. Даже посмотрел вверх, чтобы не допустить ту же ошибку, что когда-то случилась во время погони за Призраком. Конечно, нельзя сказать, что Реннет был первоклассным следопытом, но в лесу не так просто утаить собственное присутствие.
   Так уж получилось в результате, что атаку начала она. Он же успел подставить меч под удар в самый последний момент. После столкновения оба разорвали дистанцию.
   Чародейка с серыми волосами атаковала луком. Наверняка он служил ей не только в качестве оружия дальнего боя, но и ближнего, причем довольно опасного. В этом Реннет быстро убедился.
   Схватившись обеими руками за древко, девушка вращала им с невероятной ловкостью. Острые иглы, торчащие в разные стороны, и выдвижные лезвия на концах вспарывали воздух не хуже смертоносных когтей Клесс. Обороняясь от подобного, приходилось точно рассчитывать и постоянно менять положение клинка, иначе противнику ничего не стоило проткнуть его насквозь.
   Теневое перемещение Реннета не развеялось, как и Серая Паутина. Поэтому, даже когда он пропустил два удара, ничего не случилось. Но долго ли так могло продолжаться?
   Перехватив смертоносный лук пошире, девушка оттолкнулась ногой от земли и совершила невероятный прием, не только эффектно выглядящий, но и крайне опасный. Она рассекла идеальную окружность сразу на уровне колен и шеи. И если бы юноша на тот момент не был защищен, мог остаться без ног и головы. Отразить атаку клинком он попросту не сумел. При всех своих действиях, даже неудачах, лучница не меняла выражение лица. Не сказать, что она выглядела спокойной, скорее абсолютно пустой.
   Так как атака прошла по скользящей, Реннет лишь покачнулся, а не упал. Дальше же произошло то, что было неизбежно. Благодаря двум активированным заклинаниям, дающим ему преимущество в скорости и защите, он не мог не победить. В следующий миг после атаки противника, уклонившись от нее, юноша нанес ей удар в область шеи.
   Как ни печально, но шея человека всегда является наиболее уязвимым местом. Реннет бил с намерением заставить противника потерять сознание. В худшем случае, она бы умерла. Однако он даже не ожидал, что кто-то сможет устоять на ногах после такого.
   Девушка задыхалась, изо всех сил пытаясь прийти в себя и поднять лук для продолжения схватки. Он не мог этого допустить, потому ударил еще раз. Лук упал в траву, а за ним и оглушенная хозяйка.
   - Не трогай ее! - послышался сзади знакомый голос.
   Реннет обернулся, предварительно наставив меч на поверженного врага. В метрах пяти от них стоял Призрак. Юноша давно почувствовал его приближение.
   - Не вижу причин следовать твоему совету, - холодно отреагировал он.
   В ответ Ладан вытащил из-за спины двуручный меч, готовый тут же пустить его в дело. В голубых глазах горело пламя решимости. Отступать он явно не собирался.
   - Я это предвидел, - махнул рукой Реннет, словно ему было все равно, что тот скажет или сделает. - Ты не изменяешь собственным убеждениям и чувствам. Весьма похвально. Но не забывай, что они есть не только у тебя одного!
   В тот же миг позади Ладана возникла Катарина в обличье ведьмы и без слов атаковала его.
   С чарами мистика маг не совладал, свалился без сознания. Заранее догадываясь о возможности такого исхода, Реннет договорился с ней о постоянном наблюдении и силовом вмешательстве в случае сопротивления.
   - Остались еще враги поблизости? - осведомилась Катарина.
   - Полагаю нет. Похоже, остальные благополучно справились со всеми. В скорейшем времени будут здесь, - ответил он, осязая окрестности на предмет магии.
   - Хорошо, - мистик вернулась в свой привычный облик, чтобы не пугать всех столь необычной внешностью.
   Реннет собирался взяться за лучницу, постепенно приходящую в сознание. Она схватилась за шею и зашлась хриплым кашлем. По подсчетам юного мага, ей понадобится еще как минимум пара минут, чтобы окончательно восстановить дыхание. Следя за ней, он не успел среагировать на странный шорох, прозвучавший совсем близко.
   Размытой черной тенью за спиной Катарины возник незнакомец в плотной маске до глаз. Он схватил женщину за талию и, притянув к себе, приставил к ее горлу длинный нож с кривым лезвием. А затем послышался приглушенный тканью грубый мужской голос:
   - Только попробуй влезть ко мне в голову, проклятая. Заметить не успеешь, как этот нож окажется в твоей глотке. И ведьмовские штучки оставь при себе. Яд с лезвия окажется быстрее и ты подохнешь раньше, чем я.
   Послышался новый шум, громче прежнего, и к ним выскочили Валент, колдун Оуэр и дьюрар, вместе с еще несколькими охотниками из Алого Дождя. Увидев представшую глазам картину, все тотчас замерли на месте.
   - Прости, но похоже мы не успели, - выдохнула наемница.
   Реннет за этот короткий миг успел сделать нехитрый логический вывод: среди Чистых были не только маги, но и обычные люди. Один из них сейчас угрожал Катарине убийством. Юноша не смог почувствовать его ауру, потому нападение стало для него полнейшей неожиданностью. Видимо Валент издали учуяла его присутствие и бросилась преследовать.
   И враг явно был знаком с мистиками и ведьмами. Он хорошо понимал, что в нынешнем облике Катарина не сумеет мгновенно сковать его сознание. Ну а его целью, наверняка, было освобождение лучницы и безопасное отступление. Правда огласить их он все равно не успел...
   Расстояние в семь метров Реннет покрыл за долю мгновения и, держа клинок в правой руке, взмахнул им.
   Те из числа охотников, что успели проследить за его быстротой, подумали о том, что юноша намеревается убить врага вместе с Катариной. Так выглядело со стороны. Но они увидели нечто совершенно неожиданное и вместе с тем слишком необычное...
   Меч Реннета, описав крутую дугу, должен был отсечь голову и девушки, и стоящего за нею воина в маске. Однако в самый последний момент тусклый синевато-серый металл расплылся, подобно жидкой ртути изменив форму, а затем превратился в короткую косу. Ее лезвие, благодаря изогнутой форме, обогнуло белую шею Катарины и с хрустом вонзилось в висок врага. Брызнула кровь, а тело воина задергалось в посмертной конвульсии.
   Сконцентрированный до максимально возможного уровня, юноша видел любую мельчайшую деталь: нож умирающего воина случайным образом оцарапал шею мистика.
   Отбросив клинок, Реннет схватил ее за плечи и, наклонившись, прикусил место царапины. Хотя для остальных это могло выглядеть так, будто он поцеловал ее в шею, но на деле ренегат оказывал первую помощь. Вытянув из ранки отравленную кровь, он сплюнул ее на землю, а потом повторил еще пару раз.
   Когда с процедурой было покончено, юноша усадил ее на траву и с тревогой вгляделся в лицо, стараясь уловить признаки скорой потери сознания, бледности, лихорадочного дыхания. И практически сразу на него самого напал жар. То было вовсе не возбуждение от близости женского тела. Частички яда, что он вытянул из нее, остались в нем самом. Картина перед глазами начала размываться. Поплыли черные круги.
   Он перестал осознавать происходящее вокруг. Кто-то коснулся его плеча и сунул под нос какой-то черный корешок, отвратно пахнущий. Послышался голос Валент:
   - Советую прожевать это. Поможет унять жар и головокружение. Полагаю, если вы оба до сих пор живы, то в организм попало совсем немного яда. Та дрянь, что была на клинке убитого тобой человека - штука весьма опасная. Даже дышать ее испарениями не советую.
   Пропустив мимо ушей лекцию о травоцелении, Реннет положил в рот кусок горьковатого на вкус корня. Часть протянул Катарине, буквально лежащей у него в руках. Она тяжело дышала, но старалась не потерять сознание.
   - Не разговаривай и отдохни немного. Еще раз спасать тебя не собираюсь, - буркнул он и поднялся. Не смотря на шум в голове, юноша взял себя в руки.
   Осмотрев тело убитого воина, охотники обнаружили странное приспособление, ни на что не похожее. Они лишь могли предположить, что тот дышал через него, чтобы самому не отравиться испарениями яда. Оуэр, в своем духе, высоко оценил изобретательность врага.
   Но скоро его отвлек голос Крома, разглядывающего отброшенный Реннетом меч.
   - Мне это показалось, или клинок изменил форму? Теперь выглядит как и прежде, - задумчиво бормотал кузнец. А затем обернулся к ренегату. - Что это такое, может объяснишь нам?
   Валент наклонилась и принюхалась. Обычно ей хватало мгновения, чтобы определить суть предмета, но не сейчас. Она оказалась в затруднении.
   - Эээ... это не железо, не сталь... Медь? Олово? Даже свинец и илирит... Это что вообще такое? - обернулась она к подошедшему Реннету.
   Юноша невозмутимо поднял клинок, вытер с лезвия кровь, прошелся по нему ладонью пару раз, скорее всего проверяя степень зазубренности.
   - Он же отравлен! Голыми руками взял? - пораженно смотрел на него Кром.
   Остальные же, заслышав его, недоуменно уставились на меч.
   - С чего ты так решил? - спросил Оуэр у кузнеца.
   - Очевидно. Думаете, почему тот командир из Чистых свалился с ног, причем сразу после драки с Реннетом? Ведь никаких серьезных травм и ранений, кроме почерневшей царапины, на нем не было. Ладан подтвердил, что это действие яда. Тогда же я подумал, что тусклый блеск у меча из-за яда, но теперь...
   - Химера, - раздраженным тоном вставил Реннет. - Так назвал его создатель. И оно первое в своем роде. Замечу сразу, никакой магии в нем нет.
   - Что? Не магическое? А как же изменение формы? Кто ее создал? - посыпалось со всех сторон.
   Реннет решил быть кратким.
   - В меч не заложено и капли магии. Имя кузнеца-изготовителя я не запомнил. Чудное какое-то. Валент не смогла понять, из какого он металла, и ничего удивительного тут не вижу. В нем объединены сорок шесть различных металлов, даже минералов.
   - Сорок шесть? Такого быть не может. Нам, как воинам клинка, хорошо известно, что далеко не все металлы можно сплавить между собой.
   - Меня не спрашивай, - пожал плечами Реннет, после того как вернул меч за спину. - Я не имею ни малейшего представления о том, как именно он это делал и в каких пропорциях смешивал. Но среди компонентов была парочка ядовитых, таких как ртуть. При удачном стечении обстоятельств, они способны попасть в кровь врага.
   К вышесказанному юноша добавил, что наименование клинка происходит именно от свойств, которыми меч якобы должен обладать.
   Быть может, содеянное этим кузнецом можно назвать новой ступенью в оружейном деле. Химера сама по себе чрезвычайно непредсказуема и достаточно сложно задействовать в нужный момент какое-либо свойство. И попытка изменить изначальную форму в нечто другое скорее всего закончится провалом. Интересно еще и то, что вред от яда вполне может быть причинен самому владельцу. Своего рода палка о двух концах.
   К слову, юноша не упомянул самой важной составляющей части при ковке клинка - кровь его будущего хозяина. Кузнец утверждал, что с ее помощью неприятные последствия сводятся к минимуму.
   Не смотря на все странности и особенности химеры, Реннета больше всего привлекла совместимость. Меч подходил ему идеально, хотя до этого он испробовал множество разных клинков, но так и не смог подобрать нужный. Поэтому он был искренне благодарен Рэанне и Селесте за его возвращение.
   Возможно недалек тот день, когда дела того кузнеца пойдут в гору и каждый может стать обладателем собственной химеры. Хотя он утверждал, что клинок для каждого куется отдельно. И дело не только в размерах и внешних характеристиках, но и в пропорциях компонентов сплава. В любом случае, оставалось еще множество тайн и загадок, которые, возможно, раскроются лишь со временем.
   А сейчас он отбросил посторонние мысли и решил обсудить их с лучницей разногласия, так сказать, с глазу на глаз, без постороннего вмешательства. Погони за охотниками более не наблюдалось. Тот второй дракон не показался. Тянуть с важными вопросами не стоило. В целях большей надежности, он попросил Катарину следить за тем, чтобы Ладан не вмешался. Услышав просьбу, мистик задала лишь один вопрос:
   - Если сделает глупость, мне снова отправить его в беспамятство?
   - Нет. Просто убей. Жалеть идиотов не в моих правилах, - ответил ренегат.
   
  Глава 29 Тишина
  
   Лучница в темно-синей накидке оставалась спокойной, как и раньше. То было не обычное спокойствие человека, уверенного в себе, а скорее полное безразличие к окружающему. Хватило одного взгляда на нее, чтобы Реннет вышел из себя.
   Подавив жгучее желание запустить в нее огнешар, юноша задал первый и наиболее интересующий вопрос:
   - Ты помнишь меня?
   Прошло пару мгновений. Та молчала. Не расслышать его девушка не могла. Серые глаза не дрогнули. И хотя Реннет сам обладал достаточным хладнокровием, без сопротивления признал, что так, как делает это она, вряд ли смог бы. Почему-то сей факт раздражал его еще сильнее.
   - Правящему клану известно, кто такой лидер Гончих, так? - решил он зайти с другой стороны.
   И снова в ответ получил безразличный взгляд с молчанием.
   'Точно убью!' - чуть не взорвался юноша.
   Вдруг, в тот же миг, девушка вытащила из поясного кармана маленькую книжечку, которую никто не догадался изъять при обыске. Реннет коснулся рукояти клинка, потому что после книжки появился остро отточенный угольный стержень, вполне пригодный в качестве оружия. Однако, нападать та, видимо, не собиралась. Торопливо что-то накарябав в книжечке, она развернула и показала ее Реннету.
   'Кто ты?'
   - А??? - тот едва не подавился словами, которые собирался выкрикнуть ей в лицо. Только спустя пару мгновений к нему пришло осознание того, что он забыл нечто очень важное. По словам Ладана, эта девушка не разговаривает совсем. То есть, только что он пытался заставить говорить немого человека. Чувство, что он повел себя как полный идиот, внезапно тяжелой волной накрыло юношу.
   'Ладно, пора успокоиться и начать заново'.
   - Ты, не помнишь меня? Напиши ответ и покажи! - потребовал он.
   Та ловко зачиркала по книжечке. Через считаные мгновения Реннет прочел ответ: 'Ты главный у Гончих. Участвовал в убийстве Гелиоса, так?'
   Чтобы догадаться, о каком именно событии прошлого идет речь, напрягать голову не требовалось. Однако это не то, что он ожидал от нее услышать. Сомнения по поводу того, была ли она соучастником его гибели или нет, снова вернулись. Возможно, Рэанна ошибалась. Существовал другой лучник с рунными стрелами?
   - А еще раньше, ты меня встречала? - спросил он вновь.
   'Не помню'.
   - Вот зараза! Убила меня и даже не помнишь?! - воскликнул Реннет в приступе бешенства, а чтобы та не заметила его искаженное яростью лицо, отвернулся. Такого поворота в их разговоре он не ожидал. Еще то спокойствие на лице, выглядело словно открытое издевательство... - Неужели ты убила настолько много, что даже вспомнить не в состоянии? - развернулся он обратно.
   Молчание. Но вместо безразличного выражения на лице у девушки теперь отразился немой вопрос. Затем она почему-то показала на свои губы.
   'Что она пытается мне сказать? То, что она немая, мы уже разобрались. Тогда что еще? Вот блин, хотел серьезный разговор затеять, а вместо этого не пойми что выходит', - с горечью заметил про себя юноша.
   Он помотал головой в знак того, что не понимает ее намеков. Думала девушка недолго и обратилась к помощи книжечки. Вскоре появился ответ:
   'Читаю только по губам'.
   И вот тогда-то Реннет понял, что растерян окончательно. Ему и в голову не могло прийти, что собеседница не только нема, но еще и глуха. Такое положение вещей его совсем не обрадовало. Наверное, он был бы счастлив, если она была еще и слепа, чтобы не могла видеть его потерянное выражение лица.
   Стараясь говорить раздельно и более выразительно, Реннет спросил:
   - Как же ты стреляешь из лука?
   После недолгой паузы девушка хмыкнула и показала на свои глаза, видимо намекая, что видит и стреляет. Когда уже юноша отчаялся получить подробности, она зачиркала углем по пергаментной бумаге книжки.
   'Замирающее зрение. Жаль, что ты идиот. Мог бы и сам догадаться'.
   А вот это уже никуда не годилось. Пленница насмехалась над ним. Хотя... если взглянуть ей в лицо, вряд ли девушка вообще была способна смеяться над кем-нибудь. Понимая, что его просто пытаются спровоцировать, Реннет сдержался от ответных оскорблений или же сиюминутного убийства. Вместо этого он выхватил у нее из рук книжечку с угольным стержнем и написал:
   'Помнишь или нет, мне все равно. Ты убила меня однажды, когда я еще был членом Белого Пламени, выполняя приказ Правящего клана. Спрошу всего один раз: задумывалась над тем, в кого и за что стреляешь?'
   Он протянул книжицу обратно. Она взглянула на написанное, потом подняла взгляд на Реннета. На сей раз в серых глазах появилось нечто напоминающее заинтересованность. Хотя лучше наверное это назвать стремлением вспомнить.
   'Ты. Год назад. Огромная огненная сфера', - появились на пергаменте слова.
   Юноша кивнул и указал на последнюю строчку написанного им самим.
   Молчание, или вернее - бездействие угольного стержня длилось больше времени, чем было ранее. Но потом она все же взялась за него и на новом листке появились следующие слова:
   'Стало бы тебе от этого лучше? Или мне?'
   Бесспорно, вопрос угодил в самую точку. Даже знай она, для чего убивает и кто был ею убитый, ничего бы не изменилось. Во всяком случае, самому Реннету это не дало бы ничего. Отказалась бы девушка от выполнения приказа, узнай всю правду? Ренегат не мог позволить льстить себе. Однако то, что сейчас она выдала ему такой ответ, доказывает факт самого размышления. Она думала над этим, достаточно много думала.
   Прошлый отряд Гончих, существовавший еще более века назад, следовал тем же принципам. Они выполняли приказ ордена, не вдаваясь в подробности. Наверняка на их руках была кровь невиновных в том числе. Тем не менее, их существование также спасло немало жизней. И сравнивая прошлый и нынешние отряды, носящие одно название, Реннет уверенно мог сказать, что последний во много раз хуже. С Чистым Светом то же самое. Далеко не многие согласились бы с тем, что их деяния несут в себе одно лишь зло.
   Впрочем, все вышеперечисленное не отменяет того, что Реннет имеет право на справедливое возмездие.
   - Думаю, сама понимаешь, как сильно я тебя сейчас ненавижу и хочу убить? - продолжил он вслух. - Один мудрец-священник, написавший немало книг, как-то сказал, что быть человеком - значит уметь прощать. Я считаю эти слова правильными. Умение прощать - признак человечности. Однако, даже умея прощать, должен ли я это делать? Обязан ли простить того, кто лишил меня всего?
   'Ты жив и сейчас стоишь передо мной', - написала та, отчего Реннет громко рассмеялся, а затем наотмашь ударил лучницу прямо по лицу. Девушку отбросило назад. После, подобрав выпавшую из ее рук книжку, юноша долго писал. Он не хотел, чтобы читая по губам, она поняла хоть одно слово не так, как нужно.
   'Когда посреди схватки в твое плечо с тупой болью входит стрела и холод безнадежности заполоняет разум; когда осознаешь, что магия, на которую надеялся, больше тебе не повинуется; когда вокруг десятки врагов, жаждущих проткнуть тебя мечами или сжечь живьем; когда изо-всех сил пытаешься выжить и сердце судорожно дергается в груди; когда, после всех бесплодных попыток, холодная сталь входит в твое тело и сознание медленно разлетается в клочья - это по-настоящему страшно! Никогда не забыть мне того мгновения! Испытываю к тебе ненависть от всего сердца и желаю, чтобы ты сдохла, прочувствовав то же самое, что чувствовал тогда я!'
   Ни один нормальный человек, какой бы ни была ситуация, такого писать не стал бы. Истинное желание Реннета выглядело уродливо, от нее веяло черной злобой.
   Разумеется, есть много тех, кто считает, что подобное не должно произноситься, что ненависть - есть величайший грех. Но к таким людям Реннет обратился бы с одним единственным вопросом: Вы когда-нибудь умирали?
   Есть мнение, что смерть безболезненна сама по себе и смахивает на погружение в сон. И в каком-то смысле это правда. Реннет испытывал телесную физическую боль только до полной потери сознания. Но что случилось вслед за этим... сложно описать словами. Он до сих пор считал, что испытал в тот момент самые страшные мгновения. Ощущение, будто твое сознание медленно угасает, разлетается на мельчайшие частички. Память и все воспоминания начинают уходить одна за другой. Следом за ним эмоции и чувства, что ты когда-либо испытывал. И наконец, когда приходит очередь мыслей, жуткую пустоту начинает заполнять мерзкий липкий холод и тьма...
   Если кто-то считает, что Реннет абсолютно бесчувственный и бесстрашный человек, очень жестоко ошибается. В жизни молодого мага бывало немало событий, глубоко впечатавшихся в его душу. Боль жила рядом с ним постоянно. А собственная смерть стала для него травмой, незаживающей раной. Поэтому написав эти строки, он показал истинного себя.
   - Но... я не стану убивать, - произнес он вдруг, пристально глядя на чародейку-лучницу. - Если сейчас поддамся желанию, боюсь, никто уже не остановит... Даже не думай, что когда-нибудь прощу.
   'Что это все значит?' - появился вопрос в книжке. На слова о ненависти она предпочла не отвечать. Да и Реннету, собственно, ничего слышать об этом не хотелось. Множество людей, уже покинувших Пределы, наверняка ощущали то же самое по отношению к нему.
   - Отпустить тебя будет глупо, так что остаешься с нами, без оружия. Твой лук я лично уничтожу. Присматривать за тобой будет старый знакомый. Но советую учесть: выкинешь что неподобающее, первым расправлюсь со старым знакомым, у тебя на глазах, медленно и мучительно.
   Больше Реннет не мог с ней говорить, иначе не удержался бы и убил на месте. Проклятие, что он сам на себя наложил, никогда не дремало, продолжая ослаблять его разум и волю к сопротивлению. Он даже не знал, сколько сможет выдержать.
   Ладан смотрел на него так, будто не ожидал такого поступка. Не зная о том, что именно его знакомая в свое время стала причиной гибели юного мага, только что ступившего на путь ренегатства, Призрак посчитал, что он не пощадит врага. Поэтому, когда тот сообщил ему о принятом решении, не смог найти слов для благодарности.
   Реннет же предвидел похожую реакцию, потому был краток.
   - Жизнь твоей подруги-лучницы обойдется тебе дорого, надеюсь, понимаешь. С этого момента ты будешь беспрекословно принимать любое мое решение, выполнять любой приказ. Никакого личного или собственного мнения у тебя больше нет, пока оно мне не потребуется. А если не готов ради той женщины пожертвовать всем, что имеешь - откажись сейчас же!
   - То есть, ты торгуешь жизнью другого человека ради собственных интересов? Требуешь взамен полного подчинения?
   - Именно. Лишь согласившись, ты докажешь мне, что для тебя она бесценна.
   Как юноша и ожидал, перепираться Ладан не стал. Для него ответ был очевиден. По-видимому, тут были замешаны достаточно сильные чувства.
   Да, Ренннет отказался от мести в угоду интересам будущего. Сереброволосый маг был ценным инструментом, заменить его не удалось бы никому. И было для него одно поручение, которое он собирался отдать немного позже.
   Что и говорить, членам отряда поступок лидера показался таким же невероятным, и это после того как были безжалостно убиты Бирры. Однако из-за многочисленных жертв, сопутствовавших в последнем сражении, внимание к Реннету ограничилось лишь нелицеприятными взглядами окружающих.
   Когда он покончил с заботами, Катарина успела окончательно прийти в себя. Она единственная из всех знала, кто на самом деле эта плененная чародейка.
   - Значит, вот как ты решил? - коротко спросила она и, получив утвердительный кивок в ответ, больше к этому не возвращалась. Имелись более важные моменты, которые ей хотелось прояснить. - Не ожидала, что тебе придется спасать меня еще раз, - усмехнулась мистик.
   - Ну да.
   Если честно, он не знал, что должен сказать ей в ответ. Сегодня он собственными глазами видел человека, готового отдать все ради той, которая его самого даже не помнила. Наверняка ему было больно думать о том, что для него он ничего не значит. Смог бы сам Реннет совершить нечто похожее для Катарины? Смог бы отказаться от всего ради нее? Ответа найти не удавалось...
   - Неужели ты сейчас размышляешь о том, сможешь ли поставить наши с тобой отношения выше всего остального? - совершенно неожиданно спросила у него мистик.
   'Можно лишь удивляться ее проницательности, - поежился в душе Реннет, а затем тут же сам себя поправил: - Нет, скорее мне стоит испугаться'.
   - Так и думала, - улыбнулась женщина, заметив резко изменившееся выражение лица парня. - Неопытность в общении делает тебя предсказуемым в таких вопросах. С другой же стороны, эта неопытность является одной из причин, из-за которых ты мне нравишься. Излишне брутального мужчину я бы даже не позволила прикоснуться к себе.
   Сказав так, она обняла его, прямо у всех на глазах. Охотники начали бросать в их сторону странные многозначительные взгляды, а то и вовсе отворачиваться.
   - Ну, и каков же твой ответ?
   - Не знаю.
   Реннет смотрел прямо перед собой. Ничего другого сейчас он не мог ей сказать.
   - По крайней мере, ты стараешься быть честным, - поморщилась та, словно проглотила что-то невообразимо кислое. Она не удивлялась, так как понимала.
   Человеческие отношения - сложная штука. Чем больше юноша жил на этом свете, тем сильнее убеждался в том, что не располагает должной мудростью для понимания таких вещей. Наверное, по этой причине он и Катарина не торопились говорить друг другу определенных слов. Но, не смотря на это, чужие чувства и отношения к самому себе Реннет воспринимал достаточно остро. Сейчас его беспокоило кое-что, однако рассказывать об этом Катарине не хотелось...
   - Знаешь, касательно Селлон... я тут недавно заметил... - начал он, и застрял на полуслове.
   - Заметил, как она на тебя смотрит? - переспросила Катарина к его полнейшему изумлению.
   - Можно и так сказать.
   - Реннет, к сожалению, в этом вопросе я тебе не помогу. Будь я абсолютно уверена в твоих чувствах ко мне, имела бы право вмешаться, а так... Могу лишь посоветовать немного подождать, пока она сама не определиться и не скажет тебе всего.
   Эмоции, что гуляли у нее на лице минуту назад, сейчас испарились, словно их и не было. Юноша самостоятельно осознал, какой глупый поступок только что совершил, но извиняться уже было поздно. Разговор завершился.
   Кроме лучницы, носящей прозвище Тишина, в плен были взяты еще два мага из числа Чистого Света. Разумеется, ни один из них добровольно не сдавался. Их ранили и уже хотели добить, когда Реннет остановил. Он приказал вылечить обоих и держать под охраной.
   - Для чего они тебе? С лучницей как раз все ясно, а вот с ними.
   Кассандра явно ждала неприятного подвоха от очередной задумки ренегата. Тот всего лишь усмехнулся и ответил:
   - Нам понадобятся те, кто понесет послание о переговорах светлым. Не ты же сама туда отправишься? Последним шансом ордена избавиться от нас был Чистый Свет. Теперь от организации мало что осталось. Им ничего иного не останется, кроме как выслушать нас и согласиться на встречу.
   - Сомнительно весьма, что от переговоров выйдет толк, - по своему обыкновению, Оуэр предсказывал негативный исход.
   Ладан заговорил:
   - Так посчитали мы с Реннетом. Если посыльный будет кто-то из нас, он может и не добраться до Азранна. В Ордене сейчас немало тех, кто открыто выступает за продолжение войны и полное уничтожение врага. Они всеми силами стараются пресечь на корню все шансы на мирные переговоры.
   - Как у вас все продумано, - Валент похлопала Реннета по плечу. - Только не называй свой откровенный шантаж мирными переговорами, сопляк.
   - Раздражаешь, - скрипнул зубами тот и продолжил: - Катарина влезет в головы этим двум идиотам, чтобы мы смогли убедиться в их лояльности к правящей верхушке Светлых. В случае необходимости можно будет внушить им доставить послание ценой собственных жизней, хотя я предпочел бы убеждение через уговоры.
   - А? Разве внушение не надежнее, чем уговоры?
   - Нет. С недавних пор светлые научились распознавать человека со свободной волей от того, кому что-то внушили. Вмешательство в сознание могут обнаружить и в таком случае...
   - ...Послание не сочтут нужным даже обдумывать, - закончил за него сероброволосый маг. - Чувствую, переговоры станут для всех нас самым тяжелым испытанием.
   Гончие и два оставшихся лидера союзных кланов согласились с этим. Ливада уточнила, кому именно из светлых будет адресовано послание? Лидеру Правящего клана? И на этот вопрос Реннет не стал отвечать сразу, а размышлял некоторое время.
   - Если честно, сложно сказать, кому из высшего руководства Света надо отдавать предпочтение. До сих пор мой выбор останавливался на заместителе архимага. По слухам он не приверженец тотального контроля или превосходства наций. Говорят даже, что именно он был автором реформы по сближению людей и магов, которая провалилась с началом Третьей Войны.
   - Вот как. Полагаю, если встреча и состоится, на него заявятся отнюдь не сами лидеры орденов. Меры предосторожности предпримут наивысшие.
   После слово взял Кром. Он с самого начала выглядел сильно сомневающимся в успехе плана, не смотря на то, через что они прошли.
   - Самое важное - это мы с вами. С потерями более сотни магов, мы стали слабым звеном собственного же плана. И пусть количество с качеством путать нельзя, охотники потеряют влияние, добытое столькими смертями. Тридцать магов никто даже в расчет брать не будет. Нашу слабость Светлые узнают от того же посланника, которому мы поручаем доставить требование.
   Мечник был прав, с какой стороны ни посмотри, а Реннет укорил себя за такой очевидный промах. Они сейчас оказались перед проблемой, с которой будет сложно справиться за столь короткий срок, что имелся в запасе. Переговоры планировалось назначить до того как Армия Ночи решит нанести основной удар.
   - Думаю, наши ответы очевидны. Нужно соврать, - произнес Лангиниус.
   - Но врать надо с умом, - добавила Катарина.
   В итоге, после недолгих споров, было решено написать предложение переговоров не только от лица Гончих с охотниками, а еще от дьюраров и таинственной организации Искры. В первом случае их мог выручить Лангиниус. Конечно, в собственной стране он ничего не решал, однако подпись на родном языке от лица правителя поставить мог. Об искре вообще никто толком ничего не знал, так что проверить у светлых не получится. В конце концов, они с темными и светлыми сражаться не собирались. Достаточно было выманить их на разговор.
   Любопытная Валент задала вопрос хищнику:
   - Каким преступлением, по степени тяжести, считается подделка подписи вашего правителя и последующее использование его имени в переговорах?
   Реннет, случайно услышав ее, усмехнулся в душе. Правитель всегда представляет собой страну, города, людей, каким бы сам при этом не был. Ему доставалось право говорить от имени всех. Использовать имя правителя в собственных целях равнозначно покушению на престол. Наемница получила ожидаемый ответ.
   - Тяжелейшим, - сказал дьюрар, сверкнув клыками. - Головы лишиться могу не только я один, но и вся моя родня на три поколения.
   - Ага, сразу просматривается прогрессивное и свободное мышление, - съязвил Кром.
   Как и было обговорено, Катарина проверила сознания обоих пленных магов. По итогам она сообщила, что проблем возникнуть не должно. После уже за дело взялись Кассандра из Гончих, Ливада из нейтральных кланов Империи.
   С каждым посланником разговаривали по отдельности и впоследствии планировалось послать их по разным маршрутом в разное время. Опять же, делалось так в целях предосторожности. Если один вдруг не донесет послание, по тем или и иным причинам, то остается надежда в лице второго. Кроме того, готовились послать пару охотников в Азранн, на самый крайний случай. Вопрос с посланиями враждующим сторонам был сейчас в приоритете, так как именно от этого зависело будущее перемирия.
   Однако, не смотря на завершающие план шаги, проблема с количеством оставшихся магов оставалась неразрешенной. Новых союзников необходимо найти любой ценой.
   К худу или к добру, госпожа Удача, до нынешнего времени относящаяся к их предприятию противоречиво, наконец повернулась лицом. Во всяком случае, так думали поначалу.
   С помощью магов земляной стихии похоронив погибших охотников под слоем почвы, отряд двинулся вперед. И вот тогда Реннет почувствовал приближение нового источника магии, всего одного. И будто бы зная, куда держит путь их отряд, он шел наперерез.
   Панику поднимать не стали, в виду того, что маг был одиночкой и к числу драконов не принадлежал. Скорость передвижения не замедлилась, но к неожиданностям приготовились основательно.
   Едва завидев, кто к ним приближается, Реннет вопросительно взглянул на некроманта Селлон. Та быстро догадалась, что он хотел узнать. Одного взгляда на внешность незнакомца хватало, чтобы заподозрить неладное.
   - Он не мертвец, - сообщила девушка.
   Да, тот человек и правда смахивал на настоящего живого мертвеца: черные круги под глазами, мертвенно-серая кожа, потухшие глаза и угловатость движений говорили сами за себя. Кроме прочего, на нем была одежда блеклого красно-бурого оттенка, местами полуистлевшая. Ну точно только что поднятый с погоста мертвец. Поэтому Реннет не сразу поверил Селлон, утверждавшей обратное.
   - Это он, мне кажется! - внезапно Катарина придвинулась к юноше.
   - О ком ты? - не понял тот сразу.
   - Помнишь, рассказывала о группе странных магов, прикрывших тебя, меня и Клесс во время схватки с подручными Гелиоса? Он очень похож на одного из них, вот только в лицо не вспомню.
   Если честно, произошло столько всего, что юноша успел позабыть этот инцидент. Тем более сам он на тот момент оставался в состоянии глубокой комы. Из слов Катарины, тогда эти странные маги пришли якобы переговорить с лидером Гончих. Но узнав, что разговора не будет, просто ушли, ничего толком не объяснив.
   И теперь один из них стоял перед ним. С чем он пришел к охотникам, с какими мотивами, пока никто не знал. Даже не взирая на то, что они спасли ему и Валент жизнь, доверия к ним Реннет не испытывал. Некоторые могут и не на такое пойти, чтобы потом использовать чувство благодарности в собственных целях. В бескорыстную доброту он не верил.
   - Приветствую! - произнес незнакомец. В его низком голосе чувствовались странные нотки, если не сказать дефекты.
   - Чем могу помочь? - спросил у него Реннет, не теряя время, хотя помогать кому бы то ни было в его планы не входило.
   Маг изобразил на лице нечто вроде искаженной улыбки.
   - Ренегат из Гончих, как я понимаю?
   - Предположим, ты не ошибся. Быть может, назовешься сам?
   - Конечно, - вежливо кивнул тот. - Меня зовут Лакаст, старший офицер Инвизии.
   'Первый раз слышу такое название. Это клан такой? Или же просто отряд? Если последнее, то ничего удивительного. Их всегда было много и названия один чуднее другого', - размышлял юноша.
   По левую руку от себя он услышал бормотание колдуна Оуэра. Он раз за разом повторял слово, словно молитву читал. Реннет с долей раздражения осведомился:
   - Знакомо?
   - Да, название определенно знакомое, но никак не получается вспомнить, где слышал. Что-то связанное с прошлой эпохой, кажется.
   Юноша понял, что ничего путного от него не добьется. Он снова обернулся к магу, назвавшемуся Лакастом. Судя по ауре, тоже немного странно выглядящей, тот был боевым магом земляной стихии.
   - Итак, Лакаст, что привело тебя к нам?
   - Сотрудничество между Гончими и Инвизией. Мы желаем вмешаться в войну, заручившись поддержкой охотников. К сожалению прошло очень много лет и все связи, что мы имели ранее, уже потеряны.
   Юноша старательно вслушался в каждое произнесенное магом слово, а затем кивнул.
   - Нас это заинтересовать может. Но что с подробностями? Какого рода сотрудничества вы добиваетесь?
   - На удивление прямой ответ, - усмехнулся тот, и жест опять вышел довольно странным. - За подробностями лучше стоит обратиться к нашему лидеру...
   Реннет как будто вовсе не слушал его, продолжая размышлять вслух:
   - Вы прибыли сюда именно сейчас не из случайности. В совпадения такого рода я не верю. При других обстоятельствах охотники могли бы позволить себе отказаться, но нынешнее положение делает нас более общительными. Момент подгадали удачнее некуда.
   - Да, вы совершенно правы, - стер с лица дружелюбную улыбку Лакаст, вмиг посерьезнев. - Условия выбирались осознанно, так как сотрудничество с вами слишком важно для нас. Промахи недопустимы. Хотя это не основная причина того, почему мы дали о себе знать лишь сейчас, - поправился он. - Мы сами были не готовы действовать.
   - А еще я заметил, что один из драконов, идущих по наши души, вдруг куда-то запропастился. Не утверждаю наверняка, но предполагаю, это снова ваших рук дело. Драконы сами по себе не теряются.
   Маг снова кивнул.
   - Чисто из любопытства, вы убили его? - спросил Реннет.
   - Не столь важно, что именно с ним случилось. Но если желаете знать... нет, его просто задержали. Незачем раньше времени добивать столь сильного противника, как Светлый Орден.
   'Задержали, говоришь? Раз у вас получилось провернуть такое с драконом ветра, талантливыми бойцами вы явно не обделены'.
   Вслух же он сказал:
   - Мы можем вас выслушать, учитывая нынешние обстоятельства. Быть может, разговоры принесут хорошие плоды.
   - Рад слышать, - вежливо поклонился тот.
   
  Глава 30 Выжившие
  
   К востоку от Сарриса расположился можно сказать средний по размерам город, носящий название Ормил. Если точнее, располагался он примерно век назад, а сейчас там лежало лишь несколько мелких селений, построивших нынешние дома из развалин прошлого. Сам город был уничтожен во время Светоносной Войны.
   То тут, то там вздымались руины, обросшие сорной травой и превратившиеся в надгробия прошлого величия. Здесь же стоял замок, некогда прекрасный, а теперь отличимый от прочих обломков разве что размерами. И сюда привел отряд охотников маг Лакаст из клана Инвизия.
   Он поведал Гончим о том, что их клан когда-то давно был довольно известным. О нем знали многие. Но потом все развалилось, и остались лишь жалкие клочья.
   Нельзя сказать, что кого-нибудь удивило подобное. Крах кланов, организаций, отрядов случался постоянно, особенно в мирные времена. Внутренние конфликты и междоусобица неизбежны. Гораздо сильнее Ренегата волновало то, что они изъявили желание присоединиться к охотникам.
   До решающего хода Армии Ночи оставалось больше месяца, а численность охотников уменьшилась до сорока магов, включая самих Гончих. Острая нужда в союзниках заставила Реннета игнорировать присущую ему недоверчивость. Конечно, сомневаться он не переставал ни на секунду, оставшись настороже. Подозрение выказывали и остальные.
   Кроме прочего, внешность новых знакомых сама по себе способна навести на мысль о том, что их клан таит в себе скверные секреты. Они походили на свежеподнятых из могил мертвецов. Бледная серая кожа, тусклые глаза и угловатые движения. Страдала и мелкая мимика лица, создавая ощущение надетых масок. Но некромант Селлон продолжала утверждать, что все они на самом деле живые. Катарина подтвердила наличие душ.
   Кстати, говоря о 'них', нужно упомянуть, что Лакаст был не один в том лесу, где они встретились. С ним прибыло десять магов, таких же странных на вид.
   По ходу разговора Реннет узнал, что этой группой командовал Лакаст, но при этом не был лидером Инвизии. На большинство вопросов он отвечал молчанием, словно давно разучился разговаривать. И рассказал маг далеко не все, что хотелось знать охотникам, оправдываясь полученным приказом. На вопрос о необычной внешности поспешил откреститься якобы пережитой болезнью.
   Реннет не верил. Болезнь? Нет, единственная причина, по которой маги могут выглядеть подобным образом - это проклятие, причем необязательно связанное с магией. Та же Гильдия, если вспомнить, похожа на рассадник живых мертвецов и безумцев.
   В любом случае, охотникам пришлось направиться в разрушенный Ормил ради встречи с лидером Инвизии. Его звали Адриан.
   Отправились не все, всего лишь малая часть. Катарина с Кромом остались с магами Алого Дождя и Северными Воителями. Им предстояло захватить магов из Армии Ночи и передать через них послание. Это дело не терпело отлагательств. С мертвяками, как называла их наемница, отправились сам Реннет, Ладан, Селлон, Кассандра, Лангиниус и Оуэр. Для кучи вместе с ними, под присмотром сереброволосого мага, оставалась лучница Тишина. Ее настоящего имени юноша до сих пор не знал и, если совсем честно, не имел ни малейшего желания узнавать.
   На протяжении пути он пристально наблюдал за этой парочкой. Ладан и его давняя знакомая практически не общались между собой, сохраняя дистанцию. Видимо маг пытался вести себя так, будто ничего не происходит, и как результат выглядел полным дурнем. Так сказала суровая Кассандра. Реннет же был доволен хотя бы тем, что никто из них не создавал проблем.
   Юноша с радостью отказался бы от прогулки со странными знакомыми, свалив заботы на кого-нибудь еще, однако те настаивали на его присутствии.
   Вот почему сейчас он стоял на этих руинах, омытых недавним дождем, холодным и неприятным.
   - Слышала, эта местность считается проклятой, - хмуро произнесла чародейка, носящая прозвище Непримиримая Крепость.
   - Неужели? - Реннет старательно пытался отряхнуться от смертной скуки.
   - Говорят, под руинами скрывается зло, некогда призванное в этот мир магией, - продолжила та. В голосе женщины едва заметно чувствовался скептицизм.
   Юноша бросил взгляд в сторону Лакаста и его товарищей. Тот едва заметно повернул голову, но остался по-прежнему невозмутимым. Спрашивать бесполезно. Не сумев прочитать по его лицо что-то определенное, Реннет ответил чародейке:
   - Скорее всего, еще одна скучная песенка о проклятии и вечных муках, о гуляющих под ночным небом мертвецах и призраках. Много наслышан о подобном, но в большинстве случаев это чье-то неуемное воображение постаралось.
   Намек про 'мертвецов' Кассандра быстро поняла. Лангиниус же поспешил отвести внимание остальных в другое направление.
   - Говоря о призраках, вы знали, что Сапфировая Луна, а точнее ее свет, отпугивает призраков? Четыре дня в году призраки, неупокоенные души людей остаются в своих убежищах, чтобы не расствориться в синем свете.
   - Ага, еще грифоны по небу летают, любуясь звездами, - фыркнул Реннет.
   - Грифоны? Они же не летают ночью, - сказал внезапно один из новых знакомых. Ни в голосе, ни на его лице не виднелось и тени улыбки. Обернулись все, включая юношу.
   - Хочешь сказать, они на самом деле существуют? - спросил Оуэр.
   Тот осознал, что его слова восприняли не так, как он ожидал, потому замолк. Больше ничего не сказал. В результате чего повисла всеобщая неловкость, которая, впрочем, Реннета мало волновала. Уточнять что-либо он не стал, хотя проникся еще большим подозрением. Маг говорил так, будто собственными глазами видел живого грифона.
   Тем временем, стараясь передвигаться незамеченными, они достигли главных развалин Ормила. Замок или дворец, когда-то выглядел грандиозно, но сейчас представлял собой груду камней вперемешку с мусором.
   - Полагаю, мы сейчас здесь, потому что под руинами имеется вход в подземные коммуникации. Канализация? - Ладан, по-видимому, уже давно догадывался.
   Реннет вздохнул.
   - Очевидно, та история с призраками и проклятием выдумана и исполнена вами, не так ли? - он взглянул на Лакаста. - Чтобы отвадить сильно любопытных и охочих до потерянных сокровищ.
   - Вы весьма догадливы, - подтвердил тот кивком. - Правда, не канализация. Замок изначально имел три подземных этажа.
   - Никогда не понимала тех, кто обитает в таких местах, называя их убежищем, - не осталась в стороне Кассандра. - Лучше назвать ее норой, берлогой, дырой или же просто щелью в земле. Так живут лишь те, кто боится.
   - Обычно так и есть, - как ни в чем не бывало согласился маг. - Но мы здесь не из-за страха, а потому что не можем пойти куда-либо еще.
   Снова повисло молчание. Тишина прерывалась лишь треском каменных глыб, медленно раздвигающихся в стороны благодаря заклинанию одного из новых знакомых. За ними открылся узкий проход, в который кроме как по одному и пролезть нельзя. И прежде чем соваться туда, Реннет предупредил Кассандру оставаться настороже. Саму чародейку с обеих сторон прикрывали он и колдун.
   Надо ли говорить, что в подобных делах не может быть абсолютного доверия? В таком узком проходе оказать хоть какое-нибудь сопротивление проблематично. А вот подстроить ловушку проще простого, достаточно обрушить потолок. Потому было принято решение оставить безопасность отряда Кассандре. С магией земли она может не только создать барьер, но и остановить обвал, чтобы оставшиеся успели выбраться.
   Но, скоро тоннель закончился. Никакого нападения не последовало. Дальше начинался довольно широкий коридор, в котором спокойно могли бы разойтись четверо в ряд. И вот тогда Реннет впервые почувствовал магию, не принадлежащую им или группе Лакаста.
   Он насторожился. Тому было сразу две причины: первая - эта магия исходила не от человеческого тела, а вторая - ее могущество можно охарактеризовать лишь как запредельное. То есть, где-то в глубине таилась сила, способная, по приблизительным расчетам, превратить руины всего города Ормила в пыль.
   - Что ждет нас впереди? - спросил он, остановившись. - Или вы сейчас все объясните, или нам придется немедленно отсюда уйти.
   Его голос прозвучал угрожающе. Лакаст обернулся.
   - Словами такое сложно объяснить. Поэтому мне бы хотелось, чтобы вы увидели все собственными глазами.
   - Неужели? А если поднапряжешься?
   И снова молчание. Оно уже начало действовать юноше на нервы. Лакаст некоторое время смотрел на него, а затем развернулся и зашагал дальше, бросив через плечо:
   - Я все сказал. Хотите узнать тайны, придется нам довериться. Если нет, то вы знаете, где выход. В конце концов, сейчас именно вы нуждаетесь в нас.
   - Это действительно так? - приподнял брови Реннет.
   - Да, - ответил тот без колебаний.
   - При любых признаках угрозы, убивать их на месте! - сухо отдал распоряжение он охотникам и последовал за магом.
   Коридор постоянно поворачивал влево и явно шел под наклоном. То есть, они спускались по спирали вниз. Двигаясь впереди, Лакаст с группой зажигали настенные факелы, освещающие крохотный пятачок коридора тусклым желтым. Ренегату подобный свет никоим образом не мешал. После пыток темнотой он достаточно ясно видел ночью, хотя днем гораздо хуже. А вот Кассандре с Ладаном приходилось нелегко. Они замедлились, чтобы не спотыкаться о ступеньки, которых оказалось неприлично много.
   В конце концов, Ладана под руку схватила Тишина. Не смотря на полное отсутствие речи и слуха, женщина превосходно ориентировалась при любом освещении.
   Реннет пару раз оглядывался назад, но потом не выдержал и остановился. Мимо него прошли колдун и некромант, потом дьюрар с наемницей, также прекрасно видевшие в темноте. Он кивнул им, чтобы двигались дальше. Затем Ладан с подругой лучницей. Последней показалась Кассандра, прикрывающая тыл. Чародейка сильно отстала от остальных, так что когда она подошла к юноше, остальные скрылись за поворотом. Он протянул руку.
   - Что? - непонимающе спросила та, едва разглядев его в полутьме.
   - Раздражаешь, - мрачно метнул Реннет, - скорей возьмись за мою руку.
   На удивление, та не стала отнекиваться или ворчать, просто схватившись за ладонь и крепко сжав.
   - Про Селлон, ничего вокруг не замечающую, промолчу. Валент так вообще полная дура. Думал, это сделают Оуэр или Лангиниус, - произнес он, потянув ее за собой. - До сих пор не доверяют? Впрочем, ничего необычного. Заслужить доверие после предательства совсем непросто, порой и вовсе невозможно.
   - А ты-то, почему покинул позицию? Кто нас в случае опасности прикрывать будет? - ответила она собственным вопросом.
   Реннет собирался ответить, но обнаружил, что ничего стоящего на ум не приходит. Не говорить же ей, что он беспокоился. Соврать правдоподобно также оказалось на редкость сложно. Потому он в конечном счете ограничился молчанием.
   - Ладно, - вздохнула та, - в любом случае, я должна тебя поблагодарить. К темным замкнутым пространствам у меня неприятие. Дурно становится. А когда кто-то рядом, легче.
   Юноша понял, что и на неожиданное откровение с ее стороны он ничем ответить не сможет.
   Так они продвигались вперед и, каким бы бесконечным не казался коридор, наконец показался выход, представляющий собой небольших размеров вытянутый зал, освещенный такими же факелами.
   Пока шли, Реннет не переставал следить за магией, таящейся впереди. По мере приближения он все яснее чувствовал связь со стихией воды. На всякий случай распорядился подготовиться к использованию заклинаний, позволивших им находиться под водой.
   Оказавшись в зале, юноша первым делом огляделся в поисках того самого источника сильной магии и, надо сказать, был поражен увиденным. Голубоватая аура витала практически вокруг всего, что находилось в зале. В некоторых точках его концентрация достигала необычайных высот. В этот же момент заговорил Лакаст:
   - Мы сейчас находимся на третьем этаже подземной части дворца Ормила. Здесь сокрыта наша главная тайна.
   Внимательно проверив каждый уголок, Реннет не обнаружил ничего, кроме запыленного стола, нескольких стульев и непонятных столбиков, разукрашенных всевозможными символами. Еще там же был человек, даже не шевельнувшийся, когда группа вторглась в зал. Он все время смотрел вперед, на десятки маленьких песочных часов, закрепленных на специальной треногой подставке. Всего их число доходило до шестидесяти пяти. Двенадцать сосудов пустовали, когда как остальные содержали какую-то жидкость голубого оттенка.
   - И в чем же заключается ваша тайна? - спросила Кассандра.
   - В нас, - улыбнулся Лакаст и подошел к магу.
   То, что последний владел водной стихией, Реннет заметил сразу и сделал предположение, что сейчас он манипулирует окружающими их могучими потоками силы. После того как Лакаст что-то прошептал ему на ухо, новый похожий на мертвеца знакомый произнес:
   - Прошу вас, гости, подождать немного. Мы обо всем поговорим по завершению начатого сейчас мной ритуала.
   Вместе с тем послышался натужный скрип, и с другой части зала отворилась дверь. Старый, лет семидесяти, мужчина бодро проковылял к песочным часам. На Реннета и остальных он также не обращал внимания. Видимо, такое поведение здесь считалось за норму. Охотники сохраняли бдительность.
   Реннет отделился от группы и бесшумно приблизился к магу воды. Ему стало любопытно, что за ритуал проводился. Останавливать его никто не бросился.
   И скоро он увидел. Из-за плохого освещения он не замечал раньше, что вся стена справа от входа таит длинные глубокие ниши, в которых... находились люди.
   'Что это вообще такое?' - юноша не сразу смог прийти в себя от увиденного: шестьдесят четыре углубления на протяжении всей стены, причем некоторые из них располагались над другими, на манер окон в многоэтажных зданиях. Примерно в пятидесяти четырех из них стояли полностью обнаженные мужчины и женщины. И все выглядели точно так же, как Лакаст с группой. Смахивали на трупы. От одного вида по спине пробегали мурашки. А картину дополняла вода, бежавшая по стене и нишам, омывающая тела неподвижно застывших людей.
   - Очередной эксперимент некромантов? - прошептал Реннет, незаметно прикоснувшись рукой к перевязи меча.
   Однако вынимать клинок он не торопился, решил понаблюдать. В конце концов, чужие жизни его не волновали, а вот новые методы использования магии, ее необычные проявления, всегда вызывали восторг. Упустить такой шанс было бы преступлением с его стороны.
   Вода беззвучно и необычно медленно омывала стену, а потом пропадала где-то в полу. Все вместе это походило на большущий таинственный водопад. Юноша заметил, что жидкости в маленьких песочных часах остается все меньше и меньше. В некоторых буквально несколько капель. От них веяло магией, а стоящие в нишах тела окружала серебристо-синяя аура.
   Вскоре у некоторых из них в области груди начали пульсировать огоньки других оттенков. Наверняка их собственная магия. Учитывая интенсивность пульсации и свечения, их никак не могло хватить для поддержания нормальной жизни. Эти люди словно находились на грани.
   Пока Реннет предавался размышлениям и строил догадки, магия одной из женщин начала светиться все ярче и ярче, понемногу заполняя все тело. Скорее всего, она принадлежала к земляной стихии. Он старательно сосредоточился на изменениях в ее ауре, при этом обходя мысли о полностью обнаженном женском теле стороной.
   Капли в одном из часов перестали падать, а жидкость из нижней половины колбы вдруг испарилась. Пусть остальные не могли видеть, но все отчетливо почувствовали волну магической силы. В тот же миг девушка с земляной стихией открыла глаза и, схватившись рукой за стену, упала на колени. Ей потребовалась целая минута, чтобы осознать происходящее. Оглядев помещение, она подошла к краю ниши и начала спускаться.
   - Так и знал, что она окажется первой, - с ноткой радости произнес Лакаст и отправился ей помогать. К этому моменту свет магии в других телах также начал гореть ярче.
   Девушка, возможно только что воскресшая из мертвых, неуверенно ступая по каменному полу подошла к бодрому старцу и второму магу, руководящему ритуалом. Лакаст остался, готовый помочь остальным пробуждающимся.
   Остановившись перед ними, она коротко поклонилась. Те склонили головы в ответ, а старик не преминул добавить, что ей не мешало бы прикрыться чем-нибудь. Проигнорировав его просьбу, девушка направилась к противоположной от входа двери. Лишь на несколько мгновений она задержалась, когда проходила мимо Реннета, оглядела его буквально с головы до ног странно светящимися сине-зелеными глазами.
   Юноше пришлось отвернуться, в виду понятных причин, хотя в помещении итак было достаточно темно. А ей, казалось, смущение неведомо вовсе. Закончив резать его взглядом, она продолжила путь, так ничего и не сказав.
   'Что тут происходит, в самом деле? Что означает этот ритуал? Не очень похожа та магия на некромантию. Смахивает на долгий сон. Каким образом им удалось соорудить эту стену? Что из себя представляют маги Инвизии?'
   Из потока нахлынувших со всех сторон вопросов его вырвал Оуэр. Он, судя по виду, собирался что-то сказать ему. Не медля с решением, Реннет временно покинул пост наблюдателя и отошел в сторонку.
   - Инвизия - что на одном из наречий староимперского означает 'нейтральность' или 'середина'! По-моему я знаю, где его слышал прежде.
   Ренегат кивнул, предлагая продолжить.
   - Как и говорил нам Лакаст, такой клан действительно существует... эээ... существовал на территории Империи в городе Ормил. Вот только было то около сотни лет назад. Со времен Второй Войны о ней никто ничего не слышал.
   Переварить сваленную ему на голову информацию оказалось немного сложнее, чем рассчитывал Реннет. Сто лет назад? Хотя Лакаст и упоминал, что 'когда-то' их клан был известен, он рассчитывал на более поздние годы .
   В голове появились новые версии. Первая - они, то есть эти маги мертвяки, решили возродить клан, прежде носивший такое название. В точности так, как получилось с Гончими. Вторая версия не сильно отличалась от первой. Адриан и Лакаст могли быть потомками прежних членов Инвизии, пожелавшими вернуть могущество предков. Третья уже скатывалась к бреду, допускающую использование сильной некромантии на мертвых магов несуществующего нынче клана. Для такого требуется хорошая сохранность тел и большие затраты магии. Сложно, но при должном мастерстве осуществимо. Ну и последняя - сейчас Реннет видел перед собой тот же клан Инвизия, что существовал сто лет назад, каким-то образом обманувший смерть.
   Нормальный человек на месте Реннета выбрал бы первую и наиболее вероятную версию, но исходя из того, что сейчас он видел, что знал, склонялся к третьей или последней версии. И чтобы остаться удовлетворенным, ему нужно было получить ответы на свои вопросы. К примеру, почему Гончих привели сюда? Тем самым, они раскрыли им свою тайну. Какова причина?
   Разумеется, свои вопросы он мог задать лишь одному человеку, сейчас следящему за завершающим этапом ритуала. Сколько еще он будет длиться, знал только он сам, поэтому юноша не видел смысла дожидаться.
   - Адриан, вы явно злоупотребляете моим временем!
   Тот обернулся, нахмурившись. Столь бесцеремонное вмешательство ему явно не понравилось, однако с губ слетели достаточно дружелюбные слова:
   - Реннет из Гончих, не так ли? Много о вас наслышан. Рад нашему знакомству. Не могли бы вы еще немного...
   - Нет, - прервал его короткий и твердый ответ.
   Мужчина лет тридцати, с таким же бледным болезненным лицом но на удивление ясными глазами, еще больше помрачнел. То, как вел себя юноша, заставило его ощутить неприязнь к нему. Возможно, упомянутый Лакастом Лидер Гончих пытался проверить его реакцию и испытать на прочность терпение.
   - Я уже достаточно видел, чтобы сказать, что ритуал благополучно обойдется и без вашего присутствия, - упрямо продолжил Реннет. - А для нас сейчас важна каждая минута. Тратить ее на бесполезные вещи я не собираюсь.
   - Хорошо, - кивнул тот спустя несколько мгновений, - мы можем обсудить все в соседнем помещении, чтобы не мешать остальным.
   Они направились туда, откуда ранее вышел старик. Как и предполагал Реннет, движения лидера Инвизии такие же угловатые и резкие. Он явно прошел через таинственный ритуал. К слову, тот старик был единственным, в ком юноша не обнаружил подобных признаков. Может быть, он был тем, кто наблюдал за состоянием спящих последние несколько десятков лет. Некоторые предположения о сущности этого ритуала у парня начали вырисовываться. Где-то он уже слышал о подобном.
   - Прошу сюда, - произнес маг, открыв дверь и пропустив вперед Гончих. Лишь Реннет остался стоять на месте.
   - Только после вас.
   Усмехнувшись, тот вошел, а юноша уже за ним. Им предстало помещение метров в двадцать в длину и около десяти в ширину. По центру стоял длинный стол, где валялись беспорядочной кучей свитки, записи и раскрытые книги, большинство на незнакомом Реннету языке, и еще множество стульев вокруг. На настенных полках расположились книги, всех форм и размеров. Целая библиотека.
   С толикой беспокойства охотники поглядывали на три двери, что вели из этого помещения. Сам Реннет предпочел не думать о том, что кроется за ними, оставаясь настороже. Больше всего его сейчас интересовал лидер Инвизии - маг водной стихии.
   - Присаживайтесь! - с той же учтивостью предложил Адриан.
   Реннет не заставил себя долго ждать и расположился напротив. Охотники по обе стороны от него. В этот момент отворилась одна из упомянутых дверей и к ним вышла та самая женщина, ожившая прямо на глазах у юноши.
   Сейчас она была одета и причесана. Так как здесь освещение осуществлялось магическими светильниками, а не факелами, они могли лучше разглядеть ее лицо. Можно сразу сказать, красавицей она не была. Суровые, едва ли похожие на женские, черты лица, короткие до плеч волосы, непослушно торчащие во все стороны. На вид больше тридцати лет, хотя учитывая особенности магов Инвизии, могла оказаться гораздо моложе.
   Даже не удосужившись поприветствовать гостей, она невозмутимо уселась за стол и обвела всех взглядом. Причем интереса в ее глазах не чувствовалось. Женщина смотрела так, будто искала в них признаки опасности. Реннет, внимательно наблюдавший за ней, успел заметить, как на одно мгновение ее глаза вспыхнули необычным светом.
   Да, наверное, стоит сказать, что некрасивой она выглядела вовсе не из-за мужественных черт. Остальные охотники старались проявить тактичность и не пялиться на ее лицо. Но Реннет не относился к таковым и спросил прямо в лоб:
   - Что за жуткие шрамы? Ожог? Или проклятие какое? Выглядит довольно необычно.
   Лицо женщины сразу бросалось в глаза, с какой стороны ни посмотри. Оно было испещрено шрамами ото лба до самой шеи. И не сказать, что они были жутко уродливыми. Скорее, как и говорил Реннет, выглядели необычно, будто специально кто-то постарался. Рисунок на одной стороне лица отличался от другой, и они как бы переплетались между собой.
   - Хочешь сказать, что я уродина? - приподняла та искривленную бровь, не отрывая взгляда от юноши.
   - Нет, надеюсь, ты не глуха и прекрасно расслышала, что я сказал, - ответил тот.
   Окружающие, кроме Адриана, наблюдали за перепалкой с долей опаски. Зная дерзкий характер Реннета, без труда можно было представить, к чему все это приведет. Но, на удивление, все закончилось быстрее, чем успело начаться...
   Резко поддавшись вперед, женщина схватила его за шиворот и зарычала прямо в лицо по-звериному. Ее лицо на мгновение исказилось, превратившись в хищный злобный оскал, в буквальном смысле слова. Отшатнувшийся и побледневший от столь внезапного нападения, Реннет успел разглядеть, как зубы женщины удлинились до клыков, а лицо на миг покрылось самой настоящей шерстью бурого оттенка. Сине-зеленые глаза источали нечеловеческие эмоции.
   Но то было лишь мгновение. Когда он пришел в себя, напротив сидела самая обычная человеческая женщина, за исключением шрамов. Адриан устало вздохнул и произнес:
   - Успокойся, наконец. Ведешь себя как ребенок.
   - Да уж, не мешало бы ей сдерживаться, - неожиданно вмешалась в разговор не кто иная, как Клесс. Ее грубый и низкий голос юноша мог узнать из тысячи других голосов.
   - Иди в задницу, малявка! Щенкам не позволено подавать голос без разрешения! - рявкнула та ей в ответ.
   Пока Гончие старались прийти в себя, Адриан поспешил ее им представить:
   - Это моя помощница Майн!
   - Мое имя Майнергард, недоумок! - поправила женщина.
   - Конечно, и ее напарница Алиса, - нисколько не озаботившись ее возражениями, продолжил лидер Инвизии. - Возможно, вы успели догадаться. Она Пожиратель Драконов, как и госпожа Валентсия.
   Для некоторых его заявление, наверное, и стало неожиданностью, однако Реннет уже начал понимать, в чем дело, потому промолчал. Ему хотелось продолжить начатый разговор, не обмениваясь очередными глупыми фразами, но неугомонная наемница не позволила.
   - Ого, так вы такая же, как и я! Значит, эти рисунки - ваш знак Пожирателя?
   - Именно, причем чем больше драконов сожрешь, тем больше будет шрамов. Как я могу видеть, одного ты уже одолела. Это уже весьма неплохо. В бою против наших злейших врагов у тебя будут хоть какие-то шансы.
   - Что? А, ну да, - обрадовалась та. - А скольких убили вы, госпожа Майнергард?
   - Четверых, но как видишь, красавица я еще хоть куда! - расхохоталась женщина, прямо как заправский наемник-мужчина.
   'Интересно, все Пожиратели такие грубые и шумные? - спросил самого себя юноша. - Если да, то не желаю больше иметь с ними дела. Проблем не оберешься от таких еще, и никакого уважения'.
   Вслух же он поправил:
   - Валент убила не одного дракона, а двоих! Может пора закрыть эту бесполезную тему?
   - Да? А почему не поглотила обоих? - уверенно проигнорировала женщина последние слова Реннета. - Мы становимся сильнее, только если пожираем их сущность, ты ведь знаешь?
   - О, он уже был мертв, прежде чем я успела взяться за поглощение.
   - Съела бы останки носителя. Связь с драконом на некоторое время сохраняется даже после смерти.
   - Не знала, что так можно. Хотя, вряд ли пошла бы на такое... - неуютно почувствовала себя Валент.
   - Конечно можно. Скажу больше, человечинка весьма приятна на вкус! - с задором заявила Майн, из-за чего тут же получила кулаком по голове.
   Явно потерявший терпение Адриан стукнул ее, чтобы замолчала. К удивлению всех присутствующих, та действительно заткнулась. Немного смягчившись и погладив ее по макушке, будто маленького ребенка, маг добавил:
   - Иди, лучше поешь что-нибудь, после такого-то сна. - После того как Майн послушно встала и вышла за одну из прилегающих дверей, он виновато улыбнулся. - Прошу прощения, вечно с ней так.
   Реннет был уверен, что сможет его понять. Валент с таким же постоянством грубила и насмехалась над всеми. Зависело ли такое поведение от сущности Пожирателя, или просто у обеих оказались схожи характеры, не так важно. Очевидно одно - он давно убил бы наемницу, если бы поддавался гневу.
   - Давайте приступим к разговору, - заговорил ренегат, посерьезнев. - Как я уже понял, вы знакомы с термином Запретных заклинаний. Откуда, хотелось бы знать? Кто сотворил этот Водопад Проклятия?
   Члены отряда заволновались. Они впервые видели его настолько обеспокоенным. У каждого могло быть свое мнение касательно причин изменений в поведении, но практически все негласно сходились на том, что в последнее время он часто теряет хладнокровие. Лишь Тишина хранила молчание.
   - Лакаст и я не ошиблись, решив обратиться к тебе, Ренегат, - Адриан нарочито медленно сложил руки на столе. - Вы знакомы с чарами, что использовались для погружения нас в сон. Получается, все истории о Гончих самая настоящая правда...
   - Плевать, сейчас я хочу получить ответ на свой вопрос!
   - Хорошо. По крайней мере от вас, я думаю, просто нет смысла скрывать правду, - закивал он. - Разумеется, ритуал Водопада Проклятия проводил не я, и не кто-то из моего клана. Мы даже не знакомы со всеми тонкостями этих чар и лишь продолжаем следовать инструкциям, оставленным создателем. Без сомнений, этот человек был одним из самых великих магов своего времени. Даже ты, молодой лидер Гончих, не сравнишься с ним.
   - О ком ты? - с небольшой толикой интереса спросила Валент, все еще расстроенная тем, что не удалось как следует поговорить с Алисой, делящей одно тело с Майн.
   - Кто? - в свою очередь спешил услышать Реннет.
   Адриан ответил вопросом на вопрос:
   - Вам знакомо имя Каюри Соболь?
   
  Глава 31 Новый союзник
  
   В 309 году от основания Объединенной Империи в северной части континента начались перемены, впоследствии приведшие к Светоносной Войне. Тот злополучный век не зря именовали Противостоянием. Магическое Сообщество, превратившееся в Совет Трех Орденов, пережило великий кризис, завершившийся расколом.
   Как и следовало ожидать, в современной истории события тех лет описывались коротко, без лишних подробностей. Известно, что самый наименьший по численности и слабейший из орденов был подавлен двумя более крупными и влиятельными. Скорее всего, именно это привело к войне.
   Третий орден называли Алой Туманностью. Он и правда был слабейшим и имел под своим руководством всего четыре полных клана, когда у Светлых и Темных их было десятки. Однако у Туманности была очень значимая роль в Совете - поддержание равновесия. Считалось, что Туманность создана адептами двух могучих орденов, дабы исключить распри между ними.
   Но, справиться со своей задачей четырем кланам не удалось. Вместо того, чтобы прийти к взаимному соглашению, темные и светлые напали друг на друга. Разумеется, попытки нейтрального ордена встать между ними привели к еще большей катастрофе. Из четырех крупных кланов выжили лишь две, один из которых в дальнейшем принял сторону Светлого Ордена, а другой канул в небытие, придя в упадок. К слову, перешедший на сторону светлых считался предшественником нынешнего Алого Дождя. Спустя много лет они вернули статус нейтрального клана, хотя окончательно выйти из-под влияния могущественных не сумели.
   Как бы там ни было, уничтожение одного из трех орденов привело к снижению агрессии. Масштабные сражения сошли на нет, и число локальных конфликтов значительно упало. Даже была предпринята попытка создания новой нейтральной организации. Конечно, она не увенчалась успехом. Как следствие, Империю сотрясла война, прозванная Светоносной. Длилась она всего четыре года.
   Клан боевых магов Инвизия - он же Нейтралитет, был той самой маленькой частью погибшей Алой Туманности. Они не сдались, не оставили своих принципов и всячески старались остановить распространение агрессии. Но достигли лишь одного - полнейшего краха. В живых осталось чуть больше полусотни магов, хотя когда-то их было около трех сотен.
   Вот тогда, отчаявшись что-нибудь изменить, Адриан обратился к чародейке Каюри Соболь. Она на тот момент считалась второй по могуществу темной чародейкой на Континенте. Ее боялась и верхушка воюющих орденов. А самое главное - она не примкнула ни к одной из сторон.
   В памятный 409 год глава клана Инвизия обратился за помощью к Каюри. Вопрос стоял в разрешении конфликта между Светом и Тьмой, а не в защите членов клана, хотя Адриан прекрасно понимал, что их твердыня в городе Ормиле доживает последние дни. Они непременно стали бы целью Темного Ордена.
   - Ха, она рассмеялась мне прямо в лицо, когда услышала просьбу, - с тенью печали на лице усмехнулся Адриан, рассказывая Гончим о событиях прошлого. - Я разозлился и, кажется, даже пытался выказать свое возмущение, но тут же получил оглушающее заклинание и потерял сознание. Среагировать не успел.
   Когда он пришел в себя, Каюри по-прежнему оставалась там же. Она не без горечи сообщила ему, что мирного разрешения конфликта между орденами более не существует, как бы они все этого не хотели.
   - Однако... она неожиданно сказала мне, что таких как мы немало, есть люди, у которых имеется шанс предотвратить гибель магов. Но по ее же словам, мира это не принесет.
   - И что в итоге? - осведомился Реннет, вслушиваясь в каждое слово мага.
   - Каюри предложила мне и нашему клану дождаться момента, когда мир сотрясет новый конфликт. Тогда принять сторону тех, кто способен все прекратить и начать мирные переговоры. Я отказался.
   Да, в тот день Адриан дал решительный отказ. Но не прошло и месяца, как Ормил был атакован темными. Лишь своевременное появление Каюри спасло их от полного уничтожения. Чародейка вновь выдвинула свое предложение, предупредив, что в случае неудачи всех ждет смерть. Удачный же исход дарил надежду будущим поколениям. Глава Нейтралитета тогда еще не до конца понимал смысл ее слов. Чародейка проводила эксперименты в такой необычной области, как бессмертие.
   Водопад Проклятия, применяемое магом, способно продлить человеку жизнь, сохранив тело и душу. При этом тот, на кого использовано заклинание, впадал в глубокий сон. Все процессы жизнедеятельности и сознание практически прекращались, включая течение магии в теле. Некий временной кокон. При этом требовалось постоянное пополнение магии воды из окружающего пространства. Как результат, руины замка Ормил превратились в пустошь. Почва теряла плодородие, реки иссыхали. Каюри наложила заклятие на всех членов Инвизии, кроме одного, который должен был присматривать за телами.
   - Наш смотрящий доставал сведения о происходящем снаружи и ждал того дня, когда будут развеяны наложенные чары, - закончил Адриан.
   - Каюри говоришь? - задумчиво поморщился Реннет. - Мне хорошо известно это имя. Одна из легендарной Девятки, что пожертвовали жизнями в попытке остановить войну.
   - Да, я совсем недавно узнал о делах прошлого, - кивнул тот. - Ее конец печален, однако тогда именно они сумели предотвратить катастрофу. Думаю, Каюри знала, что произойдет, потому оставила на нас ответственность за будущее. Она верила, что через десятки лет у нас появится шанс покончить с враждой и ненавистью. Мы обязаны сделать все, что в наших силах, и даже больше!
   Реннет был несколько иного мнения о собственном долге и упомянутой Адрианом чародейке. Возможно, члены клана Инвизии оказались всего-навсего кучкой идиотов, поверивших в чужую добродетель.
   Каюри принадлежала к числу редких магов, появившихся в племени варваров, не знающих магии. Разумеется, никаких обучающих организаций в южных племенах не существовало. Поэтому, обнаружив в себе дар, еще подростком она покинула свой народ и пришла в Империю. В те нелегкие времена даже в центральных областях пройти обучение на боевого мага было нелегко. Каюри же желала получить все от своей силы, и добровольно пошла в ученики к престарелому магу. Платила за обучение собственным телом. Звучит ужасно, но тогда еще подобное не считалось большой редкостью. А когда уже учитель не смог удовлетворить ее жажду знаний и могущества, девушка избавилась от него. Как утверждают хроники, весьма изощренным образом.
   Убитого учителя она достаточно быстро сменила на нового, более сильного в магических искусствах. Целых пять лет они прожили вместе, как супруги, хотя с первого взгляда было очевидно, что между ними нет никаких чувств. Беднягу тоже нашли замученным до смерти. О молодой чародейке поползла дурная слава, но желающих попользоваться юным телом меньше не становилось. Каюри получала желаемое знание, пусть и столь отвратным методом. Можно даже сказать, что она высасывала силу из разумов других, после чего безжалостно расправлялась. По некоторым слухам, она состояла в учениках у пятнадцати магов, причем не только мужчин. Лично Реннет считал такое количество преувеличенным, но факт остается фактом: никто из ее учителей не умер собственной смертью.
   По трупам чародейка забиралась на высшую ступень магического искусства, но с политикой старалась не связываться. Могущественные ордена не обращали внимания на ее выходки, пока жертвой не оказался лидер крупного клана. Тогда-то и началась настоящая травля с преследованием. Женщина и это пережила, раздобыв неизвестно откуда неподвластное другим могущество.
   Реннет знал ее историю, как и истории еще двоих магов-теней из легендарной девятки. Потому в благородную помощь чародейки юноше было трудновато поверить. Скорее всего, она просто поставила любопытный эксперимент над кланом Инвизия. Впрочем, озвучивать собственные мысли Адриану он не стал. Тот искренне верил в чародейку Каюри по прозвищу Соболица.
   - Хммм... - протянул Оуэр, - как я понял, вы были погружены в глубокий сон шестьдесят лет и при этом внешне ничуть не изменились? То есть, заклятие бессмертия? Вы сейчас бессмертные?
   Остальные также оказались под впечатлением, все, кроме Реннета. Юноша не находил в подобном ничего особенного, тем более если учесть, что сам не раз творил. Но он признавал силу той женщины и уважал ее мастерство.
   - Нет, мы не бессмертны, - ответил тем временем Адриан колдуну. - Чары всего лишь останавливают старение. Выйдя из-под их воздействия, наши процессы жизнедеятельности придут в норму. Хотя, похоже, кожа остается холодной и сердцебиение замедленное.
   - Ну, и каковы же на самом деле побочные эффекты? - вдруг спросил ни с того ни с сего Реннет. - Полагаю, жуткий внешний вид поднятого из могилы мертвеца - это еще игрушки.
   Тот вцепился взглядом в юношу, явно недовольный сказанным им. А больше всего не радовало то, что эти слова попали в самую точку, то есть имели под собой реальные основания.
   От ответа его избавила Майн, появившаяся с подносом, полным еды. И сама она что-то активно жевала. Наверняка сушеное мясо, потому что по природе не терпела овощи и фрукты. Их она заботливо предложила гостям.
   - И они не отравлены? - вздернул брови Реннет, скорее специально, чтобы досадить вспыльчивой женщине.
   - Заткнись и жри! - огрызнулась та тотчас.
   - Меня интересует следующее. Как вы о нас узнали и с какой целью решили присоединиться? Что конкретно от нас ожидаете? - засыпал Реннет мага вопросами. А спустя миг добавил: - И пожалуйста, врать не советую. Мне сейчас лень докапываться до сути, когда как желание убить кого-нибудь крепнет день ото дня.
   Естественно, его последние слова, сказанные с намеком на улыбку, были восприняты в шутку. Обычно, говоря так, Реннет показывал свою безразличность к тому, что называется людским доверием. Опускаться до настоящих угроз он редко себе позволял, даже имея веские причины. Обычно...
   Вся проблема в том, что в последнее время юноша перестал вести себя как обычно. Даже будучи одиночками, Гончие замечали изменения. Катарина же, стоявшая ближе всех к нему, услышав его сейчас, обязательно встревожилась бы. Но ее не было рядом.
   - Ренегат, я прекрасно осознаю, сколь многого достигли вы и ваш отряд охотников, однако о присоединении к вам у нас речи не шло, - спокойным тоном сказал Адриан.
   - В смысле? - удивилась Кассандра.
   - Мы не собираемся сражаться под началом Гончих. Я пригласил вас для обсуждения объединения в полноценный союз, где каждая из сторон имеет равные условия по отношению к другому.
   - Даже так? - приподнялся с кресла Реннет. - Давайте не скрывать истинное положение вещей в вашем клане, нам стоит перестать притворяться! - сурово заявил он.
   - О чем вы?
   - Разумеется я о чарах Каюри. Я слишком хорошо знаком с этой магией. Вы уже должны были узнать, во сколько обошлось это продление жизни в шестьдесят лет! Последствия должны быть серьезными. Сколько вам еще осталось жить? Каким изменениям подверглись ваши тела? Или попытаешься наговорить мне ерунды о том, что последствий нет?
   Адриан, как и несколькими минутами ранее, не по-доброму смотрел на юношу-ренегата. Тот оказался слишком проницателен. Видимо, как наследник Девятки, он хорошо понимал запрещенную магию.
   'Что ж, в таком случае остается лишь сдаться'.
   - Не знаю я многого, - наконец заговорил он. - Не могу сказать, сколько выдержат наши тела. Быть может год, или даже несколько. Полагаю, без поддерживающей магии воды наши тела постепенно разрушаются.
   - Опиши мне побочные эффекты! - резко надавил Реннет, проигнорировав удивленное восклицание Гончих.
   Маг, хоть и без всякого желания, рассказал ему об изменениях. О том, как их тела стали менее чувствительны к холоду, к жару или боли. А движения, наоборот, стали более быстрыми и точными. Управление и контроль магии давались гораздо легче.
   - Насколько лучше? - уточнил юноша.
   - Мы можем создавать заклинания силой мысли, без сопутствующих жестов и слов.
   Когда вопросы закончились, Реннет впал в задумчивость, видимо переваривая все услышанное. В помещении повисла звенящая тишина.
   Скоро Адриан начал:
   - Что все это зна...
   - Не могу утверждать что-либо наверняка, но исходя из моего личного опыта общения с запретными заклинаниями, сделал несколько предположений касательно случившегося с вами, - прервал его Реннет. - В отличие от обычных заклинаний, связанные с запретной магией изменения затрагивают все. Для них нет ограничений. Возможно, разрушение тел объясняется вашим пробуждением и ускорением всех процессов жизнедеятельности организма. На время сна они были максимально замедлены, сейчас тела попросту не успевают адаптироваться. - Жестом остановив вопросы, которые собирался задать лидер Инвизии, Реннет продолжил: - Ускорение рефлексов и движений также часть ненормальной адаптации. А касательно магии и контроля над ней, есть предположение, что таким образом проявляется эффект от долгого и глубокого взаимодействия с ней. Не удивлюсь, если чары мистиков и некромантов на вас сейчас мало подействуют. Со стихийными и колдовскими заклинаниями все иначе, так как они являются физическими проявлениями магии и воздействуют исключительно на физические аспекты.
   - Значит, вот как ты считаешь. Честно говоря, у меня не было времени разобраться со всем этим.
   - За достоверность не ручаюсь, но в любом случае, долго вы не проживете.
   В душе Реннет еще больше уверился в собственных знаниях. Запретная магия меняет данность и, конечно же, коснется всего. То есть, невозможно сделать кого-то бессмертным, не изменив при этом в нем что-то еще. Может оказаться и так, что сама Каюри заплатила немалую цену за этот эксперимент. Реннет тоже много заплатил за собственные действия и продолжал расплачиваться до сих пор.
   И разумеется, его выводы не вызвали ни у кого бурю радости, удивления или же отчаяния. Осознать, что за все в итоге придется платить, не такое уж трудное дело. Все сталкиваются с этим, хотя не все принимают. Слова юноши ничего не изменили для Адриана.
   - Либо мы соглашаемся на равные условия, либо никакого сотрудничества у нас с вами не будет, - твердо высказался он.
   - Часто меня называют дерзким, однако сейчас я вижу перед собой человека, который якобы старается остановить войну, но при всем этом продолжает торговаться с теми, кто действительно способен такое совершить, - даже не пытался быть любезным Реннет.
   Присутствующие за столом не успели опомниться, как оказались втянуты в горячий спор двух лидеров.
   - Да, я хочу избежать дальнейших жертв эгоизма глав орденов, но подчиняться такому как ты не собираюсь! О твоих подвигах я много наслышан, парень, - перешел в словесную атаку Адриан.
   - О равенстве не может быть и речи, - отрезал юноша. - Сейчас мы расхлебываем то, что в свое время должны были предотвратить вы и ваше проклятое поколение! Я представляю, на что вы надеетесь. Кучка великих героев встанет между воюющими сторонами и будет призывать всех к миру, не так ли? Так вот, лидер Инвизии, этого не будет! Я буду использовать любой доступный метод, убью сколько и кого нужно, но силой заставлю их всех заплатить! Если не пожелают остановиться сами, утоплю континент в крови или сотру с лица земли все живое. Гончие до сих пор еще существуют именно благодаря моим методам, моим решениям. Благодаря им же мы сейчас обладаем шансом провести переговоры. А ваше хваленое мужество, благородство и самопожертвование никого никогда не спасут!
   До нынешнего момента никто не видел Реннета таким. Члены отряда вжались в кресла, почувствовав исходящий от него потусторонний холод. Но Адриан не сдался.
   - Мне известно, что вам удалось сделать. Мы бы не смогли добиться того же. Но посмотри на себя, Ренегат! Ты нажил слишком много врагов, могущественных врагов. Не мы ли дважды спасали ваши шкуры? Теперь вы нуждаетесь в нас. Я готов помочь, но не унижаться перед тобой. Потому прошу тебя, - он попытался говорить спокойнее, - обдумай все хорошенько еще раз. У тебя в отряде четыре десятка человек. Узнай об этом противник, ваши переговоры могут и не состоятся. Мы оба погорячились, может отдохнем и все заново обдумаем?
   Вместо ответа Реннет резко вскочил на ноги. Его лицо было буквально искажено яростью. Неожиданно помещение будто заполонил вязкий могильный холод и невероятной силы жажда убийства. Майн среагировала мгновенно, но вместо того чтобы нападать, она загородила собственным телом лидера.
   Кассандра и Ладан метнулись к юноше. Катарина заведомо предупредила их двоих, что подобное может произойти и дала инструкции, как поступить. Метаморф обратился в женщину мистика.
   Развернувшись в сторону новой угрозы, практически перестав воспринимать реальность, Реннет, размахнувшись, ударил сереброволосого мага в облике Катарины, отчего тот повалился назад. Лишь Кассандра, увернувшись от падающего мага, нанесла ответный удар, который в результате и привел в чувство юношу.
   Холод исчез из разумов присутствующих так же быстро, как появился. Глаза Реннета прояснились. Схватившись за висок, он сделал несколько глубоких вдохов. Потом вытер из-под носа кровь и помог Ладану подняться.
   - Хорошо, будь по-вашему на сей раз. Я согласен на союз с равными условиями, - выдал он Адриану совершенно неожиданные слова.
   Не в силах поверить в услышанное, Глава Инвизии молча кивнул.
   - Боги мои! Да ваш командир... это просто нечто! - с долей восхищения и опаски произнесла Майн. - Не совсем таким я его себе представляла. Считала, он более сдержан.
   Кассандра взглянула на нее и сказала:
   - Порой сдержанности тоже приходит конец.
  
   Недалеко от руин города Олмира располагалось еще одно тайное убежище. Хотя, убежищем его сложно назвать. Оно больше походило на секретный склеп Армии Ночи.
   До нынешнего времени мало кто смог прознать, где именно находится лидер этой могущественной организации. Строились бесчисленные предположения, не имеющие под собой каких-либо реальных оснований. Поэтому ближайшие противники темных в войне - боевые маги Светлого Ордена, даже представить не могли, что их главный враг, о котором до сих пор ничего неизвестно, постоянно был у них под боком. Примерно сотня километров от Азранна, на якобы подконтрольной светлыми территории. Не знали и того, что лидер Армии Ночи обладает повышенной мобильностью и способен достаточно быстро перемещаться по Империи.
   Издавна равнина, окружающая Азранн и центральную область государства, хранила под слоем почвы множество шахт, тоннелей, подземных коридоров. Некоторые имели протяженность до пяти километров. До начала масштабной войны в Империи появились небольшие по величине группы темных. Светлый орден тогда решил, что они собирают информацию о них, но оказались правы лишь наполовину. Те действительно промышляли сбором сведений о военной силе, ресурсах и видах укреплений, но вместе с тем, всеми доступными способами, старались найти информацию о старых подземных коммуникациях. На основании собранного потом была построена схема безопасного перемещения. И когда начались крупные столкновения, руководящий Армией Ночи воспользовался ею. Для удобства и скрытности некоторые шахты докапывали и укрепляли на местах.
   Последние четыре месяца лидер и его заместитель оставались неподалеку от Азранна, наблюдая за тщетными потугами светлых отыскать их. Как и в случае с противником, дела Армии Ночи усложнились с появлением Гончих. Эта проклятая шайка неизвестно откуда взявшихся магов успела изрядно насолить им.
   Однако казалось, сам Лидер не сильно обеспокоился появлением охотников на магов. Приказа отыскать и уничтожить Гончих не поступало. Некоторые командиры ветвей тревожились, перестав понимать своего лидера, но оставались и те, кто поддерживал бездействие. Ведь если подумать, когда светлый Орден вдруг решил обратить внимание на охотников и начать против них активные действия, все закончилось столкновением, из которого никто победителем не вышел. Известно, что в сражении у Венгара и на южной границе Гончие и маги Империи едва не уничтожили друг друга. Возможно, план лидера Армии Ночи заключался именно в том, чтобы позволить врагам перегрызть друг другу горло.
   Но, невзирая на потери, Гончие не думали останавливаться. Новость о том, что большая часть наемников Гильдии была единовременно уничтожена, стала для темных большим ударом. Никто не рассчитывал на такую прыть с их стороны. О расположении наемников знало далеко не многие. Более того, при той атаке погибли непосредственно воины-маги Гильдии, что привело к потере доверия к Армии Ночи с их стороны. Восстановить их в прежнем виде требовалось много времени и сил. Таким образом, они лишились сильного и хорошо информированного союзника.
   А за первым ударом последовал второй. Ведьма Трисса, на которую Армия Ночи возлагала большие надежды, попросту исчезла. Так как в предательство никто не верил и оставленные охотниками следы проникновения лишь усиливали уверенность, скорее всего главу ветви мистиков похитили или убили. Ведьма знала много того, о чем большинство лишь догадывались.
   И вот, три дня назад прибыло новое донесение. Светлыми была предпринята третья попытка расправиться с Гончими. Они воспользовались тем, что раскрыли личность лидера отряда. В результате же равновесие сильно накренилось в сторону Армии Ночи. В отчете утверждалось, что Чистый Свет прекратил свое существование и еще один дракон убит.
   'Подумать только, эти Гончие явно не знакомы со словами 'страх' и 'мера', - думал маг среднего ранга Лиат, неся еще одно донесение лидеру, а если точнее - заместителю лидера. - Убивают драконов одного за другим. Дерзости им не занимать. Интересно было бы услышать, что по этому поводу сейчас думает наш лидер. Жаль, я не достоин видеть его собственными глазами. Наверняка его внешность и харизма под стать великому магу'.
   Свои размышления ему пришлось прервать, оказавшись перед железной дверью. Там, за ней в данный момент пребывал тот, кто создал Армию Ночи, поднял ее из мрака. И пусть в лицо его никто не знал, зато достигнутые им успехи невозможно оценить словами.
   Лиат постучал. Прошла целая минута. И наконец, раздался звон маленьких колокольчиков, висящих у двери. Посланец вошел, как обычно, мечтая встретиться с Ним.
   Но его встретила девушка, хрупкого и нескладного телосложения с невзрачной до отвращения внешностью, серым хвостиком волос на затылке и небольшими очками овальной формы. На вид лет тридцать или чуть меньше. Можно охарактеризовать как временами неуклюжая, боязливая, но при всем этом без колебаний изъявляющая волю лидера Армии Ночи. Это была его заместитель собственной персоной.
   За четыре месяца Лиат видел ее раз двадцать, но всякий раз испытывал к ней неприятие. Ну не было в ней того, что способно привлечь внимание мужчины, хотя лицом, вроде бы, вовсе не уродина. Может говорить так грубо, но постель он бы с ней все равно не лег, ибо тогда непременно почувствовал бы себя самым жалким мужчиной из всех.
   Магу не были понятны причины, которыми руководствовался командир, держа ее подле себя. По-видимому, того, что со своей работой она справлялась, оказалось достаточно.
   Переступив порог помещения, смежного с тем, где обитал Лидер, Лиат поклонился. Женщина в очках поклонилась в ответ. Бросив короткий взгляд на опрятно заправленную кровать заместителя, маг решился заговорить:
   - У меня есть срочное послание нашему Лидеру!
   - Послание? Не донесение разве? От кого именно? - тихо выспрашивала та у него.
   - Думаю, стоит объяснить подробнее, - сказал маг. Он уже привык передавать все детали через заместителя. Еще не случалось такого, чтобы девушка пропустила что-то или скрыла от Лидера. В этом ей можно было довериться. - Один из наших высокоранговых магов из ветви Беспринципных подвергся нападению во время выполнения задания. Его захватили Гончие. Во всяком случае, так он сам сказал.
   - Дальше, - попросила та.
   - Конечно, - кивнул он и продолжил: - Захватившие передали ему послание с просьбой доставить лично командиру Армии Ночи. - Он несколько заколебался, прежде чем договорить. - Они сообщили ему точное местонахождение нашего убежища. Эмм.. в итоге он прибыл сюда. Разумеется, его сейчас держат под охраной. Мистики проверили на возможное вмешательство в сознание, но ничего не обнаружили.
   - Это все?
   - Пожалуй, да, - кивнул Лиат. - Больше мне добавить нечего. Вот само послание. Футляр уже проверили на предмет любых чар и проклятий.
   Сказав это, он протянул женщине небольшой цилиндрический футляр из лакированного кедра. Та приняла его и, осмотрев со всех сторон, поклонилась со словами:
   - Хорошо. Я передам его Лидеру. Можешь идти.
   Не смея возразить, маг ушел. Женщина-заместитель осталась одна. Присев на кровать, она распечатала футляр и вытряхнула свернутый в трубку листок пергаментной бумаги. Казалось, девушку совершенно не волновало то, что предназначалось послание не ей.
   Развернув, она прочла, что там было написано. Ее бледные щеки быстро окрасились лихорадочным румянцем. Голос, совсем не похожий на тот, с которым она разговаривала с Лиатом, вырвался из уст:
   - Ой-ой, это же лидер Гончих собственной персоной! Неожиданно, совершенно неожиданно! Милый Ренни, тебе явно удалось привнести в мою скучную жизнь каплю интереса! Ох, что-то жарко тут вдруг стало...
   Раскрасневшись, она принялась махать перед лицом листком послания, блаженно вдыхая аромат того, кто его держал в руках раньше. Ее губы, тонкие и нежно-розовые, растянулись в улыбку, а дыхание стало прерывистым.
   - Ох, ну надо же! Ты мне очень, очень, очень интересен, милый Реннет. Да еще и на свидание приглашаешь. Как же это мило... Твои поступки всегда были более непредсказуемы, нежели чьи-либо еще. Может статься, ты попытаешься увлечь меня в пучину тишины... ох... ах...
   Если бы кто-нибудь увидел ее в этот момент, то непременно подумал бы, что у человека не все в порядке с головой. Женщине непременно прописали бы сеанс у мистика, дабы привести в надлежащий порядок психологическое состояние. А тот же Лиат счел бы более привлекательной, чем казалось ему до сих пор.
   Да, все бы ничего, ибо пока они не знали правды, продолжали верить, что она всего-навсего странный заместитель лидера Армии Ночи. И вряд ли кто-нибудь догадывался, что никакого заместителя никогда не существовало, а был лишь Лидер - серая и невзрачная женщина в очках. Никто и представить не смел, что именно ее ум, тактическое и стратегическое мышление создало громадную и сильную организацию под названием Армия Ночи.
   
  Послесловие
  
   Здравствуйте! Владимир Драккарт - это я! Очень рад встретиться с вами в третий раз. Надеюсь, это чувство у нас взаимно.
  
   Как всегда, начну с благодарностей. В первую очередь, большое спасибо тем, кто покупает платные версии книги, невзирая на появление бесплатных. Возможно, прозвучит это немного меркантильно, но деньги всем нужны и я не исключение. Тем не менее, дело это сугубо добровольное. Ваши оценки, отзывы и даже вопросы приносят мне самую настоящую радость и настроение писать дальше. Не забывайте пожалуйста указывать на ошибки, потому что сам я их порой просто не замечаю. Спасибо вам, что все еще остаетесь со мной!
  
   И еще, что касается ошибок, неровностей в тексте и возможного недопонимания в сюжете. Обещаю постараться их исправить! Некоторые читатели жаловались, что вторая и третьи книги в этом плане выглядят значительно хуже. Я могу найти лишь одно объяснение тому. Их мало вычитывали и перепроверяли. Так как с написания первой прошло уже около трех лет, вычитывал ее я гораздо больше, чем более поздние книги серии. К тому же, до 'Темных Душ' я вообще ничего кроме школьного сочинения не писал, потому все ошибки и пробы начинающего писателя таятся в ней. Обещаю развиваться дальше!
  
   Теперь по поводу Запретной Магии - ключевого элемента третьей части. Не буду сильно заострять на ней внимание, да и вам не советую, потому что на большинство вопросов ответит четвертая книга. Скажу лишь, что она существует во всех мирах, включая и наш. Присмотритесь повнимательней:)
  
   Говоря о будущем, у меня для вас хорошие новости. Дописываю эпилог четвертой книги. Она станет завершением серии Темных Душ. Хотя изначально название планировалось 'Бог Ненависти', я все же решил его изменить, чтобы остаться верным самому себе. Также, в честь завершения серии хочу подготовить небольшой подарок. Все подробности, свежие анонсы и статусы произведений, ссылки на ресурсы, где они будут публиковаться - все это вы можете своевременно узнать, подписавшись на мою официальную страничку в соцсети Вконтакте - https://vk.com/vladimir_gesfera_drakkart Конечно же, вопросы приветствуются.
  
   Это послесловие приходится писать в спешке. Предстоит еще много работы. Холодный май уже на дворе. 2017 год, за считаные дни до публикации первых глав четвертой книги, которую я назвал 'Смертный Бог'...
  
  
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"