Нарватова Светлана Упсссс: другие произведения.

Кошки-мышки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.69*98  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вы можете сказать, что так не бывает. И я соглашусь: не бывает. Но это же сказка. Итак, три кота поспорили, кому из них удастся сцапать мышку. Точнее, всё было не так. Трое холостых оболтусов, занимающих приличные посты в некой фирме, поспорили, кому из них удастся соблазнить сотрудницу, на днях принятую в отдел к четвертому. Выигрыш стоит того, чтобы напрячься. Вопрос: как бедной мыш... - тьфу! - девушке выжить в таких нечеловеческих условиях, если она не хочет потерять работу? Легкомысленная история в антураже анти-СЛР. ЗАВЕРШЕНО Автор КАТЕГОРИЧЕСКИ возражает против размещения текста романа или его частей на сторонних ресурсах. Добавлено окончание. Из середины (как и было обещано) удален большой кусок. Роман в полном объеме доступен БЕСПЛАТНО, но на другом ресурсе.


КОШКИ-МЫШКИ

Сказка для детей зрелого возраста

В моей реанимации прошу винить Дмитрия Фрида

     

Главные действующие лица и исполнители

     
      Кира Новикова - серая офисная Мышка, единственный исполнитель среди главных действующих лиц. Остальные - начальники. Девушка творческая и разумная. В сказках такое сочетание случается.
     
      Геннадий Колчевский - генеральный директор, он же Ген-директор, он же Крокодил Гена, он Че Котилло. Прозвища получил за деловую хватку. Беспощаден к врагам фирмы. И вообще ко всем, кто имел неосторожность оказаться на его пути.
     
      Мишель Воронцов - арт-директор, он же Котэ. Вообще-то по паспорту он Михаил, но у кого же язык повернется назвать таким грубым именем столь утонченную натуру? В порочащих связях замечается постоянно. Должны же у человека быть какие-то недостатки?
     
      Владислав Дягиль - коммерческий директор, он же КотоФей. Верен дЕньгам. Влезет в рай без мыла. Всучит негру из Сахары килограмм песка за символические сто баксов. Ведь по персональной скидке в пятьдесят процентов! Только сегодня. Остался последний пакет. Решайтесь скорее, а то другой покупатель на линии.
     
      Константин Зорин - технический директор, он же КиберКот. Сердце - если так можно назвать пламенный мотор, который бьется в груди техдиректора - безраздельно принадлежит компьютерам. Немного еще периферии, но ею можно пренебречь. Характер нордический, скверный.
     
      Огромная благодарность за помощь в визуализации персонажей Елене, Дарине, Наталье, Тати.
  

  В моей реанимации прошу винить Дмитрия Фрида

  
     ПРОЛОГ

- Да я эту мышку съем в три укуса!

- А я в два!

- А я целиком проглочу и не замечу!

Три кота покосились в сторону четвертого.

- Чего уставились? Не нужна мне ваша мышь,

у меня своя есть! - буркнул РобоКот, вынимая

из кармана беспроводной манипулятор.

     
   Жила-была строительно-эксплуатационная фирма "Своя крыша". Достаточно большая, чтобы в ней безбедно уживались аж четверо директоров. А что? Это же сказка. Эмблема у фирмы была простой - спящий кот под двухскатной крышей. Как символ уюта и надежности. Милый котик напрочь заменил в сознании народа официальное название. В городе говорили: "Строиться у Котов".
   Как-то раз пошли главные Коты в сауну. Такое и в жизни бывает, что между коллегами-руководителями складывается если не дружба, то взаимопонимание и приятельские отношения. Особенно, когда каждый знает свое дело и свое место. Взяли пивко, и под пенное стали обсуждать достоинства новой помощницы Крокодила Гены. Названием "помощник директора" нынче импортозамещали должность офис-менеджера, которая раньше политкорректно заменила секретутку-машинистку. Сотрудница и правда обладала парой несомненных достоинств спереди и одним весомым сзади. Отработала она всего неделю, но уже успела показать себя с лучшей стороны. Возможно, работником она была тоже неплохим, но Геннадий этого пока не понял. В общем обсуждении не участвовал только Константин, прозванный приятелями КиберКотом по имени и должности. Он и обычно болтливостью не отличался. На вопросительные взгляды техдиректор ответил:
   - Я не одобряю шашни на работе.
   Трое его собутыльников переглянулись и слаженно заржали. В подчинении у техдиректора были исключительно мужики. Отсмеявшись, Гена осуждающе произнес:
   - Зря вы, кстати. Он себе на днях тоже завел девицу.
   - Да ну! - хором протянули Мишель и Влад.
   - Сотрудницу, - поправил начальника Константин.
   - И как она? - полюбопытствовал арт-директор.
   Кибер-кот отмахнулся и пошел к холодильнику за новой бутылкой.
   - Что, всё так плохо? - спросил Влад у гендиректора, который был в курсе всего на фирме.
   - Обычная девчонка, - ответил Гена. - Кот, фотку покажи.
   - Ты уже и фотку ее носишь? - заинтересовался Мишель, обращаясь к Константину.
   - С чего бы? - ответил тот вопросом на вопрос и сел на свое место у стола.
   - Кот, у тебя же есть ее резюме, - пояснил свою мысль Геннадий.
   - С чего бы? - возразил техдиректор.
   - Вот только не надо врать, что ты не можешь получить отсюда доступ к ее резюме, - весомо намекнул Ген-директор.
   Через несколько минут Коты рассматривали фотографию первой сотрудницы айти-отдела. Фотография по разрешению была аналогом обычной в таких случаях 3х4, оттого черты девушки были не столько видны, сколько смутно угадывались.
   - Серая мышка, - поставил диагноз Мишель.
   - Ничего интересного, - согласился Влад.
   - Может, она внутри прекрасна, - произнес Геннадий. Не то в защиту, не то в насмешку.
   - Внутри они все одинаковы, - возразил арт-директор.
   - Я не об анатомии, дуралей. Я о душевных качествах, - поправил коллегу Ген-директор. - Чистота, верность, целомудрие...
   - Любые душевные качества измеряются в количественных показателях, - отметился в дискуссии Влад и пошуршал большим пальцем. Жест, изображающий бабло.
   - Вот что у тебя за привычка всё сводить к деньгам? - открыл рот молчун Константин.
   - Правду говорить легко и приятно, - процитировал классика коммерческий директор.
   - "Всё куплю", сказало Злато, - не остался в долгу Кот. - Может, не стоит судить о людях по себе?
   - Да я эту девчонку в два счета уговорю! - презрительно выплюнул Влад.
   - Дон Жуан, однако, - хохотнул Мишель.
   - Да уж не хуже некоторых, - оскорбился коммерческий директор.
   - Конечно-конечно, - фыркнул арт-директор, всем своим видом показывая, что Владу до него как до луны пешком. На белокурого херувимчика девушки вешались гроздьями, и он считал себя неотразимым.
   - Спорим, я соблазню ее быстрей! - запальчиво выдал коммерческий директор.
   - На что? - лениво поинтересовался Мишель.
   - На сто баксов.
   - Тю... Напрягаться ради ста баксов... - Арт-директор всячески демонстрировал, что его самопожертвование заслуживает большего.
   - А на что ты хочешь? - Влада несло. Он закусил удила и больше ничего вокруг не видел.
   - Ну, например, на твой Харлей, - бросил Мишель, рассматривая идеально подпиленные ногти в поисках предательских следов грязи.
   - А ты что ставишь в ответ? - поинтересовался коммерческий директор.
   - Аналогичную сумму, - легко произнес его собеседник, будучи твердо уверенным, что победа у него в кармане.
   - Тогда я тоже в игре, - неожиданно вмешался Геннадий, который на Харлея коллеги давно поглядывал с интересом, хотя и без фанатизма. - Ставка - байк или сумма, равная его стоимости.
   - Три дебила - это сила, - поставил диагноз Константин. - А если за три месяца с ней никто не переспит, выигрыш получаю я, - неожиданно для всех добавил он.
   - Так дело не пойдет, - возразил Ген-директор. - Ты ей скажешь про пари, и все наши усилия пойдут прахом.
   - Клянусь: ни единым словом. Даже намеком, - пообещал КиберКот, закрывая рот на несуществующий замок.
   Вот так началась эта история. Четыре директора оказались втянутыми в спор, не кону которого оказались с одной стороны Харлей, с другой - ни в чем не повинная девушка. А Кира Новикова, о которой шла речь, ни о чем не подозревала.
  
   ГЛАВА 1.
  
   Кира Новикова собиралась на работу, и душа ее пела от счастья. Кира до сих пор не могла поверить в свою удачу. Закончив местный пед, до недавнего времени она работала рядовым учителем информатики. Сеять разумное, доброе, вечное, как оказалось, не так просто, как казалось. Труд сеятеля на Руси никогда не был легким. Временами ей чудилось, что крепостное право в России отменили только на бумаге. Говорят, в конце XIX века профессия учителя была одной из самых уважаемых. Жаль, что она живет не в конце XIX века. С другой стороны, в те времена информатику в школах не преподавали. Так что, выходит, ей и тогда ничего не светило. К концу пятого года работы в школе Кира уже не знала, что ее раздражает больше: бесконечные бумажки, пустота в глазах учеников, претензии родителей или сальные шуточки завуча по воспитательной работе. И его потные руки, мягкие и пухлые, как у барышни. Знаки внимания со стороны противного старикана были омерзительны. Нет, она не была сказочной красавицей. Обычная девушка. Ей просто не повезло: Кира была единственной молодой учительницей в школе. И, увы, никто из многочисленного бабьего трудового коллектива не торопился уходить, чтобы освободить место молодежи. Жить-то все хотят, а на пенсию разве проживешь? Новикова старалась быть незаметнее. Носила бесформенную офисную одежду ниже колен, избегала косметики, забыла, что такое дорогие парикмахерские... Но потные руки ПалИваныча тянулись к ней, будто там медом намазано было. Может, он был извращенцем, и ему нравились пугливые Бледные Моли, а может, даже в таком непрезентабельном виде Кира выделялась на общем фоне бабок и бабищ.
   В конце учебного года Кира приняла решение - куда угодно, только из этой школы подальше. Начала активно мониторить HeadHunter. И вот такое везение! Она не просто не училка больше. Она - писатель! Технический, правда. Но это такие мелочи! Когда Кира подавала резюме, она ни на что не надеялась. Правда, к собеседованию постаралась подготовиться, как могла. Увы, с официальной одеждой оказалось не очень - за пять лет ничего приличного, спасибо ПалИванычу, не появилось. Претендентка на должность технического писателя выбрала лучшее из бесформенного. Уложила феном волосы. Первое, что она сделает, когда получит новую работу - эту или другую, но новую - заплатит самому дорогому стилисту в городе за хорошую стрижку. Подкрасилась. Оказалось, что стрелки без опыта выходят кривыми, поэтому макияж получился а-ля натурель. Перекрестилась и пошла.
   Собеседование проводил очень интеллигентный молодой человек лет тридцати пяти на вид. Его звали Константин. Отчества Кира не запомнила - очень волновалась. У технического директора фирмы - как он представился - был небольшой дефект речи. Звук "ч" у него звучал как мягкий "т", а "т" - как "ч", что-то среднее между ними, и это было очень мило. У него были черные глаза и длиннющие, загнутые кверху, словно после ламинирования, ресницы. Темные волосы были волнистыми и мягкими, и совершенно не вязались с его сухой манерой разговора. Для начала Константин предложил написать на листочке эссе на тему "Почему я хочу эту работу". Разумеется, про ПалИваныча Кира писать не стала. Написала про новые перспективы, стремление к творчеству и возможность самореализации. В общем, банальную пургу, которую несут в подобных ситуациях. Технический директор молча ознакомился с текстом, ни одним мускулом не показав, доволен ли результатом. Затем предложил то же самое изложить на английском. Школа с углубленным изучением языка - великое дело. Увы, по конкурсу на иняз Кира недобрала всего один балл, поэтому пошла на информатику. Но язык не забыла, периодически поглядывала фильмы и почитывала книги в оригинале. Правда, фильмы она поглядывала с оригинальными субтитрами, а при чтении пользовалась словарем. Свободно языком не владела, но была, как говорят в околокомпьютерной среде, уверенным пользователем. Потом Константин стал задавать вопросы о том, какими программами Кира владеет, и попросил продемонстрировать свои умения. Учитель нынче не только сеятель, но и швец, жнец, на дуде игрец и специалист еще по десятку смежных профессий. Поэтому в пределах разумного Кира знала фотошоп, умела монтировать видео, с офисом была на "ты". Приходилось ей и с 1С помогать бухгалтерии. Считается, если ты информатик, то должен знать всё, начиная с калькулятора, заканчивая прокладкой сетей. Кто бы знал, что всё это пригодится в самый неожиданный момент. С компьютером Кира чувствовала себя уверенней, чем с мужчинами, и не заметила, как стала объяснять нанимателю, как можно обработать картинку прямо в Word'е. Потом поймала себя за язык - блин, нашла, кого учить. Но Константин улыбнулся неожиданно мягкой улыбкой и сказал, что всё нормально. Она их устраивает. Так и сказал: "Вы нас устраиваете". Никаких вам: "Хорошо, мы подумаем". А потом сказал: "Завтра занесете документы в отдел кадров, а с понедельника можете выходить". Вот прямо так. Кира была настолько ошеломлена, что ответила на это лишь "Спасибо", и торопливо, пока наниматель не передумал, выскочила за дверь кабинета, где проходило собеседование. Выходила Кира Новикова со своей будущей работы, осмысленно оглядываясь. По коридорам бродила разновозрастная толпа, одетая, кто как: от полного неформала до рабочей спецовки и строгого костюма. Судя по всему, дресс-код в компании был более чем свободный. По дороге к выходу Кире встретилась пара симпатичных девчонок. Значит, приставать здесь есть к кому. И кому приставать тут тоже было. Мужчины были разными. Некоторые очень даже ничего. Например, технический директор. Может, даже и неплохо было бы, если бы он к ней немножко поприставал. А что? Девушке нельзя немножко помечтать?
   На следующий день Кира забрала документы из школы - благо, она была в отпуске, и отрабатывать две недели никто не требовал. Отнесла их в фирму, подписала договор и помчалась в парикмахерскую. В конце концов, даже если Самый Главный Начальник фирмы в последний момент передумает брать ее на работу, на следующее собеседование она, по крайней мере, явится не такой облезлой лохудрой.
  
   Из одежды Кира выбрала белую футболку с морским принтом и светлые брючки. Скромненько и по-летнему. Еще одним бонусом новой работы оказалось то, что до нее было рукой подать. Минут двадцать пешком или семь - на велике. Возле офиса новой фирмы была стойка для велосипедов. К ней даже были прицеплены два байка. Двухколесный друг Киры был поскромнее, зато и проходящий мимо вор на него не позарится. Теперь сумка через плечо для ноута. Новоиспеченная техническая писательница критически оглядела себя в зеркало. Худющая она, всё же. Правильно мама говорит. Зато стрижка удалась. Волосы удлиненного каре ложились красивой лесенкой. Болотного цвета глазки были подведены в тон, матовая помада освежила губы. С богом!
   Еще когда Кира оформлялась, она получила начерченную от руки схемку, на которой был отмечен ее рабочий кабинет. Теперь, сверяясь с бумажкой, она шла в IT-отдел. Он находился на втором этаже. Будто для того, чтобы продемонстрировать товар лицом, здание представляло собой запутанный лабиринт коридоров и холлов. Найти кабинет было сложно, узнать - легко. Циферки - 223 - были выпилены из материнки и присобачены над входом. На самой двери висели два листа формата А4. На одном было написано "Комитет по борьбе с энтропией". Второй был версией плаката с красноармейцем, под которым стояла надпись: "Ты перезагрузил компьютер?". Жизнь определенно налаживается, решила Кира и шагнула внутрь. Помещение было просторным. Справа, в дальнем углу, располагался "аквариум" со стеклом почти во всю стену. Внутри стоял большой компьютерный стол и стеллажи с бумагами. В основной части кабинета толпились столы с мониторами и системниками-тауэрами. Налево из общего помещения вела дверь в небольшую комнату, типа кладовки, набитую техникой. На стене возле дверки висела электрогитара, а под ней стояла мощная колонка. Оглядеться дальше Кире не дали. Слева, из ближнего угла, раздался знакомый голос:
   - Новикова, ты какими судьбами?
   За угловым столом сидел - уже почти стоял - бывший однокурсник Ванька Листьев, Вано. Кира не видела его с момента окончания вуза.
   - По работе мы, - Кира произнесла, окая, и коротко поклонилась. - Пейсатель ваш новый. ТехническОй, - продолжила она в том же духе.
   - Кирка, это точно ты?
   Вано уже несся обниматься. Большой, шумный и любвеобильный, он был душой группы. Кира повисла в его медвежьих объятиях.
   - А можно я тоже так? - из-за моноблока подал голос паренек, стол которого стоял рядом со столом Ваньки. Парень был совсем молоденький, Кира бы подумала, что он еще студент. Длинные волосы были стянуты резинкой в простой хвостик. На щеках и подбородке - не иначе как для солидности, щетинилась редкая борода.
   - Нос не дорос, - обрезал Вано и, наконец, выпустил "пейсателя" из рук. - Друзья мои, прошу любить и жаловать, Кира Новикова. Или уже не Новикова?
   Кира быстро помотала головой.
   - Кира - отличница, комсомолка, активистка, красавица - и просто моя однокурсница.
   Вано глядел на сослуживцев с таким видом, будто всё перечисленное было его заслугой. Листьев был за метр девяносто ростом, и щуплая, невысокая Кира казалась рядом с ним тонкой рябиной возле кряжистого дуба.
   - Это - Леха, эникейщик и софтёр, - кивнул Вано в сторону парня с недоросшим носом. Парень недовольно зыркнул на сослуживца из-за бровей. - Софтёр в хорошем смысле, - поправился Ванька.
   Леха встал, и по-гусарски щелкнул кроссовком. Он, как и Кира, был в белой футболке, только с хардроковым черепом, и джинсах.
   - Роман, наш сисадмин.
   Коротко стриженный парень тридцати с небольшим выглянул из-за монитора и посемафорил рукой. Он был в рубашке, которая слегка расходилась на широкой груди, если под "грудью" понимать всё, что выше пояса.
   - Димон, глянь наружу! - крикнул Вано.
   Из коморки, вытирая тряпкой руки, появился долговязый парень приятной наружности, тоже довольно молодой.
   - Дмитрий, спец по железякам, - представил новое действующее лицо Листьев.
   - Привет, добро пожаловать в наш дурдом. - Дмитрий поднял руку в приветственном жесте.
   - Денис Борисыч, наш шеф, - повернулся Вано направо, к столу, который стоял в ближнем правом углу.
   Жилистый мужчина немного за сорок, с редкой сединой на висках, вышел из-за стола и подошел к живописной паре у дверей. Он был в голубой рубашке, оттеняющей цвет светлых глаз, и классических брюках. На указательном пальце желтело обручальное кольцо.
   - Можно просто Дэн, - он с доброжелательной улыбкой протянул руку, и Кира ее пожала.
   - А я думала, начальник - Константин... Сергеевич, - память-предательница в последний момент подсказала отчество. Почему-то в душе появилось разочарование.
   - Костя - Большой Шеф, - пояснил Вано. - А Денис Борисыч - непосредственный начальник.
   - Ну, Костю посредственным-то тоже сложно назвать, - хмыкнул Денис Борисович. - Он руководит всеми техническими службами фирмы, включая монтажников. Обитает здесь, - он указал на аквариум. - Но не всегда.
   - Я понимаю, новенькую уже представили, - раздался за спиной голос Большого Шефа.
   Кира оглянулась. Константин Сергеевич стоял в дверях, иронически поглядывая на Ванину ручищу, всё еще обнимавшую однокурсницу за талию.
   - Костя, мы с Кирой... - начал Вано, пряча руки за спиной, будто ученик, пойманный с бычком.
   - Знаю. Учились вместе. Я же читал ее резюме, - произнес Константин Сергеевич. - Так и будете начальника на пороге держать? Дайте уже пройти, - он обезоруживающе улыбнулся.
  
   Просочившись мимо инсталляции на входе, Константин Сергеевич, обернулся и уже деловым тоном произнес:
   - Кира Владимировна, Денис Борисович - ко мне, остальные могут и трудиться начать. - Он взглянул на часы. - Пятнадцать минут рабочего времени позади, а еще ни одного подвига не совершено.
   В "аквариуме" начальства пахло мужским парфюмом. В отличие от разношерстной братии по ту сторону стекла, техдиректор был одет в строгий костюм и белоснежную рубашку с длинным рукавом. Константин Сергеевич коротким жестом указал вошедшим на "присутственные" офисные стулья вдоль стенки. Сам тем временем щелкнул кнопкой пульта, включив кондиционер, снял и повесил на стул серый пиджак, ослабил галстук и стал закатывать рукава.
   - Как ты понял, Денис, это наша спасительница, - обратился техдиректор к начальнику отдела. - Теперь мы, наконец-то, сможем заниматься делом.
   То есть Кира будет заниматься фигней. Было обидно, но высказываться вслух Новикова не решилась. Не так хотелось бы начинать отношения с новым начальством. Тем более теперь, когда тонкая рубашка красиво обрисовывала мужскую фигуру этого самого "начальства".
   - Кира Владимировна, - Константин Сергеевич перевел свое внимание на подчиненную, которая тут же подняла взгляд ему в лицо. А то подумает невесть что! - На вас возлагается ответственная задача по обучению коллектива фирмы работе в разнообразных программах, в том числе - с англоязычным интерфейсом. Вторая задача не менее важна - презентационное сопровождение. Честно признаюсь, раньше целенаправленно этим никто не занимался, - между строк сквозило, что работы - конь не валялся, поскольку коня-то и не было. - Но мы надеемся, что теперь, с вашим приходом, всё кардинально изменится.
   - Природа не любит кардинальных изменений, - на всякий случай напомнила Кира.
   - Тоже верно, - усмехнулся техдиректор, заново поправляя узел галстука. - Всему свое время. Сейчас для вас главное - освоиться. Коллектив у нас хороший, дружный, компания современная, работа творческая, с людьми.
   - Работа же на воздухе, работа же с людьми... - не удержалась Новикова.
   - Вот воздуха я вам не обещаю. Денис Борисович, покажите рабочее место сотруднице и бросьте ей перечень установленного в офисе ПО, пусть познакомится.
   Недвусмысленный взгляд техдиректора в сторону двери "аквариума" говорил, что пора на подвиги.
  
   Стол Кире достался самый неудобный. В том смысле, что стоял прямо напротив входа. Кроме того, нормальный работник предпочитает место подальше от начальства, ближе к кухне. Кухня - чайник и микроволновка - пряталась в технической кандейке, так что у Киры получилось наоборот - от кухни подальше, зато с начальством в непосредственной близости. Техдиректор упирался взглядом ей в бок. Разумеется, монитор его частично скрывал, но всё равно Кира чувствовала себя, как на передовой. Из техники ей достался моноблок.
   - Держи, берегли, как для родной, - говорил Дима, подключая его.
   Кира и сама бы справилась, но у нее не спросили, а брать на себя чужую работу она не рвалась. Школа научила, что инициатива наказуема не только исполнением, но и славой человека, на которого можно вешать всех собак. Нет уж, если кто-то желает поработать - пусть работает. Он всё-таки "специалист по железякам", к тому же мужчина. А за Новиковой уже давно не ухаживали мужчины. Грязные поползновения ПалИваныча ухаживаниями назвать было сложно. В одной передаче Кира видела, что взрослые самцы слонов изгоняются из стада, чтобы своим темпераментом не доставать самок. Вот такого слона ей и напоминал завуч: страдал целый год в саванне без дамского внимания, и тут вдруг видит - она! Задрал трубой всё, что задирается, и поскакал галопом. Попробуй устоять перед такой массой обаяния. Кира чувствовала, что не устоит. Этот слон снесет ее к чертям собачьим и размажет по всей саванне до самых джунглей. Но то было в мире животных. Совсем другое дело - здесь. Здесь ей даже компьютер подключили и настроили. Конечно, существовало и другое объяснение подобной галантности - коллеги видели в ней типичную женщину, рядом с которой любая техника превращается в груду металлолома. Но в эту сторону Кира старалась не думать. В крайнем случае, для мужиков будет приятный сюрприз.
   - Машина - зверь, - продолжал нахваливать Дмитрий, будто в магазине. - Я ей кулеры почистил - совсем ручная стала, даже не рычит. - Он любовно погладил технику по верхней кромке. - У проектировщиков на днях апгред делали. Мишель выканючил для своих комп помощнее, так что тебе крупно повезло.
   Кто такой Мишель, Кира не знала, по тону было ясно, что мужик заслуживает уважения, несмотря на методы достижения целей.
   - И главное, - влез (и вылез) из-за своего компа Денис Борисович, - там почти весь офисный софт стоит. Так что, считай, указания Кости выполнены два в одном.
   После настройки учетной записи Кира, наконец, осталась один на один со своим новым рабочим "инструментом". Чтобы уединению никто не мешал, она вынула из компьютерной сумки наушники, флешку, запустила музыку и погрузилась в знакомство с новыми программами.
  
   От работы Киру отвлекли нестерпимо горевшие щеки и покалывающие уши. Новикова потрогала - на ощупь органы слуха казались варениками. Причем, только с плиты. Чтоб у них языки так опухли! Девушка огляделась в поисках источника зла. И не поверила глазам. В аквариуме, рядом с Константином Сергеевичем, стоял Аполлон. Высокий и тонкокостный. Белокурые волосы чуть завивались, создавая иллюзию легкой растрепанности. Черты лица безупречны: высокие скулы, брови дугой, прямой аккуратный нос, идеальной формы губы. Вишенкой на торте выделялись ямочки: две на щеках, одна - на подбородке. Светлые глаза сияли синевой, которую подчеркивала небесно-голубая рубашка с поднятым воротом. И эти синие глаза смотрели прямо на Киру. Новикова быстро отвернулась и уставилась в монитор. Греческий бог беседовал с техническим директором и посмеивался. Угадайте, над кем? Разумеется, над ней! Кира сняла наушники, чтобы услышать о себе суровую правду. Но не тут-то было. Стекла аквариума надежно звукоизолировали происходящее внутри. Девушка продержалась еще пару минут. Ну, минуту-то точно. И снова глянула налево. Аполлон продолжал смотреть на нее, только на этот раз еще и подмигнул. Каков наглец! Чувство праведного гнева окатило Новикову с головы до ног. Или это были мурашки? В этот раз Кира заметила, что красавчик был левшой. В правой руке у него был блокнот, а левой он что-то писал - или чертил. Черт! Черт! Черт! Новикова только-только начала смиряться с присутствием рядом приятного мужчины. Только почувствовала себя женщиной - пусть, в техническом смысле, но всё же! И тут такой удар по самолюбию. Кира никогда не доверяла мужчинам с киношной внешностью. Честно говоря, она и в их существование-то до конца не верила. Даже ее уровня фотошопа было достаточно, чтобы превратить лягушку в принца. И наоборот. А тут живой, реальный - Кира еще раз бросила украдкой взгляд налево - совершенно реальный греческий бог. Не хватает только лаврового венка, хламиды и лиры. Хотя хламида была бы лишней. Если уж совсем честно. И этот греческий бог выбрал ее в качестве предмета своих насмешек. "Девушка, вы танцуете? - Танцую. - А я пою!" Это - самый страшный кошмар, который может случиться с женщиной в жизни. Даже слона можно пережить. Кире нестерпимо захотелось закрыться руками, чтобы больше никого не видеть. Боже, за что! А ведь день так хорошо начинался...
   В этот момент дверь аквариума распахнулась, и Аполлон покинул Итаку. Или что он там покидал? Олимп? Всё внутри Киры сжалось в предчувствии катастрофы.
   - Какое прелестное создание! - промурлыкал бог грудным голосом.
   Ну, нет! Не дождетесь! Новикова не поведется на эту уловку. Она уткнулась носом в монитор и сжала мышку, словно это была граната.
   - Она еще и скромна! Костя, где ты ее нашел? - продолжал Аполлон свой убийственный монолог.
   "Где ты откопал это убожество?" - почитала Кира в его словах.
   - Где нашел, там больше нет, - произнес в ответ техдиректор. - Шель, вали уже отсюда. Кончай смущать девушку!
   Господи, она сидит, наверное, красная, как рак, и все это видят. Какой позор!
   - Она так мило смущается, что удержаться просто невозможно, - продолжал мурлыкать бог.
   Судя по голосу, он приближался. Кира подняла глаза. С легкой смешинкой в глазах, Аполлон высвободил правую руку девушки от мышки и склонился к ней с почти воздушным поцелуем.
   - Мишель, арт-директор этой фирмы. А вы?
   - А я технический писатель, - ответила Кира от волнения.
   Ну, за что?! За что ей всё это?! Почему она не назвала имя, как все нормальные девушки?
   - Всегда мечтал познакомиться с писателем, - игриво произнес Мишель.
   - Я тоже, - обреченно выдавила Кира.
   - Она еще и остроумна! - восхитился артдиректор, обернувшись к Константину Сергеевичу.
   "Оно еще и разговаривает!" - перевел внутренний голос.
   - Она еще и английским владеет, - уведомил техдиректор.
   - И крестиком вышиваю, - не сдержалась Кира.
   - Правда? - удивился Мишель.
   - Нет.
   Здоровая злость победила волнение, Кира отобрала свою кисть и вцепилась в мышку.
   - Кира, я с вами не прощаюсь. У меня большие планы на вас и ваш язык, - двусмысленно мурлыкнул Мишель. - А это вам. Чтобы вы меня не забывали, - сообщил он, вырвал из блокнота лист и положил перед Кирой.
   На белоснежном листочке был нарисован ее портрет. Легкий эскиз, в котором безошибочно узнавалась Кира. На рисунке она была в профиль. Мишелю удалось передать сосредоточенность и погруженность. При этом Новикова не выглядела "синим чулком" или зубрилкой. Девушка на портрете жила своей работой. И была очень милой. Кира вновь подняла глаза на арт-директора, который, к своей киношной внешности, оказался еще и талантливым художником.
   - Такой вы мне нравитесь больше, - произнес Мишель человеческим голосом. И даже выражение лица в этот момент у него было почти человеческое. - До встречи!
  
   Кира даже не догадывалась, что щеки у нее пылали стараниями не только арт-директора. В этот самый момент в кабинете генерального шло совещание. Ген-директор совещался со своим начальником службы безопасности, Александром Морозовым, по поводу нее, Киры Владимировны Новиковой.
   - Ты, пожалуйста, собери информацию по этой новенькой, - просил Геннадий своего коллегу и приятеля. - С кем водится, где бывает.
   - В чем-то подозреваешь? Может ее - того? Чисто профилактически.
   - Ни в чем я ее не подозреваю. Дело сугубо личное. Так что прошу не в службу, а в дружбу. И, пожалуйста, никому ни слова про мою просьбу.
   - Запал, что ли? - понимающе усмехнулся Александр.
   Александр, как и положено настоящему мужику, был чуть красивее обезьяны. Его голова была лысой и блестящей. Как он утверждал, это жена выела ему всю плешь за двадцать лет семейной жизни. Оставшиеся волосы скучковались в мохнатых бровях, увеличивая и без того мощные надбровные дуги. Крупный нос был приплюснут в результате травмы, полученной еще в молодости. Массивная нижняя челюсть тоже бывала ломана, и не раз. Но при всей своей первобытной брутальности, Александр умудрялся постоянно обновлять парк любовниц.
   - Да не в том дело, - отмахнулся Геннадий и, постукивая карандашом по столу, признался. - Понимаешь, мы поспорили.
   Он рассказал о предмете с-Котского пари и ставках на него.
   - Что ж вы так с барышней, - укоризненно произнес Александр.
   - А что? - удивился Гена. - Насиловать же ее никто не собирается. А если сама, дура, поведется, то так ей, дуре, и надо.
   - Оптимистичненько ты настроен, я погляжу, - резюмировал начбез.
   Несмотря на облик неандертальца, Морозов был человеком проницательным и наблюдательным. С техникой был на "ты", хотя Геннадий не представлял, как эти ручищи умещаются над клавиатурой. Нюх на неприятности имел потрясающий, интуиция у начбеза была почти на грани ясновидения. И главное, он был предан Гене, как верный пес. Ген-директор помог Морозову выбраться из весьма щекотливой ситуации, вырвал из гостеприимных лап тюрьмы практически, за что Александр теперь служил верой и правдой.
   - От меня-то ты чего хочешь? - еще раз уточнил начбез. - Давай согласуем реальности.
   - Я не хочу стрелять наобум. Хочу понять, с кем имею дело. Мне нужно знать, что она смотрит, что слушает, о чем болтает с друзьями и кто они - ее друзья. Чем занималась на предыдущей работе и почему ушла. На что тратит свободное время: хобби, спорт, вредные привычки. Слабости. В общем, нужна любая личная информация. Справишься? Только тихо, как ниндзя.
   - Будет сделано, Гена-сан, - Морозов сложил ладони и склонил голову в ритуальном поклоне.
  
   Кира постепенно приходила в себя. Работать еще не могла, но дышать уже была способна. Всё произошедшее казалось бы бредом, если бы не портрет. Разум отказывался принимать комплименты арт-директора всерьез, но рисунок заставлял сомневаться. А вдруг? Женщины - такие мечтательницы. А жизнь - такая проказница. Еще вчера Кира мечтала о том, чтобы на нее обратил внимание Константин. А сегодня оказалась объектом интереса Мишеля. К добру ли это? Здравый смысл твердил, что нет. Но сердце - оно такое сердце, оно всегда на что-то надеется. Даже если это не сердце, а женское самолюбие.
   Новикова потерла лоб пальцами, закрыла глаза, круговыми движениями прошлась по вискам. Нужно работать. Кира никогда не сталкивалась с программами для трехмерного проектирования. Интерфейс был англоязычный, но традиционный. Главная проблема в таких случаях не как что-то выполнить, а догадаться, что это нужно и вообще возможно. Кира чувствовала, что нервы пришли в норму, мозги включились, и открыла глаза, чтобы вернуться к делу. Не тут-то было. Глаза Киры открылись ровно в тот момент, когда в дверь вошел человек-горилла с бровями Урфина Джюса. Он едва проходил в дверь - как в высоту, так и в ширину. Головой был лыс, кулаками - огромен. Маленькие глазки уперлись в Киру острым, как жало пчелы, взглядом. Полный контраст после явления Аполлона. Новикова испытала культурный шок - второй раз за день. И как после этого работать?
   Человек-горилла прошел мимо Киры в аквариум. Константин Сергеевич поднялся ему навстречу и сердечно рукопожался. Видимо, в душЕ обладатель бровей, за которые Брежнев бы удавился, был прекраснее, чем снаружи. А может, техдиректор просто не решался показать горилле-громиле своего истинного отношения. Кира бы тоже поостереглась, поэтому любопытствовала скрытно. Увы, человек-горилла комплексами не страдал, поэтому пялился на Киру, не стесняясь.
   - Кирюх, чаю хочешь? - прозвучало над самым ухом, и девушка чуть не опрокинула на себя кружку с кипятком, которую принес Вано.
   - Паранджу хочу. Есть?
   - Не надо паранджу. А то Дед Мороз тебя в свой гарем заберет, - уверил Вано и поставил перед Кирой кружку чая и тарелочку с печенькой.
   - У него еще и гарем есть?!
   Это был третий культурный шок. Хотя, вот будь на месте ПалИваныча такой монстр, долго ли бы Кира продержалась? На него и смотреть-то без дрожи невозможно, не то что сказать решительное "нет".
   - Нет, ну чего он на меня так уставился? - спросила Кира, повернувшись к однокурснику и благодарно кивнув за чай.
   - Ты, случаем, не агент конкурирующей фирмы? - сурово спросил Ванька.
   - Мамой клянусь!
   - Значит, он уставился на тебя чисто в профилактических целях. Не грузись.
   Ванька присел перед однокурсницей на корточки. Теперь их лица были примерно на одном уровне. Кира быстро оглянулась, убедилась, что человек-горилла не стоит у нее за спиной, и почти одними губами спросила:
   - Он вообще кто?
   - Начальник службы безопасности. А что, по нему не видно? - также тихо ответил Вано.
   Кира задумалась. Официальный костюм на все пуговицы и галстук-удавка под самую шею в летний день какбэ намекал на профессию бодигарда.
   - Интересно, у него пистолет с собой есть? - по-прежнему еле слышно поинтересовалась Кира.
   - Зачем ему пистолет, Кир.
   - Да уж, при таких-то кулачищах... Это я сгоряча. И бронежилет с каской ему ни к чему. У него же там, - Новикова постучала по лбу косточкой согнутого пальца, - кость!
   - Не нужно недооценивать интеллект начбеза... - Тут Вано подскочил, и на его лице растянулась подобострастная улыбка. - Здра-авствуйте, Александр Петрович!
   - И тебе не болеть, Ваня. А вы, - человек-горилла обратился к Кире, - наше последнее приобретение? Как на новом месте? Парни не обижают? - он сурово насупил брови в сторону Вано, поскольку других парней в кабинете не было - видимо, рассосались по делам или забились в каморку Дмитрия.
   - Спасибо, нет. Даже наоборот. - Кира протянула листок с портретом. - Вот.
   - Наш Мишэл везде поспел, - ухмыльнулся Дед Мороз. - Вы с ним поосторожней, барышня. Вы - девушка юная, он бывалый сердцеед. По нему здесь каждая вторая сохнет, а каждая первая - страдает.
   Отеческие нотки слабо вязались с репутацией содержателя гарема и внешностью питекантропа, но Кира информацию к сведению приняла. Тем более что сама чего-то подобного и ожидала.
   - Что ж я, не понимаю? - пожала Кира плечами. Увы, печали в ее голосе слышалось больше, чем хотелось бы.
   - Вот и славно. - На лице человека-гориллы расцвела заботливая улыбка. - Ладно. Чай за вас никто не выпьет, но и работа в лес не убежит, не надейтесь. Так что отдохнули - и соблюдать трудовой распорядок, - сурово закончил начальник службы безопасности, погрозив пальцем. Кире показалось, что палец у него - как ее запястье. С испугу, наверное.
  
   Александр Петрович, обогатившись информацией, поспешил к шефу.
   - Посмотрел я на вашу мышку, - доложился он. - В кресло вжалась, глазищи вытаращила, хвостик трясется...
   - Знаешь, Саша, глядя на тебя, даже у меня порой хвостик трясется, - спокойно, как и положено уверенному в себе человеку, признался Ген-директор. - Но ты же пришел сюда не для того, чтобы похвастаться, какой ты страшный?
   Александр Петрович кивнул.
   - Мишель уже сделал свой ход, увековечил объект на холсте. Надо сказать, довольно узнаваемо. Арт-директор был в ударе. Кроме того, у вас есть неучтенный соперник. У айтишников работает однокурсник Киры, Иван Листьев. Вьется вокруг, как муха над вареньем. Возможно, имеет виды.
   - Ну, ты смотри! - возмутился генеральный. - Шашни крутят прямо на рабочем месте!
   Ах, сколько праведного гнева было в его словах! Будто не было у него непроизводственных отношений с предыдущей секретаршей. Из-за них, в конечном итоге, та и уволилась. Жених ревностью замучил, и их свадьба оказалась под угрозой. Встречное предложение Ген-директор, разумеется, делать не спешил. Девушка решила, что синица в руках надежнее крокодила в небе, и поспешила найти новую работу, пока замужество не накрылось медным тазом.
   - Напомни-ка, Александр Петрович, безнадежно влюбленных в Шеля из управленческого звена, - попросил Ген-директор уже более спокойно.
   Дед Мороз задумался.
   - Чтобы из безнадежно и совсем уж безответно... Анна Николаевна, зам главбуха, пожалуй. На прошлом новогоднем корпоративе так и висла на нем. Еще...
   - Спасибо, достаточно.
   Геннадий набрал внутренний номер бухгалтерии.
   - Анну Николаевну могу слышать? Да, это я. Анна Николаевна, вы жаловались на сложности с внедрением 1С-Документооброта? Так я хочу вас обрадовать. У нас появился девушка, в обязанности которой входит обучение сотрудников работе в новых программах. Да. У айтишников. Да. Зовут Кирой Владимировной. Единственное, я бы вам советовал не затягивать с заявкой. Вы бы сами подошли сразу, переговорили, что и когда нужно. Пока Константин Сергеевич не опомнился. Вы же знаете, он ее так работой завалит, и не пробьетесь. Да не за что! Всегда готов помочь любимой бухгалтерии.
   И положил трубку.
   - Суров ты, - произнес Дед Мороз после некоторой паузы.
   - Алягер ком алягеро. На том стояла и стоит Русь наша. А ты ступай, Александр Петрович. Спасибо за информацию. Буду ждать с новостями. И будешь выходить, Кариночку попроси ко мне заглянуть, - кинул Ген-директор, погрузившись в компьютерные файлы.
   Кариночка - новая секретарша - вбежала через секунду после того, как вышел начбез. Девушка была достойной заменой предшествующей версии, и Геннадий планировал вплотную ею заняться, после того как выиграет текущее пари. Длинноногая, при формах, зубки ровненькие, улыбка "Да, господин. Слушаюсь, господин". Гена любил таких, послушных.
   - Карина Алексеевна, будьте добры, вызовите новую сотрудницу IT-отдела, Новикову Киру, и передайте ей, чтобы перевела на английский мой доклад для выставки. Файл я вам переброшу по чату.
   - К какому сроку перевести? - уточнила секретарша.
   - Какая вы у меня умница. Ничего не упускаете, - похвалил сотрудницу Ген-директор, и та польщенно расцвела. - К завтрашнему дню.
  
   Допив чай, Кира настроилась работать. Но ей опять не повезло. Когда она "разбудила" компьютер, в нижнем углу монитора мигало окно корпоративного чата. В сообщении от некой Петровой К.А. говорилось, что Новиковой Кире Владимировне надлежит срочно явиться в приемную генерального директора.
   - Вано, а где здесь приемная генерального директора? - поинтересовалась Кира, поднимаясь из-за стола.
   - А что, тебя гендиректор вызывает? - в голосе Листьева звучала настороженность.
   - А что, это так страшно?
   - Ну, после визита Дед Мороза... - протянул Вано.
   - После визита Деда Мороза кто-то еще может напугать?
   - Геннадию Николаевичу даже Морозов не конкурент, - подтвердил высунувшийся из каморки Дима, и они обменялся с Ваней многозначительными взглядами.
   - Ты точно ничего плохого не сделала? - уточнил однокурсник.
   - Ну, в детстве из магазина как-то булочку украла, - призналась Кира.
   - Кража булочек в детстве - это, конечно, суровое преступление, но за это у нас с работы не увольняют, - уверил Дима.
   - Нет, ну, что вы меня пугаете! Я уже идти туда боюсь.
   - Надо Кира, надо. Хуже будет, - мрачно заявил Ваня.
   И они оба заржали.
   Новикова схватила с подлокотника кресла сумку с ноутом, и с размаху засандалила Листьеву в плечо.
   - Ты чего дерешься? - обижено просопел потерпевший, потирая ушибленное место.
   - В качестве моральной компенсации. А теперь ты проводишь меня в эту самую приемную. В счет возмещения судебных издержек, - Новикова пригрозила приятелю сумкой.
   - Понял, понял, - Ваня будто в испуге прикрыл голову руками. - Если не вернусь, считайте меня коммунистом, - крикнул он в сторону аквариума.
   Кира оглянулась.
   Константин Сергеевич наблюдал за побоищем, сложив руки на груди и посмеиваясь. Дверь к нему была открыта. Он и разговор слышал! Кира старательно натянула улыбку, склонила повинную голову и вытолкала Вано из дверей отдела. А там еще раз врезала в плечо. На этот раз - кулаком.
   До приемной оказалось совсем недалеко. Она тоже была на втором этаже.
   - Здесь у нас архитекторы, проектировщики, дизайнеры, кадры, юристы и мы, - рассказывал Иван. - Внизу технические службы и команда КотоФея - бухгалтерия, отдел закупок, экономисты, продажники, склад.
   - Котофей - это? - уточнила Кира.
   - Влад Дягиль. Коммерческий директор.
   - А почему "Котофей"?
   -Подрастешь - поймешь, - ухмыльнулся Вано.
   Между однокурсниками повисла тишина.
   - Айтишники, типа, небожители? - размочила ее Кира.
   - Типа того. Только бухгалтерии так не говори. Они у нас дамы обидчивые... Ну, вот и святая святых нашей фирмы, - Ваня остановился возле двери с соответствующей надписью. - Ты, это, Кир, не обижайся. В каждой шутке есть доля шутки, а остальное, как понимаешь... Ген-директор - у нас мужик реально крутой, ты с ним поосторожней.
   Листьев похлопал однокурсницу по плечу, и Кира открыла дверь.
   - Здравствуйте, - сказала она с дежурной улыбкой средней приветливости. - Я - Кира Новикова. Вызывали?
   В приемной было довольно просторно. Оформление соответствовало единому стилю офиса: кофейные тона различной глубины и дерево. И официально, и уютно. Для удобства посетителей размещался диванчик. Для их фрустрирования - секретарша. Девица была в томном макияже, белой блузке, выгодно подчеркивающей третий размер, и короне до самого неба.
   - Вызывают в школе, - процедила она, и чтобы Кира прониклась фактом, что ничего не скроется от его вездесущего ока, сделала паузу. - Здесь приглашают.
   - Приглашали-с? - не удержалась Новикова.
   Секретарша поджала губы, показывая, что шутка юмора пришлась не ко Двору.
   - Геннадий Николаевич велел к завтрашнему дню перевести, - сухо произнесла девица, видимо, та самая Петрова К.А., и протянула прозрачный файлик, в котором лежали листы с распечатанным текстом.
   - А файлик можно? - попросила Кира.
   - Вам одного мало? - секретарша сделала большие глаза.
   - Текст в электронном виде.
   - А вы что, Гуглом его переводить собираетесь? - Девица сморщила свой точеный носик.
   Да хоть Яндексом, твое какое дело? Кира с трудом сдержалась, чтобы не произнести это вслух.
   - Файл мне, пожалуйста, по чату перекиньте. Буду вам крайне признательна, - произнесла Новикова вместо этого. - Спасибо. До свиданья.
   И вышла.
  
   По дороге в отдел Кира познакомилась с текстом доклада. Пять страниц - не очень много, но и не мало, когда на перевод всего один день. С позиции лексики текст был довольно легкий, встречалась незнакомая терминология, но мультитран и не из таких переделок выручал. Хуже дело обстояло с конструкцией предложений. В русском очень любят развесисто-сложно-подчиненные выражения, осложненные оборотами разной степени причастности. А в деловом английском - всё наоборот. Попробуй эту трехэтажную красивость уложить в прокрустово ложе английской грамматики. Шестеренки в Кирином мозгу начали перестраиваться, запуская режим неродного языка. В этом "перестроечном" режиме она и вошла в отдел. Наверное, поэтому Новикова не сразу обратила внимание на крашенную блондинку у своего стола.
   - Добрый день, - на автомате поздоровалась она и села за стол, чтобы настучать текст, пока не забыла.
   - Добрый день, - с вызовом ответила блондинка. - Мишель вам очень польстил. На портрете вы симпатичнее, чем в жизни.
   Словно какая-то сила повернула голову Киры к визитерше и заставила посмотреть на нее повнимательней. Во-первых, в руках у блондинки был листок с портретом. Вообще-то к сорока пяти годам - судя по намечающимся брылям и провисшему верхнему веку - пора бы научиться, что брать без спроса чужие вещи нехорошо. А во-вторых...
   - Прошу прощения, с кем имею честь? - поинтересовалась Новикова.
   - Анна Николаевна, заместитель главного бухгалтера, - представилась блондинка.
   Следует признать, для бухгалтера дама была весьма ухожена. И джинсовое платье было ей к лицу. Но хамства и привычки брать чужие вещи это не оправдывало.
   - Я могу вам чем-то помочь? - поинтересовалась Кира, и потянулась, чтобы забрать портрет.
   - Вы - приятельница нашего арт-директора? - спросила в ответ дама, потянув листок на себя.
   - Нет, сегодня увидела его впервые в жизни.
   Новиковой пришлось встать, чтобы заполучить чертов эскиз.
   - И сразу такой успех! - процедила дама.
   - Ага, успех... - обиженно фыркнула Кира. - Давайте не будем о печальном. Если вас только портрет интересует, то забирайте.
   Решение пришло неожиданно. И правда, что она в него так вцепилась? Конечно, ее еще никто раньше не рисовал. Тем более, так талантливо. Но, судя по всему, от этого рисунка - и самого Мишеля - одни проблемы. Девушка, скрепя сердце, протянула листок.
   - Да мне-то он зачем нужен? - удивилась блондинка. - Я здесь совершенно по другому делу. Вы должны провести завтра учебу по 1С-Документооброту для наших сотрудниц.
   - Завтра? - уточнила Кира.
   - Завтра.
   - Завтра не могу. Занята.
   - Мишелю позировать будете?
   - Нет, - глубоко вздохнула Новикова. - Геннадию Николаевичу доклад на английский переводить. Вы не будете возражать, если мы немного перенесем учебу? Завтра после обеда мы с вами обсудим, чему именно вы хотите обучить в первую очередь, и договоримся о дате семинара. Хорошо?
   Видимо, ген-директор даже для Анны Николаевны был авторитетом, поэтому, несмотря на недоверие во взгляде, она согласилась на перенос. Только после того, как за бухгалтершей закрылась дверь, Кира осознала, чего ей стоил разговор. Руки слегка тряслись. В горле пересохло. Она откашлялась. В кабинете стояла тишина. Все усердно уткнулись в свои компьютеры. Девушка поднялась и подошла к столу однокурсника.
   - Вано, покажи, где можно водички налить. И шредер покормить.
   - Ты, что ли, рисунок Мишеля хочешь почикать? - поднял голову Листьев. - Жаль, красиво получилось. Лучше в рамочку повесь.
   - Угу, - высунулся из кандейки Дмитрий. - Мы дротиков прикупим. Будем после работы за деньги сюда его поклонниц пускать, - и гоготнул. - Иди сюда, Кира Владимировна, буду знакомить, где что лежит и стоит. У меня и спрятаться, если что, можно, - он подмигнул.
   - Могли хотя бы вид сделать, что не подслушивали, - буркнула Новикова и пошла за водой.
  
   Перевод со скрипом, но продвигался. Время тоже медленно, но верно шло к обеду. По отделу потянулись ленивые разговоры на гастрономические и прочие нерабочие темы. На часах было 11:40, когда в отдел ворвался новый посетитель. Кира аж вздрогнула, когда он промчался мимо со скоростью и выражением лица истребителя. Можно, этот будет не по ее душу?
   Посетитель ворвался в аквариум к Константину Сергеевичу и, даже не закрыв за собой дверь, начал гневную речь:
   - Нет, Кот, ты представляешь, какие ...! - Тут он использовал слово, означающее лиц условно мужского пола. - "Альта" кинула с поставками! - он метался по аквариуму, как плененный тигр по клетке. - Нет, ты прикинь! - он развел руки, будто это было за гранью реальности. - Десять мешков шпатлевки из сорока! Кирпич уже две недели жду! А они мне: "Мы же ГВЛ и кладочную смесь вам поставили". Клал я на их кладочную смесь, у меня сроки горят. Ты представляешь, что со мной сделает Гена, когда у него Алексеев поинтересуется, как дела с его домом? - Вопрос был риторическим. У "Кота" не было ни единого шанса вставить слово. Впрочем, если речь шла о замглавы администрации города, известного крутым нравом, ответа и не требовалось. - Я еще слишком молод для этого! - с драматическими нотками в голосе воскликнул посетитель. - Где там твой хваленый писатель? - внезапно произнес противник ритуальных самоубийств и повернулся к Кире.
   Ой!
   И почему люди до сих пор не изобрели машину времени? Новикова бы сейчас с удовольствием перенеслась всего-то на полчаса вперед, в долгожданный обед.
   - Влад, чем Кира Владимировна поможет тебе в борьбе с "Альтой"? - Константин Сергеевич наконец-то прорвался в монолог "пришельца". Не зря техдиректор сразу Кире понравился. Разумный человек!
   - Костя, миссия писателя в чем? - он вернул взгляд к собеседнику. - Глаголом жечь сердца людей! - на этом моменте "Влад" снова повернулся к Кире. - Вот и пусть задаст им жару!
   И двинулся к Новиковой, словно танк на клопа.
   - Докажите, что вас не зря взяли в штат! - потребовал Влад, который, видимо, был КотоФеем, хотя Кире показался КотоДемоном.
   - Может, всё же к юристам? - Новикова попробовала воззвать к здравому смыслу собеседника. Но, увы, ничего здравого в его глазах не было. - Чего вы от меня хотите? - сдавшись, уточнила она.
   - Написать письмо.
   - Что я могу написать такого, чего не можете вы? - открытым текстом намекнула Кира.
   - А вы попробуйте не "что", а "как", - предложил собеседник, пристраиваясь своим нижепоясничьем на угол Кириного стола и поправляя рукой с золотой печаткой золотые на вид часы. Барским, таким, жестом.
   Да что же это такое? Ведь ей обещали дружный коллектив... Ага! "Против кого дружите, девочки?" Словно сговорились все. А еще люди, называется...
   - "Как", говорите? - Киру закусила обида. - Как имя-отчество директора этой вашей "Альты"?
   - Она совершенно не "наша" "Альта", - возразил Влад. - Она вражеская!
   - Понятно. - Новикова встала из-за стола. Сами же про творческую работу говорили, а для творчества нужен простор. - Имя-отчество потом доставите. "Милостивый государь!" - начала она. - "Давеча приобрели мы у вас шестьдесят пудов шпатлевки, двадцать квадратных саженей гэвээлу, пятьдесят погонных аршинов сайдингу и сто пудов кирпичей. Оплатили, честь по чести, до последнего алтына. А товара - нету", - она уперлась в стену, за которой скрывалась коморка Димы, развернулась и пошла в обратную сторону, разгоняя вдохновение руками. - "Вчерась приказчик ваш кладочную смесь нам поставил. Прямо посередь двора. И накладной ентой мне прямо в харю тычет".
   Киру несло. Она остановилась возле КотоФея и сунула кулак ему в лицо, будто это и была пресловутая накладная. Коммерческий директор отшатнулся. А, и ладно. Всё равно ей тут не работать после такой выходки. Достали, честное слово. Так чего терять? Всё, что не делается, не дается к лучшему.
   - "Дескать, стрелки не сохатим, товар по частям привозим", - продолжила Кира, развернувшись в сторону коморки: - "Нахрена мне кладочная смесь без кирпичей? Мешки в тетрис складывать? Я ему: "Где кирпич?!" А он бает: "В дороге задержался". Де, под Нижним лошадь подкову потеряла. А сменить никак - в подковомонтажах только комплектами продают. Зимними. Возничие с горя напились, благо и раньше не просыхали. Как в у Кнауфа с Фюгенфюллером в Баварии начали... И бает, и бает. И бает, и бает... Так вы ему, милостивый государь, передайте, что мы и сами баять умеем. Так наибаять могем - уши не разогнет. Вы, батенька, поймите: не о себе заботимся. О вашем здравии печемся. Вот приедет господин Алексеев свой дом смотреть, а там смотреть не на что. Это вам не хиханьки да хаханьки. Господин Алексеев за такие шуточки не то что шпандырем отчешет - к радуге приобщит. И когда вы сеппуку потом делать будете, я вашим кайсякунином не стану, даже не просите. За сим позвольте сердечно откланяться и сообщить, что если нынче же поставки не будет, я у вас больше никогда и ничего не куплю". - Для пущего эффекта она покачала указательным пальцем и повернулась к Владу. - Всё записали?
   - Записали, записали, - из угла раздался насмешливый голос техдиректора. - Отожгла так отожгла.
   Он стоял у двери в свой аквариум с телефоном в руке.
   Теперь она "Люба - звезда ютьюба".
   - Константин Сергеевич, можно с вами поговорить? - попросила Кира и направилась в аквариум.
  
   Кира вошла и устроилась на том самом кресле, на котором сидела сегодня с утра. Только совершенно в другом настроении. Себя было жалко просто до слез.
   Технический директор вошел и закрыл за собой дверь.
   - Константин Сергеевич, - Кира говорила, опустив глаза на собранные в замок пальцы. - Давайте, вы никуда не будете это выставлять, а я напишу заявление по собственному желанию.
   Техдиректор хмыкнул, качнул головой и, оперевшись двумя руками о стол, произнес:
   - Кира Владимировна, а давайте наоборот: вы не пишете заявления об увольнении, а я никуда не выставляю эту запись.
   - Это, типа, шантаж? - не поняла Кира.
   Константин Сергеевич поднял взгляд в сторону отдела и пошел к ней. Новикова напряглась. Как оказалось, он направлялся в угол, чтобы закрыть жалюзи. Комнатка сразу стала какой-то тесной и... интимной.
   - Кира Владимировна, - техдиректор присел рядом с ней, где с утра сидел Денис Борисович. - Что происходит? Влад, конечно, нарушил субординацию, влез на чужую территорию, не спорю, и вообще сегодня не в духе. Но я не вижу причин для столь бурных выражений эмоций.
   Новикова почувствовала, как к глазам подбираются предательские слезы. Только их сейчас и не хватало. Она шмыгнула и уставилась перед собой.
   - Такое впечатление, что на этом месте все хотели видеть кого-то другого, а тут я, - выдавила она.
   'И я тут совсем никому не нужна', - крутилось на языке, но это уже совсем было по-детски. Кира вытерла набежавшую слезу костяшкой указательного пальца и глянула на Константина Сергеевича. Его лицо выражало глубокий шок.
   - И с чего вы это взяли? - поинтересовался он после паузы.
   Кира представила, как сейчас будет рассказывать о том, что Мишель над ней смеется, секретарша хамит, Дед Мороз запугивает, бухгалтерша наезжает, парни прикалываются, и почувствовала себя девочкой из старого мультика, где "одеяло кусачее, подушка колючая...".
   - Ни с чего, - буркнула она. - Я просто не справляюсь.
   - Как-то быстро вы сдались, - Кире послышалось разочарование в его словах. - Ну что ж, мы трусов не держим.
   Фраза была настолько неожиданной, что Новикова подняла взгляд на шефа. В глубине его зрачков перекатывались смешинки.
   - Глаза, Кира Владимировна, боятся, а ручки, - техдиректор изобразил пальцами "слепой десятипальцевый", - делают. Дорогу одолеет идущий. Самый долгий путь начинается с первого шага.
   - Дураков работа любит, - фыркнула Кира.
   - А еще говорят: "Утро вечера мудреней". Давайте так, - собеседник глянул на часы. - Вы сейчас идете обедать. Что-то мне подсказывает, что Ванька нарезает круги по отделу в ожидании завершения нашего разговора. Спокойно работаете.
   - Спокойно? - хмыкнула Новикова.
   - Спокойно. Я позабочусь. ПрихОдите домой. Пересыпаете со своим "не справляюсь", и мы делаем вид, что ничего не было. Поверьте, завтра всё будет казаться совсем не таким страшным, как сегодня. А через неделю - и вовсе смешным. Договорились?
   Он положил свою широкую теплую ладонь поверх ледяной кисти Киры, и сразу стало хорошо и спокойно. И она даже поверила, что через неделю все ее обиды покажутся смешными. Может, даже раньше.
   - Всё, а теперь арбайтен. Точнее, сначала отдыхайтен, потом арбайтен. Отсюда и до заката.
   Константин Сергеевич поднялся. Кира тоже.
   - А вы точно не будете никуда выставлять видео? - спросила она.
   - Точно, - уверил техдиректор.
   - Удалите его, пожалуйста.
   - Э, нет, - он поднял ладони. - А вдруг вы потом опять захотите написать заявление об уходе.
   Он подмигнул.
   И Кире почему-то показалось, что кому-то на этой работе она всё-таки нужна. Пусть это совершенно по-детски.
   За дверью "аквариума" ее действительно поджидал озабоченный Вано.
   - Что, влетело? - спросил он.
   - И вылетело, - отмахнулась Кира. - Где у вас тут обычно обедают?
   - Да тут кафешка есть через дорогу...
  
   В кабинете у генерального за основным кабинетом прятался еще один кабинетик. Маленький. Для неформальных встреч. С удобным диваном и кожаными креслами, кофемашиной и баром. Там-то и сидели четверо Котов, попивая ароматный кофе, сдобренный ложечкой конька, и просматривая видео.
   - А она забавная, - заявил Ген-директор по окончанию записи.
   - Забавная-то забавная, но после ваших выходок чуть не уволилась, - совершенно серьезно произнес КиберКот. - Выигрыш, оно, конечно, приятно. Но где я возьму другого специалиста на этот функционал за такие деньги? - он оглядел "подельников".
   - Я-то что плохого сделал? - удивился Мишель.
   - Прости, братан, тайна исповеди, - Кот похлопал арт-директора по коленке.
   - Чего-то он разговорчивый какой-то, - обратился Мишель к генеральному. - Часом, не влюбился?
   - Знаете что, - завелся Костя, - если у вас есть лишние кадры, давайте лучше на них переспорим.
   - И вообще, было бы из-за чего спорить, - подал голос Влад. - Может, замнем это глупое пари?
   - Так, - подвел Геннадий итог зарождающейся дискуссии. - Пари есть пари, - обратился он к коммерческому директору, - и теперь поздно каяться, было из-за чего спорить или нет. Тебя мы услышали, - это относилось к техническому директору. - Осознали, что девочка твоя - существо с тонкой душевной организацией, поэтому будем действовать осторожнее, и главное - не нарушая ее трудовых функций. Все согласны?
   Мишель, посмеиваясь, поднял руку "за". Влад тоже - с недовольной гримасой. Геннадий присоединился к ним.
   - Идет, - буркнул Константин. - Только, чур, хотя бы сегодня давайте обойдемся без резких движений. Всяких там, - КиберКот изобразил "шарики-фонарики", - внеплановых проверок со стороны начальника безопасности... - и выразительно посмотрел на Геннадия.
   Мишель с Владом тоже выразительно посмотрели в его сторону. Ген-директор сделал вид, что ничего не было.
   - Или доплачивайте мне за полставки психотерапевта, - закончил техдиректор.
   Разумеется, доплачивать никто никому ни за что не собирался.
  
   Кафешка, в которую привел Вано, оказалась вполне приличной и недорогой. Комплексный обед, гордо именуемый бизнес-ланчем, предусматривал выбор, был вкусным и сытным. Кира даже не всё одолела. Но, по совету коллеги, прикупила булочку - на полдник. Конечно, если подойти с точки зрения бухгалтерии, дома питаться дешевле. Но если посчитать не только продукты, но и затраты времени и сил, да помножить на стоимость трудочаса - выходит уже совсем не так бюджетненько.
   За едой Ванька выспрашивал про школьные будни и развлечения. Вано мог болтать без умолку два часа кряду, но и слушать умел, как никто другой. Кира пожаловалась на всех: на детей, родителей, бумажки и ПалИваныча. На себя, дуру, тоже пожаловалась. А что, умная, что ли? Двадцать шесть лет девке, а вся жизнь: с работы домой, из дома на работу. Одна радость - кошка, абиссинка Гермиона. Вано в ответ поведал про свой неудачный опыт совместной жизни с девушкой Аней. Зато про работу он рассказывал, разве что не захлебываясь. Константин Сергеевич, за глаза именуемый КиберКотом, для Вано был не просто авторитетом - практически идолом. Оказалось, что каждую пятницу IT-отдел отмечает, выбираясь на какое-либо развлечение: на природу, по клубам или в кино, или еще куда-нибудь. В общем, Константин Сергеевич не соврал, когда говорил, что коллектив у них хороший. Просто Кира пока этого не поняла. Или поняла не так.
   Обеденное время подходило к концу. Пора было возвращаться на работу. До фирмы они дошли вдвоем, а потом Ваня удрал по "мужским делам". Кира по своим женским сходила еще в кафе, поэтому сразу направилась в отдел. У самой двери она остановилась. Внутри звучала гитарная музыка. Печальная мелодия с роковыми тонами забиралась под кожу, продирая до самых костей. Кира осторожно отворила дверь, - благо, петли были в прекрасном состоянии, - бесшумно вошла и застыла у дверей. Играли двое, устроившись на стульях возле колонки. Эникейщик Леха вел партию басов. Он сидел боком к двери, глаза его были закрыты. Соло выводил КиберКот. Электрогитара послушно стонала и пела в его руках. Он то склонялся к грифу, то выпрямлялся. Нога отбивала ритм. Его рука скользила вверх-вниз с таким искренним чувством, что Кира даже позавидовала инструменту.
   Дверь позади распахнулась, и в помещение ввалился Вано:
   - О, рок-банда в действии. Кира, а ты чего на пороге застыла, как сиротка в сторонке?
   Технический директор резко обернулся, и мелодия оборвалась посреди такта.
   - О, обед уже закончился? - спросил он через плечо.
   Аккуратно повесил гитару и как-то суетливо прошел в свой аквариум - только для того, чтобы забрать борсетку и пиджак.
   - Так, я на объекты, если будут искать - пусть звонят на сотовый, - кинул он парням, отсалютовал рукой и вышел.
   - Что это было? - поинтересовался Леха, который всё еще сидел с гитарой в обнимку.
   - Фиг его знает. Может, о встрече какой-то забыл? - пожал плечами Вано.
   На этом странности дня закончились. То ли Константин Сергеевич действительно позаботился, то ли они сами рассосались, но до конца рабочего дня Новикову никто не беспокоил. Перевод - беспокоил. Она зависла на третьей странице часа на два, сначала пытаясь понять смысл, потом - стараясь его передать. Когда ребята стали собираться по домам, Кира перекинула файлы с русским и английским текстом себе на электронку.
   Велик послушно ждал хозяйку. Кира заскочила в магазин у дома, купила себе пельмени и фарш трески - побаловать кису. Гермиона урчала в прихожей, приветствуя хозяйку в надежде на вкусняшку.
   - Куда в тебя столько влезает? - ворчала хозяйка, обнаружив на кухне пустую миску. - И откуда вылезает, - убирая туалет.
   Гермиона виновато мурлыкала, намекая, что кисе в положении положено. Неужели хозяйка совсем-совсем не любит маленькую кису? Маленькая киса сейчас больше напоминала большую грушу. Разумеется, хозяйка кису любила, поэтому поставила в микроволновку фарш и воду на плиту - для своих пельменей. После совместного ужина Кира пошла к компьютеру, заниматься переводом, а Гермиона - спать. В одиннадцать часов вечера кошка стала проявлять недовольство тем, что хозяйка манкирует обязанностью подушки. В двенадцать - попыталась ходить по клавиатуре и орать. К часу ей надоело, и она отправилась дрыхнуть в одиночестве. Только к трем часам ночи Кира добила текст, потянулась и с чувством выполненного долга пошла чистить зубы. Завтра с утра, на свежую голову, она вычитает то, что получилось. А сейчас пора спать.
  
   ГЛАВА 2
  
   Ходят слухи, что начальство не опаздывает, начальство задерживается. Это народное выражение идеально описывало Геннадия Колчевского. Он никогда не опаздывал на работу. И зачастую задерживался там допоздна. Для Ген-директора фирма была смыслом жизни. Да что говорить - она была самой жизнью. Бывало, он приезжал пораньше, чтобы спокойно распланировать день. Если встретиться с кем-то, пока никто не лезет под руку. Вот и сегодня он подъехал за полчаса до официального начала рабочего дня. Александр Петрович - тоже. Морозов от ранних тет-а-тетов был не в восторге, но служба у него такая.
   - Как продвигаются дела с нашей мышкой? - поинтересовался начальник.
   - Мы куда-то спешим? - сверился начбез.
   - Нет, до пятницы мы абсолютно свободны, - расщедрился Геннадий. - Но что-то есть?
   - Что-то - есть.
   Дед Мороз поведал, что в открытых источниках информации мало. Оно и понятно. Учитель - человек публичный. У девушки есть персональный учительский сайт, это нормально для учителя информатики. Естественно, личного там нет от слова "совсем". В соцсетях тоже негусто. Девушка держит кошку, клубную абиссинку, с родословной. Читает в основном бабские романы, типа соплей в шоколаде под вампирским соусом. Смотрит "Теорию Большого Взрыва". Это такой сериал. Начбез замолчал с чувством выполненного долга. Конечно, не досье, так и времени у него было - не вагон.
   - Хорошо, спасибо. Приму к сведению. Александр, - гендиректор на секунду замолк, подбирая слова, - я попрошу тебя аккуратненько пустить слушок, что мне наскучила холостяцкая жизнь, и я всерьез намерился жениться. Пустить корни, типа, дети, пеленки, надежный тыл, бла-бла-бла... - он повел рукой. - Ну, ты понимаешь.
   - А может, тебе и вправду жениться, барин? - предложил Дед Мороз с отеческой усмешкой, хотя был ненамного старше начальника.
   - Спасибо, я там уже был. Не моё. Но слушок пусти. Ненавязчиво так. Не как в визит в IT-отдел, за который мне КиберКот выволочку устроил.
   - Понял, понял. Буду предельно деликатен.
   - Надеюсь, этого хватит, - проворчал Геннадий. - Спасибо.
  
   А Кира проспала. Киса так сладко умурлыкивала ее поспать еще, после того как разбудила в шесть утра, чтобы выпросить поесть, что хозяйка проигнорировала будильник. Непонятно, что ее подняло в половину девятого, за полчаса до начала рабочего дня. Может, обсуждение ее персоны в кабинете генерального. А может, совесть. Кира собиралась, как метеор. Хорошо, что ночью догадалась перекинуть перевод по почте. Страшно представить - в этой суете еще и загружать комп, копировать файл, флешку еще не забыть... Героическими темпами она вылетела из квартиры с великом подмышкой и косметичкой в сумочке, и ровно в девять часов вошла в здание фирмы.
   Стоило ей загрузить рабочий комп, как от секретарши прилетело напоминание о необходимости сдать перевод. Кира пообещала, что сдаст через час - нужно еще раз все проверить. Секретарша милостиво согласилась.
   Через полчаса в чат постучалась Абрамова А.Н. из бухгалтерии и напомнила про 1С-Документооборот. Еще через десять минут написал некий Воронцов М.С., в заковыристых выражениях попросил зайти, чтобы обсудить задание. Кира припомнила вчерашнюю фразу техдиректора про то, что они с Денисом Борисович теперь будут заниматься делом. Хорошо им. Делу - время. А фигней можно заниматься бесконечно. Техдиректора, кстати, с утра не было. Кира отписалась, что непременно зайдет. Перевод был причесан, грамматика выверена. А если что не так - то она не переводчиком, вообще-то работает, и профильного образования не имеет. Файл полетел в приемную, а Кира направилась к Вано, который с утра был молчалив и озабочен. Похоже, его бухгалтерия документооборотом тоже нахлобучила.
   - Вань, скажи, пожалуйста, кто такой "Воронцов М.С." и как его найти? - спросила она.
   Листьев поднял взгляд от монитора.
   - Воронцов - Мишель. В миру - Михаил Степанович, но - тс-с-с! Это страшная тайна. Найти его легко. Достаточно выйти в коридор и спросить любую особь женского пола.
   - Направо по коридору, немного не доходя приемной, - подал голос Денис Борисыч. - А чего ему надо?
   Кира пожала плечами:
   - Понятия не имею. Дословно "необходимо обсудить ваше задание". Учитывая, что я ему никаких заданий не давала, остается одно: он собирается дать задание мне.
   Начальник отдела буркнул нечто невразумительное. Вроде как, не одобрял, но и не запрещал.
   Кабинет арт-директора был посвободней аквариума Константина Сергеевича, и находился в единоличном пользовании. Оформлен он был с особым изыском. На стене висел акварельный триптих - нарядный осенний лес, озеро и глубокое синее небо, каким оно бывает только в сентябре. Солнечное пятно на офисно-кофейных стенах. На столе и шкафах лежали глянцевые журналы по строительству и дизайну. Верхние полки были заняты толстыми офисными регистраторами. Что хранилось за дверцами шкафов, было тайной. Возможно, слюносборники для дам.
   Хозяин кабинета сидел за своим рабочим столом. Увы, память Киру не подвела. Арт-директор выглядел, как Аполлон, и ничего с этим сделать было нельзя. К счастью, вместо вчерашнего восторга сейчас на его лице было обычное приветливое выражение. Но его хватало, чтобы заблокировать работу мозгов. Когда Кира вошла, Мишель галантно привстал, кивнул и жестом предложил присесть. Рабочая зона у него была обустроена таким образом, чтобы посетителям - заказчикам - было лучше видно, что изображено на мониторе. И диагональ у экрана была внушительной. Гостевые кресла были удобными, не то что "присутственные места" у техдиректора, из разряда "говори тихо, проси мало, уходи быстро".
   - Кира Владимировна, извините, если я вас вчера чем-то задел, - вроде как извинился Аполлон, но по виду казалось, что он не верит в такую возможность априори. - В моем представлении айтишники - суровые мужики, а тут такая милая девушка. Я просто растерялся.
   Это "растерялся" было произнесено на английский манер, когда в конце предложения повышается тон. Арт-директор откинулся в кресле, его пальцы отстукивали какой-то ритм по подлокотнику. Вид у него был как у хитрого кота, который съел всю сметану, но пытается изображать, что не при чём. Немного самодовольный, но очень милый.
   - Да я не обиделась, - улыбнулась в ответ Кира, и только по вытянувшемуся лицу арт-директора поняла, что от нее ждали другого ответа. Впрочем, Мишель быстро взял себя в руки.
   - Вот и ладненько, - он оторвал спину от кресла. - Очень вовремя вас взяли. У меня есть на примете одна функциональная программа для проектировщиков, профессиональная и бесплатная. Но с английским интерфейсом, - он повернул монитор к девушке, видимо, чтобы продемонстрировать интерфейс. - Поможете мне с нею разобраться? Начать можно хоть завтра, - сделав такое шикарное предложение, от которого невозможно отказаться, он вновь откинулся в кресле.
   Кира спинным мозгом чувствовала, что сейчас снова даст арт-директору "неправильный" ответ. Сегодня не его день. Однозначно.
   - Михаил Степанович, - осторожно начала Кира, и по лицу собеседника поняла, что дала неправильный ответ даже раньше, чем ответила.
   - Мишель, - доброжелательно, но твердо поправил он.
   - Мне неудобно обращаться к вам по имени, - ответила Новикова.
   - Тогда попробуйте обращаться на "ты".
   Кира окончательно растерялась.
   - Вы - мой начальник, - возразила она.
   - Не ваш.
   - Вы значительно старше, - продолжала настаивать Кира.
   - Ну, это вообще почти оскорбление, - рассмеялся арт-директор, откидывая голову назад. - Но если тебе так будет проще, можем выпить на брудершафт.
   - Я не пью на работе.
   - Понятно, почему вы с Котом спелись, - легко улыбнулся арт-директор.
   Улыбка вышла искренней и веселой, оглушив Киру как веслом по голове.
   - Предлагаю компромисс: на "вы", но "Мишель", - продолжил он.
   - Хорошо, - согласилась Новикова.
   Собеседник покрутил рукой, заставляя завершить предложение.
   - Мишель, - выдавила Кира и, кажется, покраснела.
   - Вот и чудненько. Завтра с утра?
   - Боюсь, не получится, - призналась Кира, с сожалением поджав нижнюю губу. - У меня еще бухгалтерия с одинэсиной.
   У Мишеля была удивительно живая мимика. Сейчас на его лице читалось: "А я? Как же я, Малыш? Ведь я же лучше бухгалтерии?"
   - Но бухгалтерия была раньше, - ответила Новикова на непроизнесенный вслух вопрос.
   - Я - главнее, - совершенно по-мальчишески возразил арт-директор.
   Кира на секунду задумалась.
   - Думаю, бухгалтерия главнее себя считает только гендиректора, и то не уверена, - поделилась она своими выводами.
   Мишель снова рассмеялся.
   - Ладно. Но я второй в очереди! - согласился он и щелчком мыши свернул программу.
   И у Киры отвисла челюсть.
   На рабочем столе у Мишеля был ее портрет. Не тот эскиз, который он ей подарил, а другой. Рисунок был цветной. Кира на мониторе смотрела из-под челки, смущенно улыбаясь. Ее плечи почему-то были голыми. К счастью, ниже плеч картина обрывалась.
   - Что такое? - удивился Мишель и перевел взгляд на экран. - А это... Я по памяти, не очень хорошо получилось.
   - П-признайтесь честно, что я вам плохого сделала? - жалобно спросила Новикова.
   - Почему "плохого"?
   - Вы хотите, чтобы ваши поклонницы торжественно сожгли меня на костре?
   - А-а-а. Я понял. Договорились. Это будет наша тайна, - и Мишель подмигнул.
   Кира поняла, что нужно срочно уходить. Неизвестно, до чего именно они договорились, но кажется, ей это не понравится.
  
   Задания, выскакивающие из-под земли, как грибы после летнего дождя, Киру обескураживали. В школе всё было не так. Там ей тоже иногда приходилось выполнять несколько дел одновременно. Может, даже чаще, чем иногда. Но их источником, контролером и судьей был один человек. От знакомых по учительскому цеху Кира знала, что в разных школах по-разному, но у них всем заправляла директриса Серафима Исааковна, по меткому прозвищу "Хиросима Нагасаковна" - дородная женщина с голосом архидьякона. Вначале Новикова ее боялась. Хиросима Нагасаковна могла устроить у себя в кабинете целый шторм с цунами, но - за дело. Новикова была девушкой исполнительной, поэтому под стихийные бедствия практически не попадала, разве что на педсовете, за компанию со всем коллективом. Здесь же царили анархия и хаос. Каждый был сам себе велосипед и агроном, и все норовили осчастливить Киру работой. Новикова хотела хоть как-то определиться в этой круговерти.
   Технического директора на месте по-прежнему не было. Денис Борисович на вопрос, где он потерялся, ответил, что КиберКот не из тех, кто теряется. Он обязательно найдется. Легче от этого не стало, но визит в бухгалтерию никто не отменял. Выяснив у начальника отдела, как ее найти, Кира тронулась в путь через туалет. Только в туалете, окинув себя взглядов в зеркале, она вспомнила, что с утра так и не накрасилась. Вот она красавица... С такой физией только к арт-директору ходить. Благо, он оказался мужик крепкий, не испугался. А ведь на вид - натура утонченная... Хуже будет, если он Киру такой увековечит. В расстроенных чувствах Новикова добрела до Анны Николаевны. Вопреки ожиданиям, та была не то чтобы доброжелательна, но как минимум неагрессивна. Возможно, в нынешнем бледном виде Кира не казалась ей соперницей. А может, дело было в том, что замбухгалтера "плавала" в приложении топориком, на все вопросы о сути учебы отвечала туманно и изо всех сил старалась не показать себя дурой.
   Когда Новикова вернулась в отдел, Константин Сергеевич уже нашелся. Он работал с бумагами. Кира постучалась и вошла.
   - Доброе утро! - бросил он, оторвав на мгновение голову от документов. - Какие-то проблемы?
   - Вроде, нет. Я бы хотела уточнить, - Кира присела на краешек ближайшего ко входу кресла, - кому я подчиняюсь? А то меня каждый первый пытается озадачить. Кто вообще имеет на это полномочия? Как определить приоритеты? Кто тут главный?
   Технический директор, как и его арт-коллега, откинулся в кресле. Но у Константина Сергеевича это был, скорее, жест усталости.
   - Подчиняетесь вы Денису Борисовичу. С этим всё просто. Если возникают какие-то сложности, вопросы - обращайтесь к нему.
   Фактически, ее выставили за дверь. Но, как выяснилось, техдиректор еще не закончил:
   - С теми, кто полномочен давать задания, сложнее. Дело в том, Кира Владимировна, что IT-отдел - обслуживающая структура. Наша задача - обеспечить другим нормальную работу. Поэтому потенциально любой, у кого возникли проблемы, которые вы можете решить, может обратиться к вам за помощью. Напрямую, чтобы не тратить время на лишнюю бюрократию. С приоритетами, если что, вам тоже поможет Дэн.
   Второй раз Кире указывали, что она не по адресу, но Константин Сергеевич продолжал:
   - Самый главный у нас - генеральный директор. Затем идут прочие директоры: арт-, коммерческий и технический, то есть я. Задачи Геннадия Николаевича первоочередные. Если к вам напрямую обращаются другие топы - информируйте меня, я сам буду определять, что важнее.
   Кира кивнула. Какая у них, однако, запутанная вертикаль власти. Техдиректор опустил взгляд и потер костяшкой указательного пальца между бровей, будто у него болела голова.
   - Тогда информирую. Мишель, - начала Новикова, но взгляд КиберКота резко дернулся на нее, и Кира поправилась: - Михаил Степанович попросил помочь ему разобраться с новой программой с английским интерфейсом. А у меня бухгалтерия на очереди с учебой. Простите, я ему сказала, что бухгалтерия вперед.
   Константин Сергеевич одобрительно улыбнулся и кивнул.
   - Всё верно. Бухгалтерия вперед. Но перед бухгалтерией нужно помощнику гендиректора, Карине Алексеевне, показать, как в Word'е делать слияние. Ей сейчас около ста приглашений на презентацию нового проекта сделать нужно, а она их вручную набирает. Умеете?
   Кира снова кивнула.
   - Вот и славненько. Держите меня в курсе.
   Он снова погрузился в документы.
   Вот прояснил, так прояснил. Понятно, что ничего непонятно. А еще теперь ей опять предстоит общение с венценосной особой.
  
   Кира втихую выскочила до дамской комнаты, чтобы "нарисовать" фэйс. Мужчина может не заметить отсутствие косметики на твоем лице, но женщина - никогда. В приемной было пусто. Нынче секретарша была в платье а-ля бизнес-кэжуал. Приглушенный бордовый цвет оживлял цвет лица и акцентировал внимание на пепельных локонах. Обманчивая простота кроя придавала секретарше налет неформальности, но гордая посадка шеи и выражение лица говорили, что корона на месте.
   - Доброе утро, - поприветствовала ее Кира. - Константин Сергеевич попросил вам помочь.
   Девица вскинулась:
   - Я в вашей помощи не нуждаюсь!
   И Кире показалось, что ее пепельно-блондинистые локоны взмыли вверх, как змеи вокруг головы Медузы Горгоны.
   - Он сказал, что вам необходимо сделать приглашения и попросил показать, как делать рассылки.
   - Он что, считает, что я электронной почтой не умею пользоваться?! - возмутилась секретарша, видом своим приглашая Киру присоединиться.
   - Да нет, вы не так поняли, - Новикова замотала головой и потом, на всякий случай, посемафорила раскрытыми ладонями перед лицом. - "Рассылка" - это опция Word'a, которая позволяет подставлять из базы однотипные данные, например, имя-отчество, название организации, адрес и так далее.
   - Автоматически, что ли? - в глазах секретарши заиграл интерес.
   - Абсолютно, - кивнула Кира. - У вас данные адресатов в таблице? - Секретарша кивнула. - Можно, я рядом пристроюсь, чтобы показать?
   Девица подвинулась. Новикова переставила стул, который сиротливо тулился перед столом секретарши.
   Кира показывала, как вставлять поля слияния, рассказала, чем помогает отображение скрытых символов, убедилась, что секретарша уверенно воспроизводит алгоритм, помогла увести картинку в подложку, чтобы дважды не гонять принтер.
   - А ты ничего, - выдала довольная секретарша. - Меня Карина зовут.
   - А я - Кира.
   - А я знаю.
   У Новиковой было ощущение, что Карина вот-вот покажет язык.
   - Говорят, к тебе наш арт-директор клеится? - поинтересовалась она, чуть откатываясь на своем кресле.
   - Карина, скажи честно, где я, а где, - Кира показала рукой к небу, - "клеится арт-директор"?
   Секретарша критически оглядела собеседницу.
   - Ну, в принципе... - она покачала головой. - Но раньше он портреты тут не писал, насколько мне известно. Я, конечно, здесь недавно, но подруга уже пять лет работает, в бухгалтерии.
   Кире стало ясно, откуда у слухов уши растут.
   - Не знаю, - пожала она плечами. - Может, настроение у него было такое... Может, принял чего на грудь. А может, просто прикололся над новенькой.
   - Не, по утрам он ни-ни, - возразила Карина. - Маринка рассказывала, ему достаточно пробку понюхать - уже готов на подвиги. А вообще он беззлобный.
   - По мне, мужчина с такой внешностью - априори Абсолютное Зло, - не согласилась Кира. - У меня рядом с ним мозг отключается, - пожаловалась она. - Что говорить о тех, у кого он и в обычном состоянии не очень работает? Знаешь, я понимаю святых отцов Средневековой Европы, которые всех красивых девок там заинквизировали напрочь.
   - Может, он в тебя влюбился с первого взгляда, а ты его "заинквизировать" хочешь, - посмеиваясь, предположила секретарша.
   - Нет уж. Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь.
   - Ты еще и Грибоедова цитируешь?
   - А это Грибоедов?
   - Угу. "Горе от ума". Как выпускница филфака тебе говорю, - Карина печально хмыкнула.
   - Опа! Пед? Когда?
   Королева-то оказалась вполне себе ничего. И коллега, к тому же.
   - Восемь лет назад.
   - Слушай, Карина, а за что коммерческого директора КотоФеем называют? В насмешку что ли?
   - Почему? Он гениальный продажник. Говорят, никто из тех, кто попадал в его лапы, без договора из фирмы не ушел.
   - Ничего не понимаю, - удивилась Кира. - Мне он каким-то нервным показался...
   - Видимо, тебе он ничего продавать не собирался. Он душка только с клиентами. А рядовые люди для него не существуют. Знаешь, как он народ в своей структуре заездил? Жуть!
   - Мрак! - согласилась Кира. - Как же мне с начальником повезло!
   - Да уж. Здесь тебе точно не придется бояться "барской любви", - хихикнула блондинка.
   - В смысле?
   - В смысле, он голубой!
   - Как?!
   Внутри Киры всё оборвалось. Как же так?
   - Ну, знаешь, иногда такое случается! - Карина подмигнула.
   - Да не похож он на голубого, - противилась Новикова. - С чего ты взяла?
   - Не я взяла. Тут все знают. За всё время работы у него здесь не было ни одного романа. Вообще! Какую, говорят, на него охоту вели! Еще бы: молодой, обходительный, обеспеченный, неженатый. По нолям. Это раз. Во-вторых, на всех корпоративах он держится только со своими парнями. И ни разу не оставался на танцы. Голубой он! Аж с синевой.
   Это было страшное разочарование. Все вчерашние обиды казались мелочью по сравнению с этим ударом.
   - Самый приличный из всех директоров здесь генеральный, - мечтательно произнесла Карина. - Он, конечно, самый старый по возрасту. Зато уже нагулялся. В отличие от остальных оболтусов, готов к семейной жизни. Серьезный мужик. И так посмотрит-посмотрит на тебя, и сразу мурашки по всем телу...
   - Ой, смотри мать...
   В этот момент в приемной раздался писк. Кира не сразу поняла, что это вызов.
   - Прости, мне пора. Шеф вызывает, - Карина обошла бывшую коллегу поправила прическу и помаду и поплыла в кабинет гендиректора.
   Кира поставила на место стул, на котором сидела, и побрела в свой отдел. Время было к обеду, но аппетит пропал напрочь. Как можно есть, зная, что КиберКот - голубой?
  
   Новикова собиралась присмотреться к Большому Шефу повнимательней: должны же в нем быть какие-то признаки нетрадиционной ориентации. Но не вышло. Константин, мать его, Сергеевич, опять куда-то упылил. Не объявился он и после обеда. Кира потратила рабочее время на синхронное с Вано погружение в 1С-ку и наблюдение за жизнью IT-отдела. Он напоминал муравейник. Муравьи суетились весь день, убегая куда-то, возвращаясь назад, утаскивали и притаскивали технику и расходники, перебрасываясь короткими фразами или молча. Происходило это в еле уловимом ритме латины с маракасами. Словно муравьи танцевали свой, им одним понятный, танец, касаясь друг друга усиками, топая лапками по своим муравьиным тропинкам, сталкиваясь и разбегаясь в разные стороны. И вся эта суета - в атмосфере умиротворенности и убежденности в верности своих действий. Так могут работать только люди, которые точно знают, что за ними стоит сила. За ними есть человек, который, в случае чего, прикроет, а не подставит. Этим человеком, безусловно, был КиберКот. Какими бы ни были его сексуальные пристрастия, начальником он был отличным. А на счет остального Кира как раскатала губу, так и закатает. В ее любимом сериале был замечательный диалог: "Наши дети будут умными и красивыми. - Главное, вымышленными". Гипотетический интерес к своей особе со стороны КиберКота Кира намечтала. Пора завязывать со сказкотворчеством. О работе нужно думать, о работе.
   Когда Новикова выходила (точнее, вытанцовывала - ритм IT-латины передался и ей) из офиса, ее окликнули из проезжающей машины. За рулем светло-золотистой иномарки сидел коммерческий директор. В первую встречу КотоФей был похож на воинствующего Свидетеля Иеговы: розовощекий, чистенький и правильный, застегнутый на все пуговки, с непримиримо горящим взглядом. Теперь он расслабленно сидел, высунув локоть из открытого окна. В распахнутом вороте белой в синюю полоску рубахи виднелась золотая цепочка. Кире припомнилась его печатка и часы. Если этот человек кому-то и поклонялся, то одноименному Тельцу.
   - Эй, новенькая, привет! Тебя подбросить? - с отрепетированной на многочисленных сольных выступлениях улыбкой предложил КотоФей.
   - Спасибо, я на колесах, - отказалась Кира с максимальной почтительностью и направилась к велосипеду.
  
   Владислав Дягиль смотрел на эту пигалицу, которая отстегивала велосипед от стойки. Смысл пристегивать его на замок? Кому нафиг нужна ее Кама? Хоть бы не позорилась. Как же он жалел, что предложил это пари! Сколько раз материл себя последними словами. Увы. Иногда его несло, и никто, никакими силами не мог его удержать. Поэтому КотоФей категорически отказывался играть в карты, избегал встреч с букмекерами, а про свой единственный в жизни визит в казино до сих пор старался не вспоминать - разве что в воспитательных целях.
   К сожалению, соскочить с пари не получилось. Господи, ведь правда, было бы из-за чего спорить. Полтора метра недоразумения с прыщиками вместо сисек. Личико, правда, свеженькое. Жир ни откуда не свисает. Попка ничего. Ее бы приодеть в приличные шмотки - и можно употреблять. Владу был хорошо знаком этот типажик. "Желтенькая"* лохушка. Таких хлебом не корми - дай потрепаться. Погладь их по головке, "раздели" с ними их веру в высшую справедливость, которая рано или поздно восторжествует, обогрей и защити - и они готовы есть с рук. Но чуть замешкаешься - эти руки по локоть откусить могут. Наивные, возвышенные тихони претерпевают разительные метаморфозы. Из бабочек они превращаются в гусениц. Даже хуже - в пиявок. "Подсаживаются" на дорогие тусовки, модные бутики, СПА-салоны и начинают тянуть жилы. Высшая справедливость, с их точки зрения, восторжествовала в тот момент, когда они получили, что заслужили. И совершенно не понимают, как - как?! - их могут после этого послать нафиг. Но Влад так долго с "писательницей" общаться не собирался. Чтобы выиграть, ему достаточно трахнуть ее всего один раз. Первый шаг в своем плане захвата он уже продумал. Остальное придет по ходу дела.
  
   _____
   * Использована одна из классификаций клиентов у "продажников", основанная на основе соционической типологии MBTI. В ней выделяют четыре основных "темперамента", которые обозначают буквами NF (желтые), NT (зеленые), SJ (красные), SP (синие). Классификация позволяет выработать стратегию взаимодействия с клиентом, учесть его слабые стороны, бороться с возражениями и т.д.
  
   Утро нового рабочего дня у Киры началось без сюрпризов, что само по себе было хорошей новостью. Техдиректора снова не было на месте. Он работает вообще или как? Кира, в отличие от Большого Шефа, трудилась, не покладая рук. Вчера она более-менее продумала содержание учебы и начала с того, что обсудила свои наброски с Анной Николаевной. Та удовлетворенно покивала и сказала, что лично ее всё устраивает. Но нужно посоветоваться с руководством. Нужно - так нужно. Хотя на месте Анны Николаевны Кира бы с этого начала. Новикова только добралась до своего места и налила честно заработанного чая, как замглавбуха радостно прискакала и сообщила, что учеба будет расширенной - не только для бухгалтерии, но и для руководителей всех уровней. Кира попробовала отбиться, но не тут-то было. Бухгалтерша мгновенно заморозилась и сообщила, что таково распоряжение Геннадия Николаевича. Отбиваться от этого аргумента было, что от козырного туза. Кира сдалась, но потребовала дополнительное время на подготовку. Выяснилось, что готовиться еще не переготовиться, поскольку, чтобы собрать всю толпу топов, нужно предварительно с этими топами договориться. Ответственная миссия возлагалась на Карину Алексеевну, о результатах госпоже техническому писателю сообщат, а пока "спи-отдыхай". Не дословно, конечно, но прозвучало так.
   Посетительница нарушила ритм умиротворенного танца муравьев. За ней примчалась следующая, бледная и всклоченная, вся в соплях и на слезе. Как Кира поняла из разговора, ее компьютер сдох, как это водится, в самый подходящий момент - за день до сдачи проекта. Резервных копий не было, одна надежда - что ребята смогут реанимировать файл с винчестера. Ситуация была неприятной, но пока Дима ходил за системником, у Новиковой случился приступ вдохновения. Всякий пиит нуждается в почитателях, поэтому Кира направила свой экспромт по чату Ваньке:
   У одной уважаемой дамы
   Под виндозою сдохла программа.
   Тут поймет и юнец -
   Приключился виндец.
   Ах, какая ужасная драма!
   Однокурсник захихикал, чем привлек внимание гундящего Димона. Тот, ничтоже сумняшеся, полез Листьеву за плечо, и сунул нос в переписку - нос у него дорос и даже перерос слегонца. Выдающийся был нос.
   - А чё? - Он толкнул Вано в плечо - Теперь у нас есть свой писатель, который должен воспевать наши трудовые будни. Так?
   Он подался вперед, чтобы посмотреть, каким будет утвердительный ответ коллеги.
   - Не, серьезно! Роман про нас написать. Остросюжетный...
   - Триллер, - влез Вано, зараза.
   - Правильно! - Диман, который ростом почти не уступал Ваньке, а веса имел в пару раз меньше, загнулся вопросительным знаком. - Остросюжетный мистический триллер "Последний день..." - он огляделся в поисках жертвы: - "...эникейшика".
   Леха погрозил кулаком. Но Димана это не остановило, а может, наоборот, подтегнуло:
   - Леха работает в обычной фирме, - начал он. - И всё у него было хорошо, но на фирме стали происходить стра-анные вещи, - произнес он зловещим голосом. - Техника сама собой начала глючить, - Дима вытянул воображаемые когти в сторону Вано, а тот изобразил самый страшный ужас, - подОконники стали лагать. "Дрова" сливались сами собой, - продолжал он нагнетать атмосферу, будто в детских страшилках о черной-черной комнате, - а инсталляшки будто сами по себе рассасывались.
   Вано схватился за сердце, а Леха швырнул в приятеля скомканный черновик.
   - Стал Леха маны курить, инфу искать, сеть забросил... - продолжил специалист по железкам, но его прервал Листьев.
   - Совсем забросил, - пояснил он, - потому что интернет тоже лагать стал.
   - Взял тогда Леха бубен, и стал вызывать Каспера: "О, Великий Каспер! Очисти мя от всякия скверны, изгони троянов зловредных, спайверов, ботнетов, червей гадких и прочих вирей".
   - Но не прокачался он еще до левела сисадмина, - подал голос Роман. - И не явился ему Каспер.
   - Но Леха был глупым, а потому смелым, - Дмитрий не сдавал лидерских позиций, за что получил очередным бумажным снарядом. В этот раз Дима поднял его с пола и швырнул обратно в эникейщика. Тот сделал вид, что сражен ударом и развалился в кресле "без чувств".
   - И решил он, - менторским тоном, обращаясь к Алексею, - во что бы то ни стало обнаружить вредителя и закиллять его.
   - Насмерть, - пояснил Лехе же Вано.
   Только Денис Борисович оставался безучастным к шоу, но и признаков неудовольствия не проявлял.
   - Темной-темной ночью, - продолжал "страшилку" Дима, - он спрятался за сервером и накрылся ветошью, чтобы не накрыться медным тазом. Мра-ак сгущался над серверной, "форточки" пугливо звене-е-ели в тишине...
   - И тут из угла вылез жуткий монстр Убунда, и потянул свои тентакли прямо к ядру... - влез Вано. - Что делать? - он обхватил голову руками. - Что делать?!
   - Леха занялся del'ом, но Убунда ГНУл свою линию. Тогда Леха завопил: "От винта!", и бросился в последнюю атаку...
   - И запустил патч Бармина, - забил Роман в шоу последний гвоздь.
   "Патч Бармина" - это гильотина как средство от головной боли в компьютерной среде. Короткая командная строка, которая сносит весь корневой каталог операционных систем. Своё название патч получил в честь Владимира Бармина, тролля времен ФИДО, который рекомендовал ламерам решать таким образом проблемы в среде UNIX.
   - Я всегда знал, что ты латентный линуксоид, - обиженно заявил Дима, но решив, что этого оскорбления недостаточно, добавил: - Латентный линуксоид с гипертрофированной жабой!
   - Я твоего гипертрофированного хомячка не трогаю, - весомо заявил Роман, - и ты мою жабу не тронь. И помни, что Конфуций говорил: "Утром познав истину, вечером можно и умереть".
   - Ромашик, думается мне, Конфуций не угрозу имел в виду, - миролюбиво заметил Вано.
   - Ответ на этот философский вопрос навсегда останется тайной, - ответил сисадмин, не отрываясь от монитора. - Но Конфуций еще говорил: "Три пути у человека, чтобы разумно поступать: первый, самый благородный, - размышление; второй, самый легкий, - подражание; третий, самый горький, - опыт". Делай выводы.
   Диман, видимо, выводы сделал и скрылся в своей кандейке. В наступившей тишине Леха включил музыку. Это был "Штиль" Кипелова.
   - "Что нас ждёт, море хранит молчанье", - подпел чистым голосом певцу Алексей.
   - "Жажда жить сушит сердца до дна", - подключился в унисон Дима из своей конуры.
   - "Только жизнь здесь ничего не стоит", - Роман ушел вторым голосом в басы.
   - "Жизнь других, но не твоя", - подхватил IT-отдел полным мужским составом.
   - Мужики, люди вокруг работают вообще-то.
   Музыка прервалась. Все посмотрели в сторону входной двери. Там стоял Константин Сергеевич.
   - Завидуй молча, - бросил ему Денис Борисович. - Леха, давай дальше.
  
   Учеба была рассчитана на топов, Кира еще раз прошерстила возможности программы и пошла к КиберКоту на консультацию. Поскольку задание упало от Самого, у Новиковой были на то все основания. Константин Сергеевич предельно внимательно ее выслушал и велел не волноваться, поскольку половина руководителей не явится, отмазавшись внезапными делами, вторая половина ничего не поймет, а третья, которая поймет, ничего не запомнит. Поэтому задача Киры сводится не столько к тому, чтобы показать, как выполняются те или иные процессы в программе, сколько познакомить народ с тем, что в ней вообще возможно и как это выглядит. Потом всё равно к каждому придется подойти и показать это персонально. Неплохо было бы подготовить мануалы со скринам для облегчения усвоения. Побольше скринов, поменьше текста - народ нынче читает только анекдоты и комиксы. Если из мануала выйдет анекдот, неловко перед людьми будет, так что остаются только картинки.
   В процессе общения Кира старательно пыталась разглядеть в мимике, жестах, интонациях Большого Шефа признаки нетрадиционного подхода к личной жизни или их отсутствия. Увы, добилась она только того, что Константин Сергеевич поинтересовался, не испачкано ли у него лицо. То есть, ни-че-го. Кроме неловких минут. Вот если бы он спросил: "У меня лицо испачкано помадой?", это бы внесло ясность. Но почему-то Кире такой ясности не хотелось.
   Обед в этот раз проходил в компании Вано и Лехи, героя мистически-детективного бестселлера. Выяснилось, что Алексей действительно только учится - на последнем курсе заочки. Он успел вылететь из вуза после второго курса из-за философии. Сказал преподавателю, что если бы хотел изучать Канта, Гегеля и Шопенгауэра, поступал бы не на программиста, а на психиатра. Недоучку подобрал КиберКот. Константина Сергеевича как практического работника приглашают факультативы почитывать в университет - есть нынче такой тренд в вузах. Там-то КиберКот Алексея и заприметил, а во время учебной практики они спелись. В общем, перевелся Леха на заочку, и хотя работает он простым эникейщиком, стремится в программисты-наСИльники.
   - Повезло тебе, - прокомментировала рассказ Кира.
   - Теперь и тебе повезло, - бесхитростно ответил Леха, обгрызая куриную голень.
   - Я вот только не понимаю, зачем вам технический писатель, когда у вас такие талантища в отделе сидят, - поделилась Новикова наболевшим.
   - Что, правда не понимаешь? - ухмыльнулся Леха. - Думаешь, Димон с Ванькой у нас каждый день так выделываются? - Тут он ойкнул, видимо, получив под столом от Вано. - Нет, конечно. Но теперь у них есть муза! Ай!
   Мысль про музу Киру не вдохновила. Не то, чтобы она не хотела стать музой... Чисто теоретически - хотела. Музой быть приятно и почетно. Наверное. Но уж больно неловко. И нескромно.
  
   После обеда Новикова принтскринила одинэсину. К концу ее уже тошнило от однотипных картинок. Она еле дождалась пяти. Как хорошо, что среда - не вторник, и не нужно сидеть на час больше! Кира выскочила из дверей фирмы и потрусила к велосипеду. И тут ее дожидалась главная подлянка дня - заднее колесо было спущено по самый обод. Пока Кира пыталась осмыслить размах трагедии, сзади раздался автомобильный би-бип. Девушка обернулась. Рядом с ней притормозил коммерческий директор всё в той же золотистой иномарке.
   - Ты круто! - сказал КотоФей, не заморачиваясь морально-нравственными проблемами Мишеля: "вы" или "ты". Он распахнул дверцу и подошел к Кире. Сегодня он казался не таким огромным, как при первом знакомстве. Правду говорят: у страха глаза великИ.
   - Простите, можно воспользоваться вашим насосом, шину накачать? - набралась наглости Кира. Раз уж он остановился, а не проехал мимо, то пусть расплачивается.
   - И чем тебе это может? - удивился золотой мальчик Владислав. - Видно же: колесо пробито, и иначе бы так не спустило. Здесь хоть качай, хоть не качай. Веса в тебе, конечно, как в воробье, но метров за двести точно сдуется.
   - А что делать? - растерялась Кира.
   Она еще ни разу не сталкивалась с ситуацией, когда колесо протыкалось. Теперь же чинить нужно. А как? В этих вопросах Новикова была не сильна.
   - Что-что. Ремкомплект есть?
   Кира помотала головой. Она даже насос не могла приучить себя возить, что говорить про ремкомплект. Его и дома у Новиковой не было. Более трех лет Кира спокойно откатала на нынешних шинах, и ничегошеньки у нее не ломалось. С другой стороны - ломаться не ломалось, но, видимо, износилось.
   - Никак? Тогда поехали ко мне, будем фикситься.
   - А вы точно не маньяк? - на всякий случай поинтересовалась Кира.
   - Точно, - сказал Влад. - Маньяк. Но ты же не хочешь остаться без своего двухколесного друга?
   - А почему вы мне помогаете? - задала Кира последний вопрос.
   - Два байкера всегда поймут друг друга, - ответил КотоФей и подмигнул.
   Влад не вязался у Новиковой с образом байкера. "Голд-бой - байкер" - всё равно что "рокер-пионер". Ей, наверное, стоило отказаться, но коммерческий директор уже складывал велосипед.
   - Поехали, будем проводить для тебя курс молодого бойца, - заявил он, открыл багажник и уложил туда драндулет. Ничего предварительно не подстелив. Вот это сила воли! Или "танки грязи не боятся"? Может, на самом деле не такой уж чистоплюй этот КотоФей?
   Владислав тем временем отряхнул руки от грязи, открыл свою дверцу и вытянул несколько влажных салфеток из тубы в боковом кармашке. Мусор отправился в урну. Для того чтобы от него избавиться, КотоФею пришлось вернуться к офису. Этим подвигом он заработал у Киры несколько очков в свою пользу. Хотя на общий счет это повлияло слабо - настолько он был оглушительно отрицательный.
   Вернувшись, Влад распахнул переднюю дверцу и широким жестом предложил девушке садиться. Ломаться было поздно, хотя очень хотелось. Но если не он, то у кого-то придется просить помощи. А просить Кира не любила, поэтому вдохнула поглубже и забралась в машину. Пока она нащупывала замок ремня безопасности, хозяин успел обойти автомобиль и устроиться на своем сиденье.
   - И всё-таки, почему вы мне помогаете? - не могла успокоиться Кира.
   - Может, - Владислав быстро бросил взгляд на пассажирку, переключил скорость, тронулся с места и дальше говорил, глядя на дорогу: - Может, меня совесть замучила. Как тебе такая версия?
   Кира помотала головой и скорчила "сожалительную" мину.
   - Если честно, не выдерживает никакой критики, - призналась она.
   Владислав улыбнулся и снова глухо щелкнул рычагом переключения скорости.
   - Я произвожу, - он бросил на секунду взгляд на спутницу, - впечатление законченного негодяя?
   Кира задумалась. Очень хотелось ответить, что она всего лишь не верит в наличие у коммерческого директора совести. Но это было бы неосмотрительно в отношении человека, который обещал помочь ей заделать дыру в колесе.
   - Я действительно сожалею, что сорвался на тебя в понедельник, - теперь он говорил совершенно серьезно и, как показалось Кире, искренне. - Уж ты-то в моих проблемах точно не виновата.
   - Удалось разрулить проблемы с той фирмой? - поинтересовалась Новикова. - Как там она, "Альфа"?
   - "Альта", - поправил коммерческий директор и кивнул головой. - Отправили им видеосообщение, те испугались. Не знаю, чего больше: радуги или того, что мы у них больше ничего не купим.
   Киру разобрало возмущение. Ведь Константин Сергеевич обещал никому его не показывать! Вот же... альтернативноориентированный член общества! Гнев уже был готов прорваться, рискуя пробить ураганом лобовое стекло, но КотоФей, вновь бросив взгляд на спутницу и коротко улыбнувшись, продолжил:
   - Шутка. Я позвонил их директору и намекнул, что если они срочно не исправятся, не получат больше ни одного тендера от муниципальных учреждений. Нужно было сразу так сделать, а не шуметь. Ничего не могу поделать: иногда эмоции меня перехлестывают, - казалось, Владислав говорил, переступая через себя. - Кот - лучшее лекарство от приступов бешенства. Рад, что теперь на фирме появилось еще одно средство, - он снова перевел взгляд на Киру и улыбнулся. - Так что считай это платой за таблетку трезвости.
   - Вы правда можете повлиять на результаты муниципальных тендеров? - не поверила Новикова.
   - Нет, - признался Влад.
   - То есть это был блеф? - Кира невольно прониклась уважением к наглости комдиректора.
   - Я - нет, а вот Алексеев, - КотоФей сделал особое ударение на фамилии замглавы, - может.
   Влад затормозил на красном и повернулся к собеседнице.
   - Другой вопрос - захочет ли. Так что, да. Это был блеф, - он переключил скорость и рванул с места одновременно с зеленым. - Как тебе на фирме? Нравится? Если не брать в расчет законченных негодяев?
   - Если не брать в расчет законченных негодяев, то очень, - призналась Кира.
   - Да. У Кости в отделе действительно особая атмосфера.
   Новиковой показалось, что в его голосе послышалась зависть. А вот просто козлом быть не нужно. С другой стороны, прокралась в Кирину голову мысль, может и "козел" он не такой, каким его представляют. Работники, как и начальники, тоже бывают разные. Для кого-то и час работы в день - чудовищная нагрузка, а стопка документов - непосильный груз.
   Машина, тем временем, свернула в какую-то глухую промку. Кира насторожилась.
   - Я же честно признался, что маньяк, - произнес КотоФей и щелкнул замками дверей. - Да ладно, что ты, как маленькая, - фыркнул он. - В гараж мы едем. А ты думала, где мы будем клеить твою шину?
   Кире стало стыдно. У нее-то велосипед тулился дома: летом - в прихожей, вне сезона - на балконе. Почему-то при словах "поехали ко мне" ей представилась квартира. Или замок-коттедж. Где там проживает золотой мальчик, коммерческий директор строительно-эксплуатационной фирмы? О том, что техника может обитать отдельно от хозяина, Кира почему-то не подумала.
   Машина остановилась у вполне себе рядового гаража. Владислав вышел из машины и поколдовал над замками. Он открыл входную дверь (не ворота, которые для машины), распахнул багажник и вытащил оттуда велик.
   - Ну, ты курс-то проходить собираешься, молодой боец? А если в следующий раз рядом не окажется доброго дяденьки?
   - Поможет законченный негодяй и маньяк по совместительству?- предложила версию Кира, выбираясь из машины. - Не?
   - Вариант, - согласился КотоФей. - С дверью осторожнее, не хлопай, - предупредил он.
   Кира аккуратно прикрыла дверку - замки действительно работали безупречно - и вошла внутрь следом за хозяином. Новикову ожидал очередной сюрприз: внутри гараж выглядел как совершенно обычный гараж, с кучей непонятного, но крайне ценного для мужской души хлама по стенам. А во глубине его, словно на пьедестале, - так Новиковой показалось, - поблескивал отсветами электрических ламп идеально отполированный черный мотоцикл. Кира в них не разбиралась, но смотрелся он очень круто. На руле висел такой же черный шлем, чем-то отдаленно напоминающий маску Дарта Вейдера. Сбоку у шлема был нарисован белый скалящийся череп в пылающей пентаграмме. В общем, голд-бой не только байкер, но еще и пионер-рокер. Это же сколько слоев штукатурки он ежедневно наносит, чтобы выглядеть помесью коммивояжера со Свидетелем Иеговы?
   - Почему-то я думала, что ваш мотоцикл тоже будет золотистым, - призналась Кира.
   - Харлей может быть любого цвета, если этот цвет - черный, - гордо улыбнулся Влад и погладил байк с той нежностью, с какой мать поправляет одеяло у спящего ребенка. - Это Harley-Davidson Dyna Low Rider.
   - Похоже на кличку клубного кота.
   - Это не кот. Это тигр. Пантера! - глаза КотоФея загорелись, превращая его в торжествующего КотоДемона. - Знаешь, чем Дайны отличаются от других Харлеев? Они как живые. Заводишь его - и он весь начинает вибрировать, будто сейчас рванет с места, стоит чуть ослабить хватку. И рычит так... Словно монстр. А потом р-р-раз, и скорость уже за сто двадцать, и ты с одной стороны вроде у самой земли, но вот-вот взлетишь. Или уже летишь... Непередаваемо!
   Новикова испытала острое желание купить этот мотоцикл, хотя в жизни никогда не хотела иметь транспорт быстрее велосипеда. Да и денег на подобную роскошь у нее не было. Если Влад Дягиль так же продает строительные услуги, фирма никогда не останется без заказов.
   Владислав посмотрел в ее сторону и хмыкнул, словно прочитав по лицу ее мысли.
   - Ладно, переходим к делу.
   Он набросил темно-синий рабочий халат, развернул велосипед из сложенного состояния и поставил его вниз головой, на седло и руль. Потом открутил болты, на которых крепилось колесо. Нет, как боец - никакой она не молодец, самостоятельно ей такое однозначно не под силу.
   - Первым делом нужно спустить воздух и высвободить камеру.
   Мужские руки работали легко и ловко. Тощая, как уж-недоросток, резиновая трубка выскользнула из покрышки. Владислав рассказывал, что дальше шину нужно подкачать. Разумеется, с электрическим насосом больше времени ушло на его подключение, чем на накачивание.
   - Слышишь? Даже посвистывает, - удовлетворенно отметил КотоФей. - Уж пробила, так пробила. На гвоздь, похоже, напоролась. Можно было бы водой искать, но при таких дырищах достаточно пальцем пройтись, по потоку воздуха определится.
   Новикова провела ладошкой по поверхности резинового "ужа".
   - О, вот она! - обрадовалась Кира. - И еще одна.
   Она прошлась по всей окружности. Дырок было две.
   Владислав присвистнул и полез в какой-то занорок возле сидушки мотоцикла.
   - Повезло тебе, - отметил он, вытаскивая пакетик с каким-то барахлом. - У меня как раз две заплатки. Оказалось бы на одну дыру больше - пришлось бы ехать в магазин.
   Коммерческий директор слегка "взъерошил" поверхность камеры наждачкой, намазюкал клей из тюбика, помедитировал немного и пришлепнул сверху черную "метку".
   - Теперь нужно несколько минут подождать, чтобы клей схватился. Точнее, это даже не клей, а вулканизатор, так что будем ждать, чтобы ничего у нас не изверглось.
   Потом КотоФей проделал всё в обратном порядке, предварительно ощупав покрышку на предмет "а вдруг там застряло". Это был подвиг! Настоящий подвиг. Только теперь, когда процедура подошла к концу, Кира осознала, какой печальной участи избежала - с ее-то кривыми для физического труда ручками.
   - Даже не знаю, как теперь с вами расплатиться... - призналась она.
   - Ужином расплатишься, - улыбнулся Влад, стягивая халат.
   - Да я сегодня и не готовила ничего, - растерялась Новикова.
   - Вот дуреха! Сходишь со мной куда-нибудь поужинать. Идет?
   Что-то неправильное было в таких расчетах... Но Кира кивнула. И когда Влад предложил довести ее дома - она всё равно с трудом понимала, где находится. И когда он вызвался поднять велосипед на третий этаж до двери - мужик он или нет?
   По всему выходило, что мужик. Хотя на первый взгляд - типичный законченный негодяй.
  
   Влад возвращался удовлетворенным. Если к девушке не получается подъехать "в лоб", всегда можно зайти с тыла. Конечно, возникли определенные технические сложности: проколоть колесо на виду у всего офиса - задача не из легких. Но Владиславу ли привыкать к сложностям? Он запасся шилом, стопкой черновиков в приличном состоянии и терпением. Когда послеобеденный поток иссяк, коммерческий директор вышел из автомобиля и направился к цели. Возле самой стойки для велосипедов случилась - ах! - авария: листочки выпали из уголка. Вуаля! Собирая на корточках посеянное вокруг "Камы", КотоФей и нанес решающий удар. Сожалел ли он о содеянном? Да ни чуть. Более того, протыкая шину, он испытал какой-то нереальный, почти оргазмический кайф. Настолько, что не удержался, и ткнул еще раз. Наверное, в этом нехитром действии воплотилась детская мечта отомстить всем камам и их владельцам за ту лютую зависть, которую Влад к ним тогда питал. Теперь же, как говорят психологи, гештальт завершился. Дягиль испытал умиротворение, словно отдал последний долг своему прошлому.
   Всё шло, как по писанному. Девочка оказалась невинная и наивная, и повелась, как телочка за веревочку. При близком общении она производила впечатление воробышка-желторотика, храбро бьющего крылышками и мужественно открывающего клювик. Собственно, это всё, чему научила ее природа: просить и проглатывать. Просить и проглатывать. Влад испытал от этой мысли странное возбуждение. Конечно, с одной стороны, ставить Дайну на кон было непростительной ошибкой. Просто преступлением. С другой - это дурацкое пари заставило Владислава встряхнуться, вырвало из обычной рутины. Где-то в глубине его души - если таковая у КотоФея вообще имелась - разгорался огонек азарта. Словно у сытого домашнего кота, слышащего в дальнем углу шебуршание мыши. С одной стороны - нафиг надо, а с другой - непобедимые древние инстинкты. Один прыжок - и диванный пусик превращается в беспощадного хищника. Любители котиков редко задумываются о том, какие это жестокие животные. Под окном кабинета коммерческого директора часто прогуливался рыжий кот - видимо, обходил дозором территорию. Как-то раз Влад наблюдал картину: кот тащил в зубах мышь. Поднеся ее к стене склада, на которую и выходило окно кабинета, кошара выпустил жертву. Та неуверенно, по стеночке, видимо, уже не в первый раз, попыталась свалить. Дав игрушке возможность убежать на полметра, кот сделал рывок и вновь схватил грызунью - только для того, чтобы отпустить через пару минут. Нет, Влад не будет жесток с этой девочкой. Было в ней что-то... трогательное и располагающее. Не только в смысле "потрогать и уложить". Он будет нежен и деликатен. А потом... А что будет потом, он подумает потом. Пока у него придуманы шаги номер два и номер три. Дальше - по обстоятельствам.
   Он поднялся домой, чтобы переодеться в поношенные джинсы и футболку, вернулся в гараж, завел Харлей - и все вокруг привычно поплыло. Трасса звала. И пусть весь мир подождет.
  
   Утром четверга Геннадий Николаевич Колчевский, известный больше как "Ген-директор", принимал у себя начальника службы безопасности, Александра Петровича Морозова, в народе именуемого "Дед Мороз". В этот раз начбез явился сам, без вызова, что свидетельствовало о выполнении задания. Или, как минимум, - его значительной части. Генеральный налил своему верному стражу большую кружку чая - кофе Морозов не уважал - и предложил приступить.
   - Итак, - произнес ДедМороз, отхлебнул из кружки и раскрыл папочку, - Кира Владимировна Новикова. Двадцати шести лет от роду.
   Казенные слова описывали нехитрую жизнь Киры. Родилась в обычной интеллигентской семье: отец - инженер, мать - учительница. Есть старший брат, тоже инженер, работает на заводе. Судя по истории звонков, близких отношений в семье нет. Девочка получила приличное образование. Окончила школу с углубленным изучением английского и хоровой класс музыкалки. Подавала документы на иняз, но не прошла по конкурсу. Поступила на учителя информатики. Училась нормально. Не отличница, но и без троек. В группе не выделялась, в тусовках участвовала без фанатизма. Встречалась около года с одним из однокурсников, но ничем серьезным отношения не завершились. В школе о Новиковой отзывались сдержано: ответственная, исполнительная. Звезд с неба не хватала, но и нареканий не имела.
   - Вот что еще, Геннадий Николаевич: козел там до нее один докапывался. Домогался. Оттого девчонка оттуда и сбежала, - закончил начбез.
   - Откуда дровишки?
   - Разговорил ее однокурсника, Листьева. И с самим этим хрычом встретился. Он как про Новикову заговорил, так прямо слюну стал сглатывать, паскуда.
   - Мда... Негусто, - подвел итог генеральный.
   - Так и девочка такая: тихоня.
   - В тихом омуте... - многозначительно произнес Геннадий.
   - Бывают и просто тихие омуты, безо всяких чертей, - возразил Морозов и захлопнул папочку. - На мой взгляд, гиблая затея - ваше пари. Силами козла этого, "ПалИваныча", она сейчас к себе никого не подпустит. Не то, что в постель, - за ушком почесать не даст.
   - Ты, Александр Петрович, молодец, - сказал Че-Котилло задумчиво, будто не услышал собеседника. - Реально молодец. Если вдруг чего еще нароешь - дай знать. Но мне уже примерно понятно, что за зверь - эта наша "мышка".
   - А то, оно, с видовой принадлежностью-то было тру-удно определиться, - хототнул начбез.
   - Не скажи. Мыши - они тоже бывают разные. Бывают - мыши. А бывают - Мыши, - пробормотал Геннадий, уставившись в пространство расфокусированным взглядом.
   Начальник безопасности счел нужным оставить начальство в покое, наедине с планами по захвату мира. По своему опыту Дед Мороз знал - трогать генерального в такой момент было опасно даже для его, дедморозова, здоровья.
  
   Глава 3.
  
   Может показаться, что директоры "Своей крыши" собираются вместе, только для того, чтобы поговорить о новостях пари и бедной Кире, осчастливленной их вниманием. Но нет. В первую очередь они собирались, чтобы обсуждать деловые вопросы. Вот и сегодня, часа через два после ухода начбеза, у Геннадия, в кабинете для приватных встреч, собралась вся четверка. Как обычно, Коты гоняли кофеек и делились наболевшим. Главной темой дня была запланированная ровно через неделю презентация нового проекта. Геннадий Колчевский был талантливым полководцем. Фирма под его чутким руководством постепенно расширяла свой сектор рынка. Стратегия была простой, но действенной. Сформировав очередную услугу, ориентированную на захват нового потребителя, фирма отрабатывала ее до мелочей, отполировывала до автоматизма, продвигала на рынке, после чего совершала новый рывок. И так раз за разом: захват плацдарма - удержание и укрепление - пассивное расширение - захват. Сейчас "Своя крыша" стояла на пороге нового наступления. Его жертвой должны были стать рядовые граждане среднего достатка, проживающие в типовых многоэтажках. Фирма предлагала им откатанные на индивидуальных проектах варианты перепланировок "под ключ" с полным комплексом услуг, включая регистрацию в БТИ, где это необходимо. Разумеется, по весьма заманчивым ценам. Идея была перспективной. Оставалась мелочь - донести ее до потенциального потребителя. Но, как известно, именно из-за мелочей гибнут великие дела. Рядовой российский гражданин, которого не кидал только ленивый, не верил рекламе. С завидной упертостью избавлялся он от спама и умело пропускал мимо ушей "завлекалочки" в торговых центрах. После опустошающих душу новостных программ он окружал себя непробиваемой стеной "не хочу ничего знать". И как до него донести информацию, что здесь, буквально рядом, для него есть предложение, от которого невозможно отказаться? Да никак.
   Вот поэтому Коты и решили устроить массовую презентацию. Разумеется, пригласить всю целевую аудиторию фирме было не под силу. Да и не ходит у нас народ на такие мероприятия в "фиг_знает_куда_фиг_знает_зачем". Поэтому приглашения были разосланы по партнерским фирмам, людям, лично знакомым с "Крышей". А дальше Геннадий надеялся на сарафанное радио, в котором видел главный рычаг воздействия на общественное мнение.
   Прямо сейчас, правда, Геннадий уже ни на что не надеялся. Как это часто бывает, даже самое хорошее планирование спотыкается об исполнителей. Вроде бы все готовились к мероприятию, но ощущения, что всё готово, или хотя бы идет как надо, не было. Сотрудники Влада согласовали вопросы аренды зала, но фуршет оставался нерешенной проблемой. Ген-директор уважал и одобрял жабу Дягиля, которая не хотела расставаться с лишней копейкой. Но из-за стремления с одной стороны, круто выглядеть, с другой - сэкономить, Влад никак не мог определиться с поставщиком. Таким образом, угощение гостей, то есть главная замануха для русского человека - пожрать на халяву, висела на волоске. Проектировщики Мишеля сформировали пакет из пятнадцати типовых проектов, но никак не могли определиться, под каким соусом их подавать. Сценарий трещал по швам, как переполненная торба. А ведь еще нужно было баннеры склепать и напечатать. С КиберКотом всё было просто. Вся необходимая для выступления техника у него имелась. Но пока на ней было нечего показывать. И теперь техдиректор с некоторой ленцой наблюдал за суетливыми оправданиями коллег. Геннадия эта безучастность, в то время как остальные вкалывают, несколько раздражала. Но способа напрячь Костю генеральный не видел. Последнее выводило из себя еще сильнее.
   - Нормальные люди, - заявил Мишель, которому сегодня особенно досталось, - не презентации устраивают, а на сайте просто выкладывают информацию. И никакой тебе нервотрепки.
   И посмотрел на Константина, который отвечал за сайт.
   - У вас таки есть прэтензии к работоспособности ссылок? - поинтересовался Кот.
   - К пуговицам претензий нет. Пришито насмерть, - признал арт-директор.
   - А к содержанию, прости, мои ребята отношения не имеют, - развел руками Кот. - Они у меня по технической части.
   - Ребята - да, - не сдавался Мишель. - А девица твоя как раз кстати будет.
   - Так. - Технический директор даже встал. - Вы на нее еще и сайт хотите повесить?
   - Костя, - генеральный сделал упреждающий жест. - Ты сядь, сядь. Сядь и спокойно подумай: а на кого еще?
   Больше действительно было не на кого. Не брать же отдельную единицу, чтобы заниматься сайтом.
   - У тебя, вон, в приемной целый филолог сидит, - возразил КиберКот уже более спокойно. - Пусть тексты клепает.
   - Ты, брат, на святое-то не покушайся, - с легкой усмешкой остановил его Гена. - К тому же, вот скажи честно, кому бы ты сам доверил сайт: Карине или своей девчонке?
   Костя в ответ просопел.
   - Вот и я о том же, - согласился с ним генеральный. - Резюмируем. Мишель: как хочешь, но чтобы сегодня к вечеру структура презентации лежала у меня на столе. Влад: если ты не решишь вопрос с питанием до вечера пятницы, я съем тебя самого. У меня давно уже барбекюшница простаивает. Костя: чтобы девочка твоя сайт к презентации причесала, два в одном и представим.
   - У нее вообще-то на завтра учеба по делопроизводству назначена, - напомнил Костя. - На которую, по словам Карины Алексеевны, всем нам надлежит явиться.
   - Замечательно, - согласился Геннадий, который на самом деле про гребаную учебу уже забыл. - Вот проведет - и сайтом займется.
  
   Если учеба была гребаной для Ген-директора, можете представить, какой она была для Киры. Накануне Константин Сергеевич почтил Киру своим редким вниманием и рекомендовал уложиться в полчаса. От секретарши генерального Новикова знала, что официально на мероприятие был выделен час, но спорить с руководителем не стала. Сил у нее не было не то, что на спор - она даже взгляд на КиберКота не подняла от компьютера. С другой стороны, возможно, он и прав. Когда людей собирают учиться в пятницу после обеда, полчаса чисто субъективно воспринимается лучше, чем час.
   Говорят, с четверга на пятницу сны сбываются. Не дай бог! Спала Кира плохо, беспокойно, и снилась ей всякая ерунда. Будто она заваливает какой-то экзамен комиссии, в которую почему-то входят Дягиль, Воронцов, КиберКот и еще кто-то страшный, в черной не то профессорской, не то судейской мантии. Новикова стояла перед экзаменаторами, не в силах выговорить ни слова, хотя в глубине души была уверена, что знает билет назубок. Проснувшись в холодном поту, Кира перевернула подушку, трижды произнесла сакраментальное "куда ночь, туда и сон прочь", накрылась с головой покрывалом и, наконец, провалилась в пустоту без сновидений. Но тут, как назло, прозвенел будильник.
   Погода за окном была столь же хмурой, как и настроение. Тяжелые свинцовые тучи ползли по небу, задевая пузищами крыши многоэтажек. А это значит, выходить на работу придется раньше: ливень - не время для байков. В честь публичного выступления вместо футболки Кира надела светлую блузку с тонюсеньким ремешком. Менять удобные джинсы и кроссовки не стала. Если уж совсем честно, будь у Новиковой, в чем выпендриться, она бы выпендрилась. Но не натягивать же тот бесформенный офисный ужас, который она носила в школе? Время до обеда тянулось, словно резиновое. К тому моменту, когда пришла пора направляться в "конференц-зал", Кира выдула месячную норму кофе из кофе-автомата.
   Конференц-зал по факту оказался небольшенькой комнатой для совещаний. По стенкам были доставлены стулья для "учеников". На единственном в помещении столе овальной формы лежал явочный лист, рядом с которым сидела Карина. Секретарша кивнула Новиковой и улыбнулась. С остальными присутствующими она была официальна до зубовного скрежета. Правильно, она же тоже "новобранец". Посещаемость была так себе, как и предсказывал Константин Сергеевич. Среди наличествующих не наблюдалось арт-директора и КотоФея. Мишель за полчаса до учебы извинился по чату, что не сможет придти из-за завала, и выразил надежду на индивидуальную консультацию. Коммерческий директор отсутствовал по-английски. И Кира была этому рада - особенно после чертова сна, такого реалистичного. Еще больше она была бы рада, если бы не пришел никто. Но такого счастья не привалило. Новикову очень смущал технический директор, устроившийся на "камчатке", среди основного скопления (скопленьица, что уж там) народа. Из "своих" значился Вано. Пока они на пару "заводили" технику, Киру слегка отпустило. Всё-таки, когда у тебя руки заняты, не так волнуешься. Однако ровно в 14:05 Константин Сергеевич прошел во главу стола, пару раз хлопнул в ладоши, привлекая внимания, и произнес:
   - Уважаемые коллеги, хочу представить вам нового сотрудника отдела информационной техники Киру Владимировну Новикову. Среди прочих обязанностей она отныне занимается корпоративным обучением работе в различных программах. Прошу любить и жаловать, - тут он повел рукой в стороны Киры.
   Раздались жидкие аплодисменты.
   - Сегодня Кира Владимировна познакомит вас с системой управления документооборотом и бизнес-процессами, - продолжил он. - В течение месяца мы планируем отладить ее работу и запустить.
   - А мы-то здесь зачем? - возмутился с "камчатки" грузный мужчина в потертой футболке. - Вон, секретутка есть, пусть она документооборотом занимается. Бухгалтерия. Отдел кадров. А мы причем?
   - Игорь Петрович, были бы не при чем, не пригласили бы, - бесстрастно произнес КиберКот.
   - Опять - двадцать пять! - "камчадал" шлепнул с размаху по коленке. - Заняться-то нам больше нечем. Времени у нас - целый паровоз с прицепом, будем теперь еще и здесь бумажки писать.
   Он стал оглядываться в поисках поддержки. По соседству послышались глухие "Вот именно", "И так ничего не успеваем", "А работать когда?" и прочее в том же духе. Кира сообразила, что там, вдали, скучковалась оппозиция. Впрочем, и молчащее большинство восторгом от нововведений не пылало.
   - Игорь Петрович, ну что вы так истерите, - как-то даже тоскливо отреагировал технический директор. - Постыдились бы перед барышней.
   В ответ раздались смешки. Кире не понравился акцент на ее поле. Она здесь не как женщина, вообще-то, а как специалист. Но саботажник заткнулся. Воспользовавшись паузой, Новикова взяла слово. По ходу рассказа она стала понимать, почему ориентироваться нужно было на полчаса. Потому что после каждого первого предложения ее переспрашивали, а после каждого второго - возмущались. Отдельный взрыв недовольства вызвала возможность контроля исполнительской дисциплины и учета рабочего времени. КиберКоту даже пришлось вмешаться со своей "камчатки":
   - Тихо, тихо. Думайте позитивно. Представьте, что речь идет не о вас, а о ваших подчиненных, - предложил он, и народ, опять-таки, под смешки успокоился.
   Из всех присутствовавших лишь несколько человек конспектировали сказанное (в их числе была Карина). Большинство тупо пялилось в экран с разной степенью негатива. К концу "спича" Кира была выжата, как мочало. Даже хуже - она чувствовала себя простыней, которую прокрутили в центрифуге на максимальной мощности. Увы, народные волнения после завершения собственно "учебы" не прекратились. К счастью, эту часть встречи взял на себя КиберКот, время от времени притягивая к разговору Листьева - отлаживать систему предстояло ему. Когда слушатели освободили помещение, Кира посмотрела на время. Они перебрали полчаса. Константин Сергеевич вышел с основным потоком, кому-то что-то доказывая. Новикова рухнула на стул и закрыла голову руками. Вано выключал технику.
   - Молодец, хорошо держалась, - однокурсник похлопал ее по плечу.
   - Я еле держалась, - призналась Кира.
   - А на вид не скажешь.
   - Много тренировалась. Целых пять лет.
   На обратном пути Новикова на нервной почве прикупила еще один стаканчик капучино. Села за свой стол и полезла в ящик за зашкеренной на "самый крайний случай" шоколадкой. Когда она подняла голову, на столе вместо кофе стояла кружка чая.
   - Мне кажется, вам уже хватит, - произнес Константин Сергеевич.
   Пластиковый стаканчик был у него в руке.
   - Не переживайте, я вам потом куплю взамен, - сказал он, видимо, посчитав, что Кира переживает за выброшенные на ветер деньги. - Кира Владимировна, давайте пройдем ко мне. Нам нужно поговорить о дальнейших планах.
   - А до понедельника они не подождут? - обреченно спросила Новикова, уже предчувствуя, каким будет его отрицательный ответ.
  
   Реальность оказалась столь плачевной, что не помогла даже шоколадка. Когда Кира узнала, что ей надлежит "причесать сайт", она честно призналась, что не является специалистом в этом вопросе. КиберКот ответил, что у них на фирме никто не является специалистом в этом вопросе, иначе бы уже давно нашли крайнего. В конце концов, не нужно ничего сверхъестественного. Новиковой достаточно просто актуализировать информацию в соответствии с действующими услугами, кампаниями и акциями. Влад скинет "продажную" часть, Шель поможет с оформлением и объяснит термины, если в этом будет нужда. Еще Константин Сергеевич как-то скомкано выжал из себя, что обычно у них такого бардака с авралом нет, просто Кире не повезло. Будто извинялся. Но Кира ему не поверила. Дима, вот, тот честно сказал при знакомстве: "Добро пожаловать в наш дурдом".
   Справившись с чаем, Новикова написала в чате Дягилю, что ей нужны материалы для сайта. Воронцова на месте не было, но Новикова ему тоже написала. И села за самообразование. Но тут закончилось рабочее время. Девушка это осознала по шумным выяснениям отношений почти у себя над ухом. Говорили Дима, Вано и Денис Борисович. Вопреки законам иерархии, начальник отдела оправдывался:
   - Парни, ну, действительно не могу. У подружки дочери день рождения сегодня, если я Козявку туда не отвезу, мне только харакири останется сделать.
   - Дэн, ну, как мы без тебя? - канючил Диман.
   - Киру, вон, возьмите, - отмазывался начальник.
   Вано и Дима переглянулись.
   - Кирюх, ты стрелять умеешь? - спросил Вано.
   Кира помотала головой.
   - Вот, - возразил Денису Борисовичу специалист по железякам.
   - А хочешь? - спросил начальник у Киры.
   - Хочу, - даже для самой неожиданно ответила она. И снова помотала головой. Только теперь мечтательно, чтобы показать, насколько хочет. Ей бы сейчас пулемет, она бы по всему офису прошлась.
   - Вот, - вернул начальник отдела Ваньке и Диме.
   Таким незамысловатым образом Кира согласилась сыграть в лазертаг на пятничных IT-развлекушках.
  
   На что она подписалась, Новикова стала смутно догадываться только тогда, когда из аквариума с опущенными жалюзи вышел технический директор в синей застиранной футболке и потертой джинсе. Только что же был в официозе... Всё это "ж-ж-ж" не спроста. Последующее "ж-ж-ж" только подкрепило подозрения:
   - У нас в команде замена, - произнес Дима.
   Константин Сергеевич "замену" оглядел с сомнением.
   - Даем вам минуту форы, - поставил он свой диагноз.
   - А не жирно? - поинтересовался из своего угла сисадмин.
   - Ромыч, не жмоться, - ответил на это Лёха, который уже выбрался из-за стола и теперь приближался к компании. - Надо бы больше, - он сочувствующе похлопал по плечу Димана, - но прости, братан, игра есть игра.
   - На самом деле, жизнь проста, - недовольно пробурчал Роман, заталкивая в рюкзачок контейнер из-под еды, - но мы настойчиво её усложняем. Конфуций, - пояснил он специально для Киры. Видимо, остальные и так знали. И уже не раз.
   КиберКот о чем-то задумался, но Денис Борисович успокаивающе коснулся его предплечья:
   - Я их заброшу, - произнес он, и техдиректор кивнул.
   - Парни, по коням! - скомандовал Константин Сергеевич, и Лёха с Романом исчезли за дверью вслед за ним.
   - Кир, ты вообще знаешь, что такое "лазертаг"? - поинтересовался Ваня. Очень своевременно.
   - Понятия не имею, - призналась Кира.
   Листьев печально присвистнул. И получил от своего... - как его правильно назвать? однокомандника? - в плечо:
   - Нечего раскисать раньше времени
   Вано оптимизма приятеля не разделял. Он знал Киру ровно на четыре года дольше. Но внутри Новиковой внезапно проснулась какая-то упертая коза. Почему именно коза? Потому что точно не баран - животное было женского пола. И овцой или трепетной ланью оно не казалось. На корову не тянуло по габаритам, и вообще, так и последние крохи самоуважения можно потерять. Определенно, коза. Эта самая коза выставила вперед свои кривенькие рожки и, копытя асфальт, рвалась в бой. Ишь ты, фору ей дали! Да она еще сама им фору даст. Догонит, и еще даст.
  
   На улице лило как из ведра. Парни радовались, что угадали с крытым полигоном. Прямо под погоду. Бегать по парку в дождь - экстрим не для слабонервных. Кира была согласна с ними в одном - готовности к подобному подвигу она в себе не чувствовала, даже не смотря на присутствие "внутренней козы". По дороге Ваня с Димкой наперебой объясняли правила. Вано - развернувшись с переднего пассажирского, Дима - размахивая руками во всё свободное пространство на заднем. Благо, Кира была компактной девушкой. Как бы там уместился более габаритный пассажир - большой вопрос. Из их сбивчивого и друг-друга-перебивательныого рассказа Новикова поняла следующее. Лазертаг - это такая бегательная стрелялка. Конкретно версия, в которой предстояло играть Кире, реализовывалась в зале с минимальной подсветкой. В помещении установлены различные укрытия, за которыми можно прятаться от условного противника. Есть даже что-то вроде балконов или галерей. И в этой вот черной-черной комнате будут носиться две команды. Задача противников - удержать так называемую "контрольную точку". Из описания Кира поняла, что это некий гибрид ведра и эквалайзера. Но фантазии, чтобы эту хрень вообразить, у нее не хватило. Для захвата "невообразимой хрени" в нее нужно было выстрелить, но не просто так, а строго сверху. И тогда на контрольной точке начинался отсчет "захвата". Выигрывает та команда, которая быстрее наберет суммарное контрольное время. В данном конкретном случае - пять минут. Так что фора в минуту была весьма и весьма щедрой. Чтобы не дать захватить трофей - или чтобы отбить его - противника следовало "убивать". В качестве оружия использовалось не абы что, а лазеры. Ну, не настоящие, а с инфракрасным лучом. У каждого игрока на голове находится цель - повязка. Вообще, обычно на "арене", то есть в помещении, играют в жилетах, но это, как поняла Кира, не по-пацански. Реальные пацаны играют чиста в повязках. Кира спросила: "И всё?", на что спутники рассмеялись. Денис Борисович даже отер скупую мужскую слезу. Кира подумала, не обидеться ли. Но решила не обижаться. Им же вместе играть. Тем более, они только что продемонстрировали сродство с ее "внутренней козой". Ща они втроем как выйдут с лазерами наперевес, да как тряхнут... Тут воображение взяло реванш за предыдущий провал с ведролайзером, и предложило целый арсенал того, чем может тряхнуть их боевая парнокопытная троица. У Киры на этот случай имелось лишь скромное вымечко полуторного размерчика. Но ради такого случая "внутренней козе" и его было не жалко. Далее Кире рассказали о команде противников и КиберКоте - бессменном командире "синих". На слове "синие" Киру пробило на хи-хи. Ребята посмотрели на нее с опаской, но не могла же она вот так запросто открыть им глаза на шефа. Тем более, может это и не правда. Но всё равно смешно. Так вот. Выяснилось, что Роман - непревзойденный снайпер, и обычно тусуется наверху, откуда отстреливает "зеленых". Зеленые - это про нее, согласилась Кира. И всяко лучше, чем "синие". Так что ей очень повезло с командой, заявила Новикова. Даже если команде не повезло с ней. Димка панегирик прервал и стал рассказывать, как они обычно Романа обезвреживают. Из всего выходило, что Роман - это личный игровой враг Димона. А Дэн и Вано в это время захватывают точку. Кира понимала, что просто так начальника отдела она не заменит. Вано сказал, что ее задача будет по мере возможности тусоваться недалеко от точки. В случае условной "смерти" бежать к базе за "аптечкой" и короткими перебежками, под покровом темноты, пробиваться назад и вновь самоотверженно защищать честь команды. В теории всё выглядело не так сложно.
  
   Лазертаг-арена находилась на верхнем этаже большого торгового центра на окраине. Кира там даже не бывала никогда - жила в другой части города. В фойе игрового центра уже ждали "условные противники" - команда "синеньких". На их скулах, на манер боевой раскраски индейцев и рембо, голубели горизонтальные линии. Цвет никакого смущения у парней не вызывал. Сразу видно, что с секретаршей генерального они общаются нечасто. И вообще с женской половиной офиса. Или просто с гордостью несут свое радужное знамя. На головах коллег-противников (коллегами Кира их пока до конца не осознала, а вот как противников уже готова была порвать) были синие же обручи-повязки, типа гибкого неона на тканевой подложке. Капитан "синих", с его правильными чертами лица, удлиненной стрижкой и легкой небритостью, почему-то напомнил Новиковой Арагорна из бессмертного Толкиена. Правда, вместо верного Андурила в его руках был автомат. Кира в оружии была не сильна, но выглядел тот по-настоящему. Тагер (Новикова уже выучила это слово) соединялся проводом с той самой "чиста_повязкой". Футболка и джинсы шефа, увы, никуда не делись. Но сидели как влитые. КиберКот был не то, чтобы накачан, - скорее, от природы крепок. Блин, ну ведь просто оскорбление для генофонда нации - терять таких вот членов! На его фоне Леха и Рома слегка терялись. У Алексея, как заметил Вано, еще "нос не дорос". Он был по-юношески угловат, и все попытки выглядеть старше: реденькая бородка, "крутой" хаер, суровое сейчас лицо "реального пацана" - лишь подчеркивали его молодость. Роман был немногим выше Киры. Сутулость образовывала единственный изгиб на его теле, в остальном - от слегка покатых плечей до самых ботинок - его контуры описывались если не прямыми, то слегка волнистыми линиями. Зато именно благодаря нему айтишники имели нынче эксклюзивное развлечение. На боковой стеночке холла висело типовое оснащение аренного лазертага. На медведеподобном Вано местный жилет бы просто не застегнулся, а на долговязом Димоне смотрелся как болеро на ортодоксальном тореадоре. Оружие напоминало пластиковые пулялки типа тех, с которыми играл племянник Новиковой, Вовчик. Рома подрабатывал у местного провайдера лазертаговых услуг - налаживал игровые программы, за что имел определенные бонусы. В частности, сегодня отдел играл на оборудовании, предназначенном для "неаренного" варианта игры, но в более интересном и - главное - сухом антураже. Как выяснилось на месте, Роман приготовил коллегам сюрпрайз. На арене будут задействованы мины - это такие коробочки, которые имитируют взрыв. Те, кто оказывается в радиусе поражения, становятся условно мертвы. Мины расставлял местный сотрудник, и срабатывали они на всех участников, вне зависимости от цвета. Изменения в раскладе привело к увеличению времени захвата контрольной точки и свело к минимуму преимущества от форы. Кто первый заходит на минное поле, имеет больше шансов его разминировать на собственной шкуре. Но "зеленые" не собирались отказываться от премиального времени. Наскоро размалевав лицо бледно-зеленой жижей из баночки, зеленые направились на "поле боя".
   Кира знала по "черную-черную комнату", но не думала, что будет реально темно. Помещение освещалось крутящимися лазерными лучами. На рельефных препятствиях пылали люминесцентные потеки. Выглядело колоритненько. Как на космическом корабле пришельцев из фильма ужасов. На лицах напарников вместо бледных росчерков сияли ярко-зеленые полосы. Кира поняла, что тоже зеленеет, как весенняя трава, и твердо решила не попадаться на глаза КиберКоту. А то вдруг он после этого окончательно с ориентацией определится?
   Дима споро вел команду к противоположной от входа стене. По договоренности, там находилась база "зеленых". По ходу тыкал стволом по сторонам, показывая, где может прятаться Рома, а где может спрятаться Кира. И даже продемонстрировал, как стрелять из дыры в укрытии. Новикова попыталась скопировать его действия. Для повторения страшной рожи а-ля "all kill - one stay", у нее, наверное, просто подходящих лицевых мышц не было. А жаль. Какая железная дисциплина была бы у нее на уроках!
   Примерно в середине поля стоял "невообразимый ведролайзер". В реальности от ведра в нем практически ничего не было - так, достаточно крупная треугольная призма. Ванька ее расстрелял, и на одной из граней появился небольшой зеленый огонек.
   - Столбик будет расти, отражая прогресс, - ткнул он в "светлячка". - Вот здесь будет прогресс противников.
   - Шнеле, шнеле, - Дима подгонял дулом автомата.
   Оружие, кстати, было гораздо легче, чем казалось на вид. Но стоило им пройти еще несколько шагов, как что-то стало пикать.
   - ... мать, - выругался негласный, но голосистый капитан "зеленых".
   После чего грянул взрыв. Обручи на головах замигали. Кира почувствовала вибрацию.
   - Одну разминировали. Осталось пять, - буркнул Димон.
   Но аптечкой воспользовался только после того, как команда добралась до "условной" базы.
  
   Нажав на кнопку "аптечки", Кира условно исцелилась и рванула назад, к центру - охранять контрольную точку. Парни тоже рассосались - по джентльменскому соглашению, возле входа противников никто не поджидал. Стоило Кире спрятаться в тени укрытия, как стукнула входная дверь: на арене появились "синие". Новикова вросла в стенку. Она выбрала составленный углом из двух стеночек закуток, который никак не освещался. По странному стечению обстоятельств, это был тот самый угол, в котором находилась мина, которую "зеленые" взорвали минуту - полминуты - назад. Кира получила возможность ее внимательно ощупать. Сначала бедром с размаху, потом руками. Коробочка висела чуть ниже пояса, под иллюминатороподобным отверстием в стене, выходящей на ведролайзер. От болезненных ощущений отвлекла перестрелка в углу возле входа. Похоже, "зеленым"-таки удалось перехватить вражеского снайпера на подступах к месту дислокации. Выстрелы сопровождались сочными оборотами. Новикова была девочкой взрослой, самой случалось выражать мнение о ситуации непечатными знаками. Но по цветистости оборотов до Лехи ей было как пешком до Рейкьявика. Или тамошним морям случается замерзнуть? Погрузившись в увлекательный процесс познания родного языка, Кира чуть не пропустила самого главного: к охраняемому объекту прокрался вражеский лазутчик. Расстреливая точку, он очень удачно встал спиной к Кире. Поэтому у нее была возможность время хорошенько прицелиться, коротко протрещать автоматом в дыру и нырнуть обратно в темноту. Обруч Константина Сергеевича зажегся огнями, как елочка в новогоднюю ночь. Мертвые, по условиям игры, молчат. А, может, шеф по жизни был человеком сдержанным, поэтому свою геройскую смерть никак не прокомментировал. После того, как он убежал реанимироваться, Новикова пробралась к точке и перестреляла ее по-зеленому. Синий светлячок замер, зеленый за время игры хорошо прибавил в росте.
   Кира огляделась и решила вернуться к мине. Умный противник подумает, что она поменяет место охоты, и будет ждать ее в другом месте. А она - р-р-раз, и снова здесь. Неподалеку промчался Вано с мертвенно подрагивающими огоньками на повязке. Новикову он не заметил. Лазерный луч на секунду высветил его лицо. Степень недовольства однокурсника колебалась между "горилл, выпавший ночью из гнезда" и "носорог, прерванный во время случки". Спустя где-то полминуты со стороны "зеленой" базы раздался характерный писк, последующий взрыв и отборный мат Ваньки. Вторая разминирована. Кира рефлекторно повернулась на звук и почти уткнулась носом в автомат КиберКота.
   - Пиф-паф, - произнес гад, и в упор расстрелял Новикову.
   Мертвые не разговаривают, повторяла Кира, опрометью несясь к аптечке. Руки сжимали бесполезное пока оружие. Мертвые не разговаривают. Точку сейчас контролировали "синие". Пробиваться к охраняемой точке - совсем не то же самое, что сидеть в укрытии в ожидании противника. Новикова двигалась с той стороны, откуда слышался взрыв. Чему равна вероятность, что очередная мина будет поблизости? Где-то на полпути к цели ее прервал звук одиночного выстрела, после которого огни повязки полыхнули, предупреждая о ранении, и тут же второй, заставивший Киру снова бежать на базу. Следом раздалась автоматная очередь. Новикова надеялась, что это Диман мстит за ее несвоевременную игровую гибель. Увы, с командиром "зеленых" Кира столкнулась у аптечки.
   - Слушай, - вполголоса произнес он, пока Ванька вел бой с противником за всю команду, - отвлеки на себя внимание Ромыча. Он вон там, - и показал в сторону балкона по правой от них стороне. - Я попробую пробиться к лестнице и снять его.
   - А точка?
   - ... с точкой, - отмахнулся Димон.
   Кроме точки, там еще ждал КиберКот. Но и он подождет. Девушек положено ждать.
   Кира не стала ерепениться. В конце концов, отомстить киллеру - дело чести для каждого трупа. Она короткими перебежками двинулась тем же путем, что и раньше, до второго убийства, только теперь зная, откуда ей ждать угрозы. Сделав очередной рывок, она посылала короткую очередь в сторону гипотетического противника. Роман несколько раз отвечал ей одиночными, но не попал. Кира то бежала, низко нагнувшись, то в полный рост, то перекатывалась от укрытия к укрытию. Во время очередного переката она заметила на стенке впереди знакомую черную коробочку. Интересно, это уже взорванная или еще нет? Словно в ответ, с противоположной стороны зала раздался писк, взрыв - и снова мат. На этот раз Леха не был оригинален. Выражение было емкое, и содержало частное мнение Алексея о неразборчивой личной жизни мины. После чего он, видимо, вспомнил, что мертвые не разговаривают. Что ж, счет разминирования 2:1. По крайней мере, не в сухую.
   Новикова не стала проверять на себе боеспособность заряда, лишь постаралась запомнить его расположение. На следующем броске ее ранили. Еще через бросок - убили, но со стороны балкона протрещала автоматная очередь. Значит, Димке удалось пробраться. Хотелось бы верить, что результативно. На базе она застала убегающего Ваньку. Кира его окликнула.
   - Слушай, твоя мина где находилась? - так же, как и Дима ранее, вполголоса спросила она.
   - Где, где. В Караганде, - выплюнул Ванька. - Вон там она, через две стенки, - он ткнул пальцем в ближний угол.
   - Еще одна на шестом отсюда Т-образном укрытии в третьем ряду, с красным зигзагом.
   - Пасиб, сестренка, - Вано протянул ладонь для хлопка. Кира ответила.
   - Шеф еще у точки? - спросила она.
   - Был там? Понятия не имею. Меня накрыло той же миной, что и Леху. Ладно, я побежал, попытаюсь перехватить, - он отсалютовал.
   Кира перезапустилась и побежала следом. Практически сразу она услышала выстрелы. КиберКот ждал. Может, стоило сказать Вано: "Не тронь его, он мой"? С другой стороны, шеф - мужик крепкий, его на всех хватит. Благо, возраст благодатный: и умения уже в наличие, и желание пока есть. Куда-то ее не туда занесло, поняла Кира. И пошла в обход на звуки выстрелов. Она угадала. Со стороны базы синих Константин Сергеевич, ведущий бой с Вано, был виден как на ладони. В том числе - благодаря миганию обруча. Кире оставалось лишь добить подранка - что она с радостью и сделала, хоть и не с первой попытки. Техдиректор даже не обернулся на ее стрельбу. Почему? Потому что практически сразу после отстрела командира противника на нее обрушился перекрестный огонь из того же района. Леха и Роман обеспечивали капитану огневое прикрытие. Условно посмертно. Зеленых же сверху поддерживал Дима.
   - Готово! - коротко крикнул Листьев, сообщая, что точка у зеленых, и Киру подбили.
   Она со всех сил рванула к базе, "оживилась" там и помчалась обратно. Автоматные очереди стали стихать. Дима продолжал поддержку сверху, так что, скорее всего, следующим шагом "синих" станет его ликвидация. Капитан "зеленых" не только поливал огнем противников, но и во всю свою голосистую мощь сообщал Ваньке - а заодно и всем остальным игрокам - общий расклад. Так Кира узнала, что Листьев мчится на помощь приятелю, и точка снова остается под ее опекой.
   - Иди же сюда скорее, моя сладенькая точечка, - мурлыкала Новикова себе под нос, - я тебе сейчас такую гиперопеку устрою.... Ты у меня вся аж позеленеешь!
   Но к тому моменту, когда она добралась до центра, точка уже светилась синим. От советского информбюро, то есть по воплям своего капитана, Кира знала, что Рома и Леха берут приступом балкон. Значит, здесь КиберКот. Но где именно "здесь", совершенно непонятно. Выбегать прямо на "пиф-паф" не хотелось. А синий огонек тем временем медленно, но неуклонно полз вверх по своему столбику, обгоняя зеленого сородича. Кира на секунду высунулась из-за укрытия и послала короткую очередь в сторону синих. КиберКот на провокацию не повелся. А может, он тоже на взятии "бастилии"? С одной стороны, нужно вернуть контроль над точкой, а с другой... Осталось на себе только мишень нарисовать. Для удобства пользователей. Кира, опасаясь за свою условную жизнь, юркнула за соседнее укрытие, выдав несколько выстрелов. В ответ - снова тишина. Тогда Новикова решилась. Она кинулась к "объекту", но, споткнувшись буквально на ровном месте, со всего размаху бухнулась на пол. Собственно, это ее и спасло. Откуда-то слева раздалась очередь, а обруч мигнул, сообщая, что она ранена. Кира спрятала голову за точкой, благо попадания во все остальные части тела в зачет не шли. Зато теперь было ясно, где прячется противник. Чтобы ее достать, техдиректор заходил слева. Кира несколько раз стрельнула из позиции лежа на пузе, а в очередной рывок "синего", тоже бросилась к ближайшему укрытию. Димон, наконец, обратил внимание на ее бедственное положение, и отвлек внимание шефа на себя. Операция "Спасение рядового Новиковой" прошла чисто. Зато на балконе раздались выстрелы и "Бли-ин!" Дмитрия. Похоже, капитан зеленых прикрыл ее ценой своей условной жизни. Там, где прятался КиберКот, мелькнула тень. "Синий" загонял жертву. Ну-ну. Посмотрим, кто кого. Новикова, отстреливаясь, отступила. И притихла, позволяя преследователю приблизиться. Конечно, она рисковала. Но ей оставалось всего три укрытия. Она вновь отступила, на этот раз чуть назад и в сторону балкона, стараясь держаться в тени от двух противников - КиберКота впереди и Романа сверху. Вдоль стены прошмыгнул Димон в мерцающей повязке. Теперь Кира была уверена, что ее затея не лишена смысла. Она поменяла укрытие, позволяя шефу обойти себя. Теперь они почти у цели. А ее жертва - в радиусе поражения. Всё, что ей оставалось - обойти Т-образную загородку с красным зигзагом. Новикова оказалась как на ладони, и выстрелы сразу двух противников сняли с нее остатки жизни. Но одновременно с ними раздался писк и взрыв мины. Ободок КиберКота засиял, освещая его раздосадованное лицо. Кира отсалютовала оружием и побежала к базе. Навстречу ей мчался Димон. Через несколько секунд раздалась короткая автоматная очередь. Кира надеялась, что он успел. Точка захвачена.
   Бои в центре становились всё ожесточеннее. Число жертв - то есть частота убийства участников - приобрело космический, как антураж, масштаб. Синий и зеленый столбики росли почти с одинаковой скоростью. Еще с десяток секунд назад впереди был зеленый. Оставалось чуть-чуть. Они бы уже выиграли, если бы не Леха, который под шквальным огнем с обеих сторон каким-то чудом сумел добраться до цели. За безрассудство он поплатился игровой жизнью, но точка принадлежала противникам. Время теперь играло на их стороне. Еще каких-то пара десятков секунд, и 'синие' выиграют. А Кира была одна. Димон высунулся, расстреливая Алексея, и схлопотал ответку. Ивана практически сразу после этого 'снял' Роман. Кира, сидя на корточках за разрисованной бочкой, беспомощно глядела на ведролайзер и всей кожей ощущала, как часы отстукивают последние мгновения их надежды на победу. Нет уж! Чем она хуже Алексея? Новикова уже приготовилась к последнему бою, как услышала за спиной негромкий свист. Она развернулась, опустив одно колено - и на секунду зависла. Перед ней был Константин Сергеевич собственной персоной, с автоматом в руках. Но вместо того, чтобы стрелять, он стоял и пялился. Кира дернула вверх свое оружие, расстреляла капитана противников, с низкого старта бросилась к вожделенной точке и выпустила короткую очередь, перекрашивая её. Повязка на голове вспыхнула мертвенным зеленым светом. Новикова опустила автомат - а вместе с ним и взгляд. И поняла, чем вызвала замешательство техдиректора: верхняя пуговичка блузки со свободным воротом случайно расстегнулась. Одежда оказалась распахнута не то, чтобы до пупа, но достаточно, чтобы открыть любопытному взору белоснежный кружевной бюстгальтер, сияющий в темноте комнаты нестерпимым синим. Рука Киры дернулась застегнуться, и в этот момент на нее обрушился рев сирены. Новикова не поняла, что происходит, и стала оглядываться. Это орала точка! Зеленый 'червячок' дополз до самого верха. Они победили! Победили!!
  
   Сидя в кафетерии торгового центра, Кира уплетала роллы и беззастенчиво воровала маслины с пиццы. Ужин оплачивала команда проигравших, с чем никак не мог смириться Роман.
   - Что, нельзя было ее просто убить? - возмущался он.
   - Ну, не мог я выстрелить ей в спину, - практически оправдывался Константин Сергеевич.
   - Ну да, - добродушно фыркнул Лёха. - Я бы тоже предпочел, - он сделал мечтательную паузу, - в грудь.
   За что получил легкий подзатыльник от техдиректора.
   - Кончай смущать девушку, балбес, - буркнул он.
   - Вот девушка, - сисадмин сделал акцент на этом слове, - не смущалась вам в спину стрелять.
   Кира отметила, что только двое из всего отдела обращались к шефу на "вы": Роман и Алексей, его команда.
   - Это потому что я слабая и беззащитная, - возразила Кира, пытаясь объяснить, что иначе у нее не было никаких шансов.
   Но все почему-то рассмеялись. КиберКот аж голову запрокинул от хохота. А Новиковой было всё равно. Впервые за день она досыта наелась. Беготня и мочилово в темной комнате сняли напряжение от тяжелой недели. Под девушкой был удобный кожаный диванчик. С боков, от окружавших ее Димы и Вано, веяло заботой и теплом. Играло что-то легкое из зарубежной попсы. И Кира совсем не смущалась. Просто потому, что все ее усилия тратились на одно - не уснуть.
  
   Замечательный вечер подошел к концу. Роман сказал, что останется поработать. Алексей и Ваня заявили, что живут недалеко и возьмут такси на двоих. Константин Сергеевич предложил подвезти Киру. Она отказываться не стала. Денег на такси было жалко, а в автобусе она сейчас вырубится и приедет непонятно куда, поскольку остановку пропустит. И ждать автобус под дождем... Нет, такой хороший вечер должен закончится хорошо. Романтично. Кира устроилась на заднем сидении, на переднее сел Дмитрий. КиберКот включил нечто умеренно-тяжелое. Мужчины стали обсуждать что-то по работе, про конфигурации и прочую скучную техническую лабуду, а Новикова свернулась калачиком и задремала. Проснулась она от негромкого "Кира Владимировна" и дерганья за плечо. Сонно оглядевшись по сторонам, Кира сообразила, что находится в машине у Константина Сергеевича. Сам он стоит у открытой задней дверцы под широким черным зонтом и теребит сотрудницу за плечо. Димки и след простыл. За стеной дождя смутно угадывались очертания ее двора.
   - А я думала, вы меня на работу привезете, - произнесла Кира, выдергивая плечо из цепких пальцев шефа. - Я же вам адрес не говорила.
   - Кира Владимировна, вы меня порой своей логикой пугаете, - КиберКот смотрел на нее сверху вниз и явно посмеивался. - Ваш адрес я знаю из вашей анкеты.
   - И вы прямо вот так все адреса из анкет наизусть знаете? - подозрительно спросила Новикова.
   - Не наизусть. Но удаленный доступ к рабочему компьютеру у меня есть везде, где есть связь. И вообще, вы чем-то недовольны?
   Между строк крупными буквами прозвучало: "Вот и делай людям добро".
   - Константин Сергеевич, простите, но мне нужно на работу. Вы не могли бы меня подбросить? Здесь на машине пять минут всего.
   Взгляд Большого Шефа стал нечитаемым. Однозначно, предел допустимой фамильярности Кира на сегодня превысила. На порядок.
   - Всё поняла, - затарахтела Новикова. - Спасибо большое за вечер и что подвезли. Простите. Я сама.
   И она, нащупав под ногами мокрый зонтик, попыталась просочиться мимо начальника.
   - Кира Владимировна, вы там что-то забыли?
   КиберКот стоял недвижимый, как скала, и ни одна эмоция не коснулась его лица.
   - Материалы на сайт я там забыла, - со злостью выдавила Кира. - Я, знаете ли, не гений, я только учусь. И адекватно оцениваю свои силы. Я точно знаю, что не справлюсь за два дня, да еще в режиме внедрения вашей... - ей хотелось сказать "долбанной", но вовремя вспомнилось про превышенный лимит фамильярности, и Новикова сдержалась. - Вашей одинэски. Я не умею быстро переключаться с дела на дело. Мне нужно посидеть, подумать. Простите. Поэтому я очень надеюсь, что ваши коллеги осчастливили меня материалами, и на выходных я смогу собраться с мыслями. Дома. Так что я лучше сейчас туда схожу, потому что завтра идти будет еще ленивее, чем сейчас.
   Закончив сердитый монолог, Кира предприняла новую попытку выбраться. С тем же результатом.
   - Сейчас там уже закрыто, - ровно произнес КиберКот. - А завтра я всё равно собрался за одеждой заскочить, заодно переброшу вам всё по электронке. Если есть, что. А если нет - дерну ребят, чтобы было. А сейчас идите отдыхать.
   Прозвучало как приказ. Киру он абсолютно устраивал. Еще больше бы Киру устроил приказ: "Забейте к чертям собачьим на этот сайт, он никому не нужен". Но так, чтобы всё, сразу и хорошо, не бывает. Нужно радоваться тому, что есть. По крайней мере, сегодня у нее выходной. Она может спокойно почитать.
   В этом мечтательном состоянии Новикова наконец-то прорвалась на свободу и, распахнув зонт, поспешила по лужам домой. Дома Гермиона всячески демонстрировала недовольство. Миска пустая, лоток полный, а должно быть всё наоборот. Хозяйка исполнила ежевечерний ритуал, где надо - убирая, где надо - прибавляя, и направилась в единственную комнату. Вскоре к ней присоединилась Миа. Она старательно обнюхивала и обшкрябывала углы. Особенное внимание она уделила плательному шкафу, но Кира кису не поддержала, гнездо ей там вить не дала, а вытащила из шкафа и закрыла дверцы. Кошка в ответ на этот шаг забралась на колени к хозяйке и замурлыкала. Спустя несколько страниц новой книги Новикова, пытаясь разжать склеивающиеся ресницы, пошла стелиться. Ничего, книжка - не КиберКот, она тем более подождет.
  
   Глава 4.
  
   Еженедельное директорское совещание в "Своей крыше" задерживалось. Все ждали Дягиля. Когда прошло пятнадцать театральных, Ген-директор, который, как вы помните, не выносил опозданий, позвонил Владу. Тот бодро ответил, что уже вот-вот, и действительно, спустя каких-то пять минут влетел в кабинет генерального. Его лицо светилось шкодной улыбкой, что никак не соответствовало ситуации. Где раскаяние? Обещания "больше ни-ни"?
   - У нас контракт на миллиард? - полюбопытствовал Геннадий.
   - У вас - нет, - сообщил Влад, устраиваясь поудобнее на диванчике между КиберКотом и Мишелем и протягивая руки к кружке с кофе.
   Генеральный демонстративно переставил кружку на противоположную сторону журнального столика, за которым происходило кофепитие.
   - Сегодняшнюю ночь я провел в постели Мышки, - заявил коммерческий директор и, пользуясь всеобщим замешательством, встал и взял-таки свой напиток.
   Повисшую тишину разбил невозмутимый голос Кости:
   - Что я могу сказать, Влад, - КиберКот поставил свою кружку на стол и сочувствующе похлопал коллегу по плечу. - Как мужик ты не ахти.
   - Ну-ка, ну-ка, - повеселел Мишель. - Откуда такие выводы? Парни, не стесняйтесь, здесь все свои.
   - Я видел с утра Киру. У нее вид, будто она всю ночь кирпичи таскала. Причем в тех мешках, которые под глазами, - уведомил техдиректор. - В общем, не выглядит она... - он сделал паузу, будто подбирал слова, - удовлетворенной. Так что либо у тебя проблемы по мужской части, либо...
   Тут он замолчал, позволяя Владу продолжить.
   - Ты такой ну-удный, Кот, - со смехом ответил Дягиль и хлебнул кофе. - Нет в тебе романтики. Но ты как всегда прав. Я действительно спал в постели Новиковой. Но без нее.
   - Опа! - окончательно развеселился арт-директор. - А она где в это время была?
   - А, - отмахнулся Влад, явно копируя известного мультперсонажа, - в прихожей, на коврике...
   На него уставились три пары глаз в ожидании разъяснений.
   - Она действительно спала на полу. Но не потому, что я ее туда выгнал. Просто так получилось...
  
   В субботу Влада разбудили практически ни свет ни заря - в десять утра. КиберКот требовал материалы для сайта. На нецензурный вопрос, означающий "Зачем?", Кот ответил, что Новикова собирается на выходных поработать. Поймав на кончике языка первые три комментария, столь же нецензурные, как и предыдущий вопрос, Дягиль наконец проснулся и предложил Косте продать технического писателя в коммерческие структуры фирмы. По сходной цене. Зорин ответил, что такая корова нужна самому. Тем более что никакая она не корова, а так... коз-за. Влад в чужие отношения "начальник - подчиненный" углубляться не стал, но для себя отметил, что если к понедельнику девчонка что-то и правда сделает, к ней стоит присмотреться. С самыми что ни на есть серьезными намерениями. Ответственные сотрудники - они на вес золота. Тем более что Элла Вадимовна, начальник планово-экономического отдела, положительно отозвалась об учебе. А если Эллочка-Людоедка, прозванная так вовсе не за скудность лексикона, о ком-то хорошо отзывается, это о многом говорит. Опять, же - не корова. А то, что коза - так Влад ей быстро рога-то пообломает. Дягиль усилием воли заставил себя добраться до работы и перекинул Косте рекламные проспекты. Потом отправился в гараж, где провозился, устанавливая новые зеркала. Затем, загрузившись "топливом", отправился обкатывать обновки на шашлыкинг с пивингом на горное озерко в паре сотен километров. Мероприятие выдалось на славу. У костра Влада как обычно развели на байки. Он был известным "сказочником", и послушать его собралась целая толпа. Там он и подцепил на ночь пару сисятых мамзелек лет на пяток моложе Мышки. Оттянулся по полной. В общем, наутро, то есть часам к двум воскресенья, КотоФей окончательно уверился в близости своей неотвратимой победы. Ночные трофеи даже на трезвую голову смотрелись весьма... не то чтобы достойно, не то слово, но привлекательно. В этом возрасте даже бухалово вперемешку с сексом ночь напролет не портят свежести мордашек. Шлепнув одну из них (Влад так и не запомнил, кто из них кто) по округлой попе, Дягиль предложил подвезти до города. Матрешка с радостью согласилась. Влад довез девулю до подъезда и даже взял номерок. Мало ли? До гаража он добрался часам к десяти. Поменял "колеса" и отправился домой. Время было детское, и коммерческий директор "Своей крыши" вернулся мыслями к Кире. Интересно же, сделала она что-то, или только для вида подняла всех на уши. Влад решил: если у нее будет гореть свет - заглянет. А там - слово за слово... В таком романтическом настроении он заехал в круглосуточную аптеку, что оказалась совсем по пути, и обновил запас презервативов. Несмотря на уже одиннадцать, свет у Мышки горел везде. Хороший знак. Влад на скорую руку придумал трагическую историю, в которой фигурировало заразное проклятие по пробиванию покрышек, соседняя улица и несчастный автолюбитель. Простенько, непритязательно, но телочка должна проглотить.
   На звонок ответили не сразу. Открывшая дверь Мышка была в коротеньком сером халатике до середины бедра с замочком спереди. Очень удобно. И ножки у нее оказались ровненькие. И Владу она обрадовалась. Только не в том смысле, на который он рассчитывал.
   - Ой, Владислав... - тут она запнулась. - А как вас по отчеству?
   - Влад, - щедро разрешил Дягиль.
   В конце концов, вчерашние ссыкушки так его и звали, и даже не морщились.
   - Владислав, мне так нужна помощь, - затараторила Мышь. - У меня... - позади раздалось жалобное "мяу!", и в коридор вышла киса с огромным пузом, - кошка рожает, - продолжила девушка. - Но у нее... проблемы, в общем. Нужен окситоцин, это для стимулирования родовой деятельности. Я думала, у меня есть, а он куда-то задевался. Не могла же я его выкинуть? - спросила она у Влада.
   Он-то откуда знал? Может, и могла.
   - У нас здесь аптека неподалеку круглосуточная, давайте, я схему нарисую... - щебетала Мышка, как синичка.
   - Я знаю, где, - хмыкнул Дягиль, представляя, как на него посмотрят в аптеке.
   - Вы поможете? Пожалуйста! - Кира глядела на него жалобно, и кошка скрипучим мявком поддержала просьбу хозяйки.
   - Я деньги дам, - засуетилась Мышка. - Он рублей пятьдесят стоит. В ампулах. Шприцы у меня есть.
   - Будешь должна, - чуть не подавился смешком Влад.
   - Я дверь не буду закрывать. Только прикрою. А то Гермиона сразу за мной идет, - пожаловалась Мышка и взяла на руки мяукающую кошку.
   Дверь за КотоФеем щелкнула, и он отправился за лекарством. Гермиона! Ее кошку зовут Гермионой!! Боже! Он никогда не занимался растлением малолетних. Видимо, пришло время.
   Кошка выглядела вполне здоровой, наверняка девчонка просто истерит, решил Дягиль. Правда, к аптеке он уже забыл название, и они вместе с провизором выясняли, что именно ему нужно. Когда он вернулся, из комнаты слышались тихие всхлипы. Вот тут Влад испугался. Каким бы раздолбаем он ни был, становиться причиной смерти животины он не хотел. Он быстро разулся и прошел внутрь. В углу комнаты, за креслом, стояла обычная картонная коробка, в углу которой лежала кошка - вполне себе живая. Возле задних лап лежало нечто... похожее на крысеныша, только рыжее и мокрое. От "этого" к кошке тянулся червяк пуповины.
   - Он мертвый, - шмыгая носом, сквозь слезы выдавила Мышка. - Котенок родился мертвый. Он не дышит.
   - И что? - спросил Влад.
   - Не знаю. У меня такого еще не было. У нее всегда нормальные рожда-ались, - девчонка разревелась.
   КотоФей выдохнул и потянулся рукой к комочку. Но тот от касания внезапно засопел и пискнул. Мышка подняла на Влада восхищенный взгляд:
   - Ой, он ожил!
   Кира быстро оттерла гостя от коробки, потянулась к ножницам и стала деловито совершать какие-то действия, в которых Дягиль ничего не понимал и понимать не хотел. Воспользовавшись случаем, он оглядел "хоромы" девчушки. Диван, пара кресел, рабочий стол с ноутбуком, надставка к нему с полками под книги, плательный шкаф-купе. На стене акварель в рамке. На кресле - большой мягкий крокодил с обвисшей пастью, как памятник импотенту. Ремонтик на троечку, очевидно, своими руками из подручного материала. Чистенько, но скромненько.
   Котенок пищал как потерпевший.
   - Ты там над ним нечеловеческие эксперименты проводишь, что ли? - не выдержал КотоФей, уже десять раз успевший пожалеть о своем несвоевременном визите.
   - Он грудь взять не может, - опять чуть не плача сообщила Кира. - Если в течение часа не возьмет - погибнет.
   - Что ты так с ними возишься? Кошки - живучие твари.
   - Вы не правы. У абиссинок...
   - У кого? - не расслышал Влад с первого раза.
   - У абиссинской породы, - более внятно произнесла хозяйка Гермионы. - У них вообще не все кошки подовиты. А те, которые нормально рожают, еще наполовину с какими-то проблемами, - сообщила Мышь, копошась в коробке. - А у меня никак не получается надеть его на сиську. Не берет, и всё.
   Влад воспользовался мобильным Интернетом, чтобы посмотреть, что это за зверь такой - абиссинская кошка. Познакомившись с ценником на кисок, он проникся уважением и подсел к коробке, приглядываясь, что делает девчонка. Кошка постанывала, видимо, готовясь разродиться очередным "крысенышем". Мышка пыталась разинуть рот котенка и насадить его на сосок. Дягиль уловил общий принцип, отобрал пищащий комок, аккуратно нажал с боков на челюсти и - ура! - котенок, почавкивая, повис. Наступила блаженная тишина. А Кира глядела на Влада таким взглядом, что он чувствовал себя практически богом. Кошка в очередной раз полупрохрипела-полуспростонала, и девушка подставила руку к ее задним лапам.
   - Вы, наверное, есть хотите? - спросила хозяйка, намекая, что уходить еще не время. - В холодильнике есть еда.
   Зрелище, конечно, было не аппетитное. Но завтрак, который обед, случился уже больше семи часов назад, и пожрать было бы неплохо. Особенно, если придется остаться. Постельных утех здесь не светило, но если честно, Владу и ночных упражнений было достаточно. До крокодила ему пока далеко, но и не вьюноша он уже резвый. Со взором горячим и еще кое-чем в рифму. А кошку жаль. И котят. Не виноваты же они, что у них такая хозяйка бестолковая. Придется взять шефство. И КотоФей пошел на кухню. В холодильнике действительно была еда. Из которой можно было отварить сосиски и настругать пару бутербродов.
   - Ты вообще готовить умеешь? - спросил Дягиль, уплетая, что бог послал. Сам он предпочитал полноценную горячую еду.
   - Умею, - ответила Кира.
   В комнате раздался писк.
   - Второй родился?
   - Нет, первый упал, - тихо, со вздохом ответила Мышка.
   Влад взял тарелку, утащил ее в комнату, навесил котенка на сиську и пошел мыть руки.
   - А почему не готовишь? - спросил он, вернувшись.
   - А зачем? - спросила в ответ Кира.
   Влад даже растерялся.
   И снова раздался писк.
   - Опять?
   - Нет, на этот раз второй. Владислав, - Мышка повернулась к нему, - я понимаю, что это очень нагло с моей стороны, но не могли бы вы остаться на ночь? Я бы вам на диване постелила. Мне всё равно рядом с Мией спать всю ночь, она беспокоится, встает, потом на котят ложится, они расползаются, мамку найти не могут... Короче, я здесь буду. Останетесь?
   Влад представил, как завтра с утра заявит, что провел ночь в постели Киры, и согласился. И спал, как убитый. Даже не слышал, как народились еще двое. Утром, во всяком случае, возле кошки лежали четыре разноцветных пушистых сардельки с тощими хвостиками. Кира, закрывая за ним дверь, зевая, неожиданно спросила:
   - Владислав, а приехали-то вы зачем?
   Ночные байки утром выглядят неуместно.
   - Думал, может, нужна помощь с сайтом, - выкрутился Дягиль.
   - Не, с вашей частью я еще в субботу закончила. А вот Мишель, - было видно, что она хотела выругаться, но сдержалась, - ничего так и не прислал. Так что, - она зевнула, прикрывая ладошкой рот, - буду допиливать сегодня.
  
   - А потом я поехал переодеваться, - закончил Влад краткий, без лишних личных подробностей, пересказ вчерашних событий. - В общем, я теперь специалист по грудному вскармливанию и некромант высшего левела. Так что если что нужно поднять... - он подмигнул и потянулся к вазочке с конфетами, - обращайтесь.
   - Ты, наверное, и селфи там с мишкой плюшевым для достоверности сделал, - поинтересовался Шель.
   - Михаил, прости, мишки там не было. Был крокодил. Гена, не твоих рук подарочек? - Влад открыл фотку на телефоне.
   Мужики поржали, Геннадий помотал головой.
   - Хвала небесам, - кивнул КотоФей. - А то я некромант молодой, в тяжелых случаях могу не справиться...
   - Так, харе хохмить, - прервал веселье Ген-директор. - Приступаем к работе. Влад, что у тебя, в конце концов, с фуршетом?..
  
   После совещания директоры вышли взмыленные, как и положено рысакам, которых отгалопировал уверенный наездник. Влад повернул налево и упылил на второй космической разруливать очередной косяк. Или висяк. Оживлять свое кладбище, в общем. Именно такое впечатление складывалось у Мишеля, когда он забредал на территорию коллеги. Невозмутимый КиберКот шел вроде не торопясь, но Мишель с трудом его нагнал.
   - Костя, я сейчас на месте буду, пусть Кира ко мне подойдет, чтобы фотографии подобрать для сайта, - как бы невзначай попросил арт-директор.
   Он вчера купил отличный швейцарский шоколад на такой случай. Вообще-то он планировал потчевать Мышку сладостями и комплементами. Но, судя по замечанию Зорина, для комплиментов нынче не сезон. Зато шоколада у него много!
   - Шель, ты там будь с ней поосторожней, - попросил, остановившись, Кот. - Она у нас девушка слабая и беззащитная.
   Мишель понимающе кивнул.
   - Поэтому спиной к ней лучше не поворачивайся, - неожиданно закончил КиберКот.
   - В смысле? - не понял Воронцов.
   - А, - технический директор беспечно отмахнулся и хмыкнул чему-то своему, - Не бери в голову. Совершенно бессмысленное замечание. А Новиковой ты и сам по чату написать можешь. Она наверняка тебе уже привет послала. Судя по тому, что Влад рассказал.
   И с кажущейся неторопливостью направился вперед, тормознув у кофейного автомата, будто ему эспрессо у генерального было мало. Шель же был натурой тонкой и сердце свое берёг. Потому развернулся и направился в свой кабинет. Где в чате его ждал не просто привет, а Большой Горячий Приветище от Новиковой К.В.
  
   Результатами утреннего совещания Геннадий Колчевский в принципе остался доволен. Особенно его порадовал Влад, наконец-то урегулировавший вопрос с едой и так удачно просвистевший мимо Мышки. Но ведь летел-то практически на бреющем. Еще чуть-чуть - и презервативы могли бы пригодиться. Непорядок. Пора брать партию в свои руки, пока не пришлось расплачиваться за медлительность. В прямом смысле этого слова.
   Ген-директор вынул флешку и открыл то, над чем работал все выходные. Свое выступление. Оно должно стать главным блюдом программы. Теперь осталось только добавить на торт вишенку. Он вызвал помощницу. Карина не замедлила появиться. В последнее время она стала одеваться более консервативно и всё реже радовала видами декольте. Геннадий стойко выносил невзгоды. После победы он возьмет всё, что ему причитается.
   - Карина Алексеевна, я сейчас сброшу вам файл. Будьте любезны, перешлите его Новиковой из айти-отдела. К завтрашнему утру мне нужно, чтобы она навела лоск в презентации. Пусть добавит иллюстраций. И утром, прямо в девять, пусть подходит ко мне.
   - Это всё, Геннадий Николаевич? - услужливо улыбнулась секретарша.
   - Пока, да. Спасибо.
   - Хорошо, Геннадий Николаевич.
   Она удалилась летящей походкой от бедра, притягательно покачивая этими самыми бедрами. М-да. Нужно активизироваться с этим пари. А то мысли совсем уже не работой заняты, а ерундой всякой.
  
   Кира мужественно продрала глаза, умылась и почесала на работу. Опять пешком. Она понимала, что сейчас, утром, велик вниз стащит. Но потом поднимать наверх... Нет, это было свыше скромных Кириных сил. Опять же, концентрация внимания почти на нуле. Не хватало пару ДТП по дороге устроить. Ночка выдалась знатная. Четвертого котенка Мия родила уже в пятом часу утра. Новикова разложила на полу, возле кошачьих "яслей", подушки с кресла и задремала. Сон ее был беспокойным. Периодически пищали котята, которых нужно было вылавливать по всей коробке и перекладывать к кошке. Выводил рулады Влад. Раскатистый храп с посвистыванием мешал жутко, но Кира не жалела о том, что попросила его остаться. С ним было спокойнее. Хотя в подернутый дремотой мозг нет-нет да и пробиралась мыслишка, с чего это коммерческий директор почтил ее вниманием в одиннадцать часов вечера и согласился переночевать в качестве дежурного акушера-ветеринара. От Дягиля слегка несло последствиями вчерашних возлияний. Может, он тут укрылся от разборок с особенно темпераментной любовницей? Или побоялся волшебников с полосатыми палочками? Что бы то ни было, у него должна была быть очень веская причина. Такие, как Владислав Дягиль, без веской причины свой хвост - то есть зад - от кресла не оторвут.
   Утром на вежливый вопрос, что он тут забыл, КотоФей что-то невнятно промычал про сайт. Кире показалось, что он сам уже не помнит, для чего приехал. Может, он был под шафэ гораздо сильнее, чем показалось? Хотя вел себя вполне адекватно. Если желание научить котенка брать грудь можно назвать адекватным поведением для мужчины.
   Вот в таких размышлениях прошла дорога на работу. В отделе шло продолжение пятничных баталий. Роман ни в какую не признавал победы "зеленых".
   - Во-первых, вы подорвали четыре мины из шести, - доказывал он. - Во-вторых, по числу поражений вы далеко позади. В-третьих, у вас была минута форы!
   "Мне бы ваши проблемы", - думала Кира, пробираясь за свой стол и сжимая руками голову.
   - А в-четвертых, у нас был новичок в команде, - горячо возразил на это всклоченный Дима. Судя по торчащим во все стороны "перьям", он провел выходные плодотворно.
   - А в-пятых, - вмешался Лёха, - этот новичок использовал запрещенное оружие!
   - Вот! - Роман указал пальцем в напарника хитрым Ленинским жестом от воображаемой жилетки. - Добродетель не останется в одиночестве. У нее обязательно найдутся соседи!
   Очевидно, очередная цитата из Конфуция.
   - И какой конвенцией запрещено это самое "оружие"? - вопрошал Димон. - Да вы хоть одну приличную игру без бронелифчиков назовите!
   - Парни, ничего, что я тут? - спросила Новикова.
   - Танки-онлайн, например, - практически выкрикнул со своего места Алексей.
   - Я говорил про приличные игры, - фыркнул Дима.
   - Ну да, - хохотнул Вано. - В неприличных даже бронелифчиков нет.
   Детский сад, штаны на лямках. Денис Борисыч с интересом слушал аргументы сторон, но сам в спор не вмешивался. Новикова уже собралась сходить за кофе, но в этот момент чат замигал сообщением из планово-экономического отдела. За выходные то немногое, что вынеслось из пятничной микро-учебы, окончательно забылось. Кира поскакала нести доброе, светлое, вечное в народ. Стоило менять шило на мыло? Что в школе, что здесь - одно и то же. Разжуй, в рот положи и проследи, чтобы не выплюнули. Правда, мужики здесь симпатичнее. И можно без последствий расстрелять своего начальника.
  
   Когда Кира вернулась, споры, кто круче, уже завершились, но расстрелянный начальник не воскрес. Утром Новикова столкнулась с ним, заходя в отдел. Столкнулась в прямом смысле - впечатавшись носом в плечо. Он открывал на себя дверь, чтобы выйти, а она входила. Хорошо, что времени с утра не было, чтобы губы нарисовать, не то ходил бы Большой Шеф целый день со смачным отпечатком на пиджаке. Константин Сергеевич поинтересовался, не забыла ли Кира проснуться, когда вставала. Кира на это ответила, что для того чтобы проснуться, нужно сначала заснуть, и пошла к своему столу. А КиберКот ушел куда-то по своим делам. Утро вечера не только мудренее, но и скромнее. Теперь Кире было жутко неловко за расстегнутую блузку, и она пыталась придумать, как бы так сказать, что это нечаянно, чтобы не выглядеть при этом совсем дурой. Мысль эта мучила ее все выходные, пока рожающая кошка не отняла на себя внимание. Но решение так и не приходило, поэтому Новикова малодушно радовалась отсутствию начальника.
   Пока ее никуда не вызвали, Кира открыла с флешки материалы по сайту. Посмотрела на них трезвым глазом и села писать петицию Воронцову. Сам адресат на месте отсутствовал, наверное, поэтому - а еще по причине недосыпа, когда ощущение такое, что всё, что происходит, происходит не с тобой - Новикова разродилась целой петицией. "Михаил Степанович, - начала она, нажав для начала на больную мозоль. - Я понимаю, что олимпийским богам нет дела до нужд простых смертных, но я очень надеялась, практически мечтала, получить от вас в выходные иллюстрации для сайта. При всем моем уважении, написанный вами портрет не заменит их ни на главной странице, ни на страницах акций и услуг".
   Написав эти слова, Кира озадачилась вопросом, а где, собственно, тот самый портрет, который так попортил ей нервы в первый день работы. Она смутно помнила, что оставляла его на столе, но предыдущая неделя была полна суеты. Новикова распечатала структуру и содержание учебы в первом приближении, потом - во втором, потом - итоговый третий вариант, который в последний день пришлось укорачивать на треть. Все эти бумажки покрыли поверхность стола ровным слоем, поглотив скромный блокнотный листок. В пятницу все бумажки были собраны в кучу и отправлены в мусорное ведро. Первым делом именно туда Кира и глянула. Увы, уборщицы сделали свое черное дело. Когда надо, бы так работали. Новикова заглянула под клавиатуру, в ящики стола, на системник - увы. Никаких следов. Ни разу раньше ее не рисовали. Кира печально вздохнула. Видимо, и начинать не стоило. Не даром говорят, что в понедельник дела начинать - последнее дело. Может, попросить Мишеля сбросить ей картинку с рабочего стола? Кто ей сказал, вообще, что эта картинка там еще стоит? Кира представила, как она приходит к арт-директору и говорит: "Дайте мне, пожалуйста, мой портрет, который у вас рабочем столе был". А он в ответ: "А где тот портрет, который я положил на ваш?" И всё. Аут. И без того грустное настроение опустилось на несколько градусов. "Боюсь, из-за того, что я не смогла на выходных закончить работу над сайтом, на этой неделе не смогу найти время заняться вашей программой", - мстительно набрала она. "Пожалуйста, изыщите сегодня возможности для того, чтобы подобрать соответствующие фотографии. Отправляю вам файл с разделами". Подумав, Кира всё же добавила: "Когда можно будет забрать, напишите, пожалуйста, я подойду с флешкой. Заранее благодарна". Вежливость еще никто не отменял. И нажала "Отправить сообщение". Адресат в чате не появился. Новых жертв одинэски тоже пока не появилось, и Кира направилась в дамскую комнату - по неотложным надобностям, а заодно привести лицо в порядок. Один раз она уже являлась к Мишелю без косметики. Но теперь она еще и всю ночь не спала, практически. Тонкая художественная натура арт-директора может не вынести такого потрясения. Кто ей тогда даст иллюстрации для сайта?
   Когда Кира вернулась, в аквариуме появился шеф, а на ее столе стоял стаканчик с кофе. Новикова взяла его в руки и огляделась. Константин Сергеевич отсалютовал. Ах, да. Он же обещал в пятницу купить взамен изъятого капучино. Очень к месту пришлось. Кира отсалютовала стаканчиком в ответ и благодарно кивнула. КиберКот улыбнулся. Хорошо так улыбнулся. По-доброму. Как после собеседования. И Новикова подумала, что про блузку она скажет как-нибудь в другой раз. При случае.
   В этот момент у технического директора заиграл сотовый. Константин Сергеевич ответил, посерьезнел, перекинулся несколькими словами с собеседником и встал.
   - Парни, я "в поля", - сказал он, выходя из аквариума. - Если буду нужен, звоните.
   Кира, видимо, пока не доросла, чтобы ему звонить. Да и номера телефона КиберКота она не знала. Ну и ладно. В конце концов, Денис Борисович сидит на своем месте. Если возникнут проблемы, ей есть к кому обратиться.
   Новикова потревожила мышку, пробуждая экран. В нижнем правом углу мигало окошко чата. Ее ждали сообщения сразу из приемной и от арт-директора.
  
   В приемной Киру встретила очень_деловая_колбаса Карина.
   - Добрый день, - произнесла она офисным тоном. Нынче она была без короны, но в свеженьком, с иголочки, пафосе. - Кира Владимировна, Геннадий Николаевич велел к завтрашнему дню оформить презентацию к его выступлению, которое в четверг будет. Он сказал, что вам нужно взять у Воронцова иллюстрации и сделать всё красиво.
   - Карина Алексеевна, а другие сроки у генерального директора, кроме 'завтра', бывают? - полюбопытствовала Кира, оперевшись бедрами о край стола секретарши. Кофе немного взбодрил, но желание рухнуть в горизонтальную плоскость не оставляло. - Мне кажется, ему просто нравится произносить это слово: "завтра", - прочувственно произнесла она.
   - От необходимости выполнять приказ это не освобождает, - напомнила Карина.
   - Если иллюстрации арт-директор будет готовить столь же быстро, как и для сайта, то к следующей неделе, в аккурат, я с презенташкой уложусь, - наябедничала Новикова.
   - Кира, ну, ты же умная девушка с богатым педагогическим опытом, - включила секретарша "нормального человека". - Простимулируй его. Представь, что перед тобой двоечник и прогульщик.
   - А вдруг ему понравится? - выразила сомнение Новикова.
   - Простимулируй еще раз, - предложила Карина.
   - Если мне - нет?
   - Работай над собой. Помни, что за честь фирмы иногда нужно не только постоять, но и полежать, - сказала блондинка и подмигнула.
   - Полежать за честь фирмы я согласна, - призналась Кира. - Хоть прямо сейчас. Но - одна и, желательно, в своей постели. Ладно, пошла я, кхе-кхе, стимулировать Михаила Степановича.
   Путь от приемной до кабинета арт-директора составлял шагов двадцать, не больше. Но Кира пыталась их растянуть. Не в смысле 'делать более широкие шаги', а вовсе наоборот. Новикова размышляла, чем же таким экстраординарным она может убедить Мишеля разобраться с фотографиями оперативно. Прежде, чем она уснет на прямо на рабочем месте. И ведь совершенно никто не виноват, что у Шеля были прямо противоположные желания.
  
   Мишель с интересом изучил сообщение от Мышки. С одной стороны, то, что Кира думала - практически, мечтала - о нем в выходные, радовало. С другой стороны, то, в каких выражениях она, очевидно, думала о Воронцове, удручало. Но не для того Шель придумал всю эту замуту с сайтом, чтобы вот так просто взять - и прислать фотографии по электронной почте. Нет, он планировал долгое и тесное общение. Желательно прямо совсем тесное. И после завершения рабочего дня. Когда никто не ворвется в самый неподходящий момент. Бывали в истории такие прецеденты. Нет, Шель не считал зазорным заводить шуры-муры на работе, просто не любил их афишировать. Если какая-то барышня желает похвастать приятно проведенным временем перед подружками - ее дело. Но сам Мишель сексуальные похождения никогда ни с кем не обсуждал. В этом смысле пари было нарушением его принципов. Но подробностей от него никто не требовал. Да и за пределы узкого директорского круга информация выйти не должна.
   Много ли у него было женщин? Много. То самое количество, которое не упомнишь. Лет с четырнадцати, когда Миша Воронцов внезапно, за одно лето, вытянулся, он стал привлекать внимание женской половины. Ему стали оказывать недвусмысленные знаки внимания, и юноша, сначала смущаясь, а потом всё более уверенно, стал их принимать. Сложно было назвать это победами на любовном фронте. Потому что победа подразумевает какую-то борьбу, а не "тарам-даром-дам". А повода бороться у Шеля не было, потому что предложение значительно превышало спрос. Поэтому, когда однажды Воронцов понял, что влюбился, а объект его воздыханий интереса к нему не проявляет, он оказался беспомощен. Это был первый и последний удар по его мужскому самолюбию. К счастью, дело случилось давно, в прошлой жизни, практически. Задолго до того, как Миша Воронцов стал арт-директором "Своей крыши" и вообще "Мишелем". Должны же быть в правиле какие-то исключения? Как правило же, Воронцов мог себе позволить попривередничать. Обычно он предпочитал чистеньких, вкусно пахнущих, воздушных во всех смыслах девушек, которые восторженно глядели на него, нежно касались его своими тоненькими пальчиками и признавались в неземных (как сами девушки) чувствах. Шель прекрасно знал, как легко эти чувства развеиваются, если не подбрасывать дрова в их очаг. Поэтому он был предельно тактичен и обходителен в сексе. Но ни при каких условиях не проявлял инициативы, которая могла бы расцениваться как обещание чего-то большего. Он не делал подарков, кроме тех, что предусматривал корпоративный этикет. В общем, четко очерчивал рамки отношений веселым посткоитальным трепом ни о чем. Сигареткой, раскуренной на двоих (Шель не злоупотреблял, но позволял под настроение). Чашечкой кофе в постель. Со спиртным было сложнее. Говорят, у аборигенов Азии отсутствует какой-то там фермент, который вызывает ускоренное привыкание к алкоголю. Натуральный блондин с голубыми глазами, Воронцов, на первый взгляд, не имел к монголоидам никакого отношения. Но со спиртным не дружил категорически. Тот самый "удар по мужскому самолюбию" в молодости чуть было не привел к плачевным последствиям в виде алкоголизма. Хорошо, мир не без добрых людей, которые не жалеют крепкого пинка ближнему. Для Шеля этим "добрым человеком" оказался Геннадий Колчевский, тогда - еще начинающий предприниматель, работающий в сфере ремонта и дизайна интерьеров. Мишелю в те времена приходилось подрабатывать, и он, по рекомендации знакомых, подхватил несколько проектов для Гены. И когда третий он чуть было не завалил по срокам из-за случившегося запоя, Колчевский не пожалел усилий, чтобы сначала прочистить студенту-дизайнеру организм, а потом - мозги. Причем сначала Гена их вынес, потом промыл, а потом поставил на место. Деньги за медицинские процедуры Геннадий сразу вычел из гонорара, на что Мишель был не в обиде. А психотерапевтические услуги Воронцов отрабатывал по сей день. Во всяком случае, до сих пор чувствовал за собой должок. Но не рассматривал его как повод уступить начальнику в пари.
   Кира-Мышка как нельзя лучше соответствовала любимому типажу Воронцова. Тоже тоненькая и изнутри вся светящаяся. И смотрела на Шеля восхищенным взглядом. А что до смущения - то это временный этап. Ей нужно просто дать повод расслабиться, успокоиться - а дальше всё пойдет своим чередом. Поэтому арт-директор пропустил мимо ушей всё, что удручало его в утреннем "привете" от Новиковой, и ответил коротко: "Подходите". Что зря механически пальцами стучать, если можно по-человечески поговорить?
  
   На взгляд арт-директора, девушка могла бы и поторопиться. Мишель заглянул в чат. Он написал уже двенадцать минут назад! Тут идти-то две минуты от силы - и то, если через туалет, чтобы макияж поправить. Этих девушек не понять: то им еще вчера всё нужно, то сидишь и ждешь, будто на свидании. Воронцов в нетерпении выбил ногтями дробь по краю стола. Не мудрено, что при таких темпах работы, у нее нет времени на перевод программы. На самом деле, никакая помощь в ее освоении Шелю была не нужна. Что он, ламер что ли, чтобы не разобраться в стандартном интерфейсе? Это был всего лишь повод, чтобы приманить Мышку. И вот теперь в Мышеловке лежат фотографии для сайта, - предложение, от которого, хвала Ген-директору, невозможно отказаться, - а она всё равно не идет. Арт-директор глянул на часы. Пятнадцать минут. Даже преподаватели в вузе не позволяют себе так задерживаться...
   И в этот момент в дверь поскреблись, и в кабинет вошла Новикова. Костя сгустил краски. Никаких мешков со следами переноски кирпичей на ее лице не было. Скорее всего, это был способ вывести КотоФея на чистую воду. Да, девчонке "взбледнулось", но всё же она не слишком отличалась от себя обычной. Разве что была слегка заторможенной.
   - Доброе утро, Кира. Хотя, с вашей скоростью передвижения и до вечера уже недалеко, - произнес Мишель, но подумал, что наезд - не лучший способ флирта, и поправился: - Какая-то вы нынче мечтательно-рассеянная...
   - А я-то всё гадала, как это можно политкорректно назвать, - усмехнулась Мышка, усаживаясь в гостевое кресло. Даже не так - рухнув в гостевое кресло.
   Сегодня в ней не было жадного восхищения, как при первой встрече. И робкого смущения, как при второй. Эмоциями от Киры вообще не несло. Всё же Кот был прав - она действительно вымоталась. Усталость. Это слово идеально описывало ее состояние. Шелю даже стало ее жалко. Но, черт подери, он столько усилий приложил, чтобы сейчас от всего отказаться. Да и Гена не даст назад отыграть.
   - Будем заниматься сайтом? - предложил Мишель и протянул к гостье вскрытую и поломанную плитку шоколада.
   - Сайт - это вчерашний день, - скривив губы, отмахнулась Мышка. - Не-ет, мы будем заниматься презентацией к докладу Геннадия Николаевича. - Она взглянула на шоколад и добавила: - Спасибо, у меня аллергия.
   - Так нечестно! - возмутился Мишель всему: и аллергии, и проискам генерального, который постоянно лишает Воронцова возможности пообщаться с Мышкой на своих условиях. И даже ее чертовой кошке, которая так не вовремя решила окотиться и испортила ему все планы.
   - Вот знаете, - Кира подняла на него взгляд, - говорят, счастье - это когда тебя понимают. А я почему-то счастливой себя не чувствую.
   Похоже, она приняла слова про "нечестно" на свой счет, понял Мишель, но поправлять, разумеется, не стал.
   - Сколько времени вам нужно, чтобы собрать иллюстрации к презентации? - продолжила Новикова. - Вам доклад сбросить?
   - Не надо. Мы всю пятницу этот доклад обсуждали, - недовольно буркнул арт-директор. - И у меня уже есть комплекты иллюстраций для каждого проекта.
   - Вот вы знаете, во мне уже начинает просыпаться что-то, похожее на счастье, - повеселела Кира. - Давайте, вы мне их архивами покидаете, а завтра мы займемся сайтом.
   - Завтра?
   - Учитывая, что презентацию мне нужно сделать за сегодня, то завтра я уже должна быть свободна. - Она задумалась и добавила: - Или уже совсем свободна. И тогда проблемы сайта меня уже волновать не будут. Спасибо за сотрудничество, Михаил Сте... - она протянула руку для пожатия, подняла взгляд на арт-директора и осеклась. Быстро убрав руку за спину, она протараторила: - Спасибо, Мишель, буду ждать архивы, - и юркнула в дверь, будто настоящая мышка.
  
   По дороге от арт-директора Кира сделала остановку возле кофе-аппарата, на припрятанный в кармане джинсов полтинник купила двойной эспрессо и пошла на рабочее место. Мелкими глотками она поглотила крепкий кофе. Без сахара, но в прикуску с шоколадом - белым, без гадкого какао-порошка, из-за которого Новикова покрывалась красными пятнами, как ребенок с ветрянкой. В голове прояснилось, чему, кстати, способствовал тот факт, что архивы от Воронцова М.С. действительно упали в соответствующую папочку на компьютере. Долой упаднические настроения! Впереди интересная работа! Кире всегда нравилось оформлять презентации. В этом было что-то "психиатрическое", от обсессивно-компульсивного расстройства - в ее навязчивом желании поставить картинку непременно вот так, ни миллиметром выше, ни миллиметром ниже. Причем, чтобы все фотографии в презентации были одного размера (или как минимум, выдержаны в равных пропорциях). И шрифт должен быть непременно одинаковым. А не то неаккуратненько получается. И ведь в реальной жизни такая параноидальная тяга к симметрии Кире была не свойственна. Ну, разве что криво висящие объявления/картины/баннеры выводили ее из себя, вплоть до желания оторвать конечности криворуким созданиям. Ну, правда, зачем им такие руки? Вот у нее руки тоже кривые. В целом. Но она же не пытается делать ими то, что не умеет. Теперь Новикова чувствовала себя алкоголиком, перед которым, после долгого воздержания, поставили до краев наполненный стопарь. От предвкушения в душе Киры закипала лава, которую остужало только слово "завтра". "Завтра" - это слово не для больных обсессивно-компульсивным синдромом. "Завтра" - это издевательство какое-то. Это только накидать наскоро. А потом наметанный взгляд Киры будет спотыкаться о сдвинутые на два миллиметра изображения, вызывая желание всё переделать. Совсем всё. А ведь эти люди ей еще и сайтом велели заняться. Хорошо, только содержанием, а не оформлением. Эх, не знает КиберКот, какого маньяка они на груди пригрели. Кому доверили свое брошенное без присмотра дитя...
   Сеанс "психо"-анализа был прерван миганием в нижнем углу монитора. Отдел закупок взывал о помощи. Первыми под гусеницы 1С-Делопроизводства попали постоянные пользователи одинэски. Кира оторвалась от своих крамольных мыслей и поскакала на первый этаж. После отдела закупок была Карина, которая загружала входящую корреспонденцию. Потом был склад, который располагался совсем в не там, где располагался компьютер, который учитывал то, что на этом складе находится... Потом был обед. А потом "завод" закончился. После сытного обеда, под монотонное жужжание кулера, Новикову одолела дремота. Эспрессо не помог. Кира попробовала читать доклад. На второй странице она поняла, что лучшего средства от бессонницы еще не изобрели, и открыла презентацию. Возмущение на какое-то время взбодрило. Кто?! Кто учил этих людей делать презентации? Кто сказал им, что если на слайд выложить страницу текста, он станет читаемее? Нет, читать его станут дольше. Но реже. Кто сказал, что если на слайд впихнуть пять фотографий, он станет в пять раз более информативным? Глупости. Вот если вы хотите что-то замаскировать, спрятать от зрителя, тогда ваш выбор - пять фотографий. А лучше все десять. Гарантированно никто ничего не разглядит. Откуда эта страсть к вырвиглазному красному на синем? А эти вензельные курсивы? Впрочем, шрифты Геннадия Николаевича были прямыми, рубленными и незамысловатыми, как приказы прапорщика. Шрифты - единственное, что понравилось Кире в презентации генерального. А с остальным еще работать и работать. И Новикова зевнула. Но тут, к счастью, ее выдернули в бухгалтерию. Последние два часа работы прошли у Кира в безуспешных попытках не упасть лицом в "клаву". Чтобы создать видимость работы она уперлась лбом в сложенные ладони поставленных на локти рук. Но здоровый сон оказался сильнее. Удар был звонким и не столько больным, сколько обидным. К счастью, свидетелями ее позора оказались только Роман и Денис Борисович. Начальник отдела после этого посмотрел на часы и предложил Кире уйти домой пораньше. Если он ожидал моральных терзаний, то зря. Новикова мгновенно собралась, помахала "наличным" коллегам и растворилась в коридоре. Ей бы пару часиков вздремнуть - и она будет как живая. Добравшись до квартиры, первым, после техобслуживания кошки, делом Кира поставила будильник. Потом еще два - если первый не сработает. Но и они оказались бессильны. Проснулась Новикова только утром, в восемь. Тридцать минут на душ и сборы. Двадцать - на дорогу. Десять - на то, чтобы придумать оправдание.
  
   Глава 5.
  
   Для большинства населения вторник хорош хотя бы тем, что он - не понедельник. Для Гены все рабочие дни были одинаково хороши. Только выходные вызывали смутное чувство досады от того, сколько бы еще наработали его сотрудники, если бы не этот нелепый Трудовой Кодекс. Понедельник Ген-директору нравился "планерками". Хотя никто не мешал ему собирать своих директоров в любой другой день недели, и даже пару раз на дню. А вторник... Сегодняшний вторник Колчевский ждал с любопытством. Так или иначе, сегодня он познакомится с предметом спора, внесшего такое оживление в с-Котские ряды.
   Геннадий подмечал все, на первый взгляд, мелочи. Например, инициативу Мишеля в отношении сайта, давно всеми заброшенного. Котэ на то и Котэ, что не напрягался по жизни. Он был великолепен в вопросах дизайна, беспощаден к малейшим проявлениям некомпетентности в своей команде, но его интересы ограничивались проектным бюро. Да и чтобы портреты он рисовал - такого раньше не было. Генеральный, если честно, даже не знал, что Воронцов рисует. По логике - должен, он всё-таки на архитектора учился, программа обязывает. Но за пределы проектов творческие потенции Мишеля - сколько он помнил - не выступали. Гена заметил огонек азарта в глазах КотоФея, который за последний год совсем погряз в рутине. Генерального пугал этот потухший взгляд. Влад без эмоций - это не только потерянная прибыль. Это, возможно, потерянный Влад. Что гораздо хуже. И на бурные - по меркам "отмороженного" КиберКота - протесты против загруза Киры Колчевский тоже обратил внимание. Нет, Костя всегда стоял на страже мира и спокойствия в своем стане, особенно в отношении айтишников, из которых вырос. Но чтобы прямо вставать - в буквальном смысле этого слова - против начальства, такого с Костей еще не случалось. В общем, спор ли, Мышка ли, но всё смешалось в доме, который построил Ген под "Своей крышей".
   Это было тем удивительней, что Дед Мороз не накопал про Киру Новикову ничего из ряда вон выходящего. Но для маленькой серой мышки Кира на удивление хорошо держала удар. Гена отметил, что перевод девочка сделала качественно и в срок. На счет "качественно" его уверил знакомый переводчик, которому доклад был отправлен на проверку. Не стал бы Колчевский позориться, отправляя за границу абы что. Вердикт гласил: "Не идеально, но для любителя весьма достойно". Задание было дано в пику Воронцову, чтобы лишить Мишеля доступа "к телу", и результат оказался неожиданным, а оттого приятным вдвойне. Отзывы по учебе для топов были хорошие. Кое-кто даже приходил к Гене поблагодарить. Генеральный "прогиб зафиксировал" и сам заглянул в "мануалы". Лично ему было всё понятно, хотя компьютерным гением Колчевский не был. На крайний случай у него под рукой всегда был Кот. То, что новенькая нашла в выходные время и желание заняться сайтом, тоже говорило в ее пользу. И презентацией ее можно было бы не грузить... Но тут Гена не удержался.
   Свою маленькую (в масштабах страны) империю Че-Котилло строил не только - и не столько - на подчинении, сколько на чувстве долга. Долга за то, что когда-то Гена пришел на помощь, выручил в тяжелой ситуации или просто открыл перед человеком новые возможности. В отличие от позиции многих руководителей, считающих своих подчиненных неблагодарным тупым быдлом, Гена верил в людей. Да, случалось в его практике, что люди доверия не оправдывали. Но потому, считал генеральный, что это оказались не те люди. "Не те" без жалости и сомнений вычеркивались из жизни Колчевского. Их заменяли "те", лично преданные руководителю. Гена не портил карму, создавая безвыходные ситуации, но умело использовал те, которые подбрасывала судьба. Вот и вчера он мог бы пройти мимо. Мог бы. Но не сумел. Рефлексы не позволили. Поэтому он и велел Кире вычистить за день набросанную вчерне презентацию. В принципе, задача была ей по силам. Но, как понял Колчевский из рассказа начбеза и личного опыта, как попало девочка работать не привыкла. А сделать всё хорошо у нее не было времени. Из "источников на местах", то есть от всезнающего и вездесущего Деда Мороза, генеральный знал, что половину вчерашнего дня Новикова консультировала по одинэске, а потом ушла с работы на полчаса раньше. Денис Борисович объяснил свое решение тем, что "девушка буквально засыпала на месте, всё равно толку от нее не было, и Зорин распорядился, если совсем невмоготу станет, отослать ее домой". От излишне сердобольного КиберКота, который мог в последний момент испортить всю малину, Гена избавился, отправив с проверками на объекты. Якобы, жалуются клиенты на качество коммуникаций. Итого, вот-вот к нему с повинной должна явиться Кира Новикова, которая не справилась с доверенным ей заданием первоочередной важности. И Гена проявит к ней понимание и душевную щедрость.
   Спор - спором, но Ген-директор всегда оставался руководителем, и ему было крайне интересно, как девчонка поведет себя в этой щекотливой ситуации. Начнет оправдываться или кого-то обвинит в неудаче? Начнет и врать и изворачиваться о том, что, типа, флешку забыла, компьютер вчера сломался с уже выполненной работой? Или скажется больной и вообще на работе не появится? Поведение в случае провала как ничто другое обнажало истинную сущность человека. Кто же на самом деле эта Мышка? Гена взглянул на часы. Время без двух минут девять. Геннадий вызвал секретаршу и напомнил ей о том, что желает видеть технического писателя с презентацией. Карина "взяла под козырек" и заботливо поинтересовалась, завтракал ли начальник? Колчевский "уговорился" на кофе с бутербродом, но после разговора с Новиковой, и принялся ждать.
  
   Кира появилась в 9:05. Неплохой результат для новичка, учитывая обстоятельства. Как Гена помнил из видеообращения к "Альте", девушка была маленькая и тощенькая. Выглядела она даже моложе своих двадцати шести. И вообще, в джинсах и свободной футболке, в которой небольшая грудь терялась, а худенькие плечики, напротив, торчали, Новикова больше напоминала юношу. Симпатичного такого юношу. Стрижка усиливала унисекс-образ. Ген-директор предпочитал женщин. Зрелых женщин, полноценных (с упором на "полно" в нужных местах), и Кира была не в его вкусе. Однако экзотика имеет право на существование. Иногда следует вносить разнообразие в сексуальную жизнь. Чтобы потом было с чем сравнить и убедиться в правильности выбора. Хотя, вдруг ему понравится? Может, в глубине души он латентный педофил с гомосексуальными наклонностями? Просто тщательно это скрывал. В первую очередь, от себя. Гена усмехнулся этой мысли.
   Тем временем Кира, понурясь, подошла к краю стола и остановилась, будто проштрафившаяся школьница перед директором. Эта мысль вызвала в нем определенный отклик. Геннадий не практиковал ролевых игр. Считал их пустым баловством. Но эротических фантазий не чуждался. Особенно сейчас, пока, в силу отсутствия постоянной любовницы, Колчевскому приходилось заглядывать на сайты для настоящих мужчин, которые не боятся сделать что-то своими руками. Похоже, он уже достиг того возраста, когда мысль о сексе с - хе-хе - школьницей возбуждает сильнее, чем мечты о перепихоне с учительницей.
   Новикова поздоровалась, не поднимая взгляд.
   - Доброе утро, Кира Владимировна, - бодро произнес Геннадий, будто не знал, что для Новиковой это утро добрым не назовешь. - Присаживайтесь.
   Он автоматически сделал жест в сторону кресла справа от стола, хотя посетительница на него не смотрела. Потому и не увидела. Или не захотела увидеть. Или посчитала себя недостойной. Во всяком случае, она не села, а всё также стоя и опустив глаза, произнесла на одном дыхании:
   - Геннадий Николаевич, я не успела сделать презентацию, мне очень жаль.
   Пока предельно прямо.
   - И почему же, Кира Владимировна?
   - Мне не хватило времени.
   Опять прямо, без уверток и оправданий. С признанием ответственности. Идеальная, с точки зрения Колчевского, стратегия поведения работника. В норме. Но ситуация-то была ненормальная. И сейчас Ген-директор предпочел бы, чтобы Кира покаялась, поплакалась, поупрашивала бы его... То есть обращалась к мужчине, а не к руководителю. Но как она может увидеть в нем мужчину, если глаз не поднимает? Хотя в этом тоже что-то было... Из любимого Гениного "Да, Господин. Слушаюсь, Господин". И это затягивало.
   - А почему, Кира Владимировна, вам не хватило времени?
   - Можно, я сегодня доделаю? - ответила девушка вопросом на вопрос, и наконец-то подняла взгляд на собеседника.
   Глаза у нее оказались большие, с рыжеватыми некрашеными ресницами. Они были мышиного цвета. Почему-то Гена этому факту не удивился. В глазах - наконец-то! - читалась просьба. Практически, мольба. И обещание "больше никогда / ни за что / ни при каких условиях /вот-те крест". Пальцы теребили края футболки. С чего она вообще так вырядилась? Всё-таки к директору собиралась. Это креа-банда Мишеля, включая его самого, позволяла себе появляться где угодно в чем угодно. А вчерашняя учительница должна представлять, что такое "дресс-код".
   - Успеете?
   - Сделаю всё, что в моих силах.
   Мольба из глаз исчезла. Осталось только обещание. Значит, мужчину в нем не разглядели. Но, учитывая осложненный харассментом анамнез, возможно, на данном этапе это и неплохо. Теперь самое время протянуть руку помощи.
   - Хорошо, - Ген-директор кивнул и вновь указал на стул.
   Теперь Кира присела. Забавно так: на самый краешек. Будто готовясь рвануть прочь при первой возможности. Колчевский молчал, вынуждая собеседницу к очередной реплике. Приняв предложение сесть, Новикова автоматически согласилась продолжить беседу. Она обязательно заговорит. Нужно только подождать. Потому что всегда есть "но..."
   - Геннадий Николаевич, - заговорила девушка, выдержав от силы пару минут, - а у вашей фирмы есть брендбук или просто фирменный стиль презентаций?
   И вновь о работе. Ген-директор ожидал, что Кира всё-таки попробует оправдаться перед начальником, доказывая, что "невиноватая я, он сам пришел". Как сотрудник Кира Новикова - ценное приобретение фирмы. А вот как объект спора на секс - не удалась. Не прислушался генеральный к верному Деду Морозу, посчитал, что в том говорит отеческий инстинкт. А это был голос здравого смысла. И с этим нужно что-то срочно делать. На разгон меньше двух недель.
  
   В тридцать минут на сборы Новикова не уложилась. Душ занял на десять минут больше, чем планировалось, потому что вода была такая теплая и такая приятная, что Кира не удержалась и немного расслабилась под мягкими струями. Нечаянно. Но это было не смертельно. У нее был волшебным образом починенный Владом велосипед, который экономил время на дорогу. Как теперь расплачиваться с коммерческим директором, был бо-ольшой дамоклов вопрос. Еще больший - и куда более актуальный - что надеть? В субботу Кира вещи стирать не закинула, потому что решила сделать это в воскресенье. А в воскресенье кошка подложила ей свинью. А понедельник Новикова просто выключилась и даже не вспомнила про одежду. А зря. Белая блузка после перекатов по полу Лазертаг-арены стала немного серая, с темными разводами. Свою рабочую белую футболку с морскими видами Кира вчера, в полусонном состоянии, заляпала кофе. Была еще одна нормальная футболка, но и там оказалась невесть откуда взявшаяся пятнистость на пузе. Целых пять минут Кира потратила на мучительный вопрос, что выбрать. Если что-то с юбкой из бесформенного офисного ужаса, то велосипед отпадает. Учитывая время на глажку и дорогу - Новикова гарантированно опоздает. А уж какое неизгладимое впечатление она произведет на генерального директора!.. Еще пара минут ушла на то, чтобы смириться с фактом, что идти придется в приличной, но безразмерной футболке, полученной на волонтерском мероприятии. Благо, это были те самые минуты, пока грелся утюг, а фен досушивал волосы, поэтому их было не так жалко. На косметику времени уже не осталось, но брасматик, пудра и помада прочно обжились в сумочке, так что если время будет, Кира забежит в уборную и привет себя в порядок.
   Оправдания пришлось придумывать, лавируя между пешеходами на тротуарах. В голове сразу всплыли истории, которыми ее потчевали ученики. Самые фантастические, с участием зомби, вампиров и Таноса, хоть и были отброшены сразу, но настроение поднять успели. Более правдоподобные продержались чуть дольше. Но, в конце концов, чем ей помогут слова о том, что она забыла дома флешку? Отсрочит увольнение на полчаса? Самой соблазнительной была мысль о "воспалении хитрости". Но тут возникла этическая дилемма. Про простуду не соврешь - могут и проведать прийти. От доброты душевной. А рассказывать малознакомым мужикам про то, что не слазишь с горшка, как-то не комильфо. Даже "комиль-фе". Да и номеров начальства у Киры по-прежнему не было. Нужно срочно обзавестись. Вдруг, и правда прижмет? В общем, к моменту прибытия к месту назначения Новикова уже решила честно во всем признаться и встретить врага лицом к лицу. Решение казалось верным. И правда, если Геннадий Николаевич из породы Мишеля и КотоФея, не стоит к нему спиной наклоняться...
   Каким-то чудом и попутным ветром Кире удалось вбежать в офис вовремя. В 9:02 ее компьютер завершил загрузку, приветствуя сообщением от Карины. Из сообщения следовало, что генеральный ждет Новикову уже целых две минуты. Блин! Мало того, что ничего не сделала, еще и задерживается на "ковер". Сразу вспомнились слова Шелдона из любимого сериала:
   "- Извините, я опоздал.
   - Что случилось?
   - Ничего. Просто идти не хотелось".
   Во избежание приколов и напутствий со стороны парней, Кира выскочила из кабинета молча и потрусила (во всех смыслах этого слова) в приемную. Карина одарила "опоздунью" порицающим взором. Новикова кивнула в ответ, мол, "да, виновата", и храбро открыла дверь в свой персональный ад на ближайшие пятнадцать минут.
   В кабинете генерального стоял легкий запах курева, какой бывает в помещениях, где изредка смолят в открытое окно. Сама Кира никогда не курила, и агрессивный запах табака вызывал в ней острую неприязнь. Но в таком легком коктейле был терпим. И почему-то успокаивал. Может, тем, что генеральному присущи человеческие слабости. Начало беседы Новикова помнила смутно. Отвечала на автомате, стараясь унять дрожь в груди, коленках и пальцах рук, и перистальтику в кишечнике. Более-менее Кира пришла в себя после вопроса, почему ей не хватило времени. Ответ про "можно, я сегодня доделаю", выскочил сам собой, и глаза тоже сами собой оторвались от стола и поднялись на начальника. В чем-то Новикова поняла Карину. Геннадий Николаевич действительно был представительным мужчиной. Лицо у него было вытянутым, худощавым и сосредоточенным, как у взявшей след благородной гончей. Только у гончей была морда, а у этого - лицо. По-мужски красивое. Но в каждой его черте сквозило ощущение хищника. Эдакого волка-одиночки, капитана фрегата, встречавшего на пути и шторма, и полный штиль. И врагов, останки которых давно покоятся на дне океана. Карина что-то говорила про его желание остепениться. Теперь, заглянув в его глаза, Кира не поверила этим слухам. Не может морской волк окопаться на суше. А на корабле нет места женщине и детям. И всё же, в своей неприкрытой брутальности он был привлекателен. Наверное, как раз вот этой непокорностью и внутренней свободой. Виски генерального посеребрила седина. Она же пробивалась в коротко подстриженных темных волосах. Темные же глаза неясного цвета цепко наблюдали за посетительницей из-под бровей. Понятно, за что его парни побаиваются. Но нападать сейчас он не собирался. Просто присматривался. Кира расслабилась. Сегодня ее совершенно точно не собираются выгонять с работы. И с этого момента разговор пошел в нормальном, конструктивном ключе.
   Когда Новикова выскочила из кабинета Колчевского, ее распирало от счастья.
   - Тебе что, премию дали? - спросила удивленная Карина.
   - Почти, - ответила Кира. - Меня не уволили!
   И вприпрыжку от избытка выброшенного в кровь адреналина, помчалась к двери приемной, где столкнулась с Константином Сергеевичем. Не сказать, чтобы это было совсем неприятно. Он придержал Новикову своей крепкой рукой и даже прижал на случай, если она решит упасть. Он был теплый, и сильный, и мужественный. Только не такой пугающий, как генеральный. И от него пахло не сигаретами, а приятным парфюмом. И кожа на щеках у него была такая гладкая, что хотелось по ней провести пальцем. То есть в целом это было очень даже ничего. Но больно.
   - Кира Владимировна, что вы тут делаете? - поинтересовался Большой Шеф.
   - Я тут работаю! - радостно ответила Кира и поскакала на свое рабочее место.
  
   Собственно, основные вопросы с генеральным Кира согласовала. За отсутствием фирменного шаблона для презентаций, она будет использовать стиль сайта. Его разрабатывали профессионально, не исключено, что сам Мишель. Может и не он, но в итоге получилось круто. Минималистично и душевно. На своем варианте содержания и оформления Геннадий Николаевич не настаивал, поэтому Новикова с легкостью начала с нуля. Бывают случаи, когда переделать легче, чем исправить. В уши - наушники, в наушники - инструменталку, в инструменталку - побольше позитива. Теперь, когда глаза не слипались, а оформление и содержание не раздражало, дело понеслось. Она осилила целых десять слайдов, когда почувствовала движение рядом. Справа, вместе со стулом, к ней пристраивался технический директор.
   - Заездили? - поинтересовался он, укладывая левую руку на спинку Кириного кресла.
   Константин Сергеевич сегодня проявлял солидарность с трудящимися отдела, и тоже был в белой футболке. Только на его майке во всю пасть улыбался синеглазый хаски. Это была одна из тех футболок, которые красиво обтягивают торс, когда есть что обтягивать. У КибреКота это что-то определенно имелось. И загорело-волосато-мускулистые за пределами рукавов руки тоже притягивали внимание. И та, предплечье которой лежало на столе рядом с мышкой Киры, и та, от которой слева виднелась только кисть, но которая пылала жаром за спиной, обжигая шею сильнее полуденного солнца. У Новиковой появилось желание встряхнуть головой, чтобы избавиться от нахального наваждения, окружившего ее со всех сторон.
   - Справляешься? - переформулировал вопрос начальник, повысив голос. Видимо, посчитал, что в первый раз Кира его не услышала.
   Она вынула из ушей наушники и повернулась к техдиректору. Он сидел совсем близко, каких-то сантиметров пятнадцать - двадцать до столкновения носами. И чуть дальше до тонких, чуть приоткрытых губ. Черт! Кира перевела взгляд на монитор.
   - Сегодня - да, - уверенно ответила она, после того как сглотнула неизвестно откуда набежавшую слюну. - Пока никуда не нужно бежать тушить пожар.
   Меньше всего сейчас хотелось переключаться на одинэску.
   - А ты чат отключи, - предложил Константин Сергеевич, и Кира ошалело на него посмотрела.
   Во-первых, это "ты". Это было не панибратски-уничижительное "ты" КотоФея. Это было дружеское "ты", какое проскакивает в разговоре между близкими людьми. Во-вторых, сама по себе идея отключить корпоративный чат казалась кощунственной. Но техдиректор истолковал мимику сотрудницы по-своему.
   - Не знаешь, как отключить? - уточнил он.
   - Догадываюсь, - ответила Новикова. - Но это же неправильно...
   Технический директор, уткнувшись в монитор, произнес:
   - Кира, они столько без тебя жили... Поверь, и еще один день проживут, - он встал, и рука, которая лежала за ее спиной, почему-то оказалась у Киры на плече. - Красиво получается, молодец, - похвалил Константин Сергеевич и, оставив девушку гадать, что же это только что было, ушел в свой "аквариум".
   По дороге он не забыл вернуть стул к столу Дениса Борисовича. Теперь, когда ничего не доказывало факта их разговора, Новиковой казалось, что ей всё причудилось. КиберКота скрывал монитор и куча бумажек. Вроде, никаких галлюциногенов Кира с утра не принимала. Для ясности рассудка она сходила за кофе, вновь заткнула уши наушниками и погрузилась в работу.
   Ее отвлекали еще дважды. В первый раз - Вано, который позвал на обед. Айтишники пошли в кафе почти полным составом. Не было только Дениса Борисовича, умчавшегося по семейным надобностям, и Романа, который на предложение сходить пообедать потряс своим ланч-боксом. Даже Большой Шеф присоединился. Он уселся напротив Киры. Парни сначала спорили, какой ноут купить для генерального. Оттуда их каким-то ветром занесло в компьютерные игры. А потом - к достоинствам разных марок автоматического оружия. Новикова в этих вопросах ничего не смыслила, потому молчала. Константин Сергеевич тоже был немногословен, но время от времени Кира ловила на себе его пристальный взгляд. После этого она быстро опускала взгляд в тарелку, и делала вид, будто ничего не было. Но еда в горло не лезла. Да и аппетит пропал. В итоге Новикова и время потеряла, и поесть - по-человечески не поела. Вернувшись, она вновь отгородилась от окружающего мира монитором и наушниками, и работа закипела...
   Второй раз Кире помешал Воронцов. Он возник, как черт из табакерки, прямо за ее спиной. Разумеется, сначала он туда как-то пробрался, но когда и как - Новикова не отследила. Она только услышала прямо над ухом: "А неплохо получается!" и сразу обернулась. Мишель стоял позади, в голубой рубашке, расстегнутой если не до пупа, то рядом, брендовых джинсах с низкой посадкой и с хитро взъерошенными волосами. В общем, выглядел он вызывающе сексуально, будто собрался в ночной клуб. Кира взглянула на часы в мониторе - самое время. Без десяти пять. Пора и честь знать. Презентация, к слову, уже была закончена.
   - Костя, отдашь ее ко мне в отдел? - спросил Мишель.
   - Ступай, ступай, болезный, - подал техдиректор голос из аквариума. - Нынче барин не подаёт!
   - Злой ты, Костя, - осуждающе произнес Воронцов. - Кира Владимировна, раз уж вы завершили с презентацией, может, сайтом займемся? Я всё ждал, когда вы в чате появитесь. А вас всё нет и нет... Вот, зашел проведать, не случилось ли чего.
   - Спасибо, Ми... - Новикова на секунду задумалась, и всё же закончила, - Мишель.
   Ми-ми-Мишель - это про Воронцова.
   Константин Сергеевич уставился на нее из-за своего компьютера. И чего-то ждал. Только непонятно, чего.
   - Кира, у нас действительно времени практически не осталось...
   Слова арт-директора прозвучали почти просяще. Новикова подняла на него взгляд. Прикид был провокационно-вызывающим. А выражение лица - совершенно человеческое. А что? Кира оценила свое состояние - вполне бодрое.
   - Ну, раз не осталось, то идем, - улыбнулась она в ответ, отправила презенташку генеральному и встала.
  
   В коридоре Мишель по-хозяйски приобнял Киру за талию и тоном "какие_нынче_погоды_чудные_стоят" поинтересовался, как прошел день. Кира хотела было ответить, что в ожидании его визита, но вовремя остановилась. Шутку могут не понять. И даже, скорее всего, примут за чистую монету. Поэтому Новикова решила сменить тему и спросила, не боится ли Мишель из-за сайтостроения опоздать.
   - Куда? - не понял Воронцов, но руку опустил.
   Ура! Хорошо, что бухгалтерия обитает на первом этаже. Ведь время такое... опасное. Самое то, чтобы попасть под бдительное око местных кумушек. И не отмоешься потом. Какой же здравомыслящий бухгалтер поверит, что девушка, в обнимку с арт-директором, без нескольких минут пять, идет сайтом заниматься?
   - А? - Новикова вернулась в реальность. - А... Ну, в свой клуб ночной. Или куда вы там собрались...
   - А с чего ты взяла, что я куда-то собрался? - прямо очень настойчиво как-то поинтересовался Мишель.
   - Ну... - смутилась Кира. - Бабушка, а зачем, в противном случаем, вам такие большие... - она рукой показала на Воронцова от макушки до... Подумав, довела жест до пола, чтобы не ставить себя в еще более неловкое положение, и закончила: - зубы...
   Мишель подавился смешком. Потом хихикнул еще раз. А потом, прикрыв рот рукой, расхохотался.
   - Чтобы скорее съесть тебя, Красная Шапочка, - кровожадно заявил арт-директор.
   - Вот этого-то я и боюсь, - призналась "Красная Шапочка". - Хотя ваш генеральный на волка больше похож... Но тут не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Бывает, "я от волка ушел, от медведя ушел", а потом раз - и лиса, такая, на ухо присядет. И всё. Нету больше Колобка.
   И, в качестве иллюстрации, развела руками.
   - Не льстите себе, Кира Владимировна, - с ухмылкой заявил арт-директор, и Новиковой действительно стало неловко за свои неуместные предположения. - До Колобка вам, как Васе Пупкину до Рембрандта, - заявил Воронцов, вынул из заднего кармана джинсов ключ и открыл дверь в свой кабинет.
   Кира на пару мгновений зависла перед распахнутой дверью.
   - Вкатывайся уж. - Мишель подтолкнул девушку вперед и закрыл за ними дверь. - Не бойся, сразу есть не буду. Нам сначала сайт начальству сдать нужно.
  
   В кабинете у арт-директора с последнего визита практически ничего не изменилось. Тот же триптих на стене, те же шкафы со слюносборниками, тот же развернутый к зрителям монитор с сайтом компании. Что хранилось ниже, спрятанное под браузером, был вопрос вопросов. И, будь на месте Воронцова хитрая Лиса, она бы непременно воспользовалась им, чтобы заманить Колобка прямо себе в пасть. Правда, Кире до Колобка действительно было далеко. Прежде всего - по объемам и питательности. По части Чувства Собственного Величия до известнейшего русского хлебобулочного героя Новиковой тоже было... не близко. Она так надеялась. И всё же вопрос оформления рабочего стола Воронцова будоражил Кирино воображение. Народная мудрость скрыла от потомков, как у Колобка было с любопытством. Но у Киры его хватило бы на двоих. Положение же обязывало хранить лицо, поэтому Новикова решила хранить молчание.
   Мишель галантно отодвинул стул в гостевой части стола. Кира, поблагодарив, присела. Эх, будь на ней сейчас платье, она бы элегантно поправила юбку. Как положено приличной леди. Но чтобы быть приличной леди, нужно иметь приличный гардероб. А чтобы купить для него наряды, нужно дожить до первой зарплаты. Архисложная задача в условиях перманентного стресса от клубящихся вокруг мужчин. Ехали бы они в свои клубы уже...
   - Чай, кофе, потанцуем? - поинтересовался хозяин помещения.
   - Можно сразу сайт? - попросила Кира. - А потанцевать вы уже сами потом. Кого хотите.
   - Нет в вас, Кира, романтической жилки, - произнес Мишель, укладывая во френч-пресс деревянной ложечкой шарики чая. - А как же творческий настрой? - Он добавил к шарикам воды из щелкнувшего чайника.
   - У меня дома четверо новорожденных и кормящая мать, - призналась Кира. - Какая романтика с таким зоопарком? - Она тяжело вздохнула.
   Мишель тем временем вжал в дно распускающиеся бутоны чая и слил содержимое в кувшин на столе. После чего залил френч-пресс заново. Не лень же! Несколько раз прокачав поршень, арт-директор разлил содержимое по двум кружкам.
   - Аллергии на чай, кстати, у вас нет? - весьма своевременно спросил он.
   - Нет. У меня аллергия только на какао-бобы.
   Воронцов поставил одну кружку перед Кирой, а вторую - рядом. И придвинул себе второй гостевой стул, чем совершенно дезориентировал девушку. Что у них сегодня за мода такая?
   - А можно... клычки припрятать? - поинтересовалась Новикова, взглядом указав на распахнутый ворот. - Отвлекает немного.
   - Немного? - Мишель хитро улыбнулся.
   - Чай мимо рта не пронесу. Но в целом как-то неловко. Если вам не трудно.
   Интересно, если бы она сейчас сидела с декольте до пояса, ему бы комфортно было? Кире там, правда, щеголять нечем. Так и Мишель - не Шварценеггер. И вид его обнаженного торса вызвал смутное чувство несоответствия. Будто она нечаянно забрела в мужскую раздевалку.
   Воронцов послушно застегнулся.
   - Спасибо, - поблагодарила девушка. - И за чай тоже. Поможете подобрать правильные иллюстрации к разделам? Текст я накидала. Но я не специалист по SEO, поэтому не уверена, что это то, что нужно.
   - Сайт уже достаточно раскручен. Его не нужно выводить в топ с последних страниц. Нужно просто актуализировать информацию.
   И Мишель открыл с нижней панели архив, который Кира сбросила в воскресенье.
   В первый момент Новикову разобрало зло. Черт подери, он даже не потрудился открыть то, на что она убила целую субботу! Но следом пришло понимание: где она, со своими проблемами, и где он - арт-директор и просто Аполлон. Ей вообще-то нечеловечески повезло с этим свиданием, на которое Мишель так намарафетился. Потребовалось ему часок скоротать - вот и вытащил к себе Киру. А не потребовалось бы, так бы про нее и не вспомнил. Ведь кто крайний остается, что работа не выполнена? Разве начальники бывают виноватыми? Нет. От слова "ни-ког-да". Так что низко кланяемся, широко улыбаемся и глубоко лижем за барскую щедрость.
   - Ну, с проектами, которые выходят на презентацию, всё ясно, - быстро пролистал Мишель раздел с акциями.
   - А другие фотографии по ним можно посмотреть? - вежливо попросила Новикова, широко улыбаясь. Потому что с "глубоко лижем" пока не складывалось.
   - Чем вам имеющиеся не угодили? - чуть напрягся арт-директор.
   - Давайте, вы сами выберете, что вам больше понравится. Мне сложно определиться, - дипломатично ответила Кира.
   Воронцов расслабился и растекся в кресле. Всё-таки, насколько они здесь удобнее, чем те, что у КиберКота стоят! Мишель двойным кликом открыл папочку и запустил просмотр по первому типовому предложению.
   - Это явная фигня, - прокомментировал он первую фотку.
   - Это тоже не очень, композиция подкачала, - про вторую.
   - Здесь бы чуть под другим углом снять, - про третью.
   К восьмой, последней, фотографии, он запустил руки в волосы, превращая тщательный художественный беспорядок в искренний бардак, и повернулся к Кире.
   - Я не понял, что за криворукие пи... - он кашлянул в кулак, - фотографы это снимали? - спросил Мишель таким тоном, будто она и была тем самым "Криворуким Пи".
   Новикова пожала плечами.
   - На слайдах их по нескольку, не так в глаза бросается, - утешила она арт-директора. - А вот на сайте они по одной будут открываться.
   Но, заметив, как тот расстроился, добавила:
   - Ну, всё не настолько плохо. Точнее, всё совсем неплохо. Просто... неидеально, - подобрала она подходящее слово.
   Воронцов усмехнулся:
   - "Неидеально". Да вам в дипломаты, барышня, идти нужно было. По всем проектам так?
   Кира на пальцах изобразила "более-менее". И чтобы сомнений не осталось, дополнила жест кривой физиономией.
   - Мдэ, - скривился арт-директор в ответ. - Фотографа кастрировать, чтобы не портил светлое будущее человечество своими генами. Девок моих косоглазых завтра выпороть. А мы тут попробуем пошаманить...
   И стал шаманить. Он вытягивал резкость, корректировал цветовую гамму, высветлял, кадровал и колдовал еще какими-то способами. А Кира на это смотрела. Восхищенно смотрела. Словно булгаковская ночь, любимая работа превращала Мишеля в другого человека. Или не человека? Демона-пажа, подставлявшего когда-то лицо лунному свету. Без выпендрежа и "рисовки" арт-директор казался моложе и тоньше. Черты лица словно заострились. Прическа давно перестала быть прической и превратилась в воронье гнездо. Зато всё это вместе взятое: подвернутые рукава, острый взгляд, "воронье гнездо", едкие замечания от Внутреннего Критика, тонкие пальцы, щелкающие мышкой - всё это, похоже, и было настоящим Михаилом Воронцовым. Иногда Кире казалось, что арт-директор про нее забывал, настолько тот погружался в процесс. Но нет. В самый неподходящий момент он спрашивал Кириного мнения. Иногда с ним соглашался, чаще спорил или просто бурчал. Возможно, это бурчание и пробудило солидарные звуки в животе Киры.
   - Ты голодна? - словно очнувшись, спросил Мишель.
   - Ну-у...
   - Ясно. Никуда не уходить, сейчас накрошу бутеры и вернусь, - велел арт-директор приказным тоном. Кира даже не предполагала в гламурном блондине таких доминантных наклонностей.
   - А пописать? - осторожно спросила она.
   - Пописать можно, - разрешил Воронцов. - Но чтобы к моему приходу сидела на своем месте.
   Черт те что, а не работа, думала Новикова, возвращаясь из "дамской комнаты". Но очень любопытное "черт те что".
   Неизвестно, где в пустом здании арт-директор накопал сыр, батон и колбасу, но бутерброды он действительно принес. Полукопченая колбаса наполнила ароматом чеснока весь кабинет. А, может, Кире так просто от голода казалось. Хозяин гостеприимно "освежил" в кружках чай и тоже потянулся к еде. Заморив червячка, Новикова почувствовала себя счастливей. Ей вновь пришла в голову цитата из любимого сериала: "Очень часто, когда женщины думают, что злые, они просто голодные". Кто знает, если бы ей удалось нормально пообедать и вспомнить про полдник, может, и фотографии из презентации не казались бы ей такими отвратительными. И расстегнутая рубашка арт-директора не так бы раздражала...
   - Мишель, а почему ты не вешаешь здесь свои картины? - спросила Кира. За работой они незаметно перешли на "ты", и это казалось совершенно естественным.
   - А с чего ты взяла, что это не мои картины? - с хитрым прищуром поинтересовался Воронцов.
   - Я знаю, кто автор. Это Ирина Рогова.
   - Ба! Да ты у нас знаток живописи?! - с каким-то преувеличенным восторгом воскликнул арт-директор.
   - Вовсе нет, - обиделась Новикова. - Я же в школе работала. А там нас с классом обязывали на всякие выставки местные ходить. Там я с ее работами и познакомилась. У меня, между прочим, тоже дома такая картина висит. Только одна. "Утро весны" называется.
   - А еще? - спросил Мишель.
   - Всё.
   Уже выговорив это простое "всё", Кира сообразила, что, наверное, Мишель намекает на свой портрет. В смысле, на портрет, который он нарисовал. Но Воронцов, если и обиделся, то очень правдоподобно не подал вида. Он задал вопрос:
   - Любишь акварель?
   - Не знаю. Просто понравилось. Там цвета такие... радостные. Свежие. Вообще, - вдруг для себя осознала Кира, - акварель - это самая честная техника, по сути. Карандаш можно стереть, масло закрасить поверх. И только акварель как получилась, так получилась.
   - Любишь честность? - пристально глядя ей в глаза, спросил Мишель.
   Новикова кивнула:
   - А кто ее не любит?
   Воронцов помолчал, дожевывая бутерброд, и вдруг протянул:
   - Слу-ушай! У Роговой же на следующей неделе выставка открывается. Хочешь сходить? Ну, там, автографы, музыка, богема...
   - Я бы с удовольствием, - призналась Кира, которая на таких мероприятиях никогда не была. Не то, чтобы она об этом мечтала. Но ведь интересно, наверное. - Только у меня надеть нечего. В смысле, нарядного.
   - Тю! Это же богема. Можно прийти хоть в застиранной робе и тапочках. Главное, сделать вид, что это копец, как концептуально, - рассмеялся арт-директор. - Соглашайся! Я бы один не пошел, честно говорю. А с тобой - пожалуй, даже готов взбодрить это болотце...
   Мысль была заманчива, но тут взгляд Киры уткнулся в нижний правый угол монитора, где показывают время. Мать-мать-мать...
   - Ой! А что, уже половина восьмого? - удивилась Новикова.
   - А что, детское время? - как-то недобро спросил Воронцов.
   - Нет. У меня там кошка сейчас сидит в коридоре и гипнотизирует входную дверь. Всё, что можно было съесть, она подъела часа три назад, и теперь материт безответственную хозяйку, - пояснила Кира.
   - Ладно. Беги, спасай свою кошку...
   - И котят, - напомнила Новикова.
   - Котят тоже спасай. Но при условии, что составишь мне компанию на открытии, - погрозил пальцем арт-директор.
   - Договорились.
   Кира подскочила и помчалась на улицу, где на стоянке еще стояли несколько машин и один велосипед.
  
   Кошка действительно встречала Киру в коридоре, истошно мяукая. Пробиваться к миске пришлось, глядя под ноги, чтобы не затоптать крутящуюся там любимицу. Гермиона, похоже, считала, что если хозяйка забыла о ней на работе, теперь никто - в первую очередь Мия - не может быть уверен, что такое не повторится дома. Наскоро похрустев кормом, киса нырнула в гнездо. "Мр-р-мя-у", - удивительно нежно позвала она котят. В переводе с кошачьего это означало: "Ваша мама пришла, молочка принесла".
   Молочко - это хорошо. Молочко - это конструктивно. А бутеры - нет. Бутерброды - враг желудка. И друг лишнего веса. А так как лишнего веса у Киры не было - ей и нормального-то не хватало - даже так бутерброды в друзья не вписывались. А вот омлетик - это полезно. Всё-таки прав Влад: с такими стрессами и без нормальной пищи недолго и гастрит заработать. В поисках яиц, молока, овощей и сосисок - тот еще "квест в холодильнике" оказался - обнаружилась вскрытая в прошлом году коробочка окситоцина. А ведь Новикова честно всё пересмотрела. Но у нее такое случалось. Бывало, всё перекопает в поисках какой-нибудь вещи, а через пару дней найдет ее на самом видном месте. Или не на видном, но том, где точно искала. Поэтому Новикова не столько расстроилась или удивилась, сколько задумалась о расплате перед КотоФеем. Тортик ему спечь, что ли? Раз уж он такой... гастрально-озабоченный. Хотя, наверное, как положено мужику, он предпочел бы мясо. Но как она ему в офис мясо принесет? Ничего, тортик - это тоже неплохо. И вообще, дарёному торту в зубы не смотрят. На этой позитивной ноте Новикова добавила к поджаренным овощам и сосиске яично-молочную смесь, накрыла сковородку крышкой и пошла шукать по интернетам подходящий рецепт. Идти за продуктами сейчас было невыносимо лень. Она приняла решение заняться выпечкой завтра. После работы. Зайдет в магазин, купит всё нужное, приготовит... А в четверг подарит. Четверг - это же отличный день для тортика? По мнению самой Киры, для тортика отличным был любой день недели. Но кто его знает, как там положено по фен-шую. Определившись со списком покупок, Кира поела, запустила стирку, немного почитала дамский романчик, умылась и пошла спать.
  
   Глава 6.
  
   Утро нового дня Новикова встретила легко. За окном, не прикрытом из-за приступа лени шторами, приветливо улыбалось солнышко. Синело небо, прозрачное, как весенняя акварель. Но главное - Кира выспалась. Полностью. Она включила на колонке радио. Вместо зарядки энергично подергала попой под бодрую попсу. Ополоснулась под прохладным душем. Выпила утренний молочный коктейль с бананом, медом и овсяными хлопьями - раз уж решила за здоровьем следить. Погладила высохшую за ночь одежду - и всё равно вышла раньше обычного времени. Вот какие чудеса творит здоровый сон!
   Вчерашний вечер откровенно порадовал. Мишель оказался классным парнем. Самым приятным из всех директоров, хотя на первый взгляд не скажешь. У Киры было ощущение, будто она знала его всю жизнь. Да, он красив, умен и дьявольски талантлив. Но когда об этом забывает, просто чудо, а не человек. Во всяком случае, с ним гораздо легче, чем с Костей, который вроде правильный и хороший... Но реакция Киры на него настолько... неправильная, что лучше держаться от него подальше. Влад вроде оказался не таким гадом, каким казался вначале, но непредсказуемость и напористость превращали его в корзину, полную обезьян с гранатами. Слава богу, что хоть Геннадий Николаевич к ней интереса не проявлял. И Дед Мороз. Особенно Дед Мороз. И, несмотря на все сложности, странных директоров и кучу задач, Кире безумно нравилась ее новая работа. Приключения и эмоции. Интересные люди и новые ощущения. Вызов, который ей бросали. Возможность совершить невозможное.
   В общем, настроение Новиковой к моменту ее появления в офисе было радужным. Вряд ли бы оно осталось таким, если бы она знала, что спустя каких-то пятнадцать минут она станет объектом обсуждения тех самых "странных" директоров.
  
   Дело происходило в комнате для приватных совещаний. Декорации те же: диван, кресла, столик, кофе-машина, вазочка с печеньками. Действующие лица в полном составе. Когда все подтянулись, Мишель сделал заявление:
   - Вчера у нас с мисс Мышкой было свидание, - сказал он.
   - А как правдоподобно ты вчера изображал обеспокоенность судьбой сайта... - как бы между прочим отметил Костя.
   - Не поверите, мы сайтом и занимались! - арт-директор произнес так, будто сам всё еще не мог в это поверить.
   - Отчего же. Я вот очень даже поверю, - хмыкнул Ген-директор, вспоминая встречу с Кирой. - Только не понял, причем тут "свидание"? Такими темпами можно сказать, что у нас сейчас групповуха происходит.
   - В каждой шутке есть доля шутки, - дипломатично заметил КиберКот. - Хотя я бы скорее назвал это "групповым изнасилованием". В смысле, "изнасилование группы". В связи с предстоящей презентацией.
   - Кстати, раз уж вы так не вовремя напомнили, - Гена сделал вид, что, типа, забыл. - Шель, так что у нас всё же с сайтом? Вы там занимались, занимались, да вызанимались чем-нибудь в итоге?
   - Вызанимались, вызанимались, не переживай. Кира - девочка хорошая, умненькая и глазастенькая. Всё сделала, как надо. И фотки мы подобрали классные. В общем, всё сделано в лучшем виде. Теперь главное - апгредить, - Воронцов выразительно посмотрел на техдиректора.
   Костя кивнул.
   - Свидание прошло плодотворно, - фыркнул Влад.
   Организационные проблемы с предстоящим мероприятием были разрулены, и коммерческий директор был уверен, что стать жертвой "изнасилования" ему сегодня не грозит. Поэтому мог себе позволить откровенно потешаться над ситуацией.
   - Напоследок Мышка даже позволила подержать себя за хвостик, - сюсюкающим тоном закончил он.
   - Возможно, Влад, ты не поверишь, - отмахнулся Мишель, - но некоторые люди не только трахаются, но еще и разговаривают. И не только на тему "что-где-почём". Про искусство, например, художников...
   - Неправда, - возмутился Влад. - Я тоже могу про искусство. Вот, слушай: "Позвал меня Серега, - почти в тон спел он, - на выставку Ван-Гога..." - и, не тратя время, сразу перешел к главному: - "На Ла-бу-тенах-нах..."
   - Гопник, - презрительно выплюнул Шель.
   - Мажор, - симметрично отреагировал Дягиль.
   - Вы еще подеритесь... из-за прекрасной дамы, - в угрозой в голосе произнес Гена. - Так. Завтра презентация. Еще раз пройдемся по готовности...
  
   На компьютере, который Новикова вчера впопыхах забыла выключить, обнаружилась "посылочку" от Мишеля. В архиве обнаружились полный комплект фотографий, в том числе для тех разделов, до которых они не добрались вчера. То есть Воронцов вполне справился бы без присутствия Киры. Но она и так это знала. Однако небольшой довесочек к архиву в виде коллажа "Моей музе" изменил угол происходившего. На коллаже была хорошо знакомая картина, которую девушка видела каждый день у себя на стене. Неизвестно, откуда фотография "Утра весны" взялась у Воронцова. Наверное, где-то в сети нашел по названию. Сквозь небо и воду озера проступало полупрозрачное лицо Киры, а ветка зацветающей яблони на переднем плане выглядела венком на ее голове. Лицо было зеленоватым, и если бы не глаза, Новикова выглядела бы утопленницей. Радужки были не болотными, как на самом деле, а ярко-травянистыми. Благодаря сияющим глазам и зеленым, развевающимся волосам Кира казалась русалкой. Ух! Самое обидное, ведь ни с кем не поделишься! Вот же несправедливость...
   Словно в ответ ее мыслям, в кабинет вошел Константин Сергеевич. Однако желания делиться произведением Воронцова с ним у Киры не возникло. Напротив, она почему-то поспешила свернуть окошко с изображением. Однако в этот раз КиберКот не спешил подсаживаться. И заглядывать в монитор не стал. Даже не подошел. Он поздоровался общим "всем_приветом" и бросил в сторону Новиковой:
   - Кира Владимировна, что у нас с сайтом?
   Кира понятия не имела, что там у НИХ с сайтом, и с каким именно, но про свою работу с Мишелем сказала, что всё готово.
   - Передайте, пожалуйста, материалы, Алексею, он зальет. Дима, Денис Борисович, подойдите по завтрашнему мероприятию, - скомандовал Большой Шеф и прошел к себе.
   Вот так. Вчерашний вирус прошел, пациент выздоровел. Какая муха вызвала в нем приступ демократии и тяги к подчиненным, оставалось гадать. Новикова перекинула Лехе архив арт-директора - удалив из него русалку, разумеется. "Муза" полетела в другое место, Кире на почту. В качестве обоев на ноут. Стоило Новиковой сбросить с себя сайт, как ожил чат. Народ словно ждал, пока Кира освободится, чтобы обрушить на нее лавину вопросов по одинэске. Может, не лавину, но достаточно, чтобы занять до самого обеда. Обедать они пошли втроем с Димоном и Вано. Дима в лицах изображал процесс подготовки к предстоящей презентации в ближайшем бизнес-центре. Но Кира слушала его рассеянно. Теперь, когда над ней ничего не висело, в голову к Новиковой лезли всякие глупые мысли. Про непонятное вчерашнее поведение Константина, и еще более непонятное нынешнее возвращение к обычной модели. И хотя сегодня никто на Киру не пялился, аппетита у нее всё равно не было. Она ковырялась вилкой в тарелке, и размышляла о том, что женщина всегда чем-то недовольна. Сначала тем, что на нее смотрят, потом - что не смотрят. Небо за окном мрачнело, под стать настроению девушки. Парни, казалось, не заметили того, что спутница была с ними чисто номинально. Они вернулись из кафе сытыми и довольными.
   Отдел встретил Киру со товарищи печальным гитарным напевом. В этот раз Константин не стал прерываться из-за появления зрителей. Мелодия была незнакомой, но от нее веяло средневековой балладой в духе Blackmore's Night. Вано в этот раз не стал шуметь, а тихо прошел на место. Дима проходить не стал, а, развернув задом наперед гостевой стул возле ДенисБорисыча - тот самый, на котором технический директор сидел вчера рядом с Кирой, - оседлал его и стал отстукивать ритм по спинке. И впрямь, тут целая рок-банда собралась. Новикова задумалась о том, что директора "Своей крыши" не то, чтобы с крышей не дружат, но каждый из них хранит свою тайну. Коммерческий директор по ночам превращается в огра, - тьфу, в байкера! В любом случае, перестает быть жабой. Арт-директор втайне от всех рисует картины, которые никому не показывает. Технический директор, как подбалконный испанец, плавит сердца игрой на гитаре. Пол сердца значения не имеет. А может, имеет. И это самая большая тайна технического директора. Генеральный директор полон тайн с головы до ног, но у Киры не было ни малейшего желания их разгадывать. Те, кто слишком много знает, мало живут.
   Музыкальная композиция завершилась, а с нею и обед. После обеда всё продолжилось, как до него. Кира носилась по этажам, КиберКот сидел в своем аквариуме и не обращал на нее никакого внимания. Про него в голову Новиковой приходило одно слово, которое одновременно описывало и его сексуальные предпочтения, и давало исчерпывающую оценку поведения. Не криворукий, и то хорошо.
   О том, что время подошло к пяти, Кира узнала по толпе спешащих к выходу коллег. На подступах к отделу она влетела в Вано, большого и мягкого, как подушка безопасности.
   - Так ты не ответила, пойдешь в пятницу на "Мафию" или нет, - сказал бывший однокурсник.
   - В смысле? - не поняла Кира.
   - А когда ты ответила? - удивился Ваня.
   - А когда ты спрашивал?
   - Блин, у тебя евреев в родне не было? - возмутился Листьев.
   - А тебе зачем? - Новикова демонстративно-подозрительно покосилась на собеседника и подмигнула.
   - Так тебя записывать или нет? - еще раз спросил Вано.
   - Вань, я реально понятия не имею, о чем ты сейчас. Наверное, прослушала. Давай еще раз, для глухих тормозов.
   - Мы в пятницу идем в клуб играть в "Мафию". Идешь с нами?
   С такой компанией даже в Лазертаг было интересно играть. А уж в Мафию тем более, решила Кира, и согласилась. Вано побежал догонять ребят, а она вошла в кабинет, собрала вещи, выключила комп и пошла на улицу. От веселого утреннего солнышка не осталось и следа. Дождь лил как из ведра, и Новикова порадовалась интуиции и быстрым сборам, благодаря которым она решила прогуляться. Вот классно она бы сейчас на велике выглядела, разбрызгивая на прохожих лужи тротуаров! Она уже морально подготовилась к рывку из-под козырька крыльца под холодные струи, чтобы поплыть домой, оправдывая образ утопленницы-Русалки. Но тут за ее спиной хлопнула входная дверь офиса, и кто-то налетел, вцепившись в нее двумя руками.
   - О, Кира, - радостно возвестил голос Мишеля, который, видимо, опознал ее на ощупь. - Ты тоже без зонта? Давай, я тебя подвезу. Тебе далеко?
   - Нет, минут пять. Я на Кирова живу, - торопливо согласилась Новикова, пока совесть не заставила ее отказаться от щедрого предложения Аполлона.
   - Сейчас машину подгоню, - сказал арт-директор и, накрывшись пакетом-майкой, побежал в сторону транспортного средства.
   Кира воровато огляделась, не застукал ли ее кто на месте преступления. Уезжать в машине Воронцова с работы - это еще подозрительнее, чем идти с ним в обнимку по коридору. С другой стороны, если тут все поголовно страдают по Мишелю, то небезосновательно же. Значит, Кира тут не единственная, кому отламывалось Аполлонова внимания. На этой оптимистичной ноте она преодолела короткое, но очень мокрое расстояние до дверцы автомобиля.
  
   В салоне обычной, не выпендрежной тойоты традиционного белого цвета было тепло и уютно. Нос порадовался отсутствию "вонючки" - синтетические запахи вызывали у Киры приступ изжоги от ноздрей до самого желудка.
   - "У Киры квартира на Кирова", - быстро выпалил Мишель. - Прямо русская народная скороговорка. Дом какой?
   Новикова сказала. Машина дернулась. На выезде со стоянки их подрезал темный автомобиль. Арт-директор просигналил. На водителя-подрезателя эти звуки впечатления не произвели. Пока он завершал маневр, Мишель, словно сдаваясь, поднял луки вверх, а потом с силой хлопнул ими по рулю.
   - Какая муха Кота укусила? - возмущенно выдал он.
   - Может, торопится? - предположила Кира.
   - Есть вещи, в которых торопиться не сто-оит, - многозначительно ответил Воронцов, напряженно оглядывая улицу и выезд со стоянки на случай еще какой-нибудь пакости. - Например, когда уже опоздал, - неожиданно закончил он.
   Кира подумала, что, возможно, это намек на то, что арт-директор куда-то опаздывает. Ей стало неловко.
   - Спасибо, что предложили подвезти, - смущенно сказала Новикова. - Хотите, я вам зонт вынесу?
   Мишель бросил на нее непонятный взгляд.
   - Не бойтесь, он нейтральный, не девчачий в цветочек. Это запасной, - затараторила девушка, как всегда, когда волновалась. - Я его раньше в школе на такой вот случай хранила.
   - А теперь?
   - Принесете его на работу, и здесь буду хранить, - уверила его Кира.
   - На прошлой работе он так и оказался? - с легкой смешинкой в глазах спросил Воронцов.
   - Нет, что вы. Там было некому подвозить. А с теми, кто предлагал, я бы даже в такой дождь не поехала, - призналась Новикова, поминая недобрым словом ПалИваныча. Хотя именно благодаря ему, фактически, она оказалась здесь. Нужно будет поблагодарить завуча при встрече. Не дай бог, она случится.
   - Значит, я не на самом плохом счету, - явно напрашивался на комплимент арт-директор.
   - Мишель, о чем речь, - улыбнулась Кира. - Ты очень добрый, умный, чуткий, талантливый и красивый мужчина. Целая толпа офисных девушек стояла сейчас у окон и мечтала, чтобы встречная машина облила меня грязью из лужи.
   - Не переживай, большая их часть покинула офис до того, как у них появились столь кровожадные мечты, - подмигнув, заметил арт-директор. - Я специально переждал основной грузопоток.
   - Как мне повезло! - продолжила умасливать его Новикова, тем более что Мишель того заслуживал. Если уж честно.
   Он покачал головой:
   - Ты даже не представляешь, как. Какой подъезд?
   - Второй. Так что, вынести зонтик? Что зря мокнуть?
   - Зонтик - это хорошая идея. Но заставлять девушку бегать туда-сюда неприлично. Может, я сам за ним поднимусь? - предложил Мишель, паркуясь возле самого подъезда.
   Кира прикинула, не валяется ли у нее по квартире грязное белье и не висит ли видном месте чистое. Вроде, никаких компроматов нет. И согласилась.
   - Заодно посмотрю, как там на новом месте картина Ирины Александровны устроилась, - произнес арт-директор уже в подъезде.
   Кира вообще-то не планировала устраивать экскурсию по квартире. Но теперь-то поздно метаться.
   - А почему ты ее по имени-отчеству зовешь? - спросила Новикова.
   - Она у меня в универе живопись вела.
   - Вот как?! Наверное, классно, когда такие мастера учат? - не удержалась Кира.
   Мишель сквасил физиономию.
   - Не знаю. У нас как-то не сложились отношения. И вообще, она считала меня никудышным студентом, - с усмешкой признался он.
   - Ну, это зря. Мне кажется, ты... - Новикова подбирала подходящее слово, - ты круто рисуешь!
   - На самом деле, я с универа почти не рисовал. Необходимости не было.
   Кира подошла к двери и стала копаться в сумочке в поисках ключа. Он и раньше находился не с первой попытки, а теперь и вовсе заблудился в недрах. Рядом с плечом девушки уперлась рука Мишеля.
   - Наверное, подходящей Музы не нашлось, - произнес он.
   Кира подняла взгляд. Воронцов пристально глядел на ее губы.
   К счастью, тут рука нащупала ключ, и игра в гляделки закончилась ничьей. И Новикова не могла определиться, хорошо это или плохо. В прихожей она быстро нашла зонтик и сунула его в руки арт-директору. Под ногами, задрав хвост, крутилась Гермиона.
   - Какая красивая, - улыбнулся Мишель и присел на корточки. - Ее можно погладить?
   - Можно, - разрешила Кира. - Но она кусается.
   - Какая добрая и щедрая у тебя хозяйка, - сказал Воронцов кошке. - Ладно, в другой раз познакомимся. Может, нас даже представят.
   - Да, мне кошку нужно кормить, - затараторила хозяйка, намекая, что когда-нибудь, в следующий раз, возможно...
   - И котят... - с понимающей улыбкой ответил Мишель. - Ладно, до завтра!
   Он отсалютовал.
   - До завтра, - сказала Кира, открывая дверь в подъезд. - Спасибо тебе. И за то, что подвез. И за Русалку... тоже спасибо. Очень красиво. Спасибо.
   - Спасибом сыт не будешь, - оглядываясь на лестничной площадке, заявил арт-директор и ткнул в нее пальцем.- Следующий четверг, открытие выставки.
   - И за открытие выставки тоже спасибо, - уже в спину ему сказал Кира.
   Всё-таки нужно сказать спасибо ПалИванычу. Но издалека. И лучше в гриме.
  
   Закрыв за Мишелем дверь, Кира подошла к окну, выходящему во двор. Арт-директор, выходя из подъезда, раскрыл зонт, но возле самой машины поднял глаза на окна третьего этажа, улыбнулся и помахал. Новикова помахала в ответ. Вроде, она не сделала ничего плохого, но ей почему-то стало неловко. Наверное, не стоило бежать к окошку, как последней дуре. Можно же было понаблюдать сквозь шторку, чтобы не палиться... И даже несмотря на это, настроение у Киры было преотличное. Двусмысленная сценка возле двери приятно грела душу. Новикова прокручивала ее в памяти снова и снова, снимая с почты "Русалку" и устанавливая ее на рабочий стол. Кра-со-та! Полюбовавшись на плоды трудов - сначала Мишеля, потом свои - она поскакала кормить кошку. Гермиона уже начала покусывать хозяйку за пальцы ног, намекая, что незваного гостя прогнали, а еды в миске по-прежнему нет. Непорядочек! Киса с аппетитом захрустела кормом, а Кира с удовольствием переоделась в домашний халатик. И только потом вспомнила, что так и не зашла в магазин. Ливень за окном стоял стеной. Англичане бы сказали "идет дождь из кошек и собак". Как ни называй, выходить на улицу не хотелось. И Новикова малодушно решила пока поужинать. Вдруг потом ливень стихнет? Она отварила вареники, нарезала бутерброды и включила телевизор. У всех нормальных людей телевизор был в жилой комнате. У Киры - на кухне. Потому что смотрела она его исключительно, пока готовила и ела. Остальное свободное время она проводила у компьютера. Благо, теперь этого свободного времени было на порядок больше, чем пока она работала в школе. Даже учитывая внеплановый загруз от директоров, учителем приходилось вкалывать больше. По телеку ничего интересного не было. Везде: и в ток-шоу, и в сериалах, и в документальных передачах об НЛО, - у всех всё было плохо. От мысли, что у нее не хуже всех, Кире почему-то лучше не становилось. Закончив ужин, она вновь выглянула в окно. Ливень и не собирался стихать. Новикова дала ему и себе полчаса. Через полчаса она соберется и пойдет. А пока имеет право на отдых и надежду. Эх, вот почему у нее нет персональной феи? Она бы так - р-раз! - взмахнула волшебной палочкой, и Кира уже в магазине. Два - и дома с продуктами. Три - и тортик готов. Новикова вздохнула и завалилась на диван с "читалкой", спасать вместе с главной героиней однокурсника - наследника Повелителя Драконов. Заодно на свидание сходила. С другим однокурсником, Принцем Вампиров. Специально, чтобы дракона позлить. На месте длинноволосого зеленоглазого блондина-дракона ей упорно виделся Константин Сергеевич. А на месте мрачного, но обаятельного вампира - Мишель. Хотя вампир был тоже очень ничего. Главная героиня была на распутье. Кира тоже. Она взглянула на часы. Прошел целый час. Дождь будто обрел второе дыхание и лил с ещё большим остервенением. И хотя в книге для Владислава Дягиля места не было, Кира стала мужественно натягивать джинсы. И в этот момент позвонил телефон. Номер был незнаком.
  
   Многие люди, склонные к рефлексии, придумывают разные человеческие типологии. Геннадий Колчевский делил всех женщин на три категории: Бабы, Барышни и Фемины. Бабы - они бабы и есть. Грубые, нередко хамоватые существа, без признаков женственности. Опустившиеся, если когда-то и были на высоте. Что про них говорить? Они того не заслуживают.
   Барышни сделаны из другого теста. Это безе. Смысл их жизни - поиск, захват и удержание Подходящего Самца, который должен взять на себя функцию заботы о них, слабых и беззащитных. Потому до конца жизни держат в состоянии боеготовности своё оружие: ухоженные волосы до попы, боевую раскраску, холеные ручки, эффектные наряды на стройных телах. Одно слово: меренги. Радужные безе на палочке. Поймать Барышню в свои сети легко. Нужно лишь продемонстрировать, что ты - тот самый "Достойный Самец". И они тут же начинают свои ритуальные брачные танцы. Гена не любил слишком замороченные варианты, согласно которым Барышню требовалось завоевывать. С другой стороны, понимал их смысл. Преодолеть все препятствия было по силам лишь Самым Достойным. Тем, кто был готов пойти до конца, на крайние меры, лишь бы получить сладкий приз. Но даже получив, даже окольцевав своего Достойного, Барышни всё равно продолжают охоту, держа на коротком поводке одного-двух подходящих. На всякий случай. Гена знал об этом не понаслышке. Его бывшая жена была образцовой Барышней. Даже сейчас, в свои "под сорок", она могла дать фору двадцатилетним профурсеткам. В конце нулевых, когда Колчевский решился уйти из ремонтной шарашки, чтобы основать свое дело, жена встретила эту идею без энтузиазма. На первых порах их доходы резко упали. Гена дни и ночи проводил на работе. Марта же, лишь похорошевшая после рождения сына, жаждала внимания и развлечений. Антону было четыре, когда она их нашла. На стороне. Впрочем, возможно, нашла она их раньше. Но когда Колчевский с ней развелся, сыну было четыре. Гена вкладывался в работу без остатка, вытесняя постоянными заботами мысли о постигшем разочаровании. Он хотел, чтобы Марта кусала локти от сожаления. Бывшая пришла каяться уже через полгода. Оказалось, что Запасному Достойному Самцу с чужим ребенком она не нужна. Да и в принципе была без особой надобности. Это так Гена для себя перевел ее слезные мольбы "вернуться к сыну" и слова о том, как она скучает и жалеет о "минутной слабости". Этот репертуар существенно отличался от предразводного "Это ты во всём виноват!" Изменилась и техника исполнения, и артистичности добавилось. Но Колчевский на эту удочку больше не клевал. Он содержал ребенка. Да и Марте на "платочки" хватало. Но серьезными отношениями он себя ни с кем больше не связывал. Барышни были любимым лакомством Гены. Они были финансово затратным развлечением, но стоили того.
   Фемины - совсем другая категория женщин. Внешне они были похожи на Барышень и в большинстве своем сохраняли "товарные качества". Но верили в мифическое Равенство между мужчинами и женщинами. И эта вера творила с ними чудеса, которые становились всё чудесатее и чудесатее. Целью жизни Фемины было доказать мужчинам, что она может обойтись без их помощи. Как-то Геннадию посчастливилось возвращаться из командировки в одном купе с психотерапевтом, и тот рассказывал, что у женщин эта реакция компенсационная. Она направлена на то, чтобы справиться с психологическими травмами, полученными в детстве или во взрослом возрасте. И вообще, горе от ума. Но Гена травматологом себя не чувствовал, а потому никого лечить не собирался. Однако с Феминами общался довольно часто. В качестве деловых партнеров-женщин он однозначно предпочитал видеть Фемин, а не Барышень, которые иногда забывали, где личные отношения, а где - оплата по счетам. Для разового секса Фемины были идеальны, потому что не ждали взамен звезд с неба. А вот для длительных отношений они категорически не подходили. Феминам не нуждались в подарках, они хотели времени. А время - это самое дорогое, что есть у человека. И отрывать его от дела в пользу женщины Гена был не готов. А остального ему было не жалко. "На хвастуна не нужен нож", - пел в детстве Гены известный дуэт. Люди с тех пор ничуть не изменились. Фемине нужно сказать, как она великолепна в своей профессии, и ни один мужчина с ней не сравнится. Как она прекрасна в своей независимости. Как к лицу ей непревзойденные деловые качества. И дать себя спасти. Фемины обожают спасать мужчин. А еще необходимо показать, как ты ценишь ее внутренний мир. Впрочем, "ценность внутреннего мира" актуальна и для Барышень, и для Баб в молодом возрасте. Но с ними проще. Можно смело замечать в них доброту, искренность, душевную тонкость, оригинальность и высокий интеллект. С последним они особенно согласны. А Фемины - другое дело. Там всё индивидуально - то самое горе от ума, - и нужно точно знать, что у них в мозгах заканифолилось. Не то и смертным врагом стать недолго.
   Кира, несомненно, относилась к Феминам. Гена до последнего надеялся на лучшее. Но личное общение развеяло надежды. Барышня на ее месте вовсю использовала бы "женские штучки". А будь она Бабой, Шель не говорил бы о ней столь мечтательно. Да и КотоФей разглядел в ней что-то интересное. Дягиль был чужд романтики, но их последняя ссора с Мишелем была всё же ссорой из-за девушки, а не из-за жизненных ценностей. Гена мог поклясться. И теперь на нем лежала ответственность за сохранение целостности коллектива. Только его выигрыш мог сохранить мир в кампании. Потому что ему можно. И теперь настало время активных действий. Оружие взведено. Осталось заманить противника. Дождавшись семи часов, Колчевский набрал номер Киры.
  
   Низкий мужской голос произнес Кире на ухо:
   - Кира Владимировна, простите, что поздно беспокою, но мне очень нужна ваша помощь.
   Голос был, безусловно, приятный, но незнакомый.
   - Здравствуйте, - сказала она настороженно.
   Вечерний звонок на сотовый телефон от незнакомого мужчины, который знает твое имя, настораживает. Согласитесь?
   - Добрый вечер. Это Геннадий Колчевский, простите, не представился, - явно забавляясь по ту сторону трубки, произнес генеральный директор фирмы.
   - Из-звините, не узнала вас по голосу.
   Кире стало неловко. Но после их единственной встречи у нее остались весьма смутные воспоминания, преимущественно в форме эмоций. И этот глубокий, бархатный баритон никак не ассоциировался у Новиковой с прокуренным морским волком.
   - Кира Владимировна, мне очень нужна помощь с презентацией, которую готовили, - мягко продолжил ген-директор.
   - Я что-то не так сделала?
   - Нет, что вы. Это я сделал что-то не так, и теперь она как-то не так открывается, - со смешком признался Геннадий Николаевич.
   - У меня на работе есть исходный файл, - прототараторила Кира. - Я сейчас сбегаю в офис и сброшу вам на почту. Скиньте мне адрес эсэмэской или по WhatsApp'у. Если там открыто, - добавила она, вспомнив слова Кости, что вечером на фирму не попадешь.
   - Я сам на работе, - улыбнулся в трубку гендиректор.
   Сегодня, судя по голосу, он был какой-то... расслабленный. Не под градусом, ли? Она и пьяный гендиректор в пустом офисе... Кира отогнала глупые мысли. Тоже мне, роковая красотка, ага! Конечно, внимание Мишеля льстило. Но, исходя из несмываемой печати бабника на лице Воронцова, он просто заинтересовался девицей, которая не пала к его ногам от одного его Аполлонова вида, и теперь арт-директор стремится завершить гештальт. А в остальном Кира была вполне себе бледная офисная мышь, и отдавала в этом отчет. Так что если бы Геннадий Николаевич решил вечерок расслабиться, он бы наверняка пригласил "задержаться" кого-нибудь поаппетитней, например, Карину.
   - Я за вами заеду, - продолжал он. - Скажите адрес.
   - Д-да, ненужно. Я сама, - совсем растерялась Новикова.
   - Кира Владимировна, на улице ливень. Я вас выдергиваю из сухой, не сомневаюсь, что уютной квартиры, в нерабочее время. Я заеду. Говорите, куда.
   Кира сдалась. Если ему так хочется, то пусть. Она включила утюг, чтобы подгладить свежевыстиранную блузку, быстро поправила косметику, пополоскала освежителем рот, чтобы не вонять едой на собеседника, и к моменту, когда к ее подъезду подъехала карета - в смысле, мощный джип, - она была в полном сборе. Подумав секунду, она вытащила из заначки невскрытую пачку печенья и бросила ее в просторную дамскую сумку. Вдруг не у всех на работе есть бутерброды. Вдруг он там без ужина сидит? Помрет еще от голода. Или язву заработает. Где она тогда будет деньги зарабатывать? А печенье - какая-никакая, а еда.
   В автомобиле - назвать его просто "машиной" у Киры даже в мыслях язык не повернулся - пахло куревом и так называемым "освежителем воздуха", а по факту забивателем ноздрей. Утешало лишь то, что аромат был не приторный, а холодный, чем-то напоминающий мужской одеколон. Новикова приоткрыла окно, и с улицы повеяло настоящей свежестью. Мелкие капли дождя, сыпавшиеся на нее, были небольшой платой за возможность нормально дышать.
   К счастью, гендиректор не лез с разговорами, а вместо этого просто включил музыку. И тут Кира выпала из реальности. Это была акапелла, т.е. песня исполнялась без аккомпанемента. Кичевое начало на фоне стрекотания кузнечиков сменилось крепким, чистым мужским трехголосьем про нечастного Аркадия и про то, как хорошо ему было в отдаленном прошлом. А когда на втором куплете начался канон, Новикова просто растеклась. Голоса будто создавали эхо, оплетая незамысловатую мелодию словами с тонким смыслом. "Вышли на минуточку, не закрыв калиточку, пошли по улочке, как по ниточке. В город за газетами, за сигаретами, оградились клетками, стали клерками"... Вибрация басов отдавалась где-то в районе солнечного сплетения. Когда итоговое стрекотание сменилось джазовыми напевами следующей композиции, Кира очнулась.
   - Что это было? - всё еще не в силах отойти от потрясения, спросила она.
   - Эх, молодость, молодость, - с усмешкой проворчал Колчевский. - Это Несчастный случай.
   - В смысле? - не поняла Кира. То ли "несчастным случаем" считают ее, и тут Новикова была категорически не согласна, то ли ген-директор поминал какой-то случай из своей жизни...
   - Группа "Несчастный случай", - уточнил он. - Из "Дня Радио", помните?
   Кира помотала головой.
   - "День выборов", - продолжил Колчевский.
   Кира пожала плечами.
   - В общем, так, - подвел итог Ген-директор, паркуясь возле офиса. - Вы мне помогаете с презентацией, а я знакомлю вас с этой жемчужиной русского рока.
  
   Конечно, Гена понимал, что обмен неравноценный. По-хорошему, сверхурочную работу полагалось оплачивать. Но ведь это совершенно разные ситуации: приехать спасать босса и приехать заработать дополнительные деньги. Нет, про премию он думал, но собирался разыграть ее в другой момент. А пока всё шло по плану. Зря он, кстати, решил, что Кира не разглядела в нем мужчину. Сегодня она и накрасилась, и приоделась, так что в ней уже совершенно точно узнавалась женщина. Более того - женщина, которая хочет произвести впечатление. Она забавно смущалась, и подобранный к случаю "Аркадий" выстрелил как надо. Далее по списку - "Спасение рядового Райана". Хотя он совсем не рядовой.
   Ген-директор кивнул на входе охранникам и провел Мышку в свой кабинет. Свое кресло он уступил Кире, а себе придвинул гостевое, чтобы был виден монитор с открытой презентацией. Девушка уверенно пролистала слайды.
   - Так в чем проблема? - спросила она, оторвавшись от компьютера и обратив взгляд на Геннадия.
   - Во-первых, у меня куда-то исчезла вся анимация, - сообщил тот. - Я что-то сделал, и всё пропало.
   Разумеется, "что-то" было выполнено намеренно, Колчевский рассказывать не собирался. Люди способны сделать всё. Особенно, с компьютером. Молчаливого обычно Костю иногда прорывало, и он делился офисными историями. "Из жизни инфузорий", как их называл Зорин. После этих рассказов Котов приходилось вытаскивать за шкирку из-под стола, а ген-директор в очередной раз убеждался, что как минимум два человеческих качества способны к безграничному росту и развитию: самомнение и глупость. Поэтому компьютерщикам про свою технику можно смело врать, что угодно - они встречали случаи и покруче.
   - Хорошо, анимашки мы сейчас вам подберем. А во-вторых? - профессионально не поморщившись, спросила Кира.
   - А во-вторых, я хотел бы показать некоторые проекты не в виде фотографий, а в виде трехмерной графики в дизайнерской программе. Но не знаю, как ее вплести в презентацию. Понимаю, что всё в последний момент...
   Колчевский виновато развел руками.
   - Геннадий Николаевич, не нужно ничего никуда вплетать, - тоном опытного педагога уверила Новикова. - Мы сейчас скачаем вам программку, запишем видео с экрана и интегрируем в презенташку. Будет в лучшем виде. Я могу воспользоваться браузером?
   - Кира Владимировна, просто гениальное решение! - он сжал ладонь девушки своими руками. - Вы справитесь сами? - изобразил он заботу.
   - Конечно. Нет ничего невозможного для человека с инетернетом, - уверила его девушка и аккуратно высвободила руку.
   Нестрашно. Первый шаг сделан, теперь главное птичку - то есть Мышку - не вспугнуть. Поэтому генеральный форсировать не стал.
   - Вынужден согласиться с моими коллегами - вы самое ценное наше приобретение за последний год как минимум, - произнес он вместо этого.
   - Мне кажется, вы сильно преувеличиваете, - Кира бросила на него короткий благодарный взгляд.
   - Мне кажется, я преуменьшаю, - улыбнулся Колчевский и склонил голову набок.
   Девушка тем временем скачала дистрибутив и запустила установку программы.
   - Может, пока ждем, по кофе? - предложил хозяин.
   - Это быстро. Вы, наверное, не ужинали, - Кира повернулась к собеседнику. - Вы не смотрите на меня, пейте. У меня даже печенье есть. Вы едите печенье?
   - А что с ним еще можно делать? - полюбопытствовал Гена.
   Надо же, какая предусмотрительная. Как там гласит народная примета: "Путь к сердцу мужчины лежит через желудок"? Девушка, похоже, настроена всерьез. Конечно, без притопов и прихлопов вокруг нее не обойтись. Но цель благородная. Цель оправдывает.
   - Ну, не знаю... - девушка действительно вынула из сумки пачку печенек. - Насколько мне известно, в Российском законодательстве на этот счет никаких запретов нет. Так что ваши возможности ограничены только вашей фантазией.
   И улыбнулась.
   Когда нормальный мужик слышит от женщины про "возможности" и "фантазию", о чем он думает? Вот и Геннадий напрягся на тему, как можно приспособить печеньки к важнейшему в жизни каждого мужчины процессу. Ну, ладно бы, форма у них была бы какая-нибудь... круглая фигулька с пимпочкой, например. Тогда Гена нашел бы, куда их прислюнявить. Но эти были ромбиками. Обычные такие печеньки, совдеповские. И при взгляде на них, у Колчевского возникали мысли только о крошках на простыне. Он не был принцессой на горошине, но крошки под голой задницей его не возбуждали. Смирившись с фактом, что ограничены у него не только возможности, но и фантазия, гендир сдался:
   - А вы бы что посоветовали? - поинтересовался он.
   - Я бы посоветовала по старинке, без заморочек, - ответила Кира, взяла предмет обсуждения и откусила от него кусок. - Видите, не отравлено, - проговорила она, покрутив рукой с печеньем.
   - Может, вы антидот предварительно выпили.
   Гена последовал примеру гостьи и надкусил "ромбик". Вполне свежий и не слишком приторный. К кофе хорошо.
   - Может, всё же что-то налить? - уточнил он у девушки.
   - Давайте воды, - кивнула она и отряхнула руки от крошек. - Я пока здесь всё настрою, и можно писать.
   Действительно, когда Геннадий вернулся из коморки с кружкой кофе и для себя и стаканом воды для Киры (три корочки хлеба!), программа была готова. Мышка работала легко и споро. Профессионально работала. И Колчевский поймал себя на мысли, что воспринимает ее совершенно бесполо. Рядом с ним сидел сотрудник. Умелый сотрудник. И всё. В глубине его ничто не шевелилось. Он посмотрел на подкрашенные губы, изящную шею, бугорки грудей... Ни-че-го! Испугавшись за свое мужское начало, Гена представил Карину с былым декольте. Организм отозвался. Выходит, дело не в "начале". Гендиректор еще раз взглянул на увлеченную работой Киру. Совершенно не его типаж. Расстроится, наверное, девочка, когда поймет, что у них "на раз". Нужно будет заранее подготовить почву, чтобы не строила больших надежд.
   Пока компьютер переформатировал видеофайл, девчонка с интересом оглядывала кабинет. Колчевский увидел его сейчас словно со стороны. Он любил дерево. Оно было теплым и надежным. Массивный стол, деревянные панели, паркет, подвесной потолок с многоуровневым светом. Кожаные кресла с деревянными подлокотниками и ножками. Гена не заморачивался с дизайном квартиры. В конце концов, он там только спал. Другое дело - работа. Раз уж он здесь живет, здесь должно быть удобно.
   - Ну, как? - с гордостью спросил генеральный директор.
   - Круто! - восхищенно ответила Кира. - Не хватает только штурвала и пиратской карты на стене.
   - Я ненавижу море после гибели отца, - жестко отреагировал Колчевский.
   - Из-звините, - пробормотала девушка и как-то сжалась.
   Возможно, он отреагировал слишком резко. В конце концов, откуда она, действительно, могла об этом знать? Но подготовилась девочка действительно хорошо. Не то чтобы сведения о Колчевском-старшем были засекречены. Отнюдь, нет. Когда-то информация о трагедии с подводной лодкой, которой тот командовал, облетела все каналы и газеты. Другой вопрос, что случилось это, когда пигалице было год-два от силы. Значит, искала специально. Они-то, лопухи, решили, что устроили охоту на девчонку. А на самом деле, она охотится на них. Вон, с Шелем про выставки поговорила, тот и растаял. Какой подход она нашла к КотоФею - неизвестно. Но, похоже, эффективный. Только с Геной она пролетела. Не на того напала. Предупрежден - значит, вооружен. С другой стороны, если она так серьезно настроена на "победу", значит, заманить ее в постель ничего не стоит.
   - У вас крошки прилипли... - Гена потянулся большим пальцем к ее губам.
   Кира одернулась, быстро отерла уголки рта и настороженно взглянула на Колчевского.
   То ли ее напугала предыдущая реакция гендира, то ли это эхо минувшего харассмента... То ли тонкая игра, только непонятно, во что. Но женщины - они такие. С ними никогда непонятно, с кем и во что они играют.
   Вернувшись к стратегии "Во всех ты, кумушка, нарядах хороша", Колчевский поблагодарил Мышку за своё чудесное спасение, уверил ее в том, что теперь по гроб ей обязан, а также поражен, восхищен и так далее в квадрате, после чего отвез до дома и на прощанье, прочувственно глядя в глаза, коснулся губами руки. Девушка что-то невнятно смущенно пролепетала и сбежала. Как бы не влюбилась...
  
   Кира уже во второй раз за вечер добралась до дома, и ни разу - до магазина. Видимо, у Владислава Дягиля что-то не так с кармой, раз уж и природа, и коллеги против тортика. Но не беда. Некоторым тортам, чтобы стать вкуснее, нужно настояться. Вот и пусть настаивается. Виртуально. Договорившись благодаря этим нехитрым аргументам с совестью, Новикова отложила выпечку до завтра и переоделась в домашнее. Где лучше всего провести свободный вечер? На диване! Гермиона одобрила выбор хозяйки и ненадолго бросила котят ради того, чтобы полежать рядом. Поглаживая кису, Кира размышляла об итогах вечера. Генеральный директор ей показался... слащавым. Не в смысле "кукольный красавчик", в смысле, лил меда столько, что она чувствовала себя мухой в бочке. Конечно, Новикова понимала желание Ген-директора обойтись "Большим Спасибо" вместо оплаты сверхурочных. Но надо же как-то соизмерять размеры "Спасибы"... Ушки у Киры были аккуратненькие, миниатюрные, а не слоновьи лопухи. Поэтому сломались под первым же килограммом благодарственной лапши. Но Новикова мужественно переносила все невзгоды сегодняшнего вечера как расплату за неловкое предположение, которое попало не в бровь, а в глаз. Только целилась-то она в небо. Такая реакция от взрослого мужика была совершенно неожиданной. Лишнее доказательство тому, что все мужчины - дети, нежные и ранимые. Из плюсов вечера можно отметить возможность поесть на халяву на завтрашней презентации. Фактически, Ген-директор расплатился натурой. Мысль о презентации вызвала в воображении крутые фуршетные столы с канапе из осетра и тарталетками с черной икрой. Кира знала о них только то, что они приходятся друг другу родственниками. Черную икру Новикова видела в магазине. Но если верить этикетке, осетру содержимое баночки даже случайным прохожим вряд ли приходилось, поэтому осталось ждать других покупателей-лохов. Теперь же, лежа на диване рядом с мурлыкающей кошкой, Кира невольно представляла себя среди этого гастрономического великолепия. Увы, следом за картинкой Прекрасного Завтра (Кира, это Осетр! Осетр, это Кира!) пришло осознание, что идти туда не в чем. Новикова подскочила, испугав Мию. Кошка умчалась в гнездо, а Кира вынула электрическую швейную машинку - почти бесполезный подарок бабушки. Решительным взглядом оценила комплектацию шкафа и убила три часа на то, чтобы укоротить и посадить по фигуре юбку из серого офисного ужаса. Бросила в стирку блузку, чтобы освежить. Белый верх, серый низ. Классика.
   Легла Кира в час ночи.
  
   Глава 7.
  
   Ливень закончился. Это была лучшая новость утра. Но асфальт чернел дырами луж. Небо было свинцовым, темным и таким тяжелым, что провисло на крыши многоэтажек. Лето подходило к концу. После ночного ливня ощутимо веяло прохладой. И хотелось спать. Не так, чтобы глаза слипались. Но достаточно, чтобы проваляться лишние десять минут в постели, а потом галопом скакать в душ. Велосипед никак не совмещался с узкой юбкой, лодочками на каблучке и лужами на асфальте. Пришлось выйти пораньше и пожалеть об отсутствии персонального фея, который бы за несколько минут на машине мог бы добросить ее до офиса. Кира себя одернула. Не жила в роскоши, и нечего привыкать. В офис она пришла минут на пять раньше времени и, не заходя на рабочее место, прямиком направилась в туалет, где разложила на умывальнике всю батарею (да что там, батарейку) косметики. В итоге в кабинет она вошла с десятиминутным опозданием, зато в полной боевой раскраске. И вызвала восторженное присвистывание Вано и аплодисменты Лёхи. Она покрутилась, чтобы дать им возможность оценить себя, красавицу, во всех ракурсах. И только после этого бросила взгляд на свой стол, где лежал знакомый зонтик и шикарная чайная роза. Роза пахла восхитительно и была на диво свежа, будто только что срезана. После критического осмотра кабинета, Кира направилась к автомату со всякой всячиной и купила бутылочку воды. Стебель пришлось подрезать для устойчивости. И, немного подумав, Новикова спрятала цветок за жалюзи на подоконнике. Зонтик отправился в ящик стола. Все следы недавних преступлений были сокрыты. Но остались свидетели.
   - Кира, а что это Мишель к тебе зачастил? С цветами? - тоном бывалой старушки у подъезда полюбопытствовал Ваня.
   - Он спас меня вчера от дождя, - призналась Новикова и по "ты_понял?"-переглядыванию между парнями, осознала, что зря.
   Дабы не наговорить лишнего в отсутствие адвоката, она загрузила комп. Была надежда, что кто-нибудь вызовет по одинэске. Увы, все молчали как рыбы. В кабинете тоже. От концентрации любопытства в воздухе стало душно. Кира на автомате расстегнула еще одну пуговичку на блузке, и в дверь вошел Константин Сергеевич.
  
   Не то чтобы Кира ждала восхищенных взглядов... Хотя, чего лукавить - ждала! Надеялась. В глубине души. И действительно, взгляд Большого Шефа задержался на ней дольше приличествующего. Но комплиментов Новикова не дождалась. Более того, Новиковой показалось, что на его лице мелькнула досада. Вот чем ему не угодили?! Арт-директор, например, ее обществом не брезгует. Портреты рисует и цветы дарит. Пока один цветок, правда, но потенциал у него о-го-го! На выставки приглашает. Комдиректор тоже ценит и уважает. Настолько, что на ужин позвал. Кира, правда, не понимала, за что именно Дягиль ее вдруг заценил и обуважал. Но ведь не просто так. Такие, как КотоФей, никогда ничего не делают просто так. И даже сам Ген-директор сказал, что она - самое ценное приобретение фирмы. Если честно, быть "приобретением" не очень приятно. Словно тебя купили в магазине, как какую-то вещь. Но ведь ценную. Самую ценную! И только Константин Сергеевич ею вечно недоволен.
   - Кира Владимировна, в бухгалтерию зайдите, пожалуйста, - буркнул он и скрылся в аквариуме.
   В бухгалтерии Анна Николаевна что-то промычала про сроки исполнения по финансовым документам и контролю по ним. Из мычания вперемешку с блеянием, Кира поняла только то, что, во-первых, бухгалтерша сама не совсем осознает, что нужно. Во-вторых, проблема по технической части. В-третьих, ей здесь не рады. Замониторный обстрел недоброжелательными взглядами поднимал самооценку, но опускал настроение. Девушка пообещала передать информацию Вано и покинула серпентерию. Она пятилась к выходу, подсознательно опасаясь поворачиваться к дамам спиной. Увы, опасность поджидала с другой стороны. Стоило Новиковой закрыть дверь, как ее сжали чьи-то крепкие руки.
   - Ага, попалась! - произнес над ее ухом коммерческий директор, будто вовсе не шутил по поводу того, что он маньяк.
   - Я не пряталась, - возразила Кира, выкручиваясь из его рук.
   - Но ведь и не попадалась, - резонно заметил КотоФей.
   Кира оторопела от подобной логики.
   - Классно выглядишь, - Влад окинул ее одобрительным взглядом. - Юбка тебе к лицу. В смысле, к ногам. Тьфу, идет, короче, - он коротко рассмеялся.
   - Спасибо, - ответила Новикова и застегнула пуговку на блузке.
   Владислав тоже выглядел... достойно. Вроде тот же костюм, тот же галстук, та же рубашка - но совершенно другое впечатление. Может, дело в ослабленном узле и неформально расстегнутом пиджаке? Неважно. Но иеговистом-коммивояжером он уже не смотрелся.
   - Как там поживают мои хвостатые крестники? Сколько мышей поймали? - осведомился он.
   - Пока они поймали только одну кошку. Но держат крепко. Чувствуется школа, - поделилась Новикова, намекая на бесценный вклад КотоФея в их воспитание. Потому и неоплаченный, наверное.
   Влад будто прочитал ее мысли:
   - Я тут из-за презентации закрутился, но ужин остается в силе, - напомнил он. - Что на счет пятницы?
   - Завтра я никак, - призналась Кира.
   Ужин никуда не денется, а если и денется, не велика потеря. А вот возможность поиграть в "Мафию" в такой компании больше может и не подвернуться. В следующий раз "динамщицу" могут и не пригласить.
   - Совсем-совсем? - Владислав тонко намекал, что ответ неверный.
   - Кира Владимировна, - раздался за спиной голос КиберКота, - если вы не хотите отправляться на презентацию в одиночестве и пешком, вам стоит поспешить в отдел.
   - Я могу... - начал коммерческий директор.
   - Конечно, - согласился Константин Сергеевич, не давая коллеге договорить, и сурово посмотрел на сотрудницу.
   Кира прониклась.
   - Спасибо, - начала она, - Владислав...
   - Петрович, - подсказал Большой Шеф.
   - Петрович, - эхом повторила Новикова. - Я пойду?
   Она посмотрела на Влада. Потом на КиберКота. Оба не отреагировали. Молчание - знак согласия. Новикова метнулась в отдел. Собираться.
  
   Мир Владислава Дягиля был простым и понятным. Сахар в нем был сладким, снег - холодным, доллар - зеленым. Поэтому появившиеся с недавнего времени двухсотки вызывали когнитивный диссонанс не только номиналом, но и расцветкой. Поведение Кости тоже не укладывалось в привычные схемы.
   - Костян, это что вообще было?
   - Воспитательный момент. В рабочее время сотрудникам положено вкалывать, а не обжиматься по углам, - ответил КиберКот и сложил руки на груди.
   - Мы не обжимались...
   - Сейчас нет, - обвиняюще прервал его Кот. - Влад, мы же договаривались: любые развлекухи - не во вред рабочему процессу. Это мой отдел. И мы на работе работаем.
   - Что уже и поболтать с девушкой нельзя? - возмутился КотоФей.
   -Влад, со своими бухгалтершами можешь болтать чем угодно и когда угодно. Во-первых, это твоя епархия. Ты там главный и ответственный. Во-вторых, у тебя их целый воз, а у меня - маленькая тележка. Поэтому пока Кира на работе, она будет работать. Договорились?
   Договариваться Костя явно не собирался. Он ставил перед фактом. Если уж совсем честно-честно, то КотоФей коллегу понимал. Если бы он поймал кого-то из своих дамочек, чирикающих... да хоть с Крокодилом, она бы огребла по первое число. Да, такая реакция со стороны Кости была непривычна. Но и повода раньше не было. Влад флиртует с небритым Алексеем или травит анекдоты со шкафоподобным Иваном... Не-ет. Это невообразимо. Во всяком случае, фантазия Дягиля отказывалась это воображать.
   Жаль только, что такая многоходовая комбинация не сработала. К началу недели коммерческий директор уже решил все основные вопросы по презентации. Текучки, конечно, хватало. Но острого загруза, как на прошлой неделе, когда Влад носился по городу, как белка с подпаленным хвостом, не было. И пауза в осаде крепости не была вынужденной. Он дал девушке немного успокоиться. Заскучать. Ага. Кто б ей дал заскучать? Вчера Влад задержался у юриста, из окна которого крыльцо офиса видно как на ладони. И сцену, как Шель увозил Киру, он видел в подробностях. Призабыл КотоФей, что не один тут такой шустрый. Поэтому, стоило ему добраться до своего кабинета, вызвал по телефону замглавбухшу и поставил первую попавшуюся задачу по новой программе. На утренней планерке, морщась от изжоги, которую вызывало благостная физиономия Воронцова, сообщил Косте, что Мышку ждут в бухгалтерии. Оставалось лишь подкараулить выход главной героини. И тут такой облом! Как Кот вообще тут появился? Тьфу! Дягиль же сам и сказал техдиректору, где его работницу искать. Самое поганое в многоходовках то, что на доске ты не один.
   Но в ситуации есть один плюс - Мышка будет на презентации.
  
   В отделе айтишников царило оживление. Димон и Вано с пеной у рта спорили, кто едет на мероприятие. За неполные три минуты Кира узнала, где и при каких обстоятельствах каждый из них побывал за время своей "крыше-карьеры". Ожидаемый гастрономический беспредел лишал воли даже самых стойких. И только сисадмин невозмутимо наблюдал за спором приятелей, отперевшись плечом на стену возле двери.
   - А вы почему не боретесь за почетное право приобщиться к фуршету? - спросила у него Кира.
   - Меня на такие мероприятия не берут, - безразлично сообщил Роман.
   - Обидно?
   - Не быть по достоинству оцененным светом и не таить обиду - разве это не возвышенно!?
   Для большего пафоса парень поднял вверх руку с вытянутым указательным пальцем.
   - Конфуций? - уточнила Новикова.
   - Уж точно не я, - сказал Роман, не отрывая взгляда от спорщиков. - Меня не берут, потому что могу прибить кого-нибудь ненароком. Или сказать честно, что думаю. Там же люди вокруг, - он сморщился, как от кислого. - Много. Всем им чего-то от меня надо. Одновременно, - он повернулся к Кире: - Нет, не обидно.
   Кира прошла к себе за стол, и тут в отдел вошел техдиректор. Вопли оборвались на полуслове.
   - Константин Сергеевич, мы когда выезжаем? - очень уважительно поинтересовался Иван.
   - Едет Кира, - коротко сообщил Большой Шеф.
   Если бы Новикова сейчас стояла, то она бы села. А так как она сидела, у нее только челюсть отпала.
   - Но это нечестно, - проявил солидарность Дмитрий.
   Все ссоры между приятелями-неприятелями были забыты.
   - Распоряжение генерального, - так же коротко прокомментировал начальник.
   - Далеко пойдешь, - с презрительной усмешкой кинул Димон Кире.
   Все, все сегодняшние события: и ее наряд, и макияж, и роза с зонтиком, внезапно развернулись к Кире кормой. Хорошо еще парни не слышали ее разговор с КотоФеем. Это что бы они про нее подумали? То же, что думают сейчас, наверное. И то же, что думал Константин Сергеевич утром. А она от него еще комплиментов ждала.
   - Я никуда не поеду, - заявила она и сложила руки на груди, демонстрируя серьезность намерений.
   - Распоряжение генерального, - еще раз повторил техдиректор для непонятливых.
   - Я не хочу! - возмутилась Кира.
   Если бы она знала, чем всё обернется, сказала бы то же самое вчера Геннадию Николаевичу. Воистину, минуй нас пуще всех печалей...
   КиберКот симметрично сотруднице сложил руки на груди и молча уставился на нее. Положение спас Роман.
   - Умный не спорит с сильным, - в очередной раз проконфуцитировал он и, подмигнув Кире, поковылял к своему столу.
   Парни заржали. Обстановка разрядилась. И хотя неприятные намеки остались витать в воздухе, в открытую недовольство уже никто не высказывал. А Новиковой ничего не оставалось, как отправиться в уже дважды знакомую машину. Первый раз - когда она везла Киру домой после лазертага, а второй - когда вчера подрезала на выезде дорогу Мишелю.
  
   Константин Сергеевич галантно открыл перед ней дверцу переднего пассажирского сидения. Новикова молча села. Внутри нее клокотал вулкан. Первые пару минут Кире удавалось сдерживаться, но на всю дорогу ее не хватило. Недовольство прорвалось сквозь все заслоны.
   - За что вы меня ненавидите? - спросила она.
   Кира не была конфуцианкой. И при всем уважении к великому китайцу, сдержать обиду на несправедливость не могла.
   - С чего вы взяли? - полюбопытствовал начальник.
   - Вы выставили меня в неприглядном свете сначала пред Владиславом Петровичем, а потом перед ребятами. Что они теперь будут обо мне думать?
   - Уверен, это небольшое недоразумение быстро разрешится.
   - Это "небольшое недоразумение"? Это у Галилео с Папой Римским было небольшое недоразумение! - не удержалась Кира от цитаты из своего любимого сериала. - Знала бы, ни за что не согласилась. Вот и делай после этого добро людям.
   - За добро всегда приходится платить, - согласился с ней Константин Сергеевич. - Так за что вы расплачиваетесь?
   Кира молчала, глядя в боковое окно. А потом призналась:
   - Вчера вечером Геннадий Николаевич попросил поправить презентацию.
   - И вы согласились?
   - Согласилась.
   - Совершенно бесплатно?
   - Вообще-то, да, - повинилась она. - Правда, у меня была надежда, что меня хотя бы вкусно накормят за это. А оказалось, фуршет за отдельную плату.
   Кира умолкла. Техдиректор тоже.
   - Кира, вы сделали неправильные выводы, - заговорил он наконец, остановившись на светофоре. - Потому что не обладаете полной информацией.
   - А вы обладаете? - Кира вложила в слова весь возможный сарказм.
   - А я - обладаю!
   Константин Сергеевич оторвал взгляд от дороги и перевел его на спутницу. Сначала на лицо, а потом опустил его на злополучную пуговицу и залип. Гудок сзади привел его в чувство. Горел зеленый. КиберКот газанул. А Кира задумалась. Может, он ревнует? Глупая, совершенно нелогичная мысль. И необоснованная. И никакой достоверной информации на этот счет у Новиковой не было. И, значит, вывод наверняка неправильный. Но мысли упорно возвращались в то же русло. Что, если розу Мишель заносил еще при КиберКоте? Техдиректор возвращается назад, а тут Кира, такая, сидит, в рубашке нараспашку. Нет, он, конечно, всё равно козел. Новикова посмотрела на водителя. Тот был весь в дороге, поглощенный напряженным трафиком "две машины в пять минут". Так ли голУб голубь, как думают некоторые? Или они просто делают выводы, не обладая полной информацией?
  
   Зал для проведения презентации выглядел о-очень презентабельно. Высокие колонны под мрамор, белые стены с лепниной, почти хрустальная люстра почти во весь потолок... Здесь бы балы давать! Хотя для балов здесь было всё же тесновато. Как ей сказали ребята-официанты, раньше здание принадлежало какому-то банку. Деньжищ в отделку вбухали - мама не горюй! Чтобы наповал сразить клиента своей надежностью и платежеспособностью. Неизвестно, как клиенты, но сам банк рухнул год назад. Скорее всего, вместе с клиентами. Потому что в финансовых пирамидах в живых остается один. Благодаря тому, что вовремя смылся за границу. Банк сдулся, а зданию же не пропадать? Вот и устроили в нем бизнес-центр. Видимо, банк просуществовал здесь недолго, потому что карму зданию испортить не успел. Новая контора преуспевала. Тьфу-тьфу-тьфу.
   Приглашенная ведущая - хищная брюнетка со строгим каре - была неприятно удивлена, обнаружив в качестве техподдержки Киру. Похоже, Новикова кому-то сломала томный вечер. Она попыталась исправить ситуацию, спросив у девушки телефончик. На всякий случай, какбэ. Брюнетка телефон не дала, но неожиданно смягчилась и сообщила, что ее зовут Ира (Кира-Ира, по крайней мере, имя точно не забудется) и дала визитку фирмы. Если кто-то из парней на нее запал настолько, чтобы оторвать попу от стула, информации для поиска прекрасной девы у них достаточно.
   Технически всё было организовано великолепно. Проектор крепился сверху и выводил изображение на белоснежную стену. Аудиоаппаратура тоже была "встроенная". Сеть рабочая. Кире оставалось лишь подключить ноуты себе и для "презентаторов". Ирина выдала распечатку со сценарием и флешку с треками. Удивительно, но файлы были пронумерованы и подписаны. Порядок - как в аптеке. Ничего лишнего. В учительскую бытность Киры - теперь ей казалось, что это было тысячу лет назад - на праздник в класс пригласили аниматоров. Те сунули флешку, на которую было залито несколько сотен разных композиций, из которых Новикова должна была каким-то шестым чувством вылавливать нужные. Так что здесь был просто санаторий.
   Воспользовавшись тем, что КиберКот куда-то смылся, Кира выпросила у официантов пластиковую крышку, как от торта и натаскала для ребят всяких вкусностей. В общем, теперь никаких "недоразумений" между ними остаться не должно. Будто дождавшись, когда Новикова уладит все свои дела, начали прибывать гости. Их встречали директора в полном boy'екомплекте. Мальчики (ничего, что им за тридцатник, не девочки же!) выглядели просто отпад. КотоФея Кира сегодня уже видела. Константина Сергеевича тоже, но теперь он был "при параде". Похоже, исчезал он, чтобы переодеться. Кире казалось, что в футболке и джинсах он был верхом сексуальности. Оказывается, она просто не видела его в смокинге. И всё же эпицентром дамского общества был арт-директор. Нелегка жизнь Аполлона. Если бы ревнивые взгляды разили, как стрелы, он бы выглядел сейчас святым Себастьяном. Единственный мужчина, который смог составить ему достойную конкуренцию, был Ген-директор. С высоты своего роста он источал мрачную харизму на всех, кто забредал в зону поражения. В отличие от вчерашнего вечера, он ничего из себя не изображал, а просто был собой - черной дырой, притягивающей взгляды и деньги.
   Пользуясь тем, что фоновая музычка может играть и рандомно, Кира наблюдала за действом изнутри, затесавшись среди толпы, снующей от хозяев к столам с угощением, своим посадочным местам и обратно - кто к хозяевам, кто к угощениям. Судя по заполненности столов, явились практически все. А кто не явился - будут локти кусать. Фуршет действительно удался, и на вид, и на вкус. Новиковой не было скучно в этом муравейнике. Ей нравилось наблюдать за людьми. Вот за крайним столом справа, в третьем ряду, разыгрывается драма. Гневный взгляд мужчины обещает: "Больше я тебе никогда, ничего не подарю!" И дама в ответ виновато тупит взор. Наверное, слишком откровенно пялилась на кото-компанию. Но ведь ее можно понять! Опять же, глядеть - не трогать. Вот одна девушка невзначай обливает соком платье другой, видимо, более удачливой. Глупости какие, котов хватит на всех. И при этом они не достанутся никому. Кира это уже поняла. Две старушки ухоженного вида, познавшие дао жизни, мирно обсуждают мужчин - этим делить нечего. Все соки пролиты ими в прошлой жизни. Хотя, возможно, старичок, подсевший к ним, так и не считает.
   - Шампанского? - раздался справа голос Мишеля, и Кира ощутила на локте уверенную хватку такой изящной, на первый взгляд, руки.
   Ах, этот сладкоголосый блондин... У Киры даже мурашки по спине пробежали от его ослепительной улыбки. Той самой улыбки, которая стягивала к нему свободных от надсмотрщиков поклонниц. Не забыть про поклонниц! Пока Новикова размышляла о том, были ли расстрелянные стрелами святые-женщины, она ощутила хватку на левом локте.
   - Или сока? - предложил Владислав.
   Кира перевела взгляд на КотоФея. Нет, чисто по очкам он блондину проигрывал. Но зато улыбка его была откровенно дружелюбной. Он выглядел, как старый приятель, вытягивающий подружку из очередной передряги.
   Оба держали в руках напитки - для Новиковой. Вокруг целый сонм прекрасных дам в дорогих нарядах, а эти двое вцепились в нее, словно в переходящий приз. И смотрят честными и преданными глазами.
   - Вы сговорились, что ли? - подозрительно поинтересовалась Кира.
   - Кира Владимировна, вот вы где? - прозвучал позади строгий голос Константина Сергеевича. - Ирина вся с ног сбилась в поисках.
   Ведущая сбившейся с ног не выглядела, но уже находилась в зоне "выхода". Захваты с обеих сторон ослабли. Новикова извинилась по очереди перед всеми троими и поспешила к рабочему месту. Устроившись на стуле и запустив "тему начала", она, наконец, получила возможность оглядеть зал. Тетра-котовый стол находился неподалеку, и девушка могла видеть, как Владислав Дягиль что-то возмущенно шепчет невозмутимому Зорину. Ген-директор тоже кинул в адрес КиберКота недовольную фразу, но уже в следующий момент, в соответствии со сценарием, встал и лучезарно улыбнулся всем присутствующим. И на секунду задержал взгляд на ней, Кире. У девушки на эту секунду замерло сердце. Темный взгляд пробрал до самого позвоночника. Новикова чуть не пропустила смену трека. Фу! Она облегченно выдохнула. Ровно до момента, пока директор не начал свой спич.
   Как выяснилось из его речи, всё это торжество не просто так, а неформальный юбилей фирмы. Десять лет назад у него впервые возникла идея "Своей крыши", и вот теперь она совсем выросла, повзрослела и у нее самой появились новые идеи. Кира слушала Геннадия Колчевского и понимала, что тот письменный доклад, по которому она делала презентацию, к реальности имеет такое же отношение, как либретто к опере. То есть суть, конечно, передает. Но музыка, свет, костюмы, декорации, исполнение... Этот с хрипотцой, тяжелый бас. Эта уверенность в голосе. Уверенность человека, для которого нет ничего невозможного. Уверенность Вершителя. Ген-директор рассказывал про свой проект легко и ненавязчиво, и всё же удерживал внимание зрителей крепче магнита. Кира словно растворялась в нем. И верила каждому слову. Ему нельзя было не верить. И презентация смотрелась ярко и динамично, как фильм Тарантино. Потом дело дошло до сайта. Сайт оказался замечательный. И фотографии, тщательно отобранные и подчищенные Мишелем, смотрелись на белой стене так по-настоящему, что создавалось ощущение, будто зрители побывали в этих квартирах самолично. Кира настолько погрузилась в речь генерального, что даже не поняла, что директор обращается к ней. Новикова встряхнула головой, и наваждение прошло. Улыбающийся Ген-директор подошел к ней и протянул руку. Кира послушно встала. В ответ раздались аплодисменты. Очевидно, в ее честь, но чем Новикова их заслужила, осталось для нее тайной. Гипнотизер хренов! Фак и магир! Тьфу, маг и факир. Хотя от перестановки слогов сумма не меняется. Кира смущенно улыбалась. И облегченно выдохнула, когда ей удалось вернуться за свой ноут. Дальше началась раздача слонов - награждали самых надежных партнеров и лучших клиентов. Ответные слова. Кира переключала фоновые слайды и треки. Она старалась не отвлекаться. Но постоянно ловила на себе взгляды с тетра-котового столика. Сама она туда старалась не смотреть.. Ну его... Спокойнее как-то. И безопасней. Как только официальная часть закончилась, и хозяева начали неформальный обход зала, присаживаясь за столы гостей, Кира поймала КиберКота и отпросилась на работу. Тот предложил ее отвезти, но Новиковой удалось отбиться. Во-первых, не хотела, чтобы начальник увидел коробку скоммунизженной снеди, а во-вторых, ей нужно было отдохнуть от котовьего общества. Желательно, недельку. Но и до утра сойдет. Лучше, чем ничего.
  
   Появление Киры на работе с коробочкой съестного подняло у парней боевой дух и работоспособность. По их словам. Про работоспособность сложно судить, но настроение у них заметно улучшилось. Впрочем, у мужчин от еды оно всегда поднимается. А если еда на халяву, то настроение поднимается вдвое. Вано выловил среди тарталеток прямоугольник визитки.
   - Ирина, ведущая, дала. Сказала, что если кому потребуется организовать корпоратив, её можно найти по этому телефончику, - объяснила Новикова.
   Димон выдернул картонку из пальцев приятеля. Тот демонстративно хрюкнул. Значит, Дима. Ну, они с Ириной должны неплохо смотреться вместе. Но Ванька! Вот же... свин! Ведь явно знал, что коллега неровно дышит к девушке. И всё равно был готов из шкуры вон вылезти, чтобы попасть на презентацию вместо него! Или это он из чувства соперничества? Що не з'їм, то понадкушую? Это недоступное разуму женщины стремление переплюнуть ближнего своего в прямом и переносном смысле объясняло странную сцену на презентации. Там было много красивых дам, но на них никто не покушался. А что же это за победа, если без драки? На что холились и растились клыки, когти, рога - на худой конец? Как же хоботом-то не помахать в рукопашной? Так самое интересное недолго ушами прохлопать. Эта мысль немного успокоила Киру. А то и правда, странно это как-то выглядело. Не того полета она птица, чтобы такие орлы вокруг нее кружили. Ну, она не курица, конечно. Но и до орлицы ей как Эвереста и обратно. В принципе, возможно. Но попахивает шизофренией. По скромному мнению Новиковой, из птичьего племени больше всего она походила на воробышка. А что может связывать орла и воробышка? Правильно, пищевая цепь. Тут Кира вновь пригорюнилась. Чтобы поднять настроение, она вытащила с подоконника бутылку с розой и понюхала цветок. Блаженство.
   - Кир, ты меня прости, - раздался рядом голос Димы, - это не мое дело... Но не велась бы на все эти розочки-портреты...
   Что ж. Его, конечно, никто не спрашивал, и дело не его, но за честность спасибо.
   - Думаешь, поматросит и бросит? - поинтересовалась Новикова и вновь затянулась дивным ароматом.
   - Не то слово, - кивнул Дима.
   - Зато как поматро-осит!
   Не то, чтобы Кира всерьез рассматривала возможность своих... отношений с Мишелем. Вряд ли желание почесать рога зайдет у него так далеко. Поэтому относилась к такому предположению с глубокой иронией. Увы, коллега ее не распознал.
   - На мой взгляд, если кто из директорской братии и заслуживает внимания, так Сергеич, - чуть обиженно заявил он.
   Новикова чуть не подавилась смешком.
   - Ну, тебе как мужчине виднее, - выдавила она.
   Дима всё же обиделся. А ведь наверняка хотел как лучше. Добром за добро. Но за добро всегда приходится расплачиваться, если вспомнить слова того же "СерГеича". Дал же бог отчество. Жаль, что нельзя объяснить ребятам суть прикола. Не поймут. Оскорбятся за любимого начальника. Причем, в обоих случаях. Хотя, судя по реплике Дмитрия, лично он считал КиберКота натуралом. Но людям свойственно ошибаться. Вот у них на потоке учился один парень. На вид совершенно нормальный. Не жеманный. С девушками в киношки ходил. Кирина однокурсница по нему сохла. А на днях она рассказала, что парень тот уехал в Питер, и теперь в своей Инсте выставляет фотки, где он со своим приятелем. Очень близким приятелем. Вот так обманчива бывает природа...
   Рабочий день, в кои-то веки, закончился спокойно, без эксцессов. А всё потому, что начальство так и не вернулось с презентации. Константин Сергеевич, кстати, мог бы и вернуться. Что ему там делать? Он же, вроде как, по технике, а не по бабам. Не по клиентам, в смысле. Мог поделиться своей полной информацией, которой Кира не располагает. А то, как пуговички на блузке рассматривать, так он натурал. А как розочку подарить - так мимо проходил. И Новикова вновь втянула ноздрями волшебный аромат.
   Розовый аромат - известный антидепрессант. Настроение у Киры улучшилось, и она, наконец, добралась до ближайшего магазина и купила еды себе, кошке и Владиславу Петровичу. Ингредиенты для торта, в смысле. И коробочку тоже. Три часа ушло на творческий процесс сотворения кулинарного шедевра, который, в коробочке, перевязанной голубой ленточкой, ушел в холодильник на пропитку. Завершив ревизию любимых соцсетей, и даже посмотрев несколько свежих видосиков, Кира, напоследок, ткнулась носом в недочитанную книгу. Но не судьба ей была дочитаться. Глаза слипались, и девушка погрузилась в сон, где летала вольным воробьем над лесами и полями, и чувствовала такую сказочную свободу при этом, что сердце ее щемило от восторга.
   Утром она вышла на работу пораньше, чтобы избежать лишних разговоров, и тихонько сидела возле кабинета КотоФея, укрыв коробку с тортиком черным пакетом. К счастью, Дягиль не опоздал, а напротив, словно предчувствовал что-то и явился на пятнадцать минут раньше.
   - Владислав Петрович, - начала Кира, но сдулась под саркастической улыбкой. - Можно, мы у вас в кабинете поговорим? - смущенно проговорила Новикова.
   - Проходи, конечно.
   По глазам было видно, что КотоФей заинтригован. В кабинете Кира стянула пакет с торта.
   - Вы меня уже дважды спасали, и я хотела бы вас отблагодарить, - совсем смутившись, пробормотала она. Почему-то идея сделать тортик, которая представлялась такой замечательной, вдруг показалась Кире... неуместной.
   - Сама делала? - комдиректор расплылся в улыбке, как довольный кот.
   У девушки отлегло от сердца. Она кивнула.
   - Спасибо. Очень приятно, - и радость его была совершенно искренней. - Но от ужина это тебя не освобождает! - Он погрозил пальцем.
   - Ну, если вы так настаиваете, - пожала плечами Кира.
   Ну, да. Крылья, лапы, хвост... И рога! Куда же без рогов. Территорию нужно пометить.
   - В субботу? - предложил Владислав, помявшись. - Давай лучше созвонимся. Дашь телефончик?
   Что уж. Домашний адрес он уже выяснил, а номер телефона Киры всё равно только ленивый не знает. Она продиктовала.
   - До связи! - КотоФей приветливо салютнул лапой. Рукой, в смысле.
   - Пока! - зардевшись, выскочила за дверь Кира. И чуть было не попала в объятия девиц из серпентерии - этой помеси серпентария и бухгалтерии, но первое явно преобладает.
  
   Глава 8.
  
   Утро пятницы для Геннадия Колчевского было прекрасным. Во-первых, это утро пятницы. И хотя зачастую Гена проводил выходные на работе, но в выходные даже на работе куда приятнее, чем в будни: никто не снует вокруг, не дергает глупыми звонками... В общем, он ждал выходных, как и другие - нормальные - люди.
   Во-вторых, презентация удалась. Ген-директор давно замечал, что чем больше возлагаешь надежд на мероприятие, чем сильнее уверен, что всё пройдет как надо, тем выше вероятность провала. Зато то, что кажется проходным и невыигрышным, может вспыхнуть сверхновой. Так случилось в этот раз. На Колчевского словно вдохновение нашло. Вообще-то, всё шло не так, как запланировано. Генеральный с утра уведомил Костю, что Мышка будет на мероприятии. Но кто мог представить, что он впряжет девчонку, как ездовую лошадь. Мишель с Владом тоже возмущались. Кот на это ответил, что у него не так много работников, чтобы кидать сразу нескольких на "кнопочки понажимать". Хитрый замысел был шит напоказ белыми нитками и крупными стежками. При этом техдиректор сохранял покерфейс, чем вызывал невольное уважение. Девочка тоже держала лицо. Маленькая мужественная Мышка. В ее взгляде, который Гена поймал перед выходом на "сцену", читался страх, вызов и восхищение. Такая бодрящая смесь, что у Колчевского словно гейзер внутри прорвало. И его понесло. Он стал рассказывать про юбилей, которого не было, но стоило придумать. Про свою фирму, свое детище, которое искренне любил, про своих работников, которыми дорожил. Про их творение - новый проект. Проект, который нужен гостям. Даже если они пока этого не осознали. Он говорил, и видел, как его огонь отражается в глазах Киры. Возможно, это было не совсем правдивое зеркало, но смотреться в него было приятно. И хотелось сиять еще ярче. В конце Ген-директор поблагодарил прекрасного - во всем смыслах - сотрудника Киру Новикову, одного из создателей сайта и презентации. Домашняя заготовка. Предполагалось, что Гена выведет ее из зала. Пришлось выводить из-за "пульта". Девочка была настолько потрясена его поступком, что совсем растерялась. Это выглядело так трогательно и искренне, что "Своя крыша" заработала несколько бонусных очков у женской аудитории.
   В-третьих, полоса целибата закончилась. Гена провел ночь в объятиях шикарной женщины. Лидия была директором магазина отделочных материалов, с которым "Крыша" сотрудничала уже не первый год. Ей было за тридцать. Прекрасный возраст для женщин, которые за собой следят. У нее было шикарное тело, симпатичное личико и достаточно ума, чтобы балансировать на тонкой грани между независимостью и беззащитностью. Всё получилось само самой, без лишних телодвижений. Они разговорились, когда презентация завершилась, а рабочее время еще не вышло. Лидия предложила познакомиться с новыми поступлениями. Кира-Мышка давно исчезла из виду, оставив парней с носом. И развязав Геннадию руки. Офисные дурочки, которые могли бы разнести по фирме новость о "выгуле" шефа и тем самым поставить под угрозу операцию "Мышеловка", тоже разъехались. Поэтому Колчевский с легкостью согласился на всё. Со склада они с Лидией уехали на его машине. Сначала в ресторан, а потом к нему домой. Женщина была столь ненасытна, что Колчевский всё же спросил, давно ли у нее не было мужчин. Лида ответила коротко: "Некогда". Это "некогда" прозвучало как пароль. "Некогда" - такое родное и знакомое слово. "Некогда" принудило Колчевского к воздержанию и подарило идеальную партнершу. И Гена был не прочь повторить. Когда будет время. С Лидой он не чувствовал себя ни педерастом, ни педофилом. Он чувствовал себя нормальным удовлетворенным мужиком.
   Утром Ген-директор отвез Лидию домой и отправился на работу. Кружкой кофе спустя в кабинет стали подтягиваться парни. Влад весь сиял, как юбилейный десятирублевик. Видать, ему тоже что-то обломилось после вчерашнего. Мишель был где-то в мечтах или творческих планах. Костя, как обычно, был невозмутим.
   Первым делом Гена поздравил всех с отличным мероприятием. Отдельную благодарность выразил Владу, которому пришлось отдуваться за всех, принимая заказы. Дягиль кивнул. Он заслужил. Отдельное недовольство было высказано Косте.
   - Кира молодец, хорошо отработала. Мог бы дать девчонке просто отдохнуть.
   - Как же я мог догадаться, что вы ее туда отдыхать пригласили? - произнес техдиректор, потягивая чай из чашки и надкусывая печеньку. - Думал, как обычно, в роли негра.
   Колчевский смотрел на Костю и думал о том, в карты с ним лучше не играть. Ведь свистит - как дышит. Ни один мускул ни дрогнул. Но объект наблюдения воспринял взгляд начальника по-своему.
   - А что, не так? - будто просто уточнил КиберКот. - Один ее до восьми вечера с сайтом маринует.
   Он посмотрел в сторону блондина. Шель под перекрестными взглядами спустился одной ногой из облаков на землю и развел руками. Мол: "Ну, было дело. А чё?"
   Костя продолжил обвинения и перевел взгляд на генерального.
   - Второй вытаскивает из дома на работу на ночь глядя.
   Интересно, откуда дровишки? Теперь взгляды уперлись в Геннадия. Тот лишь кивнул, подтверждая правоту сказанного.
   - Третьему она торты печет, в свободное от презентаций время, - хмыкнул КиберКот.
   - Заметьте, совершенно добровольно! - довольно улыбнулся Влад. - Я ее не заставлял. Даже не просил.
   Так вот с чего он так светится, как новогодняя елка!
   - А почему тогда мы пьем кофе с печеньем, а не с тортиком? - поинтересовался генеральный тоном Че-Котилло.
   - Потому что торт подарили мне, а не вам! - Казалась, еще чуть-чуть, и КотоФей покажет приятелям язык.
   Колчевского подмывало сказать, что печеньки, которые Влад сейчас уминает, Кира ему подарила, но он же поделился. Однако промолчал. Печеньки и торт - не одной категории подгон, а показывать себя в невыгодном свете не хотелось. Это раз. А "два" - выходило, что Мышка либо действительно била клинья ко всем сразу, и такую информацию лучше придержать, либо считала их поголовно неспособными самостоятельно прокормиться. Не повод мужику для гордости, в общем.
   - А откуда ты всё это знаешь? - озвучил Ген-директор вопрос, который витал в воздухе.
   - Это крепостное право у нас в стране отменили, - заверил КиберКот. - А систему видеонаблюдения - нет. Я лично проверял - работает.
   - Он просто ревнует, - Мишель оторвал расфокусированный взгляд от фантика, из которого что-то оригамил. - Влюбился он в Мышку и ревнует.
   - Пусть тогда входит в пари как актив и борется за девчонку, как положено мужику, - заявил Влад.
   На какой-то момент с него слетела мишура цивилизованности, и наружу вылез брутальный байкер. Колчевский как-то видел КотоФея во второй ипостаси и потом долго не мог свести два образа в одного человека.
   - Ты его только что пассивом обозвал? - с легкой полуулыбкой поинтересовался Шель.
   Но КиберКот на подкол внимания не обратил.
   - Я вот еще с девушками на спор не спал! - фыркнул он.
   - Ты нас только что подонками обозвал? - Влад довольно точно скопировал интонации арт-директора.
   - В какой-то мере он прав, - беспечно согласился Воронцов.
   - У нас тут не клуб джентльменов, - оборвал Ген-директор щекотливую тему и выразительно поглядел на Костю. - Если кому что-то не нравится - деньги платит и выходит.
   - Мне всё нравится, - возразил технический директор, глядя начальству в глаза. - И деньги, которые я получу в итоге - тоже.
   - Он не трахает девушек на спор. Он их на спор не трахает, - хрюкнул Влад.
   - И, Костя. Ты не имеешь права ни словом, ни намеком выдать Мышке наш спор - напомнил Колчевский. - В противном случае ты считаешься проигравшим.
   КиберКот кивнул.
   - И кончай уже свои детские штучки про "на работе девушка должна работу работать", - влез Дягиль, у которого, похоже наболело. - Пойми, это ничего не изменит.
   - Это ничего не изменит, - кивнул техдиректор. - Она в любом случае даст всем от ворот поворот.
   - Ты такой романтичный, - саркастически выдал КотоФей, - что мне тебя даже жалко. Я не просто ее трахну, я ее у тебя из отдела уведу.
   - Да ну? - возразил Костя.
   - Единственная причина, по которой я не сделал этого до сих пор - потому что занят был, - продолжал Влад, который даже не задумался, по какой именно причине он был занят. - Мне даже трех месяцев не потребуется. В один уложусь.
   Генеральный обвел взглядом свою команду.
   - Принимаю, - сказал он и поднял руку.
   - Принимаю, - повторил жест Шель.
   - Принимаю при условии, что вы хотя бы на эти выходные оставите девчонку в покое, - заявил Костя.
   У Колчевского от такой наглости аж зубы свело.
   - Вот жук, - опередил его Мишель. - Условия пари меняются в твою пользу, а ты еще и условия ставишь? - Он рассмеялся.
   - Попытаться-то я должен, - ответил на это КиберКот с усмешкой.
   И Колчевский впервые задумался над тем, того ли человека поставил комдиректором. Впрочем, дополнительное условие играло Гене только на руку.
   - Идет, - подвел он итог. - Срок пари сокращается до месяца. В эти выходные девчонку не трогать. Все согласны?
   Возражений не последовало.
  
   Коты разошлись по своим структурам. В дверь к генеральному постучали. В проеме появились кустистые брови.
   - Вызывали, шеф? - протиснулся внутрь Дед Мороз.
   - Доброго утречка, Александр Петрович, - проговорил Ген-директор, не отрывая взгляда от монитора.
   - Ну, что у нас еще стряслось? - недовольно пробурчал начбез, гремя креслом для посетителей.
   - А с чего ты взял, что у нас... - "Шеф" перевел взгляд с клавиатуры, по которой стучал, на монитор, и шевельнул мышкой, исправляя ошибку, - что-то стряслось?
   - Примета есть такая, - сообщил Морозов. - Народная. Если после вашего, барин, "доброго утра" идет обращение по имени-отчеству, утро будет недобрым.
   - Врешь. Ты. Всё, - раздельно произнес Ген-директор, с чувством шмякнул указательным пальцем по точке, отправил письмо и, наконец, развернулся к собеседнику. - И приметы твои врут. Помощь мне нужна.
   Дед Мороз кивнул головой, показывая, что весь во внимании.
   - Во-первых, разговори однокурсника Мышки Владимировны на предмет, как она относится к директорам. Как, что и о ком говорит, - попросил генеральный.
   - А вы всё никак не успокоитесь с вашим пари дурацким? - выразил неодобрение начальник службы безопасности.
   - "Не успокоитесь", - передразнил его генеральный. - Через две недели успокоимся. Срок пари сократили до месяца.
   Александр Петрович присвистнул. Остальное сказали его брови.
   - И чем тебе поможет эта информация? - уточнил начбез.
   - Не хочу, чтобы меня развели, как кролика лопоухого, - признался Геннадий.
   - А что, существует вероятность, что Кира...? - удивился Дед Мороз.
   - Вероятность существует всегда. Вопрос лишь в ее величине, - пожевывая нижнюю губу, произнес Ген-директор и спросил у начбеза: - Откуда Кира знает, что мой отец был моряком? - будто у того мог быть ответ.
   - Твой отец был моряком?
   - Вот видишь. Даже ты не знаешь. Хотя должность обязывает. А она знает. Вопрос: откуда?
   - Может, Костя рассказал. Он же вашу семью хорошо знает?
   - Может, - согласился Колчевский. - Знает. Отсюда вторая просьба: пробей, не была ли Мышка знакома с кем-нибудь из моих Котов раньше. Не пересекалась ли где.
   - Помилуйте, батенька! - возмутился Морозов. - Насколько я понял из твоего рассказа, пари возникло спонтанно. Мишель подколол Влада...
   - Вот с них-то и начни пробивать, - перебил его Ген-директор. - Уж слишком легко парни ставки поднимают. Будто твердо уверены в победе.
   - А ты почему поднимаешь? - полюбопытствовал Дед Мороз.
   - Твердо уверен в победе, - помолчав, признался Колчевский. - Это-то и смущает!
  
   Пока Кира обдумывала, как бы ей понезаметнее прошмыгнуть мимо четырех красавиц-бухгалтерш, одна из них - такой же суповой наборчик, как и Новикова, только повыше, брюнетка и с нарощенными ресницами - открыла рот.
   - Что это ты там делала? - произнесла она таким тоном, будто поймала Новикову на месте преступления.
   Кире нестерпимо захотелось ответить: "Минет", и, воспользовавшись эффектом неожиданности, сбежать с поля боя. Но... Этот ответ был бы идеален, если бы ей тут не работать дальше. Опять же, бухгалтерши настроены решительно. Где гарантия, что они растеряются? Могут, напротив, наброситься с расспросами о КотоФеевых предпочтениях. Захотят опытом обменяться... Если бы у Киры в этой сфере был мало-мальский опыт, еще можно было бы рискнуть. Но - увы. Оправдываться в подобной ситуации нельзя ни в коем случае. Ничто не учит правилам выживания в стае так, как целый класс подростков, бессмысленных (то есть лишенных здравого смысла) и беспощадных. Поэтому Кира твердо знала: один раз покажи слабину - и тебя заклюют. Но и нападать тоже не стоит. Если сила на твоей стороне, можно попытаться отгавкаться. Но в пропорции один к четырем ты только разозлишь противника. Тебя затопчут и прикопают где-нибудь под принтером. Или забудут начислить зарплату. Остается одно - нейтрализовать наезд. Жаль, что она сегодня без волшебной палочки... Кира решила, что когда соврать нечего, лучше всего говорить правду:
   - Я поблагодарила Владислава Петровича за помощь, - призналась она.
   - Ну, похвастайся, что ли, - потребовала плотненькая блондинка. Она была постарше товарок - и комдиректора тоже, - но видимо не теряла надежд.
   - Чем? - не поняла Кира.
   - Помощью, - подмигнула блондинка. - Что у нас нынче в ходу? Колечко? Браслетик? Подвеска?
   Тут до Новиковой дошло, что в виду имелась "спонсорская" помощь.
   - Он мне шину заклеил на велике, - чуть не рассмеялась она.
   - Раньше он милостыню не подавал, - насмешливо сообщила брюнетка, начавшая битву, изначально грозившую перейти в бойню.
   - Всё бывает в первый раз, - как можно миролюбивей ответила Кира.
   Кроме нее на ремонт колес больше никто не претендовал. Следовательно, она бухгалтершам не конкурентка. По крайней мере, Новикова искренне пыталась внушить эту мысль фанаткам КотоФея всем своим видом.
   - Слушай, это тебя, что ли, вчера генеральный на презентации чествовал? - вдруг заговорила третья из команды противников, крашено-рыжая с кудряшками, на первый взгляд - хорошо выглядящая ровесница Дягиля.
   Новиковой очень хотелось спросить, за что. Но вряд ли в этой ситуации уместно было демонстрировать, что вчера она, как дура, всё прослушала, заглядевшись на генерального. Статы ее интеллекта, и без того невысокие, в глазах собеседниц падут в отрицательный сектор.
   - Выслужиться надеешься? - продолжила рыжая. - У нас кроме "спасиба" могут еще "большим спасибом" наградить. Здесь в почете только мужики. А мы так, подай-принеси. Только на первый взгляд в мужской компании легко делать карьеру. Даже тем самым местом здесь особо не пробьешься. Особенно, - она сделала акцент, - "тем самым местом".
   - Эль, да кончай ты молодняк учить уму-разуму, - потянула ее за руку четвертая, в очках. - А тебе, новенькая, совет: сиди потише, взбирайся ниже. Не так больно падать будет.
   Дамы упылили куда-то по коридору, оставив Киру разбираться с новыми вводными. Прав был Большой Шеф - не стоит делать поспешные выводы. Никакой это не Фан-клуб, а очень даже наоборот. Судя по всему, КотоФей не оправдал их надежд. А нет ничего страшней, чем женщина с обманутыми надеждами.
  
   Когда Кира поднялась на второй этаж, то увидела спину Константина Сергеевича, заходящего в кабинет генерального. Какую еще гадость притащит он на хвосте после очередного совещания? Ничего хорошего эти с-Котские сборища не сулили.
   В кабинете айтишников царила деловая атмосфера. В отличие от обычной раздолбайской. Лишь устроившись на своем месте и включив компьютер, Новикова поняла, откуда у нее это ощущение. Все парни, как один, были "при параде". Никаких футболок. Все в рубашках. Димон даже в галстуке. В шикарном, бордово-синем жаккардовом галстуке с зажимом в виде фэнтезийного клинка с узорчатой гардой. Димон-охламон! На Романе и Денисе Борисовиче галстук смотрелся привычно. Вано и Лёха удавками не озаботились. Но Димон... Это был уже не какой-то там Димон, это был полноценный Дмитрий. Совсем другой человек!
   - У нас сегодня что, партсобрание? - негромко спросила Кира у Лёхи, поскольку он ближе всех.
   - Мы же на "Мафию" идем! - ответил парень таким тоном, будто Кира спросила, какого цвета кремлевские звезды.
   Кира, пробормотала: "А, ну да, конечно", изобразив на лице понимание, хотя ничего не поняла. Ей не удавалось проследить связь между "Мафией" и парадно-выгребным нарядом. Но на общем фоне Кира, в футболке и джинсах, чувствовала себя просто отщепенкой. Нищей приживалкой в состоятельном семействе. Ладно, еще обед впереди, она сможет сгонять домой и переодеться. Правда, из-за тортика она прибыла на работу пешком. И обратно тоже пешком придется возвращаться, по причине юбки. Так что обед пройдет мимо нее. Это печально. Еще печальнее, что придется прийти в той же одежде, что и вчера. Одно дело ходить в одних и тех же джинсах. И совсем другое - когда у тебя всего один комплект на выход, и у того приличность под вопросом. И никто из присутствующих не мог оценить глубины трагедии. Мужикам такого не понять. Кира даже подумала, а не забить ли на этот "корпоратив"? Но, с другой стороны, любопытно же, с чего парни так расфрантились. А если Кира не пойдет, то так и не узнает. Поэтому, повесив амбарный замок на мысли об одежде, ее отсутствии и тяжелой судьбе, Новикова решила всё же заняться работой.
   И тут ее ожидало второе потрясение за день. Или даже третье, если учитывать катаклизм с участием серпентерии. Как внезапно поняла Кира, ничего срочного у нее нет. Да вообще ничего нет, если не считать одинэски. Но и по ней поток обращений стал иссякать. Ощущение было, будто тащишь на себе здоровенный камень весом с тебя же, и вдруг - раз! - и ты на Луне и без камня. В скафандре, разумеется. Хотя воздуха от такого перепада давления сверху Кире внезапно стало не хватать. Она набрала полные легкие и медленно выдохнула, опускаясь с Луны на кресло. Такими темпами она в понедельник сможет добраться до той программы у Мишеля, про которую он неоднократно напоминал. А сегодня она немного отдохнет. Имеет же она право на отдых - тьфу-тьфу-тьфу! чтоб не прилетело, - после двух недель безумной гонки и эмоционального напряжения?
   День действительно прошел спокойно. Явившийся с планерки КиберКот посмотрел на Киру долгим взглядом, но ничего не сказал. Возможно, взгляд был вызван нарушением "мафийного" дресс-кода. И Кира всё же отказалась от обеда с ребятами, и резвой рысью потрусила домой, переодеваться. Когда КиберКот явился на работу после обеда, он задержался на Кире еще более долгим взглядом, гипнотизируя ее пуговичку, будто надеялся заставить ее расстегнуться. Благо, следом в кабинет ввалилась толпа парней из кафе, и Большого Шефа просто снесло энергией напитавшихся тел. А то неизвестно, сколько бы он простоял. И непонятно, что он там себе думал. У Киры, было, мелькнула мысль, что если это так важно, может всё же расстегнуть к чертям собачьим эту пуговку? Но тут ее вызвали по чату. Словно издеваясь, судьба решила подложить Новиковой еще одну свинью. С помощь Карины выяснилось, что "Ничипоренко Э.В.", к которой Кире надлежало явиться, - начальник планово-экономического отдела, именуемая в народе "Эллочкой-людоедкой". А на личном опыте Кира узнала, что это та самая рыжая с кудряшками, которая учила сегодня новенькую уму-разуму. А Кира мало того, что переоделась, еще и во вчерашнюю одежду. Вот позор-то!
   Удивительно, но вопрос одежды Элла Вадимовна не поднимала. И вообще, вела себя на удивление корректно и общалась только по делу, хотя оценивающий взгляд на наряд Киры кинула. Как приятно работать с профессионалами, думала Новикова, направляясь к выходу, когда ее нагнала насмешливая фраза:
   - Что, решила на Костика переключиться?
   Кира обернулась. Она размышляла, стоит ли объяснять, что у них корпоратив, а она не знала о дресс-коде, но решила не оправдываться. Как выяснилось, правильно решила. Потому Эллочка-людоедка закончила мысль:
   - Не трать силы, - бросила она. - Он за другую команду играет.
   - Вы сами проверяли? - поинтересовалась Кира из чистого любопытства, но по выражению лица хозяйки кабинета, поняла, что только что оттоптала ей любимую мозоль.
   - Извините. Спасибо. До свидания, - протараторила Новикова и выскочила за дверь.
   Что же он тогда так докопался до ее пуговки? Подходя к кабинету, Кира ее всё же расстегнула. Большой Шеф заметил это и нахмурился. Да что ж такое! Ему не угодишь! Может, вообще снять эту блузку к тем самым собачьим чертям, чтобы он успокоился!
   Он-то может и успокоится. А другие могут возбудиться, подумала Кира. Не потому что она там вся такая. А чисто рефлекторно. По-мужски. И решила забить на всё и вся, благо до конца рабочего дня оставалось сорок минут. Она сходила в кандейку за чаем, сточила наструганный на скорую руку бутерброд - второй, поддавшись жалобному взгляду вымогателя, отдала Лёхе, и заела расстройство кусочком любимого белого шоколада. Ждать оставалось всего двадцать минут.
   Потом двадцать минут прошли, и все резко засобирались. Первым покинул рабочее место Дима, который заявил, что ему еще нужно съездить по делам, и такси подошло. Он накинул пиджак, причесал на ощупь волосы и упылил. Тогда Денис Борисович сказал, что раз теперь все так прекрасно входят, он, пожалуй, пока домой заскочит, а подъедет к самой игре. И быстро, пока никто не успел опомниться, исчез за дверью. Действительно, осталось пятеро. И один автомобиль, принадлежавший Константину Сергеевичу.
   Когда компания подошла к машине, ее хозяин барским жестом открыл перед Кирой переднюю дверцу.
   - Пусть лучше Вано здесь сядет, - возразила Новикова. - Он самый большой. На заднем им втроем неудобно будет.
   - Дамы вперед, - тоном, не терпящим возражений, заявил Константин Сергеевич. - А у этих, - он кивнул головой в сторону забирающихся в салон пыхтящих сотрудников, - будет стимул похудеть.
   - Или машину купить, - буркнул Ванька.
   - Или машину купить, - согласился Шеф, и захлопнул за Кирой дверцу.
   Новикова щелкнула ремнем. Подумала. И застегнула пуговку. Начальник на это ухмыльнулся и помотал склоненной головой. А пусть он чем хочет мотает, решила Кира. Безопасность на дороге - наше всё. К слову, до места они доехали без происшествий. Тихо и спокойно. Под тяжелый рок. Но Новикова даже слова против не сказала. Халявному коню в плейлист не смотрят.
  
   Глава 9.
  
   Помещение, где должна была проходить игра, по уровню шика и блеска и рядом не стояла со вчерашней залой для презентаций, однако и халупой не выглядела. Это была довольно просторная комната, в центре которой располагался большой, накрытый скатертью стол. Вокруг него стояло одиннадцать стульев. На скатерти стояли смешные бочонки и таблички-указатели с числами от 1 до 10. В углу разместился столик с поттером и разными околочайными приятностями, вроде печенек и конфеток. И много стульев по периферии. Ритмичная музыка создавала бодрящий фон. Постепенно зал наполнялся. Спутники Киры рассосались, болтая со знакомыми. Все знакомые Киры ограничивались четырьмя прибывшими с нею мужчинами, и им было явно не до нее. Большого Шефа и вовсе сразу взяли в тиски две очаровательные барышни в коктейльных платьях и худощавый молодой человек в очках. Что оставалось Кире? Она налила чаю, умостилась на стульчике возле подоконника и уткнулась в телефон в надежде узнать, кого же в итоге выбрала адептка магической академии: Повелителя Драконов или Принца Вампиров? Хотя оставался еще один беспроигрышный вариант - ректор.
   В самый разгар любовных терзаний музыка внезапно прервалась. Кира оторвалась от книги. Все стулья за центральным столом были заняты. Во главе него стояла одна из девиц, ранее беседовавших с Шефом. Из ее вступительной речи Кира вынесла, что сегодня игры нерейтинговые (кто бы еще знал, хорошо это или плохо), планируется провести четыре раунда, и теперь за игровым столом находятся... Тут она стала быстро перечислять участников: "Господин Шиллинг", "Госпожа Помада", "Господин Корлеоне" и так далее. Новикова с трудом различала ники из-за оглушительных аплодисментов, которыми приветствовали игроков. Потом началась игра. И Новикова поняла, что это совсем не та "Мафия", в которую она привыкла играть. Игра, которую Кира знала еще со школы, была веселым развлечением. И то, что Кира сейчас видела, было совсем, совсем другой игрой.
   Рядом царапнул о пол стул. Новикова бросила взгляд направо. Рядом устраивался КиберКот. Шеф уселся, широко расставив ноги. Наклонив корпус вперед, он упирался локтями в колени. Руки сжимали наполовину полную кружку чая.
   - В первый раз играть будешь? - спросил Шеф.
   - Думала, что нет.
   Кира поймала себя на том, что держит сейчас кружку точно так же - обнимая двумя ладонями.
   - Так и подумал, - он чуть слышно хмыкнул. - Не боишься?
   - А чего бояться-то. Не убьют же меня, в самом деле, - пожала плечами Новикова.
   - Не убьют, - сказал Шеф, глядя на кружку и поглаживая большим пальцем грань.
   Он сказал это так, что Кира ему сразу поверила.
   - Как и в обычной городской мафии, здесь играют красные - честные граждане, и черные - мафиози, - стал объяснять он. - Черных трое, один из них - Дон. По "ночам" он пытается угадать, кто комиссар, и определяет, в кого будет стрелять мафия.- Константин поставил пальцы правой руки "пистолетиком", а потом дернул вытянутыми указательным и средним, будто нажал на курок. - Если хотя бы один мафиози во время "стрельбы" промахнулся, "жертва" остается в живых.
   Кира хохотнула:
   - Метил в сердце, попал в ухо?
   Костя на секунду оторвал взгляд от игрового стола и посмотрел на собеседницу:
   - Они же стреляют с закрытыми глазами. Договариваются в первую "ночь".
   - Вслепую? - не поняла Кира. - А почему нельзя каждую ночь заново договориться?
   - А чтобы жизнь медом не казалась, - на тонких губах Шефа проскользнула усмешка, а взгляд вернулся к игровому столу. - А у красных есть Комиссар. "Ночью" он может проверить одного из игроков.
   - Но не убить?
   Шеф помотал головой.
   - А доктор? - спросила Новикова.
   - А доктора нету, - Константин Сергеевич снова посмотрел собеседницу и слегка склонил голову на бок. - И никто тебя не спасет. Кроме тебя. Или меня.
   - А проститутка? - Кира решила не обращать внимания на намеки.
   - Фу, какие вы слова нехорошие знаете, Кира Владимировна, - Шеф осуждающе поцокал языком. - Она-то вас как может спасти? - удивился он.
   - Нет, я не про то. Есть тут проститутка или нет?
   - Может, и есть. Может, и не одна, - он снова с серьезным видом склонил голову на бок. - Но они не признаются!
   У Киры появилось желание стукнуть Кота кружкой по голове. Она бы так и сделала, если бы не понимала, что ее нарочно дразнят.
   - Но это же неинтересно! - расстроилась Кира.
   - Ни за что бы не подумал, что тебе так интересны проститутки, - Шеф внимательно посмотрел на собеседницу.
   - Да всё вы поняли, - обиделась Новикова. - Правила эти совсем неинтересные!
   - Только на первый взгляд, - мягко улыбнулся Большой шеф и сжал левой рукой ее запястье.
   Ладонь была теплая, гладкая и сухая. А пожатие одновременно и мягкое, и уверенное. И в голове у Киры почему-то стало легко. И на душе. А потом он вдруг одернул руку и продолжил негромко рассказывать про "классическую" мафию. О том, что многие считают, что эту игру изобрели не то в КГБ, не то в ФБР, чтобы готовить шпионов. Но это не так. По правде, ее придумал обычный парень, студент МГУ, в конце 80-х. Но она просто с безумной скоростью распространилась по всему миру. И если "городская мафия" - чистой воды развлечение, то "классическая" - крутая логическая игра. В ней существует масса стратегий и тактик. В классической мафии играть красным гораздо интереснее, чем черным. Ключевая фигура игры - Комиссар. Есть игровые ситуации, когда он обязан раскрыться.
   - Слушай, - вдруг дошло до Киры. - Но ведь карты находятся у ведущей. Как он может раскрыться? Он же ничем не может доказать, что Комиссар.
   - Не может, - кивнул Костя. - В этом и вся прелесть. Иногда в игре может открыться два, три, четыре комиссара...
   - А как узнать, кто из них настоящий?
   - Возможно, никто.
   - А зачем тогда они называются комиссарами? - не поняла Кира.
   - Черные - чтобы обмануть красных. Красные - чтобы защитить настоящего Комиссара. Именно в него будут стрелять черные в первую очередь.
   - Ты же сказал, - нечаянно вырвалось и Новиковой, и она тут же поправилась: - Вы же сказали, - но Шеф, казалось, и бровью не повел. - Вы же сказали, что черные обо всём договариваются в первую ночь.
   - В принципе, да. Но в игре есть масса возможностей передоговориться. Есть условные знаки и условные слова, с помощью которых Дон может показать своим "соратникам", в кого стрелять. Но это - фигуры высшего пилотажа. Новичкам их всё равно не освоить, не напрягайся, - он вновь похлопал левой ладошкой по ее правому запястью. - Поэтому продвинутые игроки обычно не играют с новенькими. Такие игры как сегодня - исключение.
   - Нерейтинговые? - уточнила Кира.
   Костя кивнул.
   - А что это значит?
   - Это значит, что они не идут в расчет рейтинга игрока. Чем чаще команда, за которую тот играет, выигрывает, тем больше баллов он получает.
   - А у тебя какой рейтинг? - опять вырвалось у Киры, но она решила не поправляться.
   - Ты лучше за игрой понаблюдай, - перевел тему Костя и ткнул подбородком в сторону стола. - Если что-то будет непонятно, спрашивай. Наша игра следующая.
   Мужчины - они такие мужчины, подумала Кира. Им же нужно быть или первыми, или не быть вообще. И стала смотреть за игрой.
  
   В отличие от той же городской Мафии, игроки здесь говорили строго по очереди и строго по минуте. Зато жестикулировали, кто во что горазд. На пальцах задавали вопросы, давали ответы, выдвигали обвинения, выражали возмущение, устраивали громкие истерики и тихо насмехались. Все. Одновременно. Да в этом асинхронном мельтешении рук можно было не то что договориться о следующей жертве - устроить заговор против президента. Шеф объяснил значение основных жестов, но Кира не обольщалась. Этот язык был ей не по зубам. И не по рукам. И вообще никуда не клеился, если честно.
   Вторым неприятным открытием стало то, что карты "убитого" игрока не открывались. Хорошо мафии, они точно знали, кто есть кто. А рядовые игроки до конца игры должны были гадать, кого они "днем" выносили из игры. Хотя бы с теми, кого убивают по "ночам", всё понятно. Так Кира полагала. Однако Костя объяснил, что совсем даже непонятно. В одной игре, например, дон мафии велел убить себя. А потом, "наутро", в последнем слове, обвинил трех "красных", и создал убедительное "алиби" своим подельникам. Все же думали, что раз его ночью убили, то он точно - честный житель, и поверили. А тут никому нельзя верить. Даже себе.
   Тем временем, первая игра, занявшая почти час, завершилась выигрышем "красных". Последнего "черного" вычислили, когда за столом оставалось всего трое игроков. Народ засуетился, задвигал стульями, вокруг игрового стола собралась толпа, начался разбор ошибок и лучших ходов. Пользовался популярностью и чайный столик. Кира почувствовала, что ей пора попрощаться с выпитым напитком, и отправилась на поиски соответствующего заведения. Задачка оказалась не проще, чем вычислить мафию. Когда Новикова вернулась, новая команда игроков уже сидела за столом, и ей пришлось занять последнее свободное место. Как ни странно, ее соседом снова оказался КиберКот. Он сидел на "десятке".
   - Как вас представить? -обратилась к ней ведущая, стоило Новиковой устроится за столом.
   - Кира.
   Девушка кивнула, уменьшила музыку, встала и несколько раз громко хлопнула в ладоши и начала представлять игроков.
   На первом номере сидела - точнее, постоянно подпрыгивала, будто у нее под попой ёж, - вторая из пары шефо-захватчиц. Ее представили как "Огненную". Рыжие кудряшки девицы подрагивали в ритме прыжков. На вид она была ровесницей Киры или немногим старше. У нее были большие зеленые глаза, аккуратный вздернутый носик и пухлые губы. В общем, девушка из женских кошмаров. Вся такая тонкая и звонкая... А в начале вечера вцепилась в КиберКота, как весенний клещ в дворовую собаку. И сейчас всё улыбалась шефу акульей голливудской улыбкой. Наверное, просто не подозревала о страшной тайне его отчества. В общем, первый номер не вызвал у Киры добрых эмоций. Если вдруг ей повезет, и она станет доном мафии, рыжую она прикончит первой.
   На втором номере сидел Дима. Его представили как "Шериданс". Видимо, намекая, что он весь такой сладенький и опьяняющий. Когда Кира вошла, он через стол болтал с Ириной, той самой девушкой-ведущей, чью визитку Кира вчера привезла в отдел. Вот это оперативность! Они появились в зале к середине первой игры. Зато Дениса Борисовича за игровым столом не было. У Новиковой было подозрение, что ценой его "прогула" Диме удалось протащить на игру Ирину. Возможно, Денис Борисович даже не сильно по этому поводу переживает.
   На третьем номере сидел паренек старшего студенческого возраста с нескромным ником "Дон". Когда Кира вошла, он ковырялся в айфоне. Парень был в поношенной футболке и, видимо, не испытывал по этому поводу никаких комплексов. А если испытывал, то очень тихо и неприметно. С чего тогда она, Кира, должна страдать из-за своего "белый верх - серый низ"? За демократичность Новикова выделила парню пару бонусных баллов.
   Четвертым номером числился Лёха под ником "Лукас". Он сиял, как начищенный чайник. Пятым сидел невозмутимый, как агент китайской разведки, Рома с еще более нескромным, чем у третьего номера, ником "Гугл".
   Шестым номером стал тот самый худощавый молодой человек в очках, который вместе с рыжей и ведущей удерживали заложника-шефа вначале. Его ведущая представила как Фрэнка. Он был улыбчив и доброжелателен и излучал флюиды интеллигентности. Очки в роговой оправе придавали ему вид отличника-заучки. В общем, на Киру он произвел хорошее впечатление. Было у него что-то общее с Константином Сергеевичем. Хотелось бы надеяться, что не отчество.
   - Госпожа Морра, номер семь, представила ведущая Ирину.
   Морра! Госпожа Морра! Охренеть! Ирина - фанатка Муми-троллей! Ирина выглядела сногсшибательно и так старательно делала вид, что ей всё равно. Слишком старательно, невольно выдавая, насколько всерьез она запала на Димона. Кира не могла определиться, то ли радоваться за них, то ли выражать сочувствие. У Вано с выбором эмоций проблем не было. Он сидел на восьмом номере, между Кирой и Ирой, и в его взгляде на Диму читалась зависть. Видимо, девушка заинтересовала обоих. Что заставило отказаться от нее однокурсника - вопрос открытый. Возможно, адекватная самооценка. Но Кире почему-то стало его жаль. Если она станет мафией, его убьет последним.
   - Господин Орк, номер восемь, - представила ведущая Ивана, и Новикова успела подумать, что этот ник очень идет ее мощному однокурснику, когда очередь дошла до нее. - Госпожа Кира, номер девять.
   И тут Кира почувствовала, как кровь прилила к ее щекам. Она  смеется на "Моррой", печально известной своей способностью морозить землю пятой точкой, а сама даже элементарный ник не смогла придумать.
   - Господин Шерлок, номер десять, - назвала ведущая последнего участника, КиберКота.
   И сделала она это как-то... по-особенному. Не так, как остальных. Как-то интимно. Жаль, что ведущую нельзя "убивать", а то бы Кира, будь она мафией, обязательно бы ее пристрелила. Но тогда пришлось бы выбирать, кого пришить первой: Огненную или ведущую. А так никаких дилемм. Огненную. А потом ведущую. Но уже за пределами площадки.
   Потом ведущая велела всем надеть повязки, включила музыку на максимальную громкость и начала выкрикивать номера. Кира сложила руки крестиком и стала ждать. Ей останется выбрать их двух карт. Первую или вторую?.. Первую или вторую? Когда голос произнес "Номер Девять", Новикова сдвинула маску на лоб и подняла - а, была не была! - один палец. Хотелось средний, но не всегда наши желания совпадают с возможностями.
   Ведущая открыла карту с красным силуэтом и показала большой палец вверх - знак честного гражданина. Новикова вернула повязку на место. В оставшееся до "утра" время Кира решила обдумать стратегию. Хотя какая там стратегия! Всё, на что она могла рассчитывать, - наблюдательность и интуиция. По опыту "Городской Мафии" Кира знала: тяжело сдержать эмоции, когда у тебя "ролевые" карты. Рот сам так и растягивается в улыбку. Да и вообще, врать - нелегкая задача. Подсознание словно маякует собеседнику по всем каналам: "Будь бдителен! Тебя разводят". Но люди склонны доверять словам, а не мимике и жестам. Именно поэтому мошенники процветают. Ну, и еще потому, что люди верят в халяву. Но к "Мафии" это отношения не имеет.
   Наконец музыку вырубили, и началось игровое утро. Кира быстро обвела взглядом игроков, пока они не успели взять мимику под контроль. Димон улыбался и смотрел на Ирину. Ирина "держала лицо", но глядела на Диму. Фрэнк и Костя, как и Кира, прочесывали взглядами стол. Лёха улыбался всем и каждому. Лицо "Дона", напротив, было приморожено. Роман аka Гугл, стоило ему снять маску, сразу спрятал рот за кружкой. Телефоны были запрещены, а чай - нет. Последними маски сняли Огненная и Вано. По губам бывшего однокурсника на долю секунды пробежала улыбка, после чего его лицо приобрело нейтральное выражение. Огненная улыбнулась присутствующим, как первоклассница Деду Морозу за секунду до начала стишка, и дождавшись отмашки: "Номер Один, у вас минута", - начала елейную песнь о том, как классно жить честным гражданам. Играй они сейчас в Городскую Мафию, Кира бы непременно поинтересовалась, в каком именно месте их необъятной родины честным гражданам классно жить. Потом девица "запела", как она любит красный цвет. У Новиковой красный ассоциировался со знаменем, звездой, серпом и молотом. Острый серп и увесистая кувалда - именно то, чего Кире сейчас не хватало. Глядела при этом девушка на Костю. Кира бросила на него короткий взгляд. Тот сидел на стуле, вольготно откинувшись, и смотрел на Огненную снисходительно. У Киры отлегло от сердца. Рыжая ей категорически не нравилась. Ка-те-го-ри-чес-ки. И главное - Кира не поверила ни единому ее слову. "Номер Один" продолжал числиться первым в ее рейтинге на отстрел. Но теперь - как несомненная мафия. 
   Время Огненной истекло, и свой спич начал Дмитрий. Он заявил, что речь предыдущего оратора насквозь фальшива, и он считает "Единицу" черной и ставит ее на голосование (да, да, да-да-да!). А еще у него вызывает подозрение слишком довольный Номер Четыре. Леха на это в полный голос возмутился, не офигел ли Димон, за что получил предупреждение от ведущей. 
   Следующим на очереди стоял студент Дон. Номер Три невнятно поддержал Димона, что, конечно, Огненная выглядела не айс, но всё же пока это только версия, а не приговор. Второй Номер был убедителен (Дима согласно кивнул), но его наезд на Номер Четвертый был как-то слишком (тут согласно закивал Лёха). Пока он считает номер два условно "красным", но будет смотреть дальше. В общем, мутный тип - этот Дон. Следующий кандидат в "черные". 
   Дело дошло до Лехи. Эникейщик заявил, что лично ему речь "Первого Номера" понравилась. Из чего Кира сделала вывод, что Леха речь не слушал, а смотрел. Новикова честно себе призналась, что если бы она была мужчиной, и не слушала, а просто смотрела на "Номер Первый", ей бы, скорее всего, тоже бы понравилось. И вдруг потом подхалимаж зачтется, и лучший комплимент получит приз? По Димону эникейщик прошелся жестко, заявив что никаких оснований для обвинения не подавал, так что теперь он выставляет на голосование Номер Два. От Номера Третьего хотелось бы услышать более четкое мнение. Про остальных он пока ничего сказать не может, так что "пас".
   Роман, Номер Пять, наконец-то поставил кружку на стол. 
   - Да не ослепит тебя ни дружба насчет недостатков твоего друга, ни ненависть насчет хороших качеств твоего врага, сказал Конфуций, - начал Роман с цитаты, обращаясь к Алексею. - И наоборот, - добавил он. - Я тоже сомневаюсь в Номере Первом.
   Дальнейшую речь оратора Кира не уловила, потому что Леха симафорил ей, обращая на себя внимание. Он ткнул в нее пальцем, выставил большой палец вверх, а потом загнул указательный палец вопросительным знаком. Спрашивал, "красная" ли она. Кира кивнула. Потом он соединил в кольцо указательный и большой палец - жест "оk". Знак Шерифа. Кира ткнула пальцем в Леху, показала знак Шерифа и загнула палец вопросом: "Ты - Шериф?" Леха помотал головой и ткнул пальцем в нее. Кира помотала головой в ответ. Нет, она не Шериф. И Леха переключился на Иру.
   Тем временем заговорил Номер Шесть. Он поправил очки и образцово сложил руки перед собой, как отличник на уроке. Фрэнк говорил спокойно, размеренно и убедительно. Он сообщил, что не стоит так заострять внимание на манере разговора Номера Один. Это ее обычное поведение, вне зависимости от роли. Нужно обращать внимание не на форму, а на содержание. А содержательно она пока ничего не сказала. Поэтому он бы ее еще раз послушал и просит Шерлока "попилить стол" за Огненную и игрока, который вызовет наибольшие подозрения. Он бы рекомендовал Тройку. Что означает "попилить стол", Кира не знала. Но это неважно. Главное, чтобы Костя знал. Дальше Фрэнк сказал, что для него пока условно красные Номер Два и Номер Пять, поскольку были достаточно логичны. Номер Четыре скорее красный, чем черный. Номер Один и Номер Три - ближе к "черному". Кира в целом была с ним согласна. Жаль только, она прослушала Романа. Из-за это гада Лёхи, третьего кандидата в "черные". Договорить молодому человеку не дали, поскольку у него вышло время. Жаль. Кире нравилась его логичность.
   Номер Семь, Ирина, пыталась говорить спокойно, но в голос "подсаживался" и местами дрожал. Возможно, она просто волнуется, потому что здесь в первый раз. А может, по другой причине. Она практически повторила то, что сказал до нее Номер Шесть, добавив лишь, что считает его, Фрэнка, "красным".
   Номер Восемь, Вано, сказал, что он берет в свою команду номера Два, Четыре и Шесть. Условно "черными" считает Единицу, Три, Семь. Хотя, учитывая постоянные переглядывания и бурное общение между номерами Два и Семь, возможно, они оба "черные". Не давала ему покоя парочка "Димон + Ирина". А еще ему не нравится подозрительная тишина слева, заявил Вано. Будто они с КиберКотом должны были танцевать с маракасами и орать песни во всю глотку!
   В общем, когда Кире дали слово, она, затараторив на сверхзвуковой, высказала всё всем. Огненной - что в ГИТИС ее не возьмут. Дону - что лицо надо делать попроще, иначе тебя выставят на голосование. Вот прямо сейчас она его и выставляет: "Номер Три". У Лёхи спросила, чего это его интересует, не Шериф ли она. Уж не собрался ли ночью пристрелить? Роме припомнила кружку, за которой можно спрятать всё, что угодно. И проскочившую улыбочку Ваньке. И дрожащий голос Ире. По итогу Кира в "красные" определила Диму и Фрэнка. А за оставшихся она зуб не даст. И только-только уложилась в свою минуту.
   Последним говорил Костя. Он отметил, что Кира молодец, для первого раза она хорошо проанализировала ситуацию. И он согласен с Фрэнком, нужно "пилить стол". А так как за столом есть новички, он должен объяснить что это и для чего. В случае если две кандидатуры получают на голосовании одинаковое количество голосов, то им предоставляются дополнительные тридцать секунд. После чего проводится повторное голосование. И хотя по его итогу можно "убить" сразу двоих, честные жители заинтересованы, чтобы все остались живы. И объяснил, кто сейчас должен голосовать за Огненную, а кто - за Дона. Дважды объяснил. Разумеется, все проголосовали, как надо. Даже Кира, хотя цель происходившего она поняла смутно. Ведущая объявила, что в городе произошла автокатастрофа, и номера Один и Три получили дополнительное время. "Единица" возмутилась, почему ее вдруг приняли за "черную", и считает это сговором мафии, к которым относит Номер Два (Дима хмыкнул), Номер Восемь (Вано постучал согнутым пальцем по столу) и Номер Девять. Номер Два выставил ее на голосование только потому, что она назвала себя "красной", то есть ни за что. Восьмерка говорит, что Двойка играет в паре с Семеркой, которую сам же отнес "черным", но при этом Двойка у него - "красный". А Девятка вообще бросается на всех, как будто с цепи сорвалась. Типичное поведение мафии. Если до этого у Киры оставались какие-то сомнения в цветовой принадлежности Огненной, то теперь они окончательно растаяли. А то, что ее между строк обозвали сукой, и вовсе подписало ей приговор.
   Дон немного "оттаял". Похоже, взял себя в руки. Парень сказал, что он красный - краснее некуда, однако аргументов не предоставил. Он сказал, что по итогу обсуждения считает красными Фрэнка, Шериданса, Киру и Шерлока. По поводу "Единицы" - склоняется к тому, что она всё же "черная". На этом его время подошло к концу. Повторное голосование было точной копией первого. Ведущая по регламенту вынесла на голосование вопрос о "выносе" обеих кандидатур. Кира бы, наверное, проголосовала "за", но Костя явно дал понять, что "красные" заинтересованы в том, чтобы "днем" никто не погиб. Поэтому не стала голосовать. А Фрэнк, Лёха и Вано - проголосовали. Но они были в меньшинстве. Поэтому наступила ночь. Утром "не проснулся" Фрэнк.
   Казалось, Фрэнк не был удивлен своей "безвременной кончине".
   - Судя по тому, что первыми убирают самых сильных "красных", я бы ставил на корифеев: Огненная или Шерлок, - сказал он и встал из-за стола. - И пусть еще Номер Три, Дон. Он новичок, но кажется наиболее подозрительным. Нужно было выносить обоих, - закончил парень, поправил очки и укоризненно обвел взглядом стол.
   Заявление Фрэнка о том, что он - самый сильный игрок, было третьей за игру демонстрацией, что у мужчин со скромностью проблем нет за неимением скромности. С другой стороны, он, наверное, и правда сильный игрок. У них есть их рейтинг - объективное мерило крутости. И, возможно, от Огненной за комплимент ему действительно что-то обломится. Как по мнению Новиковой, Номер Один была "корифеем" лишь в одном виде спорта: ловле мужиков на живца. Вот Костя - профессионал. Здесь не поспоришь. Но Шерлок Котс вел себя спокойно, уверенно и адекватно. В отличие от Дона и рыжей. Мафией в его поведении даже не пахло. Как и в поведении Фрэнка. А в отношении Фрэнка Кира оказалась права.
   Второй раунд начал Номер Два. Дима не стал мелочиться:
   - Я выставляю Номер Один. - Это была первая его фраза. - Следующий на очереди - Номер Три.
   В остальной речи Димона-Шериданса интересными были фразы, что Номер Девять действительно ведет себя агрессивно, а Номеру Восемь следует завидовать молча. После чего Номер Два нежно улыбнулся Номеру Семь. Номер Семь ответила ему тем же. Прямо идиллия. Ромео и Джульетта нашего времени. Как бы Джульетта не оказалась по совместительству Черной Вдовой. В "красноте" коллеги Кира была почему-то уверена. А вот в Ирине - сомневалась. А за выпад в свой адрес Кира мысленно поблагодарила Огненную. И пометила себе: вернуть должок.
   Третий Номер неожиданно бодро поддержал Диму, заявив, что теперь он совершенно точно уверен: Номер Один - мафия, и всё честное население должно голосовать против нее. Ну, конечно: жить захочешь - не так раскорячишься.
   Лёха тоже сменил в отношении Огненной милость на гнев. Возможно, решил, что проигрывает Фрэнку в борьбе за ее благосклонность. Хотя, она, вроде, ни одной пятки Алексею не оттоптала. В "черные" не записывала. С чего такие перепады? Дон, по словам Лёхи, в его глазах "покраснел". Цвет Номера Два - под большим вопросом. Зато на свой первый вопрос: "Не офигел ли Димон", Лёха ответ получил - однозначно офигел. Номер Восемь Алексею скорее нравился. А Номер Семь - скорее нет. Вообще, он бы поставил на то, что мафия за столом - женщины. Поскольку всё зло от них.
   Очередь перешла к Номеру Пять.
   - Каждый ошибается в зависимости от своей пристрастности, говорил Конфуций, - сообщил Алексею сисадмин. - Не исключение ты, юный падаван.
   Лёха скорчил оскорбленную мину. Роман, любитель столь же одиноких и страшненьких мудрецов, как и он сам, продолжил свои рассуждения. Он сказал, что обвинение в адрес Огненной построено исключительно на эмоциях. Формально она никак не проявила мафиозной сущности. Аргументы ее не лишены логики. И лично ему резкая смена позиции номеров Три и Четыре кажутся более подозрительными. В поведении Номера Девять Роман агрессии не уловил, просто эмпирические наблюдения, из которых можно сделать какие угодно выводы. Хоть этот не делал из Киры монстра. Номер Семь - лошадка темная. Шерлок пока вел себя как нормальный "красный", но, по сути, ничего не сказал. Ждем-с.
   - А пока я выставляю Номер Три, - заявил сисадмин напоследок, когда ведущая сообщила, что у него осталось десять секунд.
   Ирина гордо выпрямила спину, поправила корону и заявила, что все обвинения в ее адрес беспочвенны и смехотворны. То, что она ни на кого не бросается, говорит о ее мирных намерениях, а не о коварстве и подколодности, как думают некоторые. На этом месте она посмотрела в сторону Вано. Что было написано в этот момент на лице однокурсника, Новикова видеть не могла, поскольку наблюдала его затылок. А очень интересно было. И тут Кире снова засемафорил Леха. Он ткнул пальцем в нее, потом постучал по виску, затем показал на Ирину и изобразил указательным пальцем вопрос. Кира помотала головой, не понимая, чего от нее хотят. Леха вновь ткнул пальцем Иру, потом сначала показал большой палец вверх, потом вниз, как римлянин в Колизее. И вновь знак вопроса. "Ирина, по-твоему, "красная" и "черная"?" - перевела Кира. И пожала плечами. Откуда ей знать?
   "Право голоса" тем временем перешло Ваньке.
   Пока он говорил, Кира думала о том, что "Орк" - хороший ник для мощного Вано. Но "Тролль" подошло бы лучше. Даже у Новиковой возникло желание его прикопать. А ведь он Киру не трогал, практически. Так, зацепил по касательной. В основном досталось Димону и Ире. И Огненной - рикошетом.
   В этот раз речь Киры была более уравновешенной. Она подтвердила свою позицию по Единице и Тройке. Романа, Костю и Диму отнесла к "красным". По Лехе, Вано и Ирине - не определилась, но парни в этой тройке ближе к "черным", а Ирина - к "красным", и пропасовала.
   Заговорил Костя.
   - Я считаю "красными" Пятерку, Двойку, Девятку, и тоже думаю, что "черные" Единица и Тройка, - заявил он с мягкой полуулыбкой. - Поэтому предлагаю повторить "автокатастрофу" между ними, и все честные граждане выносят двоих.
   - Нас же семеро? - удивился Димон.
   - Номер Два, предупреждение, - сурово оборвала его ведущая.
   - Я заявляю Восьмерку, - Константин опустил на стол кулак с поднятым вверх указательным пальцем. - И голосую за него. Оставшиеся голоса делятся так...
   Лично Киру такой вариант устраивал, как нельзя лучше. Она была готова голосовать хоть сейчас. Но Огненная пока еще не высказалась.
   - Я считаю, что Шерлок прав, - неожиданно для Киры произнесла она. - Конечно, хотелось бы поиграть, но по балансу это оптимальное решение. И как добропорядочный гражданин, я его принимаю. Тройка "переобулась", как только почувствовала запах паленого. Так что "черные" для меня сейчас Тройка и Восьмерка, - заявила Огненная. - Последний мафиози - Девятка или Двойка, выбрать пока не могу. Я буду голосовать за вынос двоих, - закончила Огненная.
   Кира ощутила растерянность. А вдруг Единица - всё же "красная"?
   Слово получил Номер Три.
   - Я - Комиссар игры, - заявил он сходу. - Не голосуйте за двоих. Шерлок же говорил вначале, что мирные жители заинтересованы в том, чтобы днем никого не убивать. А Огненная - мафия, я проверял.
   Синхронные усмешки нарисовались на лицах Огненной и Кости. КиберКот показал пальцем на себя и показал значок Шерифа.
   - Ты - Комиссар? - удивился Дон.
   Костя кивнул.
   - И что у тебя за проверка? - спросил Номер Три.
   Костя с той же ухмылкой показал пальцем на него и большой палец вниз.
   - Я - Комиссар,- возмутился Дон. - А он - "черный"! - обратился он к окружающим.
   - А Папа Римский - женщина, - фыркнул Лёха.
   - А Номеру Четыре - второе предупреждение, - оборвала его ведущая. - Еще одно, и вы покинете стол. Номер Три, ваше время истекло.
   Дима быстро показал Роману двумя руками большими пальцами за плечи. Кира поняла это как "выносим двоих". Роман кивнул. Ирина тоже закивала. Вано повторил жест. Вопрос решенный. Голосование это подтвердило. От последнего слова Огненная отказалась, сказав, что уже всё сказала и верит, что "красные" победят. Дон напоследок повторил, что Десять и Единица- "черные", и если игроки ему не поверят, то сами себе злобные буратины. Костя на это с улыбкой помахал кистью вперед-назад, типа "давай-давай".
   Наступила игровая ночь. Кира закрыла глаза. Все они: и Огненная, и Дон были убедительны. Но Костя - убедительней.
   Ночью не проснулся Роман.
   - Исходя из того, что ночью не "вынесли" Шерифа, мафиози осталось двое, и один из них - новичок, - сказал он и встал.
   За игровым столом остались Дима, Лёха, Ира, Иван, Костя и Кира. И как минимум один из них - мафиози. И если это новичок, то Ира.
   В этот раз обсуждение начал Номер Четыре.
   - Что показала проверка? - спросил он у Кости.
   КиберКот показал на двух руках по четыре пальца и большой палец вниз. Восьмерка - мафия. Вано возмущенно фыркнул.
   - Ну, я думаю, вопрос ясен. Я заявляю Восьмерку. Пас.
   Вот так немногословен был Лёха в этот раз. Он резко подобрался. Перестал лыбиться, семафорить и приставать к окружающим, словно сделал выбор.
   - Я выставляю Номер Девять, - сказала Ирина, глядя на Диму.
   Всё-таки Черная Вдова.
   - Не знаю, почему, Шерлок, вы ее защищаете, но мне кажется, теперь очевидно, что она - мафия. Я прошу проверить меня ночью. Я - "красная", - заявила Ирина.
   Кира ухмыльнулась. И почувствовала, что скопировала ту самую усмешку, которую видела чуть раньше на лицах Кости и Огненной.
   Вано взял с разгона, как бык на корриде.
   - Неужели непонятно, почему он ее защищает? - обратился он к Ирине. - Потому что они на пару - мафия! Выставляю Десятку, - заявил он. - Шериданс, здесь же всё очевидно, - он посмотрел на приятеля, но на лице Димы поддержки не было. - Лукас?
   Алексей тоже пожал плечами.
   - Ваше время истекло. Номер Девять, - произнес безразличный голос ведущей.
   - Вано, прости, но ты городишь чушь, - возразила Кира. - я - "красная", и уверена - Номер Десять тоже. Я считаю, что мафия, если их двое, это номера Семь и Восемь. Пас.
   - Сколько мафии осталось, мы узнаем на следующем круге, - хмыкнул Костя. - В том, что Двойка "красный", сомнений нет. "Ночью" я проверял Четверку. Он чист. Вано, это был блеф. Но, прости, ты сам себя выдал. Я буду голосовать против тебя.
   - Значит, это девушки! - возмутился Ваня.
   - Номер Восемь, вы получаете предупреждение, - произнесла ведущая.
   - Вань, просто сдайся, - попросил его Костя.
   - Я не мафия.
   - Номер Восемь, второе предупреждение. Еще одно, и вы покинете стол, - сурово произнесла ведущая. Номер Два, ваша минута.
   - У меня есть своя версия, почему Шерлок защищает Номер Девять, - хмыкнул Дима. - Но распространяться на эту тему я не буду. Согласен: мафия - Номер Восемь.
   - Предлагаю перейти к голосованию, - произнесла ведущая. - Кандидатуры на голосование выносятся в порядке поступления. Кто за то, чтобы стол покинул Номер Восемь?
   Четыре голоса.
   - Кто за то, чтобы стол покинула Номер Девять?
   Два голоса.
   Ваня встал из-за стола.
   Наступила "ночь". Включилась музыка. Мафия сделала свой выстрел.
   - Ночью "убит" Номер Два. Стоп игра! Мафия победила! Команда "черных": Номер Один, Номер Четыре и Дон - Номер Десять. Блестящий розыгрыш, достойный лидера нашего рейтинга - господина Шерлока.
   Кира сняла повязку. Леха тянулся через стол, чтобы пожать руку шефу. "Огненная" прыгала от восторга, хлопая в ладоши.
   - Спасибо за игру, - сказала Новикова и встала из-за стола.
   Константина Сергеевича окружили знакомые. А Кира пошла в сторону выхода.
   - Кира, - окликнул ее голос шефа, когда она уже вышла на улицу. - Ты не останешься дальше?
   - Спасибо, Константин Сергеевич, я устала. - Девушка действительно почувствовала тяжесть на своих плечах.
   - Я отвезу, - сказал КиберКот, взяв Киру за локоть и потянув к машине.
   - Спасибо, я сама, - возразила Новикова, вырывая руку.
   - Я. Отвезу. - Твердо произнес шеф.
  
   Глава 10.
  
   Кира смирилась с неизбежным и направилась к автомобилю Шефа. Он, конечно, мафиози. Но вряд ли ей грозит быть сброшенной в воду с тазиком цемента на ногах... Начальник открыл перед девушкой переднюю дверцу. Новикова села.
   - Кира, может, объяснишь, откуда такая бурная реакция? - спросил Константин Сергеевич, после того как машина покинула парковку.
   Это у нее бурная реакция?! Да она слова никому не сказала! "Не будем драматизировать. Я просто сяду на поезд и уеду навсегда", как сказал бы в этом месте ее любимый персонаж.
   - Откуда, откуда... От души, - буркнула Новикова, глядя на дорогу, и сложила руки на груди.
   - Тебя так задел твой проигрыш?
   - Меня так задел ваш выигрыш.
   - И почему? - КиберКот говорил спокойно и осторожно, как разговаривает психиатр с больным в стадии обострения.
   - Почему вы не признались, что вы "лидер" этого... как его... рейтинга? - возмутилась Кира.
   - Это что, преступление? - хмыкнул водитель.
   Кире очень хотелось посмотреть в этот наглый кошачий покерфейс, но она упорно пялилась в окно.
   - Не хотел хвастать, - спокойно, как удав перед завтраком, продолжил начальник. - К тому же для игры это не имело значения. - Тут он сделал короткую паузу. - Кира, я предупреждал, что игра сложная, особенно для новичка. Что в ней множество стратегий и тактик. И что в ней никому нельзя верить. Даже себе и своим эмоциям.
   - А чему же можно? - показательно "удивилась" Кира, по-прежнему не поворачиваясь в сторону водителя.
   - Логике.
   - Я и пользовалась логикой. А вы воспользовались мной, - выказала обиду Новикова.
   Он назвался Шерифом, а Кира ему, как дура, поверила. И доказывала всем, какой он хороший и честный. Ну дура же? Кире было жутко стыдно за свою доверчивость.
   - Это не логика, это патологика, - не согласился Шеф. - Сама придумала, сама поверила, сама обиделась. Типичная женская патологика.
   - И чем вам женщины не угодили?
   - А почему женщины должны мне угождать? - спросил Константин Сергеевич.
   Ага. И у кого тут "патологика"? Хотя, действительно. СерГеевичам женщины ничего не должны. Кира не выдержала, и всё-таки взглянула на КиберКота. Тот на долю секунды оторвал взгляд от дороги. В глазах мужчины плескалось веселье. Кира надулась еще сильнее. Как мышь на крупу. На две крупы!
   Несколько минут в машине царила тишина. Долго он еще будет молчать? Мог бы и извиниться!
   - И вообще, - заговорил Костя, будто паузы в разговоре и не было, - у нас счет один-один.
   Начальник явно намекал на расстегнутую пуговку в лазертаге. Но она же не специально!
   - А что, мы во что-то играем? - с демонстративной невозмутимостью спросила Кира.
   - А что, у нас всё серьезно? - точно скопировав интонации, отзеркалил КиберКот.
   Кира от такой наглости чуть воздухом не подавилась. И этот человек упрекает ее в отсутствии логики! И вообще. Это должна быть ее фраза!
   - ...В живых должен остаться один? - совсем неромантично закончил он.
   - В живых должна остаться одна! - возразила Кира.
   И начальник рассмеялся. Новиковой очень хотелось к нему присоединиться, но она напомнила себе, что обижена. Пейзаж за окном подсказал, что обижаться осталось совсем недолго - автомобиль ехал по ее улице.
   - Спасибо, что повезли, - холодно, но вежливо произнесла Кира.
   - Мелочи, - хмыкнул Костя, кинул на нее быстрый взгляд и, подмигнув, добавил: - Сочтемся.
   - Лично я в ближайшее время ни кем сочетаться не намерена.
   - Хорошо, я подожду, - покладисто согласился начальник, паркуясь у подъезда Киры.
   - Не стоит, - ответила Новикова, пытаясь отстегнуться. Гадкий ремень безопасности, словно назло, не желал ее отпускать. - Вас там, наверное, ваша огненная коллега-мафиози заждалась, чтобы отпраздновать победу...
   - Если честно, я собирался ехать домой. Но вы так убедительны, - промурлыкал себе под нос КиберКот, насмешливо поглядывая, как она бьется с ремнем.
   - Да сделайте уже что-нибудь с этой проклятой железякой! - возмутилась Кира.
   - Зачем?
   И тут, наконец, кнопка поддалась. Новикова попрощалась и вырвалась на свободу.
   Ну, вырвалась.
   А зачем?
  
   Пока Кира рассеянно гладила приветственно мурлыкающую кошку, пиликнул телефон. Эсэмэска возвестила о пополнении карты. Аванс - как много в этом слове!.. Настроение резко поднялось. Кира на радостях открыла кисе "праздничный" влажный корм и поскакала планировать бюджет. Пересчитала дважды. По всему выходило, что она в состоянии позволить себе что-нибудь из одежды. Крутые бренды, конечно, - не ее вариант. Да и не разбиралась в них Кира. Но большая часть России как-то обходится без "лабутенов"... Кстати, о лабутенах. Ее же на выставку пригласили! Это вторая проблема, которая требует "нарядного" решения. Да... Кровь из носу, но Новикова выйдет из этих выходных с двумя обновками! Хотелось бы обойтись скромненько, желательно, под "sale". И если совсем никак не получится влезть в бюджет, то у нее есть заначка на "черный день".
   Субботнее утро, которое пятницы мудренее, Кира встретила с кошкой под боком и жабой на груди. Жаба вопила, что две (две!!!) новые шмотки - это перебор. Да, мужской коллектив. Да, КиберКот должен пожалеть о содеянном (и не содеянном). Пожалеть о том, что вообще на свет родился - не в то время, не в том месте и не в той роли. Но зачем же сразу столько денег на ветер выбрасывать, ныла жаба.
   Позорно продув этот поединок, Кира еще раз критически осмотрела шкаф и выгребла из него всё, что можно как-то привести в порядок и посадить по фигуре. Жаль, в этой реальности нет всяких полезных артефактов, которые - раз! - и делают из мешка облегающий жакетик. Из дальних закромов были откопаны позабытые наряды студенческой поры. Благо в объемах Новикова не прибавила. Она перемерила всё. В куче старых тряпок обнаружилось вполне сносное коротенькое платьишко с милым цветочным принтом. Широкий волан по кокетке прибавил груди как минимум полразмера. Кира покрутилась перед зеркалом, и решила, что теперь, когда у нее появился бюст, образу не хватает яркости. Она вымыла и уложила феном волосы, подкрутив каре внутрь и подняв "шапочку" на затылке. Затем потратила час на макияж. К сожалению, помаду пришлось наносить повторно, потому что за делами внезапно подкрался обед, но зато прикончив наскоро приготовленные вареники, Кира была готова к подвигам. Она еще раз покрутилась перед зеркалом. Ну, серьезно, что такой красоте пропадать? Самое то идти за обновкой. Или обновками, если удастся уговорить жабу.
   Новикова выбрала самый крупный торговый центр города. Навороченные бутики соседствовали там с эконом-вариантами, и что-нибудь там обязательно найдется. Кира не представляла, что ищет, но это должно быть "ах!". Через два часа блужданий по торговому центру она осознала, что шоппинг, наверное, может быть лекарством от стресса. Просто ее фантазии и жизненного опыта недостаточно, чтобы представить, насколько сильным должен быть этот стресс. Она брела по второму этажу, а он всё не кончался и не кончался... Впереди было еще два. Мимо проплывали бутики мужской одежды и детских игрушек, женской обуви и галантереи. И ни одного "аха" по сходной цене. Это был провал миссии. Она точно ничего не найдет! Кира погружалась в отчаяние всё глубже и глубже, пока на кого-то не налетела.
   - Простите, - на автомате выдала она и поспешила обойти препятствие.
   - Кира? - удивленно произнесло оно голосом Константина Сергеевича.
   Новикову словно выдернули из гипнотического транса. Она огляделась. Действительно, прямо перед ней стоял КиберКот собственной персоной и с интересом оглядывал сотрудницу сверху вниз. А потом снизу вверх.
   - Почему вы это прячете? - спросил начальник, повторяя в воздухе кистью предыдущие движения глаз.
   - Да я только сегодня это нашла... - растерялась Кира.
   По короткому смешку шефа, она поняла, что фраза относилась не к платью, а к тому, как она выглядит, и к щекам хлынула кровь. Во-первых, она опять глупо подставилась. А во-вторых, всё же приятно, что ее оценили. Накатившие эмоции не способствовали поддержанию диалога. Да и о чем тут спрашивать? "Что вы тут делаете?" - "Пришел на Рембрандта полюбоваться".
   - Давно тут? - нарушил молчание Константин Сергеевич.
   Он был в облегающе-демократичном варианте: футболка плюс джинсы. Демократичном - в смысле, что тело, обтянутое ими, было демократично доступно любому зрителю. А что? Если кто-то ходит, чтобы посмотреть, то почему другие не могут ходить, чтобы показать?
   Кира поняла, что непозволительно затягивает с ответом, и оторвала взгляд от фигуры собеседника к его лицу. И просто кивнула. Она сейчас что угодно может сказать. И что неугодно.
   - Здесь на четвертом этаже отличная кафешка есть. Пойдемте, я вас кофе угощу.
   Кира вновь кивнула. Возможно, если бы Костя обратился к ней на "ты", как вчера, она бы вспомнила про вчерашнюю обиду раньше. Увы, это случилось уже после того, как Новикова согласилась, и теперь изображать оскорбленную невинность было поздно.
  
   Костя вел ее за руку сквозь скопище народа, а Кира пыталась вспомнить, почему именно он должен пожалеть, что родился. Все мысли выветрились из головы как по мановению волшебной палочки. Ее больше интересовало, удалось ли ей это? Теплая мужская ладонь сжимала ее похолодевшие от волнения пальцы, и это, черт возьми, было приятно. Очень приятно. Как и заинтересованные взгляды, которые бросали встречные люди на их парочку. Хотя какая их них парочка? Новикова тихонько вздохнула. Но руку не вырвала.
   Кафе действительно было очень милым. Оно не было огороженным, большие искусственные фикусы в кадушках создавали видимость уединения.
   - Чай, кофе, коктейль? - перечислил Костя.
   - Сок, - выбрала Кира.
   Мелок на доске сообщал, что ценник тут не заоблачный, но начальник был явно настроен платить сам, и Новиковой не хотелось наглеть. Шеф кивнул и пошел к стойке. Как-то быстро он сдался, обиделась Кира. Мог бы и поуговаривать. Хотя бы спросил, что она будет к соку. Но не станет же она кричать вслед: "А еще мне чизкейк и порцию мороженого со сливками!" Потому что кролик был очень воспитанный.
   Константин Сергеевич оторвался от баристы и двинулся к их столику, словно кот к оставленной без присмотра рыбе. Ай-ай! Кире вдруг вспомнилась Огненная с ее безрезультатными попытками привлечь КиберКотовье внимание. Беспомощность во взгляде начальницы ПЭО на вопрос о его сексуальной ориентации. Честное лицо Кости, утверждающего, что он - Шериф. И пристальный взгляд на ее пуговицу. Так нравятся ему женщины или нет? Может, у него просто фетиш на шмотки? Если верить голливудским фильмам, у голубых такое не редкость. Может, он хочет выпытать у Киры Страшную Тайну, где она раздобыла такое чУдное ретро-платьице? Или у него хобби втираться в доверие к наивным девицам, а потом потреблять их на завтрак без хлеба? А потом, во избежание ответных поползновений, изображать из себя голубого. Типа: "Извините, обознался". Новикову, впрочем, не прельщал ни один из вариантов. Поэтому она твердо решила направить разговор в деловое русло.
   - Вы давно работаете на фирме? - спросила Новикова, когда Константин Сергеевич устроился в кресле напротив.
   - Можно сказать, с момента ее зачатия, - улыбнулся собеседник. - Я был одноклассником - и до сих пор являюсь другом - младшего брата нашего генерального директора. Я, сколько себя помню, всегда интересовался компьютерами. Еще в университете начал подрабатывать. Поэтому когда потребовалась помощь по настройке, установке программ, борьбе с 1С, Гена обратился ко мне. "Своей крыши" тогда еще не существовало. И должности программиста в ней. Так, разовые заказы, разовые проблемы. И лишь потом, когда у его бригады - а потом бригад - появилась определенная репутация, Гена решил перейти на другой уровень.
   - А он всегда был такой... - Кира хотела сказать "пугающий", но решила выразиться мягче: - суровый?
   Тут к их столику подошла девушка с подносом. Перед Кирой поставили стакан сока, перед Костей - большую кружку капучино с многослойным сердечком, напоминающим луковицу. И выставили на стол креманку белоснежного пломбира с ягодным топиком, орешками и взбитыми сливками и две порции чизкейка: один шоколадный, другой классический. Шеф кивнул официантке, придвинул мороженное Кире и провел рукой над десертами.
   - Здесь его хорошо готовят. Выбирайте, какой вам больше нравится.
   Может, она всё же крикнула ему вслед? Кире стало неловко.
   - Я взял на себя смелость заказать, - продолжил КиберКот. - Не обидите отказом?
   Новикова быстро придвинула себе белый кусочек торта и вежливо поблагодарила. Зачем же человека обижать. Тем более, если всё такое вкусное... С минуту над столом висело молчание. А потом Константин продолжил:
   - Нет, Геннадий не всегда был таким. Ему просто очень рано пришлось повзрослеть. Взять ответственность за семью. Ему было тогда пятнадцать или шестнадцать...
   - Его родители разошлись? - предположила Новикова.
   - Нет, дядя Коля никогда бы не бросил детей и жену, - сказал КиберКот таким тоном, будто Кира оскорбила его лично. - Он погиб.
   Уже второй раз она вляпывается из-за незнакомого "дяди Коли". Нужно всё-таки разобраться с вопросом, чтобы не подорваться на этой мине в третий раз.
   - Геннадий Николаевич говорил что-то про море, - осторожно вбросила шар Кира.
   - Гена про него рассказывал? - искренне удивился Костя.
   - Нет, - помотала головой Новикова. - Просто я нечаянно... отдавила в черной комнате хвост черному коту. Хотелось бы на будущее знать, где он прячется. Во избежание, так сказать... - и она попыталась скопировать улыбку Кота из Шрэка.
   - Его отец был командиром подводной лодки. Она затонула во время испытаний. Очень шумная и некрасивая история тогда вышла. Лодка была спущена с местного судостроительного. Были жертвы среди заводчан, которые тоже находились на борту. Какой-то заводской брак. Но одно время всех собак пытались повесить на "ошибку командования". У Колчевских тогда были тяжелые времена.
   Да уж. Отдавила так отдавила. Кира расстроилась.
   - Но это дело прошлое, - Костя по-дружески сжал ее руку. - Гена - практически гениальный руководитель. А то, что суров, - так у нас Россия. Только расслабься, так тебя сразу... нахлобучат, - политкорректно закончил он.
   - А когда появился Воронцов?
   Раз уж ей выпал шанс узнать историю фирмы из уст, фактически, отца-основателя, Новикова не собиралась его упускать. Кто знает, сколько еще черных котов прячется под этой крышей и сколько мышиных скелетов кроется в его подвалах?
   - О, Мишель тоже начал работать с Геной еще с универа. Он уже тогда был очень хорошим дизайнером.
   Мороженое подошло к концу, и Кира притянула поближе тортик.
   - Они такие разные, - вдруг осознала она. - Как им удается уживаться вместе?
   - Очень хорошо, - Костя уткнулся взглядом в кружку и чуть заметно улыбнулся чему-то своему. - Мишель глубоко уважает гендира. И у них гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд. Вот кто действительно разные, - собеседник посмотрел на Киру, - так это Мишель и Влад.
   Кира вспомнила Харлей Дягиля и мысленно согласилась. На первый взгляд они были похожи, а если копнуть поглубже... Но глубже лучше не копать, вдруг подумалось Новиковой. Оставим мышиные скелеты подвалам. Там им самое место. Меньше знаешь - крепче спишь. А здоровый сон, как известно, источник долголетия.
   - А как на фирме появился Влад... - тут Кира вспомнила реакцию начальника на это имя и договорила: - ...дислав Петрович?
   - Гена его взял в магазине, - вновь улыбнулся КиберКот. - Это такая местная шутка. Колчевский действительно присмотрел КотоФея в магазине строительных материалов. И не прогадал. За спиной у Влада тогда был технарь, но, придя в фирму, он пошел в универ. Практически, вгрызся в "гранит науки". Гена дал ему шанс, а Влад в полной степени им воспользовался. Он - классическая "американская мечта": сделал себя сам, с нуля, без каких-либо "волосатых рук" и семейной поддержки. Нам всем пришлось много учиться...
   И тут у него сработал телефон.
   - Да, Женя, - Костя расплылся, как кусок сливочного масла по горячей сковородке. - Да, конечно. Кончено, помню. Ой! - он посмотрел на наручные часы. - Уже бегу, прости.
   Он отключился, но на лице осталась то выражение, с которым обычно говорят с очень близкими людьми.
   - Извините, Кира, мне нужно бежать. Очень рад, что мы встретились. Надеюсь, не наскучил нашими фирменными байками.
   Он коснулся ее запястья, встал, одним глотком допил свой кофе и, вынимая из заднего кармана портмоне, пошел к стойке. Расплатился. Махнул рукой и быстрым шагом удалился, оставив Киру гадать, кто это "Женя" - девочка или мальчик. И почему КиберКот выскочил по первому его (или ее) звонку. И несмотря на "всё такое вкусное", на душе у нее было гадко.
  
   Чувство противоречия - неисчерпаемый источник бодрости. Чуть притихшее при встрече с КиберКотом желание взять реванш, полыхнуло с удвоенной силой. Точнее, с рассТРОЕнной. Ничья - это не для нее, решила Кира. Ничья - она вообще ни для кого. Не то бы она непременно стала бы "чьей-то". А Новикова была согласна только на победу!
   Кира настроилась на долгие поиски, но внезапно обнаружила свой "ах" в самом начале третьего этажа. Для работы она выбрала голубенькое платье с белым воротничком и белыми манжетами на коротких рукавах. Платьишко было полуприлегающим и очень приличным. Если бы не длина, которая не то чтобы не прикрывала пятую точку - прикрывала, но ножки обнажала конкретно. И ножки выглядели... Ух! И главное - на ней не было пуговичек. То есть ничего, что так раздражало ее Шефа. Только молния сзади, сверху донизу. Вжик! Посмотрим, как долго продержится голубая "бастилия" против таких "ух!" ножек и "вжик!" молнии...
   Платье для выставки было попроще. В некотором смысле. Тоже с коротким рукавом, тоже выше колен, но не настолько. Если к голубому платью пришить широкий волан понизу, то как раз получится длина розового. Продавщица убеждала, что это модный оттенок "пепел розы". Новикова в "модах" была не сильна, но цвет ей понравился. Благородный такой. И светлая кожа с ним "заиграла". Вырез-"лодочка" красиво обрисовал изящную шею, и тонкий коричный кант поставил итоговый акцент.
   Только жаба возмущалась, что на Киру ткани-то нужно - лоскуток на носовой платок. А денег требуют, как за чехол для дирижабля. Но продавщица, видя сомнения покупательницы, вынула свою дисконтную карту, и цена упала на десять процентов. Может, это обман хозяйки. Но в России не обманешь - не продашь. А может, это тонкий маркетинговый ход. Но Новикова не стала развивать эту мысль, пока жаба, пасть которой заткнули скидкой, не расквакалась по новой.
   Дома Кира продолжила археологические раскопки, а в воскресенье даже заехала к родителям - заодно и проведала. Она призналась, что сменила работу (но не призналась, почему). Честно вытерпела нотации папы, что на завод нужно было идти (можно подумать, там старых козлов меньше). Выстояла против упреков мамы, что замуж пора, а не по работам скакать (можно подумать, в школе к ней из женихов очередь стояла, а она их - веником!). Хорошо еще старшему братцу с невестой не приспичило посетить предков на выходных. Наверное, ребенка дедо-бабушкам с другой стороны сбагрили. А не то свидание с семьей стало бы невыносимым. А так Кира легко вынесла из встречи с родными полный супермаркетовский пакетище тряпья. Вечером позанималась рукоделием, и напоследок дочитала роман о любовных приключениях адептки. Кира как знала - девушка почти выскочила замуж за ректора. Но в последний момент выяснилось, что ректор - адепт Темных Сил. И справиться с ним смог лишь новый декан факультета - сероглазый волк-оборотень. Об очередном поклоннике студентки предлагалось узнать из новой "нетленки" автора. Но Кире больше нравился зеленоглазый дракон. На этой мысли она пошла чистить зубы и настраиваться на рабочие будни. Завтра будут начальники-вампиры, драконы с голубой кровью, матч-реванш... Всё завтра. А сейчас - спать!
  
   ФРАГМЕНТ УДАЛЕН
  
  
   Глава 20.
  
   Из всех приготовлений к командировке Новикову больше всего волновала судьба Гермионы. КиберКот в офисе больше не появлялся. К вечеру, когда сбор вещей был закончен, и сказочник-Мишель, помахивая обвисшим хвостом, отправился восвояси, вопрос обихода кисы встал в полный рост. Новиковой категорически не понравилась реакция Шефа. Но ведь это была не ее инициатива, а генерального. И он был так уверен, что Зорин согласится. Кире ли спорить? Геннадий Николаевич Костю с детских лет знал. Мало ли, может у них такое запросто? По реакции Шефа выходило, что не "запросто". Хотя и бывает. От всей затеи веяло какими-то непонятными играми, и Кире они не нравились. Проигравшей в них, в случае чего, окажется кошка. И котята. Хорошенько накрутив себя, Кира вспомнила о Ваньке. Очень вовремя, что сказать. Однокурсник, наверное, не отказал бы. Но, как назло, Листьев на звонки не отвечал. Зато позвонил Ген-директор, напомнить, что заедет за Новиковой в семь утра. Девушка поделилась с ним своими сомнениями. Колчевский, в своей манере, заявил: никаких проблем. Ключи Косте они завезут по дороге в аэропорт, и раз он согласился, то всё сделает. Что уж тут скажешь? Наверное, сделает. С удовольствием, без удовольствия - не категории, о которых сейчас следовало думать. Новикова сложила всё необходимое в стратегических местах, написала мануал по кормлению и уборке, встала с утра пораньше, собралась и стала ждать. Генеральный подъехал вовремя, как обещал, и сам поднялся за чемоданом. Просто чудо, а не руководитель. Тьфу-тьфу-тьфу. И даже предложил занести ключи КиберКоту. Кира, конечно, побаивалась реакции Шефа на утренний визит (после вчерашней сцены - особенно), но ради кисы отказалась от щедрого предложения Колчевского. КиберКот действительно жил неподалеку: минут десять прогулочным шагом. Кира знала этот дом. По соседству с ним располагался неплохой хозяйственный магазин. Генеральный не был доволен самовольством Новиковой, наверное, думал, она задержит выезд. Но квартиру назвал. Кира позвонила в домофон.
   - Кто? - хриплым голосом поинтересовался хозяин.
   - Это Кира Новикова, - на том конце повисла пауза. - Я... ключи отдать.
   Подъездная дверь дилинькнула, открываясь. На четвертом этаже Новиковой пришлось позвонить еще раз. Внутри раздалось приглушенное "вуф-вуф", окрик хозяина "Атос, цыц" и скрип отпираемого замка. За дверью обнаружился взъерошенный, заспанный Шеф, натягивающий на голый торс футболку. Кубиков и квадратиков на животе не обнаружилось, но всё же Зорин был мускулистым и... горячим. От него несло жаром, как от печки. Темная дорожка волос убегала в легкие домашние штаны. Судя по завернутому краю резинки - тоже надетые впопыхах. Еще ниже из штанов виднелись босые ступни. Вот она молодец. Мужик спал себе спокойно в одних трусах (если "в"), а тут Кира, такая, с ключами. Из-за ног хозяина выглядывала морда "Атоса". В больших глазах псины угадывался интеллект и трусоватый (всё же будем считать его "осторожным") характер. В общем облике читалась примесь благородных кровей в богатой дворовой родословной. Если папильону укоротить лохмы вдвое и добавить сантиметров двадцать в холке, получился бы пес Шефа. Оба - пес и Шеф - молча смотрели на Новикову. Нарушил молчание Атос, недовольно вуфкнув на гостью, типа: "Чего надо? Говори и проваливай. Нам гулять пора".
   - Константин Сергеевич, - затараторила Кира, подняв взгляд на собеседника. - Мне очень жаль, что так получилось, если хотите, я с Ванькой договорюсь по кошке. Он только, зараза, вчера вечером мне не отвечал...
   - Кира, да всё нормально, успокойся, - Костя "причесался" ладонью, откидывая назад длинную челку. - Прости, я вчера вспылил...
   - Это вы меня извините. Я не знала... Не подумала...
   В заднем кармане джинсов зазвонил телефон. Колчевский. Торопит. Новикова сбросила вызов.
   - Я тут написала, - быстро продолжила она, протягивая бумажку. - Там всё есть, сколько, чего, куда. Вы не разувайтесь в квартире, прямо так проходите...
   - Кира... - попытался прервать ее Шеф.
   Телефон взорвался новым звонком. На этом раз Новикова ответила в трубку: "Уже бегу", Зорину: "Спасибо огромное!", сунула ему в руки ключи и помчалась к лестнице.
   - Кира! - окрикнул ее КиберКот, и пес поддержал его громким: "Вуф!"
   Новикова обернулась. Зорин повторил жест с челкой.
   - Будь осторожней, - вдруг сказал он.
   - Хорошо, - согласилась она и поскакала вниз.
   Геннадий Николаевич выволочки за задержку не устроил, но взглянул строго и всю дорогу молчал, не считая короткого диалога в самом начале.
   - Кира Владимировна, вы паспорта не забыли? - спросил он, когда Новикова вышла от Шефа.
   - Взяла.
   - Вы бы мне их отдали для удобства, - предложил Геннадий Николаевич.
   Возможно, в некотором смысле это было бы удобнее. Но Кира с документами расставаться не собиралась. Колчевский хмыкнул:
   - Ах, да, я же обещал вас в рабство не продавать, - и скривился.
   Таксист посмотрел на них неодобрительно. Новикова тоже шутки не оценила. С другой стороны, разумеется, он не собирается продавать ее в рабство. Южная Корея - не та страна, в которой можно продать в рабство. Или можно? Да, ну. Чуть ли не полгорода в курсе, куда и с кем она поехала. Боже, о каких глупостях она думает?!
   Перед входом в аэропорт генеральный глубокими затяжками скурил сигарету. Кира табачный дым не терпела, но всё же мужественно дождалась начальника.
   - Потом никак часов пять, а то шесть, - объяснил он.
   - А никотиновый пластырь не помогает?
   - Кира, - едко улыбнулся генеральный, - как бы вам понятнее объяснить... Разницу между самоудовлетворением и сексом представляете?
   Новикова смутилась. Но, к счастью, Колчевский не ждал от нее ответа. Он поднял ручку чемодана и уже на ходу закончил:
   - Самоудовлетворение, безусловно, помогает. Но ощущения совершенно другие ...
   Потом они проходили бесконечные кордоны и арки, одевались и раздевались, включали и выключали технику, отдавали и забирали документы и посадочные талоны... Во время небольшой передышки перед посадкой Кира выпила чашечку кофе (за сумму полноценного обеда). Генеральный, упустивший момент угостить девушку напитком (за оправлением естественных надобностей), купил шоколадку. Как ни странно, угадал - взял белую. Разговор за столиком не вязался, и Кира уткнулась в читалку телефона, благо вайфай позволял. Вскоре пассажиров пригласили в автобус, а там - и в самолет. Разумеется, их места оказались рядом. Новикова не была от этого в восторге, поскольку одежда соседа пропахла дымом. Каждый имеет право на удовольствие, но почему от "секса" одних должны страдать другие? Пожалуй, это был единственный недостаток Колчевского. Перед взлетом он любезно предложил горсть крохотных фруктовых сосачек в маленьких фантиках. Кира не менее любезно отказалась и вынула из сумочки припасенный леденец на палочке. Заревели турбины, самолет тронулся с места. Новикова сунула в рот конфетку, закрыла глаза и постаралась расслабиться. Самолет оторвался от земли и начал стремительно набирать высоту, когда сосед коснулся ее плеча. Кира открыла глаза и посмотрела на него. Геннадий Николаевич протягивал ей свои сосачки.
   - Кира Владимировна, вы не могли бы...
   Он жестом показал на чупа-чупс.
   - Что, чавкаю? - с ужасом спросила она.
   - Нет, - Ген-директор взял ее ладонь и вложил туда конфетки. - Понимаете, кхе, никотиновый пластырь плохо помогает.
   И отвернулся к иллюминатору.
   Только тогда до Киры дошло, что Колчевский имел в виду. Она густо покраснела. К счастью, начальник этого не видел.
  
   Вскоре Новиковой удалось справиться со смущением, но справиться с потоком сознания ей не удавалось. Ведь генеральный неоднократно намекал, и даже говорил, что Кира ему нравится. Но она упорно этой мысли избегала. В идеале, и дальше следовало бы избегать, потому что где она, а где - Ген-директор, которому, по непонятной причине, вдруг надоели девицы попроще в шмотье покороче. С другой стороны, совершенно некстати, Новиковой вспомнилась сказка Мишеля, героиней которой стала ботанка-очкарик с косичкой-узелком. Где олимпийских кровей ретривер Миша, и где - преподша метр с кепкой, сомнительной внешности и старше его на несколько лет? О чем она подумала, когда к ней явился пьяный Мишель и полез целоваться? Уж явно не о высоких и светлых чувствах студента. Хотя сама-то была в него влюблена, как последняя дворняжка, иначе бы не ревела тогда, и из университета не ушла бы. Хотя были ли тогда чувства Воронцова столь сильны и глубоки, как ему теперь кажется? Трахнул бы он училку, как толпы других, и забыл бы о ней. Как о толпах других. А послала Ирина его еловым лесом - и гляди-ка, уже больше десяти лет только о ней и думает. Да и художница тоже... Может, и прав Шель. Может, и действительно, она писала свои картины для него. И даже стала богемной богиней - для него. Чтобы, увидев ее - рано или поздно, - он понял, как был не прав, посмеявшись над ее чувствами...
   Прямо какой-то бразильский сериал про золушку Изауру пришел Кире в голову. И главное, с чего? С того, что чистокровные ретриверы могут влюбиться в дворняжек? Наверное, могут. Если им хорошенько дать по морде и не дать. Так что КрокоЗмею остается надеяться исключительно на пластырь.
   Самолет набрал высоту, и девушки-стюардессы поплыли с напитками вдоль рядов кресел, как ледокол "Ленин".
   - Кира, я бы хотел вас кое о чем попросить, - обратился к ней Колчевский, получив свой томатный сок. А что поделать, кровь в самолетах не разливают.
   - Конечно, Геннадий Николаевич, - кивнула Новикова в напряжении.
   Пластырь, Геннадий Николаевич, купите побольше пластыря.
   - Мы едем в Сеул, а это специфический менталитет, - очень осторожно, точно ждал, что Кира на него с кулаками набросится. - В Корее очень четко выражена иерархия. В семье, в бизнесе - везде. Мужчина стоит выше женщины, старший - выше младшего, начальник - выше подчиненного.
   - То есть я где-то в самом хвосте, на соседней улице? - на всякий случай уточнила Кира.
   Ген-директор вопрос проигнорировал, но так умело, что Новикова поняла: в самую точку.
   - Если вам не трудно, не возражайте мне и не спорьте со мною на людях, это будет ударом по моему авторитету. Сделайте это позже, когда мы окажемся наедине, - попросил он.
   - И это всё? - удивилась Кира.
   - "И это всё" означает "Да, это нетрудно" или "Ни за что"? - уточнил Колчевский.
   - Геннадий Николаевич, это нетрудно. Я бы и сама не стала... Но если это настолько важно, то вообще буду ниже травы, тише воды. Или там наоборот? А есть еще что-то, что стоит знать, чтобы не опозориться? - Кира заинтересовано повернулась к соседу.
   - В Корее часто пожимают руки. Всегда пожимайте в ответ двумя руками. Рукопожиматься одной рукой могут себе позволить только очень большие начальники. И кланяйтесь почаще.
   - Понятно, - Новикова, сама того не желая, немного поклонилась на этих словах.
   - И брать всё, что дают, нужно двумя руками.
   - О, боже. Хоть что-то можно одной рукой делать? - уточнила Кира.
   - Когда вы в одиночестве, вы можете делать всё, что угодно и как угодно, хоть одной рукой, хоть двумя, ни один кореец вас в этом не упрекнет, - с улыбкой произнес Колчевский, и в его словах послышался намек на "пластырь". Вот же...
   - А еще?
   - А еще ни в коем случае прилюдно нельзя сморкаться. Кашлять и чихать - пожалуйста. Сморкаться - оскорбление окружающих.
   - Ужас! - Кира прикрыла рот рукой. - А еще?
   - А еще в Южной Корее считаются неприличными любые публичные проявления чувств между мужчиной и женщиной.
   - Это хорошо, - порадовалась Кира.
   - Зато с лицами своего пола можно хоть в засос целоваться, просто так, безо всякой однополой любви. Там это нормально.
   - Фууу, - скривилась Новикова. - Нет в мире совершенства.
   - Угу, - поддакнул начальник. - Представьте себе, открытое декольте там считается верхом неприличия и признаком продажной женщины, зато юбка может быть на сантиметр ниже попы, и никого этот факт не смутит.
   - А еще?
   - А еще в общественном транспорте ни в коем случае нельзя садиться на места для беременных и инвалидов, если вы не беременны и не инвалид, - Ген-директор оглядел Киру, будто хотел убедиться, что она не относится к этим двум категориям. - Впрочем, учитывая время пребывания и плотность программы, познакомиться с общественным транспортом вам не грозит. У нас всё будет неподалеку от центра. Можно пешком прогуляться. О, вот и еда...
   Они перекусили и обсудили план действий и распорядок дня на время поездки. А потом Кира уснула. И проснулась уже на подлете к Сеулу. Пальцы заледенели от волнения, но это не беда. Прорвемся.
  
   В отеле их заселили сразу. Номера были на одном этаже, но не рядом, и это Киру абсолютно устраивало. На сборы Ген-директор выделил целых полчаса. Новикова уложилась в двадцать пять минут. Волосы были вымыты с утра. Кира почистила зубы, подправила макияж, подкрутила плойкой волосы. Антиперспирант без запаха, пшик любимых духов. Розовое платье из немнущейся ткани. Новые туфли. Новикова проверила в сумочке пластыри (обычные, не никотиновые), вдруг натрет (туфлями ноги, а не то, что приходило в голову стараниями генерального директора). Вот и всё. Она - умница и красавица, а тот, кто так не считает, просто завидует. Аутотренинг сработал процентов на двадцать, но идти нужно в любом случае. Восхищенно-одобрительный взгляд начальника поднял самооценку еще выше. Все-таки приятно чувствовать себя привлекательной женщиной, даже если ею не являешься.
   Геннадий Николаевич уже скурил свою дозу счастья, пока ждал Новикову, и благоухал, как пепельница в нелучшие времена, но уличный ветер, шум моторов, гомон пешеходов, мельтешение на рекламных экранах, чуждость небоскребов из стекла и бетона, нависающих над этим безобразием - всё это отодвинуло запах табака на задний план. Да Кира просто забыла о нем. Новая страна, новый мир. Кира жадно вглядывалась в толпу, выискивая однополые пары. Как назло, ничего пикантного на глаза не попадалось. Да и юбки были... Ну, разные были юбки, и шорты, и брюки. Как везде. Грудь действительно ни у кого не вываливалась. Но пока для выводов не хватало статистики. Несмотря на грозные высотки, Новиковой Сеул нравился. Среди асфальта и бетона встречались зеленые "заплатки" растений. Детвора плескалась в фонтанчиках, бьющих прямо между плитами у монумента какому-то древнекорейскому деятелю. Мелькнуло несколько местных барышень в ярких корейских юбках от груди и коротеньких курточках. Это было совершенно необычно. Сложно представить в России девушку, запросто бредущую в сарафане и кокошнике. А здесь никто из местных на девчин в национальных нарядах не оборачивался, будто так и надо.
   По плану на день было общее знакомство с выставкой и экспонатами. Колчевский намеревался посетить одну из секций деловой программы. Кира сразу сказала, что синхронный переводчик из нее никакой, генеральный кивнул и сказал, что всё равно идти нужно. До здания, где проходила выставка, они шли минут двадцать, а то и полчаса, но Кира была благодарна Колчевскому за эту прогулку. Потом началась работа. В отличие от большинства зевак, Ген-директор приехал сюда вкалывать. Он рассматривал экспонаты, чуть ли не обнюхивал. Дали бы возможность - руками бы потрогал и на зубок попробовал бы, было такое ощущение. Как ни странно, несколько корейцев подошли к Колчевскому поздороваться. И с Кирой заодно, так что она улыбалась, кланялась и пожимала поданную ладонь двумя руками, помня наставления начальника. Хозяева глядели на нее одобрительно. А Геннадий Николаевич прямо гордостью лучился в такие моменты, будто он ее с малолетства воспитывал, и теперь питомицу в люди нестыдно выпустить. Кира нередко ловила на себе пристальные взгляды аборигенов. Но она, вроде, ничего неподобающего не делала. Да и взгляды были скорее заинтересованные, чем осуждающие. Потом была сессия аудирования в деловой программе, к концу которой Новикова была уже никакая и десять раз пожалела, что вообще подписалась на эту авантюру. Когда всё закончилось, она хотела есть, как собака (только не собачатину, ради бога) и спать.
   Улица их встретила лунным небом и огнями реклам. Стало многолюднее. Кира посмотрела время - всего восемь вечера по местному, а уже темно.
   - Здесь время так сдвинуто. Зато светает рано утром, - пояснил КрокоЗмей, утаскивая девушку с проспекта в какую-то подворотню.
   По всей вероятности, это была торговая улица. Только магазинчики, увешанные вывесками с иерглифами, были все как один затянуты рольставнями. После человеческого потока на проспекте здесь была безлюдная гавань. И только ветер гулял, надувая растяжки, как паруса. Кире стало страшновато. Ради чего Ген-директор ее сюда притащил? Но КрокоЗмей похлопал себя по карманам, вытащил сигареты, зажигалку и затянулся с таким наслаждением на лице, что Новикова даже на секунду ему позавидовала.
   - На крупных улицах курение запрещено, - пояснил начальник, выдувая струю дыма так, чтобы ее не сносило на собеседницу.
   - Сейчас почти везде запрещено курить, - заметила Кира. - Стоит ли себя мучить? Не проще ли бросить?
   - Не, это, - Геннадий Николаевич покрутил сигаретой, - навсегда. Я недавно справил серебреный юбилей.
   Это во сколько же он начал курить? Ему немного за сорок... Где-то в пятнадцать? Кире вспомнился рассказ Кости о семье Колчевских. Выходит, тогда, когда он потерял отца. Что на это сказать? Поинтересоваться, как ему приходилось? Как-как. Тяжело приходилось. Остаться без отца в любое время тяжело. А середина девяностых, говорят, и без того была нелегкой. Поэтому Новикова предпочла нейтральную тему для разговора:
   - Мне показалось, или на нас... немного пялились? - задала она интересующий вопрос.
   Колчевский улыбнулся.
   - Европейцев тут не очень много, и в некотором смысле в Корее культ европеизированной внешности. Потому на симпатичных белых очень запросто могут "пялиться", - он улыбнулся.
   - А мне показалось, кореяночки тоже очень симпатичные в большинстве своем...
   - Южнокорейские кореяночки в большинстве своем страшненькие, - возразил КрокоЗмей. - А те, кого вы посчитали симпатичными - продукт местной индустрии красоты. По статистике, каждая пятая кореянка ложилась под нож. Мужчины тоже... нередко под ним оказываются. Кстати, вы знаете, что это самая распространенная причина разводов среди корейцев - муж или жена узнают, что на самом деле их партнер не такой красавчик, как на вид? Детки-то наследуют внешность в первозданном, крокодильем виде... А между прочим, в Корее разводы очень порицаются, и ложатся позором не только на супругов, но и на их семьи. Так что я свой неудачный брачный опыт здесь не афиширую.
   Он докурил, огляделся в поисках урны, не нашел и раздавил окурок ботинком.
   - А вы... - неуверенно начала Кира.
   - Почему развелся? - генеральный потянул ее назад, на людную улицу. - Загуляла. Я, как любой нормальный мужик, больше всего ценю в женщине верность.
   - Я почему-то думала, что для мужчин главное всякие там, ну... - Новикова изобразила на себе то, чего у нее не было.
   - Я тоже так думал, когда женился, - улыбнулся КрокоЗмей простой и открытой улыбкой.
   - А...
   - Дети? - опять прервал Колчевский, хотя Кира хотела спросить о том, когда это случилось. - Есть. Сын. Ему в этом году исполняется пятнадцать. Большой парень. Правда, избалованный мамочкой и потому размазня.
   В голосе генерального звучало разочарование.
   - Геннадий Николаевич, а откуда вы столько всего знаете о Корее? - быстро переключила тему Новикова.
   - Тот мой знакомый, который не смог поехать, Андрей, - он оканчивал факультет восточных языков, английский у него второй. И вообще он занимается такими вопросами по роду деятельности. В прошлый раз, когда мы здесь были, он устроил мне полноценный ликбез.
   Кира расстроилась:
   - Наверное, мои познания вас удручают.
   - Вообще-то, рядом с Андреем я чувствую себя безграмотным чурбаном, а рядом с вами - высокоэрудированным умником. Как вы думаете, что мне приятнее? - Ген-директор подмигнул. - А не пора ли подкрепиться?
   За свою прямоту и честность Колчевский как минимум заслуживал уважения. А за предложение поесть - так и вовсе восхищения.
   По поводу ужина сговорились на экзотику - перекусили в уличной едальне, наравне с рядовыми корейцами. Было очень остро и непривычно, но рис более-менее примирил желудок с поглощаемым пожаром. Для его тушения КрокоЗмей заказал Кире местный аналог кваса, - макколи, тоже кисловато-сладковато-освежающий, только на вид бледно-мутный и градусом чуть повыше. Себе взял пиво. Обоим похорошело. Но вокруг "похорошевших" хватало, на общем фоне пара русских не выделялась. От сытной еды тянуло в сон, но алкоголь звал на подвиги. Колчевский как начальник, старший и просто мужчина принял решение еще немного погулять, а Кира не стала спорить. Она вообще втянулась в местные традиции, кланялась, улыбалась, принимала всё двумя руками и чувствовала себя без пяти минут кореянкой и конфуцианкой. Ген-директор после пива говорил чуть громче и жестикулировал чуть шире. Он даже умудрился раздобыть букет, чудом затесавшийся среди кактусов на витрине цветочного магазина. Потом они гуляли вдоль заключенного в бетон ручья Чхонгечхон. Такое и выговорить-то трудно, не то что запомнить. Световые фигуры вдоль водотока придавали прогулке нереальное ощущение Нового Года. А может, во всем виновато вино макколи. Наконец, перелет, напряженная работа на выставке, разница во времени и сытый желудок победили тягу к новым впечатлениям, и Новикова начала зевать. Ген-директор поймал такси, и они с ветерком доехали до отеля. Колчевский проводил Киру до номера, поцеловал ей кисть, проведя по ней предварительно шершавой ладошкой, и отправился к себе. Новикова вошла в номер, скинула обувь, рухнула на кровать и почувствовала себя сусликом, приятелем Хомы из старого мультика, который "шел-шел... и никого не встретил".
  
   Гена беззастенчиво купался в восхищении Киры-Мышки, ощущая непривычную легкость. Он не то чтобы вспомнил беззаботную юность - не было в жизни Гены беззаботной юности, - но на какой-то момент забыл о тяжести ответственности за всё и перед всеми. Операция "Ы" была запланирована на следующий вечер, а пока Ген-директор дурачился и нес всякую романтическую чушь, прерываемую лекциями о Корее. Андрюха молодец, конечно, много рассказывал, но еще больше Колчевский накопал сам, готовясь к поездке. По дороге в отель Гена осознал, что не против продолжить общение в горизонтальной плоскости хоть сейчас, тем более что Мышка была, как велено, послушна и исполнительна. Но возле номера она стояла сонная, как осенняя муха, с трудом удерживаясь на ногах. Ничего, будет завтра. И завтра всё будет.
   Генеральный разбудил Киру по телефону, они перекусили "включенным" континентальным завтраком и отправились на выставку. Выступление Гены на площадке было до обеда, поэтому опаздывать не стоило. Он доложился. Вопросов было немного, их обычно и не бывает много на подобных мероприятиях. Мышка, шедшая к трибуне, как на лобное место, в итоге казалась разочарованной.
   - А для чего вы вообще здесь выступали? - спросила она.
   - Ну, как "для чего"? Какой проект строительства покажется вам привлекательней: который получил диплом международной выставки в Сеуле или тот, который не получил?
   - А вы точно уверены, что вам диплом дадут? - засомневалась девушка.
   - Что им, за те деньги, которые я заплатил, диплома жалко?
   Убедившись, что всё интересное из каталогов и программы уже посмотрено и послушано, Ген-директор засобирался в отель. Готовиться к фуршету. Ему-то особенно готовиться было не нужно. А вот Мышке... Гена уламывал ее на СПА, но девочка категорически отказалась. Может, скромничала. А может, не знала, что это такое и посчитала каким-то видом экзекуции. Хотя эпиляцию, например, сложно как-то по-другому назвать. Но Колчевскому нравился эффект гладкости везде, так что могла бы и потерпеть немного, благо, не за ее деньги. Но в парикмахерскую и на косметические процедуры Гена девушку всё же загнал, намекнув, что не хотелось бы краснеть за спутницу. Эффект превзошел ожидания. Вроде, молоденькая девочка, особых чудес не должно было случиться, но Мышка вся просто засияла. Чуть по-другому уложены волосы, чуть иначе нанесена "боевая раскраска" - и кукольные героини дорам курят в сторонке от зависти. Образ дополняли приличное платье до колена, красиво облегающее тонкую фигурку, и туфли на каблучке. Из украшений, правда, на Мышке была только серебряная цепочка со скромным, но милым зеленым кулоном. Но в этом тоже было что-то... Что-то было, подчеркивающее невинность и юность. Всё-таки есть в чистеньких молоденьких девчонках что-то такое... вкусненькое. Даже если с формами не повезло. А может, и особенно, если с формами не повезло. Этакий запретный плод, который в обычной жизни недоступен, потому что из другого мира. Где бы Гена мог с такой пересечься? Разве что на улице... Но пари развязало ему руки и буквально впихнуло в них изящную светлую девочку-Мышку. Кто Гена такой, чтобы отказываться от подарков судьбы? Дороговато, конечно, это удовольствие ему суммарно обошлось. Но немногим дороже, чем обычные Барышни, если уж честно. К тому же, во-первых, затраты окупятся, а во-вторых, и самому приятно посмотреть на плоды своих трудов. И воспользоваться ими.
   На фуршете девчонка произвела фурор и стала чуть ли не самой популярной "фотозоной" вечера. Подошли позавидовать несколько представительных корейцев из верхов. Внимание к Кире со стороны хозяев выставки играло Колчевскому на руку, потому что "большие люди" приносили с собой спиртное и щедро разливали его по всем, кому не жалко (а такой куколке совсем не жалко, и не только разлить, но и вдуть, но кто же даст?). В общем, чисто моральное удовлетворение Гена уже получил. Теперь самое время было перейти к решающему шагу и более глубокому удовлетворению. Колчевский увел вконец засмущавшуюся Мышку ужинать в ресторан отеля.
   Сидя напротив Ген-директора и потягивая понравившийся ей макколи, слегка охмелевшая Мышка щебетала какие-то свои благоглупости:
   - Геннадий Николаевич, а почему на выставку приехали вы, а не арт-директор?
   Ишь ты, с Воронцовым она сюда приехать захотела...
   - Кира, - Колчевский подался корпусом вперед, - Мишель умеет делать очень важную шутку - красивости. У него красивости получаются просто образцовые. Но, увы, для того, чтобы зарабатывать деньги, нужно делать не красиво, а как нужно. Нужно делать так, чтобы люди захотели заплатить за это деньги. Мало увидеть красивые идеи, нужно понять, почувствовать, какие из них могут принести доход. В бизнесе одно неверное решение - и все идут ко дну.
   - Знаете, - мечтательно улыбнулась Кира, подставив ладошку под щеку, - я когда вас в первый раз увидела, у меня сразу возникла ассоциация с морским волком - капитаном корабля. Вы прямо как ваш отец. - Тут она испугалась, рука выскочила из-под щеки и прикрыла рот: - Я в хорошем смысле этого слова!
   Она была такая милая в этот момент, - а, может, всему виной в промилле этилового спирта в его крови, - что Гена ей даже поверил.
   - Прямо как мой отец - мой брат. Он тоже пошел во флот, - возразил Колчевский, потянул к себе руку Мышки ото рта и коснулся ее губами.
   Кира высвободила руку и вернула ее под щеку:
   - А мне кажется, вы просто вместо железного корабля построили себе фирму и на ней ушли в своё плаванье, воспитывая матросов и стреляя из пушек по врагам...
   Она пульнула в него из пальца-пистолетика и рассмеялась. Потом прикрыла рот и быстро огляделась, не сделала ли чего предосудительного.
   - Да что мы всё про меня, - Гена щедро поменял курс разговора, тем более, что слова Мышки царапнули где-то глубоко в душе. - Давайте о вас. Почему у вас нет подруг?
   - Почему нет? - возмутилась Новикова. - Есть. Только мы редко общаемся. Моя школьная подруга сейчас живет и работает в Питере. Так что мы лишь изредка общаемся, в основном в Инсте. В универе близких подруг не случилось, только приятельницы. А в школе я вообще была единственной молодой. И вообще я человек не очень общительный. Всё больше в сторонке сижу...
   - А семья?
   - Семья у меня хорошая, - будто с кем-то споря, возразила девчонка. - Очень хорошая семья. Папа и мама на судостроительном работают. И брат. У нас почти династия, одна я... Не уродилась. Вот.
   Она расстроилась.
   - Очень даже уродились, - пожалел ее Гена.
   Как такую лапочку не пожалеть? Он снова поймал ее руку и коснулся нежной кожи на запястье.
   - Ага, от слова "урод", - фыркнула Мышка. - Знаете, а мне кажется, всё дело в том, что я не родилась мальчиком, - вдруг сказала Кира, вновь отнимая ладонь. - Вот если бы я родилась мальчиком, всё было бы по-другому.
   - Почему? - поинтересовался Колчевский.
   - Не знаю, - пожала плечиками Мышка. - Мне кажется. Знаете, папа всегда больше времени проводил с братом. У них были какие-то мужские дела. Они строили какие-то модели, ремонтировали машину в гараже, ездили на рыбалку... Вы со своим сыном тоже, наверное, ездите на рыбалку?
   - Нет, - признался Ген-директор, вдруг осознав, что ни разу не был с сыном на рыбалке. Да и сам... Когда он был на рыбалке? Эта мысль царапнула в душе ту самую стенку, где еще саднила предыдущая царапина от Мышиных коготков.
   - А, ну да. Вы же в плаванье, - сделала неожиданный вывод Кира. - Мой папа тоже такой. У него тоже свое плаванье. Жаль, что женщинам не место на борту, - грустно закончила она. - Пойдемте спать?
   Очень дельное, правильное предложение. Просто замечательное. Поцарапанное место за грудиной горело. Да и сравнение с отцом Киры напомнило Колчевскому, что Мышка реально ему в дочки годится, практически. Но он был настроен решительно. В лифте он встал за спиной девчонки, почти прижимаясь бедрами к ее пятой точке и примериваясь. Если не снимать каблуки, будет просто идеально. Вдохнул легкий аромат парфюма. Запах перегара добавится позже. Зачем думать о плохом? Мышка притихла. Ничего, он ее разогреет. Лифт распахнул двери на нужном этаже. Гена взял девочку за руку, и та безропотно пошла следом. Эта безропотность всколыхнула внутри притухшее желание. Но возле свой двери Кира словно в пол вросла. Ну, к ней - так к ней. Колчевский потянулся ртом к ее губам. Внутренний Хищник вдруг сорвался с цепи, и Гена поймал себя на мысли, что сейчас сорвет это чертово платье прямо в коридоре, а девчонка почти не движется, будто замороженная. Он взял себя в руки, выпуская из рук Мышку и открывая глаза.
   Девчонка стояла, как оглушенная.
   - Вы очень хороший, - быстро выдохнула она. - Только очень табаком воняете, - и, вдруг ожив, быстро сунула карточку в щель и захлопнула перед Ген-директором дверь.
  
   Глава 21.
  
   Кира протрезвела в одно мгновение. Она прислонилась к двери номера, вжав голову в ожидании удара. Удара не последовало. В коридоре было тихо, а потом послышался глухой звук удаляющихся шагов. Медленных шагов, будто Ген-директор всё еще не верил, что Кира от него сбежала. Будто надеялся, что она откроет. Не такая она дура. Хотя... Конечно же, она такая дура. Даже, нет: она ТАКАЯ дура. Как, как она оказалась в этой ситуации? Новикова сползла по двери на ковровую дорожку. За несколько секунд Кира почувствовала на своей шкуре, что испытывали бандерлоги перед Каа. И поняла, как женщины становятся жертвами маньяков. Мозг просто отказывает под напором паники. Ее словно парализовало. Если бы не внезапная передышка... Даже думать не хотелось, что было бы, если бы не передышка, подарившая чудесное спасение. Повезло, что Кира заранее вынула карту-ключ, пока ехала в лифте. Новиковой показалось, что она его потеряла, и девушка перерыла всю сумочку, представляя, что же теперь будет. Но такого она не представляла... Хорошо, что ключ нашелся.
   Кира взяла себя в руки. Дверь закрыта. Не могут же КрокоЗмею дать запасной ключ. Или могут? Во рту всё еще стоял тошнотный вкус табака. Кира пошла чистить зубы. И смывать косметику. Она смотрелась в зеркало и стирала ватными дисками тушь и подводку, возвращая лицу привычный вид. Что с ней не так? Почему в книгах, когда брутальный шеф прижимает героиню к рабочему столу (стене, шкафу, нагибает над компьютером), у нее становится мокро между ног, и она тут же делает знаменитый шаг от ненависти до любви? Почему у книжных героев не воняет из рта (куревом или перегаром), от них не несет потными носками и немытым... пусть будет "телом". А-а-а... Кира обреченно махнула рукой. Наверное, всё потому, что она фригидная неудачница. Ни подруг, ни парней, ни оргазма... Теперь вот еще и работы не будет. А сделала бы тот самый "шаг" - глядишь, и с мифическим оргазмом бы познакомилась. КрокоЗмей-то оказался вон какой... темпераментный. Просто зверь! Очешуевший.
   Перед сном Кира перевела сотовый на обычный режим с беззвучки и обнаружила в мессенджере видеосвидетельства того, что кошка жива и здорова, а котят ровно по счету: не убавилось, не прибавилось. На душе у Новиковой стало немного спокойнее. Она уже не напрягалась на тему, откуда у Кости ее телефон. У кого его нет? Зато Шеф не злится. И теперь у Киры есть его номер. Про завтра она решила не думать. Какой смысл? Проснется, услышит, что скажет Колчевский, и будет делать выводы.
  
   Утром Колчевский ничего не сказал. Кроме дежурного "Доброе утро". За ночь он как-то... даже немного постарел. С губ его стерлась улыбка. Глаза стали пустые и черные, а лицо белое и холодное. Перед выездом, пока они внизу ждали такси, Геннадий Николаевич похлопал себя по карманам, но вдруг замер. И курить не пошел. Весь обратный путь он был малословен, и большую часть времени в воздухе смотрел в иллюминатор, на облака. Он дождался, пока Кира получит свой багаж, и предложил подвезти. Но Новикова отказалась. И он не стал настаивать. Кира поехала автобусом. Да, дольше, не так удобно, может, но дешевле. И дышится легче. С одной пересадкой на автовокзале она доехала до дома уже к шести. Поднялась на этаж. И только тут вспомнила, что отдала свои ключи КиберКоту. Новикова набрала его номер, но звонок раздался в квартире. "Добрый вечер, Кира Владимировна, - услышала она одновременно из трубки и из-за закрытой двери. - С возвращением!".
   - Спасибо, Константин Сергеевич. Не могли бы вы открыть мне дверь. Я стою на пороге.
   Внутри квартиры послышались шаги и мявканье кошки. Раздался щелчок замка, и Кира с огромным облегчением ввалилась в дом. Вроде ее дома-то не было всего-ничего, а будто уже сто лет прошло. Мия вопила дурным голосом и путалась под ногами, из комнаты пищали котята, заставляя кошку дергаться между радостью от возвращения хозяйки и чувством долга. Последнее победило. Ор утих, и в коридоре внезапно стало очень тихо. Константин Сергеевич стоял у стены, сложив руки на груди, с нечитаемым выражением на лице.
   - Как прошла поездка? - спросил он нейтральным тоном.
   - Хорошо прошла, - призналась, разуваясь Кира. - Плодотворно.
   - А Гена где?
   - Не знаю. Домой, наверное, поехал. Или на работу. А что, он потерялся? - удивилась Кира.
   Шеф хмыкнул:
   - Такие не теряются. Вы какая-то потерянная. Что-то случилось? - в голосе его слышалась тень сочувствия.
   - Кажется, я не оправдала ожиданий генерального директора, - мрачно призналась Кира, опускаясь на сидение обувной полки.
   - В каком смысле? - напрягся КиберКот.
   Перед Новиковой встала этическая дилемма. Но посоветоваться всё равно больше не с кем.
   - Мне кажется, что Геннадий Николаевич ждал от меня в поездке чего-то... другого. Ну, понимаете?..
   Не могла же она прямым текстом сказать своему начальнику, что генеральный директор хотел ее поиметь?
   - Кира, а ты чего ожидала, когда соглашалась ехать с ним в Сеул?
   Эта фраза просто выморозила Новикову.
   - Класс! В смысле, у меня вообще был выбор?!
   - Выбор есть всегда.
   - Ага! Особенно, когда у тебя испытательный срок подходит к концу, и тебя ненавязчиво тыкают носом в то, что ты вообще-то давала согласие на командировки.
   - Поэтому ты с ним отели выбирала, наряды, туфельки... - с нотками предъявы в голосе произнес Шеф.
   Если бы Кира сейчас не сидела, она бы села. Ну, челюсть-то точно звучно стукнула по линолеуму.
   - Что?.. - переспросила она.
   КиберКот молчал.
   - Колчевский рассказывал вам, что помогал мне выбирать одежду? - Кира не могла в это поверить.
   - Что покупал тебе одежду и обувь, - поправил Шеф.
   - Начнем с того, что покупала я это всё на свою премию. - Кира вскочила на ноги и оказалась почти нос к носу с Зориным.
   Шеф на миг расцвел, как папоротник на Ивана Купалу, и тут же спрятал лицо под фейспалмом.
   - У Гены?! - всхлипнул он. - Кира, какая премия у Гены?
   - Ну, знаете... - начала Новикова, но заткнулась, вспомнив слова девчонок из бухгалтерии про "большое спасибо" как наивысшую награду на фирме.
   События субботы перед поездкой и вообще всей поездки обрели совершенно другие контуры.
   - У вас так принято, да? - спросила Кира. - Ну, новеньких через постель пропускать?
   - Нет, - твердо ответил КиберКот.
   - Как же "нет"? А с чего тогда весь этот хоровод бешенных коб... - тут Новикова поймала себя на мысли, что это для нее директоры - бешенные кобели, а вот для Зорина - друзья и товарищи. Пусть он сам на Киру не мостился, но про субординацию, иерархию власти и своё в ней место в самом конце на соседней улице забывать не стоит.
   - Они, конечно, кобели, ты совершенно права, - продолжил за нее Шеф. - Но, не знаю, насколько тебя это утешит, они за это заплатят.
   - Ха! Ха-ха! А меня за это уволят.
   - Не уволят, - уверенно возразил КиберКот. - Кира, мне очень, очень жаль, что тебе пришлось это пережить. Гена сильно приставал?
   Новикова мотала головой.
   - Ну, вот и славно. Ты не пострадала? Кроме как морально?
   Она вновь помотала головой. Если ее не уволят, то и морально она в Сеуле не слишком пострадала. Только что она гораздо сильнее пострадала. И страдает. И намерена страдать дальше. Боже, какой позор!
   - Спасибо, Константин Сергеевич, за помощь с кошкой. Простите, что так неловко вышло, - тонко намекнула Кира на то, что всем спасибо уже сказали, пора по домам.
   - А что, меня за это даже чаем не напоят? - спросил начальник, нагло вмешиваясь в планы Новиковой по погружению в "страдательные" глубины.
   Пришлось поить. Костя стал расспрашивать про поездку, а Кира начала рассказывать, показывать фотографии и снятые видео и увлеклась. И, в общем, через час, когда Шеф сам засобирался домой, страдать уже не хотелось. Настроение было хорошим, рядом мурлыкала кошка, Кира вернулась домой. А пострадать... Пострадать она еще успеет.
  
   Утро пятницы Кира встретила в двояком настроении. С одной стороны, на работу идти не хотелось, потому что там можно было встретить "бешенных кобелей". А видеть их в ближайшую жизнь Новикова не желала. Конечно, избегать директоров будет сложно, но больше никаких "усипусичек". Отныне только "Здравствуйте, спасибо, до свидания", строго в рабочее время и в присутствии свидетелей обоего пола. Как реализовать свою угрозу, Кира пока не придумала. В смысле, как притащить с собой хоровод свидетелей, если ее будут вызывать к начальству. Но решила, что она будет над этим работать. С другой стороны, на работе есть ее любимые парни-айтишники, которые, конечно, тоже в душе, наверное, те еще кобели, но свои. Новикова по ним соскучилась. И Константин Сергеевич, который обещал, что отомстит за нее прочему директорскому коллективу. Кира не знала, как, но техдиректору верила. По нему она тоже очень соскучилась, хотя видела только вчера вечером, и даже сильнее, чем коллегам. А еще, раз с утра пятница, то вечером будет какой-нибудь корпоративный выход. Куда - она не знала, но уже хотела, куда бы то ни было, кроме мужской бани.
   Она занесла корейский магнитик начальнику отдела кадров (с ехиднами нужно быть накоротке), пожаловалась на ненормированный рабочий день, долгий перелет и пересказала пару баек, услышанных от Ген-директора. Начальница поинтересовалась, чем там таким приболел Колчевский, что его сегодня не будет. А это просто ("праздник какой-то", звучало между строк) очень редко бывает. Новикова, возликовав в душе о вселенской справедливости, сказала, что в обратной дороге Геннадий Николаевич действительно чувствовал себя неважно. Но он ни на что не жаловался ("Ты отказала мне два раза, "Не хочу" сказала ты...), поэтому про подробности заболевания Кира рассказать не может. Ехидна не поверила, решив, что Новикова просто блюдёт врачебную тайну, и задала несколько наводящих вопросов. Диагноз по ним не угадывался: был бледен, не разговаривал, почти ничего не ел и не курил. Последнее убедило начальницу, что ситуация крайне серьезная. В общем, похоже, сегодня Колчевскому будет весь день икаться, потому что женской части фирмы есть, что обсудить. Главное, что это будет не Кира.
   Когда Новикова вырвалась из цепких ехидновых лап и добралась до своего рабочего места, все остальные уже сидели за столами в ожидании подарков. Кира с жабой договорились купить корпоративный подарок - настоящее корейское кимчи, чтобы коллегам жизнь медом не казалась. И пару пластиковых бутылок макколи. Ребята повеселели и за время обеда сгоняли до магазина. За час до окончания работы они "разоружили" стол Киры, и закатили за ним "пиргорой". Заставили Киру рассказать про Сеул. Потом прикалывались над Лехой, который наконец побрился. Не иначе, жидкая бороденка эникейщика оказалась не по вкусу его новой подружайке - усатой блондинке с длинным хвостом. Хорошо посидели, душевно. Отличная вышла подготовка к ежепятничному корпоративу. В этот раз им оказался коллективный просмотр марвеловского супер-пупер-блокбастера. В связи с распитием спиртного (пили все, кроме Дениса Борисовича), в кинотеатр отправились на такси (все, кроме Дениса Борисовича). Причина обнаружилась ближе к сеансу - начальник отдела привез с собой жену и дочку Леночку. Жена оказалась приятной худощавой дамой примерно его же лет, дочке было лет пятнадцать, и она с интересом косила на Алексея. Тот из всех сил изображал из себя крутого перца, обсуждая с Романом, кто из супергероев круче. Конечно, Лена должна была понять из этого, что самым крутым супергероем является Леха. Наверное, она так и считала. Хорошо, что он побрился. Кира наблюдала за этими мексиканскими страстями из очереди за попкорном, куда ее и Шефа определили, как самых ответственных. Димка и Вано отправили за билетами. Как самых пробивных. С билетами оказалась проблема. Ребята взяли пять, два и два. Димон, острым взглядом оценив диспозицию, два отдельных взял себе, и два сунул Шефу. Кира спорить не стала. Посидит она с КиберКотом. С нее не убудет. Что молодняку малину ломать?
   Но когда в зале потух свет, оказалось, что сидеть рядом с Шефом - не такое простое занятие. Совсем непростое. Наверное, это всё корейское макколи, но у Киры почему-то кружилась голова, и было смущительно, но очень сладко. И когда их локти соприкасались, по телу растекался жар. И пальцы холодели и немного дрожали. Шеф, быстро расправившийся со своим маленьким ведерком, воровал попкорн из ее большого. Новикова шлепала его по рукам, когда успевала. А если он наклонялся, чтобы прокомментировать происходящее на экране - не успевала. Потому что его горячее дыхание опаляло кожу. Кира погружалась в какое-то коматозно-тормозное состояние, в котором не могла не то что бороться с подлым грабежом - просто руку поднять. Рот наполнялся слюной, а мозг, напротив, лишался последних мыслей. Кира кивала головой, и даже что-то говорила в ответ - может быть даже, в тему. Но если бы после окончания сеанса у нее спросили, о чем был фильм, она бы не ответила. А потом Шеф напросился ее провожать, и они шли пешком, держась за руки, целый час, наверное. Только почему-то этот час пролетел так незаметно, что Кира удивилась, осознав, что стоит рядом со своим подъездом. А рядом стоит Костя.
   - Ой, - вдруг вспомнила Новикова. - Я же вам сувенир привезла.
   В вечер приезда она не отдала подарок, потому что он лежал в чемодане. Не разбирать же шмотки при госте? А на работе постеснялась при всех. Она покопалась в сумочке и вынула оттуда плоскую коробочку.
   - Это чтобы злых духов отпугивать? - спросил Костя, разглядывая деревянную маску в ней.
   - Нет, это маска традиционного корейского театра - Хахве. Как в комедии дель арте. Там тоже много персонажей. Но я подумала, что маски Наложницы или Вдовы вам всё же дарить не стоит.
   - Согласен, - с улыбкой согласился Шеф.
   - И Дурака с Мясником тоже.
   - Да уж. А это кто?
   - Это Благородный Человек.
   - Ух, ты! Спасибо.
   Костя замолчал. А потом стал наклоняться к щеке Киры. Точно к щеке. Поэтому Кира так и не поняла, что произошло потом, потому что поцелуй пришелся в губы. Простое касание. Она беспомощно посмотрела на Костю. Он поднял взгляд к ее глазам. Потом опустил к губам. Потом опять к глазам. И вновь наклонился, теперь уже с мягким, нежным, влажным поцелуем, от которого Кира почувствовала себя гелевым шариком. А потом отстранился.
   - Спасибо, - прошептал он.
   Развернулся. И ушел.
   С одной стороны - правильно, что ушел. После всего этого хоровода бродячих псов, о котором Кира сказала ему вчера, - очень правильно. А с другой стороны - обидно.
   Новикова проводила его взглядом до угла и пошла домой. Мия, разумеется, сразу стала требовать корм. Кира минутку постояла, собираясь с силами, и спасла кису - и котят, - от голодной смерти. Скоро уже котята начнут есть сами. Они уже делали первые попытки выбраться из коробки, если вокруг тихо. Пока только нос высовывали. Ну, еще ухо, кончик лапы... Новикова присела на диван, наблюдая за неловкими игрищами пушистиков. И в этот момент раздался звонок в дверь.
  
   Три дня Влад провел в тревожном ожидании. Гена тот еще Крокодил. Травоядным на его радаре лучше не отсвечивать. Но Мышка - почетный колобок высшего левела, так что итог раунда не предрешен. Когда в пятницу генеральный на работу не явился, а Костя летал по офису, сияя, как кремлевская звезда безлунной ночью, дурак бы понял: Крокодил пролетел. Вопреки всем законам природы и здравому смыслу. То, что Колчевский присоединился к Клубу лузеров, грело самолюбие. Но от выплаты штрафа не избавляло. А платить не хотелось. Влад вообще не любил расставаться с деньгами. Бабло, - как внезапно осознал для себя КотоФей, - потеряло для него статус смысла жизни. Но это же не повод от него отказываться?
   Мысли о том, как избежать неизбежного, занимали голову Влада настолько, что он даже позволил себе отвлечься от клиента. Тем более что это был не клиент. КотоФей подобные вещи пятой точкой чувствовал, и, по-хорошему, даже время на него (точнее - на нее), тратить не стоило. И всё же он принял бабульку. Как понял Дягиль из сбивчивого рассказа и наспех просмотренных документов, она жила в своем доме довоенной постройки. До какой войны он возводился, было неясно. Возможно, первой мировой. В общем, здание было доисторическое. Как и сама бабулька. Домик, судя по техзаданию, был дряхлый. А вот его хозяйка - еще ого-го! Влад помнил из детства, как лихо свистела крапива в руках таких бабулек, когда он пытался поживиться малиной с их участков. От воспоминаний левое полупопие зазудело. Будто вчера было. Бабулька, прокопченная "дачным" солнцем до черноты, сурово хмурила брови, и шепеляво, но уверенно бубнила, что "слишком дорого". Влад глянул бумаги. Да нет, недорого. Просто ремонта там было начать и кончить. Дешевле новый дом построить, ей-богу. То есть стоимость проекта объективно не была высока. Она была просто не по карману бабульке.
   - Бабушка, да поймите же вы, наконец, - по третьему разу, теперь добавив жестикуляцию и немного громче (вдруг у нее не только с деньгами, но и со слухом проблемы?), стал повторять Влад. - Не могу я сделать эту работу дешевле. Материалы купить нужно? Нужно. Людям, которые всю эту работу делать будут, заплатить нужно? Нужно. Кто же будет бесплатно работать? Здесь каждая копейка на месте. Теперь понятно?
   - Теперь понятно, - встала бабулька. - Только я тебе не "бабушка". А Марфа Петровна, буржуй недобитый. Вон, сколько цацек наворовал-то на таких, как мы. Ряху отъел на чужой нужде - скоро в дверь пролезать не будешь... Да что ж это с Рассеей такое деется? Поразволились везде царьки в своих креслах, а мы в ногах у вас кланяемся, будто милостыню вымаливаем. Да неужто ж мы для того воевали? Э-эх! Да я бы со стыда сгорела, будь у меня такой внук! Тьфу!
   Плюнув на пол и махнув рукой, она бодро проковыляла в сторону выхода. Старость ссутулила ей плечи, но даже теперь в ее спине чувствовалась стать и гордость "Варяга". Того самого, который лучше пойдет ко дну, чем попросит пощады. Наверное, ей дорогого стоило прийти к нему, чтобы спасти свой тонущий корабль-дом. Возможно, КотоФей был ее последней надеждой. А оказался "недобитым буржуем". "Своя крыша" - не благотворительная организация. И люди здесь работают не задарма. Им нужно кормить свои семьи. И Влад прав. И не такая уж у него "ряха"... "Пивинг" в сочетании с "диванингом" уже оставили отпечаток на физиономии. Но до "ряхи" ему еще далеко. Нет, бабулька не права. Точно не права. Совершенно точно не права.
   Теперь, помимо левого полупопия, у Влада зазудело где-то за грудиной. Может, всё же совесть? Хотя откуда у него взяться совести? Лишний это орган. Атавизм советского прошлого, которое Дягиль уже и не застал. Глупости это. Работать нужно. От его работы зависит, сколько человек завтра получат зарплату, успокоил он себя. А бабулькин век дом простоит. В "довоенные" времена строили на века. На то самое, которое теперь атавизм.
   На полдня Владу "аффирмаций" хватило. Но совесть упорно шевелилась в районе солнечного сплетения, обустраивая там гнездо и вызывая чувство беспокойства. И всё же КотоФей, переодевшись после работы и "переобувшись" на Харлей, поехал к дому Киры разыграть свой последний козырь. Постоял под окнами. Развернулся. Погонял по пустеющим улицам. Приехал обратно. Поднялся на этаж. Позвонил в дверь. Постоял у квартиры. Спустился. Стал ждать, вертя в руках шлем. Просто удивительно, как эта "сладкая парочка" его не заметила. Он припарковался не у подъезда, и всё же в зоне видимости. Но они просто не замечали никого вокруг, как тетерева на току, и курлыкали, как голубки. Влад не слышал, но не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться. Чтобы догадаться, какие они идиоты: и он, и Мишель, и Гена. Они-то видели проблему в том, что Кот влюбился в Мышку. Нет, проблема была в том, что он влюбил Мышку в себя. Какой простой и изящный ход, выбивающий шаткую табуреточку из-под ног соперников.
   Влад дал девушке пять минут - после прогулки актуально. Вновь поднялся по лестнице и позвонил в дверь.
   Мышка не успела переодеться. И она не была рада его видеть.
   - Добрый вечер, Владислав Петрович, - произнесла Кира, перегородив вход в квартиру.
   - У меня есть разговор, - спокойно произнес Влад.
   Спокойно. Да он просто молодец просто! Учитывая, как его трясло внутри.
   - Если вы с предложением командировки, сверхурочной работы или еще чего-нибудь в том же духе, то меня не интересует, - четко произнесла она, будто Дягиль был иеговистом или коммивояжером.
   - То, о чем я хочу рассказать, касается и командировки, и сверхурочной работы, и выставки и еще много чего... И главное, Кира - это тебя интересует.
  
   Новикова сидела на кресле, сжимая двумя руками крокодила, - подарок от класса на день рождения, - и не могла поверить. Нет, то, что рассказал Влад, идеально укладывалось в логику событий. Она не могла поверить, что это случилось С НЕЙ. Четыре директора заключили пари на секс с никому не известной, только что принятой на работу девушкой. Ставкой стали большие деньги. Или Харлей. Только Кира не могла понять: Харлей - это дорого за "переспать" с безмозглой курицей или нет? Достаточно ли высоко они оценили акт зоофилии? Новикова вдруг вспомнила, как настойчиво Колчевский отправлял ее "наводить марафет" в тот вечер, когда планировал затащить в постель. Видимо, по-другому у него "вставало". Кира чувствовала себя чернокожей туземкой, которую брезгливый миссионер старательно отмывает в чане, перед тем как "пользовать". Боже, как же стыдно! Вчера она думала: как стыдно, что гендиректор обсуждал выбор ее платья с КиберКотом. Какая она была глупая и наивная. Они обсуждали не просто ее командировку. Они обсуждали ее ВСЁ. Кровь, вместо того, чтобы окрасить щеки, отлила от лица. Но, вроде, никуда не прилила. Наверное, вся вытекла в рану. В огромную душевную рану. И сейчас Новикова грохнется в обморок от внутреннего кровотечения.
   - Так что вы предлагаете? - переспросила Кира, выныривая из личной драмы.
   - Я предлагаю следующее: мы говорим в понедельник, что мы... - пара, - ответил КотоФей, осторожно нащупывая эвфемизм к слову "переспали". - И получаем выигрыш. Кира, это очень много. Просто подумай, сколько всего ты сможешь купить на эти деньги!
   Жаба даже не дернулась от описываемых перспектив. Даже у Жаб есть гордость.
   - А потом?
   Нет, Кира не рассматривала этот вариант всерьез. Ей просто было интересно, что по этому поводу думает коммерческий директор. Тот бесцеремонно сцапал из коробки "воскрешенного" им рыжика и теперь сидел с ним на диване. Котенок завалился на спину и ловил лапами палец финдиректора, в надежде попробовать на зубок. Гермиона настороженно бродила вокруг, подергивая задранным хвостом и раздраженно помявкивая. Жаль, что у нее такая интеллигентная кошка.
   Дягиль пожал плечами:
   - Ты можешь пойти работать ко мне в структуру, - предложил он. - И мы действительно можем... начать встречаться. Без резких движений, - успокоил он напрягшуюся девушку. - Но мы могли бы попробовать.
   Он не шутит? Попробовать - с ним? Свора бешенных кобелей. Это же свора бешенных кобелей, без стыда и без совести. Да в них же просто нет ничего человеческого. Он действительно думает, что Кира будет с ним "встречаться"? И вообще останется там работать? С ними?! У Дягиля не только честь и совесть атрофировалась, но и мозги.
   - А Константин Сергеевич, значит, не "голубой", - скорее констатировала, чем спросила Кира. Иначе какой ему смысл спорить?
   - Кот? Голубой? - заржал Дягиль, будто во всей этой ситуации можно было найти хоть что-то смешное. - Это он тебе сказал?
   Кира помотала головой. Не он. Да и не сказал. Это всё Кирина женская "патологика": сама придумала, сама поверила, сама обиделась.
   Интересно, а когда техдиректор собирался сделать свой решительный шаг? Наверное, сидел вчера у нее дома в предвкушении и с презервативом в кармане, а тут она со своими откровениями про кобелей. Такой облом! Но ведь как благородно он признался: "Они за это заплатят". Как удачненько Новикова ему подарочек привезла. Жаль только, что маска благородного человека оказалась лишь маской.
   - Спасибо за ваше предложение, - произнесла, наконец, Кира, поднимаясь с кресла и забирая котенка. - А вы... идите. Мне нужно... подумать.
   Влад поднялся, обулся и, уже в дверях, развернулся:
   - Кира, это была неудачная шутка с нашей стороны. Злая и непорядочная. Мы просто не подумали. Мне очень жаль, что всё так вышло.
   - Мне тоже жаль, - согласилась хозяйка и закрыла за ним дверь.
   Да, шутка была неудачная. Глаза наполнились влагой. Себя было жаль просто... до слёз. И сильнее всего обидно за то, что она поверила Косте. Несмотря на все ухищрения, никого другого Кира всерьез не восприняла. Потому было противно, но не обидно. А Костя... Как он позволил себя расстрелять на лазертаге из-за расстегнутой блузки. Как заботливо поил кофе с шоколадками. Как выносил ее из лифта после квеста. Как воровал ее попкорн. И как целовал у подъезда. Как это было... правдиво. Прямо на диво правдиво. Однозначно, он выиграл. Ему оставалось сделать всего один шаг. Нет, Кира не будет ждать, когда он соберется его сделать. Она сама решит, где, когда и как отдать ему победу. В конце концов, она, как пострадавшая сторона, тоже нуждается в утешении.
   Новикова написала заявление об увольнении по собственному желанию. Жаба вяло повозмущалась, но Кира ей напомнила, что у Жаб тоже есть гордость, и пупырчатая заткнулась. Отсканированный документ отправился на почту приемной. В понедельник его подпишут, и Новикова будет свободна. Совсем. Она отерла слёзы и направилась в душ. В меру своих способностей воссоздав на голове и лице творение корейских мастериц, надев "трофейное" коктейльное платье (пусть только Ген-директор попробует его стоимость из зарплаты вычесть!) и новые туфли, Кира критично оглядела себя в зеркало. Идеально вышло. Хоть сейчас на похороны. Взгляд наткнулся на баночку коктейля, принесенного Мишелем. Немного для храбрости и блеска в глазах. Новикова откупорила напиток и решительно выхлебала, даже не обращая внимания на вкус. Не для вкуса это, а для дела. За презервативами она решила не заходить. Платье - от Гены, спиртное - от Мишеля, волшебный пендель - от Влада. Всем колхозом, можно сказать, собирали. Должен же Костя хоть что-то вложить?
   Кира шла по пустеющим вечерним улицам. Над головой зажигались фонари. Градус набирал оборот, но в голове Новиковой нет-нет, а проскакивали мысли о том, что она будет делать, когда дойдет до Шефа. С другой стороны, пусть у него болит голова, что с ней делать. Она свое дело сделала - принесла приз. Можно сказать, на блюде. Костя - не мальчик в свои 30+, должен уже знать, как обращаться... с призами.
   Вот и тот самый подъезд. Новикова нажала на кнопочку домофона. По ту сторону раздался собачий лай. Кобель, но не тот. Потом раздался голос Шефа:
   - Кто?
   - Это Кира.
   "... пришла, вам сюрприз принесла", - закончила она про себя. К счастью, дистанционно объяснять, что ей потребовалось в десять часов вечера, не пришлось. Дверь пиликнула. Чтобы не сбивать дыхание (и немного оттянуть момент встречи), Новикова вызвала лифт. Когда он открылся на нужном этаже, Зорин уже стоял в подъезде.
   - Что-то случилось? - озабоченно спросил он.
   Кира кивнула.
   - Можно, я войду? - попросила она.
   Костя молча открыл перед ней двери, пропуская вперед. В коридоре крутился, помахивая мохнатым калачиком хвоста, пес.
   - Атос, место! - строго приказал хозяин.
   Собак торопливо обнюхал ладонь гостьи и понуро поплелся на свою подстилку. Шеф, напротив, подошел к Кира и положил руки ей на плечи.
   - Кира, что произошло?
   Пока ничего. Но Кира надеялась, что произойдет. Потому что от близости Кости (даже без предлога "с"), у нее закружилась голова. Она даже забыла, для чего пришла, потому что забыла обо всём.
   - Ки-ра? - затормошил ее Шеф, и она обняла руками его за шею, поднялась на цыпочки и потянулась к его губам.
  
   Он не сразу, но ответил на поцелуй. Щемящее-нежно. Кира обмякла в его руках и навалилась корпусом на горячую грудь. Или грудью на его горячий корпус? Неважно. Ей было так хорошо сейчас, что мысль о том, что это - всего на один раз, вызвала физическую боль.
   - Кира, ты пьяная? - оторвался от ее губ Костя.
   - Чуть-чуть. Для храбрости, - призналась она и вернулась к поцелую.
   Костя по-прежнему держал ее только за плечи и, несмотря на глубокий поцелуй, вел себя прямо целомудренно. Будто всё же мальчик. Хотя нет. Мальчики так не целуются. У Киры в этой части был кро-хотный опыт, но поцелуй ее однокурсника и Шефа отличались, как земля и небо. В таком соотношении. И всё же Зорину, похоже, придется объяснить, что победа пришла отдаться и домой так просто не уйдет. Новикова провела кончиками пальцев от шеи до живота (мышцы пресса судорожно сократились под ее руками) и запустила ладошки под футболку, касаясь теплой кожи на боках.
   - Кира, - вновь прервал поцелуй Костя, но она продолжила его целовать - скулы, шею, ключицу, выступающую из выреза футболки.
   Гладить - это не то, что ей сейчас хотелось, и она провела по груди ноготками. Не так сильно, как хотелось, но ощутимо. Там, где они соприкасались бедрами, что-то шевельнулось.
   - Ки-ира, - прошептал Костя ей в макушку, охватывая ладонями ее лицо. - Кира, ты же завтра пожалеешь...
   Ну и что? Она уже сегодня жалеет. Чуть-чуть. Пусть всё не так, как хотелось бы. Но завтра не будет и этого. И Кира чуть отстранилась и повела ногтями по животу от ребер к паху. Тонкие домашние штаны не оставляли простора для фантазий о том, что происходило у Зорина к югу волосистой дорожки. Видимо, приняв для себя какое-то решение, Костя вдруг полувыдохнул, полузастонал девушке в волосы и, взявшись руками за ее попу, прижал к себе. И поцеловал совсем по-другому. Словно тайфун обрушился на Киру. Тайфун страсти. Костя приподнял ее на полом, вынуждая обхватить ногами его бедра, и прижал спиной к стене. Он целовал Киру, как сумасшедший. И, на самом деле, было не важно, сколько в этом было игры. Это было так... сильно. Это было... даже просто для того, чтобы узнать, что так действительно бывает, стоило прийти работать в этот рассадник кобелизма.
   Сбоку платья вжикнула молния, но Костя внезапно отстранился, отпуская Киру, и прижался лбом, тяжело дыша. Дает ей шанс передумать. Зачем? Зачем все эти игры в благородство? Может, пора уже закончить? И прекратить эту мучительно-сладкую пытку, которую Кира потом будет вспоминать долгими одинокими вечерами. Она потянула задранное почти до самого "хочу" платье вверх и бросила его на тумбу в прихожей. Если Костя и этого намека не поймет...
   Костя понял. Он поднял ее на руки, отнес в темную спальню и уложил на кровать. Широкую, такую, кровать. Явно рассчитанную не на одинокие вечера. Эта мысль царапнула изнутри. Хотя, боже, какая же глупость сейчас ревновать... Костя бросил свою футболку и со стоном притянул Киру к себе и под себя. Он целовал ее лицо, шею, плечи... Избавив от ставшего лишним бюстгальтера, принялся за грудь. Какая к черту грудь! Кира и так уже была готова на всё и прямо сейчас, она извивалась, раскрыв колени, ловя тем местом, где давно было пора, ту часть, которой там не хватало, но Костя всё медлил... Тогда Кира вновь взяла дело в свои руки. В прямом смысле этого слова, стянув его штаны (и правда, никаких трусов) и проведя рукой по шелковистой коже члена. Костя снова застонал, толкаясь в ее руку. Но не-е-етушки! Не сюда. Она сняла последний бельевой оплот на кровати и притянула Костю к себе.
   - Кира, - почти жалобно прошептал он ей в ухо. - Кира, что ты со мной делаешь... Я так не могу.
   Хрена себе! Не может он. Да это она не может. Кира притянула его за бедра, направляя в себя. Костя выдохнул стоном, погружаясь до самого предела. Выныривая. И вновь погружаясь. И вновь. Заполняя ее не только физически, а просто... всю. Темп ускорялся. Ласки становились всё более отрывистыми, но такими... умопомрачительными. В прямом смысле - сознание Киры перешло в бессознательное состояние, омывая волнами чего-то очень важного, очень нужного, того, чего так и не хватает... ну, еще чуть-чуть... Капельку... И чистейшее наслаждение окатило Киру с головы до ног, заставляя кричать в полный голос. Костя поймал ее крик поцелуем, но практически следом почти до боли сжал ее за бедра, и замер, шумно выдохнув. А потом повалился сверху, обжигая горячим тяжелым дыханием.
   Они лежали молча. Костя - вороша ее волосы. Кира - размышляя о том, что свой вклад в общий колхоз Шеф так и не сделал, и презервативом не воспользовался. Радовало только то, что дни были безопасными, и месячные должны были начаться практически "вчера".
   - Я в ванную, - шепнул Костя и оторвал себя от кровати. Сразу стало холодно и одиноко.
   Однако стоило ему открыть дверь в освещенный коридор, он резко развернулся.
   - Кира, ты... - Шеф смотрел себе на... то самое место и в его голосе слышался такой неприкрытый ужас, что Новикова и сама испугалась. Что она там такого натворила?!
   Она скатилась с постели и чуть не рассмеялась, разрываясь между комизмом ситуации и неловкостью. На постели темнели пятна. Ура, вроде как. Контрацепция окончательно потеряла актуальность. А Костя убежден, что лишил ее невинности. Какая идеальная возможность отомстить. Сыграть на чувстве вины... Кира печально хмыкнула про себя. Она подняла трусики и, проходя мимо Шефа, сказала:
   - Это совсем не то, что вы подумали.
   Новикова подобрала в прихожей сумочку, в которой всегда на случай ядерной войны лежал резервный пакетик, и направилась в ванную. Справившись с одной критической ситуацией, она пошла создавать другую. По дороге кстати нашлось платье, так что Кира вернулась в спальню во всеоружии.
   - Мне очень неловко, что так вышло с вашей простыней, Константин Сергеевич, - как можно нейтральнее произнесла она, - но кровь отстирывается. В крайнем случае, купите новый комплект. На выигранные средства.
   Костя - всё еще без белья и прикрытый лишь покрывалом, - резко подскочил.
   - А ну-ка еще раз, - велел он.
   - Зачем? Я всё знаю. Влад мне рассказал про ваш спор.
   Костя рассмеялся сдавленным смехом и помотал головой.
   - Вот гаденыш. Значит, он тебе всё рассказал про спор?
   Кира кивнула.
   - И ты пришла ко мне такая красивая, чтобы назло кондуктору пойти пешком, в смысле, отдать мне приз, чтобы я подавился?
   Кира кивнула, но потом поняла, что где-то ее накалывают (и совершенно точно подкалывают - везде) и, поправившись, пожала плечами.
   - Ты сама своим умищем дошла до такого гениального решения, или этот засранец тебе его подсказал?
   Блин. В мечтах Киры, после откровения о споре Костя должен был пасть в судорогах от чувства вины. Нужно было всё же не признаваться, что у нее банально месячные начались...
   - Кира, я фигею с твоей патологики, - Шеф опустил взгляд себе на голые коленки и помотал головой. - Я ставил на то, что ты ни с кем, - НИ С КЕМ, - не переспишь. И минут двадцать назад от своего выигрыша отказался.
   Новикова смотрела на эту ухмыляющуюся физиономию и понимала, что ничего не понимала.
   - Сядь, - велел Шеф, хлопая рукой по постели рядом с собой.
   - Я вам не собака, - отбрехалась Кира.
   - Это я вижу. Пес у меня - существо разумное, - хохотнул он. - Садись. Ты же не думаешь, что я тебя теперь так просто отпущу.
   Кире стало страшновато за последствия, но она всё же села. На самый краешек кровати.
   - Вообще-то, да. Я так и думаю, - призналась Кира.
   - Ха-ха.
   Костя стремительным броском подхватил ее на руки и завалил на постель, головой на подушку.
   - Раз уж я остался без выигрыша, ты теперь будешь отрабатывать его натурой, - нависая сверху, заявил Шеф.
   Ниже пояса, где сегодня уже не грозило ничего отрабатывать, сладко заныло. Но тут Жаба вернула Кире подачу про гордость. Новикова собралась решительно возразить, но Костя продолжил:
   - Ну, там, постельное белье стирать. В квартире убираться. Еду готовить.
   С каждым новым словом внутри Новиковой растекалась ярость, грозя вот-вот прорваться извержением вулкана.
   - Детей рожать, - продолжал гад. - Что там еще жены делают?
   - Какие жены? - не поняла Кира, и вулкан внутри сдулся, как надувной шарик.
   - Какие-какие? Законные.
   - Ты меня замуж после этого зовешь? - не поверила Новикова. Это совершенно точно шутка. Очередная глупая, жестокая шутка.
   - А что я должен после это сделать, интересно? - полюбопытствовал Костя и быстро чмокнул ее в губы.
   - Предложить поделиться выигрышем, - Кира поерзала под нехилой тушкой начальника.
   Тот рассмеялся в полный голос.
   - Кира, нет выигрыша. Нет. Так что придется замуж.
   Последнее предложение он произнес совершенно серьезно. И даже сурово и строго.
   - Ты бессердечный тиран, - выпалила на это Новикова.
   - Ну, да. Я - бессердечный тиран. А у тебя - патологика. Нам обоим придется с чем-то мириться. В семьях, я слышал, так обычно и бывает.
   Он откатился набок и подпер голову ладонью.
   - Костя, ты действительно? Серьезно?
   - Я действительно и серьезно. Разумеется, я планировал сказать это при других обстоятельствах, и не так... скоропостижно. Но ты у нас такая вся внезапная... Такая противоречивая. Так что сама виновата.
   Как это по-мужски - свалить всю вину на слабую и беззащитную девушку. Но в душе, где еще недавно ныла рана, появилась слабая, но надежда. Кстати, о ране.
   - Я, между прочим, заявление на увольнение написала, - сообщила Кира.
   - Это хорошо, - одобрил Шеф, и Новикова с трудом удержалась от того, чтобы ему не врезать. Она резко села, но Костя прижал ее рукой к постели.
   - Лежать, - велел он. - Эти козлы пообещали, что если ты в конце концов напишешь заявление об увольнении, будут все втроем уговаривать тебя остаться. Выигрыш я не получу, но хоть на моральную компенсацию могу рассчитывать?
   - То есть меня не уволят? - уже более спокойно спросила Кира, хотя Жаба внутри скакала от счастья.
   - Не знаю. Сама будешь решать. Если очень сильно не захочешь работать у нас, найдем тебе другую работу, - легко сказал Костя. - А потом - декрет, дети... - говорил он, глядя в окно на луну и улыбаясь ей, как старой знакомой. - Какая работа?
   Новикова не могла поверить. В очередной раз за день она не могла поверить в происходящее. Она лежит в постели с Костей и обсуждает... детей. Семью. Сюрреализм какой-то.
   - Вообще-то, у меня кошка, - напомнила Кира.
   - Прокормим, - убежденно ответил Шеф.
   - И котята.
   - Воспитаем.
   - И Жаба, - выложила Новикова последний, самый убойный аргумент.
   - Где?! - чуть не подскочил Костя.
   Кира глубоко вздохнула.
   - В душе.
   Шеф - или будущего мужа - тьфу-тьфу-тьфу! - так нельзя называть? - звонко рассмеялся.
   - Так ты у меня лягушка-царевна наоборот? То есть в душе зеленая и пупырчатая?
   - Ты меня не любишь, - вырвалось у Новиковой.
   - Я тебя люблю, - возразил Костя. - Любую люблю. И зеленую, и пупырчатую.
  
   Теперь же, друзья мои, оставим наших романтичных героев в покое. Ведь они заслужили покой? Пусть они встречают свой рассвет, гуляют под цветущими вишнями и слушают музыку Шуберта.
   А нам с вами нужно заглянуть еще к трем героям нашей сказки...
  
   Эпилог N1.
  
   Когда Влад покидал квартиру Мышки, он уже твердо знал, каким будет ее категорическое "нет" на его предложение. Но он, по крайней мере, попытался. Не мог КотоФей сдаться просто так. Правда, комдиректор не ожидал, что девчонка воспримет всё настолько болезненно. Собственно, он и не видел особых проблем в идиотском пари до этого вечера. Он жалел о своей ставке. О своей несдержанности, из-за которой его взяли на понт, как прыщавого подростка. О своем позоре в глазах мужиков. Но только увидев, как жизнерадостная, цветущая Кира буквально на глазах превратилась в бледное привидение, понял, что у пари была еще одна пострадавшая сторона. Мышку не заинтересовали деньги. Не заинтересовал Влад. Она была раздавлена новостью, как бетонной плитой. Какой может быть интерес, когда все усилия направлены на то, чтобы соскрести себя с асфальта? В какой-то момент Дягиль испугался, что она, чего доброго, покончит с собой. Он сидел на мотоцикле, пялясь на окна Киры. Потом в них начал гаснуть свет. Ведь люди, которые планируют распрощаться с жизнью, не будут заботиться об экономии электроэнергии? Влад облегченно выдохнул и рванул домой.
   Действия на случай проигрыша он уже продумал. И даже выставил автомобиль на продажу. Чем бы ни окончилась авантюра с Мышкой, выпендрежный агрегат стал Влада раздражать. Пока тепло, на работу можно гонять на мотоцикле. А для холодов он возьмет что-нибудь попроще и экономнее в расходе. И сейчас у него на уме было другое.
   Субботнее утро Дягиля началось, вопреки обыкновению, по звонку будильника. Он встал в девять. Принял душ. Натянул видавшие виды джинсы, футболку, кожанку и отправился за байком. Солнышко и голубое небо обещали успех его затее. Нужный адрес он нашел на карте заранее. Он припарковался у калитки и огляделся. Домик на вид и вправду был крепок, но побит временем, как цигейковая шуба - молью. Шифер на крыше видал свои лучшие дни в прошлом веке. Бревна прорезаны повдоль морщинами-трещинами. Голубая краска выгорела. И лишь резные наличники радовали глаз свежей побелкой. Влад знал, что полы и потолок совсем прогнили от старости. В замене нуждалась обкладка цоколя, также отбитого беленой доской с резьбой. Но если уж честно, домик стоило бы утеплить по всей высоте. Но это вопрос обсуждаемый.
   Цепной кобель ростом с хорошую овчарку хрипло облаял незваного гостя. На крылечко выглянула хозяйка. Следом за ней - мужик лет под сорок.
   - Здравствуйте, Марфа Петровна, - произнес Влад вежливо, насколько это было возможно сквозь собачий лай.
   Бабулька встала, сложив руки на груди. Ее взгляд резал насквозь, как боевой лазер, да только нынче Дягиль здесь с честными намерениями. И чистыми руками. Пока.
   - В общем, у меня для вас хорошая новость. Может, впустите? Мне вашего кобеля не перебрехать.
   Мужик цыкнул на пса и отворил калитку.
   - Владислав, коммерческий директор "Своей крыши", - протянул КотоФей руку.
   - Глеб, внук Марфы Ивановны, - без особого радушия пожал ее мужик.
   - Марфа Ивановна, - без долгих предисловий начал Влад. - Мы нашли решение вашей проблемы. Только давайте так: материалы - ваши. Руки - наши.
   - Что, прямо так вот задаром? - недоверчиво прищурилась бабулька.
   - Ну, не совсем "задаром", - признался Дягиль, и на бабулькином лице мелькнуло удовлетворение. - Еда для "рук" тоже на вас. Ничего сверхъестественного не нужно. Рога с тушенкой устроят.
   - Рук-то много будет? - с ехидцей поинтересовалась Марфа-варяжница.
   - Человек восемь должны подъехать.
   Словно в подтверждение его слов, на улице послышался рокот мотоциклетного движка. Влад и сам не ожидал, что среди братьев-байкеров идея вызовет такой ажиотаж. Похоже, не он один маялся от безделья и бессмысленности бытия. А восемь мужиков, у которых руки растут из нужного места, - это сила. Да и доверял им Влад поболе, чем бригадам. Тот, кто вызвался помочь добровольно, халтурить не станет.
   Бабулька поглядывала на Дягиля скептически.
   - Мы, правда, только по выходным сможем. Но, думаю, к холодам успеем, - заверил он. - В крайнем случае, что-нибудь придумаю. Глеб, - он обратился к внуку и полез во внутренний карман куртки, и вынул сложенный вчетверо лист. - Здесь то, что потребуется для ремонта. То, что жирным, - нужно взять сразу, остальное - по мере надобности. Вот, держите, - он вынул из портмоне платиновую дисконтную карту крупнейшего магазина стройтоваров. - Только, чур, вернуть без единой царапины, - пригрозил Влад.
   Глеб обеспокоено глянул на бабульку.
   - Да не бойся, не обидим мы Марфу Петровну. У нас и полицейский есть. Настоящий. Не оборотень в погонах. И даже врач скорой помощи, - заверил КотоФей.
   - Па, да не бойся ты, в самом деле. - На крылечке появилось новое действующее лицо.
   Лицо было округлое и усыпанное веснушками. С огромными серыми глазищами и длинными рыжими ресницами. Такими же рыжими, как длиннющая, до самой талии, коса толщиной в запястье, которую появившаяся правнучка бабульки теребила в руках. На девчуле была свободная туника, облегающая задорно торчащую вперед "тройку", заметную талию и нижние "девяносто", которые были больше девяноста, но Владу нравилось, чтобы было за что подержаться. Ноги облегали простенькие черные леггинсы. Стройные, длинные ноги.
   - А если что, я его поленом по колену, - продолжила девица, откидывая косу за спину.
   Влад поднял взгляд к ее лицу.
   - А это что за пигалица? - повернулся он к Глебу.
   - Настасья, веди себя прилично, - пробубнила бабулька тоном, из которого становилось ясно, что пигалица эти слова слышит каждый день, и не по разу.
   - Дочь моя, - печально признался Глеб. - Наказанье за былые прегрешения. А вы того, поосторожнее. Она и вправду может.... Поленом по колену.
   У калитки тормозили байки и слышались хлопки по рукам и мужские голоса. Рыжая потянулась туда взглядом. Ишь, чего! Он ее первым заметил.
   - Слышь, пигалица, - заговорил Влад таинственным голосом. - Если будешь вести себя хорошо, я тебе котенка подарю.
   - Какого котенка? - внимание девушки целиком и полностью вернулось к КотоФею.
   - Такого же рыжего, как ты, - сообщил он, и добавил по секрету: - Я его от смерти спас!
   В глазах рыжей загорелся искренний интерес. Вот дуреха!
   Влад расправил плечи. Он свои счета оплатил и закрыл. Самое время начать жизнь с чистого листа.
  
   Эпилог N2.
  
   Мишель прожил последнюю неделю как в тумане. Как в бреду. Особняком в этом сне стояла встреча с Кирой-Мышкой. Встреча с нею - знакомство в принципе - сыграла роль кадмиевого стержня, запустившего цепную реакцию в потухшем реакторе его жизни. Как он жил те десять лет, которые прошли со времен болезненной влюбленности юного ретривира в бессердечную преподшу-очкарика? Муза отвернулась от него, лишив благословения. Или он отвернулся от Музы, что напоминала ему о волшебных днях. Он работал, встречался с женщинами, строил свой дом по собственному проекту. И был вполне доволен. А что до счастья... Счастье придумали идиоты. Для того чтобы объяснять глупое выражение на лице.
   Но появился кадмиевый стержень - и всё вокруг изменилось. Муза пнула непослушного ретирвера под хвост, всунула ему кисть в зубы и отправила на подвиги во славу искусства. Рисуя - и рисуясь - в кабинетике КиберКота, Мишель впервые за последние десять лет ощутил, как за спиной шевельнулись крылья. Пусть еще не в полную силу, так - чуть-чуть. Но они там были. Вначале Воронцов посчитал это глупостью. Крылья тоже придумали идиоты. Чтобы объяснять, почему они (идиоты) плюхаются носом в асфальт. Но нет. С каждым разом крылья за плечами шуршали всё настойчивее, и вскоре игнорировать их наличие стало невозможно. Это случилось на выставке.
   В ожидании встречи Мишель волновался, как безусый юнец. Кого он увидит? Воронцов боялся разочарования. Но где-то в глубине души хотел нанести ей такой же сокрушительный удар, какой когда-то Ирина нанесла ему. Пусть посмотрит, от кого она тогда отказалась. Вот он какой стал!
   Только оказалось, что его безумная мечта, недостижимая, проклятая звезда всё это время жила припеваючи! Да бог с ней, пусть бы жила, как хотела. Разве Воронцов - ей враг? Он никогда не желал ей плохого. Просто хотел немного отомстить. Но в итоге сам пропустил удар. Удар, который нанесла ему Ирина, пришелся ниже пояса. Во всех смыслах. Словно не было никаких десяти лет в разлуке. Он снова юный и пьяный и хочет ее до одурения. До безумия. До красных лунок от ногтей на ладонях. Вот тут-то подлые крылья развернулись во весь размах. И понесли его... Ох, куда бы они его занесли, если бы не Кира. Страшно подумать. С трудом пережив похмелье прошлых выходных, Мишель всё ждал, когда его отпустит. Но крылья не собирались сдаваться.
   Он надеялся, что соблазнение Мышки-Киры опустит его на землю. И ведь почти удалось. Почти! Однако в споре, как спорте или сексе - "почти" не считается. Кадмий - он пластичный и ковкий. Кажется, еще чуть-чуть, и ты прогнешь его под себя. Но в тот момент, пока ты его прогибаешь, он тебя отравляет. Кира, в отличие от презренного металла, отравляла глупой, идиотской романтикой. Пусть Гена строит свои планы по захвату мира. Кадмиевый стержень - он, прежде всего, стержень. Так что - удачи! Даже интересно посмотреть, во что Ген-директор превратится после того, как получит от Мышки свою порцию яда.
   Выходя от Киры, Мишель знал, что проиграл с-Котское пари. Проиграл окончательно и бесповоротно. Кира права. Нужно набраться смелости и заплатить ту цену, которую требует судьба. Нужно набраться смелости и признаться самому себе, что юношеская влюбленность никуда не делась. Его чувства не изменились. Изменился он сам. Цепная реакция оторвала у ретривера пушистый хвост, содрала с него шерсть и расшвыряла ее клочья по болотам. Сколько можно быть кобелем? Пора становиться человеком.
  
   Миша с трудом дождался субботы. После работы он объездил художественные магазины в поисках мольберта, бумаги, кистей и красок. Он точно знал, куда поедет. В пятницу он лег спать пораньше, чтобы проснуться затемно и успеть добраться туда, где над рекой самые красивые рассветы. Туда, где стрекочут кузнечики, и ветер качает полевые цветы.
   В предрассветной мгле Воронцов поставил мольберт, надел наушники с любимой музыкой и погрузился в то самое блаженное состояние, которое знал десять лет назад. Крылья шуршали за спиной, взмахивая в такт классике.
  
   Наверное, поэтому он не услышал, как неподалеку от его автомобиля остановился другой - маленькая розовая "божья коровка", из класса "бешенных табуреток", с хитрым тюнингом на капоте. Из нее вышла миниатюрная брюнетка. Ветер развивал ее кудряшки. А на носу у нее сидели очки в изящной оправе. Брюнетка счастливо улыбалась, глядя на взъерошенную шевелюру высокого блондина, в чьи предки чудом затесался эльф. Или фэйри. Блондина, так давно потерянного. Так болезненно оплаканного. Так случайно обретенного. Он снова пришел к ней. Но теперь она - другая. И теперь она его не отпустит.
  
   Эпилог N3.
  
   В утро вылета из Сеула Гена действительно чувствовал себя не очень. Снова оказавшись за закрытой дверью, - причем, снаружи, а не внутри, - он испытал сложное чувство. Пожалуй, существовало слово, которое могло описать всю гамму, но слово это было нецензурное. Впрочем, нецензурных слов на языке у Колчевского крутилось много. Одно нецензурнее другого. Они свивались в многомерные конструкции, характеризуя Мышку, Гену, пари, Влада с Мишелем, что его начали, и ситуацию в целом. И над всем этим сложнозавернутым, забористо-непечатным безобразием, словно вишенка на торте, висело То Самое Слово. И это был не просто Он. Это был Эпический Он.
   Колчевский, как человек склонный к анализу, сквозь алкогольные пары соджу, залакированные двойной порцией виски, пытался понять, где он допустил ошибку. Внезапно проснувшееся творческое начало рифмовало слово "везде" с истинной причиной Эпического Того, что рифмовалось со словом "конец". В ней-то Гена и ошибся. А ведь здравый смысл и жизненный опыт в лице Деда Мороза недвусмысленно на это намекали. Тогда что заставило Гену упереться рогом в этом чертовом пари? У крокодилов и рогов-то нет. У козлов, правда, есть. Но эта мысль Колчевскому не нравилась. Единственное, что в этой ситуации ему нравилось, было виски. Осознав своим аналитическим умом, что еще чуть-чуть, и ночевать он останется прямо в баре, лицом в стойку, Гена сделал ручкой бармену и, пошатываясь, направился в номер. Колчевского хватило на то, чтобы расстегнуть верхнюю пуговицу рубашки, снять галстук и почему-то носки. Во всем остальном он завалился на кровать. Соджи и виски до краев заполнили цистерну быстрого погружения, и Гена ушел в сон, словно под воду.
   Во сне - впервые со времени гибели - Гена увидел отца. Они сидели на берегу речки и удили рыбу. Папа курил. Гена не мог понять, почему отец курит. Ведь на подлодке с куревом проблемы. В "курилку" - определенным образом оборудованный отсек, - по словам отца, очередь с утра занимали. А отец отвечал, что зато когда лодка всплывает, накуриться - это как с женщиной. И даже немного лучше. Гена тогда уже представлял, что такое "с женщиной". В общем виде. Но курить он начал раньше. Когда в один момент отца не стало. Гена не мог ему простить то, что он обменял их: его, маму, Пашку, - на море. Неужели оно было отцу дороже, чем он, Генка? Гена старался изо всех сил, чтобы папа им гордился. И тогда. И потом. Словно пытаясь доказать призраку, как тот был не прав.
   И теперь папа сидел рядом, курил и удил рыбу. Сидел рядом, но не смотрел на сына. И Гена понимал, что отцу стыдно. Что отец никогда - никогда от слова "совсем" - никогда бы не позволил себе поспорить на женщину. В его вселенной просто не существовало такого понятия. Да, отец оставил семью ради любимой работы, дела, которым гордился. Но всякий раз, уходя в море, он возвращался. Возвращался для того, чтобы отдать себя любимой жене и горячо любимым детям. У Генки никогда не было сомнений в том, что папа его любит. Пока однажды отец не остался там навсегда. Не по своей вине. Из-за трагической случайности. А Гена? Чем Гена может оправдать свой уход из жизни Антохи? Марта - не мама, конечно. Но Тоха-то чем провинился? Разве он виноват, что дедушка отдал свою жизнь морю, а не сыну?..
   И тут отец повернул голову к сыну и потрепал его по плечу. Мол, ничего. Прорвемся...
   Гена проснулся от непривычного ощущения. В глазах щипало. Он сидел на кровати, а по щекам неумолимо текли слезы. Оплакивая отца. Впервые с его ухода. Оплакивая того далекого, брошенного Генку. Оплакивая преданного сына. Это неправда, что настоящие мужчины не плачут. Плачут. Только тогда, когда этого никто не видит. И если им повезет. Вместе со слезами приходило понимание, что, черт подери, Кира права. Он слишком долго был в автономном плавании. Пора возвращаться.
   Это смутное чувство осознания было таким хрупким, что Колчевский не был способен к общению. Он и думать особо не мог. Просто погрузился в это чувство прощания и прощения. Отца, себя, Тохи. В пятницу, вместо того, чтобы поехать на работу, он отправился на кладбище. Все, погибшие в результате того несчастного случая, были захоронены рядом. Над портретами, строчками и цифрами нависал силуэт подлодки. Гена уложил на гранитную плиту гвоздики и молча попросил прощения. За то, что не понимал. За всё, в чем не оправдал надежд. Вдалеке, в часовне, раздался мелодичный перезвон колоколов. И Колчевский посчитал это ответом.
   Потом он заехал к матери. И они тихо посидели у фотографии папы. Мама крепко обняла Гену перед уходом, и на душе стало легче. Потом он поехал в магазин и купил там пару крепких удочек. Предлагали еще всякие активаторы клёва и феромоновые приманки. Наверное, так эффективнее. Но в памяти Гены рыбалка осталась честным поединком между рыбой и рыбаком. Он сгонял к матери на дачу и накопал червей. Осталась сущая ерунда. Ведь ерунда?
   Колчевский набрался смелости лишь часов в десять вечера. Потом каждые полминуты проверял, не прослушал ли Антон сообщение. А потом еще полчаса ждал его решения. Не в силах ждать дальше, позвонил.
   - Привет, - произнес в трубку Гена, когда сын ответил. - Тох, мне тут моча в голову ударила. Захотел тряхнуть стариной и съездить на рыбалку. Поедешь со мной?
   Целую вечность с той стороны глушила тишина. А потом Антон ответил:
   - Хорошо. А во сколько?
   Дальше было проще. Легко обсуждать детали, когда решен главный вопрос. И Гена думал о том, что он потерял отца в пятнадцать. А Антон его нашел. Не поздновато ли? С другой стороны, ведь жизнь сначала не переживешь... Будем жить с тем, что есть.
  
   *****
  
   Утреннее солнце золотит рыжую косу девушки Настасьи, что украдкой с восхищением поглядывала на деловитого мужчину, который представился Владиславом. Он, конечно, значительно старше. Зато вон как его все слушаются. Даже у Настасьи на минутку возникло такое желание.
   Золотые лучи согревают красивую пару на берегу реки: высокого блондина с голубыми глазами и изящную миловидную брюнетку в очках. Они сидят прямо на траве и болтают, болтают, болтают... Им так много нужно рассказать друг другу. Они потеряли целых десять лет. Но за эти десять лет они нашли себя. И поэтому теперь не потеряют друг друга.
   На другой реке сидит другая пара. Высокий худощавый мужчина, в чьих волосах перемешались соль и перец, и такой же высокий, похожий на оглоблю, парнишка, который внезапно, за одно лето догнал отца. Он сосредоточенно наблюдает за поплавком, а отец одобрительно похлопывает его по плечу.
   Утреннее солнце заглядывает в окно квартиры, на стене которой в деревянной рамке висит карандашный набросок одного неизвестного широкой публике художника. На этом рисунке изображена девушка, которая прямо сейчас спит на кровати напротив. Девушку обнимает мужчина с непроницаемым выражением лица. Кто его знает, о чем он думает... Но, сдается мне, о чем бы он ни думал, он сделает всё, что в его силах, чтобы сделать девушку счастливой.
  
   Вы скажете, что так не бывает. Что это всё - сказка. А знаете, что я вам на это отвечу?
   В ЖИЗНИ БЫВАЕТ И НЕ ТАКОЕ!
  
  
   Послесловие автора
  
   Сказка ложь, да в ней намек, красным девицам - урок.
  
   АВТОР КАТЕГОРИЧЕСКИ ПРОТИВ РАЗМЕЩЕНИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ИЛИ ЕГО ЧАСТЕЙ НА СТОРОННИХ РЕСУРСАХ.
  

Оценка: 8.69*98  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) М.Олав "Мгновения до бури. Выбор Леди"(Боевое фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"